Бокий Юрий Васильевич: другие произведения.

Котовасия +

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Совмещенные 1 и 2 главы взаман старого файла...

   КОТОВ ВАСЯ Я!
  
   Тихий и спокойный сон - это все что сейчас было нужно.
   Звенящая тишина и струя свежего воздуха, разгоняющая сигаретный туман. Тело требовало отдыха, черного провала полнейшего беспамятства.
   Мутный взгляд, шатающиеся вокруг предметы и навязчивый угар алкогольных паров. В общем, на лицо все признаки очередного перепоя. Да и окружающая обстановка наталкивала на туже мысль. Разбросанные где попало пустые бутылки. Стол с наваленными на нем объедками. Следы присутствия живых биологически активных организмов. Только самих организмов, почему-то, не наблюдалось. Точнее наблюдался. Почти что неживой и слабоактивный, и в количестве одной штуки. Этим самым организмом был Вася Котов. Обездвиженное переизбытком алкоголя тело Котова лежало на полу возле кресла и самым бесстыдным образом пускало слюни и ветры.
   На спинке кресла, глядя в пьяное лицо хозяина, сидел его домашний кот по имени Бегемот. Морда Бегемота выражала целую гамму чувств - любовь, жалость, презрение и простое желание вцепится в опухшее лицо хозяина. Было чувство обиды. Обиды что на этом празднике жизни, хозяин, самым бессовестным образом забыл про него. Не удосужился даже накормить и просто напился, оставив, таким образом, своего преданного душой и телом Кота на растерзание упившихся дружков. Его испугали, унизили. Заставили прятаться в самом труднодоступном а от этого самом грязном и темном месте. Чего за время их совместного проживания еще ни разу не было. В смысле, Котов никогда не забывал накормить своего питомца и напиться в принципе тоже.
   И вот теперь, в маленькой кошачьей душе Бегемота дали корни, посеянные туда семена обиды. Обиды за то, что ему не дали его законной доли, за право нарушить его покой в его же собственной квартире. Надо признать, что Бегемот действительно считал квартиру своей собственностью и что это Котов проживает в ней с его кошачьего соизволения, а не наоборот. Посему Котов обязан ухаживать за ним, кормить, холить и лелеять. И выделять лучшую часть доли со всякой добычи. В общем, всячески ублажать и потакать...Чего он в этот раз не сделал, да и вообще, делал крайне редко. За то, что эта толпа пьяных и полуголых (а в некоторых комнатах и совсем голых) людей всю ночь на пролет мешала ему спокойно жить. И сейчас он должен терпеть присутствие пьяного хозяина, который к тому же не удосужился накормить с утра своего единственного и бесспорно почитаемого кота.
   Вот если бы ему, Бегемоту, поменяться со своим хозяином местами. Самому брать себе еду, сколько захочется и что захочется. Ходить гулять и приходить домой, когда вздумается. Приводить домой симпатичных мурок. В общем, делать то, что обычно делает хозяин. А хозяин ел бы свой поганый "вискас" сколько в него влезет, ходил бы в сортир по расписанию, и сидя на подоконнике, облизывался, глядя в окно на проходящих мимо человеческих мурок, лишенный их внимания.
   Погруженный в мечты, Бегемот зажмурился от удовольствия и громко заурчал.
   Тррр-тррр-тррр-тррр-тррр-р-р.
   От одной только мысли что ждало бы его, какие возможности открылись бы перед ним, Бегемот впал в блаженство. По телу пробежала сладкая истома, в лапках появилась приятная слабость, а перед глазами поплыло ведение. Вот он уже не маленький кот, а большой, могучий котище размером с человека. Ему грезится что он, потягиваясь, встает с дивана и идет на кухню к самому прекрасному, что есть на свете. К большому, белому, полному всяких вкусных сюрпризов - холодильнику. Вот он подходит к нему, протягивает лапу и открывает вожделенную дверь в рай. В нос бьет одурманивающий запах свежей свиной вырезки. На полочке стоит большая миска прохладного вкусного молока, а рядом еще одна миска с вкуснейшей в мире сметаной. С верхней же полочки свисают хвосты копченой салаки. Так любимого им лакомства. И на все это он набрасывается с жадностью, проглатывая каждый кусок.
   Хватает лапой мясо. Погружает в сочную мякоть клыки, делает большой глоток крови и, отрывая большой кусок, начинает его с наслаждением жевать. Следующим по очереди идет молоко, дабы протолкнуть дальше сладчайший большой кусок мяса. Не успевает первый глоток молока достигнуть желудка, а зубы уже перемалывают нежные тельца салаки... Колбасы, рыба, мясо, птица, яйца, деликатесы всевозможных видов и рецептов. Все было в полном распоряжении, что душа пожелает. А душа желала многого.
   - Хотя, -в полудреме подумал Бегемот, - лучше не стоит мешать салаку с молоком. А то получиться как в прошлый раз... хм... - Бегемот поёжился от воспоминаний подобрав поплотнее под себя лапки и уткнувшись носом уснул окончательно. Сказалось напряжение после прошедшей ночи.
   - Да, фонтан был запоминающийся, - кот поджал хвост, - хозяин тогда целый день проветривал квартиру. Несмотря на лютый мороз на улице все окна в доме были настежь. Да и стены хм... были слегка, забрызганы, гм. -
   В то же самое время за котом тоже наблюдали. На подоконнике, свесив ножки в лопаточках и тайком выглядывая из-за занавески, за всем наблюдал маленький старичок. Наблюдал уже давно. С того момента как за последним уползающим гостем закрылась дверь и трусливый кот выполз из своего убежища.
   Надо отметить, что старичок этот выглядел довольно странно. Первое что бросалось в глаза простому человеку начала двадцать первого века - это то, что старичок был маленького роста. Даже не маленького, а очень маленького, в самом прямом смысле этого слова. Он был даже не лилипут, и уж тем более не карлик. Всего сантиметров тридцать от макушки и до пят. Второе - это внешность старичка. Одетого не совсем по стариковски. На нем была красная джинсовая кепка-бейзболка без каких либо опознавательных знаков и логотипов, из-под которой вылезали космы длинных хорошо ухоженных седых волос доходивших до середины спины, густая лапатообразная борода лежащая на груди. Легкая кожаная куртка - пилот, белая рубаха косоворотка с вышитым крестиком воротничком, просторные холщевые штаны с широкими сине-белыми продольными полосами, обмотки замотанные до колен переплетенные для надежности веревкой, лапти. Обычные лапти из березового лыка. В довершение всему поверх кепки у дедушки были надеты наушники, а на груди на толстом шнурке висел МР3 плеер. В общем, этакий престарелый хиппи. Старичок сидел и хмурился, так как если бы на весь свет обижен был. Сразу было видно, что прошедшее недавно в доме веселье нисколько не развеселило его.
   Кот, чему-то довольный муркнул в дреме. А дедушка, лукаво улыбнувшись, стал, что-то быстро бормотать себе в бороду, размахивая при этом руками и плюясь по сторонам. Закончив бормотать и плеваться, он поднял появившийся рядом тугой узелок и растворился в воздухе.
  
  ----------
  
   Сознание Котова, стало постепенно перетекать из черного небытия в сумерки сна.
   Сон наплыл серым туманом, из которого постоянно выныривали всяческие образы. Образы людей и животных, предметов, обрывков из прошлого. Лица людей, знакомых и незнакомых. Казалось, эти видения кружат вокруг, преследуют. Но вот туман начал менять цвет с серого на бурый и видения прекратились, исчезли, а туман все продолжал менять свои цвета. Из бурого он стал синим, потом желтым, зеленым, красным. Стал цвета индиго, и ослепительно мигнув напоследок, исчез совсем. Явил изумленному взору нечто похожее на телевизионные помехи а потом четкую картинку собственной Котовской трехкомнатной хрущевки. Наследство от уехавших в деревню родителей. Такой родной дом. Все здесь было по старому, те же стены, те же окна и двери. Даже полный кавардак, оставленный после попойки и тот никуда не исчез. Мусор, разный хлам разбросанный тут и там. Пустые бутылки и банки из-под пива. Окурки и объедки. Все как обычно и все вроде бы на своем месте то есть в полном беспорядке.
   Сон сном, но похмелье уже потихоньку начало свое черное дело, медленно разрезая мозг на части. А похмелье, как известно, лечат тем, чем его порождают. Котов огляделся, и тут же замер на месте от удивления. Взгляду предстала вполне обычная картина разоренного набегом гостей застолья. Но была одна небольшая деталь в сложившейся обстановке. Деталь называлась тело, а тело принадлежало не кому-то, а самому Котову. Про похмелье как-то сразу отошло на задний план.
   Тело лежало посередине комнаты с широко раскинутыми руками и ногами, разинутым ртом и в обсалютно бессознательном состоянии. Котов поднял руку, что бы вытереть выступившие на лбу липкие капельки холодного пота. Но взгляд не обнаружил живой плоти руки, наткнувшись лишь на бестелесное полупрозрачное очертание. Котов смотрел через собственную руку как через стекло или воду. И через нее было видно все, всю комнату. Кресло, возле которого лежало тело. Спящего кота, на спинке этого кресла. Стол с грязной посудой. Ковры на стенах. Занавески на окнах и выглядывающего из-за них хмурого старичка. И, прежде всего никуда не исчезнувшее тело, видимое через призрачную руку как через увеличительное стекло. И от этого ставшее еще больше, отчетливей, и ужасней.
  
  ----------
  
   Часто ли вы видите себя со стороны, лежащим на полу в бессознательном состоянии? Тут у кого хочешь, крыша поедет.
   - Умер! Убили! - собственный охрипший голос показался чужим и далеким.
   - А-А-А-А-А-А-А-а-а-а-а- крик перешел на нет, Котов хватал ртом воздух как выброшенная на берег рыба. А воздуха не хватало.
   - Чего так орать-то? - незнакомый голос прозвучал неожиданно и, кстати, что бы отвлечь прибывающего в истерике Котов от намерения упасть в обморок.
   Он осмотрелся ничего непонимающим бессмысленным взглядом. Посмотрел в сторону окна, где заметил старичка, но никого не обнаружил.
   - Нету там никого. Сюды смотри, - голос прозвучал со стороны кресла. Посмотрев туда, Котов увидел глядевшие на него желтые блюдца кошачьих глаз, а потом и всего обладателя этих прожекторов - кота Бегемота.
   - Правильно! Тут я. Стоять! Не падать! Спишь ты. Сон это твой. И нечего так пугаться и орать, отдыхать мешаешь. Вали давай отсюда. Завтра проснешься, все на месте будет, - командирским тоном приказал кот, зажмурился и довольно замурчал.
   - А-а. Понятно. Н-ну, я пошел что ли? - немного придя в себя, растеряно спросил Котов.
   Кот открыл правый глаз, и черная щель зрачка на желтом фоне уставилась на него.
   - Ты еще здесь? Топай давай! - желтый глаз захлопнулся, заставив Котова вздрогнуть всем телом.
   Развернувшись на месте, растерянный Василий, вышел из комнаты на ватных ногах.
   - Господи! Какой страшный сон, - простонал Котов, воздев глаза к потолку.
   Пройдя чуть по коридору, остановился, попытался собрать вместе разбегающиеся мысли. Если это сон, то куда ему теперь идти? Что ему делать? Как проснуться?
   Котов вдруг услышал какие-то непонятные звуки, доносившиеся со стороны кухни. Хруст, чавканье, невнятное бормотание и всхлипы. Как будто бы там было большое и очень голодное существо, пожиравшее добычу. Стараясь не производить шума, осторожно ступая, он стал подкрадываться к кухне. Выглянув из-за угла коридора до которого пробирался чуть ли не ползком, Котов понял что звуки, исходят со стороны холодильника, который, как на зло от сюда было не видно из-за слегка прикрытой в кухню двери. Тихо и незаметно подкрасться к самой двери было делом техники. Нужно лишь было знать, какие половицы скрипят, а какие нет, что для хозяина дома не представляло никакой проблемы. Но чем ближе Котов подбирался к двери, тем больше она казалась. Стены росли, потолок уходил вверх. Коридор вдруг стал большим и длинным залом, дальним концом своим упирающийся в дверь кухни ставшей теперь створкой гигантских ворот. Вся квартира будто бы выросла, и Котов стал теперь ростом с лилипута.
   Заглянув за створку ворот, Котов с ужасом увидел собственную кухню. Собственного же кота Бегемота размером со стоящий рядом гигантского размера холодильник, и увлеченно, нагло орудовавшего в нем.
   Первая мысль была: "Но как?", она относилась к увиденному на кухне Бегемоту, да еще таких ненормальных размеров.
   "Ведь он же только что в комнате был!? Нормальный ещё!"
   Второй мыслью было: "В моем холодильнике! Купленном на с таким трудом не пропитые деньги."
   Потом, на самом краю сознания, как будто подсказанное кем-то, принесшее облегчение пронеслось: "Так ведь сон же..."
   Вокруг действительно все было как во сне. Все здесь было большое, большой Бегемот, большой холодильник. Большое всё! Только Вася Котов был очень маленьким. Котов почувствовал, как подгибаются и без того ослабевшие ноги. Последнее что бросилось из этого кошмара ему в глаза, падая в обморок на мохнатые лапы Бегемота - это пылающее радужным электрическим светом большое солнце кухонного абажура...
  
  ----------
  
   Несколькими днями раньше.
   Теплым весенним днем, когда хозяин еще не пришел с работы. Кот по имени Бегемот лежал на подоконнике, нежась в лучах весеннего солнышка, от удовольствия жмурясь и мурлыча.
   - Доброго дня Гиппопотамыч, - рядом материализовался маленький старичок, одетый в джинсовый костюм и лапти.
   - Привет, привет Федотыч, - кот лениво приоткрыл один глаз. - Давненько тебя не было видно. Где пропадал? -
   - Да меня всего то два дня не было. Как наш Васька очередную пьянку-гулянку затеял так я к Никодиму из соседнего подъезда в гости ушел. Там спокойней будет. Надоело мне Гипопоташа на енто непотребство глядеть. Я ить обычный современный домовой и как ни как терпение не беспредельственное имею... -
   - Надо говорить "не беспредельное", а не "не беспредельственное". А еще "современный домовой", - перебив домового, сделал замечание Бегимот.
   - Энто не суть важно, а только я хочу тебе сказать прямо, друг ты мой разлюбезный, - ничуть не обидевшись на подначку, продолжал домовой. - Ить если хозяин не перестанет свои безобразия безобразить - проучу его. Съесть мне свои лапти, если энто не так будет. -
   - Придется тебе Федотыч лапли свои трескать. Как ты его проучишь, Борода, выпорешь, или в угол поставишь? Большой он уже для этого, - кот махнул мохнатой лапой. - Кстати, тебе лапти с кетчупом больше нравятся или с майонезом? -
   - Нехорошо, над стариком издеваться. Смотри усатый, обижусь, будешь постоянно прокисшую сметану лакать, вспомнишь тогда старика несправедливо обиженного. А уму набраться никогда не поздно. Вот превращу-ка я тебя сейчас... в пару меховых тапочек. Как тебе нравится перспективия стать тапочками. Вот и хозяин, поди, обрадуется и спасибо скажет за мягкие, теплые, полосатые тапочки. Ась? Гипопоташа? - Старикан начал, что-то бубнить себе под нос и размахивать руками.
   - Э-э-э! Ты чего это разошелся так? Вот уж пошутить нельзя, - обиженно отвернулся Бегемот - Нервный ты какой-то сегодня. И вообще, как ты себе представляешь такую картину? Приходит наш хозяин домой, а его любимый и единственный я, пропал, а в место меня находится пара таких красивых, подозрительно похожих окраской на его любимца, тапочек? Как он, должно быть, расстроится, заболеет и умрет от тоски по своему мохнатому другу. - Бегемот театрально заломил лапы.
   - А он и не найдет дома никаких тапочек. Их ему по почте пришлют. От родни, из Челябинска. А о пропаже полосатого блохастого коврика он и переживать не станет. - Как ни в чем небывало парировал Федотыч.
   - Почему это не станет? И кого это ты тут блохастым ковриком назвал? - взвился кот. - Ничего я не блохастый! Сам давно у ветеринара был? -
   Федотыч невозмутимо продолжал делать пасы руками.
  Увидав, что разбушевавшегося старика не "переубедить" Бегемот продолжал ломать комедию, ни чуточки не страшась наказания, зная, что друг ему ничего плохого не сделает.
   - И не жалко тебе меня сиротинушку, мамкиной ласки в детстве несмышленом лишенного? Чужими людьми воспитанного у старика домового в батраках занятого? Не жалко, а? -
   - Ой, жалко-то как. Вот я тебя батрака щас из жалости и оборочу в тапочки. Белые. Что б больше не мучался. И будешь ты в таком виде прибывать до тех пор покудова тебя красный молодец не поцелует, и ото сна волшебного не пробудит... - теперь уже Федотыч вовсю издевался над котом, а тот надулся пузырем и смотрел на него с обиженным выражением на морде. Хоть и обеленный сединами старец, а чего ждать от домового, поди, узнай. Тем более пару раз за провинности в углу прихожей зонтиком стоять приходилось. Слава Богу, что в солнечную погоду все было, а то пошел бы хозяин, куда по делам и прихватил бы с собой по незнанию. А потом забыл бы где. С него станется.
   - Ну-ну. Ты у нас колдун Черномор, а я прекрасная Людмила, а хозяин наш добрый молодец Руслан. И поцелует он меня, когда выжрет литр водки в одно лицо. Упадет в беспамятстве, уткнется слюнявыми губами в меня, превращенного в тапочки. Вот потеха. Только ты забыл уточнить какую именно тапочку должен поцеловать добрый молодец правую или левую или обе сразу? А то, как бы конфуз не вышел, превращаюсь обратно в себя, а упившийся хозяин меня под хвост целует... - паясничал, развеселившись, Бегемот. - Да перестань ты руками махать, а то я уже нервничать начинаю!? -
   Федотыч на время прекратил движения и заинтересовано посмотрел на Бегемота.
   - Ты желаешь, извинится? - удивился он.
   - Лучше бы поинтересовался, может, я предложение внести хочу, по проучению, хозяина. Понятно? А ты сразу "в тапочки превращу, в тапочки превращу". Мечта у меня есть. Человеком хочу побыть. Нет, не насовсем конечно, а чуть-чуть, на денек хотя бы... Вот и поменял бы нас местами. Меня с хозяином... - вдохновенно выпалил мечтательный кот прямо в удивленное лицо домового.
   - Интересный получился бы эксперимент. И что бы ты стал делать, касатик, если так получиться? -
   - Ну, делал бы, что и сам хозяин. Все что душе угодно, наелся бы до отвала, нагулялся бы. К Мурке соседской сходил бы. Она мне уже давно с балкона хвостом крутит. И уж конечно постарался б, что бы хозяин почувствовал каково нам, домовым, живется. -
   - Это нам домовым, а вам подмастерьям, к тому же хвостатым, - расставил точки Федотыч.
   - Ну, я же в общих чертах, так сказать. За правое дело и здоровую обстановку в доме... - развел мохнатыми лапами Бегемот.
   - Ежели, за здоровую обстановку, тоды ладно. Но ежели я оборочу тебя, то, как же ты будешь к своей Мурке ненаглядной мосты наводить? Ить, ты ж человечью внешность примешь. - Хитро прищурился на кота домовой.
   - Тут ты прав Федотыч. Мурка, и ее подружки отменяются, - Бегемот явно огорчился. - Она же с ума сойдет от такого поворота. Остается только холодильник и операция "проучение хозяина". Хотя какая от этого радость, без Мурки!? -
   - Уж больно быстро ты сдался Гипопоташа. Хозяин наш, один никогда не бывает, глядишь, и ты обживешься, семьей обзаведешься. -
   - Не-е Федотыч, чтоб я по людям гулять стал? Ни за что в жизни. Я что, извращенец, какой? Некрасивые они. Шерстка только на голове хвоста нет совсем, глазки и ушки маленькие, зубы короткие, а когтей вообще нет. Усов нет совсем! И запах от них такой, не наш одним словом, не кошачий... - брезгливо поморщился кот. - Голые они, безволосые. Уж лучше я котом останусь. Хозяин меня не обижает и вообще, я пошутил. Так что сам разбирайся. -
   - Голые говоришь, безволосые, когти, зубы, глаза, уши все слабое и маленькое? Запах не такой. А я как же? Я тоже безволосый, голый и все такое прочее? Да и сам говорил, что всего один денек-то?! - спросил домовой.
   - Федотыч, ты свой, ты не человек, ты домовой. Да и запах у тебя другой, домашний. От тебя спокойствием пахнет, надежностью. Но, в общем, и целом, на денек можно. Но только на денек! - Бегемот воспользовался возможностью польстить домовому.
   - Сказать что ты подхалим и плут - ничего не сказать. Извернулся таки. И тут в свою пользу все обернул, то ему не так, это ему не эдак. Не боись, нету на свете такого заклинания, чтоб кота в человека превратить. Человека в кота можно, а кота в человека нет. По причине недостатка мозгов у четвероногого подопытного... - Федотыч почесал бороду. Пришлось слукавить. Было такое заклинание, и домовой его прекрасно знал, но говорить об этом Бегемоту прилипнет как банный лист... Хотя мысль, в общем, то весьма интересна...
  
  ----------
  
   Утро после праздника.
   Очнувшись ото сна, Котов не удержал равновесия и заваливаясь набок стал падать с кресла, извернулся и приземлился на все четыре лапы. Встряхнувшись, он поправил встопорщившуюся шерсть и сел, пытаясь понять, откуда взялось это чувство легкости и тесноты одновременно. А еще попытался понять причину своего легкого дискомфорта. Что произошло, пока он спал?
  "Сплю еще" спокойно подумал Котов и зевнул.
   - Спать, конечно, хорошо, но пора бы и проснутся, от таких снов ума лишится недолго. Не хватало, что бы сейчас сюда вошел этот призрачный двойник, - вздрогнул Котов.
   Как будто угадав его мысли в комнату, буквально влетел двойник, с загнанным видом, и с выражением крайней психической не стабильности в глазах. Что, в общем-то, вызывало крайние опасения. Схватил Котова, и тряся заорал на него.
   - Хозяин! Полундра! Накололи! Обставили! Оборотили! Ну-у Федотыч, ну гад! Хозяин, проснись же, наконец! Домовой, по беспределу пошел! - истерика била через край и остановить ее не было никакой возможности. Зажатый в руке мужика, Котов болтался из стороны в сторону не в силах вырваться из цепкой хватки.
   - Ты кто? Кто такой Федотыч? Почему ты такой большой и так похож на меня? Что тебе от меня надо?!- вопрошал, пока его трясли Котов.
   - Это не я большой, дурень, это ты маленький. Федотыч - это твой домовой, а я твой кот Бегемот, по совместительству подмастерье домового. Это он гад, меня в тебя превратил, а тебя в меня. А как правдоподобно врал... Гад!!! - двойник брызгал слюной и тряс кулаками. - "Не боись, нету такого заклинания..." -
   - Ну-ну, а я Наполеон... - стараясь, чтоб его не услышал сумасшедший, пробормотал Котов. - Похоже, парня хорошо стукнуло. -
   - Очнись! - сумасшедший поставил Котова на пол сильно вырастая в глазах последнего.
   - Сон в руку, - задумчиво пробормотал Котов.
   - Скорей уж в лапу, - с сарказмом отозвался двойник. - Посмотри на себя, во что тебя превратил этот чудик бородатый! Не веришь моим словам, поверишь своим глазам, посмотри на свою волосато-полосатую морду в зеркало! Только сначала валерьяночки прими, что б сразу не гикнутся... - двойник был явно на взводе, взъерошенные волосы, дикие сумасшедшие глаза. В общем, на лицо все признаки сумасшествия. А с сумасшедшими, как известно лучше не спорить и Котов гордой походкой направился в прихожую, где как раз за дверью, на стене, висело зеркало. Но двойник, своего все же добился. В душе у Котова поселилось смутное беспокойство. Да и размеры окружающей обстановки не внушали оптимизма. Не очень то происходящее походило на сон. Слишком всё реалистично было. Особенно нехорошее предчувствие и предательская слабость в ногах.
   - Отойди, верзила! - проходя мимо двойника, буркнул Котов.
   - Сам, недоросль! - огрызнулся тот, но в сторону отошел.
   Подойдя в прихожей к зеркалу и не достав до него, Котов пару раз подпрыгнул, увидев в отражении лишь размытое пятно серого цвета. Двойник наклонился и взял прыгуна на руки. Повернув, так что бы Котов смог лучше рассмотреть отражение в зеркале. То, что Котов там увидел, его нисколько не обрадовало. Он не впал в истерику и не стал исступленно кричать "За что?" призывая Бога дать ему ответ, не стал биться в эпилептическом припадке. Просто с того самого момента как проснулся, Котов уже предполагал, что сегодня должно что-то произойти. Но чтобы это что-то было ТАКИМ, он не ожидал.
   А это самое что-то, смотрело на него из зазеркалья большими желто-зелеными глазами на пушистой морде в светло-темную серую полоску. Ниже морды, поддерживаемое под мышки свисало такое же пушистое и серое тельце с четырьмя лапами и безвольно висевшим длинным хвостом. Представляя, в общем, и целом, картину маленького зверька из семейства кошачьих...
   - Ша, видела бы меня моя бедная мама...- жалобно прижал к голове мохнатые уши Котов и шмыгнул розовой пуговкой носа.
  
  ----------
  
  
   После короткого покаяния Бегемота и долгих выяснений отношений по "понятиям", друзья по несчастью сидели на диване. Бегемот с грустным вытянутым лицом Котова, и Котов, придерживающий передней лапой мокрое полотенце на мохнатой голове Бегемота. Напротив, на столике стояло блюдечко с коньяком и бутылочка валерьянки. Кот и человек, человек и зверь. Человек в облике кота и кот в облике человека.
   - Я же говорю, хозяин, Федотыч - это домовой. Все улики против него показывают. Это он, гад, такую подлянку устроил. - Бегемот почесал затылок. - Больше некому, хозяин. -
   - Ах ты, гад пушистый! Он мне еще рассказывать будет, кто кому подлянку устроил! Сам моим телом завладел подло, бесплатно пользуется, и еще права качает! Да я тебя за это... - отбросив полотенце в сторону, Котов принял боксерскую стойку и, прижав уши, пошел бить лицо наглецу.
   - Э-э-э! Полегче! Так, хозяин ты собственное лицо попортить можешь. Я уклонятся не стану, и когда мы расколдуемся будешь ходить со следами не демократичного отношения на физиономии!? - это разозлило Котова еще больше. Перевоплощенный кот сдерживал упершегося ему в ладонь лбом не в меру разбушевавшегося перевоплощенного хозяина. Что неоднократно делал сам Котов по отношению к Бегемоту будучи в своем человеческом обличье.
   - Лучше будет, если мы оба станем беречь наши силы и нынешние тела. Надеюсь, это продлится недолго, а то ты того и гляди что-нибудь и у меня испортишь. Да и за мое нынешнее тело я не хочу нести ответственность. - Бегемот убрал руку и разбушевавшийся Котов пронесшись по дивану свалился на пол при этом больно ударившись.
   - Черт, черт, черт, черт! Черт! - возмущенно орал серый полосатый кот, распушив хвост нервно нарезая круги по комнате. На диване, обняв руками коленки, сидел молодой человек и испуганными глазами смотрел на разъяренного пушистого зверька.
   - Что ты наделал, животное?! Неужели нельзя было просто, по-хорошему поговорить? - не унимался Кот.
   Молодой человек на диване пожал плечами.
   - Где мы его теперь искать будем? В тридевятом царстве? После того, что с нами случилось я и в него поверю. -
   - Поисковое заклинание... - робко подал голос Бегемот.
   - Что?!- встрепенулся Котов.
   - Поисковое заклинание... -
   - Поисковое, говоришь, - Котов на миг задумался. - А сработает? Ты им хоть пользоваться-то умеешь. А то зафентилишь нас куда-нибудь на Магадан. Или того хуже, превратишь в какую-нибудь безмозглую амебу. -
   - Дык ведь оно ж поисковое. Оно кроме как для поисков, ни для чего более не пригодно, - развел руками подмастерье домового.
   - Да?.. -
   - Ну! -
   - Ладно, уговорил, пробуем, - махнул лапой Кот.
   - Тем более выбора у нас нету, - хихикнул Бегемот, но встретившись с тяжелым взглядом своего хозяина решил не искушать судьбу. Итак накуролесил, дальше некуда.
   - Все очень просто, будем колдовать! - спокойно сообщил Бегемот
   - Не зря же я в учениках у домового ходил, кой чему научился. Помню, потерял я однажды свой любимый конфетный фантик для игры. И так достал Федотыча своими просьбами оказать мне всемерное содействие в поисках пропавшего предмета, имеющего большое материальное и духовное значение для меня, что он, в конце концов, сжалился, и сказал мне одно заклинаньице. Для поиска предметов, важных для души. Бери, говорит, пользуйся токмо отволи Элвиса Пресли ради. Может это заклинание не только для предметов годится? Может оно, нашего слинявшего Федотыча найти поможет? Где ж оно у меня тут записано было.-
   - Ты еще и читать умеешь!? И где ж ты научился? -
   - На водочных этикетках тренировался! Федотыч меня научил, Федотыч.
   Начали колдовать. Все было до банального просто. Бегемот достал какой-то лоскут ткани, по его словам принадлежавший домовому Федотычу. Принес зажженную свечу. Вытянул из лоскута нитку и, подпалив ее, стал шепотом читать заклинание. Котов, свернувшись калачиком, пристроился у него на коленях. Это у него получилось непроизвольно, наверно сказывались привычки кошачьего тела, в котором он находился.
   Когда нить догорела, вокруг резко потемнело... очень резко...
  
