Bookworm: другие произведения.

Чужак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.83*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь вы не встретите белобородого мага,нет стройного и высокомерного эльфа-лучника, или забавного выпивохи гнома с огромным топором.Также здесь нет и не будет скорой на язык ведьмочки, доводящей спутников немыслимыми заскоками и влюбляющейся в своего главного противника.Не бродят на воле драконы, некроманты, Повелители Хаоса и прочая петрушка. И , все же, мне кажется, что это фэнтези.



Чужак

BookWorm

  
  

Часть 1

  
   6 лет назад, Атори
  
   Служанка швырнула миску так, что похлебка расплескалась по липкому грязному столу. Женщина удалилась, бормоча под нос ругательства, из которых "ублюдок" было самым ласковым.
   Мужчина за столом никак на это не отреагировал. Он подтянул к себе миску и стал есть, надеясь, что в похлебку никто не плюнул. Или чего еще хуже. Впрочем, все могло быть.
   Эта была убогая грязная таверна, наверное, самая жалкая в порту. Единственная, которая пускала Потерявших Имя. Не удивительно, что служанка была так оскорблена. Обслуживать Потерявших Имя достаточно унизительно, но они хотя бы были этари. Сидящий за столом им не был.
   Мужчина быстро ел. Он был голоден и к тому же чувствовал, что следует по быстрее убраться из таверны. Потерявшие Имя - не лучшие соседи для такого, как он.
   Когда еда почти кончалась, его окликнули
   -Эй, урод! - послышался пьяный голос с сильным южным акцентом.
   Мужчина не отреагировал.
   -Да, ты! ты, урод! Ты, желтоволосый! Я тебе говорю!
   Мужчина поднял глаза на говорившего. Тот выглядел, как типичный этари. Только сейчас лицо с утонченными чертами древней расы выглядело расплывшимся, а глаза мутными и покрасневшими.
   -Ты кто такой, урод? - спросил этари снова - Ну, отвечай!
   Несколько этари поднялись со своих мест и стали окружать мужчину. Тот уловил это и решил, что лучше будет ответить.
   -Меня зовут Элиад.
   -Я не спросил, как тебя зовут, я спросил, как твое Имя!
   Этари, собравшиеся в таверне, издевательски засмеялись. Ни один Член Клана, даже самый голодный и нищий, не станет пачкать себя общением с Потерявшими Имя.
   -У меня нет Имени - сказал Элиад. Он счел лишним напоминать, что и у его собеседников Имен нет тоже. Они и так были рады встретить кого-то, рангом ниже их. Кого-то, над кем можно всласть и безнаказанно поиздеваться.
   Этари двинулись к Элиаду. Тот встал. Его телосложение обычно успокаивал лезущих в драку. Особенно, если те не были слишком пьяными. Этари считались самой высокий расой Мира, но и они с трудом доставали Элиаду до плеча. Видавшая виды кольчуга и внушительных размеров меч в потертых ножнах тоже действовали отпугивающе.
   И на этот раз посетители таверны предпочли вернуться к кувшинам жидкого пива. Элиад нерадостно улыбнулся и вышел наружу.
  
  
   6 лет назад, Атори
  
   Первый раз Элиад увидел Нэтару с борта датанорского корабля. Город поражал своими размерами. Огромный порт был полон кораблей со всех стран Мира. Здесь были пузатые датанорские торговцы, быстрые узкие корабли Островной Империи, величественные фрегаты этари. Всюду чувствовалось движение - по мутной грязной воде сновали шлюпки, шла разгрузка и погрузка, тюки с товарами перевозились с места на место. Над портом царствовали запахи океана, заморских пряностей и особенная портовая вонь гнилых водорослей и отбросов.
   Элиад вскинул тощий мешок на спину и направился к выходу из порта. В самом порту были только административные постройки и склады. Моряки и торговцы проводили свое свободное время в Квартале Чужаков.
   Воин прошел под аркой, отделяющей порт от квартала, и огляделся. Над кварталом нависала Стена Спокойствия, неминуемый атрибут любого порта Мира. Стена наглухо отрезала порт и Квартал Чужаков от остального города. Горожане не хотели иметь дело с "низшими" другими расами. Торговцы, в свою очередь, тоже считали себя представителями "высших" и "богоизбранных" рас и не собирались пачкаться об горожан или моряков и торговцев других рас. Кроме того, как и в любом другом порту, и здесь соблюдалось деление на "благонравную" часть и откровенные трущобы.
   "Благонравная" четко делилась на Датанорский и Имперский районы. Зная это, Элиад сразу же зашагал в сторону трущоб. Там разница не так сильно подчеркивалась.
   По мере приближения к трущобам, вонь усиливалась. По плохо мощеной мостовой потекли помои. Большие каменные дома сменили облупленные покосившиеся хибары, частью деревянные.
   Улицы становились более узкими и заполненными. Нищие, дешевые портовые шлюхи, пьяные наемники и моряки.
   Городская Стража предпочитала сюда не заглядывать. Стражники считали, что когда иноземцы режут друг друга - это их дело. А если затронутыми оказываются этари - то эта их вина. Выбирая общаться с чужаками, представители древней великой расы этари должны пенять сами на себя.
   Элиад зашел на постоялый двор. Едва взглянув на посетителя, хозяин сразу же отрезал "Мест нет!". Элиад вышел и направился к другому заведению. Мужчина шел по улице и привычно ловил на себе взгляды прохожих. Уличные шлюхи этари приставали к любому оборванцу со словами "Хочешь поразвлечься, морячок?". При приближении Элиада они замолкали и окидывали того презрительными взглядами. Даже убогие нищие брезговали прикоснуться к нему.
   Хотя бы и брезговали. В Датаноре его бы просто забросали камнями или отбросами на улице. Поэтому Элиад и решил уехать оттуда. В последние годы ему становилось все труднее и труднее находить работу. Жрецы Шавази Обжигающего уже в открытую кричали о богоизбраности Датанора и датанов, а так же об их обязанности нести Огонь Цивилизации варварам. Датанор только для датанов, инородцы прочь Одетые в красное с золотым проповедники собирали за собой разъяренные толпы и вели громить Кварталы Чужаков или заведения, торгующие недатанорскими товарами. В воздухе витали запахи подношений Шавази, а так же ощущение чего-то нехорошего. Это было самое подходящее время убраться из Датанора.
   Элиад вздохнул. По его опыту, ему придется обойти все трущобы, прежде чем он найдет место для ночлега. Скорее всего, это случиться в каком-нибудь грязном клоповнике, где с него сдерут цену первоклассной гостиницы. А, возможно, даже хозяин разваливающегося низкопробного постоялого двора побрезгует сдавать комнату такому, как Элиад. Уж лучше даже Потерявший Имя. Они, хотя бы, этари.
   И действительно, во всех местах на вежливый вопрос Элиад получал один и тот же ответ. Хозяин пустующей гостиницы отрезал "Мест нет!" еще с порога. В некоторых заведениях Элиада не пускали даже на порог.
   Услышав в тринадцатый раз "Нет!" Элиад не выдержал.
   -Я согласен спать в любом месте, даже в кладовке или на чердаке.
   -Нет!
   -Но у меня есть деньги - тихо сказал Элиад.
   Хозяин поднял глаза. В них плескалась ненависть
   -Твои деньги здесь не имеют цены - процедил он сквозь зубы и добавил, как плюнул - Голубоглазый выродок!
   В этом предложении "выродок" было не самым ругательным.
   Теперь Элиад шел по улице и думал, где он сможет заночевать. Хотя, кажется, проблема крыши над головой сейчас не самая спешная. В толпе он легко опознал идущих за ним трех этари из таверны. Надо с ними разобраться , и побыстрее.Элиад свернул в первый же переулок, оказавшийся тупиком.
   Этари зашли следом. Тот, что приставал к Элиаду в таверне, стал справа и обнажил кинжал. Мужчина был немного пьян. Второй этари, слева, гнусно усмехаясь, натягивал боевые перчатки на руки. Такие перчатки делались из плотной кожи, а на тыльную их сторону нашивали металлические чешуйки. В бою эти перчатки могли защитить руку от удара меча. В драке ими пользовались , как кастетом.
   За спинами первых двух маячил третий.
   Элиад внимательно оглядел своих противников. Все они были в кольчугах - это исключало удары в пах и в корпус. На двоих были так же наколенники.
   Элиад шагнул вперед, пряча руки в складках плаща. Он сказал
   -Я не хочу проблем. Я отдам вам все, что хотите, только не бейте!
   Его противники засмеялись. Они и так возьмут у него, что хотят. И не будут отказывать себе в удовольствии избить кого-либо.
   Этари с права ударил Элиада кинжалом. Удар пришелся в пустоту. Желтоволосый воин мгновенно развернулся и проскользнул между двумя противниками. Из-за тесноты в переулке, только двое могли одновременно нападать. Поэтому Элиад занялся вначале противниками справа и слева. Этари справа получил ногой по задней стороне колена и присел. Элиад ударил его ребром ладони по шее, ниже уха. Противник отключился и упал лицом в лужу нечистот.
   Боец слева попытался ударить в лицо. Элиад присел, пропуская кулак в боевой перчатке над собой, и проскользнул за спину нападавшему. Теперь он использовал инерцию удара и в свою пользу и толкнул этари. Тот потерял равновесие и на время вышел из игры. Оказавшись возле третьего противника, воин сделал обманный выпад правой рукой. Этари развернулся и получил удар левой рукой в лицо. Светловолосый воин владел обеими руками одинаково.
   Противник с криком схватился за изуродованное лицо. Элиад тоже носил боевые перчатки.
   Теперь можно было заняться последним воином. Тот поднялся с мостовой и был готов продолжать схватку. Мужчины кружили один вокруг другого, делая выпады. Этари понимал толк в кулачных боях и его противнику пришлось потрудиться. Но светловолосый воин был намного опытнее. Ему удалось поймать руку бойца и болевым приемом выкрутить кисть вверх. Этари присел от боли и Элиад ударил того коленом в лицо. Противник потерял сознание и упал на спину.
   Светловолосый воин огляделся. Два этари лежали без сознания. Третий корчился от боли в луже нечистот. Победитель наклонился и сорвал а поясов поверженных кошельки. Потом Элиад неторопливо вышел из переулка и скрылся в толпе.
  
  
  
   25 лет назад, Датанор
  
   В своих первых воспоминаниях Элиад видел вонючие и грязные портовые трущобы Сонеги. Самым частым цветом здесь был серый. Серое промозглое небо, серые облезлые стены прогнивших домов, серые изгаженные улицы, серые лохмотья трущобных обитателей. Иногда мелькавшие цветные пятна обычно принадлежали рваным платьям портовых шлюх.
   На разбитых и узких улицах Квартала Чужаков безостановочно кипела жизнь. У нее были свои правила и Элиад старался их понять. Впрочем, его еще не звали Элиадом. Своего имени мальчик не помнил. Возможно, имени вообще не было. Завсегдатаи квартала называли мальчишку "выродком", "ублюдком" или "уродом". Хуже всего, когда звали Безымянным.
   Мальчишка рано усвоил, что он ни на кого непохож. Хотя цвет кожи или волос трудно было отгадать под слоями грязи, его выдавали глаза. У мальчика были огромные глаза необычной формы - удлиняющиеся к вискам, и еще более необычного цвета. Ярко синие.
   Синие, каким может быть небо над снежной пустыней или горами. Небо над городом было в основном серым, промозглым и закопченным.
   Синие, каким может быть море под ярким светом солнца. Море в порту было мутным и вонючим - жители славного города Сонеги сливали свои нечистоты в море.
   Таких глаз не было ни у одной известной расы. Даже загадочные варвары теги с Северных Гор выглядели по другому. Обитатели трущоб считали, что эти глаза приносят несчастье. И мальчишка рано усвоил, что "Голубоглазый" является презрительным ругательством.
  
  
  
  
  
   25 лет назад, Датанор
  
   Мальчишка стоял, прижавшись к стене, и наблюдал за пекарней. В тот момент, когда пекарь отвернется, можно будет подбежать, схватить хлебцы и попытаться скрыться, до того, как хозяин опомниться. Иногда это получалось, иногда нет. Мальчик выжидал. Запах свежего хлеба сводил с ума. Прошло довольно много времени с тех пор, как он ел в последний раз.
   Подходящий момент наступил и мальчик бросился бежать, под громкие вопли пекаря "Вор! Вор!". За убегающим бросились в погоню двое дюжих молодцов. Голодный мальчик не смог от них скрыться.
   Преследователи загнали воришку в тупик. Вокруг собралась толпа - зрелище обещало быть интересным.
   Мальчик повернулся лицом к преследователям и стал медленно отступать к стене. Воришка внимательно вглядывался в своих противников, То, что он видел, не сулило ему ничего хорошего.
   Оба молодца носили знак принадлежности к Клану Желтой Жабы - одному из трех кланов воров. Хлебцы были украдены на их территории без разрешения. Теперь Жабы собирались наказать воришку за это преступление.
   Мальчик пятился назад, а оба противника медленно приближались. Отступая, воришка стал быстро и жадно запихивать в рот куски украденного хлеба.
   Почувствовав лопатками шершавую стену, мальчик прижался к ней. Отходить больше было некуда.
   Первый громила подскочил к маленькому воришке и с силой ударил того ногой в живот. Мальчик не успел увернуться, со стоном сложился и упал на колени.
   Жабы избивали свою жертву медленно, профессионально и с большим наслаждением. Они брезговали дотрагиваться до Безымянного руками, но отлично справлялись и ногами. Из окружающей их толпы доносились смешки и советы.
   Громилы остановились, только убедившись, что их жертва без сознания. Толпа вокруг рассосалась, движение возобновилось. Прохожие равнодушно обходили избитое тело.
   Поздно ночью Безымянный очнулся. Болело все тело. Несколько ребер, кажется, были сломаны. Мальчишка подполз к стене и прижался к ней. Он тихо всхлипывал от боли. Иногда проходившие пьяные наемники или моряки пинали его. Никто не остановился помочь. Так и должно было быть. Это путь Мира. Если ты не Член Клана, то ты никто.
   Мир полон опасностей. Одиночки не выживают. Единственная защита человека от Мира - это его Клан, его Семья, его братья по крови. Имя Клана - самое дорогое имущество людей.
   Любой, кто захочет обидеть носящего Имя, подумает не раз, прежде чем сделать это. Потому, что на обидчика обрушится все мощь Клана. И она настигнет его везде. Ведь любой человек не просто одиночка, а представитель своего Клана. Нищие или даже дешевые проститутки гордо смотрят на Мир. Они - Члены Кланов. На улицах Мира не встретишь бездомных или беспризорных сирот. Если у человека нет Семьи, то Клана возьмет на себя хлопоты о нем. Горе рому Клану, который не заботиться о своих Членах. Такой Клан опозорит себя и к нему будут относиться, как к Потерявшим Имя.
   Младшие сыновья, у которых не было шансов на наследство, уходили из своих домов и обычно становились наемниками. Но даже вез своего дома и далеко от семьи, они гордо несли свое Имя.
   Клан дает много, но и требует многого. Прежде всего - безопасность и интересы Клана и лишь потом - благополучие отельных его Членов. Кроме того - любой человек является представителем Клана. По его поведению будут судить обо всем Клане.
   Того, который забывает об этих правилах, ждет самое тяжелое наказание Мира. Преступник будет лишен Имени и изгнан из Клана. Потерявший Имя будет вычеркнут из истории и родословной Клана. Он будет скитаться по Миру и любой, даже самый низший, может безнаказанно оскорблять, унизить или даже убить Потерявшего Имя. И никто не вступиться. Потерявший Имя - всего лишь одиночка и никто не стоит за ним.
   Мальчишка был еще в худшем положении. У него никогда не было Имени.
  
