Бойко-Рыбникова Клавдия Алексеевна: другие произведения.

Валькино счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Валька широко открытыми глазами смотрит в огромный зал, и ее сердце трепещет, как пойманная в силки птица. Громкие крики "браво" и шквал оваций вызывают невиданный восторг в ее душе. Люди несут ей цветы, много цветов, и она кладет их на пол, потому что нет сил держать тяжелые букеты в руках. Она понимает, что нужно с достоинством поклониться и уйти со сцены, но ноги словно приросли к полу. Ей хочется так стоять и стоять, и наслаждаться своим триумфом бесконечно. Ах, если бы ее в этом момент мог видеть бывший одноклассник Гошка Еремеев!
   Неожиданно в ее сознание врывается грубый голос:
  - И долго ты собираешься валяться, погань этакая? На дворе давно белый день, а она, как барыня, собирается спать до обеда!
  Это вечно полупьяная мать разрушила ее ночные грезы и вернула в действительный мир, в котором Валька - не блестящая певица, а бледное забитое существо семи лет с испуганными глазами и поникшей головой. Несколько дней назад девочка случайно увидела у соседки по телевизору, как чествовали знаменитую певицу, и это событие оставило глубокий след в ее душе. Соседка еще пошутила:
  - Валюшка, вырастешь и станешь такой же певичкой, и тебе тоже будут дарить цветы и кричать "браво".
  И с той поры Валька только о том и думала. Петь она любила, можно сказать, с самого рождения. Соседям нравился ее звонкий и чистый голос, и они часто просили ее спеть что-нибудь. Валька охотно откликалась на просьбы соседок. А вот матери не нравилось ее пение. Вот и сегодня мать грубым окриком прервала этот удивительный сон, который ей приснился впервые.
   Девочка открыла глаза и поспешно вскочила с подобия кровати, на котором она спала. Когда-то это был диван, но во время одного из пьяных скандалов, которые были нередки в доме, его ножки сломали, и он стоял, покосившись на один бок. Время обесцветило некогда бывшую яркой обивку дивана, пружины устали лежать в своих гнездах и рвались наружу, больно порой впиваясь в бока девочки. Но Валька уже приспособилась ложиться так, чтобы обойти их неприятное воздействие. В доме давно все, что было ценного, исчезло, было выменяно на самогон или водку. Укрывалась Валька тряпьем, которого в избытке валялось по углам, и которое мать каждый день приносила с многочисленных свалок.
   За окном вставал хмурый осенний день. Свет еле пробивался сквозь затянутые пленкой окна. Стекол в них давно не было. Их перебили во время пьяных драк, а вставить новые - не нашлось денег. Квартира, в которой жила девочка, была в таком запущенном состоянии, что и словами не описать. Входная дверь была разбита, и сквозь щели в ней нещадно дуло. Особенно плохо было зимой, потому что отопления в квартире не было. Батареи были срезаны и отвезены на приемный пункт металлолома еще отцом несколько лет назад. Туда же отправились и газовая плита, и кастрюли со сковородками. Отапливались самодельным электронагревателем, к которому все старались разместиться поближе. Отец в прошлом году ушел к разбитной соседке, а мать после его ухода совсем опустила руки и запила. На дочь она не обращала никакого внимания. Главной ее заботой было наскрести денег на бутылку горячительного напитка. Девочка редко бывала сыта. Спасибо соседям, что подкармливали ее, а Валька, несмотря на свой малый возраст, старалась им помочь, чем могла: летом пропалывала грядки, присматривала за малышами и ходила в магазин за продуктами, когда попросят. Бабушки соседки Вальку любили за ее безотказность и кроткий нрав. А вот мать вечно была девочкой недовольна и частенько отпускала зуботычины и тычки. Валька на мать не обижалась, а любила и жалела ее. В последнее время среди гостей матери чаще других появлялся Степан, непутевый сын председателя колхоза. После выпивки он становился злым и нередко поколачивал Валькину мать. Бил молча и остервенело. Мать тихонько и тоненько скулила, как побитая собачонка, и этот ее плач острой занозой впивался в сердце девочки. Однажды Валька не выдержала и бросилась на защиту матери. Она впилась зубами в волосатую руку Степана. Он в первый момент растерялся, но потом отшвырнул от себя девочку со словами:
  - Ах ты, гадина! Да я тебя, как муху раздавлю!
  Но, взглянув в гневные глаза маленькой и худенькой девочки, которая смотрела на него бесстрашно, он смутился и, выругавшись матерно, ушел. А мать набросилась на нее, обозвала зверенышем и выбежала вслед за Степаном. Вальке стало обидно до слез. Ведь она только хотела ее защитить.