  ----------
  
   Через мгновение так же резко стало светло. Вот, только что какой-то шутник выключил свет, и снова зажег его. Мгновенная вспышка тьмы и Бегемот с Котовым раскрыв рты озираются по сторонам. Разгромленная бесшабашным застольем хрущевская квартира исчезла, а герои оказались в небольшой пещере, стены и потолок которой были сплошь увешаны пучками всевозможных сухих растений и шкурами животных. Казалось, сам камень здесь пропитался стойким запахом трав. Друзья стояли в центре пещеры на огромной расстеленной на полу серой волчьей шкуре. Напротив горел очаг, и дым от него уходил в прорубленное в потолке квадратное отверстие. Возле очага стоял высокий худой старец, внимательно изучая серыми пронзительными глазами внезапно появившихся перед ним существ. Ибо как можно еще назвать высокого русоволосого юношу и крупного серого полосатого кота как не существами. Одет он был в чистую, до земли белую хламиду, с широкими просторными рукавами подпоясанную сплетенным из тонких кожаных полос поясом. С пояса свешивались различные безделушки, судя по их виду - амулеты и обереги. Уточки, лошадки, ложки и прочие детские безделушки. Во всей фигуре старца чувствовалась сила а глаза его светились не сгибаемой волей. Длинная седая борода ниспадала ему на грудь, а подстриженные под горшок волосы сильно взлохмачены. Сразу было видно в этом человеке очень деятельную натуру. Деятельную и действенную. В правой руке он держал резной деревянный посох с Т-образным навершием так же как и его пояс, увешанным амулетами и оберегами. К куче оберегов прилагалось, большое количество разной длинны и расцветки ленточек. От чего посох больше походил на старую швабру с застрявшим в ней погремушками и мусором. Грозно, в общем, дедуля выглядел.
   - Чтоб тебя, Коперфильд проклятый! - прошипел в усы Котов, косясь на помощника домового, а вслух сказал.
   - Дедушка, здравствуйте. Это мой кот Бегемот и...- Котов запнулся, соображая, как представится, - и... Котов Вася, я. Можно просто Василий. Вы не подскажите, куда мы попали? - представившись дрожащим голосом, робко спросил Котов у грозного старичка, сил чему-либо удивляться уже не было, оставалось налаживать контакт с аборигенами.
   - Богомот и Котовасия значит, - пробормотал старик.
   - Бе-ге-мот если не против, - робко подсказал Бегемот.
   - Бе-ге-мот! - словно попробовал на вкус старец.
   - И Котов Василий...
   - Я Пирамидон! Волхв Великого Перуна! Услышав мои молитвы, Великий послал вас демоны мне в услужение. Дабы под моим чутким руководством вы помешали злым козням злых сил. Вы находитесь в моем жилище недалеко от святого капища Великого Перуна. Здесь мне не в силах навредить даже сам Волос, ибо это священная земля... - вдохновенно тряс своей шваброй старикан. Швабра от яростной тряски громко звенела и шуршала, что еще больше вдохновляло оратора, который еще яростней тряс своим орудием. Из-за этого больше походил на лаосского монаха Шаолинца с боевым шестом, чем на почтенного старца с посохом жреца. - Служите мне, верой и правдой, иначе Великий бог Перун накажет вас, сожжет ваши кости, иссушит ваши мозги, вырвет ваши внутренности, высосет ваши...
   - Не увлекайтесь, дедушка, мы все поняли! Почему вы думаете, что нас послал Перун? Может мы пришли сами или вообще мимо проходили, а к вам так, на огонек зашли, - подумав, что возьмешь с кота, хоть и превращенного, взял инициативу на себя Котов. С нормальными людьми разговаривать старичку, похоже, не приходилось, пусть попривыкнет, оклемается. А уж он тут пока разведает что да как, а то этот подмастерье опять чего-нибудь натворит.
   - Да кто ж еще мог вас прислать сюда, если не сам Владыка небесный, ежели, я сам его об этом просил? Без воли Великого сюда никто проникнуть не может, - от удивления, дедок чуть не выронил свою швабру.
   - Нам очень жаль, уважаемый Пирамидон, но мы сюда попали совершенно случайно. Дело в том, что мой домовой поменял нас местами, и мы пытались узнать, где он находится, и мой кот случайно напутал в заклинании, - попытался объяснить Котов.
   - Ну не демоны же вы? Как бы вы тогда сюда проникли... Хотя, - старец хитро прищурился. - Проверю-ка я вас для надежности одним очень надежным средством. Очень старинного рецепту и с большим сроком выдержки. Настоянным на мухоморах. Подарок самого царя грибов, Дедушки Белого Гриба! -
   - Это что же получается, царь грибов из своих же подданных, из себе подобных, самогон гонит? Каннибализмом занимается? - праведно возмутился Бегемоша.
   - Каннибализм!? Нет, из обычных грибов. На свете есть обычные грибы, которые живые существа употребляют в пищу и для приготовления всевозможных зелий. А есть Разумные, живые. Целое царство. Народ такой, понятно. Разумные грибы имеют волшебное происхождение. Обычные - растительное. Так что не о каком каннибализме и речи нет. Между ними нет ничего общего. А мухоморная медовуха скажу я вам, на молодых мухоморчиках настояна. Очищена, в тайных погребах схоронена. Енту медовуху не один вражина пить не смогет. А то, как же, только глоточек, и того, к предкам окочуриться. А на хорошего человека она влияние благотворное оказывает. Живительное, для тела и увеселительное для души. Сил придает, усталость снимает. А как душу радует!? Я вам и на дорожку малость налью. Если сами живы будите, мало ли в пути пригодится, кого на правильность проверить. Одним словом к столу гости дорогие. Заодно и познакомимся, как положено добрым людям... и котам. Хм... Беды-печали свои, друг другу поведаем и над рецептом их исцеления покумекаем! - старец стал неожиданно приветлив и гостеприимен. Видимо от предвкушения предстоящего застолья.
   - Мы, энто, что ли, мухоморы хавать будем? Как последние наркоманы "глюки-видения" ловить будем? Вы б дедуль, лучше водочки нам налили, для души и тела. Я, знаете ли, наркотой не увлекаюсь, и с гордостью скажу, даже не пробовал. Тут же, признаться, даже растерялся, такой благообразный старичок и мухоморы.
   - Ты чаво енто, выражаешься тут? Сам ты ентот, наркомат. А глюкав мы сегодня ловить не пойдем. Не хочу я сегодня на болота идтить, сыро там и темно. А "глюки", они ж страсть как темноту любют. Им же хлеба не надо, дай только людей в темноте попужать. В смысле, обворовать. Но не переживай посланник Перуна, ими мы займемся утром. И видений никаких не бойся. Мухоморы в меру, безвредны и даже полезны. Ить тем более, это ж подарок царя грибов, - закрыл тему дед. Котов с Бегемотом переглянулись, чего с психом спорить уж лучше дождаться момента и слинять по тихому. Пирамидон открыл незамеченную до сих пор дверь, ведущую в еще одну пещеру, чуть больших размеров, чем первая и служившая старцу, судя по обстановке, спальней и столовой одновременно.
   В ней, по-видимому, он имел обыкновение встречать гостей. Пещера была нехитро обставлена простыми и одновременно добротными вещами и имела более опрятный вид, чем та, из которой они только что вышли. Здесь, у дальней стены стоял широкий деревянный топчан без спинки, с лежащими на нем шкурами животных. Узкий стол, служивший для письма, с наваленными горой свитками и ворохом манускриптов. Большой дубовый стол в центре накрытый сейчас всевозможными яствами, с кубками. Средних размеров дубовый бочонок присутствовал в углу неподалеку, доводя до логического завершения обстановку. В круг стола располагались широкие дубовые скамьи.
  
  
   После непродолжительных посиделок, когда Бегемот по древне русской традиции, лежал, уткнувшись лицом в блюдо с закуской, а Котов уже порядком окосел, Пирамидон заплетающимся языком задал мучавший его вопрос:
   - Сюшай котик, а кто такие энти наркоматы? -
   - Не наркоматы, а наркоманы-ы. Эт такие люди, которым нравится "глюки" ловить. Удовольствие они от эт...го получают. Гнилой народ, ниче святого маму родную за "глюки" продадут, - пытаясь удобнее улечься на столешнице, где-то между блюдом с жареным гусем и блюдцем с медовухой, пояснил Котов.
   - Какие ж они гнилые... ик... Ить они ж "глюков" истребляют, дело доброе делают, - удивленно спросил волхв и пьяно икнув, приложился к кубку.
   - Я ж говорю, Пирамидоныч, не истребляют они "глюков" а удовольствие от них получают, - спиртное хоть и экологически чистое все ж градус имело сильный и давало о себе знать и Котов уже начал потихоньку отключатся.
   - Эт как? - казалось у старика, от удивления вылезут глаза.
   - Ну, вот как мы щас, мухоморов нажрутся, неочищенных, и начинают ползать "глюки" ловить, а потом от них удовольствие получают, - попытался объяснить Котов совсем ошалевшему от предположений Пирамидону.
   - Прставляеш-ш Пирамидо...дыч... им... ик...им мурки после этого не нужи... Сасем! - подняв голову из тарелки, горестным голосом поведал Бегемот и обессилено плюхнул обратно.
   - Как? Сасем не нужны? - Котов начал всерьез опасаться, что глаза волхва вывалятся на тарелку.
   - Сасем! - подтвердил из тарелки Бегемот. - Так по телезизеру сказали. Они, понимаешь ли, после мухоморов с мурками ничего с-сделать не могут. Неспособны, в общем, они к муркам опосля мухоморов.-
   - Не-е-е! Без мурок низя! - поддержал Пирамидон, стукнув по столу кулаком так, что тарелки подпрыгнули. Гулким эхом отозвалась подскочившая голова Бегемота...
   - Эй, кошара! Ты там с головой моей поосторожней, она у мну одна...
   - А я прзнаться... думал они ентих "глюков" заместо мурок... ну вы поняли кронче... - смущенно признался пьяный волхв.
  
  ----------
  
  
   Котов проснулся рано утром в хорошем настроении и желанием свернуть горы. Рядом, все ещё бессовестно дрых Бегемот.
   Вчерашний вечер в обществе волхва был очень интересен и познавателен. Дед Пирамидон хоть и был под градусом но дело свое знал хорошо и прежде чем отключился, познакомил друзей с некоторыми историческими событиями Старой Руси. Так называлось место куда попали... товарищи? Наверное теперь товарищи - по несчастью, поселение на речке Русь. В округе его все так и называли Старая Русь. Поведал о появлении так называемых "глюков". Названных так, с легкой руки, а точнее пьяного языка, местного кузнеца Матвея. Возвращался как-то раз кузнец Матвей пьяный домой с заставы. Время года нынче тихое, спокойное, неторговое. Поставил трех самых молодых в караул на заставе у реки, а сам с мужиками бражничать стал. Ну и набражничался, не так чтобы очень, на своих ногах до дому шел. Дорога домой лежала как раз через болота и припозднившийся "никакой" Матвей, выбрав нужное направление "мотылялся" по тропе, горланя во всю глотку похабные частушки, когда на дороге перед ним ниоткуда выросло черное существо с белыми зубами и сверкающими глазами. Все в разноцветных перьях и в короткой юбке из шкуры неведомого зверя...
   Кузнеца под утро нашли. Он шатался по опушке леса с отсутствующим видом. На все вопросы он только икал, и все время повторял одно и тоже: "Глю-у-ик, Глю-у-ик". Когда же он пришел в себя, и ему задали вопрос, что такого с ним приключилось, то он начинал трястись и опять повторять своё треклятое "глю-у-ик". Тогда все подумали, Матвей умом повредился по пьяни. Или в него вселился бес. А бабка Матрена вообще сказала что: "Енто у Матвея с перепою испуг такой случилси и все слова у него в горле позастревали. У ейного мужа по молодости такая же оказия приключилась, когда он при знакомстве с ейными родителями на раскаленный ухват сел и причинное место себе ошпарил. Оно потом долго болело и распухло шибко. А бабы деревенские ей (Матрене) завидовали сильно по причине той самой распухлости. Но потом распухласть пропала, и завидовать стало нечему". Но потом черных "глюков" увидели ещё несколько человек. И всё ночью, днем их никто не видел. Стали обнаруживаться пропажи съестных припасов. Две коровы пропали, пять коз. А потом произошло самое страшное! Пропал оберег племени! Охотники мало не весь лес перевернули, но так ничего и не нашли. Само собой никто не усомнился что это проделки энтих бесов, черных "глюков". Только они могли неожиданно появляться из неоткуда и так же неожиданно исчезать в никуда. Как только они умудрились проникнуть в капище со столь злобной целью? Но и это был не конец, из деревни исчезли все кошки и теперь в конец обнаглевшие мыши стали делать набеги на амбары. По правде, говоря, люди считают и эту загадку с воровством продуктов и пропажей оберега как-то связанной с теми же "глюкам". Но доказать причастность "глюков" к краже никто не смог. Потому что поймать их не смогли. Как и найти место, откуда они приходят. Не пойман, как говорится, не вор. Тогда староста деревни и старейшины созвали народное вече. Где и решили всем миром - обратится с просьбой о помощи к волхву Великого Перуна Громобоя, Пирамидону. Он, дескать, человек верный, с богами общается. - В этом месте старец скромненько потупил глазки и сделал благообразное выражение лица. Прямо таки ангел воплоти. - Да и народу не раз помогал, он что-нибудь придумает. Поможет... -
   - Да я в общем-то и сам... собиралси, - ответствовал на просьбу народа посредник богов.
   - Шутка ли, лишится оберега богов! Перст Перунов украли! Оберег племени! Дар бога! Артефакт - по- иностранному. Как я теперь без Перста волю Великого народу передавать буду. Не уберечь дар Перунов! Русь матушка только зарождается, хоть людей у нас всего две сотни дворов. Былинами да сказаньями еще как следует, не обросли, токма меч-кладенец справить и успели да частушек похабственных понасочиняли. А уже такая беда-бедучая над головой тучей черной собралася. Ежели Перст не найти, исчезнет Русь, не успев, родится. На корню погибнет, ворогам на радость! Как жить то будем без помощи богов? Этак нас каждый встречный-поперечный забидеть сможет. Поля хлеб родить перестанут, рыба уйдет из наших неводов, женщины детей рожать не смогут! Мужики баб не смогут име... гм... кх... увлекся. Мир вокруг во тьму погрузится! Вот и прислал вас Перун, что б нам помогли. Прознать, кто злодейство супротив народу русского задумал, найти и извести злодея. - торжественно закончил Пирамидон звякнув шваброй-посохом.
  - А то, что обратил вас перед дорогой, так на то воля Его. Знать, так вам будет легче, с задачей справится. Перун все знает, все ведает. -
   - Понятно, перст у вас, это нечто вроде мобилы у нас. Прямая связь с богом. Здорово! И как вы дедушка поняли, что мы именно от Перуна прибыли, а не от какого-нибудь там от Одина или еще кого, ежели у вас мобильный перст скамуниздили и прихватизировали? - спросил Котов, и стал будить Бегемота, щекоча ему нос хвостом. После недолгого сопротивления Бегемот сдался - громко чихнул и проснулся.
   - Я ж те говорю, неслух! Святилище энто Перуну принадлежит. Значится туда, никакие Одины-шмодины попасть не могут. Боги промеж себя народы-територии поделили, и один к другому не полезет без приглашения. Злым же, сюды ходу нет. Понял теперича кто мог вас сюды закинуть или еще че разжевать для лучшего усваения и перевариваемости? - опершись на посох спросил Пирамидон. Не встретив других вопросов, продолжил. - Выбора у вас нету, ребяты, домой вы возвернуться не сможете покудова предначертанного не исполните. Так что, остается вам, путь-дорога дальняя и множество геройских поступков... ежели выживите. Потому как древняя русская поговорка гласит: На Перуна надейся, а запасы на зиму делай! Во! - В поучительном жесте поднял указательный палец старик.
   - А, эти самые, геройские поступки, вы дедушка, вместе с нами совершать будете?
   - Не-а, не могу я! Старый стал совсем в походы ходить. Да и дело у меня тут неотложное есть. Нашего общего дела очена косаемо. Мне тут одна кикимора, из болотца неподалеку сказывала, что промеж нечисти, слух идет, будто бы какой-то человек, их всех объединить хочет. Ну, нечисть енту, значится. Вот и хочу я поразведать; кто таков тот кудесник? И для каких таких целей он замыслил энто дело? - отмазался дед.
   Другого ответа никто и не ожидал. Было сразу ясно, что геройствовать придется самостоятельно.
   - Тогда нам надо осмотреть место происшествия и поговорить с очевидцами! - широко зевнул сонный Бегемот.
   - Чаво! С кем поговорить? Оче-видцами? А чем же ещё видеть ежели, не очами? Енто каким таким ентиресным местом? - включил тормоза волхв.
   - Очевидцы енто такие ентиресные люди конторые были свидетелями какого-нибудь происшествия. Например, ваш кузнец Матвей, он же первый кто увидел черных "глюков". Или те, кто встречался с ними после кузнеца, - спокойно объяснил Бегемот. - А вообще, вы Пирамидон весьма занудный человек. Вы задаете столько ненужных вопросов. -
   - Кто бы говорил. А что такое "занудный"? - в очередной раз не сдержал своего любопытства волхв. - И вообще, ты как разговариваешь с почтенным человеком!? Где твое уважение к старшему!? Ща как тресну посохом, вмиг поумнеешь! -
   - Так! Всё! Хватит! - прекратил споры Котов. Эти двое, судя по всему, могли ругаться до бесконечности или пока кто-нибудь из них доведенный до белого каления не убьет другого.
   - Зануда - это такой хороший человек, который задает очень много вопросов что бы быть в курсе всех событий. Ну, так как там, на счет очевидцев? -
   - Ты Кот, как я погляжу, тоже зануда. Тоже много вопросов задаешь. Ну что же, надо так надо. Вот к Матвею наперво и пойдем. Он мужик словоохотливый, правда просто так никому ничего не расскажет, но за чарку... Я думаю, много вы от него все равно не узнаете. Если только "Глю-у-ик! Глю-у-ик!" - захихикал волхв. - Так-то, он говорить может, но как токма спросишь у него про "глюков", так кроме "глю-у-ик" евоных ничего. -
   Выйдя из пещеры, путники оказались у подножия небольшой горы, зеленой от покрывающей ее травы и кустарников. Почти перед самым входом в пещеру начинался лес, а слева, в некотором отдалении, на большой поляне был вкопан гигантский древесный столб с вырезанным на нем суровым лицом старца в воинском шлеме. Перед деревянным старцем стояли два серых каменных столба с высеченным на них орнаментом. Все это стояло правильным треугольником, в котором каждое изваяние являлось вершиной. Со стороны же это выглядело, как если бы тот мужчина стоял перед раскрытыми воротами, раздумывая, пройти через них, или остаться. Святилище Перуна.
  
   Как рассказал старец Пирамидон, святилище Перуна находилось на небольшом острове. Путь к нему лежал через болота, сплошь усеянные островками и полузатонувшими деревьями. От одного островка до другого и пролегала тайная тропа ведомая лишь своим. Всю дорогу Котов вольготно лежал на плече у Бегемота, осматриваясь по сторонам. Быть котом не так уж и плохо. Котов принадлежал к числу тех людей, кто в любой тупиковой ситуации найдут свои плюсы, вот и сейчас не в силах изменить сложившееся положение вещей, намеревался устроить себе хоть мало-мальски комфортное существование и спокойно плыть по течению до полного разрешения проблемы. Так сказать максимум комфорта и пользы.
   Жилище Пирамидона и капище Перуна находились на дальнем конце одного из двух больших островов. В так называемых Бескрайних болотах. Бескрайних потому что еще никому не удавалось пройти их насквозь и узнать, что находится с другой стороны. Если серьезно, никто и не пытался. Всех вполне устраивала их жизнь и узнавать что там за болотами никому не было нужды. Все и так знали - в той стороне воинственные племена хазар. Где-то там, далеко, за болотами и лесами, за долами и горами. И этим воинственным племенам никогда в жизни не пройти через бескрайние топи-болота, потому как болота не только бескрайние но и непроходимые. Кроме всего перечисленного был Перун Громовержец, чьей волей и заступничеством жители Руси были не доступны ни одной вражине. Зачем куда-то идти, мочить ноги и зарабатывать насморк, когда и здесь хорошо. Рыба водиться, зверье тоже - что еще надо!? Торговля велась с речной заставы как лед с Руси сходил и покуда опять не сковывал ее в своих объятьях.
   Правда все же случалось изредка что втемяшится какому Ваньке или Маньке в голову повидать дальние страны людей-народы да себя молодого неразумного во всей красе показать. Бывало уйдут и не возвращаются уж более, сгинут без следа, а бывает вернутся в дом родной после долгих лет скитаний и ну забивать молодежи голову рассказами о своих геройских похождениях наслушавшись которых появляются новые неразумные Ваньки да Маньки...
   Острова, как уже говорилось, соединяла одна единственная тропа. Она начиналась у входа в пещеру Пирамидона и заканчивалась у заставы на берегу реки, и где-то между этими двумя точками была расположена небольшая деревушка под названием Русь. В сторожевой заставе жители деревни поочередно несли караул, наблюдая за рекой. Иногда, когда к берегу приставали торговые ладьи и жители деревни торговали тем, что сумели добыть в лесу вырастить в поле или сделать своими руками. Так и жили. Даже зимой топь никогда не замерзала, поэтому никто не опасался никаких нападений с болот. А уж узкую тайную тропу, оборонить сил достанет. Надо лишь, супостата, вовремя заприметить, для того и держали заставу. Что поделать лихие времена, разбойники, нечисть разная.
   На этих же самых болотах селяне промышляли, перебираясь по скрытым тропам с острова на остров. Били из луков уток, нутрию, ондатру, ходили за ягодами и грибами, собирали травы, торф для печей. Иногда плавали по гиблому болотищу на заговоренных Пирамидоном лодках-плоскодонках.
   Жители Руси жили в достатке, трудами своими, превратив свои земли в маленький сельский рай. Тут были и засеянные хлебом нивы, колодцы с ключевой водой, пышные пастбища для скота, древесина для постройки жилья и растопки печей. Люди занимались земледелием и скотоводством, да и лес щедро одаривал своими дарами. Наступи тяжелые времена, и селяне, оставив плуги и ткацкие станки, возьмутся за оружие и встанут на защиту родного дома.
  
   - Где мы будем искать кузнеца? - спросил Котов, когда они зашли в деревню.
   - А чаво его искать то, в енто время он может быть или в кузне, или у старосты. Кузня на окраине стоит, мы ее прошли. Там его нету, потому как дым из трубы не идет и боя молота не слышно, остается староста... - споро вышагивая, пояснил Пирамидон.
   Как оказалось, до дома старосты нужно было топать через полдеревни. Всю дорогу до старосты Котов с любопытством вертел головой. С плеча Бегемота ему было все прекрасно видно, и не надо было ломать шею, задирая голову вверх. Как человеку выросшему в городе, Котову были весьма любопытны деревенская жизнь и уклад, отличные от городских условия. А тут такая возможность подвернулась - тур по древней, зарождающейся Руси!!! В общем, ничего нового Котов не увидел. Те же деревянные, сложенные из бревен одно и двух этажные дома-терема, только здесь крыши были покрыты не шифером или рубероидом, а берестой или плотно подогнанными деревянными дощечками. И над этими крышами не торчали телевизионные и радиоантенны, не путались электрические провода. Каждый дом был разукрашен как пасхальное яичко резными наличниками и коньками. На завалинках сидели, переговариваясь, старики, отвлекаясь от разговора, чтобы взглянуть на странно одетого путника с большим серым котом на плече идущего рядом с волхвом. По улицам носились беззаботно играющие дети. Бегали курицы... гуси... собаки... козы, в общем, обычная деревня со всей причитающейся ей живностью. Изредка встречались спешащие в поле мужики да бабы, так же с любопытством разглядывавшие странного спутника старика Пирамидона.
   Домом старосты оказался большой двухэтажный резной терем с красивым резным петухом на крыше. Терем располагался, что называется в самом центре деревни... так сказать в самом центре. Терем, вместе с хозяйственными постройками был обнесен деревянным забором в рост высотой. На двор вели широкие ворота, которые, судя по глубоко вросшим в землю столбам, на которых держались створки, никогда не закрывались. По двору гордо вышагивали гуси. У высокого крыльца, ведшего в терем, спал, положив мохнатую голову на лапы, здоровый дворовый пес. Заслышав шаги приближающихся людей, пес поднял голову и глухо заурчал.
   - Чу, тебя! Нешто не признал лохматый пройдоха!? Ну, будет тебе, свои идут! - ласково отозвался старый Волхв, бросая псу какое-то лакомство, тот поймал угощение на лету радостно завиляя хвостом. Обнюхав замершего, с остекленевшими глазами Бегемота, пес звонко гавкнул на развалившегося на плече Котова.
   - Ну да, я же теперь - кот... Простите пожалуйста?! - недовольно пробубнил "кот". - Бегемот, ты это, повыше меня подними. От этого, вон как облизывается. -
   - Доброго здоровья, люди добрые! - Пирамидон оказался прав, кузнец действительно был у старосты. Войдя в горницу Котов с Бегемотом увидели двух мужчин один из которых судя по мощной фигуре и опаленной рыжей бороде и был кузнецом. Догадка подтвердилась когда Пирамидон поздоровавшись обратился к опаленной бороде.
   - Привел я к тебе, Матвей, Посланников Перуна Великого. Человече - Бегемотом кличут, котяру зовут Котовасия. Расспросить им тебя надобно. Вот и староста, Иван Семеныч могёт быть, каким советом подмогнёт. Он у нас человек деловой, о благе народа печется и должён быть в курсе всего, что дела касаемо. -
   Установилась тишина во время которой мужики с интересом внимательно рассматривали посланников великого и могучего. Тишину нарушало недовольное бурчание оскорбленного Котова.
   - Ну, чё... ентова... коль, для того... для дела, значится нужно, спрашивайте, - смущенный тонкий фальцет кузнеца никак не вязался с его накаченной квадратной фигурой, бычьей шеей и толстыми сильными руками. Смущение мастера было понятно - не каждый день, посланники богов в деревню приходят, да еще тебе вопросы задают. Хотя и выглядели посланники мало сказать странно. Юноша, одетый в чудные одёжи. Явно заморские, следовательно, заслуживающие подозрения. Ко всему заморскому вообще с опаской относится надо и с особой осторожностью. Да еще толстый серый кот с наглого вида мордой. Почему Перун в качестве своего посланника выбрал последнего, для кузнеца было загадкой. Хотя промысел богов всегда загадка и кроме них самих об этом неведомо никому. Деяния богов не обсуждаются. Перун велик, ему видней...
   - Токма чё я могу сказать? Пирамидон, небось, ужо все, что надоть поведал. А он знает о ентом деле поболе моего. Но чем могём, тем так сказать, тем подмогнём. -
   - Вот и ладушки. - Котов решил ковать пока горячо и сразу взял быка за рога (или кузнеца?) - Гражданин Матвей! Как вас по батюшке? -
   - Еремеич... - увидев говорящего кота, кузнец растерялся, но как уже говорилось, дела богов не для разуменья смертных.
   - Хорошо! - Котов встал на задние лапы и как заправский чекист начал ходить взад-вперед, заложив передние за спину. - Итак! Гражданин Матвей Еремеич, где вы были, в ночь, когда развернулась трагедия? Где, я спрашиваю, вы были в тот момент, когда ваш деревенский кузнец повстречался с неизвестными "черными глюками"? -
   - Аа-а-а?.. а?.. - все присутствующие раскрыли рты. А Котов продолжал изображать матерого сыщика.
   - Так ить... Это ж, я... -
   - Трезвы ли вы были? -
   - Это ж я, кузнец!? -
   - Если нет, то в какой стадии алкогольного опьянения вы находились? -
   - Ну... так выпивши был чуть-чуть... но не так что бы пьяный-
   - Хорошо! С кем вы пили? Кто ваши сообщники? Что вы пили? В каком месте на тропе вы повстречали кузнеца Матвея гуляющего в нетрезвом виде с проклятыми "черными глюками"? - лица присутствующих вытянулись до треска в скулах, такого поведения они не ожидали. Кузнец ошалело таращил глаза на стоявшего перед ним кота.
   - Это же я, кузнец!? - срывающимся голосом, чуть не плача закричал кузнец.
   - Суд учтет ваше признание, уважаемый! Видя ваше серьезное отношение к данному происшествию. Расценивая ваше признание как шаг к сотрудничеству со следствием, жду ваших ответов на поставленные мной вопросы. Где вы видели выше упомянутых "глюков"? -
   - А... сь... - допрашиваемый вошел в ступор.
   - Где вы видели "глюков"? - подсказал Бегемот.
   - А-а-а... ы-ы... Глю-у-ик... - кузнец потеряно свел глаза в кучу.
   - Я ж тебе неслуху уже говорил, про "глюки" с ним поосторожней надо! А ты, сразу его пятками в печь суешь. Кто ж так с людьми разговаривает? Тем более с творческими! - праведно возмутился старый волхв.
   - Понятно! - Котов смущенно потеребил ус. - Ну, хоть показать, сможешь? Все равно из тебя сейчас слова путного не вытащишь так хоть какая-то зацепка. Не доживать же жизнь в кошачьей шкуре. - В отчаянии махнул лапой Котов.
   - Глю... глю... - утвердительно закивал Матвей.
   - Сейчас всех выслушаем, все раскроем, всех победим, и под гром фанфар вернемся на историческую родину! - воодушевленно потер ладони Бегемот.
   После ознакомления с местными достопримечательностями как-то: застава, коровник, расположенный на другом конце деревни и из которого пропало две коровы и молодой бычок. Котова с Бегемотом еще чуть помотали по окрестностям знакомя с потерпевшими от проказ "черных глюков" жителями деревни. В общем, замотали изрядно. И только потом, отправились на место встречи пьяного кузнеца с первым в его жизни "глюком".
   До места добрались без приключений, никто так и не напал. Густо растущие кругом кусты ивняка, подпирающие небо разлапистые ели. Кругом, торчащие из воды мохнатые "ирокезы" поросших травой кочек, бульканье поднимающихся из трясины пузырей. Романтическое кваканье лягушек и перешептывание болотных кикимор. Глушь, одним словом. Глушь и сырость. Лишь плотная узкая тропка под ногами не давала впасть в истерию, как бы говоря: "Усё в порядке, шеф. Доставим куды нужно". И куды не нужно тоже. Хе-хе. Мычащий Матвей остановился, указывая пальцем на место встречи с "глюками".
   - Место встречи изменить, никак, - протянул Бегемот, хлопнув себя по шее. - И комары у вас бройлерные, зажрали совсем, гады. -
   - И ви хотите сказать шо это единственная асфальтированная в вашем городе дорога? - спросил Котов.
   - Да. - Ответил не понявший слова "асфальтированная" староста, но понявший что речь идет о тропе - дорога она везде дорога, что у богов, что у людей. Посланцам богов лучше не перечить, а то, сообщат наверх, тогда пиши пропало. Правильно все понимать немаловажно, для человека занимающего такой высокий в местном масштабе пост.
   - Ясненько! Посмотрим, вертолет тутачки не приземлялси, да и откуда в этой глуши вертолет. Пешочечьком со стороны не протопать, только в два конца. Путем логического умозаключения и с помощью дедуктивного метода, опергруппа, в моем лице и морде моего компаньона, пришла к единственно правильному решению: ""глюки"" сглючились с болота! - оценил обстановку Котов. - Аквалангов у них нету, Жак Ив Кусто еще не родился, а вот на лодках или на плотах приплыть волне могли. Завалили их ветками разными что б под куст замоскироваться. Может эти ""глюки"" и сейчас за нами наблюдают. Не Тарзаны же они по елкам прыгать, с таким способом передвижения через пол часа задница будет как будто на ежа сел. Да и как они могли тогда незаметно через заставу пройти. Нужно искать в болотах. Да, кстати, как у вас самих то на счет лодок, или еще какого водного транспорта? Подводные лодки не предлагать, у меня клаустрофобия. - Почесал за ухом Кот.
   - По нашим болотам, Посланник, могут пройти только заговоренные лодки. Иные потонут. Утащит их топь, что и следа не останется. - Облокотился на свой посох Пирамидон. - Если ты прав, то без колдовства тут не обошлось. -
   - А может, кто из своих, озарует?! -
   - Оно конечно, удаль свою показать тут наш народ самый первый будет. Но что б у своих... воровать... никто не станет. Да и заметили бы уже давно, на болотах чай, украденное не спрячешь. А в деревне, тут у кого лишний цыпленок вылупится, сразу все знать будут. Нешто двух коров проглядели бы? За своих я ручаюсь! - вступился староста.
   - Значит, мы имеем дело с кем-то или с чем-то кто обладает достаточной для этого силой, быстротой и ловкостью. И как говорит Пирамидон, колдует к тому же, - огляделся поежившись от сырости Бегемот.
   - Да бесы энто, я говорю! Бесы! Кто еще окромя них по топи заговоренной пройтить сможет? Кто окромя бесов проклятых мордой черный есть? - затряс рыжей бородой неожиданно вышедший из ступора кузнец Матвей.
   - Негры еще есть... - подсказал Бегемот.
   - Кто?! - не понял староста.
   - Негры я говорю, африканцы. -
   - Не смеши! Откуда, Бегемоша негры в этих болотах? Они ж тут от холода вымрут, как мамонты, - махнул лапой Котов. - Так как там у вас на счет лодок? -
   - Лодки у нас есть, чай не дикари какие, с людями общаемся. - Ответил староста, и с гордостью добавил. - Да и посерьезней, кой че найдется! Самодвижущийся бочковой плот! СБП сокращенно, во! Енто вам не европия какая-нибудь, с ихними каравеллами и драккарами, эт Русь матушка! Тока я его вам не дам! Потому как плот энтот имеет огромную стратегическую и экономическую ценность для всей нашей деревни. -
   - В жабу превращу! - пригрозил Пирамидон. - И использую...- и быстро добавил, - Для опытов! -
   - А в кого хотишь, в того и превращай, а токма все равно не дам! - упер руки в боки староста и выгнул грудь колесом так что рубаха затрещала.
   Седой волхв забормотал в усы заклинание.
   - Прошу минуточку внимания! Уважаемый, можно вас на пару слов? - где-то еще на горизонте Котовского сознания появился блестящий план, как получить чудо древнерусской техники. Он довольно потер лапы и со словами "На пару слов, Джонни" отозвал старосту в сторонку. Пошептавшись там некоторое время, оба довольные вернулись. Вперед выступил Котов.
   - После непродолжительного совещания стороны пришли к консенсус. В общем, и целом, переговоры прошли успешно и завершились на взаимовыгодных условиях. Остальное, господа, без комментариев.
  
