Болдырева Ольга, Ермакова Ольга: другие произведения.

Белая кровь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Выложено полностью 11.11.2017.

    Магический Педагогический Галактический университет рад приветствовать первокурсников! Распределяйтесь по боевым пятеркам и приготовьтесь к приключениям и испытаниям! Вас ждут вредные преподаватели, задиристые сокурсники, временные аномалии, заброшенный исследовательский центр, множество интересных предметов, а еще таинственный убийца, пытающийся призвать Темного бога. Спросите, причем тут Вы? Но ведь почему-то именно Вас раз за разом некая сила притягивает на места преступлений! К тому же, с такими друзьями, жаждущими действий и расследований, отсидеться в стороне не выйдет. Сессию сдаст тот, кто выживет!

    Иллюстрации содержат обложку, авторские зарисовки и рисунки читателей.



Ольга Болдырева, Ольга Ермакова

Белая кровь

  

Аннотация:

  
   Магический Педагогический Галактический университет рад приветствовать первокурсников! Распределяйтесь по боевым пятеркам и приготовьтесь к приключениям и испытаниям! Вас ждут вредные преподаватели, задиристые сокурсники, временные аномалии, заброшенный исследовательский центр, множество интересных предметов, а еще таинственный убийца, пытающийся призвать Темного бога. Спросите, причем тут Вы? Но ведь почему-то именно Вас раз за разом некая сила притягивает на места преступлений! К тому же, с такими друзьями, жаждущими действий и расследований, отсидеться в стороне не выйдет. Сессию сдаст тот, кто выживет!

Все совпадения с реально существующими людьми или событиями случайны, роман целиком и полностью является плодом фантазии авторов.

Кого боги хотят покарать, того они делают педагогом. 
Луций Анней Сенека (младший)

Пролог

  
   Тело нашли на третий вечер после начала вступительных экзаменов.
   Со стороны казалось, что девушка отдыхает на лавочке в тени кленов, положив под голову сумку и легкую куртку. Светлые волосы растрепаны, лицо белее обычного, глаза закрыты, модные туфли скинуты на землю, чтобы ступни могли отдохнуть от высоких каблуков.
   И все бы ничего, если бы не колотая рана на спине; как раз над левой лопаткой.
   Скандала удалось избежать благодаря расчетливости убийцы или, быть может, слепой случайности. Жертва оказалась сиротой; уже третий год она жила своим умом и лишь изредка отчитывалась перед назначенной комиссией опекуншей.
   Немолодой женщине университет на следующий же день выплатил солидную компенсацию, после чего та легко подписала бумаги, что все случившееся было чередой досадных случайностей.
   И все-таки официального расследования инквизиции избежать не удалось.
   Слишком много деталей говорило о том, что это только начало, и за первой жертвой последуют новые.
  

Все еще пролог

  
   Отзвуки грандиозной битвы затихали.
   Еще сверкали красные и черные вспышки молний; еще содрогались небеса, сочась белой божественной кровью; еще слышался на самой грани восприятия гром. Но итог уже был решен.
   Поверженный Темный бог падал.
   Его изломанное тело рухнуло на поле отгремевшего сражения рядом с умирающим рыцарем. Некогда блестящие доспехи покрывали грязь и копоть, пластины были разбиты, и среди острых краев брони виднелась раскуроченная грудная клетка и осколки ребер. Но человек еще дышал, из последних сил хватаясь за ускользающую жизнь.
   Темный бог, понимая, что умирает так же, как этот кусок мяса, подтянул свое израненное тело ближе к рыцарю и усмехнулся.
   -- Тебе будет оказана великая честь, -- прошелестел глухой, потусторонний голос, напомнивший порыв ветра. Бог, распоров вену об острые края доспехов, прикоснулся рукой, по которой стекала густая белая кровь, к разорванной груди рыцаря.
   -- Я... никогда не помогу тебе, тварь, -- прошептал человек, -- мы победили. Ты умрешь.
   Темный бог тихо хрипло рассмеялся. Он чувствовал, как последние силы оставляют его, вливаясь в тело рыцаря. Вязкая белая кровь струилась по дрожащим от напряжения пальцам и впитывалась в поврежденные кости и мышцы, словно вода в губку. Вместе с этим раны исцелялись, стираясь с тела человека, будто театральный грим.
   -- Может, я и умру, но мое проклятие останется с твоим родом до тех пор, пока я не вернусь. И даже не пытайся изменить предначертанное -- ты не сможешь.
   Темный не успел насладиться ужасом и обреченностью, отразившимися на лице рыцаря. Последняя капля белой крови покинула мертвую оболочку. Ветер подхватил оставшиеся от древнего божества пыль и песок и швырнул их, как насмешку, в глаза человеку.

Эпилог пролога

  
   На кухне одуряюще пахло кофе.
   За столом сидел Кестер-старший и, уткнувшись в планшет, пролистывал новостные сводки, не замечая, что и как ест.
   -- Тео, ты вроде на вступительные экзамены собирался идти, а не на место очередного преступления.
   Бастиан, не поднимая голову от экрана, подождал хоть какой-то реакции на свои слова, но когда пауза затянулась, пояснил:
   -- Вчера на территории МПГУ нашли тело третьекурсницы.
   К судьбе незнакомой девушки Теодор остался равнодушен. Пусть следователи делают свою работу.
   -- Уверен, что все прибрали уже к утру. Подвезешь до университета? -- обратился он к отцу, который снова погрузился в м-пространство.
   Кестер-старший встрепенулся, отключившись от ментального поля, и часто заморгал, после чего укоряюще посмотрел на остывший кофе. Однако тратить резерв на подогревающее заклинание Бастиан не стал, большими глотками осушив чашку, и только после этого ответил Тео.
   -- Как скажешь. Есть будешь или вылетаем немедленно?
   Оглянувшись на большие настенные часы, Теодор решил, что вполне успеет тоже выпить чашку чего-нибудь горячего и бодрящего. В своих способностях он не сомневался, но все равно ночь проворочался с боку на бок, не в силах сомкнуть глаза.
   -- Ограничусь кофе, если оно осталось. А ты успеешь досмотреть оставшиеся страницы.
   -- Отлично. Эллен сварила себе столько, что в нем можно было бы искупаться, -- отец снова включил планшет, соединившись с ментальным полем и войдя в информационный поток.
   Тео, убедившись, что кроме опустошенного отцом кофейника на стойке стоит еще один, наполнил кружку и подошел к нагревательной панели. Получасовая пешая прогулка в университет благодаря кайлуму сокращалась всего до десяти минут.
   -- Какое-то сумасшествие творится в этом месте, -- проворчал отец, снова останавливаясь на той же новости и перебрасывая на планшет Тео изображения, -- пятнадцать лет назад -- ты, наверное, не помнишь, -- весь МПГУ стоял на ушах из-за череды убийств.
   -- Почему же не помню? -- нахмурился Теодор. -- Эллен брала меня на свою пересдачу. Кажется, убили ее преподавательницу.
   -- Поразительная память, каждый раз диву даюсь, -- улыбнулся Бастиан, поднимаясь из-за стола. -- Полетели?
   Темно-серый кайлум, появившийся в гараже всего полгода назад вместо устаревшего курруса, глухо взревел, отрываясь от лужайки. Стоило включить экран управления, как механический женский голос привычно доложил о состоянии системы и готовности к полету, после чего подсветил на навигационном экране свободные воздушные коридоры. Отец, защелкнув ремень безопасности, выглянул из кабины, чтобы заблокировать двери дома, и направил кайлум на улицу. Резко набрав высоту, он занял крайний коридор, опередив спешащего на работу соседа, и сбросил скорость, перейдя на стандартный режим полета. Двигатель кайлума недовольно рыкнул последний раз и перешел на низкий тихий гул.
   За полет никто не проронил ни слова.
   Кайлум замер у поворота на Магический Педагогический Галактический университет, пропуская машину с отличительными полосами магов-целителей. Подождав, пока коридор освободится, Бастиан пошел на посадку, высматривая какой-нибудь свободный пяточек на парковке.
   -- Вероятно, я буду приводить домой друзей, -- Теодор, подумав, все-таки решил поднять волнующую его проблему.
   -- А предполагается, что они будут? Я думал, что тебе хватает Рута. Впрочем, как знаешь. Надеюсь, на твою предусмотрительность.
   -- Я не спрашиваю разрешения, а говорю, что им нужно будет показать обычную среднестатистическую семью. Это возможно? -- Тео ответил чуть резче, чем собирался, но Бастиана тон сына совершенно не возмутил.
   -- Пожалуйста, у нас две гостевые комнаты второй десяток лет простаивают. Мы с Эллен постараемся, но и ты заранее сообщай, что у нас предполагаются гости.
   -- Договорились.
   Тео открыл дверь и вышел.
   -- Удачи, сын. Уверен, что ты поступишь.
   С этими словами Бастиан Кестер направил кайлум вверх, а Теодор отправился к воротам университета.
  

Глава 1

Добро пожаловать в МПГУ

  

Я понимаю, что студенты -- народ ушлый, но я еще ушлее.
Сапожков С. В., История русской литературы

  
   Пухленькая волшебница в лиловой мантии вернула Теодору персональную карточку, а вместе с ней протянула тонкую темную пластинку, на м-полосу которой были нанесены личные данные студента Кестера. Кроме того, она содержала номер приказа об его зачислении на расширенную специальность "демонология", пропуск на территорию университета, в учебное время закрытого для свободного посещения, и доступ к полевой практике.
   Поблагодарив волшебницу и перекинув в свое м-пространство карту гигантской территории МПГУ, Теодор направился в библиотеку за учебниками. Судя по тому, что он видел на интерактивной карте сейчас, интересующее его здание располагалось между факультетами артефакторов и химерологов. И идти до него предстояло сначала мимо территории техномагов и бытовиков, затем по парку, окружающему главный "м-образный" корпус, потом предстояло обойти факультеты общей магической практики и теории и, наконец, свернуть за полигоном. Минут тридцать быстрым шагом, не меньше. Не зря же единственный на всю галактику Магический Педагогический университет размерами напоминал целый город.
   М-пространство бурлило, новости в информационный поток добавлялись по несколько раз за секунду. И почти все они, так или иначе, были связаны со стартовавшими четыре дня назад во всех вузах галактики вступительными экзаменами. Кто-то радовался, кто-то уже спешил залить горе, кто-то до сих пор сомневался с выбором и в очередной раз спрашивал, куда заказывать в космопорте билеты. Количество фотографий и постов переходило все границы разумного и перегружало ментальное поле до ряби перед глазами.
   Ярким красным цветом мигнула иконка непрочитанного сообщения.
   "Поступил?" -- в силах сына Бастиан никогда не сомневался, просто проявлял тактичность. "Да, это оказалось даже проще, чем я думал..." -- отправил Теодор в ответ. Прикоснувшись к проводнику, закрепленному на виске, Кестер уменьшил уровень сигнала, после чего вышел из м-пространства. И, еще раз посмотрев на карту, скорректировал маршрут, решив обойти главный корпус с другой стороны.
   Тень Тео, едва заметная в ярком солнечном свете, спешила за ним, почти попадая в такт шагам Кестера.
   Миновав пятиэтажное здание покойницкой, соседствовавшее с вотчинами танатологов и целителей, и быстро пройдя через небольшую аномалию, Теодор остановился. Красная точка, обозначавшая библиотеку, мигнула, резко поменяв свое местоположение, переместившись к факультету стихийной магии. Парень, сконцентрировавшись на новом маршруте, перестал следить за дорогой и чуть не столкнулся с котлетами.
   Они -- сочные, умопомрачительно пахнущие, еще и с крылышками -- пролетели мимо Теодора. Кто-то решил использовать левитацию вместе с трансмутацией. Под котлетами сияла строка: "Не хватать! Это для голодной приемной комиссии факультета общей практики". За котлетами мимо парня прошмыгнули бутерброды с колбасой и сыром и надписью: "А это для голодных абитуриентов".
   Теодор усмехнулся и, решив опираться не на карту, а на слова отца, свернул проекцию МПГУ в планшет. Осмотревшись по сторонам и узнав территорию факультета боевиков, Кестер быстрым шагом направился по мощеной дорожке в обход монолитного здания с маленькими окнами, напоминающими узкие бойницы средневековой крепости. Впрочем, именно таковой обитель боевых магов и являлась, только строилась не из непрочных камней, а их более технологичных материалов, способных выдержать взрывные, плохо контролируемые способности студентов-боевиков.
   Зеленый массив парка тихо шелестел, вдалеке слышался гул абитуриентов, толпами бегающих по гигантской территории университета в поисках нужной приемной комиссии.
   В следующий момент идиллия была нарушена.
   На дорожку из пышных зарослей шиповника перед Теодором вылетело чье-то тело. Оно слабо застонало и неловко попыталось перевернуться. Следом, перемахнув через кустарник, выпрыгнула ободранная девушка в порванной мужской одежде явно с чужого плеча.
   -- Сексист! -- прорычала она и, несмотря на существенную разницу в росте и в комплекции, легко вздернула трепыхающуюся добычу на ноги и встряхнула, от чего у парня звонко клацнули зубы: -- Придурок! Ну что, весело тебе еще?!
   Девушка впечатала противника в ствол клена, буквально в метре от замершего Кестера. Бросив взгляд поверх зарослей, из которых выскочила агрессивная незнакомка, Теодор увидел еще одну фигуру, на карачках уползающую с места происшествия.
   Наверное, Кестеру следовало просто пройти мимо. Во-первых, происходящее его не касалось. Во-вторых, парней явно били за дело, и девушка неплохо справлялась сама. Однако, когда на дорожке появилась группа поддержки еще из трех парней, заоравших, что сначала нахалка будет собирать зубы по всему парку, потом их восстанавливать, а затем еще и отрабатывать нанесенные повреждения, Теодор решил вмешаться.
   Девушка выпустила осевшего на землю противника и прищурилась:
   -- Зубы собирать будете вы! -- после чего, чуть прихрамывая, направилась в сторону новых обидчиков. На Кестера, к слову, она не обратила ни малейшего внимания, будто бы он был частью пейзажа.
   Только теперь Тео заметил, что там, где наступала девушка, на дорожке оставались капли крови. Он, нахмурившись, поспешил за драчливой особой. Та уже успела познакомить чью-то физиономию со своим кулаком, а теперь пыталась вырваться из прочного захвата, с силой и ожесточением отбиваясь ногами от парня, который пытался ее обездвижить.
   -- Молодцы какие! - прорычала девушка. -- Я у тех придурков просто помощи попросила!
   Отвлекшись, она не заметила, как третий, придя в себя после удара, зашел сбоку, чтобы оглушить противницу, с которой никак не могли справиться двое приятелей. Его кулак успел перехватить Теодор.
   -- Оставьте девушку в покое, -- спокойно потребовал Кестер.
   -- А иначе что, пижон?
   Не тратя больше времени на предупреждения и увещевания, Теодор заломил руку спросившему и пинком отправил его обниматься с кленом. Нападающие парни еще не сообразили, что перевес был уже не на их стороне, поэтому следующий сунувшийся к Кестеру полетел в колючий кустарник с вывихнутым запястьем. Рядом ловко вывернулась из захвата девчонка и, сделав подсечку, уронила своего противника на землю. А когда тот попытался подняться, девушка ногой ударила его в живот. В этот же момент Теодор разобрался с последним, который, отлепившись от клена, снова бросился на Кестера. Этому совсем не повезло: судя по хрусту, руку Тео ему сломал.
   Парни переглянулись. Поднявшись с земли и поддерживая друг друга, они поспешили скрыться дальше по дорожке, напоследок прокричав, что еще покажут обидчикам, где раки зимуют.
   Теодор с девушкой стояли, тяжело дыша и с интересом разглядывая друг друга.
   Незнакомка оказалось мелкой -- макушкой она едва доставала Кестеру до груди. Жилистая, спортивная. Рыжие, коротко подстриженные волосы растрепались, остроскулое лицо в россыпи веснушек и с узким подбородком разукрасил расплывшийся на щеке синяк и пара длинных царапин. Выразительные карие с ноткой зелени глаза оценивающе прошлись по высокой натренированной фигуре Теодора и задержались на лице. Попробовав сделать шаг в сторону, она болезненно скривилась.
   -- Ты ранена?
   -- Нет.
   -- А это что? -- Тео кивнул на кровь, стекающую по ногам девушки на кроссовки и с них -- на землю.
   Девчонка опустила взгляд, словно пытаясь подобрать слова, а потом, неожиданно разозлившись, выдала:
   -- Женская безысходность!
   Осознание длилось секунд десять. Тео очень надеялся, что его замешательство и смущение было не очень заметно.
   -- Кто ж знал, что на факультете боевой магии невозможно найти ни одной девушки! Пришлось уточнить у парней местоположение медпункта. Скабрезные шуточки не заставили себя ждать, а у меня стресс и гормоны! Вот я и не выдержала...
   -- Помощь нужна?
   Девушка с недоверием уставилась на Теодора, явно успев за время драки все мужское население галактики записать в разряд большерогих козлов.
   -- Я живу недалеко, пойдем. Вот, держи, -- похлопав себя по карманам, Тео нашел упаковку бумажных платков, чтобы девушка хоть ноги себе вытерла.
   -- Спасибо! Подожди, вещи заберу.
   Девушка быстро воспользовалась платками, затем перепрыгнула через кустарник, схватила небольшую спортивную сумку и снова вернулась на дорожку.
   -- Веди, мой рыцарь, -- усмехнулась она и протянула руку со сбитыми костяшками для знакомства, -- Одра Блеир.
   -- Теодор Кестер, -- парень пожал не по-женски сильную ладонь.
   По дороге домой выяснилось, что брат Одры -- Гектор -- подкинул ее на угнанном отцовском крейсере до планеты и сам умотал подавать документы в другой вуз, пока родители были не в курсе, что двойняшки самовольничают. Семья космодесантников считала, что для девочки лучшее место обучения -- консерватория, а ее брат должен продолжить семейную традицию Блеиров и пойти в боевые маги. Младшее поколение считало иначе. В итоге Одра быстро подала документы на боевика. А Гектор заполнил онлайн-заявку в высшую музыкальную академию, приложив сканы композиций собственного сочинения.
   И теперь, как уже их успели оповестить родичи по м-связи, дома двойняшек ждали исключительно с повинной и забранными из вузов документами. А, поскольку, ни брат, ни сестра отказываться от своей мечты не собирались, им не только запретили появляться на пороге, но заодно перекрыли доступ и к банковским счетам.
   Еще и братец удружил: в спешке выгрузив Одру из крейсера, он отдал ей не ту сумку. Теперь у девушки в запасе имелись пара маек, джинсы, естественно, неподходящие ей по размеру, свитер, семейные трусы разных расцветок, неопределенное количество носков, недописанные ноты и еще пригоршня мелочей, которые особенно ничем помочь Одре не могли.
   Миновав несколько кварталов, застроенных жилыми многоэтажками и высотными офисными центрами, сделанными, кажется, из цветного стекла и воздуха, они свернули в Ивовый район, где располагались частные владения. Девушка, выросшая и большую часть жизни проведшая на закрытой военной базе, с любопытством оглядывалась по сторонам и задирала голову, когда над ними мелькали разноцветные кайлумы.
   Пока Тео открывал дверь, Одра подвела итог своей истории.
   -- Вот так я попала -- ни вещей, ни денег. Надеюсь, что в качестве исключения стипендия будет переведена сразу.
   -- Поговори с куратором, -- посоветовал Теодор, пропуская девушку вперед, -- это в его компетенции.
   Одра только отмахнулась.
   -- Еще бы узнать, кто он. А для этого надо найти старосту, которого наверняка даже не назначили. Общежитие для первокурсников закрыто, туда пока только вернувшиеся с каникул старшие курсы пускают. Кстати, а ты на какой специализации учишься?
   -- Расширенная демонология.
   -- О, я тоже выбрала расширенную боевую специализацию. Только не в курсе, чем она отличается от обычной.
   Теодор усмехнулся и, достав с полки чистое полотенце, указал Одре на душевую комнату. Как только зашумела вода, он направился в комнату матери.
   Эллен еще не было дома, ее смена в семейной клинике заканчивалась только через полчаса. И наверняка она не сразу полетит сюда -- посидит с подружками в кафе, заглянет в пару магазинчиков, чтобы чем-нибудь себя побаловать. Понятие экономии ей знакомо не было. Теодор тяжело вздохнул, представляя, сколько всего услышит на тему: "как подло копаться в чужих вещах", когда Эллен все-таки соизволит вернуться. Но обещал помочь -- изволь выполнять.
   Уже как несколько лет родители разъехались по разным комнатам, и теперь у матери личное пространство пребывало в перманентном бардаке. На незастеленной постели валялась кружевная сорочка, на полу -- не долетевшее до корзины белье. Одежда также занимала и кресло у окна, и стул. Рабочий стол был заставлен пузырьками с лаками для ногтей, косметикой и еще какими-то мелочами. Тео поморщился и, надеясь не наступить на какую-нибудь затерявшуюся в высоком ворсе ковра очень важную вещь, направился к прикроватной тумбочке. И, к счастью, почти сразу нашел искомые средства. Вернувшись к ванной комнате, Кестер, едва приоткрыв дверь, просунул через щелочку упаковку.
   -- Это подойдет?
   -- Спасибо! То, что надо, -- ответили с той стороны, -- только я отсюда не дотянусь. Заходи, экран запотел, и ничего не видно.
   Теодор поднял взгляд к потолку, словно спрашивая, всегда ли желание помочь ближнему заканчивается таким безобразием, затем покачал головой, но все-таки аккуратно заглянул в наполненную паром комнату. Матовый экран, отделяющий ванную, действительно как следует запотел, но все равно отличное зрение Кестера позволяло разглядеть стройную фигурку за ним. Девушка цепко схватила протянутую упаковку, еще раз поблагодарила, а Тео поспешил выскользнуть из жаркой ванной в прохладный дом.
   Из душа Одра появилась быстро, заглянув в кухню, где хозяйничал парень. Теодор насмешливо хмыкнул, оценив растянутую майку цвета хаки и серые боксеры, которые на девушке смотрелись шортами.
   -- Гектор получит, когда я до него доберусь... -- Блеир слегка покраснела.
   Теодор скептически наклонил голову, продолжая оглядывать Одру со всех сторон.
   -- По комплекции вы явно не совпадаете, но, думаю, что-то из вещей матери подойдет.
   Одеваться Эллен любила и не стеснялась тратить на свою слабость внушительную часть общего бюджета. Пара футболок и брюки вряд ли окажутся невосполнимой утратой.
   -- Так что с расширенной специализацией? Ты не пояснил, -- заметила Одра, принюхавшись: -- Вкусно пахнет...
   -- Я разогрел кофе и тосты. Голодна?
   Одра быстро кивнула и направилась к столу.
   Тео поставил перед новой знакомой кружку и пару бутербродов, оставшихся с утра, и сам сел напротив. Тень, проигнорировав падающий в окно свет, с любопытством устроилась у него за спиной.
   -- Расширенная специализация включает в себя, во-первых, прохождение и стандартной педагогической, и дополнительной полевой практики, что особенно ценится работодателями. Во-вторых, возможность дальнейшего трудоустройства не только по педагогической стезе, но и по общему профилю. Стандартная специализация предполагает только преподавание. С такой, как у нас, возможностей гораздо больше.
   -- О, это я удачно зашла! - Одра с удовольствием вцепилась крепкими белыми зубками в бутерброд.
   -- Больше предметов -- больше нагрузки -- больше ответственности.
   -- Моралист.
   Теодор пожал плечами.
   -- И, в-третьих, а заодно и в-главных: дополнительная полевая практика проходит в инквизиции в каком-нибудь только изучаемом секторе космоса.
   Одра едва не подавилась бутербродом и закашлялась.
   -- Стоп. Практиканты в Галактической инквизиции? Они сотрудничают с МПГУ? - Одра недоверчиво уставилась на Тео.
   -- Только отдельные факультеты: танатологический, юридический, боевой магии, целительский, демонологический. Из нас будут формировать пятерки уже первого сентября, чтобы к практике получить сработавшиеся боевые единицы. Прочие факультеты курируются иными госструктурами.
   Одра салютовала парню кружкой.
   -- Сын, -- от дверей раздался приятный баритон, -- ты, конечно, говорил, что станешь приводить друзей домой, но я думал, что это будет выглядеть как-то иначе...
   Ни капли не смутившись, девушка повернулась к мужчине и улыбнулась:
   -- Здравствуйте! Я Одра, мне Тед помог.
   Парень поморщился.
   -- Похоже, он не успел предупредить, -- Бастиан также представился и кивнул на сына, -- сокращай до Тео, другие варианты игнорируются.
   -- Приму к сведению, чтобы потом не лечить переломы, -- согласилась Одра.
   -- Что у вас случилось, что девушка в таком виде?
   -- Сбежала из дома, взяла вместо своих вещи брата, поступила тайком, нарвалась на нескольких идиотов, в общем, день начался бурно, -- бордо отчиталась Блеир, наблюдая, что Теодор явно оценил, как она гладко обошла драку.
   -- И что планируешь делать дальше, пока первый курс еще не заселен в общежитие? -- с любопытством уточнил Бастиан.
   Одра приуныла.
   -- Может где-то пустят перекантоваться в долг. Что-нибудь придумаю! -- уверенно добавила она.
   Кестер покачал головой и повернулся к Тео.
   -- Сын, покажи новой знакомой гостевую комнату. А одежда... -- Бастиан кивнул куда-то в сторону: -- Думаю, моя жена возражать не будет, если мы подберем что-нибудь из ее вещей.
   -- Последнее я уже и так предложил, -- Теодор поджал губы: ему совершенно не хотелось показывать девушке бардак, царящий у Эллен, и он раздумывал, как самому определить, что может подойти Одре: -- Комнату сейчас покажу.
   Блеир с удивлением переводила взгляд с одного Кестера на другого:
   -- Так, -- сделала она простой вывод, -- мне мощно наваляли в парке, у меня сотрясение мозга, и вы мне глючитесь. Таких мужчин не бывает!
   Теодор скупо улыбнулся, Бастиан тихо рассмеялся; в этот момент семейное сходство особенно бросилось в глаза.
   -- Я не вижу здесь ничего удивительного, тем более, что нас ты никак не стеснишь.
   -- Ребята, спасибо! -- поразилась Одра, -- Сказать, что я ваш должник, это ничего не сказать.
   -- Давай ты просто переоденешься, и двинем в библиотеку, -- проворчал Тео, который считал, что просто поступил по совести, -- нам еще учебники отвоевать нужно.
   -- В мое время, чем дольше студенты шли за учебниками, тем больше была вероятность получить разваливающиеся книги. А учитывая, что прошло уже тринадцать лет, то либо университет, наконец, купил новые учебники, либо опоздавшие получат отдельные, рассыпающиеся в руках странички, достойные музея древностей.
   -- Надеюсь, что хоть сейчас обойдется без драки, -- усмехнулась Одра, переминаясь с ноги на ногу у дверей комнаты.
   Мужчины оставили ее снаружи, а сами бочком протиснулись к Эллен, чтобы не демонстрировать гостье царящий там бардак. Сначала послышался комментарий Бастиана, что от объяснений Тео никуда не денется, а потом короткие реплики, что из вещей стоит показать Одре. В результате, так и не определившись, перед девушкой свалили половину чужого гардероба.
   Выбрав темные приталенные бриджи и простую белую майку, Блеир быстро закинула сумку в предложенную комнату и поспешила за Тео обратно в вуз. Все-таки хотелось получить учебники, а не разваливающуюся древность.
   -- Странно, -- Одра сверилась со своим планшетом, -- в прошлый раз библиотека была рядом с факультетом боевой магии, а теперь за главным корпусом мигает. Либо у меня м-пространство глючит, либо только что библиотека опять поменяла свое местоположение.
   -- Она постоянно перемещается. Можем войти около главного корпуса, а выйти из библиотеки за полигоном стихийников. Это нормально.
   Миновав главные ворота, на которых предыдущие поколения студентов нацарапали классическое: "оставь надежду всяк сюда входящий", они тут же свернули в парк, чтобы не застревать в потоке абитуриентов, мечущемся между приемными комиссиями. Подростки и их родители с одинаково вытаращенными глазами рассматривали гигантскую территорию вуза, больше напоминающую целый город. Одра тоже с любопытством оглядывалась по сторонам и даже уточнила, правильно ли они идут -- карта показывает другой путь. Теодор ответил, что не раз бывал с родителями в МПГУ и что своей абсолютной памяти он доверяет больше, чем секретарям из ректората, которые не всегда помнят имя и фамилию начальника.
   -- Так уж и абсолютная? -- недоверчиво переспросила девушка.
   -- Один раз побывав в каком-либо месте, даже если это было в три года, я навсегда его запоминаю.
   -- Здорово.
   Участок дорожки впереди обесцветился, будто кто-то убавил у реальности яркость. Одра немного притормозила и с сомнением покосилась на Тео.
   -- Ты не знакома с аномалиями?
   -- Только слышала, но очень хотела попробовать, -- Одра загорелась идеей, -- мы же не будем ее обходить?
   -- Пугаются их только новички, это совершенно безопасно, -- Кестер спокойно шагнул в аномалию, и девушка последовала за ним.
   Вокруг был тот же парк, высаженные по сторонам дорожки кусты шиповника с яркими каплями созревших ягод, издали доносились все те же перекрикивания абитуриентов. Только едва заметная дымка, укрывшая реальность серым флером, выдавала, что они находятся внутри временной аномалии.
   -- Странно, вроде ничего не поменялось, -- осмотревшись, разочарованно сказала Одра.
   -- Возможно, мы переместились всего на пару минут назад, -- а вот Кестеру было совершенно все равно. -- Никогда не знаешь, в какое время ведет аномалия. Это может быть предыдущий час, день или целый век. Пойдем дальше, все равно больше, чем на полчаса никто в прошлом не задерживался.
   Около факультета боевой магии Одра ткнула Тео в плечо.
   -- Смотри! - Блеир указала на группу людей, появившуюся вдалеке.
   Тео прищурился. Через десяток шагов картинка стала четче. Впереди, на мощеной камнем дорожке дрались они сами.
   -- Опа! - присвистнула Одра, с удовольствием наблюдая за своими же действиями. -- Здорово я ему врезала! И ты хорош, Кестер. Хм, я знаю, кто будет демонологом в моей пятерке.
   -- Сразу твоей? Корону поправь, а то на уши сползла. Не ты распределяешь по группам, -- улыбнулся Тео.
   Блеир оскалилась.
   -- Предлагаю совершить набег на ректорат и убедить секретаря записать нас вместе. Как тебе? Ты его будешь держать...
   Теодор скрестил руки на груди.
   -- А я убеждать, -- как ни в чем не бывало продолжила Одра. - Хватит поджигать меня взглядом -- не загорюсь. Предложить в любом случае стоило.
   Картинка перед глазами зарябила, по реальности прошли тонкие волны и помехи, а в следующий момент яркость вернулась так резко, что аж глаза заболели. Тео и Одра быстро заморгали, дожидаясь, когда зрение придет в норму. За то время, что они находились в аномалии, на дорожке прибавилось людей. Народ недоумевающе разглядывали студентов, внезапно появившихся перед ними из воздуха, и на всякий случай спешили отодвинуться подальше.
   -- И часто здесь эти аномалии случаются? -- уточнила Блеир.
   -- Постоянно. Ко второму курсу перестанешь обращать внимание.
   -- А откуда и почему они возникают?
   -- Ты хоть что-то об университете читала, прежде чем сюда поступить? -- нахмурившись, заметил Тео.
   -- Не-а, мне было все равно, куда документы отдавать. Здешний факультет боевой магии посоветовала подруга Гектора - Неллиель, она на третьем курсе на алхимика учится. Так что братец быстро подкинул меня до планеты, -- отмахнулась Одра, -- а полное название университета я увидела при выдаче карточки-пропуска. Знаешь, как удивилась? Я -- училка. Ха!
   -- Безответственно.
   -- Нормально, -- отмахнулась девушка, -- зато это был мой собственный выбор.
   -- С этой точки зрения, смотрится чуть лучше, -- согласился Тео.
   -- Итак, что ты там говорил про аномалии?
   -- На территории МПГУ слишком сильная концентрация магии, я бы даже сказал -- критическая. Из-за этого образуются временные разрывы. Раньше здесь существовал отдельный научный институт, исследующий это явление. Затем от него остались одни развалины, которые студентам запрещено посещать, а сам проект закрыли.
   За разговором о временных аномалиях они завернули за главный корпус и еще раз сверились с картой.
   Библиотека оказалась еще одним подтверждением того, что на территории университета все казалось не тем, чем являлось на самом деле. Судя по рассказам родителей Тео о годах, проведенных здесь, МПГУ таил в своих улочках и тупиках целый мир -- иную реальность, в которой действовали совсем другие законы. Но открывался университет не всем. Для большинства студентов он так и оставался огромным бездушным комплексом из корпусов, полигонов и паркового массива. Тео мог легко признаться самому себе, что он бы предпочел войти в это самое большинство и ни разу за предстоящее время обучения не столкнуться с изнанкой МПГУ.
   Одноэтажное опрятное здание с красной черепичной крышей совершенно не вписывалось в общую архитектурную композицию университета. Хотя бы потому, что оказалось какой-то непонятной формы. Длинный предбанник оканчивался небольшим треугольным помещением. Одра даже не поленилась обежать его.
   -- То ли букву "эр" напоминает, то ли флажок. Как думаешь, в этом есть какой-нибудь смысл? -- уточнила Одра, когда они остановились у высокого порога, чтобы свериться с небольшой табличкой расписания.
   -- Наверняка, -- отозвался Тео.
   К счастью, преподаватели озаботились тем, чтобы студенты имели возможность получать необходимую литературу своевременно. Как выяснилось, библиотека работала с раннего утра и до позднего вечера, без перерывов и выходных.
   -- Мда, -- Одра успела оценить масштабы здания, -- должно быть, половину свободного пространства занимает сам библиотекарь! Или там целый подземный дворец? Иначе же просто невозможно упихнуть сюда все книги...
   -- Именно поэтому мы не имеем права называть себя магами, пока продолжаем разделять все на "возможно" и "невозможно". Даром управляет только тот, кто говорит: "Сейчас я не могу сделать это, но завтра все изменится!".
   Одра так посмотрела на Тео, что, забыв про высокий порог, споткнулась и точно бы влетела головой в стойку, если бы Кестер не успел удержать девушку за плечи.
   -- Это высказывание принадлежит Рейвелю, -- пояснил Теодор удивленной Одре и добавил. -- Мы будем проходить его язык. Говорят, что это самый сложный предмет.
   Однако Блеир его уже не слышала. Она завороженно изучала открывшееся великолепие. Сжатие и расширение пространства относилось к той категории волшебства, которое давалось единицам. И библиотека являла собой пример могущества, к какому следовало стремиться все четыре курса обучения в университете. Внутри крошечного домика находилась огромная зала, куполообразный свод которой поддерживали мощные колонны. Ее конец терялся где-то вдали, скрытый уютным полумраком. А тысячи тысяч стеллажей возвышались на несколько этажей вверх, заботливо придерживаемые магией. Проход к ним загораживал длинный стол, за которым, нависнув над огромным ветхим фолиантом, сидел молодой человек.
   Одра кашлянула, привлекая внимание библиотекаря.
   Из-под белесых, выгоревших на солнце прядей челки на первокурсников требовательно уставились красные глаза без зрачков. И если Кестер более-менее представлял, кого увидит, и ограничился вежливым кивком, то Блеир, вместо того, чтобы испугаться или отшатнуться назад, подалась вперед, жадно изучая новую диковинку.
   Библиотекарь понимающе улыбнулся, продемонстрировав острые крупные клыки, кажется, растущие в несколько рядов.
   Теодор слегка пихнул девушку в бок, намекая, что так таращиться на постороннего мужчину -- невежливо, и первым протянул свою карточку демону. Одра последовала его примеру. Считав информацию, библиотекарь кивнул, что разрешение подтверждено, щелкнул пальцами, и откуда-то из глубин зала начали быстро слетаться учебники, шурша страницами и складываясь в две аккуратные стопки.
   -- Кестер, значит. На Бастиана похож, от Эллен... разве что цвет волос. Впрочем, я не удивлен.
   Одра, бросив косой взгляд на Тео, изучающего корешки книг, снова принялась рассматривать демона. Хотелось спросить про рога и хвост или хотя бы потрогать светлые чешуйки на руках. А еще расспросить про его силу, может быть, даже убедить устроить спарринг и научить ее каким-нибудь приемам. В том, что она приложит все усилия и сдружится с демоном, Блеир не сомневалась. Даже если до этого такое никому не удавалось. Все-таки, по общепринятому мнению, демоны считались кровожадными, тупыми, жуткими, не умеющими себя контролировать монстрами. Сейчас из всех стереотипов подтверждался только цвет глаз. На вид демону можно было дать едва ли больше двадцати лет.
   Как высший представитель Инферно оказался в МПГУ на такой должности?
   -- Я несколько отличаюсь от своих сородичей, -- пояснил библиотекарь девушке, когда ее интерес стал ощущаться почти физически. -- Столетий семь назад судьба свела меня с предыдущим лордом-ректором, когда он, будучи демонологом-третьекурсником, решил доказать всем, кто тут самый умный.
   Одра удивленно повернулась к Теодору и пальцем ткнула себя в лоб. Кестер кивнул.
   Библиотекарь действительно умел читать мысли людей. И считал необходимым сразу пояснять возникающие вопросы. Вспомнив все мысли, которые мелькнули у нее в голове, Блеир чуть-чуть смутилась.
   -- Извините, -- пробормотала она.
   Теодор строго посмотрел на нее с высоты своего роста, мол, и тут отличилась.
   -- Ничего, -- улыбнулся демон, -- это даже лестно. И возвращаясь к моему появлению в МПГУ, надо заметить, в момент той памятной встречи мы оба открыли для себя много нового. Я узнал, что не все люди одинаково съедобны. Ректор -- что не все демоны не способны написать собственное имя, а умеют исключительно убивать. После выяснения этих фактов, приятно удивленные открывшимися перспективами, мы заключили сделку. Я получил доступ к желанным знаниям, будущий лорд-ректор -- отличного защитника. А уже после вступления его в должность мы изменили условия соглашения, и я стал охранять сам университет, а заодно переехал в библиотеку.
   -- Уверен, что, приходя сюда за учебниками, первокурсники получают один из самых важных уроков, -- предположил Теодор.
   К этому времени, обе стопки приняли самые угрожающие размеры.
   -- Если не убегают с громкими воплями -- безусловно, -- кивнул демон, возвращая им карточки. -- Вот, пожалуйста. И еще несколько простых правил: учебники не портить, сдавать вовремя. С должниками у меня разговор короткий. И для своих... Мое имя -- Харвин Заран.
   Теодор с Одрой, не сговариваясь, переглянулись и заверили библиотекаря, что, во-первых, бесконечно рады знакомству, а во-вторых, даже в случае своей безвременной кончины придут сдавать учебники ровно в означенный срок.
   Демон снова уткнулся носом в фолиант.
   -- Кстати, Тео, передавай привет отцу. И как твои упражнения по самоконтролю? Ничего не беспокоит?
   -- Все в порядке, -- помрачнев, убедил парень и пообещал обязательно все передать с наилучшими пожеланиями.
   Одра перевела взгляд на Тео. Проблемы с самоконтролем? А что должно беспокоить Кестера? Информация о Теодоре пополнялась новыми фактами. Хотя... захочет -- расскажет.
   Ребята медленно возвращались к главным воротам по полупустой аллее, наслаждаясь тишиной. Основной поток абитуриентов на сегодня уже схлынул, лишь изредка попадались успешно поступившие люди, слегка ошалевшие от счастья. И, естественно, все они искали хранилище знаний. Увидев Тео и Одру, с трудом управляющих высокими стопками учебников, новоиспеченные первокурсники спешили узнать дорогу. Выразительным взглядом останавливая Тео, Одра вежливо улыбалась и объясняла, что библиотека находится за главным корпусом, и ее очень сложно не заметить. Через пару сотен метров усталость взяла свое, и улыбаться Кестер и Блеир перестали.
   -- Дело остается за малым -- дотащить эту адскую стопку до комнаты, -- пропыхтела Одра откуда-то из учебников, -- заклинание левитации знаешь?
   Тео красноречиво промолчал.
   -- Жаль, -- правильно расценила это девушка.
   В сонной тишине парка раздалась громкая трель входящего вызова. Тео попытался удобнее перехватить стопку учебников, освободившейся рукой ткнул в висок, входя в м-пространство и прикрыв глаза.
   Впереди появилось спроецированное изображение кудрявого парня.
   -- Алекс, ты немного не вовремя.
   -- Мы с Энтони поступили! -- темно-карие глаза светились от гордости.
   -- Поздравляю.
   -- Сегодня отметить не сможем -- улетаем с планеты. К первому числу вернемся и обязательно все обмоем. Ты сам-то как?
   -- Включи видеосвязь.
   Парень перевел взгляд куда-то в бок, а потом, видимо, когда функция заработала, широко улыбнулся.
   -- Ого, похоже, первого мы не отмечать будем, а поминать ушедшую свободу, -- Алекс заторопился, -- не отвлекаю больше, мы с Тохой расписываться полетели.
   -- Чего? -- Тео понадеялся, что ослышался, и едва не уронил свою стопку.
   Но друг уже успел отключиться.
   Одра рассмеялась, наблюдая, как растерянность на лице Кестера сменяется неодобрением.
   -- Предлагаю нам все-таки отпраздновать сегодня, а не ждать неделю до первого числа. Могу даже что-нибудь эдакое приготовить, -- улыбнулась девушка, -- заодно и знакомство отметим.
  

Беседа создана

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Адвокат: online
   Буря: online
   Буря: АДВОКА-А-А-А-А-Т
   "Адвокат" сменил ник на "Адвокат дьявола"
   Адвокат дьявола: можно было начать беседу другим способом.
   Буря: можно, но так было бы скучно.
   Труп невесты: online
   Адвокат дьявола: дорогая, меня пугает твой ник.
   Труп невесты: "Труп жены" понравится больше?
   Адвокат дьявола: остановимся на невесте...
   Буря: Карл, требовалось придумать ник, а не выдавать свой диагноз.
   Буря: ник, Карл.
   Труп невесты: Называйте меня Повелитель -- староста?
   Называйте меня Повелитель: у кого списки групп и расписание -- тот и повелитель.
   Несущий крест: online
   Победитель по жизни: online
   Победитель по жизни: Народ, раз мы поступили, пойдем отмечать вечером первого числа?
   Буря: Куда?
   Злобная белка: online
   Адвокат дьявола: Неплохо, заодно познакомимся.
   Труп невесты: поддерживаю.
   Злобная белка: только, чтобы там не очень дорого было. Тут не все буржуи.
   Буря: кстати, да.
   Называйте меня Повелитель: а до стипендии как до соседней галактики без гиперов.
   Адвокат дьявола: Есть пара идей, сейчас кину ссылки.
   Злобная белка: Эй, Несущий крест, а ты чего молчишь?
   Несущий крест: Пытаюсь понять, что я здесь забыл.
   Кукловод: online
   Кукловод: Первого числа ровно в десять утра состоится приветственная речь ректора МПГУ. Опоздавшим гарантируют дополнительный вопрос по языку Рейвеля.

***

  
   Первого сентября погода выдалась отвратительной, будто природа спешила подчеркнуть: пора забыть о прогулках и веселье, пришло время заняться делом. Над городом стелилось низкое сумрачное небо, почти задевая крыши высотных зданий в центре. Дождь, начавший накрапывать с вечера, на рассвете разошелся первым осенним ливнем. Потоки воды, смывая пыль и духоту, бодро бежали вниз по улице.
   Бастиан по уже привычному маршруту доставил к воротам МПГУ сонных Теодора и Одру и пожелал ребятам хорошего дня. Те нестройно поблагодарили и, стараясь огибать лужи, влились в огромную толпу студентов, пытающуюся попасть на территорию универа.
   Блеир, сцедив в кулак зевок, призналась:
   -- Ты не подумай дурного, у вас очень круто, и я бесконечно благодарна, что приютили на эту неделю, но как же здорово будет, наконец, переехать в общежитие!
   Тео неопределенно повел плечами, лавируя в потоке студентов. Мелкая Одра, чтобы ее не сшибли, старалась держаться за спиной Кестера и тоже маневрировала. Несколько раз в толпе происходили заминки. Плохо знакомые с временными аномалиями университета первокурсники терялись и пугались, натыкаясь на разрезы времени.
   -- При всех минусах общажной жизни и вяленой селедке-соседке в этом будет один неоспоримый плюс.
   -- В общежитии нет Эллен? -- предположил Теодор.
   У его матери и Одры отношения не заладились с первой минуты знакомства. Основой конфликта стала отданная Одре одежда. Против самого факта Эллен не возражала, но почему без ее ведома? То, что мать находилась на дежурстве, а звонить ей в лечебницу в такие часы строжайше запрещено, как достойный аргумент принято не было. Затем Бастиан нашел в девушке отличного собеседника. Пока Тео забаррикадировался в комнате с учебниками, выяснилось, что Блеир не только отлично готовит, но и любит смотреть хоккей, являясь страстной болельщицей той же команды, что и Кестер-старший. Их бурные обсуждения последних матчей и нового тренера, кажется, слышали даже соседи. А когда вечером, за ужином, они втроем переключили экран в кухне с любовного сериала на новостную ленту, Эллен и вовсе записала Одру в кровные враги, решив, что девушка собралась отбить "ее мужчин". Правда, оформила она свое мнение так: "Эта особа нашему Тео не пара, она совершенно не женственна! Как будто еще один парень в доме поселился!" -- словно бы Теодор не знакомую в трудной ситуации выручил, а невесту в дом привел.
   -- Ты точно уверен, что не приемный? -- за прошедшие семь дней шутка уже стала привычной. Одра хитро прищурилась, словно надеялась, что Тео сейчас раскроет тайны своего рождения. -- Никогда не видела, чтобы мать по имени называли.
   -- Как-то сложилось. Семьи бывают разные.
   -- Ага! Это ты еще моих родичей не видел, -- оскалилась Одра, -- и не увидишь, кстати. Они же меня теперь не то, что на порог -- на родную базу не пустят. Хотя отец у тебя клевый.
   Приветственную речь лорда-ректора кто-то, явно не обделенный мозгами (в отличие от остальных секретарей), додумался перенести с площади перед главным корпусом в главный же зал, по такому поводу набитый до отказа -- получить дополнительный вопрос на экзамене в угоду лишнему часу сна не захотел никто.
   Плюсом стало то, что не нужно было мокнуть под ливнем.
   Потолкавшись на входе и приложив карточки к считывателю, чтобы их присутствие отметили, Тео и Одра стали высматривать свободные места. Таковых оставалось катастрофически мало, но Кестер с высоты своего роста заприметил в стороне два свободных кресла. Однако стоило им сесть и приготовиться к очередной порции "почувствуйте свою ответственность, не уроните гордость вуза, вы -- будущее всей галактики", как стало понятно, что лучше бы они постояли в сторонке и не отсвечивали.
   Сидящие рядом парни как по команде развернулись, злобно уставившись на Одру и Тео. Короткого взгляда на значки факультета боевой магии и гипс на руке одного из парней хватило, чтобы понять -- они сели рядом с очень крупными неприятностями.
   -- Надо же... сами пришли! -- прошипел кто-то из боевиков сердитой коброй.
   Разве что ядом не плюнул.
   -- Мы сами пришли, вы сами уйдете! -- Одра в сторону говорившего даже не повернулась, только гневно поджала губы, из последних сил сдерживаясь, чтобы тут же не кинуться на недавних обидчиков.
   -- В этот прекрасный день, мы собрались здесь...
   -- Только, чтобы набить вам рожи!
   -- И, видя здесь столько лучащихся радостью лиц...
   -- Вторую руку сломать?
   -- Вы -- гордость нашей галактики!
   -- А может, тебе личико подправить, красавчик?
   -- У вас еще остался шанс замолчать, а после речи -- мирно разойтись.
   -- Выбрав сложную и ответственную профессию педагога, вы...
   -- Напугали нас, ой-ой, как страшно!
   -- Лишние зубы появились?
   -- Если нас из-за вас сейчас выгонят из зала, я лично направлю вашим матерям соболезнования.
   -- Будущее многих планет ляжет вам на плечи!
   -- А не пошел бы...
   -- Весь педагогический состав...
   -- Еще и на могилах станцую, после того, как лично вас закопаю!
   -- Давайте дождемся конца речи.
   -- Поддержим и поможем в трудную минуту...
   -- А потом уже выясним отношения.
   -- Может, заткнетесь?! -- попросил кто-то сзади.
   И боевики, и Тео с Одрой с одинаковой ненавистью уставились на неудачника, который, сообразив, что надо было прикусить язык, тихо сполз куда-то под кресла.
   -- Мы тебя видели, Карл, -- хмыкнул парень с гипсом.
   -- Карл Терлег? -- встрепенулась Одра, перестав мысленно расчленять наглых боевиков. -- Наш староста? С расписанием?! Куда! А ну быстро вернулся!
   -- Спокойно, никуда он от нас не денется, -- Тео укоризненно глянул на девушку.
   -- Пожалуй, это основные правила нашего университета.
   -- Объясним этим господам их неправоту и пойдем ловить наше расписание.
   -- Я надеюсь, что вы будете их соблюдать, а также с уважением относиться к своим однокурсникам...
   -- Размечтался! Ты у нас быстро другую песню запоешь.
   -- О, а ты у нас любитель пения?
   -- И всем студентам и преподавателям...
   -- Одна маленькая ампутация поможет тебе брать даже верхние ноты. Устроить?
   -- На этом всем. Через полчаса вы должны находиться у себя на факультетах для знакомства с кураторами, распределения по группам и получения расписания.
   -- Допрыгалась, коза!
   -- Одра, у нас есть двадцать пять минут, чтобы закончить этот спор, и пять -- чтобы добраться до факультета.
   -- Управимся за десять.
   Девушка пристально и выжидающе уставилась на спускающегося с кафедры лорда-ректора и других преподавателей, которые гуськом потянулись за ним через заднюю дверь зала. Вот мелькнула последняя мантия, дверь скрипнула и закрылась.
   -- Вперед!
   Блеир кошкой прыгнула на парня с гипсом, принявшись его душить. Тео, схватив кресло, на котором только что сидел, ударил им бросившегося вперед боевика. Тень, до того тихая и неподвижная, скользнула в бок, подставив одному из противников подножку. Столпившиеся у дверей первокурсники, решив непонятно что, так дружно и испуганно рванули из зала, что вынесли двери вместе со створками.
   Кто-то из противников кинул в Одру магический импульс. Девушку отбросило на соседний ряд, но Блеир, извернувшись, легко оттолкнулась от пола и зарядила в ответ огненным шаром. Заклинания это были простейшие, еще из школьной программы, но и их хватило, чтобы первокурсников, оставшихся в зале заснять драку, снесло из зала ужасом попасть под раздачу.
   -- Наших бьют!
   Неожиданно рядом с Тео появился высокий парень, и в боевиков полетело очередное кресло.
   Кестер перехватил руку противника, заломив ее за спину, и приветливо кивнул.
   -- Алекс, Энтони, рад видеть.
   Парень на приветствие только фыркнул, прицеливаясь следующим креслом, а девушка кивнула в ответ и сосредоточилась на магическом плетении, опутывая боевиков тонкими силовыми нитями.
   -- Нескучно, Кестер, живешь! -- Александр с готовностью закатал рукава белоснежной рубашки: - Я вообще-то не сторонник силового метода... но ради друзей.
   Пригнувшись, он бросился на крайнего боевика, Энтони вовремя натянула одну из ниток, чтобы подсечь ноги противника, и Алекс, повалив того на пол, от души приложил затылком о паркетный пол.
   -- А потом и протокольчик составим!
   Неожиданно чья-то посторонняя, явно превосходящая возможности ребят, сила расшвыряла дерущихся по сторонам. Послышалась ругань боевиков, Алекс в последний момент успел заслонить Энтони и теперь с хриплым проклятием отлепился от стены. Одра вытерла капающую из разбитого носа кровь, Тео, выбравшись из-под завала кресел, которые на него обрушились, понял, что вывихнул плечо.
   -- Какого демона здесь происходит?! -- рявкнул возникший в дверном проеме молодой мужчина, старше ребят всего лет на пять -- семь, не больше, одетый в темно-синие джинсы и коричневую рубашку.
   Он отличался от преподавателей почти так же, как сами первокурсники -- от профессоров, и, тем не менее, не было никаких сомнений, что он принадлежит к руководящему составу. В золотисто-карих глазах незнакомца таилось слишком много от опасного хищника. Вихрь силы, окружающий мужчину прочным коконом, намекал, что иметь данного субъекта во врагах нежелательно.
   -- Знакомимся, -- буркнул кто-то из боевиков, даже не пытаясь подняться на ноги.
   Все присутствующие очень остро представили себя сидящими в кабинете лорда-ректора и ожидающими, когда тот подпишет приказы об отчислении девятерых неудачников.
   -- Страшно представить, как вы будете дружить, если ТАК знакомитесь, -- хмыкнул мужчина и щелкнул пальцами.
   Зал в мгновение вернул себе привычный вид, хотя пару минут назад выглядел так, будто бы по нему прошлось Инферно третьего уровня. Под парой сложенных "домиком" кресел с планшетом в руках обнаружился тощий веснушчатый парень.
   -- Староста Карл Терлег, кажется, вы перепутали специальность. На операторов учатся в другом заведении. Видео советую удалить, -- наказал мужчина, и староста, что-то смущенно пробормотав, поспешил убраться из зала.
   -- Теперь вы, -- мрачный взгляд переместился с боевиков, которые усиленно пытались мимикрировать под цвет стен, на компанию Теодора. -- Блеир, Кестер, отчет!
   Одра и Теодор переглянулись.
   -- У нас возник конфликт.
   -- Я заметил, -- фыркнул мужчина.
   Приблизившись к их компании слитным движением, он дотронулся до разбитого и сильно распухшего носа Одры. Девушка удивленно хлюпнула, а спустя еще мгновение от повреждений не осталось ни следа.
   -- Меня больше интересует, почему несколько здравомыслящих (ну во всяком случае, так мне казалось при чтении ваших личных дел) ребят не додумались выйти из главного корпуса и завернуть за ближайший угол. Или вы мечтаете вылететь из университета в первый день? Давай сюда свое плечо, Кестер...
   Теодор приблизился к мужчине и в легком замешательстве понял, что выше его почти на голову, да и в плечах пошире и помощнее будет. Рядом со спортивным, не пренебрегающим тренировками и нагрузками парнем, нескладный лохматый маг казался каким-то уж совсем мелким. Впрочем, если он читал их личные дела, значит, точно преподаватель. Только вот речь свою построил как-то странно, будто был совсем не против драк.
   -- Наклонись, каланча, -- потребовал мужчина, чтобы нормально положить ладонь на плечо Тео, -- стычки между студентами -- это нормально. Тот же лорд-ректор и декан стихийников в свое время знаете, как возили друг друга эм-н... лицами по асфальту? Просто это делалось не на виду у всего курса.
   В плече что-то дернуло, и выбитый сустав встал на место.
   За спиной мужчины Одра показала большие пальцы, Алекс с Энтони переглянулись, кто-то из боевиков хохотнул, чем тут же привлек внимание мага.
   -- Вы тоже подходите, вылечу. Идти на мировую я вас не прошу, все равно не пойдете, объяснять, что не поделили, не нужно -- это ваше личное дело. Но если еще раз придется прибираться за вами, точно не пожалею и оттащу на ковер к лорду-ректору. Поняли?
   -- Да, лорд... -- протянули хором и синхронно запнулись на должности мага первокурсники.
   -- Куратор нескольких групп с расширенными специальностями. Готхольд, еще одна гримаса и твое лицо навсегда останется искривленным! Обращаться можете просто -- Лад, -- представился мужчина, -- никаких фамилий, никаких лордов! Кто рискнет обратиться иначе, будет подвешен в одном белье над входом в столовую. Так, теперь вы...
   Имя Лад ему абсолютно не походило - ничего "ладного", начиная с внешности и заканчивая голосом и поведением, в нем не было. Весь он был какой-то совершенно нескладный и тощий, с короткими торчащими в разные стороны волосами и несимметричным лицом. Теодор предположил, что это либо не самое удачное сокращение, либо прозвище. Однако возражать, а чем паче -- висеть над дверями столовой не хотелось. Не хочет лордов, значит, не будет.
   -- Кестер, Блеир, Руты, Корф -- быстро приводите себя в порядок. Собрание спецов с девятой аудитории уже через семь минут. Остальные брысь к себе на факультет боевой магии, а то от выговора и десятка кругов на полигоне вас ничто и никто не спасет.
   Четверо из боевиков, поблагодарив куратора за то, что не сдал и даже подлечил, быстро покинули зал. Оставшийся без компании парень по имени Готхольд Корф, которому Лад заканчивал лечить сломанную кисть, взглянул на ребят исподлобья, будто бы ожидал, что, несмотря на присутствие преподавателя Одра и Тео кинутся его добивать. Блеир, тоже заметив взгляд боевика, только отмахнулась, мол, очень ты нам нужен. После чего, клятвенно заверив куратора, что по пути в аудиторию не попытаются никого избить, четверка тоже покинули зал.
   -- Значит, Руты? -- усмехнулся Теодор, наконец, получив возможность обменяться с Александром рукопожатием. -- Помнится, еще в начале августа у Энтони была совсем другая фамилия.
   Друзья с готовностью ткнули в лицо Кестеру правыми руками, демонстрируя на безымянных пальцах обручальные кольца.
   -- Дорвался! -- радостно оповестил Алекс.
   -- Дождалась, -- улыбнулась стройная рыжеватая девушка с классическими чертами лица и внимательными серыми глазами. И, заметив заинтересованный взгляд Одры, которая отыскав чуток такта, пока в разговор не влезала, пояснила: -- Мы со средней школы вместе. Некоторые через столько лет уже разводятся...
   -- Одра, позволь представить -- мои школьные друзья -- Александр и Энтони. Как и мы, расширенные спецы -- Алекс с факультета юриспруденции, следствия и дознания, а Энтони -- танаталог. Ребята, это Одра Блеир, боевик. Познакомились, когда первый раз разошлись во мнениях с теми настырными ребятами.
   -- Как ты интересно переадаптировал события, -- рассмеялась Одра.
   -- То есть это уже не первая драка? -- тоже развеселился Алекс. Он был едва ли на пару сантиметров выше супруги, жилистый, с подвязанными в короткий хвост темными, собирающими крупными кольцами, волосами; а также с подвижным эмоциональным лицом и хитрыми прищуром темных, почти черных глаз. -- Тоха, наш суровый Тео превратился в хулигана!
   -- Сурового хулигана, -- уточнила Одра.
   Не рассмеялся только Теодор, который считал, что был прав. Хотя место для выражения этой правоты нужно было подбирать лучше, как и посоветовал Лад.
   -- За семь дней совместного проживания я услышала как минимум восемь отповедей, десять нотаций и раз шесть меня, как маленькую девочку, отчитали за недостойное поведение. И вовсе не Кестеры-старшие, -- добила Блеир.
   -- Совместного?.. -- переспросила Энтони.
   -- Опачки! -- ухмыльнулся Алекс. -- Друг, ты положительно не терял даром времени. Слава богам, наконец, и тебя пристроим!
   Теодор фыркнул, как сердитый кот, и наградил Одру порицающим взглядом.
   -- Просто кое-кто сбежал от родителей с закрытой космической военной базы и, поступив сюда, тут же начал бросаться на людей с кулаками.
   Теперь уже Одра недовольно поджала губы.
   -- Наш человек, сработаемся! -- заявил Александр. -- Кстати, нам до боевой пятерки только целителя не хватает. Но их тут более, чем достаточно. Тот же Карл...
   При упоминании старосты Энтони поморщилась, Теодор покачал головой, а Одра, вспомнив про расписание, предвкушающе оскалилась.
   -- Ладно, это я просто к слову. Можно и без Карла, возьмем тогда какую-нибудь еще девчонку. Вдруг хоть ею Тео соблазнится? -- получив тычок под ребра, Алекс ничуть не обиделся и все тем же жизнерадостным тоном закончил мысль: -- Главное, чтобы нас четверых записали. Можем, попросим?
   Энтони покачала головой.
   -- Списки составляются и утверждаются в ректорате. Наше желание ни на что не влияет.
   -- Я уже предлагала Тео заглянуть к секретарю, -- напомнила Одра.
   Ребята преодолели пару лестничных пролетов вверх и вышли в большой зал со стеклянной крышей. Смотрелось бы красиво, если бы не подтеки грязи и пыли, расползшиеся по сводам. Дождь мерно барабанил по мозаичным стеклам, собираясь лужами, будто раздумывая: не обрушиться ли на головы студентов.
   В большой аудитории-амфитеатре со стенами, выполненными из розового мрамора и кварца и длинными узкими скамьями, рядами поднимающимися все выше, с каждым мгновением прибывало людей. Раздавались радостные приветствия, первокурсники обменивались первыми впечатлениями, гадали, кто с кем окажется в одной группе.
   Ребята устроились на последнем ряду и, поделив бутерброды Энтони (которых та специально сделала побольше), приготовились слушать долгую речь лорда-декана, как раз заходящего в аудиторию.
   Но Арролин Шаред оказался удивительно немногословен. Еще раз поздравив полторы сотни человек с успешным поступлением, он сделал небольшую паузу, после чего признался:
   -- Знаете, ребята, я каждый год ломаю голову над тем, что же вам нужно говорить, -- привычным движением огладив темную бородку, лорд-декан продолжил: -- То, что в вашей жизни начинается новый этап, вы и так знаете. А я знаю, что глупо призывать вас ответственно относиться к учебе, не прогуливать пары и сдавать экзамены и зачеты в срок, а не мучить преподавателей регулярными пересдачами. Те, кому нужно, будут это делать и без моих наставлений. Остальные же... -- лорд-декан сделал еще одну паузу, -- что ж, я хорошо помню себя в вашем возрасте. Просто постарайтесь не вылететь сразу после первой сессии. Восстановиться в МПГУ очень сложно. Думаю, вас всех волнует вопрос, как будет происходить деление по группам. Отвечаю: обычно комиссия подбирает пятерки по совпадению отпечатков магической силы, чтобы взаимодействию внутри группы ничего не мешало. Однако для вашего курса было сделано исключение, вы сами можете выбрать, с кем образовать боевую единицу. Среди вас много друзей или просто знакомых. Мы посчитали, что устоявшиеся отношения смогут быстрее сформировать сплоченный коллектив. В аудитории находится равное число студентов пяти специальностей, так что никто не уйдет обиженным. Через двадцать минут к нам присоединятся кураторы -- каждому из них достанется по две группы. Надеюсь, к этому времени вы определитесь.
   По рядам уже шелестела волна возбужденных шепотков. Кто-то с задних мест громко вскрикнул: "Я же говорила!"
   -- Судя по тому, что я вижу, решение вам нравится, -- позволил себе улыбку Арролин Шаред, -- что ж, не спешите и думайте. Если вы не сможете поладить между собой в пятерке не факт, что удастся с кем-то поменяться.
   С этими словами декан вышел.
   И сразу шепот перерос в гул. Студенты зашевелились, разыскивая своих друзей с других факультетов.
   -- Ну-с, господа и дамы студенты, -- Одра сияла и предвкушающе потирала ладони, -- от меня вы никуда не сбежите, так что нас уже четверо...
   -- ...и нам нужен пятый, -- закончил за нее Алекс, -- как будем искать?
   Энтони покосилась на толпу и чуть нахмурилась.
   -- Можем просто подождать, кто останется.
   -- И это будет Карл, -- предположил Тео.
   Все скривились.
   -- Сделаем проще, -- заявила Одра. Вскочив на столешницу, девушка напрягла голосовые связки и от души проорала: -- Разыскивается целитель!
   Тео зажал уши, почувствовав себя оглушенным, Алекс потряс головой, а Энтони чуть отодвинулась в сторону. Блеир, убедившись, что внимание привлекла, уточнила:
   -- Нас уже четверо, и мы не кусаемся...
   Рядом раздалось хихиканье и достаточно громкий шепот: "Почти!".
   -- Не думаю, что твой способ сработает, -- улыбнулся Алекс, -- как бы мы, наоборот, всех потенциальных целителей не распугали.
   Несколько минут прошли в ожидании. Внизу шли оживленные обсуждения и споры, но к ребятам никто не поднимался. Одра уже предложила просто спуститься на нижние ряды и сцапать первого попавшегося целителя, как чья-то тоненькая фигурка помахала им рукой и поспешила наверх. Четверка с интересом замерла, словно хищники, караулящие добычу.
   -- Это вам нужен целитель? -- уточнила совсем миниатюрная, тоненькая девушка, которую легко можно было спутать со школьницей. Она с интересом рассматривала компанию из-под низкой густой челки.
   Одра победоносно глядела на ребят, мол, сработало же! Алекс рассмеялся, Энтони улыбнулась.
   -- Нам, -- подтвердил Теодор и махнул рукой на их ряд, -- присоединишься?
   -- Да, -- кивнула девушка, задрав подбородок, -- там все никак не могут определиться, а вам, видимо, все равно.
   -- Сейчас, может быть. Но, когда познакомимся -- никаких "все равно" не будет, -- Рут представился первым.
   За ним остальные назвали свои имена и специализации.
   -- Лили Крипс.
   Мешкать остальные первокурсники не стали, поспорили-пообщались и быстро разделились на пятерки. Большинству повезло быть знакомыми друг с другом, остальные, видимо, решили, что за несколько лет стерпится. Все-таки они уже не дети и знают, что у всех есть свои недостатки, комплексы и тайны. Так что десяти минут неорганизованной толпе хватило, чтобы разбиться на группы и теперь тихо переговариваться уже в них, ожидая кураторов. И если говорить в общем, то все были жутко довольны тем, что им позволили сделать самостоятельный выбор.
   Наконец, двери скрипнули, и в помещение вошли несколько волшебников и волшебниц. Правда, почему-то их оказалось только четырнадцать. Но педантичный Теодор, еще раз посчитав кураторов, решил, что кто-то из них возьмет себе большее количество групп. Один волшебник оказался ребятам знаком. Лад, высмотрев их в толпе, взмыл вверх, будто бы левитация была для него естественна, как шаг, и подлетел к ним.
   -- Кестер, Блеир и соучастники, садитесь. Готхольд, -- окликнул он боевика на пару рядов ниже, -- бери свою пятерку, и поднимайтесь сюда.
   Как только ребята сгрудились вокруг куратора, бросая друг на друга хитрые взгляды (доставшийся им волшебник выглядел куда интереснее и приятнее остальных), Лад объявил:
   -- Ваши группы вести буду я. Кестер, Блеир, Корф временно на особом контроле.
   Одра обиженно фыркнула, Готхольд пожал плечами, Теодор ограничился кивком, признавая правоту мага.
   -- И давайте начистоту, -- поморщился Лад, -- не люблю недомолвок. Тот, что вам разрешили делиться самим на группы, не привилегия, как сказал лорд-декан Арролин. Он даже под пытками не признается, что секретарь, занимающийся распределением, уволился два дня назад и из вредности удалил все файлы. Составлять группы во второй раз времени уже не было. Вы -- небольшое отступление от правил. Не ждите, что и дальше вам станут делать уступки.
   Кестер и Алекс моментально перевели взгляды на Одру -- возмущенный и любопытствующий; девушка покачала головой. Нет, она ничего с секретарем не делала. Хотя и хотелось.
   -- Так-с, что у нас дальше? -- Лад вытащил из кармана джинсов наладонник и, ткнув в сенсор, полистал заметки: -- Говорить о том, какие вы молодцы и умницы, не стану. Лорд-декан наверняка на зачислении упомянул, что последние года у нас имелись серьезные проблемы с расширенной специализацией. Просто будьте готовы к тому, что специальности у вас сложнейшие, особенно, с дополнительной нагрузкой. Пока остальные будут идти по одному пути, вам придется изучать всевозможные тропинки и, быть может, даже открыть несколько новых. Впрочем, некомпетентные сотрудники Галактической инквизиции не нужны. Помните, что учить послушников тоже кому-то нужно.
   Студенты пожали плечами. Все знали, на что соглашаются при поступлении. Тем более, что слово "инквизиция" творило самое настоящее волшебство, превращая лентяев и неучей в старательных студиозов.
   -- Если в университете учились или обучаются сейчас ваши знакомые, наверняка уже разъяснили нашу систему: она достаточно проста и одинакова для всех факультетов с расширенными специальностями. Про простые мы не говорим, у них иная программа. Первый семестр самый скучный. Преподаватели будут смотреть, чему вас научили в школах, как умеете контролировать свой дар, насколько еще хватит потенциала. Успешное поступление еще не означает, что вы потянете все курсы и нагрузку. Вполне возможно, что по окончанию этого семестра к кому-то подойдут и предложат сменить факультет и специализацию. Так же эти полгода большинство предметов -- общие.
   Тео заметил, как вспыхнули огоньком глаза Алекса и Одры. Похоже, тишины и спокойствия на парах можно не ждать.
   -- Это основы, нужные любому магу в независимости от того, станет ли он в дальнейшем исцелять живых или упокаивать мертвых, -- продолжал Лад. -- Затем вас ждут два курса углубленных занятий по выбранной специальности и плюс занятия в группах. Соответственно, кроме всего прочего, придется учить, как весь этот объем знаний, так и методику правильного преподавания. И затем, последний год, полевая и педагогическая практики, подготовка дипломной работы, сдача квалификационных экзаменов, защита... хотя до этого еще предстоит дожить.
   Во второй группе хмыкнули, видимо, предвкушая процесс "доживания". О страшном звере "сессии" слышали все. И ужасающие рассказы старших товарищей, и их же анекдоты.
   -- Ко мне можно обращаться с любыми проблемами и вопросами. Даже теми, которые учебы не касаются. Хоть в три ночи будите, если что-то срочное. Обрадоваться не обещаю, но постараюсь помочь.
   Студенты кивнули, соглашаясь. Одра тут же подергала Лада за рукав рубашки и скосила глаза в сторону. Вопрос денег стоял слишком остро, ведь занимать у друзей гордая Блеир отказывалась наотрез.
   -- Понял, отойдем. Сейчас обменяемся номерами м-пространств, чтобы всегда оставаться на связи. Буду передавать новости, изменения в расписании, которого у нас, как обычно, нет. Это нормально. Ваш дар еще до конца не сформирован и зависим от движения небесных тел. И пока потенциал не достиг критической точки, для каждого вида магии лучше подбирать оптимальное время. Так что будьте готовы, что на какой-нибудь предмет придется таскаться в два ночи. В принципе, это все. Если нет вопросов и вы самостоятельно отыскали библиотеку, а также подготовили все необходимое, могу отпустить по домам.
   Все поддержали куратора довольным гулом и потянулись из аудитории. Лад послушно отошел за Блеир в угол, внимательно ее слушая.
   -- Заметили, какой у него магический фон? -- спросила Лили.
   Надо заметить, девушка была вполне мила: низенькая -- ниже Одры на пяток сантиметров, с приятным по-детски округлым лицом и аккуратной фигурой. Тяжелые черные волосы, обрезанные по плечи, схватывал широкий красный обруч. Зеленые раскосые глаза были густо подведены карандашом, чтобы хоть немного отличить Лили от какой-нибудь семиклассницы. Впечатление немного портил внимательный взгляд. Девушка, словно сканирующим заклинанием, оценила рост, вес, внешние данные новых знакомых и теперь обрабатывала полученную информацию, решая, представляют ли они для нее интерес или нет.
   Энтони и Теодор покачали головой.
   -- Мельком глянул, -- признался Алекс, -- сила не искрит, значит -- ничего особенного.
   -- Я еще ни у кого не видела такого цвета, -- сообщила Лили таким категоричным тоном, будто бы знала ауры всех жителей галактики. -- И фон постоянно менялся, хотя он не колдовал и не испытывал сильных эмоций.
   На планшете мигнула иконка нового сообщения; отвлекшись от беседы, Теодор вошел в ментальное поле, чтобы узнать, что понадобилось Кестеру-старшему.
   Бастиан писал:
   "Сын, у тебя точно все в порядке с самоконтролем? Судя по тому видео, которое появилось в м-поле пятнадцать минут назад, ты явно даже не пытался сдержаться. Будь осторожен. Насчет видео можешь не думать -- уже удалено. Пользователь забанен."
   Тео, нахмурившись, принялся набить ответ:
   "Все в порядке. Так было нужно. Спасибо, что волнуешься".
   Тень задумчиво качнулась из стороны в сторону.
  

***

  
   Победитель по жизни: online
   Победитель по жизни: хорошо посидели, надо будет повторить.
   Победитель по жизни: эй, есть кто живой?
   Труп невесты: online
   Победитель по жизни: понял, живых нет.
   Адвокат дьявола: online
   Буря: online
   Адвокат дьявола: ага, посидели-то хорошо. Только нас теперь туда на порог не пустят.
   Буря: пфф, всего один сломанный стул!
   Труп невесты: вообще-то два, а еще треснутая столешница и сломанный нос официанта.
   Называйте меня Повелитель: online
   Ловец: online
   Ловец: кстати, официант пытался помешать Одре сломать второй стул о Готхольда.
   Называйте меня Повелитель: ... и сам налетел на локоть Теодора.
   Буря: Карлушечка, как там расписание?
   Называйте меня Повелитель: offline
   Злобная белка: online
   Кукловод: online
   Несущий крест: online
   Кукловод: а вы в курсе испытания для первокурсников? В первую неделю новички должны попасть на территорию научно-исследовательского хроно-института и принести оттуда какую-нибудь вещь боевикам пятого курса. Те, кто этого не сделают, окажутся в опале.
   Буря: Опала? Серьезно? Попробуют в сортир головой окунуть?
   Злобная белка: они царями себя возомнили? Я не собираюсь лезть на запретную территорию.
   Кукловод: на все носы локтей не хватит.
   Труп невесты: а как они поймут, что вещь из хроно-института? Каждый раз после первокурсников проводят инвентаризацию?
   Адвокат дьявола: принимаются ставки на а) кто первым намочит штаны б) кто будет громче всех визжать в) через сколько минут мы оттуда убежим г) кого сожрут монстры.
   Несущий крест: полагаю, вопрос об отказе уже не стоит.
   Буря: да ладно, будет весело!
   Ловец: за нашу группу не говорите.
   Победитель по жизни: именно!
   Злобная белка: а что, наша вся согласна?
   Буря: мне не нравится идея задабривать старшекурсников, но залезть на запретную территорию -- это круто!
   Несущий крест: не будем нарушать традицию. Если такое происходит не первый год и преподаватели это не запретили, значит, там нет ничего опасного.
   Труп невесты: интересный опыт.
   Адвокат дьявола: ставки, господа!
   Злобная белка: океей, меня окружают идиоты. Пошли...
  

***

  
   В предрассветных сумерках Теодор подошел к воротам универа. Город еще спал, за три квартала Кестер увидел всего несколько собачников, почтовый кайлум, с шелестом пролетевший над улицей, и компанию душераздирающе-громко зевающих целителей, идущих со смены в главной лечебнице. А стоило свернуть к высокому забору МПГУ, и вовсе исчезли какие-либо следы людей. Свежий, прохладный воздух с озоновыми нотками ночного дождя приятно бодрил. Под ногами на мощеной дорожке попадались небольшие лужицы. Мерно шелестел парк, листва, еще зеленая, отяжелела от крупных капель, роняя их точно за шиворот Теодора.
   Одра, одетая в старый спортивный костюм Эллен, уже ждала его. Совместные пробежки по утрам за прожитую под одной крышей неделю понравились обоим, превратившись в традицию, и помогали не отлынивать от тренировок.
   -- Эллен ничего мне не передавала? -- зевнула девушка после приветствия.
   -- А должна была? -- удивился Тео.
   -- Ну-у, теперь, когда я, наконец, съехала из вашего дома и больше не пытаюсь увести Бастиана, Эллен должна была проникнуться ко мне симпатией.
   Кестер нахмурился. Измены поводом для шуток он не считал.
   -- Неуместное заявление.
   Одра фыркнула, набирая темп.
   -- Так это не моя идея. Если бы не претензии твоей матери, я бы на Бастиана как на мужчину даже не посмотрела. Когда каждый день промывают мозги, недолго и поверить. Он, конечно, у тебя ничего, но для меня староват. Остынь, поводов нет.
   Тео промолчал. Это ведь Одра, что с нее взять?
   -- И вообще я уже люблю Лада: он обещал мне сегодня перечислить деньги!
   Кестер чуть обозначил улыбку. Куратор им достался необычный. Деятельный, легкий в общении, с чувством юмора. Со своими подопечными маг общался с удовольствием. А вот какой он вел предмет, они так и не разобрались.
   Добирающиеся с окраин студенты, по обычаю приезжавшие раньше остальных, с интересом оборачивались вслед бегущей трусцой по дорожкам парочке. Теодор подстроился под темп Одры, и теперь они бежали плечом к плечу, уютно молча и с интересом рассматривая пустой парк, чуть поддернутый утренним туманом.
   Пробежка окончилась у общежития.
   -- Интересно, раздевалки на полигоне открыты? Перед занятиями хотелось бы ополоснуться, -- Теодор поморщился, все-таки бегать вокруг района было удобнее, зато с Одрой получалось приятнее.
   -- Идти через пол-универа, чтобы подергать закрытую дверь? П-фф! Давай к нам, я тебе даже полотенце выдам, -- предложила Блеир, замерев на ступеньках.
   -- А твоя соседка?
   Тео прищурился. Предложение звучало здраво, тем более, что за всю ту же неделю девушка со своей непосредственностью несколько раз влезала к нему в душ, чтобы что-то уточнить или взять с сушилки какую-нибудь вещь. Но в комнате все-таки проживала еще одна особа женского пола, которая могла отрицательно отнестись к постороннему парню у себя в ванной.
   -- Стася? Шутишь?! После того, как она тебя увидела в первый раз, у нее все мысли: приковать тебя к батарее и... дальше додумай сам. Так что она будет только "за". Еще и спинку предложит потереть, -- оскалилась девушка и по-дружески стукнула Тео в плечо.
   -- Еще "лучше"! -- прогулка к полигонам уже казалась не самым плохим вариантом.
   -- Из какого монастыря ты сбежал, Тео? Не дам я тебя в обиду этой селедке, пойдем скорее, я тоже ополоснуться перед парами хочу. И вообще, -- продолжала ворчать девушка, пока они поднимались на нужный этаж, -- будь я парнем с такой внешностью, точно бы себя не ограничивала! Вымахал под два метра. Не сутулься! Плечи широкие, бедра узкие, кубики на животе -- с ума сойти, еще и глаза голубые. Стрижка дурацкая, правда, руки бы оторвать тому, кто тебя так неровно обкорнал.
   -- Волосы у меня такие неровные от рождения, -- под таким напором с перечислением его собственных достоинств Тео немного смешался. Он, конечно, слепцом не был, но со стороны Одры описание собственной, давно знакомой внешности, почему-то звучало непривычно.
   -- То есть, по другим пунктам претензий нет? -- хитро прищурилась Блеир и толкнула незапертую дверь комнаты. -- Стася, у нас гости!
   -- А-а? -- раздалось сонное, и тут же, стоило лохматой девичьей голове высунуться в прихожую: -- О-оо!
   -- Здравствуйте, -- вежливо кивнул Теодор, скинул кроссовки на коврике в прихожей и поспешил скрыться в ванной комнате.
   В затылок ему полетело пущенное снарядом полотенце.
   К кафедре педагогики они подошли минут за десять до первой лекции. Расширенный специалитет, жадно присосавшийся к стаканчикам кофе, нестройно пробурчал что-то похожее на приветствие. На фоне помятых вчерашними посиделками лиц Александр и Энтони выглядели до отвращения бодро. В стороне сидела с какой-то книжкой Лили. Подняв голову и вежливо кивнув Одре и Тео, она прищурилась:
   -- Что это вы решили душ с утра пораньше принять?
   -- После пробежки, -- пояснила Одра.
   Выцепив в толпе Карла и узнав, что расписания по-прежнему нет, она отжала у него стаканчик с кофе и теперь наслаждалась еще горячим латте.
   -- Ага, -- хитро улыбнулся Алекс, -- мы с Тохой такими пробежками вторую неделю занимаемся.
   Кестер наградил друга порицающим взглядом.
   Энтони тихонько рассмеялась.
   -- Тео, вообще-то мы и правда вторую неделю бегаем в спортзале.
   Одра забулькала кофе, стоящие рядом однокурсники тоже заулыбались.
   -- Выключи обратно фантазию, Кестер, -- посоветовал мерзко улыбающийся Готхольд, -- а то она у тебя какая-то нездоровая.
   Устроить очередные разборки им помешала группа студентов, подошедшая к аудитории и совершенно непохожая на первокурсников.
   -- Ребят, вообще-то здесь лекция у нашего курса, -- с сомнением сказал рыжеволосый Диан Кехт, целитель одной из групп.
   -- Мы к леди Черкусон, -- мрачно ответил один из парней.
   Тео незаметно улыбнулся. Он помнил, как Эллен семь раз ходила сдавать педагогику профессору Черкусон. Отец и тот не меньше трех раз приходил. И, судя по всему, Аластриона Ростиславовна до сих пор доходчиво объясняла новым поколениям студентов, что ее предмет -- один из важнейших во всей программе.
   Тем временем студенты все прибывали и прибывали. Аудитория явно не была рассчитана на такое количество человек.
   -- А вы думали, что одни будете? Ха! -- саркастично заметил один из старшекурсников. -- В одно ухо культурологию послушаете, а в другое -- теорию экономики за второй курс для группы "следов и юров".
   -- Иногда до шести пар одновременно ведется, это нормально, -- махнул рукой еще один старшекурсник.
   -- Нормально, студент Лир, это когда экзамен по специальной педагогике сдается вовремя, а не в процессе судорожного дописывания дипломов и отгулов с практики, -- холодно заметили сзади.
   Низенькая женщина в теле с неприятным круглым лицом внимательно и грозно рассматривала группу неудачников, резко выпрямившихся по стойке "смирно".
   -- Пересдача у вашей группы на следующей неделе, -- ответила Аластриона Ростиславовна. -- Свободны, у меня пара.
   Поникшие старшекурсники, хором пробормотав извинения и благодарность за очередной шанс, поспешили ретироваться прочь. Профессор Черкусон внимательно оглядела стоящих студентов, что-то про себя сказала и открыла двери легким отточенным пассом.
   -- Готовимся. Быстро.
   Каким это тоном было сказано...
   Первый курс, проникнувшийся непростой личностью Аластрионы Ростиславовны, очень тихо и предельно вежливо вполз в аудиторию и дружно поднялся подальше от преподавательской кафедры. Волшебница строго и внимательно следила, как напряженный специалитет, переминаясь с ноги на ногу у выбранных мест, в срочном порядке вытаскивает учебники и планшеты. Только дождавшись полной готовности и гробовой тишины, профессор кивком головы разрешила сесть.
   Еще один пасс, и на доске позади кафедры появилось имя волшебницы и номер ментального поля. Терять время на расшаркивания Аластриона Ростиславовна не любила.
   -- Господа студенты, уверена, что вы все -- сознательные личности и вам не нужно объяснять, что произойдет, если вы не будете присутствовать на моих парах. Вероятность сдать мой предмет с первого раза снизится до трех процентов. Впрочем, идеальная посещаемость также не гарантирует вам удовлетворительную оценку.
   Кто-то на заднем ряду тихо присвистнул.
   -- Да, студент Терлег, вы все поняли правильно: специальная педагогика -- предмет тяжелый и требующий больших затрат времени и усидчивости, и вы должны были это понимать, поступая в педагогический университет. И первая аксиома, которая должна засесть у вас в подкорке: без моего предмета вы останетесь набором бесполезных заклинаний, и, как специалисту, вам будет цена -- грош.
   Тут же у всех в аудитории выключились планшеты, повинуясь резкому движению рук волшебницы. М-пространство схлопнулось, выкинув из себя первокурсников, приготовившихся отображать лекцию в ментальное поле.
   -- Мои лекции вы будете записывать от руки. Самостоятельно, -- выделив голосом последнее слово, уточнила Аластриона Ростиславовна. -- Только так можно надеяться, что знания задержаться в ваших головах.
   Спустя минуту медленно осмысливания этой информации выяснилось, что обычные бумажные тетради есть только у Диана Кехта, Карла Терлега, Шанайи Наорив и, собственно, Теодора Кестера. Четыре тетради мигом были разобраны на листочки и разошлись по рукам для всей аудитории.
   Настала очередь стилусов. Нескольких штук, которые также отыскались у выше перечисленных студентов, никак не могло хватить на весь поток.
   -- А писать мы будем кровью... -- нервно хихикнула Лили.
   -- Ваша неготовность к занятию меня удивляет, -- спокойно заметила Аластриона Ростиславовна и щелчком пальцев создала стилусы.
   Не успели студенты поблагодарить, как профессор продолжила:
   -- По материалу этой лекции на следующем занятии будет контрольная работа. Советую все источники, которые я назову, найти в библиотеке.
   Первокурсники переглянулись и дружно приуныли, поняв, что педагогика -- это даже не гранит науки, а самый настоящий мифрил.
   -- Итак, окончив университет и получив на руки документ о высшем образовании, вы станете преподавателями. Вам придется работать с разными возрастами: и с детьми, и с подростками. Быть может, кому-то даже придется учить людей преклонных лет. И какой бы не была ваша специализация, она обязательно затрагивает внутреннюю силу человека, все уровни его ментального поля, а именно -- магию. Поэтому, до того, как другие преподаватели станут начитывать методики преподавания и иную необходимую информацию, вам требуется понять и запомнить, как именно магия появляется у нас, как формируется дар и его направленность, как и до какого возраста он развивается и что может на его развитие повлиять. В первую очередь, все вышеперечисленное связано с психофизиологическими особенностями индивидуума. Дар, как и ментальное поле каждого мага, уникален, но есть ряд закономерностей, которые мы с вами проследим от момента зачатия человека, его первого крика и до того момента, когда дар определится полностью. Пример одной из закономерностей: выражение "В здоровом теле здоровый дух" -- отлично иллюстрирует, что физический слабый, болезненный человек не может обладать сильным даром стихийника или боевика. Сегодня вы узнаете особенности развития человека в пренатальный и младенческий периоды, а также преддошкольный - до третьего года жизни.
   Одра искоса глянула на быстро записывающего лекцию Тео, перевела взгляд на доставшего запасной планшет Алекса, который включил запись на диктофон, на других студентов, с обреченностью конспектирующих размеренную речь профессора Черкусон, и поняла, что просто не будет уже ничего.
   Тут бы до обеда дожить...
  

