Бойко-Рыбникова Клавдия Алексеевна: другие произведения.

Наследство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нешуточные страсти разгораются вокруг наследства скончавшегося скоропостижно владельца крупной страховой компании

   НАСЛЕДСТВО
   Клавдия Бойко-Рыбникова
  
   Кира, возвращаясь из отпуска, окончание которого пришлось на начало сентября месяца, села в поезд поздно ночью. Купе, обозначенное в билете, было на удивление свободно от пассажиров. Это обстоятельство ее порадовало, потому что она не любила доставлять ехавшим пассажирам беспокойство своим ночным появлением. Поместив свой нехитрый багаж в ящик под полкой, она дождалась проводницы с бельем, затем достала со второй полки матрац, развернула его и увидела зеленую папку с прикрепленной к ней запиской: "Уважаемый пассажир! Кто бы ты не был, помоги доставить эту папку по адресу в Москве". Далее следовал адрес. Недоумевая, что бы это могло значить, она раскрыла папку и попыталась бегло просмотреть ее содержимое. Свет в купе был тусклым, и она решила отложить знакомство с документами до утра. Только она успела убрать папку, как ее внимание привлекли голоса в коридоре: грубый мужской голос и робкий проводницы. Мужчина вопрошал:
  - В каком купе ехал этот парень? На какой станции он вышел? Какие вещи у него были? Во что он был одет? С кем из пассажиров общался?
   А проводница отвечала:
  - Вот в этом купе и на этом месте. Прошу вас, ведите себя тише, пассажиры спят. А что случилось? Что сделал этот пассажир? По-моему, из вещей у него был небольшой чемоданчик, с которым он не расставался. А вот, на какой станции он вышел, я не заметила. Билет у него был до Москвы, и я думала, что он спокойно спит в своем купе. Ни с кем из пассажиров он, по-моему, не общался.
  - А вот это мы сейчас проверим.
  И мужчина стал открывать каждое купе и всем пассажирам задавать интересующие его вопросы. Дошла очередь и до Кириного купе. Она с тревогой ожидала появления незнакомца, но проводница сказала:
  - Эта девушка только что села. Она едет одна, и мужчину, которого вы ищете, она не могла видеть.
  Кира закрыла глаза и притворилась спящей. Дверь распахнулась, и она сквозь ресницы увидела силуэт высокого крепкого мужчины, который пристально посмотрел на нее и нехотя закрыл дверь. Кира с облегчением перевела дух. В какую передрягу ее вовлек незнакомец? Может, стоит отдать мужчине, опрашивающему всех пассажиров, эту папку? А вдруг тем самым она будет способствовать неведомому преступлению? Нет, папку отдавать нельзя, решила Кира и постаралась уснуть. Но сон не шел к ней. Она лежала и раздумывала, как ей поступить. Относить папку по указанному в записке адресу было страшно. А вдруг там ждет ее засада? Что натворил тот человек, которого ищут, и почему он рискнул оставить папку на неизвестных пассажиров? Наверно, в папке лежат важные документы, иначе не было бы такого шума. Приняв решение не относить папку, пока она не ознакомится подробно с ее содержимым, Кира уснула.
   Она не слышала того, что происходило в купе проводницы после того, как весь вагон был проверен, и молодой человек не был найден. Тот мужчина, что устроил незаконную проверку, был страшно разгневан и возбужден. Глаза его сверкали, а рот изрыгал проклятия. Бедная женщина в испуге забилась в угол и в свое оправдание лепетала:
  - Поймите, я не могу уследить за всеми пассажирами. Откуда я могла знать, что за этим пассажиром нужно было следить? Я даже не помню, на какой станции он вышел. А что он натворил?
  - Не твоего ума дело! Держи язык за зубами, поняла? Если ты нам понадобишься, мы тебя найдем.
  - А зачем я вам могу понадобиться? Я же ничего не знаю больше того, что уже сказала вам. Я даже этого молодого человека толком не запомнила.
  - На, держи фотографию и мою карточку с телефонами! И если увидишь его, где бы это не было, звони немедленно, поняла?
  - Поняла. Все сделаю, как говорите. Поторопитесь, а то поезд через пять минут отправится. До свиданья!
  Когда мужчина с сопровождавшими его "держимордами" вышел из вагона, проводница перевела дух и только тут посмотрела на оставленную карточку. В ней было вытиснено на черном фоне золотыми буквами "Трунев Георгий Сергеевич", заместитель генерального директора известной страховой московской фирмы.
  - Ишь ты, какой грозный!
  Она вышла с желтым флажком к выходу и вовремя. Поезд плавно тронулся, и перрон стал "убегать" назад. Трунев и его спутники все еще стояли на платформе и о чем-то горячо говорили. Проводница перекрестилась, со вздохом закрыла дверь и вошла в вагон.
   Москва встретила Киру утренней прохладой и разноголосым шумом. Слегка поежившись и прощально кивнув проводнице, девушка ступила на перрон, но потом любопытство взяло верх, и она решила поговорить с той о ночном происшествии. Дождавшись, когда последний пассажир вышел из вагона, она спросила проводницу:
  - Что за шум был ночью? Что-то случилось? Я уже засыпала, когда в дверях появился незнакомый мужчина. Я так испугалась, и потом долго не могла уснуть.
  Проводница пугливо оглянулась по сторонам, а потом поманила Киру в вагон. Чувствовалось, что ей страшно хочется поделиться своими переживаниями. Закрыв дверь купе, она зашептала трагическим шепотом:
  - Ой, я столько страху натерпелась, что жуть! Этот дядька, что устроил ночной шмон, на вид - настоящий бандит. А рядом с ним - просто отпетые головорезы! Они искали молодого человека, а тот за остановку перед этим вышел прогуляться по перрону, да так и не вернулся.
  - А что собой представлял этот молодой человек?
  - Вполне приличный и ужасно молоденький. Он все озирался по сторонам. Народу в купейном вагоне было немного, и я его запомнила, потому что он сразу, как вошел в купе, закрылся ото всех. А дядька всем пассажирам совал его фотографию, а те спросонок ничего не понимали. Я думала, что он от злости лопнет. Не найдя молодого человека, в сердцах бросил мне его фотографию и вышел. А я взяла фотографию. Что же она будет валяться на полу? Если бы вы видели этого дядьку, как он смотрел на всех и ругался, что упустил "сучонка". Меня до сих пор в дрожь бросает, как его вспомню.
  - А вы не покажете мне фотографию? - спросила Кира.
  - Сейчас, сейчас, - засуетилась проводница. - Ой, мы поехали в тупик, теперь вам далеко будет идти до вокзала. Вот, смотрите!
  Кира взяла фотографию и на замечание проводницы сказала:
  - Ничего страшного. С утра полезно прогуляться. Правда, приличный молодой человек.
  С фотографии на нее смотрел юноша, почти мальчик с огромными печальными глазами, который смутно ей кого-то напомнил, но кого, она так и не поняла.
  - Вы позволите мне взять эту фотографию с собой?
  - Пожалуйста, мне не жалко. На что она мне?
   У Киры оставалось еще десять дней до окончания отпуска, которые она планировала первоначально провести с родителями на даче. Но случай в вагоне изменил ее планы. Она позвонила родителям, сообщила о своем приезде и о том, что у нее в городе дела, и она в ближайшие дни приехать не сможет. Затем она прошла в душ, с удовольствием смыла с себя "дорожную пыль", после чего решила предварительно выспаться и только потом просмотреть содержимое папки. В папке оказались учредительные документы известного страхового общества на имя Трунева Петра Сергеевича, его завещательное распоряжение в пользу дочери Труневой Эмилии Петровны и сына от первого брака Якушева Глеба Всеволодовича, согласно которому все движимое и недвижимое имущество после его смерти делилось на две равные части. Доля, причитающаяся Эмилии, отходила ей после достижения 18-летнего возраста, а до той поры опекуном ее назначался старший сын Петра Сергеевича - Глеб Всеволодович. Кроме того, завещанием назначалась приличная ежемесячная выплата Труневу Георгию Сергеевичу до тех пор, пока живы Глеб и Эмилия. В случае их смерти все имущество передавалось государству, а выплаты Георгию Сергеевичу прекращались. В папке содержались многочисленные свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество в виде квартир, домов, расположенных, как на территории России, так и за ее пределами. А еще в папке было свидетельство о смерти господина Трунева, которая состоялась три месяца тому назад и свидетельство о рождении Эмилии. Восемнадцать лет ей должно было исполниться через год и два месяца. Кира смотрела на бумаги и понимала, что оставить папку в вагоне молодого человека вынудили какие-то серьезные обстоятельства и что хранить эту папку у себя небезопасно. Она решила положить ее в банковскую ячейку и постараться выяснить по указанному в записке адресу, кто там живет, и может ли она передать папку этим людям. А еще она решила по Интернету ознакомиться со страховым обществом, принадлежащим Труневу. Сказано - сделано. Оставив папку в банке, она проехала к ближайшему Интернет-клубу. Оказывается, страховое общество имело разветвленную сеть филиалов и в стране, и за рубежом. Кира с интересом прочитала имеющуюся информацию и даже сделала для себя небольшие выписки.
