Борей Ростислав Анатольевич: другие произведения.

Страж. Зов сердца.1-12 главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рамироа это мир, в котором правят алчные боги. Они не щадят ни детей, ни женщин, ни стариков ибо каждый из людей всего лишь пешка в их темных играх. И, похоже, в Нагоне, тихой и спокойной провинции великой империи, затевается новая игра. Жрецы Талдари ищут девушек, меченных силой темной богини, а из храма-хранилища исчезает таинственный артефакт способный переломить ход истории навсегда. Родэр, старый Страж, спокойно жил со своей дочерью на самой окраине мира и даже не подозревал, что совсем скоро он и его близкие окажутся в самой гуще судьбоносных событий...

   Ростислав Борей
  
  
   Страж. Зов сердца. 1-12 главы.
  
   Хроники Рамироа
  
  
   Рамироа это мир, в котором правят алчные боги. Они не щадят ни детей, ни женщин, ни стариков ибо каждый из людей всего лишь пешка в их темных играх. И, похоже, в Нагоне, тихой и спокойной провинции великой империи, затевается новая игра. Жрецы Талдари ищут девушек, меченных силой темной богини, а из храма-хранилища исчезает таинственный артефакт способный переломить ход истории навсегда. Родэр, старый Страж, спокойно жил со своей дочерью на самой окраине мира и даже не подозревал, что совсем скоро он и его близкие окажутся в самой гуще судьбоносных событий...
  
  
   Пролог
  
   В огромном светлом зале на большом обсидиановом троне восседал Алиндэр Второй. Император со скукой смотрел на очередного купца и пропускал мимо ушей его монотонные жалобы. День был слишком долгий и Алиндэр, мужчина пусть уже не молодой, но и еще не совсем старый - каких пятьдесят лет, едва мог держать глаза открытыми.
   Сквозь высокие окна пробивался кровавый свет заката. День был на удивление душным и теперь все, чего хотелось владыке Каммэрока это, наконец, уснуть на королевском ложе в обнимку с красавицей-императрицей. Мисэя уже давно покинула мужа и отправилась отдыхать в свои покои.
   Алиндэр вдруг понял, что опять закрыл глаза. Быстро встряхнув головой чтобы хоть немного взбодриться, он увидел удивленное лицо купца. Вдруг до императора дошло, что купец уже изложил свои требования и теперь ожидал, когда император даст ему ответ.
   - Что ж, господин Ласурэн, я обдумаю ваши слова и завтра дам вам свое решение - официально произнес Алиндэр Второй, надеясь, что не поставил себя в дуратское положение.
   Купец изобразил понимание на лице, хотя в глазах его император читал недоумение. Он медленно поклонился и произнес:
   - Благодарю, Ваше Величество,- и через мгновение покинул тронный зал.
   Теперь зал был почти пуст и Алиндэр с облегчением вздохнул. Остались только он сам, два Стража и писарь.
   - Морт, что он просил хотя бы?- спросил устало император в улыбающегося воина стоящего по правую руку от него.
   Морт, огромных размеров мужчина в латном доспехе, лишь шире усмехнулся.
   - Всеми уважаемый господин Ласурэн просил вас, Ваше Величество, чтобы вы позволили ему выплатить пошлину на неделю позже, так как его салон ограбили три дня назад,- велеречиво продолжал Морт, хотя император давно разрешил ему обращаться на "ты" без посторонних.
   - Я должен был дать ему отсрочку. Пихнул бы меня что ли. Ты же видел, я не слушаю,- раздраженно сказал ему император, раздосадованный этим пустяком.
   - Вы бы лучше занялись Гильдией Воров. Эти юнцы уже порядком обнаглели. Я понимаю, что их возглавляет ваш бастард, но все же,- серьезно сказал Морт.
   Император задумался. Затем он неуверенно произнес:
   - Поначалу их выходки были забавными.
   - Знатные уже возмущаются. Конечно, серьезных проблем это не принесет, но зачем вам лишние обиды. Все-таки эти знатные берут непосредственное участие в процветании столицы.
   - А что о Гильдии думают простолюдины?- спросил Алиндэр Второй, уже наперед зная ответ.
   - Они обожают Гильдию в целом и Джори в частности,- сказал Морт, понимая, что сказал императору именно то, что тот хотел услышать.- Должен отдать Джори должное. Он неплохо организовал этих воришек и начинает зарабатывать авторитет в воровской среде Каммэрока. Но Джори еще слишком юн. Здесь в Альмаандре ему оставаться опасно. Вы же не хотите, что бы какой-нибудь ассасин прирезал его ночью по поручению кого-то з ваших подчиненных.
   Император помрачнел. Его амбициозный, но еще очень глупый бастард уже нажил себе множество врагов. Он желал для Джори совсем другой участи.
   Вдруг высокие двери тронного зала открылись, и в них забежал запиханный молодой мастер Вилтэр. Он был одет в серый балахон, капюшон его был откинут назад, открывая глазу большую лысую голову похожую на тыкву.
   Но императора привлекла не его лысая голова, а птица, сидящая на его правой руке. Птица огромная и совсем не похожая на тех почтовых соколов, за которыми мастер Вилтэр привык присматривать. Огромный орел, полностью покрытый белоснежным оперением, больно вцепился необычайно острыми белыми когтями в плоть вошедшего мастера.
   Сам мастер боялся встретиться взглядом с этой необычной птицей, так как приходил в ужас от холодного взгляда кровавых глаз. Да и сам император побаивался встретиться с красными, как кровь глазами орла.
   Ученые при дворе называли таких животных альбиносами и говорили, что те страдают болезнью. Но Алиндэр никак не мог сказать, что этот белоснежный величественный орел чем-то болен. Он больше верил в слова простолюдинов считавших, что подобные животные это палачи присланные богами и что их белый окрас символизирует чистоту души, а кровавые глаза символизируют праведный гнев богов.
   Мастер Вилтэр уже почти бежал к трону стоящему на возвышении.
   Император знал этого орла. Его звали Магдарос, что на языке севера означало Когтистая Комета. Магдарос принадлежал одному из Стражей и близкому товарищу Луцерану.
   Вконец запыхавшись, смотритель за почтовыми птицами остановился перед императором. Мгновение отдышавшись, тыквоголовый мастер Вилтэр сказал:
   - Ваше Величество, Магдарос с посланием Луцерана. Послание, похоже, было сказано передать лично вам, так как Магдарос не подпускает меня к письму.
   Только сейчас Алиндэр заметил, что на одной ноге орла привязано свернутое послание. Император улыбнулся. В этом был весь Луцеран. Он никогда никому не доверял.
   Магдарос вдруг отцепился от руки мастера и, взмахнув крыльями, вмиг взмыл в воздух. Мгновение и Магдарос уже вцепился когтями в вытянутую руку Алиндэра. Император, аккуратно, стараясь не смотреть в глаза орлу, отвязал послание и, развернув его внимательно изучил:
   "Ваше величество, должен сообщить, что из Хранилища Талдари был украден бесценный артефакт. На данный момент я направляюсь по следу вора и уже покинул Альмаандр. Отправлять помощь не следует. Меня сопровождает один из жрецов внутреннего круга. Если обнаружиться какая-нибудь новая информация о воре или возможном заказчике отправлю вам Магдароса с посланием.
   "P.S." Ваш сын Джори со мной. Не волнуйтесь, я позабочусь о его безопасности.
   Император удивился. Причем удивился не кражи из почти, что самого хорошо охраняемого места в империи Каммэрок, а извещению о незаконном сыне. Что Джори делает с Луцераном? И как они вообще встретились? Почему отправились за вором вместе?
   Император передал послание Морту. Тот, прочитав его, улыбнулся.
   - Что ж о Джори пока можно не беспокоиться,- сказал он своему императору.- Зато теперь мы можем прижать Гильдию,- на этот раз Морт говорил серьезно.
   Что касается Алиндэра, то он как раз не разделял энтузиазма своего телохранителя. Он знал, что Джори не простит.
   - Займись Гильдией сам,- сказал задумчиво император.- Сделай все, чтобы она распалась.
   Затем он перевел взгляд на мастера Вилтэра и произнес:
   - Вы свободны, Морт сам отправит Магдароса обратно.
   Мастер Вилтэр поклонился и покинул зал.
   - Сиргин, пиши,- это уже было обращено к сухощавому испуганному писарю.
   Тот вздернул плечами и неестественно крутнув головой приготовился писать.
  
  Глава 1
  
   Этим весенним утром должен был кто-то умереть. Так было предрешено самой судьбой? Нет, так было решено охотником, который собирался убить свою добычу. Таков был его выбор. И неважно умрет ли он сегодня, пытаясь убыть жертву, или же сам погибнет, он не будет ни о чем сожалеть.
   Солнце еще порядком не встало потому в лесной чаще было довольно темно. Хоть день еще не наступил, но лес уже проснулся. Везде было слышно шорох, пение птиц. Холодный воздух приятно обжигал легкие и отлично бодрил.
   Сидеть в небольшой норе ожидая великана порядком надоело. Однако Родэр умел выжидать. Тем более осталось совсем, не долго, судя по легким сотрясениям земли и звукам ломающихся веток.
   Единственным недостатком этой засады было его неуютное укрытие. Нора была для него уж слишком небольшой. Сам Родэр представлял собой высокого, почти под два метра ростом, мужчину. Несмотря на уже неюношеский возраст он до сих пор оставался крепок и телом и духом. В плечах Родэр был еще широк, грудь его была еще колесом, а большие мускулистые руки были столь сильны, что, возможно, ими можно было бы и медведя задушить.
  Несильно короткие волосы были черны как смоль. Уже немолодое лицо Родэра покрывала многодневная черная щетина. Несмотря на свой возраст седых волос ни на голове, ни в лице не было. Большие черные глаза были полны боли, но и полнились темным пламенем. Даже сейчас Родэр был недурен собой и еще вызывал немалый интерес у женщин разных возрастов.
   Выжидая добычу, Родэр утопал в воспоминаниях о прошлом. О тех годах, когда он лихо сражался с различными тварями, бандитами, магами и даже жрецами Колмаэ и Наттариэля.
   Многие бы радовались, что им не приходиться больше ежедневно рисковать жизнью, но не Родэр. Ему пришлось рано повзрослеть. В четырнадцать лет он решился родителей. Тогда бушевала война и что бы выжить, Родэру приходилось воровать. Таких ребят осиротевших и беспомощных в то смутное время было много и вскоре, как и многие из них Родэр стал на путь разбойника. Он был совсем юн но его жажда к жизни и желание доказать всем вокруг свою силу сыграло свою роль. Он быстро учился сражаться и в одной стычке между бандами его заметил разбойник по прозвищу Алый. Все "товарищи" Родэра были убиты, но Алый оставил его в живых. Более того, взял к себе в банду.
   Сотрясания земли остановились. Сначала в голове Родэра мелькнула мысль, что великан его заметил. Но безумного рева, которым всегда сопровождалась атака великана, не последовало. Вообще великаны существа до безобразия глупы. Они - типичные дикари. Сначала делают, а потом уже...хотя впрочем, даже после они не думают. Зато силой они обделены не были. Ростом они были около семи метров в высоту. Они выглядят худощавыми, но при этом обладают невероятной силой. В племени почти не живут потому как из-за нетерпимости и тупости убивают друг друга. Несмотря на небольшое сходство их повадок с человеческими дикарями, живущими в Мантэйских горах, огонь разводить не умеют, потому обычно питаются сырым мясом. Единственное на что у них хватило ума так это на то что бы обзавестись деревянными дубинами, которые используют как оружие. Завидев потенциальную еду сразу нападают. Временами они нападают на одинокие фермы или пастухов.
  Тут послышался шлепок. До Родэра донёсся отвратительный запах мертвечины. Охотник не видел, что делал великан но, судя по звукам и запаху, тот решил перекусить. К сожалению, великан остановился достаточно далеко от норы, поэтому Родэр не успеет подкрасться и убить его пока тот пиршествует. Придется подождать.
   У Родэра был четкий план действий, и он собирался следовать ему без отклонений. Это значительно увеличивало его шансы на выживание. Быть самонадеянным в охоте на великана очень глупо.
   В банде Алого молодой Родэр быстро завоевал авторитет. Он был безумный малый, который брался выполнять даже самые опасные поручения главаря. Те задания, на которые боялись пойти даже старшие его соратники. Он был диким псом незнающим сострадания. В столь юные годы он был настолько безнравственным и жестоким, что даже сам Алый вскоре начал опасаться мальца. Потеряв родителей и насмотревшись на ужасы войны Родэр едва ли понимал, что есть такие вещи как дружба или любовь, а слова - жалость, сочувствие и умиротворения - вообще были для него пустым звуком. Он без колебаний мог зарезать во сне товарища, с которым днем раньше сражался бок обок. Казалось, он потерял не только способность чувствовать, но и саму душу.
   Когда Родэру стукнуло восемнадцать мир, который он знал и каким жил начал стремительно меняться. Война между Таркхайлом и империей Каммэрок завершилась победой империи. После победы империя начала приводить в порядок новые земли. На них бушевала полная анархия, понятия закона как такого не было, все решала только сила. Но империя была "страной порядка" и подобное состояние ее новых территорий крайне огорчало тогда еще довольно молодого императора.
   Тех, кто не желал подчиниться сажали в тюрьмы, многих истребили. Мирное селение сразу же признало свое подданство императору Алиндэру Второму. Он был справедливым монархом, это знали все. Порядки королевства Таркхайл назвать справедливыми могли разве что представители королевского семейства. Ужасные условия жизни изнуряли жителей королевства более пятидесяти лет. Победа же процветающей империи была для измученных людей, словно манна небесная. Но бандиты и разбойники не хотели просто так терять свое влияние, свою власть. Они пытались воевать, отстоять свои грязные порядки.
   Однажды и банде Алого пришлось сражаться с небольшой группой солдатами империи. На самом деле это была первая стычка между бандой и солдатами. Боевые действия в тех краях почти не шли. Они задели эти земли только в начале войны. После того как эти земли остались разорены война в основном проходила на севере Таркхайла.
   Банда отлично держалась в сражении с имперскими солдатами. Шалька весов даже понемногу начала опускаться в их сторону. У Алого было в три раза больше человек. Да и количество солдат неторопливо уменьшалось. Но праздновать победу в тот день им не пришлось.
   К имперским солдатам подошла подмога. Подмога всего из пяти человек. Но видит Талдари, это были самые невероятные воины, которых видели те земли. Они были быстры, сильны и беспощадны. Алый был одним из последних живых бандитов. Насколько он мог судить, ни один из этих воинов даже не был ранен. Тот страх, который он тогда ощутил, дано понять не каждому. Для многих он был лишь обычным головорезом, но и он на самом деле сражался за идеи. И не важно, какими они были. Более важно то, как он за них боролся.
   Несмотря на всю ярость и мощь, которую проявил лидер бандитов в том сражении, он пал. И пал довольно быстро. Умирая, он не думал ни о своих стремлениях, ни о своих идеях. Лежа на земле, он смотрел на паренька, которого когда-то подобрал. Тогда он был напуган. И как бы Родэр не пытался скрыть свой страх, потопая в ярости и злобе, Алый видел этот страх. Теперь же смотря на Родэра, он не видел страха. Парень остался один, окруженный воинами империи наверняка уставший и возможно раненый он не опускал свой боевой топор.
   Алый смотрел и улыбался. Смотрел и улыбался пока жизнь, наконец, не покинула его изуродованное и измученное тело.
   Пока великан поедал свою добычу Родэр сидел и ждал, борясь с желанием напасть и с отвратительным запахом, разошедшимся по округе. Родэру было неприятно вспоминать себя в те времена. Он был похож на дикое животное. В той битве животное, живущее в нем, погибло, и в нем заново родился человек. Он достойно сражался, держась против двух бойцов одновременно. Остальные солдаты империи, окружив их, наблюдали за боем, но не смели вмешиваться. В том поединке его животный нрав был подавлен. Он видел тело мертвого наставника, тела других бандитов, которых воспринимал скорее как соседей, нежели товарищей. Он понимал, что уже мертв, но желание жить пылало в нем словно солнце.
   Никогда прежде и ни разу в будущем он не изнемогал как тогда. Он отбивался до тех пор, пока мог держать топор. Но он всего лишь человек, совсем юный, не созревший человек. Так же решили и его противники.
   Когда Родэр без сил упал на колени, не имея сил даже поднять рук, они не убили его. Родэр и не помнит, что случилось тогда. Скорее всего, он потерял сознание от усталости. Придя в себя, он обнаружил, что находиться в темнице.
   Позже ему довелось узнать, что он обитал в темнице Альмаандра, столице империи Каммэрок. Ему довелось узнать, что воины, пришедшие на помощь имперцам, были легендарные Стражи. Ему довелось узнать, что они сохранили его жизнь, потому что посчитали достойным прибывать в их рядах.
   Стражи показали ему, чего добивалась войной империя. И Родэр оценил это. Да и предложение присягнуть на верность императору было куда привлекательнее, нежели перспектива до конца жизни просидеть за решеткой.
   Наконец великан зашевелился. Спустя несколько мгновений послышались его шаги. Благодаря легким вибрациям их можно было ощутить. Совсем скоро Родэр сможет приступить к заключительному этапу охоты. Надо было лишь, что бы великан поравнялся с норой, в которой и затаился охотник.
   Здесь вдоль тропинки был довольно крутой уклон вниз. По нему с трудом можно было бежать, но для Родэра это было всяко удобней, нежели для великана. Родэр аккуратно придвинулся к краю норы. Удобно перехватив рукоять боевого топора, он затаил дыхание.
   Как только великан миновал нору, Родэр выскользнул из нее и рубанул топором по сухожильям стопы великана. Раздался свирепый рев и огромный дикарь начал разворачиваться, желая приплюснуть обидчика дубиной. Родэр же ринулся с уклона стараясь бежать как можно быстрее, но при этом не опрокинуться и не покатиться вниз. Великан в порыве ярости начал спускаться с уклона вслед охотнику. Великаны вообще невероятно стремительны, но с подрезанными сухожильями на ноге ему было сложно догнать Родэра. И Родэр и дикарь то и дело упирались руками о деревья, чтобы не упасть.
   Дальше уклон стал более пологий и Родэр ускорился. Великан тоже не особо отставал, несмотря на рану. Еще немножко и охотник воплотит свой план в жизнь. Пробежал метров двадцать Родэр приостановился, давая великану сократить дистанцию между ними. Великан же замедляться не стал. Подпустив его еще немножко Родэр снова побежал. Великан уже его почто настиг, когда он, вдруг отскочив в сторону, рубанул веревку, привязанную к одному из деревьев.
   Послышался треск веток и с верхушек деревьев вниз полетело огромное бревно. Родэр тут же плюхнулся на землю. Бревно пролетело над ним и врезалось прямо в ноги великану. Раздался неприятный хруст, и великан, заревев от боли, упал на землю.
   Родэр тут же поднялся и попытался подбежать к великану, что бы отрубить его пустую голову. Расчёт оказался верным, и бревно переломало великану ноги. Однако смирно лежать он не собирался. Он пытался отмахиваться своей дубиной и не подпускать охотника к себе.
   Секунду на анализ и составление плана и Родэр уже кинулся в бой. Великан ударил дубиной, но охотник перепрыгнул ее. Быстро подскочив ближе, он с силой ударил топором в локтевой сустав великану. Лезвие топора вошло в руку почти полностью и едва ли не перерубило ее напополам. Тут же вытащив топор, Родэр с разворота обрушил оружие на шею великана, оборвав тем самым его яростный рев и никчемную жизнь.
   По земле потекла густая темная кровь. Родэр сел рядом с безглавым трупом перевести дыхание. В общем, охота получилась не плохая, но охотник пришел к выводу, что мог сработать лучше.
   На материке Анарин было много легенд. Некоторые были лишь вымыслом, другие же были вполне реальны. К живым легендам относились и Стражи. Они были гордостью империи Каммэрок. Многих недоброжелателей Каммэрока бросало в пот лишь при одном упоминании Стражей. Первые Стражи появились почти сто пятьдесят лет назад во время правления Тируна Кровавобородого. Тирун был справедливым, но несколько жестоким правителем. Одни боялись его, другие уважали, тритии ненавидели.
  Отношение к соседям император имел вполне дружелюбное. К сожалению, сами соседи слишком долго облизывались на многочисленные ресурсы и перспективы Каммэрока. Многие воспринимали дружелюбность императора за слабость и пытались нарушить границы страны. Тируна это несколько обидело, и он в отместку ввел вражеские земли в состав империи путем самого обычного завоевания. Неблагодарные выскочки нигде не были в почете. За правления Тируна империя расширилась почти в два раза. Ясное дело у такого человека было много врагов, причем очень даже влиятельных врагов. Тогда Тирун и решил, что ему нужны по-настоящему сильные люди, верные и неподкупные которые самоотверженно защищали б его и интересы империи. Так и появились Стражи. Где Тирун их откопал, никому известно не было, но все вскоре поняли, что теперь добраться до императора почти невозможно. Тирун отбирал в свою охрану исключительно безумных идеалистов, для которых процветание империи было важней собственной жизни. И надо признать Тирун вовремя подсуетился, ведь вскоре началось восстание, и империя погрузилась в болото гражданской войны. Именно благодаря Стражам император умудрился выжить и подавить хаос, свирепствовавший в его стране. С тех пор Стражи были в империи всегда.
   Согласившись вступить в ряды Стражей, и присягнув на верность императору, молодой разбойник открыл для себя абсолютно новый непривычный ему мир. Не было анархии, не было неоправданных убийств, не было борьбы за выживание. На смену им пришли верность, борьба за мир и справедливость, пришли честь и уважение.
   Стражами могли стать немногие. Они были чем-то вроде наемников, но работали исключительно на благо империи. Стражи имели авторитет среди других воинов империи, они были и остаются фаворитами императора. И верность их хорошо оплачивалась. Стражей не обучали, Стражей избирали из самых опытных и опасных, достойных и многообещающих. Среди Стражей были мастера разных боевых стилей. Они были разные за возрастом и полом, из разных уголков империи или даже других стран. Общим между ними были лишь высокий боевой потенциал, и верность императору.
   Стражи выполняли самые опасные и сложные задания, с которыми обычные солдаты справиться не могли. Они вылавливали особо опасных преступников. Они охотились на самых могучих и опасных существ населявших леса и горы империи. Они выполняли секретные миссии на территории врага. И естественно именно Стражи отвечали за безопасность императора.
   Наконец поднявшись Родэр потянулся. Пора уже было отправляться домой. Он три дня как отправился на охоту. Улла должно быть уже волнуется. Кто ж знал, что будет так сложно выследить этого великана? Да и дорога домой займет почти полдня. Потому, пожалуй, стоит поторопиться.
   Бросив напоследок взгляд на бездыханную тушу, охотник начал подниматься вверх по склону к тропе, где и началось их с великаном маленькое сражение.
   Жизнь Стража пришлась молодому разбойнику по вкусу. Но дело было совсем не в бесконечных приключениях, ни в воинской славе и даже не в деньгах. Самым приятным для него были взаимоотношения между Стражами.
   Они были совершено не привычными для Родэра. Это не было похоже на взаимоотношения между бандитами, к которым он привык. Бандиты то и дело пытались подставлять друг друга, ссорились и порой даже сражались между собой. Хоть Алый и называл их всех семьей, они были готовы перегрызть друг другу шеи ради денег или почета. Жить в такой "семье" было своего рода испытание для юного сироты, но Родэр быстро усвоил единственный понятный "семье" язык. Язык грубой силы.
   Стражи же стояли друг за друга горой. Они помогали друг другу и делом и словом. Они были совершенно другой, необычной "семьей" для Родэра. Ведь в его сознании слово семья ассоциировалось с кучкой вшивых гиен жаждущих вцепиться зубами друг в друга, что бы хоть немножко утолить голод. Это было настолько удивительно и в тоже время интересно, что Родэру это казалось сказкой.
   Со временем он стал полноценным членом этой семьи, хотя и не остался с ней надолго.
   Когда ему было около двадцати четырех, он повстречал чудную молодую девушку. Черные жрецы собирались принести ее в жертву Колмаэ. Слава Талдари он с соратниками успел ее спасти. Они сразу друг другу понравились, а вскоре и полюбили. Полюбили настолько, что не могли друг без друга жить.
   Ее звали Анита, и она была самым удивительным человеком из тех, кого знал молодой Страж. Она была добрая и веселая, и ее улыбка могла растопить даже самые черствые сердца. А еще она была красивой. Красивой настолько, что даже сама огненно-волосная Тамуи, богиня любви и сострадания, не могла сравниться с ней своей красотой. Она была высокой и стройной. Ее пламенно-рыжие волосы ниспадали почти до самого пояса. Зеленые глаза похожие на два изумруда корили любого, кто осмеливался посмотреть в глаза этой прелестницы. Они словно гипнотизировали человека, и только приложив немыслимое усилие можно было оторвать восхищенный взгляд. Кожа была золотистой, а пухлые ярко-красные губы так и хотелось поцеловать.
   Но самое главное для Родэра было то, что рядом с ней он терял весь свой звериный нрав. Хотелось просто отложить оружие и поговорить с ней, слышать ее голос, тонуть в ее глазах. Просто наслаждаться уютом, который она доставляла.
   Спустя год после знакомства Родэр и Анита готовились стать родителями. Необузданный воин был невероятно счастлив. Ради Аниты и ребенка он променял сражения и сослуживцев на дом и семейный уют. Вопреки возможности поселиться в Альмаандре Страж уехал с беременной женой в провинцию Нагон и поселился в одном небольшом селении на краю империи. Вейлеруд, так называлось селение, был тихим и уютным местечком, где можно было заняться сельским хозяйством и спокойно растить детишек.
   Все было хорошо, и молодая пара была счастлива. Однако судьба решила, что Родэр не заслужил такого счастья. Наконец пришло время родов. Сначала все было хорошо, но после появились какие-то осложнения. Родэр в этом ничего не смыслил, но и так было понятно, что с его любимой Анитой что-то не так. Он даже сейчас помнит, как она кричала. К сожалению, он не мог ей помочь.
   Вскоре все кончилось. Он стоял и держал на руках маленькое тельце, тельце новорожденной доченьки. Она сильно кричала, но он не слышал. Он смотрел на ее маму. Анита неподвижно лежала на кровати, но на лице у нее застыло выражение облегчения. Казалось, что она спит после очень важной и трудной роботы. На лице была едва заметная улыбка. Вот только она не спала.
   Вспоминая прошлое Родэр, наконец, вышел к краю леса. Даже сейчас спустя двадцать лет он помнит события того дня как будто это произошло вчера. Похоронив жену, он некоторое время был не в себе. Однако достаточно было взять маленькую доченьку на руки что бы почувствовать, что он не один. И что он обязан оберегать свое маленькое чудо.
   Он назвал ее Уллой, как хотела ее мать. До начала родов он был против этого имени, но потом он понял, что никакое другое ей не подойдет. Сначала она была маленьким комком, состоящим из смеха и плача. После была мелким рыжим вихрем, не знающим покоя. Теперь дома его ждет двадцатилетняя красавица. Ухажеры вокруг столбом стоят.
   С каждым днем Улла становилась все более похожей на маму. Такие же огненно-рыжие волосы, глаза-изумруды, и восхитительная улыбка, за которою Родэр прощал дочурке любые погрешности. Она наполняла его жизнь смыслом, дарила любовь и заботу.
   - Наверно извелась вся от волнения,- сказал сам себе Родэр, выйдя на ветвистую дорогу идущею вдоль леса.- Ругаться будет.
   Несмотря на внешнее сходство с мамой, характер у дочурки был папин. Улле, конечно, была свойственна доброта и милосердие. Но иногда в ней просыпалась настоящая злюка. Временами как начнет ругаться, так мама не горюй. Возьмет половник в руки и ругается, мол, сколько говорила с мужиками медовуху не пить. И ее совсем не волнует, что отец трезвый вернулся.
   Вдруг на лице Стража появилась улыбка. Сегодня вечером в Вейлеруд обещала наведаться его старая знакомая. Тэлла была в Вейлеруде всего однажды. Наведывала убитого горем Родэра и маленькую Уллу. С тех пор они не виделись, хотя иногда писали друг другу. Неделю назад пришло письмо от Тэллы. Написала, что соскучилась и погостит немного у старого друга. Родэр очень этому обрадовался. Улла тоже оказалась совсем не против гостей. Родэру было интересно, сильно ли Тэлла изменилась...
  