***

  
   Над входом в столовую раскачивались две виселичные петли с подписью "Для Мавки и Вербы".
   -- Кто это? И за что их тут так любят? -- Блеир дернула Кестера за руку.
   Тот поднял взгляд на своеобразное украшение и почему-то улыбнулся.
   Ответила Энтони:
   -- Мавка и Верба -- две выпускницы, которые без прикрас описали МПГУ в своей книге. А еще они очень сильно высмеяли все, начиная с нескольких групп в одной аудитории и заканчивая преподавателями и тараканами в каше... за последних их и ждут в столовой с петлями и крысиным ядом. Книга, как и ее продолжение, разошлась гигантским тиражом. Кажется, даже было судебное разбирательство, но оно только привлекло к Мавке и Вербе новых читателей.
   Придержав дверь, Теодор пропустил девушек и Алекса вперед.
   Столовая находилась под одной из аудиторий, поэтому потолок был неровным, почти диагональным, а еще почему-то он и одна из стен были выложены зеркалами. И все это нелепое и несимметричное дело подпиралось белоснежными колоннами, выполненными в классическом стиле. Также следовало учитывать, что время занятий (как и перерывов) было одинаковым для всех факультетов, а студенты, кажется, испытывали чувство голода круглосуточно. Поэтому без заклинания расширения пространства обойтись в столовой не смогли, иначе пришлось бы для организации питания выделить не одну залу, а здание целиком. И все равно почти все столики оказались заняты. Создалось ощущение, что старшие курсы в полном составе вместо посещения лекций сделали из столовой нечто среднее между читальным залом, клубом свиданий и огромной беседкой.
   Компания направилась мимо занятых столов, надеясь найти какое-нибудь удобное место у стены, чтобы спокойно пообедать. Алекс немного отстал, заглядывая в чужие тарелки. В большинстве они были наполнены совершенно неаппетитными картофельными котлетами и кусками мяса в густой подливке. Судя по тоскливым взглядам студентов и едва тронутой пище, проще было немного поголодать, чем запихивать в себя это сомнительное кушанье.
   Лили скривилась.
   -- Мавка и Верба так старались, но, кажется, даже с выходом книги ничего не изменилось.
   -- Проще готовить с собой, -- согласилась Энтони.
   -- Это у кого есть такая возможность. В общежитии особенно не развернешься, -- возразила Одра, уже успевшая изучить крайне скорбное помещение, меньше всего напоминающее кухню.
   -- Надо, кстати, почитать, что они там написали. Главное, обложку скрыть, а то еще сожгут вместе, -- Алекс кивнул в сторону освобождающегося столика.
   Он располагался ближе к середине зала, рядом с шумной компанией, которая на повышенных тонах обсуждала какое-то недавнее происшествие. Но поскольку в обозримом пространстве других мест не наблюдалось, группа решила, что лучшее -- враг хорошего.
   Тео провел ладонью по столешнице, посылая магический импульс, и до этого момента казавшаяся деревянной поверхность пошла рябью, став огромным экраном. Разнообразием меню, появившееся на нем, не впечатляло.
   -- Ну и цены! -- хором поразились Одра и Лили, разочарованно пролистав вниз список и обнаружив, что из всего перечня бесплатно можно заказать только те самые картофельные котлеты.
   Алекс и Энтони пожали плечами, Теодор молча выбрал из списка кролика с рисом и черный кофе с сахаром, после чего вставил личную карточку в м-приемник и, подключившись к ментальному полю, подтвердил оплату заказа. Стоило только экрану сообщить, что средства успешно списаны со счета в пользу университета, как на столе появились заказанные блюда.
   Впрочем, выглядело все это не ахти, а кофе вообще оказался холодным.
   Кестер нахмурился и, забрав стакан с напитком, направился на кухню разбираться.
   -- Спорим, он их построит? -- предложил Рут.
   -- Горячий кофе точно достанет, -- отмахнулась Лили.
   Одра покачала головой.
   -- А зачем Тео кого-то строить? Вот устроить отповедь на полчаса...
   -- Э, нет, -- возмутилась Крипс, в очередной раз пролистывая меню. -- Тогда мы на физру опоздаем.
   Алекс тем временем заказал себе и Энтони по рыбному рулету и уже ковырял его вилкой с погнувшимися зубчиками.
   -- Может, все не так страшно? -- предположила Одра и нажала на бесплатный студенческий обед.
   Все оказалось гораздо страшнее...
   Лили, которая тоже решила, что поесть нужно в любом случае, ответила с противоположной стороны стола таким же мрачным взглядом. Единственное, что успокоило девушек: еда за деньги оказалась не сильно лучше бесплатных котлет.
   Алекс, пока все ждали, чем закончатся разборки Тео, достал второй планшет.
   -- Может, копии лекций леди Черкусон продавать страждущим? -- ухмыльнулся он. -- Я заметил, что одна половина потока отвыкла писать стилусами, а другая потом вряд ли сможет расшифровать собственные каракули.
   Он нашел в списке нужную запись и включил ее, проверяя качество звука.
   -- Студент Александр Констанс Рут! -- громогласно разнеслось по столовой строгим голосом Аластрионы Ростиславовны: -- Заверяю, что мой предмет вы с первого раза не сдадите!
   Алекс побледнел и попробовал отключить запись. Не сработало, заглючивший планшет продолжал повторять одну и ту же фразу. Энтони, выхватив прибор из рук мужа, запустила экстренную перезагрузку.
   Моральная порка оборвалась.
   Народ, до того с любопытством наблюдающий за попытками ребят выключить адскую запись, жизнерадостно заржал. Алекс метнул в компанию смеющихся боевиков, сидящих за соседним столиком, презрительный взгляд, способный, кажется, обратить камень в прах. К несчастью, на студентов он произвел обратный эффект, и они разразились еще более злорадным хохотом, который, отскочив от стен, прокатился эхом под балками потолка.
   -- Не ты первый, -- сообщил высокий парень из-за другого столика, судя по нашивкам на рубашке -- драконолог с четвертого курса. - Восемьдесят процентов студентов пытались записывать лекции леди Черкусон, и большая их часть даже осталась жива.
   Лили, перестав размазывать котлеты по тарелке, подняла голову и увидела возвращающегося с кухни Теодора. Над стаканом кофе, который Кестер бережно нес перед собой, поднимался пар.
   -- Наш победитель! -- улыбнулась девушка, и остальные из компании тоже повернулись в сторону Тео.
   Алекс махнул рукой.
   А в следующий момент, отвлекшись на друзей, Теодор не заметил подножки, поставленной ему Готхольдом, и, запнувшись, упал вместе со стаканом на пол. Как Одре показалось -- ладонями на самые осколки. В разные стороны, звеня, разлетелось стекло; плеснул обжигающе горячий кофе, расползаясь черным пятном, к нему добавились белые подтеки, видимо, Тео заодно и упаковку сливок раздавил. Боевики снова разразились отвратительным смехом. Однако Кестер отреагировал странно -- он даже не вскрикнул, хотя должен был рассечь ладони в кровь. На секунду, словно впав в транс, Тео замер, а затем судорожным движением резко поднялся на ноги и бегом бросился из столовой, хлопнув дверью.
   -- Кестер! -- прокричал вслед Алекс и поспешил за другом.
   Одра, выскочив из-за стола, резко, без замаха ударила Готхольда в челюсть.
   -- Прекратить драку! -- истерично потребовал кто-то из работников столовой, но Блеир не обратила на это внимания, стараясь нанести противнику как можно больший урон.
   Тот активно сопротивлялся, врезав девушке в солнечное сплетение.
   Растаскивали их несколько человек, с уговорами, что ковер у лорда-ректора жесткий, а пинок сильный -- лететь будут до самых ворот МПГУ.
   -- Вот девчонка, этот Кестер! Пальчик порезал и сразу в слезы, -- ехидно заметил кто-то из компании боевиков.
   -- Заткнись, кусок студента! -- мрачно посоветовала Одра.
   -- Пойдемте за Тео и Алексом, заодно сумки их захватим, -- попросила Лили, которой совсем не хотелось участвовать в разборках.
   -- Я тебе это еще припомню, услышал? -- мрачно оповестила Блеир Корфа и тоже направилась к выходу.
  

***

  
   Тео, ты действительно думаешь, что контролируешь ситуацию?..
  

Глава 2

Эффект безвременья

  

Правило жизни номер один: нужно иметь любовницу. 

Коровин А. В., семинар по Мюссе "Исповедь сына века"

  
   Буря: оnline
   Буря: Опять нет расписания, Карл!
   Называйте меня Повелитель: online
   Называйте меня Повелитель: в деканат ходил -- у них еще звезды не сошлись как надо.
   Злобная белка: online
   Рыцарь: online
   Победитель по жизни: online
   Шанайя: online
   Злобная белка: Шанайя, хм, это же твое имя. А ник придумать было слабо?
   Шанайя: Не люблю скрываться за масками.
   Рыцарь: Эй, Кестер, нашелся кто-то нравственнее тебя!
   Злобная белка: и зануднее.
   Адвокат дьявола: online
   Несущий крест: online
   Несущий крест: Вообще-то так переводится моя фамилия -- "несущий крест".
   Победитель по жизни: они нашли друг друга!
   Злобная белка: вы еще встречаться начните.
   Несущий крест: Это мысль. Шанайя, как ты смотришь на свидание?
   Шанайя: Положительно.
   Несущий крест: Тогда приглашаю.
   Шанайя: сейчас скину в личку, куда и во сколько за мной зайти.
   Несущий крест: offline
   Шанайя: offline
   Адвокат дьявола: О_о
   Злобная белка: О_о
   Победитель по жизни: Да вы издеваетесь...
   Буря: Адвокат, что будем делать с лекциями профессора Черкусон?
   Адвокат дьявола: в библиотеку пойдем, куда деваться-то. Чисто из принципа все выучу так, чтобы сдать с первого раза!
   Буря: в библиотеку только после хроно-института. Кстати, когда час "икс"?
   Злобная белка: в ночь с пятницы на субботу вполне удобно.
   Адвокат дьявола: все согласны? С собой хавчик, воду и фонарики.
  

***

  
   Когда Тео добрался до Кленового района, в котором жила Шанайя с семьей, идея свидания уже не казалась ему такой же хорошей, как час назад. Во-первых, в силу своего характера и мировоззрения, о том, что следует делать с девушками, Кестер знал только в теории. До практики как-то пока не доходило. Во-вторых, с Шанайей он был не настолько хорошо знаком, чтобы утверждать, что получится что-то путное.
   Однако, как Теодору уже намекал Бастиан, монашеский образ жизни еще никого до добра не доводил. Так что цель на первое время была проста: пообщаться, погулять, присмотреться. К тому же, студентка Наорив пока зарекомендовала себя как девушка серьезная и логичная, что и привлекло Тео. Так что, получив от отца пару напутственных слов и заговорщицкую улыбку, Кестер отправился налаживать личную жизнь.
   Кленовый район оказался спальным и, так же как Ивовый, состоял из частных опрятных домиков. Сверившись с адресом, Тео отыскал взглядом нужный дом. До назначенного времени оставалось еще несколько минут, но стоило ему приблизиться к ажурной ограде и потянуться к кнопке звонка, двери распахнулись.
   -- Шанечка, удачи! -- пожелал приятный женский голос. -- Обязательно потом покажешь нам фото этого Кестера!
   -- И чтобы была дома не позже полуночи! -- строго наказал мужской. -- Ты меня услышала, Шаня?
   -- Естественно.
   Следом, на ходу пытаясь пригладить копну жестких русых волос, на крыльце появилась Шанайя. Увидела Теодора, который замер, так и не нажав на кнопку, и, заметно порозовев, прикрикнула:
   -- Ведь просила же не называть меня так! -- и тут же захлопнула дверь перед носом любопытных родителей.
   Спустя несколько секунд полупрозрачный тюль на окнах кухни дрогнул, выдав, что наблюдатели заняли стратегически важный пост.
   -- Вы пунктуальны, студентка Наорив, -- попытался сгладить неловкость Тео, этим обращением намекнув, что никаких "Шань" с его стороны не последует.
   -- Как и вы, студент Кестер, -- благодарно улыбнулась девушка, быстро сбежав по ступеням и выскользнув за калитку.
   Шанайя была достаточно низкой. Конечно, повыше совсем мелкой Одры, но Теодору едва доставала макушкой до плеча. Несколько непропорциональную фигуру умело скрадывали клешеные брюки с высокой талией и свободная кофта, так что выглядела Шанайя отнюдь неплохо, взгляду было за что зацепиться и что оценить.
   -- Куда идем?
   -- Сначала я подумал о кафе или кино, как о нейтральных вариантах, -- честно признался Кестер, когда Шанайя, помахав рукой в сторону кухонного тюля, кивнула, что можно начинать движение.
   -- Но...
   -- Но в кафе пришлось бы постоянно искать темы для разговора, -- и Тео уже заранее чувствовал неловкость и дискомфорт, -- а в кино мы бы два часа сидели молча, потом, пока я тебя бы провожал до дома, обменялись мнениями о фильме, так и разошлись бы ни с чем.
   -- Интересная логика, -- чуть улыбнулась Шанайя. Рот у нее был крупный, с четко очерченной хоть и не по-женски тонковатой линией губ. -- И на чем ты остановился?
   После нескольких безуспешных попыток подстроиться под быстрые размашистые шаги Теодора, девушка просто подхватила его под локоть, чтобы Кестер притормозил. К тому же, раз сами назвали встречу свиданием -- грех не воспользоваться ситуацией.
   -- На парке аттракционов, -- с тем, что его личное пространство будет нарушено, Тео смирился заранее. Он понимал, что при построении отношений это неизбежно. К тому же близость симпатичной девушки вызывала приятное предвкушение.
   Попытка свести беседу к обсуждению лекций и домашнего задания успехом не увенчалась; пока они добирались до южной окраины города, где и располагался огромный парк развлечений "Гиперпрыжок", Шанайя увлеченно расспрашивала Теодора о его жизни и щедро делилась рассказами о своей. Если в университете студентку Наорив всегда видели предельно собранной и полностью погруженной в учебный процесс, то при личном общении она оказалась девушкой активной и разговорчивой.
   К счастью, необходимость выходить из зоны комфорта и откровенничать на время отступила в сторону; они, наконец, добрались до места свидания. Быстро оплатив два билета через ментальное пространство, Кестер поспешил отвести девушку на Космические горки -- из всех аттракционов они выглядели самыми интересными и опасными.
   Поорать пришлось всем. Если на первых петлях Тео еще пытался сдерживаться, то послушав, как восторженно и самозабвенно вопит рядом Шанайя, вцепившись ему в ладонь, а заодно все пассажиры заезда, в том числе и несколько мужских голосов, предательски срывающихся на фальцет, Кестер и сам, в очередной раз оказавшись вниз головой, дал волю эмоциям.
   Вечер, набрав обороты на горках, через пару часов перешел в тихую прогулку.
   Набегавшись по аттракционам, Тео и Шанайя остановились у цветного фонтана.
   Из динамиков лилась неспешная инструментальная композиция, настраивающая на романтический лад -- об этом свидетельствовали самозабвенно целующиеся парочки, расположившиеся по скрытым вечерними тенями лавочкам. Кестер и Наорив поглядывали на них с любопытством и смущением.
   Шанайя пощипывала сахарную вату, изредка протягивая большой сладкий шар Тео. Кестер в ответ делился горячим и крепким кофе. Легко заскочив на бортик фонтана, девушка раскинула руки в стороны, балансируя на неширокой мраморной плитке, влажной от разлетающихся веером брызг. Они уже почти завершили круг почета, как Наорив опасно покачнулась, едва не полетев в воду -- Кестер вовремя успел придержать ее за талию, легко сняв с бортика и поставив на твердые плиты. Не сразу сообразив, что руки уже можно убрать, Тео ещё несколько секунд неосознанно обнимал Шанайю, пока не заметил ее немного смущенный взгляд. Не то, что бы девушка была против -- наоборот, ей было приятно ощущение крепких мужских ладоней на своем теле, но Кестер уже отступил.
   -- И все-таки ты ужасно зажатый, -- заметила девушка.
   -- Я всегда такой, -- сообщил Тео. -- К тому же я плохо представляю, что и как надо делать и боюсь что-нибудь испортить.
   В ярком свете фонарей задорно блеснули карие глаза девушки, и она облизнула с губ тонкую сладкую паутинку.
   -- Думаешь, уже есть, что портить? Хочешь, открою небольшой секрет?
   Тео кивнул.
   -- Не пытайся намерено произвести хорошее впечатление. Я вот люблю учиться. И привыкла ответственно подходить к выполнению любой работы, будь то мытье посуды или практикум по общей анатомии. Но это не мешает мне отдыхать, веселиться или даже хулиганить, если это уместно и не причинит никому вреда. Просто пообещай, что ты постараешься расслабиться?
   Кестер со всей серьезностью кивнул.
   -- А теперь, -- цепко ухватив парня за ладонь, Шанайя потянула его к одной из еще свободных лавочек, -- займемся налаживанием того, что впоследствии можно будет испортить.
   Строгий моралист внутри Кестера считал категорически недопустимым подобное поведение на первом свидании. Да еще и на виду! Но другая часть его натуры, подверженная обычным желаниям и эмоциям, наоборот пришла в восторг. Тем более, что девушка сама оказалась не против и сделала первый шаг. Тут уж как-то совсем некрасиво отпираться и занудствовать. Поэтому с юношеским энтузиазмом Тео и Шанайя принялись изучать новую интересную сторону взрослой жизни -- поцелуи. Правда, для начала пришлось поелозить, пытаясь отыскать такое положение, чтобы высокому Кестеру не приходилось изгибаться буквой зю, а Наорив -- забираться на лавочку с ногами. Так что попробовав разные варианты, девушка пересела к нему на колени. Чуть-чуть повозилась, устраиваясь в надежном кольце рук, и потянулась к Тео.
   Первые робкие прикосновения губ приятно дополнил привкус сладкой ваты и кофе, а вот дальше, стоило только попытаться углубить поцелуй, начались сложности. Мешались носы, было совершенно не понятно, что делать с собственными языками, да еще и ко всему прочему получалось жутко слюняво, а ладони Кестера, уютно устроившиеся на талии Шанайи, то и дело предательски пытались сползти ниже дозволенных границ.
   Разорвав поцелуй, они посмотрели друг на друга немного ошалело, переводя дыхание и прислушиваясь к совершенно новым приятным ощущениям, а потом неожиданно рассмеялись.
   -- Ничего, -- философски рассудил Кестер, -- всему надо учиться.
   -- Тяжело в учении, легко в бою? -- припомнила мудрое изречение Наорив.
   -- Смотря что понимать под словом "бой", -- улыбнулся Тео.
   -- Воюйте молча! -- огрызнулись с соседней лавочки.
   -- Всю романтику портите! -- проворчали с другой.
   -- Найдем место поукромнее и еще поупражняемся? -- предложил Теодор.
   Шанайя согласно кивнула и переползла с коленей Кестера, чтобы тот мог встать.
   Тео потянулся, разминая немного затекшие мышцы, огляделся в поисках укромных уголков и без предупреждения подхватил девушку на руки. А что? Ей в его зону комфорта влезать можно, а ему нет? Нечестно! Шанайя сначала испуганно вскрикнула, а затем, сообразив, что ронять ее не собираются, а для тренированного Тео ее вес совершенно не являлся проблемным -- довольно выдохнула и обхватила свою персональную каланчу за шею.
   -- Какой парень! -- восторженно протянули с одной из лавочек женским голосом.
   -- Ага, -- согласились с другой почему-то мужским.
   Укромный уголок нашелся за палаткой тира между подсобным помещением большой карусели и будкой трансформатора. Заключенное в нем волшебство снабжало аттракцион необходимой для работы энергией. Здесь было темно и свежо пахло озоном от сильного магического напряжения в трансформаторе.
   И совершенно никто не мешал целоваться, тем более, что на третий раз парочка ощутимо вошла во вкус. Пока Тео осторожно, по сантиметру, нарушал границы девичьей талии, теплые ладошки Шанайи уже забрались ему под рубашку, поглаживая кубики пресса.
   В следующий момент на них сверху обрушилось нечто...
   -- Какого?! -- Кестер, едва сдерживаясь от парочки непечатных выражений, стряхивал с себя склизкие помои. Его тень недовольно встряхнулась и показала невидимому обидчику кулак.
   Шанайя мрачно выбирала из волос запутавшиеся в прядях апельсиновые корки. От запаха озона не осталось и следа -- ощутимо воняло помойкой.
   -- Такое ощущение, что на нас кто-то мусорный бачок опрокинул, -- поделилась соображениями девушка, когда они, кое-как приведя себя в порядок, перестали напоминать двух помоечных чудовищ.
   -- С высоты нескольких метров? -- засомневался Тео. Затем, что-то смекнув, он с несколькими запинками пробормотал магическую формулу, подкрепив ее размашистым знаком поиска. -- Мелкий бес-пакостник. Тут каждый день столько необученных волшебников бродит, все вопят, радуются, накачивают парк остаточными следами своей магии. Странно, что здесь никого крупнее не завелось...
   Из темноты за трансформаторной будкой раздалось мерзкое хихиканье.
   -- И его еще не развеяли? -- удивилась Шанайя. Судя по выражению ее лица -- инквизиция значительно потеряла в очках.
   Тео только плечами пожал и увернулся от вылетевшего из-за будки комка грязи.
   -- Даже инквизиторы могут прийти в парк, чтобы отдохнуть. Он наверняка держится от них подальше.
   -- А зачем на нас мусор вываливать?
   Кестер ухмыльнулся.
   -- Он решил, что мы оскорбимся и попытаемся с ним разделаться.
   Из-за будки снова раздался глумливый смех.
   -- Мы новички и вряд ли что-то смогли бы сделать, он за это время отлично бы напитался магией и злобой. А затем изобразил бы собственное развоплощение, чтобы мы не доложили кому-нибудь из старших магов...
   -- А мы так не поступим, -- догадалась Шанайя.
   Смех стих.
   -- Мы не обидчивые, приятель, -- сообщил Кестер, -- и правильно оцениваем свои силы. А потому сейчас же доложим о тебе охране парка. Бывай!
   Из-за будки раздался трагический вой. Дух не подозревал, что не все первокурсники одинаково вспыльчивы и безрассудны. Вот если бы он на Одру наткнулся... хотя Блеир с большой вероятностью не купилась бы на подставное развоплощение и с удовольствием добила бы пакостника.
   По дороге к дому от Кестера и Наорив шарахались все. Даже встреченный инквизитор, как раз вызванный в парк для устранения духа, и тот посмотрел на студентов очень подозрительно. Тео ощущал некоторую неловкость. Во-первых, от самой ситуации, а во-вторых, что не бросился подобно рыцарю на защиту чести своей дамы. Правда, та вроде сама не настаивала. Но кто этих девушек разберет? Бастиан, например, рассказывал, что Эллен была застенчива и мила... и во что это выросло?
   Так что сомнения множились в геометрической прогрессии.
   Заметив, что Шанайя ежится от вечерней прохлады, Тео, не раздумывая, набросил ей на плечи свою кофту. С учетом, что они изгвазданы были одинаково, на счет исходящего от одежды специфического запаха можно было не заморачиваться. Ночная прохлада тут же забралась под тонкую ткань рубашки, но благодарный взгляд девушки оказался отличным согревающим средством.
   -- А мне понравилось! -- неожиданно заявила Шанайя. -- Нестандартно. Точно запомнится на всю жизнь. Не хочешь к нам зайти? Душ примешь, переоденешься.
   -- Я бы не очень хотел первый раз представляться твоим родителям в таком виде... -- осторожно начал Тео, но девушка только отмахнулась.
   -- Тогда учитывай, что они в любом случае собираются затащить тебя на чай.
   Клены, ровным рядом высаженные по краю дороги, тихо шелестели в такт мерным и ленивым порывам ветра. Опрятный дом семьи Наорив выделялся ярким пятном кухонного окна; свет из него падал вниз ровным прямоугольником, золотя ровно подстриженную, уже сухую траву.
   -- Чай -- это хорошо, -- согласился Тео, уже подумывая, куда можно будет пригласить Шанайю в следующий раз.

***

  
   Первым препятствием на пути к запретной территории научно-исследовательского Хроно-института стал забор.
   -- Подтягивайся уже, а не топчись на мне! -- Теодор начинал терять терпение.
   Лили, стоявшая у него на плечах, что-то проворчала в ответ и предприняла еще одну попытку с помощью Алекса забраться наверх. Рут, с трудом удерживающийся на неудобном коньке забора, опасно наклонился, чтобы поддержать Крипс. Одра вроде тоже страховала, но как-то неудачно.
   -- Ты специально хочешь навредить? -- злобно прошипела ей Лили.
   С другой стороны массивного заграждения послышался приглушенный комментарий Энтони, первой справившейся с забором и скучающей в ожидании друзей. Одра, фыркнув в ответ, аккуратно отползла в сторону, чтобы лишний раз не нервировать целительницу, которая, как оказалось, боялась даже такой незначительной (всего метра четыре) высоты.
   Тео, устав изображать столб и подумав, что такими темпами они провозятся до рассвета, не выдержал и подбросил Лили вверх. Девушка пронзительно взвизгнула и вцепилась в парапет, чем и воспользовался Алекс. Подхватив Крипс под мышки, он быстро затащил ее на конек, едва не свалившись на ту сторону, после чего они начали осторожный спуск.
   Одра посмотрела вниз на Тео.
   Кестер оттолкнулся от земли, используя стыки между бетонными блоками, подтянулся, всего за пару мгновений оказавшись рядом с Одрой, и, не задерживаясь на вершине, перепрыгнул на территорию института.
   -- Позер, -- усмехнулась Блеир и тоже полезла вниз.
   Еще один яркий луч прорезал ночную темень. Пока Одра и Алекс пытались поймать Лили, Теодор провел фонариком из стороны в сторону, высвечивая полуразвалившиеся стены и обрушившиеся перекрытия научно-исследовательского центра. Кое-где от комплекса зданий и вовсе остался только просевший фундамент. Энтони, нахмурив брови и уткнувшись в планшет, пролистывала информацию по этому месту.
   -- Как-то это представлялось иначе.
   -- Что тут брать, если все разрушено?
   -- Вряд ли пара комков глины и гнили сойдут за доказательства, -- Алекс отряхнул ладони, забрал у жены ее сумку и разочарованно повел головой, надеясь отыскать взглядом хоть что-то интересное.
   Одра, наконец-то, преодолев спуск, заглянула через плечо Энтони и тоже вчиталась.
   -- А я нашла другую легенду об этом месте. Вроде как ход последнего эксперимента был нарушен оплошностью какого-то лаборанта, пролившего на панель управления кофе.
   Теодор, перестав высвечивать обглоданные временем остовы, повернулся к компании.
   -- Все, что есть в ментальной сетке -- выдумки. Не осталось никого, кто мог бы доподлинно объяснить, что же послужило причиной катастрофы.
   -- Вообще никакой точной информации? -- не поверила Лили.
   -- Только та, которая известна всем, -- согласился с Кестером Рут, -- здесь исследовались временные аномалии, пока в один день не произошел настолько мощный выброс энергии, что остальную часть территории МПГУ не снесло лишь чудом... ну и усилиями лорда-ректора.
   -- И что, никто так и не попытался восстановить картину произошедшего? -- не сдавалась Лили.
   -- Из какой дыры ты прилетела? -- фыркнула Одра. -- Об этом случае трубили на всю галактику. Даже на нашей замшелой базе сохранился сигнал тревоги, поступивший из этого центра.
   Целительница на "дыру" не обиделась, Крипс и сама называла свою планету Гринсит не сильно приятнее. Но вот незнание очевидных для других вещей явно уязвило девушку, и она раздраженно передернула плечами.
   -- Вот и расскажи мне, такой необразованной.
   Вместо Одры, заметив, что Блеир гневно сузила глаза, сдерживаясь из последних сил, ответила Энтони.
   -- А как можно было восстановить картину, если не оказалось ни одного выжившего? Все материалы также исчезли в аномалии. А на призывы танатологов не откликнулась ни одна душа, будто бы все маги, находившиеся в тот момент в здании, никогда не существовали.
   -- Еще говорили, что временные смещения здесь были кошмарными, -- дополнил Алекс, -- например, одна аномалия возникла в метре над полом и просто разрезала людей напополам. Именно из-за таких разрывов хроно-квартал пришлось обнести стеной, окружить защитными барьерами и объявить запретной территорией.
   -- Только я что-то не вижу ни одной аномалии. Рассеялись за давностью лет?
   -- И, судя по тому, что подошли к стене мы беспрепятственно, защитные барьеры потеряли свою силу, -- согласилась с замечанием Лили Блеир.
   -- Либо их давно никто не обновлял, либо опасности больше нет, -- предположил Теодор.
   -- Нам же лучше! -- улыбнулся Алекс.
   -- Полезли? -- предложила Крипс, заметив, что Одра уже пошла вперед, не оборачиваясь на группу.
   -- Главное -- не переломать ноги, -- проворчала Энтони, направив луч фонарика вниз, чтобы не пропустить какую-нибудь коварную яму.
   Вблизи останки центра выглядели еще плачевнее. Бетонные стены, сделанные несколько столетий назад, были покрыты узором широких трещин, разросшимся пушистым мхом и сколами с перевившимися в них лозами дикого винограда. Сыро и сладковато пахло прелостью и гнилью. Кое-где торчали ржавые прутья арматуры. В стыки раскрошившихся плит фундамента запали прошлогодние черные листья. Почти все перекрытия между этажами рассыпались, только в нескольких местах уцелели фрагменты лестничных пролетов, через которые проросли тонкие сухие деревья.
   Бессистемно поводив лучами по развалинам, надеясь отыскать сохранившийся кусочек, где могло отыскаться что-нибудь интересное, ребята, наконец, прошли внутрь за Одрой, которая уже бродила по тому, что некогда было холлом.
   Входная дверь совершенно непонятным образом уцелела. На фоне общей разрухи, покрытая бурой ржой и приветливо распахнутая, она казалась какой-то чуждой и выбивающейся из общей композиции деталью.
   Шедший последним Тео дверь закрыл. Из врожденной вежливости.
   Жутко скрипнули рассохшиеся петли, и с неожиданной силой створка захлопнулась. Разом вздрогнувшая группа в полном составе развернулась к Тео.
   -- Мог бы еще громче, -- щедро разрешил Алекс.
   Кестер, застыв на месте, не ответил.
   Ребята обернулись и синхронно подались назад, надеясь, что это какая-то иллюзия и уловка старшекурсников: за одно мгновение разваливающееся здание восстановилось, заключив группу в прочный каркас стен. Приглушенный свет растекался сверху, разбегаясь полосками светодиодов по потолку. Рассеянный бело-лунный цвет тонул в серости, почти не разгоняя загустевшие тени.
   -- Откуда вообще здесь может быть свет, если центр давно отключен от ЛЭПа? -- тихо уточнила Энтони.
   -- Это все, что тебя удивило? -- Лили нервно оборачивалась по сторонам.
   -- Спроси, что полегче, -- проворчал Алекс.
   -- А мы могли куда-нибудь переместиться, чисто гипотетически?
   Рут стукнул несколько раз по экрану планшета, но техника не отозвалась. Остальные тоже потянулись к ментальному полю и наткнулись на глухую стену. Из изгибающегося вбок коридора выглянула нахмуренная Одра. Увидев друзей, она сначала подозрительно прищурилась и, только убедившись, что это никакие не монстры, собирающиеся сожрать девушку, показалась полностью.
   -- И что это сейчас было? Минуту назад я бродила по развалинам, а потом раз -- из ниоткуда появились стены. Еще и планшет не работает.
   Остальные указали на Теодора. Тому оставалось лишь развести руками. Вроде как специально ничего не хотел, просто привычка сработала. Кто же знал, что банальная вежливость может привести к подобному повороту? Блеир похлопала Кестеру; разочарованной или напуганной (как, например, Лили) она не выглядела.
   -- Ладно, раз попали, на месте стоять глупо, давайте двинем в ту сторону, откуда я пришла. Там что-то вроде кабинета появилось, может, сразу добудем трофей.
   Остальные, повертев головами по сторонам, признали, что стены -- самые обычные, и, в общем-то, не ударяться же в панику? А потому, подергав наудачу входную дверь и убедившись, что она не поддается, и выбить ее тоже не получается, потянулись за Блеир. Однако стоило им подойти к приветливо распахнутой двери, как Одра, едва переступив порог, в нерешительности замерла и свела брови к переносице.
   Коридор выглядел как самый обычный, ничего подозрительного или настораживающего ребята не увидели. Его можно было бы спутать с сотней таких же серых коридоров в главном корпусе МПГУ... но, покосившись на подругу, остальные пока не решались двигаться дальше.
   -- Что случилось? -- Теодор повернулся к Одре, не понимая, что ее остановило.
   -- Это другой коридор!
   -- В смысле? -- не понял Алекс, высунувшись в дверной проем и принюхавшись.
   Пахло пылью и чем-то химическим.
   -- Коридор, по которому я шла, был шире и на стене вон в том месте, -- Одра ткнула пальцем вперед, -- была трещина. Когда все изменилось, я тут же поспешила к вам: сначала повернула налево, прошла по коридору с трещиной. Этот коридор вообще прямой, только дверь направо. А там, откуда я вышла, теперь вообще прохода нет.
   -- Может, ты ошиблась? -- осторожно предположила Лили.
   Блеир наградила целительницу уничижительным взглядом и все-таки двинулась вперед. Остальные обменялись тяжелыми взглядами. Предположение, что если они сядут перед дверью, просто подождут, и все вернется на круги своя, выглядело слишком наивно. Даже, если это действительно устроенная старшекурсниками шутка, лучше уж они сами найдут этих придурочных фокусников и наваляют им, чем станут объектами для насмешек.
   Около того места, где должна была быть трещина, которую видела Одра, девушка остановилась и придирчиво ковырнула серую краску. Но стена не поддалась. Алекс, пока Блеир разочарованно фыркала, успел толкнуть дверь и заглянуть внутрь комнаты.
   -- Эй, тут действительно кабинет! И окно есть, сейчас выберемся! -- довольно позвал юрист, и все поспешили за ним.
   Приключения -- это, бесспорно, хорошо, но только когда они заранее запланированы и идут строго по сценарию. Кабинет, так же как и коридор, оказался самым обычным -- пыльный моноблок образца предыдущего столетия, громоздкий стол, книжные полки, заставленные энциклопедиями. Несколько вычурных статуэток. На стене слева висел портрет неизвестного мужчины. Опухшее бледное лицо с тяжелыми веками смотрело на незваных гостей уставшим взглядом.
   Лили тут же схватила одну из фигурок -- слепую богиню судьбы -- и кивнула на окно. Теодор как раз пытался сдвинуть тяжелую, присохшую створку, раздумывая, не проще ли окно просто выбить. За мутным стеклом в ночной темноте было видно пятно забора. Одра, Алекс и Энтони пока просто с любопытством изучали покрытые толстым слоем пыли вещи, но ничего больше не трогали.
   -- Все, ребята, лезем.
   Входная дверь в другом конце коридора вкрадчиво скрипнула. Протяжный вздох донесся до слуха далеким тревожным эхом. Группа резко развернулась, приготовившись... сражаться? Бежать? Однако нападать на них никто не думал. Гробовая тишина нарушалась только отрывистым и частым дыханием пятерки. А в следующий момент дверь в комнату, которую они оставили открытой, громко захлопнулась, будто от сквозняка.
   Лили испуганно икнула.
   -- Могу поспорить, когда мы развернемся обратно -- окна уже не будет, -- вздохнула Энтони.
   На месте проема теперь стоял шкаф с книгами, а когда Алекс и Тео сдвинули его, обнаружили издевательски ровную серую стену.
   -- Демон бы всех побрал! Напомните, кто предложил сюда влезть, чтобы я могла пнуть его! -- потребовала Лили.
   -- Каждый сам решал, надо ли идти. Никого силой не заставляли, -- резко заметил Тео, надеясь, что до истерики дело у девушки не дойдет.
   Под выразительно-укоризненными взглядами Крипс стушевалась.
   -- Извините, я неправа, просто нервы шалят, -- выдохнула Лили.
   -- Бывает, -- согласилась Энтони.
   -- Хотим выбраться -- двигаемся, -- резюмировала Одра и аккуратно потянула на себя дверь.
   Коридор изменился. Он снова стал шире, был выложен кафельной плиткой, а еще имел небольшой уклон вниз, откуда тянуло зябким холодом. На стене осыпающимся углем было выведено: "Многое способно возродиться из того, что уже умерло." Но новой волны изумления произошедшая метаморфоза не вызвала, разве что происходящее нравилось ребятам все меньше и меньше. Тревога нарастала. На розыгрыш это уже не походило никаким образом. Таким уровнем магии иллюзий владели единицы.
   -- Похоже, на этот раз мы идем в сторону лабораторий, -- предположила Энтони, -- в покойницкой такой же спуск к холодильным камерам.
   Лили и Алекса передернуло, Одра сбилась с шага.
   -- Вот это сравнение сейчас очень не к месту было.
   За следующим поворотом обнаружилась развилка. Коридор, уходящий направо, был завален обломанными бетонными блоками, осколками кафеля и ржавыми штырями арматуры. Дорогу прямо перекрывала железная решетка. И, кажется, ее держали не только старые, плохо приваренные петли, но и магия. Объяснить как-то иначе тот факт, что ее не смогли выбить совместными стараниями здоровые и не обделенные физической силой первокурсники, не получилось. Зато налево проход был свободен и вроде как даже чуть поднимался вверх.
   -- А давайте теперь все время налево поворачивать? -- внес свою лепту Алекс. -- Во-первых, это хоть какая-то система, чтобы не заблудиться. Во-вторых, других идей все равно нет.
   Никто не возражал. Когда ни фига не понимаешь, что происходит, оказываешься рад любому предложению, хотя бы отдалено похожему на план. Тем более, что с каждой минутой находиться в исследовательском центре становилось все неуютнее и неуютнее. И вроде бы из теней не лезли никакие монстры, а в ранцах за спиной дожидались своего часа вкусные бутерброды и горячий чай, но неприятный страх уже обосновался внутри ледяным комком, заставляя ежиться и пугливо вжимать голову в плечи. Однако компания старалась этого не показывать, с наигранным интересом оглядывалась по сторонам и засовывала любопытные носы во все попадающиеся на пути углы и помещения. Каждый раз, когда за группой закрывалась очередная дверь, мир вокруг них менялся. Но в основном, в комнатах, неважно, какими они становились, царили разруха и серость.
   Когда через десяток минут тишину разорвал резкий хлопок двери, подпрыгнули все, кроме Энтони и Тео.
   -- Похоже, это где-то позади, -- уточнила Одра.
   -- Подождем, пока не появится тот, кто хлопнул? -- предложила Лили.
   -- Не логично, -- поморщилась Энтони, заработав неприязненный взгляд Крипс.
   Алекс поддержал жену:
   -- Если хлопок был не случайным, значит, таинственный некто не боится привлечь к себе внимания. Это свидетельствует о том, что страшнее его здесь обителей нет, и он уверен в своих силах.
   Крипс, обработав полученную информацию, побледнела.
   -- Как-то не хочется ни с кем сегодня знакомиться, -- нервно заметила она, маленькими шагами отступая дальше по коридору.
   Группа пошла быстрее, в новых залах стараясь не останавливаться.
   Задержаться пришлось, когда в очередной комнате двери вперед не обнаружилось. Ребята растерянно огляделись по сторонам, надеясь отыскать какой-нибудь неприметный лаз или что-то, что похожее на засекреченный проход. Кабинет, в который попала пятерка, будто бы сошел со страниц средневекового романа.
   Лучи фонариков бессистемно шарили по стенам и книжным шкафам.
   Первым странность заметил Алекс.
   -- Тео, ты же тут буквально несколько минут проходил, -- тихо позвал Рут.
   Кестер повернулся к другу, пытаясь понять, что его смутило.
   -- Смотри.
   Белое пятно света метнулось по стене чуть в бок, поймав выскобленную фразу: "Приятно воспоминание о невзгодах минувших". Теодор мог поклясться, что еще несколько мгновений назад, когда он осматривал это место, ничего подобного не было. Тень недовольно шевельнулась, ее встревожило это послание.
   Ребята осторожно приблизились, надеясь лучше рассмотреть надпись: слишком уж длинные глубокие борозды напоминали следы чьих-то когтей. В этот момент фраза начала оплывать, словно из трещин потекла черная, густая вода, изменявшая слова.
   "Время мертво".
   Лили выругалась. Одра поддержала целительницу парочкой трехэтажных фраз.
   Тео даже возражать не стал -- самому хотелось высказаться.
   Когда ребята отвлеклись от надписи, стало понятно, что пространство вокруг них вновь изменилось. Комната опустела. Свет фонариков дрогнул, мигнув, и на секунду сквозь поблекшие стены стали видны руины.
   -- Каждый раз все вокруг меняется, когда мы все концентрируемся на одной детали, -- сделал вывод Алекс.
   -- Значит, нам больше не нужно этого делать. Постараемся сдерживать свое любопытство, -- безмятежно предложила Энтони.
   Пока ее дар танатолога дремал, и девушка не чувствовала рядом смерти, она была спокойна.
   -- Легко сказать, -- с сомнением протянула Лили.
   Послышался еще один хлопок, а за ним -- тяжелые неспешные шаги по коридору, из которого ребята только что пришли.
   Пятерка переглянулась.
   -- Я, конечно, люблю подраться, -- призналась Одра, -- но для начала хорошо бы понять, что собой представляет противник.
   -- Ищем место для укрытия, чтобы проследить, чьи это шаги? -- предложил Тео.
   -- Именно!
   Идея, конечно, была неплоха, но из комнаты по-прежнему не было второго выхода. Только дверь, ведущая в коридор, где раздавались шаги. Первым осторожно высунулся Александр. За ним на цыпочках поспешили девушки. Замыкал группу Теодор, как наименее любопытный из всей пятерки. У него была задача не отвлекаться на посторонние звуки за спиной и смотреть только вперед.
   К счастью, прямо под дверью загадочного ходока не обнаружилось. Зато появилась еще одна дверь. Ребята ускорили темп, прошмыгнув по коридору до того, как звук шагов приблизился к ним. Теперь надписи на стенах стали попадаться чаще. Они стекали черными густыми подтеками, играя словами и смыслами. Впрочем, последние становились все безрадостнее.
   -- О, цитата из труда Рейвеля: "Все может ослабить время, но не мою печаль...", -- узнала Энтони.
   -- На экзамене будешь знания показывать, -- сердито порекомендовал Алекс.
   -- Придется, раз уж ты не способен, -- фыркнула танатолог.
   -- Что? У меня средний балл аттестата на три десятых выше, чем у тебя! Просто я в отличие от некоторых понимаю, когда можно умничать, а когда нет.
   Тео предпочел просто промолчать, Одра закатила глаза, а вот Лили слушала нарастающую ссору с интересом. Будто надеялась, что сейчас Руты окончательно переругаются. Впрочем, напрасно. Не то, что бы они часто ссорились, скорее, просто выплескивали эмоции, если наболевало. И, что примечательно, на отношениях Рутов это никак не сказывалось. Просто к подобному еще надо было привыкнуть. У Теодора это заняло несколько лет.
   Следующая дверь вывела их к очередной развилке. Здесь не было ни решетки, ни завала, но Теодор все равно насторожился
   -- Кажется, мы ходим кругами.
   Остальные, потоптавшись на месте, с ним согласились.
   -- Значит, нарушаем нашу систему, -- предложила Одра. -- Идем прямо.
   Через несколько метров коридор окончился тупиком. Не нашлось ни двери, ни окна, ни чего-либо, напоминающего лаз, чтобы продвинуться дальше. Но десятикратно оказалось хуже то, что и возвращаться было некуда -- за спинами компании обнаружилась серая монолитная стена.
   В этот раз от емкого идиоматического выражения не удержался даже Тео.
   Они сгрудились в центре комнаты, наблюдая, как стены покрываются черными, стекающими вниз густыми каплями, надписями. "Время уносит все..." Новые и новые борозды проступали на бетоне, уже не позволяя разобрать слова, а затем медленно оплывали, будто акварельные краски по листу.
   -- Это вы меня сюда затащили! -- взвизгнула Лили и со всей силы швырнула в стену статуэтку, чтобы обеими руками вцепиться в Теодора, который показался девушке самым надежным.
   Свет на мгновение истерически затрепетал, а затем с хлопком погас, оставив ребят в абсолютной темноте. Когда лучи фонариков, робко мигнув, снова заработали, оказалось, что в комнате за это время успели появиться целые четыре двери, расположенные по сторонам света.
   -- Кажется, это был непрозрачный намек, что трогать чужое -- плохо, -- предположил Рут.
   -- Значит, не трогаем, -- процедил Теодор.
   -- А как же трофей?
   -- Что для тебя актуальнее: найти выход или состариться с тут с какой-нибудь статуэткой в обнимку? Не понимаю, как остальные первокурсники с этим справлялись. Но если никаких жутких историй про исчезновения не ходит и боевики так нагло требуют трофеи, значит, выход есть, и это несложно.
   Одра тяжело вздохнула, но, согласившись с Кестером, пошла вперед.
   На этот раз они зашли в актовый зал. Впереди виднелась невысокая сцена; старый свисающий рваными лоскутами занавес едва заметно шевелился от сквозняка. Ряды присыпанных пылью кресел стояли в странном шахматном порядке, мешая пройти к дальней двери запасного выхода. Сделав несколько шагов, ребята напряженно замерли. Откуда-то сверху доносились вполне различимые голоса.
   Теодор первым поднял голову. Поджал губы.
   Стены поднимались ввысь, не думая заканчиваться, и затем без перехода отражались как будто в зеркале. А там, в перевернутом зале, растерянно бродили между рядами три человека и напряженно осматривались.
   -- Похоже, боевики тоже решили сегодня добыть трофей, -- невесело усмехнулась Одра.
   -- А это не коллективная галлюцинация? Представьте, если это мы им мерещимся.
   Тохе тут же в четыре голоса посоветовали сплюнуть и постучать по дереву. Как-то совсем нездорово прозвучало ее предположение. Девушка пожала плечами и, не заметив поблизости ничего похожего на деревяшку, три раза несильно стукнула кулачком по лбу мужа.
   Одра покрутила головой по сторонам и заметила почти не видную под слоем пыли книгу, забытую на одном из кресел. И, взвесив в руке снаряд, со всей силы запустила в голову Готхольду. Тот, схватившись за макушку, в ужасе уставился на книгу, которая, по его мнению, упала с потолка.
   -- Придурки! Ау! Головы поднимите, -- неожиданно поддержала Одру Лили.
   Боевики, наконец, задрав подбородки, увидели их группу.
   -- Эй, неудачники, а вы что тут забыли? -- прокричал Алекс.
   -- Судя по всему, то же, что и вы, -- криво ухмыльнулся Готхольд.
   Не успели ребята придумать какую-нибудь очередную колкость, как появилось стремительное ощущение падения вверх, будто бы два зала, забыв про законы гравитации, понеслись навстречу друг другу, приготовившись столкнуться. С обеих сторон послышались испуганные вопли. Алекс, Тео и Корф в падении попытались создать для себя и друзей воздушные подушки.
   Не успели.
   Раздался хлопок. Мир перед глазами кувыркнулся, опрокинув первокурсников на пол... или потолок. А в следующий момент ребята поняли, что оказались все вместе в одной плоскости.
   -- Встретились, -- подытожила Энтони.
   Готхольд со злости опрокинул ряд кресел.
   -- Вам портреты сразу набить или подождать до выхода? -- сжала кулаки Одра.
   -- Сначала давайте этот выход найдем, -- осадил всех Тео.
   Покосившись на Кестера, боевики тут же ехидно заулыбались и один из них -- высокий лопоухий парень с вздернутым веснушчатым носом, что-то прошептал Готхольду.
   -- Как вы сейчас назвали Тео? -- недобро переспросила Одра, кажется, решив не ждать до выхода.
   -- Миротворцем... фиговым, -- солгал Готхольд и невинно улыбнулся, сообразив, что еще немного, и Блеир точно его покусает.
   -- Одра, хватит, -- попытался одернуть подругу Кестер, -- пусть называют, как угодно.
   -- А мне послышалось что-то другое, -- прищурилась она, не думая отступать.
   -- Похоже, некоторым индивидам здесь настолько понравилось, что они решили остаться, -- вмешался Алекс, -- так мы пойдем? А вы дальше выясняйте отношения.
   Спор сразу заглох. Все переглянулись.
   -- Ян, -- представился крепкий, коренастый парень с подвижным лицом.
   -- Готхольд, -- Корфа они и так знали, дружно пытаясь выдумать какой-нибудь обидное сокращение.
   -- Айвен, -- сообщил лопоухий.
   Группа Тео кивнула в знак приветствия и также назвала свои имена.
   -- Осталось только обняться и разрыдаться от умиления, -- желчно проворчала Лили, -- дальше-то что?
   -- Идем, ищем что-нибудь, похожее на выход, -- напомнила Энтони, заработав недовольный взгляд целительницы.
   Пробравшись между рядами кресел, они добрались до запасного выхода. Коридор, обнаружившийся за рассохшейся дверью, оказался совсем узким и, казалось, продолжал сжиматься. Испытав острый коллективный приступ клаустрофобии, ребята выпихнули вперед Кестера, рассудив, что из них именно он самый высокий и широкоплечий, и если нормально пройдет -- то и остальным бояться не чего.
   Шли торопливо, не оборачиваясь, чувствуя, как вокруг становится все холоднее. Мигнул свет, реальность впереди зарябила и, соткавшись из воздуха, на них бросился едва различимый силуэт человека.
   У Тео, рефлекторно отшатнувшегося назад, едва не сдали нервы, контроль удалось удержать лишь каким-то чудом. Однако за мгновение до столкновения тень исчезла.
   -- Что это было? Дух?
   -- Возможно. Или остаточное эхо.
   Тео не поддержал общее обсуждение только что увиденного явления и медленно пошел дальше, собирая в кулак остатки силы воли. Он едва не сорвался, а этого никак нельзя было допустить.
   Коридор перешел в арочную галерею третьего этажа -- именно столько насчитала Одра, перегнувшись через широкий бортик. Правда, ни на одну лестницу они не поднимались, даже не видели ничего похожего... но это уже никого не удивляло. Внизу была красивая трапециевидная зала. А еще -- люди, спокойно перемещающиеся по полу, выложенному белым и черным мрамором, подобно шахматной доске. Некоторые в руках держали стопки книг, кто-то вел спокойную беседу со своими спутниками.
   И именно это смотрелось неожиданно пугающе и неестественно.
   -- Эй, что вы тут делаете? -- окликнули ребят сзади.
   Стремительно развернувшись и отпрыгнув от перил, компания испуганно уставилась на парня в толстых старомодных очках и рваном лаборантском халате. На нем, на толстом шнурке, болталась пластиковая карточка. И все бы ничего... только голос человека звучал далеко и глухо, словно затертая аудиозапись
   -- Гуляем, -- осторожно ответил Алекс, приготовившись скомандовать остальным, рвать когти, не оглядываясь.
   Рядом напрягся Теодор. У него парень тоже вызывал парень тревогу и чувство дискомфорта. Казалось, что вокруг лаборанта воздух темнее и гуще, чем в остальной галерее. Тот нахмурился, но не успел задать следующий вопрос, как помещение поплыло, будто горячий воск по свече, и ребята снова остались одни в окружении полуразваленных стен.
   -- Вы не заметили, что в момент изменения пространства не только свет мигает, но и воздух рябит? -- Кестер сжал руки в замок.
   -- Ага, а еще блекнет, -- подтвердила Лили.
   -- Вокруг нас все выцветшее, как оно может становиться еще бледнее? -- с раздражением вздохнул Айвен. -- Хотя, кажется, вы правы...
   -- Я одна заметила трупные пятна на шее этого парня? -- осторожно уточнила Тоха.
   Остальные, резко прекратив обсуждения, посмотрели на танатолога со священным ужасом. С ними разговаривал мертвец? А все те люди в зале? Они тоже были неживыми?
   -- Лично меня волнует вопрос, как долго он уже мертв...
   -- И все? А не волнует, что он мог нас сожрать и даже не подавиться? -- тоненько взвизгнула Лили.
   -- Все выдохнули и включили логику, -- попросил Рут, которому вопросы жены тоже не нравились, но требовалось рассуждать здраво. -- Мы знаем, что хроно-институт занимался изучением временных аномалий и что один из экспериментов закончился трагедией. И если посмотреть вокруг, на все, что мы сегодня увидели, получается, это был не просто выброс энергии -- аномалия, выйдя из-под контроля, поглотила все здание и людей в нем.
   -- То есть, мы находимся в постоянно меняющем структуру временном разрыве? -- подхватил мысль Готхольд.
   Действительно, за несколько столетий институт перестраивался столько раз, что на одном и том же месте бывали и залы, и кабинеты, и коридоры.
   -- Если вспомнить еще и надписи, которые, кажется, оставляют запертые здесь сотрудники, -- Одра зябко передернула плечами, -- получается, что внутри времени просто нет.
   -- Эффект безвременья, -- предложила Энтони, -- можно хоть диссертацию писать.
   -- По ощущениям мы бродим второй час, но определить точно, сколько именно, уже невозможно, как и восстановить линейность событий.
   -- Время наслоилось само на себя.
   -- Как торт "Император", -- кивнула Одра.
   Все промолчали, выразительно смотря на девушку.
   -- Что? -- не выдержала Блеир: -- Я жрать хочу.
   Тео закатил глаза и вытащил из рюкзака бутерброды. Судя по голодным глазам боевиков, их группа оказалась менее предусмотрительна.
   Решив, что комната вполне сойдет для перекуса, студенты устроились на полу. Несколько минут все сосредоточенно жевали и тихо прихлебывали горячий чай, передавая друг другу небольшую крышку термоса, исполняющую роль чашки.
   -- Студенческий ночной дожор, -- улыбнулась Энтони, -- раз у нас передышка, расскажите, как сюда попали.
   -- Группа Корфа идти отказалась, с нашего факультета тоже других дураков не нашлось, а мы назло полезли, мол, все трусы, а мы -- герои, -- скорчил рожу Ян, -- а затем этот идиот, -- он показал на Айвена, -- прочитал заклинание истины. Хотел, понимаете ли, посмотреть, как институт выглядел.
   -- Посмотрел... -- фыркнул Алекс.
   Какая здесь может быть истина, если здание каждое мгновение изменяется одновременно в прошлом, настоящем и будущем?
   Лили подлила чай Яну. Тот благодарно кивнул и, грустно осмотрев оставшийся кусок бутерброда, благородно предложил его даме. Энтони и Теодор синхронно вздохнули: количество запасенной еды не предусматривало восемь голодных ртов. А в вопросе подготовки к походу за трофеем боевики оказались совершенно непредусмотрительны. Одра, закончив со своей порцией, уставилась в конец коридора, где ритмично перемигивались лампы.
   Эта рябь казалась подозрительно знакомой.
   Часть коридора на метр от пола воспринималась зрением нормально. Но стоило посмотреть выше, как перед глазами начинали мелькать полосы, будто девушка смотрела видеозапись плохого качества.
   -- Закругляйтесь. Если мы не чувствуем время, в реальности уже несколько дней могли пройти.
   -- Или лет, -- спокойным тоном добавила Энтони.
   -- Не каркай! -- попросил жену Алекс.
   Готхольд, покряхтев, начал вставать.
   -- Сидеть! -- рявкнула Одра так, что даже Тео вздрогнул.
   Боевик вызверился.
   -- Что я опять не так сделал? Сама сиди, если хочешь!
   Он почти поднялся на ноги, как Блеир просто прыгнула на него, придавливая к полу.
   -- Держите остальных, никому не вставать! Я твою шкуру пытаюсь спасти, тупица! Сами посмотрите!
   Тео придержал за плечо Айвена, уже собравшегося кинуться на помощь другу, а Лили перехватила руку Яна. Все обернулись в конец коридора, надеясь понять, что увидела Одра. Первым сфокусировал взгляд на ряби Корф. Он уже не пытался скинуть с себя девушку, которая распластавшись на массивном боевике, вцепилась ему в руки.
   Спустя секунду пришло понимание. И страх.
   Крипс судорожно вздохнула носом воздух, пытаясь успокоиться.
   -- Аномалия прямо над нами, да?
   -- Верх коридора сейчас в другой временной зоне, -- подтвердил Теодор.
   -- То есть, если бы сейчас кто-то поднялся на ноги... -- даже у Алекса голос дрогнул. Он, не отрываясь, смотрел на тонкий серый флер прямо над головой Энтони, понимая, насколько близко они были к быстрому финалу.
   Все промолчали, не желая озвучивать варианты.
   Тишину нарушил Кестер.
   -- Тот, кто бы встал на ноги, верхней частью тела тут же оказался бы в другой аномалии. А оставшаяся половина тела залила бы нас и пол кровью.
   Готхольд перестал испуганно таращиться на рябь и перевел взгляд на бледное лицо Одры, склонившееся над ним. Девушка криво улыбнулась и осторожно сползла с напрягшегося под ней тела.
   -- Спасибо.
   -- Пф... хоть ты и придурок, твоя смерть не входит в мои ближайшие планы.
   Тоха, убедившись, что термос опустел, и чай не спешит волшебным образом вновь появиться в сосуде, хмыкнула и подбросила его вверх. На секунду реальность мигнула, став монохромной, а следующий момент перед ними о пол звякнула половика термоса. Разрез был холодным и хирургически точным, будто время с педантичностью сумасшедшего за доли секунды успело провести измерения, чтобы не захватить ни одного лишнего микрона.
   Вторая половинка термоса исчезла, а совсем приунывшей компании резко перехотелось пытаться представлять себя на месте термокапсулы.
   -- Корф, с тебя новый термос, -- Энтони, как ни в чем не бывало, застегнула ранец.
   -- Хоть сотня, -- немного нервно улыбнулся в ответ парень и повернулся к Блеир, которая уже отползла от него поближе к Тео. -- Как мне тебя отблагодарить?
   Одра, которая терпеть не могла лишнего пафоса, скривилась.
   -- Выберись для начала отсюда, рыцарь. И перестать быть придурком. Ну что, поползли? Других вариантов убраться отсюда -- нет.
   -- Только, кто полезет первым, пожалуйста, внимательнее, вдруг еще какая-нибудь пакость на пути возникнет, -- жалобно попросила Лили и пристроилась в самом конце процессии, спрятавшись за Яном.
   -- Я и полезу. Все будет пучком, -- отмахнулась Блеир. -- Кестер, подержи?
   Тео без вопросов забрал у девушки сумку.
   Сразу за Одрой поползли Айвен и Готхольд, следом прикрывал Энтони Александр, затем с двумя сумками осторожно передвигался Теодор, которому из-за его габаритов приходилось пригибаться особенно низко, чтобы не лишиться скальпа. А уже за ним замыкали странную процессию Ян и Лили.
   -- Космодесант на задании, блин, -- проворчал Рут, которому категорически не нравилось передвигаться подобным образом.
   -- А мне нравится, -- неожиданно заявил Айвен.
   Сначала ползущие следом ребята испугались, что у парня помутился рассудок, но потом проследили траекторию взгляда, оканчивающуюся на задних карманах облегающих джинсов Одры, и все стало на свои места.
   -- Назовем это пробником полевой практики, -- предложил Теодор, которого не устраивало находиться в середине: уязвленное самолюбие напоминало, что в середину всегда ставят самых слабых членов группы.
   -- Думаешь, Инквизиция всеми практикантами полы протирает? -- хмыкнул впереди Готхольд.
   -- И не только полы, -- вместо Тео отозвалась Энтони и оглушительно чихнула, надышавшись пылью.
   -- Будь здорова, -- пожелали девушке со всех сторон.
   -- Жаль, что эту вылазку в качестве рекомендации не приложишь.
   Коридор казался бесконечным, будто бы стоило ребятам только приблизиться к двери, он тут же удлинялся еще на десяток метров.
   Позади внезапно заорал Ян и резким рывком едва не запрыгнул на Тео. Остальные не подскочили вверх лишь каким-то чудом и остатками силы воли. Но оборачиваясь, ожидали увидеть за спиной минимум стаю инфернальных гончих. Однако перед взглядами напуганных и растерянных первокурсников, которые за одно мгновение едва не поседели, предстали только смущенный Ян и виновато улыбающаяся Крипс.
   -- Что произошло?
   Боевик опустил взгляд, занявшись изучением собственных рук и, запинаясь, признался.
   -- Почувствовал, что меня за... зад схватили, испугался.
   -- Извините, не смогла удержаться, -- нервно хихикнула целительница.
   Одра расхохоталась, уткнувшись лицом в пол, почти сразу же ее примеру последовали Готхольд и Айвен. Энтони закрыла лицо ладонью. Тень Тео покрутила пальцем у виска.
   -- Я чуть инфаркт не словил, -- укоризненно выдал Алекс.
   Кестер сдержаться не смог:
   -- Гормоны в голову ударили? Лили, ты громче всех вопила, что тебя чуть ли не силой сюда затащили и подвергли опасности, а теперь из-за твоей глупой выходки мы сами едва не попали в аномалию!
   Крипс обиженно нахохлилась.
   -- Да что вы, в самом деле... весело же?
   -- Я буду замыкающим, -- категоричным тоном заявил Теодор, и Ян, потирая ягодицы, а за ними обидевшаяся на ребят Лили, проползли мимо него, оставив Кестера тащиться в хвосте. Но парня новое распределение тел в веренице как раз устраивало. По крайней мере, за тыл он теперь был спокоен, а Одра, конечно, взрывная девушка, но опасность впереди точно не пропустит.
   Когда, наконец, коридор закончился, и они, пожертвовав складным ножиком Алекса, смогли зацепить дверную ручку, находящуюся слишком близко к грани аномалии, счастью не было предела. Монотонное движение без возможности разогнуть спину жутко угнетало. Зато в следующей комнате удалось встать в полный рост и, наконец, размяться. К ребятам там даже вернулись остатки позитива.
   На этот раз они старались действовать осторожнее. Сначала кто-то один приоткрывал новую дверь, убеждаясь в отсутствии коварных разрезов реальности в неожиданных местах, пока остальные внимательно следили за обстановкой комнаты, чтобы остальные двери внезапно не исчезли. Затем проверяли остальные помещения, выбирая, какое выглядит более перспективным.
   Первым лабораторию заметил Ян.
   Точнее, он указал остальным, что один из шкафов в комнате стоит как-то неровно. Парни, быстро сориентировавшись, отодвинули тяжелый деревянный массив, рассыпав по полу старые тома. В стене действительно обнаружился проход.
   В выложенном белым кафелем коридоре пахло стерилизаторами, эхо шагов причудливо отражалось от стен, подскакивало до потолка и упругим мячиком скакало впереди ребят, свет фонариков привычно замерцал, когда они покинули пределы очередной аномалии и остановились у мощной кодовой двери.
   "Чем короче время, тем оно счастливее" -- мелькнули темные подтеки.
   -- Спорю еще на десять термосов, что мы, наконец, нашли что-то важное, -- предложил Алекс.
   -- Куда нам столько? -- Тоха отвлеклась от разглядывания двери и с сомнением посмотрела на мужа.
   -- Продадим, -- отмахнулся Рут, набирая первые попавшиеся комбинации. Красный огонек над сенсорной панелью на попытки получить доступ никак не реагировал. -- Тео, посвети.
   К счастью, как и любые ученые, работники исследовательского центра оказались ужасно рассеянными, и код был нацарапан рядом с панелью.
   -- Может, мы найдем здесь способ остановить это? -- с надеждой предположила Лили, теснее прижимаясь к Яну.
   -- Сейчас узнаем, -- Рут решительно потянул на себя дверь и заглянул внутрь. -- Ух-ты, приборы какие-то! И, судя по жужжанию, они вполне рабочие.
   -- Ничего подозрительного? -- уточнил Айвен.
   -- Подозрительнее того, что мы уже видели?
   Они прошли в помещение, являющееся, без сомнений, лабораторией. Удивительно, но на широких экранах сейчас мигали таблицы, шел процесс обработки какого-то запроса. Впрочем, назначения большинства предметов компания не знала и только разглядывала их, не решаясь дотронуться. Перед огромным стеклом находился стол, заваленный какими-то бумагами. Тут были и чертежи, и распечатки отчетов, и какие-то энциклопедии, и журналы учета. Кроме этого нашлась пара кружек, в одной из которых даже были остатки чая, и пластиковая карточка пропуска на имя какого-то лаборанта.
   А за огромным толстым стеклом и парой защитных экранов, посреди белой идеально ровной и не отражающей свет камеры медленно вращался темно-синий с серыми проблесками смерч, закручиваясь по часовой стрелке.
   Несколько долгих мгновений первокурсники заворожено всматривались в сгусток непонятной силы. Он пульсировал, то наращивая темп, то затихая, но в размерах, как не увеличивался, так и не уменьшался. И почему-то казался чуждым всему привычному миру, оставаясь все понятий жизни и времени.
   -- Ребята с факультета временной магии наверняка смогли бы сказать точнее, но я готов собственные уши заложить, что это -- та самая хрень, из-за которой институт перестал существовать, -- предположил Ян.
   -- Побереги уши, они тебе еще пригодятся, -- Алекс первым отвлекся от разглядывания смерча и камеры, вернувшись к изучению приборов: - То, что сейчас происходит вокруг нас, существует. И институт существует, просто...
   Рут запнулся, подбирая слова.
   -- В другом времени. Вернее -- во всех временах сразу, -- подсказала Энтони, -- а может, даже в другом пространстве. Скорее всего, экспериментальная аномалия вытолкнула здание за пределы мира.
   Одра постучала пальцем по стеклу, словно собираясь привлечь внимание смерча.
   -- А если это выключить, все вернется на свои места?
   -- Я бы не рисковал, -- нахмурился Готхольд, -- мы еще не знаем, сможем ли сами унести отсюда ноги.
   -- Согласен, -- неожиданно принял сторону Корфа Теодор, вызвав на лице Одры гримасу обиды за то, что друг не поддержал ее идею. - Маги из нас пока никакие, а кулаками и чистым желанием здесь вряд ли удастся чего-либо добиться.
   Блеир только пожала плечами и отошла к соседней двери. Она не ожидала, что та резко распахнется именно в этот момент, и в лабораторию зайдет молодой человек, с которым недавно компания успела столкнуться. Только халат на нем был уже целый, а руки занимала кипа бумаг.
   При виде ребят выроненные листы разлетелись по всей лаборатории.
   -- Опять вы? Живые...
   Парень переводил взгляд с одного первокурсника на другого. И его лицо изменялось. Глаза вваливались внутрь черепа, превращаясь в черные, сочащиеся гноем провалы. Но сам лаборант, кажется, ничего не замечал, пока компания, с ужасом наблюдая за метаморфозами, медленно отступала к двери.
   -- Будущее достижимо! -- закричал парень.
   В нервном возбуждении он бросился поднимать с пола бумаги и, схватив карандаш, принялся набрасывать какие-то схемы прямо поверх ровных строчек отчета. Теперь ребятам был виден сгнивший затылок, из которого торчали осколки черепа, а от ушей тянулись засохшие кровавые подтеки
   -- Заведующий ошибается! -- счастливо рассмеялся парень. -- Я это докажу!
   А в следующий момент просто исчез.
   -- И что это было? -- Готхольд с трудом сдерживал нервное заикание. -- Я думал, он бросится на нас...
   Ребята растерянно переглянулись. Факт давней смерти этого человека уже ни у кого не вызывал сомнений. Однако то, что в теле остались не только рефлексы "поднятого", и оно могло реагировать на посторонние раздражители, анализировать поступающую информацию и делать выводы, вызывало недоумение. Простая временная аномалия не могла наделять мертвых способностью функционировать. И никаких объяснений в голову не приходило. Впрочем, даже выдвигать идеи и что-либо предполагать не хотелось. Этим можно будет заняться позже, когда они выберутся отсюда.
   Но спокойно покинуть лабораторию им не позволили.
   Дверь, смазавшись, исчезла в возникшей аномалии. На пороге замерли два существа, некогда бывших людьми, Тела, иссеченные временными разрезами, превратились в комки гнилой плоти. Они передвигались толчками, словно бросая себя вперед и вытягивая вперед по-птичьи длинные шеи. Лица более-менее сохранились, отразив безумное, животное отчаянье, голод, а еще -- всепоглощающую зависть. Алекс отступил на шаг и рывком задвинул Энтони себе за спину.
   Существа надвигались на них молча, загоняя в угол лаборатории, не оставляя возможности сбежать. А за ними появлялись еще люди. Они все выглядели по-разному: кто-то совсем обычно и нестрашно, от кого-то остались лишь куски, тянущиеся к ребятам окровавленными покрытыми слизью обрубками.
   Лили пронзительно и громко завизжала, пытаясь спрятаться за спины друзей. Паника подступила к горлу тугим комком тошноты, вытесняя рассудок.
   Алекс, зашептав заклинание, вызвал тонкий щит, но тот почти сразу лопнул, будто бы мыльный пузырь. Огонь, созданный Одрой, растекся по телам каплями, не причинив вреда.
   Выхода не было.
   Рты мертвецов не шевелились, но в головы проникал вкрадчивый, шипящий шепот. Он звучал внутри, нарастая, превращаясь в крик, и обрывался на ультразвуке, вновь опускаясь до едва различимых слов.
   "Останешься... здесь..."
   -- Замолчите, -- жалобно попросила Энтони, зажимая уши. -- Моя сила не действует на них! Они ее вообще не замечают!
   Рядом беззвучно заплакала Лили.
   "Почувствуй..."
   Одра ощущала, как у нее, не поддаваясь контролю, из глаз катятся слезы.
   "Не помню..."
   "Ты пришел после праздника..." -- прошелестел в голове Теодора пугающе знакомый голос, перекрыв остальных.
   А вместе с этим пришла в движение реальность, словно мозаика, разлетевшаяся крошечными осколками. Временные разрезы, хаотично наслаиваясь, ползли за мертвыми, меняли пространство вокруг себя. Не вовремя дернувшись в сторону, Тео и Ян оказались отрезаны от группы. Они видели друзей через тонкую перламутровую пленку, за которой мир серел, пропуская по себе, как по экрану, механические помехи.
   "Нам холодно..."
   Кестер, обернувшись, увидел, что аномалия оставила их рядом с дверью.
   -- Продержитесь немного! -- прокричал Ян: -- Мы займемся дверью и аномалией!
   А голоса становились настойчивее, уже причиняя физическую боль.
   "Здесь останешься, здесь!"
   Запнувшись о стул, целительница едва не упала, вцепившись в Одру и почти повиснув на ней. Руки потянулись к Крипс, хватая за футболку; соскальзывая с тугих джинсов.
   -- Отвалите! -- закричала Лили, кажется, сорвав себе голос, и беспорядочно замахала руками, пытаясь вырваться из захвата черных пальцев.
   А в следующий момент Одра, пытающаяся помочь подруге, почувствовала, как Лили схватила ее за плечи и вытолкнула перед собой, к мертвецам. Не ожидая подобного удара и не успев сгруппироваться, Блеир споткнулась и упала прямо под ноги существ. Те, будто только и ждали подобной жертвы, схватили ее, потащив к разрезу.
   Одра отчаянно заорала, забившись в мертвых руках, но ее удары не причиняли им никакого вреда, а на заклинания не было уже ни сил, ни времени.
   Готхольд с Айвеном, оставив позади Алекса с Энтони и Лили, не обращая внимания на трупы и новые временные аномалии, бросились за Блеир. Когда воздух снова зарябил, Айвен проскочил вперед, а вот Корф увернуться не успел. Аномалия едва ли не в клочья разодрала левую руку Готхольда, срезав часть мышц от предплечья до кисти. Но парень лишь яростно зарычал, проигнорировав ворвавшуюся в его мозг дикую боль.
   Он, следом за другом добравшись до мертвецов, почти оттащивших Блеир к крупному разрезу, без раздумий вломился в их ряды, расшвыривая тела осатавшимися крупицами резерва.
   "Какое мое имя?"
   Времени на сомнения не осталось. Теодор, резко выдохнув, решился и позвал силу, дремлющую внутри него клубком ядовитых змей. Его тень, обретя особенную густоту и четкость, хищно оскалилась. А затем, не оборачиваясь на испуганный окрик Яна, Кестер шагнул в аномалию, разделившую их с друзьями. Раздался хлопок и разрез, мигнув, исчез. Добравшись до друзей, Теодор подтолкнул их к двери, показывая, что Яну нужна помощь с кодом.
   Алекс, с трудом взяв себя в руки, кивнул, потянув за собой Энтони и Лили.
   За это время боевикам удалось отбить Одру. Корф из последних сил создал воздушную волну, отбросив тела на прочный экран, а Айвен подхватил Блеир на руки, бросившись к остальным.
   "Завтра не настанет..."
   Пригнувшись и шарахаясь от новых разрезов, ребята добрались до кодовой двери. Энтони, пока Теодор и боевики открывали дверь, обернулась назад: следующие за ними мертвецы, казалось, не видели аномалий. Они задевали разрезы, теряя части тел, пачкая пол черной густой кровью.
   Панель, приняв код, тонко пискнула, открывая замок.
   Отчаянный шепот стих, оставшись по ту сторону двери.
   В коридоре было пусто и холодно.
   Ребята, наконец, смогли выдохнуть.
   -- Крипс, останови Корфу кровь, -- указал на Готхольда Теодор, -- немедленно.
   Лили нервно кивнула, зашептав формулу заклинания, и неуверенно сделала несколько пассов. На месте открытой раны замерцала серебристая сфера стазиса.
   -- Ее хватит на несколько часов, -- пообещала Крипс и тут же пересеклась с внимательным взглядом Одры. Вздрогнув, целительница отвела глаза, физически чувствуя презрение и разочарование друзей.
   Ребята вошли в следующую комнату, не заметив, как за их спинами гнилая кровь собирается в густую массу и продолжает тянуться за живыми. Впрочем, им и без этого хватало поводов для стресса. Они вернулись в ту же самую лабораторию, из которой несколькими минутами раньше бежали. За прошедшее время она изменилась почти до неузнаваемости. Исчезли и жужжащие приборы, и мебель, исчезли бумаги и надписи на стенах. Неизменными остались лишь толстое стекло и стол перед ним. А вокруг царила густая серость. У экрана, опираясь локтями о столешницу, сидел тот же лаборант в разбитых очках. Уже не было на груди карточки-пропуска, а халат сплошь покрывали дыры.
   На скрип двери парень не отреагировал.
   Ребята же, затаив дыхание, уставились за стекло: воронка исчезла. За экраном не было вообще ничего, кроме беспросветной черноты, будто там заканчивалась реальность.
   А лаборант смотрел перед собой на часы с треснувшим экраном. Стрелки на них двигались бессистемно, то бешено вращаясь по часовой, то останавливаясь, то подрагивая на месте, то идя рывками обратно. Тонкие истлевшие пальцы, держащие часы, нервно подрагивали каждый раз, когда стрелки в очередной раз сбивались со своего ритма.
   Наконец, лаборант поднял голову и посмотрел на замершую под его взглядом группу. Левая сторона лица парня осталась молодой, правою же иссекли морщины, будто у древнего старика. Сначала он смотрел сквозь них, а потом, наконец, узнав, грустно улыбнулся. И, обесцветившись до едва заметной тени, исчез.
   Сломанные часы упали на стол.
   В этот же момент дверь прогнулась, будто что-то огромное врезалось в нее с той стороны.
   -- Всё. Набегались.
   Теодор щелкнул пальцами. Вокруг из пыли соткался темный вихрь, который Теодор плавным пассом направил на стену. В ускорившемся потоке воздуха мелькнула пара ярко-белых электрических разрядов. Коснувшись стены, вихрь разбился о нее темными сгустками, а в следующий момент фрагмент бетонного блока просто растворился, открыв ребятам вид на парк МПГУ.
   -- Валим! Скорее!
   -- Фигушки после всего этого я уйду отсюда без трофея! -- возмутился Алекс и сцапал со стола сломанные часы.
   Остальные похватали все, что попалось под руку.
   -- Живо! -- зарычал Тео.
   Портал оказался открыт очень вовремя -- за спинами первокурсников дверь все-таки сломалась.
   Только выскочив наружу, ребята осознали, что под ноги тоже надо было посмотреть. А теперь они падали. Алекс, Ян и Готхольд, сориентировавшись, кинули вниз импульсы, создав воздушные подушки. Правда, падение они смягчили слабо, но это было в любом случае лучше превращения в лепешки. Удар о землю оказался болезненным, пришлось сильно оцарапаться о куски камней, зато руки и ноги (а самое главное -- головы) были целы.
   -- Поверить не могу, что мы выбрались, -- выдохнул Айвен. -- Кестер, за мной долг.
   Они лежали на руинах хроно-института, приходя в себя.
   Теодор попытался встать, но не смог. Физические силы были на нуле, а магический резерв и вовсе замер на грани полного выгорания. Последние крупицы, которые еще можно было израсходовать, ушли на восстановление шаткого контроля над собой.
   Рядом с Тео распласталась Одра и спокойно смотрела в темно-серое небо.
   Переведя взгляды вверх, они едва сдержались от новой порции воплей и ругани -- светящуюся арку заполнили глаза. Взгляды -- тоскливые, злые, сумасшедшие, печальные, отчаянные, жадно смотрели на тех, кому удалось выбраться из аномалии живыми.
   Теодор с заметным усилием поднял руку и еще раз щелкнул пальцами.
   Арка исчезла.
   Алекс, встрепенувшись, первым подскочил вверх и тут же навис над Лили.
   -- Ты -- целитель или визгливая истеричка? -- обманчиво-спокойно уточнил Рут, легко поднял девушку на ноги и указал на остальных ребят: -- Вот и займись своими прямыми обязанностями.
   -- У меня не такой большой резерв! -- Лили возмущенно вывернулась из цепкого захвата и присела, залечивая себе расцарапанное колено. -- И вообще предрасположенность к стихийной магии!
   -- Значит, израсходуешь резерв в ноль! -- рявкнул Алекс: -- Ты вообще понимаешь, что натворила? Куда могли Одру затащить эти твари, если бы не Айвен и Готхольд? Где бы мы ее искали? Корф из-за тебя ранен!
   -- Я испугалась!
   -- А мы нет?! От радости поорать решили?!
   -- Ругайтесь потише, -- жалобно попросила Энтони, -- голова раскалывается.
   Тоху поддержала Одра.
   -- Успеете еще поссориться. Ушибы и синяки сами сойдут, потерпим, -- она, пошатываясь, тоже встала, -- Лили, закончи нормально лечение Готхольда. А Тео мы как-нибудь дотащим.
   -- Только попробуйте, -- процедил Теодор, рывком сел и поморщился от накатившей слабости. Внутри было крайне мерзко, еще и бутерброды просились наружу, но пока Кестер держался.
   Алекс с Энтони одновременно закатили глаза. Они, давно изучив характер Теодора, знали, что Кестер совершенно не умеет принимать помощь от других людей.
   -- Ты услышала? -- уточнила Одра, хмуро разглядывая Лили.
   Та только фыркнула и подошла к Готхольду. Сняв сферу стазиса и придирчиво изучив разрез на предмет заражения крови, Крипс сбивчиво принялась шептать формулы. Через несколько минут левая рука боевика превратилась от середины предплечья до запястья в один сплошной рубец.
   Зато почти не болела.
   -- Прости, больше я не смогу выправить, дальше уже к специалисту нужно идти, -- прошептала Лили: -- Но боюсь, часть удаленных мышц невозможно будет восстановить вообще.
   -- Нормально, -- отмахнулся Готхольд, -- пусть функционал восстановят и сойдет. А как подживет, тату сделаю.
   Корф покосился на целительницу и отошел к стене, с которой они упали. А побледневшая и заметно ослабевшая девушка все-таки занялась Теодором. Тот благодарно кивнул -- теперь сил на то, чтобы добраться до кровати, должно было хватить.
   Айвен, потоптавшись на месте, подошел к Готхольду. Тот внимательно вглядывался в руины факультета.
   -- Что случилось?
   Боевик ткнул пальцем в нагромождение кусков бетона.
   Среди обломков лежала поцарапанная, грязная и почти закрытая темным кленовым листом пластиковая карточка. С выцветшей фотографии живо улыбалось знакомое лицо. Имя разобрать уже было невозможно. Айвен молча разгреб обломки и вытащил кусок полуистлевшей ткани, некогда явно бывшей лаборантским халатом, а под бетонными обломками обнаружились фрагменты костей.
   -- Надо похоронить, -- тихо предложил Готхольд.
   Друг кивнул, дальше разгребая завалы. К нему присоединились остальные.
   У Яна в резерве еще оставалось немного магии. С некоторым трудом он создал в земле небольшое углубление, куда ребята положили найденные останки. Зарыли. Положили сверху несколько больших камней.
   Помолчали.
   В конце концов, научное любопытство и жажда знаний не должны караться подобными посмертными страданиями.
   Над ними хранили молчание развалины стен с выщербленными выступами камней.
   -- Теперь перейдем к главному, -- отряхнулась от пыли Энтони, -- Тео, поясни, почему ты сразу не воспользовался порталом, если была возможность? И как ты справился с аномалией?
   Осунувшийся и посеревший Теодор, который, кажется, за несколько часов скинул пяток килограммов, усмехнулся. Его состояние прекрасно говорило само за себя: заклинание едва не выжгло магический дар Кестера.
   -- Надеялся, что сможем обойтись без этого, -- тихо ответил Тео, -- я понял, что нельзя дальше тянуть, когда угроза для жизни стала действительно реальной. Правда, до конца не был уверен, сработает ли сила внутри хроно-института.
   -- Скорее уж хороно... -- проворчала себе под нос Одра, -- спасибо.
   -- А как же аномалия? -- не оставлял тему Ян. Он точно видел, что временной разрез ничем не отличался от других. И по идее, Теодора должно было разрезать на две части.
   -- Несколько фактов: у моих родителей прекрасные, почти родственные отношения с библиотекарем; а у меня ярко выраженный дар демонолога, который оформился в дошкольном возрасте, когда у других детей еще невозможно было выявить просто наличие магических способностей, -- скупо осветил проблему Тео. -- Два и два сложить сами сможете?
   -- Поняли, заткнулись, -- кивнул Готхольд.
   Алекс, повозившись с выключившимся планшетом, наконец, влез в ментальное поле и удивленно присвистнул.
   -- Ого! Ребята, не хочу вас пугать, но посмотрите на время. Если мне не изменяет память, то сюда мы пришли в пятницу в десять вечера.
   -- Ну, да, все правильно. А сейчас... Четыре утра? -- не сразу поняла, что в этом плохого Лили.
   -- ... воскресенья, -- уточнила Тоха.
   Теодор с тяжелым сердцем тоже включил планшет. В левом углу экрана сиротливо мигнуло одно сообщение от Кестера-старшего:
   "Судя по тому, что мир еще не развалился на части, с тобой всё в порядке. Но все-таки сообщи что-нибудь..."
   -- Супер, я к семинару по теории невербального воздействия ни шиша не готова, -- Одра с досадой пнула ближайший камень: -- Предложение: заваливаемся к пятому курсу в таком виде и запихиваем эти трофеи им в...
   Теодор положил руку ей на плечо, успокаивая.
   -- Кстати! Кто что схватил? -- Айвен подался вперед, показывая всем небольшую, непонятно как уцелевшую колбу из темно-зеленого стекла.
   Готхольд схватил сургуч, Лили -- перстень, Одра стянула со стола карандаш, Ян подхватил с пола несколько схем, Алекс показал сломанные часы, Энтони вытащила из-за пазухи какую-то потрепанную книгу.
   -- Мародеры, -- Теодор, единственный, кто ничего не взял, покачал головой.
   -- Предлагаю оставить большую часть себе, а один-два предмета отдать старшим курсам, пусть подавятся, -- Александр так смотрел на свои часы, что становилось понятно: с ними расставаться он не собирался.
   Тоха кивнула, с интересом перелистывая тонкие страницы, Тео равнодушно пожал плечами, воздерживаясь от комментариев и рекомендаций. А вот Лили посмотрела на Рутов с ужасом, будто бы они предложили сходить в здание института еще раз. Хранить у себя непонятную гадость, которая несет в себе отпечаток неконтролируемых временных аномалий? Судя по молчаливому согласию остальных, падение с высоты обернулось коллективным сдвигом мозга по фазе.
   Поэтому Лили уверенно протянула перстень Алексу.
   -- Мне и воспоминаний хватит.
   -- Не представляю, что с этими схемами делать. Продать не вариант, сразу возникнут ненужные вопросы, -- задумчиво осмотрел свои листы Ян. -- Оставить их пылиться? Тоже не вариант. Держи...
   Но до Алекса схемы не добрались. Их тут же перехватила Тоха и вложила в свою книжку. Ян только плечами пожал.
   Ребята, хромая на все ноги, направились в сторону общежития.
   Боевики пятого курса на себе ощутили всю эмоциональную гамму словосочетания "разрыв шаблона", когда под утро к ним вломились грязные и местами окровавленные первокурсники.
   -- Кто из вас придумал испытание в хроно-институте? -- тихим свистящим от ярости шепотом спросил Теодор.
   -- Я-аа, -- заикаясь, робко протянули с одной из кроватей, безуспешно попытавшись спрятаться под одеялом.
   Вся группа прожгла этого несчастного фирменным взглядом профессора Черкусон, которым та награждала злостных прогульщиков. Только Аластриона Ростиславовна была одна, а уставших первокурсников -- восемь. И спорить с ними никто не решился.
   Злобно сопящая группа, едва удерживаясь от рукоприкладства, вручила неудачнику-фантазеру перстень и попыталась разбрестись по домам. Впрочем, далеко они не ушли -- у комнаты Одры силы компании окончательно иссякли.
   Тем более, как оказалось, Стася уехала в гости и заночевала там. Эта новость необычайно обрадовала и Рутов, и боевиков, и Теодора; Лили тоже не стала возражать. Сдвинув две кровати, даже не раздевшись, ввосьмером они рухнули поперек на матрасы и, кое-как поделив одеяла и подушки, отрубились мертвым сном.
  

***

  
   Буря: online
   Адвокат дьявола: online
   Шанайя: online
   Труп невесты: online
   Рыцарь: online
   Рыцарь: Ребята, мы идиоты.
   Рыцарь: клинические.
   Буря: В смы-ыысле?
   Победитель по жизни: Как выяснила наша группа: трофей с хроно-института -- это бутылка хорошего виски "дедам". Некоторые из первокурсников еще расщедривались на закуску вдогонку к "трофею".
   Ловец: online
   Ловец: Самое смешное, что кто-то им даже новые игры для м-пространства принес из нашего потока. А потом вломились вы...
   Буря: Хорошо, что Теодор в душе и не читает это. Взяточничество -- грех.
   Адвокат дьявола: хы-хы-хы, теперь понятно, почему "деды" побледнели.
   Труп невесты: Мне интересно, что они с настоящим трофеем будут делать?
   Злобная белка: online
   Злобная белка: ЧТО?! Можно было не подвергать себя опасности? Мы реально идиоты.
   Труп невесты: ты могла и не ходить с нами, силком не тащили.
   Адвокат дьявола: И никто бы не пострадал, да?
   Злобная белка: offline
   Называйте меня Повелителем: online
   Буря: Карл?
   Называйте меня Повелителем: После того, что я прочитал выше, мне страшно говорить, что расписания нет.
   Ловец: ты уже сказал.
   Называйте меня Повелитель: Буря, это же не всерьез? Надеюсь, ты сдержишь свой темперамент при себе, вспомнишь, что это не я составляю расписание, и меня не убьют в каком-нибудь темном углу.
   Буря: нет, солнышко, просто в следующий раз ты пойдешь в хроно-институт с нами.
   Адвокат дьявола: ...в СЛЕДУЮЩИЙ?
   Труп невесты: как-то не хочется из сетевого трупа превращаться в настоящий.
   Несущий крест: online
   Несущий крест: Кому напомнить про контрольную у профессора Черкусон?
   Рыцарь: Кестер, спокойствие. Вечер долгий, библиотека работает допоздна, все успеем. Кстати, Буря, ты -- нас, мы -- тебя. Бар?
   Буря: Заметано.
   Победитель по жизни: "мы"? А сколько вас там?
   Рыцарь: Я, Айвен, Одра.
   Победитель по жизни: О-оо.
   Кукловод: online
   Кукловод: а библиотекарь сегодня взял выходной.
   Шанайя: я закажу по вам заупокойную.
  

***

  
   -- Не могу поверить, что они реально туда полезли...
   Группа пятикурсников левитировала над забором на расстоянии пяти метров и с безопасного расстояния разглядывала развалины. Сейчас остатки института выглядели жалко, но когда-то это был отличный пример нестандартного архитектурного решения -- среди обрушенных перекрытий и остатков стен еще можно было различить руну одал, похожую на схематичную рыбу.
   -- Твою ж...
   Боевики синхронно скрестили взгляды на перстне, который держал главный организатор идеи "разведем перваков на выпивку". Сейчас она уже не казалась интересной и веселой.
   -- Быстро подлетим, положим на место и свалим. У себя точно оставлять нельзя.
   -- Э, я ближе не пойду!
   -- Я тоже.
   -- Трусы!
   -- Ты предложил, значит, ты и пойдешь. Быстрее двигай!
   Парень передернул плечами и, забрав перстень, начал аккуратно спускаться на территорию исследовательского центра. Остальные наблюдали за ним, затаив дыхание, будто бы стоило боевику коснуться ногами земли, его тут же должен был сожрать какой-нибудь хтонический монстр. Однако все вроде бы было в порядке. По-прежнему светило теплое сентябрьское солнце, вкрадчиво шелестел парк, никакие чудовища не спешили вылезать из руин. Пятикурсник, ссутулившись и шаркая, приблизился к крайнему нагромождению камней. Дрожащими руками положил перстень на сложенные в подобие надгробия плиты, тихо извинился и резво полетел к ожидающим за оградой друзьям.
   Ребята еще раз посмотрели на руины хроно-института. В этот момент, до того плотно закрытая входная дверь, протяжно, как-то издевательски заскрипев, распахнулась, приглашая войти.
   Бежали боевики быстро и громко.
   -- Пф, пятикурсники! -- фыркнул Лад и спрыгнул с ветки старой ивы, откуда наблюдал за студентами: -- Надо сказать леди Аньяте, чтобы как следует погоняла этих лодырей. Мои перваки смелее, чем эти нежные барышни, -- мужчина щелкнул пальцами, перемещаясь сразу к могиле, -- еще и артефактами разбрасываются.
   Волшебник забрал перстень, наскоро вытер об рубашку и подкинул вверх, заставив прозрачный камень свернуть в лучах солнца.
   -- Развлекаешься? -- по густой траве и начавшим желтеть листьям пробежали волны от резкого порыва ветра, а за ними уже тянулась искристая паутинка инея.
   Сначала Лад изобразил на лице оскал и только затем повернулся к появившемуся из ниоткуда мужчине.
   Если бы кто-то попросил одним словом описать незнакомца, волшебник бы использовал определение "снежный". Седые волосы до плеч, светло-серые, в белизну, глаза; брови и ресницы будто в инее. На этом фоне черная рубашка, остро контрастирующая со светлой же кожей, казалось почти кощунством. На вид мужчине можно было дать лет сорок. Сухой, жилистый, высокий. Какой-то... хищный. Именно так можно было охарактеризовать резкие черты породистого лица и острый прищур. А еще от мужчины исходил странный холод.
   -- Данте, я же Игрок. И находясь, как вы выразились, "под домашним арестом", что еще остается делать, как ни затеять очередную партию? -- Лад широко улыбнулся и кинул перстень мужчине.
   Тот, несмотря на толстые кожаные перчатки, сковывающие движения пальцев, легко схватил украшение. Приблизив перстень к лицу, мужчина внимательно его осмотрел.
   -- И что это? -- отстраненно-равнодушное выражение лица Данте не изменилось ни на йоту.
   -- Мой подарок тебе.
   Он приблизился к Данте почти вплотную и легко сдернул перчатку с правой руки мужчины. Тот, уже привыкший к неожиданным выходкам Игрока, просто ждал, что тот выдумал на этот раз.
   Лад же забрал перстень из ладони Данте и одел ему на безымянный палец.
   -- Издеваешься? -- голос был по-прежнему беспристрастен.
   -- Как хочешь, так и понимай, -- отмахнулся Лад, немного обиженный, что его подарок не оценили, -- кстати, артефакт занятный, изучи на досуге.
   Данте кивнул, принимая к сведению.
   -- Совет определил дату суда.
   Лад сначала дернулся, а затем беззаботно рассмеялся.
   -- Раньше, чем закончу игру -- не появлюсь. Так и передай.
   -- Это не тебе решать. Я вернусь к назначенному сроку.
   Данте исчез, забрав вместе с собой холод.
   -- Извини, возможно, я немного опоздаю к началу суда, -- сообщил в пустоту Лад и шкодливо улыбнулся, -- впрочем, я уверен, вам найдется, чем себя занять. Если первокурсники разобрались, то и Совет как-нибудь с аномалией справится, а вот сколько им потребуется на это времени...
  