   Трунев Георгий Сергеевич вернулся в Москву в гневливом настроении. Немного отдохнув, он собрал своих помощников в кабинете, и они стали решать, как быстрее найти Глеба.
  - Что за спешность, Георгий Сергеевич? Наверняка мальчик вернется домой. Кстати, можно в личном деле посмотреть адрес его проживания. Наверно, он жил не один. Возможно, мы сумеем сравнительно быстро узнать, где Глеб может быть. А что он натворил? - спросил пожилой мужчина, который сидел несколько в стороне и поигрывал металлическим портсигаром.
  - Он, Борис Анатольевич, во-первых, похитил мою племянницу Эмилию и где-то ее прячет. А, во-вторых, он, похоже, похитил и папку с документами из сейфа. Дело в том, что ни на работе в сейфе, ни дома этой папки нет, а в ней содержатся все документы. Нужно найти и этого "сучонка", и папку. В общем, ты, Геннадий, возьми двух расторопных ребят и отправляйтесь домой к Глебу. Адрес возьми в отделе кадров. Нужно установить круглосуточное дежурство во дворе и в квартире, а заодно прощупать, с кем он живет и где может быть
  Геннадий - коренастый мужчина довольно свирепого вида незамедлительно откликнулся:
  - Хорошо, шеф, все понял, сделаем!
  - А скажите, Борис Анатольевич, что бы вы сделали на моем месте? - спросил Трунев.
  - Прежде я хотел бы знать, как вы вышли на Глеба и как его потеряли.
  - Мы связались через наших людей в органах со всеми авиа- и железнодорожными кассами и выяснили, из какого пункта Глеб выехал в Москву. Самолетом не составило труда прибыть на станцию, где поезд стоит длительное время. Но Глеба в вагоне не оказалось, и никто не мог сказать, где он вышел. Что теперь делать, ума не приложу, но мне нужны этот мальчишка и папка, а еще надо найти Эмилию. У кого из них папка с документами, не знаю, но, похоже, все же она была у Глеба. По крайней мере, несколько пассажиров показали ее наличие у мальчишки.
  - А не мог ли Глеб передать папку кому-нибудь из пассажиров?
  - А зачем? Не думаю, хотя ничего исключать нельзя. Так что вы все же об этом думаете?
  - Неплохо бы еще раз проверить правдивость показаний пассажиров. Сколько человек в вагоне ехали до Москвы?
  - Не знаю.
  - Когда поезд приходит в Москву?
  - Думаю, что сегодня утром уже прибыл.
  - Тогда нужно встретиться с проводником вагона и взять паспортные данные пассажиров, которые сошли с поезда в Москве. А по паспортным данным можно установить их адреса и встретиться, чтобы расспросить их в спокойной обстановке. А если понадобится, то и обыск провести.
  - Как вы себе это представляете?
  - Естественно, сделать все нужно, не привлекая ненужного внимания. Если нужна будет моя помощь, я буду у себя.
  Борис Анатольевич вышел, и Трунев остался в кабинете один. Он сел за стол и взял в руки фотографию, на которой его брат был изображен вместе с дочерью. Он недобро ухмыльнулся и вполголоса пробормотал:
  - Вот так-то, Петенька! Прости, что пришлось с тобой расстаться. Как там у О,Генри - Боливар двоих не вынесет? Ты был всегда везунчиком по жизни, рос с папой и мамой в окружении любви. А мне пришлось в этой жизни самому продираться сквозь мерзость бедности и пьянства, побои отчима. А папенька наш только перед смертью вспомнил, что у него есть еще один сын.
   Георгий Сергеевич вспомнил, как к нему в трудный период жизни пришел молодой мужчина и сказал, что он его сводный брат. Петр Сергеевич оказался хорошим братом: он вытащил Георгия из нужды, взял его в свою фирму на работу и не каким-то мелким служкой, а сделал своим заместителем, помог заочно получить высшее образование, обеспечил квартирой. В общем, сделал своей "правой рукой". Особенно Петр сблизился с братом после смерти жены, когда Георгий, видя его безутешное состояние, взял на себя все хлопоты по организации похорон, вел дела фирмы в течение довольно длительного времени. Георгию тогда понравилось чувствовать себя главой такой разветвленной организации, и именно тогда ему впервые пришла в голову мысль освободиться от опеки брата и стать хозяином положения. Сначала он отмел эту идею, но она возвращалась к нему снова и снова. А когда Петр решил продать свою компанию и уехать из страны, решимость Георгия окрепла. Он сумел, не вызывая ни у кого подозрения, достать через знакомого из спецслужб яд, который убивает мгновенно и не определяется уже через несколько минут. Все тогда и решили, что у Петра Сергеевича произошел инфаркт, а Георгия никто не заподозрил, даже племянница. Угрызения совести Георгию Сергеевичу были не знакомы, а посему он решил не останавливаться и идти дальше. Для этого нужно было устранить Эмилию, но не сразу, а выждав время, чтобы не вызвать ни в ком подозрений. И тут удача словно изменила ему: после похорон мальчишка Глеб, которого он и всерьез не принимал, увез куда-то девчонку, а заодно пропали все документы, которые лежали в папке. Георгий Сергеевич сто раз видел эту папку, когда Петр открывал сейф, и даже как-то спросил небрежно, что в этой папке. Петр Сергеевич, открытая душа, ответил: "Здесь все самые важные документы на фирму и все мое состояние". Почему он не выкрал эту папку, ведь такая возможность представлялась много раз? Понадеялся на то, что папка никуда не денется, а она, возьми, и исчезни. Сколько ни силился Георгий Сергеевич, он не мог вспомнить, была ли папка в сейфе в день смерти Петра. Все засуетились вокруг покойника, он сам десять раз выбегал из кабинета, понуждая секретаршу скорее вызвать врача. Он закрыл глаза и постарался вспомнить, кто был в тот момент в кабинете. Был Петр, был он сам, Борис Анатольевич и еще, кажется, мальчишка Глеб. А что если Глеб выкрал папку во время всей этой сутолоки? Почему он был в кабинете? Кажется, его пригласил сам Петр, хотел куда-то послать с поручением. Что делал Глеб, где стоял, и мог ли вытащить папку из сейфа? Одни вопросы - без ответов. Сколько ни силился Георгий Сергеевич, он не мог вспомнить, было ли что-нибудь в руках у Глеба. Скорее всего, не было ничего, иначе он бы вспомнил. Значит, папку из сейфа унес сам Петр, но куда? После исчезновения Эмили, он перерыл в доме все, но папки не нашел. Так, ничего не выяснив, он решил ехать на вокзал, чтобы у проводницы получить необходимые сведения.
   К адресату, указанному в записке, Кира решила идти не сразу, а предварительно осмотреться и оценить обстановку. Двор нужного дома утопал в зелени, на скамейках сидели несколько бабушек, за столом мужчины резались в домино. Она подошла к одной из скамеек и присела рядом с опрятной старушкой интеллигентного вида. Та внимательно посмотрела на нее и после короткого молчания спросила:
  - Простите, каким ветром вас занесло в наш двор?
  Кира в ответ приветливо улыбнулась, чтобы расположить старушку к себе, и, придав голосу задушевность, сказала:
  - Гуляла по Москве и изрядно устала. Знаю, что во многих московских дворах можно найти скамейки для отдыха. И, как видите, не ошиблась. Вы не возражаете, если я немного посижу рядом с вами?
  - Не возражаю, - живо откликнулась старушка. - К тому же всегда вызывает интерес новое лицо. Вы москвичка или приезжая?
  - Приезжая, - неизвестно почему солгала Кира. - А вы живете в этом доме?
  - С первых дней, как его заселили. Сначала жила в комнате в двухкомнатной квартире, а потом и вся квартира стала моей. У меня была большая семья, да вот теперь все разбрелись по своим углам и только по очереди меня навещают. Старость, знаете ли, невеселая пора, если целые дни предоставлена самой себе. Была у меня близкая подруга, но Господь забрал ее к себе, и теперь мне часто бывает одиноко.
  - А что случилось с вашей подругой?
  - Внезапная смерть. С утра была здорова, ждала в гости внука с его девушкой, а они все не ехали. Она, видимо, переволновалась и, как итог, - внезапная смерть. А внук даже на похоронах не появился и, где он, никто не знает. Пришлось бабушку хоронить социальным службам, как одинокую, да мы, соседи сбросились, кто сколько мог. Вот она жизнь! А ведь она этого внука нянчила с пеленок. Ее дочь, мать Глеба, вместе с мужем погибла в автомобильной катастрофе, когда тому еще не исполнилось и десяти лет. Мальчик вырос трудолюбивым, добрым и умненьким, работал в страховой фирме Трунева и учился заочно на экономическом факультете. К бабушке относился очень трепетно. Его во дворе все любили за добрый нрав.
  - Где он работал? - переспросила Кира, - Простите, я не расслышала.
  - В фирме Трунева. Его патрон несколько месяцев тому назад скончался и руководство фирмой принял на себя брат покойного. Глебушке он очень не нравился, уж очень грубым и алчным человеком оказался. А тому не нравилось, что Глебушка встречается с дочерью патрона Эммой, и он даже делал несколько попыток подставить Глеба.
