Бондарь Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Взгляд в будущее

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 6.07*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    STALKER. Приключение окончено.


   Меня зовут Максим Сергеевич Берг. Не это имя было дано мне с рождения, но теперь в моем паспорте написано именно так.
   Впрочем, ни меня, ни того, чье место я занял, уже никто и никогда не назовет этим именем. В своей нынешней жизни я больше известен под прозвищем Авгур. Смешное прозвище. Тем более смешное, что никакими предсказаниями я сроду не занимался. Не занимаюсь и ныне. Но случайное прозвище приклеилось, приросло, я сроднился с ним. И уже не отзываюсь ни на Макса, ни на любое из других имен, позывных и кличек, которыми обзаводился всю свою жизнь. Вернее, даже две жизни.
   Так уж получилось, что за свои тридцать лет я прожил шестьдесят - как говорится - за себя и за того парня. На самом деле - кто из этих двоих я, а кто - "тот парень", мне предстоит разбираться еще очень долго. Если, конечно, захочу. Сейчас я уверен, что мне до этого совсем нет никакого дела, но кто знает (может быть - легендарный Монолит?), что ждет меня впереди?
   Я всегда полагал, что удача - это достижение поставленных целей. Не глупое случайное везение, а построение некоего пути, который при любых внешних обстоятельствах приводит тебя к намеченному результату. Не каждому выпадает шанс найти или создать такой путь, но тех, кто все-таки нашел и смог воспользоваться им, можно считать по-настоящему удачливыми, поймавшими свою синюю птицу, разглядевшими лицо переменчивой Фортуны и прочая, прочая, прочая.
   Только как быть, когда в конце пути вдруг понимаешь, что дорога не твоя, что встал ты на чужую тропу не по своей воле, прошел её до конца, получил все, чего хотел и даже гораздо больше, но это были не твои желания? Когда знаешь, что синяя птица, которую ты держишь в руках, поет не тебе, а Фортуна, вынужденно улыбаясь, не узнает тебя? Вправе ли человеку принимать то, что ему не принадлежит?
   Или, коль уж назвался груздем - полезай в кузов? Стал Максом Бергом, стало быть, имеешь право и на его наследство?
   Черт! Мы даже не были с ним знакомы, но никто не знает его лучше меня.
   Когда я надолго задумываюсь о нем - о нас? - начинает болеть голова, поэтому я не буду мучить никого долгими размышлениями, а просто расскажу нашу с Максом историю, которая началась
  
  
   22 июня 2016 г.
  
   - Вот так-то, дружок. - Корень сидел на подлокотнике кресла и носком лакированного ботинка растирал на полу лужицу крови. Моей крови. - Долги надо отдавать. Особенно мне. Ты деньги брал? Брал?! Не слышу ответа?!
   - Брал - согласился я, облизывая разбитые губы. Последние два часа телохранители Корня приложили немалые усилия к тому, чтоб с любыми его словами я соглашался сразу.
   - Брал, - удовлетворившись моим ответом, Корень встал и прошелся вдоль подоконника. - Обещал отдать. Вовремя. Не получилось.... Ну что ж делать, всякое бывает... Пришел бы к дяде Корню, повинился. Я ж не зверь какой - подкинул бы работенку тебе. Непыльную. Лет за двенадцать, глядишь, и отдал бы все. С моим профитом. Не рассматривал такой вариант? - он наклонился надо мной, приставил ладошку к своему уху и рявкнул, брызгая мне в лицо слюной, - Не слышу!
   - Нет, - в голове моей, изрядно подрихтованной его костоломами что-то гудело и звенело, мешая сосредоточиться.
   - Не рассматривал... - Корень отвернулся, взял у одного из своих мордоворотов носовой платок и вытер влажную ладонь.
   Потел он здорово. Хотя при его весе и духоте в подвале это вовсе не мудрено.
   - Не рассматривал, - задумчиво повторил он. - Зря не рассматривал. Наверное, боялся очень и думал, что злой дядька Корнеев сразу с тебя шкуру снимать примется? Молчишь? Ну и не говори, по глазкам твоим заплывшим видно. Ты и сейчас боишься. Только видишь, какое дело - с должников сейчас не принято шкуры снимать. На что мне твоя шкура? За те деньги, что ты профукал, твою шкуру никто не возьмет. Ты ж не горностай какой... Ха.
   Он поднял с обломков стола пластиковый конверт с копией моего кредитного договора, который принес собой, обмахнулся им как веером и бросил в корзину.
   - Думаю, Макс, мы с тобой обойдемся без судов, ага? По-свойски. Ведь не чужие люди друг другу?
   Я промолчал, не спеша бросаться на шею "свойскому" человеку.
   - В общем, - Корень подошел к окну и посмотрел куда-то вверх, где виднелись колеса припаркованного рядом со зданием джипа, - отрабатывать долг тебе все равно придется. Только теперь не обессудь, непыльной работы у меня для тебя, Максик, нет. Осталась только пыльная, трудная и немного вредная для организма. Ну, ты согласен? - Он уставился на меня своими черными выпуклыми глазами.
   - Разве есть другие варианты? - мне было больно и продолжения утренней экзекуции совсем не хотелось.
   - Вариантов, собственно, два, - Корень улыбнулся и поморщился одновременно. - Первый вариант - сейчас ты выписываешь генеральную доверенность на управление всеми твоими активами, у тебя ж квартира, два гаража, офисное помещение метров на триста, грузовик какой-то есть..., все заложено, но это не беда. Надеваешь бетонные ботинки на ноги и плывешь инспектировать царство Нептуна. Мне этот вариант не нравится, честно сказать - гавно вариант, сколько там твоих активов? Крохи. Но у меня тоже выбор невелик...- он замолчал, давая мне возможность обдумать его слова и проникнуться мрачной перспективой.
   - А второй?
   - А второй будет такой: ты выписываешь генеральную доверенность на управление всеми твоими активами...- Корень снова улыбнулся, - Надо же, как похоже на первый! Не пугайся, конец будет другой. И отправляешься в экзотик-тур по местам боевой славы украинских и белорусских партизан.
   - Это как? - смысл его фантазий пока что оставался для меня тайной. - И зачем?
   - Это, друг мой юный, не отдающий долги, в Зону. Чернобыльскую.
   - Куда?! - Вроде и не трогал меня никто, а в голове опять зашумело.
   - В Чернобыльскую Зону. На охоту. За артефактами...
   - Корень, побойся бога! - я нашел в себе силы подняться с пола на колени. - Там же ... там же копец! Сразу и без всяких вариантов! Это не выбор!
   - Макс, я же говорил тебе, что работа трудная? Так чего ты развыступался? Ты думал, я тебя поставлю в кинотеатре контроль на билетиках отрывать? Зря так думал.
   - Петрович, придумай что другое, а? Там ведь ...
   - Да ладно не ссы, Максимка! И там людишки живут. Плохонькие, но уж какие есть. - Он наклонился ко мне и снисходительно похлопал меня по плечу. - На первых порах помогут.
   - Иван Петрович, а может эти людишки артефакты принесут? - с надеждой спросил я.
   - Максик, ты совсем работать не хочешь? - он повернулся к своим мордоворотам,- Костик, ты ж обещал, что вопросов глупых я не услышу?
   Костик, одним движением переместился ко мне и без замаха ударил меня в левое ухо. Если раньше в голове звенели колокольчики, то сейчас, похоже, они развалились на части. Я снова оказался на полу в луже натекшей из моих ссадин крови.
   Как сквозь подушку до меня донесся голос Корня:
   - .. принесли бы. Но я же сказал - плохонькие людишки. Башку кому отрезать - могут, а чего-нибудь путное сделать? Не, не выйдет у них, только пропадут зазря. Так что, Максимка, работа для тебя. Ты ж спортсмен, предприниматель... От меня вон почти два года бегал, предприимчивый ты мой. А я ж не глупее кровососа какого-нибудь! Я думаю, жить захочешь - справишься. Соглашайся! Хоть на Зону эту расчудесную посмотришь. Романтика! Опять же за мой счет. Ага? Я тебя не саркофаг над реактором вскрывать пошлю. И не хранилища Сбербанка в Припяти потрошить. Так, прогуляешься по спокойным местам, и через пару дней - обратно. Других-то вариантов у меня для тебя все одно нету. Вернее - есть, но тебе они понравятся еще меньше. Так что, по рукам?
   С трудом поднявшись с пола и усевшись на свою отбитую резиновыми дубинками задницу, я помотал головой, прогоняя из неё сотню маленьких Карлссонов. Со всей отчетливостью мне становилось понятно: нужно соглашаться сейчас. До обещанного царства Нептуна я просто не доживу. Зачем-то Корню очень хотелось отправить меня в эту треклятую Зону, что, в общем, совпадало с моими планами. Или сделать так чтоб меня не стало. Ведь структура у него вполне официальная - банк. И стоит мне с моим разбитым лицом добраться до прокурора - и, по меньшей мере, скандал ему будет обеспечен. Ничего смертельного конечно, но неприятно. А терпеть неприятности Корень не любил. Устраивать их кому-нибудь - милое дело, а самому отписываться и оправдываться? Никогда.
   Будь проклят день, когда я пошел за кредитом в этот банк! Суки! Так вежливо улыбались. И Корень - Корнеев Иван Петрович - начальник безопасности банка, его главный акционер и по совместительству давний приятель моего папаши долго жал мне руку, обещая любое содействие в щекотливых вопросах. Собственно, он и привел меня в свой банк. Надо же, старый друг отца! Вместе с папашей под Кандагаром водку на траву меняли, сапоги на ковры и машины на "Панасоники"... Боевые ранения, честь офицера! Поднялся сам и мне поможет! Так я думал тогда. Лучше б подумал: на чем он поднялся?! Сука припадочная.
   Только потом, спустя полтора года, уже находясь в бегах, я вдруг понял, что меня просто подставили с этим кредитом. Схема "загони дурного лоха в долги" была отработана до мелочей - кому когда улыбнуться, кому когда внезапно заболеть или не там расписаться в малозначащей бумажке. Удобные поставщики, рекомендованные банком, склады, находящиеся у банка в залоге, транспортная компания, кредитуемая банком, чиновники - акционеры банка. Минимум издержек, одна сплошная прибыль! Но! Несколько простеньких, внешне никак не связанных технических ошибок и денег на моем счете нет, склады пусты, а долги есть и проценты по долгам немалые. И смешнее того - эти деньги из банка никуда не ушли, так и остались на его счетах, и ими же он выдавал новые кредиты другим лохам. Вот только я стал должен полтора миллиона евро. Это без процентов, которые даже считать не хотелось.
   Впрочем, как рассказали мне знающие люди, очень многие банки работают подобным образом.
   Урод! Как же я тебя ненавижу!
   Ладно, надо соглашаться, по-другому, раз уж попался, все равно не выйдет.
   - Когда надо ехать? - прохрипел я.
   - Через недельку, - сразу откликнулся Иван Петрович, - рожица твоя заживет чуть, и отправишься. Ты молодец, с тобой хорошо договариваться. Прошлый раз быстро договорились и сейчас тоже недолго упрямился.
   - Корень, можно последний вопрос не в тему? - по морде получать не хотелось, но язык мой был быстрее меня.
   - Валяй, - неожиданно согласился Корнеев и примостился на любимый подлокотник.
   - Почему я? Не проще нанять каких-нибудь спецов? - Размазывая кровь по лицу, я уселся поудобнее.
   - Видишь ли, Макс, специалистов я уже нанимал. Денег в экспедицию вбухали - мама не горюй. А экономическая эффективность нулевая. Даже отрицательная. Пропали специалисты в Зоне, пропали деньги, результата нет. Не спрашивай как пропали - не твое пока это дело. А почему ты? - он достал из внутреннего кармана пиджака портсигар и прикурил сигарету, - Просто никто, Максимка, не бегал от меня целых два года. Не мог. Даже, помнится, в Парагвае и Ботсване должников находили. И гораздо быстрее. Но ты просто уникум какой-то. Вот я задумался немного и решил дать тебе возможность проявить себя. Ты ж там чего на часть кредита открывал? Школу выживания? Так покажи, что ты сам можешь выживать! Глядишь, и я к тебе в ученики запишусь. Хе-хе, учиться ж никогда не поздно? К тому же ты сын моего сослуживца, упокой, Господи, душу раба твоего Сергея, - Корень быстро перекрестился сигаретой. - Кому, как не тебе, поручить это хлопотное дело? Доступно для понимания такое объяснение?
   - Вполне, - ясно было, что чего-то он не договаривает, но что правды от него я не услышу было еще яснее. Школа выживания! Надо ж, вспомнил! Пионерский лагерь это был для детей состоятельных родителей. Всё выживание - змею поймать и сожрать впятером.
   - Ну и отлично, - он встал, стряхнул со штанов видимую только ему соринку и повернулся к Костику. - Значит так: тащите сюда лепилу, клиента лечить, кормить, холить и лелеять. Дайте в тире пострелять - там это может пригодиться. Костик, отвечаешь за него головой. Гадить пойдет - ты воду смываешь, понял? Я буду через три дня. Поправляйся, Макс. Пока.
   Он ушел, а я думал о том, что все правильно рассчитал Зайцев: Корню очень нужен человек в Зоне. Кто-то лично ему знакомый, в меру не дурак, кого не жалко и кого можно полностью контролировать. А Корень уверен, что контроль его надо мной теперь стопроцентный. Дай бог, чтобы и остальные расчеты моего мутировавшего друга оказались верными, а я и дальше не выпадал из предназначенной мне роли.
   Я очень боялся, что Петрович потащит меня на какой-нибудь полиграф, и тогда у него может появиться куча дополнительных вопросов, на которые я не смогу дать удовлетворительных ответов, но - обошлось.
  
   26 июня 2016 г.
  
   Три дня пролетели быстро. Вернее не так - первый день я мучился от боли во всем теле и обколотый участливым доктором отрубился, проспав целые сутки. На второй день меня повели в тир и дали вволю пострелять, предоставив на выбор целый арсенал. Результаты стрельбы вызвали на лице Костика сочувствующую усмешку. Ну да, я ж не какой-нибудь майор ГРУ - целый день отбивать лицом его пудовые кулаки, а на следующее утро маятники качать и попадать при этом в муху на лету - не обучен. Шестьдесят два очка из ста на пятидесяти метрах - кому-то может быть и смешно, но мне, увидевшему восемнадцатый "Глок" в первый раз, их смех был бы непонятен. Пока с переводчиком режимов огня разобрался - один пистолет стреляет одиночными и длинными очередями, а второй длинными очередями и короткими по три патрона - руки уже трястись начали. Они и без того тряслись: Костик гораздо лучше умел превращать людей в кровавую отбивную, чем учить их чему-то серьезному, и общаться с ним мне было тяжело. За предыдущий день знакомства у меня уже выработался условный рефлекс, заставляющий тело сжиматься и защищать руками голову на любое его резкое движение. Он это понял и иногда специально провоцировал меня, внезапно принимаясь причесываться или мять свое вареникообразное ухо. Моя реакция вызывала у него снисходительную улыбку, и Костик еще больше убеждался, что ждать от меня сюрпризов не придется. Эта игра мне не нравилась, но была на руку.
   Когда я более-менее научился управляться с "Глоком", мы перешли к более существенным аргументам в любом споре и остаток дня стреляли из АК-105, АК-104, ФН пять-семь, ПМ, каких-то американских, французских, бельгийских винтовок, к концу пропахшего порохом дня мне казалось, что теперь я смогу заставить выстрелить и простую швабру. Впрочем, когда Костик осматривал мишени, лицо его приобретало все больше траурное выражение. Этот человек меня уже похоронил.
   - Учить тебя стрелять уже некогда, да и вряд ли получится, - сказал он мне. - Вот что скажу: магазины валетом не скручивай, как в кино показывают. Делай вот так, - он показал мне пару алюминиевых магазинов, обернутые изолентой с проложенной между ними дощечкой. - Чтобы оба были сверху: когда будешь стрелять из положения лежа - второй магазин не испачкается в земле, не перекосит патрон и ты все-таки выстрелишь. Хотя с твоим умением - застрелиться тебе и одного магазина за глаза хватит.
   Больше он ничего жизнеутверждающего говорить не стал.
   На третий день, после бесконечной стрельбы, занявшей все время до обеда и чуть после него, Костик притащил в тир какие-то бронежилеты, разгрузки, противогазы, рюкзаки, штук пятнадцать разных моделей ботинок - со шнуровкой, на липучках, кнопках и еще черт знает каких. Заставил меня всю эту амуницию примерить по разу, составил мне комплект и на этом тренировочный день закончился.
   Да, каждый день доктор утром и перед сном добросовестно обкалывал меня какой-то мутью из десятка разнокалиберных ампул.
   Поглядев на третий день на себя в зеркало, я удивился: от побоев, если не считать рассеченной губы и желтизны по всему лицу, следов практически не осталось. Чувствовал я себя уже гораздо лучше, понимая, что всё, в общем, выходит просто прекрасно! Я жив, почти здоров, и скоро окажусь на свободе!
   К приезду Корнеева Костик вырядил меня в подобранную амуницию, дал в руки АК-105 без патронов, но с пристегнутым гранатометом ГП-30, из которого так ни разу и не позволил выстрелить, и поставил к тумбочке - как он выразился "будешь временно дежурным по роте".
   Корень вошел в наш подвал степенно, как и полагается большой шишке, но, увидев меня, расхохотался и стал хлопать ладошками по своим жирным ляжкам.
   - Ха, Костик, это чего еще за чучело? Боец, ты с кем воевать собрался? - это уже ко мне. - Не могу.... Насмешили старого. Костик, ты б ему еще "Град" к жопе привинтил. Снимай, Максимка, эту хрень, война отменяется.
   - Не... надо в Зону? - я боялся поверить в свою "удачу", и как оказалось, не зря.
   - Чего это не надо?! Еще как надо! - Корень прошел мимо меня и сел на мою кровать. - Только вот это все, - он показал пальцем на мои бронежилеты, каски, разгрузки, - ни к чему. Раздевайся. Навыка обращения с подобными вещами у тебя нет, а значит, в реальной стычке они тебе не помогать, а мешать будут. Костик, согласен?
   - Да, шеф, извините, не подумал, - Костик выглядел как щенок, нассавший хозяину в тапок.
   - Да я как-то и не надеялся. Эх, молодежь! Все нам, старым, за вас делать приходится. Может быть, и в Зону мне вместо тебя пойти, а, Макс?
   - А это возможно? - я как раз снимал с себя бронежилет.
   - Макс, ты реально теряешь берега! К Нептуну захотел? А, это юмор такой? - догадался Корень и натянуто улыбнулся, - Ха-ха, смешно. Ладно, детки, диспозиция такая: вылетаем завтра. Недели у нас нет. В Зоне вчера прошел Выброс, нужно пользоваться моментом. После Выброса еще сутки лучше не соваться: у мутантов крышу напрочь сносит. Опасно это. Ну, а завтра ты, Макс, должен быть на месте.
   - Уже завтра? - как-то подозрительно ножки мои ослабли. Не хотелось мне туда по доброй воле так быстро возвращаться.
   - Ну да, завтра. А ты чего хотел? Просидеть здесь неделю на казенных харчах, подлечиться, подучиться, стать суперснайпером и дернуть отсюда, проделав в дядьке Корне штук сто входных отверстий?
   - Была шальная мысль, - я стоял перед ним в одних трусах, и отчего-то дико смущался, чего показывать мне совершенно не хотелось.
   - Повоюешь еще, герой первых пятилеток, - Иван Петрович оценивающе осмотрел мое избитое тело, украшенное пятнами пожелтевших гематом. - Дохловат немного. Ну да мы не на чемпионат по бодибилдингу собираемся, ага?
   - Ага, - вяло согласился я насчет чемпионата.
   - Тогда оденься во что-нибудь попроще и... жду тебя через пять минут в Красном Уголке. Время пошло. Нет, Макс, отставить! Повернись-ка.
   Не налюбовался что ли? Или что-то заметил? Я послушно повернулся.
   - Макс? А где твоя татуировка?
   Татуировка? Я полагал, что она на том же месте где была всегда - ровно между лопаток. Я попытался заглянуть за спину, но шея оказалась короткой.
   - Так где партак, Макс? Свел что ли?
   Если татушки там нет, что очень странно, то о том, кто мне её свел - я не имел никакого понятия. Но догадывался, кто мог это сделать. На всякий случай я кивнул. И добавил:
   - Полтора года как. Избавлялся от особых примет.
   Корень понимающе покачал головой:
   - Ага, ага, а шрам на ноге? Вот здесь - под коленом у тебя был такой чудный рубец. Тоже свел? У Кашпировского? Или у Чумака?
   - Угу, - буркнул я, не вдаваясь в подробности, давая понять, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут.
   - Надо же, до чего медицина дошла! - неискренне восхитился Корнеев. - Надо будет поговорить с людьми: вдруг и мои дырки криво заштопанные свести смогут. А то, понимаешь, бабы иногда пугаются. Ты иди, иди, Макс. Потом время будет - обсудим твои косметические операции.
   Красным Уголком они называли комнату, в которой три дня назад мне били лицо. Там был диван, пара кресел и новый стол, с массивной блестящей столешницей, имитирующей светлый дуб. Старый сломался, когда Костик проверял его на прочность моей головой.
   Когда я вошел, на столе уже были набросаны какие-то карты, снимки аэрофотосъемки, карандаши, прочая канцелярия. Костик стоял возле двери, а Корень сидел на диване и увлеченно курил свои ментоловые сигареты.
   - Ага, успел Аника-воин! Садись. Часок плотненько с тобой поработаем, а там и собираться пора. В дальний путь. - Корень, похоже, настроен был благостно.
   Я сел напротив него и уставился на карандаш, зажатый в его пухлой руке.
   - Значит так, Макс. Высаживаешься здесь - он нарисовал круг на каком-то холме, - собираешь шмотки и по дороге двигаешься сюда. - Карандаш прочертил длинную линию, судя по масштабу карты, минут на двадцать бегом. - Этот район у них там в Зоне называется Темная Долина и тебя там будут ждать люди Борова, Царствие ему Небесное, - Корень трижды перекрестился. - Веня Крот и Сашка Плюха. Вот в этом заброшенном скотном дворе. Расскажут тебе все местные новости, введут в курс относительно тамошних обычаев, мутантов, аномалий и прочих ужастиков. На это все у тебя сутки. Пока понятно?
   - Угу, - мне очень хотелось дать ему по морде, тем более, что такой возможности, скорее всего, больше не представится, но что-то сдерживало. Наверное, Костик, молча возвышающийся за моей спиной.
   - Тогда дальше. Эти два отморозка - Крот и Плюха - сопроводят тебя до района Свалки. Дальше им хода нет - завалят местные партизаны, как только увидят. И тебя вместе с ними. А нам с тобой это надо?
   Вопрос, видимо, был риторическим, и отвечать на него я не стал.
   - Не надо. Значит, дальше идешь один. Может быть, найдешь напарников, мне это поровну, главное - дойди. Будет трудно, но ты, я верю, справишься. Здесь возможны три пути - либо через Завод, он же база группировки "Долг", там располагается бар, где всегда полно опытного народу, ЖД-станцию, озеро Янтарь. Судя по размерам на карте и проставленным глубинам - никакое это не озеро, а нормальное такое болото, ну, сам посмотришь. К Рыжему лесу. Либо через Росток, опять же озеро Янтарь к Рыжему лесу, Либо через Завод, Военную базу, Радар, опять же к Рыжему лесу. Последний маршрут почему-то очень путаный, но сталкеры настаивают, что другого пути нет. Сказать тебе сейчас - как идти - не могу. Я не сталкер. Там все непрерывно меняется и прежде безопасный маршрут может стать прямой дорогой к Богу, - он опять перекрестился. - Короче, там, на Свалке, тебе придется найти кого-то поопытнее, и узнать, какой дорогой двигаться. Крот с Плюхой помогут подобрать проводника. Ага?
   - Понятно, - вопросов и комментариев как-то не возникло. Дороги, намалеванные Корнем на двухкилометровке, совсем не соответствовали известным сталкерским тропам.
   - Ну и хорошо, что ты такой понятливый, другой бы начал выспрашивать: что да как, а тебе все понятно сразу. Молодец! Костик учись, пока он жив! Дальше: как ты, наверное, уже понял, интересующий нас район - Рыжий лес. Там, примерно вот здесь, - карандаш нарисовал еще один кружок, - раньше находился вход в лабораторию Х-19/2 МО СССР. Теперь его там нет. Но рядом должны быть вентиляционные шахты, запасные выходы и, может быть, какие-то другие пути для проникновения внутрь. Ищи. Можешь там себе шалаш поставить, если придется надолго остаться. Ха-ха, - видимо, в его словах было что-то смешное. - Вход найди! Вот планы второго, четвертого, пятого и восьмого уровней лаборатории. Все, что удалось добыть, - он протянул мне несколько ксерокопий. - Тебе на двенадцатый уровень. Там, в боксе 126.12см, в сейфе, должен лежать металлический ящик, что-то вроде системного блока компьютера. Да собственно это он и есть. Вес его килограммов восемь-девять, пустяки для настоящего сталкера. Вот этот ящик мне и нужен. Понятно?
   - Понятно. А что там?
   Корнеев посмотрел на меня своим "фирменным" взглядом, на минуту задумался и, повернувшись к Костику, сказал:
   - Костик, выйди отсюда на десять минут, ага?
   Когда за телохранителем закрылась дверь, Корень затянулся новой сигаретой и начал:
   - Вообще говоря, сначала я думал использовать тебя втемную. Потом немножко задумался и решил, что некоторые знания тебе не повредят. К тому же, ты сын моего приятеля, и, несмотря на наши с тобой разногласия по поводу просранного тобою кредита... - увидев, что у меня появились возражения, он ловко поднял мою нижнюю челюсть, закрыв мне рот, - да, дружок, просранного! Именно так! Если б ты по-настоящему хотел работать, ты б нас на хер послал с нашими поставщиками, складами и прочей ерундой. И делал бы все сам! И у меня нет сомнений, что сейчас ты был бы в шоколаде. Но, если человек не дорожит деньгами и доверяет их кому ни попадя, взять эти деньги - наша прямая задача. Так что в своих бедах вини свою лень и доверчивость. Ладно, проехали. Короче, слушай. Лаборатория эта занималась много чем, большинство тем засекречены и уже никто не сможет дать тебе их список с пояснениями, но в их числе один из отделов работал с нейросетями. После развала Советского Союза работы продолжались. После второго взрыва на ЧАЭС тоже продолжались. Закрылась она только в прошлом году и не по причине переезда. Просто стала недоступной для армейских. Говорят, был внутренний взрыв и все, доступа нет. Не знаю, в чем там дело, с этим придется тебе разбираться, но попасть туда никто не может уже очень долго. Собственно, в нужном мне ящике - нейрокомпьютер, сращенный с кое-какими артефактами. Основное его предназначение - предсказание ближайшего будущего. Даже не так. Он каким-то образом видит это будущее. Его нейросеть этому "обучена" и многократно испытана. Горизонт предсказываемых событий - неделя. Вероятность исполнения предсказания - девяносто девять с небольшим хвостиком процентов. И в доступных мне документах эта штука проходит под названием "Оракул", инвентарный номер - четыре ноля-сто-двадцать три.
   - Ерунда какая-то, - подобных сказок я наслушался еще в детстве, - не может этого быть! Нейросеть... ну куда ни шло. Чисто технически провести правильную аппроксимацию статистической функции несложно. Вероятность совпадения численных параметров будет невысока, но общее направление угадывается запросто. Но такой процент? Враки.
   - Максик, возьми вон тот контейнер, - Корень показал рукой на блестящую металлом коробочку на подоконнике и откинулся на спинку дивана, прикуривая очередную сигарету. - Я предполагал, что сомнения могут возникнуть, поэтому все будешь делать сам, чтоб не говорил потом про мошенничество. Открой его.
   Отщелкнуть застежки оказалось не просто - хитромудрое сплетение рычажков не сразу поддавалось вскрытию. Подергав их за разные концы, я все-таки открыл контейнер. Внутри лежала какая-то ржавая гайка с блестящими нитями.
   - Что это? - я попытался выковырнуть ее из ложа. - Волосатая гайка?
   - Не тронь руками! - Корнеев даже привстал со своего дивана. - Осторожно. Подойди с ним сюда. Это, братец, самый настоящий артефакт из Зоны. Простенький, дешевенький и практически бесполезный, но для демонстрации вполне достаточно и такого. Налей в стакан воды. Полный. До края. Ага? Теперь брось в стакан артефакт.
   Я выполнил его команды, ожидая, что из стакана выплеснется некоторое количество жидкости. Но случилось все по-другому: вода поднялась над стаканом, и застыла, верхний срез водяного столба бурлил, как будто кипел, стакан с гайкой переливался радужными сполохами. Контейнер выпал из моих рук, и покатился по полу. Я проморгался и .... Все осталось как было - кипящая вода висела в воздухе над стаканом.
   Корень довольно улыбался.
   - Пойми, Максик, это А-Р-Т-Е-Ф-А-К-Т из Зоны. А есть и такие, которые отклоняют пули, заживляют раны, многократно облегчают вес предметов и еще целая куча других. Видимо, какая-то их комбинация придала нашему нейрокомпьютеру уже известные тебе свойства. Как - не знаю, но он работает! И вот это важно!
   - Тебе это зачем? - задал я самый тупой вопрос вечера. - Второй бабкой Вангой хочешь стать? Или погоду предсказывать во всемирном масштабе?
   - Это тоже хорошее и денежное дело, но нет. Фондовый рынок, - затянувшись сигаретой, ответил Корень, перевернув стакан с гайкой над контейнером. Вода осела на стол, устроив небольшой потоп.
   И здесь до меня доперло! Если на самом деле такая четкость моделирования будущего достигнута - все! Не надо будет Корню никаких банков, холдингов и заводов! Иди на биржу и бери деньги! В любых количествах!
   - Охренеть! - это вырвалось откуда-то из моей подкорки.
   - Вот так, сынок! И если ты притащишь мне эту штукенцию, я тебе все прощу и еще бабла дам столько же, сколько ты должен. И, напротив, если не притащишь, можешь там и оставаться - слишком много вложено сил и средств в эту тему. Теперь, зачем я тебе все это сообщил: во время взрыва наш драгоценный ящик мог пострадать. В этом случае тебе надо будет найти все документы, по которым можно машинку воссоздать. Вот так, Максиимка. Задача ясна?
   Я не знал, что ему ответить. Ай, да Зайцев! Ай, да сукин сын! Нашел, на какой крючок Корнеева И.П. до самой жопы подцепить! Эх, было бы это еще правдой! От замелькавших в сознании возможностей дух захватывало. Просто сидел и тупо смотрел на развернутую карту, на артефакт в контейнере, на улыбающегося Корня. Вдруг какая-то мысль метнулась в голове от одного уха к другому, - так, во всяком случае, мне показалось.
   - Зачем же надо было меня так бить?
   - В воспитательных целях. Чтоб четко понимал кто здесь хозяин, чтоб в голову дурацкие мысли не лезли, чтобы проникся своим положением. Я не хочу, чтоб ты от меня еще два года бегал - после этой командировки. И поэтому считай этот урок моим последним предупреждением. Ага?
   - А еще кто об этом ящике знает?
   - Из живых вне Зоны? Никто. Я очень много над этим работал, - усмехнулся Корень, а я представил, через какую гору не самых легковалимых трупов пришлось ему пройти.
   - То есть, конкурентов у меня не будет?
   - Снаружи нет, - Иван Петрович, прикурил еще одну сигарету, - а там, внутри? Кто знает? Вся надежда на твои способности. Костя! - вдруг крикнул он, - заходи, мы закончили.
   - Да, код сейфа, коды уровней, электронная сопроводиловка - вот в этом коммуникаторе - Корень выложил на стол кожаный чехол с гаджетом.- Ну, все, отсыпайся, завтра рано утром в путь. Костик, проводи меня.
   Он поднялся и, не прощаясь, вышел. Следом за ним скользнул Костик.
   Легко сказать - "отсыпайся"! После того, что он мне выложил, уснуть не было никакой возможности. Я, конечно, понимал, что воспользоваться этим нейрокомпьютером у меня вряд ли получится, но, бог мой, какие возможности открываются! И не только для фондового рынка.
   К тому же рынок это хорошо, конечно, но правит фондовым рынком не математика и логика, даже не инсайд. Рынком правят большие деньги. Если какому-нибудь Джи-Пи Моргану или Баффету захочется, чтобы акции Верхнеурюпинского колбасного пивзавода поднялись в цене за месяц в девять раз, будте спокойны, они это сделают, и не посмотрят на предсказания, математику и всякую экономику. Они выше этих глупостей. А когда это взбредет в голову господам из Джи-Пи - не сможет предсказать ни один компьютер. Странно, вроде бы Петрович это должен хорошо понимать. С другой стороны, есть ведь и валютный рынок и сырьевой, а там, в силу присутствия большого количества очень серьезных участников с противоположными интересами, все не так просто - помимо огромных денег присутствует еще и политика, внутренняя и внешняя, которая реально считается. Хотя, если не искать спекулянтских пузырей, выгода от такого предсказателя и на фондовом рынке очевидна.
   Однако, не врал Зайцев. Хороша приманка! За такой кусман не то что в Зону, в Ад пойдешь пританцовывая. Главное - поверить, что это не лажа, а с верой у Корня уже, похоже, все пучком.
   Выспаться мне не удалось, но, когда рано утром меня пришел будить Костик, я был уже собран, бодр и готов к самому главному походу в моей жизни.
  
   27 июня 2016 г.
  
   Утро выдалось пасмурным, невеликий аэродром местного аэроклуба сверкал политой дождем взлетно-посадочной полосой и маленький белый L-410 смотрелся на ней как детская игрушка. Обвисший "колдун" обещал полное безветрие.
   Костик, дождавшись, когда я вылезу из машины, взял меня под локоток и, как ему казалось, повел меня к самолету. Ага! Теперь мне и самому нужно было побыстрее попасть в Зону.
   Корень, вырядившийся как на прием к губернатору - дорогущий костюм, неброский шерстяной галстук с редкой золотистой искрой, ботинки по полусотне баксов за каждый сантиметр подошвы - опираясь на закрытый, усыпанный каплями дождя, зонт, ждал нас у самолетика:
   - Привет, орлы! - и, не дожидаясь ответного приветствия, направился к трапу.
   Когда мы с Костиком и еще двумя мрачными хмырями, комплекцией своей и лицами походившие на чуть уменьшенного незабвенного Н. Валуева, заняли свои места, Корень сказал:
   - Летим на этой каракатице чуть меньше трех часов, потом пересадка на военный борт, там минут сорок и ты, Максик, высаживаешься. Кстати, посмотри сумку, мы там тебе кое-чего принесли. А сейчас помолчим, мне надо подумать.
   Его гориллы согласно, в три башки, кивнули, а я послушно полез в объемистый черный баул.
   В бауле, кроме некоторого количества еды, в виде плотных брикетов чего-то в вакуумной упаковке, нескольких банок тоника, коробки с медикаментами (инструкцию по их применению я получил от врача еще в первый день затворничества в корнеевском подвале), обнаружилась жесткая кожаная куртка в три четверти с вшитыми под подкладку плотными пластинами какого-то материала, полегче, чем те, которые были в бронежилете, который одевал на меня Костик. Там же я нашел непромокаемые штаны с великим множеством карманов (на куртке их оказалось не меньше, но это я разглядел потом). Ботинки, закрывающие голень почти до колена. Тоже с кармашками. Прибор ночного видения в противоударном чехле, исполненный как массивные очки с толстыми дужками. Мощный фонарь. И конечно уже знакомые мне два "Глок-18" с двумя сотнями патронов в коробках и с четырьмя пустыми магазинами на 31 патрон каждый.
   Пока я рассматривал все это хозяйство, пока пытался уснуть, мы прилетели на промежуточный аэродром. Гориллы подхватили меня под руки и вынесли из салона вслед за Корнеевым, Костик тащил сумку. Пробежав по полю до раскручивающего винты Ми-8, мы забрались в салон. Костик уселся к иллюминатору рядом с боссом, а два бодигарда расположились рядом со мной.
   Было довольно шумно, и о чем разговаривали Костик с Корнем я не услышал, но, когда машина поднялась в воздух, Костик подсел ко мне, наклонился к самому уху и, тряся перед моими глазами каким-то мотком черных лент, проорал:
   - Это обвязка, называется трусы. Надевай.
   Разобравшись с ленточками, я влез в эти трусы, а Костик пристегнул к ним несколько карабинов и еще пару странного вида железяк.
   - Смотри, это - жумар, он работает вот так, - пропустив сквозь специальные губки веревку, он показал мне, как зафиксировать положение при подъеме. - Сейчас он тебе не нужен, но, если вдруг придется подниматься - используй. Вот сюда веревочную петлю для ноги всунешь и вперед! - Он отложил первую железяку, и взял следующую. - Это решетка, - вещь напоминала какую-то детскую игрушку, - работает вот так, - отогнув несколько цилиндров от общей рамы, он проделал те же манипуляции что и с жумаром. - Вот это восьмерка, без усов, работает вот так, - и я еще раз подивился ловкости его пальцев. - Вот еще гри-гри. Удобная штука для чистой веревки. Выбирай.
   - Мне это зачем? - спросил я.
   - А как ты в Зону из вертолета попадешь? - Костик выглядел удивленным. - Прыгать с тридцати метров будешь?
   - Мы не сядем?
   - Не-а, у пилота в полетном листе нет посадок. Они здесь без причины строго запрещены. Поимеют его так.... По тросу спустишься.
   - Эй, Иван Петрович! - крикнул я, - а если я навернусь с вашего троса? Кто в Зону пойдет?
   - А ты Костика слушай и не навернешься, - ответил Корень и стал смотреть в иллюминатор.
   Пока мы летели, с помощью Костика я научился пользоваться гри-гри, эта прилада показалась мне понадежнее остальных устройств, до которых руки так и не дошли. Ладно, один раз спуститься с тридцати метров мне и этого хватит. Если не навернусь.
   - Смотри сюда, - Костик вынул из баула непрозрачный пакет, достал из него нечто вроде зеленого поливочного шланга, - Здесь шланг с октогеном, внутри - детонационный шнур Primacord марки 80 RDX NYLON. Содержание ВВ не менее восьмидесяти граммов на метр, скорость детонации шесть с половиной километров в секунду! Что обеспечивает практически одновременный подрыв по всей длине шланга. При создании определенных условий: внутренний объем заполнить стоячей водой, а снаружи в резервуаре провести барботацию воздухом - этим шнуром можно разделать серьёзную бронетехнику. Тебе же, если встретится не очень тяжелая дверь или легкая перегородка, через которую нужно пройти - навесишь шнур по контуру и подорвешь. Для инициации подрыва - дистанционные электродетонаторы. Их у тебя шесть штук и двенадцать метров ДШ в шланге. Разберешься, там ничего сложного. Рядом только не стой. В лужах полоскать не нужно, воду эта полезная штука переносит плохо.
   Корнеевские гориллы набивали магазины моих "Глоков" патронами.
   Мне показалось, что вертолет остановился в воздухе, чуть раскачиваясь, как лодка в прибое.
   Костик подошел к двери, сдвинул ее в сторону и в салон ворвался холодный ветер.
   - Макс, на выход, - он сбросил вниз веревку и поманил меня пальцем.
   Я подошел к нему, невольно пригибаясь под порывами ветра. Снаружи, внизу, где-то далеко, метрах в восьмистах от нас, стреляли - я увидел блестки трассеров и настроение мое немного упало. Костик, молча сунул мне в нагрудный карман тонкую стопку баксов, сжатых металлическим зажимом, заправил веревку в гри-гри и сбросил вниз баул, пристегнутый ко мне карабином:
   - Ну, удачи, засланец, - он хлопнул меня по плечу и задержал руку, видимо, намереваясь придать мне, нерешительному, дополнительное ускорение.
   Не дожидаясь вполне вероятного пинка, я прыгнул сам и, придерживая рукой спусковой механизм, очень медленно заскользил вниз. Подняв голову я увидел в проеме надо мной улыбающихся Корня и Костика. Помахал им в ответ рукой, стал оглядывать окрестности, ожидая увидеть встречающих. Вокруг никого не было.
   Я уже преодолел половину спуска, когда над головой ярко полыхнуло, сверху на меня свалилось что-то тяжелое и повисло на спине, скорость спуска мгновенно выросла, и меня потащило куда-то в сторону. Три секунды, пока я падал, даже не пытаясь разобраться - что случилось, лишь судорожно регулируя спусковое устройство, пронеслись как один миг, и земля неожиданно больно ударила в пятки. Я проехался на пузе за тянущимся тросом по земле метров шесть, пока веревка не выскочила из спусковухи, и то, что висело на моих плечах, отвалилось и начало материться, а впереди, по вектору моего движения, я увидел падающий боком вертолет, объятый неслабым пожаром.
   - Пидоры!! Вашу мать! Долбаки гребаные! - судя по голосу орал.... Корень! - Хрена рот раззявил, хватай чемодан, валим отсюда!! За мной, придурок! - и бросился бежать перпендикулярно линии падения вертушки.
   Вертолет, зачерпнув лопастями земли, пытался закрутиться вокруг винта, стукнулся фюзеляжем о здоровенный камень, торчавший из земли как говорящая голова из старого фильма про Руслана и Людмилу, переломился пополам и, каждый кусок его двинулся в путь по земле самостоятельно! Во все стороны летели комья мокрой грязи, фрагменты лопастей и горящие куски обшивки. Все вокруг хрустело, стучало и падало.
   Не соображая, что произошло, я на автопилоте подхватил свой баул и понесся вслед за Петровичем. Бежал он очень быстро, чего я никак не ожидал при его комплекции. Догнал я его лишь метров через сто, когда, запыхавшись, он сбавил темп.
   - Ну, суки, козлы, узнаю, кто это сделал - порву в лоскуты, - надорвав голос сипел Корень, - Ждали ведь нас! Дай пушку и себе возьми. Не стой, беги. Вон видишь, избушку на курьих ножках? Туда. Я догоню. Надо.... Быстрее туда, чтоб не взяли нас сразу.
   Отдав ему один из "Глоков", я побежал впереди. За спиной несколько раз выстрелил Петрович. Судя по тому, что звуки выстрелов не удалялись, взятый мною темп он выдерживал. С той стороны, где я последний раз видел обломки вертолета, гулко бабахнуло, и почти сразу в спину толкнула плотная волна воздуха, придавшая мне новые силы.
   Добежав до полуразвалившегося строения - то ли летний домик, то ли сарай в далеком прошлом, я шмыгнул внутрь и следом за мною ввалился Корень. Упав на пороге, он, не поднимаясь на ноги, развернулся лицом к выходу, и зашептал:
   - Трое или четверо. Тебя одного ждали. На моё присутствие не рассчитывали. Не стой, дурень, ложись, щас карусель начнется! Как я этот выстрел увидел?! Вовремя. Суки, сейчас подойдут. Мочить сразу не будут, ты им живой нужен. Значит, мочить будем мы. Не страшно? Не ссы, предприниматель, прорвемся! Дядьку Корня моджахеды на танке по степи гоняли и ни хрена у них не вышло! Не ссы.
   - Что случилось, Петрович? - я не мог сообразить, что мне теперь делать.
   - Сдал кто-то наш маршрут. Ты как рукой помахал напоследок, я голову поднимаю, а она вот уже - метрах в тридцати, граната из РПГ! Как успел выпрыгнуть - не спрашивай. Сейчас отстреляемся и на базу Борова. Встречающих наших, похоже, загодя положили. Тихо. Идут.
   Я отполз к окну, выходящему в ту же сторону, что и входная дверь, высунулся над подоконником, пытаясь разглядеть противника, и увидел, как в чуть качнувшихся кустах справа от строения шевельнулось что-то серое, расплывчатое. Костик на тренировке в тире говорил - не видишь цели, не можешь двинуться с места - лучше не стреляй. Надо сказать - справедливо говорил, весь мой не особенно богатый опыт стрельбы только подтверждал это правило. Я замер.
   Гораздо левее, в секторе Корня показались три фигурки, короткими перебежками пробиравшиеся к нам поближе. Шли без обычной в таких случаях стрельбы.
   Петрович тоже не стрелял. Я посмотрел на него, он покачал головой и прошептал:
   - Метров с тридцати шмалять будем. Раньше даже не пробуй.
   Я согласно кивнул, уяснив для себя порядок дальнейших действий на ближайшее время.
   Мы ждали, они подходили. Медленно. Мне никак не давали покоя кусты, в которых сидел еще какой-то персонаж нашего представления. Но все было тихо.
   - Эй, человек! - они подобрались метров на сорок и залегли. - Выходи без оружия и руки в гору! Живой останешься!
   - Ответь им что-нибудь, - одними губами произнес Корень, - меня они не срисовали, вертушка помешала. Где-то еще один должен быть с гранатометом. Может, выползет.
   - Какие гарантии? - голос сорвался и, к моему позору, получилось очень высоко и не очень громко.
   - Слово джентельмена! - откликнулся переговорщик, а его приятели в голос заржали. - Выходи, потрещим! Только быстро выходи, нам долго ждать не в кайф! Через минуту в окно лимонку отправим, так что побыстрей суетись.
   - Выходи, - скомандовал мне Корень, - встань надо мной в проеме, пусть они подойдут. Я подстрахую.
   - Ты чего, Петрович, они ж меня завалят?
   - Не ссы, Макс. Кто ссыт, тот гибнет. Ты нужен им. Нормально все. Выходи.
   Почему-то его слова меня немного успокоили. Я встал в проеме, демонстративно опустив на крыльцо пистолет, и поставил свой баул на пороге - мне показалось, что Корню так будет удобнее маскироваться. Поднял руки.
   - Молодец, Макс, - донесся снизу одобрительный шепот, - начну стрелять - уходи влево и падай.
   Все трое по очереди поднялись с земли и двинулись к нам.
   - Не бойся, человек! - громко говорил шагавший первым коротышка с АК-74 на коротком ремне на шее. Росту в нем было метра полтора, а торчащие в разные стороны усы делали его похожим на Чапаева. - Поговорим, и дальше пойдешь. Если разговор путний выйдет.
   Они подошли метров на шесть и расположились полукругом.
   В этот момент я почувствовал шевеление под ногами и, прежде чем Корень открыл огонь, прыгнул влево, краем глаза отметив, что подозрительные кусты раздвинулись, и оттуда к троице метнулось нечто белесо-серое, еле различимое, подобное воздушному мареву. Над головой послышались выстрелы, но, судя по звуку, стрелял не Корнеев. Я повернулся и увидел как пули попадают в выскочившее из кустов существо, отрывая от него кровоточащие лохмотья. За исключением этих ошметков все остальное оставалось почти невидимым.
   Нечто оказалось быстрее бандитов. Я смотрел, как оно приблизилось к первому стрелку, крутанулось вокруг него, и человек упал, зажимая страшную рваную рану на горле. Потом наступил черед второго, прекратившего стрелять из опасения зацепить своего раненого товарища. Но второй умер даже раньше чем до него добралось марево, потому что оставшийся коротышка стрелял не жалея патронов и, видимо, ему было наплевать, что его подельник оказался между ним и этим прозрачным ужасом. Когда заглох и его ствол, наступила очередь Корня. Встав в полный рост в том месте, где совсем недавно еще был я, он длинной очередью выстрелил куда-то в верхнюю часть непонятного существа. Наверное, стрелял он отлично, потому что эффект был! Как на постепенно проявляющейся фотографии в воздухе возникла фигура высокого - больше двух метров - почти человеческого торса, серо-коричневого, гладкого - то ли совершенно лысого, то ли покрытого мокрой шерстью, потом проявились ноги (лапы?) и руки. Не желала появляться лишь голова. Так и не проявившись полностью, фигура рухнула плашмя на землю. Кровосос! И так близко к Периметру! Впрочем, если недавно был Выброс - ничего удивительного, сейчас почти все мутантское поголовье Зоны должно слоняться в этих местах.
   - Вот это помощник! - довольно произнес Петрович. - Знакомься, Макс, перед тобой невидимый ужас зоны, легендарный кровосос! - Он поднял с крыльца второй "Глок".
   - А... башка у него где? - не самый, наверное, нужный в этой ситуации вопрос, но ничего умнее я придумать не успел.
   - А вот башки у него уже нет, - хохотнул Корень. - Отстрелил я ему башку. А если б оставил, то башков уже не было бы у нас. Так что удачненько все получилось! О! Смотри, коротышка живой еще. Затащи-ка его в дом, а я четвертого подожду. Давай, быстренько. И включи коммуникатор, там где-то есть детектор жизненных форм, проверь окрестности.
   С подобными гаджетами я уже общался, поэтому через пару минут отметил, что в радиусе действия детектора ничего живого весом более полуцентнера не имеется. Разумеется, кроме нас троих.
   - Чисто, Петрович.
   Тем временем мой неожиданный партнер приводил в чувство разоруженного пленного. Коротышка уже проморгался, но по его очумелому взгляду было понятно, что в ситуации он еще не разобрался.
   - Ну, привет, великанище, чего расскажешь? - Корень старался быть в меру дружелюбным. - Как догадались нас салютом встречать? Надоумил кто?
   - Пошел ты, - ответил малорослый Чапай, - сейчас пацаны подойдут, посмотрим, кто кого спрашивать будет.
   - Нет пацанов твоих больше, великанище, - изобразив траур на лице, Корень горестно вздохнул, - Светлая им память. Поэтому, пока я такой печальный и сопереживающий, отвечай на вопросы быстро. Когда стану злой, отвечать будет поздно, ага? А для того, чтоб ты быстрее пришел в чувство, я, пожалуй, сломаю тебе палец. Вот этот!
   Коротышка пытался спрятать руку, но квалификация и весовые категории у противников были сильно разными и Петрович его легко одолел, даже не переходя в партер. Раздался негромкий хруст, Корень отпрянул, и Коротышка завыл, размахивая перед лицом правой рукой со свернутым вбок указательным пальцем.
   - Говори, - еле слышно произнес Корень, и потянулся к левой руке.
   - Нет, не надо, - завопил Чапай, - не надо! Я скажу. Скажу....
   И замолчал. Он рассматривал свою руку, на которой сломанный палец надувался лиловой шишкой, а мы с Корнем его самого, пауза затягивалась.
   - Похоже, язык отнялся? Костик! Тьфу, какой на хрен Костик! Максик! Окажи милость, запали небольшой костер, сейчас я ему пару пальцев и уши отрежу, пожарю и заставлю сожрать!
   Он снова потянулся к коротышке.
   - Не, не, не, не...., я все расскажу, - заторопился пленник, - это все Плюха придумал!
   - Сашка, что ли?
   - Да, да..., Веньку еще замочил, когда тот отказался на дело идти.
   Он тараторил часто, не останавливаясь, перескакивая с одного на другое, но после получасового монолога обстановка прояснилась. На базу Борова, которую после его смерти занимали ближайшие сподвижники, ополчились сразу несколько сталкерских кланов - "Долг", "Чистое небо", "Зеленый патруль" - и примкнувшие к ним одиночки. Базу вынесли буквально за час до нашего прибытия. Там у нескольких сбежавших отморозков осталось все имущество, и двигаться теперь им было некуда. Тогда-то Плюха и придумал напасть на туриста - видимо, речь шла обо мне, и вызнать, зачем Корень отправил меня в Зону. Плюха говорил, что Корень по пустякам не суетится (сам Корень при этих словах важно надул щеки) и поэтому с туриста можно будет снять либо приличный хабар, либо стоящую наводку. Веня Крот пробовал возражать, но Плюха ему сразу воткнул под ребра заточку. Остальные Плюху поддержали. Сам Плюха с гранатометом устроился в засаде, а остальных отправил на перехват туриста.
   - М-дя.... Пироги с котятами, - задумчиво пробормотал Петрович, - чего ж делать-то теперь? Сусанины наши скурвились, я здесь застрял. Хрень какая-то получается. Вот так планируешь, изворачиваешься, а потом появляется какой-нибудь Плюха.... И все планы в жопу носорогу.
   Корень встал и не спеша пошел вокруг запаленного мною костра, вокруг меня и Чапая. Оказавшись у него за спиной, наклонился и, мягко положив ему на плечи обе ладони, спросил:
   - Взяли бы вы моего туриста, и чего потом?
   - Не знаю, - коротышка пытался заглянуть себе за спину, - Плюха говорил, что у него все придумано. Как наводку использовать и кому товар слить....
   - Толково придумано, - похвалил бандита Петрович, - А где сам профессор?
   - Кто?
   - Плюха твой чокнутый! - заорал на него сверху вниз Корень.
   - Так ведь, вертушка прям на него свалилась. Он и трепыхнуться не успел.
   - Макс, ты еще где-нибудь видел такое количество дебилов на столь малой площади?
   - Мы не дебилы! - Возмутился немного освоившийся Чапай.
   - Ну-ну, - Корень поморщился, и, резко схватив пленника за голову, довернул её туда, куда пытался заглянуть коротышка.
   Чапай дернулся и обмяк.
   - Подождать не могли, пока вертолет уйдет и взять тебя тепленьким? - отряхивая руки, вслух рассуждал Корень. - Форменные дебилы. Десять минут подождите и сделайте все чисто! Нет, на подвиги потянуло!
   Только что Корень на моих глазах собирался убить троих, но те люди были вооружены, сами хотели нашей смерти, и поэтому заслужили свою. Но в том, как он разделался с беззащитным глуповатым коротышкой, было нечто пугающе отвратительное. Как-то не укладывалось в голове: вот только что напротив меня сидел человек, о чем-то говорил и вдруг - раз, хруст позвонков, и все, нет человека. Я б так не смог. Я совсем не чистоплюй и мне приходилось видеть и делать разное, но вот так, как это сделал Корень - я бы точно не смог!
   - Петрович, - не узнавая своего голоса, прошептал я, - зачем ты его? Он же был ....
   - Безопасен? - оборвал меня Корнеев. - Нет, мой юный морализатор, он был бесполезен. Ну, и кроме всего прочего, считай, что это были личная неприязнь. С детства ненавижу эту шушеру уголовную. Дебилы.
   - Но не так же?
   - А как? Проявить гуманизм, сдать в ближайший околоток? Пусть в Москве и Киеве всякие правозащитники с этой уркатней в жопы целуются, а я давил этих уродов и дальше давить буду, если здоровье позволит! Все равно тащить его мы бы не смогли. Наплюй!
   - Зачем его тащить? Он бы сам пошел куда сказали.
   - По-моему, нам нужно кое-что прояснить. Скажи мне, что ты знаешь о Зоне? - он принялся обшаривать карманы Чапая, его рюкзак.
   -А... ну,.. опасное место, ядерный взрыв здесь был. Потом карантин и еще раз что-то взорвалось. Здесь есть аномалии и какие-то мутанты. По телевизору показывали по Би-Би-Си. Кровососа показывали, но тот вроде помельче был чем наш, - я кивнул за порог, - кабанов местных и псевдособак. Потом еще здесь нашли аномалии, гравитационные и еще... несколько... других видов. Артефакты тоже. Это такие предметы, которые обладают необъяснимыми свойствами и плохо поддаются изучению. Ну, как та штука, что ты мне в подвале показывал. А еще я слышал, что внутри Зоны есть несколько научных станций. Они изучают Зону изнутри. И ....
   Пока я натужно вспоминал то немногое, что посмотрел в каком-то научно-популярном фильме, Корень успел сходить к месту побоища и за ноги приволочь оба человеческих трупа. Их он тоже стал деловито и умело обыскивать.
   - Ну-ну, продолжай, - на миг подняв голову, Корень подбодрил меня согласным кивком, - что еще?
   - Ну... в общем все.. В общем, это довольно опасное и негостеприимное место. Да, вокруг Зоны еще миротворцы располагаются из разных стран, вроде санитарного кордона.
   - Ладно, Макс, хватит. О Зоне ты не знаешь ничего, - увидев, как я собрался опротестовать его приговор, он махнул рукой, показывая мне чтоб я заткнулся. - Придется провести ликбез.
   Перебирая в руках вещи, извлеченные из карманов убитых им людей, Корень уселся и стал раскладывать их по нескольким кучкам.
   - Сразу оговорюсь, Макс, я здесь ни разу не был и по большому счету я такой же салага как и ты. Но! У меня в отличие от простого обывателя были очень.... правильные информаторы. - Он перекрестился, что-то пришептывая. - Подробные описания местных примечательностей есть в твоем коммуникаторе и чуть позже у тебя будет время с этим разобраться. Сейчас, Макс, я хочу, чтоб ты понял, что Зона - это не Поле Чудес в Стране Дураков. И не просто опасное место, где можно умереть. Нет Макс, Зона - это смерть. Для таких как мы с тобой новичков - стопроцентная. Причем очень часто в немыслимо поганой форме. Здесь можно умереть тысячью способов в любой момент. И каждый способ будет в своем роде уникальным. По меркам Большой Земли, конечно. Навскидку перечислю несколько самых распространенных. Итак, здесь можно склеить ласты, попав в аномалию; видов аномалий насчитывается около десятка - это те, которые более-менее изучены, соответственно выбор богатый: можно закончить дни кровавым фаршем, вывернутой наизнанку чучелой, растворенной в кислоте субстанцией, пригоревшим бифштексом, ну и так далее. Здесь можно отправиться на свидание с предками, оказавшись под Выбросом - тоже своего рода аномалия, только в масштабах всей Зоны. Здесь можно откинуть боты от облучения, причем узнаешь ты об этом прискорбном факте, когда что-нибудь делать будет уже поздно. Здесь можно сыграть в ящик, оказавшись лицом к лицу с любым мутантом, каким бы немощным он ни казался. Здесь можно стать живым трупом - зомби - нужно всего лишь повстречать одного из обитателей Зоны - контролера. Здесь можно дать дуба там, где ты прошел до этого сотню раз и все было вполне безопасно. Продолжать?.. Пожалуй, хватит. И, конечно, венец творенья - самое смертоносное существо, которое обитает в Зоне - человек. Особенно твой враг. Здесь никто не заморачивается правами и свободами, частной собственностью и депутатской неприкосновенностью. Военные - те вообще по большей части так запуганы местными реалиями, что сначала стреляют во все, что движется, причем чем-нибудь поубойнее, а потом, если выдастся досуг, может быть!.. пожелают посмотреть: кого там нелегкая принесла. Большинство людишек здесь давно сгруппировались в несколько кланов - так легче выживать, что бы высокого не говорили лидеры кланов о своих целях. Они просто хотят выжить здесь и по возможности вернуться домой с прибытком. Наши незабвенные Плюха, Крот и их друзья были из бандюков, публика та еще; если между собой кланы еще как-то договаривались, то этих отморозков валили сразу, без долгих разговоров, а выбирать мне было не из чего. Крот был одноклассник Костика. Да... Продолжу.
   Зона - вещь в себе, никогда нельзя угадать, что с тобой будет в следующий момент. Кого-то она убивает быстро и болезненно, и таких большинство, кого-то жестоко наказывает, этих тоже хватает, а кого-то награждает, вот этих совсем мало и понять что будет наградой, а что наказанием... Чертовски сложно. Говорят, что некоторые сталкеры получили от нее вечную жизнь. Но только в пределах самой Зоны. Сталкер Семецкий умирает по три раза на дню, и после каждой смерти встает, отряхивается и идет дальше по своим делам - что это? Наказание или награда? Кому что выпадет - предсказать нельзя. Пока нельзя. Понятно?
   - Да. Ты надеешься здесь выжить?
   - Ага. Как это у нынешних писателей? "Вернемся из ада с победой и пленными"? Мне все-таки кажется, что большая часть того, что я тебе рассказал - своеобразная антиреклама, придуманная здешними обитателями, чтобы отсечь от кормушки лишние рты. Есть основания так думать. Но пока мы не получили подтверждения, что это вымысел, мы с тобой будем относиться к тому что происходит вокруг нас с известной настороженностью.
   Занятные у него были информаторы. Видать, сильно обиженные Зоной.
   - Живыми бы вернуться.
   Он пропустил мое замечание мимо ушей, или не знал как ответить. Может быть, просто не захотел отвечать. Встал и принялся натягивать на себя куртку и штаны, снятые с убитых. Под курткой так и осталась белоснежная некогда сорочка и желто-серый галстук с золотой искрой. Запонки с рукавов он все же снял и ссыпал их в брючный карман. Примерил ботинок на левую ногу и с недовольной гримасой отложил его в сторону, оставшись в своих щегольских туфлях. Когда с переодеванием было закончено, Корень пружинисто попрыгал и подхватил один из трофейных автоматов. Мой "Глок" уже висел у него в хитрой петле подмышкой.
   - Пошли, что ли? Эй, Макс, очнись! Мои психологи утверждали, что у тебя очень высокий коэффициент приспособляемости, - наверное, его психологи были правы, я всегда чувствовал себя комфортно почти в любой обстановке, но не в этот раз. - Не горюй, прямо сейчас мы далеко не пойдем, нечего нам там пока делать. До вертолета смотаемся, посмотрим, что там осталось и назад.
   Пришлось подниматься и плестись вслед за Корнем в сторону чадящего черным дымом вертолета.
   Сначала мы увидели веревку, по которой я спускался каких-нибудь полчаса назад. Корень взял конец в руку и стал его сматывать в бухту, приговаривая "пригодится - непригодится - пригодится". Намотав на локоть метров десять-двенадцать, он остановился. Я осторожно подошел к нему сзади и выглянул из-за плеча.
   Метра через три веревка уходила в землю, а еще через метр выбиралась обратно, и сразу был виден ее противоположный конец с пристегнутым карабином. Над тем местом, где пропадала веревка, воздух уплотнялся, становился виден, и более всего формой получившееся образование напоминало полупрозрачную воронку размером с таз для белья, в котором моя соседка по подъезду выносила на улицу сушиться свои плюшевые шторы. Если общая длина веревки была метров сорок, то где-то там, в недрах, сейчас болталось около двадцати метров.
   - Что это, Корень?
   - Судя по описанию, что-то вроде гравиконцентрата. Аномалия такая. Засосет почище твоих зыбучих песков. Черт, если б не веревка, вляпались бы наверняка! Чего встал? Обходим.
   Он пошел по широкой дуге вокруг первой попавшейся нам аномалии. Я двинулся следом за ним, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. Было как-то неуютно. Волосы на руках шевелились и вовсе не от ветра. Какое-то далекое воспоминание из детства вдруг вспыхнуло в мозгу.
   - Петрович, в книжке... у братьев Стругацких тоже Зона была. Там сталкер перед собой гайки кидал, чтоб дорогу проверить.
   - Ага, - согласился Корень, - правильно, нынешние сталкеры тоже кидают. Только болты почему-то. Гайки уже, наверное, кончились давно....
   Он полез в кармашек разгрузки и вынул горсть болтов.
   - Наследство усатого коротышки-убийцы, - пояснил Корень, и бросил перед собой болт.
   Ничего не произошло.
   Так мы и дошли до вертолета - он бросал болты, я их подбирал, но как не старался, штуки три все-таки куда-то пропали.
   От вертолета мало что осталось - на площади в добрую тысячу квадратных метров валялись обгоревшие куски обшивки, да чадили сгоревшей резиной колеса. Побродив среди этих обломков, мы все-таки нашли разбитый сотовый телефон, искореженный пистолет Костика, коробку тушенки, половина банок в которой лопнула, два обгоревших противогаза, цинковую коробку с патронами к навесному пулемету, шлем пилота, измазанный изнутри кровью.
   Возле двух обгоревших трупов суетились несколько ублюдочного вида собак с язвами и подпалинами на боках и спине. К нам, впрочем, они не проявляли никакого интереса, и Корень решил, что лихо будить не стоит. В одном из трупов по ботинку он опознал своего телохранителя, не Костика, другого - из пары горилл-близнецов. Второй труп при жизни был пилотом вертушки - опять же определилось это по ботинкам.
   - Ну, все, - сказал Петрович, - больше здесь делать нечего, пошли обратно. Кстати, есть такое сталкерское поверье: никогда нельзя возвращаться по своим следам.
   - Почему?
   - Объясняют психологией; типа, прошел, живой, обратно идешь, подсознание отдыхает, расслабляешься, и здесь опа! Северный пушистый зверек подкрадывается всегда незаметно. Короче, чтобы быть в тонусе, дорога должна быть новой. Это аксиома. И теперь ты впереди.
   На обратном пути ничего не случилось, если не считать, что запас болтов практически исчерпался: груженому тушенкой и патронами Корню было недосуг ковыряться в траве.
   В хибаре, ставшей нашим временным пристанищем, мы разожгли потухший костер, подогрели по банке тушенки и наелись. Запили обед моим тоником, и Корень, усевшись на остов металлической кровати, каким-то чудом сохранившейся в халупе, важно заявил:
   - Совещание по извечным русским вопросам "Что делать?" и "Кто виноват?" считаю открытым. Председателем собрания назначаюсь я, а ты, Макс, будешь секретарем и кворумом. Председатель обладает решающим голосом. Начнем. Слово предоставляется мне. Начну со второго вопроса. Виноват, понятно, Плюха. Виноват, и потому приговаривается к очищению генофонда человечества от своего участия. Любым доступным способом. Вопрос считаю закрытым по причине безвременной кончины долбозвона и поэтому переходим к прениям по первому - что делать? Макс?
   - Что делать? - никак не ожидал от Корня такой демократичности, но, видимо, ему просто хотелось с кем-нибудь поговорить. - Искать проводника, я думаю, и выполнять поставленную задачу.
   - Немного не так, Макс. По-хорошему если подумать, то операцию можно считать удачно проваленной и нужно возвращаться. Мы на незнакомой территории, без связи и почти без спецсредств. Будь мы в армии, однозначно надо было бы возвращаться. С другой стороны, мне твое предложение нравится своей простотой и я с ним даже где-то согласен, но тут есть несколько спорных моментов. Первый, опять же про связь: мы здесь кроме Плюхи, приговоренного только что и усопшего час назад, никого не знаем. Велик шанс напороться на пулю. Ладно, ладно, - замахал руками Петрович, предчувствуя мои возражения, - может быть, и получится. Но вот второй момент: я сейчас должен быть на Большой земле, и готовить для тебя зону выхода, а меня там нет. И когда я там появлюсь, и появлюсь ли вообще - бабка на воде написала. Идти на выход мне сейчас глупо. Если вляпаюсь куда - и тебя не вытащу и все старания мои - носорогу в жопу. Ага? Зашли бы как нормальные люди через Кордон - нашли бы проводника без проблем. Костик все карты попутал - "половина пути срезается, Крот все устроит". Устроил, сука... Хорошо хоть оружие с куртками на себе принесли, всё свои деньги не тратить. Ещё непонятно - сколько с нас проводник возмет. Денег в обрез. Кстати, дай-ка мне свои, те, что тебе Костик в карман сунул.
   Я протянул ему валюту, Корень внимательно её пересчитал, присоединил к содержимому своего портмоне и подмигнул мне. Внезапно зажужжали все три коммуникатора, снятые с покойных бандитов.
   - Смотри-ка, СМС-ка пришла, - сказал Корень и прочитал сообщение, - "Погиб сталкер Семецкий. Жарка. Янтарь.". Мир его праху.
   - Это тот самый?
   - Ага. Бог с ним. - Корень привычно перекрестился. - Что по существу вопроса? Какие предложения?
   - Может, к клану какому прибиться? Ты ж говорил, что для выживания люди объединяются?
   - Эй, Макс, ты чего? Жить здесь собрался? Нам надо быстро сделать дело и еще быстрее свалить отсюда на Родину!
   - С военными подружить не получится?
   - Шутишь, парень? Если не пуля в башку, то срок лет пять за проникновение на закрытую территорию. Из прикормленных у меня тут только вертолетчики. Были, - добавил Корень, углядев, что я пялюсь на шлем пилота, который мы принесли с собой.
   - Ну, если у Борова нам ничего уже не светит.... Тогда на свой страх нужно добираться до бара. Эта точка единственная по пути, где можно гарантированно найти провожатого.
   - Соображаешь. Я тоже так думаю. Разделяться смысла нет. И выходить из Зоны будем с проводником. На том и порешим. Сейчас я посплю, - Петрович сладко потянулся, - а ты посторожишь. Ночь беспокойная выдалась, а в самолетах я спать так и не научился. Да почитай чего там, в коммуникаторе твоем, про Зону написано. Пригодится. Груз из баула по рюкзакам этих отморозков распредели, чтоб не одному горбатиться, заодно и общая скорость передвижения нашей группы должна повыситься. Разбуди меня часа через три.
   Спал он без храпа, вообще, казалось, не дыша. Похоже, повезло мне с негаданным компаньоном. Спасибо Плюхе, хоть, конечно, и гнида он первостатейная. Покушение на Заказчика - это ж додуматься надо!
   Файлов с описанием местных реалий в моем гаджете было много, некоторые с фотографиями или рисунками. И все они были страшными. Гораздо страшнее действительности. Как-будто некто придумал описать невозможный для выживания полигон. Куда там всяким ужастикам вроде "Сайлент Хилл" или "Молчания ягнят" и прочих "Дагонов"! Все вместе в одном флаконе не хотите ли? По цене одного, а то и вовсе бесплатно? Здесь тебе и маньяки-душегубы, и потусторонние силы, и существа из параллельной вселенной, и пуля за и под каждым кустом, и ... много чего еще. Ссыкотно вообще-то написано. Неведомый информатор постарался нагнать жути... Согревала только мысль о величине приза в конце пути.
   Где-то вдалеке, на грани слышимости, несколько раз стреляли, с другой стороны тявкала собака, то приближаясь, то удаляясь. Наш вертолет совсем перестал дымить.
   Через три часа я, уставший и малость просветленный, разбудил Корня.
   - Ух, мать! - Петрович сладко потянулся, - Давненько я так не спал. Чистый воздух, верный друг и предстоящее легкое приключение! Что еще нужно человеку, чтобы приятно провести отпуск?
   Похоже, у Петровича случился резкий приступ оптимизма. Я даже оглядываться не стал в поисках чистого воздуха и верного друга.
   - Так, - Корень посмотрел на свои наручные часы, - По местному времени получается тринадцать сорок семь. Был бы проводник, уже часа через четыре сидели бы в баре. Время до темноты в любом случае есть. Собираемся, Макс.
   И мы пошли. Впереди Петрович, следом, постоянно оглядываясь, как велел Корень, я. Скорость передвижения была невысокой. Километра два-три в час. К тому же ведущий мой постоянно останавливался, к чему-то принюхивался, присматривался. Почти час шли молча. Потом я не выдержал и задал давно вертевшийся на языке вопрос:
   - Петрович, если здесь действительно так опасно, то как ты оценивал мои шансы на выполнение задачи?
   Он остановился, присел на корточки, махнул мне рукой, приказывая принять ту же позу.
   - Невысоко. Но и в то, что ты сможешь бегать от меня целых два года, я тоже не верил. Однако ж, ты сумел меня удивить. Понимаешь, Максик, твой поход в Рыжий лес не первый, и даже не пятый. Это если считать только мои экспедиции, без возни конкурентов. И никто не вернулся. А я не верю, что никто, ты понимаешь - никто! Не смог вернуться. Скорее всего, получили авансы, и решили кинуть старика. Я уж порывался сам отправиться, но тут на твой след вышел. Грех было не воспользоваться твоей удачей. К тому же я серьезно просчитал вариант, что ты здесь потрёшься дня три и вернешься обратно с повинной и без груза. Даже речь заготовил. - Он улыбнулся как-то не по-корнеевкски открыто. - А так получилось, что всё-таки самому пришлось идти. Наверное, это судьба такая. И, кроме того, - серьезно добавил он, - я собирался за тебя молиться каждый день.
   - Чего? Ты это серьезно, Корень? Молиться?
   - Не надо устраивать дискуссию на тему веротерпимости. Ага? Мне молитва всегда помогает. Когда от чистого сердца. Ладно, пошли. Вон, видишь, тропа между холмами? Это безопасный - относительно, конечно - проход на Свалку. В Чапаевском ПДА отмечен. Еще три часа и первая часть нашего анабасиса закончится.
  