   Глава 2
  
   Наконец закончив убираться, рыжеволосая девушка уселась в кожаное кресло. У них с отцом был довольно большой дом, по крайней мере, по меркам Вейлеруда. Любой вошедший в их дом сразу попадал в большую гостиную. Там, посредине стены, что слева, располагался небольшой камин. На нем было чучело цербера. У камина было несколько кожаных кресел. Деревянный пол у камина был застелен несколькими волчьими шкурами. Слева от камина была дверь, ведущая на небольшую кухню. У правой стены находился большой стол. Он использовался обычно, если нужно было накрыть на большое количество людей. Родэр с Уллой предпочитали ужинать на кухне. На передней стене слева была растянута шкура медведя, а справа находилась дверь, за которой была лестница наверх. Там находились комнаты Родэра и Уллы, и также две гостевые комнатки. На кухне присутствовала лестница, ведущая в погреб.
   Здесь в гостиной они с папой проводят почти каждый вечер. Усядутся в удобные кресла, и давай говорить обо всем на свете. Родэр часто рассказывал дочке различные истории, хотя о собственных кровавых приключениях старался не упоминать.
   Одежду постирала, посуду помыла, кушать приготовила. Да еще соседские парни воды принесли. Когда папа вернется, то будет доволен.
   Его не было уже третий день, но Улла совсем не переживала. Она уже привыкла к тому, что ее отец раз в две недели корчит из себя безжалостного убийцу. Вообще, несмотря на отцовское прошлое, Улла знала отца как человека приветливого и веселого. Он поддерживал дружеские отношения с соседями, выпивал с мужиками в местной таверне и постоянно играл с детишками. Потому ей было абсолютно не понятно как ее добродушный папа может вообще что-либо убить.
   Улла давно привыкла к тому, что Родэр задерживался. В конце концов, она была вполне самостоятельна, так что особых сложностей отсутствие отца не вызывало. С детства девушка интересовалась приготовлением еды и шитьём. Так как мамы у нее не было, то девушка училась всему у матерей своих друзей. Отец мог научить разве что тушу медведя разделывать. Улла была старательна и многое умела, а если и была какая-то работа, с которой дочь Стража справиться не могла, то ей радо помогали соседские ребята.
   Вдруг послышался стук в дверь. Улла поднялась с кресла и пошла к деревянной двери, ведущей на улицу. Дойдя до двери, провела рукой по волосам, убеждаясь, что на голове полный порядок. Было понятно, что пожаловал кто-то посторонний. Папа бы не стал стучать, а просто зашел. Вновь послышался неспешный стук. Улла открыла дверь.
   В дом сразу ворвался уличный шум. Смех играющих детишек, громкие разговоры соседок, шум проезжающей мимо повозки. На крыльце стояла привлекательная женщина лет тридцати. Она была довольно высокая, и Улле приходилось смотреть на гостью снизу вверх. Светлые волосы опускались чуть ниже плеч. Голубые глаза выглядели слегка уставшими. На лице, покрытом румянцем, читалось некое стеснение.
   - Здравствуйте, а Родэр здесь живет? - вполне уверено, но тихо спросила она.- А то я слегка ....
   - Вы Тэлла, не так ли? - радостно спросила Улла.- Проходите, не стойте в дверях. Папа будет рад.
   Улла отошла, впуская гостью в дом. Войдя в дом, Тэлла оглянулась, надеясь увидеть и Родэра. Она была одета в черную тунику с широким капюшоном, которая опускалась до середины бедра. Вдоль краев туники тянулись синие узоры, по бокам были разрезы до пояса. Через разрезы было видно красные лосины длиной как раз до края туники. Также на ней были высокие почти по колена черные сапоги. На руках красные кожаные перчатки без пальцев. На спине висел небольшой походный рюкзак.
   - Присаживайтесь,- указала рукой молодая хозяйка на одно из кресел у камина.
   Тэлла неспешно пошла к указанному креслу и села. Улла последовала за ней и села в кресло напротив.
   - Извините, но папы еще нет дома. Мы ждали вас только к вечеру. Я кстати Улла.
   - Очень приятно Улла. Ты очень выросла с тех пор, когда я тебя видела в последний раз. Мне удалось освободиться немного раньше, чем ожидалось, и я сразу отправилась в путь. А где твой отец?
   - Он отправился на охоту пару дней назад и все еще не вернулся. Но не волнуйтесь, он всегда слегка задерживается,- весело сказала Улла. Честно говоря, Тэлла ожидала от Уллы совсем другого приема и потому радостный вид девушки ее слегка настораживал.- Не хотите чаю? На кухне как раз греется казанок с водой.
   - О, было бы очень кстати, спасибо.
   Улла поднялась и направилась к двери, судя по всему ведущей в кухню. Тэлла стала не спеша осматривать комнату. Гостиная показалась ей довольно уютной. Вдруг взгляд женщины остановился на чучеле цербера, и она улыбнулась. Тэлла была уверена, что Родэр и голову киннорского дьявола на стену повесил, если бы столь безобразное создание не пугало возможных гостей.
   - Дорога, наверное, была утомительной? Сколько вы добирались в Вейлеруд?- донеслось из кухни через минуту.
   - О да, утомительной не то слово. Я четыре дня как покинула Альмаандр,- громко сказала гостья, надеясь, что Улла ее расслышала.
   - Альмаандр? Всегда хотела там побывать. Отец говорил там очень красиво,- мечтательно произнесла Улла, входя в комнату с двумя чашками.
   - Почему же вы с отцом не посещали столицу?- спросила Тэлла у девушки, принимая чашку горячего травяного чая.
   - Папа не хочет. Он вообще пытается избегать разговоров на эту тему,- буднично сказала Улла, сделав глоток чая.- Ну, ничего, нам и тут неплохо живется.
   - Это приятно слышать.
   Когда гостья поднесла чашку ко рту, Улле на глаза попался серебреный перстень, одетый на безымянный палец правой руки. Улла удивилась, что не заметила его раньше, поскольку он перстень был довольно большим. На нем в квадратной рамке была изображена рукоять меча, герб Каммэрока. Улла узнала его.
   - Я видела такой прежде. Отец прячет такой в сундуке.
   - Это ты о перстне?- проследила за взглядом девицы Тэлла.- Такой есть у каждого Стража. Это наш символ, отличительная черта. Сам император носит такой же.
   - А расскажите о папе. Ну, то есть, каким он был тогда. Папа очень редко говорит о своем прошлом в качестве Стража.
   - Твой папа один из лучших Стражей. Он стал Стражем раньше, поэтому, когда мы попали в одну оперативную группу, он уже выступал в качестве лидера. Он был искусным воином и прекрасным командиром. А скольких людей он спас, не сосчитать. Безусловно, тебе стоит им гордиться, мы все гордимся.
   - Я горжусь. А можно вопрос?- сказала Улла и, не дожидаясь ответа спросила.- У вас, что то было с папой?
   Бедная Тэлла не ожидала подобного вопроса. Она едва не подавилась чаем, и ее лицо вдруг все покраснело.
   - А твой папа тебе, что то об этом говорил?- вопросом на вопрос ответила Тэлла.
   - Да нет, но он так увлеченно о вас рассказывает. Вот я и подумала, что если вы долгое время были знакомы, ну еще до моей мамы, то... ну вы поняли, что я имею ввиду.
   - Я не знаю, хотел бы Родэр, что бы я говорила с тобой на эту тему, однако если ты обещаешь ему ничего не говорить, то мы можем немного посекретничать.
   - Вы можете мне довериться,- сделала хитрое лицо Улла и рассмеялась.
   - Я была совсем юная, когда попала к стражам. И ясное дело такие мужчины, как Родэр тогда привлекали меня. Но твой отец не особо обращал на меня внимание. Он считал соратников семьей и потому водить шуры-муры ни с одной сестрой не собирался. Но со временем он все-таки пал жертвой моих женских чар как, в общем, и любой другой мужчина пал бы на его месте,- улыбнулась Тэлла.- Он был очень мил и обаятельный. И у нас была возможность все делать вместе. Ми путешествовали, охотились, сражались. Наша жизнь была полна приключений. Меня это все устраивало. Но Родэр хотел семью, самую обычную семью. Я была не готова еще где-нибуть осесть, во мне играли амбиции, мне хотелось проявить себя раскрыть свой потенциал. А не нянчиться с детишками что мне, несомненно, пришлось бы делать после женитьбы. Мы поссорились, со временем Родэр познакомился с Анитой. Еще через год у них появилась ты,- закончила глядя на тлеющие угли в камине Тэлла.
   - Ви знаете, я рада, что вы приехали,- девочка больше не смеялась, она говорила серьезно.- Вы ... Мне кажется, вы нужны папе. Он так один....
   Улла так и не успела договорить, так как на улице послышался крик. Было слышно, что там началось какое-то нездоровое шевеление. Можно было услышать испуганные женские и злые мужские крики. Обе женщины сорвались с кресел и побежали к дверям. Первой у дверей оказалась Тэлла и резко дёрнула их на себя.
   - Что за че...? - испуганно спросила Улла, остановившаяся за спиной Тэллы.
   На улице был шум и неразбериха. Главная площадь Вейлеруда была окружена жилыми домами одним, из которых являлся дом Родэра. Люди в синих доспехах силой тащили людей к центру площади. Тэлла узнала солдат в синих доспехах. Такой доспех носил легион Порядка, регулярная армия провинции Нагон. Жители Вейлеруда не понимали, что происходит и пытались противиться солдатам. Одни кричали, другие плакали, третье просто застывали на месте от испуга.
   Из дома по соседству послышался короткий крик. Через мгновение оттуда вышла пожилая женщина, и две ее молодые дочки. Одной дочке было лет тринадцать, а второй близко восемнадцати. Следом за этими троими вышел солдат легиона и что-то неразборчиво прорычал женщине. Она испуганно осмотрелась, и стало видно, что лицо ее было в крови.
   Похожая картина наблюдалась по всей площади. Солдаты легиона силой гнали всех жителей к центру площади. Один солдат увидев Уллу и Тэллу, бросился к ним, вынимая из ножен меч. Тэлла направила на него вытянутую руку. С ее пальцев сорвался стремительный поток воздуха и опрокинул легионера.
   - Вот это, да,- только и выдавила из себя испуганная и восхищенная Улла.
   - Ты еще ничего не видела. Давай за мной,- ответила колдунья и побежала к помосту в центре площади.
   Там было много народу. Все они были перед помостом. Женщины и дети рыдали взахлеб, испуганно косясь по сторонам. Мужчины бессильно сжимали кулаки и злобно смотрели на солдат легиона окруживших жителей Вейлеруда. Кое-кто из них был в крови. На помосте стояло четыре человек. К своему удивлению в одном человеке она узнала жреца Талдари. Он был одет в белый балахон с красными рукавами, лицо было скрыто под красным капюшоном. Рядом было еще два мужчины в белых одеяниях прислужников и один здоровый мужик в латах легиона. Его лицо обезобразил отвратительный шрам, тянувшийся ото лба к левому уху.
   Все четверо тут же обратили внимание на Тэллу. Она уже подбегала к помосту. Когда она, наконец, выскочила на него, оба послушника выскочили наперед, видимо, собираясь ее остановить. Прежде чем они успели применить какую-нибудь магию, колдунья отправила их в недолгий полет. Мужчине со шрамом пришлось пригнуться, иначе его бы задело телом одного из послушников. Стража, окружившая помост тут же кинулась к Тэлле, но жрец развел обе руки в стороны. Безмолвный приказ был понят, и легионеры остановились.
   - Что здесь происходит, Дэхэнур вас бери?- злобно прорычала Тэлла, она была готова поджарить легионеров в мгновение ока.
   - Я совсем не спешу к Дэхэнуру. Да и вам не советую,- голос жреца был жесткий, но в словах слышалось снисхождение.- Я слуга Талдари и несу его волю. Я принадлежу внутреннему кругу жрецов. С чего мне вдруг отчитываться перед вами?
   - Я Страж его величества,- гордо бросила Тэлла. Вести дела со служителями очень не хотелось, но она хотела, наконец, понять, что здесь происходит.
   - Я вижу,- сказал жрец, кинув мимолетный взгляд на правую руку Тэллы.
   - Тогда я жду объяснений.
   - Ты не имеешь таких полномочий Страж,- теперь в его голосе появилась доля уважение хоть и небольшая.- Я обязан отвечать на твои вопросы только с письменным требованием императора. У тебя есть с собой такой документ?
   - Нет.
   - Тогда объясняться перед тобой я не буду. Хотя,- член внутреннего круга повернулся к людям,- наверное, стоит успокоить людей.
   - Здесь среди вас живут ужасные создания, будущие приспешники Колмаэ. Вы все прекрасно знаете, что будет, если меченные Колмаэ станут на путь служения своей госпоже. Они должны быть найдены и казнены. Казнены во имя мира и покоя. Мешать нам не стоит ведь это дело не только вашей безопасности, слуги Зла причинять много плохого не только Нагону и империи, но и всему Рамироа. Во имя Талдари покровителя империи Каммэрок бога света и добра, которому ми поклоняемся и которого почитаем, мы обязаны это сделать.
   - Почему вы так жестоки?- Встряла Улла, стоящая за Тэллой.
   - Потому что это нужно сделать как можно быстрее и кроме того кое-кто может начать геройствовать, что было бы лишним,- жестко ответил жрец.
   На этом слуга Талдари повернулся к стоящему за спиной легионеру со шрамом и медленно кивнул. Тот явно был главным среди солдат легиона. Он начал раздавать приказы. Скоро всех девушек старше семнадцати лет и младше двадцати двух построили перед помостом. Жители стояли полукругом вокруг них. В толпе слышалось оживленное бормотание. Теперь плакали в основном матери построенных девушек. Остальные поняли, что их не тронут, и в душе успокоились.
   Тэлла стояла в стороне и непринужденно закрывала от глаз Уллу. Легионер со шрамом, похоже, их капитан, подошел к ним и схватил Уллу за руку. Тэлла тут же сжала его предплечье, желая остановить. Страж готова была применить магию. Капитан посмотрел ей прямо в глаза и покачал головой, его лицо изображало насмешку. Тэлла еще секунду напряженно сжимала его руку, но после отпустила.
   Уллу отвели к остальным. Девушки были напуганы. Улла не плакала. Она сомневалась, что она меченная Колмаэ. Точнее была уверена, что меченной не является. Она больше переживала за напуганных подруг, которые едва ли могли стоять на ногах. Ее больше не пугали солдаты, не пугал таинственных жрец. Единственное чего она хотела это что бы незваные гости покинули ее дом и оставили друзей в покое.
   Жрец спустился с помоста и направился к девушкам. Сначала он подошел к одной и прикоснулся тыльной стороной руки к щеке. Постояв так несколько мгновений, жрец пошел дальше. Он проделывал это с каждой девушкой и ничего не почувствовав шел дальше.
   Улла внимательно следила за процессом проверки, и ее сердце постоянно замирало, когда он останавливался возле ее очередной подруги. Когда же он проверял Налу, подругу детства, она особенно разволновалась. Нала была симпатичная и крайне застенчивая девушка. Она жила по соседству и они с Уллой часто проводили время вместе. Ее родители были очень дороги для Уллы. Налина мама научила Уллу ввязать, а ее отец часто попивал с Родэром медовуху.
   Жрец стоял возле нее дольше остальных. Нала была бледна. Ее платье и каштановые волосы были в грязи, а на правой руке был небольшой порез. Платье в том месте было испачкано кровью. Улла видела в толпе ее обозленного отца, рыдающую мать. Два ее маленьких брата обхватили маму с обеих сторон и взволнованно смотрели на сестру. Жрец, наконец, отпустил ее и двинулся к следующей девушке. Но не успели Улла и Налины родители вздохнуть с облегчением как он, стоя боком к Нале, положил левую руку ей на лоб.
   Когда он снова ее отпустил, то указал капитану на нее рукой. Тот лишь кивнул. Мгновение и пара солдат, схватив Налу, начали тащить ее в сторону. Ее отец выбежал из толпы но, не пробежав и полпути, наткнулся на клинок капитана. Крик ужаса пронзил мгновенно наступившую тишину. Нала хотела побежать к отцу, но солдаты поволокли ее дальше. Налина мать и братья упали возле тела. Один из братьев пытался разбудить папу, другой глазами полными слез смотрел на собственную руку запачканную кровью родителя.
   Жрец Талдари лишь продолжил осмотр девушек. Спустя несколько минут он, наконец, подошел к Улле. Она была последней не проверенной девушкой. Когда служитель Талдари прикоснулся к девушке, она вздрогнула. Его рука была очень теплая даже горячая. Сердцем овладел страх, с каждым движением жреца Улла вздрагивала. Она так хотела, что бы отец был сейчас рядом. Тэлла смотрела на Уллу и молилась богам, что бы все обошлось.
   - И эту тоже заберем,- послышался жесткий голос жреца.
   Улле хотела что-нибудь возразить, как-то спастись. Но тело перестало ее слушать. Она не могла ничего сказать, в горле был ком. Один легионер схватил ее под руку и повел к Нале. Улла не сопротивлялась. Она надеялась, что кто-то ее защитит. Она посмотрела на Тэллу, но та лишь грустно смотрела на Уллу.
   Когда Улла посмотрела Тэлле в глаза, Тэллу едва не разорвало от отчаяния. Но она ничего не предприняла. Она печально смотрела вслед девушке. Краем глаза отметила на себе пристальный взгляд капитана. Он, похоже, ждал реакции Тэллы. Впрочем, она совсем не дура и хорошо понимала, что сейчас Улле уже не поможет.
   Между тем солдаты легиона попрятали клинки и начали, наконец, уходит. Тэлла молча смотрела вслед покидающим Вейлеруд легионерам, уводящим с собой двух еще совсем молодых и очень напуганных девушек.
  