***

  
   Теодор устало потер лоб, про себя подивившись, как голова в прямом смысле еще не распухла. Слишком много информации и новых терминов за одну пару. К тому же лорд-профессор Ивенсон со своей саркастической манерой подачи материала вел занятие на диссертационном уровне. И искренне удивлялся, почему никто ничего не понимает. Это же так просто и логично!
   -- Одиннадцать веков назад многие слоги были неполногласными. "Ре", "ро", "ло", "ле" сейчас в заклинаниях выглядят как "ере", "оро", "оло", "еле".
   Сидящий рядом с Кестером Алекс в начале пары все-таки включил диктофон и, открыв на планшете редактор, обрабатывал фотографии с последней съемки. Попытка не пытка, может, профессор Ивенсон не против аудиоматериалов для подготовки к экзамену? Тем более, что скромное увлечение Рута приносило ему неплохой дополнительный доход.
   -- Помимо неполногласия, в то время также происходили следующие процессы изменения языка: три поочередные палатализации, отдельно йотовая палатализация, падение редуцированных, исчезновение носовых трифтонгов. Сейчас мы рассмотрим на примере заклинания левитации все эти процессы.
   На доске появилось два заклинания -- старого и нового образца.
   Одра тихо застонала. У нее с языком Рейвеля категорически не ладилось.
   Вот совсем-совсем никак.
   -- Наберись терпения, -- не отвлекаясь от записи лекции, попросил Тео, он знал, как переживает и старается подруга; -- Ты все обязательно выучишь и поймешь. Со временем.
   Язык Рейвеля-Томэла был основой контроля магии.
   Без него любой дар превращался в хаотичные, опасные для жизни и здоровья окружающих выбросы. И сам маг, не способный сдерживать силу, выгорал за несколько лет. На языке Рейвеля магами и для магов писались учебники, пособия, энциклопедии, книги, рецепты зелий и формулы заклинаний. Кроме него не было известно никакого другого способа, чтобы контролировать внутри себя потоки волшебства.
   Поэтому без знания и понимания этого предмета маг обрекал себя либо на быструю и мучительную смерть, либо на полный блок дара (и неизвестно, что из этого было хуже).
   Про изобретателя языка ходило много легенд и историй. На истории магии без упоминания Рейвеля-Томэла за эти две недели не прошло ни одно занятие. Оно и понятно -- до создания универсальной знаковой системы ни одно заклинание нельзя было записать. Пергаментные листы не удерживали в себе слова, содержащие силу. И хорошо, если формулы просто взрывались. Чем обернется обыкновенное заклинание той же левитации при перенесении его на бумагу, предсказать не мог никто.
   Рейвель предложил новую систему символов. Одних согласных в изобретенном им алфавите было семьдесят четыре, гласных тридцать пять, не говоря про времена, спряжения, лица и прочие нюансы. Любая мелочь: неровно прочерченный диакритический знак над буквой, грамматическая ошибка, маленькое расстояние между словами или клякса могли привести к летальному исходу писца.
   Но, тем не менее, язык позволял переносить знания на пергамент, производить расчеты, записывать наблюдения, не держа в уме сотни и тысячи формул, и не бояться, что бесценные знания уйдут в чертоги Покоя, когда наступит время умирать.
   После систематизации и доработки формул заклинаний, число несчастных случаев уже в первом десятилетии сократилось на треть, через век -- в половину от оставшегося объема, а потом и вовсе упало до смешного минимума. И танатологи, и химерологи, и предсказатели, и сноходцы -- никто не обходился без языка Рейвеля. Даже обычные люди, лишенные дара, изучали его азы, чтобы уметь распознавать знаки магов и переводить с него необходимый минимум, на случай чего-нибудь непредвиденного.
   Но из-за его сложности язык тихо ругали все.
   -- Вот смотрю я на вас и думаю... А отвернусь -- все! -- ушла мысль! -- тяжело вздохнул лорд Ивенсон, глядя на измученные непониманием лица студентов.
   Первокурсники не отреагировали, даже низкий звон колокола не сразу донес до их сознания, что пара окончилась.
   Алекс выключил диктофон и закинул планшет в сумку. Часть лекции была честно записана, но над заклинаниями левитации еще предстояло хорошенько посидеть в библиотеке, обложившись дополнительной литературой. Одра смела вещи с парты и, приободрившись, посмотрела на остальных. Судя по тому, что она видела -- проблемы с пониманием Рейвеля испытывал весь специалитет. Так что на пересдачи предстояло таскаться не в одиночестве.
   -- Идем в "Жареный тетерев". У нас до истории окно.
   Возражений не последовало.
   Кафе, которое посоветовал им Лад (после тоскливых жалоб на столовую), и располагалось недалеко от главных ворот, и отличалось приятным соотношением цены и вкуса. А по паролю "лингвистический заяц" (и снова спасибо куратору) учащимся МПГУ предоставлялась скидка. Владельцы понимали, что скудность студенческих кошельков покрывала привычка ходить толпами, а заодно и жуткий голод.
   Так что недостатка клиентов "Жареный тетерев" не знал.
   Первым в столешницу лбом, пока они ожидали заказ, ткнулся Готхольд и сквозь зубы застонал.
   -- Всего несколько недель прошло, до первой сессии, казалось бы, палкой не докинешь, а я уже чувствую себя трупом. Это вообще реально, пережить четыре года?
   -- Осторожнее про трупы, -- посоветовала Энтони. Она, скинув ботинки, с удобством расположила ноги на коленях супруга. -- Второй курс жаловался на нехватку практического материала -- могут утащить в мертвецкую.
   -- Остальные же как-то доживают? -- логично возразил Алекс. -- Значит, и мы сможем. Просто привыкнуть надо.
   Одра тоже со стуком ткнулась в столешницу.
   -- Кому продать душу, чтобы понять этого проклятого Рейвеля?
   Ответить на это друзья не успели. Группа студентов, сидящая за соседним столиком, присмотрелась к ним.
   -- Одрачка! -- радостно воскликнула худощавая девица со значком третьего курса факультета алхимиков.
   У нее было замечательное круглое личико с мягким подбородком и лучистыми светлыми глазами. А золотистые (хоть и явно крашеные) кудряшки придавали какую-то детскость и наивность.
   -- Солнышко мое! Как ты? Как Гектор? Он давненько мне не писал!
   Блеир явно пыталась переварить свое имя в уменьшительно-ласкательной форме. Остальные, не удержавшись, тихо хихикали в кулаки и думали, что алхимичка только что подарила им неиссякаемый запас подколок.
   -- Спасибо, Нели, все хорошо, Гектору дам пинка, не волнуйся, -- пообещала Одра. -- Знакомься, это мои друзья. Ребята, это Неллиель -- именно благодаря ей я поступила в МПГУ. Она соавтор музыкальных композиций моего брата.
   Тео заметил, что, несмотря на явное неудовольствие от сокращения своего имени, Блеир смотрела на Нели с теплом. Да и напоминание о непутевом брате-композиторе, который еще месяц ныл в м-поле на тему оказавшихся у него вещей сестры, вызвало у девушки улыбку.
   -- А почему ты сама не пошла в музыкальное? -- с любопытством спросил Готхольд, явно заинтересовавшись девушкой.
   Нели наградила статного Корфа не менее любопытным взглядом.
   -- Музыка сама по себе -- волшебство. Она не должна быть работой, только приносить удовольствие. Это Гектор не мыслит и часа жизни без нот.
   Алхимичка перевела взгляд чуть в бок и, увидев Лили, почему-то нахмурилась.
   -- А мы знакомы? -- предположение прозвучало как-то неуверенно.
   -- Нет, не думаю, -- Крипс, очевидно, раздражала кукольная внешность Нели.
   -- А это не ты была, когда... -- девушка почему-то не договорила, замялась, а затем покачала головой. Туго завитые кудри смешно подпрыгнули в такт движению. -- Извини! Я, кажется, все напутала!
   -- Зрение подлечи, -- буркнула Лили, но ее уже никто не слушал.
   -- Рада, что ты с нами, Одрусик! -- наклонившись, алхимичка чмокнула Одру в щеку. -- Удачи тебе!
   Блеир с явно наигранным неудовольствием отпихнула от себя подругу, которая, махнув на прощание, поспешила за своей группой.
   -- Одрусик... -- Алекс обменялся с Готхольдом коварными взглядами, и все за столиком, даже Тео, весело рассмеялись.
   -- Ну вас, -- фыркнула Блеир, но ругаться или требовать не называть себя подобным образом требовать не стала. -- Мы вообще-то этого сумасшедшего Рейвеля обсуждали! В школе по нему у нас была кошмарная училка -- давала только самостоятельные, а сама сидела в м-пространстве. До сих пор удивляюсь, как мы с таким отвратительным уровнем контроля ничего не разнесли.
   -- Тебе просто нужно приложить больше усилий, а не проводить все свободное время на полигоне, -- усмехнувшись, посоветовал Теодор. В школьном аттестате по Рейвелю у него стояло "отлично", но в университете, к своему изумлению, Кестер обнаружил, что понял от силы половину произнесенных лордом Ивенсоном терминов.
   Похоже, в библиотеке придется поселиться не одной Одре.
   -- Вообще-то, сложности у девяносто восьми процентов всего МПГУ, -- фыркнула Лили, гоняя пальцем по экрану планшета какую-то игрушку, -- делаем шпоры, рассовываем их по карманам и вперед! Меня куда больше волнует, что Ян оказался бесчувственным чурбаном!
   Готхольд перестал стучаться лбом о столешницу и с удивлением посмотрел на Лили.
   Его школьные друзья Айвен и Ян были из групп без специалитета и занятия потоков не всегда совпадали. А обсуждать друзей за их спинами как-то не хотелось.
   -- А что он не так сделал? -- осторожно уточнил боевик.
   С одной стороны Корфу хотелось сразу же заступиться за друга. А с другой Лили -- девушка необычная, и Ян вполне мог ее чем-нибудь серьезно (пусть и не нарочно) задеть.
   -- Я не прошу на себя тратиться, но уж если решил подарить цветок, то притаскивать одну розочку, испачканную непонятно в чем, это просто неуважение какое-то, мол, на -- и не говори потом, что ничего не дарил.
   Алекс и Тоха, давно миновавшие конфетно-букетный период, недоуменно переглянулись, Одра, подняв лицо от столешницы, посмотрела на девушку крайне скептично. После случая в хроно-институте Блеир вообще было сложно общаться с Крипс, а теперь она и вовсе не знала, как на подобное заявление реагировать. Готхольд переглянулся с Одрой и поджал губы. Из всей группы только Теодор аккуратно уточнил:
   -- Лили, ты же сама, как и Ян, прилетела с другой планеты, живешь на окраине у тети и понимаешь, что значит быть стесненной в средствах...
   Девушка, перестав водить пальцем по экрану планшета, вскинулась. Из-под низкой челки на Тео яростью сверкнули густо подведенные раскосые глаза.
   -- Отлично, Кестер! Ты замечательно напомнил всем, что я -- нищеброд, выползший из какой-то дыры, и должна радоваться любой подачке!
   Алекс закашлялся.
   Одра, снова уткнувшись носом в столешницу, глухо застонала.
   Теодор не сдался.
   -- Я имел в виду несколько иное. Тебе должна быть знакома ситуация, когда хочется сделать человеку приятно, но средств на это не хватает.
   -- А тебе-то откуда об этом знать, золотой мальчик? -- прошипела Лили и, схватив планшет и бросив его в сумку к учебникам, поспешила из кафе, хлопнув дверью.
   Настроение провалилось куда-то в подвал.
   -- Эм, -- Энтони наклонила голову, проводив за окном удаляющуюся фигурку целительницы, -- кажется, я чего-то не понимаю.
   -- Просто у кого-то вместо желудочного сока зависть выделяется, забей, -- покачал головой Алекс. Он выглядел сердитым, что с обычно позитивным Рутом случалось редко.
   -- Может, у нее... ну-у, -- замялся Готхольд, -- "эти" дни?
   -- Ага, -- скривила губы Блеир, -- тогда я через неделю прибью парочку неудачников, и суд меня оправдает.
   Остальные обменялись улыбками. Одра -- может.
   -- Ты и так нас едва не убила, -- напомнил боевик, чуть-чуть разрядив обстановку.
   Точку в общем возмущении поставил Тео, увидев, что им, наконец, несут заказ.
   -- Возможно, у Лили какие-то проблемы, о которых она не хочет говорить. Давайте подождем.
   Остальные кивнули, соглашаясь, что они знакомы чуть больше десятка дней, и Лили не обязана делиться всем сокровенным. Как показала практика, обижалась целительница по любым мелочам мгновенно, но еще быстрее остывала и делала вид, что все в порядке. С этим просто нужно было как-то свыкнуться.
   Тем более, что тушеная с картошечкой, травами и специями зайчатина интересовала всех куда больше, чем проблемы Лили. В очередной раз хлопнула входная дверь, и к ним за столик подсел Ян, тут же нацелившись на невостребованную порцию.
   -- А как же мировая культура? -- улыбнулась Энтони.
   -- Идет. Айвен потом даст переписать. Там сегодня какие-то сказки рассказывают еще про времена язычества. В небесах полыхали зарницы и прочие спецэффекты, когда боги сражались, и на землю реками лилась кровь. Кстати, препод сказал, что по легендам у богов кровь белого цвета...
   Готхольд, перебив Яна, хохотнул.
   -- А препод уверен, что боги именно сражались?
   Руты одновременно скривились: юмор ниже пояса они не любили. Теодор нахмурился, только Одра поддержала Корфа кривой улыбкой.
   Ян, наградив друга осуждающим взглядом, вернулся к теме:
   -- Про такое кто-нибудь слышал?
   Блеир кивнула.
   -- Я в детстве что-то читала, кажется, в сборнике сказок. Но не уверена.
   Кестер только вздохнул и скорбно поджал губы.
   -- Вообще-то это доказанный факт. В архивах столичного музея хранятся образцы.
   -- Фу, какая гадость! -- Ян изобразил лицом степень своего отвращения.
   -- Ладно вам, -- отмахнулся Алекс. -- Все эти ископаемые давно мертвы. И инквизиция не зря пристально следит, чтобы никаких культов не возникло. Старые боги были монстрами, при них мы бы не смогли так развиться. Хорошо, что Всеединый их уничтожил. Я хоть не шибко праведен, но Всеединому благодарен. Тео, поддержи!
   Теодор пожал плечами.
   -- Не смогли бы, -- тихо согласился он; тень недовольно всколыхнулась.
   Ян отмахнулся.
   -- Хватит, пожалуйста, я только-только сбежал с этого бреда. И вообще-то надеялся с Лили поговорить.
   Парень оценил вытянувшиеся лица ребят и убитым тоном уточнил:
   -- Все совсем плохо?
   Алекс фыркнул.
   -- Мог бы хоть протереть розочку перед тем, как дарить.
   -- Ага... знаешь, как темно было? Я хвать с клумбы цветок, о шипы оцарапался, еще какие-то припозднившиеся прохожие меня заметили и шум подняли, а стоило завернуть с добычей за угол, так там уже Лили поджидала! Толком рассмотреть не успел, что сорвал, когда в меня кинули этой злосчастной розой и, развернувшись, ушли.
   -- "Р" -- р-рромантика... -- старательно добавив в голос фальшивой томности, протянула Энтони. -- Дорогой, давно ли ты ради меня обрывал городские клумбы?
   -- Последний букет ты оценила едва ли лучше, чем Крипс, -- фыркнул парень.
   Энтони нахмурилась, пытаясь припомнить, что там был за букет.
   -- Это тот, который оказался траурным венком, что ли?
   -- Извиняйте, другие цветы на кладбище найти было сложно. Тебе же обязательно надо было потянуть меня на свидание за материалом для реферата.
   -- Да-аа, -- рассмеялась Одра, -- ребят, вы даете. Совместное написание рефератов на кладбище -- залог крепких отношений. Ян, возьми на заметку.
   Боевик только криво усмехнулся.
   -- До истории магии осталось двадцать минут, -- строго напомнил Теодор, видя, что друзья за временем даже не пытаются следить, -- рассчитываемся и в главный корпус.
   -- Кестер, -- возвела взгляд к потолку Блеир, -- знакомо ли тебе такое замечательное слово "прогул"?
   -- Знакомо, -- легко согласился Тео, но не успела Одра обрадоваться, как демонолог уточнил: -- Оно означает дополнительный вопрос на зачете и то, что разбираться с заданием по Рейвелю ты будешь без меня.
   -- Садист, -- резюмировала девушка и приложила карточку к считывателю.
   На первых лекциях профессор Щедкинс скупо осветил темную эпоху, когда единый народ жил на одной небольшой планете и считал, что звезды прибиты к небесному своду гвоздями. В те смутные и кровавые века (точное число которых историки затруднялись конкретизировать) не то, что общей системы волшебства не было, даже письменность находилась в зачаточном состоянии. И каждый, кто был наделен даром, колдовал, как мог. Друг друга маги терпеть не могли, подозревая в намерении украсть заклинания и заговоры собственного сочинения. Учеников волшебники набирали по деревням из никому ненужных сирот. Таких можно было не только обучать, но использовать в качестве покорных слуг или же вовсе -- материала для экспериментов. Те, кто учителей найти не мог, за несколько лет выжигали себя изнутри, не умея воспользоваться даром. А заодно разрушали все, что попадалось на пути.
   Но сведений о тех временах почти не имелось. Все, что было известно на данный момент, добиралось до потомков через эпохи по средствам устного народного творчества. А потому, напомнив первокурсникам, как плохо всем жилось без единой системы образования, профессор Щедкинс, перешел к личности Эдрика Рейвеля, который, казалось, принял твердое решение преследовать специалитет на всех предметах.
   Увидев записанную на доске тему, Одра завыла на одной ноте и едва не подожгла взглядом кафедру, где как раз располагался тощий белобрысый профессор.
   "Рейвель-Томэл" переводилось с южного наречия, как обидная дразнилка "грязная-хромоножка", которая пристала к безродному попрошайке Эдрику еще в детстве. Живший около пяти тысячелетий назад тощий мальчик, которого искалечили деревенские парни, в те дни мечтал только о еде и крыше над головой. И уж точно не думал, что спустя несколько лет, когда в нем (слишком рано для ребенка) проснется магия, от деревни останутся обгорелые остовы домов.
   Говорил профессор ровным тихим голосом, который и первый ряд с трудом слышал. Впрочем, уже на первой лекции по истории магии первокурсники поняли, что Щедкинс -- это не Черкусон, и тут ловить нечего. Немного поскучав первые пары и осознав всю тщетность попыток внимательно слушать преподавателя, студенты на его лекциях (как и на некоторых других предметах) занимались своими делами. Кто-то осторожно читал, кто-то на планшетах лазил по ментальному полю, другие по старинке играли на вырванных из тетрадей листах в слова. Три парня из группы педагогов-танатологов, прочно обосновались на последнем ряду и воодушевленно резались в карты. Звали и группу Теодора, но остальные, быстро оценив выражение лица Кестера, вежливо отказались. Почему-то мало кто из студентов замечал внимательный взгляд преподавателей. За легкой завесой скучных лекций они изучали первокурсников.
   Последующие двадцать лет жизни Рейвеля, как ни бились поколения историков, так и остались тайной, покрытой мраком. Кто-то говорил, что мальчику посчастливилось найти замечательного наставника, кто-то, не веря в чудесные случайности, предполагал, что Эдрик продал душу демону за знание и умение подчинить дар...
   Версий было много, но точно известно было только то, что на два десятка лет мир потерял хромого сироту. А затем в столице появился могущественный маг. С собой он принес в мир спокойствие и процветание.
   Почести и золото полились на Рейвеля нескончаемым потоком, несмотря на то, что более он не сделал для магии ничего. Остаток жизни Эдрик провел затворником в собственном доме, лишь изредка соглашаясь давать консультации по изобретенному языку, ведь не нашлось ни одной магической специализации, которую не затронуло величайшее открытие.
   Рассказал, с чего началась его история, Эдрик только на смертном одре, опустив в повествовании те самые двадцать лет. Уж чем было вызвано желание мага исповедаться о лишениях и унижениях, пережитых в детстве, никто не знал. Зато эта история стала прекрасной иллюстрацией тому, что любой неудачник, которого вы сегодня толкнете на улице, завтра легко обратит вас в жабу. И, кроме того, что все самое значительное всегда начинается с малого.
   С помощью языка Рейвеля мир вошел в свой золотой век, в котором пребывал и поныне. И своим названием напоминал, какой ценой новые поколения магов получили возможность нормально обучаться и сдерживать силы внутри себя.
  

***

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Называйте меня Повелитель: Буря, танцуй!
   Буря: online
   Ловец: online
   Победитель по жизни: online
   Адвокат дьявола: online
   Буря: а тебе луну с неба не надо?
   Называйте меня повелитель: расписание!
   Ловец: неужели...
   Победитель по жизни: да оно уже и ненужно вроде.
   Буря: танцую
   Злобная белка: online
   Злобная белка: кто даст скатать историю?
   Труп невесты: online
   Труп невесты: учебник.
   Злобная белка: то есть, никто не записал?
   Победитель по жизни: мы в виселицу играли.
   Адвокат дьявола: смотри, как бы на экзамене на твоей шее петлю не затянули.
   Буря: Белка, записывали все, пока ты на нас обижалась.
   Рыцарь: online
   Шанайя: online
   Адвокат дьявола: девочки, брэк. Так мы точно не сработаемся. Белка, сейчас в твое м-поле скину копии страниц.
   Злобная белка: настоящий мужчина! Лови ментальный поцелуй.
   Труп невесты: что, прости?
   Адвокат дьявола: не стоит, простого "спасибо" хватит.
   Несущий крест: online
   Ловец: кстати, предмет-то неплохой, но рассказывает Щедкинс...
   Рыцарь: угу, единственная мысль на паре: "Если усну, главное -- не захрапеть".
   Шанайя: предмет не обязан быть интересным. Не можешь слушать -- сиди и читай.
   Ловец: Кестер, как ты с этим айсбергом встречаешься?
   Шанайя: мы не говорим про историю магии. И про другие предметы.
   Несущий крест: мы вообще мало говорим.
   Победитель по жизни: сделайте мне развидеть...
   Кукловод: online
   Кукловод: хоть кто-нибудь додумался открыть файл с расписанием и увидеть, что завтра в два часа ночи астрономия?
  

***

  
   Кестер стремительно шагал по парку в сторону полигона боевиков, а именно -- женской раздевалки. Судя по тому, что за высокой изгородью не полыхали зарницы и не раздавался грохот и крики, тренировка уже закончилась, и Тео нужно было поспешить, чтобы перехватить Одру, пока та, ополоснувшись и переодевшись, не усвистела куда-нибудь на перерыв.
   Остановившись у двери, на который был нарисован схематичный женский силуэт, Теодор едва совладал с желанием с силой распахнуть створку. Все-таки среди боевиков специалитета были и другие девушки, которые могли отрицательно отнестись к внезапному появлению мужской особи на их вотчине. Поэтому для начала Тео тактично постучался. И, выждав пару минут под дверью, которую никто и не думал ему открывать, аккуратно заглянул в раздевалку.
   Помещение оказалось укрыто полумраком -- только за шкафчиками тускло мигал единственный включенный светильник. На одной из скамеек лежала небрежно свернутая одежда Одры и ее сумка, но самой девушки не обнаружилось. Тут же нашлись вещи и ее одногруппниц. Как вариант, можно было просто сесть и подождать ее, но Тео предпочитал действовать.
   Развернувшись, он покинул раздевалку, пройдя по коридору до выхода на полигон. Сейчас огромная территория, которая могла моделировать любые ландшафтные и погодные условия, выглядела мирным полем с ровно подстриженным газоном.
   Две первокурсницы, в десятке метров от входа, одетые в темные спортивные костюмы, попеременно тыкая пальцами в учебник, пытались перебрасывать друг другу маленькие водяные струи -- если отбивать чужие заклинания у боевиков получалось хорошо, то просто поймать и удержать воду в ладонях не выходило; магия, соприкасаясь с чужим даром, моментально исчезала.
   -- Блеир не видели?
   Волшебницы обернулись к нему: одна, рыженькая с крупными кудряшками, тут же состроила Тео глазки и улыбнулась, другая -- немного пухлая девушка с коротким русым хвостиком, неприязненно наморщила нос.
   Их имен Кестер припомнить не смог.
   -- Собиралась в душ, -- прощебетала рыженькая.
   На этих словах вторая криво усмехнулась и тут же снова перебросила подруге заклинание, та его легко отбила и, послав Тео еще один кокетливый и многообещающий взгляд, вернулась к отработке.
   Теодор поблагодарил девушек и, кинув еще один долгий взгляд на полигон, пошел обратно к женской раздевалке, рядом с которой и располагался душ. Тот, к удивлению Кестера, оказался закрыт на ремонт.
   И что дальше? Пойти все-таки покараулить вещи подруги? Неизвестно, сколько Блеир будет отсутствовать, а время Тео ограничено. Вернуться к девушкам и спросить, что за розыгрыш они устроили?
   На всякий случай Теодор еще раз дернул ручку и прислушался -- вдруг Одра смогла залезть в закрытый душ, пока остальные не видят? Нет, за дверью царила тишина. Зато в противоположном конце коридора, где располагались "владения" парней, судя по звукам, которые уловил обострившийся слух Кестера, царило нездоровое оживление и раздавалась ругань.
   Поскольку иных вариантов не было, Тео направился на звук и прошел до поворота к мужской раздевалке. У дверей душа переминалась с ноги на ногу толпа замотанных в полотенца, недовольных первокурсников. С одной стороны, все было логично: тренировка только что закончилась и кабин на всех желающих ополоснуться просто не хватило. Но почему парни, должные привыкнуть к этому, сейчас злобно ворчали и обменивались мрачными взглядами?
   К тому же у входа в душ стояли, будто бы стражи, Ян, Айвен и Готхольд.
   -- Какого хрена, Корф?! Ладно, Ян, он на голову пришибленный, но ты-то? -- возмущался коренастый Ярон Офер.
   -- И я пришибленный, -- легко согласился парень, -- а вы лишние десять минут подождете.
   -- Готхольд, еж твою медь! -- взвыла потная толпа.
   Парень остался неумолим, только обменялся короткими взглядами с друзьями.
   -- Что она с вами сделала?! Еще недавно кости друг другу ломали, а теперь защищаете ее! -- выкрикнул кто-то сбоку.
   -- Не твое дело, -- огрызнулся Готхольд, -- могу тебе что-нибудь сломать, если по старым временам соскучился.
   Толпа пугливо отшатнулась от Корфа. Способности к боевой магии у него, действительно, были гораздо выше среднего. И не только на потоке, но и на других курсах сложно было найти человека с таким же потенциалом и ярко-оформленным даром.
   Готхольд, посмотрев в конец коридора, наконец, заметил Тео и махнул ему рукой. Кестер согласно кивнул и тут же вклинился в толпу, прокладывая себе дорогу между боевиками.
   -- А ты, каланча, чего без очереди лезешь? -- кто-то попытался заступить ему дорогу, но, встретившись с недобрым взглядом демонолога, придушенно пискнул и исчез.
   -- Что за балаган? -- добравшись до дверей душа, Тео сначала пожал боевикам руки, а потом перешел к делу.
   -- Изображаем церберов, -- улыбнулся Ян.
   -- В администрации сказали, что ради троих боевичек чинить женский душ не станут, вот мы и предложили девчонкам посторожить их, -- отрапортовал Айвен.
   -- Согласилась только Блеир.
   Почему-то данный факт Тео ничуть не удивил. При желании, кажется, Одра вполне могла не постесняться и влезть в душ вместе со всеми. Понятие норм морали у нее было какое-то альтернативное. И при всем при этом попенять девушке на распущенность Кестер не мог, потому что она ни на что не намекала и не пыталась таким образом выделиться.
   -- И давно она там?
   Парни, переглянувшись, тоскливо вздохнули.
   -- Понял, сейчас потороплю.
   Тео, не слушая удивленных возгласов за спиной, прошел за дверь. А Ян, Айвен и Готхольд остались на растерзание уставшей ждать толпе.
   Напарилась Одра основательно. Вся душевая была подернута густой белой завесой, сквозь которую раздавался мерный шелест воды и веселые напевы. Прищурившись, Тео разглядел в одной из дальних кабинок ладную девичью фигуру. Она двигалась в такт напеваемой мелодии под струями горячей воды и кажется, так увлеклась, что даже не расслышала звук открывшейся двери.
   Стараясь не навернуться на скользком полу, не обращая внимания на духоту и уже прилипшую к телу футболку, Кестер добрался до девушки и вкрадчиво поинтересовался:
   -- Кто вчера обещал работу по педагогике вовремя вернуть?
   Одра перестала петь, лениво приоткрыла один глаз и, убедившись, что это действительно Теодор, присвистнула, но сказать в ответ ничего не успела:
   -- И какого демона ты от информационного потока отключилась? Работа должна была быть у леди Черкусон двадцать минут назад.
   -- Сдашь перед семинаром... как и все нормальные студенты. Насколько я знаю, вовремя все отправили только Наорив и Кехт, -- фыркнула Блеир, совершенно не чувствуя угрызений совести, -- у нас пара совпадает. И вообще, дорогой мой блюститель морали, ничего, что ты влез к беззащитной голой девушке?
   Одра провокационно улыбнулась, слизнув с губ капли воды, сделала резкий шаг вперед и, оказавшись почти вплотную к Кестеру, обвинительно ткнула его пальцем в грудь. Тео резко втянул воздух через нос, но скептично заметил.
   -- Беззащитной? Могу поспорить, если бы я только попытался сделать что-то, что тебе не понравилось -- уже бы лежал лицом в кафель.
   Одра посмотрела на него с иронией.
   -- Ты?! Серьезно, Тео? Кто угодно, но только не ты. Неужели я настолько тебе не нравлюсь, что все это время ты упорно смотришь мне только в глаза...
   Она сделала несколько шагов назад, чтобы улучшить обзор, и медленно провела ладонями по телу, подчеркивая его приятные изгибы. Кестер, готовый к тому, что просто так Одра тему душа не закроет, спокойно проследил за движением ее рук.
   -- Ты настолько в себе не уверена, что напрашиваешься на комплименты?
   В ответ Блеир оскорблено фыркнула и, плеснув в Теодора водой, рассмеялась.
   -- А тебе жалко?
   -- Хорошо, пожалуйста: ты ослепительно прекрасна. Но портить мы с тобой ничего не будем, это, во-первых, а во-вторых, под дверью томятся несчастные парни, которым тоже очень хочется помыться.
   -- Полотенце передай, заступник потных и уставших боевиков. И себя в порядок приведи, чтобы Аластриону Ростиславовну удар не хватил.
   Девушка стукнула кулаком по кнопке фильтра, отключая подачу воды. Закутавшись в большое махровое полотенце, кинутое ей Тео, она, потянувшись и ткнув в висок, вышла в информационный поток.
   -- Все, файл должен быть уже у тебя. Я там вступление подправила и еще вставила выдержки из статьи, которые Руты прислали.
   Теодор, проверив, что файл действительно попал во входящие, тут же переслал его профессору Черкусон. А заодно убедился, что весь специалитет, задержав работу, бился в истерике, что ничего не успевает и вообще, не знает, как выполнять эти задания. Информационный поток был настолько мощный, что Кестер принял сторону Блеир и тоже отключился от ментального поля.
   Одра уже вытерлась и теперь надевала белье, бросая в сторону Тео ехидно-выжидательные взгляды.
   -- Мы уже убедились, что Аластрионе Ростиславовне наличие студента на паре оправдывает его состояние и внешний вид.
   -- Ну-ну, -- еще шире улыбнулась Одра, -- а сам-то ты сможешь адекватно воспринимать материал?
   -- Не сомневайся. И нельзя ли быстрее?
   -- А куда спешить? Нам до главного корпуса пять минут бегом.
   Одра лениво разлохматила короткие торчащие в разные стороны волосы и, потянувшись, замерла. Теодор сложил руки на груди и скептически покосился на подругу.
   -- Пять минут?
   Перед ними в воздухе искрилось сообщение: "Лад только что скинул инфу, что из-за неразберихи с аудиториями в главном здании Черкусон перенесла лекцию в корпус "эс". Увидимся, душевые неудачники. Я. Г. А.".
   Путь в самый конец территории МПГУ, где находилось искомое строение, занимал не меньше пятнадцати -- двадцати минут.
   На лекцию они опаздывали совершенно безбожно.
   Впрочем, Аластриона Ростиславовна, понимая, что первокурсники еще не умеют летать и перемещаться в пространстве (а к началу пары не успела добрая половина специалитета), смилостивилась и впустила всех опоздавших.
   Махнув рукой Рутам, Одра вытащила из сумки слегка помятую тетрадь и, покосившись на невозмутимого Тео, приготовилась записывать нудную лекцию.
   Впрочем, подпортить настроение Блеир не смогла сегодня даже профессор Черкусон -- за педагогикой боевиков специалитета (отработавших свое утром на полигоне) ожидало окно. Поэтому, закинув после пары вещи в сумку и пожелав Тео случайно не вызвать из Инферно высшего демона, девушка юркнула в толпу, надеясь отыскать какого-нибудь прогульщика.
   Как вариант компании рассматривался Готхольд, но тот, махнув с другого конца коридора рукой, куда-то исчез. Вероятно, у них с Яном и Айвеном была запланирована своя программа развлечений. Повертев головой и привстав на цыпочки, Блеир выхватила взглядом Энтони.
   -- У тебя окно? -- с надеждой спросила Одра.
   -- Общая теоретическая танатология.
   -- Может, прогуляешь? -- боевик скривилась. Как можно было добровольно возиться с мертвецами, Блеир не понимала. Страха они не вызывали, только отвращение и недоумение.
   -- Только не у Карстена Тристила: чувство прекрасного не позволит, -- улыбнулась Тоха, которая прекрасно видела смену эмоций на лице подруги.
   -- В смы-ысле? -- подвисла Одра.
   -- Пойдем, сама оценишь, -- Энтони перевязала растрепавшийся хвост.
   -- Э-э, нет, спасибо. Я лучше на солнышке посижу с учебником Рейвеля, потом к концу пары за тобой подойду, заодно посмотрю, что там такого "прекрасного". Пойдем, аудиторию покажешь.
   Девушки свернули с главной аллеи, срезая путь через тенистую еловую часть парка. Возникшую на пути аномалию пришлось обойти кустами -- через мерцающие края временного разрыва были видны темные вечерние сумерки и сугробы снега по бокам узкой дорожки. Соваться туда в легких кофтах было бы большой глупостью. Хотя Одра, не удержавшись, просунула руку и, сграбастав горсть, тут же слепила снежок, запустив его в сторону испуганно взвизгнувших целительниц, которым не посчастливилось пересечься с Блеир на узкой дорожке.
   Энтони только головой покачала.
   Наконец, деревья расступились перед мощеной площадкой. Два одинаковых корпуса -- башни целительства и танатологии смотрелись древностями, сошедшими со страниц учебника истории. По задумке архитекторов внешний вид корпусов должен был подчеркивать, что вопросы исцеления живых и возвращения мертвых в магической практике считались одними из самых древних. Только современное пятиэтажное здание покойницкой между башнями выбивалось из общего ансамбля.
   -- А я думала, что мы в морг заглянем, -- разочарованно протянула Одра, когда они прошли к дверям танатологического корпуса.
   -- Практика у нас начнется чуть позже, -- возразила Энтони, останавливаясь у нужной аудитории и отвлекшись на приветствия нескольких знакомых.
   Мимо них прошмыгнула стайка восторженно щебечущих девушек, как-то подозрительно ревниво оглядев Одру, следом за ними протиснулось несколько тощих и хмурых особей мужского пола. С первого ряда махнула рукой Шанайя Наорив и показала Тохе, что место она уже заняла. Рядом готовился к занятию желтоглазый и худой как жердь Тодд Вестмар -- танатолог из группы Диана Кехта.
   -- День добрый, профессор Тристил!
   -- Добрый? Он будет таким ровно до начала нашей пары.
   К дверям подошел высокий, худощавый и чуть сутулый мужчина в черной строгой мантии и остановился, пропуская вперед запаздывающих студентов. На Блеир, как на новом лице, взгляд темных глаз задержался чуть дольше.
   Одра тоже с любопытством уставилась на лорда-профессора, сообразив, что (точнее, кого) хотела показать ей Тоха.
   -- Рут, займите свое место. Надеюсь, ваша подруга умеет молчать.
   -- Я уже ухожу, лорд-профессор, -- заверила Одра и посторонилась, чтобы Энтони могла юркнуть в аудиторию.
   Отрывать взгляда от преподавателя совершенно не хотелось.
   Мужчина, встав за кафедру, раскладывал исписанные аккуратным почерком листы и схемы, спокойно дожидаясь, когда студенты приготовятся к паре. Собственно, голоса смолкли, стоило мужчине войти в аудиторию. Многие девушки, так же как и Одра следили за скупыми движениями профессора с откровенной жадностью. На вид Карстену Тристилу было едва ли за тридцать лет. Бледное лицо казалось прорисованным несколькими точными резкими линиями. На нем отражалось отстраненное спокойствие. Но особенное внимание привлекали к себе черные, волосы, собранные в длинный хвост. Назвать профессора красивым язык не поворачивался, он, словно весь стоял из резких и ломаных линий, и всё-таки что-то в нем определенно было.
   Лорд Тристил легко пошевелил пальцами, и дверь перед самым носом Одры захлопнулась.
   Полтора часа прошли, будто их и не было.
   Естественно, что учебник по Рейвелю Одра даже не открыла. Она, устроившись прямо на траве в парке и положив сумку под голову, влезла в информационный поток. Вся инфа, найденная в м-поле о профессоре Карстене, сводилась к нескольким фактам. Во-первых, по этому типу сходила с ума чуть ли не вся женская часть МПГУ. Во-вторых, харизма его называлась просто -- сарказм. Более критичного и ехидного преподавателя найти на территории университета было затруднительно; студент, который на свою беду привлекал внимание профессора или (не дай бог) мешал вести лекцию, быстро и качественно низводился до уровня одноклеточного. В-третьих, он считался первоклассным специалистом.
   Последний факт был ожидаем. А вот первые вызвали в Блеир что-то похожее на охотничий азарт. Тем более, что личная жизнь давно требовала ее наладить. В итоге, Одра сама не заметила, как задремала.
   Разбудил девушку звонок Кестера.
   -- Мне ждать тебя на спарринг или можно домой ехать? Ты вообще где?
   Девушка потерла лицо и зябко поежилась. Если день сегодня выдался теплым, то вечер напомнил, что на дворе осень, и от земли заметно тянуло холодом и сыростью.
   -- Сейчас прибегу, даже не думай никуда смыться!
   Драться Одра в принципе любила. Поэтому требование специализации поддерживать себя в идеальной физической форме никаких проблем и сложностей не вызывало. К тому же, если представить себе упитанного целителя или следователя еще можно было, то для демонолога и боевика пренебрежение спортом равнялось скоропостижной смерти. Тем более, что ко всему прочему, спарринги отлично помогали снимать стресс и напряжение.
   Когда выяснилось, что Кестер также не против после пар тратить время в спортзале (в отличие от остальных сокурсников, которые приравнивали тренировки к обязательной пытке), счастью Одры не было предела. Тем более, что зал был отдан на откуп студентам почти круглосуточно и совершенно бесплатно.
   Теодор, ожидая подругу, сидел на матах и листал справочник "Сложные случаи ударения в базовых заклинаниях противодействия". Девушка, скривившись, попросила убрать эту жуткую ересь с глаз долой.
   -- Если ты будешь переодеваться так же, как днем, -- Тео поднял на нее взгляд и усмехнулся, -- то я не только успею все дочитать, но и выучить наизусть.
   -- Мечтай!
   Быстро переодевшись в шорты Эллен и майку, доставшуюся от Гектора, Одра выглянула в зал, убедившись, что Кестер по-прежнему читает. В другом конце зала кто-то из старшекурсников занимался на тренажерах и в их сторону не смотрел. Это был шанс! Прокравшись на цыпочках, Блеир без предупреждения атаковала. Тео в последний момент отклонился в сторону и, бросив книгу, перекатился на матах.
   -- Ну-у!
   -- Пока не научишься маскировать ауру, можешь даже не пытаться застать меня врасплох, -- посоветовал демонолог и атаковал.
   Одра легко поставила блок и тут же ответила резким ударом.
   -- Слишком высоко, -- оценил Кестер, -- и зачем выпрямила колено опорной ноги? Слабо, Блеир, на троечку.
   Еще несколько ударов Одре удалось блокировать и даже один раз попасть Кестеру в солнечное сплетение, а затем Теодор легко опрокинул девушку на пол.
   -- И все? -- насмешливо уточнил он.
   -- Р-рр! -- сообщила Одра, пытаясь выбраться из-под тяжелого Тео. -- Слезь с меня, каланча, раздавишь же... как тебя только Шанайя терпит?
   -- Она не пытается уложить меня на лопатки и потоптаться сверху.
   Кестер поднялся на ноги и протянул подруге руку, чем девушка тут же бессовестно воспользовалась. Резко дернув Теодора на себя, она подсекла ему ноги.
   Может быть, приемы борьбы у нее получались не всегда, зато, когда Одра не задумывалась, как правильно оттягивать носок ударной ноги или на какую высоту делать замах, побеждала в пяти из десяти боев.
   -- Вот и занимайся с тобой после этого, -- беззлобно проворчал распластавшийся рядом Теодор.
   -- А нечего насмехаться, -- заявила Одра. -- Еще раз!
   -- Давай. Только не забывай про колени.
   Окончательно выдохшись через пару часов и посмотрев на время, они растянулись на матах и достали тетради с заданиями. Идти в общежитие к Блеир не было никакого смысла. Томные вздохи над ухом в исполнении Стаси совершенно не настраивали на рабочий лад ни Тео, ни Одру. Ехать до дома Кестеров -- только время зря тратить. А кофейни для Блеир, старающейся экономить каждую единицу стипендии, являлись серьезными раздражителями. Теодор несколько раз предлагал заплатить за Одру, и каждый раз получал за это болезненный тычок.
   Поэтому сейчас Блеир чахла над спряжениями Рейвеля, пытаясь как-то впихнуть в голову двести шестнадцать исключений, а Тео, легко меняя почерк, быстро составлял два конспекта по магической культурологии. При более чем прилежном отношении к процессу обучения, Теодор считал этот предмет необязательным и отнимающим время, которое можно было потратить с больше пользой. А потому легко согласился сделать задание и за Одру, чтобы у той было возможности подтянуть ужасно провисающий язык Рейвеля.
   Когда они, наконец, выбрались из спортзала, уже давно наступила ночь и темнеющую громаду парка освещали редкие блуждающие огоньки. Впрочем, МПГУ спать пока не собирался. На лавочках у корпусов сидели компании. Кто-то также занимался заданиями, кто-то смеялся; совсем близко раздавалось жалобное и неумелое тренькание на гитаре.
   Но все-таки потихоньку студенты расползались по домам.
   -- Пойдем, провожу тебя, -- неожиданно сообщил Тео, хотя парой мгновений назад уже собирался свернуть на развилке в сторону главных ворот. Тень у его ног сгустилась, став черной и почти осязаемой.
   -- Думаешь, на меня нападет большой и страшный монстр? -- провокационно улыбнулась Одра. Она была совершенно не против еще немного потрепаться на отвлеченные темы. Тем более, что Тео за эти недели не так уж часто рассказывал о себе и информацию о друге приходилось вытаскивать разве что не клещами.
   -- Просто хочется пройтись, -- невнятно ответил Кестер, сам не понимая причину своего порыва. И почему-то вместо тропинки к общежитию свернул в сторону.
   -- А дороги до дома тебе, думаешь, будет мало?
   Девушка покрутила головой по сторонам, пытаясь понять, куда демоны понесли Кестера, и глянула в сторону друга.
   -- Ты забыл что-то в главном корпусе?
   Однако мимо него Тео прошел, будто бы не заметив, нацелившись на вотчину алхимиков, и направился к небольшой площадке с уже неработающим фонтаном. Ничего не понимающая Одра поспешила за ним, едва не врезавшись в спину друга, когда Теодор резко замер.
   Выглянув из-за широких плеч Кестера, девушка отшатнулась.
   Перед ними лежало неестественно выгнутое тело, на рубашке блестел значок третьего курса факультета алхимии. Округлое лицо, искривленное болью и страхом, выделялось в сумерках парка белым пятном. Тео наклонился над девушкой, коснувшись шеи. Проверял, можно ли еще спасти? Преодолевая страх, Одра тоже приблизилась и, не сдержавшись, выругалась.
   -- Нели! Всеединый! Тео, что там, пульс есть?!
   Вопросы, кажется, были лишние. И стеклянные, словно кукольные, глаза, и лужа темной крови, натекшая на мраморные ступени фонтана -- все показывало, что девушке уже ничем не помочь.
   -- Как же так? Мы же совсем недавно виделись! -- не понимая зачем, это говорит, быстро шептала Блеир. -- Этого просто не может быть!
   Тео присел около девушки, продолжая касаться пальцами ее шеи.
   -- Ты чего? Вызываем Лада, Арролина, инквизицию! Кестер, что с тобой происходит?!
   Но Теодор продолжал молчать.
  

***

  
   Ловец: online
   Буря: online
   Называйте меня Повелителем: online
   Ловец: Вы ведь слышали про третьекурсницу? У нас, кажется, маньяк завелся.
   Ловец: говорят, есть доказательства, что убивает один и тот же человек.
   Буря: мы ведь совсем недавно разговаривали, даже толком не успела поблагодарить Нели за своевременный пинок с поступлением, иначе я бы здесь не училась. Не могу поверить.
   Называйте меня Повелителем: Сейчас в ректорате идут разговоры о комендантском часе, а также предполагается сделать дополнительные защитки на личные карточки.
   Ловец: ага, очередное заклинание слежения?
   Называйте меня Повелителем: наблюдение за жизненными показателями.
   Адвокат дьявола: online
   Труп невесты: online
   Злобная белка: online
   Адвокат дьявола: Логично.
   Злобная белка: Вы шутите? Комендантский час? Мы что, под надзором как несовершеннолетние?! Я взрослый человек и имею право распоряжаться собственным временем, а не сидеть под замком.
   Труп невесты: твоему бездыханному телу будет все равно, имеешь ты право или нет. Танатологи только обрадуются -- рабочего материала на всех всегда не хватает. Следователи проклянут дополнительную работу, но тоже долго грустить не будут. А вот твою семью жаль.
   Рыцарь: online
   Шанайя: online
   Адвокат дьявола: Кстати, где наш моралист?
   Буря: Тео не очень хорошо себя чувствует, после того, как нашел тело. Похоже на шок.
   Рыцарь: Ага! Мы еще в столовой убедились, что Кестер боится крови.
   Адвокат дьявола: У каждого свои слабости. Мы Тео не за это любим.
   Шанайя: Нашли, что обсуждать. Надеюсь, расследование быстро завершится.
   Победитель по жизни: Не факт. Ни улик, ни подвижек в предыдущем деле нет.
   Рыцарь: Единственное, что пока определили -- убийца невысокого роста, левша.
   Злобная белка: какая мощная работа! За что им деньги платят?!
   Буря: Я этого просто так не оставлю. Убийцу Неллиель нужно найти.
   Шанайя: Предлагаешь, самим заняться выслеживанием и поимкой преступника?
   Буря: Пока последить за развитием событий. А там посмотрим.
   Кукловод: online
   Кукловод: Пара по астрономии перенесена на четыре утра. К утру облака окончательно разойдутся. А в час ночи в главном зале -- медитация.
   Победитель по жизни: блеск... А спать когда?
  

***

  
   Ты чувствуешь, Тео? Осталось совсем чуть-чуть...
  

Глава 3

Групповой зачет

Я люблю лица, изуродованные мыслью.
Сталькова И.Л., Старославянский язык

   Арролин Шаред оставил кайлум на большой парковке напротив здания Инквизиции. Тонкую иглу небоскреба, сделанную, кажется, из стекла и солнечного света, можно было увидеть из любой точки города. Она возвышалась над Сиэленом, напоминая и обычным людям, и магам, что есть сила, способная призвать каждого из них к ответу за свои деяния и воздать по заслугам.
   Тяжело вздохнув, декан специального факультета заблокировал двери и поставил кайлум на сигнализацию, после чего легко взбежал по высоким ступеням и приложил к считывателю карточку допуска. На ресепшене зарывшийся в кипу отчетов секретарь, быстро поздоровавшись, сразу же сообщил номер кабинета следователя. Арролин, кивнув, направился к лифтам, у которых и столкнулся с нужным ему человеком. Тот, жуя на ходу бутерброд с толстыми кругляшами колбасы, быстро просматривал исписанные мелким почерком листы и едва не врезался в мага.
   -- Лорд Торгейр.
   -- Лорд Шаред, -- тем же беспристрастным тоном поприветствовал его мужчина и сверился с часами, -- как всегда минута в минуту.
   -- Что тебе нужно? -- Арролин в раздражении потер опрятную бородку. У него были совсем иные планы на этот вечер, и визит в инквизицию не добавлял ни капли оптимизма.
   Торгейр не ответил; сложив бумаги, он ткнул в кнопку вызова и продолжал молчать до самого кабинета. Арролин, знавший, что в инквизиции не все можно произносить вслух, не стал настаивать на немедленном разговоре и спокойно проследовал за давним другом.
   Только закрыв за собой дверь, Шаред повторил свой вопрос:
   -- Фолквер, какого беса? Я переслал тебе все бумаги по делу еще вчера! Что случилось?
   Тот, крутанувшись на кресле, внимательно посмотрел на лорда-декана пронзительно голубыми глазами, словно сомневаясь, стоит ли посвящать мага в свои мысли.
   -- Я не согласен со старшим инспектором. Этот старик во всем видит двойные смыслы и никак не может себе простить, что не раскрыл дела пятнадцатилетней и семилетней давности. Поэтому готов, что угодно притянуть за уши, чтобы новые убийства рассматривали в контексте с теми. Я уверен, что этим он сразу обрекает расследование на провал.
   -- И что ты предлагаешь? - тоскливо уточнил Арролин, поглядывая на настенные часы и понимая, что планы на вечер смело можно откладывать в долгий ящик.
   -- Почему одна и та же идея не могла прийти в голову двум разным людям? В конце концов, это может быть подражатель. Исключать подобную возможность нельзя. Версия студента-убийцы куда вероятнее, чем то, что по территории университета разгуливает сорокалетний преступник, который совсем непохож на учащегося, не имеет отношения к преподавательскому составу или обслуживающему персоналу, и при этом его никто не замечает. Иначе среди бела дня кто-то обязательно бы обратил внимание на незнакомца.
   Арролин сел напротив следователя. Характер Торгейра был ему отлично знаком. На их курсе он выделялся сами высокими показателями и ставился в пример остальным учащимся. Затем была блестящая практика в инквизиции и быстрый подъем по карьерной лестнице. Пятнадцать лет назад, когда Арролин только начитывал специалитету скучные лекции по теории вероятностей, Фолкверу уже доверяли самостоятельные расследования. А сейчас именно он претендовал на место старшего следователя, который, по правде говоря, действительно нуждался в скорейшей отправке на пенсию.
   -- Хорошо, предположим, это студент. Увлекался историями о серийных убийцах и, поступив, не удержался. Идея отличная. Что тебя останавливает от организации собственного расследования? Почему ты говоришь это мне, а не представляешь отчет наверх?
   Торгейр скривился и, вытащив из кармана бумажки, протянул Шареду.
   -- Читай. Это еще неофициальная версия, наш танатолог набросал от руки, пока я стоял у него над душой. То, что представят прессе, естественно будет иметь другие формулировки. Я чувствую, что убийцу надо искать здесь, в настоящем. Но факты и экспертиза говорят в пользу этого старого маразматика. А ты лучший в этом вопросе...
   Первые абзацы Арролин просматривал по диагонали, почти не вчитываясь. Почерк у эксперта был мелкий, округлый, но, к счастью, разборчивый. "Труп молодой девушки правильного телосложения, резко пониженного питания..." -- на диете сидела? "Кожные покровы и видимые слизистые оболочки бледные" -- это все неважно. Шаред без интереса просмотрел строки про трупное окоченение, мозговую оболочку, органы грудной и брюшной полости, и, наконец, добрался до описания ранения. "В области левой лопатки колотая рана, нанесена плоским колющим предметом. Входное отверстие имеет линейную форму, ровные, гладкие, слабокровоподтечные края". Арролин поднял взгляд от листа. Отчет повторял слово в слово заключения прошлых лет. "Сквозная рана в области левого желудочка, кровоизлияния в левую превральную полость и полость перикарда" -- да, тогда делались предположения о росте убийцы -- все ранения на одном уровне от земли, независимо от роста жертвы. То есть, не всегда целью было именно достать до сердца. Убийца бил туда, куда мог дотянуться.
   Наконец, Шаред дошел до того, что так взволновало следователя. Впрочем, Арролин был готов прочитать эти строчки и неожиданностью для него они не стали. "Полное магическое истощение" -- в теле студентки не осталось ни капли энергии, хотя минимальный процент силы обычно отмечался даже в телах простых, не обладающих даром людей, и рассеивался он только спустя несколько недель после смерти человека. Эксперт же отмечал и даже подчеркивал (на этом моменте его почерк менял наклон и становился сбивчивым), что труп убитой был полностью лишен магии.
   Заодно из-за этого вызвать ее душу не представлялось возможным.
   -- То же, что и в прошлый раз, -- убедившись, что Шаред закончил читать, Торгейр уткнулся лицом в ладони и устало помассировал лоб. -- Я не понимаю. Все действительно говорит о том, что наш "фантом" вернулся спустя семь лет. Но моя интуиция кричит, что убийца среди студентов.
   Арролин снова огладил опрятную бородку -- он ее за этим и отращивал, несмотря на моду среди магов ходить с гладковыбритыми лицами; этот жест успокаивал Шареда.
   -- К тому же, -- продолжил Фолквер, -- из этой картины выбивается августовское убийство третьекурсницы. Экспертиза уже подтвердила, что ранение было нанесено тем же оружием. Смотри на второй странице, там записано о характерной ссадине. Я уже поднял архивы, все совпадает. Однако магического истощения нет.
   -- Тогда почему танатологи не смогли призвать ее душу?
   -- Был применен амулет. Возможно, убийца не смог сразу воссоздать правильную картину и пришлось заметать следы иным образом. Я в полном замешательстве и сам не знаю, за что хвататься, -- Торгейр испытующе посмотрел на собеседника, ожидая его выводов.
   -- За эти годы тебя интуиция хоть раз подводила?
   Да, Арролин злился из-за потерянного вечера. Личная жизнь уже прислала в ментальное поле сообщение, что ждать его не будет, и в ресторан лорд-ректор может вести свою работу. Декан только досадливо поморщился, он в любом случае не оставил бы это дело без внимания.
   К тому же ему самому было важно найти убийцу.
   По личным причинам.
   -- Знаешь же, что нет -- не подводила, -- усмехнулся следователь. -- Думаешь, наконец, настал первый раз?
   -- Как раз наоборот, -- покачал головой Шаред. -- В конце концов, у убийц тоже бывают дети. Не спеши отказываться от своей идеи. Но и официально заявлять о ней пока не нужно. У меня столик на семь заказан. Не хочешь составить компанию? Заодно попробуем сделать логическую выкладку.
   Торгейр посмотрел на отчет, на часы, на Арролина и, слитным движением поднявшись из кресла, подхватил служебный портфель.
  

***

  
   Одра, прихрамывая, брела в сторону общежития.
   Конечно, по-хорошему, стоило заглянуть в медкорпус, чтобы над ней немного поколдовали. Но Одре там уже грозились выдать абонемент или, что более вероятно, направить к менталистам на экспертизу. Нельзя же девушке, хоть и боевику, устраивать драки с такой пугающей регулярностью!
   Увы, каждый раз поводы находились.
   Несмотря на то, что с Корфом и его компанией установился мир, и при встрече они уже не пытались нанести друг другу серьезные телесные повреждения, рассказ Готхольда об их первом знакомстве давно разошелся по всему факультету. Теперь старшекурсники не упускали возможности поделиться с Одрой какой-нибудь новой обидной подколкой или просто побесить напоминанием о дне поступления.
   И ладно бы только это!
   После убийства Неллиель, когда выяснилось, что Гектор Блеир состоял с ней в переписке, Одру заваливали кучей глупых вопросов. Друзья Нели с третьего курса алхимии отмалчивались и всем настырным типам напоминали, что существует масса ядов, которые не обладают ни запахом, ни вкусом и плохо выявляются токсикологической экспертизой.
   А вот мелкая первокурсница казалась жаждущим сплетен студентам легкой добычей. Спала ли Нели с Гектором? А если нет, почему поссорилась со своим парнем? Мог ли тот убить ее из ревности? А какой Нели была на самом деле? Действительно ли она подправляла свою внешность специальными зельями? Почему именно Одра с другом нашли тело? И что, собственно, сама Блеир делала в тот момент в парке?
   Одре хотелось убивать.
   Если поначалу она еще пыталась говорить с настырными сплетниками, теперь уже поняла, что это бесполезно, и такие люди понимают только язык силы.
   Потрогав разбитую губу и наливающийся на щеке синяк, девушка представила себе выражение лица Тео, когда она сегодня к нему придет, чтобы позаниматься Рейвелем. "Что? Опять?" -- страдальчески тянул Кестер в воображении Одры, после чего просил Бастиана подлечить ее. Такой вариант был все-таки лучше, чем необходимость опять мозолить глаза работникам медкорпуса. Осталось только забежать в общежитие, переодеться и захватить тетрадь с конспектами.
   -- Ой! -- задумавшись, Одра налетела на кого-то высокого и потеряла равновесие, сильно наступив на вывихнутую ногу. -- Слепень! А не пойти бы тебе...
   Она осеклась.
   Лорд Карстен Тристил, придержав девушку за плечи, изобразил живейший интерес.
   -- Так куда рекомендуете мне пойти? Студентка?.. -- низкий бархатный голос мага был полон иронии.
   -- Одра Блеир, профессор Тристил, первый курс, боевая магия, специалитет. Прошу прощения, -- уныло представилась девушка, предчувствуя головомойку. Мало того, что оттоптала ноги преподавателю, так еще и чуть не послала!
   -- Вы возвращаетесь с тренировки, Блеир? -- убедившись, что девушка может стоять на ногах без поддержки, профессор отступил на шаг, внимательно оглядев с ног до головы побитую Одру.
   -- Нет, лорд, -- она уставилась на ботинки Карстена -- левому повезло остаться начищенным до блеска, а на правом отлично пропечатался рисунок подошвы одриной кроссовки.
   -- Тогда откуда ушибы и вывих, и почему вы прошли мимо медицинского корпуса?
   Одра вздохнула. Кроме того, что у нее ужасно болела нога, так она теперь еще и к Тео опаздывала. А тут этот с допросом... Тристила хотелось уже действительно направить дальше по маршруту.
   Но пришлось быть честной.
   -- Я и без того у них частый гость, лорд. Отец моего друга -- целитель. Нужно только добраться до него.
   Профессор усмехнулся, от чего тени, появившиеся в уголках губ, сделали черты лица мужчины еще более резкими.
   -- Вы настолько драчливая особа, Блеир? И кто же вас побил?
   -- Побил? Меня?! -- не на шутку возмутилась девушка. Чтобы гневно посмотреть в глаза профессору, ей пришлось задрать голову -- Тристил был не сильно ниже Тео. -- Это я всех побила! А они только предприняли жалкие попытки отбиться!
   Ответ Одры, кажется, обескуражил профессора. Насмешливый прищур сменился немного удивленным взглядом.
   -- Вы так легко признались в грубейшем нарушении правил? -- уточнил он.
   Блеир к этому моменту уже забыла, что за данным волшебником бегал едва ли не весь МПГУ, и видела перед собой только большерогого козла, который, понимая, что девушке больно, и она еле стоит на ногах, продолжал мучить ее вопросами.
   -- Так накажите меня и отвалите! -- рявкнула Одра, пытаясь как-то перенести вес тела на более-менее здоровую ногу.
   Реакция на подобную выходку оказалась нетипичной -- Карстен Тристил рассмеялся. А в следующий момент мужчина опустился перед Одрой на корточки и, бесцеремонно закатав порванную штанину ее джинсов, принялся осматривать опухшую лодыжку. Первым порывом было немедленно отобрать больную конечность у Тристила, вторым -- этой самой конечностью дать по зубам, чтобы лапы не распускал. Но затем Одра рассудила, что хуже преподаватель точно не сделает.
   Профессор, осмотрев лодыжку, для удобства встал на одно колено и принялся за лечение. Руки у Карстена оказались классными. Прохладные большие ладони, длинные узловатые пальцы с аккуратными ногтями. Одра вспомнила рассказ Энтони, что руки для танатолога -- главный рабочий инструмент, и его нужно беречь. Рут, кстати, сама неукоснительно следовала этому правилу и даже пару раз давала советы Шанайе.
   -- И сколько их было? -- на кончиках пальцев мужчины появилось успокаивающее тепло. Оно проникало под кожу, и боль таяла вместе с осторожными прикосновениями. -- Тех, кто отбивались...
   Закончив лечить вывих, лорд Тристил поднялся и снова посмотрел на Одру. На этот раз -- испытующе.
   -- Трое.
   -- Вы, Блеир, достойны своего факультета, -- совершенно серьезно сообщил мужчина и, убедившись, что девушка не шарахнется в сторону, провел ладонью по щеке Одры, убирая синяк.
   -- Спасибо, лорд Тристил! -- улыбнулась Одра. -- Давайте я вам в качестве сатисфакции ботинки почищу?
   Это предложение преподавателя почему-то не обрадовало.
   -- Не стоит, я пока еще в состоянии применять простейшее заклинание. Если все в порядке, можете дальше идти по своим делам. Но впредь прошу вас сначала смотреть, кого вы сбили с ног, а уже потом посылать.
   -- Обещаю, профессор! -- согласилась Одра и, сообразив, что она опаздывает к Тео совершенно безбожно, бросилась в сторону общежития.
   -- Спа-асибо! -- прокричала девушка на бегу, надеясь, что Тристил ее услышал.
  

***

  
   Прошлое...
  
   Старший преподаватель Арролин Шаред с благоговеньем рассматривал с таким трудом добытый образец. В запечатанной древним сургучом колбе, едва заметно сияя, находилась белая божественная кровь. За столько тысячелетий она не свернулась, даже не загустела, и уже один этот факт вызывал чистейший исследовательский восторг. Культ белой крови привлекал Арролина еще со школьной скамьи, но действительно заняться его изучением Шаред смог только в университете. Адепты этого странного учения верили, что Древние боги, несмотря на то, что их давно уничтожили, имели некую возможность сохранить свои силы и передать самым верным последователям. А, кроме того, то, что текло по венам высших сущностей, обладало поистине волшебными свойствами. Легенды рассказывали, что когда боги еще были живы, нескольких капель их крови могло хватить, чтобы воскресить давно умершего человека, или же, наоборот, отравить целый город. Увы, со смертью своего носителя кровь теряла чудесные свойства, хотя все равно считалась в инквизиции опаснейшим оружием, а потому тщательнейшим образом охранялась. Впрочем, насколько Арролин знал, ее запасов было достаточно. За одну только финальную битву светлых богов с Темным на землю пролились реки белой крови.
   Спустя тысячелетия инквизиция собрала все сосуды по музеям и коллекциям и опечатала в своем хранилище. Образцы выдавались лишь тем исследователям, кто прошел строжайшие проверки и подписал десятки соглашений, приказов и инструкций по правилам безопасности при работе с белой кровью.
   И вот, спустя несколько лет после подачи запроса, теплой весной, когда парк МПГУ подернулся дымкой цветущих вишен, Арролин наконец держал в руках пробирку с несколькими миллилитрами бесценного образца. Судя по бирке, на которой черным маркером была помечена буква "Т", предыдущие исследователи предполагали, что данная порция крови принадлежала самому Темному богу. Насколько Шаред знал, какой-то особой системы при выдаче образцов не было -- кому как везло. Впрочем, для его исследований сгодилась бы кровь любого божества.
   Арролин не мог оторвать взгляда от пробирки. Он то и дело останавливался и проверял сумку -- не повредилась ли его драгоценность. Вообще-то к пробирке также крепилась цепочка, чтобы ее можно было повесить на шею, но это мужчине казалось чем-то кощунственным. В итоге, на десятой по счету остановке, Арролин решил, что лучше довериться своим рукам. Шаред спешил от главных ворот, мечтая быстрее попасть в свою лабораторию и забыться в работе, а потому, не задумываясь, свернул с главной аллеи, в сторону тенистых тропинок.
   Он едва замечал, что происходило вокруг него, весь путь от инквизиции он смотрел только под ноги, на устланную вишневыми лепестками аллею, и боялся обо что-нибудь запнуться и разбить пробирку. А потому, когда одну из тропок поперек перегородила какая-то бесформенная колода, он машинально собрался переступить через нее...
   Колода хрипло и беспомощно застонала.
   Арролин замер. Словно пелена упала у него с глаз. На тропе лежала женщина, из перерезанного горла, не останавливаясь, лилась кровь; с вишен на тело красиво слетали розоватые лепестки.
   -- Леди Билбери! -- Шаред не мог поверить своим глазам. Это должно быть просто какое-то наваждение! Или шутка!
   Заместительница декана факультета общей теории не могла вот так страшно умирать всего в сотне метров от главной аллеи. Быстро повесив на шею пробирку, Арролин склонился к волшебнице, четко проговаривая общее заклинание исцеления и остановки крови. Пока леди дышит -- еще можно ее спасти. Какое чудо, что он решил срезать дорогу! Иначе утром студенты нашли бы только остывший труп! Ощущая угасающую жизненную силу Илен Билбери, Арролин попытался погрузить ее в полустазис, чтобы она хоть как-то дотянула до появления целителей.
   Женщина силилась что-то сказать, но рана на горле лишала всякого шанса понять ее речь. В момент, когда Шаред образовал мерцающую сферу, волшебница внезапно дернулась, пытаясь схватить Арролина за плечо. Но вместо этого окровавленные пальцы задели цепочку, скользнув по ней и судорожно сжав пробирку.
   Та оказалась слишком хрупка.
   Шаред от неожиданности, пытаясь сохранить кровь, отпустил заклинание.
   Белые капли попали на рану. Еще секунду ничего не происходило, и Арролин даже успел ужаснуться из-за потери образца, как Илен замерла, а спустя несколько мгновений тело волшебницы стало на глазах истощаться. Магия просто утекала вместе с жизнью, и никакие заклинания не могли ее вернуть.
   Арролин уставился на испорченную пробирку. Ничем иным, как действием белой крови, произошедшее не получалось объяснить. Переведя взгляд на тело, старший преподаватель сосредоточился и ушел в м-пространство, вызывая службу танатологов, дежурного инквизитора, секретаря факультета общей теории.
   От м-пространства Шареда отвлек шелест. Кусты неподалеку зашевелились. Из них вышел ободранный ветками худенький мальчик лет четырех. Ребенок с диким ужасом в голубых глазах смотрел на тело, но продолжал идти вперед, будто кто-то его вынуждал. Арролин не успел его перехватить. Он сам был слишком напуган произошедшим. А мальчик с нелепо разлохмаченными волосами плюхнулся рядом с телом в лужу натекшей крови и дотронулся маленькой ладошкой до шеи волшебницы, словно бы проверяя пульс.
   Весь МПГУ стоял на ушах.
   Кому могла перейти дорогу миловидная волшебница, всего несколько недель назад сыгравшая свадьбу? Она спешила на зачет к группе целителей, была любима студентами и коллегами, и ни с кем не ссорилась, не считая бывшей жены своего мужчины. Но та жила слишком далеко, в другой системе.
   С мальчиком, сыном одной целительницы, которая как раз ждала со своей группой леди Билбери, сейчас работала и инквизиция, и специалисты с кафедры менталистики. Но вроде бы психика ребенка сильно не пострадала.
   Вместо печали по убитой коллеге и тревоги за случайного свидетеля Арролина беспокоила другая мысль: реакция белой крови на умирающего человека. До него уже проводили исследования на взаимодействие крови с людьми: с живыми, мертвыми, старыми, юными...
   Подобное было внове.
   Но особенно угнетало и не давало покоя другое.
   Повторить подобный эксперимент на умирающем не позволяли ни уголовный кодекс, ни нормы морали и этики.
   Арролин же чувствовал, что разгадка находится где-то рядом. И исследовательский азарт вместе неутолимой жаждой открыть что-то новое, бесконечно важное, требовали не останавливаться, идти вперед, несмотря ни на какие запреты и сложности.
   Он смог выбить разрешение на получение еще нескольких образцов, предположив, что роль сыграла принадлежность крови Темному богу, и занялся новыми исследованиями.
   Уже неделю он каждый вечер уходил в неблагополучные районы Сиэлена, где его каждый раз постигала неудача. Сегодня чуда также не произошло. Раздраженный Шаред, подсчитывающий, на сколько еще вылазок хватит полученных образцов, прошелся незаинтересованным взглядом по пустующему парку, заметив невдалеке пошатывающегося волшебника.
   Не придав значения, мало ли перебрал человек, сегодня как-никак был последний сессионный день, Арролин пошел дальше. Только когда человек упал и захрипел, Шаред вскинулся и, не веря своей удаче, подбежал к телу.
   Мужчина, один из технических рабочих, тихо и прерывисто дышал. Арролин не мог припомнить его имени, зато теперь понимал, почему тот не позвал еще на помощь. Это был самый обычный человек, лишенный дара. Теперь, попав в круг света одного из фонарей, Шареду была отлично видна и цепочка из капель крови, и колотая рана на спине -- не такая уж серьезная. Во всяком случае, удар пришелся ниже сердца, задев лишь мягкие ткани.
   У старшего преподавателя был выбор -- либо спасти человека, либо провести эксперимент. Шаред неуверенно перевел взгляд с раненого на пробирку. Возможно, кровь действовала лишь на территории с большой концентрацией магии? Когда еще будет шанс? Может, этот рабочий попался ему на глаза неслучайно, и само провидение привело сюда старшего преподавателя? Арролин оглянулся -- на аллеях никого не было. Практически все отмечали окончание сессии: и отмучившиеся студенты, и изрядно уставшие преподаватели. Где-то совсем близко зазвенели женские голоса, обсуждающие последнюю пересдачу.
   Арролин дрожащими пальцами вскрыл пробирку с остатками крови и бережно пролил несколько капель на рану. И не смог поверить своей удаче: спустя дни он наконец получил результат! Хвала Темному богу! Реакция последовала та же, что и у Илен Билбери: паралич и стремительно покидающая тело жизнь, будто бы белая кровь иссушала и выпивала человека. Что особенно восхитило Арролина: одинаковый эффект от пары капель получился таким же, как и от нескольких миллилитров! Значит, важно было наличие самой белой крови, вне зависимости от дозировки.
   Тяжело вздохнув, Шаред уже собирался вызвать танатологов, как замер. Во второй раз так просто инквизиция его не отпустит. Для них не бывает случайных совпадений. Тем более, что голоса раздавались все ближе! Стремительно поднявшись на ноги, старший преподаватель несколькими заклинаниями избавился от малейших свидетельств своего пребывания здесь. А затем отступил в тень деревьев, скрывшись за раскидистой листвой.
   -- Убили! -- спустя еще несколько минут над парком раздался дикий девчачий визг. -- На помощь!
   -- Вызывайте преподавателей!
   Теперь Арролин мог появиться с другой стороны аллеи.
   -- Прошу соблюдать спокойствие. Представитель инквизиции уже вызван. Среди вас есть танатологи? Ввиду радостного вечера до служб даже в мет-пространстве не докричаться.
   -- Лорд Шаред! -- воскликнула одна из девушек: -- Что же такое творится? Новое убийство! Чем занимается охрана?
   -- Все выяснится, -- отрезал Арролин, -- студентка Кестер, успокойтесь.
   Толпа напирала. Некоторые не понимали, что случилось, так как не видели тело.
   Шаред, убедившись, что о его причастности никто не подумал, раздраженно разговаривал с подоспевшим на помощь коллегой из сноходцев. И упустил момент, когда окончательно взбесившаяся и напуганная толпа вытолкнула из себя голубоглазого мальчика, уже знакомого Арролину.
   Ребенок, не сумев удержаться на ножках, неловко упал, чуть коснувшись окоченевшей иссушенной руки. Осознав, что коснулся трупа, мальчонка резко отполз назад.
   -- Тео! -- рявкнула студентка: -- Я кому сказала подождать с Бастианом?!
   Ребенок вздохнул и подошел к ней.
   -- Эллен, как можно кричать на ребенка? -- укоризненно посмотрела на нее подруга. -- Бедненький! Второй раз оказался в гуще событий! Перестань везде его за собой таскать!
   Эллен Кестер замечание не смутило. Она резко схватила сына за руку и начала выбираться из толпы.
  
   ...Воспоминания о первых случаях до сих пор стояли перед глазами Шареда.
   Он помнил убийства и пятнадцатилетней давности, и двенадцатилетней, и семилетней. Факты не складывались в общую схему, будто не хватало какого-то важного фрагмента, чтобы увидеть картину целиком. Почему между первым и вторым убийством не прошло и двух недель, следующего пришлось ждать два года, а затем еще пять лет -- четвертого? Был ли заключен в этих временных отрезках какой-то смысл? Теперь, когда минуло уже семь лет, и та серия почила в архивах как "глухарь", сложно было поверить, что "фантом" вернулся. Убитую в августе третьекурсницу Арролин пропустил -- был в отпуске. К тому же, с учетом, что больше белая кровь ни разу не показала того результата, он почти забросил исследования. Диссертацию он так и не закончил. Просто привык носить на груди пробирку с остатками образца, будто бы талисман на счастье. И вот теперь эта алхимичка Неллиель, попавшаяся ему совершенно случайно, словно само мироздание в очередной раз взяло его за руку и подвело к умирающей девушке.
   Отрицать доводы Фолквера невозможно -- почерк схож до мелочей.
   Возможно, теперь Арролину удастся довести дело до конца.
  

***

  
   Блеир сидела на полу в комнате Теодора и нервно перекладывала листы, исчерканные нотами, бемолями и диезами. Порывистые линии с чернильными подтеками и пятнами кофе, которые оставил Гектор, чередовались с аккуратными записями Неллиель.
   Девушка давно состояла в переписке с братом Одры и вместе с ним же сочиняла музыку. Просто, если для Гектора это была целая жизнь, алхимичка считала это любимым увлечением.
   -- Стервятники! -- девушка в сердцах бросила перед собой очередной лист.
   Последнее недописанное произведение брата и Неллиель, которое досталось Одре вместе с трусами и пеной для бритья, никак не складывалось в общую картину.
   -- Они смакуют убийство, сочиняют всякую чушь и пересказывают ее друг другу! Как же противно... я бы всех их поколотила!
   Теодор отвлекся от практической по Рейвелю, которую он безуспешно пытался написать последние несколько часов, и с сочувствием посмотрел на Блеир. Он не ожидал, что смерть Нели так сильно ударит по подруге. Она пришла к ним в дом пару часов назад, с совершенно пустым взглядом и сжимая в охапке кипу листов. И не разбирая, что дверь ей открыл не Тео, а Бастиан, уткнулась ему в рубашку и судорожно всхлипнула.
   Выглянувшая из кухни Эллен скривилась, но к счастью, от комментариев воздержалась.
   Как выяснилось, все в общежитии были увлечены новостью об убийстве. О том, что Нели знала ту самую убитую летом третьекурсницу и чуть ли не была с ней в тот вечер; что поссорилась со своим парнем и ходила очень злая; что влюбилась в кого-то из профессоров. Мелочей и сплетен было столько, что Одра не выдержала и сбежала к Теодору в тишину его комнаты.
   Да, Неллиель, по сути, была ей чужой, хотя и оказала помощь с поступлением. Зато Гектору девушка была небезразлична, а симпатии брата Одра всегда пропускала через себя. К тому же ее открытой и честной натуре было отвратительно тихое перемывание косточек убитой алхимички и сочинения домыслов и версий. Например, Стася лишь каким-то чудом избежала лишения скальпа, когда, вернувшись в комнату, решила поделиться с Одрой последними новостями.
   -- Даже заплакать не могу, -- пожаловалась Блеир, -- понимаю, что так стало бы легче... Дурацкие ноты!
   Тео тихо вздохнул, отвлекшись от учебника. У него музыкального слуха не было. А имея лишь смутные представления о технической стороне этого искусства, он не мог сказать ничего толкового.
   -- Как это вообще звучит?! -- Блеир перекладывала листы, но произведение никак не сходилось. Оно казалось мозаикой, составленной из совершенно-различных по размеру и цвету осколков.
   Кестер на это даже вздыхать не стал. Музыкальные инструменты у них в доме искать было бесполезно. Бастиану на ухо явно наступил кто-то крупнее медведя, а Эллен слушала такой ужас, считающийся популярным, что непонятно, чего хотелось больше: застрелить сочинившего эти отвратительные песни или самого себя (ибо проще и быстрее).
   -- Всегда говорила, что Гектор бездарность! Как его только на композицию приняли, -- неожиданно разозлилась девушка и тут же, будто бы щелкнул переключатель, немного жалобно протянула. -- Он ведь не знает, что Нели убили. Надо сказать, да? Позвонить или написать? А если у него планы были? Мне хреново, а как ему будет?
   Одра бездумно уставилась на листы, пытаясь проиграть записанную мелодию в уме.
   -- Сказать надо в любом случае. Твой брат должен об этом узнать, -- заметил Тео.
   -- Может, лучше не от меня? Я над ними смеялась! Особенно над их "музыка -- это тоже магия! Особенное волшебство, доступное лишь единицам!" И ноты критиковала...
   Девушка ненадолго замолчала, но стоило Кестеру вновь погрузиться в материал, выискивая необходимую для работы информацию, как Блеир начала тихо напевать мелодию, все-таки надеясь выстроить правильную композицию. Она сбивалась, начинала петь заново, голос становился все громче, а мелодия яростнее.
   -- Одра... -- настойчиво позвал Тео, -- как ты собираешь у меня переписывать практическую, если не даешь ее сделать?! Одра?
   Теодор развернулся к девушке и увидел, что та, закрыв глаза, будто бы за это время успела запомнить ноты наизусть, поет. А по щекам Одры катятся слезы.
   Поднявшись из-за стола, Кестер приблизился к подруге. Он понимал, что сейчас, должно быть, та переживала целую бурю эмоций. И беспокойство за брата, и боль от потери знакомой, и злость на сплетниц из общежития, и, конечно, желание найти и наказать убийцу.
   -- Истерикой ты делу точно не поможешь. И легче не станет, -- он надеялся, что голос не прозвучал жестко.
   Но Блеир его будто не слышала, продолжая петь.
   -- Одра, тебе нужно успокоиться, -- Тео наклонился, чтобы встряхнуть девушку.
   А в следующее мгновение Блеир открыла глаза, и чудовищная неконтролируемая сила отбросила Кестера к противоположной стене.
   -- Вот демон! Тео, прости! -- Блеир моментально пришла в себя и бросилась к лежащему на полу другу.
   Теодор слабо помахал рукой. Жив, цел, орел, только комната перед глазами плывет. Тень завозилась под ним, пытаясь занять приличествующее ей место
   -- Где ты невербальным заклинаниям научилась? -- Кестер с некоторым трудом принял сидячее положение.
   -- Я вообще не поняла, что произошло, -- Блеир виновато развела руками.
   -- Эй, молодежь, у вас все в порядке? -- заглянув в комнату, Кестер-старший внимательно оглядел сидящего на полу сына, растерянную Одру и кавардак вокруг них.
   -- К проверочной по Рейвелю готовимся, -- спокойно ответил Тео.
   Бастиан скептически посмотрел на бардак, но комментировать ничего не стал, прикрыв за собой дверь.
   -- Смерть знакомого человека не повод терять контроль над магией, -- серьезно заметил Тео.
   -- Я и не теряла! Просто не хотела, чтобы ты успокаивал меня как последнюю истеричку, -- Одра принялась мерить комнату нервными резкими шагами.
   -- Тогда объясни произошедшее, -- Тео красноречиво указал на стену, в которую его впечатал магический выброс.
   Блеир замялась.
   -- Может, просто слишком долго сдерживала эмоции? -- неуверенно предположила она: -- Я хотела сказать "отойди", а в итоге... вот... как-то нехорошо вышло.
   -- В любом случае, с этим необходимо разобраться. Если твой дар становится нестабильным, не хотелось бы, чтобы ты себя убила, -- после сказанного Тео снова засел за учебники. -- Или кого-нибудь, кто будет в этот момент рядом.
   Спустя некоторое время Одра засобиралась.
   -- Предлагаю зайти в библиотеку.
   -- Удивлен это слышать от тебя, -- Тео закрыл тетрадь, как раз закончив с последним вопросом.
   -- Меня тоже настораживает выброс магии, -- недовольно ответила Одра, -- ты со мной? Тем более, что Руты хотели позаниматься все вместе.
   Ребята молча собрались и спустились. На выходе их остановил вопрос Кестера-старшего.
   -- Напоминаю: через два дня у вас медосмотр. Ты подготовился? -- Бастиан выглянул из дверей кухни, убедился, что дети захватили зонты и ветровки, после чего вновь скрылся из вида, загремев тарелками.
   -- А что не так с медосмотром? -- Одра пристально посмотрела на Тео.
   -- Один неприятный врожденный порок, который не хотелось бы афишировать.
   -- Это ты так завуалировано говоришь, что боишься вида крови? -- чуть улыбнулась Блеир, но тут же спокойно продолжила: -- Не беспокойся, хуже думать о тебе никто не станет.
   Тео пожал плечами.
   -- Думайте, что хотите.
   В библиотеке было непривычно шумно. Народ, предвкушая вопросы по Рейвелю, заполонил читальный зал. Одра хотела было сыронизировать насчет ботаников, как была остановлена усталым взглядом Энтони. Из-за стеллажей, еще не заметив ребят, появился Алекс.
   -- Тоха, не кисни: еще три справочника, и пойдем домой, -- сочувственно сообщил Рут, раскладывая перед женой книги. -- Глинтвейн сварим, в плед закутаемся, если хочешь, я даже согласен какой-нибудь ужастик из твоих любимых посмотреть.
   -- Звучит как издевка, -- проворчала Энтони, с безысходностью разглядывая второе издание старорейвельского справочника толщиной в десяток сантиметров. - О, Кестер с Блеир. Явились-таки!
   Рут развернулся и помахал друзьям рукой, чтобы те присоединялись. Тео выложил конспекты, Одра вытащила учебники.
   -- На чем остановились? -- оглядел ребят Алекс.
   -- На четырнадцатом вопросе.
   Юрист кивнул, из стопки прочитанных книг вытащил неказистый томик с закладкой и протянул Теодору. Гранит науки и магии грызся удачно до момента, когда Одра сползла на стол лицом в тетрадь.
   -- Как Рейвель концентрировал магическую энергию? Преподы издеваются, что ли? Неужели магия реагирует только на эти слова и слоги?
   Рут не успел ответить, как перед ними появился библиотекарь.
   -- Почему не реагирует? -- удивился Харвин: -- Если бы магия реагировала только на язык Рейвеля, то таких явлений как внезапное появление волшебства у детей, бесконтрольность дара, новые формы магии, энергетические выбросы попросту не было бы.
   Одра встрепенулась. Тео поднял взгляд от тетрадей. Энтони с надеждой ждала продолжения лекции. Алекс тихо щелкнул кнопкой диктофона.
   -- Ладно, молодежь, -- усмехнулся демон, продемонстрировав набор острейших клыков, -- только не ждите, что я вам с каждой контрольной буду помогать.
   Харвин присел рядом со студентами.
   От соседних столиков донеслось завистливое ворчание.
   -- Слова сами по себе не несут никакого дополнительного значения. Язык Рейвеля -- это набор программ, которые закладываются в разум мага путем многократного повторения. Это и есть, собственно, сам контроль над даром: он срабатывает лишь на определенные сочетания звуков и только необходимым образом. Можно, конечно, создать другую универсальную форму, но Рейвелю удалось наиболее полно учесть все переменные и систематизировать потоки магии. Зачем изобретать заново кайлум?
   -- Получается, это первый язык программирования, созданный задолго до м-пространства, -- сделал вывод Александр.
   Демон кивнул.
   -- Некоторые обороты речи давно уже не используются, в языке полно архаизмов, но маги продолжают их учить, -- переключилась на "больную" тему Энтони, -- зачем?
   -- Магия -- поток энергии, который проходит через всю вселенную. Ее количество и качество постоянно. Это каждый отдельный маг на выходе имеет что-то свое -- уровень дара, его направленность, резерв. Сам поток неизменяем. Чему вас в школе учили, - покачал головой библиотекарь: -- Соответственно, язык может проходить через любые метаморфозы, это нормально. Но при этом следует учитывать, что магия продолжает оставаться такой же, как и до создания Рейвеля. Кто может точно сказать, на какой оборот речи выброс станет подконтрольным? Или наоборот... Так что зубрить приходится сразу и все. Понятно, что тем, кто жил ближе к дате создания языка, учиться было гораздо проще. И что заклинаний с того времени придумали больше в сотни раз.
   -- Ага, спасибо, -- группа прилежно все законспектировала.
   -- Я запуталась с палатализациями, -- обреченно вздохнула Одра.
   Алекс закатил глаза. По его мнению, эта тема была освещена довольно ясно, нежели начавшаяся морфология со всеми изменениями с момента создания языка.
   -- Легко: из трех основных согласных "к", "г", "x" образовались шипящие и свистящие согласные. За образование шипящих "ж'", "ш'", "ч'" отвечает первая палатализация, за свистящие "з'", "с'", "ц'" -- вторая и третья. Третья палатализация по своим результатам совпала с результатами второй палатализации.
   -- Тогда зачем третью отдельно выявлять? -- Теодор продублировал сказанное на полях тетради.
   -- Некоторые ученые действительно предлагают третью палатализацию рассматривать как разновидность второй. Однако она отличается условиями и нерегулярным характером своего проявления, поэтому освещают ее отдельно.
   Одра с Энтони переглянулись и выдали:
   -- Филологи...
   -- Мне закончить? -- ехидно предложил Харвин, и, после того, как ребята снова изобразили на лицах внимание, продолжил: -- Явление второй палатализации наблюдается, как правило, на стыке морфем -- основы и флексии. Это видно, во-первых, в формах дательного, местного падежей единственного числа, во-вторых, в формах именительного-винительного падежа двойственного числа существительных и кратких прилагательных женского рода, в-третьих, в глаголах повелительного наклонения.
   -- Морфология...
   -- А третью палатализацию легче определить визуально: эти свистящие согласные должны стоять либо после гласных переднего ряда "и", "ерь", "юс малый", либо перед гласными, кроме "ер" и "ы". Про словообразующий плавный согласный "рь" писал в своей работе Кодуэн-Дебуртене.
   -- Это имя такое?
   -- Фамилия... -- закатил глаза демон, -- думаю, дальше вы по книжкам разберетесь. Работы А. И. Кодуэна-Дебуртене можно найти в третьей секции. Кестер, как раз поможешь работы принести, вы не первые студенты, кто с палатализациями мучается.
   Теодор кивнул и направился за Харвином.
   Повернув у стеллажей, они подошли к дальним полкам.
   -- Ну что, чувствуешь прилив силы? -- с любопытством спросил демон, не мигая уставившись на Кестера: -- Давненько такого не было. Как ощущения, Тео?
   Демонолог поморщился. Тень, почти незаметная в плохом освещении хранилища, наоборот оживилась и салютовала Харвину.
   -- Не принесешь из архива статьи и копии отчетов по предыдущим убийствам? -- попросил Тео.
   -- Хочешь сам все расследовать?
   -- Хотя бы сопоставить факты.
   -- Я посмотрю, что есть. Через пару дней приходи, -- кивнул Харвин и, вручив Тео еще одну стопку книг по старорейвельскому, скрылся в лабиринте стеллажей.
   Друзья, коршунами склонившись над листком с вопросами, старались применить рассказ демона на практике и бордо строчили ответы. Правда, вопросов пока все равно оставалось больше.
   -- Ого! -- Одра оценила размеры принесенных книг. -- На тебе пока пункты с тридцатого по тридцать пятый.
   -- А где Лили? -- Тео с Одрой и так сами припозднились, а целительница будто и вовсе про контрольную забыла.
   -- На свидании, -- откликнулся Алекс, -- кинула нам сообщение в м-поле минут пятнадцать назад.
   Энтони покачала головой и перекинула копию в информационный поток Тео и Одры. Те, вчитавшись, переглянулись.
   -- Нужно скинуть стресс? Вместо подготовки?! Ладно, Ян, у них нагрузка меньше, контрольная только через неделю и всего по трем темам...
   -- Зато если мы потом не отправим ей ответы, нас обвинят в черствости и жадности.
   Ребята синхронно покачали головами. Если первые недели все было нормально и казалось, что группа неплохо начала срабатываться и дальше все будет только лучше, после случая в хроно-институте, они стали замечать за Лили все больше и больше минусов, притерпеться к которым пока никак не получалось. Тем более, что сама целительница совершенно не собиралась принимать свою пятерку, вечно пытаясь их воспитывать и объяснять, как нужно жить.
   И с этим что-то надо быть делать.
   Минут двадцать они сидели молча, выискивая нужную информацию и внося ее в общий бланк ответов.
   -- Глядишь, общими усилиями сегодня и закончим подготовку, а за оставшиеся дни из полученного материала сделаем красивые шпоры... -- довольно оглядев, как плодотворно продвигается дело, констатировала Одра.
   Теодор поднял гневный взгляд от ветхих страниц.
   -- Хорошо, -- тут же изменила направление мысли Блеир, -- мы втроем делаем шпоры, а ты зубришь.
   -- Только что тебе объяснили, дар только тогда будет полностью подчинен своему носителю, когда мозг запомнит все комбинации заклинаний. А у тебя и так проблемы с Рейвелем. Не думаешь, что в следующий раз, когда эмоции окажутся сильнее, окружающие могут не отделаться легкими ушибами?
   -- Вы о чем? -- нахмурился Алекс, отодвигая список вопросов и переводя взгляд с Кестера на Блеир.
   Девушка насупилась и отвела взгляд в сторону.
   Теодор пояснил:
   -- Одра слишком сильно переживает из-за убийства Неллиель, -- Кестер запнулся, подбирая слова, которые бы описали состояние девушки в момент выброса. -- Она пыталась разобрать ноты, которые Нели написала с Гектором и...
   Рут, пытаясь разрядить не самую приятную ситуацию, предположил:
   -- Блеир, у тебя такой ужасный голос, что Кестер попытался сбежать через стенку?
   Энтони сердито хлопнула супруга по руке. С этической стороной у Алекса были некоторые проблемы. Впрочем, и сама она не сильно отличалась тактичностью и умением сопереживать.
   Одра обиженно фыркнула, но с поднявшим вопрос Тео девушка была согласна: с друзьями нужно быть честной, иначе коверкается само понятие дружбы.
   -- Не знаю, как это объяснить, ноты никак не складывались, я не могла понять, какой лист за каким идет, и начала петь, чтобы выстроить общую композицию, потом, будто в транс впала, а когда Тео попробовал меня привести в чувства, его отшвырнуло к стене. Очень не хочется думать, что у меня начались проблемы с контролем дара. Все-таки Рейвеля я действительно знаю на твердые два балла...
   -- Как вариант -- поговори с Ладом, -- предложила Энтони, -- возможно, кратковременное эмоциональное потрясение -- это нестрашно. Но если что-то не так, он в любом случае разбирается в этих вопросах лучше.
   Алекс кивнул.
   -- И шпоры мы будем делать с Тохой вдвоем, а ты будешь зубрить ответы с Кестером -- контроль дара, особенно у боевика, это не шутка.
  

