Бондарев Александр Иванович: другие произведения.

Война на Севере (Главы 1-7 черновик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первый год войны 1941 - Советские войска отступали по всем фронтам, оставляя при отступлении громадные запасы вооружения и продовольствия, теряя так же большое количество военнослужащих как убитыми, так пленными. К началу зимы фронт подошёл к Москве и Ленинграду, был захвачен Крым. Только войска Карельского фронта, имеющие самую большую протяжённость, на одном из участков фронта в районе Мурманска, не дали немецким войскам нарушить государственную границу ССР. Здесь на Севере за Полярным кругом особую роль играл Северный флот. А что бы было, если бы этот флот имел достаточно большое количество боевых кораблей различных классов. Как бы тогда шла война здесь и как бы она повлияла на ход событий в этой войне в целом. Без всяких попаданцев.

  Бондарев Александр Иванович
  
  Война на Севере
  
  Первый год войны 1941 - Советские войска отступали по всем фронтам, оставляя при отступлении громадные запасы вооружения и продовольствия, теряя так же большое количество военнослужащих как убитыми, так пленными. К началу зимы фронт подошёл к Москве и Ленинграду, был захвачен Крым. Только войска Карельского фронта, имеющие самую большую протяжённость, на одном из участков фронта в районе Мурманска, не дали немецким войскам нарушить государственную границу ССР. Здесь на Севере за Полярным кругом особую роль играл Северный флот. А что бы было, если бы этот флот имел достаточно большое количество боевых кораблей различных классов. Как бы тогда шла война здесь и как бы она повлияла на ход событий в этой войне в целом. Без всяких попаданцев.
  
  Глава 1
  
  - Ну и что ты можешь предложить на этот раз? - спросил один из сидящих друг напротив друга за большим овальным столом двух мужчин.
  Тот, кто задал вопрос, особо не выглядел колоритной фигурой, хотя был высокого роста, примерно за два метра, с черными кудрявыми волосами и простым добродушным лицом. Если бы любого стороннего человека попросили бы определить его возраст, то все бы с уверенностью сказали бы, что этому молодому человеку от 30 до 35 лет - не более. Но его колючие, полные холода глаза, выдавали в нём человека, более опытного, несмотря на внешний вид и добродушное лицо.
   - Ну, есть идея, - произнёс второй из сидевших за столом мужчин. В отличие от молодого человека, этот мужчина выглядел намного старше, любой уверенно определил, что напротив молодого человека сидел старик. Навскидку ему можно было дать от 70 до 80 лет, он имел длинную белую бороду, которая по вискам плавно переходила в длинные белые космы, на голове срастаясь с такими же космами. На его голове была надета шляпа из войлока, сам старик был полностью, завёрнут в плащ синего цвета.
  - Ну, давай выкладывай свою идею, - произнёс молодой человек нетерпеливо, внимательно смотря на старика, его жёсткий взгляд упёрся в лицо старика - Всё равно опять же проиграешь.
  - А если даже и так, - с улыбкой на лице произнёс старик, - мне само по себе интересно играть, но и от выигрыша я бы не отказался.
  - Всегда, ты Вотан (на древнескандинавском языке можно было сказать и по-другому - "Один") что-то выдумываешь, - тут молодой человек неопределённо взмахнул правой рукой, так и не подобрав выражение словом того, что выдумывал скандинавский бог войны.
  Согласительно, довольно усмехнувшись, старик, которого назвали Вотан, произнёс, - всегда ты спешишь куда-то Арес (согласно древнегреческой мифологии - бог войны, всегда отличавшийся вероломностью и хитростью, предпочитая войну коварную и кровавую, войну ради самой войны), вот и сейчас затеял эту грандиозную войну.
  Видя как Арес, хотел ему что-то сказать, предостерегающе поднял руку, - я не против войны и всегда посмотрю на неё с удовольствием. Да ты и в своём вправе начинать её, как ты хочешь, я же в прошлый раз проиграл, твои ходы первые.
  - И что ты хочешь предложить в этот раз? - повторил Арес, внимательно посмотрев на сидящего напротив него Вотана.
   С хитринкой улыбнувшись себе в бороду, Вотан предложил, - а давай поменяем условия этой войны. Ты же знаешь, что я люблю Север, давай поиграем здесь немного по-другому, чем было задумано.
  - Это как, - уточнил Арес, - по-другому?
  - Войну ты начал как обычно в своей манере, - усмехнувшись, Вотан продолжал, - вероломно, хитро, коварно и кроваво.
  На вскинувшегося было с ответом молодого Ареса, Вотан замахал руками, - как начал, пусть так и идёт там, твоё право. Но дальнейший ход её здесь на Севере, давай поменяем для интереса.
  - А что ты здесь на Севере предлагаешь? - заинтересованно спросил Арес.
  - А давай здесь немного подыграем теперь уже противоположенной стороне, - тут же предложил Вотан.
  - Как ты это видишь, - было видно, что Арес всерьёз заинтересовался предложением.
  - А давай для большего интереса, сильно поможем здесь противоположенной стороне, - продолжил Вотан, - к примеру, перекинем два-три десятка боевых кораблей сюда на Север, в центре Европы перевес у одной стороны, здесь на Севере будет перевес у другой стороны. Посмотрим, что из этого получится. Интересно же.
  - И где же ты их собираешься взять, эти боевые корабли? - тут же уточнил Арес, с интересом посматривая на Вотана.
  - Да хотя бы у соседей, - не мало, не смутившись, ответил Вотан, - всё равно война там, на другой стороне этого мира нам не интересна.
  - Хочешь забрать корабли у Хатимана, этого бога мотыги и любителя рыбной ловли, по недоразумению названного узкоглазыми макаками богом войны, - с усмешкой понимающе спросил Арес у Вотана.
  - Да, - подтвердил с весёлым смехом Вотан, - хотелось бы посмотреть более зрелищные морские бои здесь на Севере, но и узкоглазым макакам особо не навредить, а с них не убудет, всё равно Хатиман проиграет любому, ну разве, что сможет выиграть у кого-нибудь из африканского пантеона.
  Немного подумав, Арес произнёс, - ну что ж, я согласен, давай поменяем условия этой войны здесь на Севере. Пусть будет по-твоему. Но делать всё будешь сам, и быстро, а я посмотрю, что у тебя получиться из этого. Всё же корабли макаки Хатимана намного хуже, чем у моей нордической расы.
  - Я думаю, - произнёс серьёзно Вотан, - что железо не главное именно в этой войне, здесь у нас.
  - Посмотрим, посмотрим, - покивал головой Арес, - с тобой играть интересно. Яровит, давно уже не хочет играть, Махер не интересен, - постоянно проигрывает, как впрочем, и Аргона, и Анхур. С Инанной я бы поиграл, но не в войну, а в кое-что другое, более приятное, но она сама не хочет.
  Вотан на слова Ареса заливисто расхохотался, понимая, о чём хотел сказать Арес.
  - Значит договорились? - Вотан, вопросительно посмотрел на Ареса.
  - Да договорились, - кивнул Арес, - посмотрим, чем это закончится.
  
