д'Эстет Антуан: другие произведения.

Revelatio. Гл. 6. Истоки. Alter Evo

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  1931-1935 года. Из мемуаров Бальтазара Ташко.
  
  Мои источники и собственные наблюдения единогласно говорили о том, что Стефан постоянно вел какие-то записи и никогда не сверялся с ними впоследствии. Еще в Вене я добыл одну из исписанных им заметками тетрадей, но она оказалась зашифрована. Не хитроумным шифром, а бессчётным количеством сокращений. Знакомство с мировоззрением Стефана позволило мне расшифровать некоторые из них, но остальные предполагали слишком много вариантов трактовки и необходимость приступить к их расшифровке с самого начала пути Стефана стала очевидной. Я уехал в его родной город.
  
  Небольшой провинциальный городок с хорошо вымощенным и отстроенным центром, и похожими на деревню окраинами с дорогами из перемешанной с щебнем глины, откровенно не впечатлял. То был тихий город, в котором хорошо отдыхать от работы в более крупных городах солидным взрослым, интересно знакомится с жизнью детям, и спокойно ее доживать старикам, но не подходит амбициозной молодежи. Впрочем, я приехал туда не видами любоваться и не жить, а только собрать данные о Стефане и плоды его трудов.
  
  Обладание подробной информацией, если ею правильно пользоваться, наделяет способностью вызывать к себе доверие. Я просто представлялся приятелем и сокурсником Стефана, вовремя вставлял в разговор нужные слова о нем, подтверждающие наше близкое знакомство, и просил о том, что мне было нужно. Якобы для него, так как сам он сейчас слишком занят в Вене.
  
  Мне не составило труда получить все записи Стефана в доме его родителей и списки книг, которыми он пользовался, в местных церквях и библиотеках, однако собранного материала оказалось неожиданно много, а последующее знакомство с ним заняло без малого три года.
  
  ***
  
  В начале своего пути Стефан занимался исключительно самогипнозом, лишь постепенно расширяя свои интересы до колдовских практик, шаманских ритуалов, алхимических зелий, наркотиков и всего прочего, что в той или иной степени изменяло отношения между сознанием и бессознательным. В этой связи, кроме прочего, его особенно интересовали сновидения.
  
  Начав с простого запоминания сновидений, он со временем научился привносить в них свое сознание и даже управлять ими. Первое время он бродил по просторам собственного бессознательного и своим фантазиям, борясь с тайными страхами и глубоко запрятанными недостатками. Затем стал путешествовать на другие планеты и галактики нашего мира, потом заглядывать в миры параллельные нашему и их параллельные нашим планеты и галактики, и наконец, оказался способным заглянуть в фантастические порождения чужих разумов в каждом из этих миров.
  
  Он научился путешествовать по чужим снам и фантазиям. Он был уверен, что остановился на пороге одних из множества врат "библиотеки бога", но пока не решался его переступить. И тому были причины. Вот одна из его записей того периода:
  
  "Я лишь попытался вспомнить о том, что мне приснилось и пусть не очень подробно, но сразу вспомнил, словно вспоминал что-то из реальной жизни. А вот воспоминания о реальной жизни сделались ненадежными: я думаю о каком-либо событии из прошлого и сомневаюсь было ли оно на самом деле, или же это было во сне, или фантазиях, или все же было в самом деле, но не таким? Может оно искажено!? Мои реальности стали смешиваться в памяти и недалек тот день, когда я могу окончательно в них запутаться. Могу не вернуться".
  
  Сначала он использовал для проверки реальности дневники сновидений и эксперименты с окружением. Он записывал события сновидении, наличие которых служило бы свидетельством того, что мир, в котором он находится, не реальный, а один из множества альтернативных. А пробуждаясь проводил простой эксперимент с каким-либо предметом окружения, например, бросал мячик в стену или подбрасывал в воздух книгу, чтобы убедиться: не было ли пробуждение ложным.
  
  Он отмечал, что в сновидческих мирах отключается логика нашего мира. Там возможно все: стены там можно проходить насквозь, а предметы заставить зависнуть в воздухе или исчезнуть, так как логика нашего мира не говорит, что стена тверда и непроницаема, что есть гравитация, сила тяжести и тому подобное - там он может наделить окружение любыми свойствами по собственному желанию. Там нет сомнений. Там чистая вера. Даже уверенность.
  
  Его дневники изобиловали описаниями всяческих чудес, виденных и своевольно творимых во снах, но он хотел быть способным на все тоже самое в реальном мире. В связи с чем возникло новое опасение:
  
  "Когда я добьюсь своего, доберусь до "библиотеки бога" и смогу творить в реальном мире тоже, на что способен в сновидениях, то для ориентации мне потребуется что-то новое, нечто вроде информационной метки, вроде "если увижу то-то или то-то, то буду точно знать, что мир нереален", но только привязанной к чему-то, что я при всем своем могуществе повлиять не смогу".
  
