Болдырева Ольга Михайловна: другие произведения.

1. Как развеять скуку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 5.85*130  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Перед вами пособие, как избавиться от надоевшей скуки, если вы Тёмный князь, страдающий бессмертием. Рекомендация: найдите светлых недотёп, собирающихся вас убить. Присоединитесь к их команде и всячески старайтесь помочь им в этом благом деле. А уж приключения, неприятности и желающий испортить вам жизнь таинственный предатель приложатся. Только не обижайтесь, если вас завлечет в такую круговерть опасностей и загадок, что уже и не рады будете! Тут хотя бы свое бессмертие уберечь. А что? Сами напросились!
    Вышла 19.04.10 в издательстве Армада, Альфа-Книга.
    Купить.
    Добавлены иллюстрации от читательниц.:)



Как развеять скуку

  


  

С огромной благодарностью Тери, Андрею Быкову и Лесной Алине

  
  

Скуку лечит юмор.

Гарун Агацарский

  
  

Пролог

  
   -- Тапочки, тапочки... Ну, где же вы, нехорошие такие?! -- Я еще раз оглядел комнату мрачным взглядом, но таковых все равно не обнаружил. Вопреки моим надеждам тапочки не спешили вылезать из своего укрытия, уповая на мою доброту. Пришлось, встав на четвереньки, заглянуть под широкую кровать.
   Так и знал -- пушистые виновники моего плохого настроения приютились в самом дальнем и пыльном углу! Ну вот как они умудрились туда попасть, скажите, пожалуйста, если я вчера специально оставил тапки в стороне от кровати?! Создается навязчивое ощущение, что кто-то специально их туда загоняет каждую ночь. И получает извращенное удовольствие от того, что я по утрам занимаюсь выуживанием тапочек из самых невероятных мест моей комнаты.
   А кровать-то у меня о-го-го! При желании под ней можно спрятать человек десять.
   Я лег на пол и наполовину вполз под кровать. Нос сразу забила пыль, и нестерпимо захотелось чихать. И почему, спрашивается, в моих покоях такой бардак? Да потому, что я никого сюда не впускаю. Тут слишком много всего личного. Да и упрямство мой самый страшный порок. А почему сам не убираюсь? Ни за что не догадаетесь! Лень? Ну, да... догадались...
   -- Ага! Попались! -- Радостно воскликнул я, хватая тапочки, и, не выдержав, чихнул. При этом еще умудрился стукнуться головой о доски. О... Тьма! Я знаю, что не являюсь любимым твоим детищем, но не настолько же? Мне что, с шишкой теперь ходить?! Да подданные же лопнут от смеха. Хотя очень надеюсь, что ее не успеют увидеть. Они мне пока живыми нужны. Только Элли точно что-нибудь фыркнет, пока залечивать будет.
   Я вылез из-под кровати, поминая тапочки всеми нехорошими словами, отряхиваясь от пыли и пытаясь нормально прочихаться.
   День начинался как-то криво. И явно неприятности на этом не закончатся. Итак, тапочки найдены, теперь остается выбрать что-нибудь из одежды. Ну не являться же на совет в трусах и рубашке?! В конце концов, должна же быть во мне хоть капля совести? Хм... я задумался, так и оставшись стоять в нелепой позе, сжимая в руках пойманные тапочки. С одной стороны, совесть -- это такая штука, которая приходит в гости в самый неподходящий момент, когда вообще не подозреваешь о ее существовании, но с другой -- это я. Так и не придя к окончательному решению, оставил этот вопрос до лучших времен на попечение своему другу. Звать его, ну... как-нибудь. Замечательный друг! Сваливаешь на него все проблемы, а он только улыбается. В конце концов, даже если у меня совесть есть, то уж точно она имеет какую-нибудь очень извращенную форму.
   Стоило мне завершить свой утренний туалет, как в двери тут же постучались. Очень ненавязчиво и в тоже время давая понять, что мое пробуждение уже секретом не является, и мне лучше поторопиться с выходом. Иногда кажется, что Элли меня чувствует.
   -- Иду я, иду... -- Пробурчал я.
   Как же все это надоело! Вы себе даже не представляете насколько. День за днем одно и то же. Скучные будни и не менее скучные выходные. Может, праздник какой-нибудь устроить? Или лучше казнь... свою собственную.
   Я аккуратно выглянул за дверь и, убедившись, что около моих покоев находится только Элли, соизволил явить свою заспанную физиономию.
   -- А я тебе, князь, говорил -- не сиди всю ночь в библиотеке, -- фыркнул паренек, почтительно кланяясь.
   Глядя на него, трудно сказать, что мальчик -- лучший из всех моих учеников. Я даже сам иногда не верю, особенно натыкаясь на по-детски добрый взгляд больших синих глаз.
   Вообще Элли обладает необыкновенной внешностью, особенно -- для нашего народа, к которому, к слову сказать, он не имеет никакого отношения, но об этом знает не так уж много живых существ. Хрупкая изящная фигурка семнадцатилетнего подростка, тонкие черты лица, чуть пухлые, больше бы подошедшие девочке, губы и вьющиеся каштановые волосы, собранные в опрятный хвост, -- это Элли. Ангел во плоти. Только нимб где-то потерял, да крылышки запылились. Очень многие обманывались этой внешностью. Счастливая детская улыбка не сходит с его лица даже тогда, когда он убивает. А кого убивает -- неважно. Главное, что он получает от этого удовольствие. Очень "милый" мальчик... Если бы я мог испытывать чувство страха -- боялся бы его до колик, заикания и обширного инфаркта.
   -- Ты мне еще тут указывать будешь! -- Я комично погрозил ему пальцем, вздохнул и, указав на шишку, скорчил просительную гримасу.
   Элли тоже вздохнул, явно выражая этим все накопившиеся эмоции, но шишку все-таки залечил.
   -- Уж сколько тебе лет, а ведешь себя, как подросток, милорд... Взрослеть-то не собираешься?
   -- Смеешься? -- Я пощупал то место, где раньше была шишка, и поморщился, отключая пару нервных окончаний.
   Всем Элли хорош. Нет, правда, где вы еще найдете темного, умеющего исцелять? Вот только исцеляет он не до конца. Так что в основном приходится рассчитывать только на способности собственного организма, которые восстанавливают тело намного медленнее, но зато полностью и безо всяких ограничений. Хотя и целитель никогда лишним не бывает. Ну, правда, всем хорош, но нянчится со мной, как с младенцем несмышленым.
   -- Как я повзрослею? Если уж тело не в состоянии огородить себя от влияния Света, то про сознание и разум лучше уж вообще молчать.
   "Какой разум? Он у тебя разве есть?" -- Тут же раздался в голове тонкий голосок. Есть у меня такой грешок -- периодически начинаю страдать раздвоением личности. Причем периодичность произвольная. Раздвоение может не проявляться годами, а потом эта заноза как проснется и как начнет комментировать все происходящее -- сушите весла. Приплыли. И главное, я до сих пор не могу вспомнить, с чего это раздвоение началось.
   -- Как скажешь, милорд, -- показно согласился Элли. После чего закончил: -- Только хорошо бы тебе хоть штаны надеть.
   Я с удивлением обнаружил, что, озаботившись нижним бельем и мятой рубашкой, совсем забыл про брюки. Сконфузившись, осторожно огляделся по сторонам и, не обнаружив слуг, которые от неподобающего вида своего князя запросто могли лишиться чувств, прошмыгнул обратно в комнату. Внутренний голос коротко хмыкнул и замолчал.
   Я в спешке влез в первые же попавшиеся мне мятые штаны, помахал своему отражению в зеркале -- оно осталось равнодушным к этому, в ответ даже не кивнуло, -- и выскользнул обратно в коридор. После чего мы с Элли отправились в малый зал совещаний.
  
   Главы самых влиятельных родов уже давно собрались и теперь с немым укором взирали на пустующее кресло, которое безуспешно пыталось изображать трон. Первые лет пятьсот-восемьсот моего правления я помучался, отсиживая себе зад на неудобных каменных гротескных тронах, а потом, плюнув на всех и вся, поставил вместо них удобные мягкие креслица. Глянешь -- прямо душа радуется. (Это, конечно, образное выражение).
   Зал можно было назвать маленьким балконом-террасой с высокими колоннами из светлого мрамора, увитыми диким виноградом. Небольшие плетеные креслица, расставленные уютным полукругом, и мягкие полутона делали это место очень милым. Зальчик я обставлял долго и со вкусом, ибо здесь мне приходится проводить довольно-таки много времени. А какой вид на город открывается, и к тому же солнечная сторона... Больше воздуха и света! Не люблю, знаете ли, закрытых пространств и темных помещений. И пусть кто попробует вякнуть, что, мол, положение обязывает.
   На звук открывшихся дверей все повернули головы в мою сторону, неодобрительно оглядев помятую одежду, взъерошенный вид, задержав взгляды на пушистых белых тапочках.
   Ну, вот такое у меня чувство юмора.
   -- Доброе утро, господа, можете считать совет открытым. -- Вежливо кивнув, я прошествовал к креслу.
   Вообще-то, если быть честным, это даже не совет, а обыкновенное собрание, которое проводится где-то раз в пять-шесть дней. На нем обсуждаются новые идеи, представляются отчеты и так далее, далее, далее... Поудобнее устроив себя в креслице и прикрыв глаза, я приготовился слушать.
   Обычно половина всей этой дребедени легко пролетала мимо ушей. На каких-то моментах я ставил в уме галочки, обещая себе обдумать их позднее, а что-то решал незамедлительно. Но сегодня многоуважаемые лорды превзошли самих себя. Такого скучного совета я не видел давно. Единственное, что меня хоть чуть-чуть радовало -- слишком улыбчивая физиономия Элли. Вот у него, кажется, есть если не хорошие, то уж хотя бы интересные новости.
   -- Господа, -- невежливо прервал я речь главы рода Хетр, -- ответьте только на один вопрос: есть ли что-нибудь действительно важное, требующее моего срочного решения или вмешательства?
   Лорды переглянулись и одновременно помотали головами. Только Авус Хетр вежливо кашлянул.
   -- Говорят, у второй границы рядом с долиной жители стали пропадать. До нас не одной жалобы не дошло, но люди шепчутся. В лабиринте что-то не то творится...
   -- Сплетни, -- уверенно ответил я. -- Если бы действительно пропадали, сразу бы к нам родственнички прискакали или хотя бы отписались. А так жалоб нет? Нет. А лабиринт -- это отдельная песня. Не гоняться же нам за каждым окрестным самоубийцей. Другие туда не суются. Еще что-нибудь?
   -- Вроде в остальном все спокойно, -- пожал плечами Авус. Видимо, сам он волновался -- все-таки сплетни на пустом месте не образуются. Всегда что-то дает толчок. Но, в то же время, пока об этом только судачат кумушки-сказочницы, можно и подождать.
   -- Замечательно! Тогда все свободны! -- Радостно оповестил я.
   -- Но, князь, мы не закончили! Ведь по традиции...
   -- Господа, я сам придумал все: традиции, правила, порядки и прочее, прочее, прочее, -- устало бросил я. -- Вы забываетесь. Здесь -- я закон!
   А вот тут их проняло. Казалось бы, что такого в обычной маленькой фразе? А собственно, ничего, но вот тон, каким она была сказана... К тому же я только с виду белый и пушистый. "Черный и гладкий", -- уточнил, снова просыпаясь, внутренний голос, который мне в последние годы все чаще и чаще начинал напоминать о таком неприятном слове, как "шизофрения". Конечно, свой испуг лорды спрятали глубоко-глубоко, заменив его молчаливым несогласием, но, покряхтев, начали подниматься из кресел. Я проводил их насмешливым взглядом. Вот они мои шалости -- даже как взрослого правителя начинают воспринимать только после пинка. Как там говорится, "свинья -- птица гордая, не пнешь -- не полетит"? Ну вот, и у лордов та же проблема.
   Вот Светлый князь молодец -- взял да и смотался от своих подданных, чтобы не мучиться.
   "Не смотался", -- шепнуло подсознание. А ведь действительно, я и забыл, что... Тут дверь протяжно скрипнула -- Авус неудачно попрощался с косяком -- и я, как последний склеротик, забыл про что забыл. Память неприятно засаднило, словно это что-то было важным, но нескольких секунд мне хватило, чтобы понять -- не вспомню.
   Ладно, если не помню, значит, неважно.
   Когда за последним из лордов закрылись двери, я повернулся к Элли, который просто светился счастьем.
   -- Ну-с, мой друг, и какие же новости у тебя? -- Я чуть наклонил голову набок, смотря, как мальчик собирается с мыслями, чтобы сразу выдать все самое интересное, не отвлекаясь на подробности.
   -- Они собрали очередной отряд светлых. Он уже в Риенсе, -- произнес Элли, наблюдая за моей реакцией. И она не замедлила себя ждать.
   Как я смеялся! До слез, с какими-то завываниями, и пару раз ударил по подлокотникам кресла. Ну да, такие кампании случаются где-то раз в сто-сто пятьдесят лет, когда все забывают о неудаче прошлой. Только светлые могут с упорством маньяков не только раз за разом наступать на одни и те же грабли, но и делать это с мазохистским удовольствием. Отсмеявшись, я кивнул Элли, чтобы теперь он рассказал подробности.
   -- Их благословил сам архиепископ. Как всегда -- полный набор: доблестный рыцарь, оруженосец непонятного пола, маг, светлый эльф, гном и какой-то монах, недавно посвященный. И главное, идут даже не скрываясь! Думают, что они на светлых границах в полной безопасности. А сейчас ищут проводника по нашим землям.
   Тут он замолчал, давая мне обдумать ситуацию. Если уж совсем честно, сейчас я могу щелкнуть пальцами, и вся эта команда будет мертва через, скажем, ну... десять-пятнадцать минут. Вот только, что дальше? А ничего. Снова начнутся серые будни. Нужно хоть какое-то развлечение. Пропустить их, что ли? Пусть до Цитадели доберутся, а тут и разберемся.
   -- Так кого мне к ним послать? -- Переминаясь с ноги на ногу, спросил мой ученик. Наши взгляды встретились, и я понял, что мальчик сам засиделся.
   Ничего, обойдется.
   -- Сам кого-нибудь пошлю, -- фыркнул я. -- А ты и так знаешь, что делать.
   И мое драгоценное величество, совсем не по-повелительски рвануло к порталам, на бегу выудив из пространства по походному собранный мешок, который обязательно пригодится проводнику в его непростом деле.
  
  

Глава 1

  

Если у вас все плохо, не расстраивайтесь,

дальше будет еще хуже.

Анонимный оптимист

  
   -- Чтоб вас веселый крестьянин побрал!
   Доблестный рыцарь ордена воинов Великого князя Света Алир д'Аэвельер, выругавшись, еще раз пнул только-только закрывшуюся перед его носом дверь. Уже в пятой конторе ему отказывали в проводнике по Черным землям. Свет! Как же ему были противны эти приспешники Тьмы, только притворяющиеся светлыми. Разве хоть одно существо, поклонявшееся истинному сыну Творца, светлейшему Габриэлю, отказало бы им в помощи в таком светлом деле, как убийство Темного князя? Конечно, нет. Еще только три недели назад они уезжали из великой столицы. Их провожали толпы людей, которые кричали им вслед пожелания удачи и искренне верили в победу Света над Тьмой.
   Здесь на них только неодобрительно косились и захлопывали перед носом двери, предлагая прогуляться ближайшим лесом, и если пожелание "удачи" и звучало, то с нескрываемым сарказмом, после подробнейшего маршрута до леса. Уже шесть дней его команда, состоящая из лучших светлых воинов, просиживала штаны на паршивом постоялом дворе, а проводник никак не находился.
   Бросив последнее ругательство, Алир развернулся на сто восемьдесят градусов и отправился в сторону постоялого двора. Уже начинало темнеть, да и больше никаких контор на примете не было, теперь оставалось только спрашивать у местного населения. Еще одни день прошел впустую. Еще два таких дня -- и им придется идти самим наугад. И признаться, такой расклад рыцарю совершенно не нравился. Даже, сказать больше, -- он его откровенно пугал. В этом случае их путь закончится в ближайшем же темном поселении на костре или виселице. Конечно, Алир готов был пожертвовать своей жизнью, но только не напрасно, а хотя бы один раз ранив Темного князя.
   До постоялого двора он добрался уже в потемках. Приземистое строение с покосившимся крыльцом и несколькими выбитыми окнами находилось на окраине большого поселка, который все с упорством называли городом. Отличалось оно особой обшарпанностью и было, увы, единственным подобным заведением во всей округе. Проверив лошадей и велев тощему парнишке вычистить их, он зашел внутрь здания.
   Его команда собралась в общем зале за дальним столом и молча доедала ужин средней вкусности. Увидев расстроенного командира, светлые только вздохнули и придвинули к нему его порцию. Леди Хелена, и так вжавшаяся в угол, совсем слилась с тенью. Алир в который раз помянул тихим ласковым словом того, кто решил, что именно эта хрупкая миниатюрная девушка подходит под пророчество и что только она способна прервать жизнь Темного князя. Монашек Радек, испуганно глядя на рыцаря, сильнее вцепился в копию Книги Света, которую всегда носил с собой. Остальные члены группы ничем не выдали своего разочарования. Трапеза проходила в мрачном и каком-то обреченном молчании. Только за барной стойкой несколько минут надрывался местный менестрель с такими голосовыми данными, что впору было приложить его вирлом по голове, чтоб все девять струн оного разом лопнули. Потом кто-то из мужиков за соседним столом озвучил общее желание, и менестрель, оскорбленно замолчав, удалился в свою комнату.
   Светлые почти закончили ужин, когда распахнувшаяся от мощного пинка дверь пропустила в залу новое действующее лицо, резко отличающееся от простых людей этого забытого селения.
   -- Темный... -- Скривившись, как ругательство выплюнул слово Ибор, а Леллин на всякий случай активировал защитный амулет.
   Рыцарь тоже повернулся. Да, определение "темный" подходило парню просто идеально, и не нужно было ничего дополнять. Хотя какой парень? Так, мальчишка лет шестнадцати. Черные пыльные одежды -- только с дороги -- подчеркивали тоненькую фигурку. Мальчик выглядел настолько хрупким, что даже драться с таким -- преступление:
   "Одним ударом насмерть зашибешь", -- брезгливо поморщился Алир.
   Тем временем темный, внимательно оглядев залу, направился прямиком к их столику. Он самоубийца?! Рыцарь кивнул команде, чтобы они не сразу убивали наглеца, вдруг у того и впрямь найдется что сказать?
   Мальчишка, подойдя к их столу, спокойно оглядел мрачные лица представителей светлой стороны и плюхнулся на свободный стул, оставленный для леди Анабель.
   -- Вечер добрый, господа. -- Темный улыбнулся во все тридцать два заостренных зуба -- выглядело это жутко. Никак такой оскал не вязался со смазливой внешностью мальчика.
   Признаться честно, вряд ли кто из команды до этого видел кого-то из этого племени -- не в кандалах и идущего на казнь, а вот такого наглого и вполне здорового.
   -- Вечер не может быть добрым, если начинается с прихода темного, -- буркнул Ибор, с долей интереса рассматривая мальчишку.
   -- Почтенный гном, я знаю, что для вас хороший темный -- мертвый темный. И поверьте, что для меня эта поговорка применима к светлым, -- фыркнул этот наглец, без стеснения разглядывая собравшихся за столом представителей различных рас. Они отвечали ему тем же.
   Алир тоже не стал скрывать своего любопытства. Даже после нескольких бутылок плохого вина паршивца было бы невозможно спутать с человеком. А всего-то несколько "но". Первое: слишком резкие черты лица, словно высеченного из цельного куска мрамора гениальным скульптором, очень плохо представляющим, как должно выглядеть нормальное лицо. Исключительно четкие росчерки добавляли темному что-то абсолютно чуждое этому миру. Второе: заостренные уши, не длинные, как у эльфов, а только чуть вытянутые. Третье -- волосы. Это вообще отдельная песня.
   Дойдя до этого "но", рыцарь презрительно скривился. Не подобает мужчине, пусть даже темному, иметь длинные волосы, а тем более длинные настолько. Тут любая девушка обзавидуется. Ниже поясницы (как она ему только жить не мешает?) толстая коса, подвязанная шелковой лентой. А уж цвет этих волос... Черные настолько, насколько это вообще возможно, и на контрасте с этим несколько рубиново-красных прядей. И последний штрих, завершающий картину, -- большие миндалевидные глаза, лишенные белков, радужки и зрачка, полностью залитые черным цветом.
   -- Ну что, насмотрелись, почтенные? -- Его интонации говорили о чем угодно, кроме почтения. -- С таким вниманием я скоро начну брать за просмотр деньги.
   -- Говори, зачем пришел, и проваливай! -- Брезгливо бросил рыцарь. -- Не подобает истинно светлым находиться в такой компании.
   Мальчик печально вздохнул, принимая вид незаслуженно оскорбленного ангела.
   -- Работу я ищу. А тут как раз услышал, что вам проводник нужен....
   Речь темного прервал раскатистый смех светлых. Гном чуть под лавку не свалился, опрокинув на себя кружку с элем. Даже леди Хелена позволила себе робкую улыбку.
   -- Ты?! Да не смеши. Мы пока не сошли с ума. -- Леллин недолго думая убрал защитную сферу, чтобы не тратить магические силы.
   -- А, по-моему, вы уже давно коллективно двинулись, -- поставил диагноз темный. -- Неужели вы думаете, что какой-нибудь затюканный проводник, который знает только местные болота, сможет вас доставить в сердце Цитадели?! Да ваш путь закончится в ближайшей деревушке, где вас как следует укомплектуют и пошлют князю, как подарок на день рождения. Даже самый отчаянный местный храбрец заходил на Черные земли максимум до второй границы, -- презрительно фыркнул мальчик, показывая свое отношение к здешним проводникам.
   Алир решил взять переговоры на себя, а то этот темный с его командой договорится до кладбища -- гном и маг уже повытаскивали наточенные железки.
   -- Не буду спрашивать, откуда тебе известна наша цель. Лучше скажи, с чего ты взял, что сможешь провести нас дальше второй границы? И с какого перепуга мы должны тебе верить, слуга Тьмы?
   -- Ну, понять, что вы явно не в гости собрались, было не так сложно. Провести я вас смогу куда угодно, не забывайте, что Черные земли -- моя родина. А еще у вас есть повод мне верить, -- тут тон мальчишки резко изменился. (Неужели в его голосе прозвучала боль?!) -- У меня счеты к князю. К тому же -- это бизнес. Мы, темные, всегда ищем выгоду. А за то, что я вас проведу, вы мне хорошо заплатите. А теперь последнее и самое главное. Вы можете мне отказать, но в таком случае в Черные земли вам придется идти одним... Нравится вам перспектива до старости бродить по какому-нибудь лабиринту, который устроили наидобрейшие жители за околицей своей деревни?
   Светлые переглянулись. В чем-то мальчишка был прав. Как это ни печально, но в одиночку они явно не дойдут. Да еще эта странная фраза про счет... Нет, нанимать этого мальчишку было бы верхом абсурда. Но других вариантов, похоже, не оставалось. По всем статьям выходило, что темный -- их единственный шанс выполнить миссию. К тому же, если вспомнить, что они прекрасные бойцы, а поведет их хлипкий паренек, то, при условии, что они будут внимательны, -- успеют его убить, прежде чем их заведут в ловушку.
   -- Сколько ты хочешь? -- Устало спросил Алир, виновато поглядывая на недовольную команду.
   -- Ну-с, -- мигом оживился паршивец, -- стандартная плата двадцать монет туда и тридцать обратно. Но поскольку я под стандарты не подхожу, то за путь туда я возьму сорок монет, причем двадцать авансом, и по пятнадцать монет обратно с каждого выжившего. Идет?
   Он сказал "выжившего"?! Рыцарь нахмурился, помрачнели и остальные члены команды -- что ни говори, но это был сугубо деловой подход. Вряд ли в Светлые земли вернутся они в полном комплекте. Конечно, если вернутся. Однако выбирать не приходилось.
   -- Идет, только если обманешь... -- Алир осторожно протянул ему руку. Рукопожатие -- лучшее завершение любой сделки. Свет и Тьма закрепляют сказанное.
   -- ... то пожалею, что сам себя не прикопал под ближайшим кустом, -- перебил его мальчишка, пожимая нехотя протянутую руку. Рукопожатие получилось на удивление крепким -- а с виду дохляк дохляком. -- Ладно, выходим завтра перед рассветом. Надеюсь, среди вас нет любителей поспать? Тогда спокойной ночи.
   Он вскочил из-за стола и, отвесив шутовской поклон, удалился в сторону лестницы, которая вела к верхним комнатам.
   Светлые проводили его мрачными взглядами и гробовым молчанием. Казалось, что воины даже дышать старались через раз. Первым опомнился гном:
   -- Скажи-ка, Алир, веселого крестьянина через забор на крышу, мне показалось, или ты действительно только что нанял нам в проводники темного паршивца? -- Ибор отставил в сторону пустую кружку и теперь пытался прожечь в рыцаре дыру взглядом.
   -- Мне тоже интересно! -- Тут же встрял маг-самоучка, которого неизвестно где откопал орден.
   -- Нет, вам не показалось. И если у вас есть идеи лучше этой, выкладывайте. Я буду только рад, -- горько вздохнув, ответил рыцарь.
   И ведь никто с его решением не поспорит! Проводник им нужен был позарез, пусть даже и темный. А еще небось завтра придется перед Анабель отчитываться -- та еще гадюка, эта остроухая...
   Гном с магом переглянулись, тоже прекрасно осознавая, что без темного они далеко не уйдут, и идеями делиться не стали. Алир в который раз подумал, как же невыносимо командовать таким отрядом.
   У всех собравшихся здесь представителей разумных рас были слишком разные мнения о морали, красоте, долге. И иногда рыцарю начинало казаться, что они перебьют друг друга, не поняв какую-нибудь плоскую шутку. Впрочем, что думать о будущем, когда есть настоящее? Перед ним и его боевыми товарищами стоит великая цель. И вряд ли им сможет помешать какой-то мальчишка, продавшийся Тьме. Силенок не хватит. А уж Алир за ним проследит.
   Посидев еще несколько минут в молчании, рыцарь отдал команде приказ разбредаться по комнатам.
   Завтра рано вставать.
  

***

   Кивнув знакомому трактирщику, которому было известно только то, что я якобы один из приближенных князя Тьмы, поднялся наверх. Старик, видевший с кем я говорил, теперь смотрел на светлых недотеп с откровенной жалостью, считая, что, скорее всего, я прибью их уже завтра. Напрасно. Новые игрушки сразу ломают только маленькие дети, не понимая, что с целыми играть намного проще и интереснее.
   Свернув по коридору, я дошел до его конца, где располагалась небольшая комната, которую трактирщик никому никогда не сдавал, зная, что в любой момент могу придти я и занять ее.
   Вообще-то в последнее время, маясь от скуки, я довольно часто навещаю этот городок. Дальше в Светлые земли мне углубляться не стоит, а здесь, хоть и с запозданием, можно узнать интересные сплетни и новости, просто хорошо отдохнуть и встретиться с несколькими ребятами, что добывают для меня интересные факты прямо в столице.
   Нет, они вовсе не шпионы. Не воруют секретные документы, не пытаются проникнуть в святая святых ордена, не устраивают покушения на императора, архиепископа и других важных шишек. Честно говоря, они ищут только то, что может хоть ненадолго отогнать мою скуку. То есть смешные истории, нелепости, которые выдумывает архиепископ, и ходящие про меня сплетни. Ведь вряд ли на Светлых землях есть хоть одна мать, которая не рассказывала бы своему чаду страшные сказки про ужасного Темного князя, который крадет маленьких детей и варит из них суп. Вот такие и подобные байки мои доверенные лица и собирали.
   В последний раз попалась очень удачная сплетня, которую распустила одна девица, будто бы к ней по ночам приходит Темный князь и пытается ее соблазнить, мол, только она может стать его спутницей и княгиней, потому что у этой девицы какая-то особая кровь и что-то там еще. А сама девица упорно не соблазняется. Вот умора была. А уж после того, как Жайс описал мне внешность сплетницы, я чуть со смеху не помер, и не говорите мне, что я бессмертен! Просто у Жайса великолепные актерские способности. "Скорее у тебя чересчур живое воображение", -- сонно подсказал внутренний голос.
   Я вытянулся на протяжно скрипнувшей кровати и начал разглядывать потолок, вспоминая, сколько таких отрядов уже было. Не знаю, удастся ли мне хоть ненадолго избавиться от скуки, ибо команда на этот раз попалась какая-то странная. Но, во всяком случае, стоит попробовать. "Кто не рискует, тот не побеждает скуку?" -- "Именно, дорогая". Почему-то к внутреннему голосу я обращаюсь исключительно как к даме.
   Нащупав рукой валяющийся на полу около кровати вещевой мешок, я достал из него маленькое зеркальце.
   -- Элли!
   Зеркальная поверхность пошла рябью и через мгновение мне показала светившееся любопытством лицо моего первого советника, ученика и друга.
   -- Да? И как они? -- Тут же спросил он.
   -- Дохлые какие-то, -- ответил я, вспоминая печальный взгляд рыцаря, когда он понял, что другого выхода, как нанять темного, нет. -- Другой отказался бы от сотрудничества с темным. А этот с первого раза принял условия. Вырождаются светлые. Вырождаются... -- Печально констатировал я.
   -- А-а-а, -- разочарованно протянул Элли и тут же просяще улыбнулся: -- Милорд, может, тебе тогда стоит вернуться, а я...
   -- Элли... -- Я покачал головой. -- Кто из нас князь? Правильно, я. А еще я устал и хочу чуть-чуть развеяться. Надеюсь, это мне дозволено? -- Сделав театральную паузу, я посмотрел, как мальчик кивает головой с крайне обиженным видом. -- Я понимаю, что тебе тоже скучно. Но тут пока некого убивать. Давай договоримся так -- тебе следующая команда. Хорошо?
   Глаза паренька вспыхнули демоническим огнем.
   -- Спасибо, милорд. Значит, мне пока тебя подменить на троне?
   -- Да, спасибо. О моем походе пока никому не слова. Только если Ририэль спросит. Или передай ему сам. -- Дождавшись кивка, я продолжил: -- Элли, это зеркало я оставлю тут. Если что-нибудь случится, связывайся мысленно. Понял? -- Когда он снова кивнул, я закончил: -- И может случиться, что я окажусь недоступен. Справишься?
   -- Конечно, развлекайся, милорд! -- Мальчик еще раз улыбнулся и отключил связь.
   Что ж, все нюансы улажены. За делами будет следить Элли -- на него я могу полностью положиться. Прекрасно, значит, как и сказал мой лучший ученик, буду развлекаться. "И да будет земля пухом этому миру!" -- Оскалилась моя персональная шиза. -- "Не каркай, милая!"
   С этими мыслями я перевернулся набок, поморщившись, когда кровать опять протяжно скрипнула, и быстро уснул, гадая, каким выйдет это небольшое путешествие.
  
  

Глава 2

  

Если вам предлагают бокальчик вина, не обольщайтесь, возможно, там яд.

Неизвестный отравитель

  
   Тонкая полоска горизонта постепенно окрашивалась в нежные алые цвета. Робкие солнечные лучики, пронзая застоявшиеся облака, тонули в сонном мареве сгустившегося воздуха. День обещал быть безветреным и прохладным. Я, неохотно оторвав взгляд от созерцания пейзажа, оглядел общую залу. Светлые недотепы пока появляться не собирались. А жаль. Наверное, у них другое понимание фразы "выходим перед рассветом". Или это я встал слишком рано?
   И спрашивается, ну зачем мне понадобилось сомнительное удовольствие быть проводником моих потенциальных убийц? Мне, Темному князю! Владыке Черных земель, всемогущему существу и прочее, прочее, прочее... А все скука, господа. Банальная скука.
   В первое время, когда наш мир был юным и несформировавшимся, и рас было не так уж и много, а Тьму только-только стали отличать от Света, я как-то пошутил. Несколько раз и не очень удачно. Точнее, с присущим мне юмором. Очень-очень извращенным юмором. Разыграл небольшой спектакль, а все как всегда всё поняли не так. И поползли по миру всякие нехорошие слухи. Конечно, там была и правда, но за прошедшее время все так успели перековеркать, что впору себя самого бояться. Естественно, что в каждой лжи есть доля истины, но что здесь что, теперь уже не могу сказать даже я.
   Я столько живу на этом свете, что скука стала моим персональным кошмаром. Я уж и в таких походах участвовал не раз, и покушения на себя устраивал, и дворцовые перевороты. И что только я не придумывал. Сколько мне раз советники говорили, что я должен вести себя подобающе своему возрасту, статусу и уму (после упоминания последнего я решил, что это завуалированное оскорбление)... "И правильно сделал", -- пробормотали в сознании чересчур серьезным тоном. Но вот фигушки. Не надо мне такого счастья. Меня вполне устраивает мое поведение. И пусть все продолжают мне твердить, мол ребячество ничем не оправданно... А зачем это оправдывать? И вообще у серьезных людей больше морщин. А морщины мне не пойдут. Тогда, какого Хаоса?! Буду придуриваться и дальше.
   Мысли неспешно сменили русло. Вот взять этих светлых, так уж они и отличаются от других им подобным? Вовсе нет, и оружием кто-то владеет лучше, и в магии более сведущие есть. Конечно, в Светлых землях колдовство и все его проявления запрещены под страхом смертной казни. Но если хорошо покопаться...
   Я вот даже внешность менять не стал, хотя на самом деле следовало бы. Но все эти борцы за Свет видели очень уж мало представителей моего народа, чтобы заметить слишком явные отличия. Я совершенно чужд этому миру, как и всем остальным мирам. Это не может не броситься глаза, но у моих новых знакомых такие представления обо всех темных, что что-то необычное кажется им лишь еще одним уродством и играет с ними злую шутку. А ведь вполне нормальные ребята. Взять хоть этого рыцаря. Ведь, по сути, мальчишка! Может, только-только перешагнул двадцатипятилетний порог, а на меня из-за возраста моего физического тела смотрит, как на слизняка, или еще хуже, несмышленого младенца. А о себе думает... ну как же: достаточно умный, стал одним из избранных, а уж какой красавчик! Думаю, в столице половина города по нему с ума сходит. Золотистые кудри, ярко-голубые глазища, аристократичные черты лица, белозубая улыбка... Был бы девушкой, влюбился бы. "Странные замашки"... Ну, или возненавидел бы всех блондинов. "Уже теплее", -- уточнил внутренний голос. Прям не мальчик, а конфетка. Обычно на такую внешность клюют либо девочки от пятнадцати до двадцати, либо полные дуры. Хотя есть еще вариант: закоренелые мечтательницы, но они последнее время предпочитают что-нибудь брюнетисто-роковое. Всё, как говорится, на любителя.
   Идем дальше -- гном. И больше даже говорить нечего. Все эти коротышки на одно заросшее бородой лицо. Единственное, что можно сделать, так это определить, к какому клану относится тот или иной гном по заточке его топора. Хотя ребята они нормальные, и даже с чувством юмора. Спрятанным где-то очень глубоко.
   Еще есть маг. Естественно, самоучка, которому, скорее всего, в путешествие дали старенькую книжку заклинаний. Наверное, специально поймали, чтобы привязать к этой команде. И он теперь точно никуда не денется, зубами глотку перегрызет любому, но миссию выполнит. Такой рыжий-рыжий парень с физиономией, полностью усыпанной веснушками, и с глубокими серыми глазами.
   Монашек -- серая ряса, печальные зеленые глаза. Вообще отдельная песня. Вот дождусь я святой воды в кружке с чаем или креста под подушкой, тогда и скука сразу же пройдет. Не то чтобы для меня это опасно, но неприятно все-таки будет.
   А вот девушка, сидевшая вчера в самом дальнем углу, заставила меня крепко задуматься (это, видимо, шпионы Элли приняли ее за оруженосца). Она была почти полностью скрыта тенью, и я не успел ее рассмотреть, зато хорошо понял, что она кто угодно, но только не воин или маг. Тогда встает вопрос: зачем? Что она тут забыла?
   Плюс, насколько я помню, в команде должен быть еще эльф. Вот с ним надо будет вести себя осторожнее. Они знают намного больше, чем нужно, и слишком умные. Хотя последние несколько столетий весьма возгордились своей перворожденностью и стали абсолютно невнимательны к тем, кто не является одним из них. Хотя воины из них отменные, да и магия у них специфическая. Так что от эльфа мне придется держаться подальше и разговаривать с ним односложными фразами, лишенными каких-либо глубоко скрытых смыслов.
   Веселый крестьянин за ногу! Пардон, от эльфийки. Я с удивлением смотрел на спускающуюся по лестнице представительницу светлого племени перворожденных. На лице чуть брезгливое выражение, кривящее идеальные губки надменной улыбкой. Ледяное чувство превосходства в светлых глазах с ромбовидным зрачком. Гордая осанка и плавная походка. И все это притом, что сама эльфийка выглядела на шестнадцать человеческих лет. Если переводить это на возраст ее расы, то на самом деле леди было не больше четырех веков. Идеально уложенные белые волосы и аккуратная, словно только что из магической прачечной, одежда, хотя ночь на подобном постоялом дворе должна была оставить хоть одну складочку или пятнышко. В этом все эльфы. Они даже в тюремной клетке умудряются выглядеть величественно и прекрасно. А меня в их присутствии все время тянет смеяться. Знали бы господа светлые эльфы, что они появились позже темных, и их придумал я (в смысле -- слямзил идею из других миров и чуть подкорректировал). Это уже они сами с какого-то перепугу решили, что их создателем является сам Светлый князь. Ну... блажен, кто верует.. Эльфийка тем временем пристально осмотрела меня и повернулась к подошедшему Алиру.
   -- Это и есть тот темный, которого ты нанял? -- Раздался тихий, еле слышный мелодичный голос. Кто-то готов многое отдать, чтобы услышать какую-нибудь песню в исполнении эльфа. Хотя на самом деле я просто перемудрил с голосовыми связками. И у эльфов они из-за этого стали слишком уязвимыми и тонкими, чуть громче нужного крикнут -- и всё. Остаток вечности ходишь немым. Как говорится, за все надо платить.
   -- Угу, только я сам нанялся, -- брякнул я, опередив рыцаря, за чьей спиной столпились остальные члены команды и смотрели на меня очень-очень подозрительно. Мне оставалось только улыбнуться, кивнуть скривившейся от такого непочтения эльфийке и бодреньким шагом направиться к двери. Светлые, переглянувшись, направились следом. Видимо, из-за меня они забыли про завтрак. Ну да... опять во всем виноват я.
   Сонные жители окрестных неказистых домов, неохотно начинавшие заниматься повседневной работой, с недоумением косились на такую странную компанию. Я, сидя на своей коняшке по кличке Алмаз (такая здоровенная черная зверюга), смотрел, как мои спутники выводят из конюшни своих лошадей и взбираются в седла. Последним оказался гном, которого на его приземистую кобылу пришлось поднимать магией. Цирк, признаться, еще тот. Похоже, маг что-то перемудрил с определением траектории, и Ибор совершил наикрасивейший, но короткий полет до ближайшей лужи. Ох! Как же он ругался! Хотя под те фразы, что он произносил, это определение катастрофически не подходит. Пару особо изящных оборотов я даже взял на заметку. Вторая попытка прошла более удачно, и гном все-таки устроился на лошади. Кажется, теперь сборы закончены. Я спокойненько продолжил разглядывать серый утренний пейзаж. Но не тут-то было, все с чего-то уставились на меня.
   -- Чего? -- Что это они на меня смотрят, как на праздничный торт?
   -- Мы собираемся ехать или как? Ты же проводник, -- как очень тяжело душевнобольному разъяснил мне рыцарь
   -- О! Конечно собираемся, только как там насчет моего аванса? -- Я состроил взгляд ангела. У Элли научился!
   Алир, презрительно скривившись, кинул мне небольшой мешочек с монетами. Пересчитывать их я не стал нарочно, пусть видят, как я им доверяю. "А я нет! Пересчитывай, давай", -- попытался встрясть внутренний голос.. Я же только придирчиво взвесил мешочек на ладони и просканировал жадным взглядом, чтобы не вызвать у светлых подозрений, что деньги мне неинтересны. Проверю содержимое на первом привале, и если что не так, потом припомню... "Ну, ладно, только сразу!" -- "И в кого ты такая вредная?" -- "Догадайся".
   Увы, недотепы не обратили должного внимания на этот жест. Или просто постарались скрыть это самое внимание. А жаль... rакие-то неправильные светлые. Нормальные подданные Светлого князя должны отмечать каждый мало мальский хороший поступок даже закоренелого маньяка с садистскими наклонностями. Слуги Света обязаны пытаться спасти каждую заблудшую душу, пусть даже она не хочет спасаться. А эти и не собираются пробудить самые светлые стороны моей несуществующей души. Н-да, кажется, мир стремительно летит в тартарары. Хотя чего от него остается ждать, если сам Темный князь нанялся проводником к светлым, которые замышляют его убийство, а он только и рад помочь, причем еще и притворяется обычным темным? Я уж думал, что ничему не смогу удивиться.
  
   Мы миновали трухлявые покосившиеся ворота на выезде из города. Два сонных стражника проводили нас мутными взглядами людей, мечтающих опохмелиться, и вернулись к созерцанию большой лужи, которая приветствовала путников прямо на дороге, радуя своими размерами и глубиной.
   Ну да вот так они нас, темных, боятся. Можно брать голыми руками -- никто и не пискнет. Впрочем, не удивляйтесь. На границах светлых и черных земель всегда царит такая унылая серость.
   За этими размышлениями я не заметил, как наш отряд выехал далеко за пределы маленького Риенса и остановился у первой развилки -- той самой границы, такой же скучной и серой. Точнее, вся граница состояла из покосившейся таблички на длинном шесте, гласящей, что, мол, вот с этой лиги начинается Черная империя. Пришлось отвлечься от размышлений и повернуться к недотепам, которые все это время странно молчали.
   -- Итак, господа. Теперь вам предстоит решить, какой путь более желателен. Вариант первый: очень быстро и опасно. Вариант второй: долго, сравнительно легко, опасности, только если совсем непредвиденные. -- Я смотрел на светлых в ожидании их решения.
   -- А нет золотой середины? -- Мрачно спросил маг.
   Я изобразил глубокую умственную деятельность.
   -- Боюсь, что нет, -- наконец-таки выдал. Хотя на самом деле соврал. Ну, вот такие мы, темные, нехорошие существа.
   -- Тогда нельзя ли конкретней? -- Кажется, рыцарь был готов порвать меня на о-о-очень маленькие кусочки.
   -- Итак, вариант первый. Мы доезжаем до ближайшего крупного поселения, желательно, городского типа, где есть стража. И вслух, очень громко, начинаем рассказывать, что мы хотим сделать с Темным князем. Причем с красочными подробностями, эпитетами и метафорами. Можно даже сиятельную леди попросить сочинить какую-нибудь слезливую балладу про его заблудшую душу, которую вы с удовольствием отправите на справедливый суд... И исполняйте балладу на каждом повороте.
   Эльфийка не удостоила меня даже взглядом. Остальные светлые начали потихоньку вытягивать из ножен оружие. Ага, ага, напугали ежика задними карманами брюк... Но все-таки я поспешил закончить свою мысль:
   -- Так вот, поскольку в крупных городах самосуд запрещен, то нас вежливо скрутят и отправят прямиком в столицу к вашей жертве. А там уже сами знаете, что делать. "Интересно, они в рифму ответят?" -- "Не мешайся, милая".
   Я посмотрел на недотеп, ожидая их реакции, и тут же поспешно добавил:
   -- Ну, сами посудите, поскольку мы будем считаться пленниками его темнейшества, то нас никто не посмеет тронуть. И доставят в Цитадель с комфортом: и пропитание обеспечат, и путь займет вдвое меньше времени. Плюс, если вы хорошо изобразите психов, то, возможно, удастся спрятать какой-нибудь кинжал для убийства.
   -- Послушай внимательно, темный, -- голос рыцаря больше походил на змеиное шипение. -- Мы приняли твое предложение только из-за того, что других вариантов не было, но вовсе не потому, что у нас переклинило мозги. Тебе не удастся заманить нас в ловушку, и учти: если попробуешь нам помешать, умрешь первым. Тебе ясно?
   -- Естественно, -- я пожал плечами, -- значит, общий путь займет несколько недель, вместо пары дней. И, кстати, не спешите собирать здешние ягоды и коренья, даже те, что вам хорошо известны. Идет?
   Светлые мрачно кивнули.
   -- Тогда нам направо.
   "Ну, да, ты же у нас романтик, налево не ходишь..."
  

***

   Граница потрясла воображение рыцаря. Алир ожидал чего угодно: от высоких защитных стен, неусыпно охраняемых от набегов кровожадной нечисти лучшими воинами, -- до выжженной полосы, где начинается черная пустыня, в пейзаж которой изредка вносят разнообразие белеющие кости. Но то, что он увидел, оказалось худшим из вариантов, предугадать который не смог никто. Та же лента дороги, те же придорожные пыльные кусты, мелькающий где-то впереди лес. Яркое утреннее безоблачное небо. Ничего не изменилось. Тот же воздух, та же земля. Но почему? Такого не может быть! Это же темные проклятые земли... Им рассказывали, что светлым тут даже дышать становится труднее. Архиепископ рассказывал, перед тем как дать благословение. Так почему же кажется, что они по-прежнему на Светлых землях? Почему никто не охраняет покой мирных жителей от тварей Темного князя?!
   Это неправильно... Рыцарь чувствовал, что образ чего-то страшного дает первые трещины. И -- о, ужас! Интуиция подсказывала ему, что первые, но далеко не последние.
   Алир непонимающе посмотрел на спину что-то мурлыкающего себе под нос темного, который ехал впереди на монстре, пытающемся косить под коня и ласково именуемым Алмазиком. Стоит ли говорить, что рыцарь и темных представлял себе совсем-совсем по-другому?
   Посмотрев на лица остальных светлых, Алир понял, что все разделяют его недоумение. Только гному, похоже, было совершенно все равно. Он как ненавидел темных, так и продолжал это делать с большим удовольствием, и все странности паренька, что стал их проводником, считал очередным уродством этого племени.
   Алиру самому было непонятно поведение мальчишки. Он вел себя то как глупый маленький ребенок, то лет на семнадцать, собственно, настолько он с натяжкой и выглядел, а иногда во взгляде абсолютно черных глаз проскальзывало нечто такое, что рыцарю начинало казаться, будто темный старше их всех вместе взятых, что, конечно же, было невозможным.
   А еще рыцарю совершенно не понравился ответ паренька. Он слишком быстро сказал, что золотой середины нет. Соврал и при этом так посмотрел на рыцаря, что Алир понял -- темный хотел им показать, что соврал. Все равно ведь они ничего не смогут с этим поделать.
   Может, лучше было убить его? Ну или просто отказаться от столь сомнительных услуг. А то заведет он их в западню...
   Сами подумайте. Он знал, что им надо в Черные земли, и что проводников нет. Приехал в город только вечером и сразу в трактир -- это можно было понять по дорожной пыли на его одежде и по коню, которого мальчишка не расседлал. И не просто в трактир отдохнуть, а именно к ним, к светлым наниматься. Подозрительно...
   Алир внимательно прислушался к себе -- природная интуиция молчала. Нет, не так. Ее молчание было выжидательным и ей нравился темный. А интуиции рыцарь привык доверять. За все годы она ни разу не подводила его, наоборот, помогала выкарабкиваться из таких передряг, что Алир не рискнул бы ей не верить. Если какие-то проблемы и возникнут, они будут вполне решаемы. А мальчишка, судя по поведению, и впрямь хорошо знает Черные земли. Может, он и Цитадель знает? Вдруг он там бывал?!
   -- Леди, -- он подъехал поближе к эльфийке.
   Несмотря на то что она представилась обычным именем и отнеслась к команде вполне дружелюбно, холодный высокомерный взгляд отталкивал не хуже ее нечеловеческой красоты. Вот и сейчас она замерла в седле, отстраненно смотря куда-то вдаль, не обременяя себя тем, чтобы разглядывать открывающиеся пейзажи. Надо сказать, красивые пейзажи. Но эльфийке они были так же интересны, как сломаное колесо, валявшееся на обочине.
   Услышав, что к ней обращаются, леди нехотя на секунду прикрыла большие глаза и только потом соизволила повернуться к Алиру. Она наградила рыцаря пристальным взглядом и благосклонно кивнула.
   -- Ты можешь называть меня по имени, как я и представилась, -- напомнила она, певучим голосом растягивая гласные звуки.
   -- Конечно, простите, к этому надо привыкнуть, но я по другому делу.
   -- Да? -- Эльфийка заинтересованно повела плечиком.
   -- Я подумал, что наш проводник может знать не только Черные земли, но и Цитадель. Возможно, нам стоит лучше его узнать. Познакомиться. Не отталкивать хотя бы. Если я не ошибаюсь, просто так темный не станет наниматься к светлым. Возможно, у него проблемы. Или он очень одинок. В любом случае это всего лишь мальчик. Втереться к нему в доверие будет просто. И получить нужную информацию тоже труда не составит. А дальше... насколько я помню, леди, у вас при себе великолепная коллекция ядов, не правда ли?
   Прозрачные глаза эльфийки презрительно сузились, когда она посмотрела в спину темному мальчишке. Оценивающе. Так, словно сиятельная леди пыталась прикинуть, сколько на него стоит тратить драгоценных капель... и стоит ли? Судя по тому, как она поморщилась -- шкурка темного мальчишки, по мнению леди, стоила не больше ломаной медной монетки.
   -- Думаю, ты прав, -- наконец ответила она, заправляя за острое ушко выбившуюся прядь белых волос. -- Мы позовем его в круг. Он может быть нам полезен, -- усмехнувшись, согласилась эльфийка.
   -- А убить мы его всегда успеем, -- закончил за Анабель эту мысль Алир.
  
  

Глава 3

  

Что наша жизнь? Сплошной театр...

Вот только драма или комедия -- не разобрать.

Клоун-философ

  
   Первый привал состоялся только под вечер, когда мы уже свернули с тракта на неприметную тропку, что должна была привести нас к заброшенной дороге. А там мы сможем ехать спокойно и не скрываться.
   Лошади у моих спутников попались на удивление выносливые. Возможно, дело было в банальном светлом заговоре, правда, чем он отличается от простейшего темного, мне, хоть убейте, непонятно.
   Мы остановились в небольшом перелеске, который пересекал звонкий ручеек. Конец лета радовал теплой погодой, ясным небом и яркими красками окружающей природы. Одинокая яблонька у ручейка, словно сошедшая со страниц детской сказки, заманивала к себе небольшими плодами с румяными бочками. В общем, по мнению светлых недотеп, пейзаж никак не подходящий Черным землям. Однако мрачного выжженного места для привала я припомнить не смог. Не устраивать же мне для горе-нанимателей пожар?
   Поминая веселого крестьянина, гном шустро натаскал воды, рыцарь разбил некое подобие палатки, как выяснилось, специально для дам, а маг и монашек принялись готовить что-то съедобное, причем, сдается мне, что на меня там явно не хватит. Ну, не больно-то и надо. Еда у меня самого имеется в вещевом мешке, а если захочу еще -- сотворю. Поэтому, хорошенько оглядевшись и выбрав милую липку подальше от ручейка, я устроился под ней и принялся наблюдать за своими спутниками. Вполне нормальные ребята, я почти сразу проникся к ним симпатией, какую карточный шулер испытывает к зеленому новичку, по незнанию подсевшему к нему за стол. Кажется, я даже успел уснуть, легко покачиваясь на волнах полудремы-полуяви. Из этого приятного состояния меня вывел тихий вежливый хмык.
   -- Хорошо, Элли, я скоро... -- пробормотал я, пытаясь понять, почему так затекла поясница.
   -- А кто это? -- Тут же раздался голос рыцаря.
   Я с трудом разлепил глаза. Алир стоял рядом с липкой и смущенно переминался с ноги на ногу. Как-то неестественно смущенно, словно задумал какую-то пакость, а теперь его грызла совесть. Хотя, скорее, он боялся, что его раскроют.
   Некоторое время подумав, я все же ответил:
   -- Элли единственный, кого, хоть это будет не совсем правильно, я могу назвать другом.
   -- А-а... -- протянул светлый и замолчал. Потом, собравшись с мыслями, быстро выдал: -- Мы решили позвать тебя в круг. В конце концов, нам теперь придется какое-то время быть вместе, и если каждый день будет заканчиваться дракой...
   Н-да... мир окончательно сошел с ума, и теперь два крепких санитара волокут его в палату номер шесть. Хотя в этом все светлые. Можно сколь угодно долго продумывать грандиозные планы по их порабощению, просчитать любое действие, выбрать самую лучшую стратегию и придумать на каждый их возможный шаг по несколько вариантов ответа, но все равно эти светлые сморозят таку-у-ую глупость, что разрушат любой, даже самый гениальный план.
   -- Это честь для меня. -- Хорошо подумав, я не стал отказываться. Вдруг мы действительно сможем нормально общаться? Хотя сдается мне, что они просто что-то задумали. Ну да, а я прямо весь такой наивный-наивный, сам себе лапшу на уши развешиваю и сапогом суп хлебаю.
   Вообще-то приглашение в светлый круг -- это знак, что тебе оказали доверие, конечно, неполное, но в спину нож не всадят. Ах, пардон, светлые так не поступают. Ладно, тогда зайдем с другой стороны, приглашение в круг -- все равно, что предложение познакомиться и, быть может, чуть-чуть пооткровенничать. Ну, второго они от меня не дождутся, хотя, может быть, что-нибудь и совру. Темный я или не темный, в конце концов?!
   Я устроился между рыцарем и магом и выжидательно уставился на светлых. Сразу начнут с лапши или перед этим примерятся, какую выбрать длину? Первой заговорила сиятельная леди.
   -- Учти, темный, что сейчас тебе оказано небывалое доверие, и ты должен его оправдать. Мы не будем тебя вынуждать рассказывать свое прошлое, но надеемся хоть что-то узнать. Все-таки ты не виноват, что родился темным, и мы, как истинные слуги Света, знаем, что наш господин милосерден и может дать тебе один шанс. Мы расскажем тебе о нашей миссии и пока взамен не потребуем ничего, кроме того, что ты согласишься ответить хоть на некоторые наши вопросы.
   Леди смотрела мне прямо в глаза. Внимательно, оценивающе, словно уже решала, как меня лучше всего убить. В ее взгляде я прочитал, что все это: круг, доверие -- разыграно специально, чтобы выпытать из меня побольше информации. Хм, становится все интереснее. Кажется, со мной тоже решили поиграть.
   Прекрасно! Тогда начинаем. "Смотри, не доиграйся!" -- посоветовал внутренний голос. "Не учи козла бодаться!" -- "Хм... когда тебе успели рога наставить-то?" -- "А кто, тебя не интересует?" Этот диалог занял доли секунды и, ослепительно улыбнувшись, я ответил эльфийке:
   -- Как пожелаешь, о прекраснейшая дочь Света! -- Похоже, это обращение приятно удивило эльфийку. Ровно настолько, что холод в светлых глазах на одну секунду почти отступил. -- Что вы хотите узнать? Или по праву приглашенного мне отведено место в конце?
   -- Сначала в круге положено представиться. Я леди Анабель Илераль из Старшего дома светлых правителей.
   -- Ибор-изгнанник, -- мрачно буркнул гном. Похоже, ему не сообщили об игре, а просто поставили перед фактом: мол, надо бы со мною получше обращаться, -- и гном был этим очень недоволен.
   Н-да? Изгнанник? Странно, а других претендентов не было? Хотя подгорный народ мало интересуется делами людей, и найти гнома в столице иногда сложнее, чем мага. В общем-то, вопрос спорный, но команда получается какая-то кривая.
   -- Алир д'Аэвельер, рыцарь ордена Великого князя Света, -- скромно представился юноша.
   Ого! А он может стать достойным противником, если, конечно, удостоился этого места не благодаря папочке. Только вот титула я не услышал. Неужели мальчишке его не дали? Хотя, скорее всего, именно это пообещали бедняге, как награду за убиение Темного князя. Однако моя шкурка нынче подешевела... "Ты еще обидься!" -- подначил внутренний голос. -- "И обижусь..."
   -- Леди Хелена, наследная принцесса Арской империи. -- Я чуть не последовал примеру персонажей юморных сказок, где главный герой обязательно теряет вставную челюсть и потом долго ее ищет на полу, точнее, в траве. Принцесса?
   Без комментариев...
   Девушка смущенно потупилась под моим красноречивым взглядом.
   Возможно, ее и можно было назвать красивой, но только с большой натяжкой. Хрупкое изящество граничило с болезненной худобой. Матовую белоснежную кожу тонкими росчерками вспарывали нити вен. Смазанные черты лица с острыми скулами, тонкая, грубо прочерченная, линия губ и большие синие глаза, что добавляли девушке чуть удивленный вид, вовсе не делали ее красавицей. Хотя благодаря дополнению в виде роскошной золотистой шевелюры принцессу можно было назвать весьма милой особой.
   -- Маг Леллин, -- очень осторожно произнес рыжий, наблюдая за выражением моего лица. И правильно. Вообще-то все маги с рождения принадлежат Тьме.
   Едва сдерживая смешок, я сделал вид, что меня это не колышет.
   Все взоры обратились к монашку, который сидел, поджав губы, и сверлил меня взглядом полным ненависти.
   -- Радек, -- наконец представился он. Да, такими темпами я скоро точно перестану разбираться в происходящем. Чтобы монах да по собственному желанию представился темному... Остановите землю -- я сойду! Ах да, извините, -- это из другой оперы. У нас же мир плоский, ладно, так уж и быть, останусь. Не придумав достойного комментария, внутренний голос ограничился мерзким хихиканьем.
   Теперь все смотрели на меня.
   -- Габриэль. Очень приятно, -- сухо сказал я, наблюдая за реакцией светлых недотеп. И она не заставила себя ждать.
   -- Это очень плохая шутка, темный, -- сквозь зубы прошипела эльфийка -- странно, а мне казалось, что их связки на такое не способны. Хотя... услышишь имя своего Светлого князя из уст прислужника Тьмы -- еще не так зашипишь.
   -- Это не шутка. -- Моя злость вот-вот была готова прорваться сквозь показное спокойствие. Конечно, так должно было показаться им, на самом деле я откровенно веселился. -- Габриэль -- мое имя. И я не в ответе за то, что у моего отца было такое своеобразное чувство юмора. -- Точнее, на самом деле меня так назвала мама в честь него. Отца в то время уже не было, но светлым знать это было необязательно. Я даже сделал вид, что из-за этого оскорбления собираюсь уходить.
   -- Постой, мы действительно подумали, что ты решил пошутить. -- Рыцарь примирительно улыбнулся, поняв, что рыбка может проплыть мимо наживки.
   -- Я весьма не против пошутить, но только не с именем. В этом вопросе даже темные чтут традиции. А теперь, если не возражаете, я бы с удовольствием выслушал хоть часть вашего плана. -- Да, да, да -- у нас с именами очень строго. Никто в здравом уме и твердой памяти не переделает свое имя и не представится другим. Только самым-самым близким существам можно разрешить придумать уменьшительно-ласкательную производную имени. Даже я, несмотря на то, что сам придумал это правило, стараюсь его соблюдать.
   Рыцарь переглянулся с эльфийкой и, вздохнув, начал:
   -- Ну что ж, изволь. Всё мы тебе, конечно, не расскажем, но в общих чертах -- пожалуйста. Ты в курсе, что более пятисот лет назад единственный маг, обративший свою силу к Свету, явил миру пророчество? Его называют единственной надеждой света.
   Я отрицательно помотал головой и успел заметить промелькнувшую в глазах рыцаря радость. Хотя, увы-увы, и еще раз, увы, я прекрасно знал это пророчество. Но от этого знания светлых лучше уберечь.
   -- Так вот, -- тем временем продолжал рыцарь, -- там говорится, что Темного князя можно убить только его оружием, и сделать это под силу только одному человеку. К сожалению, прежде некоторые моменты были переведены неверно, поэтому те отряды, что были до нас, терпели поражение. Но в этом году на небе засияло новое созвездие.
   Это просто мне надо было меньше пить в компании Элли. Я не пьянею, но всегда начинаю хулиганить. А то жили-поживали светлые, составляли карты звездного неба, а потом -- раз, и неожиданно на нем появились новые звезды -- естественно, бедные решили, что это знамение, и нужно собирать отряд -- идти убивать меня.
   -- Был найден Ла-сит -- кинжал, который когда-то принадлежал Темному князю, -- продолжал рыцарь, не обращая внимания на выражение моего лица при упоминании созвездия, -- и знаки указали, что только принцесса сможет с помощью этого кинжала убить его. А мы должны сделать так, чтобы она смогла выполнить свою миссию. А теперь ты поклянешься Тьмой, что не используешь это знание против нас.
   Легко. Не моргнув, я воспроизвел полную клятву на доверие, кажется, очень удивив этим светлых. Еще бы, нарушивший ее лишается своей души. Истории не известен ни один случай-исключение. Только вот для меня она абсолютно безвредна, так как души у меня нет и никогда не было. Отец как-то забыл про эту несомненно нужную вещь.
   -- Теперь я внимательно слушаю ваши вопросы. -- Я сделал заинтересованный вид.
   -- Хорошо. Как ты ориентируешься в планировке Цитадели? -- Не стала тянуть известное парнокопытное за рога эльфийка, решив, что теперь меня можно хорошенько обо всем расспросить.
   Пожалуйста, я тоже умею говорить о пустяках, с таким видом, будто раскрываю величайшие тайны мира.
   -- Конечно, все закоулки не знаю, -- ага, прям сейчас сам себе поверю, -- но основные моменты легко. В общем, смотря куда вам надо. Думаю, я и на месте смогу переориентироваться. Главное, попасть за третий круг столицы -- и я вас проведу. -- Тьфу, чуть не брякнул "заведу"! -- Дальше?
   -- Что ты знаешь о Темном князе? -- Вот это вопрос! Я был готов зааплодировать рыцарю.
   -- Вас интересует что-то конкретное, или мне пересказать его полную биографию? Ладно, расскажу из того, что знаю, основные моменты, -- лениво согласился я, не забыв широко зевнуть. -- Он очень умен, хотя пользуется умом нечасто. В открытый бой с ним не вступайте, будете выглядеть как тараканы, пытающиеся напасть на тапок. Он вас прибьет и не заметит, а потом будет долго горевать, что развлечение так быстро закончилось. Главный его враг -- скука. Так что, если что случится, вас сразу не убьют, а перед этим хорошенько помучают. Не ищите в сказанных им фразах какой-то скрытый смысл. Его просто нет. Все, что им будет сказано, легко может оказаться ложью. Для него обманывать естественнее, чем дышать. Так, ну что еще можно сказать? Глядя на него трудно предположить, что это сам князь -- на первый взгляд он очень мил (и на второй ничуть не хуже), однако это впечатление часто обращается роковой ошибкой.
   Теперь я надолго задумался. Что бы еще рассказать о себе, чтобы мания величия осталась довольной? Хотя, думаю, больше не стоит. Светлые и так как-то странно притихли, что для них было совершенно несвойственно. Поэтому моя театральная пауза перешла в обыкновенное молчание. Особенно после того, как я понял, что переборщил. И причем очень и очень сильно... "После такого рассказа я бы на месте светлых тебя прибила. Просто на всякий пожарный", -- тут же поспешила "успокоить" меня шизофрения. Н-да, всегда знал, что мания величия до добра не доводит! Недавно пытался сделать вид, что у меня с самим собой счеты, а теперь расписал с таким восхищением... "Я себя люблю, и это взаимно?" -- "Именно так". Ладно, выкручусь.
   Наконец тишину осмелился нарушить гном.
   -- Откуда ты так хорошо знаешь вашего повелителя? -- Он был необычайно серьезен, впрочем, как и остальная команда. Н-да, еще и с интонациями переборщил. А говорил я тихо, с затаенной болью. Теперь они, похоже, вообразили себе невесть что. Разберемся. "После того, как тебя убьют?" -- "Я бессмертен!" -- "Конечно, шутка старая, но расскажи об этом им..."
   -- Хорошо? Спаси, Тьма, никто не может узнать повелителя даже на десятую часть. И каждый воспринимает его по-своему. Для кого-то он мудрый дальновидный правитель, для кого-то -- взбалмошное инфантильное существо без царя в голове. А для кого-то -- наставник. Я сказал вам то, что видит в Темном князе любой, -- я снова добавил в голос чуть-чуть боли, при этом постаравшись тщательно ее замаскировать. -- У вас есть еще вопросы?
   -- Что тебя связывало с ним? -- Это уже эльфийка вступила в беседу. Взгляд внимательный-внимательный и тако-о-ой серьезный. -- Только не ври, я вижу, что ты был близко знаком с ним.
   А вот запутаю я их еще больше:
   -- Жизнь.
   После этого я откланялся и пошел к устроенному себе месту якобы спать.
  
   Через полчаса после того, как я должен был уснуть, светлые осмелились начать тихую беседу, обмениваясь мнениями.
   -- Как вы считаете, ему можно доверять? -- Низкий, но очень приятный голос, скорее всего, мог принадлежать принцессе, хотя никак не вязался с ее внешностью.
   -- Не знаю, -- совершенно честно ответил маг. -- Какой-то он странный. Неправильный... и мне он не нравится! Вроде говорит нормально, но могу поспорить -- ехидна еще та!
   Ну, это же я. Если бы меня назвали правильным, я бы счел это оскорблением. А ехидства я и не скрывал. Наверное, с утра этот Леллин просто был сонным.
   -- А много ты темных видел? У них у всех крыша не на месте, -- тут же съязвил монашек.
   Вот припомню я тебе "крышу", чудо в балахоне, пардон -- рясе, причем чудо образовано от "чудовище"
   -- Тут дело не в "крыше", а во взгляде, в голосе. На какой-то момент я даже забыл, что разговариваю с темным... -- осторожно заметил Алир. -- Что-то с ним случилось, из-за чего он решил нам помочь. И эта речь о его князе. Особенно то место про наставника. Может, он был учеником?
   Нет, я сейчас точно оскорблюсь... всего лишь ученик...
   -- Тогда при чем тут фраза про жизнь? -- В разговор вмешалась эльфийка. -- Что-то мне подсказывает, что мы имеем дело с наследником Темного князя, причем наследником, который разочаровался в своем отце.
   Ого! А меня повысили! Теперь я уже "свой собственный сын". Не правда ли, забавно?
   Очень. Все-таки врут про необычайную интуицию эльфов. Хотя светлые были поражены этим заявлением так, что сидели несколько минут в траурном молчании. (Могу поспорить, что с неэстетично выпученными глазами.)
   -- Возможно, возможно, -- пробормотал Ибор, -- но тогда он, веселый крестьянин его за ногу, превращается в угрозу.
   Я ею всегда был.
   -- Не думаю, он поклялся и не сможет свое слово нарушить. Так что, пусть и минимально, но ему теперь можно верить. Только все равно, боюсь, нам придется потом его убить... -- подвела итог Анабель, и светлые стали расходиться по своим местам, предварительно пожелав друг другу самых светлых снов.
   А я наконец смог заняться осмыслением полученной информации.
   Итак, что у нас есть? Первое: пророчество. Единственный маг, обративший Тьму в Свет, -- Исир -- был мне прекрасно известен. Веселый мужик, я ему много рассказывал про образование миров, пока он не решил, что стал могущественнее и умнее меня. (Опасное заблуждение, надо заметить!) А также попытался меня убить (напугал ежика!). Тогда я придумал ему наказание и отлучил от Тьмы. Это он уже сам потом напридумывал, что поборол мрак внутри себя верой в Свет. Кстати, как он прикрепил себя к нему, я точно не понял, но для светлых Исир стал героем и чуть ли не спасителем. Да вот беда! Если Тьма может даровать коль не бессмертие, то уж длинную жизнь точно, но вот Свет, увы, не наделяет своих слуг такой возможностью. И перед смертью Исир решил напакостить.
   А дело было так. В годы юности я увлекся оружием настолько, что сам стал его создавать. Какие же это были шедевры! (Моя мания величия, довольная тем, что про нее не забыли, свернулась клубочком и разрешила мне продолжить дальше рассказ). Так вот, один кинжал я решил выковать во Тьме. Поскольку я на нее завязан -- это совершенно нетрудно. Но металл стал очень горячим. Настолько, что мне пришлось рискнуть и воспользоваться Хаосом. Пожалуй, это единственное, что для меня смертельно. Впрочем, как и для всех остальных. Только северные орки могут устанавливать с ним контакт, делая щели в междумирье. Впрочем, я отвлекся. В тот момент, когда Хаос уже омыл кинжал, и я решил взять его в руки... Я не знаю, как так получилось, но поранился. Крохотная царапина, через которую Хаос попал в мою кровь.
   Я умирал мучительно долго, разрываемый болью на полу своей мастерской. Если бы не Исир, то сейчас меня уже давно не было бы ни на этом, ни на каком другом свете. Он смог меня спасти -- тогда еще один из лучших моих учеников. А еще Исир решил, что это все из-за кинжала, что я сам выковал оружие, способное меня убить. Хотя теперь Ла-сит для меня опасен не более, чем укус комара. Кстати, на заметку, после того случая у меня и к Хаосу появился небольшой иммунитет, если так можно выразиться. Но тогда я решил не расстраивать мага и специально потерял этот кинжал в смертном мире. А Исир, так и не поняв своей ошибки, перед смертью раскрыл мой якобы самый страшный секрет.
   Так что пророчество -- обычная глупость.
   Идем дальше. Почему под пророчество подошла именно принцесса, мне понятно. Несмотря на то что Исир оказался отлученным от Тьмы, все равно продолжал оставаться хоть на каплю, но верным своим идеалам. То есть: либо с моей смертью свершится месть за нанесенное оскорбление, либо прервется королевский род. Он специально просчитал, чтобы даты сошлись до того, как тот, кто наследует корону империи, вошел в возраст, когда бы его связали узами брака.
   Что у нас еще? Меня приняли за наследника Темного князя. Даже не знаю, что тут думать. Хотя по россказням светлых у меня этих наследников должно быть как грибов после дождя... а то и больше. А хотя нет, постойте, я, наверное, их всех убиваю. Или ем?
   Если честно, понятия не имею, что там про меня рассказывают. Точнее, имею, но только в общих чертах -- самое необычное знаю, а так как все пытаются придумать что-то новенькое... Да и все эти россказни слушать... бр-р-р. А то будут у меня проблемы со сном после сказочек светлых про себя любимого.
   Опять же, как оказалось, команду подобрали толковую, только на первый взгляд состоящую из полных идиотов. Они спокойно выдали мне часть информации, которая на самом деле для любого другого была бы бесполезным набором слов, а взяли такую клятву, что мама не горюй! Даже отъявленный маньяк не осмелится идти против клятвы доверия на силу, к которой он принадлежит. Все просто. В некоторых мирах люди и другие живые существа прекрасно обходятся без души -- с легким чувством дискомфорта. Но не тут. В этом мире душа -- связующая нить между разумом и телом. Нет души -- человек (гном, эльф) и кто-то еще становится бесполезным куском мяса. Он не может больше управлять своим телом. Оно продолжает существовать без его команд и тихо умирает, так как не в состоянии открыть рот даже для того, чтобы принять пищу. Хотя разумное существо продолжает все понимать и чувствовать, находясь внутри тела. Не правда ли, ужасная участь? Когда-то этот метод умерщвления практиковался как казнь. Приговоренного под пытками заставляли дать эту клятву, а потом делали так, чтобы она была нарушена. Но потом совет Светлого ордена счел это омерзительным, запретив так издеваться даже над темными. Так что ни у кого и в мыслях нет, что кто-то осмелится по своей воле нарушить клятву доверия. Ну откуда светлым знать, что у меня нет души? И не потому, что я такой мерзкий темный выродок, а потому что отец, когда творил меня, отвлекся на что-то постороннее, наверное, мама что-то под руку сказала. А потом они в два голоса отговаривались, мол, так все и задумывалось, чтобы, значится, пооригинальнее вышло (как только из клетки выпустили).
   Вот такая грустная история. И почему внутренний голос ничего не пытается прокомментировать? "Устала, милая?" -- "Угу, спи уже, великий мыслитель. И не забудь, что они тебя убивать собираются". Ну, это-то как раз не проблема. Если хотят -- пускай поразвлекаются.
   Еще немного подумав на разные темы, но так и не придя к единому решению, я позволил себе уснуть.
  

***

   -- Алир, ты спишь?
   Рыцарь моргнул, медленно выплывая из приятного сновидения, что только-только успело завладеть его сознанием.
   Присевшая рядом с ним на корточках эльфийка выглядела настолько необычно, что на какой-то момент Алир подумал, что продолжает спать. Потом он наткнулся на все тот же внимательный холодный взгляд и понял, что, увы, поспать ему не удастся.
   -- Нет, леди... хм... Анабель, я вас... тебя внимательно слушаю, -- рыцарь провел ладонью по лицу, стирая остатки сна, и принял сидячее положение. Леди недолго думая устроилась рядом на земле.
   Остальные уже давно спали. Ибор громко храпел. Впрочем, храп у него был на удивление мелодичным и за то время, что они ехали по Светлым землям, все успели привыкнуть. Монах спал, положив под голову вместо подушки копию Книги Света. Маг смешно причмокивал губами. Темный же устроился достаточно далеко, полностью укутанный беззвездной душной ночью. Но интуиция подсказывала Алиру, что Габриэль теперь-то уж точно спит.
   -- Он солгал? -- Тут же спросила эльфийка, проследив взгляд рыцаря.
   -- Не знаю, -- честно признался Алир, прислушавшись к себе. -- Он действительно как-то связан с Темным князем. И мальчик был искренен, когда говорил клятву. В остальном у меня создалось стойкое ощущение, что он чего-то недоговаривает.
   -- Так же, как и мы? -- усмехнулась Анабель. -- Думаю, это естественно: мы не доверяем ему -- он так же не доверяет нам. Хотя я бы многое отдала за то, чтобы узнать причину, по которой он нанялся проводником. Очень непростой темный, -- последнее слово она выплюнула как проклятие.
   -- Ты всех их ненавидишь? -- осторожно уточнил рыцарь.
   В ордене Алира осторожно предупредили, что у эльфийки личные мотивы мести могут взять верх над разумом. Сначала, глядя на Анабель, рыцарь не представлял, как расчетливая холодная эльфийка может сделать что-то необдуманное. Но сейчас, замечая ненавидящие взгляды, что она изредка бросала на проводника, забывая их маскировать, понял, что предупреждение не было лишено основания.
   Сам он уже начал сомневаться в своей ненависти. Всю свою сознательную жизнь он представлял темных какими-то монстрами, а Черные земли выжженной пустыней. Пока его ожидания не оправдывались, и ненависть, скорее, переходила в неприятие. Впрочем...
   -- Не всех, -- эльфийка затеребила тонкую цепочку с небольшим круглым медальоном, -- но многих. -- Взгляд Анабель неожиданно смягчился. -- Думаю, мы чуть-чуть поспешили, когда решили столь категорично отнестись к этому милому мальчику. Нам стоит быть с ним более приветливыми и не пытаться все время вытягивать информацию. Он достаточно умный и может начать свою игру.
   -- Если уже не начал.
  
  

Глава 4

  

У вас хорошее настроение? Не отчаивайтесь.

Всегда найдется тот, кто вам его испортит.

Анонимный пессимист

  
   Анабель с сомнением посмотрела на спящего проводника. Во сне мальчик трогательно улыбался, явно досматривая хороший сон. Так и не скажешь, что темный. Ну волосы необычного цвета, ну черты лица резковаты. И вообще -- на девочку смахивает. Эльфийка чуть-чуть улыбнулась, подумав, как бы темный надулся от такого сравнения. Странно, но сейчас она не могла его ненавидеть так же, как остальных из его племени. Да и маленький он еще. Это его родители могли участвовать в охоте на небольшой светлый отряд, что когда-то давно так же пытался исполнить миссию.
   Впрочем, и симпатии, слава Свету, никакой не было -- только легкий интерес. Мальчик явно знал куда больше, чем хотел показать. Оставалось только найти способ вытянуть из него эту информацию.
   Передумав будить мальчишку, она развернулась и направилась к ручью умываться, пока его не замутили остальные светлые, которые только-только неохотно вставали и одевались.
   Из палатки выглянула Хелена, наткнулась взглядом на полуобнаженного Алира, покраснела и поспешила обратиться к эльфийке, благо они с Анабель были знакомы уже давно и как наследницы правящих семей неплохо общались:
   -- Я возьму у тебя рубашку, свою испачкала, пока постираю, пока высохнет...
   -- Конечно. Посмотри в вещевом мешке.
   Иногда эльфийка думала, что если бы Хелена не была обычной смертной, они могли бы стать подругами.
   -- Алир, -- окликнула рыцаря эльфийка, -- не забудь разбудить нашего темного.
   Анабель не сомневалась, что Алир обязательно забудет, а поэтому Габриэль успеет досмотреть свой хороший сон. Странная забота о темном. Но, в конце концов, он им нужен для того, чтобы исполнить великую миссию.
  

***

   Я проснулся от того, что меня кто-то тряс за плечо. Причем, уже довольно долго. Это кто ж так не уважает великого и ужасного Темного князя? Щас я им устрою что-нибудь. Хотя... это же светлые, что с них взять? Я перевернулся на спину и соизволил открыть глаза.
   -- Ну? -- Из горла вырвалось нечто похожее на хрип. Но общий смысл вопроса склонившийся надо мной Алир понял.
   -- Мы уже давно собрались, только тебя не могли разбудить, -- смущенно признался рыцарь. Снова это смущение... был бы девицей, подумал бы что-нибудь не то.
   Я (нехотя) встал с нагретого местечка и душераздирающе зевнул.
   -- Прошу прошения, не настроил внутренние часы, а сон всегда был моей слабостью, -- разъяснил сей факт команде и отправился умываться. Ну, да, вообще-то я соня. В Цитадели привык спать до полудня, если не дольше, зато потом сидеть до трех часов ночи или вместе с Элли кому-нибудь пакостить. Впрочем, есть у меня такая полезная особенность -- просыпаться тогда, когда это необходимо. С вечера скажешь себе, что, мол, проснуться нужно во столько-то, и пожалуйста -- никаких будильников не нужно. А вот вчера, обдумывая разговор светлых, забыл настроить себя на раннюю побудку. Сами светлые, уже собранные, мрачно наблюдали за мной, пока я плескался в ручейке. Спрашивается, что им мешало меня разбудить раньше?
   Так что завтракать мне пришлось в седле. Светлые и так бросали на меня ну очень красноречивые взгляды из-за вынужденной задержки.
   А я продумывал дальнейший путь, чтобы было и весело, и неопасно. Подобрать дорогу, соответствующую моим требованиям, так и не удалось, и я остановился на более веселом варианте. После чего я подъехал к Алиру, чтобы указать дальнейший маршрут.
   -- Видишь вон ту развилку? Там чуть правее будет дорожка и небольшой овраг, вот туда и сворачиваем, -- встрял я в разговор рыцаря и гнома.
   -- Зачем? Она, судя по всему, нас выведет на эту же дорогу, только придется сделать большой крюк. -- Ибор смотрел на меня очень подозрительно. Нет, мне что, за каждый шаг надо отчитываться? Что да почему... Охохонюшки. Я вздохнул и начал разъяснения.
   -- Во-первых, там есть еще одна тропа. Ее жители ближайшей деревни специально мороком прикрыли, чтобы путники к ним на огонек заскакивали. Во-вторых, этот крюк позволит нам как раз с этими жителями не сталкиваться. Эта деревня ближайшая к границе, больше таковых нет. А после нее нам обеспечены три дня спокойного прохода. К тому же, если выйдем на заброшенную дорогу, -- вообще будем передвигаться так, как захотим. Разъезды стражников на ней не показываются, обозы ходят по новому тракту. Опасности только в виде странников и другой пакости.
   -- Кого?! -- хором спросили светлые. Постоянно забываю, что они про нас ничего не знают. Надо будет выслать им брошюрки про быт и нравы жителей Черных земель. Ладно, прочитаю вводную лекцию. Пока небольшую.
   -- У нас странниками называют темных, которые не любят сидеть на одном месте. В основном, как ни странно, все поклоняющиеся Тьме, -- страшные домоседы. Бывают, конечно, исключения, и не такие уж редкие, но путешествовать и сменять место жительства мы не любим. К странникам относят несколько кланов вампиров и сколько-то одиночек. Практически всех оборотней -- они уж точно шляются, где хотят. Людей, среди которых много наемников или менестрелей. И некоторых индивидуумов демонического происхождения.
   -- Так это не сказки? Демоны действительно существуют? -- Рыцарь глядел на меня так, будто я сейчас признаюсь, что я и есть Темный князь.
   А вот фигушки!
   -- Конечно! Какие сказки? Демоны -- элита Темной империи, Черная знать. Совет старших составляют главы древнейших демонических родов. Он имеет постоянную связь с князем. Совет лордов состоит из представителей темных эльфов. И проходит, хорошо, если раз в три года. Они очень не любят выбираться из своих подземных дворцов. А в совет младших -- входят представители всех разумных рас Темной империи. От каждой по одному. Избранные: демон, эльф, вампир, орк, оборотень, тролль, человек-маг. И естественно, князь. Такие советы проводятся раз в год, и с большой осторожностью. Ибо демоны пытаются прибить людей, вампиры -- оборотней, эльфы -- орков. А тролли сидят и делают ставки, кто кому больше синяков наставит. Хотя все они сосуществуют в нормальных условиях вполне мирно. А вот когда начинается политика... -- Я сделал эффектную паузу и неожиданно понял, что совсем отвык от общения со светлыми. Расслабился. Под взглядами светлых я поспешил выкрутиться: -- Это у нас каждый карапуз знает! -- Действительно, ну откуда шестнадцатилетнему парню, а, по мнению светлых недотеп, мне именно столько, -- знать об устройстве Совета империи?
   -- А нечисть? -- Светлые, явно заинтересовавшись, решили выбить из меня всю информацию, раз уж рассказываю. А мне что, жалко, что ли? Побуду немного учебником, не привыкать. И так чуть не сдал себя с потрохами, буду развлекаться дальше.
   -- Извиняюсь, кого вы под этим подразумеваете?
   -- ?
   Со вздохом я снова начала разъяснения.
   -- Итак, у нас существуют три категории. Нелюдь -- все, кто не являются людьми, но дышат, едят, спят, короче, относятся к миру живых. Нечисть -- те, кто болезненно реагирует на проявления противоположной энергии. Вампиры высшие и низшие, оборотни, некоторые слабые ведьмы. Ну, и еще там по мелочи. И, наконец, нежить -- зомби, личи. (Или это одно и то же? Не помню.) В общем, все из этой серии. А теперь, кого вы имели в виду?
   -- Нежить.
   -- Ну, некромантов у нас достаточно. Особо они не зверствуют -- свои же потом по шапке дадут. Хотя есть официальное разрешение на двух мертвых слуг. Но мода на это давно прошла. Сейчас принято низших нанимать.
   Солнышко приятно пригревало, а на удивление широкая тропа позволяла не растягиваться в цепочку, что сделало бы отряд совершенно беззащитным. Конечно, вряд ли кто решит на нас нападать днем, но мало ли? Сумасшедших во все времена хватало. Даже среди моих поданных. Особенно среди них. Светлые с интересом оглядывали природу, блаженно щурясь. В общем, полная идиллия.
   -- Еще вопросы будут? -- Мое настроение тоже не спешило уходить с отметки терпимо-хорошее. Почему "терпимо"? Просто когда у меня "хорошее" настроение, всем сразу становиться плохо, так как мне хочется что-нибудь устроить, сделать, пошутить... обычно как раз после этого и возникают всякие жуткие легенды обо мне.
   -- Хм... -- В нашу с рыцарем беседу бесцеремонно встрял маг, пересилив желание меня задушить, а не расспрашивать о местности. -- Почему эти земли называют Черными? Я ожидал чего-то мрачного, выжженного.
   Все с интересом обернулись, ожидая моего ответа. Я вроде в проводники, а не гиды нанимался. Хотя за отдельную доплату...
   -- Чернозем. -- Коротко и ясно. -- Торф. У нас очень плодородные и богатые ископаемыми земли. Поэтому и зовутся черными. И вы там в своем светлом королевстве от черной зависти засыхаете, -- не удержавшись, съязвил я.
   -- Получается, что ваша империя не что иное, как огромный кус плодородной земли? -- Задумчиво проронил рыцарь.
   -- А с чего бы еще тогда организовывать завоевательные походы. Была бы тут одна выжженная пустыня -- на километр бы к границе не подходили. А так постоянно суетесь.
   -- Завоевательные походы? -- Теперь уже в голосе Алира было не удивление, а недоверие. Ну как же, они там все сплошь святые и добрые. Куда не плюнешь, обязательно попадешь в святошу. Ни воров, ни убийц, ни распутных девок... Один только веселый крестьянин.
   Светлые недоверчиво переглянулись, явно переставая верить моему рассказу.
   -- Разве такое было?
   -- Конечно, -- я пожал плечами, -- лет эдак две тысячи назад был первый и последний. Вон она, думаю, слышала. -- Кивок в сторону остроухой.
   Теперь все переключились на сиятельную леди.
   -- А почему первый и последний?
   Нет, ну что за неучи мне попались?! Все им расскажи да объясни. Хотя, возможно, орден старательно прячет записи об этих событиях. Грустно вздохнул. Я-то думал, что они меня сразу не полюбят, будут пытаться убить, покалечить. Высказывать недоверие. Коситься.
   Хотя убить меня они все-таки собираются, только по-тихому... Какие-то неправильные светлые. Я уже повторяюсь? Пардон... Так вот:
   -- Наш мир сравнительно молодой. Насколько я знаю (точнее, помню), ему не больше десяти тысяч лет. Сначала деления на Свет и Тьму не было. Все были равны. Так продолжалось где-то первые три тысячи лет. Потом еще с тысячи полторы длился раскол. -- Надо сказать, они это так затянули, что я чуть со скуки не помер. Вот был бы номер! -- Потом начались первые диверсионные вылазки с обеих сторон. Случилось несколько стычек. Одно государство светлых, тогда еще не ставших Арской империей, напало на границы Черных земель. Его уничтожили полностью. Было заключено перемирие. Еще сколько-то времени создавалась Арская империя. Смута, кровища. Потом возвращали статус Светлых земель, строили орден, а то с вашими сварами даже мы начали казаться белыми и пушистыми. Еще сколько-то времени опять друг к другу присматривались. Орден начал готовиться к войне. Набирать войска, копить силы, придумывать новые заклинания -- магию тогда еще не запретили. Потом в один прекрасный (или ужасный?) день выступили они к границе Черных земель. "Велика была армия Света, и не было спасения тварям мерзким, вылезшим из чрева Тьмы", -- процитировал я фразу из какой-то светлой книжонки. -- Насколько я помню, тогда объединились и люди, и эльфы, и гномы, и феи, и дриады, и даже драконы. Ну, а навстречу им армия Тьмы. Как все полагается, встали они друг напротив друга и ждут, когда прикажут атаковать.. Армией светлых тогда командовал эльфийский владыка Миальренель на белом единороге.
   -- А нам рассказывали, что сам наисветлейший Габриэль, -- тихо пискнул Радек.
   -- Наврали. Он к тому времени уже покинул созданный им мир. -- "Хм..." Память снова что-то неприятно зацепило, но рассказ меня настолько увлек, что я снова не стал заострять внимание на этой странности. -- Так вот. Как и полагается, эльф предложил темным сдаться и выдать князя, присягнув Свету. Темные, естественно, отказались.
   -- И началась битва?! -- С надеждой спросил рыцарь.
   -- Не-а. Темный князь не мог допустить, чтобы кто-то из его подданных погиб. Он вышел вперед без брони и оружия, пешим.
   -- И что? -- Даже не знаю, как описать те взгляды, которыми светлые просверливали мою скромную персону. Одна эльфийка сидела грустная-прегрустная. Она-то знала конец этой страшной сказки.
   -- Он сказал, что ни один темный не умрет в этой битве. И если светлые хотят войны, они получал бойню. И предложил им напасть на него, предупредив, что будет отвечать на удар ударом. -- На секунду я остановился, пытаясь восстановить сердцебиение. Я был глуп, горяч... я... мне что-то хотелось кому-то доказать. После этого для темных я стал даже больше, чем Темным князем. Меня любили, боготворили... в честь меня называли детей... но только на Темных землях. Из светлых воинов домой не вернулся каждый второй.
   -- Они нанесли два удара. Первый -- магический. Наверное, это был единственный случай, когда со светлой магией сочеталась сама смерть. Маги постарались на славу. Все, что было, они вложили в этот удар. Как минимум, половина умерла на месте от истощения резерва. Потом атаковали драконы. Темный ответил тоже двумя ударами, превратив половину светлого войска в кровавое месиво. Так все и закончилось. Теперь ваши магистры понимают, что князь не допустит войны. Сначала надо устранить его, а потом уже завоевывать Черные земли.
   -- Он в одиночку справился с половиной армии?! -- Кажется, мне не поверили...
   -- Нет, -- неожиданно подала голос эльфийка, -- ему все равно -- армия, половина армии, все население Светлых земель. Ему достаточно подумать -- и все, на кого упадет его взгляд, будут мертвы в эту же секунду. Отец рассказывал, что среди погибших там эльфов была половина нашего рода и две трети всего населения Светлых лесов.
   Вот так-то. Неудивительно, что на светлых землях меня так ненавидят.
   -- Но как тогда быть нам?! -- В рядах светлых началась настоящая паника. Анабель они поверили безоговорочно. Раз говорит, что пытались захватить, -- значит, так было нужно.
   Тоже мне, герои... Успокоить мне их, что ли?
   -- Не бойтесь. Сейчас, как я вам уже говорил, главный враг князя -- скука, так что на такую легкую смерть даже не рассчитывайте.
   Кажется, я их обрадовал.
  

