Бондарева Екатерина Вячеславовна: другие произведения.

Иные миры Часть 3 Конец пути

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я раньше что-то говорила про запутанную жизнь? Извините, я ошибалась: тогда моя жизнь была прямой как палка. Многие вещи начинаешь понимать со временем. Важные вещи. Я не уверена, что всегда поступала правильно, но, когда на меня навалилась чересчур большая ответственность, стало действительно страшно. Отвечать за себя еще полбеды, а вот отвечать за других... Что ж, похоже, мне придется справиться и с этим ОКОНЧЕНО но не вычитано и не выправлено) Большое спасибо, тем кто ждал, читал оценивал и комментировал. Без вас я бы никогда не добралась до финала.


Часть третья

Конец пути

Глава 1.

   - Когда это случилось? - Я потрясенно опустилась на стул.
   - Неделю назад. - Леда сочувственно погладила меня по руке. - Мы не хотели волновать тебя на случай, если его найдут. Времени ведь прошло совсем немного, а взрослый дампир достаточно силен, чтобы постоять за себя.
   - Взрослые дампиры даже испугаться не успели, когда Загрей, спасая Алана, раскидал их по палате.- Я тяжело вздохнула. - Есть немало созданий гораздо опаснее, чем дампиры.
   - Правильный вопрос не "Кто?", а "Зачем?", - задумчиво сказал Ингер. - К дампирам я, конечно же, отношусь с опаской, но Алан и вправду был неплохим парнем. Возможно, он отправился за тобой в Лабиринт?
   - Исключено, - я покачала головой, - если бы Алан знал способ попасть в Лабиринт, он непременно бы сказал об этом, а если бы он решил отправиться туда за мной, то не стал бы ждать полтора месяца.
   - Может, он надеялся, что ты вернешься? - Предположила Леда.
   - Нет, не может. Я видела его глаза, в них была обреченность. Он сказал, что для меня это дорога в один конец....просил остаться. И потом он чувствовал ответственность за Корпорацию, за всех ее работников. Он знал, что если не будет его, Корпорация может оказаться в руках кого-нибудь не столь порядочного, а ведь Корпорация обладает монополией на поставки энергетических камней в этой стране.
   - Зришь в корень, Кристель! - Ингер вскочил со стула. - Ведь исчезновение Алана, наверняка, было кому-то на руку! Вот только кому? К кому переходит кресло главы правления?
   Вопрос явно был адресован Айрису, и тот нервно вздохнул.
   - Все места в правлении передаются по наследству. Если наследников нет, то остальные члены правления должны избрать главу большинством голосов. Фактически все решения принимает исключительно глава правления, а остальные члены правления лишь получают дивиденды от прибыли в паевых долях. Хариб основал Корпорацию и создал правление исключительно для привлечения капитала. Взносы, внесенные членами правления, позволили Корпорации быстро укрепиться на новом рынке и вытеснить всех возможных конкурентов, основав монополию. При всех своих недостатках Хариб был грамотным управленцем, и то, что его место занял Алан, конечно, не всех обрадовало, но....по-настоящему исчезновение Алана должно быть выгодно только мне.
   - Почему? - Не поняла я.
   Айрис вздохнул и нервно потер руки, будто пытаясь согреться.
   - Настало время вам узнать обо мне всю правду. - Сказал он.- Я, пожалуй, начну с самого начала, чтобы сразу ответить на все вопросы. Я родился в Германии в маленьком городе неподалеку от Дрездена. Моей матерью была шведская проститутка сидевшая на метадоне. Не думаю, что она осознавала, что ее будущий ребенок дампир но, я рад, что мне посчастливилось родиться дампиром и никакие генетические отклонения из-за ее пристрастия к наркотикам мне не грозили. Мой отец тоже был дампиром, но это не спасло его от смерти. Пуля электричество, угарный газ и прочие токсины - все это действует на дампиров и на людей одинаково. Так что мой отец погиб в своем доме при пожаре, возникшем из-за неисправной электропроводки, так и не успев поучаствовать в моем воспитании, но, однако, успев оставить мне вполне достаточный счет в банке, хотя основная часть его сбережений уже досталась моему старшему брату. Моим отцом был Навьес Кастарес, уроженец Барселоны, финансист, известный несколькими удачными махинациями, из-за одной из которых был вынужден спешно уехать из страны вместе со своим старшим сыном Харибом Кастаресом и поселиться здесь.
   По комнате пронесся вздох удивления. Но Айрис этого даже не заметил, полностью погрузившись в свой рассказ.
   - Спустя много лет, уже когда Хариб задумывал основать Корпорацию, - продолжал он, - Навьес решил отойти от дел, и, оставив большую часть сбережений Харибу, прикупил себе домик на левом берегу Эльбы и переехал в Германию. Возможно, у него были на меня какие-то планы, раз он потрудился еще до моего рождения открыть счет в банке на мое имя, но я об этом ничего не знаю. Все, что я сейчас рассказал, стало мне известно со слов Хариба, моего дорогого братца, который, в конце концов, вынудил меня подписать контракт с Корпорацией. О том, что мы братья, не знал никто, даже Алан, который на тот момент уже работал в хирургическом центре, и старался как можно реже видеться с отцом и Сциллой, и я понимал его, как никто другой. Я лишь несколько раз встречался с Харибом до того, как он женился на Сцилле, но уже тогда он был холоден и расчетлив, а после того, как Сцилла научила его заклинанию призыва Тени к договору сделки, основным рычагом давления на других для него стал страх. После того, как я подписал этот проклятый контракт, выяснилось, что у меня есть сенсорные способности, и я могу чувствовать энергетов на очень больших расстояниях. На Хариба уже работало несколько дампиров - сенсориков, и он предложил мне поработать его агентом. Это давало мне возможность жить самостоятельно и вдали от Корпорации, так что я согласился. Хариб обещал, что если я найду по-настоящему сильного энергета, то он предоставит мне полную свободу, и это существенно прибавило мне энтузиазма. А через неделю я случайно проходил мимо городского университета естественных наук и языкознания, как раз, когда там проходило собеседование на факультет иномирных языков, и на мгновение мне показалось, что я чувствую мощный энергетический всплеск, но потом все пропало, и энергетический фон пришел в норму. Я решил все проверить и прошел внутрь.
   Айрис перевел дух и сделал маленький глоток вина. После чего пристально посмотрел на меня и продолжил:
   - В огромной аудитории полной желающих поступить, перед комиссией из пяти человек стояла невысокая девушка. Ее одежда была совершенно безвкусной, а прическа небрежной, и члены приемной комиссии явно не одобряли ее внешний вид, но отвечала она хорошо. Сине-зеленые глаза светились умом и решимостью, она явно не собиралась сдаваться. Следующий вопрос, который ей задали, был достаточно каверзным, девушка побледнела, и энергетический фон снова подскочил, но она быстро собралась и ответила верно. Комиссия поставила ей семь из десяти, результат был занижен, но по ее лицу можно было судить, что остальные экзамены ею сданы успешно, и за свое поступление она уже спокойна. Я не был уверен, что она является энергетом. Поэтому должен был досконально все проверить, прежде чем информировать Корпорацию. Тогда я тоже подал документы на этот факультет, и стал учиться в одной группе с Кристель. Дальнейшие события вам уже известны. А теперь, когда Хариб сам попал в собственную ловушку, а Алан исчез, выходит, что я становлюсь главным подозреваемым, поскольку мне это было выгодно больше всех.
   Айрис умолк, опустив подбородок на сложенные руки, и обвел комнату взглядом темно-карих глаз. Все изумленно молчали, переваривая услышанное. Тут тишину разорвал громкий крик из спальни, и мы все побежали туда.
   Северин забился в угол кровати, прижимая колени к груди. На его щеках поблескивали влажные дорожки от слез, похоже, он плакал во сне.
   - Эй.- Ингер осторожно дотронулся до его плеча. - Что случилось?
   Северин вздрогнул и снова закричал, закрывая голову руками.
   - Он перестал нас узнавать, - Ингер сделал шаг к двери, - он даже не видит нас. Зрачки расширены, и я бы сказал, что он накачан психоделиками, но я ничего подобного ему не давал.
   Северин уже не кричал, а только жалобно хныкал, прижимаясь лбом к коленкам.
   - Леда, ты же в прошлом году ходила на курсы психологии, - вспомнила я, - может, попробуешь что-нибудь сделать?
   - Попробую. - Леда присела возле кровати, и ласково сказала. - Северин, мы все хотим помочь тебе, понимаешь? Никто здесь не сделает тебе ничего плохого.
   Она попыталась прикоснуться к его руке, но Северин снова закричал, и Леда поспешно встала.
   - Мы на курсах ничего похожего не проходили. Здесь нужна помощь настоящего специалиста.
   - И как ты себе это представляешь? - Не удержалась я. - Вызвать психиатра на дом?
   - Но если так будет продолжаться, то соседи заявят в полицию. - Вздохнула Леда. - С ним в любом случае надо что-то делать.
   - Да, - я присела на краешек кровати, - но ему больше некуда пойти. Мы же не можем просто выставить его на улицу.
   Северин глянул на меня исподлобья, и мне показалось, что в его глазах мелькнуло узнавание, но тут Ингер сделал шаг вперед, и Северин снова заныл.
   - Так, - сказала я, - Ингер, приготовь чего-нибудь успокаивающего, а я попробую с ним поговорить. Остальные - марш на кухню, не нужно его пугать, у него и так паника.
   Ребята один за другим вышли, оставив нас с Северином наедине.
   - Северин, - я повернулась к нему и осторожно положила одну руку поверх одеяла, - ты помнишь меня? Не бойся, я только хочу помочь тебе.
   Северин смотрел на меня широко распахнутыми синими глазами, и уже то, что он не кричал, вселяло в меня некоторую надежду.
   - Ты помнишь, кто ты?
   Северин медленно опустил голову и вздохнул. Было видно, что он слушает, но я не была уверена, что он меня понимает. Все-таки, если верить его брату, бедняга двести лет провел в Лабиринте, а это срок немалый. А теперь он оказывается в незнакомом месте, и явно не понимает, что с ним происходит. У парня шок - ясное дело.
   - Почему ты кричал? - Я старалась говорить тихо и ласково, будто говорю с ребенком. - Тебе снились кошмары? Это только сон, Северин. Теперь все будет хорошо, даю слово.
   Он осторожно дотронулся до моей руки кончиками пальцев, и я застыла, боясь спугнуть эту неожиданную ремиссию. Его рука мелко дрожала, темные с медным отливом ресницы еще были мокрыми от слез, а на висках блестели мелкие капельки пота.
   - Кто ты? - Спросил он так тихо, что я не услышала, а скорее прочла вопрос по губам.
   - Меня зовут Кристель. Я забрала тебя из Лабиринта, помнишь?
   - Нет, - Северин замотал головой, вновь закрывая лицо руками, - ты - Тень! Хватит уже меня мучить. Я знаю, что никто не придет за мной! Слишком хорошая иллюзия в этот раз! Слишком правдивая! Но я знаю, что это ложь! Все ложь!
   - Послушай, - я не решалась прикасаться к нему, памятуя, какую это может вызвать реакцию, - я понимаю, что ты много времени провел в Лабиринте, но сейчас все, что тебя окружает, это не ложь. Разве я - иллюзия?
   Северин вздохнул, словно набравшись смелости, и осторожно накрыл мою руку своей.
   - Теплая...- Сказал он. - Никогда еще не было таких иллюзий.
   Он вцепился в мое запястье и притянул мою руку к своей щеке, закрывая глаза.
   - Господи, - выдохнул он, - как бы я хотел, чтобы это было правдой.
   Я придвинулась поближе и робко погладила его по плечу свободной рукой.
   - Это правда. - Тихо сказала я. - Что мне сделать, чтобы ты поверил?
   - Не надо! - Северин резко подался вперед, хватая меня за руки. - Когда все это исчезнет, я сломаюсь. Я уже на все согласен, лишь бы это продлилось еще немного. Оставьте мне этот сон хоть ненадолго, умоляю! Прошу вас, только в этот раз!
   Он зажмурился, и две слезинки прочертили влажные дорожки на бледных щеках. У меня просто сердце разрывалось при взгляде на столь глубокие страдания. Никто не должен так страдать. Даже врагу я этого не пожелаю. Мягко высвободив руки из его слабого захвата, я обняла его, и вцепился в меня, будто я была его последней надеждой на спасение.
   - Не исчезай, - прошептал он.
   - Не исчезну, - пообещала я, ласково обнимая его за плечи.
   За спиной Северина приоткрылась дверь, и в щели показалась темная шевелюра Ингера.
   - Ну как? - спросил он.
   Я попыталась отстраниться, но Северин вцепился в меня еще крепче.
   - Нормально, - улыбнулась я, погладив его по спине, - похоже, успокоительное пока не нужно, но неплохо бы его покормить, а то у него одни кожа да кости.
   - Да уж, - согласился Ингер, - сейчас принесу овощное рагу, а то парень и правда выглядит хуже, чем мы с тобой в день выпуска из интерната.
   И скрылся за дверью.
   - Северин, - я потрепала его по плечу, - тебе надо поесть.
   - Поесть, - сказал он, словно пробуя на вкус это слово, - таких иллюзий, и правда, еще не было.
   Он отстранился, оглядываясь по сторонам, словно впервые пытаясь оценить окружающую обстановку. Я собралась встать, но Северин быстро схватил меня за руку.
   - Не уходи! Пожалуйста!
   В глубине его глаз был настоящий ужас, и мне вдруг стало стыдно. Нечто подобное я испытываю, подавая милостыню, или подкармливая бездомных животных. Вроде бы делаешь, что-то хорошее, но стыдно, что не делаешь больше, стыдно, что сама живешь лучше, и как-то странно совестно, что не можешь всех спасти.
   - Я останусь, не волнуйся. Все будет хорошо.
   В дверях показался Ингер, держа в руках тарелку с дымящимся рагу.
   - А вот и я несу настоящее чудо кулинарии, - сказал он, подвигая к кровати табурет и ставя на него тарелку, - а чудо, потому, что его готовил я. Прошу к столу.
   Северин не заставил просить себя дважды.
   - И с каких пор ты готовишь у нас дома? - Хитро поинтересовалась я, глядя, как жадно Северин уплетает ароматное рагу.
   - С тех пор, как снял жилье по соседству. - Ингер был сама невозмутимость, он не из тех, кто поддается на мои провокации, только глаза едва заметно усмехались.
   Я улыбнулась, но, вспомнив о насущных проблемах, вновь посерьезнела.
   - Наверное, мне нужно сходить в Корпорацию, - вздохнула я, - попробую что-нибудь разузнать. Может, найдется хоть какая-то зацепка.
   - Может, оставим это дело полиции? - осторожно поинтересовался Ингер.
   - Полиция пусть делает свою работу, но я не могу сидеть и ждать, ты ж меня знаешь.
   - Знаю. Поэтому предлагаю следующее: в Корпорацию схожу я и попробую добыть побольше информации. Прикинусь, что ищу работу, или еще что-нибудь придумаю, а ты сегодня останешься здесь. Никаких возражений! Во-первых, тебе и так досталось, и отдых тебе не повредит, А во-вторых, неплохо, если ты будешь поблизости на случай очередного припадка. - И Ингер многозначительно покосился на Северина. - Похоже у тебя талант в этой области.
   - Хорошо, - согласилась я, - только поосторожнее там. Лишнего внимания не привлекай, мало ли.
   - Не волнуйся, я быстро, - Ингер подхватил свою ветровку, висевшую на спинке кресла, - ты даже не успеешь поволноваться как следует.
   И вышел из комнаты, не дожидаясь моего ответа.
   Я вздохнула. Не знаю, чего я ожидала? Наверное, что после моего чудесного возвращения, все каким-то мистическим образом вдруг станет как раньше... До Жала, до Корпорации, до всего.... А, черт с ним! Главное, чтобы с Аланом все было хорошо, а там как-нибудь проживем.
   - Ладно, - сказала я, заметив, что тарелка Северина пуста, - раз уж тебе предстоит пока пожить у нас, и, если ты, конечно, нормально себя чувствуешь, то я покажу тебе одно из величайших достижений цивилизации. Горячее водоснабжение называется.
  

Глава 2

   Пока Северин осваивал душ. Леда отвела меня в сторонку и тихо спросила.
   - Крис, я так понимаю, что вся эта орава будет жить у нас?
   - Похоже на то. Временно, конечно, а потом мы что-нибудь придумаем.
   - Класс, - добродушно фыркнула Леда, - нормальные люди приносят в дом щенят или котят, и только моя подружка тащит в дом то сатиров, то дампиров, то вообще парней из позапрошлого века. С тобой не соскучишься.
   - Прости, милая, - рассмеялась я, - но твоя подружка вообще-то нимфа, и от нее всего можно ожидать.
   - Сейчас, я так счастлива, что моя подружка-нимфа рядом, что готова ей разрешить поселить в нашем доме даже Сократа.
   - Я польщен, - сказал Сократ, присаживаясь на мое плечо, и Леда подпрыгнула от неожиданности.
   - Ну, как так выходит, - сердито спросила она, - что ни один разговор о тебе без тебя не обходится?
   - Этот талант, - гордо сказал Сократ, - приходит вместе с крыльями.
   - Как там брилак? - спросила я, смеясь.
   - Все от него в восторге, особенно мама. Она хотела тебя видеть, кстати. Сможешь заскочить к нам завтра?
   - Не знаю. Видишь ли...Алан пропал.
   - Как пропал?
   Леда взяла со стола газету, и развернула ее так, чтобы Сократ мог прочесть заголовок.
   - Сатир меня побери! Как это могло случиться?
   - Ингер, как раз отправился в Корпорацию, чтобы выяснить хоть что-то.
   - Вот еще, - фыркнул Сократ, - можно подумать ему кто-нибудь что-то скажет. Слетаю-ка я туда сам, думаю, у меня это получится гораздо лучше.
   Заниженной самооценкой Сократ не страдал, но готовность помочь с лихвой компенсировала этот маленький недостаток.
   Когда Сократ упорхнул Леда нервно вертела газету в руках, было видно, что она хочет еще что-то сказать.
   - С каких пор мы превратились в таких подруг? - Строго спросила я, и Леда удивленно захлопала рыжими ресницами. - Это я к тому, что раньше между нами никогда не повисала тишина под названием: "не знаю, как тебе сказать".
   - Да, нет, просто...- Леда замялась,- не хотела тебя волновать... Да и как-то...Глупости все это. Забудь.
   - Нет уж, ты говори, а то я от тебя не отстану.
   Леда вздохнула.
   - Понимаешь, пока ты была в Лабиринте, мне постоянно казалось, что за мной следят. Это продолжалось примерно месяц, а потом все стало как прежде. Никаких подтверждений этому я не находила, но ощущение было довольно навязчивым. Я ведь не параноик?
   - Интересно, кому могло понадобиться за тобой следить? И главное - зачем? - Я призадумалась.- И почему мне кажется, что все происходящее не случайно?
   - Не придавай этому значения. Ведь я могла и ошибиться.
   - Ладно, но мне кажется, что тебе нужно что-нибудь носить с собой для самообороны. А если ты заметишь еще хоть что-то, неважно, даже если это будет лишь смутное ощущение, сразу скажи мне, ладно?
   Леда кивнула.
   - Прошу прощения, - к нам подошел Айрис, - не хотел прерывать ваш междусобойчик, но твой подопечный, Кристель, очень подозрительно затих в ванной. Дверь закрыта изнутри, на стук не реагирует. Я могу ее, и выломать, но это ведь на крайний случай?
   - Блин! - С чувством сказала я. - Где наш ключ от ванной?
   Дверь в ванную открывалась снаружи, поскольку замок порой защелкивался сам от сильного хлопка, и сейчас я была искренне рада, что дверь не закрывается на щеколду.
   Леда пошарила рукой по полочке под телефоном и извлекла маленький серебристый ключик, пока я требовательно стучала в дверь.
   - Северин, с тобой все в порядке!
   Ответа не последовало, и я решительно повернула ключ в замочной скважине.
   Вода в ванной была окрашена кровью и уже начала переливаться через край. Северин сидел, безвольно свесившись набок, и алые капельки дорожками стекали на пол по его худой руке.
   Мгновенно я выдернула затычку из стока и попыталась вытащить его из воды, однако поднять его мне, конечно же, было не под силу. Айрис и Загрей пришли мне на помощь и осторожно опустили бесчувственное тело парня на махровый коврик. Опустившись на колени возле Северина, я пощупала пульс и облегченно вздохнула. Он был жив, он дышал, просто находился без сознания.
   - Что это? - Айрис указал на бледную спину, на которой были кровавые полосы. Багровые рубцы проявлялись на коже, будто страшные стигматы, кое-где кожа была содрана напрочь и кровь заполняла неглубокие, но многочисленные раны.
   - Неси аптечку! - Крикнула я, и Айрис через минуту протянул мне пакет с медикаментами.
   Разорвав зубами пластиковые упаковки двух наборов марлевых салфеток, я попыталась его перевязать, но рубцы продолжали появляться на руках и ногах Северина, так что я просто не успевала. Он потихоньку начал приходить в себя и с обескровленных губ сорвался болезненный всхлип.
   - Госпожа Эржебет. - Простонал он. - Не надо. Я не виноват.
   - Я понял, - сказал Айрис, - у него появляются раны, нанесенные до Лабиринта. Со мной было то же самое, я накануне получил ожог, а в Лабиринте он исчез. Но мой ожог проявился практически сразу после выхода из него. Не понимаю, почему эти раны проявляются так поздно.
   - Я знаю, кажется. - Внезапное озарение будто вспыхнуло в моей голове. - Ты сразу осознал, что покинул Лабиринт, а до него это только-только начало доходить.
   - Ну конечно. - Кивнул Айрис. - Этот трюк должен быть заложен в сознании. У Лабиринта свое время и своя реальность, и именно сознание должно быть управляющим рычагом.
   - Да, только что мне теперь делать, - пробормотала я, разрывая упаковку бинта.
   - Исцели его, ты же можешь, - услышала я голос Загрея в своей голове.
   - Легко сказать исцели.- Я напряженно нахмурилась. - Я не умею так орудовать энергией. Попробую, конечно, но не знаю, что из этого выйдет.
   - Я лучше подожду в другой комнате. - В голосе Айриса проскользнуло беспокойство. - Если ты собираешься выпустить энергию, то не стоит мне стоять рядом.
   И то правда. На Айрисе было кольцо с энергетическим камнем и браслет-регистратор; все это было на нем до попадания в Лабиринт и ничуть не изменилось после выхода из него, но выброс энергии все равно был бы сильной провокацией. Я кивнула, и Айрис быстро вышел.
   Северин пошевелился и снова застонал.
   - Простите меня, госпожа. Я не виноват. - Его голос был жалобен и тонок.
   Закусив губу, я положила руки на покрытую рубцами спину и открыла свой энергетический канал. На сей раз, рядом не было Халеда, с его способностью направлять и перевоплощать энергию, эти раны не были похожи на рану Лии, когда жизненная сила странным образом покинула ее, остановив сердце. На сей раз, я действительно не знала, что мне делать, и позволила энергии течь из меня, в надежде, что она сама найдет точки приложения. Северин, задергался, цепляясь руками за мои колени.
   - Больно, - всхлипнул он, поднимая на меня потемневшие от страха глаза, и моя концентрация тут же сбилась.
   - Северин, - я наклонилась к нему, осторожно проводя рукой по мокрым волосам и, убирая в строну прилипшие к щеке пряди, под которыми обнаружился новый рубец, - пожалуйста, потерпи немного. Я хочу тебе помочь.
   В его глазах проскользнуло понимание, Северин кивнул и свернулся калачиком, положив голову мне на колени. Я провела руками вдоль его тела, не касаясь кожи и позволяя энергии вытекать из меня в произвольном направлении. Большая часть ее тратилась впустую, но я ничего не могла с этим поделать. Человек - не камень, в него нельзя впихнуть энергию силой, а структурировать и направлять ее правильно я не умею.
   Северин дрожал, кусая губы, и по его лицу было понятно, что это далеко не безболезненный процесс, но как сделать это по-другому я просто не знала. Энергии выходило чертовски много, и я уже начала ощущать усталость и приближающийся упадок сил, но стали видны и первые плоды моих усилий - открытые раны перестали кровоточить и понемногу затягивались, багровые рубцы бледнели, синяки и ссадины стали исчезать. Ощущая, что сама вот-вот упаду в обморок, я остановила энергетический поток и схватилась рукой за деревянную тумбочку под умывальником. Когда головокружение немного прошло, я открыла глаза и увидела, что Северин и впрямь выглядит гораздо лучше. Кровоточивших ран не было, а число рубцов значительно уменьшилось. Он тяжело дышал, и я ощущала дрожь, сотрясавшую его тело. Нащупав на тумбочке аккуратно сложенный купальный халат, я набросила его на плечи Северина.
   - Спасибо,- прошептал он, приподнимаясь и осторожно просовывая руки в белые рукава, - на секунду мне показалось, что она вернулась. Это было ужасно.
   - Кто она? - Спросила я, ощущая, что напряжение, сковавшее меня, начинает спадать.
   - Эржебет, - Северин вздрогнул, будто само имя уже внушало ему страх - моя бывшая хозяйка. Когда я лежал в воде, я вспомнил заполненный светом портал, через который ты вывела меня из Лабиринта, вспомнил брата, вспомнил, как он умер у меня на руках. Я миллионы раз видел мнимую свободу, и миллионы раз тени снова окружали меня, хохоча над тем, что я в очередной раз поверил в это. Но сейчас это не было сном. А потом пришла боль. Как тогда, когда Эржебет привязала меня к столбу и порола плетью. Она обещала, что не оставит на мне живого места, и я не сомневался, что она сдержит слово. А потом она окатила бы меня крепким раствором соли, чтобы раны подольше не заживали. Я не выдержал и сбежал, прежде чем она это сделает. Представляешь, я до сих пор не знаю, что было бы хуже: остаться у Эржебет или провести вечность в Лабиринте.
   Все это Северин говорил совершенно бесстрастно, будто объяснял, как готовить яблочный штрудель, и от этого мне было еще больше не по себе. Краем глаза, я заметила, что Айрис снова появился в дверном проеме и внимательно слушает рассказ Северина.
   - А ведь ко мне она относилась еще довольно мягко, - Северин грустно усмехнулся, - кажется, я по-своему нравился ей. Она не покалечила меня, не изуродовала...Сколько раз она убивала людей на моих глазах. Без сожаления, без сострадания. Резала словно свиней, собственноручно, а после наполняла свою ванну их свежей теплой кровью. Она на самом деле купалась в крови. И это не оборот речи, а чистая правда. Но все сходило ей с рук благодаря богатству и положению. Одно ее присутствие рядом словно ложилось тяжелым грузом на плечи. Стоило ей войти в комнату, как бодрость и жажда жить исчезали, и оставались только усталость и боль. Она словно вытягивала душу, нет саму жизнь из глубины естества.
   - Не может быть! - Айрис покачнулся и широко распахнул глаза.- он говорит о дампире. Дампире, который способен брать энергию не касаясь жертвы. А я не верил, что это может быть правдой.
   - Не поняла. - Я подозрительно посмотрела на Айриса, но тот неодобрительно скривился.
   - Я бы предпочел не продолжать эту беседу в ванной.
   Его аристократические замашки порой раздражали, но сейчас он, пожалуй, был прав, и я встала на ноги, увлекая за собой Северина. Тот покачнулся, но с моей помощью сумел удержаться на ногах.
   - А вот теперь выкладывай, - сказала я, когда мы все разместились в гостиной. Северин, кутаясь в белый халат, сидел на диване рядом со мной и болезненно морщился при каждом движении, но при этом выглядел спокойно и умиротворенно. Поразительная способность к адаптации - не зря обитателям Лабиринта не удалось его сломить. Айрис расположился в кресле напротив, и вид у него был задумчивый и хмурый.
   - Я вновь начну издалека. Общеизвестно, что все дампиры учатся в специализированных школах отдельно от людей. С одной стороны это опять же мнимая безопасность, с другой дампиры получают начальное образование отличное от людей. Слишком многое в нас устроено иначе: физическая сила, память, скорость обучения - во всем этом дампиры превосходят людей, и в этом нет ничего тайного. Дампирских школ не так много, и в целом список общеобразовательных предметов не сильно отличается от преподаваемого в обычных школах, только объем информации больше и есть несколько очень специфических дисциплин. Например, дампирская культура и история. То, что знают об этом люди, лишь малая часть того, что проходим в школе мы. В первую очередь к нашей истории конечно же относятся Хроники, но если люди изучают свою историю от зарождения цивилизации до наших дней, то дампиры поступают наоборот. Нас учили задавать правильные вопросы, чтобы проследить историю от нынешнего момента до открытия врат. Искать причины тех или иных событий, и оценивать правильность принятых в прошлом решений. В классическом варианте наша история началась с момента открытия врат, но Хариб так не думал. Судя по его словам, имеется еще одна более ранняя часть Хроник, о которой знают очень немногие. Однажды я услышал обрывок телефонного разговора, в котором Хариб упоминал дампиров, существовавших до нас, и обсуждал возможность получения энергии на расстоянии. Говорил что-то о генетической мутации, но тогда я не придал этому значения. Я вообще старался не привлекать внимания Хариба и быть почти идеальным подопечным. Хариб был очень доволен мною, и подчас мне удавалось узнавать много полезной информации благодаря этой мнимой покладистости. После окончания школы для каждого дампира предлагается выбор попечителя из списка высокопоставленных дампиров города. Формально это делается для улучшения процесса социализации молодых дампиров. Может оно и так, ведь после этого число преступивших закон дампиров практически сошло на нет, и светские власти вполне приветствуют этот метод, но реально это просто выбор своего хозяина. Попечитель получает реальный контроль над разумом подопечного и, главное, за мозговыми центрами отвечающими за энергетическое питание. В случае нарушения правил либо неисполнения воли попечителя происходит некий энергетический сбой, и энергия очень быстро выходит из тела. Этот процесс называется "осушением". В конце концов, подопечный набирает силы, учиться правильно выживать, короче говоря, приобретает необходимое дампирское воспитание, и освобождается от попечительства. С этого момента он может сам быть попечителем следующих поколений. Моим попечителем, равно как и попечителем Алана, был Хариб. Понятное дело, что я старался его не сердить, в отличие от Алана, который любил время от времени полезть на рожон.
   Хм, - я задумчиво почесала переносицу, - напрашивается вопрос: кто стал новым попечителем Алана?
   - Возможно никто, если у него уже было достаточно сил.
   - А если нет?
   - Тогда ему, вероятно, была бы назначена встреча в мэрии и предложен новый попечитель, но я думаю, что Алан всеми силами пытался бы этого избежать.
   - А ведь это похоже на новую зацепку. - Я взволнованно вскочила и принялась мерить комнату шагами. - Как узнать назначался ли попечитель Алану?
   - Списки попечителей и подопечных хранятся в здании мэрии. - Айрис настороженно следил за мной взглядом. - Но не думаю, что тебе разрешат на них взглянуть.
   - Значит, взгляну без разрешения, - бодренько сказала я.
   Айрис неодобрительно нахмурился, а я снова села на диван, пытаясь составить хоть какой-нибудь план этой диверсии. Загрей примостился у моих ног, и я задумчиво взлохматила его каштановые кудри. Он довольно фыркнул и воспринял это как разрешение положить голову мне на колени.
   - Кристель, - Айрис плавно встал с кресла, - могу я переговорить с тобой с глазу на глаз?
   - Секретики. - Недовольно сморщилась, молчавшая все это время Леда.
   Я украдкой подмигнула ей, мол, какие между нами секретики.
   - Пойдем на кухню, - сказала я.
   Облокотившись на подоконник, Айрис подождал, пока я сяду. Когда-то на этой самой кухне я рассказывала друзьям о выгодном контракте с Корпорацией, и Айрис точно так же стоял у окна и слушал мои доводы, а я точно так же сидела рядом с ним и вертела в руках старую кружку с дешевым кофе.
   Айрис усмехнулся и чуть наклонил голову. Похоже, он тоже вспомнил тот день.
   - А тогда ты и вправду хотел помочь? - Спросила я, прищурившись.- Ну, когда отговаривал меня подписывать контакт.
   - Конечно, Батарейка.- Кивнул Айрис.
   Я усмехнулась, услышав свое старое прозвище.
   - А если бы я согласилась, что тогда?
   - Ты знаешь.
   - А зачем предлагал?
   - Ну, я уже хорошо тебя знал, чтобы понимать, что ты не согласишься, а Хариб распорядился по возможности войти к тебе в доверие. Хотя, - Айрис подвинул табуретку и сел возле меня, - я очень сожалел, что втянул тебя в эту корпоративную сеть, но Хариб вцепился в эту идею как одержимый. Он был уверен, что именно ты ему нужна. Потом, я подумал, что возможно Хариб получит свой кусок денег и отпустит тебя. Ведь это был годовой контракт, а контракты на такие короткие сроки Корпорация заключала очень редко. Я не знал, что все получится так...прости.
   - Это ведь в прошлом. - Я ободряюще улыбнулась. - Тем более что сейчас и ты, и я свободны от всех контрактов. А о чем ты хотел поговорить?
   Айрис вздохнул.
   - Я хотел спросить, что у тебя с Аланом?
   - В каком смысле? - Насторожилась я.
   - Просто....почему тебя так волнует, что он пропал? Он ведь дампир. Я никогда бы не подумал, что ты стала бы так беспокоиться из-за дампира.
   - Ну, за тебя же беспокоилась.
   - Что меня до сих пор удивляет. Но мы все же были друзьями несколько лет. А Алан? Ты в него влюблена?
   Я пожала плечами. До сих пор мне как-то не приходилось разбираться в своих чувствах к Алану. Да и какое это должно иметь значение?
   - Алан стоит того, чтобы я о нем беспокоилась. И, да, он мне нравиться. И то, что он дампир меня не волнует.
   - Не заводись. - Айрис едва заметно улыбнулся, но тут же снова стал серьезным. - Просто тут замешано что-то крайне опасное. Хариб был связан с кем-то влиятельным. Мне кажется, он даже побаивался своих покровителей. Боюсь, как бы и Алан не оказался в это втянут, понимаешь?
   Я задумалась. Блин, возможность встретиться с тем, кого мог опасаться такой скользкий тип, как Хариб меня совсем не радовала, но и паниковать по этому поводу не хотелось. Я умудрилась дойти до Лабиринта и выбраться живой, кто сказал, что я не смогу решить и эту проблему.
   - Понятно, - вздохнул Айрис, - по глазам вижу, что ты уже уперлась, и никуда не свернешь. А Алан знает, что ты не совсем человек?
   Я вздрогнула. Знаю, что Айрис не хотел меня задеть, но он все равно надавил на самое больное место.
   - Знает, - ответила я немного помолчав, - и я не питаю никаких иллюзий на это счет.
   - Уверена? Никаких иллюзий? Так и не научилась врать, Батарейка.
   - Ладно.- Насупилась я. - Мои иллюзии, это мое личное дело
   - Твое. - С готовностью согласился Айрис.- Я лишь хочу защитить тебя.
   Я вопросительно подняла брови. Второй раз я слышу эту фразу от дампира. Я что, правда, вызываю у них сострадание?
   Айрис пристально смотрел на меня, поглаживая энергетический камень в своем кольце.
   - Мне кажется, у тебя какое-то идеалистическое представление об Алане. Эдакий прекрасный рыцарь, рожденный дампиром по воле злой судьбы. Тяжелое детство, печальная юность, но чуткое сердце и добрые помыслы. А он дампир, и останется им несмотря ни на что.
   - Ты тоже дампир, - едко заметила я.
   - О, да. Причем, обманувший тебя дампир. - Глаза Айриса потемнели. - Но дампир в конце концов избравший твою сторону. И только поэтому я должен сказать, что я сам слышал, как Хариб давал Алану распоряжение соблазнить тебя.
   У меня внутри как-то неприятно похолодело, но я приняла равнодушный вид.
   - Мало ли, что там Хариб говорил. Алан не стал бы меня обманывать.
   - Я ни в чем Алана не обвиняю. Просто привожу факты. Хариб сказал Алану соблазнить тебя и попытаться как можно сильнее привязать тебя к себе. Алан поначалу отказывался, пока Хариб не стал рассказывать ему о своей теории, что энергет способен выносить ребенка дампира и остаться в живых. Тогда Алан сказал ему, что ты несовершеннолетняя, и он не собирается нарушать закон, но в его голосе уже послышалось сомнение. Хариб, понял, что наживка проглочена, и перестал давить. Лишь сказал, что Алан должен сделать это до того, как истечет срок твоего контракта.
   Я вздохнула, ощущая как, против моей воли, щеки начинают гореть. В сущности, слова Айриса ничего не доказывали, но оставляли неприятный осадок сомнения.
   - Но зачем? - Я вопросительно посмотрела на Айриса.
   - Причин может быть много, - пожал плечами тот, - но все, что я скажу, будет моими догадками. Хотел ли он защитить тебя, или попытаться манипулировать тобой, я не знаю. Может, он просто хотел ребенка. А дампиру для зачатия ребенка, зачастую, достаточно одного сексуального контакта.
   Я вздрогнула. Черт возьми, ведь я это и раньше знала. Об этом вещают во всех медицинских передачах, даже в программах о здоровом образе жизни умудряются вставить пару слов. Это то, что заботливые мамаши с детства повторяют своим взбалмошным дочкам: ни при каких обстоятельствах, ни за что и никогда нельзя заниматься сексом с дампирами. Они бездушные монстры, для которых жизнь матери его ребенка не значит ровным счетом ничего, они готовы врать, изворачиваться, клясться в вечной любви, короче сделают все, что угодно лишь бы ты не прерывала беременность. Мне вдруг вспомнилась наша последняя встреча с Аланом и я резко встала. Блин, мне тогда даже в голову не пришла мысль о контрацептивах, а теперь уже поздно пить боржоми. Даже если смерть в случае рождения ребенка дампира мне и не грозит, то заводить детей я все равно не собиралась. По крайней мере, пока.
   - Ладно, - сказала я Айрису, тщательно контролируя выражение лица, - будем решать проблемы по одной. Сейчас наша задача: добыть как можно больше информации, чтобы найти Алана.
   В кухню заглянула Леда, с хозяйственной сумкой в руках.
   - Схожу в магазин. - Проинформировала, она, застегивая молнию на куртке. За окном был уже конец октября, но погода стояла сухая и теплая.
   Я увлекла Леду в коридор и тихо сказала:
   - Сможешь по дороге зайти в аптеку и купить пару новейших тестов?
   - Каких? - не поняла Леда.
   - Айзенка, блин, - не удержалась и съязвила я, - Ай Кью проверять будем. Леда, помнишь тот тест на беременность, что я покупала в последний раз для самых ранних сроков? Если будет что-то более точное - тем лучше. И экстренную таблетку купи на всякий случай.
   Леда широко распахнула глаза, но тут из кухни вышел Айрис, и Леда просто кивнула.
   - Скоро буду, - бросила она на ходу.
  

Глава 3

   Леда закрыла за собой дверь в спальню и присела рядом со мной. Спальня Леды при нынешнем наплыве гостей была единственным местом, где мы могли спокойно пошушукаться.
   "Достоверность результата с вероятностью в девяносто пять процентов при использовании данного продукта обеспечивается не ранее чем через восемь дней после полового акта, при условии, что ваш цикл..." - Прочитала я и с досадой отшвырнула тест в сторону.
   Придется ждать еще как минимум четыре дня.
   - Сделай тест сейчас, - посоветовала Леда, - а через четыре дня повторим для перестраховки.
   - Ты права, - я проколола иголкой палец и выдавила каплю крови в специальное углубление, - все же есть вероятность, что я не беременна. Не слишком большая, но есть.
   "Только бы обошлось", - взмолилась я про себя, - "теперь я всегда буду хорошей девочкой, и обо всем буду думать наперед."
   Тест пискнул, и на маленьком табло высветился минус. Результат отрицательный, беременности нет.
   Я облегченно вздохнула, но радоваться пока было рано.
   - Точно, - Леда хлопнула себя по лбу, - ты же у нас теперь супер-мега энергет, значит, мы сможем быстро зарядить заклинание. Заклинание ответа подошло бы как нельзя лучше, и результат будет стопроцентно точным.
   Она вскочила и начала быстро перебирать корешки книг на узком стеллаже.
   - А все из-за того, что я окончательно забросила колдовство и с головой ушла в науку. - Бормотала она. - Оно и понятно, колдовать нынче дорого обходится, ведь энергетические камни не всем по карману. Да и налог на колдовство просто бешенный.
   Для создания заклинания мало знать колдовские руны, мало иметь в запасе кровь ведьмы, надо еще и суметь зарядить энергией эту кровь, чтобы активировать заклинание. Сама ведьма, как правило, этого сделать не может, а на зарядку от энергетического камня требуется несколько дней. Руническая магия - единственный вид разрешенного колдовства, при условии абсолютного соблюдения законодательства регламентирующего использование магии.
   - Ты что же задумала создать и использовать заклинание, не зарегистрировав его в местном отделе безопасности всех существ?!
   - Конечно, нет.- Леда извлекла из кипы книг на нижней полке потрепанную синюю тетрадь. - Разве это заклинание? Это так, баловство! Ничего опасного.
   - Если об этом узнают, мы обе загремим в тюрьму.
   - Не будь такой пессимистичной. - Леда достала из шкафа небольшой кусок льна подходящий для канвы заклинания и черный фломастер.- Мы тихонько создадим заклинание, используем его и сожжем отработанный свиток. Никто не узнает.
   Леда сосредоточенно начала выводить на ткани руны, изредка сверяясь со своей тетрадкой. Вообще говоря, канвой заклинания может служить что угодно, ткань, доска, кирпичная стена, любая поверхность на которой можно изобразить руны. Легче всего зарядить руны написанные на камне, а вот написанные на бумаге напротив зарядить крайне трудно. Канва из дерева или ткани в этом смысле находится где-то посередине, но торговать удобнее заклинаниями, созданными на ткани, поэтому в единственном официально разрешенном магазине заклинаний в нашем городе торгуют готовыми тканевыми свитками с заряженными рунами. За создание запрещенного заклинания предусмотрено тюремное заключение на срок не менее двадцати лет, а за создание разрешенного, но не зарегистрированного - от восьми до двенадцати. Можно понять, что я немного нервничала, от того, что нам предстояло сделать. Леда закончила с написанием рун и, проколов иголкой палец, оставила по капле крови на каждой из них.
   - Теперь дело за тобой,- сказала она, протягивая мне ткань.
   - Отлично, - я зажала ткань в ладонях, - но мы делаем это в первый и последний раз.
   - Конечно, согласилась Леда, и я закрыла глаза, сосредотачиваясь на энергии, идущей из моих ладоней. Кровь ведьмы удерживала энергию, не хуже энергетического камня, и через несколько секунд у меня в руках было полностью готовое заклинание ответа - одно из самых безобидных разрешенных заклинаний. Безобидное потому, что не дает ответов о будущем, и не понимает сослагательных наклонений - только свершившиеся факты и только два варианта ответов: либо да, либо нет.
   Леда благоговейно взяла кусок ткани из моих рук.
   - Я чувствую его, - прошептала она, - это и правда настоящее заклинание. Я сделала заклинание. Ух ты! В первый раз!
   - Тихо ты, - я легонько хлопнула Леду по плечу, - давай побыстрее используем его и избавимся от улик.
   - Ладно,- Леда развернула ткань на полу и положила на нее правую руку, - Я произнесу активирующее слово и задам вопрос.
   Я взволнованно кивнула и сжала руки.
   - Орис! - Громко сказала Леда и руны под ее ладонью вспыхнули на одно мгновенье. - Я хочу знать, беременна ли моя подруга Кристель?
   Я задержала дыхание, а в воздухе на уровне наших глаз вспыхнула черная руна.
   - Расслабься, - улыбнулась Леда, - в этот раз тебе повезло.
   - Это значит... - робко начала я.
   - Не беременна, - Закончила Леда.
   Я вскочила на ноги и принялась прыгать вокруг кровати от избытка чувств.
   Леда, улыбаясь, достала с полки маленький медный тигель, доставшийся ей от бабушки и зажигалку. - Теперь будешь хорошей девочкой?
   - Еще какой, - пообещала я, пока отработанная ткань с заклинанием превращалась в горстку пепла.
   - Все так говорят. - Рассмеялась Леда. - Ровненько до следующего раза.
   - Честное слово. Вот увидишь.
   - Увижу? Это будет незабываемое зрелище. Думаешь, стоит запастись попкорном?
   И мы снова расхохотались.
   В дверь постучали, и в комнату заглянул Ингер в сопровождении Сократа.
   - Вы что тут делаете? - Спросил он. - От вашего хохота стены дрожат. И почему тут палеными тряпками пахнет?
   - Просто смеемся, - сказала я, закусывая губу в попытках сдержаться.
   - И тряпки жжем, - Закончила Леда, после чего мы снова покатились от хохота.
   Сократ завис над горсткой пепла.
   - Заклинание сожгли, - констатировал он.
   - Как ты догадался?- Удивилась я.
   - Вокруг остался энергетический след, плюс сам пепел фонит как разряженный энергетический камень. Рекомендую быстро смыть его в унитаз и молиться, чтобы вас никто не засек.
   Все веселье как рукой сняло. Леда умчалась отмывать тигель, а я вопросительно посмотрела на Ингера.
   - Что за детский сад, - строго сказал он, - только заключения под стражу нам тут не хватало.
   - Это было в последний раз, - пообещала я, - не ругайся. Лучше расскажи, что вам удалось узнать.
   - Ничего особо выдающегося. - Вздохнул Ингер. - Там теперь столько охраны, что даже Сократу не удалось проскользнуть незамеченным. Думаю, что проникнуть внутрь нам вряд ли удастся. Разве что если ты найдешь способ стать невидимкой.
   - Есть такой способ, - в комнате снова появилась Леда с вымытым до блеска тиглем.
   - Если ты о том, о чем я думаю, то только через мой труп. - Ингер грозно сложил руки на груди.- Заклинание невидимости включено в список строго запрещенных.
   - Да, но если никто не узнает... - робко начала я, но Ингер резко оборвал меня.
   - Ты же только что обещала!
   - Послушай, - я глубоко вздохнула, - мне нужно попасть в здание мэрии. Я хотела сделать это ночью, но с заклинанием невидимости это будет гораздо проще.
   - На кой черт тебе понадобилось в мэрию? - вопросил Ингер, и я сжато пересказала ему свой разговор с Айрисом и поделилась соображениями насчет ночного проникновения.
   - Кристель, это самый безумный план, который только можно предложить. Я знаю, что благоразумие не твой конек, но раньше ты была осторожнее.
   - Этот план хорош своей нестандартностью, - возразила я, пропуская подколки мимо ушей, - предложи что-нибудь лучше, или помоги мне.
   - Ладно, - сдался Ингер, - но я действительно должен все обдумать. Не пори горячку без меня.
   Я прижала руки к сердцу и горячо закивала.
   - Для начала я, пожалуй, переговорю с Айрисом, - добавил Ингер усмехаясь.
   - Удивительно, - сказала Леда, когда Ингер вышел, - как тебе удается уговорить нашего рассудительного Ингера на подобные безумства?
   - Это нетрудно, - хмыкнула я, - достаточно предложить ему их возглавить.
   Леда рассмеялась.
   - А теперь, - сказала она, посерьезнев, - мне нужна пара часов, чтобы погрузиться в транс для сеанса спиритизма.
   - Зачем? - не поняла я.
   - Ну, ты же не думаешь, что я знаю руны заклинания невидимости? Мне придется наладить контакт с духом своей прабабушки для оперативного получения этих знаний.
   - Ты можешь говорить с мертвыми?
   - Только с мертвыми ведьмами моей кровной линии. Дух последней ведьмы в роду привязан к отпрыску, унаследовавшему этот дар, так что моя прабабушка обретет покой лишь после моей смерти. Думаю, с получением рун проблем не будет.
   - Хорошо, - я встала, намереваясь уходить, но на пороге добавила - спасибо, тебе.
   - Прекращай! - отмахнулась Леда.
  
   Меня трясло, как осиновый лист, и я в очередной раз зажала нос, чтобы не чихнуть. Хоть осень и выдалась крайне теплой, но ночная прогулка нагишом точно выльется мне в хороший насморк. Вдобавок накануне прошел дождик и мокрая трава неприятно холодила ноги. Интересно, другие нимфы тоже страдали от простуды, или всему виной мое получеловеческое происхождение? Такая досада, что заклинание невидимости действует лишь на живой объект, и всю одежду с обувью пришлось оставить в машине, а мы совершенно голые засели в кустах у здания мэрии. Помимо заклинания невидимости Леда сделала нам два разрешенных заклинания для ночного зрения. Так что теперь мы могли наслаждаться прекрасными ночными видами, но, говоря по правде, это очень быстро перестало меня забавлять. Рядом со мной время от времени слышалось сопение Ингера. Его положение было не лучше моего, но он не жаловался, значит, и я не буду. В руках у Ингера была спящая уличная кошка, которую тот накануне угостил кошачьим кормом вперемежку со снотворным. Видимо, кошка была местная, и кусты вокруг здания мэрии были ее домом, а значит, она уже успела примелькаться здешним охранникам, что, безусловно, было нам на руку.
   - Пора, - шепнул Ингер, когда двое охранников, делавших обход, скрылись за углом.
   Мы подбежали к кирпичной стене. На первом этаже одно из окон коридора было по обыкновению поставлено на проветривание. Хоть там была лишь узкая щель, в которую даже ребенок не пролезет, да и внешние железные решетки смотрелись очень внушительно, но все же оставлять такую лазейку не слишком разумно. Хотя, с другой стороны, это ведь не банк, - какой дурак вообще захочет сюда лезть? Тем более что датчики тепла и движения засекут нарушителя очень быстро. Все-таки хорошо, что кто-то оставил эту щель, ведь иначе нам пришлось бы использовать вентиляцию, а это было бы гораздо сложнее.
   Ингер помог мне взобраться на подоконник и передал мне в руки все еще спящую кошку. Я тукнула ей в нос, заранее заготовленный ватный тампон, смоченный в особом растворе, и кошка открыла глаза. Тут же я впихнула, не успевшее толком очухаться животное в узкую щель окна. Неловко приземлившись на подоконник с другой стороны, кошка, испуганно мявкнув, спрыгнула на пол и задала стрекача. Взвыла сирена и по всему периметру здания зажглись прожектора, а мы со всех ног побежали к главному входу, и вовремя - охранники уже были там.
   - Взлома нет, - сказал тот, что повыше, - проверь по периметру, а я посмотрю внутри.
   Низкий кивнул и побежал за угол, а высокий открыл дверь.
   - Давай. - Шепнул Ингер, и мы бесшумно проскользнули следом. Мы были уже у служебной лестницы, когда мимо охранника бело-бурой кометой промчалась к выходу кошка.
   - Отбой! - Рявкнул он в рацию. - Это всего лишь кошка, черт бы ее побрал.
   Мы подождали, пока охранник снова закроет дверь и прошмыгнули на лестницу прежде, чем он снова установит сигнализацию. Датчики сигнализации были лишь на первом и последнем этажах, а архивы располагались на третьем, так что мы спокойно направились прямо туда.
   - Хорошо, что он не стал включать свет. - Заметил Ингер, тихо шелестя в замке отмычкой, которую он просто пронес в кулаке.
   - Из-за отмычки? - поинтересовалась я. Отмычка была маленькая, и заметить плывущую в воздухе полоску металла в полутьме было невозможно.
   - Из-за следов. - Фыркнул Ингер.
   Я оглянулась. В тусклом свете фонарей на тщательно вымытом полу виднелись мокрые отпечатки.
   - Скоро высохнут, - успокоил меня Ингер, - даже если бы они не высохли, то их затопчут раньше, чем успеют рассмотреть.
   Замок тихо щелкнул и дверь открылась. Нашему взгляду предстала длинная комната с многочисленными рядами металлических шкафчиков. Служащие мэрии по-прежнему были уверены, что самый надежный носитель информации - бумага. А мне кажется, что единственный надежный носитель информации - хорошая память, но даже оттуда ее можно извлечь под гипнозом или умелыми пытками. Так что надежных носителей, пожалуй, не существует.
   - Разделимся. - Предложила я.
   - Я просмотрю левую сторону, согласился Ингер.
   Я свернула направо. Несгораемые шкафы были снабжены плазменными панелями с наименованиями картотек. Я просто нажимала на кнопки подсветки и панели загорались мягким голубым светом. Здесь были списки всех людей обладающих даром, выраженным более чем на пятьдесят процентов. Обладающие слабовыраженным даром и не вступившие в силу регистрации не подлежат. Экстрасенсы, заклинатели животных, мнемоники, телепаты, пирокенетики, маги, ведьмы, энергеты. Энергеты? Где-то в недрах этого шкафа может лежать папка с моим именем. Я не проходила регистрации, но руководство Корпорации, осведомленное о моих способностях, было обязано сообщить в мэрию. Впрочем, какое руководство? Алан лично должен был сделать это.
   Я ввела запрос, и один из ящиков шкафа открылся. Я пробежала пальцами по ряду пластиковых папок и вытащила одну наугад. "Влад Эрдис, родился двенадцатого апреля тысяча девятьсот восемьдесят первого года. Пропал без вести в августе две тысячи пятого", - прочитала я. Б-р-р. И не намного меня старше. Я поставила папку на место и взяла следующую. "Анна Мария Юргона, родилась шестого февраля тысяча девятьсот семьдесят девятого. Пропала без вести в январе две тысячи третьего." Что за черт! Я выхватывала папку за папкой и везде находила одно и то же. Энергеты рождались, проходили регистрацию в мэрии и пропадали после совершеннолетия. Неприятный холодок пробежал у меня по спине. Все это точно не могло быть совпадением, но власти отчего-то смотрели на это сквозь пальцы. Неужели за столько лет никому не приходило в голову связать эти случаи? Это чертовски странно. Я просмотрела все папки и обнаружила двоих зарегистрированных энергетов, которые все еще числились в активных списках. Один из них, если судить по записям сейчас проходил двухлетнюю практику в Чехии, а другая прошла регистрацию всего две недели назад. Имя - Фина Молони. Родилась в Ирландии, а сейчас живет с родителями и старшим братом на площади Прощенных дом двадцать два. С фотографии на меня смотрела медно- рыжая девушка с мальчишески короткой стрижкой. Эх, Фина, лучше бы тебе оставаться в Ирландии. Этот город вовсе не так безопасен, как могло показаться на первый взгляд.
   - Смотри-ка, - раздался за моей спиной голос Ингера, и у меня перед глазами возникла открытая папка, - мы напали на след.
  
   Сигнализация сработала, как только мы спустились на первый этаж. Передвигаясь вдоль стенки, мы быстро миновали недоумевающих охранников, которые уже второй раз за ночь наблюдали полное отсутствие следов взлома.
   - Это черт знает что,- пробормотал один из них, а мы тем временем выскользнули на улицу и бросились бежать. Что бы ни сделали охранники, это больше не имело значения. Элизабет Дартрэ, новая попечительница Алана - вот единственное, что меня волновало.
  