   Глава 3
  
   Солнце слегка припекало, однако Родэр совсем этого не замечал. Уже было два часа по полудню, и блудный родитель был уверен, что дочь его прибьёт.
   Он шел по пыльной дороге. По обе стороны от нее тянулись зеленые луга. Ему нравилось в Нагоне. Это очень тихая и безопасная провинция. По крайней мере, если сравнивать с остальными. Из всех восьми провинций Нагон была самой спокойной и даже удобной. Границ с соседними странами не имела, соответственно и различных международных конфликтов на территории Нагона не наблюдалось. С трех сторон Нагон был окружен другими провинциями Каммэрока. С запада было Рифовое Море. Свое название оно полностью оправдывало. Около двадцати километров рифов тянувшихся от берега в водные просторы делали абсолютно не возможным нападение с моря.
   Вот и получалось, что Нагон был полностью изолирован от внешних опасностей. Что касается небольших внутренних опасностей, подстерегавших в лесах и горах, то где их нет. Во всяком случае, дела здесь были всяко лучше, чем в других провинциях. Количество особо опасных животных или других опасных созданий было в разы меньше чем где-либо еще. Активности слуг Колмаэ и Наттариэля тоже не замечено. В Нагон никогда за всю историю не отправляли ни одного Стража. По крайней мере, не по службе. В реках полно рыбы, в лесах полно живности, поля урожайные. Ну, просто идеальные условия для спокойной и счастливой жизни. Ничто другое в принципе и не интересовало старого Стража.
   Да, старого. Все чаще Родэра посещали подобные мысли. Он, конечно, еще мог дать фору многим молодым, но уже чувствовал, что он совсем не тот, что раньше. Помниться энергия так, и хлестала в нем. Возможно спокойная жизнь его размягчила. Воин не знал наверняка, дай знать не хотел. Все равно он бы не хотел другой жизни. Ведь, черт возьми, он счастлив. Правда, счастлив.
   Впереди показался небольшой холм. Уже не далеко. Вейлеруд был в долине за этим самым холмом. Уже скоро он доберется до своего уютного дома, до вкусного обеда и до любимой дочери.
   Сам Вейлеруд тоже место славное. Люди там хорошие, с этим Родэр спорить не мог. Более того очень этому радовался.
   Большинство мужчин работали в шахтах Хрустальных гор, что были в тридцати километрах от Вейлеруда. Даже сейчас Родэр краем глаза видел на западе верхушки Хрустальных гор. Большинство шахтеров жили в корпусах, предназначенных для работников. Вейлерудцы предпочитали ночевать дома. Все-таки на лошади можно было довольно быстро добираться и на работу и домой. Такую роскошь могли себе позволить только мужчины Вейлеруда, поскольку, Вейлеруд единственное поселение в радиусе пятидесяти километров.
   Их жены занимались в основном сельским хозяйством. Растили худобу, возились в огороде. Ну и само собой пеленки, распашонки, и маленькие вихри на шее несущие хаос и беспорядок повсюду. Также в их заботы входило воспитание более старших детей и даже готовых к женитьбе девиц. Парней, лет после двенадцати, пытались учить разуму уже мужчины.
   Далее дорога пошла вдоль холма. Страж желая дойти быстрее, пошел напрямик.
   Наконец, добравшись в селение, он насторожился. Было непривычно тихо, будто вымерли все. На улице никого видно не было. Пока Родэр шел по главной дороге, в его душе все больше зарождалось беспокойство.
   Он знал это чувство. Легкое покалывание в висках и на кончиках пальцев. Дышать стало немного трудней. Звуки в голове звучали так, словно Родэр был под водой. И такое ощущение, будто время замедлилось.
   С тех пор как Родэр бросил службу, ему приходилось испытывать подобное всего пару раз. Это было вроде шестого чувства. Сам Страж про себя называл это "внутренним вестником". Каждый раз, когда "вестник" посещал его, случалось что-то плохое, иногда непоправимое. Подобные чувства Родэр переживал и перед смертью Аниты.
   Время и опыт научили не сомневаться в "вестнике" потому Родэр ускорился. Да что там, он сорвался с места словно ошпаренный. Бежал быстро, мимо проплывали небольшие домики. Чувства пришли в норму. "Внутренний вестник" всегда длился не более пяти секунд. Хотя для самого Родэра эти пять секунд иногда длились вечно...
   На небольшой площади, наконец, показались люди. С десяток мужиков обосновались возле помоста и ни спеша распивали что-то с нескольких бутылок. Некоторые сидели перед своими домами.
   Наверное, самая большая группа была возле дома Нуретты. Нуретта жила по соседству и была Родэру хорошей подругой. Ее дочь Нала была хорошей подругой Уллы.
   Старому Стражу сразу стало понятно, что случилось что-то плохое. Он кинул быстрый взгляд на собственный дом и увидел кого-то сидевшего на пороге. Сначала Родэр решил, что это Улла. Однако, тут же понял, что ошибся. Волосы были светлые, но не рыжие. Кроме того женщина, как уже определил Родэр, была одета в черное, а Улла терпеть не могла темную одежду.
   Остановившись у дома Родэр узнал, наконец, Тэллу. Она, не отрываясь, смотрела на землю перед собой. В руке была фляга. Когда она подняла голову что бы выпить из фляги, ее взгляд остановился на Родэре. В них было столько вины.
   - Мне так жаль,- сказала она извиняющимся тоном.- Я... прости, я не могла помешать.
   - Что тут произошло?- холодным, отстраненным голосом спросил Родэр.
   Его, наконец, заметили люди, столпившиеся возле дома Нуретты. Многие тут же отвернулись, не желая смотреть в холодные глаза. Остальные с жалостью во взгляде глазели на него.
   - Мы с Уллой пили чай в доме. Послышался шум и мы вышли на улицу. Тут повсюду были легионеры. Они пришли во главе со жрецом Талдари, жрецом внутреннего круга,- уныло начала Тэлла, как только Родэр перевел взгляд с толпы на нее.- Они начали проверять девушек на предмет благосклонности Колмаэ. Заставили всех девушек возрастом примерно от шестнадцати до двадцати двух пройти проверку. Они были жестоки, совсем никого не жалели. Я пыталась защитить Уллу. Их было так много. Около пятидесяти человек, из которых не менее десяти маги. Родэр я не могла помочь. Если бы я вмешалась, то только бы принесла этим людям еще больше неприятностей.
   - Они забрали ее?
   - Да,- расстроенно подтвердила Тэлла.- И они забрали девочку из соседнего дома. Убили ее отца.
   - Проклятье,- ругнулся Родэр, Тэлла выглядела слегка подавленной.- Я не виню тебя, все нормально.
   Тут Страж слегка лукавил. Он не знал, кого винить, не знал, что думать. Он чувствовал зарождавшееся в душе отчаяние.
   Родэр оставил Тэллу и пошел к Нуретте. Жители, окружавшие убитую горем мать, тут же разошлись, давая Стражу даже чересчур много пространства.
   - Нуретта успокойся,- сказал он взахлеб рыдавшей женщине.- Слезами тут не поможешь.
   Особого влияния его слова не имели. Нуретта даже глаз на Родэра не подняла. Тогда он сел рядом с ней на ступеньках и обнял за плечи.
   - Мне очень жаль Рука,- при упоминании о муже Нуретта разрыдалась с новой силой.- Рук был всем нам дорог и для всех нас его смерть словно удар в сердце. Это правда. Но ты должна быть сильной. Слышишь? Ты должна быть сильной. Твои сыновья нуждаются в тебе. Ты должна быть сильной для них, и для дочери.
   - Зачем ты меня мучаешь? Зачем, Родэр? Моей Налы больше нет. Ее забрали, и я больше никогда не увижу ее,- несчастная буквально давилась слезами.
   - Что за вздор, глупышка. Ты скоро увидишь Налу. Я обещаю тебе, что верну ее.- Родэр пытался говорить как можно увереннее, хотя и не знал, получалось у него или нет.- Я верну наших девочек и заставлю их всех заплатить за смерть Рука.
   - Что ты говоришь? Ты же Страж. Ты сам знаешь, что они делают это для мира. Девочки были опасны. Если ты сделаешь, то о чем говоришь, то предашь Каммэрок.- сказал кто-то из толпы.
   Родэр не слушал. В ушах гудело потому голос говорящего он не узнал. Да и не хотел. Ему было плевать, кто что говорит.
   - Я не верю в это. Меченные Колмаэ? Уж точно не моя дочь и наверняка не Нала,- на этом Родэр поднялся и пошел обратно к своему дому.
   - Они не причинили им вреда,- обронила Тэлла, когда Родэр подошел к ней.
   - О чем ты?- искренне не понял Страж.
   - Они не причинили вред ни одной из проверенных девушек. С другими жителями не церемонились, а к потенциальным носителям относились достаточно бережно.
   - С чего ты взяла?- спросил Родэр, не дав подруге продолжить.
   - Кое-что приметила сама, кое-что мне рассказали другие жители. Я поспрашивала их о нападении, пока дожидалась тебя.
   - То есть девочки нужны им живыми возможно даже невредимыми. Есть догадки для чего?- Родэру это все не нравилось.
   - Без понятия. Ты же знаешь, что Стражи в дела жрецов не особо влезают. Хлопот потом не оберешься, причем с обеих сторон
   - Ладно,- сказал Родэр и пошел в дом, оставив Тэллу одну.
   Родэр быстро проскочил гостиную, краем глаза отметив порядок в доме. Быстро взбежав по лестнице, он мгновенно пересек небольшой коридорчик и влетел в самую последнюю дверь.
   Комната Родэра была вполне проста и неприметна. Небольшой письменный стол со стулом у круглого окошка, большая кровать и сундук рядом с ней. На стене противоположной окошку висел довольно громоздкой с виду щит. Сразу у двери справа находился шкафчик для книг. Стены были довольно таки своеобразного терракотового цвета. На деревянном полу ржаво-коричневого цвета ковров не было.
   Хозяин тут же бросился к сундуку. Открыв его, Родэр быстро начал вытаскивать доспехи.
   К великану Родэр пошел, как говориться, в чем был, налегке. Только рюкзак с провиантом и веревкой для ловушки прихватил. Толку то от брони, все равно если уж попадет громадный дикарь по кому-то своей дубиной, то будь уверен, что этот кто-то уже познакомился с Дэхэнуром.
   Где-то на краю сознание Родэр почувствовал отчаяние. Да что там отчаяние, скорее целый вихрь чувств пытался захлестнуть холодный разум. Злость, страх, ненависть, кровожадность, грусть, бессилие. И Родэр давил эти чувства, давил потому как боялся остановиться хоть на мгновение и подумать что с его несчастной дочуркой.
   Он не думал о дочери, он просто запретил себе это. Он размышлял, как найти ее, но совсем не думал о ней. Конечно, Страж понимал, что рано или поздно его все же захлестнет чувствами, но лучше позже. Пока он сохранял здравый рассудок, нужно было разработать план. Нужно сделать все правильно, сделать быстро, успеть вовремя.
   Давно Родэр уже не доставал свой боевой доспех. Разве что проверить его состояние или протереть от пыли.
   Среди Стражей не было какого-то единого обмундирования. Нет, конечно, специальные доспехи для них делались, но сами Стражи редко в них ходили. В основном их одевали новички, да и то не все. Из опытных воинов так вообще единицы. Так как каждый Страж имел свой стиль и специализацию, то им приходилось подбирать себе доспехи, учитывая персональные особенности.
   Тэлла, например, вообще доспех не носила. Зачем он ей сдался? Она же колдунья. Для нее главное подвижность и удобность, а уж защитить себя она найдет чем.
   Родэр же предпочитал относительно легкую кожаную броню. Кожаная кираса, наручи, наплечники и поножи. Также кожаные налокотники и наколенники, к которым опытный воин вроде Родэра всегда относится уважительно.
   Кожа анаринского буйвола смоченная в правильном алхимическом настое становилась необычайно прочной и надежной. Ясное дело кожаная броня не защищала ни от меча, ни от копья и тем более не защищала от топора или булавы. Да что там, она и от стальной стрелы ни капли не спасала.
   Но Родэр ценил ее куда более чем латный или пластинчатый доспех. Она была куда легче, что сберегало довольно много сил. Она была подвижней, что позволяло быть ловким и быстрым, давало возможность в случае чего и кувырок сделать и отпрыгнуть вовремя. Она была тихая, передвижение в ней не сопровождалось лязгом стали давая тем самым возможность и подкрасться и, если того требуют обстоятельства, свалить по-тихому. Она отлично защищала от царапин и ссадин, которые легко получить при падении. Особенности креплений, различных ремешков и застежек, в случае чего позволяли быстро добраться до нужной части тела.
   Чтобы облачиться в кожу Родэру понадобилось около двух минут, еще пять, чтобы приспособить на поясе пару ножей, а также собрать немного еды и разных полезных мелочей в походный рюкзак.
   После Родэр снял со стены свой щит. Он был круглым и довольно тяжёлым. Сам щит был деревянным, но с внешней стороны на нем была стальная рама, а посредине стальной пятиугольник, который служил дополнительной защитой для руки, держащей щит. Почему именно пятиугольник Родэр не знал и впрочем, не особо заморачивался по этому поводу.
   Когда-то этот щит был подарен Родэру самим императором. Алиндэр Второй говорил, что для создания этого щита было использована древесина северного дуба.
   Это дерево росло только на крайнем севере Анарина в Ледяной Пустыне. Впрочем, даже там встретить его было невероятной удачей. Главная его ценность в том, что северный дуб это дерево исключительной прочности. Дерево по прочности не уступало даже стали и к тому же совсем не горело.
   Этот щит побывал с хозяином в десятках сражений и кроме основной задачи исполнял роль талисмана. Ведь Родэр и сосчитать не мог сколько раз этот кусок дерева и стали спасал его жизнь.
   Наконец он был готов. Родэр уже направился к выходу, но остановился на пороге своей комнаты. Страж вернулся к сундуку и заглянул внутрь. Из самого дна сундука он достал серебряный перстень. На перстне была изображена рукоять меча. Точно такой же перстень только чуть поменьше, Улла видела на Тэлленой руке с утра.
   Родэр подержал его несколько мгновений, явно пребывая в каких-то размышлениях. После он все же надел перстень на безымянный палец правой руки. Уже спускаясь по лестнице Родэр снова остановился. Он посмотрел на правый кулак, после уставился перед собой словно в трансе. Это продолжалось пару мгновений. Внезапно, Родэр встряхнул головой, приводя мысли в порядок, после чего вышел на улицу.
   На ступенях перед домом все также сидела Тэлла. Рядом лежал ее походный рюкзак. Услышав шаги, колдунья поднялась и преградила Родэру путь.
   - Я иду с тобой,- тихо, но вполне уверенно заявила она.
   - Нет, не идешь,- спокойно, скорее даже хладнокровно ответил Родэр.- Тебе этого не нужно.
   - Ты хоть понимаешь, что будет, если ты хотя бы приблизишься к тому жрецу?- с чувством спросила Тэлла.
   - Более чем. Именно поэтому я и сказал, что ты со мной не идешь. Моя жизнь ничего не стоит без Уллы. Без нее она лишена смысла. У тебя есть друзья, есть долг. Ты сможешь вернуться в Альмаандр и жить как жила раньше.- Родэр положил руки Тэлле на плечи.- Я желаю этого тебе.
   - А я не желаю. Ты когда-то сказал мне, что если я захочу спокойной жизни, то могу осесть здесь, рядом. Недавно я поняла, что это время наступило, что я, наконец, готова жить нормальной человеческой жизнью. Но, похоже, мне напоследок нужно сделать хорошее дело. Я больше не Страж. И оставить в беде Уллу и тебя я не могу.
   - Ты хотела нормальной жизни? Так живи нормально, не ввязывайся в это.- Родэра этот разговор уже начал раздражать, ему надо спешить, а Тэлла здесь сопли разводить вздумала.
   - Что-то я не поняла, к чему этот разговор?- зло заявила Тэлла не уступавшая Родэру в упорстве и значительно превосходящая его в наглости.- Ты не можешь повлиять на мое решение, никогда не мог. Я пойду с тобой, хочешь ты этого или нет. Лезть к служителям в одиночку тупо. Ты просто откинешься, так и не сумев помочь дочери.
   - Я не пойду один,- сквозь зубы процедил Родэр.
   - Конечно, не пойдешь. Кто ж тебя одного отпустит?- заметила Тэлла, понемногу успокаиваясь.
   Родэр посмотрел в ее голубые глаза. Ее тяжелый взгляд и настойчивость в глазах дали ясно понять, что особого выбора у Родэра нет. Если эта психопатка что и удумала, то спорить с ней не имеет абсолютно никакого смысла. Будь сейчас возможность пропустить кружечку эля с мужиками, Родэр бесспорно поднял на обсуждение извечную мужскую проблему. Упертые женщины. Вечно думают, что одни знают, как правильно что-либо сделать, хотя зачастую неправы. А когда все-таки они оказываются правы, это бесит еще больше.
   - К тому же, в этом деле совсем не помешает маг-боевик.- как бы добивая, сказала Тэлла.
   Родэр, наконец, убрал руки от подруги. В ее глазах отразилось торжество. Еще бы, она вновь взяла верх.
   - То мы отправляемся по горячим следам?- деловито спросила Тэлла.
   - Не совсем. Я не шутил насчет напарника. Мне придется кое-куда наведаться, а ты в это время отправишься по следам легионеров. Только на расстоянии, не лезь в драку,- поделился планом Родэр.
   - Да ты, наверное, шутишь?
   - Вовсе нет. Они ведь пошли восточной дорогой?- спросил Страж у Тэллы и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил,- эта дорога не имеет ответвлений до самого "Пьяного охотника", придорожного трактира. Ты можешь не искать следы и смело направляться к нему. Сомневаюсь, что жрец свернул с дороги где-то по пути. Поспрашивай там народ. Может, кто знает или видел, куда легионеры со жрецом направились. Может еще, какие слухи интересные ходят.
   - Хорошо. Как мы встретимся?
   - Не вздумай дальше следовать за ними. Осмотрись там поблизости, но сама не лезь, куда не надо. Как разберешься в трактире, вернись обратно по дороге. Где-то через триста метров сверни с дороги на север. Там будет небольшая такая поляна, посредине еще дуб будет старый, но невысокий. Ближе к вечеру там меня и жди.
   - Ладно,- буркнула Тэлла, похоже, план пришелся ей не по вкусу.
   - Возьмешь продукты на кухне. Если голодна, поешь, отдохни. Будешь отправляться подойди в конюшню на выезде из селенья. Я договорюсь, тебе подготовят лошадь.
   - Удачи Родэр.- сказала Тэлла вслед уходящему другу.
   - И тебе, колдунья,- только и сказал, не оборачиваясь, он.
   На самом краю Вейлеруда действительно была конюшня. Подойдя к ней Родэр начал высматривать хозяина. Ее хозяином был Норис, добродушный дряблый старичок. Старик сидел за конюшней и жевал травинку. Несмотря на свои восемьдесят три года Норис был намного живее некоторых тридцатилетних мужчин. И у него не было и намека на маразм или склероз. Талдари не даст соврать, Норис был очень мудр, а ясность его разума у многих бы вызвала зависть.
   - Лошадь нужна, отец,- сказал Родэр, подойдя к старику.
   Для жителей Вейлеруда лошадь была роскошью и помимо Нориса лошадей имели еще два человека. У Нориса же было около десяти лошадок и почти все брали их на время. Плату Норис брал совсем небольшую, объясняя это тем, что у него все есть. А чего нету, так уж не надо. В конце концов, перед смертью не надышишься.
   - Ну, раз надо, бери сынок,- бойко ответил Норис.
   - Это вам,- Родэр кинул на полено рядом с Норисом кошель с деньгами.- Я не знаю смогу ли вернуть лошадь. Скорее всего, не смогу.
   - Ты что, сынок. А ну забери. Так бери лошадь,- отмахиваясь от денег как от назойливой мухи, сказал старик.- Сынок, не надо ничего, бери так лошадку.
   - Спасибо отец, но кошель назад не возьму. Более того,- Родэр достал еще один кошель и бросил его рядом с первым,- я хочу попросить у вас еще одну лошадь. На тех же условиях. К вам чуть позже женщина зайдет, и заберет ее.
   - Конечно, конечно, если надо пускай забирает,- сказал Норис и поманил Стража к себе рукой,- ты молодец, Родэр, молодец. Ты лучше других осознаешь, что правильный путь лишь тот, который выбирают сердцем. Я верю, у тебя хватит сил, что бы тебе ни предстояло.
   Родэр видел в глазах старика одобрение. Едва заметный кивок и Родэр уже вскакивает на одну из оседланных лошадей. Пара нужных слов, правильный взгляд и старик смог придать Родэру хорошее расположение духа. То самое, в котором людям свойственно верить в счастливый конец.
   - И еще, - сказал негромко Норис.- Волк верен стае, до тех пор, пока стая верна ему.
   Сказав это, старик беззаботно уставился в синее небо. Он не видел, как ошеломили его слова Родэра. Помедлив немного, размышляя, стоит ли спрашивать у старика, что он подразумевал под своими словами, Родэр все же решил не спрашивать.
  Не прощаясь, Родэр пришпорив Косую, лошадь белого окраса с пятнами кофейного цвета, понесся на юго-запад. Старик Норис устремил свой полный печали взгляд на удаляющегося бедолагу.
  
   Глава 4
  
   За все время пути, два часа бешеной скачки, Родэр давал отдохнуть лошади всего раз. Благо теперь, когда он полез в горы, она могла вдоволь отдохнуть, попить и попастись.
   Родэр стоял перед пещерой находящейся на высоте около ста метров. Здесь в Прибережном хребте подобных пещер было предостаточно. Вход в пещеру был не особо большим. Он был овальной формы где-то три метра в диаметре. Из пещеры тянулся небольшой ручей.
   Страж еще раз оглянулся, проверяя не ли никого поблизости. Пейзаж отсюда выдавался замечательный. Глаза радовало зеленое море, раскинувшееся по подножью хребта и долине. Вдали было видно большое озеро. По всей долине словно паутина растянулась сеть больших и маленьких рек. Шум находящегося невдалеке водопада заглушал остальные звуки окружающей среды.
   Пару секунд полюбовавшись этим чудным пейзажем, Родэр зашел в пещеру. В ней было довольно сыро и темно. Родэр боялся, что понадобиться факел, однако пройдя немного дальше в пещеру убедился, что здесь факел не нужен. На стенах и у ручья росли светки. Светками назывались небольшие грибы, растущие в местах, где было много влаги. Чаще всего у водопадов и небольших речушек. Они были абсолютно бесполезны как ингредиенты лекарств и ядов. Тем не менее, временами единственное их необычное свойство очень выручало. В темноте они светились не ярким, но довольно видимым синим светом.
   Здесь в пещере их оказалось довольно много. Они тянулись вдоль узкого прохода, заливая его тусклым синеватым свечением. Шум водопада теперь был совсем не слышен, его сменило тихое журчанье ручейка.
   Вскоре Родэр заметил впереди свет. Чем ближе он приближался к свету, тем просторней становилась пещера. Выйдя из прохода, Родэр зажмурился от яркого света.
   Это часть пещеры была более чем просторна похожая на большую оранжерею. Здесь было много разных растений, даже были небольшие деревья. Справа у каменной стены было что-то вроде небольшого озера, из которого и тянулся пещерный ручей. В озерко вода попадала со стены. Она водопадом спадала из небольшой расщелины в каменной стене. Вместо каменного потолка было огромная дыра, сквозь которую пространство заливалось солнечным светом. Видимо поэтому тут было такое разнообразие растений.
   Родэр начал медленно идти по узкой тропинке, тянувшейся вглубь этой необычной рощицы. Травы испускали приятный запах несравнимый с запахом сырости в узком проходе. Родэр внимательно смотрел по сторонам, в уме все же отмечая красоту этого места.
   Тропинка вывела Родэра не большое свободное от растений пространство. У небольшого круга сложенного из камней сидел обнаженный до пояса мужчина. Он сидел спиной к Родэру потому лица Родэр не видел. У мужчины были короткие черные волосы и мускулистая спина. Несмотря на то, что человек сидел, было отчетливо видно, что роста он не больно высокого. Немного дальше было нечто напоминающее палатку. Около палатки валялось много медвежьих шкур. У круга из камней тоже лежало несколько. Полуобнаженный мужчина сидел на одной из этих шкур.
   Хоть Родэр шел очень тихо, сидящий каким-то образом его заметил и спокойно сказал:
   - Не часто у меня бывают гости. Хотя, стоп. О чем это я? Их у меня вообще не бывает,- сказал, не оборачиваясь, мужчина, после чего сделал глубокий вдох.- Родэр? Только не говори, что пришел меня убить.
   - А стоит?- сухо спросил гость.
   - Да вроде нет. По крайней мере, я не нарушал ни одно из твоих садистских правил,- просто сказал мужчина.- Чего не навещал?
   - Дел было полно.
   - Ну, раз дел полно, чего приперся-то, дружок?- с интересом спросил хозяин рощицы.- Или все-таки убьешь?
   - Мне нужна твоя помощь.
   - Чего? Ты, наверное, шутишь? Это ведь шутка, да?- переспросил удивленно мужчина, продолжая сидеть спиной к собеседнику.- Ты охотился на меня. Угрожал отрубить голову. Ты заставил меня жить здесь, запретил покидать этот треклятый Прибережный хребет. Черт возьми, я тут седьмой год с ума схожу от одиночества, а ты имеешь наглость просить моей помощи? Ты что вообще того?
   - Они забрали ее,- серьезно сказал Родэр.
   - Кто кого забрал?- не особо проникнувшись, переспросил мужчина.
   - Уллу. Наттан, они забрали Уллу.
   - Кто забрал?- с тревогой спросил Наттан обернувшись.
   - Жрецы. Жрец Талдари.- пояснил Родэр.
   - Зачем? Во что вы вляпались?- продолжил сыпать вопросами Наттан.
   Родэр решил подойти ближе, хотя оставался на всякий случай настороже. Наттан с нетерпением ждал ответа. Подойдя к кругу, Родэр присел на медвежью шкуру прямо напротив Наттана. Круг из камней служил хозяину рощицы местом для костра как определил Родэр, увидев внутри круга золу и обгоревшие угли.
   - Мне некогда все объяснять. Пойдешь со мной, я расскажу в подробностях все что знаю. Хотя знаю я не много,- начал Родэр.- Уллу сегодня забрали легионеры, во главе которых был жрец внутреннего круга. Жрец сказал всем, что Улла меченная Колмаэ. Сказал и забрал ее с собой. Времени мало. Я не знаю, правда ли то, что сказал жрец или нет, но я знаю, что не дам в обиду свою доченьку. Я не уверен, что смогу в одиночку забрать ее и слуг Талдари. Ты.... Твои умения пришлись бы очень кстати.
   - Плохо дело. Ты же знаешь, что со мной будет, если я попаду в руки тем тупым религиозным фанатикам. И ты еще спрашиваешь, пойду ли я с тобой? Конечно, пойду,- успокоил Родэра Наттан.- Дай мне минуту.
   Наттан поднялся и побрел к своей палатке. Родэр тоже поднялся и стал дожидаться Наттана, вновь осматривая пещерные просторы. Здесь было классно. Родэр в душе удивлялся недовольству Наттана. Жить здесь куда лучше, чем в темнице и бесспорно лучше, чем остаться без головы.
   Спустя минуту, из палатки вылез Наттан. Он ничего с собой не взял лишь накинул на себя широкий, до ужаса потертый, коричневый балахон.
   - Можем выдвигаться,- уверенно сказал Наттан.
   Они пошли к проходу, из которого недавно вышел Родэр. Уже подойдя к нему Родэр о чем-то вспомнил.
   - Наттан, я не захватил с собой лошадь для тебя,- неуверенно сказал старый Страж.
   - Ты не взял для меня лошадь?- наиграно обиженным тоном спросил Наттан.- Что ж уверяю тебя, ты правильно сделал.
   Сказав это, Наттан беззаботно шагнул в мистический синий свет светков.
  