   День закончили осмотром "самодвижущегося бочкового плота". "СБП" оказался древнерусской версией большого катамарана. Оба поплавка катамарана представляли собой, шестиметровой длинны узкие бочки, скрепленные меж собой палубным настилом под которым был оборудован небольших размеров трюм для хранения припасов. На квадратной палубе размещались холщевый шалаш "на три персоны", мачта с убранным парусом. На корме находилось устланное звериными шкурами кресло из располовиненой бочки.
  Здесь же располагалось рулевое весло, а из прорези в палубе торчали педали на ременной тяге. Прародитель всех катамаранов приводился в движение деревянным гребным винтом и кожаными ремнями пропитанных какой-то водоотталкивающей гадостью натурального происхождения.
   - Ух ты, катамаран!!! Кто бы мог подумать!? Ну, кто создал это чудо науки и техники? - видеть здесь, в эпохе сказочной Руси катамаран, что именно сказочной об этом наши герои догадались быстро, было весьма необычно. Хотя его необычный дизайн и конструкция придавали ему оригинальности. За что надо было отдать должное его создателю. При отсутствии иных технологий он использовал что было под рукой и весьма успешно.
   - Дак то ж наш деревенский чудак, Ванька Кулибяка.
  Вон он в бочке своей сидит, смотри, сейчас лопнет от гордости, - махнул на кресло рулевого староста.
   В кресле катамарана, гордо выпятив вперед грудь в белой залатанной косоворотке с вышитым воротом, восседал худощавый с белобрысыми вихрами паренек, лет пятнадцати. Умные голубые глаза смотрели на разговаривающего кота без страха, с детским восхищением. Заглянув в эти наполненные жизнью глаза Котов, почему то подумал что именно эта детская непосредственность будет сиять в Ваньке всю его жизнь. И именно она будет причиной всех его побед и поражений.
   - Он у нас натура деятельная, кипучая. Бывало, проснется утром, придёт ко мне и спрашивает: "Куда, говорит, дядя Матвей люди деваются, когда в топь попадают?" Ясное дело, отвечаю, тонут, к болотнику на дно али к водяному во дворец. А он, из них русалок и тритонов делает, чтоб те тоже неосторожного человека на дно утаскивали, ему слуги завсегда нужны. А Ванька мне как зарядит очередное: "Хочу на дворец водяного посмотреть, на пиру у него побывать!" Что ему ответить? Ну что ж, говорю, ежели хочешь, то камень на шею и вперед, в Седой топиться. А он говорит: "Я вернутся хочу, людям о чуде рассказать". Вот он и делает сейчас корабль, чтобы тот к подводному царю на дно спускаться мог и обратно возвращался. Чудак одно слово, где ж это видано, чтоб человек по доброй воле к водяному на пиры катался и домой опосля этого живой возвращался? Токма герои превеликие. Хотя нужно справедливо признать, не все Ванькины поделки бесполезны. Взять хоть сеялку нашу, иль качелю детскую, что воду из колодца качает. Или энтот, как вы изволили выразится, как-та-мам-ран. Мы на нем купцов да гостей иноземных встречаем, а они нам, чтоб на чуде нашем прокатится денежки платят да в торге немало уступают. Так что как видите, польза от Ванькиных поделок все ж есть. - Важно кивнул кузнец.
   Во время этой речи Ванька ни разу не перебил кузнеца Матвея а только сидел, нахмурившись и поджав губы, только в конце вскинулся.
   - Все едино я на тех пирах побываю и обязательно возвернусь обратно! Вот только придумаю из чего мне окошки в подводной бочке сделать, и сразу отправлюсь к подводному царю в гости. -
   - Ну вот, видите, опять за свое. Теперича окошки в подводной бочке сделать удумал. Ты где оболтус видел, чтоб бочки подводой плавать могли? - как курица замахал руками староста. - Да еще с окошками. -
   - А я к ней загогулину приделаю и камней на дно для тяжести положу! - не унимался "левша".
   - Кулибин прям, ваш Ванька. Талант! Голова! Его поощрять надо, а не ругать. Я гляжу у вас тут его стараниями бочки в ходу. Между прочим, Иван Семеныч, за наукой будущее. - Заступился за изобретательного паренька Котов. - Это ж надо, сам такую штуку придумал, без чьей либо помощи. А про подводную бочку ты мне потом расскажешь? Может я тебе, что подсказать смогу. Там, откуда мы пришли, уже есть такие машины что под водой плавают, и даже летают высоко в небе...- Котов осекся, увидев, как загорелись глаза паренька, понял, - ляпнул лишнего.
   - И телеги железные, без коней ездят... - вбил свой гвоздь Бегемот, схлопотав от Котова пинок.
   - А ты котик расскажешь мне о тех машинах, что в небе летают, и о телегах железных? -
   - Ну... Это у Бегемота лучше получится. Он у нас телевизор сутками смотрит, так что в этом вопросе он теперь настоящий профи, - что называется перевел стрелку Котов. - А я все больше по жидкостям, всяким. В медицинских целях. -
   Юный изобретатель с восхищением посмотрел на Бегемота.
   - Ну, посланники, с бедой нашей вы уже знакомы. Тепереча я вам поведаю, как нам в беде помочь требуется. Плыть вам на поиски Перста надо через болото. Поторапливаться вам надо, а то нечисть всякая сгубит, скогтит народ наш. Завтра утром и отправитесь! А я ноченькой подумать должен, поворожить, в какую сторону плыть надобно... - потрясая бороденкой, тоном не терпящим возражений сообщил Пирамидон.
   - И куда мы поедем? Что такое "глюки" и где они водятся мы не знаем. Болото большое пока все обшарим. -
   - Ответы на эти вопросы вам придется искать в пути. Я лишь смогу указать вам направление ваших поисков. Ито утром. -
   - А припасы, одежда, средства на расходы? Кто оплачивает экспедицию? - Бегемот проявил деловую хватку и, подхватив под белы рученьки волхва и старосту, повел их в сторонку обсуждать условия контракта.
   Сославшись на то, что к нему идти далеко Пирамидон отправил всех к старосте. Марфа Силантьевна, жена старосты, очаровательная женщина и хлебосольная хозяйка как только узнала о прибытии в дом мужа гостей, да еще таких дорогих как посланники Великого Перуна и друзья волхва Пирамидона в мгновенье ока накрыла стол. Такая быстрота реакции один из тысяч недосягаемых для через чур практичного мужского ума, женских секретов. А что это был за стол. И осетринка, и горяченькие пельмени с пол ладони величиной, и огурчики соленые, капустка квашеная, щи наваристые, ушица ароматнейшая... А пироги... Какие там были пироги... Каждый нашел себе блюдо по душе, и ни крошки не пропало зря. Если Перун верховный бог, то Марфа Силантьевна богиня кулинарии ...
  
  ----------
  
  Маленький щуплый человечек в отблесках пламени казавшийся тенью, бормотал заклинание и бросал в огонь горсти сухих трав. Россыпи высушенных листьев, попадая в пламя, искрясь, сгорали, оставляя после себя в воздухе пряный аромат и белый дым. Дым над костром начал густеть, уплотнятся, изменил цвет на черный. Клубы стали приобретать очертания человеческой фигуры. Так творилось черное колдовство...
   Колдун упал на колени, и больно ударившись тощей коленкой о торчащий из земли корень едва сдержал рвущиеся наружу ругательства, зашипел. Выругаться сейчас значило бы нарушить последовательность ритуала и навлечь на себя страшный гнев своего господина.
   - Господин! Господин! Ответь мне, своему верному слуге! - колдун специально сказал "слуга" а не "раб". Каждый раз, когда колдун налаживал связь со своим господином, тот называл его рабом, и от этого колдуна в буквальном смысле корежило. Но ничего, пока можно и потерпеть, пока. Цель оправдывала средства... Но потом... Когда добьется своего он покажет кто истинный раб. Ну а пока...
   - Зачем ты побеспокоил меня, раб? Что тебе нужно? - дым всколыхнулся, а фигура стала черней.
   Ну вот, снова это "раб", скрипнув в бессильной злобе зубами, человек приник лбом к пыльной земле.
   - Я выполнил твою волю. Я достал золотую реликвию русоволосых варваров. Это было не легко, но я выполнил твою волю. - Колдун склонил голову.
   - Это хорошая новость. Но достать артефакт мало! Нужно принести его в пустыню, в обитель Пустынного Мага! - проревел пламенем костра тень-дым, повелительно простирая тень-руку.
   - Что мне нужно для этого сделать, господин? - раболепно спросил маленький человек.
   - Доставить Перст Пустынному Магу, тупица! -
   - Мой господин, это было бы несложно сделать раньше - уйти от преследования русоволосых варваров легко. Но теперь, когда их верховный колдун воззвал к своему варварскому богу и тот прислал в помощь двух своих слуг, исполнить ваше повеление становится очень трудно. Практически невозможно! Еще никому не удавалось уйти от преследования богов. -
   - Тогда раб, у тебя появился шанс стать первым, кто это сделает. Думаю, та награда, которая тебя ждет, стоит таких усилий. На пути у тебя будет множество помех, избавляйся от них как хочешь! И не забудь, главная твоя задача доставить артефакт во Дворец Пустынного Мага! Там ты получишь что заслужил... - в последний раз проревела дымная тень и исчезла, превратившись в столб обычного серого дыма.
   - Я понял, господин, - прошептала скрюченная на земле маленькая тень - Если кто-то встанет у меня на пути, он горько пожалеет об этом.
  
  ----------
  
   На утро не выспавшегося (всю ночь Ванька приставал с расспросами о летающих машинах и железных повозках.) Котова с Бегемотом привели к маленькой деревянной пристани на берегу, где накануне вечером они видели катамаран. Там их уже ждали усталый волхв с темными кругами под глазами, староста деревни Иван Семеныч, да кузнец Матвей. На воде у пристани покачивался катамаран Ивана Кулебяки, весь разукрашенный пропагандистскими надписями типа: "Голосуйте за Ивана Семеныча" или "Детям - петушки, бабам - ромашки. И. Семеныч." ну и в подобном духе. (Все стараниями деятельного Бегемота.) Судя по тому, что на горизонте проклюнулся еще неясный намек на зорьку, было часа три, а спать легли от силы два назад.
   Поздоровавшись, рядком присели на одну из перевернутых лодок. Из маленького шалашика на палубе катамарана донеслись звуки возни. Из шалаша выполз сонный Ванька.
   - Никому неведомо как долго вы будете плутать по болоту в поисках места, где скрываются "глюки"... - затянул свое тряхнув седой головой старый волхв. - Одно мне ясно, еду воруют, значит, недалече обосновались. Далеко-то, оно, ворованное таскать несподручно. Поплывете на север, с той стороны покражи чаще всего случаются, значит, там и надо поиски начинать. Чтоб не заблудились ненароком, мы со старостой проводника вам даем, Ваньку. Он эти места знает и лучше него самого, никто с катамарацией ентой не совладает. Припасы уже загружены, при разумной экономии должно хватить на некоторое время. И помните други, по дороге вам будут встречаться не только враги, но и друзья! - напутствовал Пирамидон.
   В скверном настроении (по причине крайней невыспаности), "группа по розыску похищенных артефактов" забралась на судно. Пирамидон прочел противоутопительное заклинание оберегающее от утопительного воздействия Бескрайних болот, и катамаран отчалил от пристани.
   - Матросы! Слушай мою команду! К отплытию приготовсь! - Котов взял командование на себя. При звуках командирского голоса новоявленные матросы выстроились во фрунт. - Ивана, назначаю на первую вахту! Бери штурвал в свои руки и включай двигатели. Выводи нас в фарватер, курс на север. Мы отправляемся на поиски коварных черных "глюков" подло похитивших народное достояние. Вас матрос Бегемот, назначаю впередсмотрящим по причине природной зоркости и полной вашей бесполезности. Себя отправляю на камбуз для тщательного осмотра запасов провизии. Ванька, где у нас припасы? -
   Припасы оказались в шалашике, а точнее под ним, в том самом трюме-погребке. Котов забрался внутрь и провел тщательную ревизию... с дегустацией. Через некоторое время Бегемот с Иваном услышали доносившееся из трюма-погреба храп.
   Много ли нужно места маленькому коту на такой громадине как шестиметровый катамаран, конечно нет. Свернувшись калачиком, Котов лежал и вспоминал все что произошло с ним в последние дни. Ничего себе приключеньице. Пьянка, перевоплощение (чуть с ума не сошел), колдовство Бегемота. Новый, совершенно незнакомый мир!!! Знакомство с Пирамидоном, Иваном Семенычем, кузнецом Матвеем. Похищение Перста Перуна, "глюки", катамаран, Ванька! Дорога! Какой-то сумасшедший дом на выезде.
  
  
   Первый день плавания прошел скучно, без приключений. Котов измученный ночным допросом местного юного левши выбравшись из холодного трюма задремал на палубе. Когда он проснулся, то увидел, что Ванька крутит педали, а Бегемот отталкивался шестом от встречающихся на пути островков и торчащих из воды деревьев. Они проплывали через целый лес, растущий прямо из воды. Судя по тому, как уверенно правил Ванька, дорогу он знал. Постепенно стало темнеть, и нужно было подумать о ночлеге.
   Через некоторое время, увидев впереди небольшой островок с растущими на нем дубами, путешественники пришвартовали к нему катамаран. Ванька развел костер и занялся приготовлением ужина, Бегемот завалился спать, и теперь из шалаша на палубу доносился его писклявый храп. Котов поймал себя на мысли что быть котом не так уж и плохо. Нет, конечно же, человеком быть лучше, тем более, если вы к этому уже привыкли. Но когда вы кот, вам, по крайней мере, ничего не надо делать самому. За вас это сделают другие. Юнга Иван, к примеру... или Бегемот.
   "И плюсы свои тоже в этом есть", думал он "места мало занимаешь, например, в еде экономия. Много ли нужно маленькому животному". Котов содрогнулся от мысли, что так быстро смерился со своим положением. Невозможности что-либо сделать самостоятельно, даже еду нормальную приготовить. Всю свою жизнь провести под колпаком, не говоря о том, что сама жизнь будет лет десять-пятнадцать. Полная зависимость от хозяев... Только сейчас он стал понимать как, в сущности, был жесток с Бегемотом, когда был человеком.
   "Стоп!!! Если я так и останусь на четвереньках, с лохматой щеткой приклеенной к заднице и вечно небритой мордой, то моим хозяином будет этот безмозглый остолоп?!! Нужно срочно исправлять сложившееся положение. Скорее отыскать эту священную хреновину, найти старого прохиндея-домового и выполнив своё Предназначение надрав ему задницу вернуться домой в своём собственном теле.
   В общем, нужно что-то делать. Не сидеть, сложа руки... тьфу ты, лапы. Так можно двинуться умом. А начнём мы пожалуй..."
   - Проворный у тебя кораблик. Как ты его назвал, а то все катамаран да катамаран, неудобно как-то. Случайно не "Арго" или "Калипсо", а может "Генерал Крузенштерн"? -
   спросил Котов у Ваньки, надо было отвлечься от грустных мыслей.
   - Не знаю, он у меня без имени. - Ванька явно смутился.
  - Да ты что?!! Без названия никак нельзя! Как говаривал капитан Врунгель: "Как корабль назовёшь так на нем и поплывешь!" Так что к выбору названия нужно относится очень ответственно. А то назовешь "колода" и пойдешь ко дну. - Котов важно распушился и принялся намывать свой хвост, но тут же одернул себя.
   - Вот уже и моюсь как кошка со стажем, - и снова принялся намываться языком. - Ничего не могу с собой поделать, это выше моих сил. -
   - А я знаю, как назвать наш катамаран. Ты сам его только что назвал, "Проворный"! - воодушевленно воскликнул сообразительный Ванька.
   Котов прекратил мыться и распушил чистую шерстку.
   - Ну что ж, мне думается, это как раз то имя, которым нужно назвать наш корабль, - "Проворный". Здорово! Жаль, только бутылки с шампанским нету. Для того, что бы название приносило удачу, нужно о борт разбить бутылку шампанского. Или что-нибудь в этом роде. В истории такие случаи встречаются. В общем, что-нибудь разбить. Что бить будем? -
   - Не знаю!? Крынка с молоком, подойдет? - почесал в затылке изобретатель.
   - Хм... Пожалуй, что да, подойдет, - поразмыслив согласился Котов, а Ванька выхватив нож, принялся вырезать на борту название катамарана.
   - Глаза не забудь. Пусть он как "Арго", всегда прямо смотрит в глаза опасность и ясно видит путь! - воодушевлял Перунов Посланец.
   Когда последняя буква обрела свое место на борту катамарана, Кот, встав в позу адмирала, стал читать только что придуманную им формулу посвящения. Отпил добрую половину кринки.
   - Именем и властью данной мне Перуном Великим, повелеваю! Что бы плавал ты по болотам, рекам, озерам, морям, океанам, так как мы назовем тебя! Оберегай нас, пронося через бури, и спасай нас от преследования врагов наших. Служи справедливо и не предавай нас! Ванька обязуется ухаживать за тобой и чинить когда нужно. За сим, нарекаю тебе имя "Проворный" и назначаю себя твоим капитаном! Твоего создателя Ивана - юнгой, а своего кота Бегемота, временно носящего моё тело, рядовым матросом! - по сигналу Ванька со всего размаху разбил кринку с остатками молока о борт катамарана. На дребезг разлетевшейся на черепки посуды из шалаша выскочил Бегемот и плюхнуся в воду.
   - Ч-что с-случилось? Черные "г-глюки" н-наподают? - озираясь и ошалело хлопая глазами спросонья, завопил он.
   Задрав ноги и... лапы, Ванька с Котовым повалились со смеху. Выбравшись из воды, неудачный пловец с надутым видом уселся на корягу у костра, что-то, возмущенно бормоча себе под нос и брезгливо морщась от стекающей с него воды. Но долго, по характеру отходчивый Бегемот, дуться не мог. Стоило ему посмотреть, как веселятся его друзья, как он тоже стал хохотать над собственной неуклюжестью. Смех хорошее лекарство от обид и хорошее средство для примерения. Перебрасываясь шутками и рассказывая, друг другу разные смешные истории, случившиеся с ними, друзья поужинали и отправились спать. Предстоял долгий путь. Нужно было рано вставать чуть свет нужно продолжать путешествее. Расположились в шалаше на "Проворном", Бегемот с Митькой вытянулись на толстом лоскутном покрывале, а Котов, свернувшись калачиком, устроился в канавке между ними. Сами понимаете, болото, сырость, не смотря на солнечную погоду, испарения всякие, а рядом с друзьями, тепло и уютно. Вот так и уснули.
  
   На утро путешественников ждал сюрприз - снаружи доносилось странное бульканье. Выбравшись из шалаша, путешественники обнаружили сидящего в кресле рулевого, плотного мужчину с зелеными волосами тиной, болотного цвета камзоле, синих штанах чуть ниже колен. На отливающей голубым коже, кое-где виднелись сияющие чешуйки. Из распахнутого настежь камзола выглядывала отливающая серебром чешуйчатая рубаха. Перекинутые крест на крест ноги с длинными ластообразными ступнями лежали на перевернутом вверх дном деревянном ведре. В руках, с перепонками между пальцев, субъект держал самодельную удочку из тонкой жерди. На добродушном лице сияли лукавством ярко-зеленые глаза с любопытством изучающие путников.
   - Бульк! Странно одетый незнакомец, расхаживающий на задних лапах говорящий кот и деревенский мальчишка-лапотник, приплывшие на странного вида ладье. Бульк! Ничего не скажешь хорошая компания для поисков Перста. Пирамидон что, никого получше найти не мог, бульк!? Героя на пример, воина или вора. А лучше все сразу в одном лице. Так было бы надежней, м-да. Среди вас, случаем, нет героя, бульк, вора или воина? Бульк? - чешуйчатый лукаво прищурился, друзья отрицательно замотали головами.
   - Я иногда сосиски и сметану воровал, - честно признался Бегемот
   - Значит нет! Я так и знал. Похоже, старый жрец начинает терять нюх. Хотя как знать, что-то в вас такое есть. В любом случае, я доверяю выбору старины Пирамидона. -
   - Вы знаете Пирамидона, знаете, кто мы, а сами еще не представились. - Котов старался держать себя как можно спокойней и вежливей. Боятся незнакомца не было смысла, если бы он хотел сотворить какую-нибудь пакость, то у него была такая возможность пока они дрыхли без задних ног.
   - О-бульк, простите, бульк. Я, бульк, так обрадован, вашим визитом и возможностью пообщаться бульк, что совсем забуль представится, водяной Буль. Подводный хозяин этих болот, добрый друг старины Пирамидона, и ваш покорный слуга. Бульк! - чем больше волновался водяной Буль, тем больше коверкал слова и вставлял свое "бульк".
   - Котов, - в свою очередь представился Котов.
   -Бегемот. Иван, - эхом отозвались друзья.
   - Весьма рад, весьма рад. Бульк! Как я уже говорил, Пирамидон мой давний друг, собульктыльник можно сказать мы, знаете ли, хе-хе... в молодости вместе пошаливали. Так вот, он попросил меня провести вас через болота. Старина Пирамидон просил передать - ваше путешествие, будет дольше, чем вы думаете. За похищением святой реликвии скрываются гораздо более могущественные силы, чем обычные похитители. Тут замешано сильное и злое колдовство. Среди нечисти пошли слухи что, появился могущественный чародей, который хочет собрать под свои знамена всех темных, и огнем и мечем поработить мир. Волхв отправился искать этого злодея. Так что, вы с ним идете к одной цели, только разными дорогами и не раз еще встретитесь. Сдается мне, что ваши поиски неизвестных похитителей это лишь звено в цепи на пути к решению загадки с неизвестным чародеем! - водяной переливчато булькнул и поплавок стал нырять подводу, судя по тому, как бешено он это делал, там сидело что то крупное.
   - Спасибо за информацию. Про колдуна мы уже знаем, волхв сам сказал. Почему вы нам помогаете, какой ваш интерес в этом деле, ведь вы сами, в некотором роде... хм...
   - Нечисть? Не смущайтесь молодой человек, что есть, то есть. Все достаточно просто. Какой-то свихнувшийся придурок, хочет нарушить баланс сил Добра и Зла в мире. Этому могут помешать только боги, значит, их нужно как-то обезвредить. Это очень сложная задача, почти невыполнимая. Почти! Но это вполне возможно сделать, воспользовавшись Перстом. Ну, там нужно еще кучу всякого магического хлама задействовать. Все зависит от того какого бога нужно убрать с дороги. Не простого как вы понимаете магического хлама а, как и Перст, божественного происхождения. Плюс достаточно могущественный чародей к этому коктейлю. Благодаря артефактам и святыням, чародей откроет портал для исчадий тьмы, или одного исчадия, с помощью которого решил покорить мир. Представляете, какая начнется бойня? Боги так просто не сдадутся. Потом начнется передел собственности и сфер влияния, а это уже полный беспредел. А беспредел нужно пресекать на корню. Я за понятия. Мне с моими русалками и кикиморами в моем болоте и так хорошо. А если тут появится кто-то еще?
   Так что помочь вам это, значит, помочь себе. Без меня вы будете блуждать по этим болотам до конца вашей жизни. Я могу вам помочь сэкономить время. Мои милые русалочки нашептали мне, что в моих болотных владениях объявились странные люди, может быть они как-то замешаны в этом деле. Я могу попросить моих девочек показать туда дорогу. Но сначала я хотел бы попросить вас помочь мне в одном деле. Дело в том, что несколько злобных подводных бесов пытаются выгнать меня с моих вод, а мне, как вы понимаете, этого никак не хотелось бы. Эти отродья напугали мне всех русалок. В благодарность мы проводили бы вас до деревни странных людей. -
   - Передел уже начался!? - хмыкнул Ванька. Буль печально кивнул.
   - Ну что ж, с выбором у нас последнее время дефицит. Помочь хорошему водяному это ж святое дело. Только как нам это сделать? -
   -У меня, есть одна идея... - глядя, на пустую бутыль, сообщил Бегемот.
   - Веди нас Буль к бесам беспредельным, щас мы им носы сворачивать будем! - делая вид что засучивает рукава двинулся к рулю Котов.
   - У них нет носов... -
   - А?!- Котов удивленно оглянулся.
   - У них пяточки! - пояснил Буль.
   -А-а! Ну, какая в принципе разница, что сворачивать на бок, носы или пяточки... - махнул лапой Котов. Ванька с Бегемотом согласно кивнули.
   После короткого совещания группа экзорцистов приступила к активным действиям...
  