   С приходом зимы Вальке стало совсем плохо. Теплой одежды у нее не было, и девочка часто стала пропускать школу. В один из дней, когда Валька была в квартире одна, холодная и голодная, пришла молодая учительница Анна Васильевна, классный руководитель, которая только первый год работала в школе после окончания института. Увидев обстановку, в которой находилась девочка, она ужаснулась. Валька сидела, закутавшись в тряпье, и дрожала от холода. Она второй день ничего не ела, а идти к соседям попрошайничать стеснялась. Матери тоже уже не было второй день, и девочка не знала, где она и что с ней. Учительница, бросив Вальке:
  - Жди меня, я сейчас! - опрометью выбежала из квартиры.
  Вернулась она через час с одеждой, обувью для Вальки и со свертками с едой. Накормив девочку и одев во все теплое, она забрала Вальку с собой, оставив Валькиной матери записку: "Не волнуйтесь, ваша дочка у меня. С ней все хорошо". Указав на обороте записки адрес, по которому можно найти
  Вальку, она оставила записку на видном месте. Но мать Вальки не объявилась ни в этот, ни в последующие дни.
   Анна Васильевна жила в съемной квартире в частном доме. Квартира представляла собой половину дома, состоящую из двух комнат и небольшой кухни. Отапливалась эта половина от котла, расположенного на половине хозяйки, и поэтому Анна Васильевна была свободна от забот о топливе и каждодневном растапливании котла. В доме был водопровод, а во дворе располагалась баня, которую топили по выходным дням. Поскольку было только начало недели, мыла Анна Васильевна Вальку в большом корыте, предварительно нагрев воду на газовой плите. Газ был баллонный, что ни в коей мере не умаляло его значение в быту. Попав в квартиру Анны Васильевны, Валька с удивлением озиралась по сторонам. Ее поразили чистота и порядок, царившие в комнатах, обилие книг, стоявших на полках и стеллажах. В большой комнате стояло пианино, блестевшее лаковыми поверхностями, в которых отражался свет от большой люстры. На письменном столе разместилась настольная лампа с зеленым абажуром.
  - Нравится тебе у меня? - спросила Анна Васильевна.
  Валька только кивнула головой в знак согласия. Анна Васильевна, когда мыла ее, поразилась худобе девочки, но вида не подала, чтобы окончательно не смутить ее. Она намыла Вальку, что называется, "до скрипа", завернула в махровую простыню, одела во все чистое, а старую одежду отнесла на помойку. Потом они вместе пили чай и разговаривали. Сначала Валька стеснялась, но потом разговорилась и рассказала о своем горьком житье-бытье:
  - Мамка, когда папка жил с нами, почти не пила. Она хорошая. Вот только дядька Степан ее колотит.
  - Кто такой дядька Степан?
  - Сын председателя колхоза. Он к нам часто ходит. Я его укусила, когда он мамку бил, он и ушел. А мамка ушла за ним.
  - Вот что, - сказала Анна Васильевна, выслушав Валькин рассказ, - поживешь пока у меня. И не возражай! Мне одной скучно, а вдвоем нам будет веселей. Твою маму я сумею уговорить.
  Заметив интерес Вальки к пианино, она подошла к инструменту и пробежала легким пассажем по клавишам.
  - Сыграйте что-нибудь, - тихо попросила девочка, - я никогда не слышала, как играют на этой штуке.
  - Эта штука называется пианино. Что тебе сыграть?
  - Я не знаю.
  - Хорошо, слушай!
  И полилась грустная мелодия "Осенней песни" Чайковского. Валька слушала напряженно и не отрывала глаз от рук Анны Васильевны. По щеке девочки скатилась одинокая слеза. Когда музыка смолкла, она долго молчала, а потом спросила:
  - Что это?
  - Тебе понравилось?
  - Очень!
  - Это Петр Ильич Чайковский, выдающийся русский композитор. А хочешь, я тебя буду учить музыке?
  Глаза Вальки загорелись, она прижала руки к груди и страстно воскликнула:
  - Очень хочу!
  - А что ты больше всего любишь в жизни?
  Валька задумалась, а потом, залившись ярким румянцем, сказала:
  - Больше всего я люблю петь. Но мне мама не разрешала дома петь, а в школе я стесняюсь.
  - Ничего, у меня ты стесняться не будешь. Я буду с тобой заниматься и вокалом.
  - Чем? - испуганно переспросила Валька.
  - Вокалом, пением.