***

   -- Анабель, он рассказал правду? -- Ибор с трудом управляя своенравной лошадью, подъехал поближе к сиятельной леди. -- Но ведь это что же получается? Почему мы об этом ничего никогда не слышали, словно веселый крестьянин пропил?
   -- Это что-то меняет, гном? -- Эльфийка непередаваемо равнодушно изобразила на лице удивление.
   Гном даже хмыкнул, сравнив неподдельную грусть Анабель, когда она вмешалась в разговор, и ее теперешнее безразличие.
   -- Да нет. -- Ибор почесал в затылке и обернулся на темного, который, казалось, задремал в седле.
   И тут, словно специально опровергая это, Габриэль (Ибору с трудом удалось мысленно назвать мальчишку по имени, а уж тем более -- по имени Великого Светлого князя, б-р-р!) открыл глаза, осмотрелся по сторонам и скомандовал Алиру:
   -- Вон там, слева, видишь, у корней дерева, если внимательно смотреть, кажется, что изображение расплывается? Вот туда и едем. Не бойтесь, это иллюзия.
   -- Иллюзия может быть осязаемой, -- буркнул Леллин.
   -- Это не такая. И если бы кто-то внимательнее читал учебники, знал бы -- чтобы создать осязаемую иллюзию, нужно быть действительно магом, а не купить амулет с настройкой нужного вида, -- незамедлительно откликнулась темная язва.
   -- Если бы кто-то умел логически мыслить, он бы додумался, что если есть деньги на амулет, то их может хватить и на наем мага.
   -- Если бы...
   Гном с Анабель продолжили разговор, отвлекаясь от набирающей обороты пикировки Леллина и темного проводника. Судя по довольным лицам обоих, спор доставлял им огромное удовольствие.
   -- Сиятельная леди, ведь выходит, что мы и есть захватчики. Если все так, как этот паршивец рассказал. -- Гном оправил бороду и неприязненно зыркнул на проводника. Иллюзия и правда оказалась неосязаемой, и сейчас команда ехала по неширокой, но хорошей дороге посреди удивительно красивого леса. Казалось, что преодолев иллюзию, они оказались в совершенно другом месте.
   Анабель уже привычно пожала плечами.
   -- Да, когда-то давно мы действительно выступили в роли захватчиков. Это большое пятно на истории Светлых земель и орден всеми силами старается, чтобы о нем не вспоминали. И прошлые ошибки повторять не собирается. Если не будет Темного князя -- сосредоточения зла, эти земли станут вполне обычными, и их не надо будет присоединять к Арской империи, к тому же народ эльфов выступил против этого. Темным достаточно будет отречься от прошлых ложных убеждений и принять Свет. Нечисть мы всю истреблять не станем, а выделим какие-то определенные места обитания и, если они не будут нарушать границы, постараемся забыть про нее. Магия, естественно, будет запрещена. Ну, а обычные люди не виноваты в том, что они родились здесь. Остальные народы также должны будут присягнуть Свету и выбрать смертного правителя, после чего мы сможем наладить торговые отношения.
   -- А также их смертный правитель, -- вмешался в разговор молчаливый монашек, -- должен будет какое-то время полностью подчиняться ордену, для того чтобы правильно вывести народ из той тьмы и лжи, в которой он погряз.
   -- Хм... -- Гном посмотрел сначала на эльфийку, потом на монашка и пожал плечами. Лично ему за участие в этом походе выдали кругленькую сумму и пообещали собственную кузницу в столице. К тому же, побить темных гному просто доставило бы удовольствие. Это было совмещением приятного с полезным. Так что Ибору было совершенно все равно, что эльфы и орден будут делать потом с Черными землями -- политика никогда не была его коньком.
   -- А ежели-таки окажется, что у князя припасен наследничек? -- Ибор неопределенно махнул за спину, где должен был ехать темный.
   -- Сын не в ответе за отца. -- Монашек неодобрительно покачал головой. По его виду можно было сказать, что сам Радек выступает за то, чтобы с подобных Габриэлю "сыночков" спрашивали по-полной не только за пап, но и дедушек, прадедушек и далее, далее, далее...
   -- Глупо сейчас размышлять над тем, в чем мы не уверены. -- Анабель очень хотелось повернуться и посмотреть на Габриэля.
   Эльфийка покачала головой, не понимая, с чего такие мысли. Ну да, внешность необычна, а перворожденному народу всегда нравилась красота во всех ее проявлениях, пусть и такая странная.
   -- И вообще все это слишком подозрительно! Многовато он знает, -- пожаловался Анабель Алир. -- Словно бы, скажем, мы приехали сюда просто так. Решили осмотреть местность, взяли проводника, зная, что где-то поблизости живут людоеды. И тут проводник начинает хихикать по поводу человечинки, сверкать заточенными зубами, облизываться плотоядно, рассказывать об устройстве племени людоедов. Ты бы с ним дальше пошла?!
   -- Нет.
   -- Ну, вот и я о том же, -- вздохнул рыцарь, -- а с другой стороны интуиция говорит, что плохого он нам не сделает.
   Неожиданно сам Габриэль нагнал их, пристроившись с другого бока Анабель.
   -- Леди, извините за беспокойство, -- вид у темного почему-то был глупый. Он пытался сидеть на коне боком и глядел куда-то вбок (вообще-то из-за того, что у глаз Габриэля не было разделения на радужку, белок и зрачок, оказывалось трудно понять, куда именно он смотрит), -- но это у меня проблемы со слухом, или действительно где-то поблизости кто-то плачет?!
   Команда резко остановилась на месте и начала прислушиваться. Анабель тоже напрягла слух. И правда, где-то на грани слышимости раздавались тоненькие всхлипы. Какой же слух у этого мальчишки, что он смог это расслышать?! До этого леди справедливо полагала, что эльфы в этом вопросе превосходят все остальные расы.
   -- Да, и правда, плачет, -- согласилась она, заметив, что больше никто из команды всхлипов не расслышал. -- С той стороны, -- она махнула рукой в дальние кусты.
   -- Ой, не нравится мне это... -- Одновременно пробормотали Габриэль и Алир, будто несколько часов подряд репетировали. Потом переглянулись и так же хором фыркнули.
   -- Ну их, проезжаем. -- Ибор как всегда остался верен своему постулату: темному плохо -- мне хорошо.
   -- А если это ребенок? -- Возмутилась принцесса.
   -- Но он же темный ребенок, -- заметил монашек, перелистывая Книгу Света. А ну как он что-то пропустил, и для детей действует какое-нибудь исключение?
   -- О... светлые! -- В исполнении проводника это слово прозвучало как наижутчайшее оскорбление. -- Вы решайте -- едем смотреть, кто плачет, или нет. Мне все равно. Сказал, потому что подумал, что вам это будет интересно.
   -- И тебе не стыдно оставлять в трудную минуту ближнего? -- Тут же изменил тактику монашек. Если сначала Радек собирался в ответ на мольбы проводника завести речь, что этот ребенок потом станет маньяком и убьет кучу других детей. Ведь те малыши, что вырастают нормальными, не плачут по темным лесам. Но поскольку сам темный проявил равнодушие, надо было б в пику ему наоборот обвинить его в бессердечности и черствости.
   Мальчишка изобразил на лице удивление а-ля "что такое стыдно?" и пожал плечами, после чего все-таки пояснил:
   -- Вы мне платите не за то, чтобы я бегал по кустам и спасал детишек. Может, это вообще не ребенок!
   -- А кто?
   -- Ну, какая-нибудь пакость, что специально нас заманивает в ловушку.
   Плач стал сильнее, и теперь его слышали все остальные. Надо сказать, это был довольно требовательный плач. Темный тем временем спокойно продолжил:
   -- Вот мы сейчас сунемся в те кусты, а там первому активисту -- ам! -- голову откусят. -- Мальчишка ловко соскочил с коня, подобрал камень покрупнее и запустил его строго по адресу. Всхлипы смолкли, в кустах послышалось недовольное ворчание пополам с невнятными ругательствами. Потом раздался оглушительный треск, мелькнуло крупное чешуйчатое тело, и плакальщик поспешил убраться от бессердечного "обеда" на максимальное расстояние.
   -- То-то! -- Довольно сказал темный, словно сам посадил в кусты эту пакость или узнал о плакальщике загодя.
  
  

Глава 5

  

Мечтаете стать великим героем?

Мечты сбываются!

Главврач психбольницы

  
   До вечера мы проехали весь овраг, обогнув приветливую деревеньку людоедов -- и как только Алир догадался? (Ну, да, каюсь, подслушал я их разговор). Этих милашек ростом под три метра, с внушительным набором зубов в три ряда, обладающих невероятной ловкостью, живучестью и силой боятся даже демоны. Ибо под определением "людоед" скрывается "жру-все-что-поймаю-будь-это-хоть-сам-великий-и-ужасный-Темный-князь". Так что мне самому совершенно не улыбается с ними встречаться. Убить не убьют, но пожуют основательно. Я их специально отселил подальше. Уничтожать жалко, вроде как ведь темные. Но с другой стороны своя шкурка-то ближе к телу!
   Светлые даже не подозревали, чьи это домики помаячили на горизонте. А рыцарь вообще, принюхавшись, буркнул, что уж очень вкусно пахнет. Я чуть было не съязвил, что не знал о каннибализме, процветающем в светлых землях, но, одумавшись, заткнулся. А то вдруг они забудут про меня и понесутся убивать этих?
   Ревную, однако.
   Под вечер я почувствовал очередной приступ скуки. Внутренний голос впал в спячку и ехидными комментариями не радовал. Веселье, на которое я рассчитывал, почему-то упорно обходило нас стороной. Ни одной завалящей вампирюги не встретили... Нет, вы не подумайте, я своих подданных люблю... хотя одним больше, одним меньше... к чему мелочиться?
   -- Идиот! -- Внезапное озарение дало мне хорошего пинка, и я взвыл на всю округу не хуже голодного вурдалака.
   -- Что, неужели ты, наконец, осознал свою ничтожность, готов склониться пред великим Светом и покаяться в своих грехах? -- Тут же спросил подъехавший поближе монашек.
   Я представил, как заявляюсь при полном параде и со свитой в главный собор в столице и начинаю каяться архиепископу в своих грехах. На том месте, где он засыпает после четырехчасового перечисления оных, мое воображение сломалось, и я тут же помотал головой, показывая, что каяться не собираюсь. Монашек грустно вздохнул, понимая, что с этой заблудшей овцой еще будут большие проблемы, и пустил своего гнедого коника вперед догонять Алира. "Скорей, с бараном", -- не приминула съехидничать моя вторая сущность. Н-да, как там? Не буди лихо?
   Я же, замыкая небольшой отряд, начал себя клясть на все лады. Такому идиоту, как я, только в светлые и записываться... Я ж свою ауру не замаскировал! Меня все мои подданные за несколько лиг чувствуют и, естественно, драпают со всех лап от греха подальше. Таким макаром мы бы до Цитадели даже по главному тракту доехали -- никто и слова не сказал бы, только приятного пути бы пожелали... Хм... а ведь светлые тоже хороши -- не просканировали. Или просканировали, но не поняли, с кем имеют дело? С таким-то магом только князей Тьмы и убивать -- сами помрут от смеха, что подобное на них с булавками прыгает. Нет, я их совершенно не понимаю. Вот лет двести назад был отряд так отряд! Лучшие воины, прошедшие немало испытаний. Маг, натасканный самим орденом светлых, причем не только по целительству и бытовой магии, но и по темной, лишь бы сильнее был. И эльф у них был мужского пола, дрался так, что я прям чуть не обзавидовался. Я-то свое мастерство сколько тысячелетий оттачивал? А этот за несколько столетий так прыгать и махать железкой научился, что даже меня поранить смог. Н-да, вот это были действительно светлые. От помощи проводника отказались, полгода блуждали, пытаясь самостоятельно отыскать дорогу. И главное отыскали! И в Цитадель смогли пробраться.
   Прямо ко мне в покои...
   Нет, меня, конечно, называют извращенцем. Но шесть потных и вонючих мужиков с железками и одна наемница с такими выдающимися... хм... данными в моей постели -- это, пожалуй, перебор. Я их даже убивать не стал. Слишком брезгливый был, просто выставил их из покоев и велел слугам все проветрить.
   Потом они долго томились в темницах. Спали, ничего не делали, кушали на халяву. Прямо не жизнь у них была, а малина. В конце концов, мне это надоело, и я их выставил вон. Нам дармоеды в Цитадели не нужны.
   Кстати, в Светлые земли они так и не вернулись. Им тут понравилось, они при дворе и остались. Верин придворным магом стал, одним из лучших, между прочим. Дэлина вышла за одного знатного лорда, сейчас уже их правнуки в совете состоят. Долголетия мне хорошим людям совсем не жалко. Ририэль переехал к своим темным сородичам, я его уже давненько не видел, хотя вроде собирался на неделе заглянуть. Сказал, что нашел что-то интересное. Гном Тар открыл одну из лучших кузниц на Черных землях, зарабатывает, дай Творец каждому такое количество денег.
   А между тем в Светлых землях их считают великими героями и мучениками. Не правда ли, все это очень забавно?
   Так что эта команда так себе, на двоечку по десятибалльной системе потянет. Я их уже столько видел и в стольких участвовал...
   Но что-то я отвлекся. Прикрыть свою ауру мне труда не составило. Теперь осталось только дождаться, когда что-нибудь веселенькое так расхрабрится, что вылезет познакомиться с нашим отрядом. Если же нет, придется вытаскивать самому. Тут, кстати, один вампирский клан должен неподалеку жить...
   Хм... а это идея.
   Я оценивающе оглядел так неосторожно подставленные мне спины светлых и улыбнулся. Неудачно обернувшийся в этот момент гном при виде моей улыбки схватился за сердце и кулем свалился с лошади. Я тут же состроил самую постную физиономию.
   Нам пришлось остановиться и приводить гнома в себя. Еще некоторое время он немного заикался, но невидимый магический импульс, который я запустил в него, тут же восстановил расшалившиеся нервишки почтенного Ибора. Хотя могу поручиться, что кошмары на ближайший месяц ему обеспечены. Эх, вот так всегда. Остальные на меня странно косились, но гном мою причастность к этому инциденту не подтвердил, а я усиленно изображал из себя ангела.
   -- Странно, -- Алир хмуро покосился на меня, когда я попытался чуть обогнать отряд, чтобы проверить, на месте ли развилка, -- или ты действительно хороший проводник, или нас впереди ждет что-то крайне неприятное.
   Клан вампиров -- это не так уж неприятно. Я же их не собираюсь к болотным зубастикам в гости приглашать. А рыцарь-то не прост. Видимо, не зря его взяли, обладатели природной интуиции на дороге не валяются. Как он учуял, что их ждут неприятности! Однако вслух я ответил совсем иное.
   -- Какой хороший проводник?! -- Воскликнул я, спугивая с ветки дрожащей осинки жирненькую птичку. -- Нет, спорить не буду -- хороший. -- Пусть думают, что у меня мания величия. "А разве ее нет?" -- Но нельзя же полагать, что Черные земли -- это увлекательная трасса с препятствиями, и что тут на каждом шагу ловушки. Зачем? Мы здесь сами живем, и помнить все кочки и овраги -- это уже чересчур... Нет, есть места, где кто-нибудь из жителей развлекается и придумывает целые лабиринты. Но пока мы на окраинах, самая большая беда -- это вампиры.
   -- Ты говоришь это таким тоном, словно не воспринимаешь их как опасность, -- буркнул маг, отрываясь от книжки, которую он умудрялся читать в седле.
   -- А надо? У меня, например, друг вампир, частенько к нему и его жене с двумя карапузами в гости захаживаю... Дружная, любящая друг друга семья. Хорошее воспитание...
   Светлые дернулись, вспоминая, с кем имеют дело, и начавшее было прорезываться дружелюбие к проводнику тут же исчезло. Остались опаска и неприязнь. Ну-ну, не больно-то и надо.
   Теперь точно им устрою!
  
   На ночлег мы нашли себе очень уютный сухой овраг, над которым большой дуб свил свои ветви причудливым навесом. Очень красиво! Сам овраг зарос тенелюбивыми цветочками, с нежными и тонкими, почти прозрачными, лепестками. Леди не выдержали и решили сплести себе по венку. Если эльфийка смотрелась еще ничего, то бледная принцесса вообще стала походить на утопленницу из сказки. Похоже, такие ассоциации посетили не только меня, но рыцарь, нацепив на лицо самое восхищенное выражение, поспешил сообщить, что столь красивой девушки он не видел никогда. Я же, вспомнив, несколько фраз из книжки по этикету, попробовал сказать пару комплементов эльфийке.
   -- Мой Свет, я в восхищении! Ваша сказочная красота подарила этим сорванным детям Тьмы новую жизнь! -- Я легко поклонился, пытаясь улыбнуться как можно добрее.
   Прозрачные глаза сузились, превратив ромбовидный зрачок в тонкую щелочку. Эльфийка чуть наклонила голову набок, слово раздумывала, правда ли я в восхищении или пытаюсь ее подколоть. А я и сам этого не знаю... Конечно, до восхищения мне еще очень далеко. Но леди Анабель, как и все светлые эльфийки, была изящна и, по меркам людей, сказочно красива. Хотя, думаю, она и в своем Светлом лесу одна из первых по красоте. Так почему бы мне не сделать ей комплимент?
   -- Слуга Тьмы, а ты не боишься, что этот Свет ослепит тебя? Не боишься, что станешь его рабом? -- Мелодичный голос хлестнул плетью. Оскорбление... Она сама не понимает, что только что страшно оскорбила меня. Я -- раб Света... Это почти смешно.
   -- Когда-нибудь придет Тьма, и она втопчет твой Свет в грязь... Но даже в грязи, моя леди, ты будешь прекрасна, -- приблизившись вплотную, я почти прошипел эти слова. Зря я все это затеял. Проще было отдать приказ или самому сразу убить их.
   На какой-то момент мне показалось, что эльфийка влепит мне пощечину или сразу схватится за оружие. Но нет, миг она, ошеломленная моим ответом на ее оскорбление, стояла, смотря на меня расширившимися глазами, а потом звонко засмеялась.
   -- Браво, мальчик! У тебя были неплохие учителя! Я принимаю твой комплемент. Для темного мальчишки ты весьма галантен. -- Она поправила венок в белых волосах, которые в наступивших сумерках могли показаться седыми, и отошла к рыцарю, что напряженно вслушивался в нашу короткую беседу.
   -- Знаешь, темный, -- тихо сказал он, -- если я тебя к концу пути не убью, то это будет чудо.
   -- Не убьешь, Алир. Просто не сможешь. -- Я покачал головой, все еще злясь на самого себя, и, быстро подойдя к своему месту, устроился удобнее, сделав вид, что уснул.
   Светлые и сами не стали долго рассиживаться. Всего несколько минут у костра велась ничего не значащая беседа о том, кто как сильно устал и какие мнения у кого по поводу Черных земель. Я с удовольствием выслушал, что им понравилось. После чего костер был слегка притушен, и все, кроме дежурившего гнома, разбрелись спать. Пожалуй, мне тоже не мешает ненадолго отлучиться в царство снов. Я включил свой внутренний таймер, чтобы он разбудил меня через три часа, и погрузился в спокойный сон без сновидений.
   А жаль, я люблю, когда где-то в подсознании мелькают цветные картинки.
  
   Проснулся я точно по расписанию. Несколько минут просто лежал, глядя в чернильное небо и удивляясь, как мало сегодня звезд. Рядом тихо посапывал Алир, который должен был вообще-то стоять на страже. А вы что думали? Я добрых полчаса пытался отыскать такое место, где растут эти милые цветочки, заставляющие человека крепко спать ровно двенадцать часов, как раз тот промежуток времени, за который они успевают съесть уснувшую добычу. Вон те уже успели оплести принцессу.
   Нет, я, конечно, понимаю, что они голодные. Живность-то уже давно выучила, что здесь бегать опасно, но это мои спутники, не отдам! Я грозно шикнул на цветочки, и те быстренько закопались под землю. Немного подумав, я переместил из ближайшего леса упитанного кабанчика и разрешил цветам подзакусить им. Все равно животное даже не подозревало, что уже съело что-то ядовитое. Больше дня не продержится, точно говорю. А цветам растительный яд не страшен. Так что пусть поужинают, раз я их законную еду отнял.
   А "еда" пусть поспит, пока я к вампирам сгоняю. Попрошу их устроить завтра небольшое представление для моих новых друзей.
   Думаю, они не откажут...
  
  

Глава 6

  

Лучшее средство от всех болезней -- это гильотина.

Добрый доктор

  
   Незаметно подкрасться к стоянке вампиров не удалось. Не то чтобы очень хотелось... все-таки, как-никак Темный князь... но из головы как-то вылетело -- когда имеешь дела с вампирами, и при этом они не знают, кто ты, надо быть не просто внимательным, а страдать самой настоящей манией преследования.
   Так вот, крался я по кустам и оврагам, крался. Думал, что неплохо развлекусь, если влюблю в себя эльфийку. Не-е, принцессу тоже неплохо, но по малышке видно, что она давно сохнет по Алиру. А Алир слишком галантен, чтобы залезть на самое высокое дерево в округе, обезопасив себя от такого сокровища. Или эти чувства взаимны, только сами голубки пока о том не догадываются? Думал я, думал... и тут бац -- висю... вишу... тьфу, в общем, подвисаю в нескольких метрах над землей вверх тормашками, одна нога в петле-ловушке.
   Прелестно.
   Если б сейчас меня увидел Элли, -- помер бы со смеху. Вот была бы светлым радость! Так что хорошо, что сейчас его нет рядом.
   Висеть в гордом одиночестве долго мне не пришлось. Если к моему положению в пространстве может хоть каким-то боком подойти слово "гордом". Уже через минуту раздались неслышимые для других существ шаги, и тут же на небольшой полянке, где я так глупо попался, возникли две тени. Н-да, не зря вампиры могут поспорить красотой с эльфами. Бледные аристократичные лица с тонкими, словно карандашными чертами, худощавые изящные фигуры, длинные волосы, собранные в сотни тоненьких косичек. Точно говорю -- рыжие! Не знаю почему, но половина всех кровопийц отличается именно этим цветом волос. Я так засмотрелся на воплощения самых потаенных желаний всех представительниц женского пола, что чуть не забыл, что к этим представительницам не отношусь. Тьфу ты, крестьянина веселого за ногу, эстет, Хаос. Ого! А меня ловить пришел сам глава клана с молодым сыном. Неслабо. Видимо, их кто-то сильно допек, если так бросаются на каждую сработавшую ловушку.
   Я постарался придать лицу соответствующее моему статусу выражение. Не знаю, получилось ли, но на вампиров это не подействовало. Старший вампир ехидно оглядел меня, смешно дрыгающего свободной от петли ногой, и оскалился во все клыки.
   -- Какая милая девочка... И что же ты тут забыла, крошка? -- ласково вопросил он.
   Буль... Я подавился заранее заготовленной фразой и совершенно неэстетично вытаращился на вампира. В первый раз встречаю представителя кровососущей расы с проблемами зрения. Бедняга, наверное, это не лечится...
   -- Что же ты не отвечаешь? -- Вампир оскалился еще более ехидно. Я вообще не представляю, как можно так широко улыбаться, -- больно же, и челюсть, наверное, сводит. -- Не бойся, мы тебя не обидим.
   -- Да не боюсь я! -- Не выдержав, я рявкнул на них во всю мощь легких. -- Слова подбираю, чтобы клыки от шока не выпали! Мозгов нет, так займите у кого-нибудь. И к лекарю сходите -- зрение проверить... Я и обидеться могу. Знаю, что внешность не очень, но "крошка" -- это уже перебор.
   Тут я раскрыл свою ауру. Младший вампирчик -- мальчишка лет шестнадцати с огроменными глазищами, в которых читалась вселенская скорбь, удивленно взмахнул длинными ресницами, видимо, ничего не поняв. А вот старший, судорожно вздохнув, сначала посерел, потом позеленел, потом стал мертвенно-белым и, наконец, видимо, не сумев определиться с цветом лица, пошел пятнами.
   -- Ми-ми-милорд?..
   -- Да, он самый. И не хлопнись в обморок, а то кто меня снимать будет? -- Я грозно нахмурил брови. Вампир кивнул и отвязал ловушку...
   -- И-ди-от!!! -- Не успев опередить земное притяжение, я некрасивой кучкой упал на землю и начал рассказывать главе клана, как я его люблю. Нет, это надо было налететь на такой клан! Все вампиры как вампиры, а эти какие-то неправильные.
   -- Простите, князь, ваш визит слишком неожидан для нас. И к тому же ловушка... Почему вы сами не освободились?! -- Вампир засуетился вокруг меня, как лиса вокруг курятника. Вроде и хочется помочь встать с земли, и страшно, все-таки милорд, да еще и злой.
   -- Чтобы вам стыдно было! -- Я поднялся самостоятельно, со вздохом потирая ушибленную поясницу. Хм... а этот казус натолкнул меня на одну интересную мыслишку. Ладно, потом разберусь, а сначала... -- Ты не хочешь пригласить меня к костру? Не зря же я через пол-леса к вам добирался.
   -- Конечно, как скажете. Для моего клана это большая честь. Однако могу ли я спросить...
   -- Все потом.
   Через лес пришлось идти еще минут десять. Осинник остался позади, и почему-то я совсем не был удивлен этим фактом. Ну не любят они это дерево, даже высшие обходят стороной. Не смертельно, но больно. Хотя уверяю вас, даже мне будет невесело, если кто-нибудь додумается всадить в мое сердце острый кол. И о породе дерева в этот момент я буду думать меньше всего.
   Небольшой клан расположился у небольшого холмика, со всех сторон окруженного могучими стволами древних дубов, уходящих куда-то ввысь. Говорят, такие деревья чаще всего можно встретить в эльфийских лесах. Не знаю. Не бывал, но у нас такой красоты тоже много. С десяток легких небольших палаток были расположены уютным полукругом, около каждой по костру, отовсюду слышатся разговоры и детский смех. Обычная ночь для вампиров. Спят они днем. Так что клан я застал бодрствующим и вполне довольным своей жизнью. На меня сначала удивленно косились, но стоило кому-то считать ауру незваного гостя, как всех кровопийц как ветром сдуло. Не боятся, просто знают про сработавшую ловушку. Глава клана провел меня к самой большой палатке и усадил поближе к костру.
   -- Хотите что-нибудь выпить? -- Он чуть-чуть смутился.
   Желание, чтобы я отказался, было написано на его лбу столь огромными рунами, что я еле удержался от того, чтобы попросить еще и поесть. Еще бы! У них только кровь и есть.
   Нет, вообще-то вампиры могут употреблять и нормальную пищу. И она даже будет поддерживать их жизнь. Но, во-первых: никакого удовольствия. И во-вторых: если для нормального существования обычной пищи им нужно очень много -- примерно семь раз в день съедать стандартную порцию, когда обычные люди ограничиваются завтраком, обедом и ужином. А вот крови достаточно пяти -- шести глотков. И на этом можно продержаться до двух дней. Правда, на второй день вампир будет полутрупом, но все-таки будет.
   Так что чаю мне тут точно не дадут. Но я есть -- я...
   -- Желаю. -- Я радужно улыбнулся во все тридцать два заостренных зуба. Или у меня их больше? Главный вампир с удивлением смотрел, как клыки его князя увеличиваются, превосходя размеры вампирских зубов. -- Или у вас живых нет?
   -- Не-ет... -- Ну, вот... даже подданные меня боятся. Однако имидж надо поддерживать.
   -- Ладно, на охоту не посылаю, но пить все равно хочется. -- На самом деле не так уж я и люблю вкус крови, если это, конечно, не третья положительная... Так... хм, что-то я отвлекся. Так вот, лично я могу и есть и пить все, что угодно. И кровь в том числе. Легенды, увы, на пустом месте не возникают.
   Испуганная молодая вампирка тут же поднесла мне небольшую пиалу. Я кривовато улыбнулся, уже жалея, что не удержался от этой просьбы. Принюхался. Пахло нормально, в смысле, кровью и какими-то приятными специями. А что? Люди же едят жареное мясо с травами, так почему бы вампирам не разнообразить свое главное блюдо? Убрав клыки, -- в первую очередь, чтобы не поранить себя, -- я аккуратно сделал небольшой глоток. Вторая положительная, гадость! Однако человеческая кровь и для меня служит прекрасным стимулятором. После подгорелой каши светлых я почувствовал совершенно сумасшедший прилив сил. Тут же захотелось пошалить. Словно откликаясь на мои мысли, пламя костра взметнулось вверх, а тени, забыв про свои привязки к хозяевам, затанцевали что-то гипнотическое.
   -- Князь... -- После того, как я достаточно всех напугал, глава все-таки решился обратиться ко мне.
   -- Габриэль...
   -- М-мм?
   -- Это мое имя, приятно познакомиться.
   -- Ооо! Это большая честь. Меня зовут Нельх, а моего сына -- Радин. -- Он указал на большеглазого парнишку, что смотрел на меня, не отрываясь, все это время, будто я Чудо-юдо невиданное о шести головах. А может, для них Темный князь -- это еще круче?
   Хотя, насколько я помню, вампирчиков начинают учить всеобщему языку только после первой охоты -- до того вампиреныши разговаривают только на темном наречии. Так что, скорее всего, он просто нас плохо понимает.
   -- Так вот, Нельх, пришел я к вам не случайно. По западной дороге завтра проедет отряд светлых... -- Я сделал паузу, чтобы глава успел за моей мыслью.
   -- Но откуда они знают про нее? Предательство? -- Вампир не на шутку переполошился.
   -- Нет, проводником у этого отряда -- я.
   Нельх посмотрел на меня грустным-прегрустным взглядом и моргнул. Он явно начал сомневаться в своем рассудке, но переспросить не решался.
   -- Да, не удивляйся. Я страдаю от дикой скуки, вот и решил с ними поиграть. Но один из светлых заметил, что дорога слишком чистая, никаких врагов, все хорошо и здорово. А для меня это плохо. Можете завтра с утра разыграть небольшое представление для них и вашего князя? -- Я заискивающе улыбнулся -- знаю, что с таким набором зубов это скорее выглядит угрожающе, но убирать клыки все равно не собираюсь. -- Вы на них нападете. Чуть-чуть погоняете. Только без убийств. И проиграете... Идет?
   -- Вы... вы... хотите, чтобы мы умерли для вас? -- Нельх печально покивал головой.
   -- Ну... -- я показано задумался, -- лучше мы сделаем по-другому!
  
   ***
   Когда Алир проснулся среди ночи, темного проводника нигде не было. И красивых цветочков, которые так понравились девушкам, тоже не наблюдалось. Не в землю же они зарылись? Рыцарь покачал головой, которая тут же отозвалась тупой болью, и вспомнил, что он вообще-то должен был сейчас дежурить.
   -- Хм... -- прохрипел Алир, думая, что обычно голова у него так болит после магического воздействия на организм. Неужели Габриэль все-таки оказался предателем? Тогда надо срочно будить остальных...
   Но тут из кустов, опережая панические мысли рыцаря, вывалился мальчишка и, увидев Алира, широко улыбнулся.
   -- Фух... хорошо, что ты проснулся! -- воскликнул он. -- А то я все овраги облазил в поисках просыпайки, так и не нашел. -- Насколько рыцарь знал, запах этой травы был способен поднять и находящегося при смерти человека, заставив того с крейсерской скоростью убраться куда-нибудь подальше от вонючего растения. -- И какой идиот додумался остановиться на поляне цветов-людоедов? -- Задал он риторический вопрос.
   Рыцарь помнил, что темный сам их проводил к этому месту, которое очень приглянулось сиятельной леди. Ну, что ж, крайний был успешно найден. Только вот говорить об этом Анабель он бы не рискнул. Здоровье дороже.
   -- Что произошло? -- Осторожно уточнил рыцарь у устроившегося рядом с ним темного.
   -- Не действует на меня их дурман. Вот что. Я проснулся, увидел, как они вас начали затягивать, принялся вытягивать обратно. Потом вон бегал за травой, чтобы тебя разбудить. Остальные-то пусть спят, к утру дурман пройдет, -- быстро рассказал Габриэль, вытягиваясь на траве в полный рост.
   -- Почему одного меня? -- Подозрительно спросил Алир, думая, что мальчишка выглядит странно довольным.
   -- Хм... мне вы дежурство не доверили, так что завтра бы обязательно подняли крик, что вас предал и что-то там кому-нибудь успел сообщить. Так что теперь ты на страже, и все прекрасно. Цветы больше не покажутся, я могу спать. Баю-бай, -- скороговоркой пробормотал проводник, и, перевернувшись на другой бок, сразу же ровно засопел.
   Алир посмотрел на усыпанный яркими звездами небосвод, -- судя по нему, проспал рыцарь не больше десяти минут. За это время Габриэль точно никому не успел бы сообщить что-то важное. Так что Алир заново развел успевший погаснуть костер и погрузился в свои мысли, довольный, что мальчишка таки не оказался предателем. Пока хотя бы не оказался.
   Откуда ему было знать, что со временем Габриэль поработал заранее, наведя небольшой морок на доверчивого рыцаря?
   Ну с чего бы от запаха цветов начала болеть голова, как после магического вмешательства?
  
   ***
   Утро выдалось на удивление солнечным и жарким для лета, особенно для его конца. Леллин долго перелистывал книжку, пока не нашел охлаждающее заклинание. Итог: один замороженный гном, один рассерженный рыцарь, осыпанная невесть откуда взявшимся снегом эльфийка и икающий от смеха темный паршивец, то бишь я.
   -- Габриэль, тебе должно быть стыдно! -- Монашек укоряюще посмотрел на подвывающего от смеха меня и начал помогать эльфийке отряхиваться.
   -- Мне стыдно, -- согласился я. -- Но и смешно. Стыдиться можно про себя. А ржать лучше вслух!
   -- Грубиян! Нет, чтобы помочь! Вы ведь, темные, хорошо в магии разбираетесь, -- обиженно хлюпнул носом маг-самоучка. При этом у него был такой уморительный вид, что я опять хрюкнул от смеха.
   Гнома я все-таки помог разморозить и даже соизволил высушить эльфийку, при этом успев шепнуть ей пару комплиментов. Операция по соблазнению сиятельной леди началась! Хотя сама Анабель восприняла изысканные комплименты весьма прохладно. Нет, ну понятно. Если учесть, сколько ей лет и сколько лет мне в ее представлении, то все вполне логично. Эх, внешность, внешность, внешность... и за девочку принимают, и за подростка... И главное, что я совершенно не меняюсь. Таким я появился из глубин Тьмы. И, похоже, таким в них и уйду. А иллюзии или спровоцированные извне изменения -- это слишком низко для меня. Так что придется оставшуюся вечность куковать подростком... Хотя для моего извращенного сознания -- самое оно и есть. В подсознании что-то хрюкнуло, подтверждая, что сознание у меня, и правда, извращенней некуда. Проснулась, милая? Давно тебя не слышал. "И не услышишь, за тобой наблюдать -- одно удовольствие, и комментарии сразу не придумываются. Лучше уж пока просто посмотрю, как вы тут развлекаетесь". -- "Купила билет в первый ряд?" -- "Скорее, на сцену. Куда я от тебя денусь?"
   Лошади были покормлены и почищены, и всем своим видом показывали, что не прочь размять копыта. И наша команда, наконец, тронулась... в смысле, в путь. Просто "тронулась" она уже давно. И заметьте, без моего участия!
   -- Габриэль! -- И когда они начали звать меня по имени? Приятно... С предыдущими командами все было куда хуже. Нынешние светлые недотепы оказались более дружелюбными и забавными.
   -- Да?
   -- Скажи, у тебя нет плохого предчувствия?
   Мы как раз подъезжали к вампирскому холмику, когда рыцарь задал этот вопрос, чуть нахмурив брови. Видимо, его самого это предчувствие уже так достало, что держать это в себе было просто невозможно. Н-да, интуиты -- страшные люди. И как он меня нанял? Хотя я им пока не угроза. Может, поэтому так легко все и обошлось? Наверное, после того, как я ушел на второй этаж таверны спать, они посидели, пообсуждали ощущения рыцаря и решили -- раз опасности нет, можно и в проводники взять. А я-то подумал, что это все моя красота и магнетизм. Облом, однако!
   Рыцарь тревожно вглядывался в окрестные кусты. Настолько тревожно, что все-таки проморгал, когда из-за кустов повылазили вампиры и молча атаковали отряд. Я же еще вчера на них иллюзию настроил. И очень красивые существа превратились в ужасных монстров с гноящейся синюшной кожей, с красными воспаленными глазами и устрашающе длинными когтями. Красавцы! Я аж подпрыгнул в седле от восхищения.
   -- Леллин, атакуй их чем-нибудь!
   Вампиры, следуя моему указу, быстренько раскидали команду в разные стороны, стащили с лошадей, усиленно изображая, что вот-вот компании придет большой абзац. Меня к ближайшему деревцу прижали Нельх, Радин и еще один неизвестный мне вампир.
   Я красиво дрался, припоминая кадры из одного "фильма" -- кажется, именно так называлось то безобразие, что посмотрел в одном из миров, где познакомился с Элли. Вампиры изредка обмениваясь тихими ехидными комментариями, пытались меня нанизать на когти. Рядом отчаянно отбивалась эльфийка. Все, как и задумано. Один из атаковавших Анабель вампиров страшно зарычал и метнул в незащищенное горло сиятельной леди кинжал. Я совершил красивый прыжок, поймав кинжал, между прочим, мой собственный, прямо в сердце, тоже мое собственное. Уй! Бо-о-ольно... Ладно, выражение лица эльфийки того стоило.
   В общем, я удостоверился, что крови натекло достаточно, а лицо стало мертвенно-белым, и, выдав душераздирающий стон, который должен был напоминать предсмертный, прилег в тенечке, закрыв глаза. Мне и так все неплохо видно. Вампиры, увидев, что первая часть плана исполнена, начали делать вид, что слабеют из-за солнечных лучей, и теперь уже команда, оживившись, принялась гонять вампиров по полянке с героическим гиканьем. Тут, улучив момент, я внушил Леллину, что ему надо использовать огненное кольцо.
   -- Да возгорится пламя! -- Страшным голосом прокричал маг, чуть не срывая голос. На самом деле его способностей едва хватило, чтобы спалить хоть одного вампира, но я активировал порталы и тут же усилил заклинание.
   Команда с гордостью посмотрела на самоучку, потом перевела взгляды на небольшие кучки пепла, что якобы остались от вампиров. И Алир только-только собирался сказать что-то пафосное про Свет и его сокрушительную победу, как его порыв перебил всхлип Анабель. Сиятельная леди склонилась над моим распластанным телом и дотронулась до ледяного лба своими тонкими пальчиками. Приятно... Только кто-нибудь додумается все же вытащить из меня кинжал?!
   -- Он... он... заслонил меня собой... -- Эльфийка еще раз всхлипнула. Эй, вот только не надо плакать, я же темный! Ау!!! Почему у них такие скорбные лица?!
   Один только гном, скорчив презрительную гримасу, пробурчал:
   -- Темным больше, темным меньше -- какая разница? -- Нет, значит, скорбеть и бурчать они будут, а спасать даже не попробуют. Кошмар, неужели все самому придется делать?..
   Издав еще один стон, я театрально дернулся и еле-еле приоткрыл глаза. Команда с тревогой вглядывалась в мое лицо, словно надеялась услышать исповедь. Ну-ну, никогда не любил книги, где смертельно раненый герой растягивает свой монолог на полглавы.
   -- В.... р...рю-кзаке, -- с трудом выдавил я, -- т-ам-мм должен бы-ыть эли-и-ксир, -- я зашелся в кровавом кашле, -- он с с-само-ого края...
   Дальше мои наниматели все-таки поняли, что от них требуется, и быстренько напоили меня содержимым небольшого хрустального флакончика. Открыть секрет? Во флакончике была обычная вода...
   Остаток дня я "приходил в себя", а светлые недотепы косились на меня, как на героя. Эльфийка даже спасибо сказала. Наверное, она подумала, что я не слышал ее всхлипов. Операция по соблазнению проходит успешно!
  
   Возрадовавшись, я собрался спать, успев однако заметить мелькнувшую в кустах странную тень.
  
  

Глава 7

  

Не говорите мне, что эта проблема сложна.

Будь она проста, не было бы проблемы.

Фердинанд Фош

  
   Ну почему все самое интересное должно происходить именно по ночам? Ну, вот кто такое придумал?! Поймать бы того автора, который сказал: "И стоило наступить ночи, как вдруг!.." -- и настучать ему в бубен, простите за лексикон. А то он сказал, и все остальные тут же принялись его копировать.
   Я спать хочу! Ну и что с того, что я Темный князь и воплощение зла?! Все равно хочу. Мне, между прочим, умереть пришлось, а тут какая-то тень.
   Впрочем, все было спокойно. Если что-то и бродило вокруг нашей команды, сегодня оно решило не высовываться и дать мне отдохнуть. Монашек, устав носиться по полянке и поливать кучки пепла святой водой, опустился на землю рядом со мной и грустно вздохнул.
   -- Вот скажи мне, темный, какая тебе выгода в том, что ты защитил сиятельную леди? И не притворяйся, что сделал это по зову сердца...
   -- Может, она мне нравится? -- Вопросил я, замечая, как эльфийка насторожила свои красивые ушки.
   -- Чушь! -- Добродушно фыркнул Радек, доставая из складок рясы потрепанный молитвенник. -- Слуги мрака не умеют любить, они умеют только желать!
   -- Хм... согласись... -- При этих словах монашек так скривился, будто укусил незрелый лимон, я, не обращая внимания на эту реакцию, продолжил: -- Согласись, что между словами "любить", "желать" и "нравится" огромная пропасть. И поверь, темные умеют испытывать симпатию. И если я приведу назад отряд в целости и сохранности, мне больше заплатят. Так что выгода есть. И немалая. -- "К тому же с эльфийкой путешествовать намного веселей", -- додумал я уже про себя.
   Монашек недовольно фыркнул и даже собрался отодвинуться от меня, но потом передумал и тихо забормотал молитву, словно проверяя мою реакцию на святые слова. Реакции не последовало. Точнее, я просто перевернулся на другой бок и наконец уснул.
   Снилось мне что-то невнятное. Не помню, что точно, кажется, я то ли от кого-то убегал, то ли, наоборот, за кем-то гнался. Мне было очень весело и совершенно не скучно. Это ощущение оказалось настолько удивительным и нереальным, что я даже проснулся. Рядом тихо похрапывал монашек. Фигура рыцаря, который прохаживался туда-сюда в ожидании конца смены, мельтешила где-то сбоку. Лес жил своей ночной жизнью. Где-то тревожно ухнул филин, словно предупреждая Алира о моем пробуждении.
   Я осторожно, чтобы не привлечь внимание рыцаря, перевернулся на спину. Жаль, небо оказалось затянуто плотным слоем облаков. Не то чтобы я люблю смотреть на звезды, просто, раз уж проснулся -- почему не отдать немного свободного времени созерцанию?..
   Несколько минут я вглядывался в тревожный черно-багровый цвет туч. Словно кто-то пытался меня о чем-то предупредить. Но о чем? Если бы была хоть какая-то вероятность моей смертности, я бы знал. Хаос не в счет. Туда могу проникнуть только я. Ну, и некоторые умельцы из народа северных орков, но тех уже давно нет на этом свете. А значит, я проживу еще ровно столько, насколько хватит моей выдержки. Что-то другое? Угроза моим спутникам? Но здесь, на своих землях, я смогу спасти их от всего. Даже из смерти в течение десяти минут успею вытащить. А может, и не стану. Не так уж они и дороги мне. Что-то случилось в Цитадели? Нет, Элли успел бы мне это сообщить...Хотя легко забыть, что личная неуязвимость не возводит в ранг бессмертных всех вокруг.
   Внутри нарастала непонятная тревога, словно я что-то забыл, что-то очень важное, и никак не мог вспомнить. Я вроде никогда не жаловался на склероз, а тут уже не в первый раз ловлю себя на подобной забывчивости...
   В таких раздумьях я провел еще пять минут, пока не понял, что цвет неба всего лишь отражает мои мысли. Помянув Хаос вперемежку с веселым крестьянином, я быстренько привел сознание в порядок, с удовольствием наблюдая, как тучи шустро расползаются в разные стороны, открывая чернильное небо с крошечными алмазиками звезд.
   -- Великий Свет! -- Тихо воскликнул Алир, потрясенно смотря вверх. Н-да, надо было сначала ему глаза отвести.
   Я поменял положение своего тела на сидячее и ухмыльнулся.
   -- Тебе не кажется, рыцарь, что поминать великий Свет ночью на Черных землях верх глупости? Он не оградит тебя, а, наоборот, привлечет излишнее внимание. -- Я наклонил голову набок, ехидно смотря на подпрыгнувшего от неожиданности рыцаря. Сейчас, в окружающей нас темноте он казался эльфийским принцем, сошедшим со страниц какой-нибудь сказки. Не хватало только белого единорога. "Зато ты на месте!" -- "Боюсь, цвет не тот..." -- "Значит, с единорогом проблем нет?!"
   -- Темный, ты не спишь?! -- Воскликнул Алир. Я про себя поаплодировал: потрясающая логика. Нет, я сплю!
   -- Уже нет. Видишь ли, поминание Света, причем с таким чувством, здесь, на этих землях слишком остро ощущается. И как любой темный в радиусе двух лиг, я тут же очнулся, чтобы защитить свой дом. При этом созвучии в наши сознания закладывается простая команда: "Убить сказавшего это!". И если бы я не успел вовремя проснуться, сейчас мы бы уже дрались. Или я добивал остальную команду, так как ты не ожидал нападения. Причем сделал бы я это неосознанно и, очнувшись утром, очень бы пожалел, что лишился своих нанимателей. Ты понял меня, рыцарь? Сейчас в этом радиусе единственным темным оказался я. А у меня к этому чуть более высокая устойчивость, чем у остальных. Я удивлен, что вы об этом не знали. Без таких сведений идти в Черные земли -- чистой воды самоубийство. Будь добр, завтра объясни это остальным. Если такое случится близко к городу или в самой Цитадели... -- Я сделал театральную паузу, постепенно перешедшую в молчание. Я сказал правду. Ну, кроме того, что на меня это вообще не действует. И так же, что мое присутствие полностью поглощает такие выбросы светлой энергии. Пусть боятся... Буга-га!!!
   -- Хорошо, темный, я учту это. Спасибо, -- рыцарь кивнул мне и, устав мерить шагами нашу стоянку, присел рядом с еле-еле тлеющим костром. -- Я слышал об этом, но всегда считал обычной сказкой.
   Светлое слово темному? Забавно. Что ли еще что-нибудь рыцаренку рассказать? Помню, когда-то давно я был неплохим рассказчиком.
   Я подошел к Алиру и устроился рядом, взглядом воскресив небольшое пламя. Сначала рыцарь нервно дернулся, но потом, вздохнув, остался сидеть рядом со мной.
   -- Хочешь, я расскажу тебе еще одну сказку, которую я услышал, когда был маленьким?
   -- Хочу.
  
   -- Жил да был творец. Он был совершенно обычным творцом. Его отец с матерью были творцами, его дед с бабкой были творцами. Его сестры, братья, дяди, тети, знакомые и друзья, соседи -- все они были творцами. Вели обычные жизни. Учились, влюблялись, болели. И всю жизнь работали над своими мирами. Вот и наш творец в день своего совершеннолетия начал создавать свой мир. У него не было выдающегося дара, и поступки его зачастую оставляли желать лучшего, а еще он очень любил экспериментировать -- пожалуй, это было его худшей страстью. Он долго пытался создать такой мир, подобного которому еще никто не придумывал. Иногда он поступал плохо на пути к своей цели, но, в конце концов, после многих неудачных попыток у него получилось. Созданный им мир стал самым прекрасным и многогранным миром из всех, когда-либо созданных. Только очень-очень маленьким. Пошли слухи, что этот мир даже прекраснее мира самих творцов. Творцу стали завидовать, а потом и вовсе возненавидели. Чтобы скрыться от всех, творец ушел в свой мир. Там он встретил прекрасную обычную смертную девушку и влюбился. А она ответила ему взаимностью. Первым у них родился сын -- его назвали Тьмой. А затем дочь -- Свет. Но тут случилось ужасное: другие творцы попытались уничтожить его прекрасный мир. И творец умер, спасая его. Усилием последней своей волей он сумел спрятать мир так далеко, что никто не смог этот мир найти.
   Но на этом беды маленького прекрасного мирка не закончились. Любимая творца не смогла пережить его смерть и ушла следом, оставив сына и дочь одних. Мальчик так возненавидел отца и мать за то, что они бросили их с сестрой, что стал причинять жителям того мира боль и страдания, используя свою силу. Он хотел отомстить другим творцам. Тогда он начал путешествовать по созданным ими мирам, в каждом оставляя свое воплощение, противостоящее творцу выбранного мира. Он успел причинить столько боли и смерти, что практически забыл, что сам способен на что-то хорошее. Но маленькая Свет, единственная, кого он продолжал любить, утешала его, возвращая к нормальной жизни. А еще она очень боялась темноты. По ночам ей слышались шаги и смех других творцов. Тогда Тьма придумал удивительно яркие и красивые звезды для маленького прекрасного мирка, чтобы его власть не была в ночи абсолютной. Он рассказывал по ночам сказки маленькой сестричке. Но она все равно боялась и плакала. Тогда брат, чтобы защитить ее, поглотил Свет. Так появился Сумрак. Всесильное существо с возможностями творца и с вечно молодой душой смертного. Существо, из-за своего всесилия обреченное на вечность...
  
   -- Грустная сказка, -- согласился рыцарь. -- И конец несчастливый.
   Я посмотрел на далекие звезды. "Свет мой, не плачь"...
   -- Конец? Алир, там не было конца, ведь вечность еще не закончена. Так что, кто знает, может быть, все закончится хорошо.
   -- Скажи, а все темные такие, как ты?
   Ну и вопросы! Тьма, это все мое плохое влияние.
   -- Конечно, нет! -- Оскорбился я. -- Они все эгоистичные злые существа, преданные этому... их князю! Ненавижу... "Вот только не надо драматизировать..." Нет, мне положительно нравится вешать этим светлым лапшу на уши. Это так забавно выглядит!
   -- Что тебя с ним связывает? -- Ох, вот только не надо опять начинать про сына Темного князя. "Ну, да, папуля... а то тебе стыдно."
   -- Многое. И не надо об этом спрашивать. -- Добавим еще один контрольный выстрел из эльфийского лука. Я сделал голос тихим и жалобным: -- Пожалуйста, Алир, не спрашивай. Я... я не могу рассказать.
   Как же хорошо, что сейчас ночь, и что рыцарь не видит моего ехидного оскала.
   -- Хорошо, не буду, -- поспешно согласился рыцарь. -- А тогда, может, ты расскажешь, тебе, и правда, нравится Анабель?
   Как там было: "Не солги?" Эх, пропащая моя душа, которой у меня никогда не было... Теперь я сделал голос мечтательным.
   -- Ну, я понимаю, что она сиятельная леди из Старшего дома светлых, а я обычный темный. Но она такая красивая! И какая у нее волшебная улыбка... -- А ведь эта ушастая сейчас подсушивает наш разговор. Я представил себе, как на аристократичном лице расползается совершенно глупая улыбка маленькой девчушки, и еле-еле удержался, чтобы не рассмеяться. -- Мне кажется, что она совершенна. Поэтому я и кинулся ее защищать. Мне с рождения вдалбливали, что такие, как я, неспособны на любовь, но сейчас я даже не знаю, что и думать. -- Эльфийка счастливо вздохнула и поспешно спохватилась -- вдруг мы с Алиром поймем, что она не спит?
   -- А нам всегда говорили, что на любовь способно даже самое темное существо, пусть оно об этом и не знает. -- Угу, угу, похоже, рыцаренок решил прочесть мне целую лекцию про любовь. Хм... самое темное, говорите? Конечно, сейчас пойду и, правда, влюблюсь. Да вот хоть в ту вампиршу, что притаилась с той стороны нашего небольшого лагеря. И вообще... Стоп... Вампирша?!
   Наверное, у меня был такой обалдевший вид (еще бы, проморгать такую гостью... старею, однако), что рыцарь гордо нахохлился и поспешил меня убедить:
   -- Конечно! Я уверен, что ты способен на это светлое чувство! И оно сможет привести тебя к Свету!
   -- Конечно, конечно... обязательно. -- Я не отрываясь смотрел в те кусты, где притаилась кровососущая гостья, ощущая ее страх, отчаяние, ужасную ненависть и голод. Какой коктейль. Так, надо срочно что-то делать, пока она окончательно не съехала от голода и отчаяния, а то нападет, неизвестно на что надеясь -- придется убить. А этого мне делать не хочется. Вдруг удастся решить проблему миром?
   -- Алир, я понимаю, что ты мне еще не доверяешь, но я вижу, как тебе хочется спать. Давай я до утра подежурю? Мне надо много чего переосмыслить после твоих слов. -- Последняя фраза стала главной. Блондинчик окончательно убедился в том, что ему удалось наставить меня на путь истинный. И, немного подумав, он кивнул. Подумаешь, привязал на рыцаря частичное подчинение, а то бы он точно пост не оставил...
   Я подождал, пока он уляжется, и наслал на команду небольшое сонное заклятие. Максимум на полчасика. Дальше они продолжат спать самостоятельно. А проблему я уже решу.
   Еще минут пять я просто сидел у костерка и любовался огнем. Мне было интересно, что предпримет вампирша, увидев, что бодрствую только я один. Нападет? Или подождет, пока и меня сон сморит?
   Но ее отчаяние и голод с каждой минутой только увеличивались. Страх то уходил на задний план, полностью гася жалкие крохи разума, не выдерживающего натиск голода, то только сильнее подгонял вампиршу, когда она понимала, что от быстрого истощения скоро совсем ослабеет.
   Все, надо заканчивать это балаган.
   -- Выходи, я все равно тебя прекрасно вижу. Так же как и твои эмоции, -- тихо бросил я в сторону кустов. Страх вампирши только усилился, и она дернулась бежать. Но отчаяние пересилило.
   На самый край полянки выступила маленькая дрожащая фигурка совсем еще юного существа. Тьма, да какая это вампирша? Девчонка пятнадцатилетняя. Только клыки прорезались, еще и охотиться не умеет. Она переступила с ноги на ногу, не отрывая злобного взгляда от моего лица, и внезапно бросилась на меня, достав откуда-то крошечный ножик, каким обычно пользуются травницы.
   -- Предатель! Убийца! -- Она налетела на меня и без замаха ткнула ножиком мне в лицо.
   Я был настолько удивлен таким поведением, что даже не стал уворачиваться. К тому же девчонка промазала, и вместо глаза воткнула ножик прямо мне в сонную артерию. А может, она туда сразу метила?
   Вот что значит, не везет. Между прочим, мне отнюдь не щекотно!
   Вампирка (называть ее грубым "вампирша" -- у меня теперь уже язык не поворачивался) отступила на шаг, размазывая по грязному личику слезы, и, видимо, ожидая, что сейчас мое мертвое тело кулем свалится на траву. Я горько вздохнул, покачал головой.
   -- Деточка, тебе родители не говорили, что нехорошо чужим дядям тыкать в артерии грязными железками? Какой-нибудь дядя может и обидеться... -- Я, неприятно поморщившись, выдернул из шеи нож, и презрительно оглядев оружие убийства, выкинул его в траву.
   Девчонка испуганно вскрикнула, смотря на меня почти безумными глазищами. Но потом, опомнившись (ненависть -- страшная вещь), бросилась на меня снова. Уже с кулаками, и пытаясь укусить удлинившимися клычками. Ага, напугала ежика задними карманами брюк.
   -- Они не успели! Ты убил их! Привел к ним светлых! Предатель! Их никого нет, там только кучи пепла!!! Вся моя семья, клан... Уу-у-у... -- Ей все-таки удалось повалить меня на землю. Хоть и не люблю играть в поддавки, пришлось уступить даме, если она таки желает быть сверху. Хм... получается, всеобщий язык она знает, раз ответила на мой вопрос. Но почему общается на темном?
   Вампирка поерзала, устраиваясь поудобнее на моем животе, и принялась увлеченно меня душить. Я лежал и разглядывал очень милое личико своей убийцы с видом пофигиста. Пусть перебесится, потом и поговорим.
   Но вампирка мне попалась на удивление упертая. И после десятой минуты затянувшегося убийства мне стало еще скучнее, чем обычно.
   -- Девочка, ты еще не поняла, что меня нельзя убить? Или хочешь попробовать другие способы. Только быстрее, мне уже надоела эта мышиная возня. Не то чтобы ты тяжелая... но у меня уже спина затекла. К тому же из этого положения из-за твоего разорванного одеяния открывается очень пикантная картина. -- Вы не подумайте, что я такой извращенец, просто нужно было как-то привести в себя эту полоумную.
   -- Ах ты! -- Взвизгнула девчонка на всеобщем, прикрывая свои прелести. И влепила мне пощечину. Ха! Было б на что смотреть! Н-да, похоже, она решила действовать по плану: не убью, так покалечу, не покалечу, так поиграю на нервах. Мне это надоело.
   -- Ах я! Крошка, ты хоть поняла, кого пыталась убить?
   -- Да мне нач... -- только начала она, интересно смешивая два языка, как я опять открыл свою ауру и поменял ипостась...
   Девушка пораженно осмотрела представленного ей монстра, на чьем животе она уютно устроилась, и отпустила мою многострадальную шею.
   -- Повелитель...
   -- Он самый! -- Злорадно подтвердил я и, воспользовавшись моментом, опрокинул вампирку. Мы поменялись местами, и чтобы не придавить ее, мне пришлось снова вернуть себе вид подростка. Теперь уже я поудобнее устроился сверху и улыбнулся испуганно пискнувшей малышке, чей боевой дух устремился за душой в пятки.
   -- Поговорим? -- Предложил я и для нужного эффекта кровожадно оскалился удлинившимися зубами. -- Только, пожалуйста, на всеобщем, ты так быстро тараторишь, что я не успеваю разобрать все слова.
   Вампирка тихо заскулила, не предпринимая попыток скинуть меня со своего худенького тельца. Темно-красные глаза, в которых плескался испуг, неотрывно смотрели на мои удлинившиеся зубы. Причем так, что я чуть не смутился. Вроде, кариеса нет, и чищу я их регулярно... Что не так-то? Девчонка еще раз громко всхлипнула, явно ожидая от меня самого худшего, чего можно ждать в этой ситуации. Нет, ни того, о чем вы подумали. Я об отлучении от Тьмы вообще-то говорил.
   -- И чего ты на меня набросилась? Из-за клана? Живы твои родичи, не реви, -- буркнул я. Похоже, эта малышка, пока разворачивалось действие, где-то гуляла или, что вероятнее, собирала лечебные травы и коренья, отсюда и эта пародия на холодное оружие. Вернулась и успела увидеть, как мы со светлыми "добиваем" вампиров. Вычислила темного и обвинила его во всех смертных грехах.
   -- Да-а?! -- Акцент у нее был весьма ощутимым. Наверное, сама втайне от взрослых училась говорить.
   -- Да. Не мешай, дай закончить мысль! -- Ну что такое, еще и старших перебивает. Хотя вон как глазки загорелись на слове "живы". Есть контакт! -- Я сказал, что они живы -- значит, они живы. В момент, когда было создано заклятие круга, я активировал порталы в северную часть земель, ближе к скалам. Куда они и попросились. А те кучки пепла -- очень качественное подобие материальной иллюзии. Исчезнет завтра к вечеру.
   -- Почему? -- Спросила она на темном, но тут же опомнившись, продублировала вопрос на всеобщем.
   -- Что почему? Почему завтра к вечеру? Ну...
   -- Нет, почему вы их переместили и зачем привели к ним светлых? -- Девчонка путалась в словах, беспорядочно коверкала их, дрожала от страха, что ее отлучат от Тьмы, но продолжала хамить и перебивать своего господина. Ну что за молодежь нынче невоспитанная пошла... ужас...
   -- Тебе честно сказать? Мне скучно... Вот и захотел разыграть этих недотеп. А тут еще и вампиры подвернулись... хоть какое-то развлечение...
   -- Развлечение?! -- Опять разъярилась вампирка. Скорее всего, у нее это от голода. Конечно, сильное оправдание, да и я не обидчивый. Но почему-то это стало меня сильно доставать. Она ведь уже знает, кто я, и продолжает себя так глупо вести. В конце концов, я Темный князь!
   Злобно зашипев, я начал снимать с вампирки привязку. Нарочно медленно, чтобы глупышка успела опомниться и попросить прощения. Но она вскрикнула от боли и укусила меня за руку.
   -- Тьма! -- Воскликнул я, едва не выпуская это недоразумение природы. Ладно бы, девчонку, я чуть до конца не снял привязку! -- Дура! -- Нет, вы не подумайте, я женщин не бью, но она пока еще девочка, и к тому же вампир... Может, один разочек можно?
   Видимо, мое желание отчетливо проступило на лице, так как девчонка сжалась в крошечный комочек и жалобно всхлипнула.
   -- Эх... горе, звать-то тебя как? -- Я отпустил привязку, и вампирка облегченно вздохнула, поняв, что сегодня ее бить не будут. Даже улыбнулась.
   -- Эилльн.
   -- Как? Кошмар. Нельх... теперь это. Никакого вкуса. Вот Анабель -- совсем другое дело. Торжественно сокращаю твое имя до Лин. Можешь начинать радоваться, -- милостиво разрешил я. -- Ну, и меня заодно называть Габриэль, можешь даже на "ты". Знаешь ли, я не хочу светиться своим титулом. Понятно?!
   Вампирка потрясенно кивнула. И только собиралась что-то сказать, как...
   -- Ты что, гад, творишь?!
   Упс... Это в самый удачный (или совсем неудачный?) момент соизволил проснуться гном. А ведь, и правда, действие заклятия уже закончилось, а мы так шумим. Разъяренный крик гнома поднял на ноги всех остальных. Рыцарь схватился за меч, гном за топор, маг за файербол, эльфийка за лук, принцесса за голову.
   -- Как что, не видно, что ли?! -- Возмутился я. А потом понял, что в их представлении делаю я. Ну еще бы. Мерзкий темный поганец совершенно бесцеремонно прижимает к земле своим телом полуголую испуганную девчушку в обрывках грязной одежды, да еще и ухмыляется. (Красных глаз "девчушки" им-то не видно!) Как только до меня дошел факт, что они приняли меня за насильника, я слетел с вампирки как ошпаренный.
   -- Вы тронулись? Она вообще-то вампир! -- Я обвиняющее ткнул пальцем в замершую от удивления Лин. -- Она нами подзакусить собиралась, между прочим. Если бы не я, вы бы сейчас лежали холодные-холодные и синие.
   Компания, наконец, рассмотрела, что представленная им девочка явно не человек. Во-первых, красные глаза. Они всегда такие у детей вампиров. После первой охоты, которая обычно происходит в совершеннолетие, они постепенно начинают менять свой цвет на что-то стандартное -- зеленое, синие, в общем, совершенно обычное, зависящее от наследственности и генов. Во-вторых, небольшие клычки. И, в-третьих, потрясающая красота. Лин обладала той самой яркой ослепительной красотой и живым обаянием, что, увы, Анабель на ее фоне бледнела, переходя в разряд просто симпатичных представительниц женского пола, обладающих завышенным самомнением. Что уж говорить о принцессе, которая теперь выглядела вообще... хм... ну, совсем-совсем не красавицей.
   -- Ага, вампирша... Спасибо, Габриэль, думаю, ее стоит убить. -- Рыцарь еще раз оглядел Лин, теперь уже презрительно, и кивнул мне. Ага, щас с разбегу.
   -- Может, не надо? Она больше не сможет причинить нам вреда. -- Я сделал страшные глаза, чтобы вампирка не ляпнула ничего лишнего. -- Она просто очень голодная. Я могу дать ей своей энергии, мы, темные, умеем делиться жизнью и без крови.
   -- Темный...
   -- А может, и правда, оставим? -- Неожиданно меня поддержал Леллин, смотря на Лин, как на самое великое сокровище.
   -- Возьмите меня с собой! -- В разговор вдруг встряла сама вампирка. -- Я умею сражаться! Я не буду обузой! -- Теперь она старалась выговаривать слова правильно, явно не желая выдавать своего незнания всеобщего языка.
   Вот дуреха. По обрывкам ее эмоций мне удалось понять, что она считает себя обязанной мне за то, что напала. Эх... если напросится... Мне как-то все равно. Даже веселее будет.
   -- Мм... ты хоть знаешь, зачем мы в Черные земли сунулись? Лучше драпай, пока разрешают, -- вмешался гном.
   -- Украсть что-нибудь из Цитадели!
   -- Убить Темного князя! -- Встрял я.
   -- Веселого крестьянина за ногу... -- изумленно вытаращив глаза, выругалась Лин. Кажется, этот персонаж в ходу и у вампиров. Честно, не знал.
   Лин даже с вытаращенными глазами выглядела весьма мило. Она переводила ошарашенный взгляд с меня на команду и с команды на меня. И, похоже, очень надеялась, что это ей послышалось. Но команда оставалась серьезной. А я продолжал делать такие страшные глаза, что если бы увидел себя со стороны, наверное, испугался.
   -- Я вам помогу! -- Неожиданно заявила она, откидывая за спину длинные-длинные рыжие волосы, и умоляюще посмотрела на Алира, безошибочно вычислив в нем главного. -- Энергию я могу брать у Габриэля, и мне не придется никого кусать. Ну, пожалуйста!!! -- Всхлипнуло это чудо. Команда переглянулась. Конечно, про такую вещь, как вампирское обаяние, они не слышали...
   Алир грозно посмотрел на меня, когда я не вовремя хмыкнул.
   -- Это правда? Ты можешь поддерживать ее без человеческой крови?
   Пожатие плечами должно было означать "да, запросто!". Лин, почувствовав, что она почти в команде, улыбнулась, обнажив белые клыки. Гнома ощутимо передернуло, но от комментариев он воздержался. Благо вампирка даже в столь непрезентабельной рваной одежде производила положительное впечатление.
   Хотя чувствую своими ушами, что еще будут у нее проблемы со светлыми. Это я такой домашний, хороший, всем нравлюсь. А вот вампирка... Хотя, кто знает. Достаточно посмотреть на очарованного Леллина и сразу понятно, что у меня так не выйдет. Полом малость не вышел.
   И слава Тьме!
   Однако я пропустил часть разговора. Тем временем Алир уже задал Лин свой коронный вопрос, которым меня доставал. Чем же ей так не нравится Темный князь? Вампирка закусила губу, явно не зная, что ответить. А потом у нее в глазах вспыхнул та-а-кой дьявольский огонек, что мне стало не по себе.
   Наглое чудо тем временем скуксилось, опять начало всхлипывать. А потом выдало:
   -- Он... он уничтожил весь мой клан! Родителей, брата, всех!!! -- Она так натурально заплакала, что я чуть ей не поверил. -- И главное, если б мы предали его. Нет, он убил их только потому, что ему было ск-у-у-шно!!! -- Сев на траву, она начала размазывать по милому личику слезы. Все светлые тут же кинулись ее утешать. Даже гном, покраснев, предложил замызганный носовой платок.
   Я же стоял и не знал, то ли мне смеяться, то ли рыдать на пару с вампиркой. Они и так обо мне такого мнения, что проще пойти повеситься на ближайшей ветке, которая выдержит такого мерзавца, как я.
   Компания тем временем окончательно уверилась, что убийство Темного князя не только избавит Светлые земли от страшного врага, но и сами Черные от жестокого тирана. Лин была принята в компанию без лишних вопросов. На нее косились как на великомученицу.
   Худенькая принцесса одолжила Лин штаны и свободную темно-серую рубашку. Девочка подвязала длинные волосы, умылась и, светясь от счастья, пытала команду на предмет того, как же они собираются убивать Темного князя. И при этом так косилась на меня, что я не знаю каким чудом остальные не поняли, кто тут князь.
   Потом был быстрый завтрак. Пока я ел подгоревшую и неаппетитно выглядевшую кашу, вампирка прицепилась ко мне, как клещ, и выкачала такое количество энергии, что я так и не понял, куда там все вместилось. Анабель весь завтрак косилась на Лин, как на врага народа. Неужели ревнует?!
   Шикарно... Я-то поиграть хотел. Хотя, признаться, сиятельная леди меня все равно привлекала больше. Только ей об этом знать необязательно.
   -- Лин, поедешь со мной? -- Тихо спросил я у вампирки, на несколько секунд опережая идентичный вопрос Леллина.
   -- Конечно... Габриэль. -- Девчонка, которая из-за передозировки моей энергии прекрасно меня чувствовала, поняла планы на эльфийку. И то ли извиняясь за свой балаган про родственников, то ли просто подыгрывая, когда мы залезли на Алмаза, прижалась ко мне всем своим хрупким тельцем и крепко обняла.
   Я за несколько метров услышал, как скрипнула зубами Анабель, и счастливо улыбнулся.
   Черт, кажется, я, и правда, смогу хоть ненадолго избавиться от назойливой скуки!
  
  

Глава 8

  

Когда все идет по плану, скорее всего -- это план врагов.

NN

  
   -- Удар! Шаг назад, атакуй, чем любуешься? Удар!
   Вампирка обиженно хрюкнула, когда я в десятый раз сообщил ей, что она убита, и потерла ушибленную кисть. На следующем привале я решил проверить боеспособность нового солдата нашей армии и пришел к неутешительным выводам. Боец из Лин такой же, как из меня монах. Даже если учесть, что дрался я на уровне простого смертного, девчонка все равно задела меня только один раз, и то рыжими волосами, заплетенными в длинную тугую косу. А вот я ее слегка погонял и даже чуть-чуть побил, мстя за мой позор "уничтоженного клана", правда, свою месть прикрыл тренировочным боем.
   За нами с интересом наблюдала остальная команда. Алир уже вызвался быть следующим моим соперником. Эльфийка что-то чиркала в небольшом блокнотике, который до этого долго искала в вещевом мешке. То и дело она отрывалась от своего занятия и пристально изучала меня, после чего кидала на вампирку недовольный взгляд и снова принималась за дело.
   Лес успел смениться небольшой холмистой долиной, вновь потрясая воображение светлых своей дивной красотой. Когда мы выехали из молодой дубравы, которая сменила собой древний лес, я даже сощурился, подобно объевшемуся сметаной коту, наблюдая, как светлые в немом восхищении любуются видом небольшой, по меркам Черных земель, ложбиной между поросшими душистыми травами холмами и выходом в, наверное, самое красивое место моей империи.
   Я их специально повел этой дорогой, чтобы они смогли оценить мои старания и успеть позавидовать. Девушки опять наплели себе венков. Принцесса один подарила рыцарю -- получилось очень красиво. Даже вампирка какое-то время любовалась видом венка из ромашек на его золотистых волосах. Сам я в этот момент чувствовал себя некрасивым и скучным, поэтому быстренько тоже себе сплел венок. Из маков... Конечно, он выглядел кривым и мятым и быстро развалился на составляющие, но, видимо, у меня был такой гордый вид, что девушки еще долго хихикали, глядя на меня. Даже вечно мрачный гном, мечтающий поскорее пристукнуть Темного князя, с удовольствием любовался высокой яркой травой с разноцветными пятнами цветов. Могло показаться, что мои спутники совсем забыли, что привело их в Черные земли. Пока не нашли Хаосом забытый курган, от которого ощутимо веяло светлой магией. Видимо, здесь героически погиб кто-то из прошлых компаний и после был торжественно похоронен своими друзьями в этой долине. Светлые, обнаружив это место, изъявили желание помянуть великого воителя. Мы с Лин были совершенно не против небольшого отдыха. Заодно я решил устроить и небольшую проверочную тренировку.
   Зачем?
   Я решил больше их не спасать. Ну, только если не будет форс-мажорной ситуации, когда они -- почти трупы. А то, что такое... этот опасный поход становится похож на какую-то экскурсию. Я это все затеял для борьбы со скукой!
   Так что с сегодняшнего дня перестаю огибать все опасные участки и вообще выключу свое чутье. И не только его. Какое-то время назад я научился одному интересному фокусу -- блокировке способностей. Я сам выбираю их уровень (в данном случае, уровень обычного демона) и отрезаю все остальное. Единственное, что останется -- это мое бессмертие. Только теперь при смертельных ранениях я не смогу продолжать себя вести как ни в чем не бывало, а буду терять сознание и чувствовать боль такой, какой она и должна быть, а не видоизмененной. Просто после этого вернусь назад. Ах, да, и регенерировать буду очень-очень медленно. Да, кстати, чтобы всё разблокировать, мне как раз нужно будет умереть. Также все вернется на круги своя, если я получу сильное увечье. Нет, можно и не умирать, но в таком случае нужны полная сосредоточенность и сильный магический всплеск.
   Но надеюсь, до этого не дойдет. Я буду тихим, мирным и даже пушистым. Только в блондина перекрашиваться не буду. Это же не страшно? "А я бы посмотрела на тебя в таком виде" -- разочарованно пробурчала моя шизофрения. Из-за моего решения заблокировать способности -- ее посещения стали редкими, и голос звучал тихо-тихо, словно доносился откуда-то издалека. "Извини, дорогая, как-нибудь потом. Пока я не готов к подобным переменам в своей жизни." -- "Можно подумать, я тебе предложила стать девочкой." Шиза свернулась уютным клубочком, снова что-то задевая в памяти. "Хорошо, что не предложила. И вообще ты не дала мне закончить мысль". -- "Больше не буду, извини..."
   В общем, я постараюсь вести себя, как обычный темный мальчишка-проводник. К тому же завтра, приблизительно в полдень, мы подойдем ко второй границе. Вот там и начнется веселуха. Насколько я помню, прямо за этой долиной должен начаться лабиринт.
   Помню, что лет сто назад жители одной деревеньки, располагавшейся как раз на второй границе, обратились с просьбой устроить на вверенном им участке что-то вроде полосы препятствий, чтобы не нужно было ходить в дозор и вообще отрываться от повседневных дел для охраны границы. Разрешение они получили и последующие семь лет развлекались на полную катушку, устанавливая различные мерзкие изобретения, мгновенно умерщвляющие любого, кто в них попадет, особо извращенными способами. А также практикуясь в генетике и создавая из обычных кабыздохов свирепых монстров, охраняющих лабиринт. В конце концов, они столько всего напридумывали, что забыли, где что находится, и можно ли вообще пройти этот лабиринт при отсутствии навыков полета. Хотя и крылья вовсе не являются залогом выживания. В результате лабиринт объявили запретной территорией и перестали туда соваться. Даже самоубийцы всегда находили более приятные способы сведения счетов с жизнью. За эти сто лет еще и тварюшки расплодились, заклятия видоизменились и расползлись по всему лабиринту. Так что сейчас там та-а-кое творится, что просто "мама, где мои белые тапочки"! Не буду говорить, что я один там прошел бы с закрытыми глазами, так как манией величия не страдаю. А вот прогуляться в компании светлых недотеп будет очень весело.
   Я настолько задумался, что пропустил удар, и Лин заехала мне тяжелой дубиной, выступавшей в роли меча, прямо по ребрам, а потом добавила по пояснице.
   -- Уй! -- Я сложился пополам и, собрав в кучку глазки, осел на травку.
   -- Ой! -- Вампирка не на шутку испугалась. -- Пове... поверь, я не... не... -- кажется, она забыла нужное слово на всеобщем, -- не хотела! -- Выкрутилась она и кинулась проверять, не сломала ли мне что-нибудь. Я кривился от боли, жалея, что решил быть обычным темным. Так бы выключил боль, и живи -- радуйся, пока вампирка нарезает круги вокруг меня, что-то лопоча, а эльфийка роется в своей сумке в поисках обезболивающего. Еще и остальные ржут...
   Леллин даже заботливо поинтересовался, насколько мне больно. Выяснив, что "сам попробуй", "почти щекотно" -- сказанное мной с исполненным страдания лицом, он так довольно улыбнулся, будто сам заехал мне этой деревяшкой.
   -- Лин, можно я тебя попрошу об одном одолжении?
   -- Да, конечно, -- согласилась вампирка, перевязывая мне ребра. Они с эльфийкой стянули-таки с меня рубашку. Штаны я смог отстоять, убедив девушек, что там у меня все в порядке. После этого захихикали уже они. Видеть смеющуюся эльфийку было странно. Щеки сиятельной леди чуть порозовели то ли от сказанной мною глупости, то ли от смеха. В светлых глазах появился блеск. Такой она нравилась мне куда больше ледяной статуи, которой пыталась притворяться раньше.
   -- Ты только потом об этом никому не рассказывай, ладно? -- прошептал я Лин, как представил реакцию подданных -- так мне сразу так поплохело, что я чуть было не отменил свое решение. Все-таки это страшный удар по моей гордости. "Так, значит, там еще и гордость была... то-то такой треск раздался", -- добавил внутренний голос. Покряхтев, я решил, что, пока не умираю, лучше так побуду.
   -- Хм... Габриэль, ты вроде раньше был более живучий?! -- Алир явно намекал на стычку с вампирами.
   -- Был -- в прошедшем времени. Из меня прожорливая Лин столько энергии выкачала, что дальше уже обморок и кома.
   -- Неправда! -- Тут же возмутилась вампирка, обнажая белоснежные клыки. -- Там еще много осталось!
   В конце концов, мы все-таки тронулись в путь, разрешив коням чуть-чуть похалтурить, и идти так медленно, как им вздумается, на ходу жуя самые аппетитные травинки.
   Я честно предупредил Алира о лабиринте, при этом так обрисовав ситуацию, что лезть туда страшно неохота, но другого пути нет. Рыцарь покривился, побурчал, но согласился, что так мы срежем путь примерно на треть, и вместо месяца успеем в Цитадель недели за две. После чего он переместился в голову отряда и завел беседу с принцессой.
   Хелена вообще на удивление тихая неизбалованная девушка. Хозяйственная, заботливая, добрая. А я всегда думал, что принцессы жутко капризные существа. Видимо, не все. А еще я очень хорошо видел в ауре девушки, как ей ужасно не хочется никого убивать. Даже Темного князя. Вот он, истинный Свет. Помню, какой-то светлый, еще из тех команд, что я предпочитал убивать, перед казнью мне сказал, что именно такой Свет и убьет меня. Было это давно, лет шестьсот назад. И видимо, в те времена мало кто мог предположить, что князь может соприкасаться со Светом. Они ошиблись... еще как... особенно, если учесть... Тут я на что-то отвлекся, а спустя мгновение обнаружил, что не могу поймать верткую мысль за хвост. Ну и ладно!
   Вампирке отдали смирную лошадку принцессы, а сама Хелена с удовольствием перебралась к рыцарю. Подъехав к девочке, я поинтересовался:
   -- Лин, откуда ты всеобщий знаешь, учила втайне?
   -- Да, -- призналась она.
   -- Хочешь, сделаю так, что ты будешь знать его в совершенстве, чтобы больше не ошибаться?
   -- Конечно, хочу! Еще спрашиваешь!
   Ну, да, конечно, скорее веселый крестьянин заделается монахом, чем юный вампир откажется от знания всеобщего. Я послал в сторону Лин небольшой импульс, и, судя потому, как девочка встрепенулась, -- все получилось.
  

***

   Лин старалась не слишком сильно вертеть головой по сторонам, хотя очень хотелось. За свои пятнадцать лет она успела повидать достаточно всего. Ее клан не любил подолгу оставаться на одном месте. Только вот с места последнего лагеря они снялись слишком быстро -- отца тревожила эта долина, несмотря на то, что Эилльн мечтала тут побывать не меньше, чем в столице. Правда, туда они уже заезжали, но вампирка сомневалась, что и десяти лет хватит, чтобы осмотреть все три ее круга.
   Так что сейчас она получала громадное удовольствие от открывающегося ей вида. Удовольствие смешивалось с волнением за клан, хотя, раз князь... вернее, Габриэль, сказал, что все в порядке, так оно и есть. Еще к этому добавлялось ощущение нереальности происходящего. Она едет в компании светлых и князя этого самого князя убивать... И за что всё это на ничем не выделяющуюся Лин?
   Девочка обернулась на Габриэля. И кто скажет, что это Темный князь? Мальчишка. Выглядит младше ее брата, а уж задорный блеск черных глаз... Кто мог догадаться, что Темный князь окажется таким симпатичным и веселым? Кажется, он начинал не на шутку нравиться вампирке. Только вот сам Габриэль больше интересовался Анабель.
   Как раз в этот самый момент к Лин подъехала вышеупомянутая эльфийка. Она с легким интересом осмотрела враждебно нахохлившуюся Лин и белозубо улыбнулась.
   -- Как ты себя чувствуешь? -- Неожиданно мягко спросила ледяная леди -- так с сарказмом окрестила остроухую вампирка.
   -- Вроде неплохо, -- девочка обернулась на Габриэля и снова повернулась к эльфийке: -- С чего такая забота?
   Та ограничилась еще одной улыбкой и совершенно неожиданно завела беседу, начав с окружающего их великолепия, переходя на интересы. Какое-то время Анабель говорила одна, и короткие фразы, произносимые мелодичным голосом, не нуждались в ответах. Потом проскользнули несколько вопросов, и неожиданно вампирка поняла, что уже минут пять спокойно беседует с эльфийкой, как с лучшей подругой, которой, к слову сказать, у нее никогда не было. Сиятельная леди все время пыталась скосить глаза. Лин непонимающе нахмурилась, но быстро обернувшись, поняла, что Габриэль как раз переместился в конец отряда и теперь рассматривал их с совершенно неописуемым выражением лица.
   "Когда двум девочкам нравится один и тот же мальчик, им непременно нужно стать лучшими подружками!" -- прозвучал в голове чей-то насмешливый голос. Эльфийка хитро улыбнулась, теребя странную красивую цепочку. Неожиданно Лин также хитро улыбнулась и тихо спросила:
   -- Значит, с Хеленой мы дружить не будем?
   Долину огласил заразительный смех искренне веселящихся девушек.
  

***

   Я переместился в конец отряда, украдкой сравнивая Лин и Анабель. Получалось плохо. Это напоминало попытки сравнить плюс и минус. С одной стороны, минус -- это что-то отрицательное. Но с другой, тех же плюсов полно на кладбище. Только они там крестиками называются. Девушки ехали рядом и о чем-то тихо переговаривались, обмениваясь какими-то замечаниями. Изредка кто-то из них говорил что-то такое, что по долине разносился звонкий смех. Странно, а недавно мне казалось, что эльфийка собирается подправить Лин коготками личико. И вообще представить холодную и высокомерную Анабель вот такой беспечной было почти нереально, а тут -- на тебе... Сначала смех, теперь изменилось поведение... Нет, это все начинает мне подозрительно нравиться.
   Женщины -- страшные создания, к какой бы расе они не принадлежали.
   И тут я заметил тонкую, очень знакомую, цепочку из белого металла на шее сиятельной леди. Если бы пальчики Анабель не теребили ее, я бы, наверное, так и не обратил внимания на это. Видимо, раньше эльфийка все время следила за тем, чтобы ее никто не увидел. И я почему-то не сомневаюсь, что это обручальная цепочка.
   Есть у эльфов такой обряд. Эльф мужского пола начинает ухаживать за понравившейся леди, и если та отвечает ему взаимностью, поет свою первую песню своему избраннику. После чего они обмениваются такими цепочками с фамильными знаками. Что-то вроде людского обручения. У невесты знак жениха, и наоборот. В общем, ритуал дурацкий, но у эльфов всегда все наперекосяк, хуже только у вампиров и демонов. Но это не главное. Главное, что у меня случился большой-пребольшой облом. Эльфийка, которую я уже начал считать своей собственностью, оказалась помолвлена. Хм... но тогда почему я ощущаю к себе симпатию? Не может такого быть, чтобы надевшая цепочку первой песни, полюбила другого, ибо эльфы в принципе однолюбы. И никак иначе.
   Итак, я отказываюсь что-либо понимать. Наверное, будет проще спросить об этом у самой эльфийки. И что с того, что это нетактично? Я темный, такта у таких, как я, как изящества у горного тролля с похмелья. Так что спрошу, пусть обидится, но уж больно я любопытный. Не могу не узнать, почему помолвленная эльфийка оказывает знаки внимания постороннему темному.
   Из раздумий меня вывела неправильная тишина. Я соизволил открыть глаза, ибо за мыслительным процессом успел задремать. Никто из команды, казалось, не замечал этой тишины. Почему?
   Почему они сами молчат?!
   Почему я не слышу даже фырканья лошадей?!
   Какого веселого крестьянина?! Я быстро нагнал команду и понял, что все продолжают двигаться во сне, вот-вот собираясь попадать с лошадей.
   -- Алир! -- Надо их срочно будить, здесь явно засела какая-то тварюшка... И только я собирался запустить разряд в рыцаря, как услышал знакомый свист.
   "Похоже, в меня попало несколько стрел..." -- констатировал я, оглядывая высунувшиеся со стороны груди острые наконечники. "Это уже слишком. За последние дни меня успели столько раз побить и убить, сколько не били и за половину тысячелетия. Ну, Элли с подушкой и тапками не в счет. И главное, способности разблокировать не успею..." -- грустно подумал я и упал с заснувшего Алмаза.
   Сознание мечтало поскорее уплыть куда-то в далекие прекрасные миры, оставив тело в объятиях спасительного обморока. Вопреки всем ожиданиям, мне было почти не больно. Опасения вызывало только стремительное онемение всех конечностей. Впрочем, все равно это меня не убьет. Несколько часов в отключке, и если стрелы вытянут, то через день без основных способностей Темного князя я снова буду на ногах. Со способностями -- через несколько часов. Но пока -- как же мне хреново!
   -- Эгей! Какой крепкий парень! -- Послышался раскатистый мужской бас. -- Всем бы так с чарами!
   -- Не-е, тогда бы нам тут нечего было делать... -- прогудели ему в ответ.
   -- Ба, ну и светлые!
   -- Это ж темный и вампирка!
   -- Ну и улов... вкуснятина...
   Голоса смешивались, отдельные слова понимались все хуже и хуже... Я попытался пересилить себя и открыть глаза, но попытка оказалась тщетной, и сознание все-таки покинуло меня.
  

***

   Очнулся я, лежа в совершенно неестественной позе с заломленными за спину и крепко связанными руками. Те места на спине, где раньше были стрелы, -- кто-то заботливый их таки вытащил, похоже, до того, как меня связали, -- теперь, поспешно регенерируя, ужасно чесались. Хотелось пить, отослать куда-нибудь ужасную головную боль и громко ругаться очень нехорошими словами. Но ругаться не получилось, вместо моего любимого "Тьма!" у меня вырвался хриплый тихий стон.
   В дальнем углу комнаты послышалось взволнованное шуршание, и раздался чей-то удивительный ох -- "Он жив!". После чего все стихло, но спустя минуту снова раздалось шуршание. Кто-то приближался ко мне.
   -- Эй, парень, жив?
   У меня не было никакого настроение язвить, поэтому я просто кивнул. Черт, сейчас все силы уходят на регенерацию, разблокировать способности не получится. Ну, только если не отхватить себе какую-нибудь часть тела, чтобы произошел прорыв. Стоило мне это только представить, как я скривился. Нет, конечность потом вырастет, но я лучше подожду. Вдруг удастся освободиться так? Собеседник, видимо, истолковал мою гримасу неправильно.
   -- Терпи, малыш. Скоро должно пройти... -- Видимо, говоривший мужчина решил, что с такими ранениями темные либо долго не живут, либо слишком быстро выздоравливают. И опять "малыш"! Хотя без силы я кажусь еще младше, чем обычно.
   -- Все в порядке. Просто вспомнил об одной не самой приятной вещи. -- Так-с, судя по всему, мои работодатели находятся в другом месте, иначе молчание они бы не сохраняли. Если, конечно, светлые все еще живы. Я чуть-чуть приоткрыл глаза, боясь, что их сразу резанет ярким светом. Но нет. Небольшая комнатушка, где я оказался, утопала в мягком сумраке. На пол были набросаны мешки с соломой, видимо, для того, чтобы пленники могли на них спать. Четыре деревянные стены из осины, чтобы такие, как Лин, не сбежали. Под самым потолком крошечное зарешеченное окошко, и, судя по тому, что ни лучика не пробивалось через толстые железные решетки, снаружи царила ночь. Сколько же я провалялся без сознания?
   Осмотревшись, я повернулся к мужчине. И наткнулся на внимательный взгляд желтых прищуренных глаз. Крестьянин веселый! Оборотень, да еще истинный... и какой старый... Ему же не меньше семисот лет! Хотя и это я так, приблизительно. Насколько я помню, первая седина у истинных оборотней появляется только после пятисотлетнего юбилея. Одна-две прядки. У этого оборотня белоснежных прядей было куда больше. Еще и зубки. Чем-то на вампирские похожи. Но истинных оборотней всегда выдают глаза. Всех оттенков желтого. Такие бывают только у них.
   -- Здравствуйте! -- Почтительно поздоровался я. Еще бы, я даже не знал, что у нас водятся такие реликты.
   -- И тебе не болеть, малыш... -- по-доброму ухмыльнулся он. Еще бы, неудивительно, что он меня "малышом" называет, чтобы оборотню дожить до таких лет, надо иметь совершенный ум, силу и все-все-все к этому прилагающееся. -- А ты быстро оклемался. Очень больно?
   -- Терпимо. А где мои спутники? -- Я попытался развязать руки. Некоторое время мужчина внимательно наблюдал за моими потугами, а когда у меня все-таки получилось, одобрительно кивнул.
   -- Не знаю, малыш. Тебя сюда одного бросили. -- Он протянул мне металлическую кружку с мутноватой водой. И я не замедлил к ней присосаться. Ммм, вода, вода -- самый важный элемент для ускорения регенерации. Побольше бы, но выпрашивать не буду. -- Возможно, их уже нет в живых. Родители?
   -- Не-а, работодатели светлые. Кстати, я -- Габриэль. Понимаю, что для вас все "малыши", но как бы сказать помягче...
   -- Тебе не нравится это обращение... -- закончил за меня оборотень. На слово "светлые" он не обратил никакого внимания. Странно. -- Я постараюсь обращаться по имени. Меня можешь называть Герионом.
   Ого, Герион, значит -- наставник. Я только сильнее удивился, как он смог сюда загреметь. Кстати, сюда это куда? И где мы?!
   Последний вопрос я задал вслух.
   -- У сонников.
   -- Они разве еще существуют?! -- Вот это номер... А мне казалось, что мы всю эту пакость вывели. А тут в нескольких лигах от второй границы.
   Сонники -- воплотившиеся кошмары наших снов. Это первая причина их названия. Вторая -- они превосходно усыпляют свои жертвы. Сонники питаются живыми существами. Как их душами, так и телами. Устраняются... очень просто, но только для тех, кто лишен способности видеть сны. То есть для мертвых. Если тебе снятся сны, то сонники неуязвимы для твоего оружия. Спросите, почему нельзя тогда поднять на ближайшем кладбище с полсотни зомби? Есть еще одно условие -- наличие разума. Такой милый подарочек моих родственников с той стороны. В прошлый раз мы стояли на грани того, что сонники готовы были двинуться к Светлым землям, а половина моих подданных спряталась в Цитадели. Почему только одна половина? Вторая к этому времени уже была съедена. Тогда мне пришлось просить помощи у душ умерших. Найти добровольцев оказалось сложно -- тот дух, который убивал сонника, исчезал без права возрождения. И все-таки многие из вызванных оказались готовы заплатить эту цену.
   Теперь они снова смогли найти способ выйти из снов. И я даже не представляю, что делать. Внутренний голос попробовал сказать, что не надо было хвастаться своим всемогуществом, но тактично промолчал, понимая, в каком я нахожусь состоянии.
   Так, похоже, они появились недавно. Но что же делать?..
   Черт! Я даже не восстановился пока еще. Отправить сообщение Элли не могу. Подумал: на своих землях, чтобы было веселее, а то скука достала, надо расслабиться! При-ду-рок! Решил, что нечего мне бояться. Я же бессмертен...
   А мои подданные -- нет. И светлые тоже.
   Нет, конечно, сонники, после того, как сожрут здесь все живое, издохнут от голода. Но мне придется отстраивать этот мир заново...
   Неужели нет выхода?
   Четвертый раз в жизни я ощущал свою полную беспомощность.
   Первый: когда мне было только пятнадцать лет с моего появления во множественной вселенной. Когда над первым и самым родным домом еще не светили непридуманные звезды, и я вдруг понял, что остался самым старшим в семье, которой уже не было. Кажется, именно тогда в первый раз отступила ненависть под властью других чувств.
   Второй: когда я чуть-чуть не успел спасти дорогого мне человека.
   Третий, когда Иллис -- мой первый советник, перед тем как убить себя, чтобы стать духом, сказал, что его небольшая армия готова истребить сонников. А я смотрел, как они уходят к их логову, чтобы там исчезнуть навсегда. Когда видел его улыбку.
   Четвертый сейчас...
  