  Глава 2
  
  - Справа по курсу линейный корабль, - истощённый крик сигнальщика резанул слух, когда командир дивизиона эскадренных миноносцев Северного флота капитан 2-го ранга Колчин Павел Иванович, совместно с командиром эскадренного миноносца "Грозный" капитаном 3-го ранга Даниилом Григорьевичем Нагорным сидели на диванчике в штурманском закутке боевой рубке, им буквально минуту назад принесли по кружке крепко заваренного чаю.
  - Линкор стоит без движения у острова, принадлежность по контуру корабля не определена, - тут же пошли уточнения от сигнальщика, - рядом ни каких кораблей сопровождения не наблюдается.
  Абсурдность того, что прокричал сигнальщик, была очевидна, эскадренный миноносец "Грозный", только что закончил переход от кромки льда в Горле Белого моря и собирался войти в Кольский залив.
  Согласно приказа по Северному флоту, 24 ноября 1941 года эскадренный миноносец "Грозный", с несколькими кораблями сопровождения, а именно СКР-25 (бортовой Љ 80), СКР-21 ( бортовой Љ 76), СКР-22 (бортовой Љ 77), СКР-23 ( бортовой Љ 78) взяли на сопровождение в Мурманск 4 английских транспорта от Горла Белого моря. В настоящий момент, 25 ноября в 11 часов утра, они проходили мимо острова Торос, находясь от него приблизительно в 3 милях, во главе конвоя как раз и шёл лидер охранения эсминец "Грозный".
  Но, тем не менее, на это сообщение первым отреагировал капитан 2-го ранга Колчин, - по эсминцу и кораблям сопровождения - боевая тревога, эсминцу прибавить ход, в сторону обнаруженного корабля.
   Сунув свою кружку горячего чая командиру эсминца, он тут же бросился через правый выход на мостик перед боевой рубкой, чтобы самому убедиться в бинокль о том, что увидел сигнальщик. Следом за ним поспешил и командир "Грозного" капитан 3-го ранга Нагорный, отдав обе кружки с чаем штурману эсминца, продублировал команду своего начальника. Вахтенный командир эсминца, включив сигнал боевой тревоги по кораблю, принялся давать указания в переговорные устройства о прибавлении хода эсминца, одновременно давая указания рулевому на смену курса корабля.
  Эсминец пошёл в отрыв, от эскорта развив скорость хода до 35 узлов.
  В этот момент капитан 2-го ранга Колчин Павел Иванович, вместе со стоящим на мостике командиром эскадренного миноносца "Грозный" капитаном 3-го ранга Даниилом Григорьевичем Нагорным внимательно смотрели в бинокли на показавшийся вдали боевой корабль.
  - Что думаете по этому поводу? - спросил, не отрываясь от бинокля, Павел Иванович у командира эсминца.
  - Линейный корабль, - ответил командир эсминца "Грозный", - по контурам не похож ни на один из немецких, норвежских или финских кораблей. Не англичанин, экипажа вообще не видно даже сигнальщиков и дежурных на зенитных автоматах и у зенитных орудий. Судя по всему, стоит на якорях, орудия главного калибра, как впрочем, вспомогательные зачехлены, но как он здесь оказался?
  Колчин, кивнув головой в знак согласия, приказал командиру эсминца, - сигнальщикам передать на обнаруженный линкор запрос, о названии корабля и что он делает в территориальных водах Советского Союза?
  - Сигнальщик, - тут же отреагировал громким голосом Нагорный, - передать на линкор запрос, о названии корабля и что он делает в территориальных водах Советского Союза.
  - С корабля никто не отвечает, - через несколько минут поступил ответ от сигнальщика, хотя это так же видели смотрящие на вырастающую громаду корабля командиры, стоящие на мостике.
  - Повторить запрос ещё несколько раз, - тут же негромко скомандовал Колчин.
  - Сигнальщик, - громким голосом продублировал новое указание командир эсминца, - повторить запрос ещё несколько раз.
  - Мне это показалось, - через некоторое время сказал Колчин, обращаясь к командиру эсминца, - или у него флаг на мачте японский?
  - Да нет, - с некоторой задержкой ответил капитан 3-го ранга Нагорный, так же присматриваясь к боевому кораблю, - вроде бы да - на белом фоне в центре красный круг с красными лучами. Это что японец? Как он тут очутился? До Японии же расстояние ...
  Не досказав фразу и оторвавшись на минуту от бинокля, командир эсминца "Грозный" удивлённо посмотрел на своего командира ОДЭМ (отдельного дивизиона эскадренных миноносцев) Колчина Павла Ивановича.
  В этот момент, внизу под мостиком раздался большой морской загиб в исполнении боцмана эсминца главстаршины Пристаевича Владимира Петровича, который находился внизу на палубе эсминца. По всей видимости, его до глубины души очень впечатлили размеры и мощь увиденного линкора, обычно все окружающие, особенно краснофлотцы, слышали только его малый морской загиб, и этого, как правило, всем было достаточно, чтобы как можно быстрее выполнить порученное ему, т. е. краснофлотцу дело.
  - Ну, вот даже боцман, под впечатлением, - с улыбкой проговорил Колчин, командиру эсминца.
  В этот момент эсминец "Грозный" находился в трёх кабельтовых от линкора, приближаясь к его корме со стороны левой раковины, постепенно сбрасывая скорость.
  Уже и без бинокля можно было наблюдать, что на его борту не было видно никого, ни одного человека. Все орудия, кроме зенитных, были зачехлены и находились в походном положении, линкор стоял без движения на якорях. На его мачте и корме действительно развивался флаг военно-морского флота Японии.
  Линкор был более 200 метров в длину, имел четыре двухорудийные башни главного калибра и по семь орудий вспомогательного калибра, с каждого борта (как на глаз определил капитан 2-го ранга Колчин, а с ним согласился Нагорный, главный калибр составлял 356-мм, вспомогательный 152-мм). Кроме того, на корме между двумя башнями главного калибра была установлена катапульта для гидросамолётов.
  Наконец расстояние до линкора сократилось до смешного одного кабельтова, уже и без бинокля было прекрасно видно, что на корабле нет абсолютно никакого движения, только ветер слегка покачивал огромный корабль на своих волнах.
  Приняв окончательное решение, командир ОДЭМ капитан 2-го ранга Колчин Павел Иванович скомандовал командиру эсминца капитану 3-го ранга Нагорному - швартуемся непосредственно к линкору, необходимо всё осмотреть, потом будем докладывать о линкоре наверх по команде, дайте команду боцману эсминца со своими людьми перейти на линкор и всё осмотреть. Нам надо знать причину гибели всего экипажа да документы, которые будут на его борту, собрать не помешало бы.
  Капитан 3-го ранга Нагорный перегнувшись через мостик, громко отдал распоряжение боцману - Владимир Петрович, после того как пришвартуемся к линкору вместе со своей командой проверьте его весь, потом ко мне доклад.
  После чего командир эсминца убыл в рубку руководить подходом эсминца к борту линкора.
  Сбрасывая ход до минимума эсминец "Грозный" под управлением его командира и с помощью команды боцмана Пристаевича осуществил стыковку со стоящим на якорях линкором. Сам боцман, одним из первых перескочил на линкор во главе пяти краснофлотцев и уже оттуда руководил швартовкой эсминца, дублируя команды командира вышедшего на мостик с рупором.
  Как только эсминец "Грозный" пришвартовался к линкору, Колчин приказал передать на корабли эскорта его решение о самостоятельной проводке 4 английских транспортов в Мурманск под руководством командира СКР-22, а так же о походе сюда СКР-25.
  Через полчаса боцман Пристаевич доложил командиру ОДЭМ о том, что на линкоре нет ни кого, от слова вообще.
  Для доклада он прибыл сам на командирский мостик.
  - Вот только нашли в боевой рубке линкора, - сообщил он, отдавая запечатанный пакет капитану 2-го ранга Колчину, - лежал на видном месте.
  На запечатанном, не совсем понятными печатями пакете, стаяла запись "Совершенно секретно, вскрыть лично командующему Северного флота".
  Переглянувшись с командиром эсминца, Колчин произнёс, - пора докладывать наверх о линкоре, Даниил Григорьевич дайте распоряжение на СКР-25 его командиру, что его сторожевой корабль встаёт на охрану линкора, пусть так же передадут такую же команду на сторожевые корабли находящиеся где-то здесь рядом на охране входа в Кольский залив.
  Пройдя в рубку управления, Колчин на вырванном листе бумаги написал шифровку для передачи в штаб Северного флота, в Полярный: "Гриф - Срочно. Во время проводки 4 английских транспортов в порт Мурманск, 25 ноября 1941 года в 11.03 проходя мимо острова Торос, обнаружили стоящий на якорях линейный корабль под флагами военно-морского флота Японии. На линкоре нет ни одного человека, как военного, так и гражданского. При его обследовании в боевой рубке линкора нашли запечатанный пакет на имя командующего Северного флота с грифом "Совершенно секретно", вскрыть лично. Прошу дальнейших инструкций для своих действий. Транспорты отправлены далее в сопровождении трёх СКР, эсминец "Грозный" с СКР-25, остались на охране японского линкора. Командир ОДЭМ капитан 2-го ранга Колчин". Отдав её для отправки по радио в штаб Северного флота.
  После написания шифровки - а ждать ответа нужно было как минимум полчаса, решил лично поверхностно осмотреть японский линкор.
  Выйдя на мостик эсминца, отдал указание командиру эсминца, - Даниил Григорьевич, а перекиньте на всякий случай половину зенитчиков крейсера на линкор к зенитным автоматам хотя бы, так на всякий случай. Пока ждём шифровки из штаба флота, пройдусь ка я сам, на этот линкор и посмотрю своими глазами всё, как только получите ответ сразу же ко мне. Будем действовать согласно полученных указаний из штаба флота.
  Осмотром линкора Колчин остался довольный, хороший кораблик получился у японцев, мощный, с таким можно уже будет потягаться с немцами здесь на Севере. Кроме того хорошее зенитное прикрытие - зенитная артиллерия линкора была представлена четырьмя спаренными орудиями 127мм/40, кроме них было десять спаренных зенитных автоматов 25-мм/60. Линкор имел на борту три гидросамолёта, видимо для разведки. Посетил Колчин и силовые установки линкора, которые состояли из четырёх ТЗА "Kampon". По заверениям механика эсминца, который в это же время так же осматривал машинные отделения, линкор сможет развивать скорость до 30 узлов.
  Шифровка из штаба Северного флота поступила через 50 минут, вот её содержание: "Из Полярного в течении получаса на эскадренном миноносце "Громкий" прибудет лично вице-адмирал Головко с начальником штаба СФ контр-адмирал Кучеровым с ними будет группа техничных специалистов а так же около 100 командиров и краснофлотцев из 58 отдельного зенитного артиллерийского дивизиона ПВО".
  В этот момент на охрану оказавшегося здесь линкора уже встали прибывшие сторожевые корабли охранявшие вход в Кольский залив "Град" бортовой номер 21 и тральщик "Форель" бортовой номер 17.
  К 12.00 эсминец "Громкий" подходил к сцепленным линкору и эсминцу "Грозный" в сопровождении двух сторожевых кораблей "Бриз" бортовой номер 25 и "Заря" бортовой номер 13.
  К моменту прибытия командующего и начальника штаба Северного флота, на линкоре сняли военно-морские флаги Японии с мачты и на корме, вместо них на корме подняли резервный флаг ВМФ СССР с эсминца "Грозный".
  После швартовки эсминца "Громкий" с другого бока японского линкора, капитан 2-го ранга Колчин, перешёл на него и доложил Командующему Северного флота вице-адмиралу Головко Арсению Григорьевичу, об обстоятельствах обнаружения японского линкора, там же передал пакет, обнаруженный на линкоре. Во время доклада, рядом находились сопровождающие Командующего: начальник штаба Северного флота контр-адмирал Кучеров Степан Григорьевич, член Военного Совета Северного флота дивизионный комиссар Николаев, начальник разведывательного отдела штаба Северного флота капитан 3-го ранга Визгин Павел Александрович, начальник оперативного отдела флота капитан 1-го ранга Румянцев Александр Михайлович.
  Степан Григорьевич, захотел лично осмотреть линкор, осмотр линкора продлился до часа дня, уже, когда заканчивали осмотр, технические специалисты, прибывшие, с Командующим успели сделать пробный успешный запуск двигателей. По их докладам, линкор сможет самостоятельно дойти до Полярного.
  В настоящий момент на линкоре находилось около 150 прибывших с Командующим, где около 100 человек составляли зенитные расчёты и их командиры, взятые с 58-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона ПВО, расположенного в Полярном.
  Команде боцмана с эсминца "Грозный" удалось разобраться с подъёмом якорей линкора.
  После недолгой паузы, обдумав услышанные доклады о техническом состоянии корабля, вице-адмирал Головко принял решение о запуске двигателей линкора и перегоне его на главную базу флота в Полярный. То, что до сих пор такой большой военный корабль не был обнаружен, не атакован немецкими подводными лодками можно было назвать одним словом, "чудо". Имея значительную осадку линкора, а так же не исключая возможность наличия донных мин в фарватере, что вёл до главной базы флота в Полярный и далее в Мурманск Головко принял решение о пуске перед линкором тральщика "Форель". Что и было сделано, караван военных судов в течении часа достиг базы флота, где на входе в порт его ждал буксир, для подводки к пирсу.
  Эсминцы "Грозный" и "Громкий", а так же СКР-25, сторожевой корабль "Бриз" встали на сопровождение линкора. А сторожевые корабли "Бриз" и "Заря" остались на входе в Кольский залив и для патрулирования Кильдинского плёса. Командир ОДЭМ капитан 2-го ранга Колчин, к моменту начала движения линкора, перешёл на эсминец "Громкий", откуда управлял кораблями сопровождения. Командующий Северного флота вместе с сопровождающими командирами на время перехода остался на линкоре, по всей видимости, чтобы составить своё мнение об этом корабле, идти до главной базы Северного флота было менее получаса.
  После прибытия в Полярный, капитана 2-го ранга Колчина разыскал посыльный из штаба флота, ему поступило указание прибыть в штаб Северного флота на совещание, которое состоится ровно в 16.00
  