  
   Дом Буля оказался в тихой заводи, дно которой было усыпано мелким белоснежным песком и расчерчено дорожками по краям которых росли клумбы с всевозможными ярких расцветок садовыми водорослями. Дом был каменный и больше походил на малогабаритный дворец, обвитый вьющимися по стенам водорослями, с островерхой крышей и изящными башенками. Опустившись на дно в густые заросли высокой подводной травы, наши герои затаились и стали наблюдать за домом.
   Еще на "Проворном" водяной заверил, что если друзья не будут выходить за границы белого песка, то с ними ничего не случится, и опасность утонуть им не угрожает. На дне им будет так же вольготно, как и на суше. Правда, пришлось немного повозиться с Бегемотом. Кот, ни в какую не соглашался лезть в воду. Хоть он и был сейчас в человеческом теле, но кошачья неприязнь к воде у него осталась. При попытке скинуть его за борт он вцепился в "Проворного" и орал что хочет жить, а если захочет покончить с жизнью зайдет в будку к голодному бульдогу, чем полезет в мокрую, липкую и противную воду. Когда его отрывали от палубы на досках остались глубокие борозды от ногтей. Очнулся он уже на дне, вместе со всеми.
   Но и на этом трудности с Бегемотом не закончились: если Котов, Ванька и водяной Буль ходили по дну как посуху, то Бегемот никак не хотел этого делать, его все время тянуло на поверхность. Пришлось привесить ему груз - привязали веревку с камнем к поясу, от чего Бегемота постоянно переворачивало вверх ногами, но зато теперь он не всплывал.
   Сверху, маленький дворец освещали проникающие сквозь толщу кристально чистой воды, солнечные лучи, отсвечивая строение изумрудным светом, от чего еще больше усиливалось впечатление сказочности. Иван с Бегемотом остались в зарослях травы, так сказать "прикрывать отход" а Кот с Булем прокрались к дому. По пластунски подплыв к дому и очутившись под окном, разведчики услышали грубый хриплый голос одного из водяных бесов.
   - Сначала мы захватим это болото! Построим неприступную крепость и соберем великую армию! Ты Балбес, будешь начальником королевской охраны и генералом королевской армии...
   - Я, Бас, хотел бы быть начальником королевской кухни. Командовать армией поваров и поварят... Участвовать в кулинарных сражениях и наслаждаться самыми изысканными блюдами... - мечтательно протянул откликнувшийся на Балбеса.
   - А я, я фем буфу? - резануло по ушам возбужденным пищанием.
   - Заткнись тупица! Кухня... блюда... кулинария... тьфу... это вызывает у меня отвращение! - недовольный что его перебили, отрезал хриплый. - Я сказал, что Балбес будет начальником королевской охраны и генералом королевской гвардии значит, так оно и будет! - кто-то обреченно вздохнул.
   - Тебе не нравиться, как я готовлю? - обиженно пробубнил Балбес.
   - Нравиться! Но ты все равно будешь генералом!
   - А я? Фем буфу я, Баф? - не унимался пискля. Послышался звук удара, тихий скулеж, и хриплый Бас довольно продолжил.
   - А ты, Тупица! Ты будешь главным королевским золотарем, или королевским шутом. Я еще не решил. Ты будешь ходить с большой деревянной кувалдой на плече и когда мне будет скучно я буду бить тебя ею между рогов и веселится, глядя какие глупые рожи ты будешь после этого строить. -
   - А фто у нас буфет кофоль? - пискля явно не блистал умом, нарываясь на неприятности. - Я? Фа? -
   - Нет! Тупица! - заскрипел зубами Бас. - Как ты можешь быть королем, если ты, будешь королевским шутом? К тому же у тебя не хватает для этого мозгов. Королем буду - я, ведь бить тебя буду я. Кто кроме короля может бить королевского шута. Если только мне не станет совсем скучно, тогда я буду сидеть на троне и смотреть, как Балбес гоняет тебя по тронному залу и лупит тебя по тыкве. Ха-ха-ха... -
   Водяной заерзал на месте и раздраженно зашептал в ухо Котова.
   - Эти рогатые идиоты только-только забрались в мой дом и уже намериваются завоевать весь мир. Что б у них рога и копыта поотваливались, жабры высохли, и чешуя с хвостов повыпала! -
   - Зачем же так строго? У ребят всего лишь завышенная самооценка и нелады с психикой. Наверно в детстве их часто обижали. В моем мире таких субчиков навалом. - Успокаивающе промурлыкал Котов.
   Писклявый, режущий голос неожиданно прозвучал прямо над головами заговорщиков. Подняв головы, Кот с Водяным увидели наставленный на них трезубец, а прямо за ним ухмыляющуюся беззубым ртом худую физиономию беса с поцарапанным пятачком.
   - Фы толфо пофмотрите, пля, кофо я фуф поймал?! Гофоряфяя кифка?! - Рядом с тощей физиономией, блестя пяточками, появились две потолще. Одна с короткой по военному стрижкой и простодушными голубыми глазами другая напротив вся в лохмах нечесаной рыжей шерсти и вызывающе горящими маленькими глазками.
   - Я - кот! Ты, шепелявый суповой набор! - огрызнулся Котов и получил легкий тычок трезубцем в лохматый бок.
   - Она ефе и огфыфается!? - удивился пискля.
   - Ничего, Тупица, не расстраивайся, эта кыся замурлычет по-другому, когда мы ей займемся вплотную! Похоже, что ты поймал вражеских шпионов, которые подслушивали наши стратегические планы. - Похвалил нечесаная голова хриплым голосом, принадлежавшим Басу, предводителю тройки бесов.
   - А мне кажется, что это просто водяной, который хотел посмотреть, кто забрался к нему в дом. Наверняка те испуганные тобой русалки уже сообщили хозяину здешних вод о нашем прибытии... - заступился за притихших "диверсантов" голубоглазый бес.
   - Заткнись Балбес! О, Владыка Ада, с кем мне приходится работать! Тогда тем более они могут навредить нашим планам!
   - А фафим фланам? Фы нам нифефо не раффафывал о фланах. - невозмутимо спросил Тупица.
   Казалось еще чуть-чуть, и вода вокруг Баса закипит, а сам он начнет пускать пузыри из ушей. Надув щеки он еле сдерживался, чтобы не накинутся на тупого Тупицу и не порвать его на тысячу бесенят.
   - Нашим планам основать свое королевство и завоевать весь мир!!! - проорал в самое ухо тощего беса хриплый Бас.
   - Ежкин кот, и эти мир завоевать хотят, - тихо простонал Котов.
   - И я фтану кофолем? - ощерился в идиотской улыбке пискля.
   - Не-е-е-т!!! - нервы Баса не выдержали, и он со всего размаха заехал кулаком прямо в пятак тупого беса, так что тот, перекувырнувшись в воде, вывалился за окно, подняв тучу белого песка и придавив Кота. Возникла небольшая суматоха, а когда песок осел предводитель Бас увидел что под окном лежит Кот, придавленный Тупицей, а вдалеке сверкает ластами улепетывающий Водяной. Рядом с Котом на песке лежала брошенная большая кожаная фляга.
   - Упустили!!! Догнать!!! - заорал Бас. Вот когда можно сказать "беснуется" потому что когда бесы злятся они именно беснуются. В порыве усердия угодить своему предводителю и тем самым исправить свою ошибку Балбес с Тупицей чуть было не затоптали несчастного Котова. Вспомнили о нем лишь когда тот заорал благим матом от того что Балбес наступил ему на хвост. От неожиданности все трое бесов на секунду "замерзли", кто где был. Воспользоваться моментом, как водяной, Котову не удалось. Всю заднюю часть тела пронзила сковывающая боль, и задние лапы на время отнялись, а через секунду в них не было уже никакой пользы - момент был упущен. Бесы очнулись от столбняка и воизбежание дальнейших непредвиденностей скоренько связали оставшегося пленника. То как быстро и ловко они это проделали, говорило о немалом опыте в подобных делах. Только теперь, когда Котов был связан, и можно сказать никуда не спешил, ему удалось рассмотреть пленителей. Перед ним стояли три представителя нечистой силы из расового вида бесов. Крепкие торсы и мускулистые руки, козлиные ноги с раздвоенными копытами, свиные пятачки вместо носа. Длинные прямые рога и торчащие в стороны телячьи уши. Тело их имеет преимущественно желтовато-коричневые тона и покрыто густой жесткой зеленой шерстью. В отличие от земных бесов, у которых коровьи хвосты, подводные бесы имеют длинные рыбьи хвосты с разноцветными чешуйками. (Об этом еще на "Проворном" рассказал водяной.) По ним бесы различают ранг и звание друг друга, возраст и принадлежность к тому или иному клану. В остальном, они похожи на людей, и имеют такие же слабости и недостатки. Если не считать, конечно, недюжинную силу и выносливость этих созданий. Так же известны случаи, когда из этого племени выходили благородные защитники расы людей и яростные приверженцы добра, но природа распорядилась так, что это считается аномалией и у самих бесов подвергается жестокому искоренению.
   - Ну, держись сухопутный! Ща мы тя допрашивать будем! С пристрастием! Вопросы всякие, каверзные, задавать. А если не ответишь, пеняй на себя... - яростно сверкая маленькими злобными глазками, прошипел Бас.
   - Ладно, изверги! Не будем строить из меня Мальчиша Кибальчиша и защищать военную тайну ценой моей собственной жизни. Спрашивайте, все скажу... - стал притворно канючить Котов, решив что лучше всего будет немного подыграть и "честно" ответить на все вопросы чем оказаться на скором суде инквизиции с тремя разъяренными нечистыми.
   - Только не мучайте меня. Пожа-а-луйста-а! - любой режиссер драматург пришел бы в неописуемый восторг от проникновенной игры, с какой был произнесен этот диалог.
   Обрадованные успехом бесы, от счастья закозлили вокруг несчастного пленника поднимая со дна тучи песка.
   - Колись, сухопутный, куда убежал твой сообщник, и какие козни хитрые, супротив нас строите? - вдавив Кота трезубцем в песок, проорал Хриплый Бас.
   - Разрешите доложить, ваше высокосвинное козлорогство, мой сообщник в лице водяного Буля состоящего в должности хозяина местных вод, этот негодяй, этот хам, шпион, бесоненавистник, мерзавец и пройдоха, этот... -
   - Хватит! Короче и по существу! А ты Тупица, записывай все в протокол! - надулся от важности Бас.
   - Бас, а фто тафое протофол?
   - Это когда ты записываешь в свой блокнот все, что я говорю, - скрипнув зубами объяснил Бас.
   - Фуфаюсь, мой кофоль! - пропищал Тупица, доставая от куда то из под набедренной повязки блокнот и крабовую пишущую ручку.
   - Только я пифать не умею...
   - Тогда какого осьминога ты таскаешь с собой приборы для письма?! - взревел Бас.
   - Рифую помаленьку... - смутился Тупица, протягивая в доказательство разрисованный детскими каляками блокнот.
   Хриплый Бас страдальчески закатил глаза.
   - Представляешь, с кем мне приходится работать? С этими идиотами я и за полгода мир не завоюю. Придется взять себя в руки и немного подождать. Продолжай пленный, твое сотрудничество с нами, зачтется тебе при вынесении смертного приговора. И как знать, может быть, ты вступишь в наши могучие ряды, и вольешься в наши массы. Но, скорее мы тебя милостиво казним - без мучений, разумеется. Чик, и все, - еще больше напыжился от важности предводитель бесов. Похоже, роль вершителя судеб ему очень нравилась.
   - Спасибо ваше свинячество, премного благодарен ваше парнокопытство, будет исполнено ваше криворогство... - заблеял Котов, изображая перепуганное величием Баса маленькое животное.
   - Ладно, ладно, к делу, - умасленный обладатель столь разнообразных титулов величаво махнул рукой.
   - Хорошо! В общем, этот гад, водяной, побежал за подмогой, - даже усом не пошевелив, соврал Котов.
   - Как?! - все трое захватчиков подскочили на месте.
   - Ластами! У нас тут в соседней водорослевой роще армия из тридцати трех богатырей с Черномором в засаде сидят, ждут сигнала к атаке! - нарочито громко проорал Котов. Балбес и Тупица опасливо озираясь, попятились к окну.
   - И что же сам воевода Черномор, делает в этом богами забытом болоте? - с усмешкой спросил Бас.
   - Его задача обходить дозором моря и окияны, а не охранять болотного водяного.
   Раз уж два олуха так легко купились на байку с богатырями то убедить еще одного не должно составить особого труда. Надо было ловить момент и закручивать гайки до хруста.
   - В последнее время они очень злы на вашего брата. Говорят, кто-то из ваших увел у парней всех ездовых морских коней, вот они и ищут случая, чтобы отыграться на ком-нибудь. А тут подворачиваетесь вы, такой случай почесать об вас кулаки Черномор с братвой не упустят. Нет... ну, конечно вас не убьют, но покалечат точно. Копыта поломают, рога поотшибают, хвосты повыдергают и пятаки расквасят. В общем, выходит полный набор мелких неприятностей! А что касается "охраны болотного водяного" вы такое понятие как "крыша" слышали? -
   Бесы дружно посмотрели на крышу дома Буля.
   - Это не та крыша! "Крыша" это когда тебя кто-то очень сильный охраняет, а ты ему за это "бабки" платишь. - Принялся объяснять Котов.
   - А бабки тут причем? - растерялся Балбес.
   - Нет!? Вы опять ничего не поняли! "Бабки" это такая "капуста" которую отслюнявливоют "крыше". Ясно?-
   - Не... - бесы замотали головами. Было видно, что мозги их вот-вот закипят.
   - Короче! Сейчас сюда примчится толпа обиженных и злых богатырей и наваляет вам по первое число! Теперь ясно? -
   - И эфо нафыфается мелкие нефрияфности? Вилы мне ф бок и якорь на хвост, я не хочу тафих мелких нефриятностей. Я воофсе нехофу нефриятностей. Фпафите мои кофыта, мои рофа, хвофт и пятафек. Умаляю фпафите-е. - прижав к груди свой хвост, жалобно заскулил Тупица.
   - Заткнись, трус! Ты недостоин, принадлежать к славной расе бесов! - судя по не слишком самоуверенному поведению Баса, рассказ Котова и на него произвел впечатление. - Чем ты докажешь, сухопутный, что твои слова, правда? Без доказательств, твои слова пустой бульк, воздушный пузырь и ничего более! -
   - У вас час, что бы договорится с нами, иначе мы отведем пленника за черту белого песка! - крикнул он в сторону, куда уплыл водяной. - Занесите пленного в дом! -
   Не прошло и десяти минут, как на пороге подводного дома появился парламентер. Высокая фигура, в надраенном до блеска чугунке одетым на голову, явно изображавшего богатырский шлем, из-под которого горел решительный взгляд с приклеенной нелепой бородой из каких то водорослей. Фигура была одета в несоразмерно большую, сверкающую чешуей кольчугу, подпоясанную обычной веревкой. Своей внешностью вошедший вызывал скорее смех, чем страх и уважение. Даже блеск кольчуги, обычно вселяющий ужас в сердца вражеских воинов не производил ожидаемого эффекта. С трудом, сдержав возглас удивления, Котов узнал в вошедшем чудо-витязе Бегемота.
   - Ну, кто тут у вас за главного террориста будет? - стараясь говорить басом, спросил парламентер.
   - Чей то ты мало похож на богатыря. Почему сам Черномор не пришел? - с подозрением прищурился "главный террорист" Бас. - Щуплый ты больно и что это за камень у тебя на веревке висит? -
   - А я... это... новенький буду... с весеннего призыва. Я начинающий богатырь, а камушек этот мне для того, что бы по рогам вашим поганым стучать! А палкану нашему, Чернамору, больше делать нечего, как только к таким субчикам как вы на переговоры ходить! - не растерявшись нагло ответил Бегемот - Ну так что? Договариваться будем или нам сразу пятаки набок сворачивать начинать? -
   - Футем! - жалобно пища встрял в разговор Тупица. - Тольфо не фворафивайте пятафки и не фтуфите по рогам. Пофа-алуфта! -
   - Наши требования... - начал Бас но чудо-витязь не дав закончить официальным тоном перебил его.
   - Ваши требования нас не интересуют. В славной дружине Черномора, не принято вести переговоры с террористами. И уж тем более выполнять их требования. Все происходить наоборот, мы ставим вам условия, вы их выполняете. Если же нет, несмотря на число жертв, террористы от возмездия не уйдут.
   Наши, требования таковы: вы освобождаете любимого кота воеводы Черномора, выплачиваете денежную компенсацию за нанесение морального ущерба в виде ста полновесных монет золотом и покинув дом водяного Буля уходите из этих мест навсегда. Только в случае выполнения всех выше перечисленных условий ваши рога и копыта останутся целы. - По мере выдвижения таких требований глаза бесов все больше округлялись, рты раскрылись до отказа, а морды приняли растеряно-глупое выражение.
   - Если же вы отказываетесь принять все вышеизложенное, мы в свою очередь начинаем военные действия и приступаем к сворачиванию копыт, выдергиванию хвостов, обламыванию рогов и прочая и прочая. А за кота, кстати, расправа будет еще более жестокая! - от последних слов у Котова потеплело на душе - не забыли. - На размышление вам дается время пока солнце не запутается в вершинах водорослевой рощи. Советую поторопится, времени осталось немного! - не обращая совершенно никакого внимания на ошарашенных бесов, развернувшись на пятках Бегемот походкой пьяного матроса, все время подтягивая к себе привязанный к поясу булыжник, вышел из дома.
   - Да ребята, похоже, сегодня не ваш день. И угораздило же вас забраться в это болото. Другого места найти не могли? - оглядел дрожащих бесов Котов.
   - Меня трогать нельзя, иначе вам совсем, баста настанет. Черномор со своей братвой всех в позу рыбы под названьем "рак" поставит. В ил закопает, или того хуже, на сушу выбросит, жабры сушить. Так что думайте ребятки, думайте пока всех в капусту не порубали, морскую. - В углу комнаты истерично всхлипывал Тупица, а маленькие глазки Баса нервно бегали от страха. Из них троих только Балбес сохранял достойное всяческих похвал спокойствие и кажется даже что-то похожее на решимость сразится хоть со всем подводным войском.
   - У вас золото хоть есть? Нет?! Что же вы на такое дело без средств идете, заначку на черный день делать надо товарищи террористы. Такой день, похоже, уже настал. Но вы можете выбраться из дома через окно с другой стороны и по зарослям водорослей уйти из этих мест. Насколько я видел, как раз с той стороны начинаются весьма внушительные заросли. -
   - А какфе наф план фобрать афмию? Пофтроить крепофть? А наф кофоль? - разрыдался Тупица.
   - Ничего Тупица, не плач, мы еще вернемся сюда. Извини сухопутный, нам все-таки придется казнить тебя в назидание врагу. Чтоб не повадно было козни нам всякие строить и плавники моим гениальным планам отдавливать. Ребята, для исполнения приговора по кознению сухопутного, готовсь! - взяв на караул трезубец, скомандовал Бас.
   - Бас, а Бас? А как мы его казнить в назидание будем?- почесав между рогов, спросил Балбес.
   - Да вы ребята похоже самоубийцы. Ладно, мужики вы бы хоть из благородства последнее мое желание спросили, а то, как-то не по правилам, не по бесовски казнь, получается?!! - праведно возмутился обиженный несправедливым к нему отношением Котов.
   - Бесам неведомо благородство, но так уж и быть, говори свое желание. Если оно будет разумно, я, может быть, и исполню его. -
   - Медовушки-веселушки, в последний раз, хоть глоточек, - Котов молитвенно сложил передние лапы. - И себе налейте. Я ж не алкоголик, какой, один пить, - легким движением задней лапы Котов пододвинул к Басу лежавшую рядом флягу.
   - Что, сухопутный, отравить нас решил?! - с подозрением глядя на поднятую с пола флягу, рыкнул бес.
   - Что вы! Что б меня бес попутал, если это так! - с искренним выражением на мохнатой морде возмутился Котов. - Я честный кот и могу обидится на обвинения подобного рода! -
   - В любом случае, напиток из фляги сначала попробуешь ты, Сухопутный, а уж потом, если ничего не случится, то и мы с тобою выпьем за успех нашего дела. - Бас налил из фляги в стакан янтарного цвета жидкость и поднес Коту. Котов еще успел подумать, как бесу удается наливать медовуху в стакан под водой? По всем законам физики она должна смешиваться с окружающей водой, а не аккуратно заполнять емкость. Впрочем, дышать под водой без акваланга он тоже по идее не должен, но... Магия, одним словом.
   "Как там говорил дедушка Пирамидон про питье Царя Грибов: "Енту медовуху не один вражина пить не смогет, а то, как же, только глоточек, и того, к предкам окочурится. А на хорошего человека она влияние благотворное оказывает". Да, Котов, попал ты в переплет. Будем надеяться, что и на хороших котов медовушка влияет положительно... Интересно, я, хороший кот? Вот и представился случай узнать..." Размышляя примерно в таком направлении, Котов собрался с духом, зажмурился и сделал крупный глоток. Хлебать яд так сразу все, а не мучится мелкими порциями. Хапнул яду стакан, и отошел без мучений...
  Котов и стал ждать ответа на поставленный перед собой вопрос - хороший он кот или плохой. Пока выходило что хороший. Жидкое пламя тугой обжигающей волной стекло в желудок и разожгло там костер, вскруживший своим жаром голову.
   - Ну, господа... бесы, не дайте бедному коту умр...еть горьким пьяницей распивая столь божественный напиток, что называется в одну харю...ик... или морду. Я - хорошой... - пьяно икнул Котов. Много ли надо маленькому бедному коту? Янтарная струя трижды разбилась о дно чаш, и, вновь продолжила свой путь, исчезая в бездонных глотках бесов.
   Реакция не заставила себя долго ждать. Минуты две.
   - Бас, я фто то не вафно сефя чуфтфую. - жалобно пропищал Тупица хватаясь за живот. В подтверждение его слов в животе громко и страшно заурчало. Его и без того косые глаза перекосило еще больше. Бас ничего не ответил. Он застыл с покрасневшими глазами, а из его ушей тонкими струйками шли пузыри, живот его издавал такие же подозрительные звуки как у Тупицы. Из всей нечистой троицы один Балбес стоял спокойно и с недоумением в глазах смотрел на своих друзей.
   Урчание в животах несчастных бесов принимало все более грозный и красноречивый характер. Казалось, нечистые наглотались динамитных шашек, и теперь те взрывались внутри, заставляя их корчить гримасы растерянности и отчаяния. Вскоре пузыри пошли не только из ушей, но и из более интимных частей...
   - Что то не так, Бас? - простодушно спросил Балбес наблюдая за мучениями компаньонов.
   - Да... нет... вроде все в порядке... только... я вдруг вспомнил, что нам нужно срочно бежать по одному оч-чень важному делу... - морда главаря выражала искреннее сожаление, но после очередного грозного рыка из живота, добавил - Ну просто очень важному, и очень срочному! -
   - А как же показательная казнь врага всех подводных бесов бесих и бесят? Отменяется?! Я настроился, морально подготовился, я можно сказать уже одной лапой на тот свет ступил. А вы хотите мне все испортить? Не позволю! Это нарушение прав и свобод современного животного! Я требую продолжения казни! - разбушевался Котов.
   - В следующий раз, уважаемый... На этот раз мы милостиво прощаем тебя и спешно удаляемся... по сррро... ой... очным делам, - натужно выдавил Хриплый Бас, похоже он держался из последних сил.
   - Нет! Не пущу! В следующий раз у меня может не хватить духу, казнится! - в свою очередь наступал Котов.
   - Впервые вижу такого примерного приговоренного!? В награду за это, мы отпускаем вас. При следующей нашей встрече мы обязательно завершим начатое дело до конца и обязательно казним вас. -
  
  ----------
  
   "Проворный" тихо плыл по заводи. Друзья, переговариваясь, отдыхали на палубе. Водяной Буль, как и обещал, в награду за освобождение его дома, показывал дорогу к "черным "глюкам". Ванька готовил ужин, а Бегемот что-то ворчал себе под нос.
   - Уважаемый, что за заклятье вы наложили на несчастных буль-бесов? Они ж мне всю рощу за домом загадили, муть такая стоит... бульк... что жабры щиплет! - возмущался водяной Буль. - Нельзя было как-то по деликатнее, что ли. Хотя я буду не против, бульк... если вы раскроете мне по секрету этот магический рецепт. Так, на всякий случай, вдруг кому еще понравится мое скромное жилище. -
   - Дорогой Буль, здесь нет никакого секрета, просто наши бесы выпили немного медовухи Царя Грибов. Ее нам в дорогу дал старина Пирамидон. Эффект на лицо, точнее хм... не на лицо, а... ну... вы сами понимаете... диарея и все такое. -
   - Но от грибной медовухи злобные бесы должны были погибнуть, умереть! Она для них подобна яду! - водяной удивился еще больше. - Как же они выжили? -
   - Не спрашивайте, это для меня такая же загадка, как и для вас. Я еще не до конца разобрался во всей этой магии и том, что и как происходит в вашем мире. В моем мире, такого просто не могло произойти в принципе. Наверное, в нашем случае бесы оказались не очень злобными. Начинающие злодеи наверно. Насколько я помню, Балбес так вообще выпил медовуху как обычную воду и сильно удивился увидев что случилось с его напарниками. -
   - Вечно ты рискуешь, хозяин! Пускаешься во всякие рискованные предприятия, а ведь сейчас ты находишься в моей шкуре и можешь ненароком ее попортить! Нужно бережливее относится к чужой собственности! - завелся Бегемот и под устремленными на него удивленными взглядами продолжал. - Да, да, да! Именно осторожнее, я не хочу остаток своих дней провести безволосой обезьяной. С тех пор как нас поменяли местами, мой родной организм постоянно подвергается алкогольному отравлению. Так и до алкоголизма не далеко! - перевоплощенный кот, скрестив руки на груди, гордо поднял голову.
   - Позволь напомнить тебе, мой четвероногий друг, что именно по твоей милости мы вляпались в это, как ты сказал рискованное предприятие, а я лишь пытаюсь вытащить нас из этой навозной кучи, в то время, как ты малодушничаешь, притворяясь что боишься воды. Дома я неоднократно наблюдал, как в жаркую погоду ты суешь голову под струю холодной воды, и ничего, не умер! - с каждым словом Котова оскорбленной гордости Бегемот убавлялось, и все ниже и ниже опускалась его взъерошенная головушка.
   - Так тоже когда тоненькая струйка из крана, а тут почти целое море. Я столько воды за раз только по телевизору видел, не говоря, что бы плавать. А вы меня за борт кидаете. Утопить вздумали... - тихо всхлипнул Бегемот.
   Всем почему-то вдруг стало стыдно перед несправедливо обиженным. Со всех сторон на Бегемота посыпались искренние извинения и заверения (не очень искренние) впредь так больше не делать. Немного поломавшись для приличия, довольный оказанным вниманием Бегемот милостиво принял извинения и согласился не устраивать массовых репрессий на своих обидчиков.
   - Уважаемый Буль, объясните мне, как получается что ваш дом небольшой, а внутри как целый дворец?
   - Ну. Дворец это слишком сильно сказано, скорее большой дом. Строится маленький домик, а внутренние помещения его расширяются по простому принципу магического скручивания пространства, - развел руками водяной. -Такое, чтобы внимания лишнего не привлекать, скрытое. Подданных опять же у меня много, русалки. Да и гостей я принимать люблю. Вот и приходится выкручиваться. Где мне в этих болотах найти место для настоящего большого дома?-
   - Здорово! - мечтательно протянул Ванька. - Вот бы нам так в шалаше на "Проворном" пространство расширить, сколько всего туда можно было бы запихать.
   - Этот вопрос на сухую не решишь...
  
  ----------
  
   Освободив подводный дом водяного, Котов с друзьями получили интересующую их информацию и подружились с влиятельным местным авторитетом в чешуйчатом лице Повелителя Болот водяным Булем. В благодарность, Буль, как и обещал, отправился с друзьями, выудив из воды большую пузатую бутыль с зеленой мутноватой жидкостью, (именно эта бутыль так сильно тянула поплавок подводу) потребовал подать чаши, за знакомство...
   - Подружки русалки подбросили, - пояснил он. - Это конечно, не медовуха Царя Грибов но... ничуть не хуже. Нашенская, подводная, на водорослях настоянная. Забористая-я! - с гордостью похвалился водяной и глухим звуком откупорил пузырь, разлил содержимое по чашам. Пока завтрак протекал в столь дружеской компании и не принужденной беседе, русалки украшали плот гирляндами кувшинок.
   Русалки... Русалки - это отдельный разговор. Такую красоту не всякому смертному суждено увидеть, а уж коли, посчастливилось, то запомнит, и будет помнить до конца своих дней. Клава Шифер, Манька Рубироид и им подобные красавицы топ-модели мира, двуногие мартышки по сравнению с красотками Буля... Но... одна деталь, которая делала этих красоток недоступными для людей. Оставляя им возможность только любоваться этой неземной красотой... поистине неземной - подводной. И эта самая деталь - была рыбьим хвостом, тем не менее, нисколько не портя эти прекрасные создания, а лишь добавляя им сказочной недосягаемости. Точеные фигурки, изящная линия бедра перетекающая в тугой стройный хвост искрящийся живим серебром в лучах луны и жидким золотом в лучах солнца с подобными тонким ажурным вуалям плавниками. Бледная светящаяся розовым перламутром кожа, длинные волосы, взметающиеся облаком в подводных течениях. Веселый игривый нрав и беззаботный характер ребенка отражали души этих сказочных существ. Хоть многие и склонны, ошибочно думать о злой природе этих невинных созданий, они очень ранимы, преданны и добры. В этом все русалки. А чего стоила их трогательная забота о "любимом Буль-Бульчике"? Слезы умиления наворачивались на глаза, глядя на эту идиллию. А если выпьешь, так вообще плакать хочется.
   Обреченно посмотрев на бутылку, Котов горестно вздохнул. Про себя решив, что еще одну попойку за столь короткий срок он вряд ли переживет. Тут богатырского здоровья не хватит, не то что, кошачьего. Становится хроником, в Котовские планы не входило. Хотя в родном мире он частенько усугублял с друзьями.
   - Прощай здоровье - я машу тебе рукой... хотя что я расстроился, это ж Бегемотово тело! - быстро нашел себе оправдание Котов. Попойка с водяным продолжалась весь день и грозила затянутся. Котов честно пытался сохранить ясную голову. Когда закончилась первая бутыль, Буль закинул удочку и выудил вторую... И так несколько раз подряд... В то время как компания обмывала свое знакомство предаваясь беспробудному пьянству, русалки тихим ходом буксировали "Проворного" к месту назначения. Мимо проплывали живописные болотные пейзажи. Пока еще не загаженная, отходами человеческой жизнедеятельности в виде груд металлолома и всевозможного мусора, первозданная природа. Водяной оказался компанейским мужиком и много чего рассказал своим новым друзьям о своем подводном царстве. Пару раз порывался во хмелю тоже идти в поход, вражьи головы рубить. Но, после долгих уговоров согласился остаться, и присмотреть, чтоб через болота, к деревне ни одна нечисть не подобралась, кроме него, разумеется, ведь он свой в доску. Тем белее, что никто пока не знал, чьи головы надо рубить, и Буль, взяв с друзей клятвенное обещание, "шо еси чё, то мы сразу за ним и они всем...", успокоился.
   - Еси бы вы вид...и...ли как они улепетывали чрез ок...но... Аж пиль пошел. - Восторженно орал Котов, вспоминая бегство бесов, и все поддержали его дружным хохотом. Пьяный кот, рассказывающий анекдоты - это смешно...
   - Не "пиль" а иль, - направив в нос Котову указательный палец, поправил Буль.
   Вечером Буль засобирался домой. На шатающихся ногах он подошел к краю борта.
   - Ну, че... типа... я пшел... Дел ик... много... Убрать там, за бесами. Вам тут... бульк... ик... ой... не длеко, цюцють сасем ик... Пару деньков всего... - Буль махнул рукой в сторону заходящего солнца - Еси се, заплывайте ик... - бревном рухнул за борт в заботливые ручки русалок, и, пуская пузыри, ушел на дно. По всем показателям было ясно, что до утра ему будет не до дел и уж тем более не до уборки.
   Друзьям ничего не оставалось, как последовать примеру местного Ихтиандра и тоже отправится на боковую. Что они с радостью и выполнили, пришвартовавшись к торчащему из воды толстому дереву. Дав команду юнге, как самому трезвому, обвязать ствол веревкой, Котов блаженно растянулся на палубе, и как свойственно, задумался.
   "Пока все складывалось хорошо, если такое положение вообще можно назвать хорошим. Уж послали, так послали, идите туда незнамо куда, ладно хоть сказали, что принести надо. Занесло неизвестно куда, запихнули в шкуру домашнего животного и отправили спасать мир от злодея. Здорово! Кому скажешь, не поверят, просто вызовут врача и ручкой помашут. Ну что ж, как сказал старикан Пирамидоныч выбора у нас нет. Придется искать крадуна и бить ему морду. Потом довольный Перун нас расколдовывает и отправляет до дому, до хаты. Хорошо еще, что погодка солнечная, как раз к геройским свершениям располагает. Природа красивая, да никто не пристает с предложением лишить тебя жизни или отрезать хвост, так что, можно сказать, пока действительно все хорошо. Итак, что мы имеем для осуществления сверхсекретной операции под кодовым названием "Палец"? Карательный отряд в лице деревенского изобретателя Ваньки, по совместительству юнги и походного кашевара. Рядовой Бегемот, он же временно занимающий хозяйские телесные апартаменты домашний кот. Командующий экспедицией, и капитан катамарана "Проворный" - я, весь такой пушистый, полосатый, со страшно горящими зеленым глазами. Ух, как я свирепею, аж самому страшно становится. Хорошо, что водяной, перед тем как уйти на дно показал в каком направлении нужно искать. Но вопросов от этого меньше не стало. Наоборот, взамен решенного вопроса встает другой, не менее важный. Что делать, когда найдем воров? Ну не бросаться же мне на них, в самом деле, с голыми когтями. Пирамидоныч хотя бы заклинанию, какому научил... боевому. Что б сказал, и всех гадов взрывной волной от тебя на фиг. Так ведь нет же... Не удосужился! Придется справляться своими силами, так сказать импровизировать".
  