Глава 4

   Пока мы с Ингером, закутавшись в шерстяные одеяла, медленно потягивали согревающий отвар, Айрис поставил машину на ближайшую стоянку. Было решено, что он временно поживет с Ингером, поскольку придавать огласку своему внезапному возращению домой дампир пока не хотел, а его жилье в этом городе было собственностью Корпорации.
   - Завтра я хочу поехать к Элизабет Дартрэ.
   - И что ты собираешься ей сказать, Кристель? - Ингер покачал головой и отодвинул от себя пустую чашку. - Лучше всего будет попросить Сократа последить за ней. Нам нужны доказательства.
   - Нам нужна информация, в этом ты прав. Но если эта сука что -то сделала с Аланом, то...
   -Что? Здесь не Иномирье. Мы должны руководствоваться законами и полагаться на соответствующие силовые структуры. - Ингер откинул одеяло и встал со стула. - Давай не будем пороть горячку. Мы должны действовать обдуманно. Поэтому сейчас предлагаю поспать немного, а утром мы все обсудим.
   - Поддерживаю, - вставила Леда, сонно потирая глаза.- Пошли, Загрей, поможешь мне перенести напольный матрас. Постараемся разместиться с наибольшим комфортом.
   Загрей без возражений покинул кухню, а вслед за ним вышел и Айрис, кивнув мне на прощание.
   - И все-таки, если она тронула Алана хоть пальцем, я ее убью. - Прошептала я, убирая одеяла, и почувствовала, как Жало внутри меня напряглось. Оно было радо подпитать во мне злость, и я позволила ему это сделать. В конце концов, мне не нужно убегать, не нужно прятаться, теперь я хочу догонять и рвать на части. Я могу позволить себе злость. Более того, я должна злиться, чтобы дойти до цели. На злости можно уехать далеко, гораздо дальше, чем на сострадании или жалости, а поводов для злости у меня предостаточно. Я почувствовала, как вспыхнули мои щеки, а сердце стало биться быстрее. Мне захотелось погрузить когти в живую плоть, и это желание было столь сильным, что оставаться на месте было почти больно. Позади послышался тихий скрип, и я мгновенно обернулась. Северин стоял в дверях, зябко кутаясь в махровый халат.
   - Все нормально? - Спросил он, и я инстинктивно вцепилась в спинку стула. Будто стул может меня удержать. Вот теперь-то я начала понимать дампиров.
   - Стой там, - прошептала я, но Северин уже обогнул стол и встал напротив. Я выбросила вперед руку, желая остановить его, но вместо этого моя ладонь сомкнулась на его запястье, а когти вспороли тонкую кожу. Северин ахнул. Теплая струйка крови побежала по моей руке, буквально впитываясь в кожу, и жар внутри стал стихать. Когти втянулись под кожу, и я быстро одернула руку.
   - Прости. - Прошептала я, не решаясь посмотреть ему в глаза, зная, что увижу там ужас.
   - Сам виноват. - Тихо сказал Северин. - Ты же просила не подходить.
   Я удивленно вскинула голову. Северин был спокоен. Так не должен выглядеть человек, видевший как когти Жала жадно впиваются в плоть.
   - Больно? - Я осторожно взяла его за руку. Четыре неглубокие немного кровоточащие ранки. Ничего серьезного, но и приятного мало.
   - Это не больно, - хмыкнул Северин. - Больно четыре часа провисеть вниз головой на солнцепеке, пока слепни превращают твое тело в зудящий укус, а это просто четыре царапины.
   - Ну, я-я, - от удивления я даже начала заикаться, - я не хотела. Это оружие внутри меня. Оно иногда действует само по себе.
   - Ясно. Ты вытащила меня из Лабиринта. Теперь ты можешь царапать меня сколько угодно, я даже не пискну. Только у меня к тебе есть просьба.
   Смеется он надо мной что ли? Я отвела руки за спину и невозмутимо спросила:
   - Какая?
   Северин повернулся спиной и спустил халат до пояса. Между лопаток вздулся пузырями огромный круглый ожог.
   - Это тоже рана до Лабиринта? - Ахнула я.
   - Да. Последняя. Проявилась недавно.
   Я вздохнула.
   - Ты меня переоцениваешь. Лучше было бы попросить Ингера приготовить мазь. - Северин напрягся, и я быстро добавила, - ожоги лечатся тяжелее всего, но я попробую.
   Я открыла энергетический канал и поднесла правую руку к ожогу. Пока я пыталась расслабиться и позволить энергии течь, как ей вздумается, левой рукой я случайно задела серебристую подвеску на шее. Более того, она словно сама запрыгнула в мою ладонь, и энергетический поток в одно мгновение стал в десятки раз больше. Он придавил меня своей мощью, и моя кожа словно запылала огнем. От боли я резко захлопнула канал, и ухватилась за стол, чтобы не упасть. Северин тяжело дышал. Вместо ожога на спине появился еще один шрам.
   - Получилось. - Прошептала я, осторожно трогая цепочку кончиками пальцев. - Что же это такое?
   В кухню заглянула Леда и изумленно застыла на пороге.
   - Уй-ё-ё, - тихо сказала она. Похоже количество шрамов на спине Северина ее тоже впечатлило.
   Северин подтянул халат и обернулся. Несколько секунд мы молчали, но Леда нашлась первой.
   - Все готово, - сказала она, - у вас есть два спальных места на троих, исключая диван в гостиной. Делитесь сами.
   - Пожалуйста. - Северин широко распахнул глаза, - только не оставляйте меня одного. Пожалуйста.
   Я выразительно посмотрела на Леду.
   - Ни-ни! - Леда замахала руками. - Меня в это не впутывай. Я буду спать одна. Ничего личного. Не хочу, чтоб кто-то знал, что я по ночам дышу как Дарт Вейдер.
   Я фыркнула. У Леды отличный способ уходить от конфликтов. Она отмачивает шутку и моментально скрывается, пока никто не опомнился. Вот и сейчас ее уже след простыл.
   - Будешь спать на матрасе, - предупредила я, и Северин энергично закивал.
   - А свет мы оставим? - Спросил он с надеждой.
   - Оставим.
   Хотя свет ночника ни разу не спас меня от Теней, но вслух я этого говорить не стала. В конце концов, любая жизнь не что иное, как иллюзия безопасности, а некоторые иллюзии лучше оставить в покое.
   Дождь, зарядивший ночью, не думал прекращаться и с утра. В конце концов, осень решила вступить в свои права, и унылая серость неба делала мое и без того невеселое настроение еще хуже. За ночь я просыпалась несколько раз, потому что Северин кричал во сне, и каждый раз, когда он просыпался, мне приходилось убеждать его, что это был только сон. Загрей спал крепко, и я была рада, что он как следует отдохнет. Мне самой удалось урвать четыре часа сна под утро, но, вопреки всему, мой организм не требовал больше. Он отдохнул и рвался в бой. Я говорю "мой организм", потому что мне все больше казалось, что он это не я. Раньше мы были одним целым, у нас были одни привычки и потребности, я знала его....то есть себя, а сейчас мое сознание не успевает меняться вместе с ним. Раньше утренний кофе был моим маленьким ритуалом, а сейчас я пью его просто по привычке. С тем же успехом я могу выпить простой воды. Что-то изменилось во мне, и мне это не нравилось. Я превращаюсь в шизофреника, но внешне я спокойна. Я пью свой кофе, а после я отправлюсь на бульвар Гарса и найду Элизабет Дартре. Все просто. По крайней мере пока.
   Дом Дартре находился прямо напротив маленького японского ресторана. Ингер счел это удачным местом для засады, и мы расположились за столиком у окна. Загрей презабавно выглядел в вязаной шапке, но зато она удачно скрывала маленькие рожки. В целом мы производили впечатление студентов, прогуливающих пары, и эту легенду активно поддерживали, громко обсуждая наших бывших учителей. Посетителей кроме нас в ресторане не было и сонный официант, забрав деньги за заказ, удалился в подсобку, а бармен азиат с деловым видом принялся подбивать на калькуляторе какие-то счета.
   - Странно, - Заметил Ингер, не спеша потягивая зеленый чай, - большая часть домов на этой улице продается или сдается внаем. Время спешить на работу, а прохожих нет. Никто не завтракает в ресторане, а чай тут, между прочим, очень приличный. Это я тебе как травник говорю.
   - Смотри. - Шепнул Сократ, тихо сидевший на моем плече, прячась под волосами.
   Створки ворот дома напротив разъехались в стороны, и мы увидели странную парочку. Юная девушка лет восемнадцати, нежно чмокнула в щеку высокого статного мужчину. Словно почувствовав наш взгляд, девушка обернулась, и я успела заметить черные дампирские глаза.
   Инстинкт самосохранения сработал мгновенно.
   - Экранируйся, - успела сказать я эльфу, и тут же страшная сила набросилась на мой собственный защитный экран. Сосущая мощь вытягивала те капли энергии, что просачивались сквозь экран, и он дрожал под натиском, готовый вот-вот лопнуть. Я поспешно нащупала свой кулон, и экран сразу стал ощутимо плотнее. От напряжения мой лоб покрылся испариной, но атака уже прекратилась, а девушка что-то сказала своему спутнику и села в черный автомобиль. Только когда машина скрылась за поворотом, я начала дышать.
   - Сократ, - зашептала я, - ты живой.
   Тихий стон был мне ответом. Ну, стонет - значит жив. Это уже хорошо. Элизабабет Дартрэ, а с моим везением я и не сомневалась, что это была она, на всех произвела впечатление. Сильное впечатление.
   - Теперь я понимаю, почему тут так безлюдно, - с трудом выдавил Ингер, - я бы тоже переехал.
   Тут кто-то дернул меня за ухо
   - Ты видела, с кем она была? - Зашептал Сократ.
   - Честно говоря, не успела рассмотреть. А что?
   - Голову даю на отсечение, что это был эльф. Есть над чем призадуматься, верно?
   Я нахмурилась. История запутывалась все больше, и мне это не нравилось. Какого черта понадобилось эльфу в этом мире, и с какой стати ему якшаться с дампиром?
   - Я собираюсь провести небольшую разведку.
   - Что! - В один голос воскликнули Сократ и Ингер.
   - Дампирша уехала, и я хочу взглянуть, что находится по ту сторону забора.
   - Я могу слетать, - вызвался Сократ.
   - Ты будешь моим прикрытием. Вон с того дерева должен открываться хороший обзор. А вы парни сидите тут, я мигом. Я выскочила из ресторана, прежде чем кто-то успел меня остановить. Возле ворот Сократ, без напоминая, сиганул прямо в зеленую крону одного из вязов, а я нацепила слащавую улыбку и нажала на копку звонка. Дверь открылась. На пороге стоял тот самый тип, которого Сократ принял за эльфа. На сколько я могла судить, это и вправду был эльф. Есть определенные нюансы, позволяющие определить это, даже если длинных ушей совсем не видно: черты лица, светлая тонкая кожа, длинные пальцы рук. Всякий, кто встречал в своей жизни больше трех эльфов, уловит эту закономерность.
   - Слушаю вас, - эльф слегка наклонил голову, изучая меня. Вернее, я предполагала, что он изучает меня, поскольку его глаза были скрыты непроницаемыми солнцезащитными очками.
   - Здравствуйте, - бойко оттарабанила я, - я торговый представитель компании "Трай". Мы занимаемся доставкой любых товаров на дом. С нами вам больше не придется ходить по магазинам. Вы делаете заказ и указываете периодичность доставки, а мы позаботимся, чтобы вы ни в чем не нуждались. Мы работаем с оптовыми поставщиками, и сотрудничество с нами будет выгодным и надежным.
   Все это я сочинила на ходу. По- моему, из меня получилась бы отличная актриса. И отличный торговый представитель, не правда ли?
   - Хм, - эльф задумчиво потер подбородок, - нас, возможно, интересуют подобные услуги. Вы работаете по договорам?
   - Разумеется, - с готовностью кивнула я, - для составления договора нам понадобится список товаров и периодичность поставок.
   - В таком случае вы можете зайти послезавтра во второй половине дня. Список будет готов.
   - Конечно-конечно, - мое лицо должно было выражать крайнюю степень радости, - будем рады работать с вами. Всего доброго.
   - До свидания, - эльф захлопнул дверь, и я неспешно пошла вдоль улицы, продолжая разыгрывать свою роль, на случай если за мной еще наблюдают. Постучалась в соседние дома, где мне, конечно же, никто не открыл, и свернула за угол. Теперь, у меня есть повод зайти в гости к Элизабет, но особой радости от этого я не испытывала. Что ж, будем решать проблемы постепенно. Через пару минут меня нагнали Ингер с Загреем и мы отправились домой. Сократ, правда, куда-то запропастился, но эльфик всегда имел привычку улетать по-английски. Возвращался от тоже по-английски, но я списывала это на межмирную разницу во времени. Для него в Иномирье мог пройти день, тогда как у нас - несколько часов. Это привило ему привычку не здороваться и не прощаться.
   - Кристель, у нас гости, - с порога сообщила мне Леда, а шепотом добавила, - только не говори мне, что они тоже будут жить с нами. В последнее время, наш дом и так похож на общежитие.
   Я настороженно подняла бровь и зашла в гостиную. Там удобно расположились на диване мои новоприобретенные друзья.
   - Наконец-то мы снова встретились, - Марьян улыбался, и его хитрые лисьи глазки превратились в узкие щелочки.
   - Гратулари ор махистери, - Лия церемонно кивнула.
   - Ого. - Только и сказала я. Может это не ахти как вежливо, но мое состояние передало точно.
   - Да-да, - саркастически вздохнул Марьян, - пришли тяжелые времена. У нас проблемы и нам нужна твоя помощь.
   Неподходящий момент для возникновения новых проблем. Впрочем, я любой момент для возникновения проблем считаю неподходящим.
   - Излагай, - только и сказала я, устало плюхаясь в кресло.
   - Я должен начать издалека, чтобы объяснить причины своего беспокойства. Итак, я родился далеко от светлых лесов Виргая, где тебе уже довелось побывать, возле северных гор в общине Олдана - Росомахи. Там я жил вполне счастливо, но лишь до тех пор, пока не произошли некоторые странные события. Прежде всего, звери в округе стали пугливы и агрессивны, но это было не самое худшее. Главное, что энергетический фон вокруг стал ощутимо слабее, и применять магию стало тяжело, а потом с гор медленно стал спускаться туман. Была зима, не самое подходящее время для тумана, вдобавок дули сильные ветры, но туман все равно не рассеивался. Олдан приказал не паниковать, взял с собой нескольких эльфов и ушел на разведку. Вскоре они вернулись, и сообщили, что в горах началось извержение вулкана, и из-под земли забили теплые гейзеры, пар от них с частичками дыма и вулканического пепла создавал этот странный туман. Объяснение казалось логичным, но я не мог успокоиться и полез в горы сам. Со мной был еще мой старший брат по отцу Рай-Горностай. Как только мы с Раем вошли в туман, я почувствовал, что мои силы стали быстро уходить. Я дернул брата за локоть и рванул назад. Нам удалось выскочить к откосу, и мы просто скатились вниз по мягкому снегу. Рай захотел вернуться и убедить общину уйти на другие земли, но я наотрез отказался идти с ним. Мое чутье подсказывало мне бежать немедленно, а я привык ему доверять. Я был еще молод для принесения клятвы верности, и не был неразрывно связан с общиной, так что Раю было нечего предъявить мне. Он назвал меня предателем, а я его глупцом и на этом наши пути разошлись. Я в одиночку отправился в путь и шел до тех пор, пока не попал в общину Фирса. Меня приняли. Все было хорошо, но что-то во мне уже не было прежним после этой вылазки в туман.
   После этих слов Марьян пристально посмотрел на меня, и по моей спине пробежал холодок.
   - Я стал чувствовать пустоту, которую не могу заполнить. Любая магия, требующая применения энергии, давалась мне с трудом, однако я стремился скрыть это и применял лишь самые простые и малозатратные заклинания. В них мне пришлось достичь совершенства, иначе моя община могла заподозрить, что со мной что-то не так, а это могло закончиться чем угодно. Даже самым страшным, что может произойти с эльфом - изгнанием.
   - Прости, что прерываю, - вклинилась я, не в силах сдержать любопытство, - раз уж ты упомянул изгнание, то, может, объяснишь, почему это так страшно. Есть вещи и похуже. Смерть, например.
   Марьян, скорчил одну из своих характерных многозначительных гримас, но все же дал себе труд мне ответить.
   - Эльфы не могут убить члена своей общины. Это не связано с моралью, скорее неодолимый природный инстинкт. Все совершеннолетние члены общины находятся в постоянном контакте друг с другом. Этот процесс не зависит от расстояния, поскольку происходит в совершенно иной плоскости. Это трудно объяснить нечистокровному эльфу, даже крылатые нимфы понимают это лишь отчасти. Как муравей не может выжить без своих собратьев, поскольку не способен переварить пищу в одиночку, так и эльф не способен долго жить один. Даже глава общины не способен всю жизнь прожить один. Мы служим опорой друг для друга. Это что-то вроде обмена энергией, и, если его не будет долгое время, эльф умрет. Клятва верности названа клятвой чисто символически. На самом деле это сложный процесс. Глава общины, доказывая свой статус, передает приносящему клятву определенное количество энергии, пока тот не погрузится в сон. Во время сна устанавливается связь и с этого момента эльф принадлежит к общине и своему учителю, что на нашем языке звучит как махистери. Так что у тебя, можно сказать, есть своя маленькая община, нимфа. Это беспрецедентный случай произошел впервые за всю историю эльфов.
   Если бы я не сидела я бы упала. Энергет, нимфа, носитель зловещего оружия и вот на тебе, глава общины эльфов, это я еще молчу, что за мной повсюду таскается личный сатир, и я с завидной регулярностью попадаю в опасные для жизни ситуации. Не хочу!
   Я обнаружила, что все на меня смотрят. Я что что-то их этого сказала вслух?
   - Хм, - я решила замять ситуацию, - эти шокирующие детали я обдумаю позднее, а пока давай перейдем к цели вашего визита.
   - Хорошая мысль,- кивнул Марьян, - время драгоценно. Дело в том, что в наших землях появились схожие приметы. Звери ведут себя странно, и энергетический фон меняется, но тумана пока нет. Я нутром чую, что грядет беда. Вдобавок разведчики говорят, что видели чужаков на границах наших земель, и они ведут себя подозрительно. Времена клановых войн давно прошли, но любое появление чужаков на границах не предвещает ничего хорошего.
   - Э-э-э, я так понимаю, ты хочешь завербовать меня на вашу сторону?
   Леда покачала головой. Она явно не одобряла, что я готова пойти на очередную авантюру. Я тоже этого не одобряла, но от моего одобрения мало что зависело.
   - Твои методы сражения впечатлили бы кого угодно, - улыбнулся Марьян, - но это не главная цель моего визита. Я бы хотел попросить тебя помочь мне найти причину этих перемен. Найти и по возможности уничтожить то, что находится по ту сторону тумана. То, что выбило меня из Равновесия.
   - В каком смысле выбило? - удивилась я, лихорадочно соображая, во что на сей раз я готовлюсь вляпаться. У меня и вправду имелся должок перед Марьяном, и он вправе был рассчитывать на мою помощь, но лезть в новую передрягу не разобравшись было бы глупо.
   - В том самом смысле. Эльфы не самые сильные из созданий Элиа. Раз в столетие появляется эльф наделенный настоявшей силой, и ему суждено впоследствии стать главой общины и гордостью своего клана. У меня таких сил не было, и после той вылазки в туман мое равновесие сместилось в сторону Илиа. Не сильно, но достаточно ощутимо. Помнишь, ты удивлялась, что мое тело не излучает тепла, и я соврал, что это действие заклинания. На самом деле это последствия произошедших со мной изменений, и я не хотел, чтоб ты это знала. Но теперь этой проблемы нет.
   - Почему?- Подозрительно прищурилась я, и Марьян со смехом отогнул ворот рубашки.
   - Не узнаешь?
   Среди нескольких тесемок и плетеных шнурков был один подозрительно знакомого цвета.
   - Мои волосы? - удивилась я.
   Марьян кивнул.
   - Я всегда стремился к новым знаниям, справедливо полагая, что в них моя сила. Однажды мне удалось подслушать один разговор, из которого я узнал, что, добровольно отданная прядь волос нимфы служит сильным энергетическим оберегом, пока нимфа жива. Я сразу понял, что ты не простая нимфа, и не ошибся. Твои волосы передают твою энергию и помогают мне поддерживать мое внутреннее равновесие. Более того, моя внутренняя энергия так возросла, что я мог бы даже стать главой общины с твоей помощью. Сама понимаешь, как мне важно, чтоб ты осталась в живых.
   Вот ведь хитрый лис. Из всего смог извлечь выгоду, и при этом я все еще ему должна. С ним надо держать ухо востро.
   - Положим, я не против тебе помочь, но у меня послезавтра во второй половине дня запланировано небольшое, но очень важное дельце. - Я притворно тяжко вздохнула и развела руками. - Не факт, что после я останусь жива, так что можешь не строить далеко идущих планов на мой счет.
   Марьян хмыкнул.
   - До завтрашнего вечера у нас уйма времени. Причем, если добавить разницу во времени с вашим миром, то ты даже успеешь отдохнуть. А я со своей стороны честно постараюсь, чтоб тебя никто не прикончил. Тем более что я лишь прошу тебя разобраться, что нам угрожает, чтобы мы сообща могли найти способ это уничтожить. А твоя способность к выживанию вообще вселяет в меня непробиваемую уверенность в моем дальнейшем благополучии.
   - Ну, раз так, то я думаю, что смогу помочь тебе. - Сказала я, вставая.
   - По рукам, - Марьян шагнул ко мне и протянул руку.
   - По рукам. - Согласилась я.
   - Эй! - в комнату влетел взъерошенный Сократ. - Опять ты заключаешь подозрительные сделки с подозрительными эльфами без меня!
   Даже непонятно какой факт возмутил его больше: то, что я вообще заключаю сделки или все-таки то, что без него.
  
  

Глава 5

   Сократ тоже был обеспокоен нестабильностью энергетического фона. Хотя поляна крылатых эльфов была далеко от земель эльфов лесных, но крылатые безобразники совали свои любопытные носы во все уголки Иномирья и не только. Разве что только морозов они не любили, так что в северные регионы залетали не часто, но и в холодных областях бывает короткое лето, есть свои растения и свои эльфы, которые, зачастую мирно общаются со своими теплолюбивыми собратьями. Так что крылатых эльфов можно было назвать самыми осведомленными жителями Иномирья. И эти жители что-то недоговаривали.
   Амарилла задумчиво наматывала на тонкий пальчик изящный золотой локон. В легком платье из полупрозрачных многослойных тканей, перевязанных под грудью серебристым поясом, она походила на юную девушку, которой едва исполнилось восемнадцать лет, и с трудом верилось, что три рослых златокудрых эльфа рядом с ней на самом деле ее сыновья. Лия и Марьян остались сидеть на другом краю поляны тихо как мыши, поскольку Амарилла сказала: "Только шевельнитесь, любезные, и я заставлю цветы в одно мгновение прорости сквозь вас. Я понятно изъясняюсь?"
   Лия в ужасе посмотрела на меня, и я успокаивающе ей подмигнула. Мол, все под контролем. А Марьян, если и собирался что-то сказать, то счел за лучшее захлопнуть варежку, и сидеть тихо. Не трус, но и не дурак.
   Я сидела, прислонившись к теплому пушистому боку брилака.
   - Ох, ну почему с тобой все так трудно. - Вздохнула Амарилла. - нет бы послушать меня и настрогать десяток очаровательных нимфочек наделенных твоими энергетическими способностями, и одним махом восстановить численность нимф, да к тому же склонить чашу баланса в сторону Элиа.
   - Интересно, как бы это у меня так быстро получилось? - Возмутилась я.- Законы природы еще никто не отменял.
   - Ну, пришлось бы ускорить процесс. Ты ведь нимфа, а у них свои законы.
   Я пожала плечами, демонстрируя свое полное неведение в этих вопросах
   - Ничего-то ты не знаешь. - Вздохнула Амарилла - ни об устройстве мира, ни о своих возможностях. А все человеческая кровь виновата. Ты ведь наполовину человек?
   - Да. Мой отец был человеком.
   - Значит, твоя настоящая мать была самой дальновидной из всех нимф, раз тебе удалось выжить. Причем не просто выжить, а получить достаточно иномирской крови, чтобы быть нимфой и достаточно человеческой крови, чтобы быть энергетом. Нужно было быть очень смелой нимфой, чтобы позволить своей дочери сохранить и человеческую кровь. - Видя мое недоумение, Амарилла пояснила. - При зачатии нимфа выбирает не только по ребенка, но и его кровь, то есть набор передаваемых ему генов. Сам факт зачатия и развитие плода тоже определяется нимфой. Нежеланных детей у неё не бывает.
   У меня аж зубы заныли от досады. Столько лет я зря волновалась. Столько нервов порвано просто так!
   - Кстати, - Добавила Амарилла, - избрав своего сатира, нимфа обязывается однажды родить ему сына. Ты не знала?
   Что ни день, то новости. Я закусила губу, обдумывая свое положение, но пришла к выводу, что у меня сейчас полно других проблем. Хорошо, что мой сатир отправился в свой лесной домик, а то ему эта информация точно пришлась бы по душе.
   Словно прочитав мои мысли, Амарилла лукаво улыбнулась.
   - Ты не должна подвергать себя опасности, - вкрадчиво сказала она, - Твой род будет особенным.
   - Амарилла, а ты не думала, что могут быть и другие? Может, есть еще нимфы в моем мире?
   -Ох, - Амарилла прикрыла глаза и покачала головой. - Я думала об это много раз, но кто же будет заниматься поиском. Я не должна покидать свой народ, а мои дети чересчур молоды, и не способны чувствовать ауры. Они не могут отличить нимфу от человека. И потом, ты ведь знаешь, что энергия Элиа у нимфы не велика, но ее достаточно, для слияния со своей стихией и управления своими силами. Энергет же напротив обладает мощной энергией, но не способен ее применить. А теперь только представь себе, что ты сможешь при слиянии этих способностей. Недаром Осиное Жало слилось с тобой воедино.
   - Ты знала, что такое может случиться? - Спросила я, нервно потирая руки.
   Амарилла покачала головой.
   - Если бы я могла это знать, я бы предпочла удержать тебя силой, но тогда мне казалось, что ты, почувствовав силу Жала, избавишься от него и вернешься. Сейчас тебе кажется, что этот артефакт сделал тебя сильнее, но со временем, когда ты научишься понимать и использовать свои силы, ты поймешь, что он ослабил тебя. Он использует часть твоей собственной энергии, чем сильнее ты, тем больше будет вытягивать Жало, за счет этого оно способно исцелять твое тело, мобилизовывать внутренние резервы в стрессовых ситуациях, но помимо энергии ему всегда нужна свежая кровь и свежая смерть. Если оно не получит желаемого, оно...Впрочем я даже не знаю, что произойдет. Жало всегда получало желаемое. Недаром оно принадлежало воительницам, у которых никогда не было недостатка в битвах. Большинство амазонок были нимфами, не сумевшими слиться со своей стихией, или не пожелавшими делать это, поэтому их королевы с легкостью отдавали свою энергию Жалу и получали боевое преимущество взамен. Я не боюсь, что ты не справишься с Жалом, но мне жаль, что этого нельзя изменить. Однако, - Амарилла чуть заметно подалась вперед, - Сократ говорил, что у тебя есть знак Харут.
   Я кивнула.
   - Покажи, - потребовала королева.
   Я втащила из-под майки тонкую серебряную цепочку с полукруглым амулетом.
   Ее правая рука дернулась вперед, и на какое-то мгновение мне показалось, что она сейчас сорвет его с моей шеи, но Амарилла медленно опустила руку.
   - Можно мне потрогать его, - спросила она. Я и не подозревала, что в ее голосе могут быть такие мягкие интонации, даже неудобно было бы ей отказать. Надеюсь, она не вцепится в него с криком "Моя прелес-с-с-ть".
   Я сняла цепочку и протянула ей, но Амарилла лишь слегка коснулась медальона кончиками пальцев.
   - Ключ Харут. - Тихо сказала королева. - Это прекрасно и печально одновременно.
   - Почему? - Удивилась я.
   - Он появляется лишь в трудные времена, когда Равновесие готовится пересечь критическую точку. Это значит, что где-то далеко светлый Малит видит нас. Если бы равновесие критически сместилось в сторону света Элиа, то появился бы темный знак Марут. - Амарилла помолчала немного, а потом добавила. - Я не стану больше уговаривать тебя остаться здесь в безопасности. Пусть Малит направляет твой путь, а я буду надеяться, что ты не будешь принесена в жертву для поддержания Равновесия. Но я скажу лишь, что если тебе понадобится помощь, не стесняйся - спрашивай. Я хочу, чтоб ты осталась жива. - И, словно не желая показаться чересчур сентиментальной, Амарилла лукаво улыбнулась и сказала, - ведь за тобой еще есть должок, и никто тебя за язык не тянул. Я помню-помню.
  
   "В сущности, мы не собираемся ввязываться ни в какие неприятности",- напоминала я себе, зарываясь руками в мягкую шерсть брилака, - "Это разведывательная операция и ничего более" Такие мысли изрядно успокаивали меня, и позволяли хоть немного расслабиться. Со мной помимо Лии, Марьяна и брилака отправился Сократ и Загрей. Ингер сильно порывался нас сопровождать, но, если я в чем-то упрусь, то против меня нет приема, и моему другу пришлось остаться присматривать за Ледой и Северином. Хватит с него и той передряги с эльфами, в которой мы уже успели побывать. Марьян шел впереди, Лия в облике куницы осуществляла дальнюю разведку, а я с комфортом ехала на брилаке в компании Загрея и Сократа. Приятное разнообразие наконец-то путешествовать не на своих двоих, а на таком боевом товарище как брилак. Солнце уже село и в лесу стало стремительно темнеть, но был уверен, что ночью идти безопаснее, и я решила ему довериться. С помощью портала мы вышли неподалеку от лесной опушки обозначавшей границу эльфийских земель, за ней проходил небольшой овраг, а дальше начинался эльфийский лес, в котором мне уже довелось побывать. Сверху бесшумно спрыгнула куница, мгновенно обращаясь в миниатюрную эльфийку с луком наперевес.
   - Вихиле, - зашептала она, жестом останавливая нас, - илис хоспеси.
   Марьян насторожился
   - Так близко? Много их?
   - Септи децимас ан парум минор.
   - Поняли? - Марьян повернулся к нам.
   Сократ кивнул.
   - Примерно семьдесят чужаков на границе. Сколько эльфов в вашей общине?
   - Собираешь сведения! - Зашипел Марьян.
   - Пф-ф. - фыркнул Сократ. - Мы с вами войну затевать не собираемся, и не воображайте. А если нападете на нас, то долго ли нам разлететься в разные стороны и воюйте себе на здоровье. Сколько раз такое было.
   Марьян тихо зарычал, и я решила прервать дискуссию.
   - Мы сюда не спорить пришли. Если у чужих эльфов воинственные намерения, то твоя община справится с ними или нет?
   - Справится, - бросил Марьян, - но вчера их было вдвое меньше. Они стягивают силы.
   - Ид инсоленс.- Вставила Лия. - Атуим ацес эди про. Эт нон эди умра анимилиэ
   - Она сказала, что у них черные глаза и нет животной тени. - Перевел Сократ - Значит, они не могут обращаться в животных, да?
   - Да, - Марьян посмотрел на меня, - но их много. Это плохо.
   - Тогда вам нужно атаковать первыми.- Предложила я, но Марьян покачал головой.
   - После клановых войн мы приняли уговор нападать лишь в случае нарушения границ. Нарушителей будут преследовать все кланы. Развязавших войну тоже.
   - Тогда мы ничего не можем сделать. Не стоит тут задерживаться, если мы не хотим неприятностей. - Неподалеку от нас через четверть часа откроется портал, идущий на север, - проинформировал Сократ, кружа вокруг головы Марьяна.
   - Куда идти? - Марьян раздраженно махнул рукой, и Сократ молча указал дорогу.
   Портал вывел нас к северной границе, где вместо лиственного леса начинался темный сосновый бор. Когда-то эльфийский лес показался мне зловещим, но этот бор не казался - он был. В густой тени под каждым деревом темнота была живой и смотрела на нас угрожающе.
   - Что-то мне нехорошо. - Сказал Сократ. Маленький эльф был бледен, и казалось, что он вот-вот упадет в обморок.
   - Со мной такое уже было, когда мы впервые подошли близко к туману. Дальше ему идти нельзя. - Резюмировал Марьян.
   - Если я отдам ему прядь своих волос, это поможет?
   - Нет, нимфа. Прости, но это можно сделать только один раз. Ты свой оберег уже отдала мне, больше это не сработает.
   Я нахмурилась и повернулась к Загрею.
   - Ладно. А, ты как себя чувствуешь?
   Сатир пожал плечами
   - Хорошо.- Одними губами прошептал он.
   Я вопросительно посмотрела на брилака, и тот успокаивающе засвистел, уверяя, что он тоже в порядке.
   Сократ, пошатываясь, неловко перелетел на брилака и крепко вцепился в его белую шерсть.
   - Мне уже лучше, - негромко сказал он, - я просто немного устал.
   - Ясно, - Марьян подошел ближе, - этот крылатый зверь обладает первородной энергией Элиа, способной заполнять пустоты. Как же я сразу не заметил. Это твое присутствие, Кистель, сбило меня с толку. Да и еще то, что все первородные погрузились в вечный сон еще до нашего появления. Только джинны помнят их. Да, еще, может, сам хозяин Лабиринта.
   - А вы? - Я перевела взгляд с Марьяна на Лию. - Вы почему так спокойны?
   - Ты так и не поняла? Из-за тебя. Я получаю энергию из оберега, а Лия обменивается с тобой энергией, как со своим махистери. Пока ты жива с нами все будет в порядке.
   - А Загрей?
   - С ним тоже все будет хорошо.
   Я немного успокоилась, но мне все же хотелось свести пребывание в этих местах к минимуму. Да и кто знает, как на нас подействует этот пресловутый туман.
   - Значит, пойдем дальше? - Я посмотрела на Сократа. - Может, вы с брилаком останетесь здесь?
   - Нет, - Сократ сел, - без меня вы точно заблудитесь. Я в порядке, честно. И у меня есть план.
   Только Сократ так может: только что он чуть не упал в обморок, а через две секунды у него уже есть план. Все уставились на маленького эльфа, гордо восседающего на брилаке, и тот, сделав торжественную паузу, продолжил.
   - Если я правильно понял, то эпицентром нашей проблемы следует считать гору Альбарнеу, где Марьян впервые столкнулся с этим явлением, верно?
   - Верно, если только все не началось еще в ледниках Невелии, - процедил сквозь зубы Марьян.
   - Значит, мы можем либо дальше постепенно продвигаться на север порталами, либо подождать до девяти утра, и в паре километров отсюда откроется десятиминутный портал прямо на вершину Альбарнеу. Десять минут это достаточно много, и мы успеем оценить обстановку и вернуться, в случае неблагоприятных воздействий тумана.
   - Сократ это гениально! - Я сразу воспрянула духом. - В случае опасности мы просто отступим.
   - Ну, да, я гений, - скромно потупил глазки, Сократ, - рад, что да всех это, наконец, дошло.
   - Ну-ну, - я улыбнулась, - предлагаю, отправиться к месту открытия портала и разбить там лагерь.
   Чтобы попасть, к месту открытия портала нам пришлось вернуться назад, но это обстоятельство всех только обрадовало. Чем дальше мы отходили от зловещего бора, тем легче становилось на душе, а в месте назначения его влияние почти сошло на нет.
   Наломав побольше еловых лапок, и устроив их них подстилку, мы расположились на ночлег. Костер разожгли скорее для отпугивания зверей, чем для тепла, но его уютное потрескивание вкупе с усталостью послужили для меня наилучшим снотворным, и я, уютно устроившись под боком у брилака, уснула без задних ног.
   Проснулась я необычно рано. В последнее время мне было достаточно всего лишь нескольких часов для полноценного отдыха, и меня это вполне устраивало. В костре еще тлели красные угольки, и я подбросила сверху пару сухих веток. Солнце еще не взошло, но было достаточно светло и в костре не было необходимости, однако мне захотелось просто посмотреть на огонь, пока остальные еще спят.
   - Еще рано, - из-за дерева вышел Марьян с сумкой на плече. - Можешь поспать.
   - Спасибо выспалась. Что в торбочке?
   Хмыкнув, Марьян высыпал на землю кучку спелых лесных орехов.
   - Легкий завтрак. - Пояснил он. - Лия отправилась разорять птичьи гнезда, а я набрел на орешник неподалеку.
   Я сжала орех между пальцами и резко выпустила когти Жала. Скорлупа треснула, и на ладони осталось круглое ядрышко, которое я отправила в рот, и хитро посмотрела на Марьяна.
   - Страшно?
   - Нет, - улыбнулся Марьян, - мне ты вред причинить не сможешь.
   - Из-за той пряди?
   - Да.
   - А ведь ты обманул меня. Почему ты не сказал все сразу, когда просил прядь моих волос?
   - Ну, - Марьян прислонился к дереву и сложил руки на груди, - ты могла бы решить, что хочешь отдать ее своему дампиру или своему сатиру, или мало ли у тебя кандидатов.
   - Ты прав. - Я пожала плечами, понимая, что ничего уже не изменить. - Но, если есть еще что-то, что ты от меня скрываешь, то я хотела бы узнать это сейчас.
   - А то что? - Ухмыльнулся Марьян.
   - Обижусь, да - притворно надулась я, хотя если честно, я не злилась на Марьяна за обман. Возможно, на его месте и я поступила бы так же.
   - Давай так, - Марьян взял охапку еловых лапок и положил их поближе к костру, - ты задавай вопросы, а я буду отвечать тебе правду. Если ответ мне неизвестен либо я не могу сказать правду, то я просто промолчу, идет?
   С этими словами эльф уселся на лапник и предложил мне сесть рядом.
   - Ладно, - я села спиной к огню, чтобы видеть лицо Марьяна, - начнем с того, что я хотела бы узнать побольше об этом мире. Конкретнее, кто, к примеру, является моим антиподом илиа.
   - Твоим антиподом, как наяды? - Уточнил Марьян, и я кивнула. - У наяд и океанид схожие создания антиподы. Это речные и морские лобасты - уродливые создания, которые умеют обращаться в людей, но только до пояса, а вместо ног у них остается рыбий хвост и оттого они не могут жить на суше. Для наземных нимф есть ламии - полулюди полузмеи. В отличие от лобаст, ламии могут обращаться в людей, но нимфы всегда видят их реальный облик. Предвосхищая твой вопрос, скажу, что и у сатиров есть свои созданий илиа. Это эмпусы - женщины с ослиными ногами, но ни ламий ни эмпус сейчас тоже не встретишь. Поскольку ламии питались кровью нимф, а эмпусы пожирали сатиров и маленьких сатирят, то с исчезновением пищи исчезли и хищники. Лобасты по-прежнему населяют некоторые водоемы, поскольку оказались способными питаться рыбой, падалью и абсолютно любым мясом, но так как мужские особи у них появляются раз в сто двадцать лет, то их численность не превышает определенных пределов.
   Вот тебе и русалочки. Нежные влюбчивые создания с рыбьим хвостом.
   - А эльфы? Что насчет их антиподов.
   - Эльфы, как более поздние и более слабые создания элиа, не имеют конкретного антипода. Мы уравновешиваем некоторых слабых созданий илиа, населяющих эти земли.
   Марьян подтянул одну ногу поближе к себе и положил подбородок на колено. Красно-рыжие волосы рассыпались по плечам, скрыв острые уши, и если бы не странные желтые глаза, то он бы мог показаться обычным парнем. Вот только этому парню триста лет и он уже рассчитал все на десять шагов вперед. Меня не покидает ощущение, что он заранее знает все, что я скажу.
   И я сказала.
   - А за что вы так не любите нимф?
   Марьян насмешливо приподнял брови. Так делал наш преподаватель химии, когда собирался устроить фронтальный опрос. Он говорил: "Ну-ну, сейчас мы посмотрим, что вы усвоили из прошлой лекции". И потирал руки.
   - Ну-ну, а ты считаешь, что все их обожали?- Я вздрогнула и впилась взглядом в его желтые глаза.- Поверь, их есть за что опасаться.
   - Поподробнее. - Я справилась с удивлением, всем видом показывая готовность слушать, и Марьян продолжил.
   - Они с удовольствием морочили голову любым существам мужского пола. Устраивали им всяческие каверзы, чтобы посмеяться. Если нимфа влюблена, она олицетворяет все лучшее, что есть в женской природе, но если нет, то пиши пропало. У сильных созданий элиа есть иммунитет, к их чарам, но более слабые могут попасть под их влияние. Сколько клановых войн началось с их нежных вздохов. Сколько эльфов погибло. Если ты любишь нимфу, то ты готов на все. Абсолютно все. Но когда она исчезает, ты все теряешь. Исчезает самоконтроль, чувство страха и желание жить. С этого дня начинается поиск смерти.
   - Похоже, будто ты знаешь, о чем говоришь.
   - О, - Марьян криво усмехнулся, - поверь мне, я знаю, о чем говорю. Из-за одной из них я сорок лет провел под землей взаперти. Меня связывали, когда я хотел убить себя. Меня усыпляли, когда я впадал в бешенство и пытался убить других. Я просил смерти. Я умолял прикончить меня, но постепенно эти вспышки происходили все реже, и через сорок лет я окончательно излечился от наваждения. Мне еще повезло, что Фирс не изгнал меня, позже он был куда более строг к отступникам, но тогда поговаривали, что он сам не безгрешен. Последние двадцать лет он стал особенно строг. И хотя чистокровные нимфы больше не встречались, но цветочные нимфы тоже попали под запрет. Любые контакты с существом, в котором есть хоть капля нимфической крови, караются изгнанием. Без вариантов.
   - А ведь Амарилла, говорила, что вы просто поддерживаете частоту своей расы.- Заметила я.
   - Конечно. Какого еще объяснения можно ждать от полунимфы. Они никогда не поймут нас. Вспомни Лию и Демосфена. Подумай, чем она рисковала ради него, а чем рисковал он? В итоге он вдоволь потешился со своей игрушкой, а она осталась совершенно одна. При этом он достаточно нимфа, чтобы процесс расставания Лия переживала болезненно, но она не сломалась. Она даже смогла продержаться достаточно долго без связи с общиной, что само по себе подвиг. А Демосфена мучили ли угрызения совести? Сомневаюсь.
   В таком свете я себе этого не представляла.
   - С Демосфеном я еще поговорю, - процедила я сквозь зубы, - а для Лии я больше ничего не могу сделать. Мне жаль ее, но я не могу отвечать за действия всех нимф.
   - Этого и не нужно. Я знаю тебя, но я знаю и то, что по твоим венам течет кровь нимфы. А значит, что ты все это можешь. Тому, кто хоть раз испытал действие нимфмческих чар на себе, этого не забыть. Но даже это не самое плохое. - Марьян сел прямо и сжал кулаки. - Самое плохое, что за триста лет я не испытывал большего наслаждения, чем то что пережил с этой нимфой. И за это я ее ненавижу.
   Я молчала. Марьян зачастую казался расчетливым и спокойным, но он не всегда был таким, и это открытие было удивительным и грустным. Возможно, часть этих мыслей отразилось на моем лице, и в его глазах мелькнуло что-то похожее на сожаление, но уже через секунду все исчезло.
   - Милая, ты жалеешь меня? - Он придвинулся ближе. - Я мог бы использовать это в своих интересах, но не стану. Возможно, при других обстоятельствах я бы убедил тебя в исключительной нежности моей натуры, но сейчас нам слишком многое предстоит сделать вместе, и я хотел быть с тобой честным. Мне повезло больше, чем другим, ведь ты, возможно, последняя нимфа, и у меня есть твой оберег, дающий иммунитет к нимфическим чарам. Вдобавок ты энергет, и твой оберег наполняет меня особой энергией. Ты все еще, думаешь, что мне нужна жалость?
   Я покачала головой.
   - Я не знаю, что тебе нужно, и не заблуждаюсь на твой счет, но я всякий раз вспоминаю нашу первую встречу, когда ты пытался предупредить меня об опасности. Ты не был со мной честен до конца, пусть так, но я не сожалею, что отдала тебе оберег. Пусть я последняя нимфа, но я все еще надеюсь раскрыть тайну их исчезновения, и, если нимфы вернутся, я буду рада, что у тебя есть иммунитет.
   Марьян выглядел удивленным. То, что я могу удивить трехсотлетнего эльфа, по-моему, надо считать признаком крутизны, правда?
   - Иногда, при общении с тобой мне кажется, что я что-то упускаю, и это заставляет меня немного нервничать. - Сказал Марьян, хмуря темно-рыжие брови. - Постой! Ты сказала, что хочешь раскрыть тайну исчезновения нимф? Да нет никакой тайны!
  

Глава 6

   - В смысле? Что значит, нет тайны? - От удивления я вскочила и теперь смотрела на Марьяна сверху вниз.
   - Я объясню. Все началось через сто лет после открытия порталов.
   - Но, - возразила я,- порталы и открылись около ста лет назад
   - Для тебя они открылись сто лет назад, но здесь время движется приблизительно в 2,4 раза быстрее. То, что в твоем мире прошло сто лет значит, что здесь минуло двести сорок. Понятно.
   - Да, продолжай.
   - Тогда произошло самое значительное колебание Равновесия с момента разделения миров, и это началось.
   - Что началось? - Я сжала кулаки от нетерпения.
   - Слабейшие нимфы стали обращаться в каменные статуи. Более сильные продержались дольше, но в итоге оказалось, что чистокровные нимфы чересчур чувствительны к колебаниям энергий. Способность сохранять чистоту крови их погубила, а когда это стало очевидным, по- видимому, было уже поздно.
   Я переваривала услышанное.
   - Но, - осторожно заметила я, - мне не встречалась еще ни одна статуя. Они что сквозь землю провалились что ли?
   Марьян хихикнул.
   - Почти угадала. Они находятся там, куда рано или поздно попадает все утраченное, там, где нет постоянных законов пространства и времени. В петле реальности, которую мы зовем Лабиринтом.
   Я замерла, и Марьян выжидательно поднял вверх рыжие брови.
   - Сократ! - Взвыла я, и две напуганные моим воплем белки бросились прочь от нашей стоянки.
   - А-а? - Эльфик выглянул из густой шерсти брилака и сонно протер глаза.
   - Поди-ка сюда.
   Сократ, знал меня достаточно давно, поэтому сразу впорхнул на дерево и затараторил:
   - Это не я! Я ничего не делал!
   - То-то и оно. А должен был сказать мне, что нимфы в Лабиринте. Спускайся сейчас же, а то я за себя не отвечаю.
   - Кристель, - заныл Сократ, - не злись. Я не мог тебе сказать. Амарилла запретила мне касаться этой темы.
   - И ты мне врал!
   - Для твоего же блага. Ты стала бы их искать, возможно, отказалась бы возвращаться из Либиринта, пока....в общем, их не вернуть. Они мертвы.
   - Нет. Ты не понимаешь. Хариб ведь смог вернуть Сциллу к жизни из каменной статуи и собирался сделать это снова. Значит, есть способ. Значит, - Я пошатнулась и, ухватившись руками за ствол, добавила шепотом, - я могла бы найти ту нимфу, которая меня...
   Я медленно осела на землю.
   - Именно этого я и боялся, - Сократ слетел вниз и завис на уровне моего лица, - пожалуйста, Кристель, выбрось из головы эту бредовую идею. Нимфы оказались неприспособлены жить в условиях столь сильного смещения Равновесия. Прими это как факт.
   Я покачала головой. Злости уже не было. Я вообще не сторонник поздних сожалений, но любая ложь неприемлема для меня. Я всегда предпочитаю знать правду, даже если эта правда может меня убить.
   - Ты должен был сказать мне, Сократ. - Я пристально посмотрела на него, и тот вздрогнул. - Так поступают друзья. Я знаю, что могу совершать необдуманные поступки, но я достаточно большая девочка, чтобы самой отвечать за себя. И то, что моя настоящая мать в виде каменной статуи находится где-то в Лабиринте, должен был сказать мне ты, а не Марьян.
   Сократ виновато опустил взгляд.
   - Прости, Кристель. Я думал, что так будет лучше. Мне жаль.
   - Да. - Я выпрямилась. - Тут мне уже ничего не изменить. Давай пока разберемся с тем, что есть. Сколько еще осталось до открытия портала?
   - Два часа восемь минут.
   Сократ опасливо присел на мое плечо, словно ожидая, что я смахну его.
   - Хорошо.- Я сложила руки на груди. - Значит, есть время подготовиться.
  
   Все мышцы были напряжены, словно перед прыжком в воду с десятиметровой вышки. Разница была лишь в том, что, прыгая в воду, ты знаешь, что тебя ждет в конце маршрута, а нас ждала полнейшая неизвестность.
   Воздух загудел, и я шагнула вперед, не в силах больше выносить напряженного ожидания. Мои ноги оказались в грязи и я, поскользнувшись, шлепнулась на бок. Загрей, выпрыгнувший следом, тоже не устоял на ногах.
   - Что за! - Маръян взмахнул руками, но сумел удержать равновесие. - Откуда здесь грязь!
   Я с трудом поднялась на ноги и сразу же ощутила давление окружающего воздуха. На меня словно навалилась усталость, и каждое движение давалось с трудом. Некоторое время я просто стояла пытаясь, понять, что же происходит, а потом до меня дошло: вокруг был абсолютный энергетический вакуум. Энергетическая связь со вселенной исчезла, и я была этим изрядно ошеломлена. Словно срубленное дерево, которое все еще продолжает расти, но нет больше корней питающих его. Я нащупала амулет, и его теплая тяжесть легла в мою ладонь. Маленький кусочек энергии вселенной все еще был со мной, а значит, какое-то время мы сможем здесь продержаться.
   - Визере хили!- Воскликнула Лия, указывая наверх. Все, как по команде подняли головы и застыли. Вверху грязь постепенно переходила в выжженную черноту с жалкими остовами обгоревших деревьев, между которых мелькали красные точки, а сквозь слой темных густых облаков мерцала багровым светом вершина горы Альбарнеу. Этот набор красок был столь невероятен, что я невольно зажмурилась, проверяя, не сплю ли я.
   Вдруг красное пятно отделилось от вершины потянулось вниз
   - Что это? - Я осторожно пошла вперед, пытаясь разглядеть что-то сквозь черные силуэты деревьев. - Если это лава, то она движется чересчур быстро.
   - Если бы это была лава, то она двигалась бы сплошным потоком. - Прокомментировал Марьян.
   Вдруг красное пятно распалось на отдельные точки, которые стали растягиваться в цепочку. Теперь точки начали приобретать знакомые очертания.
   - Ифриты! - Взвизгнул Сократ. - Уходим!
   Мы метнулись назад в портал, но ничего не произошло. Я готова была поклясться, что слышу характерное гудение в воздухе, но сколько я не пыталась перешагнуть невидимый барьер, я неизменно оказывалась по щиколотку в густой черной грязи у вершины горы Альбарнеу.
   - В чем дело? - Я нервно оглянулась на неумолимо приближающихся ифритов. - Где портал?
   - Я чувствую, что он здесь, - Сократ проворно вскарабкался на голову брилака и прикрыл глаза. - Просто что-то мешает.
   - Я, кажется, понял, - Марьян задумчиво провел по воздуху рукой. - Энергия портала здесь рассеивается слишком быстро, а в этом случае портал превращается в энергетический водоворот и препятствует движению в обратную сторону.
   - Что будем делать? - Жало хотело драться, но я понимала, что драка с ифритами может закончиться для нас плачевно. Здесь ведь не было джиннов с их заговоренными стрелами, а мы мало что можем сделать против этих исполинов с их невероятной силой и кровью прожигающей плоть не хуже раскаленного железа.
   - Нужен мощный выброс энергии.- Марьян посмотрел не меня. - Если здесь хоть на мгновение воссоздать энергетический фон близкий к фону Иномирья, то мы сможем проскочить в портал.
   Брилак засвистел, подтверждая, что он не против внести в это и свою лепту. В моей голове промелькнула картина, картина, как я стою возле брилака, держась за свой амулет, а мир вкруг заливается белым светом.
   - Встаньте напротив портала и крепко зажмурьтесь. - Скомандовала я. - Будет очень яркая вспышка и в этот момент мы все должны войти в портал. По моей команде, хорошо.
   Я взяла в руку амулет и приготовилась выбросить в портал максимально возможное количество энергии. Брилак встал сбоку и ободряюще качнул головой.
   - Приготовились... вперед! - Я зажмурилась, выпуская поток энергии, и яркая вспышка больно резанула по глазам даже сквозь плотно закрытые веки. Тут же кто-то пихнул меня в спину, и я кубарем покатилась по земле.
   Смахнув с лица налипшую хвою, я оглянулась и облегченно вздохнула.
   Все мои друзья валялись на земле, потирая ушибленные места, но самое главное, что мы все были живы и находились по другую сторону портала.
   - Ого. - Сократ скатился с брилака и, пошатываясь, подлетел ко мне. - Вот это был выброс! Нас просто втащило в портал.
   Брилак тихо свистнул, сообщая, что он устал, проголодался и настроение у него плохое.
   - Понимаю, - сказала я, осторожно вставая, - все мы устали. Пора домой.
  
   Дорога назад заняла чуть больше времени, из-за отсутствия подходящих порталов. Нам пришлось еще раз заночевать в лесу у реки и эльфам удалось подстрелить двух жирных уток, которых мы запекли на углях. На брилака утки не произвели впечатления, и он отправился сам добывать себе обед. Если честно, я до сих пор плохо представляла, чем он может питаться, но Сократ сказал, что он отдает предпочтение сладким фруктам и овощам, а при необходимости может обходиться без еды неделю и больше, при условии, что он будет пить живительную воду.
   - Что еще за вода? - удивилась я.
   - Потрясающе! - фыркнул Сократ - Наяда не знает про живительную воду! - Но, увидев выражение моего лица, эльф передумал насмехаться и пояснил.- Есть двенадцать источников такой воды и восемь из них находятся в Священных песках. Раньше наяды могли превращать простую воду в живительную, но за один раз лишь то количество воды, которое умещается в ладонях.
   Я вспомнила, как однажды набрала в ладони простой воды из-под крана и, сделав глоток, нашла ее необычайно вкусной, но расспросить Сократа поподробнее я не успела, поскольку тот встрепенулся и закричал:
   - Портал! У нас ровно десять, минут, чтоб до него добраться! Бегом!
   Нам всем уже надоело передвигаться с черепашьей скоростью, так что мы напролом рванули за Сократом и успели влететь в портал ровненько перед его закрытием.
   - О, да. - Марьян вздохнул полной грудью. - Наконец-то знакомый лес.
   Лия пожала плечами. Радость Марьяна она не разделяла.
   - Меи ет лонгу но поссе ии.
   - Ей дальше нельзя.- Перевел Марьян. - Да и вам тоже не стоит соваться на наши земли. Я пока не знаю, что делать дальше, но я должен как-то выяснить, что делают ифриты на Альбарнеу. Все это очень странно.
   Вдруг из ближних кустов на нас вышел огромный бурый медведь. Я застыла от удивления, но медведь, не обращая на нас внимания, прошествовал мимо. На дереве что-то зашелестело, и над нами промелькнула пятнистая шкура рыси. Справа послышался трубный рев и Марьян вздрогнул от неожиданности.
   - Неужели, - прошептал он.
   - Импекту? - спросила Лия.
   - Да! - Кивнул Марьян. - община бросила клич. Значит, на нас напали. Я должен бежать.
   Жало внутри меня радостно встрепенулось, и я не успела даже подумать, как из меня вырвалось:
   - Я с тобой!
   - Тебе там нечего делать! - возразил Сократ. Отчасти я была с ним согласна, но Марьян ждал моего ответа, Жало разрывало меня изнутри в ожидании схватки и свежей крови, а я сама чувствовала, что поступаю глупо, но правильно и я повторила:
   - Я пойду с ним. Встретимся на цветочной поляне Амариллы.
   - Я от тебя ни на шаг. - Прозвучал в моей голове решительный голос Загрея
   - Ой, не мели ерунды! - Сократ махнул рукой. - Одна ты никуда не пойдешь.
   - Меа кум махистери. - Лия обвела всех грозным взглядом, который не нуждался в переводе. - Ид дестинату.
   Брилак свистнул, утверждая, что он поддерживает предыдущих ораторов и тоже пойдет с нами.
   Марьян хитро улыбнулся и сорвался вперед, издавая на бегу странный свист. К нему тут же присоединилась Лия, и нам ничего не оставалось, как последовать за ними. В кустах слева мелькнуло что-то рыжее, и мимо нас пробежала лисица, а через минуту еще одна.
   - Направо! - Крикнул Сократ - Все к порталу! Так будет быстрее!
   От портала мы бежали еще минут, двадцать и за это время к нам примкнуло еще четыре лисицы. Вдобавок над головами бодро перескакивала с ветки на ветку целая ватага куниц.
   - Слышите? - Крикнул Марьян - Это там! Быстрее!
   Я побежала за ним, но в этот момент мое тело вдруг подпрыгнуло вверх, и я оказалась на нижней ветке раскидистого дуба. Я и сама не поняла, что случилось, но вдруг в листве что-то зашелестело, и в дерево у моих ног вонзилась стрела. Я резко оттолкнулась и, запрыгнув на следующую ветку, оказалась лицом к лицу с эльфом. Вернее я решила, что это эльф из-за острых кончиков ушей, но глаза у него были матово черные, как у голодного дампира. Жуткие глаза. Эльф прыгнул на меня, и прежде чем я успела что-либо сообразить, мои когти впились в его шею. Теплая кровь хлынула мощным потоком, и эльф обмяк. Несколько секунд он лежал на мне, заливая меня своей кровью, а Жало трепетно впитывало последние искры его жизни. Преисполненная отвращения, я скинула тело на землю и спрыгнула следом. На самом деле есть огромная разница между убийством уродливого злобного монстра и убийством человека. Есть все же какой-то внутренний барьер, который ты должен сломить перед убийством себе подобного, а эльф от человека отличается очень мало. А ведь это только первый эльф. Сейчас мне придется убивать еще. Жало внутри зашевелилось. Оно словно просило выпустить его, позволить ему сделать это за меня. Я поняла, что, если сделаю это, то в моей памяти не останется ничего, даже угрызений совести. Нельзя сокрушаться о том, чего не было. Такая соблазнительна перспектива - притвориться, что ничего не было и не чувствовать боли.
   - Нет! - Сказала я твердо. - Ты не получишь этой власти. Нельзя убивать и не чувствовать боли. Я в ответе за это, и я хочу быть в ответе. Ты - мое кровожадное оружие, но убивать всегда буду только я.
   - Кристель, - послышался в моей голове голос Загрея, - где ты?
   - Я иду!
   Я вломилась в кусты, и на меня тут же кто-то напрыгнул. Я успела заметить золотисто-карие глаза и оттолкнула нападавшего.
   - Стой! - Крикнула я, уворачиваясь от удара длинного тонкого клинка. - Я на вашей стороне!
   В этот момент странный меч задел мое плечо, и я ухитрилась схватиться за лезвие и выдернуть его.
   - Отстань, - сказала я, отбрасывая меч в сторону, - Я пришла убивать ваших врагов.
   Эльф удивленно застыл, но у меня не было времени на объяснения, и я просто побежала в ту сторону, откуда слышался шум боя. На порезанную ладонь и оцарапанное плечо, я даже не стала обращать внимание - жало исцелит это в два счета.
   За мою ногу ухватилась чья-то рука, и я увидела истекающего кровью черноглазого эльфа. Одним движением я перерезала ему горло и отпихнула от себя. Я смогу, я справлюсь. Нельзя позволить Жалу взять контроль. Перед моими глазами мелькнул серебристый клинок, и его черноглазый обладатель даже опомниться не успел, как вырвавшийся из меня шип жала проткнул его сердце. Я испугалась скорости своей реакции. С такой скоростью я легко могу ошибиться и прикончить союзника, ведь для меня они различаются лишь цветом глаз. В этом мне придется все же положиться на Жало, иначе я очень быстро стану очень мертвой.
   В один прыжок я преодолела очередной ряд кустов и оказалась в центре боя. На прогалине, заваленной трупами, эльфы сбились в кучки, а превосходящие числом черноглазые противники атаковали со всех сторон. Кроме эльфов на прогалине было множество лесного зверья, атакующего вторженцев, но численный перевес все равно был на их стороне. Слева мелькнула белая вспышка и я заметила брилака. На эльфов эти способности брилака не произвели такого впечатления, как на ифритов, но вспышка дезориентировала их, и это стало удобным моментом для атаки. Я врезалась в толпу черноглазых эльфов и принялась кромсать их на части своими когтями. Ничего красивого в этой схватке не было. Я не делала точных ударов, хотя, по-возможности, старалась наносить смертельные раны. Я вспарывала животы, срезала головы, отрубала руки. Я не гнушалась никакими мерзкими приемами, выкалывая глаза, вырывая внутренности. Кровь покрывала меня с головы до ног, а одежда превратилась в лохмотья из-за шипов жала, вырывающихся из меня в любом месте, где оно могло достать до врага. Надо сказать, что мечи эльфов то и дело вспарывали мою кожу, но смертельных ран не было, а простые порезы затягивались достаточно быстро. Посреди предсмертных хрипов, криков боли и страха я превратилась в мясорубку, машину для убийства безжалостную и беспощадную. И я не была в ужасе от себя. Осознание придет позже, вместе с болью и муками совести, а сейчас я должна была думать о выживании. Когда-то я с удовольствием читала скандинавские саги, но я предположить не могла, что на себе испытаю это полубезумное состояние впавшего в ярость воина. Подобно древнескандинавскому берсеркеру я не замечала ничего, кроме боя. Мир разделился на своих и чужих, и последних я убивала. И я потеряла счет убитым мною врагам. Вдруг я заметила, что рядом со мной сражается огромный по эльфийским меркам воин - больше двух метров ростом и широкоплечий, он размахивал боевым топором направо и налево, всякий раз попадая а цель. В какой-то момент мы встали спиной к спине, готовясь отражать новые атаки, но я вдруг почувствовала резкую боль внутри. Мои мышцы скрутила судорога, и я упала на колени. Не понимая, что происходит, я попыталась позвать на помощь, но в горле что-то булькнуло, и я почувствовала на языке вкус крови. Неужели это конец?
   - Кристель! - голос в моей голове был полон паники. - Не умирай, Кристель!
   Сквозь темную пелену я увидела, что ко мне бежит Загрей. Он был весь в крови и заметно прихрамывал, но он был жив. Я успела обрадоваться этому, как вдруг один из эльфов изловчился и вонзил ему в живот клинок по самую рукоятку. Из моего горла хлынула кровь, и я погрузилась во тьму, где больше не было боли.
  

Глава 7

   Я видела врата Вальхалы. Сам Один встретил меня на пороге и простер надо мной руку в знак приветствия, но я не хотела покоя. Я умоляла его позволить мне продолжить бой. Я клялась, что буду хорошим воином. Один кивнул и положил руку мне на лоб. Рука была холодной и влажной.
   - Ну вот. - Сказал Один женским голосом. - Надо же, всего шесть готовых заговоренных клинков было у нас и она напоролась на один из них.
   - Это Стан - Рысь ее поцарапал. - Сказал кто-то. - Она голыми руками вырвала у него клинок из рук. Говорят она дерется как одержимая. Два десятка положила прежде чем упасть.
   - А с виду и не скажешь. Ладно, помоги мне подготовить лохань с отваром и иди. Нужно разогнать по венам обновленную кровь.
   Мое тело погрузилось в теплую воду, и заставила себя открыть глаза.
   Я полулежала в темно-коричневой жиже, а светловолосая эльфийка сыпала в нее черный порошок.
   - Через десять минут ты сможешь встать на ноги. - Сказала она. - Я принесу тебе одежду.
   - Где я? - мой голос показался мне чужим, словно я уже много лет его не слышала.
   - А ты как думаешь? - Элифийка насмешливо прищурилась. - Меня зовут Тай- Снежная Волчица. Я мастер зелий в этой общине. И я до сих пор не понимаю, почему ты не умерла, и как тебе удалось продержаться так долго после того, как тебя порезал заговоренный клинок. А теперь полежи тихо.
   Я попыталась оглядеться. Помещение было небольшим и темным. Единственным источником света служил небольшой камин позади меня. Я прикрыла глаза, но погрузиться в сон мне не позволили.
   - Больше спать нельзя. - Строго сказала эльфийка. - Иначе надолго останешься по ту сторону сна. Вставай, тебя ждут. Я помогу тебе одеться.
   Я неловко встала на ноги, и тут я вспомнила все - эльфов, битву, невыносимую боль и вкус крови во рту. И Загрея...
   - Держись! - Тай подхватила меня, не давая упасть.
   - Где мой сатир? - Прошептала я.
   - Жив. - Она набросила на меня рубаху из тонкой шерсти и сунула мне в руки кожаные бриджи. - Одевайся. Мы и так потеряли много времени.
   Непослушными пальцами я заправила рубаху в бриджи и затянула кожаные шнурки.
   - Сюда. - Эльфийка подвела меня к лестнице наверх и легонько толкнула в спину.
   Я поднялась по ступенькам и открыла дверь. Несколько секунд мои глаза привыкали к солнечному свету, потом я увидела широкую поляну. В середине горел костер, а по краям расположилось несколько деревянных строений.
   - Приветствую. - Передо мной возник тот самый эльф, который так умело сражался со мной рядом. - Я, Фирс, глава этой общины.
   Я с интересом принялась его разглядывать. В целом внешность была достаточно типичная, исключая разве что внушительные габариты, но меня интересовало не это. Я пыталась уловить хоть какое-то родственное сходство с Сократом, но не находила ничего, ни одной общей черточки.
   - У тебя видно была жизнь в запасе, - продолжал Фирс, - раз ты не умерла от заговоренного клинка. Пойдем, я хочу поговорить с тобой наедине.
   - А где остальные? - Я оглянулась по сторонам, но моих друзей нигде не было видно.
   - С ними все в порядке. Идем.
   И Фирс размашисто зашагал к центру поляны.
   Я пошла за ним, провожаемая пристальными взглядами других эльфов. Большинство из них смотрело недоверчиво, но открыто враждебность никто не проявлял.
   Фирс подвел меня к невысокому строению и без усилий распахнул массивную деревянную дверь. Внутри царил полумрак, поскольку окна были маленькими и узкими. По стенам располагались широкие деревянные скамьи, а напротив двери стояло обитое кожей кресло в окружении нескольких стульев.
   - Итак, - Фирс привычно устроился в кресле и подождал пока я сяду на стоящий рядом стул. - Прежде чем говорить с тобой, я имел долгий разговор с Марьяном - Лисом. Он рассказал, кто ты и признался, что вся вина за ваш побег лежит на нем. За это я должен изгнать его, но прежде чем принять какое-либо решение я должен был поговорить с тобой. Ваша помощь в бою была очень кстати. Без нее моя община целиком могла остаться лежать на месте боя, но я никак не могу понять одного: почему вы нам помогли? Мы не союзники, и наши расы веками враждовали друг с другом. Почему ты и твои спутники сражались на нашей стороне?
   Я нахмурилась. Хороший вопрос: почему? Правда в том, что точного ответа я и сама не знала, а сформулировать те смутные ощущения, заставившие меня сделать это, было крайне трудно.
   - Кхм. Честно говоря, мой ответ может показаться неправдоподобным, но лично я решила поступить так, потому что это было... правильно.
   - Это все? - Фирс наклонился вперед. - Ты решила, что это правильно и все?
   - Ну, - потянула я, - еще Жало не простило бы мне отказа от этой драки.
   - Жало...Это объясняет многое, но не все. - Фирс напрягся и недоверчиво покачал головой. - Это не
   вся правда.
   Я вздохнула. Вот и помогай после этого эльфам. Как я могу объяснить, что мои решения логике не поддаются. А если и поддаются, то исключительно моей. В задумчивости, я потерла шею, и моя рука наткнулась на цепочку. Внезапно меня осенило, и я резким движением вытащила цепочку из -под рубашки.
   - Вот. - Провозгласила я. - Есть некоторые вещи, которые нельзя объяснить. Их просто нужно сделать.
   Несколько мгновений Фирс изучал мой амулет.
   - Ты говоришь, - произнес он нарочито медленно, - что Халит ведет тебя.
   Я кивнула, хотя на самом деле меня никто не вел, но раз уж этот амулет так много значит, то я имею право воспользоваться его авторитетом.
   - Трудные времена наступают. - Эльф откинулся в кресле, и устало прикрыл глаза. - Слишком многое я не могу понять. Ифриты на Альбарнеу, эльфы не имеющие животной тени, нимфа, несущая ключ Харут... В любом случае ясно только одно - нам придется уйти из этого леса. - Фирс тяжело поднялся на ноги - мы благодарны за помощь в битве. Наш мастер зелий исцелила все раны твоих спутников, и вы можете быть свободны.
   - А Марьян? Он теперь изгнан из-за меня?
   Фирс недоверчиво смерил меня взглядом.
   - Нет. - Наконец произнес он. - Я позволю ему остаться в этот раз.
   - А Лия?
   Фирс пожал плечами.
   - Лия теперь принадлежит другой общине.
   - Ясно. - Я тоже встала со стула и сделала шаг по направлению к выходу, но у двери я все же оглянулась. - А почему бы эльфам из разных общин не объединиться?
   - Что! - Фирс в два прыжка оказался рядом и схватил меня за плечо. - Кто тебя надоумил говорить об этом?
   - Никто. - Я высвободила плечо из его хватки. - Просто другие эльфы тоже могут что-то знать. Вместе вы бы стали сильнее.
   - Уходи! Забирай своих и уходи!
   - Что я такого сказала? - удивилась я, но Фирс уже открыл дверь и вышел наружу, а мне ничего не оставалось, как выйти за ним.
   Как только я оказалась на поляне, ко мне тут же подбежали друзья. Все были живы, только Марьяна не было видно, но за него я уже не беспокоилась. Тот, за кого я волновалась больше всех, крепко держал меня в объятиях. Загрей был цел и невредим.
   - Пойдем отсюда - Сократ легонько дернул меня за волосы и присел на плечо. Я больше ни минуты не хочу здесь оставаться.
   Я хотела было возразить, но, взглянув Сократа, передумала. Такое неподдельное страдание было написано на его лице, что я не смогла отказать ему.
   - Веди нас, - сказала я, стараясь, чтобы мой голос звучал легко и непринужденно, - в этом ты у нас главный.
   Сократ кивнул, и было видно, что напряжение отпускает его. Видимо, встреча с отцом не принесла эльфику ничего хорошего. Иногда душевные раны болят не меньше телесных, но никто не знает, как их можно избежать.
  