  
  Глава 3
  
  Прибыв за десять минут до начала совещания в приёмную Командующего Северного флота, Колчин увидел, что в ней собрались: начальник оперативного отдела флота капитан 1-го ранга Румянцев Александр Михайлович, начальник разведывательного отдела штаба Северного флота капитан 3-го ранга Визгин Павел Александрович, начальник технического отдела Северного флота инженер-капитан 1-го ранга Кайданов Григорий Геннадьевич, начальник Службы наблюдения и связи Северного флота капитан 1-го ранга Шатров Борис Николаевич.
  Ровно в 16.00 адъютант командующего в звании капитан-лейтенанта пригласил всех находящихся в приёмной пройти в кабинет Командующего Северным флотом. Там уже находились начальник штаба контр-адмирал Кучеров, а так же члены Военного совета Северного флота дивизионный комиссар Николаев, бригадный комиссар Старостин, незнакомый капитан НКВД.
  Как только прибывшие разместились за столом вице-адмирал Головко начал говорить, раздавая командному составу флота свои указания.
  - Товарищи командиры, вас здесь собрали, чтобы поставить в известность, что бывший японский линкор будет входить в состав Северного флота. Я сегодня же вылетаю в Москву, на доклад к Кузнецову, за меня начальник штаба Кучеров. Из Москвы я должен привести приказ о вводе в строй в состав Северного флота японского линкора "Конго", под каким именем и кто станет командиром линкора, решит командование военно-морским флотом. Ваша задача: до моего прилёта, подобрать в его экипаж командиров и специалистов, по своей линии. На настоящий момент этот линкор должен быть готовым выполнить боевые задачи как можно быстрее - идёт война. Кроме того довожу до вашего сведенья, что это скорее всего не последний военный корабль Японии, который будет введён в состав Северного флота, поэтому уже сейчас займитесь поисками командного состава как среднего так и младшего звена, но и можете заранее формировать боевые части кораблей по своим направлениям. На всё про всё у вас два-три дня, за это время вы должны подготовить не только экипаж линкора, но и две-три команды дублёров. Не стесняйтесь, выдвигайте на повышение перспективных командиров, старшин и краснофлотцев. Ваши решения будут всемирно поддержаны Военным советом нашего флота. Кроме того скорее всего некоторые части и подразделения флота будут реорганизованы и возможно укрупнены. Кроме того к штабу нашего флота будут прикреплены с десяток командиров из НКВД, во главе с капитаном НКВД Уськовым, присутствующим здесь, они будут выполнять отдельные задачи поставленные Ставкой Верховного Главнокомандующего. У кого какие есть вопросы?
  Даже если у кого-то и были вопросы, то все сидящие в кабинете промолчали.
  Выходя из кабинета, Колчин подумал, - значит, название линкора - "Конго", здесь в городе Полярном, скорее всего, нет ни одного специалиста востоковеда, чтобы понять, как называется корабль, значит, пакет был вскрыт и название оттуда, и там же были сведенья о следующих японских боевых кораблях. Что же ещё будет? Возможно, эсминцы тоже будут, с начала войны уже потерян один эсминец, хотя бы ещё появилось три-пять кораблей (на тот момент Колчин даже не догадывался, что здесь "божественным чудом" в ближайшее время, окажется Южное соединение, Малайское соединение, 2-го флота Японии в полном состава: 2 линкора, 7 тяжёлых крейсеров, 2 лёгких крейсера, 14 эсминцев, 1 гидроавианосец). А каким боком я здесь должен участвовать, у меня у самого не хватает личного состава на некоторых кораблях дивизиона.
  Сейчас он направлялся в порт, на эскадренный миноносец "Сокрушительный", который завтра 27 ноября согласно приказу по Северному флоту, должен выйти в Мотовский залив, для оказания помощи армейским частям и для остановки противника всё ещё пытающегося прорваться к Мурманску, до наступления полярной ночи.
  Хоть командир эсминца "Сокрушительный" капитан 3-го ранга Курилех Михаил Алексеевич опытный командир, но подготовку к выходу эсминца необходимо всё же проконтролировать самому, особенно получение боеприпасов, топлива и продовольствия, да и проверить проведение технического обслуживания перед стрельбой необходимо.
  Павел Иванович Колчин не любил находиться на базе долгое время, предпочитая выходить в море, как только представляется возможность. Именно поэтому он собирался выходить на "Сокрушительном", в Мотовский залив. Выход планировался всего на два дня, 29 ноября эсминец должен быть в главной базе Северного флота в Полярном.
  В отличии от своего комиссара дивизиона - полкового комиссара Казакова, который большее время предпочитал оставаться на главной базе флота в городе Полярном, на кораблях дивизиона, тот появлялся только тогда, когда они находились на главной базе. Скорее всего, на него "очень сильно" повлияла гибель эскадренного миноносца "Стремительный" в июле этого года, на котором в момент атаки самолётов противника он и находился (кому интересно, то тот может найти в интернете данные по гибели эскадренного миноносца "Стремительный" и как там повёл себя комиссар дивизиона - полковой комиссар Казаков).
  Вечер прошёл быстро, выборочная проверка показала, что эсминец готов к выходу.
  Что и было сделано, рано утром 27 ноября, эскадренный миноносец "Сокрушительный" вошёл в Мотовский залив и в течении двух дней 27 и 28 из его губ, наносил артиллерийские удары по наступающему противнику на Мурманском направлении совмещая усилия с армейскими частями находящимися в обороне. Эскадренному миноносцу "Сокрушительному" удалось отразить три попытки противника прорвать оборону сухопутного фронта на Мурманском направлении. Противник, понеся значительные потери, был не только остановлен, но и вынужден приступить к укреплению занятых ранее позиций.
  Только рано утром 29 ноября, когда в его артиллерийских погребах осталось около 25 % снарядов, эсминец вышел из Мотовского залива и направился на главную базу Северного флота - Полярный.
  Командир ОДЭМ, практически не вмешивался в действия командира эсминца, капитан 3-го ранга Курилех оказался на высоте, действуя профессионально, полностью контролируя как ход артиллерийской стрельбы по заявкам армейского командования, так и контролируя обстановку вокруг эсминца.
  Эсминец "Сокрушительный", на скорости 25 узлов покинул Мотовский залив, вышел в Баренцево море за несколько часов достиг входа в Кольский залив, уже были видны Лайновы острова и мыс Летинский со стоящим на нём маяком.
  - Группа боевых кораблей с правого борта, - крик сигнальщика, застал капитана 2-го ранга Колчина, когда он просматривал курс корабля, прокладываемый штурманом эсминца. Командир эсминца Курилех, в это время решал со своим помощником текущие вопросы.
  Оба командира отреагировали практически одновременно, выскочив на мостик эсминца с биноклями в руках.
  - Тяжёлый крейсер, с сопровождением, - тут же выдал Курилех, не отрываясь от бинокля, - в сопровождении лёгкий крейсер и два эсминца.
  - Согласен, - подтвердил Колчин.
  - Группа кораблей стоит без движения, - голос сигнальщика выдавал лёгкое волнение, понятно, чей тяжёлый крейсер с сопровождением мог оказаться тут (кораблей союзников тут не должно быть).
  - Боевая тревога, курс на обнаруженный корабли, - не отрываясь от бинокля, произнёс Колчин.
  - Боевая тревога, вахтенный, курс на группу кораблей, ход 32 узла, - тут же продублировал капитан 3-го ранга Курилех, - сигнальщикам усилить наблюдение.
  - Молодец Михаил Алексеевич, - мысленно, одобрил команду подчинённого, Колчин, - особенно про усиление наблюдения.
  Тут, что-то как озарение или понимание проскочило в голове командира дивизиона, вспомнив слова Командующего про "не последний военный корабль Японии".
  - Сигнальщики, смотреть на флаги кораблей, - тут же поступила команда от Колчина.
  - Белое с красным, отсюда пока точно не определить, - тут же выдал глазастый сигнальщик сверху.
  - Может белый флаг, в центре красный круг с красными лучами? - уточнил Колчин.
  - На тяжёлом крейсере, точно белый флаг по центру красный и лучи красные, - сразу же выдал сигнальщик сверху.
  - Да, - тут же радостно подумал Колчин, вслух же сказал, - Михаил Алексеевич, потом поощрите сигнальщика за высокий профессионализм и бдительность.
  - Сделаем, - согласительно кивнул головой командир эсминца Курилех.
  - Уточнение, в центре красный круг, точно, - тут же сделал уточнение сигнальщик.
  - Опять японцы? - опустив бинокль, капитан 3-го ранга Курилех, выжидающе посмотрел на своего командира.
  - Скорее всего, они родимые, - согласительно кивнул головой Колчин Павел Иванович, - скорость хода не снижать (Колчин не мог знать, что 28 ноября в Москве, в Ставке Верховного Главнокомандующего утвердили название для японского линкора "Конго" - "Амур", тем самым выполнив единственное требование, которое было указано в письме - название всех кораблей по названию рек Советского союза, "шутка" шутника Вотана, а боги, как известно ещё те шутники).
  - Все стоят на якорях, компактной группой, движение и людей на кораблях не наблюдаю, - тут же дополнил глазастый сигнальщик.
  - Подходим к тяжёлому крейсеру, - дал указание Колчин, - проверим в первую очередь его. Михаил Алексеевич распорядитесь на счёт швартовки, и дайте указание на подготовку половины экипажей зенитчиков на переход к зенитным автоматам крейсера, место здесь не очень хорошее.
  Через десять минут эсминец "Сокрушительный" уже стоял, пришвартовавшись к борту японского тяжёлого крейсера (позже узнали, что это был "Такао", лёгкий крейсер "Юра", эсминцы "Муракумо" и "Аянами").
  Никого нет, в боевой рубке ничего не было, - сообщил боцман эсминца "Сокрушительный", для доклада выйдя не мостик из боевой рубки крейсера.
  - Сигнальщикам усилить наблюдение, я докладываю о японских кораблях, в штаб флота, - обращаясь к командиру эсминца, сказал Колчин, вызывайте сюда так же сторожевые корабли, что находятся здесь для охраны входа в Кольский залив.
  В штаб Северного флота, через пять минут ушла шифровка следующего содержания: "Гриф - Срочно. Возвращаясь с боевого задания, на подходе к Кольскому заливу у Лайновых островов была обнаружена группа боевых кораблей под военно-морскими флагами Японии. Состав группы: Тяжёлый крейсер, лёгкий крейсер, два эскадренных миноносца. Жду дальнейших указаний. Командир ОДЭМ капитан 2-го ранга Колчин"
  Дожидаясь ответа, Колчин решил осмотреть тяжёлый крейсер японцев. К началу осмотра боцман эсминца, уже успел снять оба военно-морских флага Японии и вывесить на корму запасной флаг ВМФ СССР своего эсминца. При осмотре крейсера его нашёл посыльный краснофлотец с эсминца, вручив ему телеграмму.
  - Быстро же они, на этот раз отреагировали, - подумал командир ОДЭМ, разворачивая листок телеграммы.
  "Командиру ОДЭМ капитану 2-го ранга Колчину. Обеспечить охрану японских кораблей, до прибытия кораблей флота. С главной базы флота к вам вышла группа кораблей во главе с начальником штаба флота".
  В этот момент Колчин как раз находился в боевой рубке, поэтому выйдя на мостик крейсера, отдал указание командиру эсминца Курилеху об организации охраны японской группы военных кораблей, эсминцем "Сокрушительным" и уже подходящими двумя сторожевыми кораблями охраны водного района главной базы Северного флота с бортовым номером 26 "Мгла" и бортовым номером 13 "Заря". Он же, остаётся старшим, на тяжёлом крейсере японцев.
  Осмотр крейсера Колчин закончил поверхностно, обойдя крейсер по палубе. Крейсер впечатлял: длинной более 150 метров, шириной более 14 метров, крейсер имел на вооружении десять 203-мм орудий в пяти двухорудийных башнях, орудия имели длину ствола в 50 калибров. Три башни размещались "пирамидой" в носу и две по линейно-возвышенной схеме в корме.
  Для борьбы с самолётами, на зенитной палубе по сторонам от дымовых труб были установлены четыре 120-мм орудия в одиночных щитовых установках с электрогидравлическим приводом, оснащёнными пламегасителями. Кроме того, имелось малокалиберное зенитное вооружение: десять спаренных зенитных автоматов 25-мм/60, оснащёнными пламегасителями на площадках у задней дымовой трубы и на площадках, у передней трубы.
  Торпедное вооружение крейсера состояло из четырёх счетверённых поворотных 610-мм торпедных аппаратов (610-мм торпеда, к концу 1941 года считалась самой мощной, дальнобойной и скоростной торпедой своего времени). Торпедные аппараты располагались на спонсоноподобных выступах верхней палубы в центральной части корабля
  Кроме того крейсер имел две пороховые катапульты, расположенные побортно между грот-мачтой и четвёртой башней ГК. Авиагруппа крейсера состояла из двух двухместных разведывательных гидросамолётов (размещались крылом к крылу в ангаре) и одного трёхместного.
  Через час со стороны Кольского залива показалась группа военных кораблей. Как сообщили сигнальщики, это были наши эсминцы. Во главе группы кораблей шёл эсминец "Грозный", за ним шли эсминцы "Валериан Куйбышев" и "Урицкий", а так же два сторожевых корабля "Бриз" бортовой номер 25 и "Град" бортовой номер 21.
  Ещё через пятнадцать минут эсминцы начали швартоваться к японским кораблям, к тяжёлому крейсеру подошёл "Грозный", к лёгкому крейсеру - "Урицкий", к одному из эсминцев - "Валериан Куйбышев".
  Среди стоявших на мостике "Грозного" многочисленных командиров, Колчин увидел начальника штаба Северного флота. Он же первым перешёл на борт эсминца для доклада контр-адмиралу Кучерову, обстоятельный доклад занял порядка десяти минут времени, в процессе доклада начальник штаба слушал внимательно, не перебивал. После него Степан Григорьевич, предложил перейти на тяжёлый крейсер, для ознакомления.
  На эсминце "Грозный" прибыло около 200 командиров и краснофлотцев различных специальностей и направленностей, которые сразу же после швартовки начали переходить на борт тяжёлого крейсера.
  Пока поднимались на крейсер, начальник штаба Северного флота сообщил, что прибывшие на эсминце командиры и краснофлотцы войдут в экипаж крейсера. Эсминец "Урицкий" привёз тоже около 200 человек на лёгкий крейсер, а на эсминце "Валериан Куйбышев" прибыло тоже около 200 человек - экипажи на японские эсминцы.
  Здесь же рядом с начальником штаба, не отставая от него ни на шаг, находился и прикомандированный к штабу капитан НКВД Уськов, который тоже очень внимательно слушал доклад Колчина, и его пояснения по тяжёлому крейсеру.
  Чуть больше часа понадобилось прибывшим на крейсер специалистам, чтобы запустить двигатели крейсера и подготовить его к движению, боцманская группа с эсминца "Сокрушительный" к тому моменту разобралась с якорным хозяйством крейсера и была готова поднять якоря. Расположившись после осмотра крейсера в боевой рубке, контр-адмирал Кучеров сообщил Колчину, что ему звонил из Москвы Головко, японский линкор "Конго", приказом Кузнецова ввели в строй кораблей Северного флота под названием "Амур". И эти японские корабли тоже будут названы по названиям рек, чем крупнее корабль, тем большая река, чем меньше корабль, тем река поменьше.
  В этот момент к борту крейсера пришвартовался эсминец "Сокрушительный", чтобы забрать краснофлотцев со своего экипажа, временно выделенных на крейсер. Колчин перешёл на него для организации охраны японских кораблей при выдвижении на базу флота в Полярный. Вместе с ним на борт эсминца испросив, правда, разрешение у него, перешёл капитан НКВД Уськов, который стал почему-то постоянно находиться около него. Это слегка нервировало Колчина, но он старался не обращать на это внимание, занятый проводкой кораблей в главную базу флота.
  Что и было сделано ещё через два часа, к 17.30. Пока корабли выдвигались, построив ордер, Колчин по мере возможности присматривался к двум эсминцам японцев (это были "Муракумо" и "Аянами"), которые шли впереди отряда. Оба эсминца были одинакового водоизмещения примерно под 2000 тонн, в длину более 110 метров, в ширину более 10 метров, с осадкой более 3 метров. Имели на вооружении 127-мм орудия главного калибра в трёх двухорудийных башнях, орудия имели длину ствола в 50 калибров. Одна башня размещалась на носу, а две башни по линейно-возвышенной схеме в корме. Вспомогательная, зенитная артиллерия на каждом состояла из десяти спаренных 25-мм орудий, и двух пулемётов 13-мм калибра. Торпедное вооружение состояло из трёх трёхтрубных 610-мм торпедных аппаратов. Противолодочное и противоминное вооружение состояло из одного бомбомёта.
  - Что присматриваетесь к эсминцам? - не выдержав, задал вопрос стоящий рядом с командиром капитан 3-го ранга Курилех.
  - Надеюсь, что их отдадут в моё подчинение, в дивизион, мы уже потеряли в этом году один эсминец - не опуская бинокля, не сразу ответил Колчин, - хотя возможно командование флотом, примет решение о формировании нового подразделения. Думаю, что до нас это доведут в ближайшее время.
  - Вы правы и не правы, правы, - сказал, так же стоявший рядом капитан НКВД Уськов.
  - Это как это? - сказал Курилех, непонимающе смотря на капитана, как впрочем, и Колчин.
  - А так, - произнёс капитан, - прав, Ваш командир, что они перейдут в его подчинение, не прав, что они войдут в состав вашего дивизиона и прав, что будет сформировано новое подразделение.
  - Значит, нас будут укреплять, - уловил основную суть Колчин.
  - И да и нет, - серьёзно ответил Уськов, - Ваш дивизион, конечно, расширят, но и новых введут несколько. А Вы Павел Иванович, скорее всего, возглавите все подразделения эсминцев и лёгких крейсеров.
  - Это что же, у нас будет ещё пополнение кораблей, - не надеясь услышать ответ, спросил Колчин.
  - А вот об этом мы с вами побеседуем в штабе флота, - сказал капитан, - в присутствии Командующего и членов Военного совета флота. Кстати Командующий флотом, должен уже прилететь из Москвы.
  После чего капитан Уськов, отошёл к штурману, уточнить месторасположение эсминца, а заодно выпить кружку горячего чая.
  - Начальник штаба, Степан Григорьевич, - проговорил Колчин, обращаясь к Курилеху, - когда мы были на борту тяжёлого крейсера, сообщил мне, что линкор остаётся у нас на Северном флоте под именем "Амур". А эти японцы, тоже остаются у нас и будут носить имена рек Советского Союза, чем крупнее корабль, тем большая река, чем меньше корабль, тем меньшая река. Как-то так.
  - Уже хорошо, - согласительно кивнул головой Курилех, - два тяжёлых корабля и три лёгких, это уже эскадра с которой немцам надо будет считаться.
  На входе в Кольский залив отряд боевых кораблей ждал тральщик "897" бортовой номер 43 он встал во главе отряда боевых кораблей, тралом проверяя наличие донных мин.
  Через некоторое время, корабли отряда оказались со стороны Палогубского входа в Екатерининскую гавань, их там ждал портовой буксир, который в первую очередь пришвартовал к пирсу тяжёлый крейсер, потом швартовал лёгкий крейсер и только после этого занялся швартовкой эсминцев, на которых был ограниченный временный экипаж.
  Командир эсминца, Курилех сам командовал вхождением корабля в гавань, швартовкой у пирса. А там тут же занялся в первую очередь вопросами пополнения снарядов, расстрелянных, на боевом выходе, получение топлива, продовольствия.
  А капитан 2-го ранга Колчин направился на корабли своего дивизиона, решая их текущие дела вместе с их командирами, его как всегда накрыл ворох повседневных дел. Их них его вырвал посыльный краснофлотец, который передал ему приказ из штаба флота о прибытии к Командующему на совещание в 19.00.
  