   Глава 5
  
   День был не так что очень душным, но после многих часов в седле у Джори было ощущение, будто его тело вариться на медленном огне. Где-то часа два назад они пересекли условную границу Нагона, но до сих пор не встретили по дороге ни одного селения или просто людей. Вокруг тянулись лишь посевы и небольшие леса.
   Джори было девятнадцать. Сложение у него было, мягко говоря, не богатырское. Он был худощав и невысок. Тонкие руки и ноги были шустры, но со стороны выглядели невероятно хрупкими. Лицо было красивое, но несколько худое. Глаза Джори были голубыми и очень необычно смотрелись с его густыми кудрявыми волосами редкого ярко-красного цвета, точь в точь как у его мамы. Одет парень был в серую от времени рубаху и потертый жилет из тонкой красной кожи. Также на нем были старые коричневые штаны и черные сапоги с потертыми носками. Сзади на седле был пристроен новый, но не шибко хороший, черный плащ.
   - Далеко еще?- спросил устало Джори.
   - Смотря куда,- не оборачиваясь, сказал Луцеран.
   - К постоялому двору, куда же еще.
   - Скоро на пути будет постоялый двор, но мы там не остановимся,- серьезно заметил Страж.
   - Почему?- глава гильдии воров почти хныкал.- У меня задница уже онемела. Будь милостив ко мне.
   - Извини, Джори. Нам надо продолжать путь. Тем более я уже проявил достаточно милосердия, когда спас твою шкуру от стражи. Ты мне должен, так что будь паинькой и не ной.
   Джори выругался. Они покинули придорожный трактир рано утром и уже больше двенадцати часов пребывали в пути. За все это время они делали привал лишь однажды, чтобы пообедать черствым хлебом и вяленым мясом.
   Бастард императора кинул недовольный взгляд на ехавшего впереди Луцерана. Луцеран был высоким и стройным мужчиной лет тридцати пяти или может быть чуть больше. Его густые черные волосы с редкой проседью свисали до самых плеч. Однако морщин на лице почти не было. На левой щеке у него был тонкий длинный шрам, спускавшийся вниз по шее и исчезавший за воротом кольчуги. Во взгляде его пепельно-серых глаз иногда отражалось что-то такое, чего Джори не мог понять, но это что-то вызывало в нем страх.
   Впрочем, он был не страшнее любого другого Стража. На этих Джори насмотрелся вдоволь. Конечно, не было у вора и сомнений в том, что Луцеран умелый воин и сильный друг - Стражи другими почти не бывают. Вот только друг ли Луцеран ему?
   Да, Луцеран спас его это была правда. В Альмаандре с Джори приключилась не очень приятная история с городской стражей. Если бы не Страж бастард в лучшем случае оказался бы в темнице. О том, что было бы в худшем случае, парень думать не хотел. Однако сейчас Джори не испытывал благодарности, лишь раздражение и усталость.
   Джори как сейчас помнил слова сказанные Стражем на рыночной площади два дня назад.
  
  
   День был жарким. Солнце беспощадно жгло людей на огромной площади покрытой шатрами и палатками с различными товарами. Тем не менее, торговая площадь буквально кишела людьми. Жители Альмаандра не щадя самих себя шумно и тесно сновали меж палатками не давая толком пропихнуться.
   Джори взялся за изодранное плечо. Он пытался сбежать от стражи по крышам и балконам третьего жилого района, но в этот раз ему не повезло. Городская стража гоняется за ним уже не первый раз и наконец, научилась его ловить.
   Вор все же сумел немного оторваться но, спрыгивая с чьего-то резного балкона, неудачно приземлился и едва не вывихнул плечо, заодно изодрав его в кровь.
   Откуда-то с переулков доносился топот и выкрики стражи. Джори побежал вдоль площади, надеясь свернуть в какой-нибудь переулок. Однако когда он поравнялся с другим более узким и грязным переулочком, оттуда выбежало три стражника в легких серых доспехах с синими плащами, трепетавшими за их спинами.
   Джори извернулся, когда один из стражников поймал его за рукав, и кинулся в сторону, едва не сбив с ног молодую беременную девушку с длинными темными волосами. Он успел пробежать всего десяток метров, как вдруг споткнулся о чью-то ногу. Вор не успел переставить ногу и больно шлепнулся о выложенную брусчаткой землю. Боль выбила из горящей огнем груди дух и отдалась в подбородке и зубах.
   Пытаясь вздохнуть, он почувствовал, как что-то теплое течет по шее. Утерев рукой шею и подбородок Джори обнаружил, что его ладонь и рукав в крови.
   Вдруг Джори услышал, как кто-то громко захохотал над ним. Он посмотрел перед собой и увидел блестящие черные сапоги. Вор скривил лицо от боли и неохотно поднял к небу свои полные слез глаза.
   Перед ним широко улыбаясь во весь рот, стоял пузатый, гладковыбритый стражник, в потертом сером камзоле. Рука его лежала на рукояти короткого меча.
   Вдруг его губы искривились, и он начал говорить противным режущим слух голосом:
   - Попал...
   Однако договорить он не смог, так как его нагло прервал чей-то кулак влетевший стражнику прямо в подбородок. Голова пузатого неестественно дернулась, и он повалился на теплую брусчатку.
   - Попал,- согласился со смешком мужчина, схватил Джори за шиворот и потянул его в толпу.
   Голос и смешок показались Джори смутно знакомыми, но их владельца вспомнить не мог. Немного отдышавшись, он взглянул на тянущего его мужчину.
   - Я могу сам идти,- заверил Джори спину своего спасителя.
   - Что ж ладно,- крепкая рука отпустила шиворот мальчишки.
   Мужчина на мгновение обернулся. Его легкая улыбка и тонкий шрам сразу ударили в глаза, и Джори признал в нем одного из Стражей отца-императора.
   -Луцеран?
   - А кто же еще?- продолжив пробираться вперед молвил Луцеран и ловко сдернув черный плащ из стоящей сбоку палатки сунул его Джори.- Одень.
   Джори тут же повиновался, заметив про себя ловкость рук Стража. Плащ был слегка великоват, но двигаться, особо не мешал.
   Где-то сзади была слышна ругань стражников и недовольные выкрики горожан.
   -Снова ты вляпался, Джори.- покачал головой Луцеран пробираясь сквозь толпу.- А если бы меня рядом не было?
   - Придумал бы что-нибудь,- запыхавшись, соврал Джори.- Но спасибо что выручил.
   Все тело парня пылало огнем. Что не говори, а такой славной погони за ним уже не было давно. Если бы Луцеран не увел бы его в толпу, это могло бы быть его последнее приключение.
   Джори продолжал следовать за Стражем пробираясь сквозь густую толпу. Слегка отдышавшись, он спросил равнодушно:
   - А ты что тут вьешься?
   Джори видел только спину Луцерана, однако до него донесся едва слышный в рыночном шуме смешок. Страж не ответил. Правда через минуту, когда Джори уже и не надеялся услышать ответ, Луцеран вдруг обернулся и пристально смерил своими пепельными глазами вора. Еще мгновение спустя губы Стража расплылись в добродушной улыбке.
   - Собираюсь в небольшое путешествие,- промолвил он, чуть наклонившись к Джори как бы ведая ему какую-то тайну.- И кстати если тебе вдруг наскучила столица, ты можешь отправиться со мной.
   - А куда?- заинтересованно спросил парень. Он никогда не бывал далеко от Альмаандра, но с малых лет хотел повидать империю.
   - Мне поручено небольшое, но наверняка увлекательное задание,- Луцеран говорил с легкой улыбкой на краю потрескавшихся губ.- И ты мог бы быть полезным. Ты можешь остаться тут или покинуть этот грязный душный город и получить бесценный опыт.
   Джори молчал. Предложение было интересным, тем более что сейчас ему как никогда нужно было залечь на дно. Быть может, покинув город, он убьет двух зайцев? Поглядит на мир за стенами этого действительно душного города, а когда вернется, стражи уже поутихнут.
   - Я не знаю,- начал, наконец, он.- Мне нужно кое-кого предупредить.
   Дела гильдии только пошли в гору. Сейчас ворам нужен был их лидер как никогда.
   - Своих воришек-оборванцев?- спросил Луцеран.- Не смотри на меня так. Я Страж. Мене плевать на твои мелкие погрешности. Мне другое интересно. Твои хваленые воры, что безмозглые все до единого, что тебе нужно их обо всем спрашивать и предупреждать? Или ты просто боишься отправляться на опасное дело?
   - Почему сразу боюсь? - недовольно воскликнул Джори.- Я должен предупредить друзей, что покидаю на время город, раздать им распоряжения.
   - Э-э нет, так дело не пойдет. Я покидаю столицу прямо сейчас, так что извиняй. Либо едешь со мной выполнять поручение императора либо оставайся со своими карманниками.
   Задание отца? Если сам император поручил что-то Луцерану, то уж это точно не может быть каким-то пустяком. А если подумать Страж прав. Ребята ведь не дети сами знают, что и как делать. А если что Редри и Олтри наверняка проследят за порядком.
   - Они не карманники. Они члены гильдии воров Альмаандра.- поправил Стража Джори.- И именно поэтому мне нет нужды раздавать им распоряжения - сами знают что делать. Я с тобой.
  
  
   Действительно кто все мои друзья? Они карманники. Ну, по крайней мере, добрая их половина. Они никогда ничего не делают без моего дозволения или поощрения. Быть может, не стоило оставлять их одних, без него. Да и Ронд уже не раз пытался настроить членов гильдии против меня. Что если Редри и Олтри не смогут его приструнить в отсутствие Джори?
   Теперь ему остается только переживать за них, мучаясь на летнем солнце в компании вредного Стража.
   Кто ж знал, что это их путешествие - сплошная скукота. Вот уже третий день они едут на этих треклятых лошадях, стирая пятую точку в кровь. Какая все-таки у них задача Луцеран тоже не говорит. Единственная отрада это, пожалуй, остановки в постоялых дворах на ночлег.
   Несколько кружек крепкого эля бодрят тело и веселят душу после утомительного пути. Пока они ехали по Сармии, самой большой и главной провинции, где и находиться Альмаандр, проблем с постоялыми дворами не было. Они почти каждые четыре часа езды останавливались в каком-то придорожном трактире выпить эля и немножко отдохнуть.
   Здесь в Нагоне таких удобств ожидать не приходиться. Джори интересовался в трактирах о Нагоне и услышанное его не сильно радовало. Трактирщики все как один говорили, что на Тихом Углу как в народе прозвали Нагон выпить и переночевать выпадает далеко не всегда, а потому советовали затариваться выпивкой сразу.
   По началу бастард полагал, что это все они говорят лишь бы он закупил у них чем побольше вина, однако вскоре и сам удивился, что край здесь не многолюдный. Мало того Луцеран еще и свернул главного торгового тракта на какую-то узкую дорогу петляющую меж усеянных зерном и пшеницей холмов.
   Конь под Джори недовольно заржал.
   - Поди, умаялся, бедный,- тихо проворчал парень.
   На самом деле Джори абсолютно не волновала жизнь его лошади. Луцеран взял для него эту лошадь в конюшне на выезде из столицы. Хозяин конюшни клялся, что этот белый жеребец с коричневыми пятнами хорошо послужит своему новому хозяину. Правда, радовал жеребец хозяина недолго. Всего первые несколько часов. Конюх сказал, что его зовут Верным, но Джори злобно называл его Ржущей Задницей.
   Конечно, в редкие минуты здравого мышления Джори понимал, что лошадь ни в чем не виновата. Но сейчас была не такая минута. Парень учился верховой езды недолго, а потому крайне неуверенно держался в седле. Но даже в этом он раздраженно винил Верного. Сейчас уставший и сонный он винил Верного во всем: в том, что его, Джори, задница уже вся стерлась почти в кровь; в том, что он согласился на это проклятое путешествие; и даже в том, что родился на свет.
   Джори поднял взгляд на Луцерана. Его рыжий конь по кличке Пламя шагал неспешно, но уверенно. Его шкура действительно переливалась на солнце, словно языки пламени, хотя Джори подозревал, что Луцеран мажет Пламя каким-то средством. Страж ехал так легко, что Джори невольно позавидовал ему. У него конь хороший. Джори больно ткнул своими шпорами Верного.
   Он вообще не понимал, что они делают. За все время путешествия Луцеран обменялся с ним все парой десятков слов, говоря что-либо лишь тогда когда это было крайне необходимо. У Джори было серьезное подозрения, что Страж делает это специально. Словно ждет чего-то.
   - Зачем я тебе?- неожиданно даже для себя сухо спросил Джори.
   - В смысле? - Страж потянул поводья, чтобы Джори поравнялся с ним.
   - Чем я могу тебе помочь? Ты сказал, я буду полезен. Но я не владею магией, не умею держать меча, даже верхом толком ездить не умею. Какая от меня польза?
   - Никакой,- легко ответил Луцеран.- Ты абсолютно бездарен и бесполезен.
   Джори опешил от слов Стража. Мгновение он молчал, а затем, гневно выкрикнул:
   - Зачем же я здесь?
   Луцеран повернул к нему лицо и уставился Джори в глаза. Вор понял, что это вызов и собирался вытерпеть его взгляд. Однако серые глаза смотрели, будто сквозь него и Джори вдруг осознал, что напуган. Он постарался отвести взгляд непринужденно, будто решил осмотреться, но отвернулся слишком резко. Холодные глаза Стража словно обожгли. По телу прошла волна мурашек.
   - Скажи кто ты такой? И чем занимаешься? Что собой представляешь?- спокойно спросил Луцеран.
   Лицо Джори до того перекошенное от злости слегка разгладилось.
   - Ты же знаешь,- неуверенно произнес он.
   - Я хочу услышать это от тебя. Прямо сейчас.
   Джори не спешил говорить. Сзади неожиданно прыснул конь. Джори мигом обернулся. Сзади метрах в четырех от них ехал третий его спутник. Жрец Талдари внутреннего круга, посвященный слуга света. Он был одет в белый балахон с красными рукавами и таким же красным капюшоном. За этим самым капюшоном было скрыто его лицо, как было принято у всех посвященных жрецов. Его белый жеребец с длиной белой гривой ступал тихо, но держал голову высоко.
   Этот таинственный жрец пугал Джори гораздо больше чем взгляд Луцерана. Его глаз не было видно под капюшоном, но даже мимолетный взгляд в темноту этого капюшона вызывал легкую дрожь. Как звали этого мужчину, Джори не знал как впрочем, не знал и Луцеран. Жрец вообще не разговаривал. Страж несколько раз пытался с ним заговорить, временами даже оскорбить, но так и не добился своего. Таинственный спутник не проронил ни слова.
   Он ехал рядом с ними, останавливался в тех же постоялых дворах, да что там он даже садился с ними за один стол. Но при всем этом делал вид что Стража и вора не существует. Впрочем, в отличие от Луцерана вора это вполне устраивало.
   - Я жду,- напомнил о себе Луцеран.- Или ты стесняешься нашего молчаливого друга.
   Признаться Джори действительно не спешил признаваться родом своих занятий перед жрецом. Жрецы, конечно, занимались в основном служению своему богу и войной с черными жрецами Колмаэ, но проверять, что они делают с ворами, у Джори желания не было.
   - Я Джори Тайрен, сын Маргери Тайрен из Альмаандра. Моя мать была посудомойкой в таверне "Сопящий Великан". Я глава гильдии воров Альмаандра.- парень говорил, осторожно подбирая каждое слово.
   Впрочем, мельком кинув взгляд через плечо, он обнаружил, что жрец спокойно себе едет дальше, как и обычно не выказывая интереса к беседе своих спутников. Когда он перевел взгляд на Луцерана, то натолкнулся на пристальный хотя уже и не пугающий взгляд.
   - Это все?
   Все? А этого мало? Луцеран хочет, что бы он, Джори, признал в себе бастарда Алиндэра Второго. Но Джори не его сын. Не законный. Будь у Джори отец, он бы растил его с малых лет, учил ловить рыбу и охотиться или еще какому ремеслу. А может быть был бы одним из тех пьяниц, которых Джори привык видеть под стенами "Сопящего Великана" и бил бы маму. Эта мысль пришла внезапно и разгневала его.