Глава 8

   Леда была безмерно рада моему возвращению, но появление в нашем доме еще и Лии ее не обрадовало.
   - Сколько можно? - Вопрошала она. - Когда ты прекратишь приводить всякую иномирную живность к нам в дом? Ты хочешь создать тут приют для брошенных и обездоленных? Это без меня, пожалуйста.
   - Лед, ну предложи ты что-нибудь. Вот что мне делать? - Я переводила взгляд с Леды на Ингера, поскольку в этом военном совете на кухне, по обыкновению, принимали участие только мы трое.
   - Она может пожить у меня, - вставил Ингер, - Пока тебя не было, Айрис подыскал себе новое жилье, и я могу выделить твоей гостье место на кушетке. Но ты и сама понимаешь, что ей тут будет трудно, она даже языка не знает.
   - Зато она все понимает. - Возразила я, но тут же примирительно добавила. - Знаю что ты прав. Это только на время.
   - Северин тоже на время? - Уточнила Леда. - Ему надо пройти регистрацию в мэрии и подать заявку на получение паспорта. А еще восполнить пробелы в знаниях, найти работу и стать полноценным членом общества.
   - Прекрасная идея, а где, кстати, Северин? - Я вопросительно подняла брови.
   - Вышел погулять. - Осторожно сказала Леда, косясь на Ингера. - Захотел немножко осмотреться.
   - А одежду где взял?
   - Я дал, - признался Ингер, - но он обещал за пределы парка не выходить. Не запирать же его на ключ, Крис. Он столько лет солнца не видел. Я отвел его в парк, а он захотел посидеть один, и я обещал вернуться за ним попозже. Ну что плохого случится, если он часок посидит на лавочке в парке?
   - Может ты и прав, - я потерла ладонями виски, - я просто в такой куче проблем, что появление новых меня добьет.
   - Ах да! - Ингер сунул руку за пазуху и достал конверт. - Это передал тебе Айрис. Просил, чтобы ты обязательно прочла это сразу после возвращения.
   - Что там?
   - Не знаю. Он был запечатан.
   Я разорвала конверт и достала несколько листов машинописного текста. Это было похоже на ксерокопии страниц какой-то книги, но Айрис был уверен, что это важно, иначе он не стал бы настаивать на срочности, и я принялась читать:
   "Мы не люди, потому, что мы добровольно приняли страдания от темного и неуправляемого воздуха взамен на силы и вечную юность тела. Пока миры были едины, мы были сильны, как первородные, но первородные стали погружаться в сон, и миры разделились. Здесь не осталось других кроме нас, а мы остались, имея корни человеческие и связанные с людьми прочно и на века. И мы могли быть неотличимы от людей и жить подле них, поглощая их жизнь и не опасаясь смерти, пока не появился Первый. Он был уязвим, как человек и век его должен был быть столь же короток. Но на двадцать пятом году жизни Первый убил одного из нас."
   Дальше шли выдержки на незнакомом мне языке, а после события шли в хронологическом порядке:
   " 385- 500 гг. - во время гонений присциллиан было найдено и убито шестнадцать человек имеющих опасно высокий энергетический уровень.
   1150-1200 гг. - случаи рождения людей с мощным энергетическим потенциалом (далее - энергетов) участились. Возникает необходимость создания структуры направленной на поиск подобных отклонений.
   1216 - 1240 гг. - Мы постепенно входим в самые различные светские и церковные организации и используем их структуру в своих целях. Одновременно с этим выясняется, что опасные для нас люди способны быстро регенерироваться, и самым надежным средствам их умерщвления пока что является огонь.
   1300 - 1480 гг. - Рождаемость энергетов снова возрастает. В основном они сосредоточены в пределах Европы и под видом борьбы с еретиками мы успеваем подавить эту эпидемию. Среди сожженных на костре было приблизительно полторы тысячи человек получивших эту опасную мутацию. Большинство из них обнаружено и сожжено в возрасте до двадцати четырех лет.
   1770-1890 гг. - рождаемость энергетов под контролем. В Европе она начинает идти на спад. Доказана так же эффективность некоторых вирусов в борьбе с энергетами.
   1892 - 1900 гг. - открытие постоянно действующих порталов в иные миры. Наши силы резко возрастают и одновременно с этим появляются новые среди нас. Они испытывают голод, но способны насыщаться лишь касаниями. Так же они не способны скрыть своих черных глаз, и люди легко вычисляют их. Они слабее нас, но способны к размножению.
   1916-1922 гг. - их называют дампирами и их существование уже нельзя скрыть. Мы не можем воспрепятствовать продвижению законов направленных на их уничтожение. После войны появление дампиров вызывает панику. Человечество принимает дампиризм за эпидемию и ищет способы борьбы с ним. Вместе с тем начинают рождаться люди с различными сверхъестественными способностями. Энергеты теперь рождаются не так часто.
   1930-1936 - В Германии к власти приходят национал - социалисты. Правительство спонсирует научные исследования в области создания идеальных солдат. В качестве исходного материала используют не только людей со сверх-способностями, но и дампиров. Создаются специализированные дома, где дампирам предоставляют пищу и готовят к военным действиям. СССР пропагандирует уничтожение дампиров еще до рождения, и многие страны разделяют эту точку зрения.
   1937-1946 - см. раздел N3 "О роли дампиров во второй мировой войне. Итоги, цели, прогнозы".
   1947 - Правительство признает существование порталов. Одновременно Австралия обнародует данные о новом минерале, найденном по другую сторону портала.
   1950-1961 - Принято решение о создании Объединенного правительства. Предприняты первые контакты с Иномирными расами. Заключается первое дипломатическое соглашение с джинами.
   1962 - Густав Гарс заявляет об открытии нового способа питания для дампиров.
   1970 - Объединенное правительство принимает "Закон о браслетах". Вводятся первые участки для регистрации людей с новыми способностями. Таким же образом ведется и контроль энергетов. С этого момента поиск энергетов упрощается. Дампиры, после многих лет гонений и подавления, присоединяются к нам в этой борьбе. Энергеты опасны и должны быть уничтожены".
  
   Я медленно отложила листки в сторону. Головоломка начала складываться, но новые кусочки порождали все больше вопросов. Вдруг я заметила на обороте несколько строчек и поднесла листок к глазам. Там аккуратным и почерком Айриса было выведено следующее:
   "Кристель, ты уже догадалась, что я нашел те самые первые Хроники, но я вряд ли смогу передать их тебе. Не позволяй остальным читать это. Если ты не убьешь ее, эти знания станут для них приговором. Она сильнее любого дампира, но ты энергет и сможешь убить ее. Ты должна идти одна. Твои друзья делают тебя слабой, и она сможет манипулировать тобой через них. Отправь всех в безопасное место и сожги письмо".
   - Что там? - Ингер потянулся к бумагам, но я быстро убрала их в конверт.
   - Это личное. - Резко сказала я, и Ингер дернулся, будто ужаленный. Мне не хотелось обижать его, но я не могла позволить себе слабость. Не сейчас. Я зажгла газ и бросила письмо на огонь.
   - Ты что творишь! - Взвилась Леда. - С ума сошла!
   - Давно уже. - Согласилась я и распахнула дверь кухни. - Сократ!
   В этот момент я вознесла краткую благодарность судьбе за то, что крылатый эльф решил для начала пойти со мной, а уж потом отправиться на свою поляну.
   - Чего тебе? - Сократ нетерпеливо закружил под потолком. - Меня портал ждет.
   - Отлично. Надеюсь портал не над землей?
   - Нет, - Сократ подозрительно прищурился, - а что?
   - С тобой пойдут Леда и Ингер.
   -Что! - Леда непонимающе распахнула глаза. - Зачем?
   - Я все объясню потом. Идите.
   - Нет. - Ингер сообразил, откуда ветер дует, и упрямо сложил руки на груди. - Я не пойду.
   - Пойдешь. - Пригрозила я. - Загрей! Лия! Проследите, пожалуйста, чтоб мои друзья попали в Иномирье. Будут сопротивляться - тащите силой.
   Лия прошла в кухню и встала за Ледой. Приятно, для разнообразия, когда хоть кто-то делает то, что ему говорят без лишних вопросов.
   Загрей застыл в дверях и удивленно переводил взгляд с меня на Ингера.
   "Пожалуйста", - мысленно добавила я, - "сделай это для меня, они должны быть в безопасности".
   "Хорошо", - Загрей послушно кивнул, - "но ты без меня никуда не пойдешь".
   "Честное слово" - Я прижала руку к сердцу. При необходимости я умею очень правдоподобно врать.
   Загрей принял виноватый вид и подошел к Ингеру. Мол, прости друг, ничего личного, приказ начальства.
   Ингер метнул в меня убийственный взгляд.
   - Кристель, я тебе этого не забуду.
   - Как хочешь, - парировала я, - лишь бы ты был жив-здоров.
   - А ты? - Подозрительно спросил Сократ.
   - Отправь их в Иномирье, и жди у дома. Я схожу за Северином и вернусь.
   - А потом? - Сократ просто нюхом чуял, что я чего-то не договариваю, но я не могла ему всего объяснить.
   - Не подводи меня. - Строго сказала я. - Хватит уже того, что ты мне врал про нимф. Просто сделай, как я прошу, будь другом.
   Это был низкий прием, но я знала, что он подействует. Сократ молча повел друзей к порталу, а я, приглушив чувство вины благими намерениями, со всех ног побежала в парк.
   Хмурое небо низко нависло над землей рваными тучами, а западный ветер срывал с деревьев желтые листья. Хорошо еще, что я успела сменить эльфийскую одежду на более теплые брюки и вязаную толстовку.
   В парке было безлюдно, даже пара бездомных, по обыкновению сидящих на лавочке в дальнем углу, куда-то исчезли. Я дважды обежала весь парк и облазила все кусты, но Северина нигде не было видно. Черт возьми, ну почему, если мне и так кажется, что все плохо, все резко становиться еще хуже!? Я решила пойти домой, на случай, если он вдруг захотел вернуться самостоятельно, и мы случайно разминулись. Вероятность, конечно, мала, но все же.
   У дома тоже никого не было. Сократ, похоже, еще не вернулся, а Северин как сквозь землю провалился. Ума не приложу, где его искать.
   Позади меня послышался шум мотора, и рядом остановилась черная машина. Тонированное стекло задней двери опустилось и оттуда показалось юное личико Элизабет.
   - Привет, - дружелюбно сказала она, - садись, подвезу. Думаю, представления излишни, ведь ты все равно ко мне собиралась.
   Я застыла не в силах произнести ни слова.
   - Садись. - Элизабет приглашающе распахнула дверь и подвинулась на сиденье. - Я все расскажу тебе по дороге.
   Я в последний раз обвела взглядом двор, и мне показалось, что что-то мелькнуло в потемневших листьях сирени. Быть может, это Сократ прячется среди листвы, а может просто синица скачет с ветки на ветку. В любом случае медлить дольше не имело смысла, и я села в машину к Элизабет.
   - Поехали. - Сказала Элизабет и повернулась ко мне. - Ты, вероятно, задаешь себе вопрос, как я тебя нашла?
   Я кивнула, хотя у меня к ней были более важные вопросы, но надо же с чего-то начинать.
   - Все очень просто. - Элизабет придвинулась чуть ближе, и я обратила внимание, что глаза у нее серо-зеленые, как у простого человека. - Мои люди следили за домом. Хотя, говоря по-правде, я уже считала тебя мертвой. Алан рассказал, что ты отправилась в Лабиринт, а оттуда еще никто не возвращался. Но потом Раймир сказал, что к нам заходила особа весьма на тебя похожая и я решила все проверить. Мои люди снова стали следить за домом, и час назад один их них позвонил мне с сообщением, что ты вернулась. Я, разумеется, ждала, что заглянешь ко мне позднее, но все же решила заехать за тобой лично.
   Элизабет замолчала, давая мне время обдумать услышанное. Собственно для себя я сделала пока только два вывода: первое - не стоило недооценивать осведомленность этой дампирши относительно моей персоны, и второе - она хотела застать меня врасплох. Надо сказать, что это ей удалось. Но она совсем не производила того ужасающего впечатления, которое мне пришлось испытать при нашей первой встрече. Я скосила глаза, пытаясь незаметно разглядеть ее. Нет, это несомненно была та же самая Элизабет: те же темные волосы, хрупкая фигура, разве что только глаза не те. Гипнотизирует она меня, что ли?
   Я мысленно установила между нами экран, осекая все посторонние влияния. Элизабет усмехнулась, разгадав мои неумелые потуги, и тут же меня окатила волна ужаса, а слабость разлилась по всему телу, но через мгновенье все пропало.
   - Вот так. - Сказала Элизабет, и до меня дошло, что все это время она поддерживала свой собственный экран. - Теперь ты не захочешь меня злить, правда?
   Конечно, нет! Убить - да, а злить - ни за какие коврижки!
   В этот момент из багажника послышался легкий шум, и Элизабет недовольно поморщилась.
   - Марек, заезжай сразу в гараж. - Обратилась она к шоферу. Шофер и другой мужчина, сидевший на переднем сидении синхронно кивнули в ответ, а Элизабет вновь посмотрела на меня. - Если бы Хариб не попал в Лабиринт, я бы порвала его на ремешки за то, что он посмел скрыть тебя. Кстати, а как тебе удалось выйти из Лабиринта?
   - Я заключила сделку.
   - Вот это да. - Элизабет восхищенно цокнула языком. - Все так просто. Хорошо, что ты вернулась.
   - Почему? - Мой голос позвучал чуть истерично. Оно и понятно, вряд ли Элизабет беспокоилась о моем здоровье.
   Вместо ответа Элизабет загадочно улыбнулась, и посмотрела в окно. Я тоже последовала ее примеру и сообразила, что мы уже выехали за черту города. По обеим сторонам дороги тянулись сады, и время от времени между деревьев мелькали роскошные особняки богачей.
   - Куда мы едем? - С наигранным безразличием поинтересовалась я.
   - Мы уже приехали.
   Перед нами раскрылись железные ворота, и машина, тихо шурша по гравию парковой дорожки, въехала в гараж.
   Я вышла из машины и осмотрелась. Мы заехали в широкий гараж на пять машин. Сейчас здесь стояло две машины кроме той, на которой мы приехали. Элизабет не позволила мне долго глазеть по сторонам.
   - Идем. - Властно сказала она, и ее тон больше не был таким любезным.
   Я пошла за Элизабет, но шум позади заставил меня оглянуться. Марек и другой мужчина открыли багажник и вытащили оттуда человека. Его руки были связаны за спиной, во рту был кляп, а в глазах читался бесконечный ужас. Глаза, которые я могла бы узнать из тысячи. Северин.
  
  
  
  
   Глава 9
  
   Я непроизвольно ахнула.
   - Ах, да - Элизабет с интересом на меня посмотрела, - это ведь ты вытащила этого парнишку из Лабиринта?
   - Да, - я нашла в себе силы встретить ее холодный взгляд.
   - Мило. - Элизабет небрежно поправила прическу и пристально на меня посмотрела. - Мне стоит сказать тебе спасибо за возврат моей собственности. В свое время потеря этого малыша изрядно меня огорчила. К тому же приятно было узнать, что по прошествии стольких лет он все еще меня помнит.
   Я с ужасом посмотрела на Элизабет и та рассмеялась.
   - Ах, вижу, он уже успел про меня рассказать. Мне это льстит. Ах, какие славные тогда были времена. - Элизабет облизнулась, будто ребенок при виде лакомства, и неспешно приблизилась к Северину.
   Тот еще сильнее побледнел и затаил дыхание от страха.
   - И зачем же ты решила его вытащить. Тебе понравились эти синие глазки? Было бы жалко, если бы он лишился одного из них верно?
   Я начала понимать, куда она клонит. Нельзя давать ей в руки такой козырь.
   Я рассмеялась. Без напряжения, как смеются над шутками близких друзей.
   - Элизабет. Или, быть может, ты предпочитаешь Эржебет? Мне нет никакого дела до его глазок и других частей тела. Могу тебя уверить, что я его вытащила совершенно случайно, и лишь потому, что он оказался бесполезен для Хозяина Лабиринта.
   - Хм, - Элизабет с интересом подняла брови, - а в тебе что-то есть. Пойдем. А его отведите на нижний этаж.
   Я пошла за Элизабет, избегая смотреть на Северина. Я знала, что мои слова причинили ему боль, но подать ему знак, значит выдать себя.
   Мы миновали несколько комнат, прежде чем прошли в просторный зал без окон, оформленный в холодных серебристо серых тонах. На одной из стен располагался большой плазменный экран, а три другие были покрыты стеклянными пластинками и излучали мягкий рассеянный свет.
   - Нравится? - Элизабет постучала по стене костяшками пальцев, - стены из сверхпрочного нанокристаллического сплава толщиной в семнадцать миллиметров, порытые пуленепробиваемым стеклом. Между стеной и стеклом находится светящаяся газовая смесь, содержащая двадцать два процента токсических соединений. Если стеклянную капсулу разбить, то я гарантирую смерть всего живого в радиусе трехсот метров. Кроме того, охранная система устроена таким образом, что нарушитель может быть изолирован и уничтожен в любой точке этого дома даже без вмешательства охраны. То же самое относится и ко всем, кто попытается покинуть этот дом без моего разрешения. Эта крепость способна на многое.
   В этот момент металлическая дверь на стене отъехала в сторону, и в проеме появился уже знакомый мне Марек.
   - Говори. - Приказала Элизабет.
   Марек вытянулся по струнке.
   - Оскар вернулся, - сказал он, - квартира пуста. Никаких следов.
   - Странно, - Элизабет посмотрела на меня, - похоже твои друзья бросили тебя. Но это уже не важно. У меня и так есть все, что нужно. Подготовь особый кабинет, Марек. На всякий случай.
   Марек бесшумно вышел, а Элизабет вновь повернулась ко мне.
   - Ну, что ж, настало время прояснить все детали. Ты ведь пришла сюда за Аланом?
   - Значит Алан здесь?
   Я не стала скрывать своего интереса, тем более, что Элизабет это и так знала. Если Алан мертв, то все, что я смогу сделать, это попытаться отправить ее следом, а если жив, значит, у нее были свои причины не убивать его.
   - Здесь, - Элизабет лучезарно улыбнулась, - и вполне живой. Только не вполне в сознании. Убивать его я не собиралась. Просто погрузила в анабиоз, чтобы не мешал. Я бы даже оставила его себе, но Алан очень способный мальчик. Думаю после пары моих уроков я вполне смогу оставить под его управлением не только Корпорацию, но и весь город.
   - Алан не будет плясать под твою дудку, - я с сомнением покачала головой, не подавая виду, какое облегчение на самом деле испытала от того, что Алан жив, - он всегда предпочтет поступить по совести.
   - Хм, может, ты хочешь спросить его сама? Пойдем, я позволю тебе пробудить его. Ты увидишь, как он будет плясать под мою дудку.
   От такого я не могла отказаться. Даже если мне не удастся забрать Алана сейчас, я хотя бы узнаю, где она его держит. Вдобавок у меня будет возможность лучше изучить внутренние системы безопасности, может, я найду хоть какую-нибудь лазейку.
   Элизабет провела меня по ярко освещенному коридору до просторного грузового лифта. Практически все двери были оснащены распознавателем голоса и сканером отпечатка ладони. По пути нам встретился всего один охранник. Похоже, безопасность обеспечивалась в основном электроникой. Подобное понравилось бы Ингеру, будь у него время и желание проникнуть в эту цитадель, но я в этой технике не слишком-то разбиралась. Я уже начинала ощущать внутренний дискомфорт из-за отсутствия окон, а холодные металлические стены все больше ассоциировались с капканом.
   Спустившись на два этажа, Элизабет, наконец, остановилась около одной из дверей и положила ладонь на сканер.
   Казавшийся монолитным метал, прорезала поперечная трещина, и створки двери разъехались, открыв ярко освещенную комнату.
   На кровати, весь опутанный трубочками капельниц, полулежал Алан. Его грудь мерно поднималась и опускалась, глаза были закрыты, а тишину нарушало лишь тихое гудение монитора, привинченного к стене. Справа и слева стояли две капельницы с растворами. Из уроков судебного права, я знала, что в одной из них токсин, вызывающий анабиоз, а в другой - лекарство, нейтрализующее побочные эффекты токсина. Анабиоз, длившийся более трех месяцев, мог вызвать необратимые последствия в головном мозге, из-за чего был признан негуманным наказанием и полностью исключен из судебной практики. А сколько длился анабиоз Алана? Выходит, что около месяца или чуть больше. Достаточно долго. Чертовски долго.
   Я осторожно вынула иглы капельниц из обеих рук Алана. Вокруг мест прокола кожа уже начинала синеть и стали видны темные почти черные ниточки капилляров.
   - Очнись, - прошептала я, но Алан никак не реагировал.
   Элизабет позади меня тихонько засмеялась.
   Во мне начала закипать злоба. Впервые с момента нашей встречи страх уступил место злости. Я медленно повернулась, готовясь прыгнуть на нее, но тут кто-то коснулся моей руки.
   - Кристель, - голос Алана звучал сдавленно, - прости меня.
   Руку обдало огнем, а кровь в моих венах словно закипела. Пальцы Алана впивались в мое запястье, и я не могла пошевелиться, не могла даже выпустить Жало - меня словно парализовало. Вот зачем Элизабет разрешила мне увидеть его. Алан провел месяц в анабиозе без энергетического камня, и на меня обрушилась вся сила его голода. В тот момент, когда мое тело было словно пылающий факел, я почувствовала, как его клыки разрывают мое запястье и время замедлило бег. Секунды растягивались в дни, месяцы, года полные боли. Я лихорадочно пыталась нащупать свой амулет, но вдруг перед глазами что-то мелькнуло, и Алан отлетел к стене.
   - Достаточно! Я не разрешала пить ее кровь. - Элизабет медленно вздохнула полуприкрыв глаза, - настоящий энергет. Давно таких не встречала. Все как в старые добрые времена.
   Позади послышался сдавленный стон. Алан сидел на полу, закрыв лицо руками.
   - Встань, - скомандовала Элизабет, и он не в силах воспротивиться приказу, медленно встал, держась рукой за стену.
   - Кристель, - окровавленное бледное лицо и глубокое страдание в бездонных черных глазах, - я не хотел. Не хотел.
   - Прекрати, - Элизабет положила руку на его плечо, и Алан вытянулся по струнке. Все чувства словно ушли с его лица. Ничего кроме наряженного ожидания.
   - Если я скажу ему убить, тебя, он это сделает, поверь мне.
   Элизабет самодовольно улыбнулась, и это вывело меня из равновесия.
   - Сдохни, - прошептала я и выпустила когти.
   - Газ! - Вскрикнула Элизабет. Из многочисленных отверстий в полу стали вырываться белые струи
   Я успела всадить когти ей в живот, прежде чем меня парализовало, и я тяжело рухнула на пол.
   - Вот ведь дрянь! - Элизабет отпихнула меня ногой. - Я даже не ожидала, что ты на такое способна. Но я всегда просчитываю все варианты.
   Она расстегнула нижние пуговицы блузки, обнажая мраморно-белый живот без единой раны. Как же так? Я ведь, чувствовала, как мои когти вошли в ее плоть, почему она до сих пор дышит?
   - Ты так собиралась убить меня? - Элизабет расхохоталась. - Глупая девочка, меня казнили на гильотине, поджигали мой дом, всаживали осиновый кол мне в сердце. Суеверия! Пустая трата сил! Моя плоть состоит из темного воздуха. Я не эта слабая помесь вампира с человеком. Меня нельзя убить. Ты можешь разорвать меня на части, и закопать их в разных уголках земли, а я все равно вернусь. Но я не хочу тратить на это время и силы. Я лишь хотела испытать тебя. Посмотреть на что ты способна. Я знаю, что ты наполовину нимфа и твой сатир способен проломить стену. Я позаботилась об этом, не говоря уже и о том, что здесь тебе даже не удастся призвать его. В сплаве стен высокая концентрация железа, а микроколебания его атомов диссонируют с ментальными волнами нимф и заглушают их. Я ведь обрела свой путь достаточно давно, и я много знаю о нимфах, но ты все равно удивила меня. И твои когти...Невероятно интересно.
   Элизабет наклонилась ко мне, и я захотела плюнуть в ее самодовольное лицо, но у меня получилось лишь слабо пошевелить губами.
   Словно угадав мои намерения, она еще раз пнула меня и позвала охрану.
   Двое дюжих мужиков потащили меня по коридору. Открыв один из боксов, они втянули меня туда и приковали к стене железными кандалами. Дверь за охранниками закрылась, и свет в комнате тут же погас. Я даже не успела толком оценить обстановку. Чувствительность понемногу возвращалась, и я начинала ощущать себя мухой в паутине. Ноги не доставали до пола, и железные оковы больно впивались в щиколотки и запястья. Я попыталась сменить проекцию, но безрезультатно. Нельзя сделать это не касаясь земли ногами, да и вообще, я столь редко этим пользовалась, что даже стоя на земле не смогу поручиться, что у меня все получиться. До амулета, мне тоже было не дотянуться, так что все, что мне оставалось - тихо висеть и обдумывать свое положение. А положение было незавидным. Я оказалась одна в доме врага. У меня нет никакого плана, и все то время, что я находилась здесь, я вела себя достаточно глупо. Я позволила Элизабет манипулировать собой и выложила ей все свои карты. Теперь она знает, чего от меня ожидать, а я напротив - не имею ни малейшего представления ни о ее силе, ни о ее планах. Единственное, что я могу предположить, так это то, что я ей нужна, иначе она бы не стала со мной церемониться. И в такой ситуации я все еще собираюсь убить ее? Бессмертную дампиршу, для которой мои когти не страшнее щекотки? Не дура ли я? А ведь в университете мне частенько говорили, что у меня аналитический склад ума. Правда, после этого обычно добавляли, что мне не мешало бы почаще им пользоваться. А я? Потратила ли я хоть час времени на обдумывание своих решений? Да, никогда! И вот результат. Зато сейчас у меня есть чудесная возможность повисеть на стене и все тщательно обдумать.
   Уткнувшись подбородком в грудь, я попыталась абстрагироваться от боли, которую причиняли мне оковы и сосредоточиться на Элизабет. Вернее на том, как я могу убить ее. Я ее создание элиа. Единственный существующий в природе противовес. И она это знает. Предположим, что она даже знает, каким образом я могу это сделать. Физической расправы она не боится, но меня она опасается. Я могу поклясться, что видела в ее глазах страх, прежде чем меня окутало облако парализующего газа. На нее саму газ не оказал никакого действия, так что травить эту дрянь бесполезно. Стоп. А на кой черт, ей вообще понадобился газ? Зачем ей со мной миндальничать? Она управляет Аланом, как марионеткой, а ведь он дампир и тоже владеет гипнозом. Что ей стоило влезть в мой мозг и заставить меня выполнять ее приказы? Что-то тут нечисто. Она ведет себя со мной слишком по-человечески. Даже экранирует от меня свои способности. Лишь один раз она на мгновение показала мне свою силу. Быть может, чтобы запугать, а, быть может, чтобы проверить меня. Посмотреть, что я буду делать. А я и правда испугалась. Черт возьми, а что еще я должна была сделать? Ударить ее энергией как Сциллу? Почему-то мне кажется, что во второй раз этот номер не пройдет. Все что мне остается, это положиться на свою интуицию и везение. Звучит не очень обнадеживающе. Притом, что второго шанса у меня не будет. Я должна заставить ее раскрыться. А потом я убью ее.
   Из размышлений меня вырвал внезапно вспыхнувший свет. Я огляделась по сторонам, но ничего интересного не обнаружила. Пустая комната, железная дверь и стеклянная стена напротив. За стеной точно такая же ярко освещенная пустая комната. Я принялась изучать свои оковы. Широкие кандалы крепились на кольцах, вплавленных в стену. Монолитная конструкция. Бесполезно вырываться. Вдруг какое-то движение в соседней комнате привлекло мое внимание.
   За стеклянной стеной стояла Элизабет. Приветливо помахав мне ручкой, она подкатила к разделяющей нас стене стол на колесиках накрытый белой простыней.
   - Повеселимся.
   Я вздрогнула. Ее голос звучал отовсюду, но никаких динамиков я не видела. Хочет напугать меня дешевыми трюками?
   Элизабет, жестом фокусника, сдернула простыню, и я увидела, что к столу лицом вниз был привязан Северин. Я без труда узнала его темно-вишневые волосы и бледную, покрытую многочисленными шрамами спину.
   - Что тебе нужно? - Закричала я, надеясь, что Элизабет способна меня услышать.
   - Мне нужно, чтобы ты мне кое в чем помогла. Добровольно. - Элизабет улыбнулась и продемонстрировала тонкий остро заточенный нож. - Иначе я буду вырезать кожаные ремешки из его спины. Ты знала, что из спины можно вырезать только пять ремней? Но при моем мастерстве, да с острым лезвием, думаю, получится вырезать все шесть. Да, я, конечно, помню, что тебе наплевать на этого мальчика, но когда я закончу с ним я смогу перейти...хм, ну, скажем к Айрису. Или к Алану. Мне-то уж точно на них наплевать.
   С этими словами она сделала неуловимо быстрое движение рукой, и Северин закричал, а на коже появилась токая кровоточащая полоска.
   - Хватит! - Я уж точно не собиралась спокойно смотреть на пытку. - Я согласна. Что я должна сделать?
   Элизабет сделала еще один надрез.
   - Стой! Я же согласилась!
   - Так быстро, - она притворно надула губы, - а мы только начали. Кто бы мог подумать, что у тебя такие слабые нервы. Ведите её в накопитель!
  
  

Глава 10

   Меня сопровождали четверо рослых охранников, а Элизабет, звонко стуча каблуками, шла впереди. Я буравила взглядом ее спину и лихорадочно соображала, что мне дальше делать. Выходило, что вариантов у меня не много. Раз она боится применять на мне свои способности, я должна заставить ее сделать это, но как? На Элизабет было массивное ожерелье из энергетических камней, от которых она, по-видимому, и питалась. Вдобавок она тщательно поддерживала свой экран, когда я на мгновение позволила себе выпустить энергию, она натолкнулась на прочный барьер. Но сможет ли она сдержаться, когда на ней не будет камушков? Рискованно. Я не знаю, сколько продержится эта дампирша без подпитки, когда на ней не будет энергетических камней. Даже если ее барьер и упадет сразу, то что произойдет после? Слишком много вопросов. Слишком рискованно. К тому же и охрану нельзя сбрасывать со счетов. Если я нападу на нее, они пристрелят меня раньше, чем я успею причинить ей вред. А если я сначала расправлюсь с охраной, Элизабет может скрыться за одной из металлических дверей или просто свернет мне шею. Черт побери, сейчас мне бы совсем не помешала чья-нибудь помощь. Я нервно сжала кулаки, и кольцо больно впилось мне в палец. Кольцо! Черт, я и забыла про него уже. Я ведь на самом деле никогда не собиралась им пользоваться, но сейчас, кажется самый подходящий момент. Я потерла его, словно лампу Алладина, и страстно пожелала, чтобы это сработало. Подул ветер. Словно сквозняк ворвался в несуществующие окна. Элизабет непонимающе оглянулась, а охранники выхватили пистолеты. Воздух стал горячим, а под ногами заструился белый песок. Лучше момента не придумаешь. Мне оставалась только наедятся, что Хаким появится готовым к бою, потому как времени проинструктировать его у меня уже не было. Я оттолкнула охранников и прыгнула на Элизабет.
   Послышались выстрелы. Предплечье взорвалось болью, но я уже упала на дампишу, повалив ее на землю и срывая ожерелье с ее шеи. Все произошло очень быстро. Энергетические камни отлетели в сторону, кровь алым пятном расползалась по рубашке. Элизабет оттолкнула меня и запрыгнула сверху. На секунду мне показалось, что она просто разорвет меня на части, но тут ее глаза почернели, и барьер между нами пропал. Я уже не слышала шума борьбы, не видела светящихся стен коридора, не чувствовала своего тела. Вокруг меня была только черная сосущая пустота, безликая и холодная. А я летела в ее пространстве, словно маленькая песчинка света. Потом нахлынула боль. Я превратилась в натянутую нить, по которой течет горячий поток. Этот поток был моей кровью, которую жадно пила Элизабет, разрывая мои вены. И с каждым ее глотком, с каждой частичкой энергии уходящей в ее черную бездну, я все больше понимала, чем она являлась на самом деле. Я видела ее изнутри. Видела, что поддерживает ее жизнь, и это видение было ужасным. Меня словно затягивало все глубже, и я не знала, смогу ли я заполнить эту пустоту. Если смогу, то буду жить. Я подтягивала все резервы, пыталась схватить кулон, но Элизабет держала меня, а я была слишком слаба. Вдруг она с ужасом отстранилась.
   - Нет, - зашептала она, - не может быть. Как?
   Она сжала мои плечи и встряхнула. Я не понимала, что ее так напугало. У меня не было сил пошевелиться, а она по-прежнему жива. И тут до меня начало доходить. Никаких камней, никаких экранов между нами, а она не распространяет вокруг ауры страха, не тянет мою энергию. Я все-таки насытила ее до предела, и это сделало ее...человеком. Господи, она стала человеком! Какая ирония - теперь я могла бы убить ее, но у меня нет сил шевельнуть и пальцем.
   - Я убью тебя тварь! - Элизабет вскочила и подняла с пола пистолет. Я скосила глаза и увидела, что рядом валяется мертвый охранник. А где же Хаким? Неужели он ранен или...
   Элизабет приставила пистолет к моей голове, но выстрела не последовало. Вместо этого она упала рядом со мной, а из ее спины торчал метательный кинжал.
   - Кристель, - надо мной склонился Марьян, - ты в порядке?
   - Как? - удивленно прошептала я, когда рядом возник еще один силуэт. Тот самый эльф, которого я видела с Элизабет в первый раз, только теперь на нем не было очков, и я заметила черные как смола глаза. Я не успела ничего сказать, но Марьян по моему лицу, понял, что сзади кто-то есть. Он оглянулся, одновременно хватая брошенный дампиршей пистолет, и застыл. Некоторое время эльфы изучали друг друга, а потом чужак бросился бежать и скрылся за одной из дверей.
   - Вот же..стеркус ациди! - Марьян снова обернулся ко мне. - Ты не ранена?
   Он попытался взять меня на руки, но я протестующее замычала.
   - Хаким... - мне удалось сказать это достаточно громко. - Я в порядке. Помоги ему.
   Усадив меня возле стены, эльф подбежал к джину. Пощупав пульс, Марьян покачал головой. У меня внутри все похолодело.
   - Я сейчас! - эльф вскочил на ноги.- Я приведу помощь.
   Я закрыла глаза. Теперь небо могло обрушиться на меня, а я бы даже не вздрогнула. Если Хаким мертв, то виновата в этом я. Не нужно было вызывать его.
   - Кристель? - Я открыла глаза и увидела обеспокоенной личико Сократа. - Ты плачешь? Что случилось?
   Он провел ладошкой по моей щеке.
   - Хаким...у-умер. - Я не нашла сил даже удивиться неожиданному появлению Сократа, но дальше события развивались по чересчур невероятному сценарию.
   - Не умер, - рядом с Сократом появилась маленькая фигурка Амариллы. - Это шактис. Пограничное состояние между жизнью и смертью. Нет пульса и дыхания. Шактис длится сутки, после чего джинн умирает, если, конечно, кто-нибудь из верховных джиннов не поможет ему.
   - Надо отвезти его в посольство, - сказал Сократ. - Поможете?
   - Да, - послышался голос, и я нашла в себе силы обернуться. Слух меня не обманул. Рядом стоял Фирс - медведь и несколько лесных эльфов.
   - Что происходит? - оцепенение и слабость начали понемногу проходить, и я вновь обрела способность удивляться. - Как вы тут оказались?
   - Мы возвращаем долги, - ответил Фирс.
   - Я следил за тобой до этого дома, - объяснил Сократ, - но решил не пороть горячку. Леда сделала еще несколько заклинаний, а мама сумела их зарядить. Потом Марьян явился с согласием лесных эльфов помочь нам. Мы бы добрались быстрее, если бы этот дурацкий дом не был бы нашпигован электронными замками.
   - И как же вы с ними справились?
   - Никак, - улыбнулась Амарилла, - я научила твою подружку парочке новых рун. В том числе руне перемещения. Другими словами мы прошли сквозь стены. Руническая магия ведь самая легкая, нужна лишь правильная кровь и способность ее зарядить. Правда многие руны теперь забыты, но ради тебя я поделилась этими знаниями совершенно бесплатно.
   - Спасибо Амарилла, - улыбнулась я.
   - Потом сочтемся, - фыркнула Амарилла.
   В этот момент послышался скрежет, и все двери в коридоре стали медленно открываться.
   - Ай да, Ингер, - восхищенно цокнул Сократ, - в самом деле, смог вскрыть систему. А я думал, врет.
   - Ингер здесь? - удивилась я.
   - Ну, да, - кивнул Сократ, - он уверял нас, что разбирается в электронике и сможет разблокировать двери, а поскольку число заклинаний перемещения было ограничено, то его способности оказались весьма кстати. Только Леда осталась на поляне. Правда она была против, и пришлось отставить с ней Демосфена для надежности.
   Я улыбнулась, не скрывая облегчения.
   - Попробуй встать, - предложил Марьян, - нам еще нужно допросить оставшихся в живых охранников и убрать трупы.
   - Допросить? - оживилась Амарилла. - Можно затащить парочку на мою поляну. Уж я их допрошу с пристрастием. Расскажут как миленькие.
   - Она точно на этой стороне равновесия? - спросила я, хватаясь за протянутую Марьяном руку
   - Я тоже люблю допрашивать пленных, - подмигнул Марьян. - А еще мы нашли внизу твоих друзей дампиров.
   - Значит Айрис и правда здесь, - я тревожно нахмурилась. - Как он?
   - Лежит под капельницей,- пожал плечами Марьян, - а второй...а вон он.
   Алан в сопровождении незнакомого эльфа резко метнулся к нам и подобрал один из валявшихся на полу энергетических камней, после чего огляделся вокруг и побледнел.
   - Кристель, что... - он посмотрел на Элизабет. - И она...
   - Мертва, - закончила я.
   - Но как? - он медленно перевел взгляд на меня.
   - Потом объясню, - я неуверенно подошла к нему поближе. - Ты в порядке?
   Алан нервно хихикнул.
   - Ты стоишь здесь над трупом Элизабет живая, сумевшая вернуться из Лабиринта, пережившая энергетическую атаку и спрашиваешь в порядке ли я? Я вообще не понимаю, что здесь происходит, но я давно не был настолько "в порядке".
   - Значит, машину вести сможешь? - встрял Сократ. - Это сильно упростит нам задачу доставки в посольство раненного джинна. Порталы порталами, но нести его по улицам будет проблематично.
   - Точно, - я болезненно скривилась, вспоминая о Хакиме, - твоя помощь будет очень кстати. Я позже тебе все объясню.
   - Хорошо, - Алан поднял с пола еще один энергетический камень и вопросительно на меня посмотрел.
   - Ну не стой столбом, черноглазый, - раздраженно фыркнул Сократ, - Осторожненько бери джинна и иди за мной.
   Алан собрался что-то сказать, но сдержался. Бережно взяв Хакима на руки, он быстро зашагал вслед за удаляющимся эльфом.
   - Я тоже сейчас вернусь, - Амарилла хитро сощурилась. - Помогу отконвоировать пленников.
   - Нда, - хмыкнула я и тоже подняла с пола энергетический камень, - а я пойду выведу Айриса из анабиоза. Проводишь меня?
   - Конечно, - Марьян взял меня под локоть. - Обопрись на меня, иначе можешь споткнуться о трупы.
   Меня передернуло. Ведь я даже ни разу не подумала об убитых здесь людях. Неважно, что они убиты чужими руками. Просто горы трупов вокруг слишком быстро перестали меня смущать.
   - Ты ведь не будешь сожалеть об убитых врагах? - Марьян насмешливо приподнял одну бровь. - Из наших-то никто серьезно не пострадал. Или ты предпочла, чтобы мы спасали всех людей? Если бы я опоздал хоть на секунду, ты бы тоже лежала здесь, и у тебя в голове было бы на одну дырку больше. Нужно уметь делать правильный выбор. Пойдем, пока никто не додумался отключить Айриса от капельницы, не имея энергетического камушка про запас.
   Он подхватил меня за талию и переставил через убитого охранника.
   - Хорошо, хорошо! - я раздраженно тряхнула головой. - Я могу идти сама.
   - Ладно.
   Марьян отпустил меня и пошел вперед, а я двинулась следом.
   Проходя мимо одной из комнат, я случайно заглянула внутрь и вздрогнула. Именно здесь я, кажется, висела в кандалах. Точно, и стеклянная стена здесь. Вдруг я заметила за стеклом что-то белое и остановилась. Окликнув Марьяна, я вложила ему в руку энергетический камень и, попросив подождать минутку, скользнула за дверь.
   Северин сидел, прислонившись к стене и зябко кутаясь в белую простынь.
   - Эй, - я присела на корточки рядом с ним, - нам надо отсюда уходить. Элизабет мертва, и нам пора домой.
   Я говорила очень тихо, опасаясь какого-нибудь припадка или истерики. Северин только начал отходить от пережитого в Лабиринте, как ему снова пришлось вернуться в свой самый страшный кошмар, и я всей душой надеялась, что он в здравом рассудке.
   Сначала он медленно повернул голову и легонько коснулся моего плеча.
   - Повтори - его пальцы вдруг сжали мое предплечье, и я закусила губу. - Повтори, что ты сказала.
   - Эржебет больше нет, - я похлопала его по руке. - Она мертва, а нам пора домой. Только не говори, что ты мне не веришь. У нас, правда, нет на это времени.
   Я надеялась, что мой насмешливый тон быстрее приведет его в чувство.
   - Она вернется, - Северин недоверчиво покачал головой. - Всегда возвращается. Это не человек.
   - Я знаю. Чтобы сделать ее смертной, нужно было накормить ее досыта. Обычному человеку это не под силу, но я тоже не... человек.
   Северин опустил голову, и я поняла, что он наконец-то поверил мне.
   - Мертва, - прошептал он, зарываясь лицом в ладони.
   - Пойдем, - я потянула за край простыни, - нам пора.
   Он осторожно глянул на меня из-под упавших на лоб прядей.
   - А я думал, что тебе все равно. Ты могла бы оставить меня здесь, от меня все равно никакого толку.
   Стоит мне сейчас его пожалеть, и он расплачется, в этом я была абсолютно уверена, так что я улыбнулась и шутливо толкнула его в плечо.
   - Да брось ты, даже эта стерва Эржебет мне не поверила. Все-таки актриса из меня хреновая. Ну и ладно. У меня много других талантов, правда? - я выпрямилась и протянула ему руку. - Ты идешь?
   - Иду, - Северин поплотнее запахнул простынь и встал.
  
   Айрис нисколько не удивился, увидев меня, но обнаружить среди моих союзников эльфов он все же не ожидал.
   - Но я знал, что ты сможешь, - сообщил он. - Стоит загнать тебя в угол, как ты сразу начинаешь думать. Я знал, что ты найдешь правильный ответ.
   - Ну, спасибо, - фыркнула я, - теперь можно отсюда уходить.
   - Конечно, - вставил Марьян, - только сначала хорошо бы замести следы. Ты же не хочешь рассказывать вашим властям о своей роли в этом деле? Нет? Тогда надо прятать трупы.
   Я нахмурилась. Меня определенно раздражал ироничный тон Марьяна, но в чем-то он был прав: если доказать и привлечь к делу эльфов в нашем мире будет проблематично, то меня вполне могли вычислить по отпечаткам и всяким там крове-пото-жировым следам.
   - И какие будут предложения? - я вопросительно посмотрела на Марьяна.
   - Ну, тут, - задумчиво потянул он, - впору пожалеть, что у нас так много трупов.. Девять, если мне не изменяет память. Мы можем облить их бензином и сжечь, а то, что останется, спрятать в Иномирье. К счастью здесь есть прекрасный внутренний дворик очень подходящий для этих целей. Надеюсь, только соседи ничего не заподозрят.
   - Не волнуйтесь, я знаю этот район, - успокоил Айрис. - Тут частенько покупают участки местные криминальные авторитеты, и интересоваться личной жизнью соседей здесь не принято.
   По правде говоря, я бы лучше снова дала покусать себя голодному дампиру, чем принимала участие в последующих событиях.
   Эльфы сгрузили трупы во внутреннем дворе. Чтобы не сливать бензин из баков, Айрис в костюме одного из охранников, съездил за ним на ближайшую заправку. Остатки костей с обгоревшим мясом измельчили топором, запаковали в мусорные пакеты и загрузили в черный минивэн из личного автопарка Элизабет. Туда же загрузили двоих оставшихся в живых охранников, и Амарилла нашла в окрестностях города подходящий по величине портал. За руль сел Айрис, поскольку из нас права были только у него и Ингера. Ингеру же поручили ехать следом, и с ним в машине отправились еще пятеро лесных эльфов включая Фирса. Я поехала в машине с трупами, Айрисом, Марьяном, Амариллой и двумя крылатыми эльфами из её свиты. Прежде чем отъехать, мы разломали водопроводную трубу в подвале и заблокировали входные двери. С учетом отсутствия окон и превосходного материала стен через семь часов четырехэтажный особняк превратится в шикарный водопад. Мне даже захотелось вернуться и посмотреть на это зрелище, но Айрис только отмахнулся.
   - В новостях покажут, - сказал он, и мой задор сразу пропал.
  

Глава 11

   В Иномирье, к счастью, попали без проблем. Портал находился неподалеку от городской свалки, и мы въехали туда прямо на машинах. Правда, пришлось действовать осторожно, чтобы не вписаться в дерево на другой стороне, но все прошло как по маслу. Лесные эльфы отправились восвояси сопровождаемые своими крылатыми цветочными собратьями, а мы вместе с Амариллой и пленниками двинулись на поляну. На поляне меня ждал теплый прием. Леда сначала энергично потрясла меня за плечи с воплем: "Какая же ты дура!", а после крепко обняла. Брилак наворачивал вокруг меня круги, забавно притопывая лапами, Демосфен широко улыбался, маленькие эльфы игриво носились туда-сюда, время от времени дергая меня за одежду, пока Амарилла не угомонила их, и они не попрятались по цветам. Айрис и Северин в одежде охранников чувствовали себя немного неуютно на этом празднике жизни, но мне хотелось задержаться здесь хотя бы до тех пор, пока Амарилла не допросит охранников. Когда эйфория первых секунд прошла, я заметила, что кого-то здесь явно не хватает.
   - А где Загрей?
   Амарилла укоризненно покачала головой.
   - Вот как раз о нем я и хотела с тобой поговорить.
   - Что с ним? - я широко распахнула глаза. - Только новых неприятностей мне сейчас не хватало.
   - Эм-м, он спит, - Амарилла взяла меня под руку и увлекла в сторону, - а у меня к тебе есть разговор. Наедине! - отчетливо произнесла она, пресекая все попытки увязаться за нами.
  
   - Ну, - нетерпеливо сказала я, когда мы оказались на другом краю поляны.
   - Присядь, - Амарилла кивнула на невесть откуда взявшиеся плетеные стулья, - надо было поговорить с тобой об этом раньше, тогда этих последствий можно было избежать.
   - А что случилось? - я заерзала на стуле. Долгие вступления заставляли меня нервничать.
   - А случилось следующее, - Амарилла расправила платье и изящно закинула ногу на ногу, - ты попала в железную коробку блокирующую ментальные волны. Колебания атомов чистого железа создают определенный диссонанс и мешают нимфам использовать свои способности. На будущее запомни, что это касается только чистого железа, остальные металлы и сплавы опасности не представляют. Это настолько общеизвестный факт, что я крайне удивлена твоей неосведомленности. Итак, ты оказалась в ловушке, а для всех, кто с тобой связан, ты словно исчезла. Загрей почувствовал это самым первым, и буквально обезумел. Наш тонкий слух весьма чувствителен к низким вибрациям в голосе сатиров, так что всех моих эльфов с поляны как ветром сдуло. Я же умею создавать вокруг себя особый экран, блокирующий звуки, и именно на мою долю выпало счастье общаться с неадекватным сатиром. Хорошо еще твои друзья были тут и помогли нам в поиске общего языка. Так вот, насколько я могла понять из его бессвязных стенаний, он решил, что ты разорвала с ним связь. Когда я пыталась его образумить, объясняя, что связь не так уж просто разорвать, что это очень болезненно для обоих, что он бы почувствовал нечто большее, чем твое исчезновение из его сознания, он лишь тряс головой и говорил, что ваша связь непрочная, ты его не хочешь, а он не знает, что ему делать. В конце концов, он стукнул кулаком по столетнему дубу и чуть не вырвал его с корнем. А дуб этот, между прочим, вырос на моих глазах, и я даже успела к нему привязаться в некотором смысле. Понимаешь, куда я клоню, нет? В общем, мы решили, что дело может обернуться весьма серьезно, и Ингер исхитрился сунуть ему под нос пучок сон-травы. Спящего сатира мы перенесли в его деревянный домик, это далеко от поляны, и там он может беситься, сколько захочет, но я попросила Лию подежурить с ним на всякий случай. Потом прилетел Сократ с рассказом о том, что тебя увезли, и заявился Марьян с эльфами и Фирсом. Глаза б мои его не видели, но раз уж предложил помощь, пришлось его стерпеть. Дальнейшее тебе уже известно, но у меня к тебе есть всего один вопрос. Как нужно обращаться с сатиром, чтобы при исчезновении связи, он первым делом подумал о ее разрыве? Почему ему даже в голову не пришло найти другое объяснение?
   Амарилла смотрела на меня, но я лишь ошеломленно хлопала ресницами.
   - Не знаешь, - жестко резюмировала королева.- Я знаю Загрея с детства, и он всегда был немножко не уверен в себе, но такой реакции даже я не ожидала. Нимфа может вести себя с сатиром, как ей заблагорассудится - издеваться, насмехаться, заставлять чувствовать себя ничтожным, но она непременно должна заниматься с ним сексом, если хочет, чтобы Зов работал. Нимфе не нужно заботиться о чувствах сатира, но если контакт подобного рода налажен, сатир все равно будет чувствовать себя хорошо. Как бы он при этом не жаловался, какая злобная ему досталась нимфа, он все равно будет счастлив и полон оптимизма. Загрею не хватает опыта общения с другими сатирами, и он не понимает, что нужно сделать. Ты такая милая по сравнению с нимфами, которых я знала, и я уверена, что ты поймешь меня правильно.
   - Но, - наконец мне удалось вставить хоть слово, - Сократ говорил, что не обязательно должен быть секс.
   - Ну, во-первых, нимфа может довести, подверженных ее чарам созданий, до оргазма не шевельнув и пальцем. Во-вторых, Сократ о жизни знает только то, что говорю ему я, так что в будущем, я надеюсь, все вопросы ты сможешь задавать мне без посредников. В-третьих, Сократ еще дитя неразумное, сколько бы он не мнил себя взрослым, и делать сколько-нибудь весомые выводы на основе только его слов не стоит. - Амарилла устало потерла переносицу. - Я всегда хотела родить дочь, но цветочные эльфы не способны выбирать пол ребенка. Воспитывать нимфилима гораздо сложнее, чем нимфу. К нимфе понимание силы приходит само, нужно лишь объяснить ей, а нимфилиму почти все приходится показывать, и даже в этом случае нет стопроцентной уверенности, что он сможет это повторить. Сильных нимфилимов раз два и обчелся, а тем более чистокровных. Эта еще одна причина, почему мне бы хотелось, чтобы ты осталась здесь. Многие вещи я никогда не смогу объяснить детям, а ты - другое дело. Ну, да ладно, сейчас тебе стоит поговорить со своим сатиром. Понимаешь, о чем я? Вот увидишь, тебе самой станет легче.
   - Что же мне делать? - я тряхнула головой, приводя мысли в порядок.
   - Решить, - Амарилла встала со стула, и я последовала ее примеру. - Или тебе нужен этот сатир или ты прекращаешь играть с ним в "хочу - не хочу" и разрываешь связь. Запомни это нужно не только ему. В первую очередь это нужно тебе. Неправильные связи портят жизнь.
   Да уж, за королевой цветочных эльфов можно было записывать. "Неправильные связи портят жизнь" - уж эту истину я точно усвоила.
   Вздохнув, я кивнула Амарилле и побрела в сторону хижины Загрея. С момента слияния с ручьем я непостижимым образом начала с легкостью ориентироваться в этом лесу, и сейчас, прогуливаясь, я отчетливо ощущала, как тосковала по этим местам. Возможно, мне нужно чаще бывать здесь. Раньше я любила город, его геометричные здания, серые улицы, толпы людей, спешащих по своим делам, а теперь... Мне все больше кажется, что тот мир что-то во мне убивает, а здесь все становится легко. Даже расстояния здесь стали короче, словно не я шла в лес, а лес шел мне навстречу. Интересно цветочные эльфы чувствуют то же самое?
   У домика Загрея с дерева спрыгнула Лия.
   - Махистери, салви теи венире, ефферо.
   Я поняла, что она рада меня видеть, и широко улыбнулась в ответ.
   - А где Загрей?
   - Сомнио ео, - и она показала на хижину.
   - Ясно, - я потрепала ее по плечу, - можешь возвращаться на поляну. Я сама разберусь.
   Лия кивнула и быстро зашагала в сторону поляны, а я, стараясь не шуметь, зашла в хижину.
   Обстановка с моего последнего визита ничуть не изменилась. Деревянная мебель, пустые полки на стенах. Я заглянула в открытый сундук у стены - там была сложена пара штанов, халат, несколько чистых простыней и шерстяное одеяло. Провела пальцем по крышке, но пыли не было. Здесь явно побывала Леда. Только ее беспорядок бесит настолько, что она не может удержаться и не вытереть пыль. Я хихикнула, представляя, как остальные тащат ее на выход, а она упирается: "Я сейчас, только пыль вытру". Чистая простынь на матрасе тоже ее работа, я уверена. Со вздохом я присела на краешек и посмотрела на спящего Загрея. Даже сейчас он тревожно хмурился и вздрагивал, будто видел дурной сон.
   Я положила руку ему на грудь и тихо прошептала:
   - Проснись.
   Длинные черные ресницы дрогнули. Словно сомневаясь в происходящем, Загрей сначала накрыл мою руку своей и только после этого открыл глаза.
   - Ты вернулась? - прошептал он, и тут же взволнованно добавил. - Навсегда?
   - Как ты мог подумать, что я тебя брошу?
   Я нарочно сказала это мысленно, чтобы он убедился, что связь никуда не исчезла.
   - Прости меня, - Загрей нервно сглотнул и отвернулся к стене, - я виноват. Ведь даже если бы ты разорвала нашу связь, я все равно хотел бы придти на помощь. А я сорвался. Мне казалось, что я всегда что-то делаю не так, а должен быть таким как тебе хочется...Ты говоришь сидеть, и я сижу. Я не должен задавать вопросов. Я даже не должен дожидаться твоих слов. Вот так должна была эта связь работать. Но я не смог.
   - Знаешь, я как раз хотела поговорить с тобой о связи, - я закусила губу в попытках подобрать слова, но Загрей расценил паузу по-своему. Он резко сел, обеими руками прижимая мою ладонь к своей груди.
   - Нет, прошу тебя, - от волнения от начал говорить вслух, и у меня по спине побежали мурашки, - не разрывай ее. Теперь я буду таким, как нужно. Я...
   - Тише, - перебила я его, - теперь я буду такой, как нужно.
   И я осторожно коснулась губами его губ. Моя рука обвилась вокруг его шеи, зарываясь в мягкие каштановые кудри. Я слышала, как резко участился его пульс, и дыхание стало судорожно частым.
   Вдруг он выскользнул из моих объятий и покачал головой.
   - Не нужно, - наконец выговорил он, - я и так твой. Тебе нет нужды делать то, чего ты не хочешь.
   - Откуда знаешь, что не хочу? - я улыбнулась, пытаясь разрядить обстановку.
   - Я это всегда знал, - Загрей смущенно отвернулся. - Никогда нимфа не стала бы ждать так долго. Ты бы сделала это при первой возможности, а возможностей у нас было много. Ты пробудила зов, потому что у тебя не было другого выбора, а я единственный, кто оказался рядом. Я просто неподходящий для тебя сатир.
   Я вздохнула.
   - Ты прости меня. Наверное, я виновата в том, что ты не знал, как на самом деле важен для меня. Но теперь ты знаешь. И я должна, в конце концов, принимать себя такой, какая есть. А теперь, раз уж ты мой сатир, будь добр иди сюда.
   Я подцепила пальцем его воротник и подтянула к себе, одновременно расстегивая пуговицы сверху вниз. Загрей широко распахнул глаза, не смея шевельнуться. Зрачки его расширились настолько, что заполнили собой почти всю радужку. Похоже, до него начала доходить серьезность моих намерений. Я справилась с пуговицами и распахнула рубашку, обнажая гладкую загорелую грудь с коричневыми изюминками сосков.
   Загрей помог ей соскользнуть с плеч и откинулся назад, упираясь руками в матрас и глубоко дыша. Медленно я провела ладонью от пупка до шеи и, ощущая жар, исходящий от его кожи, и тело Загрея выгнулось дугой, а голова запрокинулась назад. Дойдя до шеи, моя рука вновь скользнула вниз и неспешно прошлась по кромке джинсов, периодически позволяя пальцам скользнуть за пояс, а после я одним движением расстегнула ширинку, открывая взору треугольник белых хлопковых трусов. Загрей взволнованно ахнул и снова сел прямо.
   - Что такое? - удивилась я. - Твой хвост я уже видела. Или там есть еще что-то необычное?
   - Я просто, - Загрей тряхнул головой, отбрасывая челку, - волнуюсь.
   - А раньше не волновался?
   - Волновался, но не так. Тогда я еще не терял тебя, а сейчас...Вдруг что-то будет не так и ты...
   - Постой-ка, - до меня вдруг начало доходить, - ты что, делаешь это в первый раз?
   Загрей кивнул, настороженно следя за моей реакцией.
   - Почему я не догадалась раньше? - я раздосадовано потерла ладонями виски. - Неужели я, в самом деле, замечаю так мало?
   - Ну что ты, - Загрей грустно усмехнулся, - ведь раньше я делал только то, чего ты от меня хотела. Сатиры для нимф идеальные любовники. Им не нужно ничего говорить. Я всегда буду таким как тебе надо. И в первый раз и в сто первый. Это заложено природой и от меня не зависит. Но сейчас я сам не свой. Я не знаю, чего ты хочешь. Не могу разобраться.
   Я вздохнула. Амарилла была права - я совсем его замучила своим поведением.
   - Не надо, - я заставила его посмотреть мне в глаза и четко произнесла, - я хочу тебя. Здесь. Сейчас. Просто потому что я - твоя нимфа.
   Мои слова вызвали в нем дрожь. Я медленно приблизилась и шепнула на ухо:
   - Снимай штаны.
   Загрей удивленно заморгал, но без лишних слов встал и стащил с себя джинсы. Это было нетрудно, так как он предпочитал широкие штаны, позволяющие спрятать хвост. Оставшись в одних трусах, он вопросительно на меня посмотрел, но я покачала головой и выразительно кивнула на матрас.
   - Дальше я сама.
   Он послушно опустился рядом, а я, не удержавшись, схватила его за хвост и, намотав волосы на кулак, притянула к себе, впиваясь в теплые губы - все еще нежно, но, уже не оставляя недомолвок
   Сначала неуверенно, а после с все большим пылом Загрей стал отвечать на поцелуй.
   Я прижала его к себе, даже сквозь одежду ощущая жар его тела, скользя руками по гладкой коже, разминая мышцы и заставляя его извиваться от моих прикосновений. Мое сердце билось в бешеном ритме, кровь стучала в ушах, и я ощущала, что еще немного, и мое сознание уйдет в свободное плавание по волнам страсти, а мне не хотелось, чтобы это было похоже на ночь с Аланом. Нет уж, я предпочла бы запомнить, что я делала и как.
   - Я не верю, что это происходит на самом деле, - прозвучал его голос в моей голове.
   - Сейчас поверишь, - пообещала я и, чуть отстранив его, выскользнула из жарких объятий. Мне нужна была передышка, и я принялась медленно снимать с себя одежду. Когда на мне не осталось ничего, я несколько секунд, постояла так, наслаждаясь произведенным эффектом - если мне стриптиз позволил немножко остыть, то Загрей, напротив, тяжело дышал, сминая пальцами простынь, а возбужденная плоть так натянула хлопковую ткань трусов, что, казалось, готова их разорвать.
   - Ложись на живот, - мысленно шепнула я, и он без колебаний сделал то, что сказано. Полюбовавшись гладкой линией спины, я отбросила в сторону длинный каштановый хвост и приспустила трусы, обнажая круглые ягодицы. Загрей заерзал, помогая мне снять их. Расчесав пальцами хвост, я просунула ладошку между ног, раздвигая их и лаская внутреннюю поверхность бедер, постепенно двигаясь все выше и выше. От моих ладоней исходила энергия, я чувствовала ее покалывание на кончиках пальцев и нарочно просунула руку еще чуть глубже. Загрей издал полустон - полурык, сжимая кулаки и выгибая спину.
   - Хватит, - попросил он, - это лишает меня рассудка.
   Тогда я сжала руками ягодицы, и он задергался, пытаясь перевернуться.
   Я позволила ему это сделать, и в ту же секунду он оказался сверху, навалившись на меня всем телом.
   - Теперь моя очередь, - это было сказано вслух, и его голос откликнулся волнующей вибрацией где-то у меня внутри.
   Загрей принялся выводить языком узоры по моему телу, и кожа вспыхивала от его прикосновений. Каждый раз он без труда находил самые чувствительные места и заставлял меня стонать и дергаться от желания.
   - Сейчас, - мой голос звучал совсем хрипло, - давай.
   - Как прикажет моя нимфа, - шепнул он и вошел в меня.
   Я обхватила его ногами, заставляя проникнуть глубже, и Загрей задвигался, выбирая правильный темп.
   - Да! - я впилась ногтями в его плечи, и он стал двигаться резче, достигая чувствительной точки внутри меня. Почти больно и невыносимо приятно одновременно. Еще несколько толчков и я задергалась в оргазмическом спазме, выгибаясь и крича. Мир вокруг стал ослепительно белым, и на мгновение мне показалось, что я ослепла.
   Несколько минут я глубоко дышала, приходя в себя и не решаясь открыть глаза.
   - Ну, как? - даже произнесенная мысленно эта фраза выдавала его волнение.
   Он провел рукой по моему животу, и я, повернувшись, открыла глаза.
   - Великолепно, - я прижалась к нему и обнаружила, что он все такой же твердый как раньше. - А что с тобой? Ты не ...
   - Я не слышал твоего разрешения, - усмехнулся Загрей, поглаживая мою спину, - но это абсолютно не важно. Я лишь хотел, чтобы наш первый раз тебе понравился. Тебе понравилось?
   - Мне понравилось, - уверила я.
   - О, я видел! - Загрей хитро прищурился. - Ты вспыхнула почти как брилак.
   - Но это еще не все, - злорадно пообещала я. - Сейчас я тобой займусь.
   - Мне следует испугаться? - Загрей невинно поднял брови.
   - Ну не знаю, - я лениво приподнялась и отбросила волосы со лба, - Говоришь, не можешь без разрешения. Ну что ж. Теперь я не разрешу, пока не попросишь.
   Я села на корточки и глубоко вздохнула.
   Несколько секунд мне понадобилось, чтобы настроить энергетический канал. Здесь в Иномирье не нужно было прилагать усилия для ее получения и можно полностью сосредоточится на управлении потоками.
   Я представила, как тонкий слабый поток энергии невидимой плетью начинает обвивать его тело.
   - О-о-оу! - Загрей едва не подпрыгнул, широко распахнув глаза и глубоко дыша.
   - Нравится? - я провела рукой по его животу и сомкнула пальцы на члене, одновременно направляя энергию внутрь.
   Загрей запрокинул голову, сжимая кулаки. Несколько массирующих движений заставили его стонать, извиваясь всем телом.
   - Пожалуйста, - выдохнул он.
   - Пожалуйста что? - я придвинулась еще ближе и запустила другую руку в мягкие каштановые кудри.
   - Разреши. Пожалуйста
   - Разрешаю.
   И я впилась в его губы, заглушая стон наслаждения, но он все равно прозвучал в моей голове.
   Загрей откинулся назад, тяжело дыша, а я, довольно улыбаясь, прилегла рядом. Несколько минут я просто лежала, наслаждаясь приятным ощущением внутреннего покоя, но, в конце концов, пора было возвращаться на поляну. Интересно все-таки узнать, чем же закончился допрос пленных охранников. Надеюсь, у них хватило ума быстро рассказать все правду, потому как, в противном случае, мне даже не хочется представлять, что Амарилла могла с ними сделать.
  