   -- Не плачь, малыш. Все еще образуется... -- Старый оборотень ласково потрепал меня по голове. И грустно улыбнулся.
  
  

Глава 9

  

Ничто так не утомляет, как ожидание поезда...

Особенно, когда лежишь на рельсах.

Дон-Аминадо

  
   Их вели по длинным коридорам, галереям, лестницам. Если сначала Алир пытался запомнить дорогу, то на энном по счету повороте бросил эту затею. В замке сонников было красиво. Приглушенный свет выхватывал из жидкой темноты громады залов, странные овальные окна, выходящие в непонятную пустоту, старые стены и спины их проводников. Сиятельная леди успела в двух словах объяснить, что они нарвались на такое, рядом с чем князь и не валялся.
   Рыцарь упрямо помотал головой. Даже если эта напасть может угрожать Светлым землям, для начала все равно нужно уничтожить темного, раз он ничего не предпринимает для спасения своих подданных. А уже потом думать, как убрать этих монстров. Хотя пока их вели вовсе не монстры. Крепко сбитые мужчины и фигуристая женщина, скрывающая лицо за плотной вуалью. Напасть на них не получилось. Меч не причинил соннику никакого вреда. Заклинание Леллина проигнорировали. А когда рыцарь попробовал кинуться на сонников с кулаками -- его избили. Ничего, боль можно и потерпеть. Вот только интересно, где Габриэль? Мальчику удалось сбежать? Он бросил их? Или наоборот, пытается спасти?
   Надо сказать, представления Алира о темных за эти дни перетерпели значительные изменения. Но веры в проводника пока было мало для того, чтобы думать, что он решит рискнуть своей шкурой ради светлых нанимателей.
   Шедший рядом монашек торопливо читал молитву. Гном сочно ругался, поминая веселого крестьянина и его отношения с Темным князем. Анабель, Лин и Хелена молчали, но если принцесса с вампиркой молчали скорее от испуга, то сиятельная леди, судя по выражению лица, вела с собой очень ожесточенный спор.
   Сонники переглядывались. Их плотоядные многообещающие улыбки показывали их намерения лучше всяких слов.
   -- Почти пришли, -- пробасил один из мужчин, -- добро пожаловать на кухню, блюда...
   Женщина остановилась поправить вуаль, и рыцарь отчетливо увидел, что у нее было два рта.
   -- Свет! -- Воскликнул он и, не раздумывая, снова кинулся на сонников, надеясь, что теперь у него получится хоть чуть-чуть кого-нибудь достать. В сказку об их неуязвимости он пока не верил.
   Зря. Почти сразу его повалили на пол, а дальше удары посыпались со всех сторон. Сонникам нравилась сопротивляющаяся "пища", но сопротивляющаяся не так отчаянно. Дерущийся "обед" стоило приручить. А его друзья пусть постоят и посмотрят. Все равно никуда деться не смогут.
  

***

   Наверное, за всеми своими размышлениями я не заметил, как уснул. Боль в спине то утихала, то, стоило мне только не так повернуться, снова вгрызалась в лопатки. И ее накатывавшие волны мерно меня укачивали, погружая в тревожный, неправильный мир сновидений.
   Проснулся я, когда из небольшого окошечка под потолком начали пробиваться первые робкие лучики. "С добрым утром, милый!" О, а вот и моя шиза проснулась. "Давно не слышались, родная. Как жизнь?" -- "Скажи, как ты себя чувствуешь, и я скажу, что ты тупица!" -- "Спасибо, дорогая, ты как всегда тактична". -- "Вся в тебя!" Ну, да, конечно, мы же... А кто мы? Ну, вот, видимо, меня так сильно приложили, что я забыл.
   "Ага, а ты думал, что склероз к существам вроде тебя сунуться побоится?" Ну-ну... Если бы еще вспомнить, почему мне очень хочется ответить, что я уникален в своем роде. "Просто у тебя мания величия, милый..."
   Ну вот, за такими пререканиями с самим собой я окончательно и проснулся. В общем, действительно странно. Я отчетливо помню, что еще пару веков назад такого раздвоения личности у меня не было. А теперь, откуда не возьмись, появилось. Причем одна личность с подозрительными бабскими замашками. Ох, не нравится мне все это. И то, что многого вспомнить не могу...
   Герион, пока я спал, накрыл меня небольшим одеялом. Я оценил заботу оборотня, плотнее укутался в него, так как незавершенный процесс регенерации отнимал кучу сил, и мне было ужасно холодно. Потом чуть-чуть повернулся, чтобы еще раз оглядеть каморку, где был заперт, новым взглядом, и все еще раз проанализировать более-менее ясным рассудком.
   Как оказалось, кроме меня с Герионом еще здесь был заперт плотно сбитый низенький мужичок. Обычный крестьянин-трудяга, оказавшийся не в том месте не в то время. То ли вез что-то в другую деревню, то ли ехал в гости или из гостей, Тьма его знает! Сейчас он спал как раз под окошком на большом мешке с соломой, во сне нервно дрыгая левой ногой. Интересно, сколько здесь еще камер подобных этой? И что с моими спутниками? Живы, или их уже слопали?
   Вопросов было предостаточно.
   Но хуже всего было то, что я начинал волноваться за этих светлых недотеп. Нет, вы не подумайте, это не так уж и необычно, и я вполне способен на чувства привязанности, дружбы или симпатии. В принципе, чисто теоретически я и влюбиться могу. И на практике даже проверял. Только надолго это не продлилось. Люди имеют дурную привычку умирать. И если от старости избавить их -- раз плюнуть, то такой непредвиденный фактор, как падение с лестницы и перелом шеи, предугадать и вылечить невозможно. Особенно, если не взяться за это сразу. Впрочем, я отвлекся. Просто никак не ожидал, что привяжусь к этим светлым так скоро. Хотя с таким положением дел и наличием голодных сонников скоро от них придется отвязываться.
   Жаль, конечно. Может, их еще удастся спасти? Если не всех, то хоть нескольких. Я вспомнил Лин и тут же понял, почему вампиры так стремились перебраться подальше от этой долины.
   Так-с... Но почему до меня не дошло никаких слухов? Почему сами вампиры мне ничего не сказали?! Точнее, слухи-то доходили, но, по словам Авуса, такие слабые, что обращать на них внимание -- глупость.
   Было очень неприятно признавать, но, похоже, скоро прозвучит очень мерзкое слово "предательство". Кто-то из ближнего круга? Элли тут же отпадает, во-первых, он не умеет лгать -- точнее, не умеет скрывать ложь и совершенно не любит обманывать, а во-вторых, просто не может меня предать, потому что не умеет этого делать. Я скорее поверю, что это я предатель, чем в то, что Элли. Кто дальше? А дальше придется проверять всех...
   Но это будет уже неважно, если не остановить сонников. Тьма, если бы я не решился на эту авантюру, до сих пор не знал бы о том, что они вернулись...
   А если бы я не расслабился а-ля "я тут царь и бог ("Ты, был таким милым, пока не стал богом!" -- тут же захихикал внутренний голосок...) и не заблокировал способности, то думать было бы легче.
   Причем, думать подальше от этого места.
   Черт, вот всегда так! Живешь себе, живешь и как-то начинаешь забывать, что если ты бессмертен и очень могущественен -- это не значит, что все остальные тут же перестают быть смертными.
   Эх, а как не хочется выдавать себя. Только-только начала скука проходить, а тут -- бац! Ну, вы только представьте: заваливается в камеру к светлым недотепам монстр. Даже монстрище! Внешность: три метра в прыжке и полметра в ширину. С рогами, с длинным хвостом, с крыльями, с шипами по позвоночнику, с черной с красными узорами кожей и с вытянутой звериной мордой, наделенной широкой пастью а-ля "рот до ушей" в прямом смысле, с двумя рядами очень-очень больших клыков... "Здравствуйте, я Габриэль и по совместительству князь Тьмы. Можете потыкать в меня железкой и убедиться, что я бессмертен... А теперь нам пора сматываться, ибо те, кто, плохо бегают, останутся тут объяснять сонникам, что убийство -- это грех"...
   Н-да. Будет весело.
   Первые пять минут.
   Нет, я категорически отказываюсь раскрывать светлым свою маленькую тайну! Скука -- враг куда хуже каких-то безобидных сонников. Обойдутся и так.
   Поймав себя на таких мыслях, я зарычал, разбудив оборотня и крестьянина. Последний испуганно подпрыгнул до потолка и в панике метнулся в противоположный угол каморки, подальше от меня. Это же надо быть таким эгоистом! Тут мир в опасности, а я о скуке волнуюсь.
   Только все равно что-то с регенерацией не то творится, будто наконечники стрел были смазаны ядом, так что нормальная трансформация мне сейчас недоступна. Ничего, и в частичной повоюем еще. Так что, князек, брось, тут о своих подданных надо думать, а не о скуке.
   Главное сейчас -- спасти светлых. И убраться подальше. Сонникам, для того чтобы вызывать других своих собратьев из сновидений, нужно много пищи, и, если полностью изолировать территорию в пространственный карман, можно ненадолго их обездвижить и обезопасить, этим выиграв время для того, чтобы придумать "что делать".
   Или...
   Внезапно я понял одну вещь.
   Мне тоже снятся сны.
   Да, значит, я не смогу их убить. Но сонники могут доставать лишь тех, кто обитают в кошмарных сновидениях, а значит, шанс есть, если они примутся за меня. Осененный этой гениальной мыслью я подскочил на месте, скривившись от пронзившей тело боли.
   -- Малыш?! -- Наблюдавший за мной оборотень изобразил на лице удивление. -- Решил выбираться отсюда? И как?
   Так-с, а вот этого субъекта стоит отсюда вытащить уже только ради того, чтобы спросить, как сонникам удалось его поймать. Такой оборотень и меня перехитрить сможет, если захочет.
   -- Легко. Дверь зачарованна только от нечисти и магии. Про физические силы, видимо, все как-то забыли. -- Я передернул плечами, не зная как избавиться от противного зуда в лопатках. Нет, точнее, зная. Никогда не любил частичную трансформацию. Если полная проходит совершенно безболезненно и быстро, то такая... ой-ой-ой...
   -- Конечно. Уже потому, что выбить эту дверь силой может разве что высший демон. Знаешь, где такого достать?
   -- Знаю, -- согласился я. -- Герион, ни за что не поверю, что ты не почувствовал мою кровь. -- Я скрестил руки на груди, ехидно смотря на оборотня. Он отвечал мне таким же взглядом.
   -- Почувствовал, демоненок. Вот только если учесть, что ты ранен, и очень юн, то шансы на то, что сможешь выбить дверь, стремятся к нулю.
   -- Проверим... Можешь не отворачиваться, но тогда посмотри, чтобы все было спокойно, -- буркнул я, на что Герион только покачал головой, словно пытаясь сказать, что частичная трансформация в моем состоянии -- синоним самоубийства. А ведь он действительно не чувствует мою кровь. Как хорошо я замаскировался-то. Прямо: "Купи медаль -- подари другому".
   На всякий случай отойдя в дальний, скрытый тенью, угол, я глубоко вздохнул и резко стиснул зубы, чтобы не закричать от боли. Кости начало ломать и дробить, выворачивая суставы, зуд в лопатках тут же сменился адскими ощущениями, когда мышцы и кожу прорвали растущие из лопаток крылья.
   Последним изменилось сознание.
   И боль так же резко отступила, как и началась.
   С одной стороны, я оставался по-прежнему собой, лежащим в луже сукровицы тощим пареньком, слушающим, как в соседнем углу от такого неэстетичного зрелища, как частичное обращение, выворачивает крестьянина. С другой -- половину моего сознания заменил разум зверя.
   Другого меня, более жестокого и кровожадного. Но все-таки меня.
   Сейчас еще чуть-чуть полежу и пойду всех спасать. Только оклемаюсь маленько.
   -- Малыш, ты еще жив? -- То ли оборотень пытался скрыть насмешку за заботой, то ли заботу за насмешкой, но общий тон был такой, что можно легко подумать -- стоит мне сказать "нет", как меня с радостью закопают в пол, лишь бы глаза своими тощими мослами не мозолил.
   -- Не уверен, но попробовать стоит. -- Жалея, что забыл стянуть рубашку, -- ведь теперь она превратилась в лохмотья, -- я кое-как поднялся на ноги. И попытался осмотреть себя, дабы понять насколько успешно прошла трансформация. А то, знаете ли, всякое бывает.
   Пожалуй, перестарался. Особенно с руками. Кисти удлинились примерно вдвое, и пальцы полностью трансформировались... Тьма, я до сих пор не могу придумать обозначение тому, во что они обычно изменяются. Когти? Не-а... Острые лезвия, которые заменяют собой полпальца, длинной около тридцати сантиметров.
   Н-да, такими не почешешься...
   Ладно, будем работать с тем, что есть. Я чуть-чуть пошевелил крыльями, привыкая к ним. Вообще-то -- это довольно непросто, управлять такими перьевыми махинами. Особенно, если долго не практиковаться. Да и летать сложно. С земли не взлетишь, ну только если разбежаться хорошенько. И то запыхаешься, пока что-то выйдет. С возвышения, если небольшого -- будешь выглядеть жалко, ибо приземлишься на пятую точку и всё. Только если на башенку какую забраться или чтоб обрыв был. Тогда еще можно полетать. Первые десять метров падаешь, а потом подстраиваешься под воздушные потоки. Правда, все равно неприспособленные мышцы быстро устают. А когда крылья маленькие, вообще годятся только как плащик.
   До сих пор не понимаю, зачем демонам крылья? Разве что как украшение. Из всех моих знакомых чуть-чуть летать умеют только два субъекта, ну и я конечно. Остальные, как правило, используют левитацию или телепорт до нужного места. Наконец я освоился и даже пришел в себя, чтобы начать командовать.
   -- Так, ты, -- я кивнул мелко дрожащему трудяге. -- Когда открою дверь, твоя задача -- выбраться наружу и за двадцать минут оказаться на максимальном расстоянии от этого места. Потом дуй в столицу. Добивайся приема у помощника князя -- Элли. Передай секретарю для него привет от "мамы". Он тут же поймет и назначит встречу. Там ему расскажешь про сонников. Понял?
   Дождавшись нервного кивка, я повернулся к Гериону. Вот кого я точно не намерен терять из виду, так это старого оборотня. Такими темпами в команде темных скоро станет значительно больше, чем светлых. Ничего. Если они не успеют понять кто я, это все равно раскроется, как только мы попадем в Цитадель. А Герион нужен мне там. Интересно, а он, не зная кто я, согласится идти убивать Темного князя? Вот будет номер, если да. Даже не знаю, что буду делать в этом случае -- плакать или смеяться?
   Правда, это пока неважно. Сначала нужно этих светлых спасти.
   -- Герион, пойдешь со мной?
   Оборотень показно задумался.
   -- Если я правильно помню, то сонников невозможно убить. Что ж, прожив столько веков, я только и мечтал, чтобы героически погибнуть от лап мифических сонников на пару с демоненком, спасая светлых. И наконец такой случай выдался. Как я могу его упустить? Конечно, с тобой, -- улыбнулся он. -- Давай дверь выбивай, а то разговоры разговорами, да только сонники от них точно не подохнут.
   -- А жаль... -- вставил свои пять копеек крестьянин.
  
   Дверь я все-таки выбил. Ногой, с эффектного разворота, так, что она сделала попытку улететь, но, наткнувшись на другую стенку, превратилась в нечто покореженное и жалкое. И заметьте, все это было сделано тихо и незаметно. Уж на то, чтобы убрать посторонние звуки, сил мне хватило с лихвой и столько же осталось.
   Мы втроем вышли в темный коридор. Как оказалось, наша камера была последней в длинной очереди с однотипными дверями. Подсознательно я ощущал, что половина этих камер пустует. Сонников слишком мало, чтобы им требовалось много пищи.
   Один плюс есть.
   Но все-таки есть камеры, где еще томятся живые души.
   -- Так, прежде чем убегать, открой все камеры. Спасайтесь все вместе. -- Я чуть поменял план действий крестьянина, успев понять, что светлых здесь нет.
   Значит, будем искать.
   И не оборачиваясь на замершего трудягу и последовавшего за мной оборотня, я ринулся по коридору, следуя еле заметному запаху светлой магии.
   Эльфийской светлой магии.
  
   Э-э, стоп!
   Я так резко затормозил, что мне в спину врезался Герион. Где-то позади я слышал, как крестьянин быстро распахивает двери камер, выпуская несостоявшиеся "блюда" сонников на свободу, и быстро объясняет им их обязанности.
   Оборотень осмотрелся по сторонам, не понимая, почему я остановился.
   А я остановился, не понимая, почему так хорошо чувствую эльфийку. Ее страх, отчаяние, боль... в то время, как я точно знаю, что светлые где-то рядом с ней, я их так же хорошо не чувствую.
   Постойте, боль?! Кто посмел!
   Я зарычал и, больше не думая о таком странном развитии событий, ринулся дальше по коридору, а затем по узкой винтовой лестнице наверх.
   Где уже готовилась к смерти команда смелых светлых героев, не надеясь на то, что их спасет мальчишка-темный.
  
  

Глава 10

  

Неважно, сколько человек ты убил.

Главное, как ты уживаешься с теми, кто еще жив.

Кинофильм "9 ярдов"

  
   Анабель бросила затравленный взгляд на темную дверь с многочисленными выбоинами, обитую ржавым железом и с угрожающе массивным засовом, на котором красовался большой амбарный замок. Тяжелый кривой ключ находился совсем рядом. В нескольких метрах. Но достать его было нереально. А все потому, что он висел на шее человекоподобной ящерицы, которая, замечая алчные взгляды эльфийки, тут же начинала играться с ним, дразня прикованную к холодной каменной стене сиятельную леди.
   То, что ящерица, обладающая размерами небольшого дракона, была плотоядной, сомнений не вызывало, достаточно было просто посмотреть на ее доброжелательную улыбку. Светлая леди никак не могла представить, кому в стране, где преобладали леса и долины, а песков как таковых вообще не водилось, могло присниться это чудовище, безо всяких сомнений являющееся жителем пустынь?!
   И тем не менее приснилось...
   Эльфийка еще от наставника слышала об этих тварях, хотя в рассказах престарелого эльфа, явно страдающего старческим маразмом, они и выступали в качестве детских страшилок.
   Как выяснилось -- страшилки оказались совсем не детскими.
   Кажется, их называют сонниками? Достаточно было понаблюдать, как они съели накачанного мужичка-разбойничка обросшей наружности, перед этим вытянув из его снов кислотную лужу с милыми зелеными глазками, как светлым стало ясно -- Темному князю придется кончать жизнь самоубийством, ибо желающих помочь ему в этом благом деле скоро схарчат без соли и хлеба.
   И какая только пакость не водится на Черных землях! Хотя, похоже, темным она причиняет еще больше неудобств, чем светлым. А казалось бы, темные едят темных, куда уж смешнее...
   Следующим блюдом для разномастных тварей должен был стать Ибор. Сонники уже приковали гнома к большому дубовому столу с помощью прикрепленных к нему титановых наручников, и теперь Ибор мог только грозно вращать вылезающими из орбит глазами, пытаясь повредить оковы. Остальные светлые и вампирка находились в этой же комнате, прикованными к стене. Лин достались оковы с толикой серебра, и теперь девочка крутилась и шипела от боли, пытаясь хоть как-то ослабить хватку только сильнее сжимающихся наручников.
   А вот их проводника нигде не было.
   Успел спастись?
   Уже съели?
   Первый вариант был куда как предпочтительнее. Эльфийка понимала, что если мальчишке удалось выкрутиться, он уже давно убежал подальше от этого проклятого места, прихватив с собой аванс, и не оставляя им надежды на спасение.
   И это было бы не подло, а вполне разумно. Что может ребенок противопоставить сонникам?
   Ребенок...
   -- О, Свет! -- Тихо воскликнула Анабель, понимая, куда сейчас ее заведут ее собственные мысли.
   Эльфийка бросила еще один жадный взгляд на ключ, потом на гнома, которого еще не съели только потому, что никак не могли решить, кому же достанется такая вкуснятина. Перепалка еще только-только разгоралась, оковы больно давили на хрупкие запястья Анабель, и можно было снова начинать спор с самой собой. А причина разногласия сиятельной леди с ее же собственным подсознанием как раз и заключалась в мальчике с черно-красными волосами и манящими глазами. А может быть, не мальчике? Они выглядели почти ровесниками. К тому же Габриэль вел себя то как несмышленый ребенок, то, наоборот, как взрослый, умудренный опытом, мужчина.
   И это начинало привлекать эльфийку. Уже несколько раз Анабель ловила себя на том, что любуется их проводником, который обладал весьма и весьма недурственой внешностью.
   И вот тут начинался разлад с самой собой.
   Ладно, темный! В конце концов, эльфийка не раз читала слезливые баллады о запретной любви между представителями разных сторон. И вообразить себя героиней одной из них особого труда бы не составило. Если сам темный в первые несколько дней с появления Лин и приглядывался к той, то последнее время Анабель все чаще и чаще ловила именно на себе его задумчивые изучающие взгляды.
   Так что то, что Габриэль принадлежал другой стороне, леди не очень волновало. Но он был шестнадцатилетним парнем! Парнем -- хорошо, а шестнадцатилетним...
   Возможно, он и был старше, но все равно рядом с Анабель, которая в этом году должна была разменять третье столетие, он оставался младенцем. Эх, а ведь раньше эльфийка не замечала за собой тяги к развращению малолетних темных.
   И что делать?
   Тут Анабель была вынуждена оторваться от самобичевания, так как сонники наконец выяснили отношения, решив, что Ибор достанется той самой ящерице. Рядом глухо застонал Алир, пытаясь придти в себя. За безуспешное, но отчаянное сопротивление его побили, после чего он ненадолго потерял сознание. Монашек уже целый час читал все известные ему молитвы, никак не понимая, что единственное, что они могут сделать -- это усыпить сонников. Леллин, подражая монашку, таким же монотонным речитативом читал в полголоса заклятия. Вот только антимагическим оковам было как-то безразлично, что маг-недоучка приказывает им рассыпаться на мелкие кусочки.
   Вампирка, смотря, как тварь готовится приступить к трапезе, еще раз дернулась. Потом обреченно посмотрела на светлых и во всю мощь легких завопила на темном наречии:
   -- Повелитель, спасите!!!
   Анабель поморщилась -- горя желанием отомстить, она изучила достаточно книг про темных существ -- как теперь оказалось, не все они были правдивы, в том числе и крошечная тетрадь с сохранившимися выражениями темного наречия. Неужели глупышка, и правда, надеется, что Темный князь, убивший всю ее семью по секундной прихоти, откликнется на зов слабенькой девчонки с только-только прорезавшимися зубками?
   Один из сонников, обладающий более-менее человеческой внешностью, за исключением волос, вместо которых у него были змеи, быстро приблизившись к Лин влепил ей звонкую пощечину. Вампирка тихо заскулила, но тут, словно что-то почувствовав, заявила монстру:
   -- Он придет, и тогда вы поймете, что были лишь пародиями на кошмары!
   Эльфийка покачала головой. По крайней мере, девочка своей выходкой подарила Ибору пару лишних секунд жизни.
   Но, может, все-таки Габриэль что-нибудь сможет придумать? Эльфийка улыбнулась этой наивной мысли и отвернулась, чтобы не видеть смерть друга.
   И вдруг за дверью раздался оглушительный топот. Могло показаться, что сюда несется стадо взбесившихся кабанов, которые нарвались на веселого крестьянина. Сонники застыли в самых нелепых позах, явно не совсем понимая, что происходит. Потом раздался мощный удар, и дверь, между прочим, не самую тонкую и простую, вышибло с такой силой, словно это была картонка. Она пролетела несколько метров и приземлилась аккурат на одного из сонников.
   А на пороге возник...
   ... Он!
  

***

   Коридоры, лестницы, переходы, комнаты, громадные залы с арочными потолками, снова коридоры. Казалось невозможным представить себе настоящие размеры этой громадины, служившей сонникам домом.
   С самого начала, преодолев ту винтовую лестницу, мы с Герионом оказались в просторном холле, откуда были видны чуть приоткрытые двери, на которых не хватало только таблички с надписью "выход". Видимо, твари никак не могли представить, что пленники смогут освободиться. На всем пути нам не попалось ни одного стражника!
   Впрочем, думать о "выходе" было еще рано. Этим пускай воспользуются те, кого освободит крестьянин. Мне же надо спешить к светлым.
   Чувства эльфийки подсказывали мне, что кто-то из команды сейчас находится в смертельной опасности. Но вот уже десять минут я пробегал галерею за галереей и никак не мог достигнуть цели. Что же это за место такое? Они сами соорудили пространственный карман?!
   Не верю.
   Сами они такое сделать не в состоянии. Все сонники обладают способностями к усыплению своих жертв, и то пользуются этим не часто, ибо спящая еда -- невкусная еда. И иногда они могут использовать те способности, которыми их наделяет человек, придумавший их во снах. Так что я еще больше убеждался в том, что здесь пахнет предательством. Но как? Любой мой подданный прекрасно знает, что сонники все равно рано или поздно съедят помощника.
   Значит, остается только один вариант, который мне не нравится настолько, что я готов выть от досады и кусать всех подряд.
   Похоже, занятый борьбой со скукой, я просто не заметил, как в мое окружение влился сонник. В конце концов, они могут обладать весьма приятной внешностью, ничем не отличаясь от простых темных. А уж добыть в Цитадели книги по магии для тех, кто лишен дара, особого труда не составит. Подумаешь, человеческие жертвы!
   Тьма и Свет!
   Тут я окончательно понял, что этим забегом на длинные дистанции дело не исправишь. Да, я чувствую эльфийку лучше остальных светлых, но все-таки недостаточно хорошо для того, чтобы без затруднений найти к ней прямой путь.
   Не говоря уже о том, чтобы переместиться на зов.
   И стоило только подумать о зове, как по барабанным перепонкам больно ударил крик Лин. Видимо, вампирка, вконец отчаявшись, решила использоваться последний шанс на спасение. Молодец девочка. Правда, малость перестаралась... Вместе с зовом по моему телу прокатился разряд боли, оставшись в запястиях. Никогда не знал, что серебро так плохо действует на несовершеннолетних вампиров. Точнее, знал, но чтобы настолько?!
   -- Малыш, что с тобой? -- Герион озабоченно уставился на мое перекосившееся от боли лицо.
   -- Дай мне руку! -- Приказал я.
   -- Зачем?
   Какой-то странный оборотень. Как только прожил столько веков? Если приказывают бежать -- надо бежать, а только потом спрашивать "Зачем?". Кричат "Ложись!" -- падай, где стоишь. Лучше запачкаться, чем умереть...
   -- Я сказал, дай руку! Если ты, конечно, не передумал мне помогать. -- Видимо, что-то в моем голосе изменилось, так как оборотень тут же сжал протянутую ладонь.
   Короткий рывок -- и мы переместились в конец очередного коридора. А в конце... дверь! Та самая! Теперь я хорошо чувствовал за ней светлых и их страх. Подумаешь, чуть-чуть промахнулся! Я ясно ощутил нарастающую панику эльфийки и почему-то вообразил, что это именно ее сейчас начнут есть.
   Не позволю!
   Не оглядываясь на продолжающего удивленно озираться по сторонам еще не пришедшего в себя после перемещения оборотня, я ломанулся вперед по коридору, задевая крыльями наступающие стены сужающегося прохода и оставляя на камнях длинные борозды. А вы что хотели? Перышки-то острые...
   Дверь я снес, даже не заметив, как именно. Главное, что наконец смог добраться до светлых недотеп. И сонников.
   Ну, теперь будет им счастье. И тем, и другим!
   Все присутствующие воззрились на меня круглыми от шока глазами. Придавленный дверкой сонник даже не подумал из-под нее вылезти, только печально моргал тремя глазками, расположенными на лбу. А наклонившаяся над прикованным к большому столу гномом ящерица-переросток от удивления так и замерла в согнутом положении с открытой пастью.
   А-а-а... так они Ибора собирались кушать. Можно было и не спешить. Погуляли бы с Герионом еще чуток, посмотрели бы архитектуру. Но, ладно, раз уж пришли, будем спасать.
   Я оглянулся на стоящего в дверном проеме оборотня и кивнул ему, чтобы он освобождал светлых, которые с ужасом косились на мои крылышки.
   Ну, все, кроме эльфийки. Она меня тоже рассматривала, но уже с восхищением... Н-да, а как же обручальная цепочка?
   Однако, разглядывая прикованную к стене эльфийку (хм, а она так очень неплохо смотрится), я совершенно забыл про сонников.
   А они, как вы уже догадались, про меня -- нет.
   -- Странно, обычно все бегут от нас, а не к нам... Ты считаешь себя особенным? Или, правда, надеешься просто так спасти своих... Кто они тебе? Друзья? -- Заговорившее со мной существо явно в этой компании было главным.
   Фу, ну и мерзость! Эдакая кучка дурно пахнущей субстанции сине-серого цвета с короткими толстыми щупальцами-отростками. Где зад, где перед -- не разобрать. Что только не снится моим подданным. Надо потом всем прописать и бесплатно раздавать настой для приятных снов. Чтобы уж если сонники прорывались в наш мир, то в виде полуголых красоток, единорогов и прекрасных принцев.
   -- Знаешь, друг, -- оглядев главного сонника, подвел итог я, -- и то, и другое. И я абсолютно уверен в своем успехе. А они мне -- работодатели.
   Боковым зрением я видел, что Герион, морщась, приступил к освобождению вампирки. Все светлые уже стояли около дверного проема и напряженно следили за каждым моим действием. Думают, что стоит попробовать спастись бегством? Не самая оригинальная идея.
   К тому же у меня есть план куда как лучше.
   -- Хм... мальчик, неужели тебе не снятся сны?
   -- Снятся в основном кошмары, -- легко признался я.
   -- Значит, ты уже в нашей власти. -- Сонник лениво шевельнул удлинившимся щупальцем, сбивая меня с ног.
   А потом масса начала плавиться, изменяя форму. Вот появился контур тела, лица, рук... и... крыльев. Я не успел толком ничего понять, как напротив меня появился... я сам с совершенно мерзкой ехидной улыбкой.
   Вот ведь пушной зверь и красная строка!
   -- Ты перевертыш? -- Теперь понятно, почему я до сих пор ничего не знаю. Эта гадина могла прикинуться кем угодно из моего окружения, пока тот ходил в отхожее место. И вместо опроса чудом спасшихся селян, уводить их в темную комнату и съедать там.
   -- О, да. Несколько месяцев назад я привиделся очень тяжело больному мальчику. Тот был настолько слаб, что не смог меня удержать в рамках обычного кошмара. А дальше... -- Другой "я" медленно обошел меня по кругу и, неожиданно взмахнув крылом, оставил мне на щеке острый порез. Черт, он даже это смог скопировать!
   Эльфийка дернулась, желая помочь, но не зная как. Оборотень, поддерживая бессознательного рыцаря, покачал головой, а потом пожал плечами, словно интересуясь, где же обещанный план.
   Сейчас, сейчас... они же очень голодные. Скоро сонник перестанет играть со мной. Вот тогда...
   Будто откликаясь на мои мысли, псевдо-я задумчиво нахмурился.
   -- Однако что же мне с тобой сделать?
   Быстро перекатившись, я швырнул в сонника небольшой огненный шар, размером с кулак. И тут же увернулся от сгустка липкой сонной энергии.
   -- Ах же, ты! -- Монстр с ненавистью смотрел, как оплавляются его крылья, густыми темными каплями разъедая каменный пол.
   Его друзья в наклевывающуюся драку не вмешивались, уверенные, что их глава непобедим. Светлые застыли подобно каменным изваяниям. Вампирка испуганно прижалась к магу, оборотень хмурился, явно не понимая, что я затеял.
   За то время, пока сонник приходил в себя, я успел только подобраться на расстояние, достаточное, чтобы всадить ему в глаз тот самый небольшой ножик, с которым на меня набросилась Лин. Не зря я его тогда все-таки подобрал и припрятал.
   Вообще соннику он -- как мертвому припарка. Зато успеет разозлиться, как следует.
   В следующую секунду меня плотно спеленали и подняли на полметра над полом, выросшие прямо из тела псевдо-меня, щупальца. Сонник кровожадно оскалился, даже не думая избавиться от постороннего предмета в глазнице. Совершенно неэстетичное зрелище, скажу я вам прямо.
   -- Убил... Рад? -- Вкрадчиво спросил он. -- Скажи, как ты отнесешься к тому, что я воплощу твои самые кошмарные сны в реальность? Боишься? Я вижу ту душу, что ты свято хранишь. Но она все равно боится... Что будет, если я позову ее кошмары? -- Он наклонил голову набок, рассматривая меня как глупого ребенка.
   -- Зови, я убью их... и тогда... -- я оскалился в ответ, -- тогда мне уже никто не сможет ничего сделать...
   -- Да, ты прав, это будет неразумно, -- согласился сонник, и я невольно начал его уважать. Так повестись на самый бредовый блеф. Это надо уметь! Впрочем, не зря же говорят, что самое гениальное -- самое простое. -- Интересно, а твои спутники знают, с кем имеют дело?
   Вот, Тьма! Прокололся...
   -- Угу, ты им пока расскажи. А я как раз придумаю способ тебя убить.
   -- Успею. Сначала мне очень интересно посмотреть на твои кошмары. Наверное, они восхитительны. Чего может бояться существо, подобное тебе?
   Как оказалось -- это было почти не больно. Сонник впился в меня глазами, то ли пытаясь посмотреть, что же находится у меня внутри, то ли мечтая просверлить взглядом дырку. Я же застыл, не в силах не то что брыкнуться, а даже взгляд отвести. Где-то внутри образовался тугой комок, собирающий в себя мои кошмары, а потом...
   Ослепительная вспышка и пустота, комок исчез. Больше эти сны не будут мучить меня.
   Согласитесь, как просто забыть про то, что кошмары это вовсе не означает -- монстры и ужасы. Кошмарами могут обернуться воспоминания о прошлых ошибках или случайностях.
   И уже готовые броситься меня спасать светлые и подобравшиеся в ожидании сородичей сонники снова в удивлении застыли на своих местах.
   У них сегодня прямо день потрясений какой-то. Я, так же как и они, не отрываясь, смотрел на два своих кошмара. Две полупрозрачные фигуры, словно сотканные из яркого белого света.
   Иллис. Именно такой, каким я его и запомнил: улыбчивый, с небольшой хитринкой в глазах и с крошечным красным пятнышком у виска. Никогда не одобрял его увлечения иномирным оружием.
   И женщина. Длинные-длинные русые волосы, схваченные простой лентой. Простое лицо. Серые глаза.
   Мама.
   -- Привет, друг! -- Иллис собственнически оглядел тушки сонников, за которые теперь и гроша ломаного пожадничаешь дать, и помахал мне рукой. -- Сейчас все исправим.
   Мама улыбнулась краешком губ и, соглашаясь с Иллисом, кивнула.
   -- Что ж, господа, мой вам привет! -- Теперь, когда я знал, что все будет лучше некуда, позволил себе ненадолго отключиться, чтобы регенерация смогла нормально меня подлатать, ибо перемещения, бег и заклинание огненного шара в моем теперешнем состоянии -- это подвиг.
  

***

   Анабель вскрикнула, когда Габриэль, закатив глаза, осел на каменный пол без признаков жизни.
   Призрачный мужчина наклонился над проводником.
   -- Он жив. Все в порядке. -- Слова его, скорее всего, были обращены к женщине, после чего эти двое повернулись к сонникам.
   -- Господа, вы знаете, что мертвым не снятся сны? -- Спокойно уточнил он и неожиданно ударил крайнего монстра с птичьим клювом и маленькой головой на длинной шее.
   Небольшой световой шарик растворился, стоило ему только коснуться лапы сонника, которой он пытался прикрыть лицо. Но не успел монстр обрадоваться, что все обошлось, как, вскрикнув, он осыпался на пол серым песком.
   С сонниками было покончено менее чем за пять минут. Анабель казалось, что она даже дышать перестала, смотря, как растворяются самые страшные кошмары. Это было так просто, что даже непонятно, почему их так боятся. Слишком просто. Только вспомнив, что эти двое мертвы, эльфийка глубоко вздохнула, осознав страшную цену их жизней.
   -- Кажется, все. -- Призрачный мужчина, оглянулся на них. -- Сами выйдете? А то нам... пора уже.
   -- Я выведу их. -- Ему ответил тот мужчина, что помог Габриэлю их освободить. Анабель могла поспорить на свои уши, что он оборотень.
   -- Спасибо! Миледи, пойдемте, мы тут больше не нужны. -- Эльфийка даже вздрогнула, когда призрак обратился к замершей женщине. Она улыбнулась, кивнув. Потом склонилась над Габриэлем, попытавшись погладить его по голове.
   Призрачная рука не касалась растрепавшихся волос, и женщина покачала головой, после чего тихо-тихо прошептала:
   -- Живи, сынок.
  

***

   Очнулся я уже под вечер в уютном перелеске, поблизости от второй границы. Легкий ветерок играл листвой. Ее веселое шуршание успокаивало и снова нагоняло дремоту. Под головой было что-то мягкое, похожее на подушку, видимо, кто-то из леди расщедрился...
   Тело почти не болело. Спину холодила исцеляющая мазь, сильно измятые после захвата сонника крылья кто-то заботливо выправил, устроив их на земле так, чтобы они не мешали лежать. Жизнь казалась прекрасной. То, что Иллис расправился с сонниками, сомнений не вызывало. Угроза миновала, и мы отделались настолько легко, насколько это вообще было возможно. Я каким-то чудом умудрился себя не раскрыть и спасти команду, почувствовал себя в шкуре обычного темного. Только вот интересно, куда делись спасенные? Успели убежать? И лошадей они откуда взяли? А... вспомнил! Леллин же положил на них привязку, чтобы их можно было в любой момент позвать.
   Так-так, скука, шах и мат! Эта партия за мной! Я улыбнулся своим мыслям, продолжая блаженствовать и слушая тихий разговор светлых.
   -- Да, непростого мы темного подцепили, друзья, -- задумчиво говорил гном, похоже, повторяя эту реплику уже не в первый раз.
   -- А крылья-то у него откуда? -- Это уже Леллин.
   -- У высших демонов это вполне обычное явление. У вас, что ли, нет изображений Черной знати? -- Насмешливый голос, похоже, принадлежал Гериону. Фух, хорошо, что он никуда не делся.
   -- Видели... Но почему он бродил по окраинам и согласился на сомнительную работу проводника?
   -- А та женщина -- она назвала его сыном...
   -- Кто он? Герион, ты оборотень, неужели не смог почувствовать его кровь?
   Эх, и вот не лень им обсуждать меня. И с оборотнем они поладили. И вампирка -- лучшая подруга... Того и гляди, так освоятся, что скоро передумают Темного князя убивать.
   Я с волнением ожидал, что же светлым ответит оборотень. На несколько минут в небольшом лагере светлых воцарилась тишина, прерываемая немелодичными руладами какой-то птахи. Потом оборотень все-таки ответил.
   -- Черная в нем кровь. Не знаю, что и думать. Если мальчик захочет, сам расскажет.
   Я благодарно кивнул головой: конечно, расскажу! "Сюрприз устроишь", -- хихикнуло подсознание... "Устрою", -- согласился я и уснул, думая, что таких приключений у меня давно не было.
   А жизнь-то налаживается!
  
  

Глава 11

Истина перестает быть правдой, когда больше чем один человек начинают в нее верить.

Оскар Уайльд

  
   -- Габриэль! -- Кто-то осторожно потряс меня за плечо. -- Я, конечно, понимаю, ты у нас герой, но Анабель сказала, что здоровье к тебе вернулось, а нам было бы неплохо отправляться в путь. Виды у вас красивые, но нас ждет великий подвиг!
   Подвиг не ждет, а спит...
   Я перевернулся на другой бок и вяло дернул ногой, показывая, что подвигами могу заниматься и во сне.
   -- Габриэль, ну пожалуйста! Если не встанешь -- мы тебя тут оставим, а дальше нас поведет Герион, -- продолжал Алир. -- Думается мне, что он знает Черные земли ничуть не хуже тебя.
   Соизволив открыть глаза, я печально посмотрел на рыцаря. Вот так мы, темные, плохо влияем на детей Света. Уже опускаются до шантажа. Что дальше? Предательство? Удар в спину?
   Под моим осуждающим взглядом рыцарь смутился, но попытался оправдаться:
   -- Я сказал это только для того, чтобы ты проснулся. Сработало же?
   Эх, наивность. А если я сейчас перевернусь на другой бок и продолжу спать?
   -- Габриэль, ну пожалуйста! -- Мне кажется или рыцарь действительно начал повторяться?
   Кошмар, я готов встать уже только ради того, чтобы он перестал со мной так разговаривать, будто я сам Великий князь Света. Что они там надумали, пока я спал?! Я теперь у них герой?
   Ага, спас их, сделал так, чтобы сонники больше никого не побеспокоили...
   "Ну, да, точно герой. Повесь на шею орден". -- "Скорее, камень, милая". -- "И на речку -- топиться". -- "Не хочу быть героем". -- "А придется..."
   Я осторожно потянулся, размял затекшие крылья и принял сидячее положение. Одна палатка пристроилась под невысокими кленами с большими резными листьями, которые, несмотря на лето, уже начали менять свой цвет. Впрочем, растения на моих землях свободолюбивые. Желтеют и зеленеют, когда им вздумается. Рядом паслись, смешно пофыркивая, лошади светлых, мой Алмаз, который обдирал ближайший клен, и еще два новых коня. Видимо, их прихватили у сонников для Лин и Гериона. Хм... а зачем лошади самим сонникам? Ну точно, что-то связанное с нехорошим словом "предательство".
   Только теперь заметил, что вокруг импровизированного лагеря светлых сумерки начинают переходить в ночь. Из-за небольшой тучки осторожно высунулся тонкий растущий месяц. Сколько же я проспал? День? Больше? Прищурившись, я посмотрел на по-летнему яркие большие звезды и довольно улыбнулся.
   -- Несколько часов, -- тут же ответил на случайно заданный вслух вопрос Алир. Рыцарь уже понял, что спать я больше не буду, и теперь, переминаясь с ноги на ногу, чего-то ждал. -- Из убежища сонников Герион нас вывел после полудня и сказал, что вторую границу лучше всего переходить ночью.
   Молодец оборотень! Знает что говорит!
   И куда вести тоже знает. Этот перелесок мне хорошо знаком. С северной стороны он по большой дуге переходит в те чащобы, где мы столкнулись с вампирами, растет дальше и еще дальше, останавливаясь у Окраинных гор. А в этом месте ближе всего подходит ко второй границе и, соответственно, к лабиринту. Встречаться с патрульными мне меньше всего сейчас хочется.
   Патрульные -- это такие странные существа, похожие на больших серых шестиногих псов, которые учуют меня в любом облике и состоянии... И доказывай им потом, что я тут инкогнито. Всех светлых распугают! Хотя у входа в лабиринт они встречаются редко. А что им там делать? Лабиринт все за них сам сделает и закопает.
   И даже цветочки на могилку посадит. Эстет, Тьма!
   Только вот никак не пойму, с какой радости Герион решил туда сунуться по доброй воле и ни о чем не предупредил светлых? Я отыскал взглядом оборотня, который, повернувшись ко мне лопатками, что-то сердито втолковывал насупившейся Лин. Обозрев вышеупомянутые лопатки подозрительным взглядом, но не обнаружив ничего странного, что выдавало бы знание оборотнем моей тайны, я пожал плечами и повернулся к рыцарю.
   -- Сколько времени до того, как надо будет ехать?
   -- Как раз успеешь позавтракать, в смысле, поужинать... Или ты еще не обедал? -- Рыцарь еще чуть-чуть помялся, но все-таки спросил: -- Габриэль, скажи, а что ты будешь делать с крыльями? Они так и останутся?
   Я лениво шевельнул сначала правым крылом, потом левым. Потом взмахнул обоими. Эх... полетать бы... Местность осмотреть. Эта идея увлекла меня настолько, что, не обращая больше внимания на ожидающего ответа рыцаря, я принялся искать удобное возвышение. В конце концов, обжорой я никогда не был, а размять крылышки ох как хочется.
   Наконец взглядом отыскал крепенький, довольно милый клен с очень удобной широкой веткой и даже подпрыгнул от радости. Теперь оставалось только залезть на эту ветку.
   -- Габриэль?!
   -- А-а? Можешь меня чуть-чуть подсадить? -- обратился я к Алиру. -- Еще не знаю, что с крыльями буду делать. Наверное, сейчас полетаю -- сделаю несколько кругов над поляной -- и уберу, чтобы вас не смущать... Что ты на них так смотришь?! Никогда не видел, что ли?
   Похоже, действительно не видел...
   -- Хм... а можно... можно до них дотронуться?
   Цветом лица Алир напоминал вареную свеклу. Тут же, навострив свои хорошенькие ушки, подобралась поближе Анабель, притащив за собой Хелену. Гном с магом в стороне, естественно, не остались.
   Обозрев их горящие от предвкушения глаза, я обреченно вздохнул:
   -- Можно...
   -- Ура!!!
   Минут десять у них ушло на ощупывание и осматривание крыльев. Даже монашек не побрезговал. Чуть от спины их не отодрали -- на сувениры. Эльфийка удивлялась мягкости перьев, припоминая глубокие борозды, оставленные ими на камнях коридора. Пришлось объяснять, что это зависит от моего желания. С таким комплектом острых лезвий особо не полетаешь. А с перьевыми подушками -- не повоюешь. И тут увидев, что я отвлекся, Леллин предпринял попытку меня ощипать.
   Итог: хана пяти перьям и большо-о-й порез на физиономии самоучки.
   -- Господа, мне не хочется вас прерывать, -- неожиданно Герион нервно прислушался к весело шелестящему лесу, -- и нарушать ваши планы. Но в нашу сторону движется стая перевертышей. -- При этом он так странно улыбнулся, что я слегка опешил.
   -- Что?! -- Испугалась Лин.
   -- Кого?! -- Непонимающе откликнулись светлые.
   -- Неучи... -- Грустно посмотрев на клен, я проверил оружие и разблокировку способностей, чтобы снова не попасть впросак из-за повреждений. -- Герион, вот скажи мне, неужели на всех светлых землях не нашлось никого образованнее? Вот она, -- я обвиняюще ткнул пальцем в эльфийку, -- точно знает, кто такие перевертыши. Но молчит, притворяясь воспитанной.
   -- Оборотни... -- неуверенно ответила эльфийка, явно жалея, что не захватила с собою энциклопедию по местной нечисти.
   Лин, не стесняясь, громко засмеялась, несмотря на возникшую напряженность. Герион покачал головой, посматривая на выбранный мной клен. Что он хотел сделать: стукнуться об него головой или повеситься на ветке, я так и не понял. Времени было мало. А по глазам светлых становилось ясно -- без вводной лекции и так понятно, что перевертыши еще не самые страшные монстры в округе.
   -- Итак, дамы и господа, -- начал я, но под красноречивыми взглядами и светлых и темных быстро перешел к главному: -- Есть оборотни, которые делятся на истинных и неистинных, и есть перевертыши. Они, в свою очередь, не делятся ни на кого. Перевертыши -- это обратное оборотням -- людям, умеющим произвольно или из-за лунного цикла становиться волками. Это волки, которые умею становиться людьми во время полнолуний и новолуний. Контролировать трансформации они не умеют, и звериное почти всегда преобладает над человеческим началом. Считается, что перевертыши слабее оборотней, но поскольку, скажем, Герион вас всех отделает так, что князю и не снилось, то понятие "слабее" применительно к перевертышам очень растяжимо. Так что мой совет: руки в ноги и бегом к границе. За ней чужая территория и они туда не сунутся.
   И тут же за перелеском раздался нестройный волчий вой. Точнее, перевертышевский. Трудно сказать, чем они различаются -- вой и вой, какая разница? И в тоже время слушаешь и понимаешь -- а ведь есть, есть разница. Волчий -- он и мелодичнее и протяжнее. В душу пробирается и наизнанку ее выворачивает от тоски. А этот больше на лай бешеных псов похож. Никакой музыки -- только голод.
   -- Опоздали... -- спокойно констатировал Герион, с совершенно пофигистским видом рассматривая ночное небо.
   -- И что делать? -- Алир нервно оглянулся и вытянул из ножен узкий одноручный меч, по острию которого шла причудливая вязь светлых рун. Эгей! А он не так прост, этот меч, как хочет притвориться. Если я до него случайно дотронусь -- светлые тут же поймут, кто перед ними находится. Видимо, архиепископ пытался предусмотреть такой поворот событий: мерзкий князек пытается скрыться под чужой личиной. Вот только разве могло придти в голову наивному мальчику Алиру, что князем может оказаться тощий мальчишка? Он скорее Лин заподозрит, чем меня.
   И как оказывается -- напрасно.
   Но что-то я малость отвлекся. Вся команда с ожиданием смотрела на меня, надеясь, что великий Габриэль в который раз спасет их седалища. И ведь спасу... куда денусь?
   -- Хм... к примеру, мы можем залезть на деревья, -- брякнул я первое, что мне пришло в голову.
   -- А лошади как? С нами полезут? Им проще в землю зарыться... -- тут же съязвил Леллин, но все-таки начал присматривать удобный насест.
   Не знаю, как остальным, но по ехидному взгляду Алмаза я понял, что ему совершенно все равно: на дерево -- значит, на дерево... Под землю? -- Да запросто! Он у меня талантливый.
   -- А заклятие сетки для чего?! Подвесим над поляной...
   -- Оно очень энергоемкое. Больше пяти часов не удержу, -- тут же захныкал маг.
   -- Анабель поможет. -- Я пожал плечами, слушая, как перевертыши стремительно приближаются к нашему лагерю. -- Так, решайте быстрее. Я свое слово сказал. Больше идей ни у меня, ни у кого другого нет. Лезем?
   -- Лезем, -- согласился Алир.
   И тут начался мелкий противный дождик.
   Мы устроились каждый на своем дереве. Решили: если перевертыши смогут каким-то образом устроить так, что растению придет красная строчка, то пусть потери будут минимальными. Ибо пока они справятся с одним и займутся следующим -- тут уже и солнышко успеет взойти. А при солнечном свете перевертыши становятся беспомощнее новорожденных котят. И у нас будут все шансы продолжить увлекательное путешествие.
   На соседнем клене сидел мрачный маг, вынужденный контролировать сеть с конягами, на которую практичная эльфийка набросила полог невидимости.
   Сама эльфийка выбрала тонкий ясень, неизвестно как оказавшийся в окружении кленов. Ибору выделили самое большое дерево. Все остальные поделили между собой оставшиеся тоненькие деревца и теперь взглядами прожигали во мне дырку.
   Уже через пять минут руки начали скользить, одежда промокла, а настроение ухудшилось еще сильнее. Я же устроился на заранее выбранной ветке, соорудив небольшое заклинаньице от мелких капель, и весело болтал ногами, размышляя -- а не спеть ли что-нибудь похабное?
   Видимо, эти намерения отпечатались на моем лице, так как взгляды светлых недотеп из мрачных стали кровожадными.
   Хорошо, хорошо, хотя бы веселое?
   Но моим мечтам о том, что перевертыши удерут от моих голосовых данных, не суждено было сбыться. Стоило мне только открыть рот, чтобы запеть песенку про веселого крестьянина, как на полянку выскочили оные собственными персонами.
   Ну или кто-то очень отдаленно на перевертышей похожий.
   Если для сравнения -- это как волк и щенок. Обычные перевертыши выглядят как волки, может, чуть крупнее, и то только отдельные индивиды. Эти же размерами больше напоминали небольших дракончиков.
   Интересно, чем они питались, что так подросли? Я тоже так хочу! Авось стану выглядеть как нормальный парень, а не сопляк. "А мне и так нравится". -- "Спасибо, милая, но сейчас не самое подходящее время для обсуждения моей внешности". -- "Ты же сам начал?!" -- "Уже закончил." Внутренний голос ехидно хмыкнул.
   Перевертыши покружили по полянке, явно не понимая, куда делась добыча. Не улетела же, право слово? Два самых старательных даже лбами столкнулись, когда пытались найти замаскированные следы, уткнувшись в вытоптанную мокрую траву носами. Серые зверюги, похожие на волков, как я на ангела. Скорее помесь волка, человека (из-за строения верхних конечностей) и медведя (из-за шкуры). Только теперь, глядя на них, я понял, почему у Гериона было такое странное несерьезное выражение лица. Ух, и повеселимся же!
   Наконец, самый большой перевертыш, больше всего подходивший на роль вожака, удосужился посмотреть наверх.
   Его глаза округлились, когда он увидел столь дивных птах, рассматривающих перевертышей, как нечто предназначенное для пинания и съедения, ибо мокрые, голодные и злые они становились куда страшнее всей нечисти, вместе взятой.
   -- Опа! -- Сказал перевертыш низким басом, разглядывая дрожащего скорее от холода, чем от страха, мокрого недовольного оборотня, страстно обнимавшегося с тонкой верхушкой клена.
   Я не выдержал напряженности момента и глупо чирикнул со своего насеста, расправив крылышки. Глаза перевертыша округлились еще больше. Казалось бы, куда еще? Остальные зверюги рассматривали нас, как что-то совершенно невероятное. Один уникум вообще не сообразил, куда надо смотреть, и продолжил ползать на брюхе, вынюхивая добычу.
   Совершенно ошалевший вожак, встав на задние лапы, неуклюже подпрыгнул, пытаясь достать меня когтистой лапой. Я, в свою очередь, показал ему фигу.
   -- Цып-цып-цыпа... -- поманил он меня коготком.
   От такого зрелища я чуть с ветки не свалился.
   -- Не-а, -- удержавшись, брякнул я.
   -- Цыпа-цыпа...
   -- Не-а.
   -- Цып-цып-цып!!!
   -- Не-а...
   И светлые, и темные, и перевертыши переводили взгляды с меня на перевертыша и обратно. Только гений продолжал шарить по кустам в полной уверенности, что добыча засела именно там.
   Тут раздался оглушительный треск -- это не выдержал раскачивания из стороны в сторону клен Лин, и вампирка с оглушительным воплем упала на застрявшего в кустах перевертыша.
   Зверь взвизгнул ничуть не менее пронзительно и, поджимая хвост, драпанул в лес. Вслед ему неслись мое веселое улюлюканье и вопли испуганного за Лин мага.
   -- Не тронь ее! -- Угрожающе закричал Леллин и предпринял героическую попытку спрыгнуть на помощь вампирке, но, оценив расстояние до земли, испуганно прижался к стволу, ограничившись "если ты ее, хоть... то я тебя так...". При этом у него было настолько потрясающе героическое лицо, что я, не выдержав, расхохотался и, неудачно откинувшись назад, совершил полет ничуть не менее эффектный, чем Лин (только без вопля), и совершил посадку не на перевертыша, а на колючий куст.
   -- Тьма!
   -- Габриэль, ты им там покажи мать Кузьмы! -- Радостно завопил Леллин.
   -- Чем?! -- Я оглянулся на повисшее на суку оружие и загрустил. -- Думаете, моего словарного запаса нецензурных выражений хватит, чтобы они перемерли? -- спросил я, с сомнением разглядывая облизывающегося вожака.
   Перевертыш по-хозяйски протянул ко мне лапу и получил сильный шлепок. Он тут же отдернул конечность.
   -- Фу!
   Сверху раздались ехидные смешки.
   Перевертыш неуверенно рыкнул, подзывая своих сородичей, не решавшихся приблизиться к напоказ потерявшей сознания Лин. И главное -- притворяется совершенно бездарно! Обычно вампиры, находясь в состоянии обморока, не ржут так громко!
   Я щелкнул бедного перевертыша по носу и громко крикнул "Бу!". Зверюга обиженно тявкнула и плюхнулась на зад.
   -- Слушай, Герион, -- сверху донесся недовольный голос Ибора, -- что вы тут нам нарассказывали про то, какие они страшные?!
   -- Просто вы так здорово смотритесь висящими на деревьях, аки яблочки наливные. Это даже не перевертыши, а полукровки. Один родитель перевертыш, а другой -- обычная животинка. Волк там, медведь... а такие хорошо темных чувствуют и считают их кем-то вроде хозяев. Этот только игрался со мной.
   -- Что?! Герион!!! Габриэль!!! Лин!!!
   Оборотень заливисто рассмеялся и тут же получил метко кинутым сапогом. Видимо, дальше Ибору придется идти босиком. Радек и тот не выдержал и выругался. Правда, быстро спохватился и забормотал молитву.
   -- Простите...
   -- Вы только учите, что это лишь полукровки. С настоящими перевертышами так поступать не рекомендую, -- на всякий случай добавил я.
   Прожигая нас с Лин и Герионом полными презрения взглядами, светлые молча слезли со своих насестов, собрались и тронулись в путь. Мы переглянулись с вампиркой и Герионом: Лин захихикала, я нагло ухмыльнулся, а оборотень по-братски хлопнул меня по плечу, после чего мы двинулись за моими работодателями. Итак, сонников одолели, с перевертышами и вампирами повеселились.
   Эгей! Да мы молодцы, и нет ничего, что могло бы нас остановить!
  

***

   Выражение лица у проводника было наглым. Он не только не раскаивался за шутку с перевертышами, но и считал, что именно так все и должно было случиться. Габриэль ехал в конце небольшого отряда -- как раз рядом с Алиром, -- насвистывая ту же песенку, которую можно было услышать в его исполнении, сидя на дереве. Алир мог поспорить, что героем песни был незабвенный веселый крестьянин -- друг всех ругательств и смешных историй. Однако это было неважно, важно было то, что таким поведением проводник выдавал свое истинное отношение к их походу. Легкая увеселительная прогулка -- не более.
   Это сначала настораживало рыцаря, теперь начало пугать. Все-таки Алир не считал Черные земли подходящим местом для прогулок, и сколько бы Габриэль не твердил, что прекрасно знает эти места, -- беспечность проводника пугала. Он сначала делал, потом думал, словно совершенно не боялся за свою жизнь и показывал -- инстинкт самосохранения у него отсутствует. И так же относился к ним. Будто вся команда разом стала бессмертными.
   Напрягало его поведение -- мальчишка дурачился как хотел, лез куда не надо, постоянно препирался с Леллином и Ибором, флиртовал с эльфийкой и подшучивал над Лин. А иногда можно было подумать, что в Габриэля вселялась маленькая девочка. Да и заживало на нем все подозрительно быстро. Вампирка тоже вела себя странно -- при фразах, которые содержали в себе слова "Темный князь", ее одолевали нервный тик и странное хихиканье. Непонятный же оборотень ни о чем не спрашивал, только изредка вставлял ехидные комментарии и старался притвориться декорацией к происходящему действию. Просто шайка, сбежавшая из дома для душевнобольных!
   И главное, интуиция Алира молчала. Перед тем, как попасться сонникам, она подала сигнал тревоги, но не успела -- рыцарь уснул. Потом она громко-громко вопила, но ничем помочь не могла. А сейчас интуиция говорила, что вампирка и оборотень опасности не представляют. Как так? Случайно попали именно на тех, кто плохо расположен к Темному князю?! Один шанс из скольких? А как сам Габриэль смог отыскать их?! Вопросов много, ответов -- нет. Однако пока они успешно избегали чего-либо серьезнее легких травм, продвигались все ближе и ближе к сердцу Тьмы, и волнения нехотя оставляли Алира.
  
  

Глава 12

  

Перед тем, как придти на званый обед, уточните,

кто выступает в роли главного блюда...

Людоед

  
   Так и знал!
   Нет, вот так я и знал, что обязательно произойдет что-нибудь нехорошее. Седалищным нервом чувствовал. И -- на тебе, случилось...
  
   Уже второй день мы пробирались по лабиринту. И, надо сказать, пробирались весьма успешно. За эти дни многое изменилось. Не знаю, почему так быстро, но со светлыми мы почти сдружились. Ибор теперь при каждом косом взгляде не хватался за топор, Леллин начал получать удовольствие от наших с ним пикировок. Эльфийка перестала играть роль ледяной леди, которой ее обозвала Лин. Оборотень замечательно влился в компанию, а вампирка сдружилась с принцессой. Алир меня расспрашивал о Черных землях, рассказывал о своем доме и семье, и вообще, глядя на него, ко мне в мысли все чаще стало закрадываться слово "друг". В общем, теперь команда действительно стала похожа на команду, а не на клубок нервов -- потянешь за один, порвутся все. Так что лабиринту были благодарны все. Светлые даже стали не так серьезно относиться к походу, поняв, что никто им не мешает еще и получать удовольствие от всего этого безобразия.
   Ловушки прекрасно предугадывал Герион, обводя команду по совершенно невероятной траектории, но без потерь. Изредка, когда чувствовал ловушку, которая не угрожала жизни вступившего в нее, он переглядывался со мной и "случайно" пропускал кого-то вперед.
   В результате, Радек в виде серого кота недовольно шипел из заплечного мешка Алира. Эльфийка обзавелась небольшими, но очень милыми рожками. Гном щеголял туго завитыми кудряшками. А я, проморгав ехидный взгляд Гериона, перекрасился в розовый цвет.
   Позор на мою голову!!! Мои стенания по поводу длинной ярко-розовой шевелюры еще долго разносились по округе. Нет, вы себе только представьте, розовый... Не оранжевый, не красный, хоть бы зеленый, а то -- розовый...
   Правда, как заметил "тактичный" Алир, спасибо, что не голубой... Действительно, спасибо!
   Вообще-то кроме веселых ловушек, которые придумывал кто-то явно обладающий хорошим чувством юмора, попадались и такие, что можно было лишиться головы путем отсечения оной, распрощаться с какой-нибудь другой конечностью, превратиться в жаркое, заполучить отравленный шип милой розочки и умереть в страшной агонии. Так что лабиринт радовал своим разнообразием. Хорошо, что оборотень великолепно распознавал как сами ловушки, так и то, что они могли сделать.
   Я еще раз взглянул в небольшое круглое зеркальце, что одолжила мне Анабель, и чуть не взвыл от обиды, слушая комментарии моего второго "я". Шизу розовый цвет вполне устраивал. Но как ни странно, она не хихикала, а пыталась меня образумить и уговорить не устраивать подобно барышне сцену.
   -- Габриэль, прекрати изображать из себя брошенную невесту, -- заметил Ибор, словно сговорившись с моим вторым "я". -- Радек вон ведет себя намного культурнее. А ему досталось куда сильнее.
   -- Думается мне, если б коты умели разговаривать, культурой тут и не пахло бы. Правда, Мурзик? -- Я протянул руку, чтобы погладить пушистого котика с грустными зелеными глазами и тут же получил когтями по запястью. -- О чем я и говорю. Ты, случаем, не бешеный?
   Придирчиво осмотрев глубокие царапины, я выслушал протестующее мяуканье.
   -- Ладно, верю. -- Согласился я и все-таки потрепал Радека по загривку.
   И весело засмеявшись, влетел в следующую ловушку.
  

***

   Алир, наблюдая, как темного окутывает тревожное красное свечение, приготовился к очередной смешной выходке лабиринта. Хорошо, что хоть его, рыцаря, такие шутки пока не затронули. Но Габриэль вдруг перестал смеяться, испуганно вскрикнул и провалился под землю.
   Несколько секунд светлые непонимающе смотрели на небольшой темный провал, образовавшийся прямо посреди заброшенной и поросшей травой дороги, надеясь, что сейчас Габриэль вылезет обратно. Но когда стало ясно, что этого не случится, бросились к провалу, забыв про то, что сами могу загреметь вниз.
   Это был провал правильной круглой формы, в диаметре не больше метра. Нисколько не пугающий, совершенно обыкновенный провал, каких много образуется над большими подземными пещерами. Он уходил вниз, вниз и еще вниз на несколько десятков метров, где, высвеченный падающими в отверстие блеклыми солнечными лучиками, на неровных камнях лежал Габриэль.
   С такой высоты трудно было понять, жив ли он. Хрупкое тело не было вывернуто неестественным образом, следов крови так же не было видно. Могло показаться, что парень просто устал и решил отдохнуть не вставая.
   -- Габриэль! Ты жив? -- Алир, осторожно опустившись на корточки, рассматривал огромный зал, куда провалился мальчишка. Темный мраморный пол, поднимающиеся к своду тонкие резные колонны, от которых остались обглоданные временем скелеты с крохами сохранившегося рисунка. Удивительно, но отсюда казалось, что в подземном зале почти светло, так легко можно было разглядеть любую деталь.
   -- Вроде... -- донесся слабый голос их проводника. -- Но, кажется, я себе крылья сломал, надо было их сразу убрать... Это я неправильно поступил, совсем заигрался, дурак... -- Потом он ненадолго задумался, попробовав пошевелиться. Светлым было хорошо видно, как лицо исказила гримаса то ли боли, то ли испуга, и Габриэль завершил фразу: -- И позвоночник тоже.
   Повисла тягостная тишина. В не вовремя весело чирикнувшую птаху Леллин, не оборачиваясь, запустил огненным шаром. Попал.
   -- Регенерировать можешь? Или требуется прорыв? -- Совершенно по-деловому спросил оборотень, сузив желтые глаза.
   Светлые недоуменно скосились на Гериона, не совсем понимая, про что тот говорит. Но слово "регенерировать" было хорошо знакомо, и Алир облегченно вздохнул. Если дело только в этом, то достать темного наружу труда не составит.
   Габриэль закусил губу.
   -- Я догадывался, что ты знаешь. Не буду спрашивать откуда, все равно потом расскажешь. Но нет, я не могу самостоятельно регенерировать. -- Слабо улыбнулся он.
   -- Прорыв?
   -- Герион, о чем вы говорите, веселый крестьянин побери?! -- Алир не любил таких моментов, когда он чего-то не понимал. И сейчас возникшая ситуация очень злила рыцаря. Пусть даже речь и шла о спасении Габриэля.
   -- О том, как нам продолжить путь без потерь, -- буркнул оборотень. -- Мальчишка... Так что там с прорывом?
   Несколько секунд царила тишина, потом донеслось еле-еле слышное:
   -- Повреждения недостаточно серьезные для прорыва. Придется ждать. Или попытайтесь спровоцировать извне. В конце концов, у тебя под боком куча светлых, желающих убить князя. Пусть потренируются.
   -- Герион, -- почти жалобно произнесла Хелена, переживавшая за Габриэля наравне с эльфийкой, которая, пытаясь заглянуть в провал, чуть сама не полетела вниз носом, -- ну, объясни нам, про что вы говорите. Пожалуйста. Вдруг сможем помочь? Его же достать как-то надо...
   -- Он говорит про то, что его надо убить, и все будет прекрасно.
   -- ?!
   -- Чтобы он смог вернуться, ему надо сначала умереть.
   -- Это шутка?!
   -- Нет, бессмертие. Точнее, его подобие. Иногда демоны рождаются с таким даром. -- Интуиция подсказала рыцарю, что оборотень соврал. Не во всем. Большая часть была правдой, но какая, и что он скрыл?!
   На какое-то мгновение Алиру показалось, что сейчас кусочки разобранной мозаики соберутся в понятный рисунок. Что еще чуть-чуть, и он сможет осознать что-то очень важное, что уже давно не дает ему покоя по ночам. Что объяснит все его сомнения и догадки. Что постоянно ускользает из его сознания, стоит только потянуться к нему.
   Но нет, мгновение прошло, и все стало только еще запутаннее.
   Рядом испуганно мяукнул кот, про которого все успели забыть, и чуть не скинули на него мешок Ибора.
   -- Что ты хочешь сказать?
   -- Что не всегда, если темный выглядит на шестнадцать, ему, и правда, столько лет.
   -- То есть... то есть ему намного больше?! -- Анабель выдохнула этот вопрос с такой надеждой и таким счастьем, будто сбылась ее самая сокровенная мечта. Щеки эльфийки налились румянцем, а длинные ушки прижались к белым прядям, выдавая нешуточное волнение. Нагнувшись так, что сдерживаемые лишь тонкой шелковой лентой волосы распустились, упав на примятую траву жемчужным водопадом, она жадным взглядом окинула темного, как если бы он был ее собственностью. Словно Габриэль и не лежал сейчас на дне глубокой ямы со сломанным позвоночником, предлагая себя убить.
   -- Не ошибусь, если предположу, что он ничуть не моложе вас, сиятельная леди. -- Усмешка Гериона была столь красноречива, что Анабель покраснела еще больше.
   -- Эй, -- раздался возмущенный вопль Габриэля, -- вы про меня не забыли?!
   -- Забудешь про тебя, как же... -- фыркнул гном, неодобрительно поглядывая на счастливую эльфийку и обиженно надувшуюся Лин. -- Умирающим ты мне нравился намного больше.
   -- Ну?!
   -- Ммм... -- собравшись с духом, Алир решил озвучить общее сомнение: -- А ты точно потом воскреснешь?
   -- Не воскресну, а вернусь. Это две разные вещи.
   -- ?! -- Алир непонимающе обернулся на оборотня. Кажется, из всех собравшихся он был самым образованным.
   У сиятельной леди спрашивать не имело смысла. Дочь леса пребывала в эйфории и, отойдя от провала, о чем-то оживленно шепталась с Хеленой. Лин, плюхнувшись на траву, обиженно скуксилась, словно собиралась заплакать. Сейчас маленькая вампирка смотрелась еще младше. Худенькая, растрепанная, жалкая и очень-очень грустная. Хотя заранее можно было сказать, что лет через пять она станет настоящей красавицей. Оборотень понял, что сейчас именно он выступает в роли учителя светлых и, используя манеру Габриэля, начал:
   -- Воскресают только по своей воле. Возвращаются в любом случае. Даже если возвращаемый против.
   -- Значит, тогда, когда ты защитил Анабель от вампиров, ты знал, что все будет прекрасно? -- Вознегодовал рыцарь.
   -- Конечно...
   -- Подлый, мерзкий темный! -- Только-только начал он, как вспомнил, в каком именно состоянии находится сейчас вышеупомянутый подлый и мерзкий. -- А тебе очень больно? -- задал он самый гениальный вопрос, который только смог придумать.
   Снизу донесся обреченный вздох, затем послышалось короткое ругательство, в котором переплетались отношения веселого крестьянина и неизвестной тетушки Хель.
   -- Знаешь, Алир, я бы сейчас с удовольствием что-то съязвил, но мне не больно. Я вообще ничего не чувствую. Так что не могли бы вы там всё побыстрей решить, а то такими темпами я сам благополучно умру.
   Светлые и оборотень переглянулись и согласно кивнули -- раз пациент говорит надо, значит, надо.
   -- И как тебя убивать?
   -- Киньте чем-нибудь острым. Только так, чтобы наверняка. А то прорыва так и не случится. Тут же отойдите шагов на тридцать. И это... -- Голос темного стал смущенным: -- Вы, пожалуйста, меня не оставляйте одного. Ладно?
  
   Однако сразу Габриэля убить не получилось. Не то чтобы светлые воины не поверили словам оборотня и проводника, но опасения оставались, причем опасения нешуточные. Ну, право слово, часто ли вас просят убить, пусть и не друга, но хорошего знакомого? Причем просят с шутками, переругиваниями и взаимными издевками, и потому с каждой секундой происходящее все больше начинает напоминать балаган.
   Оставив Гериона у провала, команда отошла в сторону, чуть не вляпавшись в хищную лужу, и приступила к обсуждению плана.
   -- Я не хочу убивать Габриэля! -- Прямо заявила сиятельная леди.
   -- Я тоже особым желанием не горю, -- покивала головой принцесса.
   Лин промолчала, но всем своим видом показала, что она согласна с подругами.
   Радек, в силу состояния, в котором пребывал, в обсуждении убийства проводника не участвовал. Он устроился на руках у рыцаря и недовольно шипел, мотая кошачьим хвостом из стороны в сторону. Гном почесал в затылке.
   -- Я его, конечно, не люблю, темный ведь, но вот так... убивать беззащитного... -- Покряхтев, он махнул рукой: -- Что бы они с оборотнем не говорили, где гарантии, что он вернется?!
   -- Значит, беззащитного его убивать нельзя, а в бою, вооруженного, можно? -- Уточнил хмурый Леллин.
   -- А ты пойди и попробуй, -- тут же предложил Ибор. -- Бой это ведь совсем другое... А тут посмотришь и понимаешь -- сердце сжимается. На дух этого мерзкого мальчишку не переношу, но убить...
   Все посмотрели на Алира.
   -- Издеваетесь? -- Такой грех рыцарь брать на душу не собирался. Он верил, что Габриэль вернется -- проводник им попался на диво упертый, но все равно, не сможет он его убить. Пусть даже его, Алира, трусом назовут.
   Неожиданно раздался глухой удар и тихий-тихий вскрик. Обернувшись, светлые увидели, как Герион отряхивает ладони, поднимается с корточек и подходит к ним.
   -- Браво, господа светлые... -- Голос у оборотня был безжизненным. -- Только вот не знаю, как с таким благородством Темного князя убивать собираетесь. Не сможете ведь. -- Он покачал головой.
   -- Ты что с ним сделал?! -- Подскочив к мужчине, рыцарь яростно его встряхнул, остальные светлые устремились к провалу.
   -- Только то, что он попросил.
   Леллин уже вовсю колдовал над провалом, пытаясь вытащить тело проводника на поверхность. Не получалось. Габриэля словно окружил темный клубящийся кокон, переплетения которого были столь странны, что можно было подумать, будто на камнях лежат двое.
   -- Он скоро вернется. Надо только подождать. -- Герион осторожно высвободился из захвата рыцаря и устроился рядом с брошенными на землю вещами.
   -- Но ведь... надо как-то... что-то... -- Анабель беспомощно покосилась на мага, но тот только руками развел. Достать Габриэля не получалось ни в какую, а кокон с каждой секундой все темнел так, что уже нельзя было разглядеть хрупкое тело проводника.
   -- Лучше, сиятельная леди, достаньте свой вирл, он ведь с вами? -- Уточнил оборотень. -- С песнями время быстрее пролетит.
   -- Действительно, Анабель, спой. Он вернется, -- уверенно сказал Алир, ощущая смущение из-за того, что не выполнил просьбу... друга?!.
  

***

   Когда я открыл глаза и обнаружил, что вокруг все темно, то начал волноваться. Мало того, что испытываешь не самые приятные ощущения. Представьте, что вас резко выдергивают из блаженного покоя, так еще и все тело нещадно ломит. И светлые, скорее всего, догадались, с кем имеют дело, и поспешно меня где-нибудь прикопали, надеясь, что не выкопаюсь. "Милая, ты тут?" -- "Куда же я денусь?" -- тут же прозвучал в голове усталый голос. Сейчас ехидства в нем не было. "Хорошо, что тут", -- улыбка получилась странной. Надо признать, что я успел привыкнуть к раздвоению своей личности. "Знаешь, милая, мне там казалось, что я все вспомнил... А теперь снова забыл. Правда, глупо?" -- "Конечно, глупо. Ты давай лучше разберись, что случилось". -- "Как скажешь". Я еще раз попробовал осмотреться.
   А... нет, всё в порядке. Это просто туча закрыла тот провал, в который я благополучно угодил. А теперь были видны крошечные огоньки звезд.
   Значит, всё в порядке. Откуда-то сверху доносились голоса и смех светлых. Потом послышалось тихое пение эльфийки. Я даже заслушался, пока не понял, что она поет о другом эльфе. Похоже, как раз о том, чью цепочку носит на шее.
   Не то чтобы ревную... просто у меня очень хорошо развито чувство собственника. Поэтому я недовольно фыркнул и начал медленно подниматься. Эй, а крылышки-то при возвращении у меня исчезли. Теперь придется левитировать. Ведь достать светлые недотепы меня не додумались.
   Ох, как же ломит все тело. Похоже, кроме позвоночника я сломал еще и все остальные кости. Тогда не понятно, почему не произошел прорыв. Причем уже второй раз. Если у сонников я так же грешил на то, что нет серьезных повреждений, то теперь это наталкивает на определенные мысли. Причем очень нехорошие мысли.
   Зато хотя бы волосы стали опять нормального цвета. Я долго и придирчиво осматривал растрепавшуюся косу, думая, не подстричься ли мне? А то выгляжу, как девчонка, так хоть сомнений никаких не будет. А может, и будут, сейчас у противоположного пола модно под мальчиков стричься...
   Впрочем, о смене имиджа буду думать потом. Сейчас надо выбраться из этой дыры. А перед этим понять, собственно, куда я угодил? Ну, не было под лабиринтом ничего подобного, и никогда не могло быть. Точно знаю.
   Включив ночное зрение, огляделся. И как я раньше не додумался попробовать так посмотреть? Наверное, потому что оно всегда активировалось самостоятельно.
   Еще одна загадка.
   Зал был огромен. И очень стар. Этот нюанс ввел меня в еще больший ступор. Последний раз я был в этих местах, когда в ближайшем городке началась непонятная эпидемия. Источник как раз был где-то здесь. И тогда я ничего такого не заметил. Особенно, столь древнего. И чужого.
   Приглядевшись внимательнее, я понял, что зал не принадлежит нашему тихому маленькому мирку. Хотя у нас даже не мирок, а пласт реальности. Мирами принято называть галактики, системы или хотя бы планеты. А у нас -- кус земли размером с небольшой материк, ограниченный скалами, как забором, за которым начинается межреальность. Ну а этот зал искусственного происхождения принадлежал настоящему миру.
   Ничего не понимаю. Я оглядел стены грубой работы, в тонких трещинах и небольших сколах. Интересно, откуда он тут взялся, и как на такое самоуправство отреагировали хозяева зала? А то, знаете ли, вдруг раньше это была часть какого-нибудь замка. Поутру хозяева проснулись, а вместо ванной на пятом этаже выход на главную площадь столицы.
   Эх... Я еще раз осмотрелся по сторонам, надеясь на то, что сейчас откуда-нибудь свалится краткая история появления этого чуда. Но ничего похожего не произошло. Надо бы подниматься наверх, к светлым, и продолжать путешествие.
   Хотя сейчас я уже не вижу в этом надобности. Скука мне теперь точно не грозит. Сперва выясню, откуда появились сонники, и почему мне никто не сказал. Потом займусь странным оборотнем. Дальше -- этим залом.
   А светлых можно оставить одних, чтобы сами добирались до Цитадели, где я их и встречу. Как бы помягче отпроситься?
   Тут эльфийка запела новую песню. Уже не слезливую балладу о вечной любви, а что-то боевое, веселое, и я понял, что никуда я от светлых не денусь. С другими командами раньше ведь так не складывалось. В отряд -- да, принимали, но что бы как друга...
   Я с тоской оглянулся на зал, обещая старичку, что еще вернусь, и, активировав заклятие, начал медленно и торжественно (жаль, что никто не видит!) подниматься к звездам.
  

***

   Анабель, пристально вглядываясь в танец пламени, пыталась угадать, под какую мелодию юркие язычки небольшого костра так зажигательно отплясывают. Мысли были грустными. Эльфийка уже успела пожалеть, что на просьбу Алира что-нибудь спеть, начала именно то, что когда-то давно посвятила Эраль-ти-Ририэлю. Если раньше песня будила в ней грусть, то теперь осталась только досада. Ушел, погиб. Теперь его миссию идет завершать она. Хотя как же эта цепочка последние дни жмет шею! Так и хочется ее сорвать. А говорят, что эльфы -- однолюбы.
   Наверное, она неправильный эльф.
   Светлые притихли, зачарованно случая песню. Лин замерла, не донеся ложку до рта.
   Анабель в последний раз провела по жалобно тренькнувшим струнам вирла и решила отложить инструмент.
   -- А еще что-нибудь? -- Герион придвинулся поближе к огню, и яркие отсветы пламени на его лице создавали чудную маску удивительного существа.
   Эльфийка с сомнением оглядела команду и довольно свернувшегося клубочком Радека, которому явно начинала нравиться жизнь кота. Вздохнула, припоминая, что еще можно спеть. Как назло, в голову лезли только слезливые любовные баллады, а их петь хотелось меньше всего. Поэтому вздохнув, и словно наперекор себе, она начала играть веселую мелодию довольно похабной песенки "Как веселый крестьянин воевать ходил".
   Песен об этом крестьянине было великое множество, и в любой деревне пьяные мужики считали делом чести сочинить что-нибудь новое да эдакое про неунывающего мужичонку. Неудивительно, что эти песни докатились и до светлых лесов, где, к слову сказать, даже сочинили свои вариации. А сам персонаж оброс таким количеством легенд, что уже и непонятно было, то ли это обычные шутки селян, то ли какой-то странствующий герой, принявший личину заядлого выпивохи и бабника.
   Светлые удивленно таращились, видимо, не понимая, как сиятельная леди может распевать подобные вирши, но уже через куплет присоединились, создав такой нестройный хор, что даже громкое мяуканье подпевавшего Радека не казалось какофонией.
   -- Развлекаетесь? -- Вкрадчиво поинтересовались сзади, стоило песне закончиться.
   Анабель испуганно подпрыгнула, прижимая к груди вирл. Алир даже за меч схватился.
   -- Габриэль?!
   -- Нет, привидение с крыльями... точнее, теперь без них, -- откликнулся темный мальчишка, опускаясь на вытоптанную землю и совершенно непонятно хмурясь. -- Вы меня почему не вытащили?
   -- Не получилось, тебя такой странный кокон окутал...
   -- Ладно. Смотрю, вы тут не разбежались кто куда, узнав про меня. -- Темный стоял, скрестив руки на груди, и буравил светлых подозрительным взглядом. Что-то в нем неуловимо изменилось. Черты лица стали еще жестче и даже взрослее, а тело напряглось, словно готовилось отбить внезапную атаку.
   Алир с Анабель переглянулись, заметив странную улыбку Гериона.
   -- Ну, бессмертный ты, подумаешь! -- Первым нарушил тишину Ибор.
   -- Мало ли, у кого какие недостатки? -- Эльфийка даже не смогла скрыть своего удивления, что первым это сказал гном.
   -- Так-так... -- На лице темного расплылась совершенно неправильная счастливая улыбка. -- Фух... тогда это просто замечательно! -- Воскликнул он и, устроившись рядом с рыцарем, придирчиво принюхался к густой каше. -- А поесть мне тут дадут?
  

***

   Ну-ну. Не поняли, значит. Хотя и приятно, но никак не могу понять, почему мне достались такие наивные, ничего не знающие светлые?! Как их только сюда пустили? Нет, не так -- как они до Риенса добрались с такой детской простодушностью? Их же прирезать можно, как курей. Подождать, пока уснут, и мои потенциальные убийцы умрут, недосмотрев последние сны. "Столько лет прошло, а ты продолжаешь мыслить, как монстр"... -- Внутренний голос был печален. Кажется, после возвращения он вспомнил даже больше меня. Хотя, как это может быть, я не понимаю. "Прости, милая, но о чем мне еще думать?" -- "Хотя бы не о том, кого в случае опасности ты убьешь первым. Они ведь стали относиться к тебе, как к другу. А ты становишься каким-то двуличным. Дурачишься у всех на глазах, шутишь, а потом прикидываешь, кому как глотку резать. Ты ведь совсем недавно вообще об их устранении думал?!" -- "Прости, самому мерзко. Что-то изменилось, милая. Давай вернемся к более легкой теме, мне не хочется, чтобы ты грустила". -- "Хорошо, ты как раз остановился на том, что они очень неправильные светлые." -- Шиза вернулась к знакомой интонации. Ага...
   Одна эльфийка чего стоит. Только что пела балладу своему возлюбленному, а теперь не отводит взгляда от меня. И словно пытается заговорить, но что-то или кто-то постоянно ей мешает. Но больше эльфийки меня волновала Лин. С вампиркой явно что-то происходило. Она то начинала шутить, причем совершенно глупо и натянуто, то замирала, смотря в одну точку. И при этом выглядела жутко несчастной. Надо будет спросить. Но не сейчас. Рядом со светлыми она тут же отговорится, но станет еще грустнее.
   -- Габриэль? -- Анабель легонько дотронулась до моего запястья.
   -- Да, сиятельная леди?
   -- Скажи, правда, что ты старше меня?
   -- Правда, леди.
   Эльфийка загадочно улыбнулась и завязала ничего не значащую беседу с Алиром. Мне оставалось только пожать плечами, ухмыльнуться своим мыслям, погладить довольно муркнувшего Радека. (ну не виноват я, что в роли кота он выглядит настолько забавно, что Лин готова таскать его и тискать часами, Хелена все время подкармливать самыми вкусными кусочками, а все остальные стали относиться к пушистому монашку куда теплее.)
   Я положил себе добавки и стянул из-под носа Ибора спелое яблоко, после чего подумал, что теперь еще долго скука не будет мне грозить.
  
  

Глава 13

  

Виселицы не боится лишь безголовый.