  
  
  
  
  
   22 года назад, Датанор
  
   Пьяные наемники грубо толкнули жреца и тот выронил книги в грязь.
   -Прочь с дороги, старик! -сказал один из воинов и пнул свиток.
   Старый жрец бога Тилле опустился на колени в лужу нечистот и принялся собирать разлетевшиеся листы. Уличные мальчишки-хулиганы заулюлюкали, схватили несколько книг и принялись перебрасываться ими. Жрец пытался усовестить хулиганов, но они лишь издевательски смеялись над стариком.
   За всем этим наблюдал Безымянный. Ему было жалко жреца, но он не спешил вмешиваться. Ребра еще болели после последнего "разговора".
   Жрец поднялся, тяжело дыша. Его белое потрепанное одеяние и длинная седая борода были покрыты пятнами грязи. Старик просил прохожих помочь ему. Никто не отозвался. Люди равнодушно проходили мимо.
   Совесть кольнула Безымянного. Слишком часто он сам оказывался в таких ситуациях. Таких, когда ему нужна помощь и никто никогда не помогает. Он никогда не просил о помощи, зная по опыту, что это бесполезно. Но всегда мечтал об этом и надеялся, что кто-нибудь вступится. Мальчик задумался, а есть ли у него право ждать помощи, если он сам не хочет помочь?
   Безымянный решительно поднялся с мостовой, на которой сидел. Он подошел к одному из игроков, сознательно выбирая самого большого, и выхватил у того книгу.
   -Ты чево? - удивился такой наглости хулиган и попытался забрать книгу обратно. В ответ он получил пинок сзади по коленной чашечке и полетел в лужу.
   Безымянный положил книгу на землю и принял боевую стойку. Он мрачно смотрел на своих противников.
   Те решили не связываться в драку. Еще неизвестно кто кому надает по шее. Вместо драки хулиганы побежали звать подмогу. Отца, брата или другого взрослого Члена Клана.
   Безымянный посмотрел им вслед. Теперь только ребрами не отделаешься. С такой внешностью, как у него, не скрыться. Он один такой. Мальчик вздохнул и наклонился , что бы поднять книги с мостовой и помочь старику встать с коленей.
   -Да прибудет с тобой благословление Тилле, мой мальчик, -сказал жрец. Он подслеповато прищурился на своего неожиданного спасителя и благодарно потрепал того по грязной голове. -Тебя как зовут?
   -У меня нет Имени - мрачно буркнул мальчик и направился прочь.
   -Постой!- крикнул ему вслед жрец бога Тилле -Не поможешь ли ты мне донести эти книги в храм?
   Мальчик удивился.
   -Ты не расслышал? Я Безымянный.
   Жрец лукаво улыбнулся и протянул книги.
   -Тебе будет только на пользу покинуть сейчас это место.
   Безымянный представил себе неминуемую встречу с отцом отправленного в лужу противника и согласился. А если жрец любит маленьких грязных мальчиков -так это его дело. Лишь бы накормил.
   К удивлению Безымянного, жрец направился прямо к Вратам в Стене Спокойствия. Стражник недоброжелательно посмотрел на грязного, встрепанного жреца и оборванного голубоглазого чужака рядом с ним.
   -Он со мной!- твердо сказал жрец и вытащил из-за пазухи пропускной медальон на цепочке.
   Стражник плюнул Безымянному под ноги, но пропустил их в город.
   Безымянный первый раз в жизни покинул Квартал Чужаков. Они шли по людным и чистым, улицам Сонеги. Жители оборачивались и плевали в след, или делали жест "Обжигающего Огня", защищающий от сглаза и демонов. Мальчик уже привык к этому.
   Жрец жил в маленькой комнатке при храме Тилле. Старик окинул Безымянного взглядом и послал мыться.
   Мальчик видел ванную впервые в жизни и не совсем знал, что делать. Его единственной связью с купанием были частые холодные дожди. Они не совсем чистили, а больше размазывали грязь.
   Старику пришлось помочь. На это дело ушло не одно ведро воды. Свалявшиеся колтуны, полные насекомых, пришлось просто выбрить.
   Под многолетним слоем грязи оказался худой, жилистый мальчишка с обветренной кожей, покрытой язвами и рубцами. Даже чисто отмытая кожа все равно была необычного темно-коричневого цвета.
   Жрец принес старую тунику и улыбнулся.
   -Меня зовут Айна, -сказал он. -А тебя, мой мальчик, я назову Элиад. На древнем языке это значит "Воин Защитник".
  
  
  
  
  
   20 лет назад, Датанор
  
  
   -Бог Тилле не принадлежит к богам Датанорского пантеона, -рассказывал Айна, старый жрец. Его ученик внимательно слушал и записывал.
   -Культ Тилле намного древнее и известен во всех цивилизованных странах Мира. Тилле покровительствует знаниям и его символ, двойную спираль, ставят на книгах, библиотеках или школах. Тилле особенно благосклонен к собирателям знаний. Когда я был помоложе, то пересек Мир от Северных Гор и до архипелага Островной Империи. И везде собирал новые знания.
   -Старший Жрец говорит, что только у знаний богоизбраных датанов есть право храниться для пользы будущих поколений. А знания варваров следует уничтожать.
   -Старший Жрец никогда не видел дальше своего носа, мой мальчик, -улыбнулся Айна. - Если бы мы хранили старые знания или искали новые, то мы бы может и знали, кто ты такой.
   Элиад заерзал на лавке. Упоминание о собственном уродстве всегда мешало ему.
   Айна откинулся на своем кресле и задумался, уже в какой раз пытаясь раскрыть эту загадку. Он размышлял вслух:
   -Ты непохож на известные расы Мира. Ты очень высок и строен, это видно уже сейчас. Этари тоже высоки и стройны, но у них светлая кожа, темные гладкие волосы и черные глаза. Ты темнокож. Жители архипелага Островной Империи тоже. Но у них вьющиеся волосы, темные глаза и плоские носы. К тому же их кожа черна, а у тебя она коричневая. Среди варваров теги из Северных Гор попадаются рыжеволосые, но они светлокожи. Хоть мы и знаем о них очень мало, но известно, что нет у них желтоволосых. У тебя удлиненные глаза - у восточных кочевников лан-о тоже. Но их глаза намного меньше и темного цвета. К тому же они низкорослы. На датанов ты точно непохож. Мы низкорослы, светлокожи и темноволосы.
   Жрец замолчал на мгновение и добавил:
   -Я не знаю, кто ты, мой мальчик, из какой страны ты пришел. Это только доказывает, как мало мы знаем о нашем Мире и как важно нам знать больше. Но есть такие люди, как Старший Жрец. Они предпочитают закрывать глаза на все милости Мира и видят только то, что хотят видеть. Они смотрят на чудеса Мира и бояться их. Они чувствуют собственную никчемность в сравнении с остальными созданиями богов. И тогда такие, как Старший Жрец, начинают убеждать себя, что только они -единственные люди, а все остальные - низшие существа Низших существ не стоит бояться, их стоит презирать. Беда в том, что такие люди кричат сильнее, чем остальные. И им удается навязать другим свое чувство неполноценности. Я много ходил по Миру и видел все известные расы. Люди выглядят по разному. Есть черные, светлые, узкоглазые. Есть живущие в деревнях, в городах, в горах или кочующие по степям. Есть верующие в Шавази Обжигающего, в сурового Кай-Нер, в Серебряную Торинэ или в Эт-Нанга , Великого Жнеца Жизней. Но внутри все люди одинаковы. Мы все хотим одного. Хорошей, сытой, безбедной и легкой жизни. Если не для себя, так для наших детей. Или детей наших детей.
   Жрец замолчал и задумался , глядя в огонь камина. Элиад очень любил эти уроки. За последние два года он узнал и научился большему, чем за всю свою жизнь в Квартале Чужаков.
   Знания старика о Мире были удивительными и казались неистощимыми. Еще более удивительный была готовность старика делиться ими.
   Иногда старый жрец спускался в порт, что бы собрать новости из далеких стран. Элиад часто присоединялся к нему. Пока Айна занимался своими делами, мальчик расспрашивал моряков, не встречали ли они людей его расы. Обычно Элиад получал в ответ порцию унижений и подзатыльников. Никто никогда не видел похожих на него. Но однажды один старый пьяный моряк задумался и сказал:
   -Мне кажется, на далеком севере, в Море Льда, есть легенды о золотоволосых...
   Эти слова глубоко затронули Элиада. Он решил, что когда-нибудь доберется туда и найдет свою семью.
   Тем временем Айна продолжал:
   -У служителя бога Тилле есть еще одно предназначение - одарять всех желающих собранными знаниями. Это не самое популярное занятие в наши дни. В давние времена жрецы бога Тилле переходили от селения к селению, собирали новые знания и делились уже имеющимися. Знания они собирали в Храме Тилле. Говорят, что все древние науки собраны в нем. Только его местоположение утеряно уже многие века. Легенды рассказывают, что Храм находиться далеко на севере. Я всегда хотел найти этот Храм, мой мальчик. Но теперь традиция сбора знаний прекратилась. Каждый Клан стережет свои секреты, как голодная собака стережет кости. Все заняты только обереганием своих знаний, а не поиском новых. Когда такое происходит, страна перестает развиваться. Люди заняты копанием в своем героическом прошлом, а не в своем будущем. Уже много десятков лет никто не выходит собирать новое. Жрецы заняты перепиской и сортировкой старого. Такие, как Старший Жрец, решают, что останется, а что будет безжалостно вычеркнуто и сожжено. Мы видим на площадях костры, на которых публично сжигают неугодные знания. И это происходит по всюду, не только в Датаноре. Мой мальчик. Я вижу пугающую Тьму, наступающую на Мир. Это только начало.
  
  
  
   20 лет назад, Датанор
   Элиад зажег факел погребального костра. Никто не пришел на Церемонию Прощания с Айна. Мальчик смотрел невидящими глазами на огонь. Боль утраты была непереносима. Он остался потеряно стоять перед костром, даже после того, как огонь погас.
   За спиной послышались шаги. Старший Жрец подошел к пепелищу. Толстый мужчина брезгливо подобрал полы своей мантии. Не глядя на Элиада, жрец приказал тому немедленно убираться из храма. Толстяк не разрешил взять с собой ничего, даже сменить траурные одежды. За широкой спиной жреца смутно вырисовывались в темноте несколько солдат Городской Стражи.
   Прежде чем захлопнуть врата храма за Элиадом, Старший Жрец впервые посмотрел на мальчика.
   -Наконец-то мы избавились от тебя, Безымянный выродок!
  
  
  
   20 лет назад, Датанор
  
  
   Элиад с трудом увернулся от удара. Кровь с рассеченного лба капала на глаза и мешала видеть противника. Мальчишка устал и с трудом дышал. Стук крови в ушах заглушал крики толпы вокруг.
   Оба противника кружили один вокруг другого. Элиад, в основном, защищался. Пока только быстрота и выносливость спасали его. Противник был намного сильнее и опытнее.
   Элиад нырнул под летящий кулак и перескочил через подножку. Выгадал несколько мгновений. Если этот бой будет проигран, мальчик не получит ничего. А ему очень хотелось есть.
   От нового удара не удалось увернуться. Противник - невысокий жилистый датан - отбил руку и нанес сильный удар по почкам. Элиад согнулся от боли и потерял равновесие. Датан схватил мальчика болевым захватом за левую руку и принялся ее выворачивать.
   Толпа оживлено закричала "Убей! Убей выродка!". Проигрыш был неизбежным. Датан продолжал выворачивать Элиаду руку, причиняя тому сильнейшую боль.
   По видимому, противник решил руку сломать. Поняв это, мальчишка в отчаянии рванулся, выходя из захвата. Терять ему было нечего.
   От силы рывка, руку выдернуло из сустава. Элиад развернулся вокруг себя. Противник не успел отреагировать и согнутая в локте правая рука со всей силой врезалась тому в лицо. Датан ослабил захват и схватился одной рукой за сломанный нос. Мальчик подножкой столкнул противника на землю. Датан упал, увлекая за собой своего врага. Уже мало что видевший от боли Элиад ударил еще раз согнутой в локте рукой. Он вложил в удар весь свой вес. Мальчик целился в солнечное сплетение. Удар попал в горло.
   Элиад с трудом поднялся на ноги. Левая рука безвольно висела вдоль тела. Перед ним, на утоптанном участке земли, корчился и задыхался противник. Удар смял ему горло.
   Стало тихо. В тишине был слышен лишь хрип умирающего.
  