Глава 12

   - Как дела? - я осторожно вышла на поляну.
   - О, мы уже закончили допрос и даже успели выпить по бокальчику нектара. Кстати, вам он бы тоже не повредил, - и Амарилла указала на столик, где стояло два металлических кубка с ароматной янтарного цвета жидкостью, - берите, не смущайтесь. Загрей, я на тебя не сержусь. Пей нектар, он не отравлен.
   - Спасибо, - я сделала глоток нектара и сразу почувствовала себя гораздо лучше, - а где пленники?
   - Все отлично, - Амарилла хитро улыбнулась. - Айрис немножко подкорректировал им память гипнозом, и они пока без сознания. Теперь можно без опасений отправить их назад. Даже пытать не пришлось - обидно. Но они рассказали кое-что весьма странное.
   - Да, - вклинился Сократ, - ты ни за что не догадаешься, что Элизабет собиралась сделать.
   Я вопросительно подняла брови, зная, что вставить хоть слово Сократ мне уже не даст
   - Она собиралась устроить в вашем мире Армагеддон локального масштаба. А ты должна была стать спусковым крючком. Ей нужно было взять твою энергию, а специальное устройство должно собрать ее в сгусток и запереть в маленьком кубике. Кубик планировалось доставить в столицу двадцать второго ноября, а там ее человек собирался отнести кубик к зданию посольства джиннов и открыть его. Здесь в Иномирье должен быть фокус для энергии что-то, что будет поглощать ее с той же силой. Это способ открыть портал, через который в ваш мир пришли бы красные гиганты извергающие огонь. Никого не напоминает?
   - Ифриты? - я нахмурилась. - Но зачем?
   - Зачем это нужно, охранники не знали, - Амарилла пристально посмотрела на меня, - но расположение портала ясно указывает на причину.
   - Джинны, - ахнула я, - она хотела избавиться от посла.
   - Вот именно. А то, что ифриты должны были выйти из портала в строго определенное время, говорит о сговоре. Подобных союзов не было на моей памяти.
   - Но почему посол? - я недоуменно тряхнула головой. - Помимо него в стране куча других джиннов.
   - Это, да, - Амарилла усмехнулась, - но много ли среди них членов высших каст. Посол принадлежит к белой касте. Выше нее только красная, к которой принадлежат все правители Имада и двадцати шести его провинций. Мы не знаем, были ли у Элизабет еще сообщники. В любом случае я должна поговорить с Фахдадом, возможно, он может дать какие-то объяснения. Подобная информация заинтересует не только его, но и других послов джиннов в вашем мире.
   - А что там с Хакимом?
   - Фахдад сказал, что сможет ему помочь, - Сократ вздохнул, - он был очень удивлен произошедшим и выразил сожаление, что ты не приехала вместе с нами. Просил передать, что твой визит будет ему желателен. Именно так и сказал.
   - Может, ты захочешь пойти к послу со мной? - уточнила Амарилла.
   - Я бы не против, но для начала мне нужна небольшая передышка. А где Алан?
   - Я не приглашал его на поляну, - пожал плечами Сократ. - Во время встречи с послом, он ждал в машине, а потом заявил, что должен поговорить с тобой, прежде чем вернется в Корпорацию. Я вывел его к твоему дому.
   - Надеюсь, ты впустил его внутрь, - я исподлобья глянула на Сократа, и тот виновато развел руками.
   - Крис, он дампир, а значит, на улице не замерзнет. Пусть хоть раз сам о себе позаботиться. Хватит и того, что ты из-за него чуть не угодила в ловушку к этой Элизабет.
   - Если уж на то пошло, то в ловушку к ней я угодила исключительно по своей вине. К тому же благодаря этому мы сорвали план по проникновению ифритов.
   - Ну, ладно, - Сократ отодвинулся от меня и попытался незаметно сменить тему. - А что насчет того эльфа, которого мы видели с Элизабет в первый раз? Среди охраны его не было.
   Я вспомнила стычку эльфа и Марьяна, и уже собиралась рассказать об этом, но вместо этого из меня вырвались совсем другие слова:
   - Не знаю, я больше его не видела.
   Что за ерунда! Я удивленно заморгала. Почему это мой язык вдруг отказался меня слушаться? Я вновь открыла рот, но на сей раз мне не удалось извлечь ни звука. Это какие-то проделки Марьяна, не иначе. И если он не найдет мне внятного объяснения, то дорого поплатиться за этот фокус. Делать из меня марионетку и заставлять врать друзьям, нет, такое ему даром не пройдет.
   - Ладно, мне сейчас стоит отправиться домой, - я посмотрела на Амариллу, - если Фахдад сочтет нужным мое присутствие, то я могла бы отправиться к нему завтра.
   - Я спрошу его, - Амарилла задумчиво кивнула. - Охранников мы транспортируем сами. Имеет смысл забросить их на другой континент. А вас Сократ проводит.
   Я оглянулась вокруг. Айрис загорал под теплым иномирским солнышком, Ингер что-то показывал Лие на языке жестов, а Северин с неподдельным интересом разглядывал маленьких эльфов копошащихся в цветах.
   - А куда запропастилась Леда? - я еще раз осмотрелась и убедилась, что подруги нигде не видно.
   - Дем за ней присматривал, - пожал плечами Сократ, - но его тоже не видать.
   Амарилла раздраженно всплеснула руками.
   - Демосфен! - крикнула она и добавила уже потише, - с момента его вступления в силу за ним стало очень трудно уследить. Демосфен, иди сюда по-хорошему!
   Из кустов неподалеку от нас выпрыгнул Демосфен. Из одежды на нем были только зеленые бриджи и черные сапоги до колен. Следом показалась кудрявая головка моей подруги с удивленно-недоумевающим выражением на лице.
   - Ты чего? - я подбежала к ней и легонько встряхнула ее за плечи. - Что вы там делали?
   - Це-целовались, - шепотом призналась она. - А что такое?
   - Ну, я, конечно, тебя понимаю. Эльфы, экзотика и все такое, но объект ты выбрала неподходящий. Это из-за него Лию, между прочим, изгнали.
   - Крис, - Леда виновато заморгала, - я не собиралась ничего такого... Черт, как это произошло вообще?
   - Ах, вот оно что! - я сердито посмотрела на Демосфена, невозмутимо скрестившего руки на груди, - Амарилла, можно я поговорю с твоим сыном с глазу на глаз?
   - Можно, только не покалечь. Он мне еще пригодиться.
   - Постараюсь, - кивнула я и взяла Демосфена под локоть. - Пойдем-ка.
   - Никуда я не пойду, - Демосфен вырвался из моей хватки и нагло ухмыльнулся. - Силой потащишь?
   - Если придется, - я выпустила когти и пошевелила ими как Фредди Крюгер. Только майки в красную полоску не хватало. Ухмылка сползла с лица Демосфена, и он отступил на шаг.
   - Ну, ты же не убьешь меня, - это прозвучало как утверждение, но некоторые вопросительные нотки все же были.
   - Не убью, - я не сдержала хитрой усмешки, - но ты вряд ли захочешь, чтобы все остальные видели, что я буду с тобой делать.
   - Это становится интересным. - Демосфен смерил меня взглядом и гордо направился в сторону деревьев.
   Вот это я называю хорошей миной при плохой игре. Я фыркнула и пошла следом.
   Когда поляна перестала мелькать между деревьев, я резко остановилась и схватила Демосфена за ухо, притянув его к себе вплотную.
   - Ты что себе позволяешь? - вопросила я. - Сначала Лию из-за тебя изгнали, а теперь подругу мою окучиваешь. Ты же знаешь, что она человек и может пострадать от твоих чар. Я за нее тебя в бараний рог согну, понял?
   - Пусти-и-и, - завыл Демосфен, - я понял.
   Я сделала ему подсечку, и Демосфен шлепнулся на землю, держась за опухшее ухо.
   - Точно понял?
   - А то что? Ну что ты мне сделаешь? - огрызнулся эльф, показывая, что ни черта он не понял.
   У меня внутри стала закипать злость. Я не хотела причинять ему вред, но он должен был меня бояться. Я почувствовала непреодолимое желание взять верх, и в кои-то веки Жало не имело к этому отношения. Это было только моим желанием, и я знала, как его осуществить.
   - Ну, смотри, - я схватила его за горло и, прежде чем он успел опомниться, уселась на нем верхом, - ты совершенно напрасно меня провоцируешь. Даже не из-за Жала, которое не прочь немножко пустить тебе кровь - его я сдержу при необходимости, а в первую очередь из-за того, что я тоже нимфа, и ты не представляешь, как сильно я хочу испытать на тебе свои способности.
   Последнюю фразу я почти прошептала ему на ухо.
   - Мне все равно, - Демосфен облизнул пересохшие губы, - у меня иммунитет к твоим чарам.
   - Так ведь в этом-то и весь интерес, Дем, - я отпустила его шею и теперь играла прядкой золотистых волос, - это должно быть трудно, иначе игра теряет смысл. А таких как я ты еще не видел. Вдруг мои энергетические способности могут усилить нимфические чары, и я смогу сломать тебя. Нет, я буду ломать тебя, пока не сломаю. Ты ведь ни с одной нимфой еще не встречался. Ну, так как? Теперь ты меня понял?
   Демосфен буравил меня взглядом, но, если в нем и был страх, то где-то сильно глубоко. Скорее уж в его глазах читался неподдельный интерес и предвкушение. Такого я не ожидала.
   - Ты маньяк, - устало констатировала я и скатилась с него, - но Леду тебе лучше оставить в покое. Иначе, я не посмотрю на хорошие отношения с остальными крылатыми эльфами.
   - Подожди, - Демосфен сел прямо, вытряхивая из волос сосновые иголки и сухие листья, - ты ведь тоже нимфа, значит должна понимать меня.
   - Что конкретно? - я села напротив него и сердито посмотрела в светло-зеленые глаза.
   - Как же, - Демосфен растерянно моргнул, - ты тоже чувствуешь эту тягу. Она хуже наркотика. От нее не избавиться, пока не достигнешь цели. Я любил Лию, но лишь некоторое время, пока она не привязалась ко мне слишком сильно. Поверь, я не рад, что так вышло, но поделать ничего не могу. Четыре месяца - самый долгий срок для нас, потом интерес пропадает, а ничего уже не вернуть. Спроси Амариллу. У тебя хотя бы есть сатир, способный тебе помочь, а мне уготована более плачевная участь.
   - И какая же? - я скептически подняла одну бровь, показывая, что жалости он от меня не дождется.
   - Нет, ну еще какое-то время все будет отлично, - Демосфен подвинулся ко мне так близко, что его рука коснулась моего бедра. - А потом я получу приглашение от другой королевы улья и отправлюсь к ней выполнять функции племенного быка, а дальше уж как повезет. Если королева другого семейства крылатых эльфов родит мальчика, то я отправляюсь домой и еще несколько десятков лет проживу припеваючи до следующего приглашения, а если девочку, то все мои способности исчезнут навсегда. Разве что третья проекция останется на память о прошлых силах.
   - И что дальше? - я обнаружила, что произнесла это шепотом и нервно откашлялась.
   - Дальше я могу вернуться в свое семейство или остаться в новом, выбрать себе подругу некоролевских кровей и строгать детишек, - Демосфен печально улыбнулся. - Могу еще выпить нектар забвения, чтобы память о прошлом не тяготила меня. Если не выпить нектар есть вероятность потерять желание жить и исчезнуть раньше срока. Неужели ты будешь меня осуждать за маленькие шалости. У меня на них осталось не так уж много времени.
   - Блин, с этой стороны тебя даже можно понять немножко, но неужели у тебя нет выбора?
   - В этом вся соль. Я мог бы навсегда уйти из семьи, но что толку. Эльфийская кровь заставляет нас держаться своих, выстраивает связи, а кровь нимфы не дает покоя. Может кто-то, вроде Вергилия, и смирился бы с таким положением вещей, но я не хочу в один прекрасный день потерять свою силу, не хочу жить с одной из этих пустоголовых феек некоролевских кровей, на которых только посмотреть приятно, не хочу терять память.
   - А чего хочешь? - я с интересом наклонила голову.
   - Не знаю, - Демосфен смотрел на меня не отрываясь, - раньше думал, что знаний, или власти, а теперь...быть счастливее. Мама говорила, что раньше еще до исчезновения нимф встречались семейства цветочных эльфов, во главе которой стояла королевская пара. Так бывает если нимфилим достаточно силен. А сила зависит от умения. Научи меня. Я не трону твою подругу. Вообще никого не трону, если ты мне поможешь.
   Я саркастически покачала головой.
   - Подожди, не отвечай сейчас. Я знаю, что не слишком нравлюсь тебе. Ты, конечно, предпочла бы Сократа, но он сын лесного эльфа. Его потенциал значительно ниже. Он не подойдет для подобных экспериментов, а я сгожусь. У меня самый высокий уровень сил из нас троих. И я добровольно на все согласен. Со мной ты и сама сможешь научиться управлять своими способностями. Сломай меня, если удастся. Рассматривай меня как пушечное мясо.
   И он откинулся назад, опираясь на руки, демонстрируя свое тело. Светлая кожа с легким загаром, покатые плечи, гладкая грудь без единого волоска, как это обычно бывает у эльфов. Чуть худоват на мой вкус, но все пропорции соблюдены правильно. И лицо без наглой ухмылки казалось более юным, почти детским. Да ведь ему и правда только восемнадцать исполнилось. Бр-р-р. Какого черта со мной твориться! Я даже думать об этом не хочу!
   - Прости, Дем, но я ни на кого не могу смотреть, как на мясо.
   - Я понял, - Демосфен снова сел прямо и отряхнул ладони. - Просто не отказывайся сейчас. Ты знаешь меня не с самой лучшей стороны.
   - Значит, лучшая все-таки есть, - фыркнула я.
   - Надеюсь, что есть, - Демосфен не поддался на провокацию, - мне будет достаточно, если ты согласишься почаще бывать здесь. Просто говори со мной. Зря я вел себя с тобой как нимфа. Тебя это скорее напрягает. А в других проекциях нас труднее воспринимать всерьез. Это раздражает. Только Амарилла в любой проекции способна подавить авторитетом. Мне до такого еще далеко, но я не глупый и не поверхностный. И многое могу рассказать. Просто пообещай, что мы будем видеться чаще. Пару раз в неделю с меня хватит.
   - И больше не будешь применять свои способности на беззащитных к твоим чарам созданиях?
   - Не буду пока, есть шанс тебя уговорить.
   - По крайней мере, это честно, - улыбнулась я, вставая на ноги. - Договорились.
   - Еще кое- что - Демосфен тоже вскочил,- у меня ведь недавно был день рождения... как насчет маленького подарочка?
   - Какого? - насторожилась я.
   - Один поцелуй, - и, прежде чем я успела возразить, добавил, - всего один. Ты мне чуть ухо не оторвала, пыталась запугать и теперь не позволишь мне один маленький поцелуй в качестве моральной компенсации. Это низко.
   - Ладно, - я поняла, что в этом случае дешевле согласиться. - Один. Маленький.
   - Да, - Демосфен положил мои руки себе на плечи, а сам осторожно взял меня за талию, - крошечный.
   И он легонько коснулся губами моих губ. Внутри меня пробежал холодок, словно я глотнула чистой родниковой воды. Стало жарко и холодно одновременно. Непроизвольно я сжала пальцы, впиваясь в его кожу, но вовремя опомнилась и сделала шаг назад.
   Демосфен выглядел удивленным.
   - Ого,- сказал он, проведя рукой по щеке, - это было странно.
   - Пожалуй, да, - выдохнула я, - а мне все-таки пора идти, пока остальные не подумали бог весть что.
   - Все, что они хотели подумать, они уже подумали. Но раз тебе нужно идти - пойдем.
  

Глава 13

   Возле дома Алана не оказалось, хотя я, стуча зубами от холода, все-таки обошла все вокруг. Мою теплую жилетку пришлось сжечь вместе с трупами, поскольку она была вся перепачкана кровью. Взять на заметку - надо покупать только черные вещи. С такой жизнью, как у меня это единственный выход. За Алана я не особо волновалась, поскольку при нем было два энергетических камня, а за столь короткий срок он вряд ли успел бы найти себе новых неприятностей. Так что я решила спокойно подождать его дома, но там меня ждал сюрприз. Только я собралась зайти в нашу квартиру, как дверь напротив распахнулась, и на пороге возникла моя горячо нелюбимая соседка Тамила. У ее ног по обыкновению сидел жирный и наглый сиамский кот по кличке Максик. Максик, как и его хозяйка, тайно меня недолюбливал, но при встрече мило урчал и терся о ноги. Тамила не урчала и о ноги не терлась, но с виду казалась вполне дружелюбной. До той поры, пока не открывала рот.
   - Кристель, что-то в последнее время тебя не было видно. Я даже решила, что ты вышла замуж, ан нет. Жаль. А у вас, наверное, намечается вечеринка оргийного масштаба? К вам только что завалилась целая шайка вместе с Леадорией.
   И она всегда называла Леду полным именем, чем немало бесила нас обеих.
   - Ну что ты, Тамила, какие вечеринки. Мы будем сидеть тихо-тихо, как духовное собрание. Прости, что побеспокоили тебя, когда входили.
   Вообще-то с соседями мы встречались редко. Хозяин нашей квартиры жил в другом городе, и его не интересовали наши дела до той поры, пока с нами нет проблем и все счета оплачены. Идеальный арендодатель.
   - Вы меня совсем не побеспокоили. Просто один ваш друг пришел пораньше, и я предложила ему свое гостеприимство, - Тамила томно вздохнула и кофточка, плотно обтягивающая ее внушительные формы, угрожающе натянулась.
   В этот момент за ее спиной возник Алан.
   - Премного благодарен за кофе и приятную компанию, Тамила, - он галантно поцеловал ее руку, и я не удержалась от пренебрежительной гримасы. Хорошо, что в тот момент Тамила была всецело поглощена Аланом и готова была вот-вот растечься по полу от удовольствия.
   - Я надеюсь, что мы встретились не в последний раз, - выдохнула она, - я тоже прекрасно провела время.
   - Конечно, я очень раз знакомству, но, к сожалению, сейчас мне пора идти.
   - Желаю вам хорошо повеселиться.
   Тамила немного помедлила, ожидая, быть может, приглашения к нам присоединиться, но этого ей пришлось бы ждать до второго пришествия.
   - Жди меня внизу, я быстро, - буркнула я Алану и позвонила в дверь.
   Тамила поняла намек, и они с Максиком молча удалились.
   Дверь мне открыл Ингер.
   - О, вот ты-то мне и нужен, - обрадовалась я. - Не одолжишь мне ключи от своей квартиры. Надо поговорить с Аланом, а тут, как говорит наша соседка, вечеринка оргийного масштаба.
   - Надолго?
   Ингер никогда не спросит зачем, он умеет задавать правильные вопросы.
   - На час другой плюс минус сутки, - хмыкнула я.
   - Держи, - он протянул мне ключи, - седьмой этаж двадцать шестая квартира. И куртку накинь.
   - Спасибо, папочка.
   Алан ждал у подъезда. По его виду нельзя было сказать, что последний месяц он провел в анабиозе. Токсин останавливает метаболизм, но не уменьшает потребность в энергии. Простой человек бы не выдержал такого, а Алану лишь некоторое время придется вдвое чаще менять энергетические камни. Но меня это уже не пугает. Кажется, я вообще перестала бояться. За себя.
   - Пойдем поговорим у Ингера, - я позвенела ключами.
   - Хорошо, - Алан улыбнулся, - даже не вериться, что я снова тебя вижу.
   - Да, - я смущенно пожала плечами, мне вдруг стало неловко рядом с ним. Словно нас разделили долгие годы разлуки. Так бывает, если встречаешь человека, попрощавшись с ним навсегда. Неужели вот так все и останется? Но тут он схватил меня на руки и прижал к себе. Я только взвизгнуть успела от неожиданности, как он снова поставил меня на ноги.
   - Прости, не сдержался.
   Я улыбнулась, и все сразу стало немного легче.
   - Пойдем.
   Ингер снимал недорогую меблированную квартиру, но мне она показалась вполне уютной. Маленькая гостиная в теплых тонах отделялась от спальни оранжевой портьерой от пола до потолка, а два полосатых диванчика с винтажными деревянными завитушками на спинках будто сошли с картинки к какому-нибудь романчику девятнадцатого века. Я сразу прошла в комнату и села на один из них, а Алан остановился на пороге.
   - Держишь дистанцию?
   - Нет, - он приблизился ко мне, - пытаюсь ее сократить. Ты так изменилась.
   - Да? - я нервно потерла руки, - и как же?
   - Стала уверенней и жестче. Раньше ты всегда была настороже, но по-другому. Словно в любую минуту готова сбежать. Как муха имеющая окраску пчелы, ты хотела казаться спокойной, но при малейшей опасности тебя уже и след простыл. А сейчас тебе уже не надо казаться. Ты превратилась в настоящую пчелу.
   - Осу, - поправила я, - и у меня есть Осиное Жало.
   Я выпустила один коготок и Алан вздрогнул. Мне не хотелось его пугать, но и врать не имело смысла.
   - Я думал, что мне показалось. Этим ты убила Элизабет?
   - Нет, ее нельзя было убить так просто. Она не боялась смертельных ран.
   - Как тогда?
   Алан непроизвольно сделал шаг назад, и я отвернулась. Все это уже было, когда он узнал, что я нимфа. Может, стоит напугать его по-настоящему сильно и прекратить уже эту агонию.
   - Я была с ней в энергетическом слиянии до тех пор, пока она не напилась досыта. А когда это произошло, она стала человеком и ее убила простая эльфийская стрела.
   - Человеком? - Алан удивленно на меня посмотрел. - Почему я не стал человеком, когда пил твою энергию?
   - Быть может, ты не напивался досыта. А может вы просто разные создания. Она ведь не просто дампир.
   Алан понимающе кивнул и осторожно присел на диван рядом со мной.
   - А ты теперь кто?
   - Не человек, - я грустно улыбнулась, - может быть монстр.
   - Хорошо, - Алан улыбнулся, и я непонимающе уставилась на него, - будь ты человеком, все бы закончилось гораздо хуже. Для всех нас.
   - И что теперь?
   - Теперь я... должен вернуться в Корпорацию и сочинить правдоподобную легенду о своем исчезновении. И я не хочу, чтобы ты снова исчезла.
   Алан придвинулся ближе и я внутренне напряглась.
   - Это тоже может закончиться плохо, - я серьезно на него посмотрела.
   - Все, что угодно может закончиться плохо, - Алан улыбнулся и протянул мне руку ладонью вверх, - но не все может так хорошо начинаться.
   Я на мгновение замерла, а после осторожно накрыла его ладонь своей. Для меня он все еще был идеален. Я запрещала себе думать о нем, не хотела представлять, что все могло быть иначе. Слишком поздно для нас возвращаться к отправной точке.
   - Алан, - я сжала его руку, чувствуя, как колючий комок вдруг подкатил к горлу, - у нас никогда не будет только нас. Никогда не станет, как раньше. Нельзя убежать от себя, от своей природной сути. Я - часть другого мира, других взглядов и ценностей. То, что я чувствую к тебе - настоящее, но и чувства к Загрею тоже настоящие. Я никогда его не оставлю. И я не знаю, что произойдет завтра, но я всегда буду нимфой. Возможно, в один прекрасный день мне придется остаться в Иномирье, потому что этот мир станет слишком чужим для меня. Может, и ты станешь чужим. Это больно, но это правда.
   Я сделала глубокий вдох, прежде чем продолжить. Голос предательски срывался, а мне нужно было закончить этот разговор сейчас. В другой раз мне может не хватить духу сказать правду. В другой раз я захочу удержать его любой ценой.
   - Ты не представляешь, как тяжело это признавать, но тебе стоит уйти, пока не поздно, - мне удалось сказать это достаточно твердо. - Дальше будет хуже.
   - Кристель, если бы ты сказала, что не хочешь меня больше видеть, я бы ушел, - Алан сжал мою руку, растирая похолодевшие пальцы, - но ты говоришь о чувствах. Значит, ты любишь Загрея?
   - Не знаю. Но я его уже не брошу. Он нужен мне.
   - А что насчет меня? Я тебе нужен?
   - Ты знаешь ответ, - я попыталась вырвать руку, но он держал крепко.
   - Я хочу услышать это.
   - Я люблю тебя, Алан. Но я не могу любить только тебя.
   Алан закрыл глаза и глубоко вздохнул.
   - Я мечтал услышать это, но... не так.
   - Я знаю. Прости меня.
   - Хорошо, - Алан отвел взгляд, - я не думал о будущем. Не хотел думать. Но без тебя мне будет очень плохо, я знаю. Что, если я скажу, что буду очень стараться понять тебя. Не представляю, как это будет выглядеть, но я не хочу, чтобы ты уходила.
   Мне потребовалось несколько секунд, чтобы побороть искушение соврать ему. Энергия рвалась наружу, стремясь затащить меня в свой водоворот. Алан был нам нужен. Вот теперь я начинала понимать, о какой тяге говорил Демосфен. Меня просто разрывало от желания сделать его своим навсегда. В комнате резко стало слишком жарко. Только, то, что я долгие годы удерживала выбросы энергии, чтобы не провоцировать дампиров, помогло мне сдержаться. На всякий случай я встала и подошла к окну.
   - Это будет тяжело для нас обоих, - голос звучал хрипло, словно перед этим мне пришлось кричать, но тяга немного утихла. - Ты можешь попасть под действие чар. Я все еще не могу их контролировать и не знаю, смогу ли. А еще есть Жало, которое с завидной периодичностью хочет чужой крови. Я на самом деле опасна для общества. Я для тебя опасна.
   Меня начало трясти, но внешне я оставалась спокойной. Вдох - выдох. Все в порядке, все хорошо.
   - Я доверяю тебе, - Алан двинулся в мою сторону, и я резко отскочила.
   - Стой на месте!
   - Что случилось? - он обеспокоенно поднял брови. - У тебя щеки горят.
   - Вода! - я выбежала из комнаты и метнулась к ванной. Вода мягко обволакивала горячую кожу, и я, открыв кран на полную мощность, всунула голову под холодную струю. Это принесло некоторое облегчение. По - собачьи тряхнув мокрыми волосами, я посмотрела в зеркало и замерла. Волосы были абсолютно сухими. Более того - они поблескивали в свете лампы, будто были сделаны из тонких хрустальных нитей. Я осторожно дернула за одну прядку, ожидая, что они хрустнут и рассыплются, но на ощупь ничего не изменилось. Я придвинулась к зеркалу, заглянув в свои глаза, и тихо ахнула. От зрачка по радужке расходились маленькие блестящие лучики. Сам цвет остался прежним, но глаза больше не были человеческими. Они даже не казались мне живыми. Кукольные глаза.
   - Исчезни, - прошептала я и зажмурилась, - пусть все вернется назад.
   Но ничего не исчезло. Лишь волосы чуть потускнели и теперь, с большой натяжкой, я могла бы сойти за человека. Если в глаза не смотреть.
   - С тобой все в порядке? - Алан осторожно приоткрыл дверь и удивленно замер на пороге.
   - Ни черта не в порядке, - я посмотрела на него, не моргая, - вот теперь я точно не человек.
   Алан молчал, и я устало прислонилась к стене.
   - Наверное, сейчас тебе лучше уйти. Я не знаю, чего от себя ожидать. Боюсь, все может закончиться плохо гораздо раньше, чем ты думаешь.
   - Ладно, - Алан медленно отступил, - только мне нужно сделать один звонок.
   Когда он вышел, я сползла на пол и закрыла лицо руками. Я не думала, что все может стать еще хуже, но, кажется, до предела еще далеко. Как жить в мире людей, если любой, глядя на тебя, поймет, что ты не человек? Прятаться? Носить капюшон и темные очки? Не выходить из дома? Жало делало меня монстром, но его хотя бы не было видно, а теперь...
   - Кристель, - Алан присел возле меня, - за мной сейчас приедут, но прежде чем уйти, я должен сказать, что мне не страшно. Я не боюсь остаться, потому, что доверяю тебе. Потому что помню, как это больно, как грустно видеть страх в глазах тех, кто тебе дорог. Когда-то ты так же поверила мне.
   - Не так уж я тебе и верила, - я медленно подняла голову.
   - Точно, - Алан улыбнулся, - у тебя же был пистолет, а это всегда облегчает взаимопонимание.
   Мне стало немножко легче от его слов. Может быть, я смогу с собой справиться, если сильно постараюсь. Очень-очень сильно постараюсь.
   - Иди, - я легонько усмехнулась, - мне нужно привести мысли в порядок.
   Когда дверь за ним закрылась, я включила душ и забралась в него прямо в одежде. Вместе с холодными струями в водосток уходила тяжесть с моей души. Никогда уже все не будет, так как раньше. Мне казалось, что я смирилась с этим, но на самом деле я все еще цеплялась за ускользающие кусочки того, кем я была. Я превратила Элизабет в человека, но никто не сделает человеком меня. Нет такой таблетки или волшебного слова. Я могу сдаться, и тогда эти сожаления убьют меня. Но мне есть ради чего жить. Разве я большее чудовище, чем Элизабет? Я делала что-то столь же ужасное?
   - Да, - услужливо напомнила память, - ты убивала.
   Я в бессильной ярости ударила кулаком по мокрому кафелю, и колотила до тех пор, пока кровь не потекла из разбитых костяшек, но я не чувствовала боли. Жало быстро исцеляло мелкие ушибы. Переломы и ссадины мне больше не страшны.
   - Кристель, мне больно, - голос Загрея вернул меня в реальность, и я растерянно заморгала. - Что ты делаешь? Я сейчас приду.
   - Прости, - я прерывисто вздохнула. - Все хорошо. Не нужно идти сюда, я скоро буду.
   Выключив воду, я медленно провела рукой по волосам, выжимая их, и они моментально высохли. Вода ушла сама, словно подчиняясь моему приказу. Тогда я мысленно представила, что тоже самое происходит с моей одеждой, и уже через мгновение все мои вещи были совершенно сухими и чистыми.
   Напоследок я еще раз посмотрела в зеркало. Волосы немного поблескивали, но вполне могли сойти за человеческие, вот только глаза остались странными. Как сине-зеленые камушки с множеством блестящих граней. Можно говорить, что это линзы. Сейчас каких только не делают, хоть розовые в полосочку, светящиеся в темноте.
   Нельзя расклеиваться. Я нужна друзьям, нужна Загрею, и должна остаться собой. Я сильная и я справлюсь.
  
   На сей раз дверь в квартиру открыла Леда.
   - Ну что, поболтали? - она защелкнула замок. - Проходи, мы заказали пиццу.
   Я удержала ее за рукав.
   - Ничего не замечаешь?
   - Нет, - Леда удивленно моргнула. - Погоди, ты нашла у Ингера, прости господи, краску для волос и опробовала ее на себе? Нет? Тогда не знаю.
   - Ты в глаза посмотри.
   Я повернулась к свету, чтобы было лучше видно.
   - Ого, - Лела взяла меня за подбородок и повернула сначала в одну сторону потом в другую, - что это с тобой?
   - Кажется, я окончательно стала нимфой.
   - Да ты ж ею с рождения была, - подруга хлопнула меня по плечам и улыбнулась, - чего распереживалась? Можно подумать у тебя прыщик на носу вскочил. Ну, глаза странно блестят, подумаешь, не конец же света пришел! Мы сегодня дампиршу прикончили, я в Иномирье побывала и выучила две новых руны, одну из которых кроме меня в этом мире вообще никто не знает. За один день больше событий произошло, чем за последний месяц. И заметь, что закончились они хорошо, а у тебя вид, будто твой любимый хомячок умер. Будь проще.
   Я фыркнула и покачала головой. Таких, как она больше нет, это точно.
   - Леда, я тебе не говорила, что ты сумасшедшая?
   - Насчет тебя не помню, но мама точно говорила. И не раз. И даже не два.
  
  

Глава 14

   Ужин не отличался особыми изысками, но мне показалось, что вкуснее этой пиццы я в жизни ничего не пробовала. Все мы здорово проголодались за этот день и на еду набросились, совершенно не заботясь нормах этикета, вилочках, ножичках и прочей ерунде. Загрей запихал в рот целый кусок и проглотил, почти не прожевав.
   - Не подавись, - мысленно сказала я, поскольку говорить вслух с туго набитым ртом было совершенно невозможно.
   Даже Лия так прониклась к еде, что с аппетитом доев очередной кусочек, сказала:
   - М-м-м, пицца!
   Чем вызвала бурю смеха и восторгов по поводу первого выученного ею слова на нашем языке. На этом слове она, кстати, не остановилась и после ужина практически без запинки повторила наши имена.
   Я смеялась вместе со всеми, хотя еще недавно мне казалось, что жизнь никогда не повернется ко мне своей светлой стороной. Но мы слишком долго жили одним днем, по принципу "об этом я подумаю завтра". Не так уж и плохо всецело отдаться этой философии - по крайней мере, она делает нас счастливыми в краткий миг настоящего.
   Даже, Айрис, который обычно широко улыбался два раза в год по большим праздникам, сегодня заразился всеобщим весельем и пару раз расхохотался от души. Ингер, улучив минутку, шепнул мне на ухо:
   - Что с ним? Может он это...дунул где-то втихаря?
   - Понимаешь, - я глубокомысленно закатила глаза, - бытие определяет сознание.
   И прикрыла рот рукой, скрывая рвущийся наружу смех.
   - То бишь втянулся, - резюмировал Ингер, и я, не выдержав, все-таки рассмеялась.
   Загрей больше помалкивал, но улыбка почти не сходила с его лица. Северин тоже молчал, но улыбался гораздо реже, хотя я всячески пыталась его ободрить, а все остальные - накормить. Вполне понятное желание, учитывая, что после Лабиринта Северин выглядел довольно тощим.
   - У тебя талия тоньше моей, - со смехом возмущалась Леда, подкладывая Северину очередной кусочек.
   Только когда он признался, что следующий кусок точно перекроет ему кислород, от него, наконец, отстали.
   - Ладно, ребята, - Айрис хитро прищурился, - мне пора домой. Пойду, такси вызову.
   - Да, - Ингер устало зевнул, - мне тоже пора. Кстати, предложение разместить Лию у меня, все еще в силе.
   - Забирай! - быстро согласилась Леда.
   - Спокойно, - возмутилась я, - Лия, ты сама-то согласна? Ингер парень порядочный. Я за него ручаюсь.
   Лия энергично закивала.
   - Консорди. Сог-согласна, - подтвердила она.
   - Славненько, - обрадовалась Леда, - и коробки вынеси заодно.
   - Вопросов нет, - Ингер набросил куртку. - Всем пока.
   Когда ребята разошлись, я быстренько забежала в душ, поскольку Леда заявила, что собирается еще принять ванну для снятия стресса. У нее всегда был пунктик на чистоте, и с помощью теплой ванны она снимала стресс, лечила простуду, нервы, похмелье, бессонницу и депрессию. Это было ее персональное средство от всего. Кто-то любит шоколад, кто-то мятные сигареты, а мою подругу хлебом не корми, дай принять теплую ванну и желательно с пеной. Поскольку остальные уже успели вымыться, Леда с чистой совестью попросила ближайший час ее не беспокоить.
   Я тем временем вымыла посуду и переменила все постельное белье. У меня тоже есть свои маленькие радости и чистая хрустящая простынь - одна из них.
   В расстановке спальных мест я решила ничего не менять. Северин останется спать на кровати, а я с Загреем лягу на матрасе. Тем более что мой сатир уже стащил с себя джинсы и теперь лежал поверх одеяла, лениво помахивая хвостом и изредка кидая на меня быстрые взгляды. Я подмигнула ему и взяла с тумбочки расческу. Мои волосы уже и забыли, что это такое, но только я успела несколько раз провести ею по голове, как ко мне подошел Северин.
   - Можно тебя на минутку? - робко спросил он.
   - Конечно, - я отложила расческу, - пойдем.
   Северин прошел в гостиную и подождал, пока я прикрою дверь.
   - Что случилось? - спросила я но, он только вздохнул. На нем была Ледина теплая пижама с мультяшными котятами, и, глядя на него, трудно было удержаться от улыбки, пришлось закусить губу в попытках подавить неуместный смешок.
   - А она точно умерла? - тихо спросил Северин, и смеяться сразу расхотелось.
   Я подошла к нему и, положив руки на плечи, серьезно заглянула в синие глаза.
   - Точно. Мне ты можешь верить.
   Северин положил голову мне на плечо. Он был практически моего роста, и эта поза не причиняла ему никаких неудобств. Я легонько похлопала его по спине, и это вызвало болезненный вздох.
   - Ой, прости, я совсем забыла про порезы. Больно, да?
   - Немножко. Это пройдет.
   - Дай-ка я посмотрю.
   Северин послушно повернулся спиной и стащил рубашку. Порезы были тонкими, но довольно глубокими, кожа вокруг них воспалилась и вздулась розовым рубцом. Я прикоснулась к ним кончиками пальцев, и тонкие струйки энергии пробежали по горячей коже. Несколько секунд и рубцы побледнели, затерявшись на фоне множества других.
   Северин повернулся и, обняв меня за плечи, уткнулся носом в изгиб шеи. Его трясло как в ознобе, и щека была мокрой, хотя рыданий не было слышно.
   Мне никогда не удавалось находить правильные слова в подобных случаях, поэтому я просто обняла его в ответ, осторожно водя пальцами по паутинке шрамов на спине.
   - Спасибо, - его шепот щекотал кожу.
   - Пожалуйста, - в тон ему ответила я, и добавила, опасаясь, что если замолчу, он снова заплачет, - а твоя спина еще чувствует прикосновения? Я никогда не видела столько шрамов.
   - Чувствует, - Северин едва ощутимо напрягся, - тебе неприятно ко мне прикасаться?
   - Ну, что ты, - я сжала его немножко крепче, кто же знал, что он такой мнительный, - просто стало любопытно.
   Он сразу расслабился и вцепился в меня так крепко, что я пошатнулась. Весил он не много, но я на всякий случай, попыталась осторожно присесть на диван. А поскольку Северин категорически отказывался отпустить мою шею, то этот маневр завершился тем, что он оказался практически у меня на коленях.
   - Я думал, что это конец, - его вновь затрясло. - Она изменилась, но я бы и через миллион лет узнал ее. А потом ты сказала ей, что моя судьба тебя не волнует. Я был уверен, что на сей раз мне никуда не убежать.
   - Я говорила это, надеясь, что она не будет мной манипулировать через тебя, а ты поверил.
   - Но поверить в это было легко, - Северин отстранился, чтобы посмотреть на меня, - тебе и правда незачем было помогать мне. Зачем я тебе сдался?
   - Даже не знаю, - я притворно наморщила лоб, - правда, зачем? Можешь идти на все четыре стороны.
   Он замер, хлопая ресницами.
   - Шучу, - я погладила его по волосам, убирая с лица непослушные пряди. - Даже не пытайся понять меня. Будем считать, что я в большинстве случаев действую, как того захочет моя левая пятка. Без причины, просто так.
   - Но, - он беспокойно завертелся, пряча глаза, - должен же я быть благодарным. Могу я хоть что-то для тебя сделать?
   - Можешь! - уверенно начала я, и Северин притих. - Можешь пойти учиться, потом найти себе работу и быть нормальным счастливым человеком. И никаких слёз чтоб я больше не видела.
   Он застенчиво улыбнулся и опустил взгляд.
   - А что нужно сделать, чтобы ты захотела меня оставить?
   - В каком смысле? - настала моя очередь нервно дергаться. - Если ты о том смысле, о котором я думаю, то...
   - О, - Северин смотрел на меня, широко распахнув глаза, - твои волосы опять светятся.
   - Что? Светятся? опять? - я моментально выскользнула из-под него, отпрыгнув на безопасное расстояние. - Когда они еще светились?
   - Когда меня исцелила, - Северин прижимался к спинке дивана, не понимая причин моего поведения. По его виду нельзя было твердо сказать, действовали ли на него какие-то чары - вроде ничего не изменилось, но я недостаточно хорошо его знаю, чтобы замечать такие тонкости. Рано я расслабилась. Мне теперь всегда нужно быть начеку.
   - Ты не чувствуешь ничего необычного? - черт, я даже не знаю, как это бывает. Надо срочно поговорить с Амариллой. Завтра же.
   - Я себя чувствую хорошо. И это довольно необычно на общем фоне моей жизни до этого.
   - Ладно, - я осторожно присела рядом, - позволь объяснить тебе, с чего я так испугалась. Ты, уже успел понять, что я не человек. Я - нимфа. Но беда в том, что я сама не понимаю, как действуют мои чары. В любом случае, если ты заметишь какую-либо странность в моей внешности или поведении - держись от меня подальше. Для твоего же блага.
   - Я не верю, что ты можешь причинить мне вред, - Северин придвинулся еще ближе, почти касаясь губами моих волос.
   - Намеренно нет, - я медленно повернула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, - но ты должен об этом помнить. Как в тот раз, когда я тебя порезала.
   - Это не страшно, - Северин робко улыбнулся, - и ты всегда можешь меня исцелить. Что плохого в твоих чарах?
   - Ты не понимаешь. Я могу лишить тебя выбора. Ты никогда не сможешь мне отказать. Если у эльфов, к примеру, есть шанс избавиться от чар, то человек становиться одержимым навсегда. Он никогда не сможет познать других радостей жизни.
   Я говорила серьезно, стараясь убедить его в реальной опасности, но Северин вновь улыбнулся.
   - Это как любовь?
   - Какая еще любовь? - я строго нахмурилась. - Ты меня не понимаешь.
   - Любовь, - мягко сказал он. - Когда весь мир состоит из одного человека, когда ни в чем не можешь ему отказать, когда достаточно просто быть рядом, чтобы почувствовать себя счастливым.
   - Ты путаешь разные вещи, - Я не выдержала его пристального взгляда и отвела глаза. - Это тебе не сказка со счастливым концом.
   - Конечно, - Северин печально вздохнул, - просто у меня сейчас нет никого кроме тебя. Родителей я помню плохо. Брат фактически продал меня в рабство. Я простил его, но моя жизнь все равно была сплошным кошмаром. А теперь все вокруг другое, и мир другой. Я смогу привыкнуть, увидишь, я схватываю все очень быстро, но сейчас мне страшно. И у меня нет права просить у тебя утешения, потому что я ничего не могу дать взамен.
   Он прижался к моему плечу, и я осторожно провела рукой по темно-вишневым волосам. Никакой внутренней тяги я не чувствовала, ничего похожего на то, что было с Аланом. Это успокоило меня, и я решилась его погладить.
   - Я могу утешить тебя просто так. И ты всегда можешь на меня рассчитывать. Для этого не нужно будет даже давить на жалость.
   - Я не давил, - Северин сполз вниз и уткнулся в мои колени, - просто мне достаточно пересказать какой-нибудь день из своей жизни, чтобы вызвать шок и трепет. Эржебет со мной такие вещи делала, что даже твои самые худшие предположения все равно будут не так страшны как реальность. Бесконечные изнасилования, пытки, издевательства - список можно продолжать очень долго, но я, наверное, выносливый. Я всегда выживал. Единственное, что она не успела сделать, это изуродовать мое лицо. Ей хотелось оставить это напоследок, но она не успела. Моя жизнь вызывает жалость и ладно. Пусть будет хотя бы жалость, ведь это не такое плохое чувство.
   - И мне тебя действительно жаль, - я наклонилась, чтобы обнять его, и он тихо вздохнул.
   - Мне уже лучше. Спасибо Кристель, - Северин повернулся, и я выпрямилась, позволяя ему встать.
   - Все теперь будет хорошо, честно, - сказала я, погладив его по щеке. - Пойдем спать, у нас выдался трудный день.
   Он поймал мою руку и, кивнув, прижал ее к губам.
  
   Загрей лежал на матрасе, изучая потолок.
   - Не спишь? - я присела рядышком
   - Нет, - он лениво потянулся и мягко прижал меня к себе, - жду поцелуй на ночь.
   Внутри меня словно что-то вспыхнуло, и жар пробежал по коже. Загрей почувствовал это и предвкушающее улыбнулся, легонько сжав руками мои бедра. Через мгновение я уже сидела на нем верхом, впиваясь в теплые губы и крепко обхватив ногами загорелый торс. Его руки задрали мою сорочку до талии, и пальцы осторожно поддели кромку трусов.
   - Стой, - я вдруг вспомнила, что мы в комнате не одни, и это охладило мой пыл.
   Загрей покосился на Северина, замершего в дверях и тихо зарычал.
   - Перестань, - шепнула я, и сатир моментально расслабился.
   - Как скажешь, - мысленно ответил он и позволил мне опустить сорочку.
   - Простите, - Северин густо покраснел, - я...
   - Всем спать, - перебила я. - Хватит уже разговоров.
   И первой забралась под одеяло. Загрей нырнул следом, и нежно обнял меня сзади. Никакие мысли даже не успели побеспокоить меня, поскольку, едва моя голова уютно устроилась на подушке, я провалилась в крепкий сон без сновидений. Единственный раз мне пришлось проснуться, оттого, что Северин плакал во сне. Я несколько минут просидела рядом, гладя его по голове, и он успокоился, так и не проснувшись. Остаток ночи прошел спокойно, а наутро я обнаружила, что Северин спит на полу, свернувшись калачиком и держась за мою руку. И за что мне такие мучения? Он, как бездомный котенок, которого хочется приютить и обогреть, но я точно не смогу этого сделать. Не потяну. Когда я в детстве хотела завести щенка, мама долго и обстоятельно объясняла мне, сколько ухода и внимания на самом деле требуют домашние питомцы. Так я и не решилась привести домой пушистый комочек. Не вынесла груза ответственности перед своим будущим домашним животным. Аналогия, конечно, неуместная, но чувства были примерно те же.
   Я осторожно вытащила руку, и Северин сразу проснулся.
   - Я тебе не помешал? - спросил он.
   - Доброе утро, - я погладила его по волосам, - тебе не спалось на кровати?
   - Прости, ночью мне показалось, что тебя нет. Я всего лишь хотел убедиться. И уснул.
   - Ладно, пора завтракать. А мне сегодня еще нужно заглянуть к цветочным эльфам, а после поговорить с послом джиннов.
   И такая дребедень каждый день.
   - Крис, - в спальню заглянула Леда, - вставай быстро! Только что объявили спецвыпуск новостей. Там....офигеть можно!
  
   -Сегодня ночью в элитном пригороде произошло удивительное событие, - вещала дикторша хорошо поставленным голосом, - один из домов буквально превратился в глыбу льда. С подробностями наш специальный корреспондент Данио Мирелли. Данио?
   - Да, Софи! За моей спиной находится особняк, с которым произошло это странное событие. Вы видите, как пожарные команды поливают его водой в надежде растопить толстую корку льда, покрывшую здание. Личность владельца особняка пока не установлена, но полиция предполагает, что он мог принадлежать одному из главарей известной криминальной группировки "Сирена". Эксперты уже установили, что лед, покрывающий здание, является одной из последних научных разработок Корпорации. Он получается путем введения так называемого "ледяного газа" в воду и имеет температуру таяния, значительно превышающую аналогичные показатели у обыкновенного льда. Как известно "ледяной газ" обладает сильными замораживающими свойствами и невероятно опасен для любых живых объектов. Вы видите, что даже газон у дома заледенел и покрылся инеем. Кроме того установлено, что оба наземных этажа здания построены с нарушением разрешенных норм строительства и состоят из металлического наносплава, что сильно затрудняет доступ внутрь экспертам из полицейского департамента. Мы пока не знаем, если внутри люди, и каким образом дом в центре элитного района превратился в гигантскую сосульку. Софи?
   - Спасибо Данио. С вами был наш специальный корреспондент Данио Мирелли. А теперь перейдем к другим важным событиям. Удивительное возвращение Алана Кастареса, главы правления Корпорации, произошло сегодня ночью. Как стало известно из достоверных источников господин Кастарес физически не пострадал, но из-за частичной потери памяти не может дать никаких комментариев по поводу своего местонахождения в течении последнего месяца. Сейчас он находится под наблюдением врачей Корпорации и в скором времени сможет вновь приступить к работе. Специалисты предлагают, что господин Кастарес мог стать жертвой одной из временных ловушек Иномирья. Временные парадоксы Иномирья до сих пор будоражат умы светил науки по всему миру, и мы должны помнить, что при обнаружении портала следует пометить место исчезающим аэрозолем и доложить в ближайший отдел безопасности всех существ.
   Далее в программе "Следует знать" эксперты по безопасности расскажут вам о новых способах обнаружения порталов. Не переключайтесь.
  
   Вот это да! Токсин в стенах дома Элизабет на самом деле оказался "ледяным газом", и вода из трубы превратилась в лед. Что бы это могло значить? Быть может она опасалась, что выпущенные в наш мир ифриты могут ей повредить и построила свою крепость для этого? Надо срочно поговорить с Амариллой и послом.
  

Глава 15

   Чугунные ворота посольства медленно разъехались в стороны, и к нам вышел наш старый приятель Саттам.
   - Рад видеть вас и ваших спутников госпожа Настани, - поклонился он, - мы ждали вашего визита. Позвольте проводить вас в зимние апартаменты.
   И он повел нас к южному крылу здания по аккуратным садовым дорожкам. Вокруг все еще цвели поздние астры и голубые лобелии, а аккуратно подстриженные заросли можжевельника наполняли воздух свежим хвойным ароматом. Сократ сидел на моем плече, помахивая крылышками, чтобы не замерзнуть. Зимой он вообще летал быстро, как стрекоза, но это отнимало много сил и энергии, поэтому ему приходилось есть каждые полчаса. Цветочные эльфы, живущие в более холодном климате способны приспосабливаться лучше, но на поляне температура не опускалась ниже семнадцати градусов цельсия, и Сократ всей душой ненавидел холод и морозы. Амарилла осталась в Иномирье и просила заглянуть к ней на обратном пути. Она уже успела поговорить с Фахдадом прошлым вечером, но посол хотел выслушать и мою версию событий, так что он вторично передал мне свое приглашение. А я все равно собиралась лично узнать, как идут дела у Хакима, так что визит в посольство даже не обсуждался.
   - Прошу вас, - Саттам провел нас в большой зал с высоким потолком. Посередине находился широкий камин с облицовкой из белого песчаника и скального камня, а вокруг стояли ярко-вишневые диванчики с бело-розовыми пуфами и два кофейных столика из черного дерева с матовыми стеклянными вставками.
   - Располагайтесь, сейчас вам принесут горячие напитки, а господин посол спуститься через минуту.
   Саттам вышел, а одетый в белое джинн расставил на столиках чашки с ароматным шоколадом и вазочки с маленькими пирожными, украшенными орехами и кокосовой стружкой.
   - То, что нужно, - обрадовался Сократ, припадая к чашке с горячим шоколадом. До появления посла, он успел отхлебнуть из каждой чашки, поскольку пить из одной и не испачкаться ему было не по силам. Я собственно не возражала, ведь ему теперь и правда нужно было много калорий, а шоколад как нельзя лучше подходил для этих целей.
   - Друзья мои, я искренне рад видеть вас снова, - Фахдад изящно поклонился. - Благодарю, что вы не пренебрегли моим приглашением и нашли время для визита.
   - Ну, что вы Фахдад., - мы встали, приветствуя посла, - Это я должна благодарить вас, за помощь Хакиму. Ведь он пострадал по моей вине. Как он себя чувствует?
   - Опасность уже миновала. Через несколько дней он сможет встать на ноги, но до возвращения в строй ему придется пройти процедуру разворачивания сознания. Не волнуйтесь, это не больно, просто ему нужно доказать, что он не покидал воинский отряд по своей воле иначе его признают дезертиром. Позвольте полюбопытствовать, а как к вам попал предмет его вызова?
   - Кольцо? Он сам дал его мне. Я не собиралась никогда им пользоваться, но ситуация была безвыходной.
   - Это сложнее, - Фахдад озабоченно вздохнул, - выходит, что обвинение в дезертирстве имеет под собой основания. Воин не имеет права распоряжаться своей жизнью - его жизнь принадлежит нашей расе и Великому Хранителю Покоя и Благоденствия, благородному султану Имада.
   - Как, - я резко подалась вперед, - вы хотите сказать, что его теперь обвинят в дизертистве? Это же верная смерть!
   - Почему вы так реагируете? Судьба низшего джинна действительно так вас беспокоит? - Фахдад склонил голову, внимательно разглядывая меня.
   - Вы обижаете меня, Фахдад. Все произошедшее целиком и полностью моя вина, Хаким не должен пострадать от этого. Мне очень жаль, что пришлось воспользоваться его кольцом. Если бы я знала, что все так обернется, я бы никогда... - я взволнованно прижала руки к груди. - Что можно сделать, скажите?
   - Успокойтесь, - посол удовлетворенно потер руки, - теперь я понимаю, чем вы нравитесь сыну нашего благородного султана. Я со своей стороны сделаю все возможное, но сначала нужно все хорошенько обдумать. Быть может ему не стоит возвращаться в Великие Пески. Я предоставлю ему убежище в посольстве в случае необходимости.
   - А как же вы? - я удивленно выпрямилась. - Это не навредит вам?
   - Все будет хорошо. Здесь нет никого, кто стал бы болтать лишнее. Я всецело доверяю своим людям и могу надеяться, что мне ничто угрожать не будет.
   - Но почему вы это делаете? Я совершенно перестала вас понимать.
   - Я объясню вам, но, вы должны пообещать мне, что этот разговор навсегда останется между нами.
   - Ну, за себя и моего сатира я ручаюсь. Мне вы можете доверять.
   - Что за дискриминация!? - взвился Сократ. - До каких пор на цветочных эльфов будут вешать ярлыки! Я тоже ничего никому не скажу.
   - Даже Амарилле? - уточнила я.
   Сократ притих.
   - Ладно, - наконец сказал он, - даже маме не скажу. Клянусь последней розой.
   - О, это суровая клятва, - кивнул Фахдад. - Теперь я могу вам сообщить, что к моему великому сожалению не все так гладко в нашем султанате. Слишком многие вещи мы стали забывать при нынешнем султане. Раньше джинны хранили знания о прошлом. Мы как древнейшая из ныне живущих рас должны заботиться о мире и других более слабых созданиях элиа. Эгоистично, с нашей стороны, что жемчужины, созданные древними джиннами для сохранения всеобщего равновесия, теперь отдают свою энергию на поддержание Грани. Имад Старханад и двадцать шесть его провинций находятся под колпаком сохраняющем энергию внутри, а сейчас в условиях катастрофического перевеса численности создания илиа, это может быть очень важным фактором. Я не говорю, что энергия жемчужин спасет нас от возвращения к Хаосу, но в сочетании с другими мерами мы могли хотя бы попытаться сохранить этот мир. Султан говорит, что джинны не обязаны отвечать за все, что происходит вокруг. В случае возвращения к Хаосу, жемчужины вернуться в свою колыбель в центре Имада и вокруг наших земель образутся энергетическая петля, которая вытолкнет нас из этого пространства. Это действительно возможно. Я изучал старые книги джиннов, а в последнее время к ним добавились еще и человеческие знания, к которым без порталов у нас не было доступа. Число миров безгранично, как и созданий олицетворяющих энергетическое разделение. Если одна из энергий достигает критической массы, это может привести к масштабному взрыву. Энергия элиа стимулирует реакции термоядерного синтеза и приводит к образованию в данном участке сильнейшего излучения. Избыток энергии илиа тоже приведет к взрыву, но после этого образуется область поглощения с огромным гравитационным притяжением. В любом случае все живое в данной области погибнет, а энергетическая петля, в которой окажется Имад, способна вытолкнуть нас из этого пространства, но это только теория. Я не верю, что мы должны поступать подобным образом. Это против нашей сути и именно об этом предупреждали нас древнейшие. Тот, кто идет против своего предназначения - обречен. Сутан перестал быть Хранителем Покоя и Благоденствия. Верховные касты стали забывать, что их предназначение - заботиться о низших. Год от года мы перестаем быть едины. Даже ифриты теперь организованы лучше нас. Чем сильнее энергия илиа, том больше единство ее созданий. И хотя я всей душой ненавижу носителей энергии илиа, но я не могу не признать их нынешнее превосходство. Не все джинны поддерживают султана, но его сторонники все еще слишком сильны. Именно поэтому я собираюсь во всем помогать вам. Мне кажется, что недалек тот день, когда вы вернете нам эту помощь.
   Фахдад умолк, давая мне время обдумать услышанное.
   - Но, что я смогу сделать? - удивилась я.
   - Пока не знаю. Пусть светлый Халит укажет верный путь. Пока что, мне кажется, вы и так все делаете правильно. Не нахожу причин сомневаться, что в дальнейшем это измениться. А теперь может вы будете любезны поведать мне обо всем, начиная с того момента, как вам и вашим спутникам пришлось покинуть мой дом.
   И я рассказала. Трижды нам приносили новые напитки, а я все говорила и говорила. Посол слушал внимательно, и мне невероятно легко было быть с ним честной. Когда я закончила, Фахдад погрузился в раздумья.
   - Сложные пришли времена, - наконец изрек он. - Мне нужно все хорошо обдумать, прежде чем я смогу правильно судить о происходящем. Есть еще одна вещь, которую я хотел обсудить с вами Кристель.
   - Я слушаю.
   - Ваши способности энергета весьма близки к способностям джиннов, и мне кажется, что вы будете способны повторить...Впрочем, это трудно объяснить, - Фахдад обернулся к прислуживавшему нам джинну. - Амал, пригласи сюда Саттама пожалуйста.
   Через минуту дверь открылась и Саттам, почтительно склонившись, остановился возле посла.
   - Друг мой, - Фахдад встал с кресла, - не будешь ли ты столь любезен, продемонстрировать для нашей гостьи, что такое плеть маграба, а я с удовольствием буду твоим противником.
   - Как прикажете, господин посол, - Саттам отошел в другой угол комнаты и Фахдад остановился в тех шагах от него.
   - Я готов, - сказал посол и Саттам выбросил вперед руку. Послышался тонкий свист, и воздух прорезала светящаяся лента, возникшая из его ладони. Лента извивалась, словно змея, и ее кольца должны были вот-вот сомкнуться вокруг Фахдада, но посол взвился в воздух и выпустил из своей ладони точно такую же. Это походило на танец и казалось совершенно безопасным, пока одна из лент случайно не задела дальний диван, порвав вишневую обивку.
   - Довольно! - посол втянул ленту в ладонь и Саттам, тяжело дыша, последовал его примеру. - Благодарю за прекрасную схватку. Давненько я не учувствовал в ритуальных дуэлях, но приятно сознавать, что я все еще могу показать пару приемов.
   - Вы в прекрасной форме господин посол, - Саттам поклонился. - Я могу идти.
   - Да, друг мой, - Фахдад обернулся ко мне. - Что скажете, Кристель? Хотели бы вы овладеть секретом создания плети маграба?
   - Это, конечно, очень интересно, - я задумчиво потерла переносицу, - но для чего мне должно это понадобиться?
   - Всякое знание однажды найдет себе применение, - улыбнулся Фахдад, - а если это знание может дать боевое преимущество, то будет вдвойне глупо от него отказаться. Я надеюсь, в этом вопросе вы поверите мне на слово. Хотя бы из уважения к моему возрасту и жизненному опыту.
   - Хорошо, Фахдад, - кивнула я, - я постараюсь сделать все возможное.
   - Чудесно, в таком случае вы не откажете мне дать вам первый маленький урок прямо сейчас, а после мне будет весьма приятно, если вы останетесь на обед.
   - Я не возражаю, только мне бы хотелось еще проведать Хакима.
   - Конечно, вы еще успеете зайти к нему после обеда, а сейчас позвольте мне сопроводить вас в сад. Мой урок не займет много времени.
  
   Стоя среди высоких туй и зарослей можжевельника, я внимательно слушала объяснения Фахдада.
   - Не нужно создавать энергию, - мягко говорил он, - достаточно придать направление уже существующей. Заставьте частички энергии вокруг вас собраться в одну линию. Весь фокус плети маграба состоит в том, что не нужно расходовать много сил. Это требует концентрации, но если получиться один раз, то вы уже не сможете забыть, как это делается. Все высшие касты владеют этим умением, но весьма редко им пользуются. Дело в мышлении. Плеть маграба является сакральным знанием и используется исключительно для ритуальных дуэлей. Она может быть смертельна, но дуэль не обязательно должна заканчиваться смертью. Достаточно просто подавить противника. Вы можете использовать плеть маграба в любом бою. Эти знания никогда не давались представителям других рас, но я знаю, что вы используете их правильно. Итак, попытайтесь сосредоточится и поразить какую-нибудь мишень. Быть может, вон тот камень у тропинки. Пробуйте.
   Я вытянула руку и выбросила вперед энергию, но она рассеялась в пространстве, и ничего не произошло.
   - Используйте свою энергию как магнит, а не как поток. Ее нужно совсем чуть-чуть, а потоки оставьте для других случаев. Тонкая, как паутинка, ниточка, которая способна притянуть к себе частички энергии витающие вокруг нас.
   Я попыталась создать тонкий поток, но это оказалось не так просто. Создать мощный поток трудно, но создать тонкий практически невозможно.
   - Я не могу. Мне жаль.
   - Кристель, прошу вас, не сдавайтесь так быстро. Быть может, однажды это спасет вашу жизнь.
   Я закрыла глаза и постаралась экранировать себя, оставив свободной только одну руку и истончив поток настолько, что я сама почти не ощущала его. Вдруг воздух прорезала светящаяся лента, и я потеряла равновесие, шлепнувшись на спину.
   - Прекрасно, - в порыве восторга, Фахдад схватил меня за руку и помог встать. Я расценила это как выражение высочайшего одобрения, поскольку джинны обыкновенно всячески избегают телесных контактов с представителями других рас.
   - Еще разок, - Фахдад смущенно потер черные ладони, - только теперь постарайтесь попасть в камень.
   Я осмотрела прореху в можжевеловых зарослях и со вздохом постаралась повторить все то же самое, но уже с открытыми глазами.
   После нескольких попыток мне, наконец, удалось обхватить камень и даже немножко сдвинуть его с места.
   - На сегодня хватит, - Фахдад почти светился от удовольствия, - вы очень способная ученица, но все хорошо в меру. Надеюсь, вы не откажетесь продолжить обучение позднее.
   - Хорошо, - я устало пожала плечами, - как скажете.
   - Прекрасно, - кивнул посол, - а сейчас я приглашаю всех вас к столу.
  
   Обед был просто великолепен. Мне не так часто приходилось баловать свои вкусовые рецепторы разными деликатесами, так что я по обыкновению наелась до отвала, причем умудрилась сделать это при помощи ножа и вилки, ловко разделывая ими сочную утиную голень. Будь я дома, я бы уже давно взяла ее в руки, но мне не хотелось опозориться перед послом, так что я сидела ровненько, будто палку проглотивши, и церемонно отправляла в рот маленькие кусочки. Загрей вдохновленный моим примером, делал все точно так же, хотя до сих пор я ни разу не видела, чтобы он ел с ножом и вилкой. Только Сократ, со свойственным ему пофигизмом, кушал как всегда руками, но ему это было простительно ввиду его размеров.
   Фахдад наблюдал за мной с довольным видом и одобрительно кивал.
   - Прекрасные манеры, - сказал он, - только приборы после еды должны оставаться в тарелке. Положите их вместе, вот так и слуга будет знать, что тарелку можно убрать.
   Я почувствовала, как загорелись уши. Неужели у меня все мысли на лице написаны?
   - Пойдемте, я провожу вас к Хакиму, а ваши друзья могут подождать в гостевой комнате.
   - Хорошо, благодарю вас, - я встала вслед за Фахдадом, стараясь сохранять осанку и серьезное выражение лица. В конце концов, не зря я этикет джиннов пять лет изучала. Главное делать все с каменной мордой, тогда есть надежда, что случайный ляп никто и не заметит. А если заметит, надо делать вид, что так и было задумано. Это точно работает - я проверяла.
  

