Болдырева Ольга Михайловна: другие произведения.

Охотники на принцесс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Их высочества решают проблему имен, а Неролэй предается воспоминаниям от 17.08.14.
    Что должна сделать любая нормальная эльфийка, если ее собираются выдать замуж за демона, а она не хочет? Конечно, сбежать! А кто будет отдуваться за проделки принцессы? Естественно, старший брат, которому придется всеми силами выкручиваться из этой непростой ситуации. И лучше бы моя милая сестренка несколько раз подумала, прежде чем решилась на такой отчаянный шаг.
    Поймаю - отшлепаю!
    Автор жаждет комментов.:)


Болдырева Ольга

Охотники на принцесс

  
  
   -- Э-ээ?!
   -- Ты же понимаешь, как нам важно остановить кровопролитие! Этот брак положит конец войне, и ты, как наследник престола, просто обязан сделать все возможное, чтобы свадьба состоялась...
   Отец вдохновенно вещал о моем долге, рассыпаясь в искусных эпитетах и метафорах, я же спешно в уме прикидывал примерное завещание, а заодно пытался что-то сделать с нервным тиком. Так и до заикания недолго. Может, сегодня решили объявить день шуток, а мне всего-навсего забыли про это сообщить? Лозунг: "Разыграй принца!".
   И первый приз в номинации "самый худший розыгрыш" получают...
   Мама смотрела на меня с невиданной мной доселе нежностью и заботой и понимающе улыбалась. Так можно улыбаться, поддерживая эльфа, идущего на свою казнь.
   -- Так вы не шутите?! -- наконец, я смог связать нечто более-менее членораздельное.
   Отец воззрился на меня с непередаваемым удивлением и прекратил описывать те блага, которые я обязательно получу за свой героизм.
   На том свете.
   -- Сын, нам не до шуток.
   Мама согласно кивнула.
   -- Э-э! -- завопил я так, что в коридоре раздался подозрительный лязг доспехов -- похоже, стражники решили, что лучше им убраться куда-нибудь подальше от психически неуравновешенного принца, оставив монарших особ на произвол судьбы.
   -- Так что, вы мне всерьез предлагаете выйти замуж за наследника темного престола? Замуж?! -- Я судорожно схватился за голову, опасаясь, как бы меня удар не хватил от таких предложений.
   Родители переглянулись и синхронно кивнули.
   -- Сын, послушай. Темный принц прибудет сюда к вечеру и, естественно, потребует свидания со своей невестой перед завтрашней церемонией. Что нам делать? Иллинэль сбежала. Если это станет известно темному двору, нас смешают с грязью и утопят в собственной крови. Мирный договор достался нам слишком большой ценной, нельзя чтобы все рухнуло из-за глупой прихоти твоей сестры.
   -- Вашей дочери! -- возмущенно перебил я. У моего дражайшего родителя всегда замечательно получалось делать крайними всех, кроме себя любимого и драгоценного.
   -- Я обязательно найду того, кто проговорился Иллинэль о предстоящей свадьбе и помог ей бежать из дворца, -- зловеще пообещал отец, в эту минуту здорово напоминая того самого "демона", -- но нам необходимо заключить этот союз!
   Глубоко вздохнув, я смог вернуть себе часть (крохотную-крохотную) самообладания.
   -- То есть вы считаете, что если предложите темному принцу меня вместо сестры, это вызовет меньший скандал? -- на всякий случай я решил все-таки уточнить этот вопрос. Не припомню что-то, чтобы о его демоническом высочестве ходили подобные компрометирующие слухи.
   -- Нет, нет, что ты! -- всплеснула руками матушка, -- он не будет знать, что ты -- это ты, а не Иллинэль. Ты переоденешься в женское платье и сыграешь ее роль.
   -- Э?
   Слишком живое воображение попыталась нарисовать первую брачную ночь, после чего я еле-еле справился с рвотными позывами. Хотя, нет... скорее он меня на месте убьет, обнаружив, что "невеста" оказалась не того пола -- и этот вариант был куда предпочтительнее первой картинки.
   -- Мы дадим тебе небольшую ампулу с кровью Иллинэль, чтобы добавить в жертвенную чашу. Главное, чтобы ты не пролил свою. Боги свяжут твою сестру с темным. Этого будет достаточно. Не делай вид, что не знаешь о невозможности аннулировать подобные браки. Как только демон узнает правду, сам кинется на поиски жены, чтобы не быть осмеянным и опозоренным. Договор будет соблюден, ты исполнишь свой долг...
   Я тоскливо посмотрел в лучащиеся любовью глаза родителей, которые кажется, были свято уверены, что придумали великолепный план спасения нашего королевства. Если бы я был простым эльфом, не думая, отказался бы и скоренько сбежал в другую страну просить политического убежища. Ведь согласиться на такое -- распрощаться с честью (а вы сейчас что подумали?) воина и наследника. А то и вовсе с жизнью. Эх, вот сестре повезло -- раз и сбежала. А на мне сейчас повисла судьба Родины.
   Что б этому демону пусто было! Если я выживу -- убью сестру.
   -- Согласен...
  

***

  
   Служанка еще раз с гордостью оглядела творенье своих рук и, не сдержавшись, хихикнула. Правда, столкнувшись с моим убийственным взглядом, она извинилась и, поклонившись, отступила на шаг. В глазах девушки появился страх. Наконец, глупая девица осознала, что случится, если она проговориться о казусе, приключившемся с наследным принцем.
   И случится не только с ней.
   -- Свободна, -- увидев, что девушка потянулась поправить подол платья, я рыкнул на полукровку. И та, подобрав юбки, поспешила прочь из покоев сестры, в которые я вынужден был временно переехать.
   До сих пор не могу поверить, что согласился на эту самоубийственную авантюру. Однако родители оказались очень убедительными, приведя такие доводы, какие проигнорировать я, как бы ни хотелось, не смог. В конце концов, век эльфов долог, и отец с матерью (возникни надобность) еще успеют наделать себе кучу наследников короны. Поэтому одним сыном на всеобщее благо можно пожертвовать. А вот с восстановлением всей страны возникнут проблемы, если демоны истребят население под корень.
   А они могут.
   Война, начавшаяся из-за глупого недоразумения на приеме человеческого властителя, показала, что мой народ не самый искусный в области стратегии и умения действовать слаженно. Вечная жизнь рано или поздно превращает нас в одиночек. Самонадеянных, эгоистичных, уверенных в своем абсолютном превосходстве. И совершенно не умеющих работать в команде.
   Это-то в результате и привело нас на грань уничтожения.
   Стихи мы сочиняем куда лучше, чем воюем. Особенно, если учесть, что нашими врагами стали демоны. Уж кто умеет сражаться, так это они. Всего за пару месяцев, вскрыли нашу защиту, подобно вору, который от скуки забрался в старый сарай, сняв проржавевший замок, и без особых сложностей добрались до столицы, уничтожая все попадающиеся на пути селения. Вот тут-то отец и забил тревогу. Нет, чтобы гордость свою засунуть куда-нибудь еще на приеме. Так ведь, увы! Мы же эльфы: перворожденные и самые лучшие -- просто так извиниться не можем.
   Тьфу!
   А расположилась темная армия под окошками дворца, так сразу забегали, засуетились, запаниковали. И недолго думая, предложили мои родители мирный и очень простой договор: "Вы нас не убиваете, а мы вам принцессу подарим!". Сестренке про это, естественно, не сказали, вовремя вспомнив умную фразу "меньше знаешь -- крепче спишь". А демоны что? Им ведь результат не особо важен: страной больше, страной меньше -- разницы нет. Больше всего они любят трофеи, подтверждающие их славу. И пусть им с этой принцессы и клока шерсти лишнего не стрясти -- наследник-то я, демоны с радостью согласились и даже несколько городов помогли восстановить. Хотя видел я на подписании мирного договора принца-демона -- рожа кислая, будто и мечтать он о таком "счастье" не мог, не собирался и совершенно не хотел. И правда, что он будет в своем демоническом царстве делать со светолюбивой хрупкой эльфийкой? Ага, ага, именно: пылинки сдувать, чтобы дитя природы в холодных горах не зачахло.
   С другой стороны, как известно, худой мир лучше доброй войны. Три года, пока сестренка не стала совершеннолетней, все было прекрасно. А потом какая-то зараза проговорилась на ее дне рождении о скорой свадьбе и переезде из отчего дома. Иллинэль психанула и поступила именно так, как поступила бы на месте принцессы любая другая дура: сбежала, не подумав о родном королевстве, о подданных, поставленных ее выходкой под удар, и о брате, который теперь должен был отдуваться.
   Да... мысленно я уже продумывал свою месть, и как же она была сладка! Остался только сущий пустяк -- выжить.
   Я бросил косой взгляд на свое отражение, отпечатавшееся в большом зеркале, занимающем собой большую часть стены. Пожалуй, это единственный раз, когда эльфийская смазливость и ненавистная женоподобность, о которой не первый век ходят всевозможные пошлые анекдоты, сыграла добрую роль. И служанка хорошо поработала над образом. Из глубин зазеркалья на меня смотрела прекрасная эльфийская принцесса. Высоковатая, конечно, по сравнению с другими эльфийками, но это простительно. Волосы убраны в высокую пышную прическу, поблескивающую украшенной драгоценными камнями сеточкой. На плечо падает, спускаясь к ключице капризная, вьющаяся прядь, якобы выбившаяся из прически. Платье из синего атласа, также украшено по подолу и лифу драгоценностями. И (о ужас!) накладная грудь! -- небольшая, правда, но соблазнительное декольте оставляет огромный простор для фантазии.
   Боги! За что мне это? Всегда я был послушным мальчиком! Был... мальчиком... ага. Чего только не сделаешь ради благополучия державы!
   Еще раз тоскливо посмотрел на то убожество, в которое превратился наследник эльфийской короны. Тяжко вздохнул и попробовал сделать пробный шаг. Хорошо, хоть надеть туфли на каблуках мне не предложили, а точно бы ноги переломал. Вроде походку подделать получалась, разве что отсутствие брюк причиняло острый дискомфорт. Слои юбок уверенности не придавали, оставляя ощущение, что я щеголяю в одном нижним белье.
   -- Ваше высочество? -- в комнату заглянула служанка, другая, первый раз приставленная к принцессе и даже не догадывающаяся о подмене.
   -- Ну? -- хмуро спросил я, потом опомнился и попытался тоненько прощебетать, -- что-то случилось?
   -- Его высочество приехали, Вас ожидают в Лазурной гостиной.
   Что ж, представление начинается. Я мысленно взмолился всем богам о помощи и удаче, после чего покинул вслед за служанкой безопасную комнату. Оставалось только надеяться, что обман не раскусят в первые же пять минут -- будет обидно потратить столько нервов, не доиграв роль до финального действия.
  