  
   20 лет назад, Датанор
  
   Когда все разошлись, Элиад подошел к организатору боев, толстому невысокому датану. Тот посмотрел на мальчика и грубо сказал:
   -Хорошо, что догадался поставить на тебя, ублюдок. Патина еще никогда не проигрывал, даже опытным бойцам. Я и не думал, что у тебя есть шансы против него.
   -Тогда почему ты меня послал, Олен? - хрипло спросил Элиад.
   Олен неприятно улыбнулся.
   -Почему бы датану славно не поколотить Безымянного выродка? Конечно, это можно спокойно сделать и бесплатно. Но если клиенты готовы платить деньги...
   Олен потер в удовольствии толстые потные руки.
   Элиад задумался.
   -Ты говоришь, что твои клиенты захотят меня видеть против датана? Если я выдержу больше, чем один бой, тогда у тебя будет больше возможностей на мне заработать.
   Олен захохотал так, что его огромный живот заходил ходуном.
   -Клянусь последней головешкой из огня Шавази, ты прав, урод! Они так тебя ненавидят, что будут платить раз за разом!
   Датан окинул взглядом тощее тело мальчика, его беспомощно висящую руку.
   -Ты не выдержись даже еще одного боя. Ты не умеешь сражаться!
   -Тогда научи меня! - тихо сказал Элиад.
   Датан внимательно посмотрел на него. Всмотрелся в горящие глаза. Потом кивнул.
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
   Караван медленно плёлся между песчаными барханами под равнодушным солнцем.
   Элиад сидел на корточках на одном из холмов и наблюдал. Он в задумчивости пересыпал мёрзлый песок из одной руки в другую.
   В пустыне не было видно никакого движения, кроме каравана. Он извивался между песчаных гор , как усталая старая змея. Элиад оглянулся. На соседних барханах, так же внимательно всматриваясь в пустыню, стояли другие охранники.
   Когда на виду остался лишь извивающийся хвост каравана, Элиад поднялся, отряхнул руки, поправил меч и легко сбежал вниз.
   Воин догнал караван и пошёл рядом. Волы с трудом тащили тяжело груженые телеги с особыми широкими "песчаными" колёсами, чтобы не увязали.
   Все охранники и их верховые животные были в полном боевом вооружении. За последнее время на этом участке пути уже пропали два каравана. Нападения лан-о можно было ждать в любое мгновение.
   Возницы и верховые съеживались под пронзительным холодным ветром, швырявшим горсти песка в лицо. Элиад поправил плащ. Этот плащ да ещё кожаная рубашка были его единственной защитой от холода. Не смотря на это, Элиад почти не мёрз. Холод он всегда выдерживал лучше, чем жару.
   Мимо пронёсся дозорный верхом на коне. Элиад равнодушно проводил их взглядом. Своего коня ему пришлось продать. Но шагать пешком в полном боевом вооружении теперь было легко. Снаряжение, и даже кольчугу, Элиад заложил, оставив себе только меч .
   Последние месяцы светловолосому воину было трудно находить работу на востоке. С этим караваном ему просто повезло. Нападение лан-о на предыдущем участке пути проредило ряды охранников. Мастер Торговец, невысокий полный датан, был готов нанять даже песчаную ящерицу, лишь бы та умела держать меч.
   Появление голубоглазого безбородого великана было встречено, как всегда, брезгливыми взглядами и торопливыми знаками "обжигающего огня".
   Караван продвигался, как военный отряд на марше. Дозорные ни на миг не выпускали друг друга из виду. Обоз охранялся со всех сторон. Группа воинов ехала на расстоянии полёта стрелы впереди и сзади каравана. Оружие всегда было наготове. И все равно, даже при таких мерах, каждый третий караван пропадал в песках. Что , конечно , делало товары, привозимые в поселения на восточной границе, намного дороже. И прибыльней.
   К закату караван стал готовиться к привалу. Повозки стали кругом, Волы и люди расположились за ними. В случае ночного нападения лан-о, хотя бы на первое время телеги защитят находящихся внутри.
   Загорелись костры и по воздуху поплыли ароматы ужина. Элиад сидел в стороне , ждал, пока все закончат есть и объедки будут собраны для собак. И для него. В первый свой день с караваном , Элиад подошёл к костру вместе со всеми охранниками. Смех и шутки немедленно затихли. Датаны -охранники, сидевшие возле костра отодвинулись. Вокруг Элиада образовалось мёртвое пространство. В полной тишине Мастер Охранник сказал:
   -Клянусь пеплом огня Шавази, нет тебе места возле этого костра, инородец! Никто не разделит с тобой здесь хлеб!
   Элиад равнодушно пожал плечами и направился к другому костру. Ему не нашлось места не у одного из них. И не у костра рабов. Рабы - датаны брезговали есть из одного котелка с Безымянным. Датаны - богоизбранная раса, даже рабы.
   Мастер Торговец подозвал Элиада к своему шатру.
   -Послушай, инородец, ради охраны своей жизни, я готов терпеть такого выродка, как ты, среди нас. Но никто не согласиться сидеть с тобой за одним костром. Ты будешь спать отдельно, за повозками, и есть будешь вместе с собаками!
   Торговец внимательно вглядывался в лицо Элиада, но оно продолжало оставаться равнодушным. Слишком часто он слышал подобные оскорбления в свой адрес и научился не реагировать. Ведь оскорбляющие пытаются ударить побольнее. Увидят, что получилось - обрадуются и захотят продолжать. А не получив никакой реакции, в какой-то момент отстанут.
   Каждый вечер, получив вместе с собаками свою долю объедков, Элиад сидел и смотрел невидящими глазами в темноту. Он вырос среди них, говорил на их языке ,знал их обычаи и все же никогда не будет одним из них .Столько лет он слышит эти оскорбления, а все равно каждый раз больно. Можно ли к этому привыкнуть? За столько времени Элиад научился лишь не реагировать.
   Он вздохнул, лёг на мёрзлый песок. Проверил, что меч легко выходит из ножен. Завернулся поплотнее в плащ и заснул.
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
   Не смотря на все меры предосторожности, лан-о напали неожиданно. Вдруг часть повозок ощетинилась стрелами. Сразу ж раздался боевой клич лан-о "Кай-Нер! Кай-Нер!". Призывая своего бога в помощь, люди пустыни кинулись в атаку. Завязался бой. Датаны сражались отчаянно. При победе, лан-о не оставляли никого в живых. Те, кому не повезет умереть в бою, будут принесены в жертву богу Кай-Нер. Никто не хочет умирать в безжизненной пустыне с выпущенными кишками.
   Лан-о, со своей стороны ,сражались не менее яростно. Караван вторгся в священные земли бога песка и ветра и осквернил их. Если не уничтожить непрошеных гостей, то ярость поруганного Кай-Нер направиться на самих лан-о.
   Элиад увернулся от короткого меча нападающего и перекатился по песку ,обнажая свое оружие. Светловолосый воин пользовался длинным двуручным мечом. Этот меч , а также огромный рост давали Элиаду своеобразное преимущество над низкорослыми лан-о с их мохнатыми шапками, сидящими верхом на таких же низкорослых мохнатых лошадках.
   Не смотря на свои "детские" размеры ,противниками они были серьезными.
   Элиад перепрыгнул через лежащий труп и сшибся мечами с противником. Лан-о верхом на лошади и пеший Элиад были приблизительно одного роста. Они кружили один против другого, ища мечами лазейку в защите противника. Сзади подобрался другой лан-о. Элиад отбивался от обоих. Меч со свистом рассекал воздух, со звоном сталкиваясь с оружием противников.
   Оружие пело песню смерти в умелых руках. Один из лан-о промахнулся и Элиад немедленно этим воспользовался. Противник упал на землю, корчась и хрипя. Лезвие меча врубилось через ребра в легкое.
   Элиад привык сражаться на мечах в кольчуге. Его тело уже было покрыто многочисленными порезами. Воин прижался к борту перевернутой повозки и отражал нападения своего противника. Вдруг резкая боль заставила Элиада почти выпустить меч из рук. Стрела вонзилась ему в незащищенное правое плечо, под ключицей, прибивая к деревянному боку телеги. В этот момент боевая палица противника обрушилась на затылок. Мир сверкнул яркими цветами и померк. Элиад выронил меч из разжавшихся рук. Его тело упало на колени, ломая древко стрелы, и завалилось на бок. Элиад еще какое-то время слышал звуки боя, крики раненых, хрип умирающих.Потом темнота поглотила его полностью.
  
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
  
   Сознание вернулось к Элиаду, когда его грубо перевернули на спину. Боль в плече и голове ослепляла его. Гул вокруг медленно сложился в человеческую речь. Говорили по датанорски.
   -Тоже мертв?
   -Нет, вроде жив.
   Говоривший, один из возчиков, безжалостно затряс Элиада за плечо:
   -Эй, Безымянный! Ты можешь ходить?
   Элиад с трудом разлепил губы и прошептал:"Нет".
   Тень накрыла обоих мужчин на песке. Элиад напрягся и с трудом сумел различить мутною фигуру Мастера Торговца.
   Возчик спросил:
   -Положить его в повозку к остальным раненым?
   Мастер Торговец задумался ненадолго и ответил:
   -Нет. Он больше не сможет принести нам пользу. Он не нужен. Оставь его.
   Элиад почувствовал, что его раздевают. Потом голоса удалились. Элиад смутно слышал понукания возниц, стоны раненых.
   Вскоре звуки каравана затихли в дали. Темнота снова открыла Элиаду свои объятья. Мир перестал существовать.
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
  
   Ночной холод привел Элиада в чувство. А еще в чувство его привели стоны. Кто-то плакал в темноте, призывая по датанорски милость Шавази и обещая золотые горы своему спасителю.
   Элиад не смог определить, откуда доносятся стоны. Его собственная голова слишком гудела. Все вокруг кружилось. Он попытался подняться. Мир вдруг замысловато развернулся вокруг и Элиад обнаружил себя лежавшим лицом в песке. После нескольких попыток, мужчина отказался от идеи встать и пополз отыскивать плачущего на четвереньках. Голова сильно болела, во рту было сухо и противно.
   Во время поисков Элиад натыкался на трупы людей и лошадей, а также на разбитые части повозок. В темноте трудно было определить, но ему показалось, что трупы обобраны.
   Стонущего Элиад нашел совершено случайно - он просто наступил на того, чем вызвал настоящую истерику. Датан долго не мог успокоиться. Он был уверен, что инородный демон пришел поглотить его богоизбранную датанскую душу. Или просто съесть тело.
   Светловолосому воину удалось с большим трудом успокоить мужчину. Похоже, датан был ранен, но в темноте они не могли разобрать, на сколько серьезна рана.
   Но что можно было понять, так это что человек - по имени Окус- совершенно замерз и вряд ли в одиночку переживет эту ночь. Элиад улегся рядом с датаном, что бы согреть того теплом своего тела.
   Утром выяснилось, что у Окуса сломана нога. Его придавил конь и опрокинувшаяся повозка. Поэтому раненного не нашли.
   На поле боя остались лишь обобранные трупы лан-о их лошадей. Всех своих павших датаны пустили в огненной колеснице на встречу с Шавази. Все оружие, даже не сломавшиеся стрелы, а так же припасы и лошади, были , по видимому, собраны и ушли вместе с караваном.
   Из сломанного копья Элиад соорудил себе подобие костыля - голова все еще кружилась и болела, а земля не оставляла попыток уложить его ничком.
   Голубоглазый воин осмотрелся. Он был в нижней одежде. Ему оставили только порванную рубаху, штаны и сапоги. Все остальное снаряжение - даже засапожный нож и пояс - отсутствовало. Элиад подозревал, что ему оставили одежду лишь потому, что невысоким датанам огромные сапоги или штаны были не к чему.
   Окус был в полном комплекте зимней одежды, даже в подбитом мехом плаще. Но из оружия у датана были только кинжал и метательный нож.
   С помощью костыля Элиад обыскал поле боя. Возле одного из трупов лан-о он остановился. Не смотря на несколько последних лет на восточных границах Датанора, видеть целиком воина пустыни ему еще не приходилось. То ,что Элиад принял за украшение на шапке, оказалось волосами. Воины лан-о брили головы наголо, оставляя лишь длинный хвост на макушке.
   Люди пустыни сражались в пугающих масках. У трупа на песке маски не было. Без нее в хмурое небо смотрело круглое лицо темного цвета, с приплюснутым носом. Полуоткрытые глаза были узкими, с тяжелыми веками и без ресниц. В открытом рту - ряд мелких острых зубов.
   Элиад еще несколько мгновений разглядывал поверженного врага, Потом, тяжело опираясь на костыль, побрел дальше.
   Обыскав все поле боя, голубоглазый воин нашел несколько почти пустых мехов с водой. И все. Продовольствия не осталось ни крошки.
   Увидев это, Окус снова расплакался. Он опять стал причитать и жаловаться Шавази на свою судьбу. Остаться умирать в холодной пустыне ,да еще и с Безымянным.
   Элиад вздохнул. Перспектива умирать под вопли Окуса ему тоже не нравилась.
   С помощью древок стрел и кусков плаща, они соорудили подобие лубка для сломанной ноги. Элиад с трудом взвалил датана на спину и зашагал по следам каравана, шатаясь и тяжело опираясь на костыль.
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
   Элиад упрямо шел вперед. От головной боли темнело в глазах. Рана на плече начинала гноиться.
   Они шли уже третий день по следам каравана. Следы эти уже начинало заносить мерзлым песком.
   В надежде сохранить хотя бы крохи тепла, днем, а особенно по ночам, датан прижимался к Элиаду .Они пили капли воды из одних мехов и спали под одним плащом. Элиад с горькой усмешкой вспоминал слова Мастера Торговца - "Никто не согласиться сидеть рядом с тобой".Теперь, когда жизнь Окуса зависела от Безымянного, датан не был столь брезгливым.
   Элиад нес своего спутника за спиной. Окус не уставал причитать на свою судьбу и перебирал все свои несчастья в жизни, начиная со дня рождения. Молчаливый Элиад кусал губы и боролся с желанием силой заткнуть не в меру разговорчивого датана. Самым большим несчастьем для того, по видимому, соседство с инородцем.
   Элиад остановился, с трудом дыша и тяжело опираясь на костыль. С Окусом за спиной он продвигался намного медленнее, чем если бы шел в одиночку. Датан значительно уменьшал шансы воина догнать караван и остаться в живых в этой пустыне .
   Но Элиад не мог кинуть человека умирать в пустыне. Окус в одиночку не переживет холода первой же ночи.
   -Ну, ты, Безымянный! - окрик Окуса вернул воина к действительности.
   -Меня зовут Элиад, -в который раз терпеливо напомнил он.
   -Клянусь искрами огня Шавази, ты решил убить меня ,Безымянный! Ты собираешься стоять тут до заката? Из-за тебя я никогда не догоню караван!
   "Странные слова для того, кого несут на руках" - подумал Элиад ,но промолчал. Датан ,по видимому ,считал, что представитель неизвестной, но явно низшей расы ,просто обязан спасать его.
   Окус взорвался:
   -Ты, урод! Пошевеливайся! А не то, когда я догоню караван, я прикажу тебя выпороть! Или нет, я прикажу сломать тебе обе ноги и кинуть подыхать в песках! Правильно сделал Мастер Торговец, что решил очистить свой караван от тебя! Позор моему Клану, что я вынужден спать и пить вместе с тобой! Ну, шевелись! Я кому приказываю, тварь!
   Элиад молча скинул Окуса со спины на песок. Сделал несколько шагов в сторону.
   Когда датан понял, что происходит, он дико заверещал и резво пополз за воином :
   -Пожалуйста, добрый человек, не оставляй меня умирать здесь! Я не хотел тебя оскорбить, Безымянный! То есть Элимон! Я только пошутил! Это была шутка! Вернись! Не оставляй меня!
   Элиад покачал головой. Он не мог оставить живое существо умирать в пустыне. Даже зная, что датан без сожалений кинул бы его самого.
   Они продолжили свой путь, как и раньше. Только теперь Окус молчал.
  
  
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
  
   Вода закончилась и уже несколько дней путники мучились от жажды. Когда, ближе к вечеру они заметили тёмные точки впереди, то Элиад решил, что бредит. Но и Окус увидел то же самое. Он так сжал раненое плечо своего спасителя, что тот зашипел от боли и чуть не упал.
   -Это они! Это караван!
   Надежда прибавила сил и Элиад похромал быстрее.
   Это действительно был караван. Через некоторое время дозорные заметили отставших.От каравана отделились двое верховых у направились к путникам.
   Вскоре оба спасенных предстали перед Мастером Торговцем.
   Мастер Торговец перекусывал. Элиад стоял перед ним, тяжело опираясь на самодельный костыль. Сильно болела голова, а от запаха еды голодный воин почти терял сознание. Элиад стоял, терпеливо ожидая, когда датан соблаговолит обратить на него внимание. Мастер Торговец неторопливо ел. Жир стекал по его толстым рукам и бороде. Он бросал объедки собакам и те схватывали куски на лету.
   Наконец датан посмотрел на Элиада.
   -Так ты догнал нас. Жаль. Я думал, что ты подохнешь там. Теперь в тебе мало пользы для нас. Но ты спас Окуса. Клянусь пеплом Шавази, никто еще не говорил про Мастера Торговца Тегалу, что он не умеет быть щедрым. Я возьму тебя с собой до ближайшего поселения. Я даже пошлю к тебе лекаря. Я очень щедр к тебе. Благодари меня, Безымянный!
   Элиад с трудом прошептал слова благодарности.
  