  Глава 4
  
   За десять минут капитан 2-го ранга Колчин Павел Иванович, был в приёмной Командующего Северным флотом, кроме него был только капитан 1-го ранга Зозуля, которого Колчин знал, не так близко, они поздоровались. Ровно без пяти минут, двери кабинета Командующего, открылись и оттуда стали выходит штабные командиры, начиная, от начальников отделов и потом пошли флагманские командиры штаба: артиллерист, штурман, механик, связист, медик. Последними вышли начальник противовоздушной обороны флота генерал-майор артиллерии Пименов, командующий военно-воздушными силами флота генерал-майор авиации Кузнецов.
   Адъютант Командующего находящийся за столом в приёмной ровно в 19.00 пригласил их заходить в кабинет.
   В кабинете Командующего были все члены Военного Совета Северного флота: дивизионный комиссар Николаев А.А., бригадный комиссар Старостин М.И., начальник штаба контр-адмирал Кучеров С.Г., а так же капитан НКВД Уськов, который примостился на стуле, чуть в стороне у стены, но так чтобы видеть и слышать всех находящихся в кабинете за столом.
   После того как вновь прибывшие Зозуля и Колчин после докладов заняли указанные им места за столом, начал говорить Арсений Григорьевич Головко.
   - Фёдор Владимирович, мы ещё раз вызвали вас на Военный совет флота, для того чтобы сказать вам, что Военный совет отменяет Ваше назначение на должность начальника штаба Беломорской военной флотилии, к исполнению которой вы должны были приступить с 1 декабря этого года. Военный Совет флота предварительно утвердил вас в должности командира линкора "Амур", от сегодняшнего дня, вопрос о назначении вас на должность согласован и уже есть приказ народного комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича. Командование флота и Военный совет флота надеется, что вы справитесь на этой должности. Приказ подписан сегодняшним числом. Прошу ознакомиться.
   Член Военного совета флота, Максим Иванович Старостин протянул Зозули лист с приказом, для ознакомления и росписи в нём. После росписи об ознакомлении Зозулей, и возвращении листа с приказом Старостину, Головко продолжил:
  - Помимо этого из отдела кадров ушли документы на присвоение вам очередного звания "контр-адмирал".
  Вскинувшегося было Зозулю, остановил жест вице-адмирала, - это вам будет аванс. Как только придёт приказ о присвоении вам звания, придёт и приказ, о введении должности "Командующего эскадрой" Северного флота, на которую вас и планируем назначить. Частично эскадра уже имеет половину своего состава это линкор "Амур", и уже сегодня прибыли тяжёлый и лёгкий крейсера и два эсминца. На линкоре уже есть более половины штатной численности экипажа, остальную комплектацию вы будете осуществлять совместно с кадровым отделом флота, им дано указание, корабли будущей эскадры комплектовать, в первую очередь. По остальным вопросам текущего обеспечения "Амура", всем начальникам служб флота дано указание, обеспечивать в первую очередь. У вас есть какие-то вопросы ко мне или к членам Военного совета флота?
  - Никак нет, - опять хотел, было подскочить Зозуля, но его остановил жестом руки Командующий.
  - Тогда переходим к следующему вопросу, - продолжил вице-адмирал, - помимо линкора, вам в нагрузку с завтрашнего дня передаётся и тяжёлый крейсер. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что завтра до конца дня мы будем знать название корабля и штатную численность, приказы и документы по этим вопросам придут секретной почтой чуть позже. Но вы уже можете подбирать как командный состав и экипаж на него. Все указания всем службам флота, так же были даны. Назначение на него командира будет решено в ближайшие два-три дня. У вас есть какие-то вопросы ко мне или к членам Военного совета флота?
  - Никак нет, - Зозуля, в этот раз не стал подскакивать из-за стола.
  - Хорошо, идём дальше, - проговорил Головко Арсений Григорьевич и посмотрел на меня, - теперь по вам Павел Иванович, вот вам приказ народного комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, о присвоении вам звания "капитана 1-го ранга", прочтите, распишитесь.
  Всё тот же член Военного совета флота, Максим Иванович Старостин протянул мне листок с приказом, ознакомившись с которым Колчин, поставил подпись и передал лист назад Старостину.
  - Командование и Военный совет флота поздравляют вас с присвоением вам звания капитан 1-го ранга, вручает вам нарукавные знаки различия капитан 1-го ранга, - произнёс член Военного совета флота дивизионный комиссар Николаев.
  - Служу трудовому народу, - тут же вскочил, Колчин
  - Садитесь, - сказал Головко, - продолжим далее, на вас отправлено представление на вновь вводимую должность "Командующего лёгкими силами" флота. Но начинать работать можете уже сейчас, время слишком дорого. В вашем подчинении будут лёгкие крейсера и эсминцы флота. Хотелось бы, чтобы вы здесь и сейчас предложили Военному совету флота кандидатуру на должность командира отдельного дивизиона эскадренных миноносцев.
   - Капитан 3-го ранга Гурин Антон Иосифович, командир эсминца "Гремящий", - тут же не думая выдал Колчин, - на его место лейтенанта Тайшерского Александра Болеславовича, штурмана с эсминца "Валериан Куйбышев"
   - Хорошо, - произнёс Головко, - Военный совет флота рассмотрит ваши кандидатуры на должности командира ОДЭМ и командира эсминца "Гремящий". Может быть, вы предложите и кандидатуры командиров на японские эсминцы и лёгкий крейсер?
  - Капитан 3-го ранга Пастухов Александр Евгеньевич, флагманский штурман штаба флота, старший лейтенант Рудаков Олимп Иванович, помощник командира эсминца "Сокрушительный", а на крейсер старший лейтенант Богданов Николай Иванович, командир сторожевого корабля "Смерч", - тут же не думая проговорил Колчин, - знаю, эти командиры, справятся с командованием эсминцами и лёгким крейсером.
  Ваши кандидатуры будут рассмотрены завтра, Военным советом флота и по ним после собеседования примем решение, - удовлетворённо произнёс Командующий флотом, - а ещё несколько кандидатов на должности командиров эсминцев есть?
  - Старший лейтенант Гончар Николай Фёдорович, командир гидрографического отдела штаба флота, в настоящий момент является военным помощником капитана парохода "Беломорканал"; капитан-лейтенант Карпенко Фёдор Ильич, из штаба Йоканьгской ВМБ; лейтенант Чернобай Григорий Корнеевич, командир тральщика Т-4 бортовой номер 43, входит в состав Охраны водного района нашей главной базы; капитан-лейтенант Васильев Глеб Павлович, помощник командира эсминца "Грозный", - тут же ответил Колчин.
  - Записали, - обратился Командующий Северным флотом, членам Военного флота.
  - Всё записали, - тут же ответил бригадный комиссар Старостин, - пока этого достаточно.
  - Если пройдут кандидатуры Пастухова и Рудакова, Богданова - Арсений Григорьевич сделал паузу и посмотрел на членов Военного совета флота, - то завтра назначим приказом по флоту на японские эсминцы и крейсер. Вам надлежит в течении нескольких дней, оказать посильную помощь вновь назначенным командирам, а так же подготовить к 2 декабря два эсминца "Сокрушительный" и "Грозный" для выхода.
  Вице-адмирал Головко, встав из-за стола, прошёлся по кабинету, подойдя опять к столу, и смотря на Колчина, произнёс - никто не знает, откуда берутся эти японские корабли, но они нам очень, очень нужны здесь и сейчас. Есть мнение, некоторых товарищей, - тут командующий посмотрел на капитана НКВД Уськова, - что эти корабли появляются там, где находитесь вы. Военный совет флота, пока скептически относится к таким заявлениям, но и проверить это мы просто обязаны. Поэтому вы, 2 декабря отрядом в составе двух эсминцев "Сокрушительный" и "Грозный" выйдя из базы флота в Баренцево море, дойдёте до полуострова Рыбачий, а точнее до мыса Лауши и вернётесь назад.
  Немного промолчав и глядя на Колчина, всё ли тот усвоил из сказанного, продолжил, - на борту эсминцев к моменту выхода будут находиться 200 человек краснофлотцев и командиров. С вами пойдёт и капитан НКВД Уськов, он будет выполнять свои задачи. Вам всё понятно товарищ капитан 1-го ранга?
  - Так точно, товарищ Командующий, - Колчин вскочил из-за стола.
  - Тогда свободны, товарищи, у вас и так много дел ещё на сегодня, - подвёл итоги вице-адмирал.
  Колчин первым делом отправился посмотреть на лёгкий крейсер, прихватив по пути своего начальника штаба капитана 3-го ранга Симонова Евгения Максимовича. Выдернув того с японских эсминцев.
  - Евгений Максимович, с эсминцами мы будем разбираться завтра, - произнёс Колчин, обращаясь к своему начальнику штаба, - давайте сначала осмотрим японский лёгкий крейсер, может быть он пойдёт на роль флагмана лёгких сил флота?
  Пока они дошли до крейсера, Колчин коротко, рассказал о своём назначении "Командующего лёгкими силами" флота, своих прогнозах на назначение командиров эсминцев и командира лёгкого крейсера, все названные кандидатуры Симонов знал и со своей стороны одобрил.
  - Старший лейтенант Богданов, командир сторожевого корабля "Смерч" будет идеальным командиром для лёгкого крейсера, - согласился Симонов со своим командиром, - нам очень повезёт, если его кандидатуру утвердит Военный совет флота.
  Японский лёгкий крейсер имел длину около 160 метров, ширину более 14 метров, осадку чуть меньше 5 метров, водоизмещение более 7000 тонн (навскидку определил Симонов), основное артиллерийское вооружение состояло из семи орудий 140-мм, с длиной ствола в 50 калибров. Зенитная артиллерия была представлена десятью спаренными 25-мм орудиями, оснащёнными пламегасителями. Минно-торпедное вооружение крейсера было представлено четырьмя двухтрубными 610-мм торпедными аппаратами, и запасом торпед в количестве 16 штук. По заверениям мичмана, который временно был старшим у механиков, крейсер имел четыре гребных винта, способен разогнаться до 35 узлов.
  Кроме того на крейсере была предусмотрена авиагруппа, между третьей дымовой трубой и кормовой мачтой была установлена одна катапульта, в наличии имелся один морской разведывательный гидросамолёт, с экипажем два человека и возможностью подвески двух 30-кг бомб.
  - Ну как первое впечатление от крейсера? - поинтересовался Колчин у своего начальника штаба.
  - Да у нас и близко ничего такого нет, - пожав плечами, ответил Симонов, - однозначно будет хорошим лидером группы эсминцев, к тому же имеет свой гидросамолёт, что для разведки очень будет кстати, да и наведение и корректировка огня - однозначно гидросамолёт поможет.
  - Что будем делать крейсер флагманом лёгких сил? - уточнил Колчин.
  - Однозначно, - закивал головой Симонов, - с него хорошо управлять, да и места хватает для штаба соединения.
  Следующие несколько дней пролетели как одно мгновение, весь командный состав крутился, как мог.
  Военный совет утвердил назначение на должность командира лёгкого крейсера "Двина" (бывший "Юра") старшего лейтенанта Богданова Николая Ивановича, одновременно ему было присвоено звание "капитан-лейтенант".
  Капитана 3-го ранга Пастухова Александра Евгеньевича утвердили в должности командира эскадренного миноносца "Печора" (бывший ЭМ "Аянами"), а старшего лейтенанта Рудакова Олимпа Ивановича в должности командира эскадренного миноносца "Томь" (бывший ЭМ "Муракумо"), одновременно ему было присвоено звание "капитан-лейтенант". Лейтенанта Тайшерский Александр Болеславович, стал командиром эскадренного миноносца "Гремящий", ему так же было присвоено воинское звание "старший лейтенант".
  Капитана 3-го ранга Гурина Антона Иосифовича утвердили в должности командира ОДЭМ, ему было присвоено воинское звание "капитан 2-го ранга". Ему капитан 1-го ранга Колчин, поручил в первую очередь подготовить к походу два эсминца Сокрушительный" и "Грозный" до 2 декабря.
  Тяжёлому крейсеру, который перешёл в подчинение капитана 1-го ранга Зозули, присвоили название "Кама".
  Сам Колчин все два дня был сосредоточен на комплектовании экипажем эсминцев "Печора" и "Томь" и флагмана лёгких сил флота - лёгкого крейсера "Двина" (бывший лёгкий крейсер "Юра"). Активно помогая их командирам отбирать краснофлотцев, из постоянно присылаемых разбросанных подразделений и частей флота. В общей сложности необходимо было добрать около 1000 человек различных специальностей - артиллеристов, зенитчиков, минёров, механиков, связистов и т. д..
  С командующим военно-воздушными силами Северного флота генерал-майором авиации Кузнецовым Александром Алексеевичем удалось решить вопрос с комплектованием авиагруппы на лёгкий крейсер "Двина" (в неё вошло семнадцать человек лётно-технического состава).
  Около 200 краснофлотцев и командиров - зенитчиков выделил, генерал-майор артиллерии Пименов Алексей Фёдорович, начальник противовоздушной обороны Северного флота. На декабрь 1941 года противовоздушная оборона флота включала пять отдельных зенитных артиллерийских дивизионов ПВО, один зенитный артиллерийский дивизион, две роты ВНОС и одну радиороту ВНОС.
  