  Старушка оказалась словоохотливой, и Кира без труда узнала интересующую информацию. Квартира, куда она должна была передать папку, оказалась опечатана, Глеб скрывался неизвестно где, и что делать с оставленными им документами, Кира не знала. Она решила завести более близкое знакомство со своей собеседницей, потому что это была единственная ниточка, которая могла привести к Глебу:
  - Какие стоят замечательные дни, не правда ли? Словно на дворе не сентябрь, а август. Жаль, что скоро все это закончится. Так бы и сидела с вами, но ужасно хочется пить. У вас здесь есть поблизости магазин, где можно купить бутылочку воды?
  - И вы рискуете эту воду покупать? Я по телевизору смотрела передачу "Среда обитания", так там такие ужасы рассказывали про воду. Пойдемте ко мне, я напою вас хорошим чаем.
  - Мне, право, неудобно вас обременять, - робко запротестовала Кира.
  - И нисколько вы меня не обремените. Вы утолите жажду, а я немного отвлекусь от одиночества.
   За чаем старушка поведала, что очень обеспокоена отсутствием Глеба и даже подумывала заявить о его пропаже, но вчерашний случай заставил ее на время отказаться от этой мысли.
  - А что случилось вчера? - поинтересовалась Кира.
  - Вчера поздним вечером в подъезде появился мужчина неопределенного возраста, который звонил во все двери и наводил справки о Глебе, опрашивая всех подряд: кто из соседей его видел в последний раз и при каких обстоятельствах, как Глеб выглядел и во что был одет, с кем он дружил и часто общался. И все в подобном роде. На встречный вопрос, что случилось, он ничего не отвечал. В общем, переполошил весь подъезд, и сегодня целый день только и разговоров, что о вчерашнем визите незнакомца. Из этого я сделала вывод, что Глеб скрывается и что для этого у него есть веские причины. Возможно, что он до сих пор не знает о смерти бабушки.
  - Вы меня очень заинтересовали своим рассказом. Интересно бы посмотреть на этого юношу, который устроил такой переполох.
  - А у меня есть его фотография с бабушкой, моей незабвенной подругой. Вот, посмотрите.
   Кира взяла в руки фотографию и ахнула: на нее смотрели некогда популярная киноактриса и молодой человек, поразительно на нее похожий. Вот почему его лицо показалось ей знакомым, когда она смотрела на фотографию, переданную ей проводницей.
  - Вам знаком Глеб? - подозрительно взглянула на девушку гостеприимная хозяйка.
  - Нет, мне знакомо лицо его бабушки. Я видела немало фильмов с ее участием, и мне очень нравилась ее игра. В годы перестройки она пропала с экранов, а теперь я еще узнала, что она недавно умерла. Очень и очень жаль, талантливая была женщина!
  - Она еще была прекрасным человеком, а это в наше время немало. Мне будет очень ее не хватать. Кстати, мы с вами так и не познакомились. Меня зовут Аделаида Витальевна, а вас?
  - Светлана, - сама не зная зачем, солгала Кира. - Я собираюсь поступать на факультет журналистики, и мне хотелось бы побольше узнать о вашей подруге. Возможно, я соберусь написать ее биографию. Помните, была такая серия "Жизнь замечательных людей"?
  - Что ж, приходите, буду рада вам помочь, чем смогу.
   Уходя вечером от Аделаиды Витальевны, Кира увидела во дворе молодого человека в куртке с капюшоном, который закрывал его лицо. Ей показалось, что это Глеб, и она решила заговорить с ним:
  - Простите, не подскажете, который сейчас час?
  Но он ничего не ответил и отступил в тень дерева. Явно было, что он избегает общения. Кира решила не отступать и продолжила:
  - Не бойтесь меня, я - друг. Мне кажется, вам здесь находиться небезопасно. Вас ищут. Я готова вам помочь, следуйте за мной.
  Она направилась к выходу со двора, но молодой человек с места не тронулся. Кира сделала приглашающий жест рукой - результат остался тем же. В это время во двор въехала большая черная машина, и молодой человек бросился к ней. При этом капюшон соскользнул с его головы, и в свете фонаря Кира увидела, что это не Глеб. Она обругала себя мысленно самыми последними словами и постаралась скрыться в соседнем дворе, пока ее не бросились разыскивать. Притаившись за большим деревом, она с волнением следила, как со двора медленно выезжала все та же машина, и грубый мужской голос крикнул молодому человеку, семенившему рядом:
  - Найди ее, во что бы то ни стало! Надо же быть таким идиотом! Убить тебя мало! Ты хотя бы разглядел ее, сумеешь узнать?
  Переднее боковое затемненное стекло было приспущено, и Кира увидела лицо говорившего. Это был тот самый мужчина, что устроил переполох в купейном вагоне ночью. Последнее, что услышала Кира прежде, чем машина рванула с места, были слова молодого человека:
  - Да, я и не смотрел на нее и толком не разглядел. Вы же сказали, что нужно караулить парня, а про девку ничего сказано не было.
  Когда машина отъехала на приличное расстояние, парень ей вслед выругался и, надвинув на лицо капюшон, вернулся во двор на свой прежний пост. Только, убедившись, что он не собирается ее искать, Кира вышла из своего укрытия и бегом направилась к метро.
   Георгий Сергеевич, выезжая со двора, был необычайно зол. С какими идиотами приходится иметь дело! - возмущался он. Наверняка эта девчонка что-то знала и хотела о чем-то предупредить Глеба. А этот недоумок во дворе не догадался ее задержать. Зол он был еще и потому, что Геннадий "перестарался" с проводницей, и это может сильно осложнить ситуацию. Правда, он уверяет, что его никто не видел и следов он не оставил, но, кто знает, что "накопает" следствие. Ему пришла в голову мысль постараться перевести стрелки на Глеба, и затем под этим предлогом посадить в его квартире своего человека, чтобы, если мальчишка появится, задержать его и вытрясти из него всю информацию. Только сделать все нужно аккуратно. У него есть свои люди в "ментовке" и нужно будет их подключить к этому делу. Приняв такое решение, Георгий Сергеевич повеселел.
   Кира дома, переодевшись и приняв душ, включила телевизор. В рубрике происшествий корреспондент взволнованным голосом рассказала о произошедшем днем убийстве проводницы поезда дальнего следования, который находился в тупике. Дальше шла жуткая картинка убитой женщины, в которой Кира с ужасом узнала проводницу своего вагона. Она увязала это убийство с предыдущим ночным происшествием, и ее охватил леденящий душу страх. Она не могла понять причины этого животного страха. Чтобы успокоиться, она выпила бокал красного вина и легла спать, но сон долго не шел к ней. Утром она уехала к родителям на дачу, чтобы не оставаться одной в квартире, и пробыла там три дня. В окружении родных людей страхи ее рассеялись, и в Москву она вернулась успокоенной и веселой, с роскошным букетом астр. Увиденное в квартире потрясло ее до глубины души: все было перевернуто, вещи в беспорядке разбросаны, на кухонном полу были рассыпаны крупы, соль и песок вперемежку. Кира позвонила в полицию и с удивлением услышала, как на том конце провода присвистнули:
  - Еще одно ограбление, мать их!
  Оперативники прибыли быстро, похвалили девушку за то, что ничего не трогала, и спросили:
  - Что-либо ценное пропало? Посмотрите. Можете осторожно пройти.
  Деньги, бытовая техника, шкатулка с драгоценностями и бижутерией были на месте.
  - Похоже, и здесь что-то искали. Что у вас могли искать? - обратился оперативник.
  - Не знаю. Вроде бы искать нечего. Я сама ничего не понимаю.
  Проводя осмотр места преступления, оперативники переговаривались между собой, и из их реплик, Кира поняла, что это уже чуть ли не десятый случай за последние два - три дня. Сделав свою работу, оперативники уехали, а Кира принялась наводить порядок в квартире. Она сразу почему-то решила, что искали папку, но как те, кто перевернул все в доме, могли узнать ее адрес? И вдруг ее осенила догадка: у проводницы остались дубликаты билетов с указанием фамилий пассажиров и паспортных данных. А, имея на руках эти данные, не трудно узнать адрес проживания. Как здорово, что она уехала в деревню. Окажись дома во время налета, неизвестно, чем бы закончилась вся эта история. Закончив уборку, она снова уехала на дачу.
   Когда она вышла из электрички на своей станции, уже начало смеркаться. Дорога лежала через редкое мелколесье и обычно была весьма оживленной. Но в этот вечер никто из сошедших пассажиров в эту сторону не шел, и Киру охватила неясная тревога. Она уже вышла на окраину поселка, когда ее негромко кто-то окликнул:
  - Девушка, подождите, мне нужно с вами поговорить.
  Она оглянулась и увидела, что за ней спешит молодой человек в темной куртке с капюшоном. Она сразу вспомнила случай у подъезда дома Аделаиды Витальевны и пустилась, что есть духу, бежать. Он что-то кричал ей вслед, но она не слышала. И только у ворот дачи она остановилась и оглянулась. Молодой человек за ней не бежал, а медленно шел по направлению к ней. Капюшон он сбросил с головы, и она, приглядевшись, узнала в нем Глеба и поспешила навстречу:
  - Глеб, идемте скорее, пока вас не увидели.
