Болдырева Ольга Михайловна: другие произведения.

Странный мир. Семилунье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    П/о 12.08.09
    Он - Падший Бог давно уничтоженного мира, сосланный на должность куратора в маленький неинтересный мирок. Он очень хочет покоя и забвения.
    И кто виноват, что Странный мир не находит никого лучше, для того, чтобы доверить ему свою самую страшную тайну?
    Она - усталая скучная женщина. Из-за внешности незнакомые люди путают её с мужчиной. А нелюдимый характер сводит к нулю количество друзей. С пятнадцати лет она готовилась к тому, что в один день ей откроется проход в другой мир. Но только не затем, чтобы спасать кого-то, или искать дорогу назад. А просто, чтобы странствовать по пыльным дорогам Странного мира, где царит осень, воины уходят в небытие, а нелюди и магия превращаются в красивую сказку. Вот только чем для неё обернётся просьба найти в этом мире неизвестно куда пропавшего куратора?

    Предупреждение: обновляться эта вещь будет крайне редко.
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


   Название:
   "Странный Мир" (рабочее)


Аннотация: Несколько историй одного маленького мира, прозванного Странным. Истории из разных времён, но связанные между собой. О том, что иногда возможность самому выбирать дорогу стоит того, что бы отказаться от всего прочего.
   I - Семилунье.
   II - Заговор по-королевски.
  
  
  
   Пролог.
  
  
   (Банд. 4001 г. по новому летоисчислению )
  
   Они встретились в небольшом кафе. Как всегда дальний столик у окна.
   Сложно было вспомнить, сколько раз у этого здания менялись хозяева, сколько раз его сносили, строили заново, делали что-то новое по невероятным проектам, добавляли, сжигали и опять отстраивали. Но всегда здесь располагалось какое-нибудь кафе, питейное заведение, ресторан или что-то подобное. Небольшое уютное, и родное. Хозяева любили хвастать, что место таки выбрано просто идеальное, проверенное столетием, возможно даже не одним.
   Впрочем, если кто-нибудь решил прямо сказать, что подобные заведения здесь стояли испокон веков он бы почти не ошибся. Тысяча лет? Две тысячи? Если не секундная прихоть сохранить, хоть что-то таким, как было, в попытке чуть-чуть задержать время, возможно, здесь уже было бы что-то другое. Если бы было.
   Но, тем не менее, кафе было и никуда исчезать не собиралось. Оно располагалось на первом этаже жилого высотного дома и выходило круглыми милыми оконцами прямо на оживлённую улицу, разделённую аллей молодых кленов. Листья только-только начали желтеть, не думая о том, что скоро можно будет сорваться с родной ветки и в порыве вдохновения кружиться, кружиться, кружится вместе с собратьями, что бы упасть под ноги прохожим.
   Мужчина лениво помешал пряный горячий чай, размешивая в кружке два маленьких шарика сахара, посмотрел в окно, осторожно отпил и, отставив чашку, вернулся к созерцанию.
   Вместе с приходом осени его всегда начинала тревожить память. Сны становились липкими от наплывающих кошмаров, а соседи тихо, словно стесняясь его беспокоить, жаловались на то, что по ночам он кричит и бредит. Мужчина извинялся, ходил к врачу, что выписывал ему одни и те же таблетки. После этого крики прекращались.
   Но вовсе не с помощью лекарств.
   Проходящая мимо столика молоденькая официантка бросила на частого гостя кафе заинтересованный взгляд. Мужчина всегда приезжал на дорогих машинах, был одет с иголочки по последней моде лучших дизайнеров, и выглядел именно тем мужчиной, за которого мечтает выйти любая женщина, чтобы потом всю оставшуюся жизнь ни в чём себе не отказывать. И писаным красавцем он не был. Даже наоборот, был далеко непривлекателен. Грубые черты бледного, даже зеленоватого лица казались застывшей маской. Пустой взгляд, уродливый шрам, седые волосы, схваченные в хвост. И в то же время в мужчине чувствовалась сила дикого зверя, спокойная уверенная в себе, и даже чуть-чуть первобытная. И это притягивало лучше самой красивой внешности.
   Однако на официантку мужчина не обратил ровно никакого внимания. Он повернулся от окна, когда тоненько звякнул колокольчик, оповещая, что в кафе зашел посетитель.
   Молодой смазливый мужчина с немного наивным взглядом открыто улыбнулся официантке, что цепким взглядом оценила дизайнерские джинсы и также дизарнейскую недешёвую чёрную рубашку, выглядывающие из кармана ключи от дорогой машины и общий вид посетителя, и улыбнулась в ответ, только не открыто, а откровенно соблазнительно. Мужчина непонимающе нахмурился, но тут же, увидев за дальним столиком своего знакомого, забыл про девушку, направился к нему.
   - Доброе утро. - Поздоровался он, садясь напротив беловолосого.
   - Доброе, Нел, - но увидев недовольный взгляд собеседника, беловолосый мужчина примиряющее поднял руки, - хорошо, прости, я просто привык. Елена, больше не буду называть тебя Нел. И какая разница? Всё равно они все принимают тебя за парня, - он кивнул на официантку и двух других посетительниц, что так же рассматривали его собеседника.
   - Я не виновата, что боги наградили меня столь "потрясающей" внешностью. - Женщина повела плечами, подзывая официантку, что, не сумев понять чужой язык, продолжала осыпать нового посетителя градом улыбок и взглядов.
   - Нет, но ты могла, наконец, отрастить волосы, купить платья и юбки, красится каждое утро, проколоть уши...
   - Смеёшься? Ренар, не веди себя как ребёнок, - она передёрнула плечами. - --> Ташку кае'' жлуста [Author:w] - обратилась Елена к девушке. Та, прислушиваясь к незнакомому языку, явно удивилась чистому говору, без акцента, когда посетитель обратился к ней, переходя на её родной язык.
   Ренар также сделал заказ, попросив себе плотный завтрак. Потом насмешливо уточнил:
   - Диета? Или тошнота?
   Елена прикрыла глаза и улыбнулась, как обычно улыбаются, когда в гости приходит ностальгия, подчиняя себе память.
   - Ты не меняешься, Ренар. Ни то, ни другое. Просто в такое утро меньше всего хочется есть. Уже насыщаешься этой осенью, памятью, воздухом. Я очень пафосная?
   - Как всегда. Ты тоже не меняешься. Как ты теперь живешь? - последний вопрос прозвучал только после того, как им принесли заказ.
   - Хорошо. - Женщина ни капли не соврала. - Только вот иногда что-то такое накатывает. Сколько не проходит времени, я всё равно возвращаюсь к началу. Ты был прав, когда мне сказал, родное всегда остаётся ближе всего.
   Она отпила чуть-чуть обжигающего ароматного напитка и довольно зажмурилась. Женщина очень любила это кафе,... все кафе, которые бывали на этих местах, и их потрясающие блюда, но дом на другом материке не позволял завтракать тут каждое утро. Так что приглашение от старого знакомого, пусть и крайне неожиданное, пришлось кстати.
   - Глядя на тебя, я начинаю в этом сомневаться. - Мужчина улыбнулся, радуясь, что можно пока просто поговорить, подобно хорошим друзьям не переходя к главному. Сколько они уже не виделись? Десять лет? Тридцать? Шестьдесят? Больше? Последний раз они так вместе завтракали на открытие этого кафе. А судя по кричаще вычурной рекламке над барной стойкой, заведение отметило свой столетний юбилей. Вот так и течёт время.
   Елена непонимающе нахмурилась, и Ренар поспешил объяснить свои слова.
   - Ты давно не слышала свою речь со стороны? Появился заметный акцент...
   - Чушь! У меня идеальный говор! - тут же возмутилась женщина. Она любила во всем достигать совершенства.
   - Я говорю про твой родной язык. Как он там назывался, русский? Ты тянешь буквы О и Н, глотаешь слоги во многих словах и путаешь ударения, - увидев нахмуренное печальное личико Елены он пожал плечами. - У тебя есть оправдание - отсутствие долгой практики.
   - У тебя её не было столько же, - попробовала оговориться женщина, но вспомнив, кто перед ней сидит, тактично замолчала. - Хорошо, ладно. В свободное время поупражняюсь. Что случилось? Последние разы мы встречались только для того, чтобы решать мировые проблемы. Снова грядёт Апокалипсис?! И где Фош? Снова у какой-нибудь красоточки задержался, свалив переговоры на твои плечи?
   - Он умер, - сухо оповестил Ренар. - Уже давно.
   - Как? - Елена не вздрогнула, не вскочила с места. Только чуть-чуть прищурила тёмные глаза в ответ на новость о смерти друга.
   - Встретил девушку. Полюбил, женился,... сначала всё было как обычно, я и не волновался, пока не заметил, что он начал стареть. Потом оказалось, что уже поздно. Впрочем, это его выбор.
   - Значит, нас осталось только двое...
   К ним снова подошла официантка, не оставляющая попыток обратить на себя внимание красивого посетителя. Поставила перед ним поднос с ещё одной чашкой напитка и аппетитными сдобными булочками.
   - --> Шу'' угось, [Author:w] - весело прощебетала она, растягивая полные соблазнительные губы в многообещающей улыбке, - --> в щё дени[Author:w] !
   --> - Роя'' отри ай ти любя! [Author:w] - Со смешком воскликнул Ренар, явно получая удовольствие от удивления смешанного с досадой, что появились в глазах официантки после его слов. Однако забирать поднос было поздно, и девушка, поджав губы, быстро оставила их в покое.
   - Снова это ребячество, - Елена также как и официантка поджала губы, только если девушке это даже придало некий шарм, то и так тонкий рот женщины, лишь сильнее изуродовал её лицо. - Я задала вопрос, - напомнила она, отодвигая от себя поднос.
   - Тебе нравилось её внимание? - усмешка нехотя покинула Ренара. - Я слышал твой вопрос. Только пытаюсь понять, как ты отреагируешь на эту новость. ...Одна из самых известных и богатых людей на планете...
   - Не прибедняйся, - резко отрезала Елена.
   - Как угодно. Этот мир больше не изолирован...
   Раздался грустный звон разбившейся чашки.
  
  
   ИСТОРИЯ I
   Семилунье
  
   Аннотация I: Он - Падший Бог давно уничтоженного мира, сосланный на должность куратора в маленький неинтересный мирок. Он очень хочет покоя и забвения.
   И кто виноват, что Странный мир не находит никого лучше, для того, чтобы доверить ему свою самую страшную тайну?
   Она - усталая скучная женщина. Из-за внешности незнакомые люди путают её с мужчиной. А нелюдимый характер сводит к нулю количество друзей. С пятнадцати лет она готовилась к тому, что в один день ей откроется проход в другой мир. Но только не затем, чтобы спасать кого-то, или искать дорогу назад. А просто, чтобы странствовать по пыльным дорогам Странного мира, где царит осень, воины уходят в небытие, а нелюди и магия превращаются в красивую сказку.
   Вот только чем для неё обернётся просьба найти в этом мире неизвестно куда пропавшего куратора?
  
  
  
   Я смогла простить это время.
   В город тихо заходит осень...
   Раз, в который, наверно, спросит:
   "Сколько стоят сейчас потери?".
  
   А, наверно, не так уж и много...
   Это Время стоит дороже.
   Вереницей дней непохожих
   выбираем свою дорогу.
  
  
   Глава 1.
   (Наши дни. Москва.)
  
  
  
   - ...Конечно, конечно... Это совсем не лишнее...
  