   СВАЛКА
  
   К местной помойной достопримечательности мы вышли к вечеру. Немного заблудились в холмах, обходя аномалии, сожравшие почти весь наш запас крепежных изделий, потом ждали, когда по дороге пройдет какое-то существо, которое, не сговариваясь, мы с Корнем определили как псевдогиганта.
   О том, что мы уже на Свалке первым догадался я. Как-то неуловимо поменялся ландшафт - вроде бы и трава та же, и деревья. Только в воздухе сильно вдруг запахло ржавчиной. Хотя Петрович сказал, что это мне кажется. И запаха никакого нет, но мы действительно на Свалке. Но уж мне-то виднее, есть запах или нет. Если у него такой нечувствительный нос, я просто бессилен доказать очевидное.
   Затем вдоль тропы потянулись холмы, образованные тоннами покореженного металла.
   - Эк его плющит! - мрачно произнес Корень, вертя в руке непрерывно вибрирующий датчик радиации. - Если и дальше такой же фон, то завещание можно не писать - наследовать, один хер, некому будет. Давай-ка побыстрее двигаться. Чем меньше мы здесь торчим, тем .... Давай быстрее, ага?
   Мы побежали легкой рысцой, затравленно оглядываясь по сторонам и совершенно наплевав на возможные аномалии. Но, видимо, не зря говорят, что новичкам везет - ничего серьезного на тропе не встретилось. Один раз только я упал на ровном месте, даже на секунду показалось, что бегу босиком по скользкому кафелю, но сразу вскочил и, не оглядываясь, побежал догонять Петровича.
   Метров через семьсот наших скачек впереди показался просвет между холмами. И прямо в просвете клубился очень плотный туман, бликуя на солнце всеми оттенками зеленого цвета - от спаржи до изумруда.
   Корень остановился.
   - Все, хорош.. не на стадионе, влетим еще куда-нибудь. Да и счетчик молчит уже метров триста. Глянь там по карте - где это мы.
   Коммуникатор позиционировал нас где-то в районе северо-запада местной помойки, однозначно определяя дорогу перед нами как зону непроходимых аномалий.
   - Приехали, Петрович, - передвигая курсор на карте, я попытался найти выход, но ничего подходящего не увидел. - Если через холмы не лезть, то можно здесь и поселиться. Протоптаной дороги дальше нет.
   - А за холмами что?
   - Там еще с полкилометра по пересеченной местности, а потом шоссе.
   - А это что за туман?
   - Петрович, я тебе кто? Лидер местного клана? Или начальник лаборатории? Откуда мне знать, что это за туман? У тебя хотел спросить. На коммуникаторе в тумане сплошные аномалии. Да и седалищный нерв как-то беспокойно на эту зелепуху реагирует. Ну ее в задницу, а?
   - Нерв - это, конечно, аргумент, - Петрович посмотрел по сторонам. - Ну, куда? Направо, налево? Чего там тебе твой нерв говорит?
   - По барабану ему. Направо давай, сопка вроде пониже и железа в ней поменьше. Значит и фонить поменьше должно.
   - Бред свинячий. Тоже мне, Курчатов, блин. Ладно, давай. Ты первый.
   Ну, первый так первый.
   Уклон был градусов в пятьдесят, и подъем наш сильно осложнялся торчавшими во все стороны трубами, фрагментами опор, кусками осыпающегося бетона, арматурой и прочими прелестями техноапокалипсиса. Прямого восхождения не получалось, пришлось прокладывать запутанный серпантин. Высота холма была метров семьдесят, но лезли мы целый час. Пару раз даже возвращались. Ближе к вершине налетел ветер, непостоянный, порывистый, сильный. На самом верху он усилился настолько, что стоять можно было только на карачках, втянув голову в плечи и зажав нос и рот рукой - по другому вдохнуть-выдохнуть не получалось. Странно, что при таком ветре совсем не было пыли. Впрочем, некоторые говорят, что здесь все странное.
   Подобный черепахе-альпинисту я остановился. В задницу меня что-то слабо толкнуло. С трудом повернув голову - ветер так и норовил оторвать ее вместе с капюшоном - я увидел Корня, пытающегося забодать меня в филейную часть. Петрович хотел что-то сказать, но ветер глушил все посторонние звуки, оставляя только свой жуткий вой. Взорвись сейчас рядом граната - я бы ничего не услышал. Поняв бесперспективность разговора, Петрович просто указал рукой вперед и сам медленно двинулся в выбранном направлении.
   Вид с вершины был необыкновенным: желто-золотая осень, спокойствие и благодать. Пасторальные холмики, почему-то без овечек и пастушков - наверное, ветром посносило; поваленные вдоль дороги опоры ЛЭП, разрушенные здания; справа и сзади туман над болотом, в небе с юга надвигается грозовой фронт, тонкие солнечные лучи изредка пронизывают клубящиеся тучи, словом, лепота. За два месяца ничего не изменилось. Почему-то подумалось, что примерно так будет выглядеть вся земля, когда исчезнут люди. Хотя на самом деле, люди здесь тоже были. Мне удалось рассмотреть небольшую компанию вокруг костра, человек шесть, чуть справа от нашего пути, и трех человек на пределе видимости - пару и одиночку, идущих параллельными маршрутами, но в разные стороны. Пара шла куда-то в центр Зоны, одиночка возвращался к Периметру.
   Пока я наслаждался открывшимися пейзажами, Петрович вырвался вперед.
   Двигался он совсем медленно, но при этом пытался бросать перед собой всякий хлам, поднятый по дороге. Проверял путь на предмет аномалий. Сначала ветер сбивал его броски и детекторы Корня падали куда угодно, только не перед ним, потом, когда он спустился чуть пониже и, видимо, ветер опять начал слабеть, его снаряды стали падать точнее и сам он стал перемещаться заметно быстрее.
   По широкой, вспаханной Корнем полосе, я направился вслед за ним.
   Спуск занял минут пятнадцать.
   У подножия холма, откинувшись на рюкзак, сидел мой напарник и, выпучив глаза, тяжело дышал. Я, наверное, выглядел так же.
   Испачканные в земле, бетонной крошке, ржавчине, известке и еще бог знает в чем, в изорванных куртках, с грузом на спинах, издалека мы были похожи на что угодно, только не на людей полдня назад бодро шагавшим по взлетным полосам разных аэродромов. О том, во что превратился представительский костюмчик Корня, я лучше вообще промолчу.
   - Ну, ты как, - хрипло выдохнул слова Корень. - Живой?
   - Ага. - Я достал фляжку и жадно припал к горлышку. - Похоже, тоннель сквозь холм дался бы нам попроще.
   - Лопат нет, - тоскливо напомнил Корень.
   - Да и черт с ними. Я, пока ты, Петрович, дорогу прокладывал, вокруг осмотрелся. Здесь недалеко компашка теплая у костра. Может, спросим дорогу?
   - Боязно мне что-то. С компашкой связываться неохота. Место безлюдное, соблазнов много.
   - Тогда давай так, - я сам удивлялся своей смелости, но мысль уже несла меня, и идти на попятную становилось невозможно, да и надоело мне брести без опытного проводника, сюда просто чудом каким-то добрались. - Я пойду, спрошу у них что почем, а ты меня издали прикроешь?
   -Чем прикрою? - вздохнул Корень, - вот этими пукалками? - он постучал по висевшему на поясе "Глоку".
   - А "Калаш" где?
   - Там где-то, - он махнул в сторону только что покоренной вершины, - зацепился за что-то, бросить пришлось.
   - Понятно.... Вдоль холма подберешься к ним метров на пятьдесят. Я зайду с другой стороны, выйду, крикну....
   - Ага, а они тебя из шести стволов.
   - Почему из шести?
   - Число круглое.
   - Их там пятеро. Для тебя, если встретят нас неприветливо - четыре секунды работы. Фактор внезапности опять же. Стоит попробовать. Если что, увижу какое-то неправильное движение, падаю на землю, они все внимание на меня, а ты их гасишь. А?
   - Ладно, давай попробуем, стратег. Только чемоданы наши здесь оставить нужно, чтоб не мешались и лишних вопросов не возбуждали. И еще: пока ты дела не порешаешь, я из засады не вылезу. Понятно?
   Найдя поблизости подходящую трубу, мы сбросили в нее наш багаж, и Корень выдвинулся в засаду. Я же, обойдя лагерь неизвестных по широкой дуге, и по неглубокому распадку подобравшись к стоянке на сотню шагов, приготовился сыграть первую роль в предстоящем спектакле.
   Петровича совсем не было видно, но судя по тому, что в лагере вероятного противника.. или союзника? все было спокойно, а по времени он уже должен был оказаться на точке, все шло нормально.
   Только сейчас мне стало страшно. То, о чем предупреждал Корень - "а они тебя из шести стволов" вдруг встало передо мной со всей пугающей отчетливостью. Елки, сам же вызвался! А если не успею свалиться на землю? В этих краях повышенное количество самых разных отморозков. Так Зона на людей действует, что большинство из ее разумных обитателей сначала стреляют, потом убегают, и лишь после того как зальют воспоминание о приключении литром беленькой, начинают думать - " а во что же я стрелял?". Если эти из таких, то ходить мне осталось недолго. Впрочем, их много, не должны испугаться одинокого бродягу. Были бы у костра один-двое, да еще ночью - нипочем бы не пошел к ним в этих местах.
   Нервно задергалась нога. То ли затекла, то ли пытаюсь побороть мочеиспускательный рефлекс. Поди ж ты! Который год в Зоне, а под стволы выходить все так же боязно как в первый раз. Ладно, надо топать.
   Я встал, вернее, мне показалось, что встал. На самом деле только лишь слегка вытянул шею, чтобы увидеть макушки этой пятерки. Снова задергалась нога и я, никак того от себя не ожидая, на четвереньках пополз обратно - по дуге, к трубе с рюкзаками.
   Только проковыляв метров пятьдесят, почувствовал, как по щекам течет что-то жидкое, а душа поет от радости, остановился. Я жив. А Петрович там сидит, ждет. Не знаю, что он мне скажет, но ведь не застрелит же.
   А может, пусть сидит, пусть ждет? А я, пока до него далеко - тихо, тихо, и в сторону Рыжего леса? Один? Я впервые за последние четыре дня один! План подземелий знаю, примерную дорогу тоже. Может и получится. Или в другую сторону - на Кордон и на свободу? Ведь все что нужно, я уже сделал - Корень в Зоне!
   При мысли о путешествии через Зону в одиночку и без оружия мне стало совсем дурно, так, что аж сел там же где стоял. Точно, получится... собак или кровососов собой накормить, а то и аномалию какую. И рюкзак с припасами в трубе остался.
   Господи! Ну что я за придурок! Дай мне силы, Господи, укрепи меня. О! Сейчас как Петрович молиться начну.
   Борьба с внеплановым сепаратизмом закончилась едва начавшись.
   А отлить все-таки нужно. Стоя на коленях, расстегнул ширинку и расслабился. Вместе с облегчением куда-то ушел страх. Только ботинки стали немного мокрыми. Ну да ладно, мне из них воду не пить, а какое здесь говно месить придется - еще посмотреть нужно, во что они превратятся через пару дней, если выживу, конечно.
   Я встал, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул и, уже не таясь, направился к костру. Каждый шаг давался мне с ощутимым усилием, но я шел, и на этот раз шел вперед.
   Когда стали различимы детали фурнитуры на костюмах сталкеров - пуговицы, молнии, меня заметили. Один из них махнул рукой в моем направлении, двое присели, приняв позицию для стрельбы, остальные замерли, подтянув стволы поближе.
   - Эй, чудак! Сюда иди, - крикнул махавший. - Серый, это точно не зомбак?
   - Не, Олесь, - Серым оказался один из тех, кто приготовился к стрельбе, - Не зомбак. Похож просто. То ли ссыт страшно, то ли ранен. Эй, чудак, не ссы. Сразу мочить не будем. А то обмочишься тут.
   Все остальные за его спиной заржали над дурацким каламбуром.
   - Тебя как зовут-то, блаженный? - Олесь протянул ладонь для рукопожатия.
   - Макс я, - пожав его лопатообразную клешню, я отметил, что силы в нем побольше, чем во мне раза в три. И росту почти два метра. На горилл Петровича похож.
   - Так чего крадемся, а, Макс? - Олесь плотно взял меня за плечи и повел к костру. - А если б мы испугались? И в пять стволов тебе в пузо, а?
   - Хорош стращать его, Олесь, - от костра поднялся еще один сталкер, комплекцией не уступавший моему провожатому, - Давай знакомиться, парень. Я - Иван Рыба, этот отморозок с пушкой, - он показал на Серого, - Сергей Иствуд, ковбой наш доморощенный, этот зубастый - Шурик Дантист, эти два облома - братья Олесь и Наум Хомяки. Жрать хочешь? Садись, ешь, рассказывай.
   Мне сунули в руки подогретую банку тушенки с торчащей ложкой, в закопченный стакан плеснули высветленного лимоном чая из пятилитрового термоса.
   -Ты местный? Или как мы, недавно в Зоне? - Рыба продолжал трещать не умолкая, не давая мне вставить слова. - А мы, прикинь, проводника потеряли. Шли, шли, вдруг бах, единственный выстрел, у Геныча - это проводник был наш - в башке дыра, такая, что кулак свободно пролезет, его отбрасывает прям точнехонько в "карусель", подкинуло, закрутило, шмяк - кровавые брызги и... тишина. Ни Геныча, ни стрелка этого долбанного. Неслабо пересрались. По укрытиям разбежались, по сторонам зырим, мысль у каждого, все, типа, сейчас кончать нас будут. Минут десять стояли. Тихо вокруг, спокойно. Чего это было? Не знаешь?
   Чем больше он говорил, тем мрачнее становились его подручные, и тем больше мне казалось, что толку от нового знакомства не будет никакого. Только один ущерб.
   - Вот уже полдня сидим, - не унимался Рыба, - кумекаем, как дальше быть. Как те мудрецы. Сионские. Идти-то нам далеко, а без проводника как? Вон Хомяки бают, до бара добраться, там нового проводника нанять. А бабосы-то уже уплочены. Всё, из сметы выбились. Подскажешь чего?
   - Примерно такая же ерунда, пацаны, - наворачивая тушенку, ответил я, - проводника нашего тоже мочканули бандосы, не знаю, чего теперь делать.
   - Нашего? - переспросил Иствуд, - ты ж, вроде, один?
   - Ну да,- чувствуя, что палюсь, я постарался быть убедительным. - Мы с напарником без проводника, считай, километров шесть по Зоне отмотали, радовались еще, что без приключений идем, придурки. Потом вдруг у Семы под ногами как полыхнуло что-то, не поверишь, столб огненный метра на четыре вверх из земли, и все.... Пепел один. Он даже крикнуть ничего не успел, - я опустил голову, словно поминая безвестного Сему.
   - В "жарку" попал, - авторитетно заявил Рыба. - Да, без толкового проводника здесь делать нехер.
   - Где ж его взять-то теперь? - в голосе Дантиста слышна была вселенская печаль.
   - Посидим здесь, - беспечно ответил Наум Хомяк, - место бойкое, кто-нибудь да появится. Чего бздишь-то? Договорились же уже обо всем. Вон на Макса посмотри: один через Зону шесть километров! И ничего сидит, разговаривает. Не такая она и опасная, Зона эта, чтоб её! А можно к бару двинуть, как брат говорит, здесь по карте недалеко.
   - Это если человек фартовый до безобразия, то недалеко, - возразил ему Рыба.
   - Так вот тебе человек фартовый! - Олесь Хомяк обличающее указал на меня пальцем. - Шесть километров без проводника прошел, чего еще-то?
   Чувствуя, до чего они могут договориться, я решил вставить свое веское слово:
   - Да, фартовый я, шесть километров, два трупа. Сколько до бара? Десяток км? Тогда будет всего три жмура и один больно раненый.
   - Почему это? - Хомяки дружно присели напротив меня.
   - Каждые три километра - один покойник, а десять на три ровно не делится, поэтому один раненый, - я усмехнулся, - если такой расклад устраивает, то пошли.
   - В дупло такую арифметику, - высказался Дантист, - уж лучше здесь сидеть, ждать кого-нибудь поопытнее.
   - Ну да, здесь лучше, - как-то неубедительно поддержал его Рыба. - До первой вертушки, или кровососа какого-нибудь, а то может, выброса дождемся? Говорят, в первый раз он совсем не страшный, погрохочет чуть, и все: вот он ты, готовый свежий зомбак, можешь сам идти куда хочешь, хоть новичков пугать. Карьера, блин.
   Все замолчали, обдумывая его слова, в общем-то, не лишенные смысла. Тушенка в банке кончилась. Я облизал ложку и поднялся.
   - Ладно, братцы, спасибо за ужин, пойду я.
   - Куда?
   - В бар, конечно, куда ж еще-то? Если дойду, попробую вам кого-нибудь прислать на помощь. А если помощь из бара не подойдет, помяните Макса добрым словом, лады?
   Они промолчали, а я потихоньку двинулся в сторону своей ложбины, чувствуя, как сверлят спину пять пар глаз. Они смотрели за мной долго, пока я не скрылся в низине, но ни один из них за мной не пошел.
   Корень каким-то непостижимым образом оказался уже на месте. На том самом, где мне пришлось облегчиться. Он сидел на рюкзаке и чесал пистолетом спину.
   - Н-дя, - задумчиво протянул мой напарник, - не повезло... Или, наоборот, повезло? Ведь живой же? Ладно, Макс, не горюй, прорвемся, уж не сложнее ходьбы по минному полю наша задача? Ага? А на минном поле и в футбол играть можно. Если умеючи.
   - Ты здесь откуда, Корень? Ты ж меня пасти должен был!
   - Так я и пасу, - хохотнул Петрович, - аки пес цепной овцу заблудшую. Слышал я ваш разговор бестолковый, вот и подумал, чего ждать-то? Пойду, Макса встречу. Да ты не рад мне?
   - Рад, - устало ответил я и сел на соседний рюкзак, - делать-то что будем?
   - Что делать? - Корень демонстративно почесал затылок. - Думаю, дальше идти... Ты со мной, Макс?
   Второй раз подряд он меня удивил.
   - А что, Петрович, у меня право голоса появилось? С чего такая демократия вдруг?
   Корень задумался, внимательно посмотрел на меня своими черными глазками и вдруг беззвучно рассмеялся. Он стучал кулаками по коленкам и притопывал, если б я знал его чуть хуже, непременно усомнился бы в целостности его рассудка, но эта гнида военно-банковская иногда становилась необъяснимо эксцентричной. Мне частенько казалось, что он как минимум контуженый, а, может, и с осколком в голове.
   Ржать он прекратил также неожиданно, как и начал.
   - Не обращай внимания, так, старое вспомнилось. - Он улыбнулся и уже серьёзно продолжил, - Мы сейчас и здесь с тобой в одинаковом положении. Либо идем вдвоем и достигаем цели, либо... каждый свободен в своем выборе. Я не смогу тебя контролировать постоянно, а идти дальше с ненадежным напарником... Уж лучше одному. Ну, так что скажешь? Пойдем, помолясь?
   - Пошли, босс. Только молись без меня, хорошо? - Мне показалось, что Петрович облегченно выдохнул. Я поднял свой рюкзак и двинулся вперед.
   Корень поднялся, взвалил на спину свою часть ноши и пошел за мной.
   - Да, Макс, ты не пойми меня неправильно, но впереди теперь всегда будешь идти ты.
   Я промолчал.
   - Кстати, Максим Сергеевич, - минут через пятнадцать Корень не выдержал напряженного молчания, - где ты тихарился два года? Я ведь все твои знакомства поднял, половину земного шарика перетряхнул, а вторую заблокировал надежно! И ничего! Так где ты был? Поделишься тайной?
   - Не, Петрович, ты ж сам сказал - тайна! А какая ж это тайна, если ее всем разбалтывать, а?
   - А всем и не надо, ты мне скажи, а я буду нем как могила... Знаешь же, как тяжело нынче банкиру в России. Того и гляди, самому такое местечко пригодится. Скажи, Макс, не кокетничай.
   Я знал, что вопрос этот всплывет, и поэтому легендой озаботился заранее. Легенда так себе, но проверить ее непросто.
   - В Мирном я был.
   - Чего-о!? В Мирном, где алмазы роют? - Корень остановился, и внимательно осмотрел меня так, как будто увидел в первый раз, - Не звезди, не было тебя там. Сказал бы лучше - в Кремле в Царь-колоколе жил! В Мирном у меня филиал и уж там-то тебя сразу должны были взять.
   - Ну да, там меня и не было. - Я старательно поправлял рюкзак, скрывая свою нервозность. - Я в другом Мирном был - на Южном полюсе который.
   - На полюсе? - Петрович почесал коротко стриженый затылок, и принялся рассуждать - Ну да, Антарктида экстерриториальна, станция вроде как территория России, значит, таможни нет, паспорт светить негде. Если на каком-нибудь ледоколе.... Да, могли и не отследить. Вот же фокусник!
   Он еще долго восхищенно ухал и охал за моей спиной, а потом вдруг замолчал и, оглянувшись, я увидел, как Петрович, схватившись за сердце, оседает на землю. Я кинулся к нему, ожидая инфаркта, инсульта, тромба, или еще какой-нибудь заразы, но, когда я склонился над Корнем, он неожиданно сильно дернул меня к себе и подмигнул. И сразу я услышал торопливый шепот:
   - Спокойно, Макс, не дергайся. Полежи чутку, расслабься.
   - В чем дело, Корень? - Я тоже перешел на шепот.
   - Пасут нас, Макс. В оптику. У меня это с Афгана началось - чувствую я такое. И столько раз спасало, что я уже со счета сбился. Далеко он, метров восемьсот. Трудная дистанция, но настоящие мастера и гораздо дальше достают. Особенно, если инструмент подходящий.
   - И сколько нам лежать? - Я тоскливо смотрел вверх на темнеющее небо. - Скоро ночь, а нам еще километров пять топать. ПНВ у нас только один. Уже не лежать, уже бежать нужно.
   Петрович ничего не ответил. Он освободился от своего рюкзака, перевернулся на живот и стал осматриваться вокруг. Я тоже молчал, каждую секунду ожидая выстрела.
   Корень, невнятно выматеревшись, резким движением вынул свой "Глок".
   - Макс, не спи, собаки!!! Твою мать, да не спи же!
   Я присел и увидел метрах в тридцати от нас штук шесть-семь местных псов, со всеми положенными атрибутами: кровоточащие язвы на боках, отсутствие глаз, вылезшая клочками серо-коричневая шерсть и.. запах. Сводящий с ума запах гниения.
  
   ЗОНА. ДВА МЕСЯЦА ДО СОБЫТИЙ.
  
   Я лежал в пыльной траве, сжимая в правой руке нож, а в левой пустой АК-105. Псы приближались с неотвратимостью немецкой танковой колонны. Они долго - километров пять и четыре часа - загоняли меня, потеряли две трети стаи, и теперь, когда я остался почти безоружен, готовились легко взять уставшую добычу.
   Мыслей не было, они ушли вместе с давно сбившимся дыханием. Вместе с мыслями пропало желание бороться за жизнь. Последние метров пятьдесят я прополз на рефлексах и на карачках, выпучив налитые кровью глаза, неимоверным усилием проталкивая в легкие ставший очень плотным воздух, изредка отстреливаясь оставшимися патронами. Теперь патроны кончились. Куда я надеялся добраться? Здесь редко кто бывал из сталкерской братии, поэтому на помощь рассчитывать не приходилось. Это я осознал еще в самом начале собачьей охоты, но особого выбора мутанты мне не оставили - любая попытка свернуть в сторону от заданного стаей направления вызывала в псах бешеную активность. Стая была огромна - голов тридцать чертовски живучих собак, ведомых тремя чернобыльскими псами. Я не рассчитывал так долго продержаться. Сейчас, спустя четыре часа, их стало гораздо меньше, чернобыльских псов я убил всех, но и оставшиеся собаки должны были гарантированно избавить белый свет от моего присутствия.
   А ведь так все хорошо начиналось! Наводка оправдала себя на триста процентов! Рюкзак под завязку был набит артефактами, самый дешевый из которых я надеялся сбыть не меньше чем за десять штук. Если бы сразу удалось реализовать все - о долге перед банком Корнеева можно было бы забыть.
   Это я сейчас так бойко думаю, а тогда голова была пустая как детский резиновый мячик.
   Левую ногу мне прокусили уже в двух местах, хорошо артерии не повредили. Правая ладонь, в которой был нож, перевязанная в запястье грязными тряпками, не желала сжиматься. Собственно поэтому нож был прикручен бинтами к руке намертво. Левая, со сбитыми кровавыми мозолями - от постоянного шорканья по жесткому грунту, выступала третьей, так нужной мне опорой.
   Последний акт противостояния с мутантами не должен был затянуться, и полз я вперед желая только найти какой-нибудь камень или дерево, чтобы прислониться к нему спиной и быть спокойным хотя бы за это направление последней атаки. Крутиться, отбиваясь со всех сторон, я бы уже не смог. А дерево как нарочно не попадалось.
   И когда я уже решил, что дальше ползти не смогу и последний бой нужно принимать где-то здесь... голова моя во что-то уперлась. Насколько мог я поднял ее повыше, пытаясь рассмотреть неожиданное препятствие. Сначала показались рваные сапоги, справа над ними толстый ствол "Винтореза", слева, еще чуть выше - кисть руки, лишенная кожи и мышц - белые, ярко белые кости пальцев.
   Зомби!
   Ствол "Винтореза" поднялся и выплюнул короткую очередь над моей головой. За спиной раздался собачий визг, а я, собрав остатки сил, прыгнул вверх почти из положения лежа. Я во что-то бил примотанным к руке ножом, кусался и рычал не хуже псевдопса. Мертвяк пытался отбиваться. Не знаю сколько времени продолжался мой рукопашный бой с зомбаком, очнулся я лежа на его груди, сжимая в одной руке вожделенный "Винторез", в другой рукоятку сломавшегося ножа; на лице, груди, руках жидким киселем висели сгнившие мозги безвестного зомби, густо политые его же серо-черной кровью или что там у них вместо неё?
   Вспомнилась стая и, с огромным трудом перевернувшись на спину, я сел. Вокруг, насколько было видно - не было никого. Солнце готовилось скрыться за лесом, на небе ни облачка, легкий теплый ветерок пытался пошевелить мои слипшиеся от пота и крови волосы. При такой погоде приятно сидеть на веранде новенькой дачи, пить чай из огромных чашек, вдыхать аромат свежеструганного бруса и вспоминать приятные моменты прошедшего дня.
   Сколько я так просидел - не знаю. Часа два или три. Временами полностью отключаясь от действительности, потом приходя в себя и не понимая где я и что со мной происходит. Отчетливо и без провалов в памяти я стал соображать лишь когда солнце уже исчезло за ломаной линией далекого леса. В голове как-будто переключился какой-то триггер, обрывки памяти выстроились во временной последовательности, и стало окончательно ясно, что нужно быстро что-то делать.
   Для начала пришлось тщательно обыскать моего зомбака, появившегося столь вовремя. Вывернув его карманы, кармашки и подсумки, я стал обладателем двух магазинов с патронами СП-6, старой рваной фотографии какой-то блондинистой девицы с огромными голубыми глазами, легкомысленно надвинувшей на высокий лоб плюшевый берет, разбитого коммуникатора с обрывками гарнитуры, полупустой консервной банки с остатками некогда довольно качественной тушенки и разряженного фонарика. Банку я выбросил сразу, чтоб не возникло желания сожрать эту фонящую тухлятину, фонарь у меня был свой, а девица мне не приглянулась - явно не мой тип, и поэтому была возвращена своему дважды мертвому воздыхателю.
   В магазине "Винтореза" оставалось восемь патронов. Если по дороге не произойдет еще одной финальной игры "Чернобыльские мутанты": "Полуживой Макс", шансы вернуться домой здорово возросли.
   И, когда я совсем уже было уверился в своем необыкновенном везении, чьи-то сильные руки подхватили меня сзади, поднимая на ноги, я не успел оглянуться, как что-то мягкое, но увесистое - вроде велосипедной шины, набитой песком, обрушилось на мой бритый многострадальный затылок.
   Теряя сознание, я ещё успел подумать о том, что должен быть благодарен судьбе за относительно безболезненный конец.
  
   СВАЛКА (продолжение).
  
   - Макс, не суетись, - Корень был деловит и спокоен, в каждой руке по "Глоку", - стрелок нас не видит, мы слишком низко. Сейчас животных похороним и поскачем дальше.
   Псевдопсы окружили нас, но как-то очень неравномерно: перед нами четверо, справа два, слева один и сзади пыталась подползти на брюхе беременная сука. До ближайшего метров двенадцать. Петрович начал с тех, что были справа - три слившихся в один хлопка приглушенных выстрелов, лязг механизма, и правый фланг стал полностью открыт. Стрелял мой партнер не только эффективно, но и весьма эффектно; еще не упали первые мертвые мутанты, как Корень, свалившись на спину, перенес огонь на передних - пара была убита на том же месте, где и стояли, еще один успел сдвинуться вправо на пару метров, но это был последний путь мутанта по Зоне, и последнего Петрович завалил прямо в воздухе: одна пуля в уродливую башку, вторая, отбросившая псину в сторону - в широкую грудь. Каким-то быстрым и непонятным движением (признаюсь, в этот момент я моргнул и пропустил переход) - только что лежал на спине и стрелял почти над собой, а теперь стоит на колене и выцеливает оставшегося левофлангового, Петрович не только вышел на другую директрису стрельбы, но и успел сместиться в сторону метра на четыре. То ли я так медленно моргаю, то ли партнер мой быстрее Спиди Гонсалеса. Впрочем, ему при таком колобковом строении организма, что бежать, что катится - одинаково. Трудно лишь решиться на движение, зато потом инертную массу не остановить. Боб Мунден местного розлива. Если б я так стрелял... эта история не приключилась бы со мной никогда!
   Беременной суке Петрович дал уползти невредимой: то ли сентиментальность какая-то взыграла, то ли патронов пожалел.
   - Все, Макс, ноги в руки и валим отсюда, ты как всегда - впереди. Пошел.
   Выполняя приказ, я пригнувшись рванул вперед и остановился лишь метров через триста, сообразив, что в окружающей обстановке что-то изменилось. Принюхавшись, я понял, что пропал надоедливый запах ржавчины: мы вышли со Свалки.
  
   БАР. ПРОВОДНИК.
  
   Топая по заросшей бурьяном дороге, я в который раз задумался о том, как мне выкрутиться из создавшегося положения. Кто виноват и что делать? Собственно, свою задачу я выполнил и даже перевыполнил: Корнеев Иван Петрович в Зоне! И обратного пути у него уже нет.
   В основном мысли привычно уже витали где-то между: "валить при первой возможности" и "подождать, чем закончится". У каждой из этих посылок были очевидные плюсы и минусы, и четкого плана действий никак не складывалось. Но! Любопытство, будь оно неладно! Видимо, придется "подождать, чем закончится", а потом "валить при первой возможности".
   Корень молчал уже полчаса, восстанавливая дыхание, сбившееся во время нашего исторического забега, но все-таки не выдержал и спросил:
   - Слышь, Макс, а как там - в Антарктиде? Я везде был, даже в Гренландии пролетом как-то раз оказался, а туда не заносила нелегкая. Холодно, ага?
   - По-разному, Петрович. Полушарие южное - зима летом, лето - зимой. На "курорте" - на станции Беллинсгаузена даже выше ноля температура иногда поднимается. В январе. Был там пару раз по делам - благодать!
   - А в Мирном?
   - Ветрено, но тоже тепло,- ответил я, обходя полыхающую короткими молниями "электру", расположившуюся на дороге, - редко ниже сорока бывает. В среднем - десять-пятнадцать. На ветру холоднее, конечно. А иногда, когда ветер уляжется, так тихо бывает, что можно без крика за пару километров переговариваться.
   - Без рации? - недоверчиво переспросил Корень.
   - Да. Акустика волшебная! Гладкий лед, воздух морозный - далеко слышно.
   - Народу много?
   - Летом много, некоторые даже на отдых туда едут, а зимой человек сорок постоянно.
   - А чего ж врут про полюс холода, что круглый год выйти невозможно на улицу?
   - Не, Петрович, не врут. Антарктида, она ж большая - где-то, в основном по побережью, тепло, где-то не очень. На станции "Восток", она рядом с Южным полюсом, почти минус девяносто бывает зимой, да и летом выше минус двадцати никогда не поднимается, влажность - ноль, высота над уровнем моря - три с половиной тысячи метров, кислорода мало, дышать нечем, ветер до тридцати метров, полгода темень непроглядная, вот и погуляй при таких условиях.
   - Ты там был? - Петрович догнал меня и пошел рядом.
   - Я что, больной? Да туда, кроме самых отмороженных яйцеголовых и не берут никого. Я вообще там немного где бывал - Мирный, Беллинсгаузен, разок к французам ездили на Дюмон д'Юрвиль.
   - А пингвинов видел?
   - Ага, - черт, привязалось словечко! - Даже охотился на них. Не на жареху, конечно, а так - окольцевать, датчик подвесить. Мест красивых навидался - такого нигде больше нет. Выезжали на Кровавый водопад, очень будоражит воображение.
   - На самом деле кровавый?
   - Нет, конечно. Сульфат или сульфит железа, растворенный в воде. Но выглядит страшно, до мурашек. Или настроение такое было?
   - А на самом Южном полюсе кто-нибудь есть?
   - Станция Амундсен-Скотт, пиндосы там сидят, до ста пятидесяти-двухсот человек одновременно бывает, зимуют человек пятьдесят, кабак у них там, почта, магазин, научная база с нашей не сравнить. Скважину прокопали в два с половиной километра. Нейтрино ищут, темную материю. Чуть помягче климат, чем на Востоке. Теплицу поставили, помидоры-баклажаны круглый год. Но я там не был, люди рассказывали.
   - А что за люди там живут?
   - Люди? О, Петрович! Про этих людей нужно, блин, песни слагать. Или гвозди из них делать, как предлагал великий пролетарский поэт. Доктор наш сам себе без наркоза аппендицит вырезал. Зимовщики на Востоке восемь месяцев без электричества и отопления прожили. Прикинь - за бортом минус семьдесят, связи нет, света нет, а они живые! Мистика! Американка сама себе химиотерапию проводила. Но это все еще до меня было, давно. А так вообще - люди как люди. Работают, любят, иногда, редко правда, морды друг другу бьют. Романтики. Я так думаю, люди хотели космонавтами стать, но на всех "Союзов" с "Апполонами" не хватило, вот и носит их нелегкая по полюсам - затраты меньше, экстрим тот же, даже круче.
   - А ты там чего делал? - Петрович уже давно перешел ту грань, когда формальный допрос сменился обычным любопытством и, похоже, болтовне моей поверил. Правы те, кто говорит, что врать нужно с максимальным количеством правдивых подробностей. А самых правдивых подробностей я начитался и запомнил на десять антарктических зимовок. Единственная неправда моей повести была в том, что я никогда в жизни даже экватор не пересекал.
   - От тебя и орлов твоих прятался.
   - Ага, это понятно, а занимался-то чем? Тоже нейтрино ловил?
   - Нет, по хозяйству больше. Дизель там установить-запустить, антенную мачту подварить, самолет погрузить-разгрузить. Вот так как-то.
   Корень замолчал, переваривая информацию. Давай, дружок, мучай извилины.
   Прошли еще километра полтора, стало совсем темно, и обычная напряженная тишина вокруг наполнилась далекими, но все равно до жути неприятными шумами. Там присутствовали и вой, и треск, и, где-то на пределе слышимости, уханье, подобное совиному, но какое-то излишне натужное, словно неумелый имитатор пытается подражать полузабытому звуку. Зона и без того не самое гостеприимное место на нашей планете, а сейчас стало совсем неуютно: нервы напряжены, адреналин в крови кипит, крупная дрожь сотрясает конечности, вдоль позвоночника мурашки проложили уже даже не дорожку, а полноценный автобан, и мечутся строем вверх-вниз, иногда смываемые волнами холодного пота. Корню еще более-менее - нацепил ПНВ, хоть что-то видит, а я как слепая собака - в основном по нюху ориентируюсь. Скорость передвижения резко упала.
   Вообще-то по ночам здесь ходят либо призраки Зоны, либо самоубийцы, желающие стать такими призраками. Даже на сталкерских стоянках не совсем безопасно - Зона никого и никогда не оставляет в покое. Пока нам с Корнем везло, но продолжаться долго это везение не могло.
   Впереди за кустами показались неясные проблески костра. Корень шикнул и придержал меня за руку. Прошептал в самое ухо:
   - Действуем так же, как раньше, ты идешь знакомиться, я прикрываю. Только заранее голосом появление свое обозначь, а то как бы не мочканули тебя. Все, пошел.
   Глупая идея, но говорить об этом я не стал. Где-то здесь начинаются посты "Долга", а против этих ребят, хорошо экипированных, обученных и имеющих немалый опыт ведения боёв в условиях Зоны выходить с двумя "Глоками" - просто смешно. Затопчут.
   До костра было недалеко - метров пятьдесят, поэтому, медленно пробираясь в темноте, я почти сразу прокричал:
   - Эй, люди, есть здесь кто?
   После секундной суеты неясных теней в неровном свете огня, мне ответили:
   - Подходи, только медленно, и без глупостей. Руки подними, чтоб мы видели. И говори все время чего-нибудь, песню пой, если хочешь.
   Говорят, у некоторых сталкеров есть целый ритуал представления в ночи: и либо ты его соблюдаешь и тогда есть шанс договориться, либо нарушаешь и становишься частью Зоны навсегда. Я по ночам предпочитаю сидеть в теплом, хорошо защищенном месте. Ночью все кошки серы, а мутанты наглы, как москвичи в метро, поэтому в такую пору на неожиданный звук всегда сначала стреляют, а потом пытаются выяснить - кто же это был?
   Песню так песню. Слуха нет, голоса нет, зато желания жить - на семерых. Щас спою:
   - В лунном сияньи снег серебрится,
   Вдаль по дороженьке троечка мчится.
   Динь-динь-динь,
   Динь-динь-динь,
   Колокольчик звенит.
   Этот звон, этот звон,
   О любви ......
   - Все, заткнись уже, Поваротти, вижу тебя.
   Я вывалился из кустов на полянку, заваленную по периметру автомобильными шинами, образовавшими вал высотой по пояс, с тремя свободными проходами, напротив каждого из которых стояло два-три серьезно экипированных мужика в черно-малиновых комбезах с недвусмысленным намереньем превратить в мелкое сито каждого, кто появится перед ними. "Долг". Можно сказать - повезло.
   Полусолдаты-полусталкеры, незаконное вооруженное бандформирование с мутными целями по созданию порядка на территории Зоны и в ее окрестностях и недопущению контактов аборигенов Зоны и ее продуктов с внешним миром. С этими, при определенной изворотливости, можно договориться, если особых грехов за тобой нет. А еще лучше, если за твоей спиной армия или ученые, тогда даже бескорыстно помочь могут. "Долг" - не обдолбанные в хлам "свободовцы", в голове которых гуляет уже не ветер, а таки полноценный ураган, и не больные "монолитовцы", уже давно ставшие частью Зоны и воюющие с людьми активнее, чем с мутантами. И хотя спектр местных отморозков насчитывает гораздо больше градаций, чем три вышеупомянутые, остальные на их фоне, за исключением, пожалуй, банд откровенных уголовников, выглядят сущими детьми из песочницы, потому что еще пытаются сохранить адекватность своего отношения к внешнему окружению. Но в любом случае, "Долг" - это сейчас хорошо. Почти то, что нужно.
   - Ты кто такой? - голос долговца напоминал кряканье актера Ливанова.
   - Макс я.
   - Вижу что Макс, - переговорщик не убирал оружия с линии прицеливания. Ну да, пацифистов здесь нет. - Или Фукс. Рассказывай куда и откуда идешь, что несешь. Руки на виду держи и не вертись передо мной. Джамшуд, обыщи его.
   Один из бойцов, опустив оружие вышел из прохода в покрышках, сместился чуть вправо - чтоб не перекрывать сектора стрельбы своим товарищам, и подошел ко мне сбоку, быстро охлопал меня по вероятным местам скрытого ношения оружия, покопался в рюкзаке и мотнул головой, приказав двигаться к костру. Сам за моей спиной снял автомат с плеча, поднял его к уровню глаз и медленно пошел за мной спиной вперед, через прицел осматривая кусты.
   В проходе меня приняли уже двое, Джамшуд остался на посту. Меня провели к костру и усадили на землю напротив щетинистого дядьки лет сорока, устроившегося на пластиковом стуле, какие часто бывают в летних кафе. На левой стороне его лица проходили три параллельных шрама, такие в кино про Фредди Крюгера показывали. Солидное украшение для тертого мужика. Это не цацки с бриллиантами на пальцах, как бабы, таскать.
   - Я Холмс, - голосом Ливанова заявил дядька. - Командир этой заставы. Понятно?
   - Да, - и впрямь, чего ж тут непонятного? С таким голосом только Холмсом и можно быть.
   - Теперь ты рассказывай про себя. - Он положил автомат на пластиковый же круглый столик, стоявший от него справа, но руку с оружия не убрал. Проследив за моим взглядом, сопровождавшим это действие, он усмехнулся и пояснил: - Ночь на дворе, береженого бог бережет. Рассказывай. Какая нелегкая тебя сюда принесла?
   - Зовут меня Макс. Я с Большой земли. Еще позавчера там был. Нас должны были встретить в Зоне, но случилась авария, вертолет разбился, пришлось идти пешком. Надеюсь в баре проводника найти, - мирное потрескивание костра успокаивало, ночной страх проходил.
   - Понятно. Ты один спасся?
   - Нет, в кустах еще мой товарищ ныкается, - я решил, что сейчас светить Корня - самое время. Пусть сам отвечает на вопросы о цели нашего променада по Зоне. А вопросы эти обязательно возникнут, и если ответы будут недостаточно убедительными - вполне вероятны трудности с возможным итогом в виде быстрого выдворения за пределы Зоны. В лучшем случае.
   - Позови его! - требовательно приказал Холмс.
   - Он вооружен, - на всякий случай предупредил я.
   Холмс кивнул.
   - Петрович, вылезай, свои, - я крикнул в сторону, где по моим расчетам Корень должен был страховать меня.
   Корень появился совсем с неожиданной стороны, почти беззвучно вылез из кустов, и, подняв руки, сопровождаемый выжидательными взглядами долговцев, прошествовал к костру.
   - Доброго вечера всем! Я - Иван Петрович, пустите к огню погреться? - Бодреньким колобком он вкатился в освещенный круг.
   - Проходи, Иван Петрович, - проскрипел Холмс, - рассказывайте, куда идете, чего ищете и остальные свои.... приключения.
   - Мы с Максом с вертолета разбившегося, - устраиваясь перед костром, начал свою повесть Корень. - На экскурсию вот с племянником прилетели, ну и мутантов пострелять немножко. Пошлину оплатили, лицензию приобрели, разрешения на отстрел десяти собак получили. Только вертолет разбился. Теперь вот в бар идем, проводника нанять хотим, наш-то в вертушке был...
   - А кто у вас проводником был? - перебил Холмс Корня.
   - Проводник-то? Веня Крот. Сказал, что уже лет пять по Зоне ходит.
   Долговцы переглянулись и заржали в голос, со своим хриплым кудахтаньем к ним присоединился и Холмс. Отсмеявшись, он вытер тыльной стороной ладони рот и сказал:
   - Крот - из бандюков, урка он, и если и ходил по какой зоне, то только по зоне строгого режима на между Обью и Ангарой. А здесь так.., на подхвате у Борова обретался, пока того не пришили, за пределы своей норы и не высовывался почти. Упырь знатный, за лишнюю пайку на любую гнусность подпишется. Получится, конечно, вряд ли, потому что понтов больше чем умения, однако за пайку - пойдет! Хотел бы я этого уродца встретить, и пару раз меж ушей шмальнуть. А пошлину ему же платили?
   - Ну да, а что?
   - Не бывает здесь ни пошлин, ни разрешений на отстрел. Кинули вас.
   Корень аж вскочил на ноги, талантливо играя возмущение и негодование. Он долго открывал и закрывал рот, как рыба на берегу, пытаясь что-то сказать и, в конце концов, разразился продолжительной тирадой:
   - От же сука... я ж видел! Видел - неправильный он какой-то проводник! Макс, ты-то чего молчал? Мы же все обговаривали? И на тебе - на гавнюков каких-то нарвались. Здесь же места глухие, ментов нет! Даже пожаловаться некому! Ты представляешь, чего быть-то могло?
   - Чего? - эта игра стала меня забавлять. Корень грамотно пропихнул Крота в проводники и теперь долговцы воспринимали нас как лохов с лоховскими же целями в Зоне, а, следовательно, из разряда потенциальной угрозы мы перешли в разряд невинных жертв. - Ты ж проводника нашел?!
   - Нашел, нашел на свою голову! Соображай теперь - что вертушка грохнулась - наше счастье. Долетели бы куда планировали, уже б наши кости воронье глодало! Это получается, что все-таки нам поперло, ага, Макс? Ну Веня, гнида гнидская! Блядь, мы ж его еще и жалели! Могилу почти голыми руками копали! Жалко, что сдох, сука! Сам бы его сейчас прибил. - Корень так вдохновенно врал, что даже я на секунду поверил в реальность его истории. - Только... мужики, как нам теперь выбраться-то отсюда? А, мужики? Поможете?
   - Не, Петрович, мы никак, - Холмс изобразил рукой какой-то непонятный знак, - видишь же: мы на посту. Через пару часов патруль пойдет, мы у них последние на маршруте, можете с ними до базы дойти, здесь уже недалеко - с километр где-то. А там уж как повезет: сговоритесь с кем - сразу выйдете, не сговоритесь - ждите пока наши на Кордон пойдут. Оставаться не рекомендую. Здесь на самом деле очень опасно. Понятно? - Мы дружно кивнули. - А сейчас вон чаю себе плесните и не шумите, лады? Джамшуд, устрой парней!
   - Лады, - Корень легко согласился и заплетающимися ногами побрел к столику, на котором стоял закопченный чайник в окружении немытых картонных стаканов.
   А я впомнил о тех несчастных новичках, что остались на ночь на Свалке.
   - Холмс, там... на Свалке, несколько парней нам встретились. Проводника они потеряли в аномалии какой-то и дальше сами идти боятся. Говорят, шли, чтоб в "Долг" вступить, - пришлось соврать, потому что я точно знал ответ, который должен был сейчас прозвучать: что "Долг" это не курица-наседка, чтоб за каждым цыпленком скакать по Зоне и так далее и тому подобное. А во лжи моей криминала почти и не было: ну приведут их на базу, поговорят, да и отправят назад, на Кордон. - Пропадут ведь одни.
   - Говоришь, в "Долг" вступить хотят? - Холмс поднял запястье, вывел на экран ПДА карту местности, - показать сможешь? Сейчас поздно уже, а завтра с утра пару ребят пошлю.
   Отчего ж не показать? Показал в подробностях, и, выполнив обещание, данное новичкам, пошел к своему спутнику, который, устроившись за столом с чаем-кофеем, завязывал новые полезные знакомства.
   Следующие два часа Корень провел внимательно слушая нехитрые местные байки о чудесных исчезновениях одних сталкеров и не менее чудесных воскрешениях других; об леденящих разум похождениях умудренных Зоной гуру по ее бесконечным потайным и необыкновенно зловещим местам; о самых дорогих и таинственных артефактах, которые только порождала Зона и в существовании которых сомневаться было не принято. Прям как дети малые: морды такие, что пробы ставить негде, а туда же - "в черной-черной комнате...", ".. а вдоль дороги мертвые стоят. И тишина...." ; стоит появиться новой побрякушке - глазенки загораются, ручки дрожат. Романтики, тьфу! С другой стороны, самые бывалые не зря утверждают, что в Зоне может случиться всё. Ладно, пусть говорят..., а Петрович слушает. Может, чего полезного узнает. Я же, выпив чаю (с сахаром, но не размешивать, а взболтать - потому что нечем размешивать), лег на землю, закинул рюкзак под голову и моментально уснул.
  
   ЗОНА. ДВА МЕСЯЦА ДО СОБЫТИЙ.
  
   Никогда не думал, что болеть может одновременно все: руки, ноги, живот, глаза, зубы, саднит в горле, сводит судорогами пальцы, спина - один сплошной радикулит от первого до последнего позвонка, что-то внутри, под ребрами, ноет беспрестанно. Голова!.. - ощущение, что начали снимать скальп, да так и бросили, недорезав. Сидеть больно, стоять больно, лежать - только на боку. На правом. В любом другом положении того и глади, как бы сознание не потерять.
   Тем не менее, сознание не терялось. Несмотря на все мои старания. Только толку от этого было совсем немного: вокруг меня стояла непроглядная темень, звуков, кроме моих стонов и охов, никаких. Запах... Запах был. Устойчивый аромат мочи, блевотины и гниющей крови. Почти такой бывает в полевых отделениях хирургии, но там он сильно разбавлен веселыми нотками медицинской химии. Здесь же все в первозданной чистоте. Тот еще букет.
   Воздух вокруг теплый и влажный, и никакого движения.
   Говорят, в темноте человек теряет чувство пространства и времени. Свидетельствую: потерял. Очень скоро мне стало казаться, что весь мир как-то незаметно пережил Апокалипсис, а меня об этом предупредить забыли. Или не успели. В силу каких-то чрезвычайных обстоятельств. И теперь мне придется умирать одному, мучительно и долго.
   Но положительные моменты есть и здесь: глаза открывать нет никакой необходимости, что открытые, что закрытые, одинаково ничего не видно. А когда я пытался их открыть, разодрав кроваво-грязевую коросту на ресницах, возникло ощущение, что зенки мои вдруг собрались покинуть уютное место под надбровными дугами, и передо мной заплясали разноцветные зайчики. Но это мои зайчики, к окружающей меня действительности они не имеют никакого отношения.
   Поэтому - темнота, это очень хорошо, а смотреть мне ни на кого и не надо.
   Не имея возможности осмотреть себя, я постарался потщательнее себя ощупать. Перкуссия с аускультацией. После поверхностного осмот...., пардон, ощупывания, выяснилось, что конечности на месте, пальцы тоже, только большой на правой руке вывернут из сустава; череп, несмотря на мои подозрения, скальпа не лишен, а голой спиной я просто лежу на чем-то остро-ребристом. Порезов очень много, глубоких и не очень, некоторые очень болезненны, но все уже закрыты жесткой коркой, самые большие - сшиты грубыми стежками. Зубов нет предположительно трех-четырех, причем два из них - передние верхние. Нога, прокушенная собаками (о! это я помнил!), обмотана тряпками, вторая разута и вдоль неё и к ступне прикручена какая-то железяка. Оружия нет, рюкзака нет, из одежды - лишь обрывки моих некогда модных галифе, выменянных по случаю у бабки Хвистуньи и почерневшая футболка с веревочной противокомариной аппликацией.
   То, что я не связан, одновременно и успокаивало: видимо, руки, подхватившие меня на поле боя с собаками, были не вражеские, и настораживало: а, может, враги просто решили, что я настолько беспомощен, что и связывать меня нет смысла?
   Так или иначе, это должно было когда-нибудь выясниться. И поэтому не будем пытаться анализировать ситуацию в отсутствии любых сколько-нибудь достоверных исходных данных.
   Уснуть не получалось, потому что всё тело болело. И я попытался вспомнить, что же произошло там, на поле, после того как сбежали собаки. Или подохли.., но это совсем не важно.
   Однако и здесь ничего хорошего не вышло. Память отказывалась предоставлять мне свои регистры, а может, в них ничего не было записано.
   Ещё в школе талантливые педагоги советовали мне: не можешь справиться с задачей, успокойся, сосчитай до двадцати, и попробуй снова справиться сам, а если и тогда ничего не выйдет - обратись к людям. Люди, они отзывчивые, всегда помогут. Правда, смотри, кто может прийти на помощь: иногда и медведь на крики "ау" выходит. А учитывая специфику Зоны, может и любопытный снорк объявиться.
   Что ж, к тому времени я досчитал уже до восьмисот тридцати шести. Задача не решалась, и уже давно вышли все сроки звать помощников для ее решения, и стало быть, теперь пора это сделать. И даже гипотетического медведя или снорка я уже не боялся. Ну что он сделает, этот медведь? Покусает? Съест? Я согласен. Только пусть придет.
   И я заорал. На самом деле, услышавший такой звук снорк должен был наложить в штаны (или что у него там?) и нестись отсюда куда-нибудь подальше, ибо звук, исторгнутый мною, был гениальным миксом стонов беременной самки опоссума, рыком позднего раскаяния аццкого Сотоны и блеяния жертвенного барана. Ничего осмысленного выдавить из себя не удалось, но я был услышан!
   Выход оказался вверху. Сначала послышался скрип несмазанных петель, потом по лицу прошла волна воздуха, над головой раздались звуки чьих-то шаркающих ног, а следом за ними лязгнул засов и надо мной открылся створ квадратного люка, сквозь который вниз упал столб тусклого света. Высота помещения оказалась вполне приличной - метров семь-восемь; лежа трудно точно оценить вертикальный размер, но все равно - высоко, не допрыгнуть. Показавшаяся в проеме голова принадлежала странному существу. Судя по рассказам бывалых, так должен выглядеть контролер. Сам я никогда с такой тварью не встречался, но характерные черты - "большая шишковатая голова, белесые глаза на лице дауна, уши с очень длинными мочками, лягушачий рот, почти без губ, отсутствие волосяного покрова" легко угадывались даже с учетом того, что мне пришлось смотреть на него против света. Если это контролер, то будущее мое становилось определенным, но очень коротким.
   Кто бы это ни был, он ничего не сказал мне. Приложил длинный узловатый палец, оканчивающийся черным когтем, к тому, что должно было служить ему губами, и подмигнул мне. Сразу двумя глазами, но я почему-то был уверен, что он не моргнул, не прикрыл на время глаза, а именно подмигнул.
   На этом общение закончилось. Вновь опустилась крышка люка, и существо, кем бы он ни было, ушло. И лишь по контуру люка падали едва различимые, прерывистые лучи все того же тускло-серого света.
   Я снова стал считать про себя. На двухстах сорока трех послышались новые звуки сверху: теперь уже по полу шаркали несколько пар ног.
   Люк опять открылся и, помимо уже знакомой мне рожи, в нем показались еще две головы. Насчет их видовой принадлежности сомнений у меня не возникло; уж чего-чего, а бюреров я навидался достаточно, когда в подвале под градирней пытался укрыться от выброса.
   Эти двое очень внимательно осмотрели меня сверху, потом оттолкнули моего знакомца от проема и вытянули ко мне свои грязные, будто сведенные судорогами клешни. Чертовы телекинетики! Я примерно представлял себе на что способна пара бюреров, но дальнейшее повергло меня в настоящий шок.
   Я почувствовал, как измученное мое тело поднялось над полом и, постепенно разворачиваясь вертикально, поплыло к потолку. Очень странные ощущения, несравнимые ни с чем. Ни на американские горки, ни на то что рассказывали о невесомости бывалые космонавты. Одновременно страшно и забавно: будто некто немощный пытается меня нести, его руки почти не чувствуются, зато с каждым метром перемещения зреет все большая уверенность, что вот сейчас, нет, вот сейчас.... я точно навернусь!
   Но - обошлось.
   Пара бюреров вынула меня из узилища, и, поставив в стоячее положение, но не позволив ногам коснуться земли, поволокла в неизвестном направлении. Здесь видимость была получше; по стенам вились толстые змеи фидеров, под потолком висели светильники без ламп, редкие источники света создавались росшими в них странными растениями, похожими на кораллы, с мохнатыми лопушистыми листьями, которые, собственно, и светились тусклым фиолетово-голубым светом.
   Сзади раздался уже знакомый звук захлопнувшейся крышки люка и шаркающие шаги контролера.
   Мои конвоиры свернули в боковой проход, мне пришлось плыть за ними. Этот тоннель ничем не отличался от предыдущего, за исключением немногочисленных металлических дверей. На пятьдесят метров я насчитал их четыре штуки, и в четвертую-то меня как раз и занесли.
   Здесь было что-то вроде операционной. С поправкой на то, что роли хирургов, ассистентов, сестер и анестезиологов выполняли еще с полдюжины бюреров. О гигиене и санитарии эти недипломированные специалисты понятия не имели никакого. Вернее, имели, но очень своеобразное. У каждого на морде была повязана тряпка в кроваво-коричневых разводах, руки, вернее будет сказать - верхние конечности, украшены рваными диэлектрическими перчатками, на головах лыжные шапочки, обернутые рваным полиэтиленом. По всему залу расставлены тазы с гниющими в них конечностями и сизой склизкой требухой неизвестного происхождения. Надо всем этим безобразием витал запах, вызвавший у меня стойкую ассоциацию со взрывом в сортире на химзаводе. Даже в придорожной шашлычной, где разделывают бродячих псов, было бы гораздо чище.
   Вот со светом здесь все было в порядке: мощный пучок кораллов, подвязанный к штырю в потолке, давал световой поток ватт в восемьсот, освещая стоявший посреди зала верстак с проржавевшими насквозь тисками. В этом свете поднимался мощный ствол пыльного вихря, при моем появлении переместившийся куда-то в неосвещенный угол, где и рассыпался.
   Бюрер в лыжной шапочке "Nike", стоявший в центре группы, что-то пробулькал и началась суета: все забегали так быстро, что уследить за ними не было никакой возможности.
   Меня положили на верстак и моментально раздели. При этом не один из них не прикоснулся ко мне руками. Одежда, вернее, ее остатки разошлись по швам, завязались в узел и отправились в один из тазов.
   С анестезиологом я ошибся - им был не бюрер, а уже знакомый мне контролер. Его шишковатая голова наклонилась надо мной, окруженная нимбом сияющего света, микроскопические черные зрачки увеличились многократно, заполнив сначала его глаза, а потом и всю комнату....
  