   Пара дней, как сказал Буль, растянулась на пять дней. Русалки исправно показывали дорогу время от времени буксируя катамаран в особо сложных местах. Приходилось много петлять, огибая растущие на пути, торчащие из воды деревья всевозможные островки и кочки, притопленые коряги. Кроме надводных преград существовали еще и подводные, такие как мели. Вот в таких случаях очень сильно помогали русалки, находя для "Проворного" самый удобный путь вдали от непролазных топей с живущими в них злыми кикиморами.
   На ночевки останавливались у более-менее подходящих для этого островков, что бы было, где развести костер и приготовить горячую пищу. На вечно сырых болотах миска горячей похлебки приготовленной Ванькой Кулебякиным была как дар небес.
   Куда исчезали на ночь русалки, никто не знал. Наверняка в прямом смысле уходили на дно, ночевать под водой им было гораздо комфортней, чем на суше.
   На пятый вечер после расставания с Булем одна из русалок сообщила, что они свою задачу выполнили. Дальше начинается большая вода и серьезных преград на пути путешественников больнее не будет, а с несерьезными, они справятся сами, без их русалочьей помощи. Плыть осталось недалеко и они, русалки возвращаются к родному Буль-бульчику. Сказала, пожелала тихой воды и попутного течения в пути и, махнув, на прощание серебряным хвостом уплыла.
   Солнце уже практически село и путникам ничего не оставалось как только найти подходящий островок, торчащий из воды и, причалив к нему, устраиваться на ночлег.
   Пробуждение было неожиданным. Котов проснулся оттого, что какой-то шутник скинул его в по-утреннему холодную воду. Солнце едва позолотило верхушки деревьев. С трудом, удерживаясь на плаву, с намерением высказать виновному, все, что о нем думает и по возможности покусать его везде, где сможет допрыгнуть, Котов повернулся к катамарану. Не высказанные ругательства застряли в горле. По палубе "Проворного" сновали обвешенные цветными бусами и перьями, в одних набедренных повязках, с разрисованными засохшей глиной телами, чернокожие папуасы! На палубе, бешено вращая глазами, с кляпом во рту лежал связанный Ванька. Чуть в сторонке с наливающейся багровой шишкой на лбу, в полной отключке, отдыхал храбрый Бегемот. Котов не сомневался, что тот оказал достойное сопротивление, за что и получил чем-то тяжеленьким в лоб. "Проворный" со всех сторон был окружен замаскированными ветками длинными узкими каноэ с чернокожими воинами, вооруженными копьями и нацеленными на пленников короткими луками.
   - Вот это поворот!? Негры на Русь напали! Братцы, может, вы ошиблись? Вам южнее надо бы! А то отморозите себе ненароком что-нибудь важное и потом детишек стругать не сможете. В Крым вам нужно, а лучше в Турцию, за шмотками, может, когда оденетесь, подобрее станете... - недоуменно бормотал Котов наблюдая за движением на катамаране. - Вот кто значит эти черные "глюки"! Негры это! Не белая горячка перепившего кузнеца. -
   Благоразумно решив не изображать из себя подушечку для иголок Котов морским котиком, по спецназовски заплыл под катамаран и когтями вцепился в бочку-поплавок.
   "Крошить братву, негритосы не собираются, иначе не связывали бы. Значит, они их повезут в свой лагерь. Там я освобождаю своих друзей, вместе, по быстрому ставим всех на уши. Забираем Перст и тикаем под магическую защиту Пирамидона. План неплох, только откуда столько самоуверенности у маленького мокрого животного? А какое в принципе дело голозадым папуасам до бедной, заблудившейся животинки, если только на шкурку или в гастрономических целях... Ничего! Маленько грязи на мех, втянуть живот, и порядок, ни кто и смотреть на такого зачуханого дохляка не захочет, не то что кушать", дожидаясь отправки, размышлял "морской котик".
   Долго ждать не пришлось, почти сразу "Проворный" под усиленным конвоем тронулся в путь.
  
   Плыли долго. Вода стала чище и глубже, и не походила теперь на болотную. Болотная муть сменилась на озерный хрусталь. Вцепившись в катамаран, погруженный по самую макушку в воду так, что только нос да кончики ушей торчат. Находясь под прикрытием настила палубы, Котов мог наблюдать за всем происходящим на палубе, оставаясь незамеченным. Маленький флот вошел в широкую полосу тростниковых зарослей. По животу "диверсанта" сразу же противно зацарапали сухие стебли, грозя своим напором оторвать от борта "Проворного". Стараясь тише фыркать и отплевывать постоянно попадающую в нос воду, Котов сильнее выпустил когти в дерево катамарана. Измученный пыткой тростниковой щекоткой, он вздохнул с облегчением, когда заросли кончились. Впереди открылся широкий водный простор и небольшой зеленый остров прямо по курсу. К нему-то похитители и стали править. В тот самый момент, когда онемевшие лапы болели так сильно, что казалось сильнее боли, нет, когда скрюченные пальцы уже были готовы начать отваливаться по одному, а о том чтобы смотреть, куда их буксируют, не было сил, катамаран причалил, мягко врывшись носом в песок берега. Почувствовав под собой дно, Котов с наслаждением разжал когти. На палубе послышалась возня, и твердый мужской голос, коверкающий слова, произнес:
   - За то, что ваша обидели младшего брата Великого Кугуара, вас ждет наказание! Когда солнце войдет в зенит - вашу принесут в жертву Священному праотцу! Великому Кугуару! Тогда он перестанет гневается на нас, вернет нам удачу, пошлет смерть на головы наших врагов и позволит вернутся на нашу жаркую родину.
  Вас отведут в хижину, что бы ваша могла подумать, что она сделал. А потом с вами поговорит колдун! -
   - О боже, сколько великих, за последнее время: Великий Перун и Великий Кугуар... - устало вздохнул Бегемот.
   Катамаран качнуло под тяжестью сходящих с него людей. Подождав немного, Котов выглянул наружу. На берегу, почти возле самой воды, опершись на копья, болтали два чернокожих воина. Стараясь не производить шума, Котов выбрался из своего укрытия. Нужно было найти и освободить друзей пока с ними ничего не случилось. Котов втянув живот и толстые Бегемотовские щеки прокрался мимо стражи, поблагодарил неизвестных богов помогавших ему в этом. Спрятавшись в ближайших кустах, что при его нынешнем состоянии не составило труда. Котов перевел дыхание и огляделся. Первое что бросалось в глаза это - кошки!? Множество разномастных кошек. Кошки были повсюду, кошки гуляют, кошки играют, кошки спят, кошки сидят или просто лежат. Остров буквально кишел раздраженно дергающими хвостами кошками. Причиной нервного состояния маленьких животных была расположенная прямо за кустами, в которых нашел укрытие Котов - деревня чернокожих захватчиков. Люди - это и была причина их раздражения. Не привычные к постоянной опеке людей, к их назойливому вниманию буквально бесила свободолюбивых зверьков! А эта деревня представляла собой настоящий пансионат принудительного содержания, для кошек. Здесь за ними ухаживали как за маленькими детьми, кормили их с рук, делали массаж, играли с ними, предугадывали каждое их желание. Лишая животных свободы выбора в своих действиях.
   Кошкам только и оставалось, что неприкаянно бродить по острову в надежде скрыться от своих нянек, или хотя бы на время спрятаться. Сбежать не удавалось из-за разлившейся вокруг острова широкой водной глади. Оставалось только прятаться в таких малочисленных укромных уголках. Но еще тут делали то, что ни в коем случае нельзя делать с кошкой, если хочешь завоевать её доверие и дружбу - их мыли водой!!! Естественно такое обращение оскорбляло, как уже было сказано, свободолюбивых и независимых зверьков. В общем, кроме всего перечисленного обычная туземная деревня. С кучей голозадой ребятни снующей вокруг и сующей везде свой любопытный нос. Занятые домашними делами женщины. Отдыхающие старики и мужчины...
   Справедливо решив, что при таком скоплении маленьких четвероногих друзей человека, Котову можно было смело выходить из укрытия не опасаясь привлечь к себе внимания. Нужно всего лишь привезти себя в порядок. Чем Котов незамедлительно занялся. После окончания всех должных процедур была приглажена языком последняя топорщившаяся шерстинка и можно прогулочным шагом отправляться на дело.
   После своего перевоплощения в домашнего кота, Котов к своему удивлению обзавелся неожиданным побочным эффектом (весьма полезным надо сказать...) он стал понимать кошачий язык (и некоторые другие группы звериного языка, мышиный, например). Вы представляете, сколько полезного можно узнать от одной обычной кошки, если вы умеете с ней разговаривать на одном языке? Это же идеальный шпион, не вызывающий ни у кого подозрений. Кошка везде ходит и на нее просто никто не обращает внимания. А зря, кошка много видит и особенно много слышит.
   - Боже, когда закончатся наши мучения? Сколько можно терпеть выходки этих странных черных людей?...
   Как только Котов вышел из своего укрытия приглушенное бормотание, доносившееся раньше и на которое он раньше не обращал никакого внимания, обрушилось на него со всех сторон. Отовсюду слышались тихая ругань и жалобы обиженных животных.
   - Они окунули меня в эту противную, мерзкую, холодную мокрую воду...
   - О-о, моя шерстка...
   - Господи, да когда же ты прекратишь мять мне спину! И отстань от меня...
   - Нет!!! Нет!!! Ненадо! Пощади... буль-буль-бульк... те-е.
   - Хвост, мой хвост, они ободрали мой хвост своими граблями!
   - Нет!!! Перестань! Не надо меня вылизывать! Я сам!!!
  
  
   - Доброго денечка, уважаемый, - Котов с замершим сердцем медленно повернулся в сторону говорившего. Им оказался крупный ражий кот с простецким выражением морды.
   - Меня зовут Рыжий, я один из котов мельника Никодима. Меня и трех моих братьев похитили одними из первых, -
  представился Рыжий по простонародному растягивая слова и окая.
   - Ну вот, приехали, я еще и с котами теперь разговариваю. Хотя чему тут удивляться, раньше я в домовых не верил и в колдунов всяких. Не говоря уж о параллельных мирах. Чему ж удивляться что, будучи в кошачьем теле я стал понимать кошачий язык. - Котов не заметил, как стал рассуждать вслух.
   - А чаво тут удивляться? Ты увожаемый - кот, от того котовий язык и понимаш, тут ты правильно подметил. Я как погляжу, ты уважаемый тут впервые и порядков местных пока не ведаешь. Главное не попадайся людям этим странным. Если попался, все, хана, заублажают до смерти, - красноречиво чиркнул когтем себе по шее Рыжий.
  Котов внутренне расслабился, если Рыжий, кот мельника, значит, ему ничего не угрожает и сдавать "черным глюкам" его никто не будет.
   - Эт ты правильно заметил, я тут у вас новый буду и вроде как с инспекцией от общества защиты прав котов и кошек планеты всей. И мне нужен кто-то надежный, кто сможет мне здесь все показать так, чтоб ни один негр не заметил. Ты Рыжий, я вижу, парень хоть куда и вполне мог бы справиться с этой задачей. Проведи меня по местным достопримечательностям. На шухере постой, подстрахуй. Местным активистам антикошачьего движения подгадить. Как ты на это смотришь?
   - Ну, ежели подгадить, то эт мы с удовольствием, - осклабился Рыжий.
  
   - Ты можешь делать, что хочешь и где хочешь, никто ничего тебе не сделает и не скажет. Ты можешь свободно заходить в любую хижину, играть с вещами, точить об них когти, брать еду у людей. Даже если они сами в тот момент едят из миски, которая тебе приглянулась. Ты даже можешь навалить кучу в хижине под самым носом хозяина, они почтут это за счастье. Мы, видишь ли, "младшие братья" ихнего великого бога Кугу, поэтому нам дозволено все иначе наш "старший брат" разгневается на них еще сильнее. - Рассказывал Рыжий пока они с Котовым неспешной походкой сытых хищников гуляли по деревне "черных глюков".
   - Ты сказал "еще сильнее", что это значит? -
   - А, у них какие-то проблемы со своим богом Кугу. Вот они и пытаются всячески задобрить его, угождая нам "младшим братьям". Они думают, им это как-то поможет, и жить станет легче. Толи дело наш Перун, мировой бог! Если спросить меня то я думаю, во всех бедах этих людей и наших, кстати, тоже виноват ихний колдунишка. Вечно он строит какие-то козни. -
   - А нам то чем он не угодил?
   - А с чьей руки, по-твоему, со всей округи весь кошачий род на одном острове собрали? Это все он, подлый Кош. Вот кому надо в первую очередь подгадить, да как следует.- Рыжий нервно забил хвостом об землю.
   - Почему бы нет, - Котов на миг задумался. - Хотя, вдвоем мы не справимся. -
   - Почему?! - удивленно спросил Рыжий.
   - Размах не тот! Нужно больше котов! Нужно много сытых котов! -
   - И кошек...
   - Да, и кошек тоже...
  
   Деревня чернокожих представляла собой около тридцати круглых хижин с тростниковыми крышами. Хижины располагались кругом, опоясывая небольшого размера поляну с вкопанным посередине высоким столбом. На столбе был грубо вырезан вставший на задние лапы леопард. Вокруг столба были разложены жертвенные подношения. Видимо это и было изображение божества "черных глюков" великого Кугу.
   Еще сидя в своих кустах, Котов видел, что плененных Ваньку и Бегемота отвели в одну из хижин неподалеку отстоящую отдельно от общего круга, а у входа поставили охранять двоих воинов. Рядом была расположена такая же хижина, но перед ее входом был целый лес воткнутых в землю жердей с насаженными на них черепами животных. Догадаться, что хижина принадлежит колдуну, не составило труда. Нечто подобное было и перед входом в жилище Пирамидона. Прикинувшись одной из шатающихся повсюду бедолаг-кошек, Котов пошел на "дело". Обойдя вокруг хижины и не найдя ни черного хода ни открытого подвального окна, он решил идти в наглую - через главный вход. В конце концов, он младший брат великого Кугу и кто встанет у него на пути схлопочет скипидару на пятую точку. Важно распушив хвост, и гордо задрав голову, Котов вальяжно прошествовал в хижину с черепами. Следом прошмыгнул Рыжий.
   Как только за ними с шуршанием закрылся травяной полог, наглые коты принялись шарить по углам. Какой черт дернул его за лапу лезть в хижину колдуна Котов не знал, но противится желанию навести тут шухер не мог. Обходя стороной остро и дурно пахнущие, маленькие, запечатанные глиняные горшочки, усатый Джеймс Бонд "слегка" поточил когти о кожаные манускрипты и хорошенько погрыз колдовской посох. Пиная и расталкивая расставленные по порядку колдовские предметы, он всячески старался навести максимально возможный беспорядок. Рыжий, в свою очередь, не желая отставать и в меру своих скромных кошачьих сил, помогал своему новому знакомому привести окружающие предметы в должный беспорядок. Вернувшись ко входу в хижину, Котов, обернувшись, критически взглядом осмотрел свои художества и оставил несколько меток. Настало время для исполнения задуманного.
   - Рыжий, пора!
   Рыжий коротко кивнул, высунув голову за полог несколько раз по особенному мяукнул. Снаружи послышался дробный топоток нескольких сотен мягких кошачьих лапок. Через минуту внутрь хижины буквально влетели и сами обладатели эти лапок. Стоявшие у соседней хижины двое часовых завистливо зацокали языками и закачали головами, а один не скрывая досады, сказал.
   - Надо же какое счастье привалило шаману Кошу!? Великий Кугу отметил его дом вниманием и любовью своих младших братьев. Видно Коша действительно великий шаман раз так получается.
   Слышавший слова часового Котов довольно сощурился. Такого благословления богов он не пожелал бы и врагу. Набежавшая волна кошек быстро схлынула, и Котов задержав дыхание, осмотрел последствия совершенного набега.
   Удовлетворенно хмыкнув в усы, маленький взломщик остался довольный произведенной работой. Оставалось только довершить творение маленьким, но весьма эффектным штрихом: подойдя к большой, красиво украшенной резьбой и разноцветными перьями деревянной маске Котов поднял распушенный хвост... Внутрь маски ударила тугая, пахучая струя. Вот теперь все, вот теперь шедевр завершен и готов так сказать к употреблению...
  
  
   Увидится с друзьями, не удалось не смотря на родство кошек с божественным их с Рыжим мягко развернули от входа во вторую хижину. Видимо опасаясь что пленники причинят вред "младшим братьям". Но, тем не менее, Котов оставался весьма довольным содеянным в хижине колдуна. Оставалось только набраться терпения и ждать полудня. Или чуда... Чудо пока не торопилось. Отменить наказание, Котов тоже был не в силах, оставалось только совершить чудо самому. И он отправился на осмотр места жертвоприношения. Требовалось подготовить сцену, где будут разворачиваться действия спектакля, сценарий которого уже начал созревать у него в голове. Маскировка для этого случая у Котова была то, что доктор прописал. Да и Рыжий с другими кошками придется весьма кстати. Нужно было только, немного почистится.
   По трезвому размышлению идти нужно было на площадь, ритуалы жертвоприношений наверняка проводят там, на глазах у всех жителей. Постепенно на поляне в центре круга из хижин стал собираться народ. Там люди собирались в небольшие разрозненные группы. Старики располагались на бревнах лежавших вокруг площади. Рядом, прямо на земле расселись женатые охотники и воины, чуть в стороне переговариваясь между собой, стояли старухи и замужние женщины. Молодые парни и девушки тоже собрались двумя кучками, в каждой из которой обсуждались достоинства и недостатки противоположной стороны. И лишь голозадая ребятня носилась по площади толпой веселой беззаботной, крича и смеясь. Как уже было сказано раньше, на острове было очень много кошек, они почитались здесь как священные животные, им разрешалось все, вот и здесь на площади их было предостаточно. Что сильно облегчало задачу Котову.
   Пока Котов осматривался, прохаживаясь по площади из конца в конец, подслушивая разговоры и определяя настроение народных масс, кто-то из молодых парней принес тамтамы и дудки, и теперь вся площадь невероятным образом преобразилась, придя в движение под звуки музыки. Вот когда можно с уверенностью сказать: "Танцуют все!!!" Под эти ритмы просто невозможно было усидеть на месте, даже у Котова лапы зачесались, заставляя его двигаться танцующей походкой. Молодые люди пустились в пляс, старики притопывали, воины танцевали, тряся разноцветными перьями. Украшения на полуобнаженных девушках звенели в такт движениям танца. Даже старухи, и те, выделывали такие коленца что, глядя на них, у стариков зажигался огонь молодости в глазах. Народ отдыхал, веселясь, и веселился, отдыхая так, будто не делал этого уже давно. Да, умеют же люди! Увлекшись своими наблюдениями, Котов потерял счет времени и вспомнил о своих обязанностях, когда ребятня загомонила особенно сильно и сгрудилась в проходе между хижинами на противоположном конце площади.
   Шесть высоких мускулистых чернокожих воинов, разукрашенных яркой краской во главе с вождем в накинутой на плечи шкуре леопарда и с небольшой обсидиановой палицей в руке, вели Бегемота с Ванькой. Барабаны смолкли, и над деревней нависла гнетущая тишина. Не было слышно даже пения птиц. Казалось сама природа, замерла в ожидании. Хоть колени Бегемота заметно тряслись, а бледный Ванька нервно огрызался на понукания стражи, держались они молодцом и шли, взявшись за руки с гордо поднятыми головами. Конвой замыкали двое абсолютно непохожих друг на друга людей. Первый, самый высокий из живущих когда-либо людей с невероятно огромной мускулатурой и глубоким черным цветом кожи. Гигант на добрых полторы головы возвышался над вождем. Который в свою очередь, возвышался над толпой на голову. Шею великана украшали несколько рядов бус и амулетов. Бедра и голову украшала так же, как и у вождя, леопардовая шкура. Что могло говорить высоком общественном положении в племени. Больше никто кроме этих двоих не был облачен в леопардовую шкуру. Только вождь и чернокожий гигант, обвешанный бижутерией. Этот великан больше походил на военачальника, чем на обычного жителя деревни.
   Второй, был маленьким худым карликом. Сморщенным старикашкой увешанным костями, со злобно сверкающими глазами, большим носом и неправильным прикусом из-за чего его нижняя челюсть выехала сильно вперед и из под нижней губы торчали редкие, длинные, желтые кривые зубы. На лысой, полированной голове старикашки, весело играли солнечные зайчики.
   Если о роли великана можно было лишь гадать, то в карлике с первого взгляда узнавался работник нетрадиционной медицины и спутниковой связи с племенными божками - колдун. Судя по злобным взглядам, бросаемым им на шныряющих повсюду кошек, колдун уже познакомился с Котовским сюрпризом.
   Пройдя в центр площади, шествие остановилось. Воины привязали пленников к вкопанному в землю столбу и встали полукругом за спинами вождя с колдуном и неизвестным гигантом.
   - Слушай меня, народ Великого Кугуара! - вождь поднял свою булаву. - Эти белокожие чужеземцы не побоялись гнева нашего прародителя и посмели убить его младшего брата! -
   -У-у-у-у-у! - по рядам прошел нестройный гул возмущения.
   - Это кто тут из нас чужеземец, чучело? У самого то местная прописка имеется? Я гражданин Российской Федерации и не позволю так грубо с собой обращаться! Президент этого так не оставит, на ваши головы упадут ядерные бомбы! - не сдавался Бегемот, но на его выкрики никто не обратил никакого внимания. Народ на площади замер подняв головы вверх, видимо в ожидании неизвестных "ядерных бомб". Но так ничего не дождавшись, вернул свое внимание к происходящему на площади.
   - Чужаки своими действиями пытались навлечь на нас еще большую беду. Закон Великого Кугуара требует жестокой смерти для преступников! - писклявый голос карлика резанул по ушам.
   - Этот закон стар! Он придуман сумасшедшим и уже чуть не погубил наш народ. Великий Кугуар учит нас не убивать без надобности, когда мы неголодны или нашим котятам ничего не грозит. Мы находимся на земле этих людей и не знаем их законов а они не могут знать наших, - громоподобный голос гиганта раскатился над площадью заставив старикашку съежиться.
   - Да! Мы на чужой земле, именно поэтому пришло время вспомнить старые законы и дать богам то, что принадлежит им по праву! Иначе Великий Кугуар никогда не простит нас. Боги требуют крови!!! И пусть боги сами рассудят нас, Биримби, - брызгал слюной колдун, висящие на нем кости от резких движений стучали друг о друга.
   - Да будет так, Коша! Боги рассудят нас! - Биримби скрестил на груди мускулистые руки.
   Гул стих, внимание всех присутствующих обратилось на колдуна. Где-то за хижинами раздались мерные удары барабана, с первыми ударами которого карлик начал пританцовывать, изгибаясь всем телом. Тело колдуна извивалось все быстрее и быстрее, по мере того как увеличивался ритм ударов. Глядя на этот танец, оставалось только поражаться, с какой быстротой и энергией двигается этот совсем недавно тщедушный старикашка. Теперь же, он словно вырос, помолодел, напитав свое тело тайной энергией, мощной, гипнотизирующей. Танец завораживал, проникая в самую глубь души, не давая отвести взгляда от гипнотических фигур рисуемых извивающимся телом. Когда бой барабанов дошел до того, что невозможно стало различить отдельные удары, колдун, забившись в конвульсиях, упал на спину и стал кататься по земле.
   - Этот сморчок и вправду решил пообщаться с богами или он хорошо играет на публику, - тихо промурлыкал Котов.
   Все это продолжалось достаточно долго, так что некоторые из присутствующих стали откровенно зевать. Причем этих некоторых было подавляющее большинство. Котов решил, что медлить больше нельзя. Пришло время выйти на сцену и всех разбудить, а заодно настучать по башке одному лысому прохиндею пожелавшему крови его друзей.
   - Боги требуют крови! - завизжал карлик делая очередное сальто. - Дайте богам кровь этих неверных и тогда они пошлют громы и молнии на головы наших врагов, дадут урожай нашим полям и наши женщины снова станут рожать нам детей! -
   Котов взлохматил шерсть на голове и в наглую попер на дергающегося в падучей колдуна, ни на мгновение, не задумавшись о том что может навлечь гнев африканских божков на свою лохматую голову. Ну, или в лучшем случае копья чернокожей стражи на свою не менее лохматую задницу.
   "Черт возьми, мои друзья в опасности! Можно ли в такой момент думать о собственной шкуре. Будем уповать на простоту и суеверие собравшихся, и на то, что эти люди никогда не видели говорящих котов, а то все мои шансы в этом случае сводятся к нулю. Мое любимое тело вот-вот могут испортить, как мне тогда жить, не говоря о возвращении домой".
   - Всем привет! Кто тут хотел услышать волю богов? - подойдя к столбу, Котов снизу вверх посмотрел на колдуна.
   - Пусть великие боги пошлют вам в помощь Большого Адреналина, а тела и души ваших врагов испепелит Безжалостный Ультрамарин, и да снизойдет на вас всех Неистребимая Паранойя. - Благословил Котов, осеняя собравшихся крестным знамением. По мере того как Котов говорил, захваченные коты под руководством Рыжего взяли оторопевшего колдуна в кольцо, так что сбежать ему было некуда.
   - А? - старик Коша замер на середине очередного па, зависнув в воздухе спиной вниз с неестественно вывернутыми головой и конечностями. Одновременно он удерживал равновесие, стоя на одой ноге. Окружившие его кошки как-то уж очень недружелюбно шипели на него. Такую головоломку Котов в своей жизни ни разу не видел. Похоже, у колдуна заклинило мозги от увиденного - не каждый день встречаешь говорящего кота. Вокруг послышался стук отпадающих челюстей. Расчет оказался верным, говорящих котов здесь не встречали. Вот так скромненько, Котов разбудил всех присутствующих, все кто спал, разом проснулись и с теми, кто еще не уснул, дружненько поразевали рты. Привязанные к столбу, Ванька и Бегемот радостно заерзали.
   Аборигены, как только Котов закончил говорить, бухнулись на колени и уткнулись лицами в землю. Котов приободрился и распушил хвост. Ходящих на задних лапах говорящих котов здесь явно встречали нечасто.
   - Впечатлительный народец, - бормотал под нос Котов, медленным шагом обходя вокруг застывшего в неловкой позе старикашки.
   - Ну чё, гражданин Коша рот раззявили? Посланца богов никогда не видели? - отказать себе в удовольствии немного поиздеваться над явным злодеем, не было никаких сил и возможности.
   - Не-е-е-э...- проблеяв дрожащим голосом, признался пораженный гражданин Коша.
   - Не-е-е-э... - передразнил Котов. - Сами же вызывали, уважаемый. А вы, рот, закройте то, а то какаду залетит. Только осторожней, не сильно клацайте, что б зубы не вылетели. У вас и так мало осталось. Целых.
   "Со старичком нужно по аккуратней, пенсионный возраст все-таки. У него, сразу видно, психика нестабильная. Того гляди кусаться броситься. К таким вообще особый подход нужен, деликатный..." размышлял про себя Котов наблюдая за нетрадиционным медиком.
   - И какой вы после этого колдун, гражданин Коша? Не профессионально это, шарлатанством попахивает. Я бы даже сказал, некомпетентно, товарищ. И какой такой крови, позвольте спросить требуют боги?! Я только что от самого товарища Верховного Кугуара! Лично! И он мне ни о какой крови ничего не говорил. - Бедный старик выкатил глаза и вот-вот должен был упасть в обморок. Котов блаженно сощурил кошачьи глазки, наслаждаясь моментом.
   - О, наш господин! Вы пришли, чтобы спасти нас! Хвала Великому Кугуару, да продлятся дни власти его больше, чем длится бесконечность... - подыграл Бегемот, когда пахло жареным, он соображал молниеносно.
   - Почему, слуги Великого, привязаны к жертвенному столбу? Уж не их ли крови требует этот мерзкий старикашка, прикрываясь именем моего господина? - Котов сделал как можно более грозное выражение кошачьей морды. Кошки вокруг угрожающе зашипели.
   - Прости меня, но чем ты докажешь что ты посланник Кугуара, а не подлый демон, принявший облик посланца? Я раньше не видел тебя в чертогах нашего небесного господина. Эти люди убили младшего брата Великого! Разве его слуги сделали бы такое, а его посланец стал бы вступаться за преступников? Теперь их нужно принести в жертву. Иначе Великий разгневается на племя за смерть своего родича... - елейным голоском проблеял колдун. Столбняк спал с него, и теперь он стоял, раболепно согнувшись и на манер китайского болванчика держа сложенные вместе ладони. Кто знает, может перед ним и вправду посланец богов, подстраховаться не мешало. Да и выказывать откровенное неуважение к говорящему тотему племени при всем народе он был не смертник. Тем более что не знал, на что этот посланник способен.
   - Тебя кстати я тоже не замечал в чертогах моего господина. А если тебе все же удавалось попасть в палаты товарища Верховного Кугуара не удивительно, что ты не замечал меня раньше, я же посланник и Великий Кугу меня постоянно посылает... по очень важным своим делам... и на очень дальние расстояния. Я постоянно в работе. У моего господина кроме вашего племени еще очень много фанатов. Он очень популярен. Вот и сегодня я, и мои слуги направлялись по неотложному делу Великого, когда ваши воины напали на нас. Мои слуги спасали меня от неожиданного нападения. На счет же доказательств, не является ли лучшим доказательством то, что я стою перед вами. Или ты колдун, сомневаешься в могуществе Великого Кугуара? Кто как не ты обязан знать волю богов? Всем фанатам Кугу были разосланы телеграммы с предупреждением о посланнике! Где ты был, когда почтальон принес повестку? В первой же деревне плюгавый колдунишка объявляет посланника самозванцем! Тут напрашивается один из двух выводов уважаемый Коша, или вы крыса или... вы сами самозванец... - разбушевался Котов-посланник, подкинул дров в начинавший разгораться огонь народного недовольства. Главное направить гнев народных масс в нужное русло и тогда все разрешится само собой. То, что народ не любит колдуна, не увидел был бы только слепой. Достаточно было посмотреть, какие взгляды ненависти и страха бросали на карлика, и сразу все становилось ясно. Догадаться, кто главный ревнитель старых законов и инициатор казни пойманных чужеземцев, и просто большая заноза в заднице было несложно, и Котов решил сыграть на этом. После пламенной речи Посланнику оставалось только ждать, к какому выводу придут народные массы? Что победит в них, страх перед ненавистным колдуном или вера в справедливость и доброту богов? В первом случае несчастного Кота-Котова-Посланника разорвут в клочья вместе с его друзьями. По крайней мере, долго мучиться не придется. Во втором - вознесут на Олимп.
   То, что произошло дальше, лишь подтвердило догадки Котова. Собравшийся на площади народ взревел, и в колдуна полетели всевозможные овощи. Коша здесь очень сильно не любили. В глазах людей пропал страх перед злым могущественным колдуном, и появилась надежда на заступничество доброго Посланника. Пусть даже их татем это хищный кугуар, люди не хотели ничьей смерти. И лишь радовались появившейся возможности хоть как-то отыграться на колдуне за испытанный страх. А вот в глазах Коша уже начали плясать искры отчаяния, он потерял власть из-за неожиданного, вовсе не желанного появления Посланца Кугуара. Вдобавок ему попали брюквой в глаз и искры стали сыпаться по настоящему.
   - Но если ты Посланец, почему они пытались спасти тебя? Разве ты не должен находится под защитой Великого и смертные могут причинить тебе вред? - злыдень так просто не сдавался, цепляясь за соломинку, он отомстит за эти побои, когда разделается с мерзким Посланником. Он примется за своих обидчиков, за тех, кто кидал в него эти поганые овощи. Особенно брюкву. Что значит, все это по сравнению с тем, что обещал ему его господин - вечную жизнь и молодость, власть над людьми. Но для этого нужна кровь, много крови необходимой для ритуала. Когда он добьется своей цели, у него будет достаточно времени чтобы отомстить всем своим обидчикам. А сейчас главное убрать с дороги этого выскочку, смешавшего все его планы. Опытный колдун, Кош чувствовал, что в этом маленьком сером комке шерсти, что глумится над ним, нет ни капли Высшей Силы. Хоть это животное может ходить на задних лапах, и каким то непостижимым образом разговаривает все равно он обычный кот. Но это чувствовал он, а окружавшие их люди видели Посланника Великого Кугу. И все же от Кота исходила непонятная, аура опасности. Не из этого мира, и не из мира Богов.
   - Они глупые слуги и не могут всего знать. Ими руководил страх за того, кто им дорог, они всего лишь пытались спасти своего господина. Ведь в этом несовершенном мире еще так много не приобщенных к истинной вере в великого товарища Кугу.
  За свою глупость они будут наказаны, - промурлыкал Котов. - Я сам, выберу их наказание! - улыбка исчезла так же быстро, как и появилась, а люди вокруг подняли на Котова заинтересованные и в тоже время настороженные взгляды.
   Котов мучительно соображал, какое наказание придумать, что бы чернокожий карлик от него отстал, а он выручил своих друзей, не причинив им вреда. Оглянувшись вокруг в поисках того, чтобы могло подсказать ему решение этого вопроса, Котову пришла в голову замечательная идея. Светлая мысль солнечным лучом озарила пребывающий в безвыходной темноте разум. Усатую морду осветила счастливая улыбка.
   - Что не станет делать уважающий себя охотник, воин и просто настоящий мужчина придя в свою хижину с работы? Конечно же, готовить, убираться, стирать, и возится с детьми! Ведь это женская работа. В наказание, мои провинившиеся слуги будут целые сутки заниматься женской работой! - вынес приговор Посланник. Толпа восхищенно взревела, похоже, более позорного наказания придумать было нельзя. Наверняка этот вид наказания войдет в перечень самых страшных наказаний в племени. Если так, то это заметно облегчит жизнь женщинам или, по крайней мере, на время снизит уровень преступности.
   Толпа ревела, а Котов никак не мог поверить в свою удачу. Пока все шло просто шоколадно. Колдуна погнали с площади, осыпая камнями и палками, - когда рядом посланник Великого боятся гнева карлика, не стоило.
   Пленников отвязали от столба и с веселым улюлюканьем повели отбывать наказание. Их поникшие головы, бледный вид и макаронная походка ясно говорили, что такой поворот событий им совсем не нравиться, и они не разделяют бурной радости папуасов. Покидая площадь своего поражения, Коша брызгая во все стороны слюной, клялся, что вернется и отомстит всем, кто отвернулся от него. Но пока он лишь опасливо косился на провожавшую его толпу шипящих кошек.
   - Вечером будет шалман-гулям! - прокричал вождь, перекрывая общий радостный гвалт, и пошел с площади. Переполненный радостью люд подхватил Посланника на руки и понес вслед за вождем.
  