   Елена, вырвавшись из полудрёмы, лениво приоткрыла глаза. Стоящий рядом плотный краснолицый мужчина, отчаянно жестикулируя, что-то громко втолковывал собеседнику по навороченной гарнитуре. Если чуть-чуть повернуть голову, можно было представить, что он разговаривает сам с собой. Однако, Елена сама пользовалась этим достижением технологического прогресса, и понимала, что когда она разговаривает по телефону выглядит это ни чуть не лучше.
   Кто бы мог подумать, что долгожданное и, столь красочно описанное фантастами, Будущее уже стучится в дверь, радостно, улыбаясь? Вот только люди его не замечают, принимая за опостылевшее Настоящее.
   Наверно, так было во все времена. Кто-то благодарил небеса за новое изобретение, а кто-то принимал всё как должное.
   Автобус резко затормозил перед остановкой и мужчина, не успев схватиться за поручень, неловко взмахнул руками, роняя дорогущий портфель. Пока он, извиняясь перед собеседником за вырвавшиеся ругательства, поднимал его, Елена продолжала рассматривать шумного пассажира, который к этому времени уже успел привлечь внимание половины салона автобуса. Не понятно, что явно состоятельный гражданин, скорее всего обременённый наличием какой-нибудь иномарки забыл в общественном транспорте.
   Сломалась,... что-то ещё случилось,... причин могло быть сколько угодно. Елена недовольно поморщилась, какая, ей собственно говоря, разница, почему этот человек едет в автобусе, а не в чём-нибудь ещё? Раз уж ей не удалось подремать, можно было найти тему для размышлений гораздо приятней и интересней. Например,... например,... тут мужчина оглушительно чихнул, снова привлекая к себе внимание. Два тощих паренька, что стояли в конце салона злорадно переглянулись и начали наперебой изображать чихание, желая друг другу крепкого здоровья и приятного аппетита.
   Елена покачала головой и, включив громче музыку в mp3, отвернулась к заляпанному грязному окну, стараясь снова задремать. Сегодня она решила с работы ехать наземным транспортом, потратив вдвое больше времени, чем, если бы воспользовалась привычным метро. Ей хотелось насладиться видом серого размытого пеленой дождя города, что сейчас напоминал карандашный набросок, хотя обычно этот вид вызывал у Елены отвращение.
   Осень выдалась в этом году грязной. Практически не переставая, шел противный мелкий дождик, лишь изредка переходя в настоящий ливень, что окутывал дома и улицы плотной густой завесой. Подернутое тяжёлыми тучами небо отнимало всякую надежду насладиться пестрой листвой в контрасте с яркой синевой осеннего небосвода. Впрочем, в новостях обещали солнечную погоду на выходные, но глядя на серую хмарь, почему-то веры в прогноз не прибавлялось.
   Елена со странным удовольствием смотрела на знакомые дома и чахлые деревца, что искривив свои стволы, отчаянно тянулись тонкими поломанными веточками к небу. Улицы, переходы, магазины... в пелене дождя вырисовались карикатурные фигурки мокрых злых прохожих. Вот проезжающая машина окатила с ног до головы неосторожно подошедшую близко к проезжей части девушку в модной курточке. Елена мысленно посочувствовала глупышке и снова ушла в себя пытаясь впитать окружающую её действительность до последней капли. И этот грязный город, и этот дождь и эти лужи, так что бы всё это навсегда осталось запечатлённым в её сознание. Плеер протестующе пискнул, сообщая, что батарея разряжена, и затих, тут же заполняя реальность резкими грубыми звуками.
   - А знаешь...
   - Потом чуть-чуть...
   - Я ему...
   Шум колёс, завывающая на улице сигнализация, у кого-то весело тренькнул мобильный телефон. Елена прижалась лбом к запотевшему холодному стеклу, пытаясь не о чем не думать. Получалось плохо. Ещё недавно переполнявшая её апатия затаилась в самом углу сознания, уступая место предвкушающему возбуждению. Хотелось, вскочив с места, выбежать на ближайшей остановке из теплого автобуса прямо в промозглый вечерний дождь. Добраться до дома пешком, чтобы успеть проветриться и за сборы взяться с хорошо работающим ясным рассудком. Хотя не так уж и много ей надо было собирать. Заранее всё, зная, она специально решила оставить подаренную родителями на совершеннолетие квартиру практически пустой.
   Неожиданно сознания коснулась легкая вуаль воздействия. Сразу стало тоскливо и страшно. Словно этот день был последним и больше солнце никогда-никогда не взойдёт. Хоть душу продавай, чтобы этого не случилось. Душу?!
   Елена привычны движением коснулась круглого тяжелого медальона на шее - маячка, с помощью которого можно было отслеживать её перемещения. Также в украшение были вделаны несколько стандартных цепочек заклинаний, - для человека начисто лишенного дара вещь незаменимая. Касание и короткий мысленный приказ тут же установили небольшое зеркало между Еленой и воздействием, надо сказать слабеньким-слабеньким, а также помогли определить, откуда оно исходит. Автобус как раз подъезжал к остановке, и женщина, не задумываясь, выскочила прямо под дождь, забыв и про лежащий в сумочке зонт и про капюшон, который она сама пришила к старой куртке.
   --> Х[Author:w] уденькой замерзшей в одной тонкой футболке и шортах девушке было действительно плохо. Она забыла ключи дома, родители должны были вернуться только завтра, но все теплые осенние вещи остались у парня, который её бросил. Она убежала от него прямо так, в шлёпках, не взяв мобильный телефон деньги и даже проездной, чтобы добраться до подруги. И теперь мокла под дождем, не зная, что делать. Вернуться? Ей было страшно. Девушка очень хотела заявиться к нему независимой и гордой, а не раздавленной и жалкой, но больше идти было не куда. Хотелось курить, глаза опухли от слез, тощее тельце прочно захватил озноб, готовый вот-вот вот стать воспалением легких. Женщина узнала это от медальона и остро посочувствовала бедняжке.
   Этим бедственным положением девушки тутже воспользовался мелкий бес, толком не умеющий накладывать вуаль. Он нервно оглядывался по сторонам, боясь быть засечённым, но, не желая отдавать добычу. Впрочем, девчонка уже была готова сдаться. Вот только стоило Елене направиться к ней, чтобы сегодня вечером поработать доброй феей, как из подъехавшего следом другого автобуса выпрыгнул новый спаситель.
   Молодой парень с пронзительным взглядом голубых глаз, - даже в осенних сумерках они сверкали удивительными драгоценными камнями, - внимательно огляделся по сторонам, презрительно скривился, изучив беса, и перекрыл его тонкую вуаль своим солнечным кружевом. Ясно. Ангел-хранитель.
   Елена почувствовала себя лишней. Чем может помочь обычная смертная, пусть и вольная птица в споре двух высших существ? Только отвести малышку подальше, пока они будут разбираться между собой.
   - Девушка, - она легонько тронула бедняжку за плечо, - может быть, я могу чем-нибудь помочь вам?
   На Елену недоверчиво уставились мутные зелёные глаза, но солнечное кружево ангела сделало своё дело, и дезориентированная девушка, покорно пошла за незнакомым человеком подальше от шумной дороги во двор ближайшего дома. Бес, поняв, что ему ничего не светит, вместо того, что бы броситься наутёк, решил напоследок хотя бы поглумиться. Ну, не развоплотят же его? Не тот уровень.
   Он возник, словно из ниоткуда в грязной арке прямо перед промокшей и злой Еленой.
   - Так-с, вольная птица с маячком-амулетиком. Оригинально-с. Не знал, что ваша конторка теперича спасает-с души заблудшие. Объяснить-с не хотите?
   Задвинув испуганно пискнувшую девчонку за спину, Елена снова дотронулась до амулета. Страшно не было. Хотя она даже против мелкого беса пустое место. Ему хлопнуть достаточно, и её тела не найдут и через месяц. Но почему-то вместо страха толстый дядька, что умудрялся обильно потеть при такой прохладе и дожде вызывал у неё только отвращение.
   - Это вы предъявите разрешение на изъятие души и список грехов девочки, уважаемый, - медленно произнесла она.
   - Послушай, мужик. Не лез бы. - Неожиданным басом вдруг произнёс бес, оставляя свою прежнюю манеру общения и этим заставляя Елену испуганно вжать голову в плечи. Одно хорошо, её как обычно приняли за представителя противоположного пола.
   Похоже, она вмешалась во что-то крайне не приятное.
   - Фух, успел. - Ещё более неожиданно перед Еленой, прикрывая её спиной, возник парнишка Хранитель. С белых, словно седых волос стекала вода, легкая одежда промокла до нитки в руках уже переливается атакующее кружево. - Пока с тем расправился, тут уже личину его используют. Сказал не одам девчонку, значит - не отдам. Понятно?!
   - Это не твой подопечный... - тихий вкрадчивый голос никак не вязался с внешностью толстяка.
   - И?
   - Как знаешь, потом пожалеешь, - на сырой асфальт шлёпнулся комок глины, напоминающий маску-лицо беса. Девушка за спиной Елены громко всхлипнула. Сама Елена уже жалела, что во все это вмешалась. Ничего завтра она будет уже далеко и никакие разборки с бесами её уже касаться не будут.
   - Вот не могут они без глупых угроз! Кошмар какой-то. Всем поголовно надо идти в актеры! - весело вскрикнул парень, поворачиваясь к Елене. - Спасибо вам большое! - улыбнулся он.
   Она отметила странно-смуглый цвет кожи неестественный для хранителя и сухие черты лица, больше соответствующие тёмным существам. Но кружево говорило само за себя, и женщина успокоилась. Мало ли, на кого ангел похож?
   - Пожалуйста, - улыбнулась она в ответ. - Я, наверное, пойду. Девушка теперь в надежных руках.
   - Да, конечно. Я живу тут поблизости. Сейчас начну приводить её в порядок. До свидания. Удачного перехода! - пожелал он, уводя безвольную девушку из арки.
   И откуда он только знает? - мелькнула ленивая мысль, но озабоченная тем, что теперь иди придётся пешком, Елена постаралась как можно скорее выбросить из головы это странное происшествие, нырнув под тугие дождевые струи.
  
   Сумерки давно сменились ночью, когда она, наконец, добралась до своего дома, расположенного на одной из окраин Москвы. Дождь успел прекратиться, оставив после себя холодную свежеть. Маленькие переулки, освещенные грязными фонарями, были почти безлюдны, лишь один раз Елене попалась пьяная компания, которой было совершенно всё равно, что погода для прогулок не самая удачная. Потом мимо прошла женщина, выгуливавшая на коротком поводке овчарку. Собака грозно зарычала на Елену, но та только осуждающе покачав головой, свернула в арку, чтобы срезать угол и быстрее оказаться дома.
   Подъезд встретил её мигающим, словно агонизирующим светом, неприятным кислым запахом и новой большой надписью неприличного содержания. Даже домофон не делал подъезд защищенным от хулиганов.
   Сначала упорно не находились ключи, - пришлось тревожить соседа, просить запасные. Елена, зная свою рассеянность и забывчивость, специально отдала их на хранение Виктору. Впрочем, оборотни рано спать не ложатся даже в безлунные ночи, и обиделась на неожиданный звонок Елены только вышедшая вслед за соседом завёрнутая в простыню девица с потёкшим макияжем и припухшими губами.
   Потом выяснилось, что в ванной перегорел лампа. Квартира встретила её привычной тишиной и пылью. Елена любила с гордостью говорить, что смогла превратить одиночество из проклятья в самого лучшего друга, в отличие её знакомых по работе, которые по утрам очень любили друг - другу жаловаться, как им одним неуютно живется. Впрочем, таких было не много, большинство уже стало замужними дамами и матерями - эти наперебой рассказывали последние новости своей семейной жизни.
   Подумав, Елена сделала себе чашку крепкого чёрного кофе и устроилась у телевизора. Ванной она займётся позже. После того как приведёт мысли в порядок. Всё-таки она слишком долго ждала разрешения уйти.
  
   Елена помнила, как пятнадцатилетней девчонкой поддалась на уговоры теперь уже бывшей подруги сходить с ней на какое-то собрание любителей фэнтези.
   В просторном зале скорее подошедшем для каких-нибудь торжественных приёмов собралось достаточно подростков разной степени угловатости с одинаково горящими глазами, что были помешаны на книжонках про параллельные миры и магию. Сама Елена себя таковой не считала. Несколько любимых книг по этой теме,... но чтобы вот так...
   Вообще-то ей было всё равно. Она не представляла себя героиней, что вместе с верными спутниками должна обезвредить Тёмного Властелина, не представляла себя размахивающей мечом или флиртующей с эльфийским принцем. Она даже принца толком представить не могла. Ей было вполне уютно в реальном мире с его проблемами и радостями.
   Елена в пол уха слушала, как какой-то мужчина долго рассказывал им о путешествиях между мирами и предложил им придти на следующее собрание. Она не помнила, зачем пришла ещё раз. И почему продолжала ходить даже тогда, когда надоело её подруге. Слушала о бескрайних просторах, где нет нагромождения бетонных блоков и ядовитых выхлопных газов. Где слово честь и долг ещё не потеряли свой вес. Где можно просто путешествовать от деревушки, к деревушке сбивая растоптанные сапоги. Елена продолжала ходить до тех пор, пока из нескольких десятков подростков не осталось только трое.
   Таких людей всегда было не много, которые были готовы поверить в сбывшуюся сказку. Параллельные миры действительно существовали.
   И их было много.
  
   * * *
   (Странный Мир. 16 лет назад (2985 г. по старому летоисчислению)). Окраина княжества Ирик )
  