Валериу Бутулеску

  
   -- Р-ррр! -- Это было почти смешно. Вот скажите мне, откуда посреди дороги могла взяться стена?
   Обычная такая стена -- сложенная из каменных квадратных блоков, уходящая вверх примерно на три моих роста. Серая, ничем не примечательная стенка, которая появилась словно ниоткуда прямо перед носом, практически у самого выхода из лабиринта. И главное, в какую бы сторону мы с дороги ни сворачивали, как бы ни разделялись, казалось, что эта стенка не то чтобы бесконечна, но, в конце концов, выведет нас именно к тому самому месту, где мы вошли в лабиринт.
   А я уже обрадовался легкой прогулке. Как оказывается, зря.
   Светлые предприняли уже несколько попыток стенку уничтожить, что, естественно, не получилось. Герион, отойдя в сторонку, методично ковырял ее кинжалом, наверное, надеясь сделать дырку. Стена смотрела на этот акт вандализма философски -- за последний час оборотню не удалось порадовать нас ни одной царапиной.
   Мой рык -- "Ты забыл добавить эпитет "грозный", о великий!" -- она так же проигнорировала, хотя я уж и раскрылся перед ней. Но и до злого Темного князя ей не было никакого дела.
   Не то чтобы я оскорбился, ну что вы, Темный князь вообще удивительно необидчивое существо. Просто такое неуважение... У меня оставалось два пути: либо со всей силой жахнуть по стенке -- авось не выдержит, либо попытаться через нее перелететь. Ну или хотя бы посмотреть на нее с высоты птичьего полета.
   Первый вариант мне категорически не нравится. Все-таки стена выполняла нужную функцию: она не только не позволяла маленьким деткам с той стороны забредать в опасный лабиринт, но и охраняла ту сторону от своих кровожадных "деток". Ведь, насколько я знаю, с той стороны почти сразу же начинаются хорошо обжитые земли. Города, незначительно уступающие по размерам столице, большие села... Это на первой границе все живут, как хотят, а дальше начинается вполне организованное государство. Кстати, государство процветающее! Мирок этот устроен очень хорошо -- почти утопия. Природа, не забывая про смены времен года, особо не усердствует с катаклизмами. Нужен небольшой дождик? -- Пожалуйста! Солнышко? -- Как скажете! Крестьянам и сильно трудиться не надо, чтобы собирать урожаи. Земля сама позаботится, чтобы колосья выросли в человеческий рост, чтобы всего на грядках и ветках хватало. Чтобы скотина не болела. Да и сами люди менее подвержены болезням, чем в других мирах. Всякое случается. Но случается редко. Хватает и денег и земли. Налоги -- одно название, только чтобы галочку поставить. Все, что мне может понадобиться, я могу создать сам в необходимых количествах, -- если, конечно, не буду лениться. Маленькие миры всегда обустраивать куда проще больших. Но я опять отвлекся. "Это уже входит в привычку, дорогой..."
   Так что разрушать стену мне категорически не хотелось. Остается только перелететь и попробовать перетащить остальных. Вот только что-то мне подсказывало, что стена может защищать вторую границу и от угрозы с воздуха.
   -- Эй, смотрите, что я нашел! -- Неожиданно завопил над ухом Алир.
   -- Ну? -- Мы сгрудились вокруг рыцаря, который гордо тыкал пальцем в почти незаметный бугорок на стене примерно на высоте пяти локтей.
   -- Остальная стена вся гладкая. А это больше похоже на те рычажки, что бывают для открытия потайных комнат. Нажмем? Вдруг дверь откроется? -- Оживился Алир и...
   -- Нет!!!
   Поздно.
   Вдохновленный идеей, рыцарь уже успел ткнуть пальцем в то, что принял за рычажок для открытия. На какой-то момент мне показалось, что ничего не произойдет. Мало ли, что это? Почему сразу потайные двери? Но, увы, догадка рыцаря оказалась правильной.
   В стене что-то глухо щелкнуло, и в следующий момент открывшийся темный проход поглотил не успевшего даже вскрикнуть Алира.
   Не люблю эффект "черной дыры". В основном, потому, что ему совершенно все равно, кого засасывать. И повлиять на это никак невозможно.
   Поэтому, не успев удивиться внезапному исчезновению рыцаря, я почувствовал, что меня, как стоящего ближе всего к Алиру, также начало затягивать. Благо, в отличие от рыцаря, я успел возмутиться и даже протестующе вскрикнуть. Помогло это мало, и уже через секунду я и вцепившиеся в меня Герион и Анабель, пытавшиеся удержать меня за рубашку, падали куда-то вниз сквозь переливающийся всеми цветами радуги узкий туннель.
   -- Ой! -- Я не до конца успел понять, что падение закончилось и, зависнув в нескольких метрах над странным каменным полом, покрытым темно-бурым мхом, стал опускаться уже намного медленнее, как сверху на меня упала перепуганная эльфийка.
   Не понимая, где чьи руки и ноги, мы совершенно ошалевшим клубком все-таки плюхнулись на неприятно чавкнувший мох. И довершая эдакий пикантный сэндвич, на Анабель приземлился еще и Герион.
   Рядом раздался грустный смех Алира.
   -- Тьма! -- Я закашлялся, отплевываясь от совершенно невкусного мха. -- Леди, вы ничего не подумайте, мне очень приятно, что вы используете меня в качестве мягкого матраса, но не могли бы вы избавиться хотя бы от назойливого оборотня, который, между прочим, очень больно пинается!
   -- Простите... -- Тут же сконфузился Герион и попробовал слезть с эльфийки.
   Сначала раздался "ох", потом кашель, потом снова "ох" и звонкая пощечина вместе с грозным рычанием длинноухого чуда. На какую-то секунду мне даже стало интересно, что же происходит сверху, но тут я получил острым локтем леди прямо по недавно сломанной пояснице, и интерес мигом улетучился.
   -- Алир, -- жалобно взмолился я, -- ну хоть ты стащи с меня этих извращенцев. Я, конечно... ох... -- Это уже вариации в моем исполнении -- за "извращенцев".
   Сидящий рядом, порядком ободранный, рыцарь посмотрел на нас, словно видя в первый раз, и махнул рукой. Парень явно переживал, что из-за своей поспешности отправил нас черт знает куда. Ну да, пока он будет спорить со своей совестью, мне придется вытаскивать их из очередной переделки. Понять бы хоть, куда мы попали.
   Мои мысли перебил раздавшийся где-то очень близко детский смех. Ясный звонкий голосок разрезал воздух, заставив табуны мурашек пробежаться по телу.
   Представьте, вы попали черт знает куда. Вокруг замшелые стены, вы в узком проходе не больше двух метров в ширину. Начало и конец этого прохода теряются в наплывающей со всех сторон темноте. А седалищный нерв прямо-таки вопит о том, что это -- ну крайне нехорошее место.
   И вдруг детский смех.
   Причем он раздавался не с какой-либо одной стороны, а отовсюду, словно его породил кислый застоявшийся воздух.
   Герион тут же перестал дурачиться и слез с эльфийки. Анабель, в свою очередь, оставила в покое мою многострадальную поясницу, понимая, что если "что" -- толку от меня живого будет больше, нежели чем от меня, раздавленного сиятельной леди.
   -- Что это было? -- Рыцарь вскочил на ноги, в испуге озираясь. Степень его волнения можно было легко определить по охрипшему голосу. -- Тьма меня забери, вы это слышали?!
   -- Не кричи! -- Рассерженно зашипел на Алира оборотень, также озираясь по сторонам. -- Не привлекай лишнего внимания.
   -- Н-да. -- Я наконец-то смог подняться на ноги, чтобы тоже лучше осмотреться, а заодно, просто на всякий случай, загородить собой эльфийку. Так, чтобы с одной стороны ее прикрывала стена, а с другой я. -- Сейчас, что привлекай, что не привлекай -- разницы уже не будет. Мы с таким грохотом сюда свалились и так весело шумели, что все, кто здесь обитают, уже давно знают о гостях.
   Герион подтвердил мой вывод мрачным кивком, но на рыцаря еще разок шикнул, чтобы тот соблюдал дисциплину.
   Не хочу признаваться, но мне было очень не по себе в этом месте. Наверное, потому, что я понятия не имел, где же мы находимся, и что это за место такое. Кроме одного -- мы не в моем уютном мирке, а где-то за его пределами. И от этого становилось еще более неуютно. И переместиться не могу -- сразу почувствовал, что тут кто-то поставил блок на межмировые перемещения. А чтобы его снять, мне нужно находиться хотя бы в прямом контакте с его хозяином.
   Быстро осмотревшись по сторонам, я поднял глаза вверх, обнаружив там тот же замшелый камень в трещинах и сколах.
   -- Габриэль, куда мы попали? -- Анабель подергала меня за рукав рубашки, которая после "увлекательного" спуска была слегка порваной и мятой. -- Мне тут совсем не нравится.
   Гениальная фраза, достойная героини какого-нибудь сентиментального романа. И, будто откликаясь, справа из темноты, совсем-совсем близко от места нашей посадки раздался смешок. Короткий и злой, словно неведомое существо оценило хорошую шутку. И тут же, стоило всем разом повернуться направо, как уже слева раздался все тот же детский смех.
   Даже мне стало жутковато -- в переливах тоненького голосочка явно ощущался голод. Кто-то, явно издеваясь, пропел "ля-ля-ля", и все смолкло.
   И только теперь я заметил, что стелющаяся по сырому мху темень почти вплотную подобралась к нам, а из нее тянулись тонкие щупальца к Алиру.
   -- Осторожней! Снизу! -- Не выдержав, завопил я, забывая про всякую осторожность.
   Наваждение исчезло, мой вскрик разрушил гипнотическую тишину, рыцарь пугливо подпрыгнул аж до каменного потолка, и темнота, отдернув щупальца, отступила на несколько метров назад, занимая прежние позиции.
   -- Какого Света?! -- Герион рассеянно оглянулся на меня. -- Где мы?
   И этот туда же.
   -- Если бы знал -- сказал бы, -- мрачно буркнул я, садясь прямо на мох. Не знаю, что это было, но сомневаюсь, что мы выиграли первый раунд. Скорее всего, нас просто прощупывали.
   А кому как не мне знать, как опасные хищники любят поиграть с добычей? Так что, скорее всего, тот, кто затаился в темноте, -- а на то, что там затаился точно не вегетарианец, я могу поставить что угодно, -- так вот, скорее всего, сейчас этот "кто-то" признал нас очень интересными игрушками, с которыми можно хорошо развлечься, прежде чем съесть.
   -- То есть... -- Осторожно уточнил оборотень.
   -- То есть я не всеведущ! -- Пришлось огрызнуться, безо всяких опасений кивая в сторону эльфийки и рыцаря. Раз уж так распорядилась прекрасная Рата -- фея судьбы, то можно будет хорошенько разузнать у оборотня, откуда он свалился на мою голову. -- В любом случае сидеть на одном месте нельзя. Надо двигаться хоть куда-нибудь и надеяться, что остальные целы, невредимы, и ничего им не угрожает.
   -- Двигаться... -- Эхом откликнулся Алир. -- Но куда? Влево или вправо?
   Справа раздался ехидный смешок, и все снова стихло. Герион перехватил мой взгляд и кивнул остальным, сказав нарочно громким голосом:
   -- Лучше идти налево!
   Но пошли мы все-таки направо, в направлении смешка. Знаете, когда у человека повышенная подозрительность, можно очень долго играть в угадайку. Мыслить: если он не хочет, что бы я пошел туда, значит, туда, наоборот, надо идти. Но если он догадывается, что я догадаюсь, значит, идти надо в другую сторону. И так до бесконечности. Поэтому я выбрал самый простой вариант: либо этот путь наиболее безопасный, либо мы быстро узнаем, с чем столкнулись.
   -- Веселого крестьянина к теще! -- Приглушенно выругался сзади Алир таким голосом, будто сообщал, что его только что убили.
   Резко повернувшись, я понял, что рыцарь подобрал самую подходящую интонацию. За нами была каменная стена тупика.
   Проход исчез.
   -- И что нам делать?
   Я так и не понял, кто задал этот вопрос: может, Алир, сорвавшись на фальцет, может, эльфийка. И хорошо, что не понял, а то бы ответил в рифму. Знаете, мне такие фразы напоминают дурацкие книжки, где главного героя порезали ножом, скинули со скалы, после чего долго били ногами, потом к нему подбегает главная героиня и, испуганно прикрывая ладошкой неэстетично выпавшую нижнюю челюсть (тоже довольно частый прием), восклицает: "Милый, с тобой все в порядке?!". Вот и здесь та же ситуация. Что я могу ответить?!
   -- Идти дальше. -- "Не правда ли, логично?" -- Те, кто против, могут остаться тут.
   Со стороны тупика детский голосок произнес красноречивое "Бу!", и желающих остаться почему-то не обнаружилось.
   Эльфийка, вцепившись мне в руку, старалась не отставать, пугливо озираясь на замыкающего нашу процессию Алира. Герион осторожно, в ожидании врагов, вышагивал впереди.
   Кап!
   В наступившей тишине это прозвучало так неожиданно, что я даже подпрыгнул.
   -- Впереди развилка, -- тихо проинформировал оборотень. -- Капает наискосок от нас. Но мне кажется, что нам слишком уж явно сообщают о ней.
   -- Или там просто протекает потолок, -- заметил я, проверяя оставшийся у меня кинжал. Меч и два метательных ножика остались рядом с вещевым мешком в седельных сумках Алмаза. -- Может, хозяева ремонт давно не делали?
   -- Ну, тут такие хозяева, -- оборотень оглянулся, словно нас могли подслушивать, -- что им это простительно. Надо выбрать маршрут. Правильный мы не знаем. Но хоть какой-то план нужен...
   -- Все время прямо? -- Осторожно спросил рыцарь.
   -- Предлагаю каждый раз сворачивать в другую сторону. Если тупик... посмотрим по обстоятельствам, -- неожиданно подала голос Анабель.
   Я поспешил согласиться с эльфийкой. Герион тут же согласился со мной. Алир оглянулся назад и просто кивнул.
   Вдруг из темноты, преследовавшей нас сзади, неожиданно выскочило щупальце и схватило рыцаря поперек туловища, потянув его в клубящийся шипящий сумрак. Боясь оставить эльфийку без присмотра, я просто рубанул по щупальцу призрачным клинком, который создал простым заклинанием -- нормальное-то оружие осталось у Алмаза в седельных сумках. Почти не помогло. Щупальце дернулось, но свою добычу не оставило. Что дальше? Огонь?
   Трансформацию Гериона я даже не заметил -- огромный рыжевато-седой волчара размером с быка в два прыжка обогнул меня и набросился на ставшую осязаемой Тьму, пытаясь ее порвать. Анабель пронзительно взвизгнула, когда с ее стороны к нам потянулись еще два таких же щупальца.
   -- Черт! -- Неужели придется воплощаться? Предварительно окружив Анабель защитным коконом, я выпустил руку эльфийки и кинулся на щупальца.
   Никто не смеет натравливать Тьму на ее князя!
   -- Р-р-р-р!
   Частичная трансформация, рывок вперед. Уклоняюсь от толстого щупальца, перерубаю его когтями, прыгаю дальше. Где-то позади раздается победный вой оборотня. Значит, рыцарь освобожден. Можно возвращаться. Оборачиваюсь и вижу страх в глазах эльфийки. Герион уже вернулся в свой нормальный облик и напряженно наблюдает за каждым моим движением.
   Думает, я не сумею удержать на грани? Схватка, страх и Тьма. Она зовет меня, просит... Да, наверное, я не смог бы. Частичная трансформация опасна даже для меня. Вот только от эльфийки ко мне тянется тонкая еле заметная ниточка Света. Осторожно дергаю за нее. Больно.
   Видимо, со стороны выглядит неправильно, что монстр водит лапой по воздуху. Глаза оборотня сужаются. Готовится напасть? Но ведь я только частично монстр. Глубокий вздох, трансформируюсь обратно. Надеюсь, на нас не нападут, пока я буду приходить в себя.
   Проваливаясь в мою родную темноту, а не в это ее подобие, кажется, я забываю про тонкую светлую нить.
  

***

   -- Герион, что с ним? -- Анабель, забыв про все опасности, бросилась к свернувшемуся в позе эмбриона темному. -- Что это с ним было?
   -- Чуть большее, чем частичная трансформация, -- сухо ответил старый оборотень, проверяя пульс рыцаря, который в бессознательном состоянии был прислонен к стенке.
   -- ?!
   -- Ну, он же не совсем простой темный. -- В голосе Гериона слышалось нешуточное сомнение. Но он все-таки продолжил. -- Естественно, и способности у него необычные. Я плохо, если честно, разбираюсь в устройстве демонов. Проблема в том, что настоящая трансформация не изменяет сознание, а неполная замещает часть разума, превращая темного в зверя. Короткие отрывочные мысли, жажда. Не знаю, почему именно так, а не иначе. Ведь по логике -- полная должна быть опаснее, но как есть, так и есть. В общем, неважно. Важно то, что он темный, а значит -- подданный Тьмы. Видишь, что нас окружает?
   Анабель обернулась, только теперь понимая, что Тьма могла влиять на Габриэля.
   -- Значит, он мог...
   -- Мог, -- согласился оборотень, поудобней устраивая Алира, после чего подошел к тощей фигурке проводника. -- Но вернулся.
   -- А почему он полностью не трансформировался? -- Нахмурившись, леди установила парочку пищалок -- заклинаний, оповещающих о приближении как живого существа, так и неживого. Подумав, добавила пищалку на сущности. -- Герион, я задала вопрос?
   Оборотень усмехнулся, посмотрев на преобразившуюся эльфийку, вышедшую из роли веселой девочки. Осанка, властные движения, холод в суженных глазах. Ни капли привлекательности. Такой красотой можно любоваться издалека, но никак не любить.
   -- Леди, вы должны знать, что теневой облик высших -- не самое приятное зрелище. Смею предположить, что Габриэль просто не хотел показывать вам свою вторую ипостась.
   Эльфийка покачала головой. Что-то в словах оборотня насторожило ее. Дети леса не умеют точно определять, когда собеседник честен, а когда он врет. Но сейчас она услышала во фразе Гериона двойственность. С одной стороны, он сказал правду, и это грело ее, что Габриэль... Но, с другой, была и еще одна правда, о которой оборотень умолчал. А значит, Герион сказал не главную причину. И это настораживало.
   -- Нам надо развести огонь. И почему мы сразу этого не сделали? -- Она огляделась в поисках горючего материала, но такого, естественно, не оказалось, пришлось вспоминать заклятие для "огня без всего". Да, на Светлых землях магия была запрещена, но только в людских поселениях. На остальных запрет не распространялся, так как орден считал их особый дар светлым.
   Язычок зеленоватого пламени лениво лизнул зашипевший мох, окружая небольшую команду очистительным контуром. Эльфийка довольно оглядела свое творение, наконец чувствуя себя нужной. До этого могло показаться, что сиятельная леди выполняет исключительно декоративную функцию, тогда как она была сведуща как в магии леса, так и людей.
   -- Ты, понятно, видишь в темноте, Габриэль тоже. Вам-то свет и не нужен. А я специально заклинание, перенастраивающее зрение, нашла еще полвека назад. Поэтому и не обратила внимания, что тут на самом деле сплошная темень. А Алир почему не сказал ничего?
   Прислонившись к холодной стене и вытянув изящные ножки в аккуратных замшевых сапожках, эльфийка прикрыла глаза, чувствуя себя не то чтобы в безопасности, но, по крайней мере, хоть немножко защищенной он неизвестной напасти со звонким детским голоском.
   -- Неужели сиятельная леди до сих пор не знает о том, что бок о бок с ней путешествует природный интуит? -- Старый оборотень тоже позволил себе расслабиться. Он подтянул мешок Алира, который каким-то чудом остался при рыцаре. -- Итак, что у нас есть?.. -- Пробормотал он, начиная оживленно копаться по многочисленным карманам.
   -- Интуит... -- Эльфийка попробовала слово на вкус и покачала головой: -- Не знала этого. Так вот почему он так легко принял Габриэля и Лин. Знал, что опасности они не представляют.
   -- А я?
   -- А с тобой даже чувствовать ничего не надо. Ты нас тогда вывел, ни о чем не спрашивая. В общем-то, странно. Мы шли на Черные земли, думая, что там обитают сплошь одни кровожадные монстры. А вот сначала встретили Габриэля, потом вампирку. Тебя. Сложно менять свои представления, но, надо сказать, мне это даже нравится. Возможно, после того, как мы освободим мир от князя Зла, то сможем даже наладить между нашими землями дружеские отношения. -- Анабель мечтательно улыбнулась, наблюдая, как Герион извлекает на свет две фляжки с водой, кусок вяленого мяса, два пакета сухарей и несколько плиток прессованного сахара.
   -- Умеешь создавать подобия? -- Осторожно поинтересовался он, протягивая ей сухарь.
   -- Умею. Был бы материал. -- Тридцать секунд, и на ладони эльфийки появился сухарь, идентичный первому. Еще тридцать -- еще один.
   С мясом было сложнее, и эльфийка порядком выдохлась, пока смогла создать правильный кусок мяса.
   Наконец ужин был готов, и они с оборотнем принялись за еду. Анабель за сухари, Герион, соответственно, за мясо.
   -- Знаешь, а ведь князь тоже не чудище невиданное. У него совершенно обычный облик. Даже привлекательный. И ест он не руками, чавкая и пачкая скатерти кровью младенцев. Да, и собственно, младенцев он не ест, -- неожиданно продолжил оставленную эльфийкой тему мужчина.
   -- Он -- Зло, -- упрямо произнесла Анабель.
   -- Он не человек. Очень могущественное существо, опирающееся на Тьму. Ты никогда не слышала фразу: "Тьма не есть Зло"?
   -- Он -- и Тьма, и Зло. Если с Тьмой можно мириться, со Злом нет. И я не собираюсь начинать сейчас философский спор на тему "Что такое Зло", -- резко ответила эльфийка. -- Ты не слышал про клан Лин? Если да, советую замолчать.
   Старый оборотень пожал плечами и с отцовской заботой покосился на Габриэля.
   -- Хорошо, я не стану продолжать разговор. В конце концов, я на вашей стороне. И просто хочу, чтобы вы свыклись с мыслью, что будете убивать вовсе не ужасного монстра, а очень миловидного мужчину. Можете спать, леди. Я покараулю.
   -- Спасибо. -- Анабель закуталась в разорванный местами плащ и уже через пять минут тихо засопела.
   Герион осмотрел импровизированный лагерь, вслушался, глянув в наплывающую темень, отколол от стены небольшой камушек и резко бросил его через огонь.
   В темноте что-то хрустнуло, раздался топот маленьких ножек и затем -- где-то в отдалении -- довольный смех.
   -- Не сегодня, -- отрезал оборотень и приготовился к долгой ночи.
  

***

   Как же хорошо я выспался. Я чувствовал, что кто-то заботливо укрыл меня плащом и положил под голову что-то мягкое. Даже просыпаться не хотелось.
   -- Милорд, я бы вам больше не советовал частично трансформироваться. Вы подвергаете нас опасности -- вдруг кто-нибудь нападет, пока вы будете пребывать в целительном покое?
   Ага, значит, остальные спят, раз Герион так спокойно обращается ко мне, величая милордом.
   Я довольно потянулся и выбрался из-под теплого плаща, оглядев зеленоватый круг пламени. Молодец, Анабель!
   -- Не волнуйтесь, милорд, я создал полог тишины. Они ничего не услышат. Вы ведь хотели поговорить со мной?
   -- Хотел. -- Я взял из рук оборотня полоску мяса и фляжку с водой. Ага, подобие, ну точно эльфийка молодец. -- Но для начала -- больше не смей мне ни указывать, ни советовать.
   -- Как прикажете, милорд. -- Герион выглядел слегка рассерженным. Ну, конечно, совет-то правильный, если бы не одно "но".
   -- Послушай, мне достаточно минуты, чтобы придти в себя. -- Я устроился напротив него, предварительно укутав сжавшуюся от холода в комочек эльфийку вторым плащом. Леди довольно вздохнула и перевернулась на другой бок.
   -- Значит, последние три часа...
   -- Я просто спал, -- поспешил я покаяться, ухмыляясь и перебрасывая кинжал из руки в руку. -- Что с Алиром?
   -- Без сознания, но жизни ничего не угрожает. -- Оборотень отвернулся, понимая, что теперь разговор пойдет о нем.
   -- Прекрасно. А теперь начинай исповедь. Кто ты? -- Я с удовольствием еще раз потянулся, похрустев косточками, и, порывшись в мешке рыцаря, достал кусочек сахара, принявшись его грызть. Да, представьте себе, Темный князь -- сластена.
   -- Я -- специальная программа для наследника. Активировал главный помощник, назвавшийся Элли. Попросил проследить за вами. Все равно я был создан для защиты рода князей. Выбрал сущность, чтобы заинтересовать вас. Сначала думал, что потерял на заброшенном тракте, потом попался сонникам. Прикажете дезактивироваться?
   Он покосился на меня, ожидая решения.
   -- Оставайся. Потом разберемся. Значит, ты с самого начала знал, кто я? А как хорошо притворялся!
   -- Да, как только вас бросили в камеру, сразу понял, кто вы. Но мне было приказано не выдавать себя, пока не раскроют.
   -- Прелестно!
   Черт, ну Элли и удружил мне! Знал же, как я ко всему этому отношусь. Похоже, что-то помешало ему связаться со мной, а в Цитадели произошло нечто неприятное. Возможно, они поймали предателя?! А я как раз игрался со своими возможностями. Элли перенервничал, захотел отправить кого-нибудь, чтобы тот проследил за моей драгоценной персоной.
   Только почему выбрал эту идиотскую программу?
   Он же знает...
  
   Надеюсь, это будет простительно, если я ненадолго отдохну от своей маски и расскажу вам одну печальную историю?
   Было это давно. Очень и очень давно. Я только обустроил этот мирок по своему вкусу. Земли только поделились на Светлые и Черные, первая и последняя война закончилась всего лишь несколько недель назад.
   Тогда собирался еще первый отряд. Первый из скольких десятков? Неважно. Для меня игрой это еще не было, и я с удовольствием готовился к чему-то новому и необычному. Еще бы -- горстка героев в одиночку через Черные земли. Я "купил билет в первом ряду партера", чтобы не пропустить ни единого момента. Подготовил команду темных рыцарей в противовес светлым. И тут в Светлые земли попала затерявшаяся между мирами и временами смертная девчонка. Языкастая, умная. Совершенно непохожая на девушек этого мира. Послушала, что у меня в Цитадели есть межмировой портал, и собралась идти с командой. Наслушалась сказок и решила, что Зло хоть в этом мире исчезнет, и она к себе домой попадет.
   Я потом как-то случайно заскочил в ее мир, так там ничего не изменилось. Здесь сколько веков прошло? А там -- минут пять.
   Неважно.
   Признаться, я откровенно любовался ею. Как она смешно спорила с эльфийским принцем, который состоял в той команде предводителем. Как находила самые невероятные выходы из сложных ситуаций, оставляя моих слуг с носом. Забавная девочка. В какой-то момент я понял, что наблюдение за ней стало чем-то вроде обязательного ритуала.
   Ну да, влюбился. Не правда ли, смешно?
   Миром с той командой расстаться так и не получилось. Я уже говорил, что был молод, вспыльчив, все время что-то кому-то доказывал. Пытался казаться хуже, а не лучше. В живых остались как раз эльфийский принц и девчонка. Принца я отправил восвояси, а смертную запер в гостевых комнатах...
   Не буду перечислять, сколько было всяких споров, криков, битой посуды и выкинутых ваз. Сколько было попыток побегов. И даже один состоявшийся.
   Потом она вернулась. Что называется -- зажили счастливо.
   В то время я и сделал эту забавную вещичку -- насмотрелся в других техномирах всяких штуковин и решил поэкспериментировать. Получилось что-то вроде няньки для будущего наследника. Принимает необходимую для ситуации сущность и может как просто сидеть, следить, обучать, так и выдерживать заскоки чада Темного князя.
   Спросите, что было дальше?
   Ничего, я куда-то отлучился. Когда тебя не загрызает скука, кажется, что вокруг столько всего удивительного. Я нашел тропку в какой-то необычный мир и исследовал ее.
   А мое смертное чудо упало с лестницы. То ли споткнулась, то ли еще что-то. И пока еще можно было что-то исправить, я где-то веселился. И ничего не чувствовал.
   Вот так.
  
   -- Милорд?
   Я встрепенулся, вырываясь из не самых приятных воспоминаний, и посмотрел на оборотня. А ведь похож. Если не знать, что это воплощенная сущность, и не скажешь ничего -- оборотень матерый. Ну его, пусть не дезактивируется. Ему, наверное, тоже скучно столько лет без дела.
   Элли потом сделаю выговор.
   -- Да, Герион?
   -- У вас было такое лицо... -- Он помялся и попробовал меня спародировать.
   -- Обычное. Просто вспомнил. Знаешь, чем тебе больше лет, тем больше в голове крутится всяких воспоминаний. И не всегда приятных. Остается только дурачиться и изображать из себя подростка. Пока помогает. Ведь у меня неплохо получается? -- Я подмигнул слегка опешившему оборотню.
   -- Неплохо, милорд, -- согласил он и тоже улыбнулся. -- Знаете, мне иногда жаль, что у вас так до сих пор нет наследника.
   -- Но-но! -- Погрозив ему пальцем, я поколдовал над фляжкой с водой. Вино у меня не выходит, но вот что-то похожее на перебродивший виноградный сок -- запросто. Я сделал большой глоток и протянул фляжку оживившемуся Гериону.
   -- По крайней мере, не пришлось бы ничего придумывать про вашу родословную. А то знаете, милорд, некоторые личности меня уже порядком достали своими предположениями, -- доверительно сообщил он, отдавая фляжку обратно после ополовинивания оной.
   -- Про то, что я "свой собственный сын"?
   -- Увы.
   -- Знаешь ли, дети так просто не появляются на свет.
   -- Да уж -- великое открытие. Можно подумать, у вас в Цитадели ни одного представителя женского пола не наблюдается, дурное дело-то -- нехитрое, -- презрительно фыркнул несостоявшийся нянь.
   Я поколдовал еще, делая так, чтобы содержимого во фляжке не убывало, и решил признаться:
   -- Понимаешь, я романтик. Вот так. А романтикам так плохо жить на этом свете.
   -- Милорд, это великое открытие! -- Воскликнул Герион. -- Когда эти господа, -- кивок в сторону Алира, -- будут вас убивать, расскажите им про это! Кстати, а эльфийка очень даже ничего...
   Под моим красноречивым взглядом он быстро замолчал, и следующие пять минут мы просто передавали друг другу фляжку. Несколько раз мне казалось, что я слышал чье-то вкрадчивое покашливание за пределами круга. Но нападать никто не думал. А мне в голову постепенно начинали приходить идеи, где мы находимся, и как отсюда выбираться.
   Вдруг с правой стороны огонь странно дернулся, через него перелетел небольшой камушек и стукнул Алира по носу.
   -- Что за дурацкие шутки? -- Я вскочил на ноги, слушая, как кто-то быстро отбегает вглубь коридора.
   Потом раздались несколько хлопков, будто невидимый ребенок аплодировал нам, и короткий приказ: "Взять!"
   На какой-то момент я отвлекся, пытаясь рассмотреть это существо сквозь плотную завесу мрака, как вдруг сзади пронзительно завизжала проснувшаяся эльфийка, а Герион, вскрикнув, перекинулся в волка.
   Поворачивался я не то чтобы медленно. С эдакой ленцой, итак зная, что открывшееся зрелище меня не обрадует. Но не представлял, что настолько!
   Я чуть сам не заорал, увидев, как медленно поднимается со сваленной совершенно неестественным образом набок головой, с перекошенным ртом и текущей из него ниточкой слюны, с совершенно бессмысленными глазами, испещренными красной сеточкой полопавшихся сосудов... поднимается Алир.
   -- Крестьянин веселый меня за ногу! -- Это, между прочим, я сказал.
   -- Десять раз, да в канаву! -- Согласился Герион.
   Эльфийка поддержала нас еще одной пронзительной трелью.
  
  

Глава 14

  

Все плохо, что хорошо кончается.

Главный отрицательный персонаж сказки со счастливым концом.

  
   -- Алир, это ты так шутишь? -- "Ну, да, я всегда подозревала, что у рыцаря потрясающее чувство юмора!"... Вот вечно так, когда надо шутить, шиза серьезничает, когда не надо, в общем, понятно... Я нервно сглотнул и попытался спрятаться за Герионом. Нет, вы не подумайте, пожалуйста, что я струсил. Просто уж очень непрезентабельно выглядел рыцарь. И становиться "обедом" светлого доброго Алира не очень хотелось. К тому же, чем я могу помочь? Не убивать же его, право слово.
   Алир глухо зарычал.
   Не шутит, значит.
   Он дернулся, пытаясь принять вертикальное положение. Получалось, откровенно говоря, плохо. Значит, у нас есть еще секунд тридцать, чтобы все обдумать. Ну или хотя бы решить, что делать.
   -- Герион, скажи, после того, как ты отвоевал нашего светлого друга, ничего странного не заметил? -- Я проверил и на всякий случай достал кинжал. Если что -- сталь в глаз, и, думаю, он успокоится. Но как мне не хочется причинять вред мальчишке!
   -- Ну-у, -- глухо произнес оборотень, -- были у него пять царапин небольших на левом предплечье. -- Говорить с измененными связками ему было непросто, но он все-таки добавил пару непечатных выражений про то, как крестьянин нанес визит вежливости к этой смеющейся пакости.
   -- Вон этих? Будто ребенок поцарапал? -- Я кивнул на черные гноящиеся порезы на руке того существа, в которое обратился рыцарь.
   -- Ах, ты ж!.. Я ведь их обработал по правилам!
   -- Значит, яд, -- констатировал я. -- Что же с ним делать?
   Алир наконец поднялся на ноги, но ничего больше не предпринимал. Даже не двигался. Тупо стоял и смотрел в одну точку. Но, думалось мне, что это просто затишье перед бурей.
   -- Не убивайте его. -- Это Анабель перестала, подобно барышне, углядевшей мышь, визжать и решила озаботиться здоровьицем друга. -- Может, его еще можно спасти?
   -- Легко! -- Оптимистично заявил я. -- А таким разве он тебе не нравится? По-моему, ему очень идет. -- "Такой милашка в стиле зомби, кстати, в этом сезоне это писк моды!" -- тут же вклинилась шиза. -- Я бы даже сказал... -- Тут я получил острым локтем эльфийки по ребрам и кивнул, что, мол, да, время для ехидства нашел неподходящее.
   -- Не знаю, можно ли его вернуть или нет! Не знаю! -- "А хочется?" -- вкрадчиво уточнил внутренний голос... "Да. Почему ты в этом сомневаешься?" -- "Я не сомневаюсь, это ты, глупый, никак не можешь понять, что за простого светлого нанимателя ты бы так волноваться не стал..." -- "Ааа?.." -- "А вот за друга..." Но обдумать последнюю мысль мне не дали.
   Я нервно сглотнул, обнаружив, что последнюю минуту рыцарь разглядывает меня с каким-то совершенно нехорошим интересом.
   -- Может, там от Алира ничего и не осталось, -- тихо добавил я, пытаясь осторожно передвинуться в сторону. И тут случилось то самое непредвиденное "вдруг". Алир осторожно поправил руками голову, дабы она не сваливалась набок, как у убитого курёнка, и наконец сказал что-то более-менее членораздельное.
   -- Темный... убить... -- с трудом произнес он и кинулся в мою сторону с нечеловеческой скоростью.
   Герион удивленно тявкнул, когда рыцарь просто отшвырнул его к стене, как щенка, и атаковал меня. Я еле-еле успел уклониться от удара. Алир бил быстро, без замаха, каждый раз ударяя так, чтобы -- если попасть, то наверняка вырубить противника надолго. А я даже толком ответить ему не мог, чтобы не повредить. Вдруг его еще можно спасти? "Только, если его светлую душу" -- некстати опять включился внутренний голос. "Не отвлекайся. Живым ты выглядишь гораздо привлекательней... Но убивать его все-таки не стоит". -- "Как скажешь, дорогая, только, пожалуйста, не мешай!!! Меня тут убивать собираются!" И тут, как раз отвлекшись на разговор, я пропустил скользящий удар по плечу.
   Спорить с самим собой не было никакого желания. Приходилось нагибаться, изворачиваться буквой "зю", прыгать вбок и просто отступать, а Алир продолжал методично теснить меня к очистительному контуру. Не выдержав, я все-таки ударил его в печень. Но то, что сейчас было рыцарем, удар, кстати, не самый слабый, просто проигнорировало, будто бы до него просто дотронулись. А дальше мне не хватило доли секунды, чтобы успеть увернуться, и я весьма ощутимо получил по ребрам, после чего, пока пытался удержать равновесие, еще и в челюсть. Теперь я понял, почему рыцарь стал командиром отряда светлых. Он ни в чем не уступал мне по скорости, и даже чуть-чуть превосходил, если учесть, что я, как самый настоящий дурак, после возвращения недодумался полностью разблокировать способности.
   Голова, живот, подножка, снова голова. С трудом уклоняюсь от удара в висок, пытаюсь дотянуться до упавшего кинжала. Черт, так я скоро начну выдыхаться. А этот все бьет и бьет, словно и не человек. А ведь нельзя использовать тело смертного, не имеющего потенциал. То существо, что сейчас управляет рыцарем, не смогло бы добиться такой реакции, если бы у Алира не было способностей к такой скорости. Все равно, что пытаться троллей научить танцевать балет.
   Тьма! Снова пропустил удар, теперь уже в мою печень. Больно. Когда я жаловался на скуку, не думал, что мироздание и его величество Случай подойдут к этой маленькой проблемке с такой серьезностью. Знал бы, быстро научился бы получать наслаждение от скучных серых будней. Эй, есть там кто? Мне уже не скучно! Честно-честно!
   Сзади раздался разъяренный рык отлепившегося от стенки Гериона.
   -- Стоять! -- Закричал я, откатываясь в сторону, стараясь выиграть небольшую передышку. -- Ничего не надо делать! Не выходить за черту, что бы ни происходило.
   Я уже давно понял, что рыцарь пытается выбить меня за линию зеленого пламени -- прямо в лапы того, кто смеется детским голоском и поджидает свою добычу в липкой неприятной темноте. Ну уж нет! Вот с ним мы точно будем играть по моим правилам. Только с Алиром разберусь. "Хотя кто еще с кем разберется... -- Мелькнула мрачная мысль. -- Еще пять минут, и он разделает меня под орех". Ну, вот, снова сглупил. Привык к собственной непобедимости и могуществу -- а это плохие качества для чувства самосохранения.
   -- Габриэль! -- Испуганно вскрикнула эльфийка, когда рыцарь особо удачной подножкой отправил меня на каменные плиты пола всего в нескольких сантиметрах от линии очистительного круга.
   Лишенные какой бы то ни было мысли, голубые глаза рыцаря сузились.
   -- Убить... -- довольно пробормотал он и медленно двинулся в мою сторону. Намного медленнее, чем двигался до этого. Черт, а ведь я понял! Озарение как всегда заставило себя ждать и пришло в тот момент, когда уже никто не надеялся его увидеть. Если за это время Алир и бросил несколько косых взглядов на Гериона, который не решался нарушить мой прямой приказ, но выглядел при этом так, будто не меня, а его собирались убивать, то на эльфийку рыцарь не смотрел принципиально.
   -- Леди, вы бы мне не могли оказать помощь и не заслонили бы вашего покорного слугу своим прекрасным телом? -- Какая чушь! "Нашел время для флирта". И, опережая уже готовую что-то резко ответить дочь леса, быстро добавил: -- Если не сработает, все равно терять будет нечего.
   Анабель решительно кивнула и, сделав шаг, чтобы преградить дорогу рыцарю, наступила на мою ногу.
   -- Спасибо! -- А я думал, что эльфы не страдают неуклюжестью. Наверное, Анабель в этом плане уникум.
   Алир остановился в полушаге от эльфийки, не делая попыток двинуться дальше, и странно задергался.
   -- Темный... убить... -- Снова пробормотал он.
   Я почти физически ощущал страх сиятельной леди.
   -- Убить... -- Алир попробовал обойти Анабель, но умница эльфийка тоже быстро сообразила, в чем дело, и опять преградила ему путь. Рыцарь снова остановился.
   -- Герион! -- Мне совсем не нужно было кричать. Я прекрасно знал, что старый оборотень расслышит даже самый слабый шепот. -- Фас!
   Фигура волка превратилась в смазанную тень. На мгновение мне показалось, что он почти вышел из своей сущности, чтобы повалить уже несопротивляющегося рыцаря на камни, прижав когтистой лапой его раненую руку.
   Где-то у самой черты раздался вкрадчивый смешок.
   -- Ах ты тварь! -- Теперь я точно знал, что мне нужно делать. -- Попробуй вырубить рыцаря, но вреда не причиняй, -- крикнул я Гериону и перемахнул через зеленый огонь.
   Мне срочно нужно разбираться с этим клоуном. Вот только почему-то страшно не хотелось показываться Анабель в своем нормальном воплощении, а без этого тут точно не обойдешься. Никогда раньше не замечал за собой такого комплекса. Ни перед кем особо не стеснялся оборачиваться, а тут словно жжет что-то изнутри.
   -- Габриэль, стой! -- Два испуганных крика потонули в окружившей меня темноте.
   Я оглянулся, но нашей стоянки уже не было видно. Прекрасно. Замер, подпуская темноту ближе. Всего лишь пародия на Тьму, подобие, никогда не знавшее истинной грации и величия первородного Мрака. Ближе, еще ближе, впереди раздались тихие шаги. Раз-два, идущий замер. Снова раз-два -- и тишина. Короткий смешок уже за спиной. Потом топот маленьких ножек, и где-то в отдалении опять смех.
   -- Боишься? -- Позволил я себе улыбнуться. -- Боишься, -- уже констатировал я.
   Тихий-тихий смех.
   -- А больше ничего не умеешь, кроме смеха, пугало для малышни?
   Смех.
   -- Хватит играться! Пока я стою на месте, но скоро пойду знакомиться поближе. Так этого хочешь?
   Снова смех.
   Я повел головой, избавляясь от наваждения. Черт, да оно меня банально гипнотизирует. Ограничившись трансформацией руки, я с огромным удовольствием провел когтями по ставшей почти осязаемой темноте. Она испуганно отдернулась, но тут же подступила еще ближе. Детский голосок, отчаянно коверкая слова, пропел:
   -- Солнышко не взойдет.
   Твое Солнышко спит.
   Зови не зови, оно не взойдет.
   Твое Солнышко в могиле спит.
   -- Замолчи! -- Не думая, я кинулся на голос, в прыжке трансформируясь в зверя, -- эмоции захлестывали меня, и прорыва не потребовалось. Тьма испуганно отпрянула в стороны, больше не смея ко мне не то что прикасаться, а даже подплывать на расстояние. Почувствовала. Сила переполняла меня до краев, радуясь, что я, наконец, вспомнил про нее. Она прокатывалась внутри теплой мягкой волной и очень хотела поскорее размяться на том неудачнике, что рискнул напасть на ее хозяина. И я сам радовался вместе с ней -- легкости, хорошему настроению, что пришло вместе с разблокированной силой, удивительно четкому мироощущению. В легкой дымке сумрака быстро промелькнуло что-то маленькое и скрылось в узком ответвлении лабиринта.
   Попалась, гадость!
   Кап-кап!
   А, это та самая развилка, про которую говорил Герион. Надеется, что я заблужусь тут? Напрасно, теперь я прекрасно видел топающее впереди существо. Оно завернуло за очередной поворот. Предвкушая скорую развязку, я завернул следом и понял, что тварюшка сама себя загнала в тупик. Или она сделала это намеренно? Приблизившись, я наконец-то смог разглядеть хозяина этих лабиринтов. Тьма и Хаос, что это?!
   Несомненно, когда-то это было маленьким ребенком чуть старше годика. Щуплое тельце с крошечными ручками и кривыми ножками покрыто трещинами, словно на самом деле передо мной стоит старая сломанная кукла. Лицо совершенно нормальное -- никаких ужасных красных глаз или острых гнилых зубов. Обычное детское личико, глаза, как у всех малышей, еще не определившиеся с цветом: то ли серые, то ли зеленые. Пухлые губки и щечки. Только и щеки, и лоб ребенка так же, как и тело, покрывали трещины.
   -- Кто ты? Или ты можешь только повторять фразы, которые успел запомнить? -- Я остановился в нескольких метрах от существа.
   -- Она не успела дать мне имя, -- ребенок наклонил голову набок, с интересом меня рассматривая. Он ни капельки не боялся и, кажется, продолжал воспринимать это все, как продолжение увлекательной игры. -- Бросила и ушла. Ты знаешь, что такое голод?
   -- Знаю, -- согласился я, -- но это не повод, чтобы добровольно становиться твоим "обедом".
   -- А скука?
   -- Да. -- Здесь я и сам ничуть не лучше. "И даже хуже..." -- не замедлил прокомментировать внутренний голос. Достаточно вспомнить светлых, с которыми я, по сути, играю точно так же, как существо с нами.
   -- Она хоть как-нибудь тебя называла? -- Ребенок почему-то очень напоминал мне кого-то. Очень-очень напоминал, но я никак не мог вспомнить, кого же.
   -- Называла, -- ребенок ненадолго задумался. -- Ты похож на меня. Только ты законченный. Она звала меня Мой первый мир.
   Драки не получится. Я перекинулся обратно и присел на камень напротив Души заброшенного мира.
   Однако память все равно отказывалась подсказать, чем же я похож на этого ребенка.
  

***

   Анабель нервно оглянулась, словно пытаясь отыскать отправившегося геройствовать Габриэля в окружавшей их Тьме.
   -- Может, мне стоит... -- В который раз начала она, с сомнением смотря, как Герион хлопочет вокруг отключившегося рыцаря.
   Сначала они осторожно вскрыли раны на его руке, очистив их от скопившегося гноя. Потом эльфийка провела сложный ритуал очищения крови, на несколько минут почти полностью слившись с сознанием Алира. Теперь рыцарь уже не выглядел трупом -- его пульс вернулся в привычные для живого человека рамки, дыхание выровнялось, и он просто спал. Только сильная бледность выдавала, что сейчас командиру их отряда приходится несладко, и он продолжает бороться с чужой сущностью в себе.
   -- Нет, -- не оборачиваясь, в который раз повторил старый оборотень, промокая лоб рыцаря созданным наспех холодным компрессом, -- он сам справится. А ты можешь попасться, и только усложнишь задачу.
   -- Но я...
   -- Да, да, ты сильная умная эльфийка, сбиваешь с Темных князей короны, как спелые груши, а сами князья от испуга прячутся под троны, быстро перевоспитываясь, и так далее, и тому подобное, -- отмахнулся мужчина.
   Анабель покраснела, не зная, на что стоило больше обижаться -- на то, что Герион не хочет воспринимать ее всерьез, или на то, что в его варианте издевки над ней князья прячутся от страха.
   -- Ты намекаешь на то, что я такая страшная? -- С подозрением уточнила она, пытаясь собрать в хвост растрепавшиеся локоны и огладить помятый наряд. Потом подумала и применила секретное женское оружие: всхлипнула.
   -- Нет, ты что! Как можно! -- Переполошился оборотень, видимо, первый раз видя эльфийку, всхлипывающую из-за того, что кто-то посмел усомниться в ее красоте. -- Ты само совершенство! Я имел в виду, что князья будут прятаться, боясь, что не выдержат созерцания столь прекрасного существа, и что твоя неземная красота убьет в них Тьму и заставит повернуться к Свету! -- Герион понимал, что несет полную ахинею, но что прикажете делать, если это чудо ушастое было готово вот-вот разреветься?
   -- Свет милосерден, -- тут же ожив, Анабель начала привычную лекцию, -- наш сиятельный князь Габриэль умеет прощать. -- После этого имени Герион совсем непочтительно поперхнулся воздухом, посмотрев на сиятельную леди, как на умалишенную. -- Он примет любого, кто будет искренне в него верить или хотя бы пытаться всей своей душой поверить.
   -- А если у означенного господина не будет души? -- Уточнил Герион.
   -- Этот господин подлежит уничтожению, -- пожала плечами эльфийка.
   -- Добрые вы, прям жуть какие, -- умилился оборотень, пытаясь напоить рыцаря водой из фляжки. Потом осторожно принюхался и поморщился, поняв, что перепутал обычную воду с перебродившим соком. Хотя щеки Алира тут же порозовели, и он стал выглядеть куда лучше. Отметив это, Герион махнул рукой и продолжил поить рыцаря тем, что создал Габриэль.
   Неожиданно Тьма дернулась, пытаясь прорваться сквозь черту, но, похоже, вовсе не затем, чтобы напасть, а просто попытаться сбежать. Но, не сумев преодолеть линию зеленого пламени, она остановила свой натиск.
   -- Там что-то происходит! -- Воскликнула Анабель, бросаясь к черте, но не решаясь ее переступить. Габриэль попросил не делать этого, а ему можно верить. Эльфийка чуть-чуть покраснела, вспомнив, насколько соблазнительно выглядело тело темного, когда он с бесподобным изяществом уворачивался от кулаков Алира, словно танцуя под только ему слышимую мелодию.
   Поймав себя на столь преступных мыслях, она рассерженно затеребила тонкую обручальную цепочку так сильно, что казалось, та вот-вот порвется в ее пальцах, и эти мысли перестанут быть преступными. Но нет, цепочка была сделана на совесть, и давно данное обещание требовало, чтобы леди немедленно прекратила думать о Габриэле. Получалось плохо, и чтобы вообще ни о ком и ни о чем не думать, эльфийка начала напряженно вглядываться в темноту, пытаясь хоть что-то увидеть или найти в постоянно перетекающих темных линиях знакомые контуры.
   Наверное, именно поэтому она уже издалека разглядела две приближающиеся фигуры. Одна фигурка была крохотной -- не выше двух локтей ростом -- и держала вторую за руку. А вторая была огромна. Анабель даже удивилась, как она не задевает потолок... рогами?! Свет, Свет великий! Анабель замерла перед чертой, не в силах даже позвать оборотня. Просто замерла, разглядывая исполина. Неправдоподобно длинные руки, большая голова, странная походка. От его могучей широкоплечей фигуры веяло силой и ужасом, а за спиной у него, несомненно, были крылья. Оставалось только надеяться, что это была всего лишь игра теней, и на самом деле к их кругу никто не приближался. Потому что если это не игра, от них с рыцарем и оборотнем не останется даже кровавых пятен.
   Но за долю секунды до того контуры фигур поплыли, развеиваясь, и из темноты вышел знакомый, весело улыбающийся, целый и невредимый Габриэль. Эльфийка радостно вздохнула и даже хотела помахать ему рукой, как вдруг разглядела, кого темный ведет за руку.
   -- Герион!!! -- От ее вопля даже Алир ненадолго открыл глаза и испуганно дернулся. Что уж говорить об оборотне, который попытался обратиться, ударился о каменный пол и запутался в собственных лапах. После чего выматерился и перекинулся обратно.
   -- Что?! -- И тут же увидев, на что ему показывает эльфийка, выматерился еще раз.
   -- Привет! -- Подойдя к черте, Габриэль улыбнулся еще более приветливо и счастливо. -- Ага, судя по вашим лицам, вы считаете, что я это уже не я, а кто-то другой, и что он "занял" мое тело, либо принял мой облик. Забавно. Знакомьтесь, -- тут он указал на самого жуткого ребенка, которого доводилось видеть Анабель, -- это и есть наш кошмарик. Он был голоден и очень скучал. Про злость и обиду я молчу, так как это само собой разумеется. Имени у него, к сожалению, нет, хозяйка дать не успела. Он обещал показать выход в наш родной мир. Ну что, пустите нас?
   -- Ага, как же! Мы тебя впустим, а ты окажешься не Габриэлем, -- в голосе сиятельной леди слышалось нешуточное сомнение в подлинности темного. И разрешение она давать не собиралась.
   -- Понятно, -- темный подмигнул эльфийке и нарочно грустным голосом обратился к ребенку: -- тут нас не любят. Что будем делать?
   Существо, держащее его за руку, широко и очень красноречиво улыбнулось.
   -- Да, да, конечно, -- согласился Габриэль, -- кому сейчас нужны чьи-то разрешения? -- И, пожав плечами, перешагнул черту.
   Ничего не произошло. Оказавшись внутри круга, никто не бросился никого убивать или есть. Мальчишка, оглядев ошарашенные лица оборотня и леди, звонко рассмеялся.
   -- Ну что вы как не родные! Соскучились? -- И совершенно неожиданно темный закружил пораженно пискнувшую эльфийку в объятиях.
  
  

Глава 15

  

Герой -- не значит идиот.

Идиот вообще-то -- очень умный парень.

NN

  
   Я даже не мог предположить, что когда с силой все в порядке, это так здорово. Улыбаясь, как полный идиот, я только что не распевал песенки. А уж как соскучился по своему второму воплощению! Ну неуютно я себя чувствую в тощем теле мальчишки, неуютно и всё. А тут такой простор.
   Не задумываясь, я предложил Душе заброшенного мира передать немного своей энергии. Ее теперь у меня было -- хоть отбавляй, а дух так проголодался и обессилел, что даже не смог нормально контролировать одну игрушку. Ребенок сначала не поверил в мое предложение, а потом со счастливым смехом взялся за протянутую руку. Жаль, что у малыша нет имени. Я бы с удовольствием дал ему, но это не мой уровень. А жаль.
  
   До нашей стоянки я решил идти в нормальном воплощении, прикрываясь Тьмой, которая почтительно расступалась перед своим истинным князем. Дух напевал все ту же песенку, только она больше не казалась жуткой. Скорее -- грустной.
   За миг до того, как изумленно застывшая эльфийка поняла, кто я такой, пришлось изменить облик. Впрочем, мне теперь и мальчишкой было замечательно.
   Сила, сила, сила. Она кружила рядом в невероятно зажигательном танце, словно прося стать ее партнером. Видимо, раньше я никогда не закрывал силу на столь долгий срок.
   Чуть-чуть поиздевавшись над эльфийкой и оборотнем, я без помех прошел внутрь круга и, глядя в глаза Анабель, неожиданно поддался совершенно глупому порыву. От нее удивительно вкусно пахло яблоками и чем-то неуловимым, подобным весеннему ветерку. Сиятельная леди оказалась легкой и совершенно не сопротивлялась моим объятиям.
   Наконец эйфория прошла, и я осторожно поставил Анабель на землю, чуть не уронив при этом, поскольку увидел, что сияющий, как начищенная медалька, Герион показал мне в знак одобрения большой палец. Убью гада!
   -- Ладно. Теперь к делу. Как чувствует себя наш зомби? -- Анабель закусила губу, неопределенно пожала плечами, явно пребывая мыслями где-то очень далеко.
   -- Нормально. Намного лучше, уже ненадолго приходил в себя, -- бодро отрапортовал оборотень, продолжая коситься то на меня, то на сиятельную леди.
   -- Замечательно! Сейчас быстренько поставим его на ноги, и мой новый друг покажет нам дорогу.
   Эльфийка настороженно осмотрела духа и, присев рядом с ним на корточки, спросила:
   -- А кто ты?
   Ответил я:
   -- Душа заброшенного мира. Кто-то из молодых творцов напортачил. Начал создавать мир, а потом -- то ли надоело, то ли не хватило сил, но родившийся в междумирье так до конца и не сформировался. Даже имени не успел получить. А то смог бы кое-как сам развиться, научиться вырабатывать энергию для существования, придумать и создать других живых существ. Вот и попытался наплыть на соседний остров, которым оказался наш мир. Помните зал, куда я провалился? Вот это тот самый наплыв и есть. Дух нас выведет как раз к пролому.
   -- Выведу, -- согласился малыш. -- Только, Габриэль, заходи как-нибудь в гости. Я ваших верхних существ больше трогать не буду.
   -- Обязательно, -- наклонившись над Алиром и дотронувшись до его сонной артерии, я начал перекачивать в рыцаря свою энергию, стараясь выбирать универсальную, а не темную. А то еще привяжу его к Мраку, что делать тогда буду?
   -- А можно дать тебе имя? Или это должен быть какой-то особый ритуал? -- Видимо, эльфийка прониклась печальной историей духа и загорелась идеей помочь ему. Малыш нахмурился, понимая, что вряд ли от этого будет хоть какая польза. Но уж очень хотелось. Поэтому он быстро кивнул.
   -- Ммм... извини, а ты мальчик или девочка? -- Сконфузилась сиятельная леди.
   -- Не знаю, -- дух сконфузился не меньше.
   -- Тогда, ты будешь зваться Эраль-ти-Риль, -- улыбнувшись, тут же придумала Анабель, а я от изумления чуть не влил в Алира способы поддержания стабильного прохода в ад.
   Это же имя ее возлюбленного эльфа! Только сокращенное. Назвать в честь него целый мир?! Да, а я еще на что-то надеюсь. Надо срочно разбираться с этим ушастым чудом, пока окончательно не сдвинулся, или, еще хуже того, не...
   -- Спасибо! -- Радостно воскликнул дух, мгновенно преображаясь: трещины исчезали, сморщенная кожа разглаживалась и светлела. Малыш на глазах принялся расти.
   -- Спасибо! -- Еще раз поблагодарил эльфийку очень симпатичный мальчик лет восьми с черными, чуть вьющимися, короткими волосами, с ярко-синими глазищами и счастливой улыбкой на детском красивом личике. -- Только, леди, боюсь, вы перестарались, -- чуть помявшись, добавил он, -- вы вложили в мое имя слишком много любви. Теперь я смогу создать до конца этот мир, но вы отдали все, что было в вашем сердце, и теперь оно свободно. Извините.
   Анабель загадочно улыбнулась, словно, наоборот, была очень рада услышать это. Тут, наконец, очнулся Алир. Несколько минут он глупо моргал, пытаясь понять, где находится, потом нахмурился, рассматривая мое улыбающееся лицо. И вдруг испуганно вскрикнул, попытавшись вскочить на ноги:
   -- Габриэль, Свет, ты жив? Я не ранил тебя?! Точно? Прости, я совершенно не контролировал свои действия. Все в порядке? -- Затараторил он, осматривая меня в поисках возможных смертельных ран.
   Почему-то такая забота мне была очень приятна. Помнится, я говорил, что эта команда на двоечку по десятибалльной системе. Думаю, это было неправильно. Возможно, они не самые сильные и суперкрутые, но это первая команда, которая стала относиться ко мне, как к другу. С остальными все зависало где-то на уровне "хорошие знакомые", если все-таки умудрялось преодолеть отметку "враги".
   -- Спасибо, Алир. Я жив, ты меня даже не ранил. Ничего страшного, можешь не извиняться.
   Я похлопал улыбнувшегося рыцаря по плечу и помог ему подняться на ноги. Герион уже собрал вещевые мешки и теперь с ожиданием смотрел, как рыцарь, чуть пошатываясь, делает пробные шаги.
   -- Вроде неплохо, -- Алир с сомнением посмотрел на меня, но на дружески подставленное плечо опираться не перестал.
   Риль глядел на наши сборы с улыбкой, скорее всего в мыслях уже выстраивая свой небольшой мирок, который Анабель, сама того не ведая, полностью передала Душе заброшенного мира. Впрочем, ничего неправильного в этом не было. Если Создавшая этот мир когда-нибудь и вернется, она будет не вправе предъявлять хоть какие-то претензии и мешать небольшому Рилю развиваться в свое удовольствие.
   Насколько я успел понять, его мир по площади не превышал размерами небольшое поле. Но что-то подсказывало мне, судя по мечтательному выражению детского личика, что Риль превратит это место в райский уголок -- надо только дать ему время. А потом с удовольствием напроситься в гости. Все равно миры теперь наплывают друг на дружку как ближайшие соседи. Наплывы очень редки, и зачастую даже самые близкие миры находятся друг от друга в нескольких лигах сплошного междумирья. Может, устроить тут что-то вроде курорта? Хотя это все еще дележ шкуры неубитого медведя. Сначала пусть обустроится.
   -- Готовы? -- Мальчик нетерпеливо подергал эльфийку за рукав. -- А можно я вам выдам проводника, и он вас доведет, а я наконец-то займусь преображением моего мира.
   -- Конечно. В гости заглядывать не обещаю -- у нас очень важная миссия, но если окажусь поблизости, обязательно зайду, -- Анабель с материнской любовью потрепала Риля по голове и повернулась ко мне:
    -- Габриэль, если все будет хорошо, сможешь меня изредка сюда приводить? -- Что-то в сиятельной леди неуловимо изменилось. Во взгляде, в голосе, в улыбке. И в первую очередь, по отношению ко мне. Если раньше в ее разговоре проглядывала напряженность, то теперь она улыбалась мне совершенно искренне. И это было приятно.
   -- Конечно. Только думается мне, что Риль сам тебя проведет и даже навестит в Светлом лесу. Идем? -- Я передал слегка прихрамывающего Алира Гериону и тоже потрепал Духа по голове. Кого-то он мне напоминает. Ну что за склероз? Очень похож на кого-то из моих знакомых. Но на кого?
   По каменным стенам лабиринта запрыгал неизвестно откуда взявшийся солнечный зайчик.
   -- Вот, идите за ним и не забудьте про обещания! -- Риль помахал нам рукой и растворился в воздухе. Неожиданно реальность дрогнула, и Тьма начала растворяться, превращаясь сначала в легкий сумрак, потом в еле заметную дымку. И вот исчезла совсем. В каменном коридоре посветлело и посвежело. Мох быстро втягивался в камень, и вместо него проступали яркие узоры. Дух принялся за дело, которого ему так не хватало.
   Теперь, когда он обрел имя и будущее, можно было становиться добрее. К тому же эльфийка вложила в него столько света и любви, что я не сомневался -- скоро его маленький мирок превратится в настоящую жемчужину среди серых и скучных реальностей и засверкает на все мироздание.
   -- Пойдемте, -- я поторопил пораженно замершую компанию, -- не будем ему мешать. -- И первым направился вслед за нетерпеливо подрагивающим солнечным зайчиком.
   За мной, с интересом оглядываясь по сторонам, направилась эльфийка, восхищаясь каждым изменением лабиринта, точно мамочка, хвастающаяся первыми шагами сынишки. В арьергарде медленно ковыляли оборотень и Алир, который, не успокаиваясь, продолжал извиняться за свое поведение.
   -- Габриэль, -- позвал он меня.
   -- Да?
   -- Помнишь, что ты сказал на мою фразу про то, что если я не убью тебя к концу путешествия -- это будет чудом?
   -- Ну? -- Я попробовал обернуться, но споткнулся о какой-то небольшой камушек и решил, что все и так хорошо слышно, продолжив идти за солнечным зайчиком.
   -- А ты ответил, что не убью, потому что не смогу. Я ведь тогда тебе не поверил. Думал, что если кто-то и сможет состязаться со мной в скорости, так только Темный князь. А оказалось по-другому. Не то чтобы я хвастаюсь, просто...
   -- Просто на Светлых землях тебе нет равных в скорости реакции, и ты превосходишь даже длинноухих, -- закончил я за него. -- Я понимаю, что это не хвастовство. Но я знаю как минимум трех демонов, не считая князя, которые могут двигаться ничуть не медленнее. Не расстраивайся. Из этих троих ты -- максимум -- столкнешься с одним, -- успокоил я рыцаря.
   К залу с проломленным потолком мы дошли, когда каменные стены почти растаяли, оставляя в воздухе только яркие узоры, что сохраняли видимость коридоров, ибо идти по пустоте было бы не очень приятно. Под ногами начала проглядывать пока еще нематериальная трава, сквозь которую мы спокойно проходили. Мимо пронесся слабенький ветерок.
   Зал тоже успел преобразиться. Скелеты колонн оплели бледно-голубые большие цветы, чем-то похожие на обычные лилии, а темный цвет начал заменять светло-бежевый мрамор. Дыра, пробитая мною, изменениям пока не подверглась и чернела на приличной высоте, показывая, что в нашем мире сейчас царила ночь. Сначала с помощью левитации я поднял наверх рыцаря с оборотнем. Алир за наш небольшой поход успел полностью выбиться из сил и голодным взглядом поглядывал то на мешок с едой, то на меня, -- так как Герион уже успел рассказать, кто накачал рыцаря энергией, позволяя сейчас передвигаться на своих двоих, а не на носилках. Когда эти двое оказали наверху, и оборотень прокричал, что всё в порядке я галантно предложил руку эльфийке. И, как только она, улыбнувшись, дотронулась своими тонкими пальчиками до моей ладони, беззастенчиво сграбастал ушастое чудо в объятия. Чтобы она не успела вырваться, тут же поднялся на несколько метров вверх. Анабель весело засмеялась и уткнулась своим носом мне в ключицу.
   Спросите, почему я воспользовался левитацией, если можно легко вызвать крылья? Очень просто. Представьте размах крыльев, сравните с небольшим диаметром провала и вы поймете, что я просто не протиснусь в эту дыру. Лучше уж наверху вызову их.
   Дыхание эльфийки приятно щекотало кожу. Может, так еще несколько часов повисеть? -- Мелькнула очень соблазнительная мысль, но я тут же вспомнил, что у стены нас, скорее всего, ждут остальные светлые и страшно волнуются. Так что, хоть и нехотя, но подниматься пришлось.
   Наверху, как оказалось, была не ночь, а начало рассвета. Тонкая, еле заметная в сонном мареве холодного воздуха полоска горизонта только-только начала окрашиваться в празднично-красный цвет, предвещая скорое появление светила.
   Герион уже успел заботливо устроить рыцаря, укрыв Алира несколькими плащами и обещая ему, что сейчас Габриэль быстренько слетает к стенке, и остальные вернутся за нами, а он пока успеет хорошо выспаться.
   Я даже не стал ничего язвить насчет того, что мной распоряжаются все кому не лень, так как решение программы-няньки, которого я продолжал звать по привычке "старый оборотень", было самым разумным. Даже внутренний голос молчал, хотя последние дни мою шизу все чаще тянуло на философские размышления, а не на ехидные комментарии. К чему бы это?
   Со вздохом выпустив Анабель из своих объятий, я отошел за ближайшее дерево, чтобы спокойно вызвать крылья. Герион-то к этому был привычен. А вот Алиру с эльфийкой -- особенно, последней, -- я не хотел показывать, как меня выворачивает.
   Еще один вопрос: зачем крылья, если есть возможность левитировать? Особенно, если учесть, что частичное преобразование -- весьма болезненный процесс. Наверное, мой ответ может показаться глупым. Просто я готов платить болью и неудобствами за то, чтобы почувствовать пьянящее ощущение полета. Когда летишь сам, зная, что тебе никакая сила не помогает. Признаюсь, это восхитительно!
   Я отряхнулся, проверяя все ли в порядке с оперением, и направился к остальным.
   -- Вернусь, максимум, через два часа, если их не будет на месте. Если будут -- быстрее. -- С помощью левитации поднялся метров на двадцать пять над землей, решив, что с такого расстояния точно успею поймать ветер. -- Поставьте несколько следилок. Мы уже встречались с местными жителями, не хочу, чтобы они на вас напали, когда способности к обороне на нуле. -- Громкость голоса пришлось увеличить, чтобы светлые смогли меня расслышать с такого расстояния.
   Я помахал им рукой и взмыл вверх. На самом деле -- полет не такая уж и простая вещь. И первое время со стороны я, наверное, смотрелся очень комично, дергаясь вверх -- вниз, или, когда пропускал очередной взмах крыла, смешно начинал трепыхаться, пробуя набрать высоту. Наверное, поэтому у людей только две руки. Тут иногда и с ними не управиться, а если еще и крылья к ним в придачу...
   Так что всю прелесть полета я смог ощутить, только когда поднялся еще выше и набрал приличную скорость, чтобы давать хоть на несколько секунд отдых крыльям.
   Отсюда открывался прекрасный вид не только на весь лабиринт, но и на окрестности второй границы.
   Вон вдали Вилеф -- довольно большой и богатый город. И трактиры хорошие, и рынок есть. И сам он чистый и очень аккуратный. От него до гор и, соответственно, до Цитадели добираться не больше трех-четырех дней. Так что скоро наше путешествие подойдет к концу. Даже жалко стало на какую-то секунду. Надо будет упросить светлых заглянуть в город. Покажу Леллину, как маскировать ауру, и сможем пару деньков провести в хороших условиях и отдохнуть. Правда, предложить это надо будет под тем предлогом, что отдых нужен Алиру, а нам предстоит разработка плана.
   Я так замечтался, что чуть не пролетел мимо стены и расположившихся возле нее проснувшихся светлых. Зато заметил, что в нескольких лигах к северу, как раз по дороге в Вилеф, есть небольшой проход в стене. Видимо, это Риль для нас сделал. Сделав два круга над стоянкой, я наконец добился того, что меня заметили.
   Только смотрели все как-то настороженно и даже зло. Не понял... Сейчас выясним, что случилось.
   Я опустился, больно ушибив ноги, и, улыбаясь, направился к поднявшимся мне навстречу светлым недотепам.
   -- И что ты придумал? -- Резко спросил Ибор. -- Врагов было слишком много, а тебя послали за подмогой, которая, по традиции жанра, просто не успеет?
   -- Что?! -- Я даже обернулся, не понимая, о чем и с кем гном говорит.
   -- А-а-а, они геройски спасли тебе жизнь, отдав свои. Да? -- Присоединился Леллин. Я увидел заплаканное личико принцессы и настороженное Лин.
   -- Ребята, вы чего? Мы выбрались у того места, где я под землю провалился. Анабель и Герион остались с Алиром, ему сильно перепало, но он уже восстанавливается. А я полетел за вами, чтобы попросить вернуться к нам.
   -- Значит, так -- и нас сразу решил устранить за компанию?! Догадался, что мы тебе не поверим?
   -- Они считают, -- тут вмешалась Лин, -- что ты специально заманил Анабель с Алиром в западню и с помощью Гериона прикончил, -- спокойно разъяснила она.
   -- Ага, -- только и смог выдавить я. -- Ага, -- повторил, не понимая, что мне делать. -- Это что-то новенькое. Это мне, значит, лететь обратно и тащить на себе Анабель, чтобы она вам мозги прочистила? -- Вопросил я. Нет, эльфийка, конечно, не тяжелая, но с моими полетными способностями я всерьез сомневаюсь, что мы долетим без потерь.
   -- Сбежать хочешь? -- Презрительно сощурил глаза гном, вытягивая топор.
   Радек угрожающе зашипел, демонстрируя внушительные когти. Ситуация была аховая.
   Придется их снова надуть.
   -- Хотите, я чем-нибудь поклянусь, чтобы вы мне поверили? Тьмой? Душой? Чем угодно.
   -- Ну-ну. Тьмой, давай, -- смилостивился маг, -- послушаем твою клятву.
   Опять та же ошибка, что и в прошлый раз. Нет у меня привязки к Тьме! Я сам Тьма. И могу наплести им все что угодно! Душа есть во мне, но не у меня. Вот такая хитрая штука. Только вот не помню я, почему так...
   -- Клянусь Тьмой, к которой я привязан, законом бытия и своей бессмертной душой, что ни помыслом, ни делом не причинял и не стану причинять вреда никому --  ни светлой леди Анабель Илераль из Старшего дома светлых правителей, ни Ибору-изгнаннику, ни Алиру д'Аэвельеру -- рыцарю светлого ордена, ни леди Хелене -- наследной принцессе Арской империи, ни магу Леллину, ни монаху Радеку. А также -- оборотню Гериону и вампирке Эилльн. У-ух, кажись, всех перечислил. Довольны?
   Как же удобно клясться душой, когда у тебя её нет - нарушить слово легче легкого.
   -- Хорошо. Ты не врешь, -- медленно проговорил маг.
   -- Аллилуйя! -- Возрадовался я. Да, в моем лексиконе много иномирных слов, увы, и еще раз, увы, подвержен пагубному влиянию других миров. Отвязав от Алмаза свою сумку, закинул ее на плечо. -- Хорошо. Вы помните то место, где мы вынужденно расстались? Прямо по дорожке -- и сворачивать в тех местах, которые отмечал Герион. Угу? Замечательно, будем вас там ждать.
   Я поднапрягся и взлетел с места с помощью магии, желая покрасоваться. В общем-то, так летать намного проще -- крыльями шевелишь скорее для очистки совести, но зато нормально летать куда интереснее.
  
   Обратно я добрался гораздо быстрее. Анабель как раз заканчивала приготовление завтрака. Рядом с мясом на невесть откуда взявшемся блюде высилась очень аппетитная горка ярко-красных ягод. По косым взглядам эльфийки, что она периодически кидала на эти ягоды, было понятно, что она помнила мой наказ и их не ела, дожидаясь официального разрешения. Герион сидел напротив небольшого костерка и подбрасывал в него сухие веточки.
   -- О, уже? Здорово. Они едут? -- Оборотень потянулся и зевнул.
   -- Да, только они почему-то думали, что это все подстроил я с намерением вас убить. Пришлось поклясться Тьмой, что не причинял вам вреда и не собираюсь этого делать.
   -- Что?
   -- Как? -- Одновременно воскликнули они, чуть не разбудив Алира.
   -- Нормально все, -- я состроил страшные глаза оборотню и, протянув руку, сграбастал в ладонь пригоршню спелых вкусных ягод.
   Эльфийка, увидев это, осторожно попробовала одну и блаженно вздохнула.
   -- Вкусно. Ладно, я поставила несколько следилок и обнаружила в четверти лиги отсюда небольшое очень милое озерцо. Вы сидите тут, а я пойду освежусь.
   -- Если что...
   -- Обязательно, -- она улыбнулась и оставила нас с оборотнем следить за медленно дожаривающимся мясом какого-то пойманного в мое отсутствие зверька.
   Недолго думая я кивнул Гериону, что он легко может подремать, пока я буду следить. Благо с высоты птичьего полета я заметил, что близко к нашей стоянке наблюдается только стая обычных серых волков. И то где-то с южной стороны, в полулиге. И направлялись они в противоположную от нас сторону. Еще была замечена пара зверюшек у первой границы лабиринта, но они там устроились на дневную спячку. Остальная живность, похоже, сидела по своим норкам-домикам. Так что все было спокойно и замечательно. К завтрашнему дню до нас должны доскакать остальные, а мы можем после отдыха и обеда двинуться им на встречу. Думаю, еще разочек я легко могу поработать донором. Дальше накачивать Алира энергией Темного князя чревато последствиями.
   И тут я вскочил на ноги. Тьма, а ведь то озеро, к которому направилась эльфийка, было как раз в той стороне, где я заметил стаю волков.
   Упс...
   -- Герион, -- я толкнут только уснувшего оборотня, -- проследи за Алиром, боюсь, наша ушастая может вляпаться в очередную историю, если уже не вляпалась.
   Мужчина печально кивнул и, придвинув к себе тарелку, принялся методично уничтожать вкусные ягоды. Нечестно, я тоже хочу! Долю секунды я разрывался между ягодами и Анабель. Сиятельная леди победила, и я опрометью кинулся по следам эльфийки.
   Успел. Можно было даже так не спешить. Мокрая недовольная Анабель в наспех надетой рубашке забралась на дерево, пытаясь отогнать трех крупных волков небольшими боевыми заклинаниями. С минуту я просто любовался, как липнущая рубашка обрисовывает каждый изгиб ее тела, потом подумал, что уже давненько не наблюдал за собой таких мыслей, и что надо понравившееся тело скорее спасать, пока его не съели.
   -- Эй, серые! -- Громко и весело крикнул я, привлекая внимание хищников. Волки насторожили уши, принюхиваясь к чужаку. Люблю волков. У меня один в Цитадели живет. Очень понятливые верные существа. И хорошо чувствуют, когда стоит принять бой, отстаивая свою честь, а когда можно развернуться и просто убежать в лес. Вот и сейчас они покосились на эльфийку и, недовольно рыкнув, потрусили в сторону перелеска на той стороне небольшого чистого озерца.
   -- Удачи! -- Крикнул я им вслед и подошел к дереву, на котором устроилось ушастое чудо.
   -- Помочь слезть?
   -- Сама, -- буркнула леди, но потом, подумав, улыбнулась, -- спасибо. Даже не сомневалась, что ты про меня вспомнишь.
   Она осторожно спустилась на землю, ежась от утреннего холода, и нахмурилась, пытаясь прикрыть предательскую рубашку волосами, с которых еще капала вода.
   -- Отвернись!
   -- Как скажешь... -- Я понял, что лучший момент для запланированного разговора вряд ли еще представится. Поэтому, не оборачиваясь, уселся на землю и спросил: -- Значит, ты обручена?
   Эльфийка недовольно засопела, но все-таки ответила:
   -- Это моя клятва. Он был в одном отряде и не вернулся с Черных земель, а я поклялась, что закончу его дело. Хотя, как оказалось, хранить верность ушедшему в серость очень тягостно. Ты не подумай ничего, просто цепочка -- ты ведь ее заметил? -- стала давить. Врут все про эльфов-однолюбов, -- печально добавила она, садясь рядом. Волосы подвязала лентой с серебристой вышивкой, рубашку высушила заклинанием. Очень красивая. Улыбка грустная-грустная, но в глазах пляшут чертики. Похоже, Анабель решила, что и для нее этот разговор будет полезен.
   -- И про темных, которые не умеют чувствовать, тоже врут, -- доверительно сообщил я. -- Вот такие дела. Что будем делать?
   Я повернулся к ней и встретился с серьезным и все понимающим взглядом.
   -- Да, какая сложная задача! -- Воскликнула она, и мы улыбнулись: -- Что же, правда, делать?
   -- Ты можешь сделать зубы нормальными?
   Ну да, улыбка у меня, и правда, доброжелательнее некуда....
   -- Легко! Но зачем?
   -- А то ты не догадываешься... -- К веселости добавилось ехидство, и вопрос решился сам собой.
  

***

   -- Герион?
   -- А, проснулся... -- Оборотень протянул рыцарю кружку с горячим отваром: -- Держи, сразу станет легче. На твоем месте я бы, когда Риль закончит обустройство, обязательно напросился на халявный отдых в его раю в качестве возмещения за доставленные неприятности.
   -- Думаю, я так и сделаю, -- согласился рыцарь, отпивая горячий травяной настой маленькими глотками. -- А где остальные? -- Он недоуменно оглянулся. -- Мне во сне казалось, что Габриэль уже вернулся.
   -- Да уж куда-то запропастились. Ты как? Мы тут кучу охранных заклинаний понаставляли, подождешь, пока я сбегаю посмотрю, что с ними?
   Алир поморщился, прислушиваясь к себе. Наконец кивнул, разрешая оборотню отлучиться. Герион, придвинув поближе к рыцарю тарелку с мясом и сухарями, быстрым шагом направился в южную сторону. Алир проводил его усталым взглядом и принялся за мясо.
   До озера старый оборотень добрался быстро. Он прекрасно ощущал присутствие князя, но в тоже время не обнаружил ни следов схватки или чего-то нехорошего.
   -- Эй, вы там утонули, что ли?! Упс... -- Увидев милорда и эльфийку, он поспешно зажал себе рот и нырнул в ближайшие кусты, дабы, упаси Тьма, не выдать ничем своего присутствия.
   Впрочем, задерживаться тут не следовало, в конце концов, надо соблюдать хоть какие-то правила приличия?! Вернутся они, куда денутся? А он за это время успеет помечтать о том, что когда-нибудь, возможно, и настанет такое время, когда он будет нянчиться с маленьким наследником. Ползком выбираясь из кустов, он бросил еще один осторожный взгляд в сторону поросшего сочной травой озерного берега.
   Габриэль и Анабель, обнявшись и не обращая никакого внимания на окружающий их мир, самозабвенно целовались.
  
  

Глава 16

  

Когда все хорошо, скорее всего, это не у вас.

Оптимистичный пессимист

  
   -- Ну, и где они? -- Рыцарь подозрительно оглядел чересчур веселого Гериона.
   -- Ммм... на озере, -- оборотень оглянулся, -- знаешь, водичка теплая, и все равно мы пока никуда не спешим... Вот... и...
   -- Герион?
   -- Да? -- Мужчина посмотрел на Алира кристально честными глазами, и рыцарь только махнул рукой. Все равно ничего не выпытаешь.
   -- С ними точно все в порядке? -- На всякий случай уточнил Алир.
   -- Даже лучше, чем в порядке! -- Поспешил его убедить оборотень со странным огоньком в глазах. -- Пойду еще ягод соберу, -- добавил он и снова оставил рыцаря наедине с мясом и мрачными мыслями.
   Точнее, с подозрениями. Их с каждой минутой становилось все больше и больше.
   Все-таки Алир был интуитом. И сейчас те кусочки мозаики, что он бережно собирал на протяжении всего путешествия, начали потихоньку складываться в общий рисунок. Вот только оставалась небольшая проблема. Интуиция не могла дать все требующиеся ответы, только подсказать, что что-то неправильно, и направить в нужную сторону. И сейчас она прямо таки вопила о том, что здесь не просто что-то неправильно, а что неправильно абсолютно всё. Итак, -- рыцарь откинулся на спину, разглядывая небольшую чудом уцелевшую красную ягоду, -- надо было хорошо еще раз пересказать самому себе, что он надумал.
   Первое -- подозрительно все просто у них выходит. Все-таки, что ни говори, они на Черных землях. И сколько не пытайся себя убедить в том, что невозможно постоянно злодействовать (ведь и просто жить когда-нибудь надо, и к тому же половина населения темной стороны обычные люди, никак не связанные с Тьмой), остаются те создания, которые полностью поглощены охотой и убийствами. У них же за все время пути было всего несколько стычек, причем каждый раз они выходили сухими из воды. Да, отсюда почти сразу же вытекает второе "но"... -- именно с этого все и началось.
   Каждый раз стычки происходили именно тогда, когда рыцарь начинал раздумывать, что слишком просто у них все выходит. День-два, но именно сразу после таких мыслей. Словно... словно, кто-то пытался усыпить его бдительность.
   Алир раздавил пальцами ягоду, брызнул красный яркий сок, напомнив кровь, что так же брызгает из раны.
   Рыцарь понимал, что Темному князю должно быть прекрасно известно об их планах -- убить его. Лучше было переоценить врага, чем недооценить. Сколько этот ужас угнетает их маленький Светлый мир, и сколько он уже убил их собратьев, разрушив самые тонкие и изощренные планы...
   И сейчас Алиру проще было думать, что если они и не находятся под постоянным наблюдением, то всё же хотя бы раз в день их обязательно отслеживают, это точно. И не только.
   Еще их направляют.
   Алир не понимал, как это происходит, но мог поклясться чем угодно и поспорить на что угодно, что почти каждый их шаг -- не что иное, как воля Темного князя. Это бесило, но в тоже время рыцарь не знал, что с этим можно было сделать. Даже то, что он тут лежит, казалось ему всего лишь частью какого-то плана. Игры.
   Но не значит ли это, что их планы заведомо обречены на провал?
   Нет!
   Алир так сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев. Есть какой-то выход. Должен быть. Обязательно, должен. Габриэль сказал, что самый страшный враг князя -- скука. То есть его вряд ли заботит то, что Хелена и кинжал представляют для него угрозу. Он наслаждается самим действием. И если они сотворят что-то такое, что резко выйдет за рамки игры, это развеселит князя. Развеселит настолько, что он, возможно, позволит пойти всему самотеком. Скука... это его слабость. Значит, шанс есть.
   Алир довольно улыбнулся, вспомнив одну идею. Сумасбродную и вполне достойную того, чтобы послужить той самой выходкой, которая качнет чашу весов в их сторону. Только... тут рыцарь одернул сам себя. Радоваться еще рано. Это может сработать, лишь если он не упустил ни одной детали.
   Интуиция молчала. Но молчание было напряженным и липким, как перебродившее варенье. Что он мог упустить?
   Вампиры -- если б не Леллин -- скорее всего, все равно бы отступили. Нападать, если знаешь, что солнце быстро лишит всех сил? Нет. Даже простой хищник поостерегся бы -- что уж говорить о таких опасных и хитрых тварях, как вампиры! Они нападали слишком слаженно, заранее зная, что Леллин маг, так как не отпускали его на расстояние заклятия -- ведь близко колдовать опасно, в первую очередь, для мага. Сам Алир защищал Хелену, но воин из нее, увы, плохой -- только ножи умеет хорошо метать, а вампиры прекрасно могут почувствовать возможности жертвы. Но не зашли ему со спины, чтобы напасть на беззащитную принцессу. Так что, если бы не выходка Габриэля, они бы потом просто отступили бы в лес. Дальше -- Лин. Нет, девчонку не стоит подозревать. Он бы почувствовал опасность. Она и драться то толком не умеет, и в разборе идей не участвует. Так что ее стоит подозревать в последнюю очередь.
   Сонники -- это, скорее всего, был неучтенный даже князем фактор. Опасность, которую он проморгал, но, благодаря самим светлым, вскрыл назревающий гнойник. Но одни они бы не справились. Поэтому князь решил выручить новых "игрушек" из неучтенной передряги, для того чтобы продолжить партию. Для этого к ним прислали Гериона. Здесь у рыцаря не было ни капли сомнения, что старый оборотень полностью подчиняется их врагу. Но в тоже время Герион их старательно оберегает. Словно самую вкусную конфету на десерт. Скорее всего, это как раз проявление скуки князя. Так даже лучше.
   А затем еще одно "но" -- Габриэль. Его пытались убить аж дважды. Этого упускать не следовало. Видимо, темный успел прилично насолить князю, что он пытается избавиться от мальчишки всеми силами. Вот только эта "тайна" про бессмертие. Либо князь не знает, что Габриэля нельзя убить, либо сам Габриэль что-то тщательно скрывает. Точнее, не так. То, что он что-то скрывает -- это точно, просто масштабность этого "чего-то" может измениться из-за любой упущенной мелочи. В одном Алир не питал ложных надежд: Темному князю его команда не нужна в полном комплекте, и то, что они добрались до самого сердца Тьмы без потерь, исключительно заслуга их проводника.
   Точнее, уже друга.
   Рыцарь, поняв, что для того, чтобы увидеть всю картинку, кусочков все равно очень мало, решил просто помечтать. А почему бы и нет? Если все удастся, и он убьют князя, то на Светлые земли вернутся не просто героями... а кем-то ставшими ближе Светлому князю. Ближе самому Свету. А он просит руки Хелены. Габриэля можно будет взять c собой. Архиепископ, конечно, отметит его заслуги и научит жить без Тьмы. Темному обязательно понравится в столице. А какой дворец у императора! Алир уже начал продумывать план экскурсии по любимому городу, которую он устроит для темного, как вдруг понял, что его интуиция уже несколько раз мягко ему намекала, что вокруг не все в порядке.
  

***

   Мы с эльфийкой медленно возвращались в лагерь. Медленно вовсе не потому, что возвращаться не хотелось. Просто было жаль, что теперь еще долго придется ждать вот такого удобного момента, когда вокруг не будет никого, кто может нас потревожить, когда запросто дозволено куда-нибудь улизнуть, чтобы побыть вдвоем наедине.
   А возвращались -- подумали, что нас наверняка скоро хватятся, привлекать же лишнее внимание к нашим с Анабель проблемам, именуемым "отношения", не имело смысла. Те, кому надо, сами быстро все поймут. Остальным лучше пребывать в блаженном незнании, чтобы не отвлекаться от великой миссии ненужными ссорами и драками. А в том, что они будут, нет никаких сомнений.
   Анабель шла рядом и увлеченно обрывала лепестки на случайно подвернувшейся ромашке. На что она гадала, было непонятно, но, судя по всему, все сходилось на желательном варианте развития событий.
   Я же пытался понять, что со мной творится. Вроде начинал все это как игру, а теперь понял, что связал себя со светлыми крепко-накрепко. Но крепче всего -- с Анабель. Сейчас я уже без особых усилий мог видеть крепнущую с каждой минутой светлую ниточку появившихся чувств. Знаете, как это называется? "Доигрался..." -- "Правильно, милая, именно доигрался. И что мне теперь делать с этим ушастым чудом? Ведь очень скоро обман раскроется. Что тогда?! Не то чтобы это будет конец..." -- "Ага, скорее, начало громадного скандала." На этот комментарий я внимания обращать не стал. И так все понятно. Я, знаете ли, не любитель театральных сцен, мол, "я жить без нее не смогу". Смогу, и очень даже неплохо. Просто это уже будет не так, как с ней. Когда появляется такая нить, все остальное уходит на второй план. И стороны, и скука, и любые миссии. Только вот...
   -- Знаешь, что нас выдает, как взрослых людей, уставших от навязанных менестрелями и писателями образов? -- Словно прочитав мои мысли, неожиданно спросила Анабель, отрывая последний лепесток.
   -- Нет, -- честно ответил я.
   -- Мы не держимся за руки, не переглядываемся, словно знаем самую великую тайну мира, не обсуждаем свое счастье, -- она пожала плечами и неожиданно сорвалась с места. -- Догоняй! -- Но почти тут же остановилась и понимающе улыбнулась: -- Вот видишь? Нет таких порывов. Я тебе уже рассказала свою историю, а как с тобой?
   -- Что? -- Я отвлекся на какие-то мысли, про которые сразу и забыл.
   -- Ну, тебя ведь, конечно, где-нибудь ждет любимая невеста, а то и жена с тремя забавными карапузами? -- Сквозь насмешку и ехидство я явно ощущал в ее голосе волнение. Все женщины боятся быть брошенными. Впрочем -- мужчины тоже.
   -- Нет. У меня когда-то была любимая, но она умерла. -- Теперь об этом было намного легче говорить. Раньше я всегда отнекивался и всеми силами избегал этой темы, а если не получалось, начинал молчать или что-то придумывать, а когда и безбожно врать. Теперь же все ушло: и боль, и тоска -- остался только неприятный осадок, будто если это когда-то и было, то уже не со мной. И угадав готовый сорваться у эльфийки вопрос, сразу ответил: -- Нет, это был несчастный случай без каких-либо подтекстов. Вот так.
   -- Грустно. Я-то знаю, что Риль погиб, пытаясь сделать этот мир лучше. -- Анабель сорвала еще одну тоненькую чахлую ромашку и принялась обрывать ей лепестки.
   -- И от этого тебе становится легче? Ну-ну. Уж сколько было всех этих желающих сделать и мир и вообще все лучше. Но при этом их "лучше" было совершенно субъективным взглядом на отдельные вещи. Впрочем, я не хочу начинать этот спор.
   Анабель пожала плечами и, так и не сорвав последний лепесток, бросила ромашку под ноги и призналась:
   -- Не сошлось. Гадала на то же, а получилось по-другому. Я подумала... -- и тут я в первый раз увидел, как эльфийка смущенно краснеет, -- может, об этом еще рано заговаривать, но если все закончится хорошо, вдруг ты согласишься поехать со мной в Светлый лес? -- Сквозь белую шевелюру эльфийки предательски алели острые кончики ушек, а сама она, потупившись, чуть не споткнулась о подвернувшийся камень.
   -- Хм... извини, конечно, но демон в Светлом лесу... это... -- я попытался подобрать необходимое определение, -- это необычно. Не находишь? И заметь, от Тьмы отрекаться не собираюсь. -- Возможно, последнюю фразу я сказал несколько резковато, так как эльфийка поспешила разочарованно отвернуться. -- Нет, если на торжественной встрече не будет очищающего костра, плахи или виселицы, а также мрачных мужиков, которые нашпигуют меня стрелами, словно приличная хозяйка праздничного гуся яблоками, а также ядов, дуэлей и всего подобного, то почему бы и не поехать? Особенно, если ты будешь рядом, -- поспешил я ободрить тут же улыбнувшуюся сиятельную леди.
   -- Нет, если все получится, ты будешь героем. -- Она, приподнявшись на цыпочки, чмокнула меня в нос и счастливо вздохнула.
   Я только-только собирался сграбастать свое чудо в объятия, как со стороны лагеря донесся вой.
   Упс... Я очень надеюсь, что Герион никуда не отлучился и сейчас просто поет Алиру серенады на волчьем языке. Потому что если я подумаю, что какая-нибудь мерзость сейчас закусывает нашим рыцарем...
   Раздался вскрик и непонятный шум.
   -- Вот Тьма! -- Забыв про романтику, мы с Анабель наперегонки рванули к лагерю, надеясь, что еще не слишком поздно.
  