   ***
  
   -- Ваше высочество? -- с удобного дивана мне навстречу поднялся наследный принц Дэйвы -- горной страны демонов.
   Мы уже были представлен друг другу на переговорах, а вот сестру мою он не видел ни разу. Даже портрета не попросил, видимо, посчитав, что любая эльфийка априори прекрасна. И хорошо. Мы с Иллинэль мало похожи друг на друга. Она почти точная копия матери: золотоволосая, зеленоглазая, невысокая даже по эльфийским меркам. А я пошел всем в отца. Очень редко, кто с первого раза мог признать в нас родственников. Так что просчет с портретом определенно пошел родительскому плану на пользу.
   -- Вы можете называть меня Иллинэль, милорд, -- тщательно следя за интонациями, прощебетал я, неловко изобразив реверанс, и подумал, что еще немного фальцета, и я точно сорву себе голос.
   За этим следовало протянуть руку для поцелуя.
   Хорошо, что демон наклонился и не видел в этот момент моего лица. Клянусь! Я бы продал душу, все, что у меня имеется, и согласился бы на любые условия, чтобы повернуть время вспять и успеть поймать сестру до ее глупого побега.
   -- Благодарю, принцесса Иллинэль!
   Демон, наконец, проводил меня до дивана и отпустил руку, которую теперь нестерпимо хотелось помыть с мылом. А лучше содрать участок кожи, который облобызал этот чертов извращенец, и подождать, пока замечательная эльфийская регенерация не нарастит новую.
   -- Мое имя Киллиан, но после свадьбы Вы сможете называть меня, как угодно, -- улыбнулся он, задержав выразительный взгляд на декольте. Пожилая служанка, следящая за тем, чтобы на первом свидании все было прилично, раздраженно покашляла, и принц поспешно посмотрел мне в глаза.
   Сволочь демоническая, вот как тебя называть надо!
   -- Я подумаю над вариантами, -- уклончиво пробормотал, не зная, чем занять руки и от того неровно теребя кружевной платок и чуть ли не разрывая его на несколько частей.
   -- Все знакомые, представленные к эльфийскому двору, рассказывали, как Вы не похожи на своего брата, с которым я имею честь быть знакомым. Однако теперь я кажусь себе единственным зрячим в мире слепцов. Вы словно две капли!
   Я мысленно выматерился на всех известных языках. Конечно, он расспрашивал о моей сестре! Чтобы такое соврать? Впрочем, ничего делать не пришлось. Демон сам сделал вывод, что мы наверняка не похожи характерами.
   Мне оставалось только покивать головой, не поднимая взгляда.
   Киллиан украдкой вздохнул, не зная, о чем еще можно говорить с нежной и хрупкой эльфийкой, в голове у которой, наверняка, цветочки-бантики, и осторожно спросил, как продвигается восстановление "сего благословенного края". Немного поговорив об уже проделанной работе, мы переключились на экономику страны, сошедшись во мнении, что она держится из последних сил и скорее мертва, чем жива. Затем обсудили государства, также косвенно пострадавшие из-за непродолжительной, но кровавой войны. Я старался отвечать односложно (щебетать подобно сестрице получалось плохо), да и тема была болезненной. Зато оказалось весьма интересным выслушать некоторые замечания со стороны недавнего противника. А еще я с удовольствием признал, что также считаю своего отца напыщенным идиотом, который не умеет признавать свои ошибки и предпочитает сваливать проблемы на чужие плечи. Из последних сил каким-то невероятным образом я успевал контролировать свою речь и говорить о себе в женском роде.
   И через сорок минут служанка сообщила, что время вышло, и если кронпринц доволен свиданием и невестой, то он может отправиться в выделенные ему покои, дабы подготовиться к завтрашней церемонии.
   К этому времени я чувствовал себя так, что выжатый лимон и рядом не стоял.
   -- Иллинэль, -- легко поклонился Киллиан, после того, как помог подняться мне с дивана (от счастья, что первая часть пытки подошла к концу, я чуть не запутался в пышных юбках), -- я покорен Вами. Признаться, спеша на эту встречу, я ожидал совсем иного, и теперь счастлив, что ошибался.
   А уж как он будет "счастлив", когда познакомиться с настоящей Иллинэль! С самой высокой башни от радости сбросится... гарантирую! Сестра у меня характером ни в маму, ни в папу, не пойми в кого, будто и не эльфийка. Эмоциональная, язвительная, наглая, вредная... а уж фантазия у нее какая богатая на проделки и подлости! "Чудо", а не жена. Напрошусь к демонам в гости: посмотреть, как сестренка будет этому козлу рогатому дворец по камешкам разносить и бить посуду о голову благоверного.
   Отчитавшись перед родителями, что все прошло вроде неплохо, я добрался до комнат сестры, кое-как выпутался из платья, распоров завязки корсета кинжалом и растянулся на огромной кровати, буравя тяжелым взглядом полог. К счастью, само торжественное бракосочетание должно было состояться через несколько месяцев по обрядам самих демонов. А отец с матерью в свою очередь настояли, чтобы, в таком случае, помолвка проходила по нашим законам и скреплялась кровью.
   Так что на завтрашней церемонии не должно было оказаться никого, кто мог бы раскусить поддельную принцессу. Королевская чета, кронпринц Дэйвы со своим свидетелем (главное, чтобы им не оказался кто-то, кто раньше видел Иллинэль), невеста и главный жрец богини-матери, которому и полагалось скрепить судьбы Киллиана и Иллинэль на веки вечные.
   Рядом с кроватью на низкой тумбочке стояла крошечная ампула с кровью сестры. Когда родители только успели запастись? Не удивлюсь, если у них в тайниках найдется и моя. На всякий случай, как говорится. Еще мать пообещала, что позаботится о завтрашнем наряде: у платья "невесты" просто-таки обязаны были быть длинные удобные рукава, с помощью которых можно было не только спрятать ампулу, но и вовремя ее достать так, что демон ничего не заметил.
   Я с удивлением остановил себя на мысли, что все это уже не казалось бредом и окончательной и бесповоротной утратой чести наследного принца. Пока выходило не так страшно, как виделось в моем воображении изначально. Всего-то перетерпеть завтрашнюю церемонию, должную, как предписывают многовековые традиции, состояться с последним лучом солнца. А после в опочивальне изложить Киллиану факты и объяснить, что попал он очень крупно.
   В качестве компенсации за нанесенный мне моральный ущерб вполне сойдет выражение его демонической рожи.
   Предвкушая успешное завершение родительской аферы, я сладко уснул, даже не подозревая о том, что подготовила для меня судьба.
  