   БАР. ПРОВОДНИК. (продолжение)
  
   - Эй, вставай, парень! - голос был мне незнаком, - Выдвигаться пора.
   Надо мной стоял Джамшуд, а чуть в стороне вполголоса о чем-то договаривались Корень с Холмсом и... Герц. В форменном комбинезоне "Долга"!
   Как, однако, неудачненько получилось!
   Никак не ожидал его здесь увидеть, ведь, помнится, месяца три-четыре назад он ушел из нашего лагеря, горя желанием пополнить ряды "Свободы". А потом ходили слухи, что попался Герц на коготь излому, едва жив остался и новые друзья переправили его за Периметр. И вот незабвенный Герц стоит рядом и о чем-то мило беседует с Корнеевым!
   Вот этой встречи не должно было произойти. Он мог, нет, просто обязан был меня узнать! И тогда весь мой план можно будет хоронить под звуки траурного марша от гражданина Шопена. Однако, провал? И как теперь выкручиваться?
   Хорошо, что ночь. Если постараться, то можно остаться неузнанным.
   - Эй, Макс! - Корень прямо лучился довольством. - Парни согласились нас провести до базы. Собирайся, идем!
   Я с видимым усилием поднялся, повесил рюкзак на спину, и, опустив голову, направился к проходу в заборе.
   - Племяш, ты куда?
   Я промычал что-то невнятное и махнул рукой вперед.
   - Не проснулся еще? Давай, приходи в себя скорее! Нам в другую сторону, вот с этими славными парнями!
   Я развернулся на каблуке и пошел мимо Корня в указанном направлении.
   - Да он спит еще! - это не Холмс, не Корень.., но и не Герц! Хотя я готов был поклясться, что звук пришел от этой троицы. - Не, Петрович, ты либо, бля, буди своего бойца, либо здесь до утра оставайтесь. Нам лунатик, бля, на переходе вообще не в масть.
   Говорил Герц, но голос был совсем не похож на густой баритон того Герца, которого я знал. Вообще ничего общего!
   - Сейчас, Дон, подожди минуту, - Корень что-то почуял, а я вздохнул с облегчением; все-таки не Герц! Дон! Конечно Дон! Старший брат, о котором иногда рассказывал мой прежний друг. - Макс?
   - А? - Я оглянулся, пытаясь изобразить, что понятия не имею, кто и куда меня зовет.
   Корень подошел сзади, взял меня за локоть и развернул к себе.
   - Ничего не пойму, - пробормотал он, - Зона на него так действует, что ли?
   - Петрович, - снова вмешался Дон, - две минуты тебе даю на приведение бойца в чувство, потом мы уходим, у нас график.
   Я промаргивался и усиленно тер глаза, Корень притащил стакан с тоником и почти насильно влил его мне в горло.
   - Ну, Макс, ты как? Проснулся, ага? Давай быстрее, парням ждать нас некогда. А уйдут, мы здесь до утра зависнем. Просыпайся, Макс, просыпайся.
   Пришлось просыпаться.
   - Значит так, бля, - Дон начал инструктировать нас с Петровичем на ходу, пока мы еще не слишком удалились от заставы, - Идете в середине цепочки, дистанция три метра, соблюдать тишину, бля, смотреть за впередиидущим и, разумеется, по сторонам. Темп передвижения по головному колонны. Если начнется стрельба, падаете на землю и просто лежите, не мешаетесь. Вопросы, бля? Нет вопросов.
   Растянутая колонна из шести человек, мы с Корнем в середине, направилась в сторону Бара.
   Шли, а временами и немножко бежали, недолго: минут десять-двенадцать. Посторонних звуков почти не слышали, пару раз какие-то неизвестные твари похрюкали в кустах, которые окаймляли дорогу с двух сторон, но напасть на нас не решились. Корень, идущий следом за мной, старательно сопел, изображал чудовищную одышку - сохранял образ недалекого и неподготовленного охотника.
   Дорога выскочила на равнину между холмов, и перед нами открылся вид на тускло освещенную базу "Долга". Мы остановились.
   Здесь мне бывать еще не приходилось, и шансы на то, что попадется кто-то знакомый - были малы.
   Дон, возглавлявший нашу куцую колонну, прошел вперед к баррикаде из бетонных блоков и мешков с песком - местный КПП, пространство перед которой мгновенно осветилось парой мощных, киловаттных, наверное, ламп.
   - Дон, ты? - послышалось от КПП.
   - Да!
   - Семнадцать.
   - Тридцать шесть.
   - Кто с тобой?
   - Двоих у Холмса прихватили. С вертушки разбившейся. Охотники, бля.
   - К коменданту отведешь, потом свободен. Проходите.
   Мы вошли на территорию базы.
   Дон вел нас по замысловатой дорожке, иногда проходившей сквозь ангары, один раз пришлось взобраться на крышу какой-то - судя по развалившейся трубе и стоявшим рядом емкостям под топливо - котельной, и, в конце концов, путь наш завершился в глубоком подвале. Пока шли, Дон поздоровался с несколькими сталкерами, пару человек своими приветствиями обделил - то ли не знал их, то ли были другие причины.
   В подвале со светом все было нормально. Последний раз такую электрическую иллюминацию я видел в Красном Уголке у Корня. Посреди вытянутого помещения - три на семь - стояли два стола, заваленные всяким хламом, вдоль стен располагались длинные ряды шкафчиков для переодевания, пара засыпных сейфов, за столами в дальнем торце комнаты на кровати с панцирной сеткой храпело пухлое тело, одетое в летний камуфляж, с лицом полностью скрытым под вылинявшей панамой. За столом сидел еще один человек - из-за нагромождения вещей я не сразу заметил его голову, лежащую на руках, сложенных на краю стола.
   - Перец! - негромко позвал Дон.
   - Чего тебе? - спросил дремавший за столом, не поднимая головы.
   - Людей тебе привел, отметить надо. Давай быстрее, я тоже спать хочу, бля!
   - Утром приводи. Один хер - никуда они с базы не денутся.
   - Как хочешь, - пожал плечами Дон и повернулся к нам с Петровичем. - До утра поболтайтесь где-нибудь, можете поспать, если место найдете, можете перекусить в баре, он, бля, круглосуточно работает. Правила поведения на территории "Долга" у входа на стенде. Утром сюда подходите, отметки получите и гуляйте... За территорию базы вас без этих отметок не выпустят. Понятно?
   Мы с Корнем переглянулись и согласно кивнули головами, хотя было вовсе ничего не понятно.
   Дон вывел нас на поверхность и махнул рукой направо:
   - Бар там. Через ангары и корпуса, если внутри нет света, лучше не ходите. Могут быть аномалии. В освещенных можно устроиться на ночлег. Вот еще: перед кабаком наверняка дедок сидит, умничать будет - посылайте его на хер смело! Достал уже, сука, всех. Всё, пока.
   С этими словами наш провожатый растворился в темноте.
   Бар мы нашли быстро, даже не пришлось ни у кого переспрашивать. Назывался он "Тегусигальпа". По крайней мере, на вывеске над входом, подсвеченной розовым световым шнуром, было написано именно это слово. Здесь, под вывеской, чуть сбоку от арки входа, стояла обычная двухместная школьная парта, за которой восседал седой мужичок с испитым лицом, носом-сливой, но в бронежилете и со стволом в руках.
   - Стоять! Фейс-контроль!
   Петрович ухмыльнулся.
   - И чего ты хочешь, фейс-контроль? Не пущать?
   - Вы эта... Пушки здесь оставляйте, амуницию. Порядок такой. Кхе...
   - А, может, по репе тебе стукнуть? Чтоб к людям хорошим не цеплялся, ага?
   - Чего по репе-то сразу? - обиделся сливоносый. - Не хочешь, не оставляй. Так проходи.
   Корень хмыкнул и важно прошел мимо мужичка под вывеску. Я проследовал за ним. Если уж вызвался быть моим дядюшкой, пусть и командует пока. И впереди важно выступает.
   У висевшего на стене стенда с "Правилами поведения сторонних лиц на территории ОП "Южный" Корень знакомился долго, внимательно изучая каждый пункт незамысловатой инструкции. Я, глянув мельком на листок ватмана, увидел знакомое "... бла-бла-бла... ЗАПРЕЩАЕТСЯ! ... вести торговлю артефактами и частями мутантов... устраивать стрельбу... ломать строения... препятствовать исполнению обязанностей... бла-бла-бла... МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ: ...расстрел, ... выдворение за Периметр с передачей виновного властям... повешение за ноги...". Обычная для всех "Долговских" баз лабуда, уже набившая оскомину всему честному люду. Хорошо хоть теперь не требуют этот бред наизусть учить. Сверху над "Правилами" - незамысловатая эмблема "Долга" - три описанных вокруг одного центра красных окружности, рассеченных на сектора белым крестом. Старожилы говорили, что по первости этим знаком "долговцы" украшали свою одежду, пока не поняли, что яркая картинка здорово смахивает на мишень и очень облегчает прицеливание врагам, которых у "Долга" всегда было с избытком.
   В "Тегусигальпе" было накурено и скользко: то ли пол заплевали, так что ноги разъезжаются, то ли изначально был он таким гладким, как линза у приличного телескопа, но передвигаться по нему пришлось с опаской. Народу не так чтобы очень много - свободные столы имелись - но прилично. Кто-то пил в одиночку, в дальнем углу собралась компания - человек восемь, что-то шумно отмечали, четверо играли пара-на-пару на бильярдном столе, вокруг которого заботливо были уложены прибитые к полу ковровые дорожки. Еще несколько человек - по двое-трое сидели за отдельными столиками. Один сталкер спал, склонившись столом и пуская в атмосферу пузыри. За металлической барной стойкой потеряно бродил человек невероятной худобы, одетый лишь в кожаную жилетку и камуфляжные штаны, с лицом, обделенным всякой растительностью, похожий на вяленую воблу, и так же как вобла, лишенный ушных раковин. Он что-то протирал, что-то искал, находил, отставлял в сторону и снова брался протирать, и опять бросал, чтобы снова что-то найти. Готов поспорить, что погонялово у него здесь - Череп. Как вариант - Кощей.
   - Эй, любезный, - перегнувшись через стойку, Корень поманил ходячего скелета пальцем. - Вас как зовут?
   - Что? - очень громко переспросил тощий бармен, не делая ни малейшей попытки подойти ближе. И приложил к отсутствующему уху ладошку.
   - Тебя как зовут?!! - багровея, заорал Корень.
   Народ в зале не обращал на нас никакого внимания, похоже, завсегдатаи привыкли к особенностям хозяина барной стойки.
   - А! Скулл я. - бармен сделал пару неуверенных шагов навстречу Петровичу. Говорил он все также громко, перекрывая многоголосый гомон зала.
   В десяточку! Таки Череп, пусть и иностранный.
   - Пожрать-выпить есть? - Надрывался Петрович.
   - Есть! Если деньги есть.
   - Баксы принимаешь? - после слова "баксы" конец фразы Корень уже проорал в полной тишине. Слышно было только, как шары на бильярдном столе лениво бьются друг о друга.
   Скулл сделал испуганные глаза, приложил указательный палец к губам, призывая Петровича к тишине, и сипло заорал, пытаясь изобразить шепот:
   - Принимаю! Если много, могу выгодно обменять!
   Я оглянулся. Не было ни одного рыла в баре, которое бы в этот момент не пялилось на нас. Даже спящий проснулся. Входная дверь приоткрылась, и в проеме показалась физиономия обладателя носа-сливы.
   Корень задумался, а я дернул его за рукав, призывая обратить внимание на изменившуюся обстановку.
   - Чего тебе, Макс? Не видишь - с человеком разговариваю? - попытался освободиться Корень, но я не отпускал его руку.
   Он тоже оглянулся. Молча обозрел клиентуру и четко, почти по слогам, произнес:
   - Баксов мало. На всех не хватит, - после чего вернулся к разговору с барменом. - Тогда поесть чего-нибудь на двоих накидай. И выпить по сто пятьдесят на рыло.
   Скулл согласно кивнул.
   Как будто кто-то включил звук: абсолютная тишина сразу сменилась многоголосым нестройным хором.
   Мы сели так, чтоб не оказаться спинами к залу. Рюкзаки бросили на блестящий пол.
   - Ну вот, Макс, мы дошли до бара. - Корень достал свои ментоловые сигареты и прикурил. Бросил пачку на стол. - И, знаешь, за последние сутки у меня появились смутные сомнения...
   - Какие?
   - Понимаешь ли, дорогой мой, я не вчера родился. Я старый, битый жизнью бродяга, и кое-чему эта жизнь меня научила. - Он снова затянулся и выжидающе смотрел на меня, буравя своими черными выпученными глазами мою переносицу.
   Я молчал, ожидая продолжения.
   - И если все идет ровно там, где ровно ничего быть не может, я начинаю волноваться. Понимаешь, ага?
   - Нет. Ты, Петрович, если хочешь о чем-то спросить - спроси. Не надо меня разводить полунамеками. Ты меня уже с кредитом хорошо развел!
   - Вот так, да? Ладно, Макс. Объясни мне, как мы прошли полтора десятка километров по самому опасному месту на земле и не вляпались ни в одну неприятность? - Он снова затянулся. - Ни аномалий, ни мутантов приличных, ничего особенного. Они как будто разбегались от нас. Первым всегда шел ты. Вел, можно сказать. Без детекторов, без опыта.. Словно не в окрестностях Чернобыля, а так, за грибами в Кудряшовский бор пошел. Как? Как и чем можно объяснить подобное везение?
   - Ну и как ты себе это объясняешь? - Вот же глазастый черт!
   - Нет, Макс, не я. Ты мне это объяснишь. - Корень усмехнулся. - Хотя, если хочешь выслушать мою версию - изволь. Время есть. Мне кажется, ты здесь бывал. Не в Антарктике, а здесь ты прятался от меня. Да?
   - Ты реально параноик, Корень! Затащил меня в эту жопу и еще я же ему и виноват, что в жопе воняет. Ничего плохого с ним не случилось! Собаки тебя сожрать ни разу не пытались? Кровососа не ты грохнул? Аномалии не попались? Лучше было бы, чтоб кто-нибудь из нас сдох? Правдоподобнее было бы? Радоваться нужно! А не в следователя играть!
   - Параноик. Параноик... - Корень затянулся последний раз и потушил сигарету о торец стола. - Что ж, может быть, прав ты, а не я. Но я буду посматривать за тобой, Макс. И молиться.
   - Давай, Петрович, посматривай. Смотрелки не сломай.
   - Угу. - Он отвернулся к барной стойке. - Эй, хозяин, нас тут кормить будут?
   Что ответил ему Скулл, я не видел. Напряженно думал о том, как до поры избавить Петровича от подозрений. Потом-то все равно будет, но до точки его довести, если уж так все неожиданно хорошо получилось, я просто обязан! Ладно, чего бы я сейчас не надумал, а прежде всего - нужен проводник, тогда можно будет и дальше ваньку повалять.
   Он опять смотрел мне точно в переносицу.
   - Петрович, - собравшись с мыслями, сказал я, - может, я пока по столам пройдусь, проводника поищу?
   - Нет, Макс, извини, проводника поищу я. Мне спокойнее будет.
   - Как хочешь, - я откинулся на спинку скамьи, с независимым видом оглядывая помещение, а Корень поднялся из-за стола и направился к ближайшей паре сталкеров. - Только вот, Петрович...
   - Что? - он вернулся к своему месту.
   - Я просто подумал, что если Бар на базе "Долга", то бармен обязательно стучит кому-нибудь из них. Поэтому с проводником надо аккуратнее, чтоб легенда про племянника не рассыпалась.
   Корень задумчиво пожевал губами, глядя куда-то поверх меня. Потом поднялся и сказал:
   - Учту.
   Бродил он долго. Подручный Скулла успел поставить на стол поднос с шашлыками (не дай бог, из какого-нибудь снорка!), с красновато-коричневыми хорошо прожаренными боками, истекающие прозрачным желтоватым соком, присыпанные колечками тонко нарезанного лука; глубокую миску с вареной картошкой, политой постным маслом и обсыпанную мелкой крошкой рубленной петрушки и укропа; рыбницу с круглыми дольками маринованных огурцов; непрозрачный стеклянный графин, на матовом стекле которого какой-то умник маркером старательно вывел "Lalique"; две стопки по пятьдесят граммов, вилки, ложки, по паре картонных тарелок с логотипом "Тегусигальпа", солонку и перечницу. Ножи у сталкеров были у всех свои, поэтому в заведении на стол ничего режущего не подавалось.
   Сказать, что потекли слюнки, значит слукавить, на самом деле случился настоящий приступ слюноотделения на фоне продолжительной консервно-баночной диеты. И, когда я уже схватил шампур, наплевав на возможное происхождение мяса, ко мне подсел сталкер, недавно одиноко пускавший пузыри за соседним столом.
   - Привет, - от него ощутимо пахло псиной и хвоей, - приятного аппетита.
   - Шпасибо, - прошамкал я, быстро пережевывая застрявший в зубах кусок.
   - Да вы кушайте, кушайте. Не обращайте на меня внимания.
   - Вы хотите что-то спросить? Если нет - идите за свой столик; мне для обеда зрители не нужны, я не Людовик Четырнадцатый.
   - Я сейчас уйду, - он поднялся со скамейки, но снова сел. - Про баксы вы зря здесь заговорили. Опасно это. Теперь обязательно кому-нибудь захочется точно узнать количество баксов.
   - И что?
   - Что - "И что"?
   - Я уже понял, что про баксы зря заговорили. Вы сейчас меня предостерегаете, хотите помочь, предложить какие-то услуги? К чему этот разговор?
   - Я вас видел на Свалке через оптику. - Сталкер прищурил один глаз, показывая, как следует пользоваться прицелом.
   Наверное, это он о том случае, когда Петрович симулировал инфаркт.
   - Нас многие видели, - мне всё еще было непонятно чего ему нужно.
   - С вами мужик пожилой. Это Корнеев? Иван Петрович?
   Интересно как! Он тоже вышел на охоту на Петровича?
   Шашлык остывал, безумно хотелось есть. Я посмотрел - куда делся Корень? А он уже переместился за стол, за которым что-то праздновала большая группа сталкеров, размахивал чужим стаканом и произносил витиеватый тост, в котором слышалось что-то вроде: "...возле горной реки... сказал аксакал...не будет больше... остался один... большой и сильный орел... убил негодяя острым... выпьем... ни один сталкер...". Дальше я не расслышал, потому что вновь заговорил носитель псино-хвойного запаха:
   - Меня зовут Тачкин.
   Такое прозвище я слышал. Его упоминал Зайцев, когда я спросил о возможных контактах. Пришлось внимательнее присмотреться к собеседнику: тускло-желтые глаза, соломенные, слегка отдающие зеленым, волосы, трехдневная щетина, растущая клочками, круглые, некогда сверкавшие фальшивой позолотой, а теперь истертые до матовой белизны, очки; на вид лет сорок, может быть, чуть старше. Из особых примет - детский полосатый шарфик с мохнатыми бубенчиками, закрученный вокруг немытой шеи, на правой стороне потертой коричневой кожанки темное пятно, оставшееся от оторванного нагрудного кармана. Рукава куртки замазаны чем-то черно-маслянистым. Машинное масло? Не было бы рядом Корнеева! Можно было бы и поговорить о нем, а щеголять сейчас перед Петровичем своими знакомствами в Зоне не стоит. Какие бы выгоды это не сулило. Ладно, поговорим, может, удастся узнать что-то новенькое, ведь что-то происходило здесь, пока я на Большой земле "отдыхал"? Я со вздохом отчаяния отодвинул от себя поднос с шашлыком, которому не суждено уже было быть съеденным в горячем виде.
   - И что угодно от меня господину Тачкину?
   Он удивился. Видно было, что удивился.
   - Извините, я, кажется, обознался, - недоумение было написано на его невзрачном лице, - еще раз приятного аппетита, - он встал, - извините. Я здесь до завтрашнего вечера буду.
   - Подождите, Тачкин.
   Степень его удивления выросла еще выше - до открытого рта.
   - Присядьте. Вы же, как я понял, старожил здесь?
   - Да.
   - Людей, которые здесь сейчас, всех знаете?
   - Людей? - он осмотрелся вокруг, - Да, всех знаю. Кроме вас с компаньоном.
   - Расскажете?
   Он потер переносицу, положил очки на стол.
   - Это длинно получится, - сказал сталкер, я кивнул, соглашаясь с таким предположением, - а мне на работу нужно.
   Понятно, денег хочется. Чего ж ему предложить? Я ведь пуст как Сахара днем.
   - Давайте так, господин Тачкин: вы мне рассказываете, а я рассчитываюсь, если найду в ваших рассказах что-то полезное. Вы же все равно хотели мне бесплатно что-то предложить?
   - Ну, я же обознался!
   - Это я вам об этом сказал. А если б промолчал, вы бы все мне выложили. И, возможно, это стоило бы вам дороже, чем наша невинная беседа.
   - Логично, - он достал сигареты "Ватра", овальные! Где ж это такой раритет продают?! Ларек какой-нибудь в Припяти разграбили? - Но глупо как-то. Вы меня обмануть хотите?
   - Помилуйте, уважаемый! Какой обман? Мы ж с вами не государственную тайну обсуждаем! Не цену поставок газа "Газпромом"! И не узлы какого-нибудь "Типтроника"? Просто дружеская беседа. Выпить хотите? Не стесняйтесь. - Я поставил перед ним стопку Корня. - Заодно и разговор живее пойдет.
   Он налил себе полную рюмку, и, не дожидаясь меня, опрокинул в рот. Вытер губы рукавом и заметил:
   - Вы много наливаете. Пить неудобно.
   - Пятьдесят грамм - много?
   - В стандартном глотке около двадцати граммов, - пояснил сталкер, - когда в посуду налито больше, приходится пить в два глотка. А это, при мерзком качестве здешнего продукта, не всегда приятно.
   Надо же, на эстета тонкого нарвался! Теперь я почти точно знал, кто на графине намалевал "Lalique". Я сочувствующе покачал головой:
   - Надо же! А мужики и не знают! Ладно, вернемся к нашим... сталкерам.
   - С кого начать?
   - А с себя и начните.
   - С себя? Что ж, какая разница? - Произнес Тачкин, закуривая свою вонючую "Ватру". - Я не очень удачливый сталкер. Далеко не хожу, а близко уже все давным-давно все выгребли. Так по мелочи перебиваюсь: если кого к яйцеголовым сопроводить, мутанта не слишком опасного поймать или застрелить. Раньше далеко ходил. Даже до Припяти пробирался. А теперь словно боюсь чего-то. Знаете, как высотобоязнь бывает? Это не когда голова кружится от высоты, а когда сердце на самом деле останавливается, дышать невозможно, руки-ноги не слушаются и в голове пустота абсолютная? Вот так и у меня с некоторых пор. И главное, понять не могу - почему? Ничего особенного не случалось, а стоит хоть подумать серьезно о Радаре или там Рыжем лесе, и все! Приступ обеспечен.
   - Понятно, - я слышал, так бывает с некоторыми не в меру любопытными, совавшими свой нос в сомнительные места, - а про бармена что скажете?
   - Про Скулла-то? А что про него говорить? Из новичков он, от силы две-три ходки сделал по окрестностям. Жертва аномалии. Слышал я, что его из подземного комплекса долговцы вытащили. Обожженного, да мертвого почти. Выходили вот, поставили сюда. Бар держит, хозяевам стучит помаленьку.
   - Ладно, давайте про остальных, - я налил ему еще половину стопки.
   - Вон там, - Тачкин показал давно немытым пальцем, и, пока я смотрел, незаметно залил в себя предложенную водку, - два сталкера сидят. Тот, что с бородой - Архангел, а второй, стало быть, Макимот. У него АКМ с белым прикладом - говорит навроде талисмана. Так, ничего особенного. Нормальные ходоки, звезд с неба не хватают. Артефактами промышляют средненькими.
   - А что за имена такие странные - Архангел, Макимот?
   - Ну, с Макимотом просто все: у него присказка такая есть - "не по-нашему это, не по-макимотовски". Это когда он в чем-то сомневается. А с Архангелом забавно. Там целая история. Но она еще на Большой земле произошла. Рассказать?
   - Мы ж никуда не торопимся?
   - Верно. Так, значит, лет шесть назад работал наш Архангел патологоанатомом в морге. И друг у него был - больничный системный администратор. Представляете эту смесь адскую - полумедик-полупрограммист? И друг - патологоанатом? Но мало этого, в то время подсели они оба на какую-то химию..., нет, не помню уже названия. И вот как-то раз во время настройки больничной сети у администратора случилось просветление, может от работы своеобразной, а может от химии. И засел он в морге у Архангела на пару недель, даже отпуск взял за свой счет. Оказалось, собирает и классифицирует базу данных по покойникам.
   - Зачем? Выморочные квартиры искал?
   - Нет! Какие квартиры! Я ж говорю: на химии оба сидели. Собрал он таки свою базу, видел я ее - четыреста тысяч человек за десяток лет в разных регионах! Стал вертеть ее так и эдак, и выяснил одну штуку... - Тачкин замолчал, выразительно глядя на графин.
   - Дальше-то что? - пришлось налить ему еще раз.
   - А дальше: выяснил он, что среди случаев с подтвержденным... - он запрокинул голову, уничтожая очередную порцию лекарства от радиации. - С подтвержденным временем смерти, нет ни одного в промежутке между четырьмя утра и четырьмя ноль двумя. Стал копать дальше и нашел. В общем, на всей планете никто не умирал за последние десять лет в определенном временном промежутке. Там всего секунд двенадцать, но тем не менее - ни одной смерти!
   - Ошибка статистическая?
   - Наверное, не знаю. Кто ищет, тот всегда найдет. А в головы нашим друзьям втемяшилось, что кому-то из них нужно обязательно в этом промежутке ласты склеить. Бросили жребий, выпало программисту, а Архангел, стало быть, должен ему в этом поспособствовать. Но он-то, как человек сведущий, знал, что люди существа странные - иной раз от какашки птичьей, на голову упавшей, мрут, а иного бульдозером давишь-давишь, а все без толку. А им уложиться нужно в строго отведенное время - двенадцать секунд. Архангел перебрал сотни способов и ни один не признал удовлетворительным. Ничто из доступного (атомной бомбы у них не было, да и там возможны варианты - самолет опоздает, бомба медленно упадет...) не давало гарантию стопроцентной мгновенной смерти. А если чуть раньше или позже, то... вроде как и просто убийство получается, безо всякой научной пользы. Но, пытливый ум человеку для того и даден, чтоб пытать. Нашли они все-таки такой способ и Архангел дружка своего завалил. В нужное время.
   - И что?
   - Про научную пользу не знаю, но прокуратура им сильно заинтересовалась. Они ведь программиста не первого замочили. Там с десяток трупов посторонних людей - всё способ искали. Вот и пришлось ему быстро ноги делать от карающей руки правосудия. А я в той прокуратуре водителем был. Потому и знаю историю его. Так за ним в Зону и влетели на тачке. Следственной бригаде, что со мной была, сразу кирдык пришел, а я вот шесть лет уже мучаюсь. Но мы с ним друг на друга не в обиде. Здороваемся всегда. Года три назад даже в паре ходили. Как к химии доступа не стало - вполне нормальный человек оказался. Только иногда как засвербит что-то в заднице, вынь ему и положь!
   - А Архангел-то почему?
   - Архангел?...А! Они с программистом этим мистическую платформу под свои изыскания подвели. Не знаю уж, где такого понабрались! Дескать, кто в положенные секунды умрет - сразу в раю окажется. А сопровождает душу в рай архангел. Что-то такое. И так у них башни на этом деле сдвинулись, что патологоанатом наш заключения о смерти так и стал подписывать - "Архангел". О! Вон ваш компаньон возвращается. Я пойду, пожалуй. Вы, если надумаете меня узнавать, обращайтесь. Я здесь до завтрашнего вечера буду. Я, кажется, говорил уже? До свидания.
   Я кивнул, принимая к сведению его последние слова.
   Странный персонаж. Вообще не похожий на большинство сталкеров. Словно скрипач в альпинистской связке. Ладно, потом выясню, чего ему от меня надо было.
   Пока я беседовал с Тачкиным, Петрович успел пересесть за стол к трем мрачным личностям, в которых без труда угадывались бывшие военные: одинаковые разгрузки, берцы, прямые спины, характерные взгляды... Словом, те еще волки.
   Еще раз лениво оглядев зал, я принялся за вожделенный шашлык. И опять мне помешали
   Корнеев вернулся не один, а с одним из тех бывших военных, с которыми я видел его последний раз. Причем, похоже, по пути они успели навестить Скулла, потому что следом за ними явился его подручный, нагруженный еще одним комплектом еды и посуды.
   - Знакомьтесь, - усаживаясь, сказал Корень, - это мой спутник и племянник Макс, а это, соответственно, наш проводник. Зовут его Белыч. Человек во всех отношениях достойный и согласился поспособствовать нам в нашем предприятии. Знает здешние места как свои пять пальцев; до недавнего времени обретался в составе российских миротворцев, а теперь уже год сам бороздит просторы Зоны.
   - Здравия желаю, - поздоровался со мной проводник, смущенно улыбаясь от рекламы Петровича.
   Лет около тридцати - ровесник, значит. Пропорционального сложения. На полинявшей разгрузке - значок с мечтательным ликом Че Гевары. Высокий белый лоб под короткой стрижкой, широкие кустистые брови, карие, светящиеся глубоким пониманием, глаза, тонкий нос, губы, слегка полноватые, постоянно свернутые в озабоченную трубочку, острый подбородок, покрытый редкой трехдневной щетиной. Таких бабы любят. Немного картавит, почти незаметно.
   - Разве на Периметре есть российские миротворцы? - спросил я.
   - Уже нет, - ответил Белыч, - нас и было-то немного. Восемь человек. Наблюдатели. Потом лавочку прикрыли, а мы с друзьями, - он показал подбородком на свой прежний стол, - решили остаться здесь.
   - Понятно, - сказал я, хотя понятно ничего не было.
   Российских наблюдателей было действительно восемь человек, вот только знал я их всех в лицо. По крайней мере тех, кто год-полгода назад тянул эту лямку. И, готов поклясться, я никогда не видел в их числе этого человека.. Люди любят придумывать себе легенды, а в здешних реалиях и подавно: редко о каком сталкере можно сказать, что знаешь, кем он был раньше. Врут все, врут красочно и самозабвенно, с выдумкой и без; от иных историй - как от легенды про Архангела - волосы дыбом встают, другие - их меньше, (с соплями слезами и непременно с Большим чувством!) - так и просятся на большой экран. Но абсолютное большинство в сталкерской братии, подобным творчеством не мучаясь, опускаются до стандартно-анкетного: не был, не состоял, не привлекался. Вот теперь передо мной сидел "российский миротворец". Еще одна маленькая легенда Зоны, сродни химере-вегитарианцу.
   Как вновьприбывшему, мне следовало, согласно сценарию, осчастливиться свалившимся на меня знакомством, но я слишком устал за последние несколько дней. Я просто кивнул.
   Корень опять что-то заподозрил, потому что глядел на меня очень внимательно и молчал. Так же внимательно и безмолвно смотрел на меня совсем другой человек два месяца назад.
  
   ЗОНА. ДВА МЕСЯЦА ДО СОБЫТИЙ.
  
   Его взгляд гипнотизировал. Неотрывно, из-под тяжелых кустистых бровей, казалось, просвечивая насквозь и мой организм, и прошлое мое, и будущее; не моргая, он смотрел на меня уже минут пять. Может быть больше, но, внезапно, рывком вынырнув из забытья, я увидел эти глаза ровно пять минут назад - над ним светились электронные часы. Его лицо, обрамленное длинными седыми волосами, было неподвижно как глиняная маска; и глаза смотрели на меня, но были абсолютно неподвижны. Я видел такие глаза у медитирующих буддистов.
   Он сидел напротив меня, укрытый полосатым казарменным одеялом.
   - Здравствуй, Максим.- Голос его был сух и безжизнен, но не как у электронного механизма, а подобен тому, что иногда является людям в кошмарных снах, советуя не открывать двери или не выключать фонарь в темной комнате. - Как самочувствие?
   Я осмотрел себя, насколько мог: ноги на месте - обе, руки тоже, не шевелятся, в животе что-то бурчит, дышать тяжело, но свиста уже нет. На груди и на шее прилеплены пластырем какие-то бесформенные комки. Теплые и тяжелые. Голова болит, глаза сухие до рези, лицо перебинтовано.
   - Где я?
   - Моя фамилия Зайцев, - ответил странный человек. - Ты еще не готов к разговору. Я зайду позже.
   Не вставая, он развернулся на месте и стал удаляться. Сил удивляться не было, а потом я увидел, что сидит он в электрическом кресле-каталке.
   Перед ним с шипением открылись ржавые створки автоматических дверей и Зайцев, или кто он там был, исчез. А на смену ему явилась уже знакомая мне бригада бюреров, возглавляемая контролером. На этот раз он был главным: что-то булькал, явно отдавая какие-то распоряжения, а телекинетики суетились вокруг меня.
   Для начала откинули простыню (опять не прикоснувшись к ней руками), и контролер внимательно осмотрел меня. Очень странно было чувствовать, как неведомая сила оттягивает нижнее веко вниз, поднимает руки и ноги, сгибает и разгибает их, открывает рот, переворачивает меня с одного бока на другой...
   После осмотра занялись перевязкой.
   Сменили повязку на голове, комки на груди и шее оказались сборками артефактов, исходные компоненты которых вообще не угадывались. Их аккуратно, почти без болезненных ощущений для меня, сняли и уложили, обернув пищевой фольгой, в фанерный чемодан; с такими ездили в дома отдыха граждане СССР лет шестьдесят назад.
   Пара бюреров подняли в воздух надо мной толстую бюрершу, весу в ней килограммов девяносто было точно, и это жабообразное существо, распахнув свою лягушачью пасть, растопырив в стороны руки и ноги, стало левитировать над моей лежанкой, норовя грохнуться на меня с высоты двух метров. Страшно не было, какое-то чувство - смесь омерзения, удивления, любопытства и понимания неотвратимости ожившего ночного кошмара - подавляло страх, заставляло держать глаза открытыми и внимательно следить за процессом, смысл которого мне был столь же понятен, как была непонятна конечная цель этого священнодейства. Мутантиха поднималась надо мной чуть повыше, опускалась почти ко мне на грудь, скользила к ногам, закатывала глаза и беззвучно шлепала губами. Что она делала - было недоступно моему разумению, и продолжался этот эквилибристический номер минуты четыре - часы все так же переключали зеленые цифры.
   Все это безобразие происходило в полной тишине, лишь шелест грязного тряпья и шорканье ног выдавали количество уродцев, суетившихся вокруг.
   Контролер улыбался. Я видел похожую улыбку давно, в моей прошлой жизни, еще в школе, когда руководитель нашего школьного хора прослушал выступление своего коллектива на областном смотре. Он тогда был счастлив, так же как мой нынешний лечащий врач-контролер, с умилением наблюдающий за слаженными действиями своих подчиненных.
   Бюрершу опустили на пол, и ко мне подошел контролер. Я почувствовал, как подо мной вертикально поднимается лежанка, я сам и подушка оставались на месте. Видимо, этой бригаде было нетрудно нейтрализовать законы тяготения.
   Он придвинулся ко мне совсем близко, от него пахнуло лавандой и пылью, как пахнет в провинциальных библиотеках, где низкооплачиваемые тетки используют дешевые цветочные духи.
   И снова сводящий с ума взгляд расширяющихся зрачков....
  
   БАР. ПРОВОДНИК. (продолжение)
  
   - Ладно, Макс, не грузись. - Сказал Корень. - Белыч хороший проводник. Мне его здесь многие рекомендовали. Я договорился за две с половиной штуки. Если честно говорить, то больше у меня и нет с собой. Две тысячи платим здесь, авансом, оставляем у Скулла, остальное при выходе за периметр у первого банковского терминала. Нормально, ага?
   - Наверное, - безразлично ответил я, кусая остывший шашалык.
   - Кто это здесь с тобой был? - паранойя Петровича не отпускала не на секунду.
   Я жевал, и молчал, а ответил за меня наш проводник:
   - Тачкин это. Сталкер бывалый, но трусоват. Ни на что серьезное его не подпишешь. Здесь таких хватает, вроде рыб-прилипал при серьезных людях: про баксы услышал, утерпеть не мог, чтоб не попытаться сотню-другую подзаработать.
   Что ж, хорошая версия. Удобная. Пусть так и будет.
   Я согласно кивнул, продолжая перемалывать уже ставшее резиновым мясо. Петрович налил в три рюмки и сказал традиционное:
   - Ну, за знакомство! И за успех нашего безнадежного начинания!
   Пришлось выпить.
   Водка оказалась мерзкой; теплой с продолжительным послевкусием. Едва из пищевода обратно не рванулась. Прав был Тачкин - такую гадость только одним глотком и можно в себя заправлять.
   - Так куда пойдем-то? - Белыч невинными глазами посмотрел сначала на меня, потом на Корня.
   - Это тебе Макс с утра расскажет, - Петрович отмахнулся от него, и разлил остатки водки по стопкам. - Он у нас местность немного по картам изучал, с него и спрос. Но! - Он многозначительно поднял вверх указательный палец. - Завтра! Перед выходом!
   - Не-е, братаны, так здесь дела не делаются! - Наш проводник поставил водку на стол. - От того куда пойдем - зависит состав снаряжения, который мы на себе попрем. Если, к примеру, на Янов, то жрачкой надо запастись - вроде и недалеко, а такими зигзагами идти придется! Если на Болота, то, соответственно, сапоги резиновые, дробь крупная, ну и так, по мелочи всякого. Для Лиманска хитрая электроника нужна. А на ЧАЭС я вообще не пойду, ни с вами, ни без вас. Каждое место индивидуального подхода требует. Вы ж на Большой земле на рыбалку не во фраках ходите?
   Определенный резон в его словах был: чем изначально лучше подготовишься к дороге, тем легче она тебе покажется. Петрович напрягся, видно было, что не хотелось ему раскрывать цель путешествия до последнего момента, но проводник был кругом прав.
   Корень опрокинул в себя свою порцию алкоголя, пробормотал что-то вроде "херня-война, выбирать не приходится", задумчиво посмотрел на потолок и сказал:
   - Белыч, дорогой, закажи еще водки, ага? Нам с племяшом пошушукаться надо.
   Сталкер без возражений поднялся и пошел к барной стойке к лысому Скуллу.
   - Что думаешь, Макс?
   - А чего здесь думать-то? Наверное, он прав. Мы ж не можем идти без проводника? А любой проводник своей шкурой дорожит, и, конечно, хочет вернуться. Поэтому его постановка вопроса вполне справедлива.
   - Но я его на срок нанимал! На три дня. Да оставь ты в покое свой свинячий шашалык!!!
   - Что это меняет? Если все, что здесь написано, - я показал шампуром на выложенный на стол ПДА, - правда, то лично я б не только выяснял конечную цель, но постарался бы каждый свой чих детально расписать. Чего боишься-то? Что "Долгу" настучат? Наплюй! Здесь, судя по рожам, у каждого есть что скрывать. Да и некогда долговцам с нами возиться - им мутантов гасить нужно и незаконный оборот нарко... тьфу ты! артефактов конечно! пресекать. Конкурентов с Большой земли, ты говорил, быть не должно. Про местных мы ничего не знаем. Не думаю, что будет как-то особенно плохо, если он не завтра, а сегодня про Рыжий лес узнает.
   - Ну да, наверное. Как-то не по себе мне здесь. Предчувствия паршивые. Старость, может быть?
   - Да ладно кокетничать, Корень! Мне б в твои годы таким живчиком быть! И вообще, сам подумай, Петрович: нас сюда такая цепь случайностей привела, что ждать подставы - по меньшей мере глупо. Да и его ты сам выбирал из многих.
   Белыч уже получил заказанную водку, но к нам присоединяться не спешил, оставаясь возле протиравшего очередной стакан Скулла.
   Видимо, Корень сделал свой выбор; он повернулся к Белычу и призывно махнул рукой.
   Сталкер подошел, поставил полулитровую бутыль на стол, сел и выжидательно посмотрел на Петровича.
   - Ну, еще по одной? - ответил тот на немой вопрос.
   - Сначала дело, брат, - упрямо замотал головой проводник, - а то по пьяни подпишусь хрен знает на что, доказывай потом...
   Что он собирался доказывать - осталось для нас тайной.
   - Макс расскажет, - Петрович демонстративно отвернулся, давая понять, что умывает руки.
   - В Рыжий лес нам нужно. Не знаю, как точно место называется, но по карте, - я взял ПДА, и вывел на экран нужное изображение, - вот здесь где-то. Точнее сказать не могу, потому что точные ориентиры придется там поискать.
   - Здесь? - переспросил Белыч, и его палец ткнулся в экран, - Это где дорога обрывается в холм, а вокруг аномальное поле?
   - Не знаю про поле, я там не был, но, кажется где-то здесь.
   - И что ж вас туда несет?
   - На месте увидим. Наводка есть на гнездо псевдоплотей, Петровичу не терпится башку такую уродливую над камином на даче повесить. Может, просто так прогуляемся, а если ориентиры найдем - вообще хорошо, значит, гнездо отыщем. Полагаю, тогда нам с тобой Петрович премию выпишет. Да, дядя?
   - Ага, - буркнул босс, - с тринадцатой зарплатой вместе.
   - Выпишет, - я, в меру своего понимания, перевел заявление Корня на понятный сталкеру язык. - Только вот еще что: если все будет удачно, скорее всего, придется внутрь горы лезть. ПНВ нужны, фонари мощные, аккумуляторы. У нас только один комплект. Найдешь?
   Белыч молчал, что-то обдумывая. Мы с Корнем успели пропустить еще по одной рюмке, когда он ответил:
   - ПНВ с фонарями найду. Только за подземелья доплатить придется. Не люблю я их.
   - Сколько? - Я ожидал чего-то подобного, а Петрович опять нахмурился.
   - Час внизу - сто баксов. Нормальная цена.
   - Ты ж понимаешь, что здесь у нас таких денег нет? Только при окончательном расчете.
   - Годится. Тогда, если все решили, выходим завтра, - сталкер посмотрел на часы, - нет, уже сегодня в девять. Снарягу я подберу на вас двоих. Стволы есть?
   - Ага, - Петрович показал мои "Глоки".
   - Несерьезно это, - скривился проводник, - ладно, придумаю что-нибудь. Все, я пошел готовиться. И вам бы тоже лучше не увлекаться беленькой, отдохнуть чуток. Встречаемся в девять у блокпоста.
   Заканчивали поздний ужин мы с Корнем вдвоем и молча. Навалилась усталость последнего дня, и обоим было о чем подумать.
   Корень расплатился со Скуллом, оставил ему обещанный проводнику аванс, и мы пошли устраиваться на ночлег.
   Место нашлось в каком-то железнодорожном контейнере, обитом снаружи гофрированным картоном. Такой же картон был постелен на деревянных лежаках, подушками послужили наши жесткие рюкзаки. Перед входом несколько сталкеров жгли костер.
   Не раздеваясь и не снимая обуви, повалились на пустые лежаки. Сон пришел сразу, тяжкий, мутный, глубокий и беспокойный одновременно.
  
  
   В Рыжий лес. Начало дороги.
  
   Сработал будильник, встроенный в ПДА, и пришлось просыпаться. Петрович лежал на своей лежанке, пялясь в низкий потолок контейнера. Я сел, зевнул, потянулся и сказал:
   - Доброе утро, Петрович! Пошли, босс, на учет к коменданту вставать. А то без его черных меток не выпустят с территории.
   Корень все так же молчал. Черт его знает - что ему за ночь придумалось, но разговаривать он явно не был расположен. Кряхтя, он поднялся, взял рюкзак за лямки и куда-то побрел. Вот уж никак от него не ожидал! Такой всегда активный, даже в приступе ярости - неисправимый оптимист, сейчас он был похож на старого еврейского ростовщика, какими их изображают на средневековых гравюрах: сгорбившийся, злой, какой-то весь нелепый. Такого Корня я еще не видел.
   - Эй, Петрович! - Я догнал его, - что случилось?
   Не останавливаясь, он посмотрел на меня. Белки его глаз были розово-красными, веки опухшими, под глазами мешки едва не больше его круглых щек, ставших вдруг рыхлыми и обвисшими. Кожа бледная, на носу появилось множество больших черных точек. Проросшая щетина завершала видимый этап перерождения преуспевающего банкира в охотника за сомнительными сокровищами. Он быстро и хрипло дышал, неглубоко, часто и широко открывая рот, пытаясь проглотить больше воздуха. Сердце прихватило?
   - Старый я стал, Макс. Скоро ведь шестьдесят уже, а я все как мальчишка в казаки-разбойники играю. Не пойму, что на меня нашло там? Разве плохо мне было в моем банке? Зачем я здесь? - Он надолго закашлялся и сплюнул себе под ноги сгусток мокроты с явными вкраплениями крови. - Вот,- добавил виновато, - десны распухли, протез давит, кровь пошла.
   Я его совсем не узнавал: от этого человека мне пришлось прятаться в таких местах, на которые по телевизору-то смотреть страшно! А он просто старая развалина!
   - Что Макс, поверил? - он улыбнулся, но как-то вяло, одними губами. - Это от водки плохой. Давно уже. Как выпью - болею. Печень, возраст. Мысли глупые. Это даже хорошо, на самом деле, чтоб от реальности не отрываться. Только больно очень... Но мы еще повоюем! Мы их всех в бараний рог....
   Он остановился, сел на асфальт.
   - Сейчас, отдышусь... Что-то неправильно, Макс. Не так что-то. Тошнит и голова разламывается. Как будто не спал всю ночь. Ты иди к коменданту, поговори там, пусть мне тоже отметку поставят. Я сразу на блокпост подойду.
   - Петрович, может, тебе таблетку выпить? - Я растерялся, увидев его таким, и не мог понять, что делать.
   - Нет, спасибо. Скоро пройдет. Ты иди, иди. Белыч ждать не будет.
   Я машинально кивнул, соглашаясь.
   - Ну, я пошел?
   - Да, Макс, иди. - Он махнул рукой.
   Часто оглядываясь, я пошел в комендатуру. Пока он не скрылся за корпусом ангара, он все так же сидел, подобно рыбе хватая ртом воздух. Только инфарктов-инсультов нам и не хватало! Как с ним теперь идти-то? Если это похмелье - то не дай мне бог такого!
   Какое в задницу похмелье! Он же просто облучен! Что там у нас при легком поражении? "...выявляется через три часа после облучения в виде неявной тошноты, головной боли, общей усталости, рвоты...". Оно. Надо бы одежку его проверить, снятую с бандитов. Если он больше сотни рад за сутки собрал, дело может кончиться быстро и печально, а мне его к Зайцеву приволочь нужно. И что характерно - непременно живым.
   В комендатуре все оказалось быстро и просто: то толстое тело, ночью спавшее под форменной панамой, утром стало упитанным комендантом, который быстро и деловито осведомился - с какого поста нас доставил Дон, узнал наши ФИО и внес их в картонный гроссбух, пожелал счастливого пути и занялся своими делами. Получив у его помощника отметку в ПДА, и дополнительный ретранслятор в виде USB-устройства, похожего на очень миниатюрную "флэшку", я направился к месту встречи с проводником.
   К моему немалому удивлению и Корень и Белыч были уже на месте. С ними рядом, спиной ко мне, стоял еще один сталкер. Подойдя ближе я понял, что это кто-то из долговцев с блок-поста.
   - А вот и Макс! - радостно воскликнул Петрович.
   На его лице все еще оставались следы недавней сцены, но выглядел он гораздо лучше.
   - Привет, племяш! Представляешь, таблетку мне дали! Съел - и никакого похмелья! - Ага, как же! Морда зеленая, глаза красные. Просто образец благополучия. - Смотри, чего нам Белыч принес: вот тебе ПНВ, пользованный, но во вполне приличном состоянии; вот фонарь, от динамо подзаряжаемый; вот обрез, стрелять приходилось?
   - Немного.
   - Вот к нему дробь разная, три десятка. Вот эту часть провианта и медикаментов - тебе в рюкзак. Мы свое уже уложили.
   - Не много? Здесь же полпуда!
   - Запас карман не тянет.
   - Только сматывать удочки мешает. - Я присел над своим рюкзаком и стал раскладывать припасы по отделениям.
   - Отметки получил? - Осведомился долговец, глядя в свой ПДА. - Ага, вот вижу - прописали в сеть. Авгур - это ты?
   - Ага.
   - А почему один?
   - У нас прибор один, - ответил ему Петрович, показывая мне за спиной свой волосатый кулак, - это какое-то нарушение?
   - Да нет, вроде. Один так один. Проходите.
   Мы гуськом потянулись друг за другом. Проводник занял место в голове нашей куцей колонны, Петрович замыкал ее. Минут через пять ему надоело молчать.
   - Белыч! - Позвал сзади Корень.
   - Чего?
   - Понять не могу, как связь здесь работает. ПДА эти. Ни одной вышки с антеннами не видел. Не может же быть у них мощность как у стационарных радиостанций?
   - Да нет, конечно, не в мощности дело. Просто в каждом устройстве встроен ретранслятор. И абоненты связываются друг с другом транзитом через других, пассивных абонентов. Может быть, сейчас кто-то на связи висит через ваш или мой ПДА. Если места людные - связь отличная, устойчивая и канал широкий - хоть видеофильмы пересылай. А если зайти куда-нибудь, где людей мало, то и связь будет соответствующая. В глубоком рейде или в подземелье на внешнюю связь вообще рассчитывать нечего - только внутри группы. Слышал я, что "Долг" собирался финансировать установку ретрансляторов - тех же ПДА, только ничейных, персонально ни к кому не привязанных, но уперлось дело в источники питания.
   - А что с питанием?
   - Большую батарею не подвесишь, да и дорого, а маленькие не дают нужной продолжительности работы. Здесь же не как у сотовых, где восемьдесят процентов ресурса батареи вырабатывается в режиме ожидания. ПДА почти все время активны. Аккумулятор автомобильный на шестьдесят Амперчасов всего две недели держится. А менять их для перезарядки - целую отдельную службу заводить нужно. Пробовали с артефактами мудрить - совсем дорого получается. Придурков опять же полно: повесят такой ретранслятор с артефактом, а на следующий день - ни того, ни другого. Идешь мимо - артефакт висит и штука электронная, чего б не взять?
   - Понятно, - Корень надолго замолчал, раздумывая над сказанным. - Какие возможности для прослушки!
   - Не, порожняк, - не согласился с ним проводник. - Я в этих материях не сильно силен, но краем уха слышал, что все сообщения шифруются стодвадцативосьмибитным ключом. Быстро не вскроешь, а через неделю - уже не актуально. А общие нешифрованные сообщения читать никому нах не надо. Что там интересного? Семецкий скончался?
   Новый день в Зоне выглядел так же как вчерашний. Здесь они никогда не бывают другими. Как братья-близнецы похожи. Солнечное утро, дождливый и темный полдень, осенняя хмарь ближе к концу дня. Изменения температуры за сутки - градусов пять, за год - около десяти. Никогда здесь не бывает нормальной зимы. Так, слякотнее немного, да темнее чуть. Так же не бывает приличного лета - арбузы здесь точно не вырастишь. Умники с научной базы на Янтаре объясняют этот метеорологический феномен, странный для наших широт, огромным количеством энергии, распределенной по площади Зоны. Здесь тебе и мощнейшие источники электромагнитного излучения, и аномальная гравитация, и радиационный фон, местами достигающий значений, близких к тем, что были в эпицентре Хиросимы. Тепло прет отовсюду. И так же активно поглощается.
   Я раньше частенько задавался вопросом - почему Зона возникла именно здесь? Ведь на фоне Новой земли, Невады, атолла Бикини или Семипалатинского полигона, авария на ЧАЭС должна была бы выглядеть просто детской хлопушкой. Кто-то объяснял произошедшее тем, что взрыв, в отличие от ядерных полигонов, был грязным; другие полагали, что все дело в близкорасположенных исследовательских площадках военных физиков-лириков, которые с чем только здесь не баловались: и с ионизацией, и с СВЧ, и с ядерной накачкой лазеров и с химической, здесь же пытались вырастить сразу целую отару овечек Долли. Третьи эксперты со всей определенностью указывали на то, что второй взрыв не был ядерным, и винили во всем его. Я одно время изучал эти версии, пока не стало понятно, что все эти эксперты свои теории извлекают из своих же ноздрей методом глубокого бурения этих естественных полостей указательным пальцем.
   Единственные, кто мог что-то похожее на правду сказать - профессора с Янтаря да Янова. Но те до сих пор не могли представить ни одной мало-мальски подкрепленной фактами теории. Только доберутся до разработки очередной "модели сферического коня в вакууме" как выясняется, что и конь вовсе не конь, и совсем не сферический, и вакуум не чистый, и главный разработчик модели - шарлатан и шизофреник. Недавно, говорят, какой-то научный муж придумал Большой Адронный Коллайдер разобрать и сюда под землю перенести.
   С такими идеями деньги спонсоров эти господа поглощали быстрее, чем ФРС США успевала их рисовать, а результатами делиться не спешили. Удобно всем - работа делается, знания прут, деньги отмываются, миротворцы при деле, строительные подряды распределяются по нужным людям. Говорят, на Нью-Йоркской фондовой бирже, равно как и на Лондонской, надувается новый грандиозный пузырь, на этот раз из бумаг компаний, связанных с исследованием физики, химии, генетики, биологии и прочих фундаментальных наук, получивших в Зоне свое второе рождение. Конечно, о связи этой не принято орать на перекрестках, но зрячий увидит. В некоторых сопредельных и не только сопредельных странах уже сложился политический институт "чернобыльских лобби". Какой-то известный экономист из нобелевских лауреатов посчитал, что если удалить из нашего мира Зону - кризис разразится покруче, чем в 2008-2010 годах. Он же невесело пошутил, что если раньше лопнувшие пузыри - доткомовский, ипотечный, и прочие, были "чистыми", то нынешний, в основе своей имевший ЧАЭС, будет изрядно радиоактивным, а радиация, как известно, выводится из организма очень долго или попросту этот организм убивает.
   Так что те, кто полагает, что Зоне не грозит расширение - сильно заблуждаются. Она уже расширилась на весь мир. И вряд ли мир стал от этого лучше. Несмотря на успешные эксперименты по практическому применению антигравитации, новые лекарства от десятка генетических болезней, рака и СПИДа, и прочие бонусы, подаренные человечеству Зоной.
   Профессор Сахаров, как-то раз напившись с приехавшим обмениваться опытом профессором же Новиковым, обвинял коллегу в том, что сосать деньги сразу из полусотни международных фондов в виде грантов на исследования - неэтично. На что Новиков отвечал, что счастлив жить во времена, когда не ученые стоят с протянутой рукой, выпрашивая подаяния на фундаментальную науку у коммерсантов, а напротив - самые богатые выстраиваются в очередь, в надежде поучаствовать в исследованиях. Крылов с Харченко, присутствовавшие при этом разговоре, улыбались в усы: эти двое еще в самом начале организовали с десяток компаний, и теперь по праву входили в первую сотню самых богатых людей Европы, не слишком афишируя свое богатство. Сделанное, кстати, во многом на нас - рядовых неграх Зоны. Куда там ангольским алмазокопателям! Они по сравнению с нами - очень высокооплачиваемые работники.
   И то сказать: в Зоне у скупщиков какой-нибудь простенький артефакт вроде "грави" стоил тысячи три местных рублей, это примерно четыреста пятьдесят баксов, а исследовательские лаборатории в Европе и Штатах перекупали этот товар друг у друга по совершенно другим ценам. Максимальная стоимость того же "грави", как я слышал, доходила до миллиона двухсот тысяч. Почти три тысячи процентов!! Зеленоватый "пузырь" - очень полезная штука для смелого сталкера - показывал прирост от перемещения его на тысячу километров в семь тысяч процентов. Особая статья - сборки, выдержанные в аномалиях, приобретающие от такого воздействия поистине волшебные свойства. Такие безделушки могло себе позволить только очень крепкое государство. Украина, много лет ковылявшая от кризиса парламентского к кризису финансовому и обратно, уже пару лет как начала стабильно гасить долги перед многочисленными кредиторами. Здесь, на самом деле, стоило сказать огромное "спасибо" действующему премьеру, не обращавшему ровно никакого внимания на вопли из Европы от всяких "зеленых", "цветных", "правых и левых". Продукт, поступавший из Зоны, пользовался стабильным спросом, а то, что европейские и заокеанские деятели привыкли выменивать острова на связку стеклянных бус и не хотели поступаться принципами, завещанными им отцами и позволявшими задешево обирать лопухов - для премьера не было великой тайной. Действуя по ими же придуманной схеме "товар-деньги-товар", он просто не допускал на территорию Зоны сколько-нибудь значительные силы западного научного мира. Система отбора допущенных была забавной: свободный въезд был закрыт для сколько-нибудь серьезных ученых и практически гарантирован исследователям-неудачникам, чьи публикации ранее вызывали в научном мире лишь смех и недоуменное пожимание плечами. Поэтому их работы не могли служить серьезной базой для обвинения Украины в создании очага нестабильности и как следствия этого - ввода миротворцев, за которыми бы потянулись, частные военизированные предприятия, за ними - общественные фонды и банки, обеспечивающие финансирование этого шабаша. А там, где резвятся европейские и заокеанские банки - потом и трава не растет. Югославия, Ирак, Африка почти вся, Латинская Америка вся без исключений и так далее. И абсолютно точно можно было бы предсказать - для этого даже не нужен Петровичев суперкомпьютер - что все доходы, получаемые Украиной сейчас, иссякли бы очень быстро, перенаправленные в солидные хранилища UBS, JP, HSBC, RBS, City и прочих монстров высокого бизнеса. А так - получалось, что худо-бедно и на рынок сталкерский товар поступает (основные скупщики артефактов - украинские полугосударственные компании и институты), и регулировать этот рынок можно, и "буржуины" вынуждены приобретать нужное с многократной переплатой - по справедливой цене свободного рынка, за который они еще совсем недавно так ратовали. Пытались и здесь западные "инвесторы" пролезть под видом совместных предприятий, но фокус не удался: любая компания, со счетов которой хотя бы тысяча евро уходила за границу, автоматически теряла лицензию на хранение и торговлю "чернобыльскими чудесами". Валютный контроль был не жестким, а, скорее, жестоким. А что? Нужен товар - плати настоящую цену. Желающих и без тебя хватает. И случилось первое чудо: то, что должно было окончательно похоронить украинскую экономику, вызвав экологический и гуманитарный коллапс, на самом деле послужило мощным стимулом для долгосрочных инвестиций.
   Обойтись вообще без иностранных миротворцев, конечно, не удалось, но количество их ограничили полусотней человек: восемь из России, восемь из Белоруссии, два десятка представляли NATO, десяток - от арабов и австралийцев, четверо из Скандинавии. Никаким военным потенциалом эти люди, разбросанные по Периметру, не обладали, и влияние их на ситуацию было мизерным. Это было скорее "обозначение присутствия", чем реальная сила.
   Если обобщить, то получалась следующая схема: оптовая торговля артефактами - на сто процентов украинская, розничная - западные, российские, китайские и индийские исследовательские организации перепродавали друг другу ненужное; исследование Зоны - тоже за гражданами незалежной, а денежки на них исправно сосутся из заокеанских фондов, результаты исследований - всем сторонам открыты. Заказал тему, проплатил, подождал немного - получи результат, доступный тебе и Украине. Не очень, правда, понятно было - зачем хохлам нужны эти результаты? Ведь технологической базы для их воплощения не будет на этой земле еще лет тридцать, а там, глядишь, и данные устареют.
   Знала бы местная сталкерская братия, какими деньжищами ворочает - ведь у удачливых в загашнике было не по одному "пузырю" - вряд ли стали бы тут рассиживаться. Но все дело в том, что из Зоны выход гораздо труднее, чем вход. Войти сюда может не каждый, а вышедших и выживших пересчитать можно по пальцам. Не то чтобы взаимных контактов по обе стороны Периметра не было вовсе, но сношения эти тщательно контролировались соответствующими органами, не позволявшими с одной стороны, полностью насытить полуголодный рынок продуктами Зоны, а с другой стороны отсекавшими любую информацию, которая могла повредить налаженному бизнесу. Ведь среди сталкеров нет финансовых аналитиков. Послабления делались лишь для ученых, но и эти несчастные жили под таким плотным колпаком, что и в Зоне и за Периметром их жизнь больше напоминала пожизненное заключение. И только малой их части, как правило, первопроходцам Зоны, фамилии которых были широко известны - упомянутым Сахарову, Харченко, Новикову, ну, еще может быть, дюжине других - позволено было жить почти нормальной жизнью. Человечеству всегда нужны были живые иконы.
   Но, при всем при этом в самой Зоне жизнь была для многих проста и желанна: люди честнее, быт проще, социальных заморочек минимум, никаких законов, кроме права сильного. Менее сильные сбивались в стаи. В общем все как всегда и везде: на Диком Западе, в Сибири - прав тот у кого есть силы и средства доказать свою правоту. Без юридических тонкостей и поросших мхом прецедентов. И никаких банков и адвокатов!
   Контингент соответствующий - откровенных бандитов примерно четверть, бывших военных много, тоже едва не четверть. Много тех, кто за Периметром был бы просто бомжем. Кладоискатели, опять же. Отбросы цивилизованного общества, короче.
   И чем дальше - тем больше я убеждался в том, что лишь немногие здесь представляют, что такое Зона для остального мира. Как ни странно, а ближе всех к пониманию были отмороженные анархисты из "Свободы". Приходилось пару раз сталкиваться у костров.
   Почти всем своим знанием о том, какое влияние Зона оказала на мир, я был обязан Зайцеву. Беседы его здорово сокращали унылые тягучие дни в обществе его ручных бюреров, лечивших мое тело. Зайцев "лечил" мозг. И будучи здесь, и там, за Периметром, я не нашел еще ни одного факта, заставившего меня усомниться в том, что он успел рассказать. Конечно, во многом мне пришлось поверить ему на слово, но ещё из прошлой, "мирной" жизни я четко усвоил одну прописную истину: если где-то творится какая-то хрень, если люди убивают друг друга, а государство, по сути, забило на свои обязанности и забыло про свои возможности, значит, дело нечисто и кто-то наверху делает на этом большие деньги! Никогда не поверю, что в центре Европы невозможно остановить локальную мясорубку. Чтобы там не пели про коррупцию чиновников и изворотливость преступников, лезущих в Зону как мухи на дерьмо.
   Пока я размышлял на темы общечеловеческих ценностей, Белыч довел нас до обрывистого берега над болотом. Здесь ощутимо пахло порохом, как в тире без вентиляции. Впрочем, ни Петрович, ни Белыч ничего такого не ощутили - в который раз уже я унюхал что-то такое, чего для всех остальных не существовало.
   - Привал, - негромко бросил проводник и скрылся в кустах.
   - Приспичило, что-ли? - подивился Корень.
   Он уже совсем оправился от своего утреннего состояния, был бодр и деловит.
   - Только вышли и уже привал? Так мы долго идти будем.
   - Лишь бы дойти, - я сел в невысокую жесткую траву, растущую здесь повсеместно, и свесил ноги над обрывом.
   Петрович достал из рюкзака бинокль, уселся рядом и стал обозревать открывающиеся виды.
   А посмотреть было на что. Высокие заросли камыша, подернутые сверху голубоватой дымкой, перемежались открытыми участками свинцово-серой воды. В нескольких местах угадывались очертания гравитационных аномалий - уровень водной поверхности там был зримо ниже зеркально-ровной площадки болота. Метрах в трехстах от нас стоял какой-то сарай на свая. Половина его светилась: размытая световая сфера, как у уличных фонарей под ночным дождем, окружала эту часть, а вторая пребывала в состоянии остановившегося во времени взрыва: торчали во все стороны бревна, одна из свай отсутствовала, кровельные доски, перекрученные неведомой силой, готовились разлететься в разные стороны, но почему-то оставались на месте. Скульптурная композиция по эскизу Дали.
   - Красота! - смакуя слово, сказал Петрович. - И чего этой Зоной весь мир пугают? Тихо, спокойно, солнечно. Как на моей даче в низовьях Волги.
   - Ага, только фонит немного, и вон там, - я показал ему пальцем в сторону, куда он еще не добрался со свом биноклем, - стайка веселых, судя по описанию, снорков, забавляется, гоняя футбол.
   Петрович повернул бинокль в указанную сторону.
   - Мать моя! - Возбужденный открывшимся зрелищем, он повернулся ко мне. - Как прыгают! Какой там Бубка! Ты только посмотри что у них вместо мячика! Чесслово голова чья-то! Сколько их? Один, два, три, еще два... Остановитесь, черти! Еще раз: один, два, еще два, один, ... Опять сбился! Но десяток их там точно есть! Сколько до них? Метров шестьсот, ага?
   Мне же не давал покоя совсем другой вопрос.
   - Не знаю. Петрович, скажи мне, что с тобой утром было?
   - Похмелье, Макс, просто тяжелое похмелье, - он ответил, не отрываясь от бинокля. - У тебя не бывает?
   - Такого? Нет, не бывает. А теперь как самочувствие?
   - Если честно, то не очень. Бывало и лучше.
   - Идти-то дальше сможешь?
   - А что?
   - Испугался я. Инфаркт думал, или инсульт. Я не очень силен в симптоматике, но выглядело это страшно. Но больше всего это похоже на облучение. Я знаю, - пришлось немного соврать, - когда на атомном ледоколе шли, нам каждый день уши причесывали первичными признаками поражения. Очень похоже. Надо бы твою одежку проверить, а лучше сразу выбросить.
   - Фигня, Макс. - Петрович отмахнулся свободной рукой, но как-то неуверенно. - Я ж говорю - похмелье. Хотя... при случае поменяю. Береженого бог бережет. Спасибо за заботу. Ух, что делают, черти! - Он продолжал наблюдать за снорками. - Хочешь посмотреть?
   - Боюсь - сблюю. Голова-мяч не для меня зрелище.
   - Ну да, ну да... А это что за зверушку они подняли? Кабан?
   Я посмотрел на далеких снорков, забросивших свой футбол, и теперь увлеченно гонявших по поляне здоровенного припять-кабана.
   - Точно, кабан. Слышь, Макс, я думаю, Гераклу, когда он подвиги свои совершал, с таким кабанчиком дело пришлось иметь? Под два метра в холке, ага?
   - Не знаю, не присутствовал.
   Послышался шум в кустах - возвращался проводник. Или не проводник? Очень много шума, гораздо больше, чем должен был производить один, даже совсем неосторожный человек. Мы с Петровичем синхронно поднялись и повернулись. Точно, гости!
   Из этих, которые хуже татарина, знаком нам был только Белыч, державший руки за головой. Остальные четверо скалились щербатыми ртами, блестящими редкими рандолевыми фиксами. Каждый держал в руках по коротышу АКС74У, у одного над левым плечом торчала рукоять помповушки. Одеты все непрезентабельно, и для здешних реалий непрактично - спортивные штаны, кожаные куртки. Один из них, лет сорока, с красным рубцом от уха до горла, держал свой ствол под затылком Белыча. Он, поставив проводника на колени, остановился на краю поляны, остальные рассредоточились по поляне, отрезая нам пути к отступлению.
   - Слышь, Брыль, фраера какие-то коцаные! Их кто-то уже тряс.
   - С чего взял?
   - Да ты посмотри, чмошники какие чумазые. Сидоры тощие. Снаряга дешевская. Стволов нормальных нет. Точняк говорю - порожняк это.
   - Сейчас посмотрим по карманам, может чего осталось.
   - Ну, позырь. Если пусто - пусть в болото лезут, там после выброса чего-нибудь найти можно. Один хер - отпускать нельзя. Здесь до пристукнутых из "Долга" недалеко. Еще напоют там, валить с хлебного места придется.
   Разговаривали двое - один, скуластый, в кожанке с ушами, державший на прицеле Петровича, и второй, демонстративно засунувший руки в карманы, здоровенный, как гоняемый недалеко снорками припять-кабан. Брылем, надо полагать, он и был.
   - Эй, Чича, молодого обшмонай, потом пенсионера.
   Молодой урка, стоявший ближе ко мне, повесил свой автомат на плечо и шагнул ко мне:
   - Привет, чмо!
   Я смотрел на Петровича, ожидая какого-нибудь действия с его стороны. Корень невозмутимо чего-то ждал.
   - Чо эта? - Чича деловито потрошил мой рюкзак. - Консервы, консервы, колеса какие-то, патроны. Че мало-то так, а, чмо?
   Он стоял передо мной на одном колене и перебирал наши запасы.
   - Кхе-кхе-кхе... - Петрович закашлялся и схватился за сердце. Или опять ему поплохело, или... Все смотрят на него, включая Чичу и Белыча. Он заходился в кашле как запущенный туберкулезник. Кашель - сигнал? Да, точно, сигнал: зачем еще так выразительно пучить глаза?
   Сколько было во мне злости, вся она оказалась реализована в одном мощном пинке Чиче в нижнюю челюсть, что-то глухо хрустнуло; взгляды оставшейся троицы бандитов обратились ко мне. И здесь вступил в дело Корень: как всегда незаметно в его руках оказались оба - я все еще считал их своими - "Глока" и опять прозвучали три настолько быстрых выстрела, что паузу между отдельными я не различил. Точно меньше секунды на все.
   Еще сильнее запахло порохом. Белыч стоял все в том же положении - с поднятыми и сцепленными в замок на затылке руками. Глазами нервно косил влево, туда, где раньше маячило кургузое дуло АКСУ.
   Трое неудачливых налетчиков лежали мордами кверху: двое с пробитыми лбами, Брыль с выбитым глазом. Сопляк Чича скулил, свернувшись в клубок и закрыв лицо руками. Петрович опять болезненно поморщился. Зря этот Чича так. Лучше б ему просто сознание потерять. Глядишь, и забыл бы про него мой "дядя".
   - Заткнись, чмо, - Корень подошел к нему, почти не глядя протянул руку с пистолетом и выстрелил. Скулеж оборвался. - Надоел. Вот, Макс, смотри как кстати все - новая одежка сама пришла.
   Наш проводник наконец-то понял, что прямо сейчас его никто убивать не будет и сел на пятую точку.
   - Капец! - Выдохнул Белыч. - Ну, вы парни даете! Думал - всё, отбегался. Вы случаем не родственники Овчаренко Дмитрия Романовича?
   - Это кто такой?
   - Герой Советского Союза. Здесь на военных складах в караульной доска висела с описанием его подвига.
   - Не тяни, - Петрович обходил мертвецов, останавливался возле каждого и, после контрольного выстрела, шел к следующему.
   - В июле сорок первого он на телеге вез в часть боеприпасы. Нарвался на группу немцев до пятидесяти человек при трех офицерах. Они отобрали у него винтовку и принялись допрашивать. Чем-то ему неугодили - история о том умалчивает, но взбешенный, он схватил лежащий на телеге топор, отрубил голову одному офицеру, в толпу немцев бросил три гранаты, завалив еще двадцать одного оккупанта. Немцы кинулись бежать. Он догнал второго офицера, и ему тоже устроил секир-башка. После чего собрал с убитых документы и карты, и привез в расположение части. Кстати, происходило все у местечка с красноречивым названием Песец. Тарантино отдыхает.
   Корень заинтересованно выслушал, пару раз недоверчиво хмыкнул и вынес вердикт:
   - Начало войны? Агитка, скорее всего. Ботва. Еще и не такое читать приходилось. Но если на самом деле такое было - я удивляюсь, как всякие манштейны с фон боками до Москвы дошли?
   - Ботва - не ботва, - заметил окончательно пришедший в себя сталкер, - а я встречал недалеко отсюда человека, назвавшимся его внучатым племянником, который клялся, что все так и было, только немцев была полная рота, а комиссары наоборот, приуменьшили боевые заслуги, потому что в то, что случилось на самом деле - никто не поверил бы.
   - Где ты этих подцепил, следопыт? - Корень вынул из пистолетов магазины и принялся дополнять растраченный боезапас. Я, по заведенной Петровичем вчера традиции, занялся сбором трофеев.
   - Посрать отошел в кусты. Место здесь тихое, спокойное было. Общественный туалет, можно сказать. Только устроился - стволом в череп тычут, там прям и обосрался.
   - А в ПДА лом посмотреть было?
   - Да посмотрел я! У них там окопчик вырыт, сверху листвой мокрой и грязью засыпан, никакой ПДА ничего не определит.
   - Сходите до окопчика, посмотри там чего. По всему выходит - не просто так они здесь оказались. Занятный метод сбора платы за пользование общественным сортиром придумали. - Корень улыбнулся. - Авгур, чего там нашел?
   - Четыре автомата, по два магазина к каждому, россыпью сотня патронов. Два пистолета, ножи. И вот, - я передал ему пошорканый дробовик.
   - И вот.. - передразнил меня Петрович, - ох, шпаки, намучаюсь я с вами. Сходи с Белычем, глянь, чего там есть. Потом этих, - он показал на трупы, - туда забросьте. А я отдохну. Переживательный день сегодня с самого утра!
   Идти пришлось недалеко - шагов тридцать, но пока Белыч уверенно не поднял крышку лаза лежки бандитов, я не мог сообразить, откуда они могли незаметно выскочить. Окопчик оказался нормальным таким блиндажиком на четыре посадочных места. Даже с самодельным перископом, собранным из древней оптики фотоаппарата "Зенит". В двух мешках нашлось еще три ствола: ухоженный АК-74 в пластике, Сайга-12К для охранного использования с магазином на 10 патронов во вполне приличном состоянии и разболтанная G.36. Жалко, последнюю восстановить быстро не получится. А семьдесят четвертого я возьму. Или Сайгу. Помимо этого - несколько ПМ почему-то в разобранном виде, пара десятков РГД-1, водки шесть бутылок, солидный брикет - граммов на триста - анаши, и в завершение - четыре самодельных контейнера из китайских термосов для артефактов, судя по весу - не пустых. Пока я проводил инвентаризацию, Белыч копался в найденных им коммуникаторах.
   - Знакомые кто? - я кивнул головой на ПДА.
   - Угу, - сталкер на секунду задумался, - не так чтобы очень. Встречались иногда на дорогах.
   Собрав в один мешок, то, что по обоюдному мнению нам могло еще пригодиться, мы с Белычем быстро перетаскали трупы в их блиндаж.
   Петрович сидел на берегу - он уже переоделся в то, что раньше носил покойный Брыль, и смолил свою ментоловую сигарету.
   - Закончили?
   - Да, - отозвался Белыч, - глянешь, брат?
   - Так скажи.
   - АК-74, Сайга двенадцатая, тактическая, был еще Хеклер G.36, но убитый, быстро не восстановить. Так, по мелочи всякого и четыре артефакта в контейнерах.
   - Интересное что-то?
   - Не смотрели еще.
   - Посмотрите. Или я должен все делать?
   - Да в общем-то, твои трофеи, брат, - пожал плечами Белыч.
   Петрович щелкнул пальцами, отбрасывая бычок, поднялся.
   - Показывайте.
   Белыч открутил крышку с одного термоса и вытряхнул на траву склизкий комок "Слезы комсомолки", так же поступил и с остальными и вскоре на траве, рядом со "Слезой" оказались полупрозрачная "Лента Мебиуса", красно-коричневые "Мамины бусы" и светящаяся "Снежинка".
   - Что это? - без интереса спросил Корень.
   - "Слеза" от похмелья, если в водку предварительно кинуть, - начал перечислять проводник, но Корень горестным стоном прервал его:
   - М-м-м-м, где ж они вчера были, урки вонючие!
   Я понимающе улыбнулся, а Белыч продолжил:
   - Это "Лента Мебиуса" - я не испытывал никогда, но говорят - если ее в каком-нибудь месте закопать - обязательно через сутки там же окажешься.
   - Бред какой-то, - прокомментировал Петрович. - Дальше.
   - "Мамины бусы" - кровь сворачивается моментально, когда к открытой ране прикладываешь. Полезная вещь.
   - Понял. Чего еще там осталось?
   - "Снежинка". Ослабляет разряд электростатических аномалий. Прилично ослабляет. После удара выжить можно.
   - Понял, сколько все это добро может стоить? В баксах, не в местных фантиках..
   - "Слеза" со "Снежинкой" по пятьсот примерно. "Бусы" восемьсот, "Лента" тысячи полторы.
   - Заберешь себе и мы за все в расчете. Согласен?
   - Это больше, чем мы договаривались.
   - Насрать. Считай премия авансом. Теперь ты, Авгур хренов! Я должен был легкие выхаркать, чтоб ты понял чего делать?!
   - Не, Петрович, глаза посильнее в следующий раз пучь - я сразу врублюсь, а вот это твое - "кхе-кхе" вообще не понятно.
   - Смотри, племянник, дошутишься! - он погрозил мне пальцем. - Пожалуюсь на тебя Костику. Тьфу, ты, боже, - привычно перекрестился, но ничего про покойного Костика не добавил. - Ладно, что там с трещотками? Придумали?
   Белыч подумал и сказал:
   - АКСы здесь оставить придется, нам еще долго топать, лишние четырнадцать килограммов тащить ни к чему. Думаю, прикопаем до возвращения. Сайгу пусть Макс возьмет, я так понял - он в вашей паре редко стреляет?
   - Вообще не стреляет, - скривил лицо Корень, - понтуется только, а я всю работу делаю.
   - Вот пусть и возьмет, там много умения не надо - главное в нужную сторону ствол повернуть.
   - Согласен.
   - Семьдесят четвертый ты возьми. "Глоки" в твоих руках, конечно, дело, но против серьезной зверушки бесполезно. Да и дальше пятидесяти метров - проблема попасть.
   - Ладно, согласен. Давайте копать яму под арсенал.
   Белыч указал место, и мы втроем споро выкопали ножами яму для тайника. Минут через пятнадцать закончили, привалили несколькими булыжниками, скрывая от посторонних взглядов место и делая его заметным для себя. После чего выпили на троих банку тоника и Петрович сказал:
   - Вроде как отдохнули. Идем дальше?
   - Нет, парни, - Белыч демонстративно сел и скрестил на груди руки. - Чем угодно клянусь: не пойду дальше, пока мне не объяснят, что здесь происходит.
   - Чего не так? - делано удивился Корень.
   - Да все не так, брат. Поставьте себя на мое место: приходят два по виду совершенных лоха в бар. У одного даже туфли лакированные и галстук из-под штормовки торчит, - это он про Корня, - а второй - тормоз отчаянный, на пустом месте буксует, - это уже про меня, хотя не помню я за собой никаких пробуксовок. - Вешают всем лапшу на уши про вертолет, сафари. А идут к Рыжему лесу! Не на Кордон, где такая публика под каждым деревом сидит, а к Рыжему лесу! Ладно, пусть к лесу. Может быть, кто-то наводку дал: зверья там действительно немеряно. Но скажите мне, где принято ходить на охоту с "Глоками"? И что это должна быть за охота? Покажите мне любую тысячу обычных толстожопых охотников, хотя бы один из которых может сделать три дырки во лбах за одну секунду? В каком охотничьем обществе учат таскать человеческие трупы? Он ведь даже не поморщился, - Белыч обличающее показал на меня указательным пальцем.
   - Ладно, - примиряющее заговорил Петрович, усаживаясь рядом с ним, - спалились мы. Ну не охотники мы. Тебе-то какая разница? Довел, показал, вывел, деньги получил. Что тревожит-то?
   - Вы чего, совсем больные? Не понимаете?
   - Не-а, - мы синхронно замотали головами.
   - Капец! Включите свои мозги! Одно дело - лохов вести с их лоховскими целями, кому они здесь нужны на фиг? И совсем другое - таких как вы! Может, вас ползоны народу ищут!
   - Типа с таких как мы больше денег брать полагается? - Петрович, похоже, действительно не понимал. - Я же нормально тебе забашлял? И артефакты все отдал. Чего еще надо, а?
   А я понял почти сразу: наш проводник просто боится! Элементарно, как любой осторожный человек боится неизвестности. И дело вовсе не в деньгах. Хотя и это тоже правда - такая проводка в два раза дороже стоит, так же, как сопровождение научной группы. А некоторые, даже очень опытные сталкеры, вообще за такие дела не берутся. Именно потому что опытные. Ведь принимая на себя группу, принимаешь и их проблемы, которые могут случится здесь. И если у охотников реальных проблем - в аномалию не влезть, да на зуб мутанту не попасть, то у некоторых категорий экскурсантов за собой тянется такой длинный хвост головных болей, что потом можно его реально всю оставшуюся недолгую жизнь разматывать. Тебя, дружок, с Сидоровым видели? Видели! А колись теперь, гад: куда шли, чего делали, с кем встречались, о чем говорили?.. И еще много, много, много вопросов, которые будут задавать люди, умеющие получать ответы. Ситуация.
   Похоже, теперь и Петрович въехал:
   - Ссышь, что ли? Не ссы, кто ссыт - тот гибнет.
   Не знаю, по привычке он сказал свою поговорку или с каким-то умыслом: угрозы я в его интонациях не заметил. А вот Белыч, видно было, серьезно испугался последних слов. Наверное, решил, что гибнуть придется прямо здесь и сейчас.
   Он обреченно поднялся, закинул на спину свой рюкзак и пробормотал:
   - Ладно, пошли, потом поговорим.
   Я пристроился за ним вслед, а за моей спиной привычно засопел Корень.
   Минут через десять он придержал меня за рюкзак и прошипел в ухо:
   - Смотри за ним. Мне кажется, он решил свалить.
   Между тем вокруг серьезно темнело: полдень подходил, и небо, как обычно, затягивалось свинцовыми тучами. Поднялся свежий такой ветерок, становилось сыро и неуютно.
   Белыч, не комментируя местные чудеса, провел нас мимо глубокой трещины в земле, из которой поднимался желтоватый туман, выглядевший очень опасно. По краю разлома росли карликовые сухие елки, облепленные жгучим пухом. Очень неприятное место.
   Очень часто встречались значки радиационной опасности, развешанные на покосившихся металлических столбиках. Несколько раз попадались гниющие трупы представителей мутировавшей фауны.
   Еще через полчаса пролился цветной дождь. Редкое явление в Зоне: обычно дождь серый, непрозрачная пелена его сильно ухудшает видимость - метрах в двухстах уже ничего не разберешь. На душе становится гадостно и тоскливо. А цветной дождь - забавный, как будто со всех сторон тебя окружает радуга. Везде: сверху, снизу, в каждой капле. Тоже ничего не видно, но настроение почему-то резко улучшается. Одна из сталкерских примет говорит, что если в начале пути прошел такой дождь, то дальше все пойдет ровно и безобидно, с очень удачным концом. Только не очень я в это верю: у всех цели разные, подчас противоположные. Я, например, иду Корнеева И.П. хоронить, Корнеев И.П. топает за мифическим богатством, проводник Белыч мечтает сейчас оказаться отсюда подальше, только кто ж ему позволит? Вот и думайте, как эти три события могут исполниться одновременно? Да никак.
   Но совсем недавно я уже видел такой дождь, и пока что ничто не мешало мне на пути.
  