***

   Алир с удивлением уставился на необычную животинку, что пристально его рассматривала с той стороны провала. Она чем-то походила на большую прямо таки громадную кошку. Нереально яркие рыжие глаза со зрачком-щелочкой, острые пушистые ушки с кисточками, черная густая шерсть с рыжеватым же отливом, длинный хвост со смешной кисточкой, больше походившей на шерстяной шарик. Алир не успел до конца рассмотреть большую кошку, как "мурка" неожиданно завыла. По-волчьи протяжно, но без тех обертонов, что приличествовали обычному серому бродяге. Просто завыла, не собираясь нападать, а что-то явно пытаясь сказать рыцарю. Потом напряженно принюхалась к весело скворчащему мясу и просяще мяукнула. Правда, мяуканьем тот звук, что издала животинка, можно было назвать с большой натяжкой, но рыцарь решил окрестить это именно мяуканьем.
   -- Есть хочешь? -- Осторожно спросил он, беря с блюда самый большой кусок.
   "Мурка" прижала аккуратненькие уши к голове, наблюдая за куском в руке Алира.
   -- Ну, на! -- Воскликнул он и кинул мясо так, чтобы животное не угодило в провал. В результате получилось, что рыцарь переоценил свои силы, и кусок улетел не так далеко, как хотелось. А вот "мурка", наоборот, недооценила длину своего прыжка и приземлилась аккурат на Алира.
   -- Ой! Что же ты, свинья пушистая, делаешь! -- Возмутился он из-под тяжелой тушки, отплевываясь от шерсти и пытаясь понять, все ли ребра целы. Животное, извиняясь, более дружелюбно мяукнуло и осторожно сползло с придавленного рыцаря, направившись к слегка испачкавшемуся куску еще горячего мяса. -- Приятного аппетита! -- Алир только теперь заметил, что животинка выглядела изрядно отощавшей. Да и шерсть в некоторых местах выглядела так, словно ее пытались выдрать.
   -- Еще? -- осторожно спросил он, кивая на оставшееся мясо, снимая его с огня.
   "Мурка" посмотрела на него сияющими благодарными газами, лизнула Алира в щеку, позволив ему чуть-чуть погладить мягкую шерсть, и тут же принялась за угощение, довольно урча. Но, несмотря на заметный голод, ела она аккуратно, медленно пережевывая мясо.
   Когда к месту событий подоспели Габриэль с Анабель, то застали идеалистическую картину. Рыцарь играл с громадной кошкой, пытаясь дернуть ее за шерстяной шарик на хвосте, а "мурка" лениво отмахивалась изящной лапой, не думая выпускать когти, и весело мяукала.
   -- Вот те на! -- Пораженно воскликнул Габриэль, рассматривая кошку, что поприветствовала его взмахом хвоста. -- А мы-то подумали, что тебя тут доедают... -- Проводник на манер крестьянского мужика почесал в затылке и повернулся к запыхавшейся эльфийке. -- Могли бы, и правда, в догонялки поиграть, -- рассеянно сказал он.
   -- Ну уж фига с маслом и веселого крестьянина наперекосяк! -- Выругалась леди, этим поразив Алира до глубины души и недолго думая устроилась прямо на земле, облокотившись на мягкую кошку. -- С тобой только в догонялки и играть! Я же чуть не умерла, пытаясь за тобой поспеть! Никогда не видела, чтобы кто-то бегал с такой скоростью. -- Она покачала головой, пытаясь погладить "мурку".
   -- Ну, я это... спешил к Алиру на помощь, -- смущенно откликнулся темный, заработав благодарный взгляд рыцаря, которому была очень приятная такая забота Габриэля. -- И вообще тебе надо поддерживать себя в форме! А то скоро жирком заплывешь, -- съехидничал он.
   -- Что?! -- Анабель подавилась воздухом и даже не заметила, что "мурка", принюхавшись к ней, начала жевать рукав ее рубашки. -- Ты хочешь сказать, что я толстая?!
   Габриэль хмыкнул в кулак и, переглянувшись с рыцарем, который, кажется, успел обо всем догадаться, задумчиво ответил:
   -- Ну что ты, дорогая, пара складочек -- это еще не толстая!
   Успокоив эльфийку, он с веселым смехом вынужден был броситься наутек от рассвирепевшей красотки.
   -- Стой, темный!!! Стой, кому говорю!!!
   "Мурка" недоуменно мяукнула, переглянувшись с веселящимся рыцарем, который совершенно неожиданно понял, что чувствует себя очень уютно, словно он находится дома в окружении семьи. Нет, даже еще лучше!
   -- Анабель, ты меня задушишь!
   -- Ты же бессмертный?!
   -- Зато все прекрасно чувствую!
   -- Мяу!
   -- Что здесь происходит, Свет меня забери?!
   Алир, не выдержав, засмеялся, увидев, как Герион с большой тарелкой ягод неэстетично пучит глаза, пытаясь понять, что это ему не мерещится. Анабель недовольно фыркнула и нехотя слезла с полупридушенного Габриэля, который улыбался счастливой улыбкой мазохиста. Оборотень еще раз обвел всех собравшихся совершенно очумевшим взглядом и остановил его на что-то мурлыкающей кошке. Теперь, глядя на Гериона, можно было легко сказать, что он явно пытается поставить себе неутешительный диагноз.
   -- А что такого? -- Спросил рыцарь, удивляясь, как ему удалось придать голосу столь небрежную интонацию, от которой Габриэль, еле-еле сдерживаясь, хрюкнул и уткнулся носом в плечо Анабель, чтобы не засмеяться в голос. -- Нам без тебя скучно... вот и развлекаемся в меру своих скромных возможностей.
   -- Не в меру своих нескромных возможностей, -- поправила его сиятельная леди, с некоторой долей гордости поглядывая на их проводника.
   -- И поэтому вы приручили логану? -- Недоверчиво вопросил оборотень, передавая Анабель тарелку с ягодами. "Мурка" посмотрела на оборотня, лениво приоткрыв один глаз, и, повернувшись к эльфийке, требовательно мяукнула.
   Сиятельная леди тут же дала ей пригоршню сочных ягод.
   -- Логану? -- Переспросил Алир.
   -- Вообще-то до этого дня такие существа считались мифом Черных земель, -- буднично заметил Габриэль, блаженно вытягиваясь на траве и жмурясь не хуже "мурки". -- Точнее, нет, не так. Вру, -- неожиданно перебил он сам себя. -- Сейчас попробую объяснить, что это за животное. По легендам, подобный зверь появился далеко не в нашем мире. Какой он имел тогда вид, сейчас не скажет никто, да и не это было важным. Всех интересовали способности этих животных. Согласно легендам, они могли перемещаться с совершенно невероятной скоростью -- в более развитых мирах сказали бы, что со скоростью света. Были практически неуязвимы, могли запросто вырастить любую утраченную конечность -- регенерация на грани фантастики. Поодиночке легко расправлялись с хорошо вооруженным отрядом. И самое важное -- они оказывались фанатично преданы тому, кого видели первым. Точнее, не так. Тоже объясняю. Детеныш рождается слепым, но не открывает глаза либо до того момента, пока не находит то ли по запаху, то ли еще каким волшебством достойного хозяина, чтобы посмотреть на него, либо пока не достигнет определенного возраста, чтобы дальше стать самостоятельной особью. В общем, ценность этих зверей неоспорима. Когда творцы обнаружили такое чудо, они расселили их по многим мирам. Да вот беда -- в каждом из миров животные принимали отличный от первоначального облик: где-то становились единорогами, где-то собаками, где-то птицами, где еще кем-то. И набор способностей также изменялся вместе с внешним видом. Так что творцы оставили эту затею с великим переселением. Логаны -- один из подвидов тех животных, что сюда притащил князь, точнее, разновидность двух больших псов из довольно странного мирка. И князь не успел уследить, как они изменились. Теперь вы видите перед собой результат тех изменений. -- Габриэль объяснял путано, сам себя перебивая и пытаясь что-то еще припомнить. И при этом очень смешно хмурясь, слово ученик перед строгим учителем.
   -- Нам попался самый образованный из всех темных! -- Удивленно воскликнула Анабель. -- Откуда ты все это знаешь?! Сомневаюсь, что такое можно найти в обычной библиотеке.
   -- А в цитадельской -- легко, -- Габриэль беззаботно отмахнулся.
   -- И ты там был?
   -- Ну...
   Алир с Анабель переглянулись. Ну не могли они его подозревать! Было что-то в Габриэле такое, что говорило -- "Я вас не трону и в обиду не дам, только доверьтесь". Ну и приходилось доверяться. Где еще такого образованного проводника отыщешь?
   -- Регенерация? Сила? -- Скептически фыркнул рыцарь, почесывая логану за ухом, и показал на выдранные клока шерсти и общий истощенный вид.
   -- Ну, видимо, котятам нравится играть. А кормить нескольких крошечных троглодитов -- не так уж и просто. Она поэтому и появилась -- почуяла угрозу для потомства, но познакомилась ближе и решила, что для нас еще не все потеряно. К тому же мы, точнее, ты, Алир, накормил ее. И выказал общую дружелюбность, -- пояснил Габриэль. -- Даже я ей больше не кажусь угрозой.
   -- Даже ты? -- Анабель перестала любоваться мифическим зверем и шутливо-ехидным тоном произнесла: -- Милорд, да у вас мания величия!
   Рыцарь успел заметить, что их проводник странно дернулся при слове "милорд", даже голову в плечи чуть вжал. Значит, к нему так уже обращались, и ему совсем не хочется этого выдавать... Еще один кусочек мозаики добавился к общему рисунку и все запутал еще сильнее. Алир вздохнул, понимая, что просто припереть Габриэля к стенке и выпытать правду не удастся. Скорее уж сам Габриэль размажет рыцаря по этой самой стенке тонким ровным слоем. Заметив внимательный взгляд рыцаря, проводник подмигнул ему и тут же отвернулся, словно забавляясь и прекрасно понимая, что просто так сам Алир не раскроет эту тайну.
   "Не больно-то и надо", -- обиженно фыркнул рыцарь. Хотя, конечно, все имеют право на секреты, а по поведению Габриэля можно понять, что рано или поздно он обязательно раскроет все свои тайны. И главное, не потребует за это ничего, кроме понимания. Это Алир ясно различал во взгляде темного, который в те моменты, когда разговоры касались каким-либо образом тщательно оберегаемой тайны проводника, становился каким-то тоскливым и обреченным. В любом случае рыцарь был уверен, что сможет понять и поддержать друга. И Анабель тоже.
   Тайна тайне рознь, но вряд ли это что-то выходящее за рамки. Даже если Габриэль действительно окажется сыном Темного князя -- его нельзя за это винить.
  

***

   Алир... Добрый-добрый наивный Алир... Я почти дословно мог читать мысли рыцаря, что огромными рунами были вытиснены на его лбу. Если бы все было так просто! Обычный сын... Нет, того, что им откроется, не сможет понять ни он, ни Анабель, ни кто-либо еще из светлых.
   А может, согласиться с Анабель? Провести сложную игру, взяв за основу трюк с вампирами. Сделать подставу -- посадить на трон кого-то другого. Разыграть эффектную сцену смерти Вселенского Зла. Назначить наследниками Элли и себя, провести на трон якобы "старшего сына", который желает мира и согласен на диалог со Светлыми землями. А самому удрать в эльфийские Светлые леса с моим ненаглядным ушастым чудом?..
   Как бы было здорово... Нет, это было бы даже лучше, чем здорово. Намного лучше. Я так устал. Но вот оставлять свои земли... ведь подданные решат, что я их предал. И Элли, безусловно, умен и талантлив, но что-то мне подсказывает, что если он и справится с управлнием, то с огромным трудом. И никакого удовольствия это ему не принесет. А перекладывать свою ответственность на плечи другого -- нечестно. И дело вовсе не в том, что это проснулась совесть или чувство долга. Просто кому как не мне знать, насколько скучно быть Темным князем, и какое это болото -- власть?! Нет, плохая идея -- ради собственной выгоды сделать так, что остальным придется ох как не сладко. К тому же -- долго этот обман точно не продлится. Точнее, относительно. Лет сто-сто пятьдесят, и мне придется возвращаться. А что такое полтора века для того, кто вечен? Нет. Что несколько дней, что несколько лет -- все одно. Не буду ничего планировать.
   А Анабель... Думаю, той ненависти, что возникнет у нее ко мне после того, как все раскроется, хватит больше, чем на несколько столетий. Что ж, значит, буду наслаждаться оставшимися деньками. Потом опять начнутся скучные будни. Только как бы все-таки их заманить в город? Хотя об этом надо думать, когда вся команда окажется в сборе. А то маг с гномом, как воинствующая оппозиция, окажутся категорически против, если выяснят, что Алир решил все без них.
   -- Габриэль? -- Анабель легко дотронулась до моего плеча. -- Ты погрустнел, что-то не так?
   -- Нет, -- я поспешил успокоить эльфийку и тут же переставшего улыбаться Алира, снова отметив, что обо мне еще никто так не волновался.
   Мама не в счет -- это было слишком давно, и из-за небольшого количества лет, что я успел отмерить в то время, я почти ничего не помню.
   -- Я вдруг подумал, что, наверное, буду скучать по этим землям. -- Я постарался как можно веселее подмигнуть Анабель и тут же разъяснил для остальных: -- Если все получится, то меня пригласят в Светлый лес.
   Герион тут же засиял от радости, а Алир понимающе ухмыльнулся. "Мурка" мяукнула и попыталась доесть оставшиеся ягоды. Анабель же ограничилась смущенным фырком и уткнулась мне в плечо.
   Ну просто идиллия! Я даже съязвить ничего не смог, хотя безумно хотелось, а то ведь за несколько чудесных часов потом придется расплачиваться половину оставшейся мне вечности. А мне этого ох как не хотелось, но момент испортить я так и не решился. Внутренний голос тоже тактично промолчал.
   -- Знаете, -- оборотень грустно вздохнул и первым нарушил воцарившееся молчание, -- а нам уже пора собираться. Чем скорее мы присоединимся к остальным, тем быстрее можно будет продолжить наше дело, быстрее его закончить и осуществить все наши мечты. К тому же -- передвигаться-то придется пешечком, лошади благополучно остались у другой части команды.
   -- Тогда собираемся! -- Глаза Анабель загорелись лихорадочным огнем, словно она уже убивала Темного князя. Потом опомнилась, что рыцарь, хоть и стал чувствовать себя лучше, все равно оставался пока не в форме, и обратилась ко мне: -- Габриэль, ты не передашь Алиру еще силы? Хоть немного?
   -- Конечно. Дай мне руку.
   Парень не сомневался ни секунды и тут же ухватился за протянутую ему ладонь, а я начал медленно перекачивать в него нейтральную энергию. Теперь выбирать было куда сложнее. Все-таки я, как-никак, управляю Тьмой. Но и чуть-чуть света во мне есть. Только вот не помню откуда.
   Рыцарь почти сразу заметно приободрился, с его лица стерлись остатки бледности, сине-голубые мальчишеские глаза, никак не подходящие взрослому воину, засияли здоровым блеском.
   -- Спасибо, думаю, мне хватит. -- Алир сделал попытку высвободить ладонь, якобы не желая выкачивать из меня весь резерв. Ну, не буду же я рассказывать, что он у меня неисчерпаем, когда вторая сущность полностью разблокирована? Но напоследок я все-таки успел передать ему еще немного жизненных сил, чтобы Алир продержался больше, чем несколько часов -- хотя бы до вечера.
   "Мурка" ревниво мяукнула, напоминая о себе.
   -- Ну, пока! -- Я ласково потрепал ее по загривку и минут пять ждал, пока логана терлась об меня в знак благодарности. Напоследок еще и лизнула, а если учесть размеры "мурки" в целом -- примерно под полтора метра! -- и языка этого милого чудовища в отдельности, то можно представить мой внешний вид после такого ритуала.
   Анабель ехидно хихикала, пока ее тоже не привели в идентичное облизанное состояние, и тут уже весело фыркал я. Потом настал черед Алира и Гериона. Соответственно, смеялись уже все, после чего единогласно было принято решение сделать крюк к озеру.
   -- Ну, пока, реликтовое животное! -- Не без сожаления простились мы.
   "Мурка" мяукнула, словно прося подождать, и нырнула в придорожные кусты.
   Мы же принялись за сборы. Затушили костерок, затем эльфийка несколько минут старательно выращивала магией новую траву на месте выжженного пятна. Трава получилась на удивление сочной и ярко-изумрудной. После чего мы скептически покосились на окружавшую ее вытоптанную мелкую и сероватую травку, и Анабель пришлось восстанавливать и ее. А что? Назвался груздем -- полезай в кузов. А если эльфом -- люби природу!.
   Вспомнив этот девиз одного из моих наилюбимейших миров, я понял, что чуть-чуть испортившееся настроение вновь приподнимается и требует каких-нибудь действий. Желательно, направленных на то, чтобы напакостить оборотню, эльфийке и рыцарю. Ну, точно как дите малое забавляюсь. И главное -- ни капельки не стыдно. Я ведь по-другому почти и не могу. Это не важно, что я прожил чертову кучу лет, если ребяческая сущность во мне сохранилась, и изменяться я пока не собираюсь.
   Неожиданно из кустов перед нами снова выросла "мурка". В пасти она за шкирку держала крохотного слабо попискивающего черного котенка с таким же рыжеватым отливом гладкой шерстки, как ее собственная. Обвела нас подозрительным взглядом, а потом бережно опустила свою драгоценную ношу в мои руки. Котенок уткнулся носом в ладони и требовательно пискнул. Он был еще слеп и совершенно беспомощен. Хотя если верить легендам, маленькая логана развивается очень-очень быстро после того, как открывает глаза в первый раз.
   Мне невероятно повезло. Думаю, найдется очень немного похожих существ во множественной вселенной, способных сравниться по силе и преданности с этим зверем. Только вот захочет ли котенок признавать меня хозяином?
   -- Какая прелесть! -- Анабель очень осторожно погладила котенка за крошечным острым ушком со смешной кисточкой.
   Пушистый комочек удивленно поерзал на моей ладони, и глазки маленькой логаны медленно с большим трудом открылись. И первыми, кого она увидела в этой жизни, оказались два лица с идиотски умилительными улыбками: мое и Анабель. Котенок удивленно моргнул, пытаясь осознать, что теперь у него целых два любимых родителя. Ведь, думается мне, такого раньше не случалось, чтобы тот, кто нашел новорожденную логану, столь легко поделился таким защитником. А может, его просто удивили одинаково глупые выражения лиц?
   Логана еще раз пискнула, теперь уже прося есть, и мы все разом засуетились, пытаясь если не найти, то хотя бы создать молоко для этого рыжеглазого чуда. Осмотрев нашу команду и осознав, как мы бережно относимся к ее детенышу, "мурка" еще раз мяукнула, намекая, мол, вы, конечно, друзья, но если вы хоть что-то, то я вам такое... и исчезла, наверное, вернувшись к остальным котятам.
   Но ее исчезновение мы почти и не заметили, пытаясь напоить пушистый комочек созданным теплым молоком. Чуть драка не завязалась за право кормить это чудо. Правда, котенок очень настороженно отнесся к Гериону и Алиру, зато между мной и Анабель никак не мог выбрать более любимого родителя. В итоге мы устроились на земле. Эльфийка держала на руках логану, которой, точнее, которому -- котенок оказался мальчиком -- мы еще не придумали имя. А я держал в руках блюдечко с молоком, из которого малыш увлеченно лакал. После чего он довольно пискнул и уснул.
   Я взял мешки с тем, что у нас осталось после попадания к Рилю, Анабель уютно устроила котенка на своих руках. Герион помог подняться Алиру, и мы, забыв про озеро, отправились по дороге навстречу остальным светлым и вампирке.
  
   ***
   -- Ну дай подержать! Он уже проснулся! Так нечестно!!!
   -- Нет, уронишь. Ты не аккуратен, а он не игрушка.
   -- Я не аккуратен?! Это для тебя он, как кукла, а я...
   -- Что, ты? И вообще он меня больше любит!
   -- Размечталась, он любит нас одинаково!
   -- Он, он... надо хоть имя придумать...
   -- Угу, конечно, знаю вас эльфов -- обзовешь его Васильком -- Лютиком и будешь гордиться: "Ах, какое я имя придумала!" Или еще хуже -- выдумаешь что-нибудь вроде Марсиэля, что, скорее всего, переводится как Песнь Ветра, что запутался в ветвях тополя, растущего на одинокой скале посреди пустыни, которую пометил двухвостый шакал.
   Анабель обиженно надулась, Алир покачал головой, а Герион осторожно уточнил у Габриэля, который, выбрав момент, все-таки забрал котенка к себе на руки:
   -- А разве такие бывают?
   -- Наверное, -- пожал плечами темный и поспешил спрятаться за Алиром от разгневанной эльфийки, которая не хотела расставаться с пушистиком.
   -- Вы прямо, как дети! -- Воскликнул рыцарь, устав слушать препирательства эльфийки и проводника на тему -- кого же их сокровище любит больше, и как его назвать. -- Хорошо, что у вас хоть такая тренировка будет. А то бы я не позавидовал вашим детишкам, -- ляпнул он и понял, что его сейчас будут убивать быстренько объединившиеся несправедливо оскорбленные Габриэль и Анабель.
   -- Каким таким детишкам?! -- Вкрадчиво и почти нежно вопросила эльфийка, переглядываясь с темным, чтобы правильно окружить замявшего скользкую тему рыцаря.
   -- Ммм...
   -- Маленькими, -- с мечтательной улыбкой заявил Герион и добавил: -- и желательно, чтобы их было не меньше пяти.
   Габриэль ошарашенно помотал головой, видимо, у него сломалось воображение, не сумев нарисовать ему такое "счастье", и отодвинулся от Анабель на приличное расстояние. Эльфийка, красная, как маков цвет, тоже поспешила сделать вид, что вообще не знает темного по имени Габриэль, но не преминула съязвить:
   -- Вот для них и побережем Лютика с Васильком. А еще Осинку, Сосну и Дуба!
   Алир, не выдержав, хрюкнул и попытался скрыть рвущийся наружу смех за приступом истеричного кашля. Котенок возмущенно пискнул, напоминая, что все началась с того, что ему хотели дать имя.
   -- Хм... может быть... -- Все принялись вспоминать подходящие имена, старательно хмуря брови:
   -- Рэй?
   -- Триэль?
   -- Мурзик?
   -- Тень?
   -- Так ведь это мальчик! Какая "Тень"?
   -- Не знаю, вырвалось... -- пожал плечами Габриэль. -- Сумрак?
   -- Тогда уж просто Мрак, -- предложил рыцарь, всем своим видом показывая, что не в восторге от последнего предложенного имени.
   -- Заезженно, -- скривился проводник, но потом еще раз осмотрел котенка. -- Мне не нравится. Анабель?
   Эльфийка вздохнула.
   -- Не хочу ничего темного. Свет?
   -- Угу... -- Габриэль еще раз осмотрел котенка, пытаясь найти хоть одно светлое пятнышко. -- Тоже неоригинально.
   -- Блик? -- Предложил Алир.
   Они переглянулись и согласно кивнули.
   Пусть будет Бликом. Котенок привык к своему имени на удивление быстро. Сразу начав откликаться на "Блик", довольно мяукая, -- имя явно пришлось ему по вкусу. А вот расти он и впрямь начал катастрофически быстро. Они шли по заросшей дороге в сторону стены не больше часа, а котенок за это время перестал быть крохотным комочком, увеличившись почти вдвое, и наряду с молоком, которое устала создавать эльфийка, начал есть и мясо.
  
   ***
   -- Придушил бы этого темного! -- Не замолкая ни на минуту, распинался гном, опасливо поглядывая на флегматичного Алмаза, который за прошлое оскорбление своего хозяин наградил Ибора хорошим ударом подкованного копыта. Теперь же конь только предостерегающе заржал, и гном решил тактично замолчать.
   -- Он ведь поклялся, -- осторожно заметила Хелена, не отрываясь от уходящей вдаль ленты дороги, словно надеясь, что пропавшие друзья вот-вот появятся, хотя прекрасно знала, что если они и встретят их, то не раньше вечера, а то и следующего утра. Ее смирная лошадка еле-еле переступала копытами, надеясь, что хозяйка передумает и разрешит ей похалтурить.
   -- В том-то и дело, -- встрял в разговор маг. -- Поклялся, все правила, все нюансы учел, но что-то мне не нравится. Уж очень просто он второй раз дал столь серьезную клятву. Нет, Габриэль, конечно, нам помогает, но что-то подсказывает мне, что мы с ним еще намучаемся.
   Леллин посмотрел на молчаливую печальную вампирку, глаза которой после исчезновения Габриэля начали медленно становиться темно-синими. Взрослеет. А уж красивая какая! Маг помотал головой, отгоняя наваждение. В конце концов, на Светлых землях его ждет невеста.
   -- Лин, а ты что думаешь?
   Девушка отвлеклась от своих мыслей.
   -- Я полностью доверяю Габриэлю, но если вас что-то не устраивает, переубеждать не собираюсь, -- быстро ответила она.
   Принцесса согласно кивнула и вымученно улыбнулась -- уж больно она переживала за Алира.
   -- Женщины! -- В сердцах воскликнул Ибор, а так и нерасколдованный Радек, который из-за изощрений мага щеголял бирюзовой шерстью и удлинившимися ушами, поддержал его гневным шипением.
   Хелена с Лин непонимающе переглянулись. Маг с гномом продолжили перемывать косточки Габриэлю.
   Наконец, принцесса, уставшая от рассуждений гнома "о степени подлости темного", перебила его:
   -- Ибор, все мы прекрасно знаем о нетерпимости твоего народа к существам (девушка тактично не назвала их проводника человеком, чтобы не ввязывать в спор еще и мага) -- подобным Габриэлю, но, согласись, что из каждого правила должны быть исключения.
   -- У этого правила исключения быть не может! -- Тут же категорично заявил гном.
   -- Хорошо-хорошо, -- легко согласилась Хелена, -- ладно, я не буду пытаться тебя убеждать, что Габриэль не виноват в том, что родился темным.
   -- Он виноват в том, что гордится этим! -- Все-таки встрял в разговор Леллин, тут же приняв сторону гнома.
   Ибор согласно закивал, радуясь поддержке.
   -- Ты же гордишься, что ты гном? А Леллин, несмотря ни на что, гордится тем, что у него есть дар. -- Напоминание о связи с Тьмой заставило мага-недоучку скривиться, будто он откусил незрелый лимон. -- Почему же Габриэль не может своим происхождением гордиться? В конце концов, он помогает нам, и вовсе не обязательно начинать считать его другом. Мне кажется, что он заслуживает хотя бы того, чтобы вы, светлые, не обсуждали его. И я считаю, что достойна не слушать ваши разглагольствования. Они мне неприятны, -- резко перебила собирающегося что-то сказать Ибора принцесса, напоминая, кто она.
   -- Как скажете, ваше высочество, -- пробормотал гном и недовольно отвернулся в сторону.
   На самом деле Ибор кривил душой. Несмотря на его ненависть к темным, мальчишка почему-то вызывал у него симпатию, чем-то напоминая его младшего племянника. Пусть и отдаленно, но все-таки.
   -- Мы не можем ехать быстрее? -- Неожиданно подала голос вампирка. -- Всего несколько минут быстрой скачки, зато так будет удобнее, а лошади потом отдохнут...
   Хелена переглянулась с магом и кивнула -- ей тоже не терпелось поскорее встретиться с остальными. Особенно, если учесть, что за это время Ибор с Леллином успели ее порядком достать. Принцесса даже удивлялась, что при всей ее терпимости и спокойствии уже несколько раз ловила себя на мысли, что очень хочет стукнуть гнома с магом чем-нибудь тяжелым. И, возможно, несколько раз. И почему ее никто не предупредил, что к приключениям и опасностям, к которым Хелена относилась равнодушно, прилагаются и два сплетника с прогрессирующими маниями?
   Дорога стелилась под ногами коней тускло-зеленой лентой чахлых трав, справа тянулся редкий смешанный лес, только изредка им приходилось сворачивать в сторону, чтобы обходить уже знакомые ловушки.
   Вот этот куст, по словам Гериона, который их вел в ту сторону, усыпляет человека, если до него дотронуться. И сон может обернуться смертью, если человека не успеть напоить травами, что растут вон на том пригорке. Но если таким отваром напоить здорового, он медленно обратится в растение. А вот эта ямка может откусить ногу.
   Хелена улыбнулась, вспомнив, как старый оборотень с важным видом экскурсовода с удовольствием объяснял им каждую ловушку, задерживаясь у любого мало-мальски интересного места минут на десять. Теперь же они просто молча объезжали эти места, придерживая лошадей на особо опасных поворотах.
   Вдруг с разных сторон: с одной -- из леса, с другой -- из густого кустарника -- повылезали подозрительные личности разбойной наружности, обвешанные всевозможными железками, и с натянутыми луками. И их было больше двадцати, не учитывая того, что, скорее всего, кто-то из банды еще и сидел в засаде.
   -- Ну, здравствуйте, господа путешественники! -- Вежливо поздоровался с ними мужик, скорее всего являющийся главарем.
   -- И тебе не болеть, -- тут же откликнулся гном и осторожно, но не пытаясь скрывать, проверил свой топор.
   Главарь усмехнулся и красноречиво кивнул на лучников.
   -- Разве господа путешественники не знают, что проезд здесь запрещен? И не кем-нибудь, а самой что ни есть настоящей властью, -- издевательски протянул он.
   -- А ты, значит, блюдешь? -- Ехидно уточнил Леллин.
   -- Блюду, -- согласился мужик и улыбнулся уже более дружелюбно, подбираясь к главному вопросу, из-за которого и состоялась их встреча, -- но мы ж все-таки люди нормальные. Прекрасно понимаем, что у всех свои дела. Зачем же мешать мирным путешественникам? Так что за небольшую услугу мы вас пропустим.
   Хелена поймала себя на мысли, что, скорее всего, разбойники обосновались здесь не больше двух дней назад, так как, когда они первый раз ехали к стене, никаких подозрительных личностей не было.
   -- И что же это за услуга? -- Уточнил Ибор, понимая, что без хорошей драки тут точно не обойдется.
   -- Деньги оставьте. Девочек ваших, так уж и быть, трогать не будем, -- добродушно откликнулся главарь. -- И можете ехать.
   -- И все?
   -- Все... Ну, еще вот этого коняшку, -- мужик кивнул на Алмаза.
   Маг печально вздохнул.
   -- Деньги мы бы вам оставили, но этого коня не можем. Это собственность одного нашего знакомого. И без его разрешения честь не позволит нам отдать его собственность вам. Через несколько дней, а может и раньше, мы здесь снова поедем. И вы сами сможете у него попросить отдать вам Алмаза.
   -- Издеваетесь? -- Недобро сощурился мужик.
   -- Нет, ну что вы, -- это уже Лин решила отвлечься от своих тягостных раздумий и широко улыбнулась главарю чуть-чуть удлинившимися зубками -- большего она пока не умела, -- мы обязательно поедем обратно этой же дорогой. Если хотите, мы вам оставим в залог этого кота. -- Тут она вытянула из мешка сопротивляющегося Радека.
   Разбойники пораженно уставились на бирюзового кота с заячьими ушами и чуть не забыли, зачем, собственно, вышли на дорогу. Первым опомнился главарь,
   -- Эй, девочка, ты бы сначала охотиться научилась, а потом демонстрировала свои зубки, маловата пока для того, чтобы запугивать народ. А то доиграешься...
   Светлые и вампирка переглянулись, Хелена пожала плечами, мол, раз уж другого выхода нет... И в следующий момент четыре лучника синхронно посмотрели на небольшие метательные ножи, что попали прямо в сердце каждого из них, и, закатив глаза, осели на дорогу. Следом с крайнего дерева упал тот лучник, что сидел в засаде.
   Маг активировал приготовленный за время разговора огненный круг, уже опробованный на вампирах, -- к сожалению, задел он всего двух разбойников. Радек кинулся на главаря, вцепившись когтями мужику в лицо. Лин разбиралась с теми, кто пытался подобраться к колдующему Леллину. Хоть она и была маленькой, все равно вампирка превосходила обычных людей на порядок, да и уроки Габриэля не прошли впустую. Гном, кубарем свалившись с лошади, уже вовсю орудовал топором, стараясь убивать аккуратно, без летающих внутренностей и голов. Все-таки рядом принцесса. Сама же Хелена задумчиво подбрасывала на ладони небольшой ножик. Вот глаза замечают в кустах разбойника, что со спины подбирается к Лин, смазанное движение изящной руки -- и в кустах раздается шум падающего тела с пробитым горлом. В небольшой ладошке принцессы появляется следующий ножик. Внимательные синие глаза ищут следующую жертву.
   Заметив, что Леллин, уставился на нее, даже забыв про недоделанное заклинание, Хелена спокойно заметила:
   -- Я вообще-то не люблю ближний бой, кровь так сложно отстирывается от одежды, -- пояснила она и, рассеянно улыбнувшись, вогнала сумевшему подкрасться опасно близко разбойнику нож прямо в глазницу.
   -- Так и живем, -- добавила она, грустно рассматривая то, что осталось от разбойников.
   Изрядно поцарапанный главарь оглядел оставших в живых бандитов и скромно спросил:
   -- Мы, это... может, пойдем? -- Он попытался улыбнуться. -- Вот... это... деньги, -- он достал из-за пазухи увесистый кошель, -- и оружие.
   Остальные разбойники тоже поспешили расстаться с деньгами и оружием, старательно изображая из себя ангелов.
   -- Идите, -- властно разрешил гном, вытирая лезвие топора.
   И светлые рассмеялись, смотря, как улепетывают насмерть перепуганные мужики.
   -- Прибраться бы надо, -- заметила вампирка, разглядывая небольшой порез на ноге. -- Задели-таки, вот я неуклюжая.
   -- Лин, а ты мне не скажешь, почему у тебя на губах кровь? -- Маг подозрительно осмотрел растрепанную девчонку.
   -- Губу прикусила, -- тут же соврала вампирка, быстро слизывая несколько темных капель. Глаза окончательно утратили красный цвет, став насыщенно синими.
   -- Я приберусь, -- Леллин снова активировал огненное кольцо, замечая, что неживая материя горит лучше.
   -- Ладно, на обратном пути Анабель уберет это выжженное пятно, -- решил гном, протягивая принцессе собранные метательные ножи.
   Он взобрался на своего коняшку и спросил:
   -- Все целы?
   Не услышав никаких жалоб, Ибор разрешил ехать дальше.
  

***

   Около полудня Алир пожаловался, что чувствует смутное беспокойство за остальных светлых и вампирку. Мы тут же обступили рыцаря, пытаясь из него вытрясти подробности. Подробности упорно не вытрясались, зато через полчаса парень сказал, что все прошло, и никто, похоже, не пострадал.
   Блик лениво отдыхал на моих руках. Мы с Анабель разрешили ему немного порезвиться на своих четырех, благо логана уже была размером с нормального кота. Пушистик какое-то время порыскал по придорожным кустам, пугая небольших птичек, что свили там гнезда. Одну даже поймал, но по просьбе эльфийки тут же отпустил. Потом жалобно мяукнул, показывая, что он маленький и очень-очень устал и, видимо, обидевшись на мамочку, которая не дала ему подзакусить птичкой, забрался ко мне на руки. И теперь довольно урча, благосклонно взирал на остальных, вынужденных передвигаться самостоятельно. Эх, лошади бы не помешали.
   -- Габриэль, а может, ты и меня понесешь? -- Неожиданно предложила Анабель.
   -- Неужели устала? А я думал, что эльфы все выносливые до жути.
   -- Не-е... просто хочется. -- Остроухая наивно захлопала ресницами и расплылась в соблазнительной улыбке. Она тоже прекрасно понимала, что дальше так развлекаться не получится, иначе гном с магом прикопают меня под ближайшим кустом, совершенно не обращая внимания на тот факт, что я вообще-то бессмертен.
   Блик недовольно фыркнул, когда я попробовал передать его ухмыляющемуся Гериону.
   -- Друг, ну, как парень, ты меня должен понять, -- упрекнул я его, и котенок все-таки согласился недолго побыть у оборотня, после чего я тут же сграбастал свое чудо.
   -- Тебе не тяжело? -- Удивленно спросила Анабель, когда я продолжил идти, совершенно не сбавляя скорости.
   -- Ты что! Конечно, нет. Если хочешь, я тебя буду нести до следующего привала. Хочешь?
   -- Хочу! -- Рассмеялась сиятельная леди. -- Ты очень необычный темный.
   Я кивнул. Она даже не представляет -- насколько...
  
  

Глава 17

  

Безумные решения не всегда оказываются гениальными.

Но гениальные никогда не обходятся без толики безумия.

NN

  
   Лин подошла к принцессе, когда стемнело, и их компания все-таки остановилась на привал. Идти ночью даже по знакомым участкам лабиринта было опасно. Благо по всем расчетам выходило, что завтра утром они встретятся с остальными, и можно будет возвращаться обратно к стене. Все-таки это было даже символично -- такой поворот.
   Иногда стоит повернуть назад, чтобы понять, зачем ты шел вперед, и что ты нашел.
   -- Эмм... привет, -- смутившись, вампирка переступила с ноги на ногу, -- я тут хотела тебя спросить...
   -- Садись давай, и спрашивай! -- Хелена открыто улыбнулась Лин и похлопала по нагревшейся за день земле, на которую принцесса постелила свой тонкий плащ. -- Что-то случилось?
   Девушка отрицательно помотала головой и села рядом с Хеленой, вытянув ноги.
   -- Я просто хотела спросить про разбойников. -- Вампирка покосилась на Хелену, словно не хотела пропустить ни единого слова.
   -- А что с ними? -- Принцесса собралась было отшутиться, но вздохнула, признавая, что лучше ответить. -- Думаешь, это странно? Тихая скромная принцесса убивает разбойников. Я вообще-то не люблю убивать. Совсем-совсем, честно.
   -- Но умеешь неплохо. -- Лин сорвала чахлую травинку, придирчиво ее понюхала и выбросила. -- До этого ты производила совсем другое впечатление. Я не понимала, как же ты Темного князя убивать собираешься.
   -- Умею. Неужели ты думала, что наследную принцессу так просто отпустят в Черные земли? -- Хелена прикрыла глаза и потянулась, думая, что для того, чтобы уметь убивать, вовсе не нужно выглядеть маньяком. Как там однажды Габриэль сказал: "В тихом омуте темные водятся"? Ну, вот так-то.
   -- Пророчество на самом деле расшифровали десять лет назад, и тут же начали меня готовить, -- все-таки решила рассказать принцесса. -- Воин из меня аховый. На мечах дерусь ужасно, -- призналась Хелена, -- лук вообще в руки не брала. Да мне это и не надо. Достаточно того, что я просто метну в князя кинжал. Если все будет сделано правильно -- одной раны хватит, чтобы его убить. Наставника мне подобрали из пленных темных -- пообещали, что отпустят его, если научит меня.
   По исказившемуся лицу Хелены Лин поняла, что темного так и не отпустили.
   -- Так что... -- девушка пожала плечами, -- если что, я могу постоять за себя. Исполню пророчество и, -- она смешно наморщила носик, -- к оружию вообще подходить не буду, не то что в руки брать.
   -- Думаешь, у тебя получится так же легко, как разбойников, убить князя?
   -- Не знаю, не хочу думать, иначе сразу в голову лезут пессимистичные мысли, -- беззаботно откликнулась принцесса, видимо, радуясь, что вампирка сменила тему. -- Дойдем до цели -- посмотрим. Лучше выполнять план поэтапно. Зачем загадывать дальше, когда мы и Цитадели-то не видели? Кстати, а ты видела?
   -- Да, она очень красива, -- Лин мечтательно улыбнулась, вспомнив, как отец привез их с братом, совсем еще маленьких вампирчиков, в столицу.
   Трудно было передать всю красоту и величие огромного города, который наполовину был высечен в Окраинных горах. Сама Цитадель нависала над тремя кругами столицы, возвышаясь над одной из скал большим аккуратным замком, словно сошедшим со страниц сказки.
   Вампирка попробовала описать три круга столицы. Как опрятные улочки первого круга, где живут обычные люди и нелюди, начинают медленно подниматься вверх, заменяясь улицами и домами, полностью выдолбленными в скалах. Огромные сводчатые залы, где с помощью магии растут фруктовые деревья, находятся особняки высшей знати. И, наконец, широкая, мощенная белым камнем, дорога к Цитадели -- третьему кругу столицы. Но словами невозможно было передать даже десятой доли того великолепия, что запомнила Лин.
   -- Я бы с удовольствием там опять погуляла, -- мечтательно протянула вампирка, рассматривая бархатное звездное небо.
   -- А почему нет? Все сделаем и, пожалуйста, -- гуляй, сколько хочешь, -- Хелена собиралась добавить что-то еще, но заметила на лице Лин странное выражение -- уверенность, что князя они не убьют. И вампирка даже знала почему. Но это длилось долю секунды, девушка кивнула принцессе и, рывком поднявшись на ноги, отошла к своему месту.
   Пожелав всем спокойной ночи, Лин свернулась клубочком и ровно засопела. Это было ее главной особенностью -- засыпать мгновенно и так же без перехода просыпаться от легкого прикосновения или шепота.
   И уже через минуту принцессе начало казаться, что странное выражение лица Лин ей просто померещилось, или же было ничем иным, как игрой неровного света небольшого огонька, который сейчас старательно разводил гном. Ужин они подогревать не стали, ограничившись сухим мясом и несколькими полосками сахара, но на ночь без огня было устраиваться опасно. Пусть неровный свет мог и приманить непрошенных гостей, но в то же время их же мог и отпугнуть.
   Ибор, который дежурил в первую смену, придвинулся поближе к костру. Ночи здесь были свежими и холодными, а это еще одна причина по которой огонь все-таки стоило разводить.
   -- Леллин, про заклинания не забыл? И лошадей замагичил, чтоб никуда не делись? -- Уже укрывшийся плащом маг лениво дернул ногой -- мол, не учи ученого, и повернулся на бок.
   Завтра они встретят остальных и смогут продолжить свой путь.
  

***

   Я мрачно сверлил взглядом гриву Алмаза. Как и предполагалось, с остальными мы встретились утром.
   Только-только проснулись и начали завтракать, оборотень сгонял к небольшому ручью и притащил ледяной воды, которой мы сначала умылись, а потом принялись гоняться друг за другом и обливаться ею. В общем, веселье было в самом разгаре, и Алир как раз сделал мне, спасающемуся от Анабель, красивую подножку, как на дороге сначала показалось подозрительное облачко пыли -- благо местность просматривалась на добрую лигу вперед, не считая притулившегося сбоку леса. Потом стали заметны фигуры всадников, в которых мы узнали остальную команду. Затем последовало спешное приведение себя в порядок -- я кое-как натянул рубашку, отвоевав ее у эльфийки, и подвязал растрепавшиеся волосы. Иногда мне хочется побриться налысо. Вроде, с одной стороны, привык -- когда они заплетены в косу все просто, раз в день быстренько расчесал и снова заплел. А если они запутываются -- суши весла и начинай намыливать веревку, поминая веселого крестьянина. Длиннющие... и какой гений решил, что мне пойдет такая прическа? "Ага, гений по имени Габриэль". Анабель с нескрываемым ехидством смотрела за моими мучениями. У эльфов волосы мягкие, расчесываются легко, растрепался -- два движения расческой и все прекрасно. Сама сиятельная леди огладила безупречный наряд и натянула на лицо уже знакомую высокомерную маску, которая тут же исчезла, стоило только перевести взгляд на Алира, который успешно притворился умирающим рыцарем, растянувшись на траве, и душераздирающе постанывал, мол, как же ему плохо.
   Остальные светлые и вампирка подъехали к нам уже через двадцать минут и тут же захлопотали вокруг "больного", посматривая на меня, как на врага народа, которым, кстати, я и являлся.
   После чего мы взгромоздились на лошадей и отправились снова в сторону стены. Скучно... "Опять?!" -- в голосе шизы прорезалось что-то похожее на панику.
   Маг тут же занялся Алиром. И сейчас рыцарь, напичканный разными настоями из кучи небольших флакончиков, дремал в седле. Анабель ехала впереди, переговариваясь с вампиркой и принцессой. Герион сохранял вежливое молчание, остальные же на меня не обращали ровно никакого внимания.
   Я знал, что так и случится, но все равно с каждой секундой хмурился все сильнее. Даже не мог представить, что разница будет столь ощутима. Когда мы только оказались все вместе, ставшая более домашней обстановка не очень-то бросалась в глаза, но теперь появившаяся натянутость призывала к тому, чтобы немедленно отправить гнома с магом как можно дальше от команды и продолжить путешествие без оглядки на их кислые лица. Ну, и вампирку к ним же. За несколько дней нашего отсутствия Лин изменилась почти до неузнаваемости, во-первых, она явно успела поохотиться -- об этом говорили глаза, изменившие цвет, и появившаяся грация дикого зверя. Как она умудрилась это провернуть под боком у светлых, я не представлял, но девчонкой называть ее язык уже не поворачивался -- взрослая, ослепительно красивая девушка. Только вот лицо подкачало -- Лин постоянно куксилась и недовольно кривилась, что, естественно, особой прелести ей не добавляло. Периодически она бросала хмурые обиженные взгляды в мою сторону и начинала кукситься еще больше. Я же вообще ничего не понимал -- чем провиниться-то успел перед вампиркой?!
   -- Габриэль, скажи, а ты, случаем, не придумал, как нам стену преодолеть? -- Ага, Леллин подначивает, надеется, что я не знаю, и ему удастся что-то съехидничать по поводу моей неосведомленности.
   -- Случаем, придумал, -- ответил я, переставая буравить взглядом конскую гриву. -- Чуть севернее есть небольшой проход. Он замаскирован. Довольно таки грамотно, надо признать. Я когда к вам летал, заметил. С земли его можно найти только в том случае, если знаешь, где именно он находится. Никакая пакость за границу не пролезет, а свои могут ходить туда-обратно сколько угодно.
   -- Ты запомнил, где он? А то "севернее" -- несколько абстрактное понятие, и мы будем блуждать в поисках прохода до естественной смерти Темного князя, -- это ко мне повернулась Анабель, снова превратившаяся в нечто высокомерное и далекое от нас, неэльфов. Только яркие искры веселья в глубине светлых глаз выдавали ее настоящее настроение. Блик, уютно устроившийся на руках мамочки, мяукнул, словно прося разрешение потрепать нахального мага. Эльфийка на него цыкнула, и котенок, обиженно шикнув, попробовал царапнуть неосторожно высунувшегося из мешка Радека. Тот так опешил, что не успел защититься. Впрочем, вид бирюзового кота поверг логану в такой шок, что он промахнулся и, испуганно пискнув, поспешил спрятаться за пазухой у Анабель..
   -- Если что, еще разочек слетаю, гляну, где точно проход, -- отмахнулся я, присматривая за Алиром, который уже успел крепко уснуть, и теперь опасно накренился в седле, видимо, приготовившись упасть на дорогу. "Ну и пусть падает". -- "Так ведь ты сама говорила, что с другом так нехорошо поступать?" -- "Признал наконец..." -- "Еще не совсем, милая".
   Мой взгляд перехватил маг-недоучка и, чертыхнувшись, забормотал заклинание, чтобы удержать рыцаря в сидячем положении, но при этом не разбудить ненароком. Все-таки, несмотря ни на что, -- сильно Алиру перепало. В ментальной области он теперь долго будет беззащитнее младенца. Мысли, эмоции, желания -- они и так у него всегда на лбу крупными рунами пропечатываются, а теперь залезть к нему в голову сможет даже самый слабенький маг.
   Поэтому, недолго думая, я поставил тройной блок на сознание Алира. Так, на всякий случай. И в будущем может пригодиться, пока окончательно не восстановится его природный дар. Но потом его надо будет убрать. У интуитов свой родной блок достаточно силен, чтобы ставить дополнительные, которые могут только помешать дару.
   Герион, уткнувшись носом в невесть откуда взявшуюся карту, изумленно воскликнул:
   -- А ведь там по дороге город!
   -- Город?! -- Тут же проснулся Алир, заинтересованно повертев головой по сторонам, будто город должен был вот-вот возникнуть прямо из воздуха. -- Какой?
   Интересно, а почему Алир так зацепился за город? Может, заманить их туда будет проще, чем я думал?
   -- Вилеф, -- последовал короткий ответ, и тут же были добавлены пояснения, -- приличных размеров, очень милый. Между прочим, последний на пути к Цитадели. Мильг и Такерен мы уже обогнули, но эти два совершенно неинтересны. А вот в Вилефе куча интересных достопримечательностей, -- только-только начал я агитацию, как меня перебил Ибор.
   -- Какая разница? Нам-то что. Обогнем и сразу к Цитадели, -- отмахнулся он.
   -- Фу, там ужасные болота, веселый крестьянин и тот ногу сломит. -- Я скорчил недовольную гримасу. -- Через город будет и быстрее, и проще, и безопаснее, -- попытался я воззвать к логике гнома, ну, заодно и мага, который своим сердитым сопением поддерживал друга.
   -- Безопаснее?! Идти туда, где кучи темных ходят целыми табунами и только ждут, как схватить светлых, чтобы замучить до смерти, -- однако какое оригинальное у Леллина представление о нас.
   Прямо спим и видим, как бы кого поймать и замучить. Не пьем, не едим, только сидим и мечтаем целыми днями и ночами о светлых. Я даже хмыкнул, представив высоких лордов, бродящих по Цитадели табунами. Потом Элли, который с большим тесаком гоняется за Леллином по коридорам Цитадели. При этом у моего ученика было такое мечтательное выражение лица, что я, хрюкая от смеха, уткнулся в гриву Алмаза. Он недовольно фыркнул, но позволил мне хорошенько отсмеяться под бешеными взглядами мага и гнома. "Вот кому бы ловить да мучить беззащитных темных".
   -- Мы тебя нанимали в качестве проводника, а не советчика. Ведешь так, как говорим мы.
   -- Не-а, не вы, -- безмятежно откликнулся я, пытаясь придумать, как еще сильнее разозлить эту парочку. -- Как скажут Алир или Анабель. В отряде они старшие. Вы -- подтанцовка.
   -- Так, ребята -- брэк, -- в спор вклинился серьезный рыцарь, позаимствовав одну из тех фраз, которыми я заразился в другом мире. -- Все обсудим на привале. Вашу сторону я понял, но надо продумать все возможности проникновения в Цитадель. И самые невероятные в том числе. А одна пришедшая мне в голову идея кажется очень необычной. Настолько, что легко может оказаться осуществимой, чтобы исполнить нашу миссию.
   -- Н-да?! -- Все воскликнули это хором.
   Даже я не удержался от удивленного возгласа.
   Что же такое придумал рыцарь, что сидит такой серьезный-серьезный, словно собирается предложить форменное безумие?! Впрочем, может, это и к лучшему. А то ко мне такими темпами скоро скука вернется. А это нежелательно, ибо мне прошлых приключений хватило за глаза, и если всемогущий Случай снова отчебучит что-то похожее, то я рискую поседеть раньше времени, а потом и вовсе отбросить копыта вместе с тапочками и ластами. Так что лучше буду сидеть тихо и молча и старательно делать вид, что мне совсем не скучно, а наоборот, очень-очень весело.
   Я даже оглянулся по сторонам, словно на нас уже сейчас собирались нападать разные и всевозможные монстры. Но дорога была чистой, вокруг царила безмятежность, а сонный полдень, разливаясь солнечным теплом, предлагал остановиться и часочек поспать в тени небольших крепких деревьев с резными стволами и мясистыми темно-зелеными листьями. Я даже зевнул и тут же насторожился. Черт, мне теперь везде опасности будут мерещиться? Ну да, не очень-то и устал, но это не повод думать, что желание спать приходит извне. А то скоро в каждом кусте буду видеть сонника.
   -- Габриэль?
   На меня с удивлением посматривала вампирка. Между прочим, за все полдня она первый раз обратилась ко мне. Будет предъявлять какие-то претензии?
   -- Да, я внимательно слушаю тебя, Эилльн, -- я не знаю, почему так сурово обратился к девчонке. Возможно, из-за того, что она сама своими взглядами настаивала на серьезной беседе. А я ждать не привык, все-таки Темный князь, так что получите и распишитесь. Терпеть не могу, когда на меня обижаются, тем более без видимой причины.
   -- Я... -- вампирка печально вздохнула, сбившись, когда услышала свое полное имя.
   -- Именно ты. Что-то случилось?
   Лин опять скуксилась и, словно смущаясь, тихо-тихо ответила:
   -- Я домой хочу, к отцу и брату... -- выдавила она и попыталась прикрыть заалевшие щеки ладонями.
   -- Всего-то? Если окажемся в городе, а я буду очень на этом настаивать, переправлю тебя к ним. Настройку я не сбил, так что потерпи еще денек. Хорошо? Или что-то еще?
   Вампирка оглянулась, боясь, что нас кто-то может услышать. Светлые отъехали на достаточное расстояние, Герион хорошо притворялся глухим, но я все-таки поставил звуконепроницаемый односторонний полог.
   -- Что?
   -- Можно я скажу честно?
   -- Естественно.
   -- Милорд, я не стану скрывать, что вы мне нравитесь! -- Выпалила Лин. -- Но я не хочу, чтобы вы убивали команду! И предупреждаю, что, пусть я против вас и ничто, буду драться за них!
   Дальше вампирка возмущенно взирала на хохочущего князя.
   -- Прости, у тебя был великолепный тон. Хоть героиню приключенческого романа с тебя пиши. Вся такая красивая, глазища сверкают, поза соответствующая, героическая, просто прелесть, ну а про интонацию и построение фразы я вообще молчу! Браво!
   -- Я не шучу, -- буркнула Лин, недовольная, что я не воспринимаю ее всерьез.
   -- Я понимаю, -- согласился я. -- А теперь послушай внимательно. Мне, конечно, приятно, что я тебе нравлюсь, скажем так, это льстит моему самолюбию. Но, в лучшем случае, я могу тебя воспринимать, как внучку.
   Судя по взгляду вампирки, она это прекрасно понимала, поэтому и заявила об этом так открыто. Так. Хорошо. С этим разобрались. Давненько я не выступал в роли кумира молодежи. Как бы они с Анабель не поссорились, а то окажется моя эльфийка жутко ревнивым созданием, и будет мне весело. Нет, я конечно налево постоянно не линяю, как-никак я романтик, но некоторые вольности... Впрочем, я кинул быстрый взгляд на спину сиятельной леди, сомневаюсь, что теперь у меня будут возникать такие мысли. Все-таки романтик -- всего лишь констатация факта. А влюбившийся в светлую эльфийку Темный князь -- это уже диагноз. Но на всякий случай не хочу давать Анабель поводов для ревности.
   -- Теперь идем дальше, -- продолжил я раскладывать по полочкам информацию для вампирки. -- Мне надоело, что даже подданные держат меня за подростка. Лин, милая моя, ты не забываешь, кто я? И могу признаться, что не все страшные сказки обо мне -- ложь. Так вот, мне даже не потребуется причинять тебе вред, чтобы убить светлых. Обездвижу тебя и всё -- можешь пожелать друзьям приятной дороги к престолу Светлого князя. И как ты помешаешь?
   Лин побледнела и сжала маленькие кулачки. Неужели восприняла мою речь всерьез? Н-да, как всегда шутка вышла неудачной. Хотя...
   -- Если... если вы не пообещаете не трогать их, я... я... расскажу, кто вы на самом деле!
   Угу, напугала ежика задними карманами брюк -- повторяюсь, да? -- что поделаешь, одна из любимых фраз. Я покачал головой, наблюдая, как вампирка закусывает губу и напряженно наблюдает за кровожадно улыбающимся Герионом. Ладно, зайдем с другой стороны.
   -- Скажи, с чего ты взяла, что я собираюсь причинять им вред?
   -- А зачем вам еще заманивать их в Цитадель?
   Кто кого заманивает. Между прочим, они туда стремятся побольше моего. Я бы тут на природе на недельку другую с Анабель задержался. Ну, или на месяц... на два или три. "На всю жизнь?" -- "Нет, милая, на столь долгий срок я загадывать не хочу". -- "И не надо. Просто надеюсь, что в твоих планах найдется место Анабель..." -- "Она же меня возненавидит?" -- "Время покажет..."
   -- Ничего обещать не буду, если моя жизнь окажется под угрозой, -- соврал я, "А это возможно?" -- Но если все будет хорошо, обещаю тебе, что не трону твоих ненаглядных светлых. Идет?
   -- Клятву, -- тут же потребовала Лин, вздыхая с облегчением. Думает, наверное, что переиграла меня. А на самом деле сделала игру только интереснее.
   -- Какую?
   -- Темного князя.
   Ну да, конечно, а подумать, что ее я могу нарушить так же просто, как и любую другую? Ведь я не был бы воплощением Зла "Снова мания величия взыграла?", если не научился бы бить в спину и нарушать данное слово. Так что ни моей силе, ни чести урона не будет. "Глупая шутка, но они у тебя есть?". Наоборот, только повысит, так сказать, рейтинг. Только в сказках темные властелины вынуждены сдерживать данное слово. А в реальности все куда прозаичнее: хочу слово дам, хочу обратно возьму. Все строго по собственному желанию. Демократия, веселого крестьянина на крышу. Или это как-то по-другому называется? А она надеется на сознательность и совесть, которых у меня отродясь не водилось. Нет, может, и сдержу, чем черт не шутит? -- Я же все-таки не отморозок последний. Развлекаться только люблю, когда скука загрызает, а при этом убивать светлых совершенно необязательно. Открою портал и, не спрашивая согласия, выпихну обратно на Светлые земли, чтобы под ногами не болтались, да под горячую руку не лезли.
   Все обдумав, я поклялся и снял полог, после чего вполне довольная жизнью вампирка, подхлестнув свою лошадку, догнала принцессу и эльфийку и тут же вступила в какой-то веселый спор.
   Внутри остался какой-то неприятный осадок. Она бы ведь все-таки меня выдала, если бы я отказался. Точнее, попыталась бы сделать это.
  

***

   Когда остановились на привал у стены, найдя мастерски замаскированный проход, но оставив его уже на завтра, Алир собрал совет. После настоев Леллина чувствовал он себя почти прекрасно, хотя что-то в душе подсказывало, что спасибо тут надо говорить Габриэлю с его подпиткой энергии.
   Сам проводник устроился рядом с Анабель, отгородившись от гнома с магом большим костром, и осторожно касался ее ладони. Герион с разрешения рыцаря перекинулся в волка и отправился на охоту. Все-таки для него подобные обращения были необходимостью. Только вот ехидная улыбка Габриэля, когда оборотень оборачивался, словно намекала на что-то, но Алир почти сразу забыл о ней. Сейчас ему предстоял спор с Ибором и Леллином за право осуществить пришедшую в голову идею. Рыцарь прекрасно знал, что сначала эта парочка будет категорически против, но потом, если его поддержат остальные, может, и согласиться с ним. Так что откладывать этот разговор не имело смысла.
   Он медленно прожевал кусочек пойманного по дороге кролика и несколько секунд полюбовался светом пламени, что превращало сидящих у костра людей и нелюдей в древних богов, которые уже давно покинули их мир, но по легендам очень походили на те образы, которые сейчас видел перед собой рыцарь.
   -- Итак, -- тихо произнес он и снова замолчал.
   Команда устремила свои взгляды на него. Встрепенулась вампирка, отрываясь от своих мыслей. Блик перестал гонять уставшего Радека вокруг костра, Габриэль чему-то улыбнулся.
   -- Итак, -- повторил рыцарь и все-таки продолжил, -- то, что сейчас я вам предложу, может показаться безумием, но я советую все внимательно обдумать. Нам надо попасть в Цитадель. Чем быстрее, тем лучше. И попасть так, чтобы обязательно встретиться с Темным князем. Причем нам нужно придумать что-то такое, что отвлечет его бдительность, и Хелене удастся его убить. Поскольку нас и так уже легко можно назвать безумцами, предлагаю соответствующий этому статусу план. Ехать в Вилеф и очень продуманно сдаться в плен, так чтобы нашу команду доставили целыми и невредимыми к Темному князю, и попробовать пронести кинжал с собой. Если вы помните, похожий план уже предлагал Габриэль, и, все хорошо обмозговав, я понял, что если продумать детали, то может и получиться. В виде пленников мы будем внушать меньше опасений, если о наших передвижениях уже знают, и князь, скорее всего, захочет лично встретиться с нами. Остаются несколько мелочей, которые мы будем решать после того, как я выслушаю ваши идеи и мысли.
   -- Безумие!
   -- Идиотизм!
   -- Бред! Но...
   -- Здорово!
   -- Крестьянина веселого за бороду...
   -- Хм...
   -- Мур...
   Алир с радостью отметил, что Анабель, Лин и Хелена отнеслись к этому плану неплохо. А Габриэль от радости вообще в ладоши захлопал. Герион, который только-только вынырнул из ночной темноты, ограничился тем, что громко клацнул зубами и улегся у огня, не меняя облика. А вот гном с магом, как и ожидалось, всячески начали показывать мимикой и жестами всю глубину идиотизма рыцаря и остальных, кто решил поддержать его идею.
   -- Ты идешь на поводу у темного? Алир, ты не думал, что он просто... -- Леллин тут же был перебит.
   -- Нет, это только моя идея! Габриэль здесь не при чем. Я хочу выслушать вашу конструктивную... -- Все в немом удивлении таращились на Алира, первый раз видя по-настоящему сердитого рыцаря. -- Повторяю еще раз по буквам -- конструктивную критику. Понятно? Все фразы типа "Безумие, ты окончательно тронулся, и это все подлый темный!" -- вы можете оставить при себе или адресовать веселому крестьянину, но где-нибудь в кустиках. Ясно? В противном случае, я буду думать, что решение принято, и можем переходить к поэтапному обдумыванию плана.
   -- Ну... эээ, -- Ибор с Леллином переглянулись, -- не стоит недооценивать противника и солдат гарнизона Вилефа, может такое случиться, что они заберут и кинжал, -- осторожно заметил маг.
   -- А Габриэль на что?! Если что-то пойдет не по плану, он мигом обратится, покрошит всех в капусту и поможет уйти из города. Да?
   -- Не-а, -- откликнулся Габриэль, мечтательно улыбаясь, -- если мы будем сдаваться, на мне, скорее всего, окажутся оковы, блокирующие вторую сущность.
  

***

   "...Обычного демона", -- мысленно закончил я. Шиза противно захихикала. На меня они не подействуют, но уж мешать такому удачному плану я точно не буду. Пожалуй, это самая светлая идея. Мы очень быстро достигнем Цитадели, и можно будет закончить этот балаган. Здесь и сейчас я начинал разрываться на две половинки. С одной стороны, хочется растянуть наше путешествие, с другой -- мне, как влюбленному романтику, неприятно обманывать Анабель. Прямо хоть признавайся в том, что я и есть Темный князь, но это испортит всю игру. Так что лучше уж пусть я совестью поугрызаюсь, если она, конечно, соизволит проснуться.
   Алир рассеянно посмотрел на меня, будто видел первый раз в жизни.
   -- Точно? -- Как-то совсем по-детски спросил он.
   -- Точно, -- покивал я, -- но мы сможем зачаровать кинжал, чтобы его не обнаружили. Человеческая магия вместе с эльфийской и темной сработают безотказно, и его никто не найдет. Даже князь не сразу его почует. А когда все-таки обратит внимание на эту железку -- будет поздно.
   -- Хорошо, но как нам сделать так, чтобы нас схватили, думая, что они такие молодцы, сами обнаружили светлых? А то ведь если мы сами придем сдаваться -- это будет выглядеть несколько подозрительно, не находите? -- Съязвил гном, понимая, что все уже решено, и ему придется мириться с тем, что его захватят мерзкие подлые темные.
   -- О! Кажется, у меня есть идея! Правда, Лин? -- Под пристальными взглядами светлых, которые уловили мою идею, вампирка съежилась и робко заискивающе улыбнулась.
   -- Значит, принято! Всем приятных снов, -- Алир, первым встав, ушел к своему местечку.
   Рыцаря было решено на несколько дней освободить от ночных дежурств. Так что первым сторожил Герион, который так и не удосужился сменить волчью личину. Видимо, программа после длительного отпуска сильно прикипела к выбранной сущности. Настолько, что и правда начала становиться оборотнем.
   Герион хитро посмотрел на меня с Анабель, обещая разбудить, когда все остальные уснут. Ну, а уж выбраться вдвоем из нашего маленького лагеря не составило никакого труда. В лабиринте, кроме опасностей, если много наикрасивейших мест, и мне хотелось похвастаться ими.
   А дальше... хм... детям до восемнадцати лет...
   В общем, всем, кроме меня с Анабель, спокойной ночи.
  

***

   -- Ух, ты! -- Светлые недотепы с восторгом смотрели на Вилеф, который мирно устроился в небольшой долине, почти у подножия Окраинных гор.
   Действительно, с этого места открывался волшебный вид. Заходящее солнце играло своими лучиками на красной черепице крыш небольших двухэтажных белокаменных домиков и на городской ратуше. Кварталы города были правильными и одинаковыми.
   Мы остановились на краю долины, за спинами заканчивался заброшенный тракт, обрываясь у полого склона, от которого вилась небольшая, хорошо протоптанная тропинка к городу. Через пол-лиги она сливалась с широкой дорогой, по которой тянулись вереницы обозов, мелькали всадники и пешие. Отсюда хорошо были видны небольшие улочки, мощенные камнем. Окна и крыши домов вспыхивали отраженным светом закатного солнца -- зрелище было настолько великолепным, словно говоря, что мы попали в сказку. То ли еще будет в Цитадели! Светлые об этом пока еще не догадывались и искренне восхищались городом, предвкушая скорый отдых. Даже гном решил сменить гнев на милость и признал, что Вилеф не лишен очарования.
   Да, по лесам мы набегались, теперь надо хорошо отдохнуть. На выполнение плана Алир, благодаря печальному взгляду Анабель и просящему Лин, повздыхав, отвел три-четыре дня. Так что времени, у них, чтобы отоспаться, а затем пробежаться с эльфийкой по торговым рядам, было предостаточно. Да уж, мне досталась единственная в мире сиятельная леди, которая, как выяснилось, любит порыться в тряпках и накупить в огромных количествах украшений. А мне что, жалко? Я с удовольствием подарю ей кучу всяких побрякушек.
   -- Поехали, что ли? -- Неуверенно протянул Алир, с сожалением отрываясь от созерцания главной городской площади, что отсюда казалась крохотным пятнышком.
   Остальные поддержали его вздохами, но также согласились, что до ночи неплохо бы добраться до городских стен. Даже, несмотря на то, что я их успокоил -- в Вилефе ворота не закрывают даже с наступлением темноты. Мало ли кому из жителей нужно сходить на охоту? А кто-то может вообще только по ночам передвигаться. Так что нас впустят в любом случае.
   Я еще раз оглядел замаскированные ауры светлых, стараясь не пропустить ни одной детали. Если нас схватят раньше времени и неподготовленными, то весь замечательный план Алира пойдет псу под хвост. А мне того совершенно не хочется. Уж больно интересная идея. Ауры с моей помощью маскировал Леллин. Свою он только чуть-чуть подретушировал, спрятав бордовый оттенок ненависти к мои подданным и выставив на показ темно-фиолетовый цвет -- признак дара, который присущ только магам. Гнома маскировать не пришлось. Ибор был изгнанником, что говорило в его пользу в глазах темных. Таких представителей подгорного племени в Черных землях было предостаточно. А об изгнанничестве легко понять по трем косичкам в бороде, вместо стандартных двух. Аура Хелены замаскировалась быстро. Вот с рыцарем пришлось повозиться. Уж больно у него была яркая светлая аура, свойственная только природным интуитам, которых тут отродясь не водилось. В конце концов, мы так и не смогли нормально все упрятать. Теперь Алир выглядел полукровкой с толикой светлой крови. Тоже неплохо, здесь сойдет. Если учесть, что тут почти все жители, даже обычные люди, обязаны владеть хоть минимальными познаниями в магии, которая начинается как раз с чтения аур, то на рыцаря буду коситься, но ничего большего.
   А Анабель вообще пришлось маскировать как на ментальном уровне, так и на физическом. Не бывает темных эльфов блондинов в нашем мире. В других -- завались, но у нас -- нет. Так что теперь светлая леди щеголяла темно-красной шевелюрой, заплетенной в маленькие косички. Кожа Анабель стала на четыре тона темнее, что сильно выделяло бесцветные глаза и бледные губы. Черты лица стали куда резче, уши удлинились наполовину. А ее свободный легкий наряд заменили кожаные обтягивающие брюки, черная рубаха с вышивкой и широким соблазнительным вырезом, на которую был надет корсет с металлическими вставками. На ногах эльфийки вместо удобных замшевых полусапожек теперь красовались высокие, естественно, кожаные сапоги на высоченной тонкой шпильке. Если бы вы знали, сколько мы потратили с магом и Анабель сил, чтобы создать такой наряд! Взмокли, выдохлись -- будто несколько часов бегали со скоростью логаны -- и безумно проголодались. А какой скандал закатила леди, оглядев то, что ей придется на себя надеть! Но дело того стоило. Эльфийка теперь выглядела так, что у меня непроизвольно началось сильное слюноотделение. Анабель под моим взглядом пыталась отчаянно краснеть, но маскировка не позволяла. Еще я одолжил ей кое-что из своего арсенала колюще-режущего оружия и припрятал ее лук.
   В общем, сейчас в седле сидела настоящая эльфийская воительница. Безумно красивая и столь же опасная. Остальные представители мужского пола нашей компании так же, как и я, поглядывали на леди с совершенно понятным любому взрослому человеку интересом, а вампирка с принцессой возмущенно фыркали.
   Сама же Анабель больше возмущалась тем фактом, что ее новый облик нравился всем, куда больше прежнего. А на меня даже немного обиделись, правда, ненадолго.
   Так что на въезжающую в город большую компанию темных никто не обратил особо внимания. Мы заплатили пошлину, перекинулись с молодыми стражниками несколькими фразами. Те подивились бирюзовому коту и Блику, который вырос до размеров лайки, попытались сделать несколько комплиментов Анабель, за что заработали разъяренный взгляд, и, быстро пожелав удачи, пропустили нас за ворота.
   -- Ну как? -- Я с гордостью оглядывал улицу, словно строил ее собственноручно.
   Теперь домики не казались маленькими. Наоборот, заставляли позавидовать обычным горожанам, что они могут иметь такие хоромы. Все дома были построены по одному типу, что не добавляло городу асимметрии и очень его красило. На первых этажах располагались в основном торговые лавки. На вторых -- жилые комнаты, о чем свидетельствовало сушившееся на маленьких балкончиках белье, и стояли горшки с всевозможными цветами.
   Город даже не думал готовиться ко сну. Улица была битком забита разношерстным народом. Кто-то шел по делам, лавируя в толпе в попытке поскорее оказаться в нужном месте, кто-то прогуливался большими компаниями или же бегал от лавки к лавке, совершая покупки.
   На Черных землях нет ни одного города, где бы замирала на ночь жизнь. Наоборот, в каких-то местах она начинает бурлить сильнее размеренной дневной жизни, когда половина населения занята работой.
   Через улицу пришлось спешиться и замедлить шаг. На нас почти не обращали внимания. Только в сторону Анабель изредка бросали жадные взгляды, но потом "жаждущий" замечал меня и мою ласковую улыбку и тут же вспоминал о неотложных делах, любимой жене и нескольких детушках, которые нуждались в живом и здоровом папе.
   -- Здорово! Габриэль, надеюсь, ты нас ведешь к гостинице? Причем хорошей... -- Алир с интересом оглядывался по сторонам.
   Впрочем, и остальные смотрели на все, что замечали, так, будто никогда не видели больших городов. Хотя я почти тут же понял, что они всем интересуются исключительно потому, что это город темных. Видимо, недотепы ожидали кровавых луж, потасовок через каждый метр, трупов, небрежно разбросанных тут и там, жителей с безумными глазами и всклокоченными волосами, которые гоняются друг за другом с тесаками наперевес.
   Знал бы, обязательно устроил бы что-нибудь эдакое с яркими спецэффектами. Думаю, труппе моего Цитадельского театра такого еще не приходилось играть. Построили бы бутафорский город и разыграли пьесу в духе ожиданий светлых.
   -- Конечно, нас ждет самая лучшая гостиница! -- Ответил я Алиру, улыбаясь при этом пышнотелой торговке пирожками, за что тут же получил вкусную булку с шоколадной начинкой. -- Только денежки приготовьте. Она недешевая.
   -- Ну, это легко, -- отмахнулся нестесненный в средствах рыцарь. -- Веди давай. Хочется наконец принять нормальную ванну и хорошо поспать.
   -- И поесть, -- тут же добавил вечно голодный Леллин.
   -- И переодеться, -- наморщила носик Хелена.
   -- А потом на рынок! -- Добавила Анабель, поедая взглядом витрину лавки с ювелирными украшениями.
   Пришлось оттаскивать сиятельную леди всей командой, а я успел быстренько купить небольшую заколку, украшенную двумя большими камушками и россыпью маленьких. И сразу вручил ее эльфийке, заработав нежный любящий взгляд.
   Потом мы отрывали мага-недоучку от книжной лавки, за которую он цеплялся руками и ногами -- только что зубы в дело не пустил. За следующим поворотом Ибор наткнулся на кузницу, хозяин которой, бесспорно, был гномом. Теперь уже пришлось удерживать его. Алир поймал мелкого мальчишку-карманника лет восьми. Тот печально всхлипнул, но все-таки после короткой нотации был отпущен домой с двумя серебряными монетками и с совершенно ошалелым счастливым личиком. Вообще-то побирушек у нас отродясь не водилось. Быстро просканировав убегающего мальчика, я обнаружил, что он просто хотел купить дорогие конфеты. Хм... Н-да... В общем, процветаем.
   До гостиницы в итоге мы добрались только через полчаса. Высокий хозяин с внушительным пузом тут же выделил нам три комнаты -- одну для девушек, одну для нас с Алиром, Герионом и животными и третью для мага и гнома, так как все вместе мы в одну комнату не вмещались. К каждому номеру примыкала небольшая ванная, что привело светлых в неописуемый восторг. За стенкой уже слышался радостный визг девушек. Нашу ванную тут же оккупировал Алир, велев тревожить его не раньше, чем через минут сорок. Тоже мне, русалочка. Я хмыкнул и просверлил дверь в ванную недовольным взглядом, после чего занял лучшую кровать у окна. Оборотень снова перекинулся и устроился на специальном мягком коврике, печально смотря на меня. Действительно, сущность все больше с каждым днем брала над ним верх. Приедем в Цитадель, тут же прикажу ему принять вид другого существа, чтобы он не остался навсегда оборотнем.
   -- Алир, послушай, мы с Анабель хотели пробежаться по городу! А тут ты со своими сорока минутами. Может, ты это... быстрее? А как я уйду, хоть тони или плавники отращивай! -- Я постучался в дверь ванной.
   Оттуда раздалось недовольно бульканье, и через пять минут появился сердитый мокрый рыцарь.
   -- Ого! Теперь тебе надо выбрать полотенце поменьше и подойти к окну, оно как раз выходит на главную площадь! -- Я придирчиво осмотрел две чистые рубашки -- темно-бордовую и, естественно, черную. Что-то захотелось мне выглядеть более презентабельно рядом с Анабель. Вон уже и себе кожаные штаны создал.
   -- Зачем к окну? -- Удивился рыцарь.
   Был бы девочкой -- умилился непременно, но пол не подошел ("Жалеешь?" -- хихикнула шиза), и пришлось ограничиться тем, что скрестить руки на груди и хмыкнуть. Ясные глаза ребенка в дуэте с фигурой великого соблазнителя делали из Алира произведение искусства... "Хм, ты завидуешь?" -- "Фигушки! Я тоже не чудовище". -- "Согласна..." -- довольно вздохнула шиза, явно сравнивая нас с рыцарем.
   Алир осторожно выглянул на улицу и тут же спрятался за шторкой.
   -- Тьфу, на тебя! -- Буркнул он. -- Давай быстрее, герой-любовник темный.
   -- Ага! Завидно! -- Я увернулся от брошенного в мою сторону сапога и юркнул в ванную комнату, заперев ее изнутри. -- Ничего, ты себе с такими... хм... данными тоже быстро девочку найдешь, и не одну. Или ты у нас по...
   -- Габриэль!!! -- Конец моей реплики перекрыл возмущенный вопль рыцаря.
   -- Все, молчу, молчу... это у меня рецидив ехидства...
   Через двадцать минут я, вымытый, высушенный, одетый и даже причесанный, постучался в комнату к девушкам.
   -- Минуту! -- Прозвучал звонкий голосок Лин, потом послышался смех, и дверь мне открыла веселая и довольная Хелена. Оглядев меня с ног до головы, принцесса вынесла свой вердикт:
   -- Габриэль, да в тебя влюбиться можно!
   -- Но-но! Занято! -- Я улыбнулся Анабель, которая отодвинула Хелену и, взяв меня под руку, направилась к лестнице на первый этаж. Рядом трусил веселый Блик -- ему явно не терпелось как следует повеселиться.
   -- Итак, какая у нас программа?
   -- Сначала прогуляемся по главной площади, потом по местным достопримечательностям. Зайдем в трактир и попробуем здешние вина. А потом -- куда решим. Нравится программа?
   -- Да! А ты мне купишь к этой заколке сережки, подвеску и колечко?
   -- Конечно. Даже два колечка и браслет. -- "А еще серьги в нос и на язык..." -- "Нет, боюсь, Анабель этого не оценит".
   -- Ура! -- Меня чмокнули в нос и потащили к торговым рядам.
   Логана поспешила за нами следом, норовя укусить тех, кто пытались наступать ей на лапы.
  

***

   -- Хелена, а ты не хочешь пригласить Алира?
   Лин проводила Габриэля и замаскированную Анабель внимательным взглядом, усмехнувшись, когда эльфийка весело вскрикнула и потащила за собой проводника, как щенка на поводке, и повернулась к переодевающийся девушке.
   -- Алира? -- С сомнением откликнулась принцесса, натягивая длинную льняную рубашку с синей вышивкой.
   -- А что? Этим двум можно, а вам нельзя?! И не говори, что не хочешь.
   -- Но...
   -- И никаких "но"! -- Категорично заявила вампирка. Похоже, Лин прочно решила наладить личную жизнь принцессы и рыцаря. -- Сейчас пойдешь и пригласишь его погулять.
   -- А если он откажется? -- Принцесса увидела, что надела рубашку задом наперед, вздохнула и начала переодевать ее.
   -- Ну да, как же, откажется! -- Скептичный хмык девушки уверенности принцессе не прибавил.
   -- А если ему будет неприятно, но он пойдет из вежливости?
   -- Глупости, это он так притворяется, -- фыркнула вампирка, хищно поглядывая на мешок эльфийки. -- Слушай...
   -- ?
   -- Анабель у нас миниатюрная, размер у нас почти один. Может, мне можно порыться в ее вещах? А то вы с парнями будете гулять, а я, значит, в окошко смотреть? Ну уж нет... -- Лин принялась оживленно копаться в вещах светлой леди. -- Вот это да! У нее тут подпространственный карман! Столько всего... Зачем, собираясь убивать Темного князя, брать с собой вечерний наряд? Отвлекающий момент в виде романтического свидания?! В таком случае повелитель рискует умереть от избытка чувств, -- Лин продемонстрировала заинтересованной принцессе крошечный отрезок синей ткани с вышитыми белыми цветами и плавными линиями, на проверку оказавшийся платьем. -- Какая прелесть!
   Вампирка тут же выскользнула из полотенца, в которое завернулась после ванной, и оделась в тряпочку, что гордо назвала "платьем".
   -- Ну как?
   Хелена задумчиво изучила вампирку.
   -- А иди-ка ты гулять с Леллином. Он у нас джентльмен, в обиду не даст. А то, знаешь ли...
   -- Только, если ты пойдешь с Алиром.
   Принцесса обреченно вздохнула, признавая свое поражение. После чего покорно ждала, пока окрыленная вдохновением вампирка одевала и причесывала ее, приговаривая:
   -- Времени повеселиться у нас не так уж и много, но Вилеф стоит того, чтобы на пару дней и ночей забыть про всяких князей и просто отдохнуть. Князья, в общем-то, могут легко подождать. А наш тем более, авось сам не помрет -- нас дождется.
   Хелена покорно кивала головой, думая, что была бы совсем не против, если Темный князь неожиданно решит помереть самостоятельно.
  

***

   Я готовился к своей смерти.
   Анабель крутилась в этой лавочке уже второй час, и не было никакого способа оттащить ее от кучи еще не перемерянной одежды. Гора того, что эльфийке подошло, и она собиралась это покупать, увеличивалась с каждой минутой. Продавец жадно потирал лапки и подсчитывал прибыль -- я ведь выбрал лучшего в городе мастера одежды. Соответственно, оная была тут совсем не дешевой. Я же сидел в уютном креслице и оценивал каждый новый наряд. Блик устроился рядом и бессовестно дрых. Мне бы так...
   -- Первый раз встречаю такую эльфийку, -- доверительно сообщил мне мужчина, когда, увидав очередную "чудесную тряпку", мое чудо скрылось в кабинке для переодевания. -- Они обычно на все свысока смотрят, будто рванье какое продаю, а здесь такое искреннее восхищение...
   -- Вы знаете, я тоже первый раз такое вижу, -- поделился наболевшим я с продавцом. -- Но раз нравится, как можно отказать?
   Мужчина торопливо закивал, не зная как намекнуть, что сумма покупки получается астрономической. Вдруг клиент оскорбится? Или наоборот, если не намекнешь, потом будет совсем неудобно, коли нужной суммы не найдется. Я решил не мучить мужика, все-таки одежда тут, правда, на высоте. В Цитадель его, что ли, пригласить? А что, хорошая идея! Так что я поспешил дяденьку успокоить:
   -- Мне нравится ее баловать. Благо, в средствах я стеснения не испытываю. ("Даже наоборот" -- тут же подсказал внутренний голос) -- Кстати, уважаемый, вы не хотели бы заглянуть вот по такому адресу недельки через две-три. Мне ваш товар очень приглянулся, -- я протянул продавцу вытащенную небрежным движением из воздуха светящуюся небольшую карточку -- официальное приглашение на аудиенцию к Темному князю.
   -- Оу... я... я... -- Кажется, мужик малость того!-- Милорд, я так рад...
   -- Тсс! -- Сделав страшные глаза, я указал на кабинку, где переодевалась эльфийка, и мужик, понятливо кивнув, отправился упаковывать выбранные Анабель вещи.
   -- Габриэль, как тебе? -- Обтягивающая кофточка с разлапистым рисунком выгодно подчеркивала все достоинства эльфийки и смотрелась очень и очень мило.
   -- Берем! -- Решил я. -- Анабель, может быть, мы пойдем куда-нибудь еще? Все-таки город красивый, а мы тут уже два часа, -- осторожно спросил я, надеясь, что эльфийка уже устала применять платья, кофты и прочее, прочее, прочее.
   -- Ой, и правда! -- Сиятельная леди наконец обозрела гору выбранной одежды и смутилась. -- Да, наверное, стоит пойти куда-нибудь еще.
   Я попросил прислать вещи в гостиницу -- продавец легко согласился, сделал громадную скидку, рассыпавшись перед Анабель в изысканных комплементах.
   Дальше мы побывали в ювелирной лавке, где эльфийка, к счастью, надолго не задержалась. Видимо, она решила, что я все-таки не большой кошелек на ножках, раз нанялся обычным проводником. Так что мне удалось выяснить -- у остроухого чуда совесть имеет место быть. И мы направились в городской парк.
   По дороге я купил нам мороженое, рецепт которого притащил из другого мира. На Светлых землях такого нет! Анабель что-то весело щебетала, видимо, наслаждаясь тем, что не надо никуда спешить, и вообще все хорошо. Мы даже не заметили, как забрели в совершенно неосвещенную часть парка, и весь народ, что окружал нас на протяжении прогулки, успел куда-то деться. Даже напряженную тишину в упор не замечали, пока из темноты бесшумно не выскользнули три высоких фигуры. Оглянувшись, я понял, что нас окружили. Не представлял, что в городах еще орудуют банды грабителей и насильников. Блик предостерегающе мяукнул.
   -- Доброй ночи! -- Вежливо поздоровался я с ними. -- Вам что-то нужно?
   -- Да, -- коротко ответила самая высокая фигура. -- Вы.
   Хм... оригинально. Возможно, это посланники Элли? Что-то непохоже.
   -- Здорово! -- Искренне восхитился я. -- Грабить будете?
   -- Убивать, -- последовал лаконичный ответ.
   Это уже интереснее. Я почувствовал, как напряглась Анабель, больно стискивая мою ладонь. Ну да, они мне так же опасны, как зайцы волку. Ну, не загрызут же, право слово?
   -- И зачем?
   Неожиданно Блик странно дернулся, пытаясь перейти на максимальную скорость, но словно натолкнулся на невидимую стену, и, завалившись на бок, жалобно пискнул и замер.
   -- По приказу Темного князя!
   И тут на нас обрушился ментальный удар такой силы, что я перестал понимать, где нахожусь, что происходит, и вообще кто я, а не то что бы суметь кинуться на помощь логане и Анабель или броситься на врагов. Из носа потекла кровь. Рядом на земле распласталась потерявшая сознание эльфийка. Тьма! Я попытался обратиться, но из-за полной дезориентации в пространстве после удара не смог вспомнить, даже как это делается...
   "Больно-то как" -- была последняя мысль, прежде чем я провалился в темноту.
  

***

   Вечер проходил просто прекрасно. Алир даже не мог представить, что принцесса пригласит его. Сам рыцарь никогда бы не решился на первый шаг.
   Они сидели в открытом кафе на главной площади и ели странный холодный десерт с шоколадной крошкой. Название лакомства было длинным и уже вылетело из головы Алира. К тому же вкус был таким потрясающим, что это стало неважным.
   Принцесса сидела напротив и смущенно улыбалась. Они уже сходили к центральному фонтану и бросили несколько монеток на счастье. Зашли в небольшой замок ужасов, хорошо повеселившись там. А теперь отдыхали, думая, что уже довольно поздно и пора возвращаться в гостиницу. Спать.
   Неожиданно сердце Алира пропустило удар, а потом внутри что-то словно оборвалось. Он выронил из рук изящную тарелочку с десертом, схватившись за то место, где совсем недавно билось сердце.
   -- Алир, что произошло?! -- Принцесса вскочила с места, опрокидывая бокал с прохладительным коктейлем. -- На тебе лица нет!
   Рыцарь с трудом продохнул, пытаясь выровнять сердцебиение, и тихо прошептал:
   -- Габриэль и Анабель... С ними что-то плохое случилось... ужасное... а потом связь резко оборвалась, будто... будто бы они... их... -- Он так и не смог выговорить последнее слово.
  
  

Глава 18

  

Жизнь становится гораздо интереснее, когда выясняется, что она висит на волоске.