  - Откуда вы меня знаете? - удивился он.
  - Потом, я все расскажу потом, а сейчас идем скорее в дом!
   Родители удивились, увидев вместе с Кирой незнакомого молодого человека, но, как люди воспитанные, лишних вопросов задавать не стали, справедливо полагая, что Кира сама все в свое время объяснит. Кира увлекла Глеба в свою комнату.
  - Теперь, Глеб, расскажите, как вы меня нашли.
  Глеб, в свою очередь спросил:
  - Где папка с документами? Ее у вас не забрали?
  - Папка хранится в надежном месте. И все же я прошу вас прежде ответить на мой вопрос, а потом мы поговорим обо всем остальном.
  - Честно говоря, я вас и не терял. До того, как вы вошли в свое купе, я спрятался в нем наверху в багажном отделении и видел, что вы забрали папку. И очень испугался, когда в купе заглянул мой злейший враг - Георгий Сергеевич Трунев. Он охотился за мной и за этой папкой. Только счастливым случаем я объясняю, что никто из пассажиров не увидел, как я проскользнул в это купе, а проводница решила, что я вышел из вагона раньше. Вы здорово спутали мои планы, когда поехали в тупик. Мне ничего не оставалось, только ждать, когда вы покинете вагон и незаметно проследить вас до вашего дома.
  - Так это вы устроили обыск в моей квартире?
  - Нет, это люди Трунева. Я очень боялся, что они нашли документы.
  - А как они вышли на меня?
  - Думаю, что они нашли у проводницы паспортные данные всех пассажиров, ехавших в Москву, а по ним несложно определить их адреса.
  - А вы знаете, что проводницу убили?
  - Нет, я ничего об этом не слышал. Жаль бедную женщину! Непонятно только, зачем они это сделали.
  - Вы все говорите "они". Кто они?
  - Люди Трунева. Им, во что бы то ни стало, нужна папка с документами до момента вступления Эммы в права наследства. Сроки их поджимают. Хорошо, что вы вышли из подозрения.
  - Глеб, расскажите мне все по порядку. Почему он охотится за вами?
  - Потому что только я знаю, где находится Эмма. Он, этот "любящий дядюшка" давно бы отправил ее вслед за отцом на тот свет.
  - Так, Георгий Сергеевич убил своего брата, но зачем?
  - Как зачем? Чтобы прибрать к рукам его дело. Петр Сергеевич устроил брата к себе в надежде, что свой родной человек будет трудиться на общее благо. Он сделал его своей правой рукой, купил ему роскошную квартиру, машину, платил ему баснословные суммы. Но что они значили в сравнении с тем, чем владел сам Петр Сергеевич? Вот и решил его братец прибрать все к своим рукам, а для этого нужно было убрать благодетеля и его наследницу. Не поверите, два брата, а такие разные. Петр Сергеевич - открытая душа, доверял брату безгранично. Они ведь не родные братья, а сводные. У них отец был один, а матери разные. Когда их отец умирал, он попросил Петра Сергеевича позаботиться о брате, и тот принял самое живое участие в его судьбе. А Георгий, видимо, смертельно завидовал брату и ненавидел его, но до поры, до времени скрывал свои истинные чувства.
  - Что же подвигло Георгия Сергеевича на преступление?
  - Поговаривали, что Петр Сергеевич решил продать свое дело в Москве и уехать вместе с Эммой в Европу, где у него тоже свой не такой большой, но весьма прибыльный бизнес. Георгий в этом случае оставался не у дел. Вряд ли новый хозяин оставил бы его на прежней должности. Вскоре после того, как слухи дошли до Георгия Сергеевича, Петр Сергеевич неожиданно скончался от острого сердечного приступа. Хотя прежде на сердце никогда не жаловался. Доказательств у меня нет, но я уверен, что здесь не обошлось без участия Георгия.
  - А как документы попали к вам?
  - Мне их передала Эмма перед расставанием. Она не доверяла своему дяде. Сразу после похорон я увез ее в укромное место, где Георгий, я надеюсь, не сумеет ее достать. Его ищейки не сумели нас выследить, но напали на мой след, когда я возвращался в Москву с документами. Я купил билет на поезд далеко от того места, где оставил Эмму. А, видимо был дан запрос во все железнодорожные и авиа-кассы. Я случайно увидел в окно вагона людей Георгия и поспешил спрятаться. Папку на всякий случай спрятал в матрас, что, если найдут меня, ее найти не сумеют. Остальное вам известно.
  - А у бабушки вы были?
  - Нет, пока не был. В тот вечер, когда вы чуть не столкнулись с Георгием и его приспешником, я прятался во дворе своего дома, где я знаю каждый закоулок, и видел, как вы скрылись в соседнем дворе. После этого я сумел проводить вас до дома, но потревожить вас вечером не решился, чтобы не испугать. Утром я, что называется, проворонил вас и остался во дворе до вечера, обитаясь в детской беседке. Я видел, как люди Георгия подъехали к дому, вошли в ваш подъезд, и порадовался тому, что вас нет дома. Я решил, что они нашли бумаги и забрали с собой. Все же на всякий случай решил у вас уточнить. А что вы делали во дворе моего дома?
  - Я решила прежде, чем нести документы по адресу, разведать обстановку. Познакомилась с подругой вашей бабушки Аделаидой Витальевной. А теперь я должна вам сообщить ужасную вещь: ваша бабушка умерла, и ее похоронили. Аделаида Витальевна очень сокрушалась, что вас не было на похоронах.
  Лицо Глеба окаменело. Он сжал челюсти так, что было слышно, как скрипнули зубы. Кира боялась на него взглянуть.
  - Отчего умерла бабушка? - звенящим от напряжения голосом спросил Глеб.
  - Аделаида Витальевна сказала, что она ждала вас с девушкой, переволновалась и случилась остановка сердца.
  - А до этого бабушку никто не навещал?
  - Я не знаю. Она ничего не сказала по этому поводу. Сказала только, что очень внезапная смерть. Глеб, примите мои соболезнования. Мне очень жаль, что так случилось.
  - Где ее похоронили, вы не знаете?
  - Нет, но знает Аделаида Витальевна. Когда вся эта ситуация разрешится, вы сможете сходить на кладбище, а до той поры вам появляться там опасно. Возможно, вас там пасут. Глеб, простите за вопрос, возможно, он вам покажется нескромным. Как вы познакомились с Эмилией?
  - С Эммой? Это она по паспорту Эмилия, а в жизни все зовут ее Эммой. Я устроился на работу в фирму ее отца разносчиком бумаг или, если хотите, курьером. График работы был для меня удобный, и платили неплохо. Однажды Петр Сергеевич забыл дома папку и послал за ней меня. Дверь мне открыла Эмма. Я, как ее увидел, так и застыл на месте. Эдакое рыжеволосое чудо с зелеными, как у русалки, глазами. Стою, дурак - дураком, а она, как расхохочется, да так заразительно, что и я вместе с ней засмеялся. И смущение мое прошло. А потом мы пили с ней кофе, и она меня расспрашивала о моей жизни. Мы обменялись телефонами, но я все не решался ей позвонить из-за разницы в материальном положении: кто она, а кто я? Она позвонила сама, и мы стали изредка встречаться. Петр Сергеевич отнесся к этому доброжелательно, а вот Георгий Сергеевич - в штыки. Думаю, его не устраивало, что у Эммы появился защитник, пусть и такой слабый, как я. Он свой план разработал, видимо, давно, а я в него не вписывался. Он всячески старался нас с Эммой поссорить, но Эмма его видела насквозь и часто предупреждала отца, чтобы так слепо не доверял брату. Но Петр Сергеевич брата любил и даже чувствовал какую-то свою несуществующую вину, что он в сравнении с братом более успешен.
  - А как бумаги попали к Эмме?
  - Когда Петр Сергеевич внезапно скончался, я был на работе. Все стали суетиться, бегать, звонить в скорую помощь, а сейф стоял открытым. Эмма как-то говорила, что отец зря бумаги хранит на работе, а главное - синюю папку с завещательным распоряжением. Я и решил эту папку тихонько забрать и отдать Эмме, когда понял, что Петр Сергеевич мертв. Никто не заметил, как я ее вытащил и спрятал под курткой. А в день похорон Эмма отдала папку мне обратно на сохранение. И еще мы с ней договорились, что с поминок я увезу ее в укромное место, где дядя ее не найдет. Когда Георгий Сергеевич обнаружил, что вместе с Эммой исчез и я, он объявил нас в розыск. Вы надежно спрятали документы?
  - Я положила их в банковскую ячейку. Думаю, что они должны там лежать до дня оглашения завещания. Вы согласны? А как вы с Эммой планируете появиться у нотариуса?