***

  
   Приводили меня в порядок две служанки: пожилая женщина, следившая вчера за "свиданием" и молоденькая девушка, помогшая мне к этому самому "свиданию" подготовиться.
   Если бы на моем месте действительно была настоящая невеста, быстрым одеванием и причесыванием, дело, конечно, не ограничилось бы. И фиг бы мне позволили бессовестно (пока судьба родной страны висит на тоненьком волоске) дрыхнуть в постели до полудня. Принцессу Иллинэль бы подняли ни свет ни заря дворцовые фрейлины, громко причитая над загубленной молодостью, посвящая невесту в пикантные подробности супружества и давая дельные советы на предстоящую первую брачную ночь. Затем сестрицу отвели бы к мастерам тела, которые бы долго разминали и массажировали ее. Потом бы она отмокала часа два в ароматной ванне с лепестками лилий и роз. После чего вымытую, вычищенную и высушенную эльфийку снова бы проводили все к тем же мастерам, которые бы нанесли на тело ритуальный рисунок. Затем ее бы начала наряжать, причесывать, красить... в общем, едва-едва бы поспели к вечеру.
   Меня же только снова затянули в корсет, указав, как аккуратно спрятать за кружевной манжетой ампулу с кровью, затем сообразили на голове причудливую конструкцию из волос, украсив их крупным жемчугом; попытались было накрасить, но я мрачно оповестил, что первый, кто сунется ко мне с блеском для губ -- не досчитается головы.
   Недовольные служанки, которые явно в детстве не наигрались в куклы, переглянулись и оповестили, что если их высочество считают себя готовыми, их сейчас же проведут в часовню, где состоится помолвка.
   О, как я запаниковал!
   Все мои недавние мысли, что все будет замечательно и потерпеть надо совсем чуть-чуть, испарились, будто бы их и не было. В сознании остался знакомый каждому эльфу священный ужас перед ритуалом. Последующее разоблачение тоже оптимизма не прибавляло. Демоны в состоянии ярости себя не контролируют. Вообще. И если принц действительно разозлится (уж вряд ли обрадуется!), никакие доводы и воззвания к его разуму меня не спасут.
   Но все-таки обряд пугал гораздо больше мучительной и позорной смерти в венчальном платье.
   Добавляя в чашу жреца свою кровь, двое клялись до самого последнего вдоха быть верными друг другу. И богиня-мать, принимая клятвы, посылала жениху и невесте свое "благословение". С той самой секунды, когда кровь в чаше смешивалась, эти двое начинали испытывать друг к другу достаточно сильное влечение на физическом и эмоциональном уровне.
   Если рассуждать логически, весьма полезное дело.
   Девять из десяти браков между эльфами во все времена заключались по расчету. Такой "подарочек" помогал молодоженам подходить к проблеме совместного коротания вечности и обзаведения потомством более вдохновенно и оптимистично. Эльфы получали возможность чувствовать своих супругов на расстоянии, а иногда и мысленно общаться. И возвращаясь к проблеме потомства, после завершения ритуала, дети могли появиться только от партнера, с которым смешивалась кровь. Прецеденты, когда прошедшие ритуал отваживались на измену, случались (надо сказать, богиня-мать карала неверных мужей и жен весьма строго), но ни с кем из любовников зачать ребенка не получалось.
   Я нервно сглотнул.
   Если что-то во время помолвки пойдет не так, мне останется после объяснения с демоном только кинуться на собственный меч.
   У входа в небольшую семейную часовню меня перехватили невероятно довольные, просто-таки излучающие счастье, родители.
   -- Нери, лучик мой, -- матушка, взяв меня под руку, отвела в сторону от входа, после чего укрывшись тенью старого клена, решила сделать драматическую паузу.
   -- Даже не думай сказать, что я хорошо выгляжу.
   Хватает и обычных анекдотов про ненавистную эльфийскую женственность, упоминание которой в некоторых странах служит оскорбление собеседника. Обойдемся как-нибудь без баек про наследного принца в свадебном платье.
   -- Мы всего лишь хотели сказать, что гордимся тобой и верим, что все получится, -- улыбнулся отец.
   -- А еще мы за завтраком велели отравить свидетеля его высочества, -- добавила матушка и, заметив мой потрясенный взгляд, поспешно уточнила, -- не до смерти, конечно же, Нери, что ты! Но церемонию он будет вынужден пропустить. Можешь не бояться, что кто-то заподозрит подмену.
   Уже легче. Спасибо.
   И действительно. Демон стоял возле жреца один-одинешенек и был чрезвычайно зол. К счастью, к поддельной принцессе (ко мне, то бишь) это состояние не относилось. Судя по тому, как Киллиан постарался натянуть на лицо приветливую улыбку при виде "невесты", он с чувством поминал по матушке своего незадачливого приятеля, который так неудачно переел эльфийских деликатесов.
   Моя ответная улыбка, надо полагать, вряд ли выглядела лучше.
   Жрец, естественно, заранее оповещенный о наметившейся подставе, все равно не смог сдержать кашля, когда в часовню вплыл (а может и проковылял... откуда мне знать, как я со стороны смотрюсь?) наследный принц в оборочках и кружевах.
   -- Доброго вечера, Киллиан, -- голос предательски охрип, выдав насколько сильным было мое волнение. -- Мне сообщили о беде, случившейся с вашим другом. Если присутствие свидетеля на церемонии для вас необходимо, я могу попросить родителей...
   Не дав мне даже договорить фразы, бестактный сволочной демон заверил меня, что плевать он хотел на слабых желудком свидетелей. Что ж, ему же хуже. Кивнув жрецу, чтобы тот начинал, я постарался незаметно достать из манжеты ампулу с кровью сестры. Надеюсь, у этой дурочки хватит мозгов вернуться домой, как только она почувствует связь. Не хуже меня ведь знает, что после завершения обряда никакая сила не сможет разрушить их с принцем союз.
   Демон скучающим взглядом обводил взглядом часовню, даже не пытаясь вслушаться в слова старого эльфа. Периодически, когда вид тонких стрельчатых окон ему надоедал, он переводил одобрительно-предвкушающий взгляд в мою сторону. Каждый такой раз я нервно сглатывал и неистово молился богине-матери. Проклятая ампула, зацепившись за кружево, никак не хотела доставаться. А и без того недлинная речь жреца уже подходила к концу.
   -- Закрепим же волю Величайшей, связав сердца ваши кровью, окропившей в эту светлую ночь чашу жертвенную, дабы более не пролилась ни одна багровая капля на поля сражений между народами нашими.
   Словно бы из воздуха жрец вытащил тесачок не маленьких размеров, каким можно было не то, что ладонь порезать, а всю руку один махом отхватить. Даже демонический ублюдок нервно переступил с ноги на ногу, но покорно протянул жрецу руку. Понимая, что еще немного... и момент будет упущен, я изо всех сил рванул манжету, понадеявшись, что все внимание демона сосредоточиться на ритуальном "ноже".
   Кружева порвались, выпуская из своего плена драгоценную кровь моей сестры, а в следующий миг хрупкое стекло, не выдержав давления, треснуло в ладони.
   Киллиан зажав порез на своей ладони повернулся ко мне, немного нахмурившись.
   -- Рукав порвал...а, -- пролепетал я, -- нервное...
   И протянул крепко зажатый кулак жрецу, понимая, что кровь вот-вот просочится между сведенных судорогой пальцев и обман будет раскрыт. Кажется, замерло от ужаса не только мое сердце, но и само время -- насколько медленно вдруг стали течь мгновения. Вот жрец неловко перехватил мою руку, вот я из последних сил заставил разжаться непослушные пальцы...
   Киллиан поморщился и перевел взгляд на собственную ладонь, наблюдая, как быстро затягивается глубокий разрез. Этих секунд хватило. Кровь Иллинэль стекла по моей руке в чашу, а жрец ловко смахнул осколки ампулы длинным рукавом своей рясы.
   -- Обряд завершен.
   Я вытер капли холодного пота со лба, и неуверенно улыбнулся его высочеству. Тело словно стало ватным, от накатившей слабости. Видимо, я настолько переживал, что это отняло последние силы.
   Неужели все действительно получилось?
   Темная почти черная кровь демона медленно смешивалась с ярко-алой эльфийской в чаше. Неприятно покалывало в ладони, но это меня сейчас мало волновало -- смою стянувшую кожу кровь потом.
   -- Никаких клятв? И пить ничего мерзкого не нужно? -- удивился Киллиан.
   -- Нет, ваше высочество, -- жрец забрал чашу с высокой подставки и, не прощаясь, направился к выходу из часовни.
   Родители зааплодировали.
   -- Даже девственниц на алтаре резать не придется, -- внутри меня нарастала волна счастья. Хотелось немедленно стянуть с себя чертово платье и объяснить принцу, во что он вляпался.
   Нет, серьезно, неужели получилось?
   -- Ну вот! -- поддельно огорчился демон. -- Как же без девственниц-то?
   Будь благословенна, Великая мать!
   Желание унизить Киллиана прямо тут, в часовне, я смог подавить. Так как в двери уже заглядывали любопытные эльфы, интересуясь, можно ли начинать пиршество в честь церемонии, открыться перед всеми сейчас -- это значило бы опозорить демона перед эльфийской элитой. Тогда бы он точно умом двинулся и устроил кровавую бойню.
   -- Что ж, Иллинэль, -- Киллиан предложит покинуть часовню и присоединиться к празднующим эльфам, которым не терпелось вручить нам подарки, -- Сегодня отметим церемонию, а завтра я предлагаю отправиться в мой дом, чтобы окончательно закрепить союз. Вы успеете собраться?
   -- Теперь уже можно на ты, -- отмахнулся я, высматривая среди гостей родителей, которые должны были всех отвлечь. -- Нам необходимо поговорить. Срочно.
   Видимо, от осознания, что все прошло успешно, мой голос и взгляд приобрели нешуточную уверенность и серьезность, потому Киллиан не стал ничего уточнять и переспрашивать, а молчаливо направился за мной к черному ходу во дворец.
  