   Ренар, распахнув дверь, зашёл в задымленную залу трактира. Пьяный шум тут же ударил по ушам, а нос забил застоявшийся запах пота, алкоголя и табака. Впрочем, всё могло быть куда хуже. Ренар привык, что зачастую к этой ядрёной смеси добавлялись кровь и грязь. А это куда как противнее, кислого запаха дрянного эля.
   Однако в небольшой деревеньке, насчитывающей всего с полсотни домов, по всем признакам, драки случались нечасто. Да, и пожилой хозяин явно старался сохранить единственный на всю деревеньку трактир в более-менее приличном состоянии.
   Покрытые копотью сложенные из дубовых брёвен стены украшали засушенные цветы и карикатурно намалеванные рисунки. Над барной стойкой были прибиты скрещенные топоры. Крепкие так же дубовые столы прибраны и вымыты.
   Под пристальными взглядами разом притихших селян Ренар привычно поморщился и, чихнув, быстро прошёл к барной стойке, заняв один из пустующих высоких стульев.
   Место вокруг него всегда пустело с ужасающей скоростью. Даже не смотря на то, что почти всегда, подобные заведения были битком набиты народом. И сейчас исключения подтверждающего правило не случилось. Селяне дружно потеснились за столиками, освобождая места для соседей, и уже через две минуты вокруг пришельца образовалась зона отчуждения диаметром метра полтора. Один только хозяин, обречённо вздохнув, подошёл к Ренару и осведомился, чего господин желает.
   - В твоём... хм... заведении... - брезгливо поморщился мужчина, наблюдая, как белеет лицо трактирщика, - найдётся вино не разбавлено водой и хоть чуть-чуть напоминающее этот напиток?
   Получив в ответ судорожный кивок, продолжил.
   - Тогда принеси кувшинчик и немного жареного мяса без специй. Только учти собачатину я всегда смогу опознать.
   Отпустив хозяина суетиться, собирая заказ, Ренар позволил себе совсем немного расслабиться. Деревенька ему и впрямь попалась хорошая, чистая... Тут можно будет денька на два задержаться, если добрые жители не попросят удалиться. Хотя это вряд ли. Они здесь спокойные. Конечно, приветливостью не отличаются, но если он не станет строить из себя бога, возможно, ему перескажут последние сплетни. "Строить бога"... Ренар горько улыбнулся. Хотя скорее можно было сказать, что лицо мужчины перекосилось толи от злобы, толи чего-то другого. Страшный неровный шрам, что неимоверно портил лицо Ренара, пересекая его от левого виска наискосок, от этой гримасы натянулся, делая и без того непривлекательное лицо ещё уродливее.
   "Строить бога"...
   Теперь он делал это по привычке. И брезгливо морщился в грязных городах средневекового типа и не считал этих людей за кого-то разумного, сравнивая их со свиньями и всегда добавляя, что свиньи на его взгляд более достойные животные... И брезговал людской пищей... глупо, но иногда так он пытался представить, что прошлое ещё можно вернуть.
   - Почтенный, думаю, ты не откажешь мне в небольшой радости послушать свежие новости? - Ренар легко перешёл на более мягкий тон, плеснув в кружку остро пахнущей жидкости лилового цвета. Осторожно понюхав, сделал глоток, постаравшись не закашляться и не выплюнуть то, что трактирщик принял за вино.
   - Да, какие новости у нас в глуши? - Сгорбленный мужчина с выбеленными сединой волосами неопределённо пожал плечами, аккуратно устраиваясь напротив Ренара. Явно не совсем понимая, что заставило незваного гостя вдруг стать дружелюбным. - Только вот говорят, Князь всё-таки захватил Арик. Так что можно победу праздновать. Да, пока посыльного не видно как-то не правильно собирать людей. Вдруг врут? Да, думаю это ты, господин, и так слышал. Все остальные сплетни нашенские-то, деревенские: кто кому изменил и с кем, у кого корова пала, у кого прибавление в семействе, а у кого, наоборот, похороны. Вот только, господин, тебе это не интересно будет. Ты лучше вопросы задавай, может, что и получится ответить.
   Ренар понимающе усмехнулся.
   - Много ваших на войну ушли, достойный? - Мужчина наклонил голову набок, разглядывая трактирщика внимательным немигающим взглядом.
   Старик немного помялся, но всё-таки ответил, перед этим с разрешительного кивка Ренара нацедив себе лиловой жидкости и вывив её одним махом.
   - Раз веж это война? Вот раньше, да война, а это... К нам гонец-то прискакивал. Да только сказал, что если будут добровольцы пускай идут. Если нет - ничего страшного. Так что у нас только двое ушли в поисках приключений и славы. Остальные не захотели. И правильно, чего на войне-то делать? Особенно если Князь и своими силами справиться может?
   - Ну, не скажи, хозяин. Кто-то только войной и живет. Войной кормиться. Войну подругой называет. Они и дальше будут пытаться своё дело подвигать. Даже если воцариться мир, всегда найдутся те, кому понадобиться кого-то убрать.
   - Так ведь разве это люди? - Попробовал поспорить трактирщик, но вспомнив, кто перед ним сидит умолк.
   Ренар снова усмехнулся, но тему всё-таки продолжил:
   - Почтенный, то именно люди. Кто как не ваша раса придумала войну? Мы лишь усовершенствовали её в меру своих сил и возможностей. Так же как и остальные. Мы воюем только против чужих, и только если вторгаются на наши земли. Вы же воюете с кем угодно, когда угодно, по любому поводу, и в первую очередь между собой. Так что здесь я не согласен. Впрочем, к чему нам спорить? - Ренар покачал головой и сделал ещё один осторожный глоток. Пряный резкий запах забился в нос, и казалось, отбил нюх на всю оставшуюся жизнь. Но вот вкус после того, как напиток обжег горло и прокатился внутри горячей расслабляющей волной, оказался более сносным, чем после первого глотка.
   - Говорят, Князь приказал убить всех жителей Арика, за то, что они присягнули новому владыке?
   - Говорят. - Согласился трактирщик. - Только вот люди меньше всего виноваты. Нам всё равно кому служить, налоги бы снизил и хорошо, а то, что знамёна чёрные - так в цветах ли дело? Так что аукнется Князю это, ох как аукнется! - Старик покачал головой, по нему было видно, что неспроста он так печётся о жителях Арика, родня знакомые,... чем чёрт не шутит? В разделённой империи слишком много дорогих друг другу людей оказались по разные стороны баррикад. - Прости, гость дорогой, но мне надо и других посетителей обслужить. Помощники мои одни не справятся.
   - Ни чего хозяин, теперь у меня есть тема для размышлений. Благодарю за беседу.
   - Размышления это хорошо. - Согласился трактирщик и отошёл от Ренара, подхватив две кружки с элем.
   Мужчина покачал головой, не соглашаясь с какими-то мыслями, и принялся за уже успевшее остыть мясо. Видимо трактирщик понял про собачатину буквально. Ибо вместо обычного кабыздоха ему подали хорошо прожаренную мурку.
   Если бы Ренар был голоден, наверное, он бы всё-таки съел весьма сомнительное мясо. Чем только ему не пришлось питаться, за долгие годы своих странствий. Но сейчас особой потребности в еде он не испытывал. К тому же предстоящая встреча согревала и успокаивала его намного лучше бокала дрянного вина и ненапряженной атмосферы трактира. Обычно ему приходиться сидеть как на иголках в ожидании нападения.
   Не смотря ни на прошлое, ни на работу, ни на частые стычки, ни на внушительный набор колюще режущего оружия и одного хорошо спрятанного глока, ни на что другое - убивать Ренар не любил. Вот не любил и всё. Легко признавался как окружающим, так и себе, что от природы был ленив и мечтателен. Только вот судьба по-другому распорядилась. И вместо спокойствия и уюта небольшого домика, где его бы ждала красавица жена и два весёлых карапуза, он получил...
   Впрочем, какая разница? Если уж совсем по-честному, в этой дыре только на первый взгляд всё плохо. А на второй просто не хватает нескольких мелочей.
   Зажмурившись, он представил себе небольшой ранец с его прошлым заказом. Кусок мыла, флакон шампуня, зубная паста, аптечка, где обязательно найдётся обезболивающие, несколько новых книжек, и конечно, небольшая плитка молочного шоколада - самый долгожданный гостинец с той стороны.
   Ренар даже улыбнулся, представив себе, как забьется со своими сокровищами в какой-нибудь угол, и будет перебирать их. Как будет проводить пальцем по гладкой яркой обложке, изучая героев. Как будет долго смаковать аннотацию, не решаясь открыть первую страницу и углубиться в чтение. Как помоет голову нормальным шампунем - то, что изобрели в этом мире, не просто оставляло желать лучшего, а больше пачкало, чем отмывало. Да и стоило - будь здоров!
   Иринка, конечно, поворчит, что это против правил - таскать ему заказы. Но стоит Ренару показать ей новую нитку бус изумительно-красивой работы, что он привёз со Старых островов, как девица тутже растает и спросит, что ему принести в следующий раз. Теперь он уже представил подвижную высокую Иринку. Молодую женщину, пытающуюся обмануть возраст, как и многие представительницы слабого пола. Собирающую рыжеватые тонкие волосы в высокий хвост. Как всегда одетую в потёртые джинсы, футболку и разношенные кроссовки. И вечно недовольным выражением остроносого личика, которое сходит только во время ночей.
   Иринка не была обременена особой моралью и не считала, что совместные ночи могут к чему-то обязывать. И Ренара это вполне устраивало.
   Особенно после нескольких лет сплошных неудач. Когда необходимой разрядки не давало ничего. Ни алкоголь, употребляемый в больших количествах, ни войны, ни некрасивые женщины, которых можно было найти в любом большом селе, хотя вся эта грязь везде тщательно скрывалась.
   Старый заказ давно кончился, обезболивающего он не видел больше года, и иногда чудесный мир начинал казаться ему отчаянным бредом Падшего.
   А всё это чёртова война, будь она трижды не ладна!
   Этот совсем ещё юный мир, прозванный Хранителями Странным - считался один из самых спокойных миров, какие только могли встретиться на просторах множественной вселенной.
   Большая планета с двумя материками, соединенными цепью небольших островов на одном полушарии и большой архипелаг на другом.
   Неподдающиеся никаким объяснениям законы природы и физики. Семь лун и удивительно большое солнце, встающее на юге. Сложная система сбора энергии, что позволяло технологии развиваться лишь чуть-чуть медленнее магии. Отсутствие серьёзных разногласий и различий между людьми и нелюдями. К тому же последние сто лет прочие расы начали покидать Странный мир.
   Идеальная площадка для новичков. Строгий патриархат, где-то соблюдающийся подобно приевшийся традиции, а где-то доходящий до полного абсурда. Полное отсутствие прекрасных эльфийский правителей и ужасных Тёмных повелителей. И из-за этого мир ни у кого не вызывал даже толики интереса. Раньше экскурсии бывали здесь раз в год - полгода. Теперь он не видел хоть кого-то с той стороны порога больше трех лет.
   И вот теперь неожиданное известие. На южной окраине Ириковского леса в шестой день нового месяца по тому календарю ожидается проход. Ренару, когда он получил это сообщение, стало совершенно всё равно, что в этот момент он был на другом конце материка всего за два дня до означенной даты. Он потратил собранные деньги за последнее года на небольшой телепорт - забавы для благородных, ибо на такое количество золота небольшое княжество Ярик могло прожить безбедно около года.
   Он потратил эти деньги, не задумываясь ни на секунду. И даже то, что телепорт, что здесь именовался тарисс, выбросил его за несколько лиг до нужной деревушки, ничуть не испортило ему настроения. Теперь надо было только дождаться прибытия группы. И надеяться, что за столько лет Иринка не потеряла желтоватый пергаментный список.
   Вот и ещё один плюс этого мирка - полное совпадение во времени по всем часовым поясам секунда в секунду. Только месяцев было всего три. Два из них осенники - соответственно осенник первый и второй, а также один переменник. Так же присутствовало понятие весокосников, которые ввели сами Хранители как раз для того чтобы достигнуть этого совпадения.
   - Эй, парень! - кто-то грубо схватил неосторожно расслабившегося Ренара за плечо и развернул к себе.
   Ничего нового. Мужчина печально оглядел деревенского парня: косая сажень в плечах, волосы белобрысые, лицо в веснушках. Красавец! И это безо всякой иронии. Несмазливый, крепкий - девушки именно о таких мечтают скучными вечерами. Видимо самый известный мальчишка в очень узких кругах, которому явно хотелось порисоваться и заставить проклятого нелюдя попробовать его кулаков.
   В общем, несмотря на то, что материк теперь безраздельно принадлежал людям, что перед уходом правители других рас заключили последний мир, и теперь на пыльных дорогах встреть нелюдя, было так же реально, как императора без свиты и экипажа. Не смотря на всё это в таких глухих деревеньках, существ подобных Ренару ненавидели и боялись.
   Почему? Найти на этот вопрос ответ было непросто. Хорошо в других мирах - эльфы прекрасные и бессмертные создания, орки могучие войны, гномы лучшие кузнецы и полновластные хозяева земных недр.
   Но здесь, где если эльфы и живут дольше людей, то лет на семьдесят и походят на своих собратьев из-за порога только острыми ушами. Гномья сталь ничуть не превосходит человечью. Орки же отличаются только цветом кожи и первобытно общинным строем. Чему завидовать? Зачем ненавидеть? Сочувствовать нужно.
   - Я вас внимательно слушаю, почтенный. - Ренар наклонил голову в ритуальном приветствии, надеясь, что если он проявит покорность, все обойдётся миром.
   - Что забыл тут, остроухий, а-а? - Надежды Ренара не оправдались, и белобрысый слыша в голове нелюдя покорность, распалился ещё больше, думая, что это означает его превосходство.
   Мужчина покачал головой. Вообще-то к эльфам он не имел никакого отношения. Вот так повезло, что в этом мире они очень походили на его родную расу. Хотя если бы хоть кто-то удосужился присмотреться лучше к одинокому путнику, он нашёл бы массу отличий. Проблема была в том, что практически никто из тех людей, с которыми он сталкивался, живого эльфа ни в жизни не видели.
   - Я всего лишь проходил мимо вашей деревни и решил промочить горло. Если моё присутствие доставляет вам неудобство, я тот час уйду. - Ренару совершенно не хотелось покидать уютную деревеньку, но если это позволит избежать драки...
   - Выметайся! - благодушно разрешил белобрысый, но не успел Ренар вздохнуть с облегчением, как парень закончил фразу, - только деньги оставь.
   Теперь драки избежать не удастся. Мужчина совершенно не хотел расставаться с несколькими серебряными монетками и пригоршней меди, - всего, что у него осталось. К тому же жадному парню вряд ли этого хватит и он всё равно нападёт.
   - Я оставлю трактирщику плату за вино и мясо. Но тебе, почтенный я ничего не должен. - Медленно, стараясь держать парня на всех уровнях реальности, проговорил Ренар, и тут же тело сработало само собой, подчиняясь отработанным за всю жизнь рефлексам.
   Кулак парня врезался воздух там, где секунду назад было лицо Ренара. Белобрысый ударил точно и без замаха. Явно участвовал не только в деревенских драках, возможно где-то и учился. Вот только...
   Почти не задумываясь над своими действиями, Ренар дернулся в сторону и, схватив табуретку на которой только сидел, не сильно приложил паренька по голове, зная, что если причинит ему серьезные увечия, тут уж точно с остальными жителями разойтись не удастся. Жаль опять не получилось. Голова у парня оказалась крепкой, он только тихо охнул и тут же развернулся к мужчине, снова готовый нападать. И следующим в Ренара полетел короткий небольшой нож грубой работы.
   Его рефлексам не хватило доли секунды, что бы успеть увернуться, - нож чиркнул его по щеке.
   "Повреждения тканей минимальные. Возможна кровопотеря без опасности организму. Расчётное время устранения повреждений двадцать минут...".
   Привычный механический голос программы ещё не успел закончить стандартную фразу, как и без того его окружавшая зона отчуждения увеличилась ещё на столько же, оставляя рядом с мужчиной резко побледневшего парня.
   На ворот поношенного плаща из кожи редких ящериц, что привозились с соседнего материка падали небольшие капли вязкой зеленоватой субстанции, что была его кровью.
   Кап, кап, кап... в трактире воцарилась настолько невероятная тишина, что каждая последующая капля касалась ворота прямо таки громовыми ударами. Ренар подобрал с пола упавший вещевой мешок и, закинув за спину, повернулся и трактирщику.
   - Вот. - Он бросил на стол две медные монетки. - За вино. Кошатина обычно подается бесплатно. - Он уже почти повернулся спиной, как успел заметить робкое осторожное движение старика, в общем-то, неплохого человека. Движение человека, который тянулся за какими-то жалкими медяшками, не смея спорить, что в нормальных деревнях берут до десяти полновесных медяков, пусть и за приличное вино и мясо. Но тянулся, как к великому сокровищу.
   А ведь, правда. Деревенские люди, скорее всего, платят овощами или скотом, а кто и вообще помощью вроде дверь починить, да дров нарубить. Война, пусть и небольшая, не радует повышенными налогами. А таких, как Ренар, здесь явно не видели ох как давно. Да, и не виноват трактирщик, что этот белобрысый так на него накинулся.
   Повернувшись обратно, мужчина осторожно положил на стойку серебрушку.
   - Спасибо за новости, - и, уже не оборачиваясь, быстро вышел, пока остальные не опомнились и не навалились на него скопом.
   Вот так всегда.
   Он остановился передохнуть, только когда деревенька скрылась за первыми дубовыми стволами Ириковского леса. Уютная аккуратная деревенька с небольшими домиками, что расположились правильными линиями с юга на север, как и предписывал закон, для сохранения населения от нечисти, которую уже давно никто не видел. Но все знали точно: нечисть не любит запаха душицы - тонкой бледной травы, что растёт на теневых склонах курганов, нечисть замирает при виде правильного круга, нечисть не ходит по солнцу.
   Ренар знал, что если этот мир и дальше будет так развиваться, то уже через несколько столетий ярги, лешаки и прочая нечисть, как же как и нелюди станут бабушкиными сказками, а такое построение всех деревень будет объясняться каким-нибудь природно-погодным явлением, высосанным из пальца.
   Найдя уютное углубление между корней столетнего дуба, и приветливо похлопав гиганта по морщинистому стволу, мужчина устроился в импровизированном кресле в нескольких метрах от точки перехода. До прибытия экскурсии времени было предостаточно, а ему хотелось отдохнуть. Пусть и не в тёплой постели постоялого двора, но хотя бы вот так. Благо, что дуб, откликаясь на приветствие Ренара, тут же отрезал все ветра, принявшись чуть покачивать нижние ветви в только ему понятном ритме колыбельной.
   Снился ему дом.
   Почти забытый, и уже давно не родной. Разве можно назвать домом кровавое подобие мира, полностью охваченного огнём войны, что велась от начала долгие-долгие тысячелетия? Где не было ни лесов, ни полей - выжженные пустыни и голые камни. Где ребёнок с первых движений знакомился с оружием, а женщины воевали наравне с мужчинами, не останавливаясь даже во время беременности.
   Как там могло родиться существо подобное Ренару ни кто сказать так и не смог. Ни его родители, - одни из верховных богов войны, ни кто было ещё. Освоивший все виды оружия нечеловек, лишённый любых проявлений эмоций, оказался на проверку неисправимым оптимистом сочиняющим стишки и тайком выращивающим неизвестно как спасенные полевые цветы.
   Смешно?
   Наверное, но только не для Ренара. Через какое-то время появились Хранители, решившие уничтожить мир Ренара, как злокачественную опухоль на теле множественной вселенной, и забравшие его с собой.
   Потом были другие миры. Много разных миров. Власть, женщины, походы, друзья, что быстро умирали, открытия, ещё войны ничем не отличающиеся от тех, которые он видел, кроме того, что они имели начало и конец. И опять власть, развращающая сила, неожиданно проснувшееся наследие и... падение.
   Теперь он прозябал в этом мирке, ожидая толи прощения, толи отпущения грехов, толи конца своей почти бессмертной жизни.
   И уж казалось бы столько лет-столетий, а всё равно изредка да присниться тот мир, где он родился, на месте которого сейчас образовалась межмировая пустота. Присниться суровое лицо отца. Призрение в тревожно-желтых глазах матери. Смех старших братьев и сестёр. Его комната в конце второго коридора.
   И сгоревшие маленькие слабые светло-голубые цветы с удивительно нежными лепестками.
   Раздался небольшой хлопок и Ренар тут же очнулся, вскочив на ноги.
   Портал открывался медленно. Даже слишком медленно. Словно тот, кто запускал амулет, раздумывал, а не бросить ли это дело? Сначала появился разрез - ткань мира между двумя деревьями с сухим треском лопнула, открывая взгляду совершенно неаппетитно зрелище: сочащаяся тёмной сукровицей рана, за которой было Ничто. Затем края раны начали быстро раздаваться в стороны, образовывая удобный проход. Наконец, мгновенное преобразование материи и перед Ренаром в обрезе аккуратного прямоугольника появилась переходная камера.
   - Наконец-то! В следующий раз напомните мне никогда больше не соглашаться на новичков-управляющих. Деточка, если не хочешь потерять место, перечитай учебник. - Раздался недовольный женский голос, громко хлопнула дверь, и тот же голос добавил, - Чего встали? Вперёд!
   Первой из портала вышла Иринка. Порядком подурневшая, но по прежнему изображающая из себя девочку. За ней оглядываясь и нервничая, выбрались три подростка. Сначала тощий мальчишка в больших очках и с лицом усыпанным веснушками вперемешку с прыщами. За ним ещё один парнишка шире в плечах с незапоминающимся миловидным личиком и совершено девчачьим восторгом во взгляде. И наконец, очаровательная девушка, обладающая всем необходимым для того, чтобы стать главной героиней какой-нибудь приключенческой книжки. И в первую очередь красотой. Только вот брезгливое выражение кукольного личика чуть-чуть портило впечатление. Видимо девушка прекрасно знала, что это за мир и поэтому и относилась к нему с таким пренебрежением. Ещё бы! Такие рождаются для того, что бы влюблять в себя прекрасных эльфийский принцев, жить в волшебном замке, дружить с феями, а воевать не с кем-нибудь, а с самим Тёмным Властелином.
   В общем-то, первая экскурсия это совершеннейшая глупость. Новичков проводят через портал, они пять минут стоят на месте, потом небольшая прогулка и всё. А может и не глупость. Ренар вспомнил то ощущение пустоты и потерянности, когда в первый раз переходишь грань. И обычным смертным детям с таким справиться ох как не просто.
   - О, Ренар! Как всегда пунктуален. - Воскликнула Иринка, распахивая объятия, но к мужчине даже не думая приближаться. Цепкий взгляд тут же заметил новый шрам, общий потрепанный вид и жадный голодный взгляд. - Знакомьтесь, дети, Ренар - куратор этого мира. Вы его проходили по учебнику в прошлом году в разделе последних представителей рас и в этом на прошлом уроке про восстание.
   Ренар криво улыбнулся и кивнул головой. Умеет Иринка привлекать не нужное внимание. Вот веснушчатый мальчишка встрепенулся и пораженно охнул:
   - Падший? Но почему его не убили?
   - Потому, что Им я куда нужнее живым. - Он пристально посмотрел на паренька и тот, вспомнив о ком, собственно, идёт речь, побледнел. - Они очень бережливы.
   - Неуважение... - красавица изящно подняла бровку, выражая своё отвращение к Ренару, - вы ещё более жалкий, чем я вас представляла.
   Только теперь мужчина понял, кого ему девчонка напоминала. Светлые идеально завитые упругие кудряшки, большие голубые глаза, потрясающая фигура и даже фасон легкомысленного платьица. Всё это полностью копировало единственную сохранившуюся фотографию Милосердной. Ну, да. Там за порогом это было очень модно - копировать Великих. Они и сами, развлекаясь, проводили конкурсы, выбирая самые оригинальные подобия.
   - Первое место? - Его усмешка вышла жуткой и Иринка поспешила осадить не на шутку разозлившегося мужчину.
   - Ренар, ты знаешь, что они под моим покровительством. Остынь. Давай я тебе лучше представлю своих птенчиков. Это Толик, - кивок в сторону тощего мальчишки, - это Лиз, - имя очень подходило красавице-пародии, - а это - Елена. Запомни именовать только полным именем и никаких сокращений, а то обидится, - с усмешкой добавила женщина, наблюдая, как названная раздраженно мотает головой.
   Елена? Девушка? Ренар ещё раз удивленно оглядел ту, которую принял за парня. Тихая, совершенно незаметная. Действительно девушка. Только заметить трудно. Мужская рубашка и джинсы, коротко подстриженные волосы, резковатые черты лица, плоская фигура.
   - Очень приятно. Добро пожаловать в Странный мир. - Он даже чуть более дружелюбно улыбнулся, разглядывая гадкого утёнка, который вряд ли когда-нибудь превратиться в прекрасного лебедя. Девчонка чем-то напомнила Ренару самого себя.
   - Итак, ребятки, можете чуть-чуть здесь погулять, но только осторожнее, - распорядилась Иринка, подставляя лицо пробивающимся сквозь кроны деревьев тёплым солнечным лучикам, - вернётесь через час, не раньше. Кто попробует заявиться не вовремя, вылетит из института как пробка!
   - Конечно, - ответил ей не стройный хор голосов и подростки переглянувшись, пошли все вместе в сторону небольшой прорехи меж ровными стволами дубов. Молодцы, что, не смотря ни на что, держатся вместе. Дальше миры будут куда менее дружелюбными. Да, и там придётся выходить в люди, учиться спать на открытом воздухе на земле, сражаться в реальных войнах и ориентироваться на любой местности.
   Только после того, как за деревьями скрылась платиновая шевелюра красавицы Лиз, Иринка повернулась к хранившему молчанию Ренару.
   - Ждешь заказ?
   Он кивнул, хотя сердце болезненно сжалось. Вдруг она не принесла?
   - Держи. - Она кинула ему свой заплечный мешок и устроилась прямо на тёплой рыхлой земле, с ожиданием смотря на Ренара. - Присоединяйся. Хреново было?
   - Хреново, - согласился мужчина, растягиваясь во весь рост рядом с Иринкой, - думал, не дождусь.
   Он достал ту самую свято оберегаемую нитку бус и протянул её женщине.
   - Вот, подбирал к твоим глазам. - Он чуть помялся. Так для приличия, зная, что Иринке нравиться, когда он ведёт себя как неумелый мальчишка. Улыбнулся, когда она бережно приняла её и тут же надела на худую длинную шею.
   - Очень красиво. - Улыбнулась она в ответ и провела указательным пальчиком по грубому шраму на лице Ренара. - И у тебя не простое украшение появилось. Сильно видно приложило, если так осталось.
   - Ты ещё тело не видела. - Усмехнулся Ренар, зная, что опережает события на какие-то пять минут. - Досталось и, правда, сильно, но я попытался отключить программу...
   - Идиот! Зачем?! - Женщина вскочила на ноги, потрясённо смотря на безмятежно улыбающегося Ренара.
   - Знаешь, лежал посреди поля усеянного трупами, истекал кровью и слушал этот гребанный голос: "Повреждения не совместимые с жизнью, требуется отключение сознания, для восстановления... расчётное время... и всё прочее" - слушал и неожиданно понял, как меня всё достало. И эта война и этот мир, и вообще жизнь. Такая жизнь. Учебников хватило. Про моё восстание знает каждая собака. Камень, чем тяжелее, тем лучше. Кидайте в Падшего, дети. Ему всё равно не больно. И давно не было связи, думал, забыли. Так устал. Сначала отрубил нафиг врожденную регенерацию, потом попытался программу. Она сначала вроде поддалась, а потом "Сопротивление объекта, дезактивация - отрицательно, полное восстановление функций организма, отключение основных рефлексов..." Не помню, что там ещё было. Видимо сопротивлялся я хорошо лечению, раз не всё удалось восстановиться до конца. Очнулся в походной палатке лекаря. Всё.
   - Идиот. - Иринка покачала. - Самый настоящий идиот. И ты говоришь это с таким видом, будто сообщаешь сводки погоды.
   - Да ладно тебе. Лучше давай ко мне. - Ренар легко приподнялся на локтях и кивнул вопросительно замершей женщине.
   - Не побрезгуешь? - Она повернулась на триста шестьдесят градусов, позволяя мужчине осмотреть себя со всех сторон.
   - Ты красавица. - Соврал Ренар и улыбнулся. Как же время меняет людей. Видимо она так себе никого и не нашла. - Я очень соскучился, - снова соврал он.
   Женщина поджала губы, но всё-таки улыбнулась в ответ.
   - Наверное, я тоже, - ответила она, к сожалению совершенно искренне.
  