   - Все.- Джори пытался вложить в это короткое слово весь свой гнев и злобу, чтобы пресечь разговоры на эту тему. В конце концов, он спросил Стража не об этом.
   - Не все. Ты сказал ты глава воровской гильдии. Но ты так же сказал, что ты ничего не умеешь.
   - Я не говорил, что ничего не умею.
   - Разве?- удивился Луцеран. Ты не умеешь держать меч. Ты не колдуешь. И на коне как следует, не сидишь. И смею добавить, что ты обиженный и глупый щенок, не знающий о жизни ровным счетом ничего.
   - Я видел ...
   - Ты ничего не видел,- перебил его Страж.- Люди получают знания и вырабатывают навыки, чтобы те им служили, ибо они, навыки и знания, нужны человеку для выживания.
   - О чем ты?- спросил Джори, растерявшись напору Луцерана.
   - Ты не владеешь навыками.
   - Да я не умею драться, но это не знач....
   Рука Луцерана вздернулась так быстро, что Джори и разглядеть, толком не успел. Холодная сталь прильнула к шее и остановилась. Все случилось так быстро, что Джори даже отстраниться или попросту вздрогнуть не успел.
   - Вот навык,- непринужденно, словно ведя светскую беседу, промолвил Страж.- Одно движение, которое - ставлю сотню золотых - ты даже и увидел. Вот что стоит твоя жизнь без навыков. Одно движение. А теперь скажи мне кто твой отец?
   Джори сглотнул слюну. Луцеран так и не убрал от его горла кинжала.
   - Император... Алиндэр Второй.
   - Не забывай кто ты. Это показывает настолько ты неблагодарный.
   Луцеран убрал кинжал и спрятал его в ножны на поясе.
   Вор не знал, стоит ли ему чувствовать благодарность.
   С самого рождения его воспитывала мать. Маргери Тайрен, его мать, работала посудомойкой в таверне, где и прошло детство и почти вся юность Джори. Жили они в старой и небольшой хижине, в которой, однако им всегда было тепло и уютно. Они не голодали и были почти счастливы. Однако когда маленький Джори спрашивал о папе, его мать грустнела и даже плакала. После нескольких попыток узнать что-либо о родном отце он решил больше мать о нем не спрашивать. Джори просто не хотел видеть больше ее слез.
   Маргери была чудесной матерью. Они всегда помогала ему советом, поддерживала, рассказывала много историй. Она учила его грамоте, растила добрым и отзывчивым пареньком. Вообще она была гораздо умнее, чем следовало бы посудомойке. Пока Джори был мал, она всегда рассказывала ему перед сном разные сказки или пела для него колыбельные. Ее любимыми были истории о королях-львах, которые правили всеми землями от границы с Ледяной Пустыней и до реки Рубеж тысячу лет назад. Она всегда говорила, что они ушли в небытие, но их наследие еще живет в сердцах их потомков.
   Когда он перерос сказки на ночь, мать рассказывала ему разные придания и истории все тех же королей-львов. Это казалось ему странным, но он любил эти россказни и часто представлял себя на месте принца-льва сражающимся с ордами врагов и чудищ с мечом из огненной стали в руке.
   Когда же Джори стало пятнадцать, он попросил маму больше не забивать ему голову детскими сказками и Маргери Тайрен перестала. Джори хотел пойти учиться к сапожнику или плотнику. Он бы и к кузнецу пошел, ибо нет более прибыльного ремесла, но Джори был худым и костлявым мальчишкой, а кузнецу сила в руках нужна.
   Вскоре его взял в ученики один из лучших сапожников в столице. Правда, обучался он недолго. Однажды он заступился за изодранного мальчика укравшего ковригу хлеба. Мальчик убежал, но стражник сломал Джори руку. Обучению в сапожника пришел конец, и мальчик вернулся к работе в "Сопящем Великане". Когда рука срослась, мать уговорила его остаться. Он помогал на кухне, ремонтировал столы и стулья, топил огонь в комнатах у постояльцев.
   Когда Джори стукнуло семнадцать, мать заболела желтой хворью. Джори проводил с ней все время, пытаясь ей помочь и облегчить ее страдания. Вскоре Маргери стало хуже, и у них на пороге появился лекарь со двора, лучший лекарь которого можно было найти в Каммэроке. На вопрос как он оказался у них дома тот лишь ответил, что обязан помочь Маргери встать на ноги, а в остальном он был едва ли разговорчивее чем жрец Талдари за спиной. Однако даже маг-лекарь не смог поставить на ноги больную мать. Он приходил через день, пытаясь остановить болезнь. Состояние матери сначала перестало усугубляться, хотя и улучшений в ее состоянии тоже не было. Она держалась почти полгода, но с началом зимы лекарь сказал что, увы, ей не помочь.
   В свои последние дни она сильно бредила. Ее медленно убивала горячка, отказали ноги, и ухудшилось зрение. Тогда она начала снова рассказывать сыну сказки о королях с мечами из огненной стали, о подвигах совершенных молодыми львами и о наследии, которое несут их потомки. Она снова пела Джори колыбельные. Маргери знала много колыбельных. Когда она их пела, он сидел рядом с ней на стуле и держал за руку, а другой она гладила его лицо и нежно пела: " Ты, мой милый львенок, не бойся, крепко спи".
   В последний день ее жизни рано утром на пороге их дома появился мужчина. Он был высок и уже далеко немолод, в волосах его осел пепел. Он был одет в черную тунику и черные сапоги. Мужчина ни сказав, ни слова упал на колени перед Маргери. Он взял ее руку и просил простить за все. Мать Джори отвечала ему, что не держит зла на него. Они держались за руки и изредка шептались со слезами на глазах, казалось, совсем не замечая Джори.
   Джори не видел этого мужчину ранее, но подозрения зародились в нем сразу. Он подумал, что может быть это и есть его отец. Джори хотелось наругаться на него за то, что оставил их, выставить его вон. Но мать была так рада видеть этого человека, так счастлива, что он был рядом, что Джори не осмелился его прогнать. Он прекрасно понимал, что конец ее близок.
   Ближе к вечеру того дня она подозвала к себе Джори. Неизвестный мужчина все также стоя перед Маргери на коленях держал ее правую руку. Левую руку она протянула к сыну. Джори сел на краешек кровати у ног матери и тоже взял ее руку обеими руками. Кожа ее была желтая и сухая, наполненные слезами глаза невидяще смотрели, куда-то между Джори и неизвестным мужчиной. Она сказала, что любит их. Сказала, что они должны быть сильными как подобает львам и берегли друг друга. Напоследок она спела им обоим свою последнюю колыбельную. Когда солнце зашло за горизонт, она закрыла глаза и, словно уснула от собственной колыбельной, умерла.
   Сейчас он и лица ее толком не вспомнит, но ее сказки и колыбельные помнит, будто слышал их вчера.
   Луцеран повернул голову к Джори и спросил все тем же будничным тоном:
   - Почему ты оставил отца?
   - Тебе не понять,- Джори потер левой рукой глаз.
   - Отчего же? Я тоже человек в каком-то смысле. Я редко бывал при дворе, поэтому не знаю, почему ты ступил на свой тернистый путь. Расскажи мне.
   Джори не спешил рассказывать. Подул легкий ветерок. Однако он принес небывалое наслаждение, и малость привел мысли в порядок. Солнце уже спешило к закату, хотя все еще продолжал мучить уставшего бастарда. Слева, а вскоре и справа, потянулся густой лес. Было бы неплохо сделать привал. Поесть и отдохнуть. Тогда глядишь и появилось бы желание поговорить по душам.
   Тем не менее, Джори сказал:
   - Ты знаешь, как я очутился во дворце?
   - Его величество взял тебя к себе после смерти твоей матери,- незамедлительно ответил Страж, разминая левое плечо рукой.
   - Верно. Он мне сказал, что я его сын, к сожалению незаконный, но сын. Когда я только появился на свет мне и моей матери были предоставлены покои во дворце, но вскоре моя мать покинула то проклятое место вместе со мной на руках. Она сама захотела жить подальше от императора и мне того желала. И я понимаю почему. Ты знаешь, поначалу мне там даже понравилось, хотя я и был зол на отца за то, что его не было рядом все эти годы. Все было такое большое и красивое. Огромная комната и возможность делать все что захочешь. Он даже представил меня двору и признал сыном. Признаю, поначалу это растрогало мое сердце.- Джори замолчал.
   - Но?- спросил Луцеран.
   - Ее высочество Мисэя. Каждый раз, завтракая, обедая и ужиная с семьей императора, я натыкался на ее холодный взгляд. Она говорила со мной учтиво, но ее глаза выдавали ее. Она часто делала мне замечания, даже ругала пару раз. Когда император прислал ко мне учителей и мастера над оружием, она обозлилась на него. Отец не отозвал преподавателей, как она хотела. Тогда она приказала мастеру над оружием Мансли, чтобы он учил меня плохо, так как боялась, что я убью своего брата Монтэра, чтобы взойти на трон вместо него.- Джори сам не заметил, как повысился его голос. Воспоминания о тех днях резали его, оставляя на сердце глубокие шрамы.
   - А что сам Монтэр?- поинтересовался Страж.
   - Он был хорошим братом. Как и Мори хорошей сестрой. Мы с ними немного даже подружились, но и это длилось недолго. Императрица настроила всех против меня.
   Джори замолчал. Однажды Монтэр просто перестал с ним разговаривать. Он обходился лишь десятком учтивых слов, но во взгляде его тоже появился холод. Мори была единственной кто смотрел на Джори любяще. Она постоянно звала его играться. Ей было всего пять лет, но во всем дворце лишь она приносила Джори радость.
   - Ты не справедлив к Мисэе.
   - Что?- возмущенно воскликнул бастард.- Да ты, наверное, шутишь?
   - Почему? Ее высочество Мисэя едва не умерла при родах Монтэра и погрузилась в глубокий сон на два года. А когда она, наконец, очнулась, то узнала, что ее любимый муж обзавелся еще одним ребенком от какой-то простолюдинки. Ты что же ожидал, что она тебя на руках носить будет?
   - Нет,- признал Джори.- Но настраивать против меня моего брата и сестру жестоко.
   - Жестоко,- согласил Луцеран.- Однако она женщина. Им свойственно делать поступки непостежимые нами. Быть может, она действительно думает, что ты метишь на трон. Алиндэр признал тебя сыном. И если вдруг что-то случиться с Монтэром и Мори, ты можешь претендовать на трон. Она вполне может думать, что к ее долгому сну причастна твоя мать. И пока она спала мертвым сном, твоя мать охмурила Алиндэра и зачала с ним ребенка, который при некоторых весьма удачных обстоятельствах станет правителем одного из самых сильных государств в Анарине.
   - Но моя мать никогда бы не сделала этого. Ни ради власти, ни по какой другой причине. И я никогда бы не поступил плохо с Монтэром и Мори.
   - Знаешь, я тебе верю. Так ты ушел из дворца по этой причине? Чтобы не видеть, как на тебя смотрит Мисэя?
   - Ее взгляд всегда наполнен отвращением и плохо скрываемой ненавистью, когда она смотрит на меня. Монтэр тоже относится ко мне как к чужому, хотя я не давал повода усомниться в подлинности моих дружеских намерений. А знаешь что мне сказала Мори, когда я в последний раз хотел с ней поиграть? Что мать запретила ей со мной общаться, потому что я плод похоти и предательства и способен я тоже лишь на предательство. И все во дворце смотрят на меня с презрением, надеясь, что я этого не вижу. Теперь мне живется гораздо лучше.
   - Ты оставил отца. Он дал тебе новый дом. Дал тебе защиту.
   - У него своя семья. А у меня своя. Ты так и не ответил, зачем взял меня с собой.- Джори больше не желал обсуждать его жизнь во дворце. Он целый год прожил в дворцовой роскоши как вшивая собака, которую все сторонятся и ненавидят.
   Где-то в лесу послышался рев.
   - Медведь,- просто объяснил Луцеран на обеспокоенный взгляд Джори.- Я забрал тебя со столицы, потому что ты дурак. Зачем ты во все это ввязался? Зачем тебе воры?
   - Никто из них не имеет дома. Многие неспособны добыть себе пищи честным путем. Некоторые даже украсть не в состоянии. Те, кто способен воровать ворует не только для себя, а для всей гильдии. Никто больше не заботиться о них,- это была правда. Джори и сам, покинув дворец, остался на улице, да еще и без гроша за душой.
   - Ты понимаешь, что плохо кончишь? Мало того что ты позоришь Алиндэра так ты еще хочешь положить голову на площади Правосудия под окнами его дворца.- Луцеран покачал головой.
   - Пока как-то справлялись. И твои советы мне не нужны,- кинул резко Джори.
   Луцеран рассмеялся так громко, что Верный под Джори испуганно дернулся.
   - Правда?- сказал он, немного успокоившись.- Ты, видать, не в курсе. Тем, что ты еще не гниешь в темнице, ты обязан своему отцу-императору. Вот почему я талдычу тебе о твоей неблагодарности. Его люди приглядывали за тобой. Иногда даже Стражи. Конечно, они не топтались за тобой попятам, но всегда были недалеко. Даже когда ты жил с матерью он пытался дать тебе все то, что ему только могла позволить твоя мать.
   - Что?- ошарашенно спросил Джори.
   - Да-да, а ты, небось, думал, что настолько прыток, убегать от стражи десятки раз. Иногда ребята и твоих дружков прикрывали почем зря.
   - Ты заранее следил за мной?- спросил Джори. Им снова овладевал гнев.
   Луцеран отрицательно покачал головой. Вдруг пространство накрыл пронзительный визг. Луцеран улыбаясь, поднял голову. Джори последовал его примеру, хотя уже знал, что там наверху.
   С неба к ним стремительно летел огромный белый орел. Магдарос. Опустившись на высоту всего десятка метром над землей, он вновь оглушительно визгнул и распустил свои крылья. Еще мгновение и Магдарос мягко приземляется на плечо Луцерана. Его белый клюв, белые когти, и белые перья были испачканы в крови.
   - Весь испачкался, мой хороший,- сюсюкая, протянул руку к птице Луцеран и орел резко ее клюнул. Луцеран одернул руку и Джори увидел на ней выступившую кровь.- Не любит, когда с ним сюсюкаются,- пояснил парню Страж.- Однажды одной дурехе чуть пальца не оторвал.
   - Милая птица,- признал Джори, стараясь не смотреть в налитые в буквальном смысле слова кровью глаза птицы. В глазах Магдароса таилось что-то гораздо страшнее, чем в глазах его хозяина.
   - Так о чем ты там спрашивал? Ах да, вспомнил. Нет, не следил. Мы встретились случайно, и я решил взять тебя с собой подальше от Альмаандра.
   - Почему?
   - Потому что так безопасней для тебя. Проблема в том, что ты и твоя "семья" уж очень быстро стали проблемой для многих влиятельных людей столицы. Вы уже многих обчистили, причем, как я слышал, вполне основательно. Ты не думаешь, что им дешевле послать наемника за твоей головой? Как я только что убедился, убить тебя совсем несложно. А для кое-кого очень даже выгодно.
   - Ты думаешь, меня убьют?- Джори всегда думал, что единственной его проблемой является городская стража, с которой как он раньше думал он в состоянии еще справиться.
   - Возможно, ты бы уже был мертв, если бы не добрый и умный дядя Луцеран. Послушай, то, что ты говоришь о гильдии, о семье и взаимопомощи кажется правильным, но тебе бы стояло подумать о том, чтобы оставить гильдию. Вернись к отцу. У тебя еще есть выбор. Ты можешь покинуть гильдию и сохранить себе жизнь. Если бы ты вернулся во дворец, то смог бы выучиться, со временем стать купцом или политиком. Ты бы мог помочь многим, причем безопасным путем. А можешь продолжать упрямиться и расстаться с головой.
   Джори задумался. Быть может, в словах Луцерана есть смысл. Джори знал, что его затея опасна. Но Джори и представить не мог, что по его голову кто-то может отправить убийцу.
   Нет. Там в столице его друзья. Он не может так просто сдаться. Не может оставить всех тех, кто надеется на него. Чтобы ему сейчас посоветовала мать? Ведь льву не пристало убегать от опасностей.
   - Там мои друзья,- тихо сказал Стражу вор.- Они могут пострадать. Как думаешь?
   - Думаю, что прямо сейчас их отлавливают люди твоего отца....
   Глава 6
  