  
  ----------
  
   Но у богов были другие планы... Коварный Коша похитил во время праздника Посланника...
  
  
  ----------
  
   Пока женщины собирали для поисков пропавшего Посланника провизию и воду, Бегемот с Ванькой разговаривали с вождем и шаманом.
   - Я всегда говорил, Кош обманщик! И теперь мои слова подтвердились! Вы не желали слушать меня, слова лжи застлали ваши глаза и разум. И вот, похищен Посланец Богов! - возмущался гигант Бимбири.
   Разговор происходил в хижине вождя кроме шамана Бимбири, вождя Лумумбы, Бегемота и Ваньки здесь никого не было. С наказанием было покончено. Как выразился Бегемот "честно отмотали свой срок от звонка до звонка". Праздник кончился, всем было хорошо, народ веселился от души. Но в азарте празднества никто не заметил, как куда-то пропал колдун Кош и захмелевший Посланник Великого... Колдун сбежал во время дансы, прихватив с собой слегка закосевшего Котова. Посланные на их поиски люди обыскали всю деревню, но как водится в таких случаях, никого не нашли. Похоже, старый колдун сильно обиделся.
   - Старый колдун не сможет причинить вред Посланнику, ведь он под покровительством Великого. -
   Довольный Бимбири скалился во весь рот, - племя, наконец-то избавилось от злобного тирана, а говорящему коту ничего не грозит, ведь он Посланник Великого. Бог не даст в обиду своего слугу.
   - Я сам видел, как Коша разговаривал у себя в хижине с человеком из дыма. Это было еще в Замези. Тогда наши неприятности только начались. Храбрый Лумумба, разве не смущает тебя то, что колдун был родом не из нашей деревни, что он пришел со стороны огненной пустыни, а после его прихода умер наш деревенский колдун. Именно Коша занял его место, хотя были и более достойные кандидаты, - негодовал Бимбири. - Ведь я предупреждал, что от него прямо несет злом, но ты не послушал меня. -
   - Коша сказал, что воля умершего Мачуоти-ведуна заставила его принять на себя тяжкий груз и стать колдуном племени. У нас не было причин не доверять ему, рискуя собственной жизнью, он спас наших детей от рассвирепевших носорогов... - оправдывался вождь.
   - Есть много способов довести до бешенства носорога, а потом усмирить его, а Коша знает едва ли не все.
   - Как вы вообще оказались так далеко от родных мест? - с удивлением спросил Бегемот.
   - Когда-то, у моего народа были свои земли, - начал свой рассказ Лумумба. - С реками и озерами, лесами и болотами. У нас были большие города, в которые приезжали люди со всего мира, что бы купить изделия наших ремесленников слава о трудах, которых ходила за морями. Были и маленькие деревни, в которых жили почитаемые везде люди, которые возделывали землю и выращивали хлеб, пасли скот, ловили рыбу и зверя и отвозили плоды своего труда в те же большие города. Там они все меняли на нужные им вещи, инструменты или просто продавали. Наш народ обладал великими знаниями. Мы возводили храмы не только богам, но и знаниям, наукам. В этих храмах жрецы обучали всех желающих людей премудростям полезным в жизни. Наши женщины были самые красивые, и великие султаны востока считали за честь взять в жены одну из них. А наши мужчины считались самыми великими воинами, и наши соседи предпочитали быть в союзе с нами, чем враждовать снами. Величие, красоту, мудрость нашего народа славили, воспевая в легендах. У нас были прекрасные храмы и мудрые, любимые народом правители. Ибо без мудрости и любви нельзя добиться благоденствия.
   Тогда, как и сейчас мы покланялись Великому Кугуару. Кугу - так нас стали называть. Мы приносили ему жертвы и подносили дары, служили ему верой, а он оберегал и помогал нам, наставляя нас.
   И вот однажды, наш любимый правитель умер не оставив после себя наследника. И на трон страны Кугу взошел его главный советник-колдун... Да будет проклята память о нем в веках! Он захотел большей власти, чем у него уже была, и развязал кровавую войну с нашими соседями, недавними друзьями и союзниками. По началу война шла успешно, и наши войска захватывали все новые и новые земли, а тщеславию и злобе нового Правителя не было конца. Чем больше он получал, тем больше ему хотелось, и тем больше людей он посылал умирать. Но всему приходит конец. Силы армии истощились в кровопролитных боях и мелких стычках, причем в стычках намного больше. И тогда вместо того, что бы прекратить бессмысленную бойню Правитель приказал приносить человеческие жертвы Кигу. Злобному брату близнецу Великого Кугу. По его словам мы прогневали бога за то, что долго пребывали в бездействии и стали "без костными". Именно так он говорил "без костными". Возмущенных таким приказом жрецов верные Правителю люди, принесли в жертву первыми, поставив на их место новых, более послушных. Кровавый культ стал процветать, а заодно устрашать недовольных. Каждый, кто хоть чем-то не угодил Правителю, оказывался на жертвенном алтаре из костей, и удостаивался великой чести - быть принесенным в жертву рукой самого Правителя. Алый алтарь Великого Правителя-Кигуара. Страна умылась кровью и из полной жизни державы превратилась в открытый гниющий могильник. Но все же это принесло желаемый Правителем результат. Мы снова стали победителями, но ненадолго. Ничто не может длится вечно и каждое зло должно быть наказано. Так случилось и с нами. Но оставались и те кто продолжал поклонятся мудрому Кугу.
   Да... Такой была моя родина и мой народ.... Но как вода точит камень, так Правитель-колдун вместе с кровью выжал из народа все силы. Некогда могучее государство пришло в упадок и разорение. Оправившись от поражений и поняв, что со злом по одиночке им не справится, бывшие союзники объединили силы и разбили армию Кровавого Правителя, стали уничтожать город за городом. Недавние победители поменялись местами со своими жертвами. Они успокоились только тогда, когда от нашего народа осталась небольшая кучка, загнанная в джунгли, где и затерялись. В джунглях мой народ жил много поколений, боясь высунуть нос из своего укрытия. Джунгли стали новым домом моего народа. В джунглях родился мой отец, дед, прадед, я... Там мы все родились и выросли. Год назад в джунглях начался пожар, который выгнал наше племя с обжитых земель на широкую полосу леса между рекой и огненной пустыней. Там мы и встретили Коша. Он спас наших детей от стада напуганных пожаром носорогов. Он наслал на стадо сон. Мы нашли его почти обессиленным после колдовства и взяли к себе в деревню. После того как его вылечили, Коша остался в племени и стал помогать нашему колдуну Мачуоти-ведуну. Не смотря на пожар, жизнь продолжала свой бег, и нам нужно было двигаться вместе с нею. Не надо быть ведуном, что бы узнать, что с нами случилось потом. Пожар выгнал нас с наших земель, сжег все наши запасы и лишил нас крова. До сезона дождей оставалось чуть больше двух лун, нам грозил голод. Нужно было построить новые хижины взамен сгоревших и запасти хоть немного припасов. Часть мужчин оставалась в деревне строить хижины, все остальные уходили в джунгли искать еду. Свободные от строительства мужчины и молодые женщины уходили охотится и ловить рыбу в реке. Старики и дети собирали травы, и коренья пригодные в пищу. Никто не сидел без работы. С началом дождей племя кое-как перебивалось за счет скопленных после пожара припасов. Но их было недостаточно, и вскоре начался голод. Пищу давали только способным обеспечивать племя - охотникам, молодым женщинам способным держать в руках охотничий лук и родить для племени здоровых и сильных воинов, матерей будущих воинов. Но все же больше еды доставалось мужчинам. Старики и дети младше десяти в их число не входили. Если бы ты знал чужеземец Бегемот, как разрывается сердце, когда видишь, как умирают дети. Со смертью взрослого - старика, женщины, мужчины, можно смерится, но со смертью ребенка!? Никогда, - по застывшему, словно маска лицу вождя, с устремленным в даль взглядом, проникающим в прошлое, текли слезы.
   - Порой я думаю, что лучше бы Коша не спасал наших детей. Они бы умерли сразу, не мучаясь от голода. Но все же мы выжили. Построили новые дома и засеяли новые поля. На лица людей вновь вернулись улыбки. Потом, неожиданно заболел какой то странной болезнью и через день умер Мачуоти-ведун. Когда это произошло, единственный кто оказался рядом с мудрым Мачуоти, был Коша. И он же стал нашим колдуном. Он сказал, что такова была воля умершего. Потом наши охотники натолкнулись в джунглях на большой отряд вооруженных воинов. Они оказались людоедами. Сначала мы скрывались в джунглях, но людоеды быстро обнаружили и выгнали нас в пустыню. Тогда Коша предложил нам пройти через Портал. Выбор был невелик, или сражаться и погибнуть от рук превосходящих нас количеством и силой людоедов или... отправиться в неизвестность, где есть, пускай призрачный шанс выжить.
   Мы согласились. С помощью священного когтя Великого Кугу, Коша открыл тайную тропу между мирами. Переступив Портал мы вышли с другой стороны и оказались в этих болотах. В чужих краях, без еды и крыши над головой. А когда наши разведчики обнаружили вашу деревню, нам пришлось воровать у вас припасы что бы выжить. Остальное, вы знаете, - закончил свое повествование вождь Лумумба.
   - Когда Портал исчезнув закрылся за нашими спинами исчез и коготь Великого. Кош сказал что энергия артефакта была исчерпана. -
   - Да, грустная история, грустная и поучительная. Так сказать не доверяй, кому попало... А кошек, зачем из деревни украли? - глубокомысленно изрек Бегемот.
   -- А коготь ваш он скорее всего сам свиснул. Как Перст Перуна из нашей деревни.
   - Колдун Коша сказал что ваши кошки, дети Великого Кугу - значит священные животные. А все святое должно быть окружено должным почетом, уважением и любовью. -
  Подняв палец вверх, ответил вождь.
   - Что-то не видно что бы у вас с почтением относились к свободолюбивым священным животным, - хмыкнул Бегемот.
   В хижину с поклоном вошла увешанная бусами чернокожая женщина, обратившись на родном языке к вождю с шаманом.
   - Пора, Макика говорит, для дороги все готово, - встав со своего места, сообщил вождь.
   - Я поставил на Коше магическую метку. Надеюсь, он ее еще не обнаружил, и вы сможете его найти. Или, по крайней мере, определить направление, в котором следует вести поиски. - Бимбири протянул Бегемоту небольшую бамбуковую рамочку.
   - Это магический следоискатель, последней модели. Им очень легко пользоваться, нужно только смотреть через него и вы увидите светящиеся магоследы. По ним и пойдете. -
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
   Похитив бесчувственное тело посланника великого Кугу, колдун тащил его к лодке на дальней стороне острова, припрятанной в прибрежных кустах специально для побега. Так сказать по независящим причинам. Причудливые изгибы реки жизни, научили колдуна подготавливаться к неожиданностям. Отдуваясь и пыхтя, как загнанный носорог, обливаясь потом, злобный карл проклинал прожорливое животное, вольготно разместившееся у него на спине, пригибая своим весом и заставляя дрожать ноги. Ничего, наступит и в его хижине праздник. Еще посмотрим, кто сильнее ударится копчиком, поскользнувшись на банановой кожуре. Повелитель приказал принести артефакт к нему во Дворец Пустыни. Но выполнить это поручение будет нелегко. Сердце колдуна бешено рвалось из груди, когда он свалил свою ношу на дно лодки. Посланник Кугу будет его страховкой... К тому же Хозяин будет весьма рад такому пленнику... Нечасто удается поймать посланца богов.
   - Уф! Ну и тяжелый же ты, бурдюк, наполненный ослиной мочой! - Коша отпихнул ногой вальяжно развалившегося на дне пироги пьяного Посланника взял в руки весло. Стараясь производить как можно меньше шума, отчалил от острова. Поначалу колдун хотел вместе с Посланником украсть еще и необычный корабль чужеземцев, но, подумав, решил, что на своей маленькой лодке удобнее спрятаться от преследования. Она не такая громоздкая и, следовательно, не такая заметная. Будет легче спрятаться в тростниках и прибрежных кустах.
  
  ----------
  
   Вот уже несколько дней Бегемот с Ванькой преследовали злобного старикашку - колдуна похитившего их друга, исполняющего обязанности кота Котова по совместительству являвшимся Посланцем аж двух богов - Перуна и Кугу Африканского. Чахленький, изъеденный молью коврик-самолетик, выменянный у бродячего пройдохи торговца всякого рода магическими побрякушками на ручные электронные часы Котова, окончательно расползся на нитки, и дальнейшее передвижение на нем стало невозможно.
   Под ногами раскаленный белый песок, над головой палящее солнце, в небе ни одного облачка. В общем - пустыня.
   Запасы провизии собранной в дорогу заботливыми темнокожими женщинами подошли к концу. В большой кожаной фляге плескались на дне жалкие остатки былой роскоши. Впереди маячила перспектива умереть от голода и жажды. Хотя если без еды человек может продержаться дней сорок, то без воды, не протянет и недели... особенно под палящим солнцем пустыни. А на горизонте ни одного захудалого оазиса. Не смотря на светлое время суток - темные прогнозы на будущее.
   Ладно, хоть двигались в верном направлении. След от магической метки, поставленной шаманом Бимбири на колдуна Коша, был четко виден в магоискателе. Только вот, что-то неладное происходило с этим следом. Заячьими петлями уходил он за горизонт. Ни одной мало-мальски прямой линии, сплошные зигзаги и резкие повороты. Встречались места, когда след возвращался назад, а потом снова продолжал свое движение в глубь пустыни, или исчезал вовсе, и вновь появлялся, но уже далеко от места, где исчез.
   - Похоже, старикан следы путает, - высказал свое предположение Ванька. - Не иначе он знает что мы гонимся за ним решил нас запутать.
   - Да нет, Бимбири сказал, если колдун обнаружит метку, ему не составит труда снять ее. Тут что-то другое, скорее ему лысину напекло, на таком солнцепеке это вполне возможно. Вот и колбасит пенсионера нашего. -
   - Чтоб его вообще зажарило, до румяной корочки... - пожелал колдуну здоровья изобретатель.
  
  ----------
  
   Котокрад со своей жертвой расположился на поляне окруженной невысоким кустарником. Невдалеке протекал ручей - последняя возможность пополнить запасы пресной воды перед изнуряющим переходом по пескам пустыни. Колдун размышлял о своей горькой участи, подсознательно понимая, что наступил переломный момент в его жизни. Его лохматый мучитель, связанный как каирская мумия, спал тихо посапывая. Мало того, что этот блохастый комок шерсти пришлось всю дорогу тащить на себе, так он еще измывался над ним, без умолку болтая как последняя деревенская сплетница.
   Сейчас на время нужно было забыть о маленьком лохматом ничтожестве и провести ритуал связи со своим господином. Для начала нужно развести костер, потом невнятное бормотание дежурных заклинаний, пара мешочков гомеопатической фигни в пламя, вспышка, дым, и все готово. Никаких плясок и ненужной псевдомагической мишуры из мышиных черепушек рассчитанной на тупого простолюдина.
   - Что тебе нужно, раб!!! - привычно взревела фигура из дыма. И опять Коша не сдержался и поморщился при слове "раб" как от зубной боли. Ничто не меняется...
   - Господин, я направляюсь во дворец, артефакт у меня. Мне пришлось срочно бежать из деревни, возникла угроза моей жизни. В деревне неожиданно появились двое белокожих чужеземцев а за ними пришел Посланник Великого Кугу...
   - Кто пришел?! Кого посланник?
   - Великого Кугу, так народ кугу зовет свое божество. Появился Посланник, потребовал освободить белокожих чужеземцев. На меня наехал, - плаксиво жаловался Коша.
   - И что, этот Посланник был одним из этих чужеземцев? Кто он, что ты так поспешно уносишь ноги? -
   - Вот он, господин. Мне удалось похитить Посланника когда я убегал. Эти идиоты устроили праздник по случаю моего свержения. Многие упились пива, в том числе и Посланник Великого Кугу. Всю дорогу мне пришлось тащить его на себе, он до сих пор пьян, - карлик в сердцах пнул связанного Котова.
   Человек из дыма наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть лежащую неподалеку связанную причину поспешного бегства своего слуги.
   - Это животное?! - казалось, собеседник колдуна был потрясен увиденным.
   - Да господин, это животное. А точнее кот. Большой серый говорящий кот. К тому же он ходит на задних лапах. Лично я сомневаюсь в его божественном происхождении, скорее это один из демонов ада, но все равно на всякий случай прихватил его с собой.
   - Молодец раб, приведи его ко мне вместе с артефактом. Возможно этот посланник сможет мне пригодится в каком-нибудь ритуале. Похоже что ты сделал удачную находку. Поторопись раб, я жду! -
   - Да, мой господин, - раболепно согнулся Коша но дымный человек уже исчез. Это мерзкое животное заинтересовало хозяина и можно будет поторговаться о дополнительном вознаграждении.
   Устав от постоянного нытья, угроз и не прикрытого хамства со стороны божественного Посланника, Коша всей душой желал избавиться от него. Что может быть слаще, чем отомстить этой наглой, волосатой твари, сказав всего пару слов. А хозяину можно будет сказать, что произошел несчастный случай во время транспортировки. Вроде как перед самым дворцом напали Псы Пустыни и... ну, в общем, так получилось хозяин... А может быть хозяин сам придумает что-то более достойное этого лохматого балвана и ради этого стоит еще немного потерпеть.
   Впереди была пустыня, и еще неделю с этим маленьким чудовищем колдун боялся не выдержать. Мысль о предстоящих мучениях стала последней каплей в переполненной чаше терпения... терпение полилось через край а колдун Коша съехал с катушек. Повернувшись к спящему мучителю, колдун произнес отравляющее заклинание. Вместо ожидаемой предсмертной агонии своей жертвы злобный карлик увидел разбухшее нечто, превратившееся в ящерицу. Веревки спали с плененного и теперь ящерица сонно хлопала глазами сидя на траве. Коша, почесал затылок, недоумевая над полученным результатом. Взмах рукой, тихое заклинание самовозгорания и ящерица раздулась до размеров слона, превратившись, в мышь-переросток. Сонное выражение в глазах жертвы колдовского произвола сменилось удивлением. Во взгляде начали посверкивать мстительные искорки. Будь колдун Коша повнимательней он с легкостью бы увидел в этом взгляде обещание самых страшных пыток, а возможно что и сами пытки во всех красочных и живописуемых подробностях.
   Глаза колдуна чуть не выпрыгнули из орбит - представьте, что может натворить взбалмошная болтливая мышь-переросток размером с одноэтажный дом... Поспешно выкрикнутое заклятье острого кинжала (чего доброго мышке в голову придут те же мысли) и мышь мутант сдувается в осла тигриной окраски.
   - О, демоны!!! Почему ты не умираешь безжалостный мучитель?! - взвыл колдун, воздев руки к безответному небу.
   - Ты отравляешь мою жизнь уже самим своим существованием. Это были мои самые сильные заклятья смерти. Я неоднократно применял их, и никогда они не давали такого результата. Они недолжны, давать такой результат?! -
   - А ты еще попробуй! - съехидничал полосатый осел, уверившись в своей неуязвимости.
   Взмах, заклятье, и тигроосел превращается в двугорбого верблюда с черно-белым окрасом зебры.
   - Уууу! Шайтан! - схватился за голову карлик, в истерике падая на колени. Так же как и началась, истерика внезапно кончилась. Колдун воздел красные глаза на заколдованного Посланника.
   - Шайтан с тобой, живи... Видать судьба моя принимать от тебя муки. Будем добираться до Дворца вместе. По крайней мере, не придется переться в такую даль пешком. Теперь не ты на мне, а я на тебе поезжу вволю. -
   В ответ верблюд издал хриплое мычание и растерянно поглядев на колдуна вопросительно выгнул брови.
   - Ты молчишь!? Видать боги не совсем обо мне забыли, раз лишили тебя дара речи?! - возликовал Коша. Брови верблюда нахмурились, а глаза недобро сверкнули.
   - Ну, иди сюда, двугорбый шайтан. Корабль пустыни, прогнившая лодка барханов! Пора отправляться в плавание. Хе-хе... - доставая из дорожной сумы веревку, стал подзывать колдун. Сделав скользящую петлю, он попытался накинуть ее на шею подозрительно спокойно стоявшему зебро-верблюду. За что сразу же и поплатился, схлопотав мозолистой ногой в живот. Легкого карлика как пушечное ядро унесло в кусты на краю поляны. Обратно карлик не вышел, видимо решил немного отдохнуть.
  
   Пока оппонент отдыхал, Котов обдумывал свое положение. Мерзкий карл воспользовавшись беспомощным состоянием, бессовестно похитил его. Утащил неизвестно куда... собираясь сделать неизвестно что... превратил неизвестно в кого... Бегал вокруг, руками махал, плевался, ругался... Нервный старикан, довели видать до ручки работника нетрадиционной медицины. Превращает тут в разных чудищ. Нет, в общем-то, к своему новому кошачьему телу Котов уже немного привык, и от него была возможность, а тут кто скажет что нужно сделать чтобы избавиться от столь экзотического приобретения. Тем более зебровидный. Он попытался, было высказать все, что думает о брызгающем слюной темнокожем карле, но с удивлением обнаружил, что не может вымолвить и слова. Что ж заткнуть его удалось, но не лишить свободы действия. Если сопоставить все имеющиеся факты: нервное состояние колдуна, близость пустыни, и превращение в верблюда можно подумать что злобный карл решил использовать его в качестве транспортного средства...
  
  
  
  
  
   Отдохнув пару часиков, колдун слабо зашевелился и издал жалобный стон больше похожий на блеяние.
   - Что ты делаешь, злобный шайтан, прячущийся под личиной безобидного животного? - визгливым срывающимся голосом кричал колдун, пытаясь встать на непослушные ноги. - Всю дорогу ты обзывал меня незнакомыми, судя по всему очень нехорошими словами. Ты отказался идти сам, и мне пришлось нести твое жирное тело на себе, так ты еще стал бить меня!? Я великий колдун, и не позволю какому-то животному обращаться со мной по-скотски. Если ты будешь хорошо себя вести то обещаю я снова сделаю так что ты сможешь разговаривать. -
   "Чего добивается эта макака? Я себя воровать не просил, - мысленно удивился Котов - теперь терпи. Я так понимаю, ты прямо так, и пылаешь желанием поездить на моей шее по барханам? Ну что ж, это в принципе можно устроить. Только не забудь пристигнуть ремни, а то вылетишь из кресла на крутом повороте".
   Верблюд хитро сощурился, позволяя карлику накинуть на шею петлю и сделать импровизированную уздечку всем своим видом показывая смирение и покорность. Привязав другой конец веревки к тонкому деревцу, колдун скрылся в кустах. Когда он вернулся, полосатый верблюд с меланхоличным видом общипывал четвертый куст.
   Исподтишка пнув верблюда и тут же отскочив подальше, Кош злобно прошипел:
   - Вставай мерзкое животное, хозяин ждет нас.
  Котов, покорно склонил голову.
   Доверчивый колдун даже предположить не мог, что так начинается самое страшное в его жизни путешествие по пустыне.
  