   Час прошёл как-то совершенно незаметно. Хотя последние двадцать минут они просто лежали на траве и перебрасывались ничего не знающими фразами. Ренар в какой раз подивился, что фея судьбы толкнула его именно с Иринкой. Ведь и не самый приятный человек и стал бы такой вопрос - жизнь свою не доверишь. И не умная самая. А вот столкнула, и получилось так, что земная женщина, не получившая права на счастье, вынужденная помогать другим, обретать его и Падший Бог давно уже не существующего мира, который сам по глупости отказался от своего, сейчас были самыми близкими друг другу существами. Не друзьями, не любимыми, но всё-таки. На эти пять минут. Пока не вернуться дети.
   - Что-то твои птенцы припозднились. - Усмехнулся мужчина, поднимая с земли и отряхивая свой плащ. - Так запугала, что трясутся за ближайшим кустом, но показаться не решаются?
   - Глупости, они прекрасно знают, час значит час. Не раньше не позже. А если я припозднюсь они в своём праве. - Иринка передёрнула сутулыми плечиками, оправляя кофту. - Заблудились что ли?
   - А, пусть погуляют, - отмахнулся Ренар, - через минут пять посмотрим по маячкам. - Главное что бы они по глупости к деревне не сунулись. А то предупреждаешь их, а они всё равно не осознаются, что с патриархатом шутки плохи. А особенно с этим идиотизмом, что под ним подразумевают здесь.
   И тут же по вытянувшемуся лицу Иринки понял, что сейчас точно шутить не придётся.
   - Ренар, - выдохнула женщина, - меня из академии к чертям вышибут. Я забыла их предупредить про патриархат и то, что девушкам запрещено... Боже, Лиз, платье, её же... - Иринка закусила губу и с отчаяньем кинулась в сторону деревни.
   Ренар чертыхнулся и сорвался с места, переходя на другой уровень реальности, оставляя Иринку далеко позади. На его участке, если с девчонкой что-нибудь случиться...
   Деревня выросла передо мной неожиданно, он еле-еле успел вернуться на нужный уровень, сбавляя скорость. Открывшееся действие развернулось около околицы почти у черты оградительного круга. Толик полулежал в пыли, зажимая ладонями, живот и мужчина заметил на земле вокруг него несколько бордовых пятен. Елена, видимо неопознанная как девушка, сжимая в руках большую палку, загораживала собой растрепанную Лиз в порванном платье, от которого осталось одно название. Можно было легко сказать, что платья-то там и не осталось, на девчонке было только кружевное белье. Их окружала толпа недавних посетителей трактира. Ренар прекрасно расслышал похабные шуточки. И белобрысый парень выступал впереди всех с тем самым ножом, что недавно задел Ренара.
   - Ну, братец, отойди в сторонку. Не по тебе такая красотуля! - прокричал кто-то из толпы. - Бабам положено знать своё место. Раз разоделась, что продажная девка, не ожидай, что будут относиться, как к принцессе.
   - У нас так все ходят... - прохныкала из-за спины Елены Лиз. Ренар поймал себя на мысли, что выполняет наказ Иринки и даже про себя называет утёнка полным именем.
   - Хотел бы я попасть в такое место! - Возопил белобрысый, пытаясь отшвырнуть Елену с дороги.
   Девчонка зашипела кошкой и, увернувшись, ловко ударила парня палкой в живот. Видимо тот просто не ожидал такой прыти от мелкого мальчишки, каким видел Елену, так как следующим ударом он отправил её в дорожную пыль удачной подножкой. Она вскрикнула от боли, поджимая под себя лодыжку. Белобрысый уже тянулся к пронзительно завизжавшей Лиз, как Ренар всё таки вмешался, вспомнив, что прошли те времена, когда он считал такие стычки забавами и наблюдал за ними из небесного дома.
   - Что здесь происходит? - Он возник прямо за красавицей, и та поспешила спрятаться за его спину. Елена бледно улыбнулась и кивнула на Толика, что уже начал проваливать в беспамятство. Ренар покачал головой. Всё потом, сначала прогоним это стадо.
   - Вернулся, нелюдь, проклятый. Делиться не хочешь? - Белобрысый зло сплюнул на землю, вспоминая, что не тягаться ему с Ренаром.
   - Не хочу. И советую убрать по домам к вашим драгоценным женушкам. - Как же ему не хотелось ввязываться в драку. Как же не хотелось.
   Пришлось. Белобрысый, не выдержав, всё-таки кинулся на него с кулаками. За ним на Ренара навалилось и остальное мужичьё. Сначала он пробовал просто отбиваться. Несколько болезненный ударов он старался не замечать. Потом регенерирует. Развернувшись, легко переломил чью-то шею, увернулся от кулака белобрысого и, перехватив его руку, дернул на себя. Хруста ломающейся кости в шуме драки, так же как и вопля парня, ни кто не расслышал.
   "Опасность. Возможен риск для жизни. Рекомендовано включить третью ступень"...
   Ну, уж нет. Ренар дернулся, уходя от очередного удара в бок, и чуть не напоролся на плохонький одноручный меч с широким лезвием и маленькой гардой. Становилось всё веселее. Боковым зрением он увидел, как Лиз утягивает подальше от драки всё-таки потерявшего сознание Толика, а Елена пытается, опираясь на здоровую ногу помогать Ренару.
   "Опасность. Риск для жизни 80%. Требуется включить третью ступень"...
   Мужчина глухо зарычал, отключая боль в задетой мечом пояснице. Как же он ненавидит эту программу, что ему вживили ещё на Земле Они, не желая терять столько ценную и интересную игрушку. Ещё чуть-чуть. Откуда же их столько берётся? Ренар старался не причинять особого вреда нападавшим на него селянам. В конце концов, они не были виноваты в том, что их так воспитали, а Лиз додумалась деть такое платье. И в том, что Иришка забыла предупредить птенцов, они тоже не были виноваты. Чёрт! Вот она обратная сторона его привычки думать даже посреди боя о посторонних вещах. Ещё один удар пришёлся по рёбрам. Рядом испуганно вскрикнула Елена.
   "Опасность. Риск для жизни 90%. Включение третьей ступени"...
   О, нет.
   Очнулся он только после крика Иринки, почти выворачивавшего душу отчаяньем и страхом.
   - Ренар, остановись!
   И он остановился.
   В живых и нападавших остались только трое. Он чувствовал их медленно угасавшие жизни. Все остальные превратились в окровавленные куски мяса.
   Деревня горела.
   Напротив него стояла Иришка, держа обеими руками небольшой кинжальчик, словно надеялась, что он защитит от монстра по имени Ренар. За ней испуганно жались друг к дружке её птенцы. Уже вылеченный Толик держался за Елену, а Лиз пыталась прикрыть руками свои прелести.
   - Теперь понимаешь, почему я хотел отключить программу? - глухо спросил мужчина, и, не оборачиваясь, направился к порталу за вещами. Говорить ни с кем, а тем более обсуждать произошедшее, ему не хотелось.
   - Подожди! - Вскрик Иринки его не остановил. - Там же ещё остались живые!
   Он даже не обернулся. Они сами напали. А ему,... ему всё-таки надо было забиться в самую дремучую глушь и ждать. Уж если умереть не дают. Пусть хоть его жизнь не ставит в опасное положение жизни других.
   - Извините! - кто-то дернул его за рукав. Дернул требовательно, без какой либо доли страха. И Ренар обернулся.
   В шаге от него застыла Елена. Она напряженно теребила разорванный рукав рубашки, не зная с чего начать. Но Ренара не боялась. И почему-то это было очень приятно.
   - Лиз вас боится, - доверительно сообщила она и тут же продолжила, видимо опасаясь, что Ренар её перебьёт, - поэму я решила поблагодарить вас за неё. Спасибо, что спасли нас. Я читала правила. Вы были не обязаны вмешиваться, но вмешались. Спасибо.
   Спокойные карие глаза. Мальчишеские карие глаза семнадцатилетней девушки.
   - Пожалуйста, - он кивнул головой. - Я сделал это просто так. Но если тебе будет приятно думать, могу соврать, что сделал это ради тебя, утёнок. Ты ведь тоже девчонка.
   - Хорошо, - согласилась она.
  