***

  
   Называйте меня Повелителем: online
   Называйте меня Повелителем: напоминаю, что завтра первых двух пар не будет. К восьми утра собираемся у мед-корпуса и проходим осмотр. И не забываем принести с собой личную карточку.
   Ловец: online
   Труп невесты: online
   Злобная белка: online
   Злобная белка: а что, те справки, которые мы сдавали при поступлении, уже недействительны?
   Адвокат дьявола: online
   Адвокат дьявола: руководство хочет удостовериться в правдивости данных.
   Ловец: кто-то мог подделать о себе информацию.
   Злобная белка: ага, какой-нибудь химеролог не рассказал, что у него аллергия на шерсть.
   Рыцарь: online
   Несущий крест: online
   Несущий крест: или тот, кто прежде убивал в МПГУ, проник на территорию под личиной студента. Пресса и инквизиция и так давят на руководство вуза, поэтому они хотят подстраховаться любыми возможными способами.
   Злобная белка: и для этого им нужны мои анализы?
   Труп невесты: а тебе их жалко?
   Победитель по жизни: online
   Шанайя: online
   Победитель по жизни: в ректорате действительно считают, что весь курс успеет пройти осмотр за две пары?
   Адвокат дьявола: наивные...
   Кукловод: online
   Кукловод: не-еет, это не начальство наивное, это вы -- бедные. Те, кто не успеют завтра, будут лично отчитываться лорду-ректору.
   Несущий крест: издевательство какое-то.
   Рыцарь: что, Кестер, боишься в обморок упасть, когда будешь кровь сдавать?
   Буря: не заткнуться ли тебе, Корф, по-хорошему.
   Несущий крест: спасибо, но я в защите не нуждаюсь.
   Буря: ладно, тогда давайте поговорим о профессоре Тристиле. Энтони, у него есть жена?
   Труп невесты: не спрашивала.
   Буря: жаль, жаль.
   Злобная белка: это вы про того шикарного мрачного мужика, который танатологию ведет? Паре сотен озабоченных баб, которые за ним бегают, совершенно все равно есть у него официальная супруга или нет, какова ориентация профессора, да и мнение его самого им безразлично. У них там даже пари вроде какое-то. Одра, можешь присоединиться к охоте.
   Буря: присоединиться? Я ее возглавлю!
   Рыцарь: ты разбиваешь наши с Айвеном сердца...
   Несущий крест: это непедагогично и неэтично, Одра.
   Называйте меня Повелителем: да ладно вам, профессор Карстен действительно потрясающий. Я как-то сидел на его лекции.
   Шанайя: к тому же вряд ли он посмотрит на студентку, а жаль.
   Несущий крест: ...
   Ловец: девочки, вы чего? Завтра в мед-корпусе загляните к психиатру.
   Победить по жизни: или на токсикологическую экспертизу. Вдруг вам алхимики чего-нибудь в чай подлили?
   Называйте меня Повелителем: стоп. Белка, а что с ориентацией лорда Карстена?
   Кукловод: Карл, ты задаешь странные вопросы...
   Рыцарь: в общий душ с тобой я больше не пойду. И другим не советую.
  

***

  
   Тео хмуро рассматривал собирающуюся у медкорпуса толпу. Весь поток решил, что лучше встать на часок пораньше и занять очередь, чем потом объяснять лорду-ректору, почему не успел пройти осмотр. Сонные помятые студенты душераздирающе зевали, не забывая костерить того, кто придумал сам осмотр и выделил на него всего две пары. Действительно, если бы потом одним не нужно было тащиться на Рейвеля, другим отсиживать срок у Черкусон, а третьим чахнуть над вонючими котлами, жизнь была бы куда лучше и приятнее. А после пар, ко всему прочему, весь специалитет ждали на третьем полигоне за факультетом стихийников.
   И ничего хорошего этот сбор не предвещал.
   Заняв очередь для своей группы, Кестер лениво пролистывал информационный поток. Лили ругалась на изменения в расписании пассажирских мотусов из пригорода и писала, что опоздает минимум на час. Одра дожидалась, когда соседка освободит ванную комнату и предлагала поперчить Стасе простыни. Алекс и Энтони вроде выехали, но кинули сообщение, что не успели занять скорый воздушный коридор и плелись за каким-то неудачником.
   До открытия медкорпуса оставалось еще десять минут, когда кто-то панибратски ткнул Кестера в плечо. Тео поморщился и, отключившись от м-пространства, с раздражением посмотрел на скалящегося Корфа.
   -- Что, принцесса, неужели, правда, боишься?
   Внутри заворочалась ярость и желание сновать сломать Готхольду какую-нибудь конечность, но Теодор заставил себя выдохнуть и почти спокойно ответил:
   -- Если тебе проще считать, что я боюсь -- как угодно. Но мне действительно нельзя проходить осмотр.
   Пока единственным планом Тео было подождать пока придут друзья, отдать им место в очереди, а самому "не успеть" и дальше пойти общаться с ректором. Может быть, вспомнив Бастиана и то, что у того есть респектабельная клиника в центре города, лорд согласится признать первую справку Кестера действительной.
   Шансов на успех идеи было мало. Зато хоть время потянет.
   Боевик еще несколько минут скалился, будто бы ожидал продолжения или шутки, а потом разом посерьезнел.
   -- Надеюсь, не ты убийца?
   Кестер покачал головой.
   -- И причина действительно серьезная?
   Теперь Тео посмотрел на Корфа чуть ироничнее. Пусть они были знакомы не так давно, Готхольд уже должен был понять, что несерьезным застать Кестера почти нереально. Боевик тоже это сообразил.
   -- Ладно, ты нас вытащил. Долги надо отдавать, -- Готхольд оценивающе осмотрел Теодора и, отойдя в сторону, начал что-то быстро набирать на планшете.
   Кестер изредка бросал в его сторону любопытные взгляды, но сомневался, что из желания Корфа помочь выйдет что-то путное. Толпа вокруг медленно просыпалась, шепотки звучали все оживленнее, в разных концах очереди то и дело вспыхивали обсуждения массового побега с оставшихся пар, но тут же, при воспоминании об Аластрионе Ростиславовне, пугливо затихали.
   Щелкнул в замке ключ, ручка со скрипом дернулась вниз, и из медкорпуса выглянула строгая дама в белом халате. Посмотрев на первокурсников как на выросшую на батоне хлеба плесень, низким жестким голосом разрешила пройти первой десятке.
   Студенты, прижимая к груди направления с магическими печатями и личные карточки, испуганно юркнули внутрь.
   Теодор с некоторым волнением оценил количество оставшихся перед ним людей и кинул своей группе в м-поле гневное восклицание, мол, если через десять минут нехорошие опоздуны не изволят явиться к корпусу, место будет потеряно.
   -- И нечего ворчать, -- отозвались сзади, -- ты нас любишь и не поступил бы так.
   Алекс пожал Тео руку и махнул Корфу, а Энтони ограничилась вежливым кивком.
   -- Не поступил бы, -- согласился Кестер, -- но я не понимаю, неужели сложно было встать вовремя. А вы, такое ощущение, летели с другой планеты. Впрочем, неважно. Вот место, вы попадете в третью десятку. Я пошел.
   Кестер уже развернулся, как был остановлен веселой командой Рута.
   -- Стоять смирно! Сбежать еще успеешь, а пока составь нам компанию.
   Просьба была странной, тем более, что еще вчера Теодор предупредил, что попытается избежать медосмотра. Но пока было некритично, можно и постоять.
   В корпус уже пригласили вторую десятку, когда у ступеней, наконец, появились остальные члены их группы. Корф все это время пытался названивать Карлу и Шанайе -- остальные из пятерки Готхольда уже давно были на месте, но целитель и танатолог почему-то не отвечали. Первой к ним подбежала запыхавшаяся Лили и тут же сунула в руки Алексу какой-то комок белой глины.
   -- Будешь должен, -- буркнула девушка, но выглядела при этом очень довольной.
   -- Вообще без вопросов, -- согласился Рут и тут же, вытащив из кармана какую-то бумажку с каракулями Рейвеля, начал шептать над глиной заклинание.
   Теодор наклонил голову набок, пытаясь понять, что происходит.
   -- Что это?
   -- Многомерный образ, -- пояснила Крипс, -- моя тетя -- архитектор, они используют этот материал, чтобы в точности воспроизводить трехмерные модели проектов. Только функция у него -- повтор зданий, поэтому сейчас этот образ нужно перенастроить на человека.
   Тео понял, что ничего не понял.
   Корф ругался с Наорив, которая только что сообщила, что заболела и на медосмотр явиться не сможет.
   Тем временем к ним присоединилась Одра, а вместе с ней незнакомый парень явно со старших курсов. Он оказался на полпальца пониже Кестера, но такой же широкий в плечах. А еще у него было широкоскулое лицо и смешливые черные глаза.
   -- Лили, ты у нас по аурам лучшая. Как тебе?
   Целительница прищурилась.
   -- Тео послабее, но незаметно, а вот те желтые всполохи я подправлю. Стой смирно, -- указала девушка парню и тот послушно замер.
   -- Как тебе? -- Одра повернулась к Теодору.
   -- Что именно?
   -- Сюрприз! Это Лео -- третий курс, расширенный специалитет, демонология. И на сегодня он согласился побыть тобой.
   -- Все, настроил, -- сообщил Алекс, -- пойдемте за корпус. Лили, подержишь наше место?
   -- Легко, с аурой я закончила.
   Теодора в шесть рук отволокли на задний двор и живо затолкали в кусты. Лео наблюдал за первокурсниками с любопытством и, кажется, получал от неожиданного приключения удовольствие.
   Сначала Алекс растянул комок глины в тонкий лист и приложил к лицу Кестера. На несколько мгновений Тео стало нечем дышать, а липкая субстанция, кажется, пыталась проникнуть ему под кожу, а затем все закончилось. Рут снял с Теодора идеальный отпечаток лица демонолога и аккуратно одел на Лео, разгладив несколько сладок и стянув концы на затылке. Сейчас застывший многомерный образ больше напоминал тонкую белоснежную маску. Но только пока за дело не взялась Энтони. Дар танатолога предполагал не только работу с мертвой материей, но и оживление вещей никогда и не бывших таковыми. Цвет маски изменялся, подстраиваясь под оттенок кожи Кестера, преобразились и глаза, лоб стал выше и перестал сильно выдаваться, скулы уже и острее. Появилась мимика -- сначала гримаса дискомфорта, потом удивление и интерес.
   -- Лео, будь строже, -- посоветовала Одра, с восторгом наблюдая, как перед ними появляется второй Теодор.
   Кусты зашуршали, ветки прогнулись, пропуская в их убежище Яна и Айвена.
   -- Готхольд там с Лили остался, а то нашлись индивиды, попытавшиеся подвинуть хрупкую девушку, -- сообщили парни и рассмеялись. -- А мы целителей навестили. Вот!
   Айвен протянул Тео тонкую пластину и потребовал, чтобы тот на нее подышал.
   -- Сканирует ДНК и запоминает. Когда Лео понадобится сдавать образцы, он ее переломит и кинет в пробирки. А мы будем все время рядом, чтобы отвлекать персонал: что-нибудь опрокинем, с кем-нибудь поссоримся, может, даже подраться попробуем, если понадобится.
   -- А ты пока посиди в парке, -- улыбнулась Одра. -- Ну, что все сделали?
   Компания заговорщиков кивнула.
   -- И прикиньте, Диану Кехту из вашего специалитета по блату осмотр зачли -- вот что значит быть крестником ректора! -- поделился наболевшим Айвен.
   Лео забрал у Кестера личную карточку и направление и пошел за остальными в очередь. А Теодор остался стоять, не веря, что друзья за ночь проделали такую огромную работу и стали рисковать из-за него.
   Спустя час из корпуса вышла сияющая Одра и издала победоносный клич.
   Афера удалась.
   А Карл, который ответил на сорок шестой звонок Готхольда, все проспал. И вместо педагогики поплелся к лорду-ректору писать объяснительную.
   Настроение у ребят оставалось на высоте все пары до общего сбора на полигоне, где вместо преподавателя специалитет встретил лорд Шаред и кураторы групп.
   -- Выстроиться по боевым пятеркам! - скомандовал усиленный магией голос декана.
   Пока толпа судорожно пыталась создать ровный строй из тридцати групп, само поле на глазах первокурсников поделилось на ровные сектора, которые затем скрыл мощный магический заслон. Но за несколько секунд студентам удалось рассмотреть, что в каждом секторе пространственная магия создала кварталы с самой разной стилизацией. Тео успел заметить подвешенный над землей веревочный городок, растительные живые стены, муляжи городских улиц, плавно перетекающих в модель бизнес-центра. В одном из секторов мелькнули корпуса детского лагеря.
   -- Лоскутное одеяло, -- раздался слева комментарий.
   Теодор кивнул, соглашаясь.
   -- Наша задача, -- стал объяснять Арролин Шаред, -- выявить сильные и слабые стороны каждого студента. Возможно, понять, кто для дальнейшей учебы на выбранных специальностях не подходит, -- на этой реплике над полем установилась гробовая тишина: -- Рад, что вы поняли, насколько эта проверка важна. На полигоне для каждой из групп смоделирована ситуация, с которой служащие инквизиции сталкиваются регулярно. Естественно, уровень сложности учитывает ваши возможности. Посредством случайного выбора вам на экране будет присвоен номер сектора, где пройдет ваше испытание. Для начала на месте необходимо найти карту и коммуникаторы, потому что м-пространство заблокировано. Все остальные инструкции вас ждут на коммуникаторах, если вы их найдете. А теперь смотрим на экран.
   -- Мы десятые, -- шепнул Рут и, достав из сумки небольшой блокнот и ручку, переложил их в карман джинсов.
   -- Какой ты предусмотрительный, -- удивился Теодор.
   -- После случая с Черкусон Алекс стал большим поклонником бумаги, -- усмехнулась Энтони.
   -- А можно было не напоминать? - поморщился Рут.
   -- Напоминать? Дорогой, никто и не думал забывать.
   -- Тоха, учти: когда ты проколешься, я молчать не буду.
   -- Да-да, втопчешь до уровня земной коры.
   Александр чертыхнулся и собрался что-то высказать жене, как сам же остановился:
   -- Ладно, выскажусь потом. Собрались.
   На мерцающем экране напротив их команды отразился номер сектора.
   -- Очень надеюсь, что нам не попадется модель заброшенной больницы, -- напряженно сообщила Лили, когда они разыскивали нужный вход. -- В хоррорных играх подобное ничем хорошим не заканчивается.
   -- Целитель, который не любит больницы. Блеск, -- прокомментировала Энтони.
   Одра фыркнула, поддержав шутку.
   Стоило их пятерке пройти в свой сектор, как живая изгородь за спинами первокурсников разрослась, заблокировав выход.
   -- Кстати, все это сильно напоминает прогулку по хроно-институту, -- заметил Алекс, -- так что мы легко справимся с этим заданием.
   -- Возможно, но расслабляться я бы не советовал, -- ответил Тео, разглядывая модель городских улиц, напоминавшую его родной Ивовый район.
   -- А никто и не собирался, -- убедила его Одра. -- Куда направимся?
   -- Логично предположить, что коммуникаторы и карта находятся либо близко ко входу, либо в центре локации, -- Энтони уже внимательно рассматривала ближайшие к ним дома, надеясь заметить какой-нибудь знак.
   -- В центре, скорее, оставили бы для старших курсов, -- возразил Алекс, -- предполагается, что дальше начнется само задание, с которым первокурсники имеют шанс не справиться без дополнительной поддержки.
   -- Тогда пойдемте по домам, -- Лили спокойно направилась по коротко выстриженной лужайке к ближайшей модели, которая выглядела как двухэтажный частный дом.
   Рядом с закрытым гаражом стоял куррус шестой модели -- устаревший и достаточно уродливый. Алекс с любопытством заглянул в кабину: вдруг в замке зажигания нашлись бы ключи?
   -- Это было бы слишком легко, -- отмахнулась Одра.
   -- Легко -- управлять кайлумом, -- возразил Рут, -- а эта наземная махина глохнет через каждые пять метров и переключение передач в ней адское.
   Лили, подергав дверную ручку и убедившись, что дом закрыт, обернулась к Тео.
   -- Выбьешь?
   -- Окно на втором этаже открыто, -- Кестер кивнул на сдвинутую створку. -- Привлекать внимание звоном разбитого стекла я бы не советовал. Одра, ты со мной или подождешь тут?
   -- Тут осмотрюсь. Если вдруг на тебя нападает стиральная машинка -- зови на помощь.
   Забравшись на перила крыльца, Кестер уцепился за черепичный козырек и, легко подтянувшись, пробежал по скату крыши до открытого окна. Сначала аккуратно заглянул в комнату, чуть сдвинув в сторону кружевной тюль, и, убедившись, что помещение пусто, перемахнул через подоконник. Тень с неохотой последовала за ним.
   Внизу Алекс пытался вскрыть дверь курруса, чтобы изучить содержимое бардачка. Лили крутилась под окнами первого этажа, Энтони скрылась на заднем дворе, а Одра, отойдя от дома, контролировала дорогу во избежание появления незваных гостей.
   Комната, в которую проник Кестер, оказалась детской. Над небольшой люлькой, выполненной в сине-фиолетовых тонах, легко покачивалась игрушка, изображавшая звезды, месяц и пролетающую между ними ракету с утяжеленным хвостом и тремя ступенями -- образец трех-четырехсотлетней давности.
   Осмотревшись и заглянув в шкафчик, Теодор приблизился к двери и на всякий случай, перед тем, как дергать ручку, прислушался к тишине, царившей в доме. Возможно, он просто терял время, и квест, рассчитанный на первокурсников, не предполагал немедленной встречи с противником. Но давняя паранойя не давала Тео относиться к этому заданию, как к еще одному уроку. Если наставники хотят увидеть их в действии, Кестер костьми ляжет, чтобы ничем себя не выдать и не дать преподавателям усомниться в нем.
   А в том, что те следили за каждым шагом студентов, он не сомневался.
   Оставшиеся две спальни и ванная на втором этаже были также пусты. Более того, в них проектная магия не добавила даже деталей и мебели. Видимо, посчитала, что новичкам хватит и этого. Люка на чердак Тео также не обнаружил и только после этого направился к лестнице вниз.
   С улицы несколько раз доносились реплики друзей, но звучали они ровно, а значит, пока все было в порядке.
   Коммуникаторы для группы нашлись на кухонном столе.
   А вот карты Кестер не обнаружил ни в многочисленных шкафчиках, ни в отключенном холодильнике. В этот момент его привлек стук в окно. Лили махнула рукой, показала большой палец и кивнула в сторону, видимо, предлагая выбираться обратно к ним.
   К счастью, с этой стороны входной двери в замке обнаружился ключ, и снова пробираться по крыше Тео не пришлось.
   -- Энтони нашла карту в почтовом ящике, -- тут же сообщила Крипс и сунула любопытный нос в дверной проем. -- Там точно больше ничего интересного нет?
   -- Детская игрушка и пара вилок.
   -- Вилки -- страшное оружие, -- сообщила Одра, подбежав к Тео и забрав у него один из коммуникаторов.
   Остальные также поспешили разобрать накладки на проводники и закрепили их на висках. Первые секунды еще чувствовались легкое покалывание и дискомфорт, а затем коммуникаторы заработали, высветив перед глазами строку задания.
   -- Как-то ничего не понятно... -- пробежав глазами по тексту, сообщила Лили.
   -- Думаешь, на настоящем задании информации было бы больше? -- усмехнулся Алекс. -- Нас ведь предупредили, что квест максимально приближен к реальной ситуации. Так что все необходимое у нас есть.
   Теодор с другом согласился.
   Коммуникаторы сообщили, что на территории сектора скрывались лица, совершившие некое преступление, в результате которого есть как погибшие (и уже поднявшиеся или готовые подняться), так и пострадавшие.
   Боевой пятерке предлагалось: а) понять, что за преступление было совершено; б) упокоить поднятых; в) исцелить пострадавших (и не перепугать пункты "б" и "в"); г) задержать преступников; д) нейтрализовать эффект совершенного действия и погасить его эманации; е) составить протокол задержания и примененных мер, а также отчет.
   На квест ребятам отводились два часа, пятнадцать минут от которых уже отъели поиски карты и коммуникаторов.
   Кроме того, к заданию прилагался файл с таблицей баллов, которые могли заработать члены группы, выполняя задания по своим специализациям. Лили тут же скривилась -- почему-то один задержанный преступник стоил больше, чем вылеченный пострадавший.
   -- Думаешь, больные будут сопротивляться исцелению? -- предположила Одра, на что Крипс обиженно надулась, но дальше спорить не стала.
   -- Седалищным нервом чую, что раз среди нас демонолог -- преступление не окажется простым ограблением ювелирного, -- проворчала Энтони, рассматривая карту.
   -- Если только его не ограбили бесы, -- улыбнулся Алекс. -- И, если у нас в задании сказано "преступников", значит, это как минимум -- секта, занимавшаяся нелицензионными призывами. Тео, как у тебя с твоей специализацией?
   -- Так же, как и у тебя с твоей, -- проворчал Кестер.
   -- То есть, три пары, полторы из которых ты играл в планшет? -- ехидно уточнил Рут.
   Теодор наградил друга порицающим взглядом и тоже склонился над картой.
   -- Зря это сказал, -- покачала головой Энтони, -- декан тебя точно слышал.
   -- Зато я был честен. Или ты хочешь сказать, что не читала какую-то муть на последней теории подчинения?
   -- Тик-так, ребята, -- Одра уже рвалась в бой.
   -- Потеряем еще пару минут, но лучше согласуем действия, -- возразила Энтони, продолжая скользить взглядом по карте.
   -- Сначала, в любом случае, лучше держаться вместе. Хотя бы пока не поймем, что произошло и с кем придется драться. А уже потом, когда картина прояснится, разделимся, чтобы охватить весь сектор и передавать по коммуникаторам, если будем встречать цели не наших специальностей.
   -- Тогда пока нам в центр, -- заключила Энтони, передав карту Одре. -- По пути обязательно что-нибудь попадется.
   "Что-нибудь" попалось почти сразу. На первом пересечении улиц они увидели неловко подволакивающий вывихнутую ногу труп. В том, что данному экземпляру никакое исцеление не поможет, было видно невооруженным взглядом. Энтони, косо посмотрев на замерших в ожидании зрелища товарищей, сосредоточилась. Одно дело -- заучить наизусть формулу и применить в покойницкой на надежно привязанном к столу материале, и совсем другое -- действовать в полевых условиях, когда мертвец, почуяв их, направился в сторону группы гораздо бодрее.
   Первое, что требовалось -- оценить состояние тела. Убедившись, что к нему не привязана душа, Энтони, скороговоркой зашептала формулу подчинения, подняв правую руку ладонью вверх и сложив пальцы в щепоть. Труп остановился.
   -- Помощь нужна? -- уточнила Одра.
   -- Не сбивай! -- потребовала танатолог.
   Одновременно говорить с кем-то и подчинять зомби для первокурсницы -- было задачей неимоверно сложной.
   Одра пожала плечами: по ее мнению, куда проще и действеннее было бы отчекрыжить мертвецу голову. Но так бы поступил боевой маг, каковым и являлась Блеир. А от Рут требовало показать мастерство танатолога -- умение работать с мертвой материей.
   Пока подчинение сдерживало тело, Энтони сканировала мертвеца, пытаясь установить причину смерти и отделить травмы, полученные после того, как труп встал. Девушка чувствовала, как отведенное на квест время утекает, но быстрее пока работать не умела. И, более-менее, восстановив картину того, что случилось, Энтони медленно стала опускать правую руку, тщательно выговаривая следующую цепочку заклинаний, чтобы ослабить мышечный тонус тела, разорвать связи между нервными окончаниями, рассеяв силу, заставляющую труп передвигаться. Вокруг мертвеца появилась еле заметная серая дымка, стекающая вниз, в землю. Как только Энтони опустила руку, труп рухнул на асфальт мешком из плоти и костей.
   -- Каков вердикт? -- Алекс уже достал из кармана блокнот.
   -- Причина смерти -- удар концентрированной силы. Человек попал в эпицентр прорыва... какого именно сказать не могу, но магия рванула там настолько сильно, что буквально вышибла душу из тела. Подчинился мертвец легко -- в нем слишком много остаточной энергии. Это же послужило причиной, собственно, поднятия. И такой избыток свободной силы не мог сказаться только на одном человеке. Отсюда следует, что впереди нас ждет достаточно вставших тел. Еще по прорыву могу сказать только, что тот, точнее -- те, кто этот выброс спровоцировали, сильнее меня. Осталось только понять природу выброса.
   -- Это был прорыв Инферно, -- спокойно подсказал Теодор. -- Двадцатая категория -- не выше.
   Остальных заметно передернуло. Ребята и без уточнения прекрасно понимали, что сила удара не была высокой. Деканат хочет проверить их силы, а не отправить к праотцам. Но от слова несло кровью и смертью.
   Еще озадачивал тот факт, насколько легко Кестер определил даже не само Инферно, а его категорию. Несильные прорывы шли с двадцать первой категории по пятнадцатую. В общем, навыки Тео впечатляли.
   -- Прорваться на двадцатом уровне могут только бесы, -- продолжил Кестер, -- однако, в отличие от высших демонов, они никогда не перемещаются поодиночке. Стадность у них в инстинктах. Так что в секторе сейчас не меньше десятка сущностей.
   -- Бесы, зомби, раненые, преступники, отчет, -- перечислил Алекс. -- Чудесный букет, люблю наших преподов, чтоб им икалось.
   -- Кхм! -- синхронно предупредили Тео и Энтони, но, кажется, Руту наоборот нравилась идея, что лорд-декан его сейчас слышит.
   -- Возвращаясь к Инферно, -- Одра почесала нос и с тревогой посмотрела на Тео, -- ты уверен, что сможешь с ним справиться? Если того же зомби я смогу, походя, обезглавить, просто Тоха очков лишится, то залатать разрыв получится только у тебя.
   Кестер неопределенно повел плечами.
   -- Предлагаю сесть в угол и поплакать, -- вздохнула Лили, -- что мне делать, если я одна встречу беса?
   -- Бежать по направлению к Тео или ко мне, -- подсказала Одра.
   -- Алекс, а ты как сможешь вносить в протокол наши действия, когда мы разделимся? -- педантичного Теодора больше интересовал вопрос с отчетностью.
   -- Включаем коммуникаторы на прямую трансляцию, -- вздохнул тот, предчувствуя, с каким потоком информации придется работать. -- Пойду я в любом случае с вами, -- Алекс указал на Тео и Одру, -- работу с прорывом и арест преступников мне нужно видеть лично. Меры, принятые Тохой и Лили, можно будет занести в отчет с их слов.
   -- В таком случае, разделяемся. С чем мы имеем дело -- уже понятно, дальше тормозить друг друга смысла нет, -- предположила Энтони. -- Лили, ты со мной. Пробежимся по периферии. К эпицентру нам пока соваться нельзя. Если ребята найдут кого-то из наших клиентов -- сбросят на коммуникаторы координаты и образ.
   Крипс хмуро кивнула, согласившись с Рут.
   -- И советую разобраться быстрее, чтобы мы успели в центре поработать.
   Одра, уже пытающаяся натянуть на себя щит, посмотрела на целительницу, как на психически больную.
   -- А ты, значит, по чистенькому? Думаешь, целители всегда на готовое приходят?
   -- Девочки, -- Тео подхватил Блеир под локоть, -- время.
   Они втроем бегом направились выше по улице, к центру сектора.
   Энтони, махнув Лили, нырнула в проулок, чувствуя, слабые отголоски смерти.
   Через пару улиц стали заметны первые следы разрушений.
   Кровля на многих домах была разодрана и раскидана по дорогам и стриженым газонам; куррусы -- разбиты. Также выбиты оказались окна, как на первых, так и на вторых этажах. Стены впечатляли глубокими бороздами, оставленными чьими-то крупными и острыми когтями.
   Александр, зарисовав в блокнот один из следов, окликнул Теодора.
   -- Какие-то это бесы немаленькие... если судить по оставленным следам.
   -- Они низшие, -- напомнил Кестер, -- классификация никак не сказывается на размерах объекта. Но можешь не переживать, с этими я справлюсь.
   В следующий момент Тео, не замедляясь, резко поменял траекторию движения, бросившись в сторону детской площадки. Одра, притормозив, попыталась понять, что привлекло внимание демонолога, и только со второй попытки заметила смазанный контур чего-то огромного, затаившегося в песочнице и подрагивающего от напряжения. Казалось, будто бы она смотрит через дым костра -- качели за полупрозрачным объектом, чуть подрагивали и смазывались.
   Кестер каким-то чудом увидел тварь раньше, чем она их и теперь работал на опережение.
   Самое удивительное -- порождение Инферно, поняв, что его заметили, сразу попыталось бежать, будто бы заведомо знало, что обречено на поражение. Но Тео был куда быстрее неповоротливой туши.
   Сплетя пальцами несколько атакующих знаков, демонолог выпустил их в беса копьями бело-лунного цвета. А в следующий момент, отрывисто проговорив формулу заклинания, заключил противника в тонкую переливающуюся перламутром сферу. И та, за несколько секунд сжавшись до размеров горошины лопнула мыльным пузырем, не оставив от беса даже струйки дыма.
   -- Зрелищная у вас магия, -- оценила Одра, первый раз видя, как Кестер работает по своему профилю.
   И надо было честно признать: действовал он куда увереннее и отточеннее, чем умела сама Блеир. Только когда Теодор приблизился к ожидающим его друзьям, стало видно, что быстрая и эффектная победа далась ему вовсе не так легко, как показалось со стороны.
   -- Резерва хватит? -- тихо уточнил Алекс.
   -- Должно, -- твердо сообщил Тео и, коротко выдохнув, снова перешел на бег.
   За ним, не переставая оглядываться по сторонам, следовали Одра с Алексом. Последний еще и пометки в блокноте успевал делать.
   -- Далеко еще до точки прорыва? -- Руту уже не терпелось осмотреть место преступления.
   -- Я тебе не рулетка, -- резонно заметил Теодор, -- место выброса отличается низкочастотной энергетикой. Полагаюсь на свои ощущения.
   Похоже, технический отдел МПГУ не утруждал себя фантазией -- улицы сектора почти не отличались друг от друга, даже куррусы на лужайках стояли одним и тем же боком. Несколько раз ребята замечали тела (судя по их горизонтальному положению, еще не успевшие встать). И каждый раз, чтобы не задерживаться, они быстро кидали координаты вместе с визуальным образом Энтони и Лили. Оставалось надеяться, что Крипс успеет вылечить своих раненых до того, как те перейдут под юрисдикцию танатолога.
   Через несколько улиц Тео перешел на спокойный шаг и стал еще пристальней осматривать дома. Около следующего перекрестка Теодор резким жестом указал на угол ближайшего дома. Ребята прищурились.
   Место прорыва Инферно было найдено.
   Над черным разломом, возникшим на месте одного из домов, медленно закручивалась против часовой стрелки, черная воронка, вокруг которой мельтешились полупрозрачные низшие сущности.
   Теодор насчитал не меньше двух десятков.
   И это учитывая, что часть разлетелась по всему сектору.
   -- Ставим ловушку или идем напролом? -- других вариантов Одра пока не видела. -- Тео, скажи что-нибудь. Это ведь по твоей части.
   Кестер неопределенно мотнул головой, просчитывая варианты.
   -- Напролом рискованно. Погибнуть нам не дадут, если что, но квест мы точно провалим, -- отмел эту идею Алекс. -- К тому же, я вряд ли смогу проанализировать весь объем информации во время сражения.
   -- Согласен, -- по одному уничтожать демонов проще. Теодор не был уверен, что сможет за раз справиться со всеми тварями, прорвавшимися через разрыв. -- Для ритуала изгнания нужны хотя бы травы и мел. В идеале -- кровь, но попробуем обойтись без нее.
   -- Травы? В этом кукольном городке-муляже? -- с сомнением протянула Одра.
   -- Преподаватели должны были учесть, что спустя всего две недели с начала обучения резерв не всех студентов способен легко погасить прорыв. Поэтому, если в планах не значится исключение всех демонологов, нам обязательно оставили где-то здесь необходимые материалы.
   -- Кухни, аптека на втором перекрестке, магазин ниже по улице, детская площадка и задние дворы, -- незамедлительно перечислил варианты мест, где можно было что-то найти Алекс. - Что тебе требуется?
   -- Чабрец, зверобой, крапива, укроп, чеснок.
   Рут поморщился, пытаясь вспомнить, как можно определить нужные травы, и, развернувшись, поспешил обратно к магазину, мимо которого они пробежали пару минут назад.
   -- А без крови ты точно справишься? -- с сомнением протянула Одра. -- Как-то совсем не хочется никого резать.
   -- Если найдем мел -- справлюсь, -- сообщил Тео.
   -- Хорошо, тогда ты нарви на заднем дворе крапивы, а я проверю ближние дома.
   Когда Блеир вернулась к точке сбора, Кестер сосредоточенно переплетал стебли крапивы с длинную веревку, сворачивая мясистые листья. На руках парня уже виднелись ожоги, но он не обращал на это никакого внимания. Тень с любопытством следила за его действиями.
   -- У нас еще час двадцать. Управимся? Мела я не нашла.
   Подняв взгляд на девушку, Тео увидел, что Одра, оттянув подол кофры, принесла несколько жестяных баночек из-под чая и с десяток пакетиков приправы.
   -- Посмотрим, что добудет Алекс, и если он найдет мел, то мне хватит десяти минут.
   -- А с этим пока что делать?
   Вывалив перед демонологом найденную добычу, девушка села рядом и тоже принялась вить плотные жгуты из высокой, злой крапивы, которой Кестер зачем-то нарвал целый стог. Даже странно, как вся эта композиция еще не привлекла внимания демонов.
   -- Крапива используется как курение. Аккуратно обложим место прорыва по кругу и подожжем. На несколько минут сущности будут заперты в круге, пока я буду проводить ритуал изгнания -- он менее затратен для резерва.
   Тео отложил в сторону пару упаковок соли с чесноком, пакетик с сушеным укропом и праздничную пачку чая, в котором в качестве вкусовой добавки использовался чабрец. Затем он задумчиво повертел в руках банку с облепиховым варением.
   -- А это зачем?
   -- Я вроде слышала, что эту ягоду тоже используют для изгнания.
   -- Грызунов... -- иронично улыбнулся Теодор и, тут же раскрутив банку, снял пробу. -- Вкусно.
   -- Во-от! -- обрадовалась Блеир и тоже потянулась к варенью: -- С демонами лучше не воевать на пустой желудок.
   Не исключено, что именно сладкий аромат варенья приманил Рута, потому что он появился буквально спустя пару минут и, кинув пакет с добычей на землю, присоединился к поеданию лакомства.
   -- Пустырник нашел только в каплях. Предлагаю и самим глотнуть для спокойствия. Еще микстуру со зверобоем в аптеке свистнул. Надо кому? Или демонов от кашля полечим?
   Следующим движением Алекс подтянул к ребятам большой мешок с углем для жарки шашлыков.
   -- Мела не нашел, зато тут написано, что уголь осиновый. Там, конечно, не вампиры, но вдруг поможет?
   Теодор придирчиво принюхался к углю, ненадолго задумался, но после утвердительно кивнул.
   -- Варенья не осталось?
   Одра, закончив вылизывать банку, что-то отрицательно промычала.
   -- Жаль, -- погрустнел Рут и украдкой попытался вытереть липкие пальцы о крапиву.
   Тео, застукав друга за этим делом, наградил его возмущенным взглядом.
   -- Ты совсем... -- на этом моменте Кестер мазнул взглядом по Одре, надеясь найти в ней союзника, и увидел, что девушка, запустив лапы в пакетик с укропом, жизнерадостно уминает ароматную приправу.
   А руки она уже успела вытереть о кофту самого Теодора (коротенький топик Блеир на роль салфетки не сгодился). Отобрав у друзей и крапиву, и укроп, и кофту заодно уж, Тео только головой укоризненно покачал.
   -- Тогда за дело, -- поторопил Рут. -- Я там еще следы самого ритуала нашел. Как закончим с прорывом -- отправим Кестера добивать оставшихся бесов, а сами пойдем за преступниками.
   Пока Алекс аккуратно прочерчивал углем круг, заключая место прорыва в надежный контур, а Одра с другого конца обкладывала периметр крапивными жгутами, Тео колдовал над составом для изгнания.
   Алхимию он не слишком любил -- это была наука тысячи нюансов. Свойства зелья зависели и от того, сколько раз его требовалось помешать, и в какую сторону двигать ложкой, и от движения небесных тел. Иногда роль играл даже пол или цвет волос алхимика. Но это, к счастью, касалось в основном действительно серьезных составов. Кестер же пока планировал сделать всего лишь небольшое подспорье для самого заклинания.
   Основой зелья, конечно, должна была быть вода. Дистиллированная. Но бежать за ней не было ни сил, ни времени. Поэтому, найдя на кухне ближайшего дома небольшую кастрюльку, Тео вылил в нее три пузырька микстуры от кашля и два флакончика успокоительных капель. Засыпал туда же приправы и чай, развел заклинанием небольшой огонь для нагрева и принялся перемешивать. Субстанция получалась вязкой, комкообразной и очень резко пахнущей. И чем дальше Кестер перемешивал зелье, тем сомнительнее оно ему казалось. Если бы он попытался устроить такое в классе -- его бы не только выгнали взашей из школы (теперь -- университета), но еще и засудили бы за эксперименты, могущие привести к трагичным последствиям. И в лекарствах, и в чае было слишком много других элементов, которые рецептурой не учитывались.
   Оставалось надеяться на чудо.
   И заблаговременно отбежать подальше, когда кастрюля полетит в сторону прорыва.
   Вернувшиеся Одра и Алекс доложили об успешном выполнении своих заданий и в кастрюльку заглянули со священным ужасом. Рут, дурачась, даже перекрестился.
   -- Сейчас доиграешься, -- мрачно предупредил Теодор, который сам сильно сомневался, стоит ли эту субстанцию применять.
   Впрочем, особого выбора не было. Время утекало песком сквозь пальцы и совсем не хотелось оказаться последними в списке.
   -- Готовы? -- Блеир, создав на кончиках пальцев небольшое пламя, приготовилась поджигать жгуты из крапивы.
   Парни, помедлив с секунду, решительно кивнули.
   Алекс (как самый меткий) прицелился, чтобы закинуть кастрюльку в самый эпицентр Инферно. А Тео быстро прогнал в уме заклинание изгнания.
   -- Поехали!
   Крапива вспыхнула, охватывая развалины дома и прорыв дымовым кольцом. И сразу же через колдовской красный огонь полетела кастрюля, налету расплескивая на взъярившихся бесов зелье.
   Теодор сбился на середине заклинания, перепутав слова, Одра рядом с восхищением выругалась -- и было от чего! Даже маленькая капля зелья, попадая на бесформенные мерцающие тела бесов, заставляла их корчиться от боли и буквально разъедала, как кислота, оставляя на земле жалкие подтеки перламутровой слизи -- все, что оставалось от гостей из Инферно. А через мгновение, кастрюля попала прямо в центр прорыва, выплеснув остатки варева внутрь черного, сочащегося тьмой разлома.
   Еще секунду ничего не происходило, затем Инферно, дрогнуло, раздался яростный рев, и волна эманаций, прокатившись по улице, уронила ребят на землю, а еще через секунду, прорыв выплеснул из себя настолько концентрированную силу, что остававшихся в контуре бесов размазало тонким слоем.
   И Инферно с легким хлопком исчезло, будто его и не было.
   Тео, Алекс и Одра, не спеша подниматься на ноги, обменялись потрясенными взглядами. Тень незаметно поаплодировала.
   -- Мы -- читеры... -- восхищенно выдала Блеир.
   -- Кестер, срочно патентуй зелье! -- завопил Рут. -- И мне десять процентов от прибыли!
   Тео только головой покачал, но все-таки уточнил.
   -- А тебе-то за что?
   -- За идею и поддержку! Одре и пяти хватит...
   -- Эй!
   Одра показала Алексу кулак.
   -- Я сейчас запишу, что притащил из аптеки. Тео, ради бога, не забудь, что и как сыпал. Мы же всех порвем! Интересно, а на какие еще категории Инферно такое зелье подействует?
   Алекс предвкушал.
   -- Не забуду, -- пообещал Кестер. -- И вы не забывайте, что у нас еще задание. Ловите преступников, а я закончу с бесами.
   Они, развернувшись в разные стороны, направились прочесывать сектор.
  

***

  
   -- Быстрее уже! -- ныла Лили, осторожно выглядывая из-за плеча Энтони и дергая танатолога за рукав рубашки.
   Рут, в третий раз сбившись на середине заклинания упокоения, сжала зубы, чтобы не послать Крипс в пеший эротический тур.
   -- Моя магия медленная. Если ты не прекратишь меня отвлекать, мы не уйдем отсюда до конца задания!
   -- Пф! И какая от тебя польза? Зомби же бывают и шустрее! А ты пока заклинание прочитаешь, уже в желудке у мертвяка окажешься! Вон Тео еще одни координаты кинул. Я из-за тебя не успею всех вылечить!
   Сама Лили, к удивлению Энтони, задерживалась у раненых едва ли дольше, чем на двадцать секунд. По мнению танатолога, чтобы провести полноценное исцеление, этого было недостаточно. Но Крипс выглядела безумно довольной, значит, все было правильно.
   -- Если бы ты не прерывала меня постоянно, я бы работала быстрее. Молодец, что так шустро справляешься с ранеными, но у моей специализации другая система.
   Лили передернула плечиками и соизволила отойти в сторону.
   -- Конечно, шустро, -- снисходительно сообщила она, -- у меня же потенциал стихийницы! Просто одного балла не хватило.
   На этот раз, особенно не прислушиваясь к сопению целительницы, у танатолога все вышло, как надо.
   -- Да неужели! -- обрадовалась Лили, стоило только трупу упасть на асфальт. -- Пойдем скорее, нам сейчас направо...
   Энтони, устало, прикрыв глаза, молча направилась за девушкой. Поведение, которое сейчас демонстрировала Крипс, Рут считала недопустимым, поэтому уже минут десять вела с коммуникатора запись на съемный носитель, чтобы потом показать остальным членам группы. Ссориться сейчас -- пустое дело, но и оставлять это на милость мироздания Энтони не собиралась.
   Только через пару поворотов танатолог поняла, что Лили ведет их куда-то не туда.
   Для начала Тоха сверилась с координатами, которые им кинул Кестер.
   -- Нам, кажется, нужно было сворачивать влево, -- осторожно позвала она, -- смотри...
   Энтони развернула карту.
   Лили гневно сузила густо подведенные зеленые глаза.
   -- Хочешь быть главной?! -- мигающая красным точка с их координатами внимания не удостоилась.
   Рут непонимающе моргнула. Она просто пыталась скорректировать направление, чтобы выйти к следующему телу.
   -- Десять минут не можешь справиться с одним трупом, но считаешь себя самой умной? Иди куда хочешь, а меня не трогай!
   На карту Лили так и не посмотрела -- только на Энтони. И то, что читала в глазах целительницы Рут, ей совсем не нравилось.
   -- Я не понимаю, что у тебя случилось, но если хочешь, иди дальше одна. В конце концов, ребята с Инферно справились, если что -- позовешь их.
   Энтони уже развернулась, чтобы возвратиться к нужному повороту, как в спину раздалось презрительное:
   -- Думаешь, я слабачка, что сама не справлюсь? Это у тебя что-то случилось! А именно -- ноль баллов за квест, потому что ты с простейшими заклинаниями возишься, преподы уже занесли тебя в список на исключение. Или есть, кому за тебя словечко замолвить? Как же! -- передразнила Крипс: -- Я Энтони Рут, у меня муж, дом, куча денег, и меня по блату приняли на крутой факультет.
   Танатолог резко повернулась. Серые глаза девушки заволокло белесой дымкой, а в следующий момент Энтони резко вскинула руку, безо всякого заклинания обездвижив Лили. Крипс затравленно дернулась, с ужасом ощущая, как из нее утекает сила.
   -- Лили, будь умницей, засунь свой язык в задницу, пока этого не сделал кто-то другой. Меня приняли на факультет, потому что даже без обучения, я могу своим даром забрать жизнь человека и подчинить себе его тело. Хочешь, покажу свои способности?
   Целительница, почувствовав, что Энтони отпустила ее голову, судорожно замотала ей из стороны в сторону, показав, что все поняла.
   -- Точно-точно? -- зло оскалилась Рут. -- Смотри у меня...
   Опустив ладонь, танатолог развеяла свое волшебство и спокойно направилась вниз по улице, не оглядываясь на Лили.
   Та чувствовала себя униженной и растоптанной.
   -- Сумасшедшая! -- злобно пробормотала Крипс. -- Теперь понятно, почему Алекс с ней, она наверняка его просто заставила!
   Спустя десять минут блуждания по лабиринту улиц Лили пришлось признать, что она действительно повернула не туда. Добредя по переулкам до живой изгороди, определяющей границы сектора, она смогла хотя бы понять, куда идти в сторону центра и, сверившись еще раз с последними координатами, выбрала точку, присланную Одрой, как можно ближе к запечатанному прорыву. Если найти центр, то и мимо подопечного пройти будет сложно.
   Ободрившись, девушка бегом направилась по широкой улице.
   И почти сразу едва не врезалась в полупрозрачную тушу беса. Взвизгнув, Лили припустила дальше, отчаянно посылая по коммуникатору сигналы бедствия.
   -- Кестер, где тебя носит, когда ты так нужен!
   Несколько секунд ментальное пространство безмолвствовало, а потом Теодор, наконец, отозвался.
   -- Меня не носит. Я, оглушенный твоим воплем, пытаюсь сориентироваться, как быстрее добраться до твоих координат. Сейчас резко налево!
   Девушка, перемахнув через декоративный заборчик, бросилась в щель между домами, чувствуя, как бес нагоняет ее. Сплетя пальцами легкий защитный аркан, она, не оборачиваясь, бросила его за спину, надеясь, что тот хотя бы ненадолго задержит тварь.
   -- Теперь еще раз налево! Беги в дом, там должен быть черный ход. Через него на соседнюю улицу!
   Лили, чувствуя, как нарастает боль в боку и сбивается дыхание, просто послала вперед часть силы. Конечно, резерв израсходовался значительно, зато дверь снесло внутрь дома, позволив целительнице легко пробежать по первому этажу и вывалиться на задний двор.
   Сил двигаться дальше уже не было. Лили сбавила темп, пытаясь хоть немного восстановить дыхание. Она была уверена, что бес не успел увидеть, куда она делась. Пока здание обойдет, она сможет добежать до забора и перемахнуть на соседнюю улицу. Только Лили двинулась к забору, как, не заметив низкую ступеньку, споткнулась и упала. В этот момент на заднем дворе показался бес. Крипс даже не успела отреагировать очередным испуганным воплем, как ярко-белый луч прошел сквозь беса, растворив его в воздухе. Девушка обернулась: за забор держался тяжело дышащий Теодор.
   -- Ты... как...
   -- Вроде жива. Знаешь, физподготовка у тебя не очень.
   -- У тебя тоже... а я с другого края сектора бежал.
   Лили фыркнула и поднялась с земли, стряхивая с себя траву.
   -- Я должен возвращаться, Алекс с Одрой прочесывают местность, надеются найти подсказки для поиска преступников.
   "Конечно, а я тут должна сама справляться, единоличники" -- мелькнула ревнивая мысль. Может, это Энтони группу против Лили настраивает? Девушка вышла на улицу и, пытаясь отдышаться, направилась вдоль домов. Судя по карте, до центра города оставалось совсем немного, всего несколько кварталов. Впрочем, они были настолько похожи друг на друга, что было совсем неудивительно, что Лили запуталась!
   Спустя несколько минут Крипс заметила лежащее около припаркованного курруса тело, которое не было отмечено на ее карте. Подойдя к раненому, девушка никак не ожидала услышать:
   -- О, помощь подоспела!
   От испуга Лили не удержала в ладонях исцеляющий импульс и припечатала "тело" парой нелестных эпитетов.
   -- Нашла, на что тратить резерв! -- возмутился раненый, спокойно выслушав эмоциональную тираду: -- Пошутил, неудачно, со всеми бывает. Зачем сразу магией разбрасываться?
   -- Это так запланировано -- изображать пострадавших?
   -- Нас для массовки припахали, -- объяснил студент, показав значок третьего курса, и поднялся, -- ты собираешься раненого лечить и выводить с территории?
   -- Других тоже надо было провожать к выходу? -- целительница, не стесняясь, рассматривала парня. Он оказался весьма симпатичным, и что особенно приятно -- явно оценил внешность Лили.
   -- Если попадались фантомы -- нет. А меня придется, -- третьекурсник обольстительно улыбнулся.
   -- Совсем-совсем к началу? -- с досадой протянула Лили, но на улыбку ответила: -- Это ж сколько времени уйдет...
   Парень только рассмеялся.
   Жаль, Лили не знала, что третий курс должен был до конца отыгрывать свои роли. И ни в коем случае не покидать сектор. Но, увы, всегда находится лентяй, который пропускает правила мимо ушей или намеренно их нарушает.
  

***

  
   Теодор двигался в сторону последних координат, которые прислали ребята. Одра сбивчиво докладывала по коммуникатору, что они с Алексом вышли на след преступников. Возможно, даже нашли нужный дом.
   -- Судя по остаточному следу, преступников пятеро, -- подытожил Рут, перебив Одру.
   -- Не ввязывайтесь в драку без нас, -- строго наказал Тео, отправил координаты дома Энтони и Лили и продолжил двигаться к северной границе сектора. С каждым километром бежать становилось тяжелее. Теодор прислушался к себе и с сожалением констатировал, что ни резерва, ни физической подготовки ему пока не хватает. Подводить ребят не хотелось. Злиться на недостаточный уровень выносливости было некогда. Забежав в проулок между домами, он до крови прикусил левую ладонь и с отвращением сделал глотательное движение.
   Его тряхнуло, резко закружилась голова. Тень за спиной довольно качнулась, став гуще и темнее. Резерв восстановился наполовину, но и этого и должно было хватить на преступников, при этом не вызвав ненужных подозрений. Другое дело, что слушалось тело теперь неохотно, но к жесткому контролю Кестеру было не привыкать. Сделав над собой усилие, парень выбежал из переулка, и едва успел отскочить в сторону, как сгусток энергии Инферно прошел в нескольких сантиметрах от его плеча.
   С крыши дома спикировала фигура и тут же сложила широкие кожистые крылья в подобие плаща.
   -- Вкусненький человечишка... будешь закуской, -- вкрадчиво прошипел высший демон и облизнулся длинным раздвоенным языком.
   Теодор с почти профессиональным любопытством изучил антрацитовые чешуйки, резко выделяющие острые скулы демона и уходящие вниз, к шее. Красные глаза без зрачков также внимательно изучали самого первокурсника, будто бы ожидая, когда добыча бросится наутек.
   Ничем иным, кроме как дурным влиянием Одры, Теодор не мог объяснить то, что, улыбнувшись представителю Инферно, он выдал:
   -- Интересненький демончик -- отличное чучело получится, -- и тоже облизнулся.
   Высший конкретно опешил.
   -- Цып-цып, -- позвал Тео и начал медленно и неотвратимо надвигаться на демона.
   Хитрый прищур сменился удивленно выпученными глазами, и будущее чучело сделало осторожный шажок назад. А в следующий момент Теодор точным пассом создал силовое плетение и накинул на демона, надеясь сразу же его обездвижить.
   С этим "чучело" справилось легко и в ответ запустило в демонолога огненным шаром. От него Теодор просто увернулся и, не тратя время на заклинания, с которыми у первого курса пока дела обстояли не очень, отправил по земле легкую волну силы, чтобы сделать противнику подсечку. Тот, к большому сожалению Кестера, маневр разгадал и просто подпрыгнул, пропуская импульс под собой. А в следующее мгновение Тео оказался слишком близко к демону и от души врезал ему в солнечное сплетение.
   Демон жалобно вскрикнул, сложился пополам и тут же получил добавку по коленной чашечке, после чего попытался предпринять попытку побега, но был отловлен за крылья и притянут обратно.
   -- Пусти-и!
   -- А как же твои гастрономические планы? -- насмешливо напомнил Теодор, заламывая Высшему когтистую лапу. -- Извини, но придется тебя отправить в Инферно на голодный желудок. Сейчас открою проход. Тебя наверняка детушки маленькие ждут...
   Демонолог забормотал под нос формулу заклинания.
   -- Не надо! -- в панике завопил демон, силясь вырваться из железного захвата Кестера.
   Увы, но первокурсник оказался несколько крупнее представителя Инферно.
   -- Кхм-кхм! -- вкрадчиво раздалось за их спинами. -- Господин Кестер, нам вообще-то нельзя вмешиваться, но не могли бы вы отпустить третьекурсника Колосова? Не думаю, что в Инферно ему будет комфортно.
   Развернувшись (а заодно за шкирку развернув и "демона") Тео посмотрел на лорда-декана, который, кажется, от души веселился над ситуацией и одновременно пытался выглядеть серьезным.
   -- Он больше не будет, -- пообещал лорд Шаред.
   "Демон" с готовностью закивал.
   -- Я просто пошутить хотел!
   -- Я тоже, -- заверил Колосова Кестер. -- Ты отличаешься от демона так же, как лорд-декан от первокурсницы. Юрист?
   Третьекурсник уныло кивнул.
   -- Их группе было дано указание смоделировать прорыв Инферно и спрятаться в одном из домов, -- пояснил лорд-декан, -- а после своего обнаружения оказать вам несильное сопротивление и сдаться. Но некоторые решили импровизировать. Я заберу у вас господина Колосова для разъяснительной беседы?
   -- Пожалуйста, -- разрешил Кестер.
   -- Думаю, ваши друзья справятся самостоятельно. На территории сектора еще остались три беса, займитесь ими.
   Думать, почему декан решил ему подсказать, Тео не стал -- просто поблагодарил.
   -- И... Кестер, ваше поведение изменилось.
   Декан задумчиво рассматривал студента и пытался понять, почем после минутной остановки в проулке резерв Теодора моментально восполнился.
   -- Прошу простить, лорд Шаред, нервы, -- скупо улыбнулся Тео, будто бы резко сделал над собой какой-то усилие.
   И, не оборачиваясь, поспешил дальше по улице.
   Баллы лишними не бывают.
  

***

  
   -- Тео пишет, чтобы без него производили задержание, -- Одра еще раз глянула на коммуникатор и перевела взгляд на Алекса. -- Их там точно пять человек?
   -- В прорыве участвовало пять, а сколько сейчас сидят в доме -- не знаю, -- раздраженно проворчал Рут, что-то быстро черкая в блокноте.
   Участие юриста в оперативной работе группы всегда предполагалось минимальным. Объяснить, как и кто совершил преступление, и в каком направлении он ушел. А потом составить протокол с пояснением, почему во время задержания преступник оступился и сам себе свернул шею. И что боевик с танатологом вовсе не были на задании выпившими и не пытались заставить труп плясать канкан (вместе с парочкой случайных и до жути перепуганных прохожих), а демонолог не пытался призвать Инферно первого уровня, чтобы князья ада лично сравняли с землей сарай, в котором скрывался беглец.
   И вообще все было строго по уставу. Огрехи? Какие? Доказательства есть? То-то!
   -- Видимо, предполагалось, что пять на пять -- получится честно. Но пока наших ребят отловишь по улицам, состариться успеешь. Энтони пишет, что сейчас заканчивает с последним телом в двух кварталах от нас.
   -- А Лили меня уже десять минут игнорит, -- отозвался Рут, -- опять на что-то обиделась?
   Блеир фыркнула, после истории в хроно-институте она к Крипс стала относиться значительно прохладнее, но готова была сделать скидку на стресс и страх, а потому пыталась оценивать целительницу объективно.
   -- Ладно тебе, может быть, она возится с каким-нибудь тяжелораненым? В любом случае, чем нам целитель тут помочь сможет? Она не боец. Вот Тео, конечно, не прав, что пошел бесов своих ловить, но это значит, что он в нас уверен. Так что поднимай зад и пошли -- завалим этих преступников.
   Одра смахнула со лба лезущую в глаза челку, потянулась и, приготовив на кончиках пальцев пару атакующих заклятий, бордо пошла вперед. Оказалось, на дорожке, засыпанной гравием, ребят ожидала ловушка. Стоило только боевику вступить на нее, вокруг воздух тревожно замерцал, сгустился и попытался захватить девушку. Вот только "преступники", видимо, уже давно привыкли полагаться только на магию и ожидали, что боевик попробует применить формулу противодействия... А Одра просто сделала сальто назад, легко оттолкнувшись от дорожки и перемахнув через края волшебной ловушки.
   Не зря она каждый день выматывала себя (и Кестера за компанию) в зале.
   Алекс просто обежал опасный участок, выставив впереди себя щит.
   Сражаться в узком пространстве дома не очень хотелось. Спустя несколько секунд выяснилось, что не только им. На крыльце показались два человека, закутанные в темные плащи, и остановились, ожидая действий следственной группы.
   -- Преступники? -- подозрительно уточнила Одра.
   -- Докажите! -- глумливо посоветовала одна из фигур хорошо поставленным тенором.
   -- А смысл? -- флегматично отозвался Рут, наращивая еще один слой щита. -- При попытке оказать сопротивление при задержании вы сами распишитесь в том, что не чисты на руку. Это во-первых. А во-вторых, от вас так несет остаточными следами Инферно, что тут только очень глупый эксперт не сможет доказать вашу причастность. Ну что? Оформляем вас или деремся?
   В ответ послышался издевательский хохот, и в ладонях преступников загорелись пульсары, куда сильнее, чем те, которые пока умели создавать первокурсники. Впрочем, Рут и Блеир впечатлились не особенно.
   -- На крыше еще один преступный элемент засел, -- спокойно оповестил Александр, -- двое оставшихся, видимо, пошли погулять.
   Надо сказать, такой расклад обрадовал и Рута, и Блеир, но виду они показывать не стали. Вот еще! Если бы потребовалось, они бы и в бой с десятью магами вступили.
   -- Если они нарвались на Тео -- сами виноваты, -- безапелляционно заявила Одра и без предупреждения атаковала. Точнее, она резко бросилась в сторону, выпустив первое из заранее заготовленных заклинаний и тут же, перекатом ушла из зоны обстрела, скрывшись за фигурными кустами.
   Алекс бежать никуда не стал. Он с интересом досмотрел, как с некоторым трудом правая фигура отбила заклинание заморозки (судя по тому, что рука мага при этом повисла плетью, волшебство его все-таки задело). И так же спокойно проследил за полетом направленных в него пульсаров. Щит заметно прогнулся внутрь, трети резерва как не бывало, но Рут, убедившись, что на щите не появилось ни одной трещинки, спокойно направился вперед.
   Маг на крыше прицельно обстреливал Одру, мечущуюся по кустам. Девушку такое положение безумно злило, но ничего сделать она пока не могла. Пару раз, когда наступали короткие секунды передышки, Блеир пыталась отвечать своими заклинаниями, но они были куда слабее и легко отбивались преступником.
   Алекс, приблизившись к двум оставшимся на такое расстояние, чтобы использовать магию стало опасно, пытался вывести из строя хотя бы того, чью руку заморозила Блеир. Вторым противником оказалась девушка. Судя по отвратительным навыкам ближнего боя -- целительница. Сделав нехитрую логическую выкладку, что против них сражается такой же специалитет, просто несколькими курсами старше, Рут припомнил, какие магические аспекты сильнее всего провисали у Лили.
   Магия смерти.
   Хорошо, что вечерами Энтони так громко разучивала заклинания, что не помогала даже подушка, которой Алекс сначала накрывал свою голову, а потом ей же пытался настучать по темечку супруги.
   Правда, дар у него совершенно не подходил для этой специализации...
   Отпустив щит, юрист вцепился в руки девушки и выдохнул простую формулу, расслабляющую мышечный тонус (обычно это применялось танатологами для замедления зомби, если те попадались слишком шустрыми). Целительница отшатнулась, и, не удержавшись на ватных ногах, упала. Лицо волшебницы побелело и исказилось попеременно гримасами испуга и злости.
   -- С-сволочь... -- почти проплакала она, пока второй маг испуганно шарахнулся от Рута.
   До Алекса запоздало дошло, что трупам-то полное расслабление организма уже не так позорно, как живому человеку, тем более, девушке. Кажется, он нажил себе смертельного врага.
   -- Я тебя сейчас просто вскрою! -- с ладоней целительницы сорвались призрачные лезвия. Одно задело плечо Алекса, от второго, нацеленного ему в грудь, он к счастью увернулся.
   -- Щит давай! -- проорала позади Одра, которую стрелок все-таки достал, и боевик сама, кое-как натянув на себя полог, ждала, когда же у этого чертового снайпера иссякнет сила.
   -- Не могу, резерва уже не хватает, -- прорычал Александр, когда еще одно лезвие пропороло ему бок.
   Второй маг, справившись с заклинанием заморозки, неспешно наступал на Рута с другой стороны, читая заклинания огненной плети.
   Положение было аховым.
   -- Что?! -- тихо и вкрадчиво уточнили сзади. -- Моего мужа вскрывать?! Молись...
   На дороге стояла немного ободранная и растрепанная Энтони, смотрящая на целительницу с ненавистью. А в следующий момент Тоха легко отбила рукой пульсар, ударивший в нее с крыши, будто бы он был обычным теннисным мячиком, и тут же резко сжала ладонь в кулак. Девушка, схватившись за горло, потеряла сознание. Энтони, потеряв к ней интерес, петляя, добежала до крыши и, окружив себя пепельной завесой, через которую не проходили заклинания стрелка, прыгнула с крыльца на водосток под балконом, легко подтянулась, белкой вспрыгнула на перила, а с них еще одним слитным движением на крышу, прямиком в убежище стрелка. Раздался короткий испуганный вопль и, получив мотивирующий пинок под зад, преступник скатился с крыши на землю, подняв руки.
   Оставшийся в одиночестве парень тоже поспешил сдаться.
   -- Еще кто-нибудь хочет вскрытия? Дорогой, оформляй.
   Девушка, понаблюдав, как друзья, потрепанные жизнью и противниками, вяжут пойманных "злодеев", аккуратно слезла вниз.
   -- Все, я под ноль, -- довольно сообщила Тоха, -- зато вставшие уничтожены, муж спасен и нашлись неудачники, на которых удалось выместить злость... А где Тео?
   -- Ловит бесов.
   -- Уже нет, -- сообщил запыхавшийся Кестер, подбежав к компании. -- Я пропустил что-то важное?
   -- Ты зашибись, как вовремя, -- улыбнулся Алекс.
   -- Нет, ничего важного. Энтони тут всех сделала... -- Одра смотрела на девушку с удивлением. Вроде нос к носу провели не одну неделю, а такие любопытные факты вдруг всплывают.
   -- У нее бывает, -- Рут уткнулся носом в плечо Энтони, пока та, несмотря на поверхностные познания в целительстве, пыталась стянуть ему разрез на боку. -- Правда, мне интересно, кто же мою жену довел до этого. Кого убивать, Тоха? Или ты уже сама справилась?
   Танатолог мотнула головой.
   -- Потом обсудим. Тео, ты полностью закончил свою часть работы?
   -- Появилась мысль, что может произойти повторный прорыв, но чтобы все проверить и запечатать возможную брешь, даже дня не хватит. В таком деле требуется очень тонкая работа с пространством и потоком магии.
   -- Значит, в принципе квест мы прошли. И в запасе целых пятнадцать минут, -- заключил подлеченный и довольный жизнью Рут, помахивая блокнотом: -- Сейчас состряпаем отчетик, где и отметим возможность повторного прорыва.
   -- Еще два преступника не пойманы; непонятно, где Лили, она так и не ответила, -- напомнила Одра, которой очень хотелось бы поскорее разобраться с оставшимися недоделками.
   -- Одного я лично передал декану, -- Тео легко вздернул на ноги двух магов и повел перед собой, -- он решил изобразить высшего демона. Наши преступники -- третий курс и, кажется, свое задание они провалили.
   -- Придурки, -- фыркнула Блеир.
   -- Значит, тогда нам нужно найти еще одного человека.
   -- Какие мысли?
   Теодор сверился с картой, сразу же отсек часть улиц, аргументируя, что там нечисть уже уничтожена. Также около нескольких домов демонолог оставил сигнальные ловушки. Если кто-то появится -- Кестер получит на коммуникатор точное местоположение. В его силах сомнений не было.
   Оставшиеся минуты они потратили совершенно бездарно, тыкаясь по всем углам сектора в надежде найти и последнего из "злодеев", и Лили, как будто специально не отвечающую на звонки группы. Если у Энтони злость на целительницу успела чуть поостыть, то Одра, наоборот, закипала.
   -- Я ей все выскажу! Только пусть попадется! -- прорычала она и перестала набирать очередное гневное сообщение. А смысл, если Крипс все равно не прочтет?
   Блеир со злости отвесила пинок мусорному баку и принялась искать взглядом еще что-нибудь, годящееся на роль груши для битья. Теодор укоризненно молчал, но подругу не одергивал, понимая, что проще дать Одре выпустить пар, чем пытаться контролировать. Энтони помогала Алексу сформулировать строчки отчета. Рут на ходу, почти не смотря под ноги и по сторонам, превращал разрозненные и невнятные заметки в упорядоченные и строгие формулировки.
   Тео осмотрел несколько домов впереди и окликнул Алекса:
   -- Ты уже добавил про повторный прорыв Инферно? Допиши, что процентное соотношение колеблется от пятидесяти и до семидесяти. Это если анализировать остаточный фон. Допишешь?
   Рут, не отвлекаясь от блокнота, кивнул.
   -- И как ты это определил? -- тут же полюбопытствовала Энтони, которая магический фон ощущала ровным и немного успокоившимся после первого прорыва. Никаких дегенеративных процессов на ее взгляд не наблюдалась, чтобы говорить о таких высоких процентах.
   -- Во-первых, есть заклинания, несколько самых простых мы уже прошли. А во-вторых, это можно определять и по тому, как меняется окружающая среда. Отличным примером послужила бы вода, но я ее здесь нигде не видел, -- разъяснил Теодор.
   -- Зря сказал, я теперь пить еще больше хочу, -- проворчал Алекс себе под нос.
   -- Риск второго прорыва, последний преступник не найден... Замечательно! Преподаватели оценят!
   -- Успокойся, злостью ты точно ничего не исправишь, -- Тео перебил Одру.
   -- Именно. А ведь отвечать декану за провал придется вместе, -- Алекс оторвался от блокнота: -- Так что к демону оставшегося преступника, давайте Лили искать!
   Крипс отыскалась аккурат за семь минут до окончания времени. Она, не торопясь, шла вверх по улице и просто-таки лучилась от удовольствия. Заметив выжатых ребят, целительница приветливо помахала.
   Девушек передернуло.
   -- Все, поехали, -- Одра дернулась было к Лили, но была перехвачена Рутом.
   -- Хочешь, сделаю предложение, от которого ты не сможешь отказаться? -- коварно вопросил Алекс.
   -- Валяй!
   -- Если до конца дня не поссоришься с Крипс, устрою тебе спарринг с Тохой.
   Энтони исподлобья глянула на мужа.
   -- Дорогой, а ты берега не попутал?
   -- А давай! -- загорелась идеей Одра и пожала Руту ладонь.
   Алекс лучезарно улыбнулся и поднял большой палец вверх. Танатолог тяжело вздохнула. Александра не исправит уже ничего и никто, даже Кестер.
   -- Как обстоят у нас дела? -- Лили подошла к группе и с любопытством заглянула в коммуникатор Тео.
   -- Четверо из пяти преступников пойманы. Вся нечисть ликвидирована. Как обстоят дела с ранеными? -- сделав над собой усилие, чтобы голос остался беспристрастным, поинтересовался Кестер.
   -- Вылечила девять человек, -- отрапортовала Лили, -- с резервом все в порядке. Алекс, а чего ты строчишь без остановки?
   -- А у меня задание еще продолжается! -- огрызнулся Рут. -- Тьфу, на скоропись запишусь, рука вот-вот отсохнет!
   -- Ты дай знать, как совсем высохнет, -- ласково обратилась к супругу Энтони, -- всегда хотела заспиртовать конечность. Поставлю себе на рабочий стол.
   Алекс не ответил. Он лихорадочно пытался придумать, какие еще выводы можно добавить к отчету. Если формат и методы проведения расследования получилось упорядочить и подробно осветить, то описание очередности действий каждого из членов команды пока шло со скрипом.
   За оставшиеся минуты группа обшарила еще пару домов у самого выхода из сектора, но преступник так и не был найден. Время, отведенное на выполнение задания, закончилось, и коммуникаторы группы тут же поспешили сообщить об этом. Ребята уныло переглянулись.
   -- Надеюсь, что хоть у кого-то дела обстоят хуже, чем у нас, и мы не будем последними, -- ворчала Лили, плетясь в хвосте, -- а то вы, конечно, облажались. Целого преступника не смогли найти. Я-то свое задание полностью выполнила! Всех раненых вылечила! А из-за вас попаду под раздачу. Надеюсь, что кроме групповой оценки, каждый будет отмечен отдельно.
   Одра и Тоха обменялись тяжелыми взглядами, раздумывая, можно ли нанести целительнице такие повреждения, которые удастся выдать за нападение беса. Даже Теодор, который в принципе был согласен с тем, что задание они почти провалили, все равно смотрел на Крипс осуждающе. Если бы Лили своевременно ответила на их вызовы, можно было бы охватить гораздо больший объем сектора. Глядишь, и нашелся бы последний третьекурсник.
   Только Алекс, полностью поглощенный отчетом, не обращал на нарастающее напряжение никакого внимания.
   -- Лили, ты какие заклинания на подопечных применяла? В каком объеме? Какие повреждения встречались чаще, были ли какие-то сложные случаи?
   Крипс наморщила носик.
   -- Не знаю. Я на всех общее исцеление применяла. А смысл время тратить? Пока осмотришь, пока диагностику проведешь, к тому же я не весь перечень необходимых заклинаний еще выучила...
   Юрист, подняв на Крипс взгляд от исписанного мелким почерком блокнота, нахмурился:
   -- А так можно?
   Лили только плечами пожала.
   -- Главное, чтобы сил хватило, -- отмахнулась она
   -- А ведь действительно, заклинание очень энергозатратное, а у тебя не меньше трети резерва осталось...
   Бросив торжествующий взгляд на Энтони и Одру, которые были истощены, Крипс приосанилась.
   -- Так я же на стихийницу хотела идти! Дар подходил...
   Тоха подняла взгляд к небу и тихо пробормотала под нос.
   -- И что же не пошла? Убила бы ту заразу, что обошла Крипс на балл...
   Лили, по счастью, услышала только конец фразы. Приятные черты лица исказила злоба.
   -- Я бы тоже...
   Алекс, поставив точку в черновике отчета, фыркнул.
   -- Девушки, аккуратнее, уголовный кодекс не дремлет.
   Они остановились у зеленой изгороди, закрывавшей выход из сектора, а в следующий момент тугие лозы послушными змеями расползлись в стороны; гулко прогремел гонг.
   Задание закончилось.
   Из соседних секторов осторожно выглядывали сокурсники и с любопытством изучали друг друга, пытаясь по состоянию других групп сообразить, как время прошло у них. Но тех, кто только хмурились или только улыбались, были единицы, в основном первокурсники выглядели напряженными и крайне уставшими.
   Стоило им добрести до стартовой площадки, на которой их ожидала комиссия, последовал приказ:
   -- Прошу студентов приложить коммуникаторы к считывателю. Посмотрим на ваши личные и командные результаты.
   На несколько минут организовалось молчаливо-сосредоточенное столпотворение, все хотели быстрее других сбросить данные и отползти в сторону. Затем, пока первокурсники снова пытались изобразить что-то похожее на построение, информационный поток составлял общий отчет, и еще через минуту экран мигнул, высветив результаты двумя таблицами: синяя показывала результаты команд, зеленая -- индивидуальный зачет по специальностям.
   -- На вторую можете не смотреть, -- предупредил Арролин, -- ваши достижения, как специалистов, важны. Но сейчас на первом месте стояло умение работать в команде.
   Студенты уставились на информационное табло, как оголодавшие гиены на труп антилопы.
   -- Ничего себе! -- присвистнул кто-то сзади.
   Алекс посерел: по командным результатам они оказались вторыми с конца. Рядом, сжав кулаки, выругалась Одра, Кестер не проронил ни слова, но его взгляд в этот момент можно было использовать в качестве оружия массового поражения.
   -- Какого демона... -- тихо простонала Лили, -- все из-за вас, неудачники!
   -- А вот и нет! -- яростно прошипела Энтони: -- Быстро нашли свои фамилии в индивидуальном зачете!
   Тео оказался вторым после Мстислава Морана -- демонолога из группы Корфа по прозвищу Ловец. За ним с небольшим отставанием шла Бергтора Сванлауг. Александр среди спецов факультета юриспруденции, следствия и дознания занял третье место, уступив всего один балл Власте Ашира. Одра на своем -- пятое. Энтони и вовсе с Шанайей поделили первое, а им в затылок дышал Тодд Вестмар. Но только если группы Корфа и Кехта, в которых состояли вышеупомянутые студенты, оказались в первых строчках командного зачета, то группу Тео закинуло в самый хвост.
   -- Ничего не понимаю, -- подсчитав процентное соотношение, Блеир нахмурилась, -- мы же одни из лучших!
   -- Конечно... -- саркастично отозвалась Тоха. -- А теперь найдите нашу целительницу.
   Рядом, побледнев и даже отступив на шаг, закрыла лицо руками Лили.
   Фамилия Крипс в списке целителей была последней.
   Если задание провалил один член группы -- боевая единица не справилась полностью.
   -- Напоминаю: основной задачей данного занятия было выявить, прежде всего, особенности нынешнего первого курса. Жаль, но результат предыдущего вы не побили ни по командным зачетам, ни по индивидуальным показателям. Разве что по самому низкому баллу за последние несколько лет, -- тут взгляд Арролина похолодел: -- Если никто не заметил, то вас уже стало меньше на одну пятерку. Студента Лодинна ждет встреча с инквизицией за неадекватные психофизические показатели, выявленные при взаимодействии с Инферно.
   Алекс тихо перевел с деканского на понятный:
   -- Судя по всему, этот студент испытал сексуальное возбуждение.
   -- Отвратительно, -- скривился Теодор.
   -- Остальным студентам этой группы будет предложено сменить специальность. Теперь переходим к тем из вас, кто справился с заданием из рук вон плохо. Перечисленные студенты будут находиться на особом контроле, то есть, под моим личным. Благодаря некоторым "актерам", которые должны были создавать для вас атмосферу, задание прошло не совсем так, как предполагалось. Впрочем, непредвиденное своеволие третьекурсников позволило наиболее ярко рассмотреть ваши способности и умения. Господин Игат Натьек, выйдите вперед.
   Студент хмуро шагнул, глядя перед собой.
   -- Судя по вашим пропускам -- в таком объеме уже в начале года! -- неудивительно, что вы не смогли вообще закрыть Инферно. Отговорка -- не удалось, не учил, не знал - не сработает ни сейчас, ни на сессии, ни в конце первого курса. После беседы с куратором вас также будет ждать разговор с лордом-ректором. Номер кабинета вы уже знаете. Свободны.
   Демонолог побледнел. Куратор группы Игата смотрел на подопечного с самым кровожадным выражением лица.
   -- Далее, -- серьезно оглядел студентов Арролин, -- факультет боевой магии в этом году решил удивить нас знанием запрещенных заклинаний. Дин Янар, -- с руки декана сорвался синий маленький шарик, -- откуда вы знаете заклинание Разрыва?
   Первокурсники с восторгом уставились на декана. Применять высший уровень дознания мог даже не каждый инквизитор!
   -- Дома научили, -- глаза боевика остекленели.
   -- Про дом будете рассказывать лорду Торгейру, он уже на пути к факультету.
   Шаред развеял заклинание.
   -- Лили Крипс, вам известно такое словосочетание, как Клятва Жизни? Процитируйте ее дословно, прошу.
   Девушка побледнела еще больше.
   -- Принимая с глубокой признательностью даруемые мне права целителя, торжественно клянусь... -- сбивчиво начала Лили и замолчала.
   -- Дальше, -- приказал декан.
   Крипс промолчала.
   -- Что ж, прихожу к выводу, что дар целителя вы приняли, а что с ним делать -- забыли, -- едко прокомментировал Арролин: -- Более безответственного отношения к пациентам я не видел за последние несколько курсов. Вы понимаете, студентка Крипс, что ни один из пострадавших после такого лечения не выжил бы?
   Девушка снова не ответила, продолжая напряженно рассматривать свои ладони.
   -- Вы осознаете, что за два часа успели нарушить практически все постулаты целительства?
   -- Я должна была быть на факультете стихийной магии, -- упрямо протянула Лили.
   Энтони прикрыла рукой лицо. Нашла, где и с кем спорить.
   -- Вы не прошли по баллам на тот факультет, -- выделив особенно частицу "не", продолжил лорд-декан, -- впрочем, задание показало, что вы ни на том, ни на этом факультете учиться достойно не способны ввиду своей феноменальной самонадеянности и раздутого самомнения.
   Одра присвистнула. Вот это Шаред отлично подметил!
   -- Мало того, что вы посылали целительский импульс просто так, даже не сканируя условного пациента. Вы лично сопроводили одного из врагов на свободу. При подобном отношении к своей работе, окажись вы около настоящего прорыва Инферно, ни одного живого из сектора не вынесли бы.
   Группа смотрела на Лили выразительно и недобро. Значит, они даром потеряли время? Одра пыталась сдержать желание отвесить Лили крепкую затрещину. Алекс придерживал под локоть Энтони.
   -- Студентка Крипс, в течение трех дней я лично жду от вас работу на тему: "Функции целителя расширенной специализации". Объемом не менее пятнадцати листов рукописного текста. В качестве научного материала используете только клятву Жизни. МПГУ не собирается краснеть через четыре года за подобных выпускников.
   Поникшая Лили попыталась юркнуть в толпу подальше от декана, но была перехвачена Теодором.
   -- Не торопись. Сначала поговорим, -- обманчиво спокойным тоном произнес Теодор.
   -- Похоже, до некоторых студентов не дошло еще, что такое командная работа, продолжал Арролин: -- Не будет боевика -- либо вернетесь калеками, либо родные получат ваши тела в отдельных пакетах. Не будет целителя -- результат окажется тот же, только его вероятность с пятидесяти процентов увеличиться до девяноста. Не будет юриста -- доказать правомерность ваших действий будет некому. Не будет танатолога -- и у боевика с демонологом прибавится в разы больше работы, с которой они вряд ли смогут справиться. А без демонолога никто не подтвердит, что с задания вернулись именно вы.
   Первокурсники смотрели на декана серьезно.
   -- В конце первого курса вас будет ждать новое задание, которое поставит вопрос о вашем нахождении на факультетах ребром. Уйдет из команды один -- будущее остальных окажется под вопросом. Найти замену специалисту почти невозможно. Так что обычно пятерку, потерявшую одного члена, расформировывают. Задумайтесь, то ли учебное заведение вы выбрали? -- вкрадчиво уточнил Арролин. -- Результаты вашей работы будут направлены кураторам для дальнейшего анализа, а сейчас вам стоит поспешить на последнюю пару.
   Первокурсники, сверившись с часами и убедившись, что до ПЗЗ еще есть время, принялись высматривать своих кураторов. Лада среди остальных преподавателей не было.
   -- Он уже ушел, -- заметил Готхольд, группа которого оказалась второй в общем зачете, -- просил передать, что побьет вас попозже.
   Друзья переглянулись и медленно побрели в сторону главного корпуса. Тео с Одрой уже открыли рты, чтобы накинуться на Лили, но были остановлены Алексом и Тохой:
   -- Не сейчас! В более приватной обстановке, когда все остынем.
   На протяжении всей пары по противодействию запрещенным заклинаниям Лили сидела, уткнувшись в тетрадь, и судорожно изображала запредельную занятость. Тео сломал стилус, пока придумывал в голове обвинительную речь для Крипс, и понял, что для начала надо действительно успокоить собственные нервы. И без того тень, чувствуя его настроение, беспокойно возилась за спиной, рискуя привлечь к себе внимание.
   Одра тоскливо смотрела в окно, как назло, небо было ясным и безоблачным. И, несмотря на то, что с каждым днем становилось все холоднее и холоднее, в такой погожий денек никак не хотелось тратить время на скучную пару.
   Преподаватель Шлаукоп монотонно диктовал материал по противодействию заклинанию под названием "хроно-дисторс". Судя по аудитории, первый курс сейчас не мог противодействовать самому обычному сну, не то, что заклинанию. И это категорически не устраивало лектора. Некоторые студенты вообще в наглую листали информационное поле.
   Шлаукоп, в очередной раз покашляв, чтобы привлечь внимание, попытался расшевелить смертельно уставший специалитет:
   -- Представьте себе последнюю ночь перед экзаменом: времени катастрофически мало, билетов много. Вы запасаетесь учебниками и едой, после чего создаете стазис-сферу вокруг себя и закрепляете время. Снаружи пройдет одна ночь, а внутри сферы -- столько, насколько хватит вашего магического резерва.
   Первые ряды встрепенулись.
   -- Да, идея хороша, как и возможность, например, ускорять время, чтобы успевать всегда вовремя. Однако хроно-дисторс относится к третьему уровню запрещенных заклинаний. Дело в том, что он действует не только вокруг вас. Хроно-дисторс создает волну временного искажения, которое расходится от точки творения и при этом задевает любую живую материю и вступает в резонанс с внутренними энергетическими потоками. Вот, обратите внимание на приложение к пятому параграфу, в нем даны подробные схемы и описания. Простые люди беспомощны -- хроно-дисторс убивает их. Маг может гасить вокруг себя подобное искажение, при условии, что по своему уровню он сильнее волшебника, использовавшего заклинание. Соответственно, если формулу хроно-дисторс применит лорд-ректор, погибнем мы все.
   Тео законспектировал последнюю фразу и на полях начертил некрупный символ, подчеркнув его.
   -- И что это за снежинка? -- к нему в тетрадь заглянула Одра.
   Кестер поморщился.
   -- Скучно. Вот и рисую.
   Хоть и лорд-профессор Шлаукоп рассказывал важные детали по противодействию заклинаниям, но делал он это так монотонно, что даже самые стойкие отвлекались.
   -- Хроно-дисторс не зря проходят на первом курсе. Здесь, на территории МПГУ людей, лишенных дара, нет. Как вы, думаю, в курсе, этот запрет был создан более десяти лет назад. Если раньше технический персонал мог набираться из людей, теперь в университете работают только маги. А потому сейчас именно вы слабейшие и можете отработать хроно-дисторс не только в теории, но и на практике. С заклинаниями второй и первой категории даже заикаться о подобном не придется.
   Заметив нескольких личностей на задних рядах, которые играли в "виселицу", профессор предпринял еще одну попытку привлечь внимание аудитории.
   -- Интересный факт: хроно-дисторс резонирует с временными аномалиями МПГУ, превращаясь в своеобразный эхолокатор, который может вам сообщить, где находятся разрывы времени.
   С первого ряда раздался душераздирающий зевок.
   Терпение профессора исчерпалось. Лекция оборвалась, лорд-профессор ледяным тоном пообещал контрольный тест с сотней вопросов на следующей паре и, устало закрыв глаза, вздохнул. Буквально через мгновение у Одры, подписанной на аккаунт Шлаукопа, в информационном потоке появилась мысль преподавателя:
   "Как же меня достали эти студенты! Лучше бы дома посидел с книгой и кофе..."
   Одра незамедлительно оценила запись. Через несколько мгновений под статусом появилось больше сотни отметок "нравится". Судя по статистике, высветившейся у Блеир, пост понравился не только их потоку, но и парочке преподавателей в соседних аудиториях.
   Профессор смутился.
   -- Задание на следующую пару: самостоятельно выучить формулу противодействия хроно-дисторс.
   На этом пара закончилась. Студенты, моментально избавившись от сонного оцепенения, резво потянулись к выходу.
   Лили удалось ускользнуть от собственной группы, возжелавшей ее крови и нервов. Настроение и так было паршивое. А когда около ворот она остановилась, пропуская вперед инквизиторов, сопровождающих ее уже бывших сокурсников, и вовсе упало окончательно. Один из рыцарей Святого престола, с нашивками старшего следователя, обратил на нее внимание и остановил остальных. Пронзительно-голубые глаза строго оглядели растрепанную студентку.
   -- Вы -- Лили Николь Крипс, знакомая с убитой в августе Лайной Анаид? Прекрасно. Я лорд Фолквер Торгейр. Раз уж мы с вами так удачно столкнулись, проследуйте в управление для дачи показаний. А то из-за всего этого никак не доходили руки вас вызвать лично.
   -- С какой радости? -- возмутилась и так донельзя взвинченная Лили, но голос предательски дрогнул.
   -- Нет, вы, конечно, имеет право дождаться официального вызова, -- заверил девушку инквизитор, но взгляд потерял последние крохи теплоты. -- Но раз уж я здесь по делам этих двух неуравновешенных экземпляров, глупо было бы не воспользоваться случаем и не выяснить новые обстоятельства основного дела, которое я сейчас веду. Не переживайте, Крипс, надолго я вас не задержу. Всего несколько вопросов. К тому же, следует учитывать, что отказ в помощи следствию может быть истолкован превратно. Пройдемте.
   Рука инквизитора легла на плечо девушки.
   Лили нахмурилась.
   -- О, Крипс! Почему я должен вас разыскивать по всему МПГУ?!
   Целительница озадаченно уставилась на библиотекаря, который направлялся к ним, усиленно изображая негодование.
   -- Поясните, -- прищурился инквизитор.
   -- По будням после четырех студентка Крипс работает у меня, -- демон смерил Фолквера хищным и немного подначивающим взглядом, после чего повернулся к Лили: -- Так расстроилась результату на полигоне, что забыла об ожидающем тебя архиве?
   Лили побледнела и кивнула, опустив голову.
   Лорд Торгейр на провокацию библиотекаря не поддался.
   -- Правильно ли я понял, Крипс, что вы с начала учебного года работаете в библиотеке? -- менторским голосом уточнил Фолквер.
   -- Вы что-то имеете против? -- возмутилась Лили, посмотрев в глаза инквизитору. -- На стипендию, знаете ли, лорд-следователь, пять дней существовать можно, если растягивать -- неделю. А хочется жить.
   -- Года проходят, стипендия та же, -- инквизитор усмехнулся, -- идите, Крипс. Через некоторое время я направлю вам официальный вызов. Уж будьте любезны, посетите нашу скромную обитель.
   Смерив неприязненным взглядом Харвина, Торгейр кивнул коллегам, что они могут продолжить движение, дабы доставить провинившихся студентов в инквизицию.
   -- Спасибо, -- поблагодарила целительница, -- я бы с ними побеседовала, но инквизиторы быстро работать не умеют. Ушла бы часа на три позже.
   Демон плотоядно ухмыльнулся и неопределенно пожал плечами.
   -- Почему вы обманули? -- решила узнать Лили.
   -- Ненавижу инквизицию, -- поморщился Харвин, а затем хищно оскалился: -- К тому же, детка, я кое-что знаю...
   Целительница вздрогнула.
   -- И полностью на твоей стороне, спокойно, -- демон уже собрался распрощаться, как девушка поймала его на слове.
   -- А ваша фраза о подработке?
   -- Мне действительно нужен помощник, -- медленно признал Харвин Заран, -- вечер пятницы устроит?
   Крипс кивнула.
   -- Не опаздывать, -- отчеканил демон, -- непунктуальных не терплю.
   Кажется, жизнь потихоньку сновала начала обретать краски.
   Лили незаметно выдохнула.
  