  Глава 5
  
  2 декабря на эсминцы "Сокрушительный" и "Грозный", с 08.00 прибыло около 200 человек краснофлотцев и командиров из состава резервных экипажей главной базы Северного флота. Решение об организации резервных экипажей главной базы Северного флота было пронято на заседании Военного совета Северного флота ещё 29 ноября. Организационные вопросы по созданию резервных экипажей были возложены на командира Охраны водного района главной базы Северного флота.
  Ровно 09.00 эсминцы "Сокрушительный" и "Грозный" отошли от пирсов главной базы флота.
  Капитан 1-го ранга Колчин находился на головном эсминце "Грозный", вместе с ним был и капитан НКВД Уськов, с которым на эсминец поднялись и трое его подчинённых.
  Павел Иванович, не мешал работать командиру эсминца Даниилу Григорьевичу Нагорному, сам, по уже укоренившейся привычке старался находиться на мостике эсминца, пока он не вышел из Кольского залива, внимательно отслеживая всё вокруг по ходу движения.
  Обменявшись сигналами опознавания со сторожевым кораблём Охраны водного района, который нёс патрульную службу в миле от острова Седловатого.
  - Это сторожевой корабль "Смерч", - опуская бинокль, проговорил капитан 3-го ранга Нагорный.
  - Да "Смерч", бортовой номер 15, - согласился Колчин, - кого интересно назначили командиром вместо Богданова? Да, и Даниил Григорьевич, прибавьте ка ходу до 30 узлов, а то мы до темноты не успеем вернуться на базу.
  - Вахтенный, прибавить ход до 30 узлов, - тут же отдал команду Нагорный, - может крепкого чаю, уже почти вышли из Кольского залива.
  - Пройдём Лайновы острова, тогда и попьём чайку, - проговорил Колчин, рассматривая в бинокль береговую линию, тут на скорости немного идти, минут сорок.
  По проходу острова Торос, и островов Лайнова, сигнальщики ничего и никого не обнаружили, поэтому пройдя к штурману, на стоящий у стены диванчик Колчин и Нагорный взяли по кружке горячего чаю, к ним присоединился капитан НКВД Уськов, который больше молчал и сам слушал. Как ни удивительно, но, попили они его в относительно спокойной обстановке. Колчин, проверив по штурманской карте прокладку курса, решил выйти на мостик, как только отряд будет проходить мыс Лодейный.
  Он уже одевал, свой бушлат, когда раздался крик сигнальщика.
  - Большая группа кораблей за мысом у берега, - кричал сигнальщик, - два больших похожи на наш тяжёлый крейсер "Кама", четыре эсминца тип "Печора".
  - Боевая тревога, - тут же приказал Нагорный вахтенному командиру, - увеличить ход до 35 узлов.
  Колчин, уже выскакивал на мостик, поднимая бинокль, следом за ним накидывая на плечи шинель, выскочил капитан Уськов. Командир эсминца Нагорный вышел вслед за капитаном, когда вахтенный уже включил сигнал тревоги по кораблю.
  - Да, очень похожи на наш крейсер "Кама", - смотря в бинокль, проговорил Колчин.
  - А это значит, что я прав, - произнёс Уськов, при этом внимательно посмотрев на Колчина, - везёт вам.
  - В чём? - Колчин, опустил бинокль и посмотрел на Уськова, тот просто пожал плечами.
  - Всего шесть кораблей: два тяжёлых, четыре эсминца, - скороговоркой докладывал сигнальщик, - эсминцы все однотипные.
  - Уточните, какой флаг у них - попросил капитан Уськов, уже застегнув шинель.
  - Сигнальщик, какой флаг на кораблях? - задал громким голосом вопрос капитан 3-го ранга.
  - Белый флаг, красные лучи, центр красный, - тут же выдал сигнальщик, - все корабли стоят в береговой черте на якорях.
  - Шесть кораблей: два тяжёлых крейсера и четыре эсминца, это же готовая целая эскадра, - тихо произнёс Нагорный.
  - Что и требовалось доказать, - говоривший Уськов, выглядел очень довольный, на удивлённые взгляды Колчина и Нагорного, пояснил, - Военному совету флота. А вас товарищ капитан 1-го ранга, мы берём под круглосуточную охрану, с этого момента вас будут постоянно сопровождать, охранять два наших сотрудника.
  Обалдевший от сообщения капитана Уськова, Колчин лишь смог кивнуть головой в ответ на его заявление.
  К этому моменту эсминцы "Грозный" и "Сокрушительный" приблизились к стоящим на якорях военным кораблям.
   - Даниил Григорьевич, вы высаживаете всех краснофлотцев и их командиров резервного экипажа на один из тяжёлых крейсеров, - отдал распоряжение командиру эсминца "Грозный", а Михаил Алексеевич со своего эсминца пусть высаживает на другой тяжёлый крейсер. Кто старший резервного экипажа у нас на "Грозном"?
  - Лейтенант Чернобай Григорий Корнеевич, - тут же ответил Нагорный, - вызывать?
  - Вызывайте, - согласительно кивнул головой Колчин.
  Командир эсминца "Грозный" не стал ни куда ходить. Он перегнулся через перила и крикнул, - боцман, лейтенанта Чернобая из резервного экипажа к командиру отряда, - сигнальщик, передать на "Сокрушительный", чтобы высаживали на второй тяжёлый крейсер резервный экипаж.
  Через минуту лейтенант Чернобай, уже докладывал Колчину, - прибыл по вашему приказанию.
  - Григорий Корнеевич, вы высаживаетесь с резервным экипажем на крейсер, основное - запустить, движки на крейсере, и обеспечить наблюдение в первую очередь за воздухом, ну и зенитное прикрытие, пока не подойдут корабли с базы флота.
  - Есть, разрешите выполнять, - Чернобай приложил руку к головному убору, получив разрешение, развернулся через правое плечо и бегом бросился к трапу, чтобы по нему спуститься на палубу корабля.
  Зайдя на несколько минут в рубку управления, Колчин на листе бумаги написал сообщение в штаб флота: "Гриф - срочно. Во время выхода на задание в 11.03 на траверзе мыса Лодейный, обнаружили стоящую на якорях группу военных кораблей под военно-морскими флагами Японии. Обнаружено два тяжёлых крейсера, тип тяжёлый крейсер "Кама", и четыре эсминца все тип эсминец "Печора". Резервные экипажи высажены на тяжёлые крейсера, готовят их к выдвижению. Жду дальнейших указаний штаба флота. Командующий лёгкими силами флота капитан 1-го ранга Колчин", отдал листок для отправки в штаб флота дежурному краснофлотцу.
  Выйдя на мостик, он посмотрел на борт тяжёлого крейсера, эсминец "Грозный" уже пришвартовался к крейсеру, на борт крейсера как раз переходил резервный экипаж, растекаясь по всему крейсеру ныряя в люки и двери.
  Через две минуты отдав швартовы, эсминец стал отходить от борта крейсера. Вмешиваться в действия командира эсминца, не было никакой необходимости, тот и сам справился на "отлично".
  - Даниил Григорьевич, подходите к одному из эсминцев, на всякий случай высадим на него боцманскую команду и часть зенитчиков, да и пусть механики посмотрят, может, запустят двигатели эсминца. Такую же команду, продублируйте на эсминец Михаилу Алексеевичу.
  Ответ на мою шифровку принесли через пятнадцать минут: "Командующему лёгкими силами флота. Через полчаса из базы флота к вам выйдут эсминцы "Урицкий" и "Валериан Куйбышев" в сопровождении сторожевых кораблей охраны водного района главной базы флота с ними прибудет 300 командиров и краснофлотцев, для экипажей эсминцев. Командующий СФ вице-адмирал Головко".
  Зачитав ответ из базы флота Нагорному и Уськову, Колчин сказал, - вот и всё, ждём прибытия эсминцев и резервных экипажей.
  Эсминцы "Урицкий" и "Валериан Куйбышев" с двумя сопровождающими их сторожевыми кораблями "Заря" бортовой номер 13 и "Мгла" бортовой номер 26 прибыли к обеду 13.08, за время пока они шли, удалось запустить двигатели на тяжёлых крейсерах и двух эсминцах. Прибывших командиров и краснофлотцев, быстро раскидали по эсминцам. И без нескольких минут два часа дня, эскадра, где все корабли шли под военно-морскими флагами СССР, со скоростью 25 узлов вышла в сторону главной базы Северного флота.
  Во время перехода за капитаном 1-го ранга Колчиным неотступно следовали два сотрудника капитана Уськова, когда же он работал в боевой рубки, то сопровождающие его сотрудники НКВД, отходили и просто стояли в стороне.
  На входе в Кольский залив их встречали два тральщика из состава дивизиона охраны водного района главной базы флота. На одном из них "896" бортовой номер 42, находился командир охраны водного района главной базы Северного флота капитан 1-го ранга Платонов Василий Иванович. Тральщики встали с тралами перед кораблями, чтобы ещё раз проверить фарватер на всей протяжённости до базы флота. Командование флота очень серьёзно озаботилось пополнением и сделало для этого всё возможное.
  Проводка японских кораблей прошла успешно, за это время не было обнаружено ни судов, ни подводных лодок противника.
  На главной базе флота, их уже ждали, все вновь прибывшие корабли швартовались к причалам в Екатерининскую гавань с помощью портового буксира, а эсминцы ОДЭМ были размещены их командиром капитаном 3-го ранга Гуриным, отдельно в стороне, на последних из построенных пирсах. Главная база флота в Полярном, к началу войны была только в стадии строительства, было выполнено, всего три четверти строительных робот. Четверть робот, по её оборудованию оставалась не выполненной.
  У трапа эсминца капитана 1-го ранга Колчина ждал посыльный со штаба, Командующий флотом ждал меня с докладом, как только я сойду с корабля.
  