Глава 16

   Хаким при моем появлении резко дернулся и Фахдад недовольно покачал головой.
   - Чего скачешь? Сегодня тебе еще нужно лежать, а завтра можем снять повязку.
   - Да, господин посол, я все понял, - Хаким вжался в подушки. - Я буду лежать тихо.
   - Хорошо, тогда я могу вас оставить.
   Фахдад кивнул мне и вышел, а я осторожно присела на краешек кровати.
   - Ты как?
   Джинн счастливо улыбнулся.
   - Уже хорошо. Я смог помочь вам?
   - Не то слово, - я смущенно опустила глаза. - Прости пожалуйста, что тебе пришлось пострадать из-за меня. Теперь, когда ты спас меня, я хочу вернуть тебе кольцо.
   - Нет! - Хаким снова попытался сесть и болезненно ойкнул.
   - Тише, - я поправила ему одеяло, - тебе полагалось лежать.
   - Но я не хочу, чтобы вы так говорили. Я знал, на что иду. Кольцо принадлежит вам, пока я жив.
   - Хорошо, ты не волнуйся. Я просто чувствую свою вину в произошедшем. Тебя... - я замешкалась, не зная, стоит ли это говорить, но, в конце концов, раз все произошло из-за меня, то именно я должна говорить все плохие новости, - тебя могут обвинить в дезертирстве.
   - Конечно, обвинят, - с готовностью согласился джинн.
   - Ты знал? - изумилась я.
   - Я был уверен. Создать предмет вызова и добровольно отдать его третьему лицу приравнивается к дезертирству. Мне все равно. Я смог быть полезен и у меня сейчас легко на душе. Я готов принять смерть с улыбкой. Не нужно было тратить усилия на возвращение меня из шактиса, но раз уж это свершилось, я рад, что мы увиделись.
   Хаким говорил совершенно серьёзно, и я ужаснулась. Он смотрел на меня так, словно хотел запомнить каждую секунду, и выглядел совершенно счастливым. Так фанатики верят в свою идею, так святые верят в свою религию, но разве можно так верить в человека. И как должен ощущать себя объект такой веры? Я скажу честно, если этот человек не окончательный псих, то ему должно быть хреново. И почему именно я?
   - Ты не умрешь, - мне с трудом удавалось выдерживать его взгляд, - Фахдад согласен предоставить тебе убежище.
   - Спасибо, - Хаким улыбнулся еще шире, - я буду рад еще служить вам
   Я раздраженно потерла виски.
   - Скажи, Хаким, ну почему? Я помогла тебе, и ты отплатил сторицей. Ты не должен мне служить. Это не правильно.
   Хаким покачал головой.
   - Я так чувствую. Это нельзя изменить. Поначалу я не понимал что к чему, а потом оказалось, что каждый воин в моем отряде почувствовал то же самое. Быть может, скажи вы следовать за вами, и пошли бы все, включая солара. В детстве мать говорила мне, что чем ниже каста, тем сильнее голос Халита в голове джинна, и в нашу первую встречу я будто услышал его.
   Вдруг меня осенила догадка. Я сняла с шеи цепочку с медальоном и показала джинну.
   - Это он во всем виноват, да?
   - Ключ Харут, - Хаким благоговейно взял медальон и прикоснулся к нему губами, - значит все правильно. Халит не оставит нас. Ты нас поведешь.
   Он притянул мою руку к губам и легонько поцеловал.
   - Фу-фу-фу, - я вскочила с кровати и принялась мерить комнату шагами, - я никого никуда вести не буду. Я даже представить не могла, что от этого амулета будет столько проблем. И зачем он только свалился на мою голову. Может быть, ты заберешь его, а? Забери, ну прошу тебя.
   - Это невозможно, - Хаким печально вздохнул. - В чужих руках ключ Харут теряет силу, и он все равно вернется к вам. Мне грустно, что ваш путь оказался таким тяжелым. Хотел бы я облегчить его. Одного вашего слова будет достаточно, и я сделаю все, что угодно.
   Я уныло застегнула цепочку и спрятала амулет под блузку. Тот, кто решил, что я могу кого-то куда-то вести, сошел с ума, не иначе. Я не могу твердо знать, что сама переживу следующий день, что уж говорить о других. Я сделала глубокий вдох и постаралась взять себя в руки. Паниковать сейчас все равно нет смысла. И вообще, вдруг все будет хорошо, а нервы-то уже порваны.
   Увидев, что я успокоилась, Хаким снова начал улыбаться.
   - А ты прекрати мне выкать, - сказала я раздраженно. - Мы с тобой еще в прошлый раз договорились.
   Я снова села на кровать и тяжело вздохнула.
   - Хорошо, я постараюсь, - Хаким протянул ко мне руку, но замер на полпути. - Можно мне до ва...до тебя дотронуться.
   Это джинн у меня спрашивает? Мир перевернулся.
   - На здоровье, - я поймала его ладонь и легонько сжала угольно- черные пальцы. - Все будет хорошо, ты поправляйся главное. А мне, наверное, пора.
   - Да. Я буду надеяться, что увижу ва...тебя снова.
   - Увидишь, - заверила я, - думаю, взаимное спасение жизни уже делает нас друзьями. Это хороший такой эквивалент пуду соли.
   Я еще раз пожала ему руку и вышла.
   Фахдад уговорил меня еще раз попрактиковать с ним создание плети маграба. Я не стала отказывать и заметила, что с каждым разом это выходит все лучше, хотя до мастерства самого посла мне, конечно, было далеко. Я не могла взять в толк, с чего Фахдад решил именно сегодня обучить меня созданию этой плети. Впрочем, с моим ритмом жизни завтра и вправду может оказаться уже поздно. На прощание он преподнес мне небольшую продолговатую шкатулку.
   - Она сейчас закрыта, но через три дня замок откроется сам, - пояснил Фахдад, - я прошу вас до того времени всегда носить ее при себе.
   - А что внутри?
   - Браслет. Это подарок от сына нашего султана, и он приказал передать ее вам с соответствующими инструкциями. В случае их невыполнения вся ответственность ложится на меня, так что я нижайше прошу вас надеть это украшение, как только замок откроется. Мне бы не хотелось испытывать на себе гнев господина Халеда.
   - Хорошо, Фахдад, - согласилась я, хотя мне, если честно, гнев господина Халеда был до лампочки, просто не хотелось подставлять посла, которого я считала если не другом, то уж точно хорошим знакомым.
   - И еще, я буду очень рад, если вы найдете время для нового визита. Возможно, у меня появится больше информации по происходящему, и мы могли бы это обсудить. Да мне просто будет приятно снова вас видеть.
  
   Из посольства мы снова вернулись на поляну. Благо подвернулся удачный портал, и не пришлось долго идти пешком. В Иномирье солнце уже клонилось к закату, в кустах таинственно стрекотали какие-то насекомые, а воздух сладко пах лесными травами. Я перебросила через руку теплую куртку и наслаждалась волшебством иномирского вечера. Вдруг справа послышалось журчание воды, и я резко остановилась. Словно нежная печальная мелодия звучала в моей голове и манила меня подойти поближе. Мой ручей. Место, которого я боялась и жаждала одновременно.
   - Ты чего? - Сократ сменил проекцию и легонько потряс меня за плечо.
   - Хочу воды, - ответила я, и мир вокруг меня вдруг исчез.
   Серебристые струи проходили сквозь меня, успокаивая и ласкаясь. Время растекалось волнами по песчаной отмели. Я была всюду и нигде одновременно. "Люблю тебя", - шептала я воде, и она нежно обнимала меня в ответ. Раньше я немножко завидовала цветочным эльфам, что они могут летать, но это было во сто крат лучше. Еще несколько мгновений и я вышла из ручья на узкий песчаный берег. На мне все еще была блузка и темные джинсы, да и куртку я по-прежнему держала в руках, но сознание было чистым и легким.
   - Понравилось? - рядом со мной, прислонившись к высокой старой сосне, стояла Амарилла.
   - Да, - я нервно похлопала себя по карманам и с облегчением убедилась, что ключи и шкатулка были на месте, - а, сколько времени прошло?
   - Не больше четверти часа, - королева присела на причудливо изогнутый, выступающий из земли древесный корень, - это говорит о твоей силе. Чем слабее нимфа, тем дольше ей приходиться находится в слиянии со своей стихией. Это питает ее суть. А ты теперь и выглядишь почти как настоящая наяда.
   - Блин, - я отбросила куртку и плюхнулась прямо на песок, - я предпочла бы выглядеть как настоящий человек.
   - Из всех нимф на людей больше всего походили дриады, но и в тебе еще очень многое говорит о примеси человеческой крови. Например, волосы все еще цвета темного меда, а у настоящих наяд они всегда светлые и кожа отливает серебром. Такую с человеком точно не спутаешь, а тебя - запросто, но внутреннюю суть это все равно не меняет.
   - А что является сутью? - я с любопытством посмотрела на Амариллу. - Как действуют мои чары? Ими можно управлять?
   Амарилла скептически покачала головой.
   - Честно говоря, с тобой я ничего не знаю наверняка, но в теории чары нимф не действуют на сильных созданий илиа и тех, в ком есть примесь нимфической крови. Все древние расы умели противостоять чарам, а остальное зависит от твоей собственной силы. А насчет их контроля могу сказать, что это словно ходить по канату - можно идти очень долго, но чем дольше идешь без передышки, тем выше риск сорваться. Изначально сильно тянет очаровать того, кто уже к тебе неравнодушен, а с возрастом и при условии наличия достаточных сил, все происходит с точностью до наоборот - мы желаем очаровывать тех, кто всей душой ненавидит нас. И у меня такое бывало. Иномирные создания попавшие под чары, со временем могут освободиться от них, но чем слабее создание тем это происходит сложнее. Люди попадают под чары один раз и навсегда. Человеку стоит один раз переспать с нимфой, чтобы он не смог больше думать ни о ком другом. Если нимфа покинет его, то человек теряет желание жить. Впрочем, ты и сама можешь судить об этом, ведь твоим отцом был человек.
  
   Я внутренне сжалась. До сих пор у меня даже времени не было для обдумывания этих вещей. Мой отец спал с нимфой, а после ее исчезновения впал в депрессию и погиб при испытаниях истребителя. Все сходится. Господи, как тяжело должно быть пришлось моей маме. И она ни разу даже словом не обмолвилась, что я ей не родная дочь. Сколько раз я огорчала ее, а она всегда находила нужные слова, чтобы объяснить мне, почему я была не права, не срываясь на крик. Она всегда любила и опекала меня. И столько вещей она словно знала наперед. Как жаль, что я никогда не смогу сказать ей спасибо.
   Я подтянула колени к груди и уткнулась в них подбородком.
   - Хочешь посидеть одна? - Амарилла сочувственно улыбнулась.
   - Да. А Сократ и Загрей уже на поляне? - спросила я, и королева кивнула. - Пусть пождут там, я скоро приду, ладно?
   - Я за ними присмотрю.
   Амарилла скрылась за деревьями, а я стащила ботинки и, оставив их рядом с курткой, медленно побрела вдоль ручья. Было приятно идти босиком, ощущая под ногами песок и мелкие камушки, слушать тихое журчание воды и предзакатную перекличку птиц в темнеющих зарослях. Постепенно я погрузилась в какое-то медитативное состояние и перестала замечать происходящее вокруг, полностью сосредоточившись на своих мыслях. Всякий человек должен хоть иногда бывать наедине с собой. Я конечно не человек, но мне это тоже было необходимо.
   Вдруг на пути у меня возникла какая-то фигура, и я, не успев среагировать, чуть не ткнулась носом в ворот рубахи Демосфена.
   - А ты здесь откуда взялся? - я раздраженно нахмурилась.
   - Ты поверишь, если я скажу, что просто шел мимо?
   Демосфен широко улыбнулся, и это заставило меня нахмуриться еще сильнее.
   - Да? Ну, предлагаю тебе и дальше идти мимо.
   - А если бы я сказал, что хотел поцеловать тебя еще раз, что бы ты предложила?
   - Продолжать хотеть, - фыркнула я, но желание сердиться пропало. - Чего тебе надо, а?
   - Ты зачем такие провокационные вопросы задаешь? Врать плохо, а за честность могут и ухо оторвать.
   - Оторвут, не сомневайся. Если у тебя ничего важного, то я хотела бы побыть одна.
   Я попыталась обойти его, но Демосфен все время оказывался у меня на пути.
   - Тебя не так часто можно застать одну. Что-то случилось?
   Он положил руки мне на плечи, заставляя посмотреть в глаза.
   - Тебя только не хватало, чтобы меня пожалеть, - вздохнула я.
   - Ну и почему нет? Ты ведь меня вчера пожалела. А в тебе что-то поменялось. Глаза? - он приблизился, рассматривая меня. - Точно. И волосы отражают свет.
   - Трудно не заметить к сожалению.
   - Почему к сожалению. Тебе очень идет.
   - Милый монстр. Волк в овечьей шкуре, - я отвернулась. - Ты не поймешь меня.
   - Куда уж мне. Мои-то силы проявились достаточно рано. Я уже в шестнадцать лет случайно очаровал человека. Девушку. Ее втянуло в один из временных порталов, а я хотел помочь ей вернуться домой. Все как-то само собой вышло. Мы потом встречались несколько раз, я приводил ее в Иномирье к разным живописным местам. Их тут много, знаешь ли.
   - А потом?
   - Я перестал к ней прилетать. Через месяц я подслушал разговор ее родителей и выяснил, что ее отправили на лечение в какую-то клинику. Мне было всего шестнадцать, и сил у меня было не так много, так что она, в конце концов, избавилась от чар, - Демосфен пожал плечами. - Мама до сих пор не знает. Она бы запретила мне покидать поляну. Нам удобны дружественные отношения с людьми, а, если бы все знали о наших способностях, то могли бы ввести для нас какой-нибудь закон. Вроде закона о браслетах для дампиров. Люди предсказуемы. Но у них хотя бы бывает секс без обязательств.
   Я вздохнула. Когда-то и у меня все было так просто. Хорошее было времечко.
   - А с Лией, ты, значит, познакомился уже после этого?
   - Да, - Демосфен принялся играть с прядкой моих волос, пропуская ее сквозь пальцы, - с Лией все было сложнее, ведь она боялась меня. Но я, кстати, даже не был инициатором. Ей было чертовски любопытно, а я в нужный момент оказался рядом. Всем бывает любопытно, - Демосфен наклонился еще ближе почти коснувшись моего уха и прошептал, - а хорошо бы удовлетворить чье-то любопытство и не испытывать потом чувства вины.
   Волна жара пробежала по моей коже, и Демосфен, словно почувствовав это, вдруг прижал меня к себе. Его горячие губы прошлись по моей шее, оставляя цепочку поцелуев, а руки скользнули к талии, неспешно расстегивая блузку.
   Я хотела остановить его, но какая-то часть меня желала наслаждаться происходящим. Я не хотела забирать его сердце, понимать его чувства, разделять его мысли, а он и не просил об этом. Я хотела его тело, мягкие губы, сильные руки, гладкую кожу, а он предлагал мне это без всяких условий. Мне действительно больше нравился Сократ, но с ним я бы так не поступила. Все было бы слишком сложно, а с Демосфеном я смогу побороть в себе чувство вины. Никаких осложнений.
   Я позволила ему снять с меня блузку и запустила руки в длинные золотистые кудри. Демосфен удивленно вскинул брови, не ожидая такой реакции, и прильнул к моим губам. Наши языки переплетались друг с другом, и я ощущала, как твердеет его плоть, прижимающаяся к моему бедру. Вдруг знакомый холодок пробежал внутри меня, и кожа покрылась мурашками. Невидимые льдинки скользили по мне легкими касаниями, вызывая смешанные ощущения удовольствия и удивления. В ответ на эти касания моя кожа начала нагреваться, и вихри горячей энергии пробегали между нами обжигающими вспышками, но постепенно они становились не такими контрастными, и ощущение стало исключительно приятным. Демосфен опустился на колени, покрывая поцелуями мой живот, и ловко расстегивая брюки. Через минуту его руки уже стащили их с меня, а вслед за ними упали и трусы. Я ахнула, когда его пальцы проникли внутрь, и плавным движением скользнула вниз, вынуждая его лечь на песок. Лифчик отлетел в сторону, и туда же отправилась рубаха Демосфена. На секунду он замер, окинув меня взглядом, словно пытаясь запомнить этот момент. Я улыбнулась и принялась целовать его гладкую грудь, водя языком вокруг затвердевших сосков и постепенно спускаясь все ниже. Когда я приблизилась к пуговкам на бриджах, Демосфен прерывисто вздохнул и сказал:
   - Что-то я даже волнуюсь.
   - Да, брось, - я легко расстегнула пуговки, - это всего лишь секс. Без обязательств, все как ты любишь.
   - С тобой приятно иметь дело, - эльф широко улыбнулся и двинул бедрами, помогая мне спустить штаны.
   - А дальше будет еще приятнее, - я села на нем верхом, ощущая, как его горячий ствол упирается в меня, готовый и напряженный. У меня внутри все заныло от желания ощутить его.
   - О, да! - Демосфен сжал руками мои бедра и одним рывком уверенно вошел в меня.
   Мы задвигались в одном ритме. Он двигался навстречу моим движениям, и каждый толчок вызывал во мне волны наслаждения. Я стала наращивать темп, толчки стали жестче, и оргазм мощным потоком накрыл нас почти одновременно. Демосфен обессилено откинулся назад, тяжело дыша, и я устало прислонилась к его груди, слушая, как часто и сильно бьется его сердце.
   - Это было лучше, чем я себе представлял, - Демосфен обнял меня одной рукой, нежно поглаживая сверху вниз.
   - Без комментариев, - выдохнула я, - лично я этого вообще не представляла.
   - Значит, ты даже не думала обо мне никогда?
   Я удивленно вгляделась в его лицо, пытаясь понять, не шутит ли он, но лицо было совершенно бесстрастным.
   - Думала, - я плавным движением встала на ноги, - но в основном о том, какой ты наглый и бессовестный. И как ты бесишь меня. Искупаться хочешь?
   Демосфен улыбнулся и встал на ноги.
   На поляну мы решили вернуться порознь. Мне не хотелось никому сообщать о произошедшем.
   - Слушай, а ты эльф какого цветка? - спросила я на прощание
   - А я думал, ты догадалась, - улыбнулся Демосфен, - Мой цветок - мята свежая и прохладная.
   И, подмигнув мне, он сменил проекцию и скрылся в зарослях.
  

Глава 17

   В последнее время сны мне не снятся. Никакие, даже кошмары, и оттого было особенно удивительно увидеть во сне незнакомое помещение с деревянными стенами и узкими окнами под потолком. Я удивленно огляделась и присела на краешек одной из двух кроватей, застланных звериными шкурами.
   - Добро пожаловать.
   Я резко обернулась и уставилась на рыжего эльфа.
   - Да, вот так и живу. Просто и со вкусом, - Марьян тоже сел на кровать и вальяжно раскинулся, опираясь на спинку. - Нравиться?
   - А вторая кровать для кого?
   - Там спит мой друг Лад- Барс, но в нашем сне ему делать нечего.
   - М-м-м., - я смерила эльфа взглядом. - А по тебе не скажешь, что у тебя могут быть друзья. Ты ведь всегда себе на уме, а дружба предполагает доверие.
   - По-твоему мне нельзя доверять? - Марьян удивленно склонил голову набок. - Потому, что я, в отличие от тебя, думаю, прежде чем сделать и вижу далеко идущие последствия?
   - Умный? Ну, тогда угадай, что я собираюсь сказать.
   - Легко, - Марьян картинно щелкнул пальцами, - ты хочешь спросить, почему я так ненавязчиво попросил, не упоминать одного знакомого эльфа в разговорах с твоими друзьями, да?
   - Та это все-таки ты? - я ехидно прищурилась. - В таком случае, моя фраза должна была начаться с "какого хрена". И почему мы говорим об этом во сне? Нельзя было устроить личную встречу?
   - Нет уж, - эльф лениво закинул руки за голову, - сон это моя территория. Здесь тебе можно только то, что я тебе разрешу. Здесь я могу все. Могу быть твоим кошмаром, если захочу.
   - Угрозы лишь доказывают, что ты сам меня боишься? - если он хотел напугать меня, то явно просчитался.
   - Не очень, - Марьян скорчил одну из своих многозначительных гримас. - Просто неприятно. Здесь ты совсем как человек, а там ты нимфа - за каких-то два дня почти очаровала дампира, переспала с Демосфеном. Такими темпами ты скоро станешь совсем как они.
   - Те, кого ты ненавидишь, - закончила я устало, - потому что одна из них очаровала тебя и бросила. А может хватит свои старые страхи переносить на меня, а? С Демосфеном меня занесло, согласна, но ему ведь как с гуся вода. Его я не очаровала, зато впервые почувствовала, как эти чары действуют и быть может смогу их сдержать, когда будет нужно. С Аланом все по-другому. Если он уйдет, я постараюсь с этим справится, но если он попал под чары, то я его не оставлю. Может быть, со мной он будет счастлив. И он всегда будет мне дорог.
   - Уверена? - Марьян прищурился. - И никогда не заставишь его делать то, что без чар он бы никогда не сделал? Не захочешь сломать его принципы ради забавы?
   - Какие принципы? - первый намек на раздражение. - Алан нравится мне, как есть, я не стану менять его намеренно.
   - Говоришь как человек. Хотя и люди способны надоесть друг другу за несколько лет, а у вас впереди столетия.
   Разговор о гипотетических проблемах с таким громадным количеством проблем реальных меня уже изрядно утомил.
   - Марьян, даже если меня не прикончат в ближайший десяток лет, то все равно неизвестно, буду ли я жить так же долго как нимфа или все-таки состарюсь и умру, как человек. Так что давай закончим с сослагательными наклонениями и перейдем к фактам. Что я конкретно сделала аморального, кроме того, что родилась?
   - Не злись, - Марьян примирительно улыбнулся. - Нам не стоит с тобой ругаться. Просто наблюдать становление нимфы для меня не самое приятное зрелище, и все же мое отношение не мешает мне быть тебе полезным. Мы с тобой нужны друг другу, но я не могу тебе доверять. Жаль. Я бы хотел.
   Мне оставалось только пожать плечами. Я бы растрогалась, конечно, если бы не знала, какой он на самом деле манипулятор.
   - Это тебе решать. Я тоже не доверяю тебе полностью, но пока ты не сделал ничего плохого. В последний раз твой кинжал очень вовремя успел прикончить Элизабет. К чему эта лирика? Ведь ты в мой сон влез не для того, чтобы вести задушевные беседы. Сдается мне, что тебе от меня что-то надо. Выкладывай уже.
   - Неплохо, - Марьян сел прямо, - ты тоже бываешь очень догадливой иногда. Мне нужна твоя помощь. Ты должна пойти со мной в одно место, но нужно, чтобы ты была одна.
   - Почему?
   - Глупый вопрос. Потому что ты уж точно ничего никому не расскажешь.
   Я нахмурилась.
   - Даже если отбросить тот момент, что идти с тобой неведомо куда без сопровождения мне чертовски неохота, то остается еще проблема обнаружения нужного портала. Как ты планируешь ее решить?
   - Ну, - Марьян придвинулся ближе, глядя на меня и словно взвешивая каждое слово, - я следопыт и чувствую существ. Когда я иду по следу я могу найти правильный портал, но только если он приближает меня к цели. Построить в голове последовательность для перемещения по нескольким порталам я не смогу, но к тебе дорогу я найду точно, а назад мне поможет выйти мой друг Барс. Он просто будет ждать в нужном месте, пока я буду искать путь. Это отнимает много сил, но теперь с амулетом из твоих волос у меня все получится, так что не волнуйся. Ты пойдешь?
   - И тогда ты мне все расскажешь?
   - Все, что захочешь, милая.
   - Я пойду.
  
   Я открыла глаза и удивленно уставилась на часы. Половина десятого, значит, я спала не меньше девяти часов против обычных четырех- пяти. Видимо из-за разговора с Марьяном я проспала дольше, хотя по ощущениям мы говорили не больше получаса. Ну и ладно. Я потянулась и заметила, что Северина в комнате нет, а Загрей тихонько сидит в ногах кровати и смотрит на меня.
   - Он встал раньше, и я сказал тебя не будить, - пояснил он на мой молчаливый вопрос.
   - Молодец, - одобрила я, вскакивая на ноги. - Тогда я быстренько сбегаю в душ.
   У двери я на секунду задумалась и добавила:
   - Могу и тебя с собой взять.
   - Да! - Загрей с энтузиазмом вскочил на ноги.
   Все-таки Амарилла была права, мне и самой теперь было с ним легче. Как-то правильнее все стало, что ли. Я включила воду и, быстренько скинув пижаму, залезла под теплые струи. Загрей последовал моему примеру и встал рядом, нерешительно подергивая хвостом. Я притянула его к себе, наблюдая, как распрямляются от воды его каштановые кудри. Мне все в нем нравилось, даже то, что не должно, наверное, нравиться нормальному человеку. Нравились маленькие рожки и уши, покрытые мягкой шерсткой на концах. Такая же мягкая, но более светлая шерсть, даже не шерсть, а тонкий пушок был и в низу живота, и мне чертовски нравилось к нему прикасаться. И, конечно, хвост, длинный конский хвост до середины икры. А еще то, что при своей кажущейся безобидности он может, не особо напрягаясь, отломить кусок от этой чугунной ванны. Хотя бы что-то из этого должно было меня смущать, но нет, не смущало. Потому что он был мой. Даже не так он был частью меня, как, например, рука. Рука не задает вопросов, когда ты даешь ей команду сжать чье-то горло, и тебе в голову не придет, что рука может отказаться это делать. При этом он был живым, теплым, дышащим, смеющимся и это было удивительно. То, что было между нами, было больше, чем доверие и, в некотором смысле, даже больше, чем любовь. Сильнее глубже и одновременно проще.
   Ему не надо было ничего объяснять, но мне зачем-то захотелось поговорить с ним о произошедшем и я сказала:
   - У меня был секс с Демосфеном.
   - Он тебя обидел?
   - Нет.
   - Тебе понравилось?
   - Ну, - я закусила губу, - вообще-то да.
   - Тогда все хорошо, - Загрей обнял меня и нежно провел рукой вдоль спины. - Просто скажи, если будет нужна моя помощь.
   Я удивленно отстранилась, и он пояснил:
   - Если понадобится разорвать кого-нибудь на части, например.
   - И ты бы это сделал?
   - Конечно.
   - Даже если бы это был твой...друг, - я непроизвольно вздрогнула на этом слове, и Загрей улыбнулся.
   - Зов сильнее любого чувства. Сейчас я уже не смогу не выполнить прямой приказ, каким бы он ни был жестоким. Это часть связи.
   - Но я не стану просить тебя об этом, - я намеренно не употребила слово "приказ", меня пугала такая формулировка.
   - Я знаю, - он взял мое лицо в ладони, - за это я люблю тебя. Но мне порой кажется, что я тебе не так уж нужен. Ты бы и без меня со всем справилась.
   Я обняла его крепче, прижав спиной к прохладному кафелю.
   - Это не так, - прошептала я, почти касаясь губами его губ, - ты мне нужен. И ты должен в это верить.
   - Мне достаточно твоих слов, - Загрей прикрыл глаза и глубоко вздохнул, - и всегда будет достаточно.
   - Хорошо, - я уменьшила напор воды и взяла мыло, - надеюсь, сейчас ты не будешь ждать моего разрешения. На всякий случай я лучше сразу разрешу тебе все, что захочешь. Можешь считать, что это приказ.
   - Ну, - Загрей широко улыбнулся, - тогда я готов его выполнить.
  
   После душа мы направились на кухню за завтраком. Леда уже успела выпить свой чай и сейчас составляла список покупок.
   - Доброе утречко, - я налила себе простой воды вместо порции кофе и взяла кусочек свежей творожной запеканки, - а где Северин?
   - Ты не поверишь, - Леда отложила ручку и потащила меня в гостиную. Северин сидел за компьютером и что-то самозабвенно читал с монитора.
   Даже осознавая всю нелепость своей следующей фразы, я все равно не удержалась и спросила:
   - Лед, а что он делает?
   - Читает краткий курс теоретической физики, - Леда развела руками, показывая, что она удивлена не меньше моего, - полтора часа без перерыва. Причем он действительно что-то понимает.
   И она кивнула на раскрытый учебник по линейной алгебре, из которого торчал листок с решением задачи.
   - А за компьютер ты его посадила?
   - Да, но такой реакции я точно не ожидала. Никогда не встречала человека, который так быстро учится. Он точно человек?
   - Эй, дружок, - я присела рядом и положила руку ему на плечо, - может, передохнешь немного? Я боюсь, что ты мозг сломаешь.
   Северин медленно перевел на меня взгляд, несколько секунд моргал, словно пытаясь сообразить, где он, а потом рассмеялся.
   - Слушай, это так интересно оказывается. Я едва успеваю задать вопрос, как уже нахожу ответ. Прям голова кругом.
   - Конечно голова кругом, - кивнула я, - у меня от физики до сих пор нервный тик. А тебе я вообще бы посоветовала начать с истории и географии.
   - Так, - воодушевился Северин, - где читать?
   Я жалобно посмотрела на Леду.
   - Так я и знала, - подруга всплеснула руками, - теперь я и этим должна заниматься. А у тебя какие планы?
   - Ну, - я скромно потупила глазки, - сейчас придет Марьян с каким-то важным и неотложным делом. Я обещала ему помочь.
   - Конкретнее. Что за дело?
   - Я сама еще не знаю. Надо будет снова отправиться в Иномирье. Только без сопровождения.
   - Я против, - вставил Загрей, стоявший в дверях.
   - Да я и сама не сильно за, но такой был уговор. Все будет хорошо, не волнуйтесь.
   - Ты всегда так говоришь, - возразила Леда.
   - И заметь, я всегда держу слово.
   Леда уперла руки в бока, собираясь еще что-то сказать, но передумала и устало вздохнула.
   - Ладно, я все равно взяла отпуск до конца месяца, а дальше будет видно. Придется, наверное, зайти в библиотеку по дороге из магазина, раз такое дело.
   - Спасибо, - я дружески обняла ее, - а если ты подождешь, пока мы позавтракаем, то Загрей поможет тебе нести сумки. Да, Загрей?
   - Без вопросов, - кивнул сатир, - но даже если ты будешь еще дома к нашему возвращению, я все равно не смогу тебе помешать в одиночку пойти с этим лисом. Хотя я бы конечно мог его немножко придушить для профилактики.
   Я сделала вид, что ничего не слышу, и ретировалась на кухню.
   Через четверть часа после ухода Леды и Загрея в дверь позвонили. Я решила, что это Марьян и побежала открывать, но в коридоре меня ждал Алан.
   - Привет, - улыбнулся он, - можно войти?
   Я посторонилась, и он уверенно прошел в гостиную.
   - Я на минутку, - Алан достал из кармана пиджака длинный белый конверт.
   - Что это? - Я нерешительно взяла конверт и вытряхнула на стол его содержимое.
   - Договор, - пояснил Алан, - по которому в твою собственность переходит пять процентов акций Корпорации. По Уставу я, как глава правления, имею право на отчуждение в пользу третьего лица не более пяти процентов акций без согласования с другими членами правления. Я этим правом воспользовался. Тебе осталось только подписать его.
   Я отрицательно покачала головой.
   - Почему? - нахмурился Алан. - Это самое малое, что я мог бы сделать. Представь, сколько возможностей у тебя появится.
   - Зачем? - Я сложила бумаги обратно в конверт. - Если дело в деньгах, то я прекрасно могу существовать, заряжая заклинания или энергетические камни. Это не трудно и высоко оплачивается.
   - Нет, Кристель, - Алан взволнованно тряхнул головой. - Для этого нужна лицензия, а ее нельзя получить, не пройдя регистрацию.
   - И что?
   - Не понимаешь. Да это же все равно, что повесить на тебя мишень. Думаешь, Элизабет была одна такая? Я не знаю, что известно о тебе другим, но регистрация энергета твоего уровня точно произведет впечатление. К тому же мы еще не знаем, как отреагируют на исчезновение Элизабет подобные ей создания.
   - В чем-то ты прав, - нахмурилась я, - но акции Корпорации я все равно не возьму. Я вообще ни один документ с логотипом Корпорации в жизни больше не подпишу.
   - Хм, - Алан достал из кармана серебристую карточку, - на этот случай у меня есть банковская карта. В ней зарегистрировано два образца отпечатков, твой и Леды, так что вы обе сможете ей пользоваться.
   - Я не возьму денег, которых не заработала.
   - Ладно, - Алан задумчиво потер подбородок, - Я уточню расценки на заказное убийство и перечислю на этот счет соответствующую сумму. Будь у меня такая возможность, я бы с удовольствием заказал убийство Элизабет заранее. А карточку я лучше отдам Леде, я уверен, что она не так принципиальна, а бюджет у вас все равно общий.
   - Вот блин, - я сердито отвернулась, - умеешь ты настоять на своем.
   - Правда? Тогда я хочу пригласить тебя на ужин. Я настаиваю. Можешь даже заявится в этих очаровательных потертых джинсах. В ресторанах скоро привыкнут.
   Я не успела ответить, как в дверь снова позвонили.
   - Ну, если и это не Марьян, то я уже не знаю что и думать.
   Но, на сей раз, это действительно был Марьян и Алан вежливо откланялся, обещав перезвонить вечером.
   Марьян проводил его задумчивым взглядом и вздохнул, словно собираясь сказать что-то.
   - Говори, не томи, - я наклонилась застегнуть ботинки.
   - А он уже был когда-то очарован нимфой?
   - Возможно. Правда я не знаю, насколько Сцилла была нимфой.
   - Он был очарован Сциллой? - Марьян распахнул глаза от удивления. - Я читал о ней. Она была достаточно сильной нимфой до....до трансформации. А после с ней лучше было не встречаться. Это кое-что объясняет.
   - Что объясняет?
   - Его устойчивость. В истории были случаи, когда людям удавалось освободиться от чар, и они становились устойчивее прочих. Именно это я заметил в твоем дампире. Предвосхищая твой вопрос отвечу, что очарован он будет все равно, но уже не в той степени.
   - Ясно, - я положила в карман ключи и дурацкую шкатулку от Халеда, которую пообещала таскать с собой, - можем идти.
   - Уже уходишь, - в коридор тихо, как мышка, заглянул Северин, и я поманила его пальцем.
   - Что скажешь? - Я пихнула эльфа локтем в бок. - Он не очарован?
   - Нет, - Марьян смерил парня взглядом и еще раз отрицательно покачал головой, - главное не затащи его в кровать ненароком, и все останется как есть.
   - Постараюсь, - я посмотрела на насупившегося Северина, - не скучай тут.
   - Минуточку, - Северин вклинился между нами и дернул эльфа за рукав, - незачем делать вид, что меня здесь нет и раздавать непрошенные советы. Я мог бы тоже рассказать кое-что, но я предпочитаю не лезть в чужое дело.
   - Погоди-ка, - прищурилась я, - ты о чем?
   - У меня тоже есть одна способность, не считая хорошей памяти. Я вижу настоящие отношения людей. Не читаю мыслей, но могу сказать достоверно, как он к тебе относится, что думает.
   - Ого, так ты избирательный сенсорик. Не слишком распространенный, но очень интересный дар - я даже начала легонько подпрыгивать от любопытства, - теперь я хочу знать подробности.
   Марьян замер и по его позе можно было понять, что не будь здесь меня, от хрупкого невысокого Северина могло бы остаться мокрое место.
   - Нет, - Северин сложил руки на груди. - Я давал слово не говорить того, что может принести вред чужим отношениям, тем более, что он ничего не сделал, а эти мысли уже остались в прошлом. У меня не так уж много осталось принципов и не хотелось бы нарушать еще один. Я не скажу, но мы друг друга поняли.
   На этом Северин быстро и не прощаясь, скрылся в гостиной.
   - Вот же блин, - расстроилась я, - лучше бы он мне ногу прострелил, чем так издеваться над моим любопытством. Нога хоть заживет через часик, а с этой провокацией мне предстоит жить дальше.
   Марьян не удосужился дать мне какой-нибудь ответ и, решительно распахнув дверь, выскочил на площадку. Мне ничего не оставалось, кроме как пойти следом.
  
   Поиск порталов на пару с Марьяном напоминал скорее бесплатный цирковой аттракцион для прохожих. Если Сократ ориентировался в них быстро и легко, то Марьян производил множество странных манипуляций, сопел, щупал амулеты, рассыпал вокруг щепотки темного порошка. Я стояла в сторонке с видом "нет, я его не знаю, я тут пейзажами любуюсь", но к счастью в этом мире уже привыкли к загадочному поведению иномирцев на улицах, а то, что Марьян не из нашего мира было очень легко догадаться. Хотя по-моему то, что никто не вызвал стражей порядка, можно назвать настоящей удачей. В общем ценой долгих усилий мы нашли нужный портал и оказались в болотистой местности к северу от общины Марьяна. Лада -Барса я так и не увидела, лишь в кустах один раз промелькнуло что-то белое, а мы с Марьяном еще часа полтора прыгали с кочки на кочку, прежде чем добрались до более сухой местности. Как только мое внимание перестало быть сосредоточено на том, куда нужно поставить ногу, чтобы не увязнуть в грязи, я, наконец, принялась задавать интересующие меня вопросы.
   - Куда и зачем мы идем? - этот вопрос был банален, но это было именно то, что мне хотелось знать, прежде всего.
   Марьян на сей раз не стал ходить вокруг да около и сказал просто:
   - Мы идем к одной укромной пещерке, где спит под действием сонных трав эльф, перешедший на сторону илиа. Я хочу, чтобы ты попыталась насытить его до предела, и вернуть его точку равновесия в состояние, присущее нормальным эльфам.
   Я споткнулась, и чуть было не проехала лицом по земле.
   - Что! - воскликнула я. - Что ж ты раньше не сказал!? Верни меня домой, быстро!
   - Нет, - он резко обернулся, и я чуть на него не налетела, - ты согласилась мне помочь, и пути назад нет.
   - Не хочу, - я жалобно захлопала ресницами, - не хочу давать энергию или кровь или чем еще эти черноглазые гады питаются, не хочу. Это больно, неприятно и добровольно я на это не подписывалась. И что там за эльф вообще?
   - Ты его уже встречала...в доме Элизабет.
   - Так это тот самый эльф! - я схватилась за голову. - Теперь я вообще ничего не понимаю. Зачем тебе понадобилось возвращать его равновесие?
   - Не понимаешь! - Марьян сердито сжал кулаки. - Не догадываешься? Я знал этого эльфа раньше. Когда-то его звали Рай-Горностай и он был моим братом.
  

Глава 18

   - К-как? - я ошеломленно застыла. - И как он попал к Элизабет?
   - Ты у меня спрашиваешь, - усмехнулся Марьян. - Помоги мне вернуть его в прежнее состояние, и он сам расскажет.
   - Потрясающая идея, - я не смогла сдержать сарказма, - а с чего ты взял, что у меня это вообще получится?
   - Я не могу знать этого точно, но если твоя сила вернула Элизабет к исходному состоянию равновесия, данному при рождении, то почему бы не попробовать с эльфом. Если не получится, то у меня останется не так уж много вариантов.
   - Например?
   - Мне полагалось бы убить его, но я не хочу этого делать. Если я его отпущу на все четыре стороны, то шансов выжить в одиночку у него тоже не будет. Остается лишь пытаться найти другой способ вернуть его на сторону элиа, а пока он останется здесь. Если об этом узнают в моей общине, то это однозначно будет поводом к изгнанию, а остаться в одиночестве сейчас очень опасно. Поэтому я не хотел, чтобы об этом знал еще кто-то кроме тебя, - эльф отвел взгляд и тихо добавил, - но очень надеюсь, что у тебя все получится. Очень.
   - Ничего себе, это что, чувство вины в твоем голосе? Мне казалось, что между вами никаких братских чувств никогда не было. Помнится, ты его бросил и отправился на поиски более безопасного местечка, - мне не следовало язвить в такой момент, но именно в разговоре с Марьяном от этого почему-то трудно удержаться. Он плохо на меня влияет.
   Несколько секунд Марьян молчал, пристально меня разглядывая, и по его лицу нельзя было понять, злится он или нет.
   - Ладно, не смотри на меня так, - я примирительно развела ладони, - пойдем, попробуем помочь твоему брату.
   - Хорошо, - Марьян едва заметно улыбнулся. - Иди за мной.
   Вход в пещеру был узким, но внутри было достаточно просторно. Как только мои глаза привыкли к темноте, я заметила эльфа, мирно спавшего у входа.
   Рай под действием сонных трав выглядел славно и безобидно. Он лежал на подстилке из еловых лапок и совсем не казался опасным и безжалостным.
   - И что я конкретно должна сделать? - уточнила я, пока Марьян готовился его разбудить.
   - Ну, он питается как дампир, но способен и брать энергию на расстоянии. Я на себе это ощутил, прежде чем он отключился, - Марьян вытащил пробку из маленькой фляжки и посмотрел на меня. - Когда я дал ему сбежать из дома Элизабет, с ним был энергетичекий камень, но после, когда я настиг его в Иномирье, камень уже был разряжен, и он напал на меня. Видимо решил, что я собираюсь его прикончить. Неудивительно, ведь как ты правильно заметила, я к нему братских чувств никогда не проявлял.
   - А что же изменилось, можно полюбопытствовать?
   Я не особо рассчитывала, что Марьян ответит, но он, немного помедлив, сказал.
   - Я сам изменился. И я давным-давно считал его мертвым, а он живой. Сделай его таким, как раньше, если сможешь.
   - Постараюсь, - я взяла спящего эльфа за руку, и Марьян тут же смочил ему губы жидкостью из фляги.
   Рай резко открыл глаза и рывком сел на своей подстилке. От неожиданности я чуть не отскочила в сторону, но он до боли сжал мою руку, и энергия невидимым потоком заструилась между наших ладоней. В целом это было не больно, можно сказать, я практически ничего не почувствовала кроме легкого головокружения, да и то только в самом начале. Через несколько секунд поток стал слабее, но я не собиралась позволить ему иссякнуть, раз уж эльф должен был напитаться ею до предела. Рай перевел на меня взгляд черных глаз и попытался выдернуть руку, но я вцепилась в него крепче и ощутила, как его рука начала мелко-мелко дрожать. Внутренним зрением я словно видела пустоту внутри него и эта пустота начала заполняться. Рай запрокинул голову и болезненно зажмурился, а когда он снова взглянул на меня, его глаза уже были серыми.
   Рука Марьяна резко сжала мое плечо
   - Остановись, Кристель, если не хочешь быть его Махистери.
   Я отпустила его руку и резко отпрянула назад.
   - Рай, ты меня слышишь? - Марьян подхватил обмякшее тело брата и осторожно опустил на подстилку. - Ты в порядке?
   - Ты..., - Рай поморщился и сердито сжал кулаки, - и почему здесь так холодно?
   Марьян снял свою куртку, но Рай презрительно отвернулся.
   - Откуда ты взялся? - пробормотал он сквозь сжатые зубы. - Ты должен быть мертв.
   - Ты бы хотел этого? - Марьян напряженно выпрямился. - Правда, хотел бы?
   - Я считал тебя мертвым, ведь мы не виделись больше двух столетий. Ты трусливо сбежал, поджав хвост, помнишь?
   - И ты думаешь, что я был не прав? - Марьян скрестил руки на груди. - Нужно было остаться и превратиться в создание илиа?
   Рай устало вздохнул и посмотрел на меня.
   - Я больше не принадлежу к стороне илиа, да? Я чувствую, что пустота исчезла. Это ты сделала?
   Я кивнула.
   - Так странно, - Рай приподнялся, держась руками за голову, - перестала давить чужая воля и нет желания убивать.
   - Чужая воля? - спросил Марьян, опередив меня на доли секунды.
   - Это трудно объяснить, - Рай сел облокотившись о каменную стену, - просто я знал, что следует делать. Все мы знали. После того, как наши глаза сменили цвет, каждый из нас порой слышал голос, но очень редко это были именно слова. Просто воля, по-другому не скажешь.
   - И какова была эта воля? - уточнила я.
   - Нужно было заставить как можно больше эльфов попасть под воздействие трансформирующих сил. Мы нападали на другие общины и старались оттеснить их к северу, где они теряли тотемную проекцию и становились в наши ряды. Вначале мы просто разбивали лагерь неподалеку от чужой общины и некоторые время поглощали их энергию, ослабляя волю и внушая страх, а после неожиданно атаковали, - Рай устало прикрыл глаза. - Я до сих пор говорю "мы". Никак не могу понять на какой я стороне.
   - Советую тебе оставаться на этой, - пробормотал Марьян, и Рай напряженно выпрямился.
   - Про Элизабет, - напомнила я, - мне нужно знать, как она оказалась втянута в это. Расскажи, Рай.
   - Ладно, - Рай задумчиво склонил голову. - Должен сказать, что это было случайностью. Во всяком случае, я не знаю, как можно было устроить что-то подобное нарочно. Во время очередной вылазки на юг мы наткнулись на чересчур большую общину, не пожелавшую отступить на север под нашим давлением. Это была настоящая мясорубка, но отступить мы не могли, даже если бы хотели. В той общине было много воинов одного клана, гораздо больше, чем разрешено договором.
   - Подожди, - перебила я, - а это что значит?
   Марьян с Раем переглянулись.
   - Ты обещал отвечать на мои вопросы, - я пихнула рыжего эльфа локтем в бок. - Такой был уговор.
   - Хорошо, - согласился Марьян. - Я отвечу. У лесных эльфов всегда было четырнадцать кланов, названных по тотемной проекции: лис, медведь, куница, горностай, снежный волк, росомаха, ласка, барс, дикий кот, хорь, рысь, соболь, тигр и леопард. Раньше все мы жили внутри своих кланов, и кровосмешение носителей разных тотемов было под строгим запретом. Присутствие рядом представителей одного тотема делает нас сильнее, укрепляет боевой дух, но пробуждает клановую ненависть. Все наши тотемы - хищники, и это заставляет нас быть агрессивными время от времени. Изначально мы жили на северных землях, и клановые войны утихали лишь зимой, но, едва снег начинал таять, все начиналось заново. Может показаться, что обладатели более мелких по размерам тотемов уступали в бою таким хищникам как тигры или медведи, но это не так. Маленькие хищники брали невероятно большим числом, и зачастую именно они жаждали расширять свои территории и становились агрессорами для своих соседей. В те времена равновесие было смещено в сторону элиа и созданий другой стороны равновесия было очень мало, но потом все изменилось. Клановые войны стали истощать наши силы, и многие кланы оказались на грани исчезновения. Это привело к объединению некоторых из нас. Первыми объединились все кошки, потом в один клан слились горностаи, куницы, хори, ласки, соболя и росомахи, лисы примкнули к снежным волкам, а вскоре к ним, усмирив свою гордость, присоединились и медведи. Три больших клана вели кровопролитные войны до тех пор, пока созданий илиа не стало так много, что они просто вынуждали нас прекратить эти межвидовые распри. Тогда был создан договор. Сильнейшие представители своих кланов встретились и подписали его своей кровью. По нему лесные эльфы должны жить в общинах, возглавляемых одним Махистери, и число представителей одного клана не должно превышать четыре пары. Таким образом, размер одной общины не превышает ста двенадцати эльфов. Дети внутри таких общин могут унаследовать тотем матери или отца с равной вероятностью. Если с рождением ребенка число представителей одного клана превышало восемь человек, то его в возрасте шестнадцати лет могли передать одной из соседних общин. О таких вещах эльфы договариваются заранее. Иногда в таких случаях один из родителей, чей тотем унаследовал ребенок, принимал, с согласия Махистери, решение покинуть общину, и тогда проводился сложный ритуал по разрыву связи, - Марьян усмехнулся и с нарочитой беззаботностью пожал плечами. - Так, например, поступила моя мать, после того, как мой отец решил не создавать с ней пару. Она ушла, когда мне исполнилось два года, и я с тех пор ее не видел. Удовлетворил я твое любопытство?
   - Более чем, - я удивленно посмотрела на Рая. - Ну и порядки у вас в общинах. Теперь понятно, почему Фирс так странно отреагировал на предложение объединения с другими эльфами.
   Рай, улыбнувшись, развел руками.
   - Так уж заведено. Мне продолжать?
   - Конечно. Это становится все интереснее.
   - Я остановился, на том, что мы встретили чересчур большую общину и ввязались в заведомо безнадежный бой. Я стрелял с дерева и успел убить троих, когда мне в ногу попала стрела. Я оступился и полетел вниз. К счастью я упал в кусты, смягчившие мое падение, но ко мне уже бежал ранивший меня эльф с ножом наперевес. Превозмогая боль, я попытался бежать, и на моем пути случайно оказался портал. Я даже не сообразил ничего, как вдруг лес и битва остались позади, а я оказался в десяти метрах над землей. Подо мной была черепичная крыша одного из коттеджей и, скатившись по ней, я повис, цепляясь за водосток. Этот дом, как оказалось позже, принадлежал Элизабет. Она сама на тот момент была в другом городе, но за домом присматривали двое охранников и домработница. Они сняли меня с крыши и несказанно удивились, обнаружив цвет моих глаз и иномирское происхождение. От потери крови я потерял сознание, а когда очнулся, Элизабет уже сидела рядом. Она начала расспрашивать меня о моем происхождении, и мне было разрешено все ей рассказать.
   - Кем разрешено? - не поняла я.
   - Я же сказал, что не знаю, чья воля руководила мной. Иногда, мне казалось, что я вижу его образ, но все очень смутно и расплывчато. Порой этот образ заполнял мое сознание, и я отключался. Как-то Элизабет призналась, что с моей помощью она сможет обезопасить существование ей подобных и заставить ненавистных джиннов убраться восвояси. Позднее я узнал, что она собиралась создать портал и позволить ифритам проникнуть в ее мир. Для проникновения такого количества созданий илиа портал должен быть невероятно мощным, поскольку во время перехода создания илиа вытягивают энергию из портала, и он быстро закрывается. Для этого ей был нужен сильный энергет, а такие рождаются очень редко. Когда исчез Хариб, Элизабет нашла это крайне подозрительным и, расследуя это дело, наткнулась на его записи о некой Кристель с ее мощным энергетическим потенциалом. Дальнейшие события вам, думаю, известны.
   - М-да, - я задумчиво почесала переносицу, - что-то стало проясняться, но вопросов по-прежнему очень много.
   - Тс-с, - Марьян настороженно обернулся, - вам не кажется, что в лесу стало подозрительно тихо.
   Мы осторожно подошли к выходу из пещеры и прислушались. Лес, который раньше был наполнен пением птиц, шорохом зверей, цокотом белок и прочими лесными звуками, был безмолвен, и в этом было что-то угрожающее. Вдруг откуда-то послышался пронзительный свист, и Марьян вздрогнул от неожиданности.
   - Аспиды, - с ужасом сказал он, - здесь мы будем, как в капкане, надо уходить.
   - Что это такое? Змеи? - шепотом уточнила я.
   - Слабые создания илиа, но слабые не физически, а в плане поглощения энергии. Они не берут так же много энергии, как дампиры, но от них исходит другая опасность. На конце языка аспида есть маленькая круглая голова, издающая громкий визг для оглушения жертвы. Надо попытаться хоть чем-нибудь заткнуть уши и бежать в сторону реки. Аспиды не умеют плавать и не станут преследовать нас по воде. Ближайшая река всего в паре километров отсюда, успеем.
   С этими словами Марьян оторвал полоску ткани от своей рубахи и разорвал ее на мелкие лоскутки. Мы пропитали их смолой из еловых лапок и заткнули уши этими липкими пробками. Марьян снял с пояса метательные кинжалы и отдал один из них Раю, после чего мы осторожно выскользнули из пещеры и побежали со всех ног. Даже сквозь затычки до меня доносился резкий свист, который с каждой минутой становился все громче. Страх придавал мне сил, и я не просто бежала, а почти летела над землей, легко перепрыгивая кусты и упавшие деревья. Через несколько минут лес стал редеть, и в просветах уже был виден блеск воды, как вдруг в меня врезалось что-то тяжелое, и я упала на землю. В ту же секунду на меня обрушилось красно-черное бревно, увенчанное огромной чешуйчатой головой. Каждая чешуйка была размером с мою ладонь, и от резкой боли у меня перехватило дыхание. Похоже, аспид сломал мне пару ребер. Чудовище раскрыло пасть, полную острых зубов, и оттуда выскользнул длинный язык, на конце которого было бугристое утолщение с маленьким отверстием, напоминающим сложенные трубочкой губы. Я не стала дожидаться, пока монстр засвистит мне прямо в лицо, и одним движением отрезала ему язык почти под корень. Аспид задергался, ломая мне кости, но в этот момент Рай пригвоздил конец хвоста аспида к земле, а Марьян принялся кромсать его ножом. Монстр резко повернулся в его сторону. Тогда я, превозмогая боль, сжала пальцы, превратив когти в монолитный клинок, и рубящим движением всадила его в чешуйчатую шею. Аспид дернулся, но я успела сделать еще один удар. Голова монстра повисла на обрывках мышц, и мощное тело обмякло. Эльфы приподняли его, чтобы я смогла выбраться, и на руках потащили меня к воде. Пока срастались сломанные кости, меня судорожно трясло и внутри все горело от боли. Мы были уже по шею в воде, года на берегу появился еще один аспид. Мы, не сговариваясь, нырнули под воду. Я могла бы сменить проекцию, но тогда я теряла ощущение времени и пространства, а бросать моих спутников не хотелось. Выныривая время от времени за быстрым глотком воздуха, эльфы поплыли вперед. К счастью, нас довольно сильно сносило течением, и аспид постепенно оставался все дальше и дальше. Ушные затычки размокли и выпали, но монстр, видимо, смирился с тем, что добыча ушла, и, когда мы выбрались из воды, на другом берегу уже никого не было.

Глава 19

   - Кажется, оторвались, - Марьян отбросил с лица налипшие пряди. - Стоит предупредить Фирса об опасности. Надо перестрелять этих тварей пока они не вздумали тут гнездиться.
   - Я уже и забыл, что такое нападение аспидов, - в голосе Рая слышалась усталость и я его понимала.
   - Ничего себе безопасная прогулочка, - я укоризненно посмотрела на Марьяна, - что-то не припоминаю, чтобы я соглашалась на здоровенных пискливых червей.
   - Ну, ты ведь отделалась легким испугом, - Марьян перетянул мокрые волосы плетеным ремешком, - окажись я на твоем месте, там бы остался только кровавый фарш и рыжие космы. На самом деле я сам не ожидал их появления. Сезон активности аспидов еще не начался, а в этих землях я их лет десять не видел.
   - Ладно, но ты все равно остался мне кое-что должен, - я сосредоточилась на мгновение, и вода стекла на землю, оставив нашу одежду и волосы сухими. Рай удивленно похлопал себя по плечам.
   - Забыл сказать, что она наполовину наяда, - пояснил Марьян, и Рай осторожно сделал шаг назад.
   - А не вторую половину она гарпия, если судить по когтям, - пробормотал он, - правда, я не видел, чтобы гарпии могли втянуть их под кожу.
   - Жутко, да? - усмехнулся Марьян. - Но обнадеживает, что мы на одной стороне. Я потом тебе объясню, как она это делает. Так что там про долги?
   Я нахмурилась из-за того, что они собрались обсуждать меня в мое отсутствие, но потом махнула рукой, рассудив, что сейчас на это все равно нет времени.
   - Ты должен рассказать мне, что имел в виду Северин.
   - Ну, нет, - Марьян покачал головой. - Это все равно не имеет уже никакого значения.
   - Мое неудовлетворенно любопытство имеет значение, - обиделась я. - По крайней мере, для меня. И потом, ведь я могу подумать что-то похуже, чем было на самом деле.
   - Думай. Думать и знать - разные вещи.
   Я досадливо цокнула.
   - Простите, что встреваю, но что мы будем делать дальше? - Рай переводил взгляд с меня на Марьяна.
   - На меня не смотри, - вставила я, - этот план я не разрабатывала.
   - Все продумано, - улыбнулся Марьян, - мы с тобой отправимся в мою общину с душещипательной легендой о бедном эльфе, чудом спасшемся от нападения черноглазых, а Кристель отправится к своему ручью. Оттуда до поляны крылатой мелюзги просто рукой подать.
   - Как? - опешила я. - А дорогу кто мне покажет?
   - Зачем? - фыркнул Марьян. - Для тебя все реки текут домой. Сливайся с водой и вскоре вынырнешь уже в своем ручье.
   - Вскоре, это когда?- на всякий случай уточнила я.
   - Это не слишком далеко, так что вряд ли займет больше часа. Да, ты ведь даже не заметишь, как это произойдет. Твое путешествие будет быстрее и гораздо безопаснее, чем наше, так что не жалуйся.
- Но я же никогда этого не делала, - возмутилась я.
   - Ничего страшного, - отмахнулся Марьян, - это у тебя в крови.
   Вот так всегда. Все говорят, что это проще пареной репы, но никто ничего не объясняет.
   - Ну ладно, - решительно кивнула я, - счастливого вам пути.
   - Стой, - Марьян удержал меня за руку, - спасибо тебе.
   - Обращайся, - я похлопала его по руке, - только в следующий раз об аспидах предупреждай заранее.
   И, не дожидаясь ответа, быстро вошла в реку.
   Мне до сих пор было совершенно непонятно, как получается, что, возвращаясь к человеческой проекции, я остаюсь в той же одежде, что и была. Почему на цветочных эльфах при смене проекции одежда не рвется, как на оборотнях из старых ужастиков? Резиновая она что ли? Сократ как-то пытался объяснить мне, что проекция это не физический процесс, а изменение отражения моей сущности на реальность, но человеку, проходившему в школе физику сложно представить себе, что такое "проекция на реальность". Для себя я решила разобраться с этим позднее, а пока просто принять как данность. Смена проекции происходила легко, как вдох, и вода всякий раз вызывала ощущение покоя и умиротворения, но на этот раз я не позволила этим чувствам овладеть мной. Мне нужно было попасть к ручью и вместо медитативного транса мне приходилось держаться за мысль о нужном месте. Не представляю, сколько прошло времени, но в какой-то момент я ощутила, что вода вокруг меня изменилась. Эти потоки были частью меня больше, чем любая другая вода на свете. Я вновь сменила проекцию, выскочив из воды, и лицом к лицу столкнулась с брилаком.
   - Получилось, - охнула я, цепляясь мокрыми руками за его белоснежную шерсть.
   - Фью, - удивился брилак, пытаясь приветственно развернуть длинные крылья, но густые деревья мешали сделать это в полной мере.
   В одно мгновение высушив одежду и волосы, я, сбросив куртку, радостно повисла на его шее. Брилак довольно вздохнул, и у меня перед глазами возникла картинка, как он пьет воду из моих рук.
   - Напоить тебя живой водой? - догадалась я, и брилак закивал.
   Горсть воды так понравилась ему, что мне пришлось повторить эту процедуру еще раз шесть. В конце концов, мой белокрылый друг сложил губы в улыбке, показав ровные жемчужные зубки, и присел, предлагая подвезти меня до поляны.
   Вообще-то я уже привыкла называть это место поляной, поскольку она со всех сторон окружена лесом, но ее размеры скорее сопоставимы с лугом. Однако и лугом это место назвать трудно, потому что ни на одном лугу не бывает такого разнообразия цветов, а среди всего этого разнотравья порхают, поблескивая на солнце прозрачными крыльям, цветочные эльфы.
   Я невольно залюбовалась этой картиной, когда передо мной зависла в воздухе королева Амарилла.
   - Приятный сюрприз, - сказала она, сменив крылатую проекцию на человекоподобную, - как ты здесь оказалась?
   - Мне удалось найти дорогу к своему ручью, оказывается, это совсем не трудно, - я слезла с брилака, и он, взяв небольшой разбег, взмыл в небо.
   - Ладно, - махнула рукой королева, - я как раз хотела с тобой поговорить. К счастью мальчики улетели по моим поручениям и нам пока никто не помешает. А ну кыш! Где твои родители?
   Последнее относилось к совсем маленькому эльфу назойливо кружащему вокруг меня.
   - Ой, не надо! - пискнул эльф и моментально исчез из виду.
   - Дети, - вздохнула королева. - Пойдем присядем в теньке.
   Амарилла взмахнула рукой, и тонкие ветки лозы на глазах проросли на краю поляны, извиваясь, как тонкие змейки. Поначалу их переплетение казалось хаотичным, но через несколько секунд движение прекратилось и перед нами встали два плетеных стула.
   - Я умею делать это еще быстрее, - пояснила королева, - но мне хотелось показать тебе, как это делается.
   Я осторожно приподняла стул, убедившись, что он не прирос к земле, и удивленно посмотрела на Амариллу.
   - Все верно, - улыбнулась она, - когда я скажу, лозы вновь пустят корни и прорастут. Садись, не стесняйся
   Я аккуратно повесила куртку на спинку и, закатав рукава рубашки, села в кресло, проверяя его устойчивость, но чуть не упала, когда Амарилла сказала:
   - Так, значит, ты Демосфена выбрала. Забавно.
   - Что! Кто тебе сказал? Да и что значит "выбрала"? - возмутилась я.
   - Не волнуйся, - подмигнула мне Амарилла, - Демосфен ничего не говорил, но по теперешнему уровню его сил совсем не трудно догадаться. А выбор нимф здесь тоже небольшой, знаешь ли.
   Я почувствовала, что начинаю краснеть.
   - Это в любом случае хорошо, - Амарилла ободряюще похлопала меня по руке. - Даже если это не повторится, Демосфен уже стал значительно сильнее. Теперь его шансы зачать девочку возросли, и любая королева будет рада забрать его к себе, а это сильно поднимает мой авторитет и дает мне право потребовать с той, кому он достанется, ценный подарок. Но если ты захочешь, то я готова отдать Демосфена тебе без всяких условий. Только скажи.
   - Амарилла, как можно! - возмутилась я. - Мы ведь не о вещи говорим.
   - Ерунда, - отмахнулась королева, - здесь я все решаю. И он не будет против, поверь. Другая королева не будет с ним миндальничать как ты, если он, конечно, не понравится ей слишком сильно. Да, сейчас он надеется, что ему это удастся, и, быть может, не так уж напрасно, но нельзя быть в этом абсолютно уверенным.
   - И ты так просто говоришь об этом? Он же твой сын.
   - Милая девочка, - вздохнула Амарилла, - наше общество устроено так многие тысячи лет, и я обо всем могу говорить спокойно. В моем возрасте пора относиться ко всему с должным цинизмом. Любое общество созданий с примесью нимфической крови превращается со временем в матриархат. Такова наша природа, и не стоит переживать по этому поводу.
   - Убедительно, - согласилась я, - но это все равно не по мне.
   - Значит, Демосфен тебе не нужен, и я могу принимать для него приглашения, - подытожила Амарилла.
   - Это начинает походить на шантаж, - я скептически покачала головой.
   - Чуть-чуть, - призналась Амарилла. - Мне все еще хочется привязать тебя к Иномирью и своей поляне, но я не думала, что именно Демосфен поможет мне в этом. Тебе всегда Сократ больше нравился.
   - Так он теперь тоже в курсе?
   - Да, - кивнула Амарилла, - но он ничего не скажет. Если я узнаю, что он вел себя недостаточно уважительно, жизнь перестанет казаться ему малиной. И он об этом знает.
   Я устало зажмурилась. Мне срочно нужно научиться обдумывать все последствия заранее, иначе я никогда не прекращу усложнять свою жизнь.
   - Надо будет поговорить с ним, - пробормотала я.
   - Поговоришь, - хмыкнула Амарилла, - он скоро вернется. А вот, Демосфен, кстати, уже здесь. Спускайся, мальчик мой, я тебя вижу.
   С дерева слетел эльф, сменив проекцию на лету, и мягко приземлился на землю рядом с нами.
   - Привет, Кристель,- улыбнулся он. - А для меня не сделаешь стульчик, мам?
   - Легко, - пожала плечами королева, и стул появился быстро, как по волшебству. - Садись
   Демосфен послушно сел и королева продолжила:
   - У Кристель, как и следовало ожидать, нет на тебя никаких далеко идущих планов, так что я отправляю посланников соседним семействам. Но прежде всего я должна предложить тебя Орхидее, я задолжала ей услугу. Если она пригласит тебя, то ты отправишься к ней
   - Так ведь она же согласится, мам! - Демосфен побледнел. - Она мне об этом еще пять лет назад сказала, когда была здесь в последний раз. Я не хочу.
   - Захочешь, как только ее увидишь.
   - Ну, конечно, - эльф широко распахнул глаза, - но она слишком сильная для меня. Если она родит дочь, то я потеряю все свои силы.
   - Перестань ныть, - отрезала королева, - у тебя и так больше возможностей разделить трон, чем у любого цветочного эльфа в Виргае. У Вергилия и Сократа вообще нет шансов, а я в любом случае должна предложить ей первой. Отправишься к Орхидее и точка.
   В этот момент на плечо Амариллы присел маленький эльф и что-то быстро затараторил.
   - Куда? - воскликнула королева и повернулась к нам, - я отойду на минутку. Шалфей упала в муравейник и теперь ей нужно лекарство от яда. Дня не проходит, чтобы кто-нибудь не попал в переделку!
   С этими словами она моментально сменила проекцию и упорхнула.
   - Кристель, - Демосфен скатился на землю и вцепился в подлокотники моего кресла, - почему она на меня злится? Ты что-то сказала ей?
   - Нет, - я удивленно хлопала ресницами. - Я вообще не понимаю, что происходит.
   - Я догадываюсь, - Демосфен уныло опустил голову, - это из-за того, что я не могу удержать тебя на поляне. То, что ты наяда и энергет, открывает перед тобой кучу возможностей, которые Амарилла сможет использовать, а раз я не могу помочь ей в этом, то меня можно отдать Орхидее.
   - Это настолько плохо?
   - Сейчас, да, - Демосфен медленно поднял на меня глаза. - Может, если ты потренируешь меня еще немного, у меня появится шанс. Если я смогу сохранить свои силы, в случае рождения дочери, то Орхидея предложит мне либо остаться с ней, либо отдаст мне половину улья, а с таким приданным найдется немало королев, желающих разделить со мной трон. Помоги мне, Кристель.
   - Ну уж нет, - я вскочила со стула и принялась расхаживать взад -вперед, - я не хочу ввязываться в ваши дела, у меня своих хватает.
   - Послушай, - Демосфен поймал меня за руку и резко дернул вниз. Не удержав равновесие, я шлепнулась в траву рядом с ним, - мы все равно уже сделали это. Если тебе не понравилось, то я могу и лучше. Все, что захочешь.
   - Да, все мне понравилось, - вздохнула я, - просто сама ситуация напрягает. Заниматься с тобой сексом, чтобы помочь наладить твою личную жизнь с другой королевой цветочных эльфов, это даже для меня слишком абсурдно.
   - Почему? - Демосфен погладил меня по руке, и тонкие волоски моментально встали дыбом. - Может быть, ты хочешь, чтобы я остался здесь с тобой?
   - Какая чушь! - я мягко высвободила запястье из его хватки. - Сам-то ты чего хочешь?
   - Интересно, если бы на моем месте был Сократ, - эльф подтянул колено к груди и коснулся его подбородком, - что бы ты тогда говорила?
   - Тогда была бы другая история, и я не хочу это обсуждать. Просто скажи мне, что на самом деле тебе надо.
   - Хорошо, - Демосфен вздернул подбородок, - я не хочу быть использованным генетическим материалом. Я хочу, чтобы Орхидея не смогла совладать со мной. Хочу иметь выбор.
   Я прикусила губу. Несмотря на все наши различия, сейчас я вполне могла его понять, но это все равно было слишком странно по человеческим меркам.
   - Почему ты сомневаешься? - Демосфен придвинулся так близко, что его волосы щекотали мне шею. - Я успел надоесть тебе всего за один раз? Мне было немного страшно тогда, ведь ты, помниться, угрожала очаровать меня, несмотря на иммунитет. Хотя нет, по-моему ты употребила слово "сломать". Как вещь, а не живое существо.
   - Подожди-ка, - я вскинула голову и встретилась с ним взглядом, - помниться я-то как раз старалась этого избежать. Все, что произошло, было твоей инициативой, так что не пытайся взвалить вину на меня.
   - Если дело только в инициативе, то ее у меня хоть отбавляй, - Демосфен навис надо мной и его рука скользнула мне под рубашку. По коже пробежал холодок, и я едва удержалась, чтобы не притянуть его к себе.
   - А дальше будет лучше, - пообещал он. - Мой уровень вырос и тебе теперь совсем не обязательно быть такой деликатной как в прошлый раз.
   - Деликатной? - удивилась я.
   - Да. Ты едва ли позволяла себе давить слишком сильно. Я подумал, что твои силы преувеличены, но, стоило мне усилить давление, как ты давала отпор. Ты даже не заметила? Может, ты даже чары не видишь?
   - О чем ты? - я выскользнула из - под него и вскочила на ноги.
   - Я бы показал, - улыбнулся эльф, - но ты все время от меня бегаешь. Нимфы видят чары с самого детства, удивительно, что ты не понимаешь о чем я. Это должно получаться само собой.
   Эта фраза уже начала меня раздражать.
   - У меня и так все получается само собой,- рявкнула я.- В этом и проблема. Я должна понимать, что к чему.
   - Пойдем, - Демосфен потащил меня в тень деревьев.
   - Стой, - уперлась я, - будет невежливо уйти, не закончив разговора с Амариллой.
   - Не волнуйся, если бы она была против, то уже была бы здесь. Пойдем, пока братья не вернулись.
   - Куда? - я перепрыгнула через заросли вереска.
   - Близко. Ах, - Демосфен хлопнул себя по лбу, - для меня близко. Я ведь умею летать. Но для тебя пара тройка километров это не расстояние, верно?
   - Да. Только, если здесь не водятся большие змеи.
   - Никаких змей, - пожал плечами Демосфен и быстро зашагал вперед.
   Через четверть часа лес стал редеть, и я готова была поклясться, что слышу журчание воды.
   - Там ручей?
   - Нет, - улыбнулся Демосфен, - там родник.
   Я вышла на маленькую полянку. Здесь среди покрытых серебристым мхом валунов росла высокая до пояса мята, а из -под большого плоского камня бил маленький родничок.
   - Красиво, - сказала я, присаживаясь на нагретую солнцем каменную плиту - А ты что делаешь?
   Демосфен уже стащил с себя светло-зеленую сорочку и сейчас занимался завязками на сапогах.
   - Перехожу к практике, если ты не против. Ты ведь согласилась верно?
   - Допустим, - признала я, - но мне трудно смотреть на происходящее с твоим цинизмом.
   - А ты думай как нимфа. У них все было проще. Все ради своего удовольствия.
   Демосфен запрыгнул камень и осторожно присел позади меня, мягко побуждая меня прислониться к его груди.
   - Но Марьян, говорил, что если нимфа влюблена, то она делает счастливым того, кого любит, - я позволила себе откинуться назад и почувствовать тепло его тела сквозь тонкую ткань.
   - А нимфа всегда влюблена, - пальцы Демосфена пробежались по пуговкам рубашки, расстегивая их, - только объекты постоянно меняются. Ничего страшного.
   - А что насчет Амариллы? Она тоже так думает?
   Я позволила ему стащить рубашку и заняться ремнем на джинсах.
   - Конечно. Сегодня ей нравится повелитель маргариток, и она будет получать удовольствие. Королева не может иметь детей от эльфов некоролевской крови, но развлекаться с ними никто не запрещает. Правда, это довольно скучно. У простых цветочных эльфов нет иммунитета к чарам и нет никаких нимфических сил.
   - Вот как, - я обернулась, - и что же будет дальше с этим эльфом?
   - Ты имеешь в виду, что с ним будет, когда он ей надоест? Она перестанет обращать на него внимание, и он растает. Исчезнет.
   - Что! - я попыталась вскочить, - но Демосфен удержал меня за плечи.
   - Это наш мир и он так устроен. Глупо злиться на то, что происходило тысячи лет и будет происходить дальше. Нимфы не могут жить иначе.
   Я сделала глубокий вдох. Мне и впрямь вряд ли удастся изменить что-то в жизни цветочных эльфов, но моя собственная жизнь мне все-таки подвластна.
   - Я буду жить иначе, - серьезно сказала я.
   - Да? - Демосфен скептически поднял брови. - Ты собираешься заниматься сексом с эльфом, в которого не влюблена, ради удовольствия и возможности увидеть чары, не так ли?
   - Не так. Я собираюсь сделать это, потому что этот эльф попросил моей помощи. Потому что у каждого должен быть выбор.
   - Ну что ж, - Демосфен прижался губами к моему плечу, - быть может после этого я смогу удивить Орхидею. Смотри внимательно и ты все увидишь.
   В тот момент, когда его язык скользнул по моей горячей коже, вызывая знакомый холодок, я вдруг заметила серебристую паутинку, которая стала медленно оплетать мое тело. Я резко повернулась и, заставив Демосфена лечь на спину, осторожно лизнула маленький розовый сосок. Серебристая паутинка исчезла, а вместо нее по его гладкой коже растеклись ярко голубые нити.
   - Хорошо, но с этим я справлюсь, - шепнул эльф, и нити пропали, - давай сильнее.
   Я хотела спросить, что он имеет в виду, но меня захлестнула холодная серебристая волна. Все мышцы внезапно расслабились, и я обессилено прижалась к его груди.
   - Ай, - вскрикнул эльф, выдергивая меня из состояния покоя, - что это?
   На его боку, где была моя рука, алел небольшой порез, и по светлой коже бежала тонкая струйка крови. Я посмотрела на ладонь, и шип Жала вновь втянулся под кожу.
   - Похоже, мое оружие сочло тебя потенциальной угрозой, - хрипло пробормотала я, - прости.
   - Ты позволила мне взять верх, - улыбнулся Демосфен. - Твои чары сильнее, но я лучше ими управляю. Попробуй не сдерживать себя.
   - Хорошо, кажется, теперь мне все понятно, - я наклонилась, нежно касаясь его губ своими, и он вздрогнул. Голубые блики плясали по его коже, и я чувствовала жар от каждого их прикосновения. Мне казалось, что я натыкаюсь на что-то очень хрупкое, тонкое и податливое, но в тоже время прочное, а я растекаюсь по этой поверхности, ища лазейку, чтобы проникнуть за грань.
   Демосфен застонал, обхватывая меня руками, и тут же жар сменился холодом, но на сей раз я не позволила себе потерять концентрацию.
   - Ты поняла, как это делается? - улыбнулся эльф.
   - Похоже на то, - я встала, чтобы избавиться от джинсов, - мне как будто легче стало.
   - Ну, конечно, - Демосфен принялся помогать мне, - ты ведь все-таки нимфа.
  