***

  
   Только у дверей в мои (а вовсе не сестрины) покои, Киллиан осторожно позвал меня.
   -- Иллинэль? Я небольшой любитель "серьезных разговоров", ради которых необходимо тащить собеседника через весь дворец.
   -- Я тоже. Но так будет удобнее. Проходи, -- я раздраженно поторопил замершего у порога демона. -- И дверь закрой. А то еще увидит кто...
   Светильники на стенах зажглись одним пасом, осветив покои ровным желтоватым светом. Удостоверившись, что занавеси на окнах плотно задернуты и никто за прошедший день не осмелился ко мне зайти даже за тем, чтобы вытереть пыль, я, подобрав юбки, сразу направился в ванную комнату, чтобы переодеться.
   -- Чувствуй себя как дома. Я буквально на несколько минут, а потом все объясню.
   -- Иллинэль? -- с еще большим удивлением в голосе протянул Киллиан. Краем глаза я заметил, что он едва ли сделав несколько шагов, снова отступил к дверям.
   Экий стеснительный демон!
   Ну да бес с ним.
   Закрыв дверь и повернув в замке ключ, чтобы точно избежать любых эксцессов, я тут же принялся выпутываться из ненавистных тряпок. Сейчас чувство эйфории немного притупилось, чтобы дать волю новым волнениям. Предстоящий разговор немного пугал. Ну как немного? До ужаса! И вовсе не от того, что в приступе гнева демон мог оставить от меня кровавые разводы на стене (хотя и от этого в том числе). Просто вполне может случиться, что желание Киллиана отомстить окажется настолько велико, что пересилит нежелание сохранить этот маскарад в тайне. Тогда мой народ исчезнет, как миф...
   Ладонь снова укололо болью. Я с недоумением осмотрел корку уже засохшей крови, неприятно стянувшей кожу. Регенерация у нас, конечно, хуже, чем у демонов, но царапины давно должны были зажить. Включив теплую воду, я потер ладонь, и тут же чуть не закричал от боли.
   Из ладони торчало несколько осколков злосчастной ампулы.
   И кровь на руке принадлежала не только сестре, но и мне.
   Нет, не может быть! Я же ничего не почувствовал! Ведь если бы в чашу попала и моя кровь, я бы обязательно ощутил связь. Или той крошечной капли оказалось недостаточно? Великая богиня, пусть будет так! Ничего для тебя не пожалею, все исполню, любой каприз, малейшую прихоть...
   Проклиная про себя родителей с их "гениальной идеей" я вытащил из ладони осколки и брезгливо смахнул их в корзину для мусора. Небольшие, но глубокие ранки затягиваться не спешили, продолжая кровить.
   Еще не много и я позорно бы опустился на пол, завернувшись в платье, и начал себя жалеть. Помогло только то, что в комнате меня дожидался Киллиан, и план по спасению моей страны был выполнен лишь наполовину. Если кровь все-таки попала в ритуальную чашу, меня не спасет ничто на этом свете. В прочем, и в других мирах те, кто были до меня, не находили ничего, что избавило бы их от "дара" богини-матери.
   А вот шанс уговорить его высочество не развязывать новую войну, а найти Иллинэль есть.
   Я криво ухмыльнулся своему отражению. Пусть я не уверен, что ритуал действительно коснулся и меня, в любом случае, не стоит тратить время. И если выяснится, что моя жертва все-таки была принесена богине, пусть она не окажется напрасной. С такими пафосными и безрадостными мыслями быстро привел себя в порядок несколькими пригоршнями ледяной воды и поспешил одеться, чтобы не затягивать с неприятным разговором.
   Замок щелкнул, и я вышел обратно в покои; демон стоял у окна, ко мне спиной, и не спешил требовать объяснений.
   -- Киллиан, ты ведь заметил, что на церемонии не было наследного принца Неролэя?
   Отходить от крепкой двери я не стал, рассудив, что если что-то пойдет не так -- успею спрятаться обратно в ванной, а пока демон будет ломать дерево, возможно, слегка остынет. Его высочество, крайне заинтересованный чем-то за окном, ограничился согласным кивком.
   -- Это не правда.
   -- Что? -- Киллиан все-таки повернулся в мою сторону, да так и застыл.
   -- Неролэй -- я.
   Я все-таки заставил себя отцепиться от спасительной двери ванной и сделал несколько осторожных шагов. Затем вспомнив, что переодеться-то -- переоделся, а про конструкцию на голове совсем забыл, я принялся вытаскивать из волос шпильки, украшенными крупными жемчужинами. Их казалось очень много. Казалось, что вся моя голова превратилась в подушечку для иголок драгоценных иголок, за обладание которыми любая человеческая девчонка продала бы всю родню в рабство. Служанки сказали: "Для достоверности!" -- и даже угроза мучительной смерти не переубедила их оставить мои волосы в покое. Все то время, пока я складывал шпильки на прикроватный столик и завязывал неопрятный, но привычный хвост, демон просто наблюдал за моими действиями.
   Молча!
   Какой-то неправильный демон. Бракованный, что ли?
   То ли процесс впадения в бешенство занимал какое-то время, то ли у него в мозгах что-то конкретно перемкнуло. И только когда я сел на кровать, скрестив руки на груди, и мрачно уставился на него, Киллиан пришел в себя.
   -- Это розыгрыш?
   -- Увы, твое высочество. Это реальность.
   И снова демон удивил, не став немедленно кидаться меня душить. Он всего лишь быстро пересек комнату и занял кресло, в котором я любил вечерами почитывать исторические романы. На меня Киллиан смотрел крайне мрачно, ожидая объяснений.
   Мы уже пересекались во время переговоров. Тогда он также смотрел на своего отца, когда их величество подписывали соглашение о браке собственного сына и эльфийки. Поэтому во мне теплилась надежда, что раз его демонический родитель продолжал здравствовать, то и мое убийство откладывалось на неопределенный срок.
   -- Кажется мне, что в договоре речь шла о браке с принцессой, а не принцем. Возможно, я что-то не правильно понял, -- Киллиан недобро прищурился.
   -- Все ты правильно понял, -- я скривился, как если бы выпил особенно горькое лекарство. -- Иллинэль сбежала.
   -- И твое высочество решил, что сможет заменить сестру?
   -- Угу, -- наклонив голову, я пытался понять: означало ли начало диалога, что вспышки гнева отменяются? -- У нас не оставалось времени, чтобы найти ее и привести к алтарю, не вызвав вопросов. А если бы все это открылось до ритуала...
   -- То вы бы собственной кровь умылись, -- нагло перебив меня, подсказал демон.
   -- Именно, -- не стал спорить.
   В конце концов, это было очевидно.
   -- Не моя идея, сразу говорю, -- зачем-то уточил я, понимая, что никакой разницы нет, да и родителей подставлять с моей стороны большая глупость. Но почему-то, какой бы сволочью не казался мне демон, являться в его глазах автором этого безумия мне не хотелось.
   Сам не понимаю, с какой такой радости.
   -- Я догадался. В памятный день нашего знакомства твое высочество произвел, конечно, впечатление не самого адекватного эльфа, но и идиотом не показался.
   Вот спасибо! Обрадовал!
   -- Однако я по-прежнему не услышал объяснений. Почему вместо обещанной невесты передо мной сейчас сидит ее брат, с которым не далее как полчаса назад я имел весьма сомнительное удовольствие быть обвенчанным. Уж никак не ожидал уличить твое высочество в столь сомнительных наклонностях.
   Я нервно сжал кулаки и постарался сделать голос как можно ровнее. Кажется, Киллиан делал и говорил все, чтобы я сам кинулся на него с мечом (хотя в данный момент я уже был готов и кулаками поколотить этого ухмыляющегося мерзавца!).
   -- Ты ошибаешься. Я только отыграл весьма неприятную роль. А кровь, смешанная жрецом в чаше, принадлежала Иллинэль. Уж не знаю, когда родители успели запастись, но договор соблюден. Вы с моей сестрой связаны узами, прочнее которых не существует. И если твое высочество хоть немного ознакомился с нашими традициями и ритуалами, знаешь, что теперь никакой другой жены быть у тебя не сможет.
   -- Звучит как ультиматум.
   -- Именно так.
  