  
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
   Найла был обычным приграничным поселением. Высокие стены, тяжелые ворота, сторожевые башни, малочисленное население. В основном, Пограничная Стража и их семьи.
   Элиад сидел в харчевне при постоялом дворе перед кружкой кислого вина. Большего он себе не мог позволить. Щедрый Мастер Торговец Тегала высчитал из его платы стоимость лечения, проезда на повозке, охраны и багажа. Правда, по поводу багажа Элиад сильно сомневался. Из вещей, разобранных караванщиками, он получил обратно только меч и плащ. Остальное безвозвратно исчезло.
   Караван простаивал в Найле уже двенадцать дней. Мастер Торговец никак не мог нанять людей вместо погибших при стычке с лан-о. Поскольку Элиад чувствовал себя значительно лучше, можно было надеяться, что Тегала наймет воина еще на один срок.
   Элиад отхлебнул из кружки. Он грелся у огня и прислушивался к разговорам. В таких отдаленных поселениях, как Найла, новостей обычно много не бывает. Приход каравана будет обсуждаться и смаковаться много недель. Но Теперь у жителей появился еще один повод для сплетен.В последнюю неделю в поселении стали пропадать ценные вещи и деньги.
   У Элиада были несколько идей по этому поводу: кражи начались через несколько дней после прибытия каравана .Либо крал кто-то из прибывших, либо кто-то из местных решил воспользоваться моментом и взвалить вину на караванщиков. Как говориться, ищи ветра в поле. В любом случае, вор не рассчитывал, что караван застрянет в Найле на долго.
   Элиаду самому приходилось воровать и он знал, что лучше не брать заметные предметы. Он предпочитал воровать еду или обычные вещи, каких много и трудно опознать. Праздничное колье с огненным камнем, принадлежащее жене капитана, к таким вещам не относилось.
   Скоро стража начнет обыскивать дома, в поисках пропажи. Какому-то идиоту здорово достанется.
   Элиад грелся у камина, вслушиваясь в вой ветра снаружи. Было хорошо и тепло. Воин лениво подумал, что обычно не бывает долго хорошо.
   Послушался топот многочисленных сапог. В харчевню вошел отряд солдат Стражи в сопровождении местных жителей и караванщиков. Сержант окинул взглядом полупустое помещение и у Элиада появилось нехорошее предчувствие. У желтоволосого воина всегда начинались неприятности, когда в близи оказывались солдаты.
   -Эй ты! Ты, урод,- грубо окликнул его сержант.
   -В чем дело?- тихо спросил Элиад.
   -Да что вы с ним разговариваете! Это он! Это этот выродок! визгливо завопила толстая ,почти квадратная, жена капитана.
   Стража, с мечами наголо, окружила сидящего Элиада.
   -Руки на стол, чтоб я видел - негромко, но с явной угрозой сказал сержант. Элиад прижал кисти рук к столешнице.
   -В чем дело? - тихо повторил он.
   -Он еще спрашивает, этот ублюдок! - не унималась жена капитана - Да что вы цацкаетесь тут с ним? Тащите его наружу! Вздерните его на первой же балке! Это он! Другого не может!
   Элиад повернул голову и посмотрел на сержанта. Тот держал меч возле горла сидящего мужчины.
   -Принесите его вещи из комнаты,- негромко скомандовал сержант, ни на минуту не отводя ненавидящего взгляда от светловолосого воина. Несколько солдат бросились вверх по узкой лестнице, ведущей в комнаты.
   -Ты обвиняешься в кражах имущества граждан Датанора!
   У Элиада отлегло на сердце. Он улыбнулся:
   -Я не крал. Я не покидал постоялый двор со дня прибытия.
   -А это мы ещё проверим.
   Солдаты вернулись с тощим мешком Элиада. Сержант приказал вытряхнуть содержимое на стол. Из мешка выпала смена белья, потрёпанный плащ а также ... туго набитый кошелёк и спутанная гроздь украшений. На самом верху лежало безвкусное ожерелье с большим огненным камнем. В харчевне наступила полная тишина. Элиад с изумлением смотрел на тускло блестящие драгоценности.
   -Держи его! Бей его! - раздирая тишину ,завизжала жена капитана.
   Солдаты и остальные датаны набросились на светловолосого мужчину. Он попытался защититься, но противников было слишком много. Элиада повалили на пол и, пиная, потащили к выходу. Жена капитана вцепилась в волосы и пыталась добраться до глаз.
   Его вышвырнули из харчевни на грязную мостовую. Элиад поднял голову. Вокруг уже стояла толпа жителей Найлы и караванщиков. Следом наружу вышел сержант и поднял на всеобщее обозрение гроздь драгоценностей. Толпа загудела.
   Элиад пытался подняться, вытирая кровь. Тут же к нему подскочили несколько человек и выкрутили руки.
   Из толпы вышел Окус. Элиад поднял голову. Он тащил на датана на себе несколько дней, согревал теплом своего тела...
   Радостно улыбаясь, Окус размахнулся и ударил Элиада ногой в пах. Держащие отпустили и мужчина упал на колени, прижимая руки к повреждённому месту. Окус схватил Элиада за коротко остриженные волосы и ,глядя прямо в глаза, прошептал:
   -Это я их на тебя навел! Я даже получу приз за твою поимку!- и ударил коленом в лицо.
   Элиад упал. Это послужило сигналом к остальным. Толпа набросилась на лежащего и смяла его.
  
  
  
  
   12 лет назад, Датанор
  
   Элиад стоял, покачиваясь, на дороге в мёрзлую пустыню. Он с трудом дышал - скорее всего, как обычно, пострадали ребра.
   Капитан Пограничной Стражи решил, что смерть через повешение будет слишком быстра и легка для преступника. Поэтому Элиаду оставили лишь лёгкую полотняную рубашку и вывели за пределы города.
   Поселение было за его спиной. Ворота заперты.На башнях, под сильным ледяным ветром трепетали белые флаги с золотым драконом Датанора. На крепостной стене мелькнуло движение. Элиад вздрогнул. Стрела впилась в землю возле него. Рядом с ней другая, ближе. Воин понял намёк и двинулся вперед. Он сильно хромал.
   Кроме рубашки на нем ничего не было, даже набедренной повязки. Дул пронзительный ледяной ветер, но воин не слишком мерз. Наверное, прав был тот старый моряк. Элиад откуда-то из далекого севера.
   Он пытался вспомнить карту. Впереди по дороге, в пяти днях пути, есть форпост. Нужно только дойти.
   Элиад с трудом шел вперед. Болело все тело. Острые заиндевевшие камни резали босые ноги.
   Силуэт Найлы пропал за спиной. По замершей пустыне шла, шатаясь под порывами ветра, одинокая фигура. Скоро она пропала из виду .Остались только розовые от крови следы .Их быстро замело мёрзлым песком и снегом.
  
  

Конец первой части

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть 2

  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Перед харчевней развевался флаг вербовщика. Рядом с ним , под присмотром старого солдата, сидело трое новобранцев. Не питая особых надежд, Элиад толкнул дверь и вошел во внутрь.
   Он сразу увидел вербовщика в темно-синем форменном плаще и капральскими нашивками. Рядом сидел жрец Норату. Стол перед обоими был тщательно выскоблен и почти пуст. Стопка пергаментных свитков, чернильница и две кружки пива.
   Элиад подошел к столу.
   -Ищешь солдат, хозяин? - спросил.
   Капрал брезгливо поднял глаза.
   -Не тебя, -отрезал он.
   Элиад равнодушно пожал плечами и вышел. Он присел на землю возле забора напротив харчевни и стал ждать. Интересно, когда капрал сломается? Время сейчас неспокойное и Атори нужны солдаты на границах. Время сейчас неспокойное и этари не спешат покидать дома. Светловолосый воин следовал уже несколько дней за вербовочным отрядом. Пока капрал набрал лишь троих.
   Вербовщик сдался уже на тот же день. К вечеру к Элиаду подошел один из новобранцев.
   -Ты, инородец! Капрал зовет тебя!
   Элиад молча поднялся и вошел обратно в харчевню.
   Капрал недовольно окинул взглядом стоявшего перед ним воина. Тот выглядел, как обычный наемник. Потрепанная одежда, покрытая засечками кольчуга, вытертые ножны и эфес меча.
   -Была бы моя воля, ты бы и близко не подошел. Но нам не хватает людей,- процедил сквозь зубы вербовщик. Он бросил пергамент перед Элиадом -Грамоту знаешь?
   Элиад кивнул. Капрал продолжал
   -Здесь написано, что ты...
   -Я уже служил в войсках Атори ,-коротко сказал светловолосый воин,- я знаю правила.
   Они засвидетельствовали перед богом Норату ,в лице его жреца, что Элиад вступает в армию по собственной воле, сроком на год и получит по золотой монете за каждый месяц. А так же полные содержание и снаряжение. Все трое подписались на пергаменте и жрец скрепил контракт символом Норату - большим золотым солнцем.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   В крепости, Звене в Цепи Границ, была заведена одна и та же рутина. Утром и вечером отряды выезжали на патрулирование их участка границы с Датанором. Между этим солдаты полировали доспехи и оружие, проделывали строительные работы в крепости ,и все время ,все время занимались муштрой.
   Сражающийся, как один человек, отряд представляет собой очень опасного противника. Но что бы достичь полной слаженности, уметь разить противника, а не товарища рядом, требуются месяцы выматывающей муштры.
   Каждое утро, по много часов, свободные отряды маршировали в полной боевой выкладке по внутреннему двору крепости .Отрабатывали раз за разом нападения и отступления.
   По вечерам проводились одиночные тренировки. Знать, как сражаться ряд на ряд, это немалое искусство. Но если строй сломается, то воин оказывается один на один с противником, без поддержки товарищей.
   Служба была тяжела, но уставших и продрогших солдат ждали сытная еда, тёплая постель, кружка горячего вина и весёлый разговор с приятелями у камина.
   Но не всех. Элиад сидел в столовой на краю стола. Рядом с ним всегда пустовали места. В центральной комнате казармы он находил себе место только в самом дальнем углу, дальше всех от камина.
  
  
   Элиада иногда смешили усилия, затрачиваемые Носящими Имя, при придумывании мелких пакостей. Пакостей, которые, по мнению людей Кланов, должны были задеть Безымянного.
   Во время долгих патрулей, сержант всегда посылал Элиада копать нужник или мыть посуду после ужина. Сначала сержант объяснял это тем, что голубоглазый воин самый молодой. Элиад с интересом заметил, что у него просто не растет борода ,а среди солдат есть моложе его. Тогда сержант заявил, что Элиад новобранец. В отряде такие правила - все черную работу должны делать новички. Через несколько месяцев к ним добавилось несколько новобранцев. Все этари, все Члены Кланов. Элиад напомнил сержанту про правила относительно новичков.
   -Но ведь ты уже привык делать это - отозвался сержант и оставил Элиаду почетные должности золотаря и посудомойки.
   Когда светловолосый воин возвращался в лагерь с чистой посудой после ужина, то все места вокруг костра уже всегда были заняты.Никто не собирался двигаться, чтобы освободить место Безымянному. Закутавшись в плащ, Элиад ложился спать в стороне .То, что мешало ему не было холодом. Это было сильным желанием присоединиться здесь, у костра, или в центральной комнате казарм у камина, к веселой болтовне солдат, к дружеским поддевкам. Но всякий раз, когда Элиад подходил, разговоры затихали. На него обращались недоброжелательные взгляды. Воин молча уходил. За его спиной веселье продолжалось, как будто никогда и не прекращалось.
   За долгие годы Элиад научился не слишком обижаться на оскорбления, но в глубине всегда оставалась горечь. Он сражался с ними плечом к плечу, но не был достаточно хорош, чтоб разделить трапезу у очага.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   По вечерам во внутреннем дворе крепости проходили тренировки с оружием один на один. Не смотря на явное неудовольствие солдат, в крепости еще не нашелся ни один этари ,способный победить Элиада на мечах. Его искусство владения оружием и фехтования было приобретено годами тренировок, участия в боях и многочисленными шрамами. К тому же, в отличие от своих противников, ведущих "благородный" стиль боя, Элиад пользовался более "приземленным".Этари в крепости сражались , в основном, на турнирах а не в настоящих боях. Воинов вело желание продемонстрировать отменное владение мечом и техникой. Элиад руководствовался в любом бою лишь одним - желанием выжить. Воин знал огромное количество "грязных" уловок. Удачно рассечь противнику лоб боевой перчаткой, чтобы кровь капала на глаза и мешала видеть, многочисленные обманные маневры. И важная часть - работа ногами. Большая часть воинов всех рас , с которыми Элиаду приходилось сражаться, в бою пользовались лишь руками, с мечом или кинжалом. Правильное использование ног не раз спасало голубоглазого воина против бойцов, владеющих мечом лучше его. Сильный удар по колену если не сломает его, то ,по крайней мере, выведет противника из равновесия...
   Все эти приемы не действенны во время боя в строю, но когда ряды ломаются...Чем лучше воин владеет личным оружием, тем больше у него шансов пережить бой.
   Элиад не только искусно владел мечом, но и охотно делился своими знаниями. Воин оставался последователем бога Тилле. Показывая уловки, Элиад заодно и рассказывал о расах и воинах, научивших его самого.
   Со временем эти рассказы по вечерам стали собирать вокруг слушателей, в основном подростков. Взрослые встречали эти истории типичными издевками и брезгливыми замечаниями о разнице между древней великой расой этари и другими низшими расами.
   Дети принимали эти рассказы по другому. По вечерам, при свете огня в камине, Элиад повествовал о странах, в которых бывал, о людях, которых видел. Его пальцы ни на секунду не останавливались, полируя доспехи ,то начищая кольчугу, то затачивая оружие. Вокруг сидели слушатели. Подростки с горящими глазами. Этими глазами они не видели одинокую крепость Цепи Атори ,в голой степи на границе с Датанором. Они видели острова архипелага Империи, болота провинции Парена в Датаноре. Они видели карнавал Солнцестояния и праздник Улова. Своими рассказами Элиад пытался объяснить , что нет особой разницы между этари и датанами или имперцами. Все люди одинаковы. Все хотят одного и тоже. Хорошей, сытой, безбедной и легкой жизни. Если взрослые этари закоснели в своей ненависти к любому чужому, непохожему, так может с молодыми повезет больше.
   Элиад смотрел в огонь и ему виделся старый датан, жрец бога Тилле. Старик поглаживал белую длинную бороду и ласково кивал своему ученику.
   Хотя дети и тянулись к Элиаду, послушать новые истории ,которых не было в Своде Луны и Солнца, то взрослые были не очень рады этому.
   -Зачем нашим детям знать про страны варваров? - спрашивали они.
   -Все, что нам нужно знать, уже записано в Своде!
   -Я не позволю своему сыну якшаться с Безымянным!
   -Этот ублюдок отравляет души наших детей!
   -Благородному этари нечего делать рядом с таким выродком!
   -Нам следует заботиться о чистоте расы и выкинуть инородцев из Атори!
   Не смотря на запреты родителей, дети часто убегали послушать рассказы Элиада. Сам воин был привычен к косым взглядам и кривотолкам за спиной. Он просто не обращал внимания.
  