  - Эмма все продумала заранее и оформила доверенность на одного юриста, давнишнего друга отца. Он и появится в нужное время, в нужном месте. К тому же, она по совету отца еще, когда он был жив, подготовила документ, согласно которому Георгий Сергеевич после вступления Эммы в свои права немедленно покидает компанию, и ему назначается весьма солидная сумма в виде ежегодной ренты вплоть до смерти Эммы. А в случае ее смерти эта выплата прекращается, а компания и все имущество отходят государству. Так что он будет кровно заинтересован в том, чтобы она жила, как можно дольше.
   Из кухни доносились аппетитные запахи, и Кира заметила, как Глеб сглотнул слюну, и поняла, что он голоден. Она поднялась с кресла и предложила:
  - Пойдем, перекусим чего-нибудь. Ужасно хочется есть. Ты как, не против?
  - С большим удовольствием. Честно говоря, я последние дни питался кое-как и очень соскучился по нормальной пище.
  Войдя в кухню, Кира сказала хлопотавшей у плиты матери:
  - Мама, познакомься, пожалуйста. Это Глеб. Он поживет здесь на даче какое-то время. Поверь, это очень и очень нужно. А сейчас покорми нас, мы страшно голодные.
  Мать Киры вытерла руки и сделала приглашающий жест к столу:
  - Садитесь, пожалуйста, накормлю вас, чем Бог послал. У меня на ужин оладушки со сметаной или вареньем, кто как любит. Будете пить чай или кофе?
  - Чай, - ответил Глеб и, не дожидаясь повторного приглашения, взялся за оладушки.
  После ужина Кира сказала матери:
  - Мама, я очень прошу не говорить никому, что у нас живет Глеб. С папой я поговорю сама и, думаю, он все поймет.
  - А мне ты не считаешь нужным объяснить, в чем дело?
  - Мамочка, обязательно объясню, но позднее. Глеб устал и давай решим, где он будет спать.
  - Мне бы еще помыться, - робко проговорил Глеб.
   Когда Глеб уснул, Кира поведала родителям его историю и как она оказалась в гуще событий. На семейном совете решили, что Глебу нужно непременно помочь. В случае расспросов соседей решили сказать, что приехал племянник в отпуск. Утром после завтрака Кира уехала в Москву. Она решила навестить Аделаиду Витальевну и узнать последние новости из первых рук. Глеб дал девушке ключи от домофона и просил ее быть осторожнее. Во дворе дома Кира не заметила ничего подозрительного и смело вошла в подъезд. Выходя из лифта, обратила внимание, что на двери квартиры Глеба сорвано извещение о том, что квартира опечатана. Это ее удивило. Аделаида Витальевна долго не открывала дверь, и Кира собралась уходить. Она уже подходила к лифту, когда услышала щелчок дверного замка. Оглянувшись, девушка увидела, что ее манит Аделаида Витальевна, не говоря ни слова. Едва Кира переступила порог, как хозяйка квартиры захлопнула дверь и, приложив палец к губам, провела в комнату. Вид у нее был испуганный.
  - Здравствуйте, Аделаида Витальевна! Что случилось? - невольно понижая голос, шепотом спросила Кира.
  - Ой, Светочка, как хорошо, что вы пришли! Вы ничего подозрительного во дворе не заметили? - тоже шепотом ответила старушка.
  Кира вовремя спохватилась, что она при прошлом знакомстве назвалась Светланой и поспешила сказать:
  - Нет, ничего. Почему такая таинственность и кого вы боитесь?
  Она с удивлением отметила, что хозяйка накрыла подушкой телефон, но спросить не успела, зачем она это делает, как та продолжила:
  - Как же не бояться? Во дворе в укрытии сидят два молодца, в соседней квартире хозяйничает верзила, который приказал мне и моей соседке без нужды не высовываться. Представьте, так и сказал! Что же это творится? Мы теперь даже посидеть во дворике выйти не можем. Сидим как под домашним арестом. Вызванный участковый сунулся, было, в эту квартиру и вылетел, как ошпаренный. Шепнул мне, чтобы я не вмешивалась в дела, которые меня не касаются, если дорожу своей жизнью. Чувствует мое сердце, что они Глеба караулят. Что же он натворил такое? Такой мальчик хороший, воспитанный был. Боюсь, что с ним что-то страшное приключилось, раз даже на похороны бабушки не появился.
   Кира было собралась успокоить старушку, сказать, что Глеб жив и находится в безопасности, но поостереглась. И правильно сделала, потому что Аделаида Витальевна продолжила:
  - Вы думаете, наверно, что я с ума сошла, накрывая подушкой телефон? Боюсь, что недаром приходили двое молодых людей с телефонной станции, якобы, с проверкой, и зачем-то разбирали и собирали телефонную трубку. Они, наверно, надеются, что Глеб мне позвонит, и "жучков" запустили в телефон. Но я старый конспиратор. Вот такие у нас дела, Светочка. Я вам подобрала кое-что из архива своей подруги, посмотрите на досуге. Она незадолго до смерти занесла мне эти бумаги и просила сохранить. А я, честно говоря, боюсь их у себя держать. Вдруг эти "архаровцы" захотят пошарить и у меня. Так, возьмете с собой или не рискнете?
  - Возьму, не сомневайтесь. Вы позволите мне вас навещать? После вашего рассказа мне стало тревожно за вас. А как долго продлится ваша "осада"?
  - Даже не знаю. Правда, соседка слышала краем уха, что где-то месяца полтора - два. Но ведь это большой срок. Какие нервы надо иметь, чтобы все это выдержать! А я ведь далеко не молода! Держусь на глицине и корвалоле.
  Аделаида Витальевна порылась в шкафу и достала сверток, завернутый в газету:
  - Вот эти бумаги. Вам есть, куда их положить?
  - Да. Сумка у меня вместительная. Спасибо. Я бумаги вам верну, как только опасность минует.
  Кира поднялась и стала прощаться.
   Дежуривший во дворе парень взглянул на нее равнодушным взглядом, и она поторопилась уйти со двора. И вовремя, потому что к первому наблюдателю подошел еще один, который спросил:
  - За время, что меня не было, появлялся кто-нибудь?
  - Да, вроде, никого. Одна только девица прошла в этот подъезд, но она была со своими ключами, поэтому я не стал ее останавливать.
  - Так, она еще в подъезде?
  - Нет, только что ушла.
  - Она несла что-нибудь?
  - Нет, иначе я обратил бы внимание.
  - Все равно нужно было проверить.
  - Ты не прав. Нам не нужно привлекать лишнее внимание. Нас об этом просил патрон. А то перепугаем всех жильцов. Который день уже дежурим, а толку никакого. Может, этот парень и его девка вообще здесь не появятся.
  - Наше дело маленькое. Нам сказано ждать, мы и должны ждать.
  Зазвонил телефон, и дежурный, говоря по нему, как-то весь подтянулся, построжел и четко по-военному отчеканил:
  - Нет, Георгий Сергеевич, никого не было. Мы с подъезда не спускаем глаз, и как кто-то чужой появится, мы тут же проверим, кто и зачем. Хорошо.
  - Что он сказал? - лениво спросил напарник.
  - Сказал, чтобы не теряли бдительность, а еще разрешил по очереди сходить на обед.
   Дома Кира развернула газету и увидела две коробки из-под конфет и пачку писем, схваченную аптечной резинкой. В первой коробке оказались фотографии, которые девушка решила просмотреть потом. Во второй коробке хранились многочисленные документы: свидетельства о рождении, браке, расторжении брака, установлении отцовства, смерти и многочисленные справки. Из этих документов Кира поняла, что тот самый Глеб, что сейчас укрывался на даче у родителей, был сыном Трунева Петра Сергеевича. Родители расстались, когда мальчику не исполнилось и трех лет. Причина расставания была банальной: близкая подруга вмешалась в отношения супругов и увела отца Глеба из семьи. Кире трудно было представить, что испытала молодая женщина, лишившись одновременно мужа и лучшей подруги. Она зябко повела плечами. Наверно, она не смогла бы пережить двойное предательство. Это очень и очень больно и несправедливо. Просматривая остальные документы, Кира выяснила, что мать Глеба вторично вышла замуж за Якушева Всеволода, который усыновил мальчика, дав ему свои имя и фамилию. Но судьба была немилостива к Глебу: мать и отчим погибли в автомобильной катастрофе, когда ему не было еще и десяти лет. И с той поры заботы о внуке взяла на себя бабушка. Кире показалось, что словно какой-то злой рок преследует эту семью. Вот и сейчас внук вынужден скрываться от родного дяди, бабушка скоропостижно скончалась и еще неизвестно, чем все это закончится. Интересно, знает ли дядя о существовании племянника и знает ли Глеб, что ему Эмилия приходится сводной сестрой? Письма девушка решила не читать, но обратный адрес на конверте ее заинтересовал. Письма были от Трунева Петра Сергеевича и адресованы бабушке Глеба. Она решительно взяла письмо, лежавшее сверху, и стала читать. Ее поразили некоторые строки письма, которые, как ей показалось, дышали искренностью и глубоким чувством: "Простите, что не был на похоронах вашей единственной дочери. Я только вчера узнал от знакомых о ее смерти. Искренне вместе с вами скорблю и плачу. Она была мне близким человеком и, верьте, если бы можно было все вернуть на несколько лет назад, я никогда бы не ушел из семьи. Сможете ли вы мне простить мое юношеское предательство? Я за него уже жестоко наказан тем, что мой сын растет без меня и моего участия. Понимаю, что он у вас остался единственной радостью и утешением, и потому не буду настаивать, чтобы он жил со мной. Но я прошу вас не отказываться от моей материальной помощи вам и ему. Это самое малое, что я могу для вас сделать. Позвольте мне встретиться с вами и Глебом, принять участие в его судьбе. Обещаю, что буду хранить молчание по поводу своего отцовства".