   Так Валька стала жить у Анны Васильевны. По утрам они вместе уходили в школу и вместе возвращались домой. Девочка немного поправилась и уже не выглядела "заморышем", как звал ее первый драчун в классе Гошка Еремеев. Прошла неделя и однажды вечером неожиданно объявилась Валькина мать. Анна Васильевна и Валька сидели за столом, занимаясь каждая своим делом: Анна Васильевна проверяла тетради, а Валька увлеченно рисовала диковинные цветы. В дверь кто-то отчаянно заколотил и, когда Анна Васильевна ее открыла, в квартиру буквально ворвалась растрепанная и пьяная Валькина мать. Она с порога стала материться и кричать, что найдет управу на учительницу, похитившую дочь. Анна Васильевна сначала растерялась, но потом грозно возвысила голос:
  - Прекратите безобразничать и сквернословить! Вы не у себя дома! Вашу дочь никто не похищал. Когда я пришла в ваш дом, девочка была голодной и полузамерзшей. Где вы были всю неделю? Почему только сейчас обеспокоились судьбой дочери? И почему в пьяном виде вы появляетесь у меня? Я сейчас вызову милицию и сдам вас, если вы не прекратите свое безобразное поведение! Посмотрите, вы напугали ребенка!
   Валька сидела в оцепенении, скованная ужасом. Противоречивые чувства бушевали в ее маленьком сердечке: ей было и стыдно матери, и необычайно жалко ее, было страшно, что Анна Васильевна сейчас их обеих выгонит в ночь, и придется снова возвращаться в холодное и голодное существование, а еще она страшилась слова "милиция". Она переводила испуганные глаза с матери на Анну Васильевну. Наконец, она прошептала:
  - Не надо милицию! Мама, Анна Васильевна очень добрая и хорошая, ты не ругай ее!
  Валькина мать тоже, услышав про милицию, сразу сникла и забормотала:
  - Что уж, сразу милицию! Не надо милиции! Чай, сами сумеем договориться, без милиции.
  - И о чем я буду с вами договариваться? Вы бросили маленького ребенка в холодной квартире без средств к существованию и пропали на целую неделю! А если бы ребенок погиб за это время? Вместо слов благодарности вы приходите и устраиваете скандал.
  - Ладно, ладно, не шуми! Я для порядка покричала. Думала, что ты совсем у меня девчонку забрала.
  Валькина мать говорила эти слова, а сама жадно ловила реакцию Анны Васильевны. Та раскусила ее маневр и жестко сказала:
  - Я взяла девочку, чтобы она не замерзла и не умерла с голода. Но если вы настаиваете, я сейчас соберу Валю и отдам ее вам.
  То, что произошло потом, было полной неожиданностью для Анны Васильевны и Вальки. Валькина мать круто повернулась и опрометью выбежала из квартиры. Из сеней она крикнула:
  - Пусть Валька у тебя поживет зиму!
  И Валька осталась жить у учительницы. Анна Васильевна стала учить ее музыке и пению. У девочки оказался абсолютный слух и приятный чистый голосок. Теперь она была всегда нарядно одета, волосы были красиво и аккуратно заплетены, на голове красовался причудливо завязанный бант.
   К Новому году стали готовить праздничную программу. Анна Васильевна разучила с Валькой новогоднюю песню, и девочка с замиранием сердца ждала своего первого выхода на сцену. Ей и хотелось выступить перед всей школой, и то же время было боязно выйти перед полным залом и запеть. Она постоянно обо всем этом думала и часто не видела и не слышала, что происходит вокруг. Она шла после репетиции задумчиво из школы, когда ее окликнул участковый милиционер:
  - Валя, подожди, мне нужно тебя кое о чем спросить. Ты давно видела свою маму?
  - Давно, - прошептала девочка, - а что?
  Ее всегда при виде милиционеров парализовал страх. Этот страх шел с той поры, когда участковый в магазине остановил ее мать и попросил показать сумку. В сумке оказалась украденная матерью золотая цепочка, и мать забрали в участок, а маленькую Вальку отправили в приют. В приюте она была самой маленькой, и дети постарше обижали ее, отнимали игрушки и сладости.
  - Что случилось с мамой?
  - Пока не знаю. А ты разве не домой идешь? - удивился участковый, увидев, что Валька сворачивает в переулок.
  - Я теперь живу у Анны Васильевны и иду к ней.
  И она побежала, что было духу. Участковый удивленно посмотрел вслед девочке. Когда Валька вбежала в квартиру, Анна Васильевна удивленно на нее посмотрела:
  - Что случилось, Валя? Отчего ты так запыхалась? За тобой кто-то гнался?
  - Там участковый! - Валька показала в сторону двери, с трудом переводя дыхание.
  - И что? Он тебя обидел, гнался за тобой?
  - Нет, нет. Просто я его боюсь. Он может забрать в милицию.
  - За что он тебя может забрать? Разве ты делала что-нибудь плохое?
  - Нет.
  - Тогда почему же ты его боишься? Милиция охраняет порядок и наш покой.
  - Он спросил про маму, и я испугалась.
  - Испугалась чего?
  - Что он опять заберет ее в милицию, а меня отправит в приют. А в приюте плохо.
  - А что спросил участковый про маму?