***

  
   Называйте меня Повелителем: online
   Называйте меня Повелителем: Буря, тебя видели с лордом Тристилом. Ты теперь кровный враг всей женской половины МПГУ. И некоторых представителей мужской...
   Труп невесты: online
   Злобная белка: online
   Злобная белка: смотри, как бы в сортир головой не окунули.
   Труп невесты: не всей.
   Ловец: online
   Буря: пусть только попробуют!
   Несущий крест: online
   Адвокат дьявола: online
   Шанайя: online
   Адвокат дьявола: попробуют -- засудим.
   Труп невесты: "засуживать" придется жалкие останки, и то если удастся их собрать.
   Победитель по жизни: online
   Рыцарь: online
   Рыцарь: между прочим, второй курс говорит, что еще ни одна контрольная ПЗЗ не обходилась без какой-нибудь подлости. Так что тест на сто вопросов может оказаться не самой страшной бедой.
   Буря: я из-за Рейвеля в библиотеке уже поселиться готова... Зачем учить заклинания, которые запрещено использовать?
   Шанайя: сектанты, кажется, не подозревают о запрете, и ты вполне может получить какое-нибудь проклятие на пятую точку. Как будешь выкручиваться?
   Буря: Все равно поблизости будет Кестер.
   Несущий крест: я не смогу взаимодействовать с темной материей. Спасаться будешь сама.
   Ловец: это особенность демонологов, Буря, мы слишком близки к Иной стороне, чтобы понапрасну рисковать.
   Победитель по жизни: а-аа! Хватит говорить про учебу, ботаники! Что может быть хуже и подлее ста вопросов?
   Кукловод: online
   Кукловод: например то, что о контрольной работе вам скажут только спустя день, после того, как она пройдет...
  

***

  
   А ведь я могу быть полезным, Тео...
  

Глава 4

Белая кровь

  

-- И даже ад для Демона -- место любви. Ну и что, если там костерок горит,

шашлыков пожарим, в конце концов. 
Егорова Е. В., История русской литературы.

  
   -- Худшей группы у меня еще не было, -- высказался Лад, стоило ему на следующий день поймать ребят.
   Одра тяжело выдохнула, Энтони выразительно глянула на Лили. Та специально с самого утра старалась держаться поближе к Алексу, как к наиболее терпеливому из пятерки.
   -- Я всегда стараюсь отбирать самых одаренных студентов. Группы, которые я курирую, выпускаясь из МПГУ, изучают новые сектора космоса, возглавляют лучшие отряды не только следственного отдела инквизиции, но и научного. А вы даже в пятерку лучших команд войти не смогли!
   Алекс собирался возразить, как был резко осажен:
   -- Не надо включать режим "адвокат", Рут. В работе каждого из вас есть достаточно огрехов, чтобы вы в полном составе в конце первого курса отправились на более простые для вашей лени специальности.
   Одра возмутилась, но ничего не сказала.
   -- Тебя что-то не устраивает, Блеир? -- тут же уточнил Лад. -- Кто доедал варенье, пока Теодор пытался ликвидировать Инферно?
   -- А чего тут такого?
   -- Серьезно? То есть ты даже не предположила, что еда может быть отравлена? -- голос куратора просто сочился ядом.
   Блеир не нашла, что ответить. Про такой вариант она действительно не подумала.
   -- Далее. Рут, ты понимаешь, что тратить столько времени на покойников, недопустимо? Да, все этапы упокоения ты соблюдала идеально. Вопрос: как думаешь, чем руководствуется профессиональный танатолог в горячей точке? Вряд ли тем, чтобы выполнить свою работу красиво. Главное -- результат. В задании было хоть слово, что на покойниках нельзя использовать силовые методы? Нет. Так что половине подопечных ты могла просто снести голову. Именно ты, а не Блеир или Кестер. Вот и вся сложность.
   Энтони ответила куратору сумрачным взглядом.
   -- Кестер. Кто тебя укусил? Блеир или Крипс? -- желчно продолжил Лад. -- Почему твое чувство юмора решило проснуться на серьезном задании?! Бесспорно, шутка со студентом Колосовым удалась -- лорд Шаред лично показал запись вашего сражения и его итог деканам других факультетов. Но ты понимаешь, что если бы устроил что-то подобное на реальном деле, вылетел бы из инквизиции быстрее, чем произнес: "Я просто пошутил!"
   Тео оправдываться не стал. Причина поведения была более чем серьезная. Но рассказать о ней он не мог.
   -- Алекс.
   Рут, который терпеть не мог разносов и головомоек, втянул голову в плечи.
   -- Хорошая работа, -- неожиданно похвалил Лад, -- отчет написан почти идеально. Но не расслабляйся.
   Александр приосанился.
   -- Лили... -- Лад посмотрел на девушку и скривился, -- даже говорить с тобой не хочется. Было бы у меня такое право -- выпорол бы. А по делу Арролин уже все сказал.
   Лад сделал паузу, трагично вздохнул, но все-таки признал:
   -- Хорошо, хорошо! Перестаньте киснуть. Или скажете, замечания не обоснованы? Впрочем, по результатам личного зачета вы справились вполне сносно. Я лично отрекомендую вас лорду Тристилу. Он как раз собирался выделить время для лучших студентов на потоке. Уверен, что вам будут на пользу дополнительные занятия.
   Лад никак не ожидал увидеть на лице Блеир плотоядную усмешку. Отметив про себя подобную реакцию, куратор продолжил:
   -- Теодор, Александр, вам обоим надо поработать над расходом резерва. Я уже поговорил с профессором Михальским. Он готов выделить для вас вечер пятницы.
   Парни синхронно кивнули.
   -- Девочки. Одра, Энтони, по поводу вас к преподавателям я еще не подходил, но обязуюсь похлопотать, чтобы все необходимые моменты подтянуть. Крипс... даже не представляю, что с тобой делать, -- отрывисто произнес Лад, присев на стол: -- Ты хоть понимаешь, что послала работу всей команды в сточную канаву?
   -- Кто ж знал, что этот больной окажется противником?
   -- Жалкое оправдание. Логика тебе на что? Почему все пациенты были фантомами, а один вдруг начал командовать? Просто нужно было не глазки парню строить, а мозги включить. Что еще скажешь? Может, прокомментируешь слова декана Шареда?
   -- Почему он остальных опускал буквально парой предложений, а мне досталось целых пять минут позора? -- Лили понесло. -- В задании ничего не было сказано про...
   -- Что-что не было сказано? -- ласково вмешалась Одра.
   -- Про своевольных третьекурсников!
   -- В одном я убедилась точно: приползу с задания никакая, буду долго отлеживаться, но у тебя, -- последнее слово Энтони особенно выделила интонацией, -- я лечиться не стану.
   -- Девушки, цыц! -- вроде бы спокойно сказал Лад, но в голосе проскользнул металл.
   Энтони с Одрой посмотрели на куратора.
   -- Пока ваша работа не станет идеальной, критика других не принимается.
   Лили довольно кивнула.
   -- Умерь свой эгоцентризм, Лили, мой тебе совет, -- Лад пригвоздил ее взглядом. -- С сегодняшнего дня у тебя в жизни начинается непростой период. Во-первых, придется возвращать доверие одногруппников, и, судя по их настрою, над этим предстоит поработать. Во-вторых, ты теперь на контроле у декана, а он спуску не даст, даже не надейся. И приготовься писать отчеты. Море отчетов о проделанной работе. В-третьих, большая часть твоих проблем -- в тебе. Изначально тебя никто ни в чем не обвинял, не обижал, не давил. Вы, по большей мере, знакомы месяц, а проблема в общении возникает только с тобой.
   -- Вы что, следите за нами? -- прищурилась Лили.
   -- В-четвертых, тебе еще манерам поучиться бы, -- добавил куратор. -- Так. Кто-нибудь высказаться хочет? Уже нет?
   Тео ответил за всех.
   -- Мы услышали все, что требовалось.
   -- Раз так, то отправляйтесь исправлять свои косяки.
   Лили выходила из аудитории последней, надеясь юркнуть в другую сторону, чтобы не идти с остальными.
   -- А в-пятых, -- тихо заметил шедший позади девушки Лад, наклонившись к Лили, -- я о своих студентах знаю все. Все, Крипс. Не дайте мне повода рассказать твои секреты остальным. Сложное детство и все-такое... ну ты меня поняла, да?
   Крипс не ответила, но ее плечи заметно дрогнули.
   Куратор, щелкнув пальцами, закрыл дверь, после чего отправился по своим делам.
   А Лили, чувствуя одновременно страх и ярость, помчалась на улицу.
   Ей нужно было выдохнуть.
   Мало ее декан приложил, так еще и куратор добавил!
   Не разбирая дороги, Лили бежала сквозь аллею. Как назло, начал накрапывать мерзкий мелкий дождик. Смотря исключительно себе под ноги, Лили продолжала бежать до тех пор, пока не врезалась в чью-то ярко-синюю мантию.
   -- Студентка Крипс, похоже, вам еще и над координацией надо работать. Полагаю, только что закончился разговор с вашим куратором? -- заметил декан Шаред, поднимая портфель, выпавший из рук в момент столкновения.
   -- Да как же вы меня все достали! -- прошипела Лили и, заметив чуть экранирующую аномалию с теплым весенним вечером, девушка метнулась за спину лорда Арролина.
   Ей срочно нужно было выместить на ком-нибудь злость!
   Декан проводил ее хмурым взглядом, чуть задержав взгляд на аномалии. Принарядившиеся подобно невестам вишни роняли лепестки на аллею, ведущую к факультету целителей. Чуть дальше, на одной из лавочек сидела стайка девушек, листающих пухлые тетради с конспектами и обсуждающих предстоящий зачет.
   Они выглядели странно-знакомо, будто бы видения, явившиеся из сна... или далекого, полузабытого прошлого.
   -- Эль, зря ты все-таки привела с собой сына, -- заметила одна из девушек. -- Сколько мы сдавать будем? Он устанет, раскапризничается...
   -- У Баста сегодня дежурство, -- отозвалась молодая Эллен Кестер, -- ничего, Тео спокойный и послушный мальчик. А леди Билбери после свадьбы до сих пор где-то в облаках парит, я уверена, что половине группы она поставит зачет автоматом и оставшуюся не станет долго мучить.
  

***

  
   К десяти вечера библиотека опустела. Даже самые стойкие студенты с факультетов общей теории и практики, сдав книги Харвину, покинули читальный зал. Только в другом конце, судорожно листая сразу десяток учебников, продолжали сидеть несколько четверокурсников-хвостовиков. Глядя на то, как бессистемно и жадно они запихивают в себя знания сразу за все прогулянные курсы, Одра четко поняла, что ни за что не хочет оказаться на их месте.
   А потому -- Рейвель. Пока первый курс прошел не так много, еще был шанс подтянуть свои знания на достойный уровень. Чем дольше Одра станет тянуть и лениться, тем сложнее потом будет догонять группу. А Блеир ненавидела плестись в хвосте. Конечно, сложности с этим предметом были у всех. Даже у Тео. Но девушка была честна с собой: на данный момент, ее знания языка Рейвеля с трудом дотягивали до удовлетворительной оценки. Поэтому уже полторы недели она вечерами приходила в библиотеку и пыталась заниматься самостоятельно. Тео и так помогал ей с домашкой, а Руты -- с практическими.
   Вот и сейчас, вооружившись учебником, парочкой методичек и увесистым словарем, она старательно разбирала последние задания, которые им прислал профессор Ивенсон.
   Потерев ноющие виски и мысленно представив большую чашку крепкого и горячего кофе с густой молочной пенкой, Блеир перестала рассматривать хвостовиков и опустила покрасневшие от усталости и книжной пыли глаза на ровные строчки грамматических упражнений по палатализациям.
   Те, словно бы издеваясь, решаться отказывались.
   -- Блеир? -- раздался над ухом знакомый бархатный баритон. -- Как непривычно видеть кого-то с вашего факультета в библиотеке.
   Одра, обрадовавшись даже такой сомнительной возможности отвлечься, посмотрела на лорда Тристила с вымученной улыбкой.
   -- Добрый вечер, профессор! Все верно, ведь голова дана боевикам только за тем, чтобы по ней получать и чтобы в нее есть! -- попытавшись придать голосу бодрости, отрапортовала она.
   -- Не передергивайте, Блеир. Сарказму вам еще учиться и учиться. Я знаю достаточно боевиков с блестящим образованием и говорил исключительно о современных студентах, -- несмотря на то, что это прозвучало жестко, в словах Карстена Одра неожиданно услышала поддержку.
   -- Спасибо. Надеюсь когда-нибудь стать одним из таких специалистов.
   -- Хорошие планы. Но как в них вписывается ваша драчливость? Боевик должен знать, когда уместно применять силу, а когда лучше отойти в сторону.
   Блеир пожала плечами.
   -- Извините, лорд Тристил, ваш опыт, безусловно, бесценен, но сейчас на попытки учить меня жизни, я могу отреагировать исключительно неадекватно.
   Маг с интересом взглянул на лист с упражнениями.
   -- Причина вашего плохого настроения, так понимаю, Рейвель?
   -- А что ж еще?
   Карстен кивнул головой и, не попрощавшись, отнес подшивку старых, еще бумажных, газет Харвину, после чего покинул зал. Скрипнула дверь, демон, отметив у себя что-то в карточках, подхватил материалы и скрылся в архиве. Одра пожала плечами. Не то, чтобы она жаждала продолжения разговора, но было немного обидно, что профессор так быстро ушел. Вздохнув, она снова уткнулась в листок, старательно выписывая закорючки старорейвельского и попеременно сверяясь со словарем. Вроде бы пока получалось все правильно. Но так ме-еедленно, что хотелось уже порвать учебник и, плюнув на все, пойти в комнату -- спать.
   Кое-как дописав упражнение и посмотрев на оставшиеся номера, которых, казалось, за прошедшие часы только прибавилось, Одра глухо застонала и стукнулась лбом об учебник. Страницы были мягкие, лбу не больно, зато от резкого движения в затекшей шее что-то зловеще хрустнуло, и стало легче. Так что для закрепления Одра стукнулась об учебник еще раз.
   -- Интересный способ получения новых знаний, Блеир, -- снова раздалось над самым ухом, и девушка поспешно подскочила на месте. -- Работает?
   Одра поморгала, но лорд Тристил, стоящий рядом и держащий в руках два стаканчика с кофе, в воздухе не растворился.
   -- Не знал, какой вы предпочитаете... -- один стаканчик мужчина поставил перед ней вместе с двумя пакетиками сахара, а сам занял соседний стул и без разрешения подвинул к себе листок с заданиями, прихлебывая свой кофе.
   -- С молоком, -- на автомате выдала Одра и тут же спохватилась: -- В смысле спасибо, профессор! Не стоило! Я очень благодарна! Но ваше время...
   Карстен поморщился.
   -- Блеир, давайте я сам буду решать, как и на кого тратить свое время. Ваше усердие необходимо поощрить. С какого вопроса начнем?
   Одра как раз ссыпала в стаканчик последний пакетик сахара и, отпив немного горячего напитка, зажмурилась от удовольствия.
   -- Лорд Карстен, вы самый замечательный мужчина на свете! -- выдохнула она. -- И раз уж мне сегодня так повезло, объясните закон слогового сингармонизма. А я, послушав, сама напишу ответы.
   На комплимент мужчина никак не отреагировал.
   -- Хороший подход к проблеме. Что ж, Блеир, запоминайте.
   Рассказывал Тристил замечательно. Ничуть не хуже профессора Ивенсона. Но если тот, в силу своей специальности, употреблял слишком много непонятных терминов, Карстен старался "упрощать" информацию, подстраиваясь под уровень знаний Одры.
   Так что рассказ о согласных, которые не могли быть мягкими, но оказывались в положении перед гласными переднего ряда или перед согласным "й", получился вполне понятным. Одра успела и упражнение сделать, и несколько уточнений записать в тетрадь с лекциями. Кофе помог взбодриться, а компания настраивала на позитивный лад -- в одиночестве Блеир хотелось волком выть.
   -- Так... -- Карстен быстро просмотрел получившиеся ответы, -- поправьте последний пример. Там должно быть слово "речеть".
   Одра кивнула и послушно вывела стилусом несколько закорючек.
   -- А вы ко всем студентам обращаетесь на "вы"? -- с любопытством поинтересовалась она, надеясь вопросом выбить небольшую передышку.
   -- Естественно. Это позволяет сразу установить необходимую дистанцию и настроить студента на работу. Я считаю непедагогичным устанавливать с подопечными панибратские отношения.
   -- Как, например, делает Лад? -- уточнила Одра.
   -- Все верно.
   -- А если я попрошу вас обращаться ко мне на "ты"? -- попыталась подначить профессора девушка.
   -- Попробуйте, -- от вкрадчивого мягкого тона стало как-то не по себе. В темных глазах Карстена мелькнули отсветы настольных ламп, сильнее выделив насмешливый прищур мужчины и его резкую красоту.
   -- Эм... пожалуйста?
   -- Слабо и неубедительно, Блеир, -- непреклонно сообщил он. -- Переходим ко второй палатализации или на сегодня с вас хватит?
   Одра поразилась:
   -- А что, вы согласны со мной и дальше заниматься?
   -- И даже приносить кофе с молоком, -- серьезно кивнул лорд Тристил, закрывая учебник и пододвигая ближе к девушке.
   -- Латте? -- может, она уснула на столе и теперь не может отделить сон от яви?
   -- Латте, -- согласился мужчина. -- Доброй ночи, Блеир.
  

***

   Прошлое...
  
   Следующего убийства пришлось ждать два года.
   Точнее, Арролин уже и не ждал.
   Как рассказал его давний друг -- младший следователь Торгейр, дело за давностью уже упокоилось в архиве, улик не было, только примерное описание убийцы, сделанное штатным танатологом. Данных, которые Шаред смог получить, проанализировав смерть леди Билбери и технического рабочего, также было немного. И катастрофически не хватало, чтобы хоть как-то продолжить свою работу. Взятые из инквизиции образцы так и пылились на полке. Только одну пробирку Арролин теперь всегда носил с собой в качестве талисмана наудачу.
   И она ему действительно улыбнулась.
   Это был уже второй выпуск с того дня, как он перешел работать на кафедру расширенного специалитета. И на критический взгляд Арролина -- слабейший за последнее десятилетие. Из всех отправленных в инквизицию личных дел запрос пришел только на три боевые пятерки. И то, у одной из них что-то не сложилось на собеседовании.
   Но студенты, не подозревая о своем посредственном уровне, радовались выпускному вечеру искренне и пышно. Над главным корпусом взвивались в небо снопы салюта, освещая темно-фиолетовый бархат неба в россыпи звезд.
   Арролин, подсвечивая себе маленьким огоньком черновики годового отчета, неспешно прогуливался темными аллеями парка, патрулируя свой сектор. Увы, как показывала практика, редкий выпускной проходил без эксцессов, и преподавательскому составу надлежало быть начеку и во всеоружии.
   -- Эллен? -- увидев знакомую студентку, Шаред улыбнулся.
   Тоненькая, как стебелек, почти прозрачная девчушка за эти годы превратилась в прекрасную молодую женщину. Срок обучения целителей общего направления отличался от сроков той же расширенной специализации или волшебников узкого профиля.
   Увы, семь лет и заслуженный красный диплом теперь мало чем могли помочь Эллен.
   -- Лорд Шаред! -- обрадовалась ему женщина и, что-то шепнув уже порядком хмельным подружкам, поспешила к преподавателю, потянув за собой шестилетнего сына. -- Бастиан куда-то пропал! Кажется, пошел искать кого-то из набравшихся парней... а Тео уже пора спать, мы вообще договаривались, что не задержимся надолго. Можете, посмотреть за ним? А я пока Баста поищу. Это ненадолго! Теодор очень спокойный мальчик, вы знаете!
   Арролин оценив серьезно-насупленный вид ребенка, признал, что сын Кестеров действительно отличался от других детей.
   -- Эллен, а не часто ли ты таскаешь его с собой? -- мягко упрекнул преподаватель.
   Ни одного госэкзамена не прошло без сидящего где-нибудь в уголке Тео.
   -- Не оставлять же его одного дома? -- возразила целительница. -- Родители Бастиана купили себе владения в созвездии Рыб, прилетают в гости нечасто. Что с моими... вы знаете.
   Звучало все логично, если бы не нотка гнева где-то в самой глубине ясных глаз выпускницы. Впрочем, понять Эллен было возможно. Перспективная могущественная волшебница, яркий, четко оформленный дар, который благодаря идеальному знанию Рейвеля женщина держала под полным контролем, и вдруг... осложнение после родов, приведшее почти к полному магическому истощению. Какой бы ребенок желанный и любимый ни был -- вряд ли он мог показаться молодой девчонке, грезившей блестящими перспективами, равноценной заменой.
   Хотя Арролин, безусловно, позицию Эллен не одобрял.
   -- Я посмотрю, ищи Бастиана, -- согласился мужчина и, свернув отчеты в трубочку и убрав в карман мантии, которую на выпускной надеть все-таки пришлось, протянул руку юному Кестеру.
   Эллен, в облегающем светло-голубом платье, звонко цокая каблучками, быстро удалялась по аллее в сторону главного корпуса.
   -- Ты не против немного прогуляться? -- предложил Арролин, сверяясь с часами. -- Мне необходимо контролировать сектор.
   -- Я не помешаю вам, лорд, -- серьезно ответил Теодор и наклонил голову так, что за неровными прядями светло-русых волос стало не видно его лица.
   Тело первым заметил мальчик.
   Шаред, к своему стыду, особенно по сторонам не смотрел, отсчитывая остающиеся до рассвета часы. Еще и Эллен куда-то испарилась, будто бы вовсе не собиралась искать мужа, а лишь нашла благовидный предлог свалить на кого-то опеку над сыном. К счастью, тот действительно не доставлял никаких хлопот. Послушно шел рядом и молчал.
   -- Посмотрите, лорд, там выпускник, -- вдруг Тео несильно дернул задумавшегося преподавателя за край мантии. -- Кажется, ему плохо.
   Арролин глянул поверх кустарника и побледнел. Если бы он был один -- возможно, обрадовался бы. Но сейчас маг отвечал за ребенка, а тому и так не везло по жизни.
   -- Не смотри, Тео, это ни к чему. Я проверю, можно ли чем-то помочь...
   Оставив младшего Кестера на мощеной дорожке, Арролин поспешил к умирающему выпускнику. Парень с яркой лентой через плечо уже не шевелился, едва дышал и больше походил труп, но преподаватель чувствовал его ускользающую ниточку жизни. Он должен был успеть! Дрожащими пальцами Арролин сорвал с шеи пробирку, едва не выплеснув за раз все остатки драгоценной крови, но в последний момент сладил с собой, наклонившись над юношей. Что ж, пожалуй, галактика не многое потеряет без этого экземпляра, невесть как доучившегося до получения диплома. Не мешкая ни секунды, Арролин наклонился над телом Эманда Мюра, осторожно капнув белой кровью в приоткрытые губы.
   И тут же включил запись в своем м-поле, чтобы на этот раз не упустить ни одной детали. Случай был на его стороне -- удивительный эффект снова, спустя два года, повторился. А главное -- Шареду не нужно было бежать с места преступления. У него был лучший свидетель, Теодор Кестер, которого какой-то злой рок каждый раз притягивал на места преступлений.
   Единственное, что тревожило Арролина -- здесь было слишком чисто. Будто бы убийца, наконец, взялся на ум. В прошлые разы он не очень-то задумывался, оставляет за собой улики или нет, это приходилось делать лорду Шареду. Теперь же пространство за кустами было вычищено до идеального состояния. Мужчине оставалось только убрать следы собственных манипуляциях.
   Что-то изменилось? Но почему тогда снова сработала кровь?
   Убедившись, что самого Арролина следствию будет не в чем упрекать, он потянулся к виску, вызывать инквизицию и других преподавателей. И не заметил, что Теодор, также пробравшись через шиповник, потянулся к телу Мюра.
   -- Тео! -- спохватился Шаред. -- Я же велел стоять на дорожке! Неужели тебе первых двух случаев не хватило?
   Мальчик встрепенулся и испуганно втянул голову в плечи.
   -- Извините, лорд, мне показалось... -- он запнулся и хмуро замолчал.
   Впрочем, Арролин вовсе не гневался. Наоборот переживал, что паренька снова затаскают по менталистам. Не исключено, что его серьезность и молчаливость -- последствия первых убийств.
   -- Ничего. Я, к сожалению, не смог помочь студенту... точнее, выпускнику Мюру. Дождемся инквизиторов и потом найдем твоих родителей.
   После выпуска Шаред с замиранием сердца ожидал начало нового учебного года.
   Ему казалось, что теперь-то убийца доведет свое дело (в чем бы оно ни заключалось) до конца, и у Арролина появится возможность завершить свои исследования.
   Увы, на этот раз вместо двух лет пришлось ждать целых пять.
   Что помогло Шареду не сдаться на этот раз и даже сдуть пыль со своей диссертации? Репортеры, которые и без того крутились неподалеку, снимая материал о будущих педагогах, готовых разлететься по галактике. Они прибыли на место убийства Эманда Мюра едва не раньше инквизиции. И какого же было удивление Арролина, когда через пару дней он увидел на снимках самого себя, только в совершенно иной одежде и редкой проседью в заметно отросших волосах.
   У другого Арролина, попавшего в объектив камер, была еще одна интересная примета. Теперь оставалось только дождаться необходимых условий, чтобы самому себе передать "привет" с наказом не отчаиваться и ждать следующего убийства, даже если о предыдущих перестанут вспоминать
   Но он все-таки не успел, несмотря на то, что, получив повышение до заместителя лорда-декана, Шаред расставил по всей территории парка МПГУ заклинания оповещения, которые срабатывали в самое разное время суток по любому поводу.
   Когда раздался тот самый, нужный сигнал, он был слишком далеко.
   Как Арролин спешил!
   Он уже видел тело девушки, одетой в осеннюю куртку с сумкой через плечо, на которой виднелся значок факультета стихийной магии, как вдруг, буквально за несколько шагов, оно просто растворилось в воздухе. К счастью, в м-поле уже велась запись -- доказательство того, что убийство действительно произошло, у Шареда были.
   И Арролин почти не удивился, когда с другой стороны дорожки увидел знакомый серьезный взгляд светлых глаз младшего Кестера.
   -- Что на этот раз, Теодор? -- сын Бастиана и Эллен за прошедшее время не по годам вытянулся, отчего смотрелся особенно тощим и напоминал жердь. Если бы преподаватель не знал, что мальчику около одиннадцати лет, с уверенностью дал бы все пятнадцать-шестнадцать.
   -- Пришел на факультет демонологии, у них день открытых дверей, лорд Шаред, -- отчитался Теодор: -- Вы же видели тело?
   Арролин кивнул.
   -- И даже вел запись. Так что все будет в порядке.
   Впрочем, инквизиция, присовокупив к общему делу еще один труп, только развела руками. На факультете стихийников в тот день не пропало ни одного человека.

***

  
   -- Забудьте некорректный термин "воскрешение". Вы никого не оживляете, а всего лишь пропускаете свою магию через оставшиеся в теле нервные окончания.
   Энтони, подергивая новенькие, неудобные с непривычки клипсы, тоскливо рассматривала предложенный материал для практической работы, пока преподаватель объясняла недоходчивым первокурсникам прописные истины. В наличии имелись: рыжая шкурка, некогда бывшая кошкой, чья-то переливающаяся перламутром чешуя и лоток с внутренними органами в стазисе, которые можно было использовать в качестве замены пришедших в негодность у опытного образца.
   Получив разрешение приступать к работе, Рут натянула на лицо защитную маску и активировала над останками сканирующее заклинание. Кошка умерла не более четырех дней назад, но уже требовалась замена почкам, левому легкому и желудку. Кишки также следовало подлатать. Плюс, хотя бы ради эстетики, было бы неплохо приделать котейке новый хвост.
   "Надо завести какого-нибудь питомца, давай присмотрим" -- вспомнились слова Алекса, оброненные пару недель назад. Интересно, как бы супруг отреагировал на поднятый труп кошки?
   С костьми всё было более-менее в порядке, потребовалось лишь небольшое укрепление; дальше пришла очередь мышц и сухожилий. Танатолог скрупулезно исследовала поврежденные мышечные волокна, где нужно, помогая магией, в остальных случаях обходясь тонкими иглами. Внутренние органы Энтони заменила достаточно быстро, а вот над голосовыми связками "котички" пришлось работать. Оглядев результат, Рут удовлетворенно кивнула и приступила к "косметической" стадии практического задания.
   -- Студентка Рут!
   -- Да, профессор? -- из-за резкого движения головы Энтони не заметила, как одна из клипс-накопителей магической энергии упала в разложенное на столе тело.
   -- Напомните своим недалеким сокурсникам, какой магический заряд должен быть для восстановления внутренних органов? -- леди Ивелин осмотрела и девушку, и ее практическую работу.
   -- В зависимости от их размеров, профессор. Для небольшого животного, как сейчас, требуется не более пяти единиц. А также одна формула закрепления по Рейвелю.
   -- Слышали, неучи? Вперед.
   Двоечники, чьи лица отливали нежно-салатовым цветом, пытались совладать со своими желудками, а потому пробормотали изменения и благодарности совсем невнятно.
   Энтони, поправив защитную маску, вернулась к своей работе, принявшись зашивать брюшину. Накопитель, недавно подаренный Алексом, так и остался внутри.
   "Косметическая" стадия считалась самой творческой, здесь воображение студентов никто не ограничивал. Наоборот, неформатные походы к выполнению заданий только приветствовались. Энтони котов любила, поэтому основу оставила прежнюю, подновив рыжую шерстку, где это было возможно. В тех местах, где остались проплешины или вовсе демонстративно белели костяки ребер, требовался нормальный кожаный покров. Ничего, что подошло бы кошке, в лотке Энтони не нашла. Зато вспомнила про чешую. Ее девушке не хватило, и Рут забрала у своего соседа, Вестмара, хитиновые пластины из дополнительных материалов, Тодду все равно они были не нужны. Поломанный, наполовину оторванный хвост был заменен на новый, также хитиновый, с гибким шипом на конце. Появились острейшие когти. А кроме этого, Энтони, пошуровав по соседним столам и набрав дополнительных костей и сухожилий и несколько отрезов плотной темной кожи, еще немного поработала магией и иглой и создала умертвию пару гибких прочных крыльев.
   В итоге к концу практической на рабочем столе лежала вполне сносная химера. Энтони ласково посмотрела на получившегося питомца, прикидывая, можно ли "котичку" еще чем-нибудь украсить. Увы, в лотке было уже пусто, а однокурсники делиться больше не хотели.
   Махнув рукой, девушка заставила тело встать.
   Глаза загорелись, "котичка" вздрогнула, с трудом приподнялась на неустойчивых лапах и внимательно уставилась на свою хозяйку.
   -- Мря-яу! -- хрипло, с явной гордостью возвестило существо и приветливо махнуло хвостом, при этом едва не задев Вестмара. -- Мря!
   -- Двигательная функция... нормальная. Контроль подчинения? -- без отклонений. Отторжение посторонних тканей и органов... минимальное, но необходимо доработать. Работоспособность объекта? Хм! Высокая, -- записала Энтони, -- голосовые связки восстановлены на шестьдесят процентов, звук... терпимый.
   Только после того, как Рут закончила записывать данные, поняла, что в лабораторной стало совсем тихо. Танатологический специалитет смотрел на крайне криповатую "котичку" (и ее хозяйку) с завистью. Их образцы едва-едва дергались и вставать отказывались. Единственной, кто обычно не уступал Энтони, а иногда и перегонял, была Шанайя, но она еще заканчивала сшивать свою работу.
   Профессор Ивелин довольно кивнула:
   -- Отличная работа. Качественная и нешаблонная. Рут, засчитано. Вы можете быть свободны. Не забудьте только упокоить... кота?
   -- Кошку.
   Энтони сняла защитные перчатки и маску и отошла к столу на входе, куда танатологи сгрузили свои вещи перед началом практического занятия. Отдав ведомость профессору, девушка прошептала заклинание упокоения и направилась к выходу, уверенная, что на сегодня с трупами покончено.
   -- Мря? -- донеслось из-за спины.
   -- Рут, вы ничего сделать не забыли? - профессор улыбнулась и тут же поспешила в другую часть аудитории, где чье-то поднятое животное решило подзакусить первокурсниками.
   Энтони озадачилась и снова проговорила формулу, тщательно следя за произношением и ударениями. "Котичка" в ответ спрыгнула со стола и стала ластиться к ногам хозяйки, хрипло и надрывно мурча. Девушка, убедившись, что леди Ивелин занята, и не желая терять оценку, посадила свою работу в сумку и быстрым шагом направилась к выходу.
   Дома спокойно разберется и упокоит этот ужас.
   Увы, стоило выйти на свежий воздух, как умертвие тут же проявило любопытство, решив изучить окрестности. Девушка не успела отреагировать, как ее работа, извернувшись, выскользнула из сумки, распахнула крылья и была такова.
   Первыми с центральной аллеи сбежали самые пугливые студенты -- артефакторы, прорицатели и теоретики. Остальные пока, не разобравшись, что к чему, заинтересованно рассматривали любопытный, хоть и несколько криповатый экземпляр. Котичка гордо рассекала воздух над головами будущих педагогов, издавая звуки, похожие на скрип старой двери. И Тохе, спешившей к главным воротам, даже показалось, что она контролирует ситуацию. Но это продлилось строго до того момента, как взыграли оставшиеся инстинкты.
   Чем уж котичке не понравилась одна студентка, сказать было сложно. Но в несколько взмахов крыльями умертвие оказалось около девушки со значком факультета сноходцев и стало затачивать когти об ее уныло-серое платье. То ли от студентки пахло другой живностью, то ли сама она своим обликом напоминала откормленную мышь, но подол платья моментально превратился в тонкие ленточки. Визг и попытка настучать умертвию сумкой котичке не помешали.
   -- А ну пошла отсюда! -- первый страх исчез, и сноходка принялась отбиваться с утроенной силой.
   Энтони, ругаясь, поспешила к ним, на бегу пытаясь создать заклинание умиротворения, но оно не сработало.
   -- Странно, что у лучшего танатолога на курсе получился такой непослушный зомби, -- заметил один из наблюдающих и хохотнул: -- Тоха, что случилось?
   Рут обернулась к Готхольду.
   -- Странно, что лучший боевой маг нашего курса не пытается разобраться с разгулом нечисти. Или результаты полигона подтасованы?
   Парень не только успел растерять напускное нахальство, но и чуть покраснеть.
   -- Я только подошел, как раз собирался помощь предложить!
   -- Раз так, давай разбираться вместе, иначе первокурсница пойдет домой в платье от зомби-кутюр.
   Готхольд хищно прищурился и кинул портфель куда-то в сторону.
   Ловля умертвия превратилась в увлекательное одноактное представление -- котичка возмутилась, что ей не дали доточить когти об приятную серую ткань и переключилась на голову проходящего мимо студента.
   Раздался возмущенный вопль, а затем жуткая ругань.
   Котичка успевала перепрыгивать с одного студента на другого, изящными пируэтами уклоняясь от совместных атак Энтони и Готхольда. Увы, пока Рут и Корф своей магией задевали вовсе не умертвие, а не успевших слинять с главной аллеи студентов. Кто-то получил силовым пассом в глаз, у кого-то заклинание Энтони вместо котички развеяло в прах брюки, выставив на общее обозрение кружевное белье. И матерились маги уже не на умертвие, а на самих первокурсников. Если сравнивать, так они причиняли однозначно больше урона и паники, чем неудавшаяся практическая работа.
   Азарт Готхольда сменился бешенством.
   Нет, котичка ничем Корфа не заразила. За последние десять минут она его достала.
   В бою между магами и зомби побеждали пока вторые.
   Боевик, уже не сдерживаясь в выражениях, послал в умертвие обездвиживающий импульс. Тот получился даже сильнее, чем рассчитывалось. Но хриплое мяучело, в очередной раз увернувшись, еще быстрее заработало крыльями. Впрочем, на седьмую попытку, когда к Готхольду примчались на помощь Ян и Айвен, у них получилось совместным усилием умертвие достать. Котичка застыла в полете и камушком упала на аллею. Корф, вытерев со лба капли пота, поднял "статуэтку" за хвост, а Энтони, обозрев "поле боя", осторожно поинтересовалась у боевиков:
   -- Парни, а у вас ведь резерв остался?
   Те тоже огляделись и синхронно потянулись чесать в затылках. Заклинание обездвиживания, пролетая мимо "котички", умудрилось задеть нескольких студентов. На аллее возникла стихийная выставка "скульптур" в самых неоднозначных позах. И Энтони могла поклясться, что одна застывших фигур принадлежала Лили. Ян, также углядев знакомую челку и ярко-красный обруч, быстро ретировался с места событий.
   Умертвие, даже скованное магией, умудрялось смотреть на Готхольда выжидающе и жестко.
   -- Не знаю даже, кто злобнее смотрит -- вот те "скульптуры" или эта крипота? -- усмехнулся Айвен.
   Готхольд на вытянутых руках передал котичку Энтони:
   -- Как дальше поступим? Развеем? Сожжем?
   -- Знаешь, Корф, а в таком виде она мне нравится.
   Айвен поперхнулся. Тоха ответила ему улыбкой сумасшедшего ученого, получившего разрешение ставить на пациентах негуманные эксперименты.
   -- До дома сможете отконвоировать?
   Заклинание обездвиживания продержалось как раз до дверей дома. Пока Рут в благодарность за помощь угощала боевиков чаем и черничным пирогом на кухне, из гостиной издавались характерные звуки рвущейся ткани. Впрочем... Энтони все равно шторы не очень нравились. И она, вот совпадение, как раз на прошлых выходных присмотрела новые.
   Алекс подвоха не ожидал.
   Отсутствие штор насторожило.
   Драный коврик напряг.
   Оторванные куски обоев, разбросанные по полу, заставили понервничать. Рут застыл на пороге гостиной, смотря на криповатое "нечто", мирно (хоть и совершенно душераздирающе) мурлыкающее на диване.
   -- Питомец, Энтони, -- тихо напомнил Алекс, -- нормальный, живой питомец. А это что?
   -- Моя практическая работа, которая не хочет идти на покой, -- Энтони с досадой загремела тарелками, готовя обед: -- Ничего не понимаю! Я уже раз десять правильно и четко проговорила все формулы. А эффекта ноль.
   Александр вздохнул.
   -- Хорошо, подождем, когда силы, которые ты вложила в этот ужас, закончатся.
   -- И вовсе не ужас. Вполне милое умертвие.
   -- Ага, прям мимимишное, -- фыркнул Рут, -- танатолог -- это диагноз. Так сколько ты в ЭТО влила магии?
   -- Много, -- честно созналась Тоха, -- что-то мне подсказывает, что закончится магия нескоро.
   Алекс внимательно рассмотрел котичку со всех сторон и резюмировал:
   -- Ладно. Ты попробуешь разобраться, а пока пусть живет... в смысле, существует.
   "Криповатое ми-ми-ми" назвали Фиби.
  

***

  
   Тео почувствовал знакомую дурноту после обеда.
   Только в этот раз она подступила совершенно неожиданно и была куда сильнее.
   Впереди ожидала пара по магической культурологии и полигон, а пока группа заканчивала разбирать задания по специальной педагогике -- оставалась всего парочка заданий. Сейчас они изучали формирование ядра магического дара в преддошкольный возраст. Период был сложный, любое сильное эмоциональное потрясение могло "сбить настройки", из-за чего существовал риск переориентации дара. Например, генетически переданная способность к водной магии после испытанного шока блокировалась на подсознательном уровне. И магическому дару приходилось искать другие пути "выхода". Это сказывалось, в первую очередь, на внутренних резервах, которые сокращались вполовину от того, что закладывала в мага природа.
   Замечательным примером, иллюстрирующим подобные процессы, мог послужить сам Теодор -- демонолог, родившийся в семье целителей. А, Одра, например, выступала в роли диаметрально противоположного образца: ярко выраженный дар боевого мага в двенадцатом поколении.
   Пока Руты заканчивали составлять таблички по своим семьям, а Одра, урвав минутку, копировала к себе дополнительные упражнения по Рейвелю, Тео с трудом боролся с подступающей к горлу тошнотой. Контроль слабел, Кестер отвечал односложно, надеясь, что друзья ничего не заметят. Увы, те оказались куда внимательнее, чем думал Теодор.
   -- Тебе плохо, -- констатировала Энтони, поднимая взгляд от учебника.
   -- И ты пытаешься опять справиться сам, -- добавил Алекс.
   Одра перестав переписывать ровные строчки задания, внимательно посмотрела сначала на Рутов. Потом на Кестера. Да, тот явно был напряжен сильнее, чем обычно. Однако Блеир сама бы не заметила. Возможно, потому, что она знала Тео не так давно, как Энтони и Александр.
   -- От того, что я скажу "мне плохо", ситуация не изменится, -- ответил Теодор.
   -- У меня аптечка с собой, если не хочешь в медпункт идти.
   -- Не тот случай.
   Алекс и Тоха обменялись выразительными взглядами. Мол, это же Кестер, чего еще от него ждать?
   -- Тогда сворачиваемся, у нас пара. На завтра мы все сделали. Остальное потерпит.
   -- Может, отлежишься дома? -- предложила Одра: -- Лили уже пару дней прогуливает, и ничего страшного еще не произошло.
   -- Значит, произойдет позже -- на сессии, -- отрезал Тео.
   Блеир недовольно фыркнула: у Кестера и так отличные оценки. А со своей ответственностью Теодор может полистать учебник, лежа дома.
   Они накинули куртки, кое-как сотворили над головами по небольшому щиту (по мнению Одры -- не сильно эффективнее обычных зонтов) и поплелись в сторону университета, перепрыгивая через лужи и стараясь не попасть в мутный поток дождевой воды, которая бежала по аллеи вниз от главного корпуса, находящегося на небольшом возвышении.
   Идущий позади группы Тео, не говоря ни слова, резко свернул влево. Хорошо, что в этот момент заклинание над головой Одры лопнуло, окатив девушку холодными брызгами.
   Блеир заозиралась, решая к кому под щит нырнуть, и заметила уходящего в сторону Кестера. Поскольку девушка уже видела подобное состояние, не стала окликать Теодора, а быстро свистнула ушедшим вперед Алексу и Энтони. Сообразив, что произошло что-то неординарное, Руты молча поспешили за друзьями и, пристроившись позади Кестера, попросили объяснить, что же случилось. Одра быстро шепнула, что похожее состояние у Тео наблюдалось, когда он нашел тело Нели.
   На следующем пересечении дорожек Тео, не раздумывая, сошел с мощеной аллеи в сторону деревьев, будто точно знал, где и что искать.
   Труп нашелся в глубине парка на куче прелой листвы, под молодым, уже потерявшим листву дубом. Не успев перехватить друга, группа с тревогой увидела, как Теодор наклонился над девушкой, дотронувшись до ее ключицы. Его немного повело, но Тео на ногах удержался; помотал головой, несколько раз медленно моргнул, приходя в себя, и тут же резко отступил от тела, обернувшись к друзьям.
   Первой высказалась Одра. Нецензурно.
   -- И как это понимать? -- нахмурился Александр. Включив м-поле, он быстро фотографировал место, понимая, что совсем скоро инквизиция и преподаватели попросят их разойтись по домам. А информация лишней не бывает. -- Ясен пень, алиби у тебя железное... но это слишком странно.
   -- Может, это какая-то врожденная способность? -- предположила Тоха.
   -- Я звоню Ладу, -- Одра коснулась виска.
   Тео внимательно рассматривал тело девушки, судя по значку, приколотому к ремню сумки, первокурсницы с факультета стихийной магии. Крашеные волосы растрепались, рыжими прядями перечеркнув остроскулое лицо, под спиной расползлось темное пятно; идущий дождь размыл кровь по стыкам плитки, и уже почти не ощущался ее металлический резкий запах.
   -- Я разберусь с этими странностями, -- пообещал Кестер.
   -- Не забудь нам о результатах "разборок" сообщить, -- попросил Рут.
   В следующий момент рядом появился Лад, угодив в лужу. Впрочем, моментально промокшие ноги волшебника ни капли не смутили.
   -- Инквизиция и ректорат оповещены. Вам зададут несколько уточняющих вопросов и быстро отпустят по домам. От культурологии вас официально освобождаю.
   Последняя новость немного приободрила и Одру, и Рутов. Тео только плечами повел, показав, что услышал.
   -- Хорошо, что Лили это не видела, только истерики нам не хватало, -- тихо заметила Блеир.
   Вечером, дождавшись окончания ужина, Тео решил спросить совета у отца.
   -- Не понимаю, что происходит, -- устало вздохнул Кестер-младший, пересказав случившееся в парке событие. Его тень, сегодня особенно беспокойная, перестала скользить по стенам и тоже заинтересованно прислушалась.
   Эллен тут же скривила лицо в гримасе брезгливости и, отставив в сторону кружку с недопитым кофе, покинула кухню. Участвовать в разговоре она не намеревалась. Бастиан проводил жену рассеянным взглядом и сыпанул себе третью ложку сахара.
   -- Точнее, я подозреваю, с чем это может быть связано. Но как это узнать точно? -- продолжил Теодор: -- И что делать с контролем? В такие минуты я даже не осознаю себя.
   -- Самое важное -- не подтверждать подозрения, -- отвернувшись к окну, мужчина лениво помешал свой кофе. -- Нужно понять, кто за этим стоит. Если сделаешь это, сможешь все прекратить. Сколько ты продержишься? День? Месяц?
   -- Столько, сколько потребуется, -- отрезал Тео.
   Тень ехидно осклабилась и покачала головой.
   -- Я могу чем-нибудь помочь? -- Бастиан сделал несколько глотков и, убедившись, что безнадежно пересластил кофе, вздохнул.
   -- Скажу, когда пойму. Подскажи, с чего начать.
   -- Подними архивы. У меня к ним доступа нет. Может, что-то сохранилось в библиотеке МПГУ? Убийца не мог нигде не засветиться. Я попробую попросить знакомых целителей достать копии отчетов судмедэкспертиз и прислать нам.
   Теодор кивнул и отправился к себе в комнату.
   Бастиан тяжело молчал, разглядывая размытое отражение в кружке.
   -- Итог разговора в том, что итога нет, -- обратился Кестер-старший к кофе.
   Через несколько минут раздались демонстративно-громкие шаги. Эллен прошла на кухню и поставила на плитку новую порцию кофе. Покрутила в руках кружку, а потом резко стукнула ею по столешнице.
   -- Он тебе сказал, когда это все закончится? -- Эллен даже не пыталась говорить тихо: -- Надеюсь, скоро. А еще лучше, если летально для этой твари!
   -- Эллен!
   -- Я никогда не считала ЭТО своим ребенком, -- отрезала женщина, плеснув в кофе хорошую порцию виски: -- А мы с тобой, наконец, сможем зажить как нормальная семья. Может, даже удочерим какую-нибудь замечательную девочку...
   -- Единственное, что продолжает создавать видимость нашей семьи -- это Тео, -- спокойно сказал Бастиан и вышел из кухни.
  

***

  
   Друзья нашли Теодора в архивах библиотеки. Он сидел на полу, обложившись папками с подшивками газет, голограммером, который высвечивал копии старых дел, и целыми башнями заметок и отчетов.
   -- Что-нибудь интересное? -- Алекс тут же подхватил одну из папок, сдул приличный слой пыли и, развязав тесемки, принялся перебирать бумаги.
   -- В университете хорошо почистили м-пространство, чтобы сберечь репутацию. А иначе как? Столько высококвалифицированных магов и ни одной зацепки. Поэтому это единственное место, где можно легально найти информацию. Взламывать хранилище инквизиции я пока не готов.
   Тео, отложив очередной отчет, поднял взгляд на друзей и, сообразив, что просто так они от него не отстанут, потянулся к голограммеру. Перещелкнув изображение, он показал скан старой фотографии.
   -- ...мне три года, -- Кестер ткнул пальцем в середину фотографии на испуганного мальчика. -- Убитая волшебница должна была принимать экзамен у Эллен Кестер. Тогда никто не знал, что это только начало.
   Одра не успела даже слова вставить, как Теодор перелистнул на следующее изображение.
   -- Второе убийство спустя десять дней. Я стою чуть в стороне, вот. Видите? Между прочим, это произошло на следующий вечер после моего Дня Рождения. Убит один из технических специалистов, обычный человек. Он занимался калибровкой ментального пространства. Следующей жертвы пришлось ждать два года. К тому моменту предыдущие убийства уже пылились в архиве. Но на выпускном вечере у родителей убили друга Бастиана.
   Тео повернулся и направил ближе к друзьям фотографию того времени:
   -- Мне шесть лет, убийца, как вы понимаете, не найден.
   -- Слушай, в МПГУ, конечно, не очень любят про это вспомнить, но ведь серия убийств достаточно известна! Мы ее даже на одном из семинаров обсуждали, -- заметил Алекс.
   -- В чем подвох? -- прищурилась Одра: -- К чему ты нам это рассказываешь?
   -- Нигде не указано, что каждый раз жертв находил я, -- сообщил Теодор, -- хорошо, что инквизиция не додумалась обвинить ребенка в серии убийств.
   -- И каждый раз тебя также притаскивало к телам? -- уточнила Энтони.
   -- Все верно, -- согласился Кестер и устало потер лоб.
   -- И что, неужели нет ничего, похожего на объяснение? -- Одра попинала большую коробку, заполненную еще не разобранными бумагами.
   -- Мысли есть. Но попусту сотрясать воздух нет никакого желания.
   Александр немного помолчал, а затем просто сел рядом с другом и похлопал ладонью по оставшемуся месту, предлагая Тохе и Одре присоединиться к разбору бумаг. Тео посмотрел на друзей с некоторым недоумением, не совсем понимая, зачем им сидеть с ним в архиве, когда можно заняться своими, более интересными делами. Но после выразительного взгляда Рута Кестер послушно передал ему следующую папку.
   -- Итак, что ищем?
   -- Любые совпадения между убийствами, странности и выпадающие из общей картины детали.
   -- Кто-то решил отнять хлеб у инквизиции, -- криво усмехнулась Одра, приготовившись уткнуться носом в документы. -- Давай сначала тогда расскажи, какой информацией мы уже располагаем, чтобы заново кайлум не изобретать.
   Тео, убедившись, что друзья настроены серьезно, вывел перед ними очередную голограмму отчета о вскрытии выпускника целительского факультета Эмонда Мюра:
   -- Пф, ну и фамилия... -- фыркнула Одра.
   -- Для его планеты это норма, -- закатил глаза Тео и указал на строки отчета:
   "Труп молодого мужчины, среднего телосложения...".
   Энтони, рассмотрев голограмму, продолжила читать дальше вслух: Одре, которая села чуть сбоку, было не видно:
   -- Колотая рана в области левой лопатки. Нанесена плоским колющим предметом. Входное отверстие имеет линейную форму. Проникающая рана, сопровождаемая гемотораксом и повреждением перегородки сердца.
   -- Тогда делались предположения о росте убийцы -- все ранения на одном уровне от земли, независимо от роста жертвы. Посмотрите, рост Эмонда совпадает с ростом Лайны Анаит, третьекурсницы убитой летом. Разница буквально в паре сантиметров. И у обоих удары пришлись именно в сердце. А вот у технического специалиста, который был выше их на десяток сантиметров, задело только мягкие ткани. Удар пришелся ниже и, по заключениям экспертов, не должен был привести к смерти... Но это уже следующий вопрос. Важно то, что у убийцы не было цели наносить одинаковые ранения. Он бил туда, куда мог дотянуться. Соответственно, проанализировав, что все раны примерно на одном уровне от земли, в инквизиции сделали вывод, что убийца низкого роста.
   -- Стоп, -- нахмурился Алекс, -- это все, конечно, очень интересно. Но я зацепился за один момент. Все убийства входят в юрисдикцию обычной полиции, но никак не инквизиции. С чего бы это дело привлекло внимание самой жесткой космической организации? Неподконтрольные выбросы магии, сошедшие с ума волшебники, призывающие высших демонов и пандемии, запрещенная практика и ритуальные жертвоприношения -- вот то, чем они занимаются, а не серийными убийствами.
   Остальные свели внимательные взгляды на Руте. Только сейчас до группы дошло, что несколько крупных галактических скандалов, связанных с маньяками, действительно расследовали обычные стражи порядка. Даже дело об Илмаррском каннибале, который оказался спятившим целителем. А на его совести оказалось куда больше жертв...
   На несколько минут в архиве воцарилась тишина. Все размышляли о причинах инквизиции взять ответственность на себя. Однако ответа не находилось.
   -- М-да, негусто, -- вздохнула Энтони: -- Мы не знаем, что объединяет жертвы, единственная связующая ниточка -- ты, Тео. Никаких других зацепок.
   -- Если вспомнить убийство Лайны, то я тоже выпадаю из системы.
   -- Но она должна быть! -- убежденно сказал Алекс.
   -- Отлично! У нас нет ничего, кроме кучи пыльных коробок, -- Одра тоскливо посмотрела на завалы бумаг, разложенных по коробкам, на башни папок и количество интерактивного материала, -- за месяц управимся, если повезет. А там и до нового убийства рукой подать!
   -- Желать кому-то смерти -- неправильно, -- покачал головой Тео.
   Все выбрали себе по коробке и погрузились в изучение документов. Но спустя некоторое время пыл угас. В сухих отчетах не находилось ничего, за что можно было зацепиться. Через несколько часов работы Алекс отставил в сторону очередную разобранную коробку и дернул за локоть Кестера.
   -- Нет, так мы ничего не найдем. Судя по тому, что я увидел, тут вообще нет ничего значимого. Если делом заинтересовалась инквизиция, они тщательно за собой прибрали.
   -- А что делать? Не лезть же к ним...
   Ответить на это никто не успел. В архив заглянул библиотекарь.
   -- Как вы тут поживаете? Я скоро закрою библиотеку.
   Первокурсники оживились:
   -- Харвин, ты же не любишь инквизицию? -- Одра моментально переключилась на более интересный объект, потенциально обладающий нужной информацией.
   -- Не люблю, -- спокойно подтвердил демон, цокнув языком, -- я вообще не люблю, когда меня пытаются контролировать.
   -- А что, инквизиция в этом мире контролирует все? -- задала провокационный вопрос Энтони. Тео и Алекс, прекратив перебирать бумаги, с интересом прислушались к завязавшейся беседе.
   -- К счастью, нет, -- плотоядно улыбнулся Заран, -- высшие демоны...
   -- Такие, как ты, -- уточнил Алекс.
   -- Как я, -- спокойно подтвердил библиотекарь, который также не любил, когда кто-то перебивал, -- плохо поддаются контролю и обладают абсолютной памятью.
   -- Например, об убийствах пятнадцатилетней давности, -- намекнула Одра, указав на коробки сзади себя: -- Неужели ты не интересовался этими событиями? Ты же любопытный, как лис!
   Харвин хмыкнул. Ничего рыжего или лисьего в нем не было, но все равно сравнение явно пришлось ему по душе... точнее, нраву.
   -- А что, вы хотите получить готовые ответы, не приложив при этом никаких усилий? Истинные студенты! -- ехидно оглядел группу демон.
   -- Если не хочешь рассказать сам, то скажи хотя бы, где еще можно найти информацию. Это очень важно, ты знаешь, почему, -- Теодор решительно опередил Одру, уже готовую торговаться и договариваться.
   -- Хорошо, я выдам пару копий, которые я сохранил для себя, но на этом моя помощь закончится, -- спустя минуту раздумий согласился Заран и недовольно сложил руки на груди, -- дальше думайте и ищите сами, если так хочется поиграть в инквизиторов.
   -- Создается ощущение, что ты и есть убийца. Или, как минимум, хорошо его знаешь, -- мрачно заметил Алекс.
   -- Так я тебе и сознался! -- демон совсем по-детски показал Руту язык и выскользнул из архива.
   Через несколько минут перед первокурсниками лежало несколько копий отчетов с пометкой "строго конфиденциально", а Тео, ко всему прочему, получил ветхую книгу.
   -- "Легенды Старого мира"? Ты серьезно? -- Тео скептично повертел в руках объемный том.
   -- Абсолютно серьезно, -- заверил его Заран, -- если не сможешь сложить два и два, я сильно в тебе разочаруюсь, Кестер.
   Друзья переглянулись. Головной боли и так хватало, на секреты Тео уже сил не оставалось. Кестер с недоумением перелистнул несколько страниц старой книги сказок и
   увидел название одной из легенд.
   Тень подобралась.
  

***

  
   Называйте меня Повелителем: online
   Называйте меня Повелителем: Напоминаю о третьей контрольной работе. Догадайтесь, у какого профессора.
   Шанайя: online
   Буря: online
   Труп невесты: online
   Злобная белка: online
   Злобная белка: Черкусон достала уже своими работами! Каждый семинар не обходится без теста или опроса!
   Труп невесты: Печаль.
   Несущий крест: online
   Называйте меня Повелителем: Зато на сессии быстро этот предмет сдадим.
   Буря: Наивный Карл...
   Рыцарь: online
   Рыцарь: А что, есть самоубийцы, которые эту контрольную еще не сдали? Кстати, Кестер, детство заиграло? Как тебя не увижу -- сказочки какие-то читаешь, не отрываясь...
   Победитель по жизни: online
   Несущий крест: Надо.
   Шанайя: Эти сказочки, Готхольд, у тебя спросят по истории культуры. Читай.
   Называйте меня Повелителем: Буря, твое молчание настораживает.
   Буря: я занята. Факультатив по некромантии.
   Труп невесты: без комментариев.
   Победитель по жизни: сказал бы я, что вы там вместо трупов поднимаете...
   Рыцарь: полцарства за понимание, почему Тристил так всем нравится.
   Адвокат дьявола: online
   Адвокат дьявола: готов заключить сделку. Я тебе объясняю, как нравится женщинам, ты мне полцарства. Правда, не припомню, чтобы у тебя в собственности была подобная недвижимость.
   Злобная белка: [навострила уши]
   Называйте меня Повелителем: Адвокат, и мне объясни!
   Кукловод: onlinе
   Кукловод: те, кто не сдал третью контрольную, могут смело идти вешаться. Вы в любом случае не успеете. И что, неужели никто из вас не узнал у старших курсов, как проходят контрольные по ПЗЗ?
   Буря: злой препод, сто вопросов. Все предельно ясно.
   Кукловод: Вы приходите на пару, а вам говорят, что контрольная уже прошла. Но любезно уточнят, когда и где она была проведена, и вы будете судорожно разыскивать нужную аномалию для присутствия на контрольной. Удачи!
   Буря: offline
   Шанайя: offline
   Несущий крест: оffline
   Труп невесты: offline
  

***

   Вечер выдался хоть и по-осеннему холодным, зато ясным, с высоким, медленно темнеющим небом, на котором прорисовался тонкий серп стареющего месяца. Он с любопытством смотрел через черные, лишившиеся покрова ветки деревьев. От пышных желто-красных снопов прелой листвы доносился густой и влажный запах.
   Небольшой парк на окраине Сиэлена в Ольховом районе был пустынен и тих. Только из центральной части, где располагалась несколько палаток с кофе и волшебным тиром, доносились оживленные голоса и перекрикивания. А на отдаленных, укрытых полупрозрачными тенями аллеях единственным любопытным гулякой был ветер, пришедший с северной стороны.
   После пары выставок, нескольких сеансов кино и целых четырех посиделок в кафе на очередное свидание Тео и Шанайя решили удалиться от оживленных мест, чтобы спокойно поизучать друг друга без риска нарваться на кого-нибудь знакомого. К прочему, наедине можно было и похулиганить. Особенно теперь, когда первая неловкость отступила.
   Предложение устроить небольшой пикник пришло от Шанайи. Благо погода пока позволяла. Наорив же и озаботилась корзинкой с сэндвичами, домашним шоколадным печеньем и термосом с пряным ягодным чаем. Теодор отвечал за уют и тепло, а потому заранее заучил несколько походных заклинаний, чтобы в нужный момент создать на земле теплый настил и, при необходимости, защитить их от дождя. Увы, но щиты, которыми обычно пользовались первокурсники, выдерживали не больше десяти-пятнадцати минут.
   В университете или в людных местах города Кестер всегда оставался зажатым, хоть последние пару раз уже и позволял себе приятные вольности. По коварному замыслу Шанайи осенний парк был просто-таки обязан расслабить "последний оплот нравственности и морали", как, хихикая, называли Теодора за спиной ехидные сокурсники.
   Строгое: "На нас же смотрят!", подкрепляющееся фирменным кестеровским взглядом, обычно становилось непреодолимым препятствием к переходу от поцелуев чему-то новому. Впрочем, над их техникой они тоже еще работали.
   Устроившись на небольшой поляне за колючим переплетением ежевики, Тео почувствовал себя гораздо свободнее. Чего-то большего действительно хотелось. Правда, чего конкретного, Кестер еще не решил.
   Увы, поначалу романтический настрой немного сбил дуб с такими удобными раскидистыми ветвями, что нельзя было так просто взять и пройти мимо, не попытавшись забраться наверх.
   -- Сделай пару снимков, -- попросила Шанайя, цепляясь за нижние ветви и ловко карабкаясь по широкому морщинистому стволу с удобными наростами. -- Свое м-поле потом обновлю.
   Тео, переключившись на режим съемки, ворчливо отозвался:
   -- Смотри, не навернись. Кадр, конечно, интересный получится, но вряд ли понравится тебе.
   Девушка, удобно зацепившись за обломанный сук, гордо выпрямилась и улыбнулась.
   -- Ты меня поймаешь! -- уверенно сообщила она и, ткнув в висок, быстро просмотрела сделанные Кестером изображения.
   Алекс, безусловно, умел снимать лучше. Он умудрялся в процессе фиксации кадра, немного изменять его, делая взгляд более выразительным, фон -- насыщенным, фигуру -- стройной. Тео снимал то, что видел.
   Шанайя, однако, увиденным осталась довольна. Она легко спустилась, замерев на нижней ветке и, убедившись, что Тео ее страхует, спрыгнула.
   Сидеть на теплом настиле под надежным щитом и любоваться медленно вспыхивающими созвездиями и друг другом, было здорово, до тех пор, пока небо не стянули распухшие от влаги облака. Закапал пока еще мелкий дождь, быстро перешедший в ливень. Шанайя, устав ждать от Кестера действий, решила взять все в свои руки, и Тео не успел отследить, когда Наорив потянулась к тонким силовым плетениям, развеяв над головами заклинание.
   Парня окатило холодным потоком, а в следующий момент девушка, весело взвизгнув, вскочила на ноги и бросилась в сторону. Тео, усмехнувшись и смахнув с лица крупные капли, дал Шанайе пару секунд форы, а затем бросился ее догонять.
   Пойманная добыча была повалена на мокрую траву и тут же возмущено завозилась под Кестером.
   -- Сейчас создам заклинание, если смогу сосредоточиться, -- хрипло пообещал Тео.
   Промокшая светлая кофточка обрисовала кружево белья и линии тела с темными точками родинок. Девушка немного подрагивала от холода и дышала часто и глубоко. Формула Рейвеля в этот момент показалась Тео чем-то невозможным.
   Почувствовав под спиной вместо влажно чавкающей листвы тепло заклинания, Шанайя улыбнулась и вольготно сцепила руки за спиной парня, предлагая ему самому решать, что делать дальше.
   Раздумывал Тео недолго. Опустившись на локти, он прикоснулся к теплым губам девушки. Поцелуй получился медленный и спокойный. Тео нравилось, что ситуацию контролирует и ведет именно он, а Шанайя с готовностью откликается на его действия. Маленькие ладони девушки коварно проникли под его футболку; ей безумно нравилось проводить пальцами по напряженному прессу Кестера, чуть надавливая на кожу аккуратно подпиленными ноготками. Это было настолько приятно, что, не удержавшись и желая также ответить на эти прикосновения, Тео осторожно прокрался под мокрую кофту Шанайи, погладив мягкий живот. На мгновение Наорив замерла, но не успел Кестер решить, что сделал глупость, как девушка подалась вперед и еле слышно одобрительно застонала, поощряя на дальнейшие действия. Тео, решившись, накрыл ладонью грудь Шанайи...
   В тишине парка особенно громко раздался звонок.
   -- Шанечка, мы тебя от чего-нибудь отрываем? -- жизнерадостно уточнил женский голос.
   Тео молча откатился в сторону и, уткнувшись лицом в теплый настил заклинания, пробормотал несколько непечатных выражений, подслушанных у Одры.
   Шанайя закатила глаза.
   -- Нет, мам. Что-то случилось? -- девушка виновато покосилась на Кестера.
   Свидание медленно, но верно накрывалось медным тазом.
   -- У кузины Енгии очередная несчастная любовь... мы просто не можем упустить такую возможность! Уже заказали в космопорте билеты! А ты, как обычно, не взяла ключи. Так что извинись перед Теодором и быстро домой!
   -- Слушаюсь... -- Шанайя отключилась и стукнула кулаком по земле. -- Вот ведь!
   Кестер, пытаясь справиться с самим собой и восстановить утерянный контроль, хриплым голосом предложил:
   -- Дай мне пять минут, и я довезу тебя до дома.
   -- Без вопросов, -- отозвалась Шанайя, -- мне тоже отдышаться нужно. Извини...
   Ключи от кайлума Бастиан отдал сыну легко, зная, что со своей гипертрофированно-раздутой ответственностью Тео точно ничего не натворит.
   Пока они в спешке приводили себя в порядок и собирались, пока дождались от системы построение маршрута и указание нужного воздушного коридора, Кестер и Наорив неловко молчали. С одной стороны, свежий воздух в пустом парке ударил в головы чуть сильнее, чем предполагалось и, возможно, звонок пришелся очень кстати. Но с другой, ситуация казалась глупой и несколько стыдной.
   -- А что не так с вашей кузиной? И почему нельзя "упускать возможность"? -- осторожно уточнил Тео. У него не получалось совместить "несчастную любовь" и жизнерадостный тон мамы Шанайи.
   -- О-оо! -- девушка захихикала: -- Енгия -- это отдельный экземпляр! У нее, получается, уже пятнадцать неудачных браков было... нынешний -- шестнадцатый. И каждый раз это "единственная и неповторимая первая любовь". Она без дара, обычный человек, пробилась своим трудом в неплохие актрисы. Главные роли ей никто не дает, конечно, но на экранах Енгия мелькает часто. Вспомни маркизу Ампар? Воо-от! И каждый раз, когда она ссорится со своей любовью, тут же зовет мою маму, чтобы наплакаться в жилетку. А живет тетя Енгия на Азур-парде... так что, сам понимаешь, родители очень любят летать к ней в гости.
   Азур-пард -- небольшая планета в соседней системе, по праву считалась одним из лучших курортов во всей галактике. Белоснежный песок пляжей, прозрачная океанская вода, которая обладала волшебным лазурным оттенком, идеальный климат и целебный воздух увеличивали среднюю цену за номер в отеле втрое от привычных цен на другие планеты. Поэтому отдохнуть там мечтали многие.
   Тео подумал, что Эллен бы убила кого-нибудь за недельный отпуск на Азур-парде, и признал, что родители Наорив в чем-то правы.
   Кленовый район встретил их тихим, приглушенным светом магических фонарей и плотно задернутыми шторами спален. Только у дома Наорив перемигивался зелеными огоньками белый кайлум из службы космопорта.
   Сказать по правде, сейчас, еще ощущая неприятно-тянущее томление, Теодору совершенно не хотелось пересекаться с родителями Шанайи. Но просто выгрузить девушку у дверей и тут же удрать домой было бы постыдной трусостью. Поэтому, припарковав кайлум в соседний воздушный карман, Кестер в зеркало заднего вида убедился, что выглядит более-менее пристойно, и вышел следом за Шанайей.
   Глава семейства Наорив бдительно наблюдал, как водитель пытается пристроить большой чемодан в багажное отделение. Рядом на дорожке к дому стоял рядок из парочки сумок и аккуратно запакованных ящиков. На них рабочий косился с ужасом, понимая, что даже при очень большом желании все это не влезет к нему в кайлум. Или же придется значительно потеснить пассажира на заднем сидении.
   Отец Шанайи оказался высоким худым мужчиной за сорок лет. Немного сутулый, с вытянутым невыразительным лицом. Подняв взгляд на вовремя подоспевших ребят он посмотрел с одинаковой теплотой и на дочь, и на вставшего позади девушки Кестера.
   -- Шаня, как ты вовремя! -- появившаяся в дверях дома женщина поспешила вручить мужу еще одну сумочку и проверить, как обстоят дела с упихиванием остальных вещей.
   Шанайя оказалась точной копией матери. И та же пышная копна русых волос, которую не удерживала ни одна заколка, и приятное лицо с выразительными карими глазами. Правда, от былой стройности леди Наорив не осталось даже следа -- она была уютно-округлой, но это ее совершенно не портило.
   -- Здравствуйте, -- предельно вежливо и очень осторожно поздоровался Теодор, не совсем понимая, как себя нужно вести и что делать.
   Наоривы отвлеклись от багажного отделения, не собирающегося сдаваться без боя.
   -- Тео, я оставила вам в холодильнике ужин. А в духовке -- пирог. Надеюсь, ты любишь малину?
   -- Да, люблю, -- согласился парень, немного сбитый с толку обращением женщины и ее благожелательным настроем.
   -- Свой кайлум можешь пока во двор поставить, в гараже не прибрано, -- добавил мужчина, -- Шаня покажет, куда.
   Кестер покосился на Шанайю. Девушка ответила ему не менее удивленным взглядом. Родители, убедившись, что намеки деточки (слегка выбитые из колеи) не понимают, обменялись насмешливыми взглядами.
   За их спинами, водитель, покраснев от натуги, навалился на чемодан. Раздался жалобный скрип металла, и объемный багаж, наконец, впихнулся на место.
   -- Тео, -- мама Шанайи подошла к ним и с интересом осмотрела Кестера, -- мы бы очень хотели посидеть вчетвером, попить чайку, поболтать... уж извини, что все так внезапно. Шаня тебе уже наверняка рассказала про Азур-пард.
   -- Ничего страшного, леди Наорив.
   -- Лиадейн, дорогой, можешь обращаться ко мне по имени. А к моему супругу -- Двейн.
   Отец семейства, убедившись, что с оставшимися сумками водитель справится быстро, также подошел к ним.
   -- Я помню Бастиана Кестера, хоть тот и учился на несколько курсов младше. И смог через знакомых утолить наше любопытство, -- сообщил он, обменявшись с Тео крепким рукопожатием.
   -- Эм... это было логично с вашей стороны, -- неуверенно предположил парень, отчаянно мечтая провалиться куда-нибудь под землю.
   -- И, как уже сказали Шане, -- продолжил Двейн свою мысль, -- мы более чем довольны выбором дочери, даже если пока у вас нет далеко идущих планов по созданию семьи. Так что дом на неделю в вашем полном распоряжении.
   Теперь намек получился не то, что непрозрачным, а абсолютно очевидным, как удар обухом по затылку.
   -- Спасибо, -- окончательно растерявшись, выдал Тео и почувствовал, как стремительно у него покраснели щеки.
   -- Отдыхайте, детки, -- пожелали Наоривы.
   Лиадейн, подмигнув дочери, шепнула ей.
   -- Таблеточки я оставила на полке в кухне. Не забудь, пожалуйста!
   Шанайя и Теодор помахали вслед быстро набравшему скорость кайлуму и обменялись немного смущенными взглядами.
   -- Как на тему немного позднего ужина? -- предложила девушка.
   -- Давай, -- согласился Тео, -- только покажи, куда припарковаться можно.
   -- А потом, если хочешь, посмотрим какой-нибудь фильм...
   Настрой, который таким трудом удалось сбить, возвращаться отказывался категорически.
   -- Ужастик. А потом спать.
   -- Ага, завтра первая пара у Черкусон. Я тебе постелю в гостиной.
   В конце концов, впереди маячила целая неделя.
  

***

  
   -- ...таким образом, теория бродячих сюжетов снова находит свое отражение в легендах старого цикла о хтонических существах.
   Профессор Зилот вдохновенно творил вокруг себя схемы, поясняющие, какие элементы сюжетов чаще всего дублировались в эпосах разных стран. Он жестикулировал, не обращая внимания на то, что его слушает от силы пара рядов, в то время как сидящие на галерке занимались своими делами.
   Теодор неодобрительно посмотрел в сторону бездельников и вновь вернулся к прослушиванию лекции. Профессор был замечательным рассказчиком. Когда лекции скучны и ничем не примечательны, можно понять, почему студенты начинают искать себе иные занятия. Но пары Зилота в это число не входили.
   -- Лорд-профессор, -- Кестер поднял руку и, дождавшись кивка преподавателя, продолжил: -- Можно ли считать древних богов, о которых рассказывается в "бродячих" сюжетах, хтоническими существами? Ведь если брать первичное значение, то хтонический значит "подземный" или "земной". Но ведь боги делились на светлых и темных. Получается, такие силы, как целительство, любовь, справедливость мы относим к негативной стороне и ставим на одну планку с Темным богом или, например, с Повелителем мертвых?
   Количество заинтересованных студентов тут же возросло. Компания картежников-танатологов даже сделала перерыв в очередной партии "дурака". Одра с любопытством покосилась в тетрадь друга, куда тот записал едва ли пару фраз за всю лекцию. Поднял взгляд от тетради рыжеволосый Диан Кехт, Шанайя от неожиданного вопроса, нарушившего ход лекции, дернулась, прочертив на листе длинную жирную линию. Отвлекся от фоторедактора Александр.
   Равнодушным к вопросу остался только Карл -- его ровное сопение на пятом ряду вряд ли бы нарушил даже прорыв Инферно.
   -- Занятный вопрос, Теодор, -- улыбнулся профессор Зилот, рассматривая спросившего студента, -- видишь ли, со всеми (а не только с теми, кого ты перечислил) древними богами, есть одна проблема, которая не позволяет их рассматривать как положительную силу. Боги не позволяли нашему миру развиваться. Они настолько погрязли в войнах и конфликтах, что о созидании и речи не шло.
   -- Вы сейчас говорите о последней войне богов? -- уточнил Тео.
   -- О мифе, где Светлые боги победили Темного, отправив его в небытие. Здесь циклы Старшего и Младшего эпоса разнятся. Старший говорит о его возможном возрождении, а Младший повествует о появлении Всеединого, уничтожении им оставшихся богов, о процветании и развитии мира при поддержке Его сил. Кстати, при прочтении Старшего цикла вы увидите один из главных элементов "бродячего" сюжета - тьма никогда не побеждается светом полностью.
   -- Еще вопрос, профессор, как раз о Темном боге, -- продолжил Тео, -- боги войны, разврата, смерти и многие другие также называются темными. Но у него это отдельно подчеркивается. Почему Темный бог так именуется?
   -- Господин Кестер, -- взгляд у профессора стал немного лукавым, -- назовите его имя.
   -- Бог Страха.
   -- Из-за чего возникает ревность? Из-за страха остаться нелюбимым. Из-за чего возникает гнев, злость? Все темные проявления людской натуры произрастают из страхов. Поэтому неудивительно, что во всех культурах мира бог Страха -- первопричина тьмы. У вас есть еще вопросы?
   -- Последний. Старший эпос дается лишь фрагментарно, что в м-пространстве, что в библиотеке. Где посоветуете найти полную версию?
   -- Архивы инквизиции.
   -- Тео, отлично сработано, -- прошептала Одра, -- до конца пары две-три минуты.
   -- Благодарю вас, лорд-профессор.
   -- Задавайте вопросы, -- улыбнулся Зилот, -- они помогают понять, кто слушает вдумчиво, а кто играет в шахматы на задних рядах, не так ли, господин Сейлан Барт? Жду от вас реферат по материалам сегодняшней лекции и вопросам студента Кестера.
   Сзади послышался грохот рассыпавшихся шахматных фигур.
   Все-таки ник "Победитель по жизни" замечательно подходил Сейлану, юристу из группы Готхольда.
   -- Жизнь, однако, налаживается! -- довольно потянулась Одра перед последней парой: -- Сейчас как-нибудь напишем контрольную по ПЗЗ, переварим информацию от Харвина, к семинару у Черкусон готово все, за исключением пары вопросов; а значит, на выходных можно будет подольше посидеть в библиотеке с профессором Тристилом. Может, вообще удастся изменить формат наших посиделок на что-нибудь новенькое. А то у всех есть личная жизнь, даже у Тео, хотя с виду монах - монахом. Не зря же нам рассказывали, что за гормональным уровнем надо следить?
   -- И тогда тебя точно проклянут... или просто подкараулят и тюкнут учебником по темечку, -- усмехнулся Алекс.
   -- Пусть попробуют, -- беспечно отмахнулась Одра.
   -- Думаешь, он рассматривает тебя в качестве личной жизни? -- усомнилась Тоха. -- Лорд Тристил несильно похож на человека, которого вообще заботит эта сторона социального взаимодействия.
   Одра мечтательно прищурилась, вспомнив, как замечательно можно устроиться прямо под боком мужчины и, потянувшись к листочку с заданием, невзначай коснуться руки Карстена.
   -- Попробовать в любом случае можно. А вдруг? Вряд ли ему настолько нечего делать, что он просиживает со мной часы просто так. Тео, хватит прожигать меня взглядом! И что, что он профессор? Разница в возрасте не столь существенна, особенно, для магов. Я девочка совершеннолетняя, знаю, что хочу. И Карстена ни к чему не принуждаю...
   На последних словах Блеир фыркнули все, представив, как Одра наступает на загнанного в угол и перепуганного лорда Тристила.
   -- И вообще, -- продолжила боевичка, -- у тебя, Кестер, морализаторство какое-то одностороннее. Значит, мне налаживать отношения нельзя? А почему ты, в таком случае, не спешишь повести к алтарю Шанайю, как честный мужчина?
   Тео к своему ужасу понял, что у него покраснели щеки, и поспешил отступить от напирающей на него, похожей на взъерошенного воробья Одры. Тень за его плечами тихо хмыкнула.
   -- Да налаживай сколько угодно! -- возмутился Теодор. -- Я ничего тебе не запрещаю! Просто это неэтично!
   Алекс и Тоха, понаблюдав за ними, обменялись выразительными взглядами. Руты, конечно, друг друга иногда жутко выбешивали, но такие моменты проходили быстро, оставляя теплое понимание, что нужный человек уже найден и никуда не денется. Александр только потянулся поцеловать Энтони, как раздался высокий голос Лили, которая, наконец, присоединилась к группе:
   -- Я просто счастлива за вас и вашу личную жизнь, -- слова Крипс полностью расходились с интонацией. -- Такое ощущение, что меня прокляли! Один раз опоздала к Зарану - все, подработки нет; Ян оказался истеричкой, обиделся на пустом месте и не отвечает второй день на сообщения, я даже через друзей с ним связаться не могу, тотально игнорит. От нервов еще три кило набрала. Арролин с Ладом достали: декан в восьмой раз заставляет переписывать работу, а куратор палец об палец не ударил, чтобы помочь! Точно прокляли.
   Энтони насмешливо переглянулась с Одрой и вычленила из речи Крипс нужную информацию:
   -- Значит, если вчера ты не работала и не бегала на свидания к Яну, то у тебя было время подготовиться к ПЗЗ...
   -- ... и ты не будешь просить у меня ответы? -- продолжил мысль Кестер.
   -- Объем вопросов как раз на три кило потянет, -- поморщила нос Одра, похлопав себя по плоскому животу.
   Алекс укоризненно посмотрел на друзей.
   -- Ребята, мы же все-таки группа, проблемы с ПЗЗ у всех. Посмотрим по ситуации. Не факт, что у нас будет возможность вообще ответы передать друг другу.
   Лили благодарно кивнула Руту. Он единственный, кто после провала на полигоне не напоминал о случившемся и пытался найти хоть что-то похожее на компромисс в категорически отказывающихся выстраиваться отношениях.
   Звон колокола, известивший о начале пары, настиг их на пороге аудитории, где первый курс специалитета замер испуганными кроликами перед лордом-профессором. Шлаукоп оглядел студентов, ожидавших подставы, с торжеством маньяка.
   -- По плану я обещал вам контрольную работу на сотню вопросов. И она уже состоялась.
   Часть студентов, судя по виду, к такому повороту была готова. Остальные заметно побледнели.
   -- Ваша задача до следующего семинара по моему предмету найти временную аномалию, ведущую на три дня назад, на пятую пару. Аудитория триста третья на факультете общей магии.
   -- Но ведь из аномалии может выбросить в любой момент! -- возмутился Карл.
   -- Естественно. Находите аномалию заново и пишите дальше, либо пока не исчезнет временной разрыв, либо пока не выполните все задания. В количестве попыток я вас не ограничиваю. Главное, не забывайте, что если вы используете хроно-дисторс для поиска аномалии, то заклинание противодействия должно произноситься одновременно вместе с формулой активации. Иначе вас ждет разговор с ректором, а потом -- с Инквизицией.
   В аудитории воцарилась гробовая тишина.
   -- Что сидим? Можете начинать поиски, -- елейным голосом разрешил профессор.
   Половину студентов как ветром сдуло; всем хотелось скорее найти аномалию и успеть за сегодня расквитаться с контрольной работой. Оставшиеся первокурсники, не знавшие о подобной форме проведения, заторможено переглядывались, пытаясь вспомнить, что же лорд рассказывал им про хроно-дисторс.
   Группа Тео ограничилась тем, что, выбежав из здания, свернула на полупустую аллею. Готхольд со своей компанией умчался вперед, к факультету общей магии, надеясь отыскать аномалию именно там.
   -- С чего начнем? -- Алекс вывел перед собой голограмму территории МПГУ. -- Мы договорились с Сейланом, что эта карта будет проецировать все изменения обеим группам. То, что узнает группа Корфа, станет известно нам, и наоборот. Это честно.
   -- Отлично, -- обрадовалась Одра.
   -- Так мы сделаем все в два раза быстрее, -- согласился Тео и, чуть подумав, начал разделять обязанности: -- Один использует хроно-дисторс; другой -- формулу противодействия; третий контролирует уровень резонанса; четвертый прослеживает движение заклинания и кидает координаты в м-поле; пятый наносит на карту все найденные аномалии и готовится оказать помощь первым двум, если что-то пойдет не так. Готхольд с ребятами работают по такой же системе, к тому же он позвал Айвена и Яна, все равно они прогуливают культурологию.
   Остальные кивнули.
   -- Поехали? -- Блеир нетерпеливо переступила с ноги на ногу.
   -- Сейчас. Только давайте, чтобы не создавать прецедент, когда целитель убивает свою группу, Лили остается на подхвате и будет записывать координаты? -- ехидно предложила Энтони.
   -- Всю жизнь припоминать будете?! -- взвизгнула Лили, взмахнув руками, и впилась в Тоху злобным взглядом.
   -- Я правильно поняла, -- отозвалась Рут, -- что ты выучила и заклинание противодействия, и сам хроно-дисторс? И мы можем надеяться, что и с первой, и второй ролью ты справишься без осечек?
   Лили обиженно отвернулась и ничего не ответила. Тоху поддержала Одра:
   -- Я бы тебя даже к контролю резонанса не допустила бы! Ты даже не сказала никому, что кого-то вывела с полигона. Так что я не собираюсь так просто тебе доверяться. Если ребята рассудят иначе, тогда действуй.
   -- Стоп! Девчонки, нашли время! Думаю, всем все ясно, -- сердитый окрик Алекса поставил в начинающемся споре точку: -- Тео, отвечаешь за хроно-дисторс?
   -- Лучше за противодействие, -- быстрее, чем обычно проговорил Кестер.
   -- Тогда я займусь, -- вызвалась Энтони.
   Алекс перевел взгляд на Одру с Лили. Крипс смотрела с надеждой, что ей все-таки дадут шанс реабилитироваться, а не быть на последних ролях. Но Рута опередил Тео:
   -- В задачи боевого мага, насколько я помню, входит не только сражение с противником, но и его выслеживание. Так что контроль резонанса на тебе, Одра, представь, что это твой враг, за которым надо проследить.
   Блеир хищно осклабилась.
   Из здания, наконец, вывалилась остальная часть потока и начала озираться в надежде, понять, что делают более сообразительные сокурсники.
   -- Отойдем глубже в парк, чтобы нам никто не мешал, -- предложил Алекс, не желая делиться планами с теми, кто даже не попытался узнать о предстоящей контрольной.
   Однако, несмотря на вкладываемые усилия, работа не клеилась. Первые несколько раз Энтони путалась с произношением и ударениями. Потом, когда формула заклинания, наконец, выстроилась в правильной последовательности, выяснилось, что удержать силовые линии для начинающей волшебницы -- не самая простая задача. Хроно-дисторс вырывался из-под контроля, Тео едва успевал перехватывать закручивающуюся упругим вихрем силу и гасил заклинание.
   -- Хорошо распределили роли: моего резерва не хватило бы, -- заметила Одра: -- А уж с моим Рейвелем... м-да, пока эту абракадабру выговоришь -- язык три раза узлом завяжется. Ничего, Тоха, все нормально.
   -- Группа Готхольда пока ничего не прислала, -- Крипс прилежно склонилась над картой, ожидая, когда можно будет зафиксировать какие-нибудь координаты. Изредка и осторожно она кидала недобрые взгляды в сторону Теодора и Энтони.
   -- Чисто из спортивного интереса хочется успеть первыми, -- мечтательно протянул Алекс.
   Лили бросила еще один выжидательный взгляд на Тоху, явно надеясь на то, что она не справится, и ребята попросят Крипс о помощи. Рут, сжав зубы, заново приступила к заклинанию, аккуратно сплетая магию с формулой хроно-дисторс. Температура вокруг ребят медленно начала повышаться, как и было указано в инструкции применения заклинания. Но не хватило дыхания; сбившись, Энтони опять упустила контроль.
   -- А никто и не думал, что первый курс моментально со всем справится, -- тут же поддержал супругу Рут.
   Тео вытер со лба крупные капли пота:
   -- Почти получилось, хорошо! Давай, пробуем еще. Только учти, что меня хватит еще на два-три раза, и в них надо уложить полноценное сканирование территории.
   Энтони виновато кивнула, не поднимая головы. Особенно не хотелось видеть мрачное торжество Лили.
   -- Ну и что такого? -- фыркнула Одра, борясь с желанием подпалить Крипс подол коротенького платья, которое совсем не вязалось с холодной осенней погодой. -- Подумаешь, не получается! Может, усилия объединим? Ты читаешь текст, раз уж с ним разобралась, а я контролирую потоки, чтобы на них не отвлекаться.
   Рут благодарно кивнула и снова зашептала формулу.
   Опять стало теплее. Вокруг сверкнула перламутровой пленкой сфера. Воздух внутри становился все более разряженным, как если бы они поднялись на значительную высоту. Тео, с трудом растягивал оставшийся резерв, чтобы остановить выворачивающееся время.
   -- Одра, отпускай, -- скомандовал Алекс, -- а то упустим момент.
   Энтони кивнула, показав, что дальше справится сама, и Блеир, щедро плеснув силой, устремилась в ментальном потоке за резонирующими волнами хроно-дисторс.
   -- Ловите! -- выкрикнула она, транслируя в м-поле глухие отзвуки столкновения заклинания с аномалиями.
   Крипс проецировала место столкновения на карту, вспыхивающую красными точками.
   -- Мы первые! -- победно улыбнулся Алекс.
   Через несколько минут пришло сообщение от Готхольда: "Несколько уточнений: около библиотеки, которая сегодня стоит рядом с факультетом общей магии, аномалия пропала на наших глазах. Еще у двух скорректируйте положение: Ян сейчас у главного корпуса, говорит, что аномалия не сбоку, а перед зданием. Айвен советует переместить местоположение аномалии с боковой аллеи прорицателей ближе к центральной".
   Лили, быстро скорректировав данные, кинула Корфу ответное "спасибо", а затем принялась ожесточенно забрасывать сообщениями Яна.
   -- Надо еще раз сделать, -- Одра кое-как отдышалась, -- я не всю территорию МПГУ успела увидеть.
   Тео и Тоха обменялись вымученными улыбками, подождали, пока Алекс приготовиться контролировать выброс магии, и приступили к работе. Одре пришлось отвлечься на Лили. Та едва не пропустила новые данные -- слишком увлеклась ссорой с Яном, который, не выдержав, решил расставить все точки.
   Голографическая карта засияла красными точками, как праздничная гирлянда -- волшебными огоньками.
   -- Делим сектора, -- предложил Алекс и, ткнув висок, позвал Готхольда: -- Рыцарь, вы какую половину берете?
   -- От главных ворот до администрации, а вы - от нее и до полигона драконологов. Кто первым находит, орет по всем частотам, куда бежать.
   -- Заметано.
   Кестер оглядел свою группу, уже порядком утомившуюся от сложной магической работы.
   -- Лили, на тебе стихийники. Энтони, берешь территорию менталистов, предсказателей и сноходцев. Алекс...
   -- Осмотрю факультеты общей теории и практики.
   -- Я к алхимикам и артефакторам, -- отозвалась облокотившаяся о Тео Одра.
   -- Значит, мне остаются химерологи и драконологи, -- констатировал Тео, осознав, что ему достался самый конец МПГУ.
   -- Ничего, у тебя ноги длинные -- быстро добежишь, -- усталая Блеир -- ехидная Блеир.
   -- А у тебя, значит, ноги короткие? -- уставший Кестер -- Кестер с пониженным содержанием нравственности. -- Маленькая Одра. На маленьких ножках...
   Тео развеял отправленный в его сторону огненный шар.
   -- Разбегаемся.
   Теодору повезло -- на середине пути пришло сообщение от Сейлана: "Бегите к целителям! Быстро! Аномалия нестабильна!" Следом -- предложение от Шанайи: "Друг друга не ждем -- сразу заходим в аномалию, дальше по обстоятельствам посмотрим".
   Помянув парой нелестных эпитетов фантазию профессора Шлаукопа, Тео скорректировал свой маршрут и постарался ускориться.
   Аномалия обнаружилась у главного входа в башню и действительно рябила, собираясь отправиться в небытие. Одновременно с Теодором к ней выбежал Диан Кехт. Целитель вежливо улыбнулся Кестеру и сделал приглашающий жест.
   Руты уже сидели на местах, бодро строча ответы; Одра как раз взяла лист с заданиями и, ошалело уставившись на их количество, пыталась найти в сумке стилус. Несколько человек в аудитории выглядели иначе, чем двадцать минут назад. Заметив заинтересованный взгляд Кестера, профессор пояснил:
   -- Как видите, не все студенты нашли аномалию в тот же день. Это нисколько не умаляет их способностей. Берите лист, Кестер.
   Щелк! Карл исчез.
   Шлаукоп посмотрел на часы:
   -- Двенадцать минут писал. Неплохо.
   Кестер бросился к первой свободной парте и вчитался в первые задания. По счастью, подготовка сделала свое дело: пока все вопросы были Тео знакомы. Он удовлетворенно кивнул и начал заполнять лист быстрым убористым почерком.
   Дверь распахнулась, являя красную запыхавшуюся Лили.
   -- Студентка Крипс, теперь, я думаю, вы будете учитывать важность физической подготовки, -- профессор не удержался от ехидного замечания: -- кажется, в тот день, когда у вас последний раз проходило сдвоенное занятие по этой дисциплине, вы отдыхали в парке.
   -- Учту, -- взглядом Лили можно было кипятить воду.
   Буквально через пять минут в дверном проеме снова появился Карл. Уже менее ошалелый, в свежей рубашке, в руках у Терлега был зонт, с которого ручьем стекала вода. Он вежливо кивнул профессору и поспешил к своему листку, будто тот был величайшим сокровищем.
   -- Кстати, любое исправление будет считаться ошибкой, -- елейным голосом уточнил профессор Шлаукоп.
   Терлег немного сник и сразу переключился на последние задания, которые еще не успел выполнить. Лили несчастным взглядом смотрела на вопросы, понимая, что не может ответить даже на десятую часть. Сидящие вокруг однокурсники делиться ответами не собирались.
   -- Крипс, на что вы надеетесь, вытягивая вот так шею? -- окликнул ее преподаватель: -- Да, вариант один, но вопросы перемешаны в случайном порядке. На вашем месте я бы не стал слепо списывать у студентки Наорив.
   Лили поджала губы, сникла, но спустя минуту уже зашипела Рутам:
   -- Поделитесь шпорами, жлобы! Я провалюсь -- вся группа провалится.
   Щелк! Энтони, не успев ответить, исчезла.
   Щелк! Исчез Готхольд, а за ним и Мстислав.
   -- Двадцать шесть минут, -- сверился с часами профессор, -- дольше всех продержались.
   Одра строчила с такой скоростью, что стилус едва не дымился. Тео тоже сосредоточился на листе, почти физически ощущая, как время утекает.
   Щелк! Исчезла Лили. А затем и Теодор почувствовал, что его выталкивает из аномалии.
   Он оказался все в той же триста третьей аудитории, только в настоящем.
   -- Тео! -- у Лили алчно загорелись глаза, и она поспешила вцепиться в Кестера: -- Тебе уже попадались вопросы про гипноз? Скажи ответы!
   -- Еще нет, были про запрещенные ритуалы с использованием заклинаний крови.
   -- О! Отлично! У меня это в следующем вопросе. И что там?
   Почти одновременно рядом с ними появились Алекс и Одра. Блеир тут же с досады стукнула по столу.
   -- Ну что, ребят. По второму кругу? У меня еще двадцать вопросов. Не зря все это зубрили. -- Рут потянулся и кивнул на дверь.
   -- Одра! Спасай! -- Крипс уже забыла, что перестала общаться с боевичкой. -- Ты ответила про противодействие внушению первого уровня? Что там надо делать?
   -- Всеединый, Лили, ты хоть что-то учила? -- Кестер был крайне возмущен.
   Та только раздраженно пожала плечами.
   Они быстрым шагом устремились к башне целительства, однако на полпути были перехвачены Энтони.
   -- Цирк уехал, клоуны остались. Аномалии больше нет. Готхольд себе уже волосы повыдирал. Пытался отодрать пару прядей Мстиславу, но тот отбился.
   -- Что?! - завопила Лили.
   Одра от души выругалась. Тео и Алекс задумались.
   -- На "хорошо" точно я написал, -- прикинул в уме Рут, -- а вы как оцениваете свои силы?
   Все, кроме Лили, с ним согласились.
   -- Вот из принципа найду и допишу, -- Одра напоминала драчливого взъерошенного воробья, -- меньше, чем "отлично", меня не устроит.
   -- Значит, мне поможешь, раз знаешь! -- обрадовалась Крипс.
   Одра, покосившись на целительницу, тут же дала задний ход:
   -- Хотя... я не настолько рвусь обратно на контрольную.
   -- Дорогая Лили, -- ласково улыбнулась Энтони, -- мы, конечно, все хотим получить "отлично", потому что заслужили эту оценку. Мы несколько вечеров потратили на то, чтобы подробно разобрать каждый вопрос и выучить материал. Но нам ничто не мешает развернуться и оставить все, как есть.
   -- Ты не просишь о помощи, ты ее требуешь, -- Кестер жестко смотрел на возмущенную Крипс: -- Мы ничего тебе не должны.
   -- Лили, ситуация выглядит предельно просто, -- подхватил общую мысль Алекс: -- Я лично три ночи зубрил эту муть, пересказывал Энтони, чтобы хоть как-то запомнить. А ты хочешь прийти на готовое. Представь, если бы за тебя операцию сделал другой целитель, а ты бы только сменила бинты, но зато получила полную оплату.
   -- Да пошли вы! -- развернувшись, Лили исчезла на одной из тропинок парка.
   Ребята переглянулись.
   -- М-да... повезло нам с целителем, ничего не скажешь, лучше бы тогда Карла позвали, -- почесал в затылке Алекс, -- и ведь все равно придется искать общий язык.
   -- С этой? -- вскинулась Одра.
   -- Декан Шаред объяснил все предельно четко: никто нам с неба не достанет нового человека в группу.
   -- Все пятерки сформированы. Меняться никто не захочет. Особенно на Крипс, -- усмехнулась Энтони.
   -- Либо мы уживаемся друг с другом, либо нас ждет расформирование, -- подытожил Тео: -- Скажут выбирать другие специальности. О работе в инквизиции можно будет забыть.
   -- Весело, -- вздохнула Одра и села прямо на землю, -- а что с контрольной будем делать? Я хочу свою "пять"!
   -- Может, Лада спросим? -- предложил Алекс: -- Он же сказал, что ему можно звонить по любому поводу.
   Кестер набрал номер м-пространства куратора.
   Через мгновение студентам на головы выпал Лад, встрепанный, какой-то подгоревший, в непонятных рваных лоскутах, напоминающих древнюю тогу, и в одной сандалии, обхватывающей ногу тонкими ремешками крест-накрест. Куратор встряхнулся, поднялся и посмотрел на подопечных.
   Те, забыв, зачем его звали, зачарованно рассматривали висящий на Ладе ошейник с оборванной цепью.
   -- Давайте быстро, что у вас случилось.
   Группа с трудом оторвала взгляды от полуголого мага (Одра успела оценить неплохой пресс) и вкратце обрисовала проблему.
   -- Так, Лили не вижу. Потом обсудим. Аномалия... -- засуетился Лад, -- вот вообще нет времени разбираться! Держите!
   Маг щелкнул пальцами, и за его спиной пространство резко обесцветилось.
   Куратор, махнув напоследок подопечным, исчез.
   -- Я правильно понял, что Лад только что сам создал аномалию? -- Алекс переглянулся с друзьями.
   -- Давайте подумаем об этом позже, -- взмолилась Одра, -- я хочу уже получить "отлично" и на неделю забыть об этом кошмарном предмете.
   Последним в аномалию зашел Кестер, кинув сообщение группе Готхольда с новыми координатами.
   -- Нет, сегодня просто обязано случиться что-нибудь приятное! -- заявила Одра, когда они вышли с факультета и, натянув капюшоны, направились в сторону главной аллеи. -- Если оно не хочет случаться само, надо сделать это своими руками!
   -- И что именно? -- Тео подозревал, что ничего хорошего он не услышит.
   -- Например, я наконец устрою свою личную жизнь! Профессор Тристил еще должен быть на факультете... заглянем?
   -- Удачи, -- синхронно пожелали Алекс и Тоха.
   -- Надеюсь, лорд Карстен проявит благоразумие и укажет тебе на дверь, -- Теодор, не успев увернуться, получил ощутимый тычок в ребра.
   Блеир гневно сверкнула глазами, но начинать спор по новому кругу не стала. В любом случае, Кестер останется при своем мнении, каким бы нечестным оно ни казалось Одре.
   Из аудитории им на встречу выбежал последний студент, сопровождаемый едким:
   -- Ваш мертвец оказался более сообразительным, чем вы, студент Давин! Жду письменную работу, в которой вы подробно рассмотрите свой идиотизм и расскажите, как избежать повторения подобных результатов!
   -- Да, лорд Тристил...
   -- Не позже следующей пятницы, Давин!
   Студент глухо застонал.
   -- Что б тебя!
   -- Не слышу ответа, Давин.
   -- Слушаюсь, лорд!
   Друзья остановились под дверью, собираясь досмотреть сценку до конца и изображая молчаливую группу поддержки. Правда, по их же словам, поддерживали они профессора Карстена.
   -- Да ничего я с ним не сделаю! -- возмутилась Одра
   -- Значит, мы посмотрим на твой позор, -- уверенно сообщил Тео.
   -- Ха!
   О том, что у Тристила закончились пары, знала не только группа Теодора. Недалеко от дверей факультета уже собралась стайка поклонниц. Они то завистливо посматривали на Блеир, то - восторженно на мужчину, который невозмутимо собирал материалы лекции и доклады второкурсников.
   -- Постойте тут, -- ласково попросила Одра и, юркнув в аудиторию, прикрыла за собой дверь.
   Фанатки возмущенно зашипели
   -- Блеир? Мы договаривались с вами на завтра, -- профессор Карстен закончил складывать бумаги и убрал папку в портфель.
   -- Все верно, лорд, -- Одра к неудовольствию осознала, что с каждой секундой ее решимость тает и дыхание предательски сбивается. Что, если она поняла все неправильно? -- У меня к вам один вопрос. Не по учебе.
   -- Я вас внимательно слушаю.
   Танатолог взмахнул руками, сопровождая движение очищающей формулой -- после практического занятия аудитории требовалась генеральная магическая уборка.
   Досчитав до трех и решившись, Одра выпалила:
   -- Профессор, как вы смотрите на секс со студентками?
   Силовые нити заклинания лопнули, и только что стертое с парты пятно от реактивов снова проявилось. Лорд Тристил, сделав усилие, сумел сохранить невозмутимый вид.
   -- Предпочитаю видео другого содержания, -- спокойно сообщил мужчина.
   -- А если принять участие? -- Одра сама не поверила, что задала такой вопрос.
   За дверью стало неестественно тихо.
   -- Предлагаете поучаствовать прямо здесь и сейчас? -- усмехнулся Карстен, и Одра сама не заметила, как из наступления переместилась в оборону.
   -- Не-ет... -- пробормотала она и тут же уцепилась за реплику: -- А что, вы все-таки не против?
   Карстен посмотрел на нее как-то странно.
   -- Надеюсь, вы не навоображали себе чего-то возвышенно романтического... -- вздох танатолога получился наигранно-печальным.
   Одра презрительно фыркнула, показав, что плевать она хотела на эту романтику с крыши МПГУ.
   -- Что ж, давайте попробуем, Блеир. Ваше видение дальнейших действий обсудим завтра за разбором падения редуцированных. Или вы надеетесь под этим предлогом избежать дополнительных занятий?
   -- Никак нет, профессор! До завтра! Всего доброго! -- пожелала Одра и, добившись желаемого, предприняла стратегическое отступление за дверь, пока лорд Тристил заканчивал с уборкой аудитории.
   Показавшись перед друзьями, боевичка торжествующе улыбнулась и показала Кестеру язык. Энтони молча поаплодировала. Александр показал большой палец. Стайка поклонниц смерила ненавидящими взглядами.
   На лице Тео смешались недоумение и порицание.
   -- И это профессор? -- возмутился он. Теодор до последнего рассчитывал, что студентку Блеир развернут в сторону библиотеки.
   Но, увы, мир оказался куда беспринципнее, чем выглядел раньше.
  