***

  
   Слова прозвучали. Теперь нужно молиться, чтобы Киллиан признал свое безвыходное положение. Я мрачно уставился на демона, понимая, что от нервов сковырнул корочку, успевшую стянуть рану на ладони, и она закровила. Пока его высочество, а ныне вполне законный супруг моей сестрицы (так ей и надо!), не менее мрачно разглядывал узоры на тяжелом балдахине кровати, я постарался незаметно вытереть руку о покрывало. Если Киллиан узнает о вероятности оказаться таким же образом повязанным ритуалом со мной, живым из покоев я точно не выйду.
   -- Это правда.
   Я чуть не начал танцевать от радости и лишь в последний момент удержал громкий ликующий вопль.
   -- Твою сестру придется найти. Хотя бы для того, чтобы указать девчонке ее место, -- демон зло усмехнулся, прекрасно понимая, какие чувства сейчас бушуют у меня в душе. Но угроза для жизни Иллинэль, прозвучавшая в голосе Киллиана, в данный момент меня волновала меньше всего. Да родная, любимая сестра... сломавшая мне жизнь и лишившая будущего.
   Такое очень сложно простить мгновенно. И я не думаю, что оставшегося мне времени хватит на то, чтобы боль утихла.
   -- Но вот твое высочество живым мне совершенно не нужно. Не люблю, когда что-то напоминает мне об ошибках и проигрышах.
   О да! А я свидетель (скорее, причина) его позора. И если случившееся раскроется -- изгнание из семьи, пожалуй, окажется самым гуманным в списке того, что могут сделать с Киллианом у него на родине. Спорить не хотелось. Чувствуя, как ноет рана на ладони, я почему-то даже не испытывал потребности выторговать свою жизнь.
   Отстегнул от пояса ножны с коротким родовым кинжалом, зная, что на церемонию демон шел без оружия, и перебросил ему. Но почему-то, внимательно осмотрев клинок, Киллиан отложил его в сторону и поднялся.
   -- Быстрая смерть твоего высочества не смоет мой позор, -- хмыкнул он, медленно приближаясь ко мне. -- Лишь отдав что-то равноценное, ты сможешь отправиться на этот свет... или куда там улетают ваши остроухие души.
   Его речь звучала настолько недобро и неоднозначно, что забыв про недавнюю покорность судьбе, я резко отпрыгнул в сторону и предпринял отчаянную попытку все-таки добежать до ванной комнаты и закрыться там. Естественно, не успел. Демон, реакция которого десятикратно превосходила мою, одним слитным движение сократил дистанцию и отшвырнул меня к стене. Удар был такой силы, что на секунду я задохнулся от боли и, дезориентировавшись в пространстве, осел на ковер.
   А демоническая сволочь, понимая, что теперь-то я точно никуда не денусь, уже неспешно и нагло рассматривал меня с вышины своего роста. Затем наклонился почти вплотную к моему лицу и прошептал:
   -- Раз твое высочество решил, что я такой извращенец, не стану переубеждать в обратном. К тому же, поскольку Иллинэль еще предстоит найти, также не вижу смысла отказывать себе в небольшом удовольствии. Раз уж вместо одной невесты мне столь любезно предложили другую...
   И вот тут я понял, что мой народ может отправляться в Бездну, к Повелителю Теней, за Грань... Да хоть ритуальное самоубийство дружно совершить! Но демон не дотронется до меня и пальцем. Видимо, лицо и взгляд у меня в этот момент сильно изменились. Киллиан, словно и не скалился только что, ехидно улыбнулся, после чего совершенно будничным тоном, никак не вяжущимся с недавним шипением, уточнил.
   -- Шутка.
   Что?!
   -- Собирайся, остроухий. Поможешь мне отыскать принцессу, а уже потом я решу, забирать твою жизнь или оставить.
   Что-что?!
   Шутка?!
   Не знаю, откуда у меня взялись силы, хотя недавно я казался самому себе абсолютно опустошенным, но, вскочив на ноги, я от всей души ударил демона в челюсть. Первый удар Киллиан пропустил, не ожидая от меня такой прыти, во второй раз увернулся, перехватив мою руку.
   -- Бездна!
   -- Сумасшедший!
   Отбежав к двери, я принялся баюкать вывернутую конечность, а демон держался за челюсть, сплевывая на дорогущий ковер кровь.
   -- Еще один грязный намек, и я пойду на сделку с кем угодно, но тебя убью! -- угроза прозвучала несколько жалко. Особенно с учетом того, что внутри все до сих пор скручивалось от страха при одной мысли, на грани чего я находился несколько минут назад.
   -- Нет, главное, мне вместо жены подсунули ее спятившего, агрессивного брата, затем сообщили, что искать принцессу придется самостоятельно, иначе открывшийся позор лишит меня всего. Даже моральную... моральную! Компенсацию получить мне не дали, сломав челюсть. И после этого демонов называют злыми и жестокими! Да мы рядом с вами -- эльфами -- и рядом не стояли! -- Киллиан, кажется, особо не разозлился. Во всяком случае, феноменальная регенерация уже исправила последствия удара, и, последний раз сплюнув на ковер, он преспокойно вернулся в кресло.
   -- Надеюсь, ты не станешь копаться, остроухий. Хочу поскорее убраться из вашего гадюшника.
   Стараясь не бередить кисть, я вытащил из шкафа наполовину сложенную сумку и бросил ее на кровать. Прикинув в уме, что может еще пригодится в дороге, я добавил к уже сложенным вещам небольшой сундучок с зельями, теплый плащ и в потайной карман убрал увесистый кошелек.
   -- Я подготовился заранее, можем идти.
   Киллиан даже не подумал оторвать зад от кресла, продолжая смотреть на меня как-то странно. То ли со злостью, то ли едва удерживаясь от громкого смеха.
   -- И ты знаешь, где искать сестру?
   -- Если бы знал... -- я сделал паузу, но затем решил, что договаривать фразу нет смысла, все и так понятно. -- Но идеи, куда она могла направиться, в наличии имеются.
   Вытащив из бокового кармана сумки пухлую папку, перевязанную шелковой лентой и украшенную засушенными цветами и листьями, я небрежно перебросил ее Киллиану. Он немного провозился с затейливым бантиком, затем быстро просмотрел несколько первых листов, вглядываясь в изящные линии рисунков Иллинель, и все-таки рассмеялся.
   -- Как принцесса неосторожна со своими личными вещами! Впрочем, картинки, признаю, хороши.
   -- Она же эльфийка. Мы все умеем рисовать, петь и складывать рифмы.
   Да-да, подлый, мерзкий брат в моем лице утащил личный альбом юной принцессы. Если точнее -- забрал из "тайного убежища" Иллинэль, куда та сбегала "от дворцовой суеты". Просто моя драгоценная сестричка настолько торопилась из дома отчего, что посетить укромный уголок и забрать альбом не успела. И к счастью, в нем нашлось несколько рисунков мест, в которых бы Иллинэль мечтала побывать.
   Я подошел к демону и, отыскав нужный лист, перевернул его, ткнув пальцем в приклеенную к обратной стороне красочную открытку.
   -- Янтарные пределы? Серьезно?! -- Киллиан разочарованно скривился.
   Действительно, сложно было вообразить мечты банальнее, чем эта. Кажется, на всем свете не было ни одной девицы, которая не желала бы попасть в сказочную драконью страну и встретить там свою большую-пребольшую любовь. Ни возраст, ни раса, ни титул (или отсутствие такого) значения не имели, важной роли не играло даже наличие у вышеупомянутой девицы собственной семьи.
   Все грезили крылатыми и чешуйчатыми перевертышами.
   Иллинэль исключением не оказалась. И большая часть ее рисунков также оригинальностью не отличались. На них некая эльфийка, странным образом похожая на мою сестрицу, рассекала небесный простор на спине прекрасного золотого дракона.
   -- Ты ожидал, что она будет грезить Дэйвой? -- я не удержался от маленькой-маленькой шпильки.
   -- А почему нет? -- хмыкнул Киллиан, быстро просматривая альбом. -- Мог я тоже помечтать?
   -- Демон-мечтатель? -- притворно ужаснулся я. -- Куда катится наш мир! В любом случае, постепенно связь между вами начнет крепнуть, и ты сможешь чувствовать Иллинэль. Очень надеюсь, что это произойдет в самом скором времени и существенно облегчит наш поиск.
   -- Согласен. Чем быстрее отловим твою глупую сестрицу, тем лучше будет для всех. Хотя об этой вашей связи столько ужасов понаписано, -- Киллиан устало потер лоб, помассировал виски, после чего все-таки вернул мне папку и поднялся из кресла. -- Мне нужно забрать свои вещи и хоть как-то объяснить свой поспешный отъезд другу. Встретимся у конюшен.
   -- Договорились. И не беспокойся, -- мой совет догнал высочество у дверей. Демон обернулся, и я заметил выражение удивления на его лице. - О самом страшном книги умолчали...
  