   У портала они всё-таки нагнали его. Мальчишка старался совсем на него не смотреть, Лиз била крупная дрожь, даже не смотря на то, что Иринка уже давно залечила все её царапины и даже восстановила платье. Елена просто с любопытством посматривала по сторонам. На ногу она не прихрамывала, но ступала очень осторожно.
   - Спасибо, Ренар. - Женщина подняла с земли свою сумку и, порывшись, протянула ему небольшую шкатулку. - Держи. Это мне подарили. Обычный генератор. Но кураторам они не положены в наборе. Может пригодиться?
   Мужчина ограничился кивком, приняв передаренный подарок. Вряд ли у такой малютки получиться сгенерировать плитку молочного шоколада, но попробовать стоит.
   Лиз прошла через портал первый, хныча, что в этот идиотский мир не ступит даже под угрозой смерти. Мальчишка тоже быстро юркнул в переходную камеру, послав Ренару чуть виноватый взгляд и даже не прощаясь. Елена пожала плечами.
   - Действительно странный мир. Вроде осень, а нет ни одно опавшего листка, и трава зелёная. - И уже собралась переступить черту, как её догнал ответ Ренара, хотя он и не требовался.
   - Здесь две трети года осень.
   Девушка замерла с поднятой ногой, потом весело фыркнула и скрылась на той стороне. Иринка похлопала его по плечу, забрала протянутый список и рассеянно улыбнулась.
   - Если не уволят, забегу на днях. Спасибо. Жаль, что так криво вышло, я надеялась, что им понравиться.
   - Не смешно. Этот мир слишком неказист и обычен, что бы менять его на уют родной реальности или яркие приключения Удобных миров. Бывай!
   Портал уже давно закрылся, а Ренар всё продолжал смотреть на то место, где недавно был разрез реальности, теребя висящую на шее цепочку с жетоном, напоминанием через что он успел пройти и небольшим маячком, что бы его в любом случае смогли найти. Как же был велик соблазн снять цепочку и бросить прямо тут, потом поправить за спиной вещевой мешок и уйти не оборачиваясь. Но нет. Сигнал можно просто приглушить. В конце концов, не стоит быть эгоистом, пусть остаётся на тот случай, если Ренар понадобиться кому-нибудь из-за черты.
   Идти через разрушенную деревеньку не хотелось, но другая дорога до второй судоходной реки на материке Миражке была в два раза длиннее. К тому же не впервой ему любоваться на дело своих рук и способностей. Постояв ещё несколько минут, словно ожидая чего-то, Ренар медленно повернулся и так же не спешно пошёл обратно, думая о том, что, сколько было таких детей и подростков никто из них потом, через года, так и не выбрал Странный мир своим новым домом. И эти не выберут.
   Ренар не жалел. Кураторами такие уж точно не станут, что бы сменить его. А просто поговорить, не такой уж он любитель почесать язык. Просто было чуть-чуть обидно, за этот мирок. В общем-то, если отбросить все предрассудки, он был весьма мил. Здесь были и интересные загадки, например: миражи на реке, которые показывали морякам то будущее, то самое желанное, то другие миры. И ведь показывало совершенно правильно. Однажды Ренар увидел свой родной мир, точнее его прошлое. И ладно если бы только он. Остальные могли описать виденное настолько чётко, что мужчина не сомневался они, правда видели тоже, что и он сам. Или ещё загадка Тёмного моря, где не решался пройти ни один корабль, не был построен ни один порт, а города отгораживали себя от его берегов зоной отчуждения расстоянием в несколько лиг. Так как стоило чему угодно коснуться тёмной даже в солнечные дня поверхности вод, как оно исчезало. Были такие загадки как крылатый народ - сказка о небольшом племени, что жило за пиками южных гор, но туда никто не смог добраться, что бы поставить точку в споре сказка или, правда. А может и добирались просто не возвращались обратно. К тому же другую сторону гор как раз омывало Тёмное море.
   В общем, и загадок хватало, и приключений. А всё равно, никто из вчерашних птенцов не возвращался.
   Ренар сам не заметил, как дошёл до уже догоравшей деревушки. В некоторых непострадавших домах можно было заметить испуганные искры жизни. Но совсем не много. Не позднее чем через два дня сюда прискачет отряд конных воинов и на Ренара откроют охоту. Вот программа удружила.
   Около околицы из трех искорок больше не горела ни одна. Мужчина уже почти прошёл это неприятно место, как понял, что всё-таки ошибся. Искра была настолько тусклой, что можно было легко принять живого человека за мертвеца. На раздумья ушло не больше одной секунды, - раз натворил надо попробовать хоть что-то исправить.
   Какого же было его удивление, когда Ренар обнаружил, что живым оказался не кто-нибудь, а тот самый белобрысый паренёк. Уходить, раз решил помочь, было как-то не прилично, и вздохнул, мужчина принялся за лечение. На парне срасталось всё быстро. И сломанные ребра, и порванное легкое, даже почти полностью отрезанная острыми когтями Ренара кисть. Правда, ему пришлось отдать парню добрую половину своих сил, но это уже были мелочи.
   Наконец, белобрысый с хриплым проклятьем очнулся, уставившись мутными серыми глазами на склонившегося над ним Ренара.
   - Нелюдь, пришёл добивать? - Потом видно почувствовав, что явно не добивать разинул от удивления рот. - Зачем?
   - И так мало живых осталось...
   Услышав эти слова, парень испуганно дернулся и вскочил на ноги, почти тут же чуть не упав опять на землю от открывшегося ему зрелища. Обернулся на товарищей и, сглотнув, побледнел, кинувшись к чахлым кустам у одной из оград. Ренар терпеливо ждал, пока парня картинно выворачивало на куст, зная, что если и попробует уйти всё равно белобрысый кинется его догонять.
   - Ты так отомстил? - раздался слабый голос.
   - Нет. Просто я не властен над своим телом, когда ему угрожает опасность. Обычно потом очухиваюсь посреди выжженной пустыни, а тут меня успели остановить. - Невозмутимо объяснил он. - Потому я и не хотел драки в трактире.
   - Значит, считаешь, что мы сами напросились? - лицо парня искривила жуткая усмешка, и Ренар даже подумал, что тот несколько двинулся из-за произошедшего, но всё-таки ответил:
   - Нет. Вы не знали. Так же как в случае с девчонкой. Но её надо было спасти. Иначе случились бы не приятности куда страшнее.
   - Страшнее?!
   - Я имею в виду не вашу деревню, а свои дела. Если хочешь отомстить можешь нападать.
   - Ну, уж нет! - Воскликнул парень, обходя Ренара по кругу, словно оценивая. - Мне первых двух раз хватило. Ты не человек, но и не эльф. Кто?
   - Не важно. Ты жив. Мстить не собираешься. Я могу идти. Прощай.
   Парень догнал его уже на тракте.
   Сначала сзади раздались быстрые шаги, несколько минут белобрысый просто шёл, чуть-чуть отставая, потом он решился, и в два шага поравнявшись с Ренаром, пошёл сбоку от него. За плечами у него уже висел наспех собранный вещевой мешок, в руках был потрёпанный заплатанный плащ. Наверное, он ждал, что Ренар спросит "зачем" или начнёт отговаривать, но дорога всё дальше уходила от маленькой деревушки, а нелюдь был погружен в свои мысли и на попутчика не обращал никакого внимания.
   - Я - Фошка, - представился он.
   Обычное деревенское имя. Не самое редкое, сразу говорящее, что человек родился в каком-нибудь глухом поселении, у людей никогда не ходивших дальше ближайшего леса.
   - Ренар. - сухо ответил мужчина, поправляя перевязь с мечом.
   Такие имена были у людей, выросших в семьях военных или же посвятивших себя войне. Ренару подходило, хотя ему и не нравилось это признавать.
   В этом мире определённое звучание имён было у всех. У дворян одни окончания, у прислуги другие, так же как остальных. Иногда, когда человек переходил из одной группы в другую, ему разрешалось изменять имя, оставляя первую букву или первый слог.
   - Ты уверен, что тебе нужен именно такой спутник, как я? Совсем недавно ты мечтал выбить из меня всё деньги и прирезать на глазах у друзей.
   - Учитель... вы возьмёте меня?
   Ренар покачал головой, удивляясь поворотам судьбы. Ученик? У него? Когда-то у него были целые народы, называвшие его Учителем. И птенцы, которых он обрёк на ссылки и казни. И вроде бы ему даже запретили искать себе учеников. Да и не больно-то и хотелось. Впрочем. Ренар сам удивился своему ответу.
   - Ну, и учёничек у меня выискался. Посмотрим, сколько продержишься.
   Паренёк облегчённо вздохнул, видимо ни как не предполагал, что нелюдь согласиться так быстро. Только теперь не нелюдь, а Учитель.
   - А куда мы идём, Та? - ритуальное обращение к учителю на неродном языке прозвучало странно и больно.
   - Сначала в Арик, а потом туда, куда укажет дорога. Я странник и совершенно не привык долго задерживаться на одном месте. А теперь рассказывай про себя. Всё.
  
  
   Глава 2.
   (Наши дни. Москва.)
  
  
   Елена всегда требовала, что бы к ней обращались полным именем. Никаких Лен, Леночек или других производных, что вызывали у неё только отвращение. Странно, но Елена и не помнила, с чего и когда это началось. Помнила уже скандалы в начальной школе, когда она отказывалась идти на контакт с учителями, если они называли её как-то иначе. Как дралась со своими одноклассниками, отстаивая право на полное имя. И во время знакомств с новыми людьми обязательно проскальзывала требовательная просьба обращаться к ней именно так. Впрочем, со временем это принималось всё проще и проще. В конце концов, у людей встречались и менее безобидные причуды. Две знакомые, с которыми непонятно как удалось сохранить небольшую дружбу, всегда ехидно подкалывали её мол, а как же тебя любимый человек будет называть во время романтических свиданий? Но время текло, всё быстрее закручиваясь в тугую спираль, а почти все романы заканчивались, не успев начаться на первой-второй встрече. Уж очень Елена была необщительным человеком. Она не умела поддерживать связи с друзьями, как они ей не нравились. А самим друзьям быстро надоедали разговоры в один конец, пусть и с весьма умным собеседником.
   Вот и получилось так, что её последний день происходил не так как у остальных. Не было никакой вечеринки, когда бывшие птенцы провожали через грань уже вольную птицу. Сама Елена присутствовала на таких весёлых проводах не раз, и когда-то давно, думала, что и у неё такое обязательно будет. А теперь сидела в широком кресле, - единственном предмете мебели в гостиной, кроме тумбочки под телевизором, - поджав ноги, и медленно пила уже остывший и совсем невкусный кофе. В соседней спальне давно всё было собранно. Хотя, что там собственно было собирать? Небольшой рюкзак с самыми необходимыми вещами, да старая гитара. Новенький Mp3 плеер она поставила на подзарядку. Его она купила с прошлой зарплаты, и новый плеер обладал прямо таки огромным объёмом памяти с возможностью менять карты памяти, уже был под завязку забит любимыми фильмами и всевозможной музыкой. Остальные вещи, которых так же было совсем немного, занимали одну полку в большом шкафу. По созданной легенде с завтрашнего дня Елена отправлялась выигранный тур по всем странам планеты. А квартиру оставляла одной из подруг, что недавно вышла замуж, и жить со своими родителями не хотела. Елена могла бы и продать жилплощадь, но в академии сказали, что разное случается - пусть квартира лучше будет числиться за Еленой на всякий случай.
   Отвлекая от серых мутных мыслей, мерзко зазвенел телефон. Женщина стряхнула себя оцепенение, обнаружив, что новости уже давно закончились и сейчас на экране мелькали картинки какого-то ужастика, выключив звук, она сняла трубку.
   - Да?
   - Привет! Я не разбудил тебя? Нет? Замечательно! - в трубке раздалось жизнерадостное знакомое тарахтение.
   - Здравствуй, Толя. - Давно она не слышала этот голос. Последние экзамены, на которых они виделись, были добрых тринадцать, если не больше, лет назад. Потом изредка перезванивались, пока Толик не уехал в Лондон. - Какими судьбами?
   - Мне разрешили уйти! Всё так неожиданно! Позвонили, сказали, чтобы завтра подошел в академию для подтверждения отправки согласования всех вопросов и подписания контракта. Правда, здорово? Я уже выбрал Альфу 452j.
   - Здорово, - согласилась Елена, улыбаясь, - некоторых людей время, как ни бьётся, изменить не может. - А я завтра ухожу, - добавила она.
   - Что? А почему я не услышу громкой музыки?
   - Потому что я сижу в квартире одна, и будить соседей не собираюсь.
   С минуту в трубке царила тишина, будто Толик хотел что-то спросить, но боялся, что этот вопрос обидит Елену. Наконец он осторожно произнёс.
   - Поздравляю. А куда?
   - В Странный.
   Толик снова замолчал, пытаясь усвоить полученную информацию. Елена терпеливо ждала, когда он все обдумает, быстро допивая кофе. В этой тишине было слышно, как маленькие дождевые капли барабанят по стёклам евро окон размеренную колыбельную. Наконец откашлявшись, в трубке сказали.
   - Да... всегда подозревал, что ты не станешь искать простых путей. Но что бы так... Там же у женщин вообще нет права голоса, и на людях без мужа или мужчины из семьи появляться запрещено? Или что-то изменилось?
   - Нет, всё так же. Толик, ты меня давно видел? То-то... Всё у меня там будет в порядке.
   Дальше он эту тему развивать не стал. Поинтересовался как Елена жила эти года, как себя чувствует перед уходом. Уточнил всё нюансы подписания контракта. Обсудил ужасную осень.
   - Хм... а ты, - Толик, чтобы не называть Елену полным именем и не напарываться на конфликт всегда говорил просто "ты". Елену это устраивало. - Во сколько ты завтра уходишь? Быть может, встретимся за полтора часика, посидим в кафе, кофе выпьём. Просто поболтаем. Чуть-чуть отпразднуем твой уход. Ну, и будущий мой. Идёт?
   - Хорошо, - женщина даже не задумалась над ответом. - В 10.00 у академии. Буду ждать.
   - Замечательно! - неподдельно обрадовался Толик и как, всегда не прощаясь, положил трубку. Елена снова улыбнулась, вспомнив, что у каждого свои тараканы и скелеты.
   Спать в эту ночь она так и не легла. Ещё раз проверила все вещи. Перепугала родителей звонком и, сказав, что будет очень скучать, попрощалась, ограничившись обычным "Пока-пока". Потом сидела у компьютера, отписываясь на любимых форумах и сайтах, что вынуждена их покинуть. И радовалась тому, что почти нигде не успевала увидеть ответов. Быстро поставила две надписи "заброшено" у обрывочных повестей, что начала писать уже давно, и закончить к сроку так и не смогла. А потом до рассвета сидела в любимом кресле, поджав ноги и смотря в дождевую темноту за окном.
  
   До Академии можно было добраться за час с небольшими копейками. Но Елена, как и вчера выбрала самый длинный путь. Прошла мимо своей школы, заглянула, во двор к старому клену, проехалась по любимым станциям метро, а после долго шла пешком, наслаждаясь на удивление погожим днём. Блестящее солнце снисходительно разрешало небольшим кудрявым облачкам ненадолго зарывать себя. Легкий не по-осеннему теплый ветер трепал короткие волосы женщины. Прохожие странно на неё поглядывали, явно давно не видя столь искренних счастливых улыбок.
   Крепенькое здание уютно располагалось в центральном округе столицы, и для простых граждан было невидимо. Люди просто проходили мимо, не смотря по сторонам, а даже если бы и посмотрели, не увидели бы ничего интересного. Для каждого это здание оборачивалось тем, куда бы он точно не пошёл. Только те, кого тут ждать улыбались ехидным табличкам "Институт изучения других миров и реальностей" и "Академия межреальностных отношений и перебросок".
   До десяти оставалось только пять минут, а зная пунктуальность Толика, Елена поспешила отдать вещи дежурной, что приветливо кивнув, вернулась к разгадыванию кроссворда.
   Выйдя на крыльцо, женщина одернула кофту и осмотрелась по сторонам. Признаться, она чуть-чуть волновалась перед встречей со старым другом. Интересно, настолько он изменился?
   Ровно в десять за спиной раздались торопливые шаги и её осторожно тронули за плечо.
   - Да? - улыбнувшись, она повернулась к молодому и очень симпатичному мужчине, в котором с трудом опознала Толика. Тот наоборот, смутившись, пробормотал:
   - Извините, молодой человек, я вас случайно принял за свою знакомую.
   Женщине оставалось только громко расхохотаться, - давно прошли те годы, когда она ревела из-за своей внешности. Теперь такие конфузы её только смешили.
   - Толик, а я что тебе говорила? Мне самое место в Странном! - воскликнула она, не стесняясь чмокая друга в щёку и обнимая его. Толик здорово вырос, теперь возвышаясь над ней на полголовы.
   - Елена?! - мужчина пораженно протёр дорогие очки и внимательно оглядел знакомую.
   Несколько прохожих неодобрительно покосились на обнимающихся мужчин, но Елена не стала кидаться объяснять им ошибки их выводов.
   - Бог мой, даже не знаю, что и сказать. Столько комплиментов припас, а теперь все из головы вылетели...
   - Тактичность всегда была твоей отличительной чертой, - она беззлобно отмахнулась, продолжая разглядывать похорошевшего друга.
   Вот случается такое, был лягушонок лягушонком - не складный, прыщавый, смешной, а потом раз и уже принц. Впрочем никакого влечения Елена не испытывала, а только радовалась, что теперь у Толика точно нет проблем с девушками. А то страшно вспоминать, как он переживал из-за отсутствия девичьего внимания в подростковом возрасте.
   - Извини. Пойдем? Тут по близости очень милое кафе есть...
   - Пойдем. У меня есть целых полтора часа до перехода.
  
