Птица-Кошка Мария Александровна: другие произведения.

Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 7. Полностью.


Глава 7. САМОСУД.

   Солнце греет всё сильнее и сильнее. Погода держится безветренная и безоблачная. Жарко. По приходу Ланакэн пошёл в купальню и попытался расслабиться в прохладных по сравнению с воздухом водах подземного источника. Совсем успокоиться не удалось, однако, по крайней мере, стало не настолько душно. Создатель Убежища неспешно вернулся к себе. Зажёг свет и задумался. Что-то не так, как всегда. Бессознательно вспомнилась Далиана. Почему-то складывается впечатление, словно она присутствует здесь, буквально на самом краю поля зрения. Озирался в поиске причины тоскливых воспоминаний, нахлынувших горькой волной. Призрак домашнего уюта, уже немного подёрнутый флером забвения... Пришло озарение: вокруг непривычно опрятно. Кто-то заботливо уложил брошенную в углу одежду стопочкой, вытер корявый наспех сколоченный столик, подмёл. Стало неприятно от знания о непрошеной возне в его вещах. Сомнений нет: здесь побывала Силион. Только григстанка догадалась бы навести порядок в обители одинокого воина. С досадой поспешил к ней.
   - И как это расценивать? Ты копалась у меня в вещах! По какому праву? Я не позволял тебе к ним прикасаться! - бесцеремонно набросился с порога. Девушка боязливо обернулась на окрик и жалко поникла. Слёзы готовы уже наполнить огромные глаза, но хватает силы воли, чтобы сдержатся. Только узкие губы заметно дрожат от разочарования.
   - Я не копалась. Только чуть-чуть разложила их... Было пыльно. Очень пыльно. Это нехорошо. Некому прибрать. Я могу. Мне несложно. Я не трону ничего, правда! - голос заметно вибрирует. Судя по всему, разгневать единственного сторонника для неё граничит с преступлением. Понурилась. Слабая надежда угодить рассыпалась в прах.
   - Ладно. Не следует делать то, о чём я вынужден потом только догадываться. Хорошо? - постарался смягчиться Осилзский. Малышка торопливо кивнула. Явно, к однозначному решению ещё не пришла.
   - А... Господин мой, Вы не будете против, если я буду убирать... Иногда... Кто-то должен бы убирать... Я не трону ничего лишнего! - выглядит глубоко расстроенной, поэтому оппонент нехотя согласился. К тому же приходится признавать справедливость сказанного. Наводить чистоту совершенно не успевает, да и старая привычка возлагать обязанность на жену даёт о себе знать. Если б это делала не странная представительница вражеского племени, возможно, был бы даже доволен.
   Безумная Красавица грустно вздохнула, глядя вслед защитнику. Судя по всему, отблагодарить спасителя никак не получается. Он совершенно не принимает от неё никаких знаков внимания. А признательность лишь растёт. Само понятие жалостливого человека прежде казалось невозможным, а теперь приходится признавать - это её народ переполняют злость и страх. Именно страх! До сих пор даже мысли об этом не возникало, а вот теперь всё очевидно. С самого детства только и твердили о нависшей угрозе. А на самом деле: в родном доме риск несоизмеримо больше, незнакомец из столь "опасного" рода сумел-таки найти в себе жалость, не смотря ни на что. Силион задержала дыхание и выглянула в тоннель. Тихо и безлюдно. Пока всё складывается благоприятно. Набралась храбрости на довольно смелый шаг и отправилась на площадку, где местные жители готовят себе пищу. Лишний раз тревожить столько хлопотавшую над бывшей дочерью хозяина кормилицу неудобно. Открытие, что расторопная и беззвучная служанка умеет говорить и обладает недюжинным для её образа жизни интеллектом, до сих пор приводит в лёгкое замешательство, отодвигая на второй план изначальный ступор от встречи столь далеко от замка Руали.