  
  

*** *** ***

  
  
   Он шел среди сверкающих снежных холмов, по ледяной дороге. Снег переливался под солнцем как россыпи драгоценностей.
   После одного из поворотов на горизонте возник город. Ослепительный белый город непривычной архитектуры. С дворцами и храмами , с огромными белоснежными башнями, гордо смотрящими в небо. Город вырастал из ледяной пустыни и казался ее неотделимой частью. Они оба - и город и пустыня - слепили своей белизной на ярком солнце.
   Элиад засмеялся. Не смотря на свою причудливую и чужую архитектуру, город казался смутно знакомым. При попытках понять откуда, воспоминания таяли, как снежинки на руках.
   Возле ледяной дороги стоял дом. Перед ним в снегу стояла на коленях девушка в белых мехах и играла с огромной собакой.
   Девушка подняла голову и ее капюшон упал. Элиад никогда не видел подобной красоты. По плечам девушки расплавленным золотом рассыпались волосы. На темно-коричневом лице сверкали огромные голубые глаза необычной формы, удлиненные к вискам.
   Девушка посмотрела на Элиада и весело засмеялась. Смех, как кристальный звук сосулек, сталкивающихся на ветру.
   Девушка что-то сказала. Элиад улыбнулся ей. Светловолосая повторила свою фразу.
   -Я не понимаю тебя ,- сказал Элиад, продолжая улыбаться.
   Девушка медленно поднялась с колен и отступила назад. Улыбка сошла с ее губ. Лицо стало напряженным.Девушка пронзительно закричала. Она повторяла одно и тоже слово. Даже не зная языка, Элиад понял, что она кричит "Чужак! Чужак!".
   На крик из-за дома, обнажая мечи, выбежали двое воинов. Элиад протянул безоружные руки и сказал "Нет!"
   Мир замедлил свое движение. Воины медленно приближались .Их желтые волосы развевались на бегу. На коричневых лицах застыло выражение неумолимости.
   Элиад перевел взгляд на девушку. В ее глазах плескалась ненависть.
   Мечи , медленно разворачиваясь, сверкали на солнце...
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Элиад со всхлипом проснулся. Вокруг спокойно спал лагерь. Мужчина провел дрожащей рукой по лицу. Все тело было покрыто холодным потом. Этот город виделся во снах с самого детства. Элиад не знал, было ли воспоминанием или отчаянным желанием найти себе похожих. Найти свою семью, свой Клан ,свою расу. Быть частью чего-то...
   Элиаду часто снились кошмары. Но этот был всегда самым тяжелым. Даже если мужчина когда-нибудь найдет людей, выглядевших, так же как и он, то Элиад все равно не будет знать их языка или обычаев. Примут ли они его? Или воин так и останется чужаком?
   Чужой среди людей, среди которых вырос и знает их сказки, языки, обычаи. Но выглядит по другому.
   Чужой среди людей, среди людей, к которым принадлежит по крови, но не знает их.
   Всегда чужой.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Жизнь вошла в упорядоченную колею. Муштра, патрули ,ещё раз муштра.
   В тот день они возвращались из патруля. В последние недели патрули выезжали непрерывно, друг за другом. На другом берегу Керани , принадлежавшему Датанору, было замечено подозрительное движение. К тому же соседние крепости в Звене Границ перестали отвечать на сигнальные огни и последние два обоза с новостями и товарами еще не пришли.
   При въезде в крепость ,Элиад сразу же обратил внимание на суматоху. Один из стражей ворот подскочил к сержанту и прошептал тому что-то на ухо, косясь на Элиада.
   Сержант выпрямился в седле, тихо обратился к обоим капралам и отдал приказ продолжить движение .Пока их отряд продвигался к казармам, светловолосый воин заметил несколько вещей. Солдаты перегруппировались. Теперь Элиад не гарцевал вместе со всеми в ряду, а находился внутри плотного кольца воинов.
   Крепость была пуста, словно вымершая.Редкие прохожие кидали на Элиада особенно ненавидящие взгляды.
   В почти полной тишине было слышно лишь цоканье копыт лошадей .
   По опыту, все это не сулило ничего хорошего.
   На плацу собрались ,кажется, все жители крепости. В толпе воин заметил лучников.
   Отряд ввёл Элиада .Толпа расступилась. Элиад обнаружил себя в пустом пространстве в кольце людей.
   -Это он! - закричала растрёпанная женщина. Ее лицо было опухшим, а глаза красными от слез - Это он!
   Такое начало обычно обеспечивало Элиаду обильные неприятности.
   Женщина рванулась к одинокому воину, но её остановили. Она закричала , вырываясь:
   -Где он! Где он? Где ты его оставил?
   Элиад повернулся к капитану.
   -В чем дело?
   Капитан сделал знак .Оттесняя толпу назад, на первый план вышли лучники с тяжёлыми боевыми луками. Тетивы были натянуты, стрелы нацелены на одинокого воина .Капитан, без сомнения, помнил о великолепном владении Элиада мечом .
   -Где её сын? - спросил капитан.
   -Я не знаю ,о чем вы говорите.
   Из толпы послышались крики. Мать мальчика забилась на руках у своих соседей.
   -Все знают ,что её сын приходил к тебе по вечерам! Что ты с ним сделал? Ты убил его!
   -Я этого не делал ,-тихо сказал Элиад.
   В круг вытолкнули несколько всхлипывающих мальчишек. Элиад узнал в них своих слушателей. Теперь они размазывали по грязным лицам слезы. Не было сомнения, что подростки уже успели отведать отцовских тумаков.
   Один из отцов угрожающе взмахнул ремнем. Мальчишки заголосили на разные голоса.
   -Он отравил наши души! Он заставлял нас молиться своим богам! Он хотел принести нас в жертву! Он отравлял наши души!
   Мать пропавшего мальчика закричала:
   -Он принёс моего сына в жертву! Ему нужна кровь наших детей для своих обрядов! Он приносит кровь наших детей своим богам!
   Элиад не молился никаким богам вообще. С богами своей расы он был не знаком, а боги других рас - и их жрецы - не хотели видеть Безымянного в своих рядах. Только богу Тилле было все равно, кто его последователь. Но Тилле и не требовал кровавых жертв.
   Тогда почему же этари решили, что Элиаду нужна благородная кровь детей для несуществующих обрядов?
   Капитан Стражи приказал Элиаду спешиться. Тот огляделся. Луки были направлены на него. Одно неверное движение - и воин будет густо утыкан стрелами. В толпе началось шевеление. Тихий ропот перешёл в откровенные крики. Элиад не двинулся.
   Кто-то из толпы не выдержал и швырнул камень. Он попал воину в грудь и отскочил от кольчуги.
   Первый камень , казалось, дал сигнал остальным. Толпа бросилась на всадника , сминая собственных лучников. Люди схватили коня под уздцы. Руки вцепились в тело мужчины, пытаясь стащить из седла. Элиад прижался к шее коня .Вокруг себя он висел только искажённые ненавистью лица. Среди криков преобладали "Убей инородца! Убей! Убей! Убей!"
   Конь внезапно встал на дыбы, сбрасывая держащих его людей. Элиад с трудом удержался в седле. Животное восприняло происходящее, как сражение. Обученный боевой конь начал молотить по противникам передними тяжёлыми копытами. Люди с криками бросились прочь .Воспользовавшись моментом, Элиаду удалось справиться с конём и направить того прочь.
   Они мчались по узким улочкам крепости. Если ворота крепости закрыты, то Элиад только откладывает неизбежное. В таком случае он постарается продать свою жизнь как можно дороже.
   У мужчины не было сомнений в намерениях этари. Они видели только то, что хотели видеть и слышали только то, что хотели слышать. Видели убийцу невинного ребёнка, слышали крики "Убей инородца! Убей! ".
   Ворота были открыты.Строительная бригада всегда выходила в эти часы для работ во внешнем кольце ограждений. Элиад пришпорил коня и помчался вперед. Стражи закричали и бросились закрывать ворота. Строители кинулись в рассыпную, оставив телегу с камнями для починки стены в середине дороги. Элиад прижался к шее своего скакуна и пришпорил его ещё раз. Конь огромным прыжком перелетел через телегу .Два вола, тащившие её испугались и понесли в разные стороны. Телега перевернулась .Оба животных с мычанием метались по двору, люди пытались увернуться от них. Пользуясь суматохой, Элиад вырвался за пределы крепости. В след полетели стрелы. За спиной слышались звуки рога, выпевающего боевую тревогу.
   Элиад беспощадно пришпоривал и гнал своего скакуна вперед. Воину удалось покинуть крепость живым .Без сомнения, скоро этари выедут в погоню. Они не прекратят преследование, пока не поймают убийцу.
   Куда деваться скрывающемуся от погони человеку в плоской, как стол, и безжизненной степи?
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Элиад ехал по берегу Керани и внимательно всматривался. Аторская сторона представляла собой безжизненные высокие утёсы. Датанорский берег был ниже и покрыта густыми лесами. Если найти место , где берег не так обрывист, может, будет возможность спуститься к воде и переплыть реку на Датанорскую сторону. На последнюю часть плана Элиад особенно не надеялся. Керани была очень широка и известна своими предательскими водоворотами. Но особого выбора не было. От преследователей отделяло не более часа езды.
   Элиад остановил коня. Внимание воина привлекли следы на земле. На каменистом берегу обычно не оставалось следов, но здесь был песчаный кусок. Элиад спешился. Он присел на корточки , вгляделся и нахмурился.
   Следы были старыми, несколько недель, но довольно ясными. Датаносркие подковы. Большой отряд, проехавший в глубь Атори. Что датаны делают на этой стороне Керани?
   Элиад повёл коня под уздцы, внимательно вглядываясь под ноги. Вот ещё следы, более свежие. Тоже в сторону Атори. И ещё одна группа следов. На этот раз в сторону Датанора.
   Что здесь происходит?
   Элиад спрятал коня среди утесов и осторожно прокрался вперёд, скрываясь среду невысоких россыпей камней. После одного из поворотов, он застыл и в изумлении посмотрел в низ. Перед Элиадом был долгожданный крутой спуск к реке. На самом берегу возле воды кипела работа. Датанорские солдаты в полном боевом вооружении суетились между камней. Элиад увидел толстые канаты, укреплённые на скалах и уходящие в воду. Канаты появлялись снова на другом берегу Керани. Вглядевшись , беглец опознал силуэты затопленных барж. В таком состоянии их не видно из далека.
   Элиад внимательно вгляделся в противоположный берег. Там смутно можно было различить слабое движение. Среди таких нагромождений камней и деревьев можно вполне скрыть целую армию.
   Все куски сложились в одну картину. Пропавшие обозы, соседние крепости, следы на песке. Не осталось сомнения - перед ним головные отряды армии Датанора.
   Судя по размерам канатов паромов, на любой из этих четырёх барж могут разместиться при каждой переправе десятки воинов с полным боевым снаряжением. За одну ночь тысяча датанорских солдат может оказаться на территории Атори. Сколько таких ночей уже было? Следы были, по крайней мере, трёхнедельной давности.
   Вторжение уже началось, а они ничего не заметили!
   Элиад развернулся и побежал к своему коню.
   В одном из поворотов мужчина неожиданно налетел на датанорского солдата .Тот пристроился между камней справить нужду. При виде воина в форме Атори, датан поднял тревогу. Элиад выругался и, пробегая, ударил солдата в лицо рукой в боевой перчатке .
   Светловолосый воин вскочил на коня и пришпорил его. Они помчались обратно в сторону крепости.
   Элиад обогнул последний утёс и оказался в поле зрения отряда этари. Их было почти три десятка. Опознав всадника, воины схватились за луки. Элиад слышал эхо топота коней своих преследователей сзади. Мужчина вжался в седло и прильнул к шее коня. Беглец надеялся, что не получит стрелу ни от одного из преследователей, ни спереди и ни сзади.
   Тетивы луков натянулись. Элиад напрягся, ожидая выстрела.
   На равнину вылетел отряд Датанора.
   К чести этари , они сориентировались почти мгновенно. Пропели тетивы и стрелы, пролетев над Элиадом, нашли свои жертвы в рядах датанов.
   Этари немедленно перегруппировались для боя. Элиад влетел в их ряды, развернул коня и занял своё место среди воинов.
   Датаны бросились в погоню за одиноким человеком и не ожидали наскочить на вооружённый отряд. Датанорские солдаты попытались отступить к своим основным силам. Этари преследовали врагом по пятам.
   В узких тропах между каменистыми утёсами луки только мешали и бой шёл на мечах.
   Возле спуска бой разгорелся с новой силой. Воины оскальзывались на неустойчивых камнях Этари несли тяжёлые потери, но датаны вскорости были разбиты наголову.
   Часть отряда занялась добиванием укрывшихся в скалах и раненых датанов, другие солдаты подожгли паром.
   Один из раненых что-то сказал. Кровь пузырилась у него на губах.
   -Что он там квакает? - спросил один из солдат. Этари считали лишним знать другие языки. Пусть представители низших рас учить благородную древнюю речь великой Атори.
   Элиад свободно говорил на трёх основных языках , даже без акцента. Он прислушался к раненному.
   -Вы думает, жалкие варвары , что остановили нас? Вы сожгли только одну переправу! Передовой отряд армии Датанора уже далеко внутри вашей отсталой страны! Остальная армия подойдёт уже через несколько дней! Огонь Шавази испепелит вас и вашу примитивную страну!
   Датан засмеялся .Смех сразу же перешёл в кашель а потом захлебнулся кровью.
   Элиад перевёл. Сержант в задумчивости потёр небритый подбородок.
   -Возвращаемся в крепость. Немедленно.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Ни одна крепость Цепи не отвечала на сигналы. Солдаты, посланные туда, не вернулись. Из отряда, патрулирующего дорогу на запад, вернулся лишь конь без всадника.
   Крепость оказалась последней каплей на завоёванной территории .Капитан принял решение эвакуироваться. Бросать все имущество и спасать людей.
   Улицы наполнились криками и причитаниями. Люди собирали самое дорогое и необходимое в дорогу. Солдаты помогали грузить вещи в повозки. Телег не хватало на всех.
   В этой суматохе возвращение Элиада прошло незамеченным.
   К вечеру беженцы двинулись на запад, в глубь Атори. Солдаты окружали обозы со всех сторон .Не смотря на приказы и понукания, караван двигался очень медленно. Казалось, груз оставленных домов и воспоминаний давит на людей.
   Элиад ехал со всеми .Вторжение сняло с него официальное обвинение в убийстве. Этари старались не встречаться с ним взглядом.
  
  
   Беженцы продвигались на запад. Время от времени обоз натыкался на сожжённые деревни и форпосты. В них царила тишина, нарушаемая лишь жужжанием мух над многочисленными трупами. Датаны уничтожали все на своём пути.
   К беженцам присоединялись редкие выжившие.
   На первой же ночёвке Элиад подошёл к сержанту и посоветовал поставить повозки кругом и внутри разбить лагерь. Телеги будут оборонительными стенами. Сержанту понравилась идея. Светловолосый воин не сказал, что научился этому ,охраняя датанорские караваны.
   Все способные к ношению оружия несли караулы. Пока они ещё не встречались с датанами лицом к лицу, а натыкались лишь на дела рук их. Выжженная земля , горы трупов и символы Датанора - золотой дракон на белом фоне, выдыхающий божественный огонь Шавази.
  