  
   (Странный мир 10 месяцев назад (2975 г. по старому летоисчислению)). Восточная часть княжества Уприк
  
   Лайя перекинув толстую русую косу за спину, вытерла вспотевший лоб. От печи поднимался такой жар, что казалось, раскрасневшиеся щеки сейчас взаправду запылают. На улице холод жуткий, а у них хорошо, жарко, печка старается, как может, обед готовится в два счета, только успевай вынимать. Большой дом муж сделал, добротный. Все соседи завидуют. И хозяйству их завидуют, и её, Лайи, красоте тоже. Только вот одному не завидуют - нелюдю нахлебнику, что мужа её насмешливо называет "ученичек". Да, чему этот поганец научить-то может? Разве только плохому...
   Женщина обернулась назад, вытирая руки о вышитый цветами передник - всё равно его стирать пора. Вот, пожалуйста, развалился за столом, кожа зелёная, рожа страшная наглая, бороденку куцую отрастил, волосища длинные словно девичьи. Ждет, когда перед ним тарелку с щами поставят. И ведь спасибо-то скажет, да таким тоном, что б лучше молчал, нелюдь.
   Вздохнув, Лайя всё-таки налила ему тарелку супа. Действительно пора обеда, да и они с мужем постарались хорошо - с охоты вернулись, сани полны дичи, - всю деревню прокормить можно. Только думалось ей, что нелюдь как обычно в сторонке стоял, да команды раздавал - любимое его дело.
   - Вот. Хлеб сам отрежешь, - она вздрогнула, заглянув в проницательные желтые глаза с узким вертикальным зрачком. - Фошка! Спускайся, милый! - постаравшись сделать так, чтобы голос не дрожал, позвала она. Каждый раз после того, как она встречалась с этим взглядом, в горле пересыхало, ноги подгибались, а голос предательски дрожал.
   - Милая, не могу, мне надо доделать работу, - раздался жизнерадостный голос её мужа со второго этажа.
   Работу! Слабость тут же прошла, смытая волной неприязни. Лайя медленно обошла крепкий дубовый стол, нарочно надеясь сделать походку плавной, чтобы в каждом движении сквозил соблазн, ну, не железный же этот нелюдь? Как же ей хотелось, чтобы хоть ненадолго этот проницательный насмешливый взгляд сменился жадным, ощупывающим,... в конце концов, она не один раз признавалась первой красавицей всего княжества! И не привыкла, чтобы её считали за предмет мебели!
   - Лайя, дорогая, - словно прочитав её мысли, нелюдь ухмыльнулся от чего страшные шрамы, натянувшись, ещё сильнее обезобразили его лицо, и обвёл фигуру женщины изучающим, но скучным взглядом, - ты как всегда на высоте. Очень вкусно.
   Она устроилась за столом прямо напротив нелюдя, подперев узкий подбородок изящными ручками - такими не горшки со сковородками таскать, а золотыми нитями вышивать. Вздохнула...
   - Спасибо, - наконец ответила Лайя, и всё-таки не выдержав, спросила, заранее зная, что толкового ответа не услышит, - Ренар, скажи, сколько времени это всё будет продолжаться?
   Иногда, когда она задавала этот вопрос себе, он звучал с совершенно другими интонациями. Достаточно было посмотреть на забитых пугливых соседских девушек. Они одевались в серые балахоны, полностью скрадывающие фигуры, носили платки, не решались разговаривать без разрешения ответственного мужчины. Они были скучны и некрасивы. И это было во всех деревнях и городах. Её саму родители воспитывали точно так же, всеми силами стараясь скрыть её красоту. Она помнила, как отец побил маму, когда та без разрешения вышла на улицу. Помнила, что ей твердила старенькая нянька, пока мать металась в бреду после побоев. Помнила, что никто не обвинил мужчину в смерти жены - сама виновата, ослушалась старшего. А потом она встретила Фошу. Сначала он тоже относился к ней как к вещи. Безумно красивой, но неодушевлённой. Всё исправил именно Ренар, вбив в белокурую голову своего ученика правила приличия. Теперь, когда кроме нелюдя их никто не видел, Фоша обращался с ней как с богиней. Лайи нравилось это, но присутствие нахлебника все равно доставляло неудобство.
   Как она и ожидала, нелюдь удивленно развёл руками, словно говоря, что не понимает, о чем его спрашивают. Потом быстро доел суп.
   - Ты прекрасно знаешь моё к тебе отношение... но...
   - Отношение? Лайя, милая, будь твоя воля, меня отсюда пинком под зад вышибла... какие отношения? - перебил он её, но поняв, что разговор надо заканчивать нехотя начал говорить, - да, я знаю, что по деревне уже поползли слухи, порочащие твое честное имя. Однако не собираюсь уходить, пока Фошка называет меня своим учителем. Поговори с ним, милая, и я уйду.
   Лайя закусила губу, как есть издевается, поганец! Знает же, сколько ссор и истерик она устроила муженьку. Сколько слез выплакала, сколько раз грозилась уйти. А все нелюдь остался у них. Ну, что на нем свет клином сошелся? Да, железкой хорошо махает - в прошлом году разбойники повадились дома поджигать, так он их подловил и так ловко расправился, что деревенские мужики всем скопом не одну неделю у него уроки ходили брать. Так что же? Мало ли наемников ловких? Ну, магичить умеет, травы знает - Ташкину дочь чуть ли не с того света вытащил... Нет, заслуг у него много, так ведь видно, что истосковался по дороге, чахнет, сидя в стенах дома замурованный. Ну, так и шел бы на все четыре стороны, не мешал ей, Лайи, счастье оберегать, да приумножать.
   - Ренар, у нас может скоро дети появятся, нянькой им будешь?
   - Вот когда о детях речь зайдёт, тогда и посмотрим. Мешок у меня собранный стоит. Ты только скажи - я уйду. - И снова усмешка. Нелюдь откинулся на стуле, не отводя взгляд от покрасневшей женщины. И тут нахлебничек пронюхал, что она вопреки просьбам мужа уже год перестала отвар специальный пить, надеясь дитем мужа сильнее всякого к себе привязать, да вот только судьба пока милостью обходила. А вдруг...
   - Так это же, Ренар,... не ты ли балуешься чем запрещенным? - воскликнула она. - Фошка! - крик вырвался сам собой, она вскочила с места, не зная, куда ей бежать, что делать. Но нелюдь даже не подумал затыкать ей рот и пытаться остановить.
   - Любимая, подожди, сейчас всё сойдётся... - раздался сверху недовольный голос.
   - Успокойся, Лайя. Ничем я не балуюсь. Проклятье на тебе, женщиной наложено. Завистницей. Сама знаешь о своей красоте, - нелюдь покачал головой. - Я могу его снять, Лайя, и сделать так, что ни оно не вернётся, ни другое не прицепиться. Хочешь?
   Женщина, побледнев, снова присела на стул, теребя в руках край фартука.
   - Хочу, но что ты за это потребуешь? - цена... у всего есть своя цена, но Лайе даже подумать было страшно, какую цену сейчас заломит нелюдь проклятый.
   - Ничего, - просто ответил Ренар, улыбаясь чему-то своему, на этот раз не насмешливо, а искренне, - Я уйду ещё до того, как сойдёт снег. Сразу как понесёшь. Вечером приготовлю отвар. Выпьёшь, ночью форточку открой, чтобы проклятье ушло из дома. И всё будет хорошо.
   - Правда? - не веря, уточнила она, робко-робко, словно мир мог рассыпать от одного неловкого движения.
   - Правда.
   Но стоило Ренару подняться из-за стола, чтобы пойти к себе в комнату. Как сверху раздался быстрый топот и вопль.
   - Та!!! Учитель. Ты только посмотри... это,... я не понимаю, что это,... но что-то страшное... - обычно жизнерадостный Фошка был бледен и не на шутку взволнован. В руках он мял желтые пергаментные листы, не зная с чего надо было начинать.
   Наёмнику только и оставалось, что нахмуриться и обернуться на также побледневшую Лайю. Он ведь ему совсем простенькую задачку поставил, на Земле её птенцы решают для любого мира за двадцать минут. Почему концентрация магии в отдельно взятой реальности именно такая, а не иная. Фошке он наказал узнать, отчего именно у них так сложно колдовать. Ренар знал ответ на этот вопрос, но ему было интересно, как именно к решению подойдёт простой деревенский парень - к слову, таким Фоший не являлся уже как пятнадцать лет - подойдёт к этой задачке.
   - Что лучилось? Я же ведь дал тебе простейшее задание! Что неужели луны решили упасть на землю? - спросил он, нарочно пытаясь вернуть себе беззаботность. Поговорка про луны была в этом мире одной из самых популярных. Примерно как на земле про падающее небо.
   Что-то действительно вывело его ученика из равновесия, хотя сделать это таки скажем прямо задание не из простых. Бывший деревенский красавиц за эти года воспитал в себе не шуточную выдержку, что уживалась с добродушием и детской непосредственностью. Значит, случилось что-то по истине страшное.
   - Нет. Они решили её уничтожить, - теперь уже спокойно ответил Фошка, протягивая Ренару листы.
   - О чем ты говоришь?! - теперь в разговор вмешалась красавица Лайя.
   С Фошкой они жили уже тритий год. Когда в отвоёванной у Арика деревне, парень спас прелестную девушку от грубых лап наёмника-северянина почти тот час решил жениться на ней. Как он твердил Ренару - с ним случилась первая и единственная любовь. Ренар охотно кивал головой, но оставлять ученичка с простым семейным счастьем наедине не спешил. Всё-таки он был богом, пусть и падшим, но не разучившимся читать судьбы людей. И он прекрасно знал, что впереди у Фоши будет ещё не одна красавица жена, не один уютный домик на окраине деревни, но среди них никогда не будет истинной любви. Только если она не притаилась в неизведанной дали, куда уже не достаёт взгляд Ренара. Хотя вряд ли смертный парнишка мог прожить хоть десятую часть этого времени.
   - О том, что... - Ренар вгляделся в мелкий кривой почерк ученика, - тот осилил грамоту с большим трудом, но не уставал совершенствоваться, - и нахмурился. Фошка как всегда превзошел сам себя, и вслед за небольшими расчетами задачи своего Та, решил продолжить идею...
   - Лайя, мы закончим наш разговор позже. От слов не отказываюсь, но будь готова к тому, что обещанное чудо зачастую оказывается не столь желанным, как оно виделось в мечтах. Пошли, поешь потом.
   В просторной уютной комнате мужчина тут же устроился за крепким столом. Зажег небольшой огонек и начал изучать неровные чернильные чертежи. Фошка напряженно пыхтел за его спиной, боясь, что просто где-то ошибся и раздул из мухи слона. Ренар после первых строк, понял, что получившийся слон не раздулся даже до десятой части той проблемы, в которую они только что вляпались
   - Так, коротко расскажи мне, что ты сделал и что из сделанного понял. - Ренар был бы плохим учителем, если бы отвлёкшись, не проверил новые знания своего подопечного.
   - Хм... - вот коротко-то Фоший как раз и не умел. - Луны. Они поглощают магию. Поэтому и не встречаются на небосклоне больше трех лун в одну ночь ни на какой стороне планеты, иначе в мире исчезнет вся магия, - быстро сказал он.
   - Именно так. При создании этого мира учитывалось состязание технологи и магии. При условии избытка магии - выбирается этот путь совершенствования мира. При условии её отсутствия - существа, населяющие мир переходят к технологиям. Здесь мы видим пример, когда творец решился на эксперимент и дал своему детищу возможность выбора. Очень интересно в плане изучения. Каждая из лун впитывает определённые потоки, чётко отмеряя норму. Так, например Ария выбирает водную магию, Тарнас - уменьшает резерв человеческих способностей... Понимаешь?
   Фоша покивал головой.
   - Это ты выяснил быстро и хорошо. Молодец, - похвалил подопечного Ренар. - Теперь посмотрим, что ты решил вычислить дальше.
   - Это как парад планет, - смущено пробормотал ученик. - Я подумал - почему не может быть парада лун? Ведь десять лет назад на нечистую ночь появились целых пять. Помните те бедствия? А восемь веков, как шесть голубушек у нас одновременно побывали. Сами мне рассказывали, таки именно в ту ночь появилось Тёмное море, а раньше там ведь восьмое княжество было.
   - Только его за год до этого варвары захватили, - поправил ученика Ренар.
   - Ну, да. А вы им помогали... - беззлобно съязвил Фоша.
   Ренар не стал уточнять, что именно в тот год его и выкинули сюда бывшие друзья и любимая - тогда он назвал Их именно так, пока не понял сути Великих. Сделали временную петлю, чтобы одиночество нового куратора продлилось положенный срок наказания за мятеж. Для них не прошло и восьми часов, как Иринка привела сюда своих птенцов. Она как раз успела съездить домой, после его показанной ссылки на глазах у всех Академии, принять душ, пообедать, выполнить его первый заказ, прочитать вводную лекцию птенцам, сделать что-то ещё... и вот она бодрая тогда ещё молодая стоит за гранью портала, и вечер только-только наступил. А для Ренара прошло уже восемь веков. И он ни капли не постарел. А седой он был и до этого...
   - Скорее мешал. И что же ты выяснил? - Мужчина прекрасно видел, что именно выяснил его ученик, но не хотел произносить этого вслух.
   - Я захотел узнать, может ли случиться, что все семь лун встретятся на небосводе в одну ночь, и выстроиться в одну линию. Как оказалось, может. А когда это случиться, произойдёт обратный процесс. Всё, что они накапливали эти тысячелетия, выплеснется обратно в мир. - Никто не догадался всего лишь продолжить эту мысль,... а Фоша с первого раза от простого любопытства узнал.
   - И всё поглотит Тьма... - патетично закончил Ренар.
   Однако уже через мгновение он понял, что нужного эффекта не достиг. Ни желаемого сарказма ни пафоса в этой фразе не прозвучало.
   На третий осенник, то есть приблизительно через год этот мир перестанет существовать.
  