   Грот безусловно природного происхождения чуть поблескивает стенами в дёрганном свете факелов, регулярно обновляемых тремя пожилыми женщинами (судя по длительности горения, непримечательные деревяшки предварительно обрабатываются каким-то составом, потому и чадят не слишком обильно). На самом деле здесь сухо, в чём убедилась ещё в самом начале; а искорки на каменной поверхности обусловлены структурой затвердевшей лавы. Свернув за угол, чуть не налетела на самозабвенно целующуюся молодую парочку, воспользовавшуюся относительным уединением. Силион отпрянула было, но они столь увлечены друг другом, что не уловили бы и обвала в паре шагов от себя. С присущим ей любопытством глянула на двоих повнимательнее и юркнула дальше. Зрелище напомнило ласки столь редких и слаболетающих животных, как птицы. Неужели же им приятно? Прижиматься столь плотно лицом друг к другу, что даже рты соединяются? Возникла некоторая брезгливость, однако пытливый ум в поисках ответа всё-таки требует большего. Убедилась в отсутствии свидетелей и кончиком мизинца поводила по нижней губе. В принципе... Приятно... Но... Такая близость с кем-то другим?.. Пожала плечами и поморщилась. Но вдруг... поймала себя на воспоминании губ Ланакэна: не столь узких, как у большинства её соплеменников, хоть и не особо полных, немного обветренных... А он тоже так необычно кого-то ласкает?.. Должно быть... Он уже не настолько юн, чтобы не подобрать постоянную партнёршу. Говорят, у человеческих самцов принято обзаводиться лишь единственной подругой на всю жизнь... Каково это? Столь целомудренное постоянство? Неужели же не приедается? Есть в этом нечто от брака высокородных, но непомерно аскетичного... Хотя никакой селекции и нормального отбора практически не осуществляется в результате. Тогда... в чём суть? Учитывая скорость размножения их вида, должно быть... Саморегуляция поголовья? Неосмысленная, естественная, впитанная с молоком матери необходимость? Ограничение распространения половых инфекций, к которым столь склонны? Или же... То, чему стала принужденной свидетельницей в Руали, привело к открытию эмоциональности у слуг. А дикие... Они выглядят едва ли не как её соплеменники. Слуги... Ведь Саон Кринт тоже прежде представлялась ограниченной служанкой, а в результате... Осилзский и старая нянюшка доказали абсолютную тождественность местного сообщества её родному. Один в один. Лишь внешность, особенности... культуры, быта и семейного уклада. Неужели же и всё?!
   Мрачный сырой зал обладает отличной вентиляцией, разносящей испарения вместе с дымом на обширное пространство. Именно этот горячий туман, источаемый питаемым тёплым источником прудиком, и прячет следы пребывания здесь населения. Стараясь выглядеть по-незаметнее, григстанка развела огонь и стала возиться со стряпнёй. Предстоит ещё вспомнить рецепт, подходящий для имеющихся в наличие продуктов. На общем фоне чужачка удачно теряется, облачённая согласно "здешней моде". Пламя, чуть потрескивая, радостно предложило услуги, окончательно приободрив. Ароматные корни возбуждают аппетит и придают некоторого оптимизма иллюзией домашнего комфорта. Однако, именно из-за них Тана Рауша, готовившая сладкую кашу своему младшему сыну, обернулась. Все только и судачат о появлении новой жительницы в Убежище, но видели её мало. В первый момент человеческая женщина потеряла дар речи от близости врага. Специфические мелкие черты лица, практически круглый разрез глазниц, выбивающиеся из-под прихваченных в растрёпанную длинную косу волос уши нехарактерной для остальных тут формы, особенности наклона корпуса... Крестьянка неуверенно подошла к старой подруге и чуть слышно поинтересовалась:
   - Неужели же это она? Или я ошибаюсь?
   - Она-она! Как же, ошибаешься! Пришла к нам, словно бы ни в чём ни бывало! - процедила сквозь зубы Даура, нахмурив мохнатые брови, придающие чрезмерной суровости. Тана помялась:
   - И что же... Никто не сделает ничего с этой?..
   - Аюту приказал её не трогать. Никто не ослушается последней воли старейшины, - напомнила собеседница с незавуалированным сожалением. Однако древние законы остаются нерушимы и держат весь порядок в их тесном обществе.
   - Слушать бред умирающего старика?.. Разве при таком положении вещей столь уж логично? Ведь ты только подумай... Вот точно так же она у себя дома жарила наших детей! Она же настоящая григстанка! Подумай только! Кто знает, какими блюдами она угощалась у себя дома в последний раз! - с каждым словом одинокая мать распаляется всё жарче и жарче. Её интонации становятся громче и громче. Стоявшие неподалёку уже оборачиваются: происходит нечто куда более интересное, нежели их сковородки.
   - А что тут можно сделать? Она под охраной самого нашего предводителя! - попыталась вставить Даура, однако только подлила масла в огонь.
   - Да плевала я на него, если это всё, на что он способен! У меня ещё один сын цел, зачем же мне его подставлять на верную гибель!
   Рауша стала озираться и нашла крупную палку среди подготовленного топлива.
   - Постой! - попыталась удержать знакомая, однако теперь с ураганом возмездия не справится и бывалый ветеран. Материнский инстинкт ударил в виски праведным гневом. Сейчас только смерть отвратительного существа охладит буйную голову. А мешать больше никто особенно и не норовит. Избавиться чужими руками от навязанного чреватого состояния очень заманчиво!