  
   Через несколько недель беженцы вышли к первому городу. Радостное ожидание сменилось болью. Над стенами города, на фоне густого дыма, реял золотой дракон.
   Ближе к вечеру на обоз напали. Завязался тяжёлых бой. Нападавшими были не датаны. Нападавшими были этари ,такие же беженцы. Они яростно пытались добраться до телег с припасами. Благодаря удачному расположению повозок, обороняющиеся понесли не слишком большие потери. Нападающие скрылись в темноте, оставляя за собой убитый и искалеченных.
   После боя, когда воины сидели на корточках внутри круга за повозками, один из новичков прошептал:
   -Я не могу поверить, что они на нас напали! Ведь это этари! Они напали на нас! Мы ведь тоже этари!
   Элиад покосился на новичка .Тот был ещё совсем мальчишка. Голубоглазый воин усмехнулся в темноте. Он много повидал в жизни и знал, что это только начало.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Спустя несколько дней обоз нагнал оставшихся в живых горожан. Беженцы шли группками по дороге, тащили в руках или на тележках детей и жалкий скарб .Люди выглядели уставшими и голодными .Они с завистью и ненавистью смотрели на обоз .
   Под этими взглядами воины стянулись вокруг повозок. Руки легли на эфесы мечей, луки вышли из седельных чехлов.
   Обоз шёл по середине дороги. Остальные беженцы были вынуждены жаться к обочинам. Оборванные , усталые люди в начале не решались подойти к вооружённому отряду. Со временем голод взял своё . Беженцы обступили обоз. Со всех протянулись руки.
   -Хлеба! Пожалейте, подайте хлеба! Смилостивьтесь! Хоть кусочек!
   Беженцы загородили дорогу и отряду пришлось остановился. Воины сомкнули ряды, защищая повозки и людей в них.
   Оборванные люди с горящими глазами и протянутыми руками надвигались на обоз. У некоторых в руках этих были топоры и длинные ножи.
   Капитан пытался успокоить толпу.
   Тот самый новичок, что спрашивал ночью о нападении, спросил шёпотом:
   -Почему нам бы не поделиться с ними едой? Они ведь тоже этари! У нас достаточно для всех!
   -Пока достаточно,- тоже шёпотом ответил Элиад, - если мы поделимся, тогда нам самим не хватит и мы станем голодать. Кого, по твоему, капитан предпочтёт видеть страдающим от голода? Свою жену и детей или незнакомых ему людей? Тем более, мы уже будем далеко отсюда через несколько дней и не увидим, как они умирают от голода.
   -Не правда, инородец! -горячо выкрикнул юноша,- Капитан никогда такого не сделает! Мы не бросаем своих братьев в беде! Мы - этари! Древняя благородная раса! Такому, как ты, не понять этого, Безымянный!
   Элиад посмотрел на этари и нечего не ответил. В отличие от юноши , у воина не осталось особых иллюзий. Благородство обычно имеет неприятную способность испаряться , когда на горизонте появляются голод и смертельная опасность. Элиад подумал , проживет ли этот мальчик достаточно долго , чтобы понять это.
   Тем временем попытки капитана успокоить беженцев не увенчались успехом. Вначале одни , потом другие и уже скоро десятки рук вцепились в солдат , пытаясь стащить тех с коней. На упавших воинов немедленно набрасывались беженцы и начинали избивать и топтать. Град камней и грязи посыпался на обоз. Солдаты все еще не решались поднять мечи на почти безоружных соотечественников. Толпе удалось прорваться к одной из повозок и они начали выкидывать оттуда ездоков и вещи. Послышались крики растерзываемых детей и женщин. Конь капитана встал на дыбы и сбросил седока. Пытаясь встать , капитан закричал:
   -Отбейте их! Атака!
   Мечи со свистом вышли из ножен и обрушились на безоружных людей.
   Толпе противостояли профессиональные обученные солдаты , но им не сразу удалось разогнать ее. Повреждения были немалыми. Несколько затоптанных солдат , погибшие в толпе дети и женщины из повозки , разграбленное имущество. А так же сломанные конечности и ножевые раны.
   На дороге лежали рассеченные трупы нападавших. Обоз двинулся вперед , оставляя за собой раненных беженцев , громко взывающих о сострадании.
   На сегодня все сострадание уже закончилось.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Уже несколько недель обоз двигался на запад , в глубь территории Атори. На пути они видели одно и то же. Выжженные и обобранные поселения , трупы этари , голодные и оборванные беженцы. Стычки за продовольствие и верховых животных продолжались без конца.
   Запасы еды в обозе неумолимо уменьшались. Капитан приказал раздавать их по маленьким порциям.
   Не раз , во время патрулирования отряда , Элиаду приходилось слышать в начале шепот , а потом и разговоры в открытую:
   -Зачем мы переводим еду на инородца?
   Элиад знал ответ. Потому , что он умеет сражаться , и умеет делать это хорошо. Потому , что он охраняет жизни этари.
   Он так же очень хорошо понимал, что в тот момент , когда потеряет боеспособность , то будет просто оставлен на этой дороге.
  
  
   На следующий день ,въехав из степи в холмистую долину , отряд натолкнулся на остатки Восточной Армии Атори. А так же на часть армии Датанора.
   Внизу , в долине , шел бой. Датаны превосходили этари в количестве и значительно теснили их.
   Увидев это , все воины отряда ринулись вперед.
   -Стойте! - закричал Элиад , -Это ошибка!
   Один из солдат попытался ударить светловолосого мечом.
   -Ты , Безымянная тварь! Ты трус! М ы не будем отсиживаться в стороне , пока там наши братья умирают!
   -А ваши жены и дети остаются здесь одни без охраны и без оружия, -тихо сказал голубоглазый воин вслед удаляющемуся отряду.
   Элиад выехал на вершину холма и окинул взглядом кипящую внизу битву.
   Не было сомнения , этари проигрывали бой. Противник превосходил числом и у него было больше тяжеловооруженных всадников , сминающих пехоту Атори , как игрушечных солдатиков.
   К тому же ряды этари были сломаны. Каждой воин сражался только за себя против слаженного строя датанов.
   Элиад внимательно осмотрелся вокруг ,пытаясь найти хоть какой-нибудь шанс. Потом он одел шлем , пришпорил коня и понесся вниз , в гущу битвы.
   Главным в его плане было найти сигнальщика. В таком бою это не простая задача. Когда строй воинов ломается , битва превращается в бойню. Мечи твоих товарищей не менее опасны , чем враги. Каждый сражается за свою жизнь и размахивает мечом разбора. В такой мясорубке никто не различает, какого цвета твои доспехи. Тем более , что после нескольких минут доспехи всех воинов покрываются грязью и кровью.
   Элиад врезался в бой и его меч заплясал танец смерти. Воину удалось прорубиться к группе солдат , сражающихся под синим флагом Луны и Солнца. Обычно , знаменосец был еще и сигнальщиком. Еще повезет , то он еще жив.
   У знаменосца на боку действительно висел рог. Элиад подъехал поближе , схватил юношу за плечо и развернул к себе.
   -Играй отступление!- закричал он , пытаясь перекрыть звуки сражения - Отступление к тем холмам!
   -Никто не отступит , чужак! Мы все умрем здесь , сражаясь за Атори! -горячо закричал юный этари. Элиад успел подумать , почему все мальчишки пытаются геройски погибнуть .Выживи сегодня , сражайся завтра. Воин перехватил меч и занес кулак в боевой перчатке.
   -Если не протрубишь отступление, то умрешь прямо сейчас! - ласково объяснил Элиад, - а я заберу рог и протрублю сам.
   Рог запел отступление к узкому проходу между холмов. Каменистые скользкие склоны не дали верховым датанам напасть сбоку и сверху. Проход расширился и этари оказались в долине. Узкий вход в нее не позволял датанорским воинам продолжать схватку.
   В суматохе отхода сигнальщик попытался ускользнуть, но снова сдался под угрозой громадного кулака в боевой перчатке.
   Рог запел снова и воины начали перестраиваться. Они были профессиональными солдатами и привыкли быстро выполнять приказания, без вопросов.
   Элиад направил своего коня на склон холма. За собой он тащил мальчишку сигнальщика.
   Светловолосый воин окинул взглядом стоящих перед ним. Этари представляли собой довольно жалкое зрелище. Уставшие , потрепанные , раненные. И главное - без надежды. Воины понимали, что сражаются со значительно превосходящими силами противника.
   Рог заиграл последнее перестроение. Элиад перехватил флаг Атори. Прозвучал сигнал "внимание".
   -Мы все устали! Датанор превосходит нас численностью! Но мы сражаемся за наше отечество! Сама земля поможет нам! За Атори!
   Элиад поднял коня на дыбы и замахал флагом Луны и Солнца. Хорошо, что в шлеме не видны его желтые волосы. Вряд ли воинам этари понравиться идти в бой за инородцем. Использование слов "за наше отечество" в устах чужака может быть плохо воспринято.
   -За Атори! - крикнул Элиад снова и приказал трубить наступление.
   С кличем "Атори!Атори!" воины вылетели в долину. Датаны не ожидали , что отступающие решат атаковать снова и больше не держали свои ряды. Клин всадников врезался в неорганизованную толпу солдат Датанора, смял его и почти разбил на две части. Рог пел, перестраивая воинов. Клин всадников разошелся в стороны. Из-за него вышли четкие строи тяжелой пехоты Атори в полном вооружении, массивными доспехами и огромными щитами. Пехота приняла основной бой на себя. Пока она отвлекала противников, всадники обходили датанов с обеих сторон.
   В это время легкая пехота , не принимающая еще участие в бою , обходила холм с другой стороны .Элиад выбрал их для этой цели благодаря более легкому вооружению и большей маневренности. Легкая пехота в одних кольчугах врубилась датанам с тыла.
   Рог пел, призывая армию Атори держать строй. Когда один воин падал, этари смыкали ряды и продолжали сражаться. Датаны не смогли перестроиться. Они были окружены с трех сторон. Этари гнали противников в проход между холмами. Он был узким и датаны просачивались небольшими группками в долину. Там на склонах холмов расположились все аторские лучники .Они в упор расстреливали датанорских солдат.
   Ближе к вечеру все было кончено. Этари понесли значительные потери , но датаны были совершенно разгромлены.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Элиад сидел на вершине холма, обнимая колени. Его конь был убит и большую часть боя воин провел пешим. Его кольчуга и меч были покрыты зазубринами. Элиад устал - от недель бегства , недель в седле , недель почти без сна и многочасового боя.
   Воин безразлично смотрел в долину. Хотя бой закончился, работа только начиналась. Нужно отыскать раненых , разбить госпиталь , добить оставшихся в живых противников и похоронить своих павших.
   -Вот он! - послышался голос позади.
   Такое начало обычно не предвещало ничего хорошего. Элиад обернулся. На холм всходили несколько воинов и впереди них бежал мальчишка сигнальщик.
   -Это он?
   -Да , это он!
   Этари подошли ближе и остановились. По символам на испачканных доспехах , Элиад определил , что перед ним офицеры высоких рангов.
   Воин в позолоченной броне со знаками командующего обратился к светловолосому:
   -Это ты вел бой?
   Элиад кивнул. Он по прежнему сидел на земле. Один из адъютантов подскочил к нему в ярости и закричал:
   -Встать , выродок, когда с тобой разговаривает командующий Армией Восточного Предела , Его Светлость Тарион!
   Элиад оглядел собравшихся , а потом медленно поднялся. Он нависал над этари , как башня.
   Тарион внимательно смотрел на чужака.
   --Кто ты?- спросил командующий.
   -Меня зовут Элиад, -Тарион заметил , что говоривший воспользовался оборотом "меня зовут" , а не "мое Имя", -я наемник.
   -Безымянный выродок! - хмыкнул адъютант , -Пойдемте , Ваша Светлость , Вы только теряете время на эту тварь!
   -Откуда ты умеешь вести в бой тысячи солдат? -спросил Тарион , не реагируя на замечание.
   Элиад пожал плечами. Он выживал во многих случаях благодаря своему умению мгновенно ориентироваться в любой ситуации и принимать правильные решения. Но как объяснить это командующему?
   -Я читал Рениала,- сказал в конце Элиад. Рениал был классиком аторского военного дела.
   Тарион окинул еще раз огромную фигуру стоящего перед ним воина , развернулся и сошел с холма. За ним побежали все остальные этари.
   Элиад сел на землю. Потом откинулся на спину , на скрещенные под головой руки , и стал просто смотреть в небо. Холодный ветер развевал его светлые волосы. В Атори всегда было холодно.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Пятитысячные остатки аторской армии разбили лагерь недалеко от поля боя. Элиад сидел у костра рядом с оставшимися в живых солдатами из гарнизона крепости.
   Рассыльный подскакал к светловолосому мужчине.
   -Его Светлость требует тебя к себе немедленно!
   Элиад послушно оседлал коня и поскакал следом. После битвы недостатка в верховых животных не было. Слишком многие из них потеряли своих седоков.
   Оба воина подъехали к шатру командующего. Стражники скрестили копья и перегадили вход. Из шатра вышел адъютант , отпустил посыльного и вернулся обратно во внутрь.
   Элиад спешился и уселся на землю. По видимому , ждать придется долго.
   Стражники недобро косились на чужака, а тот спокойно разглядывал шатер. Командующий занимал огромную палатку. Многие раненные лежали просто на земле под открытым небом.
   Наконец , после долгого ожидания , Элиада позвали.
   Командующий беспокойно шагал по шатру из угла в угол. Увидев светловолосого воина , Тарион недовольно буркнул:
   -Что так долго? Мне передавали , что посыльный уже давно вернулся. Что тебя так задержало? Есть более важные дела ,чем приказ командующего?
   Элиад неопределённо пожал плечами.
   -Ладно , - неожиданно остыл Тарион и продолжил мерить шагами свою палатку.
   В шатре установилась тишина , прерываемая лишь скрипом сапогов командующего.
   Элиад разглядывал карты , разложенные на походном столе. Воин начинал догадываться о стратегии Датанора.
   Тарион внезапно остановился и спросил:
   -Что ты думаешь об этом? - ему не нужно было уточнять , о чем именно.
   Элиад сказал :
   -Мы находимся между двух армий. Передовая часть датанов уже глубоко в тылу. Они идут налегке - без обозов , без припасов , только то , что могут унести на себе лошади. Все , что им нужно , датаны берут от местных жителей. Основная часть армии Датанора идёт за ними. Армия идет боле медленно , с обозами.
   -Куда они идут? -прервал говорившего Тарион.
   Элиад шагнул к карте и уверенно указал пальцем.
   -Они идут на Ранери. Город расположен на единственном перевале Седых Гор .
   -Не может быть , что датаны идут на Ранери и оставляют нас ,вооружённые отряды Армии Атори , в своём тылу! -издевательски сказал один из офицеров - что Вы слушаете это тварь , господин!
   -Ранери затыкает Восточный Предел , как пробка бутылку. Мы все окажемся в ловушке и основная армия просто выловит нас всех , как тараканов, - тихо сказал Элиад - Из Ранери Датанор может атаковать дальше , когда весь Восточный Предел служит ему базой.
   -В Ранери есть пятитысячный гарнизон. И городское ополчение. И высокие крепостные стены.
   - Они не ожидают нападения. Возможно , часть войдёт в город под благовидным предлогом. Посольское представительство в столицу, например. В Ранери нет Квартала Чужаков и их поселят в городе.
   -Что же делать? - спросил Тарион.
   -Мы должны идти кратчайшим путём к Ранери и объединиться с гарнизоном. Мы лучше знаем местность. Мы должны идти как можно быстрее. Раненные нас задержат.
   -Так ты , выродок , хочешь бросить раненных? -вскричал адъютант - Оставить славных воинов этари Датанору?
   -Они пойдут за нами , но медленнее. Мы все ещё опережаем основную армию датанов.
   -У нас нет достаточного количества повозок, - сказал один из офицеров.
   -Разберите палатки и сделайте из них волокуши, - Элиад оглядел шатёр Тариона и сказал с лёгкой усмешкой - Из этой можно сделать много волокуш.
   -Ты хочешь , чтоб Его Светлость спал в поле , как какой-нибудь Безымянный выродок? - задохнулся от такой наглости адъютант.
   Элиад молча смотрел на Тариона. Теперь все зависело от того, стал ли этари командующим только из-за принадлежности к благородному и влиятельному Клану , или также из-за того , что был солдатом.
   Тарион был солдатом.
   -Велите собирать всех способным сражаться. Мы пойдём к Ранери. Разберите палатки для раненных.Они пойдут отдельным обозом за нами. Можете взять мой шатер. Я возьму себе меньший.
   Элиад усмехнулся. Тарион , конечно , солдат , но спать под открытым небом он все же не будет.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Элиад сидел на стене и смотрел на горизонт. Армии Датанора ещё не было видно .Часть солдат уже издевалась над светловолосым воином за его предположения. Элиад воспринимал эти подколки , как обычно , равнодушно.
   Они успели дойти до Ранери вовремя. В городе был пятитысячный гарнизон и ещё три тысячи горожан , способных сражаться.
   Когда допросили нескольких оставшихся в живых датанов , выяснилось , что те шли на полной скорости к городу , не оставляя после себя свидетелей. Датаны действительно собирались использовать отсутствие укрепленного Квартала Чужаков , напасть ночью на охрану и открыть ворота. Поджидавшие в горах передовые части армии Датанора должны были объединиться с ними и завершить захват застигнутого врасплох города.
   Вместо этого датанов ожидали приведенные в полную готовность часть гарнизона а так же гражданское ополчение. Датанорский отряд провели через ворота , на широкую и пустую площадь. Датаны разбили на ней лагерь .
   Ночью датанорский отряд поджидал сюрприз. Ставни окружающих площадь домов открылись и в окнах появились лучники. Слабое сопротивление датанов было немедленно подавленно.
   С основными частями , насчитывающими тысячи солдат , справиться удалось не так просто. Хотя этари использовали эффект неожиданности и хорошее знание окрестностей , завязался тяжелый бой. Датаны сопротивлялись до последнего.
   Не смотря на победу, в городе царило подавленное настроение. Траурные ленты украшали многие окна, из которых несся плачь новых вдов.
   Элиад проходил через Ранери несколько лет назад. Он помнил наполненный жизнью город , толпы людей , снующие по чистым мощеным улицам .Рыночная площадь была наполнена товарами со всех Пределов , а по главной улице с востока на запад и с запада на восток тянулись бесконечные торговые караваны.
   Сейчас по улицам проходили лишь патрули солдат с ополченцами и широкая волна беженцев , текущая на запад, в глубь Атори.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Мальчишка - рассыльный ворвался в казарму и закричал:
   -Безымянный! Безымянный!
   Элиад вскочил с тюфяка с обнаженным мечом в руке.
   - Безымянный! Его Светлость требует тебя немедленно на стену!
   -В чем дело? - спросил воин , пытаясь надеть сапог и прыгая на одной ноге.
   -Они пришли! - в ужасе сказал мальчик.
   Элиад разобрался с сапогами , схватил плащ и меч в руки и поспешил вслед за рассыльным. Они торопливо бежали вверх ,перепрыгивая через ступени.
   На Стене Элиад подошел к Тариону. С тех пор , как советы Элиада оказались верными , командующий стал звать воина к себе по любому поводу.
   Тарион смотрел в степь .Не только он .Все всматривались в горизонт .На Стене было необычно тихо. Элиад повернул голову и замер.
   Степь у горизонта была покрыта темным бесконечным морем . Армия Датанора текла по направлению к Ранери. К городу шли десятки и десятки тысяч датанов.
   В городе было всего двенадцать тысяч , часть из них - гражданское ополчение.
   Элиад посмотрел на Тариона и сказал:
   -Командуй эвакуацию. У нас есть еще время отступить. Шли гонцов в столицу. Мы потеряли Восточный предел.
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Уходя , войска подожгли город. Врагу не останется ничего.
   Армия уходила на запад , в глубь территории Атори. Воины обгоняли сотни беженцев.
   Проезжая мимо людей , Элиад получал плевки или камни. Все знали , кто по настоящему дал команду оставить город. Группа беженцев вдруг перегадила воину дорогу. Рука Элиада легла на эфес меча.
   -Ты хоть понимаешь , что наделал? Что мы за собой оставили? Из-за тебя?
   - Думаешь только дома и вещи? А память?
   -Улица носит имя моего Клана уже несколько сотен лет!
   -В этом доме родился еще мой прадед!
   -Все , что мы имели , осталось в Ранери!
   -Оставь его , он не понимает , выродок.
   Элиад тронул поводья и проехал между людьми. Они ошибались. Воин очень хорошо понимал этих людей , потерявших все. Хотя все имущество воина умещалось в заплечном мешке. А дома вообще никогда не было. Если бы был , то Элиад никогда бы его не оставил.
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Слухи об огромной армии Датанора уже просочились везде. Войска Атори быстро отступали. Жители понимали , что их оставляют позади. Было известно , что датаны не оставляют никого в живых.
   Люди пытались спасаться. Спасаться любым способом. Они бросали все , что могло их задержать или обременить.
   Элиад ехал верхом и старался не смотреть по сторонам. На обочинах , рядом с брошенными вещами , сидели больные и старики , просящие о милости и сострадании. Под смертельной угрозой исчезли не только благородство , но и обычная порядочность или верности. Даже нерушимые узы Кланов оказались не такими прочными.
   Под смертельной угрозой люди готовы на все. Женщины бежали за солдатами и умоляли с собой , хотя бы детей ,Матери совали их в руки солдат .Воины отворачивались , подстегивали лошадей и старались не смотреть.
  