***

  
   Успешную сдачу контрольной по противодействию запрещенным заклинаниям отметили разбором бумаг в архиве, пирожными и чаем в обещанном Готхольдом термосе.
   Особого внимания удостоились материалы, предоставленные Харвином.
   -- Нашел! Сейчас зачитаю, -- обрадованно сообщил Алекс и забегал взглядом по строчкам, вычленяя основную информацию: -- Это из отчета о вскрытии первой жертвы: "...полное магическое истощение, в теле не обнаружено магической составляющей..." А такое вообще может быть?
   -- Нет, -- нахмурилась Энтони, припоминая лекции по общей анатомии, -- минимальный процент магической силы отмечается и у не обладающих даром людей. Рассеивается он только спустя несколько недель после смерти. Именно за счет этой энергии танатологи могут призывать умерших.
   Александр снова углубился в отчет.
   -- Эксперт отмечает и даже подчеркивает, что труп убитой полностью лишен магии. Собственно, из-за этого вызвать ее душу не представилось возможным.
   Одра дожевала пирожное и покосилась в сторону Кестера, заметив, как тот напрягся и неосознанно потянулся к книге легенд, которую успел зачитать до дыр.
   -- Что такое? -- Блеир позвала друга: -- Создалось ощущение, что ты понял, о чем идет речь.
   Теодор наградил девушку тяжелым взглядом, открыл книгу на одной из закладок, коих торчал из тома добрый десяток, и протянул Одре.
   -- Читай вслух, -- потребовал он.
   Блеир скептически посмотрела на почти выцветшие чернила, но послушно принялась разбирать строчки старого диалекта:
   -- Небеса сочились белой кровью, когда с них падал поверженный Темный бог. То была страшная битва. Духи и покровители, чудовища и волшебные существа, боги и люди, все оказались равны перед Смертью, все полегли ради великой цели -- низвержения Великого Страха. И рухнул он, умирающий, на поле брани, среди тел своих приспешников и врагов, и познал сам он страх перед черной и беспощадной Бездной, распахнувшей ему свои объятия. Рядом с Темным богом доживал последние мгновения смертный рыцарь. "Мы победили..." -- прошептал человек, чувствуя не страх -- торжество. Но напрасной была его радость. Темный бог, устрашившись Смерти, придумал, как схитрить и избежать ее холодных объятий. В последнем усилии дотянулся он до рыцаря и отдал ему свою белую божественную кровь. "Из крови моей и рода твоего вернусь я в этот мир, и вместе со мной вернутся Страх и Тьма..." -- сказал Темный бог и рассыпался пылью. А исцеленный белой кровью рыцарь осознал, что никогда и никому не удастся изжить Страх навечно, и весь род бедного смертного рыцаря будет проклят до тех пор, пока не возродится повелитель Страха.
   Одра дочитала, сделала вдох и констатировала:
   -- Пугалка для малышни. Придет страшный бог и съест тебя, если будешь плохо себя вести.
   -- Действительно, различия с Малым эпосом очевидны, -- серьезно кивнула Энтони, -- там указывается, что Темный был уничтожен окончательно.
   -- Нет, это все, конечно, интересно, -- Рут дотянулся до оставшихся пирожных и придвинул коробку поближе к себе, -- но как детские сказки связаны с убийствами?
   Кестер молча протянул Руту еще две копии документов, которые ему отдал Заран.
   Первым оказался обрывок отчета из Общегалактического историко-археологического музея о пропаже из хранилища объекта специального назначения.
   -- Обратите внимание, что среди прочего в описании вес указан в миллилитрах. Значит, объект был жидким. Дальше смотрим на гриф секретности -- особая отметка инквизиции. Получается, жидкость представляла нешуточную опасность. И теперь читаем вторую бумагу. Это ритуал, описываемый в запрещенной книге "Великий гримуар темнейших и отвратнейших колдовских действ", написанный около третьего тысячелетия эпохи сошествия Всеединого. Он, кстати, из того самого списка, предписывающего не только немедленное сожжение перечисленных в нем рукописей, но и их владельцев, а также всех домочадцев и ближайших родственников.
   Последняя реплика ребят не очень-то впечатлила, но описание они прочитали с жадностью -- когда еще выпадет возможность приобщиться к чему-то настолько древнему и запретному.
   Рут быстро перечислил основные моменты:
   -- Значит, для ритуала требуется семь жертв, белая кровь, которая забирает из тел магию. И, кроме того, в момент последнего убийства требуется провести определенные манипуляции, заклинание и гексограмма прилагаются. Все это, по мнению авторов "Великого гримуара", позволит возродиться Темному богу. Глупые сектанты! Получается, мы имеет дело с фанатиком?
   -- И ему либо не хватило материала, из-за чего пришлось делать перерывы и добывать новые порции крови, либо его что-то спугнуло.
   -- Сколько жертв, получается, есть? Пять? -- уточнила Одра. -- Подождать, пока он прикончит еще двоих, потом ничего не произойдет, и этот сумасшедший самоубьется с горя.
   -- А что, если произойдет? -- тихо и каким-то совершенно не своим, пугающим тоном спросил Кестер.
   Блеир мимикой выразила недоверие и сомнение в адекватности Тео.
   -- Друг, я не замечал до этого момента за тобой суеверности, -- рассмеялся Алекс.
   -- Уже тот факт, что трупы полностью лишены энергии, говорит о доле правды в легенде, -- резонно заметила Тоха, -- возможно, это происходит из-за свойств белой крови. Логично, что если существуют ее образцы, и это документально подтверждено, глупо сомневаться в реальности древних богов.
   -- Стоп, -- Одра подняла руки: -- Даже если на мгновение поверить, что некий ископаемый монстр действительно может возродиться, это очень плохо. Но нам сначала разобраться надо с фанатиком. Он -- первопричина возможного конца света.
   -- В инквизицию точно с этим не пойдешь, -- Рут помахал бумажкой с ритуалом, как белым флагом: -- Мы из застенков не выйдем. Харвин подкинул нам большую свинью.
   -- Сами захотели разобраться. Теперь придется с этим знанием жить.
   -- Итак, мы имеем на руках запрещенные документы, сборник сказок и странную теорию о фанатике и Темном боге. А еще у нас Кестер, которого притягивает ко всему этому дерьму, -- перечислила Одра, -- и я пока не вижу связи Тео с происходящим.
   -- Давайте очертим круг лиц, которые пребывают на территории и могут свихнуться на ритуале, -- предложил Александр.
   -- Весь МПГУ в подозреваемых... -- тут же фыркнула Энтони.
   -- Нет, убийства тянутся из прошлого. Это значительно сужает круг поисков. Либо убийц двое, и они связаны родством или очень крепкой дружбой; либо это один и тот же человек, а значит, либо преподаватель, либо технический служащий. Никого постороннего на территорию не пропустят.
   -- Надо достать списки людей. В идеале -- какие-нибудь досье.
   -- Залезем в отдел кадров?
   -- Придется... -- вздохнул Кестер, подводя черту под сегодняшним мозговым штурмом.
  

***

  
   -- Почему нас просто не могли отпустить? -- возмутился Мстислав.
   -- В МПГУ не отпускают, -- тяжело вздохнула Бергтора.
   -- Лучше объясните, куда мы идем? -- увязавшийся за ними Имхейр, посредственный демонолог и заядлый прогульщик.
   -- К полигону боевиков, -- ответил Теодор, -- у них отработка рукопашного боя с применением заклинаний. Декан Шаред все правильно сделал: практика нам не повредит.
   Имхейр с Мстиславом синхронно вздохнули. Не так давно Кестера назначили ответственным за первый курс демонологии специалитета, после чего взвыли все. Теодор взялся за выполнение новых обязанностей с присущей ему жесткостью и принципиальностью и просто давил на однокурсников.
   Преподаватель специальной демонологии оказался в лазарете после неудачного практикума с третьекурсниками. Лорду Кау пришлось в буквальном смысле вытаскивать не подготовившихся балбесов из Инферно седьмого уровня. Чем думали двое идиотов, собираясь на такой практикум, не выучив материал, сказать было сложно. Но документы об их отчислении уже лежали на столе у лорда-ректора. А профессор Анвир Кау в очередной раз доказал свой профессионализм. Правда, теперь ему предстояло долгое восстановление.
   Первый курс подошел к полигону, где боевики отрабатывали физические атаки и магические пассы. И, судя по открывшемуся демонологам виду, тренировались однокурсники на износ. Неподалеку от основной тренировки отжимались несколько провинившихся боевиков. Над их головами висели цифры, отсчитывающие количество отжиманий.
   -- Явились, -- удовлетворенно констатировала леди Аньята и свистнула, перекрыв царивший на полигоне шум: -- Боевики и демонологии строятся друг напротив друга! Штрафники тоже занимают свои места, а после построения отрабатывают остальное!
   Гвалт моментально стих.
   -- Да, леди Аньята! -- слаженным хором ответили студенты и приступили к построению в шеренгу.
   Демонологи под суровым взглядом Теодора попытались проделать тоже самое. Получилось не очень, но для первого раза это было простительно.
   -- Отлично, вас даже больше, чем я предполагала, -- леди Аньята наградила специалитет цепким, оценивающим взглядом. -- Старший, столько прогульщиков?
   -- Ни одного, леди. Я проконтролировал, -- невозмутимо отрапортовал Теодор.
   -- Профессор, у Кестера прогулять нереально, -- отрекомендовал Готхольд.
   Леди Аньята посмотрела на Тео особенно испытующе.
   -- У вас своя программа, но ни одному демонологу не повредит умение применять заклинания одновременно с физическими атаками. Невербальные формулы -- эффективно, сложно и четко показывает ваш уровень контроля над даром, -- после этой фразы демонологии нервно сглотнули: -- Вы будете отрабатывать пассы и атаки вместе с моими трепетными феями.
   Мстислав ехидно посмотрел на Готхольда, тот в ответ показал неприличный жест.
   -- Корф, двадцать отжиманий и штрафной круг по полигону, -- спокойно оповестила леди, не оборачиваясь к первокурснику, -- а вам, юноша, сорок отжиманий и три круга по полигону. За провокацию.
   Мстислав молитвенно уставился на Кестера, но тот даже не подумал заступиться за Ловца.
   -- Разбиваемся на пары демонолог-боевик. Мои феи все вам объяснят, -- леди еще раз оглядела собравшихся и добавила, -- Кестер, вы уже показали себя серьезным и ответственным юношей, займитесь Блеир. У нас с этой драчливой феей особые сложности.
   Боевики даже выражениями лиц не отважились показать торжества или ехидства. Все помнили про штрафные круги и отжимания. Демонологи поняли, что желают скорейшего выздоровления профессору Кау.
   -- Напоминаю всем собравшимся, -- леди Аньята чеканила каждое слово, -- пока ваши навыки не достигнут уровня "превосходно", вы не имеете права раскрывать рот, делать замечания сокурсникам, смеяться. За малейшее отступление от правил будете бегать и отжиматься до вечера. Приступайте!
   Теодор встал напротив Одры.
   -- Почему преподаватель выделила тебя? -- сразу уточнил Тео.
   -- Рейвель, чтоб его, -- Одра раздраженно скрестила руки на груди, -- я и выговаривать заклинания вслух не всегда могу, а тут одновременно блокировать удар противника и правильно продумать заклинание, не пропустив ни одного слога.
   Теодор кивнул, приняв это к сведению. Выбрав свободное пространство поближе к краю поля, он начал слушать задание: нападавшему студенту требовалось одновременно активировать заклинание Лезвия и нанести противнику удар в солнечное сплетение. Соответственно, защищавшемуся было необходимо отразить эти атаки. После пяти попыток -- смена.
   -- Жестко, -- прокомментировал Тео, -- у нашей специальности невербальные заклинания идут на втором курсе.
   -- Значит, потом будет проще, а сейчас страдай, -- вздохнула Одра, приготовившись атаковать, -- у меня не получается заклинание активировать.
   -- Произнеси формулу вслух, попробуем найти ошибку.
   Одра быстрой скороговоркой выдала заклинание. Оно сработало. Тео, легко увернувшись, задумался.
   -- Теперь давай невербально. Без атаки.
   Блеир нахмурилась, но послушно сделала. На этот раз заклинание сработало вполсилы.
   -- Неплохо. Значит, проблема в сочетании. Теперь атакуешь меня и вслух проговариваешь формулу так, как ты это делаешь невербально.
   Одра посмотрела на Тео неодобрительно, не совсем понимая, к чему такие сочетания, но все-таки кивнула, понимая, что друг хочет помочь. Тем более, что на этот раз формула не активировалась, несмотря на то, что Одра проговорила все правильно.
   -- Смотри, ты перед ударом делаешь паузу, которой в самом заклинании не предполагается. Произноси на выдохе.
   Одра разбежалась, замахнулась и активировала формулу, Тео отступил в сторону, пропуская невидимое лезвие, развеял его, и даже успел заблокировать удар в солнечное сплетение.
   -- Слава Всеединому, -- выдохнула Одра, -- я с утра не могла атаку провести!
   -- Давай я попробую, а ты блокируй, это тоже важный элемент отработки. И следи за дыханием, чтобы в заклинании не было пауз, -- еще раз напомнил Тео.
   Блеир кивнула.
   Когда они снова поменялись ролями, Одра разошлась, почувствовав себя увереннее. На радостях в сторону Тео отправились два лезвия. Одно из них у Кестера развеять получилось. Второе заклинание попало в бедро.
   -- Твою мать! -- глядя, как Тео зажал рану ладонями, Одра побледнела и кинулась к другу: -- Сейчас все обработаем, дай посмотреть!
   -- Не надо! - рявкнул Кестер так зло, что девушка замерла на месте: -- Леди Аньята, разрешите удалиться в медкорпус!
   -- Идите, если считаете, что это необходимо. Студентка Блеир, пять штрафных кругов.
   Одра очень виновато посмотрела на Тео, но тот уже уходил с поля, припадая на поврежденную ногу. Выругавшись и желая ударить саму себя, Одра направилась в сторону круга и услышала часть реплики Офера Ярона:
   -- ...отличный ведь парень. Фору любому из нас даст! Но что у него не так с реакциями на малейшее повреждение? Может, заболевание какое?
   Блеир сжала зубы. С пары у Аньяты отпроситься без весомой причины точно не удастся, придется ждать.
   И думать.


***

  
   Александр неспешно собирался после правовых основ. У Энтони в расписании еще оставалась сдвоенная пара по общей анатомии, так что ему спешить было некуда. Рут собирался расположиться в парке с планшетом, обработать десяток фотографий с последнего проекта, доделать реферат по последним изменениям уголовного Кодекса со всеми поправками и его перспективным развитием. А после удивить Тоху планами на вечер -- Алекс купил билеты на финал футбольной лиги. Это, конечно, не чемпионат Галактики, но матч обещал быть интересным. Вот такая жена -- заядлая футбольная болельщица.
   -- Рут, куда планируешь пойти?
   Лили присела рядом с Алексом на парту, продемонстрировав облегающее короткое красное платье и то, как оно неудачно открывало располневшие ляжки Крипс.
   Парень вздрогнул и от внезапного появления и внешнего вида целительницы. Выглядела девушка дешево и непохоже на саму себя. И поскольку за прошедшее время группа уже поняла, что от Лили ничего хорошего ждать не стоит вообще и никогда, Алекс напрягся.
   -- Нужно реферат доделать, на вечер другие планы.
   -- Ты умный, успеешь, -- пренебрежительно махнула рукой Лили, -- у меня есть несколько интересных идей, тебе понравится.
   -- Даже не сомневаюсь, -- отозвался Алекс, раздумывая, как бы культурно послать целительницу в баню, убрал планшет в сумку и направился вниз по ступеням. -- Я себе день уже распланировал.
   -- Неужели ничего нельзя отложить? -- удивленно протянула Лили: -- Жить по расписанию так скучно!
   -- У меня есть с кем выходить за рамки плана, -- не останавливаясь, улыбнулся Алекс, подумав о матче, разгоряченной от эмоций Энтони и о дальнейшем вечере.
   Лили поспешила за ним. Стук каблуков раздавался за спиной Александра.
   -- И все-таки давай хотя бы сходим в "Жареный тетерев", ты свой реферат допишешь, я домашками займусь. Поболтаем заодно.
   -- В принципе, можно, -- согласился Алекс, надеясь, что Крипс не превратит обычный обед в очередное шоу, -- перекусить, действительно, хочется. Сегодня не успел из-за пар, ни одного окна не было.
   -- А у меня было целых два! -- зацепилась за тему Лили: -- Расписание лояльно составили. На факультете понимают, что целителям нужны перерывы. Все-таки у нас особенная специальность!
   Они свернули на боковую аллею, ведущую к факультету пространственников. Ворота виднелись совсем близко.
   -- Зато вы шесть дней в неделю учитесь, -- возразил Рут, -- я уж лучше в будни буду пахать, чтобы в выходные меня никто не трогал с учебниками и домашкой.
   -- Выходные? А что ты делаешь на выходных? Слышал о новом фильме? Можем сходить всей группой, -- сразу предложила Лили.
   -- Надо у остальных спросить, -- Алекс коснулся виска, намекнув, что это можно обсудить по м-связи, не приставая при этом к нему: -- Насколько я помню, Теодор на выходные к Шанайе собирался, а у Одры теперь Карстен, который вряд ли захочет вливаться в группу первокурсников.
   -- Да ну эту Блеир, -- фыркнула Лили, -- с полигона не разговаривает нормально, все время огрызается.
   -- Одра, конечно, резкая, -- согласился Алекс, но сразу же уточнил, -- но она умеет находить компромисс. Кстати, ты извинилась за хроно-институт?
   -- Давай не будем о ней, лучше о тебе, -- Крипс аккуратненько взяла Рута за локоть, -- каково это -- дать себя окольцевать в девятнадцать лет? Не жалеешь?
   Александру смена темы категорически не понравилась. Ему пришлось выдохнуть и еще раз себе напомнить, что без целителя их группу расформируют. А если это случится, прощай высокооплачиваемая и престижная должность в штате инквизиции. После этих мыслей Рут передумал тут же посылать Крипс.
   -- Не жалею. И не понимаю, откуда ты берешь такие глупые вопросы. Лили, тебе словосочетание "личное пространство" хоть о чем-то говорит? -- Алекс помрачнел и скинул руку девушки со своего локтя: -- Впредь учти, что обсуждать подобные темы с тобой я не намерен. Иди в "Жареный тетерев" сама. И если рассчитывала на обед за мой счет, то немного адресом ошиблась. Как с Карлом и Яном не получится.
   -- Странно, что ты не заверяешь меня в вашей большой и чистой любви, -- прищурилась Лили, -- значит, у вас не все в порядке, и ты не хочешь об этом говорить.
   Рут, решив, что работа в инквизиции начинает терять свою привлекательность, рявкнул:
   -- Спорить со стенкой и в чем-то ее заверять? Не вижу смысла. С чего я вообще должен что-то тебе объяснять? До свидания, Крипс, -- и Алекс развернулся в сторону главного корпуса, решив, что лучше уж посидит в библиотеке в компании ветхих фолиантов.
   -- Ты даже не хочешь попробовать что-то новое? -- вопрос Лили прозвучал как-то особенно противно и едко.
   Рут почувствовал, что терпение лопнуло.
   -- Говорю один-единственный раз, четко и ясно, -- ударить женщину Алекс не мог, но в данную минуту очень хотел: -- Свои демоновы предположения и предложения можешь засунуть в черную дыру. Иначе я придумаю, как заставить тебя заткнуться и больше не портить жизнь мне, моей жене и моим друзьям. Уяснила?
   Александр развернулся и пошел дальше, настраивая свое м-пространство на нужную частоту, чтобы поделиться с друзьями наболевшим и рассказать, что Крипс окончательно свихнулась. Он успел отправить только одно сообщение: "Я готов быть и юристом, и целителем!", как Лили обняла его сзади и томно прошептала:
   -- Ты не знаешь, от чего отказываешься, -- пальчики Лили пробежали по рубашке и спустились к ремню джинсов, -- такой принципиальный...
   Он схватил целительницу за руку и отшвырнул от себя.
   -- Отправляйся в Бездну, Крипс. Еще один шаг, и мне придется тебя ударить!
   Лили не успела ни ответить, ни подняться с земли. Она застыла в нелепой позе, с ужасом глядя за спину Алексу. Тот обернулся, наблюдая, как по аллее к ним приближается очень злая Энтони.
   -- Дорогая Лили, -- ее тоном можно было замораживать трупы в покойницкой, -- поздравляю, ты нарвалась окончательно.
   Тоха передала свою сумку мужу и легко взмахнула руками. Темная густая магия резко и больно вздернула Крипс в воздух. Жгуты сдавили целительницу, не позволяя шевельнуться.
   -- Я декану пожалуюсь, ты...
   -- Молчать, -- Энтони резко сжала кулак, и Лили поняла, что не может даже захрипеть, не то, что позвать на помощь.
   -- Всеединый, когда Крипс молчит, ее даже терпеть можно! -- саркастично протянул Алекс. -- Не представляю, как мы переживем оставшиеся годы обучения...
   -- Это ты о будущем нашей группы беспокоишься, а я уже подумываю о смене специальности, -- возразила Энтони, подойдя к Лили: -- Как же ты меня достала. Надо иметь особый талант, чтобы распугать вокруг себя абсолютно всех. От тебя первый курс в полном составе шарахается. Последнее предупреждение: язык за зубами, глаза в пол, к чужим мужьям ни на шаг. Я готова тебя терпеть только на таких условиях. Хорошего дня, дорогая Лили.
   Тьма отступила, опустив девушку на землю. Целительница, держась за горло, подобрала судорожно сумку и умчалась в сторону медкорпуса.
   Алекс с гордостью посмотрел Тоху.
   -- Грозна! Мой выбор жены безупречен.
   -- Ты тоже прекрасен, -- рассмеялась она.
   -- А еще у меня билеты на футбол, -- Рут притянул Энтони, обняв за талию, -- на семь вечера.
   -- Богоподобен.
  

***

  
   Ответить Алексу на его эмоциональное сообщение Одра решила чуть позже. Крипс и ее выкрутасы сейчас волновали Блеир чуть меньше, чем проблемы с Тео.
   В медкорпусе сказали, что студент Кестер к ним не заходил.
   В м-пространстве он не отзывался.
   И Одра решила нагрянуть к другу домой.
   Дверь открыл Бастиан.
   -- Здравствуйте, я к Тео по очень важному делу!
   -- Если он захочет с тобой поговорить, пожалуйста.
   Тон, которым это было сказано, Одру не устроил совершенно.
   -- Бастиан, поймите, я не хотела его ранить. Я виновата и пришла извиниться. И совсем не понимаю, почему Тео на меня так разозлился, но ведь должен понимать, что я не специально.
   -- Не думаю, что он злится на именно тебя. А вот на кого -- разбирайтесь сами.
   Кестер-старший пожал плечами и пропустил Одру в дом.
   Та, поднявшись на второй этаж, забарабанила в дверь.
   -- Я знаю, что ты здесь. Прости за ранение. Я не думала, что настолько у меня с Рейвелем проблемы. Клянусь тебе, что вгрызусь в этот бесовский язык с утроенной силой, лишь бы такого больше не повторилось.
   Дверь открылась. Тео посмотрел на подругу сверху вниз.
   -- Мне, конечно, это приятно слышать, но проблема не в тебе. На тебя не злюсь. Ссадины, синяки и прочие травмы - абсолютно нормальные вещи для нашей специализации.
   -- Тогда объясни, в чем проблема.
   -- Не могу. Личное.
   Одра обратила внимание на перевязанную ногу. С одной стороны, она пришла мириться, но с другой... слишком много всего скрывал Тео.
   -- Значит так, Кестер, -- начала Одра, пихнув Тео в комнату и закрыв за собой дверь, -- я не терплю полутонов в двух вещах: в дружбе и в любви. Доверие для дружбы -- необходимая база. И если ты не можешь довериться и рассказать, мы просто разойдемся в разные стороны, поставим четкие границы и не будем за них не выходим. На недомолвках дружбы не построишь. Если можешь, говори сейчас. Даже если я не приму услышанное, дальше меня эта информация не уйдет.
   Кестер посмотрел на нее так, что Блеир всерьез подумала, что Теодор просто напросто вышвырнет ее за дверь. И все-таки Одра села на стул и всем видом показала, что готова слушать. Тео, прищурившись, оценил серьезное выражение лица боевички и сложенные на груди руки.
   Одра ждала.
   -- Упертая ты, Блеир, -- устало вздохнул Кестер.
   -- Какая есть, зато как на ладони, -- гордо выдала девушка.
   -- Ты в любом случае изменишь мнение, наши пути разойдутся, а группа развалится без участия Лили.
   -- Ты даже не хочешь попробовать?
   Теодор потянулся к виску.
   -- Если уж быть честным, то со всеми. Руты тоже имеют право знать, -- он связался с Алексом и Энтони. -- Вы можете приехать сейчас? Важный разговор.
   -- Издеваешься, Кестер? Мы на матч спешим. Нельзя после него пообщаться?
   -- Это необходимо.
   -- Понял. Через десять минут будем.
   Одра, нахмурившись, следила за тем, как нервно Теодор расхаживает по комнате. В какой-то момент он вышел в коридор. Раздались обрывки спора с Бастианом, но вслушиваться Блеир не стала. Вернулся Кестер уже с обеспокоенными Рутами и кухонным ножом.
   -- Сразу прошу отключить на время м-связь.
   -- Ладно-ладно, друг, уже отключаем. Нож хоть положи на стол.
   -- Думаю, это проще показать, чем объяснять и доказывать, -- Теодор тяжело вздохнул, будто бы разом на него навалился какой-то неподъемный груз, -- я мог бы показать на ране, но штаны снимать не хочется.
   -- Начало серьезного разговора мне определенно нравится, -- рассмеялся Алекс и присел на кровать вместе с Энтони.
   Тео грустно улыбнулся.
   А потом резко провел острым лезвием по ладони.
   Дернулись все, не понимая, что нашло на Теодора. В следующий момент Кестер разжал пальцы. Из раны явно текла кровь, только она была белого цвета и легко светилась.
   Одра непроизвольно подалась вперед, не решаясь поверить своим глазам.
   -- Теперь я верю, что это серьезный разговор, -- признал Рут.
   -- Ты и есть Темный? -- сообразила Энтони.
   Кестер поморщился.
   -- Могу им стать, если ритуал завершится. Сейчас я еще контролирую его силу и сущность, но с каждым новым убийством делать это становится все тяжелее. Говорю сразу: я не хочу выпускать эту тварь на волю и не горжусь тем, что я -- воплощение Темного бога.
   -- Весело тебе живется... -- медленно проговорила Одра. -- И какого это, понимать, что ты уникален?
   -- Пожалуй, я не сильно ошибусь, если скажу, что сложно найти кого-то, кто бы также безнадежно мечтал стать самым обычным. Мои сверстники вырастали на сказках о великих магах и богах, наследие которых может пробудиться в любой момент. И каждый когда-нибудь мечтал, чтобы именно в нем отыщется искра древней силы. Просто некоторые ждали чуда в далеком детстве, затем поменяв эти мечты на что-то более достижимое, а кто-то до сих пор надеется оказаться избранным.
   -- То есть ты -- потомок того рыцаря из легенд? -- уточнил Алекс.
   -- Да, у Бастиана где-то хранятся его записи и исследования последующих поколений, которые пыталась от Темного избавиться. Кто-то вроде бы даже собирался оборвать род, но, как видите, проклятие оказалось сильнее. Главная проблема заключается в том, что называть себя Темным богом я не имею права. Он -- тот, кто заключен внутри меня. И если он вырвется, то от Теодора Кестера не останется ни клочка личности. Меня подавит другая сущность: безжалостная, кровожадная и мстительная.
   -- Еще вопрос -- эта тварь сейчас нас слышит?
   -- Увы. И более того -- бог доволен вашей реакцией.
   Тень за спиной Теодора, на секунду став темнее и гуще, издевательски помахала рукой. А затем, убедившись, что теперь ее заметили, довольно оскалилась. Кестер вздохнул:
   -- Почему-то мало кто обращает внимания на тени...
   Алекс присвистнул.
   -- И ты уверен, что хорошо контролируешь Темного?
   -- Пока не завершился ритуал -- да. Я работал над самоконтролем с самого рождения. Лишаться собственной личности из-за какой-то твари, вылезшей из глубины веков... Спасибо, нет.
   -- Получается, твой фокус в хроно-институте -- помощь Темного?
   -- Не помощь. Я просто одолжил его силу, чтобы нас спасти. И едва смог удержать контроль. Так что вряд ли когда-нибудь еще раз решусь на подобное. Резерв не позволит: я лишил себя восьмидесяти процентов магии, тем самым уменьшив продолжительность жизни на половину, но зато смогу весь отпущенный срок провести так, как захочется именно мне.
   -- Если ты сейчас работаешь на двадцати процентах резерва, мне страшно представить сто, -- Одра в шоке уставилась на Тео и решила уточнить: -- Ты об этом спорил с отцом внизу, говорить ли нам?
   -- Да.
   -- То есть они знали о Темном с самого начала?
   -- Естественно. Отец, кажется, до сих пор не определился, как следует вести себя со мной. А вот Эллен меня ненавидит с того самого момента, как только поняла, кто растет внутри нее. Бастиан сразу и честно предупредил о проклятии рода, но Эллен самонадеянно отмахнулась, что не верит детским сказкам, а если что-то пойдет не так -- справится со всеми сложностями. Родители до последнего не верили, что древняя легенда решит ожить в их ребенке.
   -- Твою мать...
   -- Я не виню Эллен. Особенно зная, через что ей пришлось пройти, чтобы выносить меня. Даже тело сильной волшебницы не могло, не изменившись, выдержать мощь древнего божества. То, что началось после счастливого сообщения о скором прибавлении в семействе Кестеров, было слишком нечестно по отношению к перспективной волшебнице. Все происходило как-то неправильно -- все-таки отличница с факультета целителей знала, как должна протекать обычная беременность. Но ничего исправить Эллен уже не могла. Магия, став нестабильной, начала стремительно угасать, будто кто-то вытягивал ее. И тут Эллен вспомнила о предупреждении Бастиана.
   Энтони тяжело вздохнула. Кестер был сам на себя не похож. Побледневший Тео с ненавистью смотрел, как на ладони быстро затягивается порез.
   -- В сохранившихся дневниках семьи Кестеров она отыскала гораздо больше, чем ожидала найти. Эллен всегда поражала окружающих своим упрямством. Если бы она пришла с жалобами на недомогание в клинику или обратилась за помощью к сокурснице, мне просто бы не позволили появиться на свет. На ранних сроках Темного еще можно было убить.
   -- Но Эллен ведь не пыталась... -- осторожно заметила Одра.
   Теодор горько рассмеялся.
   -- Думаешь? Я все помню. Очередная дурацкая особенность древней силы: осознать себя с самой первой секунды -- что я такое и что принесу с собой в мир. Но Эллен считала, что справится со всем сама. А когда она, наконец, расшифровала необходимые записи, время было потеряно. Изменение успело произойти. Самый простой анализ крови это показал наглядно. Эллен, запершись в кабинете семейной клиники, с трудом проколола иглой кожу, и в стерильную пробирку закапала вязкая белая кровь. С этого момента и до тех пор, пока я не издал свой первый крик, ничто на свете не могло причинить моей матери вред. Эллен пыталась вытравить плод: запрещенные заклинания не работали, яд не воспринимался, нож даже не царапал кожу.
   -- И ты после этого ее не винишь?! -- не на шутку возмутилась Тоха.
   Одра и Алекс согласно кивнули.
   -- Я не говорил Эллен, что помню ее слезы и мольбы Всеединому помочь избавиться от монстра внутри. Также выяснилось, что после меня Эллен больше не сможет иметь детей. А кроме того, ценой прихода в мир Темного бога стала ее магия.
   -- Твою мать...
   -- Повторяешься, Блеир.
   -- А у меня других слов нет. Только нецензурные.
   -- Единственное, что я смог сделать для Эллен -- сохранить слабые способности к целительству. От перспективной волшебницы общего профиля ничего не осталось. Не думаю, что я когда-нибудь услышу "спасибо". Но смотря, как она забывается в своей работе, думаю, что хотя бы один добрый поступок мне потом засчитают, когда придет время платить за грехи.
   -- Веселое у тебя было детство... -- Одра посмотрела в пол, представив Тео ребенком с ископаемой тварью внутри и ненавидящей матерью.
   -- Другого я не знаю. Итак, я уже могу собирать вещи в застенки инквизиции?
   -- Кестер, я тебе врежу, -- предупредила Тоха.
   -- А я добавлю, -- пообещали Алекс с Одрой.
   Блеир даже для вида похрустела пальцами.
   -- А можно тебя немного поисследовать? -- в серых глазах Энтони мелькнул алчный отблеск.
   -- Я, пожалуй, все-таки в инквизицию сдамся, -- улыбнулся Кестер и, наконец, почувствовал, как с души сняли часть тяжелого груза, который он тащил все эти годы.
   -- Получается, у нас очень мало времени, чтобы предотвратить возвращение этого ископаемого, -- наконец, поняла основную проблему Одра и пристально посмотрела на затихшую тень. Та в ответ повела плечами и сделала вид, что не причем.
   -- Будем искать фанатика, -- предложила Энтони, -- пока это единственный вариант.
   -- О таком по м-связи не поговоришь, если понадобится... -- задумался Александр, встав с кровати и принявшись мерить комнату шагами, -- надо придумать альтернативный вид связи. Идеи?
   -- Голуби, как в древности, -- мрачно пошутила Одра.
   -- Необязательно... -- улыбнулась Тоха, -- есть вариант, который гарантирует анонимность переписки. Тот, кто попытается отнять письмо, недосчитается своих загребущих конечностей.
   -- Жена, не надо, -- Алекс вздрогнул. -- Хотя... за неимением других идей попробуем приобщить нашу Фиби к общему делу!
  

***

  
   Рыцарь: online
   Называйте меня Повелитель: online
   Буря: online
   Адвокат дьявола: online
   Адвокат дьявола: напоминаю, в субботу ждем в гости. Будем корпеть над Рейвелем.
   Труп невесты: online
   Труп невесты: также в программе настольные игры, глинтвейн и криповатое ми-ми-ми, которое любит кожаную обувь.
   Рыцарь: и что, теперь босиком идти?
   Буря: в тапочках. Белых.
   Ловец: online
   Шанайя: online
   Злобная белка: online
   Кукловод: online
   Кукловод: Заодно, детки мои замечательные, подумайте над сценарием КВМ. Все факультеты участвуют. Надеюсь, вы меня не подведете и не опозорите.
   Злобная белка: То есть нам из себя еще и клоунов надо изображать?
   Труп невесты: Ты с этим и так хорошо справляешься.
   Победитель по жизни: online
   Злобная белка: offline
   Шанайя: Мы, конечно, подумаем, если надо, но я не особо умею шутки придумывать. Поучаствовать могу...
   Буря: Есть пара идей, но сначала Рейвель. Иначе я до КВМ не доживу.
   Кукловод: Хороший подход.
   Называйте меня Повелитель: Одра, теперь девяносто процентов обитателей МПГУ официально тебя ненавидят. Весть о тебе и лорде Тристиле распространилась с первой космической скоростью. Хоть расскажи, как оно было?
   Ловец: пожалуйста, идите в личку!
   Буря: а что в личку-то? Идите сразу в пень. Особенно ты, Карл. Это конфиденциальная информация, и она не подлежит разглашению.
   Адвокат дьявола: народ, вы видели задание от профессора Олдоак?
   Буря: о_О
   Буря: Увидела...
   Шанайя: Попали!
   Победитель по жизни: Если так говорит Шаня... где здесь веревка и мыло?
   Труп невесты: Направо и до нашего факультета. Даже табуретку дадим. Как раз не хватает практического материала.
   Победитель по жизни: Ха. Ха.
   Буря: После Рейвеля разберем парочку заданий от старушки?
   Называйте меня Повелитель: заодно и Черкусона.
   Адвокат дьявола: Предчувствую мозговой штурм...
   Несущий крест: online
   Несущий крест: Предчувствую похмелье, учитывая упомянутый глинтвейн. Алекс, ты его готовить будешь в той же таре?
   Адвокат дьявола: Конечно!
   Рыцарь: В гости с пустыми руками не ходят. Что принести?
   Труп невесты: себя, учебники и кожаные ботинки для Фиби.
  

***

  
   Тео, а ты боялся...
  

Глава 5

Еще один шаг

  

Когда начнете читать произведение,

вы сразу не отчаивайтесь.

Черноземова Е. Н., История зарубежной литературы

  
   -- А вот и я! -- громко оповестил Карл из прихожей и кинул куртку в общую кучу верхней одежды.
   В доме Рутов царила рабочая атмосфера. На повестке дня стояли Рейвель и педагогика. И если с вопросами профессора Черкусон они справились достаточно быстро, то язык как обычно не давался ни в какую. Группа Диана Кехта в полном составе оккупировала разложенный диван, Ян с Айвеном заняли широкий подоконник, Алекс и Энтони, как гостеприимные хозяева, отжали ворсистый ковер перед весело потрескивающим камином, с ними же рядом устроились Одра и Тео, Шанайе уступили удобное кресло, Готхольд, Мстислав и Сейлан расположились за притащенным из кухни столом. Все оставшееся пространство занимали учебники, справочники, методички, тетради и листы с записями.
   -- Вот так и понимаешь, что до сессии остался месяц, -- задумчиво произнес Карл, оглядел царство зубрежки и, лавируя между разложенными на полу словарями, направился к оставленному для него стулу.
   -- Не сбивай с мысли! -- проворчала Одра, не отвлекаясь от блокнота, -- я, кажется, нашла ответ.
   -- К какому вопросу? -- встрепенулся Мстислав Моран, ищущий в м-пространстве принципы агларской лингвистической школы.
   -- Третьему.
   Карл пристроил между словарями по доклассическому и архаическому Рейвелю бутылку вина и склонился над Блеир, рассматривая ее сбивчивый почерк.
   -- Здесь ошибка, тут... и вот еще, -- ткнул он в накарябанные Одрой закорючки, -- ты неправильно образовала ударные существительные от корней "минда" и "гедими". Они слагаются из определенных корней -- миндаугас, гедиминас; комбинаций -- множество.
   -- Комбинаций? Тоже корень? -- рассеянно переспросил Сейлан Барт, восприняв все это, как одно перечисление.
   -- Нет, просто множество комбинаций корней!
   Мстислав, окончательно запутавшись в потоке информации, взвыл:
   -- Ребята, ну перечислите мне эти проклятые принципы агларской лингвистической школы!
   Власта Ашира -- юрист из группы Диана, не отвлекаясь от морфологической абсорбции Богородского, монотонно перечислила:
   -- Первый принцип: психологизм с отдельными элементами социологизма. Второй: разграничение фонетической и морфологической членимости слова; а третий -- строгое разграничение процессов, происходящих в языке на данном этапе его существования, и процессов исторических, совершающихся на протяжении длительного времени.
   Девушка откинула за спину тяжелые темные косы и устало потерла лоб.
   -- И кто придумал этот бред? -- Готхольд быстро законспектировал слова Власты.
   -- Лорд Фердисос, -- ответил за нее Теодор, -- он также сформулировал различия между синхронией и диахронией.
   -- А это еще что за демоны и как с ними сражаться? -- ужаснулся Айвен, переписывающий у Одры последний конспект по теории магической защиты.
   -- Святым учебником по лингвистике и БАСом, -- проворчал Тодд Вестмар, -- я кинул в м-поле ответы на пятый и седьмой вопросы. Кто-нибудь может что-нибудь рассказать про шестое задание?
   -- Им должна была заниматься Крипс... кстати, где она? -- зевнула Шанайя, прикрыв ладонью рот.
   -- Ушла на поиски туалета, -- отчитался Алекс.
   -- Полчаса назад? -- не поверила Бергтора Сванлауг -- демонолог из группы Кехта, несколько грубоватая и напоминающая своей статью мощных воительниц древности.
   -- Заблудилась, -- насмешливо предположила Энтони.
   -- Тогда давайте решать вместе, -- грустно предложил Диан, переплетая свои длинные рыжие волосы. -- У кого какие предположения, почему слова "конец" и "начало" считались когда-то однокоренными? И за счет какого процесса они разделились?
   -- Сейчас, -- отозвался Сейлан, -- это где-то в архаическом Рейвеле было.
   Поднявшись из-за стола, он аккуратно вытащил из высоченной башни справочников особо ветхую книжицу и стал тщательно ее перелистывать.
   -- Я точно где-то это видел... в примерах лексико-морфологических явлений. О! Вот оно! Явление опрощения или деэтимологизации.
   Готхольд стукнулся лбом о столешницу:
   -- Как это слово пишется?
   -- Оно уже само по себе звучит, как вызов Инферно второго уровня, -- простонала Одра.
   -- Так что там с опрощением? -- старательно вывела в тетради Шанайя и приготовилась конспектировать дальше.
   -- Затемнение первоначальной семантической структуры слова...
   -- А можно с филологического на человеческий? -- жалобно, чуть не плача, взвыл Карл.
   Сейлан развел руками. Он сам не понял, что прочитал.
   Тео попытался объяснить:
   -- Утрата этимологический мотивированности.
   -- Не сильно понятнее, -- фыркнула Одра.
   -- Давайте дадим Барту дочитать до конца, может, разберемся, -- попросил Офер Ярон, молчаливый боевик из группы Диана.
   -- Из-за опрощения утрачивается связанность однокоренных слов: слова "конец" и "начало" восходят к одному архаическому корню Рейвеля -кен- и -кон-, однако в настоящее время воспринимаются как непроизводные и морфологически несвязанные друг с другом.
   -- Благодаря этому явлению язык пополняется новыми корневыми морфемами, -- в дверях гостиной появилась Крипс, -- это же очевидно, профессор Ивенсон половину лекции сносил мозг этим явлением.
   Собравшиеся в гостиной первокурсники переглянулись. Если явление такое очевидное, что ж Крипс с черепашьей скоростью записывала ответы и отвлекалась по любому поводу?
   -- Может, тогда осветишь его нам, убогим, подробнее? -- предложила Тоха.
   -- Может, и освещу. Ну и домина... -- стремительно сменила тему Лили, -- в него четыре наших уместятся. Кстати, ваша зверюшка в прихожей дожирает чей-то сапог. У кого обувь на толстой подошве с изображением молнии?
   Сейлан, вооружившись словарем потяжелее, взял низкий старт.
   -- Победитель по жизни... -- прокомментировала Одра.
   -- Мы рады, Крипс, что тебе все понятно, -- низким голос одернула целительницу Бергтора, не отвлекаясь от списка заданий, -- только почему мы должны делать твою часть вопросов?
   -- А подождать, пока я вернусь? -- с досадой заметив, что ее место на ковре заняла раскинувшаяся морской звездой Одра, Лили придвинула еще один стул и заглянула в тетрадь к Готхольду.
   Корф машинально отшатнулся.
   Из прихожей послышалась ожесточенная борьба Сейлана с Фиби.
   -- А ты планируешь сидеть так до утра? -- возмутился Мстислав. -- У меня уже голова опухла.
   -- Так, Крипс, теперь за тобой часть про фазисные глаголы, -- сегодня вопросы распределяла Бергтора.
   -- И чем они отличаются от модальных, -- добавил Ян.
   Лили скорчила рожу и придвинула к себе Большой Академический Словарь.
   На несколько минут воцарилось тихое шуршание страниц и сосредоточенное сопение (не считая громких негодующих воплей Сейлана и шипения котички). Карл, отвлекшись от своей части задания, воспользовался возникшей паузой, перелистывал в м-пространстве смешные картинки и делился особенно прикольными с Одрой, Готхольдом и Мстиславом. Особенно гнусного хихиканья удостоился рядок кактусов, напоминающих своими формами часть мужского тела.
   -- Фазисные глаголы, Карл, -- строго напомнил Теодор, -- ты знаешь, что это такое?
   Карл развел руками и изобразил внимание. Тень Тео, которая сама с интересом изучала кактусы, недовольно нахохлилась.
   -- Это подклассы неполнознаменательных глаголов. Фазисные обозначают начало, продолжение и конец действия. Например, такие слова как "заканчивать", "продолжать", "перестать". Модальные же -- отношение к предметам, работу мысли. Например: "хотеть", "мочь", "научиться" и так далее, -- прочитала из БАСа Лили.
   -- Официально заявляю, что моя работа мысли только что закончилась, -- заявил Готхольд и с отвращением захлопнул порядком исписанную тетрадь. -- Руты, кто-то обещал глинтвейн!
   -- Сейчас организуем! -- Алекс тут же подскочил с ковра: -- Быстро разбираем, где чей учебник, и освобождаем пространство для отдыха.
   Скорость, с которой гостиная перестала напоминать библиотеку, приблизилась к космической. Начинающие маги, похватав материалы, шустро рассортировали их по кучкам и сложили в свободном углу. Алекс принес с кухни большую кастрюлю пряного глинтвейна и высоченную башню стаканов, а Энтони, забравшись на табурет, достала с верхней полки шкафа твистер.
   -- Кто рискнет размяться? -- девушка приглашающе помахала коробкой перед гостями.
   -- Одра, вперед! -- Айвен легко ухватил миниатюрную девушку за талию и увлек к Тохе. За ними поспешил Ян.
   -- С вами! -- потер ладони Тодд.
   -- И я поучаствую, -- согласилась Шанайя и провокационно улыбнулась: -- Тео?
   -- Пока воздержусь, -- Кестер уже налил себе глинтвейна и довольно щурился на огонь в камине.
   Остальные неиграющие разделились на группы болельщиков.
   -- Парни, не вздумайте поддаваться девчонкам! -- Готхольд облокотился о каминную полку.
   -- Пусть не надеются! -- широко улыбнулся Ян: -- Тоха, крути рулетку! Я первый.
   -- Правая нога на красный!
   За последующие два часа сыграть и попадать друг на друга успели все. Шанайя даже смогла вытащить на один раунд Теодора. За счет своего роста Кестер дотягивался до любого круга без особых усилий, поэтому ронять его пришлось прицельной подсечкой.
   Вскоре закончился глинтвейн, потом исчезло притащенное гостями вино, как-то незаметно допили отыскавшиеся шоколадный ликер и виски. Неумолимо истаяли наготовленные с запасом закуски. За окнами зажглись волшебными огоньки фонарей. Карл, устроившийся на подоконнике, всмотрелся в сгустившиеся чернильные сумерки и радостно воскликнул:
   -- Снег! -- подскочил он и потянулся за небрежно брошенной на диван кофтой: -- Ребята, посмотрите какая красота! Даешь снежную битву!
   -- Первый снег, Карл, первый, -- мелодично рассмеялась Шанайя, до этого момента пытающаяся объяснить Кестеру основные шаги танца. -- Ты не так много выпил, чтобы говорить ерунду.
   -- Мы ж не стихийники. Хотя и они только на третьем курсе изменения погоды изучают, -- откликнулся Диан, колдующий над парочкой кактусов Рутов.
   -- А кто сказал, что в природе не бывает двух одинаковых снежинок? -- хитро прищурился Карл: -- Мы лекции Черкусон в итоге скопировали? Скопировали! Так и здесь сделаем.
   -- Создадим пару сугробов! -- подхватил мысль Ярон.
   -- Поделимся на две команды, -- предложил Мстислав.
   -- И устроим магическое сражение! -- загорелся идеей Тодд.
   -- Проигравшие дадут списать домашку по ПЗЗ, -- добавила Бергтора.
   После такой мотивации все гурьбой повалили на улицу строить крепости. Сейлан на время выпросил старые ботинки Александра. Над головами первокурсников кружила довольная Фиби, с громкими мявами рассекая морозный воздух и разминая крылышки. Все ботинки она уже перенюхала, некоторые надкусила, а одну пару даже пометила.
   Куртки надевать не стали -- все равно запарятся и промокнут. Кто-то быстро позастегивал кофты, кто-то завернулся в шарфы.
   -- Что-оо?! -- из прихожей раздался вопль Лили. -- Кто нагадил в мои ботинки?
   -- Даже не знаю, -- посмотрев на довольную Фиби, протянула Энтони, -- наверное, это был Ян.
   -- Эй! -- возмутился боевик.
   -- ...или Карл, -- продолжила Тоха.
   -- Да иди ты! -- откликнулся староста.
   -- Где ванная -- знаешь, -- указал направление Алекс. -- Потом присоединяйся.
   Лили в подсказках не нуждалась. Она уже успела осмотреть первый и второй этажи, а также небольшую уютную библиотеку на чердаке. Поэтому, сообразив, что снова осталась за бортом, Крипс поплелась через длинный коридор в большую ванную. Дом, как она уже убедилась, был замечательный. И Лили отчаянно завидовала Рутам. Почему одним достается все, а другим -- ничего?
   Пока Крипс мысленно пересчитывала чужие деньги и возможности, ребята, заняв просторный двор, накопировали себе пару двухметровых сугробов и теперь заканчивали подготовку к бою. Затем произошла заминка с разделением на две команды -- ни одна из групп не захотела разбиваться. Поэтому пришлось наколдовывать третий сугроб. Айвен занял место временно выбывшей Лили, Ян остался в команде Корфа, за что те получили одну штрафную минуту ненападения.
   -- Чур, применять обычные заклинания! А то формулой проверки подлинности подписи не слишком повоюешь, -- попросил Сейлан.
   -- Зато административным кодексом так можно засветить... -- мечтательно улыбнулась Власта.
   -- Договорились, -- кивнул Тео, -- только заклинания общей практики. Так будет честно.
   -- А того, кто попытается мухлевать, потом вместе в сугроб закопаем, -- добавила Бергтора.
   Сначала удача сопутствовала Диану, затем ощутимый перевес по урону, нанесенному вражеской крепости, оказался у Готхольда. На это Одра севшим голосом проорала: "Ну и закапывайте!" -- и, не рассчитав, снесла все накопированные бастионы одной силовой волной. Затем первокурсники, кое-как отплевавшись, минут десять гоняли довольную Блеир по лужайке, которую теперь устилало настоящее, почти предновогоднее пушистое снежное одеяло. А затем началось сражение всех со всеми.
   -- Мряя-у! -- протяжно мявкнула Фиби, привлекая хозяйское внимание.
   Энтони оглянулась на питомицу и ойкнула.
   Котичка с гордостью пододвинула к хозяйке свой боевой трофей -- придушенного соседского пса породы чиуа, больше напоминающего крысу. Возможно, именно внешнее сходство и сослужило плохую службу -- Фиби была заядлой охотницей.
   Группы сгрудились вокруг Энтони и довольной котички.
   -- Коул! Малыш! Ты куда убежал? Иди к мамочке! -- раздался голос с соседнего двора. -- Фьють-фьють! Коу-ул!
   -- Трындец, -- констатировал Карл.
   -- И знаете, что самое "замечательное"? -- вздохнул Рут. -- Тот дом принадлежит заму начальника отдела особых расследований инквизиции...
   -- А-аатличные соседи! -- согласился Готхольд и нервно сглотнул.
   -- Коул! Ну где же ты? Ты что, к Рутам забрался?! -- свежий снежный наст заскрипел по направлению к забору. -- Лексик, это ты там?
   -- Палево! Что делать? -- Александр принялся судорожно закидывать невинно убиенного Коула пригоршнями снега.
   Одра, быстро сориентировавшись, уже смела силовым импульсом маленькие собачьи следы.
   -- Теть Белла, это я! Мы тут с друзьями в снежки играем. Что-то случилось? -- вымученно улыбнулся Рут.
   Остальные первокурсники образовали плотный заслон, закрыв свежую могилку.
   -- Ты не видел нашего пупсика? Он куда-то делся! Только что во дворе играл! Ой, это у тебя гости? -- над забором показалось взволнованное круглощекое женское лицо.
   -- Это мои сокурсники. Ребят, мы же никого не видели?
   Специалитет дружно замотал головами.
   Из-под снега раздалось тихое и жалобное поскуливание. Фиби обычно не сразу убивала добычу, а любила растягивать удовольствие.
   -- Коул? -- прислушалась тетя Белла.
   Хренакс! -- Бергтора, не раздумывая, наподдала сугробу. Поскуливание стихло.
   -- Это, кажется, с другой стороны раздалось, -- робко уточнил Алекс, махнув в противоположную от их дома сторону.
   Тетя Белла тут же развернулась в указанном направлении.
   -- Коул? Это ты? Вы играйте, ребят, играйте! Коул! Где же ты? Седрик так расстроится, это его любимый пес!
   Причитания постепенно стихли в другом конце соседского двора.
   -- Кажется, пациент еще жив, -- наклонившись к снежной могилке, констатировал Диан.
   -- Надо его как-то тихо подбросить обратно...
   -- Сейчас организуем! -- вызвались Мстислав и Сейлан и, подхватив вырытого обратно Коула, потрусили к забору.
   -- Спасибо! А тебе, -- Алекс очень недобро посмотрел на хрипло мурчащее чудовище, -- строгий ошейник и короткий поводок!
   Фиби оскорблено зашипела и, задрав хвост с ядовитым шипом, удалилась в дом.
   Расходились за полночь. Кое-как просохшие после снежного боя, в прокусанных сапогах и ботинках, зато с готовыми ответами по Рейвелю, ребята чувствовали себя до неприличия довольными и надеялись посидеть так еще разочек. Или два... десятка.
   Одра, Тео и Лили остались у Рутов на ночевку. Алекс и Тоха предлагали и остальным, заверив, что спальных мест хватит, но ребята пришли ко мнению, что создавать вторую общагу не хочется.
   Твистер сменился спокойными настольными стратегиями. Глинтвейн -- ароматным чаем. Хотя парочка запасливо прибереженных бутылок вина чуть в стороне намекала на то, что вечер еще не закончился.
   Выбывшая в первом раунде Одра изредка поглядывала на сосредоточенно переставлявших фишки Тео и Алекса, любовалась огнем в камине и думала, что здесь и сейчас ей очень хорошо и уютно. Удивительно, но гораздо приятнее, чем дома, на военной космической базе. Семья космодесантников не особо умела устраивать подобные посиделки. Поймав взгляд Кестера, отвлекшегося от партии, Блеир поняла, что не одна она чувствует себя здесь на месте, среди своих.
   Следующей из партии выбыла Крипс, свалив свою неудачу на то, что игра до сего дня ей была не знакома. А вот когда она разыграется... На ворчание Лили внимания уже не обращали. После разноса, устроенного ей Александром и Энтони, она честно попыталась взяться за ум и даже стала меньше прогуливать. Но все подсознательно ожидали, что затишье вот-вот пройдет.
   Когда в игре остались только Алекс и Тео, Рут решил устроить провокацию.
   -- Кто проигрывает -- раздевается.
   -- Еще скажи, что танцует на столе и поет, -- проворчал Кестер, перепрыгивая через фишку противника.
   -- Заметь: ты сам это предложил, -- широко улыбнулся юрист.
   -- Даже не подумаю это делать.
   -- То есть, ты заранее настроен на поражение? -- Алекс передвинул свою фишку на ход ближе к финишу. - Тео, я знаю, что на слабо тебя не возьмешь. Но неужели такое невинное пари сильно ударит по твоим принципам? Я же не предлагаю раздеваться в столовой на завтраке. Или на лекции Черкусон. Здесь все свои.
   Кестер бросил быстрый взгляд на Крипс, которая явно предпочла бы, чтобы он проиграл.
   -- Нашу воплощенную нравственность без рубашки я уже видела, -- вслух поразмыслила Одра, -- буду болеть за Тео. Интересно на твои, Алекс, мослы глянуть.
   -- А я за мужа, тоже интересно сравнить.
   -- Женщина... -- возмутился Рут.
   -- Зато перестанешь прогуливать спортзал, -- безмятежно улыбнулась Энтони, -- ты же не сомневаешься, что самый лучший?
   Алекс засопел и новым взглядом оглядел косую сажень плеч Кестера.
   -- Согласен, -- махнул рукой Тео и опередил фишку Рута, -- твой ход.
   -- Даа, и это будущие педагоги! -- едко заметила Лили.
   -- А что, учитель уже не человек? -- совершенно искренне изумилась Одра, которая уже свыклась с мыслью, что поступила в педагогический и даже начала гордиться этим. -- Тем более, разве обязательно рассказывать ученикам, чем занимается преподаватель в свободное время?
   -- Умение разделять работу и личную жизнь -- тоже искусство, -- философски заметил Тео. -- Это как дресскод. Я буду неукоснительно следовать ему только во время, указанное в трудовом договоре. А какую одежду носить дома -- решу сам.
   -- И потом, дети должны видеть не только жердь в костюме, которая запихивает в них материал, но еще и наставника, понимающего их желания, -- добавила Энтони. -- А без своих слабостей чужие точно не сможешь принять.
   -- И поэтому вы сейчас играете на раздевание? -- ехидно предположила Лили.
   -- Не нравится -- закрывай глазки и не смотри.
   Крипс, промолчав, потянулась к бутылке с вином.
   Игра набирала обороты. До финиша оставалось совсем чуть-чуть. Одра и Энтони, попеременно путаясь, кто за кого болеет, поддерживали мужчин. Тео и Алекс пытались использовать ходы друг друга, чтобы вырваться вперед за счет соперника и перейти на последний круг.
   -- Одра, ты так переживаешь, будто лично собираешься раздевать проигравшего, -- рассмеялась Энтони.
   -- Только с твоего разрешения, -- хихикнула Блеир -- пока лидировал Тео.
   На последовавшие комментарии Крипс группа решила не реагировать. А смысл? Только очередной спор спровоцируют и окончательно вечер испортят.
   Лили хмуро допила бокал парой больших глотков и налила следующий. Да, она облажалась один раз. Но это разве повод теперь игнорировать ее? В конце концов, Алекс сам сказал, что без целителя их группу расформируют, а это значит, что она все-таки может ставить условия!
   Вино было вкусным и пилось как вода, а о коварстве молодого винограда, который выращивала тетушка Тохи, никто пока не подозревал. Тем более, увидев, как Крипс приговаривает бутылку, остальные тоже переключились с чая на горячительное.
   -- Ура! Алекс, давай, так его! -- через несколько ходов стало понятно, что Тео безнадежно отстал от противника.
   Одра чокнулась бокалами с Энтони, и девушки выпили за победу Рута.
   -- Уговор дороже денег! -- ослепительно улыбнулся Алекс.
   -- Как скажете, -- Кестер остался невозмутим. Тем более, стесняться ему было нечего.
   Тео начал расстегивать рубашку. Несколько мгновений все внимательно наблюдали за бесплатным шоу, а потом Одра возмутилась.
   -- Нет, ну кто так раздевается? Всему тебя учить надо! Поднимайся, Кестер!
   Теодор закатил глаза, но, не желая препираться, послушно встал из-за стола и вытянулся по стойке смирно. Его тень, едва заметная в уютном полумраке комнаты, также замерла.
   -- Вот смотри, как надо! -- Блеир под одобрительные аплодисменты Алекса и Энтони приблизилась к парню: -- Медленно, с чувством...
   Тонкие пальчики потянулись к мягкой ткани, ловко освобождая пуговицы из петель. Лили неосознанно подалась вперед. Тео, не отрываясь, смотрел сверху вниз на провокационно улыбающуюся Одру, которая, разобравшись с пуговицами, пыталась стянуть рубашку с его плеч.
   Хоть Кестер не сопротивлялся, он также не собирался оказывать Блеир никакого содействия.
   -- Кубики что надо, -- оценила Энтони.
   Алекс согласно кивнул.
   Блеир, наконец, кинула рубашку на спинку стула и горделиво приосанилась.
   -- Вот! Половина работы готова! Понял принцип или со штанами тоже помочь? -- насмешливо предложила девушка и потянулась к ремню джинсов.
   Кестер перехватил руки Одры, чуть сжав и строго нахмурившись, а в следующую секунду в глазах парня мелькнула яркая искра.
   -- Помоги, -- вкрадчиво произнес Тео и улыбнулся.
   От стола не доносилось ни звука. Все боялись спугнуть зрелище.
   Одра, приняв правила игры, уверенно взялась за тяжелую пряжку. Кожаная лента ремня легко высвободилась и звякнула, задев язычок. Пуговица поддавалась с неохотой, не желая выскальзывать из петли. Пришлось повозиться. Не утерпев, Одра дернула сильнее. Ткань затрещала, и пуговица укатилась куда-то к столу, откуда донеслось судорожное сглатывание.
   -- Сама пришьешь.
   -- Пришью, -- заверила Одра, расстегивая молнию.
   Встав вплотную к Тео, она обхватила парня за талию. Маленькие ладошки Блеир скользнули в задние карманы джинсов и потянули вниз. Медленно, словно специально дразня всех присутствующих. Чем ниже скользили джинсы, тем ниже наклонялась Одра, опустившись перед Тео на колени.
   За столом тихо разливали вино.
   -- За вечер, -- прошептал Алекс и залпом выпил.
   -- Сначала правую ножку, -- приказала Одра.
   Тео послушно поднял ногу, позволив стянуть с себя штанину.
   -- Теперь левую.
   Джинсы тоже полетели на стул.
   -- Трусы снять не дам.
   -- И не нужно, -- ласково протянула Одра и, скользнув ладонями по ногам и напрягшемуся торсу, поднялась на цыпочки, потянувшись к губам Кестера. -- А теперь... Лезь на стол и пой!
   Кто-то за столом от неожиданности икнул.
   Тео страдальчески поморщился, залез на стол перед опешившей Лили и запел детскую песенку. Кстати, голос у Теодора оказался вполне ничего.
   -- К-ккестер, твою ж мать... -- прокомментировал Алекс, -- я не буду больше с тобой спорить.
   Одра пыталась сохранить невозмутимый вид, но сбившееся дыхание и румянец выдали девушку с потрохами. Тео, спустившись со стола, ненадолго отлучился, чтобы привести себя в порядок.
   -- Стриптиз, конечно, ничего, но над исполнением еще надо работать. Предлагаю включить какой-нибудь ужастик, -- внесла предложение Энтони.
   Лили снова наполнила бокал.
   К концу ужастика вино тоже закончилось, значительно развязав язык всем, кроме Тео, ни на секунду не забывающего о самоконтроле и пьющего в меру. Особенно набралась Крипс.
   -- Вообще нестрашно, -- сообщила она, обернувшись к Энтони, -- у тебя паршивый вкус.
   -- Может, у меня паршивый вкус, когда дело касается фильмов, зато с выбором мужа я точно не ошиблась, -- елейно напомнила Тоха, положив подбородок на плечо Алексу. Тот машинально поцеловал жену в макушку.
   -- Если бы это Одра сказала, вы бы только посмеялись! -- взвизгнула порядком опьяневшая Лили.
   -- Крипс, не порть вечер. Пожалуйста, -- Кестер неожиданно понял, что вовсе не был железным и тоже очень хотел наорать на целительницу. -- Ты неправа!
   -- Ну конечно, это же только я порчу все вокруг! -- всплеснула руками Лили.
   -- А что, нет? -- наигранно удивилась Одра: -- Напомнить хроно-институт? Из-за тебя меня чуть не убили.
   -- То есть, ты до сих пор не извинилась перед Одрой за тот свинский поступок? -- зло прищурился Алекс.
   -- Или тебе объяснить еще раз, почему мы оказались вторыми с конца на полигоне? -- добавила Энтони, поигрывая темными нитями заклинания в ладони. -- Как поживает реферат для лорда Арролина? Ты же его до сих пор не можешь сдать? Времени хватает только на чужих мужей?
   -- Думаете от меня избавиться? Сделать козлом отпущения? Не выйдет! -- торжествующе оскалилась Лили: -- Без меня вас расформируют! И ваши блестящие карьеры закончатся, даже не начавшись! Вы будете со мной считаться! Вы будете меня слушаться!
   Возникла неприятная пауза.
   -- Выход из нашего дома найдешь, -- обманчиво-спокойно сказал Алекс, поднявшись с дивана, -- или я вышвырну тебя сам.
   Лили, сообразив, что волшебные слова возымели совсем не тот эффект, на который она рассчитывала, посмотрела на Теодора, надеясь на его защиту. Но Кестер ответил ей ненавидящим взглядом, будто бы боролся с желанием ударить девушку.
   -- Убирайся вон, -- потребовала Энтони.
   -- Ну ты и гадина... -- разочарованно резюмировала Одра.
   Группа ясно дала понять, что Лили только что истратила последнюю попытку наладить отношения.
   -- Вы еще будете прощения просить! Я Лада сейчас же наберу! Он-то уж все вам объяснит, кретины! -- Лили нетвердой походкой направилась к вешалкам, отшвырнула в сторону загаженные ботинки, создав на ногах слабое обогревающее заклинание, и громко захлопнула за собой дверь.
   Снег валил с утроенной силой. Кое-где земля уже скрылась за белым настом, серебрящимся в пятнах магического света. Ивовый район давно спал. Пока Лили брела в сторону ближайшей остановки, холодный ветер помог ей немного протрезветь.
   Она была убеждена, что ради теплых мест в инквизиции группа обязательно спохватится и кинется за ней. И вот тогда-то Лили четко обрисует свою позицию: либо они слушают ее, либо группу расформировывают. Крипс была готова поспорить, что никто из этих ботаников не согласится покинуть расширенный специалитет. Значит, рано или поздно они приползут к ней с извинениями.
   Лили мерзла на остановке и жадно смотрела на подернутый снежной пеленой дом Рутов, располагавшийся в конце улицы, близко к парку. Опрятный коттедж был полной противоположностью маленькой однокомнатной квартиры на краю Галактики, планете Гринсит, где Крипс жила со своей матерью, обычной женщиной, лишенной дара, уборщицей и барахольщицей, которая постоянно тащила в дом ненужный хлам.
   Энтони и Александр оба были из крепких, любящих и обеспеченных семей. У Кестера, конечно, имелась Эллен, которую матерью назвать было сложно, зато Бастиан оказался отличным отцом. У Блеир родители были людьми жесткими и категоричными, но было видно, что Одру и Гектора своеобразно, но любили. И считали, что раз двойняшки сами выбрали себе жизненные пути, то и идти они должны по ним сами, без опеки и расслабляющей поддержки.
   Группа вряд ли могла представить, как приходилось выживать Лили.
   Отец, посредственный бытовик, ушел к сильной волшебнице, едва Лили исполнилось три года. Он не смог жить с ними хотя бы потому, что квартира больше напоминала свалку, а жена окончательно превратилась в неухоженное, почти бесполое существо, считающее, что после рождения ребенка можно забыть о супружеском долге.
   Контингент планеты Гринсит оставлял желать лучшего. В школе Лили преследовало постоянное унижение из-за социального статуса. Ничего, кроме издевательств Крипс не видела. Мать спивалась и винила дочь во всех неудачах. Девушка ненавидела все, что ее окружало, и отчаянно мечтала выбраться из дыры Гринсита, чтобы вернуться спустя годы, затмив всех блеском славы и богатства.
   А для этого ей была необходима магия. Только развитый сильный дар мог помочь Лили получить достойную работу. Она пробовала поступить на факультеты боевиков, стихийников, но возможностей резерва хватило лишь на целительство. Особенно обидно было то, что до стихийницы ей не хватило одного балла. Крипс была убеждена, что всего лишь переволновалась на вступительных испытаниях, и поэтому данные ее ауры считали неправильно.
   У Лили есть потенциал, просто этого никто не разглядел.
   Ее опередила какая-то рыжая вобла. Несправедливо!
   Девушка коснулась виска, попытавшись вызвать Лада. Но ментальное пространство куратора не отзывалось.
   Минуты текли, пассажирские мотусы уже не ходили, денег на кайлум не было, заклинание на ногах постоянно приходилось обновлять, из дома Рутов никто не спешил к ней с извинениями.
   Окончательно замерзнув, Крипс решила вернуться за испорченной обувью и потребовать, чтобы группа оплатила такси до квартиры ее тети. Не успев открыть дверь, Лили услышала, как в доме спорят на повышенных тонах. Она прислушалась к разгоравшейся дискуссии:
   -- Лад, да ты пойми -- терпения больше нет! И нервов нет! И желания!
   -- Ты бы сам подставил спину такой целительнице?
   -- Заткнулись, -- непривычно-жестким тоном приказал маг.
   Первокурсники напряженно притихли.
   Лили торжествующе улыбнулась, переступив с ноги на ногу. Сейчас начнется! Лад объяснит группе, что без нее они никто и звать их никак. Куратор-то за нее заступится! Иначе быть не может.
   -- С Крипс будет отдельный разговор. Если говорить честно, ее обучение на расширенном специалитете давно под вопросом.
   Лили перестала ощущать холод, в душе что-то оборвалось. Целительница растерянно огляделась и поспешила к ближайшему окну, под которым было лучше слышно. Привстав на цыпочки, Лили заглянула в гостиную, где уставший Лад сидел напротив напряженной четверки.
   -- Уровень резерва не позволит ей вытянуть дальнейшее обучение, -- продолжил Лад, -- нынешние оценки и пропуски наглядно доказывают, что расширенное целительство - не для Лили. Я уже узнавал у Шареда, нет ли целителей с достойным резервом, готовых перейти в специалитет. Но в этом году даже никто из академа не вернулся! А остальных первокурсников-целителей и так объем изучаемого устраивает. Вам остается только дождаться финальных испытаний в конце первого курса. Я уверен, что Крипс с ними не справится при ее-то способностях, посещении и отношении к учебе. Максимум, на что там можно рассчитывать -- закончить с синим дипломом курс обычного целителя. Но и это под вопросом после ее выступления на полигоне.
   -- Нам-то что делать? Плясать под ее дудку? -- возмутилась Одра.
   -- Кто ж знал в сентябре, что Лили окажется такой заразой! -- поддержал Алекс.
   -- Вообще никаких вариантов? -- уточнил Тео.
   Лили затаила дыхание.
   -- Есть одна идея, -- задумался Лад, -- но это будет прецедент, и я не гарантирую, что ректорат согласится на подобное предложение.
   -- Какое? -- оживилась группа, спросив слаженно, почти хором: -- Мы на все согласны!
   -- Каждому из вас нужно взять вторую специальность на факультете целительства. И сразу учитывайте: первое полугодие вы уже пропустили, придется нагонять и в два раза больше сдать летом -- за себя и сразу за весь первый курс расширенной специальности целительства. Выходных просто не останется. Придется забыть про слово "отдых". Вас возьмут на особый контроль, если согласятся, конечно. Первый же прогул -- группу расформируют. И еще один нюанс. Педагогику Аластриона Ростиславовна преподает отлично, так что вы уже должны были выучить, что изменить направление своего дара в этом возрасте невозможно. Иногда случается, что развивается предрасположенность к нескольким специальностям, но вторая всегда идет как подспорье. Вам придется наизнанку вывернуться, чтобы овладеть чуждой вам магией. Сможете ли?
   Последовала пауза.
   Лили увидела, как четверка мрачно переглянулась. Несмотря на всю разбитость от слов Лада, внутри целительница испытывала и злорадство. Они не потянут!
   -- Если других вариантов нет, значит, сможем, -- Одра встала налить себе воды и жадно присосалась к прохладному графину.
   -- Мы уже поняли, что учеба на специалитете не из легких. Будем тянуть эту лямку вместе. Попросим помощи у Карла, у Диана, -- Энтони поддержала подругу.
   -- В лепешку расшибемся, но сделаем! -- уверенно кивнул Алекс.
   -- Ребят, честно, не знаю, как пойдет и согласятся ли на наше сумасшествие, -- мужчина почесал в затылке, сильнее разлохматив и без того стоящие дыбом волосы. -- Но я в вас верю! Если сдержите слово и будете работать, можете рассчитывать на любую помощь и поддержку.
   -- Спасибо, -- Тео явно был расстроен, понимая, насколько непросто им будет совмещать занятия. -- Серьезно, мы потянем все, что угодно, лишь бы не мириться с капризами Крипс.
   Лад похлопал себя по коленям и подскочил с дивана.
   -- Ладно, догуливайте последние свободные деньки, пока я буду улаживать вопросы о дополнительных специальностях в ректорате и умолять Шареда дать вам шанс. Запасайтесь конспектами у друзей, ждите вызова на ковер. Если лорд-ректор согласится, то вас ждет отдельное собеседование.
   -- Я и врач, и боевик, и вообще прекрасная женщина! -- заявила Одра, подняв палец вверх. -- Согласится!
   -- Если дело выгорит, то вам, как специалистам, цены не будет, -- улыбнулся Лад, -- давайте я подслащу пилюлю: отделы инквизиции передерутся за возможность нанять подобную боевую единицу. Одно упоминание о вашей работоспособности, которая будет прописана отдельным пунктом в ваших личных делах, заставит руки работодателей трястись от предвкушения и перспектив.
   Рут просиял как новенькая монетка.
   -- Лад, даже не думай о провале!
   -- Без Крипс мы сможем все! -- поддержала мужа Энтони. -- Никому не нужна в команде истеричка, готовая подставить друзей в самый важный момент.
   -- Тогда оставляю вас обдумывать услышанное, а сам пойду, пройдусь по улицам, морозным воздухом подышу.
   Лад тепло распрощался с подопечным и, создав себе теплое замшевое пальто, вышел на улицу.
   Лили присела под окном, обняв себя руками. Девушка не могла поверить, что ее выкинули за борт, как ненужную вещь. Почему она сразу не разглядела в этих эгоистах нежелание мириться с чужой индивидуальностью и неумение уживаться с иной точкой зрения? Злоба душила изнутри. Эти твари с самого начала так и задумали поступить -- обвинить ее во всех неудачах, чтобы самим выглядеть незаслуженно обиженными!
   И вообще, если задуматься, до встречи Рутами, Блеир и Кестером, у Лили только начало все налаживаться. Возможно, ее действительно прокляли? Теодор не стал бы, вообразил себя рыцарем в белых доспехах -- учит остальных, как нужно себя вести! У Одры настолько плохо с Рейвелем, что она просто произнести формулу проклятия не смогла бы, не то, что правильно применить. Алекс? Нет, только не он! Рут вообще лучше всех относился к Лили, это Энтони еге настроила. Уж она-то способна на проклятие! И магия в ней темная...
   -- Услышала все, что хотела? -- насмешливо уточнил Лад, внезапно оказавшийся рядом, и кинул ботинки Крипс перед ней на снег.
   -- Они испорчены.
   -- Исправь это, -- предложил мужчина, -- ты же маг... или нет?
   -- Прямо сейчас? -- ядовито уточнила Лили, даже не пытаясь вспомнить формулу.
   -- Из жалости, -- сообщил Лад и щелкнул пальцами, почистив загаженную обувь.
   Целительница удивленно вытаращилась на куратора. Невербальный контроль дара! Ей бы такой...
   -- Встала и пошла за мной, -- мужчина развернулся, направившись в сторону остановки.
   Кое-как натянув ботинки, девушка поплелась за куратором.
   -- Ты как заноза в заднице, Крипс! Такую перспективную группу едва не развалила... -- с досадой произнес куратор.
   -- Я не виновата! Они даже не попытались меня понять!
   -- А ты что, язык Рейвеля, чтобы тебя понимать? -- насмешливо уточнил Лад.
   Лили захотелось стукнуть вредного мага по затылку! И как назло на ум не приходило никакого достойного ответа.
   -- Рот закрой, кишки простудишь, -- куратор слишком устал, чтобы искать нейтральные и вежливые формулировки: -- Вот ты себя с Одрой сравниваешь. Но она, в отличие от тебя, учится сдерживать свой сложный характер! Не прошло и года, как Блеир перестала набрасываться с кулаками на всех, кто косо на нее смотрит. Кестер честно пытается не давить на окружающих своей моралью. Энтони не тыкает в каждую мелочь, которая не входит в рамки ее логики. Александр старается находить компромиссы, несмотря на незыблемую уверенность в своей правоте. А что сделала ты? Какой вклад внесла в построение отношений?
   Крипс раздраженно дернула плечами.
   -- Кстати, вы в курсе, что ваша идеальная группа не такая уж и святая? Кестер вообще медосмотр не прошел! Мы его прикрыли.
   -- О-о, -- протянул Лад, -- вот об этом и говорила Энтони. Как только к тебе, Крипс, кто-то поворачивается спиной, ты тут же всаживаешь между лопаток нож.
   Лили побледнела.
   -- Что вы себе позволяете?! -- яростно зашипела она.
   -- Правду. Минут через пять придет кайлум, который я для тебя вызвал. На пары расширенного специалитета можешь больше не ходить. Тебе они ни к чему. Доброй ночи, Лили. Рад, что мне больше не придется возиться с тобой.
   Куратор исчез в усилившейся метели, оставив озлобленную студентку на занесенной снегом остановке.
   Лили была права -- ее прокляли! И теперь она поняла, кто. Энтони сразу испугалась, что она уведет Алекса. Рут специально науськала группу против нее. Ничего, Лили расплатится с этой выскочкой!
   Крипс уже знала, как следует поступать с девками, вставшими у нее на пути.
   Например, как с тварью, обещавшей всем рассказать о прошлом Лили.
   Это случилось вечером после того, как счастливая девушка узнала результаты поступления. Она спокойно возвращалась к воротам через парк МПГУ, любуясь местом, которое стало ей домом на следующие четыре года. Неспешно чистив яблоко перочинным ножом, Лили отрезала маленькие кусочки, смакуя первую победу на пути к богатому будущему. Еще бы парня обеспеченного найти...
   Девушка никак не ожидала рядом с общежитием встретить пьяную Лайну Анаид, с которой некогда Крипс училась в школе, правда, на три года младше. И сколько же старшеклассница успела попортить Лили крови!
   -- Эй, мелочь, а ты случайно не с Гринсит? Мы же учились вместе! Что там у тебя за значок факультета? Да тебе же самой лечиться надо!
   Крипс побледнела, узнав Лайну. Несмотря на попытки целительницы быстро свернуть на одну из боковых аллей, Анаид увязалась за ней.
   -- Да это точно ты! Только у тебя такая идиотская татуировка со львом на голени.
   -- Это популярный университет! Почему я не могла также поступить сюда?
   -- И на что надеялась?! Побирушка! Дочь сумасшедшей! Ты такая же больная!
   -- Отвали! Иди и проспись, Лайна!
   -- Что? Я всем расскажу, откуда ты. Думаешь, начала с чистого листа? - Анаид пьяно тянула фразы: -- Милая, да ты тапочки за мной таскать будешь, если не хочешь, чтобы все узнали, как твоя пьяная мать тащит мусор с помоек в вашу каморку!
   -- Заткнись, иначе пожалеешь! -- рявкнула Лили, ощущая, как внутри разбухает неконтролируемый гнев.
   -- А что медлить? -- Лайна грубо расхохоталась и заорала: -- Лили-побирушка пресветлой целительницей хочет стать! Девка с помойки!
   Крипс выдохнула и отпустила контроль над своей магией. Поток силы отшвырнул Лайну к деревьям, впечатав в морщинистый ствол дуба. Лили зло усмехнулась, по-новому взглянула на нож в руке и медленно шагнула к третьекурснице.
   Анаид, с трудом осознав, что забава вышла из-под контроля, на заплетающихся ногах попыталась бежать. Крипс догнала ее у одной из скамеек парка и со всего размаху всадила нож в рыхлое податливое тело, куда дотянулась -- под левую лопатку.
   -- Ты никому ничего не расскажешь, -- удовлетворенно, почти счастливо выдохнула Крипс, чувствуя, как утекает жизнь Лайны.
   Тело последний раз конвульсивно дернулось и замерло, и до Лили наконец дошло, что она только что убила волшебницу. Паника нарастала волнами. Что делать? Куда бежать? Ее же найдут! Все сразу станет понятно! Лили пыталась заставить себя думать.
   Даже если она уберет следы, любой квалифицированный танатолог поднимет тело, и оно укажет на убийцу. Крипс коснулась оберега на шее, глупого суеверия на ее планете, где считали, что подобные амулеты отгоняют неупокоенные души. Целительница сорвала кулон и кинула под скамейку. Следом, тщательно проговаривая каждое слово, Лили очистила место от крови. Увидев у деревьев сумку Лайны и ее куртку, Крипс уложила все так, будто Анаид решила немного перевести дыхание в тени парка. Пригладила сильно растрепавшиеся волос Лайны, закрыла ей глаза.
   Лили еще раз внимательно осмотрела тело и место убийства и поспешила к тете.
   От воспоминаний Крипс отвлек тихий рокот подлетевшего кайлума. Сев в машину, целительница в запотевшее окошко кинула еще один взгляд на дом Рутов.
   -- Куда ехать? -- нетерпеливо позвал водитель.
   -- Зеленая улица, дом двадцать один, корпус восемь.
   Мужчина присвистнул. Противоположный конец города, неприятный район.
   -- Вам же оплатили?
   -- Да.
   -- Тогда чего стоим, кого ждем?
   Таксист покачал головой и резко стартовал с места, заняв первый свободный коридор. Лили возвращалась домой с четко сформировавшейся мыслью: следующей жертвой будет Энтони. Ее пары часто не совпадают с расписанием остальных. Это будет просто. Тем более, что Крипс уже приобрела некоторый опыт в подобных делах.
  