***

  
   Для начала, несмотря на острое нежелание видеть родителей, я отыскал их в пышном лабиринте дворцового парка. Повсюду веселились и праздновали мои знакомые, имея полное на то право. Ведь не осталось ни одного рода, которого бы не коснулась прошедшая война. Несколько раз меня окликали, предлагая присоединяться к торжеству. Я вежливо отказывался, понимая, что многие даже не подозревали, кому сегодня выпала честь сыграть невесту. И теперь эльфы недоумевали, почему кронпринц был мрачнее тучи, отказывался от игристых вин и легких закусок, а также не обращал внимания на придворных красоток.
   Несколько раз я останавливался и раздумывал о том, чтобы повернуть к конюшням, дождаться Киллиана и, никому ничего не сказав, отправиться на поиски сестры. А дома пусть погадают, под каким кленом демон закопал мое бездыханное тело. Матушка себе весь маникюр от нервов обкусает.
   Ага, а потом за отцовский примется...
   Однако затем я решил, что их план действительно сработал, хоть и самым лучшим образом отразился на моем будущем. Так что спокойный (вечный, будь моя воля) сон они честно заслужили. К тому же уверенности, что ритуал меня все-таки не затронул, до сих пор не было.
   -- Детка, мы заждались новостей! -- матушка, одной рукой придерживая пышные юбки, а другой цепко схватив "детку" за рукав рубашки, потащила меня в дебри зеленого лабиринта подальше от длинных любопытных ушей. Отец, прихватив с праздничного стола пару бокалов, поспешил за нами, не желая упускать ни единого слова из моего рассказа.
   Уже то, что я явился к ним не жалобно завывающим призраком, вселяло в них оптимизм.
   Спугнув любвеобильную парочку, занявшую беседку в пустующем уголку парка, мать опустилась на лавочку и потянулась за вином. Раздался веселый перезвон хрусталя -- родители от души чокнулись, после чего синхронно осушили бокалы. Было забавно наблюдать, как матушка, которая на официальных обедах и помпезных приемах едва ли смачивала вином губы, сейчас пила его большими глотками, словно простую воду.
   -- Мы отправляемся на поиски Иллинэль. Его высочество уже наверняка ждет меня у конюшен, поэтому, к сожалению, на подробности нет времени.
   -- Благослови тебе Великая богиня, сын! -- отец изобразил будто смахивает со щеки скупую слезу.
   -- Нери, солнышко! -- отставив бокал, мать театрально всплеснула руками. -- Но ты уверен, что все хорошо?
   Я незаметно провел пальцем по едва заметному шраму, оставшемуся на месте недавней ранки. Пройдет еще совсем немного времени и на коже не будет даже следа от проклятого осколка. Но вот кровная связь, если ритуал, действительно сработал, развеется только со смертью.
   -- Все прекрасно матушка, -- я через силу заставил себя улыбнуться, -- это усталость. Слишком многое навалилось за последние дни.
   Вечнозеленые заросли тихо шуршали, отвечая на прикосновения ночного ветра, чуть поодаль слушалась веселая музыка и заливистый смех моих друзей. Сейчас события последних дней казались каким-то абсурдом. Я припомнил, как стоял возле трона родителей и слушал торопливый отчет стражи о том, что Иллинэль не могут отыскать ни в покоях, ни в подвалах, ни где-либо еще во дворце. Как, не зная, куда бежать и что делать, пришел в "тайное" убежище сестренки, где и нашел ее альбом для рисования.
   И как согласился сыграть роль сестры.
   -- Нери, просто убеди Киллиана повременить с погоней. Теперь спешить совершенно необязательно! Сделайте крюк до какого-нибудь городка, и там хорошенько отдохните. И не забывай мне писать обо всем!
   -- Конечно, матушка, обязательно, -- я легко поклонился, начиная пятиться к выходу из беседки. -- А теперь разрешите проститься...
   Киллиан уже ждал меня, нетерпеливо расхаживая перед конюшней и злобно поглядывая в сторону празднующих эльфов, которые собирались на небольшой площади перед дворцом. (Буквально с минуты на минуту должен был начаться торжественный салют в честь эльфо-демонического союза, и подданные с совершенно несвойственным моему народу оживлением и нетерпением ожидали разноцветных залпов). А его высочество в минуты всеобщего веселья являл собой просто-таки олицетворение злости и презрения. Мне даже показалось, что вокруг демона сгустились ночные тени. Рядом же с Киллианом стоял самый обычный, совершенно непохожий на порождение Тьмы, конь, каких можно купить на любом человеческом рынке несколько сотен, и с самым флегматичным видом объедал клумбу с редкими черными орхидеями, которые заботливо выращивала моя матушка несколько последних веков...
   Очень надеюсь, что в связи с радостным событием она вспомнит про свои любимые цветочки не скоро. А то сестра рискует стать вдовой, так и не побыв женой. Впрочем... хм! Пожалуй, внезапная смерть Киллиана весьма бы облегчила мне жизнь. Во-первых, если все-таки моя кровь попала в чашу - это бы разорвало связь. У меня снова появилась бы возможность отыскать спутницу жизни и обвенчаться с ней, создав нормальную семью. Пускай до сего дня о женитьбе я думал, как о кошмаре и конце света, не исключал, что через пару сотен лет я, наконец, встречу ту самую единственную, с которой захочу связать свою судьбу. А, во-вторых: Киллиан был среди тех, кто врывался в мирные эльфийские поселения. Принц вряд ли отсиживался за спинами телохранителей. Демоны так не делают. Я знаю, что он убивал. И явно не только воинов-защитников, но и безоружных эльфов и эльфиек. Киллиан враг, с которым пришлось пойти на сделку. Поэтому, никакого самообмана. Мне придется общаться с ним, но думать о том, что теперь, после заключения мира, мы могли бы стать приятелями или даже друзьями?! Глупости! Я был бы рад, если бы демон как можно скорее умер.