Глава 20

  
   На сей раз на поляну мы вернулись вместе. Я хотела тихонько ускользнуть домой, но это выглядело бы трусливо, да к тому же там осталась моя теплая куртка с ключами и чертовой шкатулкой, будь она неладна. К счастью Амарилла нисколько не рассердилась из-за нашего внезапного ухода.
   - Дорогая, я так и думала, что ты захочешь забрать свои вещи, - сказала она, взяв меня под руку, и я невольно вздрогнула от ее прикосновения.
   - Что такое? - удивилась она. - Ты стала меня бояться.
   - Нет, просто...- я запнулась. Повелитель ромашек не шел у меня из головы, но и ссориться с королевой цветочных эльфов не хотелось. - Можно вопрос?
   - Конечно. Здесь тебе все можно.
   - Ты ведь тоже отчасти нимфа и многих за свою жизнь очаровала, да? Наверное, и своих эльфов та очаровываешь иногда? - я постаралась быть как можно тактичней и мне это, кажется, удалось.
   - На Ремио-ромашку намекаешь, дорогая? Одному из моих сыновей пора укоротить язычок. - Амарилла зловеще улыбнулась, и я ощутила легкий позыв сменить проекцию и влиться в свой ручей от греха подальше. - Не принимай это близко к сердцу. Простые цветочные эльфы уже утратили всякую связь с нимфами и их век очень короток. К тому же они не слишком умны и совершенно не способны к самостоятельности. В детстве Демосфен был дружен с Ремио, и сейчас ему кажется, что я поступаю неправильно, но на самом деле Ремио вполне счастлив. Несмотря, на его юный вид, он исчезнет до следующего праздника урожая, и даже мои чары не способны этого изменить. Я не запрещала детям играть с простыми цветочными эльфами, но предупреждала о последствиях привязанности к ним.
   - Это какой-то чертовски несправедливый мир, - вздохнула я.
   - Как и любой другой мир, дорогая. Хочешь бокальчик нектара?
   - Нет, спасибо, - я огляделась по сторонам, - а Сократ уже вернулся?
   - Да, он в дереве.
   - Где? - не поняла я.
   - Ах, - рассмеялась Амарилла, - ты ведь еще ничего не видела.
   И она подвела меня к центру поляны.
   - Ничего не замечаешь?
   - Нет, - призналась я.
   - А ты протяни руку.
   Я осторожно вытянула вперед руку и наткнулась на что-то твердое. Тут же из ниоткуда перед глазами возникло дерево поистине исполинских размеров. Строго говоря, это даже было не дерево, а огромный пень, поскольку верхушки у него не было, а вместо нее к небу поднимались несколько молодых побегов, каждый не меньше десятилетней сосны толщиной.
   - Ого, - только и смогла произнести я.
   - Проходи внутрь, - усмехнулась Амарилла
   Я собралась, спросить, куда мне собственно проходить, но не успела, поскольку королева толкнула меня вперед, и я оказалась по другую сторону коры.
   - Ого, - я снова не нашла других слов для выражения своего удивления, поскольку внутри дерево казалось даже больше, чем снаружи. Оно было полое, и деревянные перегородки разделяли его на части. Вся мебель: столы стулья, шкафчики - все словно выросло из стен и было от них неотделимо.
   - Сократ, - громко сказала Амарилла у меня за спиной, - прими, пожалуйста, человеческий вид и встреть нашу гостью.
   - Кристель? - Сократ осторожно выглянул из-за угла. - Я залетал к тебе сегодня, но ты уже ушла.
   - Ладно, я пойду поговорю с Демосфеном, - вставила Амарилла, - а ты следи за языком, сынок, а то я и с тобой поговорю.
   Сократ прижал руки к груди с видом "что вы, я же ангел", и королева ушла, погрозив ему пальцем напоследок.
   - Не сердишься? - робко спросила я.
   - На что? - пожал плечами Сократ. - На то, что ты ушла с Марьяном одна и в неизвестном направлении или за то, что не устояла под напором Демосфена?
   Я задумчиво принялась изучать свои пыльные ботинки.
   - Расслабься, - Сократ шутливо пихнул меня в плечо, - первый пункт меня изрядно напугал, но ты кажется в порядке, а по поводу Демосфена я совсем не возражаю. Ему и правда необходимо развивать свои силы, если мама и собирается отправить его к Орхидее. Если бы не обещанная ей услуга, Дему повезло бы гораздо больше, но королевы всегда держат слово.
   - А что это была за услуга? - напряжение первых минут отпускало меня, и я снова начал проявлять любопытство.
   - Ну, - Сократ присел на скамью и кивком предложил мне сделать то же самое, - Амарилла может наказать меня за болтливость, хотя ничего в этой истории такого нет.
   - Расскажи, - попросила я, - а если что, вали все на меня. Скажешь, что я тебя пытала.
   - Пытала! - фыркнул Сократ. - Поймала бы сначала. Ладно, расскажу. Дело было лет восемнадцать назад. После исчезновения нимф лесные эльфы вконец обнаглели и стали шастать везде, как у себя дома. И вот однажды одному наглому медведю, он же Фирс, он же глава общины, он же мой папочка, пришло в голову, что не кисло было бы разместить их общину возле нашей поляны. Дескать, место выгодное и со всех сторон безопасное. Тогда-то и стали эльфы помаленьку подтягиваться сюда и место осматривать. Мама такой наглости не стерпела и пригласила свою давнюю подругу Орхидею для совместного решения этой проблемы. Орхидея, конечно, предложила нахала проучить и они с Амариллой на пару очаровали его в совершенно одинаковой степени, а когда вдоволь повеселились, предложили эльфу выбрать одну из них. Мол, та, которую выберешь, будет с тобой навсегда и все, что ей принадлежит, тоже будет твоим, а не сможешь выбрать, то, увы, чтоб духу твоего здесь больше не было. Фирс, конечно, выбрать не смог и вернулся в свою общину порядком ошеломленный. Потом у Амариллы родился я, что доказывает тот факт, что Фирс ей все-таки нравился, но она слишком гордая, чтобы признать это. Поэтому она наперекор всему отправила приглашение Зоилу сыну королевы Цикламеи, получила согласие и родила от него двоих сыновей, моих младших братьев. К слову сказать, Фирс отошел от чар довольно быстро, недаром он глава общины, и даже попытался вновь вернуться к Амарилле, но получил отпор. Тогда Фирс перебрался подальше отсюда и зарекся с нами связываться.
   - А что Зоил? - осторожно уточнила я.
   - А он трагически погиб под упавшим деревом, - вздохнул Сократ. - Вот и вся история. А Орхидея после того еще заглядывала к нам в гости. Я помню, что она очень красивая, но вместе с тем довольно властная. В последний визит она обратила внимание на потенциал Демосфена, и попросила Амариллу предложить его ей в первую очередь. Амарилла дала слово. В такие моменты я считаю, что мне крупно повезло, что я сын лесного эльфа. Если я не проявлю вдруг особых способностей, то спрос на меня будет небольшой. Может, я вообще ни одного предложения не дождусь.
   Я легонько сжала его плечо.
   - Знаешь, если Амарилла будет заставлять тебя делать то, что ты не хочешь, просто скажи мне. Думаю, я смогу с ней договориться.
   - Каким образом? - Сократ игриво приподнял одну бровь.
   - Любым образом, - улыбнулась я. - Все, что будет в моих силах.
   - Но ты все равно не останешься здесь навсегда?
   Вопрос прозвучал как утверждение, и я со вздохом развела руками.
   - Сам знаешь почему.
   - Догадываюсь. От этого дампира одни проблемы. Зря ты вообще с ним связалась.
   Я решила, что настал момент сменить тему, и сделала это с присущей мне неуклюжестью.
   - Знаешь, меня мучает один вопрос. Зачем Амарилле нужно это дерево, если она может быть маленькой и спать под открытым небом.
   - Обычно мы так и поступаем, - кивнул Сократ, - но Амарилла говорит, что необходимо достаточно времени проводить в этой проекции, чтобы развивать силы. Крылья и маленький рост слишком удобны, я очень часто не замечаю, как много времени я провожу в крылатой форме, но мама следит, чтобы мы каждый день сменяли все проекции по нескольку раз. В особенности это касается меня, поскольку мне это дается труднее, чем другим. Твой визит для всех нас лишний повод скинуть крылья и подрасти.
   - А можно еще вопрос. Зачем Амарилле нужна была помощь Орхидеи? Могла ведь она очаровать Фирса в одиночку?
   - Не понимаешь? - удивился Сократ. - Если бы она очаровала его в одиночку, то от него было бы уже не отвязаться. Как только он смог бы избавиться от чар, дело переросло бы в открытый конфликт. А так у него осталось чувство вины, и он никогда уже не нарушит наших границ. Правда после случая с Лией, он угрожал, что любого пленника с примесью нимфической крови будет казнить без суда и следствия, но, как видишь, мы с тобой этой участи избежали.
   - Да уж, сложная тут у вас политика, - поежилась я. - Мне для нее явно хитрости не хватает. Ты не проводишь меня домой?
   - Уже? - Сократ не скрывал огорчения. - Так быстро?
   - Дома волнуются, наверное. Я ведь ушла одна в неизвестном направлении. Ты завтра прилетай, если захочешь. Я, кстати, обещала к Фахдаду зайти еще, так что мне будет нужна твоя помощь.
   - Мне кажется, что ты меня используешь, - Сократ сердито сложил на груди руки.
   - Я торт испеку.
   - Договорились!
  
   Дверь в квартиру мне открыла Леда.
   - Живая, - шутливо сказала она, хлопнув меня по плечу.
   - Ну, конечно. Я же обещала, что быстро вернусь. Все нормально?
   - Да, - улыбнулась Леда, - Загрей чинит полочки на балконе, а Северина тошнит в ванной. На этом все.
   - Почему тошнит? - я резко сдернула ботинок с ноги и чуть не упала.
   - Не знаю. От лекарств отказывается, уверяет, что само пройдет.
   Леда любит черный юмор и способна рассуждать с улыбкой о совершенно не смешных вещах, но к этому все уже привыкли.
   - Я пойду проверю, что с ним, а ты скажи Загрею, что я пришла и со мной все хорошо.
   Северин сидел на бортике ванной и держался за раковину.
   - Что с тобой?
   Я присела рядом, и он прислонился ко мне спиной.
   - Пройдет. Слишком много информации за один раз хотел удержать в голове.
   - Хочешь посидеть один?
   - Нет, останься! То есть, я...я хотел сказать, пожалуйста.
   Северин медленно сполз на пол, держась руками за голову. Я подхватила его за плечи, испугавшись, что он может потерять сознание.
   - Эй, эй! - я попыталась поднять его, - может врача вызвать?
   - Не надо, - он устроился на коврике у стиральной машины, - можешь подержать меня за руку и подумать обо мне хорошо. Мне всегда легче, когда ко мне хорошо относятся.
   - Точно, - я погладила его по руке, - ты же сенсорик чувств. Мог бы и остальных попросить.
   - Не мог. Загрей меня игнорирует, а Леда не может меня понять. Она как тепличный цветок еще не знает настоящего страха. А мне нужно понимание. Необходимо.
   Он сжал мою руку так сильно, что я могла бы вскрикнуть, но в последнее время мой болевой порог значительно повысился, и я лишь едва заметно напряглась.
   - Ой, прости, - Северин моментально разжал пальцы, - я нечаянно. Я просто хотел объяснить.
   - Ничего страшного, - я погладила его по лбу, стирая мелкие капельки пота, и он задержал мою руку.
   - Оставь так. Я чувствую твои эмоции и мне от них хорошо. На самом деле у меня очень неудачный дар. От него одни проблемы. Мне всегда страшно заранее и больно заранее. Мысли еще не стали действиями, а я уже чувствую их.
   - Это звучит не слишком весело, - я села так, чтобы он мог облокотится на меня, а я могла бы без напряжения держать руку прижатой к его лбу. - А от меня что чувствуешь?
   - Твои эмоции сложные, - я почувствовала, как он хмурится, - но в них есть забота. И тебе нравиться сидеть со мной, но я не понимаю почему. От этого мне трудно понять, что я должен делать. А ты нужна мне. Мне нужно держать тебя за руку всякий раз, когда мне будет этого не хватать. Тебя, понимаешь. Потому, что ты видела Теней, слышала, как смеется Эржебет и знаешь каково это остаться одному в темноте, - Северин поднял голову, чтобы посмотреть мне в глаза. - Ты хочешь, чтобы я жил в этом мире, подчинялся его законам, нашел новых друзей....Я все это смогу. Но я никогда не буду чувствовать себя столь же счастливым и спокойным, как в эту минуту.
   - Я могла бы попросить знакомых дампиров стереть твою память.
   - Думаешь, я хочу забыть? - Северин удивленно поднял брови. - Ничего подобного. Быть может другой человек и захотел бы, но не я. Если ты думаешь, что мне трудно говорить о прошлом, то ты тоже ошибаешься. Я бы хотел говорить с тобой, найти слова и почувствовать твои эмоции по этому поводу. Я так долго находился в эмоциональном вакууме, что сейчас готов растечься по полу от удовольствия. С тобой у меня остается только один страх.
   - Какой? - я принялась ласково перебирать его волосы и Северин улыбнулся.
   - Что тебя не будет рядом, - он вновь положил голову мне на плечо. - Я не буду слишком назойлив, но я готов прибегнуть к любым средствам, чтобы иметь возможность хоть иногда ощущать то же, что и сейчас.
   - Слушай, не надо паники, - я обняла его чуть крепче, - никуда я не денусь. Разве что меня прикончит какой-нибудь иномирный монстр, но от этого- то никто не застрахован.
   - Успокоила называется, - Северин обхватил меня двумя руками. - Это Леда тебя таким шуткам научила?
   В этот момент в дверь ванной постучали.
   - Кристель, - бархатный голос Загрея не способны заглушить никакие двери. - Тут к тебе Алан пришел.
  

Глава 21

   В Алане было то, что мы привыкли называть личным обаянием. Это не заключалось в правильных чертах лица или хорошем телосложении, даже дампирский гипноз тут был не причем. Можно в совершенстве научиться управлять своими эмоциями или записаться на курсы психоанализа и пытаться манипулировать людьми, но обаянию никто не сможет научить. Люди подразумевают под этим словом слишком сложную смесь личностных качеств, и нет универсального рецепта, который работал бы для всех. Алан нашел свой рецепт. Он, конечно, пользовался и своей внешней привлекательностью, но будь дело только в ней, он вряд ли нравился бы мне так сильно. И нравился он не только мне. Большинство женщин в его присутствии начинали краснеть, бледнеть и путаться в показаниях. С мужчинами такие трюки, конечно, не работали, но при желании Алан мог бы найти общий язык с любым человеком, и, не будь он дампиром, его жизнь была бы намного проще, но, увы, выбора у него не было.
   - У тебя появился шофер?
   Возле длинного и изящного, как стрела, мерседеса легкомысленного серебристо-голубого цвета стоял незнакомый дампир в темно-синем пальто.
   - Да, его зовут Марк, - кивнул Алан и жестом остановил попытку шофера открыть мне дверь. - Я сам.
   Мне было немного неловко, оттого, что я не знала, как себя вести и что делать. Я еще не решила, какими должны быть наши отношения, не успела ничего обдумать, а его неожиданно раннее появление застало меня врасплох. Я собиралась поговорить на эту тему с Ледой и Ингером, спросить их совета, но Алан обезоруживающе улыбнулся и заявил, что не может больше ждать. Леда тут же выдала мне свое благословение на любые действия в обществе столь приятного молодого человека, ей тоже не удалось избежать обаяния Алана, а Ингер, как по секрету сообщила мне она, влюблен в Лию и ему вообще не до меня. У других, оказывается, жизнь тоже бьет ключом. В общем, мне ничего не оставалось, как достать из шкафа брючный костюм, купленный по случаю выпуска из университета, пригладить волосы щеткой, набросить зимнее пальто и посадить свое немного усталое и успевшее порядком проголодаться тело в серебристо-голубой мерседес. Шкатулка Халеда, конечно, тоже отправилась со мной в переднем кармане брюк. Я тоже умею держать данное мной слово, даже если не очень понимаю смысла своих действий.
   - Как ты хочешь провести этот вечер? - Алан вывел меня из размышления.
   - Я об этом не думала, - призналась я, - но надеюсь, ужин, все-таки будет. И было бы хорошо, если бы мы смогли спокойно поговорить.
   - Это можно устроить, - кивнул Алан. - Марк, мы едем по первому маршруту.
   Я собралась спросить, что это за маршрут, но Алан прижал палец к губам.
   - Тебе понравиться, - пообещал он.
   Я отвернулась к окну, следя за мельканием домов в неспешно наступающих сумерках. Потоки машин струились по серым улицам. Люди спешили домой, к семьям, детям и своим простым жизням, от которых я была теперь так далека. Их не волновали проблемы энергетического равновесия вселенной, устройство общин лесных эльфов или сложная политика эльфов цветочных, они думали о глупом начальнике, маленькой зарплате, воскресном обеде с семьей и погашении ипотеки. Им не ломали кости десятиметровые змеи, не обжигала кожу кровь ифритов и не приходилось никому вспарывать живот и выкалывать глаза. Мне на какое-то мгновение захотелось выпрыгнуть из машины, разбить любое лобовое стекло, вытащив сквозь град осколков испуганного водителя, и швырнуть его со всей силы на капот. Совершенно нерациональное и весьма шизофреническое желание сломать для кого-то привычный ход вещей. Желание хоть чуть-чуть показать ужасную изнанку этого мира. От этих мыслей Жало заставило меня на мгновение выпустить острые когти, но я смогла заставить их вновь втянуться под кожу. Я теперь не часть этого мира и больше никогда ей не стану. Я превратилась в какое-то орудие в руках неведомых противоборствующих начал вселенной. Глупое орудие, которое не имеет ни малейшего понятия, куда и зачем ему идти. И было бы ложью утверждать, что я хочу вернуть свою старую жизнь. Не хочу. Я понимала Северина с его нежеланием все забыть. Гораздо проще жить и ничего не знать, ни о чем не думать, но разве это приносит счастье? Я всегда была слишком любопытной, и мне все еще хочется знать ответ. Вряд ли меня осчастливит возможность забыть вопрос.
   - Приехали, - тихо сказал Алан, и я словно вынырнула из забытья, - добро пожаловать в Штерн Гартен.
   Я задержала дыхание, поскольку моему взору предстали распахнутые ворота одного из лучших гостинично-санаторных комплексов восточной федерации. Штерн Гартен, согласно местного путеводителя, включал в себя пять великолепных гостиниц, три ночных клуба, шесть ресторанов, четыре спа-салона, казино, аква- парк, несколько бассейнов, огромную оранжерею экзотических растений и прекрасный сад, который даже в это время года выглядел потрясающе в паутине гирлянд с высокими фонтанами самых необычных форм и конструкций. Сам Штерн Гартен расположился полукругом возле озера Берат и в теплое время года не имел отбоя от постояльцев со всех уголков мира. Следующий наплыв гостей будет на Рождество, а сейчас в межсезонье сюда в основном приезжали любители спокойного отдыха, находящие удовольствие в прогулках по длинным аллеям осеннего сада, или рыбалке на каменистом озерном берегу. Если и есть на земле места, способные заставить меня хоть ненадолго забыть обо всех проблемах и неотложных делах, то Штерн Гартен несомненно одно из них.
   - Не может быть, - прошептала я.
   - Пойдем, нас ждет ужин, - Алан открыл дверь машины и помог мне выйти.
   Мы прошли по аллее из карликовых туй к самому высокому и ярко освещенному зданию. Девушка-администратор проводила нас к одному из трех скоростных лифтов, и через несколько мгновений мы оказались на двадцатом этаже в номере с выходом на террасу с маленьким бассейном под стеклянной крышей.
   - Что это? - я указала на стол, за которым могло бы без труда разместиться восемь человек, весь уставленный блюдами с самой разнообразной едой. - Я действительно кажусь настолько голодной?
   - Я не знал, что ты больше любишь,- Алан отодвинул стул, приглашая меня присесть. - Я не так уж много о тебе знаю.
   - Я люблю белки жиры и углеводы,- сказала я, отправляя в рот тигровую креветку и заедая ее кусочком ананаса, добавила, - и витамины. А ты что любишь?
   - Ну, - он присел напротив меня с бокалом вина, - я предпочитаю людей, но их не так легко достать.
   Я чуть не подавилась.
   - Шучу, на самом деле можно достать все, что угодно, - Алан улыбнулся, наблюдая, как я запиваю печеного лосося простой водой, игнорируя все стоящие рядом напитки,- но я еще никогда никого не убивал. Хариб сожалел, что я не унаследовал его жесткий характер, но я считаю, что хорошему управленцу не обязательно прокладывать свой путь исключительно по головам.
   Некоторое время мы молчали, пока я пробовала все стоящие рядом закуски, а Алан потягивал красное вино и загадочно улыбался.
   - А нового попечителя тебе не назначат?
   - Уже нет, - улыбка Алана стала шире, - вчера из мэрии пришло письмо, где говорилось, что мое имя теперь внесено в списки попечителей этого города.
   - Отличная новость, - я уже утолила первый острый голод и теперь не спеша поглощала одну за другой сладкие зеленые виноградинки. - Что планируешь делать теперь?
   - Тебе рассказать о планах на ближайшие несколько часов или на ближайший остаток жизни?
   Алан встал из-за стола и начал расстегивать сорочку.
   От неожиданности я разжала пальцы, и виноградины зелеными бусинами покатились по столу.
   - Ты...ты что делаешь?
   - Собираюсь поплавать, - Алан невинно пожал плечами и подошел к стеклянной двери на террасу. - В нашем распоряжении номер с бассейном и глупо будет этим не воспользоваться. Не хочешь поплавать со мной?
   То, что было во мне от наяды, тут же пришло в восторг от этой перспективы, но то, что оставалось от человека, предостерегающе замерло. Вода и Алан - сочетание, которое вполне могло бы заставить меня потерять голову, а это больше не игрушки.
   - У меня нет купальника, - я попыталась найти хоть какой-то предлог не связанный с исходящей от меня опасностью, и это первое, что пришло мне в голову.
   - Ой, неужели я тебя не предупредил, - Алан продолжал улыбаться, не оставляя сомнений, что все это было сделано нарочно. - Тебе полегчает, если я скажу, что у меня тоже плавок нет?
   Мне не полегчало. Я изо всех сил пыталась удержаться на месте, а Алан дразнил меня, неторопливо стягивая белоснежную сорочку с широких плеч. Мне хотелось броситься к нему через всю комнату и сорвать остатки одежды, не заботясь о молниях и пуговицах. От этой мысли я даже встала и сделала несколько шагов вперед, прежде чем сообразила, что это происходит не в моем воображении.
   - Ладно, - я обхватила себя руками, словно отгораживаясь от всего мира, - ты сам знаешь, что дело не в купальнике. Не стоит провоцировать меня, я и так держусь на волоске.
   - Я понимаю, - Алан приблизился, но не делал никаких попыток дотронуться до меня. - Были времена, когда и я с тобой держался на волоске. Не удержался. Мой выбор уже сделан. Я не собираюсь предлагать тебе сделки или просить поклясться в вечной любви, ничего подобного. Это будет мой личный прыжок в пропасть, и я не думаю о безопасном приземлении. Очаруй меня.
   Такого поворота я не ожидала. Если бы ягненок пришел ко льву и сказал: "съешь меня", лев и то не был бы так удивлен как я.
   Алан сдержанно улыбнулся.
   - Жаль, что ты не видишь своего лица, - шепнул он. - Оно дает мне ответ на многие вопросы. Ты всегда говоришь со мной, даже когда ты молчишь. Я знаю тебя так мало и в то же время, словно знаю слишком хорошо. Хочешь, я облегчу тебе задачу?
   - Каким образом? - мой голос прозвучал хрипло, а руки больше не были так сильно напряжены. Он словно гипнотизировал меня.
   - Я хотел использовать тебя. Хариб приказал тебя соблазнить, и я всерьез собирался это сделать. Он думал, что я смогу манипулировать тобой и я бы смог. Я очень хотел сына, но боялся, что Хариб и его приберет к рукам, а ты оказалась вовсе не такой, как я тебя представлял. Но факт остается фактом. Я собирался пойти против своих принципов, чтобы ты родила мне ребенка, потому что у тебя был при этом шанс остаться в живых, а другого энергета я за свою жизнь мог бы и не встретить.
   Вот так. Эти слова ошеломили бы меня, если бы я их уже не слышала. Не хотела верить, но все-таки оказалась готова к ним на каком-то подсознательном уровне. Мне даже рассердиться не удалось. Хотелось рассердиться, потому, что это было бы поводом уйти прямо сейчас, но разве можно злиться из-за того, что не было сделано? Да, подобные намерения не характеризуют его с хорошей стороны, но ведь действиями они так и не стали. По плодам надлежит судить о дереве и по поступкам о человеке. Для меня Алан был и останется безупречен, поэтому я внимательно посмотрела в черно-радужные глаза и сказала:
   - Не облегчил.
   - Что? - Алан непонимающе моргнул.
   - Задачу не облегчил. Я это уже знала.
   Настала очередь Алана удивляться. Я не стала мучить его молчанием и быстро добавила:
   - Мне Айрис рассказал. Он случайно подслушал ваш разговор с Харибом и привел это в качестве аргумента тому, что я не должна тебя искать. В том смысле, что ты вовсе не такое совершенство, каким я тебя представляю. Но ты не должен на него сердиться, - я робко коснулась его руки, - он просто хотел мне помочь.
   - И ты все равно хотела найти меня? - Алан сжал мои плечи, словно говоря, что мне не удастся уйти от ответа. А я и не собиралась.
   - Не просто хотела. Я тебя нашла. И мне не важно, что ты собирался сделать. Я знаю лишь то, что ты сделал.
   Алан облегченно вздохнул и прижался к моим губам. Его руки заставили мой пиджак соскользнуть вниз, но я не стала возражать.
   - Пойдем, - шепнул он мне прямо в губы и, взяв меня за руку, мягко, но настойчиво повел за собой.
   Вода была теплая и освещалась несколькими маленькими лампами на стенах и дне бассейна. Несколько цветущих растений в горшках стояли на полу между четырьмя шезлонгами. Две стены и потолок были полностью стеклянными, и сквозь них можно было видеть огни города, отраженные в темной воде озера и усыпанное звездами небо.
   Алан подплыл ко мне сзади, и я обернулась, чтобы его поцеловать. Мир для меня сошелся клином на его черных глазах и бархатистой гладкой коже. Я хотела раствориться в нем и никогда больше не выныривать на поверхность. Когда я обхватила его ногами, почти заставив проникнуть в меня, он вдруг замер и сказал:
   - Не слишком ли быстро? Тебе не будет больно?
   Я чуть не рассмеялась от такого предположения. Я хотела его каждую секунду с момента нашей встречи, и для меня это уж точно не было слишком быстро.
   - Прямо сейчас мне будет очень приятно, - я погладила его по спине, побуждая прижать меня к бортику. - И я постараюсь, чтобы тебе это тоже понравилось.
   Алан улыбнулся и начал медленно двигаться мне навстречу. Стало горячо и голубые блики воды, скользящие по нашим телам, смешивались с тонкими паутинками моих чар. Я не хотела отпускать их слишком сильно, но и совсем убрать их тоже не могла. От удовольствия мое сознание вот-вот готово было рвануть прочь, и я цеплялась за его мокрые плечи, пытаясь удержаться на плаву. И только я собралась позволить себе отключиться, как оргазмический спазм заставил меня вцепиться в него с удвоенной силой. Алана трясло вместе со мной, и его стоны заглушались плеском воды в моей голове. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, мне на секунду показалось, что в моем теле больше нет костей, настолько оно было расслабленным.
   - Как ты? - Алан чмокнул меня в щеку, и я заметила красные кровавые полосы на его плечах.
   - Я поцарапала тебя, прости.
   - Ну, оно того стоило, - фыркнул он, - я даже не заметил, когда это произошло.
   Я вглядывалась в его лицо, в поисках хоть каких-то признаков изменений под действием чар, но пока ничего не замечала.
   - Хочешь, я попробую их исцелить. Я умею.
   - Не надо. Покажу друзьям, пусть завидуют.
   - У тебя есть друзья? - Я провела рукой по слегка влажным черным волосам. - Ты никогда не говорил.
   - На самом деле их нет, - улыбнулся Алан, - но ради такого стоило бы их завести.
   Когда я вернулась домой, на часах уже было далеко за полночь. Алан хотел, чтобы я осталась до утра, но у меня на завтра был запланирован визит к Фахдаду, и я не хотела нарушать эти планы.
   Уже у самых дверей я почувствовала странное тепло в переднем кармане. От неожиданности я уронила ключи, и шкатулка Халеда выскользнула вслед за ними. Упав на пол, она неожиданно раскрылась и оттуда выпал браслет из ярко-алых, прозрачных, как рубины, камней. Словно завороженная, я подняла его и просунула руку, натягивая его на запястье. Браслет с готовностью обвился вокруг моей руки и засверкал мягким красноватым светом. Я слабо ахнула, когда от него по моей коже во все стороны поползла чернота. Не веря своим глазам, я принялась ощупывать свое лицо и вздрогнула, когда мои пальцы наткнулись на крупный овальный камень во лбу. По всем признакам я превращалась в настоящего джинна. Позади меня послышался характерный гул портала и я обернулась.
   - Кристель это ты? - послышался за дверью сонный голос Леды.
   Я хотела ответить ей, но не успела, потому как из портала высунулась черная, как уголь, рука и рывком втащила меня в него.
  

Глава 22

   Я сгруппировалась, выпустив когти, и принялась оглядываться по сторонам. Вкруг меня была большая комната, с высокими фигурными окнами, завешанными легкой полупрозрачной тканью, волнующейся от малейшего дуновения ветра. Стены были покрыты сложным синим узором, по которому время от времени пробегали голубоватые вспышки. В середине была кровать с балдахином, и это наводило на мысль, что это была чья- то спальня. Мне не пришлось долго гадать чья, поскольку сверху медленно левитируя в позе лотоса спустился Халед что-то там бин Джабаль собственной персоной.
   - Какого хрена ты творишь? - возмущенно сказала я, глядя в его блаженно ухмыляющуюся физиономию.
   - И тебе добрый вечер, - спокойно сказал он. - Прости, что вызвал тебя так внезапно, но в наших планах произошли изменения. Фахдад успел произвести инструктаж?
   - Какой инструктаж, ты, сволочь синеглазая? - возмутилась я. - Я тебе что игрушка!? Куда хочу- туда тащу!?
   - Не успел, - резюмировал джинн, делая глубокий вдох. - Я до тебя никогда женщин не бил, но таких провокаторов как ты еще поискать. Следи за языком, сделай милость.
   Я чуть не задохнулась от злости. Несмотря на все его прошлые заслуги, сейчас он был на волосок от мощного удара в челюсть. А после этого я могу ненароком потерять над собой контроль, и тут точно будет море крови.
   Словно почувствовав это, Халед отлетел на пару метров.
   - Дыши глубже, - посоветовал он, - у меня не так много времени на объяснения, а драка нам здесь ни к чему.
   - Излагай, - зловеще произнесла я, впуская и выпуская когти.
   Халед недовольно прищурился, но сумел сдержаться.
   - Я пригласил тебя сюда, потому что мне требуется твоя помощь
   Я устало закатила глаза. Хорошенькое приглашение, ничего не скажешь. И уж конечно "пригласил" не для того, чтоб я научила его румбу танцевать. Да, я умею, а что такого?
   - Видишь ли, - продолжил Халед, - я женюсь.
   Ух, ты! Может все-таки румба?
   - Поздравляю, - я развела руками, - но приличнее было бы прислать приглашение по почте. Так у меня хотя бы была возможность пропустить это со всех сторон приятное мероприятие. Так что ты не обижайся, совет да любовь и все такое, а я домой!
   - Ты не поняла, - нахмурился джинн, - я совсем не хочу жениться.
   - Печально, но это опять-таки не мое дело. Не женись и дело с концом.
   - Если бы все было так просто, - всплеснул руками джинн, - мне не понадобилось бы выдумывать такой хитроумный способ, чтобы доставить тебя сюда. Свадьбу, равно как и невесту, уже одобрил великий султан. Я могу сколько угодно отказываться, но, если султан сказал, свадебный обряд все равно состоится.... разве что только невеста сама откажется.
   - Ну, так объясни ей, что вы не пара и вам не по пути, - пожала плечами я.
   - Как будто это может ее остановить, - фыркнул Халед, - Айша Маяда бин Лаяль ун Файдис Харадель не из тех, кого можно убедить словами. Ей до смерти хочется стать женой будущего султана, к тому же она уже достигла предела своих сил, а я еще не достиг, и вдвоем с отцом они точно сумеют держать меня в узде. Родители Айши всегда были ярыми сторонниками политики султана, и он, похоже, давно наметил ее кандидатуру мне в супруги. Когда уровень моих сил станет достаточно высок, будет уже поздно что-либо менять. Раньше отец соглашался повременить со свадьбой, но мой последний побег окончательно решил дело не в мою пользу.
   - Ладно, - я иронично склонила голову, - история душещипательная, но я все еще не понимаю, что я здесь делаю.
   - Ты - часть моего плана, - Халед облетел меня кругом, так что мне пришлось вертеть головой, чтобы не терять его из виду. - Айша самая сильная из джинесс нашего сословия и оттого самоуверенна как сотня подлых ифритов, стоящих против одного воина. Ты должна заставить ее вызвать тебя на ритуальную дуэль. Если повод будет достаточно унизителен, а проигрыш увидят все приглашенные гости, то Айша вынуждена будет отказаться от свадьбы.
   Так и знала, что никакой румбы не будет.
   - Ты сошел с ума, - зашипела я, - какая к черту ритуальная дуэль?
   - Самая обыкновенная, - пожал плечами джинн, - Фахдад ведь научил тебя пользоваться плетью маграба?
   Ах, вот оно что! А я-то думала, что господин посол учит меня древним премудростям по доброте душевной. Вот и верь после этого джиннам.
   - Никаких дуэлей! - провозгласила я. - Сражаться с черномазой дамочкой, которую даже ты побаиваешься, я не буду. Мучас грасьяс за предложение, отправляй меня домой, где я с прискорбием буду оплакивать твою бурную холостяцкую молодость.
   - Извини, Кристель, но у меня нет другого выхода, - Халед спрыгнул на землю, и красный камень хищно блеснул из-под черной челки. - Или ты помогаешь мне, и я отправляю тебя домой, или я зову стражу, и тебя быстро и позорно казнят на дворцовой площади за покушение на жизнь сына великого султана.
   - Ах, ты, хмырь обсидиановый! - я резко выбросила вперед руку, собираясь схватить его, но Халед быстро отпрыгнул назад.
   - Не провоцируй меня, я тебя последний раз предупреждаю, - зарычал он.
   - А то что? - я вскинула подбородок. - Зови своих стражников, и я порублю их на фарш!
   - Да их во дворце не меньше сотни,- злорадно улыбнулся Халед, - вдобавок, все гости приехали с личными телохранителями. К тому же в дело может вмешаться султан, а у него достаточно сил, чтобы превратить тебя в ледяную статую одним заклинанием. Не глупо ли затевать такую заварушку, когда тебе всего-то нужно принять вызов на ритуальную дуэль одной-единственной джинессы?
   С этой точки зрения приходилось признать, что он не так уж и неправ.
   - Халед, в данный момент я ненавижу тебя больше, чем всех своих врагов вместе взятых. Если я выберусь отсюда живой, ты мне ответишь за все, подлый, наглый....- я собиралась еще продолжать этот список, но в этот момент Халед зажал мне рот и резко швырнул на кровать, одновременно задернув полог балдахина. Я обалдела от такой наглости, но тут послышался слабый шорох открываемой двери.
   - Мой господин, - незнакомый голос был вкрадчиво подобострастен, - я принес ваше платье для сегодняшнего приема. Султан велел передать, что гости уже выходят в сад, и вам следует поторопиться. Вы позволите мне помочь вам облачиться.
   - Не позволю, - рявкнул Халед, - выйди вон и передай султану, что я сейчас приду.
   Послышались удаляющиеся шаги, и дверь с мягким шорохом закрылась.
   - Кристель, - Халед открыл полог и осторожно присел на кровать, - я глубоко сожалею, что мне приходится так поступать, но это моя последняя надежда. Если все получится, я клянусь, что сделаю для тебя все, что попросишь.
   - Аттракцион неслыханной щедрости, - хмыкнула я. - А если она прибьет меня во время дуэли?
   - Это был бы самый худший исход. Если почувствуешь, что она берет верх, то проси пощады, а я постараюсь быстро создать для тебя портал. Но если свадьба все-таки состоится, я больше ничем и никогда не смогу тебе помочь.
   - Ладно, - сдалась я, - что конкретно мне нужно делать?
   - Во-первых, переодеться.
  
   Длинный белый сарафан расшитый небесно- голубыми камнями, серебристая туника и атласная лента, вплетенная в черные волосы - все выглядело отлично, но только создание, смотревшее на меня из зеркала, было кем угодно только не мной. Голубые блестящие глаза, черная кожа и красный камень на лбу были искусной иллюзией, созданной простым на первый взгляд браслетом.
   У этого украшения было еще одно весьма важное свойство: если сдавить самый крупный камушек до щелчка, его иллюзия сделает меня как две капли воды похожей на Айшу, горячо нелюбимую невесту Халеда. Надо будет его непременно спросить, где он взял такую классную штуку и чью еще личину я могу примерить. Вдруг пригодится.
   Закрепив блестящими заколками полупрозрачную вуаль, я тихо, как мышка, выскользнула из покоев Халеда. Мне предстояло влиться в толпу гостей и как следует подразнить будущую невестку великого султана.
   Найти выход в сад было довольно просто, а благодаря цвету моего камня на лбу, охранники не решались задавать мне вопросы по поводу моего опоздания на столь важный прием.
   Когда-то мне уже приходилось бывать на похожем мероприятии в доме у посла, но размах этого приема не шел с ним ни в какое сравнение. Вдобавок, тогда я была кем-то вроде гостьи-невидимки, а сейчас джинны всех сословий вежливо раскланивались со мной, а их спутницы лучезарно улыбались, в ответ на мои кивки. Я слышала удивленные перешептывания за своей спиной:
   - Вы знаете ее?
   - Кажется, это вторая дочь правителя восьмой провинции.
   - Нет, все дочери правителя восьмой провинции уже замужем, если только он не завел еще одну. Бедняга все еще пытается обзавестись наследником, но его супруга способна только на дочерей, какая жалость.
   - Жалость-то жалость, но кто же эта госпожа? Уж не Андаиль ун Джинар дан Маштари ли это? Говорят, ее отец слишком много ей позволяет.
   Я загадочно улыбалась и вежливо отклоняла все попытки втянуть меня в разговор. На какое-то мгновение мне показалось, что мне снова двадцать лет и все девчонки в университетской группе на дух меня не переносят. Антураж, конечно, был не тот: волшебный сад, освещенный необычными разноцветными фонариками разных размеров и форм, возникающими из ниоткуда по желанию гостей, ловкие и незаметные слуги, незнакомая и невероятно вкусная еда, но, если приглядеться, суть вещей нисколечко не изменилась. Внимательные взгляды голубых глаз буравили мою спину, и я мысленно отфутболивала их от себя, как назойливые маленькие мячики.
   Неужели именно так ведут себя загадочные и величавые верховные джинны? Неужели эта свора праздных, скучных и надменных голубоглазых созданий - древнейшая из ныне живущих рас? Если это так, то мы явно переживаем инволюцию, и наш мир обречен исчезнуть в хаосе начала времен.
   Я бы точно пришла к умозаключению о бессмысленности всякой борьбы, если бы не читала тайком Стендаля на лекциях по философии. К счастью профессор был близорук, а я была крупным специалистом по части шпаргалок, так что весь курс философии благополучно прошел мимо меня.
   В этот момент, вынырнув из своих невеселых размышлений, я, наконец, увидела в толпе гостей того, кого искала. Сабир ад Харун Инсавир бин Низар. На самом деле в его имени было еще пять-шесть слов, но по этикету при обращении к равному и нижестоящему разрешено сокращать полное имя до трех собственных имен в зависимости от связок между ними, а сам султан был волен сокращать обращение до первого имени. Чем выше каста, тем больше фамильярности могут позволять себе ее представители.
   Многоуважаемый Сабир был возлюбленным Айши до того, как у нее появилась возможность выйти замуж за Халеда. Не думаю, что у такой расчетливой дамочки могли остаться какие-то чувства, но Халед уверен, что они есть, поскольку Сабир принадлежал к оранжевой касте, а на такие мезальянсы идут или по любви ил из-за отсутствия выбора. Выбор у Айши был, но как только султан предложил ее отцу породниться, всю любовь как ветром сдуло, и мне совсем не хотелось добавлять Сабиру неприятностей, но вот мне-то как раз выбора не оставили. Все было бы проще, если бы я сама могла вызвать Айшу на дуэль, но чертов этикет вынуждает меня дожидаться ее инициативы. Я покосилась на помост, где с видом спокойным и величавым, восседал в окружении нескольких джиннов великий султан Имада. Рядом с ними стоял золотой поднос полный тлеющих углей. Время от времени султан кивал, и на угли сыпали какой-то порошок. От этого по воздуху блестящими завихрениями расходился красноватый дымок. Джинны, сидящие подле него на парящих в воздухе пуфах, тихо переговаривались и подносили к губам богато украшенные кубки с густым и пряным вином. У подножия помоста, в беседке из легких тканей, переливающихся от дуновения ветра, сидел Халед с Айшей и несколько молодых джиннов и джинесс из верховной касты. Айшу я узнала легко, поскольку успела внимательно изучить ее лицо перед зеркалом в покоях Халеда, а все остальные джинны были мне незнакомы, что меня скорее радовало, чем огорчало. Сабир, как и сказал Халед, сидел неподалеку от их беседки и был одет в черный кафтан с оранжево-красным узором. Такой выбор цвета вполне соответствовал этикету предсвадебного приема, но говорил о нежелании принимать авансы от незамужних дам. Это значит, что мне придется быть назойливой, и лишь мнимая принадлежность к верховной касте спасет меня от отказа в грубой форме. Подумаешь, в первый раз что ли!
   Я схватила с одного из многочисленных столиков бокал вина и, приподняв вуаль, сделала большой глоток для храбрости, но тут же закашлялась. Вино показалось мне жгучим и кислым, как просроченный чилийский кетчуп. Горло горело и мучительно сильно хотелось простой родниковой воды. Похоже, блестящая карьера сомелье мне больше не светит. Стараясь, чтобы это выглядело незаметным, я отступила в тень и, вылив содержимое бокала под корни какого-то дерева, пожелала, чтобы в этом саду оказался хоть один крохотный родничок. Тут же бокал в моей руке зажурчал и до краев наполнился водой.
   - Прекрасный сервис, - пробормотала я, делая несколько глотков и ставя бокал на ближайший столик. Медлить дальше не имело смысла, и я решительно направилась к Сабиру.
   Он был погружен в свои размышления, наблюдая за мельтешением странных светлячков в зарослях крупных сиреневых цветов. Я прошла мимо него и, картинно споткнувшись, уцепилась за мягкую черную ткань кафтана.
   - Вы толкнули меня, - зашептала я возмущенно.
   - Простите, - джин поддержал меня под локоть, - но я вас не толкал.
   - Вы хотите сказать, что я только что чуть не упала на ровном месте просто так?
   - Благовония, вино, упадок сил, - Сабир устало пожал плечами, - причин может быть множество.
   - Какой стыд, - я трогательно прижала руки к груди, - на нас обратили внимание. Теперь все будут думать, что я навязываю вам свое общество. Это так неприятно. Простите, что прервала ваши размышления, многоуважаемый Сабир ад Харун Инсавир бин Низар.
   Джинн выглядел удивленным.
   - Простите, но разве мы знакомы?
   - Нет, но мои родители предупреждали меня относительно вас. Я не должна была говорить с вами, но потом вы меня толкнули, и я не сдержалась.
   Наглость пополам с наивностью - лучшее женское оружие, без разницы человек ты или джинн.
   - Я не толкал, - упрямо поправил меня Сабир. - А кто же ваши родители?
   - Как вам не стыдно, - понизив голос, сказала я, - вы продолжаете разговаривать со мной, после того, что я сказала. Возвращаетесь к вашим светлячкам или чем вы там занимались.
   Заинтриговать и быстро ретироваться - старая как мир суть любого флирта. Мне конечно не триста лет, но какой-никакой опыт по этой части я все-таки имею.
   - Это были сильги, а не светлячки. Вы что из двадцатой провинции? - хмыкнул джинн, и я сердито на него посмотрела. - Хорошо, позвольте, я поправлю сложившееся положение. Через несколько минут будут открыты воздушные танцы, и я сам приглашу вас на самый первый. Можете отказать мне, и всем вокруг сразу станет очевидно, что это я приставал к вам с разговорами, а вы лишь из вежливости уделяли мне свое внимание.
   Бинго! Первый воздушный танец по этикету - выражение особой симпатии, и если Сабир на самом деле небезразличен Айше, то это здорово ей досадит.
   Широко улыбнувшись, я вежливо кивнула Сабиру, и сказала, что буду ждать его приглашения.
   Боковым зрением я заметила, что Айша из своей беседки внимательно следит за нами, а это значило, что я на верном пути. Хотя, чему я радуюсь? Перспективе получить плетью маграба по лицу?
   На большой площадке в центре сада слуги разложили множество маленьких квадратных ковриков, длины и ширины которых хватало ровно на один шаг. Я знала, что будет происходить дальше, и от этого у меня мурашки бежали по коже, но времени на моральную подготовку уже не было, потому, что со всех сторон стала раздаваться тихая музыка, постепенно становившаяся все громче и громче.
   Я увидела, что ко мне приближается незнакомый джинн и испуганно оглянулась. К счастью Сабир сдержал слово и уже был тут как тут.
   - Имею честь пригласить вас на первый воздушный танец, - сказал он и низко поклонился.
   - Имею честь согласиться, - ответила я и быстро взяла Сабира за руку, пока он не опомнился.
   - Но...- от неожиданности джинн запнулся и непонимающе захлопал ресницами, - вы ведь собирались мне отказать.
   - Что, прямо так и сказала? - невинно улыбнулась я, - Простите, но уже поздно отказываться. Пойдемте танцевать.
   - Д-да, - Сабир задумчиво встряхнул головой, - теперь уже поздно.
   Пары танцующих заняли приглянувшиеся коврики, и мы с Сабиром тоже встали на один из них. Музыка стала наращивать темп, и на одной из самых высоких нот коврики с парами взмыли в небо.
   У меня захватило дух от страха, и я вцепилась в Сабира двумя руками. Земля вместе с садом, дворцом султана, мерцающими фонариками, беседками и скучными гостями мгновенно осталась далеко внизу. Теперь сверху был виден весь город с необычными домами из белого камня, причудливо изогнутыми улицами, огромными деревьями, которые никогда не прекращают цвести. От такого зрелища я даже позабыла про свой страх высоты и с придыханием сказала:
   - Едрит твою налево, какая ж красота!
   - Простите, что? - удивился Сабир.
   - Ничего, - я вдруг вспомнила, что стою на маленьком коврике на высоте двух-трех тысяч метров над землей и если я сейчас рухну вниз, то никакое Жало не сможет оживить мои жалкие останки, разбросанные по белоснежной мостовой в радиусе нескольких метров. От этой мысли меня начало немного трясти.
   - Так из какой вы провинции? - Сабир попытался отстраниться, но от этого моя хватка лишь стала еще крепче.
   - Из самой дальней, - пробормотала я, - только не разжимайте рук, пожалуйста.
   - Вы что...боитесь? - догадался джинн
   - Нет, мне просто стало холодно, - я прижалась щекой к мягкой ткани его кафтана и зажмурилась.
   - Да, кто же вы такая? - Сабир начинал сердиться. - Вы не можете принадлежать к верховной касте и боятся высоты!
   Дело начинало принимать плохой оборот и в этой ситуации у меня оставалось только два выхода:
   Первый - попытаться очаровать его, но джинны слишком древняя раса и умеют сопротивляться чарам, а я слишком неопытная нимфа, чтобы это провернуть. Второй - перетянуть его на свою сторону, и, кажется, это будет меньшим из зол. Остается наедятся, что он и в самом деле влюблен в Айшу, иначе внизу меня точно встретит злая стража. Я медленно подняла на него взгляд, и постаралась придать голосу твердость.
   - Не имеет значения кто я и откуда, Сабир. Я твердо намерена расстроить завтрашнюю свадьбу.
  