   Наттан не солгал. Лошадь и вправду оказалась не нужна. Дорога к назначенному Тэлле месту встречи заняла у мужчин около четырех часов. Родэр очень переживал из-за такого расхода времени, но быстрее было просто не возможно.
   Теперь же они, сбавив скорость, шли по той самой дороге, по которой Тэлла должна была проезжать к "Пьяному охотнику".
   - Ты прав. Тут явно, что-то не так иначе девочку бы прирезали на месте,- сказал Наттан, выслушав недобрые подозрения Родэра.- И мне это все очень не нравиться.
   - Знаешь, я как то тоже не в восторге,- заметил Родэр.
   В пути Родэр поведал Наттану все, что знал о случившемся. Мужчины делились догадками, хотя точно сказать можно было не много. Единственное в чем оба были уверенны так это в том, что ничего хорошего ждать не приходиться.
   Солнце уже почти зашло. Было около восьми часов вечера. Воздух был свежий, сегодня даже прохладный. По дороге уже не встречались путники, что вполне устраивало обоих мужчин. Из стены деревьев тянувшейся по обе стороны постоянно были слышны шорохи.
   - Ну и долго еще к твоей подруге идти?- задумчиво спросил Наттан.
   - Почти пришли. И прошу тебя быть посдержанней.
   - О чем это ты? Я всегда сдержанный,- зевая, заметив таинственный Наттан.
   - Это я так. На всякий случай,- не желал спорить Родэр.
   Мужчины шли так еще не менее пятнадцати минут. Тут Родэр стал и начал осматривать деревья слева от дороги.
   - Сюда,- кивнул в сторону деревьев Родэр и пошел вперед.
   Наттан пытался понять, как Родэр определил, где свернуть но, внимательно осмотрев деревья и дорогу, ничего интересного не обнаружил. После заметив, что напарник уже скрылся меж деревьев, бросился ему вдогонку.
   Спустя пару минут ходьбы Родэр и Наттан выбрели на небольшую поляну. Уже было темно, но Наттан хорошо видел в темноте. Он рассмотрел на поляне дерево, не очень высокое, но с довольно грубым стволом. Подойдя ближе, он понял, что под деревом кто-то был.
   - Ну, слава Талдари.- услышали женский голос мужчины.
   - Я не уверен, что сейчас это уместно,- заметил Родэр.- Ты уж прости, что так долго. Мы пришли, как смогли.
   - Да ничего. Я же было подумала, что ты меня кинул,- в темноте было не видно, но Родэр почувствовал, что Тэлла улыбнулась.
   На самом деле, такие мысли приходили Стражу в голову, но их пришлось отложить. Забот было более чем достаточно, потому добавлять к ним разъярённую и обиженную женщину было бы лишним.
   - Познакомься, это Наттан,- представил спутника Родэр. Казалось, только после этих слов Тэлла сочла нужным обратить внимание на Наттана.
   - Приятно познакомиться,- немного наиграно заявил Наттан.
   Тэлла подошла немного ближе. Мгновение она не шевелилась.
   - Родэр, ты привел оборотня!- воскликнула Тэлла, отскакивая назад.
   - Я знаю,- громко сказал Родэр, что бы Тэлла расслышала.
   Тэлла мгновенно застыла. Спокойный тон Родэра удивил Тэллу. Ясно было, что она сверлит глазами обоих мужчин.
   - Какого черта? Ты хочешь сказать, что сознательно привел в команду оборотня?- злобно фыркнула Тэлла. Родэр поистине радовался, что было темно, так как никогда не мог выдержать гневный взгляд подруги.- Ты хочешь, что бы эта мохнатая псина нас растерзала?
   - Успокойся, пожалуйста,- примирительно попросил Страж.
   - Я не псина,- встрял Наттан.
   - Род закрой мохнатик,- гневно прокричала колдунья Наттану.
   - Ты бы лучше извинилась, ведьма,- Наттан уже тоже вышел из себя и за изречениями особо не следил. Его речь стала походить на рычание.- А не то следующие полчаса мне придется выковыривать твои остатки из зубов.
   - Да неужели? Ну, давай, блохастый, покажи, на что способен.- Тэлла развела руки в стороны и в ее ладонях вспыхнули яркие огненные сферы сантиметров пятнадцать в диаметре. Свет этих маленьких солнц осветил троицу. Наттан и Тэлла с решимостью и вызовом смотрели друг на друга. Они были похожи на бойцовских церберов, которые только и ждали когда смогут вцепиться в глотку друг друга.- Надеюсь, ты любишь жареную собачатину.
   - Все. Хватит. Сейчас вы оба заткнетесь и дадите мне сказать,- вот кто по-настоящему вышел из себя так это Родэр.
   - У меня нет блох,- как-то обиженно вставил оборотень и тут же заткнулся, наткнувшись на свирепый взгляд Родэра.
   - Тэлла, этот оборотень согласился помочь мне, потому ты должна проявлять к нему, хотя притворное уважение. Как ты могла заметить нас не очень много и я не в том положении, чтобы носом воротить. У нас нет времени на эти разборки, которые ты тут норовишь устроить. Где-то там моя дочь! И я нужен ей!- Родэру казалось, что его разум кипит.
   Солнца в ладонях колдуньи исчезли. Призрачный оранжевый свет, исходивший от солнц, исчез вместе с ними, погрузив воина, колдунью и оборотня в темноту.
   - Неужели ты так изменился, что готов взять в команду монстра, приютить зверя в человечьем обличии,- спросила Тэлла.
   - Прости подруга, но Родэр знает что делает. Поверь, я смогу принести много пользы,- примирительно сказал колдунье Наттан.
   -Да, Наттан действительно зверь, но очень необычный. Нам такие оборотни раньше не встречались,- Родэр теперь говорил спокойнее.
   - Что же в нем такого особенного?
   - Я сохраняю разум в ином облике,- с особой гордостью заявил Наттан.
   - Это не возможно,- сказала Тэлла больше с раздражением, нежели с недоверием.
   - Это правда. Однажды мне пришлось в этом убедиться,- поддержал оборотня Страж желавший, наконец, перейти к их задаче.
   Родэр тяжело смотрел на Тэллу. Ну, точнее на ее силуэт. В темноте Тэлла не могла видеть его взгляд, но откуда-то была уверенность, что она ощутит этот взгляд.
   - Ладно,- сдалась Тэлла и зажгла в руке небольшой комок белого света, чтобы видеть собеседников.- Так что там с "Пьяным охотником"?
   - Ты был прав, Родэр. Здесь видели легионеров с пленными. Они разделились здесь. Капитан легионеров с десятком человек остался в таверне, а остальные продолжила путь на юго-восток.
   - Неплохо. Хотя бы есть над чем работать.
   - Это не все. Я аккуратно прошла вслед за ними по дороге. Однако в километре от таверны след исчезает. Похоже, он был скрыт магией, но я не смогла обнаружить магический след.
   - Значит, нам нужно поболтать с тем капитаном,- изрек вывод Родэр.
   - Похоже на то. Кстати легионеры нашумели не только в Вейлеруде. Похоже, они побывали во всех местных селениях. Везде искали одно и то же,- добавила Тэлла.
   - Хватит пустых разговоров. Пошли.
   Троица покинула поляну. Вернувшись на дорогу, они свернули к "Пьяному охотнику". Ребята шли пешком, ведя лошадей рядом. Все шли молча, увязая в собственных мыслях.
   Родэр думал о себе, правда ли он так изменился за двадцать лет? Может Тэлла права? А вдруг он стал слишком слаб? Вдруг он не вернет девочку? Что бы сказала Анита?
   Тэлла же переживала за нового спутника. Она была вся на иголках готовая действовать в любой момент. Наттан ей не нравился. Что-то внутри буквально кричало о беде? Но ведь Родэр ему верит. Он никогда не ошибался в таких делах. Во всяком случае, раньше не ошибался.
   Что касается оборотня, то он как раз вообще не думал ни о предстоящем деле, ни о своих спутниках. Он ждал когда, наконец, увидит людей. Люди. За годы отшельничества ему больше всего не хватало компании. Тэлла его уже начала раздражать. Родэр был мрачнее тучи. В общем, эти зануды только выводили его из себя.
   Спустя несколько минут они были возле таверны. У входа дышали свежим воздухом трое мужчин. Оставив лошадей в конюшне, компания вошла в дверь "Пьяного охотника".
   Они оказались в большем задымленном зале. Отовсюду доносились шум и крики. Весь зал занят столами самых разных размеров. Меж столами носились служанки разнося еду и пойло.
   Осмотревшись, нет ли каких знакомых, Родэр пошел к деревянной стойке расположенной у стены слева. Воздух в заме был просто ужасен. Он был наполнен запахами потных мужиков и перегара, смешанный с запахом еды и выпивки. Этот коктейль вперемешку со столбом дыма был просто невыносим. Тэлла еще на дороге набросила капюшон, потому ее лица видно не было. Однако Родэр был уверен, что она морщит нос.
   - Ты, наверно, ужасно себя чувствуешь,- спросил Наттана Родэр.- В такой-то вони.
   - Совсем нет,- ответил оборотень, вертя головой.- В человечьем обличии мои органы чувств ничуть не отличаются от ваших.
   Когда все трое подошли к стойке, хозяин таверны, пожилой усатый мужчина с солидной залысиной, широко улыбаясь, обратился к ним.
   - Чего изволите?- как-то слишком вежливо для подобных мест произнес он.- Выпить, поесть или переночевать?
   - Не знаю как вы, а я выпью,- сразу сказал Наттан.- Самое лучшее вино, хозяин. Ты же оплатишь Родэр?
   Тэлла едва не подавилась от такой наглости. Однако Родэр лишь равнодушно кивнул. Он отвернулся от стойки и начал осматривать зал. На глаза тут же попалась шумная компания сидящая, напротив стойки у самой стены. За огромным столом сидели двенадцать человек в доспехах легиона.
   Хозяин таверны поставил перед Наттаном бутыль с вином. Оборотень взял его и вынул пробку. С наслаждением вдохнул аромат вина. Теперь Наттан закрыл глаза и медленно выдохнул в предвкушении. Родэр положил руку на предплечье Тэллы, привлекая ее внимания. Она оторвала недовольный, даже презрительный взгляд от оборотня и требовательно уставилась на Родэра.
   - Эти?- просто спросил Родэр, кивнув на бухающую компанию.
   - Точно. Вот тот со шрамом у них главный,- подтвердила Тэлла.- Это он забрал Уллу.
   Родэр как будто смотрел сквозь бухающих легионеров. Тэллу всегда пугал этот взгляд. Легионеры вдруг взорвались смехом. Все они были уже достаточно пьяны. Мужик со шрамом весело хохотал над чем-то. Вообще эта компания была шумна до неприличия. Они вели себя словно хозяева здесь. И Родэр заметил, что это не нравиться не только ему. Можно было заметить злые взгляды других посетителей.
   - Недурно, недурно,- похвалил Наттан, пригубив из кубка вино.- Прекрасное вино. Дайте угадаю. Сделанное из винограда, выращенного в Вэлерийских Садах,... эээм... выстоянное примерно девятнадцать зим. Что ж полагаю, это вино обойдется тебе в копеечку, Родэр.
   - Удивительно точно подмечено, господин,- восхищенно заметил хозяин таверны.
   - Не знал что ты такой знаток вин,- с насмешкой заметил Родэр.
   - Ну, знаток это слишком громко сказано. Просто много пришлось попробовать за жизнь, больше чем кому-либо. Мне вот больше интересно, что такой замечательный напиток делает здесь? Не поймите превратно но,- Наттан оглядел зал,- здесь просто некому его оценить.
   - Я держу его исключительно для особых гостей. Они в нас бывают редко, но им приятно найти в такой глухомани хорошее вино,- добродушно объяснил хозяин.- На руке у ваших спутников интересные перстни. Даже в такой глухомани слышали о Стражах.
   - Ясно,- улыбнувшись, отпил вина Наттан.
   От стола легионеров послышался девичий вскрик. Один из легионеров шлепнул смазливую белокурую служанку. Остальные легионеры заглушили шум в таверне своим смехом. Родэр с Тэллой заметили недовольный взгляд хозяина "Пьяного охотника".
   - Отец, а не расскажешь ли ты нам, что это за тип такой, со шрамом на морде?- обратился недовольно Наттан опередив уже открывшего рот Родэра.- Похоже, он и его компания доставляет тебе немало хлопот.
   Хозяин "Пьяного охотника" протиравший грязную тарелку медленно отложил ее в сторону. Оба Стража развернулись к нему лицом и приготовились слушать. Наттан, забыв о недавнем недовольстве, беззаботно отпил немного вина.
   - Это капитан Сэдд. Ужасный человек,- начал тихонько хозяин, немного наклонившись к посетителям.- Он вроде как отвечает за порядок в нашем регионе. Отморозок делает все что хочет. Устраивает со своими дружками пьяный дебош. Бьют женщин, не платят за еду и выпивку. Здесь его все обходят стороной. Сами понимаете, кому нужны проблемы с легионом.
   - С трудом верится, что люди терпят такое отношение,- сказала Тэлла.
   - Простите, госпожа, но это так,- грустно продолжил мужичок продолжил.- Нагон нынче не тот. У власти, я имею в виду настоящую власть, полно своих забот. Нагон предоставили самому себе. А такие как Сэдд пользуются этим. Сейчас они власть.
   - Понятно.- Родэр перевел взгляд с хозяина на Тэллу.- Что думаешь?
   - А что тут думать? Брать его надо. Только план продумаем.
   - План говоришь. Вот мой план.- Родэр схватил бутыль с вином и, не обращая внимания, на выражающее ужас лицо Наттана швырнул бутыль прямо в голову одного из легионеров.
   Остальные резко вскочили оглядываясь. Некоторые были настолько пьяны что, вскочив со стульев, едва не упали. В зале наступило напряженное молчание. Вся компания Сэдда начала потягиваться и потирать кулаки. Капитан Сэдд зло сверлил взглядом Стража. Один его едва различимый кивок и пара ребят двинулась к стойке.
   - Идиотский план,- заметила Тэлла выставляя энергетический щит.
   Легионеры натолкнулись на невидимую преграду и замерли в удивлении. Родэр не тратя время, с разбегу врезался плечом в самого крайнего, а по совместительству и самого большого. Тот грохнулся на небольшой стол, за которым сидело несколько матерых охотников. Родэр тем временем уже приложил второго правой.
   Дальше уследить за ходом потасовки было уже невозможно. Она разрасталась словно ураган, втягивая в эпицентр все больше народу. Испуганные служанки прятались за стойкой или же убегали на кухню. Со всех сторон доносились матерные выкрики, стоны и треск мебели. Родэр уложил уже человек с шесть, правда, ему пришлось отбиваться не только от солдат легиона, но и от других посетителей "Пьяного охотника".
   В этом хаосе Тэллу было почти не видно. Временами она мелькала между дерущимися громилами. Тэлла, оказалось, неплохо умела драться. Страж уже успела, вырубить несколько ребят без применения магии. Лишь изредка магическая волна отбрасывала ее противников на другой край таверны.
   Старый хозяин с ужасом на лице наблюдал за тем, как толпа потных мужиков разносила в дребезги его таверну. Стоящий возле стойки Наттан мрачно смотрел за весельем отнюдь не собираясь к нему присоединяться.
   - Ну не садист ли Родэр?- возмущенно спросил у хозяина оборотень.- Такое вино перевел...
   - Что...что вы наделали?- дрожащим голосом спросил старик.- Это же вся моя жизнь...
   - Да не переживай ты отец. Думаю, ребята как-то решат вопрос с ремонтом,- успокоил Наттан старика, так как видел, что старичку стало совсем нехорошо.
   В этот момент кто-то разбил о его голову бутылку. Наттан неспешно поднес к затылку руку. Ощупав место на которое пришелся удар он поднес к глазам пальцы. Они были в крови. Наттан медленно развернулся и увидел перед собой низенького, но широкого в плечах мужичка с козлиной бородкой.
   Мужик с бородкой держал в руках горлышко бутылки и с изумлением смотрел на потолок. Почему на потолок Наттан не понял, но ему, в общем, было все равно. Он с размаху ударил мужика в нос и тот, издав непонятный булькающий звук, рухнул на землю.
   - Слабак какой-то,- обернувшись к хозяину, заявил Наттан.
   Тут кто-то потрогал Наттана за плечо. Тот развернулся и мгновенно замер. За ним оказался здоровенный бугай ростом под два метра с короткими каштановыми волосами и огромным синяком под левым глазом. В плечах он был значительно шире, нежели мужик с козлиной бородкой.
   - Ты ударил моего брата,- тяжелым басом протянул громила.- Нельзя так с моим братом. Ведь он мой брат.
   - А, так это был твой брат? Ты уж прости, не знал. Но я обещаю такое больше не повториться,- сказал примирительно Наттан, выставив перед собой руки.- Хорошо?
   - Не хорошо.
   - Может не надо?- с надеждой спросил Наттан.
   - Надо.
   Громила взял Наттана за грудки и со всей силы швырнул на стоящий недалеко стол. Стол под Наттаном с треском развалился, причем треск было отчетливо слышно даже в такой суматохе. Наттану показалось, что он слышал ругань хозяина таверны в момент приземления на стол.
   - Поверь ты не хочешь этого делать.- сказал уверенно Наттан когда громила поднял его ноги.- Лучше иди выпей эля. Я угощаю.
   Однако слова Наттана не произвели нужного эффекта. Казалось, бугай с синяком попросту его не слышал. Он сильно ударил Наттана в скулу. Потом еще. И еще. Наттан не смог удержать равновесие и грохнулся на пол. Подняв Наттана с пола, громила опять швырнул его только на этот раз в стену.
   В полете Наттан задел пару дерущихся лесорубов, и те вдруг перестав обмениваться ударами, вместе набросились на оборотня. Они успели лишь пару раз съездить ногами ему по ребрам, как громила, схватив этих ребят за барки, резко дернул их на себя. Да так сильно, что лесорубы полетели назад по разные стороны громилы.
   Громила остановился в метре от Наттана.
   - Ну, все,- сплюнув кровь, промямлил Наттан.- Видят боги, я хотел по-хорошему.
   Он неестественно выгнулся. Потом еще раз. Стоя на коленях, он вытащил руки из балахона и задрал голову к потолку. Балахон не слетел с него, так как был затянут на поясе. Наттан упал на руки и оказался на четвереньках. По его телу прошла волна дрожи. В следующее мгновение Наттан начал деформироваться. Тело начало увеличиваться. Руки и ноги стали длинней, на них начали расти когти. Спина стала больше и шире. Кожа неимоверно быстро покрылась черной густой шерстью. Лицо удлинилось и деформировалось в волчью морду.
   Вся трансформация заняла всего три секунды. Теперь Наттан был ростом за два метра. Тело представляло собой груду мышц, покрытую шерстью. Глаза были жёлтыми с черными плоскими зрачками. На руках и ногах были огромные когти. Из полуоткрытой пасти были видны огромные клыки.
   Громила мгновенно вспотел. На его лице застыло выражение ужаса. Да не только у него, но и у многих других посетителей таверны. Все вдруг перестали драться и, застыв, наблюдали за оборотнем.
   Наттан ощущал их страх. И этот страх был очень сладок. Оборотень давно не испытывал такого соблазна. Давно не ощущал себя хищником настолько сильно. В Прибережном хребте Наттан постоянно охотился в облике волка, но что может быть более упоительным, чем охота на человека? Даже некоторые охотники из числа людей не в состоянии отрицать, что охота на человека самый неимоверный наркотик.
   Наттан глядел на толпу застывших завсегдатаев, легионеров и еще черт знает кого. Его грудь то вздымалась, то опускалась. Наттан дышал, медленно наслаждаясь нарастающим страхом окружающих. Все прятали взгляд, опасаясь, что если встретятся с волком взглядом, то спровоцируют.
   Лишь один смотрел Наттану в глаза. Смотрел без страха, без ненависти. Во взгляде Родэра Наттан видел лишь доверие. Доверие, которое вдруг заглушило страх вокруг, которое вернуло ясность ума. Родэр медленно кивнул. Оборотень медленно кивнул в ответ тем самым шокировав наблюдавшую за ситуацией Тэллу.
   Взмах длиннющей лапы отправил громилу в полет. В следующее мгновение Наттан, утробно рыча, влетел в толпу забияк. Родэр и Тэлла синхронно отпрыгнули в стороны не желая быть покалеченными. Тела людей начали разлетаться в разные стороны. Почти никто не сопротивлялся. Кто-то просто не успевал атаковать, кто-то просто пытался убежать. Лишь легионеры до того дравшиеся в ближнем бою начали доставать мечи.
   Это только придало оборотню свирепости. Он схватил своей то ли рукой, то ли лапой одного из солдат легиона за голову и со всей силы швырнул во входную дверь. Эта совсем немаленькая тушка, летя безвольной куклой, выбила собой дверь.
   Пока Наттан резвился с посетителями, капитан Сэдд незаметно проскользнул в дверной проем. Незаметно для своих людей. Родэр с Тэллой прекрасно видели его побег. Все-таки им нужен был именно он. Оборотень, тоже заметив ускользающего капитана но, увидев направлявшихся за ним Стражей, решил оставить его им.
   Пространство снаружи заливал серебристый свет луны. Оба Стража оглянулись в поисках беглеца.
   Сэдд успел уйти совсем недалеко.
   - Стой!- окликнул капитана Родэр.
   Тот остановился. Родэр неторопливо приближался к нему. Капитан стоял неподвижно, видимо чего-то дожидаясь. Родэр шел не торопясь и остановился в трех шагах от Сэдда.
   - Ты долж....- договорить Родэр не смог, так как резко отстранился назад, тем самым уходя от меча капитана.
   Стало понятно, чего капитан так ждал. Как только Страж подошел на дистанцию атаки капитан Сэдд попытался его задеть исподтишка. Теперь капитан был раздосадован неудачей. Тем не менее, он выглядел сосредоточенным и был готов драться до конца. Это Родэр видел по глазам.
   - Ты кто такой?- дерзко спросил Сэдд.
   - Я тот, кто тебя убьет, если ты не опустишь сейчас меча,- холодно заметил Родэр.
   - Я похож на идиота? - рассмеявшись, спросил капитан.
   - Честно говоря, да,- все также холодно произнес Родэр.- И довольно сильно.
   - Ты сдохнешь,- капитан Сэдд теперь не улыбался, его перекосило от злости.
   - Ну, значит по-плохому.
   Родэр вытянул из-за пояса свой топор. Сэдд был вооружен стальным одноручным мечом. Он попытался достать Стража выпадом, но Родэр без труда увернулся. Потом капитан наносил размашистые удары мечом, блокировать которые Родэр мог закрытыми глазами.
   Тэлла тем временем стояла невдалеке. Она не вмешивалась, так как не было нужды. Потому она просто наблюдала за боем с заметной скукой. Из таверны доносились крики, и рев, однако Тэлла совсем не обращала внимания на происходящее там.
   Наттан действительно смог сохранить разум после обращения и теперь Тэлла чувствовала некоторый дискомфорт от того что оказалась неправа. Надо было признать, что это первый подобный случай в ее практике. А ведь она не один десяток раз имела дело с вервольфами. Это, безусловно, очень подозрительная, но в тоже время удивительная аномалия.
   Совсем недалеко от нее послышался шлепок, за которым последовал стон. Тэлла невольно развернулась. Из дыры вместо двери медленно вышел оборотень. Увидев Тэллу, он трансформировался обратно в человека. Его балахон все также весел затянутый на поясе. За его спиной в дверном проеме было видно несколько тел лежащих на полу.
   - Чертов головорез, обязательно было устраивать эту бойню?- спросила Тэлла его возмущенно.
   - Какую бойню? Я никого не убил,- весело сказал Наттан.- Вроде бы.
   - Теперь поднимется шум. Кто-то обязательно донесет, что здесь был вервольф, за нами начнется охота,- осудительно произнесла волшебница.
   - Ну, извини, что хотел помочь,- обиженно произнес оборотень.
   Родэр тем временем продолжал драться с капитаном. Драться, конечно, это сильно сказано, но все же. Родэру это порядком надоело. Заблокировав удар, нанесенный сверху вниз, Родэр ударил Сэдда ногой. Тот согнулся и пропустил удар в голову нанесенный рукоятью топора. В порыве отчаяния капитан сделал размашистый удар перед собой. Нырнув под лезвие меча, так что оно прошло высоко над головой Родэра, Страж рубанул топором по ноге капитана.
   Тот оглушительно заорал и тут же получил в нос. От удара капитан выронил меч и грохнулся на землю. Родэр оттолкнул меч противника в сторону. После он присел возле новоиспеченного калеки.
   - Ты и твои люди помогали сегодня служителям Талдари.- взяв за грудки скулящего Сэдда начал допрос Родэр.- Куда они забрали меченных Колмаэ?
   - Пошел ты, ублюдок,- пытаясь обуздать боль, выпалил капитан легионеров.
   - Ты уже остался без ноги,- безразлично заметил Страж, осматривая обрубок ноги.- Рука следующая.
   В этот момент к ним подошли Наттан и Тэлла. Колдунья зажгла в руке комок огня.
   - Уж больно он быстро кровь теряет, смотри, весь побледнел. Надо пока прижечь,- присев возле Родэра пояснила Тэлла.
   - Давай,- согласился Страж, так как понимал, что пока эта тварь нужна живой.
   В руке Тэллы вновь зажегся комок пламени. Она посмотрела на капитана. Тот ничего не говорил, лишь корчась от боли, наблюдал за действиями колдуньи. Родэр крепко прижал капитана к земле. Дождавшись кивка Родэра, Тэлла резко прижгла культю. Крик капитана Сэдда заполнил пространство.
   - Может ему это,- заботливо поинтересовался Наттан и ударил кулаком левой руки в ладонь правой,- наркоз для бедных.
   - Обойдется,- сказал Родэр холодно глядя на скулящего Сэдда.- Может ему еще титьку дать?
   - Ну, если Тэлла не против то....- начал Наттан с улыбкой но, увидев гневный взгляд колдуньи тут же заткнулся.
   Родэр перестал прижимать Сэдда к земле. Сэдд начал жутко корчится и извиваться. Родэр похлопал ладонью по лицу капитана, привлекая его внимание. Тот сквозь слезы, выступившие на глазах, посмотрел на обидчика.
   - Слушай внимательно. Ты, конечно, редкая сволочь, но если расскажешь все что знаешь, то я оставлю тебе твою жалкую жизнь,- сказал глядя калеке в глаза Родэр.- Я тебе слово даю.
   Капитан легионеров несколько мгновений молчал. Медленно осмотрев компанию, он кивнул, так как по их глазам было отчетливо видно, что они не шутят.
   - Что вам надо?- уныло все еще корчась от боли, спросил он.
   - Я уже говорил,- заметил Родэр несдержанно.
   - Жрец.... Он сказал, что это дело необычайной важности,- немного повременив начал рассказывать Сэдд.- Он сказал...надо... надо махнуться к Вейлеруд. Помочь со своими людьми в выполнении важной миссии. Обещал много золота за помощь.
   - Ближе к делу. Где девушки,- нетерпеливо перебила его Тэлла.- Какие были распоряжения по поводу меченных?
   - Они сказали быть очень аккуратными с меченными Колмаэ. Так словно это самое ценное сокровище. Мне... мне это тогда показалось несколько странным, но с вопросами я не лез. Мое дело выполнять указания. После того как мы покинули Вейлеруд и добрались до "Пьяного охотника" жрец сказал что больше мы им не нужны. Он заплатил обещанное и свалил со своими людьми в неизвестном направлении. Сами понимаете, мне плевать, что с теми девками я свое получил и их дальнейшим маршрутом не интересовался.
   - Это все?- поинтересовался Родэр.
   - Все. Честное слово я больше ничего не знаю,- промямлил капитан.
   Он замолк, но не успел Родэр ничего произнести, как Сэдд вновь раскрыл рот.
   - Хотя нет, подождите. Я слышал как помощники жреца те, которых эта,- он кивнул на Тэллу,- тогда на площади разбросала, обсуждали девок. Что-то про то, что они идеально подходят. Правда, о чем речь они не упомянули.
   - Ну вот. Ведь не сложно быть честным,- заметил Наттан и, развернувшись к входу в таверну крикнул:- Отец, выходи!
   Спустя несколько мгновений в дверном проеме показался хозяин таверны. Он выглядел напуганным и в тоже время взбешённым тем, что произошло в его таверне. Наттан махнул ему рукой, призывая к себе. Тэлла и Родэр непонимающе уставились на оборотня, но Наттан ничего им не сказал. Хозяин "Пьяного охотника" постоял на месте пару мгновений, а потом неуверенно поплелся к ним.
   Когда он подошел Наттан, присел возле Сэдда.
   - Из-за тебя мы немного попортили имущество в этом замечательном заведении,- начал Наттан обращаясь к калеке.- Согласись, мы бы этого не сделали, не будь тебя здесь и потому я считаю, что произошедшее исключительно твоя вина. Верно?
   - Верно,- согласился капитан, опасаясь, что ему снова сделают больно.
   - Вот. И мне кажется было бы справедливо, если бы ты оплатил нанесенный ущерб. Ты же говорил что богатый, что жрец неплохо так накинул за работенку. Справедливо?
   - Справедливо,- подтвердил капитан.
   - Отец, можешь не беспокоится, человек обещает все оплатить. Мне кажется, что он даже желает заплатить за моральный ущерб. Может ты желал достроить чего или, ну не знаю, ремонт, какой затевал?
  Капитан Сэдд с радостью тебе подсобит.
   - Да нет, ничего не затевал,- несколько растерянно, не зная радоваться или беспокоится, проронил хозяин.
   - Ну, ничего, если затеешь, то можешь положиться на доблестного капитана Сэдда.
   Наттан поднялся. За ним встали и Родэр с Тэллой. Наттан протянул руку к старичку, и хозяин радостно пожал ее. Затем он поднял руку перед собой, будто что-то вспомнив, и поспешил обратно в таверну.
   - Да, если ты не выполнишь то, что сказал мой друг,- строго сказал Родэр,- то он найдет тебя и, будь уверен, сожрет.
   Все трое оставили капитана одиноко лежать на траве, и пошли к конюшне. Делать здесь им было больше нечего. Что делать дальше было пока не понятно. Зато было понятно, что надо уходить отсюда. Они забрали своих лошадей из конюшни и направились в лес.
   - Стойте!- послышалось сзади.
  Обернувшись, они увидели бегущего к ним хозяина таверны. Он что-то нес в руках.
   - Это вам,- он протянул Наттану большую баклажку.- Еле нашел.
   Наттан взял баклажку и вынул пробку. Поднеся к носу, он понюхал ее. Тут же послышался его восторженный возглас и смех.
   - Это же то замечательное вино, которое вы преподнесли мне в таверне,- восхищенно сказал Наттан.- Я очень благодарен.
   - Черт, я забыл заплатить за то вино,- отозвался растерянно Родэр.- Я сейчас.
   - Нет, нет, не стоит. Это подарок,- сказал хозяин, положив руку на баклажку.- А то вино, пожалуй, оплатит щедрый капитан. Удачного вам пути.
   Сказав это, старичок развернулся и направился обратно в таверну. Наттан тут же приложился к баклажке.
   - Оно просто восхитительно!- с наслаждением поведал остальным Наттан, оторвавшись от горлышка баклажки.
   - Пошли уже,- недовольно пробурчала Тэлла, и первая двинулась с места.
   Мужчины двинулись за ней. Ночь еще только начиналась, и нужно было остановиться где-то на ночлег. Где-то достаточно далеко отсюда.
   Они все дальше заходили в лесную чащу. Тэлла что-то недовольно бурча, шла впереди. Родэр шел следом, размышляя о том, каким будет их следующий шаг. Как нестранно о том же думал идущий позади Наттан. Он то и дело отпивал немного вина и утопал в буйствующей реке собственных мыслей.
  