   Теперь Кире стало понятно, почему Глеб работал в фирме Петра Сергеевича. Вот только знал ли он, что работает у родного отца? Скорее всего, не знал, потому что папку с документами из сейфа он передал Эмме, даже не ознакомившись с ее содержимым. Перебирая письма, она обратила внимание на конверт, подписанный не Петром Сергеевичем, а незнакомым почерком. Письмо было адресовано Глебу и не было запечатано. Она пробежала глазами первые строки и поняла, что бабушка этим письмом прощалась с внуком и открывала ему правду о родном отце. Кира решила немедленно ехать на дачу и передать все бумаги Глебу, а заодно переговорить с ним и выработать совместный план действий. Она понимала, как важны документы, подтверждающие родство Глеба с Петром Сергеевичем, для Георгия Сергеевича. Знал ли он, что Глеб - сын Петра Сергеевича? И что в таком случае он собирался сделать с племянником? Какой все же страшный человек Георгий Сергеевич! Не пожалел брата, ищет племянника и племянницу, отнюдь, не из родственных побуждений.
   А Георгий Сергеевич не находил покоя от неизвестности. Все его усилия пока не привели к желаемому результату. Прошло больше недели, а известий о местонахождении Глеба и Эммы все не было и не было. Они словно провалились под землю, испарились, исчезли бесследно, а время шло и работало против него. Столько предпринято усилий, и все впустую. Да, и помощники его не очень радовали своими неуклюжими действиями. Зачем нужно было убивать проводницу? Перестарались парни, явно перестарались, а результат нулевой. Хорошо, что следаков удалось направить по ложному следу. Он лихорадочно думал, как ему обойти племянницу, и получить львиную долю наследства. Если бы удалось найти завещание, тогда было бы ясно, что делать и как его обойти. Какую неосмотрительность он допустил, что не сумел при жизни Петра найти способ ознакомиться с заветной папкой. А теперь ищи её! И выходит все его усилия впустую? Он не может этого допустить!
   Глеб обрадовался, увидев Киру. Было заметно, что в чужом доме он чувствует себя скованно. Кира рассказала ему все, что узнала от Аделаиды Витальевны, и передала бумаги. Она вышла из комнаты, чтобы не мешать Глебу знакомиться с документами и письмами. Часа через два она постучала в дверь и попросила разрешения войти. Глеб сидел, обхватив голову руками, и даже не повернулся в ее сторону. Тогда Кира сама начала разговор:
  - Ты все просмотрел?
  Он кивнул головой в знак согласия.
  - И что скажешь? - спросила она.
  - Скажу одно: я в шоке. Мой родной отец был со мною рядом, а я даже не подозревал. Я понимаю, что бабушка не любила его, но ведь я уже взрослый, и она могла мне сказать правду.
  - Не суди ее строго. Бабушка оберегала твой покой. Она не могла предугадать, как ты все воспримешь. Кстати, ты успел ознакомиться с содержанием бумаг в той папке, что ты мне отдал на хранение?
  - Нет, а что?
  - А то, что твой отец там держал завещание, которое он составил на случай своей смерти. Так вот, он все свое имущество поделил поровну между тобой и Эмилией. И я скажу больше: до совершеннолетия Эмилии ты являешься ее опекуном. Сводному своему брату он, похоже, не очень доверял. Кстати, он тоже в завещании предусмотрел брату ежемесячные выплаты, но только до вашей с Эммой смерти. Что-то он все же чувствовал, какую-то скрытую угрозу со стороны брата, раз сделал такую специальную оговорку. Думаю, он хотел вас обезопасить от возможных покушений на вашу жизнь. Знаешь, что я подумала? Нужно, наверно, как-то заранее довести до вашего дяди содержание завещания, хотя я не исключаю, что он уже с ним познакомился.
  - Каким образом? Доступа к папке он не имел, за это я ручаюсь. Как только с Петром... - Глеб на мгновение запнулся и тут же поправился, - с папой случилось несчастье, я сразу забрал папку. У меня в голове все перемешалось: Петр Сергеевич - мой родной отец, Эмма - моя сестра, Георгий Сергеевич - дядя. С ума можно от всего этого сойти.
   - С ума сходить не нужно, а вот встретиться с Эммой, по-моему, нужно и посвятить ее во все дела. Далеко отсюда место, где скрывается Эмма?
  - Поездом ехать нельзя, меня тут же вычислят.
  - А никто про поезд не говорит. Я возьму у папы машину. Ты имеешь права?
  - Нет, к сожалению. Мы с бабушкой жили скромно, нам не на что было приобретать машину.
  - Что ж, придется мне отдуваться одной. Мы управимся за два - три дня? А то у меня скоро отпуск кончается.
  - Думаю, что да.
   По атласу автомобильных дорог они определили маршрут движения и договорились рано утром тронуться в дорогу. Кира пошла к отцу, чтобы попросить машину, и тот вызвался поехать с ними вместе, чтобы быть за рулем поочередно. Рано утром отправились в дорогу. До места добрались до полудня. Эмма удивилась, увидев подъехавшую машину, и даже слегка испугалась, а потому не сразу вышла навстречу нежданным гостям. Только увидев Глеба, она появилась на пороге и с тревогой в голосе спросила:
  - Глеб, что случилось и кто эти люди?
  - Пригласи нас в дом, и я все тебе объясню.
  Выслушав сбивчивый рассказ Глеба, Эмма бросилась ему на шею со словами:
  - Я знала, что ты не случайный человек в моей жизни, но я и подумать не могла, что ты мой брат. Как это здорово, что я не одна! Это самая лучшая новость за последнее время!
  Немного успокоившись, она воскликнула:
  - Слушай, просто замечательно все складывается - не нужно ждать моего совершеннолетия. Ты можешь незамедлительно вступить в права наследства.
  - К сожалению, не могу. Наследство можно принять по истечении шестимесячного срока с момента смерти папы, а вот встретиться с твоим адвокатом просто необходимо. Дело в том, что мы с тобой должны до истечения этого срока известить нотариуса о согласии принять наследство, а как это сделать, я, честно говоря, не знаю.
  - Хорошо, я немедленно с ним свяжусь.
  - Только не звони со своего телефона. Не исключаю, что наш дядя жаждет засечь место твоего нахождения, а по телефонному звонку это несложно сделать. Кстати, а он знает твоего адвоката?
  - Нет, не знает. Папа дал мне его телефон на всякий крайний случай и сказал, что он мне не откажет. Так и вышло. Папа, наверно, все же чувствовал беду, а потому все подготовил заранее. Кстати, а где папка с бумагами?
  - Она в надежном месте в Кириной банковской ячейке.
  - Думаю, что адвокату она понадобится. Придется тебе приехать еще раз.
  Тут в разговор вмешался Кирин папа, до той поры молчавший:
  - Мне кажется, вам обоим светиться не стоит. Глебу лучше остаться здесь, а мы с Кирой привезем папку в ближайшее время. Кстати, вот вам мой мобильный телефон. По нему будем созваниваться в случае надобности.
  - Ой, спасибо огромное! - с жаром воскликнула Эмма. - Мы с братом вам так обязаны. Поверьте, что мы сумеем вас отблагодарить должным образом.
  Брови Кириного отца изумленно взлетели:
  - Деточка, мы помогаем вам от чистого сердца без всяких корыстных мыслей. И давайте больше на эту тему не говорить, а то я обижусь.
  - Извините, я не хотела вас обидеть. Но ведь вы тратите на нас свое время, нервы, деньги, наконец! Бензин бесплатно не наливают. Сейчас у нас с Глебом ничего нет, но, поверьте, когда мы примем наследство, мы будем просто обязаны вам возместить все расходы.
  - Не говорите "гоп", пока не преодолели все препятствия.
   Вернувшись в Москву, Кира стала просматривать пришедшую почту и в свежем номере газеты она натолкнулась на небольшое объявление: "Руководство страховой компании Трунева приглашает всех его прямых наследников прибыть в здание фирмы такого-то числа в такое-то время для оглашения завещания покойного". Она тут же позвонила Глебу и Эмме и сообщила о готовящемся оглашении. Те, в свою очередь, пообещали связаться с адвокатом и перезвонить Кире, если она до той поры не сумеет приехать к ним. Кира уже засыпала, когда раздался звонок Глеба. Он сообщил, что к ним привозить бумаги не надо, а завтра к ней приедет адвокат, и они вместе заберут их, сделают необходимые ксерокопии и договорятся о дальнейших действиях. Адвокатом оказался молодой симпатичный мужчина, который Кире сразу понравился своей обходительностью и вниманием. Он представился Аркадием Андреевичем и тут же поправился:
  - Можете меня звать просто Аркашей. У нас ведь с вами нет официальных отношений, не так ли? Вот вам моя визитная карточка. Я внизу дописал номер своего мобильника на случай непредвиденной экстренной связи.