  ----------
  
  
   Двое путников шли по раскаленным пескам. Вокруг простирался утомляющий своим однообразием пейзаж пустыни. Редкие чахлые кустики высохшей растительности да гонимые ветром шары перекати-поле. Вот и весь пейзаж, ну и барханы, барханы, бесконечные уходящие в даль барханы.
   - Ежели бы ты, Бегемот, раскрыл мне тайну как делать самолетные машины, мы бы уже сделали одну и давно догнали бы похитителя нашего Котова. -
   - Ничего бы ты не сделал, даже если бы я знал как это что-то делать. Самолет строить это тебе не катамаран из бочек вязать. Тут наука нужна, расчеты, механизмы разные... бюро конструкторское, - поднял вверх палец Бегемот.
   - Нешто у купцов нашенских не найдется энтих товаров? Миханизьмы, расчеты энти? Чай народ недаром говорит, у купца, что не спроси за злато-серебро все достанет, особливо заморские до прибылей дюже охочи. Им дай волю, так они нашего мужика до нитки обдерут и еще должным оставят. Вона, коврик какой самолетный у купца сарацинского на браслет тикающий выменяли. Хоть и старый коврик, а не каждый с таким расстанется, вещь дюже дорогая и в хозяйстве повсеместно нужная, - гнул свое Ванька, пытаясь выведать тайну конструкции самолета.
   - Тьфу, на тебя, надоел! Тебе бы в гестапо людей пытать, ты своим нытьем кого хочешь достать можешь. Нет у ваших купцов такого товару. Нету и быть не может. Потому как механизмы эти не из вашего мира. Да и если... а... в общем, технологии брат у вас не те. Лучше ты, Кулибин, подумай, как имеющийся у нас в наличии коврик починить. А то мы таким макаром, ноги до того самого мягкого места стопчем. -
   - А никак.
   - ???
   - Такие коврики в Султанате раньше делали. Большим мастерством для этого обладать надо было. Узор волшебный ткать, словом заговаривать. Таких мастеров уже нет. Ныне во всем мире таких ковриков осталось, почитай по пальцам рук перечесть можно. Коврики энти за очень большие деньги продают, если конечно найдется такой дурак что согласится продать, - прочитал небольшую лекцию изобретатель.
   - Значит, нам повезло, мы такого дурака нашли, - ухмыльнулся Бегемот.
   - Это с какой стороны посмотреть. Коврик то порченый, молью траченный. Мы посреди пустыни, пешком, без еды и воды. Сколько нам еще идти неизвестно. Так что друг Бегемот, эт еще хорошенько подумать надо кто из нас дурак - торговец или мы, - с логикой не поспоришь и Бегемот не стал даже пытаться этого делать.
  
  ----------
  
   Коша потирал отбитое тело - ездить на превращенном в верблюда Посланнике, было плохой идеей. Очень плохой... После того как взбалмошное животное выбросило его из седла, пришлось еще целые сутки вспахивать пыльные и отнюдь не мягкие пески пустыни, запутавшись одной ногой в петле стремени. Проклятое животное оказалось на удивление выносливым. Не каждый сможет скакать сутки напролет по пересеченной местности состоящей из вязких, затрудняющих бег песков. Скачущий верблюд не давал распутать путы или произнести нужное заклинание - глаза, рот и уши постоянно забивало песком. Измученному колдуну казалось, что все его тело сточилось об мелкий абразив песка, что этот самый песок проник во все его интимные места... да и самих мест казалось уже не было... стерлись... как и все волосы на теле.
  
   Бешеный зеброверблюд остановился, хоть и заколдованный а все ж и самому отдыхать надо. Колдун зарылся головой в очередной бархан и потерял сознание. Решив, что тот испустил дух, Котов стал думать, что ему теперь делать посреди пустыни с привязанным к нему телом замученного карла. Не слишком ли он перебрал... с воспитанием...
  
   Сейчас, этот шайтан в шкуре верблюда спал, развалившись на песке, восстанавливал силы после бешеной скачки. Никому еще не сходила с рук такая беготня по пустыне. Вдобавок ко всему это бесполезное порождение Иблиса оставил все припасы на предыдущей стоянке.
   Колдун зло посмотрел на своего мучителя. Хорошо, что он проснулся раньше этого пустынного шайтана и успел освободиться от пут. Теперь стоило подумать о том, как обезвредить этого ненормального Посланника. Ладно, тот хоть двигался в нужном направлении, судя по звездам, лишь немного отклонился от верной дороги.
  
  
  ----------
  
  
   Золотые песчинки, гонимые ветром медленно ссыпались с вершины бархана у подножия, которого разлеглись двое изможденных путников. Поняв, что они заблудились, Ванька с Бегемотом шли, не разбирая дороги пока силы не покинули их.
   Бегемот чувствовал себя выпотрошенной жарящейся рыбешкой, Ванька себя никак не чувствовал - похоже он уже зажарился. Вот уже шесть часов двое друзей участвовали в непрерывной изматывающей гонке за манящим миражем оазиса с хрустальным водопадом прохладной освежающей воды. Причем обоим казалось, что они не только видят, но и чувствуют близкое присутствие вожделенной влаги. Перевернувшись на живот, Бегемот слабо пихнул ногой лежащего рядом изобретателя. Тот вздрогнул и открыл глаза.
   - Последний рывок... братан... Последний раз я видел мираж как раз за этим барханом, - пополз вперед Бегемот. Добравшись до середины, он оглянулся, внизу, обессиленный Ванька барахтался в песке, пытаясь, перевернутся в удобную для ползанья позицию. Этому мешал скрученный в трубку и привязанный к спине ковер-самолет. Ванька ни под каким предлогом не хотел с ним расставаться.
   - Ну же, Вано, давай быстрей, а то когда я найду наш оазис, выпью всю воду один, - попытался подбодрить друга Бегемот, и стал ползти дальше, загребая горячий песок руками. Проползая очередной метр отделяющего от вершины расстояния, Бегемот зацепил ладонью что-то твердое и явно не пустынное. Разбросав скрывавший находку песок, путешественник увидел пузатый глиняный кувшин, запечатанный зеленого цвета сургучной печатью покрытой витиеватой арабской вязью. На измученном лице отразилась счастливая улыбка.
   - Аааа-а! Вода! Ааа-ха-хааа! Ванька, я нашел воду, или вино! Мы живем! - ближайшие барханы потряс сумасшедший смех и дикие вопли счастья.
   Ванька, облизываясь, стоял на коленях рядом (и откуда только силы взялись, только что валялся у подножия песчаной горы, а как услышал про воду, вмиг оказался рядом), и тянул руки к вожделенному сосуду. Бегемот пытался вскрыть сургучную печать зубами. Печать оказалась слишком твердой и никак не поддавалась вскрытию. Когда от чрезмерных усилий уже начали болеть челюсти, Бегемот вспомнил о Котовских ключах от квартиры лежащих у него в кармане джинс. Еще в бытность свою домашним котом он неоднократно наблюдал, как хозяин мастерски открывал пивные бутылки брелком-открывалкой, висящим на связке ключей. Стоило попробовать самому воспользоваться хозяйскими ключами. Зацепив ушком открывалки за выступающий краешек сургуча, Бегемот потянул открывалку вверх. Исписанная арабской вязью печать треснула, и зеленым кругляшом упала на песок. Из горлышка кувшина с громким хлопком, как будто открыли бутыль с шампанским, вылетела деревянная пробка, угодив на излете тянувшему руки к кувшину Ваньке в... руки. Вслед за пробкой из глиняного горлышка потянулась тонкая струйка густого белесого дыма. Струйка превратилась в струю, затем зависла в воздухе маленьким облачком. Облачко сгустилось, приняв очертания человеческой фигуры, и вот, перед разочарованными путниками стоит высокий лысый мужик явно арабской национальности и характерным носом с орлиным профилем.
   - Зыдравствуй, освабодитэл. Я дыжинн и тывой раб! - мужик ожидающе склонил голову, крест-накрест сложив руки на груди.
   - Ежкин кот!? - выругался Бегемот
   - Нэт дорогой, я не ежкин кот, я дыжин - снова поклонился мужик.
   - Только джинна нам еще и не хватало.!? - открыл рот Бегемот.
   - А что такое джинн? - тупо спросил измученный Ванька.
   - Это - я! - с поклоном объяснил Джинн.
   - Ага, а еще напиток такой, алкогольный. Ты че, Вано, никогда сказок "тысяча и одной ночи" не читал!? - удивился Бегемот.
   - Нет, не читал... - не менее искренне сожалея что не читал, и соображая как это вообще делается, ответил Вано. - Я читать не умею а все свои изобретения я на бересте вырисовываю. -
   - Эй, джинн а как тебя зовут, случаем не Хатабыч? -
   - Нэт, господин, мэня завут Абу Кердык Селим ибн Махмуд Базар Картон Бидон Ага Угу Ыгы Тоник, - не преставая кланяться, представился джинн. - Для друзей можна просто Тоник. Так кыароче будэт. -
   - Во хохма! Джинн по имени Тоник! Джин Тоник! Ха-ха! Алкогольный ты наш, насколько я помню сюжет сказки, ты должен служить своему спасителю, исполняя его желания. - Почесал подбородок Бегемот.
   Джинн Тоник, соглашаясь, кивнул.
   - Хорошо. Слушай мою команду, джинн с алкогольным именем, хочу много еды и воды! - махнул рукой Бегемот.
   - Не-а. Нэ получится. У мэня волшебного кольца нэту. Хан иблисов Джафар, отобрал и разбойнику Псу Пустыни продал. Сэйчас оно навэрно у его потомка находится, - развел руками Тоник. - Нэт кольца, нэт желаний. Пирости господин. Но я могу, щелкнув пальцами развести костер, чтобы вы могли согреться. Мы дыжины создания огненной стихии. -
   - Шутник. Когда замерзну, то обязательно попрошу тебя разжечь костер, - проблеял Ванька.
   - Могу показать гидэ кольцо, нэдалеко, за барханом. -
   - Откуда ж ты знаешь, где оно может быть, ежели его, от тебя отобрали? - широко раскрыв от удивления глаза спросил Бегемот.
   - Это мое кольцо и я всэгда знаю, в какой старонэ его искать. И еще, мы как раз находимся нэдалэко от сэкрэтного убэжища Пса Пустыни. -
   - Ну, так в чем проблема, Джинни? Слетай, забери гайку и тащи сюда все самое вкусное и мокрое!? - в свою очередь удивился Бегемот.
   - Нэт, я могу получить свое кольцо, если его мнэ отдадут добровольно, а Пес никогда этого нэ сдэлает. - разочарованно развел руками Тоник.
   - Но вы можете украсть кольцо у Пса и отдать его мнэ. Тогда я смогу вам служить. -
  Посовещавшись, друзья решили помочь джину, тем более с выбором у них было негусто. Или погибнуть в пустыне от палящего солнца и жажды или попытаться добыть волшебное кольцо.
   - У Псов Пустыни, был свой оазис, гидэ они хранили свою добычу. Там есть пресный вода, которая наполнит ваши тела живительной влагой и утолит вашу жажду, фруктовые деревья, чьи плоды прогонят прочь ваш голод. - Улыбаясь ослепительно белыми зубами, поведал Тоник.
   - И там мое кольцо...
  
  ----------
  
   - Не упрямься, безмозглый сын шакала иначе я спалю твои плешивые уши! Когда мы приедем, ты заплатишь за все мои унижения! - бесновался карлик, сидя на зеброверблюде, который с меланхоличным видом жевал колючку. Казалось еще чуть-чуть, и злобный карл лопнет от ненависти. Впрочем, как заметил Котов, это было обычное его состояние.
   - До каких пор ты будешь издеваться надо мной, мерзкое животное!? - в припадке отчаянно визжал тощий колдун.
   Царь Солнце полностью совершил свой круг, по небу спеша в свой дворец до следующего утра, а зеброверблюд все с таким же меланхоличным видом жевал свои колючки. И лишь всадник устав кричать и ругаться тихо спал под палящими лучами, устроившись между двумя верблюжьими горбами, нервно вздрагивая во сне.
   "Ничего, мы еще посмотрим кто кого. Ну вот, был котом - начал вылизываться, стал верблюдом начал жрать всякую гадость. Помаленьку начинаю адаптироваться к диктуемым обстоятельствами условиям жизни", - пережевывая жесткий стебель колючки, размышлял Котов.
   "Ну, ничего, посмотрим, чья возьмет. Верблюды выносливые животные приспособленные к жизни в пустыне".
  
  
   Когда Коша проснулся, солнце уже поднялось высоко. Вокруг, на великолепных лошадях черной масти, восседали гадко ухмыляющиеся всадники. К седлам их лошадей были приторочены небольшие криворогие луки и колчаны, полные стрел с черным оперением. На поясах висели ножны с кривыми саблями. Их было около пятидесяти человек, и они с интересом наблюдали за колдуном. В голову сразу полезли нехорошие мысли, что может понадобиться такому количеству вооруженных до зубов людей с ухмыляющимися бандитскими рожами, от одинокого путника? К тому же, кто-то из них уже успел приставить острое лезвие кинжала к тощему горлу карла, что вызывало весьма болезненные ощущения. Еще Коша отметил для себя, что все всадники, которых он мог видеть, имели серебряные украшения, бляхи на ремнях, ножны сабель и кинжалов, и лишь один из них, тот, что восседал сейчас перед ним на прекрасном тонконогом жеребце, украшал себя золотом. Большой, начинающий толстеть человек с поросячьими, острыми глазками и густой черной бородой, в черной шелковой чалме и унизанными кольцами с большими драгоценными камнями жирными сасископодобными пальцами. И по одежде, и по украшениям, манере держаться, было видно - этот человек привык повелевать.
   - Кто ты, столь неосторожно путешествующий на столь чудесном верблюде? Злой колдун или добрый дервиш? Отвечай! - ласковым вкрадчивым голосом спросил золотобляхий. Давление прохладного острого клинка на горло карлика ослабло.
   - А... не убивайте меня, почтенные, я добрый странствующий дервиш, - "чудесный верблюд" от таких слов подавившись колючкой, прочистил горло.
   - Тогда отдавай нам своего чудесного верблюда, он тебе больше не понадобиться, - все так же ласково продолжил предводитель, когда верблюд прекратил дохать.
   - Неужели ты обидишь бедного странника-дервиша, и отнимешь у него его единственного друга? - верблюд перестал жевать свою колючку и, выгнув шею, с интересом посмотрел в глаза карлику - не заболел ли часом?
   - Если ты дервиш, значит, тебе не нужно это чудесное животное. Дервиш должен испытывать все горести и лишения в полной мере, только так он станет ближе к Господу. Вот если бы ты сказал что ты злой колдун, вот тогда, возможно мы не стали бы тебя трогать. Ни один нормальный человек не осмелится обижать колдуна, - ухмыльнулся предводитель. - Кроме меня, Великого Повелителя пустыни, Фарида предводителя доблестных и отважных Псов Пустыни! - разбойники поддержали его одобрительным гулом.
   - Я соврал! - радостно закричал Кош, - Я злой колдун! Очень злой! -
   - Правда? -
   - Да. А это совсем не чудесный верблюд, с виду он конечно верблюд... сейчас... а так, он превращенный в полосатого верблюда посланник бога Кугу. Мной превращенный, потому что я очень злой, и очень сильный колдун... - зачастил колдун.
   - Умный ход, нам уже почти страшно. - Фарид сделал испуганное лицо, колдун расслабился. - Но это не подействовало. Связать его! Мы едем в оазис! -
   Два бандита, свалив на землю и опутав колдуна веревками, привязали его к лошади. Пожелтевший от мрачной догадки, что с ним будет дальше, Коша стоял с трясущимися коленками. Из-под копыт взметнулись буранчики пыли и разбойники Фарида с гиканьем и улюлюканьем понеслись домой. В конце конной процессии, привязанный к конскому хвосту длинной веревкой, волочась по песку, глотая пыль и проклиная день, когда родился, подпрыгивал на песчаных кочках несчастный колдун Коша.
   Впрочем, мучения несчастного карлика продолжались относительно недолго, по той простой причине, что Фарид со своими головорезами скрывался в оазисе расположенном неподалеку. Банда как раз собиралась на ближайшую караванную тропу, и по пути разбойники наткнулись на колдуна верхом на чудесном верблюде. Справедливо решив, что такой верблюд сам по себе уже большая редкость, а значит, целое состояние и отобрать его у одинокого старика несравненно легче, нежели пару сундуков с индийским шелком у хорошо охраняемого каравана. Хоть Фарид и был разбойником, он все же понимал, что незачем зря рисковать жизнями своих людей, когда удача сама плывет тебе в руки. Поступай Фарид иначе, недолго был бы он предводителем разбойников. Командовать стало бы некем.
   Скача рядом с довольным собой предводителем разбойников, Котов обдумывал, как спасти ненавистного старика и избавится от навязчивой компании братков Фарида. А потом он смог бы найти способ как развязать язык злобному карлику и заставил бы вернуть ему прежний облик. Быть серым котом не так уж и плохо, особенно если ты можешь говорить, и к твоему мнению прислушиваются. Быть же бессловесным зеброподобным верблюдом для Котова было уже слишком. От одной только мысли об этом верблюжьи ноздри начинали раздуваться праведным гневом, и он сожалел, что злобный карлик был привязан не к нему. Но, до колдуна было недостать и в голову как назло, не приходило не ничего стоящего. Таки мысли одолевали Котова когда, поднявшись на вершину очередного из бесчисленных в пустыне барханов, его глазам предстало зрелище раскинувшегося до горизонта прекрасного зеленого острова среди окружавшего его бескрайнего моря песков.
   Вот так и доехали через пару часиков до убежища бандитов, Котов безрезультатно ломающий себе голову, прыгающий по песчаным барханам словно мячик, связанный колдун, и довольные собой разбойники.
  
  ----------
  
   Благоухание прекрасных цветов. Шелест листвы и сладкие спелые фрукты, доступно растущие на деревьях. Тени животных, спешащих по своим делам. Разноцветные певчие птицы, перелетающие с ветки на ветку и поражающие своей красотой неискушенного путника. Их пение... Легкий ветерок и прохлада воды... Могучая скала, главой своей подпирающая хрустальный купол небес и водопад низвергающий жидкий хрусталь живительной влаги, - совершенное творение природы созданное дабы услаждать наши взоры своей красотой. Мириады брызг, взлетающие до небес яркими бриллиантами и опадающие вниз сияющим мостом радуги. Мостом, соединяющим мир людей и мир богов. Никто не знает, как вода попадает на вершину этой скалы, но вопреки всему она течет, неся жизнь всему живому в сказочном оазисе. Все это готово подарить наслаждение и отдых уставшему путнику, бредущему по пустыне...
   - Как красиво говорит. Нет, Тоник, тебе не джинном родится нужно было, а сказочником. У тебя сказки рассказывать хорошо получается. Мы уже битый час ползем, а оазиса все нет и нет. Еще чуть-чуть и нас не спасет даже то пойло из твоего кувшина. У него такой вкус, будто в нем помыли ноги все джинны вместе взятые! - съязвил Бегемот, взбираясь с друзьями на очередной бархан.
   - Выбирать не прихо... - замер на полуслове изобретатель. Взорам путников открылась райская долина. Красочное буйство джунглей.
   - Ну, чито я вам говорил? Добро пожаловать в оазис Псов пустыни. Сэкретный прошу замэтить!? - торжествующе объявил джинн Тоник, и как заправский гусар, выкатил грудь колесом перед онемевшими от восхищения друзьями.
   - А ноги там мыли не все джины а всего одын, но три тысячи лет. -
  
  
  ----------
  
  
   Их привели в просторные пещерные залы с местами отесанными гранитными стенами. Всюду валялись сваленные в кучи несметные сокровища, золото, серебро, драгоценные камни, шелка и куча всяческих других представляющих материальную и даже историческую ценность вещей.
   Колдун сидел, привалившись спиной к холодной скале. Прохлада камня дарила покой истерзанному телу. Недалеко пылал очаг, на котором толстый разбойник в большом медном котле готовил мясную похлебку. Аромат стряпни витал по залу пещеры, дразня изголодавшего колдуна. Рядом, как всегда с флегматичным выражением на морде стоял полосатый верблюд, пережевывая остатки колючки. Кулинарные благоухания ни сколько его не беспокоили. Еще бы! Последнее время он только и делал, что жевал растущие под палящим солнцем пустыни травы и колючки.
   - Ну что, старый лживый шакал называющий себя то добрым дервишем, то злым колдуном. Признавайся, где ты спрятал свое золото? - поигрывая рукоятью плети, спросил Фарид.
   - Какое золото, уважаемый!? - искренне удивился Коша.
   - Такое золотое золото! Желтое, блестящее и очень красивое! А главное дорогое. Не прикидывайся шелудивый пес, думаешь, я поверю, что у человека обладающего таким чудесным верблюдом нет золота? Ты наивен или принимаешь меня за дурака? Я не люблю когда меня считают дураком! Да тебе должны кидать под ноги полновесные золотые и серебряные монеты, лишь ты войдешь в ворота города. Тебя наверняка просто осыпали золотом!? - пальцы главаря нервно затеребили рукоять.
   - Вы ошибаетесь, уважаемый, у меня нет никакого золота. Этот верблюд у меня совсем недавно и я еще не заходил с ним ни в один город. Но теперь я последую вашему мудрому совету, можно мы зайдем к вам на следующей неделе, когда заработаем достаточно золота? -
   - Ты еще смеешь издеваться надо мной, презренный шакал! - плеть черной шипящей змеей взвилась в воздух и стремительно упала на спину карлика.
   - А-аааа... - вой колдуна многократным эхом отразился от сводов пещеры. - Нечестивый сын блудливой козы, имей уважение к старшим! -
   - Гы-гы-гы... - не сдержал смеха Котов.
   - Ты кого козлом назвал, козёл? За козла ответишь! Мои верные джигиты, бросьте презренного в яму. Пусть посидит, может, вспомнит про золото и захочет пожертвовать его нам, добрым братьям. -
   Двое разбойников схватив уже не сопротивлявшегося карла, отвели его за кучи золота в дальний угол пещеры.
   - Али, возьми шелковую ленту и привяжи это чудесное животное возле источника. И пусть эта звезда моего сердца, ни в чем не нуждается. -
   Али с удрученным видом пошел исполнять приказание, недовольно бормоча себе под нос.
   Между тем, избитого и измученного старикана Коша бросили в глубокую темную яму с гладкими стенами из обожженной глины. Бросили, а сверху закрыли массивной решеткой из толстых, связанных, между собой в перекрестьях веревкой, жердей служившей скорее для устрашения, чем практически, потому как в любую из ячеек этой решетки, мог запросто пролезть упитанных размеров человек. Правда, до нее еще нужно было постараться добраться.
   "Надо иметь крылья, чтобы просто добраться до этой решетки, а что бы поднять ее..." с отчаянием подумал Коша, глядя как тускло освещенный потолок пещеры над ним, разделился на клети.
   Опустив решетку, тюремщики, хохоча во все горло, принялись развлекаться, кидая в старого колдуна обглоданными костями, стараясь побольнее его задеть. Взрываясь новыми приступами гомерического смеха, когда им это удавалось. Натешившись вдоволь истязатели ушли (куда денется обессиленный пленник из глубокой ямы) оставив избитого старика лежать на дне вонючего колодца засыпанным обглоданными мослами, вздрагивающего и всхлипывающего.
  
  
  ----------
  
  
   Свежие и отдохнувшие, насытившись сладких плодов фруктовых деревьев, утолив жажду родниковой водой, друзья плескались под упругими струями водопада. Тоник, как только друзья оказались у водопада, куда-то исчезал и теперь тихо сидел в сторонке.
   - Определенно, мы в раю, - блаженно промурлыкал Бегемот.
   - Нет, это - ирей! - Ванька надкусил большой сочный персик. - Тоник, дай мне вон тот синий овощ. -
   - Пожалуйста, о, уважаемый. Почему бы нам нэ занятся тэм, для чего мы сюдя пришли. Тэм болэе что я нашел гидэ прячутся Псы. -
   - И гидэ? -
   - Там, - не обратив внимания на передразнивания Бегемота, указал джинн Тоник на водную стену водопада за спинами ничего не подозревающих друзей.
   - Кхе-хе...бльк... - от неожиданности Ванька поперхнулся и, поскользнувшись на скользком камне, с головой ушел подводу.
   - Ты знал и молчал? А если они нас видели, они же нас убьют, ты сам сказал что это бандиты... -
   - Нэт.. -
   - Что нэт, что нэт? Заладил тут со своим нэт, шаурма подгоревшая, - взвизгнул Бегемот.
   - Нэт, значит нэ убьют, - улыбнулся своей голливудской улыбкой джинн Тоник.
   - Как?
   - А нэ как! Они заняты. У них какой-то шутнык висех конэй в мишей пиревратил, гы-гы-гы. - от волнения Тоник стал еще больше коверкать слова. - Тем более их пэщера находытся в самом центре горы, а там ваши вопли нэслышно. -
   После недолгого, но бурного совещания, во время которого Бегемот все норовил упасть в обморок, заговорщики во главе со знающим дорогу джином Тоником отправились на разведку. Надо же знать, кого грабить будешь. Проходя по многочисленным пещерам и пещеркам, со свисающими с потолка сталактитами и растущими им на встречу сталагмитами, друзья оказались у входа гигантских размеров залу. Это была самая большая пещера из тех, через которые им пришлось пройти. В дальнем конце пещеры, прямо из стены бил небольшой родник в выложенную серебром чашу. На другой стороне, между кучей золота и драгоценных камней на полу лежала деревянная решетка из толстых жердей, перевязанных между собой веревкой. Спрятавшись за большой кучей валунов наваленных у входа, перевоплощенный кот, деревенский изобретатель и джинн стали наблюдать за происходящим в пещере. А посмотреть было на что - группа мужчин, числом около полусотни с растерянным видом ходила по заваленной золотом и драгоценностями пещере, то и дело всплескивая руками. То тут, то там кто-то наклонялся и, подобрав что-то на полу, бережно нес находку к большому медному котлу. С горестным видом опускал в него находку и возобновлял свое прежнее занятие, т.е. продолжал маячить по пещере, и растеряно всплескивать руками. Возле котла с удрученным видом, обхватив голову руками, сидел мужчина.
   - Мышей собирают, мумр... - улыбнулся Бегемот.
   - Вот оно, на лэвой руке, - кивнул Тоник в сторону сидевшего у котла разбойника в левом ухе, которого, светом крупной бриллиантовой звезды сияла большая золотая серьга.
   - Какое, их там целая тьма? Как у него еще пальцы не отвалились? Он их вообще, сгибать то может? - удивленно поинтересовался Ванька, пытаясь разглядеть на унизанных кольцами пальцах разбойника нужное.
   - Ты прав, какая безвкусица!? Все пальцы в золоте, на мизинец какую-то гайку черную накрутил. Кошмар!? - возмущенно прошептал Бегемот.
   - Это оно.
   - Да какое?
   - Черное, на мизинце. Оно чугунное. Мое... Назад хачу...
   - И из-за этой цацки, мы жизнями рискуем? Ладно бы брулик карат так в двадцать был а тут... Ну и как, мы это колечко с него снимать будем? Топором? - съёрничал Бегемот.
   - Нэт. Споим, усыпим, убьем? - посыпались предложения.
   - Мы не уголовники чтобы убивать! - возмущенно прошептал Бегемот. - А вот насчет "усыпим", нужно хорошенько подумать. Ты Тоник что то там упоминал что джины произошли из огненной стихии? Я тут недалеко от водопада травку одну интересную видел... -
  
  
   - Хорошо! Гайку свою ты сам спереть не можешь, она у тебя работать не сможет, - Тоник сокрушенно покачал головой в знак согласия.
   - По сему, вношу встречное предложение - если Тоник не может украсть кольцо, Тоник украдет Фарида!-
   Джинн, со скрипом почесав лысину, хмыкнул.
   - Слюшай, хорошо придумал... а... -
   - Ты дальше слушай, алкогольный ты наш. Ты воруешь почтенного Фарида, я снимаю кольцо и отдаю его тебе. Все формальности соблюдены! Ура! Ура! Ура! Гол в ворота противника! Мы победили! Ура господа! - с пафосом выдал Бегемот.
  
  
   - Ну что, Тоник ты наш безалкогольный, сможешь кучку эту аккуратно высушить?
   Заговорщики склонились над холщевым мешком с нарисованными на нем непонятными символами.
   - Индийский опиум!? - цокнул языком Тоник.
   - Э, дарагой, это не какой то обычный индийский опиум! Это, шайтан-трава! Это наш билет к твоему перстню. Подкинем разбойникам в костер, похихикают, видения там всякие посмотрят, а потом вырубятся напрочь, - поведал Бегемот. - Наркотическое средство. Во как! Им от такой дозы вмиг бошки посрывает. Осталось, придумать, как этот "билет" подкинуть в костер к бандитам. -
   - Зачэм к бандитам в костер бросать? У входа запалим. Я дыжин илы нэт? - внес свое предложение джинн Тоник.
   - Если у входа то эффект не тот будет. Много дыма наружу уйдет. Тоник, ты на расстоянии этот пакетик запалить сумеешь?
   - Канечно.
   - Тогда слушаем план действий...
  