NN

  
   -- Стой, ты куда? -- Принцессе пришлось повиснуть на Алире, чтобы остановить разогнавшегося рыцаря.
   -- Что значит, куда?! Спасать их!
   -- Ага, а то место, куда надо бежать, ты, конечно же, знаешь. Или решил методом "научного тыка" искать? -- Принцесса сама поразилась своей язвительности. Видимо, от вампирки заразилась, но девушка знала -- она права, и паника делу не поможет.
   -- Хелена, они в опасности, я вообще не чувствую их! Надо спешить!
   -- Алир, что с тобой?! -- Девушка нахмурилась, осторожно выпуская рыцаря из своих объятий, а ну как вдруг опять решит удрать? Хотя, если чуть-чуть отвлечься от трагического момента, висеть на Алире было очень и очень приятно...
   Хелена помотала головой, пытаясь настроиться на серьезный лад.
   -- Ты думаешь, что сможешь помочь им этим переполохом? Куда как лучше вернуться в гостиницу к остальным и вместе подумать, что делать. Может, Габриэль сам справится? Он уже не один раз доказывал, что может постоять за себя -- и так постоять, что остальные попадают.
   Рыцарь прислушался к своей интуиции, которая, не затыкаясь, орала, что с друзьями все плохо, и даже еще хуже, и помотал головой.
   -- Боюсь, что не справится, -- наконец ответил он. -- К тому же мне кажется, что пусть лучше наша помощь не понадобится, чем мы будем сидеть на месте, пока... пока они будут в ней смертельно нуждаться.
   -- Логично, -- согласилась принцесса. -- Так в гостиницу?
   -- Да. -- Алир осмотрелся по сторонам, положил на столик серебряную монетку и, подхватив под руку Хелену, направился по знакомой улочке, надеясь, что вампирка с магом никуда не ушли, и Герион, Радек и Ибор так же пребывают на своих местах.
   Лин они обнаружили на первом этаже в задымленном зале трактира. Вампирка что-то зажигательно отплясывала на небольшой сцене вместе с еще одной коротковолосой, очень симпатичной девушкой и Леллином. Как оказалось, у мага потрясающее чувство ритма и способность к танцам. А уж с такими милыми и энергичными девочками, что кружили вокруг него, эффектно изгибаясь под незнакомую, но очень веселую музыку, -- все выглядело сногсшибательно. Посетители поддерживали трио радостно-восторженными криками, наслаждаясь удивительным зрелищем.
   -- Хм... -- выдавил рыцарь, забывая, зачем они так спешили в гостиницу.
   -- Так!!! -- Рассердилась принцесса и, заработав локтями, начала пробираться к самой сцене. -- Эй, пьяницы, что вы себе позволяете?
   Музыка оборвалась на трепещущей высокой ноте, и на Хелену уставились три пары совершенно трезвых удивленных глаз.
   -- Почему? Мы ничего не пили! -- возмутился маг.
   -- Только яблочный сок, -- добавила Лин. -- Мы на задании, так что ни-ни. Все донельзя целомудренно, что даже противно. Что-то случилось?
   -- Случилось, крестьянина веселого... -- мрачно согласился так же пробравшийся к сцене Алир. -- Пойдемте к Ибору и Гериону, надо...
   -- Кэт, извини, я ненадолго. -- Вампирка виновато покачала головой, но фигуристая кареглазая девушка только широко улыбнулась, мол, какие вопросы -- надо, значит, надо.
   Она легко слезла со сцены, подхватив с крайнего столика небольшой рюкзак странного вида.
   -- Если что, я в конце коридора, -- сказала она. -- Очень приятно познакомиться. -- Кивнув Алиру и Хелене, она ящеркой юркнула в толпу.
   -- Ну? -- теперь маг с Лин повернулись к замявшейся парочке.
   -- Все наверху расскажем.
   Потом пришлось еще минут пять будить громко храпевшего гнома. Около двери номера уже собрались несколько разбуженных соседей. Привыкшие к довольно-таки музыкальным руладам Ибора светлые и Лин даже не сразу поняли, с чего такая вечеринка в нижнем белье. Соседи поблагодари их за то, что они наконец-то прервали пытку храпом, и разбрелись по своим комнатам, очень попросив подлить гному бодрящей настойки. А вот Радека они будить не стали. Чем им может помочь не умеющий разговаривать бирюзовый кот без каких-либо особых талантов?
   Герион тихо посапывал на коврике. Если учесть, что во сне он обратился в человека, то здоровый обнаженный мужик, свернувшийся калачиком на крошечной подстилке, выглядел довольно комично и пикантно. Хелена тут же, как и полагается приличной принцессе, зажмурилась. Лин ограничилась громким фырком, разбудившим оборотня.
   Мужчина густо покраснел, словно ребенок, пойманный на месте преступления -- воровства конфет из буфета. И бочком добравшись до кровати, схватил с нее охапку одежды, прошмыгнув в ванную и пообещав вернуться через минутку.
   -- Странно, ты раньше обращался в одежде, -- нахмурился Алир, разглядывая непонятно чей носок, разлегшийся прямо посреди комнаты. Сказывалось то, что они втроем не планировали водить в номер девушек и потому развели тут самый что ни на есть мужской свинарник.
   -- Так и есть, -- донесся из ванной голос оборотня, -- просто у меня проблемы с обращением. Я только-только успел помыться -- даже за полотенце не взялся, как обратился, причем совершенно не по своей воле, а назад так и не смог. -- Он вернулся обратно в комнату, прошлепав босыми ногами по полу, устроился рядом с рыцарем и так же внимательно изучил носок. -- Вот и решил, чуть-чуть посплю, а потом быстро оденусь. Кто же знал, что я во сне обратно перекинусь? Что-то случилось?
   -- Да, у меня оборвалась связь с Габриэлем и Анабель, но перед этим я успел почувствовать, что они в большой беде, -- сразу же выдал рыцарь, безо всяких предисловий.
   Сложно было описать выражение лица Гериона -- испуг, перерастающий в панику, ужас, недоверие и много-много всего другого, смешавшегося в совершенно дикий коктейль.
   -- Точно?
   -- Точно, -- Алир вздохнул, обводя затихшую команду проницательным взглядом. -- Надо что-то делать, но мне ни одна идея в голову так и не пришла. Я даже не знаю, куда Габриэль с Анабель собирались направиться. Что уж говорить об их теперешнем месте нахождения. А что вы скажете?
   Светлые начали переглядываться. Герион чесал в затылке с таким ожесточением, словно винил во всех бедах свою шевелюру. Лин закусила губу и неожиданно вскрикнула:
   -- Герион, а ты не можешь его почувствовать?
   Оборотень печально помотал головой.
   -- Нет, он закрылся. Только если поплутать по улицам волком, вдруг учую, где они проходили. Но дальше, если учесть, что их, скорее всего, оглушили, и вряд ли это были простые люди, то закрытые магией следы я почувствую с большим трудом. Точнее -- вообще не почувствую.
   Гериону очень хотелось выйти из сущности. Так он бы сразу смог найти носителя темной крови князя. А поскольку во всей множественной вселенной пока такой был один одинешенек, проблем с поиском бы не появилось. Но, как назло, с этим-то и не заладилось, будь сущность старого оборотня трижды неладна!
   -- Следы можно попросить прочитать Кэт, -- осторожно заметила вампирка, -- магия на нее не действует, и она будет видеть все так, как это есть.
   -- Кого? -- одновременно вопросили оборотень и гном.
   -- Почему? -- тут же уточнили рыцарь и принцесса.
   Лин смешно наморщила лобик.
   -- Она это, как его там... попаданка! Вот. Она так себя назвала.
   -- Короче, иномирка, -- разъяснил маг, -- поэтому законы нашего мира ей безразличны.
   Все задумались. Как удалось выпытать у Леллина и Лин -- Кэт как раз направлялась в Цитадель, дабы узнать, как можно добиться открытия портала в ее родной мир. В этот она попала месяца два назад на западе второй границы, аккурат в Мильге. Сюда добиралась с небольшим обозом и теперь ждала другой обоз до столицы. Особых способностей у нее, кроме абсолютной невосприимчивости к магии этого мира, к большому сожалению самой Кэт не обнаружилось. По словам Лин и Леллина, девушка была очень общительна и добра, к тому же ей хотелось поучаствовать хоть в каких-нибудь приключениях. Последнее светлым было совершенно непонятно.
   -- Ты уверена, что она сможет прочесть следы? -- с сомнением уточнил рыцарь.
   -- А Леллин нам зачем, и двойное зрение? Которое, кстати, он может настроить на кого угодно, например, на Гериона -- он лучше всего разбирается в этом.
   Теперь уже засомневалась принцесса.
   -- А она согласится?
   -- Вот мы сейчас и спросим!
  
   Через минуту вся компания стояла под дверью в номер Кэт. Лин робко постучалась. Сначала в номере царила пугающая тишина, потом послышался щелчок выключателя замагиченных ламп, и наконец-то раздались тихие шаги. Спрашивать, кого принесла нелегкая, не стали, что было удивительно. Дверь скрипнула и открылась, явив команде сонную девушку в одном нижнем белье, которая зябко поеживалась и с явным неодобрением поглядывала на припозднившихся гостей.
   Теперь пришлось тактично отворачиваться мужской части команды.
   -- Лин? Что-то случилось? -- наконец проснувшись до такой степени, чтобы узнать вампирку, Кэт удивленно приподняла бровь. -- Проходи. Хм... проходите, эк вас много. Ну да ладно, авось поместимся.
   После того как они разместились кто на кровати, кто на полу и представились друг другу, вампирка изложила ей суть проблемы.
   Кэт, набросившая хлопковую рубашку, устроилась на подоконнике и смешно болтала босыми ногами. Она спокойно выслушала вампирку и теперь явно задумалась над сделанным предложением, разглядывая команду. Наконец она широко улыбнулась:
   -- С удовольствием, а то я уже начала тут скучать. Только почему вы обратились ко мне, не боитесь довериться незнакомому человеку?
   -- Да, в общем-то, нет, -- бесхитростно ответил Алир, устроившись на полу в окружении отвоеванных у Лин подушек. -- Ну, сама посуди -- ты в нашем мире гостья, значит, лишена каких-либо здешних предрассудков. У тебя нет счета ни к нам, ни к Габриэлю с Анабель, так что тебе ничего не мешает попробовать спасти их.
   Девушка весело прищурилась, явно открыв в рыцаре великолепного спорщика.
   -- А если я солгала, что иномирка, чтобы запутать вас?
   -- Леллин?
   -- Невозможно, -- маг покачал головой. -- Вот, возьми его в руки. -- Он создал крошечный огонек и легким движение отправил в протянутую ладонь Кэт. Она тут же принялась его изучать, ожидая комментариев мага.
   -- Ну вот мы и получили лучшее из возможных доказательств. В руках человека, нелюдя или мага, неважно кого, главное, что того, кто принадлежит нашему миру, он бы немедленно взорвался. У каждого существа здесь совершенно уникальная энергия, и управлять кусочками чужой -- невозможно. Можно ее отклонить, применив собственную, распылить, но никак не просто держать в руке. У нас на такое могут быть способны только Светлый или Темный князь, или же иномирец. Первые два варианта совершенно отпадают. Светлый князь уже давно покинул этот мир, а Темный... -- маг выжидающе посмотрел на Алира.
   Рыцарь с сожалением поднялся и быстро вышел из комнаты. Пока его не было, в номере Кэт царила полная тишина. Только с улицы доносились громкие разговоры, смех, вскрики, и где-то вдалеке звучала медленная и печальная мелодия скрипки. Кэт продолжала болтать ногами, прислонившись лицом к холодному стеклу и что-то высматривая в подсвеченной яркими фонарями ночной темноте. Наконец вернулся Алир, сжимая в руках свой меч.
   -- Это что-то новенькое, -- ухмыльнулась девушка, отрываясь от созерцания улицы. -- Ты хочешь сказать, мол, рубану -- умрет, извиняйте, обознатушки, а если нет -- то, значит, Темный князь?
   -- Не-е, тебе достаточно коснуться лезвия.
   -- Это легко. -- Кэт спокойно взяла протянутый ей меч, несколько минут с интересом его разглядывала и наконец-то дотронулась ладонью до рисунка на его лезвии. Ничего не произошло. Команда удовлетворенно вздохнула.
   -- Ты не Темный князь, -- поставил диагноз рыцарь. И довольно спросил: -- Ну что, поможешь нам? Обещаю, что скучно не будет!
  

***

   Ох-хо-хонюшки... как все болит-то. Будто меня несколько часов подряд пинали ногами. Голова раскалывается, в памяти каша, тело полностью дезориентировано. Не могу даже понять, в каком нахожусь положении. Кажется, лежу. Или вишу. Точно -- не сижу. Проклятие! Что же случилось? Я прекрасно помнил, как на нас напали, но никак не мог понять, чем они так долбанули? Несколько минут я копался в голове, пытаясь понять, что мне напомнил этот ментальный удар. Какое-то у него построение очень знакомое. Начинается от висков, быстро пробегает к затылку, но боль не давящая, а резкая, со всех сторон бьет по одному месту, на нем закрепляется, потом разливается по всему телу временной парализацией, но жертва этого уже не чувствует, так как находится в отключке, если не в коме. И при этом сладковатый привкус во рту.
   Ну, крайне знакомое.
   Я принялся дальше с азартом копаться в памяти, так как ничего другого делать пока не мог. Тело продолжало болеть, и я не знал какие из нервных окончаний вырубать в первую очередь -- переборщу, придется возвращаться с того света, и после этого я буду чувствовать себя еще хуже. Поэтому, подумав, я отключил поясницу -- самую уязвимую часть своего тела. Не знаю почему, но именно по ней я получаю чаще всего. Уж казалось бы, нормальный парень, должен трястись за совсем другое, но нет, все равно все метят только в поясницу...
   Кое-как собрав воедино все отрывки воспоминаний и ощущений, я сложил их вместе. Так понять будет проще -- можно попробовать прочесть отпечаток силы того, кто создал это заклинание. Потому что не напавшие же сами его создали? Правда, не знаю, чего мне это даст, в этом мире нет такого существа, что могло бы так меня отделать. И тут, когда последний кусочек мозаики встал на свое место, я понял, что докопался до...
   И лучше бы я этого не делал!
   Нет, честно, лучше бы я просто думал о погоде, бабочках, о том, как у меня болит голова. О чем угодно!
   И снова проваливаясь в липкую, наполненную болью, темноту, я понял, как же мы с Анабель здорово влипли. Хотя не факт, что эльфийка еще жива. Скорее, я совсем не удивлюсь, узнав обратное.
  

***

   Они уже полчаса кружили по городскому парку, который мог похвастаться внушительной площадью и сотнями небольших тропок, которые, петляя меж деревьями, то сходились, то разбегались, делясь еще на несколько тоненьких дорожек, то вливались в большие аллеи, где можно было обнаружить веселые гомонящие компании. Под широкими ясенями, которые в темноте можно было принять за вековые дубы, на небольших скамеечках устраивались влюбленные парочки.
   Только большая компания никак не вписывалась в антураж ночного парка. Герион старательно петлял по следу Габриэля и Анабель. До этого они успели хорошенько пробежаться по городу. Видимо, Вилеф темный знал, как свои двадцать пальцев и постарался успеть показать эльфийке максимум всего интересного. Кэт молча шла рядом с большим волком, заткнув в уши странные затычки, от которых шли две тоненькие веревочки, сходясь в одну, а затем прикрепляясь к небольшой черной коробочке. Когда Лин спросила, что это, девушка поднесла одну из затычек к ее уху, и вампирка отскочила с пронзительным воплем -- в затычке пели! На совершенно незнакомом языке, но пели!
   -- Это называется плеер, -- смеясь, ответила Кэт, когда ее обступили со всех сторон, -- у нас такое есть почти у каждого человека -- записываешь любимую музыку и слушаешь, когда хочешь. Правда, его надо заряжать все время, но в Мильге за возможность скопировать прибор, маг зачаровал его так, что заряд батареи никогда не иссякнет.
   -- Магия... потрясающе! У вас она достигла небывалых высот, -- пораженно воскликнул Леллин, не переставая настороженно оглядываться по сторонам, будто за каждым кустом прятался кто-то очень нехороший.
   -- Это не магия, а техника.
   -- ?!
   -- Ладно, ладно, магия. У нас, как это все работает, понимают очень и очень немногие люди. Я не буду даже пытаться ничего объяснять, так как сама знаю на троечку с минусом.
   Дальше ей пришлось рассказывать, почему именно на троечку, а тем более с минусом. Потом разговор попытался перекинуться на моду мира Кэт, так как ее странными черными брюками чуть ниже икр и обувью, что она назвала кедами, заинтересовались абсолютно все. Но неожиданно Герион затормозил и громко предостерегающе зарычал.
   Они стояли на небольшом пятачке, со всех сторон окруженном высокими аккуратно подстриженными кустами. Свет фонарей не достигал его, и только бледные лунные лучи показывали, что именно здесь все и случилось. Те, кто напал на Габриэля и Анабель, не стали ничего убирать. С левой стороны кусты были поломаны, на сером камне дорожки виднелась пара черных пятнышек, которые при нормальном освещении, скорее всего, оказались бы бурыми. Вон там за веточку зацепился небольшой клочок рубашки их проводника. К тому же вокруг дорожки изрядно вытоптали траву.
   -- Н-да, -- только и смог выдохнуть Алир. -- Здесь явно было весело, -- пробормотал он, осторожно обходя место преступления, боясь пропустить хоть одну улику.
   -- Это кровь Габриэля, -- оборотень с большим трудом после нескольких безуспешных попыток перекинулся в человека и присел над темными пятнами. -- Черт, мне надо... надо отлучиться, извините!
   Светлые с недоумением проводили скрывшегося в кустах оборотня.
   -- Лин, хм... я не очень тебя обижу, если попрошу проследить за Герионом? А мы тут пока с Кэт поработаем над следом.
   Вампирка поморщилась, но, кивнув, кинулась за оборотнем, перемахнув куст в эффектном высоком прыжке. Рыцарь виновато повернулся к замершей Кэт и пожал плечами -- мол, так и живем.
   -- Н-да, а я-то жаловалась на отсутствие приключений! -- усмехнулась она. -- Ну, и как мне вам помогать? Здесь столько всего, что я боюсь не отличить замаскированные следы от того, что здесь видно всем.
   -- Это уже моя забота. -- Леллин достал из захваченной из гостиницы сумки толстую потрепанную тетрадь и принялся ее перелистывать. -- Я сейчас чуть-чуть над тобой поколдую, немного закружится голова, и начнет клонить в сон. Твоя задача состоит в том, чтобы медленно обвести всю поляну взглядом. Мы с Алиром будем видеть то же, что и ты, и сможем понять -- какой из следов замаскирован. Хорошо?
   -- Колдуй! -- разрешила девушка, смешно встряхнув темными кудрями.
  

***

   -- Герион, подожди!
   Оборотень нехотя остановился и повернулся к Лин.
   -- Послали следить? -- Мужчина нахмурился, скрестив руки на груди. Дождавшись печального кивка вампирки, он покачал головой. -- Что будешь делать? Или мне надо тебя связать?
   -- Скажу, что ты забыл оружие, и если прихватить какого-нибудь наемника... -- девушка кивнула на небольшой трактир, около названия которого была аккуратно вырезана руна смерти. Если на вывеску смотрел кто-то, не знающий нюансы всех гильдий Черных земель, то он, скорее всего, подумал бы, что эта финтифлюшка -- всего лишь одна из многих деталей орнамента, украшающего большую надпись. Но знающий сразу поймет -- здесь можно нанять профессионального убийцу.
   -- Н-да, конечно. Издеваешься? Чтобы светлые согласились работать с кем-то из тех милых парней? -- Оборотень кивнул на двух о чем-то тихо переговаривающихся орков, которые как раз вышли из таверны. Хотя обозначение -- две горы мышц в коротеньких набедренных повязках, обвешанных невероятным количеством оружия, подходило им куда больше.
   -- Нет, -- отмахнулась Лин, презрительно фыркнув. Орки только с виду выглядели устрашающе. На самом деле это была проверка клиентов: попытаются нанять этих -- безнадежный случай. Если нет, значит, клиент нормальный. -- Можно сказать, что ты попытался кого-то нанять, но я тебя отговорила. Идет? Только делай, что хотел, быстрее.
   -- Тогда идем в таверну. -- Герион бесцеремонно схватил вампирку под руку и почти затащил Лин в большое помещение, освещаемое только неровным пламенем трех каминов. -- Одноместный номер, быстро! -- скомандовал он тощему, болезненного вида, хозяину, кидая на стойку золотую монету. -- Зеркала, надеюсь, есть?
   На зеркала хозяин машинально кивнул, потом быстро подал Гериону один ключ.
   Их провожали откровенно сальными жадными взглядами. Настолько жадными, что Лин чуть сама не перепугалась, когда оборотень грубо втолкнул ее в небольшую комнату, наполовину занятую громадной кроватью, и закрыл дверь изнутри.
   -- Посиди тихо, -- велел мужчина вампирке, приближаясь к большому пыльному зеркалу.
   Потом он достал из-за пазухи небольшой темный флакончик, что висел на прочной цепочке, быстро снял его через голову и, не думая, разбил флакончик о зеркальную поверхность.
   К удивлению Лин, зеркало не пострадало. Темно-синие капли липкой субстанции медленно впитывались, стирая в глубинах зазеркалья отражение Гериона. Поддавшись любопытству, девушка подошла поближе, встав за спиной оборотня и с интересом смотря, как в зеркале проступают очертания другой комнаты. Темные приглушенные тона спальни, расстеленная двухместная низенькая кровать со сбившимися простынями, одинокий тусклый ночник. А прямо перед Герионом возникло отражение хрупкого тонкокостного юноши в легком халате нараспашку на голое тело. Лин только-только собиралась что-то съязвить, как, вглядевшись в сонное лицо юноши, испуганно охнула и поспешно зажала себе рот ладонью.
   -- А... это ты, программа, -- вздохнул юноша, с легкой ноткой снисходительности в больших синих глазах оглядывая оборотня и вампирку. Запахнуться он даже не подумал. Впрочем, теперь обнаженное тело совершенно не волновало Лин. Слишком уж много она слышала сказок про этого юношу. Сказок безрадостных и, зачастую, правдивых.
   -- Советник, -- кивнул головой Герион.
   -- Кто твоя милая спутница? -- Когда юноша повернулся в ее сторону, Лин не выдержала и спряталась за спину Гериона. Кажется, советник попытался ухмыльнуться, но на по-детски невинном лице появилась только рассеянная улыбка. -- Не переживайте, леди, к сожалению, вернее сказать -- к счастью, на вашем зеркале нет ни одной трещины, и я не смогу навестить вас, даже если очень захочу. Так что сейчас я не в состоянии причинить вам вреда, и хотя бы перестаньте дрожать. Выйдете из-за спины вашего друга.
   Прямого приказа вампирка ослушаться не могла. Тем временем советник снова повернулся к оборотню.
   -- Разве я не просил беспокоить меня только в крайних случаях? -- юноша показно зевнул, но все-таки задал вопрос, без которого по этикету оборотень не мог ничего говорить. -- Что-то случилось?
   -- Князь. Его похитили.
   Советник... Лин понимала, что это будет верхом неприличия попытаться теперь отойти от зеркала, но как же ей хотелось это сделать, чтобы скрыться от этого ясного детского взгляда самого страшного палача из свиты Темного князя.
   Юноша в изумлении приподнял бровь.
   -- Ты уверен, что мы говорим об одном и том же князе?
   -- Уверен. И похищение не было игрой. Там, где это случилось, чувствуется его удивление и боль, но я бы не осмелился обратиться к вам, если не то, что я еще там почувствовал -- напавшие использовали силу, полностью идентичную...
  

***

   Когда я очнулся в следующий раз, боль почти отступила. Теперь можно было более точно оценить свое состояние, ведь когда тело -- один комок пульсирующей боли, сложно понять, где что сломано, вывихнуто или просто ушиблено, а то и вовсе отсутствует. Теперь же можно было смело сказать, что все части моего тела остались на своих местах. Уже хорошо. Голова кружилась, даже с закрытыми глазами, и сильно мутило: сотрясение -- раз. Причем приличное. Два -- ребра, кажется, ни одного целого не осталось. Сломана левая лодыжка -- три. И дальше куча условно несильных ушибов, которые пройдут в течение нескольких часов.
   Я лежал на чем-то очень холодном и был к этому холодному прикован. Попытался двинуть рукой -- ничего не вышло. Сил не было ни физических, ни каких-либо еще. И привычного раздвоения сознания не было -- разум был слишком ясен и чист.
   Плохо.
   Несколько минут я просто лежал, пока не понял, что я только что мысленно ляпнул. Сил не было вообще! То есть, ладно, если их, например, заблокировали. Так нет, внутри было пусто. Я попытался осторожно позвал настоящую первородную Тьму, частью которой и являлся. Это последнее оружие, которое стоит применять, только если больше выхода никакого нет, кроме, как уничтожить весь мир. Подсознательно я уже понимал, что она не отзовется, поэтому и решился на этот шаг. Ничего не случилось. Сейчас я был беззащитнее смертного младенца. Интересно, а убить меня в этот момент можно? Я только-только собирался задуматься над этим, как тут же себя одернул. Не время разлеживаться и размышлять о вечном, надо хотя бы понять, где я нахожусь!
   Я осторожно попробовал открыть глаза, получилось только со второго раза, благо помещение, в котором я находился, было полутемное -- различить предметы еще можно, а яркий свет не бьет по глазам, полностью дезориентируя в пространстве. Упс... Я обнаружил, что нахожусь в жертвенном зале северных орков до времен объединения небольших враждующих племен в одну общину. Кстати, лежал я как раз на жертвеннике.
   Прелестно!
   А вот и причина, по которой у меня совершенно нет сил -- северные племена орков каким-то образом умели создавать небольшие щели в междумирье, где полноправным хозяином был Хаос. А он, как я уже рассказывал, штука страшная. Для всего -- и материального, и нематериального. Хотя нельзя сказать, что он убивает попадающее в него существо. Телесная оболочка полностью растворяется в нем, так же как сознание. Если существо, поглощаемое Хаосом, одушевленное, то и душа становится частью разума Хаоса, теряя свою индивидуальность и волю. И неизвестно -- что из этого хуже. Например, я бы выбрал, если, конечно же, мог, -- смерть. Впрочем, если отвлечься от темы, то соединение с любой из великих сил ничем от этого не отличается.
   Северные орки почитали Хаос за главного бога. Даже теперь, несмотря на то, что они давно находятся под моим покровительством, это воспринимается как благосклонность: мол, спасибо, не откажемся, но вы для нас простой правитель, а божество -- Хаос.
   Орки вынуждены были некогда, пусть и нехотя, но отменить ритуальные жертвоприношения, заключавшиеся вот в чем. Существо, приносимое в жертву, кладут на большущий черный камень-алтарь и рисуют на груди у этого существа руну, обозначающую "дар". Потом после длительных ритуальных танцев и песен два главных шамана открывают небольшую щель так, чтобы Хаос не мог проникнуть в наш мир. Потом жертве аккуратно вскрывают грудную клетку и достают сердце. Затем снова совершаются пляски, перемежающиеся речитативом. Поскольку присутствие Хаоса не дает существу тут же умереть, завершающая часть ритуала заключается в том, что жертва, неся в ладонях собственное сердце, заходит в Хаос.
   Дикость! Когда мне в первый раз пришлось это наблюдать, меня вывернуло наизнанку, хотя сам я не отличался порядочностью. Причем пришлось это наблюдать совершенно случайно! О создании Черных земель речи еще не шло. Так же, как и о Светлых, а я просто совершал небольшой экскурс, пытаясь понять, кем мне быть. Спасти ту жертву мне не удалось, но я сразу начал активно уничтожать такие храмы, которые орки строили под Окраинными горами. Видимо, уничтожил не все, раз я обнаружил себя, лежащим на жертвеннике.
   Тем временем мысли переметнулись на более болезненную тему: что случилось с Анабель? Мне очень хотелось надеяться, что ее еще не успели принести в жертву. А если не успели, то что с ней? Где она? Как она себя чувствует? И в порядке ли Блик?
   Видимо, услышав мои мысли, близкие к панике, фея судьбы -- Рата -- решила хоть немного смилостивиться надо мной.
   -- Габриэль, ты очнулся? -- откуда-то сбоку раздался хриплый голос эльфийки.
   Жива. Тьма, спасибо.
   -- Вроде... Как ты?
   -- Уж получше тебя, -- попыталась отшутиться Анабель, -- я была в сознании, когда меня сюда притащили, ты тут уже лежал, и твой внешний вид скорее напоминал мертвеца двухнедельной лежалости.
   -- Ничего, и не через такое проходили. Ты тоже на жертвеннике?
   -- Да, их тут как раз две штуки. Габриэль, скажи, это то, о чем я подумала?
   -- Если в твоих думах присутствовали северные орки, то да, как это не печально признавать. -- Я даже не мог повернуть голову в сторону своего ушастого чуда, чтобы проверить, правду ли она сказала про "получше". Хотя, что я сейчас могу сделать? С сонниками и то было проще. В конце концов, там я мог напороться на какую-нибудь железку, повредив что-то жизненно важное, произошел бы прорыв, и все было бы прекрасно. Точнее, не так, я бы схватил светлых недотеп и драпанул от сонников как можно дальше. Думать об их устранении стал бы позже. А здесь, если случится что-то подобное, меня просто затянет в Хаос.
   Что же все-таки случилось, и кто на нас напал?
   -- Габриэль, кто на нас напал? -- одновременно с моими мыслями спросила Анабель.
   -- Не знаю, -- ответил я и почти не соврал.
   Я не знал, кем были те, кто напал на нас в парке, я не знал, зачем им нужно приносить нас в жертву. Но я успел расшифровать отпечаток силы. И как мне бы не хотелось возвращаться к тому, что я знал, похоже, это придется сделать.
   Игры кончились.
   Потому что отпечаток силы напавшего на нас с Анабель был идентичен моей собственной силе.
  

***

   -- Хм... -- выслушав сбивчивые объяснения Гериона, советник крепко задумался, -- и от Князя точно пока не было никаких вестей? Все-таки он...
   -- Точно. -- Герион осторожно глянул на часы, пора было возвращаться к светлым. Юноша, заметив движение оборотня, зацокал языком и покачал головой.
   -- Хорошо, я проверю, что случилось. Вы же... не ошибусь, если предположу, что сейчас все светлые заняты поисками князя? Так вот, вы еще десять минут помайтесь чем-нибудь. А потом начертите контур портала. Я позабочусь о том, чтобы милорд скоро присоединился к вашей компании.
   -- Благодарю, советник, -- оборотень поклонился.
   -- К сожалению, я не могу вам передать новый флакон с зельем. Надеюсь, вы достаточно близко к Цитадели?
   Дождавшись кивка, юноша улыбнулся.
   -- Засим откланяюсь. И вам пора за дело и мне.
   Только после того, как в зеркале снова появилось отражение обшарпанной комнатки, вампирка наконец смогла перевести дух и смахнуть выступившие на лбу капли пота. Какое-то время оборотень продолжал стоять перед зеркалом, словно чего-то ожидая, но этого чего-то не произошло, и Герион, вздохнув, присел на краешек кровати.
   -- Неприятный тип, правда?
   Вампирка ограничилась тем, что кивнула ему. Потом подумала и добавила:
   -- Очень. Думаю, нам пора.
   Оборотень, покряхтев, встал, вытер зеркало, на котором остались несколько синих разводов от зелья, осмотрелся, словно они могли тут что-то забыть и, наконец, пропустив вперед себя вампирку, запер номер, на выходе из общей залы кинув ключ хозяину.
   Несколько минут они шли по темной медленно пустеющей улице, смотря под ноги и думая каждый о своем. Лин мучилась угрызениями совести и чем-то еще, пока ей непонятным. С одной стороны, ей казалось неправильным обманывать друзей, которыми для нее стали светлые. Но с другой -- Габриэль тоже успел стать ей другом! По крайней мере, она надеялась на это. Он, конечно, пообещал не трогать остальных, но кто знает? Особенно, если учесть, что команда с легкой руки Алира выделила ей главную роль в спектакле, что они собирались разыграть для Темного князя. Притом что сам Князь принимал в нем прямое и очень активное участие. И что ей прикажете делать?
   Получать удовольствие...
   Лин хмыкнула себе под нос, думая, что еще не доросла она до того, чтобы получать удовольствие от всех этих игр. Лучше она попросит Габриэля, когда (вампирка тактично опустила слово "если") он вернется, переправить ее к отцу и брату. К тому же в игру вмешался палач. Лин передернула плечиками, вспоминая тот ужас, который охватил всю ее, стоило только встретиться с взглядом советника Темного князя.
   -- О чем задумалась?
   Девушка подняла взгляд на ухмыляющегося оборотня.
   -- О превратностях судьбы, -- лаконично оповестила она. -- Ты тоже участвуешь в этой... этом..?
   -- Конечно, не в роли пешки, но и до зрителя мне далеко. Да и раз уж Габриэль с удовольствием во всем безобразии копается, то считаю это совершенно незазорным. А тебе, похоже, не нравится?
   Лин покривилась, но, убедившись, что кроме них на узкой тропинке больше никого нет -- в предрассветные часы все разбрелись, отдавшись по уютным домам недолгому сну, -- решила ответить:
   -- Не нравится. Если учесть, что приходится обманывать.
   -- А что еще делать? -- искренне изумился Герион, сворачивая на главную аллею, дабы срезать дорогу до того пятачка, где они оставили светлых и Кэт. -- В шахматы играть? Интриги плести? Устраивать массовые казни? Эх, молодежь... проживи хоть с половину времени моего, не говорю уж про милорда. Так вот -- проживи, потом и поговорим.
   -- А ты дождешься? -- Вампирка весело фыркнула, чувствуя, что к ней возвращается более-менее нормальное настроение.
   -- Обязательно, только для того, чтобы выслушать твою покаянную речь, что дядя Герион был прав! -- оскалился оборотень.
   -- Чему это вы радуетесь? -- из ближайшего куста высунулся недовольный Леллин и придирчиво осмотрел колоритную парочку. -- Мы тут трудимся во благо родины, так сказать. А они, понимаешь ли, смеются! Ибор, ты только посмотри на этих нахалов!
   -- Да, вообще кошмар, веселого крестьянина на вас нет! -- прогундосил гном, не отвлекаясь от рассматривания мощеной дорожки, ползая задом наперед, уткнувшись в отшлифованный камень носом.
   -- Ни стыда ни совести! -- поддержала мага Кэт, которая устроилась прямо на вытоптанной траве рядом с улегшимся на спину и прикрывшим глаза рыцарем.
   Хелена неодобрительно покосилась на попаданку и сердито захрустела невесть откуда взявшимся яблоком.
   -- Спасательная операция в самом разгаре! -- прокомментировал сие действо оборотень и так же устроился на травке, попросив у принцессы яблочко для себя. Девушка пожала плечами и потрясла тоненькое деревце. Яблоньку в нем можно было признать с очень большим трудом. Секунду ничего не происходило, потом одно яблоко упало прямиком в ладони к Гериону, а второе стукнуло рыцаря по лбу.
   Алир жалобно вздохнул -- словно это происходило не в первый раз.
   -- Не дерево, а снайпер эльфийский! -- пожаловался он новоприбывшим, подтверждая ехидные мысли вампирки. -- Ну как? Куда ты так спешил?
   -- Ну, -- якобы замялся оборотень, -- я подумал, что нам не помешает помощь...
   -- И кинулся не куда-нибудь, -- в тон ему возмутилась Лин, -- а к наемникам! Фу! Насилу его уговорила выкинуть эту дурацкую идею!
   -- И хорошо, что уговорила, -- похвалил вампирку рыцарь.
   Хотя что-то в его взгляде подсказало Гериону, что им не поверили, но не стали ни в чем обвинять за отсутствием доказательств их виновности.
   -- В общем, у нас тут завал. Никаких следов нет и в помине. Габриэля с Анабель и Бликом оглушили, потаскали по полянке и все, -- продолжил рыцаренок.
   -- Что всё? -- не поняла Лин.
   -- Всё -- значит всё. Будто в воздухе растворились. Хотя Леллин и твердит, что можно попробовать отследить их телепортацию, но боюсь, что на это уйдет слишком много времени.
   Герион заметно оживился, поняв, как можно заставить светлых начертить контур портала. Сказать им, что поможет, и пока маг будет суетиться, советник успеет со всем разобраться. А если не успеет? Если с Габриэлем что-то случилось? Или советник не сможет его обнаружить? Или случилось с Анабель? Н-да, Герион улыбнулся, услышав в настрое мыслей рыцаря тон заботливой мамочки. Значит, он начал восстанавливаться.
   Оборотень решил, что если что, тогда и будет думать, а пока...
   -- Алир, у меня появилась интересная мысль!
  

***

   -- Не сдастся веселый крестьянин врагам!
   Коли кружка с пивом в руке полна.
   Ради добрых друзей и прекрасных дам
   Победит всех и вся, выпив пиво до дна!!!
   -- Фу! Габриэль, прекрати орать всякую гадость, я не могу заткнуть себе уши! Что это за убожество?!
   -- Извини, милая, я всегда подозревал себя в плохих голосовых данных.
   -- Я про песню! Где всё: красота поэзии и возвышенность рифм?! Где, я спрашиваю?
   -- Это деревенское творчество, милая...
   -- Вот и орал бы это в деревне -- коровам. А девушкам обычно поют что-то более мелодичное и романтичное.
   -- На свиданиях... А вот тот момент, где говорится про то, что поют девушкам, лежа на жертвеннике, я, наверное, пропустил.
   -- Чурбан!
   Обиженное молчание.
   -- Прости, милая, -- резкий уход от темы, -- ты не знаешь случайно, что с Бликом? -- Мне надоело пялиться на темный неровный потолок зала, и я прикрыл глаза, надеясь, что не потеряю снова сознание. Не хотелось бы пропустить самое интересное, потому что в этом "интересном" я принудительно принимаю участие.
   Эльфийка печально вздохнула, понимая, что не дождется от меня какой-нибудь слезливой баллады о вечной любви, и все-таки ответила:
   -- Знаю. В конце зала клетка, он там. Как же все болит. Ты не можешь как-то освободиться? Отмщения срочного не требую, но хотя бы убежать... уйти, -- поправилась она, -- очень бы хотелось.
   Я насторожился.
   -- Ты уверена, что чувствуешь себя лучше меня?
   -- Уверена, мне они ничего не сделали, -- эльфийка попробовала рассмеяться, но закашлялась. -- Мне хватило ментального удара. А тебя, судя по всему, еще и били.
   -- Еще бы, если не переложить всю нагрузку организма демона на регенерацию, то он может очень легко оказаться на свободе. Только вот они, кажется, плохо учили тот раздел учебника по ритуалам, где говорится, что Хаос блокирует все способности у тех, кто прикован к жертвенникам. Так что с восстановлением повреждений у меня сейчас есть небольшие проблемы. Рад, что хоть ты более-менее.
   Неожиданно раздались громкие шаги. Явно -- два человека или мага. Эльфы и демоны ступали бы бесшумно, и даже если хотели оповестить о своем приближении, все равно ступали бы мягко. Орки, наоборот, топали бы сильнее и не пытались этого скрывать. Крадущийся орк -- любимый персонаж анекдотов. Так что шедшие -- без сомнений -- были людьми с примесью дара. Другие бы меня не поймали, так как не смогли бы грамотно воспользоваться тем заклинанием, что вырубило нас. Мысли снова неприятно кольнул факт идентичности силы. Что же, веселый крестьянин возьми, происходит?!
   -- О, уже очнулся! -- умилился один из них. Мужчина средних лет. -- Как здоровьице, малыш?
   -- Замечательное! И вам такого же и посильнее! -- незамедлительно откликнулся я. -- Что, дяденьки, жертвоприношениями балуемся? И как, успешно?
   -- Тебя принесем и посмотрим. -- Кажется, мужчину позабавил мой тон. -- Или начать с эльфийки?
   Видимо, он ожидал, что я тут же кинусь защищать Анабель. Щаз-з-з! Прямо-таки прочихаюсь и куплюсь на этот старый дешевый трюк.
   -- Ну, это уже вам виднее. Кто из нас вам менее важен, того и приносите, -- разрешил я.
   -- Виднее, конечно. -- Надо мной склонился высокий сухонький мужчина с безумными искорками в глубине выцветших глаз.
   Я вспомнил его. Маг, довольно сильный. Лет пять назад прислал мне проект, по которому выходило, что если раз в месяц приносить по одной жертве великому Хаосу, можно расширить границы нашего мира и накопить сил для того, чтобы начать операцию по завоеванию соседних. Также при определенных действиях Хаос может подарить тому, кто совершает ритуалы, неприкосновенность, и не трогать его, позволяя свободно перемещаться по междумирью. Помню, очень заинтересовался этой работой. Изучил от корки до корки и даже смоделировал несколько действий. По всем параметрам выходило, что маг прав. Но даже если отбросить то, что подобные ритуалы мне глубоко противны, зачем мне соседние миры?! Своего хватает...
   Так что я отложил его работу на полочку. Пусть побудет, а ему лично отправил ответ, что методы неприемлемы. Особенно после того, как заметил этого мага во дворце, убедившись в его невменяемости. Тогда мне показалось, что на этом все и закончится. Сейчас маг уже не казался фанатиком с мозгами набекрень. Он им являлся. Ладно, попробуем поговорить.
   -- Скажите, а то, что вы делаете... хм... легально? -- осторожно спросил я. Должно было сработать.
   Главное, чтобы Анабель не вмешалась в наш разговор. Я очень надеялся, что эльфийка узнала меня достаточно, для того чтобы просто понаблюдать за моими действиями, насколько странными они бы ей не казались.
   -- Есть разница? -- подозрительно уточнил маг, вырисовывая у меня на груди ритуальной краской какие-то знаки.
   -- Конечно! -- поспешил его заверить я, приняв совершенно серьезный тон. -- Если все легально, и князь контролирует ваши действия и одобряет их, то я готов умереть во имя его, если же нет -- то, несмотря на всю тщетность этой идеи, постараюсь сопротивляться!
   Маг даже подпрыгнул от радости. Еще бы! Кому как не мне было знать, сколь легко было его купить. Ведь по его же убеждениям, которые он подробно описал в работе, -- если жертва соглашалась на ритуал добровольно, откат и благодарность Хаоса должна была увеличиться в несколько раз. И, естественно, упустить такой возможности маг не мог.
   -- Ты не поверишь, малыш, -- ласково обратился он ко мне, -- но князь полостью это одобряет. -- Сбоку раздался судорожный вздох эльфийки. Ну вот, у нее снова ухудшилось обо мне мнение. -- Так вот, я расскажу тебе, -- вдохновенно продолжил мужик, -- пять лет назад я отослал великому князю свою работу по жертвоприношениям. И, признаюсь, сначала он отнесся к моему проекту очень прохладно. Я даже оскорбился и принялся создавать группу тех, кто хотел его свергнуть. Но три дня назад мне неожиданно пришло письмо, подкрепленное гербовой печатью. В нем говорилось, что князь пересмотрел свое решение и разрешает провести один эксперимент, на примере которого убедится в правдивости моих слов. Также он указал на вас, как на лучших жертв. Теперь я понимаю, почему: самопожертвование -- это великолепно!!! Да, и князь приложил к письму специальное заклинание, для того чтобы доставить вас сюда.
   -- Угу... а почему мне так хорошо, будто меня долго пинали?
   -- Ну, понимаешь, малыш, ты даже в бессознательном состоянии оказался очень -- прямо-таки смертельно -- опасен для одного из моих учеников, а я не доглядел за остальными ребятами.
   -- Доказательства?
   Он повертел у меня под носом небольшим листиком с моей личной печалью. Я внимательно изучил свой собственный почерк и скривился.
   -- Так что ты надумал, малыш?
   -- Внешность обманчива, -- пробурчал я. -- Полминуты и я решу.
   Маг усмехнулся, нависая надо мной бородатой горой.
   По законам жанра так обычно говорит главный герой, ломая оковы и начиная колошматить врагов. Увы, у меня пошло все наперекосяк. Оковы и не думали поддаваться, к тому же я находился в таком шоковом состоянии, что даже прекратил попытки их расшевелить.
   Несмотря на отсутствие силы, я прекрасно понимал, что маг мне не врет. Но тогда, что же это получается?! Я отказывался что-либо понимать. Кто же смог скопировать меня?! Нет, это уже ни в какие ворота не лезет. Что же делать?
   Я скосил глаза вбок на не проронившую ни слова фигуру. Потом снова посмотрел на улыбающегося безумного мага.
   -- Я согласен, -- прошептал я. А что еще оставалось делать? Откажусь, вдруг они с Анабель начнут? А так хоть не увижу этого...
   -- Замечательно! -- радостно возопил маг. -- Начинаем!
   Милая моя Анабель лежала молча, видимо, верила, что сейчас нас спасут. Эх...
   Магу подали широкий нож с простой рукоятью и изогнутым блестящим лезвием, и он, нацелившись мне в сердце, быстро, без замаха ударил...
  

***

   -- Ну и? -- все с напряжением смотрели на вычерченный веселый крестьянин знает где раздобытым мелом контур портала. Все было правильно. Ровный круг не прерывался. Узор рун был четок и несколько раз проверен.
   Светлые даже отошли на почтительное расстояние, надеясь, что так темное колдовство будет работать лучше.
   Но ничего не происходило. Алир все сильнее и сильнее хмурился. Лин уже начала хлюпать носом. Даже гном безуспешно пытался скрыть признаки нарастающего волнения. Что уж говорить об Герионе, который сходил с ума от переживаний. Еще немного и он, наверное, выдал бы себя, выйдя из сущности -- надеясь, что сил на это хватит.
   Но тут направляющие руны замерцали тревожным красным светом.
   Хотя цвет должен был быть желтым.
   Глава 19
   Всегда случается именно то, чего ждешь меньше всего.
   NN
  
   Я даже зажмуриться не успел. И подготовиться тоже. Можно сказать, что моя смерть чуть не стала самой глупой смертью, которую мог себе вообразить. Так что успел я только обидеться на превратности судьбы. Видимо, превратности судьбы, огорченные моей обидой, тут же поспешили исправить ситуацию.
   Маг выронил кинжал, царапнувший мне кожу, и посерел. В прямом смысле этого слова. Если не сказать большего -- он стал черно-белым и к тому же двухмерным. После чего осыпался на пол крошечной горсткой пыли. Молчаливая фигура неожиданно вскрикнула (прогресс!) и, попытавшись дать деру, последовала за магом на тот свет.
   Так могло убивать только одно известное мне существо -- полностью выпивая сущность человека, мага, эльфа -- в общем, неважно. Главное, это был любимый способ подкреплять силы одного моего очень хорошего знакомого.
   -- Элли, это ты, негодяй?! -- грозно вопросил я, понимая, что лежа на жертвеннике это выглядит, скорее, комично.
   Рядом раздался виноватый хмык, и с тихим хлопком щели в междумирье начали закрываться. Медленно, неохотно. Ведь для Хаоса не существует понятия времени -- время это один из самых упорядоченных процессов. Только самый-самый идиотистый идиот может считать, что изменить прошлое или пошляться по будущему -- это раз плюнуть. На любое действие, которое затрагивает его, время совершает противодействие -- создает альтернативную реальность. Все, как по пословице -- нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Поэтому, что-то изменив в прошлом или будущем, ты вернешься уже не в свой мир. Хотя это я отвлекся.
   Когда щели все-таки закрылись, я почувствовал, как сила начала осторожно, по капле возвращаться. Слишком осторожно и медленно, в первую очередь для регенерации. Вздохнув, я принялся терпеливо ждать, когда же меня освободят. Сомневаюсь, что в ближайшее время смогу сам сподобиться на этот подвиг. Н-да, вот что бывает, когда становишься слишком самоуверенным, раз -- и мордой, пардон, лицом в грязь. А ведь я своей беспечностью подверг опасности и жизни других.
   Надо мной нарисовалась смущенная мордашка Элли. Друг осторожно улыбнулся. Я снова отметил странную виноватость, которая читалась прямо таки в каждом его движении.
   -- Ага! Не мог пораньше объявиться?! Меня тут, понимаешь, в жертву приносить собрались... -- тут же набросился я на него, потом опомнился и кивнул в ту сторону, где должна была лежать Анабель.
   -- Я усыпил ее, милорд. И животное тоже усыпил, на всякий случай. -- Элли поочередно дотрагивался до моих оков, и те просто рассыпались, парадируя почившего мага и его помощника. -- Простите, просто тут столько было этих заговорщиков. Пока всех умертвил, пока разобрался -- куда какой коридор ведет. А там еще такая красивая фреска была!
   Нет, он неподражаем! Фреска красивая попалась... -- я чуть не зарыдал от смеха. Удивительно, как он вообще все-таки добрался до меня. Наверное, на потолок не смотрел -- все изображения как раз на нем. Видимо, та фреска была исключением из правил.
   -- Помочь? -- Элли понаблюдал за моими тщетными попытками собрать свои косточки в одну кучку и убрать их с жертвенника.
   Наконец-то я смог его разглядеть как следует: кое-как подвязанный ночной халатик, растрепанный сонный вид и тапочки со смешными ушами, которые я прихватил ему в подарок из родного мира Элли. Трогательное личико с надутыми губками и растерянным выражением завершало общую картину. Просто мальчик-одуванчик, осталось только умилиться и дать ему конфетку.
   -- Помоги уж, соня, -- хмыкнул я, с горем пополам усаживаясь на жертвеннике и, в первую очередь, оглядываясь на Анабель.
   Веселый крестьянин за ногу!
   -- Элли, отвернись и наколдуй покрывало! -- тут же распорядился я.
   Вот еще! Никто, не смеет видеть мою эльфийку в таком пикантном виде. Кроме меня, конечно. Оглядев себя, я пришел к выводу, что мне тоже покрывало не помешает. Впрочем, стесняться-то как раз нечего. Хм... Анабель тоже.
   -- Прошу, милорд. -- Как всегда Элли выполнил приказ дословно. Я взял протянутые им покрывала -- никакого полета фантазии! -- мог бы и рубашку со штанами наколдовать, -- смерил расстояние от меня до Анабель, прикинул, что проползу его часа за три, и отдал второе покрывало Элли. Все равно он девочками не интересуется. И мальчиками тоже, слава Тьме! В него вообще не вложено понятие симпатии, влюбленности и страсти. Это я такой оригинал -- на старости лет обнаружил, что умею ревновать.
   Пока я, вцепившись в жертвенник, пытался удержать равновесие без поддержки Элли, который освобождал спящую эльфийку от оков и заворачивал ее в покрывало, сила начала возвращаться более активно. Порез на груди от кинжала затянулся на глазах, да и чувствовал я себя уже не как мешок с костями, на который уронили что-то очень тяжелое, а просто как мешок с костями. Хоть какой-то плюс. Теперь можно начать допрос.
   -- Элли, -- задумчиво позвал я.
   -- Да? -- незамедлительно откликнулся парнишка, поворачиваясь ко мне.
   -- Скажи-ка мне, друг мой, как ты нас нашел и как вообще узнал, что не все в порядке? -- Я попробовал отцепиться от жертвенника и сделать несколько пробных шагов. Если б не небольшой иммунитет к воздействию -- сейчас я бы чувствовал себя намного хуже. Тогда, в прошлом, чуть не умер от одной капли Хаоса, а теперь пролежал рядом с ним, почти в прямом контакте, несколько часов, если не больше.
   -- Программа связалась. Разбудила, сказала, что тебя, милорд, похитили вместе с эльфийкой. И никакой я не соня! Даже ты, милорд, имеешь дурную привычку спать по ночам. Что успел накинуть, в том и побежал вас спасать, -- буркнул он.
   Герион? Он не мог это почувствовать сам, от него я заблокировался надежно. А вот Алир -- запросто. Значит, светлые нас ищут и волнуются. Я почувствовал волну благодарности к друзьям, она коснулась сердца и отступила, оставляя приятное тепло. Подождите... друзьям? Ладно, когда я позволял себе подобные мысли с ехидно-скептическим оттенком этого слова. Но теперь... ох, как же я влип.
   -- Угу, успей поиме... хм... привычки, пока они тебя не опередили, -- пробормотал я, переделывая известную фразу. -- А как узнал, что мы именно здесь? -- Не помню такого, чтобы из Элли раньше приходилось вытягивать информацию.
   -- Почувствовал, -- незамедлительно откликнулся мой ученик, осторожно поднимая на руки Анабель, чтобы перенести поближе ко мне на тот жертвенник, что раньше занимала моя персона.
   Я внимательно оглядел кучку пыли, которая осталась от мага. Она еще хранила отпечаток той боли, что почувствовал он за миг до смерти, только вот закричать не успел. Полностью выпитая сущность, жизнь, душа, память, чувства, эмоции, сила. Для того, чтобы так убить, Элли достаточно, если жертва окажется в поле его зрения. Хотя для него это был не самый излюбленный способ лишать жизни. Единственная страсть мальчика -- холодное оружие. Но сейчас у него просто не оставалось времени.
   Так же, как не хватило времени почувствовать меня, лишенного каких-либо сил.
   -- Прекрасно, -- я развернулся к ученику, который уже начал рисовать контур портала. -- А теперь правду. -- Врать-то он не умеет, но вот недоговаривать научился -- любо-дорого послушать.
   -- Милорд? -- Элли поднял на меня синие большущие глаза побитого щенка и бледно улыбнулся. Пожал худыми плечиками. Что-то хмыкнул. Потом, вздохнув, переступил с ноги на ногу и театрально закатил глаза. -- Я знал, где ты. Это я дал магу готовый узор ментального удара. Я, между прочим, долго добивался полной идентичности! -- похвастался он. -- Создал его уже давно, но потратил на это месяца два.
   Я захлопал глазами и присел на жертвенник, чтобы не упасть. Элли продолжал виновато улыбаться, будто признался в краже мороженого. Мальчишка! Мысли в моей голове носились, сшибая друг друга, орали, дрались и выплясывали что-то невероятное. Так что выдать что-то более-менее членораздельное и образное, я был не в состоянии. А уж про цензурное -- вообще молчу.
   -- Воды? -- осторожно пискнул Элли.
   -- Топор, -- мрачно ответил я.
   Мальчик непонимающе моргнул. Его этим не убьешь и не покалечишь. Разве что дрова рубить заставишь -- страшное наказание для ленивого Элли.
   -- Горе ты мое, рассказывай давай, как до такой жизни докатился. -- махнул рукой я.
   Все равно ведь прекрасно знаю, что предательством тут и не пахнет. Ну, не может Элли предавать. Все равно, что слепой от рождения человек неожиданно начнет рисовать реалистичные пейзажи без каких-либо подсказок. Так и он. Элли знает, что означает слово "предательство", но не понимает, как это так получается и зачем вообще надо. Не вложено в него такого понятия. И не только -- еще несколько не очень-то и нужных ему мелочей. Я совершенно не представляю, как он так может жить. Но Элли живет и даже получает от этого большое удовольствие.
   -- Ну, ты, милорд, жаловался, что команда дохлая попалась. И зеркало забыл. А когда еще блок поставил, я подумал, что совсем с ними скучно. Вот и решил тебя чуть-чуть развлечь. Схватил первого попавшегося заговорщика... и, -- тут тон Элли сменился с виноватого, на недоумевающе-обиженный, и ученик в сердцах закончил: -- кто же знал, что он с Хаосом связан?!
   -- О, да! Как он посмел! -- поддакнул я. -- Прямо наглядное пособие для фразы "Что такое не везет и как с этим бороться!". Знаешь, я только сейчас нашел ответ на один из представленных вопросов.
   -- Хм?.. -- поняв, что ничего с ним делать не будут, Элли заметно оживился.
   -- "Не везет", -- душевно начал я, -- это когда в борьбу со скукой вступает великий и ужасный Элли. А вот как бороться с такой напастью, пока никто придумать не смог. Ладно, не обижайся. Ты бы лучше за государством следил. Мы тут сонников пощекотали и наплыв сняли, -- наябедничал я. Мел в руках моего ученика -- он снова вернулся к рисованию портала -- сломался. Элли застыл памятником самому себе. Надо будет перетащить эту скульптурку к себе в парк. Очень удачное приобретение. Да, кстати, и еще у него надо узнать, как он смог повторить рисунок моего удара.
   -- Хоть посвящай этих светлых в рыцари Черной знати, как великих спасителей наших земель, -- продолжил тем временем я. -- Кстати, к тебе тут один крестьянин не заглядывал с приветом от мамочки?
   Наконец памятник Элли отряхнулся от крошек мела и поднялся.
   -- Веселый? -- уточнил он, покачав головой, потом опомнился: -- Сонники? Опять?! Но как? И наплыв... и именно сейчас... Но, милорд, это же предательство! -- воскликнул он.
   Значит бедного трудяги уже нет... Печально.
   Мне оставалось только кивнуть. Сам к этим выводам я пришел так же быстро. Именно предательство. Но предательство, направленное только на устранение меня. Нет, даже не устранение, а на проверку моих возможностей. Спросите, почему я так решил? Что только на меня? По поведению сонников. Если бы это был спонтанный выброс сформировавшихся кошмаров -- они бы тут же пошли есть всех, кто бы им попадался на дороге. Это все, на что они способны. Для их организации нужен кто-то посторонний. Не кушать слишком много жителей, дабы не привлечь ненужное внимание. Не уходить за пределы выбранной площади. Перед съедением вытаскивать из жертвы ее кошмары. И этот кто-то знает о том, что я присоединился к компании светлых, все особенности Хаоса и, скорее всего, общается с Элли. Он хорошо просчитал мои шаги -- заброшенный тракт, лабиринт, Вилеф. А также достаточно меня знает, и может попытаться мыслить, подражая мне.
   Увы, я всегда отличался особой предсказуемостью, так что круг подозреваемых в конце всех умозаключений оказался максимально и до неприличия узок. И в то же время я всегда очень трепетно относился к выбору людей и нелюдей, которые меня окружали. Так что эту загадку я смогу разгадать не раньше, чем попаду в Цитадель. При прямом контакте мне никто не сможет солгать. Недосказать -- да, но я не был бы Темным Князем, если бы не умел задавать правильные вопросы.
   Наверное, в этот момент на моем лице царила та самая усмешка, которую принято называть дьявольской -- то есть моей фирменной. И ни капли не преуменьшу, когда скажу, что она не сулила предателю ничего хорошего и радужного.
   -- Возможно, кто-то из сонников есть в Цитадели. Я уже столкнулся с одним перевертышем, так что, скорее всего, есть и второй, если не третий. Займись этим. Я бы хотел все-таки закончить небольшое приключение, как ни странно, но мне это все начинает нравиться. -- Я погладил Анабель по мягким белым локонам и провел пальцем по щеке.
   Эльфийка была бледна, но в тоже время первичная диагностика не выявила никаких повреждений. Как жаль, что ненависть с ее стороны неизбежна. Взгляд случайно зацепился за обручальную цепочку эльфийки. Небольшой круглый кулон съехал в сторону, давая возможность разглядеть родовой знак почившего соперника. Не могу сказать, что знаю все дома Светлого Леса, но вдруг попадется что-то знакомое? Благо цепочка позволяла своей длиной не наклоняться над спящей Анабель, ибо это выглядело бы хм... неправильно. Стесняться некого. Элли в счет не идет, но все-таки. Белый металл неприятно уколол руку, нехотя разрешая чужаку себя рассмотреть. Что тут у нас? Раскрытая книга в обрамлении трилистника.
   Мне стоило огромного труда сдержать свои эмоции. Сорвать цепочку... нет, срочно вернуться в Цитадель, забыв про приключения и...
   Какое там "и"? И почему мне так не везет?
   Как вы догадались, я прекрасно знал "почившего соперника".
   -- Нет... -- покачал я головой, -- никуда спешить не буду. Команда в этот раз очень оригинальная. Это стоит того, чтобы потом лишнюю недельку побегать за заговорщиками, -- сказал я полную противоположность своим мыслям, которые уже продумывали сотый план по новому умерщвлению и так "почившего" соперника.
   Элли наклонил голову, потом пожал плечами.
   -- Команда и правда подобралась необычная. Чего только вампирка стоит. Она увязалась за программой, когда та связалась со мной. Спряталась за ее спину и дрожала от страха. Словно я чудовище какое невиданное, -- пожаловался он. -- Ну неужели, я правда такой уж страшный-престрашный? Нет, вроде... а она ведь, между прочим, своя, темная, а боится до заикания.
   -- О, да! Именно, что чудовище, -- рассмеялся я, радуясь, что Элли смог ловко увести тему, -- твоя слава больше моей на порядок будет. Если кто тебя и не боится, так только мертвые. Ну, и я. Надо было меньше убивать. Тогда и не шарахались бы от тебя все кому не лень, и кому лень тоже. Хотя здесь надо рассматривать каждый отдельный мир. Здесь впору ревновать, друг мой. Ладно. В общем, замяли. Животное в Цитадель с собой не прихватишь? -- Я покосился на спящего Блика.
   -- Прихвачу... а... -- ученик явно собирался меня как следует про все приключения расспросить, но, увы, пора было возвращаться к светлым недотепам, пока те не сотворили какую-нибудь глупость.
   -- Я все перескажу тебе потом. -- Ответ Элли не понравился, но он замолчал, все понимая.
   -- Хорошо. Я закончил портал. Надеюсь, милорд, ты скоро вернешься.
   -- Обязательно. -- Силы почти полностью восстановились, регенерация шла в ускоренном темпе. И физически я ничем уже не отличался от себя до неудавшегося жертвоприношения. Поэтому, подняв эльфийку на руки, я шагнул в начавший мерцать круг. Анабель должна была проснуться с минуты на минуту, и мне совершенно не хотелось, чтобы она увидела Элли. Как они его там на Светлых Землях называют? Палач? Нет, это, кажется, у нас... ну вот, забыл. У него столько всяческих имен и обозначений во всех мирах, что можно несколько дней искать нужное. Азраэль -- громоздко. Элли -- коротко и со вкусом. И ему нравится, и голову лишними титулами и кличками забивать не надо.
   -- Надеюсь, к моему появлению ты сможешь представить хоть какую-то информацию по загадочному предателю.
   -- Конечно. -- Элли легко поклонился и активировал заклинание. -- А эльфийка миленькая, поздравляю, -- съязвил он напоследок и кинул нам с Анабель вдогонку какое-то заклинание.
   Какое именно, я понять не успел. Только выругался -- посторонняя магия делала портал нестабильным. Не удивлюсь, если светлые его обрубят на том конце, когда увидят красный цвет граней.
   Не обрубили.
   Я оказался на том месте, где на нас с Анабель собственно и напали. Вокруг толпились светлые недотепы и незнакомая миловидная девушка. И все подозрительно оглядывали меня, словно я должен был вот-вот рассыпаться на части или раствориться в утреннем тумане. Облом, не растворюсь и не рассыплюсь.
   -- Габриэль? -- осторожно уточнила Лин, высовываясь из-за Гериона.
   -- А вы еще кого-нибудь ждете? Так я могу уйти, -- незамедлительно откликнулся я, выходя из контура портала.
   -- Да нет, оставайся. А где... -- Алир широко улыбнулся и только-только собирался забрать у меня из рук Анабель, которая уже очнулась и непонимающе хлопала глазами, как произошло очередное и уже ненавистное мне "вдруг", изгадив всю малину. Элли, ну погоди!
   -- Так... и кто тут у нас? -- раздался за спинами мерзкий мужской голос. -- Все, как и описывали -- толпа светлых и три темных предателя. Попались, миленькие, попались, родненькие. Ни стыда, ни совести заявляться так в город и прямо под носом у властей обдумывать государственный переворот.
   Обернувшись, мы поняли, что нашу компанию окружила городская стража с оружием наголо и активированными амулетами -- проявителями аур. А заклинание Элли к тому же еще и стерло с Анабель маску темной эльфийки. Вот здорово! Попадись мне, голубчик, в Цитадели.
   -- Взять их! -- последовал короткий приказ.
   Посопротивляться не получилось. Не сиятельной леди же мне от стражников отбиваться? К тому же сразу вычислив во мне демона -- то бишь самого опасного противника -- стражники, недолго думая, нашпиговали меня пятком стрел.
   Эльфийку я умудрился не уронить, но в потасовке поучаствовать не удалось. Последнее что я успел сделать -- импульсом замаскировать кинжал Хелены, чтобы окончательно не испортить себе все удовольствие. И снова потерял сознание, подобно кисейной барышне.
   Достало...
   ***
   Алир только-только собирался скомандовать Леллину, чтобы тот обрубал портал, мало ли какая пакость оттуда вылезет? И так понятно, что все нехорошо. Но в последний момент, заметив умоляющий взгляд Гериона, решил чуть-чуть подождать. Большую пакость в любом случае они успеют обрезать, пока будет перемещаться сознание -- это происходило с секундным запозданием. А мелкую и сами смогут убить. Так что на всякий случай...
   Что там было на "всякий случай" рыцарь додумать не успел. В контуре нарисовался размытый мальчишеский силуэт с чем-то большим на руках. Оборотень радостно воскликнул и уже собрался кинуться обнимать все-таки вернувшегося Габриэля, но остановился, увидев предостерегающий жест Алира. Они уже имели такое счастье убедиться, что на Черных землях существуют те, кто может принимать чужой облик. Так что...
   Их проводник встряхнул разлохмаченной головой и, придя в себя, с нескрываемым облегчением оглядел светлых.
   -- Какой симпатяж-жка, -- томно промурлыкала рядом Кэт, окидывая раздевающе жадным взглядом фигуру Габриэля, замотанную в непонятную тряпку, которая еле удерживалась на худых мальчишеских бедрах.
   Алир заметил похожий взгляд у вампирки и, веселый крестьянин бы подрал темного нудиста, у Хелены.
   -- Габриэль? -- Лин попыталась мужественно не захихикать, с любопытством выглядывая из-за Гериона.
   Темный еще раз встряхнул головой и как всегда съехидничал. Точно он. Эту интонацию никто подделать не сможет, рыцарь готов был поставить на это свой меч. Вот только, что с Анабель? И куда они Блика дели? -- Рыцарь как раз собрался вслух задать этот вопрос и забрать у темного очнувшуюся эльфийку, дабы Габриэль мог поправить готовую вот-вот упасть тряпку, но тут их нагло прервали.
   Развернувшись, рыцарь обозрел серьезных стражников, недвусмысленно взявших его и команду на прицел. Кто же им так удружил? Алир с обреченностью выслушал толстощекого сотника, который медленно, с наслаждением объяснил миленьким заговорщикам, что они попались. Может быть, Габриэль поможет? Рыцарь покосился на проводника. Тот покосился на Анабель, явно прикидывая ее пригодность в плане оружия. Пригодность не подтвердилась, и темный печально вздохнул.
   -- Взять!
   Огненные шарики, которые бросил в стражников Леллин, почти тут же дематериализовались -- амулетов на окруживших их блюстителей порядка было предостаточно, чтобы полностью блокировать магию в радиусе километра. Герион опять мучился со своей второй ипостасью -- та категорически отказывалась являть себя миру, видимо стесняясь такого количества народа. На того стражника, что попробовал к нему сунуться, Герион раздраженно зашипел, мол не лезь под руку и без тебя все плохо, и мальчишка едва ли старше двадцати лет тактично перестал лезть.
   Кэт, разглядев, что стражник очень недурен собой, тактично поспешила ему сдаться, хотя к компании не имела никакого отношения. Девушка обвилась вокруг паренька, как виноградная лоза, и потребовала, чтобы ее немедленно приковали к столь мужественному стражу порядку. Мальчик попробовал покраснеть, но, покосившись на Кэт, решил, что идея не лишена смысла.
   Алир только-только собирался фыркнуть что-то вроде на тему "ни стыда, ни совести", момент для этого был подходящий -- рыцарь как раз успешно отражал удары двух противников, как раздавшийся сзади полувскрик-полувздох заставил его резко оглянуться назад. Габриэль медленно оседал на землю, пытаясь не уронить Анабель. Алир насчитал четыре стрелы, которые теперь украшали проводника.
   Пробормотав нечто похожее на "достали меня убивать!", Габриэль благополучно отключился. Сам же рыцарь, озабоченный здоровьем друга, отвлекшись, получил чем-то тяжелым по голове.
  
   Очнулся Алир уже в покачивающейся повозке с тяжелыми наручниками на запястьях и изрядно помятый в области ребер.
   -- Тьма всех побери! -- прохрипел он, пытаясь как-то принять сидячее положение и открыть глаза.
   -- Уже побрала, -- мрачно откликнулись слева.
   -- Хотя и не всех, а отдельно взятых недотеп, -- добавили справа.
   -- А так же очень умных и талантливых темных, которые в компанию недотеп попали совершенно случайно, -- количество яда в голосе превышало норму процентов на сорок.
   -- Всегда бы так, -- печально ответили опять справа, -- ей Тьма, как дивную музыку бы слушал...
   -- Не дождешься.
   Наконец Алир смог открыть глаза. Он действительно находился в движущейся повозке. По бокам она была обшита обтянутыми воловьей кожей толстыми листами железа. По тому, что сидевшие напротив Алира Герион с Лин всеми силами старались не прикасаться к стенкам повозки, можно было смело утверждать -- там есть еще и толика серебра. Сверху располагался не сплошной лист, а большие прутья решетки, так же обтянутые кожей, но тонкой-тонкой -- почти прозрачной, скорее всего, искусственного происхождения. Так что в повозке было почти светло. Значит, уже день. Интересно, какой по счету?
   Слева от рыцаря сидел нахохлившийся Леллин, гипнотизирующий взглядом антимагические наручники. Под правым глазом мага красовался здоровенный фиолетовый фингал. Алир с трудом удержался от хмыканья -- чем же этот недоучка так долбанул стражников, что те, забыв про все остальное, банально начистили ему физиономию? Анабель с Хеленой пристроились в конце повозки. Обе девушки спали. Рыцарь отметил, что вместо тряпки на эльфийке теперь был ее нормальный охотничий костюм. Хм... Справа от Алира развалился Габриэль, насвистывавший веселенький мотивчик явно похабной песенки. Ни следа от ран, на руках широкие серебряные браслеты, покрытые вязью непонятных рун -- видимо, те самые специальные наручники для демонов. На проводнике также находилась его собственная одежда -- поношенные кожаные брюки и слегка порванная черная рубашка. Сам Габриэль усиленно изображал из себя пофигиста. Мол, вы, если хотите, паникуйте, а мне и тут удобно и тепло. Сидящий рядом с проводником гном явно боролся с желанием больно ткнуть раздражающего его мальчишку. Но этому мешали оковы, которые на гноме были в несколько раз больше и прочнее, чем на остальных, хотя без антимагического элемента -- все знали, что гномы самый неколдующий народ, -- а кроме оков еще и свернувшийся клубком Радек. Нормального цвета и без заячьих ушек.
   -- С добрым утром, спящая красавица! -- поприветствовал Алира проводник и лениво шевельнул ногой.
   -- С кошмарным днем! -- незамедлительно откликнулся Леллин. -- Желания сбываются, крестьянина веселого на покос через корову! -- выругался он. -- Кто тут особо хотел в плен сдаться?! Что б ты здоровеньким был!
   Только теперь Алир осознал, что миссию они провалили с оглушительным треском. Все. Можно было смело говорить, что ничего не получилось. На них возлагали такие надежды, отдали la`sit, который теперь, конечно же, заберет себе Темный Князь. А то и вовсе уничтожит, чтобы больше никто не смог попытаться его убить...
   А они так бездарно использовали единственный шанс... Это конец. Интересно, сколько они продержатся под пытками? Алир содрогнулся, подумав, что это чудовище будет мучить их просто так, не пытаясь узнать никакой информации. А Хелена? О великий Свет, это слишком!
   -- Не устраивай только истерик, пожалуйста. -- Видимо, все мысли у Алира отпечатались на его лице, так как Габриэль тут же поспешил вставить свои пять медных монеток. -- Все же идет по плану.
   -- По плану?! -- чуть ли не прокричал рыцарь. -- По чьему плану? Темного Князя?
   -- По нашему плану, -- поправил его Ибор, потом звучно хлопнул себя по лбу. -- Слушай, темный умник, наша спящая красавица же ничего не знает. Вот и истерит. Разъяснил бы.
   Габриэль пожал плечами. Если учесть, что он находился в горизонтальном положении, то пожимание плечами из позы "лежа" выглядело очень комично.
   -- Я успел заколдовать кинжал, пока падал. Так что сейчас он надежно припрятан у Хелены за пазухой. Черт! -- он помассировал правое плечо.
   Насколько Алир помнил, именно туда попала одна из стрел.
   -- Надоело умирать, до чертиков. И главное, как-то все до дикости однообразно. Стрелы! Нет, чтобы мечом, ядом, чем-нибудь еще... обязательно меня надо подстрелить. Никакой оригинальности. Даже обидно. За одно небольшое путешествие с вами у меня случилось столько смертей, сколько не случалось за последнее тысячелетие! -- в сердцах воскликнул он.
   -- За сколько?! -- хором воскликнули Леллин, Алир и Ибор.
   -- Эмм... -- поняв, что сболтнул лишнего, Габриэль прикинулся старым, глухим и спящим темным.
   Решив, что раз кинжал на месте, а о большем и мечтать грех, Алир отложил выпытывание у темного партизана его настоящего возраста на потом. Благо у него сейчас были другие вопросы.
   -- Где Кэт? -- Он еще раз оглядел повозку, но девушки так и не обнаружил.
   -- А что ей тут делать? Ее, как гостью нашего мира, обещали доставить в Цитадель с большим комфортом, -- лениво оповестил Леллин.
   -- А Блик?
   -- Не знаю, он забежал в контур портала за мной, -- откликнулся глухой старый темный, странно вздрагивая при упоминании о Кэт.
   Алир отметил необычную интонацию Габриэля, скорость с которой была произнесена эта фраза и общее равнодушие. Рыцарь наделся, что он не настолько плохо знает проводника, чтобы подумать, что тот совершенно не обеспокоен исчезновением любимца. Так что ответ оставался один -- Габриэль соврал. Но зачем?
   ***
   Зачем?
   Если бы рыцарь знал кто я, он бы не стал думать в этом направлении. Логана одинаково предана как мне, так и Анабель. А я не настолько хорошо знаю все особенности этих зверей, чтобы с уверенностью сказать, что Блик не кинется защищать свою хозяйку, когда поймет, что ей угрожает хозяин. Котенок стал мне очень дорог, и я не собираюсь с ним расставаться.
   Если бы так же просто было с Анабель. Я усиленно заставлял себя думать о чем угодно, кроме того, что скоро наше приключение подойдет к своему логическому завершению и правда всплывет на поверхность подобно... хм... впрочем, я не о том. Скольких дней мне должно хватить на то, чтобы вычислить предателя? День, два? Не меньше недели. Если, скажем, посадить с помощью Элли на трон иллюзию, которая прикажет запереть светлых в темнице. Каждого в отдельную камеру. Пока они буду сидеть, я быстренько найду своего доброжелателя, расправлюсь с ним, устрою диверсию, в результате которой героически погибнет иллюзия. Окажусь "единственным наследником Великого и Ужасного", налажу торговые отношения и т.д. А потом быстренько смоюсь с Анабель в светлый лес. И прощай скука, здравствуй романтика и куча светлых эльфов...
   Нет, не смогу. И знаете почему? Не догадаетесь. Мне просто надоело ей врать. И очень интересно посмотреть на реакцию моего ушастого чуда, когда она узнает правду. А вдруг... нет, не думать, не думать. Лучше, Габриэль, старина, поехидничай. А то вон уже несешь крестьянин веселый знает что, скоро признаешься во всех грехах прямо тут в повозке.
   -- Габриэль, ты что, правда, засыпаешь? -- Рыцарь пихнул меня вбок, задевая плохо зажившую рану.
   Я раздраженно зашипел от боли.
   -- Уснешь тут с вами! Мне регенерировать надо, а вы только хуже делаете... больно, однако, -- пожаловался я вслух, заработав сочувствующий взгляд рыцаря, взволнованный оборотня и ехидный мага, вот садист-то!
   Наверное, мне и впрямь удалось задремать. Повозка изредка подпрыгивала на ухабах, которые, к счастью, попадались нечасто, и мерно покачивалась, убаюкивая своим скрипом. Мне даже сниться что-то начало.
   На грани полудремы я слышал, как тихо переговариваются остальные. Алир о чем-то советовался с Герионом, похоже, пытался придумать, как все лучше устроить с убийством Темного Князя -- ведь в наручниках метнуть кинжал принцессе будет неудобно. Леллин периодически вставлял в их разговор ехидные замечания вместо меня. Получалось у него очень неплохо, хоть приглашай на хлебную должность шута в Цитадель. Потом, судя по храпу, уснул и гном, разбудив девушек. Анабель быстренько спросила меня о здоровье и, услышав невнятное "лучше просто некуда, только дайте поспать", присоединилась к беседе рыцаря и оборотня.
   Глава 20
   Шашлык накрылся медным мангалом.
   NN
  
   Алир сочувствующе посмотрел на свернувшегося клубочком Габриэля. Пока он просто лежал, то ничем не выдавал своей боли, но после того, как уснул, мальчишеское личико искривила неприятная гримаса, выдающая, что темному совсем невесело. Последнее время ему и, правда, перепадало чаще всех. Алир подозревал, что Габриэль загодя успевал перехватывать все неприятности, которые могли достаться его команде. Хотя, постойте, темный уже давно стал частью этой команды. Что бы не язвил Леллин, как бы все не отрицал гном, было видно, что они тоже успели привязаться к проводнику. Только сами об этом пока не догадывались.
   Может, хорошо, что кульминация, недолго думая, решила приблизить себя сама? По словам Гериона, так они успеют достигнуть Цитадели максимум за два дня, а там почти сразу попадут пред темны очи Князя. Дальше все будет завесить от того плана, что они сейчас спешно обдумывали, от удачи и...
   -- А Кэт нам не сможет помочь? Она там будет в качестве гостьи, может раздобыть ключики от оков и что-то еще. Спросим Габриэля? -- рыцарь только-только собрался пихнуть темного, как оборотень покачал головой.
   -- Сомневаюсь, что она нам чем-то поможет. У Габриэля на ее счет большие сомнения. Если не сказать -- громадные подозрения. -- Повозка подпрыгнула на очередном ухабе, впечатывая оборотня с вампиркой в борт повозки.
   -- Серьезно? Странно. -- Алир почесал в затылке, наткнувшись на большую шишку, которая на прикосновение отозвалась тянущей болью. -- А по мне, очень милая девушка, -- признался он, заработав неодобрительный взгляд Хелены.
   -- То-то и оно, -- неожиданно проснулся гном. -- Он, когда очнулся, начал нас расспрашивать, как мы их с Анабель искали, как догадались начертить контур именно там, где их и похитили. И кто была та странная девушка. Ну, мы и рассказали. Что нам, жалко, что ли? -- Ибор пожал плечами. -- Сказали, что девушку зовут Кэт, что она иномирка. Так у него на этом слове так лицо вытянулось, словно мы на самом деле с настоящим Темным Князем разговаривали. И такая ненависть, аж жуть! Что-то с ней явно нечисто, но Габриэль нам ничего не объяснил, только с полчаса сидел мрачный, аки туча грозовая. Так что давайте-ка на нее не рассчитывать.
   -- Давайте, -- согласился Алир, переглядываясь с оборотнем, который, похоже, глубоко задумался над словами гнома.
   -- Надо придумать, как сделать так, чтобы с Хелены сняли наручники. Думаю, можно взять на простое "слабо", мол, боится безоружной девушки... Но, все-таки, уточнить у Габриэля про Кэт.
   Анабель, до этого только слушавшая их, потянулась, явно устав сидеть.
   -- От вас только и слышно об этой иномирной девчонке, -- грубо отрезала она и, подумав, добавила. -- Вспомните, что написано в книге Света. Тоже мне, великие воины! Вспоминайте, давайте. Где ваши мозги были, пока вы ее слушали?!
   Увидев непонимание на лице друзей, Анабель смягчилась.
   -- Пятая глава -- Светлый Князь изолировал наш мир. Изолировал полностью. В него можно попасть только с разрешения только одного Князей. Поняли?!
   Светлые переглянулись и одновременно выдали по непечатному выражению, помянув веселого крестьянина. Все ведь книгу читали, но, как говорится, читали с горем пополам, только чтобы поставить галочку. И вон как плюхнулись в лужу.
   -- Так это что, мы, получается, все выдали Темному?! -- возопил Ибор, случайно скидывая с колен Радека -- тот зашипел, но проникнувшись моментом, неуклюжего гнома простил.
   -- Ну, все -- не все, это еще веселый крестьянин надвое сказал, -- рассудила бледная от духоты Хелена. -- Но себя выдали. Габриэль это понял, -- видимо про изоляцию знал.
   -- Вот это темный! -- с уважением присвистнул Алир, заметив непонятные ухмылки Гериона с Лиин. -- Как нам только удалось такого в проводники нанять? Остальные команды были обречены на провал уже только потому, что у них не было Габриэля! -- по-доброму ухмыльнувшись, добавил он.
   -- Ей Тьма, всегда бы так! -- повторился оказывается уже давно проснувшийся Габриэль, расплываясь в счастливой улыбке. -- Я вас обожаю! Однако стало слишком жарко, никакого уважения к пленникам его темнейшества...
   ***
   Проснулся я ближе к полудню от жуткой духоты.
   Зависшее над повозкой солнце и так превысило все нормы по жаре снаружи, что уж говорить про повозку? Где в ограниченном пространстве оказались запертыми чуть больше существ, чем была рассчитана повозка. Вы когда-нибудь видели распаренную, покрасневшую от духоты и мокрую от пота эльфийку? А ничуть не более сухого Темного Князя? Что уж говорить про остальных.
   -- Эй!!! -- не выдержав, я замолотил кулаком по железу, надеясь достучаться до охранников. -- Если вы хотите нас убить, то есть куча более гуманных способов!
   Несколько минут прошли в томительном ожидании, так как температура повышалась в геометрической прогрессии, заставляя вырывать глотки воздуха чуть ли не с боем. Но все-таки повозка, пронзительно скрипнув, остановилась. Потом раздались тяжелые медленные шаги. Девушки предусмотрительно отползли от небольшой дверцы, которая спустя мгновения резко открылась.
   Напрасно мы ждали свежего воздуха. В повозку тут же забились дорожная пыль и шум оживленного тракта, соединяющего Цитадель с первым городом Черных земель после столицы.
   -- Ну, чего вам? -- грубо вопросил толстощекий, красный от жары, потный стражник.
   -- Свежего воздуха и воды, -- коротко оповестил Алир.
   -- Может, еще девочек? -- попытался съязвить стражник, но с минуту помолчав, крикнул вознице принести несколько фляг с водой.
   -- Можно и девочек, и мальчиков, и еще кого-нибудь. -- Прекрасно знаю, что ничего мужик сделать нам не сможет -- таковы обычаи. А то я дурак, расхаживать со светлыми, зная, что злые стражники могу укоротить мой не в меру длинный язык и вообще быстренько прикопать где-нибудь ненавистного предателя, коим меня считают. -- И сами присоединяйтесь, -- щедро предложил я, присасываясь к большой фляжке, как пиявка к полнокровному человеку.
   Тем временем худенький парнишка с копной соломенных волос и россыпью смешных веснушек на остроносом личике, закусив губу от усердия, ставил невидимый щит, чтобы можно было не закрывать дверь, но при этом пленники никуда не сбежали.
   Мудрое решение. После того, как нам выдали паек на сегодняшний день и повозка двинулась дальше, стало заметно свежее. Солнце, поняв, что перевыполнило норму, смущенно спряталось за тучкой, так до заката не появившись. Мы, кое-как потеснившись, устроились на деревянных досках и тихо переговаривались на стандартные темы вроде погоды, хорошего самочувствия и пересказывали интересные истории из жизни. В основном старались Ибор с Алиром, но и Анабель немного посплетничала о своих сородичах. Потом я устроил большую пикировку с Леллином на радость остальным. И под конец, пожелав друг другу приятных кошмаров, устроились спать. Решив, что до цели и так осталось слишком мало, мы с Анабель, не стесняясь остальных, устроились в обнимку. Правда, все так и ограничилось целомудренными объятиями.
  