   Силион заметила рослую и несколько тучную нападающую, когда та приблизилась вплотную. Неприкрытое бешенство и неприхотливое вооружение объясняли всё сразу, убивая робкую попытку приподнять себе настроение собственными достижениями.
   - Что готовишь? Не наших ли детей? Или будешь утверждать, будто бы никогда человечины не пробовала? Чего вылупилась? Думаешь, если кто-то сдуру приказал с тобой цацкаться, я на тебя молиться буду? Пусть другие боятся! Мне терять нечего, кроме своего единственного ребёнка!
   Краска отлила от кожи Силион, сделав совсем белой. Слова незнакомки попали по самой наболевшей ране. Снова начала подкатывать тяжёлая волна образов - словно тонет в чёрном омуте. Уши заполнил пока неразличимый гул объединённых воплей страдания и мольбы о пощаде, преследующий в ночных кошмарах, иной раз прорывающийся из них в реальность в одиночестве. Если б можно было от него освободиться, стереть из памяти чудовищный день, открывший для высокородной из Руали жуткую истину!
   Злость ослепила, лишила возможности постижения собственных деяний. Только руки механически поднимались и опускались, вновь и вновь нанося удары. И внезапно до рассудка дошло полное отсутствие сопротивления. Зеленоглазая не старается даже убежать: покорно свернулась на камнях у ног своей мучительницы. "Победительница" замерла, приходя в себя после столь бурной реакции на шокирующее открытие. Девушка невнятно произносит что-то, словно твердя заклинание или молитву. Но, прислушавшись, Тана разобрала хрипло повторяемое снова и снова:
   - Я видела, видела... Он убил их. Всех убил. Им было больнее и хуже. Он убивал их всех. Кто-то должен ответить. Я видела! Им было хуже и больнее. Кто-то обязан ответить...
   Палка выпала из ставших непослушными пальцев. Поверженная робко взяла деревяшку. Не поднимаясь, протянула её своему палачу и пробормотала:
   - Так надо. Я понимаю. Мне лучше умереть. Так для всех будет лучше. Я знаю. Тогда я больше не буду это помнить. Они слишком громко кричали. Я не могу забыть. Я понимаю. Кто-то...
   - Что же я делаю... Она же и впрямь... безумная... Совершенно! - внезапно испугалась самой себя уже не столь юная моралистка, медленно опустилась на колени рядом с избитой, встретилась с совершенно отсутствующим взором и непреднамеренно провела ладонью по щеке девочки. Сердце почему-то оттаяло, наполнилось состраданием и... стыдом. Незваная гостья Убежища всё ещё упорно пытается вложить в ладонь очевидной будущей убийцы орудие мести, однако мир уже перевернулся. Отныне Рауша даже помыслить о жестокости в отношении к этой конкретной григстанке не смогла бы.
   - Я не трону. Никогда тебя больше не трону. Ясно мне теперь, почему он привёл тебя. Прости. Я не знала. И никому тебя обижать не позволю. Успокойся!
   - Он заставил... Заставил слушать... Они кричали, - с болезненной настойчивостью прозвучало вновь. Угловатые узкие плечи трясутся, однако даже не плачет. Словно бы разум всецело зациклился на единственной мысли, тяготящей будто поломавшийся мозг. Незнакомка обняла, стараясь не причинить лишней боли. Посидели так, пока все остальные постепенно возвратились к привычным делам: продолжения не ожидается. Затем избитая отстранилась и глухо пробормотала:
   - Надо приготовить поесть. Он будет голоден. Ему нужна помощь в этом. Ему очень тяжело одному. И он очень хороший. Он меня пожалел. Не знаю, почему...
   И... приступила к прежнему занятию, словно бы ничего не произошло. Лишь заметно ограничивает движения левой кисти, крепко ушибленной в нескольких местах. Даура устало покачала головой, переваривая событие. Трудно укладывается вся последовательность фактов. Одно лишь очевидно, как день: Осилзский вовсе не столь непоследователен в поступках и суждениях. Некоторые очевидцы попытки самосуда тоже пришли к аналогичному выводу, другие заколебались. Кто-то нашёл, что всё это глупости и слабости, а правильнее было бы добить новую соседку. Однако однозначность окружающего мнения пошатнулась.
  

* * *

  
   И всё же в положенный срок она принесла обед. Явно, его убеждения проигнорированы. Запах вызвал отчётливое движение где-то в области желудка. Уж как заставить не отказаться от своего дара, Силион знает. Тихонько поставила поднос на импровизированный стол и решительно направилась вон. Именно тут лучик света от факела в тоннеле скользнул по худому предплечью, открыв ссадины защитнику. Присмотрелся и заметил: непрошеная посетительница старается не показать лица, а запястья укрывает в складках одежды. Ланакэн буквально взвился с постели, где сидел с затачиваемым кинжалом.