Глава 23

   -Что? - Сабир все еще думал, что ослышался.
   - Свадьбы не будет, - повторила я, - Айша за Халеда не выйдет.
   - Вы собираетесь убить ее? - Сабир до боли сжал мои плечи, но я лишь слабо поморщилась
   - Нет, я бы хотела вообще обойтись без жертв. Мне нужно, что бы она сама отказалась от этого брака, а для этого придется победить ее в ритуальной дуэли.
   - Вы разыгрываете меня? - Сабир заглянул мне в лицо. - Снимите вуаль.
   - Ладно, - я отстегнула одну из заколок, - но я с вами не шучу. Помогите мне получить вызов на дуэль, и я расстрою эту свадьбу.
   - Нет, - Сабир решительно покачал головой. - Она выбрала сына султана и будет с ним счастлива.
   - Как она может быть с ним счастлива, если он ее не любит? У него и так характер не подарок, страшно представить, как он будет себя вести с нелюбимой женой. Сейчас-то конечно, султан диктует правила, но ведь когда-то Халед сам будет султаном Имада, и тогда жизнь Айши точно нельзя будет назвать счастливой.
   Я так вдохновилась своими словами, что уже и сама перестала понимать, спасаю ли я Айшу от Халеда или все-таки Халеда от Айши. Сабир тоже на минуту задумался, но после лишь печально вздохнул.
   - Танцуя со мной, вы ничего не добьетесь. Она гордая, но не глупая.
   В этот момент коврик начал плавное движение вниз. Первый танец подходил к концу.
   - Сабир, все, о чем я вас прошу - не мешайте мне. Подыграйте, если сочтете возможным, а остальное пусть останется на моей совести.
   - Хорошо, если вы пообещаете не причинять ей вреда.
   - А как мне выиграть дуэль, не причиняя ей никакого вреда? - возмутилась я.
   - Вы меня поняли. Если Айша серьезно пострадает, мне придется убить вас.
   - Хорошо, я постараюсь быть с ней помягче.
   - Хотя я не думаю, что мне придется об этом беспокоиться, - Сабир скептически глянул на меня сверху вниз, - она может полностью снять кожу за десять ударов.
   Мое воображение тут же нарисовало премерзкую картину, и я устало вздохнула. Чертовски не хотелось ощутить это на своей шкуре.
   В этот момент что-то запрыгнуло мне прямо в руку.
   - Ой, - я вздрогнула и разжала пальцы. На ладони лежал маленький черный шарик размером с перепелиное яйцо.
   - Орешек, - прокомментировал Сабир, - быть может, это любовное послание. Откройте, я обещаю не смотреть.
   Я даже спрашивать не стала, о чем он говорит. Просто смотрела, как черный камушек начал разворачиваться и превратился в записку, на которой ярко-красным вспыхнули слова: "Кристель, постарайся незаметно вернуться в мои покои, я скоро приду и все объясню" Как только я дочитала, записка превратилась в пыль и исчезла. Подписи не было, но и без подписи было совершенно ясно, от кого она. Особенно порадовало слово "незаметно". Как можно незаметно пройти сквозь толпу гостей, которые будут упорно пялиться тебе в спину? И тут меня осенило.
   - Сабир, вы не могли бы заставить этот коврик пролевитировать мимо окон дворца?
   - Да, а зачем?
   - Я собираюсь сойти там. Третий этаж, белая балюстрада, окна выходят на восток. Там еще на деревьях под окном растут большие голубые ягоды.
   Про восток, я, конечно, бросила наугад, но с тех пор, как мы с Жалом стали жить в одном теле, моя пространственная ориентация действительно сильно улучшилась.
   Сабир сосредоточился, его оранжевый камень ярко засверкал, и ковер едва заметно сменил направление.
   - А мне что теперь делать? - Сабир говорил так, словно адресовал этот вопрос сам себе, но я все равно решила ему ответить.
   - Придумайте про меня какую-нибудь историю. Пусть поломают головы, раз уж всем так интересно. Сможете?
   - Наверное. Вы напоминаете очень многих юных джинесс, и вас легко с кем-то спутать. Я сам едва не ошибся во время приглашения на танец. Эти окна?
   - Да, - коврик на мгновение завис над балюстрадой, и я ловко прыгнула за перила, - спасибо.
   - Удачи, - тихо сказал Сабир, и коврик продолжил неспешно планировать вниз, а я через окно влезла в уже знакомую спальню.
   Свет в ней струился сверху, но конкретного источника видно не было. От скуки я принялась осматривать узоры на стенах, трогать черную мебель, влезла в стенной шкаф, проведя рукой по вороху разноцветных туник и кафтанов, открывала ящики стола, изучая их содержимое и пытаясь угадать предназначение той или иной странной штуковины. За этим занятием меня и застал Халед. Я так увлеклась, что просто не заметила, как он вошел.
   - Ага, воруем, - сказал он, и я резко вскочила на ноги, больно ударившись о столешницу.
   - Хулиган бессовестный, - тихо пробормотала я, потирая ушибленное плечо, а вслух сказала, - какие дальше планы, черношкурый красавчик?
   Халед сверкнул белоснежными зубами.
   - Ты молодец, все прошло просто отлично. Айша заинтересовалась тобой, рассказы Сабира нисколько не прояснили ситуацию, а число гостей делает твои поиски весьма затруднительными. Я пробыл на приеме все положенное по этикету время и мог спокойно идти, сославшись на подготовку к предсвадебной ночи.
   - Какой-какой ночи? - уточнила я.
   - Предсвадебной. Ночь любви, которая является первой частью брачного обряда. Она создает особую связь между женихом и невестой. Ночь обещанная моей одной - единственной. Айша была бы в бешенстве, если бы в эту ночь я был с кем-то кроме нее.
   До меня начало доходить, куда он клонит.
   - Нет-нет, - я выставила вперед руки и сделала шаг назад, - на меня в этом плане ты можешь даже не рассчитывать.
   - Пожалуйста, Кристель, не делай все еще сложнее.
   Смотри-ка, он знает слово "пожалуйста". А с виду и не скажешь.
   - Слушай, у меня что на лбу написано "даю из жалости"?! Какого черта все думают, что стоит меня попросить, и все пройдет как по маслу.
   - Почему ты так говоришь, - Халед сердито вздернул подбородок и начал медленно приближаться, - ты ведь нимфа, разве тебе это не нравится?
   Для меня это прозвучало как "ты ведь шлюха" и я взбесилась. Обычно я не склонна реагировать так бурно, но в этот момент меня внезапно все достало. Звонкая пощечина прозвучала как выстрел, у меня под рукой что-то хрустнуло, и голова Халеда откинулась назад.
   - Ты ударила меня, - сказал он, потрясенно стирая каплю крови с нижней губы. - За что?
   Он еще спрашивает.
   - За то, что ты считаешь, будто мое происхождение должно заставлять меня хотеть все, что движется. Обломись, манипулятор пучеглазый.
   Я думала, он взбесится. Думала, набросится на меня, и мне придется всадить в него Жало, но не тут-то было. Халед облизнул разбитую губу и сказал:
   - Я не подумал.
   - Что? - не поняла я.
   - Ты не так меня поняла, - Халед прошел мимо меня и сел на краешек кровати. - Давай сейчас сядем и поговорим спокойно.
   Ошеломленная, я осторожно присела с другой стороны и сделала глубокий вдох, успокаиваясь.
   - В этом, значит, заключался твой план? Хотел, чтобы твоя невеста застала меня в твоей постели? - спросила я, стараясь не вкладывать в слова эмоции. Раз уж вспыльчивый джинн способен контролировать себя, то и я смогу, наверное.
   - Что-то вроде того. - Халед повернулся ко мне. - Сначала флирт с Сабиром, а потом сразу такое. Подобное оскорбление заставит ее потерять голову и объявить дуэль. В состоянии бешенства она не сможет рассуждать здраво и это могло бы пойти тебе на пользу во время дуэли. Я не думал, что проблема возникнет именно в вопросе секса. Из того, что я читал о нимфах, можно было сделать вывод, что любопытство и желание в них тесно связаны. Я не думал, что ты захочешь упускать возможность испытать свои силы на верховном джинне. Тем более на сыне султана.
   Обалдеть, не думала, что когда-нибудь стану жертвой такого клише. Я начинала понимать, почему все нимфы вели себя подобным образом. Когда от тебя постоянно ждут чего-то такого, рано или поздно начинаешь думать: "какого черта, почему бы мне не надрать задницу всем этим умникам и пусть уже, наконец, получат все, чего так хотят" По всему выходило, что нимф или хотели или боялись. Быть может, боялись, потому что хотели или даже хотели, потому что боялись, но никто ведь не знает, что при этом чувствовали сами нимфы. Возможно, они были такими, как Амарилла, и им было все нипочем, а может, были и такие как я, немного растерянные, не желающие никому причинять вреда, но вот попадался какой-нибудь наглый эльф или человек или джинн, который говорил: "Эй, нимфа, говорят вы в койке круче вареного яйца, может, покажешь мне пару трюков!", и нимфа показывала. Почему любое общество созданий с примесью нимфической крови превращается в матриархат? Возможно разгадка не в нимфах, а в отношении к ним. Это было озарением в неподходящем месте и в неподходящее время. Халед смотрел на меня, но ничего из этого я не могла ему сказать. Что-то, видимо, отражалось на моем лице, потому что джинн напрягся, и сжатые кулаки выдавали волнение. Может быть, я могла бы поговорить об этом с Амариллой, но для этого надо еще выбраться отсюда, поэтому я сказала:
   - Хочешь услышать мою версию? - Халед согласно закивал. - Ты притащил меня в свой дом, не спросив моего согласия. Втянул меня в свои проблемы при помощи шантажа. Когда я согласилась помочь тебе, ты не открывал мне свои планы до конца, а потом вдруг удивился, что я могу не хотеть такой офигительный "бонус". А ведь тебе даже в голову не пришло, что мне от тебя ничего не нужно. У тебя нет ничего такого, без чего я бы не смогла обойтись. Я не оттого согласилась тебе помогать, что боялась тебя или стражи, а оттого, что ты сказал, что это твоя последняя надежда. У меня промелькнуло перед глазами наше путешествие, и то, как ты решительно хотел пойти со мной в Лабиринт. Ты ведь мог по-человечески попросить меня о помощи, просто признать, что тебе не справиться одному, и я бы пришла сама, а ты захотел меня использовать. Вот так.
   - Прости, - Халед вдруг странно вздрогнул и соскользнул с кровати, встав передо мной на колени. - Я, правда, сожалею, что все так произошло.
   Он взял меня за руку и осторожно снял с нее браслет. Тут же иллюзия, превращавшая меня в джинессу, исчезла, и моя кожа вновь приняла свой обычный цвет.
   - Вот так я вижу, что это ты, - он потерся подбородком о тыльную сторону моей ладони. - Хочешь, ударь меня еще раз. Только не думай, что я такой.
   - Какой?
   - Ну...знаешь, - Халед опустил глаза и принялся перебирать бусинки браслета как четки, - мне мама подарила этот браслет, перед тем как уйти, а ей подарила ее мама. Отец никогда не знал о нем. Если коснуться кого-то большим камнем и произнести тайное слово, браслет запомнит его вид и при следующем нажатии камня можно будет принять вид того, кого камень касался последним. Сколько шалостей я натворил с помощью этого браслета, а никто так и не узнал. Может и мама тоже убегала с его помощью из дворца.
   - А куда она ушла? - я осторожно коснулась его плеча, и Халед грустно улыбнулся.
   - Просто ушла. Говорят, когда джинн по-настоящему сильно хочет уйти раньше положенного срока, он может стать частью одной из жемчужин и наблюдать оттуда, за тем, что происходит в мире, пока не станет совсем чистым и тогда Малит освободит его. Это правда. Здесь под дворцом есть центральная жемчужина, и я видел, как мама ушла в нее. Но она всегда говорила, чтобы я не становился таким как большинство верховных джиннов, не боялся касаться низших или представителей других рас, не боялся запретов и не предавал тех, кто мне доверяет. И чтобы я всегда говорил правду, даже когда не хочется или стыдно. Правда в том, что если бы меня сейчас отец увидел, он бы устроил мне серьезную выволочку, а если бы знал, что у меня в голове творится, то вообще бы выгнал из дворца, но я не считаю это важным.
   - А что важно? - тихо спросила я, но Халед лишь с усмешкой покачал головой.
   - Ты прощаешь меня?
   - Да.
   - Хорошо, - Халед встал с колен, все еще держа меня за руку. - Я не буду тебя заставлять делать то, чего ты не хочешь. Это был хороший способ разозлить Айшу, отменить свадьбу, потянуть время, прежде чем все будет готово к переменам.
   - Каким переменам? - я непонимающе посмотрела на него снизу вверх.
   - Грядет раскол, Кристель. Не все теперь довольны политикой султана. Кое-кто больше не поддерживает принципы невмешательства и отказывается прятаться под скорлупой, но мы еще не готовы к этому, а времени так мало, - он поддел пальцами цепочку с амулетом и вытащил его на свет. - Нужно найти настоящего носителя ключа Харут как можно скорее.
   - Эм-м...- я мягко высвободила амулет из его пальцев и вновь спрятала под тунику, - не хочу тебя огорчать, но ты его уже нашел.
   - Нет, он наверняка попал к тебе случайно, - нахмурился Халед. - Ты ведь и не пользуешься им никогда.
   - Ну, насколько мне известно, он был на мне при рождении, а пользоваться им меня никто не учил. Хотя пару раз амулет все же помогал мне, - я пожала плечами. - Давал энергию или что-то вроде того.
   - Не может быть, - Халед заставил меня встать на ноги и заглянул прямо в глаза, - ты ведь не джинн, и даже не айми, хотя их последние несколько веков тоже никто не видел. Я прочел о ключе Харут все, что есть в отцовской библиотеке, но там нет ни слова о том, что он может принадлежать кому-то кроме нас.
   - Прости, если это оскорбляет тебя в лучших чувствах, но я сказала тебе правду. Лично я бы с радостью отдала этот амулет кому-нибудь другому. Мне немного жаль его, ведь это единственная вещь из моего детства, но у меня такое, чувство, что у меня еще будут с ним проблемы. Забирай.
   С этими словами я расстегнула цепочку и протянула амулет Халеду. Джинн робко коснулся его, но тут же одернул руку.
   - Я чувствую его сопротивление, - прошептал он, словно не веря в происходящее, - это действительно твой знак Харут. Малит больше не верит в то, что джинны смогут хранить покой, раз доверил его тебе. Фахдад говорил, но я не мог ему поверить. Я сейчас же отправлю тебя домой.
   - А как же свадьба? - возразила я.
   - Свадьба состоится, - Халед закрыл глаза и глубоко вздохнул. - Я не стану подвергать тебя опасности.
   - Да, ладно! - удивилась я. - А повтори-ка, какой там у нас был первоначальный план? Серьезно, расскажи мне план еще раз, пожалуйста.
   Ну, - Халед растерянно моргнул, - две сестры или подруги Айши, согласно этикету, должны были привести ее в мои покои и передать мне. В этот момент Айша замечает, что ее место занято самозванкой. Так как благодаря браслету самозванка выглядит точно как она, то становится очевидным, что я сам стал жертвой обмана. Айша знает, что это большое оскорбление и его может разрешить лишь ритуальная дуэль. Злость туманит ей разум и делает уязвимее, а ты, пользуясь этим, заставляешь ее признать свое поражение. Я создаю тебе портал, и ты скрываешься с места событий. Все в шоке, а Айша больше не может претендовать на место моей жены.
   - Нормальный план, - улыбнулась я, - по-моему, все вполне осуществимо, только у меня не было возможности хорошо попрактиковаться в ритуальных дуэлях, но я же умничка, я со всем разберусь на месте.
   - Ну, вот как раз из-за этого я и планировал разозлить Айшу посильнее, - улыбнулся Халед. - Для этого ты и должна была для начала пофлиртовать с Сабиром, и все прошло даже лучше, чем я рассчитывал, но теперь это не важно. Я не стану заставлять тебя так рисковать. Пусть Малит направляет твой путь.
   - Подожди-ка - я глубокомысленно нахмурилась, - по-моему, я что-то слышу... точно! Малит сказал, что дает добро. Похоже, все-таки придется тебе помогать.
  

Глава 24

   Халед сердито покачал головой.
   - Но, - уточнила я, - пункт о сексе из списка вычеркиваем.
   - Тогда тем более нет.
   - Почему? - не поняла я. - Мы можем просто полежать в кровати. Даже без одежды, чтобы развеять все сомнения.
   - Не пойдет, - Халед сложил руки на груди, - она поймет, что ничего не было. А это натолкнет ее на мысль, что мы в сговоре, но важно даже не это. Она должна придти в бешенство, а без этого план не сработает.
   - Ну, как она поймет, что было? Как?
   - Увидит такинабе. Ты что совсем о джиннах ничего не знаешь?
   Я принялась лихорадочно ворошить в памяти все, что знала о джиннах вообще и такинабе в частности.
   - Узоры такинабе проявляются на телах джиннов - мужчин в особых случаях. Если узор проявился во время первого боевого крещения, то джинн является прирожденным воином, - процитировала я. - Значит, это узор подтвердит, что у нас что-то было?
   - Не просто было, - хмыкнул Халед - было и понравилось.
   - А если не понравится?
   Халед улыбнулся, прижав одну руку к груди, и позади меня загудел портал.
   - Иди домой, Кристель.
   - А ты почему не сбежишь отсюда? Ну, как в тот раз из дома посла?
   - Я привязан. Как только я шагну в портал, меня тут же втащит обратно.
   - И придется жениться?
   - Да.
   Я знала, что значит обряд бракосочетания для джиннов. Один раз и навсегда. Никакого развода, никакой возможности начать все сначала. И оттого взрослые джинны в любой касте, как правило, позволяют детям самим сделать выбор, но у Халеда выбора нет и это неправильно.
   - Черта с два, - я отняла его ладонь от груди, и портал исчез. - Я останусь и вызову ее на дуэль сама.
   - И придется дожидаться, пока она соизволит ответить на твой вызов.
   - Тогда я двину ей плетью маграба.
   - И тебя тут же убьют на месте, за покушение на вышестоящую.
   Я устало потерла виски
   - А без твоего узора такинабе она не захочет вызвать меня? Я и так смогу довести ее до бешенства.
   - Не сомневаюсь, но у тебя не будет на это времени. То, что предлагаю я - самое тяжелое и унизительное оскорбление, на которое просто не может последовать другая реакция. Следующая подходящая ночь буде лишь через три недели перед праздником Джабиту, и даже если ты не победишь, свадьбу придется отложить на три недели для очищения духа и тела. Правда после этого Айша будет начеку и ни за что больше не упустит свой шанс, но даже отсрочка лучше, чем ничего.
   Я с досадой топнула ногой и, поддев верхний крючок на вырезе сарафана, одним движением расстегнула его до пояса. Халед остался неподвижен и не попытался ни помочь мне, ни остановить меня. Просто наблюдал со стороны.
   - Все дело во мне? - тихо спросил он. - В том, что я тебе неприятен?
   - Все дело во мне, - я позволила сарафану соскользнуть на пол и осталась в длинной серебристой тунике. - В том, что я как всегда оправдываю свою сущность. Давай сюда браслет.
   - Зачем? - удивился Халед.
   - Что значит зачем?- я смущенно повела плечами. - Чтобы я выглядела как Айша.
   Халед улыбнулся.
   - Огради тебя Малит от этого. Если ты волнуешься о визите Айши, то я буду знать о нем заранее. Я оставил ловушку в коридоре. А сейчас меня вполне устраивает твой нынешний вид. Жаль только, для меня браслета нет. Этот настроен так, что любое существо сначала превращает в джинна.
   Я окинула взглядом в его нефритово-черное лицо, настолько черное, что казалось, оно вовсе не отражает свет, а ярко-голубые глаза сверкали на нем, будто камушки. И блестящие черные волосы, убранные в привычный высокий хвост, ресницы и брови, все - черное на черном, блестящее на матовом. Только губы, с едва заметным оттенком розового, были чуть-чуть светлее остальной кожи. Когда он замирал, как сейчас, мне начинало казаться, что он и не живой - просто статуя. Осторожно, будто боясь убедиться в этом, я коснулась его виска. Халед моргнул, и иллюзия неподвижности пропала. Он был живым и теплым, и это удивляло еще больше.
   - Вряд ли какой-то браслет мог бы сделать тебя лучше, - тихо сказала я, и Халед улыбнулся, будто я сказала что-то большее, чем это. Будто я ответила "да" на его непристойное предложение.
   Его руки сжали мою талию, а лицо вдруг оказалось слишком близко, так близко, что голубые глаза словно заполнили все вокруг.
   - Сними с волос заколку, - попросила я, и джинн чуть отодвинулся, пристально разглядывая мое лицо. Без лишних вопросов Халед щелкнул металлическим зажимом, и они черным каскадом обрушились на плечи. Я даже вздрогнула, будто всерьез считала, что его волосы смогут меня порезать, будто их металлический блеск должен был сделать их острыми, как лезвие битвы. Но они оказались гладкими и упругими, а еще тяжелыми в своей чернильной густоте. Я прикрыла глаза, перебирая гладкие пряди, а Халед, не теряя времени, легко подхватил меня на руки и перенес на кровать. Я даже удивиться не успела, как он сбросил кафтан и тунику, и навис надо мной голый до пояса. Раньше я уже видела черную змеиную чешую, покрывающую его плечи и часть спины, но сейчас мне можно было ее потрогать, и я осторожно провела рукой вдоль позвоночника. Странно, но никакой неприязни или отвращения я не испытала, хотя змей всегда немного побаивалась, но эта чешуя была как узор на коже, и совсем не портила впечатление - она была его частью. Халед прижался чуть теснее, и, почти коснувшись губами моего уха, прошептал
   - Жаль.
   Я не стала спрашивать, чего ему жаль. Жаль, что скоро в комнату войдет Айша и мне придется принять ее вызов на ритуальную дуэль, жаль, что все происходящее продиктовано необходимостью или жаль, что мы всегда будем слишком разные, чтобы это было продиктовано чем-то еще. Я удержала эти мысли при себе, но Халед словно прочел их.
   - Жаль, что ты не принадлежишь к нашей расе. И всего остального тоже жаль.
   Халед приподнялся и скользнул руками по моим бедрам, задирая тунику вверх. Его дыхание стало горячим, а пальцы впились в мои бедра с такой неистовой силой, что я болезненно ахнула. Внезапно мне показалось, что Халед гораздо опаснее, чем кажется, и легкий холодок страха пробежал по спине. Я попыталась выползти из-под него, но джинн резко дернул меня вниз.
   - Если просто сопротивляешься, значит, хочешь быть жертвой, только нападая можно взять верх, - пока смысл сказанного доходил до меня, он поддел пальцами мои трусики и одним движением разорвал их.
   Я не знаю, чего он от меня ожидал, но страх пропал в ту же секунду. Никогда и никто до сих пор не заставлял мои инстинкты вырываться наружу так быстро. Если такое и было бы возможно, то с давним партнером, чьи вкусы мне известны, но уж никак не с малознакомым джином верховной касты, от которого никогда не знаешь, чего ожидать. Я подалась ему навстречу, одновременно обхватывая ногами гибкое тело и цепляясь когтями за пояс. Ничего не стоило повременить несколько секунд, чтобы размотать кушак и спустить шаровары, но я не могла и не хотела ждать - чудесная легкая и прочная ткань была разорвана в клочья. Халед улыбнулся, змеиным движением выскальзывая из испорченных шаровар и прижимаясь ко мне горячим обнаженным телом. Наши губы встретились, и я впилась в них с такой силой, будто это была моя последняя в жизни возможность утолить жажду поцелуя. Как только наши губы разомкнулись, он вошел в меня. Я до крови прикусила губу, чтобы не закричать, и Халед надавил еще сильнее. Я вцепилась в его плечи, и тонкие паутинки чар принялись оплетать его кожу. Стало невыносимо горячо внутри, и каждое движение вызывало еще больший жар. Я ощутила, как чары наталкиваются на его защиту и маленькими пульсарами возвращаются назад. Они скользили между нами, заставляя вздрагивать от удовольствия.
   - Я не выдержу долго с тобой - прерывисто прошептал Халед.
   Вдруг его кожа начала покрываться ярко-синим узором, и он застонал, запрокинув голову, а меня словно втащило в его оргазм. Только что я была готова к марафону и вот уже не могу сдержать крика.
   Джинн обессилено откатился в сторону. Синие линии на его коже начали мягко светиться и их очертания напоминали узор на белоснежных стенах комнаты. Вот почему многие джинны именно так украшают спальни.
   - Теперь сожалений станет больше, - Халед приподнялся на локте, тяжело дыша.
   - Да, - я перекатилась на живот и уткнулась лицом в подушку. На какое-то мгновение мне искренне захотелось отмотать время назад до приема в доме посла и вернуть тот конверт Фахдаду, чтобы никогда не встречаться с Халедом. Я знаю, что еще не влюблена в него, но мне все равно было тяжело от осознания всего, что теперь стоит между нами. А еще мучительно сильно хотелось, чтобы не было этой недосказанности, но без нее было бы очень страшно смотреть на беззащитную правду, и я цеплялась за невысказанные слова, как за спасательный круг.
   Несколько минут мы лежали молча, а после Халед провел рукой по моим волосам, перебрасывая их набок и обнажая шею.
   - Зато это было так хорошо, - прошептал он, и от его дыхания волоски на затылке встали дыбом.
   Тут по всей комнате раздался звон, будто рассыпались тонкие хрупкие льдинки, и Халед вздрогнул.
   - Лопнула звуковая пелена. Значит, Айша скоро будет здесь, - сказал он, подхватывая браслет с ночного столика.
   Я оправила тунику, натянула браслет и нажала на самый крупный камень. Время эмоциональных драм прошло, и я сдернула с себя меланхоличный настрой, как перчатку, испытывая почти физическое облегчение от того что не нужно будет больше копаться во всех этих чувствах. Мне всегда будет легче драться, чем думать.
   - Не называй своего имени, пока она не вызовет тебя на дуэль, а потом можешь говорить, что угодно. Главное выводи ее из себя, издевайся и говори о ее слабости. Она будет ошибаться, - Халед вытащил из шкафа новые шаровары и натянул их, не повязывая пояс. - Используй любые возможности и забудь про страх, но если случится так, что в дело вмешается султан, я создаю портал, и ты уходишь не раздумывая. У тебя всегда будет выход, помни об этом. Она сильная, но ты сильней. Если бы это было не так, то я бы никогда...
   - Я поняла, - прервала я, судорожно сжимая и разжимая кулаки, - я справлюсь.
   Халед запрыгнул в кровать и задернул полог.
   - Вот и пришло время спектакля, - вздохнул он, - жаль, что придется обойтись без репетиций.
   - А я всегда предпочитала экспромты, - на сей раз мне даже удалось улыбнуться, и тут тишину нарушил звук открываемой двери.
   - Халед ун Сууд Архайдант вир Рашеддит Муазиз аш Тарик бин Джабаль первый и единственный сын Великого Хранителя Покоя и Благоденствия, благородного султана Имада Старханада Сууда ун Архайданта вир Рашеддита Муазиза аш Тарика бин Джабаля дан Анмари, готов ли ты принять на эту священную ночь нареченную тебе в жены благородную дочь правителя третьей провинции Имада Старханада Айшу Маяду бин Лаяль ун Файдис Харадель, ибо с этой ночи и на века вы будете принадлежать друг другу, пока Малит не призовет одного из вас в свое лоно.
   - Что! - с удивительно натуральным возмущением воскликнул Халед, одергивая полог, и Айша с двумя своими спутницами недоуменно отпрянули.
   - Как это возможно? - прошептала Айша, переводя взгляд с меня на полуобнаженного Халеда, покрытого узором такинабе. На ней были многослойные полупрозрачные одежды, умело открывающие взору ровно столько, чтобы возбудить воображение, но не граничить с пошлостью. Айша готовилась к ночи с Халедом, но сейчас до нее только начал доходить весь ужас сложившейся ситуации.
   - Все очень просто, - невозмутимо ответила я, нажимая на камень браслета и вновь превращаясь в джинессу, бывшую на приме. - А для Сабира мне не пришлось бы даже менять внешность, он и так был сражен мной наповал, но разве сравнится он с сыном султана. Уважаемая госпожа ведь тоже считает, что не сравнится, так? Не грех и побороться за честь разделить с ним ложе. Мне кажется, что лишь сильнейшая достойна быть женой будущего султана Имада, разве я не права?
   Айша чуть не задохнулась от злости. Ее, колотила мелкая дрожь, а неуправляемая ярость просто читалась в каждом жесте.
   - Успокойся Айша, - холодно сказал Халед, - я готов принять любое решение отца. Несмотря на эту ужасную ошибку, ты вовсе не обязана вызывать ее на дуэль и доказывать свое превосходство. Это за тебя может сделать султан или стражники. Лично я в твои силы готов поверить на слово.
   - О, да, благородная госпожа может не пожелать марать свои ручки, - я вскинула подбородок, готовясь к тому, что Айша вот-вот ударит меня. - Если мой поступок сочтут достойным наказания, то почему трусость невесты не счесть поводом для отмены свадьбы?
   Джинесса зарычала срываясь на визг. Одна из ее спутниц попыталась удержать ее, но была отброшена в сторону. Плеть маграба возникла из ее ладони и звонко щелкнула в сантиметре от моего лица.
   - Здесь и сейчас я вызываю тебя на ритуальную дуэль, подлая тварь и мая плеть достанет до белых костей под твоей черной кожей, - с этими словами Айша выбросила вперед руку с плетью, даже не дожидаясь, пока я приму ее вызов. Это, конечно, лишь формальность по отношению к нижестоящему, но формальность все-таки обязательная. Значит ли это, что она разозлилась достаточно сильно?
   Я взвилась в воздух, и плеть Айши сделала широкую прореху в ткани балдахина. Порыв ветра взметнулся между нами, и я отлетела к самой стене, сломав один из столбиков кровати. Жало внутри мучительно сжалось, требуя выпустить его на волю и дать испить свежей крови, но я не могла позволить ему этого. Все что у меня было из оружия, это плеть маграба, и я истончила свою энергию, так как только могла, чтобы создать ее. Вновь послышался свист, и я едва успела увернуться от светящейся плети, звонко щелкнувшей по стене.
   - Сражайся, дрянь, я не стану больше щадить тебя! - Айша сделала неуловимое движение рукой, и плеть прошлась по моему бедру, разорвав тунику и содрав широкую полоску кожи. Боль полыхнула огнем, и я начала злиться по-настоящему. До сих пор мою злость было нечем питать, но физические повреждения исправляют это очень быстро.
   - Щадить? - я взмахнула плетью и принялась раскручивать ее в воздухе. Айша отвлеклась на это мельтешение, а я в этот момент сосредоточилась и создала вторую плеть в левой руке. Управлять двумя плетьми одновременно было тяжело, но я исхитрилась перетянуть Айшу по спине, срезав приличную прядь густых черных волос. Джинесса взвилась под потолок, злобно скалясь, и обрушила на меня удар плети невероятной силы и скорости. Я едва успела отскочить, а на каменных плитах пола появилась внушительных размеров трещина. Подобный удар мог бы разрубить меня пополам. Кажется, шутки кончились, и Айша всерьез вознамерилась меня прикончить. Затем последовала серия молниеносных ударов, и я едва успевала уворачиваться, налетая на мебель и стены. В замкнутом пространстве спальни у Айши явно было больше преимуществ, и я, изловчившись, выпрыгнула в окно на каменную балюстраду. Когда джинесса последовала за мной, я успела подловить момент и всадить ей плеть глубоко под кожу правого предплечья. Быть может, если я сумею повредить ей мышцы руки, она не сможет так ловко махать ею.
   Айша разъярилась, и от ее следующего удара из каменных перил выскочил здоровенный кусок, а я не удержалась на месте и вместе с ним сорвалась вниз. В полете мне удалось ухватиться за одну из веток дерева, и это смягчило мое падение. Слуги и припозднившиеся гости бросились к нам, но, разобравшись, в чем дело, никто не решился подойти слишком близко. Айша сверху прыгнула на меня, и я вновь проворно вскочила на ноги. Двумя плетьми мне удалось задеть ее по ногам чуть ниже колена, разорвав легкие ткани ее одеяния, и Айша потеряла равновесие, но в этот момент кто-то применил на мне заклинание оцепенения. Я не знала кто, но догадывалась, что это мог быть только Сабир. Кому еще в голову придет вмешаться в ритуальную дуэль - это ведь строго запрещено этикетом. Все-таки выскакивать на открытую местность было плохой идеей, уж слишком много ненужного внимания мы привлекли. От заклинания я застыла лишь на несколько мгновений, но их Айше хватило, чтобы вскочить и, обвив меня плетью, швырнуть на землю. Я попыталась вскочить, но она оказалась проворнее, и ее плеть удушающим захватом перетянула мне шею. В глазах потемнело, а я судорожно задергалась, но тут лицо Айши вдруг оказалось чересчур близко, и я услышала ее удивленный шепот.
   - О, боги на ней же знак Харут.
  

Глава 25

   Хватка плети ослабла, и я оттолкнула нависшую надо мной джинессу.
   - Кто ты такая? - злобно прошипела она.
   - Разве не видно? - я щелкнула плетью, пряча выскользнувший из изодранной туники медальон. - Дерись, я не объявляла дуэль законченной.
   - Нет. Я объявляю, - Айша скрестила руки на груди, - ты должна говорить с султаном.
   - Ради этого ты готова признать поражение?- я попыталась отвлечь ее от мыслей о султане и одновременно одержать техническую победу. Убить, так сказать, двух зайцев одной пулей, но Айша продолжала пристально разглядывать меня.
   - Ты не можешь принадлежать к высшей касте, - сказала она, - иначе ты бы не упала на землю. Кто ты такая?
   Краем глаза я заметила Халеда, и тут же справа послышался тихий гул портала. Раз он решил, что настало время делать ноги, то мне спорить не пристало. В конце концов, я и так сделала, что могла.
   - Угадай, - гордо сказала я и запрыгнула в портал, но что-то тут же дернуло меня назад.
   - Не так быстро, - рыкнула Айша, озираясь по сторонам. - Кто создает тебе портал? Где твои сообщники?
   - Что происходит? - сквозь расступившуюся толпу джиннов к нам приближался Великий султан Имада.
   - Мой господин, - Айша обернулась к султану, - эта дерзкая тварь пробралась в постель нареченного мне мужа, но с ней ключ Харут.
   - Ключ Харут? - султан остановился. - Она им пользовалась?
   - Ни разу за все время дуэли, - отрапортовала Айша
   Султан оглядел меня с головы до ног и его взгляд задержался на левой руке. Полрукава было оторвано, и я слишком поздно сообразила, куда он смотрит.
   - Браслет трех тысяч иллюзий, - в голосе послышалась угроза. - Давненько я не встречал подобных игрушек. Снимай.
   Я спрятала руку за спину, делая шаг назад.
   - Не заставляй меня применять силу, - правитель Имада замер, словно готовясь произнести заклинание, и я сочла за лучшее подчиниться.
   Как только браслет соскользнул с запястья, все потрясенно ахнули.
   - Это ты! - султан сделал шаг вперед. - Ты энергет из посольства, с которой сбежал мой сын! Хорошо, значит, ты не можешь быть истинным носителем знака Харут, но это однозначно указывает на организатора всего этого безобразия. С ним я разберусь позднее, а тебя я уже не могу отпустить, к сожалению.
   - Нет! - Халед дернулся, но подоспевшие джинны в одежде воинов удержали его. - Она ведь не истинный носитель ключа, отец! Я готов выполнять все твои приказы. От меня больше не будет проблем, клянусь, но она должна уйти!
   - Раньше надо было думать, - отрезал султан. - Я не могу отпустить ее с ключом, но и оставить знак Харут в Имаде Старханаде будет слишком рискованно. Она отправится в палату совета правителей, где мы обсудим возможные решения. А ты, сын, меня очень разочаровал.
   С этими словами султан коснулся Халеда рукой, и вокруг того образовалось нечто похожее на мыльный пузырь. Халед ударил в стену пузыря рукой и что-то прокричал, но до нас не донеслось ни звука. Султан вновь повернулся ко мне.
   - Я бы дал тебе одеться поприличней, прежде чем ты предстанешь перед правителями всех провинций, но от тебя уже было слишком много проблем, чтобы я позволил тебе перемещаться без оков.
   Султан неуловимо быстро коснулся моей руки и вокруг меня возник точно такой же пузырь. Все звуки исчезли, а колотить по стенкам было бессмысленной тратой сил. Я знала, что это за пузырь - оковы сферы градрис умели создавать только сильнейшие из джиннов, и лишь сам создатель оков теперь мог бы освободить меня. Я присела на дно, пытаясь по возможности закутаться в те лохмотья, в которые превратилась моя туника, и сфера градрис неспешно поплыла туда, куда велел султан. Я пока не знала, что меня ждет, но я ведь бывала и в положениях похуже этого. По крайней мере, джинны со мной на одной стороне равновесия. Проплыв по анфиладам комнат, шар остановился в центре просторного зала. По бокам на полукруглом возвышении были разложены мягкие пуфы. Вскоре зал стали заполнять джинны. Многих из них я уже видела на приеме, но общаться нам, конечно не доводилось. Последним вошел султан с Халедом и целой свитой стражей. Халед уже был без оков, но четверо стражей вокруг, ясно давали понять, что на его помощь рассчитывать не приходится. Двое стражей сразу встали за мной, а остальные заняли свои места вдоль стены. Джинны расселись на пуфах, а султан взмахнул рукой и моя сфера градрис лопнула. Я шлепнулась на камни, но стражи тут же поставили меня на ноги. Халед тоже остался стоять, гордо скрестив руки на груди. На нем по-прежнему были только шаровары, но он, казалось, не придавал этому значения. Я решила следовать его примеру и приняла спокойный и независимый вид. Стоять полуголой среди множества верховных джиннов было довольно унизительно, но я решила сохранять чувство собственного достоинства до последнего.
   - Я весьма сожалею, - начал султан, - что пришлось собрать вас здесь так поспешно, но того потребовали чрезвычайные обстоятельства. То, что привело к этим обстоятельствам, я поясню позднее, а сейчас мы должны обсудить самое важное. Речь пойдет о ключе Харут. Как и было предсказано, он все-таки попал в самое сердце Имада. Впервые с момента исчезновения первых ключ возник за пределами наших земель и все попытки найти его были безуспешны, но ключ пришел сюда вместе с полукровкой, которую вы видите перед собой. Предсказание не указывало на то, кто станет носителем ключа, но одно мы знаем точно, если ключ и носитель воссоединятся в Имаде, это разрушит Грань. Не мне говорить вам к каким ужасным последствиям это приведет сейчас. Полчища ифритов только и ждут удобного случая для нападения, и вот, несмотря на наши усилия, ключ все-таки попал в Имад. С одной стороны это может быть хорошо, поскольку есть возможность оградить ключ от истинного носителя, но с другой стороны сила ключа велика, и чем ближе его носитель, тем выше будет тяга ключа.
   Пуф с одним из джиннов медленно поднялся в воздух, и султан кивнул ему
   - Мой господин, - сказал джинн, - почему мы не можем позволить ключу выполнить миссию Малита? Разве не этим мы занимались многие тысячелетия? Мы ценим безопасность, которой вы обеспечили нас, но не заставит ли это Малита явить нам свою немилость.
   - Понимаю твои опасения благородный Ваддарх, - кивнул султан, - но разве сможем мы нарушить планы Малита. Мы продолжаем верно служить ему и Малит в милости своей лишь оградил нас от бед. Он дал нам знания и возможность создать грань над нашей священной землей, чтобы любимые дети его жили и процветали отныне и до вечности. Разве пожелал бы он нам тяжкой участи исчезновения в безднах Хаоса? Сейчас среди вас есть и те, кто усомниться в правильности такого решения, но я желаю напомнить вам, что грань для нас не только источник безопасности, но и источник времени. Мы можем сообща управлять его ходом, и никто не будет вынужден покидать этот мир, когда придет его срок. В своей доброте Малит дал нам долголетие, но не дал бессмертия. Этот дар получили многие элиа, но не мы, хотя именно джинны столько веков были хранителями покоя и благоденствия этого мира. Быть может, именно сейчас Малит счел верных слуг своих достойными этого дара. Ты, Ваддарх, уже готов навечно влиться в светлое лоно, если грань падет сию секунду?
   - Да, мой султан, если такова будет воля его, - Ваддарх чуть склонил голову. - Я могу говорить с моим господином и размышлять над словами его, но Малит лишь являет свою волю. Ему надлежит подчиниться беспрекословно.
   - Мудрый ответ, - кивнул султан, - и мы все подчинимся воле Малита. Если он передал нам ключ Харут, то, как мы должны расценить его волю? Как должны мы поступить с ключом, который является угрозой для нашей безопасности?
   - Уничтожить его! - громко сказал один из джиннов, и султан повернулся к нему.
   - Джазар, твой пылкий норов извиняет твою несдержанность. Я слушаю тебя.
   - Благодарю, мой господин, - поклонился Джазар, и седые пряди на мгновение скрыли его узкое лицо. - Я прошу прощения за свою горячность, но мне трудно всерьез рассуждать о каком-либо другом решении. Малит в своей великой любви отдал нам ключ, чтобы мы могли жить в счастье и спокойствии. Мы должны узреть его волю и последовать ей. Будь воля Малита иной, истинный носитель ключа был бы уже здесь и воссоединился бы со знаком Харут.
   - Да, Джазар, - султан обвел взглядом всех джиннов, - то, что ключ пришел к нам без носителя говорит о желании Малита помочь нам. Сотни тысяч лет мы должны были убивать ифритов и отстреливать мерзких гулей. Сотни тысяч лет джинны отдавали свои жизни, чтобы остановить полчища созданий тьмы и поглощения, разве не заслужили мы благодарность? Я засыпаю и просыпаюсь с одной только мыслью - как я могу дать покой моему народу? Неужели сейчас мы не должны поступить по справедливости? Я, как правитель Имада, прошу вас поддержать меня. Нам предстоит много трудностей на пути к благоденствию и уничтожение ключа лишь первая из них. Давайте объединим наши силы во имя общей цели и спасем наш народ!
   Тревожный шепот прошел по рядам джиннов. Некоторые нахмурились, но большинство кивало в знак согласия с султаном. Я посмотрела на Халеда. Было видно, как его волнует происходящее, но он лишь часто дышал, словно не в силах вымолвить ни слова. Мне подумалось, что он может находиться, под действием заклинания молчания, и от этого на его лице порой проскальзывало беспомощное выражение тут же переходящее в ярость.
   - Дитя мое, - султан мягко слетел с пуфа и встал передо мной,- мы не станем причинять тебе вред, если ты отдашь нам ключ Харут по доброй воле. Существует поверье, что отнимать знак силой, значит сердить Малита, а этого не хотелось бы делать без необходимости. Я позволю тебе уйти с миром, если ты сделаешь правильный выбор.
   - С миром! - один из джиннов вскочил со своего места. - Эта дрянь так оскорбила мою дочь, а великий султан оставит это так!
   - Тише, Маяд, - султан поднял руку, и джинн осекся на полуслове. - Мое слово закон и я его сдержу. Если она отдаст ключ, то уйдет отсюда живой и невредимой.
   - Да, мой господин.
   Маяд сел, склонив голову, но выражение его глаз ясно говорило, что с выходом отсюда мои проблемы не закончатся.
   - Отдай мне ключ, дитя нимфы и человека, - султан протянул ко мне руку. - Отдай ключ и возвращайся в свой мир.
   - Но, - я пристально посмотрела в голубые глаза, - если я сделаю это, мой мир может исчезнуть.
   - Не волнуйся об этом, - султан ласково покачал головой, - жернова мироздания движутся неспешно, у тебя будет много времени для жизни. Все будет хорошо. Ты ведь выросла среди людей, а их век очень короток. Быть может твой век тоже будет не длиннее, а в противном случае ты увидишь, как покидают этот мир те люди, что будут жить рядом с тобой. Ты разделишь их печаль, и это принесет тебе усталость. Когда-нибудь жажда вечной борьбы утихнет, и ты сама захочешь уйти. Я много раз видел это в нимфах. Они словно засыпают от непомерной усталости, а джинны в большинстве своем полны жизни до самого последнего дня. Ты поможешь нашему народу, а мы поможем тебе. Ничего не бойся, дитя, я не позволю никому причинить тебе вред. Отдай мне ключ Харут.
   Моя рука непроизвольно потянулась к цепочке. Я столько раз хотела отдать этот амулет, а когда появилась необходимость сделать это, моя рука замирает от нежелания делать это. Хотя, как я могу быть уверена, что амулет должен остаться со мной? Разве я в самом деле истинный носитель ключа? Мне не было видений или пророческих снов, не было вообще ничего, что можно было бы истолковать как волю высших сил. Никто не направлял мой путь и не давал добрых советов. Напротив, я постоянно влипаю в неприятности и подвергаю опасности всех, кто находится рядом. Я была бы самым никчемным носителем ключа, которого только можно вообразить, но я не могу пересилить себя и снять этот амулет. Что будет, если я не отдам ключ султану? Убьет ли он меня? Да уж, наверняка убьет, несмотря на все их поверья. Почему бы этому Малиту не появиться сейчас и не втолковать этим джиннам, а заодно и мне, свою волю? Если я истинный носитель ключа, почему бы ему не помочь мне хоть капельку? Я зажмурилась, надеясь, что какие-нибудь молнии с неба волшебным образом решат все мои проблемы, но ничего не произошло. Опять я одна и помочь мне некому. Только я и теплый амулет в моей ладони.
   - Нет, - прошептала я.
   - Что? - султан удивленно поднял седые брови.
   - Нет! - выкрикнула я. - Я не отдам его добровольно.
   В зале повисла тишина.
   - Если ты не отдашь амулет добровольно, - в голосе султана послышались первые нотки гнева, - мне придется снять его с твоего бездыханного тела.
   - Что ж, - я гордо вскинула подбородок, - милости прошу.
   - Но почему? - султан взял себя в руки и вновь попытался улыбнуться. - Почему ты не хочешь быть благоразумной? Неужели тебе так хочется погибнуть здесь, вдали от всех, кто ждет твоего возвращения? Разве тебе не хочется домой?
   Султан нашел мое слабое место, и я вновь заколебалась. Мне уже надоел груз ответственности, который постоянно падал на мои плечи. Кристель, пойди туда, Кристель, пойди сюда, Кристель, помоги, Кристель, дерись. Когда-то давно в детстве я считала чертовски несправедливым делать скучные уроки, пока мои друзья играют на улице. Я жалобно смотрела на маму и задавала вопрос, который волнует меня до сих пор: "Почему я?" Почему я должна делать все это? Тогда мама улыбалась и ласково гладила меня по голове. "Сегодня, доченька я заставляю тебя делать то, что тебе не хочется, потому что я твоя мама. Потому, что я люблю тебя и считаю, что так будет лучше. Сегодня в этом виновата я, а завтра, когда меня не будет рядом, будет некому заставлять тебя. Ты будешь все делать сама, потому что так надо. Ты будешь решать сама и сама принимать последствия своих решений. Тогда ты сама ответишь на свой вопрос. Ты главное знай, что мамочка всегда будет любить тебя. Я знаю, что ты всегда будешь поступать как надо." Все эти мысли пронеслись в моей голове, и я крепче сжала амулет.
   - Я верю, что так надо. - Мои глаза встретились с голубыми и холодными, как камушки, глазами султана, и я нашла в себе силы не отвести взгляд.
   - Я ведь и правда убью тебя, - тихо сказал он, и мне послышалась легкая неуверенность в его голосе. Это прибавило мне наглости.
   - Давай, Сууд. Хватит пустых угроз.
   Открытый вызов был брошен. Стражник занес надо мной руку, но султан предостерегающе качнул головой. Я назвала его по первому имени без всяких уважительных титулов, и это не замедлило отразиться на его лице. Вокруг нас словно поднялся ветер, и султан с перекошенным от злости лицом медленно вытащил из дорогих ножен начищенный до блеска ятаган.
   Заклинание оцепенения сковало меня, и все что мне оставалось - наблюдать замах меча над своей головой. Даже зажмуриться у меня не получалось. Я замерла как мышь под гипнотическим взглядом кобры. Вдруг руке стало нестерпимо горячо, и оглушительный взрыв сотряс стены зала.
   Султан замер и переменился в лице.
   - Не может быть, - прошептал он и превратился в голубую вспышку, взмывшую в небо.
   То же самое произошло и с половиной из находившихся в комнате джиннов. На секунду стало оглушительно тихо, только ветер завывал в ушах, а потом кто-то пронзительно закричал:
   - Грань исчезла!
  

Глава 26

   Вокруг началась жуткая суматоха. Какой-то джин подбежал ко мне с ятаганом наголо, но не успел даже замахнуться, как отправился вверх ярким лучом. Я повернулась к высоким фигурным окнам, а за ними взмывали в небо десятки одинаковых голубых комет. Растерянные стражи не знали, что делать. Оставшиеся в зале джинны бросились к выходу, а я осталась стоять на месте в эпицентре маленького вихря, трепавшего мои волосы. Вдруг кто-то дернул меня за руку, и я припала к широкой груди Халеда.
   - Что же ты наделала? - прошептал он, обнимая меня за плечи. - Милостивый Малит, что же ты наделала?
   Я прижалась к нему, пытаясь унять дрожь, стрясавшую мое тело, и тут мой мозг взорвался криком.
   - Кристель! - это был голос Загрея, и я с трудом удержалась, чтобы не закричать вслух. - О боги, Кристель, куда же ты исчезла!
   - Все хорошо, - мысленно сказала я, - не волнуйся. Я в городе джиннов.
   - Да!? - в голосе сатира слышались почти истерические нотки. - Ты обещала не исчезать и пропала на три дня. Я звал тебя каждую секунду, но не получал ответа!
   - Три дня, - я прикусила губу, - для меня прошла одна ночь. Прости, малыш. Я вернусь, только мне нужно еще немного времени. Успокой там всех, а я поговорю с тобой позднее.
   - Подожди, - Загрей начал успокаиваться, - а почему я не слышал тебя раньше?
   - Наверное, из-за грани. Она раньше окружала земли джиннов.
   - А теперь?
   - А теперь, - вздохнула я, - ее, кажется, нет. Ты позаботься там обо всех, пока меня не будет. Я на тебя рассчитываю.
   - Хорошо.
   Я вздохнула и посмотрела на Халеда.
   - Что...что теперь делать?
   - Не знаю. Но от этого будет зависеть все, - Халед прикусил губу и повернулся к стражникам. - Ты, - ткнул он пальцем в одного из них, - приведешь сюда начальника дворцовой охраны. Бегом!
   Стражник умчался, а Халед яростно сжал кулаки.
   - Даже представить не могу, что сейчас будет. Я не был к этому готов. Исчезновение грани, султана и большей части правителей может привести к ужасным последствиям.
   - Но как? - я устало помотала головой. - Как это вообще произошло? Почему они исчезли?
   - Нельзя было играть со временем и верить, что за это никогда ничего не будет, - Халед задумчиво посмотрел в окно. - Грань давала возможность накапливать энергию и создавать свой собственный временной парадокс внутри. Все, кто черпал энергию и продлевал жизнь, нарушали естественный ход вещей, а с падением Грани время выровнялось, и украденные годы прошли за секунды.
   В эту минуту двери зала распахнулись, и к нам быстрым шагом подошел крупный джинн с резкими чертами лица.
   - Слушаю вас, мой господин, - с поклоном сказал он.
   - Басир, тебе уже доложили о произошедшем?
   Халед выступил вперед, закрывая меня собой.
   - Да, мой султан, - Басир опустил остальные титулы, отчетливо выделив лишь самый значимый, - я готов выполнять ваши приказы.
   - Хорошо, - Халед едва заметно расслабился, словно ожидал, что с начальником охраны будут проблемы, - отдай приказ оцепить дворец и никого не выпускать. У тебя есть список гостей?
   Басир коротко кивнул.
   - Выясни, правители каких провинций Имада отправились в лоно Малита, и кто их ближайшие наследники. Всех джиннов высшей касты собери в центральном зале через....чем быстрее, тем лучше. Как только выполнишь - доложишь. Я буду в своих покоях.
   - Мой господин, - Басир на минуту заколебался, - должен ли я применять силу в случае неповиновения?
   - Да, Басир, - Халед устало вздохнул, - если допустить неповиновение сейчас, то нас ждет раскол и междоусобицы. Мы должны это предотвратить, иначе ифриты нас уничтожат. Если придется для этого проявить жесткость, то так тому и быть. У нас достаточно воинов для этого?
   - Да, мой господин, - Басир поклонился и добавил чуть тише, - джиннам давно пора вспомнить о своем предназначении.
   И начальник охраны, резко развернувшись, направился к выходу, на ходу отдавая приказы стражам.
   - И что это должно значить? - шепотом спросила я.
   - В это трудно поверить, - Халед задумчиво потер руки. - Я всегда считал Басира сторонником политики отца, но я ошибался. А ведь Фахдад давно говорил, что истинные воины никогда не станут одобрять трусливое бегство под купол Грани. Быть может, у нас все-таки есть маленький шанс что-то исправить... Пойдем, Кристель, у нас мало времени.
   В спальне Халед достал из шкафа чистую тунику и шаровары.
   - Одевайся. Это лучше чем твои лохмотья.
   Я не заставила себя просить дважды, а сам джинн тоже быстро натянул тунику и набросил наверх кафтан.
   - Халед, - я осторожно тронула его за плечо, - я не знала, что-то подобное может произойти. Мне жаль.
   - Да, - Халед резко выдохнул, - я тоже не планировал этого сейчас, но я бы солгал, сказав, что не планировал этого вообще...Не думал, что все будет именно так, но на сожаления нет времени. Так же как и на страх. Грань исчезла, а с ней исчезли многие правители и султан, но такова была воля Малита, и ее услышит каждый, кто способен слышать. Ты поможешь мне, Кристель?
   Халед взял мое лицо в ладони, осторожно касаясь кожи самыми кончиками пальцев.
   - Чем? - хмыкнула я. - Быть живым доказательством волеизъявления высших сил?
   - Не нужно так говорить, - он ласково провел рукой по моим волосам. - Малит видит в тебе опору. Из всех созданий он выбрал именно тебя и знает, что ты не подведешь.
   - Это не так-то просто, - сказала я и тут же почувствовала себя капризным ребенком. У Халеда только что мир встал с ног на голову, а я говорю про свои проблемы. Просто джинн в эту минуту казался мне по-настоящему сильным - он не хватался за голову, не паниковал и не бился в истерике, а я так давно никому не жаловалась.
   Халед обнял меня, бережно, словно я могу рассыпаться от его прикосновений.
   - Ты ведь не будешь одна, - прошептал он, - тысячи джиннов пойдут с тобой туда, куда ты скажешь, пока миссия Малита не будет исполнена. А даже не будь этих тысяч, с тобой все равно пошел бы я.
   - Я справлюсь, только мне совсем не ясна эта миссия.
   - Как ты думаешь, нужно ли позволить джиннам вступать в бессмысленные дуэли за власть? Нужно ли позволить ифритам и гулям превратить в развалины наш прекрасный город?
   - Мысль понятна, - я улыбнулась, прижимаясь щекой к его груди. - Я просто делаю все, что считаю правильным.
   В этот момент дверь в спальню открылась и Басир замер на входе.
   - Докладывай,- сказал Халед, не выпуская меня из объятий.
   - Все в сборе, мой султан.
  
   Центральный зал был огромен, но джинны заполнили его почти до отказа. Старейшие возмущенно переговаривались, но как только Халед открыл дверь стало тихо. В окружении стражей он, молча, проследовал к тронному постаменту и взял из рук Басира длинный список. Я шла за ним, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, но в толпе все равно зашептались. Халед сел на алый пуф султана и принялся изучать полученную бумагу.
   - Это возмутительно! Мы требуем проявления уважения! - выкрикнул уже знакомый мне джинн, выступавший за уничтожение ключа. В его лице что-то изменилось, но в голубую вспышку он не превратился. А жаль.
   - Мы, это кто? Ты, Джазар? - Халед оторвался от бумажки и посмотрел на седовласого джинна.
   - Оставшиеся в живых правители требуют принятия немедленных мер по восстановлению Грани, - Джазар оглянулся в поисках поддержки, но никто не спешил пока к нему присоединиться.
   - Никакого восстановления Грани не будет.- Халед флегматично пожал плечами.
   - Кто это решил? - лицо Джазара исказила гримаса ярости.
   - Я, - Халед встал в полный рост, - я новый султан Имада решил, что джиннам пора взяться за свой почетный долг по сохранению Равновесия.
   - Ты не можешь принимать такие решения без одобрения правителей, - Джазар вновь оглянулся, и из толпы выступили еще два джинна.
   - Я не одобряю это решение.
   - Я тоже поддерживаю правителей шестнадцатой и восьмой провинции. Мы должны восстановить безопасность Имада любой ценой.
   - Многоуважаемые Джазар, Зияд и Инан, правители шестнадцатой, восьмой и девятнадцатой провинции Имада, а так же все правители всех остальных провинций и наследники правителей влившихся в лоно Малита после падения грани, я прошу вас выслушать меня очень внимательно, - Халед поднял руку, и все взоры обратились к нему. - Многие тысячелетия джинны держали под контролем полчища ифритов сохраняя покой и благоденствие во всем мире. Каждая раса элиа вносит свою лепту в сохранение покоя, но на нашу долю долгое время приходилась большая ее часть. Всякий раз, когда наша борьба становилась слишком тяжелой, и число созданий илиа становилось слишком большим, Малит наделял одного из нас ключом Харут для помощи в восстановлении Равновесия. И вот пришел день, когда ключ появился за пределами наших земель. Мы долгие годы жили под куполом Грани, но толкователи книги заветов сказали, что все указывает на появление ключа в других землях и это плохой знак. Если ключ воссоединится с носителем в Имаде, то скачок энергии способен разрушить Грань. Никто не ожидал, что носителем ключа окажется кто-то, не принадлежащий к нашей расе, но, вопреки всему, это произошло, и свидетелем тому были правители всех провинций Имада. Ключ избрал носителем эту девушку, дитя нимфы и человека, а значит, такова была воля Малита. Наш светлый покровитель призывает нас вести борьбу с созданиями илиа и помочь ключу выполнить его светлую миссию. Я сожалею, о произошедшем с моим отцом и правителями, но такова была воля Малита. И, даже закрывая глаза на его волю, создавать Грань заново значит привести к значительным колебаниям энергии. Тем более, что мы не успеем аккумулировать достаточное количество раньше чем на нас нападут ифриты. Мы слишком долго скрывались под куполом, и число воинов значительно сократилось, но, если мы будем едины, мы выстоим, потому что Малит будет за нас. Мне нужна ваша помощь в этом бою, чтобы вернуть доверие светлого покровителя джиннов. Вы должны помочь мне и носителю знака Харут достигнуть конца пути.
   - Но мы не видим доказательств послания Малита, - Джазар снова выступил вперед. По правде говоря, он уже начинал меня раздражать. - Я узрел падение грани, но не уверен, что должен идти по этому пути. Я не желаю рисковать всем ради ценностей, которых на самом деле нет. Раньше у нас была уверенность в завтрашнем дне, но Грань исчезла, а ты говоришь, что Малит взял и отдал знак этой полукровке. Ты хочешь, чтобы мы сражались, но ради чего? Вдруг это ошибка. Я не верю, что Малит мог пожелать разрушение Грани. Может, это все ее вина? Может, она нечиста как создание илиа? Пусть докажет, что она носитель ключа. Пусть создаст священный доспех.
   - Джазар, ты ведь знаешь, что доспехи могут появиться лишь в момент смертельной опасности. Каждый, кто имеет глаза, и так способен увидеть правду. Желаешь ли ты лично атаковать ее, чтобы сила доспеха поразила тебя?
   Джазар заколебался, но Халед не пожелал останавливаться на достигнутом:
   - Ты ведь знаешь, что всякий элиа, атакующий носителя ключа может быть убит священным доспехом. Малит желал, чтобы элиа были едины в своей мощи. Хочешь ли ты лично испытать эту силу?
   Джазар опустил голову и сделал шаг назад.
   - Может кто-то еще хочет?!- выкрикнул Халед, но, на сей раз, тишина была просто оглушающей.
   - Хорошо, - новоиспеченный султан сел на пуф. - Теперь я попрошу выйти вперед всех, кто не согласен с моим решением.
   По рядам прошел шепот, но вперед так никто и не вышел.
   - Хорошо, - кивнул Халед, - тогда я могу перейти к определению новых правителей для провинций Имада, взамен тех, что покинули нас, исходя из законных наследственных прав.
   И он вновь развернул свой список.
   После официального признания новых правителей Халед предложил им остаться для обсуждения стратегий предстоящего боя с ифритами, а остальным было предложено разойтись по гостевым покоям. Как только основная часть джиннов покинула зал, я тоже бочком подобралась к дверям.
   - Уходите? - ко мне неслышно подошел Басир.
   - Если можно, - я пожала плечами. - В стратегиях я не разбираюсь, а ночка у меня выдалась не из легких.
   Басир кивнул одному из охранников.
   - Сопроводи ее в покои султана и проследи, чтобы ей доставили завтрак.
   Фраза про завтрак удивила меня, но по дороге в покои Халеда, у меня была возможность убедиться в том, что время для завтрака самое подходящее - солнце действительно уже взошло. А я и не понимала, насколько сильно я устала, пока не увидела его. Вот так у меня всегда. Пока не знаешь, что пора бы и устать, невесть откуда берешь внутренние резервы, а стоит удивиться, как тебе это удавалось и вуаля - ты готов упасть прямо там, где стоишь. Завтрака я так и не дождалась, ибо уснула, кажется, уже в тот момент, когда только увидела кровать. Но, несмотря на усталость, сон у меня всегда был довольно чутким, и как только возле кровати послышались чьи-то шаги, я сразу открыла глаза.
   - Прости, что разбудил, - Халед присел на кровать, - там поднос с едой стоит у двери. Слуги не решились тебя побеспокоить и оставили его там. Ты голодна?
   - Не очень, - я протерла глаза, - но лучше поесть сейчас. Я никогда не знаю, когда удастся сделать это в следующий раз.
   - Говоришь так, будто тебе приходилось голодать, - Халед жестом остановил меня и сам пошел за подносом.
   - Приходилось, - я села на кровати и первым делом мысленно поблагодарила того, кто поставил на поднос полный кубок воды. - Я выросла в интернате, а там нас деликатесами не баловали. Старшие часто забирали из тарелок малышей лучшие кусочки. Потом во время учебы мы с Ледой тоже не слишком регулярно питались. А последние несколько месяцев у меня вообще не жизнь, а бег с препятствиями.
   - Значит, я вырос, как у Малита в ладонях. Меня баловали даже слишком часто, - Халед устало вздохнул и потер виски. - Мне нужно еще кое о чем поговорить с тобой. Я наконец-то связался с Фахдадом и он многое мне рассказал, но я хочу услышать все из твоих уст, вдруг он что-то упустил. Мы должны продумать дальнейшие действия. В прошлый раз до появления светлого ключа ифриты заполонили все Иномирье, и носитель ключа должен был найти их кузнецов. Нужно понять, в чем причина на этот раз.
   - Кого найти? - не сдержалась я
   - Кузнецов. Мертвый ифрит твердеет, и от его тела вскорости остается лишь несколько круглых камней. Их ифриты доставляют в кузницу, где кузнец ждет, пока камень созреет, чтобы разбить его. Из такого камня и появляется новый ифрит. Такой камень нужно разбить в строго назначенный дени, иначе ифрит из него не выйдет. У кузнецов есть внутреннее чутье и хороший глазомер, они всегда разбивают камни вовремя. В тот раз ифриты решили, что кузнецов будет безопаснее собрать в одном месте и тщательно охранять, а носитель ключа нашел это место и убил их всех. С ним было полтораста всадников на брилаках, окруживших кузницу. После этого истреблять ифритов стало проще, и мы их почти уничтожили. Сотни лет о них никто не слышал, но вот они снова заполнили Пески, но в этот раз не столь велико количество ифритов, сколь велика их мощь. Да и кузницы они чересчур умело прячут по всему Иномирью.
   - Как же они возродились без кузнецов?
   - Не уверен, но предположу, что разбивали камни наугад, пока не появился новый кузнец. Тогда было время элиа и мы об этом совсем не думали. Создавали жемчужины, строили город, жили в мире и спокойствии. Правда гули досаждали нам, но не слишком сильно - даже они стали слабы и малочисленны. А потом пришел знак Марут.
   - Знак Марут? - удивилась я, - значит, равновесие слишком сильно сместилось на сторону элиа?
   - По всему, так оно и было, - Халед едва заметно поморщился, - создания элиа не ощущают, что равновесие сместилось в их сторону. Для нас это просто время благоденствия.
   - А кто был носителем темного ключа?
   - Им был оборотень рохх. Раз в несколько тысячелетий в гнездовьях кори появляется крупное яйцо. Его высиживают сразу несколько кори за раз, а после из него вылупляется гигантский птенец, способный обращаться в любое существо. Это и есть оборотень рохх, и все птицы кори подчиняются его воле. Каждый раз появление рохха приводит к бедствиям, а уж рохха со знаком Марут, тем более. Мы тогда смогли защитить город, установив Грань, но рохх с птицами кори уничтожил практически всех брилаков, а те, что остались навсегда покинули наши земли. Это было очень давно, а теперь вновь пришло время светлого ключа. Мы должны понять, что на сей раз является источником наших бед. Расскажи мне все, что знаешь.
   И я рассказала, добавив еще и то, что мне удалось узнать от Рая-Горностая. Когда я закончила, Халед вскочил и принялся нервно мерить комнату шагами.
   - Голос в голове, это чертовский плохой признак, - задумчиво подытожил он.
   - Да, - не удержалась я, - врачи тоже так считают.
   - Не время для шуток, - отмахнулся Халед, - это могут делать только шейды - ментальные воплощения Аблиса.
   Я не стала пока придираться к словосочетанию "метальные воплощения", хотя была не прочь разобраться, что это такое, но в первую очередь меня интересовала самая суть:
   - А кто такой Аблис?
   - Один из самых первых илиа, - Халед непроизвольно сжал кулаки. - Само воплощение темной энергии для всех нас. Есть старые книги, описывающие сражения Аблиса и Аллаит - прародительницы всех джиннов. Эти битвы так истощили их силы, что они оба погрузились в сон, и энергия мира с той поры стала колебаться плавно и размеренно, давая возможность жить другим созданиям обеих сторон равновесия. Появление шейд значит, что где-то есть мощный источник поглощения, напитавший Аблиса до такой степени, что его разум начал пробуждаться ото сна. Если он проснется, то ничто не спасет нас от погружения в Хаос.
  