   Следующие полтора дня оказались ужасно скучными. Я даже успел затосковать по жертвоприношениям и сонникам. Изредка повозка останавливалась, нас выпускали по одному в придорожные кустики, давали еду и воду, после чего мы дальше трогались в путь. Не обошлось и без неприятных казусов.
   Одну из остановок мы сделали в небольшой деревеньке. Оно и понятно -- до Цитадели близко, но нужно было пополнить запасы продовольствия и воды, ибо светлые оказались на диво прожорливыми, как только поняли, что это им все на халяву. Так вот, пока мальчишка бегал в лавку пополнять запасы, нас как раз стали опять выводить по кустам. Точнее, на этот раз на задний дворик одного из участков. Естественно, посмотреть на пленных светлых сбежалась вся окрестная ребятня. Некоторые взрослые также решили потешить свое любопытство.
   Если учесть, что меня, то бишь Темного Князя, на Черных землях любят, -- сказки-то, конечно, ходят, но поскольку именно "ходят", но на огонек не заглядывают, -- к опаске примешивается изрядная доля уважения. Поэтому на светлых недотеп смотрели, как на ужасных монстров. Примерно так же смотрела на меня команда в первые дни совместного путешествия.
   А когда из повозки вывели меня, темного, возмущение окружающих, как малышей, так и взрослых, достигло своего пика -- ну как же, демон-предатель. Святотатство! Так что меня попытались забить камнями. А стражники якобы не сразу спохватились отбивать. В итоге досталось мне очень крепко, да еще и отборной бранью окатили.
   С одной стороны было больно и обидно, но с другой приятно, -- так своего князя любят, что готовы закон нарушить, лишь бы наказать предателя.
   Так что Лин и Герион даже вылезать не стали, наученные моим горьким опытом. Зато весь оставшийся день вокруг душераздирающего постанывающего от боли и печали меня хлопотала Анабель, делая компрессы, отпаивая водой и изредка чмокая в нос.
   А я с каждой лигой становился все мрачнее и дерганее. Мы приближались к развязке, за которой меня снова ждали скука и одиночество, и чем сильнее становилось понимание этого, тем сильнее мне хотелось плюнуть на этого загадочного предателя. Хочет владеть Черными Землями? Да пожалуйста! Мало ли в мире мазохистов?! Хочет всем миром? Так я создам ему целую реальность. Только пусть мне жить не мешает...
   Потом все-таки образумился. Доведу игру до конца, а там... как фея Судьбы решит. И как только эта мысль оформилась в моем сознании, я понял, что мы приехали. Стражник, извинившись, захлопнул дверцу, сказав, что ехать совсем чуть-чуть и лучше попариться, чем быть убитыми особо кровожадными мстителями. И я был с ним полностью согласен, только по другой причине -- слишком уж много народа здесь знало меня в лицо. А вот светлые, наоборот, надулись. Я Лин, и Герион, им в три голоса пели про красоту Цитадели, а получили они вместо красоты известную фигуру из трех пальцев и веселого крестьянина в мешке. Пару раз о борта повозки что-то глухо билось -- видимо, горожане все-таки предприняли попытку добраться до светлых и предателей. Потом мы въехали под своды второго круга, где жила Черная Знать, и обстрел прекратился. Да и попрохладнее стало.
   Анабель сидела, прижавшись ко мне, и о чем-то напряженно размышляла. Наконец тихо спросила.
   -- Давай, я сниму цепочку?
   Знаю, что это затасканная фраза, но у меня натурально отвисла челюсть. Правда, не сильно -- не вставная все-таки. И было с чего, ведь по эльфийским обычаям это было равносильно предложению руки и сердца. Со стороны сиятельной леди -- неслыханное дело! Вот это номер!
   -- Хм... -- я вежливо откашлялся не зная, как повежливее послать Анабель в баню. Сама потом благодарить будет. -- Анабель, ты уверена? Думаю, сейчас ты это предлагаешь, потому что думаешь о смерти, и тебе все кажется героически романтическим. А если все закончится хорошо? Вдруг ты потом пожалеешь? -- Я посмотрел в печальные светлые глаза, в которых читалась уверенность, что слова "потом" сейчас не существует, и понял, что другого и вообще более подходящего момента для признания точно не представится. Поэтому, глубоко вздохнув, начал:
   -- Анабель, поверь, я очень хочу, чтобы ты, наконец, сняла эту дурацкую цепочку, а я тебе купил нормальное обручальное кольцо. Но прошу тебя чуть-чуть подождать, чтобы потом не рвать на себе волосы, жалея о содеянном. Если что-то пойдет не так, мы всегда может потребовать у Князя последнее желание. Хорошо?
   Анабель просто кивнула, соглашаясь с моими словами. И только теперь я понял, что в повозке повисла полная тишина. Смотрели на нас странно. И не как на идиотов, и не завидуя. Просто смотрели, понимая всю сложность ситуации. Даже маг с гномом воздержались от комментариев.
   Повозка резко затормозила.
   -- Приехали, покойнички, дальше ножками, -- раздался веселый голос стражника, потом дверца распахнулась. -- Вылезайте по одному, живо. И без фокусов!
   Как оказалась, мы остановились, чуть-чуть не доезжая до третьего круга, от которого вилась дорога к замку. Все стражи прекрасно знали, что в боковом узком туннеле, который начинался как раз за постом, есть неприметная дверь, через которую по длинным коридорам можно попасть прямо в тронный зал. Как раз по ним и приводили преступников, полностью их запутывая. Коридоры были темными, с кучей разных ответвлений и секретов. Заведовало ими привидение Дари.
   -- Заходите, покойнички, -- стражник так сильно толкнул меня, что я пролетел уже ожидающее нас Дари насквозь и познакомился с холодной каменной кладкой первого коридора.
   Увидев меня, привидение опешило насколько, что даже не стало пытаться пугать новеньких, хотя это было его любимым занятием. Я поспешно сделал страшные глаза, и, опомнившись, Дари быстро забубнило, что сейчас заговорщики пойдут за ним, ступая след в след. И ничего страшного не случится, если кто-то попытается сбежать. Темному Князю все равно полный комплект светлых не нужен. Команда заметно сникла и безропотно поплелась за скользящим по воздуху призраком. Я, притулившись между Алиром и Анабель, тихо напевал себе под нос похоронный марш.
   ***
   Алир пытался разглядеть хоть что-нибудь в окружающей его темноте, но ничего не получалось. Летящий впереди призрак светился жемчужно-белым, но в то же время этого света не хватало на то, чтобы разглядеть мелкие детали обстановки, и он же не давал глазам привыкнуть к темноте. Правда, Габриэль, зрение которого позволяло прекрасно все видеть, шепнул, что здесь точно нет ничего интересного, кроме каменных стен, -- мол, даже в лабиринте Риля было куда веселее. Но рыцарю все равно хотелось видеть чуть больше, чем просвечивающая спина призрака, который назвал себя Дари и все время что-то недовольно бормотал себе под нос.
   За его спиной Леллин с Габриэлем опять затеяли спор. Оба явно получали удовольствие, подкалывая друг друга. Потом на них шикнула Анабель, которой надоело идти между двумя спорщиками. Парни чуть-чуть побурчали на эльфийку, но, вспомнив, что момент для дурачеств неподходящий, замолчали.
   -- Как думаете, нас сразу к Темному Князю доставят? -- осторожно поинтересовалась Хелена, спотыкаясь о небольшой порожек.
   -- Естественно. По-другому и быть не может, -- уверенно заявил Габриэль, вздыхая о чем-то своем.
   -- А вдруг может?
   -- Тогда бы нас спровадили в темницы. Нет, он примет нас сейчас. Дари, долго еще?
   Призрак ничего не ответил, впрочем, этого и не требовалось, так как они действительно пришли. В конце очередного коридора вспыхнул ослепительный свет, заставив всех светлых на секунду зажмуриться. А когда они снова открыли глаза, команду уже взяли в кольцо с десяток рослых серьезных стражников в начищенных до блеска доспехах, не в пример тому толстощекому дядечке, что их сопровождал до Цитадели.
   -- Князь ожидает вас! -- громогласно объявил один из них. -- Вы будете держать ответ перед ним. Следуйте за нами!
   -- Будто бы у нас есть выбор, -- пробурчал Леллин, косясь на проводника, который почему-то забыл свой фирменный ехидный комментарий. Неужели Габриэль волнуется?!
   Алир даже остановился, пораженный этой мыслью до глубины души. Темный, и правда, выглядел пришибленным, шел ссутулившись и ни на кого не смотря. Впрочем, остальные выглядели не лучше. Одна ошибка -- и они точно покойники. Рыцарь старался не думать о таком исходе дела. Пессимистом он будет на том свете, а здесь лучше надеяться на лучшее, дабы случайно не накликать беду.
   Занятый такими мыслями, он почти не обращал внимания на окружающую их роскошь. Большие картины, поражающие воображение своей красотой, мягкие ковры, узоры на стенах, резные колонны, доспехи рыцарей, изумительная лепнина -- все было удивительно гармоничным. Странно, но нигде не было заметно никакой вычурности -- очень уютно и даже светло.
   Светло у Темного Князя?! Алир, наверное, все-таки засмеялся бы, если б в этот самый момент они не подошли к огромным створчатым дверям, без сомнения ведущим в тронный зал. Тот самый стражник, что объявил им об ответе перед князем, дотронулся до завитушки на стене, и двери бесшумно разъехались в стороны.
   -- Удачи нам, -- неожиданно тихо пробормотал Ибор, -- если того, провалимся это...
   -- Удачи, -- согласился Леллин.
   -- Удачи, -- шепнула Хелена, стискивая заколдованный кинжал.
   -- С нами Свет -- Анабель наклонила голову.
   -- И Тьма, -- бледно улыбнулась Лин.
   Габриэль промолчал.
   -- Удачи! -- подвел итог Алир.
   И они зашли в Зал.
   И здесь рыцаря ожидало удивление.
   Просторный зал, исполненный в бежевых тонах, что изредка сменялись оттенками благородного коричневого, копирующего древесную отделку. Высокие сводчатые потолки раздвигали пространство. Огромные витражные окна с помощью солнечного света заливали зал тонким разноцветным ажурным узором. Зал украшали большие вазоны с неизвестными рыцарю цветами, от которых растекался тонкий нежный аромат. Алир заметил, что на лице девушек появились неуверенные улыбки.
   В конце на небольшом возвышении находилось большое удобное кресло с двумя подушками. Рядом с этим креслом справа стоял хрупкий юноша с совершенно непонятной улыбкой. С Габриэлем они бы могли показаться ровесниками. Пока кто-нибудь не спросил бы настоящий возраст этого мальчика с большими синими, по-детски добрыми глазами. Хотя чем веселый крестьянин не шутит? Может, ему и правда семнадцать? Алир подумал, что этот юноша ему знаком. Хотя где он мог его видеть?
   С другой стороны находились еще несколько личностей. Более мрачных, чем юноша, и от этого лучше вписывающихся в понятие "Цитадель Тьмы", которое рушилось у светлых на глазах. Ведь по обстановке этот замок больше бы подошел Светлому Князю! Ну что за неправильный Темный им попался?! Кстати, а где он?
   В зале ведь больше никого не наблюдалось. Вообще.
   Стражники отошли на почтительное расстояние, понимая, что светлые никуда не денутся. Минута проходила за минутой, ожидание становилось все тягостнее. Команда удивленно крутила головами по сторонам. Лица личностей все больше мрачнели, а улыбка юноши становилась все более и более по-идиотски счастливой. Кресло Темного Князя так и оставалось пустым.
   Где же этот Князь, крестьянин веселый его за ногу?!
   В тот момент, когда напряжение достигло критической точки, и готово было прорваться, Свет знает чем, совершенно неожиданно из-за спины рыцаря раздался смех.
   Веселый, беззаботный. Обернувшись, Алир понял, что смеется никто иной как Габриэль. На лице проводника блуждала счастливая улыбка -- копия той, что прилипла к лицу юноши возле трона. В ответ на непонимающие взгляды команды, проводник пожал плечами и легко стряхнул с запястий оковы.
   -- Вам не кажется, что в зале кого-то не хватает? -- После чего он направился к креслицу...
   ***
   Я неспешно прошествовал к своему любимому креслицу -- надо же, Элли даже подушечки положил, умница, надо будет ему благодарность объявить, -- и умостил свои косточки. Эх... хорошо-то как! Еще бы поесть чего нормально... Я даже глаза прикрыл от накатившего блаженства. Потом вспомнил про светлых и поспешил увидеть их реакцию. Реакция была, но не совсем та, которую я ожидал.
   Команда смотрела на меня удивленно и в тоже время обеспокоенно, -- как на деревенского дурачка, который высморкался в рукав королевской мантии. Они что, ничего не поняли?! Рядом хихикнул Элли, поддерживая мой шок. Ладно, ладно, непонятливые мои, ну я вам сейчас устрою.
   Я потянулся и повернулся к Элли.
   -- Скажите, ничего если я тут посижу чуть-чуть? Так ноги устали, а больше присесть негде... -- изображая того самого дурачка пропел я.
   Элли надул щеки, как жаба, еле-еле сдерживая истерику и все-таки совладав с неэстетичным ржанием, не менее мелодично пропел мне в ответ.
   -- Сидите, сидите, молодой человек. Мы совсем не против.
   -- А-аа, ну спасибо, -- потом я снова повернулся к находящимся в предобморочном состоянии светлым и добил их. -- Ну, как я выгляжу? Мне идет? -- я сделал бровки домиком и глазки в кучку -- а ля Габриэль изображает сердитого Темного Князя.
   -- Очень... -- прохрипел Алир, забывая, с какой стороны находится сердце...
   -- Ага... -- пытаясь нащупать пульс у браслета, добавила Анабель.
   -- Молодой человек, -- Авус Хетр решил присоединиться к веселью, устав из себя строить мрачного лорда, четвертого рыцаря Черной Знати, -- может быть, вы тогда пока решите парочку государственных дел? А то у нас тут светлые какие-то обнаружились. Что с ними делать ума не приложим! Да, указы на казни подписать надо. Поработаете маленько Князем? Наш куда-то делся, никак отыскать не получается...
   Элли громко хрюкнул и показал Авусу большой палец. Вообще-то никто никогда раньше не ловил Авуса за подшучиванием. Он всегда был предельно собран и серьезен. Необычно, странно. Ну, ладно. Что только время не делает с демонами!
   -- Запросто! -- тут же согласился. И снова обернулся к светлым. -- Ну, и что мне с вами делать?
   На минуту в зале повисла неестественная тишина. Наконец опомнился Алир.
   -- Габриэль, что тут происходит,... объясни, -- протянул он настолько жалобно, что я понял -- дальше играть бессмысленно.
   -- Да, ничего не происходит, Алир. -- устало ответил я, чувствуя странную пустоту, что расширялась в груди с каждым словом. -- Теперь все встало на свои места. Вернее, -- я переглянулся с Элли, -- село на свои места. Добро пожаловать в мою Цитадель!
   Глава 21
   Если к вам вернулась скука -- радуйтесь!
   У вас появилась возможность опять объявить ей войну.
   NN
  
   -- Габриэль?!
   -- Да, Алир. Я тебя очень внимательно слушаю. -- Я полюбовался на скульптурную композицию "Светлые в шоке" и зевнул. -- Ну как, Элли, правда, они милые?
   -- Да, милорд. Неудивительно, что вы к нам не спешили, -- поддакнул он, явно наслаждаясь происходящим до глубины печени.
   -- С возвращением, милорд. -- Тут же с другой стороны Авус кинул мне массивный обруч из серебра -- мою, так сказать, корону.
   Никакого уважения! Его надо было церемониально мне поднести и водрузить на голову, пока я бы сидел с надуто-гордым видом. А так, Авус не рассчитал немного траекторию полета и вместо того, чтобы легким движением поймать обруч мне пришлось срочно уворачиваться от этого орудия наставления шишек. В результате, моя корона закатилась под кресло.
   Все тут же сделали очень умные лица.
   Предатели! Пришлось встать и, повернувшись к светлым филейной частью, залезть под кресло. Хорошо хоть обошлось, и я не стукнулся ни обо что головой. И на том спасибо.
   Когда я снова устроился в креслице, все-таки водрузив на голову обруч, светлые уже немного пришли в себя.
   -- Габриэль, ты... хм... вы и, правда, Темный Князь?
   -- Нет, это я так шутю. А вот этот мальчик, -- я ткнул пальцев в Элли, -- вовсе не тот самый широко известный Азраэль.
   -- Падший?! -- вздрогнула Анабель, наконец, отрывая от меня задумчивый мрачный взгляд.
   Обычно с таким взглядом не рыдают над разбитым сердцем, а берут сабельку и идут всех отправлять на тот свет за счастливое детство, и в первую очередь незадачливого разбивателя.
   -- Он самый, -- радостно подтвердил Элли. -- Рад познакомится, сиятельная леди, очень приятно, что меня еще помнят на Светлых Землях.
   Язвить, что его там будут помнить очень-очень долго, я не стал. И так все понятно. Меня забудут, а Элли нет.
   Теперь уже все светлые, не отрываясь, пялились на моего ученика с таким ужасом, что мне даже стало завидно.
   -- Эй, -- ревниво позвал я, -- вы, вообще-то, меня шли убивать, а не Элли, -- я повернулся к мальчику. -- Уйди, что ты всю малину портишь? Не мути мне моих светлых!
   -- Прости, милорд. Больше не буду, -- покаянно кивнул он и быстренько отошел в тень.
   Опомнившись, команда повернулась ко мне. Теперь светлые смотрели настороженно, словно никак не могли поверить в происходящее. Только Леллин сжал кулаки, словно представлял, как меня душит. Герион, недолго думая, тоже скинул оковы и, подойдя ко мне, устроился на нижней ступеньке, ведущей к возвышению. Лин, закусив губу, осталась стоять на месте.
   -- Так... -- снова завел старую шарманку Ибор.
   -- Слушайте, ну я точно -- Темный Князь. Честно-честно. Хотите я вам своей совестью поклянусь? Ну, или милосердием Элли? -- Теперь среди лордов захихикали почти все. Проще поклясться тем, что солнце завтра взойдет на севере. Но, увы, шутку юмора оценили только свои. "Чужие" продолжали изображать статуи, только-только приходя в себя и осознавая всю сложность ситуации.
   Какие-то заторможенные светлые. У них в роду жирафов не было? Наверное, были, и ничего, что они тут на самом деле не водятся.
   ***
   Теперь все действительно встало на свои места.
   Рыцарь помотал головой, вспоминая свои подозрения. И почему ему ни разу не пришла в голову подобная мысль? Все сын, да сын Темного Князя. И интуиция молчала. Впрочем, она и сейчас молчит. А он так ее расхваливал... На душе было гадко. И не только у Алира. Он заметил, как дрожат губы у принцессы, будто Хелена собиралась заплакать. Как в глазах эльфийки потрясение достигает вселенских размеров. Как багровеет от злости гном. И думал, что, наверное, ему тоже надо рассердиться, возненавидеть Князя еще сильнее. Но на троне сидел веселый, совсем не ужасный знакомый Габриэль, совершенно не похожий на того Темного, что себе представлял Алир. Даже массивный обруч, вместо того чтобы внушать благоговейный страх, сполз на бок и смотрелся комично. А уж хихикающая Черная Знать окончательно сбивала с толку.
   Нет, не получалось у него найти в себе ту ненависть, которую он испытывал к неизвестному Темному Князю совсем недавно. Раньше Алир не верил, что другу можно простить все, кроме предательства. А ведь Габриэль не предавал его. Значит... он может принять это? Может и не стоит искать в себе потерянную ненависть?
   -- Габриэль, зачем? -- осторожно уточнил Алир, понимая, что самокопание займет слишком много времени и вряд ли расставит все по своим местам. А вот разговор, -- желательно, откровенный, -- возможно, поможет рыцарю определиться, что же теперь делать.
   -- Я же вам рассказывал -- ску-ушно мне, вот и маюсь всякой дурью, -- незамедлительно отозвался проводник.
   Алир с некоторой долей горечи понял, что ему будет очень сложно думать о веселом пареньке, как о Темном Князе. Ну, никак не вязалась ехидная, но добрая ухмылка с навязанным орденом образом.
   -- Это я дурь?! -- не выдержала Анабель. Потрясение, так и не сменившись ненавистью, уступило место обиде. -- Сам такой! Хамло! Можешь считать, что я на тебя сердита.
   -- Облом, милорд. -- Тот, кого назвали Азраэлем, сочувствующе похлопал Габриэля по плечу.
   -- Сам вижу, что не малина, -- буркнуло "хамло", мотая головой.
   Потом Габриэль оглядел себя и щелкнул пальцами, преображаясь -- пыльные брюки, рваная рубашка сменились черной мантией, исчез растрепанный вид. Теперь перед ними действительно сидел Темный Князь. Только вот детская улыбка на лице и так и не изменившийся хитрый взгляд опять сбивали весь сердитый настрой.
   Князь поелозил в кресле, устраиваясь поудобнее, ожидая, что может хоть кто-то из светлых кинется на него с обвинениями и признаниями в вечной ненависти. Светлые переглянулись и не стали оправдывать его ожиданий. Даже гном, подумав, сменил гнев на милость и тихо хмыкнул стоящему рядом Леллину, что в длинной мантии Габриэля легче легкого спутать с девчонкой. Князь обиженно хрюкнул, пихнул под бок Элли -- у Падшего сегодня определенно выдался день смеха, -- и наконец снова заговорил, правда, уже со стражниками.
   -- Ладно, ладно, снимите с этих недотеп оковы. Совершенно неправильные светлые. Мир уже никуда не катится, ибо катится дальше некуда, уже укатился и теперь валяется в самом дальнем и пыльном углу. Хоть бы одну сцену устроили!
   Алир помассировал ноющие кисти и фыркнул, как сытый котяра.
   -- Это ты еще наедине с Анабель не оставался! -- радостно заявил он.
   Эльфийка покачала головой, сцену-то она -- чего греха таить? -- и правда собиралась устраивать, но, наверное, теперь не имело смысла. Конечно, было обидно, что Габриэль обманывал ее, но, признаться, тот факт, что ее возлюбленный оказался Вселенским Злом, не произвел на Анабель должного впечатления. Так что сиятельная леди решила немного подуться на "дурь", а потом тихо и мирно простить Габриэля.
   Судя по всему, Габриэль понял намеренья эльфийки и как-то совершенно глупо улыбнулся.
   -- Ладно, господа недотепы, теперь, когда все прояснилось вы можете меня попытаться убить...
   ***
   Анабель заправила за ухо белоснежный локон, и посмотрев в пол, подумала, что такого скандала еще не видывал Светлый лес. Сиятельная леди влюбившаяся в Темного Князя... Нет, не так, не влюбившаяся, а полюбившая. Это все-таки две разные вещи. И врут все, что любовь бывает только один раз в жизни. Нет, может судьба подарить еще один шанс. Последний. Эльфийка уже успела понять, что это такое, когда в гости заходит эта хрупкая госпожа с лукавой улыбкой и печальным взглядом по имени Любовь. Так же, как успела узнать, что бывает, когда она уходит, оставляя только боль. И больше терять ее не собиралась. Пусть вокруг в мире твориться все, что угодно, она постарается всеми руками вцепиться в этот шанс. И что же, что Темный Князь? Мало ли, у кого какие недостатки?
   Главное, чтобы сам Габриэль ее не оттолкнул.
   Задумавшись об этом, Анабель даже не сразу поняла смысл произнесенной Князем фразы. А когда все-таки он осторожно постучался в ее сознание, сиятельная леди печально констатировала, что с такими пафосными мыслями она далеко не уедет... ну, разве что до первого лекаря, который занимается душевнобольными пациентами. Ведь кто сказал, что княжеский обруч избавит Габриэля от его совершенно непонятного юмора.
   Тем временем темный, обозрев застывший зал, повторил свой вопрос:
   -- Ну, хоть кто-нибудь? Обещаю не дергаться...
   ***
   В зале наступила мертвая тишина. Даже громко жужжавшая до этого под потолком муха сложила крылышки и грохнулась в обморок. Выражения лица Элли можно было окрестить как "Милорд, пощади, я больше не могу смеяться!". А состояние светлых недотеп коротким и емким -- "кома".
   Нет, ну а что мне еще оставалось делать?! Я сам был на грани истерики. Мало того, что светлые совершенно нормально восприняли меня, как Князя -- ладно, бывало и такое. Восприняли и продолжили убивать. Они же только чуть-чуть поудивлялись, маленько обиделись и... все. Совсем все.
   Я так и остался для них тем же Габриэлем. Только с короной на голове. А про убийство они вообще забыли. Это не светлые, а наказание какое-то!
   Признаюсь, я чуть сам не сглупил. На какой-то момент, когда я понял, что никакой ненависти не будет, мне захотелось самому их оттолкнуть. Сказать, что они только игрушки, которые мне уже надоели. Сыграть холодного, высокомерного ублю... ну вы поняли. Сделать самому, чтобы они меня возненавидели...
   Наверное, просто испугался, что кто-то ко мне сможет нормально относиться. А что, не так уж и часто я это вижу. Те из команд, которые остались, все равно теперь только на "вы". Лорды могут поддержать шуткой, но все равно стараются держаться на расстоянии удара. Элли вот только. Да только тут еще веселый крестьянин надвое сказал, кому из нас надо другому на "вы" и тапочки в зубах таскать. Были еще несколько других нелюдей...
   Для меня, Князя, чувство ответной дружбы и теплоты со стороны светлых оказалось ново и даже дико.
   Хорошо, что все-таки не сглупил. Такой шанс выпадает только раз в жизни.
   -- Габриэль, прости, что? -- Это первым оттаяла скульптура Алира. Похоже, рыцарь подумал, что просто-напросто ослышался.
   Я послушно повторил в третий раз.
   -- Вы можете меня убить.
   И снова тишина. Только пришедшая в себя муха опять грохнулась в обморок.
   -- Э-ээ, зачем? -- не поняла принцесса
   -- Ну, вы сюда зачем пришли? -- теперь уже я разговаривал с Алиром и Хеленой как с тяжело душевнобольными. -- Убивать Темного Князя? Да. Ну, и пожалуйста. И вообще, халява -- на то и халява, бейте пока я добрый, и по дружбе разрешаю вам портить себе мантию.
   -- Но... ты ведь умрешь, -- осторожно сказал Леллин, пытаясь понять, в чем подвох. Похоже, магу все-таки не терпелось попробовать потыкать в меня железкой.
   Я готов был заплакать. Даже несколько минут ответить ничего достойного не мог. Не придумывалось. Фантазия, не выдержав напряжения, сломалась. Кто-то из лордов попытался пробраться в первый ряд партера, чтобы не пропустить ни одной детали предстоящего действия. Завязалась небольшая потасовка за самые удобные места.
   -- Хелена, пожалуйста, -- принцесса нервно обернулась и очень-очень осторожно достала кинжал, завернутый в странную тряпицу. Как он только не поранил девушку?
   Она бережно, почти нежно развернула пропахшую разномастными заклинаниями тряпицу и достала la`sit, который недобро блестел, словно смазанный ядом... Хелена косо посмотрела в мою сторону и прижала кинжал к груди, словно я вот-вот собирался на нее наброситься, чтобы его отнять. А ведь из нее действительно получится неплохая императрица -- мелькнула какая-то посторонняя и странная мысль. Но получится только в будущем. Скажем так: для этого есть задатки, но пока она милая и, увы, наивная девушка. А я мерзкий и подлый Темный Князь. Хи. Хи. Хи...
   -- Хорошо, Хелена, не хочешь -- не надо. Я пошутил. Тогда просто отдай мне кинжал. Все равно только ты можешь исполнить пророчество, -- ласково согласился я.
   Принцесса нахмурилась, не понимая, с чего бы это я так быстро передумал, она даже сделала шажок назад. Потом кивнула. Медленно приблизилась к трону. Такими маленькими полушагами, все время замирая, как пугливая лань. Я вежливо поднялся ей на встречу и потянул руку.
   Когда Хелена протянула мне в ответ кинжал, я схватил ее тоненькую руку, в которой она сжимала la`sit, и дернул на себя и вверх, так чтобы кинжал попал не в печень, а в сердце. Принцесса тоненько взвизгнула и отскочила на метр назад, с ужасом уставившись на меня.
   -- Габриэль!!! -- Это хором прокричали остальные, уже собираясь ловить мое тело без признаков жизни.
   А что я? Просто решил им наглядно показать, что этим меня даже не пощекочешь. Сила была со мной, пока мы ехали в повозке, я успел полностью восстановиться после жертвоприношения. Так что несколько минут я постоял, как экспонат в музее, с печальным вздохом вытащил кинжал. Бережно его вытер, щелчком пальцев убрав кровь с лезвия.
   -- Вот так, господа светлые, и живем. Как вы уже поняли -- этим меня не убить. Увы. Извините, если разочаровал.
   Алир, поняв, что ему и команде ничего не будет, подошел поближе и устроился рядом с Герионом. Внимательно досмотрел, как затянулся порез на мантии.
   -- И как же тебя убить?
   -- Не знаю, -- честно признался я. -- Хаосом только, но это может оказаться смертельно и для убийцы. К тому же, с ним просто так в гости не придешь. Так что, наверное, никак.
   -- Печально.
   -- Угу. Стоп. Габриэль, а скажи, пожалуйста... -- рыцарь оборвал себя на полуслове и повернулся к вампирке. -- Лучше у Лин спрошу, -- сказал он сам себе. -- Лин, -- теперь уже вампирке, -- а что, ты нам про свой клан наврала? Мол, Князь их всех убил, а теперь сидишь и смотришь на него влюбленными глазами...
   Вампирка фыркнула и с удовольствием рассказала светлым все о моем спектакле. Дождавшись, когда все отсмеются -- видимо, это очень повышает самомнение -- ржать над Темным Князем, я рассказал команде о том, как вампирка пыталась меня убить. В лицах и с подробностями. Теперь уже смеялись над покрасневшей Лин.
   -- Хорошо, ладно, убедил. А что с другими командами? -- подозрительно уточнил Ибор.
   -- Ну... -- сделал я театральную паузу, -- поскольку чаще всего они ни в какую не желали верить, что не такой уж я и злой, пришлось от них избавиться, -- лица присутствующих помрачнели, -- придумать радикальный метод устранения таких команд, -- все напряженно замерли, ожидая конец фраз. Улыбнувшись я закончил: -- Я их в другие миры отсылал. В полном комплекте. Пусть другим Темным Властелинам мешаются и головные боли им устраивают. Правда, кое-кто из команд оставался тут.
   Ну, да вот так просто. Я уже давно не развлекался уничтожениями светлых недотеп. И не чувствовал в этом никакой необходимости. Так-то! А вы мне -- Вселенское Зло....
   Светлые только-только собирались рассредоточиться по залу. Рыцарь пытался отодрать от стены особо приглянувшуюся ему картину. Анабель явно собиралась устроить мне головомойку, стащив с трона, но в последний момент увидела необычные цветы, которые не росли на Светлых землях. Леллин, углядев среди Лордов сухонького старичка -- явно мага, уже собирался начать охоту за знаниями и новыми заклинаниями. Я, вспомнив про монашка, как раз обратил Радека обратно в человека, и тот отряхивался, презрительно фыркая в мою сторону. Сначала, правда, он помахал крестом, но, поняв, что никто от него шугаться не собирается, более-менее успокоился, святой воды-то под рукой нет. К счастью... мокрые Лорды -- злые Лорды, а злые Лорды -- это бифштекс из монашка.
   В общем, все чуть не стало самым счастливым завершением этой истории, какое только можно было придумать, как произошло то самое неотвратимое и ужасное "вдруг", которое происходит всегда и везде, суля все самое нехорошее героям.
   Вдруг собственнически ухмыльнулось, сделало ручкой и случилось! Случилось, свершилось, началось...
   Двери с протяжным скрипом отворились, и в зал, шаркая мягкими тапочками, зашел эльф, уткнувшись носом в какую-то древнюю толстую книгу. Из-за широкого переплета выглядывала только иссиня-чернокудрая макушка.
   -- Милорд, только послушай, что пишет этот олух! -- воскликнул он, чуть не спотыкаясь о Ибора, -- благо гном успел отскочить в сторону, -- и спокойно прошествовал прямо к трону, так и не отрываясь от страниц. А я уже понял, что со счастливой концовкой случился большой медный тазик.
   -- Эх... -- печальный вздох прокатился по залу и только-только начавшая снова летать муха поспешно заныкалась за шторку.
   -- Что? -- не понял эльф и все-таки оторвался от книги. На меня изумленно взирали невероятно-синие глаза. Если не терять долгое время на описание его внешности, то эльф был сказочно красив. Настолько, что я, по сравнению с ним, только чуть-чуть краше макаки, а Элли вообще проигрывает противогазу. А еще, если бы можно было представить взрослого Риля, то он бы оказался точной копией эльфа.
   -- Эраль`tiРириэль?! -- неожиданно сзади раздался высокий голос Анабель, что вот-вот готов был сорваться.
   -- Упс... -- Ририэль прикинул, что за книжкой спрятаться не получится, и обреченно ссутулившись, повернулся к эльфийке. -- Ани, дорогая, что тут делаешь?! -- воскликнул он, надеясь, что его так сразу не убьют.
   Я спрятал лицо в ладонях, не понимая, почему кажется, что на глаза хотят навернуться слезы. Что ж, пусть будет так.
   -- Мщу... мстю... тьфу, -- эльфийка таки запнулась, -- собираюсь мстить за твою смерть! -- закончила она, явно решив, что раз мстить теперь не за кого, этого "кого-то" можно убить, а потом все-таки отомстить.
   -- Я умер? -- Ририэль обернулся в мою сторону, как всегда правильно отыскав самого крайнего. Я пожал плечами, но все-таки ответил.
   -- Ну, вообще-то, да. Я пустил слух на Светлые земли, что жестоко расправился с вашей командой. Ты как раз был занят первой библиотекой. А что еще оставалось?! -- возмутился, опережая дальнейшие вопросы. -- Написать архиепископу, что команда светлых воинов, отправленная на мои Земли с великой миссией, остается в Цитадели на правах моих гостей и друзей?!
   -- Хм... -- обреченно вздохнул Ририэль, не успевая уворачиваться от звонкой пощечины.
   Так его, Анабель, и ножкой, ножкой в печень!!! А еще по почкам... и... хм... что-то я отвлекся. Эльфийка тем временем собралась залепить Ририэлю вторую оплеуху, но тот все-таки вспомнив, что является прекрасным воином, -- из десяти поединков со мной, он выигрывает пять, -- и успел уклониться.
   -- Предатель!!! -- ушастое чудо странно всхлипнуло. Потом опомнилось.
   Анабель выровняла осанку и, больше не обращая на замершего эльфа, холодно обратилась ко мне.
   -- Милорд, распорядитесь, чтобы меня проводили в отведенные мне покои. В крайнем случае -- темницы.
   После такого тона мне оставалось только кивнуть стражникам и послать Элли проверить, как слуги все подготовили. Остальные светлые, видя, что настроение безнадежно испорчено, так же отпросились по комнатам, обдумывать все произошедшее. И Лорды смылись, решив, что оставаться наедине с мрачным Князем себе дороже. К тому же, по всем признакам, предателя они так и не нашли. Рядом остался только Ририэль.
   Эльф продолжал бессмысленно смотреть в одну точку, выронив книгу из рук. Во взгляде читалось отчаянье. Наверное, у меня сейчас такой же взгляд. И что делать? Он ведь ее действительно любит... А я... может, Тьма все-таки не способна на светлые чувства?
   Встав с трона, я подошел к эльфу и осторожно коснулся его плеча.
   -- Все образуется, обещаю.
   -- Милорд, ты романтик и идеалист, -- глухо откликнулся Ририэль, все-таки нагибаясь за книжкой. -- А я предатель... -- "Как вовремя, нам тут как раз один такой нужен" -- чуть не брякнул я, как всегда в самый неподходящий момент. -- Она ради меня через столько всего прошла...
   -- Успокойся. Через несколько часов попробуй с ней поговорить. Не раньше. Анабель должна чуть-чуть успокоиться. А потом, я обещаю, что все будет прекрасно.
   По крайней мере, для вас с Анабель -- добавил, я про себя.
   Глава 22
   Мы гостям хорошим рады,
   Смело в дом входите!
   Вытирайте ноги, гады,
   Чистоту блюдите!
   NN
  
   Когда Эли прошмыгнул в зал, то застал меня за совершенно дурацким занятием. Создав перед собой шесть огненных шариков, я гипнотизировал их взглядом, заставляя одного подпрыгивать на месте верх-вниз, другого выписывать в воздухе правильный круг, третьего рисовать непонятные знаки. Остальные шарики тоже не ленились и всячески проявляли свою активность.
   -- Почему шесть? -- неожиданно спросил Элли, и, отвлекшись от шариков, я позволил им исчезнуть.
   -- На большем количестве я просто не могу сегодня сосредоточиться, -- была у меня игра -- сразу концентрироваться на нескольких предметах, заставляя каждый делать что-то свое. Очень, знаете ли, тренирует. Обычно я доходил до десяти таких шариков -- на одиннадцатом уследить за всеми пока никак не получалось. Теперь же опустился до позорных шести. -- Как они, довольны?
   -- Вроде неплохо. Всех расселили в одном крыле, но по разным комнатам. Половина светлых занялась исследованием ванных комнат. Другая половина сразу завалилась спать. Одна эльфийка устроилась в углу и плачет, -- бодро отрапортовал Элли, явно довольный собой, мной и вообще очень удачным днем. -- На твоем месте я бы пошел ее успокаивать. У девушки нервы не к черту после таких потрясений.
   -- Ну, да, если ты окажешься на моем месте, я постригусь и уйду в монастырь. И даже в мужской, -- беззлобно отмахнулся я. -- Ты сначала влюбись, а потом и поговорим.
   Вид у ученика был оскорбленным в лучших чувствах. Я прямо представил себе, как он пафосно говорит: "А вот пойду и влюблюсь"... Однако же Элли вздохнул и продолжать тему тактично не стал. Создав на ладони еще один огненный шарик, я придирчиво его осмотрел и протянул Элли. Мальчик, поморщившись, когда моя магия чуть-чуть его обожгла, взял его, тоже осмотрел и заставил с громким хлопком исчезнуть.
   -- Н-да, а я-то думал, что ты только с сабельками забавляешься на досуге. Потом покажешь мне, как тебе удалось подстроиться под чужую силу.
   -- Как скажешь, милорд.
   Мысли мои были заняты Анабель. А ведь прав Элли, если я сейчас пойду к ней, о всяких Ририэлях можно будет забыть навсегда.
   Но я все-таки не сделаю этого. Пускай потом мне это еще аукнется, но лучше уж, если Анабель сама все для себя решит. От дум меня снова оторвал Элли, которому было скучно сидеть рядом с памятником Темного Князя.
   -- Милорд, там девчонку какую-то привезли. Говорят, вроде иномирка. Я ее в гостевой комнате оставил. Пойти убить сразу?
   -- Элли, друг мой, поверь, люди созданы вовсе не для того, чтобы ты их убивал. -- Мальчик пожал плечами, явно сожалея, что не для этого, и спрашивая: "А для чего же еще?". Но ответа на этот вопрос я не знал и поэтому просто продолжил. -- Вот с гостьи я, пожалуй, и начну.
  
   Цитадель встретила меня непривычной тишиной и запустением, словно разом исчезли все обитатели, оставив меня наедине с древним замком и мрачными мыслями. Если в сердце Цитадели коридоры были украшены картинами и вазами с цветами, то от северных галерей начинались пресловутые декорации к замку ужасного Темного Князя. Точнее не так. Коридоры без окон, освещаемые бледным магическим светом, что танцевал на неровных холодных камнях. Повороты, ведущие в тупики, и никого живого.
   Очень мило. И зачем я пошел этим путем? Наверное, чтобы хоть самому убедиться, что это еще моя Цитадель, а я точно Темный Князь. После этих светлых если не заработаю себе шизофрению с маниакальным синдромом, то точно какое-нибудь психическое расстройство на почве развившегося комплекса неполноценностей -- из-за того, что мне чуть ли не прямым текстом заявили: "на роль темного князя не подходишь!"...
   Гостевая комната, где Элли оставил девчонку, которую светлые называли Кэт, отличалась особым комфортом, кучей следящих зеркал и невозможностью ее покинуть без моего прямого разрешения.
   Иномирка это уже поняла -- на дверях из красного дерева был виден отчетливый отпечаток ее ярости и чувства бессилия. Ничего, как раз успела перебеситься, и сейчас можно будет спокойно поговорить.
   Если позволено мне будет прерваться на небольшую лекцию, то я с удовольствием объясню, что светлые были неправы, когда говорили, что этот мир Запечатан. И что запечатали его Темный и Светлый Князь, а также сюда можно попасть только с нашего разрешения. Неправда! Ничего я не запечатывал, вот больше делать мне нечего! А Свет и подавно. Этот мир уникален, так как полностью отрезан от других миров, которые связаны с ближними к себе островками каналами связи. И так до бесконечности -- один соединяется с тремя, те, в свою очередь, между собой и еще с одним, а тот с другими. Обычно в связке участвуют противоположные по направлениям миры. Один мир, где властвует магия, один, где технология, что-то среднее между первыми двумя, и что-нибудь еще. По каналам, соединяющим миры, можно путешествовать. Переходить из одного в другой.
   Так называемые попаданцы, чьи перемещения происходят спонтанно, случаются только в мирах связанных между собой -- перепрыгнуть через мир, или еще дальше они самостоятельно не могут. Только с помощью вмешательства или через артефакты-врата, в роли которых может выступать что угодно.
   Мой папа вовсе не был великим Творцом. В нем толком и дара не было. А экспериментировать он любил. Этот мир, в отличие от остальных, ему удалось создать без единой привязки -- только небольшой канал с Тьмой, -- как отдельный островок в океане Хаоса. Поэтому попасть в него просто так невозможно. Попасть непросто так -- тоже, так как лишенный опор мир постоянно перемещается в межреальности. Вот почему предателю понадобился наплыв -- появилась небольшая привязка, и в мир удалось быстро перекинуть Кэт. Такое уже случалось. Я рассказывал о смертной девушке, что как-то давно появилась тут послушной игрушкой Творцов.
   Когда мир перемещается -- порталы можно создавать только отсюда. Причем в любой мир, хоть в другой конец межреальности, главное, знать координаты. Именно поэтому лучшее творение моего отца, единственное в своем роде, настолько уникальное, что повторить почти нереально, и пытались когда-то давно уничтожить мои дражайшие родственнички. Или хотя бы получить слепок и создать что-то похожее. Попытки создания успехами не увенчались. Хотя бы потому, что у них не было некоего Габриэля. Поэтому они и на мое устранение наложили вето, пока.
   Хотя зачем им это все, я совершенно не понимаю.
   Кстати, если уж мы заговорили об экспериментах, то я являюсь одним из первых и не самых удачных проектов, который и пригодился при создании этого мира
  
   Девушка стояла у окна и на звук открывшихся дверей не повернулась. Как оказалось, она была действительно обычной смертной. Серая растянутая футболка, джинсы, неровно обрезанные темные волосы. Со спины девушка казалась беззащитной и очень хрупкой. Впрочем, что еще ожидать от смертной? Мне подобным все они кажутся фарфоровыми статуэтками.
   Что ж, обычно гонцов приносивших плохие новости убивают, а ее хозяева явно не хотели расходовать ценные кадры, прислав ту, что и так, и так оказалась бы на обочине жизни в виде сломанной куклы.
   -- Итак, -- скрестив руки на груди, я насмешливо посмотрел на лопатки Кэт, -- что на этот раз мне велели передать родственнички? Новый ультиматум? Договор? Или просто привет в виде очаровательной девушки? Еще никто мне не дарил столь оригинальных подарков. -- Если бы сейчас меня увидели светлые -- точно бы поверили в то, что именно я Темный Князь.
   Кэт фыркнула. Ее явно успели предупредить, что у меня хобби пытаться всех выводить из себя и запутывать дорогу обратно.
   -- Спасибо, за гостеприимство, ваша светлость. Я давно мечтала с вами познакомиться.
   -- Надеюсь, не разочаровал?
   -- Нисколько.
   -- Тогда перейдем к делу. С чем вас, дорогая моя, прислали?
   Иномирка, наконец, соизволила ко мне повернуться. На хорошеньком личике застыло мрачное торжество и решительность человека, отдающего свою жизнь во благо всего человечества. Фанатичка. Таких я не люблю, а других ко мне почему-то не присылают. Только вот одна давно-давно попалась -- впрочем, я уже повторяюсь.
   -- Мне велено передать тебе, Тьма, что Они сняли вето на твое убийство. Твоя уникальность больше не является интересной Им.
   -- Хм... -- я показано задумался, явно проявляя не ту реакцию, на которую надеялась посланница. -- Чтобы меня убить, надо знать, как это делать. Что ж, становится все интереснее.
   -- Будь спокоен, Они уже знают, -- снова попыталась перехватить инициативу Кэт, не понимая, почему я не разозлился, не начал бить мебель и посуду, выкрикивать какие-нибудь угрозы и покушаться на ее жизнь. -- И скоро придут. Это подобным мне сюда не просто попасть. А они придут... очень скоро. Пиши завещание, Тьма
   -- Ага. Замечательно, -- подойдя к высокому трельяжу, я начертил на зеркальной поверхности крошечную царапину. Потом сосредоточился на мире "Земля". -- Милая, передай, пожалуйста, моим родственникам, что в гости я их не приглашаю. Так что, если они придут, их встретят, как захватчиков. А тогда я буду вправе использовать и призвать любые силы. Надеюсь, они помнят, что это за мир и каковы его особенности? Запомнила? А также передай большой-большой привет тетушке Алив. Все, спасибо, до свидания. -- Почти силком я затолкал девчонку в зеркало и закрыл проход. Думаю, она сама сориентируется на местности.
   Только после этого я позволил себе глубоко вздохнуть и устало закрыть глаза. Великая Тьма, ну почему именно сейчас? Хотя днем раньше, днем позже... Ладно, мы еще повоюем.
   Я сполз на пол и несколько минут тупо пялился в одну точку, понимая, что теперь точно игры закончились. Даже на жертвеннике я продолжал думать об этом как о увлекательном приключении. Теперь же...
   -- Элли!!!
   Крик пронесся по Цитадели, заставляя тех, кто успел уснуть, резко подпрыгнуть, не понимая -- потоп случился или таки пожар. Слуги испуганно попрятались по комнатам. Остальные же поняли, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Так что Элли, недолго думая, переместился прямо в гостевую комнату, забывая, что в Цитадели перемещения вообще-то не возможны -- только через поврежденные зеркала.
   -- Что случилось?
   -- Красная строчка, -- честно признался я. -- Они сняли вето.
   Азраэль присел рядом на ковер и почесал в затылке, показывая этим степень своего беспокойства и удивления.
   -- Нашли способ?
   -- Это уже неважно. Посланница сказала, что они придут сюда. Это куда хуже. Надо приготовить границу. Светлые земли им не нужны. Если что-то случится, их удастся отделить, хоть что-то останется. Подготовишь? Я же займусь выдворением светлых недотеп.
   -- Спасаешь? -- Элли ухмыльнулся. -- Совсем раскис, милорд. Уже начал заниматься благотворительностью...
   -- Спасаю. Только вот посмей им проговориться, а то они ведь герои недоделанные, мне помогать останутся. Эльфийку тоже надо отсюда убрать. -- Я закрыл глаза, прощаясь со своим счастьем. -- Помирю с Ририэлем и тоже отправлю на ту сторону.
   "Идиот!" -- прозвучал раздраженный голос.
   -- Что? -- переспросил я.
   -- Я молчу... -- Элли непонимающе огляделся по сторонам.
   -- Но мне послышалось... -- не могут у меня начаться галлюцинации?
   "Тебе не послышалось, ты идиот!" Милая, это ты? -- осторожно позвал я свой внутренний голос, который уже продолжительное время не давал о себе знать. Внутри промолчали. Да и не похож этот звонкий громкий голос, на мою вкрадчивую ехидную шизу. Однако интонации почти идентичны...
   -- Упс...
   Видимо, у меня было очень красноречивое выражение лица, что Элли разволновался не на шутку. Он дотронулся до моего лба, мгновенно сканируя сознание и тело на предмет повреждений.
   "Такую девушку отпускать, идиотина!" -- продолжал ворчать у меня в сознании вкрадчивый голос. "Ну как так можно?!"
   -- Нужно! -- рассерженно выпалил я, не понимая, как до голоса не доходит, что Анабель нужно спасти! Это и есть любовь!
   "Любовь -- это когда ты даешь человеку выбор, и принимаешь любое его решение", -- печально откликнулся голос. Нет, все-таки это она, только словно звучать стала ближе и взрослее.
   -- Это ты светлым нотации читай, а я Темный -- какой скажу, такой любовь и будет! -- нагло заявил я.
   Тут Элли осторожно дотронулся до моего плеча.
   -- Милорд, все в порядке? -- А в глазах волнение. Видимо, он решил, что родственнички применили на мне какую-то мозгодробящую гадость.
   -- Все в порядке! Пойду разберусь, -- раздраженно ответил я и, вскочив на ноги, кинулся прочь из гостевой комнаты.
   Что-то происходило. Память трещала по швам, пытаясь мне подсказать нечто очень-очень важное. Неожиданно я понял, что не могу продолжить некоторые из своих мыслей. Например, фраза про эксперимент. Я не мог ее закончить, потому что не помнил, что за эксперимент. Ведь я сам всего лишь неудавшаяся задумка Творца. Почему? Ведь именно это я не мог вспомнить это время. А раньше... нет, я тоже не помнил, просто тогда меня это и не интересовало. Эксперимент и все... словно что-то отрезало память и набрасывало на нее вуаль, драпируя срезы, чтобы я просто не обращал на них внимания. Не помню? Ну и что... не очень-то и надо... -- так было раньше. Несколько раз, наталкиваясь на стены в своем сознании, я так и думал: "не помню -- значит неважно"... А теперь драпировка спала, и я понял, что не помню слишком многого. Начиная с того, как я вернулся в этот мир и что за странные сказки крутятся у меня в памяти. Почему я по-прежнему подросток? Я несколько раз начинал эту тему, но так и не смог продолжить.
   А теперь проснулось и понимание того, что я этого не помню, хотя должен. Остановившись, я сжал пальцами виски, удерживаясь от того, чтобы не застонать в голос. Надо скорее выкинуть всех лишних из Цитадели, а потом уже разбираться со всем этим и раскисать. Отлепившись от стенки, к которой уже успел привалиться, я кинулся дальше по коридору. Может, это все-таки какая-нибудь гадость -- подарок от родственников? Нет, я бы понял...
   Тогда что же происходит, Тьма меня побери?!
   -- Господин, -- неожиданно одно из зеркал, мимо которых я пробегал, скорчило ехидную рожицу, -- вот вы тут носитесь, а между тем ваш эльф...
   -- Он не мой!!! Да что тут все сговорились?! -- возопил я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не разбить наглое зеркало, а потом как следует потоптаться по осколкам. И пойти дать Ририэлю в нос, наплевав на все опасности. Хм... а ведь идея про нос мне не принадлежит, снова ты? "Ну, да, раз словами тебя не образумишь..." Молчи! Не помню, чтобы раньше внутренний голос оказывал такое воздействие на мысли. Он мог лишь советовать или комментировать, но никак не думать за меня...
   -- Покажи мне комнату Анабель, -- приказал я зеркалу, и оно не замедлило подчиниться.
   Ба! Знакомая картина! Анабель стояла у окна, повернувшись к Ририэлю спиной, лопатками показывай свое презрение и равнодушие к данному представителю светлых остроухих.
   -- Ани, послушай, я помнил о тебе, честно, просто не... знал, что оказывается, я умер... точнее Князь сделал так, что все подумали про смерть... -- невнятно бормотал Ририэль, переступая с ноги на ногу.
   Ну да, как что, так сразу я. Не предупредил его о смерти! Вот Габриэль бяка нехорошая. "И не говори, противно до жути. Вмешался бы, великий подглядываетль...". Отойдя от зеркала, я несильно стукнулся о стенку лбом. "Полегчало?"
   -- Мы думали, ты погиб как герой, пытаясь убить Темного Князя, а ты же прохлаждался в библиотеке и с Габриэлем на "ты"... и ни одной весточки...
   -- А сама-то... -- попробовал возмутиться эльф, но вспомнил, что, вообще-то, роль обиженного в этот раз не у него, и время для возмущения неподходящее. -- Ани... я...
   Теперь мне стало жалко эльфа. Вообще-то, про то, что у него в светлых землях осталась невеста, я знал. Просто Ририэль никогда не называл ее имени. Изредка, когда у него начинался очередной рецидив, эльф забирался на Восточную башню и мог часами смотреть на звезды, вздыхая о своем, эльфячем. Чтобы остроухим окончательно не завладевала в такие ночи хандра, я быстренько сооружал бутерброды и чай и лез к нему, слушать рассказы о светлом лесе, звездах и красавице невесте. Иногда приходилось выслушивать и длинные заунывные баллады о вечной любви, что этот недобитый романтик сочинял на досуге. Правда, после того как по Цитадели прошел слух, что у эльфа завелась симпатичная подружка -- видимо, здесь опять сработала моя дурацкая внешность -- пришлось применять невидимость. В общем, в чувствах Ририэля к Анабель сомневаться не приходилось.
   Значит, будем играть в героя. То бишь идиота, думающего, что он герой.
   Начертив на зеркале небольшую царапину, я без дальнейших раздумий шагнул в комнату к эльфийке. Зеркала -- мой любимый способ для перемещений. Не зря же считается, что разбитое зеркало -- плохая примета, особенно если они не закрыты -- через целое я пройти не смогу.
   Успел как раз во время -- Анабель, подумав, все-таки собралась закатить истерику. В общем-то, неудивительно, что после таких потрясений ушастое чудо (пришлось опустить "мое") решило поскандалить с бывшим, или не бывшим женихом. Я давно понял, что высокомерных напыщенных эгоистов они только играют.
   -- Анабель, успокойся, он действительно никого никогда не предавал, -- я храбро попытался загородить эльфа собой. Получилось плохо. Мало того, что Ририэль был выше меня на полголовы и шире в плечах, -- что мне за ним было куда реальнее спрятаться, -- так еще и шизофрения снова начала раздавать указания. "Скажи лучше, что именно предатель. И вообще, пусть будет крайним. Быстренько казним и никаких вопросов." А что будем делать, когда надо будет искать настоящего? "Будем искать..." А Ририэль? "Извинимся". Ага, малость обознались. "А с кем не бывает?".
   -- Не предавал?! -- Анабель гневно сжала кулаки. -- На чай заглянул, да часы сломались?!
   -- Вообще-то, он единственный, кто в этом дурдоме пытался заниматься действительно нужным делом!!! -- рявкнул я, надеясь, что такой тон приведет Анабель в себя -- не люблю когда девушка устраивает истерику. Вообще таких девушек не люблю. А нервы надо лечить. Кто Анабель укусил, что у нее так характер изменился?!
   Ририэль вжал голову в плечи, понимая, что я его сейчас выдам с потрохами. По взгляду Анабель мне показалось, что меня сейчас ударят. Но нет. Эльфийка презрительно сощурилась, посмотрев поверх моей головы, видимо на Ририэля, и скрестила руки на груди, мол, жду твоих объяснений. А что? Пришлось объяснять...
   -- Вообще-то, все эти годы Ририэль перерыл полностью библиотеку Цитадели, гору библиотек других миров и кучу всего прочего. Где только не был, что только не делал, чуть все-таки не погиб -- а все ради того, чтобы узнать, как меня можно убить.
   -- Что?! -- обернувшись, я понял, что Анабель смотрела вовсе не на эльфа. В дверях комнаты столпилась команда в полном составе. Ладно, разберусь со всеми сразу.
   -- Ну, да. Он притаскивал из какого-нибудь мира очередной артефакт. Ну, например, меч, которым убили тамошнего Темного Лорда, или посох, яд и т.д. И экспериментировал на мне.
   Ририэль передернул плечами, и против воли улыбнулся, видимо вспомнив самые смешные казусы таких экспериментов.
   -- Зачем?
   Видимо, сейчас от меня ожидали каких-то невероятных откровений. Например, что я признаюсь, что мне опостылела эта жизнь и много всего подобного. Нет, я, конечно, могу, но...
   -- Ску-ушно! -- скорчив милую мордочку, протянул я. Потом чуть-чуть посуровел и обратился к Анабель. -- В общем, он не предатель, а про свою невесту-красавицу все уши мне прожужжал. Просто я не знал, что она -- это ты.
   "Даун..." -- печально констатировала шиза.
   Судя по выражению лица Гериона, он был полностью с ней солидарен.
   Неожиданно мне захотел оказаться на той самой Восточной башне, спрятаться ото всех и уснуть. Странное желание, но посмотрев в окошко и увидев, что за ним уже давно властвует ночь, а также вспомнив, что надо спешить, я пересилил его.
   -- Ты пытаешься нас помирить? -- неожиданно серьезно спросила Анабель.
   Мне показалось, что за одно мгновение она постарела и осунулась. Щеки побледнели, глаза вместо благородного светлого стали обычными серыми. Даже волосы потускнели. "Как есть даун..."
   -- Да, -- "ну хоть признался"...
   -- Хорошо, -- просто ответила эльфийка, -- я верю.
   -- Замечательно! -- я облегченно вздохнул, поняв, что одно дело сделано. Теперь надо было выдворить всех светлых. Отправить Лин к клану, с просьбой перекантоваться на первой границе. -- Итак, раз уж вы все здесь собрались, я с радостью сообщаю, что придумал как нам всем быть.
   Команда переглянулась и вползла в комнату, устраиваясь на полу и кровати, деля подушки. Ририэль скромно встал у стеночки. Алир бессовестно развалился на кровати, оставив небольшой кусочек для Хелены. Радек, заграбастав все подушки, устроился на полу рядом с магом и вампиркой, глаза у монашка были грустные прегрустные. Остальные остались в вертикальном положении.
   -- Как вы уже поняли, просто так вернуться в Светлые земли у вас не получится. Вас там тут же обвинят в измене. Остаться тут... хм... места, конечно, достаточно, но я вижу, что вы уже успели соскучиться по домам. Так что я решил установить с вашими землями мир.
   Эффектным движением я извлек из воздуха свернутое послание архиепископу и императору, где были изложены мои условия, предложения и возможности. Для начала можно было бы наладить торговлю, -- представлен перечень товаров, что Черные земли были готовы экспортировать, и что бы с удовольствием увидели бы у себя. Ну а дальше посмотрим.
   -- Так вот. Если угодно, я отправлю одного представителя темных -- или хоть целое посольство, авось всех не перевешают -- для переговоров, чтобы подтвердить ваши слова и свои добрые намеренья. Как идея?
   -- То есть ты пытаешь как можно скорее отправить нас обратно? -- уточнила умничка Хелена, разбирая светлые пряди Алира, что блаженно щурился и только что не мурчал.
   -- Именно это я и пытаюсь сделать! -- радостно подтвердил я, внутри появилось странное ощущение, словно вот-вот должно было что-то произойти, но вот "что" -- было не понятно. Мир начал странно двоиться, троиться и стремительно кружиться.
   В комнату протиснулся улыбающийся Элли -- почему-то мне показалось, что его было целых три штуки.
   -- Милорд, все сделал.
   Я смог только кивнуть, думая, что сейчас упаду.
   -- Милорд? Все в порядке, Габриэль?! -- Улыбка сползла с лица Элли, словно дешевый макияж под дождем
   Светлые уставились на меня с не на шутку встревоженными выражениями лиц. Алир даже вскочил с кровати, видимо, чтобы если что, успеть меня поймать.
   Видимо, команда сообразила, что со мной что-то не ладно. Только что? Но было настолько дурно, что даже думать было плохо.
   -- Ририэль, будешь сопровождать их, -- выдавил я.
   "Ну, все, догеройствовался. Теперь буду тебе вправлять мозги", -- радостно пропела шиза. "Раздельно!"
   И тут я вспомнил!
   ***
   -- Милорд?
   Когда в глазах Азраэля появилось беспокойство, Алир понял -- им тоже пора начинать волноваться. Он ловко соскочил с кровати, но поскольку никто не пытался ничего сделать замер, думая, что если Габриэль начнет падать, он успеет его поймать. Он еще никогда не видел их проводника в таком состоянии. Даже со сломанным позвоночником, готовящийся к смерти Габриэль выглядел не так плохо.
   Князь странно позеленел, потом вытаращил глаза, будто его неожиданно осенило что-то невероятно великое. После мгновение прошло, и глаза мальчишки закатились. Хрупкое тело неожиданно скрутило в спазме, но не успели все броситься Габриэлю на подмогу, как его окутал странный, почти нереально яркий свет, и тут же его сменил клубящийся сумрак, который полностью скрыл Габриэля.
   -- Милорд!
   -- Князь!
   -- Габриэль! -- с разных сторон в образовывающийся кокон полетели разномастные заклятья и металлические предметы. Яркая вспышка, и уже светлым пришлось уворачиваться от собственного оружия.
   Неожиданно Азраэль замер и улыбнулся. Это выглядело странно -- только что он чуть ли не с кулаками собирался наброситься на кокон, а тут остановился и начал улыбаться.
   -- Спокойно ребята, -- мальчик -- Алир старался не думать про то, что слышал об этом ангеле -- махнул светлым. -- Я понял. Нам это не остановить, так что просто наслаждайтесь зрелищем. Обещаю, что цирк превзойдет все ожидания. Долго же они выдержали. Хм... -- весело хмыкнул он.
   -- Что?! Что с ним происходит? -- Анабель готова была наброситься на мальчишку, чтобы выбить из него правду, как ее резко перебили.
   -- Вообще-то, с ними...
   -- ??
   Свет стал невыносимо ярким, заставив светлых сощуриться и прикрыть глаза ладонями. И в то же время начала наползать Тьма, не наступая на Свет, а наоборот отделяясь от него. Теперь, кажется, начал что-то понимать и Ририэль -- он тоже заулыбался, предвкушая скорое зрелище. И вот Свет полностью отделился от Тьмы, еще одна ослепительная вспышка, и две силы отбросило друг от друга, хорошо припечатав к стенкам.
   -- Мать! -- раздалось с двух сторон. Приятный мужской голос дополнил мелодичный девичий.
   Алир протер глаза, поморгал и даже ущипнул себя. Не помогло. На всякий случай попросил ущипнуть себя Анабель, но ошарашенная эльфийка проигнорировала просьбу рыцаря в безуспешной попытке вернуть своим глазам нормальный размер.
   Там, где недавно был сгусток тьмы, теперь потирал поясницу молодой мужчина лет тридцати. Грифельно-черные волосы чуть ниже плеч, утонченное аристократическое лицо. Так мог бы выглядеть Габриэль, если бы резко повзрослел, постригся и закрасил красные пряди. Хотя нет, одна рубиновая прядь затесалась, заправленная за ухо. С другой стороны внимательно себя осматривала худющая девушка с только-только начавшей округляться фигурой, роскошным водопадом золотистых волос до пят так же с одной красной прядью и огромными синими глазищами -- прекрасная принцесса из ожившей сказки. Если бы только не так громко материлась...
   -- Мать! -- печально повторил мужчина, -- ну, вот сделала из меня посмешище...
   -- Ты и так им являешься, называется тупой и еще тупее! -- раздраженно буркнула девушка, путаясь в своих волосах.
   -- Это про тебя что ли "еще тупее"?
   -- Нет, про тебя и твою шизу! Позорище! Хотя бы раз прислушался к кому-нибудь умному!
   -- Пытаюсь!
   -- Незаметно!
   -- Ну, к тебе же не прислушиваюсь. Так что хоть что-то!
   -- Что?! По крайней мере, я не играю в чертова героя!
   -- Да, ты меня позоришь перед светлыми!
   -- Ну, надо же мне как-то подданных развлекать?
   -- Я только этим и занимаюсь последнее время. Что ты за них так переживаешь?
   -- Повторяю для особо умных -- они мои подданные.
   -- Они тебя вообще мужиком считают!
   -- А тебя девчонкой и ребенком!
   Команда и Элли с Ририэлем только и успевали глупо моргать и вертеть головами из стороны в сторону, чтобы не пропустить ни одну реплику. Первым не выдержал Азраэль. Юноша сложился пополам и тоненько надрывно засмеялся. Хорошему примеру последовали и остальные темные вместе с Ририэлем. Светлые остались стоять групповым памятником себе любимым.
   Мужчина покачал головой, и со вздохом поднялся на ноги, отряхивая от невидимой пыли свое черное одеяние.
   -- Ну вот. Сама теперь их успокаивай.
   Девушка также попробовала подняться, но снова запуталась в шикарных волосах и раздраженно прошипела:
   -- Молодой человек, помогите подняться, а то я себе сейчас все волосы повыдергиваю, а когда я лысая, то некрасивая, очень-очень злая и кровожадная! -- обратилась девушка к Алиру и Элли одновременно, награждая каждого ослепительной улыбкой.
   -- Это называется "умоются кровью те, кто усомнится в моем миролюбии", Габриэль, ты как всегда тактична и вежлива, как пьяный извозчик.
   -- Возвращаю комплимент, Габриэль. Ты еще более тактичен, раз позволяешь себе так разговаривать с прекрасной девой, -- девушка, наконец, с помощью Элли поднялась на ноги и так же принялась отряхивать воздушное белое платье.
   -- Габриэль?! -- светлые попытались взять инициативу в свои руки, но двое просто проигнорировали говорящие статуи, продолжая пикировку.
   -- Прекрасной девой? Где? Я вижу только вредную сестрицу. Ах да, светлые, знакомьтесь, -- мужчина все-таки соизволил вспомнить про команду, -- это Габриэль, так же известная как Свет. Ваш...а Княгиня. А я собственно -- Тьма. И тоже Габриэль.
   Глава 23
   Горсточка фактов способна испортить самую хорошую сплетню.
   NN
  
   В дверь тихо постучались. Так обычно стучатся уверенные в себе люди, которые не любят лишний раз кого-то тревожить и поэтому на своем визите не настаивают. Я оторвал взгляд от шахматной доски и посмотрел в насмешливые глаза своей драгоценной сестрицы. Габриэль улыбнулась краешком губ и, "съев" мою ладью, уточнила.
   -- Не хочешь сказать "Войдите"?
   Воспользовавшись замешательством светлых, мы подло удрали с места событий, пока нас не закидали вопросами, ответы на которые мы еще сами толком не знали. Память возвращалась медленно, неохотно делясь на два сознания. В голове царила такая каша, что только и оставалось запереться в своих комнатах и играть в шахматы. Хотя и не нравится мне эта игра,... но сестрица настояла -- ее любимая. А я-то не понимал, почему у меня к шахматам двоякое отношение было?
   -- Войдите, -- согласился я.
   Первым в комнату храбро зашел Элли. Вторым менее храбро -- Алир. Судя по всему, эти двое, занятые поисками ускользнувших Габриэлев, успели успешно спеться и снюхаться. А где, интересно, остальные? Впрочем, не будим Лихо, пока оно где-то дрыхнет. Лучше споем ему колыбельную. То бишь притворимся, что все было именно так и задумано.
   Притвориться не получилось. Слишком уж у Габриэль лицо было красноречивым. Мол, "а не потыкать ли во-оот этой большой железякой -- кивок в сторону двуручника, -- спящему Лиху в глазик?"...
   -- Милорд, -- начал Элли, но посмотрев на мою сестрицу, быстро добавил, -- миледи... Мы вас обыскались. Остальные продолжают вас вылавливать по Цитадели, а я и Алир подумали, что неплохо бы узнать, что же именно произошло. Можно?
   -- Нужно. -- Габриэль щелчком пальцев освободила стол от шахмат и ослепительно улыбнулась парням. Видимо, очень соскучилась по мужскому вниманию. (Намордник одену! Маленькая еще!) -- Братишка, не хочешь креслица своим друзьям наколдовать?
   -- А почему бы это не сделать тебе? -- Знаю ведь, что и ей, и мне даже напрягаться для этого не надо, но для порядка вредничаю. Габриэль тоже.
   -- Ты же старший, тогда зачем все сваливаешь на хрупкую девушку? -- тут же возмутилась эта ехидна. Ну, как Элли глазки строить -- большая она, а как креслица создать -- маленькая и хрупкая. И Элли предатель, тоже вон во все зубы улыбается, и на декольте косится. Покусаю!
   И когда только сестрица так испортиться успела? Была добрая милая малышка, а теперь хамоватая наглая девица. Ужас! Впрочем, с кем поведешься...
   -- Это твоя идея.
   В общем, кресла создал Элли, поняв -- еще немного и мы точно подеремся. Хотя это только так кажется, до драк у нас никогда дело не доходило. Красноречивый взгляд Габриэль напоминал, что в жизни все когда-нибудь случается в первый раз.
   Так что кофе все-таки создал я.
   -- Ну-с, -- посмотрев, как Алир вцепился в чашку, я переглянулся с сестрицей. -- И что вы хотите узнать? Элли, ты же присутствовал при втором слиянии?
   Он кивнул, соглашаясь, что да -- присутствовал, но все равно знать хочет. Алир же не сказал ничего, впрочем, не заметить голодный до подробностей взгляд было невозможно.
   -- А почему остальных не позовете? -- Габриэль оправила платье, явно чувствуя себя в нем неуютно.
   -- Зачем? Они засыплют вас совершенно лишними вопросами, устроят тут полный бедлам. И вообще, я потом им все перескажу, -- отмахнулся рыцарь. Могу поспорить, что он почему-то поссорился с остальными, но тщательно это скрывает. -- Почему ты не сказал раньше? -- обратился он ко мне. -- Эта та сказка, что ты рассказывал тогда? Да?
   -- Во-первых, я сам не знал, -- честно признался я. -- Во-вторых, тогда с вами был третий, совершенно посторонний Габриэль с целостным сознанием. Это своего рода -- я нахмурился, подбирая определение -- защитный механизм. Представь, что станет с твоей психикой, если будешь знать, что твое "Я" составляют сразу два, одно из которых женское?
   -- Или наоборот, мужское, -- поморщилась сестричка.
   Слушатели покачали головами, явно не желая это себе представлять.
   -- Так вот. Не знаю, по какому принципу работает этот механизм, но он, стараясь не нарушать память, полностью обрезает все, что связано со слиянием, превращая реальность, ну например, в сказку, как та, что я рассказывал тебе, Алир. На самом деле, это было правдой, но механизм ее переделал чуть-чуть, поставив в другие рамки. Понятно? Как только он дал сбой, произошло мгновенное обращение назад. Вот поэтому Элли этим так и интересуется. После того, как подобное обращение происходит в первый раз -- в тот день оно случилось из-за сильного потрясения, -- повторное слияние почти нереально. Как раз тогда я отправился на поиски того, кто мог бы помочь вернуть все на круги своя. Нашел. Только проблема оказалась в том, что Элли-то помог, причем в ущерб себе, да только тот новый Габриэль тут же все забыл. Ты ведь ждал объяснений?
   -- Да. Не каждый день встречаешь Тьму, что просит у тебя помощи, -- согласился он.
   -- Но зачем вам это? Извини...те, Габриэл...и, но это напоминает какое-то извращение. -- Рыцарь смешно покраснел. -- И ты, то есть он... с Анабель...
   Мы с сестрицей переглянулись и громко расхохотались. Сказал тоже, извращение... брр...
   -- Габриэль, в отличие от меня, смертна. А со мной ей ничего не может повредить. Для меня же слияние компенсирует некоторые особенности моей природы. Пол слияние выбирает по обоюдному согласию. То есть, как я уже сказал, это был посторонний парень, без каких-либо заскоков или извращений. Понятно? А дальше слияние все делит пополам. Возраст создаваемого тела, внешность, привычки, интересы, поведение... -- на последнем слове я специально сделал акцент.
   Повисло молчание. Сестрица безмятежно улыбалась, полностью переложив весь труд по объяснению на мои плечи. Элли явно задумался. Ни за что не поверю, что он ничего не знал. Но зачем тогда все переспрашивает? Помнит же, что тогда откат от слияния и по нему крайне неудачно ударил, полностью отрезав от Света, -- поэтому в этом мире теперь и прохлаждается. Бывший когда-то ангелом, теперь он по праву мог добавить к этому слову -- "падший".
   Что-то тут явно не так.
   Тем временем за дверью столпились остальные светлые. Я чувствовал их интерес и нежелание вмешиваться в разговор. Видимо, они коллективно посчитали, что подслушивать куда как интереснее. Что ж, не буду их разочаровывать. Расскажу свой главный секрет.
   -- Алир, можешь задать свой вопрос. Будем считать, что у меня на сегодня была запланирована исповедь. Только задай его правильно. Или их, но не больше двух, -- разрешил я, не зная как самому начать эту тему. Невозможно долго оставаться наедине со своими скелетами и тараканами, особенно когда они превышают все допустимые размеры.
   Габриэль покосилась на меня, потом на дверь, словно спрашивая, наложить ли полог тишины или же оставить все как есть. Я мотнул головой. Анабель должна узнать с кем не так давно всерьез собиралась связать свою жизнь. А я-то в своем незнании размечтался...
   -- Почему тебя нельзя убить? -- спросил рыцарь, пряча глаза, потом тихо добавил, -- кто ты?
   ***
   -- Кто ты?
   Вопрос был сказан шепотом, но его услышали все. И встрепенувшийся Азраэль, и сестра Темного Князя, и светлые столпившиеся за дверью. И странно сгорбившийся в кресле Габриэль... другой Габриэль. Анабель признавала, что этот новый был куда привлекательнее предыдущего, и вел себя взрослее, только полюбила-то она того. Сейчас же ее осторожно-осторожно, словно она могла обернуться ядовитой змеей, обнимал за плечи счастливый Ририэль. Он почти не прислушивался до этого к разговору, но теперь услышав вопрос, довольно сощурился.
   -- Нельзя убить того, кто никогда не рождался, -- выдержав невообразимо утомительную паузу, наконец ответил Габриэль.
   В этот момент от небольшой щелочки эльфийку оттеснила Лин, но Анабель очень живо себе представила, как тот передергивает плечами и опускает взгляд.
   ***
   Опускаю взгляд только для того, чтобы никто не заметил выражение, совсем не соответствующее серьезности рассказа.
   -- Смерть удел тех, кто живет. Я же не самый удачный эксперимент одного тщеславного Творца, которого привык считать своим отцом. Как вы знаете -- мир не может существовать сам по себе. Поэтому все островки межреальности связаны между собой и таким образом поддерживают и подпитывают друг друга. Но моему отцу хотелось оригинальности. Он решил, что можно сделать мир сразу из чистой энергии, чтобы в результате получившаяся реальность сама себя питала. Не знаю как, но ему удалось отщепить часть первородной Тьмы и заключить ее в телесную оболочку. Всего лишь в телесную,... -- на создание целого мира, той части тьмы, что он взял -- не хватило. В результате появилось взрослое существо с уже сложившимся сознанием -- я. Тьма захотела видеть свое дитя именно таким, каким сейчас видите вы меня. Точнее нет, какие-то черты моего характера все-таки перетерпели изменения, но только благодаря Габриэль. Сам я не могу влиять ни на свое развитие, ни на привычки. Все выбрали за меня: интересы, чувство юмора, образ мышления, представления о морали и шкаф с тараканами и скелетами. Тьма сделала это в присущей ей манере, наделив меня не лучшими качествами, и многими пороками. К тому же, в спешке отец забыл мне создать душу. Так что не удивительно, что за очень короткий промежуток времени у меня появилась репутация очень жестокого и беспринципного существа. Потом, когда отец все-таки сотворил слабый, крошечный мирок, привязал меня к этому творению своей кровью. Наверное, из любопытства, или мести... Не знаю. Так что пока есть я, есть этот мир. Если со мной что-то случится, он станет безжизненной пустыней.
   Габриэль же появилась потом. Она была рождена от обычной смертной. Эта женщина приняла меня, как родного сына. Хотя я ее ненавидел. Я ненавидел отца, сестру, этот мир, свет и мечтал разорвать привязку на крови, чтобы снова слиться с Тьмой. Потом пришли другие Творцы. Для них этот мир -- хуже плевка в лицо. Отца убили, ведь он и до этого считался отступником. Мать без него продержалась совсем недолго. Наверное, в этом была и часть моей вины. Я часто на ней срывался, делал все для того, чтобы ей жилось только хуже. А она не обращала на это внимания, в задумчивости называла то меня, то сестру Габриэль -- так звали отца. С каждым днем все сильнее угасала. В конце концов, я и Габриэль остались одни. Вот и все. Тьма во мне с каждым днем все больше и больше забывала, что когда-то была часть единого целого, и ощущала себя как другую силу. Ненависть остыла под натиском одиночества и чувства вины. Я начал заботиться о сестре, мы решили обустраивать этот мирок. Потом придумали слияние. Оно полностью компенсировало смертность Габриэль, давало мне подобие души, в общем, приводило нас именно к тому равновесию, которое и было необходимо для нашего маленького мира. Если вкратце, вот и все. Еще вопросы? -- я горько усмехнулся, понимая, что теперь вопросов точно не будет.
   Сестрица из кресла усиленно делала страшные глаза и всячески показывала, что я тот еще идиот. Азраэль хихикал в кулак, надеясь, что Алир этого не заметит.
   Заметил.
   Рыцарь покосился на меня, увидев, что моя постная мина не скрывает наглой ухмылки, на Габриэль, которая крутила пальцем у виска, сведя большущие глаза в кучку, на Элли, что уже задыхался от едва сдерживаемого смеха и, наконец, на дверь. Понимающе покивал головой, спрашивая "неужели все так плохо?".
   Я пожал плечами, показывая, мол, без вас еще лучше справимся. На что Алир задорно мне подмигнул и серьезно ответил.
   -- Что ж, милорд. В таком случае я и моя команда не смеем вас больше обременять своим присутствием. Мы уезжаем немедленно. Прошу вас вернуть нам наших коней или же выдать новых. Грамота будет доставлена императору и архиепископу, как посол от вас выступит лир Ририэль. Засим откланяюсь...
   -- Можете идти, -- разрешил я, думая как приятно иметь дело с умным человеком.
   До двери Алир шел ровно столько, сколько времени понадобилось светлым, чтобы удрать и не быть застуканными за столь пикантным занятием, как подглядывание и подслушивание.
   Как только тяжелые резные двери закрылись за ним, сестрица легким движением руки извлекла из воздуха колоду карт и начала их тасовать.
   -- Подкидной, переводной?
   -- Переводной, -- тут же оживился Элли.
   -- Согласен.
   -- Знаешь, братишка, в тебе умер великий артист! Так спровадить светлых вряд ли кому-нибудь удалось бы! И при этом ты ни капли не соврал, но представил в таком свете, что все так плохо -- дальше просто некуда... хотя на самом деле... -- Габриэль быстро сдала по шесть карт и, посмотрев свои, недовольно скривила дивное личико.
   Мне попались: козырная шестерка, десятка, валет и туз... а жизнь-то налаживается!
   -- Ну, да. Я пинал его ногами, бил лопатой, травил крысиным ядом, но этот артист никак не подыхал, после этого я взял ту сказочку, что написал Ририэль для демонят из Цитадели, и попробовал прочесть ее с выражением по ролям... О, в каких муках артист корчился, прежде чем отправился на тот свет! -- драматично воскликнул я, закатывая глаза.
   -- Ну-ну... -- согласился Элли, закусывая губу и приготавливаясь к великой битве в переводного дурака.
   И она началась!
   -- Габриэль, представляешь, в твое отсутствие две дамочки сцепились из-за тебя, распустив сплетни, что ты к ним неравнодушен. Как я смеялся... -- пересказывал пропущенные мною события Элли, придирчиво осматривая козырную даму, которую с совершенно ангельским лицом придвинул к нему я, предлагая отбить. И все бы было хорошо, если не учитывать, что эту самую даму тремя ходами раньше отправила в биту моя драгоценная сестра.
   Но, подумав, Элли решил не придавать этому значения, так как у него самого был изъятый выше из упомянутой биты козырной туз. Впрочем, мы еще не подозревали, что у сестрицы на руках находится второй комплект козырей, взятых из запасной колоды.
   Так мы играли уже часа два. Кучка биты то увеличивалась, то уменьшалась. То, что количество козырей в руках каждого дрейфовало от десяти до пятнадцати и то, что карт в колоде было больше семидесяти, (из которых как минимум шесть являлись козырными королями), так же как и то, что остальные карты были представлены в нескольких экземплярах, никого уже не волновало.
   Нам было просто весело.
   ***
   -- Ани, что ты мечешься? -- Эльф грустно посмотрел на приличную гору книг, которая никак не хотела запихиваться в небольшой вещевой мешок.
   Книги взгляд проигнорировали и против ожиданий Ририэля в мешок сами не полезли. Вздохнув, эльф ухватил за шкирку Леллина и ткнул его носом в мешок.
   -- Можешь их сюда уместить?
   -- Я тебе не упаковщик! -- возмутился парень.
   -- А жаль... Ани, к тебе эти две книжечки не поместятся? Ани? -- он рассеяно проводил взглядом Анабель, нарезавшую уже ...цатый круг по комнате, возмущаясь тем, что Габриэль не сказал им о том, кем является.
   Остальные светлые только удивлялись невероятному превращению ледяной леди, которой казалась эльфийка при первом знакомстве, в теперешнюю импульсивную девицу. И неизвестно, какая из двух Анабель им нравилась больше. Нет, лучше всего была та, что со спокойной уверенностью счастливого эльфа дремала на плече темного в повозке.
   -- Ани, перестань, пожалуйста. Как у тебя только голова не кружится? -- Ририэль все-таки предпринял попытку остановить остроухое чудо, поймав ее в объятия на следующем круге, -- что ты к Габриэлю и к его семье привязалась, словно замуж собралась?! -- воскликнул он.
   -- Хм... -- смутилась Анабель и, ловко выскользнув из захвата эльфа, сгребла в охапку предложенные две книжечки (которых на самом деле было целых четыре, но на ссоре Ририэля с математикой эльфийка внимания заострять не стала) и покорно начала их запихивать в сумку.
   -- Ну вот попляшет он у меня! -- мстительно прошипела она, удачно пародируя рассерженную кобру. -- На коленях в светлый лес приползет, не пущу!
   -- Это она к чему? -- Алир на вопрос эльфа не ответил, смерив его презрительным взглядом. Ему остроухий категорически не нравился.
   -- Так, все готовы? Через полчаса выезжаем. Думаю, по Черным землям нам дадут провожатых. -- Рыцарь осмотрел собранную насупленную команду и устроившихся в углу Лин и Гериона. Если вампирка ехала с ними до границы, то оборотень оставался в Цитадели.
   -- Э-м, Алир ты не против, если я ненадолго отойду? -- неожиданно спросил Радек, топчась на месте.
   -- Хорошо, только я сказал через полчаса...
   -- Я понял, загляни к Габриэлю минут через двадцать? -- попросил он, вогнав всех в ступор, и поспешно выскользнул из комнаты.
   -- Хм... -- Алир переглянулся с остальными и покачал головой. -- Пойду, посмотрю, что он задумал, -- и рыцарь, кивнув остальным, бесшумно последовал за монашком.
   ***
   Вы не поверите, но я оказался дураком. Эти двое меня обыграли! Шулера... спелись, голубчики, вон как перемигиваются, довольные тем, что оставили меня с козырным тузом...
   Печально помотав головой, я подставил лоб в ожидании заслуженного щелбана. В конце концов, Элли же не станет меня бить сильно? Правда же?
   -- Уй!!! -- Тьма, они точно сговорились меня уморить. Вместо Элли на мне решила отыграться сестренка. -- Еще бы с ноги заехала! -- возмутился я, потирая лоб.
   Габриэль скептически оглядела свое платье и разочарованно покачала головой. Потом еще раз посмотрела на меня и неожиданно повернулась к Элли.
   -- Раз уж он сам предложил, покарауль пока этого артиста, а я сбегаю -- переоденусь, -- попросила она, наивно хлопая ресницами.
   Р-рр!
   Азраэль поморщился и помотал головой. Только я собрался ему сказать, что он настоящий друг, как тот все-таки сказал:
   -- Не-е, сбежит. Давайте я за вас...
   -- В атаку! -- завопил я и, достав из воздуха большую подушку, кинулся на друга.
   -- Наших бьют! -- поддержала меня своим воплем Габриэль и кинулась бить другой подушкой уже меня.
   Элли создал сразу две подушки и... бросился наутек. Я за ним, Габриэль за мной. А все-таки хорошо дома! Теперь точно скучать не придется. И согласитесь, такое безобразие куда как интереснее, чем грандиозные попойки, которые так любят устраивать некоторые личности, назвавшиеся героями.
   В тот самый момент, когда я в красивом прыжке повалил Элли на мягкий ковер и, устроившись у него на пузе, начал изображать Оттело -- да, я знаю этого персонажа, -- пытаясь задушить мальчишку подушкой, а на меня сверху с воинственным гиканьем навалилась растрепанная сестрица с теми же намереньями, в комнату, забыв постучать заглянул Радек...
   -- О Свет... -- потрясенно прошептал монашек, подумав невесть что.
   -- Тута я! -- незамедлительно откликнулась Габриэль, пытаясь выпутаться из мешающего меня душить платья.
   Радек печально моргнул и, закатив глазки, упал в обморок.
   -- Хм... -- С сожалением перестав друг друга мутузить, мы склонились над пареньком, чуть не стукнувшись лбами. -- И что теперь делать?
   -- Искусственное дыхание?
   -- Можешь начинать...
   -- Водой обольем?
   -- А ковер?
   -- Может, просто стукнем?
   Радек подозрительно приоткрыл один глаз.
   -- Не позволю бить своих подданных! -- заявила Габриэль, и монашек снова притворился, что он находится прямо-таки в глубочайшем обмороке. Потом, подумав, тихо вставил свои пять копеек.
   -- Может, все-таки искусственное дыхание?
   Габриэль легонько пнула его носочком туфли, и Радек понял, что пора приходить в себя. Монашек скоренько поднялся на ноги и, отряхнув рясу, подозрительно уставился на меня.
   -- Что-то не сходится недавний рассказ с тем, что я увидел сейчас, -- осторожно сказал он. -- Думается мне, -- он покосился на мою сестрицу, видимо решая, вступится ли она все-таки за своего подданного или нет, но продолжил, -- что тут просто хорошо постарались сделать так, чтобы мы сами отсюда уехали.
   Элли хмыкнул и уселся в кресло, поняв, что здесь его помощь не понадобится. Заговорила как ни странно Габриэль.
   -- Он сказал правду. Только вот про одну и ту же вещь можно рассказать по-разному.
   Сестренка вздохнула. И приглашающе махнула рукой, чтобы мы с Радеком последовали примеру Элли и наконец, перестали маячить перед глазами. Монашек устроился на самом краешке кресле креслица, не сводя со своей Княгини влюбленного сияющего взгляда.
   -- Можно по-разному, -- повторила Габриэль, с неудовольствием глянув на меня.
   Но я только улыбнулся. В прошлый раз она не вмешивалась в мой рассказ. Так зачем мне делать это? Предоставлю ей полную свободу. Пускай поведает монашку то, что сочтет нужным. Все равно он потом это перескажет остальным членам команды.
   Сестрица, правильно поняв мою улыбку, повернулась к Радеку и продолжила рассказ, опуская уже надоевшее "может".
   -- Так, что человек будет смеяться до заикания, или, что будет рыдать от горя, а можно и так, что просто пожмет плечами и пойдет дальше. Первое слияние не оказало на нас нужного влияния, на которое мы так рассчитывали. Может быть от того, что длилось совсем не долго. Может оттого, что в братце была еще слишком сильна часть Тьмы, а я не преступила границу детства. Может, были еще какие-то причины. Только после распада все стало только хуже.
   Я отвернулся, вспомнив два уничтоженных мира, которые провинились только тем, что не принесли мне должного облегчения, когда я в который раз сбежал из дома.
   -- Требовалось новое слияние, прочнее, проще, долговечнее -- с нашими-то характерами это было почти нереально. Нужно было больше Света, чтобы компенсировать Тьму. Азраэль отдал все, что у него было.
   Элли печально вздохнул. Хотя сомневаюсь, что он жалеет о том, что помог нам. Но я-то знаю, что его еще мучают сны, наполненные ярким светом и теплом дома.
   -- Результат превзошел все ожидания! -- продолжала рассказывать сестренка. -- Новое слияние не прошло для нас незамеченным. Если раньше мне отведен был обычный смертный срок, то теперь, после стольких тысячелетий сосуществования, я буду жить по принципу эльфов, наслаждаясь этим светом, пока кто-нибудь не додумается подсыпать мне в чай яд, ну или еще каким способом отправить на ту сторону. А Габриэль за это время научился жить так, будто бы душа у него есть. Сейчас он ни капли не похож на себя прежнего, до слияния. С тем я бы никому не советовала встречаться в темном переулке. Теперь о последней части вопроса. Нам впрямь нужно, чтобы вы уехали. Надеюсь, об этом никто больше не узнает? И кстати, подслушивать нехорошо, -- закончила она, заставив монашка покаянно покраснеть и быстро закивать, подтверждая, что да -- никому ни слова. -- Что тебе хотелось?
   -- Эмм. -- Радек повернулся ко мне. -- Габриэ... Свет, как же вас различать? -- сбился он.
   -- Мы привыкли, что у нас одинаковые имена в честь отца и всегда можем определить, кого именно сейчас зовут. Так что обращайся лучше нормально, но если тебе неудобно, придумай что-нибудь сам... Так что случилось? -- Ненавижу сокращения! Ненавижу! Но некоторым действительно может оказаться неудобно обращаться к нам.
   -- Габриэль, ты только не смейся, но нельзя меня превратить обратно в кота?
   -- Что?!
   -- В кота... обратно... -- промямлил монашек, -- мне очень понравилось...
   -- О, Тьма, -- всхлипнула сестрица, закусывая губу, чтобы окончательно не расстроить паренька своим смехом.
   -- Нет, я могу, конечно,... но ты уверен, что это тебе надо? -- с сомнением протянул я. -- Или может, тебя лучше сделать оборотнем? Захочешь -- будешь котом, нет -- человеком. И сможешь разговаривать, находясь в кошачьей шкурке.
   -- А ты так можешь? -- недоверчиво уточнил монашек.
   -- Обижаешь! Запросто!
   -- Госпожа, -- тут он неожиданно повернулся к Габриэль, протягивая копию книги света, -- прости, что оказался плохим слугой и не устоял перед соблазном...
   Габриэль покосилась на Элли, меня, Радека и замершего в дверях Алира, который снова подрабатывал памятником -- видимо, судьба такая у него, -- и заверила монашка, что, конечно же, она его прощает и вообще, полностью одобряет.
   -- Ну что, приступим, -- я эффектно похрустел пальцами, грозно сдвинул брови и, улыбнувшись ожидающим зрелища остальным всяким разным, просто чихнул.
   Радек с громким хлопком исчез, а на месте него возник уже знакомый серый котяра с довольными зелеными глазами. Он протяжно мяукнул и принялся вертеться, осматривая себя.
   -- Ну как там? -- осведомился рыцарь, поднимая животное на руки.
   -- Мур-р... восхитительно... спасибо, Габриэль, -- довольно протянул Радек и, свернувшись на руках Алира пушистым клубочком, задремал.
   -- Как оказывается людям мало для счастья нужно, -- я почесал в затылке и погрозил пальцем веселящейся парочке, -- что, Алир, уже уезжаете? Пойду вас, наверное, провожу...
   -- Хорошо. Габриэль, ты уверен, что наша помощь тебе не нужна? Ты мог бы хотя бы рассказать, что такое произошло, что ты боишься не справиться с этим...
   -- Нет, Алир, наоборот, без вас мне будет куда спокойнее. Я ценю твою заботу, но не стоит.
   Рыцарь кивнул и вышел за двери. Быстренько приведя себя в порядок и нацепив маску равнодушия и высокомерия, я направился следом за Алиром.
  
   Прощание прошло более чем прохладно. Я дождался "пока" только от Хелены и Алира, остальные же ограничились кивками, а Радек громким мявом. Эльфийка напоказ обнималась с Ририэлем, явно рассчитывая на мою реакцию, но, не дождавшись оной, разочарованно отлипла от эльфа. Сам же Ририэль, как только понял, что на нем больше не висит ушастое чудо, кинулся догонять своего конька, который, увидев количество сумок, забитых книгами, решил спастись бегством от книжного эльфа -- ну, не мог длинноухий попрощаться с моей библиотекой просто так.
   -- Ваше высочество, можно вас на минутку? -- я дотронулся до плеча Хелены. Та вздрогнула, но, кивнув, быстро отошла со мной в тень.
   -- Вы доедете до Светлых земель по тракту за пять дней. Там используете телепорт. Я постарался сделать вашу дорогу обратно максимально комфортной.
   Хелена благодарно кивнула.
   -- Вот, -- я протянул ей флакон из темного стекла на длинной цепочке. -- Повесь его на шею. Если вдруг понадобится моя помощь, разбей флакон о любое зеркало. Хорошо?
   -- Спасибо, Габриэль, -- искренне поблагодарила меня девушка. -- Не лучше ли дать это Анабель?
   -- Нет, -- резко заявил я и, больше не прощаясь, ушел обратно в замок, чувствуя, что просто так мне вряд ли удастся отделаться от светлых недотеп.
  
   Вечером на верхней площадке восточной башни меня отыскал встревоженный растрепанный Элли.
   Звезды сияли сегодня не по-летнему ярко, словно пытались своим светом полностью скрыть чернильное глубокое небо, с редкими серыми разводами облаков. Иногда во мне просыпается любовь к созерцанию. Такое происходит очень и очень редко, но после столь насыщенных событиями дней, мне срочно требовалось побыть наедине с самим собой. Теперь только с собой. Поэтому, увлекшись самокопанием, я проморгал появление Элли, как некромант-недоучка -- голодного зомби.
   Милорд! -- завопил он, выскакивая из ниоткуда, чуть не заставив меня от неожиданности спрыгнуть вниз.
   -- Что случилось?
   -- Я идиот! И я только что понял, кто предатель! -- сходу заявил он.
   -- Отлично! И кто? -- Давненько я не злобствовал и не подтверждал, что именно я тут самый нехороший и злой. Однако ответ Элли меня чуть не довел до инфаркта.
   -- Не скажу... -- хитро заявил он и устроился на парапете рядом со мной, весело болтая ногами. -- Вот ты любишь развлекаться, а мне нельзя что ли? Думаю, он и так скоро даст о себе знать, а я пока понаблюдаю...
   -- Ох... -- только и смог ответить я на все это.
   Уже через полчаса Элли надоело зябнуть и он, попрощавшись, убежал, сославшись на неотложные дела. Видимо, делами он считал одну вредную синеглазую девицу. Ну, устрою я им, если застукаю! Хм... "если" -- это хорошее слово. Мои же мысли упорно возвращались к эльфийке. Может, я все-таки зря ее отпустил, не дав самой выбрать? Теперь уже не узнаю...
   А предателем все же заняться надо. А то любит Элли такие загадки. Если сказал, значит, все на поверхности лежит. Впрочем, так всегда бывает.
  
   Начался мелкий противный дождик. И тут я неожиданно вспомнил, что сегодня по календарю наступил первый день осени.
   ***
   Дни тянулись серой дождливой вереницей, напоминая сонную гусеницу. В саду медленно начинала желтеть листва, а небо не открывали густые свинцовые облака. Я улаживал возникшие в мое отсутствие проблемы, играл с Бликом, который страшно тосковал по Анабель, больше не рос, и все чаще и чаще отказывался от игр, или просто слонялся по Цитадели. А вместе со мной слонялась вернувшаяся скука.
   Сестрица, не оправдав моих ожиданий, все время где-то пропадала на пару с Элли и еще несколькими личностями. Так что я остался наедине со своими мыслями и проблемами. И в один прекрасный день, посмотрев на календарь, ужаснулся -- с отъезда команды прошла только одна неделя!
   Предатель упорно не находился, у меня не единожды возникала идея повестить в главной галерее объявление, что я готов на коленях просить у предателя новых приключений. Как вы знаете -- все плохое забывается, и я с удовольствием вспоминал, как было весело путешествовать со светлыми недотепами.
   В общем, в один из вечеров я раскладывал пасьянс, который упорно не желал сходиться уже битый час, когда одно из зеркал осторожно уточнило:
   -- Милорд, там девушка пытается установить переход. Из Императорского дворца. Пропустить?
   Хелена?! Что-то случилось?
   -- Конечно, пропустить и как можно скорее! -- возопил я, подскакивая на кровати, и на всех парах кинулся к зеркалу.
   Принцесса внимательно разглядывала зеркало, явно не понимая, что сейчас должно было произойти. Увидев улыбающегося меня, она удивленно вытаращила глаза и нервно обернулась. Пока она удивлялась, я с удовольствием рассматривал преобразившуюся девушку. Высокая прическа, золотая диадема, длинное открытое платье и макияж сделали из серой мышки, если не красавицу, то вполне симпатичную девушку. Только вот глаза припухли, словно недавно плакала... Так... кто посмел обидеть?!
   -- Габриэль? -- осторожно уточнила она.
   -- Он самый, ваше высочество... -- подтвердил я. -- Что-то случилось?
   -- Я понимаю, что это не твое дело, и остальные не знают, что я решила обратиться к тебе, просто ты... вдруг согласишься помочь или же Габриэль... в смысле Княгиня... э-м...
   -- Хелена, говори прямо, что случилось. Сестры нет, так что я за нее.
   Девушка снова оглянулась.
   -- У нас сейчас большой совет. Приехало эльфийское посольство. Ужасная трагедия... -- поняв, что я сейчас лопну от любопытства, она поспешно закончила: -- Украли Книгу света. Оригинал.
   Ну вот, любимое творение сестренки. Единственный ее законченный роман с элементами фентези... Я сразу понял, что помогать светлым не откажусь. Еще бы! Вот заявится Темный Князь на большой светлый совет с желанием всех спасти... и спасать будет уже некого. Но я -- не я, если для приличия не поломаюсь.
   -- Хм... дел у меня не так много, но почему меня должно это заинтересовать?
   -- Похититель оставил записку. Это он покушался на нас... тебя. А потом ушел через портал в другой мир... и у нас нет сил идти за ним.
   Что?! Загадочный предатель прохлаждается на светлых землях?! А еще и портал в другой мир? Невозможно! Только мои родственнички могли это сделать... Ох крестьянин веселый... они все продумали, прекрасно зная, как меня выкурить из дома, где даже стены помогают.
   -- И кто это? -- устало поинтересовался я, понимая, что, несмотря на все опасности, все равно соглашусь помогать...
   Хелена опустила голову и тихо прошептала:
   -- Ририэль...
   Глава 24
   Все хорошее когда-нибудь заканчивается.
   Тогда как плохое только начинается...
   Все тот же анонимный пессимист...
  