   Элиад вспомнил того юношу , который не мог поверить , что этари могут оставить других этари умирать. Если мальчик еще жив , то ,скорее всего , так больше не думает.
   Старуха на обочине потеряно просила о милосердии.
   Армия Атори стремительно уходила прочь , оставляя за собой беззащитных беженцев.
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   После нескольких дней пути армия вышла к переправе через широкую Гнаре. Огромный мост , по которому обычно текли без перерыва торговые караваны и путники , был почти пуст. Элиад привстал на стременах и огляделся. Он не видел в поле зрения другие мосты .
   Воин подъехал к Тариону. Теперь стражники командующего беспрепятственно пропускали светловолосого мужчину к своему командиру.
   Элиад попросил видеть карту.
   -Здесь нет другой переправы , кроме этого моста , на много дней пути в обе стороны. Мы разрушим мост.
   -Мост не остановит Датанор - возразил Тарион.
   -Не остановит , но задержит. Вначале они станут искать другую переправу , а потом станут строить новую. Развалины Ранери тоже не задержат датанов надолго. Мы должны выиграть время , что бы объединиться с основными силами Атори.
   Наступила тишина. Все обдумывали предложение Элиада.
   -Ты понимаешь , что говоришь , -вдруг поняв , закричал Тарион - Ты убьешь их всех! Если мы разрушим мост , то все беженцы окажутся в ловушке! Датанор не оставляет никого в живых! Ты убьешь их! Ты убьешь их всех!
   Элиад знал это. Уже несколько дней он мучился над вопросом. Убить тысячи беженцев , людей , мимо которых он проходил несколько дней назад , в глаза которых он смотрел. Детей , стариков , мужчин и женщин. Убить их , что бы выиграть время и объединиться с армией , разработать стратегию и спасти десятки и сотни тысяч других людей.
   Скольких он может принести в жертву во имя спасения других? Одного на каждые десять? Пожертвовать одним для спасения пятерых?
   А если одного на одного - как он тогда поступит? А будет ли принесена жертва, если одним из спасаемых будет он сам?
   Элиад сжал зубы.
   -Рубите мост! - резко приказал он.
   -Как? Что будет с беженцами? - тихо спросил Тарион .
   -Успокой свою совесть тем , что ты только выполняешь приказ! - грубо ответил Элиад - А жить с этим решением мне! Рубите мост!
   Тарион кивнул своим офицерам и они бросились исполнять указание.
   Никто не спросил , почему инородец , Безымянный , отдает приказы Его Светлости , Благородному Тариону , носителю Имени Ро.
   С этого момента войско на запад вел Элиад.
  
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
  
   Элиад шел между палатками , с трудом протискиваясь в толпе. Вот уже несколько дней они стояли лагерем на равнине и ждали. Ждали ,пока командующие армиями согласятся , что делать.
   С момента объединения с остальными войсками , Элиад был немедленно изгнан из общества офицеров. Светловолосый воин вернулся к кострам солдатов. Мнением его больше никто не интересовался.
   А Элиад думал , что время , выигранное таким трудом ,тратиться бесполезно на споры.Не удивительно , что военачальники совещались столько времени.Атори не воевала уже несколько столетий , ограничиваясь сравнительно мелкими приграничными стычками
   В лагере были не только солдаты , но и обычные их сопровождающие.Хотя этари считали себя гордой древней расой , расовое превосходство не мешало многим из них заниматься проституцией и воровством.
   Одна из шлюх , протискиваясь между палатками ,споткнулась и упала. Элиад нагнулся помочь ей. Женщина подняла голову и неожиданно плюнула ему в лицо. Светловолосый мужчина отшатнулся. В глазах шлюхи полыхала почти физически ощутимая ненависть.
   -Инородец! Ты оскверняешь нашу землю!
   Женщина прыгнула на Элиада , целясь ногтями в лицо. Воин с трудом увернулся и постарался скрыться в толпе.
   Элиад все же понимал , почему женщина так отреагировала. Враги далеко , а этот чужак близко. Понимание , почему его так ненавидят , никакого облегчения не приносило. Элиад чувствовал себя оскорбленным и оплеванным.
  
   Ночью Элиада , спящего у костра под открытым небом , разбудили вооруженные стражи. Воин встал и пошел за ними в сторону офицерских палаток.
   Войдя в шатер , Элиад не особенно удивился , увидев Тариона и других офицеров высоких рангов. Стол был завален картами Атори.
   -Что ты об этом думаешь? -спросил командующий и начал показывать на карте. - Мы собираем все войска , весь запас , оставляем только минимальную стражу на границах. Мы встретим Датанор в долине Кари.
   Элиад некоторое время разглядывал карты и отчеты. Потом поднял голову.
   -Это самый худший план , который можно придумать , -резко сказал он - Пока вы будете поджидать солдат со всей страны , Датанор захватит половину ее. Если тогда вы решите встретиться с врагом лоб в лоб на открытой равнине , то , скорее всего , потерпите огромные потери. К тому же , когда солдаты уйдут с границ , этим немедленно воспользуются. Теги сразу же нападут на Северный Предел. На приморские города нападут пираты. И ,почти наверняка , на Южный предел нападет Островная Империя.
   -Тогда что ты предлагаешь? - хрипло спросил Тарион , подаваясь вперед.
   -Оставить большую часть войск ,стерегущие границы Пределов на месте. Объявить всеобщее ополчение.Проверить возможность союза с Островной Империей , может пообещать им выгодную торговлю. Не связываться на прямую с Датанорской армией. Воевать сравнительно небольшими мобильными отрядами.
   -Как ты собираешься это сделать? -услышал вдруг Элиад женский голос.
   Из темноты в глубине шатра вышли мужчина средних лет и старая высокая женщина. Оба носили темно-синие мантии. У мужчины она была расшита золотыми солнцами , у женщины - серебряными лунами.
   Все присутствующие опустились на колени. С опозданием Элиад понял , что видит перед собой правителей Атори , верховных жрецов Торинэ и Норату , Луны и Солнца. Элиад тоже опустился на колени.
   Старая жрица обошла вокруг него.
   -Так как ты собираешься это сделать?
  
  
  
   2 года назад, Атори
  
  
   Посол Островной Империи вышел из зала. За ним вышли герольды и вынесли черные знамена с белым серпом - знак Эт-Нанга , Великого Жнеца Жизней.
   Члены совета негромко переговаривались между собой. Элиад стоял в одиночестве перед мозаичной картой Мира на всю стену и разглядывал ее.
   Датаны называли единственный материк Мира "Чашей".Элиад считал , что материк больше напоминает сильно деформированный чайник без ручки. Не далеко о "носика" чайника располагался архипелаг Островной Империи. Датаны считали , что когда Шавази создавал Мир , он поставил свою Чашу в море и пролил несколько капель нектара. Нектар затвердел и так появился архипелаг. Все знают , что нектар , питающий Божественный огонь Шавази черен , как ночь , то и кожа жителей островов окрасилась в темный цвет.
   Эти размышления прервал вопрос Верховной жрицы Торинэ.
   -Что ты считаешь , Безымянный?
   Элиад отметил , что жрица все еще отказывается называть его по имени.
   Члены совета собрались вокруг. Умение Элиада сопоставлять вместе , казалось бы совершено несвязанные факты и приходить к верному решению уже несколько месяцев спасало Атори от тяжелых потерь.
   -Они нападут , -твердо сказал светловолосый воин - Но не сейчас. Сейчас обе страны еще слишком сильны. Империя подождет , пока мы измотаем друг друга .Только тогда они нападут. На победившего.Потому , что его армии будут в захваченной стране ,оставляя голый тыл. Империя ограничила передвижения любых иностранцев , за ними идет слежка , есть запрещенные острова , рядом с которыми нельзя плавать. Имперцы готовятся к нападению. Они строят флот.
   -Что мы должны делать?
   -Сейчас - ничего. Главная цель - освободить Атори. В любом случае , мы не можем сражаться с Империей на море.
   Жрица внимательно посмотрела на Элиада. Тот старался не встречаться с ней взглядом. Хотя старая женщина едва доставала кончиком диадемы до плеча воина , казалось , что она смотрит на него сверху вниз.
   Элиад считал , что выживает благодаря своему развитому чувству на неприятности. Возле этой высокой старой жрицы , это чувство просто сходило с ума , призывая воина убраться с поля зрения женщины, как можно быстрее и как можно дальше .Элиад просто боялся жрицу Торинэ. Хотя в Атори правят Луна и Солнце , не было никаких сомнений , кто именно держал всю власть в стране в маленьких беспощадных ручках.
  
  
  
   Год назад, Атори
  
   Иногда, чтобы добиться победы в войне , нужно проиграть бой. Элиад знал это .Ему часто приходилось посылать солдат в сражения, из которого те не смогут вернуться. В начале это не давали светловолосому воину покоя. Он слал на верную смерть чьих -то отцов , братьев , сыновей. Но со временем , после многих боев и трупов , чувство вины притупилось ,а потом совсем исчезло. Теперь Элиад воспринимал солдат не как людей , а как фишки в игре сен-сен. Пожертвуй несколькими , что бы заставить противника выстроить невыгодную тому комбинацию. Используй маневренность , а не количество. Дай противнику верить , что он побеждает. И тогда - смети его фишки с доски.
   Сметенные фишки лежали грудами на поле боя , на обочинах дорог , плакали и звали ночью маму в палатках раненых. Элиад равнодушно проезжал мимо .
  
  
  
   Год назад, Атори
  
  
   Этари удалось захватить живым одного из командующих датанорской армией. Элиад оставался одним из немногих , знающих другие языки , поэтому он присутствовал на допросе. Остальные переводили с датанорского документы , найденные в шатре командующего.
   Когда Элиад зашел в палатку , датан с трудом раздвинул опухшие губы в ухмылке. Они были покрыты кровью. Допрос , по видимому , уже начался.
   -Это ты , голубоглазый выродок! Правду говорят , этари низшая раса , если ими командует Безымянный урод!
   -Почему вы напали на Атори?
   -Мы - великая раса этого Мира! Мы - богоизбраные датаны! Мы несем Огонь Шавази, Огонь истиной цивилизации варварам!
   -После вас ничего не остается , о какой цивилизации ты говоришь?
   -Огонь Шавази сжигает только недостойных! Сжигает низшие расы! У них нет права на существование! Они отравляют наш Мир! Мы сотрем их с лица Мира! Мы уничтожим это извращение этари!
   Элиад пожал плечами и поднялся с корточек. Это он уже не раз слышал от жрецов Шавази в последние годы.От проповедей на площадях , Датанор перешел к реальным дайствиям..
   -Эй , урод! - окликнул его датан.
   Элиад обернулся.
   -Мы все , все датаны , знаем , что это ты командуешь этари. Когда все кончиться , мы тебя найдем. Найдем в любом месте. Ты очень пожалеешь , если останешься в живых!
   Датан захохотал.
  