  Глава 6
  
  В приёмной командующего, его адъютант сразу же указал мне на дверь кабинета, за мной туда вошёл и капитан Уськов.
  В кабинете Командующего помимо членов Военного совета дивизионного комиссара Николаева А.А., бригадного комиссара Старостина М.И., был начальник штаба контр-адмирал Кучеров С.Г., а так же контр-адмирал, в котором я узнал Иванова Вадима Ивановича, начальника Высших специальных курсов командного состава ВМФ, а так же несколько незнакомых капитанов 1-го ранга.
  Колчин подробно доложил Командующему и членам Военного совета флота, о выходе отряда эсминцев из состава ОДЭМ.
  После доклада, Головко посмотрел на капитана Уськова, тот достал из своей командирской сумки листок бумаги и зачитал, - Два японских тяжёлых крейсера "Атага" и "Тёкай", идентичные по типу с "Камой", четыре эскадренных миноносца "Амагири", "Асагири", "Югири" и "Сагири" тип тот же, что и эсминец "Печёра".
  После чего посмотрел на всех, кто находился в кабинете, продолжил, - мои выводы в отношении капитана 1-го ранга подтвердились полностью. Командующий легкими силами флота, капитан 1-го ранга Колчин Павел Иванович, взят мною под постоянную охрану 24 часа в сутки, пока не закончится операция. У меня всё.
  - Очень хорошо, - произнёс вице-адмирал Головко, - значит, мы можем действовать по плану.
  - Можем, - подтвердил капитан Уськов.
  - Присаживайтесь за стол, товарищ Колчин, - предложил Командующий, дождавшись, когда Колчин разместится за столом, продолжил, - Павел Иванович, приказом Народного Комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, вам от сегодняшнего дня, присвоено воинское звание "контр-адмирал", а так же, вы утверждены в должности "Командующего лёгкими силами Северного флота". Ознакомьтесь с приказом.
  Бригадный комиссар Старостин, опять подал Колчину, два листа бумаги для ознакомления и подписи, когда тот с ними ознакомился и расписался, забрал их обратно.
  - Командование и Военный совет поздравляет вас с присвоением воинского звания "контр-адмирал" и назначением на должность "Командующего лёгкими силами Северного флота", и вручает вам нарукавные знаки различия "контр-адмирала", - произнёс дивизионный комиссар Николаев.
  - Идём дальше, - Командующий флотом Головко, посмотрел на Колчина и спросил, - знакомы ли вы с контр-адмиралом Ивановым Вадимом Ивановичем?
  - Так точно, - сказал Колчин, - Вадим Иванович, кажется, занимает должность начальника Высших специальных курсов командного состава ВМФ.
  - Уже нет, - проговорил Головко, беря несколько листов бумаги со своего стола, - приказом народного комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, контр-адмирал Иванов Вадим Иванович назначен на должность командующего эскадрой Беломорской военной флотилии. Приказом начальника Главного морского штаба, адмирала Исакова Ивана Степановича, вновь прибывшие корабли получили наименования: тяжёлый крейсер "Атага" переименован в "Лена", тяжёлый крейсер "Тёкай" переименован в "Волга", эсминцы: "Амагири" в "Аракс"; "Асагири" в "Конда"; "Югири" в "Омолон"; "Сагири" в "Вятка". Все переименованные корабли вошли в состав ВМФ СССР, а именно в состав Северного флота. Приказом по Северному флоту в эскадру Беломорской военной флотилии вошли: тяжёлый крейсер "Лена", тяжёлый крейсер "Волга", эсминцы: "Аракс", "Конда", "Омолон", "Вятка".
  Вице-адмирал Головко, остановился читать, посмотрел на сидящих за столом и продолжил, - Вадим Иванович, вы, вместе со своими начальниками, можете начинать принимать эскадру. Из Архангельска завтра прибывают три парохода под охраной четырёх сторожевых кораблей. На борту, которых находится 1200 командиров и краснофлотцев, для укомплектования вашей эскадры, остальной личный состав около 500 человек доберёте на месте. Штаты эскадры есть, можете ознакомиться с ними у начальника штаба флота. Все свободны, а вас Павел Иванович, я попрошу остаться.
  Когда из кабинета все вышли, Арсений Григорьевич посмотрел на контр-адмирала Колчина, - у вас есть вопросы?
  - Я только не понял, за что в течение недели получил два звания и так быстро, - Колчин посмотрел на Командующего флотом.
  - Решение о присвоении вам звания "контр-адмирала" принял адмирал Кузнецов лично, по согласованию со Ставкой Верховного, где пополнение флота японскими кораблями стоит на личном контроле самого, - говоря это Головко, поднял правую руку и указал на потолок, - ему так же по этим кораблям, я обязан докладывать наверх немедленно, не реже раза в неделю, до конца года.
  - Понятно, - только и смог проговорить Колчин, ничего не понимая.
  - Павел Иванович, я не буду раскрывать вам всего, но к появлению здесь на Севере японских кораблей каким-то боком причастны вы, - Головко говорил, при этом смотря в лицо Колчина, - а нам это важно сейчас. Уже сейчас мы можем своим флотом выступать с немцами на равных, а я надеюсь, что в ближайшее время по количеству больших военных кораблей, мы их обгоним. Вы знаете, что через Север идут поставки от наших союзников, теперь уже сейчас, мы в состоянии прикрыть боевыми кораблями союзные конвои в зоне своей ответственности. А ещё мы должны в ближайшее время выполнить задачу по освобождению Севера от немцев, ёё нам поставила Ставка Верховного. Ваша задача выполнять свои обязанности и всё.
  На что Колчин согласительно кивнул головой, - сделаю всё, что в моих силах.
  - Ваша задача теперь, - проговорил Головко, - сформировать свой штаб, кто у вас будет начальником штаба?
  - Я бы хотел бы, чтобы вы рассмотрели кандидатуру капитана 3-го ранга Симонова Евгения Максимовича, мы с ним хорошо сработались, - ответил Колчин.
  - Сегодня же, через несколько часов, будет готов приказ по флоту, - кивнул головой Головко, - я дам указание в кадры. А вы займитесь подготовкой к выходу отряд кораблей во главе с лёгким крейсером "Двина" к 5 декабря. В отряд войдут эсминцы "Грозный" и "Сокрушительный". Я думаю, что Богданов справиться с подготовкой к выходу.
  - Так точно, справится, - согласился Колчин, - я проконтролирую.
  - Что определили "Двину" как лидера "Лёгких сил флота" или нет? - с добродушной улыбкой, тут же поинтересовался Головко.
  - Так точно Арсений Григорьевич, определили, - так же улыбнулся Колчин, - он идеально подходит, к тому же имеет свою авиагруппу для разведки.
  - Задача вашего отряда - продолжил Головко, - будет выйти на встречу, группе кораблей из Йоканьгской ВМБ в составе СКР-20 (вооружённый пароход "Нептун"), СКР-28 "Рубин" и СКР-30 "Сапфир". На них находится 500 командиров и краснофлотцев для резервных экипажей главной базы флота. Задача вашего отряда прикрыть группу со стороны моря.
  - Задачу понял, Арсений Григорьевич, выйдем 5 декабря встретим и прикроем, - заверил Колчин.
  - Да, Павел Иванович, на кораблях вашего отряда будут находиться 350 командиров и краснофлотцев из состава резервных экипажей главной базы, - Командующий улыбнулся, глядя на Колчина, - это так на всякий случай, а то опять встретите японцев. Хотя почаще, бы вы их здесь встречали, что ли. Нам нужны корабли всех типов. Ну и с вашим отрядом пойдёт и будет рядом капитан Уськов.
  На этом разговор в кабинете Командующего был закончен, и Колчин, покинув кабинет, в сопровождении двух представителей НКВД, отправился на крейсер "Двину", "обрадовать" её командира капитан-лейтенанта Богданова, о выходе его корабля 5 декабря в составе отряда кораблей.
  - Заодно и себя привести в порядок, - подумал, идя на корабль Колчин.
  Капитан-лейтенант Богданов Николай Иванович, подошёл сразу же после доклада вахтенного крейсера, он доложил, что освоение крейсера и учёба на нём идёт по плану, а для капитана 1-го ранга Колчина уже приготовлена каюта, туда перенесены его вещи.
  - Николай Иванович, вы ошиблись, - смеясь, произнёс Колчин, - не капитан 1-го ранга, а контр-адмирал с сегодняшнего дня.
  - Поздравляю вас с контр-адмиралом, - произнёс Богданов - я очень рад за вас, Павел Иванович.
  - Вызовите ко мне Николай Иванович, капитана 2-го ранга Гурина и капитана 3-го ранга Симонова, да и сами подходите, проведём совещание, - отдал указание Богданову, контр-адмирал Колчин, - в моей каюте и проведём.
  - Так точно, товарищ контр-адмирал, сейчас вызовем, - заверил Богданов, отправившись отдавать указания.
  Вахтенный краснофлотец проводил Колчина до его каюты, забрал китель и бушлат для перешивки знаков различия, сказав, что через полчаса будет готово.
  До прихода вызванных командиров, Колчин помылся и побрился, через минут сорок прибыли, вызванные Гурин, Симонов, с ними прибыл командир "Двины" Богданов. К тому моменту Колчину принесли китель и бушлат с уже перешитыми знаками различия. С камбуза крейсера принесли горячий чай и тарелку с печеньем.
  В первую очередь Гурин и Симонов поздравили своего командира с адмиральскими звёздами.
  Когда все расположились за столом с кружками горячего чая, первым заговорил Колчин, - нам, лёгким силам флота поставлена задача на выход отряда кораблей в составе: лидера, лёгкого крейсера "Двина", эсминцев "Грозный" и "Сокрушительный". Отряд выдвигается в сторону Йоканьгской ВМБ. Задача отряда: встретить, сопроводить и осуществить прикрытие группы кораблей базы, из трёх СКР на борту которых, находятся 500 командиров и краснофлотцев для пополнения резервных экипажей главной базы флота. Поэтому вам Антон Иосифович, подготовить эсминцы "Грозный" и "Сокрушительный" к выходу. Выход состоится 5 декабря рано утром. К этому моменту должен быть готовый и ваш корабль Николай Иванович.
  Капитан-лейтенант Богданов, кивнув головой, сказал, - будем готовы к 5-му.
  - Как только чуть-чуть развиднеется, мы должны уже выйти из Кольского залива в Баренцево море.
  Командиры согласительно закивали головами.
  - Кстати вы Евгений Максимович, тоже выходите на флагмане. В течение нескольких часов ещё сегодня, должен быть подписан приказ по Северному флоту, о том, что Вы Евгений Максимович, назначены начальником штаба Лёгких сил Северного флота. А вам Антон Иосифович, необходимо определиться с начальником штаба ОДЭМ и подать кандидатуру через меня в штаб флота, чем быстрее подадите, тем быстрее будет у вас начальник штаба. 5 декабря перед выходом отряда на корабли отряда необходимо принять 350 командиров и краснофлотцем резервных экипажей главной базы флота.
  - Что опять будут японские корабли? - спросил Симонов.
  - У штаба флота нет данных по этому вопросу, но командование флотом не исключает, - сообщил Колчин, - меня по этому вопросу проинформировали, только в части касающиеся, но с нами будет капитан НКВД Уськов.
  - Интересные у нас дела разворачиваются, здесь на Севере, - задумчиво проговорил капитан 3-го ранга Симонов, - не успеваешь за событиями, а корабли: крейсера, эсминцы этот хорошо для флота, по крайней мере, сейчас моряки нашего флота будут воевать на кораблях, а не с винтовкой в руках как морская пехота в окопах (за период с начала войны и до конца 1941 года, из личного состава кораблей Северного флота, были сформированы: отдельная бригада, несколько полков и батальонов морской пехоты общей численностью около 10 000 человек). Больше пользы на кораблях принесут.