   -- Ой... -- сказал я и сел. На пол. С размаху. Больно...
   -- Габриэль? -- Принцесса смешно встала на цыпочки убедиться, что с мной все в порядке.
   -- Ой... -- повторил я, потирая поясницу. -- Ты уверена?
   -- Нет, шучу! -- Никогда не видел Хелену сердитой. Именно сердитой, а не надутой. Надо сказать, что ей это даже шло.
   -- А-аа, -- ну, мы тоже не лаптем щи хлебаем, -- так бы сразу и сказала. А то я чуть было не поверил. Молодец! Ну, тогда пока...
   -- Габриэль!
   -- Ась? -- кряхтя как старая бабулька, я таки поднялся на ноги.
   -- Это точно Ририэль. Он не пытался скрыть ни ауру, ни чего-то еще. Забрал книгу, открыл портал и исчез. Все.
   Какие же у меня родственники умные! Можно начинать гордиться. Таки умом в них пошел, да остановился на половине дороги. Знали, кого именно надо сделать главным отрицательным лицом. Продумали до мелочей, как привлечь мое внимание, чтобы отвертеться не получилось. Остается только поаплодировать, а потом полностью довериться их плану по моему устранению, так как я полностью уверен -- на каждый мой следующий шаг у них заготовлено по десять всевозможных ответов. Хорошо Габриэль сейчас нет, а то она последнее время подозрительно воинственная. Оставлю ее на Авуса, Верина и Блика, Элли прихвачу с собой, во избежание неприятных сюрпризов и чтобы спину прикрывал... в общем, в добрый путь!
   -- Хелена, -- мягко уточнил я, -- значит, ты хочешь, чтобы я, Темный Князь, задрав штаны, побежал спасать книгу Света?
   -- Да, -- тут же согласилась принцесса.
   -- Уже бегу, -- согласился я. -- Хеллен, милая, только подожди одну минутку. Элли!!! Руки в ноги и быстро ко мне! -- завопил я во всю мощь легких и ангелочек не заставил себя ждать.
   На ходу застегивая рубашку, из прямого портала вывалился мой ученик. Растрепанный и безобразно довольный.
   -- Ох... -- фантазия у меня богатая, к сожалению, и не совсем нормальная, так что от представленного я снова сел, -- Элли... крестьянина веселого, что вы там делали?!
   Хелена с интересом осмотрела ничего не понимающего ангелочка и приветливо улыбнулась.
   -- Добрый вечер, Азраэль. Вижу, времени даром не теряешь?
   Элли, наконец, понял к чему мы собственно клоним, и подпрыгнул как ошпаренный.
   -- Ладно ты, милорд, но вы, принцесса?! -- возмущено начал он, но быстро сдулся и все объяснил: -- Мы на море переместились. Не знал, что теперь модно купаться в шубах...
   -- Ну-ну, натягивай шубу, нас ждут великие дела. Ририэль украл любимый роман Габриэль, надо выручать... -- подойдя к другому зеркалу, я быстро раздал указания Авусу и Верину. Те, в свою очередь, заверили, что будут предельно бдительны.
   Элли, причесываясь перед ожидающей нас принцессой, презрительно скривился.
   -- Эту гадость с литрами розовых соплей и полным отсутствием логики?!
   -- Что?! -- Хелена от такой наглости забыла, с какой стороны у нее находится сердце.
   -- Друг мой, у светлых это величайшая реликвия, или как там это называется?...
   -- Хм... поклоняться женскому фентези -- это оригинально. -- Элли, не стесняясь, ухмыльнулся. -- Простите, принцесса, я был непозволительно груб и теперь готов оказывать любое содействие по возвращению книже... великой Книги Света.
   -- И Ририэля, -- добавил я. -- Кстати о птичках, как там Анабель? Сильно горюет о женихе? -- Внутри что-то больно кольнуло, когда я попытался представить себе, что должна чувствовать девушка. Один сам отказался, другой оказался вором и предателем... Девушки вообще существа ранимые и нежные.
   Хелена задумчиво переступила перед зеркалом и снова оглянулась, потом скорчила недовольную рожицу, -- мол, рассказывать про подругу нехорошо, -- но все-таки соизволила ответить.
   -- Она, конечно, для приличия патетично заявила, мол, ее сердце разбито. Но что-то мне подсказывает, что Ририэлю для разбивания был предоставлен муляж, и теперь Анабель с мстительным удовольствием ждет, когда ты придешь в гости, -- призналась девушка. -- Во всяком случае, учти, что одним "извини" не отделаешься. -- Хелена смерила меня подозрительным взглядом, быстро поняв мои намеренья и, сжалившись, посоветовала. -- И не ходи с извинениями к ней в комнаты, последние два часа она с упорством муравья-трудяги стаскивала туда всю фарфоровую посуду.
   Хуже предстоящей встречи с родственниками могла быть только неизбежная встреча с эльфийкой, которая прекрасно осознавала, что никуда я от нее не денусь, так же как и она от меня. Но, как приличная девушка, считала себя обязанной хорошо поскандалить. Кажется, я ошибся в мере ранимости данного представителя слабого пола. Хотя, если огненным шариком, да промеж глаз...
   -- Элли, давай ты по-быстрому сгоняешь, всех спасешь, а я тут тебя подожду. Заодно Анабель все объяснишь... А? -- с надеждой вопросил я, натягивая рубашку. Не могу же я явиться на Светлый совет в чем-то мятом? Хотя если оставить все те же белые тапочки... то получится очень даже ничего.
   -- Твоя эльфийка? Вот ты и разбирайся, -- ворчливо ответил Элли, показывая, что готов отправиться на подвиги. На месте подвигов я бы поскорее поспешил убраться подальше. Но, вопреки ожиданиям, Книга Света после этих мыслей с потолка не свалилась. Эх...
   -- Хелена, с твоей стороны зеркало целое?
   Принцесса несколько минут придирчиво оглядывала зеркальную поверхность, потом кивнула, что да, зеркало целое.
   Неожиданно с той стороны послышались быстрые шаги, и я мгновенно накинул готовый морок, чтобы нас не заметили. Мимо напряженно замершей Хелены пробежала худенькая служанка. Увидев принцессу, она поклонилась и дальше поспешила по своим делам. Девушка проводила ее внимательным взглядом, а когда снова повернулась к зеркалу, непонимающе нахмурилась.
   -- Габриэль? -- спросила она, разглядывая свое отражение.
   -- Никого больше нет? -- вопросом на вопрос шепнуло зеркало.
   -- Нет.
   Я снял морок и принялся раздавать указания.
   -- Так, несильно повреди зеркало. Достаточно небольшой царапины, где-нибудь в углу.
   Принцесса кивнула и исчезла из моего поля зрения. Было бы странно, если она, чтобы повредить зеркало, сразу извлекла кинжал из складок юбок. Так что минуты две я вежливо смотрел в дворцовый коридор. Элли стоял рядом. Ему явно было скучно, и он всеми силами пытался уговорить себя не зевать.
   Закончилось все тем, что вернулась та самая служанка, со специальной метелкой для смахивания пыли с зеркал... причем вернулась совершенно тихо и незаметно. Раз -- в коридоре никого не было. Два -- мой взгляд встречается с удивлением в огромных серых глазищах. Три -- очаровательная девушка с тихим вздохом оседает на пол. Обидеться, что ли? Не такой уж я и страшный, чтобы в обморок падать. Или это она Элли испугалась? Кажется, сам Элли думал в том же направлении, но только про меня. От размышлений о своей красоте нас отвлекло тихое шуршание юбок.
   Принцесса обошла по кругу распластавшуюся служанку, словно сомневаясь: нужно ли ее куда-нибудь оттащить, но потом решила, что не царское это дело. Все равно сейчас в гости заглянут два представителя мужского пола, вот они-то все и сообразят. В руках у Хелены был небольшой ножик, каким в высшем обществе принято счищать кожуру с фруктов. Девушка кивнула нам и легонько чиркнула ножом внизу по зеркалу.
   Проход открылся. Я почувствовал, как на нашу сторону тоненькой струйкой начала просачиваться светлая энергия, которой был пропитан Императорский дворец.
   -- Только после вас, -- галантно предложил я Элли, и тот, смешно фыркнув, дотронулся до зеркала.
   В один миг показалось, что он стал двухмерной картинкой -- зрелище, признаюсь, жуткое. Потом это изображение отпечаталось на поверхности трельяжа, и уже через секунду веселый Элли улыбался с той стороны зеркала. Позер. Нет, чтобы просто пройти, обязательно надо было выпендриться пред новым зрителем. Зритель в лице Хелены странно позеленел и посмотрел на зеркало с нескрываемым отвращением.
   Я сделал проще -- просто прошел насквозь. И чуть не наступил на бедную служанку. Наверное, со стороны мой проход выглядел ненамного аппетитнее Эллиного, так как Хелена позеленела еще сильнее и махнула рукой, мол, вы проходите, а я тут еще свежим воздухом подышу.
   -- В какой стороне этот ваш совет заседает? -- уточнил я.
   Получив в ответ неопределенный взмах рукой, и попросив Элли пока заняться служанкой, я отправился в указанном направлении, на всякий случай натянув на себя полог невидимости.
   И не зря. Стража попадалась на каждом шагу. В общем, это неудивительно, по словам Хелены здесь и сейчас собрались самые влиятельные персоны Светлой Империи, и накрыть их одним махом найдется много желающих. Заметьте -- без моего вмешательства!
   Рослые дяди, облаченные в доспехи по самое-самое, прожигали пустой коридор подозрительными взглядами, будто чувствовали, что сейчас мимо них крадется Темный Князь. Пару раз я обнаруживал тщательно замагиченные потайные проходы. Видимо, Император позаботился о том, чтобы заговорщики не подошли к нему со спины. Нити волшебства сплетались в сложную паутину, полностью закрывающую проходы, -- заденешь одну, все тут же узнают о твоем присутствии, -- а специальные хитрые плетения тут же сводили на "нет" все попытки понять, кто их контролирует. Попытки, надо заметить, обычного мага. Я таковым не являлся, но лезть в пыльные лабиринты мне категорически не хотелось. Я и тут, похоже, заблудился, а про секретные коридоры вообще молчу.
   У дяденек, что ли, спросить дорогу? Я представил себе, как снимаю полог и тоненьким голосочком осведомляюсь: "А не подскажите ли скромному Темному Князю, как пройти в зал совещаний?"... Бр-рр. Нет уж, спасибо. На следующие три месяца лимит моих смертей исчерпан. Эх... это все мой топографический кретинизм. Вот Габриэль найдет дорогу даже из самого дремучего леса. Может, потому что с ее даром ей будут помогать и птицы, и звери, и деревья? Угу, с ее даром все рушить, ломать, выворачивать наизнанку и везде устраивать филиалы психбольницы -- ей кто угодно дорогу укажет, еще и пинка для ускорения придаст, лишь бы ушла в другое место. Н-да, со мной деревья разговаривать не будут. Ну, только если случится чудо, и я все-таки смогу напиться, -- хотя всю мою жизнь в этом начинании я всегда терпел сокрушительное фиаско. Хм... да и нет тут деревьев, чтобы их как следует расспросить, увы.
   Хотя подождите. Если мне с кем-нибудь не изменяет память, то дворец этот строился в то же время, как и моя Цитадель, а теперь я отчетливо помню, что начинал я ее возведение, когда был самим собой. То бишь это здание строила моя сестренка со своим не в меру живым воображением. Остановившись, я прижал ладонь к теплой мягкой стене. Несколько секунд ничего не происходило, а потом по мягкой обивке прокатилась волна удовольствия, будто я погладил котенка. Все ясно. Стража тут совершенно не нужна -- возможно, Император просто не догадывается об одном очень интересном свойстве своего замка.
   Замок оказался вполне живым и мыслящим существом.
   "Как жизнь?" -- я попытался мысленно дотянуться до него.
   "Скучно", -- последовал тихий ответ, неокрашенный в какие бы то не было эмоции.
   "Как я тебя понимаю. Хочешь, позову сюда Габриэль?"
   "Создательницу? Хочу. А ты сможешь?" -- теперь нейтральность сменил робкий интерес.
   "Смогу, если ты разрешишь мне чуть-чуть повеселиться".
   "Как я могу тебе запретить, Тьма?"
   "Тогда, договорились. Спасибо. И если не сложно, укажи путь к залу совещаний" -- попросил я.
   "Не сложно. Смотри в глаза портретам..." -- последовала короткая инструкция.
   Я убрал ладонь, напоследок еще раз погладив замок. Стоящий рядом стражник недоверчиво посмотрел на то место, по которому прошла волна, но списал это на усталость. Я же тем временем принялся рассматривать ближайший портрет. Портрет рассматривал меня. Впрочем, все наверняка знают об этой особенности, -- всегда кажется, что смотрят именно в твою сторону.
   Неожиданно седой мужчина с суровым лицом воина задорно мне подмигнул и посмотрел в сторону дальней развилки. Ага, спасибо, понял. Проверив полог, я на всех парах кинулся в указанном направлении, пока на совещании все самое интересное не решили без меня.
   Портреты оказались великолепными проводниками. Уже через пять минут я остановился перед большими -- в три человеческих роста -- массивными дверями с золочеными ручками, на которых были изображены головы львов. Охраняли их два эльфа. Красавцы! Спортсмены! Мечта всех девушек. Один зеленоглазый обворожительный блондин с кучей маленьких косичек на голове, а другой темноглазый сексапильный брюнет с улыбкой профессионального ловеласа.
   Фу! Тьма через Свет в Хаос да на Сумрак десять раз веселого крестьянина!!! Это все влияние сущности сестры! Чтоб мне пусто было, если я еще хоть раз стану так рассматривать кого-нибудь мужского пола! Вернусь домой, обязательно заткну свою натуру неисправимого романтика и смоюсь к девочкам. Сразу к двум. Или трем?
   Однако мои мечты о скорой встрече с моими спасительницами прервало то, что, кажется, меня засекли. Ну да, было бы странно, если бы меня не засекли, при условии, что выругался я вслух. Кажется, синдром под названием "Я -- Темный Князь" не лечится. И даже гильотина -- проверенное средство от всех недугов -- здесь не поможет.
   -- Кто тут? -- сухо вопросили мальчики, без ошибки беря меня на прицел.
   -- Ну, я. -- Скинув полог, я улыбнулся впавшим в ступор эльфикам и, недолго думая, усыпил их щелчком пальцев. -- Приятных снов, малыши! -- пожелал им я.
   Потом на несколько минут остановился в задумчивости перед дверьми. Привел себя в божеский вид. Наколдовал свой церемониальный костюм, потом еще раз подумав, убрал длинную мантию. Расстегнул пару пуговиц на рубашке, подвязал волосы, создал черную трость со спрятанным в ней лезвием и набалдашником, на котором змея обвивала льва в смертельном захвате. Потом создал голос, который, сработав на резко распахнувшие двери, громко провозгласил на весь зал:
   -- Его светлость, Повелитель Темной Империи, полноправный наместник Мрака, Темный Князь Габриэль! -- Какой-то конец смазанный получился, надо было себе придумать длинное звучное имя. Хотя господам светлым хватило и этого.
   Оскалившись в подобии улыбки и простукивая тростью, я медленно прошествовал в зал.
   -- Доброго вам дня, господа. Я тут мимо проходил, решил в гости заглянуть. Надеюсь, не помешал?
   Недолго думая, в гробовой тишине, -- как говорится на кладбище и то радостнее, -- я подошел к императорскому трону, отвесит папочке Хелены элегантный легкий поклон -- по этикету его можно было принять скорее как насмешку -- и, переместив во двор министра, вольготно расположился в его кресле -- оно как раз стояло справа от трона. Обвел зал насмешливым взором и уточнил:
   -- Что вы такие хмурые, прямо как неродные? -- После того как я аристократично обвел зал высокомерным взглядом, постучав тросточкой по полу, обозрел как оттуда выскочило блестящее от яда лезвие, кто-то из высокородных господ ойкнув упал в обморок...
   Алир с другого конца зала приветливо помахал мне рукой, а Анабель отвернулась, поджав губы.
   -- Ну-с, ваше императорское величество, будем знакомиться? -- наконец я повернулся к высокому статному мужчине.
   ***
   День сегодня не задался с самого начала. Мало того, что из-за подлости погоды, которая впадала из одной крайности в другую, у императора болела голова, будто туда забрался отряд гномов-молотобойцев. Мало того, что какой-то затюканный эльф, с взглядом книжного маньяка "одолжил" на неоговоренный срок книгу Света. Мало того, что советники, министры и все, кто собрались на Большой Совет, превратили его в большую психбольницу. Еще и дочь с утра вышвырнула своего незадачливого жениха с ночным горшком на голове. Как он к ней в спальню пробрался? Сам виноват. Да только Хелена, как вернулась из похода, сразу заявила -- выйдет замуж только за Алира. Да нет, он не против. Мальчик подает большие надежды. Если бы Темного убили -- вообще бы никаких разговор не было. Так вместо этого они притащили идиотскую грамоту, якобы от Князя, с заверениями в вечной любви и дружбе. Бред! Словно пятнадцатилетний подросток писал. А теперь еще конфуз получается. Семейство жениха требует сатисфакции. Кто ему моральный и физический вред нанес? Горшок. Вот пускай на нем и женится.
   В общем, именно за такими нерадостными мыслями и проходило у Императора утро этого дня. Скучно, господа. Хоть бы что необычное случилось! Стоило ему так подумать -- оно и случилось.
   Двери с грохотом распахнулись, будто их пнул тролль с похмелья, и громкий хриплый голос оповестил.
   -- Его светлость, Повелитель Темной Империи, полноправный наместник Мрака, Темный Князь Габриэль!
   ?!
   Император обозрел молодого мужчину. Ну да, точно темный. Явно специально расстегнутая рубашка -- светские львицы, допущенные на совет, как по команде томно вздохнули. Черные волосы, собранные в хвост -- одна выкрашенная в красный цвет прядь выбивается из прически и просто заправлена за ухо, -- хм... какие-то странные наклонности, он часом блеском для губ не пользуется? Трость, явно со скрытым лезвием. И как добивающий удар милосердия -- белые пушистые тапки на ногах.
   В общем, что-то такое инфантильное себе на уме. На Князя с горем пополам тянет. И вообще, что это за глупость -- "его светлость"? Хотя нет, обращение-то правильно, но звучит...
   Тем временем новое действующее лицо успело всех напугать до стадии "мне, пожалуйста, обморок" и соизволило обратить свое внимание на Императора.
   -- Ну-с, ваше императорское величество, будем знакомиться? -- осведомилось инфантильное нечто, улыбаясь во все тридцать два заостренных зуба улыбкой карапуза, который соорудил игрушечную гильотину и теперь выбирает игрушку для первого эксперимента.
   Император хмыкнул и потер переносицу, чувствуя как скука, взяв головную боль за шкирку, извинилась, что им придется отлучиться.
   -- А почему бы двум благородным правителям и не познакомиться, ваша светлость? -- обращение он выделил с особым удовольствием, так же улыбаясь. Зубы у него к неожиданно возникшему сожалению были не заостренные, но вполне крепкие и здоровые.
   -- Для вас, соседушка, просто Габриэль.
   -- Тогда не смею настаивать на императорском величестве. Сойдет и Роберт. Вы извините, соседушка, моих подданных. Они вовсе вас не испугались. Такое потрясение! Просто трагедия с этой книгой! Не спят, не едят, места себе не находят, только и думают, как ее вернуть, так что это все от эмоционального истощения.
   Князь, прищурившись, оглядел тех, кто уплыть в астрал не успели и теперь бледные-бледные думали, как не опозориться и не пустить под себя лужу.
   -- Неужели они и в туалет у вас не ходят? -- только и думают. Потрясающий народ! Мои так не умеют, -- воскликнул он с притворным восхищением-сожалением
  
   Две страдающие от скуки акулы с повышенным порогом ехидности плотоядно оскалились, поняв, что нашли другу друга.
   ***
   -- Я, в общем-то, зачем заглянул -- как раз с книгой помочь. А-то мне сестра за свою любимую книжку устроит билет в первый класс на тот свет. Берете помощником? -- от Императора я пришел в полный восторг! Если знал, что у Хелены такой папочка -- тут же приехал бы в гости на неопределенный срок.
   Роберт наклонил голову, снял тяжелую золотую корону, -- я заметил блеснувшую на его висках седину, -- протер подолом мантии и водрузил обратно на голову.
   -- Так мы сами пока не знаем, что делать. Этот остроухий гад, -- из рядов эльфов раздалось гневное шипение, -- ушел в другой мир. И даже не вперед ногами!
   -- Это-то как раз не проблема. Вы мне нить его перемещения дайте -- я портал открою. А после того, как книгу найдем, обратно сюда перемещу. Только чур, я в команде! И вообще, это можно обсудить в приватной обстановке? -- Я с отвращением покосился на набившийся в зал народ и покачал головой. -- Заключим перемирие, торговые договора, условия моей помощи вам. Идет?
   -- Нет!!! -- О, свершилось!
   Это, наконец, архиепископ соизволил выйти из состояния шока. Я уж начал опасаться, что болезный так и останется сидеть до конца своих дней памятником самому себе (давно понял, что с любимыми фразами надо завязывать, а то никакого парка не хватит все эти статуи расставлять). Ну, или его Кондратий хватит -- последнее, да простят мне это, было куда как предпочтительнее. Мелкая продажная душонка! Не люблю таких людей. В прошлом ревностный фанатик, в настоящем реалист с холодным расчетливым разумом человека, верящего только в деньги и власть.
   Высокий тощий старикашка с удивительно холодными темными глазами подпрыгнул на месте, вскочил на ноги и начал совершенно непочтительно тыкать в меня крестом.
   -- Ваше Императорское величество, как вы можете разговаривать с этим отродьем Тьмы? Он собирается вас убить! Его намеренья корыстны, а помыслы черны, как тот Мрак, из которого он был создан! У него нет ни души, ни совести! -- Видимо, поняв, что креста я не боюсь, архиепископ выхватил из рук у подоспевшего монашка -- чем-то похоже на Радека -- кубок со святой водой и плеснул ее мне в лицо.
   В зале воцарилась тишина.
   -- Кхм... -- откашлялся я и аккуратно промокнул лоб извлеченным из воздуха платком. Нужно было как-то разрядить обстановку, ибо братья монахи -- телохранители архиепископа под два метра роста метр в плечах, -- уже собирались кинуться на меня. Император открыл рот, чтобы крикнуть страже, которая должна была скрутить монахов. Рыцари повыхватывали мечи, а дамы замерли в предвкушении момента, когда можно будет картинно упасть в обморок.
   -- Кхм... -- повторил я. -- Н-да, похоже, душ мне сегодня не понадобится, -- постарался сказать я как можно веселее и улыбнулся. На самом деле кожу очень неприятно жгло. Святая вода оказалась слишком концентрированной и подействовала даже на меня. На секунду представив, что бы случилось с Лин, будь она на моем месте, или Герионом -- ведь он обязательно кинулся бы меня защищать, я с трудом подавил желание немедленно расправиться со старикашкой.
   Давно не испытывал такого сильного гнева и почти слепой ненависти. Хотелось убить как можно более жестоко, заставив почувствовать истинную боль. Хм... помотав головой, я с некой долей страха отметил, что все-таки слияние компенсировало не все мои негативный стороны. До этого мне все казалось куда более простым, веселым. Опасности ассоциировались с приключениями, а боль уходила на задний план -- ведь была не смертельной. Так же, как я игнорировал оскорбления, намеки и смешки, позволяя подданным подшучивать, как им угодно. Первые дни я не замечал этого, но теперь почувствовал, что свет сестры вымывается изнутри меня, тьмой.
   Черт... неужели опять не получилось?
   Однако надо сказать что-то еще. Напряжение по-прежнему витает в воздухе.
   -- Многоуважаемый не-знаю-как-вас-там архиепископ. На меня это не действует. Все равно, что мертвому пригрозить смертной казнью. Так что... -- тут я эффектным движением испарил капли святой воды, высушив намокшие волосы и убрав с кожи это ужасное жжение, -- придумайте что-нибудь более действенное. Костер, топор, яд не предлагать -- увы, не действует. Я не собираюсь никого, кроме Ририэля убивать. Если вы этого не поняли, могу поздравить -- вы идиот, -- поставил я диагноз и снова повернулся к Роберту.
   Император усмехнулся и, кивнув головой, словно в благодарность за то, что я никого не убил, обратился к архиепископу.
   -- Мой друг, -- с мягким упреком в голосе начал он, -- его светлость Габриэль прав. Если бы он хотел кого-нибудь убить -- не стал бы разыгрывать этот спектакль. Вам уже несколько раз невзначай были продемонстрированы возможности нашего соседа. И если продолжите так непочтительно обращаться с гостем, за вашу жизнь я и ломанной медной монетки не дам, а просто отойду в сторону. К тому же, учитывая вашу грубость и методы, не удивительно, что вы под каждым действием оппонентов подозреваете покушение -- я бы, например, подобного оскорбления не простил. -- Тут Роберт повернулся ко мне. -- Браво, Габриэль! У вас потрясающая выдержка!
   -- Было время ее натренировать, -- тихо хмыкнул я.
   Архиепископ перевел взгляд с императора на меня и обратно, и, видимо, решил прибегнуть к радикальному методу убеждения.
   -- В таком случае, ваше императорское величество, я покидаю совет. Истинный слуга Светлого Князя не стал бы терпеть присутствие отродья Тьмы. Так и я не намерен находиться в подобном обществе.
   -- Вообще-то, Княгини, -- вежливо поправил я. -- Габриэль не любит, когда ее принимают за парня. -- В зале послышался удивленный шепот.
   -- Ложь!!! -- теперь архиепископ решил поиграть в "верю -- не верю".
   -- Ну да. Если бы у меня был брат, а не сестра, я бы узнал это первым. К тому же против физиологии не пойдешь. И вообще, уважаемый, вы тут, кажется, уходить решили? Общественность вроде не против. А дела семейные я буду обсуждать с теми лицами, кому доверяю.
   -- И Знак свой оставьте, -- добавил Император, -- в случае вашего ухода вы не сможете занимать столь высокий пост, который накладывает некие обязательства, которые вы, похоже, исполнять более не хотите.
   Похоже, старичок переоценил любовь народа к своей персоне. Почти на всех лицах в моем поле зрения была написана радость. На остальных равнодушие. Не дождавшись нужной реакции, архиепископ заскрежетал зубами -- даже мне стало жутко -- но был вынужден снять большой массивный медальон с шеи и театральным движением бросил его под ноги Роберту. После чего удалился из зала, громко хлопнув дверью.
   Алир поаплодировал мне со своего места.
   -- Итак, -- Император чуть-чуть нахмурился, рассматривая медальон, явно решая, чью кандидатуру выдвинуть для этой непростой работы. -- Кажется, вы хотели обговорить все детали в приватной обстановке? Пройдемте. -- Поднявшись с места, он кивнул так же поспешившим лордам и леди. -- Господа, дамы, думаю, проблема в скором времени разрешится. Если вы хотите услышать результат переговоров -- можете подождать. Я прикажу, чтобы вам накрыли столы. Прошу вас, ваша светлость, пройдемте.
   Я кивнул Императору, показал Алиру большой палец, мол, все будет прекрасно, и попытался улыбнуться Анабель, но натолкнулся на холодную ярость -- не знаю, как еще описать то чувство, что читалось в глазах моего ушастого чуда. Под конец, выходя из зала, я столкнулся с Хеленой, Элли при ней не было, -- видимо, он решил осмотреть местные достопримечательности. Улыбнувшись девушке самой обольстительной из своих улыбок, я сделал изящный поклон:
   -- Моя принцесса, вы прекрасны, -- и коснулся ее руки легким поцелуем.
   Светские львицы хором вздохнули, пытаясь скрыть зависть. Кавалеры заухмылялись, правильно расшифровав мою улыбку. Алир вытаращил от удивления глазища на пол-лица, а Анабель снова отвернулась. Император только фыркнул, а Хелена смущенно покраснела, но поспешила выпутать свою узкую ладонь из захвата моих пальцев.
   -- Габриэль, это не смешно! -- рассерженной кошкой прошипела она, так чтобы услышал только я.
   Я извинился, скорчив умильную физиономию, -- ну, кто же откажется от такой игры? -- и прошел вслед за Робертом.
   Петлять по коридорам долго не пришлось, уже за следующим поворотом лакей, одетый в золоченый камзол, распахнул перед его Императорским величеством неприметную темную дверь.
   Следуя этикету, Роберт первым пустил меня и, наказав лакею никого не впускать, зашел следом.
   Н-да, от кабинета императора Светлых земель -- последнее словосочетание подчеркнуть два раза -- я ожидал чего-то другого. Небольшая, но грамотно обставленная комната была выполнена в темных тяжелых тонах. Каменную кладку стен не покрывали мягкие обои и только в двух местах небольшие серые плиты скрывали картины в старых рамах. На одной изображался шторм -- редкое явление на нашем маленьком спокойном море, на другой -- ночное поле с одиноким силуэтом раскидистого дерева, что очерчивал лунный свет. Мягкий ковер оказался темно-бурым, словно повсюду была запекшаяся кровь. Два шкафа с аккуратно расставленными книгами и папками, стол в дальнем углу, пара кресел у камина, в котором танцевало синее колдовское пламя, приглушенный свет. Тяжелые темные шторы в тон ковру.
   Таким скорее мог оказаться мой кабинет, но никак не отца Хелены. Я развернулся на триста шестьдесят пять градусов, потоптался на коврике и растерянно обернулся к Роберту.
   -- Нам надо поменяться замками, -- вынеся свой вердикт, я подумал, что долго бы не протянул в такой депрессивной комнате. Скорее быстренько перестроил на свой лад. Просто щелкнул пальцами.
   -- Зачем? -- Император прошествовал к одному из кресел и приглашающе кивнул мне. Устроившись, я тут же создал легкий перекус и графин с соком. Увидев недоверие в глазах мужчины, забрал с подноса самое аппетитное яблоко и с удовольствием в него вгрызся.
   -- Знаешь, у меня в темницах и то веселее, -- признался я. -- Не говоря уж о комнатах, спальнях и кабинетах. Светло просторно, ярко, воздуха много. Как-то и настроение улучшает и глаз радует.
   Император пожал плечами.
   -- На вкус и цвет -- краски разные. Итак, что ты хотел предложить? -- откинувшись на спинку кресла, он несколько мгновений пристально меня рассматривал, после чего неожиданно сказал. -- Не думал, что буду вот запросто сидеть с Темным Князем. И дочке не верил, когда она с этими недотепами рассказывала про путешествие. И грамоту выбросил. Это Хелена тебя позвала?
   -- Угу. Ну, подумаешь Темный Князь? Между прочим, я уже давно не подавал повода думать обо мне, как о монстре, -- протянул я. -- У вас вон архиепископ такой, что никакого темного князя не надо. Отправил единственную наследницу в Черные земли! Хорошо, там я сижу, а не тот, кого вы себе понапридумывали. Можно как угодно хорошо метать железки, а щелкнуть пальцами я все равно успею прежде, чем ножик до меня долетит. Так что, родитель из вас неважный! -- я укоризненно ткнул яблоком в камин. -- И вообще, это не пророчество, а враки самые настоящие.
   -- Так это тебе было известно, что враки, для нас святая правда. Была. И Хелену я отпускал, уверенный, что все у нее получится. В общем, не важно. Взаимными упреками дело не поправишь. Если честно, я до сих пор не вижу в тебе Темного Князя. Но при условии, что книга света вернется, а виновный будет наказан, я согласен рассмотреть мирный договор с Черными землями.
   -- Значит так, -- тут же перешел я к делу. -- Я, Элли -- это мой ученик, Алир и кто там еще в команду напросится, пойдем выручать эту книгу. По нитям перемещения найдем мы его быстро. Отберем вашу реликвию и вернемся сюда. От Ририэля, скорее всего, ничего не останется, так что голову его не обещаю. Мои условия -- перестаете ко мне подсылать недотеп с зачарованными кинжалами, содействуете в быстром заключении договора между нашими землями. И не препятствуете браку Хелены с Алиром, -- последнее я добавил только из дружеских побуждений, а то знаю я, как относятся к бедным рыцарям -- пусть и из богатого семейства, но без титула. В конце концов, она его любит, он любит ее, так почему бы не поработать доброй феей?
   -- Хм... последняя просьба немного необычна, особенно, если учесть то, что я увидел в дверях. -- Роберт почесал в затылке и, недолго думая, тоже захрустел яблоком. -- Хотя... если припомнить взгляд одной миловидной особы, все становится на свои места. Над первыми пунктами подумаю, но все-таки Хелена моя дочь, и мне бы не хотелось...
   -- Ладно-ладно! -- Я поднял руки в примиряющем жесте. -- Доброй феей буду не сегодня. Так что, можно отправляться на место преступления?
   -- Сначала обсудим договор. В том, что книга вернется на свое законное место, я уверен, но некоторые пункты, которые могут быть включены в мирное соглашение, вызывают у меня сомнения.
   -- Прекрасно! Я уже набросал черновик!
   Дальше пошла политика, про которую рассказывать я не буду, ибо скуш-шно, господа! Как я уже сказал, Император оказался весьма здравомыслящим человеком и определение слову "компромисс" знал, но все-таки споры разгорелись жаркие. В результате, весьма довольные, мы пришли к согласию и миру. Заработав напоследок комплемент: "Неправильный ты Темный Князь, Габриэль" мы отправились в тот зал, где хранилась Книга Света.
  
   Представляю, что творилось в зале после нашего ухода!
   Глава 25
   Меньшее зло, как правило, долговечнее.
   Всеслав Брудзигьский.
  
   Когда двери с мягким шелестом закрылись, несколько мгновений в зале совещаний продолжала стоять мертвая тишина. Даже в распахнутые настежь витражные окна не проникало ни единого звука из дворцового парка. И в этой пугающей тишине раздался чей-то приглушенный полувсхлип-полувздох. Он произвел эффект разорвавшегося боевого заклинания. Со всех сторон разом хлынул поток споров на повышенных тонах. Лорды и леди старались перекричать друг друга, не понимая, о чем собственно говорят -- им просто требовалось выплеснуть свои эмоции.
   -- Заговор! Заговор! -- голосила из крайнего ряда дамочка в пышном платье красного цвета и с безвкусной высокой прической.
   -- Это спектакль! -- отвечал ей заплывший жирком лорд с пышными усами.
   -- Предательство? -- робко вопросили из дальнего угла, тут же поспешили прикусить язык и прикинуться фикусом.
   Эльфы сохранили молчание гордое, но отнюдь не вежливое. На то кресло, где недавно сидел Габриэль, они косились с ненавистью, перемешанной с отвращением. В отличие от людской знати, они прекрасно почувствовали, что это был именно Темный Князь, а не кто-нибудь, случайно проползающий мимо.
   Несколько эльфов подозрительно покосились на сидевшую рядом с Алиром Анабель. Та отвечала им презрительным взглядом прищуренных светлых глаз. Стоит ли говорить, какой скандал закатил ее дом, узнав о проваленной миссии? Беднягу Ририэля вообще собирались приговорить к обстриганию налысо. Ведь, естественно, никто не поверил, что эльф добросовестно все эти года пытался убить Темного Князя. Так что для Анабель было совершенно неудивительно, что с таким отношением к себе, эльф, не распаковывая вещей, смылся из мира, прихватив книгу света. На какой-то момент она даже пожалела, что больше не могла испытывать к Ририэлю хоть каких-нибудь светлых чувств, которые раньше переполняли ее душу. Теперь там прочно засел темный паршивец с короной Темного Князя. Но, видимо, светлая леди его больше не интересует. Анабель поджала губы, вспомнив, что взгляд Габриэля не потеплел ни на миг, когда он поздоровался с ней равнодушной улыбкой больше похожей на гримасу. Точно так же он кивнул Алиру, только более дружелюбно. А она не собирается за ним бегать, подобно сопливой девчонке, увидевшей своего кумира.
   -- Ну и дура! -- с двух сторон гневно прошипели Алир и Хелена, оттаскивая эльфийку из самого центра толпы, прочь из зала в коридор.
   -- ?! -- Анабель отвлеклась от своих безрадостных мыслей мазохиста со стажем.
   Принцесса и рыцарь смотрели на нее сердитыми кобрами, одинаково уперев руки в бока и рассматривая эльфийку так, как юные патологоанатомы рассматривают предложенную им для препарирования лягушку.
   -- Он Темный Князь! -- первым начала Хелена. -- Ну подумаешь, оказался идиотом, не понял, как надо обращаться с девушкой? Мужики в этом вопросе вообще никакие, -- Алир возмущенно фыркнул, но принцесса это проигнорировала, -- и если бы все девушки вели себя подобно тебе, то процент счастливых любящих семей опустился до нулевого уровня. Думаешь, он должен был придти просить прощения? А собственно за что? Что попытался тебя помирить с Ририэлем? И? Дорогая моя, это психология. Ты думаешь, тебе тяжело -- светлая эльфийка влюбилась в Темного Князя. А ему? Если он до этого был абсолютно уверен, что на любовь не способен? Вот и попытался как-то это все замять. А как исправить, теперь не знает. Голубушка, это только в дамских романах прекрасный принц приползает к своей принцессе на коленях. В жизни все гораздо прозаичнее, и принцессе самой надо пойти и пнуть этого принца так, чтобы у него ножки подкосились. К тому же, каким бы ни был Габриэль добрым, милым и хорошим другом, он все равно остается Темным Князем. Подобные ему существа не смогут наступить на горло своим принципам, даже осознавая, что теряют в жизни самое главное. Возможно, ему действительно нужно было, чтобы ты уехала. Причины не важны. Вам надо помириться. Хотя вы и не сорились -- это ты с чего-то решила поиграть в ледяную леди. А потом в какую-то истеричку. У тебя последнее время вообще настроение меняется, веселый крестьянин знает как. Неделю упорно изображала полное безразличие, а потом начала стаскивать в комнату посуду с твердым намереньем перебить весь сервиз о голову бедного Габриэля! Зачем?!
   Гневную отповедь Хелены прервал тихий совет Алира.
   -- Ани, правда, мы за эти несколько коротких недель успели достаточно сдружиться, чтобы понять и тебя, и Габриэля. Сделать первый шаг совсем не страшно. Только прекрати себя вести, Тьма знает как. А то иногда кажется, что ты не настоящая Анабель, а подделка. Что на тебя находит? Ну так что, сделаешь первый шаг?
   Анабель укоряюще посмотрела на потолок, словно это он был виноват в том, что ей достались такие проницательные друзья. Жила она себе в Светлом Лесе, жила. Считала людей низшей расой, недостойной ее внимания, Темного Князя -- мировым злом. И так все было просто и понятно!
   А теперь ей, сиятельной леди, первой из красивейших дочерей Светлого Леса человеческая принцесса и рыцарь, мальчишка без титула, советуют первой признаться Князю в любви. Мир сошел с ума? А ведь главное -- Анабель поняла, что послушается этого совета, и действительно первой подойдет к Габриэлю. Если он, конечно, захочет ее слушать. Ведь разговор им предстоит долгий и содержательный, очень-очень содержательный.
   Неожиданно, разошедшуюся парочку по вправлению мозгов эльфийке прервали посторонние звуки. Кто-то спорил. Громко, уверенный, что все остальные сейчас находятся в зале и подслушать его не могут. Голос был подозрительно знаком, однако он удалялся прочь от зала и все сильнее затихал.
   Но стоило Алиру сделать осторожный шаг в сторону поворота, за которым несколько мгновений раздавался высокий визгливый голос, как оттуда вылетел ошалевший серый котяра. Бедное животное дышало так, будто за ним гнались все собаки Светлых земель.
   -- Что случилось? -- Анабель, присев на корточки, дотронулась до лба кота и легким импульсом успокоила его. -- Радек, что произошло?
   Кот повел из стороны в сторону хвостом, а потом, недовольно мяукнув, превратился в человека.
   -- Он хочет напасть и убить Императора, -- тут же выпалил он.
   -- Он?!
   -- Кто?
   -- Как?!
   Вопросы были заданы одновременно, и несколько секунд монашек не мог определиться на какой из них отвечать первым.
   -- Архиепископ. Он хочет убить императора и обвинить в этом Габриэля. Они сейчас направляются в хранилище, чтобы нащупать нити перемещения, а он велел...
   Но что конкретно велел архиепископ, Радек досказать не успел. Рыцарь, эльфийка и принцесса, сорвавшись с мест, понеслись всех спасать. Монашек оглянулся, встряхнул головой и, превратившись обратно в кота, понесся следом.
   Коридоры смазывались перед глазами. Хорошо, что Анабель бежала следом за Алиром и Хеленой, которые знали тут каждый закуток, и сворачивала за ними не задумываясь, иначе бы точно запуталась в хитрых сплетениях галерей и залов. Пару раз она слышала испуганные вскрики слуг, психика которых не выдерживала зрелища бегущей во весь опор наследной принцессы.
   Завернув за следующий поворот, Анабель влетела в спину резко остановившегося рыцаря. Они не то чтобы не успели, но попали уже к середине представления
   Габриэль с ленцой разглядывал двух монахов-охранников архиепископа. Они парили в метре над полом и жалобно поскуливали. Две стрелы так же зависли в воздухе, не долетев до Темного Князя на расстоянии вытянутой руки. Император, целый и невредимый, обнаружился рядом. Он был немного бледен и смотрел на стрелы с некоторой опаской.
   -- О, друзья мои, вижу, вы решили не пропускать представление? -- растягивая согласные звуки, прошипел Габриэль, криво ухмыляясь. Протянув руку, он поманил одну из стрел к себе, и та покорно упала в его ладонь. -- Хм... как интересно. -- Князь, потрогав наконечник, покачал головой. -- А ведь заклинания-то на них наложены темные. Неужели и тут мой загадочный предатель постарался?
   Анабель непонимающе моргнула. Этот Габриэль был совершенно не похож на того, которого она знала. Казалось, молодой мужчина окружен ореолом тьмы, и она медленно сгущалась вокруг его фигуры, словно предчувствуя что-то нехорошее. Сейчас можно было легко поверить, что Габриэль и есть Князь Тьмы, часть первородного Мрака. В черных прищуренных глазах вместо привычного ехидства и интереса ко всему окружающему миру -- там появились гнев и что-то злое, совершенно чужое этому миру
   -- Эмм. -- Алир тоже заметил произошедшие в друге изменения и осторожно начал приближаться к замершему Князю. -- Габриэль, думаю, эти ребята -- кивок в сторону монахов -- уже поняли свои ошибки и горят желанием исправиться. Может быть, ты отпустишь их?
   -- Зачем? Они пытались убить. Я почувствовал их желание моей смерти за два коридора. Хотя целью был только Император, один выстрел перенаправили на меня. Глупые, я бы не успел остановить обе стрелы, просто не смог сконцентрироваться за секунду их полета... но темная магия не пойдет против своего Князя, а одну стрелу способен остановить даже слабенький маг. Предатель просчитал все бесподобно... глупые-глупые люди, которые стали его марионетками... -- он тихо-тихо засмеялся и начал медленно сжимать руку в кулак. Монахи задергались, один глухо застонал, сплюнув кровью.
   -- Габриэль, прекрати! -- вскрикнула Хелена.
   -- Тебе не хочется отомстить им? Один из них выстрелил в твоего отца.
   -- Нет, опусти их. Они предстанут пред судом!
   Но Габриэль как будто не слышал принцессу. Он продолжал медленно сжимать кулак, явно наслаждаясь происходящим. Надо было что-то срочно делать. Анабель чувствовала всем своим существом. Но что? Это не ее Габриэль, с которым она думала поговорить, после слов Хелены. Или ее? Что же с ним случилось?!
   Следуя внезапному порыву, она в несколько шагов преодолела разделяющее их расстояние, не оборачиваясь на предостерегающий вскрик Алира, и коснулась руки Габриэля.
   Кулак разжался. Габриэль непонимающе осмотрелся по сторонам и опустился на пол, закрыв лицо ладонями. Следом шлепнулись тела охранников. Однако, почувствовав свободу, они очень быстро пришли в себя, но тут же столкнулись с крайне злым императором и подоспевшими стражниками.
   -- Ваше Величество? -- осторожно уточнил усатый дядька, судя по всему, капитан стражи, кивая в сторону неподвижно сидящего Габриэля, мол, этого тоже арестовывать?
   -- Все в порядке. Его светлость спас мне жизнь. Увидите этих и арестуйте архиепископа. У меня появилось к нему много вопросов. -- Роберт с сожалением подумал, что пинать незадачливых убийц императору не положено, а значит, придется потерпеть.
   Как только стражники уволокли сопротивляющихся монахов, Алир и Хелена кинулись к другу, вокруг которого уже вовсю хлопотала Анабель.
   -- С тобой все в порядке? -- тут же задал гениальный вопрос рыцарь.
   -- Что это было? -- поинтересовалась любопытная принцесса.
   -- Кажется, я зря сказал, что ты неправильный Темный, -- задумчиво обронил Роберт.
   -- Ваше величество, -- глухо откликнулся Габриэль, -- вы никогда не слышали фразу "ад, всегда остается адом"? Каким бы я ни был, как бы ни хотел выглядеть хорошим, я всегда буду Темным Князем. Неудачным экспериментом по созданию мира. Тьма -- это Тьма, даже если она приняла облик еле заметной тени в дальнем углу светлой комнаты. Хелена, ты действительно хочешь услышать ответ на свой вопрос?
   Принцесса кивнула.
   Габриэль неожиданно резко вскинул голову, впиваясь в лица друзей изучающим взглядом.
   -- Не "что" -- "кто". Настоящий я. Вы никогда не задумывались с чего бы возникать всем этим страшным сказкам обо мне, когда я на самом деле белый и пушистый? Я Монстр. Отец, когда понял, кого создал, запер меня в клетке. Он так и называл меня. Не "Тьма" не как-нибудь еще, тем более не Габриэль -- он слишком любил свое имя -- все это придумали уже после его смерти. Он не стал давать мне имя, как и Рилю -- его творец. Монстр прекрасно мне подходило. Это Свет сестренки потом, во время слияния или когда она находилась рядом, позволял мне недолго быть вредным, но вполне милым. Сейчас я опять начинаю становиться тем, кем являлся раньше. Возможно, как-нибудь потом я даже покажу тебе пару воспоминаний о далеком-далеком прошлом.
   -- Но ведь ты отпустил их? -- Анабель дотронулась до лба Габриэля. У Темного князя был жар. Но спустя секунду ладонь эльфийки пронзили иглы холода. И снова жар.
   -- Это другое. -- Габриэль криво усмехнулся и поднялся на ноги. Ниточка света, что связывала его с эльфийкой не давая проваливаться во тьму, была не видна даже ему. -- Ладно. Надо вернуть эту чертову книжку. Элли, где ты? -- позвал он, оборачиваясь. И тут же рядом возник улыбающийся паренек. Оглядев всех собравшихся, он не стал ничего комментировать, а просто отошел в сторонку. -- Я сам нащупаю нити. Алир хочешь с нами? Мы вернемся быстро, -- Темный Князь говорил сухо, четко, опустив взгляд в пол.
   -- Я с вами!
   Не задумываясь, Анабель сделала шаг вперед, но Габриэль даже не повернул голову в ее сторону. Он дождался кивка Алира и на мгновение замер, будто к чему-то прислушиваясь, а потом щелкнул пальцами.
   Стало темно, будто кто-то применил заклинание ночного полога, и эльфийка почувствовала, что это ее последний шанс хоть что-то понять из того, что творилось с Габриэлем -- ее собственное желание, чтобы понимала не она, а понимали ее -- было сейчас не главным. В конце концов, и не с таким живут. Поэтому она просто вцепилась в Темного Князя, крепко-крепко прижавшись всем телом.
   ***
   Она звала меня. Я чувствовал ее мягкие прикосновения. Тьма витала вокруг, касаясь полупрозрачными летящими одеждами, прижимаясь сухими губами к щеке, узкой ладонью трепала волосы. Все такая же красивая. Ее тихий вкрадчивый шепот раздавался внутри моего сознания, и сосредоточиться на реальности становилось все труднее и труднее. Родственники просчитали все прекрасно -- надо только чуть-чуть разозлить меня... и все вернется на круги своя. Тьма не угрожала, не кричала, не просила. Полные алые губы изгибала понимающая улыбка. Она знала, что я долго не выдержу и совсем скоро сдамся, но в тоже время дорожила каждой секундой, которую можно было отвоевать у феи Разлуки.
   "Сын, не упрямься, прошу. Разве я когда-нибудь делала тебе больно? Вспомни ту грязную клетку, оскорбления, удары. Он отнял у меня тебя, а потом возненавидел. Я же всегда была рядом, готовая помочь. Ну же, впусти меня в свое сердце... Вспомни обиды, печали, как трудно было научиться чувствовать... тебе и сейчас трудно. Вернись и все это исчезнет. И память, и боль, и чувства... сын...".
   В один момент прорвало плотину. Столько веков я старательно укреплял ее. Не только я. Габриэль согласилась пожертвовать своей самостоятельностью и свободой, Элли отрезал себя от Света, потеряв крылья... а потом раз -- и все сломалось.
   Столько лет я сражался с ней, противился ее зову. Сейчас понял, как устал. Надо проигрывать. Днем позже, днем раньше -- только бы не причинить больше никому вреда.
   А что еще делать? На третье слиянье никогда не пойду. Пора оставить сестру в покое... Время уходить. Только вот дело завершу. Не привык бросать все на полдороге.
   Анабель стояла рядом и следила за каждым моим движением с нешуточным беспокойством. Ни следа от обиды или недавней ярости. Хоть сопли с сахаром размешивай. Я с удивлением понял, что думаю о друзьях с пренебрежением и раздражением. Чего и следовало ожидать. Только вот если вспомнить прикосновение эльфийки, сразу становится легче. Может быть, это и есть выход, сразу не замеченный мною?
   Потянувшись к нитям, я быстро обнаружил след перемещения Ририэля. Очень грамотно составленный портал. Сразу чувствуется рука, точнее мысль кого-нибудь из Творцов. Значит, на месте нас, точнее меня, уже ждут. Элли, возможно, сможет как-нибудь помочь. А Алира, как смертного, перекинуть обратно, чтобы он смог рассказать о случившемся, будет куда легче и почти не потребует внимания и времени. А вот брать с собой эльфийку я не намерен.
   Скоро все закончится. Боковым зрением я увидел улыбающегося Элли, он как всегда все воспринимает как интересную игру и добрую сказку. На лице Алира написана решимость. Пора!
  
   С самого начала я понял, что что-то пошло не так. Только больно ударившись о мраморный изумительно красивый пол, я понял, что не так пошло все. Рядом удивленно оглядывалась по сторонам Анабель, видимо, в последний момент уцепившаяся за меня. Элли уже поднялся на ноги и теперь с любопытством озирался. А вот приземление Алира прошло куда как хуже. Судя по его перекошенному лицу и тому, как он схватился за неестественно вывернутую ногу -- перелом.
   Вылечу. Но только после того, как пойму, куда я закинул нашу компанию.
   Могло показаться, что мы попали в храм. Куполообразные своды были выложены цветной мозаикой -- портретами странных людей. И на меня с укором взирали спокойные лица с черными радужками и цветными зрачками. Сквозь них просачивался яркий свет, заливающий круглую залу ровными цветами. Стены так же были выложены мозаикой, но только не портретами или картинами, а непонятными плавными линиями на светло бежевом фоне. Пол был расчерчен на правильные темные и светлые квадраты. В черном мраморе -- странно, я такого еще не видел, -- были видны красные прожилки. А в светлом -- синие.
   -- Добрый день, господа, -- обернувшись на голос, я обнаружил Ририэля, который стоял возле единственного окна в этом храме -- буду называть это место так. Окно кстати было большим, витражным и тоже очень красивым. Эльф, скрестив руки на груди, с интересом нас разглядывал, словно встретил первый раз в жизни. Книга Света, открытая на середине, небрежно валялась на подоконнике.
   Ририэль искренне улыбнулся мне и Элли, сочувствующе покачал головой, осмотрев Алира, и удивленно вскинул бровь, переведя взгляд на Анабель.
   -- Ани? Не ожидал... Думал, тебя будут оберегать, как величайшее сокровище, но, видимо, Габриэль окончательно растерял не только инстинкт самосохранения, но и решил, что все остальные также обладают даром бессмертия. Как неосмотрительно, друг мой.
   Анабель посмотрела в пол, я нахмурился, не понимая дружелюбного тона Ририэля, сам же эльф наоборот весело вскрикнул.
   -- Не может быть! Друг, ты стал слишком невнимателен. Ну, чужие тайны я не выдаю, но все будет слишком просто.
   Всегда поражался его скорости. Только моргнул, отвлекшись буквально на долю секунды, как коротко сверкнуло лезвие, и маленький кинжал остановился в сантиметре от сонной артерии эльфийки.
   -- Итак, я обезопасил себя от твоих выходок, Габриэль, и думаю, Элли так же не станет вмешиваться, помня, что в любом случае я успею ее убить.
   Анабель коротко всхлипнула, не в силах пошевелиться, и бросила в мою сторону отчаянный взгляд. Ну, уж я тут не причем. Сама полезла за мной. Хотя какие-то странные намеки Ририэль делает, словно я упустил что-то жизненно важное. Что? Люблю решать загадки, но сейчас я продолжаю ощущать присутствие Тьмы, и время играет на другой стороне.
   -- Хорошо, никаких выходок. Просто поговорим, -- тут же согласился я. -- Признаюсь, ожидал увидеть здесь не тебя, а моих милых родственничков. Но, похоже, они как не любили марать руки, так и продолжают брезговать грязной работой, сваливая ее на других. В данном случае на тебя. Мне интересно узнать, как ты собираешься меня убивать и зачем разыграл этот дурацкий спектакль, когда я на протяжении скольких веков и так позволял тебе убивать меня всеми известными способами.
   -- Убийство убийству рознь... -- философски изрек Ририэль. Похоже, он был расположен к беседе.
   Впрочем, грех его винить. Это только в не совсем умных книгах главный плохой герой начинает рассказывать свой злодейский план, не учитывая всех возможностей главного хорошего героя. И тот его убивает. Эльф прекрасно знал, что ни я, ни Элли не станем на него нападать. К тому же, если честно, мне просто хотелось его послушать. Всегда считал Ририэля если не другом, то очень хорошим знакомым. Сколько было забавных моментов с нашими экспериментами. Хоть вспомнить про тот, когда он, что-то намудрив, поменял нам с Элли пол, и как мы разъяренными фуриями гоняли его по всем окрестным мирам. А потом таки превратили в милую чернокудрую девочку. Или...
   Но тут Тьма обняла меня за плечи, вынуждая закрыть глаза, отрезая себе путь к воспоминаниям. "Только позови меня, сын, и тут же все закончится. Ведь это больно, быть преданным? Позови меня -- боль пройдет..."
   Еще не время.
   -- Никогда не был хорошим рассказчиком. -- Ририэль скорчил гримасу, показывающую, как он не любит все объяснять. -- С чего бы начать?
   -- С того момента, когда ты решил меня предать. Когда это случилось? -- задал я наводящий вопрос. Лирику можно легко пропустить, но несколько деталей меня волнуют сильно.
   -- Тогда, когда я понял твою природу. Габриэль, ты сам не понимаешь свою уникальность. Одно из величайших творений. Неудивительно, что тебя так ненавидят. Одно твое существование разрушило столько утверждений и устоявшихся взглядов, что тобой нельзя не восхищаться. Только вот проблемка, к тебе невозможно относиться как к живому существу, только как к неодушевленному, применяя не "кто", а "что". Особенно после того, как я понял, что ты полностью состоишь из однородной, перерожденной в новое качество Тьмы, которая из-за отделения от Великого Целого вынуждена поддерживать телесную форму и наполнять ее стандартным набором органов, который составляет организм живого существа. Ты идеальный микромир, который просто не смогли закончить. Крошечная копия множественной вселенной, но только без Света. Все основы к черту! Слова и доказательства, что не может быть Тьмы отдельно от Света, на помойку -- ты опровержение всего этого. Может! Может существовать отдельно и даже превосходить то, что создано от слияния Великих Начал. Ты знаешь, как я люблю знания. Ты -- путь к познанию Творца. Не твоих, как ты их называешь "родственничков" -- они просто дети, воображающие о себе невесть что. А к Первому. Возможность стать равным ему.
   -- Фу! -- честно сказал я. -- Ририэль не надо меня расстраивать, это слишком пошло -- жажда власти над множественной вселенной и невиданного могущества. И не засоряй мне мозги. Из всего этого я понял только то, что тебе пора к доктору. Откуда ты этого набрался?! Чушь! -- честно сказал я. Авторитетно заявляю -- такого мне про себя слышать еще не доводилось. Скорее все утверждали обратное, что я одно из худших творений, абсолютно бесполезен, хоть и уникален.
   -- Это мне не нужно. Мне нужны знания. -- Глаза эльфа горели лихорадочным больным огнем. Я никогда раньше его не замечал. А зря. Обычно таким взглядом обладают те существа, которые могут убить миллионы, только для того, чтобы узнать какую-нибудь малость. Куда хуже фанатиков. И намного опаснее. Фанатики, ослепленные своей верой, подобно мотылькам стремительно летят на открытое пламя и быстро в нем сгорают. Но такие, как Ририэль, обладают холодным расчетливым умом. И могут годами ждать нужного момента.
   -- Получается, ты предал и своих нанимателей? -- уточнил я.
   -- Они жалки. Носятся со своим могуществом и не обращают внимания на...
   -- Ладно, ладно, только не продолжай меня расхваливать. Тошно становится. Лучше скажи, как же меня можно убить? -- а вот это мне действительно интересно!
   -- Тебя не нужно убивать. На самом деле, ты восстановишься даже после разрубания на сотни крошечных кусочков и сожжения их. Хватит того, что ты позовешь Тьму.
   -- Я и так собирался это сделать, -- признание получилось горьким и некрасивым. Хотелось, чтобы промелькнула загадка или что-то героическое. Но вместо этого фраза прозвучала глухо и обычно, словно я сообщил погоду на завтра.
   Элли, который до этого не сводил внимательного взгляда с лица Ририэля, словно читал по нему все эмоции и мысли эльфа, прикрыл ненадолго глаза, глубоко вздохнул и, сгорбившись, отошел в сторону. Анабель с Алиром ничего не поняли.
   -- В том-то все и дело. -- Ририэль разочарованно пожал плечами. -- Я догадывался, что когда память вернется, ты просто решишь сдаться. Весьма предсказуемый шаг. А так... нужный эффект не будет достигнут. Нужно отчаянье, боль, ярость -- сильные, по-настоящему живые эмоции. Должен быть гигантский взрыв. Чтобы сместились миры, чтобы половину множественной вселенной снесло к Хаосу. Вот это нужно, а не тихий уход. Поэтому припас для тебя еще один сюрприз. Ну что ж, -- Ририэль улыбнулся настолько жутко и криво, что меня даже передернуло. Сложно представить столь безумную уродливую гримасу на удивительно красивом лице, -- приступим!
   И тут в зале появились...
   ***
   Если сказать что Алир не понимал ничего, значит, просто промолчать. Даже боль в ноге притупилась от всего происходящего. Рыцарь, не отрываясь, смотрел на эльфа. Странно, за ту неделю, пока общался с Ририэлем по дороге в Светлые земли, он не заметил ничего подозрительного. Эльф был весьма молчалив, и почти весь путь читал толстую старую книгу. Изредка пытался заигрывать с Анабель, но в энный раз натолкнувшись на полное равнодушие остроухой, понял, что ему ничего не светит. Шутил. Причем весьма удачно и по делу. Был дружелюбен и приятен в общении. В общем, никак не походил на то безумное существо, которое рыцарь видел сейчас перед собой. Казалось, что кто-то просто надел личину Ририэля. Но в то же время интуиция подсказывала, что перед ним именно он.
   Габриэль выглядел куда хуже. В тот момент, когда эльф метнул в Анабель кинжал, он, видимо, попытался обратиться, но испугавшись за жизнь остроухого чуда, так и остановился где-то на середине процесса. Причем сам этого не заметил. В результате у него сильно удлинились кисти рук и пальцы. На последних особо выделялись ногти. Вернее когти, достигшие угрожающих размеров. Если прикинуть на глаз, то сантиметров десять точно будет. Лицо вытянулось, нижняя челюсть ощутимо деформировалась. И теперь набор клыков, который Габриэль демонстрировал, мог напугать и огра-людоеда. На бледной коже проступили красные прожилки странного рисунка. По всему позвоночнику тонкую рубашку пропороли костяные шипы.
   -- Я и так собирался это сделать... -- тихо признался Габриэль, словно сознавался в желании покончить жизнь самоубийством.
   Хотя постойте! Алир вспомнил, что им рассказывал про себя Габриэль. А ведь действительно получается, что если он призовет Тьму -- перестанет существовать, снова став ее частью. Лично Алир против! Судя по всему, Элли тоже. Анабель, кажется, ничего не поняла. Странная она какая-то последнее время. Впрочем, изменившийся в худшую сторону характер эльфийки сейчас не самая главная проблема. А вот то, что одна неосторожность может привести к отсутствию эльфийки на этом свете -- уже важнее. Ну, и самый главный вопрос: что же делать с Ририэлем? Сидеть и слушать? Заманчиво, конечно, но Алир не хотел, чтобы с друзьями случилось что-нибудь нехорошее. Постойте, вообще-то, все заботятся о своих друзьях, так что желание рыцаря навешать остроухому маньяку пинков было закономерным. Только вот сломанная нога мешала. И оставалось Алиру сидеть на мраморном полу, и, слушая ту ахинею, что несет Ририэль, надеяться, что возможно, все как-нибудь и обойдется. В конце концов, Габриэль -- Темный Князь. Только вот осталось напомнить ему об этом, а то он совсем сник и побледнел. Видимо, из всех присутствующих он лучше всего понимал, какие конкретно цели преследует эльф.
   Тут Ририэль страшно ухмыльнулся.
   -- Приступим!
   Раздался тихий хлопок и в зале появились новые действующие лица. Двое. А точнее Авус Хетр и сестренка Габриэля. Вот только стоило Алиру до конца осознать, как именно они появились и робкая надежда "а вдруг нам помогут?" умерла в страшной агонии. Габриэль выглядела ужасно. В драной ночной сорочке, босая, растрепанная, на лице кровоточащие царапины, губа рассечена, в синих глазах испуг. Авус держал у горла девушки странный изогнутый кинжал. Темное, почти черное лезвие не отражало света и казалось живым.
   -- Рад видеть вас в добром здравии, милорд! -- поприветствовал он Князя и вежливо кивнул остальным, начав медленно двигаться в сторону Ририэля.
   На Габриэля было страшно смотреть, как он побледнел и закусил до крови губу. Не только губу. Рыцарь увидел, что, видимо, забыв про когти, он попытался сжать кулаки, и пропорол ладонь насквозь. Боль несколько отрезвила Габриэля. Помотав головой, он с горечью произнес.
   -- Как просто... Тьма, как же просто! Почему я забыл эту дурацкую поговорку, что если хочешь что-то спрятать положи на виду у всех. Это же ты мне тогда на совете, сказал про Лабиринт и долину. И смог сделать это так, что я не обратил никакого внимания. И потом, когда я вернулся... Род Хетр всегда отличался сдержанностью, а тут ты вдруг начал шутить, -- я подумал, что это даже хорошо. Ты ведь убил настоящего Авуса, перевертыш?
   -- Тебя сейчас не должно это волновать... -- сонник довольно скалился и еще сильнее прижал кинжал к горлу Габриэль. Девушка тихо заскулила, словно одна близость с этим оружием доставляла ей мучительную боль.
   -- Согласись, Габриэль, блестящий план! -- Ририэль довольно улыбнулся. -- Пару раз присниться моей драгоценной невесте, попросив отомстить за меня. Сделать так, чтобы она приняла это за предназначение и напросилась в отряд. Потом несколько месяцев не появляться в замке, чтобы твоя скука стала совсем невыносимой. А дальше -- как по накатанной. Только и успевать направлять вас в нужную сторону. Обычно, чем могущественнее существо, тем глупее его слабости. Мне нужно было разделить ваши сущности, и получить что-то такое, что даже в том случае, если ты раньше времени вернешься к своему обычному животному состоянию, у меня бы на руках оказался лишний козырь, теперь их целых два. Плюс твоя дражайшая сестра... Невероятный успех... К тому же твои родственники одолжили премилую вещицу. Чувствуешь? Этот кинжал создал твой отец из своей крови, на которую вы оба привязаны. Тебя он не убьет, но только представь, в каких муках будет умирать бедная Габриэль... Или мне начать с моей милой невесты и ее...?
   Алир против воли улыбнулся, когда Анабель, подражая героиням сентиментальных романов, тут же потребовала, чтобы Ририэль не был свиньей и не выдавал чужих секретов.
   -- И вообще, рыться в чужом грязном белье нехорошо! -- заявила она.
   -- Зато весело! -- тут же парировал эльф.
   -- И судя по расстановке сил -- полезно, -- вставил пять копеек Элли.
   -- Вы еще скажите приятно, -- буркнул Габриэль.
   -- Ну-у... если учесть, что покопавшись в твоем белье можно захватить власть над множественной вселенной, то очень даже ничего, -- вклинился в разговор Алир.
   -- Вернемся -- подарю тебе свои носки, -- язвительно
   -- Грязные? -- подозрительно.
   -- Ну, если настаиваешь... -- устало.
   Драматичная обстановка, которую так старательно нагнетал остроухий любитель театральных эффектов и пафосных речей теперь начала напоминать дурацкую комедию. Элли вообще тихо хихикал в кулак, явно получая от всего происходящего извращенное наслаждение.
   -- В общем, Ририэль, я устал. Давай сюда все секреты, и разбежимся, -- буркнул, наконец пришедший в себя Габриэль, возвращая себе нормальный облик.
   ***
   Представьте себе озеро. По берегам плакучие ивы купают свои гибкие ветви в прозрачной воде, кувшинки расписали его гладь своими бутонами -- в общем, что-то идеалистическое. И обязательно представьте себе пирс. Большой такой, надежный. А на пирсе лежит камушек. Лучше валун в несколько центнеров. Итак, этот камушек можно с помощью левитации так мягко опустить в воду, что только несколько быстрых кругов будут свидетелями этого действия. А можно с помощью той же левитации поднять его на несколько десятков метров вверх и отпустить в свободный полет. Представили волну? Сравнили с первым вариантом действий?
   Зачем я вам это говорил? Хорошо, объясняю. Озеро -- это множественная вселенная. Валун -- я. Если я соглашусь слиться с Тьмой по собственной воле, обговорив все условия с ней, буду спокоен, и каждое мое действие по уходу окажется продуманным -- хеппи энд обеспечен всем, кроме меня и Ририэля. Ибо вселенная никак не отреагирует на потерю такой важной единицы, как я. Если же все пойдет по тому сценарию, что предложил остроухий -- разрушения представить невозможно. Я ворвусь во Тьму ослепленный яростью и желанием использовать любые силы, чтобы спасти дорогих мне людей и эльфиек. Подчеркиваю -- любые! В этом случае половину миров снесет к ририэлевой бабушке. На остальной половине произойдет такие катастрофы, что жители успеют несколько сот раз пожалеть, что их не снесло с первой. А потом все же к ней присоединятся.
   Пока мои милые родственнички будут суетиться и пытаться спасти хоть что-нибудь -- Ририэль из того количества энергии, что выплеснется во множественную вселенную, сможет создать ее небольшую копию, где окажется и творцом, и богом, и всеми теми, кем захочет там стать. Любые знания, любые опыты... Весело?
   Однако надо что-то делать. Вопрос что? Вот ребята молодцы, уже вывели его из себя! Даже сонник ржет как конь, главное, чтобы от смеха не поранил сестру, падла. Хм... постойте. Я идиот. Вернее Темный Князь. Если еще проще -- воплощение Зла. А что оно должно делать лучше всего? Кто сказал насиловать девственниц?! Нет, и не есть младенцев... Ну, что у вас за фантазия какая странная? Обманывать! Врать и вводить светлые души героев в заблуждения.
   Хех, ну что ж, приступим. Только сначала узнаем, что от меня так пытается скрыть моя милая эльфийка...
   -- В общем, Ририэль, я устал. Давай сюда все секреты, и разбежимся, -- делаю вид, что готов принять все его условия. Не похоже? Ладно, и так сойдет.
   Эльф ехидно улыбнулся.
   -- Ты всегда отличался особой невнимательностью, мой друг. Присмотрись к своей дорогой Анабель получше...
   Пока я делал вид, что внимательно разглядываю побледневшую эльфийку, взглядом успел передать Элли, что, как только все начнется, его задача убрать сонника. Сейчас он представляет даже большую опасность, чем Ририэль с этим дурацким кинжалом. Потом таки присмотрелся. Кажется, я, наконец, нашел опору, что не позволит мне стать монстром... Светлая ниточка чувств, что связывала нас с Анабель, и которую я заметил только теперь -- раздвоилась.
   Мама...
   Нет, не так. Мама!!! Как же я вляпался! Сбежать, что ли?
   В общем, если сказать, что я запаниковал, лучше просто отойти в сторонку и промолчать. Я вообще выпал из реальности. Коленки предательски затряслись, губы задрожали, а в голове табунами носились, сшибая друг дружку, нервные мысли. А все из-за того, что аур у Анабель было две!
   Герион будет счастлив...
   Ладно, как там недавно сказал Ририэль? Приступим!
   ***
   Элли с улыбкой наблюдал, как его друг сначала побледнел, потом посинел и затем закатил глазки. В обморок хоть не грохнется? А то ему тут еще множественную вселенную спасать. Берегись, Ририэль! Сам напросился...
   Несколько мгновений Князь приходил в себя, стараясь не смотреть в глаза замершей Анабель. Потом печально вздохнул, покосился в сторону бывшего ангела. Тот поддержал Габриэля легким кивком, мол, когда же начнется действие? -- мне уже скучно...
   -- Мой драгоценный друг. Ты забыл одну вещь. -- Можно было усомниться в том, что хоть кто-нибудь когда-нибудь слышал такую приторную нежность в голосе Князя. Тут же захотелось оказаться как можно дальше от этого места. На другом конце вселенной. Залезть в самую глубокую шахту и прикрыться транспарантом "Нет меня!" -- Когда условия ультиматума оказываются слишком жесткими, приходится поворачивать ситуацию в свою сторону. Ты доигрался.
   -- И что ты сделаешь? -- подозрительно уточнил Ририэль, почувствовав, что запахло жаренным. Вид у эльфа в этот момент был комичный.
   -- Хм... сложный вопрос. -- Габриэль показано задумался, а потом осклабился во все шестьдесят четыре клыка. -- Ну, для начала обеспечу безопасность сестры от этого маньяка. Ты, же не настоящий сонник, верно? Какой-то гибрид, созданный Ририэлем... Очень мудро, мой друг, вот только твое творение можно легко убить. Так вот, что же вы забыли? Не знаете?
   Прочитав на лице эльфа и поддельного Авуса, что ответа на этот вопрос они не знают, Габриэль печально вздохнул.
   -- Ладно. Так уж и быть. Ты забыл про повторное слиянье. Если положить на видном месте, тайну заметят немногие. А если сунуть прямо под нос -- она станет вообще невидимой. -- Алир заметил, что если при первых словах Габриэль испуганно вздрогнула, то последние встретила торжествующей усмешкой отъявленной злодейки.
   -- Это невозможно!
   -- Хм... классическая фраза книжного негодяя, когда его дьявольский план летит хаосу под хвост, -- покивал головой Габриэль и все.
   В смысле не было ничего, что случилось при распаде. Ни вспышки, ни игры света и тени. Раз -- Габриэль растаяла в воздухе, два -- Темный Князь недовольно скривился и принял вид тощего паренька, что навязался светлым в том дрянном трактире.
   И в этот же момент поддельный Авус, не успев толком понять, что случилось, вскрикнув, стал двухмерным и рассыпался пылью. Элли сработал как всегда точно и красиво. Черный кинжал звякнул о пол и, подумав несколько секунд, последовал за поддельным Авусом под веселым взглядом ангела.
   Габриэль поморщился, откинул за спину длинную разноцветную косу и пробормотал.
   -- Что теперь Ририэль?
   У эльфа задергалось правое ухо и левый глаз. Ну да, с такими приключениями дерганым стать проще всего. Видимо, он даже решил что-то ответить, набрал в грудь побольше воздуха и тут же сдулся, подобно воздушному шарику. Только на какую-то долю секунды глаза презрительно сощурились. Однако на этот раз опередить Габриэля ему не удалось. Заметив признаки опасности, он щелкнул пальцами.
   -- Милая, прости, убьешь меня попозже, -- попросил Князь, делая выражение лица в стиле "упс!".
   Анабель удивленно вскрикнула и, поскользнувшись на ровном месте, неловко упала на бок, в результате чего кинжал только оцарапал леди шею и воткнулся в мрамор. Хороший кинжальчик. Элли сразу решил, что заберет его в свою коллекцию, если конечно сможет выковырять из стенки. Вот только за разглядывание очередной железки он чуть не пропустил самое интересное.
   Габриэль хмыкнул и переместился, возникнув прямо перед носом Ририэля. Эльф икнул, но с места сдвинуться не смог. Только испуганно прижал длинные ушки и зажмурился. Через несколько секунд приоткрыл один глаз.
   -- Меня уже убили? -- осторожно поинтересовался остроухий, не понимая, почему ехидно улыбающийся Габриэль ничего не делает.
   -- Угу, -- скучно откликнулся Князь и, не выдержав, засмеялся. -- Я, наверное, идиот, но убивать тебя совсем не хочется. Родственнички мои тебе больше помогать не станут. Зачем им двойной предатель? А у самого сил не хватит мне дальше жизнь портить. И исходя из того, что ты был моим другом... не-е, это будет неинтересно, если я тебя убью. Это уже не добрая сказка получится. Мне пора исправляться, становиться белым и пушистым. В общем, -- подвел Габриэль итог, -- свободен. Быстро говори, в какой мир тебя закидывать.
   -- Хм... -- разом выдали Элли, Алир и потирающая ушибленный бок Анабель, похожие друг на друга неэстетично выпученными глазами.
   -- Если хотите -- сами его убивайте, -- хмыкнуло воплощение зла, отходя в сторонку.
   Троица посмотрела в прекрасные глаза эльфа, в которых отражалась вселенская скорбь и надежда, переглянулись, вздохнули и одновременно выругались, мол, отправляй этого остроухого куда хочешь.
   -- Совсем на старости лет сентиментальным стал, -- констатировал Элли, надув щеки, и пошел выковыривать из стенки кинжальчик.
   Князь, выслушав пожелания эльфа, куда его нужно переправить, долго думать не стал и тут же соорудил портал, предварительно переместив вещевой мешок остроухого тому в руки. Ририэль растворился в воздухе. Но стоило Габриэлю повернуться к Анабель, а рыцарю предпринять попытку подняться на ноги, как произошло очередное "вдруг". Раздались короткие хлопки, словно кто-то лениво им поаплодировал, и высокий женский голос мелодично пропел.
   -- Браво, мой дорогой племянничек! После такого представления даже не знаю, что с тобой стоит делать...
   -- А вот теперь точно "упс", -- ответил Габриэль, обращаясь к эфиру.
   ***
   Друзья, услышав женский голос, замерли в самых нелепых позах. Один только Элли тут же поспешил спрятаться за кинжальчиком. Нет, на самом деле все не так страшно, как вам показалось. Голос явно принадлежал той, кто вреда ни мне, ни кому другому из команды причинять не станет. А наоборот, если потребуется -- защитит. Но вот юмор у Алевтины...
   -- Спасибо, конечно, только может не надо ничего делать?
   -- Совсем-совсем ничего? Я вот тебя спасать пришла, да только чуть-чуть припозднилась. -- Врет. Точно вам говорю, все представление наблюдала и не вмешивалась.
   -- Тетушка, вы сначала покажитесь, а то я не люблю разговаривать с воздухом. Сразу на ум приходят слова "психбольница", "шизофрения" и прочие ругательства. А вот потом и будем решать, кто с кем и что сделает.
   -- Заманчивое предложение, конечно, но если ты меня еще раз назовешь тетушкой, я превращу тебя в маленькую девочку. Причем так, что обратно мальчиком не станешь, -- раздраженно откликнулась рыжеволосая женщина, медленно появляясь в Храме.
   Сначала в пространстве появилась голова с высокой сложной прической из громадного количества тонких косичек. Затем лицо с четко очерченным черным яркими глазами, острым носиком и соблазнительной улыбкой. Потом показались обнаженные плечи и, наконец, остальное тело, закутанное в полупрозрачную зеленую ткань, обрисовывающую каждый изгиб стройной фигуры.
   Н-да, сколько ей тысячелетий? В полтора раза больше чем мне. А все девочкой притворяется. Дома муж и двое детей, а на посторонних парней заглядывается. В прошлый раз, когда в гости заскочила, чуть беднягу Элли не соблазнила. А потом еще месяца два Элли шлялся по Цитадели призраком, жалея, что не соблазнился.
   -- Я такая тебе же тетушка, как нильскому крокодилу. К тому же та капля крови от Гэбриэла, что в тебе есть, ничтожна мала.
   Кажется, нильский крокодил -- это животное с Земли? Надо будет на всякий случай взять у него справку, что тот не является ее родственником, а то мало ли что?
   -- Как скажете, только в таком случае меня племянничком не называйте, -- покорно согласился я. Все равно спорить бесполезно. Сестрица и то больше прав на родство имеет. -- Что вас привело сюда? -- Ой, чувствую, что все-таки неприятности нашли мою пятую точку. Или не мою. Может, все-таки сестрицыну? А-а? Хотя вряд ли.
   -- Ты, -- раздражение сменилось досадой и долей ехидства, -- я же сказала, что пришла вас спасать, так как поклялась вашей матери защищать тебя и Габриэль. Только представь, -- она мечтательно закатила глаза, -- мы начинаем новую партию с Хель. Мишель как всегда судит и тут вваливается какая-то смертная девчонка, кажется, ее зовут Кэт, и передает твое послание... Ты же знаешь нашу Хель и ее нелюбовь к экспериментам? А уж ее отношения с Гэбриэлом до сих пор служат великолепным поводом для сплетен.
   -- Знаю, -- хмуро оповестил я, -- только не понимаю, причем тут я.
   -- Как там сказал этот молодой эльф? От зависти ядовитой слюной захлебывается? Хм... интересная идея. Кстати, не обольщайся, это он что-то не то выпил или съел. Здесь скорее месть женщины, получившей отказ, ведь, несмотря на то, что родства нет, ты точная копия своего отца, -- тетушка смешно наморщила носик, пристально разглядывая Анабель.
   -- Ну, вы-то не носитесь за мной с топором наперевес?
   -- Мне вполне нравилась роль любовницы. -- Н-да, как же. Скорее мой папочка ходил у нее в любовниках. В списке не выше сорокового пункта.
   -- В общем, я надеюсь, все разрешилось?
   -- Угу, я чуть не проиграла один перспективный мир. Еще было разрушено в результате нашего спора три заготовки, пострадала Академия, но вето опять наложено. Можешь жить в свое удовольствие.
   -- Спасибо, -- искренне поблагодарил я.
   -- Пожалуйста, -- сухо оповестила тетушка, оглядываясь по сторонам. -- Но я не только к тебе, Габриэль, девочка, снимай свою дурацкую невидимость.
   Ну, да. Я же предупредил вас об обмане? Так вот, как я раньше и говорил третье слиянье невозможно. Но другую магию никто не отменял. Так что сестренка все это время пребывала в зале, дожидаясь конца этого представления. Чувствую, ох как ей не хотелось представать перед Алевтиной в весьма непрезентабельном виде.
   Но все-таки Габриэль появилась и вежливо шаркнула ножкой. Алир и Анабель одновременно помотали головами. Мол, как же так? А где слияние, и почему тогда я выгляжу подростком? Все очень просто. Выглядеть я могу, как хочу, хоть в синий цвет волосы перекрасить. Но проблема в том, что мне это не нужно.
   -- Как все запущено, -- тетушка печально помотала головой. -- Собирайся, пойдешь со мной. -- Наконец велела она. -- Я твоим родителям обещала за тобой следить? Обещала. А поскольку ты теперь девочка самостоятельная -- должна находиться под моим наблюдением, ибо братцу твоему не доверяю. В Академии ты найдешь все, что захочет твоя душа и сверстников по силам.
   -- Нет... -- спокойно ответила сестра, разглядывая потолок.
   -- Хм... то есть ты предпочтешь скучать в крошечном мирке?
   -- Угу. Не хочу, чтобы вы меня сделали фигурой на шахматной доске, и вырастили очередную супергероиню для ваших игр. Спасибо.
   На лице тетушки читалось нешуточное облегчение. Действительно, данная когда-то по глупости обычной смертной женщине клятва сильно сковывала свободу действий. Достаточно сказать, что если б не эта клятва, тетушка Алив сама бы меня давно и с большим удовольствием убила, отправив во Тьму. И Габриэль за мной следом. Так что следить за взбалмошной девчонкой в лице моей сестрицы ей хотелось меньше всего. Поэтому остановимся на известной поговорке "и волки сыты, и овцы целы". Кто тут баран уточнять не буду.
   -- Думаю, инцидент исчерпан? -- осторожно спросил я.
   -- Да. Пока, племянничек. Кстати, поздравляю со скорым прибавлением. -- Тетушка решила снова использовать свой любимый метод перемещения и начала таять постепенно. Последним исчезло лицо, весело подмигнув моему другу: -- Элли, зайчик, заглядывай как-нибудь на чай ко мне в гости, -- напоследок она так улыбнулась, что Элли нервно сглотнул и покраснел.
   Надеюсь больше "вдруг" не предвидится?
  
   Несколько минут мы боялись пошевелиться, и вообще дышать. А то один неверный шаг -- и снова можем огрести неприятностей. Но нет. Секунды медленно текли, в храме резвился невесть откуда взявшийся сквознячок. Яркие лучи солнца начали гаснуть, сообщая, что в этом мире скоро насупит ночь.
   -- Все? -- осторожно поинтересовался Алир, снова решив предпринять попытку подняться на ноги.
   -- Кажется, да... -- выдохнул Элли, любуясь кинжалом, потом вздохнув, направился лечить рыцаря.
   Габриэль начала колдовать над своей внешностью.
   Я же стоял и глупо улыбался, глядя на Анабель, пока она отряхивалась от невидимой пыли. Потом не выдержал и, подскочив к расслабившейся эльфийке, сграбастал ее в объятья. Мое остроухое чудо придушенно пискнуло, но попыток освободиться делать не стало. Наоборот, Анабель уткнулась носом мне в ключицу и довольно вздохнула.
   -- Значит, ты пытался меня обезопасить, выгнав из Цитадели? -- подозрительно уточнила она.
   -- Ну конечно! Правда, к этому примешалась изрядная доля глупости и сомнений... я боялся, что без Света сестры снова стану тем, кем был до слияния. Теперь уже не боюсь, -- чмокнув эльфийку в макушку, я подумал, что жизнь-то налаживается. -- И вообще переезжай в Цитадель, а то Блик без тебя очень скучает, -- не к селу не к городу добавил я.
   -- Только Блик? -- Анабель тонким пальчиком принялась вырисовывать на моей рубашке невидимые узоры.
   -- Ну, и один небезызвестный Князь тоже скучает, -- признался я. -- Хотя я до сих пор не понимаю, как... -- тут я таки смутился, не закончив фразу.
   -- Не знала, что ты страдаешь склерозом. -- Анабель щелкнула меня по носу. -- Тебе как напомнить, коротко или подробно расписать весь процесс? -- ехидно уточнила она.
   Я честно покраснел, припомнив, как мы удрали от команды, после того, как Алир придумал гениальный план по сдаче в плен всех нас. Рядом раздалось нестройное ржание рыцаря, ангела и сестрицы. Ни стыда, ни совести подслушивать!
   -- На свадьбу-то хоть пригласишь? -- отсмеявшись, спросил Алир, держась за плечо Элли -- видимо, нога еще болела.
   -- Если повезет, будем праздновать сразу две свадьбы, -- теперь уже смутился рыцарь. -- Ну что, возвращаемся? Или кто-то остаться желает?
   Все тут же заверили меня в огромном желании поскорее вернуться домой. Габриэль забрала с подоконника книгу Света, любовно погладив переплет и ностальгически вздохнув.
   Прикрыв глаза, я начал создавать портал, чтобы сразу попасть в зал совещаний. Точно знаю, что Роберт сейчас там. И Хеллен. И Леллин с Ибором, и Радеком. А еще куча знати и эльфов. Уй... мне ж еще с родителями Анабель знакомиться придется. "Очень приятно, Темный Князь"... Вот пушной зверь-то! Словно почувствовав мое настроение, Анабель попыталась освободиться из моих объятий. Ну уж нет. Не выпущу. Всю жизнь, конечно, это чудо на руках таскать не получится (надо же мне будет хоть изредка в туалет отлучаться?), но пока точно не отпущу.
   Уже перемещаясь, я услышал тихую просьбу Анабель.
   -- Ты, не изменяй больше внешность. Останься таким.
   -- Не буду.
  
   Эпилог
   Если ты вдруг нашел смысл жизни, самое время проконсультироваться у психиатра.
   неизвестный американец
  
   Я смотрел, как Натаниэль сосредоточенно разглядывает свою ногу. Малыш чихнул и удивленно заморгал, когда крошечные пальчики шевельнулись. Видимо, он пока не понимал, что нога -- это не игрушка, а его часть. Умиленно вздохнув, я обернулся на тихо посапывающую Анабель. Устала, бедная. Еле уговорил ее часик поспать. Маленький ребенок вообще катастрофа, а если это Наследник Темного Князя... то тут уже сам Князь прячется под стол... Не то, что остальные. Герион вот сразу сообразил, - лучше ему в отпуск отпроситься к нормальным оборотням, чтобы под раздачу не попасть. Прислуга вообще на цыпочках ходит. И перебежками, перебежками, прикрывая голову и пугливо озираясь.
   Это было странно. Знать, что крохотный сморщенный плачущий комочек -- мой сын. Моя кровь. Только подумать, существо, созданное искусственно из той силы, что умеет лишь разрушать, стало отцом. Теперь Натан уже подрос -- куда быстрее обычного ребенка, и вовсю старался разнообразить будни Цитадели. Хорошо хоть, сейчас занялся разглядыванием ноги и ничего не требует.
   Конечно, дурацкое имя -- Натаниэль. Эльфийское. Только спорить с беременной эльфийкой (а Анабель сразу, как поняла, что будет сыночек, выбрала это имя) было бесполезно -- себе дороже.
   В общем, последнее время скучать не приходилось. Даже наоборот, скука начала казаться далекой и прекрасной мечтой.
   В тот же день, как мы вернулись с Книгой света, -- кстати, настоящий Авус Хетр оказался живым -- его заперли в темницах Цитадели, ибо для поддержания недосонника Ририэлю был необходим рабочий материал, -- Анабель потащила меня знакомиться с родителями в частности и с родом вообще. Потом еще неделю за мной гонялся Светлый лес в полном составе (хорошо хоть без деревьев и кустов) с тройкой лидеров: папа, мама и брат моего остроухого чуда, с желанием оторвать мне жизненно важную часть тела (голову). В результате этого забега потом еще полдня я таки позволил остроухим поизгаляться над своим бессмертием. Итог: меня повесили (2 раза), скинули с башни (с каждой по одному разу), отравили (все известные яды), застрелили из лука (пять стрел), утопили (бедный фонтан на дворцовой площади), закололи (сбился со счета) и даже закопали. В общем, эльфы развлекались, как хотели. Потом попытались споить, поняв, что я от них не отстану. В конце попойки даже благословили. А напиться мне все равно не удалось.
   Через день (как эльфы проспались) сыграли свадьбу. Вернее, как я и сказал Алиру, сразу две. Провел все новый архиепископ, которым с какого-то веселого крестьянина был избран Радек. Церемонию я запомнил плохо и исключительно по количеству салатов.
   Пока я купался в воспоминаниях, Натаниэль, недолго думая, решил попробовать ногу на вкус. На меня уставились кристально честные светлые глаза с ромбовидным зрачком. Единственное, что у Натаниэля от Анабель -- глаза и уши. В остальном -- моя копия. Только волосы без красных прядей. Уверен, вырастет таким красавцем, что от девушек отбоя не будет. Тем временем дите обмусолило пятку. Не понравилась. Выплюнул. Тут он снова чихнул и создал крошечный огненный шарик.
   -- Молодец! -- похвалил я, плохо представляя, как же нужно разговаривать с маленьким ребенком. Угу, до сих пор не понял...
   Элли как-то ехидно подметил, что такое приходит с опытом. Чур меня!!! Хотя... Однако мне и тут поумиляться и подумать над опять изменившимся характером Анабель не дали. Дите радостно оскалилось и запустило шариком мне прямо в лицо. Уй... похоже, брови спалило к хаосу... Кому свежезажаренного Темного Князя?
   Глядя, как папа прыгает на одном месте, пытаясь понять причиненный ущерб и поминая всуе некого Ририэля и его бабушку, Натаниэль сладко зевнул и, положив ручку под пухлую детскую щечку, мгновенно уснул.
   Я тут же замолчал, не веря собственному счастью. Несколько раз обошел вокруг колыбели, -- как вокруг заклятья взрыва замедленного действия, -- пытаясь понять, притворяется сынишка или нет. Но он так сладко посапывал, что мне оставалось только расплыться в глупой улыбке, чмокнуть его в так неосмотрительно подставленную другую щечку и тихо пробраться на большую двуспальную кровать, надеясь не разбудить Анабель. Хоть немного отдохну...
  
   Через пятнадцать минут Натаниэль приоткрыл один глазик и улыбнулся. Подумал и открыл второй. Прислушался к мирному сопению родителей. Выражение детского личика стало откровенно ехидным. Спустя секунду комнату, а потом и всю Цитадель огласил громкий плач.
   -- Ох... -- слаженно вздохнули с кровати.
   Успокоился Натан только после того, как вокруг его люльки собрались все взрослые. Счастливо улыбнулся и протянул ручки к дяде Элли. Малышу очень нравилось дергать его за мягкие волосы. Ангел страдальчески закатил глаза, но Натаниэля на руки взял. Тот сразу загугукал, вцепившись одной рукой Элли в мочку уха, а другой затеребил так неосторожно высунувшуюся из хвоста прядь волос. Взрослые переглянулись. Они прекрасно понимали, что теперь им скучать не придется очень долго!
  
  
  
  
  

Оценка: 5.85*130  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Благосклонная фортуна" О.Куно "Невеста по завещанию" В.Корн "Опасные небеса" Е.Щепетнов "Нед.Лабиринты забытых дорог" О.Пашнина "Драконьи Авиалинии" И.Шевченко "Алмазное сердце" М.Гот "Я не люблю пятницу" Г.Гончарова "Средневековая история.Домашняя работа" М.Николаева "Фея любви,или Выбор демонессы" И.Шенгальц "Служба Контроля" А.Гаврилова "Астра.Счастье вдруг,или История маленького дракона" Г.Левицкий "Великое княжество Литовское" А.Левковская "Безумный Сфинкс.Прятки без правил" А.Джейн "Мой идеальный смерч" В.Фрост "История классической попаданки.Тяжелой поступью" Н.Жильцова "Полуночный замок" Н.Косухина "Все двадцать семь часов!" М.Михеев "Наследники исчезнувших империй" Н.Мазуркевич "Императорская свадьба,или Невеста против" Ю.Зонис "Скользящий по лезвию" Е.Федорова "Четырнадцатая дочь" В.Чиркова "Глупышка" И.Георгиева "Ева-2.Гибкий график катастроф"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"