   ЗОНА. МЕСЯЦ ДО СОБЫТИЙ.
  
   В тот день дождь случился неурочный - с самого утра зарядил тугими струями. Ближе к полудню чуть распогодилось, что для этих мест тоже было необычно. Момент, когда привычная серая хмарь превратилась в сплошную радугу, я бездарно пропустил.
   Я стоял с кружкой душистого чая на веранде зайцевского домика, а хозяин скрипел в своем электрическом кресле у меня за спиной.
   Этот дом дал мне приют на целый месяц, пока заживали мои переломанные кости и срасталось истерзанное мясо. Причем первые три недели я лишь изредка приходил в сознание, чтобы снова свалиться в беспамятстве. Зайцев с гордостью говорил мне несколько раз, что если б я оказался с такими ранениями даже посреди какой-нибудь европейской столицы - максимум чего добились бы тамошние врачи - точная констатация факта смерти. Здесь же его медбригада - контролер Той и дюжина бюреров, которых Зайцев не мудрствуя лукаво назвал: Айн, Цвай, Драй, Фиир, Фюнф и бюрерша Пятка, буквально вытащили меня с того света, используя весьма нетрадиционные и спорные методы лечения. У них в ход шло все, чем была известна Зона - аномалии, артефакты, бактерии-мутанты, телекинез и телепатия. Не знаю, смогли бы эти парамедики добыть лицензию у Минздрава, но дело свое они действительно делали выше всяких похвал. Для меня навсегда осталось тайной, какими средствами они боролись за мою жизнь, но результаты впечатляли. Еще никогда, даже в далеком детстве, я не чувствовал себя настолько бодрым и здоровым. От нескольких застарелых шрамов, имевшихся на моем теле еще до Зоны, не осталось никаких следов. Кашпировский с его саморассасывающимися рубцами удавился бы от зависти. Постоянная стимуляция мышц не позволила им атрофироваться от долгого лежания, и даже, как мне показалось, они прилично увеличились в объеме и здорово прибавили в работоспособности. Я не узнавал своего тела - оно стало сильнее, быстрее. Я раньше полагал, что подобного результата можно добиться лишь продолжительными тренировками. Зайцев и здесь сумел меня удивить, заявив, что лечение по его методу вкупе с правильным питанием дает результаты лучшие, чем многолетнее изнурение организма спортивными тренажерами. Все это было необычно и странно.
   Зайцев, правда, предупредил, что чем дольше и дальше я буду от Зоны, тем труднее будет идти полное восстановление. Для окончательной реабилитации, по его мнению, требовалось еще месяца три. А потом - он пошутил - хоть в Олимпийскую сборную! Зимнюю, конечно, от Гвинеи-Биссау.
   Сам он уже давно не покидал Зоны. Сначала не было необходимости, потом пропала возможность: он стал передвигаться на коляске, и жизнь его поддерживалась десятком контейнеров с артефактами, приделанных к спинке кресла.
   Он теперь скрипел за моей спиной, мерно покачиваясь в своей каталке.
   - Максим, я могу надеяться, что ты сделаешь все, о чем я тебя попросил?
   - Да, конечно, - я поставил чашку на перила, - мы же все многократно обговорили.
   - Не злись. Просто пойми, что у меня не так много времени. А если не получится сейчас притащить эту тварь в Зону, более я не смогу ждать.
   - Ты говорил мне об этом.
   - Да, говорил. И теперь говорю это еще раз, потому что для меня это важно.
   - Почему ты думаешь, что Корнеев пойдет со мной в Зону?
   - Сразу не пойдет. Сначала пошлет тебя одного. Потом ты его вызовешь на передачу добытого. Назначишь время и место здесь, в Зоне. Вот тогда он пойдет.
   - Все еще не решился сказать мне, что мы с ним будем искать в Зоне?
   - Нет, Максим, извини. Не то чтобы это тайна, но если ты будешь знать заранее - смажется эффект. Корнеев это почувствует. Он вообще очень хорошо все чувствует.
   Я вернулся к столу из толстых досок, сколоченному лет сто назад: кое-где из него торчали гвозди квадратного сечения с неправильными шляпками.
   - А если не буду знать, он пойдет?
   - Да, пойдет. Я знаю его лучше всех в этом мире. И у меня было время и были средства для подготовки нашей встречи. Он придет. Если будет уверен в твоей искренности. Все остальное уже сделано. - Он налил себе чай. - Просто, будь самим собой. Таким, каким он тебя знает. И тогда - да, точно придет.
   - А что с ним будет дальше?
   - А дальше ему будет плохо. Очень плохо. Так, как было плохо мне и твоему отцу. Что тебя гнетет?
   - Не могу понять. Кажется, все правильно, но что-то не так.
   - Все будет нормально, Максим. Вон, смотри, и дождь тебе в дорогу цветной пошел. Это надо сделать. Это будет справедливо. Там, за Периметром, ты его не сможешь достать. И я не смогу. И я не знаю, кто сможет. А здесь... Здесь мы хозяева. И здесь нам решать - кто достоин жить, а кому лучше умереть. И как он должен умереть, решать тоже будем мы с тобой. После того, как получим свое. Даже не так - ты получишь свое. Мне уже немного надо, лишь бы повидать напоследок Ивана Петровича.
   Мы надолго замолчали. В тишине слышалось как льется вода по ржавому водостоку, как где-то далеко грохочет гром.
   - Итак?
   - Я сделаю то, о чем ты просишь. Не скажу, что мне это приятно, но я сделаю.
   - Тогда не будем тянуть. Скоро уже кончится цветной дождь, тебе лучше идти сейчас.
   - Веришь в приметы?
   - Нет, Максим, я их создаю. В путь?
   - Да, пора.
   Я поднялся из-за стола, закинул за спину давно приготовленную торбу и, не оглядываясь и не прощаясь, шагнул в цветной дождь.
  
   В Рыжий лес. Трое.
  
   Проводник, идущий передо мной, насторожился. Присел на колено, достал бинокль. Петрович подошел ко мне и встал рядом.
   Мы, по всем расчетам, подобрались к Рыжему лесу совсем близко, были уже где-то рядом с целью экспедиции. Только Рыжего леса еще видно.
   Белыч обернулся и, показывая знаками соблюдать тишину, поманил нас к себе.
   Мы, как оказалось, сидели в придорожных кустах, выйдя из которых, сразу должны были оказаться на широкой обочине дороги, разделившей некогда единый лесной массив пополам. Теперь то, что лежало за дорогой, за высоким валом, насыпанном когда-то давно ликвидаторами еще первой аварии на ЧАЭС вокруг зоны пораженных сосен, называлось Рыжим лесом. А на дороге происходили какие-то события. Белыч протянул мне бинокль и я приник к его окулярам.
   Несколько человек в полувоенной форме, сопровождавших короткую цепочку груженых ослов, остановились перед импровизированным пропускным пунктом. Ослов? Здесь не бывает ослов, лошадей, мулов, верблюдов... Почему я решил что это ослы - из-под поклажи не видно ничего - ни ног, ни ушей? Только серые спины. Что же это?
   Навстречу им из металлических ворот, приваренных к остовам двух проржавевших "Икарусов", вышел еще один человек. В экзоскелете, причем такого я не видел даже на картинках: никаких механизмов снаружи, все упаковано в защитного цвета обшивку, шлем идеально сферической формы, металлокерамическая кираса, полный замкнутый цикл жизнеобеспечения. Этот костюм отличался от любого, имевшего распространение в Зоне, так же как отличается болид Рено, выступающий в Формуле-1, от самодельного багги. Это уже не экзоскелет, это просто трансформер какой-то. Оптимус Прайм в четверть натуральной величины. Если б не прозрачное забрало шлема, сквозь которое было видно лицо неизвестного стража, я б никогда не поверил, что внутри этого робота сидит человек.
   Петрович нетерпеливо похлопал меня по плечу, желая получить доступ к биноклю. Пришлось отдать.
   Он пристроился рядом, недолго смотрел на караван, потом перевел окуляры на ворота, тихо прошептал:
   - Ишаков видели?
   - Брат, - так же тихо ответил проводник, - здесь не бывает ишаков.
   - Что? Ишаков? Нет, это не животные, это роботы. Лет восемь назад пиндосы баловались разработкой подобных устройств. "Биг дог", по-моему. Видимо, запустили в серию.
   Что-то такое я видел в интернете: видеоролики про четырехногую платформу с грузом, действительно напоминавшую осла без головы. Сопровождавшие её техники пинали беднягу со всех сторон, когда она передвигалась под грузом аккумуляторов; смешно перебирая тонкими ножками, электромеханическая тварь не падала.
   - Петрович, что с робокопом делать будем?
   - Ты чего, брат?! - зачастил Белыч, - Стрелять здесь собрался? Это штурмовики "Монолита"! Даже не думай!
   Ну, положим, я и сам видел, чьи это штурмовики, и примерно представлял себе, чем может закончиться столкновение с ними, однако, у Корня могли быть свои соображения на этот счет.
   - А что ты с ним сделаешь? Ничего. Он же такой и не один там может быть. А уж двое положат нас гарантированно, несмотря на весь мой опыт и твою удачу. Здесь прорываться - верное самоубийство. Белыч, другой путь есть?
   - Есть, через пузырь.
   - Через что?
   - Через пространственный пузырь, брат. Ну, слышал, может?
   - Нет, - Петрович отдал мне бинокль, а сам повернулся к проводнику. - Расскажи?
   На дороге, между тем, появился второй робокоп. Вместе с первым они принялись потрошить одного из собако-ослов, выбирая что-то из его поклажи, откладывали в сторону - на обочину. Рядом суетились люди из сопровождения каравана.
   - Это трудно объяснить, брат. Я не Сахаров, гладко не выйдет.
   - Расскажи - как сам понимаешь.
   - Бывают такие сферы в некоторых местах, как большой мыльный пузырь. Со всех сторон смотришь: все насквозь видно. Но если заходишь внутрь, сразу далеко оказываешься. Телепортация или свернутые пространства, кто что говорит.
   - Петрович, глянь, чего они там разгружают, - я передал бинокль Корню.
   Он смотрел пару минут, вернул оптику мне:
   - Батарейки для своих костюмчиков. И что, далеко такой пузырь?
   - Нет, полдня идти. Хуже другое. Вокруг пузыря сильный фон. Очень опасно. И...
   - Что "и"?
   - К ночи мы там окажемся. А ночью в Рыжем лесу, брат, никто не выживет.
   - Да? Мне говорили, что есть люди, живущие в этом лесу постоянно.
   - Верно, есть. Только ночью они по схронам сидят и байки друг другу травят - о своем непревзойденном героизме. Как от трех химер один отбился. Ночью в этом лесу бродить нельзя, - отрезал проводник.
   - Скажи мне, зачем так далеко идти? Отойдем по дороге за поворот, где нас с заставы не увидят?
   - Брат, - невесело усмехнулся Белыч, - если ты такой умный, зачем тебе проводник? Зачем вообще проводник, если можешь идти куда хочешь и когда хочешь?
   - Там не пройти?
   - Нигде не пройти. Вокруг сплошные аномальные поля, мины, да много чего! "Монолит" давно эту территорию своей считает. И пост вот недавно выставили, я его еще не видел. Раньше-то проход чистый был.
   - Убедил. Отходим отсюда подальше, где можно привал устроить. Там решим, чего дальше делать.
   Стараясь не сильно шуметь, мы двинулись в обратный путь по новому маршруту. Закон Зоны. Или правило. Как кому удобнее.
   Отошли на полкилометра, спустились в поросший ивой овраг, по дну которого тек узкий и глубокий ручей насыщенно-зеленого цвета. Расположились на гранитном уступе торчавшей из земли одинокой скалы. Не очень, надо сказать, удобное место.
   Белыч поднялся к одному из краев оврага и повесил на дерево свой ПДА.
   - Это еще зачем? - Петрович кивнул на прибор.
   - Датчик жизненных форм на звуковое оповещение перевел. Чем выше будет висеть, тем шире зона охвата. Не всегда такой фокус работает: очень много мешающих факторов, но здесь нормально будет. Сейчас метров на сто вокруг смотрит.
   - Это хорошо. А другие его видят?
   - Конечно видят. Пусть смотрят, время приготовиться к их появлению у нас будет.
   - Значит, никто большой незаметно не подкрадется?
   - Нет.
   - Хорошо. Макс, ты чего загрустил? Устал?
   - Дыхание берегу.
   - Дыхание? Полезное дело. Ты только на нем одном не сосредотачивайся, по сторонам иногда поглядывай, ага? Белыч, значит, насколько я понял твои рекомендации, нам лучше всего где-то возле пузыря до утра сховаться?
   - Вроде того, - проводник достал из своего рюкзака кусок копченой колбасы, разломил на три части, протянул мне и Корню. - Только негде там рядом. Место пустое, ни укрытий, ни зданий. Кругом мясорубки, карусели, жарки и прочая местная экзотика. Мутанты бродят. Слепые псы всю эту кухню как-то чувствуют. Быстро не пройдешь. Только под самым пузырём, но туда еще пробраться нужно. А это не всегда просто.
   Петрович задумался, разламывал свой кусок "таллиннской" на части поменьше, и не глядя закидывал в рот.
   Мне тоже нужно было подумать.
   Нужна была связь с Зайцевым. Тачкин не подходил, этот контакт был нужен для мелких поручений. И только тогда, когда Корень о нем ничего не знает. Тачкин был в прошлом чем-то обязан Зайцеву и мог выполнить что-то простое, но до самого Зайцева добраться не смог бы никогда. А связь нужна! Иначе весь разработанный и на три четверти воплощенный план насмарку. Одно из узких мест его плана - отсутствие связи. Зайцев полагал, что чем меньше я буду с ним контачить во время проведения нашей небольшой операции, тем лучше. У Корня вполне могли быть здесь свои люди, о которых мы не знали, но которые знали меня и, отследив мои действия, они могли заставить Корня насторожиться, а то и вовсе отказаться от посещения Зоны. Зайцев считал, что случайностям и допускам в его плане не должно быть места, и все строилось на том, что любой возможный шаг просчитан и направлен заранее. До момента подрыва вертолета так и было, но это событие перевернуло все!
   Кстати, здесь наблюдается интересное противоречие: не стал бы Зайцев ловить Корня на пустой крючок! Значит, было какое-то основание для появления легенды о компьютере, видящем будущее! И если Зайцев полагал, что я могу до него добраться, причем не один, а в сопровождении людей Корнеева - всех этих Кротов, Плюх или других, кого они предложат вместо себя, то, выходит, сам Зайцев имел к этой машинке почти свободный доступ. Если имел, то почему не воспользовался? Почему не предвидел падения вертолета? Или даже суперкомпьютер пасует перед человеческой глупостью?
   Я ведь должен был добыть эту игрушку, выйти на связь с Корнеевым - а он бы наверняка поинтересовался, как эта штука выглядит! Могли быть какие-то отличительные особенности, о которых знает только он. К примеру, простой вопрос - в каком корпусе компьютер? Если его у меня нет, то ничто мне не поможет правильно соврать. Можно, конечно, сказать, что системный блок накрылся, но тогда я должен найти какие-то чертежи и схемы, ведь иначе Корню в Зоне появляться - вообще смысла нет. Опять простой вопрос: чьи фамилии прописаны на штампике в графе "Разработал"?.. "Проверил"?.. "Утвердил"? И я опять сыплюсь, не имея бумаг на руках. Получается, что что-то такое существовать должно! И лишь после подтверждения, что найденный мною аппарат или бумаги и есть то, что нужно, возможно назначить Корню встречу для получения груза. Вот здесь уже можно было не стесняться в придумывании обоснования - Корнеев пешком бы ко мне прибежал! В любое время и в любое место. Место, которое контролировалось помощниками Зайцева постоянно. Расположение этих засад я знал. Их было три, и Зайцева устраивало, сработай любая, в которую я смог бы затащить Корнеева. А теперь могло оказаться так, что добравшись до вожделенного нейрокомпьютера, Корень вполне мог пойти в обратный путь по кратчайшему маршруту, минуя все заготовленные Зайцевым ловушки. И не было никакой силы, способной загнать его в расставленные силки.
   Черт бы побрал этих дедов, играющих в свои шпионские игры! Смешно потом будет и мне и Зайцеву, когда я расскажу ему, что Корень в Зоне был почти неделю, но только из-за того, что меня лишили возможности передать очень короткое сообщение - ушел! Ушел с призом!
   Как сообщить, что Корень уже здесь?!
   Бросить его и ночью рвануть к ближайшей точке? Туда-обратно часов семь-восемь. Пока бегаю - его собаки сожрут, или еще что-нибудь незапланированное произойдет. Нельзя выпускать старика из виду. Этот рейд богат на случайности. А он нужен живым! Воспользоваться общей рассылкой на ПДА? Короткое сообщение "Всем! Всем! Всем! Корнеев И.П. уже в РЛ"? Просто и дешево, только единственный человек в Зоне, которому это сообщение адресовано, прочесть его не сможет - Зайцев коммуникатором не пользуется! Обездвижить, связать, спрятать надежно и только потом идти за помощниками Зайцева? Но здесь его не спрятать.
   Попал! Сами себя перехитрили.
   Что-то, однако, есть в этой мысли продуктивное! Если подземелья лаборатории есть, а их не быть - просто не может - там должны быть изолированные помещения, в которых человеку ничего не грозит, а выйти сам он не сможет! Значит, нужно довести его до места, там надежно запереть, а самому...
   - Эй, племяш, хватит ворон считать. Ешь, да пошли. Нам еще идти далеко и яму копать.
   - Какую яму?
   - Ты не слушал, что ли? Я говорю - перед пузырем место открытое, с чистыми подходами. Нам будет все видно, но и нас будет видно издалека. А я этого не хочу. Поэтому для ночевки придется копать яму.
   - ДОТ?
   - Правительственный бункер стометровой глубины! - Петрович легко спрыгнул с камня на дно оврага и, оглянувшись, спросил:
   - Белыч! Этой водой умыться-то можно?
   - Можно, брат, если не из русла, а из заводи брать, - он показал рукой, - вон видишь метрах в двадцати выше, такая лужа образовалась? Там умывайся, там отстоявшаяся вода, через песок на дне профильтрованная.
   - А с этой что не так?
   - Умывайся этой, - Белыч безразлично пожал плечами и открыл банку с тоником.
   - Спасибо, брат!
   - Не за что, брат. Обращайся.
   Петрович прошел выше по течению и остановился перед небольшой лужицей. Он что-то говорил, и говорил достаточно громко, но ветерок, дувший в его сторону по дну оврага, сносил звуки, и ничего разобрать мы не смогли. Белыч еще раз пожал плечами. Глаза его при этом воровато бегали, не останавливаясь ни на чем. Я подумал, что сейчас будет рывок: Петрович далеко и занят, я же, по мнению проводника, серьезной опасности не представляю. Секунд пять-семь для того чтобы подняться со дна оврага наверх, прежде чем в дело вступит Петрович, у него будет. При моем бездействии. Точно, сейчас пойдет в отрыв!
   Он сидел на камне чуть выше и попытался ногой столкнуть меня вниз, и я позволил ему это сделать. Вместо сильного и жесткого толчка ногой я почувствовал лишь легкое касание - уже отпрыгивал на заранее присмотренную площадку, возле которой лежал мой рюкзак. Я схватил его и размахнулся: на все ушло не больше пары секунд.
   Белыч не успел набрать скорость - он взбирался по склону, торопясь и не оглядываясь, но лезть вверх по осыпающемуся грунту, да еще с каким-то существенным ускорением чертовски сложно. Почти невыполнимо.
   Нас разделяло метров семь-восемь, когда мой снаряд врезался в его спину, толкнул его вперед, заставляя головой боднуть склон. Он ударился и остался лежать на месте. Остановивший его рюкзак, кувыркаясь, скатился к ручью, подняв за собой пылевую дорожку. Я оглянулся.
   Петрович оставался на месте, смотрел на нашу стычку с интересом, потом показал мне кулак с оттопыренным большим пальцем, и захлопал в ладоши.
   Пока он подходил ко мне, наш проводник не шевелился.
   - Молодец! - уже вслух похвалил меня Корень. - Как ты догадался?
   - Не знаю, почувствовал как-то.
   - Хороший бросок. Это ж суметь так нужно. Вот это уже поступок не мальчика, но мужа! Чего он лежит? Мертвым притворяется?
   - Вряд ли - вон плечи двигаются.
   - Посмотри, что с ним. А я тут приберусь пока.
   Я поднялся к проводнику, ожидая еще какой-нибудь выходки, но он не обратил на меня внимания. Так же лежал, и плечи его дрожали. Я сообразил, что он плачет. Беззвучно и безнадежно. Я сел рядом.
   - Белыч, ты прости меня, но не мог я дать тебе уйти. Мы бы одни промучились здесь не долго.
   Он молчал.
   - Я ведь тоже здесь не от большого желания. Так нужно. Доведешь нас до места и уходи. Я мешать не буду. Там дальше только для нас двоих дела.
   Он перевернулся на спину, долго смотрел в начинающее смурнеть небо, потом сказал:
   - Хорошо, я доведу, - он сел, обхватил голову руками, спрятал лицо в коленях, и произнес: - Знаешь...
   - Что? - Я наблюдал, как Петрович достал из ручья и распотрошил мой рюкзак, и теперь раскладывал его содержимое на камне.
   - Я ведь никакой не миротворец в прошлом. Журналист из районной газеты. Решил сделать сенсационный репортаж из Зоны. Чтоб вылезти из той дыры, в которой жил.
   - Сделал?
   - Нет, не смог. Когда сюда пробирался - было очень сложно. Потом понял, что назад дороги вообще нет. Система ниппель. В одну сторону. Обычный репортаж с Кордона меня ведь не устраивал.
   - Полез на ЧАЭС?
   - Полез, - обреченно согласился проводник. - И там, за Радаром, что-то такое с людьми происходит, что выбраться из Зоны уже никак. Что-то в мозгах коротит. Возвращаюсь к Периметру, смотрю за колючку на волю, и понимаю, что без Зоны я жить не смогу. И репортаж мой кажется мне такой мелочью, что стыдно становится. Там и здесь все по-разному. И как бы здесь плохо не было....
   - Там все равно хуже.
   - Да. Так.
   - Не тебе одному так кажется, - я приглядывал за Петровичем, который решил справить нужду в ручей, - многие такое чувствуют.
   - Ты-то откуда знаешь?
   - Так, книжки умные читать приходилось.
   - А-а, - протянул Белыч, - чьи?
   - Да был такой подполковник в отставке Дегтярёв.
   - Хорошо написал?
   - Казенно на мой взгляд. Что взять с бывшего погона? Но некоторые вещи описал точно. Бог с ним. Пойдем, что ли? Время идет.
   Я поднялся, а он посмотрел на меня снизу вверх и спросил:
   - Мы договорились?
   - Что я не буду тебе мешать? Не буду.
   - Я не хочу вас обманывать. Ясно чувствую - если с вами надолго останусь, то назад мне уже не вернуться. Так, говорят, здесь бывает. У меня такое в первый раз. Странное чувство - как будто на двадцатом этаже к перилам подходишь, а они низкие, но что-то влечет к ним, любопытно - нет сил остановиться. Понимаешь, что чем ближе, тем опаснее, плита балконная старая, ограда ржавая, ветер тянет наружу, представляешь, как берешься за перила, голова перевешивает, куртка наполняется потоком воздуха... и ты рушишься вниз. Ясно видишь эту картинку, но воля парализована и ты делаешь один шаг, другой, а потом уже поздно думать о чем-то - ты глядишь в бездну и принадлежишь уже не себе, а ей. Я вижу это. Мне теперь осталось сделать лишь пару шагов.
   - Мы договорились. - Я протянул ему руку, он уцепился за неё и встал. Я пропустил его перед собой. Он внимательно посмотрел на меня.
   - Ты же проводник! - хмыкнул я, - веди.
   Петрович уже складывал мои пожитки обратно.
   - Что, наговорились, ага?
   - На полгода вперед, - буркнул Белыч.
   - Вот, значит, как здесь принято разговоры заводить! Груженым рюкзаком по хребтине! И все - готов собеседник. Уважаю метод! Что-то знакомое в этом есть, да? Вспомнил! Я так Светку Сорокину к разговору приглашал, когда мне лет десять было! Тоже действовало! Потом как-то остепенился, подзабыл. А оно работает, однако. Макс, можно я так же буду делать, когда потрепаться захочется?
   - Да, конечно, дядя. Располагай мной.
   - Не премину, когда язык зачешется. А ты, Чингачгук Большой Змей, чего врал-то, что военный?
   Белыч немного подумал и сказал:
   - У туристов к бывшим военным доверия больше. Почти обычай такой здесь - перед новичками все либо бандиты, либо бывшие военные. А на самом деле чаще всего и то и другое - широкие универсалы. Ну, пошли?
  
   В Рыжий лес. Пузырь и около него.
  
   Он вывел нас к своему пузырю, нет, не так: к Пузырю. Примерно к девяти часам вечера. Солнце уже садилось. До полной темноты оставалось часа полтора. А нам еще предстояло пробираться через поле, буквально нашпигованное ловушками на любой вкус: рукотворные - в виде минных полей, карты которых давно утеряны, а редкие вешки, поставленные отмечать проходы - частью сгнили, частью попадали, и лишь немногие отмечали прежде безопасный путь; были и нерукотворные. В том смысле, что делали их не руками. Аномалии и провалы в подземные каверны. Рядом с некоторыми из них валялись останки животных, а может быть, и неудачливых сталкеров. Половины туш, лапы, руки, ноги. Что-то сгнило до костей, другие были относительно свежими.
   Видимость не превышала метров двухсот-двухсот пятидесяти. Из-за стоящего над полем марева, какое бывает в жаркий влажный день, когда воздух становится видимым и его теплые струи различимо движутся вверх. Здесь каждый квадратный метр порождал неисчислимое количество этих струй, отчего они накладывались друг на друга, мешались и постепенно размывали и заслоняли перспективу, делая бесполезной любую оптику. Над полем стоял низкий гул, как будто сразу работало несколько трансформаторов. Источник этого гула не был виден, казалось, что он идет отовсюду. И где-то там впереди, виднелся верхний край сферы в виде огромной светящейся дуги. Если кому-нибудь приходилось бывать неподалеку от действующего космодрома, он мог увидеть в дни запуска нечто подобное.
   Поверхность земли, изрытая воронками, скважинами, рассеченная трещинами, во многих местах светилась зловещим багрово-оранжевым светом. Попадались и антрацитово-черные участки почвы, похожие на свежеуложенный асфальт, не отражающие ничего, но поглощающие, казалось, любой свет, достигающий их. Никакой растительности, все выжжено и отравлено.
   Кое-где проскакивали короткие молнии, мгновенными разрядами ярко освещая пространство вокруг себя, снующие в беспорядке: они били и из земли вверх, и сверху - в землю, во все стороны; начинались, как переливающиеся тусклыми блестками шаровые скопления и заканчивались ярким взрывом сверхновой.
   Запашок над всем этим безобразием полностью соответствовал зрительной картине. Невообразимая смесь озона, гнили, разложения и горелого мяса. Сладковатый, дурманящий, сводящий с ума и вызывающий резь в разом пересохших глазах запах.
   Последние километры мы почти бежали под нормальным таким ливнем, я промок насквозь, кожаная куртка пропиталась влагой и стала тяжелее, казалось, раза в три. Рюкзак тоже оказался промокаемым, и теперь я не знал, чего на самом деле в нем больше - поклажи или радиоактивной воды, разбавленной слабой кислотой. Словом, я был мокрым настолько, насколько, наверное, мокрой не бывает и треска посреди Атлантики. Спутники мои выглядели ничуть не лучше.
   Но при виде этого поля, через которое нам предстояло пройти, я понял, что могу быть еще мокрее. Еще и изнутри.
   Мои обычные маршруты прошлой сталкерской жизни пролегали вдали от этих мест, и я насмотрелся всякого. То, что сейчас я видел перед собой - на самом деле поражало воображение. Вот это было реальностью Зоны. Не высокие, засыпанные землей холмы брошенной техники и мусора, не глубокие катакомбы, в которых жили полуразумные мутанты, не мелкие осколки-артефакты, разошедшиеся по всему миру, ничто другое. Только такие вот поля, насыщенные неподвластной разуму силой, недоступной для понимания стихией буйства энергий, давали представления о том, что такое на самом деле Зона. Я уже видел нечто подобное раньше, бледные подобия этого безвестного поля, на котором, казалось, Вселенная восстала против присутствия человека. То, что лежало передо мной сейчас - было иррационально, как кошмарный сон, в котором спящий не властен ни в чем. Это поле было ярче, сильнее всего, что мне довелось видеть в недалеких окрестностях.
   Мы стояли на опушке какой-то облезлой рощи - три темные тени на фоне белых скрученных берёз.
   Первым, на правах устроителя экспедиции высказался Корень:
   - Твою мать! Ущипните меня! Сталкер, ты реально думаешь, что мы туда полезем?
   - Вам в Рыжий лес? - безучастно поинтересовался Белыч.
   - Да! Черти бы его задрали!
   - Значит, идти нужно туда. Другого пути нет. Здесь безопаснее всего. Фонит не сильно. Сутки пробыть можно без особого вреда.
   - Что?? Сталкер, ты точно больной! Ты называешь безопасным вот это?!!
   - Не надо орать, брат, еще услышит кто-нибудь. Да, если знать, как идти, здесь безопасно.
   - Макс, ты так же думаешь?
   - Петрович, еще совсем недавно ты хотел, чтоб я здесь шел один. Чего ты там говорил про школу выживания?
   - Прости Макс. - Он посмотрел мне прямо в глаза. Не в переносицу, как обычно, нет - в глаза. - Я на самом деле был неправ, поручая тебе одному это дело. Я не знал. На самом деле ничего не знал. Прости.
   - Чего теперь-то, Петрович? В двух шагах от цели?
   - Лучше сейчас, чем никогда. Ладно, - Корень собрался, - как пойдем? Я так понял, что ждать утра под самым пузырем нужно?
   - Да, - Белыч осмотрел нас со всех сторон. - Вроде ничего не выпирает. Кто-нибудь Желязны читал? "Хроники Амбера"?
   Мы переглянулись, не понимая о чем он. На всякий случай я признался:
   - Был грех.
   - Помнишь, как принцы через Лабиринт ходили? Ну там, Первая вуаль, Последний барьер, еще чего-то?
   - Да, было что-то такое.
   - Та же самая фигня, брат, вид сбоку.
   - А потом мы сможем перемещаться по картам? - Эта мысль показалась мне забавной.
   - Это вряд ли. Дай бог до центра Логруса доползти.
   - Макс, Белыч, вы о чем сейчас говорите? - Корень выглядел растерянным.
   - Это я, брат, о том, - веско произнес Белыч, - что идти будет трудно. Я пойду первым, и вам придётся повторять за мной движения как в зеркале. Не дай бог ошибиться - смерть стопроцентная. И возможно, не только тому, кто ошибся. Нельзя наступать мимо моего следа. А его иногда не будет видно. Следите за ногами. Нельзя размахивать руками - можете активировать аномалию. Несколько раз - три или четыре будем проходить мимо разнонаправленных гравитационных аномалий; ощущения будут не из приятных - как будто вас пытаются рвать в разные стороны, или наоборот - сжимать отовсюду. Словом, что делаю я, то же самое делаете и вы. В одном месте нужно будет запустить цепь разрядки, мне понадобится что-то тяжелое. Килограммов на шесть. Лучше всего связать вязанку веток.
   - Макс, займись ветками после инструктажа, - Петрович не собирался выпускать из своих волосатых пухлых лап бразды командования.
   - Есть и хорошая новость, - продолжал Белыч, - идти так придется всего лишь метров триста, потом спустимся в трубу; если она совсем чистая - дойдем почти до места, но скорее всего, там что-то будет, поэтому время от времени придется возвращаться, вылезать и идти по поверхности. Еще одно, важное: помните, что если кто-то оступится, ошибется, что-то сделает не так - возможности исправить не будет. И помочь ему тоже никто не сможет - развернуться там практически негде. Возле самого пузыря относительно спокойно - он, кажется, подавляет очаги образования аномалий на каком-то радиусе; в любом случае небольшую площадку под временный лагерь найдем. Окапываться там необязательно, отсюда ничего не видно, зверь туда не полезет, а те, кому надо было в Рыжий лес - ушли сегодня еще до полудня. Следующие пассажиры начнут подходить с утра. Вопросы есть? Только по существу.
   - Конечно, есть! - обрадовался Петрович. - Вопрос один. Как мы будем выходить обратно? Пойдем-то назад с грузом.
   - Выходить будем в другом месте. Будет гораздо проще.
   - А чего бы нам тогда сейчас там не пойти?
   - Это Зона, брат. Здесь нет простых решений. И не всякий вход является одновременно и выходом. Понятно?
   - Да ни хера не понятно!! Надоела уже эта помойка! Я не могу себя чувствовать нормально, когда ничего не контролирую и не понимаю!
   - Если не понимаешь - просто прими. Как делает твой племянник.
   - Хо-ро-шо, - по слогам выдохнул Корень, лицо его перекосилось в бессильной злобе. - Я спокоен. Извините, парни. Что-то переволновался я. Устаю, наверное.
   - У новичков так бывает, - прокомментировал проводник.
   После неудачного побега он стал спокоен как бронзовый памятник. Поначалу я шел за ним, смотрел на его размеренный твердый шаг, и вот такое его спокойствие меня раздражало, мне казалось, что настолько спокойным может быть только обреченный. Теперь, посмотрев на поле, которое предстояло преодолеть, я стал думать, что всю дорогу он готовился к последнему километру.
   - Давай, брат, займись ветками. Метровой длины постарайся нарезать.
   Я вернулся к березам, из-под которых мы только что вышли, Петрович ещё что-то спрашивал у Белыча, но я уже не слышал. Достал из кармана нож и занялся ветками.
   Спустя десять минут я счел, что вязанка готова, крепко скрутил ветки между собой куском веревки, на которой еще вчера утром спускался с вертушки, и вернулся к месту, где оставались мои спутники.
   - Все готово? - Белыч осмотрел получившуюся конструкцию и, видимо, остался доволен. - Тебе нести. Когда скажу - передашь мне. Все готовы?
   - Подожди минуту, - Корень встал на колени, перекрестился и стал отбивать поклоны, быстро проговаривая слова молитвы. Он одновременно и торопился и тянул время.
   Сталкер в это время достал из внутреннего кармана детектор аномалий, раздвинул усики антенн, по одному из имевшихся артефактов откалибровал расстояния. Подготовился.
   - Всё, пошли, - Корень тяжело встал.
   Мы выстроились друг за другом в ставшей уже традиционной последовательности. Первым - проводник, за ним - я, Петрович, как обычно - замыкающий.
   Детектор в руках Белыча начал попискивать; чем ближе мы подходили к началу, тем пронзительнее и чаще раздавался этот тревожный писк.
   - Оставь надежду, всяк сюда входящий, - громко произнес Белыч, и, не ожидая комментария, шагнул в узкий просвет между двумя стоящими на месте смерчами.
   Я постарался скопировать его шаг - длину, положение ног и корпуса, и оказался в пространстве между стоящими на одном месте стенами движущегося мусора - листья, камни, обрывки бумаги, все висело в воздухе на расстоянии меньшем, чем протянутая рука. Сзади что-то промычал Петрович, а Белыч уже сделал следующий шаг вперед. Затем еще два. Бросил перед собой несколько болтов, еще три коротких шага. Я шел в полуметре позади и старался повторять за ним его любое движение. Только с некоторой задержкой. Наше перемещение все больше напоминало странный молчаливый танец. Со стороны, должно быть, хореография смотрелась несколько ублюдочно, но здесь не до красоты и гармонии.
   Длинный шаг влево с наклоном туловища почти параллельно земле, руки прижаты к телу, еще один шаг и еще один: как будто пролезаешь под высоким вагоном. Присесть на четвереньки, в таком положении обойти полукругом торчащий из земли фрагмент кубового ковша экскаватора, еще десяток мелких шажков с кочки на кочку, перелезть через обвисшую спираль Бруно - безопасный проход помечен истлевшими тряпочками.
   Белыч остановился, водя перед собой рукой с зажатым в ней детектором.
   Как там Петрович? Пыхтит еще. Тоже оглянулся. В глазах безумие плещется. Наверное, понял уже, что случись что - назад ему живым точно не выбраться.
   Проводник прыгнул вперед сразу метра на два и пропал. Откуда-то сзади справа в меня прилетел болт. Белыч уже там. Понятно. Я повторил прыжок и едва не сбил его с ног, но удержались. Однако, сейчас вывалится Петрович, а в нем массы поболее, упереться ногами и стоять. Белыч тоже сообразил, подпер меня сзади. А вот и Петрович - глаза выпучены, галстук в чем-то измазался и болтается поверх сталкерской куртки. Я, наверняка, выгляжу не лучше. Удержали. Разворачиваемся, как говорят моряки - "все вдруг", три десятка шагов по извилистой змейке - ничего сложного. Сзади зашипело, замерли, оглядываемся: Петрович таки неосторожно активировал "жарку", стоит теперь, потеет, в паре метров от него - огненный джин рвется в небо, метров пяти ростом. Я показываю Петровичу пантомиму как щелкаю его на фотокамеру. Не понимает. И правда, жарко становится. Белыч за спиной хлопает в ладоши, привлекая внимание. В горле пересохло. От мокрой одежды валит пар, густой, как дымовая завеса. Минут бы пять здесь постоять - можно полностью просохнуть. Белыч кивает головой, призывая следовать дальше.
   Продолжаем движение. Короткий участок, перпендикулярный нашему начальному маршруту, вдоль колючей проволоки со значками "Мины". По проволоке скачут электрические искры.
   Белыч поднимает с земли металлическую трубу, бросает ее одним концом на колючку. Разряд! Быстро перелезаем на другую сторону ограждения, под трубой что-то ухает и она отлетает почти на то место, где лежала до нашего появления.
   Гул стоит как в транспортном самолете. Белыч знаками показывает, что еще три десятка шагов и вниз. Хорошо. Только идти приходится боком, выставляя ступни на одну линию, точно древние египтяне во главе с фараоном, вдоль протоптанной сталкерами дорожки. Спиной чувствуется мягкое сопротивление, что-то толкает. Вижу, как Белычу, идущему впереди, все труднее совладать с этим давлением. Он ложится и боком ползет вперед. Повторяю фокус. Становится виден Петрович. Все нормально, море адреналина не в счет.
   Белыч проваливается вниз, я чуть приподнимаюсь на локтях и вижу трещину в бетонной трубе - неширокую, окрашенную в рыжий цвет проржавевшей арматурой, с загнутыми вовнутрь краями. Нам туда. Падаю вслед за проводником. Невысоко, метра полтора. Здесь тихо, слышно как что-то капает. Очень светло, но источника освещения не видать. Секунд через десять в трещину грузно сверзился Петрович. Хорошо, что чуть отошли - могло быть больно.
   - Живы? - Белыч, вытирая со лба выступившие бисеринки пота, улыбался. - Привал пять минут.
   Петрович закашлялся.
   - Скажи мне, сталкер, что должно быть в голове у человека, который шел по этому пути первым? - Петрович расчесал ссадину, из-под ногтей на руке показались маленькие капельки крови.
   - Да как обычно - бабы, деньги, водка, - отозвался Белыч. - Кто теперь скажет? Когда за тобой скачет штурмовая группа "Монолита" - еще и не в такую задницу залезешь. Я этого человека не знал. Слышал несколько раз историю про проход. Мне его Васёк Столяр показал.
   - Ага, понятно. Макс, ты как? - Корень сверкнул налитыми кровью склерами, похожий на киношного вампира.
   Я как раз заканчивал проверять свои конечности.
   - Пока нормально.
   - В Антарктиде попроще?
   - Там свои особенности. Но - да, попроще. - Звиздеть - не через аномальное поле ползти.
   Белыч встал. В трубе пришлось сильно согнуться - высота не позволяла выпрямиться.
   - Здесь, в коллекторе, главная опасность - лужи кислоты и осыпающиеся стены. Постарайтесь шагать по сухому, на стены не опирайтесь. Да, там еще в паре мест речка кислотная течет по потолку и стенам - под гравитационной аномалией, не вляпайтесь головами или руками. Пошли?
   Мы снова выстроились. Пока стояли под трещиной - света хватало, но уже через пару шагов вокруг воцарилась непроглядная темень. Включили фонари.
   Под ногами что-то зажурчало - в ярком свете белых светодиодов показалась тонкая струйка прозрачной маслянистой жидкости, начинавшейся где-то в глубине трубы и убегавшей в отверстие под ногами. От нее поднимался легкий пар, оседающий на прохладных стенках трубы.
   Белыч передо мной стал совершать странные прыжки - в моем дворе так прыгали десятилетние девчонки, играющие в классики. Прыжок, короткая остановка, снова прыжок, неуверенное балансирование на одной ноге, еще прыжок, и теперь обе ноги широко расставлены в стороны. Я посветил немного вперед и понял, что иначе здесь передвигаться невозможно - ручеек разливался вширь, обходя небольшие островки неподдающейся никакой кислоте субстанции, где-то сужался и делался глубже. Я поскакал за проводником и мне стало отчаянно смешно, когда, в очередной раз ловя баланс, я на секунду задумался, и представил себе как мы могли смотреться на видео: три взрослых мужика в странной одежке, груженые тяжелыми рюкзаками, один с вязанкой хвороста, скачут под землей в кромешной темноте при свете дрожащих лучей ручных фонариков, согнувшись, как четвертая буква кириллицы. Не рассмеялся, потому что не успел: сзади зашипел Петрович. Остановились.
   В свете фонаря я увидел, как он своим галстуком смахивает в сторону тягучие капли, попавшие на его туфли. Широкий, чуть блестящий конец галстука прямо на глазах разваливался на сухие, ломкие нитки серо-белого цвета.
   - Скоро наверх выберемся, посмотрим, что с обувью, - сказал Белыч, - пошли.
   Он секунду раздумывал - куда наступить и шагнул на стену! Следующий шаг перевел его в горизонтальное положение, и я подумал, что надышавшись на поле всякой гадости, я начинаю галлюцинировать. Белыч обернулся и поманил меня за собой. Через пару секунд и я повис на стене лицом вниз, явственно ощущая борьбу между земным притяжением и дурной силой аномалии, бесившейся совсем рядом - под ногами за прочной бетонной стенкой. Хорошо, что труба была круглой: хоть визуально немного скрадывался эффект нашего необычного состояния. Сзади охнул и выматерился Петрович. Проводник, дождавшись, пока мы привыкнем к такому положению, не спеша пошел вперед, замирая на секунду на каждом шаге. Ноги в этом месте совсем не хотели отрываться от бетонной поверхности - как будто на каждой висело килограммов по пятьдесят. Моё мучение продолжалось минуту, потом Белыч спрыгнул вниз.
   Уже встав вертикально, мы преодолели еще метров пятьдесят и за поворотом дорогу нам преградила сверкающая огнями "электра". Белыч полез вверх в очередной разлом, образованный давним взрывом. Здесь наоборот - арматура с висящими на ней кусками бетона торчала наружу.
   Выбрались наверх и вытащили Петровича. Пока ползли по коллектору - на поверхности уже наступила ночь. Лучи фонарей обшаривали темноту вокруг. Прямо под ногами из белой тротуарной плитки была выложена стрелка, показывающая верное направление. Белыч двинулся в ту сторону, я за ним.
   Метров через пятнадцать он вскинул над головой руку - то ли желая остановить нас, то ли предлагая быть внимательнее. Пошел вбок маленькими шажочками. Мы старались не отставать. Он повернулся боком, словно пытался протиснуться между двух стен, руки подняты на уровень плеч и вытянуты в стороны, пытается сохранять равновесие. Я двинулся за ним и почти сразу почувствовал, как две неясные силы пытаются закрутить меня вокруг оси по правилу буравчика. Я воспротивился что было сил и продолжал следовать за проводником. Сзади скрипел зубами Петрович. Прям танцоры сертаки на пикнике.
   До этих пор я почти не ощущал висевшую на шее связку хвороста, теперь же она стала мешаться.
   Когда закручивающее воздействие пропало, я успел взглянуть на часы - мы шли по этому полю уже час и тридцать семь минут!
   Белыч опять остановился и принялся разбрасывать перед собой гайки. Накидал штук шесть и лишь последняя, разбудившая целую цепь жарок, вдохновила его на следующий шаг. Эта часть дороги представляла собой отлично освещенную тропинку между огненных колонн.
   Еще полсотни осторожных шагов, последние десять преодолевая мощное встречное сопротивление, и мы оказались на краю булькающего болотца, ломаной формы, метров десяти в поперечнике, от берегов которого в разные стороны расходились густые заросли мясистых лопухов. Над болотом висела хлипкая конструкция из пары параллельно изогнутых в горизонтальной плоскости швеллеров, над которыми болтался металлический трос, укрепленный на двух вертикальных стойках с нашего и противоположного берега. А прямо над тросом в воздухе кувыркались шарики карликовых "каруселей".
   - Здесь осторожно, - Белыч показал на начало швеллерной дорожки, - обычно тут "жадинка" обретается, ей положено вязанку бросать. Сейчас она еще молодая, маленькая, можно просто перепрыгнуть. Как я.
   С этими словами он легко вскочил на дорожку.
   Петрович вынул из кармашка носовой платок, вытер им покрытый мерцающей испариной лоб, и подтолкнул меня к мостку, но стоящий на нем сталкер не оборачиваясь, бросил за спину:
   - Подождите, пока я сойду с той стороны. Здесь очень неустойчиво. Будете идти - не поднимайтесь над тросом, "карусели" утащут. Не порвут, но в болото скинут.
   Глядя на то, как он передвигался, я начал сомневаться в успехе нашего предприятия: все же Петрович был килограммов на сорок тяжелее, а швеллер и под Белычем гнулся, норовя сбросить его вниз.
   Однако, обошлось. Петрович перебрался вслед за мной. Правда, был он белее свежего снега, но не думаю, что мы с Белычем сильно от него отличались. Корень спрыгнул с дорожки и перекрестился. Если раньше он был религиозным, то по завершении нашего похода наверняка станет истово верующим.
   Светящийся полукруг сферы заметно приблизился и уже висел где-то почти над нами, чтоб его разглядеть, пришлось сильно задирать нос.
   - Далеко еще? - отдышавшись, спросил Петрович.
   Признаться честно, меня уже тоже заботил этот вопрос.
   - Не, брат, чутку осталось, - Белыч тоже устал. Это было видно. - Метров тридцать. Почти дошли.
   - Хорошо. Давай тогда закончим это дело быстрее.
   - Не, - мотнул головой сталкер, - быстрее не получится. Видишь, земля дышит?
   В метре от его сапог земля волновалась мелкой зыбью.
   - Минут десять пошевелится, потом успокоится - перебежим. Так всегда бывает после моста. Фонари выключите, а то батарейки сядут. А они еще пригодятся.
   Мы некоторое время молчали, прислушиваясь к шуму земляной ряби. В полной темноте, изредка освещаемой неверным светом ждущих аномалий, я начал считать минуты.
   - Все, успокоилось, - неожиданно, заставив нас вздрогнуть, сказал Белыч, - у нас есть минута, пошли!
   Он рванулся вперед, мы с Петровичем, боясь потерять его из вида, бросились за ним.
   Не успели толком разогнаться, как наш проводник резко осадил и сначала я уткнулся в его спину, а потом Корень своим немалым весом свалил нас на землю.
   - А, бля! - По сдавленному хрипу разобрать голос было невозможно.
   - Твою в бога душу!
   Мы для порядка немного побарахтались, потом руконогий клубок распался на отдельные фрагменты. Я ощупал себя, покрутил руками, пошевелил пальцами. Вроде бы все на месте и работает. Я встал. Пузырь возвышался надо мной совсем близко, казалось - руку протянешь и можно коснуться. Вид у него был такой, как будто огромный презерватив из тончайшего латекса наполнили мутной водой и куда-то внутрь воткнули маломощную лампочку. Несильное размытое свечение позволяло увидеть границы Пузыря, абсолютно не давая света во внешний мир. Бока его слабо колыхались, глаз едва мог уловить эту пульсацию. Форма аномалии была почти шарообразной, с немного срезанным низом, как если бы кто-то прикопал в землю мяч, оставив сверху три четверти его диаметра. Ширина этой прикопанной части составляла метров семь-восемь.
   Петрович устроился на так и не пригодившейся вязанке, он внимательно изучил подошвы своих некогда блестящих туфель и устало вынес закономерный вердикт:
   - Полторы тысячи евро в звезду!
   Никто не поддержал его в свалившемся горе. Он порылся в своем рюкзаке и достал заношенные ботинки, снятые с одного из бандитов, сваливших вертолет. С кряхтеньем переобулся, взял в каждую руку по башмаку и размахнулся.
   - Нет! - зашипел Белыч, - только не на поле! В Пузырь бросай.
   Петрович на секунду задумался, потом согласно кивнул, повернулся и забросил туфли одну за другой внутрь мерцающей сферы. Ничего необычного, за исключением того, что они не упали на землю, не случилось. Просто предметы вдруг изчезли, сопровождаемые короткой слепящей вспышкой.
   - Фокус-покус, - прокомментировал Белыч, укладываясь на теплой земле удобно насколько это было можно. - Макс, нос вытри, смотреть страшно.
   Тыльной стороной ладони я провел под носом, размазывая по щеке уже подсыхающую кровь. Петрович сунул мне в руку влажный кусок бинта, которым я вытер и руку и лицо.
   Площадка, на которой мы расположились, представляла собой узкую полосу теплой земли десяток метров шириной, окружавшей мутно-белесую сферу Пузыря.
   - Ночь какая спокойная, - заметил Белыч, - облаков почти нет. Сухо.
   - Сплюнь, - вяло посоветовал я, - нам здесь для полноты ощущений только ливня не хватает.
   - Ага, - согласился со мной Петрович, - пока между вашими жарками шел, просохнуть успел. Еще одно купание в одежде и я начну беспричинно раздражаться.
   Белыч хмыкнул, но советом воспользовался и еще постучал кулаком по лбу - на всякий случай.
   - До утра можно спать? - спросил Петрович. - Никто здесь не появится?
   - Не должны, - Белыч повернулся на другой бок. - Мутанты сюда не пройдут, а если еще кто-нибудь решит воспользоваться нашим переходом - мы и во сне услышим.
   - Эх! Тяжела и неказиста жизнь бродяги-финансиста, - укладываясь, Корень перешел на рифмованный слог. - Белыч, разве здесь нет традиции рассказывать товарищам перед сном леденящие душу и сердце истории?
   - То есть за две штуки баксов я должен еще и развлекать вас?
   - Почему же - должен? Нет, не должен, конечно. Но если есть что рассказать - я бы послушал.
   - Тебе сегодняшних приключений мало?
   - Сегодня лично мне развлечений хватило. Но интересно же! Макс, скажи?
   Белыч сел, пошарил рукой в рюкзаке, вынул термос и складной металлический стаканчик.
   - Чай с бергамотом кто-нибудь будет?
   - Максу налей, что-то он совсем носом клюет. Я после него попью.
   Сталкер неторопливо налил чай сначала мне в стаканчик, потом себе в крышку от термоса. Петрович закурил одну из своих ментоловых сигарет. Я успел заметить, что в портсигаре их осталось штук пять - не больше.
   - Ну, ладно, брат, слушай. - Белыч глотнул теплого чаю. - Была у меня однажды баба одна. Вообще-то, конечно, не одна она была. Я тогда с двумя еще крутил...
   - Эй, сталкер, погоди! - засуетился Петрович, - Это точно про Зону история?
   - Про Зону, про Зону, успокойся. Будешь перебивать - спать лягу. Мне продолжать?
   - Ага, - Петрович затянулся, вынул стаканчик из моей руки, хлебнул, и вставил его обратно.
   - Вот я и говорю - симпатичная баба была. Не сильно красивая, так, приятная. И как-то раз она мне говорит: дорогой, говорит-говорит, не надоело тебе в твоей пыльной редакции освещать будни аграриев и водку пить декалитрами? Я спрашиваю - чего не так, милая? А она мне - ты, говорит-говорит, зашибись какой мужик и все такое, но неужели эти статейки - все, на что ты способен? Я удивился немного, а она дальше говорит: написал бы книгу какую? Задумался я. И в самом деле, времени - вагон, делать особо нечего, чего бы не написать? - Он отхлебнул из крышки. - Сел я за компьютер и вывел название "Как загнивала рожь!"
   - Про внука Павки Корчагина? - Петрович мечтательно улыбался. Дым от сигареты висел над ним плоским облаком.
   - Если по возрасту, то скорее про правнука. Но нет, не про них. Здесь игра слов: у нашего главы районной администрации фамилия была - Рожь. И у главного архитектора фамилия такая же, и у финансиста. Как зайдешь в здание администрации - таблички на дверях: Рожь, Рожь, Рожь. Через одну дверь, редко через две - это когда туалеты между кабинетами. Вот у меня и должен был получиться такой политический детективчик на фоне заливных лугов, с коррупционно-мафиозным мотивом, и само собой с аморами под сенью тракторных отвалов.
   - Красиво излагает, ага? - прошептал Петрович.
   - Ну и вот, пишу, стало быть, про Константина нашего Ильича драгоценного. До четвертой главы дошел. И так легко мне пишется! Материала море - на виду ведь всё. Только понять никак не могу: что у меня выходит - то ли роман, то ли донос? Заходит ко мне моя ненаглядная, встает за спиной, читает текст, читает, читает... потом спокойно так берет со стола железный китайский чайник, на три литра с термостатом и свистком, да как треснет мне по затылку. Больно, сука! Кровища из меня так и брызнула. Сижу, репу чешу, ничего не понимаю! А она ласково мне так: знаешь, говорит-говорит, писатель мой долбанутый, что К.И. Рожь - это мой родной дядя? И понимаю я, что дяде своему она про мою нетленку обязательно расскажет! И не писать мне статейки в этом районе больше никогда. Даже в школьной стенгазете. Если только на заборах слова похабные.
   - Про Зону-то когда будет? - Петровичу нетерпелось.
   - Сейчас уже про Зону. - Белыч налил себе еще чаю, не торопясь отхлебнул и продолжил: - Подумал-подумал я, и вышло, что в другой район ехать - шило на мыло менять. А в области и без меня бумагомарателей хватает. Значит нужно в столицу двигать! А в столице без домашних заготовок заезжему журналисту считай и делать нечего. Нужно что-то привезти. Решил, что чернобыльский репортаж - самое оно! Приехал. Ну, первое время как-то перекантовался. Все удивительно, все опасно, почти круглосуточный адреналиновый шторм. Сейчас уже подуспокоился маленько, полегче стало. Хотя порой такое случается! Жутко.
   - А баба твоя чего?
   - Ольга-то? Встретил я её попозже чуть-чуть. Когда в первую самостоятельную ходку пошел. Наводку мне дали тогда, тысячу рубликов за неё отвалил. Напели мне, что неподалеку от Янова драга стоит, а в машинном отделении есть встроенный инструментальный ящик. И вроде бы видел кто-то, что ходок один, с позывным Коромысло, в том ящике под навесным замком что-то прятал. Коромыслом его прозвали за то, что бывало нагрузится, что твой мул, рюкзак загрузит и еще две авоськи на дубину повесит, на шею забросит и прется. Жадный как папа скупого рыцаря! Тогда известен был как большой спец по артефактам химического происхождения. И точно знали, что есть у него тайничок где-то, потому что не сходился у него дебет с кредитом. А нычка его уже ему не пригодилась бы - видели его в свите контролера среди зомбаков. И сообщение по сети прошло, что нет больше сталкера Коромысла. Вот и побрел я за его наследством. Иду, значит, никого не трогаю: я ж не Рэмбо отмороженный, иду...
   Убаюканный его неторопливым рассказом, я уснул.
   Сон был дерганый, неглубокий. Я часто просыпался, хлопал глазами, пытаясь разглядеть постороннее присутствие, но все вокруг было спокойно, и я опять засыпал.
   Окончательно проснулся в шесть утра: солнце уже собиралось взойти, и небо, чистое небо значительно просветлело.
   Я налил себе чаю, отломил кусок колбасы и ломоть булки, стал завтракать. Спутники мои еще спали.
   Через полчаса проснулся Корень и громогласно объявил подъем по роте. Спящая рота в составе одного человека невнятно послала его за Радар, перевернулась на другой бок и попыталась отобрать у сна еще десяток минут.
   Корень подсел ко мне, взял остаток колбасы, разломил на две части и стал сосредоточенно жевать.
   - Петрович, чем история кончилась-то? - Спросил я.
   - А? Какая история? - Он забрал у меня из рук опустевший стакан, плеснул в него из термоса.
   - Про бабу Белыча?
   - А! - Он неопределенно махнул свободной рукой, - застрелил он её. В логове кровососа нашел, с перебитыми руками-ногами, наполовину высосанную; чтоб не мучилась - застрелил.
   - М-дя, - я полагал, что финал будет другой.
   - Всем доброе утро, - Белыч, лежа на спине, пялился на редкие пока облака.
   - И вам не хворать, - ответил Корень, - жрать будете, господин писатель?
   - Да, уважаемый, мне пару круассанов со взбитыми сливками, пожалуйста, омлет из пары яиц и кофе с коньяком. Одну чашку? - Он прислушался к себе, - да, пожалуй одной будет достаточно.
   - Коньяка и кофе нет, дорогой друг. Утро, не завезли еще. Выдохшееся пиво вас не устроит?
   - Есть пиво? - Белыч, кряхтя, встал на карачки.
   - Нет, пива тоже нет. Это я так - настроение поднять. Яиц тоже нет, вороны плохо несутся. И сливок нет. Круассаны были. Зачерствели, я их выбросил.
   - А что есть?
   - Булка плесневелая, колбаса, - он посмотрел на огрызок в своей руке, - второй свежести, тушняк житомирский в жестяной банке. Чая немного.
   - Вы все так вкусно разрекламировали, уважаемый! Я беру все! - Белыч взял остаток колбасы, принялся завтракать.
   Петрович хотел еще что-то сказать, но посерьезнел, вылил себе в стакан остатки чая, достал сигарету и закурил.
   - Что дальше? - мне уже надоело сидеть перед Пузырем.
   - Да как всегда, - пожал плечами Белыч, - краткий инструктаж, и в путь. Дай чай допить! Проверьте пока оружие, патроны. Стрелять много придется.
   - Стрелять? Стрелять я люблю, - поделился Петрович, - были бы мишени достойные.
   По совету проводника я проверил Сайгу, проверил патроны, осмотрел себя. Не найдя ничего, на что стоило бы обратить внимание, стал ждать, когда Петрович закончит разборку-сборку своего арсенала.
   Было как-то неловко, не то чтобы появились какие-то предчувствия, но неуверенности прибавилось. Доводилось слышать раньше, что для некоторых сталкеров телепортация через пространственные пузыри заканчивалась не очень хорошо. Народ придумывал разные байки: шептали, что пузыри сами выбирают: кого и куда отправить, и если для одних переход был делом привычным и обычным, то другие, войдя за тонкую колышущуюся стенку, пропадали навсегда. Говорили и о свернутых пространствах, где заблудившихся находит Картограф; и о параллельных вселенных, из которых уже никогда не вернуться; некоторое количество рассказчиков настаивало на перемещении во времени; были и такие, кто считал пузыри воротами в Ад. Не знаю, кто из местных фантастов был ближе к истине в своих догадках, думаю, что те, кто пропал - просто умерли. И хотя процент пропавших был относительно невысоким - примерно один человек из трех сотен, прошедших через пузырь - слухи вокруг каждого случая множились, обрастали миллионом подробностей и якобы сбывшихся знамений. Оптимизма это, конечно, не добавляло.
   - Готовы? - Белыч стоял перед пузырем растопырив руки в стороны, словно пытался обнять аномальное образование.
   - Да.
   - Всегда готов! - Петрович не желал прощаться с пионерским детством.
   - Тогда внимательно слушайте, что я вам скажу. Во-первых: нам нужно пересечь пузырь насквозь, это около десяти-двенадцати шагов. Внутри не видно ничего, яркий слепящий свет со всех сторон, поэтому глаза рекомендую закрыть. Ничего не слышно, я уже не говорю о запахах и прочем. Бежать внутри не рекомендуется: есть точка зрения, что таким образом можно выпасть из текущего времени. Просто заходите и десять-двенадцать шагов в том же темпе по прямой линии. Понятно?
   - Может, веревкой связаться? Или там руку друг другу на плечо? - Петрович немного занервничал.
   - Как правило - не помогает. Переходя сквозь стенку, каждый оказывается один: веревки рвутся, спутники пропадают. Не бойтесь, если все сделать правильно - пройдем. Статистика работает на нас. Вот еще что: выход для каждого индивидуален - кто-то пройдет легко, даже не заметит разницы между входом и выходом, другому придется падать с метровой высоты, ну, и так далее. Вышедших под землей пока не замечали. Вопросы - не по природе пузыря - с этим к Сахарову, а по прохождению есть?
   Мы с Корнем переглянулись и обреченно пожали плечами.
   - Тогда пошли, - Белыч сделал пару шагов вперед и, окруженный тонким неистовствующим ореолом белого света, пропал.
   - Давай, Макс, твоя очередь, - как-то натужно, без присущего ему энтузиазма, прошептал Корень.
   Я подошел к тому месту, где пару секунд назад стоял наш проводник, набрал в легкие побольше воздуха, закрыл глаза и шагнул следом.
  
   Зона. Полтора месяца до событий.
  