  На этом совещание было закончено, следующие два дня пролетели быстро и были насыщены большим количеством мероприятий, которые претворяли в жизнь начальники и командиры Лёгких сил Северного флота.
  Контр-адмирал Колчин на следующий день посетил эсминцы "Печора" и "Томь". Где внимательно осмотрел каждый корабль, выслушал пояснения их командиров капитана 3-го ранга Пастухова с эсминца "Печора" и капитан-лейтенанта Рудакова с эсминца "Томь". Провёл рабочие совещания с командным составом эсминцев, выслушал из предложения и пожелания по быстрейшему вводу кораблей в строй. Напомнил всем, что большинство из так нужных грузов для войны в СССР завозится от союзников, именно через порты находящиеся здесь на Севере. И одна из будущих задач экипажей эсминцев заключается именно в безопасной проводке караванов и отдельных судов, здесь на порт города Мурманска.
  Наконец наступило 08.00 утра 5 декабря, на эсминцы уже загрузились по 100 человек резервного экипажа, на лёгкий крейсер "Двина" 150 человек. Корабли отряда во главе с флагманом "Двина" начали выдвижение с главной базы флота, и через некоторое время оказались за пределами Кольского залива, прошли мимо острова Торос, минули мыс Летинский с маяком.
  Отряд кораблей шел вдоль береговой линии на удалении 7 миль, со скоростью хода 25 узлов.
  - Ну и как вам ходовые качества крейсера? - спросил у командира крейсера "Двина" Богданова, Командующий лёгкими силами флота контр-адмирал Колчин.
  - Хороший корабль, ход даёт уверенно, механики утверждают, что выдаст и 35 узлов, воевать можно, потренировать бы в стрельбе артиллеристов, да попробовать при этом стрелять с взаимодействием с нашей авиагруппой, - ответил Богданов, смотря на Командующего.
  - Потренируемся на немцах, но чуть позже, сейчас не до стрельбы да и полярная ночь наступила, - проговорил Колчин, - Николай Иванович, уточните у СКР-20, где они сейчас находятся.
  - Сейчас уточним, - проговорил Богданов, отойдя от Колчина, снял трубку телефона внутренней связи и стал выяснять у радистов эсминца, через некоторое время пожил трубку, и подойдя доложил, - они уже прошли Харлов.
  - А где находимся мы? - задал вопрос капитан 3-го ранга Симонов.
  - А мы сейчас на подходе до мыса Зелёный, - сообщил Богданов.
  - Передайте на эсминец "Грозный", что бы шёл вперёд, проверил Губы Зелёную и Долгую, не заходя далеко вглубь, - отдал распоряжение Колчин, - потом пусть догоняет нас.
  Получив указание эсминец "Грозный" начал выдвигаться вперёд, прибавив скорость.
  - До 32 узлов набрал, - заметил Симонов, опуская бинокль.
  Миновали мыс Зелёный. Зуммер телефона прозвучал неожиданно, сняв трубу, выслушав сообщение, Богданов с трубкой в руке повернулся к Колчину, сообщил, - есть сообщение от Нагорного. Группа в составе 8 кораблей под японскими флагами: 1 линкор, 2 тяжёлых крейсера, 5 эсминцев стоят на якорях на выходе из Губы Долгой в 3 кабельтовых от мыса Чёрный. Линкор того же типа что и наш "Амур".
  В боевой рубке пошёл гул обрадованных голосов, радовались все командиры, начиная от вахтенного корабля и заканчивая начальником штаба лёгких сил флота.
  - Николай Иванович, ход увеличить до 30 узлов, передать в штаб флота сообщение об обнаружении японской эскадры, её состав и численность, за моей подписью, - тут же начал раздавать команды Колчин, - вызвать старших от резервных экипажей. Передать на эсминец "Грозный", чтобы высаживал резервный экипаж по 50 человек на два эсминца. Передать на "Сокрушительный" Курилеху, чтобы он высаживал резервный экипаж на ещё два эсминца. Напомнить командирам эсминцев, чтобы сразу подымали запасные флаги на японских эсминцах, и становились на охрану кораблей.
  - Лейтенант Чернобай, резервный экипаж, прибыл по вашему приказанию, - доложил один из прибывших.
  - Старший лейтенант Гончар, резервный экипаж, прибыл по вашему приказанию, - доложил второй командир.
  - Берёте по 150 человек, будете высаживаться на тяжёлые крейсера, Григорий Корнеевич и вы Николай Федорович, вы уже высаживались на тяжёлые крейсера?
  - Так точно товарищ контр-адмирал, - подтвердили оба командира.
  - Значит и в этот, раз высаживаетесь на тяжёлые крейсера, запускаете двигателя, выставляете сигнальщиков, организуете, зенитное прикрытие кораблей, если успешно приведёте крейсера на главную базу, - Колчин посмотрел на командиров, - я буду ходатайствовать о назначении вас на должности командиров эсминцев, одновременно с присвоением внеочередных званий. Идите, готовьтесь к высадке.
  - Есть, разрешите идти, - одновременно произнесли оба командира, развернувшись, направились на выход. По лицам уходивших командиров, было видно, что они сделают всё, чтобы довести крейсера до базы флота.
  - Евгений Максимович, готовьтесь к переходу на ещё один эсминец старшим, - продолжал отдавать указания Колчин, - Николай Иванович, выделите ещё 50 человек экипажа для ещё одного эсминца.
  - А линкор? - задал вопрос капитан 3-го ранга Симонов
  - Лучше мы подготовим семь кораблей, к уходу на базу, чем один из восьми, - проговорил Колчин.
  - А линкор будет пока без экипажа, хотя, - Колчин на секунду другую задумался, посмотрел на командира "Двины" и сказал, - передайте в штаб флота ещё одну телеграмму, пусть временно снимут с "Амура" для перегона линкора 150 человек экипажа, те быстрее сориентируются. Да и поднимайте, пока будем пришвартованы ко второму тяжёлому крейсеру, гидросамолёт, пусть лётчик посмотрит всё в округе в радиусе 100 километров и держит нас в курсе.
  Через 20 минут когда, крейсер "Двина" швартовался к первому японскому тяжёлому крейсеру, пришло сообщение из штаба флота, что на эсминце "Урицкий" через час, к нам выйдет начальник штаба Северного флота контр-адмирал Кучеров, с ним капитан 1-го ранга Зозуля, и 250 человек экипажа "Амура".
  Капитан Уськов, всё время с начала выхода "Двины", пробыл у штурмана, активную деятельность развил, только когда мы швартовались к первому тяжёлому крейсеру, первый перескочил на него, появился через пять минут. Тоже самое, проделал и на втором тяжёлом крейсере. На закономерно заданный вопрос Колчиным, ответил, усмехнувшись, что посещал боевую рубку крейсеров. Видя непонимание, добавил, а вдруг там будет пакет для Командующего Северным флотом.
  Пока "Двина" стояла у второго тяжёлого крейсера, а туда переходил резервный экипаж, с "Двины" с катапульты запустили гидросамолёт. Через двадцать семь минут на связь вышел штурман самолёта, на траверзе мыса Бык, была обнаружена немецкая подводная лодка, были сброшены две 30-ти килограммовые бомбы.
  - Передать на все корабли, - тут же отдал указание Колчин, - недалеко обнаружена подводная лодка немцев, прошу усилить наблюдение, выставить дополнительных сигнальщиков. Передать на эсминец "Грозный", пусть пробежится до мыса Бык и пусть попробует обнаружить лодку своим сонаром или гидрофоном.
   К этому времени на оставшийся эсминец высадили десант из экипажа "Двины", во главе с капитаном 3-го ранга Симоновым.
  Прилетевший назад гидросамолёт сел около своего крейсера, его подняли на "Двину". Прибывший в боевую рубку лётчик доложил, что больше они никого не видели, судя по тому, как у него блестели глаза, вылет ему понравился, а ещё атака подводной лодки.
  Наконец подошёл эсминец "Урицкий", он сразу же направился к линкору.
  Подчинённые капитана 1-го ранга Зозули, быстро запустили двигатели и заняли все ключевые поста на линкоре.
  Кучеров так же остался на линкоре, принял решение, не дожидаться подхода группы кораблей из Иоканьгской ВМБ, а идти сразу же на базу флота в Полярный.
  На Колчина и его "лёгкие силы", в составе крейсера "Двина" и трёх эсминцев ОДЭМ, были возложены охранные функции, боевых кораблей японского флота, уже под флагами военно-морского флота СССР до прибытия в Полярный.
  Кильдинский плёс перед входом в Кольский залив, являлся наиболее опасным участком этих прибрежных вод. Зная, что здесь сосредотачиваются подводные лодки противника, атакуя стеснённые в маневре суда, совмещая их с одновременными ударами авиацией, Кучеров принял решение, идти 30 узловым ходом.
  На подходе эскадру прикрыли тремя звеньями И-15бис, 72-го смешанного авиационного полка, одно из звеньев имело под крыльями по две бомбы на случай обнаружения подводных лодок противника. Кроме того командир охраны водного района главной базы Северного флота выслал в Кильдинский плёс, дополнительно четыре сторожевых корабля первого дивизиона: "Бриз" бортовой номер 25, "Град" бортовой номер 21, "Заря" бортовой номер 13, "Мгла" бортовой номер 26, которые дополнительно проверили подходы к Кольскому заливу. Встретив эскадру, они встали в её охранение. Их места в составе кораблей прикрытия эскадры определил Командующий лёгкими силами флота контр-адмирал Колчин.
  На входе в Кольский залив эскадру так же встречали три тральщика: "Форель" бортовой номер 17, "895" бортовой номер 41, "899" бортовой номер 45 (все они относились к охране водного района главной базы Северного флота, дивизион тральщиков).
  - Нужно объявить благодарность командиру охраны водного района главной базы, - подумал Колчин, - видя как добросовестно, идут с тралами тральщики перед кораблями эскадры, не только выслал для встречи и безопасной проводки до главной базы, но и сам пошёл на одном из них.
  Начальник военного порта Полярное, так же принял непосредственное участие в распределении прибывших кораблей, выйдя на портовом буксире, организовал подвод линкора и двух тяжёлых кораблей к пирсам Екатерининской гавани. После чего неспешно были определены пять японских эсминцев.
  Только сейчас Колчина отпустило то напряжение, в котором он находился с момента получения сообщения о японских кораблях. Но и в месте, с тем он был довольный, Северный флот, вырос до того, что мог решать любые задачи здесь на Севере за полярным кругом.
  Как только с флагмана после швартовки спустили трап, первым по нему поднялся посыльный по штабу флота, Командующий флотом вызывал к себе на совещание, 21.00. времени ещё оставалось ещё час, поэтому контр-адмирал Колчин решил привести себя в порядок. Через двадцать минут в каюту адмирала постучался посыльный по кораблю.
  - Командир корабля капитан-лейтенант Богданов приглашает контр-адмирала Колчина на ужин, - скороговоркой передал приглашение краснофлотец, - сказал, что вы успеете до совещания.
  Только сейчас Колчин понял, что он пропустил с подготовкой отряда не только завтрак, но и обед, о чём ему тактично напоминает командир "Десны".
  После ужина за спиной Колчина образовались два его охранника, сотрудника НКВД, которые до этого старались не мешать ему работать, в течении дня. Сейчас давая понять, что будут бдительно выполнять возложенные на них обязанности по сопровождению и охране.
  