  - Он спросил, давно ли я ее видела. А я сказала, что давно, и убежала.
  - Ну, ладно, мой руки и садись за стол. Сейчас будем обедать. А завтра я сама спрошу у участкового, где твоя мама и что с ней.
  Валька благодарно взглянула на Анну Васильевну.
   На другой день перед уроками Анна Васильевна позвонила участковому и выяснила, что Валькина мать попала в больницу со множеством ножевых ранений, которые ей нанес во время пьяной драки Степан. Сейчас она находится в районной больнице, и врачи борются за ее спасение. После уроков Анна Васильевна, наказав Вальке ждать ее дома, отправилась в районный центр. К Валькиной матери ее не пустили, но сказали, что угрозы для жизни нет. Анна Васильевна решила ничего не говорить девочке, чтобы не напугать ее.
   В канун Нового года в школу привезли высокую пушистую елку и установили ее в спортивном зале. Несколько маленьких елочек раздали всем желающим. Одна из таких елочек досталась Анне Васильевне, и она вечером вместе с Валькой украшала ее. Девочка впервые участвовала в подготовке праздника, и она отдавалась этому делу с увлечением. Глаза ее горели, щеки разрумянились. Она осторожно брала блестящие елочные игрушки из коробки и подавала Анне Васильевне. Когда елка была наряжена, Валька с восхищением глядя на нее, произнесла:
  - Какая красота! Анна Васильевна, наша елочка - самая лучшая! А дед Мороз к нам придет?
  - А ты написала ему письмо?
  - Нет. А куда я пошлю письмо?
  - Письмо нужно положить под подушку.
  - А как же дед Мороз его заберет?
  - Он не сам заберет. Прилетит сорока и осторожно, чтобы тебя не разбудить, заберет письмо и отнесет его деду Морозу.
  - Я тогда не буду спать. А о чем писать деду Морозу?
  - Обычно дети сообщают ему о своих успехах и просят какую-нибудь игрушку или исполнить заветное желание.
   Целый вечер Валька трудилась над письмом. Потом его аккуратно свернула и положила под подушку. Она долго не засыпала, но потом все же не удержалась и уснула. Анна Васильевна осторожно вытащила письмо из-под подушки и прочитала: "Дедушка Мороз! Я учусь в первом классе. Мне ничего не надо. Сделай так, чтобы мама не пила. Валька" Слезы навернулись на глаза молодой учительницы. Она решила сделать Вальке подарок, чтобы ее первый новый год запомнился надолго. На другой день она снова поехала в райцентр и купила роскошную куклу. Подарок она до времени спрятала у хозяйки.
   Новогодний праздник в школе ждали все от первоклассников до выпускников школы. Задолго до его начала почти все ученики собрались перед спортивным залом, двери которого были закрыты. Из толпы учеников слышались возгласы: "Ну, когда же откроют двери? Сколько ждать?" Наконец, появился директор школы и распахнул двери. Елка стояла посреди зала и сияла серебристыми шарами, мишурой и праздничными огнями. Часть зала была отгорожена красным занавесом. Там располагалась накануне сколоченная сцена, и собрались все участники праздничного концерта. Среди них была и Валька в новом голубом атласном платье, как у принцессы. Волосы девочки Анна Васильевна завила, скрепила заколкой наподобие короны, и они спадали на плечи красивыми локонами. Никто в этой нарядной девочке не мог бы узнать прежнюю Валю. И вот девочка, ведущая концерт, объявила Валин номер, и девочка вышла на середину сцены. Она боялась взглянуть в зал. Когда все же она подняла глаза, то увидела Анну Васильевну, которая ободряюще улыбнулась девочке и кивнула головой. И она моментально успокоилась и, когда зазвучала музыка, вступила вовремя и запела звонким чистым голосом:
   Ах, какой хороший, добрый дед Мороз!
   Елку нам на праздник из лесу принес.
   Огоньки сверкают: красный, голубой!
   Хорошо нам елка, весело с тобой!
  Когда она окончила пение, зал взорвался аплодисментами. Валька стояла сияющая и счастливая, а в зале кричали: "Спой еще, Валька!" Девочка повернулась и убежала со сцены прямо в зал к Анне Васильевне, которая обняла ее и поцеловала:
  - Ты молодец, Валюша! Ах, какая ты молодец!
   Вечером Валька долго не могла уснуть, а ночью ей приснился все тот же сон: она стоит на сцене, и ей несут и несут цветы. Она уже не может их держать и кладет цветы прямо на пол. Утром она открыла глаза и увидела на кровати в ногах большую куклу, нарядно одетую, с роскошными волосами. Никогда до этого у нее не было даже самой простой куклы, а тут - такая красавица! Валька долгое время с восхищением смотрена на нее, а потом схватила куклу, прижала к себе и стала неистово целовать свое сокровище. Сердце ее было переполнено восторгом и восхищением. Анна Васильевна подошла к ней:
  - Ну что, Валечка, понравился тебе подарок деда Мороза?