   - Ты пойми, Максим, любой поступок должен наказываться или вознаграждаться. Если нет последствий - пропадает мотивация к совершению чего-то хорошего, и появляется чувство безнаказанности у совершивших дурное. Т-с-с-с, - Зайцев часто прикладывался к баллончику с кислородом, а вентиль в открытом положении слегка подтравливал. - Конечно, когда все делается на виду, когда преступление очевидно противоречит законам и может быть доказано опросом свидетелей, когда есть, в конце концов, обученные следователи, адвокаты и судьи, можно рассчитывать на какую-то объективность. Но! В нашем частном случае, или - если хочешь - в двух отдельных, нет свидетелей, нет улик, ничего не доказуемо. А преступление есть. И не просто там мелкое мошенничество, а смерть одного человека - твоего отца и тяжелая инвалидность другого - моя. Ладно, пусть бы просто уголовщина, но ведь еще имело место и предательство, которое никак не классифицируется ни Уголовным Кодексом, ни Гражданским, никаким! Т-с-с-с. Хотя мне кажется: преступления хуже предательства просто не существует. Не зря Родина за него карает так строго. А если предали просто человека? Кто покарает предателя?
   Я много времени прожил здесь, надеялся обрести хоть малую часть того здоровья, которое бы позволило мне покинуть Зону, и заняться делом самому. Недавно понял, что не смогу этого сделать никогда. Честное слово, я хотел удавиться. И сделал бы это, не притащи мне Фюнф сталкерский приборчик. Там я увидел твою фотографию, сделанную недалеко от завода "Росток". Тебе говорили, наверное, что ты очень похож на отца? Говорили? Не верь, ты не просто похож - практически одно лицо.
   У меня появилась надежда! Тс-с-с-с. Мои помощники когда могли присматривали за тобой. Жаль разговаривать на понятном тебе языке не умеют. Наша встреча могла состояться гораздо раньше. Постепенно я узнал твою историю, собрал ее из маленьких фрагментов. И так понял, что в твоем появлении здесь тоже отчасти виноват Корнеев. Я прав?
   Я лежал на грубо сколоченной лежанке, уже осознавая себя целым человеком, а не как было совсем еще недавно - грудой отдельных частей больного организма. Я даже попытался вставать, сопровождаемый парой бюреров, вернулся аппетит, выздоровление шло полным ходом. А с утра сегодня явился Зайцев, видимо, посчитавший, что я достаточно здоров для серьезного разговора. Он представился по фамилии, показал фотографии, на которых я узнал трёх майоров - отца (он действительно был сильно похож на меня, или наоборот, я - на него?), Зайцева и Корнеева, назвался давним сослуживцем обоих и попросил помочь в деле восстановления справедливости.
   Ему нужен был Корнеев Иван Петрович и не где-нибудь, а здесь - в Зоне. Живым.
   - Поэтому я прошу тебя послужить нам обоим, - продолжал Зайцев. - Ты возьмешься?
   - Что он Вам сделал? - слова мне пока давались плохо, распухший язык мешал произнести половину звуков, но Зайцев понял.
   - Я тебе все расскажу, Максим, - Зайцев на пару минут задумался, что-то вспоминая. - Мы были когда-то друзьями. И хоть все трое служили по разному - я на штабных должностях, твой отец был очень хорошим тыловиком, а Корнеев работал в поле: разведка, диверсии - мы доверяли друг другу. Корнеев всегда был человеком действия. - Зайцев невесело усмехнулся. И вновь припал к своему баллончику. - Тс-с-с-с. Эта дружба началась еще с курсантских времен. Потом было много совместно пережитого и всегда мы держались друг друга. Не буду разводить розовых соплей. Я все же в прошлом - военный. Когда Армия стране стала не нужна, мы остались служить, но с каждым годом становилось все хуже и хуже. Надо было как-то выживать, и мы втроем организовали небольшой бизнес по реализации списанного имущества. Мы много работали и через некоторое время у нас, тс-с-с-с, появилось некоторое количество средств. Мы не были генералами и у людей вокруг стали возникать вопросы о наших доходах. Приходилось выкручиваться. Какое-то время нам удавалось сохранять наше предприятие. Даже немного расширить. Потом встал вопрос о том, стоит ли оставаться на службе дальше. Мы хотели выйти в отставку все вместе, и даже подали соответствующие рапорты.
   Работали только с наличной валютой. Но сложилось так, что охраной кассы занимался Иван. И однажды он нас с Сергеем просто сдал чичам. Т-с-с-с. Нас увезли в какой-то горный аул, Сергея подстрелили, когда мы пытались бежать. Во второй или третий раз. Он умер от гангрены. Они даже не пытались его лечить! Мне повезло больше, я смог выбраться, но спрятаться от бывших рабовладельцев смог только здесь. Я провел в ауле девять лет. Без документов, без контактов, на что другое я мог рассчитывать? У Болотного доктора застрял еще на год.
   Здесь я узнал, как распорядился Иван нашим наследством. Про банк и остальное. Я подумал, что если не найду способа его наказать, мне нечем будет оправдаться перед Сергеем. Когда мы встретимся там. - Он показал пальцем на небо. - Вот такая история.
   Я молчал. Не знаю, как передать всю злость и ненависть свалившиеся на меня. Запершило в горле. Говорить я не мог.
   Зайцев сквозь свои седые редкие космы смотрел на меня блеклыми, давно выцветшими глазами, его трясущиеся руки сжимали баллон с кислородом. Клетчатый плед, наброшенный на колени, скрывал под собой инвалидную коляску. Он спросил еще раз:
   - Ты возьмешься помочь мне?
   Как будто, после того, что он мне рассказал, у меня был какой-то выбор! С другой стороны, я уже давно подумывал о том, как бы устроить Ивану Петровичу большой карачун, и только отсутствие морального оправдания в какой-то мере меня останавливало. Теперь такое оправдание появилось, но оставались несколько невыясненных вопросов.
   - Могу я... задать несколько вопросов? - Спросил я. Совсем не уверен, что для собеседника фраза прозвучала именно так, как я рассчитывал. Слова давались тяжело - начиная от правильных формулировок и заканчивая произношением. Но Зайцев меня понял.
   - Конечно, Максим. Спрашивай. Если я что-то знаю - отвечу.
   - Когда отец пропал... нам еще долго приходили почтовые переводы... Пока я не закончил университет. Кто?
   - Кто их посылал? Нет, Максим, я не знаю ответа. - Он снова задумался. - Думаю, что Сергей успел что-то отложить. Да, скорее всего, так.
   - Есть план?.. Как Корнеева в Зону...
   - Да, Максим. Даже скажу больше - этот план работает уже почти год. Мне лишь нужен кто-то, кому Иван поверит. Кто-то, кого при этом он сможет полностью контролировать.
   - Что... я должен делать?
   - Тебе нужно уехать поближе к Ивану. Оказаться в его руках. Он поручит тебе одно важное дело в Зоне.
   - Дальше...
   - Вернешься в Зону, выполнишь поручение, доложишь Корнееву. Предложишь ему забрать у тебя предмет, но только на территории Зоны в условленном месте. Там будет ловушка, где его возьмут мои бюреры. Все.
   - Почему он пойдет на это?
   - Встретиться с тобой здесь? Приманка очень хороша. Так хороша, что не пойти он просто не сможет.
   - Что это? - В горле пересохло, мне отчаянно хотелось пить, но Драй, исполнявший обязанности поилки, обязательно подмешивал в питье какую-то гадость, от которой я почти мгновенно засыпал. А судя по решимости Зайцева - разговор нужно было завершить сегодня.
   - Прости, Максим, не скажу. Это для реалистичности. Если Иван поймет что-то, почувствует, проявит малейшие подозрения - нам о своих планах придется забыть. Ты понимаешь?
   - А если он почувствует... мою ненависть?
   - Тогда он спишет её на ваши непростые отношения. - Зайцев улыбнулся. - Они ведь непростые?
   - Да. Я согласен.
   - Вот и хорошо, - он снова улыбнулся, только в этот раз недобро. - У нас еще будет время поговорить. Отдыхай пока. Восстанавливай силы.
   Он сжал своей высохшей куриной лапкой мою забинтованную ладонь, зачесал свои волосы наверх, мягко заработал электромотор его коляски, Зайцев развернулся и выехал из моей палаты.
   Моя сиделка Драй как будто ждал этого - дверь не успела закрыться, а он уже суетился возле меня со своей поилкой. И как обычно после его снадобья я провалился в сон.
  
   Рыжий лес.
  
   Я выпал из воздуха как из ледяной воды - жадно хватая ртом каждый вдох, чувствуя, как судороги пытаются скрутить тело. Сердце бешено колотилось, мне казалось, что его стук слышно вокруг на многие километры. Но не это было главным: вдруг пришло понимание, что со мной что-то не так. Совсем не так, как я к тому привык. Пропало постоянное чувство самоидентификации, я больше не ощущал себя Максимом Бергом, не чувствовал это имя своим. Был ли это эффект прохождения пузыря или что-то иное? Я не знал. Но почему-то ясно чувствовал, что отныне я и Макс - два совершенно разных человека. Я не мог подтвердить своё новое ощущение ни воспоминаниями, ни чем-то другим, но оно было настолько ярким и сильным, что сомневаться в его правильности я не смог.
   Теперь я точно знал, почему Корнеев не обнаружил на моей спине татуировки и шрама под коленом - потому что их там никогда не было! Но у Макса - и это я тоже знал - они были! Как это возможно?! Я помню все о Максе - вплоть до щенячьей радости охватившей его (или все-таки меня?) в шесть лет, когда своими тонкими ручками он вырезал из соснового бруска ржавым ножом свой первый кораблик. Помню как-то странно: очень отчетливо и в ярких красках, но все же словно как о нарисованной на картоне картинке. Со впечатляющими подробностями, и в то же время не так, как помнят свое прошлое.
   Я ощупал лицо - лицо Макса, оно же мое. Мое - это чье?
   Что все это значит? Я обязательно разберусь с этим позднее, сейчас не время. Люди, которые идут со мной - Корень и Белыч, черт!.. я совсем не желаю выглядеть в их глазах сумасшедшим! Я останусь Максом. Пока это удобно всем. Но обязательно разберусь. Потом.
   Наверное, я слишком долго был погружен в себя, потому что вдруг понял, что меня трясут. Издалека долетели слова, постепенно приближаясь и набирая громкость:
   - Макс! Макс! Да что с тобой?! Макс! - Корень орал в самое ухо.
   Белыч стоял рядом, с интересом наблюдая сцену, не преминув ехидно заметить:
   - Я же говорил, что он тормоз.
   - Да ладно тебе, - Корень махнул на него рукой, - видишь же - парня накрыло! Макс? Ты как?
   Я уже вполне осмысленно оглядывался по сторонам, сознавая, что переход удался и мы в Рыжем лесу.
   - Нормально. Не надо меня больше трясти. Я давно так стою?
   - А? - Видно было, как Петрович расслабился. - Секунд пятнадцать. Рот открыт, слюна течет, потом ощупывать себя начал. Даун как есть - в самом чистом виде! Что случилось?
   - Не знаю... - Голос определенно похож на тот, который я помню у Макса. И на мой... тоже похож. - Вроде как заново родился. Наверное, Пузырь так подействовал.
   Я огляделся. Вокруг действительно было место, получившее название Рыжий лес. Стволы деревьев, полувысохшая, но оставшаяся навечно на ветках листва, разнотравье - все было цвета яркой свежей ржавчины. Висевшие на деревьях мётлы жгучего пуха - обычное здесь украшение всего, что возвышалось над землей более чем на метр, сильно побитые последним Выбросом, колыхались вслед за волнами еле заметного ветерка.
   Не сказать, что кроны деревьев невероятно густы, скорее даже наоборот, но под деревьями заметно темнее, чем в редких просветах.
   - Значит так, друзья, - Белыч прервал наше общение, - Если мы собираемся куда-нибудь попасть, надо идти!
   - Так говори, куда идти! - вскипел Петрович, - Проводник у нас ты!
   - Хорошо, - меланхолично согласился Белыч, - проводник - я. Как скажете. Тогда слушайте последний инструктаж.
   - Говори уже, - Петрович махнул рукой и сел на слегка поросший рыжим мхом валун, одна из сторон которого была украшена пегими прядями жгучего пуха.
   - Мы в Рыжем лесу. До конечной точки нашего похода осталось километра четыре. Точнее пока не скажу, потому что не вижу ориентиров. Но я их увижу. Здесь все как в обычном лесу - не сорить, костров по возможности не разжигать, деревья не ломать. Есть и небольшие дополнения: предельная аномальная активность. Но это очагами. Далее, место известно повышенным количеством зверья. Днем главную опасность представляют собой снорки, собакообразные мутанты, тушканы, довольно часто встречаются кровососы. По сети проходили сообщения о бродивших поблизости псевдогигантах. Кабанов здесь почти не бывает, как не бывает и псевдоплотей. Зомби так же очень редки. Ночью главная опасность исходит от охотящихся химер. Сталкерам и ученым этот район неинтересен - артефактов почти нет, риск высок. Если бы не достаточно популярный проход в центральные области Зоны, сюда вообще бы никто не совался. Поэтому людей здесь можно встретить по большей части на окраинах леса. Если застава Монолита стоит здесь давно, то мы вообще никого из разумных прямоходящих не увидим. Пока все ясно?
   - Нам-то что делать? - спросил Петрович.
   - Вам? Делать выводы из вышесказанного. А это значит, что оружие всегда должно быть под рукой, всегда с полным боекомплектом. Основным здесь чаще всего используют дробовик: дистанции небольшие, рассеивание дроби невысокое, в общем, даже если кто-то привык к другому оружию, дробовик нужно держать легкодоступным. На глаза сильно не надейтесь - здесь уже в тридцати метрах ни хрена не видно за стволами деревьев и чертовым пухом. Однако, если ситуация непонятна, если есть сомнения - не стрелять! Только по моей команде, либо когда вас уже начинают есть. Бывали здесь случаи, когда отстреливаясь от безобидных тушканов, некоторые неопытные ходоки привлекали внимание куда более опасных тварей. Ничего не упустил?
   - Тебе виднее, - ответил я, а Петрович поддержал меня согласным кивком.
   Белыч огляделся кругом и хлопнул ладошкой по лбу:
   - Так и знал - что-то упущу! - Казалось, Белыч обрадовался этому обстоятельству. - Жгучий пух! - визитная карточка Рыжего леса. Он встречается в Зоне часто, но здесь он повсюду. Реагирует на быстрое движение, рассыпает споры. Они ядовиты, - Петрович вскочил со своего насеста, отряхнул штаны, - если перебрать дозу - хорошего будет мало. Избегать контакта достаточно просто: не торопиться, проходя под этими мочалками, тщательно закрыть открытые участки кожи. Осторожно и медленно, короче. Вернемся к наблюдению за обстановкой. Главным образом полагаться нужно на слух - мутанты любят пошуметь перед атакой, редко кто умеет подкрадываться. Если хорошее обоняние, подключайте нюх. Как правило, от любого порождения Зоны здорово смердит гниющим мясом. И, само собой, повышенный радиационный фон, аккумулируемый местной флорой. Особенно активны в этом отношении мхи, - он персонально улыбнулся Корню. - Без особой нужды не садиться, и не, упаси бог, ложиться: наиболее активный распад элементов происходит над поверхностью земли - где-то до колена. Впрочем, если не дорожите своими висюльками, можете вволю покувыркаться. Я предупредил. Вот, кажется, всё.
   - Четыре километра?
   - Примерно.
   Гнилью тут воняло и без всяких мутантов.
   - Странно, - сказал Петрович, - Авгур, дай ПДА.
   Я подал ему электронную приблуду. Петрович покрутил её в руках, понажимал кнопки, показал экран Белычу и спросил ещё раз:
   - Четыре километра?
   - Что опять не так? - Сталкер заметно раздражался.
   - По карте весь Рыжий лес - два с половиной километра! Как может быть четыре, если мы уже здесь и цель наша тоже в лесу?
   - Логично, - сообщил Белыч. - Но километров четыре. Рулетку дать? Для точного промера?
   Корень посмотрел на меня, ожидая поддержки, но я лишь пожал плечами. Если проводник говорит - "четыре", значит, так оно и есть.
   - Ну, вы готовы идти?
   - Да.
   - Да.
   - Тогда пошли. Порядок построения прежний.
   - Веди нас, Вергилий!
   - Вергилий? - переспросил Белыч. - Почему не Харон?
   - Ты ж писатель, не лодочник, - усмехнулся Корень.
   Мы пошли вперед, тревожно осматриваясь по сторонам, ожидая чего угодно. Первый километр прошли спокойно: не видели ни мутантов, ни сталкеров. Мертвый лес хранил тишину, изредка нарушаемую порывами ветра. Странно было не слышать привычного пения птиц. Только шуршание жгучего пуха, приглушенный сухой треск давно мертвых веток, шорох наших шагов, сиплое дыхание Петровича.
   Белыч внезапно остановился, поднял левую руку с раскрытой ладонью, призывая к тишине - мы замерли. Проводник опустился на одно колено - не побоялся за свои "висюльки" - значит приперло, сосредоточенно глядя в одну точку перед собой. Теперь и мне поверх его головы стало видно, что привлекло его внимание. Метрах в тридцати впереди, среди кустарника, наметилось какое-то движение. Очень скоро я увидел, как почти перпендикулярно пересекая наш курс, брела троица классических зомбаков: головы опущены, оружие волочется по земле, походка как у пьяного Пьеро. Судя по экипировке - из военных. Последний тащил в руке два автомата; один из них очень приметный - АКМ с прикладом, обмотанным белой изолентой. Где-то я такой уже встречал.
   Белыч обернулся, сделал страшные глаза и приложил палец к губам, потом быстро провел ладонью по горлу, и показал жестом, что нужно присесть. Его короткая пантомима была понятна без перевода. Мы с Петровичем беззвучно подчинились, принимая такую же позу, как у проводника.
   Простояли на месте минут десять, ожидая пока зомби отойдут подальше. Когда последний мертвяк скрылся за пригорком, Белыч поднялся, махнул рукой вперед, показал, что продолжает движение.
   Теперь мы пошли еще медленнее.
   Успели отойти едва ли метров на пятьдесят, как с той стороны, куда продефилировала тройка мертвяков, послышался сначала неразборчивый шум, потом гулко застучал автомат, его поддержал другой. Мы опять остановились, и я успел заметить, как Белыч, опять же жестом, велел Петровичу следить за тылами.
   К звукам стрельбы добавились собачий визг, рычание и завершающим аккордом - взрыв ручной гранаты.
   Корень хлопнул меня по плечу - я аж вздрогнул от неожиданности, он, не обращая внимания на мой испуг, потянул к себе, тыча стволом "Глока" куда-то между деревьями. Приглядевшись, я заметил тусклые радужные всполохи, хаотично перемещавшиеся между рыжими стволами. Они окутывали нечто коричнево-серое, постепенно приближавшееся к нам. Очень похоже на призраки пси-собаки. Твою мать! Зомбаки своей стрельбой подняли на ноги половину обитателей этого проклятого леса!
   Я дернул Белыча за лямку его разгрузки, показал пальцем на кружение призраков, и нарвался на бешеный взгляд, сменившийся удивлением, потом узнаванием, и наконец, отчаянием. Все промелькнуло на его лице меньше чем за секунду. Он схватил меня за воротник и рванул за собой. Все еще сжимавший мое плечо Петрович едва не свалился, но смог устоять, а в следующее мгновение уже бежал за нами. Низкий старт помог нам сразу набрать приличную скорость. Корень деловито и размеренно пыхтел сзади, понемногу отставая.
   Мы ломились через Рыжий лес как стадо сумасшедших лосей, летели в стороны сухие ветки и листья, чавкала под ботинками сырая земля, споры жгучего пуха летели за нами туманной серой лентой. Метров сто пробежали на одном дыхании, потом вынужденно стали снижать скорость: нагруженный рюкзак за спиной, пересеченная местность не особо располагали к длительным гонкам. Однако легким бегом трусцой такой способ перемещения назвать трудно. Километров шестнадцать в час.
   Выскочили на узкую лесную поляну, живописно украшенную проржавевшим насквозь остовом старинного автобуса. Местами на нем еще сохранилась красно-белая окраска.
   Не останавливаясь, лишь слегка замедлившись, Белыч начал смещаться вправо, вскинул автомат на линию прицеливания и на ходу выдал несколько коротких - в три патрона - очередей. Я схватился за свою Сайгу, попытался увидеть обозначенную проводником цель, и к своему ужасу обнаружил прямо перед нами, в каких-то пятнадцати шагах, на крыше автобуса, проявляющегося кровососа, который, впрочем, сразу опять стал невидимым.
   - Да что за херь! - выкрикнул проводник, замирая на месте. - В круг! Где Петрович?
   Петрович отстал, видимо, последний подъем дался ему тяжелее, чем нам, и теперь я его не видел.
   Круг у нас получился неполноценный - встали спина к спине, напряженно всматриваясь в малейшее шевеление травы, густо проросшей вокруг.
   - Ну, сука, где ты? - шептал Белыч между тяжелыми вдохами-выдохами, кружась по поляне. - Давай, морда с щупальцами, давай! Проявись уже, я тебя вздрючу в твой коричневый глазок! Ну?
   Мы вертелись на одном месте как привязанные друг к другу, и похоже действительно сцепились рюкзаками. Я попробовал сделать шаг вперед и не смог - Белыч, прицепившийся сзади, сильно этому воспротивился. Если кровосос появится сейчас - придется туго. Стрелять сможет только кто-то один, а второй будет здорово этому мешать. Проводник, видимо, тоже понял это, попытался оглянуться и не смог. Не сговариваясь, мы сбросили рюкзаки на землю и снова встали спина к спине. Теперь, когда Белыч замолчал, мне стало слышно, как мутант бегает где-то рядом - приглушенный топот его плоских ступней, частое дыхание раздавались буквально со всех сторон. А может быть он здесь не один?
   От этой мысли мне стало дурно, я почувствовал стекающую между лопаток струйку холодного пота.
   - Да ты, тварь, похоже, здесь не один? - все так же шепотом поинтересовался Белыч. Наверное, пришел к тем же выводам. - С подружкой своей гомосятной отдыхал? Давайте, суки, подходите вдвоем, устроим групповуху, извращенцы!
   Вдруг со стороны леса, откуда мы только что выскочили, раздались короткие пистолетные очереди, заставившие нас привычно присесть, и передо мной, совсем как пару дней назад, на землю из воздуха вывалилось безголовое тело кровососа.
   - Петрович! - прошептал я.
   Белыч оглянулся, сделал круглые глаза и в этот миг мы услышали, как затрещали кусты, и сразу вслед за этим - замысловатую словесную конструкцию, состоящую из всех известных мне ругательств и еще нескольких ранее не встречавшихся.
   Переглянувшись с проводником, все так же не размыкая спин, беспрестанно вертясь, мы стали смещаться в сторону громко матерящегося Петровича. Среди потока ругательств удалось разобрать:
   - Да быстрее же вы! Немочи косорукие!
   Первым его увидел Белыч и застыл на месте. Я не рискнул бросить свой сектор стрельбы и, не поворачиваясь, спросил:
   - Что там?
   Ответил Петрович. Натужно, как будто измученный месячным запором:
   - Да валите же его, дебилы!
   - Ахереть! - Белыч отлепился от моей спины и через секунду я услышал еще одну короткую очередь.
   - Долбень! - заорал Корень, - Ты чего, гнида творишь! Бля, больно-то как!
   - Все-все-все, - скороговоркой проговорил Белыч. - Все!
   Я отважился оглянуться: Белыч пятился в мою сторону, подняв руки, держа свой АК над головой, Петрович сидел на еще одном безголовом кровососе, вцепившись в свое левое ухо обеими руками, и раскачивался, громко мыча нечто нечленораздельное.
   - Петрович?
   Он продолжал раскачиваться, словно и не слышал меня.
   - Оглох он, - объяснил Белыч, - скоро оклемается. Ты расслабься. Если нас еще не съели, значит, двое их всего было.
   - Кого?
   - Да мутантов же! Гнездо у них в автобусе. Сюда до следующего Выброса ни одна тварь не сунется. Привал устроим. Места знакомые. Два километра осталось, по карте если.
   Спустя десять минут, когда волны адреналина слегка улеглись, а дыхание окончательно успокоилось, мы втроем сидели под правым боком ржавого "Икаруса", на помосте, сооруженном из тяжелых шин и капота, в его дырявой тени. Петрович, голова которого была богато обмотана стерильным бинтом, поглощал тушенку, морщась как от зубной боли, а Белыч упоенно рассказывал:
   - Прикинь, поворачиваюсь я и вижу: картина маслом! Кровосос в своем стелс-режиме, загнутый раком, на коленках стоит - это я чуть позже догнался, сначала-то не понял ни фига, думал Петрович левитировать научился - а на его спине Петрович висит, морда красная, пот тремя ручьями льется, вены на лбу вздулись! Думаю себе: впердолил таки Петрович мутанту! А он сипит: "валите его, валите". Сначала я подумал, что Петрович хочет позицию сменить. Потом соображаю - нет, надоела ему невеста! Я к ним, как бабахнул в башку уроду! Ну, туда, где башка должна быть. Не видно ж ее. Как арбуз - в клочья! Кровищи! А Петрович меня в живот кулаком! Думаю: чего опять не так? Кайф обломал ему что-ли? Пригляделся - матерь божья! Я ж ему прям над ухом стрелял! Не хотел промахнуться - в упор почти влупил! Прижег, наверное. Ухо подпаленное, волдырем надувается. На лице ошметки мутантского организма - кровища, мозги вонючие. Папой клянусь, страшнее и смешнее ничего не видел! Петрович, скажи, если б нас не было, ты б еще сколько актов продержался?
   Петрович угрюмо двигал челюстями, никак не комментируя трепотню проводника.
   - Петрович, ну скажи, как тебе тело кровососа? - не унимался Белыч, отходняк что ли такой у него? - Такой экзотики пробовать еще не приходилось?
   - Пошел ты! - устало бросил Корень и неожиданно улыбнулся. - Впердолил! Извращенец! Иди вон впердоливай, тело еще не остыло. Если уж на кровососа потянуло - какая в жопу разница: живой он или дохлый? Ага?
   - Не, Петрович, - серьезно сказал Белыч, - как я могу такую пару разбивать? А может у вас любовь?
   - Любовь-морковь, - отозвался Корень, выскребая остатки тушенки.
   - Петрович, - я так и не понял из сбивчивого рассказа проводника что там произошло, - нормально расскажи, как у тебя с мутантом вышло?
   - А! Как вошло, так и вышло! - Белыч снова противно заржал, а Петрович выбросил банку. - Слышь, Белыч, чаю налей.
   Он устроился поудобнее, прислонившись к борту автобуса. Проводник притянул ему стакан, Корень отхлебнул, поморщился:
   - Чего без сахара?
   Белыч широко развел руками.
   - Ладно, слушайте. Вы, когда свой забег устроили... Чего, кстати, сорвались-то?
   - Фантомы, Петрович. Это зверюга такая здесь есть - чернобыльская пси-собака. Научилась вместо себя на охоту фантомов посылать. Если самой псины не видишь - дохлое дело с фантомами биться. Она их сотнями штамповать может, - Белыч задумался ненадолго.
   - И что? - переспросил Петрович, вовсе не понимая, чем могут быть страшны бесплотные фантомы.
   - Да ничего, фантомы они с поправкой на местную специфику: сами миражи миражами, а как в ягодичную мышцу зубами вцепятся - нипочем от настоящей собаки не отличишь. Порвут как Тузик грелку. Если стрелять в такую тварь, она, естественно, быстренько развеивается, но вместо нее сразу появляется весь выводок фантомов. А их собака может поддерживать до десятка одновременно. Вот и представь себе: псина сидит где-нибудь незаметная, а ее миражи тебе жопу рвут? Стреляй-не стреляй - их от этого не больше и не меньше. Пока саму собаку не завалишь - сопротивление бесполезно. Однако, далеко от своей лежки она фантомы контролировать не может, вот я и рванул.
   - Вот ведь! - поразился Корень. - Понятно теперь. Вот и я за вами побежал. Сначала ничего так - ходко шел, потом чувствую - задыхаюсь, старый все же для большого спорта, чуть сбавил темп, а вы уж за горку перевалили. Слышу - выстрелы. Думаю, если вы там, на поляне, кого встретили, надо на помощь топать, но на рожон не лезть. Внезапность еще никто не отменял. Только ни ответных выстрелов, ни криков-стонов не слышу: значит, либо уже разобрались с обидчиками, либо затаились. Ну, мне тогда вообще не резон сломя голову нестись. Подхожу к поляне осторожно, смотрю - а вы перед автобусом вальс жопа-к-жопе танцуете. Стволы торчат в разные стороны, красота! Думаю: с места не уходят, торчат как два тополя на Плющихе, морды от страха перекошенные, кругом никого не видно, никто не стреляет - однозначно, мутантов боятся. А каких мутантов не видно? Встал для стрельбы с колена, пригляделся. Ага, вот они, красавцы! Того, что на Макса бросился - я на лету сбил, благо заметил вовремя. А второй на меня кинулся, мстить, наверное. Быстрый, тварь! Очень быстрый. Ну, он быстрый, а я-то ученый!
   - Подожди, Петрович! - прервал его Белыч. - Как же ты его заметил-то? Он же невидимый!
   - Не знаю, наверное, бог помог, - Корень привычно перекрестился, - Они, когда в профиль - сильно заметнее, чем когда лицом к лицу. Я эту фишку не сразу просек. А когда просек... Короче, кинулся он на меня, грабелки растопырил. Я его мимо пропускаю, лапку хватаю, на обратный рычаг, вторую под мышку и в замок руки на шее у него. Перевожу в партер, держу, но неуверенно, чувствую - вырвется скотина! Тогда и стал вас звать. Больше так делать никогда не буду.
   - Нас звать не будешь? Или кровососа на удержание брать? - засмеялся Белыч.
   - Ни того, ни другого. Не знаю уже что хуже - твоя помощь или бешеный мутант на свободе. А он, падла, здоровый, гад! Еще б секунды три и вырвался бы точно. Я любого человека таким образом в бараний рог согну, как тот заяц говаривал: "из этих лап еще никто не вырывался!". Господь силой не обидел - даже Борьку Зайцева загибал, а уж на что тот здоров был! Но это что-то запредельное: чувствую, что рвется мой замок, как если бы я самосвал над пропастью удержать вздумал. Нет, "двойной нельсон" слабоват против кровососа. А вы тоже хороши! Как ты, друг мой, меня-то не задел, а?
   - Извини, брат, - Белыч посерьезнел, - я на самом деле едва не обделался там. Представь себе: висит Петрович в метре над землей и вопит благим матом!
   - Да ладно, - Петрович прихлебнул из стакана, - главное, вовремя, еще бы чуть и все... не удержал бы. Макс, гляньте, чего там на спине. Чего-то ломит.
   Мы со сталкером сняли с него одежду до пояса. Особо приглядываться было не к чему - вдоль всей спины шла ссадина, шириной в ладонь, слегка кровоточащая, а вокруг нее наливалась синевой огромная свежая гематома.
   Белыч присвистнул и поинтересовался:
   - Кто это тебя так?
   - Не знаю. А что там?
   - Да похоже как поленом по спине кто-то лупил.
   - Ага, тогда это мутант чертов. Он, когда я на нем повис, здорово меня об дерево спиной приложил.
   - Рентген, брат, делать нужно. Вдруг ребра сломаны?
   - Я уже скоро и без рентгена светиться начну на этой радиоактивной помойке, - Корень раздраженно сплюнул, - йодом там помажьте, и хватит с меня.
   По аккомпанемент покряхтывающего Корня мы наложили ему вдоль позвоночника пластырь. Белыч посыпал синяк каким-то порошком, велел ему не шевелиться десять минут. А мне развлекать героя, пока он сам осмотрит гнездо мутантов. Полез в автобус, ругаясь на разведенную кровососами грязь.
   - Петрович, ты скоро станешь местной легендой, - сказал я, доставая из его портсигара ментоловую сигарету.
   - Почему ты так думаешь? - Петрович хотел оглянуться, но я ладонью прижал его спину, останавливая движение. Получив прикуренную сигарету, он расслабился.
   - Мне кажется здесь немного людей, способных на кулачках побороться с кровососом.
   - Гм... Наверное.
   - Точно тебе говорю - дай только Белычу до ближайшего кабака добраться и пойдет гулять байка про сталкера Корня, чей путь по Зоне усеян безголовыми кровососами, и который голыми руками ставит монстров в интересную позицию.
   - Пускай треплет, - меланхолично ответил Корень. - Меня уже здесь не будет.
   - Да. Не будет.
   - Макс, это ты о чем сейчас так сказал?
   - Я говорю, что далеко отсюда мы будем, когда Белыч твои подвиги воспоет.
   Корень ничего не сказал.
   Я сидел, пялясь в прозрачное небо, над нами струился легкий дымок с запахом мяты, слышно было, как шуршал в автобусе Белыч. Я достал ПДА, отключенный с утра, включил и просмотрел пришедшие за прошедшее время сообщения. Снова несколько раз скончался рисковый парень Семецкий. Да... говорят, от проклятия дядьки Лукьяна освободиться невозможно. Зря Юра в бутылку полез. Ага, вот это уже мне: "Холмс привел Хомяков и их стадо. Дон". Дошли-таки! Молодцы.
   - Макс, - неожиданно зашевелился Корень, - я знаешь, чего вдруг подумал?
   - А?
   - Если мы даже ничего не найдем, хрен с ним с твоим кредитом!
   Что-то новенькое! Я до сего момента полагал, что Иван Петрович за доллар родную бабушку в рабство продаст, и вдруг такие трепетные душевные порывы! С чего бы это?
   - Петрович, ты от кровососа альтруизмом заразился?
   - Нет, Макс. Не альтруизм это. Понимаешь, какая фигня... Когда отец твой... погиб, я ведь обещал ему,... и себе тоже, что заботится о тебе буду.
   - Нормально позаботился! - От его заявления я чуть не расхохотался.
   - Прости, как сумел. Дай-ка еще сигарету.
   Я посмотрел в портсигар - там оставалось три штуки. Одну из них я прикурил и протянул Петровичу.
   - Тут ведь, понимаешь, какая штука, - он затянулся, выпустил кольцо дыма и продолжил, - я ж на учебу твою денег подкидывал ежемесячно. Приглядывал, чтоб чего плохого не случилось. Потом гляжу, а парень-то так себе: ни рыба, ни мясо. Ни целей, ни желаний. Ты ж после университета какой только ерундой не занимался?! И бросал все. Вот я тогда подумал-подумал, и решил подкинуть тебе настоящее испытание - показать нормальные деньги, посмотреть, как ты распорядишься возможностью. Пусть не сказочно разбогатеть, но что-то полезное сделать можно было. Однако и тут тебе все оказалось до фонаря: ты удачно позволил себя нагреть, и хорошо еще, что кинули тебя по моей схеме мои люди - хоть деньги не пропали. Тогда я уже совсем было уверился, что бестолковый ты человек. Ждал, когда ты придешь, будешь оправдываться. Ну, знаешь, как это обычно с должниками бывает? Посадил бы я тебя замом в каком-нибудь филиале и забыл бы про тебя навсегда. Но ты меня удивил! Так удивил, что я реально забеспокоился и даже немного разозлился.
   Я налил себе чаю, слушая его исповедь.
   - Мало того, что нашкодил, так еще и признаться боится! Тебя стали искать. Знаешь, на эти поиски затратили ровно столько же, сколько ты был должен, - Корень усмехнулся. - Потом ты объявился, ну а дальше - сам знаешь. И... больше всего я боялся, что ты где-нибудь втихаря совершишь непоправимую глупость - вены вскроешь, удавишься. Этого я на самом деле боялся. А когда ты нашелся - я даже обрадовался. Значит, подумал я, не совсем ты бестолковый и кой на что годишься. Я решил устроить последнюю проверку, и если б ты справился, я бы ввел тебя в Правление своего банка.
   Голова шла кругом от его откровений. Вот и думай теперь, что что-то понимаешь в людях.
   - С чего вдруг такая щедрость? - вопрос сам сорвался с моего языка, скорее уже по привычке, чем по необходимости.
   - Щедрость... - задумчиво протянул Корень. - Нет, Макс, не щедрость. Справедливость. Деньги, которые я вложил в банк - они ведь не только мои. Там и деньги Сергея. И еще одного человека. Но их уже нет. Обоих. А наследник у нас троих один - ты. У меня-то своих нет пока. Но согласись, было бы совсем несправедливо отдавать такое наследство молодому придурку, который ни на что не способен? Лучше уж фонду защитников болотных крокодилов - те хоть зверушек кормить будут.
   - А что сейчас изменилось?
   Петрович посмотрел на часы, перевернулся на спину, сел. Отбросил щелчком выкуренную до фильтра сигарету и ответил:
   - Ты изменился. Я тоже. Немного. И еще я вижу, что мы оба или любой из нас можем не вернуться назад. Поэтому лучше, чтобы ты знал, как наши с тобой непростые отношения выглядят с моей стороны. Еще раз прости. Я на самом деле плохо себе представлял, что здесь происходит. После Афгана, Чечни все остальное казалось сущей ерундой. К тому же, я немного знал Плюху с Кротом, и уж если эти ушлёпки могли здесь жить годами, то чего стоит нормальному человеку пробыть здесь недельку? Но, сейчас вижу, что тут реально опасно.
   - А раньше нельзя было этого рассказать?
   - А ты бы понял? - Петрович очень внимательно посмотрел на меня своими черными выпученными глазами.
   Я пожал плечами, не зная, что ответить.
   - Эй, мужики, посмотрите, чего я нашел! - Довольный Белыч высунулся из окна. В руке его на ремне висела гроздь контейнеров для артефактов. Видимо, не порожних. - Держите, я еще немного пошарю.
   Он бросил мне увесистую связку в подставленные руки и скрылся за рядом обгоревших сидений.
   Корень все так же сидел, откинувшись спиной на ржавый борт автобуса. Я сел рядом. После его последних слов я уже начал сомневаться в своем здравом рассудке. Петрович, которого я вел к Зайцеву на заклание, вдруг оказался мне едва ли не отцом родным. С запредельным количеством тараканов в башке, но по-своему заботливым и внимательным.
   И что мне теперь делать? Кому и чем я обязан больше? Зайцеву с его застарелой местью, спасшему меня от верной смерти, или Корнееву, с его дурацкой системой закалки характера, пытавшемуся весьма странным способом устроить мое будущее?
   Да и моё ли? Я старался об этом не вспоминать, но жизнь Макса Берга после прохода через Пузырь все меньше казалась мне моей. Я знал её до мельчайших подробностей, но не чувствовал, что прожил её сам. Разве так бывает? Со мной случилось это неуместное перерождение. И как с ним быть - я еще не придумал. Разберусь, наверное, когда-нибудь.
   Так что же делать? Если Зайцев возьмет Петровича с моей помощью, а исповедь Корня окажется правдой - я же всю жизнь буду терзаться! Хотя, его слова не отменяют слов Зайцева об участии Корня в смерти Сергея Берга, но я уже почти был уверен, что и здесь не все так просто, как мне казалось раньше. С другой стороны, если я его отпущу, а его слова окажутся лишь словами - я нарушу обещание, данное Зайцеву ради конченого пройдохи? Как там Корень его называл? Борис? У этого персонажа моей личной драмы больше не будет шанса встретить Петровича, а это значит, что смерть Берга-старшего, страшная судьба Бориса Зайцева, мучения самого Макса останутся безнаказанными? Вот она дилемма - "казнить нельзя помиловать". В самом чистом виде. Где я должен поставить запятую?
   А не столкнуть ли их лбами? В очной ставке? Пусть тогда и расскажут каждый свою правду. Может статься, из двух версий сложится что-то удобоваримое? А я послушаю. И уже тогда решу, чья истина весомее и верней, и где должна стоять запятая.
   Такой вариант развития событий представился мне приемлемым. Значит, по шагам: во-первых - найти способ сообщить Зайцеву о появлении Корня в Зоне, во-вторых - проследить, чтобы они все-таки встретились, в-третьих - обязательно присутствовать при разговоре, чего первоначальный план вовсе не гарантировал, в-четвертых - добиться от каждого полного изложения нашей общей запутанной истории, и в-пятых - решить, кто чего достоин. Хороший план, только осталась неучтенной еще одна вещь - сокровище Корня. С ним-то что делать? Да и есть ли оно? На месте разберусь. В любом случае, что бы еще не наговорил Петрович, идти придется до конца, иначе я так и останусь пацаном, с которым взрослые дядьки играют в игры без внятных правил.
   - Чего задумался, Макс? Вспомнил чего? - Корень наконец-то обратил на меня внимание.
   - Отдыхаю перед дальней дорогой. И да - вспомнил. Ты мне никогда не рассказывал, как погиб мой отец.
   - Ну, Сергей не был героем. Он был хозяйственником от бога, многие недалекие люди таких не любят. - Петрович прихлебнул остывший чай. - Не бывалый прапорщик из анекдотов, на самом деле хороший бухгалтер, финансист и коммерсант. Мой банк - это его идея. А как погиб? Подорвался на мине, когда шли в колонне. Ничего не осталось, даже хоронить было нечего. Сначала его даже в "безвести пропавшие" записали, потом уже разобрались, как дело было.
   Что ж хорошая версия! Простая. И удобная. Не принимается. Подождем, что скажет Борис Зайцев.
   Никогда не смотрел мыльных опер. Терпеть их не могу: "ах, Хуанито! - Ах, Изаура! - Скажи, что любишь меня! - Я без тебя умру!". Тьфу, гадость! Всенепременная амнезия у главного героя, либо у его черноглазой пассии, в финале обязательно оказывается, что все друг другу родственники, все гады наказаны - как максимум убиты, как минимум - тюрьма с долгим сроком и разорение, любовь и справедливость торжествуют! И развесистые гирлянды соплей, соплей, соплей, густо смазанных луковыми слезами! А как без этого? Убожество.
   Теперь вот Петрович взял и перевернул сюжет о жестокой, но справедливой мести зарвавшемуся мерзавцу в невнятную мелодраматичную сказку. Все атрибуты налицо: я, пылающий справедливым гневом, отягощенный серьезными подозрениями на провалы в памяти, изгнанник-отшельник Зайцев, открывший мне правду, гнусный негодяй Петрович - сериальный дон Педро, пославший меня на смерть и оказавшийся на самом деле родней родного папы. Чего не хватает? Душевных терзаний? Отказать! Не буду пока терзаться. Прекрасноокой Марианны-Изауры-Хуаны? Да и бог с ней, пускай ждет своего Родриго, перетопчемся пока. А в остальном все в соответствии классическим канонам...
   - Все, - раздался из чрева автобуса громкий голос Белыча, - нет больше ничего полезного.
   Спустя минуту он вылез к нам через окно, перепачканный копотью, с оторванным куском рукава на локте:
   - Чего печальные такие? Смотрите, как я неудачно пиджачок распорол. Контейнеры посмотрели?
   Я отвернулся от его дешевого оптимизма, а Петрович недоуменно пожал плечами:
   - А что мы там можем увидеть? Мы ж в этом деле салаги еще.
   - Ага! - радостно осклабился сталкер. - Тогда я посмотрю?
   - Можешь себе забрать. Покажи только сначала - любопытно все же.
   - Всенепременно. Что там за хабар бог послал? - он начал откручивать крышки, и поочередно высыпать содержимое тубусов на землю. - Так, "Ломоть мяса", еще один, "Кровь камня", "Душа", еще один "Ломоть", "Кристальная колючка", "Слезка" и "Джин".
   Он деловито потер ладони. Достал ПДА, что-то там потыкал пальцем и удовлетворенно заключил:
   - Еще тысячи на четыре. Господа, с вами становится приятно иметь дела. Еще одна такая нычка и дядя Белыч уедет из Зоны на приличной машине!
   - Бог в помощь! - пожелал ему Корень, осеняя себя крестным знамением. - Мы дальше-то пойдем, ага?
   - Пойдем, брат, обязательно пойдем, - Белыч сноровисто укладывал артефакты обратно в контейнеры. - Только зачем торопиться теперь? До вечера еще далеко, а в подземелье лезть днем или ночью - вообще нет разницы.
   - Нам еще вход в лабораторию искать, - напомнил я.
   - В лабораторию? - Белыч заинтересовался. - Кто вам сказал, что здесь есть лаборатории? В Рыжем лесу? Никогда о таких не слышал.
   - Есть много, друг Горацио... - пробормотал Петрович, натягивая на себя рубаху.
   Покрутил в руках галстук, некогда стоивший как нормальная машина, хмыкнул и повесил его на остаток зеркала заднего вида Икаруса. Постоял, перекатываясь с пяток на носки, повернулся и неспешно направился к кустам, на ходу расстегивая ширинку.
   - Как скажете. - Белыч уже упаковал контейнеры в свой рюкзак. - Хоть научно-исследовательский институт. Собирайтесь не спеша, можно оправиться, выходим через.., - он посмотрел на часы, - двадцать минут.
   - Белыч, - я вспомнил, что волок за собой один из встреченных зомбаков, - видел у зомбаков ствол с белым прикладом?
   - Ну?
   - Не встречал раньше?
   - Нет, не встречал, брат. Слышал пару раз о сталкере из военных... Погонялово такое еще булочное... О! Каравай! У него был такой ствол с белой изолентой. Знакомый?
   - Не знаю. Может быть.
   Мы были готовы уже минут через пятнадцать, но дисциплинированно выждали, когда часы покажут нужное время. Некстати посидели "перед дорогой", боясь сказать что-то ненужное.
   Каравай-каравай... Где-то я такое прозвище слышал. Не в связке с белым прикладом. Я был готов поклясться, что видел эту пушку у Макимота в баре не далее как позавчера. Зачем все подряд пытаются водить меня за нос? Или я чего-то не понимаю?
  
   В Рыжем лесу. В поисках лаборатории Х-19/2 МО СССР.
  
   На прямой как римская дорога тропинке, скорее даже аллее, обрамленной ровными рядами невысоких сосен, в полутора сотнях метров перед нами застыл снорк. Вполне себе такой обычный монстр Зоны. Не самый страшный, не самый безобидный. Не зверь, не человек - одно слово "снорк". Сидел на четвереньках как мраморный памятник самому себе, почти без движения, наверное, думал о вечном.
   До него было далеко, и нас он пока не замечал.
   Мутант завертел башкой, надежно спрятанной в драное "изделие N1"; по спине под линялой тельняшкой проходила пилообразная зубчатая линия позвоночника, дырявые штаны с помочами едва прикрывали переразвитые голени. Средненький экземплярчик. Если бы не привычка этого вида мутантов охотиться стаями - просто пристрелить и топать себе дальше. Делов-то - для трех стрелков на десять секунд. Имея в команде такого специалиста как Корень - и вовсе на один чих. Только вот возможное присутствие пока незаметных собратьев этого существа сильно смущало нашего проводника.
   Выглядывая из-за дерева, Белыч морщился, плевался, но решиться на что-то не осмеливался.
   - Чего встали, - Корень, идущий последним, топтался за нашими спинами, - привал?
   - Снорк сидит на дороге, - сообщил ему проводник.
   - И что? Мы тоже сидеть будем?
   - Можем постоять, - Белыч настороженно оглядывался вокруг.
   - Он же один? Такой опасный? Хуже двух кровососов?
   - Нет, брат, лучше, - серьезно ответил Белыч. - Только он не один может быть. Они стаями живут.
   - Понятно: "она с кузнецом придет - а зачем нам кузнец? Что я лошадь, что ли? Не, нам кузнец не нужен". - Неточно процитировал Петрович. - И долго ждать? Он вообще там живой?
   - Живой, сволочь, живой. Если через десять минут не уберется, пойдем на конфликт.
   - О! Как ты, сталкер, умно сказал! - восхитился Корень. - Ладно, подождем. До места еще далеко?
   - Метров пятьсот.
   Петрович промолчал, но достал "Глоки", отвернулся, проверяя снаряженные магазины. Он был уверен, что без стрельбы не обойдется. Моя Сайга висела на шее, всегда готовая к применению.
   Не прошло и минуты, как к скучающему снорку присоединилась еще парочка уродливых мутантов. Один из них оказался выдающимся представителем своего племени: даже в привычной для снорков позе "на карачках" он заметно возвышался над остальными - примерно как породистый дог над стаей борзых. Я дернул Корня за рукав и показал подбородком на группу монстров. Белыч заметил это и, сделав страшное лицо, сцепил руки в борцовский замок, изображая пресловутый "двойной нельсон", и движением бровей предложил Петровичу попробовать. Петрович лениво, по-чемпионски, отмахнулся от предложения.
   А снорков становилось все больше, и они уже не сидели на одном месте, принюхиваясь к лесным запахам. Стая - их было теперь голов восемь - принялась скакать вокруг невидимой нам точки на дороге, все больше увеличивая радиус своих перемещений. Их способ передвижения всегда казался мне идиотским, придуманным: совершенно неэкономичные движения - ничего похожего на грацию любых других четвероногих; но сейчас они превзошли себя! Они то еле ползли, тычась друг другу в костлявые задницы, то принимались хаотично прыгать в разных направлениях, падая друг на друга, натыкаясь на деревья, ломая жидкие кусты. Смысл этого действа оказался недоступен моему пониманию. То, что происходило - не могло быть выслеживанием добычи, не было охотничьим танцем или другим ритуальным действием, это представление не напоминало ни одну известную мне игру - вообще ничего не напоминало!
   Белыч тоже выглядел удивленным. И лишь Петрович, самый малоосведомленный из нас в отношении снорочьих повадок, был невозмутим и сосредоточен.
   Проводник неожиданно вцепился в мое запястье и сжал его так, что не обратить на это внимание я не смог. Я проследил за его взглядом и увидел, как в том месте, где сидел первый замеченный нами мутант, расходится земля - абсолютно беззвучно, и очень медленно.
   Снорки прыснули во все стороны разом, стая рассыпалась за секунду. На месте остался лишь здоровяк; теперь в его передних конечностях висела дохлая собака со свернутой шеей. Он осторожно подобрался к краю раскрывшейся расселины и, бросив в распахнутый зев земли свою жертву, с довольным, утробным рыком отскочил в сторону. К нему сбежалась скрывавшаяся в лесу стая. Они сидели в десятке шагов от своего алтаря, мерно раскачивались, не попадая друг другу в такт, и что-то дудели в свои противогазы: заунывное, как казахская степь, и столь же музыкальное, как настройка духового оркестра перед спектаклем.
   Продолжалось это хоровое дудение четверть часа, затем стая как-то незаметно - по одному - рассосалась. Закрылась и дыра в земле. Последним, попрыгав на том месте, где недавно была принесена жертва, убрался с дороги здоровяк.
   - Что это было? - нарушил тишину Петрович.
   - Чудо, брат! - серьезно ответил Белыч. - Ты ж молился о нем вчера? Вот оно и произошло.
   - Я не о таком чуде молился, - сварливо напомнил Корень.
   - Какая теперь разница? - Белыч поднялся с колен. - О том - не о том? Главное, что молился, и чудо тебе явлено, брат! А то - не то, это уж там, наверху, виднее. Алилуйя!
   - Петрович, - я тоже встал и отряхнулся,- ты уже несколько раз сравнивал здешнюю действительность с адом, а?
   - Так это оно и есть!
   - Мне кажется, что молиться в аду несколько неуместно? Какое-то неуважение к хозяевам. Да и поздно теперь-то молиться, когда мы уже здесь. Теперь искупать нужно - то что раньше не замолил.
   - Молиться никогда не поздно, - Петрович перекрестился.
   - Вот тут ты, брат, прав. Только с разбором подбирай тему молитвы, ладно? - сосредоточенный Белыч вышел на дорогу. - Надо будет не забыть умникам с Янтаря рассказать. О поведении снорков в естественной среде обитания. Такое, наверное, на монографию потянет, а Макс?
   - С таким материалом тебе прямая дорога в академики ридной матки Украины. Возьмешь в соавторы?
   - Ну да, брат, конечно. Сейчас еще и Петрович примажется к славе первооткрывателя сложных религиозно-социальных ритуалов у локальных групп псевдоразумных.
   - Нет, мне слава не нужна, - Петрович, пристроившись, как обычно, последним, вступил в разговор, - претендую только на денежное вознаграждение.
   Белыч показал знак, который недвусмысленно можно было прочесть как "заткнитесь!". И то правда - что-то разговорились. Нервы, наверное.
   Подходя к месту упокоения несчастной псины, мы невольно насторожились. Но небеса не разверзлись, воды не восстали и земля не запылала. Вообще ничего не случилось, если не считать (как мог бы сказать наш проводник) легкого тремора в конечностях трех прямоходящих приматов. Стоящие дыбом волосы и мокрые спины - не в счет, это явление здесь повсеместно.
   Впереди показался поворот, с двух сторон отмеченный раскуроченными БТРами. У правого под борт свалены несколько гниющих трупов. Мы подошли ближе, нервно озираясь по сторонам. Мертвецы безусловно прежде были людьми - не мутантами. Из-под груды смердящих тел, одетых в энцефалитки и легкие бронежилеты, в сторону торчала рука; на тыльной стороне обглоданной зверьем ладони чудом сохранилась часть татуировки - светлая половина знака "Инь-Ян" и полтора иероглифа под ней. Лица обкусаны до неузнаваемости. У верхнего, лежащего на животе, из спины аккуратно вырезан позвоночник - спилы рёбер ровные. Затылочная часть черепа разбита, головной мозг удален целиком. Белыч, первым заметивший руку, привычно осмотрелся по сторонам, остановился, показал нам на ладонь:
   - Приметный партачок, - он говорил очень тихо, стараясь быть не громче звукового фона, - сталкер Клим. Хороший был человек. А сообщения о смерти не приходило. Да здесь, похоже, вся его группа. Раз, два, три, четыре. Точно, они и есть. Вон тот - без мозгов - Кенор, а этот вроде бы Линь. Четвертого не знаю, он у них новенький.
   Корень оттолкнул меня в сторону и, зажав грязным платком нос, наклонился над покойными. Некоторое время внимательно на них смотрел, потом отвернулся и устало потер лоб.
   - Это, Макс, одна из тех групп, о которых мы с тобой в Красном уголке вспоминали. А я думал, что не хотят аванса отдавать. Упокой, Господи, души рабов твоих, - он в который раз перекрестился. - Если вернемся, за каждого свечку поставлю.
   - Странно, - Белыч явно был чем-то встревожен, - почему не приходило сообщение? По виду они здесь уже пару недель загорают. Неправильно это. И, Петрович, завязывай с крестным знамением! Хватит уже. Надоел. Здесь бога нет. А дьявола, который здесь точно есть, твоё безобидное перстомашество может взбесить. Нам оно надо?
   Он повернулся и посмотрел на дорогу за поворотом:
   - Вон там где-то твоя лаборатория, брат.
   Перед нами не далее как пяти десятках шагов лента дороги обрывалась перед невысоким холмом, сторона которого, повернутая к нам, выглядела срезанной гигантским ножом. Получившаяся грань блистала вкраплениями не тронутой окислением арматуры, упрятанной в прямые и чистые сколы бетонных конструкций. Отсутствующей части холма рядом не наблюдалось. Между арматурными блестками проскакивали голубовато-белые искры чего-то "элекра"-подобного.
   - Сейчас тринадцать часов сорок две минуты. Чтоб найти ваши входы времени у нас до девятнадцати ноль-ноль. Если ничего не найдем, уходим по светлому к копру, там в подвале ночуем, и на завтра у нас целый световой день. План помещений есть?
   Мы с Петровичем молчали. Не знаю о чем думал Корень, но мне показалось, что с декорациями Зайцев явно перестарался. Если, конечно, эти мертвецы у БТРа - его рук дело. Здесь вообще-то и без него хватало маньяков, способных на подобные деяния. Сектанты, особо отмороженные урки, спятившие сталкеры. Иногда возле похожих могильников замечали контролеров. Но, если это сделал Зайцев, то как минимум пару раз по морде этот человек заслужил. Не взирая на инвалидные коляски и кислородные баллоны. Да, скорее всего, Зайцев. Должен он был отсечь посторонние группы, мешающие исполнению нашего плана? Да, должен! Но не так же!
   - Але, экипаж, - Белыч был настойчив, - вы меня слышали?
   - Человек проходит как хозяин необъятной родины своей, - пробормотал Корень. - План есть. Точнее - часть плана. Без привязки ко входу. Вряд ли это поможет.
   - Лучше все-таки посмотреть. От нас не убудет, а польза может выйти.
   - Там несколько этажей, первого нет.
   - Посмотрим шахты грузовых лифтов, не думаю, что их расположили далеко от входа. К ним привяжем каналы воздуховодов, прикинем сетку на местности - глядишь, брат, что-то дельное получится.
   - Попробуйте. У Макса в ПДА схемы. А я посижу. Что-то нехорошо мне.
   Он отошел на обочину и сел под куцей тенью кривой сосёнки, устало свесил голову между колен. Я не понимал, что вызвало такую реакцию Железного Корня, каковым я всегда его воспринимал. Не трупы же людей, пошедших на смерть по его заданию? Надо признать, что за последние дни я узнал его с таких сторон, о существовании которых у Корнеева И.П. не смог бы догадаться и самый профессиональный психоаналитик. Но покойников за свою жизнь он навидался в таких количествах и формах, что еще четверо, пусть даже так дико убитых, к этому знанию ничего не добавляли.
   - Макс, вы с Петровичем решили в статуи обратиться? - Белыч прятал свои эмоции в приступе энтузиазма. К тому, что было перед нами, настолько привыкнуть невозможно.
   Пусть так. Должен же кто-то чего-нибудь делать, когда большая часть группы пребывает в ступоре?
   - Да, сейчас, - я достал ПДА, нашел файл с планом этажей, передал аппарат проводнику.
   - Так, ага... Вот! Смотри, здесь привязка к сторонам света. Уже полдела. Вот лифтовая шахта, вот... еще одна шахта, и еще одна. Выводы вентиляции вертикальные, идут через все этажи. Это ничего не значит. С такой архитектурой их не стали бы выводить над первым этажом, чтоб не демаскировать объект. Увели в стороны. Вопрос - насколько далеко? И первый этаж - в этом холме? Или здесь только КПП? Тогда сам объект может быть и под Припятью. Воздухозаборники соединили с овощехранилищными вытяжками и все - можно до второго пришествия искать. Здесь завал не разобрать. Можно было бы рвануть, но не в аномальной зоне. Авгур, есть идеи? Я иссяк.
   - На холм надо залезть. Может - что полезное обнаружим.
   Белыч обернулся к Петровичу:
   - Эй, командир! Мы с Максом наверх решили слазить. Ты с нами?
   Корень безмолвно поднялся и подошел к нам.
   Что-то не нравился он мне в последнее время: никак не вязался облик героического бойца разных фронтов с тем землистого цвета лицом, потухшими глазами, которые я сейчас видел перед собой. Полнейшая апатия и безразличие ко всему: идет только потому, что должен идти - чтобы не упасть. Сдает старикан. Все-таки облучился где-то? Адаптация? Не верю, что Зайцев обрадуется, когда получит от меня этого переломанного человека. Надо бы ему антирад вколоть.
   Белыч тоже внимательно смотрел на нашего командира.
   - Петрович, все нормально?
   - Да, Макс, все по плану. Что, плохо выгляжу?
   - В гроб краше кладут.
   - Вот и не будем торопиться. Устал я бегать, честное слово. Силы перерасчитал. Давайте какой-нибудь временный лагерь поставим, я посижу, вещи покараулю. Таблеток поем.
   Белыч покачал головой:
   - Нет, брат, нельзя здесь лагерь ставить - сожрут. Но про таблетки ты прав, сейчас мы тебе антирада вкатим, витаминчиков, стимуляторов - как огурчик будешь!
   - Зеленый в пупырышках?
   - Твердый и блестящий. Макс, у тебя аптечка?
   Я вынул набор медпрепаратов, отобрал нужное под одобрительное кивание Белыча. Закатав рукав уже совсем не белоснежной сорочки, вкатил дозу имипрапина, две ампулы антирадиационного комплекса, высыпал ему в горсть несколько капсул с разными комплексами витаминов и, на всякий случай, добавил пару таблеток израильского "Логола" и одну аспирина.
   Если его не приведет в чувство этот набор, тогда останется только электрошок.
   - Ладно, Макс, - Белыч положил на мое плечо руку, - вы тут побудьте, пусть Петрович в себя придет, а я пойду прогуляюсь. Посмотрю подходы к холму.
   Он бросил нам под ноги свой рюкзак, и бодрым шагом направился к холму. Спустя минуту его комбинезон с разодранным рукавом мелькнул на склоне, обращенном к Припяти.
   Белыч появился с другой стороны, снова вернулся к ближнему склону, недолго попрыгал через что-то невидимое на самой вершине. Высота в этом месте была чуть меньше двадцати метров - где-то на уровне пятого-шестого этажа. Минут через пятнадцать остановился на краю среза, осторожно, не подходя к краю ближе чем на метр, вытянул шею, пытаясь разглядеть что-то внизу, заметил, что мы с Петровичем за ним смотрим и помахал над головой рукой.
   Вдруг, как будто что-то толкнуло его в спину - он пытался сохранить равновесие, но стоя на почти самом краю, сделать этого не сумел. Обрушился вниз, сгребая за собой комья земли и мелкие камни. Не размахивая руками как испуганная курица, успел сгруппироваться и, когда я уже был готов услышать мерзкий звук расколовшегося черепа, исчез. Исчез - не долетев до аномалии полуметра, растворился в воздухе!
   Мы с Петровичем сидели, открыв рты, недоуменно переглянулись, и без команды подхватив наш груз, резво припустили к холму. Петрович, взбодренный лошадиной дозой стимулятора, не отставал ни на шаг и успел вовремя сбить меня с ног, когда над холмом показались три головы в касках П-26, с матерчатой маскировкой.
   Бежали мы по обочине дороги, и это спасло нас от столкновения с появившейся троицей. Корень умудрился не только свалить меня, он успел просчитать направление моего падения, и теперь мы лежали в канаве, невидимые сверху. Но и нам ничего не было видно. Я смотрел, как в глазах Корня, крепко зажавшего мне рот, бешенство борется с любопытством, но победила, как всегда, осторожность. Он не давал мне подняться, пока над нашими головами не послышались легкие шаги кого-то из тех троих в касках. В руке Петровича появился "Глок".
   Сверху послышались голоса:
   - Ищи лучше, здесь где-то должны быть.
   - А может, он их потерял?
   - Если б потерял - вернулся бы давно. Но только не потерял. И сам куда-то пропал. Так что осторожно. Серый, конечно, сверху пасет, но, мало ли? Белыча не видно нигде, а это та еще скотина - засаду устроит и всё, отбегались мы с тобой, Макимот.
   Петрович показал мне сначала два пальца и показал указательным на дорогу над нами, потом еще один, но показал в сторону холма. Это я и сам понял: двое на дороге, один на вершине холма - страхует. Однако, Макимот все-таки здесь!
   - Твою мать! - послышалось от БТРа. - Ты посмотри, что они с Климом сделали!
   Корень показал мне на кольцо бетонной трубы, торчавшей из насыпи, и легонько подтолкнул вперед.
   - Ты чего орешь, лупень?! Услышат.
   - Да ну, они уже свалили. Ты видишь? И Клим здесь, и Линь, и Кенор. И этот, новенький - Басалай.
   - Не они это.
   - Как не они? Вон партак приметный, а у...
   - Я говорю, не Белыч со своими туристами группу Клима завалил. Этим покойникам полмесяца уже.
   - А кто тогда?
   Мы уже влезли в трубу, и версию о том, кто так поступил с Климом и компанией, я уже не услышал. Здесь, в темном сыром жерле, звуки снаружи гасились, зато стало слышно шуршание снаряжения, шум нашего натужного дыхания и звонкие шлепки падающих капель воды из разрушенного стыка двух труб.
   Петрович влез первым и первым достиг противоположной стороны дорожной насыпи, но высовываться не стал, присел в тени. Я устроился у него за спиной, снял Сайгу с плеча и приготовился к небольшой войне.
   - Я его вижу, - прошептал Корень. - Метров с полста. Далековато. И... Белыча вижу. Вернее, голову его вижу. В воздухе висит, - он оглянулся на меня и добавил, - глазами вращает. Пропала. Фигня какая-то, ничего не понимаю.
   Мне не было видно, о чем он говорит, к тому же мое левое колено попало в лужу - пришлось искать место посуше, и я просто пожал плечами.
   - Опять появилась! Он нас видит.
   Я не успел ответить, как раздался звук выстрела и пуля, выбив мелкую крошку из бетонной стенки, противно свистнула у меня между ног.
   Петрович резко подался назад, сшиб меня в лужу, из которой я с таким трудом выбрался, и замер, прислушиваясь к внешним звукам. С полминуты было абсолютно тихо: я старался дышать через раз и неглубоко, Петрович, по-моему, вообще забыл как это делается, мы сидели неподвижно и с потолка капало ровненько мне за шиворот. Теперь мне стало не до мокрых коленок - я весь равномерно становился мокрым. Уже второй раз за два дня. Такие ежедневные ванны в холодной воде становились еще одной неприятной традицией.
   Глаза приспособились к полумраку и стало видно, как по стенам нашего убежища порос сероватый мох, сверху, над головами свисают лохмотья засохшего ила. В метре от меня, в нижней части бетонной трубы образовался приличный разлом - трещина в ширину ладони, с глубокой промоиной в земле под ней. Из любопытства я заглянул в нее - метра полтора, не меньше, глубже ничего не видно. Взяв на прицел свою сторону, я замер.
   - Давай гранату туда бросим и все дела, - раздалось снаружи со стороны Корня.
   - Бросай, - отозвался человек с моей стороны.
   Через секунду к нам влетела Ф-1, стукнулась о стенку, отскочила вниз и под ногами Петровича прокатилась ко мне. Я успел заметить перекошенное лицо Корня, раскрытый в крике рот, даже пару пломб в зубах.
   Под нами глухо ухнуло, качнулся бетонный выгнутый пол, резко пахнуло болотом и фекалиями.
   Я еще сидел, приходя в себя, а Петрович на миг высунулся из укрытия, несколько раз выстрелил и закатился обратно. В этот момент с моей стороны в трубе показалось чьё-то лицо, и теперь уже я разрядил Сайгу четырьмя выстрелами. На землю перед укрытием упало тело с головой, превращенной в кровавые ошметки - и шлем не помог.
   - Один остался, - Корень довольно осклабился. - Только он теперь знает, где мы. А ты, Макс, молодец, лихо с гранатой! И этого кренделя в железной шапке хорошо убил. С гарантией.
   - Чего с гранатой? - я был уверен, что это Корень как-то избавился от неё.
   - В дыру в землю, говорю, лихо гранату заправил!
   Не помню ничего такого. Ладно, пусть это был я.
   - Чего делать будем?
   - Ждать и слушать. Он там долго не высидит. Белыч говорил, зверья здесь хватает, вот и прикинь себе - каково ему там без прикрытия сидеть и в оптику пялиться, ага?
   - Жутковато должно быть.
   - Жутковато? Ставлю два своих "Глока" против кнопки на твоей кожанке, что через десять минут его здесь не будет.
   - Хорошо бы. А что там с головой Белыча?
   - С головой? - Петрович снаряжал расстрелянные магазины и был немного рассеян. - А! Он же, когда пулю словил в спину...
   - Когда?! - я был уверен, что проводник оступился или подскользнулся.
   - Наверху еще, граблями размахивал, здесь-то его и прижучили. У меня на такое глаз наметанный. Взмахнул он ручками - и вниз, и в воздухе растворился... Я тогда еще подумал: неужто еще один Пузырь? Ага. А потом, когда мы уже здесь сидели, гляжу - голова его из воздуха в том месте где он пропал, материализуется. На представления Дэвида Коткина не ходил?
   - Какого Коткина?
   - В миру - Коперфильда.
   - Фокусника?
   - Ага, престидижитатора и иллюзиониста. Очень похоже на фокусы мистера Коткина наш друг обставил свое появление. Гляделками вращает, морщится. Тому-то сверху, его не видно, потому что нас выцеливает. А Белычу и меня видать и этих двух ушлепков, что по дороге шарили. Смотрю - пропал, опять появился. Не знаю, как он стал невидимым, но на то что он жив, я к гадалке гадать не пойду. - Корень еще над чем-то подумал и добавил, - Главное, чтоб на нашу стрельбу зверьё не сбежалось. Пошумели изрядно.
   - От такого тарарама любой зверь подальше держаться будет.
   - Хорошо бы так, - Петрович с сомнением покачал головой. - Только, опираясь на свой недолгий опыт, скажу так: если здесь какая-то гадость может случиться, она обязательно случится. Ладно, пошли. Ты слева, я справа. На всякий случай. И галопом к холму.
   - Подожди, Петрович. - перемены его настроения начинали пугать. - Ты себя как чувствуешь?
   - А как я себя могу чувствовать после вашего лечения, доктор? Как молодой конь! Жаль, ненадолго. Часов шесть протяну, потом... Потом видно будет. Пошли. Прямо вперед не ломись, петляй: два шага влево, шаг вправо и наоборот. Хорошего снайпера так не обманешь, но что-то подсказывает мне, что в этот раз на нашем пути оказались очень наглые любители. На счет три.
   Мы встали на исходные позиции и Корень начал отсчет:
   - Раз.
   - Два.
   - Три!
   Мы сорвались с мест одновременно, и если бы за нами всё ещё присматривал снайпер - ему грозило бы косоглазие. Но наверху никого не оказалось, похоже третий "охотник" решил не испытывать судьбу, и у подножия холма, вернее - кургана: видно было, что сооружение искусственное, мы остановились. Огляделись, и я заметил как тот сталкер, в которого стрелял Петрович, шевелится. Я показал на него Корню.
   - Давай сначала Белыча найдем, потом с этим разберемся, ладно?
   Мы топтались в десяти шагах перед скачущими в воздухе голубыми искрами. Я достал болт и с размаху отправил его в короткий полет. Мой примитивный детектор отскочил от воздуха, соприкоснувшись с искрой - как будто ударился в каменную стену, и по высокой дуге отлетел вправо. Я бросил еще один, и его постигла та же участь. Таких аномалий я еще не видел, про Петровича и говорить нечего - он недоуменно хлопал глазами, провожая медленным движением головы короткий полет третьего моего болта.
   - Я предлагаю обойтись без сталкерских штучек, - Петрович сбросил рюкзак на землю, - мы ж все равно ничего не сообразим, хоть тонну болтов здесь, перед аномалией, насыплем.
   - А как?
   Он неопределенно хмыкнул, сложил ладони в рупор, и что было сил, заорал:
   - Бе-е-е-лыч! Бе-е-е-лыч! Бе-е-е-лыч!
   С четверть минуты ничего не происходило, потом сверху послышался сдавленный хрип, переходящий в еле-еле разборчивое, как будто он бубнил в металлической цистерне:
   - Хватит орать. Вижу вас. Здесь я. По пра.., нет по левому склону на вершину поднимайтесь, поговорим.
   - Сработало! - Петрович победно улыбнулся. - Макс, сгоняй-ка к этому убогому, что на дороге нижний брейк танцует. Если жить будет, тащи к нам, поговорить с орлом хочу. Сделаешь?
   - Как скажешь, босс.
   Раненый нашел в себе силы проползти несколько шагов и упереться спиной в сосну. Он полулежал, на губах пузырилась кровавая пена. Он сжимал в руке ГШ-18, но поднять его уже не мог. Лицо его мне было незнакомо, значит, тот, второй, который получил выстрел в морду, был Макимотом. Жаль, теперь я не узнаю историю "белого" приклада. Я вынул ствол из руки полумертвого сталкера, посмотрел, что боезапас не растрачен, вытер испачканный кровью пистолет о его штаны и бросил оружие в рюкзак. Совсем не надо было иметь медицинскую степень, чтобы понять, что осталось сталкеру жить совсем недолго. Он смотрел на меня спокойно, не мигая, не морщась, вообще без эмоций. Все честно, - они охотились на нас, дичь победила, так чего переживать? Я подмигнул ему и удивился сам себе - уж такого-то Максим Берг не сделал бы никогда.
   Экипирован он был богато - разгрузка 6Ш104 "Снайпер-3", каска П-26 с матерчатым камуфляжем "Камыш", костюм "Тень - 4", хромовые ботинки М-800 - размер 41 - ни мне, ни Петровичу, в ножнах на бедре - впрыскивающий WASP-нож! С тремя баллончиками в отдельных кармашках! Экая диковина! Очень полезная, как последний аргумент в споре - даже, если воткнуть в противника неглубоко - мало и кровососу не покажется! Это я приберу! Бронежилет подкачал - всего лишь СК-Б по 1-му классу - зачем надевал? Все выше пояса заляпано кровью так, что прикоснуться противно. Нет, если хорошо отстирать, то и такое носить можно, только вот снимать все это с него желания никакого. В паре метров от него, прямо на кровавой дорожке лежал "Вал" с ПСО-1, новенький, даже нигде не поцарапанный, почему-то с магазином от ВСС на 10 патронов. Это я, пожалуй, тоже себе возьму. Три с половиной кило, как-нибудь унесу. По разгрузке все-таки придется пошариться - нести эти три кило ради десяти выстрелов - смешно. И опять я поймал себя на том, что Максиму Бергу все эти прибамбасы были бы до фонаря.
   Наградой мне стали полсотни патронов СП-6, полсотни СП-5, два снаряженных магазина к ГШ, видавший виды ПДА - я решил обязательно ознакомиться с его содержимым, но чуть позже. Черт! В последнее время я всё важное отношу на "позже"!
   Пока я занимался мародерством, раненый умер. Как говорит Петрович - "бог ему судья". Пора познакомиться с его приятелем, щедро удобрившим землю своими мозгами с другой стороны дороги.
   Этот "охотник" бережнее обошелся со своим снаряжением - лишь слегка испачканное в придорожной пыли, вполне было готово к повторному использованию. Разгрузка в комплектации "Пулеметчик" вполне подойдет Петровичу, в ней тоже СП-6 и 5, пара Ф-1, разные полезные мелочи, второй нож - в рюкзак, незачем еще кому-то знать о том, что я здесь такие раритеты насобирал. И ботинки 43 размера подойдут Корню - не в бандитских же говнодавах ему ходить. Еще один "Вал" с ночным 1-ПН-51, с нормальным 20-патронным магазином - тоже Петровичу, он быстрее и точнее стреляет. ГШ-18 - пусть остается, нам он не к чему. ПДА - в рюкзак. Вроде, все? Нет, вот еще интересный подсумок, что там? Изолирующий противогаз ИП-4М! Полезная штука. Особенно в подземельях. Тяжелая только, а я и без того уже нагрузился как мул. И оставлять нельзя - мало ли что там впереди? Ладно, беру. Вот теперь можно возвращаться. Прощай, Макимот! Не кашляй! Спасибо тебе за своевременно доставленные боеприпасы и остальное. Я стал на полтора десятка килограммов тяжелее и пропорционально этому увереннее в своих силах.
   А вооружали-то ребяток на военных складах, вернее - на военизированных, блюдущих унификацию и стандартизацию. Никак не походило их снаряжение на собранные кое-как разномастные наборы, что использовались бывалыми сталкерами. Может быть, те самые неизвестные конкуренты Петровича?
   Петрович ждал меня не на самой вершине кургана, а чуть ниже. На лице его при виде скарба, которым я нагрузился, возникло удивленное выражение, но ничего по этому поводу говорить он не стал. Вместо этого он показал стволом "Глока" вниз и, посмотрев в указанном направлении, я увидел сидящего на пятой точке Белыча, перевязывающего бинтом правую ногу. Положение его в пространстве было необычным - он, словно рыба в аквариуме опирался на нечто невидимое, и потому казалось, что он парит в воздухе в такой странной позе. Я уже вообще ничего не понимал! Петрович, успевший, видимо, переброситься с проводником парой слов, внес некоторую ясность:
   - Занятно? - спросил он, и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Я тоже минуту стоял и смотрел на эту фигню, думал, что чокнулся! Потом перекрестился, и сразу отпустило. В общем, никуда вход в лабораторию не пропал. Он стал невидимым.
   - Чего? - тупо переспросил я.
   - Ага, - Корень развел руками, - представь себе, что часть КПП обрела совершенную прозрачность. Видишь, ровный скол бетона с арматурой? Вот это и есть граница невидимости. Если очень внимательно приглядеться, становиться видно, что вот это искрение, принимаемое всеми за электрическую аномалию, идет строго по разрезу бетонного монолита. Мозгов никому не хватило - здесь и лезть внутрь. А проводника нашего подстрелили, и он свалился в открытый люк. Повезло, можно сказать. Иначе бы мы здесь и за месяц ничего не нашли. Хорошо, он догадался ещё в сторону откатиться, под холм - сразу пропал из зоны видимости. Эти, - Корень показал на сваленные в кучку продукты моего мародерского промысла, - посмотрели - нет никого, нас пошли искать. А он, как оклемался чуток - полез нам маячить, что все в порядке, головенку-то свою и засветил.
   - Никогда о таком не слышал, - трудно было поверить в бетон-невидимку, но левитирующий проводник служил весомым подтверждением словам Корня. - Что с Белычем?
   - Пуля сквозь правую лопатку прошла, он уже сделал все, что нужно. Артефакт какой-то прикрутил. Говорит - часа через три работоспособность руки восстановится. И еще при падении ногу разодрал сильно, но это мелочи.
   Что-то не так было с этой прозрачностью, что-то не совпадало в гладкой теории Петровича. Ладно, сверху Белыча не увидишь - он под козырек кургана заполз, но сбоку-то, если стены абсолютно прозрачные, мы должны были его видеть!
   Я поделился своими соображениями с Корнем, на что он, почесав затылок, изрек:
   - Действительно, лажа какая-то. С другой стороны, что мы знаем о природе феноменов Зоны? Будем считать это еще одной оптической иллюзией! А то мозги сломаем. Ага?
   - Ага, - мне больше нечего было сказать.
   - Что там подранок мой?
   - Отошел.
   Петрович перекрестился.
   - Эй, наверху! - Белыч закончил перевязку и теперь смотрел на нас снизу. - Я чего думаю: надо стены здесь прощупать, может вход внутрь отыщется. Макс, спускайся.
   Ну да, теперь на какое-то время я оставался единственным полностью работоспособным членом нашей экспедиции. Сейчас начнется: Макс, сделай то, принеси это...
   - Давай, Авгур, - подтвердил мою догадку Петрович, - если даже ничего не найдете, его все равно как-то вытаскивать нужно. Веревку не потерял?
   - Нет, всё со мной, - я нашел веревку, огляделся, подыскивая к чему бы ее прицепить. На голой вершине - ни деревца, ни валуна. Видя мои метания, Корень в очередной раз едко заметил:
   - Какие же вы бестолковые, молодежь. Все нам, старым, делать нужно.
   Он взял один конец веревки и аккуратно спустил его Белычу.
   - Эй, сталкер, привяжи его там покрепче!
   Проводник согласно кивнул, исчез из виду на минуту, потом до нас донеслось:
   - Готово!
   - А теперь смотри, Макс. - Петрович привязал к свободному концу веревки ставший ненужным АК-74, хорошенько размахнулся и забросил его на противоположный склон кургана.
   Веревка натянулась до состояния струны. На всякий случай я её подергал - держалась намертво! Видя моё недоумение, Корень хохотнул:
   - Поживи-ка с моё, еще и не тому научишься. Не мучай мозг, там гравиконцентрат.
   Быстро он здесь освоился. Ещё пару недель и сам сможет туристов по всяким злачным местам водить.
   Белыч встретил меня мрачным настроением, морщась от боли в ноге, проковылял поближе:
   - Я здесь посижу, брат, отдохну немного.
   - Не напрягайся.
   Я осмотрелся: внутри несуществующего - если смотреть с дороги - помещения царил полумрак, лишь под открытым люком светлело пятно падающего света, в углах же было совсем темно. Стены оставались прозрачными, и все, что находилось снаружи, было прекрасно видно, но с сильным затемнением - как в автомобиле с тонированными стеклами. Соседние помещения затемнялись еще сильнее, но все равно оставались различимы - как в скелетах перегородок в компьютерных моделях, когда еще не наложены текстуры. И вместо линий, ограничивающих плоскости - пунктир голубоватых искр. Красиво! В то же время во всей конструкции я на первый взгляд не нашел ни одного дверного проема, ничего похожего на двери, дверцы, люки и вообще любые отверстия! Может, на ощупь будет вернее? Собственно, этим мне и предлагали заняться мои спутники.
   Сначала я обошел все помещение по периметру - гладкая стена, потолок без единого следа электропроводки и отверстий под светильники, пол, столь же ровный - все, казалось, было сделано из стекла. Аквариум кубов эдак на сто пятьдесят. И слева, и справа, и под ним виднелись похожие параллелепипеды.
  