   Когда все необходимое было сделано, он предложил Кире зайти в кафе, выпить кофе и договориться о совместных действиях. Папку с подлинниками документов Аркадий отдал Кире, чтобы она опять положила их в свою банковскую ячейку. Кроме того, они договорились, что Кира будет подстраховывать Аркадия, когда тот отправится в контору Трунева на оглашение завещания.
  - Аркаша, честно говоря, мне за вас очень тревожно. Старший Трунев настроен очень решительно, и я боюсь, что он готовит западню своим племянникам. Как я смогу вас подстраховать? Не стоит ли обратиться в милицию?
  - По совести говоря, к милиции у меня доверия нет, но вы подали мне неплохую идею. Мой бывший однокашник работает в органах безопасности. Я попробую обратиться к нему. Возможно, он согласится помочь. А ваша задача будет заключаться в том, чтобы позвонить в милицию, если я не выйду к условленному времени из офиса Трунева. Но это на тот случай, если я не договорюсь со своим приятелем. Будем держать связь по мобильному.
   В назначенный день Аркадий заехал за Кирой, и они поехали в страховую контору Трунева. Машина остановилась за квартал от здания конторы. Кира удивленно спросила:
  - Разве мы не подъедем к самому зданию?
  - Нет. Там стоит специально оборудованная машина моего друга, а вы, Кира, оставайтесь в моей машине. Скорее всего, ваша помощь не понадобится.
  - Это нечестно! - воскликнула девушка. - Вся история началась с меня, а сейчас вы меня отстраняете от участия в ее заключительной стадии.
  - Ну, хорошо, идемте. Я попрошу своего друга взять вас в спецмашину, если можно. А если нет, обещайте, что без возражений вернетесь сюда. Вот вам ключи от моей машины на всякий случай.
   Машиной друга Аркадия оказался небольшой микроавтобус с затемненными стеклами, который стоял наискосок от конторы Трунева и внутри которого находились несколько человек. К нему Аркадий и Кира подошли с большими предосторожностями. Аркадий постучал условным стуком, и дверь автобуса отодвинулась. Кира с любопытством стала осматриваться, но друг Аркадия недовольно произнес:
  - А это еще что за явление? Зачем здесь эта девушка?
  Аркадий извиняющимся тоном сказал:
  - Кирилл, это та самая девушка, о которой я тебе говорил. Она не хочет быть в стороне от главного события.
  - Но ты понимаешь, что ей здесь не место?
  Кира робко проговорила:
  - Не прогоняйте меня, пожалуйста! Я не буду вам мешать, а может, и пригожусь.
  Кирилл недовольно буркнул:
  - Ладно, садитесь на свободное сиденье и молчите.
  Затем он повернулся к Аркадию. Кира не видела, что он делал. До нее донеслись следующие слова Кирилла:
  - Ты все запомнил, что я тебе говорил? Не волнуйся, мы будем слышать все, что будет происходить, и, в случае необходимости, немедленно вмешаемся.
   С теми же предосторожностями Аркадий вышел из автобуса и, пройдя немного вперед, уверенно направился к зданию конторы. Кирилл сидел перед каким-то прибором сосредоточенный и напряженный. Слышно было только легкое потрескивание. Наконец, раздался незнакомый мужской голос:
  - Вы к кому, уважаемый? У вас есть договоренность с сотрудниками офиса?
  И голос Аркадия произнес:
  - Я к Труневу Георгию Сергеевичу по поводу объявления в газете насчет оглашения завещания.
  - А вы кто будете?
  - Это я объясню самому Георгию Сергеевичу. Сообщите ему о моем приходе.
  Слышно было, как охранник кому-то сказал:
  - Тут гражданин просится к самому боссу, говорит, что насчет завещания.
  И после небольшой паузы:
  - Проходите. Вам нужно подняться на третий этаж, комната 312.
  Послышался шум работающего лифта, и голос Аркадия тихо прошептал:
  - Я еду в лифте. Пока идет все по плану.
  Кира слышала все, что происходит с Аркадием, и сердце ее тревожно стучало. Она волновалась так, как не волновалась даже при защите диплома. Какое-то время ничего не было слышно, затем прозвучал женский голос:
  - Вы и есть тот самый гражданин? Вы по поводу завещания? Проходите, Георгий Сергеевич ждет вас.
  Легкий скрип открывающейся и закрывающейся двери, и грубый мужской голос нетерпеливо произнес:
  - Кто вы такой? И где моя племянница Эмилия?
  - Я адвокат Глеба и Эмилии, уполномочен огласить завещание их отца и вашего брата Трунева Петра Сергеевича.
  - Доверенность от Эмилии есть? А где она сама? И о каком Глебе вы говорите? У брата была только дочь!
  - Не могу по этому поводу ничего сказать, потому что не знаю. Мне доверенность передали через постороннее лицо, но она оформлена с соблюдением всех юридических норм. У меня нет оснований сомневаться в ее подлинности. Кстати, вместе с доверенностью мне передали дубликат завещания, которое я уполномочен огласить. Вы готовы ознакомиться с текстом завещания?
  - Прежде я требую объяснений! Откуда взялся какой-то Глеб, и что все это значит?
  - Еще раз вынужден вам напомнить, что я об этом ничего не знаю. Я действую на основании доверенности.
  Голос Аркадия звучал спокойно и доброжелательно. В то время, как его оппонент, судя по всему, едва сдерживался:
  - Где завещание? И почему дубликат, а не подлинник?
  - Мои доверители также передали через это третье лицо, что подлинник будет предъявлен в нотариальной конторе по истечении шестимесячного срока со дня смерти их отца. Где находится подлинник, мне ничего не известно.
  Наступила длительная пауза. Видимо, Георгий Сергеевич читал завещание. Несколько раз пауза прерывалась тихим рыком недовольства. Потом голос Георгия Сергеевича загремел:
  - Так вот, почему брат опекал этого щенка! Оказывается, это его сын! Жаль, что я не нашел его.
  И после небольшой паузы:
  - Не может быть, чтобы вы не знали, где скрываются ваши, так называемые, доверители. Скажите мне, и я вам хорошо заплачу.
  - Георгий Сергеевич, вы, видимо, невнимательно прочитали текст завещания. В случае, если с вашими племянниками что-нибудь случится, вы лишаетесь всего: и должности, и солидной ренты. Все отойдет государству. Мой вам совет: примите, как должное, волю вашего покойного брата, относитесь по-доброму к вашим племянникам. Ваш брат не поскупился, и щедро обеспечил вашу жизнь. Вы можете даже не работать и жить безбедно. И еще: вы не имеете права до вступления законных наследников в их права распоряжаться имуществом господина Трунева Петра Сергеевича в ущерб делам фирмы. В противном случае вы также можете лишиться ренты. В ваших интересах, чтобы фирма процветала, потому что ваше вознаграждение после вступления завещания в силу напрямую зависит от ее финансовых успехов. Думаю, что я вам больше не нужен. Всего вам доброго!
  - Подождите! Скажите моим племянникам, что они напрасно меня опасаются и где-то скрываются. Пусть возвращаются в Москву.
  - Боюсь, что я не смогу выполнить вашу просьбу. Я, как уже говорил вам, не знаю места их нахождения. Когда я им бываю нужен, они звонят мне сами. Номер, с которого они звонят, не определяется.
  - Дайте мне ваш телефон! - потребовал Трунев.
  - Зачем?
  - Не говорите лишнего и давайте немедленно то, что я у вас прошу!
  - К сожалению, я не могу выполнить вашу просьбу, потому что не взял с собой телефон. Обычно, его отбирают при входе в солидное учреждение. Если позволите, я пойду.
  - Катитесь к чертовой матери! - в последний раз прогремел голос Трунева.
   Опять послышался легкий скрип открывшейся двери и голос Аркадия, вежливо прощавшийся с секретаршей Трунева. Вскоре сам Аркадий появился в автобусе. У него был вид победителя.
  - Ну! - радостно сообщил он, - Кажется, дядя теперь не опасен для своих племянников и будет их оберегать, понимая, что от них зависит его финансовое благополучие. Ну, и зол же он был в начале встречи! Его бы воля, он меня растерзал, не задумываясь. Пренеприятный тип, должен вам доложить. Он, конечно, не ожидал такого сюрприза с завещанием. И как правильно поступил его брат, что составил его именно таким образом, которое связывает Георгия Сергеевича по рукам и ногам. Не думаю, что он будет что-либо предпринимать противозаконное.
  - Не торопись делать выводы, - охладил красноречие Аркадия Кирилл. - Давай дождемся оглашения завещания. Кстати, сколько времени осталось?
  - Месяца полтора. Я сейчас на память не помню дату смерти Петра Сергеевича.
  - Это время нужно быть начеку. Вряд ли Трунев старший смирится с потерей страховой империи. В общем, держи меня в курсе.