  - Это дед Мороз мне подарил? А когда он приходил?
  - Вчера, когда ты уснула. Ему рассказали, какая ты молодец, какую хорошую песенку спела про него на празднике. Вот он и пришел, чтобы тебя поблагодарить и вручить подарок. А еще он тебе под елочку что-то положил, но что, я не знаю.
  Валька мигом слетела с кровати и подбежала к елочке. Под ней стоял большой нарядный пакет со сладостями и лежало письмо от деда Мороза. Девочка прочитала его: "Валечка, ты очень хорошая и добрая девочка. Я очень постараюсь выполнить твою просьбу и вылечить твою маму от пьянства. Все в твоей жизни будет хорошо! Я тебе это обещаю. Твой дед Мороз".
  - А теперь быстро умываться и за стол. У нас с тобой праздничный завтрак.
   Это был самый счастливый день в жизни девочки. После завтрака она вместе с Анной Васильевной отправилась на электричке в цирк. Валька впервые ехала в электричке, и ей все было интересно. Она разглядывала людей, входивших в вагон и выходивших из него, и засыпала Анну Васильевну вопросами. Та еле успевала отвечать на них. Чтобы немного унять беспокойство девочки, Анна Васильевна предложила ей игру в города. Валька увлеклась игрой и не заметила, как они доехали до своей остановки. Цирк поразил Вальку и покорил навсегда. Она с восторгом следила за воздушными гимнастами, смеялась шуткам двух забавных клоунов, но особенно ей понравились дрессированные собачки и обезьянки. Анна Васильевна в антракте купила в фойе для Вальки 2 клоунских поролоновых носа красного и синего цвета и "волшебную" палочку, которая переливалась разноцветными огнями. А вот тигры и лев девочку напугали своим рыком. Особенно один тигр никак не хотел слушаться дрессировщика и все время задирал его лапой так, что девочка даже в страхе закричала. Пришлось со второго отделения им уйти, чтобы не помешать представлению. После цирка Анна Васильевна повела Вальку в парк, где они катались на ледяных горках. Сердце у Вальки замирало, когда она вместе с Анной Васильевной неслась вниз на пластиковом круге. Его им одолжил какой-то мальчишка. За это Валька подарила ему синий клоунский нос. Мальчишка тут же прицепил его и закричал: "Я клоун, я клоун!" И все вокруг засмеялись. Из парка Анна Васильевна повела Вальку в кафе, и девочка вдоволь наелась сладостей. Весь день был одним сплошным праздником. По дороге домой утомленная Валька задремала, положив голову на плечо Анне Васильевне, и та боялась пошевелиться, чтобы не потревожить сон девочки.
   В последний день зимних каникул Валька была дома одна и рисовала елку, деда Мороза, клоунов и полюбившихся собачек, как могла. Анна Васильевна ушла в школу на педсовет, сказав, что скоро вернется, и чтобы Валька не скучала. В дверь неожиданно постучали. Валька, уверенная в том, что это пришла Анна Васильевна, открыла дверь. На пороге стояла мать бледная, исхудавшая, озябшая. Валька в нерешительности застыла перед ней.
  - Мне можно войти? - спросила мать. - А где твоя учительница?
  - Она в школе, скоро придет.
  - Ты одна?
  - Да.
  Мать огляделась по сторонам и заметила новую Валькину дубленку и большую роскошную куклу.
  - Это твоя? - спросила она.
  - Да, мне дед Мороз подарил. Я про него спела песенку. Мне все хлопали. А дед Мороз подарил куклу.
  - А-а, - равнодушно произнесла мать. - Ты мне не нальешь чаю? Я очень замерзла. На улице мороз, а я легко одета.
  - Сейчас, сейчас! - засуетилась Валька и вышла на кухню, чтобы согреть чайник.
  Мать, воровато оглядевшись по сторонам, схватила Валькину дубленку, куклу, пуховый платок, которым по вечерам укрывалась Анна Васильевна, когда читала книжку, шкатулку с бижутерией. Все вещи мать завернула в пуховый платок и тихонько выскользнула за дверь. Когда девочка вернулась в комнату, она удивилась отсутствию матери, заглянула в другую комнату, позвала ее, но той нигде не было. И только после этого Валька увидела, что вместе с матерью исчезли и дубленка, и кукла, и шкатулка. Она отчаянно разрыдалась. В это время вернулась Анна Васильевна. Она в испуге бросилась к Вальке:
  - Девочка моя, что случилось? О чем ты плачешь?