  
   Вход.
  
   В том, что вход, который до нас искали очень многие и очень усердно, и который открылся нам сразу, в результате счастливого - здесь Белыч недовольно скривился - стечения обстоятельств, Петрович обнаружил ни много ни мало, но перст божий.
   - Вот, - громко сказал он сверху, - вы, два Фомы, не верили в мои молитвы, а что, как не они вызвали явление этого чуда? Сколько здесь было алчущих? И почему путь открылся лишь нам?
   - Не открылся еще, - морщась от боли, ответил Белыч. - Племянник вон твой уже битый час стены мацает, как призывник плаксивую невесту, а толку пока не видно.
   - Потому что без души дело делает, без молитвы в сердце, - ничуть не усомнившись в правильности своих измышлений, заявил Корень.
   - Верно, нужно всем сесть на жопу, помедитировать, глядишь - дверца сама и найдется. Что-то больно много чудес на одну твою молитву ожидаешь, Петрович.
   - Не юродствуй, сталкер. Что там у Макса?
   - Я ж говорю: все стены здесь облизал - ничего.
   - Эй, Авгур! Стены-то толстые?
   Я уже бегло осмотрел и ощупал полупроявленный искрами каркас. Внешние стены - метровой толщины монолит с арматурой, внутренние были разными: перпендикулярные к внешней стене - полуметровые, параллельная - в один кирпич. Потолок - полусферический и тоже метровой толщины, а вот межэтажное перекрытие - хлипкое, всего лишь в ладонь - плита-пустотка. Кажется, я начал понимать, что имел в виду "дядя", спрашивая о толщине стен.
   - Петрович, если ты имеешь в виду детонирующий шнур, то я сильно против его использования.
   - Чего это?
   - Чего взрывать? Вот эту стеклянно-электрическую херь? Ты что-то знаешь о её свойствах? Может, эти стены теперь круче титановой брони? Или наоборот - так бабахнет, что пол-Зоны в воронку поместится?
   - Максим, не умножай сущностей более необходимого! - Петровича явно понесло в теолого-филосовском направлении. Оккама вот вспомнил. - Попытка - не пытка.
   - Петрович, - мне стало смешно, - как думаешь, что сказал пилот Пол Тиббетс, когда освобождался от груза над Хиросимой?
   - Мне похеру, что он говорил, прости, Господи. Принимай пакеты.
   - Господа, - проводник решил вступить в наш диспут, - право слово, неудобно вас об этом просить, но может быть, просвятите несведущего калеку, о каком взрыве идет речь?
   Вместо ответа ему под ноги шлепнулся пакет с Primacord`ом, следом по веревке на карабине скользнул мешочек с электродетонаторами.
   - Петрович, - мне все ещё не хотелось прибегать к этому крайнему средству, - ты предлагаешь при подрыве нам здесь побыть?
   - Дурной совсем, что ли? - вопросом на вопрос ответил Корень. - Пару метров на дырку - это почти кило гексогена! В закрытом помещении. От вас даже рваных сандалий не останется! Уложите там все нормально и наверх выбирайтесь. И давай, Макс, пошевеливайся: действие твоего имипрапина не бесконечно. Через несколько часов будешь двоих на руках носить, если станешь сейчас притормаживать.
   Белыч уже вынул шланг из пакета и недоуменно его разглядывал.
   - Это что, Макс?
   - Детонирующий шнур в шланге с октогеном. Сейчас обложим им контур будущего отверстия в перекрытии, воткнем электродетонатор, отойдем подальше и бахнем.
   - Ты смотри! - восхитился проводник. - Полезная штука. Петрович, если после нашей экскурсии немного шланга останется - можно я себе заберу? В счет оплаты за понесенные ранения?
   - Белыч, ты точно не еврей?
   - А чего я такого сказал, брат? Жалко шланга?
   - Заберешь, скопидом.
   Укладка шнура заняла немного времени, гораздо дольше мы провозились с вытаскиванием Белыча из его нежданного узилища. Я сумел прилично ободрать себе руку, а сам Белыч пару раз хорошо приложился макушкой о потолок, когда я пытался его подсадить к люку. Корень с интересом посматривал на наши молодецкие забавы, не забывая, однако, время от времени внимательно обследовать подходы к кургану. Он успел переобуться, немного приодеться и теперь выглядел заправским головорезом. На голову повязал черную бандану, извлеченную непонятно откуда.
   Через сорок минут подготовка к подрыву была полностью завершена: мы сидели в трубе, еще совсем недавно послужившей нам в качестве засады-укрытия.
   - Ну, что? Приступим, братия? - Петрович вертел в руках брелок дистанционного подрыва. - На счет три. Раз, два, - под ногами едва заметно тряхнуло, - три. Давай, Макс, ты самый быстрый, посмотри, пока мы доковыляем.
   Я привычно подхватил свою кладь и побежал по уже известному маршруту.
   Взрывом сорвало с крепления веревку, и чертова аномалия втянула в себя еще метра три, куцый обрывок свисал с кургана, не доставая до круглого люка, теперь отмеченного сизоватой дымкой, полутора метров. Не смертельно. Я бросил вниз свой рюкзак, следом по веревке спустился сам. Подрыв мы предусмотрительно организовали не прямо под люком, поэтому я без боязни спрыгнул вниз. Дым быстро рассеивался, против ожидания не через верхнее отверстие, а словно стекал вниз, через только что сделанный пролом.
   - Ну, Макс, что там? - донеслось сверху. Доковыляли, болезные.
   - Есть ход! - я смотрел на утекающие вниз клубы и вдруг с изумлением заметил, как только что с такими мытарствами пробитое отверстие начинает срастаться!
   Наверное, если попробовать взорвать лужу киселя, можно получить сходный эффект. Через некоторое время края разрыва сомкнутся и о том, что недавно здесь было отверстие почти метрового диаметра - можно будет догадаться только по ошметкам этого киселя на стенах. Но и стены здесь были необычные - я не увидел ни одного обломка от перекрытия. А будь это нормальный бетон, они просто обязаны были здесь валяться в немалых количествах!
   - Петрович! - я заорал так громко, что сам на секунду оглох, - оно зарастает! Быстрее спускайтесь!
   - Что там у тебя зарастает? - Корень не заразился моим волнением. - К врачу потом сходишь, когда совсем зарастет. Какать все же иногда нужно.
   - Петрович, дошутишься! Дыра в полу зарастает. - Я говорил уже спокойнее, - минут через десять придется еще раз взрывать.
   - Макс, - очень неуверенно, - ты не бредишь? Нанюхался там чего, ага?
   - Либо вы спускаетесь сейчас, либо подождите десять минут и сразу бросайте мне еще один кусок шланга.
   Сверху послышалась суета, потом в световое пятно свалились один за другим два рюкзака, посыпалось оружие, с громким матом на кучу рухнул Белыч, и, завершая картину пожарной эвакуации, спрыгнул Петрович.
   - Где? - они подскочили ко мне одновременно, но по разному: Белыч прыгал на одной ноге, Корень - перекатываясь шустрым колобком - он даже не вставал на ноги.
   - Вон, любуйтесь, - я показал им на сжимающуюся дыру пальцем. - Сантиметров пять уже сожрало. Теперь мне понятно, почему я ни окон ни дверей не нашел.
   - Ух ты! - Белыч почесал небритый подбородок. - Сахаров с компанией за обломок этой хрени мне путевку в клуб миллионеров выписали бы не задумываясь! Это какая же область применения в народном хозяйстве?! На миллиарды!
   - Булками шевелите, руконогие! - заорал Корень, осознав, что мой бред про самозатягивающийся прозрачный бетон вовсе и не бред даже.
   Мы втроем кинулись к куче наваленных вещей и стали перекидывать их в сжимающееся отверстие. Глубина, судя по доносившимся звукам, оказалась небольшой - метра три. Когда все было сброшено, и лишь в моих руках оставался единственный АС "Вал" с десятью патронами, да "Глоки" Петровича с двумя магазинами, мы как-то вдруг, разом осознали, что остались без оружия, продовольствия, боеприпасов и других, необходимых для выживания вещей - все это было уже внизу. А отверстие сжалось так, что самому толстому из нас - Петровичу - уже надо было бы потрудиться, чтоб протиснуть сквозь него свое тело. Белыч, не понаслышке знавший, чем это - остаться без стволов и всего остального - грозит в Зоне, предпочел неизвестность подземелья, но с оружием. Он набрал в легкие воздуха и прыгнул вниз. Крик "твою мать!" и поток непечатной матерщины известил нас, что приземление прошло успешно. Корень перекрестился трижды, а я, пока он собирался, последовал за проводником. Приземление вышло не совсем удачным, но если б я вовремя не откатился, Петрович переломал бы мне все ребра.
   Мы втроем сидели перед грудой снаряжения, почесываясь и матерясь, и зачарованно смотрели наверх, где от нашего лаза оставалась едва заметная щелка. Но вскоре затянулась и она, и нас окружил уже знакомый полумрак.
   - Я вот чего не пойму, - Белыч перешел на доступный пониманию язык, - если дырки так быстро и надежно зарастают, то почему оставался открытым люк, в который я провалился? Мистика! Представьте, нас ведь снаружи теперь не видно! А мы сидим, всё видим! А как оно заросло, а? Тонкое напыление на ботинки и им сносу не будет вечно! Это однозначно Нобелевская премия! Только бы теперь до сахаровского бункера добраться! Или статью в центральной газете. Какой материал! Эх, таких бы клиентов на год раньше - разве б я здесь застрял бы?
   - Шнобелевская, - Петрович, кряхтя, поднялся. Помотал руками-ногами, - Вроде цел. Ты, Макс, как? Клаустрофобия не мучает?
   - Рука саднит, надо бы обработать чем-нибудь, а так - наверное, выживу.
   - Здания из такого бетона! - Белыч не унимался. - Это ж мечта любого архитектора. Практически неразрушаемые.
   - Обязательно, - согласился Петрович, - только окна с дверями замаешься прорубать. И каменные ботинки на ногах странновато будут смотреться. Перекусим?
   - Давай, торопиться теперь некуда. Вон дверь, - кажется, я успел осмотреться раньше своих спутников, и первым заметил, что аномальный бетон в помещении, где мы оказались, через несколько метров вглубь меняется на нормальный, и в двадцати шагах от нас в обычной серой стене виднеется контур дверного проема, наполовину перегороженный металлическим шкафом.
   - Насчет "торопиться-не торопиться", я бы не был столь категоричен, - заметил Белыч, вынимая уже порядком опостылевшую тушенку. - Все же у тебя на руках двое замученных тяжелым переходом и ранами людей. Каждый час промедления уменьшает наши шансы на выживание, - он вскрыл ножом крышку и отправил кусок граммов на двести в рот, скорчил трагичную гримасу и захрипел, - ну вот, пришел мой час!
   - Хватит, ага? - Петрович оборвал его и забрал вскрытую банку, - угомонись уже. На полчаса объявляю привал.
   Белыч недовольно насупился, и замолчал.
   Некоторое время тишину нарушала лишь сосредоточенная работа трех пар челюстей и редкое позвякивание ножей о тонкую жесть вскрытых банок. Было время немного отдухнуть от бешеной гонки последних дней и немного поразмыслить о разном.
   Набив желудок, я отошел в угол, чтобы полистать ПДА Макимота и его безымянного товарища. У самого Макимота в электронном помощнике не обнаружилось ничего интересного, а вот в наладоннике его соратника я сразу наткнулся на фрагмент переписки этого неудавшегося гранатометчика - как оказалось, его здесь знали под прозвищем Капелюх - с заказчиком.
   "27.06. 23-52. Кому: Балдерс. Отправитель: Капелюх. Макимот видел в баре "Тегусигальпа" интересующее вас лицо в сопровождении гражданского. Искали проводника. Фотографии в приложении".
   Это еще не факт, что о нас, но дата и время настораживают. Приложение пустое. Или пересылалось с флэшки. Или удалено после отправления. Или... можно долго гадать, посмотрим, что они ещё друг другу писали.
   "27.06. 23-55. Кому: Капелюх. Отправитель: Балдерс. Контракт подтверждаю. Установить маршрут следования Каравая".
   Тоже непонятно, но уже можно подумать, что речь идет о Корне - был же он когда-то и капитаном.
   "28.06. 00-41. Кому: Балдерс. Отправитель: Капелюх. Точный маршрут установить не удалось. Проводником нанят Белыч. Конечная точка - Рыжий лес. Выход завтра".
   А вот здесь уже нет никаких сомнений, что речь идет о нас. Балдерс? Мне это имя ни о чем не говорило. Надо как-то ненавязчиво поинтересоваться у Белыча, кто это такой и чем мы могли его заинтересовать. Что там дальше?
   "28.06. 00-55. Кому: Капелюх. Отправитель: Балдерс. Гражданского ликвидировать. Капитана доставить на известную вам точку".
   Похоже, Петрович нужен Балдерсу живым? Стоп, а может быть Балдерсом Зайцев? Почему нет? Тогда получается, что меня нужно ликвидировать? Нет, Зайцев так поступить не мог.
   "28.06. 12-17. Кому: Балдерс. Отправитель: Капелюх. На заставе Рыжего леса группа не появлялась. Ответственный по заставе - Просветленный Сын Британец, в расчетное время появления группы принимал конвой. Посторонних в конвое не было. Предполагаем, проводником выбран альтернативный маршрут - через Пузырь. Жду инструкций".
   Наверное, речь идет о заставе Монолита с робокопами, через которую мы решили не ломиться.
   28.06. 12-35. Кому: Капелюх. Отправитель: Балдерс. На заставе оставить двоих. Британец получит соответствующие инструкции. Организовать поиск Капитана и группы в Рыжем лесу. В случае невозможности преследования или утери следов - оставаться на месте".
   Я посмотрел на Петровича. Он как раз разливал остатки чая по стаканчикам. Стоит ли ему говорить о моей находке? А если Капитан не он? Тогда по всему выходит, что Капитан - это я?! Максим Берг в Зоне был Бергом, а не Капитаном. Фамилия лучше любого прозвища. Но, может быть, мои новые ощущения не связанности меня и Берга в одно целое имеют именно такое толкование? Я - Капитан? Капитан чего или кого? Бред сивой кобылы! Мне нужен Балдерс: он знает кто такой Капитан! Я или Корень.
   - Авгур, будешь чай? - в руках у Петровича были два стакана и он стоял передо мной.
   - Да, спасибо, - я взял протянутый мне стакан. Чай был уже даже не теплый.
   - Что-то интересное? - он кивнул на ПДА, сложенные у меня на коленях.
   - Переписка с подружкой. Очень романтично. Жалко вдову.
   - Ты только не заплачь от избытка чувств, - он развернулся и отошел к Белычу. - Однако, калики вы мои перехожие, угораздило нас попасть в местную кордегардию! Где еще можно встретить висящие на стенах таблички с родным: "Воин! Разряжай оружие в установленном месте!"? А? Правду сказать, такое же предупреждение висело и в мужском туалете в моей первой роте. Но это однозначно не туалет - нет соответствующих приборов, и интерьер лишен милой моему сердцу метлахской плитки.
   Он еще что-то вещал, а мне в голову пришла свежая мысль - первым нас заметил Макимот! В его коммуникаторе должны быть так нужные мне снимки! Пришлось вновь вернуться к его файлам и в разделе "Заказы" я обнаружил фотографию Максима Сергеевича Берга в полевой форме ВС РФ с погонами ка-пи-та-на! А за плечом у него виднелся перевязанный белой изолентой приклад автомата...
   Голова идет кругом от всего этого! Человек был похож на Берга больше, чем я сам! Хотелось заорать и несколько раз стукнуться башкой о стену! Жаль, что в сталкерских аптечках редко встретишь валерьянки с пустырником. Нужно успокоиться. И спросить Белыча о Балдерсе. Я откинул голову на стену, прикрыл глаза и стал считать про себя. Досчитав до сотни, решил, что этого будет достаточно.
   - Белыч, - я отложил коммуникаторы на пол, но вставать не стал, - ты не знаешь человека по прозвищу Балдерс?
   Проводник поперхнулся чаем, прокашлялся и поставил крышку от термоса, в которой еще что-то плескалось, рядом с собой. Удивленно посмотрел на меня и спросил:
   - Тебе он зачем?
   - Здесь покойный называет его в числе друзей.
   - Дай-ка машинку, - проводник протянул руку, ожидая, что я привычно брошусь выполнять его команду. Ага, щазз!
   - Скажи сначала.
   Петрович настороженно следил за нашим разговором, переводя взгляд с одного на другого, словно пытался уследить за летающим теннисным мячиком. Но не вмешивался.
   - Как хочешь, брат, - проводник отстраненно пожал плечами, - на нет и суда нет.
   Он демонстративно-безразлично взял свой сосуд и нарочито громко чвыркнул, всасывая остывшее ещё вчера пойло.
   - Белыч, он первый спросил, - Петрович вступил в разговор на моей стороне. - Да мне и самому стало интересно. Наверное, это ты им нужен был, да? А когда мы тебя нанимали, ты умолчал о конфликте с этим Балдерсом, ага? И подставил под удар мой проект. Так? А если так, то стоит ли мне платить тебе деньги? Стоишь ли ты их, если так запросто кидаешь клиентов? Хотел, чтоб мы тебя прикрыли от этого Балдерса? Кстати, его не Виталий ли Ольгердович зовут? Мне тебя сразу мочкануть или ты все же ответишь на вопросы?
   Час от часу не легче - Петровичу-то откуда знать Балдерса?!! Здесь счетом до сотни нервы не успокоить. У всех вокруг какие-то тайны, знаки, намеки, один я как деревенский дурачок, ни хрена не понимаю! Может, просто "на пушку" берет? Однако, что ответит Белыч?
   Вот чего не отнять у Корнеева Ивана Петровича - это умения быть чертовски убедительным! Белыч под грузом высосанных из пальца обвинений потрясенно молчал. Остатки чая вылились на его штаны, но он этого не замечал, беззвучно открывая и закрывая рот. Наконец его прорвало и он разъяренно зашипел:
   - Да здесь у половины Зоны не решенные конфликты с другой половиной! Нет у меня конфликта с Балдерсом! И я не знаю его отчества!
   - А что ты про него знаешь? - Корень встал у проводника за спиной, и теперь уже я испугался за Белыча, помня о том, что случилось, когда вот так же Корень возвышался над Чапаем.
   Белыч вскочил, охнул от боли в перевязанной ноге и, развернувшись лицом к Петровичу, заорал, разбрызгивая слюну:
   - Балдерс - это наемники! Мне они по херу - я сними дел не имею! Но если Балдерс послал своих людей за вами, то вам из Зоны не выбраться! Со мной или без меня!
   - О как! - Петрович сложил руки за спину и неторопливо стал ходить из стороны в сторону, о чем-то сильно задумавшись.
   Потом, как будто очнувшись, спросил:
   - Но зовут его Виталий?
   - Виталий, - согласился проводник.
   - Из военных, - уточнил Корень, - лет, эдак, сорока пяти-пятидесяти? И туговат на левое ухо?
   - Меня на его День Рождения ни разу не приглашали, - успокаиваясь, огрызнулся Белыч, - и к лору я его не водил. Да, из военных и не первой молодости. Он выполняет те заказы, за которые по каким-то причинам не берутся сами наемники. Балдерс распределяет задачи между подходящими вольными сталкерами, планирует. И, говорят, никогда не знает осечек.
   - Все страньше и страньше. - Корень присел, открыл пластиковую бутылку с тоником, отхлебнул и сказал: - Балдерс, Максим, это человек, служивший когда-то давно на подхвате у Зайцева.
   - А кто такой Зайцев? Ты уже второй раз упоминаешь об этом человеке.
   - Борис Зайцев, мой старинный друг. Ныне покойный. - Стоит ли упоминать, что он опять перекрестился? - Помнишь, я рассказывал тебе о нашем совместном с Сергеем бизнесе? Борис был третьим. Начальником особого отдела дивизии. Но вот какое отношение к этой истории имеет Балдерс? Хотел бы я знать.
   Мы все задумались. Не знаю хода мыслей Петровича, но для меня загадок только добавилось. Если Балдерс, бывший некогда правой рукой Зайцева - в Зоне, то что это должно значить для меня? Это хорошо или плохо? И как тогда следует читать сообщения на коммуникаторе Капелюха? В какую игру играет со мной Зайцев? Зачем Балдерсу Капитан? Кто такой Капитан? Кто такой я? Как бы не сорваться в истерику - было бы некстати.
   Голова пухла от новых вопросов.
   - Балдерс занимается у наемников самыми грязными делами, - нарушил повисшую паузу Белыч, - убийства, похищения, подставы. И он ВСЕГДА, - сталкер выделил интонацией произнесенное слово, - выполняет принятые заказы.
   Пауза стала совсем зловещей. Предчувствуя, что рано или поздно Корня заинтересует найденная мною переписка, я лихорадочно стал удалять сообщения. Оставил лишь нейтральное: "27.06. 23-55. Кому: Капелюх. Отправитель: Балдерс. Контракт подтверждаю. Установить маршрут следования Капитана".
   - Ладно, - Корень поднялся со своего места, - Макс, дай-ка мне ПДА этот, где про Балдерса написано.
   Я отдал ему ПДА Капелюха.
   - Белыч, а кто такой Капитан? - прочитав послание, спросил Петрович.
   - Здесь в Зоне, Капитанов, что твоих собак нерезаных, брат. - Сталкер заметил недовольное выражение на лице Корня и добавил: - Но, если в контексте Балдерса, то речь, скорее всего, идет о капитане Семенове. Наверное, уже и снорки в курсе, что Балдерс третий месяц ищет этого человека. Чем-то насолил он им сильно. То ли сдал кого-то, то ли наоборот не сдал - не знаю. Поначалу его сильно искали. Потом пару месяцев спокойно было. Пропал куда-то Капитан. Теперь, выходит, опять началось.
   - Число в сообщении позавчерашнее, - заметил Петрович. - Вряд ли они вели два контракта одновременно. Не та публика. Это тебе не соевыми бобами торговать. И искали Капитана где-то в этих местах. По всему выходит, что Капитан где-то рядом, - он хохотнул и добавил, - может быть, даже кто-то из нас. Не Белыч. Либо ты, Макс, либо я. Дата отправления совпадает с нашим прибытием, команда вышла на нас и без разговоров начала стрелять. Наверняка по нашу душу. А может быть кто-то третий? Лежит где-нибудь под кустами и снорков кормит.
   - А почему это не я? - Белыч, похоже, обиделся.
   - Тебя здесь хорошо знают и не стали бы мудрить с позывными, - Корень стал загибать пальцы на правой руке, - это раз, тебя не обязательно выслеживать по Рыжим лесам, это два. Ты слышал о Семенове, но ты не он, это три. Два месяца ты жил здесь спокойно, хотя тебя в любой момент могли взять за гузно, это четыре... Продолжать?
   - Да ладно, - Белыч отмахнулся.
   - Что же нужно Балдерсу? - Петрович двумя руками взялся за голову, почесал волосы, задел обожженное ухо и недовольно поморщился.
   - Может быть просто совпадение? - Мне самому не верилось в такую возможность.
   - Сомневаюсь я, Макс. Не бывает таких совпадений. Нас кто-то ведет. Не знаю только - зачем и куда? Если по старым моим делам - один расклад, если по нынешним - другой, а если Балдерсу нужно что-то от тебя, а я так - рядом шёл, то третий. И это, пожалуй, единственный человек, у которого могут случиться разом все три причины. Ладно, - он наклонился и поднял свой рюкзак, давая понять, что привал окончен. - Будет день, будет пища. Сейчас все одно ничего не решить. А след наш он наверняка потерял. Нужно пользоваться моментом. Пошли?
   Нас не пришлось долго уговаривать и меньше чем через минуту, отодвинув в сторону металлический шкаф, мы стояли у насквозь проржавевшей пожарной лестницы.
   Слабый свет, падавший из открытой двери, едва освещал первые пять ступеней - дальнейший путь терялся в непроглядном мраке. Белыч включил фонарь, и яркий луч осветил стены до следующего пролета. Лестница впереди была относительна цела. Проводник первым ступил на металлическую с крупной насечкой поверхность. Его вес конструкция держала, он еще потоптался на месте для полной уверенности и шагнул на следующую ступень. Здесь Белыч несколько раз - сначала осторожно, а потом в полную силу попрыгал на месте, и, удостоверившись в прочности, махнул нам рукой, приглашая следовать за собой.
   Я привычно пошел вторым. Теперь на мне было навьючено гораздо больше прежнего, и по общему весу, я, наверное, уже сравнялся с Петровичем. Но и меня лестница приняла благосклонно.
   Вслед за проводником мы спустились на три лестничных марша, над нашими головами уже не стало видно светящегося дверного проема. Белыч остановился. Я посмотрел через его плечо, желая увидеть, чем вызвана остановка. До пола оставалось половина пролета, но её-то как раз и не было. Луч фонаря упирался в обшитую нержавейкой дверь, на которой висело предупреждение:
   "Внимание! Зона повышенной опасности".
   Проводник оглянулся:
   - Макс, давай, ты первым вниз. Мне еще тяжело скакать, нога побаливает. Примешь мешки и нас. - Он отступил к стене, пропуская меня вперед. - Посмотри, что там с дверью?
  
   Шоссе
  
   Я спрыгнул вниз, немного не рассчитав изменившееся распределение груза, висящего на мне, меня поволокло спиной вперед и затормозить удалось только об "опасную" дверь. Которая, впрочем, не сильно сопротивлялась - открылась наружу, едва приняв мой вес, но я уже прочно стоял на ногах. Услышав сзади скрип пересохших петель, и почувствовав спиной пустоту, я оглянулся. Белыч успел повернуть свой фонарь так, чтобы площадь, освещаемая им, стала побольше. Передо мной оказалась четырехполосная асфальтовая дорога, противоположная сторона которой скрывалась в черноте, а ближайшая ко мне была отгорожена барьерным ограждением, раскрашенным с обеих сторон в желто-черные полосы. Прямо перед дверью проходила узенькая - в полметра пешеходная зона.
   - Макс, - Белыч позвал меня сверху, - возьми лампочку, оглядись что там и как. Если все спокойно, нас примешь.
   Я поймал сброшенный мне фонарь, высунулся в дверной проем. Слева от меня в трех метрах обнаружился стеклянный КПП со шлагбаумом, за ним короткий участок асфальта и высокие - в шесть-семь человеческих ростов - ворота, справа дорога уходила куда-то далеко и вниз, слегка выгибаясь вправо. Блеснули отражатели на ограждении. Уклон небольшой - градусов пять. Высокий, очень высокий потолок, с кружевом швеллеров и уголков, с подвешенной на них батареей битых прожекторов. Ничего постороннего, кроме еле ощутимого сквозняка, я не заметил.
   Вернулся под насест, на котором сидели мои компаньоны.
   - Что там? - спросил нетерпеливый Петрович, пока я принимал и укладывал сброшенные мне рюкзаки.
   - КПП, дорога вниз. Тихо очень. И темно. - Мы почему-то говорили шёпотом, боясь потревожить покой давно умершей лаборатории.
   - А ты чего в подземелье ждал? - хохотнул Белыч. - Дискотеку? С огнями и плясками?
   - Отставить, - шикнул на него Корень. - Макс, прими чемоданы.
   Сначала спрыгнул Петрович, потом мы поймали проводника.
   Пока мы с Белычем нагружались, Корень успел выглянуть на дорогу, восхищенно поцокал языком и довольно отметил:
   - Умели же строить! Сколько лет этой дороге? Стоит, ни хрена ей не сделалось!
   - Не использовали, вот и сохранилась, - Белыч подошел к проему, посмотрел наружу, и добавил: - время пошло, в час по сотке, как договаривались. Ну, если сверх стоимости артефактов набежит.
   - Не зуди, - отмахнулся Корень, - свое получишь. Надо бы пути отхода поискать. Может, чего попроще этих аквариумов найдем. Да и не в масть нам встречаться с ребятами Балдерса, а ждать нас там будут - к гадалке не ходи. Лучше бы где-нибудь подальше вылезти.
   Он прошел по пешеходной дорожке за КПП, осмотрел ворота и недовольно заключил:
   - Нет, здесь точно не вариант - снаружи осыпь с холма. В щели видно. Не пройти. Я вот что думаю: если строители были не дураки, а по всему выходит, что они совсем не дураки, то должны были предусмотреть вентиляцию туннеля. Все ж четыре ряда. Выхлоп от транспорта должен быть приличный. Ага? Вот её и будем искать по пути.
   - Всё, - Белыч вертел в руках ПДА, - теперь эта штука наполовину неработоспособна. Внешней связи нет. Хотел новости прочитать, да окрестности просканировать. Глухо. Жаль, не узнаю несколько новых способов самоубийства Семецкого. И на Арене тоже интересно кто в финал пробьется сегодня. А, - он забросил наладонник в карман рюкзака, - первым делом самолёты, да, брат? Ну что, пойдем?
   - А зачем мы сюда перлись? На стены посмотреть? - Петрович влез в лямки рюкзака, с хеканьем выпрямился. - Веди.
   Теперь мы с Петровичем шагали вместе, проводник, как и полагается, топал по дороге чуть впереди. Под ногами отсвечивала свет фонаря разметочная линия, иногда объем подземелья пронизывали редкие отсверки отражателей на барьерке. Мы давно уже прошли поворот, а конца дороги ещё не было видно.
   В боковых стенках тоннеля - ни единой дверцы, лишь изредка вверх поднимались шаткие лесенки, предназначенные когда-то для замены сгоревших ламп в прожекторах, висящих на ажурных мостках под округлым сводом через каждые тридцать метров.
   Шли мы осторожно и неспешно. Петрович все еще надеялся найти выход через воздуховод, и пару раз был близок к этому, разглядев круглые отверстия в потолке над мостками со светильниками, и оба раза от мостков до отверстий было слишком далеко. Корень дважды спросил нас, как по нашему мнению проектировщики собирались чистить вентиляцию, но ни Белыч, ни тем более я не были экспертами в этой области и просто отмолчались.
   Наконец, Корень остановился и указал нам пальцем вверх:
   - Вон, Максим, посмотри, достанешь?
   Я прикинул расстояние.
   - Можно было бы попробовать, если бы я работал обезьяной в цирке на Цветном. Там метра три!
   - Макс, там в желобе должна быть внутренняя лестница. Набросишь веревку, и все дела! Сгоняй, посмотри!
   - Петрович, ты меня со своими инициативами заставишь сделать самострел, чтоб откосить от бестолковых заданий. - Я понимал, что выход найти лучше сейчас, чем потом идти в неизвестность, но я ведь действительно - не Тарзан по лианам скакать!
   - Максим, просто посмотри и всё, - Петрович сбросил рюкзак на дорогу и сел, давая понять, что с места не сдвинется, пока возможность не будет отработана полностью. - Если нам дальше не встретится ничего удобнее, придется лезть здесь. А я не очень люблю приступать к заданию, не зная путей отхода. Меня не так учили работать! Так что оставь свое нытье, и наверх! Веревку возьми!
   Я молча бросил возле него свое добро, порылся в пожитках, разыскивая завещанные Костиком "трусы" с парой карабинов, прицепил их и веревку к поясу. Подумав, достал ГШ-18, с запасной обоймой, сунул его в карман куртки, и, сопровождаемый заинтересованным взглядом Корня, пошел к стене. Скобы в бетоне начинались на уровне моего роста, и пришлось разбежаться и подпрыгнуть, чтоб ухватиться сразу за третью. Зато не надо стало подтягиваться. Вмуровано железо оказалось на совесть - даже не шелохнулось. Не торопясь, я полез к осветительной балке. Добравшись до неё, я посмотрел вниз - метров двенадцать; в лицо мне сверкнули два фонаря - Белыч с Корнем, задрав головы, наблюдали за моей эквилибристикой. Их любопытство мне пока помогало - всегда перед моим носом находилось хорошо освещенное пятно.
   Сердце гулко стучало в груди, и его звук я отчетливо слышал в безмолвии подземной дороги. Звуки вдохов и выдохов отражались от потолка и заполняли пространство вокруг. Передо мной простиралась балка, брошенная поперек тоннеля, с сеточным полом на приваренных секциях и хлипким ограждением. Выглядела она прочно - без следов коррозии, покрытая чем-то защитным светло-серого цвета.
   Все еще цепляясь за скобы, я проверил крепость ограды - она слегка качалась, но в пределах разумного.
   Первый шаг на мостик я сделал из положения "сидя" - разогнуться мешал свод потолка, и так и пошел дальше - мне показалось, что в таком положении высота, с которой я непременно навернусь, выглядит не столь ужасающе.
   Добравшись до отверстия, обнаруженного Петровичем, освещенный слабыми фонарями снизу, я замер, доставая свой. К двум едва различимым пятнам на потолке добавилось третье - поярче, и я попробовал посветить внутрь воздуховода. Там действительно обнаружились скобы, неотличимые от тех, по которым я карабкался на стене. До самой нижней из них - не три, всего лишь два с половиной метра. Вверх и чуть в сторону. Я хотел крикнуть об этом моим спутникам, посмотрел вниз, уже открывая рот, и заметил, что в метре от меня лежит специальная стальная стремянка, из полых квадратных труб, с крючьями с двух сторон и невысокими поручнями. Значит, неведомые архитекторы все-таки предусматривали возможность прочистки вентиляции! Это, однако, очень хорошо - не придется изображать из себя воздушного гимнаста.
   От стойки с прожекторами до трубы на тросе висел кабель в металлическом рукаве; значит, вентиляция все-таки принудительная и где-то там, впереди, мне должен встретиться вентилятор.
   В крае отверстия нашлись две небольшие петли - для закрепления стремянки; такие же были и на балке.
   Подняв эту реплику древнеримского "ворона", я закрепил ее с двух сторон - Петрович внизу победно вскинул над головой сжатые кулаки - болтавшуюся на поясе веревку надежно привязал двойным узлом к балке, прицепился к ней карабином, влез в костиковы "трусы" и ступил на шаткую дорожку. Впрочем, опасения мои оказались излишними: переделанная стремянка надежно зафиксировалась в петлях и даже не скрипнула, когда я перенес на нее свой вес.
   Через пяток неуверенных шагов я оказался под вожделенным отверстием - прямо надо мной в потолок уходила полутораметрового диаметра труба, вмурованная в бетон. Поднималась она вертикально метра на три, потом изгибалась перпендикулярно дороге и дальше терялась в непроглядной темноте.
   - Петрович! - я позвал Корня сиплым шёпотом, стараясь обойтись без весьма вероятного эха.
   - А? - такой же шепот донесся снизу.
   - Полезу, посмотрю, что там дальше.
   - Давай, только не долго. Мы пока вперед пройдем, посмотрим.
   По опустившимся вниз лучам я понял, что они уже пошли на разведку.
   А передо мной чернел раскрытый зев вентиляции.
   Поднявшись на три метра, я достиг горизонтального поворота, перецепил карабин с веревкой на скобу и дальше отправился пешком. Идти было не очень удобно - голова изредка задевала за потолок, под ногами выгибался дугой пол, заставляя косолапить, но через двести шагов я увидел препятствие посерьезнее: поперек трубы был вмонтирован мотор-вентилятор, занимавший корпусом треть сечения воздуховода. Лопасти его, тонкие на вид, четырьмя лопухами полностью перегораживающие дорогу, лишь издалека выглядели такими легкими - при ближайшем рассмотрении я понял, что без взрывчатки здесь делать нечего. И сразу за вентилятором, защищенном частой решеткой с собравшимися на ней сухими листьями, воздуховод вновь изгибался - на этот раз становясь вертикальным и на дальней от меня стороне, на минуту выключив фонарь, я увидел слабые тени! стальных скоб.
   Послюнив палец, я опустил его вниз и ощутил существенное движение воздуха.
   Можно было возвращаться - куда бы не вывел нас в будущем этот путь, ясно было, что поверхность уже недалеко.
   Двести шагов здесь и почти полкилометра в тоннеле: если бы Белыча не подстрелили столь удачно, мы никогда бы не нашли дороги вниз! Просто не стали бы искать так далеко от входа. Правда, были еще несколько пропущенных нами выходов вентиляции, но общая концепция сооружения, предполагавшая все спрятать и засекретить, наверняка предусматривала непростую маскировку ближайших выводов.
   Я развернулся, и довольный, потопал обратно.
   Я не дошел до вертикального канала шагов тридцать, когда что-то заставило насторожиться. Я замер, прислуживаясь и принюхиваясь к своим ощущениям. Тихо. И никаких посторонних запахов. Еще через десяток очень тихих шагов до меня отчетливо донесся далекий дробящийся эхом звук короткой перестрелки.
   Корень с кем-то воюет! Эта мысль заставила меня двигаться быстрее - я даже забыл прицепиться к страховке! Быстро сбежал вниз по стремянке, остановился возле прожекторов, на всякий случай выключил свой фонарь, и старательно вглядываясь в темноту тоннеля, замер.
   Я сидел один в кромешной тьме и полной тишине на высоте двенадцати метров над подземной дорогой и не чувствовал ничего, кроме легкого возбуждения! Зная характер Макса Берга, я был бы готов поставить в тот момент все сокровища испанских галеонов против одного узбекского сума, что Макс уже раз десять должен был умереть от массы причин - начиная от нервного истощения и заканчивая обширным инфарктом! Несмотря на весь его полуторагодичный опыт пребывания в Зоне. Макс ведь никогда не был отчаянно смелым парнем. И в Зону ходил лишь в составе чьих-то групп. Единственный раз, когда пошел один - закончился встречей с Зайцевым. И не будь у того лекарей-мутантов, оборвались бы максовы дни еще два месяца назад.
   Очень забавно рассуждать о себе в третьем лице, не чувствуя тождества со своей памятью. Надо бы врачу потом показаться - может быть, именно так начинается раздвоение личности? Как это у классиков советской психиатрии - вялотекущая шизофрения? Вообще говоря, в Зоне достаточно чокнувшихся сталкеров, но сказать честно - довольно однообразно чокнутых. В основном людей донимают видения, голоса свыше. А о таких вот случаях раздвоения сознания я еще не слышал. Ну, если не считать Стрелка, конечно, который черт знает сколько времени гонялся сам за собой. И таки себя прибил. Уроборос какой-то. Нет, мой случай немного иной. Обязательно схожу к психиатру. Должен же профессионал разобраться - гипноз там, тесты всякие, хитрые заморочки. Что-то Тачкин говорил про врачей - Архангелу что ли показаться? Э, нет, тот же патологоанатом - рано мне еще к нему.
   Чертов Пузырь, что же он такое со мной сделал? Или он просто вскрыл, то, что другие сделали до него? Еще Капитан этот со своей белой изолентой! И где теперь Корень с проводником?
   Пока я рассуждал, потихоньку нарастало беспокойство за ушедших вперед компаньонов. Как-то сроднился я с ними, прирос, что ли? Если отстрелялись, пора бы им и появиться. В чью-то возможность завалить Корня в обычной перестрелке я уже не верил - если тот сам не подставится, то ни у кого из здешних бродяг не будет ни единого шанса. Жаль только, что мутанты не интересуются квалификацией стрелка - нападут стаей и никакое мастерство не поможет.
   Вдали раздалась еще одна скупая очередь - корнеевский "Глок" - по стенам полыхнуло оранжевым. Самого стрелка еще не было видно; где-то впереди был еще один изгиб дороги. Ответных выстрелов не слышно, наверное, все уже закончилось. Знать бы в чью пользу. Я посветил фонарем вниз - все три рюкзака лежали подо мной.
   Захотелось оказаться к ним поближе: там и вода и запас еды, и что самое ценное - солидные запасы патронов. Я едва не начал спускаться, когда другая мысль - о том, что Корню с Белычем может понадобиться огневая поддержка сверху, задержала меня на месте. Я достал свой ГШ, выжал спуск, снимая с автоматического предохранителя, и приготовился стрелять, уперев руки с пистолетом в колени.
   Мои спутники появились не вдруг: сначала послышался приглушенный смех, потом по стене полоснул луч одного фонаря, следом за ним возник зайчик другого, и в этом втором обнаружилась вытянутая, но узнаваемая тень Корня.
   - В кого стреляли? - спросил я сверху. На самом деле: чего таится, коли уж они такой тарарам здесь устроили?
   - На дядьку твоего стая крысюков навалилась, - сквозь смех ответил еще невидимый мне Белыч, - утащить хотели, покушать. По времени как раз ужин у них должен быть. Но Петрович мужественно отстоял свое тело в схватке с превосходящими силами противника и даже обратил их в бегство.
   - Развели здесь нечисть! - Петрович опустился возле груды наших вещей. - Что там у тебя, Макс, есть выход?
   - Есть, - спускаясь по скобам, ответил я, - и даже не сложный. Только в конце вентилятор с решеткой рвануть придется, руками его не выломать.
   - Далеко?
   - Метров сто, сто пятьдесят, может быть.
   - Белыч, сориентироваться можешь, где вылезем?
   - Понятия не имею, брат. В общей сложности от точки входа почти три четверти километра, все время с понижением, с поворотами... Не, даже представить не могу.
   - А у вас что?
   - А у нас в квартире газ. Это раз! - продекламировал Петрович. - Под землею города, это два! - И, перейдя на прозу, закончил: - Терминал там погрузочно-разгрузочный, два десятка веток, куда дальше двигать - вообще не пойму!
   - И все два десятка открыты? - в такое верилось с трудом.
   - В том-то и дело! И возле каждого электрокар, а то и два стоят - садись, да езжай!
   - Значит, покатаемся?
   - Если вы с Белычем впряжетесь, то покатаемся. Аккумуляторы умерли давно. А ногами топать - неделю проблудишь. Я так думаю, здесь несколько институтов сразу было, а у нас с тобой лишь часть общего плана. Надо мозги включать!
   - Кары должны быть к хозяйствам приписаны. Если здесь такая секретность соблюдалась, то чужого грузчика на свою территорию охрана не пустит. Надписи смотрели? Опять же накладные в бардачках, или где их там возят?
   - Макс! - Петрович резко вскочил, - ну ты голова! Белыч, чего стоим - хватай мешки, вокзал отходит! Бегом, бегом, бегом!
   Разумеется, никто не побежал - Белыч все еще прихрамывал, у меня за плечами висело три пуда имущества, а сам Петрович решил, что боссу передвигаться рысцой несолидно.
   Терминал оказался полутораметровой высоты пандусом с парой кран-балок на одном пути поперек фронта. Вдоль всего сооружения в стенах чернели раскрытыми створами одинаковые ворота, возле каждых - отдельная фанерная будка охраны. На пандусе в живописном беспорядке припарковались желтые электрокары. Некоторые из них были новенькими, другие порядком потрепанные, со сползшей краской. Чуть в стороне, в глухом углу терминала, где не было ворот, нашлись и два основательно раскуроченных механизма, в которых с трудом узнавались полуторатонные лебедки. Все это удалось разглядеть последовательно; мощности наших фонарей едва хватало, чтобы едва осветить треть помещения.
   - Осторожно, Макс, смотри под ноги, - Белыч остановился, - на Петровича крысюки здесь напали.
   Сказал он это очень вовремя - как будто выгадывал момент, когда я наступлю на трупик одного из грызунов. Под ногами мерзко чвякнуло, я оступился и упал на Петровича.
   - Твою мать! - Корень смачно выругался. - Пошли наверх, к воротам. Осмотрим будки.
   Я направил фонарь чуть выше ближайших ворот, и прямо над ними на сером бетоне проступила полустертая надпись светло-желтого цвета:
   Х-17/2
   - Петрович! Следопыты, блин, Чингачгуки! Глаза есть, видеть - нету? Здесь же ясно написано!
   - Ага, написано, - Корень зачаровано смотрел на трафаретные значки.
   Искомые ворота оказались четвертыми слева.
   - Петрович! - Неожиданно из темноты раздался голос проводника. - Что это за место? Зачем нужно было строить такой комплекс? Что здесь делали?
   - Не знаю. На то и существуют державы, чтобы оставлять после себя загадки. Про Объект 825 ГТС в Балаклаве слышал?
   - Нет, а что это?
   - Подземный завод и база подводных лодок. Способен выдержать прямое попадание стокилотонного ядерного заряда. Обеспечивает одновременное нахождение до четырнадцати подводных лодок. Предусмотрен скрытный подводный выход лодок на дежурство. Общая площадь около семи тысяч квадратных метров. Вырублен в скале. Впечатляет, ага?
   Белыч что-то неопределенно промычал.
   - Писали где-то, что такой же подводно-подземный комплекс, только больше в два раза, строился на Кольском полуострове. Не знаю, может врали. Меня больше удивляет - зачем нужно было строить здесь такое шоссе? Почему не протащили железку? Вот это на самом деле странно. Ладно, фигня все это. Руины. Нас выведешь - исследуй хоть до усрачки, а сейчас вперед! Макс, не зевай, у меня скоро откат начнется, нужно отыскать помещение для релаксации. Через часок придется меня на руках носить. Вам оно надо?
   Петрович был абсолютно прав - следовало поспешить. Мы поднялись на пандус, перелезли через перегораживающий вход электрокар, и вошли в ворота исчезнувшей лаборатории.
  
   Лаборатория. Бюро пропусков.
  
   Сразу за воротами, помеченными как "Х-19/2", потолок существенно понижался, теперь до его верхней точки было метра четыре, вдоль стен висели гирлянды из толстых кабелей в металлических рубашках - и никаких следов разрушения! Казалось, что вот-вот из-за очередного поворота нам навстречу вылетит желтый погрузчик, сверкнет фарами и пронесется мимо. Мы шли по узкой пешеходной дорожке, теперь свет наших фонарей не рассеивался в окружающей темноте - многократно отражаясь от блестящих стен, он освещал дорогу метров на двадцать вперед. Но стоило обернуться, как взгляд натыкался на сплошной покров густой черноты, вызывающей в сердце какой-то потусторонний, иррациональный страх.
   Пару раз оглянувшись, я решил, что с меня экспериментов достаточно и теперь я буду смотреть только туда, где есть свет.
   Дорога под нами ощутимо пошла вверх, вильнула вправо и мы снова остановились перед очередными воротами. В этих снизу была прорезана узкая и низкая дверца. Чуть перекошенная, она висела на одной петле; вторая петля, выдранная из паза, лежала на полу. Здешняя архитектура с обилием препятствий начинала утомлять. Знал бы я тогда, сколько еще ворот и дверей мне придется открыть в этом подземелье!
   - Вот никак не могу сообразить: как же они эвакуировались отсюда? - Корень растерянно оглядывался вокруг.
   Признаться, меня тоже заботил этот вопрос. Пока что нам не встретились следы поспешного бегства персонала - никаких брошенных коробок, рассыпанных бумаг, забытой спецодежды - ничего! На действующей овощной базе бардака и то больше!
   - И следов разрушения не видно, - добавил Петрович. - А ведь говорилось о взрыве.
   - Может, взрыв был на нижних уровнях?
   - Не знаю, Макс. Не знаю. Посмотрим.
   - Это о каких таких нижних уровнях речь идет? - вмешался любознательный Белыч.
   - Мы спустимся до двенадцатого, - задумчиво пробормотал Петрович, - как минимум.
   Кое-как протиснувшись сквозь повисшую дверцу, мы опять остановились в раздумье: перед нами открылось два пути - первый заканчивался у раскрытого зева грузового лифта перед опущенным шлагбаумом, второй, образованный дорожкой для пешеходов, обрывался у тройного турникета перед еще одним пропускным пунктом. Над стеклянной кабинкой вахтеров висела когда-то светящаяся вывеска с обычным в таких местах предупреждением: "Стой! Предъяви пропуск!". В стене справа - небольшое, забранное решеткой из сантиметрового прутка, полукруглое окошко, закрытое изнутри картонкой, рядом деревянная, крашенная зеленой эмалью дверь с табличкой "Бюро пропусков".
   Белыч остановился, посветил фонарем в стороны, на потолок за турникетами, подсветил внутренности вахты.
   - Жарка впереди. Даже, кажется, две. На потолке вижу два обгоревших пятна и копоть. Но может быть и одна. Они не всегда в одно место бьют.
   Он достал из кармана болт и, зайдя немного вбок, бросил его почти вдоль турникетов с той стороны. Жарка обнаружилась, когда болт рикошетом отскочил от стены и покатился по полу. Аномалия располагалась посреди холла за пропускным пунктом и на первый взгляд ничем нам не грозила.
   Перепрыгнув через преграждающие проход планки, мы оказались на территории лаборатории Х-19/2.
   - Мы все-таки дошли, Макс! - Корень устало оперся на стойку турникета. - Сейчас нужно найти место под штаб-квартиру и немного выспаться. По очереди. Хоть по паре часов. Долго нам здесь еще бродить, чувствую.
   - Так чего далеко ходить? Давай бюро пропусков взломаем, там и остановимся часа на четыре.
   - Бюро? - Корень посмотрел на зеленую дверь, оставшуюся за спиной. - Это дело. Там и список телефонов должен быть и номера кабинетов абонентов. При вдумчивом подходе можно от лишней беготни избавиться. Найдем коменданта, начальника охраны или еще какого-нибудь АХО-шника. У этих по штатному расписанию должны планы помещений быть. Полные, а не наши куцые обрывки. Повезет, так и эвакуационные выходы найдем. А, Белыч, ты, как эксперт по Зоне, что скажешь?
   - Знаешь, брат, я по подземным объектам как-то не очень. Говорил же - не люблю я их. Тоскливо здесь, аж выть хочется.
   Проводник уже стоял возле двери, которую предстояло взломать. Он подергал ее за ручку, полотно осталось неподвижным.
   - Сволочь, она наружу открывается, не продавить. Ну что? Выбиваю?
   - Нет, стой! Она целая нужна. С той стороны грузом подопрем - хрен какая собака влезет. Аккуратно нужно. - Корень присел, посветил в замок, довольно хмыкнул, - Макс, там где-то возле вахты моток стальки валялся. Будь добр, посмотри.
   Я искал проволоку, пока не наступил на неё. Петрович скрутил из неё какую-то фигушку, сунул в замочную скважину, немного покрутил, заставил при этом меня то приподнимать дверь за ручку, то придавить её к полу. Не знаю, помогли ли мои танцы без бубна, но через минуту Петрович поднялся, отступил чуть в сторону - так, чтобы между ним и дверным проёмом оставалось полотно, приказал нам приготовиться и легко открыл дверь.
   Корень стоял в тени, и его не было видно, Белыч сидел подо мной на одном колене, сжимая в здоровой руке свой видавший виды ПМ, а я, возвышаясь над ним, вскинул на прицел Сайгу.
   Из ярко освещенного проема на нас вывалилась черная мумия! Рот её был перекошен в страшном крике, руки вытянуты вперед, скрюченные пальцы, казалось, вот-вот ухватятся за ствол моей Сайги, длинные светлые волосы, перехваченные резинкой в "конский хвост", лохматым опахалом махнули перед моим носом и мы открыли беспорядочную стрельбу. Скорее от испуга, чем по необходимости. Вспышки выстрелов добавили света, а звуки больно ударили по привыкшим к безмолвию барабанным перепонкам. Краем глаза я успел заметить, как колобком за наши спины выкатился Корень, сразу принимая позицию для стрельбы с колена. Расстреляный из двух стволов мертвец отлетел внутрь помещения, и только потеряв его из вида, мы прекратили стрельбу.
   - Н-дя, - протянул за спиной Петрович, - не повезло бабенке. Померла страшно, да еще и после смерти отморозки над телом надругались.
   - Чего? - мы с Белычем одновременно повернулись к нему.
   - Ничего, бойцы! Когда в следующий раз будете мертвых гасить, делайте это потише, ага? А то ушам больно.
   Раздвинув нас локтями, он прошел в бюро пропусков. Мы с проводником смотрели друг на друга и глупо улыбались.
   - Эй, вандалы! - послышалось изнутри, - Уберите её отсюда. И вообще, пока стрелять не научитесь - занимайтесь чистотой!
   В помещении обнаружилась еще одна мертвая тетка - судя по обвисшему на усохшем теле пиджаку пятьдесят шестого размера - обладавшая при жизни солидным запасом подкожного жира. Теперь-то они обе выглядели одинаково: черные, тощие. Только та, которая "напала" на нас, лишилась одной руки и сломалась пополам. Пришлось смирить свою гордыню, унять отвращение, и выносить обеих и укладывать их у лифта.
   Эти усилия были вознаграждены обладанием уютным помещением с многочисленными цветочными горшками, заполненными сейчас какой-то трухой вперемешку с пересохшей землей и песком.
   Пол ровным слоем покрывали мелкие клочки изорванных документов, рассыпавшихся при прикосновении в мерзкую бумажную пыль - самоотверженные тетки уничтожали перед смертью секретные документы. Во всяком случае, так этот феномен объяснил Корень. Но вот до уложенных под стекло на столе бумажек их проворные пальчики не добрались! А там были: внутренние телефонные номера лаборатории с графами "отдел", "офис N", "Лицо"; короткий список ответственных лиц - от заведующего до телефониста; инструкции по выписке пропусков; календарь за 2009 год; два образца выписанных пропусков на имя Иванова Ивана Ивановича; расписание дежурств лифтеров грузового лифта; пространная статья о способах похудания; пара ксерокопий развернутого паспорта с подчеркнутыми строчками, обязательными к внесению в пропуска и десятидолларовая купюра.
   Корень от радости потер руки, а Белыч незаметно - как ему казалось - смахнул червонец в карман.
   В остальном обстановка внутри бюро ничем не отличалась от многих сотен других государственных лавочек. Традиционные два стола: на одном из них семнадцатидюймовый монитор с ЭЛТ, занимающий добрую его половину; компьютер, напрочь лишенный всех приводов и USB-разъемов; два крутящихся черных - уже немного порыжевших - кресла на колесиках, засыпной сейф, шкаф, ранее забитый очень важными бумагами, которые ныне имитировали ковер под ногами. Все очень функционально и просто. В дальнем углу нашелся китайский термоспот с разбитыми кнопками. Внутри - ни капли воды. Два телефона, висевшие под окошком, молчали.
   Петрович на правах босса присел за стол изучать подстекольные списки, велев мне с Белычем навести порядок.
   Когда выбрасывали цветочные горшки, я негромко спросил проводника:
   - Когда срываться будешь?
   Он остановился и непонимающе уставился на меня:
   - Чего?
   - Мы с тобой у ручья договаривались, что когда доведешь нас до лаборатории, можешь уходить, я мешать не буду.
   - А! Вспомнил! - он уселся на пол, - Нет, брат, никуда я не пойду. Смотри сколько причин: я ранен, мне капает хорошая зарплата, с вами интересно, ну и главное - на выходе ждет Балдерс, который наверняка захочет со мной побеседовать. А у говоривших с ним будущее как-то не задается. Вот и получается, брат, что пока вы с наёмником не разобрались - нет мне резону одному оставаться.
   - Логично, - а что я мог еще сказать?
   И мы продолжили наш незапланированный субботник.
   В нагрудном кармане пиджака мумии-"толстушки" я обнаружил полупустую пачку "Вог", с ментолом, зачем-то, о чем сразу позабыл, сунул ее во внутренний карман своей кожанки.
   Через двадцать минут комнатка сияла казарменной чистотой, дверь снова была закрыта и подперта сейфом.
   Я расположился на свободном столе, проводник, изображавший смертельно раненого - на втором кресле. Петрович заметил, что его распоряжения выполнены, оторвался от бумаг и сказал:
   - Бинго! Эврика! Как там еще? Короче, судя по нумерации, администрация располагалась на третьем уровне. Охрана со своими начальниками - на втором. Значит, распорядок дня такой: сейчас отбой, спим четыре часа, потом подъем, оправиться, зарядка, пробежка, умывание и завтрак... Чего сморщились? Что-то не то говорю?
   - Петрович, у тебя там политзанятия не предусмотрены? Может, вместо всего этого накатим? - Белыч поставил на колени свой рюкзак, и ласково его погладил по зеленому боку.
   - А есть?
   Белыч застенчиво улыбнулся и, извлекая из недр своего сидора бутылку с прозрачной жидкостью, заявил:
   - И снова у нас нет повода не выпить! За явленные нам чудеса, за сохраненное здоровье, за удачу, до сих пор не изменившую нам, за здоровье... Чтоб спалось хорошо!
   Мы расположились за столом, который я уже всерьез рассматривал как свою лежанку и Корень, наполнив разнокалиберную посуду, произнес:
   - Чтоб радиация вышла вся без остатка! - мы сдвинули свои "бокалы", - И чтоб другая не всосалась!
   Выпили. Удивительно, но никаких неприятных ощущений подозрительная водка не вызвала. Закусив первую дозу подсохшей булкой, Корень распределил остатки жидкости из бутылки по стаканам. Теперь Белыч посчитал, что настала его очередь тостовать спутников:
   - Желаю вам, братья, тонну здоровья, километр удачи, сто пудов счастья и тысячу лет беззаботной жизни! За вас, короче!
   Моя очередь произносить тосты так и не наступила. Ладно, переживу как-нибудь!
   С голодухи и от нервного напряжения вокруг меня как-то вдруг поплыли стены, я еще недолго слышал, как о чем-то переговаривались мои собутыльники, потом, неловко повернувшись, я уронил единственный светивший фонарь, наступила полная темнота и я начал отрубаться. Забытье, однако, наступило не внезапно, я погружался в него как в топкую трясину, иногда выныривая на поверхность, чтобы услышать очередную белычеву сентенцию: "нет, Иван Петрович, так себя в Зоне вести нельзя! Не прощает она этого!", или Корнеевский монолог о жизни: "... не понимает он, что я для него же стараюсь и жилы рву!", на что слышался ответ: " А представь, Петрович, мы ведь сидим в самом центре Зоны! Вокруг запредельная радиация, сумасшествие разных физических полей, чудовища и аномалии! А мы в такой глубокой заднице, километр под землей, темнота, как в Марианском желобе - он вдруг попытался очень фальшиво напеть:
   - Все равно, сидим себе, бухаем,
   Есть у нас два ящика вина,
   Ах, она такая-растакая
   Ядерная Зимушка-зима!".
   Я ещё успел подумать о том, чьи же это рваные жилы имел в виду Петрович? И, сломленный непосильной для мозга задачей, уснул окончательно.
   План "поспать часа четыре" оказался невыполним. Это выяснилось по пробуждении, когда, открыв глаза, я сначала испугался, что ослеп окончательно, потом вспомнил, где я лежу и как здесь оказался. Немного отпустило и я, нащупав в кармане ПДА, включил его. Часы показывали шесть утра, и стало окончательно ясно, что вчерашняя затея с застольем сорвала нам график и добавила Белычу в карман еще как минимум пятьсот баксов. В помещении было прохладно - градусов восемь, может быть десять. Вчера я этого не заметил.
   Справа послышалось шуршание и тяжелый вздох. В тусклом свете экрана коммуникатора белым пятном мелькнуло лицо проводника - он тоже, свернувшись в позу эмбриона, уснул на полу. Я поднялся и за неимением воды протер глаза рукой.
   Петрович спал на столе. Разбудить его оказалось трудно - он не сопротивлялся, не брыкался, не издавал никаких звуков, но и не вставал.
   И все-таки через четверть часа все были на ногах.
   Белыч, отыскав в темном углу закатившийся туда фонарь попенял нам, что мы, пьяницы эдакие, не удосужились отключить этот важный осветительный прибор и теперь, когда аккумулятор сдох, а зарядить его нечем, он... Чем он сможет нам угрожать - с похмелья не придумывалось. Я невозмутимо достал из рюкзака запасные аккумуляторы, пяток которых Белыч же мне и положил еще на заставе "Долга", и предложил воспользоваться любым на выбор.
   Он поменял один, пощелкал выключателем и лишь слабенькая красноватая полоска нити накаливания говорила о том, что с контактами все в порядке, а вот батарея разряжена! Такими же оказались и остальные четыре.
   - Твою мать! - закончив процедуру, выругался Белыч. - Они же нормальные были! Как мы теперь без света?
   - Наши пока работают, - мы с Петровичем для пущей уверенности несколько раз включили-выключили свои светильники.
   - А потом факел какой-нибудь соорудим. - Добавил Корень. - Или здесь в АХО чего найдем.
   Мы, конечно, бодрились, но было понятно, что без света нашу экспедицию очень скоро ждет не очень счастливый конец.
   Однако, обнаружился и положительный момент нашей вчерашней пьянки, если можно так назвать распитие одной поллитры на троих условно здоровых мужиков. У нашего проводника полностью восстановилась подвижность после ранения и теперь из разряда "смертельно раненых" он перешел в категорию "здоров как бык". Использованный и утративший свои свойства артефакт был со вздохом сожаления заброшен в темный угол. Петровичу тоже сильно полегчало, о чем он нам и сообщил. То ли действительно сбросил нервное напряжение последних дней и успокоился, а может быть и моя фармакопея внесла свой вклад в восстановление организма.
   Наскоро позавтракали предпоследней банкой тушенки, и мы с Белычем собрались было отодвинуть сейф, когда Петрович, остановил нас, и, высунув в полукруглое окошко один из двух оставшихся фонарей, осветил холл проходной.
   Снаружи послышалось какое-то бормотание, Корень отшатнулся от окошка и замер, погасив фонарь.
   - Там кто-то ходит. Трое или четверо. Не звери, - он прошептал эти слова еле слышно, - и не люди.
   - Грибы? - само с языка сорвалось, за что я тут же получил подзатыльник.
   - Мудак! - добавил Белыч. - Что там?
   - Стоят на месте, шатаются. Люди себя так не ведут. Даже очень сумасшедшие люди.
   - Вооружены?
   - Вроде нет. Не заметил.
   - Дай-ка лампочку, - получив фонарь, Белыч наощупь добрался до узкого подоконника.
   Еще раз темноту на мгновение осветил яркий луч и проводник с криком "Твою мать!" упал на пол. В короткой вспышке я успел заметить дюжину костлявых рук, втиснувшихся сквозь решетку в окошко, мешающих друг другу, пытающихся ухватиться за что-нибудь. Снаружи послышался протяжный разочарованный вой, не очень громкий, но невероятно многоголосый.
   Белыч, судя по звукам, подполз к нам и прямо над ухом я услышал его прерывистый шепот:
   - Зомбаки. Очень много!.. Гражданские... без оружия, но очень много! Больше двух десятков.
   - Гражданские? - Петрович уже одолел свою неуверенность и тут же предложил очевидный для него план действий, - так давай перестреляем их и все дела!
   - Ты помнишь, что я тебе говорил вчера про Зону? Нельзя здесь так. Если в замкнутом помещении завелись зомби - жди встречи с контролером! Это на поверхности они иногда отрываются от хозяина и бродят самостоятельно. В подземельях встреча с мертвяками - почти гарантировано ведет к знакомству с контролером!
   - Это плохо?
   - Это конец нашего пути! Черт, у нас даже никаких ослабляющих артефактов нет! Вот что думаю: зомбаков много для одного телепата! Если он один, то еле удерживает их и тогда у кого-то из нас есть шанс вырваться, а если их хотя бы двое...
   - Без вариантов?
   - Гарантировано!
   - Что делать будем?
   Белыч не успел ничего предложить, как я почувствовал знакомое ощущение погружения в чей-то липкий взгляд. Он тянул меня к себе, заставлял подчиниться, принять хозяина, и я уже готов был сделать все, что мне прикажут, как вдруг притяжение ослабло, я почувствовал недоумение чужого мозга, легкое замешательство, заинтересованность... И наваждение вдруг схлынуло, прошло, не оставив после себя никаких следов!
   Корень хотел что-то еще сказать, но Белыч успел первым:
   - Т-с-с-с! - он потребовал тишины, и мы замерли на минуту, даже, кажется, прекратили дышать. - Они уходят! Слышите?
   Снаружи действительно что-то шуршало, удаляясь.
   Мы просидели еще минут двадцать в полной тишине и темноте, прежде, чем наш сталкер отважился еще раз посветить наружу.
   - Никого! - он потрясенно съехал вниз по стенке, не выключая света, сел на корточки, опершись спиной на тумбу стола.
   - Они ушли? - Петрович был бледен, как Луна, или же это электрический свет производил такой эффект?
   - Так не бывает, - Белыч не обратил на нашего босса никакого внимания, продолжая о чем-то размышлять. - Сахаров говорил, что контролер лишь в одном случае отступается от добычи - если она принадлежит другому контролеру. Поэтому бродящие зомби никому другому, кроме хозяина не интересны. Они ставят в мозгах какие-то лишь им ведомые метки, и после первичного обращения зомби никогда уже не сможет полностью подчиниться другому хозяину!
   - Ничего не понимаю, - сказал Корень, - о чем это он?
   - Это он о том, Иван Петрович, - я сначала хотел обойти этот скользкий момент, но потом мне самому стало интересно, - что один из нас троих - зомби. Или все трое.
   Я не стал озвучивать до конца свои подозрения. Тем более, что лично мне уже стало понятно - кто из нас троих вернее всего может быть зомбированным мертвяком. Ведь близкое знакомство с телепатами водил только я! Не Петрович, не Белыч - только я! И тогда становятся понятны фокусы моей памяти. Почти все становится понятным. Но вот странно, что кровь из меня в Красном уголке Корнеева, да и здесь тоже, текла вполне себе обычная. Не та черная маслянистая субстанция, которую носит в себе местная нежить. Так что же Зайцев с компанией сделали с Максимом Бергом? Зомби вне Зоны не живут! Ух,.. не живут! Разлагаются в некрасивые останки, похожие на лужи нефти! Меня почти отпустили столь явные подозрения, но я вдруг вспомнил о предупреждении Зайцева про окончательное выздоровление, для которого мне обязательно нужно вернуться в Зону. И не позднее, чем через пару месяцев! А что, если есть артефакт, которым можно поддержать псевдожизнь в мертвяке? Если я еще не сошел с ума, в чем уже есть большие подозрения, то, наверняка чокнусь, если не выясню этоти вопросы быстро и до конца.
   - И кто же? - после некоторого раздумья спросил Петрович. - Мы ведь с тобой здесь впервые, а за Периметром контролеров нет, да, Белыч?
   Нашему проводнику, видимо, пришли в голову те же соображения, он резко выдернул из ножен клинок и трижды в каком-то исступлении рассек себе сначала одну, а потом и другую руку. Подставив их под свет, обрадовано закричал:
   - Смотрите, да посмотрите же вы! Она же красная! Обычная, красная, - он лизнул запястье языком, - соленая кровь! Ничего общего! Может быть, он просто ошибся?
   - Ты сам-то в это веришь? - устало спросил Корень. - Наверное, обращение не до конца прошло. После Выброса почернеет. А, может быть, это так на нас наведенная иллюзия действует.
   Белыч, закрыв глаза и вцепившись в волосы залитыми кровью руками, тоненько завыл на одной ноте.
   - Когда... когда...- изредка прорывалось сквозь этот странный вой.
   Я не нашел в себе сил дальше слушать как человек, не знающий правды, запуганный сложившимися обстоятельствами и чьими-то заблуждениями, сводит себя с ума. Я положил на его плечо, дергающееся крупной дрожью, руку и заговорил:
   - Перестань, сталкер. Подумай хорошенько, разве Сахаров может знать все причуды контролеров? Разве мы видели здесь хоть одного из них? Разве не могли взять под контроль нас с Петровичем еще до тебя? До того как мы встретились? Подумай хорошенько, на основании каких фактов ты решил, что стал мертвым? Может быть они ушли потому что контролер не нашел в себе сил брать контроль над еще несколькими людьми? Пока никто из нас не обратился - нет смысла хоронить себя!
   Он понемногу успокаивался, всхлипы утихли. Дышал еще не ровно, часто сильно втягивал в себя воздух, но когда он поднял измазанную кровью голову, взгляд его был пуст и спокоен.
   - Х-хор-ро-ошо, - слово не далось ему сразу, но, в конце концов, он его выговорил, - пока еще мы друг друга не перестреляли. Будем считать, что все хорошо. Если я зомби и вокруг меня наведенная иллюзия, то уже поздно себя жалеть. Если же Сахаров ошибался, то... все хорошо.
   Сейф пришлось отодвигать нам с Петровичем.
   Мы разбудили "жарку", дремавшую за турникетами, и бодро пробежали по холлу, ярко освещенному сработавшей аномалией. Дальнейший наш путь пролегал в довольно узком коридоре. Петрович настаивал на том, чтобы проверялись все двери, которые обнаружатся в его стенах.
   - Вы поймите, ребятки, что строительство советских режимных объектов - это совершенно уникальная технология и архитектура! При неработающих лифтах, не имея подробных планов строения, можно неделями бродить по одному этажу, и никогда не найти перехода на следующий. Здесь не может быть парадных лестниц. Здесь никто не вешает памятные таблички с "Планом эвакуации при пожаре"! Поэтому любая комната может оказаться тем, что мы ищем.
   Первая дверь, с нанесенным по трафарету номером "01.01к-п" нашлась в пяти метрах от входа - в глубокой нише, образованной перфорированным алюминиевым фальшпотолком и встроенными в стены шкафами, поначалу принятые нами за сами стены. Она была чуть приоткрыта и в этой узкой щели что-то вспыхивало! Пока мы светили на нее своими фонарями, этого не было заметно, но стоило Белычу взяться за ручку, как наша подсветка отклонилась, а в вертикальной щели вдруг неярко сверкнула быстрая блеклая молния! Он торопливо отдернул руку, но больше ничего не произошло. Глядя на Корня, проводник опасливо покачал головой, но все же отважился еще раз взяться за дверную ручку. Это легкое прикосновение осталось без световых эффектов, и сталкер осторожно потянул дверь на себя.
   Все таже непроглядная темень. Мы, ощупывая лучами перед собой каждый сантиметр поверхности, вошли.
   Высокая стойка с окошками - из края в край перегораживала всё помещение. Очень похоже на почту или банковский офис. Только стекла над стойкой оказались почти полуторасантиметровой толщины, а над прорезанными в нем окошками не привычные "отправка-получение посылок и бандеролей" или "оплата коммунальных платежей", а непонятные цифро-буквенные обозначения: " 19/2 он", 19/2-1срд", "Х-1х/3от" и тому подобное. Словно какой-нибудь обкурившийся математик пошалил.
   В дальнем углу от светильника к светильнику проскочила извивающаяся молния, на мгновение осветившая весь зал.
   Мы никак не успели отреагировать, и лишь когда снова стало темно, Петрович хрипло спросил:
   - Аномалия?
   - Нет, - Белыч отвечал совершенно спокойно - не аномалия. Здесь так часто бывает. Молнии внутри помещений. Годами, бывает, скачут от розетки к чайнику, или как сейчас - между светильниками.
   - Понятно. Мы с вами, други мои, в канцелярии этого заведения. Встречал уже похожие замуты. Здесь вряд ли есть что-то полезное. И потому мы идем дальше.
   Ничего полезного, если не считать таковым пятна светящейся кислоты, не нашлось и в следующих обследованных нами десяти комнатах. Все они оказались так или иначе завязанными на работу канцеляристов и представляли собой архив переписки, отдел вскрытия отправлений, отдел сортировки внутренней документации, еще какие-то отделы, измышленные извращенным разумом главного канцеляриста-секретчика. В двух из них на стенах, полу и потолке остались легко читаемые следы бушевавшего здесь некогда пожара. Выгорело всё и мне показалось, что некто, устроивший эти локальные катаклизмы, не удовлетворился парой литров керосина, а использовал для разжигания огня гораздо более мощные средства. Что-нибудь на основе нитрата бария с магнием - чтоб легко и сильно горело и очень легко тушилось. Не традиционные термитные смеси, которые не только замаешься поджигать, но и хрен потушишь. Да и температура от них почти в две с половиной тысячи градусов даже для подземного сооружения - перебор. Когда я озвучил эту версию, Петрович очень странно посмотрел на меня, но с выводами согласился. И я тоже задумался - мне-то откуда знать о нитрате бария?
   Лишь за двенадцатой дверью, помеченной как "19.01-04ак", обнаружился просторный зал, заставленный из края в край толстостенными стеклянными емкостями, вдоль рядов которых вились толстые жгуты проводов.
   - Ух ты! - Белыч, кажется, чему-то обрадовался, - Аккумуляторная!
   - Брось, - Корень усмехнулся, - ты всерьез надеешься вытянуть из этих батарей пару вольт-ампер?
   - А чем черт не шутит, брат? - Сталкер уже стоял у металлического щита на стене, разделенного прорезями на множество ячеек. - В Зоне с электричеством особые чудеса творятся - лампочки без проводов светят, конфорки в домашних печках всегда горячие, бывает, выброшенная на помойку электробритва вдруг заработает, - он внимательно изучал маркировку ячеек, - вот, кажется, это подойдет! Сейчас проверим.
   Сталкер вытянул из черноты длинный моток провода с несколькими разными разъемами на концах. Достал из рюкзака погасший фонарь и деловито стал копаться в углу. Петрович светил ему, возвышаясь над ним справа, а я еще раз осмотрел емкости.
   Несколько из них лопнули, содержавшаяся в них жидкость вылилась на пол, образовав почти посреди помещения небольшое озерцо. Поверхность под этими и стоявшими близ них емкостями была пористой, напоминающей кусок пемзы, с дырами размером с перепелиное яйцо. Луч моего фонаря, отражаясь от поверхности, приобретал необычную зелено-сиреневую окраску, дробился как в стробоскопе на множество отдельных лучиков, сливающихся на потолках и стенах в причудливое мерцающее пятно.
   - Есть! - Голос Белыча заставил меня вздрогнуть. - Пошла зарядка! Надо бы и ваши немного подзарядить, и запасные. Бродить еще долго придется.
   - Это хорошо, - Корень, казалось, был совсем не рад, - только скажи мне,.. брат, сколько времени будут подзаряжаться восемь батареек?
   - А-а... часа четыре, лучше больше, - и из голоса проводника оптимизм тоже пропал.
   - И не факт, что зарядятся - местный ресурс не безграничен. И в любой момент зарядка может превратиться в разрядку. Так и будут ток гонять - между банками и батарейками. Ага?
   - Ага, - сталкер вынужденно согласился.
   - Тогда принимаю командирское решение: те аккумуляторы, что разряжены в ноль, мы оставим здесь на подзарядку, сами двинем дальше. Макс, твой индикатор заряда что показывает?
   - Три четверти.
   - Отлично, мой тоже. Когда дойдет до половины - скажи, будем включать посменно. А теперь вперед!
   Следующий вход открыл перед нами подсобку электриков - резиновые перчатки, коврики, изобилие знаков "Не влезай! Убъёт!", "Не включать! Работают люди!", солидные бобины проводов, выставка изоляторов и другие сопутствующие предметы не оставляли сомнений в профессиональной принадлежности её пропавших хозяев.
   Потом был кабинет какого-то мелкого начальника - без приемной, но с графиком смен на стене, с обязательным бордовым телефоном без наборного диска и кнопок, и с поникшим красным знаменем на крашеном древке, одиноко торчащим в темном углу. Корень развернул полотнище, прочитал:
   - "Победителю профсоюзного смотра".
   По правой стене отдельные помещения кончились, коридор перегораживала двустворчатая дверь со стеклянными вставками. Она была закрыта, и пришлось её немного разбить. Перед нами открылся обширный актовый зал, расположенный сразу на двух этажах - лестница под нашими ногами опускалась вниз, деля его на две равные части. Обрывалась она у далекой сцены, наполовину завешенной пыльным занавесом. Перед ним стояла обычная трибуна, в центре которой была намалевана повернутая в профиль голова грифа с человеческим глазом, на фоне песочных часов в круге из дубовых листьев. Такой же рисунок был вышит на занавесе. Петрович довольно улыбался, поглаживая нарисованный глаз. Он успел шепнуть:
   - Это оно, Макс! Мы дошли. Сплошные символы предсказания будущего - гриф, глаз, дуб, часы. Мы дошли.
   Белыч потянул занавес в сторону, открывая перед нами задник сцены, на котором стояли четыре огромные колбы. Мы подошли ближе и в отраженном свете взгляду открылись четыре позвоночных столба, увенчанных окровавленными полушариями головного мозга, висящие в колбах в толще зеленоватой прозрачной жидкости.
   Меня вырвало прямо на занавес. Когда рвотные позывы прекратились, я оглянулся: Белыч стоял, сжав виски руками, Петрович медленно бродил между сосудов.
   - Климовская бригада, - отчетливо сказал Белыч, и я вспомнил несчастных, сваленных у БТР на дороге. За которых я обещал дать Сахарову в морду. - Зачем вот так-то?
   - Как они сюда попали? - Корня заботили только практичные вопросы.
   - Они мертвы, - ответил я невпопад, - какая теперь разница, как они сюда попали?
   - Тот, кто это сделал - ещё жив, - заметил Корень, и это обстоятельство не может радовать.
   - Контролер, - голос проводника был спокоен, - эти суки такие вещи с людьми делают. Под настроение.
   - Пошли отсюда, - Петрович развернулся на носках и быстрым шагом стал подниматься вверх.
   Мы осмотрели еще десяток помещений по левой стене, возвращаясь к выходу, прежде чем наткнулись на дверь, за которой оказалась некрашеная бетонная стена со сварной металлической лестницей, ведущей вниз.
   Нам сверху показалось, что идет она почти до самого дна, во всяком случае, даже объединенная световая мощь двух оставшихся фонарей не позволила нам разглядеть ее последний пролет.
  