   Вечером Ренар поставил на столик возле кровати Лайи кружку с дымящимся отваром. Несколько минут постоял в холле, запоминая запах дома, потом поправил залатанный плащ, натянул сильнее капюшон и, не прощаясь, вышел, тихо притворив за собою дверь. Нужно было что-то делать.
   Второй осенник в этом году выдался донельзя холодным и мерзким. По таким морозам хорошо ходить по весело потрескивающему насту, а не промерзшей на несколько метров вниз земле. Сначала он только удивлялся, почему с такими условиями всё равно на полях вырастают богатые урожаи, а ковер трав ослепляет взгляд путника своим великолепием. Потом понял - Катари, луна забирающая магию земли гостит на небосводе только переменником. Стеснительная особа лишь ненадолго украшает ночное небо легким оттенком пурпура, и снова скрывается за горизонтом. Поэтому земля сама восстанавливается после таких морозов и с помощью природной магии выращивает удивительные травы.
   Сейчас мир напоминал сон безнадежного сумасшедшего, что полностью завяз в черной депрессии и видит действительность именно такой пустой безликой и страшной. Казалось, что ты сам всего лишь часть этого кошмара - и изломанные уродливые контуры деревьев, и замерзшие борозды на дороге, и труп крысы в неглубокой ямке и ты часть какой-то мозаики. Хмурящееся свинцовое небо стелилось низко-низко и казалось, вот-вот заденет макушку Ренара.
   На несколько минут он остановился у околицы - невидно ли следов кого постороннего? Нет, всё было спокойно. Спокойно и страшно. Так было всегда в это время года. За все столетия Ренар так и не смог привыкнуть ко вторым осенникам, сравнивая их с жаркими зимами своего уничтоженного мира.
   На самом деле такая погода царила всего несколько недель. Но их вполне хватало на то, что бы полностью погрузиться в себя, отгородившись от мира депрессией, когда мысли все больше напоминали бессвязный поток образов того самого сумасшедшего, что видит этот кошмар.
   - Б-рр... - отогнав от себя неприятные воспоминания, Ренар всё-таки обернулся на небольшую милую деревеньку и, поправив перевязь с мечом, неторопливо зашагал в сторону ближайшего большого города.
   Уже после нескольких первых метров он почувствовал неописуемый восторг от возможности снова просто идти по дороге, а не сидеть запертым в четырёх стенах. Даже ледяной воздух, что до этого резал горло, стал слаще и теплее, в голове прояснилось, а на ум сразу пришли несколько куплетов весёлой походной песни.
   Теперь он шагал куда бодрее, вялая походка стала размашистой. Он притормозил только у искореженных мукой холода стволов деревьев ближайшего леса. Темнота уже ластилась у его ног, гася бледное маленькое солнце. Нет, идти в тёмный лес было совершенно не страшно. Ну, кто на него нападёт? А даже если нападет, потом будет очень долго жалеть. Просто Ренару нравилось так стоять, словно на грани - ещё шаг и ты в другом мире...
   Другой мир... красивая сказка. Стоит ли замечать, что за все эти года не было не установлено ни одного перехода? Иринка связалась с ним на следующий день после того происшествия с Лиз и сказала что её понижают в должности. А новый человек, заменивший его знакомую, выбрал красивый милый мир, также очень подходящий для старта будущих вольных птиц. Теперь если кто из новых птенцов и узнавал о Странном, то только вскользь из учебника. Связь начала барахлить лет пять назад. Теперь небольшой медальон на жилистой шее падшего бога был отключен. И раз никто не пришел проверить, что с ним стало - Ренар перестал быть интересной игрушкой и о нём забыли. Сам он связываться с далекой прекрасной Землей не собирался. Даже под угрозой уничтожения мира... и его, Ренара, смерти.
   Зябко поежившись, он переступил с ноги на ногу и, преодолев мысленно начерченную им границу, направился дальше по дороге на ту сторону леса. В общем-то, это было даже странно. В последние недели второго осенника люди старались сидеть по домам, а купцы пережидали морозы на постоялых дворах. Однако же всегда были те, кто снабжал далёкие деревеньки необходимыми товарами и новостями.
   Обоз в деревню, где совсем недавно жил Ренар должен был придти неделю назад, но так и не показался. Возможно, он пересечётся с купцами по дороге? Не хотелось бы, нарваться на неприятности только из-за своей неосведомлённости. Вдруг в мире произошло что-то важное и ему лучше изменить свои планы?
   Неожиданно в спину ударило резким порывом ветра, и мужчина почувствовал, что он тут не один. Ощущение чужого присутствия пробралось ледяной змейкой под кожу, заставив Ренара замереть на месте. Давно не испытывал подобных ощущений. Похоже, вслед за недавно почившими разбойниками к деревне медленно и осторожно подбиралась нежить.
   Они воскресали неизвестно почему и зачем. Второй осенник самый загадочный, уродливый и страшный месяц. На небе попеременно светят всего две луны, и магия осторожно выскальзывает из тонких расщелин, напоминая людям, что она ещё существует и не забывает про людей. Ещё совсем недавно несколько десятилетий назад, когда в хорошем городском трактире можно было встретить эльфа, прячущего лицо в густой тени дальнего столика, или менестреля-вампира, такого не случалось. Но теперь магия всеми силами пыталась напомнить возгордившимся людям, о том, что они зря радуются исчезновению прочих рас...
   Именно такими вечерами второго осенника в лесах и вставали умершие от холодов животные. Волки, лисы, зайцы, белки... и шли к человеческому теплу. К горячей крови. Много они убивать не успевали, разрубленные на кусочки озверевшими сельчанами. Да и не много их бывало - забредёт мёртвая лиса в курятник порвёт двух наседок, да сама и издохнет окончательно. Ну, пьяницу какой-нибудь умерший от бешенства вол загрызет и всё... пройдёт пара дней и исчезнут они, вернувшись в родной лес разлагаться. Это-то совсем не страшно. Первое время люди, да, боялись, но потом привыкли, даже стали получать удовольствие от охоты на подобную дичь. И можно было бы смело продолжить идти только вот...
   Только вот то, что сейчас чувствовал Ренар, простой человек бы окрестил слепым ужасом и кинулся наутёк, забыв даже своё имя. На небольшую деревню шло что-то такое, что кровь в жилах падшего бога похолодела.
   Как-то некстати вспомнилась дохлая крыса в ямке, совсем близко от дома Фошки и Лайи.
   - Ох, чёрт! - выругался он.
   От деревни он ушел на четыре часа. Даже при условии, что он перейдёт на другой уровень реальности, на обратную дорогу уйдёт не меньше полутора часов. Это успеет его обогнать.
   Падший бог покачал головой и глубоко вздохнув, воззвал к своей крови. Пусть Они почти полностью подавили его силу, пусть лишили его имени и права призыва. Кровь всегда найдёт дорогу. Пусть тоненькую тропку вместо широкого тракта, но найдёт. В этом мире нет ни опор, ни его последователей, что накачивают богов энергией. Только его дикое желание спасти непутёвого ученика. Желание, страсть, ненависть к ещё неизвестным врагам, жажда боя - они в его крови. Нужно только позвать их. Доли секунды былого могущества хватит, чтобы успеть.
   Он успел. Спасти Фошку. Но не остальных.
  
   Семилунье приближалось...
  
   (Наши дни. Москва.)
  