***

  
   Арролин в очередной раз перечитал отчет о вскрытии стихийницы, будто надеялся, что новая информация, хотя бы маленькая подсказка, возникнет как по волшебству. Увы, ничего не менялось. Разве что убийца действовал наглее и жестче, будто бы поверив в свою полную безнаказанность. Фантом, которого уже многие годы разыскивала инквизиция, явно расслабился и вошел во вкус. А вот Арролин начинал нервничать.
   Теперь, когда он смог провести несколько экспериментов один за другим и учесть прошлые замечания и нюансы, у него наконец начала складываться общая картина. И, надо сказать, она была прекрасна! Белая кровь несла в себе столько силы, столько потенциала, что лорд-декан жмурился от удовольствия, представляя, какой фурор произведут его научные изыскания, когда он сможет представить их широкой публике. Насколько глубже станет понимание магии и, возможно, всей вселенной. Никакие жертвы не могли сравниться с тем знанием, что обещала ему белая кровь. И все это было бы просто прекрасно, если бы не несколько существенных "но". Во-первых, он рисковал просто не уследить за убийцей. Реагировать на сигнальные заклинания с каждым разом получалось все сложнее. Во-вторых, у него подошли к концу запасы белой крови. Подавать новую заявку было рискованно. А рассказать о проведенной работе -- и вовсе невозможно. Заскорузлая мораль окажется сильнее, чем свободомыслие и новая веха в изучении природы магии. У Арролина осталась всего пара капель драгоценной крови! С каждым днем мучительного ожидания нового убийства лорд-декан все чаще подумывал о незаконных методах получения желанных образцов.
   И, наконец, в-третьих, Шаред чувствовал, что упускает нечто безумно важное. Настолько, что это может перечеркнуть все его долгие и кропотливые исследования. С каждой новой жертвой, казалось бы, давно мертвая кровь бога Страха насыщалась силой и магией, будто бы оживая или просто пробуждаясь после долгого сна. Возможно ли, что сам того не зная, Арролин стал участником древнего ритуала? Это следовало выяснить в первую очередь. И, если догадки Шареда подтвердятся, следует понять, можно ли извлечь из этого ритуала что-то полезное.
   Конечно, мысль о запрещенном искусстве жертвоприношений Арролину не нравилась. Это было слишком грязно, по-варварски. Ведь до этого времени, несмотря на умышленное утаивание важной информации, лорд-декан не пачкал рук и, в принципе, не собирался.
   Главное -- узнать окончательную цену и возможный итог, а там он как-нибудь сможет договориться сам с собой.
   Поразмыслив, Шаред решил, что действовать напрямую -- нецелесообразно. И отправил примерный запрос не в архив инквизиции, а своему давнему и хорошему другу. Тем более, что тот в последнее время зачистил в МПГУ и завел традицию столоваться у Арролина. (Впрочем, мужчина помнил о вкусе казенной еды и Торгейра понимал).
   Ждать пришлось пару дней. Впрочем, скучать Арролину не пришлось. Лад, как озабоченная здоровьем птенцов несушка, тряс и доставал всех, требуя, чтобы для одной из его групп сделали невиданное исключение -- превратили боевую пятерку в четверку. Мол, разбрасываться такими самородками, как Кестер и его друзья, и расформировывать перспективную боевую единицу -- грешно.
   Уже состоялось несколько закрытых слушаний в ректорате, на которых подробно разбиралось посещение пар, ответы на семинарах, представленные учащимися письменные и контрольные работы, а также действия всех четырех первокурсников на полигоне. Арролин заявление уже подмахнул. В силах студентов он, откровенно говоря, сомневался, все-таки тянуть две специальности -- непростая задача. Но вот в Ладе он был уверен -- маг достанет всех так, что ему непременно дадут разрешение (еще и пинка для скорости добавят, лишь бы он после этого подольше в ректорате не появлялся).
   Первый снег, успевший за одну ночь как выпасть, так и растаять, сменился постоянным белым покровом, скрипящим под сапогами и искрящимся в свете волшебных фонарей.
   Вечерело. Из окна кабинета Шареду было видно, как студенты, у которых окончились последние пары, суетливо семенят по нечищенным аллеям в сторону общежития и главных ворот.
   -- Да, Арролин, ты не изменяешь университетским привычкам, -- Фолквер, с удобством расположившийся в глубоком кресле, попивал горький горячий шоколад и смотрел на друга то ли насмешливо, то ли пытливо, и в глубине глаз -- печально. -- Как помешался на своих научных изысканиях на втором курсе, так они теперь тебя, кажется, даже в отпуске не оставляют в покое. И я в очередной раз повторяю, что подобный интерес к запретному рано или поздно аукнется тебе.
   -- И все равно потакаешь... -- напомнил Арролин.
   Торгейр с улыбкой кивнул, будто бы только и ждал этой фразы:
   -- Видимо, тогда же, на втором курсе, заразился. Ты -- тягой к исследованиям. Я -- привычкой прикрывать тебе спину. Наверное, потому что твой интерес понятен и направлен лишь на благо. Мне только не нравится, что ты начинаешь это самое благо искать в языческих жертвоприношениях.
   Шаред нахмурился.
   -- Так ты нашел что-то? -- скрыть нетерпение не удалось. Арролин даже почувствовал легкую дрожь предвкушения в пальцах. -- Ты принес?!
   Инквизитор ответил ему совершенно невозмутимым взглядом и сделал небольшой глоток из круглой большой чашки, над которой поднимался густой дымок с запахом корицы и шоколада.
   -- Я нашел эту бумажку совершенно случайно. Сам гримуар давно уничтожен, а пара копий завалилась в архиве. Там недавно проводили инвентаризацию, и встал вопрос, что же делать с сохранившимися страницами. Даже звучали предложения отдать на хранение в Магический Галактический Музей. Потому что описанные ритуалы, несмотря на очевидную принадлежность к запрещенному искусству, воспринимаются, скорее, как сказки... Не уверен, что это то, что тебе нужно, хотя по описанию вроде бы совпало.
   -- Не тяни же, Торгейр, побери тебя древние боги! -- возопил Арролин, когда понял, что и после этой проникновенной речи Фолквер не спешит поделиться находкой. И сам, подскочив из-за рабочего стола, навис над другом. -- Давай же их скорее! -- нетерпеливо потребовал декан.
   Фолквер грубости друга ничуть не удивился. В запале Шаред всегда забывал про тактичность. Исследования заменяли Шареду и семью, и личную жизнь и в чем-то даже были смыслом его существования. Поэтому не став еще сильнее затягивать паузу, инквизитор вытащил из кармана служебной утепленной мантии сложенные в несколько раз страницы, пожелтевшие от времени.
   Арролин жадно вчитался, быстро пробегая взглядом по рукописным, выцветшим строкам ритуала. Сначала на лице лорда-декана появилось недоумение, следом -- восторг, чуть позже -- отвращение и разочарование, а сменилось все глубокой задумчивостью. Отложив листы на стол, на кипу приказов, отчетов и объяснительных, Шаред несколько растерянно посмотрел за окно, будто бы в попытке отвлечься.
   Торгейр, продолжая неспешно попивать горячий шоколад, ожидал, когда друг обдумает прочитанное и поделится своими соображениями. Завтра его ждал законный выходной, можно было не спешить и подольше посидеть у друга, пока ему самому не надоест ощущать себя кабинетной крысой.
   -- То есть, если я правильно понял, -- спустя несколько минут Арролин вновь обратил внимание на инквизитора, -- это ритуал возрождения Темного бога? И это возможно?
   -- Не исключено, -- Фолквер зябко передернул плечами и бросил в камин дополнительное заклинание, от чего огонь, до того момента лениво облизывающий ровные поленья, взъярился, выплюнув несколько снопов искр. -- Как видишь, условия одновременно и сложны, и просты. Ритуал не зависит ни от особенностей жертв, ни от времени. Только с последним убийством у нашего чернокнижника возникнут проблемы. Зелье, которое должно подготовить кровь, весьма своеобразное. Главный вопрос: откуда у него кровь именно Темного бога. Пометки на всех образцах ставились примерные, и выдавались пробирки в произвольном порядке. Так что либо у нас проникновение, либо не иначе как сами звезды сошлись -- подобное язык не повернется назвать случайностью. В любом случае, делиться с руководством своей теорией я не собираюсь. Это совершенно бесперспективно. Тот, кто полагается на легенды, выглядит смешно в глазах прагматиков и реалистов. А ты что считаешь?
   -- Считаю, что совпадений не бывает. Случайности угодны самому Всеединому. Нужно посмотреть, сколько уже выпито, -- Шаред и так знал точное число, но перед другом нужно было хорошо сыграть, чтобы не вызвать подозрений: -- Жертв явно больше, чем требуется для ритуала.
   -- Хорошо, вспоминаем. Первым идет убийство леди Билбери, затем тот человек, технический специалист... из головы вылетела его фамилия. Третья девушка исчезла, что не позволило провести экспертизу.
   -- Стоп! -- Арролин пришел в восторг от посетившей его сумасшедшей мысли. -- Передай мне последние отчеты!
   Торгейр порылся в своем портфеле и передал другу пухлую папку, из которой торчали замявшиеся листы. Шаред, точно зная, на что смотреть, тут же выхватил нужный, впившись в сухие строчки.
   -- Это она! Это наша пропажа! -- вскричал Арролин и ткнул отчетом в лицо Фолквера, задев его нос. -- Сам посмотри! Анализ капель крови, которые остались на аллее почти полностью совпали!
   -- Почти? -- насмешливо уточнил Торгейр. -- Друг, кажется, ты заработался. Кровь может быть либо идентична, либо это два разных человека, скорее всего, состоящих в родственных связях.
   -- А вот и нет! -- ехидство Арролин пропустил мимо ушей, дожидаясь, когда Фолквер наконец прочитает бумаги и сам убедится в гениальности своего друга. -- В первых образцах есть магия. Девушка, без сомнения, еще была жива, "осушить" ее не успели. А вот сейчас, когда мы нашли само тело...
   -- И как она оказалась в двух временах одновременно? -- несмотря на то, что этот нюанс все объяснял, Фолквер не спешил сменять скептицизм на восхищение.
   -- Давно ли ты закончил МПГУ, что уже забыл о ее главной достопримечательности... -- Шаред огладил бородку, -- о достопримечательности, на которую все перестают обращать внимания уже спустя пару недель и принимают как данность. Ну же, Торгейр, кто из нас заработался?
   -- Аномалии? Получается, студентка проходила через одну из них, когда на нее было совершено нападение, а спустя несколько минут уже мертвое тело вышвырнуло в наше время, где и была завершена часть ритуала.
   Фолквер застыл, вытаращившись на торчащие из папки дела, как на невиданное чудо. Озарение оказалось почти болезненным.
   -- Ведь остальные убийства тоже могли происходить в аномалиях!
   Мужчины ошалело посмотрели друг на друга.
   -- Убийцы никогда не было в прошлом. Он все это время действовал отсюда! Это расставляет по местам все! -- Арролин изобразил радость. То, что друг смог прийти к этим выводам, вызывало противоречивые чувства. До этого момент лорд-декан опережал инквизицию на несколько шагов, теперь же расстояние сократилось до опасного минимума. Но описание ритуала стоило парочки козырей.
   -- Все, кроме одного, -- просмотрев отчеты новым взглядом, Фолквер несколькими большими глотками допил остывший горячий шоколад: -- Почему тела каждый раз находил один и тот же человек? Ну, за исключением пары случаев...
   -- В смысле? -- дернулся Арролин. По сути всех жертв находил именно он. И, капнув белой кровью, спешил быстро записать наблюдения и убраться с места преступления. Несколько раз не повезло сыну Бастиана...
   Стоп!
   -- Теодор Кестер, -- Фолквер быстро вывел голограммы фотографий всех убийств.
   По ним можно было проследить, как маленький, щуплый, не по годам серьезный ребенок превращается в высоченного и не менее серьезного юношу. Инквизиция уже давно отозвала все претензии и подозрения. Реалисты и прагматики, не верящие легендам и в совпадения, уже давно считали это досадными случайностями.
   Но Арролин всего несколько минут назад сказал, что совпадений не бывает. Он внимательно рассматривал своего студента совершенно новым, более расчетливым взглядом. Кестер определенно связан с этой историей. И Шаред выяснит, как.
   -- Друг мой, а достань мне еще образцов, -- хитро прищурился он, повернувшись к Торгейру, -- для тебя это легче легкого!
   -- Естественно, потому что я -- инквизитор, -- рассмеялся Фолквер. -- С учетом наших предположений и полученной информации, твоя просьба выглядит несколько нездорово. Но сделаю, что смогу. Может, удастся что-нибудь выяснить. Я знаю, что ты одержим этой идей. Если я не помогу, сам полезешь в петлю. Поэтому, пожалуйста, пообещай, что будешь осторожен и не перейдешь грань.
  

***

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Ловец: online
   Шанайя: online
   Адвокат дьявола: online
   Злобная белка: online
   Буря: online
   Рыцарь: online
   Ловец: КВМ не за горами. Идеи есть? Не хотелось бы опозориться.
   Шанайя: повторюсь, придумывать шутки не умею, но участвовать готова.
   Называйте меня Повелитель: Можно изобразить, как боевик заменяет урок по предсказаниям в школе.
   Злобная белка: пока не вижу ничего смешного.
   Несущий крест: online
   Рыцарь: Карл, а это обязательно должен быть урок в школе?
   Буря: Оль, а это обязательно должно быть связано с педагогикой? Срочно требуется заклинание по противодействию зомбированию в преподы!
   Рыцарь: Не сокращай мое имя таким образом!
   Шанайя: А звучит мило.
   Ловец: XD
   Буря: Демонолог случайно вызвал не суккуба, а инкуба. И пытается объяснить, что подобные услуги ему не нужны. А инкуб подбирается все ближе...
   Ловец: Ни за что!
   Несущий крест: Одра! Кончай издеваться!
   Труп невесты: Химеролог соединил зайца, зяблика и тетерева.
   Несущий крест: Вы сговорились? Я к Харвину за тяжелой артиллерией.
   Буря: За энциклопедиями шуток?
   Шанайя: А такая есть?
   Адвокат дьявола: создадим и запатентуем.
   Рыцарь: Давайте на сцене это и покажем. Лозунг "Мы научим вас, как правильно шутить!"
   Злобная белка: Да ну! Ничего лучше не могли придумать!
   Называйте меня Повелитель: Кажется, я кое-что забыл сделать...
   Называйте меня Повелитель удалил из беседы пользователя Злобная белка.
   Буря: Спасибо, мой Повелитель!
   Называйте меня Повелитель: Хвалите меня полностью.
  

***

   Готовила Шанайя неплохо. Правда, совершенно без фантазии, четко следуя взятому из м-поля рецепту. Но Теодора это ни капли не смущало -- Эллен вообще этого не умела, а если и вставала к нагревательной панели, то только за тем, чтобы сварить себе очередную порцию кофе. Еду они заказывали из кафе неподалеку или, в особые дни, из ресторана. Иногда, когда Бастиан уже смотреть не мог в м-поле на меню, с ворчанием делал что-то сам. Правда, дальше омлета и пиццы дело заходило редко.
   Так что к домашней пище Тео относился с недоверием, однако послушно ел все, что предлагали. У Рутов ему нравился рыбный рулет и паста с грибами, Одра даже на убогой плитке в общаге умудрялась готовить наваристые супы -- сытные, с мясом и таким количеством гущи, что ложка стояла в кастрюле. И первое, и второе в одной тарелке. Правда, абсолютно пресное и невкусное, но Блеир, которой при ее темпе жизни и специальности требовалось большое количество калорий при минимальной затрате времени, готовила себе одну большую кастрюлю на всю неделю. Пару раз среди других студентов случались поползновения в сторону супа, но пять сломанных пальцев и три выбитых зуба доказали, что еда Блеир неприкосновенна.
   Вообще-то готовкой Шанайя не увлекалась до того дня, когда "отпуск" ее родителей из одной недели превратился в две с уточнением "а может, и подольше задержимся. Дорогая кузина так страдает! Бедняжку нужно поддержать!". Получив это сообщение, девушка показала его Тео; парочка переглянулась, и на следующий вечер Кестер приехал с небольшой спортивной сумкой, решив обосноваться у Наоривов. Это было в любом случае удобнее, чем бегать между районами и высчитывать время движения транспортных мотусов -- передавать сыну кайлум в постоянное пользование Бастиан не собирался. Ему тоже на чем-то нужно было летать на работу.
   Так что временно Теодор обитал у Шанайи.
   В гостиной. На удобном раскладном диване.
   Девушка, подвязав пышную копну русых волос и нацепив старый цветной передник, хозяйничала на кухне. Тео быстро переписывал за нее последнюю лекцию по ПЗЗ, выделяя фрагменты, на которые стоило обратить внимание и выучить, и тут же на полях делал пометки по ударениям в формуле и силовым потокам.
   Бурчал кипящий чайник, шкворчали на сковородке котлеты, приятно пахло жареным мясом, специями, чуть-чуть -- духами Шанайи и переспелыми яблоками, стоящими в корзинке под окном и дожидающимися часа отправиться в пирог или компот. За окном шел дождь вперемешку со снегом, ветви деревьев низко клонились под порывистым ветром.
   Тео изредка поднимал взгляд на девушку, которая забавно хмурилась, разглядывая чуть подгорелые бочки котлет, и чувствовал приятное умиротворение. Дома он подобного не испытывал. Что-то похожее было у Рутов, однако там Кестер всегда чувствовал себя зрителем в кинозале, который мог только понаблюдать за интересным действием. Здесь и сейчас ощущения уюта и спокойствия принадлежали ему безраздельно.
   Убедившись, что ужин готов и нагревательную панель можно отключить -- осталось только оформить все на столе -- Шанайя склонилась над плечом Тео, вчитываясь в каллиграфический почерк.
   -- А что это у тебя за снежинка? -- ткнула она в тетрадь Кестера.
   -- Одра тот же вопрос задала, -- улыбнулся Тео, -- смотри... -- он отдельно перерисовал символ на свободное место и обвел один из лучей. -- Это руна Альгиз.
   -- Основы рунологии во втором семестре начинаются, -- напомнила Шанайя, -- и что она значит?
   -- Руна смерти. А когда Альгиз повторяется от центра по сторонам света, получается Эгисхьяльм -- Шлем ужаса. Или, как считают все знакомые девушки -- снежинка.
   Шанайя с сомнением посмотрела на Теодора и разлохматила и его без того неровные русые пряди волос.
   -- А не проще было просто дописать, что заклинание опасно?
   -- Опасны они все. Я выделяю особенные формулы так, как удобно и понятно.
   Наорив на это только покачала головой и, быстро расставив тарелки, отобрала у Тео тетради и учебник.
   -- Потом сама допишу, спасибо, -- она внимательно посмотрела, как Тео снимает с котлет первую пробу. -- Что выбираешь: посуда или уборка?
   Тео особенно не задумывался.
   -- Первое. Пересолила, -- спокойно сообщил он, продолжая быстро расправляться с ужином.
   Наорив на замечание отреагировала спокойно. Ткнув в висок, она быстро вошла в свое м-поле и, открыв страницу с последним рецептом, поставила рядом с пунктом "соль" значок минуса.
   -- Как-то все неправильно у нас... -- вздохнула девушка, когда Теодор молча собрал тарелки и отлевитировал их в мойку.
   Сама она неспешно проговаривала формулы очищающих заклинаний. Протирать пыль по всему дому -- задачка не из легких. Проще и правильнее лишний раз попрактиковаться в языке Рейвеля.
   -- Знаешь, как в романах пишут? -- вопрос был риторическим. Романы Кестер не читал и "как должно быть" не знал. -- Про всякое томление, робкие переглядывания. Смущение. А еще сомнения: "нравлюсь ли я ему", а если нравлюсь, то в каком качестве? А может быть, лучше остаться друзьями? И ревность! Это вообще обязательный пункт! Я вот должна разозлиться или расстроится, что ты вспомнил про Одру. И что проводишь с ней слишком много времени! А еще мы обязаны мечтательно и счастливо улыбаться и чувствовать, что в животе бабочки порхают...
   Кестер отложил тарелку и посмотрел на Шанайю с недоумением:
   -- Это либо к химерологам, либо к вам, танатологам.
   Наорив представила, как внутрь брюшной полости зомби зашиваются трупы бабочек и потом отдельно оживляются. Хм... нет, не вариант. Для того, чтобы у них получилось порхать, внутри тела так же необходимо создать воздушный пузырь. В нем-то и будут перемещаться зомби-бабочки.
   Получилось как-то не очень романтично.
   -- И всякие ласковые прозвища: родной, свет моей души, милая... на худой конец котенок, зайчик, мышка; сокращения какие-нибудь.
   -- Шанечка... -- привел пример Кестер.
   -- Укушу, -- предупредила Наорив.
   Тео с готовностью подставил ей шею, которую девушка тут же чуть прикусила.
   -- Тебя тоже можно как-нибудь эдак сократить. Теодорчик? Ужас какой... Теочка? Еще хуже.
   -- Все объясняется очень просто: ты не влюблена, -- Тео почему-то улыбнулся: -- И я тоже. На мой взгляд, чувства -- самое прекрасное и сокровенное. Человек должен слушать свое сердце и идти за ним. Именно поэтому его не стоит открывать по первому требованию. Отдаться чувствам, позволить себя увлечь можно только в случае, когда точно уверен, что сможешь отдать человеку всего себя и принять то, что предложит он.
   -- Угу, -- отозвалась Шанайя. -- В принципе, я согласна с такой постановкой проблемы. Любить тоже нужно уметь. Фильм?
   -- Сначала доделаем ПЗЗ, -- домыв посуду, Кестер дождался, пока Наорив закончит с уборкой, и вернул тетради на стол, -- там совсем немного осталось, пара абзацев. Потом проговорим вместе формулу, чтобы запомнить правильные ударения и паузы, а дальше, чем захочешь -- тем и займемся.
   Шанайя коварно улыбнулась.
   -- Заметь, ты сам это сказал!
   По успевшей сложиться традиции выбрали ужастик. Фильмы подобного жанра ни Тео, ни Шанайю ни пугали, зато создавали отличную атмосферу. А еще над нелепыми, а зачастую и вовсе идиотичными поступками героев можно было хорошо посмеяться -- даже больше, чем над комедией.
   Удобно расположившись на диване с чаем и упаковкой пирожных, первую половину фильма они честно пытались вникнуть в сюжет. Компания подростков, выбравшаяся на выходные к озеру, послушно бегала то от каких-то водяных монстров, уже успевших сожрать парочку придурков, то от маньяка с бензопилой. У самих монстров и маньяка до этого, видимо, был свой биоценоз, проще говоря -- экосистема. Уживались же они как-то до приезда компании? А тут молодежь всю идиллию испортила. Любой бы озверел!
   Очередность, с которой предстояло умирать героям, определилась достаточно быстро, так же как и парень с девушкой, которые должны были спастись, а заодно влюбиться. Единственный вопрос вызывал странный персонаж, добавляющий фильму одновременно и комический, и трагический эффект и вообще привлекающий внимания чуть ли не больше, чем герои и злодеи вместе взятые. Выждав еще парочку сцен, Тео и Шанайя решили, что именно он и окажется маньяком.
   На особенно неприятном моменте Наорив уткнулась в плечо Кестера. Мяса и расчлененки ей хватало на парах, к тому же с середины сюжет стал каким-то гнетущим и недобрым, решив удариться в психологичность. Тео тут же с готовностью приобнял девушку.
   Ладонь как-то сама, совершенно непроизвольно скользнула с талии на бедро, присборив ткань домашнего платьица. Когда никаких санкций со стороны Шанайи не последовало, Тео позволил себе приятную вольность -- проследовав осторожными прикосновениями чуть выше и продолжая сдвигать границы платья, он скользнул пальцами к внутренней стороне бедра, где кожа оказалась горячее и мягче. Дыхание девушки сбилось, а потом она и вовсе замерла, будто бы боялась спугнуть момент.
   В следующее мгновение, Шанайя уже сидела на коленях Теодора, и парочка самозабвенно целовалась. Где-то за спиной, на большом экране продолжала мерзко визжать бензопила (а может и главная героиня), но Кестер и Наорив окончательно забыли про фильм, наслаждаясь друг другом. Шанайя уже успела снять с Тео футболку и теперь разбиралась с завязками спортивных штанов, он же воевал с тонкой, выскальзывающей из пальцев тканью платья и жалел, что у него всего одна пара рук. Хотелось одновременно и проводить пальцами по спине, и придерживать за талию, и, окончательно осмелев, позволить себе стянуть с Шанайи, безусловно, красивое, но сейчас только раздражающее кружевное белье.
   Неловкости не было.

***

  
   Лили, надежно скрытая зимними сумерками, наблюдала, как сонные танатологи спешат быстрее покинуть факультет и разбрестись по домам.
   Снегопад не прекращался третий день. В густом белом мареве никак не получалось разглядеть лиц -- расплывчатые пятна в лучшем случае, а у некоторых еще и до самого носа были намотаны шарфы. Лили пристально вглядывалась в каждую фигуру, боясь пропустить нужную. Если не успеет сейчас -- придется ждать следующей недели. Сегодня единственный день, когда танатологи из специалитета заканчивают занятия на две пары раньше остальных сокурсников. И Рут обычно, не дожидаясь своих дружков, возвращается домой одна.
   Крипс крепче сжала нож в кармане. Несколько раз ее уже охватывали сомнения, что она все-таки пропустила Энтони, но удача сегодня оказалась на стороне целительницы. Сначала на крыльце появилась весело галдящая компания первокурсников, а за ними одной из последних выскользнула знакомая фигура. Вот она помахала кому-то и свернула в сторону главных ворот.
   Лили стояла и ждала, когда Энтони пройдет мимо нее. Новая сумка? Конечно, такие, как она, могут позволить дорогие покупки каждый сезон. Как только Крипс себе хоть что-то покупала, ее мать обвиняла в эгоцентризме и равнодушии.
   Энтони глубже зарылась носом в широкий вязаный шарф и поправила шапочку. На долгое мгновение она замерла, смотря на заваленную снегом аллею, а затем побрела точно к укрытию Лили, очевидно, решив срезать путь.
   Крипс ощутила себя затаившейся хищницей. Умрет Рут, и группа точно окажется на грани расформирования. Лад этого не допустит и схватится за любой шанс сохранить своих любимчиков. Ко всему прочему Алексу потребуется утешение. Лили тоже сможет тянуть две специализации -- и целительства, и танатологию. Она станет четвертой, и теперь уже никто не подвинет ее с этого места. Больше некому будет настраивать группу и весь специалитет против Лили, а Кестер и Блеир, наконец, станут считаться с ее мнением. Проклятье рассеется.
   Энтони -- последний рубеж перед успехом.
   Крипс выбралась из своего убежища, направившись следом за девушкой. Они достаточно удалились от факультетов, скоро уже должны были показаться ворота, и целительница ускорилась, нагоняя свою жертву. Снег под ногами заскрипел пронзительнее и требовательнее, выдав ее. Рут замедлилась, явно прислушиваясь к шагам, и, кажется, собралась обернуться.
   Но не успела. Лили нанесла удар.
   -- Значит, нож в спину? -- усмехнулась Крипс: -- Ты даже не подозреваешь, насколько был близко, Лад!
   Энтони, жалобно всхлипнув, упала на снег, нелепо завалившись на бок. Крипс на несколько секунд замерла над поверженной соперницей, чтобы насладиться победой и ощущением злорадного удовлетворения, после чего принялась уничтожать оставленные следы. Несколькими формулами Лили убрала свои следы и очистила нож, затем наклонилась к Рут, убедиться, что та действительно сдохла.
   -- Все демоны Инферно! -- выругалась Крипс. -- Я упустила эту тварь!
   Девушка определенно была мертва. Только вот оказалось, что это не Рут.
   Проклятая метель! Она все запутала!
   Где-то совсем близко послышались голоса. По главной аллее прошла веселая компания, взахлеб обсуждающая новое меню в "Жареном тетереве". Лили нервно огляделась по сторонам, проверяя, осталась ли она незамеченной. И, убедившись, что компания прошла мимо, поспешила прочь.
   Похожее пальто. Привычка обматываться большими шарфами... за не столь длительный срок Лили успела неплохо изучить привычки своей группы, и сейчас это сыграло против нее. Девушка оказалась ниже Энтони и плотнее.
   Впрочем, угрызений совести целительница не испытывала. Только досаду. С кем не бывает осечки? Главное, чтобы и в этот раз ее никто не вычислил, а затем она подготовится лучше, и уже ничто не помешает ей убить Рут!
   Лили спешила сквозь метель, неловко поскальзываясь на обледенелых плитах дорожки и увязая в снеге. И, когда кто-то схватил ее за плечи, жутко испугалась, решив, что на этот раз ее все-таки выследили. Девушка с силой ткнула ножом в противника. Но мужчина легко перехватил руку Крипс.
   -- Спокойнее, иначе сама себя выдашь, -- в сумерках светящиеся красные глаза демона смотрелись особенно недобро. -- И ножик спрячь. Бегать с орудием убийства в руках -- нелогично.
   -- А, Харвин, это ты! -- Крипс расслабилась и выдохнула.
   -- Не вижу причин для радости, -- библиотекарь неправдоподобно изобразил удивление. На нем была легкая летняя одежда -- джинсы, рубашка с коротким рукавом; на ногах тряпичные кеды, которые чудесным образом не проваливались в снег. Каверзы погоды предпочитали обходить высшего демона стороной.
   -- Можешь снова взять меня на работу? Или хотя бы, если что, просто скажи, что сегодня я была у тебя...
   Демон помолчал, странно рассматривая целительницу, будто бы видел ее впервые или открыл для себя что-то новое. А когда пауза затянулась, мягко, почти нежно протянул:
   -- А ты не хочешь побывать у меня по-настоящему? -- Заран особенно выделил последнее слово и щелкнул пальцами. Позади него с легким хлопком появилась медленно закручивающаяся по часовой стрелке воронка -- сжатое Инферно первого уровня.
   Закрыть прорыв подобного уровня во всей галактике могли всего два-три демонолога высшей категории.
   -- Ты так бегаешь за чужими мужьями и меняешь парней, надеясь подцепить хороший вариант... думаю, с тебя не убудет за мою помощь. Так как на тему горячей ночи в моем доме? Обещаю вернуть живой и невредимой.
   Лили нервно сглотнула и отступила на шаг от библиотекаря.
   -- Нет? Какая жалость... В таком случае, у меня сегодня вообще был выходной. И на территории МПГУ я не появлялся.
   У девушки задрожали губы.
   -- Ну и не надо. Ты тоже предатель! А еще, оказывается, извращенец!
   -- М-да, воспитание у тебя все-таки паршивое, Крипс. -- ядовито оповестил Харвин, по-змеиному улыбнулся и кинул к ногам девушки сверкнувший амулет.
   Лили вздрогнула: перед ней лежал тот самый медальон, оставленный около тела Лайны Анаид несколько месяцев назад.
   -- Выкручивайся дальше сама, детка, а я понаблюдаю, -- Заран издевательски похлопал Лили по плечу: -- Мне даже интересно: теперь ты попытаешься убить и меня, чтобы я никому ничего не сказал? Надеешься, перочинный ножик сработает?
   Демон гулко рассмеялся и ушел дальше по аллее, насвистывая веселый мотив.
   Лили села на снег и расплакалась. Всё против нее.
  

***

  
   Профессор Олдоак внимательно следила за первым курсом, пишущим контрольную работу по специальной педагогике. Не приведи Всеединый, где-то мелькнет краешек шпоры! Пойманному на списывании студенту грозили многочисленные пересдачи.
   Тео еще раз прочитал выпавшую ему ситуацию: старшеклассница подходит к учителю и спрашивает у него о магических методах прерывания внеплановой беременности. От Кестера требовалось написать, как можно разрешить подобный случай, чтобы не навредить ученице, и какие педагогические технологии при этом требуется применить...
   Задание Теодору категорически не нравилось. Оно было какое-то неправильное. Нет, сама ситуация с нежелательной беременностью вполне могла произойти в жизни. И не нравилось Тео вовсе не полное отсутствие этики. В конце концов, ханжой Теодор не был. Но парень сомневался, что девушка вместо того, чтобы поискать самостоятельно нужную информацию в м-пространстве или пообщаться со старшими подругами, предпочла пооткровенничать на столь пикантную тему с профессором-мужчиной. Тем более, что он был бы обязан сообщить о подобной ситуации родителям или опекунам ученицы.
   Поморщившись, Тео искоса посмотрел в сторону Алекса -- тот исписывал второй лист. Одра смотрела на бумажку со своей ситуацией так, будто бы пыталась воспламенить ее взглядом. Энтони мрачно жевала кончик ручки.
   Увы, проблема заключалась вовсе не в плохой подготовке Кестера к работе. Проблема заключалась в манере леди Олдоак проводить семинары. И проходили они по одному сценарию -- первые минут двадцать профессор еще кое-как придерживалась обозначенной темы занятия, затем отвлекалась на какой-нибудь пример... и дальше все оставшееся время рассказывала о том, как успешно превращала самых отъявленных двоечников и хулиганов в идеальных учеников. Рассказывала леди Олдоак вдохновенно, но совершенно неправдоподобно. Проще было поверить в исцеление наложением рук, чем в силу слов, не подкрепленных магией внушения.
   Соответственно, педагогические технологии они добросовестно заучили, но как их применять к совершенно не жизненным ситуациям, Кестер не знал.
   Поэтому написал то, что думал.
   -- Студентка Блеир! Что это у вас там? -- прищурилась профессор.
   -- Шпоры, леди Олдоак, -- честно доложила Одра.
   -- Вы не готовы к контрольной?
   -- Я знаю теорию решения конфликтных ситуаций от "а" до "я", -- все тем же отвратительно бодрым голосом сообщила девушка, явно балансирующая на грани бешенства.
   -- И в чем же проблема? -- нахмурилась профессор, не понимая, почему студентка, застигнутая на списывании, столь жизнерадостна.
   -- Проблема в том, леди Олдоак, что в моей ситуации два ученика средней школы мучают кота с применением заклинания "Лезвия". И я не считаю целесообразным проводить такие этапы разрешения ситуации как: постановка задачи на основе анализа ситуации и конкретных условий; конструирование способа педагогического взаимодействия; осуществление плана решения задачи на практике; анализ результатов решения задачи.
   -- И как же вы без этого собираетесь разрешить ситуацию? -- окончательно сбилась с толку профессор.
   -- Применить заклинание "Лезвия" на данных учениках средней школы, леди, -- невозмутимо отрапортовала Одра и хищно осклабилась.
   Олдоак ошарашенно посмотрела на студентку, глубоко вдохнула и повысила голос:
   -- Вон из аудитории! Подобные варварские методы недопустимы! Как вы могли, Блеир, допустить мысль о таком поведении! И чтобы до пересдачи я вас не видела!
   -- До пересдачи другому преподавателю, леди Олдоак, -- почти ласково поправила Одра, -- который сможет адекватно объяснить материал, а не рассказывать о своих победах на педагогическом поприще. Всего доброго, леди.
   Девушка быстро покинула аудиторию, даже не хлопнув дверью.
   Энтони посмотрела на свою ситуацию, на профессора, на дверь и, оставив недописанную работу и попрощавшись, поспешила за Одрой.
   Тео вздохнул и пошел сдаваться.
   Леди была на взводе.
   -- Что это, Кестер? -- спросила она, прочитав одно-единственное предложение на листе.
   -- Ответ на поставленную ситуацию, леди.
   -- "Ваши шутки неуместны"?! -- перечитала предложение вслух профессор. -- Объяснитесь, Кестер!
   -- Леди Олдоак, вы всерьез считаете, что девушка, недавно имевшая неудачный сексуальный опыт, приведший к внеплановой беременности в столь юном возрасте, пойдет просить совета у учителя мужского пола? Это не случится хотя бы потому, что я буду обязан сообщить о данной ситуации администрации заведения и родителям ученицы. К тому же, подростки сейчас превосходно умеют пользоваться поиском в м-пространстве. Там ей гораздо проще будет получить адекватный совет и остаться анонимной. На худой конец есть старшие подруги. Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что подобное обращение к учителю будет откровенной провокацией с целью наблюдения за реакцией. Я ответил на ваш вопрос?
   Профессор набрала в легкие побольше воздуха.
   -- Я понял, леди, -- опередил преподавательницу Теодор. -- Уже ухожу.
   Они втроем еще минут десять подождали под дверью Александра, который появился из кабинета, сияя, как новенькая монетка.
   -- "Отлично!" -- похвастался он и укоряюще посмотрел на друзей: -- Что вам мешало наговорить ей пару страниц бреда? Мол, я бы обязательно встал на место ребенка, постарался бы разобраться, что его могло толкнуть на подобный поступок, затем откровенно поговорил бы с ним, ребенок обязательно все понял бы и исправился...
   Кестер покачал головой.
   -- Давайте лучше попросим Лада посоветовать нам другого преподавателя, который знает, что представляет из себя современный подросток, а не его идеализированный образ.
   Одра попинала стенку, пока они одевались внизу, стараясь плотнее закутаться, чтобы не превратиться по дороге в пару сосулек. Они с самого начала подозревали, что с леди Олдоак возникнут сложности, правда, идти на конфликт очень уж не хотелось. И без этого проблем хватало. Но с каждым следующим семинаром надежда на адекватное разрешение проблемы таяла. Они не получали ни необходимой информации, ни пояснений к учебнику, в котором все технологии были представлены подробно, однако примеров практического применения не хватало. А неучами оставаться не хотелось. Раз уж решили быть лучшими, то это нужно делать во всем.
   -- Я бы уже как два часа могла быть дома, -- проворчала Энтони, -- и все впустую: контрольную завалили, с профессором поссорились. Алекс не в счет, конечно.
   Рут, застегнув пальто, потянулся к жене, чтобы поправить ей неудачно завернувшийся ворот.
   -- Пусть подавится этой пятеркой. Ее было настолько легко получить, что даже неинтересно. Лучше уж действительно нормально выучим и, главное, поймем эти педагогические ситуации.
   -- Значит, единогласно! -- улыбнулась Одра и пихнула Тео в бок.
   Кестер потянулся к виску, чтобы отправить сообщение Ладу, как мир странно качнулся в сторону, к горлу прыгнул комок дурноты; в голове зашумело и помутилось.
   Блеир поймала расфокусированный взгляд друга:
   -- Все в порядке?
   -- Нет.
  

***

  
   Арролин Шаред разрывался между желаниями. По студентке Лили Крипс, показавшей себя безалаберной, ленивой и невоспитанной особой, явно плакала камера в инквизиции. А то и смертная казнь. Подозрения у лорда-декана появились давно, и поначалу мужчине были интересны мотивы и несколько странный выбор жертв. Но сейчас, посмотрев, как легко она убила случайную девушку и совершенно не раскаялась в этом, Арролин подумывал о том, что закончить ритуал он в любом случае должен будет сам, и для эксперимента Крипс уже не нужна -- ее можно сдать Торгейру. Пусть закроет дело, обойдя своего начальника, получит повышение и, наконец, уберет из МПГУ эту истеричную девицу, которая в принципе не понимает ценности жизни.
   Или... ведь в дальнейшем Арролину еще пригодится удобное прикрытие, на которое можно будет свалить все оставшиеся этапы ритуала. И ему необходим как минимум еще один эксперимент, чтобы, наконец, получить подтверждение своей теории.
   Долг или научный интерес?
   Лорд-декан сжал в ладони холодную пробирку с последними каплями драгоценной белой крови. Он досмотрел, как Крипс, убедившись, что убила не ту, суетливо замела следы и растворилась в снежной пелене.
   Дождавшись, когда девушка удалится на достаточное расстояние, Арролин приблизился к телу, включил запись и аккуратно, едва перебарывая свою нетерпеливость, влил оставшуюся кровь в рот убитой. Новые данные для исследования отправились прямиком в ментальное поле Шареда, теперь осталось убедиться в правильности догадок о роли Кестера. И если Арролин прав, то это будет нечто новое. Оно изменит все, когда декан добудет доказательства. Прорыв! Новый шаг на пути к абсолютному знанию!
   Правда, рассчитывая найти ответы, Арролин никак не ожидал увидеть на аллее не только Кестера, но и его группу. Теодор напоминал сомнамбулу и двигался против своей воли -- казалось, кто-то прикрепил к телу парня нитки и тянул за них, заставляя переставлять ноги. Шаред, уже приготовившийся выступить из тени, снова накинул на себя полог невидимости.
   -- Кестер, где твой гребаный самоконтроль? -- выругался Александр, когда понял, что, даже повиснув на Теодоре, не сможет его остановить.
   -- От него заклинания отражаются! Одра, как Тео вырубить? -- Энтони, судя по остаточному магическому следу, уже израсходовала большую часть резерва.
   -- Дрыном по башке!
   -- Не думаю, что сработает.
   -- Слышь, ископаемое! -- Одра встала на пути Кестера: -- А ну отпусти Тео!
   Парень на мгновение остановился, и Арролин увидел, как непривычно жесткая усмешка исказила спокойное лицо Кестера, а тень за его спиной сгустилась, став почти материальной. Теодор легко оттолкнул Одру в сторону и направился дальше.
   -- Тео, я потом извинюсь, но эта темная хрень напросилась! -- Блеир со всей силы ударила друга по ногам, надеясь уронить на снег.
   Но удар цели не достиг. Смазавшись, Кестер переместился к телу и склонился над ним. Сейчас, когда все знали, куда и как смотреть, было заметно, как магия из мертвой девушки перетекает в парня -- точнее, в его тень, которая в свете магических фонарей обрела особенную четкость и контрастность.
   Теодор неловко оступился и сел на снег рядом с трупом.
   -- Поздравляю, у нас осталась одна попытка найти этого психа, -- мрачно сообщил Алекс, -- пойдемте приводить Тео в порядок и сообщать об очередном убийстве.
   Шаред не находил слов! Мало того, что его догадки подтвердились, так еще нашлись люди, узнавшие все гораздо раньше и принявшие носителя древней божественный силы как данность.
   И с этим нужно было что-то срочно делать.
  

***

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Называйте меня Повелитель: высылаю расписание зачетной недели. Плачьте.
   Рыцарь: online
   Шанайя: online
   Ловец: online
   Буря: online
   Победитель по жизни: online
   Труп невесты: online
   Адвокат дьявола: online
   Рыцарь: Карл, ты серьезно?! Двенадцать зачетов и десять экзаменов?
   Называйте меня Повелитель: я -- нет. Деканат -- да.
   Буря: что в итоге с астрономией?
   Шанайя: две дополнительные пары в два часа ночи. Стихийники небо расчистят.
   Победитель по жизни: откуда столько всего?
   Называйте меня Повелитель: по количеству предметов в семестре. А тебе от преподавателя культурологии большой привет. Он о-оочень хочет тебя увидеть на зачете и пообщаться на разные интересные темы.
   Труп невесты: Карл, зачеты по общей анатомии и ПЗЗ практически в одно и то же время, причем на разных концах МПГУ!
   Адвокат дьявола: Чувствую, контрольная с аномалиями была не просто так...
   Рыцарь: вы издеваетесь!
   Шанайя: Ребят, я ничего против не имею, но... Одра, Алекс, вы уверены, что потянете вторую специальность, когда на первой такой завал?
   Буря: Деваться некуда.
   Адвокат дьявола: Справимся.
   Кукловод: online
   Кукловод: Сообщаю группе Кестера, что нашу идею одобрили. Вас завтра ждут на ковре у ректора.
  

***

  
   Тео, признайся: ты же хочешь её...
  

Глава 6

Сослагательное наклонение

  

Написать можно что угодно. Вот я в интернете недавно увидела статью, что русалки существуют. Открывать не стала, на слово поверила:

мне после пятой рюмки и не такое мерещится...
Шумских Е.А., Современный русский язык

   -- Публично-правовые отношения, сделайте себе пояснение -- отношения между государственной властью и подданными -- по своему юридическому значению делятся на два разряда; первое: отношения основные, или общие права и обязанности подданных; и второе: отношения производные, или зависящие от первых в своем существовании, то есть специальные права и обязанности подданных. 
   Алекс тоскливо законспектировал слова леди Рэббит.
   -- Перейдем к примерам. Право на жизнь -- общее или производное? Рут.
   -- Общее.
   -- Повиновение государственной власти? Ашира!
   -- Общее.
   -- Обязанность платить налоги? Барт!
   -- Производное право. Причем оно зависит от повиновения государственной власти, -- наконец-то Сейлану достался вопрос, на который он знал ответ.
   Студенты испуганно ссутулились, надеясь, что испытующий взгляд профессора скользнет мимо них. Фронтальный опрос, который проводился в начале каждой лекции, добавлял неподготовленным студентам дополнительные вопросы на экзамене. И их количество не ограничивалось ничем, кроме собранности и усидчивости самого обучающегося. Пока лидировал юрист из двадцать второй группы -- на сегодняшний день у него начитывалось уже шестнадцать вопросов. На Сейлане Барте висело восемь; у Власты Ашира в копилке числилось три; Александру пока везло -- из всего специалитета у него имелся только один вопрос.
   Опрос закончился, добавив некоторым неудачникам еще немного головной боли. Леди Рэббит обвела аудиторию пристальными взглядом, особенно недобро посмотрев на "хвостовиков", и продолжила начитывать материал.
   -- Таким образом, в конечном итоге как самостоятельные, так и несамостоятельные нормы публичного права распадаются на две главные группы: основные нормы публичного права и производные нормы публичного права.
   Профессор сделала паузу, чтобы студенты успели все записать.
   -- Леди Рэббит, -- Рут, который, в принципе, этот параграф уже прочитал, как и несколько последующих, откровенно скучал: -- А вам не кажется, что некоторые правовые нормы изжили себя еще в те времена, когда наши предки обитали на одной планете и считали, что звезды прибиты к небесному куполу гвоздями?
   Профессор подняла взгляд от записей.
   -- Александр Констанс Рут, через неделю я жду от вас работу, в которой вы, используя достоверные исторические факты, убедительно изложите свою позицию. И если я найду вашу работу достойной -- поставлю "автомат" по своему предмету.
   Вместо ста двадцати вопросов один реферат? Легко!
   -- Я понял вас, леди, -- улыбнулся Алекс. -- Через неделю работа будет у вас на столе.
   Студенты факультета юриспруденции, следствия и дознания смотрели на Рута со смесью ужаса и восхищения: МПГУ еще не знал такого прецедента, чтобы профессор Рэббит поставила кому-то "автомат".
   Мироздание решило немного побаловать всех хорошей погодой. С неба перестал падать снег вперемешку с дождем, сквозь прорехи в распухших грязных облаках можно было увидеть пронзительно-синее небо и холодное солнце. С успевших намерзнуть на карнизах сосулек звонко капало, навевая хоть и напрасные, но приятные мысли о весне.
   Бастиан отсчитал двадцать капель успокоительной настойки, посмотрел на Одру, меряющую кухню широкими шагами, и добавил еще десять. А затем, поймав момент, когда девушка в очередной раз прошла мимо, протянул стакан.
   Одра залпом выпила.
   Кестер-младший смотрел на подругу виновато. Да, она сама настояла на откровенном разговоре, но Тео мог просто закрыть дверь перед носом Блеир и ни о чем не рассказывать. А теперь получалось так, что Одра переживала за него больше, чем сам Теодор за себя.
   Настойка оказалась качественной. Девушка ссутулилась и села за стол.
   -- Это невыносимо! Чувствую себя абсолютно беспомощной. Мы ничего не могли сделать!
   Бастиан напомнил:
   -- Вы имели дело с богом. Если бы сущностям подобного уровня могли противостоять первокурсники, наша история была бы совсем иной.
   Девушка стукнула кулаком по столу.
   -- А ты ничего не хочешь сказать?! -- рыкнула она на Тео.
   -- Сожалею, что втянул тебя и Рутов в это.
   -- Я не об этом! Услышу еще раз подобные извинения -- стукну. Как этому ископаемому можно противостоять? Может быть, есть какой-то способ остановить его?
   Кестер-младший покачал головой и нехотя признался.
   -- В такие минуты я не осознаю себя. Не понимаю, как и что делаю.
   -- И-ии?
   -- Одра, -- устало, но жестко одернул подругу Теодор, -- неужели ты думаешь, что я ничего не пытался делать? Или что собираюсь просто сдаться? Но реальнее прервать ритуал, чем ловить руками ветер -- в такие минуты Темный сильнее, и, как правильно, сказал отец, если бы подростки могли победить бога, жизнь была бы куда проще и счастливее.
   -- Хорошо, -- на самом деле Одра считала, что ничего хорошего здесь нет.
   -- Ты уже подходил к Харвину? -- Кестер-старший накапал настойки и себе.
   -- Кажется, он будет только рад, если ритуал завершится.
   -- Естественно, -- согласился Бастиан, -- ему просто интересно посмотреть на последствия. Но подойти и спросить совета тебе все равно никто не мешает.
   В замке повернулся ключ, скрипнула входная дверь, впустив в дом холодный зимний воздух.
   -- Баст! -- раздался высокий голос Эллен Кестер. -- Ты заходил в м-пространство? Это опять во всех новостных сводках!
   Женщина заглянула на кухню, заметила гостью, но ничуть не смутилась. Бросив сумку на стол, Эллен сухо клюнула мужа в щеку и потянулась к кофейнику.
   -- Опять все выпили и не сварили новый! В этом доме невозможно жить! -- воскликнула женщина и прошла в сапогах в сторону лестницы, оставляя за собой грязные водяные подтеки.
   Бастиан изобразил мимикой отношение к ситуации.
   -- Пойду -- разберусь. Тео, я очень надеюсь, что ты сможешь с этим справиться. Не хотелось бы в одно утро проснуться в разрушенном мире.
   Теодор посмотрел на отца немного насмешливо.
   -- Если это случится, ты просто не проснешься.
   -- Успокоил.
   Кестер-младший перевел взгляд на странно затихшую Одру. На ее щеках проступил лихорадочный румянец, дыхание сбилось, взгляд стал злым и жестким, а вокруг девушки медленно наращивала темп воронка неконтролируемой силы.
   -- Блеир, возьми себя в руки, -- попросил Тео, -- мой дом меня пока устраивает...
   Договорить он не успел, Одра оборвала его на полуслове свистящим шепотом:
   -- Я правильно поняла, что она назвала тебя "это"?!
   Тео пожал плечами.
   -- Не в первый раз, да и не в последний. Я привык, успокойся!
   Забытый в сумке планшет Эллен издал веселую трель, заиграло что-то попсовое, недавно пробившееся на первые места чартов. Хор мужских голосов принялся заверять слушательницу, что всегда будет ее любить. А затем Тео не успел поставить хотя бы самый простой блок -- магия Одры пульсирующими в такт музыке скачками увеличилась в геометрической прогрессии и выплеснулась в стороны, разбив стоящие в сушилке чашки, опрокинув кофейник и сорвав со стены полку с сувенирными статуэтками других планет; в разные стороны полетели осколки.
   -- Ненавижу! -- магия хлестала в стороны, починяясь ритму музыки.
   Кестер одним силовым импульсом заставил планшет замолчать, а затем, подскочив к подруге, прижал ее к себе, пытаясь погасить приступ своей магией.
   -- Одра, Темный разрушитель здесь я, не отнимай хлеб у моего ископаемого. Он и так, кажется, в шоке и жаждет продолжения.
   Девушка замерла. Мысль, что ее действия одобрил Темный бог, оказалась неприятной, и титаническим усилием воли Блеир заставила магию успокоиться.
   -- Пусть не мечтает! -- фыркнула она и заворочалась в объятиях Тео, намекая, что ее уже можно отпускать. -- Извини, не знаю, что на меня нашло... Дурацкая песня окончательно взбесила! Как подобное можно слушать?!
   -- Без понятия, -- Кестер рассеянным взглядом обвел разрушенную кухню.
   -- Что здесь произошло? -- в дверной проем заглянул ошалевший Бастиан. -- Тео, что с твоим контролем?!
   Заступиться за друга и объяснить, что виновата она, Одра не успела. К действию присоединилось госпожа Кестер.
   -- Всеединый! Мои статуэтки! -- Эллен застыла на пороге кухни рядом с Бастианом. -- Что ты натворил?! А...
   Взгляд женщины переместился на ее сумку, из которой торчал уголок планшета. С импульсом Тео явно перестарался -- по сенсорному экрану дорогой модели змеились глубокие трещины, намекая на то, что прибор можно смело выкидывать, ремонту такое не подлежит.
   -- Убирайся из моего дома!
   Бастиан, конечно, разрушениям рад не был, но, тихо кашлянув, напомнил.
   -- Эллен, это вообще-то мой дом...
   Женщина наградила мужа бешеным взглядом и, схватив со стола сумку, покинула "поле боя". Где-то на втором этаже громко хлопнула дверь.
   -- Слушай... -- неуверенно протянула Одра, -- а у Эллен девичья фамилия не Крипс, случаем? Бастиан, вы не сердитесь на Тео, это я устроила, магию не проконтролировала.
   -- Да что уж, -- отмахнулся мужчина. -- Пара заклинаний, и все будет как новенькое. А планшет я куплю. Там вроде следующая модель вышла с увеличенным объемом памяти... Сын, может, пару дней у Шанайи поживешь? Или, если ее родители вернулись, у Рутов...
   -- Без проблем, -- откликнулся Тео.
   -- Бастиан, а почему вы не разведетесь? -- Одра почувствовала себя еще более неловко, но не спросить не могла. -- Она же вас запилит!
   -- Мой род, моя кровь, мое проклятье... Эллен была одной из лучших целительниц на курсе -- блестящие перспективы и десяток поклонников, среди которых я был не самой выгодной партией. В каком-то смысле моя настойчивость и любовь к ясноглазой студентке сломали ей жизнь. Теперь от любви осталось чувство вины. Это сложно, дети. Идите -- погуляйте. А я пока приберу развалины.
   Тео и Одра кивнули и поспешили на выход.
   -- Знаешь, что странно, -- направляясь в сторону МПГУ, нарушил тягостную тишину Теодор. -- Уже второй твой неконтролируемый выброс связан с музыкой. Это надо проверить.
   -- Заметано, -- отозвалась Одра, которой ситуация безумно не нравилась. -- Но только сначала разберемся с твоим ископаемым. Слышь, Темный, мы с тобой разберемся!
   Тео прислушался к себе.
   -- Кажется, он в предвкушении...
  

***

  
   Энтони впервые не слушала то, что говорил преподаватель. Лорд Тристил, как обычно, подавал новый материал интересно, с множеством любопытных нюансов и подробностей, и аудитория, затаив дыхание, внимала, изредка делая в тетрадях пометки и записывая необходимую информацию. Тоха же, бросив короткий взгляд на Шанайю и Тодда и убедившись, что потом можно будет у них скатать лекцию, решила быстро записать свои мысли.
   Запрещенных обрядов по призыву Древних богов, основанных на крови, было бесконечное множество. Конечно, большая часть книг с техниками искусства жертвоприношения считалась уничтоженной. Но ведь всегда есть шанс, что какие-то обрывки, копии, странички уцелели и попали не в те руки? Соответственно, появлялся вопрос: фанатику просто повезло? Из невероятного множества ему попался единственный верный ритуал? Вряд ли он где-то успел уже провести сотню-другую жертвоприношений, перебирая сохранившиеся темномагические гримуары. Не исключено, что на самом деле работающих ритуалов больше. И с помощью них можно возродить не только Темного, но и остальных Древних богов.
   И это Энтони не то, что не радовало -- откровенно пугало. Ведь другие носители белой крови могли не обладать выдержкой и самоконтролем. А может, и того хуже -- сами помогали монстрам внутри себя.
   На подобные мысли Энтони натолкнуло происшествие на контрольной по противодействию запрещенным заклинаниям. Тогда вся группа была слишком взволнована оставшимися вопросами и очередной ссорой с Лили, поэтому почти не обратила внимания на то, что Лад легко создал аномалию. Подумаешь? Просто их куратор очень-очень могущественный маг. И только спустя время Энтони осознала, что в мире не было никого, кто легко, щелчком пальцев, мог управлять временем. Так что, с учетом открывшейся информации, ситуацию с аномалией стоило пересмотреть.
   Нет, девушка была благодарна Ладу и считала, что им однозначно повезло с куратором. И все-таки...
   Лорд Тристил повернулся к голографической доске, поэтапно прорисовывая малую пентаграмму крови. Начинающие танатологи склонились над тетрадями, послушно повторяя схемы и примечания. Энтони решилась -- она осторожно потянулась через связь к Фиби; та, как обычно, крутилась где-то неподалеку от хозяйки. Заодно Рут передала по каналу немного силы, подпитав умертвие и придав мотивацию подчиниться приказу хозяйки.
   Отклик пришел уже через две минуты. Котичка легко просочилась в открытую створку окна, нырнула под парты и прокралась к Энтони. Тоха почувствовала, как бок в жестких хитиновых пластинах прошелся по колготкам. Профессор Карстен на мгновение отвлекся от доски, нахмурился, и Энтони пришлось в экстренном порядке экранировать себя и Фиби -- Тристил легко мог развеять умертвие, даже не попытавшись разобраться в ситуации.
   Сделав вид, что у нее упала ручка, девушка наклонилась к затаившейся питомице. Та, восприняв все как новую увлекательную игру, с готовностью ткнулась лбом в лицо хозяйки, считав ментальный приказ. И, решив побыть немного послушной, котичка незаметно выскользнула из аудитории.
   Александр дернулся, когда что-то холодное и мурчащее потерлось о ноги во время лекции по истории государства.
   -- Чего тебе нужно, ужас преисподней? -- прошипел Рут, пытаясь отпихнуть умертвие. Фиби, увернувшись, потянула когтями за штанину. Алексу ничего не осталось, как наклониться к котичке, пока она к себе не привлекла ненужного внимания.
   Кошка тут же ткнулась холодной мордочкой ему в лоб, и в мысли ворвался мелодичный голос Энтони:
   "Думаю, что Лад -- тоже один из Древних богов, и если это так, то именно он заинтересован в возрождении Темного. Отпусти Фиби, пусть передаст сообщение остальным. Увидимся после пар".
   Алекс с сомнением посмотрел на ожидающую его реакции котичку.
   -- Как ее отпускать-то? Иди давай... ну-у, -- шепотом указал на дверь и махнул в сторону, -- вали отсюда..
   Фиби наградила его уничижительным взглядом и по-пластунски поползла из аудитории.
   -- Рут, вам не кажется, что вы несколько отвлеклись от лекции? -- преподаватель оглянулся в тот момент, когда котичка шмыгнула за его спиной.
   -- Есть такое, профессор, больше не повторится, -- извинился Алекс и изобразил предельное внимание.
   Остальные первокурсники давно пришли к пониманию: есть обычные группы, а есть группы Кестера, Корфа и Кехта, и их лучше не трогать. И даже если мимо шастают всякие неупокоенные умертвия, не стоит поднимать панику. Тебя не трогают -- значит, все в порядке.
   Друзья встретились на пути к главному корпусу.
   -- Признаться честно - кроме номера м-поля и странного прозвища "Лад", мы не знаем о своем кураторе ничего, -- сообщил Алекс, -- ни полного имени, ни должности, ни специализации.
   -- Созданная аномалия и особенное отношение к Тео в расчет брать не будем, -- уточнила Энтони и почесала устроившуюся на руках Фиби за ушком. Раздалось хриплое жуткое мурчание. -- Хотя вспомните -- он сразу Кестера вычислил, когда мы с Корфом в зале подрались.
   -- Получается, все указывает на него? -- подытожила Одра и понурилась: -- А такой мировой мужик!
   -- Сначала выясним, где его искать, а дальше по ситуации, -- решил не торопить события Теодор. -- А то если как обычно вызвать через м-поле -- сразу придется объясняться.
   Разобрать что-либо на общей голографической доске расписания в главном корпусе оказалось нереально. Записи со всех факультетов и объединенных специальностей наслаивались друг на друга, менялись, переползали с одной аудитории на другую. Зато ребята узнали, что свои специалитеты имелись на всех факультетах, просто объединялись по разным принципам.
   -- И курируются они разными гос-структурами. Только стихийники сами по себе, но там, с учетом разбивки по направлениям, и так много всего получается, -- объяснил Александр заинтересовавшейся Одре, пока Тео и Тоха пытались хоть что-то понять в расписании.
   -- Нет, это бесполезно, -- признала поражение Рут.
   Наудачу из секретариата как раз выглянула одна из замов. Сочувствующе рассмотрев студентов, молодая женщина решила помочь:
   -- Кого разыскиваете?
   -- Нашего куратора Лада.
   -- Какого Лада? -- удивленно переспросила заместительница и снова заглянула в кабинет: -- Подождите минуту. Какая группа по номеру?
   -- Десятая.
   Через несколько минут женщина появилась с бумажкой.
   -- Проучиться почти полгода и не знать фамилии своего куратора -- верх безответственности, -- покачала она головой, -- его зовут Владимир Лисовский, держите.
   Группа поблагодарила и жадно уставилась на листок с расписанием Лада.
   -- "Игровые формы в технологии преподавания".
   -- Мощно, -- присвистнула Одра. -- И наверняка интересно!
   -- У него закончилась пара на факультете артефакторов.
   Лад спокойно разбирал работы третьего курса. Студенты, отсидев последнюю лекцию, уже давно смылись с факультета, и сейчас в здании было пусто и темно. Группа затаилась у двери и через щелочку наблюдала, как мужчина быстро пробегает взглядом по листам, отмечая неправильные ответы. Как выяснилось, Ладу совсем несложно было концентрироваться сразу на нескольких делах: повинуясь жесту мага, одна из леек подлетела к раковине, наполнила себя водой и поспешила к десятку горшков с самыми разными растениями. Они украшали собой и шкафы с материалами, и подоконники, и стены со специальными креплениями. Нашелся и рядок пузатых кактусов, и парочка незнакомых цветов с яркими мелкими бутонами.
   -- А как мы оформим свои вопросы? -- Тео посмотрел на друзей. -- Не хотелось бы выдать себя.
   -- Пока давайте просто понаблюдаем. А потом... не знаю, -- отмахнулась Одра, -- по ситуации посмотрим.
   Наблюдать пришлось долго. На втором десятке минут, устав сидеть в засаде, группа почти решилась вломиться к куратору, как "ситуация" решила, наконец, показать себя во всей красе. Парты и стены стремительно покрылись инеем. Тонкая белая корочка сковала растения; лейка упала на пол, расплескав остатки воды. Маг отложил в сторону проверяемую работу и лениво поднялся навстречу появившемуся из воздуха мужчине. Но сказать ничего не успел -- неожиданный гость резко схватил Лада за плечи и встряхнул, будто тряпичную куклу:
   -- Ты заигрался! Еще не надоело сражаться? Хочешь новую войну начать?
   Лад фальшиво изумился:
   -- А что случилось?
   Мужчина чертыхнулся:
   -- От этого места разит смертью!
   -- Это не я устроил! И, между прочим, собираюсь разобраться с убийцей в ближайшее время.
   -- Неужели здравая мысль? Не похоже на тебя, если по поступкам судить! Сколько еще я должен буду выгораживать тебя перед Советом, пока ты не соизволишь взяться за ум?! За Гэбриелом хочешь в Бездну отправиться?
   Лад сбросил руки с плеч.
   -- Не вижу никаких проблем. Успокой свою паранойю!
   -- Хочешь сказать, что ты не знал, как подействует твой артефакт? -- судя по тону, незнакомый седой мужчина не верил Ладу ни капли, но почему-то играл по его правилам.
   Группа не узнавала своего куратора -- прежде всего, его голос, в котором появились капризные высокие нотки; его суетливость и отвратительную игру. Почему Лад так вел себя? И кто этот странный маг?
   -- Это был всего лишь небольшой подарок. Надеюсь, ты не выбросил его?
   Мужчина без замаха резко и сильно ударил Лада по лицу. Тот отшатнулся, скривился от боли и сплюнул на пол самую обычную красную кровь, после чего невозмутимо уточнил:
   -- Самоутвердился? Ты не стесняйся, бей. Хочешь, вторую щеку подставлю?
   Мужчина выругался. В аудитории значительно похолодало.
   -- В этот раз сам будешь разбираться с последствиями!
   В следующий момент незнакомец просто растворился в воздухе. Следом, спустя мгновение, исчез холод.
   Лад осмотрел кабинет -- тонкие змейки изморози быстро таяли, растекаясь по полу. Покачав головой, маг щелкнул пальцами, приводя все в порядок. Исчезли и лужи, и пара пятнышек крови, накапавших из разбитой губы куратора.
   -- Куда ты, Данте, денешься?! -- довольно рассмеялся Лад, будто бы это он только что кого-то побил. Или выиграл дорогой приз.
   Сложив проверенные работы на столе в аккуратную стопку, куратор убрал оставшиеся к себе в сумку и еще одним щелчком погасил в аудитории свет. Группа напряженно переглянулась. Если куратор сейчас обнаружит их под дверью, возникнет слишком много ненужных вопросов. Надо отступать!
   Однако то, что дальше сотворил маг, выходило за рамки пространственной магии. И совершенно не напоминало обычные порталы. Перед Ладом из крошечной искры раскрылась переливающаяся перламутром сфера, за несколько секунд она разрослась в полноценную арку, за которой виднелось странное помещение -- колонны из белого мрамора в серых прожилках, просторный зал с куполообразным сводом и толпа странно одетых людей. Лад приветливо помахал кому-то рукой и шагнул в сияющий портал.
   -- Думаю, вопрос можно считать закрытым, -- подвел итог Кестер, -- кровь у Лада красная, он не может быть одним из Древних богов.
   -- Зато сколько новых вопросов появилось... -- вздохнула Энтони, быстро записывая себе в м-поле параметры портала и его характеристики, чтобы потом порыться в библиотеке. Интересно же, к какому уровню относится подобная магия!
   -- Эти вопросы подождут. Есть более насущные проблемы, -- возразил Алекс. -- Главное, что Лад не бог и не убийца
  

***

  
   Одра и Тео бежали вдоль ограды МПГУ.
   С началом обильных снегопадов им пришлось пересмотреть привычный утренний маршрут. Дорожки и аллеи университетского парка чистили из рук вон плохо или же вообще не чистили. Преподаватели считали, что необходимость быстро перемещаться между факультетами и корпусами заставит студентов лишний раз поупражняться над заклинанием левитации. Однако на пользу утренним пробежкам это точно не шло. Так что Одра предложила поменять маршрут. Все-таки власти, понимая, что среди городского населения присутствуют и лишенные дара люди, озаботились тем, чтобы убрать с улиц снег.
   С той стороны забора на эту сторону свешивались любопытные ветви парковых деревьев. Убранные тонкими лентами изморози они казались сделанными из хрусталя. Мороз, первые полчаса безуспешно пытающийся укусить за нос и щеки, отступил. В большой и разношенной толстовке Гектора Одра совершенно не чувствовала холода. Под кроссовками сочно похрустывал наст, тело бежало на автопилоте, позволяя девушке спокойно выкинуть из головы все лишние мысли и просто наслаждаться ясным, почти сказочным утром.
   Рядом бежал сосредоточенный Кестер. Он, наоборот, использовал пробежку, как возможность еще раз обдумать имеющиеся в наличии проблемы и попытаться посмотреть на них под новым углом. Покосившись на Тео и убедившись, что тот с каждой минутой становился все мрачнее и мрачнее, боевичка решила, что его надо вытаскивать из болота рефлексии.
   -- Что думаешь о Ладе? -- Одра ускорилась, предлагая изменить темп и Теодору, и тот с охотой подстроился под девушку: -- Ты так ничего и не сказал.
   -- А что еще следовало добавить? То, что он не убийца -- мы убедились. В остальном... как куратор он компетентен.
   -- Но?.. -- поторопила Одра.
   -- Но лезть в его личные дела я не собираюсь. Во всяком случае, пока они не пересекутся с нашими, -- отрезал Тео, не желая больше касаться этой темы. Лад им столько помогал, а они вместо благодарности заподозрили его в самом худшем!
   Блеир пожала плечами и замолчала. Она уже поняла, что бывали моменты, когда Кестера просто следовало не трогать.
   Спустя пару минут Тео сам пошел на "контакт"
   -- Я меняюсь? -- вопрос прозвучал неуверенно, что Теодору было несвойственно.
   -- Если ты про сломанную руку Морана, то он признает, что сам виноват -- неудачно сгруппировался. Ты тут не при чем, не забивай голову. Но манера поведения у тебя действительно меняется. "Развязнее" в качестве определения, конечно, не подойдет, но ты стал вести себя более свободно. И если бы не ситуация и причина этих перемен, я бы даже обрадовалась.
   -- Ясно, -- коротко кивнул Теодор.
   -- Так понимаю, что контроль, несмотря на все старания, продолжает слабеть?
   Кестер не ответил -- Одра и так должна была догадаться. Днем сдерживать древнюю сущность было проще, чем ночью. Так что за последнюю неделю о нормальном сне Тео пришлось забыть. Особенно сложно оказывалось в те разы, когда он оставался ночевать у Шанайи. Несколько раз он даже будил ее, когда сам резко вскакивал с постели, понимая, что еще чуть-чуть -- и проигранной оказалась бы не только битва, но и вся война. Впрочем, Наорив пока все списывала на кошмары и искренне сочувствовала Тео -- даже присоединялась к нему в полуночных посиделках на кухне. Они пили чай, разговаривали, и Тео становилось легче.
   -- Ты не думал о каком-нибудь запасном плане, если мы не поймаем фанатика?
   -- Вряд ли. Если я сейчас не всегда понимаю, где мои мысли, а где -- Темного, то после его полного пробуждения, точно ничего не смогу сделать. Он сильнее.
   -- А может, бог устал от постоянных войн? Семья, дети?
   -- Разве что в жареном виде.
   Одра грустно улыбнулась не самой удачной шутке. Ей подумалось, что эту фразу произнес совсем не Тео.
   Утро уже не казалось сказочным.
  

***

  
   -- Я уверен, что у нас есть все части паззла, чтобы составить полную картину и понять, кто убийца! - запальчиво произнес Алекс, раскладывая добытые улики. -- Нужно только все правильно сложить.
   -- Паззл? -- Энтони очень скептично оценила разгром в гостиной.
   Показания свидетелей, заключения танатологов и следователей, документы по делам, голографии с мест преступлений, заметки из м-поля, распечатки домыслов с форумов, добытые копии архивных записей. Алекс столько раз прочитал все собранные материалы, что уже сбился со счету, а в голове вся информация превратилась в густую кашу из фактов и дат.
   -- Угу. Понять бы, с какого бока к нему подступиться. А то ощущение, что я просто хожу по кругу. Известно, что убийца низкого роста, наносил раны ножом... ну и собирается призвать Темного бога. Больше ничего.
   -- Если ты сравнил это с паззлом, давай выложим все досье на полу по хронологии, -- Энтони выбрала из стопки бумаг нужные отчеты.
   -- Выкладывал уже. Никаких совпадений. Если уж в инквизиции не нашли...
   -- Если совпадения искать бессмысленно, поищем различия, хотя бы на уровне судмедэкспертизы, -- предложила Тоха, откладывая в сторону отчеты танатологов.
   -- Шутишь? Они различаются во всем! Хотя... просто в порядке общего бреда, чтобы отвлечься. Дерзай, танатологиня!
   Рут недовольно фыркнула:
   -- Сказал бы еще "танатологичка" -- каждый раз от таких извращений передергивает. Зачем склонять?
   -- Самка танатолога... -- улыбнувшись, предложил Алекс.
   Но Тоха уже отмахнулась, заинтересовавшись несколькими строчками. На прошлой неделе она пропустила их -- точнее, не обратила внимания. А теперь, когда как раз накануне у них состоялось практическое занятие, на котором специалитет изучал различия и характер ран, Энтони казалось любопытным проверить, как она усвоила пройденный материал.
   -- Смотри: здесь нож вошел ровно. А здесь рана нанесена под углом, еще и края получились неровными и отечными. В первом и пятом случаях вообще создается впечатление, что убийства совершались в состоянии аффекта. Видишь? -- Энтони ткнула в нужные строчки. -- И если первый раз списываем это на неопытность убийцы, то пятый... Может быть, замешан личный мотив?
   Александр послушно пролистал дела указанных жертв и поднял на жену удивленный взгляд:
   -- Первая и пятая жертва с одной планеты -- Гринсит. Наслышан об этой дыре. Если рассматривать жертв всех вместе, то такое покажется случайностью, а если в предложенном тобой ключе...
   -- Совпадением? -- подсказала Тоха. -- Хорошо, смотрим дальше. Правда, я все-таки не уверена, что выбрала правильную тактику. Запутаю сейчас еще сильнее.
   -- А других вариантов у нас все равно нет, -- Алекс наоборот был рад развить хотя бы такую сомнительную теорию. Все лучше, чем биться головой в стену, тем более, что время утекало, как песок сквозь пальцы. -- Давай, жена, жги!
   -- Если бы мы были на практикуме по колотым ранам... -- Рут прищурилась и зашуршала бумагами: -- Когда убиваешь в первый раз -- понятно, что рука дрожит, и края раны получаются рваными и отечными. Особенно, если это действительно был аффект. Но дальше серийные убийцы начинают входить во вкус, и их удары становятся уверенными и четкими. Они могут различаться по глубине и длине, особенно, если от процесса человек получается удовольствие...
   -- Опытный псих убивает иначе, чем неопытный? -- фыркнул Алекс, продолжая пролистывать личное досье первой жертвы. Да, инквизиция его уже вдоль и поперек исследовала, и вряд ли первокурсник отыщет что-то новое. Но если не пытаться, тогда точно ничего не выйдет.
   -- Естественно, дорогой супруг! -- заверила Энтони. -- У большинства маньяков рано или поздно, когда они набираются опыта, меняется линия поведения. И как бы они не ритуализировали процесс умерщвления жертвы, стараясь повторять все до мельчайших деталей, он все равно перетерпливает некоторые изменения.
   -- Хорошо, тогда как бы ты расположила жертв, если бы была на практикуме и тебя попросили указать с чего начал маньяк и чем продолжил?
   Тоха с сомнением осмотрела экспертизы вскрытия преподавательницы и третьекурсницы и, положившись на интуицию, первым оставила случай Лайны Анаид. Там рана была одна, и к ней худо-бедно клеился ярлык "аффект" -- ударили от злости, опомнились, убрали следы и поспешили сбежать. А вот леди Билбери явно желали именно убить, поэтому это дело Тоха пока отложила в сторону. Затем, еще раз пробежавшись глазами по заключениям, вторым номером Рут выбрала Нелиель.
   Алекс отвлекся от "жития" преподавательницы, недоуменно осмотрел изыскания жены, но комментировать не стал -- сам же попросил.
   Несколько минут помедитировав над жертвами, Энтони все-таки выбрала Илен Билбери, а затем крепко задумалась.
   -- Слишком мало информации по исчезнувшей девушке. Не знаю, что с ней делать. Поэтому пока будет вот так... -- Тоха пристроила рядом с леди студентку-стихийницу и перевела взгляд с почти пустого листа на заполненный отчет.
   -- Эм... Алекс, а ведь данные неизвестной и стихийницы совпадают. Почти, но делаем скидку на белую кровь. С исчезнувшей девушки натекло немного, конечно, и за неимением тела или жалобы безутешных родственников, дело сразу отправили в "висяки".
   Рут тоже склонился над отчетом.
   -- Действительно, похоже, только совершенно непонятно как это возможно!
   -- Пятой я бы положила последнюю найденную девушку, -- в ряд добавился отчет о смерти первокурсницы-танатолога.
   -- Ты ее знала?
   -- Нет, она была не из специалитета. Им переставили пару, когда выяснилось, что у нас будет контрольная -- допуск к зачету у Олдоак.
   -- То есть, если бы не эта... преподавательница, убить могли кого-то с нашего потока? -- нахмурился Александр. Идея, что вот так просто какой-то сумасшедший фанатик мог подкараулить его жену, Руту категорически не нравилась.
   -- Угу, а затем убийца почему-то успокоился и стал действовать более жестко и выверено, характер ранений изменился и это заметно, -- Энтони положила рядом технического специалиста, который был найден через девять дней после леди Билбери, и сокурсника Бастиана, убитого на выпускном.
   -- Если бы из третьекурсницы тоже забрали всю магию -- ритуал был бы уже завершен.
   Руты оглядели получившийся ряд.
   -- Прости, жена, но выглядит абсолютно бредово. Наш убийца должен быть великим магом, чтобы так легко перемещаться во времени...
   Идея, пришедшая в голову, была яркой, как залп салюта и внезапной, как контрольная по ПЗЗ.
   -- Или же... -- Алекс и Тоха обменялись совершенно одинаково-шальными взглядами, -- мы все великие маги, потому что постоянно попадаем в прошлое! И такой порядок убийств действительно может быть правдой!
   Рут покачал головой: это было как-то слишком очевидно и просто, чтобы за все это время никто не додумался. Взгляд скользнул по последней странице досье на убитую преподавательницу. Александр почувствовал, что ему срочно требуется что-нибудь выпить.
   -- Знаешь, как звали мужа убитой леди Илен Билбери?
   -- Очевидно, лорд Билбери? -- предположила Энтони.
   -- А вот и нет! Она не стала брать фамилию второго мужа!
   -- Не тяни тогда.
   -- Николас Крипс.
  

***

  
   Блеир, осторожно выглянув из-за высоченной башни учебников, посмотрела на лорда Тристила. Тот быстро проглядывал наброски дипломной работы одного из своих подопечных с пятого курса общей танатологии. Судя по недовольному прищуру и тому, что Карстен ничего не выделял и не подчеркивал -- кому-то придется начинать работу с нуля.
   -- Все настолько плохо? -- уточнила девушка. Упражнения по Рейвелю, заданные на дом, она уже с грехом пополам сделала и теперь чахла над учебником, заучивая исключения пятого спряжения.
   Мужчина поднял на нее взгляд и неожиданно мягко улыбнулся.
   -- Нет, плохо не может быть априори -- я беру только лучших. Однако, на мой взгляд, здесь не совсем верно расставлены вопросы... впрочем, над этим я подумаю позже. Вы закончили?
   Одра неуверенно покачала головой.
   -- Что-то непонятно?
   Девушка еще раз мотнула головой и поспешила спрятаться за учебниками. Как-то не так ей все это в итоге представлялось. Она ощущала себя неловко и не знала, как себя нужно вести. Все-таки, как бы Одре ни хотелось, храброй получалось оставаться не всегда.
   Спряжения не давались.
   Если первые два десятка исключений Блеир заучила быстро и могла легко опознать их в тексте и перечислить, то на тридцать пятом слове захотелось что-нибудь кому-нибудь сломать. Ну или хотя бы побиться лбом о стол. А ведь всего исключений у пятого спряжения было целых семьдесят шесть штук. Даже Тео не все выучил -- на пятидесятом забуксовал.
   Судя по тому, что Одра больше не слышала шелеста страниц, Тристил закончил читать черновики. Девушка еще раз выглянула из-за учебников и тут же встретилась взглядом с темными, почти черными глазами танатолога.
   -- Что-то не так, профессор?
   -- Думаю, что с вами, Блеир, делать.
   -- А-ээм... -- кажется, девушка подумала не совсем о том, о чем следовало.
   -- Вряд ли вы оцените выставку живописи третьего тысячелетия, -- констатировал Карстен.
   Точно не оценит! Одра, конечно, любила картинки полистать в ментальном пространстве, но скучать в бесконечно-длинной галерее, переходя от одной мазни к другой, ей совсем не хотелось.
   -- А вы любите выставки, профессор?
   -- Терпеть не могу, -- честно признался Карстен.
   -- А зачем?
   -- Раз уж мы с вами пришли к некоему согласию, глупо сводить встречи к одним занятиям в библиотеке, -- совершенно невозмутимо пояснил лорд, хотя от Одры не укрылась пара искорок лукавства. -- Нет, конечно, все можно свести к одной плоскости...
   Одра улыбнулась -- пока плоскость оставалась исключительно вертикально-сидячей и библиотечной. И девушка умудрялась этому одновременно и радоваться, и огорчаться.
   -- Поэтому предпочитаю, чтобы к телу в постели прикладывались интересы, которые можно было бы разделить, а также собственное мнение.
   -- И поэтому, профессор, вы решили покрыться плесенью на выставке?
   -- Не в клуб же с вами, Блеир, идти. Да и кофейные посиделки представляются с трудом. В кино же пока ничего достойного внимания нет.
   -- А все недостойное я уже и так посмотрела с группой, -- хихикнула Одра. -- Простите, лорд, не думала, что с нами -- студентками -- все так сложно.
   Карстен наигранно вздохнул
   Одра, сделав вид, что вернулась к исключениям, тоже задумалась. Вот не представлялся ей профессор ни в "Жареном тетереве", ни в забегаловке через три квартала, куда они периодически заглядывали. А в рестораны, к которым привык маг, наверняка не пустят саму Одру. Или она там окончательно опозорится со своим оцарапанным носом, который из-за мороза ужасно шелушился. Еще из одежды -- лишь старый свитер Гектора, на другой, более подходящий по размеру, тратить стипендию было откровенно жаль. В клубы она и сама заглядывала всего пару раз и так и не поняла, в чем фишка -- пустая трата времени и денег.
   Была у Одры, конечно, одна страсть. Пару раз даже удавалось вытаскивать группу... но та не особенно прониклась.
   -- Вы не хотите съездить со мной за город? Это недалеко, часа три на северо-восток, -- осмелев, предложила девушка.
   -- Хочу, -- согласился лорд. -- И что там есть интересное?
   -- Заброшенная больница... уже пятый десяток лет стоит, то деньги на снос куда-то исчезают, то еще что случается.
   -- И зачем вам это, Блеир? -- кажется, профессор действительно был удивлен предложением девушки.
   -- Ну как же? Интересно! По развалинам полазить, новое место увидеть... погулять. Только представьте: на пару километров вокруг ни одного человека. Даже еще лучше -- ни одного студента. Занесенные снегом корпуса. Вокруг все заросло, сухие деревья скрипят, а в остальном -- тишина. Можно будет бродить, слушая, как шепчутся сквозняки, заглядывать в палаты, спуститься в подвал...
   -- Значит, -- усмехнулся Карстен, -- предлагаете выгулять вас?
   -- Именно! -- с готовностью подтвердила Одра. -- И сами выгуляетесь!
  

***

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Адвокат дьявола: online
   Несущий крест: online
   Труп невесты: online
   Победитель по жизни: online
   Называйте меня Повелитель: Списки вопросов к экзаменам по ПЗЗ и специальной педагогике отправил. Напоминаю про практическую работу по астрономии завтра в три тридцать утра.
   Буря: online
   Рыцарь: online
   Буря: двести шесть вопросов?
   Труп невесты: Это Черкусон, она может. Меня больше напрягает возможность что-нибудь отморозить себе на башне.
   Шанайя: online
   Шанайя: три свитера, теплая куртка, подогревающее заклинание.
   Называйте меня Повелитель: ага, а еще лучше -- термос с чем-нибудь горячительным.
   Несущий крест: чаем, Карл. Иначе у тебя опять новые созвездия на небосклоне появятся.
   Победитель по жизни: Опять разговоры о сессии... Народ, пошли на каток!
   Несущий крест: Я пас -- не умею.
   Буря: Научим!
   Рыцарь: в твоем исполнении это звучит угрожающе...
   Буря: Оль, даже спорить не буду. Не умеет -- научим, не захочет -- заставим!
   Рыцарь: опять! Твое имя даже сокращать не нужно -- смертный одр, идеально подходит, да?
   Буря: Ничего ты не понимаешь в сильных именах!
   Адвокат дьявола: Итак, когда на каток?
   Шанайя: на следующий день после КВМ время будет.
   Буря: Кстати, а мы придумали название команды?
  