  
  
   Трое диверсантов вновь укрылись за грудой валунов у входа в пещерный зал разбойника Фарида. Разбойники уже не шныряли по пещере, а сидели кто где, рыдая в три ручья над своими заколдованными лошадьми. Предводитель склонился над котлом, и заговорщикам были слышны его проклятия и причитания.
   - Да покарает Аллах нечестивого колдуна... Всех, всех заколдовал... Как теперь быть? Как дальше жить? Мы умрем с голоду! Мы не сможем разбойничать без наших лошадей... Джигит, без коня, все равно что... Зачем не поверил что он не дервиш... - и все в подобном духе.
   Проведение диверсионной акции общим решением поручили провести Ваньке. Бегемот был слишком неуклюж, джинн Тоник слишком большой, и Ванька как самый молодой и гибкий подходил для этой цели как нельзя лучше. Прячась за сундуками с сокровищами и кучами с разным хламом юный партизан ползая растаскивал охапки высушенной шайтан-травы раскидывая их в стратегически важных точках. Небольшой, легкий мешок молодому диверсанту не составляло никакого труда перетаскивать его с собой. Пару раз Ваньке приходилось буквально втискиваться между сундуками, что бы его ни заметили шатающиеся тут и там разбойники. Но удача все еще была на стороне заговорщиков. Удрученные горем те ничего не замечали. Подобравшись на безопасное расстояние, подождав пока главарь разбойников, отвернется дать очередное приказание, Ванька высыпал остатки шайтан-травы между сваленными в кучу тремя сундуками.
   Трава под воздействием огненного волшебства джинна Тоника мгновенно затлела, источая сладко пахнущий молочно-белый дым.
   Пещеру стало заволакивать пахучим, похожим на туман белым дымом. Надышавшиеся ядовитого дыма разбойники начали валиться без чувств на пол. Естественно из-за близости к очагу задымления, главарь свалился первым.
   - Какого шайтана?..
   - Что твориться?..
   - Кто следит за...
   То и дело слышались отовсюду крики и кашель наглотавшихся дыма людей. Неслышными тенями Бегемот с Ванькой бегом бросились из пещеры на свежий воздух. За их спинами раздраженные крики сменились истеричным смехом. Усыпляющее зелье начало действовать.
   - Уф! - выдохнул Бегемот, когда вдвоем с Митькой вылетел из-под пелены водопада.
   - А где Тоник?
   - Не знаю, я думал он бежит сзади. Фарида тащит... - развел руками изобретатель.
   - Любопытно, у джиннов есть иммунитет к шайтан-траве? -
   Примерно через пару часов молодецкого сна и после того как, по мнению Бегемота из пещер выветрился весь усыпляющий дым, друзья отправились на сверхсекретную спасательную операцию.
   Когда добрались до места, в зале стояла полная тишина, нарушаемая лишь мелодичным журчанием родника. Все разбойники Фарида, сам Фарид, мыши в пустом котле и джинн Тоник спали с блаженными улыбками на лицах. Все лежали, где кого настиг одурманивающий дым шайтан-травы. Кто на куче золотых монет, кто на сундуке, а кто и просто на каменном полу пещеры. Главарь, раньше безудержно рыдавший теперь счастливо улыбался, держа в пухлых ладонях маленькую черную мышку с расплывшейся в довольной ухмылке мордой. И... джинн, растянувшийся на полу почти у самых ног ничего не подозревающего Фарида. Или, правда, нет у джиннов иммунитета против шайтан-травы, или в нашей истории джинн такой попался, только спекся наш отважный похититель разбойничьих главарей. Герой упал, подкошенный дымом, навевающим волшебные грезы травы.
   Дым из пещеры уже выветрился, и воздух стал чище. Бегемот и Изобретатель без опасений вошли в зал. Сняв волшебное кольцо с пальца предводителя разбойников, Бегемот попытался приподнять Тоника за плечи. Чтобы кольцо ему не мешало, сунул его в рот под язык.
   - Тяжелый... волшебный наш... зараза! Вано, хорош отлынивать, помогай, давай, - сквозь зубы с натугой просипел кот. Просить Ваньку дважды не пришлось. Подхватив невменяемого джинна под руки, друзья, обливаясь потом, шатаясь, поковыляли вон из логова разбойников.
   - Ты посмотри вокруг, Ванно!? -
   Ванька с энтузиазмом завертел головой, да так что они чуть не уронили и без того тяжелого джина.
   - Сколько вокруг сокровищ, а у нас с тобой руки заняты. Не-ет, хоть чуть-чуть, хоть самую малость но я возьму. -
   Проходя мимо очередного сундука с сокровищами, Бегемот извернулся выхватить полную горсть драгоценных камней, засунул их в карман джинс.
   Сзади раздался всплеск воды. От неожиданности Бегемот поперхнулся и проглотил кольцо. Обернувшись назад, друзья увидели пускавшего пузыри в серебряном источнике, разбойника Фарида.
   - Бедный, он же так захлебнутся, может.
   Как будто услышав его, хрипя и хватая ртом воздух, Фарид резко выдернул голову из воды. Мутные глаза разбойника уперлись в замерших на месте диверсантов. Взгляд Фарида стал более осмысленным, в нем проявилось удивление. Рот принял кривые очертания, распространяя вокруг ультразвуковые волны.
   - В-вор-р-ры-ы! Хватай их! Дер-р-ржи их! -
   На визгливые призывы своего предводителя, обкуренные, разбойники лишь качали головами, при этом глупо улыбаясь.
   - Бежим, Иван! Надеюсь, пока этот пустынный щенок приводит в норму свое воинство, мы сумеем привести в чувства нашего джинна и слинять от сюда! - покрепче перехватив бесчувственного джинна Тоника, Ванька с Бегемотом стали передвигать ногами с удвоенным усердием.
   Вввжжжииих! Бамс! Пммссс! Ввжжуух!
   Это Фарид, отчаявшись докричаться до своих джигитов, спрятался за большой кучей золотой посуды и кидался ею в убегающую троицу. Наши герои, втянув головы в плечи вышли на финишную прямую, и скрылись из под посудного обстрела в черном зеве каменного коридора. Не забыв при этом прихватить пару вещей из брошенного в них золотого сервиза.
   - Надень же ему на палец это чертово волшебное кольцо. Может тогда он очнется и нам удастся избавиться от этих глупых баранов называющих себя Псами пустыни. Долго эту тяжелую тушу вдвоем не пронесем! - заверещал Ванька, как только за беглецами сомкнулись джунгли.
   - Не могу, я его проглотил.
   - Как!?
   - Вот так. - Бегемот судорожно глотнул.
   - И что мы теперь будем делать? - растерялся юный изобретатель.
   - Ну не резать же меня! Спрячемся где-нибудь, подождем... когда само выйдет... -
   - Кто выйдет? Откуда?
   - Кто? Откуда? Ты ей богу как маленький. Кольцо, само собой. Откуда, извини, говорить не стану. Сам, догадайся. -
   - Нужно где-то спрятаться. И лучше если это место будет рядом с логовом разбойников. Там, где бандитам не придет в голову нас искать. - Ванька лихорадочно замотал головой в поисках подходящего места.
   - И где это место, умник!
   - Там! - изобретатель указал рукой в сторону водопада.
   За хрустальными струями, как раз над входом в пещеру нависал широкий каменный карниз.
   - Сумасшедшая идея! Но мне нравиться, может сработать. Осталось только воплотить ее в жизнь. К тому же у нас нет времени и выбора. -
  ----------
  
  
   До того как разбойники окончательно очухались от усыпляющего дыма, времени было достаточно. Спрятаться на карнизе за водопадом, так чтобы не нашли одурманенные разбойники рыскающие по кустам в поисках беглецов не составило никакого труда. Залезали на него по расположенным с права от него выступам, друзья обнаружили ровную сухую площадку. Двумя своими сторонами, задней и левой площадка прирастала к скальному массиву, третью же обрезала ровная хрустальная стена падающей с верху воды. Все вместе они создавали великолепное укромное место невидимое для посторонних глаз. Трудностей с подъемом джинна Тоника не возникло, тяжелый, когда его тащили к карнизу, он вдруг стал легким как воздушный шарик и без особых усилий был доставлен в укрытие. Пришлось даже удерживать бессознательного Тоника чтоб не улетел. Забравшись наверх, друзья затаились в ожидании скорой погони. Но ничего не происходило... Видимо бедные, одурманенные шайтан-травой разбойники были просто не в состоянии прийти в себя, не то что, отправиться за кем-то в погоню, даже не смотря на своего истеричного предводителя.
  
   - Вах, вах, вах... Как минэ плохо... - жалобно простонал джинн.
   - А, пришел в себя, тарчек из кувшина. Эй, Ванно, просыпайся. Наша Алиса вернулась из зазеркалья! - растолкал сонного Ваньку Бегемот.
   - Ах, зачем так кричишь? У минэ голова болит, а ты так громко кричишь... Потише пожалуйста, и какой такой Алиса вернулся? -
   - Алиса, девочка такая английская, она, как и ты, дурь всякую пробовала и её после этого глючило сильно. Только она в основном на грибах специализировалась.-
   - Слюшай, я никакой такой дурь не пробовал. Я просто сначала дыма шайтан-травы твоей надышался и минэ стало очень хорошо... а теперь минэ очень пилохо... Вах... -
   - Ладно, пока тебе было очень хорошо, нам с Иваном пришлось потрудиться-попотеть. В результате нашего труда-потения, я проглотил твое кольцо. Нам остается только немного подождать когда колечко запросится наружу... Ну, ты сам понимаешь... - развел руками Бегемот.
   - Э... - начал, было, Тоник.
   - Всякие там предложения насчет вскрытия, мной отвергаются напрочь! -
   - Зачем вскрытие! Не надо дорогой никакого вскрытия! Мы чито, не люди? Не сумеем договориться? Есть один способ, и ждать ничего не надо ты мне только скажи: "Дарагой Тоник, вазми свое кольцо пажалуста, а". И все. -
   - А его не разорвет после этого на тысячи маленьких частей? - забеспокоился за друга Ванька.
   - Умеешь ты Ванюша поддержать друга, - мгновенно вспотев, поблагодарил Бегемот.
   - Обижаешь дарагой, вы же мня из кувшина спасли, я вам добра желаю а вы... Эх... -
   - Ладно, уговорил. Так что там сказать нужно?
   - Дарагой Тоник, вазми свое кольцо пажалуста, а.
   - Дарагой Тоник, вазми свое кольцо пажалуста, а, - передразнив джинна, повторил Бегемот.
   - Спасибо дорогой, - улыбнулся Тоник и щелкнул пальцами.
   - Ну и?
   - Все, канэц, - широко улыбаясь, джинн показал палец с надетым на него чугунным кольцом в виде обычной шестигранной гайки. - Повелевай, мой господин! -
   - Ну что ж, я думаю, пришло время убраться отсюда подальше.
   - Как скажешь дорогой, только надо решить мааленький вопрос с жилплощадью, - улыбаясь, сообщил джинн.
   - Чего, чего решить!? С чем? - удивился Бегемот.
   - С жилплощадью, минэ же нужно гиде-то жить!? Нужно забрать мою лампу из сокровищницы Фарида. Маленькую медную лампу. -
   - А больше тебе там ничего забрать не надо? - с сарказмом поинтересовался Ванька. - Сначала кольцо, теперь лампа, может, сразу всю сокровищницу заберем, что б больше не возвращаться? -
   Ничего, не ответив, Тоник растворился в воздухе. Через минуту из пещеры донеслись дикие вопли.
   - Найдите их! Принесите мне головы этих нечестивых шакалов! Нет! Приведите их живыми, я хочу сам вырвать их поганые кишки и скормить их крысам!!! - яростные крики Фарида были слышны даже снаружи.
   - Ого! Похоже, нас желают видеть!? Надо скорее убираться отсюда... -
   - Куда пожелаешь, господин? - поклонившись, спросил материализовавшийся из воздуха джинн, на поясе у него привязанная за ручку висела красная медная лампа.
   - К хозяину, к Котову.
   Тоник щелкнул пальцами. Мигнул свет, и все трое путешественников оказались прямо под возвышавшейся над их головами крепостной стеной, окружавший дворец Пустынного Мага.
   Как раз на границе колдовского круга опоясывающего владения Пустынного Мага Алишера.
  
  
  ----------
  
   После того как недовольно ворчавший Али привязал Котова-зеброверблюда шелковой лентой возле источника, ему принесли целую копну всевозможной свежескошенную травы, которую он тут же принялся задумчиво пережевывать. Он пережевывал и наблюдал, как двое бандитов повели старика колдуна в дальнюю часть зала, и как скрылись там за кучами всякого наваленного хлама. Наблюдал, как разбойники готовят еду, как играют в кости, спорят о чем-то, как с наступлением темноты в свете догорающего очага члены шайки стали
   укладываться на ночлег. С виду казалось: вот стоит привязанный у источника обычный (ну, в основном обычный, если не считать камуфляжа под зебру) верблюд. Стоит себе спокойно, ни о чем не думает и с меланхоличным видом преспокойно жрет свою траву. Но это только с виду, на самом же деле под мохнатым лбом, в самой глубине черепной коробки зебровидного корабля пустыни роились мысли выискивая план освобождения и побега... Роились, роились, и не выроились. Потому как роиться в черепной коробке, этого самого корабля... в общем-то, было нечему, сплошная пустота ну и основные инстинкты, среди которых самые основные пожрать и попить, ну и... сами понимаете... После него обычно сзади животного раздается мокрый шлепок и начинают роится мухи. Именно сейчас в нем проснулся второй инстинкт - пить. Верблюд втянул ноздрями воздух - где-то совсем близко пахло сыростью. Опустив взгляд в направлении запаха, верблюд увидел источник с водой. Погрузив в него морду так, что на поверхности были видны лишь уши, животное принялось жадно пить.
   Только лишь почувствовав что, утолил жажду, Котов понял, что по грудь стоит в холодной родниковой воде. В голове было чисто и ясно, а то отуплено-ватное верблюжье состояние бесследно прошло. Не понимая, как он опять стал котом, Котов огляделся, не заметил ли кто из разбойников исчезновения чудесного верблюда и появления мокрого серого кота. В пещере было спокойно, и его перевоплощения никто не заметил.
   Все так удачно складывалось, что хотелось танцевать и петь, взяв себя в лапы Котов бесшумно ступая мягкими подушечками кошачьих лап, направился вон из пещеры. Но только маленький беглец успел сделать десяток шагов, как его тонкого звериный слух уловил еле слышные стоны. Этот голос Котов узнал бы из тысяч, так мог стонать только старик Кош. Огибая спящих разбойников и всякий хлам, встречающийся на пути, Котов пошел в направлении звуков. Подойдя к решетке, посмотрел в низ. Кошачьи глаза позволили рассмотреть в темноте, на дне глубокого колодца маленькую сгорбленную фигурку избитого колдуна. Тот лежал скрючившись на усыпанном обглоданными костями глиняном полу. Не смотря на все причиненные беды и козни, Котову стало очень жалко бедного старика, и оставлять его здесь значило бы обречь на смерть беззащитное существо и всю оставшуюся жизнь мучиться совестью. Такого роскошного жеста он себе позволить не мог. Тем более что колдуну, не смотря на все его колдовство, самому сильно досталось от Котова, вспомнить хоть скачку когда бедный старикан пропахал своей головой, чуть ли не половину барханов пустыни. Кроме того, этот старик еще мог пригодиться ему, - надо же, как-то найти Перст, из-за которого все началось. Только он один знал, где находится артефакт. Да и одному, без посторонней помощи через пустыню было не пройти, Котов это понимал очень хорошо. Так что, как бы ни хотелось помогать этому карликовому садисту, все равно придется.
   Оглядевшись, он увидел лежавшую рядом с ямой кучку обглоданных костей и скрученную в бухту веревку с навязанными на ней узлами. Один конец веревки был привязан к железному крюку, вделанному в пол рядом с ямой. Взяв одну из костей, Котов прицелился и запустил в скрюченную внизу фигуру.
   - Эй, колдун! - позвал он хриплым от волнения шепотом. И вслушался - не услышал ли кто его казавшийся громким криком шепот? Все было тихо, лишь фигура в яме бесшумно зашевелилась приподнимаясь.
   - Уй, шайтан! Это опять ты... Как ты смог снова стать собой?! - удивленно спросил Коша. - Впрочем, неважно, ты ведь Посланник Великого Кугу... Ты пришел, чтобы убить меня, - взяв себя в руки, обреченно просипел колдун.
   - Как на счет того чтобы по-быстрому свалить отсюда пока кто-нибудь не проснулся? Но сначала заключим маленький договор: для начала объявляется перемирие. Никто никого не трогает и не заколдовывает. Второе: тихо и организованно эвакуируемся из лагеря противника. Уходим подальше на безопасное расстояние, там ты отдаешь мне Перст Перуна и помогаешь вернуться в негритянскую деревню, из которой ты меня так подло похитил. - Безапелляционным тоном сообщил Котов и добавил. - Впрочем, старик, у тебя все же есть выбор! -
   - Какой? Я могу закричать и перебудить всех разбойников...
   - Можешь. Но не забывай я посланник Великого Кугу и прежде чем проснется первый человек, меня здесь уже не будет. А выбор у тебя действительно есть. Первое: ты принимаешь мои условия. Второе: я оставляю тебя в яме, и ты остаешься здесь до конца своей жалкой жизни. Скорого конца! Потому что, проснувшись, и не обнаружив "чудесного верблюда" Фарид решит, что это ты виноват в моем исчезновении. Ну а после этого сомневаюсь, что ты доживешь до вечера. Прежде чем убить, ребята Фарида вдоволь наиграются со своей новой подушечкой для стрел.
   - Ты прав, у меня нет выбора. Я заключу с тобой перемирие, но только до того момента как мы окажемся в достаточной безопасности... Но запомни, все меняется и может случиться так что ты окажешься на моем месте и тогда я буду ставить тебе условия. Что будет дальше, покажет время, - согласился Коша.
   - Идет! Сейчас выбираемся, остальное потом! -
   Разматывая веревку, Котов стал осторожно спускать свободный конец в земляную тюрьму. Когда конец веревки достиг дна ямы, фигурка колдуна зашевелилась. Схватив веревку, колдун осторожно потянул ее, проверяя на прочность, и медленно полез вверх.
   Когда колдун выбрался, он обессилено упал на колени. Под левым глазом у него красовался здоровенный синяк. Тяжело дыша и хватая ртом воздух, он хрипло просипел:
   - Воды... пить!
   Котов спокойно показал в сторону источника. Стуча голыми коленками о каменный пол, Коша рысью ломанулся в указанном направлении ловко лавируя между наваленным кучами всевозможным хламом.
   - Надо же, вроде только что был на последнем издыхании, ан вишь, какой резвый старичок-то оказался, - про себя удивился прыти колдуна Котов а вслух сказал:
   - Вот здорово, колдун, мы с тобой сейчас почти одного роста, так сказать почти на равных, - заложив передние лапы за спину, не отставал Котов.
   Только уткнувшись лицом в сияющее серебром дно чаши источника, колдун осознал, насколько сильна была его жажда. И он чувствовал, как с каждым следующим глотком эта жажда уходит и его тело наполняется прежней силой. Как эта сила струится в нем и восполняет его истощенные запасы магической энергии.
   - А водичка-то не простая! После неё сил прибавилось; горы готов свернуть! Прежде чем мы убежим нам нужно придумать, как помешать разбойникам снова нас поймать. Когда Псы проснуться и обнаружат что мы убежали, они быстро нас нагонят, В пустыне особенно не спрячешься, тем более без запасов воды и провизии. Отравить что ли?.. - Коша почесал кончик носа.
   - Нет! Может усыпить на пару дней? - предложил Котов.
   - Можно конечно. Но, проснувшись, все равно догонят. Да и какое удовольствие в том, чтобы усыпить? Вот убить или покалечить, или там порчу наслать, заколдовать... - при последнем слове колдун замер обдумывая зародившиеся в голове мысль.
   - Особенно вон того толстого, уж очень меткий гад, - потер синяк под глазом Коша.
   - Все равно догонят, говоришь. Значит надо сделать так, чтобы не смогли догнать. Только не убийство! -
   - Правильно! - встрепенулся колдун.
   - Что правильно, что не убивать? -
   - Нет же! Убить конечно правильнее было б. Но сейчас нужно сделать чтоб действительно не смогли догнать!- задумчиво почесал острый нос карлик.
   - ???
   - Что бы не на чем...
   - ???
   - Коней увезти! Только как это сделать, чтобы никто раньше времени ничего не заметил? Отравить что ль?! - задумчиво почесал бородавку на подбородке колдун.
   - Отравить, отравить! Ты же у нас колдун, преврати их во что-нибудь!?
   - А ты хитер Посланник! - восхитился Коша. - Я превращу не их самих, а их лошадей! В мышей! Заодно и отомщу за свои унижения. Какой для них будет удар, когда они увидят вместо своих любимых лошадей кучку жалких мышей. Позор джигитам! Какой расчетливый психологический удар!!! Хе-хе!- довольно потер ручки колдун.
   - А это не слишком жестоко по отношению к невинным животным?
   - Не беспокойся, Посланник, лошади не пострадают. Им так будет даже лучше. Они, наконец, обретут то, чего у них никогда не было; свободу! - успокоил Коша. - Тем более это ненадолго, максимум на пару недель. -
   - Ну, за пару недель мы сможем далеко уйти, даже в пустыне. Не забудь оставить парочку незаколдованных лошадок нам...
   Сообщники по побегу забрали лежавшую на большом кованом сундуке холщовую сумку Коша с Перстом Перуна внутри. Стащили у спавших разбойников еще две сумки с таким нужным провиантом и три большие кожаные фляги с водой, и на цыпочках вышли в соседнюю пещеру. Туда, на ночь, в загон, разбойники сгоняли своих лошадей.
   - Ну вот, Посланник, все готово. Выводи двух лошадей и постой в сторонке... что б заклинанием не зацепило... Смотри как работает настоящий профессионал.
   Выведя двух лошадей из загона, Котов стал наблюдать за действиями колдуна. Не каждый день увидишь, как почти пять десятков вполне реальных лошадей превращают во вполне реальных мышей. Впрочем, увидеть, что-либо существенное, раскрывавшее тайны магии Котову так и не удалось. Ни каких там длинных магических заклинаний, ни шаманской пляски. Все произошло достаточно быстро, колдун помахал руками, сказал какую-то тарабарщину: "Йешым в ортсыб!" и щелкнул пальцами. В следующее мгновение загон с животными заволокло белым дымом, который быстро рассеялся, а потом на пол стали сыпаться ошарашено и оглушительно пища, крупные черные мыши.
   - Теперь бежим! - колдун вскочил в седло и галопом поскакал вон из логова Псов Пустыни.
  
  
  
  
  
  
  
  
  ----------
  
  
   Это случилось так давно, что никто и не помнит когда именно.
   Шел по пустыне дервиш - святой человек. Вышел он на караванную тропу и повстречал там большой и богатый караван.
   Караван этот принадлежал одному очень знатному и очень богатому купцу. Попросился дервиш у купца идти вместе с караваном и тот согласился. Хоть и была опасность, что в дальнем пути встреченный путник окажется подсылом разбойников, все ж не мог купец нарушить не писаный закон пустыни; всякий путник встреченный в пути и попросивший помощи, должен её получить. Иначе не будет больше удачи нарушителю закона предков. Так поступали во все времена.
   Много дней шел караван по бескрайним пескам пустыни и все эти дни купец и дервиш проводили в мудрых беседах, как и положено двум достойным мужам. Купец с почтением внимал речам святого путника, ибо тот многое умел и многое знал, и у него было чему научиться. Купец перестал опасаться, что помог путнику.
   И вот, во время очередного разговора о чудесах, творящихся под хрустальным куполом небосвода, дервиш поведал купцу о своих сокровищах. Есть, мол, у него, волшебная кожаная фляга с неистощимым запасом воды и волшебный платок у которого что не попроси из яств, все даст! Рассказал купцу, и показал.
   Как увидал купец такое чудо стал просить странника продать ему волшебные вещи; "Все что хочешь проси! Ничего не пожалею! Караван отдам, продай волшебную флягу и платок".
   Но на все уговоры бедный дервиш отвечал отказом.
   Три дня купец упрашивал дервиша продать ему волшебную флягу и волшебный платок. Но каждый раз получал отказ.
   В один из этих дней, разговор между купцом и святым странником подслушал старший погонщик верблюдов. Дождавшись, когда дервиш уйдет спать, он обратился к своему господину; "Хозяин, что дашь ты мне, если я уговорю дервиша отдать тебе волшебные вещи?"
   "Что пожелаешь!" ответил ему купец.
   "Ты обещал дервишу за вещи свой караван. Мне не нужно так много, дай мне половину обещанного, и уже завтра утром волшебные вещи будут у тебя. А вторую половину, как и обещал, отдай дервишу. Я сумею убедить его совершить эту сделку. Если же не выполню обещанного то руби мою голову с плеч".
   "Да будет так. Если тебе это удастся, ты получишь половину моего каравана. Если же ты не выполнишь то, что обещал, мои воины отрубят тебе голову!" согласился купец.
   Ударив по рукам, они разошлись.
   Ночью погонщик убил дервиша забрал волшебные вещи и отнес тело в сторону от караванной тропы.
   Утром, как и обещал, погонщик принес своему господину волшебные вещи странствующего дервиша.
   "Вот волшебные веши дервиша, хозяин. Возьми их и не беспокойся о том, что бедный дервиш, когда-либо придет за ними. Ты его больше никогда не увидишь, ибо зарыт он глубоко в песках в стороне от караванной тропы. Я выполнил свое слово теперь очередь за тобой, хозяин".
   "Ты убил святого человека, нечестивец! Нарушил закон предков! Теперь кара небесная обрушится на наши головы!"
   Понял купец, что слуга его убил бедного дервиша, но очень сильно желал он обладать волшебной флягой и волшебным платком. И вместо того чтобы по закону предать преступника в руки справедливого правосудия он сдержал свое слово отдав убийце половину каравана, и забыл о страннике дервише.
   Купец, собрав всех своих людей, объявил, что отныне в благодарность за хорошую службу половина его каравана принадлежит старшему погонщику верблюдов. В честь этого события купец с погонщиком решили устроить вечером на привале небольшой праздник. В дальней дороге люди очень устали, а это был хороший повод, тем более что до конца путешествия оставалось всего ничего, через четыре дня караван должен был прибыть в большой город, где жил купец.
   И вот, когда оставался один день пути до дома, в палатку, где пировали купец с погонщиком, вошел незнакомец с замотанным тряпкой лицом.
   "Кто ты такой и что тебе нужно?" спросил купец.
   "Я дух, обманутого тобой и убитого по твоей воле, странствующего дервиша. Ты погубил меня из-за волшебной фляги и волшебного платка, принадлежавших мне!" ответил им вошедший и купец с погонщиком задрожали от страха, ибо признали святого странника, а пришелец продолжал.
   "Отныне, ты купец и ты погонщик будете вместе вести свой караван по бескрайним пескам пустыни. Покуда волшебные вещи находятся у вас никогда не сможете вы войти ни в один город и ни один человек не сможет приблизится к вам. Вы будете вечно ходить неприкаянные, ибо вы никогда не сможете умереть. Отныне за ваше предательство ваше проклятье это бесконечная дорога и одиночество и ни дня покоя! Вовеки веков!" сказал и растворился в воздухе.
   Проснувшись утром и увидев, что все нормально купец и погонщик подумали, что это им просто привиделось и что накануне они выпили слишком много вина. Но, выйдя из палатки, они увидели, что в их караване никого кроме них не осталось. Все люди куда-то пропали. Тогда они поняли все, но было уже поздно.
   Казалось бы чего проще, нужно просто оставить платок и флягу и идти дальше. Но каждый раз когда купец и погонщик делали это, волшебные вещи вновь оказывались у них на пути.
   С тех пор, ходит по бескрайней пустыне Караван Призрак, ведомый купцом и погонщиком. И не могут они войти не в один город, и ни один человек не может приблизится к ним.
   Они то появляются то исчезают, как утренний туман не оставляя и следа. Лишь издали, можно заметить бредущих по пескам верблюдов груженных богатыми товарами и двух их хозяев...
  
  
   - Весьма поучительно, - сказал Котов, провожая взглядом удаляющийся в даль призрачный караван.
   - Похоже, эту историю придумали, чтобы объяснить явление миражей. -
   Котов со стариком Кошей стояли на вершине бархана, и заходящее солнце отбрасывало от них длинные линии теней.
   - Ну вот, Посланник, мы вырвались из лап бандитов. У нас есть кони и провизия, есть вода, правда немного... Что мы будем делать дальше? Как разрешим нашу проблему? -
   - Есть одно решение, взаимовыгодное. -
   - ???...
   - Ты отдаешь мне Перст Перуна, и мы возвращаемся назад в деревню чернокожих, к моим друзьям. Там ты публично чистосердечно раскаиваешься и получаешь два дога условно в виду смягчающих вину обстоятельств. -
   - Ты хочешь забрать артефакт и вернуться к своим друзьям. Мне нужно доставить и тебя и эту безделушку к своему хозяину, иначе он снимет с меня голову и сделает так, что проклятье Каравана Призрака покажется мне сущим раем. Да и не проживешь ты долго в пустыне один, еды мало, воды еще меньше. Дороги обратно найти не сумеешь и ушли мы уже далеко. Так что, выход у нас один - мы с тобой заключаем вечный союз, и ты идешь со мной, я сдаю тебя вместе с погремушкой хозяину, а дальше ты разбираешься сам. Я лично, против тебя ничего не имею. Ты мне даже нравиться стал. Но, понимаешь, так приказал Хозяин...- с грустью развел руками Коша.
   - Ты же злодей!?...
   - Да одно общение с тобой, о, мохнатый посланец справедливых богов, искупило все мои грехи на десять жизней вперед. Воистину, боги послали тебя, чтобы ты мучениями вернул меня на путь истины...
   И у тебя это получается, одно то, что я обрекаю себя на еще большие муки, предлагая тебе союз. Это говорит о многом! -
   - Что ж, похоже, что другого выхода у меня действительно нет! Пойдем к твоему работодателю вместе, а уж там я найду способ поточить об его морду свои когти. -
   - Не знаю, как ты будешь разбираться с моим хозяином. В этот момент я хотел бы находиться подальше от вас обоих, но я могу подсказать, как ты можешь быстро попасть к своим друзьям. Есть у моего хозяина зерцало волшебное! Серебряное! В два человеческих роста, и что ни пожелает хозяин, все зерцало ему покажет. И не просто покажет, может он через то зерцало куда угодно попасть. Только одна проблема - работает оно в одну сторону, вот и перемещается хозяин только по своему дворцу. Тебе бы к этому зерцалу попасть, ты сразу бы к друзьям своим перенестись смог бы. - Поведал колдун спутнику, нужно было сделать так, чтоб Посланник шел с ним. Такое зерцало - хорошая приманка для мохнатого мучителя.
   - Ну что ж, а для начала мы с тобой кое-что сделаем, - сказал Котов и припустил вслед удалявшемуся каравану призраку. Сзади раздались возмущенные крики колдуна.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"