   - Что это? Кто это сделал? Кто посмел?!
   - Я... упала... споткнулась и упала... Это никто не делал... Я просто упала, - на ходу придумала отговорку Безумная Григстанка. Врать не умеет абсолютно. Даже навстречу не пытается посмотреть со свойственной ей назойливой неопытностью в местных понятиях вежливости, а щёки окрасил такой румянец: удалось рассмотреть и в полумраке крошечного огонька светильника. Мужчина попытался повторить допрос, но ничего не вышло. В упрямстве ей удалось бы обыграть кого угодно, иначе бы не появилась здесь. Однако следы на коже откровенны сами по себе. И нанесены они чем-то довольно узким уж никак ни случайно. Довольно опасно, учитывая заболевание подопечной Создателя Убежища. К счастью, пока серьёзных кровотечений не наблюдается. Добиваться правды устно дальше не имеет смысла. Создаётся впечатление: и под пыткой бы не выдала истину. Осилзский бесцеремонно схватил за локоть и поволок туда, где скорее всего всё произошло. Гадать о месте не приходится - и без особо изощрённых логических умозаключений явно.
   Народу здесь более чем достаточно. Мужчина уловил и настроение толпы: многие готовы причинить вред незваной соседке. Пришлось приступить к выяснению напрямую, хотя добиться признания надежды и нет.
   - Кто сотворил это? Кто? Я же говорил уже, что она всего лишь безумная девчонка! Неужели же у вас в груди столько же дикости, сколько и у тех, кто убивает наших детей? Это всё, что вы можете? Кто посмел ослушаться распоряжения Аюту? Кто? Или признаться смелости не хватает! Только бить безропотную!..
   - Я это сделала. Накажи, если хочешь, только... Я итак уже наказана. Её молчанием. Я знаю, почему ты привёл её к нам. Прости, если можешь. Надеюсь, и она простит. Только теперь будь уверен: если твоей Безумной Красавице понадобиться помощь, у меня она всегда найдётся. Я действительно видела в твоей григстанке лишь недоброжелателя, когда била, а нашла такую же потерпевшую, как и все мы здесь. Мне действительно очень жаль. Можешь не верить, конечно, - сразу же покаялась женщина лет пятидесяти. В ней читаются растерянность и сожаление. Столь удивительного поворота предводитель Сопротивления не ожидал. Покосился на свою спутницу, но та вновь беспомощно повторила:
   - Никто не виноват. Правда!
   Будто уже готова себя обвинить. Что правильно? Создатель Убежища уже сам не знает. Эксцесс пришёл к более или менее позитивному завершению самостоятельно и не нуждается в дальнейшем разбирательстве. Следовательно, лучше оставить, как есть. Сурово зыркнул на обеих и хмуро выдал вердикт:
   - Надеюсь, сказанное правда. И мне больше не придётся выискивать виноватых в попытках осуществить свои кровавые фантазии. Если кому хочется сражаться, пускай берёт меч. Нам всегда нужны добровольцы. А пытки и побои пока приняты только у её соотечественников.
   Вернулись в каморку в молчании. Что теперь следует сказать и как, не знает. С этим у него иногда проблемы, в отличие от Соула. Все наливающиеся у неё синяки Ланакэн тщательно обработал составом лекаря, часто спасавшим от мелких досадных травм. Силион терпеливо позволила нанести средство даже на спину. Повезло с головой, которую рефлекторно накрыла левой рукой.
   Обед получился вкусным. Видимо, отныне надо мириться со столь коробящим обслуживанием. В принципе, даже приятно, хоть и неуместно. На всякий случай, Ланакэн заставил новоприобретённую подругу обедать с ним: мало ли каковы обрушатся последствия неприятного инцидента, но всё обошлось.
   А Тана... Впервые за долгое время, вернувшись к себе, ни с того ни с сего разрыдалась от отчётливо проснувшихся уже забытого чувства жалости к постороннему и стремления выручить. С тех пор, как погибли муж и остальные её сыновья, ожесточение сковало, словно непробиваемая ничем броня. Место под спасительной скорлупой осталось лишь для самозащиты и любви к единственному родному человечку, уцелевшему в мясорубке межвидовых взаимоотношений. Но вот, заглянула в треугольное зеленоглазое личико, и словно бы лавиной ударили эмоции, вырвавшиеся из темницы в душе. Очевидный шок после пережитого на ещё подростковых чертах принудил самопровозглашённую судью оглянуться по сторонам: больно вовсе не одной лишь Рауше! Даже среди противников не все купаются в роскоши и удовольствиях, как предполагала прежде. Там тоже не всё гладко и однозначно!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"