  Но та не могла выговорить ни слова, так велико было ее отчаяние. Анна Васильевна принесла стакан с водой, в который накапала несколько успокаивающих капель. Когда Валька немного пришла в себя и смогла связно изложить, что случилось, Анна Васильевна приняла решение немедленно найти воровку и вернуть все похищенные вещи. В ее голове не укладывалось, как мать могла лишить своего единокровного ребенка теплой одежды и любимой игрушки.
   Валькину мать она нашла возле магазина уже изрядно навеселе, где та пыталась за бутылку продать куклу и шкатулку с бижутерией. Остальных вещей у нее уже не было. Анна Васильевна решительно подошла к воровке, взяла ее за рукав и требовательно спросила:
  - Где остальные вещи? Куда ты дела дубленку и платок? Как ты могла обворовать своего обездоленного ребенка?
  - Это Валька-то обездоленная? - заголосила Валькина мать. - Это я обездоленная! Ты украла у меня дочь, а теперь за меня принялась! Хочешь меня со свету сжить!
  Вокруг них стали собираться люди. Неожиданно откуда-то вынырнул участковый, и Анна Васильевна обрадовалась ему, как родному человеку:
  - Господи, как хорошо, что я вас встретила!
  - Что случилось, Анна Васильевна?
  - Вот эта женщина украла у своей дочери дубленку, куклу, у меня пуховый платок и шкатулку с бижутерией. Пока я была на педсовете, она пришла в дом и украла эти вещи. Кукла и шкатулка у нее сейчас в руках, а дубленку и платок она уже кому-то продала.
  Увидев участкового, Валькина мать бросила на снег куклу и шкатулку и заверещала:
  - Ничего я не крала! Она сама мне сейчас сунула в руки куклу и шкатулку! Она хочет отнять у меня дочь! Разберитесь, гражданин начальник!
  - Пройдемте со мной обе, - приказал участковый.
  Дубленку и платок удалось вернуть по горячим следам. Их, оказывается, купила продавщица магазина. Анна Васильевна не хотела заводить против Валькиной матери уголовное дело, а в присутствии участкового взяла с нее слов, что она закодируется и пойдет работать. Та сначала ни в какую не хотела соглашаться на условия Анны Васильевны, но участковый пригрозил ей тюрьмой. Анна Васильевна взывала к совести опустившейся женщины:
  - Что же вы за мать? Как можно было украсть куклу у собственной дочери и одежду? Если бы вы знали, как Валя дорожит этой игрушкой, у вас не смогла бы подняться рука на воровство.
  - Все ваши куклы - сплошное баловство! Матери жрать нечего, а ты подкупаешь Вальку дорогими подарками. Думаешь, я не знаю, чего ты хочешь? Хочешь забрать у меня дочь. А за меня, сироту заступиться некому. Вон и участковый на твоей стороне!
  - О чем вы говорите? - возмутилась Анна Васильевна. - Если бы я хотела забрать у вас Валю, я давно бы собрала документы на лишение вас родительских прав, а я этого не делаю.
  - И напрасно, - вступил участковый. - Таких матерей нужно стерилизовать, чтобы не плодили сирот при живых родителях. Ведь ты молодая женщина, а посмотри, в кого ты превратилась со своим пьянством! На тебя смотреть противно!
  - А ты не смотри! - огрызнулась Валькина мать. - Есть и без тебя, кому смотреть!
  - Да уж! Один уже досмотрелся до того, что изрезал тебя всю. Неужели тебя это ничему не научило? - продолжал гнуть свою линию участковый.
  - Жену свою учи, а мне и без тебя тошно! Ну что ты на меня смотришь, будто на мне узоры нарисованы? - неожиданно накинулась Валькина мать на Анну Васильевну.
  - А, знаете, вы все же счастливая женщина! У вас такая замечательная дочь! Вы только прочитайте, какое письмо она написала деду Морозу.
  И Анна Васильевна протянула Валькиной матери записку Вали к деду Морозу. Участковый перехватил записку и прочитал ее вслух: "Дедушка Мороз! Я учусь в первом классе. Мне ничего не надо. Сделай так, чтобы мама не пила. Валька".
  - Да, дела! - произнес он после прочтения. - И при такой дочери ты пьешь? Есть ли у тебя сердце? Ребенок от всего отказывается, лишь бы ты не пила, а ты?
  - А что я? - загундосила Валькина мать. - Думаешь, мне сладко? На работу меня не берут...
  - Опять же по причине твоего пьянства, - перебил ее участковый. - Ты давай, завязывай с этим делом! Если хочешь, мы тебя направим на кодирование, если сама не можешь завязать.
  - Это было бы просто замечательно! - обрадовалась Анна Васильевна. - А с работой я вам помогу. Можно устроиться в нашу школу техслужащей и сторожем. Только обязательно нужно бросить пить.