   Оставалось только одно, крайне весомое НО.
   Брак Киллиана и Иллинэль необходимо закрепить. Иначе, потеряв кронпринца, демоны снова объявят нам войну. Более того, после того, как моя сестрица станет законной супругой Киллиана по законам Дэйвы, должно будет пройти какое-то время мира и спокойствия. И лишь затем с демоном может произойти что-нибудь нехорошее.
   Скажем, Киллиан захлебнется в тарелке с супом. Нелепая и страшная смерть!
   Пожалуй, над этим стоило подумать. Хорошенько подумать, обстоятельно! План набросать... Хотя, вполне вероятно, что в этот самый момент, Киллиан также решал, когда меня самого будет удобнее отправить в мир иной.
   Обойдется.
   Я приложу все силы, чтобы опередить демона.
   Главное, потом все достоверно обставить как ну-у абсолютно несчастный случай.
   Ага, Киллиан сам яд выпил, а потом на мой меч бросился и голову себе отрезал. Тоже самостоятельно. (Голову, чтоб наверняка, они жутко живучие, заразы!).
   -- Ку-ку! -- обрадовал я демона, останавливаясь у клумбы и пытаясь подсчитать потери среди орхидей. К счастью, кляча его высочества успела сожрать только половину чуда селекции.
   -- Вижу, что "ку-ку". Почему так долго? -- Киллиан уставился на меня так, будто бы я должен был, не медля, пасть на колени и начать просить прощения за столь наглое опоздание. Возможно, на слуг и слабых волей созданий это и действовало, но я только сделал несколько неопределенных движений рукой, то ли указав в сторону парка, то ли просто отмахнувшись от демона.
   -- Когда поближе познакомишься с моей матушкой -- поймешь.
   Скептично хмыкнувший Киллиан даже не подозревал, что это знакомство состоится и без его желания.
   Бросив сумку на землю рядом с воротами, я зашел в конюшню. Проще всего было взять моего единорога -- Феникса -- подаренного родителями на совершеннолетие. С другой стороны, с таким же успехом можно было разослать на все стороны света глашатаев, чтобы они оповестили всех и вся, что наследный эльфийский принц путешествует инкогнито, разыскивая сбежавшую сестру. Скорее всего, Киллиан уже сие осознал, поэтому-то матушкину клумбу объедало не порождение Тьмы, а пегая жертва мясника-неудачника.
   Однако была и третья сторона проблемы.
   Мой замечательный, тихий и дисциплинированный Феникс не нуждался ни в седле, ни в особом уходе. Даже о своем пропитании он был в состоянии позаботиться сам. А вот что делать с обычной лошадью... это был вопрос!
   Я задумчиво посмотрел на смирную кобылку в яблоках, занимавшую крайнее стойло, в надежде, что сейчас она сама себя оседлает.
   Киллиан, заглянув узнать, почему я опять задерживаясь, быстро оценил ситуацию и сочно выругался.
   -- Только не говори, что ты ни разу в жизни не ездил на обычных лошадях!
   -- Ездил, конечно!
   ...под бдительным присмотром учителя и нескольких его помощников, на специальной учебной площадке, защищенной магией, строго по два часа в день. А в поездках еще до того, как мне подарили Феникса, вокруг всегда крутилось достаточно прислуги, чтобы мое высочество не заморачивался всякими мелочами.
   Демон, оценив выражение моего лица, так ударил кулаком по воротам конюшни, что пробил шесть дюймов дерева насквозь, а потом чуть не оторвал створку, пытаясь вытащить руку из образовавшейся дыры.
   Я впечатлился.
   -- Есть один мальчишка квартерон, помогает прибирать комнаты старшим слугам. Я могу поручиться за него, он исполнителен, верен и не станет болтать.
   А заодно он будет готовить, стирать... и делать еще множество других полезных вещей, с которыми обычно жизнь не знакомит наследных принцев.
   Киллиан презрительно хмыкнул. Думаю, сейчас в его глазах я был чем-то средним между червем и мухой.
   -- Конечно, не станет. Ведь для надежности я отрежу ему язык. Согласен?
   Ну-у, если рассуждать логически, то для слуги язык не самая важная часть... зато вещи будут чистыми и лошади накормленными!
   -- Тогда тебе придется дать мне несколько уроков, как правильно седлать лошадь и следить за ней, -- в последний момент нежелание опускаться до уровня этой демонической сволочи пересилило природную лень. Да и мальчишку было жаль.
   Хотя, признаться, учеником я всегда был не ахти каким.
   Киллиан бесцеремонно отодвинул меня в сторону от стойла, осмотрел кобылку, словно пытаясь отыскать дефекты. Это у лошади из королевской конюшни-то!
   -- Договорились. Занятия начнем завтра. Сейчас единственное, чего я желаю, скорее покинуть ваш эльфятник! Но в таком случае, раз мне придется тратить свои бесценные нервы на избалованного принца, оставляю за собой право ставить тебе двойки. А одна двойка будет равняться щелбану.
   Что-ооо?!
   -- Иначе, как сам оседлаешь эту красотку -- так на ней и поедешь.
   Кобылка пакостливо заржала.
   -- Богиня с тобой. Только учти, что если в дороге тебе понадобиться моя помощь, я отыграюсь за все и сразу!
   А как именно еще придумаю.
  