***

  
   Софиты настроили с грехом пополам. Они разменяли уже вторую сотню лет эксплуатации, но руководство МПГУ по-прежнему считало, что лучше потратиться на новое оборудование для алхимических лабораторий, чем менять оснащение концертного зала. Собравшиеся на КВМ зрители, к счастью, настроились самостоятельно. Никто не упустил шанса повеселиться последний раз перед неумолимо надвинувшейся сессией.
   Порядковые номера команды получили в результате жеребьевки. И бытовики, которым выпало выступать первыми, с треском провалились. Затем несколько команд представили неплохие сценки на тему учебных будней МПГУ, как обычно зажгли стихийники-третьекурсники, выигрывавшие последние два года. Удивительно, но их номера очень сильно напоминали идеи, которые сначала хотели взять друзья. Кое-как отмучались целители и боевики. Юмор был топорный, но несколько раз из зала доносился вымученный смех -- команды поддержки честно свое отрабатывали.
   Группа Кестера так и не определилась -- повезло им или нет. Они в списке оказались в конце, если точнее, то предпоследними, но специалитет факультетов предсказания, менталистики и сноходства редко баловал зрителей чем-нибудь годным. Так что ребятам, наблюдавшим из-за сцены за выступлениями других команд, получилось трезво оценить свои силы.
   -- На сцене Клуба Веселых Магов выступает команда первокурсников с расширенной специализации факультетов демонологии, танатологии, целительства, боевой магии и юриспруденции, следствия и дознания -- "ТриКо".
   Музыку подбирал Готхольд.
   Поэтому зал содрогнулся от внезапного грайндкора.
   Из зала кто-то возмутился, пытаясь перекрыть "вступление":
   -- А почему без костюмов, раз "трико"?
   -- Потому что не балет! -- прокричал в ответ Готхольд, отключил музыку и пояснил: -- На самом деле в нашей команде три группы: Кестера, Кехта и моя, Корфа.
   -- Приступим, -- незаметно пихнул боевика Диан и объявил первую сценку, пока остальные шустро расставляли по сцене декорации: -- Все мы любим смотреть космические гонки на флаерах между университетами, и, как всем известно, последние пятьдесят шесть лет наш МПГУ неизменно их выигрывает. В чем же секрет успеха?
   Сейлан Барт в костюме пилота прошелся по сцене, демонстрируя всем табличку с названием Высшей Академии Экономики, и устроился за столиком, над которым переливалась надпись "Кафе". Следом из-за кулис выскочила девушка в пестром наряде средневековой гадалки и, пристроившись рядом, схватила Сейлана за ладонь:
   -- Ох, милок, все как есть расскажу! Ждет тебя дорога дальняя, непростая, с препятствиями. За славой гонишься, яхонтовый мой. Позолоти ручку, чем путь закончится твой, расскажу.
   Пилот покривился, но монету на стол положил.
   -- Вижу! -- экзальтированно завопила гадалка: -- Обломки скоростного флаера вижу! Мать твою в трауре вижу! Разобьешься, голуба моя, и косточек в вакууме не сыщут! -- с придыханиями расстаралась Власта Ашира.
   Сейлан весьма натуралистично побледнел, содрал табличку и умчался за сцену.
   Следом появились Карл, Мстислав и Тодд, обвешанные цепочками, кулонами, браслетами. Лорд-декан факультета артефакторов прищурился: парочка экземпляров показались знакомой. По сцене мимо троицы прошли Диан и Тео, изображающие пилотов из Магического Шохолоского университета.
   -- Амулеты! На удачу!
   -- На скорость!
   -- На победу!
   -- Покупай три по цене двух и получи четвертый в подарок!
   Декан артефакторики, опознав несколько амулетов, побледнел: как эти первокурсники пробрались в его личное хранилище?! Мало того, что половина побрякушек, которыми трясли студенты, была опасна и нестабильна, так еще и часть из них являлась темномагическими артефактами! Впрочем, знакомым Диана, которые задолжали ему лекции, было все равно, где брать требуемый инвентарь -- главное не прогневить лучшего целителя на всем первом курсе и не остаться без его конспектов.
   Кехт и Кестер, соблазнившись акцией и обещанной удачей, купили парочку амулетов и тут же разлеглись на досках, достоверно изобразив глубокий сон. Их утащили за сцену. Тонкокостного и легкого Диана -- бодро, над крупным Теодором пришлось попотеть.
   На сцену вышли Бергтора, Шанайя и Готхольд. Продемонстрировали нашивки Магического Галактического Института Молекулярной Органики и расположились за столом, громко обсуждая тактику гонок. Через пару минут позади них засияла пентаграмма, в которой появился переодевшийся демоном Кестер и очень строго погрозил пилотам пальчиком. Те прониклись и пошли собирать вещи.
   -- Все было не так! -- возмутился Шаред, в свое время принимавший участие в гонках.
   Сценка продолжалась.
   Одра вытащила за собой большую картонку, напоминающую флаер (на ней крупными буквами было написано "МПГУ"), и медленно побрела по сцене. Ее на большой скорости обогнал Алекс, на такой же картонке которого переливалась аббревиатура главного и самого престижного Магического Галактического университета. Рут издевательски помахал Блеир и ускорился, скрывшись за кулисой. Одра осталась невозмутима, продолжив неспешно "лететь" к финишу. Спустя мгновение раздался мощный рев, и Алекс, изображая панику, промчался в обратную сторону, преследуемый голограммой костяного дракона-умертвия.
   Одра, сцапав муляж кубка, праздновала победу.
   -- Хорошо, что настоящее умертвие не притащили, -- тихо порадовался декан танатологов, припомнив Фиби.
   -- Я всегда говорил, что коллективная работа ведет к победе! -- улыбнулся ректор.
   -- Когда твоя девушка -- боевик, свидания приходится совмещать с заданиями, -- объявил Алекс следующую сценку.
   Раздалась медленная романтичная мелодия. Готхольд покривился, но все-таки аккуратно обхватил Одру за талию, и неловко затоптался на месте, изображая танец. Девушка, вытянув шею, выглянула из-за Корфа и отправила несколько боевых пульсаров в Карла, изображавшего мага-отступника, который почему-то подкрадывался к своим жертвам с большим кухонным тесаком. Следом выскочила группа Диана в костюмах инквизиторов и скрутила Терлега.
   -- Когда твой парень -- демонолог, это диагноз, -- улыбнулась Шанайя.
   На сцене появилась голограмма обычной кухни, следом вышел Харвин Заран в цветастом переднике с тарелкой румяных пирожков.
   Зал замер.
   -- Как они уговорили высшего демона? -- поперхнулся кто-то из преподавателей.
   Харвин как ни в чем не бывало засуетился, изображая одновременно и уборку, и готовку. Даже вытащил из воздуха допотопный веник, принявшись подметать сцену. Несколько минут зрители медитировали над этим зрелищем.
   Затем, убедившись, что демон произвел впечатление, на сцене показался Мстислав Моран, держащий в руках свиток, насколько длинный, что его конец терялся где-то за сценой.
   -- Мне жена список дел и покупок оставила, -- Ловец потряс свитком, -- как все закончишь, я тебя, так и быть, отпущу.
   Заран грустно посмотрел на длиннющий список.
   -- А кто у тебя жена?
   -- Начальник отдела инквизиции по особо важным делам, -- сообщил Мстислав и добавил: -- Старше меня по званию.
   -- Понял, господин, сочувствую.
   Демонолог вернулся за кулисы, чтобы переодеться к следующей сценке, как его схватили за плечи и резко развернули:
   -- Пошутить вздумали, мелочь пузатая? Может, еще и выиграть хотите? -- над Ловцом склонился верзила с третьего курса в костюме пушистого белого кролика.
   -- А почему нет? -- нагло оскалился Мстислав, понимая, что драки не избежать. Тем более, что краем глаза Моран заметил прогуливающуюся по натянутым под потолком тросам котичку Рутов: -- Никто вас не заставляет из года в год сочинять однообразные шутки про пьяных студентов на сессии.
   Фиби своих уже различала и даже не покушалась на ботинки и скальпы групп Кестера, Кехта и Корфа, с ее стороны -- это верх благосклонности. А вот поточить когти об остальных людишек она никогда не отказывалась. Тем более, таких больших и аппетитных кроликов котичка еще не видела и следила за данным экземпляром уже десять минут, выжидая удобного момента.
   В ту секунду, когда третьекурсник атаковал Мстислава, Фиби с громким победным мявом спикировала на голову кролику, вцепившись в мягкие плюшевые ушки. Нападавший завопил от испуга (а спустя мгновение -- еще и от боли, так как Ловец дал сдачи), но на сцене Карл так громко и немузыкально пел про расписание, что криков и ругани в зале не услышали.
   Зато на шум моментально подтянулась команда третьекурсников, среди которых Мстислав заметил Лили, прибившуюся к противникам.
   -- Наших бьют! -- прокричала выглянувшая из раздевалки Одра и бросилась на обидчиков. За ней, кто в чем, выскочили остальные первокурсники, готовившиеся к завершающей сценке.
   Даже Карл с любопытством оглянулся за кулисы, оборвал песню на последнем куплете и впихнул микрофон Корфу. Готхольд, также желающий присоединиться к драке, раздумывал недолго:
   -- С вами была команда "ТриКо". Мы отвечаем за хлеб, зрелища и... -- боевик, прислушавшись к нарастающему шуму борьбы, добавил, -- последствия!
   Корф, активировав заранее подготовленное заклинание салюта, поклонился и с разбега вклинился в кучу-малу, надеясь успеть кому-нибудь намять бока.
   Зал свистел и аплодировал.
   Предсказатели от участия в КВМ поспешно отказались.
   И, судя по не унимающимся овациям, команда-победитель определилась автоматически.
   -- Ха! -- нетерпеливо подскочил Лад: -- Эй, Боголюб! Мои первокурсники отделали твоих акселератов.
   Куратор третьего курса Боголюбов сделал вид, что ничего не услышал.
   "ТриКо" остались собирать реквизит, обсуждая возможность поехать на следующий этап КВМ в соседнюю систему и посостязаться с другими высшими учебными заведениями. Радость немного подпортил Мстислав, который не мог не затронуть неприятную тему:
   -- Вы понимаете? Все, что мы успели обсудить, Крипс передала другим командам. Хорошо, мы все в последний день переделали... И что, мы это так и оставим?
   -- Все равно старшекурсники сделали хуже исключительно себе, взяв ворованные идеи, -- спокойно заметил Теодор. -- А из чата Крипс уже исключили, значит, подобное не повторится.
   -- Хорошо бы, -- вздохнула Шанайя.
   -- Да, ребят, всё собирались сказать, -- Диан отвлекся от складывания инквизиторских роб: -- Кестер, Блеир, Руты, мы готовы вам помогать с любыми вопросами и проблемами в любое время суток, если что -- вытянем вторые специализации все вместе.
   Алекс и Тоха заулыбались, Тео кивнул.
   -- Спасибо! -- поблагодарила за всех Одра. -- Ну что, пошли отмечать победу?
   Аллеи центрального городского парка с наступлением холодов превратили в отличный каток. Заодно оборудовали и удобные раздевалки, где можно было переобуться и оставить вещи, и небольшие кафешки прямо на льду, в которых оказывалось приятно не только перехватить сэндвич и кофе, но и полноценно пообедать. А вечерами, когда зажигались сотни магических огоньков, освещая скованные льдом дорожки, парк и вовсе превращался в маленькую очаровательную сказку.
   Особенно в глаза бросалось количество влюбленных парочек, романтично держащихся за руки и постоянно не вписывающихся в повороты.
   Теодор очень медленно и крайне неохотно зашнуровывал коньки, исподлобья наблюдая за друзьями, которые уже переобулись и теперь дожидались только его. Алекс выводил на льду какие-то знаки, Энтони пока аккуратно держалась за бортик, Одра же нетерпеливо елозила лезвиями так, что Кестер всерьез опасался, как бы девушка не устроила себе внеплановый шпагат.
   -- Как ты вообще умудрился дожить до восемнадцати лет и ни разу не сходить на каток? -- возмущенно вопросила Блеир, когда, закончив со шнуровкой, Тео неловко, делая крошечные осторожные шаги, засеменил к друзьям.
   -- Мы в основном с отцом на лыжах за город выезжали. И то нечасто, -- объяснил Теодор, -- я все-таки больше борьбу люблю.
   -- Вот теперь попробуй победить лед, -- ехидно предложил Алекс. -- Ну что? Беремся за бортик, господа начинающие, и осторожненько скользим... скользим, я сказал, Тео, не идем!
   -- Я пару кругов на пробу сделаю и к вам вернусь, -- не утерпев, Одра легко оттолкнулась и вклинилась в поток катающихся.
   Стремительные плавные движения девушки вызвали невольное восхищение. Она словно летела надо льдом -- яркими языками пламени развевались чуть отросшие рыжие пряди волос, сосредоточенность на остроносом лице сменилась восторгом. Одра, чуть отклонившись корпусом, скорректировала траекторию, обогнав большую компанию, вырвалась на свободное пространство и, раскинув руки, закружилась на месте. В свете фонарей засверкала под лезвиями стружка льда.
   -- Это было ожидаемо... Одра может.
   Алекс, Тоха и Тео проследили за Блеир и вновь двинулись вдоль бортика. Точнее, Рут на коньках стоял уверено и катался не хуже Одры, но надо же было хоть кому-то присматривать за друзьями? Энтони, в принципе, пару раз в предыдущие зимы выбиралась на катки, но навык еще нужно было восстановить. А вот ноги Тео разъезжались в самых невероятных направлениях, и Кестеру приходилось вцепляться в поручень с такой силой, что в паре мест на нем остались вмятины.
   Вдоволь накатавшись, Одра, наконец, вернулась к друзьям. Щеки ее раскраснелись, челка прилипла ко лбу, а в каре-зеленых глазах искрился такой восторг, что Теодор замолчал, перестав проклинать и каток, и коньки, и идиотскую идею впихнуть его в это пыточное устройство.
   Энтони к этому времени уже более-менее раскаталась и осторожно нарезала круги возле мужа, так, чтобы Александр оставался на расстоянии вытянутой руки, и при желании за него можно было схватиться.
   -- Тео, отцепляйся от бортика, иначе не научишься, -- заявила Блеир, после того, как оценила ситуацию: -- Мы тебя удержим, я -- справа, Алекс -- слева. И не переступай ногами!
   Кестер тоскливо вздохнул, подумав, с каким удовольствием сейчас почитал бы учебник по Рейвелю, и попробовал представить себя в заснеженном лесу, на лыжах, и осторожно скользнул вперед. Коньки тут же вместе с ногами разъехались каждый своей дорогой, будто решили поработать над растяжкой Теодора. Парень с трудом (и с помощью друзей) сохранил равновесие, вцепившись в их плечи. Десять секунд, пятнадцать...
   -- Тео... ключицу сломаешь, -- прохрипел Рут.
   Кестер спохватился и попытался ослабить хватку.
   -- Мало мне одного постоянного контроля, -- проворчал он, -- а теперь еще и вы окончательно решили меня доконать.
   Тео заметил, как его тень, особенно черная и жирная, по сравнению с прочими, дернулась в сторону, а после снова вернулась на положенное место, будто бы передумав хулиганить.
   -- Потихонечку, с правой, чуть в сторону, -- советовала Одра, не понимая, как катание может не доставлять удовольствие, -- ноги расслабь, корпус чуть вперед. Иначе, если упадешь на спину -- затылок расшибешь.
   Тео качнулся и обреченно согнулся, понимая, что просто так его к учебникам домой не отпустят.
   И все-таки терпеливые объяснения и дружеские подколки свое дело сделали: минут через двадцать Теодор все-таки расслабился (скорее, смирился), и группа одолела первый круг. Руты ненадолго отъехали -- Алекс придерживал Тоху за талию, а она беззаботно позволяла вести мужу, обгоняя другие парочки.
   Одра и Тео устроили себе минутную передышку, залюбовавшись, насколько гармонично и красиво Руты смотрелись со стороны, после чего Блеир полностью взяла бразды обучения в свои руки.
   -- Тео, просто слушай свое тело. И не бойся! Представь, что лед -- не противник, а друг. И скользи, а не поскальзывайся!
   Коньки снова разъехались.
   На третьем круге чудо все-таки случилось. Кестер перестал идти и поехал. Конечно, неуверенно, раскачиваясь в разные стороны и при малейшем резком движении снова цепляясь за Одру. А на пятый Тео даже выпустил онемевшее плечо девушки из побелевших от мороза пальцев. 
   А на седьмом круге Теодор почувствовал себя уверенней, за что тут же и поплатился. Одра, ослабив внимание, не успела среагировать. Поскользнувшись, Кестер все-таки полетел на спину -- затылком об лед. Единственное, что смогла Блеир -- схватить друга за куртку, задержав падение на секунду, которой Теодору хватило, чтобы сгруппироваться и удариться не головой, а спиной и локтями.
   В придачу на него завалилась Одра, так же не удержав равновесие.
   Под спиной раздраженно заскреблась тень, чуть смягчившая падение.
   -- Поднимаемся, валяние на льду в программу не входило, -- Одра, довольная, что удалось избежать серьезных травм, отряхнулась и потянула за собой Тео.
   Тот оттолкнулся и упрямо поехал вперед, расставив руки в стороны подобно пугалу.
   -- Для первого раза очень неплохо, -- одобрила Блеир, -- на следующей неделе снова выберемся.
   Тео поднял глаза к зимнему небу и помолился, чтобы сессия началась быстрее.
  

***

  
   -- Улики у нас только косвенные, а то, что Илен Билбери увела отца Крипс, вообще никуда не приложишь. Лили на тот момент было всего три года... нас поднимут на смех, -- пришлось признать Алексу, -- но я готов продать Харвину душу, что убийца именно она.
   -- У нее были мотивы по отношению к трем жертвам, -- согласилась Тоха и грустно заметила: -- Но это даже не половина, легко сказать, что мы притянули все за уши.
   -- Зато там все отлично прослеживается, может, если поискать и подумать, остальных тоже притянем? -- перечислил Рут.
   -- Давай! -- ухватилась Блеир: -- Я даже подкину мотив для Нели. Помните, она к нам в "Жареном тетереве" подошла? Нели ведь узнала Лили! Может, она в тот вечер, когда Лайну убили, что-то видела, просто не была уверена?
   Притянуто было даже не за уши, а за хвост и насильно, но Рут, за неимением других идей, все записал и подчеркнул.
   -- Четыре, -- констатировал он.
   Энтони, лениво пролистывающая фотографии убийств, которые просочились в м-поле, всмотрелась в один из снимков и побледнела:
   -- Не хочу показаться мнительной, но, кажется -- пять.
   Тео, Алекс и Одра тут же потянулись к Тохе и жадно уставились в экран, пытаясь понять, что напугало ее.
   Первым сообразил Александр.
   -- Ты говорила, что пару их потока перенесли из-за нашего зачета?
   Энтони кивнула.
   Качество снимка было низким, помешала метель; снег, на котором лежала девушка, казался черным от натекшей крови. И чем больше друзья смотрели за неловко раскинутые руки, сбившуюся шапку из-под которой торчали темные пряди волос, выпачканное пальто и заострившееся лицо убитой, тем больше осознавали, что Энтони ничего не показалось, и упрекать ее в мнительности не стоило.
   -- Пальто в точности, как у тебя, -- кивнул Алекс.
   -- Цвет и длина волос тоже похожи на Тохины, -- осторожно согласилась Одра.
   -- А в той метели вообще не отличить, -- Тео подвел итог.
   -- Убью, -- тихо, но очень зло пообещал Рут, сжав кулаки.
   -- Лучше найдем доказательства и сдадим эту больную инквизиции, -- попросила Энтони, которой самой очень хотелось найти Крипс и наглядно показать, насколько возможности Рут превосходят жалкие крупицы магии Крипс.
   Александр молча притянул к себе жену и уткнулся носом ей в шею, вдыхая родной запах и убеждая себя, что все в порядке, мироздание на их стороне, и он ни за что и никогда не даст Энтони в обиду.
   Кестер устало помассировал лоб.
   -- Действительно, все указывает на Лили. Но ритуал проводит не она, -- отложив в сторону отчеты, Тео нервно побарабанил пальцами по столешнице: -- Где Крипс могла достать образцы белой крови? Для этого нужен допуск первого уровня, и то каждый запрос рассматривается по году, а то и больше.
   -- Или хорошие связи, -- добавила Энтони, -- ни первым, ни вторым Крипс не обладает, иначе ее поведение было бы совершенно другим.
   Группа сидела на последнем ряду, дожидаясь пары по алхимии, которую вел сам декан Шаред. Тот почему-то опаздывал. Именно поэтому друзья воспользовались возможностью еще раз обмозговать все идеи и догадки. Тем более, что других претендентов на последние места не оказалось и тихого разговора никто посторонний услышать не мог. Наконец, когда от лекции прошло уже двадцать минут, а по рядам пополз удивленный шепот, дверь открылась.
   Лорд Арролин выглядел крайне потрепанно, а правую щеку декана изуродовал жирно смазанный мазью бугрящийся волдырями ожог.
   Первокурсники сглотнули и испуганно подались назад.
   -- Прошу меня извинить за опоздание, -- немного хрипло начал Шаред и, бросив недовольный взгляд на третий ряд, уточнил: -- И напоминаю, что вы не в музее находитесь и не на выставке. От ошибок не застрахован никто, в том числе и второй курс специалитета алхимии.
   Декан пересекся с напряженным взглядом Кестера и поспешил начать занятие.
   -- Алекс, -- звенящим от напряжения голосом позвал Тео, даже не попытавшись открыть тетрадь и начать конспектировать, -- можешь найти серию снимков с места убийства выпускника?
   Рут без лишних вопросов зарылся в м-пространство, а затем кинул сжатую папку в м-поле Кестера.
   Теодор, прикрыв глаза, принялся быстро перелистывать материалы: вот он сам стоит рядом с лордом Шаредом и упрямо, насуплено смотрит прямо в объектив. Вот его молодая мать; стайка напуганных студентов; медленно собирающаяся толпа, в которой мелькает знакомое лицо. Кестер с минуту внимательно изучал снимок, сделав максимальное увеличение, а затем показал остальным. Среди стянувшихся к месту преступления магов и репортеров на снимке особенно хорошо выделялась знакомая фигура Шадера, именно лорда-декана, а не старшего преподавателя, каковым он являлся на тот момент. И на щеке мужчины, даже несмотря на низкое качество снимка, можно было различить точно такой же ожог.
  

***

   Лили скользнула из заснеженного парка в душную летнюю ночь. Теплый ветер ласково скользнул по щекам, упоительный свежий воздух наполнился запахом свежей листвы. Расстегнув куртку и стянув шарф, целительница с интересом огляделась, куда ее занесло на этот раз. МПГУ что-то праздновал -- залпы салюта расцветали в темном небе над главным корпусом снопами искрящихся огней. За деревьями слышался смех и радостный гул.
   Крипс, решив, что немного времени у нее есть, сошла с аллеи чуть в сторону, скрывшись в тени парка. Она скинула куртку и, расстелив ее, собралась посидеть, отвлечься, хоть немного успокоиться.
   Откинувшись на ствол дерева, девушка коснулась виска и медленно пролистала недавно пришедшие в ментальное поле сообщения. Сейчас планшет из-за аномалии работал в автономном режиме, и это было только хорошо -- никаких новостей в ближайшие двадцать минут. Перед глазами мелькнули строчки:
   "Твои идеи нас больше не интересуют, воровка!" -- от третьего курса.
   "С мужьями подруг не заигрывают!" -- от Одры.
   "Научись общаться с людьми..."
   "Я не собираюсь в очередной раз прикрывать твои прогулы!"
   Последнее сообщение пришло из дома: "Ты вообще собираешься родной матери помогать? Я знаю, какие у вас стипендии! Небось, на шмотки и бары истратила? И где подработка, которую ты так нахваливала? Не можешь даже книжки в правильном порядке поставить? Жаль, Лайну убили. Она была куда более ответственной и благодарной девочкой, несмотря на то, что у нее только опекунша была. Я на тебя молодость потратила, ночей не спала... А ты считаешь, что имеешь право про меня забыть? Напиши мне!".
   Крипс зарычала от бешенства. Безумно хотелось выплеснуть раздирающую сердце злость и обиду. Так, чтобы и другим стало также больно! Почему мать вечно сравнивает ее с другими? И каждый раз не в пользу Лили! Всегда находились более умные, более способные, более послушные, ответственные и заботливые девочки.
   Лили так надеялась на новую жизнь в МПГУ...
   Если бы не тварь Лайна! Или не стихийница! Неллиель, в которой внезапно проснулась подозрительность! Неужели она заметила что-то в парке? А теперь Энтони, проклявшая Лили и настроившая против нее всю группу!
   Нет, с Рут точно нужно разобраться. И чем скорее, тем лучше. И ничего страшного, что в первый раз не получилось. Лили все продумает и хорошо подготовится.
   -- Привет, красотка! -- целительница резко вскинула голову, недобро уставившись на высокого парня, с лентой выпускника через плечо. Судя по виду незнакомца, тот уже успел неплохо отметить получение диплома. Однако пьяным назвать его было еще нельзя.
   Девушка быстрым оценивающим взглядом пробежалась по весьма привлекательной фигуре и настороженно улыбнулась в ответ. Парень воспринял это как приглашение.
   -- Ух, а зачем куртка? Ты из другого времени? -- ухмыльнулся он и устроился рядом с Лили, без разрешения обхватив девушку за талию. -- Из зимы сбежала, да? От холода... Хочешь, согрею?
   Крипс повела плечами, пытаясь понять, нужно ли это ей. В конце концов, можно просто подхватить куртку и уйти из аномалии. В ее время, где, как выяснилось, Лили никому не нужна. А здесь и сейчас ей так хотелось отвлечься! Скинуть напряжение. Тем более, что парень действительно был красив, и Лили готова была признать, что хочет его.
   Девушка легко вывернулась из объятий и быстро стянула с себя теплую кофту. Выпускник, сообразив, что только что ему дали "зеленый свет", потянулся к пряжке ремня.
   -- Сегодня мой день, -- выдохнул он в приоткрытые губы Лили и, задрав ей юбку, потянул вниз плотные колготки.
   Лили ожидала поцелуев, ласк, хотя бы немного нежности, но парень, опрокинув ее на траву, решил обойтись без прелюдий. Он двигался быстро, резко, причиняя больше боли, чем удовольствия, и Крипс, вместо того, чтобы отвлечься, как она надеялась, только сильнее злилась.
   -- А ты что хотела, детка? -- хрипло рассмеялся парень. -- Через двадцать минут тебя уже здесь не будет. Так зачем попусту тратить время? Вернешься к себе -- наверстаешь. С твоим-то поведением.
   Слова оказались хуже пощечины! Она всего лишь хотела расслабиться...
   Девушка дернулась и попыталась оттолкнуть от себя выпускника, но он оказался куда сильнее и настойчивее.
   -- Спокойнее, -- парень сильнее сжал ее бедра, -- разве я делаю что-то, на что ты не согласилась? Расслабься. Интересно, в каком же времени водятся такие доступные девчонки...
   Это было так унизительно, Лили мотнула головой и, наконец, поняла, что ей нужно сделать, чтобы получить удовольствие. Тем более, что куртка лежала совсем близко. Целительница легко дотянулась до кармана, вытащила складной нож и без замаха ударила.
   -- В таком, до которого ты не доживешь, -- сообщила Лили жалобно вскрикнувшему парню, а в следующий момент ее выкинуло из аномалии.
   Арролин Шаред вышел из тени. Не то, чтобы произошедшая сцена его впечатлила или смутила. Для лорда-декана это убийство было настолько давним событием, что единственное, как он мог к нему относиться -- как к голографическому фильму. Тем более, что студентка Крипс уже давно своим поведением никого не удивляла. Также и выпускник Эманд Мюр никогда не отличался кротостью и монашеским смирением.
   -- Лорд Шаред... -- едва слышно, на самой грани, из последних сил.
   Эманд был еще жив и должен был остаться таковым еще несколько минут.
   Арролин отвел взгляд от выпускника, сосредоточившись на месте преступления. В его воспоминаниях оно выглядело совсем иначе. А значит, следовало поторопиться и убрать все следы до прихода его молодой версии вместе с Теодором Кестером. Вздохнув, Шаред прошептал несколько формул, чтобы привести в пристойный вид не только место, но и самого Эманда.
   -- Это ради науки, -- со вздохом убедил сам себя Арролин.
   Признаться, он уже сомневался в правильности своих поступков. Одно дело -- понять природу белой крови, заставить ее работать на магов, быть может, даже приблизиться к пониманию мироустройства. И совсем другое -- пробудить древнее божество. Вряд ли Темный скажет Арролину "спасибо". Разрушать привычный порядок, а еще хуже -- весь мир, лорду-декану не хотелось. Он мог через многое переступить на пути к цели, но не через благополучие всей галактики.
   Конечно, была высока вероятность, что ритуал не сработает. Или же Всеединый не позволит Темному богу причинить миру вред. Ведь не зря он низверг остальных Древних... возможно, и сейчас, если что-то пойдет не так, Всеединый вмешается и навсегда уничтожит Темного.
   Но... на этом месте Арролин скривился, как от боли. Шансы и риски -- не то, чему можно довериться. Особенно, если дело касается таких непредсказуемых сущностей. Шареду необходимо было лично убедиться, что ритуал нарушен, и его никто не сможет довести до конца.
   Насколько маг понял из описания ритуала, Темному было важно забирать из тел именно остаточную магию вместе с жизнью. И если бы только Шаред мог просто вытащить эти крупицы из Эманда прежде, чем к нему прикоснется Кестер... Однако история не знает сослагательного наклонения. Если Арролин своими глазами видел, как Теодор забирает из Мюра магию, значит, так и случится. Другой вопрос, чья именно это была магия?
   Собравшись с мыслями и решившись, мужчина достал из кармана мантии заранее подготовленный шприц с белой кровью и, примерившись, вколол себе в вену. Первые секунды Арролин слышал только стук собственного сердца. А затем мир преобразился. И дело было даже не в обострившихся зрении и слухе и не в резко раздувшемся резерве, который стал больше едва не вдвое, наполнив мужчину совершенно новой, яркой и искрящейся силой, непохожей на привычный поток магии. Дело было в том, как Арролин теперь воспринимал все, что окружало его. Это был материал -- податливый, готовый к использованию и почти бесконечный. Весь мир был куском глины, которому на гончарном круге придали нужную форму. И стоило только захотеть, его можно было переделать и изменить.
   Едва сдерживая себя, лорд-декан хрипло застонал, с трудом сохраняя рассудок. Это было настолько прекрасно! Если бы только это длилось вечно.
   Увы, на самом краю подсознания, Шаред четко понимал, что белой крови хватит лишь на пару минут, и драгоценных крупиц времени осталось совсем немного.
   Приблизившись к Эманду, Арролин с удивлением осознал, что мальчишка мертв. И это ни капли его не испугало. Шареду даже не пришлось использовать магические формулы -- хватило одного желания, и тусклый, слабый отголосок жизни вернулся в тело выпускника Мюра. Он хрипло застонал, но даже не попытался позвать на помощь. Уже понял, что надежда тщетна.
   Наклонившись над парнем, Арролин бережно вычистил резерв Эманда, не оставив ни капли его родной магии, и взамен влил несколько капель своей. Совсем чуть-чуть, так, чтобы Древнему богу, живущему в Кестере, было что забрать. В следующий момент в конце дорожки появились два человека -- высокий мужчина и ребенок. Арролин усмехнулся и отошел в тень.
   Ему требовалось оставить послание самому себе.
   А еще лорд-декан четко понимал, что не сможет закончить эксперимент. Не сможет забыть про белую божественную кровь, после того, что ощутил и понял.
   Все равно, что отказаться от собственной магии.
   Он проиграл этот бой белой крови и самому себе...
   Арролин вернулся в своё время с почти нулевым результатом и резервом, еще раз убедившись, что история сослагательного наклонения не знает.
  

***

  
   Называйте меня Повелитель: online
   Называйте меня Повелитель: я тут к нотариусу сходил -- завещание оставил.
   Ловец: online
   Рыцарь: online
   Несущий крест: online
   Труп невесты: online
   Кукловод: online
   Буря: online
   Шанайя: online
   Шанайя: не смешно, Карл. От сессии еще никто не умирал.
   Называйте меня Повелитель: зато от инфаркта -- сколько угодно.
   Победитель по жизни: online
   Победитель по жизни: всегда есть риск оказаться первым.
   Несущий крест: глупости. Всего лишь нужно выучить материал.
   Рыцарь: ну, выучил? А потом тебя Черкусон завалит.
   Победитель по жизни: или на практическом по ПЗЗ не успеешь какую-нибудь запрещенную формулу отразить.
   Адвокат дьявола: на алхимии, говорят, нужно будет выпить зелье, которое сваришь.
   Ловец: а на демонологии -- купировать прорыв инферно.
   Труп невесты: и упокоить умертвие на танатологии.
   Буря: а еще сражение на полигоне с полноценными фантомами. И заклинания можно использовать только невербальные!
   Называйте меня Повелитель: про Рейвеля не забывайте! Там от одних вопросов можно Всеединому душу отдать!
   Кукловод: сессия в МПГУ -- тысяча и один способ умереть.
  

***

  
   Интересно. В мое время таких развлечений не было...
  

Глава 7

Пробуждение бога

Почему январь род не выражает? Потому что дверь!
Иванов С. В., Современный русский язык

   В сессию МПГУ напоминал даже не разворошенный муравейник, а планету, в которую вот-вот должна была врезаться огромная комета. И все жители в панике носились из стороны в сторону, не видя возможности спастись.
   Расписание специалитета вызывало в первокурсниках чувство, похожее на отчаяние. На каждый день приходилось по два, а то и три зачета, и щадить студентов преподаватели не собирались.
   -- Мне хочется применить хроно-дисторс, -- выдала Одра, перестав гипнотизировать взглядом кипу конспектов по специальной педагогике.
   -- Ну да, -- согласился Алекс, -- отличная идея! В инквизиции сдавать сессию точно не придется.
   -- Но мы же умеем ему противодействовать, -- возразила Блеир. Большую часть времени она убивала на Рейвеля, и на подготовку к остальным предметам почти ничего не оставалось.
   -- Зато резонанс чувствуется, -- напомнил Тео, пролистывая введение в демонологию. -- Если хоть кто-то на территории воспользуется им -- об этом сразу же станет всем известно.
   Одра грустно кивнула.
   -- В принципе... -- Рут отвлекся от тетради, где сам себя проверял, записывая в колонку основные даты по истории государственности: первые пятьсот он помнил идеально, дальше начинались проблемы. -- Все совсем неплохо. За большую часть предметов я спокоен, "хорошо" мне точно обеспечено, хотя нацелиться стоит на "отлично".
   Тео, Одра и Энтони согласно кивнули головами.
   -- Ага, -- подхватила мысль Блеир, -- я смотрю на то, как остальные группы хватаются за головы и удивляюсь -- почти по каждому билету я сразу могу наговорить чего-нибудь на удовлетворительную оценку.
   -- Это потому, что в отличие от остальных, мы действительно готовились к семинарам и практикумам, а не погрязли в долгах по самые уши, -- нравоучительно заметил Кестер: -- Ничего сверх уже начитанного материала с нас спрашивать не будут. Преподаватели не собираются заваливать весь наш курс, сейчас их задача -- отсеять слабых и необязательных студентов, чтобы не краснеть впоследствии.
   -- Скорее, чтобы не выплачивать родственникам компенсации за погибших двоечников, -- уточнила Энтони. -- У нас еще десять минут, и разбегаемся по факультетам. Одра, оставь ты эту педагогику. У тебя основы безопасности сегодня и зачет по психологии служебной деятельности.
   -- Первое я назубок знаю. Второе тоже вытяну. А вот Черкусон нас просто так не отпустит...
   Александр, отлично помнивший об угрозе Аластрионы Ростиславовны, на это только вздохнул и закончил переписывать даты, после чего быстро просмотрел список вопросов по основам судебной экспертизы и обвел два, которые еще не успел прочитать.
   -- На ходу повторю. А у вас как?
   Энтони показала большой палец. Патологическая анатомия была ее любимым предметом и серьезных затрат на подготовку не потребовала. Кестер неопределенно пожал плечами: с одной стороны, в своих знаниях и умениях он был уверен, но с другой -- ритуал вошел в завершающую стадию, и сейчас восемьдесят процентов резерва Тео тратил на внутренний контроль.
   -- Эй, чего копаетесь? -- в "Жареный тетерев" заглянул Готхольд, напоминающий огромный пушистый сугроб. -- Готовы?
   За ним тут же влез, едва не уронив Корфа, Мстислав.
   -- Кестер, объясни двадцать третий вопрос!
   Одра посмотрела на часы, висящие над барной стойкой.
   -- И правда копаемся... Давайте в темпе, хочется быстрее на сегодня отстреляться.
   Похватав куртки и шарфы, ребята расплатились за завтрак и поспешили в МПГУ за группами Кехта и Корфа. Если с Готхольдом они контактировали хотя бы из-за Лада, опекающего их, то Диан и его ребята присоединились к общей компании чуть позже. Доставшийся им куратор оказался безалаберным, а вторая группа провалила практическое задание на полигоне и уже была отчислена. Посовещавшись, Диан, Власта, Тодд, Офер и Бергтора решили держаться поближе к тем, кто действительно учится, а не режется в карты на задних рядах.
   Кехт вроде бы даже подходил к Ладу с просьбой взять под опеку их группу. На что куратор, по словам очевидцев, схватился за голову и телепортировался с воплем, что так он сойдет с ума в два раза быстрее.
   Хотя тем же вечером в м-поле Диана свалилось сообщение от Лисовского с обещанием подумать.
   Разделившись по специальностям, ребята пожелали друг другу удачи.
   Демонологи свернули налево сразу за главными воротами -- их факультет был ближе всего. Остальные продолжили брести по плохо очищенной главной аллее.
   Ловец рядом с высокими Теодором и Бергторой смотрелся совсем мелким и щуплым. Зато и резерв у него был на зависть многим, и сам дар имел ярко выраженную направленность.
   -- Никто не слышал, как профессор Сапож проводит зачеты? Вопросов вроде немного, но старшие курсы очень уж подозрительно улыбались и отмалчивались.
   -- Они всегда улыбаются, -- Тора плотнее закуталась в толстый шерстяной шарф.
   Несмотря на свой высокий рост и массивную фигуру Сванлауг все равно выглядела довольно гармонично и приятно. Статная, с крупной грудью, округлыми бедрами, она была ниже Тео всего на пяток сантиметров. Особую изюминку добавляла шикарная золотистая коса до пояса. Многие парни заглядывались на Бергтору, но подходить не решались. Особенный ужас у потенциальных претендентов на внимание девушки вызывали размышления на тему -- какого же роста и размера у нее отец и что такой великан сделает с тем, кто обидит его дочурку.
   -- Списка вопросов, который нам выдали, должно хватить, чтобы сдать предмет. А если вдруг что-то выйдет за пределы начитанного нам материала, мы будем вправе сообщить об этом в ректорат, -- Кестер сильно сомневался в желании профессора "завалить" их, однако лорд Сапож действительно производил впечатление мага неприятного и очень вредного. Поэтому ожидать можно было все, что угодно, и при этом надеяться, что после зачета выживет хоть кто-нибудь, чтобы пожаловаться ректору.
   -- Жаль, что профессор Кау до сих пор в больнице, -- вздохнула Бергтора, едва не поскользнувшись на обледенелых ступенях крыльца, -- он бы точно объяснил, как будет проводить зачет.
   Они подошли к аудитории, у которой уже томилась большая часть специалитета демонологии. Однокурсники напряженно прислушивались к странным царапающим звукам, доносившимся из-за плотно прикрытой двери. Парочка человек в стороне, не обращая ни на что внимания, быстро дорезала шторы и распихивала по карманам и рукавам. Несколько человек неуверенно предложили решить, кто и в какой очередности пойдет сдаваться.
   -- Заходите все вместе, -- донеслось из аудитории, и высокий плотный профессор открыл двери: -- Занимайте свои места.
   Даже сумки не потребовал оставить у входа, как это делали остальные преподаватели!
   Первокурсники, косясь то друг на друга, то на учительский стол, где почему-то не лежало ни одного билета, то на октограмму, нарисованную на доске, расположились за партами, ожидая дальнейших указаний
   Под предвкушающим и очень недобрым взглядом лорда Сапожа в светлой аудитории-амфитеатре резко стало неуютно:
   -- Для своих курсов я уже давно упростил процедуру зачета. Все-таки, несмотря на важность теоретических знаний, для демонолога залогом выживания является умение применить их на практике. Поэтому у вас не будет ни вопросов, ни билетов.
   Профессор щелкнул пальцами, активируя октограмму. Ее лучи вспыхнули неестественно-ярким синим цветом, а затем реальность исказилась. Из открывшегося разреза медленно засочилась темная сукровица, а следом полезли бесы, вываливая полупрозрачные туши на пол аудитории, несколько гончих и даже парочка низших демонов.
   -- Сдаст тот, кто выйдет из аудитории живым. Кстати, через два часа здесь будет проходить зачет у танатологов второго курса. И им очень нужен рабочий материал.
   Лорд Сапож легко отпихнул носком сапога особенно наглого беса и спокойно вышел из аудитории, запечатав двери. Кто-то на заднем ряду упал в обморок, парочка прогульщиков бросилась к окну, надеясь выбраться через него. Но не успели демоны обрадоваться, почуяв страх своих жертв, как столкнулись с предвкушающими улыбками Бергторы и Теодора.
   -- Отличный зачет! -- оценила Сванлауг, легко сплетая пальцами атакующую сеть: -- Мне нравится! Кестер, возьмешь на себя демонов?
   -- Легко! -- согласился Тео, которому такой подход тоже очень понравился. -- На тебе гончие?
   Тора кивнула.
   -- Ловец...
   Мстислав, примерившийся к особенно крупному бесу, отозвался:
   -- Уже понял, сейчас займусь.
   Остальные демонологи оценили, с каким энтузиазмом троица бросилась в бой, и поняли, что еще немного -- им просто не достанется противников. А потому, недолго раздумывая, поспешили следом, надеясь урвать себе хоть завалявшегося беса -- тех оказалось не так уж и много. Обители Инферно, сообразив, что жертвы настроены самым решительным и кровожадным образом, сами попытались выбраться через окно.
   Профессор Сапож как раз заканчивал раздавать указания группам целителей и демонологов с третьего курса, чтобы те подстраховали первогодок, когда двери аудитории распахнулись, и из них выглянули Кестер и Сванлауг, собственно, и ответственные за снятие запечатывающего заклинания.
   -- Мы можем быть свободны? -- поинтересовалась Тора, предложив лорду-профессору осмотреть разгромленную аудиторию и погашенную октограмму. -- Тео закрыл переход, ребята заканчивают заращивать разрез реальности...
   Маг, покосившись на часы, несколько охрип от волнения:
   -- За семь минут?
   -- Так вы ограничений по времени не устанавливали... -- раздалось с задних парт, где компания прогульщиков ожесточенно делила шкуру худощавого беса, подозревая, что такую жалкую добычу всем им не зачтут.
   Старшекурсники таращились на них, будто бы специалитет демонологии в полном составе поотращивал себе хвосты и крылья.
   -- Предполагалось, что мы испугаемся, растеряемся, запаникуем?.. -- предположил Теодор и усмехнулся. Тень за его спиной, сегодня особенно густая и темная, покачнулась из стороны в сторону, игнорируя свет ламп, а потом и вовсе подобралась ближе к своему хозяину.
   -- Уверен, без вас троих так бы и случилось, -- проворчал Сапож, размашисто расписываясь в собранных зачетках.
   -- Извините, что все испортили... -- неискренне раскаялся Мстислав. -- Хотя резерв пришлось сильно потратить.
   Бергтора, оценив уровень своей магии, хмуро кивнула.
   Тео также промолчал, чувствуя, как вместе с опустевшим резервом тает и контроль над собственным телом. Ему срочно требовалось найти тихое и уединенное место, чтобы успокоиться и вновь выстроить внутренние барьеры.
   Увы, стоило ему найти пустой закуток и попытаться сконцентрироваться, в м-поле раздался требовательный вызов от Бастиана.
   -- Тео, у нас очень большие проблемы.
   -- Неужели больше, чем пробуждение Темного? -- настроив связь, Теодор увидел напряженного отца. Его породистое, чуть вытянутое лицо было словно сковано льдом и походило на гипсовую маску.
   -- Мой знакомый в инквизиции едва перехватил письмо Эллен в комиссию по противодействию запрещенным практикам. К счастью, письмо не прочли, а просто вернули мне.
   -- И что там? -- Тео ощутил, как внутри, рядом с сердцем, стремительно похолодело.
   Бастиан сжал губы и несколько мгновений смотрел на сына совершенно больным взглядом, а потом глухо, с трудом выдавив кривую ухмылку, ответил:
   -- Бедная госпожа Кестер в своем письме поведала, как над ней издевался муж-язычник; что ее насильно заставили выносить и родить сына-монстра, лишили магии; неоднократно угрожали расправой над ней и ее родственниками. Но она больше не может терпеть и готова рискнуть жизнью, лишь бы справедливость восторжествовала. Так что госпожа Кестер готова оказать содействие Святому престолу и полноправным представителям Всеединого...
   Контроль треснул.
   -- Тварь... -- тихо прорычал Теодор.
   Бастиан дернулся.
   -- Сын, я сейчас точно с тобой разговариваю?
   Барьеры рушились один за другим. Тео судорожно накидывал новые ментальные щиты поверх бесполезных обломков; он чувствовал, что проигрывает, и не остается ничего, что еще можно было бы противопоставить древнему богу, рвущемуся на волю из тесной клетки души Кестера. За его спиной довольно заворочалась густая тень, раздался тихий злорадный смех.
   -- Не уверен. Кажется, уже не со мной... -- признался парень.
   -- Знаешь, как это ни горько признавать, но я согласен -- действительно, тварь. Очень скоро Эллен поймет, что ее письмо не дошло до адресата, и начнет искать другие пути, чтобы связаться с инквизицией. Не исключено, что даже не побоится нанести личный визит. Я не знаю, что делать... не в подвале же ее запереть? Да и нужно ли, вообще, с учетом ситуации что-то делать. Я действительно виноват.
   -- Ты не выбирал род и честно предупредил Эллен. Отец, инквизиция скоро и так узнает о моем существовании, если мы не остановим ритуал. Извини, сейчас мне сложно думать... Нужно как-то восстановить контроль.
   -- Эй, Кестер! У нас второй зачет, ты об этом помнишь? -- раздался звучный голос Бергторы.
   -- Хорошо, подумаем позже. Мне тоже сейчас больно думать, -- в голосе отца послышалась грусть. Они втроем, конечно, мало напоминали нормальную семью, но это все равно единственное, что еще оставалось у Бастиана Кестера.
   Но гораздо хуже ожидаемого предательства Эллен было то, что Тео окончательно утратил контроль над ситуацией и самим собой.
   Он зашел в аудиторию последним, не глядя, схватил билет, и попытался вчитаться в вопросы, однако слова перед глазами разбегались в разные стороны, а аудитория неприятно покачивалась из стороны в сторону, будто бы Теодор стоял в лодке.
   -- Кестер, с вами все в порядке? -- преподаватель по магическим проклятиям, леди Нойз, наградила студента подозрительным взглядом.
   -- Нет, -- честно сознался Тео, -- но я бы хотел сдать зачет вместе со всеми.
   Профессор передернула плечами.
   -- Билет вы уже взяли, даю пятнадцать минут на подготовку, -- леди указала Теодору на свободное место прямо перед преподавательским столом и вернулась к наблюдению за остальными первокурсниками.
   Кестер постарался сосредоточиться на вопросах, но в голове продолжал звучать голос отца, и заставить его замолкнуть никак не получалось. Кое-как набросав краткий план ответа, Теодор сообщил, что готов отвечать.
   -- Даже пяти минут не просидели... -- удивилась профессор, -- Кестер, вы уверены в своей готовности?
   Теодор кивнул.
   -- Слушаю.
   -- Первый вопрос "Родовые проклятия, их классификация по трем демонологическим школам на выбор. Особенности наложения". В данный момент начитывается пятнадцать школ, однако все они произошли из единой классической концепции, предложенной темным проклятийником виконтом Бальтазаром Томасом Грейром в шестом столетии второго тысячелетия до Исхода. Она заключается...
   Леди Нойз довольно кивала в такт словам Кестера, явно наслаждаясь достойным и наиболее развернутым ответом. Но на втором вопросе Тео почувствовал, как его сознание вытесняет чужая сущность, заполняя разум чем-то темным, липким и усыпляющим.
   Он запнулся, уговаривая себя, продержаться еще хотя бы пару минут.
   -- Итак, у вас практический вопрос по снятию родовых проклятий "Черная вдова" и "Мертвые корни", -- профессор, заметив, что Кестера начала бить крупная дрожь, чуть смягчилась: -- продемонстрируйте деактивационную формулу одного из них, и я поставлю вам зачет.
   Тео тяжело выдохнул и сконцентрировал в ладонях магию, приготовившись сплести заклинание. Но вместо плавного движения пальцы свело судорогой, и почти готовая формула сорвалась, выплеснувшись из Тео потоком силы. Леди Нойз едва успела подавить выброс, однако преподавательский стол заметно сдвинуло в сторону, а в аудитории стремительно повысилась температура, обдав первокурсников сухим жаром.
   -- Теодор Кестер, вам не кажется, что вы переоценили собственные силы? -- строго спросила волшебница. -- Несмотря на то, что вы явно больны, все равно использовали дар... верх самонадеянности! Я, конечно, поставлю зачет, так как на вопрос вы ответили и идеально посещали мои занятия, но впредь, если замечу неконтролируемые выбросы, буду вынуждена оповестить об этом ректорат.
   -- Прошу меня простить, профессор, -- Теодор дышал тяжело и рвано, едва проталкивая непослушный воздух в легкие, -- подобное не повторится.
   -- Я вызвала вашего куратора, лорд Лисовский ждет вас за дверью.
   Тео ссутулился и пошел получать заслуженный нагоняй.
  

***

  
   -- Господин Терлег, вы исчерпали время для подготовки, -- профессор Ивенсон с улыбкой наблюдал, как Карл упрямо продолжает строчить ответ.
   -- Но я еще не все написал!
   Увы, преподаватель был неумолим.
   -- Номер билета? -- маг спокойно выбрал из стопки зачеток принадлежащую Карлу и поднял взгляд на целителя, который медленно и обреченно плелся к преподавательскому столу.
   -- Восемнадцатый.
   -- Я слушаю, что вы успели написать.
   Карл, ожидавший, что исписанные им листы отнимут, посмотрел на профессора с недоверчивой надеждой, а затем, набрав в легкие побольше воздуха, принялся рассказывать. За последующие семь с половиной минут лорд Ивенсон и вся аудитория прослушала ответ не только на восемнадцатый билет, но и семнадцатый, девятнадцатый, двадцатый, а также почему-то -- второй, хотя, казалось бы, общей темой этих вопросов являлся разве что только сам Рейвель.
   Под это дело активизировались и несколько страдальцев на задних партах, которые не смогли воспользоваться шпаргалками и за все время вымучили из себя едва ли пару предложений. На восьмой минуте профессор Ивенсон прервал Карла и задал дополнительный вопрос:
   -- Какие группы глаголов входят в неполнозначные?
   -- Модальные и... -- Карл с ужасом осознал, что в голове воцарилась абсолютная пустота.
   Одра, корпящая над своим билетом на третьем ряду, подняла голову от исписанного листа.
   -- Что же вы, Терлег? Это простой вопрос, -- поторопил Ивенсон и потянулся стилусом к зачетке, -- модальные глаголы и...
   -- Кактусы, Карл! -- громко подсказала Одра.
   -- А, фазисные! -- вскричал осчастливленный целитель.
   Группы Кестера, Кехта и Корфа расхохотались, перепугав остальных студентов. Готхольд и вовсе распластался на парте, подвывая на одной ноте. Даже Теодор позволил себе улыбку.
   -- Хорошая подсказка, -- оценил лорд Ивенсон, -- и так как я не могу понять связи между фазисными глаголами и кактусами, пожалуй, ответ зачту. Терлег, приведите примеры фазисных глаголов.
   Спустя минуту Карл, вырвавшись из аудитории, издал победоносный вопль и взмахнул зачеткой книжкой, в которой теперь имелась размашистая подпись профессора Ивенсона.
   -- Блеир, присаживайтесь, -- пригласил маг, прислушавшись к завистливым вздохам из коридора -- часть специалитета еще томилась под дверями, дожидаясь своей очереди, а теперь жадно пытала Карла: -- И, поскольку, ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным, начнем с дополнительных вопросов.
   Одра побледнела, про себя взмолившись и Всеединому, и Древним, чтобы Ивенсон спросил что-нибудь из того материала, который ей успел объяснить Карстен.
   -- Опишите будущее сложное второе время.
   Девушка незаметно перевела дыхание и, кое-как собрав расползшиеся по черепной коробке знания, принялась отвечать:
   -- Будущее сложное второе время обозначает действие в будущем, которое произойдет после другого действия в будущем.
   -- Например?
   Как назло, ни одного примера Блеир не помнила.
   -- Профессор, а свой вариант придумать можно? -- жалобно попросила Одра.
   -- Извольте.
   Закусив губу, боевичка попыталась сообразить, какие у нее планы на ближайшее будущее. Корф вроде предлагал куда-нибудь сходить -- отметить сдачу демонового Рейвеля.
   -- Когда мы сдадим зачет, пойдем и напьемся. Слово "напьемся" здесь как раз в форме будущего сложного времени.
   Пауза.
   -- М-да, Блеир, понятие педагогической этики вам явно еще незнакомо... Нет, ну по форме я согласен. Хорошо, отвечайте свой билет, -- тяжело вздохнул профессор Ивенсон, и мысленно сделал пометку себе в м-поле поговорить с Владимиром о выкрутасах его подопечных.
  

***

  
   Педагогику сдавали седьмой час.
   -- Господин Барт, вы зачет мне до самой моей смерти сдавать будете? На кладбище приходить? "Аластриона Ростиславовна, это снова я. Вы чего же молчите?" -- едко изобразила профессор Черкусон.
   Сейлан густо покраснел.
   На задних партах тихо хрюкнули.
   Аластриона Ростиславовна недобро улыбнулась:
   -- Это, наверное, должники выразили свою солидарность, -- предположила волшебница, и на последних рядах тут же воцарилась мертвая тишина. -- Господин Барт, вы вообще учили?
   -- Нет, но я читал! -- Сейлан решил, раз уж позориться, то до конца.
   -- Я буду говорить с лордом Лисовским об уровне вашей подготовки. После Нового года ответите на все вопросы по контрольным работам, которые вы завалили, и только потом я допущу вас, Барт, к пересдаче, -- спокойно объявила профессор и вернула Сейлану зачетку.
   -- Ну точно Победитель по жизни, -- шепотом посочувствовал Алекс, проводив взглядом ссутулившегося, горько нахохлившегося Сейлана.
   -- Александр Рут, ваша очередь спустя час наконец-таки подошла, -- Аластриона Ростиславовна постучала стилусом и указала на место рядом с собой.
   Друзья скрестили за Рута пальцы и помолились, чтобы зачет закончился хотя бы до ночи.
   -- Итак, студент, который не хотел записывать лекции, -- ласково объявила профессор Черкусон и забрала у Алекса листы с подробно расписанным билетом. -- Эти бумажки вам не пригодятся...
   Алекс лучезарно улыбнулся в ответ. И спустя пятнадцать минут нескончаемых дополнительных вопросов все-таки получил "зачет". Энтони украдкой выдохнула, Одра показала большой палец, Готхольд неосторожно поаплодировал.
   -- Господин Корф, отлично, что вы так радуетесь за друзей. Надеюсь, ваш уровень подготовки настолько же высок, как и у господина Рута. Иначе не представляю, с чего бы вы решили шуметь в аудитории. Вперед.
   Готхольд нервно поправил узел галстука, который за секунду превратился в настоящую удавку.
   -- О вас я также сообщу лорду Лисовскому.
  

***

  
   -- А это обязательно было оставлять на последний день? -- Тео, который и без того уже несколько ночей не мог нормально спать, устало потер лоб. Тень за его спиной, за эту неделю окончательно проявившаяся и совершенно не стесняющаяся его друзей, раскачивалась из стороны в сторону и явно скучала.
   -- Не-а, -- отозвался Алекс, пролистывая в ментальном поле статьи политической оппозиции -- та резко критиковала консерватизм правительства и инквизиции. Несколько интересных мыслей Рут уже нашел, теперь оставалось их как-то убедительно доказать. -- Я несколько раз садился за реферат, но постоянно отвлекался на более актуальные проблемы.
   -- Он хочет сказать, -- съехидничала Энтони, с сомнением рассматривая фрагмент из подошедшей по теме диссертации, -- что и без этой работы легко сможет получить зачет... просто на тот момент слишком уж хотелось показать себя.
   -- Есть такое, -- легко согласился Рут, -- а зачем скрывать, что я лучший?!
   Одра, не отрывая взгляда от страниц учебника, фыркнула.
   Тео аккуратно компоновал в файле все отрывки, статьи и материал, которые ему присылали с трех сторон.
   -- Такими темпами мы не только целительство в качестве второй специальности освоим, а вообще превратимся в универсалов.
   -- Было бы круто...
   -- Но вряд ли осуществимо. Все-таки в специальности друг друга мы влезаем с самого краешка и выхватываем разрозненные отрывки знаний.
   -- Алекс, слушай. Подойдет? "Это дает основание выделить три самостоятельных приема уяснения правовой нормы... Когда очевидно, что в жизни нет тех условий, к которым исследуемая норма может быть применена, и эти условия изжили себя и сошли с исторической сцены..." -- зачитала Блеир.
   -- Оно! -- ухватился Рут. -- Кидай Тео, он все к общему знаменателю приведет.
   Шел третий час ночи.
  

***

  
   Общая танатология давалась первому курсу с трудом.
   Можно было хоть наизусть заучить учебник и методички, но все равно не суметь поднять мертвое тело.
   Точнее, наполнить гниющий кусок мяса силовыми нитями и потянуть за них, подобно кукловоду, смог бы любой мало-мальски одаренный маг даже с другой направленностью дара. Но такой зомби полностью зависел от подпитки своего создателя -- как только одна из нитей обрывалась, материал приходил в окончательную негодность.
   Создать же дееспособного мертвеца было задачей совсем иного уровня. И именно на ней из года в год стабильно проваливалась половина первокурсников-танатологов.
   Во-первых, многие нюансы зависели от цели создания. Должен ли был зомби защищать своего творца, атаковать противника, выполнять механическую подсобную работу или быть прилежным слугой -- любой нюанс изменял формулу поднятия коренным образом. Опять же важно было тщательно отмерить вкладываемую силу, чтобы зомби не рассыпался на составляющие раньше положенного срока.
   Об уровне, когда призывалась душа умершего, для проведения следственных мероприятий, речи пока вообще не шло -- это был высший уровень танатологии.
   Но о будущих свершениях и уровнях специалитет в данный момент не думал. Он страдал. Вольешь магии больше положенного -- тело, лежащее перед тобой, разорвет на куски, запачкав гнилым мясом всех вокруг. А если меньше -- мертвец не поднимется, тогда прощай зачет. А количество необходимой силы постоянно варьировалось, и повлиять на него мог и вес тела, и биологический возраст, в котором смерть настигла человека, и даже время, прошедшее с ее момента.
   Энтони еще раз перечитала билет и слабо улыбнулась, ей по счастливой случайности попалось не самое сложное практическое задание: заставить труп подняться на ноги и обойти преподавателя по кругу.
   Леди Ивелин как раз принимала работу Шанайи, как обычно выполненную безукоризненно. Доставшееся Наорив тело женщины, погибшей в аварии кайлума, послушно выполнило кривой реверанс и изобразило несколько танцевальных па. При этом всем было видно, с какими трудом Шанайе удается контролировать движения мертвеца.
   Прошло то время, когда они практиковались на животных.
   Энтони снова перевела взгляд на отекшее тело подростка и еще раз перечитала прилагающуюся к нему карточку: несчастный случай, компания мальчишек забралась на заброшенную стройку. Множественные переломы, повреждения внутренних органов. Целостность и пригодность материала, как Рут подозревала, было лишь коварной видимостью. Если бы девушка пренебрегла базовыми правилами работы -- уже бы отправилась на пересдачу, как случилось с несколькими однокурсниками. А если еще точнее -- в душ, где двоечникам предстояло долго смывать с себя фрагменты доставшихся им тел.
   -- Ну-с, Рут, порадуйте меня.
   Энтони сосредоточено кивнула и принялась за сканирование, которое шло следующим этапом после первичного осмотра. Осторожно прощупав внутренние повреждения и превратившиеся в однородную кашу органы, Рут проложила силовые каналы, соединяя их с остатками нервной системы. Профессор Ивелин внимательно наблюдала за выверенными четкими движениями студентки.
   Убедившись, что сделала все правильно, девушка начала медленно вливать в тело магию, наполняя направляющие нити. Труп дернулся. Энтони, удерживая в ладонях узловые каналы, скорректировала движения подростка, заставив его опереться сломанными руками о холодный стол и рывком сесть.
   -- Неплохо, но чуть аккуратнее и медленнее, -- ободрила волшебница, -- продолжайте, Рут.
   Мертвец, едва не рухнув из-за подломившейся ноги, встал перед танатологом. И, запинаясь и с трудом удерживая равновесие, принялся обходить леди Ивелин. Кругом это, конечно, назвать было затруднительно, но Энтони надеялась, что правильность указанной геометрической фигуры учитываться не будет.
   Магии в тело утекало все больше, будто в бездонный колодец. Энтони даже всерьез испугалась, что исчерпает резерв раньше, чем завершит задание. И заставила подростка двигаться быстрее, задействовав дополнительные каналы.
   -- Блестяще! -- одобрила профессор и расписалась в зачетке. -- Отпускайте вашего мальчика, я вижу, что вы на пределе. Вестмар, что там у вас! Шпоры можете не прятать, все равно они не помогут.
   Энтони ощущала ужасное чувство дежавю. Девушка уже не держала тело, но оно не спешило оседать мешком из плоти и костей, потеряв силовой каркас, выстроенный танатологом. Более того -- опущенные веки подростка странно подергивались, будто бы он пытался открыть глаза.
   -- Мама? -- раздался едва слышный шепот.
   Энтони едва не села на кафельный пол.
   -- Больно...
   Тело не могло разговаривать! Голосовые связки безнадежно испорчены, мозг давно изъяли профессионалы, проводившие первичное вскрытие.
   -- Мамочка...
   Вся группа в ужасе уставилась на труп подростка.
   Подскочившая преподавательница несколькими высшими формулами окончательно упокоила мертвеца, а затем попыталась подхватить Энтони, которая обессилив, балансировала на грани обморока.
   -- Объяснительную тому, что произошло, принесете после Нового года, Рут. А сейчас я вызову вашего куратора, чтобы вас проводили до дома.
  

***

   -- Ребята, я с вами чокнусь. Ни одна группа не терроризирует своего куратора так, как вы!
   Лад потер лицо ладонями и взглядом святого великомученика уставился на четверку, снова сидящую перед ним на диване в доме Рутов. Те виновато съежились и занялись изучением собственных ладоней. Маг, убедившись, что немного совести у подопечных все-таки осталось, убитым тоном перечислил:
   -- Кестер не контролирует силу. Блеир выдает неэтичные примеры по Рейвелю. Один Рут пишет такие рефераты, что его можно сажать за подстрекательство к революции. Другая Рут не может упокоить жалкого зомби и пугает до седых волос весь первый курс танатологии вместе с профессором! Ау, это только первая сессия, что вы планируете делать летом?
   Фиби, удобно расположившаяся на коленях Лада, хрипло мявкнула, требуя ласки, и потерлась о ладонь куратора, оставив на бледной коже несколько длинных царапин. Мага это ни капли не смутило -- повреждения он тут же залечил и принялся с энтузиазмом почесывать котичку у основания крыльев. Та млела.
   Одра сделала вид, что ей очень интересен падающий за окном снег. Теодор продолжил рассматривать свои ладони, едва удерживая под контролем собственную тень, которая уже тянулась к шнуркам Лада, собираясь их запутать. Энтони нервно подергала себя за выбившуюся из хвоста прядь волос. Один Алекс сиял как начищенный медный тазик.
   -- Ладно тебе бурчать, автомат-то я получил. Единственный на потоке! И, между прочим, мы еще ни одного предмета не завалили.
   -- А нельзя как-нибудь сдавать сессию без выкрутасов, чтобы меня не вызывали после каждого зачета? -- простонал Лад.
   Кестер, борясь с подступающей дурнотой, закрыл глаза. И сразу же потерял представление, где верх, где низ; звуки из внешнего мира теперь доносились издалека, будто он накрыл голову подушкой.
   -- Надеюсь, вы меня услышали. Отдыхайте. А я пошел говорить с остальными подопечными, вы у меня все какие-то неправильные... да что ж сегодня со связью?! Никому дозвониться не могу! -- рассердился Лад, постучав себя по кнопке на виске.
   -- Метель, -- с готовностью подсказал Алекс, -- у всех м-поля сбоят.
   Лад кивнул и, щелкнув пальцами, привычно переместился в пространстве.
   Фиби, лишившись такой удобной подушки, зашипела, и, задрав хвост, взмыла на опасно заскрипевшую люстру.
   -- А ведь мы молодцы! -- убедившись, что куратор точно исчез, Одра перестала изображать муки совести и ослепительно улыбнулась: -- Зачетная неделя у всех, так или иначе, закрыта! Ура!
   -- А кто-то, кажется, забыл про свой день рождения, -- Алекс пихнул Тео в плечо.
   Кестер поморщился, но ему было настолько плохо, что даже отвечать не хотелось.
   -- Нет, даже не думай увиливать! Мы с Тохой все уже подготовили, -- не дождавшись возражений, заявил Рут.
   -- Один раз в год ты точно имеешь право оторваться! -- присоединилась Блеир. -- Ну-у, или хотя бы спокойно отметить в нашей компании...
   -- Угу, -- все-таки заставил себя отозваться Тео, -- а это точно обязательно?
   Друзья переглянулись.
   -- Ты себя плохо чувствуешь? -- присмотревшись к Кестеру, уточнил Алекс.
   -- Дурацкое ископаемое! -- фыркнула Одра: -- Это ведь и твой праздник! Неужели не хочется повеселиться?
   Тео качнул головой:
   -- Ему хочется совсем иного... А я, признаться, не отказался бы просто прийти домой и растянуться на кровати.
   Руты явно огорчились, но уговаривать не стали.
   -- Жаль, конечно, -- вздохнула Энтони, -- но желание именинника -- закон.
   -- Разберемся с Лили, Шаредом и Темным богом -- тогда повеселимся, -- уверенно пообещала Блеир. -- А Тео пусть хотя бы нормально выспится.
   -- Отменю заказ, -- Энтони потянулась к виску и выругалась -- только ведь что Лад жаловался на связь.
   В м-поле были слышны только помехи.
   -- Я сегодня даже брату позвонить не смогла, -- проворчала Одра, -- а вообще забавно, что Темный бог родился в самую длинную в году ночь.
   -- Не забавно, а закономерно, -- уточнил Тео, малодушно огорчившись, что из-за метели и проблем со связью не удастся попросить отца забрать его, и придется добираться до дома на своих двоих.
   -- Ладно, добегу так, кафе недалеко, -- Энтони прошла в прихожую.
   -- Может, лучше я? -- предложил Алекс, подскочив с места следом за женой. -- Тебе еще пару часов назад плохо было!
   -- Как раз свежим воздухом подышу, -- заупрямилась Тоха, -- а вы пока нашему имениннику вручите подарки. Нежелание Тео веселиться не отменяет того факта, что мы его любим и хотим порадовать.
  

***

  
   Получив очередной "неуд", Лили по привычке отправилась следить за Энтони. Сегодня Рут явно не повезло -- с зачета по танатологии ее вывел под руку Лад. Тоху сильно покачивало, и ноги девушка переставляла с некоторым трудом, цепляясь за куратора.
   Лили поняла, что удача, наконец, улыбнулась ей! Пока Рут слаба, убить ее будет проще простого, главное -- подобраться на расстояние удара.
   Только тогда у Лили снова все станет хорошо.
   Сжимая в кармане куртки нож, с которым она уже сроднилась, Лили проследила, как Лад довел Энтони до дома. И не пожалел же времени! И что-то веселое рассказал -- вон, как смеются. Может, над ней, над Лили.
   Энтони уже перестала цепляться за куратора, явно почувствовав себя лучше, но Крипс были отлично видны темные пятна усталости и магического истощения на ауре Рут. Подойти к дому целительница не успела -- из усиливающейся метели показался транспортный кайлум, который высадил у калитки Тео и Одру. Следом, расплатившись с водителем, вылез Алекс, тут же поспешив к бледной жене.
   Лад что-то отрывисто выговорил подопечным и те, нестройно извинившись, юркнули в прихожую, не забыв придержать дверь перед магом.
   Лили должна была быть там, с ними! Она имеет на это право! Лили тоже готова вчитываться в билеты, чтобы потом блестяще отвечать на зачетах, и чтобы ее ставили в пример. Она может предлагать свои идеи для КВМ! Или выигрывать финансирование собственного проекта, как недавно сделал Кехт.
   Просто Лили не разглядели...
   И все из-за Рут, которая ее прокляла! Крипс даже нашла это проклятие в справочнике -- "Отторжение". Энтони явно не пожалела усилий, чтобы избавиться от соперницы!
   Когда через десять минут Тоха выбежала из дома, на ходу обматываясь шарфом и застегивая пальто, Крипс почувствовала: вон оно! То, чего Лили так долго ждала! Глаза Крипс лихорадочно заблестели, сердце сбилось с ритма, а ладони предательски вспотели от предвкушения.
   Сегодня Крипс покончит с черной полосой в жизни.
   Но не успела Лили сделать и шага, как сильные мужские руки схватили ее, развернув на сто восемьдесят градусов. Целительница успела узнать декана, а в следующее мгновение сознание помутилось.
   -- Эх, студентка Крипс, -- неодобрительно цыкнул Арролин и снял с шеи цепочку, на которой покачивалась небольшая ампула, -- вы ведь проходили на ПЗЗ защиту от ментальных атак, что еще раз доказывает вашу бесполезность. Впрочем, вы все равно успешно разрушили собственную жизнь. Пусть хотя бы ее осколки послужат на благо науке.
   В следующий момент лорд Шаред насильно открыл Лили рот и, влил в девушку белую кровь. Убедившись, что ритуал вступил в завершающую фазу, мужчина накинул на Крипс дополнительное заклинание подчинения.
   -- Кажется, вы собирались закончить с одним делом до того, как получите на руки приказ об отчислении. Советую поторопиться, -- Арролин подтолкнул целительницу в метель.
   Лили послушной марионеткой последовала за Энтони.
   Шаред, смотря, как теряется среди снега невысокая фигурка, пытался совладать с собой, пересилить жажду, которая мучила его с той секунды, когда он ощутил мощь белой крови. Но она была сильнее, причиняя боль и заставляя постоянно думать о ней. И каждый раз мужчина пытался представить, что же мог предложить ему полноценный бог, еще не успевший восстановиться и надежно скованный магией.
   Это ведь не жалкие капли старой крови...
   Кажется, Торгейр был прав, когда просил друга не переступать черту.
   Только его предупреждение все равно оказалось напрасным.
   Сейчас, когда Кестер и его друзья отвлекутся на Лили, у Арролина появится возможность и время завершить ритуал. Когда Кестер поймет, что не Крипс собирается пробудить Темного, он уже не успеет что-либо изменить и вмешаться в последнее жертвоприношение.
   Мужчина горько усмехнулся, понимая, что проиграл самому себе, и поспешил обратно в МПГУ, собираясь закончить ритуал, пока не стихла метель.
   Последнее убийство носило номинальный характер. Оно, в отличие от предыдущих, не должно было питать Темного бога, только звать. Поэтому для группы Кестера Арролин создал прекрасный отвлекающий маневр. Тем более, когда бог возродится, первое время он по-прежнему будет слаб и беспомощен. Опытному магу не составит труда его поймать, чтобы затем исследовать каждую клетку его тела и, наконец, найти ответы на все вопросы.
   Лили догнала Энтони, когда та уже вышла из кафе.
   -- Крипс, ты что, следишь за мной? -- недобро прищурилась Тоха.
   -- Ты прокляла меня! Ты с самого начала поняла, что я понравилась Алексу!
   -- Головой ушиблась? -- Энтони покрутила у виска: -- Лили, сходи в больницу. Сейчас и не такое лечат.
   -- Я должна закончить то, что начала, -- спокойно сообщила Крипс и атаковала.
   Резерв Энтони не успел восстановиться. Единственное, что смогла сделать девушка -- отпрыгнуть в сторону и потянуться к м-полю, но то безмолвствовало. Прикоснувшись к виску, Энтони с ужасом поняла, что метель продолжала глушить связь.
   Следующая волна силы опрокинула Рут спиной на обледенелую дорожку.
   Крипс, вытащив нож, приблизилась.
  

***

  
   Теодор резко схватился за голову и, потеряв равновесие, едва не упал -- Алекс успел придержать друга. Боль оказалась невыносима, казалось, кто-то загнал в виски Тео раскаленные спицы и теперь медленно проворачивал. И вместе с этим из глубины души поднималось что-то темное, вязкое, захлестывающее сознание мутным потоком силы.
   Оно душило Тео, закрывало ему глаза серой пеленой, наваливалось гранитной плитой на плечи.
   -- Темный, да? -- сообразила Одра.
   -- Чем помочь? Что сделать? -- позвал Алекс, пытаясь растормошить оцепеневшего Кестера.
   -- Ничего... ритуал вошел в завершающую фазу, -- прошептал Тео, ощущая на губах привкус крови, -- меня снова тянет туда...
   -- Неужели опоздали?! -- разозлилась Одра и, схватив с вешалки куртку, принялась застегиваться: -- Если поспешим, еще можем успеть! Давайте хотя бы попробуем! Тео, куда бежать?
   Кестер застыл, с трудом борясь с тошнотой, и прислушался к себе, пытаясь понять, откуда слышится манящий теплый зов. А, зажмурившись, указал в метель, где через занесенную снегом улицу и темный бульвар перемигивались огни маленького кафе.
   Алекс яростно зарычал:
   -- Я лично убью Крипс, если она хоть пальцем Тохи коснется!
   -- Уже коснулась...
   -- Мать твою, Кестер, заткнись! -- Рут, не оборачиваясь на друзей, бросился в метель, не замечая ни пытающихся его замедлить сугробов, ни скользкой, обледенелой дорожки. Одра поспешила следом.
   Теодор успел пробежать едва ли сотню метров, как новая волна боли скрутила его; небо и снег стремительно кувыркнулись, поменявшись местами, перед глазами мигнули красные пятна.
   Одра и Алекс, увидев, что Тео упал, вернулись за ним.
   -- Ритуал раздвоился...
   -- Как?
   -- Теперь я чувствую зов со стороны МПГУ, -- он кивнул куда-то в бок, где с трудом можно было различить высокие башни университета. -- Темный рвется туда...
   Алекс перевел растерянный взгляд с башен на кафе. Оно было совсем близко, за темным бульваром -- тусклые отсветы магических фонарей едва виднелись за белой пеленой, с каждой минутой становившейся все более густой.
   -- Тео, прости, я не могу! Там Тоха... я должен убедиться, что с ней все в порядке, -- Рут рывком поднял Кестера на ноги и, не дожидаясь ответа, вновь бросился на помощь к жене. Если нужно было выбирать между Энтони и миром то, мир мог катиться в самую глубокую Бездну.
   Одра осталась рядом с Теодором, ожидая его решения.
   Кестер обреченно посмотрел на башни и, чувствуя, как исчезает последний шанс что-то исправить, молча последовал за Алексом. Одра побежала рядом.
  

***

  
   Лезвие полоснуло Энтони по запястью. Девушка успела перехватить нож, но не выбить его из рук Лили.
   -- Да что б тебя!
   Лили продолжала наносить хаотичные удары в надежде достать противницу. Рут едва успевала уклоняться. Вот ведь эта ненормальная Крипс выдумала причину -- проклятье! Если бы удалось восстановить хоть немного резерва, Энтони раскатала бы целительницу тонким слоем по льду...
   Следующий удар пришелся в плечо -- ткань пальто немного смягчила его, но не до конца. Энтони, пересилив себя, вместо того, чтобы отшатнуться, подалась вперед, сделав подсечку. Крипс не упала, но замедлилась. Воспользовавшись этим, Рут бросилась бежать. Доказывать что-то лучше в суде, находясь на безопасном расстоянии от этой сумасшедшей!
   Лили прицелилась и, активировав формулу заклинания, метнула нож в спину убегающей девушке. Лезвие вошло глубоко в плечо. Энтони от резкой боли и толчка поскользнулась и упала. Хотя бы не в сердце... за одно это стоило поблагодарить метель. И проклясть! Демонова снежная буря, заглушившая связь! С трудом дотянувшись до раны, Энтони выдернула нож. Да, так делать нельзя, но это хоть какое-то оружие. Развернувшись, Рут увидела приближающуюся к ней Крипс. На кончиках пальцев целительницы пульсировало незнакомое заклинание, озаряя искаженное лицо Лили короткими вспышками.
   -- Я завершу дело, и все станет хорошо! -- смех у Крипс оказался совершенно больным. Она легко выбила оружие из слабеющих пальцев Энтони и приготовилась отпустить заклинание.
   Тоха не верила, что все может закончиться так. Ей нужно совсем чуть-чуть силы, чтобы отшвырнуть Крипс и добраться до помощи. Дом совсем близко! Алекс не даст ее в обиду...
   Но резерв оставался пуст, Рут ничего не могла сделать.
   В следующее мгновение сверху с яростным мявом спикировала тень и вцепилась в волосы Крипс. Заклинание, оставшееся без контроля, рассеялось. А Фиби, сообразив, что ее хозяйке пытаются причинить вред, с особенным удовольствием принялась сдирать с Лили скальп.
   Спустя еще секунду из снежной пелены появились друзья.
   Алекс, даже не посмотрев в сторону Крипс, бросился к жене, зашептав целебную формулу. Сбился, перепутав ударения, но на второй попытке почувствовал, как сила потянулась к Энтони, залечивая повреждения.
   Одра, крикнув Фиби, что та молодец и жертву можно отпускать, с удовольствием скрутила Лили парочкой простых захватов:
   -- Кто-то явно будет отмечать Новый год в уютных застенках инквизиции.
   Увы, радость победы была недолгой. Энтони, кое-как поднявшись на ноги, испуганно дернула мужа:
   -- Что с Тео?
   Алекс и Одра уставились на Кестера: тот дышал тяжело, с какими-то хрипами, и смотрел сквозь метель остекленевшим взглядом.
   -- Ритуал завершен...

***

  
   Линии гексограммы призыва медленно гасли. Насытившийся кровью разрез реальности с неохотой затягивался, продолжая по краям сочиться черным гноем. Рисунок еще пульсировал в такт эху отзвучавшего заклинания, но фон уже стабилизировался, позволяя исступленно ярившейся метели заносить следы ритуала.
   Арролин чувствовал, как его трясет одновременно от физической слабости и переполнившей резерв чужой, взятой взаймы силы. Во второй раз белая кровь соединилась с его собственной гораздо легче, словно узнав мага. И отблагодарила волной настолько несравнимого ни с чем блаженства, что его отголоски до сих пор электрическими разрядами прокатывались внутри тела, оставляя приятную истому.
   Бросив короткий взгляд на мертвое тело второкурсницы, Шаред улыбнулся.
   Темный бог не мог не оценить такую жертву.
   И наверняка он уже знает, кого следует благодарить за свое пробуждение. Что ж, значит, приблизиться к божеству Арролин сможет легко, тот сам подпустит к себе мага. А дальше... в личной лаборатории Шареда за городом, о которой не знают даже близкие друзья, никто не найдет Теодора Кестера.
   Осталось только убедиться, что ритуал действительно завершился именно так, как и требовалось лорду-декану. Но не успел Шаред прибрать место призыва, как вокруг вспыхнул яркий ловчий контур, который использовали инквизиторы для поимки темных магов:
   -- Я просил тебя не переходить черту... -- голос Фолквера Торгейра был сух, он ничем не выдал, насколько ему было сложно проводить арест своего лучшего друга.
   Кольцо инквизиторов сомкнулось.
   -- Лорд Арролин Сабриел Шаред, вы задержаны по обвинению в серии убийств.
   -- Правда? Задержан? -- насмешливо уточнил Шаред.
   Что ж, кажется, в план придется внести небольшие корректировки.
   Белая кровь легко погасила ловчий контур, и маг, бросив прощальный взгляд Торгейру, исчез в метели.
  

***

  
   Крипс, не замечая ничего вокруг, продолжала выть на одной ноте:
   -- Я должна закончить дело!
   Ни Блеир, ни Руты не обращали на свихнувшуюся целительницу никакого внимания. Их взгляды были прикованы к Теодору.
   -- Тео, -- жалобно позвала Одра, -- пожалуйста, скажи, что у тебя все под контролем...
   Светло-голубые глаза Кестера обесцветились до неестественной белизны и сияли сквозь метель. Он смотрел на друзей чужим, каким-то предвкушающим и злым взглядом. Тень за спиной Тео обрела объем и плотность, обтекая его, будто защитный кокон.
   -- Значит, я -- ископаемое? -- насмешливо поинтересовался бог Страха, чуть наклонив голову: -- И вы решили...
   Конец реплики потонул за очередным воплем.
   -- Умолкни, наконец! -- раздраженно рявкнул Темный и щелкнул пальцами.
   Лили Крипс развеяло в кровавую пыль.
   -- Кажется, я немного не рассчитал силы, -- фальшиво огорчился бог.
   -- Можно подумать, что ты собирался хоть кого-то из нас оставить в живых, -- горько уточнил Алекс, пытаясь задвинуть Энтони себе за спину. -- Что, теперь примешься за уничтожение мира? Или как там в эпосе было...
   -- М-мм, заманчиво, но нет, -- покачал головой Темный. -- В такой знаменательный день, в виде исключения, побуду честным. Мне нужно восстановиться. Кто-то нарушил ход ритуала, и я сейчас не намного сильнее обычного мага. Некоторое время придется пожить среди вас.
   Одра оживилась:
   -- Так ты вместо Тео сдавать экзамены собираешься? Учти, профессор по истории демонологии строго спрашивает!
   Выражение лица Темного бога можно было охарактеризовать как озадаченное.
   -- У демонологов больше всего экзаменов, целых десять, -- тихо добавила Энтони, -- не думаю, что тебе с подобной несдержанностью удастся сохранить свое инкогнито.
   Друзья кивнули на кровавое пятно на снегу -- единственное, что еще напоминало о
   Лили.
   -- И это было безобидное заклинание немоты, -- напомнил Алекс.
   Взгляды друзей снова скрестились на боге Страха. Только теперь не испуганные, а насмешливые.
   Темный собирался было что-то возразить, но передумал:
   -- Зайду-ка я попозже.
   Теодор Кестер рухнул на снег.
  

Пролог эпилога

  

Кажется, девиз вашего курса: "На колу висит мочало -- начинаем все сначала".

А мой -- "Оставь надежду, всяк сюда входящий!"
Иванов С.В., Современный русский язык

  
   Торжественная часть празднования Нового года завершилась. Ректор еще раз поздравил всех с окончанием зачетной недели, приближающимся праздником и каникулами, после чего представил временно исполняющего обязанности декана расширенного специалитета -- лорда Фолквера Торгейра.
   Того особым приказом перевели из инквизиции расследовать дело Арролина Шареда, а заодно присмотреть за студентами, которые, лишившись своего декана, совсем растерялись. Лорда Шареда любили все. За профессионализм, за готовность выслушать и помочь, за строгость и справедливость. И поверить в то, что он оказался расчетливым убийцей, получалось не у всех.
   Тем более, что новый декан, смотрящий на подопечных так, будто бы уже прикидывал, как потащит всех в пыточные застенки, вызвал внутри студентов что-то похожее на панику.
   Торгейр, заняв место за кафедрой, коротко обозначил приветственный кивок и сообщил:
   -- Раз меня назначили на эту должность, я сделаю все, чтобы ваш курс был достоин предстоящей службы в инквизиции. У кого больше пяти хвостов за зачетную неделю, может смиренно паковать вещи на обычные специальности. Если, конечно, вас согласятся принять...
   В толпе студентов послышалась парочка испуганных вздохов.
   -- Такие безответственные маги впоследствии гибнут в первый год работы, утягивая за собой действительно хороших ребят, -- Фолквер отыскал в толпе группу Кестера и криво улыбнулся: -- Настоятельно не рекомендую относиться к учебе, как к продолжению детства. Это был ваш осознанный выбор жизненного пути, и будьте достойны пройти по нему с гордо поднятой головой.
   С Теодором, Одрой и Рутами уже состоялся отдельный разговор об исчезновении и возможном убийстве Лили Крипс и о поведении декана. Затем во второй раз вызывали на ковер к ректору и сообщили, что результатами зачетов остались довольны -- собранная комиссия подписала разрешение на вторую специализацию.
   -- Фолквер -- человек жесткий, и у него другие взгляды на обучение студентов, -- пару дней назад сказал Лад, когда, наконец, выяснилось, кто заменил лорда Шареда: -- сейчас ряды студентов подчистят, может, появится свободный целитель. Вам в группу предложат кого-нибудь докинуть.
   -- Если это будет адекватный человек, которому просто не повезло -- пожалуйста, -- заметил Теодор, -- мы не будем против, но вторую специальность терять не хочется. Так что даже не намекай, от целительства не откажемся.
   -- И в кого вы у меня такие ответственные? -- иронично вопросил куратор.
   -- В тебя, Лад, в кого же еще? -- фыркнул Алекс.
   Куратор улыбнулся, потрепал Одру по волосам, хотел потрепать и Кестера, но понял, что недотягивается, поэтому ограничился хлопком по плечу.
   После чего друзья, пожелав остальным хорошо отдохнуть на каникулах, отправились к Рутам. Их ждали уютная гостиная, наряженная елка, подарки, сваленные большими горками. И заказ из кафе, который на этот раз отменять не пришлось.
   Тео и сам был рад ощутить настроение праздника.
   -- Кстати, -- Алекс помог снять пальто Энтони: -- Кестер, я понимаю, что у нас молодежная компания, но давай ты позвонишь отцу и пригласишь его сюда. А то как представлю его вместе с Эллен, прям хочется сесть в угол и заплакать.
   -- Мы постараемся выглядеть приличными людьми, -- ехидно добавила Одра.
   -- Отец вам все равно не поверит, -- Тео закатил глаза, но всё-таки набрал номер м-поля Бастиана.
   -- И Шанайю пригласи! -- предложила Тоха.
   -- Может, тогда и Одриного профессора? -- пошутил Алекс, но Блеир немедленно уцепилась за предложение.
   -- И группы Готхольда и Диана для полного комплекта...
   Удивительно, но идею поддержали все. Даже лорд Тристил. Особенно, когда выяснилось, что будет его университетский знакомый -- Бастиан.
   Кестер-старший, кстати, когда услышал про обещанные приличия, только фыркнул:
   -- С удовольствием приеду, но скажи друзьям, приличия сегодня остаются на каминной полке. Напишу Эллен записку и сразу к вам.
   Теодор ткнул в висок, оборвав связь. Посмотрел на Алекса и Одру, быстро обзванивающих друзей, послушал, как Энтони гоняет от салатов и отбивной Фиби. И подумал, что встреча праздника в такой компании обещает сделать следующий год просто незабываемым.
  

Опять эпилог

  
   Теодор в очередной раз отвлекся от билета по истории демонологии. Комментарии ископаемого на тему некоторых формулировок были просто невыносимы и ужасно мешали сосредоточиться на материале.
   -- У Одры нахватался... -- тень бога обиженно нахохлилась и положила учебник обратно на стол, -- хватит меня ископаемым называть!
   -- Лучше заткнись и не мешай готовиться, -- попросил Тео и включил настырному богу какой-то развлекательный канал: -- Что мне с тобой делать?
   Тот, жадно уставившись на встроенный в стену комнаты экран, отозвался.
   -- Считай меня персональной шизофренией.
   -- Тогда уж диссоциативным расстройством идентичности, -- поправил его Кестер и добавил, -- в прежние века разговоры с самим собой суеверные люди принимали за одержимость. И, получается, были не так уж далеки от истины. Признаюсь, сейчас, когда ты не пытаешься контролировать мое тело и убивать моих друзей, я могу мириться с твоим присутствием. Но что будет дальше, когда ты, наконец, восстановишь силы? Неужели рассчитываешь, я смирюсь с твоими планами?
   -- А что планы? Сегодня -- одни, завтра -- другие. Может, мне у вас понравится. Кормят неплохо, развлекают...
   -- Учиться заставляют, -- продолжил Тео: -- Не верю ни одному слову и ставлю перед фактом, что я нашел способ, как от тебя избавиться.
   Темный отвлекся от музыкального чарта.
   -- Удиви.
   -- Я заберу тебя с собой, не оставив ни единого шанса на еще одно возвращение.
   Тишина. Тень завозилась на месте, чуть побледнев и задумавшись.
   Кестер, пока бог молчал, закончил писать шестнадцатый билет и перешел к следующим вопросам.
   -- И ты не боишься, что я успею перехватить контроль над телом?
   -- Мы возвращаемся к этому уже двенадцатый раз. Новые аргументы, кроме того, что ты всесильный бог?
   Тень передернула плечами, других аргументов у Темного пока не имелось.
   -- Тео, успокойся. Ты мальчик честный, я таких людей не понимаю, но уважаю. Поэтому, договоримся так: когда я полностью восстановлюсь, сразу сообщу тебе, что правила игры изменились. И даже дам пару дней форы. Хорошо? Расслабься. И вообще заканчивай учиться, Одра нас на каток звала...
   Кестер закатил глаза и, не ответив, продолжил готовиться к экзамену.
  

Наконец-то эпилог!

  
   Двое неспешно гуляли по аллее центрального парка. Среди шумных компаний и влюбленных парочек, они ничем не выделялись из толпы.
   -- Итак, сомнений нет: Темный пробудился, -- резюмировал бог Целительства.
   -- Я чувствую, как он набирает силу, -- кивнула богиня Любви, -- теперь Страх вернет из небытия своих слуг.
   -- Кого же? Слепого повелителя Холода? Если тот, конечно, еще не обезумел окончательно. Возможно, хозяйку Подземелий. С ними мы сможем справиться.
   -- Разве эту шестирукую семихвостую змею не убил Всеединый? -- с недоверием спросила богиня.
   -- Не поминай его... Никому неизвестно, сколько монстров ждут своего часа в глубинах Тьмы. И сколько еще богов пробудились. Нам необходимо найти наших светлых братьев и сестер и выяснить, кто носит в себе Темного, пока он не вошел в полную силу.
   -- И пока не нашел нас...
   Богиня вздохнула.
   Неужели им снова придется сражаться?
  

Конец

   Гораций
   Вергилий
   Овидий
   Вергилий
   Латинское изречение
   Латинское изречение
   Г.А.Хабургаев "Старославянский язык"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"