   Блинчики были настоящим произведением искусства и кулинарии. Есть их было жалко, но уже после первого кусочка остановиться оказалось не возможным. Толик заказал себе тоже, но ел с неохотой, словно все эти кафе ему давно опротивели. Елена же в подобных местах не была давно. Сидеть одной тут скучно, а шумные компании всегда обходились без неё.
   - Вижу, Англия пошла тебе на пользу, - аккуратно вытерев губы салфеткой, она придвину к себе миниатюрную шашечку кофе, решила первой начать угасший по дороге разговор.
   - Она любому перспективному специалисту пойдёт на пользу, если знаешь своё дело, и телефоны интересных людей. - Толик улыбнулся краешком губ.
   - И не жалко уходить? У тебя и здесь всё замечательно складывается, а то собираешься ведь не в удобный мир - вдруг таких же успехов не случиться?
   - Встречный вопрос: насколько я знаю, зарплата у тебя неплохая, на привычную жизнь хватает с лихвой, ещё и остаётся. Перспектив замужества как не было так и не предвидеться. Тоже самое бесперспективное, но сытое существование тебя ожидает в Странном... тогда зачем уходить от благ цивилизации и нагретого местечка?
   Они посмотрели друг на друга и как в далёком детстве хором произнесли:
   - Мечты! - и улыбнулись. И правда, иногда воплощение заветного желания стоит всей остальной жизни. Особенно когда ты полностью готов заплатить цену, заранее зная, что не пожалеешь.
   Тут официант принес им десерт, и ещё на несколько минут за небольшим столиком воцарилась тишина. Елена медленно ела восхитительное мороженое. Толя по маленькому кусочку отправлял в рот воздушное пирожное. По часам до перехода оставалось только сорок минут. На месте надо быть как минимум за десять. На какую-то секунду женщине стало грустно, что время так быстро истекло - с другом хотелось общаться как можно больше. Не так уж и часто у неё случались такие хорошие встречи.
   - Как там наша принцесса поживает? - неожиданно спросил Толик.
   - Лиз? Прекрасно. - Несмотря на вредность и заносчивость белокурой красавицы, Лиз всегда относилась к ним не плохо. Вместе были птенцами, учились, защищали друг друга. Так что если на остальных она не обращала никакого внимания, то Толя с Еленой всегда удостаивались тёплой дружеской улыбки. А может быть, так было потому, что Елена не представляла для Лиз никакой конкуренции, а Толик как парень в уме красавицы не рассматривался? - Она уже три года как ушла.
   - Уже?! А я-то всегда думал, что она будет последней. Эх... - был у них такой спор, кто уйдёт последним. Теперь получалось, что Толик.
   - Она ушла в удобный мир, так же это совсем не удивительно. - Усмехнулась Елена.
   Удобные миры пользовались бешенной популярностью. Последние несколько лет, после того, как Они смогли искусственно вырастить несколько сотен таких заготовок, каждый второй из бывших птенцов стремился попасть именно в такой мир.
   Удобный мир до перехода в него первого человека не имел никаких очертаний. Комок сжатых света и тьмы.
   Но вот человек проходил и с первых его шагов мир преображался, становясь именно таким, каким желал его видеть человек. Он полностью подстраивался под желания иномирца, даже если те были несформированным комком образов. Хотите себе в спутники принца? Пожалуйста! Мир создаст его королевство, историю, родителей и все-все-все к этому прилагающиеся. Он сформирует его внешность и характер именно такими, какими вы пожелаете, и если потребуется потом радикально изменит. Мир сделает вас главным персонажем, наделит именно теми способностями, которые вы захотите. Одно название - удобный мир.
   Если в обычных настоящих мирах своё место под солнцем придётся себе вырывать зубами, сталкиваясь с реальными опасностями и проблемами, по-настоящему теряя дорогих тебе людей и чувствуя пустоту после первого убийства. То удобная заготовка сделает так, что вы всегда окажетесь сыты и довольны. Каждый человек или нелюдь будет от вас в восторге. Если приключения и случатся, вы уверены - коль кто и умёр, то по нему плакать не будете точно. Друзей воскресим, врагов убьем и не поморщимся, а потом устав от придуманных приключений выйдём замуж/женимся на императоре, принце, эльфе, демоне и будем жить припеваючи до самой старости, которой не случиться - удобный мир, разумеется, сделает вас всемогущим бессмертным существом.
   Конечно, если вы этого захотите.
   - Я с ней связывалась недавно. Вышла замуж за светлоэльфийского принца. Сейчас возиться с маленькой дочерью, на подходе сын. Всё прекрасно и хорошо. - Теперь усмешка стала горькой улыбкой.
   - А ты не думала тоже уйти в удобный? - неожиданно тихо спросил Толик. - Семья, дом, всё будет таким, каким захочешь...
   - Я хочу чего-то настоящего, не придуманного. Чтобы знать - ветер бьет в лицо не потому, что я хочу почувствовать его холодные прикосновения, а просто ему со мной не по пути. Не хочу принцев, которые рано или поздно, но появятся - всё-таки я мечтательница, и единороги мне не нужны, и властелины Тёмные. Мне нужна свобода от всего. И в первую очередь от своего воображения. В Странном мне будет спокойно.
   - Тогда он не показался мне спокойным. Насколько я помню в тот год, как раз заканчивалась война, - мужчина прищурился, так же поглядывая на часы. - Пойдём, по дороге расскажешь. Не хочу, чтобы ты из-за меня опоздала к переходу.
   Елена с некоторой долей сожаления поднялась из-за столика, вспомнив, что так и не позвонила одному человеку - подруге. Вчера побоялась, вроде как на выходных в кино вместе хотели сходить, а теперь не удастся, да и что ей сказать? Соврать? Нет. Сейчас, она неожиданно поняла, что так будет даже лучше - не позвонить совсем.
   Улица была странно пустынна, словно у людей разом появились неотложные дела и заботы, чтобы они с Толиком могли пройтись до Академии в одиночестве. Почти всю дорогу он что-то ей рассказывал, не требуя ответов или даже редких кивков. Друг понимал, что Елена сейчас не способна на диалог.
   Прощание так же прошло скомкано. Толик увидел знакомую фигуру и по обычаю не прощаясь, клюнул Елену в щеку и, помахав рукой, - словно собирался тут же вернуться - умчался в неизвестном направлении. Несколько минут женщина смотрела ему в след, потом кивнула головой своим мыслям, что отличались особой унылостью и, забрав вещи у дежурной, наконец, зашла в холл Академии.
   И тут же опешила от прямо таки огромной толпы народа. Преимущественно это были девушки от пятнадцати до двадцати лет. В летящих свободных одеждах мягких зелёных цветов или же белых и оранжевых. Девушки были длинноволосы, рыжи с выкрашенными в желтые и тёмные цветами прядями. Лица девушек были усыпаны веснушками, и таки говорили о кротости и целомудрии их обладательниц. Их обладательницы возбужденно перешёптывались, подправляли завитые кудри, оглаживали наряды и ждали, когда их пустят в большой зал, где видимо никак не могли рассесться гости и зрители.
   Всё ясно. Как Елена могла забыть? Сегодня же конкурс на двойника Пресветлой Алив. Говорят, что ей самой выслали приглашение, чтобы она поучаствовала в судействе. Но Великие уже давно не появлялись в этом мире, и надежды на то, что Пресветлая явит свой лик были нулевыми. Впрочем, начальство не скрывало своей радости. А что бы пришлось делать если бы Первая из Величайших всё-таки соизволила заглянуть на праздник? Так что Пресветлую никто не ждал.
   Однако же, как Елене пробраться на ту сторону через толпу девушек? Пристально всмотревшись в некоторые лица, она с некоторым содроганием опознала нескольких конкурсанток. Елена часто слышала в свой адрес оскорбления и едкие болезненный комментарии. Казалось бы, за столько лет можно было привыкнуть, и она привыкла. Но в последний день выслушивать все заново не хотелось. Но лестница на нулевой этаж, где находились точки перехода, была как раз за толпой. Как же ей всё-таки пройти?
   Тут она заметила, что перед ней уже с минуту стоит улыбающаяся девушка. Короткие неровно подстриженные волосы всех оттенков от солнечно желтого, красного до платинового и угольно-чёрного. Потрясающая фигура, затянутая в чёрную кожу, что по максимуму открывала идеальное тело с бронзовым загаром. Сильно подведённые сурьмой ярко зелёные глаза, полные яркие губы. Тонкие брови вразлёт. Заостренные уши с несколькими десятками разномастных серёг. Массивный нательный крест обвивает змея.
   - Привет, - поняв, что её, наконец, заметили, девушка улыбнулись ещё шире и дружелюбнее, - ты же не на конкурс?
   - Привет, - Елена оглянулась на часы и покачала головой. - Нет, мне надо пройти к лестнице, но не хочется встречаться с некоторыми знакомыми. - Что-то настораживало её в девушке. Только ещё раз мазнув взглядом по слишком ярким глазам, она поняла, что невероятная зелень была наполнена пустотой. Холодной расчётливой пустотой, что никак не вязалась с доброй улыбкой, той живой яркостью, которой было наполнено каждое движение девушки.
   - Давай, я провожу тебя? С моим даром тебя не заметят.
   - Спасибо, - не думая, согласилась Елена. Опаздывать ей категорически не хотелось. Только вот на задворках сознания крутилась неприятная мысль, что её опять могли принять за мужчину.
   - Глупости. - Откликнулась девушка, проскальзывая в толпу столь ловко, что Елене пришлось потрудиться, чтобы не отстать. - А даже если и так, то что? Глупо стыдиться своей внешности.
   - Тебе легко говорить, - привычно огрызнулась Елена и замерла на месте. Она же ничего вслух не произносила. Или нет?
   - Не произносила. Я слышу твои мысли, - тут же последовал лаконичный ответ.
   Толпа девушек расступалась перед новой знакомой Елены, как волны перед кораблём. Их действительно не замечали. Женщина чуть не наступила на ногу Нерисс, но та даже не заметила любимую жертву своих насмешек. Однако мысли упорно поворачивались к новой знакомой.
   Слово дар неприятно горчило во рту. Кому-то сразу и несколько, а кому-то обычная сметная шкура. В общем-то, это не странно. Елена с детства знала, что если из ста призовых мест будет одно пустое, ей попадётся именно оно.
   Странным был внешний вид девушки. На протяжении десяти лет - это в среднем, кому-то больше кому-то меньше, - птенцам вдалбливали, что образ Пресветлой Алив это что-то светлое мягкое и целомудренное. Её всегда изображали в длинных просторных одеяниях, разноцветные волосы оказывались идеально уложенными, отсутствие косметики и аккуратные тонкие черты лица придавали Великой кротость и детское очарование. И новая знакомая не могла этого не знать. Тогда почему она оделась так, что её отсеют после первого же тура?! Какая глупость! В этом случаем теряется сам смысл участия в конкурсе.
   Они как раз вышли к лестнице, удалившись от толпы девиц, которых как раз начали запускать в зал. Девушка внимательно прищурила свои неправильные глаза, изучая Елену, и криво улыбнулась, похоже, снова читая мысли женщины.
   - Я знаю. В этом сама сладость. Меня выгонят после первого же тура... Вот только слепое следование канонам никогда никого до добра не доводило. И сегодня никто из этих бедняжек не окажется похожим на Пресветлую.
   Елене оставалось только опуститься на одно колено.
   - Прости, Великая. Я не знала... - на языке вертелась парочка непечатных выражений. Кажется, она всего несколько минут назад думала про свою "потрясающую" везучесть. Вот ещё одно доказательство, что тот самый единственный кирпич упадёт именно на голову Елены.
   Девушка... Бездна, какая девушка? Сколько тысячелетий Пресветлой? Великая печально покачала головой и по цокала языком.
   - Н-да. Каши с вами не сваришь. Неужели всё так плохо? Встань и прекрати этот балаган. - Женщина послушно поднялась на ноги, но отряхивать потёртые джинсы не стала - верх неприличия. - Если бы я хотела слепого подчинения и благоговенья заявилась сюда по-другому. И как ты могла догадаться, скажи на милость, табличку "Я Великая и ужасная" я на себя вроде не вешала"!
   - Ваши глаза, Великая. - Пробормотала Елена.
   - Да, точно. К сожалению это единственное, что маскировки не поддаётся. Что ж до лестницы я тебя довела, пора идти в зал, если не хочу пропустить все удовольствие от игры. Знаешь, когда обладаешь всемогуществом - жить очень скучно. Куда уходишь? Удобный? Что-нибудь авторское, известное? - Елена знала, что Пресветлой ничего не стоит посмотреть название мира в её голове. Но этот вопрос был просто не обходим, чтобы Великая важно кивнула головой и, пожелав удачи, смогла уйти.
   Точнее она бы могла уйти, как захотела бы и когда захотела, но вечность и всесилие накладывает свой отпечаток. И подобное внимание в вольной птице - бесперспективной смертной одна из самых безобидных прихотей дочери Творца.
   - В Странный, - улыбнувшись ответила Елена.
   Одно название небольшого уютного мирка заставляло её лицо проясняться и поселяло в глубине глаз счастливый блеск. Она хотела туда вопреки всему. Логике, убеждениям, мнению остальных и своим принципам.
   Великая прикрыла глаза. И наклонила голову.
   - Прекрасно. Нам давно нужен был такой человек. Пойдём, - она уверенным шагом направилась вниз по лестнице, на женщину больше не оборачиваясь.
   - Но, Великая, ведь я не служащая! - Елена сама не поняла, как отважилась на подобную дерзость. В несколько шагов догнав Великую она насуплено уткнулась взглядом в пол. Она всю жизнь убегала от приключений и миссий, получить которые так спешили все остальные. А теперь они сами постучались к ней в дверь.
   Не хочу! Елена помотала головой. Пускай другие спасают миры, или выполняют поручения - олухов и самоубийц хватало во все времена. Она вольная птица и пойдёт в ту сторону, кода ей захочется, а не туда, куда скажут. И геройствовать не будет.
   - Я не прошу тебя геройствовать, - они как раз подошли к точке перехода и --> Андрей[Author:w] - давний знакомый Елены уже приподнялся из мягкого кресла, для того, чтобы начать её оформление, но заметив Великую, также как несколькими минутами раньше женщина, поспешно преклонил колено.
   В прочим, Пресветлая Алив не обратила на него никакого внимания.
   - Ты вольна делать то, что сочтёшь нужным. Однако если выдастся свободная минута и путь предоставит тебе несколько дорог, возможно, ты сочтешь приемлемым выполнить мою просьбу.
   Она издевается? Елена зажмурилась, надеясь, что не рассмеётся в лицо Великой. Просьбу?! Они не просят, только приказывают. И глупец тот, кто поверит обратному утверждению. А значит, ей придётся исполнить эту просьбу всеми силами, а если своих не хватит - искать способы и как угодно выкручиваться, но найти силы, чтобы всё выполнить.
   - Как скажите, Великая, - покорно согласилась она, согнувшись в ритуальном поклоне.
   - Прекрасно, - красивые губы изогнулись в понимающей усмешке. Она знала, что Елена не посмеет отказаться и именно поэтому предоставила женщине издевательский выбор. Конечно, что может простая смертная?
   - У нас пропала игрушка.
   Да, именно игрушка. Эта Академия. Академии других миров. Проект "Вселенная два". Разработка удобных миров, отсеивание чужих людей - всё это игры Великих. Всё это, вся множественная вселенная - игрушечный домик для миллиардов кукол. И все они делятся только на интересных и неинтересных.
   - Хорошая игрушка, - подумав, повторила Пресветлая, - уникальная, интересная. Уже год как пропала. По своей воле, - добавила она, и внутри у Елены образовался комок холода, она знала, что случается с игрушками за их непослушание. Мы подумали, что стоит наказать эту игрушку. Возможно, уникальность потеряется, но мы не любим такие игрушки. - Женщина знала, что сейчас устами Великой говорит все поколение. Именно поэтому красные крапинки в зелёных глазах Пресветлой пришли в движение, начав вращаться против часовой стрелки. Все Великие были согласны с таким решением. - Ты, найдешь и сломаешь эту игрушку. Куратор мира, куда ты отправляешься - это он. - Тем временем продолжила Она. - Всё понятно?
   - Да, Великая. - Елена поняла, что ноги начали подгибаться. - Но как мне это сделать? Он... ведь... он... падший Бог, последний в своём роде. Я проходила... - тут женщина запнулась, поняв, что о кураторе Великим известно уда больше простой смертной, вопрос был в другом, - как я, обычный человек, смогу его... с... сломать? - пролепетала она.
   - Это просто. - Пресветлая моргнула, и красные крапинки в глазах замедлились, - кому-то из поколения идея не понравилась, или же появились более важные дела, - Вот, держи. - На ладони Великой появился небольшой - размером с яблоко - серебристый сияющий шарик. - Как только найдёшь игрушку, коснись его этим. Главное, чтобы он не заметил. И возможно, нам даже удастся сохранить уникальность. - На этих словах красные крапинки перестали двигаться. Сейчас Великая говорила только от своего имени. - Поняла?
   Серебристый шарик впитался в амулет женщины, и Елена поняла, что сможет вызвать его в любую секунду. Оставалось только кивнуть.
   - Вот и хорошо. Ты, - тут Она обратилась к замершему Андрею, - можешь начать регистрацию.
   Развернувшись, Великая плавной походкой двинулась в сторону лестницы. И уже через две минуты о ней напоминал только легкий аромат трав. Елена напряженно затеребила украшение, за одну минуту превратившееся в оружие убийства.
   - Ого, - тихо пробормотал Андрей, поднимаясь на ноги. Вообще-то он не привык работать на переходе. Это видимо Оксана заболела, попросив друга подменить себя. Вообще-то молодой мужчина уже год, как получил официальный документ, и мог с гордостью называть себя Смертью. - Ну, что оформляем тебя?
   - В твоём исполнении это звучит угрожающе. - Тут же подшутила Елена, пытаясь восстановить душевное равновесие.
   Андрей только руками развел, роясь в папке с документами, что протянула ему женщина. Бюрократия подчинила себе даже магию и параллельные миры. Впрочем, каждую печать Елена проверила по нескольку раз, и уже через пять минут, оформив папочку личного дела Елены по первому проходу, мужчина приступил к регистрации.
   - Что из личных вещей, не входящих в перечень необходимого проносишь? - подозрительно спросил он.
   - Фотоальбом на двадцать четыре фотографии, гитара, и глок-17. - призналась Елена. Вот бы она удивилась, узнав, что объект для устранения выбрал для себя эту же модель.
   - Угу. - Андрей пощелкал компьютерной мышью, проверяя, что первые два пункта проходят спокойно, а вот с третьим вышла заминка. - Хм... написали, что персонально для тебя можно. Так, род занятий? - продолжил он допрос.
   - Менестрелить буду. - Елена осталась довольна новым глаголом.
   - Хорошо, сейчас посмотрим списки не использованных песен. - Мужчина зашуршал каталогами.
   С этим все было просто. Большинство вольных птиц, уходя в другие миры, захватывали собой музыкальные инструменты. И естественно исполняемые песни называли своими, не боясь обвинения в плагиате. Но птиц становилось все больше и больше, и количество миров пользующихся огромной популярностью не успевало увеличиваться с нужной скоростью. Толкин, Перумов, Бушков... Елена плохо разбиралась в "модных мирах", но точно знала, что в Средиземье три десятых населения - выходцы с Земли.
   В общем, после нескольких столкновений песни было решено поделить и каждому очередному менестрелю выдавать кус песен, которые он мог распевать в своё удовольствие. Однако в Странном не было ни одного земляка. И все песни теперь принадлежали ей одной.
   Спустя минуту мысли женщины подтвердил Андрей.
   - Ещё надо подобрать имя.
   - Что? - признаться, Елена до последнего надеялась, что ей разрешат оставить её собственное имя. Вообще-то все птицы начинали продумывать клички с самых первых дней обучения. Последние года особым спросом пользовались "Тени", имена с эльфийскими окончаниями, или же составленные с помощью словарика Толкина.
   - Это точно обязательно? Может, - тут она замялась, - для меня как с оружием...
   Андрей опять пощёлкал мышью и отрицательно покачал головой. Женщина только вздохнула. Что же ей взять или придумать? Повернуть имя обратно? Елена - Анеле. Нет. Придумать что-нибудь с красивостями на "эль"? Глупо. Когда-то на первом курсе Академии Толик ещё не разобравшись с её нелюбовью к разным кличкам, переставил обращение "Лен" в "Нел". За это он две недели ходил с синяком под глазом. Но теперь этот случай вспомнился ей с неожиданной теплотой. Раз всё равно нужно новое имя - не зря правила придумали, этот ход влиял на предпереходное состояние психики, и потом лучше помогал освоиться в новом мире, - пусть хоть какой огрызок от прошлого останется.
   - Нел, - твердо сказал она, пробуя на вкус короткую, грубую, словно собачью кличку.
   Андрей только кивнул.
   - Теперь с оружием, - продолжил парень и ехидно улыбнулся.
   Ну, да. В этом вопросе Елена была бездарна. Из лука она стрелять даже не стала учиться. Ножи метала на твёрдую четвёрку. Рукопашный освоила неплохо. Мечи... сколько её не пытались убедить, что для захудалого мирка её умения хватит сполна, она всё равно огорчалась. Лучше всего на параллели орудовала железками Лиз. Дальше были Оксана и Мишель, потом Сергей с Димой, в общем, список был длинным, и Елена занимала третье место с конца.
   - Давай одноручный облегченный, парные кинжалы и несколько металок. - поморщившись, решила она. Если что-то случиться, потом что-нибудь приобретёт в том мире.
   Потом ей выдали кошель с деньгами, количество которых всегда оставалось неизменным, сколько бы из него не выгребали. Аптечку, небольшой набор питательных плиток, новые связки заклинаний на амулет и две ампулы с ядом. А так же один мгновенный телепорт в академию, если жизни Елены будет угрожать смертельная опасность. Он сам вытащит её в другой мир, за секунду до того, как жизнь Елены оборвётся.
   Накинув поверх темных джинсов и легкой кофты с длинным рукавом серый странничий плащ, она встала перед зеркалом - завещающим этапом регистрации.
   - Ну-с, и что мы с тобой делаем? - Андрей направил на неё луч, корректирующий внешность и накладывающий вечные иллюзии. Елена кинула прибору пару мысленных образов и приготовилась к тому, что сейчас Андрей увидит получившееся и засмеётся, или хуже - подумает, что она окончательно сошла с ума. Не смотря на то, что на Земле часто у других людей возникали по поводу её пола сомнения. То в Странном среди бородатых широкоплечих мужиков она будет сильно выделятся. И чей-нибудь внимательный взгляд может заметить её небольшую грудь, что старательно маскировалась под кофтой, мягкие черты лица, выражение глаз. Поэтому ей нужна была достоверная иллюзия.
   Однако, когда в голове щелкнул сухой голос прибора, что иллюзия наложена правильно, ни смеха никаких комментариев от Смерти не последовало. Елена осторожно приоткрыла один глаз. Из глубин зеркала на неё смотрел молодой мужчина. Черты лица остались несколько смазливыми, но только несколько. Изменился и взгляд, и разлёт бровей, и фигура. Потоптавшись на месте, Елена поняла, что изменилась и её походка. Вот так. Для себя она оставалось собой, но все другие буду видеть в ней именно того человека, что сейчас отражался в зеркале.
   Андрей смотрел на неё внимательно, наклонив голову на бок.
   - Что же такого в этом Странном мире, что готова пойти на такое? - задумчиво обронил он, садясь за пульт, чтобы создать точку перехода и надреза реальности.
   - Этот мир скучен, сер. Так же как и я. Там нет Тёмных властелинов, героев, прекрасных попаданок, волшебных артефактов. Там есть жизнь и дороги. Никакого долга. Можно идти куда хочешь, не боясь стать избранной, или встретить соплеменника. Это прекрасно. А ещё там две трети года осень. Больше всего я люблю это время года, - мечтательно закончила она, вспоминая удивительно зелёный ковер трав под ногами и золотую хрустящую листву на тоненьких изящных веточках.
   - Забавно. Не знаю, что вас птиц туда тянет. В смысле во всех этих мирах. Пару раз бывал в параллельных, но всё равно домой тянуло. Ну, эту средневековую романтику или будущие высокие технологии - у нас лучше всего.
   - Там хорошо, где сердце твоё. - Елена пожала плечами, ожидая, когда же появиться переход.
   На этот раз все было сделано в точности по инструкции, и множественная вселенная даже не почувствовала вмешательства. Вместо двери на противоположной стене, к которой вел стеклянный двухметровый куб камеры перехода, появился выход на серую ленту дороги. Вдалеке виднелся пестреющий всеми красками лес, пыльные придорожные кусты, казалось, с интересом заглядывали в мир Земли...
   - Удачи, вольная птица. Да, будет твой полёт стремителен, да будет ветер попутным, а небо высоким и ясным, - произнес Андрей прощальную фразу и кивнул, что Елена может проходить.
   Женщина прикрыла глаза, собираясь с мыслями, она боялась, что сейчас передумает. Но нет, первая слабость прошла. Она готовилась к этому большую часть своей жизни. Пора.
   Однако без сентиментальностей не обошлось. Быстро приблизившись к Андрею, женщина обняла его, уткнувшись носом в шею.
   - Как и полагается проход будет открыт тридцать дней. Дальше стационарная проверка только через два года. - Сказал он, очень осторожно обхватывая Елену за талию. Ничего странного. Пусть Смерть прекрасно знал, что она женщина - глаза теперь подсказывали обратное.
   - Хорошо, спасибо. - Она, почувствовав в горле тугой комок, поспешила к камере перехода, надеясь, что успеет перейти не расплакавшись. А там дорога захватит её, высушивая скупые слезы.
   Она не обернулась. На секунду, когда она переступила черту, внутри что-то оборвалось. Оборвалась ниточка, связывающая её душу с родным миром. Сердце глухо стукнуло о грудную клетку. Раз, два, три... нога коснулась неровной дороги и Елена поняла, что всё. То о чем она так долго мечтала, произошло. Если она не сломается, не увидит родной мир ещё очень, очень долго. Вольных птиц забирали из чужих миров за несколько минут до естественной смерти, и за секунду до спровоцированной. Потому, что если человек погибал не в своём мире, его душа исчезала насовсем из множественной вселенной. Просто рассасывалась, становясь хаосом. Такого расхода драгоценного материала Великие допустить не могли. Так что семьдесят лет, может больше, может меньше, она будет жить тут.
   Только незнакомое страшное ощущение подсказывало Елене, что дом она не увидит больше никогда. Или это случиться в такой дали, что и представить невозможно. Хотя разве обычная смертная сможет прожить столько?
  
   Елена обернулась, но проход уже замаскировала стандартная иллюзия. Спадет она только после определённой фразы. Она была вложена в медальон женщины, на всякий случай если что-то случиться с её памятью.
   Однако в какую сторону идти? Ей надо найти куратора, чтобы... убить. Елена вздрогнула, только теперь осознав, что ей приказали сделать. Ужасно. Вольных птиц учили убивать. Страшные уроки проверяли всех на прочность. Елена прошла тот порог, потеряв часть себя, и найдя годы ночных кошмаров, но прошла. Теперь ей снова предстояло убить того, кто не сделал ей ничего плохого. Наоборот, когда-то давно помог. Сканирование медальоном не дало ничего. Падший бог, похоже, нашел способ спрятаться от всевидящего взгляда Великих. Значит, она может идти в сторону, и возможно её жизни не хватит на то, чтобы его найти цель?
   Было бы неплохо.
   Елена поправила заплечный мешок, подумав, что на привале нужно будет ещё раз проверить все, что она туда напихала. Ласково погладила чехол, в котором лежала гитара, прищурившись, посмотрела на большое солнце, и, напевая песенку, направилась по дороге в ту сторону, чтобы в лицо бил упругий приятный ветер.
  
   Чашку кофе, пожалуйста.
   Прошу, угощайтесь.
   За счёт заведения
   Дорогая, посмотри, как тебя тут любят!
   См. "Плохой/Хороший"
   См. "Я - Смерть."
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"