   Лаборатория. Административный этаж.
  
   Решетка, отгородившая от лестницы проход на второй этаж, оказалась закрыта на навесной замок, а за ней виднелась массивная металлическая дверь. Конечно, это не должно было стать непреодолимым препятствием для трех серьёзно настроенных мужчин, не испытывающим пока дефицита в средствах разрушения. Но, после минутного совета, было решено оставить штурм вотчины местной охраны на другой раз, а самим попытать счастья на административном этаже.
   Здесь тоже оказалась тяжелая дверь, закрытая изнутри. Корень, осмотрев её, покачал головой:
   - Странное у людей отношение к эвакуационным выходам. А если пожар? Они так и будут все перед дверью торчать? Ждать ответственного с ключами? Макс, доставай свой шланг. Здесь много взрывчатки ставить нельзя - боюсь, наша единственная дорожка обвалится.
   В этот раз Петрович сам приладил нашу ультимативную отмычку к блестящему полотну - вокруг предполагаемого замка, потратил меньше четверти метра. Мы вернулись на два этажа вверх, открыли рты и Белыч, выпросивший у Корня право подрыва, нажал на брелоке красную кнопку. Под ногами глухо ухнуло и до нас донесся далекий металлический звон падающих фрагментов.
   - Прошу, господа, - Петрович довольно осклабился.
   Белыч первым осторожно ступил на лестницу, покачался на ней, и скачками побежал вниз. Следом за ним по ступенькам без очереди покатился Петрович, мне пришлось замыкать нашу короткую колонну.
   Третий ярус встретил нас световой иллюминацией - сразу за дверью по потолку и стенам росли уже знакомые мне по Зайцевской "клинике" мохнатые "кораллы", росшие здесь реже, не в каждом светильнике, но все равно дававшие какой-никакой свет.
   Мы с Корнем выключили свои фонари и все вокруг нас окрасилось в фиолетово-голубое. Белыч потрясенно вертел головой, нам же с Корнем эта красота была по барабану: у Петровича была определенная цель, не позволявшая обращать внимания на всякие мелочи, мне же все это было уже знакомо.
   - Так, - Корень встал под ближайшим светильником, достал из кармана добытый в бюро пропусков список абонентов внутренней телефонной станции, развернул его, - нас интересуют помещения с номерами "03.07А", "03.12С" и "03.29 ТК". Кто первым увидит, тому шоколадка.
   Искомые апартаменты нашлись в самом конце длинного полуосвещенного хода, перед одним из лифтов, там, где коридор ветвился, расходясь в стороны двумя одинаковыми рукавами. И были это именно "апартаменты"!
   За неказистой типовой дверью с привычной уже трафаретной надписью "03.07А" оказалась приемная с высоким, теряющемся в темноте потолком. Здесь не росли "кораллы" и пришлось снова прибегнуть к помощи фонарей. Возле секретарского стола, легко узнаваемому по допотопному селектору, пишущей машинке, делящей специальную приставку к столу с громоздким принтером-копиром-сканером, лоткам, ныне девственно чистым, целой батарее разнокалиберных телефонов и плоской панели монитора, стояли металлические чемоданы. Четыре штуки светло-серого окраса - они никак не вписывались в картину научного учреждения, пока Корень, хмыкнув, не сказал:
   - Знакомые портфельчики. У нас в банке такие же, на случай внезапного появления фискалов. Сложил внутрь что нужно, стукнул об пол - и внутри огонек загорается в две тысячи градусов. Горит недолго, а выжигает все! Вскрывать бесполезно - только зола.
   А сбоку от стола отражали свет наших фонарей две лакированные поверхности высоченных - под два с половиной метра - дверей. Вход к шефу.
   На высоте человеческого роста на красной табличке было что-то написано. Подойдя ближе, удалось прочитать хитрую вязь серебряных букв:
   "Заведующий лабораторией д. ф-м. н., д.б.н, ч-к АН СССР, Колчин А.К."
   - И чем же вы тут занимались, господин Колчин? - спросил табличку Белыч.
   - Сейчас посмотрим, - Корень бесцеремонно пнул высокую створку.
   Внутри кабинет члена-корреспондента вполне соответствовал моему представлению о том, как должно выглядеть рабочее место высокого функционера от науки.
   Мягкая красная дорожка, ведущая к т-образному столу с кожаным троном. Справа и слева к ножке "Т" приставлены глубокие вместительные кресла в количестве четырех штук, сбоку еще один стол, с посадочными местами попроще, возле него аквариум литров на четыреста с черной порослью взбесившихся водорослей и без единой рыбы. Вдоль левой стены тянутся вмонтированные в неё полки со множеством книг - пробежавшись по корешкам пальцем на одной из стоек, я отметил, что большинство из них справочники и сборники монографий. На соседней полке обнаружилась своеобразная подборка: Нострадамус с комментариями и толкованиями, "Эссэ о матушке Шиптон" У. Гаррисона, жизнеописание Авеля Васильева, "История великого ясновидящего Эдгара Кейси", три книги Джин Диксон, записки Ф. Низьера, Глоба, Ванга, "Предиктор" Самойловича, несколько десятков биографий древних предсказателей - от Гегесистрата до Аарона. Следующая полка была отдана во власть методов технического анализа, потом шли многостраничные тома матстатистики, цветные книжонки по способам гадания - от традиционных карт Таро, хиромантии, библиомантии, И-цзин, до забытых аксиномантий и рун, с небольшим отклонением до экзотических толкований ониромантии и ауспиций. Большая подборка медицинских наблюдений и описаний случаев проскопии. Дальше смотреть не было смысла. Вся литература была переложена множеством закладок - владелец неоднократно обращался к источникам.
   Направленность интересов бывшего хозяина кабинета не оставляла никаких сомнений в том, что заведение, которым ему довелось руководить, занималось способами предсказания будущего. И очень так может быть, что суперкомпьютер, легенду о котором так удачно подсунули Петровичу - вовсе не миф!
   Корень, смахнув пыль с кресла члена-корреспондента, уселся за стол и стал шарить по тумбочкам, обнаруженным под столешницей. На столе в сиротливо стояла хрустальная пепельница. Сбоку к ней была приделана массивная фигурная бляшка из тусклого металла, на которой Петрович прочел:
   - "За неоценимую помощь Главному Оракулу Российской Федерации от В.В." Простенько и со вкусом. А по верху поясок платиновый с камешками.
   Белыч плюхнулся в одно из удобных кресел сбоку, а я обнаружил в задней стене кабинета небольшую дверцу и сунулся туда.
   Это оказалась подсобка, совмещенная с комнатой релаксации, но в маленьком холодильнике нашлась початая бутылка коньяка "Реми Мартен", Vieille Reserve, произведенного в Бордери, украшенная затейливым стеклянным узором из ягод и листьев винограда и трехлитровая бутылка шампанского "Дётз" - "Blanc de blancs". Прихватив их, я вернулся в кабинет.
   - Вау, - посмотрев на мою добычу, воскликнул Белыч, - банкет продолжается! Твою мать! Никогда не думал, что напитки, недоступные и за Периметром, придется пить в самом зловещем месте, куда заносила меня нелегкая!
   - Я думаю, с такими трофеями можно и сталкерской братии показаться? Это не вшивые артефакты, ага?
   - Ты что, Петрович! Башку открутят моментально! Что артефакт - пошел и нашел! А ты вот такое найди! Макс, ты хоть понимаешь, что ты принес?
   - А что я принес?
   - Он не понимает! - всплеснул руками Белыч, - Не понимает! Сообрази, брат, что может появиться в Зоне в самую последнюю очередь? Соображаешь? Именно! Такое шампанское, о котором больше пишут, чем пьют, и такой коньяк, который попробовав разок, можно сказать, что не зря топтал Зону от Кордона до Припяти!
   - Это все здорово, - задумчиво произнес Петрович, - но пить будем, когда дело сделаем.
   - Да, - с жаром согласился Белыч, - такое пить без повода и соответствующей посуды - просто кощунство. Петрович, просвети меня темного, ошибаюсь я или нет?
   - Чего тебе?
   - Теория у меня одна была, когда я газеты выпускал. Со многими людьми приходилось встречаться, вот она и родилась. А суть, брат, вот в чем: если у человека отчество Петрович, то одно из двух - либо он становится большим боссом, либо алкоголиком? Я прав?
   - Может быть. Не замечал.
   - Что с планами? - я увидел, что Петрович расстелил на столе какие-то бумаги, ранее скрученные в рулон. Края норовили свернуться, и Петрович придавил их своими "Глоками".
   - С планами все нормально. Полный набор. Вот только к охране нам все равно нужно наведаться.
   - Зачем?
   - За мастер-ключом. Он там должен быть - у начальника охраны. Что не этаж, то проходная с хитрой электроникой, доступ по сетчатке глаза, отпечатку ладони, ага. Без ключа только зря время потеряем.
   - Так ведь обесточено все? Должны быть открыты двери?
   - Это в домофонах, Макс, при отключении питания двери открываются, а здесь тебе режимный объект. Как бы еще и изнутри заварены не оказались.
   - И на пожарных выходах тоже сканеры? Какие же они тогда пожарные?
   - Не скажи, Макс! На открывание изнутри никаких датчиков нет, проход свободный. А вот чтобы войти - изволь соответствовать базе данных.
   Белыч, крутивший в руках трехлитровую бутылку, участия в разговоре не принимал. Все свое внимание он обратил на пространный текст с этикетки. Обнюхав и изучив её, он неожиданно спросил:
   - А Бордери - это где?
   - В Шампани, Франция. - Петрович отмахнулся от сталкера. - Макс, мы на ПДА сможем переснять документы?
   - При таком освещении? Конечно, сможем! Увидеть потом ничего не сможем, а переснять - запросто.
   - Ну, тогда тебе тащить эту скатку.
   - Опять мне? Я здесь вместо мальчика-грума? - я заранее знал все ответы, но не выразить свой протест приготовленной мне ролью "шестерки" - не мог.
   - Да не вопрос, давай я понесу. Только, когда зомбей надо будет стрелять, ты не спрашивай, чем у меня руки заняты, ага? Или вон, у Белыча обе руки тоже свободны будут, когда он бутылками налюбуется, он тащить сможет. И аномалии проверять, и по сторонам смотреть. Так хорошо?
   - Да ладно! Не надо меня лечить - я все понимаю. У каждого свои обязанности. Моя - говно за вами подбирать.
   - Рад это слышать. Не расстраивайся. Вот дела закончим, можешь здесь остаться. В Зоне. И со временем стать Самым Главным Сталкером. Тогда все будут слушаться тебя. Нормальный вариант?
   - Сам оставайся. - Я понимал, что все правильно, все так и должно быть, но отчего-то очень хотелось поспорить с Петровичем. Сказать ему, что у меня тоже есть мнение.
   Корень долго молча смотрел на меня, потом улыбнулся и хлопнул ладонью по плечу:
   - Все хорошо, Макс, все хорошо. Я вижу, что тебе не очень нравится это место. Мне и самому противненько. И я бы предпочел оказаться сейчас подальше от этой клятой лаборатории. Но дело доделать нужно? А потом ты обязательно станешь... Кем-нибудь станешь. А я поддержу. Но сейчас будь полезен там, где можешь чем-то помочь. Ага?
   Он встал с "трона", спрятал пистолеты в веревочные петли, туго скрутил чертежи в рулон, и, передавая его мне, заметил:
   - Макс, это сейчас важнее, чем все наши взаимные претензии. Надеюсь, это ты понимаешь?
   Я не стал овечать. Пошарив внутри тумбочки под столом, нашел бочонок прозрачного скотча и попробовал связать сбрую для переноски. Петрович некоторое время поглядывал за моими манипуляциями и, когда сообразил, чем я занимаюсь, удовлетворенно хрюкнул и, повернувшись к проводнику, сказал:
   - Белыч, хорош слюни пускать. Пока не выберемся отсюда - сухой закон.
   - А я не настаиваю, - Белыч принялся торопливо запихивать продукцию французских виноделов в рюкзак. - Только если вдруг что случится... Обидно будет умереть, не попробовав.
   - Так ты и следи, чтоб ничего не случилось! Ты здесь именно для этого. Что за забастовки? Вы оба меня достать сегодня решили? Хватит сопли на кулак мотать! Задрали уже! Макс, ты готов? Все, встали-пошли!
   Административный уровень мы покидали по уже знакомой дорожке, почти не останавливаясь, и вскоре оказались на надоевшей мне железной лестнице. Поднявшись на пару пролетов, уперлись в сваренную из арматурных прутьев решетку. Технология вскрытия подобных препятствий у нас уже была достаточно отлажена и "штурм", как назвал наше вторжение Корень, занял не более пятнадцати минут.
   Белыч скользнул в дымящийся проём, я, буквально наступая ему на пятки, - за ним, и с разбегу уперся в напряженную спину проводника. Петрович, вовремя увидевший образовавшуюся пробку, остановился за мной.
   Проводник приник к стене ухом, и, одной рукой придерживая меня, другой пытался направить фонарь куда-то за угол. Что он там хотел разглядеть - пока было непонятно. Отпрянув от стены, он повернулся ко мне - в темноте я не увидел его глаз, но готов поклясться, что сейчас он мог дать большую фору Петровичу в плане подражания ракообразным.
   - Там кто-то ходит! - сдавленный шёпот выдавал его нешуточный испуг. - Не крысы. Что-то большое.
   - Мертвяки? - Петрович зашептал мне в то же ухо, что и Белыч, но сзади.
   - Нет, - Белыч еще раз приложил ухо к стене, - мертвяки так быстро не ходят.
   - Пропусти-ка, - Корень переместился на его место, больно зацепив меня своим "Валом". - Макс, готовь Сайгу! Идем уступом: я впереди, Белыч с фонарем слева и чуть сзади, ты, Макс, проверяешь помещения и страхуешь тылы. Всем понятно?
   - Да, - Белыч с металлическим щелчком снял свой автомат с предохранителя.
   - Тогда пошли.
   Наверное, также бесшумно крались сто лет назад цыгане за чужими лошадями. Какое-то сверхъестественное безномерное чувство подсказывало нам - где лежит клочок бумажки, а где скрипит паркетная доска. Пройдя по коридору пятьдесят метров, мы умудрились настолько слиться с царящей тишиной, что мне уже начало казаться, что мы сами как-то незаметно превратились в тройку увешанных оружием приведений, и теперь крались в ночи, чтобы напугать безвестного мародера. Луч фонаря в руках у Белыча медленно обшаривал дециметры стен, потолка и пола, не пропуская ни одного темного закоулка. Петрович, старавшийся держаться в тени, остановился, к чему-то прислушиваясь, проводник от неожиданности ослепил его лучом, и, получив в ответ многоговорящий жест в виде сжатого кулака под нос, отодвинулся в сторону, опустив фонарь себе под ноги. Отраженного света хватило, чтобы мы увидели, как Корень ткнул указательным пальцем на приоткрытую дверь какого-то помещения по левой стороне коридора. Так же бесшумно он отобрал у меня Сайгу, передал мне свой "Вал" достал из разгрузки одну из остававшихся у него гранат и, выдернув кольцо, неожиданно громко зякнувшее, мягко катнул её по полу в щель дверного проёма.
   Мы прижались к стене, ожидая взрыва. Бахнуло так, что содрогнулся позвоночник, а на нос посыпалась пыль с потолка. Следом раздался уже не такой громкий - в заложенных ушах звенело, заглушая все вокруг, но все равно неожиданный, треск разваливающейся мебели. Это мы потом, заглянув в кабинет, поняли, что трещала мебель, а в первый момент показалось, что по швам расходится все строение, и мы с Белычем уставились на потолок, ожидая, когда бетонные плиты сложатся пополам, устраивая нам всем вечный склеп. Петрович не стал ждать, когда мы просверлим взглядами в потолке дыры; он дернул меня, отвесил оплеуху Белычу, и мы друг за другом ввалились в запыленную и задымленную комнату.
   Прямые лучи с трудом пробивались сквозь пелену и клочки летающих в воздухе дымящихся бумаг. Из глубины доносился мерный звук - бум, бум, бум! Очень громкий, сопровождаемый необъяснимым шорохом и непонятный - как если бы резиновой дубинкой лупили по бетонному столбу с переодичностью метронома. Мы осторожно, выстроившись в цепь, просмотрели всё помещение, и у стены, под обломками массивного шкафа нашли сучащего ногами зомби. Каблук его ботинка бил в стену примерно раз в две секунды, вторая нога оказалась сильно укороченной - её, оторванная чуть ниже колена, часть валялась у противоположной стены.
   - Славно повоевали, - невозмутимо заключил Корень. - С дымком!
   - Но зомби так быстро не ходят! - еще раз напомнил проводник, озираясь по сторонам, - Здесь еще кто-то должен быть!
   - Мы же посмотрели - нет никого... - я закончил фразу, уже ощущая на себе посторонний злобный взгляд.
   Я успел поднять голову, чтобы только увидеть, как из клубящейся под потолком пыли на меня бросилось нечто, показавшееся мне в тот момент лохматым ежом, величиной с добрую овчарку. Я грохнулся оземь, рычащий клубок пытался пролезть к моему горлу через руку, которую я в неосознаваемом движении успел поставить на пути твари. Мелькнули отсвечивающие зеленым глаза с вертикальными зрачками, и всё заслонила зубастая пасть, которой мог бы позавидовать и бегемот. Вот только зубов там было - не в пример бегемоту штук двести, в два ряда, желтые, слегка загнутые внутрь!
   Мы покатились по комнате: я - в стремлении поскорее избавиться от голодного монстра, черная тварь - в безумной атаке, все еще надеясь сменой положения добраться до моего горла! На левой руке, прикрывающей от твари мои уязвимые места, сомкнулись её челюсти - словно сотня шил одновременно воткнулись, разрывая мышцы и связки, корябая кости! От пронзившей меня боли я рефлекторно дернул рукой, но сразу же почувствовал, как крючья зубов проникают еще глубже! Над головой слышались крики Петровича и проводника, тонувшие в закладывающем уши рычании чудовища. По ребрам будто полоснули пилообразным ножом - защипало сразу сильно и в нескольких местах; свободной рукой я попытался отпихнуть когтистую лапу мутанта, рука провалилась в пустоту и сразу наткнулась на рукоятку ножа! Не вполне соображая от боли что делаю, я выхватил клинок и изо всех сил, какие у меня еще оставались, всадил его куда-то за треугольное ухо мутанта. Надо мной вдруг вспыхнул красным бесшумный кровавый взрыв, и половина тела существа отлетела куда-то в сторону - под ноги моим спутникам. Хватка челюстей на покалеченной руке сразу ослабла, я перевернулся и еще несколько раз попытался воткнуть нож в висевшую на руке голову монстра. Пару раз нож соскользнул, а на пятый - глубоко увяз в глазнице, так, что моих сил уже не хватило его выдернуть.
   Тяжело дыша, я упал на спину, надо мной мелькнуло лицо Петровича, что-то закричал Белыч, я сомкнул пересохшие разом глаза и отключился.
   Пришел в себя от монотонного бубнежа Петровича:
   - .... что-то делать. В таком виде он идти не сможет, а без него я никуда не пойду. У тебя еще остались артефакты для такого случая?
   - Остался один, - с тоскливой грустью в голосе сознался Белыч. - На крайний случай берег, да и денег он стоит.
   - Не стоит в такой ситуации говорить о деньгах. Я обижусь. Ага?
   - Ладно, - с неохотой согласился проводник и через минуту я почувствовал, как к моей полыхающей жаром руке привязали что-то еще более горячее. - Только ускоренная регенерация из него все силы высосет, а он крови много потерял. Радиация опять же от камешка, а компенсировать - нечем. Разве только "Логол" впендюрить? Как бы хуже не получилось.
   Петрович что-то пробормотал про себя, еле слышно, и отчетливо сказал:
   - Но не убъёт же? Делай, и всё! О медицинских аспектах потом поговорим.
   Я заворочался и открыл глаза.
   Я лежал на диванчике в незнакомом помещении, освещенном одним тусклым фонарем. Белыч сидел на стуле передо мной и занимался моей рукой, а Корень навис надо мной и пытался освободить от одежды кровоточащий бок. В ножнах на его бедре я заметил рукоятку WASP-ножа, спасшего меня от смерти. Подвигав языком в пересохшем рту, я нашел в себе силы спросить:
   - Что это за тварь?
   - Петрович, он очнулся! Макс, все хорошо, потерпи немного, сейчас перевяжем, обколем трамалом - должно полегчать, - зачастил проводник, совершенно не обращая внимания на мой вопрос.
   - Потерпи, Макс, - присоединился к нему Петрович, - тебе лучше немного помолчать.
   - Что это за тварь? - упрямо повторил я.
   Они переглянулись, Корень пожал плечами, а Белыч, не прекращая возиться с моей рукой, ответил:
   - Ни разу не встречал такую гадость. Мы осмотрели то, что от неё осталось. Свирепая, должно быть, скотина. Зубов не меряно, лапы с шестью когтями каждая. Такая дрянь чернобыльского пса загрызет - не поморщится. Савелий из "Свободы" рассказывал, что встречали что-то такое: она у них троих загрызла, а остальные пока не поняли, что тут им всем кирдык придет, огня не открывали - по своим попасть боялись. Завалили потом все-таки. Только от зверюги ничего не осталось. Кусок лапы в своем зверинце повесили. А назвать так никто и не удосужился. Очень на кота-переростка похожа. Килограммов так на сорок пять. Острые уши, вертикальные зрачки. Не дай бог, здесь еще таких хотя бы парочка. Кстати, чем это ты её приложил?
   Я молчал, осмысливая его слова, и за меня ответил Петрович:
   - WASP-нож. Вот этот, - он вынул клинок из ножен, раскрутил рукоятку и на ладонь его выпал использованный баллончик. - Когда его втыкаешь во что-то, то надо либо нажать кнопочку, вот эту, - он показал, - либо, дойдя до гарды, он срабатывает автоматически. В баллончике сжатый воздух. Шестьдесят атмосфер. Это все равно, как если в тело разом запихать баскетбольный мяч. Там еще, конечно, есть сильный замораживающий эффект от расширяющегося газа, но основной поражающий фактор все-таки давление.
   - Нормально! - восхитился Белыч. - Это где ж такие дают?
   - У Авгура нашего спросить нужно, - пожав плечами, ответил Корень. - Я ему такого не давал. Эй, Макс, просветишь общественность, где такими игрушками разбрасываются, ага?
   - С Макимота... снял, - ответил я сквозь зубовный скрежет: Корень как раз принялся отдирать от моего бока рваные лоскуты одежды, присохшие к кровавой корке. - А потом забыл... Там еще в рюкзаке один. И... баллоны запасные.
   Корень вылил на меня полпузыря перекиси, а Белыч, не откладывая в долгий ящик, полез в мой рюкзак. Через пару минут послышался его довольный голос:
   - Точно! Еще один! И баллонов: раз, два, три, четыре, пять! Пять баллонов!
   - Парочку отложи. Нет, три - еще по одному в запас. Остальное спрячь. Макс пока не боец, так что бери тот нож себе, а мне пока этот останется. И помоги мне, здесь вот подержи, пока я пластырь наложу.
   Теперь они оба нависли надо мной, в нос шибануло резким запахом давно немытых тел, пылью и порохом.
   - Вот так, хорошо, ещё вот здесь перехвати. Всё, кажется.
   Петрович отодвинулся, критически осмотрел свою работу, махнул рукой:
   - Сойдет. Все равно перевязочного материала почти не осталось. И в этой связи хочу заметить, что это удачно вышло, что тварь здесь на нас напала. Надо по комнатам поискать - где-то обязательно должна быть аптечка, все-таки военизированный этаж. Белыч, один не побоишься поискать?
   - Один? Здесь? Ты шутишь?
   - Ну, спросить-то я должен был, ага? Всё равно ещё мастер-ключ искать. Значит так, Макс, тогда тебе придется полежать одному. Мы прикроем дверь, оставим тебе Сайгу и фонарь. Справишься?
   - М-м-м-м. Вы обещали обезболивающим уколоть. - На самом деле не меня навалилась такая апатия, что стало почти безразлично, кто куда пойдет и кто с кем останется. Хотелось лишь избавиться от сосущей руку и бок боли.
   - Это сейчас, - после минутной возни в мякоть предплечья вонзилась игла шприца. - Вот, скоро полегчает. Держи, Макс, - на грудь мне легла Сайга. - Ну, мы пошли?
   - Идите, - я прикрыл глаза.
   - Макс, ты только не засыпай. Мы обязательно вернемся. Через час в любом случае вернемся - надо будет жгут на руке снять. Жди. И, ради бога, не спи!
   Справа послышались быстрые парные шаги, едва различимо на их фоне стукнула дверь, снаружи провернули ключ и я остался один.
   В голове было пусто как в тот раз - у Зайцева. Все немногие короткие мысли витали вокруг желания облегчить боль.
   На всякий случай, чтобы оценить свою мобильность, я попробовал встать. С некоторым усилием опустил ноги с дивана, оперся на локоть здоровой руки и начал подниматься. С груди на пол, вернее, на мои ноги упал карабин. Я не стал за ним бросаться, резонно рассудив, что ног у него нет, и никуда он от меня не денется. Приняв сидячее положение, решил, что несколько минут отдыха мне точно не помешают.
   Встал. Короткое слово, но процесс оказался мучительным и долгим. Тело заметно потяжелело, раза в три. Сил наклониться за стволом почти не осталось. Перед глазами плыла комната. Похоже, крови из меня вытекла половина.
   Пришлось сесть. Я обрушился на заскрипевший диванчик, некоторое время привыкал к состоянию.
   Боль, вытесняемая трамалом, постепенно уходила, оставляя после себя непередаваемую усталость и тупость ощущений. Руки и ноги слушались с заметным опозданием и очень не точно - как у разбалансированного механизма. Лицо одеревенело, даже моргать получалось с усилием, преодолевая непривычное сопротивление.
   Отдохнув минут пять, я все-таки наклонился за Сайгой. Положил её на колени и посмотрел на руку, обработанную проводником. Чуть выше локтя был наложен жгут, все предплечье перевязано толстым слоем бинта, на внутренней стороне проступали очертания какого-то артефакта, пожертванного мне Белычем. Под ним слегка пощипывало.
   Как смешно получилось: за последние несколько дней я впервые оказался один и ничем не занят, самое время поразмышлять о странностях, происходящих вокруг. Только злая ирония в том, что я сейчас и к пяти пять прибавить не смогу без ошибки. Напрягать извилины бесполезно. Остается только сидеть, тупо уставившись в противоположную стенку, ждать, когда вернутся Петрович с Белычем и, сообразуясь с рекомендациями Корня, молиться, чтобы с ними ничего плохого не случилось.
   Свет от фонаря заметно потускнел, налился нездоровой краснотой, но еще позволял мне видеть закрытую дверь, стенку передо мной и кусок потолка над ней.
   Как-то вдруг пришло осознание, что я машинально твержу про себя последний наказ Петровича:
   - Не спать, не спать, не спать...
   Вместе с этим я почувствовал, как этот монотонный заговор убаюкивает меня, клонит в сон, расфокусирует зрение. Я помотал головой, прогоняя наваждение, скребнул рукой по перевязанному боку, порождая вспышку неприятных ощущений, разом прогнавших сон.
   За дверью что-то зашуршало. Я рефлекторно напрягся, приготовившись стрелять.
   В замке что-то щелкнуло, и громкий шёпот снаружи предупредил:
   - Свои, Макс, не стреляй!
   В проёме показался Корень, следом за ним скользнул проводник.
   - Ты как? - Петрович сел рядом со мной. - Смотрю, держишь хвост пистолетом? Не говори ничего, тебе пока лучше молчать.
   Белыч где-то добыл стул и уселся напротив, не забыв, впрочем, еще одним стулом подпереть дверную ручку.
   - Мы нашли ключ, - доложил Корень, - вот он, наш Золотой Ключик, - он сунул мне под нос пластину с дырочками, мало похожую на любой ключ, встречавшийся в моей жизни, - ещё в тире набрали патронов для твоего карабина, три светодиодных фонаря, ну и так по мелочи: консервы, бронежилеты, аптеку здешнюю разорили. Ты сам-то как?
   - Уже лучше, - соврал я.
   - Ага, я вижу, - Петрович недоверчиво осмотрел меня. - с кем воевать-то собрался со сложенным прикладом?
   - Что? - я сразу не сообразил о чем это он.
   - Приклад говорю раскрывать нужно, когда стрелять из этого, - он постучал ногтем по моему карабину, - собираешься. Там же предохранитель.
   - Да ладно тебе, Петрович, - вмешался сталкер, - парень чуть к предкам на свидание не отправился, а ты про какой-то предохранитель трындишь!
   - Если бы вошли не мы, он бы точно к предкам отправился, - сварливо настаивал Корень.
   - Но ведь мы же вошли? Завязывай, брат. Давай лучше его лапу посмотрим.
   Петрович еще несколько секунд смотрел на меня, что-то оценивая, потом без слов встал, уложил меня горизонтально и занялся рукой.
   Теперь я имел возможность видеть - во что превратилась моя конечность. После снятия бинтов показалась белая, обескровленная поверхность кожи, пересеченная множеством багровых, вроде бы даже пульсирующих, рубцов. Кровь нигде не проступала и Корень, при молчаливом согласии Белыча, решился на снятие жгута.
   Сразу от локтя до ладони закололо тысячей маленьких игл, но вместе с тем наступило необъяснимое облегчение.
   - Мощная штука, - Петрович держал в руках сморщенную "душу". - Пригодиться ещё?
   - Вот это? - Белыч покачал головой. - Выбрось и забудь. Своё дело она сделала. На боку тоже всё зарубцевалось наверняка. Сейчас бы переливание крови организовать - через пару часов он бы уже бегал.
   - Переливание? Посмотрим. Давайте собираться. - Петрович осмотрел груду вещей сваленных на полу. - Макс, идти сможешь?
   Ничего не отвечая, я поднялся на ноги, сделал несколько неуверенных шагов. Сильно штормило, но передвигаться я уже мог. Не быстро и держась за стенку, но сам! Я утвердительно кивнул.
   - Отлично! - Петрович склонился над рюкзаками, выудил из кучи мой ГШ, вложил его в мою ладонь. - Тогда берем вещи и мотаем отсюда!
   Возвращение в облюбованное нами "Бюро пропусков" заняло еще час. Мы часто, в основном из-за меня, останавливались, а когда шли, нас могла обогнать любая черепаха. Мои спутники заметно устали - ведь все это время им пришлось переть на своих горбушках колограммов по сорок всякой всячины.
   Наконец Петрович открыл перед нами уже знакомую зеленую дверь, а Белыч помог мне доползти до стола. Едва оказавшись на горизонтальной поверхности, я уснул.
   Мой сон, видимо, спровоцированный обезболивающим, был очень ярок, насыщен звуками и запахами. Снилось мне, как сидя в летнем кафе с Петровичем - в тени столетних чинаров, возле приятно журчащего арыка - мы лениво попивали пивко. На столе уже громоздилась целая батарея пивных кружек, воздух вокруг пропитался запахом табака и ментола, а пьяное забытьё никак не приходило. И тогда Петрович предложил отполировать выпитое чем-нибудь покрепче. Мы с жаром принялись обсуждать, что в такой ситуации использовать: перебрали множество вариантов от банальной водки до местечковых напитков вроде Асбах Уралт, и только тут заметили сидящего на третьем стуле Белыча. Он держал на коленях большую черную сумку и очень печально смотрел на нас. Петрович поинтересовался его настроением и в ответ мы услышали печальную повесть о том, как лучшего друга нашего проводника захватили коварные террористы. Вместе с другом в заложники попали еще два десятка людей, с которыми боевики укрылись на территории городской психушки. Мы немного посочувствовали его горю и спросили, можем ли чем-то помочь. Оказалось, что вполне можем, и более того, сталкер рассчитывает лишь на нашу помощь. Он расстегнул молнию на бауле и перед нами предстал разнокалиберный арсенал водяных пистолетов.
   Петрович заявил, что с таким запасом ему сам черт не страшен и принялся обвешиваться разноцветными игрушками, со стволов которых капала вода. Я спросил - наше ли дело заниматься освобождением заложников? И Белыч объяснил мне, что в Зоне никаких групп антитеррора не водится, а ждать, когда они прибудут из Москвы - значит подвергать риску жизнь захваченных, потому что боевики, хоть и не выдвигали никаких требований, но все равно обещали убивать по одному заложнику каждые полчаса. Петрович возмутился такой наглостью "уродов" и пообещал нам замочить их всех. В подтверждение своих слов он пару раз прицельно брызнул в мусорный бак.
   Как-то очень быстро мы оказались перед воротами психбольницы, я лишь успел заметить промелькнувшие фоном дома характерной застройки, очень распространненой в Советском Союзе в начале шестидесятых годов, когда целые города возводились по единому плану.
   Перед железными воротами Белыч кратко проинструктировал нас об особенностях операции, несколько раз повторив, что террористы, чтобы не быть узнанными, могут переодеться в белые халаты врачей и санитаров. Поэтому надо мочить всех!
   Я не успел вставить ни слова из своих сомнений относительно того, что врачей вобщем-то мочить незачем, как Петрович могучим пинком снес ворота, преграждавшие путь нашей освободительной бригаде.
   И закрутилось! Мы шли и стреляли, стреляли, стреляли. Разноцветными брызгами во все стороны. И невинные врачи и злобные боевики падали, падали, падали перед нами.
   Как это часто бывает во сне - вдруг пришло знание, что заложники находятся на чердаке самого высокого корпуса больницы. Пополнив боезапас у ближайшего гидранта, мы двинулись на штурм. Здание почему-то оказалось обернутым серпантином, блестящим, искрящемся в лучах закатного - уже закатного! - солнца. Нам удалось без потерь преодолеть эту мощную преграду, но перед самой парадной дверью на Белыча набросился санитар, выскочивший из-под крыльца. Перед тем как его замочил Петрович, переодетый боевик успел обрызгать нашего антитеррористического вдохновителя из полулитрового шприца! Белыч умер не приходя в сознание, пробитый мутной струей сразу в десяти местах. Петрович, сняв с головы неизвестно где подобранную шапочку для купания, всплакнул над телом товарища и приказал мне двигаться дальше.
   Теперь к благородному порыву освобождения несчастных добавилась выжигающая душу месть за смерть боевого товарища! Мы замочили всех! Даже пару серых крыс, подбиравшихся к нам с тыла. Ценой этого невероятного прорыва стали несколько ранений Петровича. Он остался на последнем этаже, облитый с ног до головы, не в силах сделать дальше ни одного шага. Напоследок он велел мне крепиться и не спускать мерзавцам нанесенных обид.
   Я добрался до чердака, сопротивление террористов было сломлено, и я видел в окно как их главный - бородатый, увешанный кинжалами боевик, спешно влезает в УАЗ "скорой помощи", и, не закрывая дверь, уносится прочь с территории больницы.
   Чердак встретил меня, обессилено бредущего под его покатыми сводами, неестественным спокойствием. Ничего, кроме стоящей в центре одинокой кровати на колесиках, на которой что-то лежало! Я подошел ближе и откинул серую застиранную простыню. Под нею в позе эмбриона лежал Борис Зайцев! Он открыл свои глаза, и прошамкал беззубым ртом: "Ты дошел! Я знал, что ты придешь, чтобы сменить меня!" Я оглянулся вокруг и увидел, как на окна и двери грохоча опускаются стальные решетки, и всюду из воздуха появляются такие же кровати с колесами, на которых лежат и стонут прикрытые простынями люди. Зайцев сел и дьволически расхохотавшись, сказал: " Здесь, на самом верху, остаются только самые больные и опасные для окружающих психи! И все эти безумцы пришли сюда сами! Спасать заложников с помощью водяных пистолетов!"
   И тогда я заорал что было сил, упал на пол, забившись в приступе, и выскочившие из стен санитары стали связывать меня детонационными шнурами и обливать холодной водой, отчего сделалось больно всему телу, а рука и бок загорелись!
   Как будто от какого-то толчка я проснулся, мокрый от пота, в полной темноте. Рука и в самом деле неприятно ныла - действие обезболивающего закончилось. Я сел.
   Петрович, кемаривший на крутящемся стуле, услышав моё шевеление, зажег фонарь, отвел его чуть в сторону, чтобы не слепить меня, и, прикрывая глаза рукой, обеспокоенно встал. Увидев, что я уже сижу на столе, и вроде как чувствую себя значительно лучше, улыбнулся:
   - Как оно, Макс?
   - Почти.
   - Ну и славно! А что с лицом?
   - Кошмар приснился, странный. А где Белыч? - оглядевшись вокруг, я заметил отсутствие проводника.
   - За аккумуляторами пошёл. Уже бы и вернуться пора. Если у тебя все нормально, я пожалуй, схожу, посмотрю, где он там застрял, ага?
   Он не успел собраться, как в дверь требовательно постучали.
   - Кто там? - Расовывая пистолеты по петлям, спросил Корень. Более идиотского вопроса в нашей ситуации придумать было нельзя. Кто еще может стучать в подземелье, отрезанном от внешнего мира? Наверное, мутанты на огонек - в гости - заглянули!
   - Открывай скорее, брат! - голос Белыча был не на шутку взволнован. - Там опять зомби бродят!
   - Иду, - Петрович откинул задвижку и в помещение ввалился наш проводник.
   Закрыв за ним дверь, Корень вернулся на свое место.
   - Принес?
   - Да, всё забрал, всё заряжено под горлышко! Уже назад возвращался, смотрю - возле пожарного выхода пара мертвяков крутится! Я бегом, вроде не видели. Не стал стрелять, чтоб хозяина не злить.
   - Это ты правильно сделал, - одобрил Петрович.
   Я уже давно заметил, что люди, бывшие на Большой земле круче самых крученых поросячьих хвостиков, попав в Зону, сначала теряются, потом, если выживают, понемногу приходя в себя, начинают с преувеличенным вниманием относиться ко всем мелочам, в которых ровным счетом ничего не понимают. У Петровича, похоже, наступил именно этот период.
   - Посмотрим, - неуверенно произнес Белыч и выложил на стол рядом со мной свою добычу.
   После того как мы убедились в полной зарядке аккумуляторов, опробовали новые фонари, оказавшиеся гораздо сильнее наших, Петрович предложил заняться прокладкой маршрута. Мы разложили на столе чертежи и стали искать оптимальный путь.
   До шестого этажа, судя по нанесенным на ватман меткам, располагались административно-хозяйственные и вспомогательные службы - вроде вычислительного центра, технического этажа, компактной мастерской, бухгалтерия, и прочие околонаучные работники. Начиная с шестого - шли лаборатории. Названия их нам ни о чем не говорили - как правило, короткий цифробуквенный код. С трех сторон от основного строения располагались колодцы грузовых лифтов: два под двухтонные механизмы и один - под пятитонный. Запустить их мы не надеялись и даже не стали обсуждать такую возможность. На всякий случай я проверил соответствие наших электронных планов из ПДА с теми бумагами, что сейчас лежали перед нами. Тождество было стопроцентным. Если раньше и оставались какие-то сомнения, что мы могли забрести не в ту сторону, то теперь стало понятно, что мы вышли на верный путь!
   Наша, казалось бы, прямая дорожка - в виде пожарной лестницы, обрывалась на этом самом шестом подземном уровне, по неведомой прихоти проектировщиков проходила через два этажа с другой стороны сооружения, и затем начинала петлять как заправский алкоголик, выскакивая из этажей то справа, то слева от основной шахты лаборатории.
   Белыч предложил использовать оставшуюся у нас веревку для спуска от шестого до двенадцатого яруса, но на боковом разрезе строения мы обнаружили, что в тех местах, где лестница отсутствовала, никто не удосужился прорубить удобные для спуска колодцы.
   Петрович выслушал все наши фантазии и вынес очередное командирское решение:
   - Пойдем по пути наименьшего сопротивления - там, где открывается. А сейчас предлагаю плотненько перекусить, Максу прописываю сто граммов коньяка. Поспим и в дорогу. Число сегодня какое?
   Белыч достал свой коммуникатор, сверился с его показаниями и, не веря себе, ответил:
   - Первое июля. Шесть часов утра. Сбился что ли? Нет, вроде. Мы здесь уже почти трое суток. А кажется, будто только вчера спустились.
   Я проверил свой ПДА. Он тоже показывал первое июля, шесть часов, девять минут.
   - Я думал сейчас вечер, - Петрович вытряхнул на стол какие-то консервы из той партии, что им удалось найти на втором ярусе. - Белыч, плесни Максу коньяка немного. Для восстановления, ага?
   - Блин, я тоже хочу восстановиться, - Белыч нехотя откупорил бутылку и налил на дно кружки жидкости на два пальца.
   - Что за человек! - восхитился Корень. - Тебя почему Белычем назвали? Тебе больше Исаакович подходит.
   - А-а, - сталкер протянул мне кружку, - это из юности. Я тогда выпить любил.
   - Да ты и сейчас в этом деле совсем не дурак, - усмехнулся Корень. - А Белыч-то почему?
   - Анекдот такой есть про обкурившуюся ворону, которая не дала медведю курнуть и аргументировала отказ фразой: "А тебе, Белка, хватит!", - Белыч мечтательно улыбался, видимо, вспоминая молодые годы, - Вот и мне друзья так часто говорили. А потом прилипло - "Белка, Белка". А когда постарше стал - переделалось в "Белыч". Вот так как-то.
   - Занятно, - Корень вскрыл поочередно три банки и уселся. - Я уж подумал, когда ты про выпивку заговорил, что про белую горячку история будет.
   - Чего не было - того не было! Хотя, конечно, близок был. И не раз. Теперь-то вовсе не пью. В последние дни что-то накатило. Наверное, перенервничал с вами.
   - Налетай, громадяне! - Корень радушным жестом пригласил всех к столу.
   Я выпил коньяк залпом, так, как пьют самогон, выдохнув из себя весь воздух, и опрокинул жидкость из кружки глубоко в глотку, чтоб, не дай бог, коньяку не вздумалось рвануться обратно. Взялся за банку с датской ветчиной трехлетней давности - мне удалось рассмотреть срок её изготовления на слегка почерневшей этикетке. Строка со сроком годности не читалась, но я подумал, что это к лучшему. Запах нормальный, внутри плесени не видно. Наверное, съедобна. Отбросив сомнения, стал жевать.
   Белыч, громко и часто чавкавший, вдруг на секунду застыл на месте, положил в банку свою раскладную ложку, а потом, с усилием проглотив кусок, задучиво произнес:
   - Про Балдерса вдруг вспомнил. Получается, что Макимот с подельниками за нами шел?
   - Ну и что? - Петровича, далекого от местных раскладов, этот вопрос совсем не заботил, а я понял, что насторожило проводника. Только удивительно, что так поздно. С другой стороны - он ведь не читал всей переписки несостоявшихся киллеров.
   - А то! От логова Скулла в лес ведут лишь две дорожки. В обход тоже можно, но долго. За сутки никак не обернуться. Так, брат?
   - Наверное. И что? - Петрович тоже отставил свою банку.
   - По одной прошли мы. И за нами никто не шел. Черт, сложно объяснить, но по времени не получается. Если они шли за нами, то должны были появиться позже. Часа на два. И не с той стороны, откуда они пришли!
   - Ну?
   - Баранки гну! Значит, они пришли со стороны поста "Монолита"!
   - Ясен пень! - Петрович снова взялся за отставленную было банку. - Ну теперь-то все понятно! - иронии в его словах хватило бы на троих, - Нас-то это каким боком касается?
   - Вас? Не знаю, - пробормотал Белыч, - пока не знаю. Послушай: есть клан "Монолит", я не знаю, говорит ли тебе это название о чем-нибудь, но здесь они считаются конченными психами. Сектанты, маньяки - это все про них. Клан известен тем, что никогда и ни с кем в Зоне не договаривается! Я слышал, что они вообще уже не люди. Полумутанты - полузомби. Но, тем не менее, это одна из сильнейших, а может быть, и самая сильная группировка от Припяти до Чернобыля. Посылка понятна?
   - Ага, продолжай.
   - Вопрос: могли ли те три придурка, которых мы успокоили на дороге, захватить пост "Монолита", на котором мы видели караван и двух киборгов?
   Петрович, начиная что-то понимать, прекратил жевать и нахмурился.
   - Да никогда! - сам себе ответил сталкер. - А что это значит? А это значит, что Балдерс с "Монолитом" все-таки договорился! И, вероятнее всего, договаривались они не по причине неприязни к двум заезжим жуликам, укравшим гуся. Игра идет по-крупному, раз уж Балдерсу пришлось с сектантами дружить!
   - Всё, здаюсь! - Петрович поднял руки вверх. - Ты вывел нас на чистую воду! Это мы застрелили Джона Кеннеди и вынуждены скрываться в этих катакомбах! - Он налил себе в кружку минеральной воды из запасов охраны лаборатории. - Ты это все к чему рассказал, уважаемый?
   - Задумался просто, в очередной раз. Во что вы меня втравили, парни?
   - Не грузись, - посоветовал Корень. - Забей! Твое дело телячье - куда стадо туда и ты.
   Белыч поёжился:
   - Что-то не охота мне телком прикидываться, как бы на заклание не попасть! Иметь Балдерса и "Монолит" на хвосте за "просто так" мне не улыбается.
   - Началось, - устало вздохнул Петрович. - Сколько тебе надо добавить, чтоб ты шел вперед и с песней?
   - За деньги на смерть не ходят. - Невинно хлопая глазами, сообщил сталкер. - Только за большую идею: любовь к Родине, победу коммунизма, нерушимую дружбу, власть над всем миром, на худой конец - за очень большие деньги. Вот вы за чем идете?
   Петрович посмотрел на меня и беззвучно расхохотался. Он смеялся самозабвенно, хлопая себя по ляжкам, тряся головой, и даже пару раз пребольно ткнул меня кулаком в зудящий бок. Белыч растерянно улыбался.
   - Белыч, - отсмеявшись, серьёзно сказал Корень, - давай не будем превращать наше приключение в дешевый боевик, ага? Я ведь, честное слово, ответить тебе хотел что-то вроде: - он сделал страшное лицо и прошипел, - "Сталкер, если я тебе скажу об этом, мне придется тебя убить!"
   Белыч понятливо хмыкнул, но на всякий случай спросил еще раз:
   - Не скажете? А, Макс?
   - Перестань! У тебя своих проблем не хватает, чтоб ещё и наши на себя грузить?
   - Ладно. На нет и суда нет. Когда меня будут резать на алтаре "Монолита", я буду пошло вспоминать о двух тысячах баксов, которые остались у Скулла.
   - Хорошие, кстати, деньги! - Петрович почти успокоился. - Вот что я тебе скажу, сталкер - поверь, я сделаю все от меня зависящее, чтобы ни "Монолит", ни вшивый Балдерс никаких претезий к тебе не имели. А моё слово стоит недешево. Такой вариант тебя устроит?
   - Как промежуточный. Я же все равно с вами до конца буду? Наверное, сам все увижу.
   - Нет, Белыч, неправильный ты себе позывной выбрал. - Корень скинул разгрузку, освободился от бронежилета, и лег на свободный стол. - Все-таки нужно было Моисеевичем назваться. Ладно, други, свет у нас нынче в дефиците, поэтому объявляю отбой. Кому надо до ветру - прогуляйтесь к шоссе. Только не по одному. Нет, давайте все втроем, Макс ещё на полноценного бойца не тянет.
   Через двадцать минут, исполнив все рекомендации Петровича, мы улеглись. Сон в этот раз не приходил долго, рука и бок беспрестанно ныли, и, проворочавшись полчаса, я заметил, что над тем местом, где лег Корень, засветился красноватый тлеющий огонек. Это должна была быть последняя остававшаяся у него сигарета. Я вспомнил, что когда выносили мумий, в кармане пиджака "толстушки" я нашел полупустую пачку ментолового "Вог`а".
   Я встал со своего места, включил ПДА и при тусклом свете его экрана нашел в рюкзаке свою заначку. Я отдал её Корню. С минуту он лежал молча, потом глухо проронил:
   - Спасибо, Макс. Это лучше, чем ничего.
   Он сел, достал из внутреннего кармана портсигар, стал бережно укладывать сигарету к сигарете.
   - Петрович, - уже давно одна мысль не давала мне покоя, и сейчас я решил её озвучить, - тебя в банке не потеряют?
   - Нет, Макс, не потеряют. Я их приучил к своим внезапным отлучкам. Неделю все будет нормально. Потом искать начнут. - Он коротко рассмеялся.- А ещё через пару недель, если не найдут, кинутся делить свалившееся наследство.
   Эти слова меня немного удивили.
   - Ты собираешься торчать здесь больше двух недель?
   - Да что ты, Макс! Нет, конечно! Я бы хоть сейчас отсюда рванул!
   - А что мешает?
   - Ненавижу оставлять за спиной незавершенные дела. И тебе не советую. Потом только труднее разгребать. Если завершение предприятия не грозит тебе смертью - доведи его до конца. И если грозит, то тоже... лучше до конца.
   Мы помолчали, слушая мерное посапывание Белыча.
   - Только вот чувство у меня такое, Макс, как будто именно сейчас я занимаюсь тем, что разгребаю давным давно незавершенное дело. Странно. Что-то вертится в памяти, а что - не могу понять. Ты не знаешь?
   - Нет, Петрович. Чужая душа - потемки.
   - Верно, потемки, - согласился Корень. - Ладно, давай спать.
  
   Лаборатория. Поход.
  