Глава 27

   Халед не был против моего возвращения домой, пока он мобилизует резервы против наступления ифритов. Он уверен, что мне нужно попасть на вершину Альбарнеу, поскольку присутствие ифритов на севере и так слишком подозрительно. Я согласилась с ним, поскольку других идей у меня не было, а божественного напутствия я, похоже, не дождусь. Мне было немного не по себе, что от меня ожидают столь многого, но ничего другого не оставалось. В конце концов, мне не просто хотелось жить в этих мирах, - мне хотелось, чтобы они были всегда, даже после меня. Не важно, что они далеки от совершенства, они просто должны быть, потому что...потому что, несмотря ни на что, я люблю свою жизнь и хочу дать всем, кто будет после меня, почувствовать то же самое. А еще только теперь я начинала понимать, что больше не хочу выжить любой ценой. Нет, мне нужно точно знать эту цену, прежде чем я сделаю свой выбор.
   Дома меня чуть не сбили с ног. Леда сказала, что если я сделаю что-то подобное в третий раз, то она подсыплет мне яду, чтоб я ее больше не мучила, а Ингер ее поддержал, хотя лично я во всем произошедшем своей вины вообще не усматриваю.
   Загрей так стиснул меня в объятиях, что кости захрустели, и только Северин опять куда-то подевался. На мой вопрос о его местонахождении Леда укоризненно покачала головой.
   - Загрей начал паниковать, что не слышит тебя и Северин... м-м-м, довольно сильно огорчился, - объяснила она. - Я попросила Ингера приготовить ему успокоительного, но потом пришла Лия и сообщила, что с тобой все в порядке. Дескать, она по-прежнему чувствует твою энергию, и Северин ей поверил и успокоился. С тех пор он от нее не отходит, говорит, что ему так легче. Впрочем, после слов Лии нам всем полегчало, но ты все равно больше так не делай.
   - Так он у тебя? - я повернулась к Ингеру.
   - Да, - кивнул тот,- он спал, и я попросил Лию присмотреть за ним. Если хочешь, я могу за ним сходить.
   - Я попозже сама схожу. Пусть поспит. Алан не звонил?
   - Спрашиваешь! - фыркнула Леда. - Вчера он был сам не свой. Никак не мог поверить, что ты ушла не предупредив нас. Наверное, решил, что я что-то от него скрываю.
   Я нахмурилась. Халед предупредил, что как бы я не доверяла Алану, мне не стоит сейчас откровенничать с ним о своих планах, поскольку шейды могут проникнуть и в его голову. Любое из созданий илиа может стать вместилищем шейд, и даже дампиры, в которых есть человеческая кровь, могут быть невольными марионетками этих созданий. К счастью это касается только созданий илиа и не распространяется на существ этой стороны равновесия и людей. Халед объяснил, что у людей тоже есть слабые энергетические свойства каждой стороны, но они настолько малы, что их принято относить к созданиям середины. Это была хорошая новость, иначе пришлось бы слишком многое скрывать от друзей.
   - Что такое? - Леда заглянула мне в глаза. - Вы поссорились?
   - Нет, - я огляделась вокруг. - А Сократ не прилетал?
   В балконную дверь послышался настойчивый стук, и я впустила в квартиру озябшего Сократа. У него редкая способность появляться всякий раз, как только о нем вспоминают.
   - Почему форточка закрыта! - первым делом возмутился он.
   - Не май месяц, - парировала Леда, - постучать корона не свалится.
   - Кристель, она меня обижает.... Ой! - до Сократа вдруг дошло. - Кристель вернулась! Где тебя носило, а?! Я от волнения аппетит потерял! Я чуть замертво не упал, пока летел сюда! Где твоя совесть, нимфа!
   - Ну, вот почти вся банда в сборе, - улыбнулась я, - пойдем на кухню и я вам обо всем расскажу. А тебе я сварю какао, хочешь?
   Последнее относилось к Сократу, и он вдохновленный этим предложением, метнулся в сторону кухни, крича на лету:
   - Хорошая мысль. А я пока посмотрю, нет ли у тебя зефирчика.
   Хорошо, что плохое настроение Сократа всегда легко снималось шоколадом.
   Мой рассказ не занял много времени, но произвел потрясающее впечатление.
   - Почему ты? - возмутилась Леда. - Почему не Халед, например? Его мне и не жалко.
   - Потому что ключ Харут выбрал меня.
   - Вот эта висюлька, - Леда ткнула пальцем в медальон, - откуда она взялась вообще?
   - Я не говорила? Люди Хариба нашли ее в моем старом доме, прежде чем он был продан в счет уплаты долгов. С ним была записка, что этот знак был на мне, когда меня нашли. Я ведь подкидыш, помнишь? А люди Хариба следили за мной с детства, считая, что я могу быть сильным энергетом. Мама знала об этом и перед смертью отправила меня в самый недорогой интернат с плохой репутацией. Не ради того, чтобы я мучилась, а чтобы меня было трудно найти. Она ведь многие вещи знала наперед.
   Загрей погладил меня по руке, и я улыбнулась, показывая, что со мной все в порядке.
   - И какой у нас план?
   - Попасть на вершину Альбарнеу, а дальше...погоди, - я пристально посмотрела на Ингера, - никаких нас! Вы останетесь здесь.
   - Почему, - Ингер резко выпрямился, - помнится, в прошлый раз от меня была польза. И я смогу за себя постоять.
   - Ты человек, Ингер и можешь за себя постоять в мире людей, но не тебе идти против ифритов. У меня, в отличие от вас, нет других вариантов, к тому же со мной ключ Харут.
   - Остаться в стороне тоже тяжело, - Ингер резко встал и, опираясь на стол руками, качнулся вперед, - Ты не знаешь, как было в тот месяц, который ты провела в Лабиринте.
   - Не спорь со мной! - я стукнула кулаком по столу, и из костяшек выскочили шипы Жала. Раздражение мгновенно переросло в злость, а злость в ярость. Приходилось прилагать усилия, чтобы просто оставаться на месте и глубоко дышать.
   Ингер протянул ко мне руку, но Сократ остановил его.
   - Не трогай. Жало проголодалось и хочет ввязаться в драку. С ней сейчас лучше не спорить. К тому же она на самом деле права. Людям на Альбарнеу делать нечего и эльфам, кстати, тоже.
   - Спасибо, Сократ, - сквозь зубы прошипела я, - все под контролем.
   Шипы неохотно втянулись под кожу, и я уронила голову на руки.
   - Впечатляет, - ошарашено сказала Леда, - Жало хочет кого-нибудь убить, да?
   - Страшно? - я подняла голову, чтобы посмотреть ей в глаза.
   - Нет, - Леда скрестила руки на груди, - нам ты точно ничего не сделаешь.
   - Я не уверена. Мне до сих пор хочется хоть кому-нибудь пустить кровь. Не убивать, нет, но так хочется хоть чуть-чуть чужой боли.
   Из пальцев выскочили длинные когти и медленно втянулись обратно. Я проследила за их движением, а после вновь сжала кулаки.
   - Эффектно, не спорю, - Леда озорно улыбнулась, - но у меня есть предложение на этот случай: пошли вечером гулять по темным подворотням. Может, повезет, и встретим маньяка или банду пьяных отморозков. И тебе полегчает, и обществу польза.
   - Теперь понятно, почему вы сдружились, - Сократ оглядел Леду с ног до головы, а после перевел взгляд на меня, - у вас у двоих башни нет. Вы совершенно одинаково...
   И он выразительно постучал кулачком по лбу.
   - С этим я уж точно согласен, - фыркнул Ингер, - боюсь представить, что бы вы могли натворить без моего присмотра.
   - Зануда, - одними губами сказала Леда, и я едва заметно улыбнулась.
   - Схожу за Северином.
   - Я с тобой, - вскочил Ингер.
   - Нет уж, ты посиди тут. Я хочу еще поговорить с Лией.
   - О чем? - насторожился он.
   - Да не волнуйся ты, - я хлопнула его по плечу. - Просто узнаю, как ей живется здесь. Она ведь тоже под моей ответственностью в каком-то смысле.
   - Ладно, - Ингер протянул мне ключ. - В ваш девичий разговор встревать не буду.
   - Кристель, - я оглянулась, хотя голос на самом деле прозвучал в голове, - меня ты ведь не заставишь ждать тебя здесь?
   - Нет, Загрей, - я улыбнулась ему, прежде чем скользнуть за двери, - тебя не заставлю. У нас с тобой одна дорога, если конечно ты сам не против.
   - Спасибо, - сказал он, когда я уже спускалась по лестнице, - я хотел бы всегда быть рядом.
   Лия при виде меня собралась прокричать что-то приветственное, но вовремя вспомнила о спящем Северине и прижала ладонь ко рту.
   - Правильно, не шуми, - прошептала я, косясь на задернутые портьеры, - Северин там?
   Лия кивнула.
   - Ингер уступил ему свою кровать?
   - Иле нон сомнио диро, - Лия задумалась на секунду и неуверенно добавила, - и я его про-просила.
   - Умница, - тихонько восхитилась я. - Учишь язык?
   - Да, - Лия просияла. - Я э-э- ингенио.
   - Ага, способная, - кивнула я. - Значит, тебе тут нравится?
   - Да, - Лия с энтузиазмом закивала. - Нра-вится, махистери. Я э-э- сенитире ин татулам ессе.
   - А домой в свой мир не тянет? - Я постаралась, чтобы вопрос звучал вкрадчиво и не походил на намек, что пора бы и честь знать.
   - Махистери дом мой, - Лия пожала плечами. - Ингер я хочу ря-рядом. Мир нравится.
   - Хорошо,- я быстро обняла ее, и Лия удивленно замерла, - послушай, что я скажу. Если со мной что-то случиться...ну, мало ли, ты попроси Фирса взять тебя назад. Он, мне кажется, не будет против, а с Ингером ты все равно сможешь видеться. Нет, ты не подумай, что я помирать собираюсь, просто на всякий случай, поняла?
   - Да,- Лия захлопала ресницами, - по-поняла.
   -Вот и славно, - я направилась к портьерам, - теперь можешь идти к остальным, а мы с Северином подойдем через несколько минут. Сама ведь до моей квартиры дойти сможешь?
   Лия кивнула и бесшумно направилась ко входной двери, а я отодвинув в сторону плотную ткань проскользнула в полутемный альков, за которым располагалась кровать.
   Как я и ожидала, кровать оказалась двуспальной. Не из каких-то предпочтений Ингера, он мог бы спать и стоя, но просто вся остальная мебель в квартире наталкивала на мысль, что раньше здесь жила семейная пара, так что широкая кровать в нише, задернутой шторами, была предсказуемой декорацией. Северин, вытянувшийся с краю занимал на ней очень мало места - там еще можно было положить четверых, таких как он. Рубашки на нем не было, но я была уверена, что Ингер не положил бы его спать нагишом. Одной рукой он сжимал одеяло на груди, а вторая безвольно свешивалась вниз, и казалось, стоит ему чуть-чуть повернуться, он окажется на полу. Я решила уложить его поудобнее, но как только я осторожно взяла его за плечи, Северин резко открыл глаза и, схватив меня в охапку, прижал к себе. Я совершенно не ожидала ничего подобного, и одной секунды испуга хватило, чтобы выпустить когти и впиться глубоко под кожу. Он тихо охнул, сжимая меня еще крепче, а Жало с наслаждением впитало несколько капель крови пополам с болью, которую оно причиняло. Оружию, конечно, хотелось еще, но оно совершенно точно знало, что ничего большего сейчас не будет, так что когти медленно ушли под кожу.
   - Прости, - я попыталась приподняться, и Северин немного ослабил хватку.
   - Я сам виноват, - сказал он, - напугал тебя. Мне снилось, что ты уходишь.
   - Хочешь уберу царипины? - шепнула я, и он согласно кивнул.
   Энергетический поток пробежал по коже, и его тело тут же выгнулось дугой.
   Порезы в отличие от ожогов я могу исцелить быстро и без особых энергозатрат, только сам процесс заживления тканей причиняет неприятные ощущения.
   Закончив, я соскользнула с него, и Северин сел на кровати, подтянув одеяло к груди.
   - Тебя так долго не было, - сказал он.
   Я посмотрела на свои руки, но на них не осталось никаких следов крови - Жало впитало всю без остатка.
   - Теряю контроль, - пробормотала я, присаживаясь на кровать, и Северин тихо хихикнул.
   - Будто ты не видела, как на самом деле теряют контроль, - сказал он в ответ на мой удивленный взгляд. - Может я и испугался бы, будь на твоем месте кто-то другой, но с тобой мне даже почти не больно. Я очень сильно на тебя настроен, и твои ощущения порой вытесняют мои. Ни с кем больше такого никогда не было.
   Помолчав немного, он добавил:
   - И может быть уже никогда не будет. Оттого мне очень страшно, что ты уйдешь. Ты ведь не уйдешь больше?
   Я опустила взгляд, понимая, что соврать не смогу.
   - Нет, - захныкал Северин, мгновенно выпутавшись из одеяла и повиснув на мне. К счастью нижнее белье на нем действительно было. - Ну, хоть скажи, что ты скоро вернешься!
   - Я скоро вернусь.
   Северин замер и сжал меня еще крепче.
   - Ты не уверена, что вернешься, - зашептал он, - совсем не уверена. Тебе на самом деле страшно, но ты пытаешься это скрыть.
   - Конечно страшно, - я обняла его одной рукой, а другой уперлась в край кровати, чтобы не упасть ненароком, - только дурак не боится опасности, но я на самом деле собираюсь вернуться. И знаешь, - я чуть отклонилась, чтобы видеть его глаза, - до меня только сейчас стало доходить, что все в моей жизни было не случайно. Каждое событие, словно звено цепочки, вело меня к этой цели: появление медальона, знакомство с джиннами, священный бриллак, Марьян, рассказавший про туман на Альбарнеу, Элизабет столкнувшая нас с Раем- горностаем и его рассказ про шейд - все было взаимосвязано. А я-то говорила, что никто меня не направляет... Да точнее этого было бы только карту нарисовать!
   - Да, - тихо сказал Северин, будто что-то понял из моего бессвязного монолога, - из случайностей, увы, был только я.
   - Что ты хочешь этим сказать? - нахмурилась я, отодвигаясь и одновременно садясь более устойчиво.
   - Не напрягайся, не надо, - грустная улыбка тронула его губы, - ты говорила, что мне не нужно давить на жалость, но по-другому не получается. Поначалу я думал, что я особенный, что я понравился тебе и поэтому ты мне помогаешь. Думал, что стоит подождать немного, и ты сама сделаешь первый шаг, но потом ты пропала, и я испугался. Я просто представить не мог, что я буду делать здесь без тебя, но Лия, говорила, что ты жива, и от этого становилось чуточку легче. Пока тебя не было, я расспрашивал твоих друзей о тебе и кое-что понял. Оказывается ты всегда такая. Мне ничего не нужно принимать на свой счет, потому что даже будь на моем месте дряхлый старик, ты точно так же могла сидеть на краешке кровати и держать его за руку. Быть может чуть-чуть не так нежно, но не менее терпеливо. Леда совсем не так легко допускает людей в свой мир. Вот тебе удалось попасть в него, да и Ингер со временем стал ей близок, но ее доверие нужно заслужить, а для тех, кто этого не сделал, она никогда не пойдет на жертвы. Ингер тоже довольно замкнут, но он очень хорошо разбирается в людях и может определить, кому стоит доверять, а кто только языком трепать умеет. Только ты способна открыть сердце каждому, кто попросит, будто тебе его не разбивали никогда. Ты словно доверяешь сразу, не устраивая проверок, и именно эта способность так всех обескураживает. Быть может, именно она спасала тебе жизнь чаще, чем твое оружие, потому что, увидев это, не сразу можно решиться не оправдать твое доверие. Оттого вокруг тебя так все вертится. Будто ты неосознанно делаешь лучше тех, кто с тобой рядом.
   Я удивленно смотрела на Северина не в силах выдавить ни слова. Если характеристики Леды и Ингера были довольно точными, то моя выглядела чересчур идеализированно. Мне самой даже не хотелось быть такой уж милой и наивной. В конце концов, мне двадцать четыре и я видела смерть и предательство, собственноручно убивала врагов, и после всего этого я точно не могу быть белой и пушистой. Разуйте глаза, я же чудовище!
   Резко дернувшись, будто вынырнув из забытья, я проворно отползла к противоположной спинке кровати и прижала колени к груди.
   - Чушь, - строго сказала я, и только моя поза портила эффект волевых интонаций в голосе.
   - Кристель, - Северин подполз ко мне и легким нажимом заставил выпрямить ноги, - ты ведь понимаешь, о чем я говорю. У меня никогда не было девушки, влюбленности или первого поцелуя, но обидно, что, скорее всего, уже не будет.
   - Почему? - спросила я, и Северин спрятал глаза за длинной челкой.
   - Что тут непонятного, - вздохнул он, - я ведь жертва многократного сексуального насилия начиная с пятнадцати лет. С этим порой трудно справиться.
   - Может, тебе помог бы хороший психиатр, - я попыталась убрать челку, но он наклонил голову еще ниже.
   - Ты сама понимаешь, что это невозможно, - голос начал дрожать, словно он вот-вот расплачется. - Кто мне поверит, Кристель? А если поверят, то, что со мной будет в твоем мире, можешь представить?
   - Я не знаю, чем еще тебе помочь, - просто сказала я, и Северин вскинул голову.
   - Только не отталкивай, - он уперся руками в кровать по бокам от меня, - первый шаг и так делать очень страшно.
   В го глазах было что-то отчаянное: страх и желание, настолько сильные, что их невозможно скрыть ни за какой маской.
   Я понимала, что сейчас произойдет, но совершенно не представляла, какой мой поступок был бы более правильным: оттолкнуть его и вправду будет жестоко, но чары нимфы слишком опасны для человека. Пока я соображала, что делать, его губы осторожно прильнули к моим, и тело застыло в напряжении. Никаких признаков чар не было, и я немножко расслабилась. Северин словно почувствовал это и, проведя губами по щеке, нежно коснулся уголка глаза, а после вновь вернулся к исходной точке. Я слышала его частое дыхание, и оно щекотало мне кожу.
   Может, если нет влечения, то и чар тоже не будет. Может, я вообще взяла их под контроль. Эти мысли немного успокоили меня, и я неуверенно провела рукой по его волосам. Северин резко выдохнул, словно испытал невероятное облегчение, а я запрокинула голову, положив другую руку ему на талию. Из его горла вырвался слабый стон, и мне на секунду показалось, что я ощутила все, что чувствует он. Волнение и восторг, страх одиночества, жажда любви и утешения, усталость...такая непомерная усталость от постоянного страха. Не размыкая губ, я провела рукой по ребрам и остановилась на груди, чувствуя, как неистово сильно бьется его сердце, потом продолжила движение вверх пока не обвила шею, одновременно быстро коснувшись языком пересохших губ. Северин сдавленно ахнул и практически рухнул на меня всем телом. Я оказалась лежащей поперек кровати между ним и деревянной спинкой - компрометирующее положение, если не сказать больше. Мои руки по-прежнему обнимали его шею, а губы сливались в поцелуе. Он осторожно повторил мое движение языком, и я прикрыла глаза, позволяя ему продолжать. Пока что позволяя. Наши тела были прижаты друг к другу, и было трудно не заметить, что у него началась эрекция. Это немного отрезвило меня, и я открыла глаза. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как первые паутинки чар ползут по коже. Взвизгнув, я мгновенно оттолкнула его и вскочила на ноги. Как я могла не почувствовать их? Почему они так легко вырвались?
   Северин потянулся ко мне, а когда я отдернула руку, обиженно прикусил губу.
   - Что-то было не так? - осторожно спросил он, вставая на ноги.
   - Все не так, - меня начало трясти от волнения. - Ты был на волосок от зачарования.
   - И пусть. Так было бы даже лучше, - он нервно сцепил пальцы, не решаясь двинуться с места.
   - Чем лучше! - не сдержалась я, пытаясь скрыть вину за раздражением.
   - Ты бы тогда меня ни за что не бросила, - грустно сказал он. - Ты бы всегда чувствовала ответственность за меня.
   - Неужели, - до меня только-только начало доходить, - ты хотел сделать это нарочно...Как ты мог!
   Северин рухнул на пол, прижавшись лбом к коленям.
   - Прости, прости меня, - забормотал он, - я не знал...
   - Все ты знал! И ведь такой спектакль устроил, что любой бы поверил, - я обиженно тряхнула головой. - Ты ничем не лучше Марьяна. Даже хуже! У него хоть на мордахе написано, что он тот еще хитрец.
   - Неправда, - всхлипнул Северин, - я тебе ни слова не соврал и о том, чтобы тебя изнасиловать, тоже никогда не думал!
   - Что-о-о!
   Северин прикрыл голову руками и весь затрясся, будто ждал, что я его ударю.
   - Ты чего? - я присела рядом, все еще не решаясь до него дотронуться, - если кто и заслуживает локтем в челюсть, так это наглый рыжий лис - извращенец, а не ты.
   - Не надо, - зашептал Северин, и мне пришлось наклониться, чтобы расслышать его. - Он больше не собирается этого делать. Не злись, пожалуйста.
   - Ладно, - я задумчиво почесала переносицу, - я же не полиция мыслей, до дела-то и в самом деле не дошло. Объявляю сезон амнистии лисам! На сей раз рыжему все сойдет с рук.
   Северин робко выпрямился.
   - Никогда бы не подумал, что ты отреагируешь так, - удивленно сказал он, - все-таки я еще плохо тебя понимаю.
   - У меня у самой с этим проблемы, так что ничего удивительного, - я пожала плечами и строго на него посмотрела, - а с тобой мы еще не закончили.
   - Прости меня, - Северин снова съежился, - я ни разу не врал тебе, и сегодня тоже ничего не планировал заранее.
   - Хорошо, - я погладила его по плечу, и он прильнул ко мне, виновато опустив взгляд, - мы заключим с тобой сделку. Условия таковы: ты всерьез пытаешься устроить себе нормальную жизнь в этом мире. Если у тебя не получится, то я возьму на себя всю ответственность за тебя и очарую, раз ты так этого хочешь. Но ты действительно должен приложить все усилия к своей социальной адаптации. Если ты не будешь делать это всерьез, то сделке конец, и я из твоей жизни исчезну. Соглашайся, может ты, наконец, поймешь, что свободная жизнь лучше чар.
   - А ты не будешь избегать меня, пока я буду всерьез стараться?
   Я обняла его крепче, и он расслабился.
   - Не буду, если ты не станешь больше провоцировать меня.
   - Я согласен.
  

Глава 28

   - Привет, милая.
   Марьян сидел на кресле в ногах кровати.
   Я оглядела свою комнату, но ни Загрея, ни Северина там не было, из чего я справедливо заключила, что все, как обычно, происходит во сне.
   - Марьян, тебе опять что-то от меня надо?
   - Фу, как грубо, - он пересел на кровать, - я что не могу придти к тебе просто поговорить?
   - Можешь. Главное, чтобы дальше разговоров дело не пошло.
   Не удержалась. Я собиралась сделать вид, что ничего не произошло, но пропустить эту фразу было выше моих сил.
   - Значит, он все-таки сказал, - Марьян сердито сжал челюсти и пристально на меня посмотрел.
   - У меня своя техника допроса, - я спокойно выдержала взгляд и мило улыбнулась. - А ты разве за мной не следил?
   - Да я бы только этим и занимался, - фыркнул он, - не будь у меня более важных дел вроде очередного нападения черноглазых.
   - Напали на вас? - я мгновенно вновь стала серьезной.
   - Нет, но от северных соседей поступают плохие новости. Черноглазые стали выступать единым фронтом, и Фирс опасается, что объединение общин становится все более реальной перспективой.
   - Думаешь, что кто-то из глав общим может захотеть возродить кланы?
   - Это инстинкты, Кристель, - Марьян печально улыбнулся, - все мы хотим возродить кланы, но понимаем опасность такого исхода.
   - И что для вас могу сделать я?
   - Ты все еще хочешь нам помогать? - удивился он. - Помогать мне?
   - А что такого. Кто знает, каких усилий тебе стоило держать в узде свое больное маниакальное альтер-эго? Такую выдержку надо поощрять. Я что не понимаю, как трудно сдержаться при виде меня! - на этом мое самообладание кончилось, и я прыснула со смеха. Честно говоря, я понимаю, что нашла не самое подходящее время для смеха и уж тем более не самый подходящий повод, но это у меня происходит на уровне рефлекса, и я ничего с этим поделать не могу.
   Марьян глядя на меня, тоже не выдержал и расхохотался.
   - Вот кто бы говорил сейчас о психическом здоровье, - пробормотал он, закрывая лицо руками.
   Когда приступ веселья прошел эльф снова стал серьезным.
   - На самом деле я пришел сообщить тебе кое-что. Не знаю, так ли это важно, но раз уж ты у нас носитель ключа Харут, то я решил, что это может быть интересным.
   - Слушаю.
   - Ты уже знаешь, что я могу следить за шогготами. Многие считают, что их осталось мало, но я-то знаю, как сильно они расплодились с момента смещения равновесия. Шогготов можно отнести к слабым созданиям илиа, но для наземных существ они не представляют большой опасности, поскольку никогда не выползают на поверхность. Правда, если провалишься в нору, то сожрут и не заметят. Тоннели шогготов есть не только в Великих песках, и чем сильнее смещалось равновесие, тем дальше они заползали. Под лесами Виргая их нет, поскольку там часто встречаются семейства цветочных нимф, а они от природы умею аккумулировать энергию элиа в местах своего обитания, для шогготов такая среда неблагоприятна, а вот север, и земли возле горы Альбарнеу, они уже освоили. Раньше я наблюдал за ними, но у меня получалось делать это только по ночам, а пару дней назад во время охоты на аспидов меня немного контузило, и я вынужден был целый день провести в кровати. Тогда я и решил взглянуть, что поделывают эти земляные черви днем. Совершенно случайно мне удалось заметить, что несколько тоннелей были искусственно расширены, и ими активно пользуются наши друзья ифриты. Думаю, именно так им и удалось незаметно пробраться к северным землям и, похоже, что тоннели идут напрямик через безжизненное плато Стергон к Великим пескам. Это сильно затрудняет возможность отслеживать их перемещения, ведь я не могу целый день находиться в трансе для наблюдения за тоннелями, а ночью ифриты становятся тверды и неподвижны и больше походят на черные валуны. Вот такой имеем расклад.
   - Ясно, - я задумчиво потела подбородок, - спасибо за информацию, быть может, джиннам она пригодится.
   - Не за что, - улыбнулся Марьян, - ты уж постарайся выжить в этой борьбе за равновесие.
   - Уж постараюсь.
   Раннее утро темное было только моим. Я спала привычные четыре часа и теперь наслаждалась одиночеством, потягивая воду из кофейной кружки. Предрассветный час, когда звезды только начинают бледнеть обладает своей особой притягательностью, но сегодня звезды лишь изредка мелькали сквозь клочья облаков, и уныло задувал в оконные щели промозглый северный ветер. Совсем скоро принесет он первый снег, и хрупкие снежинки будут таять, едва коснувшись земли. Удастся ли мне увидеть это еще раз? Халед говорил, Равновесие не обязательно должно восстанавливаться ценой жизни носителя ключа, но этого никогда не узнаешь заранее, пока не дойдешь до самого конца.
   По подоконнику забарабанили первые капли дождя, и я тихо вздохнула. Дождь, хоть и был водой с неба, раньше всегда меня раздражал, а сейчас я слушала его с нежностью. Мне хотелось и дальше слушать шорох капель, встречать рассветы, наряжать елку на рождество, любоваться цветами на поляне эльфов, пить воду, делать первый морозный вдох, выходя зимой на улицу, загорать летом, смеяться над шутками друзей, бродить по улицам, надкусить раннее чуть кисловатое яблоко, съездить на озеро и научиться так бросать камушки, чтоб они прыгали по воде как лягушки - хотелось жить, а времени уже не было. Почему я?
   Загрей не мучился этими мыслями, но моей вины хватило бы на двоих. Мне было жалко, что мы стали так сильно связаны, что я уже не могла оставить его здесь в покое и безопасности.
   Алан, наверное, смог бы жить и без меня, Сократ будет скучать, но не погибнет, если меня не будет рядом, даже Северин, думаю, найдет в себе силы и прожить долгую счастливую жизнь, а Загрей нет. Он единственный, кто на самом деле не сможет с этим справиться. Мы никогда не говорили об этом, но мне и не нужно было слов - я могла читать все прямо в его сердце. И почему никто не упомянул об этом, когда я пробуждала Зов?
   Алан после вчерашнего разговора остался обижен, но виду не подал. Он понял, что что-то изменилось, и я не могу сейчас доверять ему, но не понимал, почему. Я знала, какую боль ему причиняю, и это добавило еще один горький глоток в переполненную чашу моей вины. Увы, теперь мне приходилось пить ее безропотно и в гордом одиночестве, потому что разделить ее с другими просто нельзя. Все, что я могла сейчас делать, это сидеть на жестком кухонном диване и ждать сигнала от Халеда. Мы условились, что как только он будет готов, я Загрей и брилак отправимся в Имад Старханад, где Халед откроет портал как можно ближе к вершине Альбарнеу и окажет нам любую посильную помощь в выполнении миссии.
   Едва слышно шурша крыльями, в темную кухню влетел сонный Сократ. Я попросила его остаться у нас, чтобы в случае необходимости он мог быстро отвести нас на поляну за брилаком и указать дорогу до Имада. С падением Грани в Имаде стали вновь открываться случайные порталы, а Великие Пески перестали быть их хаотичным нагромождением. Все вернулось на свои места.
   - Не спиться, - Сократ плюхнулся на край стола и зевнул.
   - Уже выспалась, - я включила свет и поставила чайник. - Печенье будешь?
   - В шоколаде?
   - В шоколаде, в шоколаде.
   - Тогда глупый вопрос.
   Несколько минут мы, молча, хрустели печеньем, запивая его горячим чаем. Мне не нравился вкус чая, но нравилось греть руки о чашку. Уютно и мило.
   - Ты боишься, да? - не выдержал Сократ. Ему вообще было трудно долго сидеть молча.
   - Не смерти, только неизвестности, - Я улыбнулась, и эльфик перелетел мне на плечо.
   - Ты должна верить, что все будет хорошо. Даже не верить - знать.
   - Я верю и знаю.
   - Ага, - Сократ дернул меня за ухо, и я недовольно цокнула, - именно поэтому ты смотришь на все так, словно прощаешься навсегда. Ты это брось! Все в тебя верят, и ты не смей падать духом, а то защекочу до полусмерти, честное слово.
   И принялся перебирать маленькими ручками по шее так, что я тихо пискнула и мигом согнала его с плеча.
   - Тихо ты, пока весь дом не перебудил, - я замахнулась на него кухонным полотенцем, но Сократ легко увернулся и взмыл под потолок. - Я совсем не собиралась сдаваться. Подумаешь ифриты, будто я их красных рож боюсь. Пойду и разнесу там все на этой горе к чертовой матери, а когда вернусь, мы устроим такую вечеринку, что оба мира вздрогнут и будут вспоминать ее до следующего пришествия ключа.
   - Ну вот, узнаю нашу Кристель, - Сократ с довольной улыбкой медленно спланировал на стол. - Теперь я с нетерпением буду ждать эту вечеринку.
   - Молодец, Сократик, - я придвинула к нему остатки печенья, - воодушевил.
   - Ну, я же просил не называть меня так! - он обиженно сложил ручки на груди.
   - Это только между нами, - клятвенно пообещала я, и тут в прихожей зазвонил телефон.
   - Слушаю, - я раздраженно подняла трубку, недоумевая, кому взбрело в голову звонить в такую рань.
   - Мое почтение, уважаемая Кристель, надеюсь, я не разбудил вас.
   - Ах, господин посол, - я не смогла сдержать язвительность, - не думаю, что четыре часа утра это так уж рано. Кстати, давно хотела поблагодарить вас, плеть маграба мне действительно очень пригодилась, жаль только, вы не упомянули о приглашении на свадьбу.
   - Я понимаю ваше недовольство, - Фахдад печально вздохнул, - но я не могу нарушить прямой приказ, к тому же господин Халед вырос у меня на глазах, и я был уверен, что он не способен причинить вам вред. В свете последних событий, мне все больше кажется, что все произошедшее было неизбежно. И как бы мне не было печально это признавать, но я рад, что ключ Харут не был дан представителю нашей расы. Джинны стали слишком убеждены в своей исключительной важности и перестали замечать окружающий мир. Надеюсь, вы пройдете путь, уготованный Малитом, и проживете долгую славную жизнь после.
   - Спасибо Фахдад, - я грустно улыбнулась, - я на самом деле не держу на вас зла. Вы, наверное, правы, что именно так все и должно быть. Так чем же вызван ваш звонок?
   - Господин Халед, новый Великий султан Имада просил передать, что все готово к вашему визиту в город и чем быстрее это произойдет, тем лучше. А еще я хотел спросить, не возражаете ли вы, чтобы Хаким сопровождал вас. В Имаде сейчас ценен любой воин.
   - Конечно Фахдад, - я по привычке пожала плечами, забыв, что говорю по телефону. - Он может пойти с нами.
   - Тогда воспользуйтесь его кольцом, - он немного помолчал и добавил. - Удачи вам.
   Когда я повесила трубку на полку возле телефона, тревожно шурша крыльями, присел Сократ.
   - Уже пора? - спросил он
   - Да, - я, пересилив себя, улыбнулась и весело подмигнула ему, - пора нам с Жалом повеселиться.
  
   Подходящий портал вывел нас на одну из улиц Имада. Внутренняя территория дворца была защищена от возникновения случайных порталов энергетическим фоном центральной жемчужины, но я даже радовалась возможности пройти хоть немного пешком. Мы скромно шагали рядом с брилаком, а из белокаменных домов выскакивали удивленные джинны самых разных сословий, чтобы поглазеть на такое странное шествие. Я тоже без смущения глядела по сторонам, любуясь яркими цветами в горшках, украшавшими стены, странными деревьями, которые цвели и плодоносили одновременно, стайками шумных многоцветных птиц перелетающих от одного цветущего сада к другому. Всякие разговоры при виде нас смолкали, но меня это не смущало, напротив, если бы джинны бросались к нам с удивленными криками, я бы точно попросила бриллака поднять нас в воздух, а так можно было спокойно осмотреть город вблизи. По мере приближения к дворцу дома становились выше, а улицы шире. На стенах появлялись украшения в виде мозаики из разноцветных камней, а лестницы и дверные проемы, покрывали широкие молочно-белые изразцы с ярко-синим рисунком. Весь город был как единый архитектурный ансамбль, где все подчинялось определенным правилам, начиная от материала стен и отмостки улиц, и кончая нежно - голубыми ажурными, словно сотканными из снежинок, узорами, обрамляющими фигурные окна. На белоснежных площадях, попадавшихся на пути, как правило, располагались мастерские вкупе с магазинчиками, двери которых были распахнуты настежь и завешены легкой полупрозрачной тканью, колышущейся на ветру. Город был прекрасен, как томная восточная мелодия, полный величавого спокойствия и необъяснимой пронзительной красоты. Само время казалось, готово было обойти стороной эти плавные линии, обещая не касаться белизны стен и великолепия цветов за коваными оградами.
   Брилак, идущий позади, тоскливо засвистел.
   - Узнаешь места, да? - я ласково погладила его по шее, и он тихо вздохнул. - Не грусти, все будет хорошо, даю слово. Вскоре впереди показались высокие кованые ворота дворцового сада, и охранники в белых одеждах воинов вышли нам навстречу.
   Брилак произвел на них ошеломляющее впечатление, и джинны замерли у ворот, словно статуи, а после все как один склонились в приветственном жесте. Моему крылатому другу это понравилось и он, довольно свистнув, пихнул меня в спину, побуждая идти вперед.
   Нас провели по широкому коридору в тот самый центральный зал, где мне приходилось наблюдать собрание джиннов верховной касты. Брилак следовал за нами, благо высота потолков и ширина дверных проемов позволяли ему двигаться совершенно свободно.
   Хадел сидел на возвышении, изучая какие-то карты, в окружении десятка воинов, из которых я узнала только Басира.
   В момент, когда мы вошли, у них шел горячий спор, но при виде нас все притихли.
   - Кристель, - Халед встал, - наконец-то. Нам стоит действовать очень быстро.
   - О чем ты? - я традиционным поклоном поприветствовала всех собравшихся и замерла в ожидании объяснений. Халед не заставил меня ждать долго.
   - Как я и предполагал,- пояснил он, - ифритов весьма привлекла нынешняя беззащитность наших земель, и они стягивают в пески все свои силы. Третья и десятая провинции уже терпят сильные разрушения, но мы пока можем отражать их атаки. Это значит, что у нас есть немного времени, пока они не добрались до самого Имада. Сколько бы ни было их на Альбарнеу, я думаю, что сейчас большая часть уже на пути сюда. Самое время для твоего похода. С тобой пойдет Рамил и отряд джасаров.
   Джасары, насколько мне известно, воины из трех высших каст, способные к левитации и ментальной связи между собой. Их используют для координации масштабных боевых действий и обычно стараются их жизнями не рисковать.
   - Целый отряд мой господин! - джинн из его окружения протестующе покачал головой. - Правитель седьмой провинции просил направить к нему хотя бы троих, не говоря уже о двадцать пятой и двадцать шестой.
   - Я знаю, - отрезал Халед. - В Имаде останется только шестеро, а остальные джасары отправятся защищать провинции.
   - Это очень опасно, мой султан.
   - Ничего. Наши созерцатели следят практически за всей территорией Великих песков и успеют заблаговременно предупредить о приближении новых ифритов, чтобы мы стянули силы.
   - Нет, - перебила я, - могут и не успеть.
   Все повернулись ко мне, ожидая продолжения, и меня вдруг осенило.
   - Халед, а Грань была только куполом или все-таки сферой?
   - Мы привыкли называть ее куполом, но вообще технически она была сферой, а что?
   - Значит, тоннелей шогготов под Имадом нет?
   - Быть может, только старые, хотя они могли и обвалиться за столько лет.
   - Отлично!
   И я рассказала ему все, что узнала от Марьяна.
   - И кто же тебе рассказал* - удивился Халед.
   - Да, источник не изменился, - пожала плечами я, - один рыжий эльф, который в свободное время может следить за шогготами и мной.
   - Ничего себе, - Халед задумчиво нахмурился, - тоннели шогготов не так часто выходят на поверхность, разве что какой-нибудь червяк перепутает верх и низ. Думаю, постаравшись, мы сможем найти такие места и устроим ифритам пару ловушек.
   - Вот и замечательно, а я смогу обойтись и без джасаров. Откроешь мне портал поближе к вершине, и дальше мы доберемся верхом на брилаке.
   - Нет, Кристель, в условиях той энергетической пустоты на Альбарнеу, о которой ты говорила, брилак не сможет лететь долго. Джасары тоже не смогут, но они, по крайней мере, отвлекут внимание ифритов от вас.
   - Ладно, тогда хватит и двух. Вам здесь тоже будет жарко, не хочу по возвращении застать одни руины.
   - Трех. Я выберу самых лучших, и они будут стоить целого отряда простых воинов. Хотел бы я сам пойти с тобой, но...
   - Не нужно, - перебила я, - ты не должен бросать Имад. Мы справимся.
  

Глава 29

   С нами решено было отправить Рамила Заила и Нурзама. Все они носили платки, но я знала что Рамил - один из семи джасаров красной касты, а Заил и Нурзам - близнецы и принадлежат к касте оранжевой. Халед выбрал их в основном из-за ловкости и скорости левитации. Дело в том, что левитация это скорее плавное парение, чем полет, и ни один джинн не смог бы догнать быстрокрылого брилака. Заил и Нурзам самые быстрые из джасаров, а Рамила решено было просто усадить на брилака позади нас, чтобы он мог быстро спрыгнуть в случае чего.
   Для открытия портала мы спустились в подвалы дворца, туда, где неспешно плавала в столбе света центральная жемчужина Имада. После падения Грани энергию для открытия портала можно было взять только непосредственно из нее.
   Халед приблизился к светящемуся столбу и протянул к нему одну руку.
   - Осторожнее, мой султан, - предупредил Рамил, - это ведь центральная жемчужина, она может втянуть вас внутрь.
   - Знаю, - сквозь зубы процедил Халед. - На счет три и не мешкайте, я так долго не выдержу. Раз. Два. Три.
   Портал загудел, и Заил с Нурзамом сразу шагнули в него, а мы на брилаке впрыгнули следом. В последнюю секунду я услышала, как Халед кричит от боли, а когда оказалась на другой стороне портала, то поняла почему. Давление энергетической пустоты вокруг было таким сильным, что я на секунду забыла, как дышать. Представляю, сколько энергии ушло на открытие портала в такое место. Схватившись за амулет, я покрепче обняла брилака другой рукой и он, разбежавшись, с усилием поднялся в воздух. В лицо бил порывистый ветер с частичками черной пыли и я закашлялась. Землю под нами прорезали сухие трещины, и остовы обгоревших деревьев выделялись черным частоколом на сером полотне, только небо было ярко-малиновым, будто на закате, но из-за пыли было трудно разобрать, откуда исходит этот свет.
   Брилак поднимался все выше и выше, и вскоре ветер стал стихать, а большая часть пыли осталась внизу. Мы неспешно летели над темными облаками, и я, наконец, увидела, куда лежит наш путь. Впереди чуть выше облаков возвышалась, подобно грозному черному обелиску, вершина горы Альбарнеу в странном малиновом зареве. Брилак летел медленно, но не ради левитирующих следом джиннов, а из-за густого и необъяснимого сопротивления воздуха. Нас словно отталкивало прочь, как чужеродные этому месту частицы. Я и сама чувствовала сильнейшее желание повернуть назад, но только крепче стискивала зубы, потому что никакого "назад" для меня уже не было. Когда до вершины было уже рукой подать, брилак, тяжело вздохнув, пошел на снижение.
   - Что случилось? - крикнула я, наклонившись к нему. - Не можешь лететь?
   Он отрицательно свистнул.
   Я оглянулась, убедившись, что сопровождавшие нас джинны, находятся в пределах видимости, и прикрыла лицо рукавом, готовясь к очередной порции пыли, но под облаками нас ждала отнюдь не пылевая буря.
   Вершина горы сияла, как жерло вулкана, очень странного малинового вулкана, а вокруг нее, волнующимися алыми островками были разбросаны ифриты. Я никогда не видела такое их количество за раз. Даже та армада, осаждавшая жемчужину во время нашего путешествия по пескам, по сравнению с ними была жалкой кучкой. Нам никогда не пройти к вершине. Никогда. В эту секунду я отчетливо поняла, что мы пришли сюда умирать.
   - Туда! - крикнул Рамил и я прищурилась, пытаясь разглядеть, куда он показывает, но брилак, кажется, понял его без слов и спланировал вниз.
   Мы приземлились у подножия высокой каменной гряды, и джинны тут же расчехлили арбалеты, заряженные ледяными стрелами, а ифриты, заметившие наше снижение, сразу направились в нашу сторону.
   Я тяжело спрыгнула на землю, и мне показалось, что она издала какой-то подозрительно пустой звук. Я подпрыгнула еще раз и еще, звук повторялся.
   - Загрей! - взвизгнула я, и он без слов понял, что нужно делать.
   Несколько ударов ногой и земля проломилась, открывая черную дыру из которой пахнуло теплом и вонью.
   - Тоннель шоггота, - сказал Рамил, - причем не такой уж давний.
   Загрей, повинуясь моему невысказанному приказу, принялся выламывать твердые, почти окаменевшие куски земли руками, и очень быстро дыра расширилась настолько, что в нее можно было пролезть.
   Я повернулась к брилаку
   - Сможешь улететь отсюда дружок?
   Он нерешительно потоптался на месте.
   - Надо, - к брилаку подошел Рамил. - без седоков тебе будет легче, а чем дальше ты будешь отсюда, тем легче будет и всем нам.
   - Давай, - взмолилась я, и брилак неохотно оттолкнувшись всеми лапами, поднялся в небо. Как раз вовремя, поскольку первые ифриты уже приблизились на расстояние выстрела.
   Заил и Нурзам, не ожидая приказа, выпустили несколько ледяных стрел, а я тем временем осторожно заглянула в дыру.
   - Куда!? - рявкнул Рамил.
   - Вы же не думаете, что можно будет пробиться к вершине по земле? - сказала я и сиганула вниз, справедливо полагая, что на споры нет времени. Тоннель был достаточно широкий, такой, что в нем можно было стоять не сгибаясь. Стенки были гладкие, словно отполированные, без резких выступов, по мере удаления от входа, стало заметно, что они слабо флюоресцируют. Не дневной свет, но хотя бы что-то. Пол, напротив, был немного ребристый, но все равно достаточно ровный, чтобы можно было идти, не боясь споткнуться. Я решительно двинулась вперед, а за мной последовали Загрей и трое джиннов. Тоннель пошел вниз, а позади послышалось злобное рычание ифритов, сообразивших, что мы скрылись под землю. Нам вдогонку полетел столб огня, но мы были уже достаточно далеко, чтобы об этом не волноваться.
   - Какого, шайтана мы делаем, - мне на плечо легла чья-то рука, и, судя по голосу, принадлежала она Рамилу.
   - Идем к центру горы, - я обернулась, чтобы посмотреть в голубые глаза, - или вы предпочли бы встречу с полчищем ифритов?
   - Но этот тоннель может вести, куда угодно.
   - Ну, судя по моему внутреннему сопротивлению, которое пока только растет, мы движемся в правильном направлении, а дальше будет видно. Может, Малит вспомнит вдруг о нашем существовании.
   Рамил умолк, не решаясь так сразу возразить на такой аргумент.
   - А ифриты за ними не полезут? - поинтересовалась я на всякий случай.
   - Не думаю, - качнул головой Рамил.
   - Боятся шогготов?
   - Вряд ли, шогготы не любят огня и с ифритами не связываются. Просто там, где мы идем в полный рост, ифриту придется ползти на карачках, а это трудно назвать боевым преимуществом. Уж скорее они будут ждать, пока мы вылезем обратно.
   Тоннель спускался вниз, и долгое время мы просто шли вперед. Я боролась с возрастающим желанием повернуть назад, с каждым шагом ощущая все большую тяжесть внутри. Наверное, каждый из нас чувствовал то же самое, поскольку все шли молча, словно сосредоточившись на своем внутреннем диалоге, но тут тоннель плавно повернул.
   Я в нерешительности остановилась, не зная, стоит ли продолжать движение, когда справа послышался странный гул.
   - Что это? - шепотом спросила я.
   - Шоггот, - хором сказали Заил и Нурзам.
   - Т-с-с, - шикнул Рамил, - даже не дышите, у них прекрасный слух.
   - А они хищники? - выдохнула я, подобравшись поближе к Рамилу.
   - Они фильтруют землю, поглощая питательные вещества, - едва слышно прошептал он, - мы будем лакомым кусочком, но самое неприятное, что, если мы его убьем, эта туша замурует проход вперед.
   Гул нарастал, и мы замерли, прижимаясь к противоположной стене. В моем воображении предстали огромные челюсти, вгрызающиеся в твердь почвы, и я тряхнула головой, прогоняя страшное видение. Земля под нашими ногами едва ощутимо завибрировала, но вскоре шум стал удаляться. Шоггот прошел мимо, и мы перевели дух, обдумывая дальнейшие действия. Сворачивать, следуя тоннелю, не хотелось, но другого выхода не было. Не копать же дорогу самим! И тут мне в голову пришла безумная идея.
   - Проломи стену, - попросила я Загрея, - шоггот ведь прополз достаточно близко.
   Загрей не задавал лишних вопросов, он просто ломанулся вперед и пробил стену между тоннелями.
   - Что вы делаете?! - воскликнул Рамил.
   - Догоняем червя.
   - Что? Зачем?
   - Слушай, Рамил, - не выдержала я, - это меня ведет Малит. Просто иди следом без лишних вопросов.
   Джинн резко выдохнул, но промолчал, а я тем временем пролезла в новый тоннель и тут же увязла по щиколотку в чем-то липком.
   - Что это за дерьмо? - возмутилась я, выдергивая ноги из фосфоресцирующей жижи
   - Угадала, - хмыкнул Рамил, - отходы жизнедеятельности шоггота. Веди нас носитель ключа.
   Я стиснула зубы и пошла вперед. Воняло в этом туннеле невообразимо и при каждом шаге отвратительно чавкало под ногами, но я старалась идти как можно быстрее. Вскоре мы услышали знакомый гул, который постепенно становился все ближе. Каша под ногами стала совсем жидкой, и, спустя несколько минут, перед нами, наконец, мелькнул хвост шоггота. Он был толстый и влажный, как здоровенный слизень, и я припустила бегом, спотыкаясь и падая в зловонную жижу, остающуюся после него. Согласно моим внутренним ощущениям, больше всего мне не хотелось поворачивать вправо и вниз, а, значит, именно туда и нужно было идти. Сосредоточившись, я выпустила плеть маграба и саданула ею червя по левому боку, а точнее заставила плеть пройти между стеной и телом шоггота так далеко, как только могла. Червь замер. Я повторила удар, и он пополз вперед быстрее. Джинны сообразили, чего я пытаюсь достичь, и новые удары плети обрушились на левый бок монстра. Шоггот подумал несколько мгновений и повернул направо.
   - Работает, - Изумился Рамил, а Заил и Нурзам довольно улыбнулись.
   - Создание илиа..., - начал Заил.
   - Подчиняется элиа, - окончил Нурзам.
   Таким способом мы гнали шоггота еще некоторое время, пока он не проломил стену в другой тоннель. Все бы ничего, только тоннель этот оказался настолько широким, будто его рыли четыре шоггота разом. Я удивленно застыла, не замечая опасности такого поворота дел, но опасность не заставила себя ждать. Шоггот невероятно быстро развернулся, решив видимо одним махом разобраться с источником своих проблем. Передо мной мелькнул широкий роговой нарост на и тут же две продольные лопасти на морде разошлись в стороны, и стали видны несколько рядов острых белых зубов. От неожиданности я шлепнулась прямо в светящуюся слизь, но в этот момент в пасть червя влетела огненная стрела, и он захрипел, содрогаясь в предсмертных конвульсиях.
   - Молодец Нурзам, держал и огненную наготове, - похвалил Рамил и повернулся ко мне. - Что дальше?
   Загрей помог мне встать на ноги, и я осмотрелась по сторонам. Коридор был не такой гладкий, как тоннель шоггота, но, судя по фосфоресцирующей слизи, черви все же приложили свои силы к его созданию.
   Мертвый монстр загородил почти весь проход, но я бы лучше перелезла через него, чем пошла вдоль свободной части коридора, а значит, дальше наш путь лежит именно туда. Повернувшись спиной к шогготу, я сжала кулаки и пошла вперед.
   По пути нам попалось два ответвления, но мы продолжали держаться прямого пути. Давление энергетической пустоты было таким сильным, что я временами забывала, куда и зачем я иду, заботясь только о том, чтобы сделать следующий шаг. Земля под ногами перемежалась со скальной породой, а бледный свет стен сменился бордовыми бликами, из чего можно было сделать вывод, что мы вплотную приблизились к центру горы.
   Вдруг из очередного ответвления коридора, злобно рыча, выскочил ифрит. Я так сосредоточилась на ходьбе, что заметила его слишком поздно, и здоровенная красная лапища припечатала меня к стене. Дыхание со свистом вышло из легких, но я мгновенно выпустила клинок Жала и перерубила ее в районе локтя, стараясь не попасть под брызги ядовитой крови. Загрей запрыгнул на ифрита сверху и одним движением оторвал голову от туловища. Из коридора выскакивали все новые гиганты, и джинны едва успевали заряжать арбалеты.
   - Уходите! - крикнул Нурзам.
   - Мы задержим, - добавил Заил.
   Я, изловчившись, снесла полголовы очередному гиганту и нерешительно глянула на Рамила.
   - Уходим! - скомандовал он.
   - Их же убьют.
   - Да, - джинн схватил меня и потянул прочь, - быстрее, они не смогут сдерживать их долго.
   Я побежала, оглядываясь назад. Заил и Нурзам уже отбросили в сторону бесполезные арбалеты и вовсю орудовали блестящими серебристыми клинками. Рамил сделал еще несколько выстрелов на бегу и тоже припустил со всех ног.
   Тоннель стал больше похож на рукотворный, под ногами попадались острые выступы, и бежать стравилось все трудней. Кажется, мы совсем близко к нашей цели. Позади послышался шум погони, и Рамил развернулся..
   - Моя очередь, - сказал он. - Бегите. Бегите же!
   Я не стала мешкать. Дышать становилось все труднее, и к горлу подкатила тошнота. Воздух стал густым и горячим, он словно отталкивал нас назад, но мы упорно бежали, пока хватало сил. Свет становился все ярче, и я увидела впереди заполненную малиновым сиянием нишу. Где-то позади послышалось злобное рычание и я, собрав последние силы, побежала еще быстрее.
   - Они близко, - сказал Загрей, - а там тупик.
   - Нет, - я прикрыла глаза рукой от яркого света, - там конец пути.
   Вдруг меня осенила очередная безумная мысль.
   - Устрой обвал тоннеля! - крикнула я Загрею - Это их задержит. Сможешь?
   Загрей принялся колотить руками по стенам, и земля задрожала. Он цеплялся за трещины и выламывал целые куски камня, под таким напором стены дрогнули. Загрей работал быстро и когда потолок начал трещать, я скомандовала:
   - Бежим!
   Первых подоспевших ифритов завалило камнями, а мы практически кубарем влетели в нишу, заполненную малиновым светом.
   Когда грохот обвала стих, я огляделась по сторонам. Свет, казавшийся таким ярким из коридора, здесь как будто потускнел, вопреки всем известным мне законам физики. Помещение напоминало круглый колодец, и его гладкие стены уходили высоко вверх, теряясь в малиновых отблесках, а посередине в столбе темно-бордового цвета плавала черная сфера. Совсем как центральная жемчужина Имада, только черная. Черная жемчужина - как символично, черт побери! И что же дальше? По черноте вдруг пробежал бордовый отблеск, и мне показалось, что в глубине сферы я вижу знак, такой же, как и у меня на шее. Нужно приложить ключ к жемчужине?
   -С-слуга Малита, - послышался тихий голос. - Да-а это слуга Малита. Пришел подвинуть качели в другую сторону.
   - Кто это? - крикнула я, оглядываясь, и слабое эхо повторило мои слова.
   Загрей удивленно на меня посмотрел, но я жестом приказала ему молчать.
   - Глупое создание. Глупее джиннов. Постойте-ка, неужто человек? Не человек...полукровка, вот ты где, нда-а.
   - Аблис? - догадалась я.
   - Старая история. Ста-а-арая. И я был таким. Дети Халита и дети Малита, все были такими на заре мира.
   Я прищурилась, и на мгновение мне показалось, что я вижу полупрозрачные тени. Будто воздушные призраки плавали они вокруг черной жемчужины. Шейды.
   - Что- же, маленький носитель ключа, ты, наверное, надеешься вознестись к Малиту? - голос игриво хихикнул. - Нет, он не сможет принять тебя, увы. Внутри тебя мое Осиное Жало, маленький кусочек меня, и оттого здесь ты так хорошо меня слышишь. И оттого я сам так долго тебя не замечал, не видел света ключа. Хитрые, хитрые боги. Но тебе тоже нет дороги в лоно Малита, да и Халит тебя не примет. Я знаю, куда ты попадешь, знаю. На задворки мира, в тюрьму для тех, кто больше не нужен богам. В Лабиринт, нда-а. Я мог бы помочь тебе вытащить Жало, но не стану, ты ведь все равно собираешься закончить начатое, верно?
   - Не пытайся меня запутать, Аблис.
   - Глупая девочка, ты еще ничего не поняла. Нет разницы между нами. Не будет ни тьмы, ни света, ни плюса, ни минуса, ни добра, ни зла, ничего. Мне нет разницы, кто победит в этой борьбе. Все дети богов хотят одного и того же. Это природе нужно сохранить движение, а мы лишь разные чашки на весах. И в один прекрасный день всем нам хочется одного - покоя, но зависшие на чашках не получат покоя, нет...только если сами боги устанут. Ты удивишься, но, если бы проснулась светлая прародительница джиннов, она сказала бы тебе то же самое. Когда-нибудь ни один из ключей не придет и все начнется заново. Может, и ты это увидишь. К тому времени ты уже будешь жалеть, о том, что позволила ключу владеть тобой.
   Я улыбнулась и сняла с шеи амулет. Жемчужина еще раз сверкнула, словно вздрогнула при виде своего ключа.
   - Твое тело умрет, - голос Аблиса стал звучать взволнованно, - а внутренняя сущность попадет в Лабиринт. Окаменеешь, как твоя мать.
   - Моя мама умерла, - сказала я, но голос мой прозвучал недостаточно твердо и Аблис продолжил.
   - Я могу найти нимфу, которая тебя родила. Я видел ее во сне. Видел, что ее дитя имеет знак, но потом ты исчезла из мира, и я почти поверил, что ключ не вернется. Это ничего, ты ведь хочешь узнать свою настоящую маму? Я могу помочь вернуть ее к жизни. Ты успеешь прожить целую жизнь, прежде чем этот мир исчезнет. Дальше будет лучше. Ты увидишь самое начало времен, момент разделения. Ты забудешь, все, что волнует тебя сейчас. На заре мира нет этой тяжести, там все будет просто. Не нужно будет бояться. Не будет вины.
   Забавно Аблис пытается уговорить меня, как когда-то пытался отец Халеда. Неужели они и правда хотят одного и того же? А чего хочу я?
   - Нет, - я сжала амулет в руке и он начал нагреваться. - Все мы песчинки на весах. Не для того я шла сюда, чтобы ты просто заболтал меня. Не для того умерли трое джиннов, сопровождавших меня, не для того моя настоящая мама хотела меня спрятать, не для того я терпела боль, страх, вину и сожаления. У меня есть выбор, но я уже, словно стрела в полете, не могу остановиться до мишени. Мне жаль Аблис, что этот мир устроен так странно, правда жаль, но он уже тем мне дорог, что в нем останутся те, кого я люблю. А я всего лишь стрела, пущенная чьей-то рукой. Мы должны качать качели, умирать и возрождаться, любить и ненавидеть. Даже если мы хотим одно и того же, мы все равно на разных сторонах равновесия. Пусть мир все равно умрет, когда-нибудь, пусть боги устанут держать эти весы, но сегодня я брошу свою песчинку в нужную чашу.
   - Делай, что должен, маленький прислужник Малита, - голос вдруг стал усталым и совсем тихим. - Следующий приход ключа я вновь увижу во сне. Придет еще наше время.
   - Да, придет, - я посмотрела на жемчужину, но мне чертовски не хотелось к ней приближаться. Тогда я просто прицелилась получше и метнула амулет прямо в середину черной сферы. - А наше время уже пришло.
   Жемчужина вспыхнула белым и исчезла. Вокруг внезапно стало темно и очень тихо.
   - Загрей, - прошептала я, и он тут же оказался рядом. Мне хотелось поддержки и утешения, а может просто знать, что кто-то еще есть рядом. Неужели это все? Я выполнила то, что от меня требовалось, а что дальше? Я пока жива, но как выбраться их этого колодца?
   - Я могу разобрать завал, - шепнул Загрей.
   - Зачем? - вздохнула я. - Там нас будут ждать ифриты. Неужели ты думаешь, что они просто оставят нас в покое?
   В подтверждение моих слов откуда-то послышалось глухое рычание и отдаленный скрежет камней.
   - Похоже, они сами разбирают завал, - я осторожно опустилась на каменный пол, и Загрей присел рядом, - тем лучше. Подождем.
   Жемчужина хоть и исчезла, но энергетическая пустота вокруг заполняться не спешила. Я по- прежнему чувствовала давление и гнетущую тяжесть внутри. Я прикрыла глаза и попыталась экранироваться, но энергия все равно по капле вытекала наружу, и тут меня скрутило резкой болью.
   Я ощущала, как внутри разрываются мышцы и мягкие ткани, словно Жало пытается разрезать меня на кусочки. Дыхание резко вырвалось из груди, и я забилась в судорогах.
   Где-то рядом раздался гул, сильно напоминавший гудение портала, но у меня не было сил встать на ноги. Загрей сгреб меня в охапку и прыгнул вперед.
   Стало светло, и я упала на что-то твердое. Боль острым лезвием вгрызалась в мое тело, а я не находила сил даже для крика.
   - Она ранена? У нее кровь идет.
   - Смотрите, это Жало! Оно выходит наружу.
   Внезапно стало чуть-чуть легче, и я с трудом разлепила веки. Я лежала в луже крови в окружении Марьяна, Загрея и Сократа, а на белом полу рядом со мной валялся черный кинжал. Я медленно поднесла руку к лицу и увидела широкий порез. Рана не спешила затягиваться и адски болела, но впервые в жизни меня это радовало. Жало покинуло мое тело.
   - Где я? - слабо прошептала я.
   - В Имаде, - ответил Сократ. - Ты как?
   - А где Халед?
   - Упал в обморок от перенапряжения. Это он открыл для тебя портал.
   - Разойдитесь, ей нужна помощь, - сказал чей-то голос, и надо мной склонился незнакомый джинн.
   - Спи, - сказал он, коснувшись пальцем точки над переносицей, и я моментально отключилась.
  
   Как выяснилось позднее, Халед после нашего ухода решил разыскать Марьяна и доставить его в Имад, чтобы эльф проследил за мной. Впрочем, по утверждению Сократа, разыскивал и доставлял как раз он, а Халед только и сделал, что открыл два портала. Марьян, который вообще не собирался ни следить за мной, ни посещать какой-то там Имад, в кои-то веки смог почувствовать себя в моей шкуре - притащили и практически поставили перед фактом. Впрочем, рыжий и сам был не против помочь, но Фирс запретил всем своим эльфам покидать общину из-за угрозы нападения черноглазых, и исчезновение Марьяна могло выйти ему боком, особенно если бы я умерла. Однако все закончилось благополучно, и лис все равно остался в выигрыше, так как с исчезновением черной жемчужины эльфы илиа стали понемногу возвращаться в исходное состояние и прибиваться к оставшимся общинам, согласившимся их принять. В таких условиях Марьян решил не возвращаться в общину Фирса и стал создавать свою. Я предложила Лие тоже пойти к нему, но она отказалась.
   Ловушки против ифритов сработали, хотя их нападение продолжалось еще несколько недель, но, в конце концов, джинны оттеснили их в пески и заняли уверенную оборону. Разрушенные провинции потихоньку восстанавливались, и новоиспеченный султан наконец-то смог перевести дух.
   Что касается меня, то на мне все зажило. Пусть не так быстро, как могло быть раньше, но я не огорчилась. Халед предложил мне остаться в городе джиннов, но я отказалась. Не уверена, что он намекал на что-то эдакое, но, даже если и намекал, у нас все равно не могло бы получиться ничего путного. Халед слишком властный и моногамный, а я, как ни крути, все-таки нимфа. Сейчас я половину своего времени провожу в Иномирье, и это по-настоящему стало мне нравится. Перебраться туда насовсем я, конечно, не могу, отчасти из-за Алана, с которым продолжаю встречаться, отчасти из-за друзей, по которым я бы очень скучала. Алан пока что успешно сопротивляется чарам, но и я стараюсь держать их под контролем. Это не просто, но я стараюсь, поскольку отказаться от Алана оказалось выше моих сил.
   Северин окончил курсы барменов и работает в гей-клубе. Такой выбор он объясняет тем, что на данный момент желает свести свое общение с дампирами к минимуму, а общеизвестно, что дампиры в подобные места не ходят, поскольку они, как ни странно, все натуралы и нацелены на продолжение рода. А геи, как пояснил Северин обычно все милые и вежливые, не дебоширят и не пристают. В общем и целом он действительно смог спокойно адаптироваться к нашему обществу, но по-настоящему счастливым себя не чувствует. Я пока держу с ним дистанцию, но он упорно отказывается сближаться с другими людьми. Просит Леду присматривать за ним, стало просто неудобно, поскольку у нее тоже появился новый ухажер, и заставлять ее разгребать мои проблемы было бы просто неприличным. Я вообще решила снять себе отдельную квартиру, хотя Леда и отговаривала меня. Но мне все больше кажется, что раз наши финансы это позволяют, то почему бы и нет. Я прошла регистрацию на энергета и теперь сносно зарабатываю на зарядке заклинаний и камней. Никакой слежки за мной больше не было, и я решила, что дампиры и иже с ними сочли за лучшее оставить меня в покое. Фахдад вообще уверил меня, что когда время элиа вступит в полную силу, джинны собираются разыскать всех первородных дампиров и уничтожить их окончательно. Может оно и к лучшему.
   А я собираюсь просто жить дальше. Раз я полукровка, то место мое сразу в двух мирах, и это мне нравиться. Я много времени провожу с цветочными эльфами и Амариллой. Она учит меня разным премудростям, а я даже привыкла считать ее своим другом. Демосфен, как и было обещано, отправился к Орхидее и она, кстати говоря, уже беременна, но пол ребенка пока неизвестен. Надеюсь, что для него все тоже закончится хорошо.
   Только брилак заставил нас сильно поволноваться. Взял и исчез неведомо куда. Только через три недели я узнала, что он вернулся в Имад Старханад и привел с собой еще пятерых. Когда я их увидела, то просто замерла от удивления. Они были как на подбор одинаковые, но мне было легко узнать своего крылатика по голосу - его мелодичный свист я узнаю из сотни.
   А еще на днях я встретила в Иномирье дриаду. Да, самую настоящую дриаду. Когда я спросила, откуда она взялась, то оказалось, что последним ее воспоминанием было странное темное место, из которого ее вывел кто-то в высоких сапогах и сером плаще с глубоким капюшоном. Лица ей разглядеть не удалось, но он представился Надзирателем и пожелал ей удачи в заключении сделок.
  
  
  
  
  
  
  
  

87

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"