   Глава 7
  
   На огромное удивление Уллы, с ней и Налой обращались довольно бережно. По крайней мере, не кричали и не били, что уже неплохо. Правда и отвечать на Уллины многочисленные вопросы никто не собирался. Почти всю дорогу от "Пьяного охотника", где от группы легионеров отделилась часть людей, девушки дороги не видели. Первый час жрец еще терпел бесконечный поток вопросов, протестов и угроз. Когда же ему это поднадоело, один из его помощников в белом балахоне усыпил их магией.
   Когда Улла очнулась, они уже были в каком-то странном месте с каменными стенами. Освещение было довольно тусклым. Единственным источникам света были несколько факелов висящих вдоль стены. Теперь с ними был только жрец, один послушник и два легионера. Девушек вели долгими темными коридорами почти двадцать минут, прежде чем привели в огромную темницу.
   Там было множество просторных камер, в которых было множество девушек где-то одного с Уллой возраста. Улла с удивлением отметила, что заключенные совсем неплохо выглядели. Совсем не так, как должны выглядеть несчастные заключенные, ежедневно подвергающиеся бесконечным пыткам.
   Возле одной из камер стоял мужчина лет под сорок с короткой аккуратной бородой. Услышав шаги, он обернулся к жрецу. На месте правого глаза у него была черная повязка. Одет был в коричневые штаны с широким поясом и белоснежную рубаху.
   - Мастер Илой, вы быстро обернулись,- приветливо сказал бородатый жрецу, когда тот подошел.- Определить этих милашек?
   - Будь так добр,- насмешливо произнес жрец.- С этими нужно быть поосторожнее, Хорст.
   - Девушки с характером? По них не скажешь,- с сомнением заметил Хорст.
   - Сам посмотри,- кинул небрежно мастер Илой.
   Хорст подошел к Нале и нежно провел ладонью по ее щеке. Нала всхлипнула. Крупные слезы скользили по ее раскрасневшемуся лицу. Хорст взял ее за подбородок и приподнял ее голову надеясь заглянуть ей в глаза, однако Нала, которая до этого смотрела в пол, резко перевела взгляд на каменный потолок.
   - Эта уже сломлена,- с некоторым разочарованием сказал Хорст.
   - Убери от нее свои руки!- гневно выпалила Улла.
   - Ты смотри, а эта с норовом,- разочарование сменилось интересом, когда Хорст перевел взгляд на Уллу.
   Бородатый оставил в покое Налу и приблизился к Улле. Он замер перед ней и внимательно осмотрев лицо, посмотрел ей в глаза. Улла не прятала взгляд. Она смотрела не Хорста с нескрываемой ненавистью. Он поднял было руку к ее лицу, но Улла резко отшатнулась.
   - Какая смелая,- с восторженной улыбкой заметив Хорст повернувшись к жрецу.- Или просто дура.
   - Она совмещает оба эти качества,- расхохотался мастер Илой.
   - Пошли, присмотрим им гнездышко,- развернувшись, сказал Хорст и пошел вдоль камер.
   Девушек повели за ним. Впереди шел жрец с Хорстом. Девушки же плелись за ними. Улла, наконец, смогла лучше осмотреть камеры. В каждой было по четыре-пять девушек. Одеты были по-простому, но опрятно, в основном в длинные серые платья. В камерах были простенькие кровати с таким же, как и платья, серым постельным бельем. Это все казалось Улле несколько странным. Она всегда несколько по-другому представляла себе темницы.
   Хорст остановился возле предпоследней камеры. Он достал из кармана штанов вязку ключей и, выбрав один из них, открыл дверь камеры. Легионеры, державшие под руку Уллу и Налу, толкнули их в камеру, после чего Хорст запер дверь и бросил ключи обратно в карман.
   Нала упала на землю. Улла тут же бросилась к ней. Нала разрыдалась взахлеб. Улла резко обернулась к обидчикам и обожгла их ненавистным взглядом.
   Хорст сделал испуганное лицо, но мгновение спустя улыбнулся жрецу.
   - Пойдем, Хорст.- сказал мастер Илой.- Нужно отчитаться перед Фоулкридом.
   - Еще увидимся, красавицы,- с улыбкой проронил Хорст и пошел вперед.
   Мастер Илой внимательно осмотрел камеру и поспешил за Хорстом.
   Через минуту в конце темницы послышался шум закрывающейся двери. Улла прижала плачущую Налу к себе и осмотрелась. Стены камеры были темные и влажные. На стене справа, над одной из коек, висел небольшой факел. На койке в самом углу сидело три девушки. Они были одеты, так же как и остальные. В серые платья. Две были темноволосыми и одна русая. Одна из них - та, что русая - поднялась и подошла ближе.
   - Меня зовут Ирма.- сказала она, взволновано поглядывая на Налу.- С ней все в порядке?
   Ирма была довольно высокой особенно в сравнении с Уллой. У нее были большие голубые глаза и красивая золотистая кожа. Да и вообще она было довольно красивой. Осмотрев остальных, Улла подметила, что они тоже довольно хороши собой. Правда, ростом они были поменьше, чем Ирма.
   - Нет, не в порядке. Она очень напугана,- пояснила Улла.- Меня зовут Улла. А ее - Нала.
   - Это Люси и Багра, - указала рукой Ирма на двух остальных девушек.- Добро пожаловать в наши уютные хоромы.
   - Что это за место?- спросила Улла, поглаживая Налу по голове.
   - Темница,- только и сказала кареглазая Багра.
   - Извини, точнее мы не можем сказать,- подтвердила Ирма.
   Она помогла Улле и Нале подняться. Улла, не отпуская Налу из объятий, повела ее к одной из коек и вместе с ней села.
   - А где эта темница?- спросила Улла.
   - Мы ж тебе говорим, мы не знаем,- пояснила Ирма.
   - Нас держат в этой темнице насильно. Никто не говорит нам, где мы и зачем нас заточили здесь,- грустно сказала Люси.
   Улла молчала. Это все было крайне подозрительно. По закону империи их с Налой должны были казнить еще в Вейлеруде. Вместо этого их сажают в какую-то темницу полную таких же девушек как они.
   - Вы тоже меченные Колмаэ?- уныло спросила Улла, она вдруг почувствовала ужасную усталость.
   Все три девушки кивнули. Это было еще более странно. Не слишком ли много меченых? Отец всегда рассказывал Улле, что избранные богини тьмы встречаются крайне редко в последнее время.
   - Почему нас так много?- спросила девушка, впрочем, не надеясь услышать разумный ответ.
   - Много? Ты удивишься. Меченные не только мы,- смотря в пол, сказала Багра.- Здесь все меченные.
   Улла замерла.
   - Все те девушки в камерах? Но почему так много? Как такое возможно?
   - Это нам тоже не объясняли.
   Улла прижала Налу сильнее. Теперь, когда рядом не было тех громил-легионеров, не было жреца, хотелось просто плакать. Да что там плакать - рыдать. Узницы камеры молча сидели и сочувственно смотрели на новых соседок. Нала все также рыдала в Уллино плечо. У самой же девушки в глазах тоже стояли слезы.
   - Долго вы здесь?- спросила через некоторое время Улла.
   Она уже смогла немного успокоиться. Налина голова продолжала лежать у Уллы на плече, но теперь она тоже не плакала. Вокруг глаз у нее были большие красные пятна, оставшиеся после ее рыданий.
   - Я здесь уже четыре месяца,- печально взглянув на Уллу, сказала Ирма.
   - Я полтора, - сказала Багра.
   - Где-то три недели,- призналась Люси и аккуратно стерла рукой выступающие слезы.
   Улла кивнула своим мыслям. Теперь понятно их поведение. Ирма держится молодцом - ни хнычет, ни рыдает. Она, похоже, давно привыкла к этим условиям и потому не льет понапрасну свои слезы. В Ирме чувствуется лидер и, учитывая ее опыт здесь, она наверняка пользуется авторитетом среди других.
   Багра с виду очень милая. У нее был необычный для людей Нагона темный оттенок кожи. Улла уже видела таких женщин однажды. На ярмарке пару лет назад. Говорят, их корни далеко на юге Анарина и что все девушки юга выглядят именно так. Отец говорил, что такие девушки на самом деле имеют горячую кровь. Они бывают крайне вспыльчивы и импульсивны.
   Что касается Люси, то она наверняка до сих пор плачет по ночам. Она выглядела очень уставшей и даже разбитой. И она наверняка любила похныкать. Тем не менее, в Уллы отчего-то было ощущение, что Люси была из аристократической семьи. Внешность у нее была такая или повадки - Улла не знала, так как никогда в своей жизни не встречалась с представителями аристократических семей.
   - Сколько нас здесь вообще?- вдруг спросила охрипшим от плача голосом Нала, чем привлекла всеобщее внимание.
   - Тридцать четыре. Вроде. Мы особо не считались,- сказала Ирма смотря на Налу взглядом полным поддержки.
   - Много,- только и сказала отстраненно Улла.
   - Здесь только меченные? Больше никого?- продолжила спрашивать Нала.
   - Еще есть он,- неуверенно сказала Ирма и кивнула в сторону решетки.
   Улла посмотрела в сторону Ирминого кивка. Камера напротив оказалась пуста. Девушка перевела удивленный взгляд на Ирму.
   - Не там,- покачала головой Ирма, и ее русые волосы пошли волнами.
   Она встала и подошла к решетке. Улла и Нала тут же подошли к ней. Ирма указала на камеру напротив, что была последней перед таинственной дубовой дверью в конце темницы. Ту камеру было видно не полностью, только ее дальний угол и стену, примыкающую к таинственному помещению за той самой таинственной дверью.
   У самой решетки впершись спиной в холодную стену на полу спал молодой парень. Он был одет в грязную серую рубаху с пятнами от засохшей крови и подранные коричневые штаны также с пятнами от крови. У него были светлые короткие волосы, красивое смуглое лицо. Несмотря на кровавые пятна на его одежде видимых ран или повреждений на нем не было.
   - Кто это? Тоже меченный?- спросила встревожено Нала.
   - Нет. Этот их. Ну, в смысле он раньше был здесь охранником. Сторожил нас,- пояснила Багра.
   - А что же он в камере делает?- это уже спросила Улла.
   Девочки не ответили. Нала и Улла вопросительно смотрели на них, своим видом говоря, что требуют ответа. Наконец Ирма сказала:
   - Он увел куда-то одну из заключенных. Его притащили обратно всего побитого и израненного его бывшие соратники и бросили в камеру. Ту девушку назад не привели. Теперь его каждый день заводят в ту дверь,- она кивнула в дубовую дверь.- И оттуда мы слышим ужасные звуки.
   - Звуки?- не поняла Улла.
   - Именно. Нечеловеческие звуки,- подтвердила уверенно Багра все также сидящая на своей кровати.- Мы думаем там пыточная.
   Ирма пошла обратно и села рядом с Багрой.
   - Думаете?
   - Да. Никто из нас еще не был там.
   - Странно это все,- сказала Улла, не отрывая взгляда от спящего парня.
   - Странно? Да все здесь чертовски странно,- выпалила раздраженно Ирма.- С нами нянчатся буквально. И это пугает. Кто так следит за пленными? А? Нас не обижают, кормят хорошо. Даже эта темница. Здесь совсем не холодно и пристойные кровати для каждой заключенной. Мой папа двадцать лет просидел в темнице, и он мне совсем другое о них рассказывал. Конечно, хорошо, что с нами так обращаются, но для чего все это - мне страшно думать.
   Ирма замолчала и легла на свою кровать. В воздухе повисло напряженное молчание.
   Улла тоже не ожидала от всего этого ничего хорошего. И ей отец тоже о темницах рассказывал совсем другое. Она легла на свободную койку и, укрывшись одеялом, свернулась клубочком. Ей еще о многом предстояло подумать.
  
   Глава 8
  
   Родэр с компанией шли по лесу уже несколько часов.
  Страж шел немного позади остальных, грустно смотря на спины спутников. Он держал поводья лошадей, которые медленно плелись за ним, временами издавая недовольное ржание. Окружающее пространство освещал небольшой комок света наколдованный Тэллой. Все в его свете казалось нереальным, будто во сне.
   Родэр надеялся, что все вокруг сон и его вот-вот разбудит его маленькая девочка. Но она не будила. Он действительно этого ждал. Но вместо того что бы проснуться в своем маленьком раю он продолжал смотреть на призрачные спины друзей.
   Родэр прекрасно знал, что обоим можно доверять. Знал, что они хотят помочь.
   Поначалу мысли о них отвлекали, но понемногу отчаяние все же закралось в усталый разум.
   Отчаяние настолько тяжелое, что, казалось, ноги подкашивались. Пока Родэр что-то делал, отвлекал себя, оно почти не давало о себе знать. Так, слегка маячило на краю сознания. Теперь, когда гнаться было некуда, оно окутало его разум. Давило на него, проникая в самое сердце.
   Наттан шумно отпил из баклажки. Он шел на удивление тихо. Обычно люди вроде него, которые долгое время не общались с людьми, отличались необычайной болтливостью. Наттан замолчал почти сразу, как они скрылись в лесу, и шел так до сих пор, иногда отпивая вина с баклажки.
   Тэлла несколько раз пыталась завязать разговор но, услышав короткие невнятные реплики мужчин, понимала, что время болтовни еще не пришло.
  Родэр вновь посмотрел на Наттана. Возможно, единственным спасением для Стража была обычная беседа с друзьями. Он надеялся, это его отвлечет потому, как мысли, будто ножом, медленно резали его сердце.
   - О чем думаешь, Наттан?- как можно бодрее спросил Родэр, и заметил мимолетный обиженный взгляд Тэллы.
   - О драке в "Пьяном охотнике",- отстраненно ответил оборотень и вновь сделал глоток вина.
   - Ты молодец, что не убил никого. Это была бы ненужная кровь,- подбадривающе сказал Страж.
   - Не уверен,- коротко кинул Наттан.
   - Что?
   - Не уверен, что молодец, - грустно сказал Наттан, опустив голову.
   Тут наступила короткая, но довольно напряженная пауза.
   - Ты все-таки убил кого-то?- влезла в разговор Тэлла.- Отвечай.
   - Не в этом дело. Я никого не убил. Но...черт я хотел их всех поубивать! Всех до единого!- Наттан обернулся к остальным.- Я очень хотел. Я слышал стук их сердец, чувствовал запах их крови. Я едва не переступил черту.- Наттан говорил обреченно.- Знаешь, там, в Прибережном Хребте, было совсем не так. Там не было людей. Охотясь на дичь, я не сдерживал свою звериную сущность. Я всегда был в здравом уме, но лишь потому, что не должен был сдерживать зверя внутри себя.
  Наттан замолчал. Тэлла в душе ликовала. Она была права. Однако Родэр, по-видимому, совсем не разделял ее чувств.
   - Но ты же смог это контролировать,- спокойно сказал Родэр Наттану.- На самом деле, это потрясающе, учитывая всю ту свору недоброжелателей.
   - Я не уверен, что смогу сдержать себя в следующий раз. Возможно, мне просто нужно немного привыкнуть к людям. Но я не уверен, что это поможет,- сказал оборотень глядя Родэру в глаза.- Я просто хочу, чтобы вы знали это.
   - Брось, у нас здесь не собрание клуба "Я белый и пушистый". Просто впредь будешь обращаться только, когда будет жизненная необходимость. Ну и когда противник не будет нужен нам живым,- успокоил его Родэр и пошел вперед.
  Наттан улыбнулся, смотря в спину Стража. Слова Родэра подбодрили его. Это было настолько приятно, что он поклялся себе любой ценой помочь Родэру, любой ценой. Все еще улыбаясь, он последовал за другом.
   Тэлла пару мгновений стояла ошарашена но, опомнившись, последовала за своими спутниками. Она отказывалась принимать происходящее. Мохнатый признался, что представляет опасность для окружающих, а Родэр спустил ему это. Какого черта? Что их связывает?
  Родэр тем временем осуждал себя. Он специально пошел вперед, чтобы другие не видели гримасу отвращения на его лице. Он боялся признаться даже самому себе, что использовал Наттана как козырь в рукаве. Наттан был силен, быстр, кровожаден. Такой он будет более полезен, когда дойдет до настоящей заварушки. В глубине души ему нравилось, что у него есть этакий бешеный пес, которого можно спустить с поводка, когда это потребуется. Пес, который всегда расчистит ему путь. И плевать, что этот путь будет усыпан трупами.
   - Ребята, мне кажется, пора утроить привал. Сомневаюсь, что кто-то из тех в таверне будет достаточно глуп, чтобы идти за нами,- с некоторой ухмылкой сказал Наттан, обращаясь на самом деле исключительно к Родэру.- Ну же, Родэр. Завтра будет новый день. Сейчас мы уже ничего не сделаем.
   - Вынуждена согласиться,- добавила Тэлла, чем вызвала некоторое удивление у обоих мужчин.- Завтра нам понадобятся силы. Много сил.
   - Спокойно, спокойно я тоже так считаю,- сказал, не оборачиваясь Родэр. Оба его товарища были уверенны, что он улыбается.
   Родэр действительно так считал. Как бы он не хотел останавливаться, нужно было рассуждать логически. Тэлла все правильно говорит. Понадобиться очень много сил, это не поддавалось сомнению. Особенно учитывая то, о чем Родэр периодически думал по дороге от самой таверны. Следующий шаг. У него были некоторые мысли насчет того, что нужно делать теперь, когда Сэдд оказался бесполезным.
   - Вон там деревьев поменьше будет. Там и останемся на ночлег,- осмотревшись, сказал Родэр, указывая рукой, на небольшое свободное от деревьев пространство слева от них.
   - Ага,- синхронно согласились Наттан и Тэлла.
   Они вышли на эту совсем небольшую поляну протяжностью около пятнадцати метров. Родэр отвел лошадей немного в сторону, чтобы они не мешались перед глазами. Тэлла сняла со своей коричневой лошади по кличке Изумруд дорожную сумку и, открыв ее начала что-то искать.
   - Не знаю, как вы, а я не прочь перекусить,- потягиваясь, беззаботно сказал Наттан.
   - У нас найдется для тебя немного провизии,- сказала почти дружелюбно Тэлла, однако когда оборотень обернулся к ней, то наткнулся лишь на полный недружелюбия холодный взгляд.
   Тэлла начала доставать из сумки все необходимое для приготовления еды в полевых условиях: небольшой казанок, овощи, какие-то специи, хлеб. Наттан со смятением смотрел на это. Через мгновение он недовольно скривился.
   - Знаете, я больше мясо люблю. Свежее,- начал он неуверенно.- Я, наверное, пойду, поохочусь немного.
   - Может не стоит сейчас разделяться?- сказал Родэр, собирая хворост.
   - Пусть идет,- раздраженно обронила Тэлла.- Хоть глаза мозолить не будет.
   - Хм, ты мне тоже нравишься,- с улыбкой подмигнул ей Наттан и сбросил с себя балахон.
   Тэлла скорчила ему рожицу, однако Наттан этого не видел, так как уже развернулся и пошел в лесную темноту. Пройдя несколько метров, он вдруг упал на четвереньки и начал судорожно извиваться. Спустя пару секунд он поднялся. Наттан был весь покрыт шерстью и намного выше, чем раньше. Его могучая покрытая черной шерстью спина вздымалась и опускалась от дыхания.
   У Тэллы непроизвольно побежали мурашки. Лошади, учуяв неладное, испуганно заржали и попытались сбежать. Благо Родэр привязал их поводья к дереву.
  Оборотень медленно развернулся и посмотрел Тэлле в глаза. У него было странное выражение лица. Колдунья была готова поклясться, что он улыбался. Затем зверь вновь развернулся к ним спиной и кинулся куда-то в глубину леса.
   Спустя полчаса Родэр и Тэлла грелись у небольшого костра, разведенного с помощью магии. Они сидели напротив друг друга и молча наблюдали за варившимся бульоном. Разговор никак не клеился. Родэр задумчиво и мрачно пялился в огонь и Тэлла долго не решалась его беспокоить. Наконец напряженное молчание ее достало, и она сказала:
   - Все образуется,- она понимала насколько банально и в тоже время нелепо это звучало, но ничего другого ей в голову не пришло.
   Родэр поднял на нее свой полный печали взгляд. Тэлла уже было пожалела, что заговорила. Мгновение он всматривался в ее голубые как летнее небо глаза. Затем на его лице появилась легкая, но искренняя улыбка.
   - Я знаю,- просто сказал он.- Извини, я придался воспоминаниям. Прекрасным воспоминаниям.
   - О чем эти воспоминания?- спросила Тэлла, ответив Родэру такой же легкой улыбкой как у него.
   - О многом. Ты знаешь, это несложно понять. Мои чувства. Я часто слышал, как люди жалуются на трудности семейной жизни. Они жалуются на ссоры с супругами. На неблагодарных и непослушных детей. Они постоянно говорят, как хорошо было бы быть свободным от всего этого, от обязательств,- задумчиво говорил Родэр, вновь переведя взгляд на огонь.- Но они не могут это бросить. Они понимают как важна семья, как важна связь с близкими. Они временами ссорятся и довольно сильно, но каждая сторона жаждет примирения. Неважно кто прав кто виноват. Все жаждут примирения. А кто не жаждет, тот не является частью семьи. С этим сложно жить, но это легко понять. Значение семьи.
   Родэр замолчал. Он так пристально смотрел в огонь, как будто пытался рассмотреть в нем что-то. Тэлла внимательно смотрела на него, ловя каждое его слово, пытаясь понять его чувства.
   - Семейная жизнь никогда не была для меня тягостью. Я всегда принимал все трудности как неотъемлемую часть обычной счастливой жизни, радуясь, что у меня есть эти мелкие повседневные заботы. Возможно, это потому, что моя дочь заполнила ту ужасную пустоту, таящуюся когда-то в глубине моего сердца,- он снова посмотрел Тэлле в глаза.- Мне всегда этого не хватало, пока я был Стражем. Всегда чего-то не хватало. А когда у меня появилась Улла, она словно дала мне новую жизнь. Временами ужасно скучную, но необычайно ценную жизнь. Со всеми заботами и трудностями жить намного лучше, чем жить с той пустотой, что занимала мое сердце. Я очень долго был счастлив и я просто не могу представить себе жизнь без моей семьи. Без моей дочурки.
   - Я хотела бы сказать, что понимаю тебя. Но это была бы ложь,- начала Тэлла, когда Родэр замолчал.- Как ты можешь помнить, я никогда не была близка со своими родителями. Но глядя на тебя я понимаю, что многое потеряла. Именно поэтому я сейчас здесь. Я хочу помочь тебе. Я хочу понять тебя. И я бы хотела со временем стать частью чей-то семьи тоже,- последнее предложение Тэлла произнесла неуверенно и смущенно, так как Родэр поднял голову и их взгляды встретились.
   Несколько мгновений Родэр с нежной улыбкой смотрел ей в глаза. Затем медленно поднялся и, подойдя к Тэлле, сел возле нее. Она с некоторым смятением продолжала смотреть на его лицо. Он нежно, но властно обнял ее рукой за плечи и подтянул к себе. Страж давно не видел в глазах Тэллы столько нежности и счастья. Она с благоговением положила голову ему на плечо.
   - Я очень ждал твоего приезда. Очень ждал. Потому что очень за тобой скучал все эти годы. И ни дня не прошло, что бы я не вспомнил о тебе. И я хочу извиниться за то, как холодно принял тебя, когда увидел там возле моего дома и сказать чт....- однако договорить он не успел, потому что Тэлла жадно впилась губами в его губы.
   И Родэр ответил на ее поцелуй, крепче прижав ее к себе. Не мог не ответить. Это волшебное мгновение стало его маленьким спасением, пролившись бальзамом на сердце. Он чувствовал ее трепет в своих объятиях. Он казалось, слышал, как бешено, стучит ее сердце. И в его разуме впервые за этот день появилась мысль, что все будет хорошо...
  
   Глава 9
  
   В небольшом тускло освещённом кабинете мужчина откинулся на кожаное кресло. Это был мужчина лет тридцати пяти на вид с темными густыми волосами, беспорядочно торчащими в разные стороны. На нем была белая рубаха с широкими рукавами и синий шелковый жилет. Брюки и сапоги были черные. На левой руке был серебреный перстень с большим драгоценным камнем необычного персикового цвета.
   День выдался невероятно тяжелым, потому мужчина ужасно хотел спать. Он окинул усталым взглядом кабинет. Окон в нем не было. Из мебели были только большой письменный стол из дуба заваленный кучей различных документов и парочкой книг, три кожаных кресла. Два кресла стояло перед столом, а в третьем сидел он сам. Слева и справа стояло два больших книжных шкафа занимавшие собой обе стены целиком. Сзади мужчины тоже был такой же книжный шкаф. Спереди была массивная дубовая дверь.
   Освещением служили два факела висевшие по сторонам от двери. Так же было два больших золотых подсвечника, которые стояли на столе перед мужчиной. Из-за такого освещения было абсолютно невозможно определить цвет стен, потому как комната была наполнена мерцающими тенями.
   Вдруг в дверь застучали.
   Мужчина провел по голове рукой, тем самым усугубив беспорядок на голове и недовольно бросил:
   - Входи.
   Дверь немедленно открылась, и в комнату вошли два мужчины. Первый был одет в белую рясу с красными рукавами и капюшоном откинутым назад. Ему было около сорока лет. Лицо было смуглое покрытое морщинами. Волосы были темные с легкой проседью на висках. Второй был с аккуратной бородой и с черной повязкой на глазу. Этот был в белоснежной рубахе и коричневых штанах с широким поясом.
   - Не отвлекаем?- поинтересовался Хорст.
   - Нет. Я как раз закончил с делами,- равнодушно произнес хозяин кабинета.- Присаживайтесь.
   Оба гостя немедленно уселись в кресла перед столом.
   - Неважно выглядишь, Фоулкрид. Совсем себя не жалеешь,- начал мастер Илой.
   - Ближе к делу. У меня нет времени на светские беседы,- жестко сказал Фоулкрид.- Нашел то, что искал?
   - Да, замечательные экземпляры. Хорст уже видел,- после короткой паузы промямлил мастер Илой раздосадованный грубостью Фоулкрида.
   - Вот и замечательно. Проблемы были?
   - Небольшие. За одну из девок заступилась колдунья из числа Стражей,- пригладив волосы, рассказал Илой и запнулся, увидев, как напрягся Фоулкрид.
   - И что?- резко спросил Фоулкрид и придвинулся ближе к мастеру Илою.
   - Ну, она очень подозрительно отнеслась к происходящему, пыталась вмешаться. Но я напомнил ей о ее обязанностях, и она утихла,- пояснил жрец.
   Фоулкрид мгновение с немой озадаченностью смотрел в глаза мастера Илоя. Затем вновь откинувшись на спинку кресла, запрокинул голову вверх и уставился в покрытый тенями потолок. Напряжение в кабинете росло. Фоулкрид продолжал пялиться в потолок. Илой выглядел растерянно. Единственным кто сохранял равнодушное спокойствие, был Хорст. Он безразлично осматривал переплеты книг в шкафу возле себя.
   Наконец Фоулкрид посмотрел на подчиненных и сказал:
   - Как она вообще там оказалась?
   - Та я сам не знаю. Она застала меня врасплох, но я был крайне убедителен,- придав уверенности голосу, сказал жрец.
   - Я слышал, что в одном из поселений живет старый Страж. В дела империи уже много лет не лезет,- непринужденно молвил Хорст продолжая рассматривать полки с книгами.- Говорят, охотник из него что надо. Любую тварь убить может. И вроде как у него дочь есть.
   - Старый Страж. Хм, они не бывают старыми или слабыми. Они всегда опасны. Что касается колдуньи, если Страж в чем-то сомневается, то не успокоится, пока не докопается до истины. Так было всегда и я очень сомневаюсь, что что-то изменилось. Если эта колдунья начнет разбираться, то все может очень плачевно закончиться. Для нас плачевно,- сказал Фоулкрид и, предав особой важности голосу, продолжил,- мы слишком близко подошли к своей цели и не можем допустить даже намека на ошибку.
   - Так какие указания?- поинтересовался мастер Илой.
   - Ты, Хорст, узнай, не притащил ли Илой родственницу Стража.
   - Хорошо,- сказал все также глядя на книги тюремщик. Затем он указал Фоулкриду на шкафчик.- Я возьму одну? А то совсем скучно в последнее время.
   - Бери,- кивнул ему Фоулкрид.
   Хорст тут же встал и полез к полкам. Он взял небольшую выцветшую книгу и сел обратно в кресло. Удобно умостившись, он, не обращая внимания на остальных, открыл ее с начала и углубился в чтение.
   - А, ты, свяжись с Дезмондом,- приказал Фоулкрид, многозначно посмотрев на Илоя.- Пускай он с командой проверит, не двинулась ли следом за тобой эта ведьма. И предупреди, что возможно Стражей двое. Пускай удостоверяться, что они нас не найдут.
   Мастер Илой сдержанно кивнул. Чертов Фоулкрид обращается с ним как с мальчишкой. Дерзит, указывает что делать. "Неужели я настолько жалок",- думал про себя жрец. Другое дело этот треклятый тюремщик Хорст. Никто никогда ему не дерзил, никто никогда его не оскорблял. И мастер Илой ни разу не видел, чтобы кто-то ему хотя бы просто перечил. Все с уважением относились к его мнению, хотя сам он никогда его не навязывал, желая оставить при себе.
   - Хорст, что там с дезертиром?- нарушил молчание Фоулкрид.
   - Держится пока. Сильный парень,- не отрывая глаз от книги с долей уважения в голосе сказал тюремщик.- Признаться жаль переводить таких людей. У нас таких мало.
   - Сам виноват. Тоже мне, последователь Тамуи. Девку не нашли?- зло выпалил Фоулкрид.
   - Нет,- спокойно покачал головой Хорст.
   - Какая разница, я не думаю, что она доберется до людей, а если и доберется, то вряд ли ей кто-либо поверит,- влез с легкой улыбкой Илой.
   - В этом твоя проблема, Илой. Ты никогда не думаешь! Это все не шутки! Не сейчас! Нам нельзя допускать больше ошибок!- Фоулкрид смотрел на жреца так, будто хотел вцепиться ему в глотку.
   - Ну ладно тебе, Фоулкрид. Мастер Илой хотел сказать, что не стоит волноваться так, как наши ребята совсем скоро найдут беглянку. Не так ли?- снисходительно сказал Хорст, соизволив, наконец, поднять глаз от книги.
   - Да, конечно. Я имел ввиду именно это,- поспешил согласиться жрец, взбешенный снисходительным тоном Хорста.
   - Надеюсь,- недовольно сказал Фоулкрид.
   - Мы, пожалуй, откланяемся,- поднявшись с кресла, произнес Хорст.
   Мастер Илой опираясь на подлокотники, поднялся тоже. Он быстро кивнул Фоулкриду и поспешил удалиться первым. Хорст так не спешил. Он посмотрел, на какой странице книги остановился так, словно причал уже несколько десятков страниц и аккуратно ее закрыл. Затем последовал за жрецом, который ожидал его у двери. Через секунду Фоулкрид остался в кабинете один.
   До сих пор все складывалось идеально. Заветная цель была столь близко, что сердце начинало замирать, предвкушая будущий триумф. Но все эти мелкие неприятности и оплошности ужасно нервировали и даже пугали. Что если все обрушиться на заключительной части? Что если годы жизни окажутся, потрачены в пустую?
   Сейчас Фоулкрид жалел, что не отложил этот разговор на завтра. Теперь ему вряд ли удастся выспаться этой ночью.
  