   - Рота, подъем! - Корень стоял над проводником и пихал его под ребра носком ботинка.
   Я сел на столе, поеживаясь от пробравшегося к телу холодка. Проверил подвижность руки, почесал бок. Если не считать общей усталости, то чувствовал я себя довольно прилично.
   Белыч приходил в себя дольше, а когда вскочил, принялся имитировать интенсивную утреннюю гимнастику. Запала на долго не хватило - уже через пару минут он плюхнулся на стул, и мечтательно протянул:
   - Эх, пожрать бы!
   - Жрать - дело свинячье, - поправил его я. - Но что-то в желудок закинуть не помешает.
   - Лови, проглот, - Корень бросил Белычу банку с тушенкой.
   Тушенка оказалась куриной - с приличным количеством дробленых костей, ни при этом достаточно вкусной и необыкновенно сытной.
   Через час, полностью экипировавшись для дальней вылазки, проверив по три раза оружие, боеприпасы, фонари, веревку и герметичность фляг с минералкой, мы вышли по намеченному маршруту.
   В этот раз решили обойтись без носильщика в моем лице, Петрович побоялся, что в нужный момент не смогу бежать или споткнусь или надорвусь. Груз распределили приблизительно поровну, мне даже достался рюкзак легче остальных двух. Мои ножи мне так и не вернули.
   По знакомому пути мы дошли до третьего этажа, не встретив ни зомби, появления которых уже почти не боялись, ни контролера, при упоминании о котором лоб Белыча покрывался холодной испариной, ни собратьев подравшей меня кошечки. Как будто и нет никого - тишина, темнота, спокойствие как на кладбище. Я, конечно, имею в виду нормальное кладбище, а не то, близ Копачей, мимо которого без хорошего проверенного ствола ходить не стоит даже днем.
   До самого шестого яруса добрались без приключений, и даже суеверный Корень перестал нашептывать мне в ухо свои бесконечные молитвы - как раз, когда я хотел ему было предложить почитать какую-нибудь "умно-сердечно деятельную молитву", чтобы хоть пару минут послушать окружающие нас шумы. От льющихся сплошным потоком "еси, небеси, Дева премудрая, молись о нас, даруй ми зрети мои прегрешения, очисти ны от всякия скверны..." я к тому времени раскалился добела. Я совсем не против, когда люди во что-то верят, иногда без этого вообще никак, но нельзя же так издеваться над моим ангельским терпением! Даже у настоящих ангелов оно не безгранично! Молитва для Бога или там святым каким, но мои уши здесь вообще не причем!
   Дверь шестого этажа преподнесла нам неожиданный сюрприз: Петрович долго тыкал в неё найденным ключом без всякого толка, пока не стало понятно, что дверь просто перекошена и дальнейшие усилия приведут лишь к поломке самого ключа и ни к чему больше.
   Белыч с сожалением проводил взглядом очередной кусок шланга, который уже считал своим, но задерживаться у двери не стал.
   С каждым разом наши саперно-минерные изыски становились увереннее и быстрее. Последнюю закладку Петрович подорвал уже через восемь минут после начала установки.
   Когда в ушах перестало звенеть, мы вернулись к вскрытой двери.
   Войдя на шестой этаж, на минуту замерли, прислушиваясь и принюхиваясь к потяжелевшему воздуху глубокого подземелья. Лучи всех трех фонарей по очереди мазнули по стенам, и Белыч вынес вердикт:
   - Шлюз.
   Перед нами открывался узкий, едва ли больше двух метров в ширину, коридор со стеклянными стенами, перегороженный герметичными дверями. Эти двери, изготовленные из полностью прозрачного пластика - поликарбонат или что-то подобное, лишь самую малость искажали свет, немного его отражали, но в целом сквозь них был хорошо виден следующий участок шлюза, с с двух сторон оснащенный боковыми входами. Стены, слегка выгнутые наружу, почти не позволяли разглядеть, что творится в темноте за ними.
   Белыч прислонил фонарь отражателем к правой стене, показал нам, что мы должны выключить свои, чтобы он увидел, что расположено за стенами шлюза.
   В окутавшей нас темноте тонкий луч скользнул по полу за стеклом, выхвытил пару передвижных стоек заставленных компьютерами с множеством подключенных к ним проводов, уперся в бронированную капсулу гигантского автоклава.
   Белыч шагнул вперед, не отнимая фонаря от стены, световое пятно скользнуло за ним, соскочило с блестящего бока сушильного шкафа и застыло на ком-то, облаченном в белый скафандр. Он лежал ничком, широко раскинув в стороны руки и ноги, похожий на большую куклу. Рядом обнаружился еще один, сидевший на полу, опираясь спиной на двухдверный холодильник.
   Белыч направил свой фонарь сквозь левую стену. Здесь, наверное, безумствовал какой-то маньяк, обладающий силой Голиафа: металлические столы вырваны из креплений в полу, перевернуты и погнуты, всюду валяются растоптанные электронные платы, с потолка до пола свисают толстые жгуты проводки. По всей площади, куда дотянулся свет фонаря - бумага. Частью горелая, частью рваная. Примерно такой разгром показывали в каком-то научно популярном фильме, посвященном тайфунам и торнадо. Удивительно, что перед этим буйством устояла стенка шлюза.
   Мы с Петровичем шли вслед за сталкером, пока он не уперся в пластиковую дверь.
   Теперь вперед выдвинулся Петрович, покрутил в панели сбоку своим "магическим" ключом. Ничего не произошло, но Корень, вынул нож, просунул его между створками, и слегка провернув его, заставил створки раскрыться.
   Мы попали в тамбур, из которого было три выхода - два в стороны, и один прямо перед нами. Петрович, не обращая внимания на боковые ветки, прошел к дальней. Повторил операцию вскрытия и перед нами открылся второй участок шлюза.
   Белыч опять пристроился в голове колонны, но на этот раз не стал разглядывать застеколье, а крадущимся шагом преодолел оставшиеся двадцать метров и замер перед выходом на пожарную лестницу.
   - Чего встал? - зашептал сзади Корень.
   - Ключ давай, - донеслось от проводника.
   - Какой еще тебе ключ? Я же говорил - выход свободный! Ты чем слушал?
   - Не ори, брат, - Белыч чем-то щелкнул, и перед нами показались уже знакомые серые стены пожарной лестницы.
   Сталкер шагнул вперед и присел, что-то высматривая на металлической площадке.
   - Что там? - я чуть было не кувыркнулся через его спину.
   - Следы, - Белыч отодвинулся чуть в сторону, позволяя и мне ознакомиться с находкой.
   В глубоком слое пыли - в сантиметр толщиной - четко проступали очертания трехпалой птичьей лапы. Между пальцами свободно поместилась бы моя ладонь, а в длину след был не меньше чем полтора моих. Я посветил дальше, и на ступенях нашлись еще несколько отпечатков.
   Над нами навис любопытный Петрович, озадаченно потер подбородок:
   - Если бы я не знал точно, что это невозможно, я бы поспорил, что здесь бродил страус, ага?
   - Четырехлапый, - спокойно добавил Белыч. - Прямоходящий.
   - Четырехлапый страус? Оригинально. А откуда такие выводы? - спросил Петрович.
   Белыч ничего не ответил, лишь поднял фонарь, осветив противоположную стену: на уровне человеческого роста в бетоне четко виднелись глубокие параллельные борозды, идущие ровными вертикальными рядами.
   - Не знаю насчет прямоходящего, - усомнился Петрович, - медведь об сосну так же когти точит.
   - Знаешь, командир, - Белыч встал во весь рост, - что-то мне не очень хочется дальше идти. Боязно.
   - Как хочешь. Можешь идти обратно. - Корень демонстративно подкинул на ладони мастер-ключ.
   - Я же не сказал, что не пойду.
   - Как хочешь, - повторил Петрович, - не думаю, что без тебя мы не доберемся до места.
   Проводник недолго потоптался на месте и, приняв решение, спустился на ступеньку, оглянулся и сказал:
   - Правильно. Пусть они нас боятся. Кого встретим, того вздрючим. Так, командир?
   - Взрослеешь, брат, - усмехнулся в ответ Петрович, и ладонью, мягко, подтолкнул меня следом за сталкером.
   Мы преодолели два этажа, следуя за отпечатками трехпалых лап, и остановились перед пустым входом на восьмой этаж. Дверь валялась под узкой лестничной площадкой, изломанная, как лист картона. Проводник выключил фонарь, к чему-то приглядываясь. В проёме мелькали далекие, еле различимые огоньки, разных цветов, мигающие, они, казалось, парили в воздухе, похожие на лесных светляков, если, конечно, насекомые вырастают до размеров гандбольного мяча. Белыч снова включил свет и осторожно пошел вперед.
   Сразу за герметизирующим порогом начинался уже привычный коридор шлюза, он тянулся на десять шагов вглубь, после чего обрывался. Дальности диодного фонаря хватило, чтобы разглядеть у противоположной стены такой же короткий обрубок шлюза, выводивший к новому спуску. Метров двадцать предстояло пройти по усыпанному крупными стеклянными осколками полу.
   Мы с Белычем, высунувшись с разных сторон за край разрушенного шлюза, осмотрели окрестности.
   Привидевшиеся нам огни оказались цветками какого-то разросшегося растения - его заросли виднелись и справа и слева от нас. До ближайших можно было - при большом желании - дотянуться руками. Цветки, похожие на гигантские одуванчики, даже не цветки, а непонятные образования на тычинках, растущих из мясистых чаш, сильно напоминающих отлитые из чугуна декоративные мусорные урны. Под ними едва заметно глазу колыхались длинные листья, почти как у алоэ, но все-таки больше похожие на осьминожьи щупальца. С нескольких, сломанных, повисших безжизненными плетями, текли скупые капли красноватого сока.
   Под потолком висели квадратные плафоны светильников, тянулись металлические трубы поливочной системы, оснащенные спринклерами, или дренчерами, или черт знает, как эта фигня у огородников называется.
   Оранжерея, что ли?
   Чем, учитывая специфику заведения, они здесь занимались? На ромашках гадали - "любит, не любит"?
   Белыч потянул меня за рукав. Под кустом с его стороны лежала трехпалая гниющая лапа.
   - Хм...- раздалось над головой тихое покашливание Петровича, - я вообще-то не биолог, и тем более не ботаник, но сдается мне, что розочки плотоядные.
   - Как росянка? - я слышал краем уха о настоящих плотоядных растениях, жрущих насекомых.
   - Долбанувшаяся росянка, жрущая трехпалых мутантов, - добавил Белыч.
   Ближайшие к нам растения начали проявлять беспокойство. Листья зашевелились быстрее, один из них осторожно, огибая битое стекло, пополз по полу к шлюзу.
   - Валим! - коротко скомандовал Корень.
   Преодолеть двадцать шагов бегом, даже нагруженным не очень легкой поклажей - пять секунд. Мы уложились в это время, я чуть отстал - все еще не восстановился и пару раз подскользнулся на стекле. Запрыгивая на площадку шлюза, оглянулся: над цветными огоньками колыхался целый лес листьев-щупалец, разбуженных нашим спуртом, шарящих по потолку и стенам. Некоторые из них уже добрались до того места, откуда мы только что сбежали.
   Белыч с разбегу открыл перед нами выход, а Петрович заметил моё отставание и мощным рывком выдернул меня из шлюза. Дверь захлопнулась.
   Хоть забег получился недолгим и совсем не быстрым, дышали все тяжело, Петрович даже присел на корточки, держась за поручень.
   - Вы видели, - спросил я, когда немножко отдышался, - как листья встопорщились?
   - Листья? - хмыкнул Белыч. - Как обратно пойдем? Без огнемета здесь делать нечего.
   - Шланг есть, - напомнил Корень. - Метров десять еще. Такой фейерверк сделаем, что всю эту трявянистую гадость потом можно будет совком собирать, ага!
   - Белыч, эта дрянь твоего четырехлапого страуса не всего сожрала. Ногу, наверное, для тебя оставила? - Моя простая мысль почему-то вызвала сначала натянутые улыбки у спутников, а потом мы расхохотались все втроём.
   - Воды дайте, - успокоившись, попросил Петрович.
   После Петровича к бутылке присосался Белыч, потом протянул её мне. Я хотел отказаться, но Корень настоял, убедительно прочитал короткую лекцию о кровеобразовании и напоследок сообщил, что для восстановления потерянной крови жидкости нужно пить не сколько хочешь, а сколько можешь.
   Девятый этаж встретил нас запахом застарелого пожара, еще одним лопнувшим шлюзом, потеками горелого пластика с потолка и грязными лужами на черном плиточном полу. Белыч поковырял в одной из луж подвернувшейся под руку железякой, перебаламутил её, подняв со дна облако сажи, провел фонарем из края в край по поверхности блестящей воды. У самой стены лужа, казалось, поднималась вертикально и исчезала в молниеподобном разломе бетонной стены. Недалеко обнаружилось еще пара трещин, сквозь которые тоже сочилась вода. Почти в центре левого крыла в полу зияла дыра, провалившиеся плиты перекрытия уходили на десятый этаж.
   - Я думаю, здесь что-то взорвалось. - Бесстрастно констатировал Петрович.
   - И не единожды, - добавил Белыч, пальцем показывая направо от бывшего шлюза.
   Мы посмотрели в указанном направлении. За валом обуглившегося мусора разрушения были колоссальны! Там не только провалился пол, там и потолок вспучился вверх, сквозь щели в нем свисали белесые корни нынешних обитателей оранжереи. Перекрученная узлами арматура, местами сплавившаяся в невероятные фигуры, кое-как держала на весу тяжелые плиты. Стены двухметровой толщины частично обсыпались, кое-где в прорехи проглядывала скальная порода. Негорючий утеплитель, заложенный в тело стены - я так и не понял, зачем он нужен на глубине сорока метров - торчал во все стороны неопрятными кусками, напоминавшими грязную банную мочалку.
   - Занятные игрушки были у господина Колчина, - Корень вспомнил хозяина директорского кабинета.- Другой бы денежки отмывал, взятки брал, результаты исследований налево продавал, а у этого все в дело! Нужны растения, жрущие все подряд - пожалуйста, маленькая атомная бомба - нате вам, четырехлапый страус - с превеликим удовольствием, киска с акульей пастью - да подавитесь! Хороший, видать, человек был, ага?
   - Страус с ромашками мог и без академика здесь появиться.
   - Вот Белыч, за что не люблю я вашего брата журналиста - так это за отсутствие мозгов! Журналист и мозг - вещи не совместимые в принципе, в силу естественного отбора, - бескомпромиссно заявил Корень. - Как только у кого в этом цеху заводятся мозги, все, считай, для журналистики человек утерян навсегда.
   - Обидные слова говоришь, брат.
   - Какие? Обидные? - Петрович рассмеялся. - Как ты можешь делать какие-то выводы, не обладая достаточной информацией? Сначала сообщим новость, а потом будем придумывать - о чем она, ага? Как это все могло появиться без академика? Ты где-то на поверхности видел что-то похожее? От грязи завелось, как мыши у Парацельса? Они ещё пару лет назад здесь эксперименты проводили. Здание почти герметично. На верхних этажах такая дрянь не водится. Не надо быть Мичуриным или Менделем, чтобы понимать, что за этот срок такие твари сами появиться здесь не могли.
   - Я ж не знал, что всего два года прошло.
   - А я и говорю, что для "подумать" - у журналистов мозгов нет! Посуди сам - пусть они здесь с самого восемьдесят шестого года? Ага? Тридцать лет. Пусть двадцать или десять. Что, по-твоему, они все это время жрали? Друг друга? Тогда за это время должен был остаться только один. Как Маклауд.
   - А что они жрали два года?
   Мне порядком надоел этот бессмысленный спор, возникший на пустом месте, я спрыгнул на пол и направился осмотреть выход, более не вслушиваясь в шипящую пикировку. Они друг другу что-то доказывали, а мне было все равно - причастен ли член-корреспондент к появлению монструозных химер и есть ли у журналистов мозги? Какая разница! Могли бы это выяснять и в более подходящей обстановке.
   Я уже минуты три стоял перед завалом из сгоревшей, сплавившейся в единый металлический ком аппаратуры, до самого потолка перегораживающий наш путь, когда на плечо мне легла рука Петровича, и послышался извиняющийся шепот Белыча:
   - Что-то увлеклись мы. Нервы расшатаны. Клаустрофобия замучила. Что-нибудь нашел?
   - Здесь хода нет. Нужно в пролом лезть.
   Петрович подошел ближе к завалу, пару раз пнул ногой железный бок шкафа - баррикада не шелохнулась, звук получился глухой. С таким же успехом можно пинать саркофаг ЧАЭС.
   Мы дружно втроем развернулись и, скрипя сапогами по саже, аккуратно перепрыгивая друг за другом через блестящие лужи, потопали к дыре в полу.
   Три плиты, провалившись вниз, сложились в конструкцию подобную водяной горке: средняя стала основанием, а две крайние - наклоненными в стороны бортами. И так же как в горке вниз струился тонкий ручей.
   Я подошел к его началу, повозил в ручье носком ботинка. Вода была чистая, без мутной взвеси. Почти идиллическая картинка, если забыть о живописных интерьерах помещений.
   Внизу, у плит что-то виднелось. Наполовину занесенное мусором, лишенное привычных очертаний нечто, в чем было трудно распознать что-то знакомое.
   Мы осторожно, на всякий случай придерживаясь руками за оставшиеся на месте плиты, спустились ниже.
   Наконец, стало понятно, что мы нашли: на десятом этаже нас встретил мертвец, облаченный в белый пластиковый скафандр. Шлем с разбитым стеклом был залит черной грязью, сквозь которую торчала блестящая дужка очков. Материал скафандра оплавился по левой стороне, были видны сломанные ребра покойника.
   Переступив через него, я оказался на десятом ярусе лаборатории. Под ногами - сплошной, глубиной в десяток сантиметров, покров воды, мгновенно пробравшейся сквозь швы ботинок. Она неприятно остудила вспотевшие ноги, пальцы мгновенно свело судорогой, я замер на месте, пережидая неприятные ощущения. Следом за мной сошли и спутники. Белыч недовольно зашипел, Петрович остался невозмутим и с любопытством осмотрелся вокруг.
   Это помещение меньше пострадало от пожара, но всюду, куда доставали наши фонари, мы натыкались на трупы. Они лежали группами и отдельно, в скафандрах и простых халатах, превратившихся в неузнаваемые лохмотья. Их было много. И чем дальше мы отходили от провала, тем меньше повреждений находили на мертвецах. Я насчитал в этой братской могиле тридцать шесть человек, навечно замурованных на глубине в сорок метров.
   Две трети из них погибли от удушья - это было видно по перекошенным лицам, широко раскрытым ртам, сцепленным на горле рукам.
   - М-да... - протянул Белыч, - последний день Помпеи. Огонь сожрал кислород и людям стало нечем дышать. Я такое уже видел.
   Петрович несколько раз перекрестился, опять до слуха донесся быстрый шёпот - "...помилуй мя грешнаго, Господи, помилуй...".
   Настроение и без того было не самым веселым, а при виде этого склепа вообще расхотелось что-то делать.
   Сколько мертвых я увидел за последние дни? Пятьдесят? Сто? Для чего они умерли? Кому и какая польза от их смертей? Эти люди до последнего момента что-то делали, на что-то надеялись, и вдруг - ба-бах! И нет смысла в их жизнях.
   Я сел на чудом сохранившийся крутящийся стул. Закрыл глаза. Нам предстояло пройти ещё всего лишь сквозь один этаж, но мне уже казалось, что дорога наша - сквозь смерть, разрушения и боль, не кончится уже никогда. Мы будем вечно брести по этим каменным катакомбам, ежеминутно натыкаться на препятствия, и чем ближе мы подойдем к своей цели, тем дальше она от нас будет.
   Не знаю, хотелось ли еще Петровичу получить свой волшебный ящик, я желал в тот момент одного - повернуть время обратно и никогда, никогда, никогда не приближаться к Зоне на пушечный выстрел. Забыть, а лучше никогда не знать про всех обитающих здесь мутантов, сумасшедших людях, давно забывших о любой морали и правилах. Стереть из памяти любые воспоминания об артефактах и аномалиях. Будь проклято это место. Уж лучше смерть, чем всю жизнь помнить такое.
   Тогда я дал себе слово, что, если выживу - больше никогда не ступлю на землю между Чернобылем и Припятью. Какие бы сокровища в ней не скрывались. Какие бы тайны и откровения не таились бы за Периметром. Теперь мне до них не было никакого дела! Этот давний пожар сжег ещё, по крайней мере, одну душу.
   Я открыл глаза и посмотрел на своих спутников. Белыч, закусив губу, чесал в затылке, Петрович присел на корточки, что-то ковыряя ножом в воде.
   Прикрывшись от света моего фонаря рукой, Корень посмотрел на меня из-под ладони и задумчиво произнес:
   - Похоже, Макс, из миллиона способов заработать я выбрал самый дурацкий. Только теперь, когда осталось пройти так мало, мы с тобой не должны останавливаться, чего бы нам не померещилось. Нужно доделать дело. Ну... ты знаешь. Мы говорили.
   Я глубоко вздохнул, встал и, ничего не отвечая, первым пошел туда, где должен был располагаться выход из шлюза на пожарную лестницу.
   За спиной послышался вздох Белыча:
   - Вот за это я и не люблю подземелья. Пробудешь здесь сутки, депрессия потом месяц одолевает. А ещё здесь где-то контролёр бродит. Сука.
   Дверь оказалась настежь открыта, а на лестнице лежали ещё двое мертвых в скафандрах биологической защиты, сцепившихся в давней схватке. Тела переплелись в зверином бескомпромиссном поединке не на жизнь, а на смерть, которая не стала выбирать победителя и забрала обоих. Чуть ниже нашелся и третий - в форме охранника, прислонившийся к стене на межэтажной площадке. У его ног лежал подернутый ржавчиной ПМ, а в черепе недоставало приличного куска, на месте которого чернело мерзкое пересохшее месиво. Белыч, а за ним и я осторожно перешагнули через перегораживающие дорогу ноги, боясь случайно задеть мертвецов. Боясь не испачкаться, или задеть давно высохший труп - не желая тревожить усопших.
   Еще полпролета и мы с проводником остановились перед совершенно, на первый взгляд, целой дверью, ожидая, когда явится Петрович со своим ключом. Через пару секунд я оглянулся и застал Корня стоящего над самоубийцей и водящего пальцем по стене, на которой светлело пятно света.
   Мне было все равно, что бы не нашел там Корень, но Белыч полюбопытствовал:
   - Чего там?
   Петрович оглянулся на нас, задумчиво склонил голову на бок, сплюнул на пол и лишь после этой церемонии ответил:
   - Предупреждение, ага. Не очень понятное. Посмотри-ка, может, разберешься?
   Проводник легко взбежал наверх, и теперь они вдвоем тыкали пальцами в бетонную поверхность. Я прислонился к двери, ожидая, чем кончится мозговой штурм моих следопытов. В голове крутился навязчивый мотив старой дебильной песенки "Крематория" - "Мы все живем, для того, чтобы завтра сдохнуть". Я, кажется, ненадолго забылся, потому что вдруг обнаружил себя сидящим на корточках, напевающим бесконечное "..лай-ла-ла, лай-ла-ла".
   Долго отдыхать мне не дали - очень скоро следствие зашло в тупик, и потребовалась помощь. Не знаю, на что рассчитывал Петрович, обращаясь ко мне, ведь в голове моей, кроме мелодии "Крематория", не было ничего. Скорее по привычке - отзываясь на очередную команду Корня, чем по своему желанию, я тяжело поднялся на ноги и проковылял к надписи, накарябанной на стене чем-то острым:
   "С..есь на..на.ца да..га на + 12345..я..ка. Смерть!"
   Буквы и цифры, неровные, сделанные рваными штрихами, были написаны тремя строками, плавали, наползали друг на друга, оставляя впечатление, что писавший был не совсем в себе. И лишь последнее слово читалось легко.
   - Прочитал? - Петрович достал из кармана разгрузки тонкую белую сигарету, пристроил её в губах, но прикуривать не стал. - Понял что-нибудь?
   - Нет. - я на самом деле ничего не понял, да и не старался понять. Просто принял эту надпись к сведению, как заголовок в газете.
   - Ясно. Мы тоже. Думаю, о чем бы это ни было, нужно быть поосторожнее.
   - Спасибо, Петрович, - съязвил проводник, - открыл мне глаза! А я-то дурень думал, что на пикник пришел!
   - Заткнись, - беззлобно оборвал его Корень и слегка подтолкнул вниз, - веди, давай.
   Вслед за Белычем я протиснулся в дверь.
   Все как обычно - темнота, длинные расходящиеся конусом лучи фонарей, шорох осторожных шагов, недовольное сипение Петровича за спиной. Только почему-то показалось мне, что фонари наши с каждым шагом вперед все слабее становятся. После дюжины шагов Белыч посветил в стороны - луч едва ли бил дальше двадцати метров, оглянулся, изображая недоумение, замер на несколько секунд, прошел вперед еще десяток метров и снова его луч скользнул по замысловатой траектории вокруг нас, ничего не обнаружив и еще сильнее укоротившись. Он сбросил с плеч рюкзак и извлек из него коробку с фальшфейерами, похожими на большие офисные маркеры.
   - Глаза прикройте, - скомандовал Белыч, собираясь снять колпачок.
   Первую свечу, загоревшуюся ярким белым пламенем, он бросил далеко влево, вторую направо, третья улетела вперед метров на двадцать, упала, немного прокатилась по полу и замерла, освещая все вокруг себя. Противоположного выхода, отмеченного на плане помещений, не было! Не было видно ни стен, ни потолка, вообще - ничего! Только ровный бетонный пол, без пыли, на котором ровным белым светом горят три шипящих огня.
   - Что за ботва? - неизвестно у кого спросил Белыч.
   Фальшфейеры один за другим потухли. Мы с Петровичем развернулись одновременно, направляя свои фонари назад. И облегченно выдохнули - дверь, через которую мы прошли, была на месте.
   - Сколько у тебя еще сигналок? - Корень подошел к сталкеру.
   - Девять осталось. Три белых, двадцатисекундных. Остальные красные. Минутные.
   - Отлично! Давай так сделаем: побросаем по курсу, перемещаясь к горящим, авось, найдем дорогу. У Макса где-то веревка осталась. Надо её к двери привязать.
   - Сколько там этой веревки? - идея не показалась мне достойной. - Метров десять осталось. Ерунда.
   - А что делать? - Петрович пристально посмотрел сначала на меня, потом на Белыча. - Есть соображения?
   - Одному остаться придется. Голосом команды подавать будем. - Белыч еще раз огляделся вокруг. - Пол ровный, аномалий не видно. Можно и в темноте побродить. Да и фонари метров на двадцать пока бьют.
   - Я останусь, - Корень сбросил поклажу на пол, уложил "вал" на сгиб локтя и застыл недвижимым памятником.
   - Пошли, Макс. - Белыч перевесил на грудь свой "калаш", накрутил на него ПБС, пояснил, - Если в темноте стрелять придется, чтоб не ослепнуть совсем. Вам-то с "валами" хорошо. Тихо и без огонька.
   - Стой! Дай-ка мне свою пушку, - Корень протянул руку, принял у послушного Белыча его "калаш", отдал взамен свой "вал".
   Он скрутил ПБС, бросил его сталкеру и довольно ухмыльнувшись, пояснил свои действия:
   - Дополнительный маяк будет, ага. Если через пять минут не вернетесь, стану стрелять одиночными вверх каждые полминуты. Вспышку далеко видно.
   Белыч согласно кивнул, повесил автомат на плечо, оглянулся на меня:
   - Готов, Макс?
   - Готов.
   Он, резко размахнувшись, бросил вперед очередной, на этот раз красный "маркер" и мы поспешили за ним вслед, пользуясь недолгим моментом приличного освещения. Немного не добежав до цели, Белыч зашвырнул еще одну свечку, а когда мы оказались около неё - следующую. После пятой свечи я успел быстро оглянуться и увидел позади нас лишь три горящих огня. А свет брошенного вперед шестого фальшфейера снова осветил небольшой клочок темноты над бетонным полом - ни стен, ни, тем более, дверей.
   - Стой! - мой окрик вопреки ожиданию не раскатился гулким эхом по обширному - теперь это уже было понятно - залу, а буквально сразу затих, запутавшись в плотной темноте, - Назад! Свечи гаснут!
   Мы бежали назад, чувствуя, что не успеваем - огни гасли, начиная с самого дальнего, и уже очень скоро мы застыли на месте, не видя перед собой ориентиров.
   - Петрович! Ау! - не теряя времени, заорал проводник.
   Корень молчал. Наверняка просто не слышал. Белыч попробовал покричать громче, едва не сорвал голос и благоразумно заткнулся.
   - Видел когда-нибудь такое? - я спросил сталкера, выразительно обведя пальцем вокруг головы.
   - Даже не слышал, - просто ответил проводник. - Похоже, влипли.
   Мне показалось, что где-то слева, на периферии зрения что-то неярко полыхнуло на секунду - неярко, будто прикрытое черной тряпкой, но в кромешной темноте, что нас окружала, достаточно заметное, чтобы привлечь внимание.
   - Кажется, я что-то видел. Белыч, выключаем фонари, смотрим по сторонам. Там - слева, что-то блеснуло.
   Тьма вокруг нас после выключения света, казалось, осязаемо залепила глаза, сковала страхом руки и ноги, не давая возможности даже просто шевельнуться. Кружилась голова, как после быстрой карусели в далеком детстве, накатила тошнота. И слева вновь полыхнуло короткой вспышкой.
   - Петрович стреляет. Пошли. Считай до двадцати, потом выключаем фонари, смотрим.
   Мне показалось, что бродили мы в темноте, подгоняемые периодическими всполохами Корневского "маяка", по меньшей мере, пару часов. Белыч несколько раз успел высказать предположение, что Петрович просто издевается над нами, бегая кругами, подавая сигналы то слева, то справа. Он вроде бы даже обиделся.
   К Петровичу мы вышли совсем не с той стороны, откуда он нас ждал. Охотясь за его сигналами, мы сильно забрали влево и как-то неожиданно оказались между стоянкой Корня и входной дверью. Белыч, увидев его, обессилено опустился на пол - не столько от физической усталости, сколько от завершения не очень приятных блужданий, когда уже пару раз появлялось стойкое ощущение бесконечности коротких перебежек между проблесками далеких выстрелов. Я стоял над сталкером, уперев ладони в колени, и тяжело дышал, переводя дух. Петрович успел выстрелить еще три раза, прежде чем я отдышался и окликнул его.
   Услышав мой окрик, Корень моментально повернулся на месте, взял меня на прицел и замер.
   - Макс?
   - Мы это, брат, - отозвался снизу Белыч, - заблудились немного. В аномалию вляпались, кажется.
   - Сейчас нормально всё?
   - Да, иди к нам. Вперед дороги все равно нет.
   - Мысли есть как вниз пролезть? - Петрович неспешно подобрал брошенные рюкзаки, забросил их на плечо и, согнувшись под их тяжестью, пошел к нам.
   - Через лифтовую шахту попробуем, - без оптимизма предложил сталкер. - На этаж поднимемся и попробуем.
   Корень остановился возле нас, шевельнул плечом, скидывая груз.
   - Через шахту? Опять в этот склеп? - меня совсем не обрадовало предложение проводника, но другого пути и впрямь не было.
   Петрович, ничего не отвечая, прошел мимо нас к двери, открыл её и высунулся наружу.
   - Твою мать! Где они? - ругаясь на чем свет стоит, он выскочил на лестничную площадку, мы, подобрав свои пожитки, бросились за ним.
   - Не ушли же они! - На середине лестничного пролета стоял Корень и растерянно смотрел по сторонам.
   - Кого потерял, Петрович? - спросил я.
   Корень оглянулся, и медленно, почти по слогам, произнес:
   - Здесь лежали три трупа. Мертвее не бывает. Сейчас их нет. И на стене нет никаких надписей! И следов наших нет! Вообще ничего нет!
   Белыч вцепился в мое плечо обеими руками, как-то жалостливо всхлипнул и прохрипел:
   - Контролер, сука!
   - Какой контролер, сталкер?! - свирепо заорал Корень. - Нет здесь никого! Даже дохляков нет!
   - Контролер водит, - упрямо хрипел Белыч, - сначала запутал нас там, - он кивнул за спину, - теперь здесь морочит.
   - Прекрати истерику, сталкер! Нет здесь никого!
   Белыч шмыгал носом, тер грязной ладонью небритые щеки, часто дышал и молчал. Мне же были совершенно безразличны его страхи, я уже перегорел.
   - Так, братва лихая, собрались, - приказал Корень. - Макс, поднимайся сюда, пойдешь первым. От нашего проводника сейчас больше вреда.
   Я послушно поднялся на десяток ступеней, таща на себе вцепившегося в плечо Белыча. Он не мог сразу остановить свою истерику - придуманный им самим контролер не отпускал его. Проходя мимо Петровича, я почувствовал, как в мою ладонь скользнула пластина ключа.
   А на лестнице действительно кроме нас троих никого не было!
   Дверь поддалась сразу, легко скрипнув петлями, она отворилась, открывая передо мной не выжженное пожаром помещение, по щиколотку залитое водой, а вполне обычный офис с невысокими перегородками, отделяющими друг от друга рабочие места. Луч фонаря скользнул дальше, и стал виден длинный коридор с низкими дверями и жестяными табличками на них.
   Я проковылял вперед, до первой дверцы, на которой обнаружил номер - 106.12ср. Если я ничего не напутал, то нумерация прямо указывала на то, что находимся мы сейчас на двенадцатом подземном этаже лаборатории! Впрочем, удивляться было нечему - Зона выкидывала штуки и покруче. Я оглянулся: за макушкой Белыча, так и тащившегося за мной, виднелся силуэт Корня, шарящего лучом по сторонам.
   - Петрович, - позвал я.
   - Ага?
   - Мы на месте. Двенадцатый уровень!
   - Эй, Авгур, с тобой все в порядке? - поинтересовался Корень. - Как, поднявшись с одиннадцатого вверх на десятый можно оказаться на двенадцатом?
   - Контролер водит, - прохрипел висящий на мне Белыч.
   - Нет здесь контролера, - отмахнулся я от его навязчивого страха. - Свернутые пространства, черные дыры, гиперпереходы, называй это как угодно - есть. А контролера нет!
   - Правда нет, брат? - Сталкер хитро извернулся, норовя заглянуть мне в глаза.
   - Да успокойся уже! - не выдержал Петрович.
   - Смотри, Петрович, - я посветил на металлический номерок на двери.
   - Оно! - Корень был доволен и не скрывал этого. - Так, теперь быстренько ищем 126.12.сн. Тут вроде спокойно? Но задерживаться все равно не стоит. Ты направо, я налево. Если поймешь, что не в ту сторону пошёл - возвращайся, мы сюда не гулять пришли. Болезного здесь оставь, пусть вещи стережет.
   - Я в порядке, - вякнул было Белыч.
   - Сиди уже, сталкер. Смотри по сторонам, если увидишь посторонних - три зеленых свистка, понял?
   - Понял, брат. Только не вляпайтесь во что-нибудь, а то мне одному здесь вообще тоскливо будет. А контролеров я и в самом деле больше всего боюсь. - Вдруг зачастил проводник. - Как в детстве бабая. Здесь все под смертью всегда ходят, и я на любую согласен, только без контролера. Не хочу такого.
   - Договорились, - Корень сбросил на пол рюкзак. - Если я его увижу, убью сразу. Давай, Макс, вперед!
   Мы разошлись в противоположные стороны длинного коридора, передо мной замелькали жестянки с номерами, в которых я никак не мог уловить системы: за 106 номером следовал 117, следующий оказывался 103, пару раз попались повторяющиеся 132, различаемые лишь буквенным индексом. Иногда одна дверь была рядом с другой, иногда между ними находился большой пролет стены. Я прошел мимо шахты грузового лифта с раскрытыми и перекошенными створками, за которыми виднелись натянутые стальные тросы, мимо просторного холла с увядшей пальмой и тремя кожаными креслами, и неожиданно наткнулся на 126 номер. Хотел уже звать Петровича, но разглядел маленькие буковки "сд" в окончании, плюнул себе под ноги и побрел дальше. Следующий номер оказался тоже 126, и следующий и еще один. Нужный мне индекс "сн" был восьмым по счету.
   Простая офисная дверь, слегка желтоватая в свете фонаря, жестянка с номером приколочена нерадивым плотником к полотну гвоздями. Я стоял перед ней минуту, дыша через раз, непонятно чего выжидая, может быть, просто готовился к встрече с "Оракулом"? Ведь не каждый день и не любому удается найти такое!
   Наверное, мне стоило позвать Петровича? Я уже было открыл рот, и остановил свой крик бесшумным выдохом. Петрович подождет! Я должен увидеть это первым! Я не зря пробирался сюда, ежеминутно рискуя целостью шкуры! Правду сказать, шёл не один, но ведь последнюю дверь нашел я! И я никому не уступлю права первым войти в неё!
   Моя рука легла на белую ручку замка, я слегка надавил на неё и потянул на себя. Дверь послушно открылась. Я вошел и остановился на пороге. Мне почему-то все время казалось, что стоит дойти до цели, и я увижу какой-нибудь салют, кучу жадных до новостей журналистов, телевизионные камеры и очень, очень много ухоженных красоток, ожидающих моего благосклонного взгляда. Я ждал, когда, наконец, вспыхнет свет и на меня посыпятся поздравления, но ничего подобного не случилось.
   Действительность оказалась куда проще и скучнее: за порогом все та же густая темнота, луч фонаря, выхватывающий из неё куски обстановки, тишина и могильный холод.
   Я прошел вдоль ряда ничем не примечательных столов-стоек - такие часто бывают в каких-нибудь мастерских, со множеством полочек, с обязательными осциллографами и паяльниками, кучками беспорядочно набросанных шлейфов, плат, отдельных микросхем с погнутыми ножками. Системные блоки компьютеров, полуразобранные и нетронутые стояли повсюду: на самих столах и под столами, несколько штук валялись прямо на полу, целая выставка щерилась выбитыми планками трех и пятидюймовых отсеков из стеклянного шкафа. На первый взгляд их здесь было не меньше пятидесяти.
   Беглый осмотр выявил сразу дюжину жестяных скелетов, внутри которых в прозрачных колбах были закреплены артефакты. Тащить их все на горбу просто нереально - в каждом весу килограммов по десять. Плохо, что нет на них никаких опознавательных знаков. Написали бы "Оракул", "Тезей", "Карабас-Барабас" - мне бы не пришлось сейчас голову ломать! Корень говорил что-то про инвентарный номер! Четыре ноля-сто-двадцать три!
   Я освободил все выбранные компьютеры от переферии и составил их на пустой стол.
   Черт! Здесь трудился не только нерадивый плотник, вколачивающий гвозди в хорошие двери, здесь и завхоз был ему под стать, сука! Надо додуматься - написать инвентарные номера на боковых крышках! Одевай на любую машину и выноси, а в учетных карточках все в ажуре. Однако, серая алюминиевая пластина с искомым "инв.N 000010023" нашлась быстро. Она лежала возле шкафа, сразу под крышкой с "инв.N 000010023\1". Я даже не стал удивляться, насколько все соответствует корнеевской легенде.
   Стоп! Петрович что-то говорил о нейроплате. Вот признак! Жаль, не разу не довелось увидеть это чудо. Что же я знаю о нейрокомпьютерах? Дохленький процессор с микроскопической памятью, связанный со множеством других себе подобных, имитирующих нейронную сеть? Легко обрабатывающий простую однообразную информацию, требующий обучения, с очень высокой степенью параллелизма, позволяющей распределить общее решение на множество простых задач. Высокая степень защищенности от "шумов" и ошибок? Узкая специализация "обученных" нейрокомпьютеров? Выполнено все наверняка в виде обычной платы вроде графического ускорителя - как отличить-то? Не то!
   Wetware? Кто-то там соединял живые нейроны с полевыми транзисторами посредством углеродных трубок. Такая штуковина, имеющая в основе биокомпонент, не должна быть похожа на обычную текстолитовую плашку. Я снова влез в пыльные внутренности каждой из отобранных машин, но ничего необычного, кроме явно полусамопальных контроллеров, присоединенных шлейфами к колбам с артефактами, не нашел. Но это и хорошо! За прошедшее со дня катастрофы время все живые нейроны должны были давно передохнуть. Значит, есть реальный шанс вынести работающего "Оракула"!
   Можно пойти от обратного! Я знаю как выглядят графический ускоритель, сетевые платы, звуковые, физические ускорители, значит, если в потрохах компьютера увижу что-то совсем уж незнакомое - с высокой вероятностью это и будет тем, что я ищу!
   Поиск по новым критериям позволил отобрать только две машины, в слотах которых торчали широкие одинаковые планки, произведенные неведомыми гениями из Силиконовой долины. К одному из компьютеров подошла крышка 10023, а ко второму - не знаю, какой нечистый толкнул меня под руку - 10023\1. А, может быть, это следующая, более продвинутая версия "Оракула"? Я стоял над ними как буриданов осел, не в силах решиться, какую из диковин забрать с собой.
   Как обычно, победила жадность. Пусть будет два! Один отдам Петровичу, второй себе оставлю. Так даже лучше. Я сдернул со стены моток сетевого шнура, скрутил показавшуюся мне надежной сбрую для переноски двух компьютеров, упаковал их в картонные куски, найденные в шкафу, и, чрезвычайно довольный собой, взвалил на спину ещё почти полтора пуда.
   Я шёл обратно по темному коридору, светя себе под ноги, в приподнятом настроении. Куда только подевались мои недавние бредни про смерть, сочувствие и все остальное! Теперь мне остро хотелось жить, так хотелось, что я был готов порвать любого, кто посмеет встать на моем победном пути к Периметру.
   Наконец-то на моем горбу едут не дешевые "медузы" с "вывертами", а невероятно ценный груз, почти аналог Монолита, исполняющего желания! И желаний может быть не одно, а сколько угодно и любой степени сокровенности! Душа моя, едва ли не в первый раз в жизни, пела! Что-то из Верди. Или из Вагнера. Попурри на тему ликования победителей. Если бы мои электронные сокровища были бы чуть легче, клянусь, я бы взлетел! Вот она настоящая антигравитация - не в попрании ньютоновской физики, а просто психология, одна лишь психология и ничего больше! Я ведь даже ещё не знал, что за "Оракулы" трясутся на моей спине. Работают или нет? Это меня почти не волновало. Если легенда Зайцева выполнялась до сих пор, почему бы ей не быть правдой? Она просто не может не быть правдой!
   Черт! Зайцев! Что-то в последнее время я стал о нем подзабывать. Задача установления связи с ним всё еще не решена, да, в общем-то, я и неуверен уже, нужна ли мне эта связь. С другой стороны, встретиться с ним просто необходимо! Кто еще сможет ответить на скопившиеся у меня вопросы? Только он. И желательно, если рядом будет присутствовать Корень. А с этим намечается проблема: вот сейчас я дотащу эти машинки, и тогда уже ничто не сможет задерживать Петровича в Зоне! Добраться до Кордона даже с грузом - максимум два дня. И я точно знаю две вещи: в Зоне я теперь не останусь, и если не выясню, все, что меня волнует в ближайшие сутки - на Большой земле мне тоже жизни не будет! Однако, сейчас, в глубоком подземелье, решения просто не было! Нужно выбраться на поверхность.
   Успокоенный, я постарался ускорить свое движение.
   Ещё издалека я заметил, что фонарь оставшегося на месте проводника постоянно направлен лишь в мою сторону. Чем ближе я подходил, тем ярче светился источник и тем крепче становились мои подозрения в благополучии Белыча. Метров с тридцати, поставив оба компьютера на пол, я окликнул его. Где-то в районе слепившего меня фонаря послышалась короткая возня, и в ответ мне раздалось неуверенное:
   - Максим, это ты? Т-с-с-с. - я бы мог не узнать или забыть голос, но характерный свист рвущегося из баллона наружу газа был красноречивее любого пароля! Зайцев! На ловца и зверь бежит.
   - Уберите фонарь! Я подхожу.
   Луч метнулся к потолку и застыл на нем ярким пятном, отраженного света которого хватило, чтобы увидеть, что происходит.
   Белыч лежал на полу, свернувшись калачиком, поджимая колени руками. Даже с моего места было хорошо видно, как его тело сотрясает крупная дрожь. Рядом с ним стоял на коленях Корень, размеренно качаясь всем телом. Перед ними в своей коляске сидел Зайцев, сейчас он полностью развернулся ко мне. А за его спиной возвышался уже давно знакомый мне контролер Той. Обычных его спутников - нумерованных бюреров пока не было видно.
   Я подошел ближе, на всякий случай перевесив "Вал" на плече так, чтобы ухватиться за него сразу и спросил:
   - Как вы здесь оказались? - этот вопрос на самом деле беспокоил меня сильнее всего. - А где бюреры?
   - Ты бы поздоровался, Максим, что ли? - Зайцев по-отечески улыбался. Что-то больно много у меня в последнее время доброжелателей завелось!
   - Здравствуйте всем! Так как?
   - На лифте приехали, - просто ответил Зайцев.
   - Лифты не работают. Тока нет.
   - Для телекинетиков работают. А ток для того чтобы разок повращать механизм - вовсе не нужен. С ловителями кабины сложно было, т-сс-с-с, да ограничитель скорости немного мешал, пока не сломали. Можно сказать, мои маленькие друзья вручную опустили нас сюда в кабине лифта. Ты чем-то взволнован?
   Я остановился возле Корня и внимательно оглядел его: видимых повреждений нет, не связан, да и зачем связывать, если под рукой контролер - его путы действуют куда надежнее любых веревок и наручников. А то, что он под контролем - видно сразу: голова безвольно свесилась на плечо, из уголка рта течет длинная нитка слюны, веки полуопущены, лишь слегка отражается свет от узких щелей полуприкрытых глаз, губы беспрестанно шепчут что-то однообразное. Наклонившись к нему, я расслышал: "...Варя, Варя, все хорошо... Варя...". Вот здесь, Петрович, ты ошибаешься - вряд ли все будет хорошо. Не скажу, что меня это радует, скорее - напротив, но хорошо не будет, это точно. Я посмотрел на Белыча, ожидая увидеть ту же картину, но с удивлением отметил, что ошибаюсь: наш проводник был свободен от влияния контролера, ему хватило собственного страха. В глазах безумие, тело бьется в истеричных беззвучных конвульсиях, штаны мокрые, снизу растекается вонючая лужа.
   Я повернулся к Зайцеву:
   - Как вы нас нашли?
   - Вот ты о чём! Здесь на верхних горизонтах недавно поселился один, так скажем, знакомый Тоя. - Зайцев кивнул головой в сторону контролера, безучастно стоявшего за его спиной. - Он сообщил, что ты уже на месте. Я навел кое-какие справки и выяснил, что в "Тегусигальпе" тебя видели, т-с-с-с, вместе с Иваном. Оставалось только спуститься на лифте. - Он еще раз улыбнулся. - Но теперь-то все позади, и задерживаться здесь мне что-то не хочется. Спасибо тебе, Максим, за услугу. Ты молодец. Пожалуй, т-с-с-с, нам пора выбираться, да, Максим?
   - Нет! - Я желал кое-что узнать, не сходя с места. - Пока мы добирались сюда, у меня появилось несколько вопросов, и я хочу знать на них ответы.
   - Прямо сейчас? Может быть, наверху?
   - Нет, - еще раз твердо повторил я, - здесь и сейчас!
   - Брось, Максим, теперь у нас полно времени. Выберемся наверх, там и поговорим.
   - Нет! Здесь и сейчас! - Я выхватил свой ГШ и приставил его к голове Корня. - Я не знаю, что вы собираетесь с ним делать. Но я точно знаю, что он нужен тебе живым! И я клянусь, что убью его, если ты откажешься говорить!
   Из-за спины Зайцева вперед чуть высунулся Той. А слева и справа появились два бюрера.
   - Стоять! - крикнул я и прижал ствол пистолета к виску Петровича. - Если он вмешается, а я это почувствую, я убью Корнеева!
   - Тихо, Максим! - Зайцев вытянул перед собой растопыренную пятерню в останавливающем жесте, контролер отступил на пару шагов и бюреры растворились в окружающей темноте. - Не надо горячиться. Мы ведь не враги тебе? Ты хочешь поговорить? Хорошо, давай поговорим. Только не делай необратимых глупостей, хорошо? Успокойся, я тебя прошу.
   - Я спокоен. Сейчас Той отпустит Корнеева, он мне нужен в твердой памяти.
   - Зачем, Максим? Ты ведь со мной хотел поговорить? Зачем нам Иван?
   - Затем, что я должен быть уверен, кто из вас мне лжет!
   - Вот как? - Зайцев поджал тонкие губы и, после секундного раздумья, сказал, - Значит, вот так ты решил отплатить мне за своё спасение?
   - Не надо передергивать! - фыркнул я. - Корень в твоих руках, свою часть сделки я выполнил до конца. Теперь просто поговорим, как хорошие знакомые и мирно разойдемся. У меня может затечь палец, я не думаю, что смогу держать спуск вечно, решайся скорее.
   Зайцев ничего не ответил. Он сидел в своем кресле о чем-то глубоко задумавшись, и в установившейся тишине стало слышно, как тонко поскуливает Белыч.
   - Макс? - неожиданно раздавшийся голос Петровича заставил меня вздрогнуть. Он вполне осмысленно косился на ствол, прижатый к виску. - Что здесь происходит?
   - Потом, Петрович, все потом объясню. Так надо, поверь мне. Узнаешь? - я кивнул головой на Зайцева.
   - Кто это? - Петрович перевел взгляд на него, долго присматривался, его брови поползли вверх и с неверием в голосе он произнес: - Борис?
   Зайцев молчал.
   - Максим, откуда здесь Зайцев?
   - Петрович, я тебе сейчас расскажу короткую историю, а ты внимательно выслушай. Хорошо?
   - Давай, - согласился он.
   - Два года назад, когда я понял, что взятые в кредит деньги от меня уходят и вернуть их я не смогу, я решился на побег. Я примерно представлял себе, что прятаться от тебя в любом традиционном месте - это просто оттягивать время нашей встречи. Поэтому, после недолгих размышлений, я решил уйти в Зону, - Корень осторожно кивнул и улыбнулся краешком губ. - Думаю, ты уже догадывался, что здесь я не впервые.
   - Давно, Макс.
   - Разумеется, ни в какой Антарктиде я не был. Да это и не важно. Я пробыл здесь полтора года, занимаясь сталкерством в меру своего понимания. Не сказать, чтобы мне удалось блеснуть какими-то успехами, но и обиженным я себя не чувствовал. Просто жил. Без твоей навязчивой заботы, сам по себе. Здесь, по крайней мере, меня редко принимали за лоха.
   - Я понимаю, Макс.
   - Однажды мне выпал шанс, я получил наводку на свежее поле артефактов. Мне тогда показалось, что это хороший способ выбраться из Зоны и расплатиться с долгами. Проблема была только в том, что поле находилось слишком далеко от обычных сталкерских троп, а надежного напарника в тот момент под рукой не оказалось. Я пошел один. Я дошел. Я набрал полный рюкзак артефактов, и когда уже возвращался обратно, наткнулся на стаю слепых псов. Меня сильно подрали, и я, наверное, должен был остаться рядом с тем полем, но здесь произошло событие, из-за которого мы с тобой встретились гораздо раньше, чем я рассчитывал. Меня нашел кто-то из подручных Зайцева. Меня лечили почти два месяца. А потом появился Зайцев и предложил поспособствовать в том, чтобы ты оказался здесь. Ты должен понимать, что я многого тогда не знал, меня одолевала, да сказать честно, и сейчас не прошла, злость на тебя, и поэтому я легко согласился. Зайцев сказал, что ты в прошлом очень некрасиво поступил с ним и моим отцом, и теперь я должен вернуть тебе сыновний долг.
   - Вот как? Некрасиво, ага? - Петрович усмехнулся.
   - Просто предал, продав Зайцева и отца каким-то басмачам, - уточнил я.
   - Продолжай, - кивнул Корень.
   - А чего продолжать-то? Еще год назад Зайцев запустил гулять байку о компьютере, предсказывающем будущее, и постарался, чтобы она нашла тебя. Ты поверил. Не знаю, почему Зайцев был уверен, что ты, едва меня увидишь, сразу решишь забросить в Зону, но так и случилось. Я должен был достать для тебя этот компьютер, и вызвать тебя за ним в Зону, убедив явиться лично. На месте встречи тебя должен был ждать Зайцев. Но все пошло наперекосяк, ты оказался в Зоне вместе со мной и я долго ломал голову, как сообщить об этом Зайцеву. Остальное ты знаешь. А теперь я бы хотел услышать от вас синхронизированную версию гибели моего отца.
   - Спасибо, Макс, - сказал Корень, - спасибо, что нашел в себе силы просветить меня. А я, признаться, долго соображал - куда ты меня ведешь? Как-то все странно выглядело. То, что ты в этих местах не новичок, я понял еще на Свалке. Уж больно не похож был тот Макс, которого я знал, на того, с которым я шел. А после того, как мы прошли через Пузырь, у меня отпали последние сомнения. Макс прежний никогда бы не стал стрелять в лицо человеку, да и некоторые другие твои поступки выглядели не свойственными той ленивой размазне, которая умела лишь рефлексировать по поводу и без оного. Но вот почему ты идешь со мной, я долго не мог взять в толк. Как-то не вязалось в одну кучу твое поведение и моя цель. Теперь все стало на свои места. И у меня тоже появился вопрос. Даже два. Может быть, уберешь пистолет?
   - Нет, Петрович, это для твоей же безопасности.
   - Да?! - Он негромко расхохотался. - Первый раз вижу, чтобы к виску человека приставляли ствол для его же безопасности. Ладно, если ты так говоришь, я тебе поверю. Тогда, прежде чем я начну колоться, ответите мне на оставшийся вопрос?
   - Говори.
   - Этот чудо-компьютер, за которым мы сюда пробрались, он на самом деле работает? В смысле: умеет заглядывать в будущее?
   - Об этом лучше спросить у Зайцева, - ответил я, сам внутренне сжавшись, надеясь, что это не просто байка.
   - Борис? Ты мне скажешь?
   - Т-с-с-с. Да,... работает. - нехотя произнес Зайцев.
   - Теперь я спокоен. По крайней мере, не зря мы сюда перлись, ага, Макс?
   - Наверное, не зря. Теперь я хочу еще раз услышать полные версии гибели отца.
   - Спроси у Бориса, они были вместе.
   - Я уже спрашивал. Мне непонятно, зачем ты их предал. Польстился на деньги?
   - А Борис тебе не рассказал, почему я их продал? - Корень непонятно чему снова улыбался.
   - Рассказал. Теперь рассказывай ты.
   - Хорошо, Макс. Прикури мне сигарету. В верхнем кармане.
   Зажав тонкую белую сигарету между губами, Петрович начал свою повесть:
   - Не знаю, понравится ли тебе мой рассказ, но если просишь - я расскажу. Все что я говорил раньше, в общем, было правдой. Мы действительно продавали налево кое-какое списанное имущество. Не всегда законно списанное, но бог с ним. Полевые кухни, электрогенераторы, машины, много всякого. С самого начала мы договорились не торговать оружием. Мало того, что это не слабая статья, так ещё и обратить его могли против нас же. Технология с годами отрабатывалась и в конце выглядела так: Сергей готовил партию, Борис находил покупателя, а я обеспечивал безопасность и силовое прикрытие сделки. Просто потому, что торговать приходилось не в самых спокойных условиях. Часто только под стволами автоматов покупатели расставались с деньгами. Мои разведчики получали за эту работу приличные деньги и держали язык за зубами, о том, что занимаются подобными акциями. Мы не просили у клиентов ничего сверх оговоренного, но и просто так отдавать товар не желали.
   Я посмотрел на Зайцева - он откинулся на спинку своего кресла, глаза закрыты, лицо спокойно, кажется, что он спит. Корень продолжал:
   - Когда мы уже решили уволиться, Сергей предложил провести последнюю сделку. Говорил, что нужен завершающий аккорд. В тот день, когда мы должны были выехать с товаром на встречу с клиентами, из штаба армии пришел приказ разведать одно из ущелий, по которому вскоре должна была проводиться одна из ОБрОНов. Я не мог присутствовать на встрече, и просил перенести её время, но Борис сказал, что это невозможно, покупатель нервный и наверняка сорвется. Они с Сергеем пообещали, что все будет нормально. Я поверил и отправился в горы. Но часов через пять после выхода нас отозвали и рейд, который должен был занять трое суток, закончился в тот же день. Обратно я решил провести разведгруппу недалеко от места встречи с покупателями, время не позволяло мне поучаствовать со своими ребятами, но посмотреть в бинокль издалека - вполне. По прямой там было километра полтора, но пешком я добирался потом до места около часа.
   Я смотрел на Зайцева: он никак не реагировал на рассказ Петровича - все так же сидел расслаблено, закрыв глаза.
   - Я отправил группу вперед, а сам чуть задержался на вершине горы, - продолжал Корень. - И в то, что я увидел через окуляры, я не мог поверить до тех пор, пока не спустился на дорогу. Но все оказалось верно. Сергей с Борисом решили-таки напоследок продать партию оружия. Оружейные ящики трудно спутать чем-то другим. А в сопровождение взяли восемь пацанов, только пришедших после учебки. Не знаю, как там у них вышло - может быть, мальчишки стали задавать ненужные вопросы, или увидели, кому и что толкают, и отказались молчать - не знаю, да это и не имеет значения. Важно, чем кончилось. А кончилось это тем, что два офицера отошли в сторону и спокойно смотрели, как чичи перестреляли пацанов, потом сели в свой "козел" и без спешки уехали. Когда я вернулся из рейда, Сергей мне передал на хранение двести двадцать четыре тысячи долларов. Я точно запомнил сумму. Я их принял. Но тогда же я понял, что не могу... Дай еще сигарету?
   Я сунул ему в зубы ещё одну сигарету, отметив, как дрожат мои руки, прикурил он сам.
   - Я подумал тогда, что если моим товарищам... деньги заменили всё, то больше они мне не товарищи. Те восемь пацанов ничем не заслужили такой судьбы. Не знаю, поймешь ли ты, почему я не стал поднимать на уши военную прокуратуру. Почему сам их не перестрелял. В этих мотивах мне и тогда было трудно разобраться.... Не только у Бориса были знакомые с той стороны. Я тоже нашел. Нашел таких, кто не принимал участия в войне, но кто смог гарантировать мне, что никогда эти две бешеные собаки не увидят свободы. Через три дня пришел приказ. Мы были уволены. Я организовал прощальный шашалык с выездом на природу,... клофелин, и всё. И ты ошибаешься, Макс, когда говоришь, что я их продал. Нет, я еще и доплатил. Двести двадцать четыре тысячи долларов. Выходит, обманули меня аксакалы, один из них выбрался. Я правильно все рассказал, Борис, ничего не упустил?
   Он замолчал, глядя на Зайцева.
   - Да, т-с-с-с. Но ты нас предал!
   - Да пошёл ты! Ушлёпок. Больше, Макс, мне рассказывать нечего.
   Не такую правду я ожидал услышать. Голова была пуста, никак не получалось сосредоточиться. Я не заметил, как опустилась моя рука с пистолетом. На какое-то время я выпал из действительности и едва заметил, как резко прыгнул вперед Петрович. Ему навстречу прогремели два выстрела, но остановить не смогли - свалив по дороге Зайцева вместе с его коляской, Петрович махнул рукой, блеснуло лезвие ножа, и в следующий миг голова Тоя взорвалась изнутри миллионом брызг! В темноте заверещали бюреры, громко взвыл Белыч и вдруг все разом стихло. По полу покатился сбитый Корнем фонарь, причудливо освещая мертвый зал, докатившись до стенки, он потух.
   Плохо соображая, что происходит, я подошел к клубку тел, где смешались контролер, Петрович и Зайцев. Я наклонился, не выпуская из рук пистолета, взял Корня подмышки, приподнял его грузное тело и оттащил немного в сторону. Он захрипел, открыл глаза, сквозь губы проступили кровавые пузыри. Поскользнувшись на чем-то, я упал на спину, Петрович оказался почти лежащим на мне. Громко застонал и что-то произнес, я сел, подтянул его к себе и, прислушавшись, разобрал, что он говорит:
   - Максим, - слова давались ему с трудом, он часто и неглубоко дышал, - я сейчас умру. Не жалею... ни о чем. Черт, как больно... Все было правильно, - он прикрыл глаза. - Вернешься домой, найди нотариуса... на улице Урицкого... дом зеленый. Завещание. Найди....
   Кровь выступила изо рта темным сгустком и потекла по подбородку.
   - И ещё... Максим... найди Варю... - он уже еле слышно шептал, мне пришлось склониться к его губам, чтобы расслышать слова. - Беременная... она. Никого больше у меня... По...
   Его голова безвольно упала на грудь, руки дернулись и повисли вдоль тела. Я выключил оставшийся у меня фонарик, не желая видеть ничего вокруг.
   Так я сидел долго, минут двадцать, может быть полчаса - в темноте, слушая всхлипывания Белыча. В спертом воздухе остро запахло плесневелым сыром, мне кто-то говорил давно, что так пахнут человеческие мозги. Оказывается, серое вещество контролера пахнет точно так же.
   Со стороны, где лежал выпавший из коляски Зайцев, послышалось какое-то шуршание. Жив еще, что ли?
   Осторожно переложив Корнеева на пол, я встал, включил свет: Зайцев действительно шевелился, пытался подняться, но, видимо, на самом деле он был очень плох - руки его не слушались, ладони соскальзывали с металлических трубок каталки. Я подошел ближе, присел на корточки перед ним, раздумывая, что мне теперь делать. В его руке блеснула "Беретта Px4 Storm", которую я без усилия вырвал из сухой ладони. Он заслонился от света тонкой рукой и неожиданно громко выкрикнул:
   - Кто здесь?
   - Это я, Максим.
   - Какой Максим?
   Он опять пытается втянуть меня в какую-то игру?
   - Максим Сергеевич Берг.
   - Он мертв! - выкрикнул Зайцев. - Он уже давно мертв!
   - Ещё час назад ты называл меня этим именем. Я не успел давно умереть.
   - Каравай?
   - Чего?!
   - Где контролер? Где Той?!
   - Вон лежит, - я перевел луч на тело мутанта - Его достал Корнеев.
   - Уфф, - он откинулся на спину, полминуты молчал, потом неожиданно расхохотался.
   Я стоял над ним, силился и не мог понять, что послужило причиной такого веселья. А между тем он начал захлебываться, забил ладошками по полу, я увидел, что как астматик он пытается выдохнуть, но ничего не выходит. Я катнул ногой ему в руку его баллон, он судорожно вцепился в него, послышалось ожидаемое "Т-с-с-с-с-с!".
   - Ты что-то хочешь мне рассказать? - спросил я, увидев, что он уже вполне осмысленно оглядывается по сторонам.
   - Бюреры тоже сдохли? - в голосе его слышалась лютая ненависть.
   - Не знаю, они в темноте были. Никак себя не проявляют.
   - Посмотри, пожалуйста. Очень нужно.
   Я встал и посветил по сторонам. Два черных тельца лежали прямо за трупом Тоя. Они не отозвались, когда я пару раз легонько пнул каждого. Я перевернул одного из них мордой вверх - он оказался мертвым. Второго я даже не стал осматривать. Вернулся к Зайцеву, поставил на колеса кресло и тяжело опустился в него.
   - Удобно? - Зайцев облокотился на тело контролера и так, полулежа, смотрел на меня.
   - Нормально. - Я поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. - Иван Петрович любезно рассказал мне начало: про вашу торговлю оружием и про убийство восьми салаг, и почему вы с отцом оказались в рабстве у горцев. От тебя я жду продолжения. Главный вопрос - кто я такой? Я точно знаю, что я не Берг, и ты мне расскажешь, почему это так. Всё, что знаешь. Начни с того момента, как оказался в Зоне.
   - Всё будет долго. Т-с-с-с.
   - Я это переживу. Наверное. - Я щёлкнул предохранителем его "Беретты". - Рассказывай.
   - Хорошо. - Глядя в черный зрачок пистолета, он согласился сразу. - Я пришел в Зону, надеясь... Впрочем, это не важно. Начну с того момента, когда заварилась твоя история. Или чуть раньше. В одном из походов я наткнулся на умирающего контролера. Хотел добить, но возникла идея, что смогу приручить его, а потом использовать. Наверное, как я потом уже понял, это была наведенная им мысль. Но тогда она показалась мне здравой. Я дотащил его до своего схрона, долго выхаживал и не заметил, как оказался под его влиянием. - Зайцев рассказывал ровным голосом, чуть отстраненно, как наблюдатель докладывает об объекте наблюдения. - Постепенно его психическое воздействие стало для меня обычным и привычным, и я уже с трудом представлял, как может быть по-другому. Только почему-то мои мышцы перестали меня слушаться. Со временем я стал передвигаться только в этом вот, - он кивнул, - кресле. Скоро я стал его голосом. Тс-с-с-с. Он думал, иногда советовался со мной, я говорил.
   Где-то он подобрал бюреров, подчинил их себе. Так продолжалось около года. Он копался в моих мозгах, знал обо мне всё! Знаешь, каково это? Когда ты только наблюдаешь, как кто-то пользуется твоей памятью, твоим телом?
   - Я должен тебя пожалеть?
   - Нет, наверное. Зачем мне твоя жалость? Тем более - твоя! - Зайцев снова рассмеялся, но очень быстро затих. - Т-с-с-с. Однажды он взял под контроль некоего бывшего капитана российской армии, из наблюдателей, сбежавшего в Зону и жившего тогда под кликухой Каравай. Я едва смог отговорить его от превращения этого человека в обычного зомби - интуиция орала мне, что этот парень нам еще пригодится. Всё дело в том, что он был похож на Сергея, твоего отца, как говорят - как две капли воды. Отговорить-то отговорил, но поздновато: Каравай уже стал полным дебилом с короткими обрывками памяти, абсолютно без личности. Тогда же созрел план по завлечению Ивана в Зону. Это лишь отчасти моя идея-фикс - месть за своё заключение, Тою Корнеев тоже зачем-то был нужен до зубовного скрежета. Не знаю, зачем. Но с Караваем ничего не получалось, он не желал приходить в сознание, гадил под себя... Т-с-с-с. Мы промучились с ним еще почти полгода, старательно сохраняя его тело, пытаясь придумать как скорректировать наш план с учетом его состояния, пока случайно Айн не наткнулся на тебя, лежащего на трупе растерзанного зомби в окружении полудюжины дохлых псов. Ты бредил, но еще был жив. Пока тащили тебя к нашей берлоге, произошел Выброс. Т-с-с-с. Тело пострадало очень сильно, и, поверь мне, восстановить его было бы невозможно вообще никому - ни Болотному Доктору, ни институту Склифосовского. В твоем коммуникаторе Той нашел звуковой дневник и кое-какие документы, из которых мы узнали о твоих отношениях с Корнеевым. Тогда головоломка щелкнула и сложилась. Вы же с Караваем были очень похожи! Как близнецы. Той провел уникальную операцию по переносу сознания из умирающего тела в здоровый организм дебила. Каравай и Берг слились в одно существо. Потом ему удалось заменить часть твоих воспоминаний - в основном о лечении. Только вот не возьму в толк, как ты об этом узнал, ведь операция прошла чисто, мы еще целый месяц наблюдали за тобой, ожидая сбоев, но все было ровно?
   - Я прошел через Пузырь. Что-то сбилось в настройках Тоя. Ко мне не вернулась память Каравая, но и Бергом я перестал быть. Продолжай.
   - Да, собственно, продолжать-то нечего. Остальное ты знаешь.
   - Нет, не всё, - я направил на него пистолет, - Я не услышал ещё ни одного слова про Балдерса.
   - Про Балдерса? - удивился Зайцев, и удивление его было не показным. - А при чём здесь Балдерс?
   - Он в Зоне, он ищет меня, и он был твоим заместителем на службе. Тебе нечего сказать?
   - Ерунда какая-то. Наверное, у него какие-то дела к Караваю или Максу. Помимо меня. Но я об этом ничего не знаю. Может быть, проще спросить у него самого?
   - Спрошу при случае. - Я вспомнил колбы в актовом зале. - А Клима с группой зачем так убили?
   - Тоже вопрос не ко мне. Той с карликами ими занимались. У этих мутантов извращенная логика, людям почти недоступная. Ты пойми, мы все были под его контролем! Бюреры вон вообще передохли, от потери управляющего сигнала! А у тебя, кстати, еще и бесплатный бонус образовался - ты теперь контролерам не интересен. В сознании какие-то метки расставляют, взятого один раз под полный контроль другие контролеры сторонятся.
   - Допустим. Тогда последний вопрос. Что с компьютером? Или, вернее сказать, с компьютерами? Ведь он же не один?
   - Ты и это знаешь, - усмехнулся Зайцев. - Верно, их два. И то, что они предсказывают будущее - тоже верно. Но только в Зоне. Хотя спрашивать ты можешь о чем угодно.
   - Почему так?
   - Используемые в них "воздушные нити" очень нестабильны даже в Зоне, а за Периметр ты вынесешь уже маленькую бомбу, которая взорвется от любого толчка, от изменения магнитного поля, от перепада давления или температуры, да от чего угодно!
   - Здорово, - я закинул ногу на ногу. - Выходит, даже если бы Петрович получил свою игрушку, она бы его и убила?
   - Такое не планировалось, но если бы он каким-то образом ушел от нас, то - да, она его должна была убить.
   - И все-таки ты его убил.
   - Это Той его убил, - не оправдываясь, просто сообщил Зайцев.
   - Знаешь что? Надоели вы мне с вашими интригами. Не знаю, представляешь ли ты, сколько людей погибло из-за вашей вендетты? Не отвечай, я не хочу этого знать.
   Я встал, подошел к Белычу, перевернул его на спину и улыбнулся - парень так сильно перенервничал, так сам себя запугал, что теперь просто уснул и спокойно посапывал, слегка причмокивая губами.
   - Белыч, вставай! - позвал я, пару раз хлопнув его по щеке.
   - А? Что? - он вытаращил глаза, растерянно оглядываясь по сторонам. На лице мелькнуло понимание, и он вкрадчиво поинтересовался - брат, а где контролер?
   - Остынь уже. Петрович его на WASP-нож взял. Чуешь, как гнилыми мозгами воняет?
   - Не-а, - Белыч принюхался, - мочу чую.
   - Моча - это твое.
   - Ох ты ж! - Он вскочил на ноги. - А где Петрович?
   - Петрович где? Нет больше Ивана Петровича Корнеева. Отвоевался, - я перекрестился трижды, - Царствие ему Небесное. Надо будет в первой же церкви свечку поставить и заупокойную заказать. Давай собираться, наши дела здесь окончены.
   - Нашел что ли?
   - Нашел. Нужно перенести ящики в надежное место. Кажется, у меня есть такое, - я внимательно посмотрел на Зайцева. - Да, есть.
   Собирались мы не долго. Тело Корня поместили на стол в одной из пустых комнат, рядом положили его верные "Глоки" и окровавленный нож. Под стол, после некоторого раздумья, я поставил один из "Оракулов". Теперь этот компьютер мог принадлежать только Корнееву Ивану Петровичу. Никаких прощальных слов не говорили, но, выходя из комнаты, я заметил, как сталкер украдкой перекрестился.
   Все время, что заняли наши сборы, Зайцев молчал, а я намеренно старался не обращать на него внимания. А сталкер, по-моему, так и вовсе в темноте не заметил, что кроме нас двоих здесь присутствует еще один живой человек. Белыч сменил штаны, успев взять с меня честное слово, что я никому и никогда не стану рассказывать о случившемся с ним конфузе. Когда мы были готовы, я подошел к Зайцеву.
   - Прощай, - сказал я негромко, так чтобы меня слышал только он, - не знаю, каким другом ты был для моего отца, для меня наше знакомство было лишним. Прости и прощай.
   Он пристально смотрел на меня, и даже когда я развернулся, его взгляд, застывший на моих лопатках, ощутимо жег спину. Только когда я переступил порог шлюза, сзади послышался дрогнувший голос:
   - Макс! Ты оставишь меня здесь вот так? Умирать одного в темноте?
   Я остановился, Белыч, ушедший вперед на половину пролета, замер, вопросительно уставившись на меня.
   - Подожди секунду, хорошо? - бросил я ему и вернулся назад.
   Подходя к Зайцеву, я уже знал, что сейчас сделаю.
   - Корень как-то сказал, что всякое начатое дело нужно завершить, чего бы это ни стоило. - Я вынул "Беретту", сдвинул предохранитель и, приставив ее ко лбу Зайцева, выстрелил.
  
  
   Спустя семь месяцев.
  
   Я стоял на набережной своего родного города, облокотившись на литые фигурные перила, и смотрел, как Белыч, подойдя к молодой миловидной женщине с детской коляской, передал ей небольшой пакет, в который я вчера положил три пластиковые депозитные карточки, массивный нательный крестик, снятый с шеи Петровича, и короткое письмо, в котором сообщался адрес электронного ящика, на который следовало писать при возникновении непреодолимых житейских трудностей. На каждую из вложенных карточек теперь ежемесячно будет поступать по эквиваленту в десять тысяч долларов в разной валюте.
   Вступив в наследство по завещанию Корня, я уже через три недели продал свою долю в банке, в одночасье сделавшись достаточно богатым человеком, лишенным любых обязанностей по отношению к кому бы то ни было. Радости это события мне не принесло, может быть, добавило немного спокойствия и уверенности.
   Белыч, между тем, присел на скамейку рядом с Варей - это была она, та о которой Петрович помнил в последние минуты своей жизни.
   Я уже знал, что она никогда не любила Петровича, и его ребенка родила по случайному залету. Ну и пусть. Ведь, как не крути, а это его сын? Пусть ему хоть что-то достанется от отца. А вырастет - посмотрим, что с ним делать дальше! Может быть, подбросим пару кредитов? Я улыбнулся своим мыслям, отлип от перил и бодрым шагом двинулся к машине, припаркованной в паре кварталов от этого места.
   Меня ждала Зона, в которой, это я знал точно, меня всё еще ищет неугомонный Балдерс, меня ждал мой "Оракул", спрятанный в подвале старого домика Зайцева. И меня ждала уникальная возможность заработать все деньги мира. Не корысти ради, а так, посмотреть, что из этого выйдет.
  

Оценка: 6.07*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"