  - Эка, какие вы оба добренькие! Где же я деньги найду для кодирования? За так меня никто кодировать не станет. Думаете, мне самой не надоело мыкаться без работы?
  - Только не надо мне рассказывать, как ты хочешь работать! Я тебя устраивал и дояркой на ферму, и уборщицей в магазин, и везде ты больше трех дней не работала.
  - Меня подруги сбивали. Мне нужно из моей деревни уехать, а то не выдержу и сорвусь.
  - Ну, что ж, - подытожил участковый. - Значит, записываю в протокол: направить гражданку Сомову на кодирование, после чего решить вопрос с трудоустройством и местом жительства. Завтра придешь ко мне в отдел к 10 часам, и вместе проедем к наркологу. Думаю, я сумею с ним договориться. Только смотри: если не придешь, дам ход делу и загремишь ты лет на несколько.
  - Приду, обязательно приду, - заверила Валькина мать, и на том разошлись.
   Когда Анна Васильевна вернулась домой, Валька спала, и при этом во сне часто всхлипывала. Чувствовалось, что она и во сне переживает случившееся и никак не может успокоиться. Анна Васильевна осторожно положила куклу рядом с Валькой, накрыла девочку пледом и прошла на кухню. Она тоже была сильно взволнована. В ее сознании не укладывалось, как можно быть такой безответственной матерью, как можно не оценить искренних чувств ребенка и не ответить на них глубокой привязанностью. Она решила, во что бы то ни стало, помочь Валькиной матери вернуться к нормальной жизни.
   На следующее утро Анна Васильевна отпросилась у директора школы и отправилась разыскивать Валькину мать, чтобы отвести ее к участковому. Мать удивилась, увидев учительницу:
  - Тебе чего? С Валькой что случилось?
  - Нет, нет, с Валей все в порядке. Я пришла за вами, чтобы вместе ехать к участковому.
  - А зачем мне к нему ехать? - с вызовом спросила не совсем трезвая женщина. - Не собираюсь я к нему ехать!
  - Как же так? Ведь вчера договорились, что вы закодируетесь.
  - Ишь, чего выдумала! Нечего мне кодироваться, я еще пожить хочу! Пошла отседова, пока я тебе не накостыляла!
  - И такое существование вы называете жизнью? Вы свое самое дорогое существо, свою дочь променяли на бутылку водки. Я без вас не уйду! Я дала слово самой себе, что заставлю вас бросить пить и заботиться о Вале. Редко кому выпадает счастье иметь такую дочь, а вы... Как только не стыдно?
  - Ты меня не стыди! Ишь нашлась, какая умная! Иди, давай по добру, по здорову, пока я добрая. Некогда мне с тобой лясы точить!
   И Валькина мать направилась к двери, но Анна Васильевна решительно преградила ей путь:
  - Вы хотите в тюрьме оказаться? Если вы не пойдете со мной к участковому, я дам ход своему заявлению о краже. Выбирайте, что вам дороже: выпивка или свобода? Я не шучу! Жду вашего решающего слова!
  - Ты, что, ты что? Зачем тюрьма? Ладно, твоя взяла: поехали к участковому!
   Пока Валькина мать неделю находилась в наркологическом диспансере, Анна Васильевна договорилась с директором школы, чтобы ее приняли на работу техслужащей и на полставки кочегаром и сторожем. Нашлась для нее и небольшая комнатушка под лестницей, где раньше хранились ведра, метлы и прочие хозяйственные предметы. Анна Васильевна купила раскладушку, с разрешения директора школы взяла списанный письменный стол, стул, повесила незатейливые занавески на подслеповатое окно, и комната приобрела вполне жилой вид. Валькина мать была приятно удивлена, когда увидела свое будущее жилище. И началась для нее совершенно новая, давно ею позабытая трезвая жизнь. И Анна Васильевна, и Валька старались сделать все, чтобы женщина почувствовала заботу о ней. Нужно сказать, что новая жизнь Валькиной матери понравилась. В свободное время она пристрастилась читать книги, которые брала в школьной библиотеке. Питалась она регулярно в школьной столовой за умеренную плату, и вскоре лицо ее округлилось. И походка, и речь все стало иным. Теперь уже никто, глядя на нее, не сказал, что перед ним пьющая женщина. А тут еще у нее неожиданно открылся красивый и звучный голос. Когда в школе заканчивались уроки, Валькина мать принималась за уборку и при этом распевала свои любимые песни. Однажды ее услышала Анна Васильевна и уговорила ходить в клуб на занятия в вокальный ансамбль "Россияночка". Вскоре Валькина мать стала в нем ведущей солисткой.