  
  
   Год назад, Атори
  
  
   Бой был тяжелым. Излюбленная тактика Элиада - заманить противника ложным отступлением в какое-нибудь узкое место - не давало возможность сражаться ряд на ряд.
   Часто Элиад вел воинов в бой сам. Его огромная фигура в развевающемся за спиной плаще с символом Луны и Солнца появлялась в самых горящих местах боя.
   Меч Элиада вращался в его умелых руках, создавая защиту. Щитом воин не пользовался, он предпочитал длинный двуручный меч и надеялся на него и свои доспехи. Он не хотел терять маневренность и не надевал полные латы, а довольствовался кольчугой.
   Сражение в этой стадии напоминало бойню. Кто-то подрубил ноги коня Элиада и воин упал. Он сразу же перекатился в сторону, уворачиваясь от нападающего оружия и от падающего коня. В такой мясорубке, если сразу не встать, то человек будет затоптан сражающимися.
   Элиаду удалось подняться на ноги, но его плащ запутался в доспехах убитых воинов. Светловолосый не заметил этого, шагнул вперед и немедленно потерял равновесие от рывка за шею. Подскочившему датану удалось выбить меч из рук. От силы удара занемели руки и Элиад упал на одно колено. Следующий выпад воин блокировал металлическим браслетом правой руки. Левой он достал нож из сапога. Датан, улыбаясь, поднял меч на беззащитного противника.
   Элиад проскользнул под мечом и вогнал нож в горло врага, над ошейником кольчуги.
   Датан захрипел, шагнул вперед и обхватил своего убийцу обеими руками.
   С трупом на руках, Элиад не смог увернуться от удара боевым топором в спину. Воин потерял равновесие и завалился на бок. Падая, он получил еще один удар - в грудь.
  
  
   Элиад сидел в своей крошечной палатке и пытался снять кольчугу. Она служила воину верой и правдой несколько лет. Сейчас кольца на груди были разбиты, а застежки отказывались открываться.
   В конце концов Элиад сдался и позвал на помощь. С него с трудом содрали доспехи. Без привычного веса кольчуги, воин чувствовал себя голым, хотя на нем был подкольчужник. Эта кожаная рубашка, от долгого использования сплошь покрытая следами колец. В данный момент она была рассечена на груди и покрыта кровью.
   Пока лекарь зашивал рану и накладывал повязки, Элиад размышлял. Где можно быстро достать новую кольчугу? Хотя воин командовал армией Атори, кольчугу будет все равно трудно достать. Элиад был намного выше у шире в плечах остальных воинов. Раздобыть кольчугу , подходящую по размеру не так просто. Кольчуги быстро не делаются , ведь нужно выковать сотни маленьких колец , а потом сплести их в ручную .
  
  
  
   Год назад, Атори
  
  
   Мастер Оружейник разглаживал кольчугу на плечах , помогал застегнуть ошейник и пряжки .И все время Мастер бубнил о том , что это самая лучшая его работа.
   Кольчуга действительно была хороша. Тонкие кольца, дорогой прочный метал , ювелирная работа. Доспех переливался под пальцами , как чёрная матовая ткань.
   Мастер Оружейник не переставал убиваться:
   -Такая работа! Такая работа - и кому! Безымянному! Эта кольчуга могла украсить командующего Атори!
   -Я и есть командующий - мрачно заметил невыспавшийся и усталый Элиад.
   -Какой позор! Какой позор нам , что инородец ведёт нас в бой! Позор!
   -Я согласен , это великой позор - вступил ещё один голос.
   Все обернулись и увидели входящего Верховного жреца Норату со своей свитой.В маленькой палатке не стало места. Присутствующие преклонили колени.
   -Это позор нашим славным воинам подчинятся приказам инородного выродка! - продолжил жрец. - Мы - этари! Нас коснулось благословение Норату! Нас , а не тебя , голубоглазый выродок! О , Норату , пошли нам защиту и избавление .
   Элиад мельком подумал , что благословение Норату касаются всех жителей Мира , а не только этари. Все наслаждаются лучами солнца . Огонь греет не только молящихся Шавази , а смерть приходит не только к почитателям Эт-Нанга.
   Воин коснулся своих коротких жёлтых волос.
   -А может быть , благословение Норату коснулось и меня , окрасив мои волосы в цвет Солнца? Под моим командованием Атори удаётся выстоять. Может , я и есть та защита и избавление , о которых ты молился?
   Жрец захрипел с открытым ртом и задёргался .Когда к нему вернулась способность говорить , этари пронзительно закричал:
   -Святотатец! Святотатец!Ты оскорбил нашего бога! -Жрец подхватил полы своего обширного одеяния и , с удивительной для своего сана резвостью , выскочил из шатра. За ним выбежали остальные присутствующие.
   Элиад остался в палатке в одиночестве. Воин мрачно подумал , что у него и так много врагов. Он с успехом ведёт армию Атори , а этари по прежнему плюют в него.
   Сейчас от усталости Элиад утратил бдительность и власть над своим языком. Только что , по своей собственной глупости , он нажил себе очень опасного врага.
  
  
  
   3 месяца назад, Атори
  
  
   Обе армии стояли одна против другой .В промозглом утреннем тумане слабо и неясно вырисовывались утёсы Керани.
   Здесь все началось. Здесь все должно и закончиться. Сегодня будет последний бой. На одном берегу - вся Атори , опустошённый Восточный Предел , измученная вторжением страна .На другом берегу - весь Датанор , не тронутый войной , но не менее измученный несколькими годами сражений и смертей.
   Элиад потёр лицо. Он сидел верхом на коне перед ровными строями этари.
   Светловолосый воин очень устал. В последние несколько лет у него почти не было возможности отдохнуть. А несколько месяцев назад он потерял возможность высыпаться. Он не мог спать , потому ,что приходили Они.
   Они приходили по ночам. Тогда , когда воин оставался в одиночестве. Приходили и разговаривали. Или молча смотрели на Элиада.
   Приходила маленькая девочка этари , которая говорила:"Ты оставил меня на дороге и я умерла от голода. За что?" Или молодой воин в разрубленных доспехах ,посланный на бой , из которого Элиад знал , что никто не вернется. Или мужчина в порванной рубахе:"Ты оставил нас за мостом , который приказал разрушить. Датаны вырезали всю мою семью у меня на глазах. За что?"
   За последние два года Элиад повидал немало трупов и людского горя. Казалось ,воин уже привык к этому. Армия в его руках была не более , чем фишки в игре сен-сен. Кто плачет из-за проигранных фишек? Потом начались ночные визиты. Чем они были? Наказанием богов? Больной совестью , голос которой удавалось раньше заглушить...Элиад слишком многих послал на смерть в бою .В войне , которая никогда не была его собственной войной.
   Часто Элиад задумывался , зачем он продолжает сражаться? Ни Атори ,ни Датанор не были его страной .Или хотя бы страной , готовой принять чужестранца. Этари презирали инородцев , а датаны хотели уничтожить всех , кто не похож на них самих. Элиад не хотел . что бы тёмная волна ненависти сожгла Мир. Может , поэтому воин помогал Атори защищаться от вторжения.
   Но теперь не время для раздумий. Теперь предстояло сосредоточится на предстоящем бою.
   Элиад подхватил древко со знаменем. На темно-синем фоне полыхали золотое Солнце и серебряная Луна. Устроив флаг по удобнее на стремени , воин выехал на поле перед своим многотысячным войском. В утренней тишине отчётливо раздавался его голос.
   -Воины! Этари! Это наш последний бой на земле Атори!Он будет безжалостным! Датанор будет держаться до последнего! Многие из нас не вернуться с поля боя. Но помните! Мы сражаемся за наших братьев, погибших в боях! За наши семьи , вырезанные Датанором! За нашу землю! За Атори! Атори!
   Тысячи глоток подхватили его клич. Солдаты кричали в унисон "Атори! Атори! Атори!" и слажено били мечами и копьями о щиты.
   Элиад поднял коня на дыбы и взмахнул знаменем с Луной и Солнцем. На фоне восхода воин на лошади выделялись тёмным силуэтом. Элиад выглядел , как волшебный герой из легенд этари.
   Элиад крикнул "В бой!".Запели сигнальные рога. Армия Атори двинулась вперёд сомкнутыми бронированными рядами. Впереди , под белом стягом с золотым драконом , ждали ровные ряды Датанора.
  
  
  
   3 месяца назад, Атори
  
  
   Когда Элиад зашёл в шатёр Совета , его шатало от усталости. Воин не собирался праздновать победу , а идти спать. Наконец-то этот двухлетний кошмар закончился. Праздновать сегодняшние смерти Элиаду в любом случае не хотелось.
   К огромному удивлению , в огромном шатре вовсю кипела работа. Офицеры склонились над картами .Элиад опознал в них карты Датанора .
   -Эй , Безымянный! - окликнул кто-то воина - Что ты думаешь?
   -Меня зовут Элиад , - отозвался воин. Он привёл Атори к победе , они советовались с ним по каждому случаю. Но каждым словом и жестом этари демонстрировали своё презрение. - Вы готовите вторжение в Датанор?
   -Мы должны показать этим выродкам , кто высшая раса в Мире!Варвары не могут безнаказанно напасть на Атори! Мы пройдём по Датанору огнём и мечем! Ни один датан не будет отравлять своим грязным дыханием воздух Мира! Так как ты хочешь переправить армию через Керани?
   Элиад подумал о своих ночных посетителях. Присоединить к ним ещё и датанов , убитых по его приказу?
   -Я не поведу никого в Датанор, - ответил светловолосый воин. - Я помог вам отстоять свою землю от захватчиков , но я не помогу вам вторгнуться в чужую страну.
   В шатре стало очень тихо. Все замерли. Элиад повернулся и вышел.
  
  
  
   3 месяца назад, Атори
  
  
   Лагерь вовсю праздновал победу. Горели костры , пьяные солдаты и шлюхи горланили песни .Элиад тащился в свою палатку и мечтал о том , как упадёт на свой тюфяк. Даже не сняв пропитанные кровью и грязью доспехи.
   До своего шатра воин не дошел. Его внезапно окружила стража. Мечи ещё были в ножнах , но руки солдат недвусмысленно лежали на эфесах. Элиада отконвоировали в шатёр Главной жрицы Торинэ.
   Старуха негромко спросила:
   -Ты отказываешься служить Атори?
   -Я отказываюсь делать Датанору то , что он сделал вам. Если вы нападёте на него , то будете ничем не лучше .Вторжение ,кроме бед и лишних смертей , ничего не даст.
   -Так ты отказываешься служить Атори , наёмник?-тихо повторила жрица.
   От этого негромкого голоса Элиада продрала дрожь. Его чувство опасности кричало во весь голос "Осторожнее !".Воин нервно облизнул губы , но все же твёрдо сказал:
   -Я действительно наемник. Я нанимался охранять и защищать границы Атори. Я это сделал. К тому же , меня наняли сроком на год и срок этот давно уже вышел , да и платы за него я не получил.
   В шатре была тишина. Стало слышно , как трещит огонь в светильниках.
   Жрица швырнула маленький кожаный мешочек в лицо Элиаду.
   -Ты закончил свою службу здесь , инородец. Вот твоя плата. У тебя есть две недели , чтобы покинуть территорию Атори. После этого срока , если тебя поймают , то заключат пожизненно в подземельях Храма Торинэ в столице. Лагерь приказываю покинуть немедленно. Стража, проследить!
   Стражи вытолкали Элиада из шатра. Оказавшись в своей маленькой палатке, воин растеряно остановился. Его первой мыслью было , что теперь уже точно не удастся поспать. Потом он понял величину свалившегося на него наказания. Куда он может податься? Где скрыться?
   Из Атори его выгоняют. О подземельях Храма Торинэ в столице ходили самые жуткие слухи. В Датаноре Элиада ждёт долгая мучительная смерть за то , что помогал этари. Островная Империя?Они не меньше этари и датанов не терпят чужестранцев , да и к тому же планируют нападение на материк. Что ещё остаётся?
   Элиад в задумчивости развязал мешочек , брошенный ему жрицей. Там оказалось двенадцать золотых монет. Стоимость годового контракта солдата границы. Элиад усмехнулся. Последний год он сражался бесплатно. Хорошо ещё , что не вычли с него стоимость проживания в лагере , оружия и лечения .Датаны бы точно вычли.
   Чем могут помочь двенадцать монет? Хотя...Вроде , может двенадцати и хватить. Ему только бы добраться до северного порта.
  
  
  
   3 месяца назад, Атори
  
   Стражники вывели Элиада за пределы лагеря и оставили там. Один из солдат вдруг развернул коня , вернулся и сказал , сильно смущаясь:
   -Для меня было честью служить под Вашим командованием , господин.
   Усталое лицо Элиада осветила улыбка.
   -Спасибо - прошептал он.
  
  
  
  
   Две недели назад
  
   Когда Элиад увидел ледяные острова , сверкающие под ярким солнцем , то почувствовал радость. Острова выглядели смутно знакомыми. Откуда?
   Они оставались на грани памяти , как клочки тумана. И любая попытка напрячься и вспомнить , окончательно развевала зыбкие воспоминания .
   С каждым днем становилось все холоднее и холоднее. По утрам приходилось сбивать лёд со снастей "Голубой Ласточки".
   Моряки боялись идти глубже на север. Они и так зашли дальше ,чем кто-либо до них. Предания о пропавших кораблях и страшных чудовищах, пожирающих не только тело , но и душу , вспоминались все чаще и чаще. Это не стоило двенадцати золотых монет.
   В конце концов команда корабля высадила Элиада на ледяном берегу. Судно сейчас же повернуло обратно.
   Элиад смотрел вслед "Голубой Ласточке", пока та не скрылась за островами плавающего льда. Тогда воин собрал своё снаряжение и направился вглубь ледяной пустыни. Навстречу неизведанному и желанному.
  
  
   Сейчас
  
   Он шел среди сверкающих снежных холмов, по ледяной дороге. Снег переливался под солнцем как россыпи драгоценностей.
   После одного из поворотов на горизонте возник город. Ослепительный белый город непривычной архитектуры. С дворцами и храмами , с огромными белоснежными башнями, гордо смотрящими в небо. Город вырастал из ледяной пустыни и казался ее неотделимой частью. Они оба - и город и пустыня - слепили своей белизной на ярком солнце.
   Элиад засмеялся. Не смотря на свою причудливую и чужую архитектуру, город казался смутно знакомым. При попытках понять откуда, воспоминания таяли, как снежинки на руках.
   Возле ледяной дороги стоял дом. Во дворе его играли женщина и девочка с куклой в руке. Они развернулись и посмотрели на Элиада. Тот задохнулся. Хотя женщина б ыла немолода , такой красоты воин еще не видел. По плечам женщины расплавленным золотом рассыпались волосы. На темно-коричневом лице сверкали огромные голубые глаза необычной формы, удлиненные к вискам.
   Женщина посмотрела на Элиада и засмеялась. Смех, как кристальный звук сосулек, сталкивающихся на ветру.
   Женщина что-то сказала. Элиад улыбнулся ей. Светловолосая повторила свою фразу.
   -Я не понимаю тебя ,- сказал Элиад, продолжая улыбаться.
   Женщина схватила девочку за руку и обе шагнули назад. Улыбка сошла с губ светловолосой. Лицо стало напряженным.Женщина пронзительно закричала. Она повторяла одно и тоже слово. Даже не зная языка, Элиад понял, что она кричит "Чужак! Чужак!".
   На крик из-за дома, обнажая мечи, выбежали несколько воинов.
   Мир замедлил свое движение. Воины медленно приближались .Их желтые волосы развевались на бегу. На коричневых лицах застыло выражение неумолимости.
   Элиад перевел взгляд на девочку. В ее глазах плескалась ненависть , а губы повторяли вслед за матерью "Чужак! Чужак!".
   Элиад повернулся к воинам. Он отбросил меч от себя и протянул безоружные руки в сторону нападающих."Нет!"-прошептал он -"Нет"
   Мечи , медленно разворачиваясь, сверкали на солнце и неумолимо приближались ...
  
  

Конец

  
  
  
  Данное произведение не является законченым и находится в отработке.Замечания и комментарии по существу с удовольствием будут приняты по адресу bookworm1@yandex.ru
  
  
  

Оценка: 5.83*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"