  Перед ним встала задача каким-то образом пометить свой мир в бесконечном множестве миров "библиотеки", в которой все виделось единообразным потоком данных, таким образом, чтобы метка эта оставалась неподвластной для могущества способного управлять законами самой природы. Задачка... а вот решил он ее или нет я так и не узнал. По крайней мере в его дневниках того периода об этом ничего не сказано.
  
  Как бы то ни было, научился он отличать свой мир от чужих или нет, этот навык на тот момент все равно оказался бы для него излишним. Осознанные сны не дали Стефану сблизить сознание и бессознательное настолько, чтобы то, что возможно во снах, сделалось возможным и в реальном мире. Стоило ему снизить сознательное присутствие, как сновидения становились неуправляемыми, обычными, а стоило привнести больше сознательного контроля, как в сновидения врывалась логика нашего мира и пропадало всемогущество: стены становились опять плотными, подброшенные предметы падали, а управлять физическими законами и свойствами материи казалось невозможным, и в довершение всего, этот путь вел к быстрому пробуждению.
  
  Ему никак не удавалось нащупать грань между сознанием и бессознательным, между своим миром и всеми остальными. Стоило ему приблизиться к этой грани, как он тут же просыпался или сновидение становилось неосознанным. Сны оказались окном, но не дверью. Стефан не мог запутаться во множестве миров и застрять в чужом, уже только потому что пробуждение всегда выплевывало его в свой. Впрочем, он хотя бы не свихнулся.
  
  ***
  
  После опытов с осознанными сновидениями Стефан вновь сосредоточился на самогипнозе, но и в нем скоро разочаровался по той же причине - подобрать нужное соотношение сознания и бессознательного оказалось невозможно: при избытке сознания транс прерывался, а при недостатке переходил в обычный сон. Оставался лишь один вариант: использовать сознание и бессознательное двух разных людей, то есть практиковать гипноз на других и подбираться к "библиотеке бога" их посредством.
  
  Тогда-то он и отправился в Вену. Но не только переезд и решение заниматься классическим гипнозом, стали результатами его трудов за тот период. Исследование гипноза и сновидений, сопряженное с путешествиями по параллельным мирам, сформировало еще одну грань уникальности Стефана, еще одно его убеждение, даже цель.
  
  Сам он называл это "Alter Evo." в сокращении от латинского "другая эволюция". Его так раздражало отсутствие достойных исследований гипнотизма при избытке исследований, например, химической анестезии, а в своих снах он видел так много альтернативных миров, что все это натолкнуло его на размышления об альтернативных возможностях развития собственного. Вот что он писал:
  
  "Гипноз способен, помимо прочего, обезболивать, но его применяют крайне редко, так как существуют обезболивающие препараты. Разумеется, ведь проще научить паре манипуляций со шприцем, чем гипнозу. Но если бы мы широко использовали гипноз, то возможно несколько поколений спустя эволюционировали бы и научились регулировать чужие и собственные биологические процессы, в том числе чувствительность к боли, или научились бы, скажем, общаться посредством передачи мыслей. Мы же отказались от развития собственных способностей в пользу развития техники, от эволюции психики в пользу технического прогресса, и упустили эту возможность. А кто знает сколько таких возможностей мы упустили за последние пять тысяч лет? Ведь человек давно не меняется, а технических скачков произошло уже не один десяток. Если так будет продолжаться, а технический прогресс будет приоритетней эволюции человечества, то скоро мы создадим то, что будет гораздо совершенней нас".
  
  В общем, он хотел поспособствовать смене направления в развитии человечества. Он писал о царстве духа, о том, что путь к исцелению всех болезней, путь к справедливости и миру, ко всему, что есть светлого и доброго, лежит через использование внутренних ресурсов самого человека. Об эволюции психики вместо революции техники. И для меня эта идея оказалась заразительной.
  
  Профессор, загипнотизированный Стефаном в Вене для демонстрации своих способностей, верно заметил, что у меня всегда был движущий мотив, но никогда не было цели. Впрочем, наверное, я в ней просто не нуждался, ведь мотив причастности позволял мне выбрать любую цель. И я выбрал цель Стефана. Ведь что может быть могущественнее его силы? Что может быть грандиозней его планов? К чему еще большему я мог бы причаститься?
   Возвращаясь в Вену осенью 1935 года за остальными записями Стефана, я пребывал под впечатлением от уже прочитанных текстов. Я был словно загипнотизирован. Лишь одно обстоятельство отделяло меня от чувства полной эйфории: разочарование в собственных средствах достижения целей - мое искусство не шло ни в какое сравнение со способностями Стефана, а попытки повторить его эксперименты с гипнозом давались плохо. Пожалуй, я смог бы незаметно загипнотизировать человека во время более-менее продолжительной беседы, но проделать тоже, что он сделал с грабителями в переулке - нет. Не говоря уж о тех чудесах, свидетелем которых я стал в Венском университете.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"