   В один из зимних вечеров за столом пили чай Анна Васильевна, Валька и ее мать. Как водится, за чаепитием вели неспешные разговоры. Девочка казалась очень счастливой. Она непроизвольно жалась к матери. Анна Васильевна улыбалась, видя, как изменились к лучшему отношения матери и дочери. Потом она села за пианино и предложила матери и дочери спеть что-нибудь вместе. Валька посмотрела вопросительно на мать и тихо предложила:
  - Мама, а помнишь ты с папой пела песню "Что во поле пыльно"? Я только других слов не помню.
  Валькина мать оживилась и запела негромко "Матушка, матушка, что во поле пыльно". Валька стала ей тихонько подтягивать своим чистым и звонким голосом. И тогда Анна Васильевна предложила им спеть эту песню вдвоем: Валька пела обращение дочери к матери, а мать - ответ матери. Номер оказался так хорош, что его решили спеть в ближайшем концерте. Успех был небывалый. После успешного выступления номер отобрали на районный фестиваль художественной самодеятельности. И началась серьезная подготовка к этому важному событию. Каждый вечер Валька и ее мать репетировали песню, а Анна Васильевна им аккомпанировала. Однажды после репетиции Валькина мать попросила Анну Васильевну проводить ее до выхода. Когда женщины вышли на улицу, Валькина мать, смущаясь, сказала:
  - Душевная ты баба, Васильевна! Спасибо тебе за все: и за то, что дочку мою отогрела, и что мне не дала пропасть. Век не забуду твоей доброты! Казалось, какое тебе до нас дело? Ан нет, вон ты как душевно обошлась с нами.
  - Полно, полно! Не за что меня благодарить. Если бы не ваша сила воли, вряд ли у меня что-нибудь получилось.
  - Ты погодь, Васильевна, не перебивай меня! У меня словно глаза открылись, и жизнь новая пошла. Что я раньше видела: водку, да дружков своих пьяных? Через них чуть дочку свою не потеряла. А теперь такая у меня жизнь интересная! Я утром встаю и радуюсь, что день начинается, и много в нем всего хорошего меня и дочку ждет. А теперь вот к фестивалю этому готовимся. Боязно мне: вдруг опозоримся.
  - Не опозоритесь, это я вам говорю. Все будет замечательно! Вы у меня после фестиваля знаменитыми проснетесь, вот увидите!
  - Ну, спасибо тебе за добрые слова! Побегу я, мне уже на дежурство пора. Спасибо тебе!
  И не успела Анна Васильевна отстраниться, как Валькина мать схватила ее руки, быстро поцеловала и опрометью бросилась бежать.
  - Сумасшедшая, впрямь сумасшедшая! - покачала головой Анна Васильевна и с улыбкой вошла в дом. На душе у нее было светло и спокойно.
   В день фестиваля в районном доме культуры негде было яблоку упасть. Съехались творческие коллективы со всего района, пришли горожане целыми семьями. Этот праздник любили и охотно его посещали. Валькина мать, увидев такое скопление народа, упала духом, заволновалась и хотела уже отменить выступление. Но Анна Васильевна нашла такие слова, которые убедили ее перебороть волнение. Она отвела Валькину мать в сторону и сказала:
  - Посмотрите на Валю, как она ждет этого выступления, как ей хочется, чтобы все услышали ваш голос, как ей хочется гордиться вами! Неужели вы можете подвести ее и разочаровать ее ожидания? У вас все получится! Я уверена, что ваш номер будет лучшим!
  Весь зал замер, когда зазвучал Валькин звонкий чистый голосок, взволнованно вопрошавший: "Матушка, матушка, что во поле пыльно?", а глубокий голос ее матери отвечал: "Дитятко милое, не бойсь, не пужайся". Когда отзвучала песня, в зале на какое-то время повисла звенящая тишина, которая затем взорвалась бурей аплодисментов. В зале кричали и неистовствовали, требуя повторения номера. И Валька с матерью спели эту песню еще раз, и снова овациям не было конца. Чтобы разрядить обстановку, на сцену вышел глава района и, обращаясь к сидевшим в зале, сказал:
  - Не оскудела наша земля народными талантами! И как хорошо, что мать и дочь поют вместе и несут народную культуру в массы. Я прошу зал успокоиться. Сейчас мы продолжим фестиваль, а полюбившиеся вам исполнители обязательно выступят в заключительном концерте и, надеюсь, не с одним номером.
  Но зал продолжал бушевать. На сцену выскочила какая-то взволнованная женщина, бросилась к Вальке, расцеловала ее и низко поклонилась Валькиной матери:
  - Спасибо тебе, добрая женщина, что дочку приобщаешь к нашим русским корням, и за ваши голоса спасибо!! Валька стояла счастливая и растерянная. Она гордилась своей матерью, и ей хотелось стоять на этой сцене долго, долго. Сердце ее трепетало от восторга, как пойманная в силки птица. Как все же прекрасна жизнь и как хорошо, что в этой жизни есть мама и Анна Васильевна!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"