  - Спасибо, Кирилл! Мы с Кирой пойдем, у нас недалеко припаркована машина.
  Они шли мимо забора, заклеенного сплошь плакатами одного содержания. Аркадий возбужденно рассказывал Кире о недавней встрече с Труневым старшим. Кира внезапно остановилась и дернула Аркадия за рукав:
  - Посмотри, ведь это Глеб изображен на плакате. А что тут написано? Боже мой! "Разыскивается опасный преступник, подозреваемый в разбойном нападении и убийстве проводницы поезда..." Аркаша, что это такое? Трунев сделал неожиданный ход и обвинил Глеба в собственном преступлении. Неужели он знал, что Глеб является одним из наследников? Что же теперь делать?
  - Во-первых, не паниковать! По-моему, для Трунева был полной неожиданностью факт, что Глеб является его племянником. Он, зная, что Глеб поддерживает Эмилию, решил лишить ее и этой поддержки. Ему в то время не было известно, что его брат предполагал возможность ущемления прав своих детей и потому подстраховался в завещании. Сейчас не в интересах Трунева старшего чинить племянникам препятствия. Скорее, он будет теперь их оберегать от всяких неожиданностей, чтобы не лишиться серьезной финансовой поддержки.
  - Давай посмотрим на эту проблему с другой стороны. Если Глеба арестуют и посадят в тюрьму, его могут признать недостойным наследником, и все достанется Эмили...
  - Ты забыла, что в случае смерти племянников все отходит государству, а Трунев лишается всего. Думаю, что уже завтра этих плакатов не будет.
  - Не знаю, не знаю... Давай завтра посмотрим, будут ли эти плакаты висеть по-прежнему. Вполне возможно, что Трунев может принять какие-нибудь контр-меры, чтобы обойти завещание или даже изменить его. Теперь, когда он знает его содержание, вряд ли он смирится с потерей такого огромного куша.
  - Как ты себе представляешь изменение завещания? Это не так просто, и легко можно будет доказать несостоятельность его действий. Думаю, что он не будет ничего предпринимать против племянников, если он находится в здравом уме.
   После ухода Аркадия Георгий Сергеевич был в ярости. Его братец оказался весьма дальновидным и лишил его маневра. Но еще не все потеряно. Он запомнил фамилию нотариуса и адрес нотариальной конторы, в которой было оформлено завещание, и решил немедленно связаться с нотариусом. Дьявольская мысль родилась в его воспаленном мозгу.
   В выходной день Кира отправилась в гости к Аделаиде Витальевне. Старушка встретила ее радостным известием, что с соседней квартиры бабушки Глеба снято наблюдение:
  - Если бы вы, Светочка, знали, как нас обрадовало это событие. Ведь мы жили, словно в заточении: все просматривалось и прослушивалось. А какой неприятный был этот мужчина, что жил там, такой грубый, невоспитанный. И постоянно нам угрожал.
  - А давно наблюдение сняли?
  - Вчера вечером. Я вот только не знаю, что бы это все значило. Неужели они нашли Глеба? Я очень переживаю за этого мальчика. Кому он перешел дорогу? Я его знаю с самого раннего детства, он мухи не обидит.
  - Не волнуйтесь! Поверьте, с Глебом все в порядке.
  - Вы что-то знаете? Так расскажите мне, а то я вся извелась от тревоги за него.
  - Ничего я толком не знаю. Просто чувствую, что с Глебом все хорошо и, возможно, он скоро появится.
  Кира еще с полчаса посидела у Аделаиды Витальевны и стала собираться домой. К своему удивлению она увидела, что наблюдение во дворе не снято. Значит, Трунев все же что-то еще замышляет. Она решила проехаться до улицы, где вчера были расклеены объявления о розыске Глеба. Объявлений не было, и она немного успокоилась. Кира позвонила Аркадию и рассказала ему последние новости. Они встретились в кафе, и Аркадий сказал, что за Труневым обещал "присмотреть" Кирилл. Они уже собирались уходить, когда раздался телефонный звонок. Звонил Кирилл. Он спросил, как фамилия нотариуса, который подписывал завещание. Аркадий сказал, а потом лицо его выразило крайнее удивление и обеспокоенность.
  - Что случилось? - спросила Кира.
  - Да уж, случилось. На нотариуса совершено нападение, он тяжело ранен и находится в больнице. В средствах массовой информации будет сообщено, что он погиб, чтобы те, кто стрелял, успокоились и не предприняли новой попытки избавиться от него.
  - Думаешь, дело рук Трунева?
  - Не исключаю. Непонятно только, чем ему помешал нотариус? Если только...
  Аркадий задумался, а Кира с ожиданием смотрела на него. Наконец, она не выдержала:
  - Если что?
  - Есть у меня одна идея, попытаюсь ее проверить.
  Он позвонил по телефону и сказал:
  - Вас беспокоит доверенное лицо наследников Трунева Петра Сергеевича. Скажите, представленных документов достаточно? Что? Вы хотели звонить мне? А что случилось? Не телефонный разговор? Хорошо, я сейчас подъеду.
  - Что-то не так?
  - Открылись какие-то новые обстоятельства. Возможно, это то, о чем я подумал, когда услышал о покушении.
  - Поделись. Можно, я поеду с тобой?
  - Лучше не надо. Я тебе позвоню. Пока, пока!
  Аркадий поспешно ушел, а Кира осталась в недоумении: что еще могло произойти? Видимо, они рано решили, что Трунев смирился с содержанием завещания. Что же он еще измыслил? Так ни до чего не додумавшись, Кира решила дождаться звонка Аркадия. То, что сообщил Аркадий, повергло девушку в шок: Трунев представил государственному нотариусу новое завещание от более позднего срока, в котором единственным наследником всего состояния брата указывался он, Трунев Георгий Сергеевич, а Эмилии назначалось солидное пожизненное содержание. Глеб в новом завещании не упоминался совсем.
  - Теперь вся надежда на раненого нотариуса, который может пролить свет, как на свет появилось новое завещание, - сказал Аркадий.
  - А от какого числа новое завещание?
  - Не могу сказать. Я видел его мельком. Здесь явно что-то не чисто. Во всяком случае, время пока есть, чтобы во всем разобраться. Недооценил я этого деятеля! С государственным нотариусом я договорился, что она тщательно все проверит. Я буду тебя держать в курсе дел. Глебу пока ничего не говори, чтобы он не сорвался и не наделал неверных шагов.
   Наступил срок получения документов о вступлении в права наследства. В нотариальной конторе Аркадий и Кира увидели Трунева Георгия Сергеевича, который сиял благодушием. Наконец, их пригласили в кабинет нотариуса.
  Нотариус зачитала первоначальный текст завещания. По мере чтения лицо Трунева непрерывно менялось: оно наливалось кровью, глаза метали гром и молнии.
  - Что ты лепечешь? - вскричал он в ярости, забыв о манерах приличия. - Это раннее завещание! Есть завещание от более позднего срока, в котором я указан единственным наследником. Где оно?
  - Минуточку, - вежливо сказала нотариус и открыла дверь в смежную комнату, из которой вышел пожилой нотариус, считавшийся умершим после покушения людей Трунева.
  
  - Удивлены? - спросил тот, с презрением глядя на Георгия Сергеевича.
  - Отчего же? - не смутился Георгий Сергеевич. - Что вы здесь делаете?
  - Проливаю свет на то, как появилось более позднее завещание. Во-первых, оно недействительно потому, что оно составлено на второй день после смерти вашего брата. Вы так торопились, что не заметили этой малости, которую я допустил сознательно. Я понимал, что как свидетель я вам не нужен, и что вы уберете меня, как только получите нужный документ. Но в память о вашем брате я не мог допустить, чтобы вы ограбили его детей.
  - Ах, ты мразь! - кинулся к нотариусу Трунев.
  Но в это время в кабинет вошли двое крепких мужчин в форме:
  - Трунев, вы арестованы по обвинению в покушении на убийство! Ваши руки!
  Наручники захлопнулись на руках злодея, и его увели. Уходя, он продолжал изрыгать ругательства и грозил со всеми рассчитаться. Арестовали и подручных Трунева.
   Трунев Георгий Сергеевич осужден к 15-ти годам лишения свободы и отбывает срок в колонии строгого режима. В ходе следствия выяснилась его причастность к убийству брата, проводницы и бабушки Глеба. Подельники не стали выгораживать своего бывшего шефа и чистосердечно обо всем рассказали. Да, и сам Трунев под конец следствия стал давать показания, надеясь на смягчающий приговор.
   Глеб и Эмилия вступили в права наследства "империей" своего отца Трунева Петра Сергеевича. Первым делом, они поехали на кладбище вместе с Аделаидой Витальевной и отдали дань памяти и уважения бабушке Глеба. Ее могилу украшает скульптура молодой грациозной девушки из белого мрамора - Мельпомены, на гранитной плите помимо дат смерти и рождения выгравированы персонажи наиболее известных ее киноролей, а на табличке указаны ее заслуги перед киноискусством.
  Кира и Аркадий готовятся к свадьбе, которая назначена на 14 января (старый Новый год). Так счастливо разрешилась вся эта история с наследством.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"