  Глава 7
  
  В приёмной Командующего флотом уже находились: капитан 1-го ранга Зозуля Фёдор Владимирович, командир охраны водного района главной базы Северного флота капитан 1-го ранга Платонов Василий Иванович, капитан 3-го ранга Симонов Евгений Максимович и капитан Уськов, который зашёл в приёмную последним.
  Колчин, подойдя к своему начальнику штаба, хотел узнать причину его вызова к Командующему, когда подошел Зозуля, протянул для пожатия руку.
  - Павел Иванович, я вам очень благодарен за ещё один японский линкор, как бы нам трудно не было, но и этот линкор мы введём в строй не позднее двух месяцев, а с двумя линкорами с несколькими тяжёлыми крейсерами нам тут на Севере, бояться вообще нечего и некого, - засмеявшись Фёдор Владимирович добавил, лукаво смотря на Колчина, - ну если вы нам, лёгкими силами флота ещё поможете.
  Без десяти девять вечера из кабинета Командующего флотом стали выходить командиры и начальника различных служб и отделов флота, а так же все флагманские командиры штаба флота.
  Ровно в девять вечера всех находившихся в приёмной Командующего, адъютант, находящийся за столом в приёмной после внутреннего звонка, пригласил в кабинет.
  В кабинете помимо Командующего Головко, членов Военного совета и начальника штаба, и командира эскадры Беломорской флотилии контр-адмирала Иванова, находился адмирал Галлер. Льва Михайловича, Колчин узнал сразу, как вошёл в кабинет. Насколько знал Павел Иванович, тот занимал должность заместителя Народного Комиссара ВМФ по кораблестроению и вооружению. Ещё в предыдущее совещание у Колчина мелькала мысль, что Лев Михайлович до сих пор не появился в Полярном. Вхождение в состав флота такого количества боевых кораблей, в том числе и тяжёлых и без непосредственного участия заместителя Кузнецова, это на тот момент было что-то неординарное. Обычно при вводе боевых кораблей в состав флота адмирал Галлер присутствовал непосредственно, строгость его приёмки и одновременно справедливость при проверке боеготовности кораблей, была общеизвестна.
  Сейчас же справедливости ради, следует отметить, как можно полностью проверить боеготовность по всем параметрам, такого количества боевых кораблей здесь и сейчас, когда к тому же наступила полярная ночь, Колчин не знал. На главной базе Северного флота уже скопилось два линкора, 5 тяжёлых крейсеров, и только одиннадцать эсминцев японцев, а ещё свои ОДЭМ Гурина.
  Правда следует отметить, что в ближайшее время в Архангельск уйдёт эскадра под управлением контр-адмирала Иванова Вадима Ивановича, а так же три парохода и четыре сторожевых корабля, которые сейчас дислоцируются пока в порту Ваенги, из-за сильной загруженности главной базы флота. Эту информацию Колчин знал от капитана Уськова, который при последнем выходе отметил, что держать такое количество боевых кораблей на одной базе не правильно. Именно поэтому командование флота, выделило эскадру в Беломорскую флотилию, которая будет прикрывать арктические конвои или часть из них, которые будут идти непосредственно Архангельск. Здесь же на главной базе флота и так тяжёлых кораблей хватает, если будет необходимость сопровождать корабли арктического конвоя в Мурманск.
  Как только все прибывшие расселись за длинным столом, вице-адмирал Головко, попросил Колчина доложить по японским кораблям.
  Его доклад, который он делал стоя, внимательно выслушали, особенно с интересом слушал адмирал Галлер. В конце доклада, Колчин не забыл упомянуть старшего лейтенанта Гончар и лейтенанта Чернобай, которые, уже дважды приводили в главную базу флота по тяжёлому крейсеру.
  - Считаю, что данные командиры уже достаточно опытные и достойны выдвижения на командные должности командиров эсминцев, - говорил Колчин, - а так же, за тяжёлые крейсера, что они привели в главную базу флота, предлагаю присвоить им очередные звания, чтобы соответствовать занимаемой должности.
  - Павел Иванович, по Гончару и Чернобаю, - проговорил Головко, посмотрев на членов Военного совета флота, - уже принято положительное решение на назначение их командирами эсминцев.
  - Что действительно хорошо справились? - уточнил сидевший рядом с Головко, адмирал Галлер.
  - Лев Михайлович, - повернувшись к адмиралу, проговорил Колчин, - у них в подчинении при сегодняшним перегоне было всего по 175 человек, а вы знаете, что на такой тяжёлый крейсер, положено не менее 550 человек. Тем более, что это не знакомый командирам и краснофлотцам корабль, там несколько всё устроено по-другому. Даже в отличии от линкора, капитан 1-го ранга Зозуля, как и его люди из экипажа "Амура" 250 человек, уже можно сказать, более менее освоили корабль, им было проще они уже знали, что где. И это всё ещё в декабре месяце, при полярной ночи. Большое спасибо в этом плане хочется сказать, капитану 1-го ранга Платонову, командиру охраны водного района главной базы Северного флота. Он своевременно обеспечил необходимым количеством фонарей резервные экипажи, а его действия при проводке этих кораблей, когда ещё в Кильдинском плёсе, нас уже ждали сторожевые корабли охраны водного района, а при подходе к Кольскому заливу тральщики, которые шли впереди кораблей с тралами.
  Адмирал Галлер согласительно кивнул головой.
  - Хорошо Павел Иванович, пока садитесь, - Головко посмотрел на Уськова, - что скажите товарищ капитан.
  Встав из за стола Уськов открыл папку, которую принёс с собой и начал докладывать, - Японский линкор "Харуна" - тип линкора как и наш "Амур", два японских тяжёлых крейсера, тяжёлый крейсер "Могами", тип крейсера, пока неизвестен, другой тяжёлый крейсер "Микума", тип такой же как и крейсера "Могами", далее идут 5 японских эсминцев: "Хацуюки", "Сираюки", "Синономэ", "Сиракума", "Исонами" все пять тип эсминца "Печора".
  Закончив быстрый доклад, Уськов посмотрел на Головко.
  - Пока тоже садитесь, - Головко махнул рукой Уськову, поднял со стола листок бумаги и зачитал, - приказом начальника Главного морского штаба, адмирала Исакова Ивана Степановича, прибывшие корабли получили наименования: линкор "Харума" переименован в "Днепр", тяжёлый крейсер "Могами" переименован в "Обь", тяжёлый крейсер "Микума" переименован в "Енисей", эсминцы "Хацуюки" в "Анадырь", "Сираюки" в "Иртыш", "Синономэ" в "Васюган", "Сиракума" в "Висла", "Исонами" в "Хопёр" соответственно. Все переименованные корабли вошли в состав ВМФ СССР, а именно в наш Северный флот. Приказом по Северному флоту в составе флота образована 1-я дивизия в составе: линкор "Амур", линкор "Днепр", тяжёлый крейсер "Кама". 2-я дивизия в составе: тяжёлый крейсер "Енисей", тяжёлый крейсер "Обь". Лёгкие силы флота составят: 1-й дивизион в составе: эсминцы "Грозный", "Гремящий", "Громкий", "Сокрушительный", "Урицкий", "Валериан Куйбышев". 2-й дивизион в составе: эсминцы "Печора", "Томь", "Анадырь", "Иртыш", "Васюган", "Висла", "Хопёр". Лёгкий крейсер "Двина" пока находится отдельно, является лидером Лёгких сил флота.
  - Кроме того есть приказ Народного Комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, о присвоении воинского звания "контр-адмирал" капитану 1-го ранга Зозули Фёдору Владимировичу, одновременно он же, утверждён в должности "Командующего эскадрой" Северного флота.
  Служу трудовому народу, - твёрдым командирским голосом, проговорил вставший, когда была произнесена его фамилии Зозуля.
  - Это ещё не всё Фёдор Владимирович, - Командующий посмотрел на Зозулю и продолжил, - приказом по Северному флоту вы же примете 1-ю дивизию.
  - Есть принять первую дивизию, - ответил вновь назначенный Командующий эскадрой Северного флота.
  - Приказом Народного Комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, командиром линкора "Амур" назначен контр-адмирал Абрамов Николай Осипович, прибудет в ближайшее время, командиром линкора "Днепр" назначен капитан 1-го ранга Александров Александр Петрович, тяжёлым крейсером "Кама" капитан 2-го ранга Антонов Неон Васильевич. Таким образом, у вас Фёдор Владимирович, командный состав, за исключением вашего штаба укомплектован.
  - Мы надеемся, что как только появится подходящая кандидатура на должность командира дивизии, мы обязательно пришлём его сюда, - добавил сидящий рядом с Головко, адмирал Галлер.
  - Василий Иванович, - обратился далее Головко к капитану 1-го ранга Платонову, - на основании приказа по Северному флоту, вы принимаете 2-ю дивизию, кому сдать командование охраной водного района главной базы Северного флота, Военный совет флота решит в ближайшее время.
  - Есть, - только и ответил Платонов.
  - Теперь по вам Василий Иванович, Приказом Народного Комиссара Военно-морского флота, адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, командирами назначены: тяжёлым крейсером "Обь" капитан 1-го ранга Трайнин Павел Алексеевич, тяжёлым крейсером "Енисей" капитан 1-го ранга Ладинский Юрий Викторович. Штаб у вас так же не укомплектован, будет комплектоваться по мере поступления опытных командиров.
  - У вас товарищи, - тут же обратился к сидящим в кабинете Колчину, Зозуле, Платонову, Симонову, адмирал Галлер, - есть буквально несколько месяцев для того, чтобы ввести в строй свои соединения, в первую очередь корабли без штабов. К вам в помощь Павел Иванович, едет с дальнего востока капитан 2-го ранга Обухов Виктор Николаевич, он там занимал должность командира бригады эскадренных миноносцев, у вас он будет начальником штаба Лёгких сил флота
  - А Симонов? - только успел, спросить Колчин.
  - Капитана 3-го ранга Симонова, - ответил Головко, - мы будем назначать на должность командира 2-го дивизиона эсминцев, Военный совет флота считает, что вы товарищ Симонов справитесь.
  - Так точно правлюсь, товарищ Командующий, - заверил вскочивший капитан 3-го ранга Симонов.
  - Значит, по Симонову уже сегодня будет приказ, - подвёл итог Головко, посмотрев на своего начальника штаба, - Степан Григорьевич, сегодня же в приказ Симонова, с Военным советом флота кандидатуру Симонова мы уже обсудили.
  - Сделаем, - сказал контр-адмирал Кучеров, делая пометки в своём рабочем блокноте.
  - Надеюсь, вы Павел Иванович, не возражаете? - уточнил Головко у Колчина.
  - Никак нет, - ответил Колчин, - капитан 3-го ранга Симонов справится.
  - Сегодня же будет приказ по эсминцам "Анадырь", "Иртыш", "Васюган", "Висла", "Хопёр", на них мы планируем назначить старшего лейтенанта Гончара, лейтенанта Чернобая, с присвоением им очередных званий, а так же капитан-лейтенанта Карпенко Фёдора Ильича, и капитан-лейтенанта Васильева Глеба Павловича, капитан-лейтенанта Старицына Константина Дмитриевича, на какие корабли конкретно, им доведут уже сегодня. Капитан-лейтенант Карпенко Фёдор Ильич, из штаба Йоканьгской ВМБ, прибывает сегодня на СКР-20, его уже заранее вызвали сюда в главную базу флота.
  - По поводу ввода в строй боевых кораблей, слово предоставляется адмиралу Галлеру, заместителю Народного Комиссара ВМФ по кораблестроению и вооружению.
  Тяжело вздохнув Лев Михайлович, принялся говорить, - конечно, по нормальному, надо было бы принимать все вышеперечисленные боевые корабли, серьёзно экзаменую не только командиров, но и экипажи в первую очередь. Но вы все прекрасно понимаете, что принять такое количество кораблей за столь короткий срок, а Верховный Главнокомандующий поставил срок два-три месяца это не реально. Но реально, всё спросит, за дальнейшее боевое слаживание экипажей как вы понимаете эта война, и спросит жестоко. На кораблях вверенных вам находятся экипажи за 320 человек, а на линкорах за 1200, условия здесь северные. Лучше вы сами будите учить их действовать профессионально, чем за вас это сделают немцы. Первые две декады я пробуду в отдельной эскадре Беломорской флотилии, тем более им ещё надо сделать переход в Архангельск, оставшиеся декады двух месяцев которые мне выделила Москва, буду у вас в главной базе Северного флота в Полярном. Будем учиться вместе и по возможности быстро, идёт война.
  - Добавлю, что прибывшие командиры и краснофлотцы из частей Йоканьгской военно-морской базы будут завтра распределены по кораблям, - добавил Головко, - а выход вашей эскадры Вадим Иванович назначен на 12 декабря, за оставшееся время вы должны с экипажами подготовить корабли до перехода в Архангельск.
  - Вам Павел Иванович необходимо подготовиться к выходу на 11 декабря вы идёте в составе эскадры: лёгкий крейсер "Двина", эсминцы "Печора", "Томь", "Урицкий", "Валериан Куйбышев" ваша задача у острова Медвежий 14 декабря, принять под охрану арктический конвой PQ-6 и привести его в Архангельск, всего в конвое 8 судов. После сопровождения убыть в главную базу флота Полярный. Командиры дивизионов, как я уже вижу поняли предстоящую задачу по подготовке кораблей к выходу.
  Капитан 2-го ранга Гурин и капитан 3-го ранга Симонов одновременно кивнули головой, что поняли.
  - 29 декабря арктический конвой QP-4 из Архангельска, до острова Медвежий будите сопровождать уже вы Вадим Иванович, в конвое должно быть 13 грузовых транспортов. Конвой у острова Медвежий передадите английскому эскорту.
  Головко, встал из за стола, прошёлся по кабинету, повернулся к сидящим и сказал, - чтобы вы понимали товарищи, в Ставке Верховного командования приняли решение, что сопровождать конвои в зоне нашей ответственности, будут наши корабли эскорта. Соответственно они должны обеспечить безопасность на участках остров Медвежий - Архангельск или Мурманск, возможно одновременно в оба порта, ну и обратно до острова Медвежий.
  - На этом всё товарищи, - Головко распустил всех собравшихся в кабинете.
  
  Решил написать альтернативную историю, но с реальными героями войны, хоть так о них будут вспоминать. У кого будут какие-то замечания по героям (может звание неправильно указал на тот момент или ещё что-то типа Йоканьгской ВМБ - Иоканьгской ВМБ), прошу давать комментарии, желательно со ссылками, обещаю отнестись к ним серьёзно. (Персонаж - капитан Уськов, в этой книге вымышленный, по нему данных не найдёте). Только не надо давать комментарии по поводу полярной ночи, знаю, что тут не прав, но охота написать в более динамичном ключе, чтобы было интересно читать. Следующие части буду выкладывать по мере написания.
  С уважением Бондарев А.И.
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"