***

  
   Вопреки тому, что мне хотелось как можно скорее найти сестру, выпороть ее ремнем,
   сдать демону на руки, после чего запереться у себя в покоях, идея матушки "развеяться", казалась весьма заманчивой. Натянутые до предела нервы и расшатанная психика требовали свой законный отдых.
   В ультимативной форме.
   Я безнадежно вздохнул и, перестав рассматривать гриву, ниспадающую крупными колечками, огляделся по сторонам. Груша (более оригинальной клички для лошади в яблоках я придумать не смог) резво трусила за его высочеством, звонко цокая копытами по мостовой, вымощенной отполированным до зеркального блеска камням.
   Усмехнувшись каламбуру (в мыслях получалось, будто демон сам скакал впереди), я попытался прикинуть, существует ли все-таки способ уговорить его задержаться в ближайшем поселении. Шантаж? Уговоры?
   Ага, мольбы.
   На коленях, строго после лобызания сапог.
   Хотя всего-то нужно сказать, что есть небольшой и слабенький (не факт, что сработает) ритуал (как же я теперь ненавижу это слово!), с помощью которого эльфы могут ощущать родную кровь. А для его проведения требуется некоторое время. И крыша над головой, под которой должны находиться теплая и мягкая постель, а также горячая ванная и несколько смазливых служанок, готовых потереть уставшему эльфу спину.
   Конь Киллиана на секунду остановился, словно бы в задумчивости, гордо взмахнул нечесаным хвостом, после чего вопрос о зеркальности (как и о чистоте) камней, можно было смело снимать с повестки дня. Видимо, мироздание тактично намекало, куда я могу засунуть свои размышления о ванных и служанках.
   Редкие прохожие, не задействованные в торжестве, с интересом оглядывались нам вслед, не понимая, как в столь знаменательный момент можно куда-то уезжать из дворца, где сейчас происходит все самое интересное и красочное. К счастью, из-за сгустившихся сумерек, мало кто мог узнать в сгорбленной фигуре Киллиана демона, а во мне наследного эльфийского принца.
   -- Киллиан... -- с трудом заставив флегматичную Грушу двигаться быстрее и нагнав демона, я попытался привлечь внимание его высочества.
   -- Нет!
   -- А-а... -- из-за такой категоричности я впал в некоторый ступор, которым и воспользовалась Груша. Пришлось снова пришпоривать кобылку, чтобы та не забывала переставлять копыта.
   -- Нет!
   -- Но я же...
   -- Нет, нет и еще раз нет! -- в мою сторону Киллиан даже не смотрел.
   -- Ты не услышал вопрос! Вдруг это важно?!
   -- Ага, а ты бы меня еще бабушкой любимой назвал, потянув время, чтобы красивее оформить мысли. Было бы что-то действительное важное -- сразу бы без вступлений сказал.
   Р-рр! Ненавижу! Гнусный, мерзкий демон!
   Сжав кулаки так, будто мысленно я душил Киллиана, сосчитал до десяти и немного успокоился.
   -- Бабуля... звучит неплохо!
   -- Не хуже, чем "солнышко", "детка" и "Нери", -- довольно оскалился демон и, все-таки обратив внимание на мое удивленное возмущение, пояснил. -- Знаешь, Нери, б-ггг... иногда бывает полезно погулять по галереям эльфийской резиденции во время заключения мира (исключительно, чтобы насладиться картинами и внутренним убранством!) и совершенно случайно услышать обрывок твоего разговора с ее величеством. Интересная у тебя мама, остроухий.
   Кажется, я позеленел от злости и стал совсем, как орк.
   -- Могу поспорить: каждый раз, когда ты слышишь "детка", раздумываешь, не броситься ли на собственный меч, -- продолжил глумиться сволочной демон, довольно оскалившись и понимая, что я не в том положении, чтобы огрызаться. -- Даже не знаю, как тебя называть: Нери или солнышко? "Детка" все-таки пошловато даже для меня звучит, хотя если хорошенько попросишь...
   -- Если ты сейчас же, -- руки уже тянулись к мечу, хотя я прекрасно осознавал, что демон расправится со мной в два счета, особенно не утруждаясь, после чего спокойно приступит к поискам Иллинэль, так как я дал ему и верное направление, и кровь скоро укажет путь.
   -- Что? -- презрительно хмыкнул Киллиан, -- что ты сделаешь, если я продолжу? С лошадки свалишься?
   И тут же совершенно неожиданно сделал паузу, после чего продолжил нормальным тоном, перестав издеваться.
   -- Ладно, глупо было срываться на тебе, Неролэй. Я понимаю, что ты сам стал жертвой обстоятельств.
   Да неужели! А я и не догадывался!
   Однако тот факт, что демон это признал, впечатлял. Стоило сделать встречный шаг.
   -- Если тебе так уж хочется коверкать мое имя, можешь использовать Лэй или, на худой конец, Лель, -- великодушно разрешил я, хотя последний вариант больно царапнул что-то в душе, почти забытое, похожее на сумбурный и кошмарный сон. Но это было всяко-лучше изобретения матушки, от которого меня каждый раз передергивало.
   -- Лель? -- конечно же, уцепился за предложенное Киллиан. -- Странная вариация.
   -- Один знакомый... был. Очень давно, еще в детстве.
   Не знаю почему, но в этот момент мне хотелось поделиться воспоминанием. Совершено дикое желание, особенно, с учетом недавних мыслей. Быстро подавив его, я удивился минутному порыву.
   -- Люди... -- с некоторой тоскливой задумчивостью отозвался Киллиан. -- То, что для нас одно долгое мгновение, для них -- целая жизнь. Именно поэтому я дал себе зарок заводить близкие знакомства со смертными. Едва успеешь к ним привыкнуть, как оборачиваешься и понимаешь, что уже стоишь у могильного камня.
   Демон потряс головой, словно тоже отгонял странное наваждение, заставляющее произносить то, что была закопано где-то глубоко внутри, после чего, мрачно уставившись на пустую улицу, пришпорил коня.
   -- Но! -- попросил я Грушу.
   Естественно, она сделала вид, что меня не услышала. Только после того, как я несколько раз не сильно (боялся, что Груша из исключительно лошадиной вредности решит показать чудеса галопа) стукнул ее по упитанным бокам, кобыла резвее зацокала по мостовой, догоняя демона.
   Я же уныло вспоминал.
   Ксана привезли откуда-то с юга, из такой дали, что он даже на человека был похож весьма смутно. Немногие моряки, побывавшие в тех местах, рассказывали, что весь мир там обжигающе бел и мертв. Немолодого раба родители купили случайно. И именно в тот год, который ознаменовался закрытием во всех странах невольничьих рынков. Человеческий властитель провозил эльфийскую делегацию по столице и предложил заглянуть на закрытый аукцион, где распродавали самые любопытные экземпляры. Там матушка и увидела немолодого мужчину с удивительным цветом кожи, словно его облили расплавленной бронзой, страшным шрамом на шее, как будто ему пытались отпились голову, и разноцветными глазами: правый малахитово-зеленый с ярко-желтыми вкраплениями, а левый темно-синий, почти черный, с тонким янтарным ободком вокруг зрачка.
   Счастье, что отец был не ревнив, ибо с какой же страстью и жадностью матушка вцепилась в южанина! Она хохотала, что купила себе в личное пользование древнего божка. Пожалуй, в истории мама разбиралась слишком хорошо. Действительно, у одного из оркских племен несколько тысячелетий назад, еще до того, как к этим дикарям постучался прогресс, был покровитель воинов -- смуглый, с разными глазами.
   Ксан интереса не оценил, как и рабского ошейника на мощной, словно бычьей шее, и совершил около пятидесяти попыток сбежать. Как легко догадаться, неудачных.
   Меня южанин пугал. Даже не так, Ксан вызывал какое-то смутное волнение. И смотрел спокойно, снисходительно, как бы сообщая, что делает всем огромное одолжение, играя роль раба, и стоит только ему захотеть, как мгновенно станет свободен. А еще он умел сражаться в удивительной манере. Ксан не прибегал к помощи мечей или кинжалов, или еще чего-то подобного, он превращал в оружие собственное тело. Ноги, руки, зубы. Совершенно по-дикарски яростно и жутко.
   Отец, посмотрев, как легко раб побеждает в тренировочных схватках лучших воинов гвардии, приказал Ксану заниматься со мной. Конечно же, южанин не смог отказать. Надо сказать, что учеником я был не самым старательным, прекрасно понимая, что человек не осмелится причинить сильную боль и навредить здоровью наследного принца. Впрочем, Ксан и не особенно стремился делиться с кем-либо своими знаниями. Поэтому, после нескольких простых упражнений, время тренировок мы проводили к обоюдному удовольствию в разных углах зала: я -- с какой-нибудь приключенческой книжкой, привезенной из людских земель, а Ксан, кажется, спал с открытыми глазами. Он садился в странную позу, скрещивая ноги, и погружался в забытье.
   А называл он меня Лель, потому что вообще с трудом выговаривал отдельные слова нашего языка, не говоря уж о длинных эльфийских именах. Особенно трудно у него обстояли дела с твердыми согласными, которые Ксан в не зависимости от необходимости пытался смягчать, искажая последующие звуки. И спустя несколько чудных метаморфоз, Неролэй, от которого потихоньку откусывались буквы, стал просто Лелем.
   -- Остроухий! -- из воспоминаний меня выдрал недовольный окрик демона. -- Ты совсем обнаглел!
   Как выяснилось, воспользовавшись тем, что я ненадолго выпал из реальности, Груша сначала встала на месте, а потом осторожненько отошла с дороги по направлению к чьему-то опрятному домику, и теперь объедала высокий кустарник, так неосторожно выглянувший из-за забора.
   -- Это не я! Это кобыла! -- мне пришлось снова долго дергать за повод, чтобы заставить пятьсот килограмм с лишним двигаться в нужном направлении.
   -- Естественно, -- тут же согласился демон, -- и заснула в седле тоже она.
   Открыв рот, я чуть было не начал оправдываться, но потом понял, что со стороны это будет выглядеть совсем жалко, и сделал вид, будто просто зеваю.
   -- А как тебя можно сокращать? -- все-таки заставив Грушу поравняться с конем Киллиана, я решил, что надо как-нибудь укоротить и имя его высочества.
   -- Еще чего!
   Падать ниже было уже не куда, поэтому, не удержавшись, я напомнил демону одну деталь нашего "первого свидания".
   -- Кто-то говорил, цитирую: "...но после свадьбы вы сможете называть меня, как угодно", -- передразнил Киллиана, -- Свадьба была, так что я как раз определяюсь с вариантами.
   -- Вообще-то, я говорил это Иллинэль, -- демон изобразил возмущение.
   -- Вообще-то, ты сказал это мне, -- не удержав на лице серьезное выражение, я рассмеялся.
   Удивительно, но Киллиан последовал моему примеру и тоже захохотал.
   -- Дома меня называют Лиан, остроухий. И давай, выкладывай, зачем ты меня начал окликать...
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"