   Глава 10
  
   - Что-то Наттан долго не возвращается, - с некоторым волнением произнес Родэр, поцеловав Тэллу в голову.
   Они с Тэллой все также в обнимку сидели у костра. Бульон уже давно был готов и Стражи, так и не дождавшись Наттана, поужинали вдвоем. Бульон был совсем не плох. И теперь оба были сыты и согреты, что на данный момент было их единственной целью.
   - Быть может, он сбежал? Ты не подумал что все это слишком круто для него?- ехидно спросила Тэлла.- Он не кажется мне надежным.
   - Он точно не сбежал. Я понимаю, ты ему не доверяешь, но он не так плох, как тебе может казаться. И я доверяю ему так же, как бы доверился любому из наших друзей-Стражей.- спокойно возразил Родэр.
   Тэлла ничего не ответила. Она молчала с минуту, после чего Родэр вдруг ощутил, как Тэлла напряглась.
   - Это из-за Фародея?- осторожно спросила она.
   Родэр не ответил. Она знала, что этот вопрос заденет плохие воспоминания, но оказалась не в состоянии не спросить. Он медленно отстранился от Тэллы и, развернув голову в другую сторону, уставился в темноту.
   Вдруг из противоположной стороны послышался треск ветки под чьей-то ногой. Тэлла мгновенно приготовила боевое заклинание, Родэр потянулся к ножу в сапоге. Однако вместо каких-либо недоброжелателей из темноты показался Наттан. На его лице была самодовольная ухмылка. В левой руке он держал за уши три заячьи тушки.
   - Спокойно, нелюди, свои идут,- продолжая улыбаться, сказал Наттан.- Еще прирежете случайно. А вы, я вижу, время зря не теряли.
   Ни Родэр, ни Тэлла так и не поняли, говорил ли он о том, что пару секунд назад они сидели в обнимку или об остывшем бульоне. Он подошел к казанку и зачерпнул половником варево. Сначала он поднес половник к носу и сделал глубокий вдох. Затем Наттан сделал небольшой глоток. На его лице изобразилось одобрения.
   - И это все что ты смог поймать?- спросила Тэлла с ухмылкой глядя на заячьи тельца.
   - Ты, видать, уже забыла, что мое второе я, то которое с клыками, является одним из опаснейших хищников Рамироа?- с такой же ухмылкой спросил ее оборотень.- Я сожрал оленя. Приносить его остатки мне показалось слегка неэтично. Поэтому я принес вам кроликов.
   Наттан опустился на землю напротив Родэра и Тэллы. Он сладко потянулся и разлегся по земле, с довольным видом смотря в звездное небо. Где-то в лесу аукнула сова. Сейчас было слышно только треск костра. Изредка слышались звуки, исходящие от лесных жителей, но никто из людей у костра не предавал этому значения.
   Родэр не боялся нападения ночных хищников. Разве найдется в этом лесу что-либо, что могло бы справиться с ними тремя? Он в этом очень сомневался. И он не знал, что Наттан уже позаботился об их безопасности. Рыская по округе, оборотень убил всех крупных хищников. И их растерзанные тела послужили легкой добычей еще очень большому количеству голодных зверей.
   - Так что будем делать теперь? Идеи есть?- спросил Наттан все также глядя на звезды в небольшое свободное от крон деревьев пространство.
   - Вообще-то есть,- сообщил Родэр и, увидев обиженное лицо Тэллы добавил, - Прости, я не хотел рассказывать это дважды.
   Тэлла сделала возмущенное лицо, но никто больше не обращал на нее внимания.
   - Здесь недалеко, всего полдня пути, есть храм Талдари. Я сомневаюсь, что она там. Раз уж за ней пришел сам жрец внутреннего круга то, скорее всего он забрал ее в их убежище,- начал Родэр, остальные внимательно его слушали.- Но возможно там мы получим ответы на некоторые вопросы. Настоятель храма должен знать, где она может быть, или где находиться их убежище.
   Родэр замолчал, давая товарищам время обмозговать его план. Он не собирался спрашивать, согласны ли они с планом. Они знали, на что шли и теперь отнекиваться поздно. С другой стороны план в чем-то был самоубийством.
   Каждый жрец и послушник в храме являлся магом. Конечно, среди них редко были искусные мастера магии, но все же. Был бы Родэр один, тогда бы это действительно было б самоубийством, а так хоть есть варианты.
   - Я полагаю, ты уже думал, как это провернуть. Так что давай выкладывай свои мысли,- первым заговорил Наттан, поднявшись на локти.
   - Ну, хорошо. Вот что я думаю. Я уже бывал в этом храме когда-то. Не так что б очень давно. Жрецов там не очень много. Всего лишь человек шесть. И где-то пятнадцать послушников. Храм далеко от селений, так что на шум сбегутся не скоро. Мы с Тэллой займемся послушником, а ты, Наттан, будешь отвлекать внимание. Я бы й сам настоятеля взял, но мне нужно его еще и расколоть. Так что без Тэллы мне с ним делать нечего. Тебе не нужно особо лезть на рожон. Ты, главное, привлеки их внимание, займи, пока мы с Тэллой будем добывать информацию,- выложил как на духу Родэр.
   Наттан почесал затылок и сел. Ему предстояло самое трудное, но вместе с тем он прекрасно понимал, что лучше него с поставленной задачей не справиться никто из троицы. Родэра просто зажарят различными заклинаниями, а Тэлла даже сумев продержаться с помощью магических барьеров достаточно долго, не сможет сбежать.
   - Все вроде логично,- согласился оборотень, минуту поразмышляв.- У меня только вопрос. Это, по-твоему называется не лезь на рожон? Чтобы отвлекать их мне придется сойтись с ними в открытую.
   Мгновение помолчав, Родэр сказал:
   - Настоятель постоянно находиться в святилище. Там мы с Тэллой нападем на него. Ты заявишься в храм в зверином обличии и начнешь там потасовку. Ты должен завлечь к себе как можно больше клириков, чтобы мы смогли, не привлекая внимания пробраться в святилище, где и произойдет увлекательная встреча с настоятелем.
   - Не подкопаешься. Но хотелось бы быть уверенным, что моя смерть будет не напрасной. Она точно сможет справиться с главным клириком храма?- спросил Наттан с некоторой обеспокоенностью.
   Однако вместо Родэра ответила Тэлла:
   - Будь уверен, я смогу его удивить.
   Родэр улыбнулся. Наттан зацепил ее слабое место. Она терпеть не могла, когда кто-то сомневался в ее способностях. И соответственно выкладывалась на двести процентов, чтобы доказать злым языкам насколько глупо было сомневаться в силе. Наттан вновь лег на землю и сказал:
   - Не скажу, что я хотел услышать именно это. Ну да ладно. Не знаю, как вы, а я хочу уже вздремнуть.
   Родэр взглянул на свой перстень. Было еще одно незавершенное дело. Родэр снял с руки кольцо и, держа его в левой руке, поднял на уровне глаз. Никогда в своей жизни он не думал, что ему придется делать то, что он сейчас собирался сделать. Должен был сделать.
   - Сделаешь это сейчас?- спросила Тэлла, взглянув на него с грустью.
   - А чего тянуть? Назад пути уже все равно нет,- ответил Родэр крайне серьезно.
   - Тогда я первая,- сказала она и тоже сняла свой перстень.
   Она держала его большим и указательным пальцем левой руки. Тэлла быстро осмотрелась, как будто боялась быть замеченной за чем-то плохим. Затем она взглянула в глаза Родэру и замерла. Она смотрела недолго, пытаясь найти в его глазах поддержку. После этого колдунья поднесла правую руку к кольцу и медленно повела указательный палец правой руки от левого верхнего угла герба до правого нижнего. Вслед за ее пальцем на перстне появилась глубокий след, будто перстень слегка надпилили. Затем она провела пальцем от левого нижнего угла к правому верхнему, оставляя такую же глубокую черту. Таким образом, перстень оказался, словно надпилен буквой "Х".
   Родэр взяв нож, тоже начал надпиливать им поверхность своего перстня. При этом раздавался не очень громкий неприятный скрежет. Сначала он надпилил перстень по диагонали с одной стороны, затем начал надпиливать с другой.
   - Какого черта, вы оба, делаете?- спросил недовольно, но с плохо скрываемым интересом Наттан.
   - Ты же спать хотел. Вот и спи,- сосредоточенно сказал Родэр, не отрываясь от своего занятия.
   - С вами уснешь,- пробурчал Наттан вновь садясь, так как лежа было невозможно рассмотреть, чем занят Родэр.
   Подул холодный ветерок. Родэр поднял глаза на оборотня и увидел на его лице непонимание. Этот обычай был не широко известен простолюдинам, однако Родэр полагал, что Наттан в своих странствиях должен был об этом слышать.
   - Чем является кольцо Стража?- спросила раздражённо Тэлла.
   Наттан задумался. Он молчал всего несколько мгновений. Затем на его лице отразилось понимание.
   - Так вы типа отрекаетесь от звания Стража?- неуверенно спросил он.
   - Понимаешь,- начал Родэр.- Быть Стражем это то же самое, что быть редгартом или рантрингом. Страж - это титул. Стражи - это элита, избранные. И император подтверждает их исключительность, даруя Стражу перстень. Да, полномочий у нас поменьше, чем у какого-то рантринга, но не в этом суть. Главная задача любого Стража защищать императора и его интересы.
   - Это ясно. Зачем колечко портить?
   -Ты не перебивай, ты слушай.- Грубо сказал Страж и продолжил: - Несмотря на нашу славу даже среди нас были предатели. Первым таким Стражем оказался один из приближенных Тируна по имени Нарсул. Он был одним из тех людей, которым Тирун неоднократно доверял жизнь. В какой-то момент между ними что-то произошло, и Нарсул выступил против императора. Он мог убить Тируна во сне и скрыться до того как обнаружили бы его тело. Однако Нарсул не скрывал своих намерений ни от друзей-Стражей, ни от самого Тируна, так как считал, что иное поведение слишком низкое для Стража. Он говорил, что не перестал любить Каммэрок и не утаивает свои намерения потому как знает, что заслуживает смерти. Он просто сделал на своем перстне отметку и когда его спросили, что она значит, он ответил что хочет убить Тируна. Вот так просто и честно. История не говорит, почему Нарсул ступил на этот путь, но красочно описывает дальнейшие события. Нарсул был убит спустя три месяца после того как сделал метку на перстне. Его убил его бывший партнер по команде и ближайший друг.
   Родэр прервался, чтобы перевести дыхание. Наттан и Тэлла сидели неподвижно и внимательно слушали его. Страж вдруг понял, насколько судьбоносным может быть его решение.
   - Неважно, что заставило Нарсула предать свою "семью". Важнее то, что его предательство стало частью нашей истории и оставило немалый след. Несмотря на все Нарсула очень уважают, и посей день. Многие Стражи спустя годы поступали так же, как он, если понимали, что больше не могут хранить верность своему монарху и своей родине. Некоторые уходят как я когда-то. Тихо и спокойно. Просто начинают жить другой жизнью. А кое-кто переходит на другую сторону баррикад. Но ни один Страж за всю историю их существования не ударил товарищей в спину.- Родэр остановился, чтобы перевести дыхание и собраться с мыслями.- Как и у многих воинов у нас тоже есть кодекс чести. И то, что я, то есть мы с Тэллой сделали, есть частью этого неписаного кодекса. Если Страж, по какой бы то ни было причине помышляет сделать что-либо плохое по отношению к империи или императору, то он не скрывает своих намерений. Он просто оскверняет перстень и это становиться знаком для его бывших товарищей и всех остальных, что этот Страж им теперь враг. С тех пор Стражи, встретив друг друга, в первую очередь смотрят на кольцо, чтобы удостовериться, что рядом союзник.
   Когда он закончил, наступила продолжительная пауза. Где-то в темноте ухнула сова. Наттан пристально смотрел на Родэра. Страж в свою очередь думал о том, что Наттан никогда не сможет понять насколько значимый сейчас был момент. Момент отречения. Осквернить кольцо это значит больше никогда не вернуть уважение окружающих, это значит потерять доверие былых товарищей до конца жизни.
   - Понятно. Не буду мешать. Пускай вам приснятся Сады Отэниды.- наконец безразлично сказал оборотень и вновь улегся на земле.
   Родэр снова начал надпиливать перстень.
   Сады Отэниды. Отэнида - несчастная молодая девушка, полюбившая одно из божеств Рамироа. Отэнида полюбила Дэхэнура. Говорят, они встретились, когда Дэхэнур пришел забрать ее душу после смерти, и им хватило одной встречи чтобы полюбить друг друга. Он желал провести с ней вечность, но ее душа не могла остаться с ним.
   Тогда Дэхэнур создал особое место, бесконечный цветущий сад, куда он и поселил душу любимой. В этом саду было вечное лето, там было безопасно и спокойно. Там было множество цветов и трав. Там всегда пели птицы. Там не было ужасов земной жизни и душа, пребывающая там, обретала покой и гармонию. А еще на рассвете и закате там было слышно прекрасное пение Отэниды. Прекрасная девушка поет для своего возлюбленного каждый божий день ожидая того часа когда она сможет воссоединиться со своим возлюбленным Дэхэнуром.
   Увидеть во сне Сады Отэниды желали людям, потерявшим душевный покой. Многие считают, что сама Отэнида показывает людям свой сад, чтобы те могли обрести надежду и усмирить чувство горя. Хотя также известно, что если часто видишь во сне сад Отэниды, то это примета скорой смерти.
   На мгновение в мыслях мелькнул образ дочери. Он вспомнил, что она нуждается в нем. И Родэр вдруг осознал, что ему плевать на свое звание Стража, плевать на уважение остальных. Плевать на то, что ни один из старых друзей больше никогда не доверится ему. Главное, чтобы Улла была в безопасности.
   Закончив осквернять перстень Родэр надел его на палец. Тэлла ждала, пока он закончит, и теперь пошла к своей лошади, чтобы достать небольшое тонкое одеяло. Вернувшись с ним к огню, она окуталась и легла не землю чуть поодаль от Родэра.
   Родэр решил тоже ложиться спать. Был один весомый плюс у большинства воинов-Стражей. Они очень чутко спали, потому отпадала необходимость в ночных дежурствах.
   Он достал с седла Косой два небольших пледа. Один он набросил себе на плечи, Другим он сверху укрыл Тэллу. Она не открывая глаза, улыбнулась и сказала:
   - Спокойной ночи.
   - И тебе спокойной,- пожелал ей Родэр продолжая смотреть на ее улыбку. Она была такая искренняя и теплая. От нее Стражу стало уютно и хорошо.
   Родэр вернулся на свое прежнее место и лег на бок. У нее перед глазами застыла Тэллина улыбка. Он знал, что если отпустит эту улыбку, то уже не сможет уснуть от тягостных мыслей и переживаний о дочери. Постепенно его разум погрузился забвение сна...
  
   Глава 11
  
   Было тепло. День был солнечный и ясный. Родэр сидел на широкой лаве и наблюдал за бегающими детишками. Рядом сидело несколько женщин.
   - Она, безусловно, очень милая, Родэр.- заявила одна женщина, в которой Родэр признал соседку Нуретту.
   - Спасибо,- растерянно поблагодарил Родэр.
   - И добрая,- добавила обеспокоено Нуретта.- Она играет с Налой, защищает ее. Почему-то никто не хочет играть с Налой кроме нее.
   Родэр улыбнулся. Его милая Улла совсем как мама. Такая же добрая и веселая. Он посмотрел на детей. Улла, что было духу, убегала от одного из соседских мальчишек, умудряясь при этом его передразнивать.
   - Если нужна какая-то помощь, обращайся,- сказала одна из женщин сидящая справа.- Тебе наверно нелегко приходиться. Все время с маленькой Уллой весь такой в заботах. А наши мужья только то и делают, что медовуху глушат. И не интересно им, что их детям отец нужен.
   - Да хватит меня смущать,- обескураженно заявил Родэр.
   Он уже несколько лет живет в Вейлеруде, но к этим бабским заседаниям привыкнуть все не мог. Он часто гулял со своей малышкой в это время, так как его соседки выводили своих деток поиграть на воздухе. Но Родэр уже понял, что дети - лишь повод собраться вместе и посплетничать немного. И это было для него своего рода испытание.
   - Знаешь, а ко мне скоро сестра приедет,- заботливо сказала еще одна.- Она живет в городе. Ей двадцать три и она настоящая красавица. Я думаю, она тебе понравиться.
   - О, я не сомневаюсь в этом,- подхватила Нуретта.- Родэр, она действительно милая. - Спасибо. Мне очень приятно, что вы обо мне заботитесь,- стараясь не выдавать раздражения, произнес Родэр.- Но боюсь я еще не готов впустить в свою жизнь какую-то девушку помимо Уллы.
   - Да конечно, милый, извини нас,- тут же спохватилась пожилая женщина, сидящая с самого края лавы. Она привела сюда поиграть шестилетнего внука.
   Тут внезапно раздался детский плач. Родэр посмотрел на детей. Один из мальчуганов упал и расшиб нос. Его мама тут же подбежала к нему и начала успокаивать. Остальные дети окружили их и сочувственно спрашивали мальчика все ли с ним в порядке.
   - Я пойду, нужно Ирису кровь смыть. Всем пока,- обратилась к родителям мама мальчика и повела его домой.
   - Мы, наверное, тоже пойдем.
   - И мы.
   - И нам уже давно пора.
   - Еще увидимся, Родэр.- улыбнувшись, сказала Нуретта и, взяв Налу за руку пошла домой.
   Родэр окликнул Уллу. Она выглядела расстроенной, так как не наигралась с ребятами вдоволь. Он махнул ей рукой, и она тут же подбежала к нему.
   - Ну, вот и все, малышка. Пойдем домой, съедим что-нибудь вкусненькое,- нагнувшись к Улле, сказал Родэр с улыбкой.
   При упоминании вкусненького на лице девочки отобразилась радостная улыбка. Она взяла отца за руку и весело потянула его домой. Однако не успели они пройти пару метров, как Улла погрустнела.
   - Папа, а можно вопрос?- сказала она, опустив нос.
   - Конечно, милая.
   - А где наша мама?- не поднимая головы, спросила Улла.- У всех есть мама, а меня нет мамы.
   Родэр застыл. Конечно, он знал, что когда-то она спросит его об этом. Но Родэр надеялся, что это произойдет как можно позже. Он медленно присел возле дочери и обхватил руками ее лицо.
   - У нас тоже есть мама,- медленно, пытаясь подбодрить грустную Уллу, сказал Родэр, на его глазах заблестели слезы.
   - А где же она?- подняв грустные глазки, спросила девочка у отца.
   - Ей пришлось нас оставить. Она не хотела, но ей пришлось отправиться кое-куда. В одно место очень далеко отсюда.- Родэр пытался подобрать нужные слова.- И она не вернется к нам больше. Но она очень любит тебя. Любит больше всего на свете. И она просила тебя не скучать по ней, не печалиться. Она обещала, что будет присматривать за нами.
   - А как зовут нашу маму?- спросила Улла.
   - Ее зовут Анита.- улыбнулся Родэр, и слезы покатились по его щекам.
   - Пап, не плачь. Ты плачешь, потому что мама не с нами?- взволнованно спросила девочка.
   - Да, доченька. Она оставила нас совсем одних.
   - Мы ни одни. Мы же есть друг у друга,- сказала Улла и обняла Родэра.
   - Это верно, Улла. Ты есть у меня, а я есть у тебя. Мы вместе против целого мира.
   Родэр отпустил малышку, и она пошла вперед. Родэр двинулся за ней.
   - Родэр!- донеслось внезапно до мужчины.
   Страж оглянулся. Улица была абсолютно пустынна.
   - Родэр!
   Страж вновь испуганно осмотрелся, однако вновь не увидел никого. Было ощущение, будто кричат прямо в голове.
   - Родэр!..
  
   Глава 12
  
   - Ну же, Родэр, вставай,- уже, наверное, в четвертый раз потряс спящего Стража Наттан.
   Родэр нехотя открыл глаза.
   - Какого лешего?- спросонья поинтересовался Родэр.
   - Извини, конечно, но мне пришлось тебя разбудить. Не подумай ничего такого. Не то что бы я наблюдал за тем, как ты спишь. У тебя слезы потекли, и я отчего-то засомневался, что это слезы счастья.
   Родэр сел и начал протирать глаза. Вдруг он почувствовал запах жареного мяса, и слюна невольно собралась у него во рту. С трудом открыв глаза, он увидел присевшего возле него Наттана. Затем Страж оглянулся вокруг. На их поляне было еще довольно темно. Тэлла еще спала.
   - Уже почти рассвет,- объяснил Наттан.- Мне не спалось, потому я приготовил нам завтрак.
   Наттан указал рукой на огонь. Там на импровизированном вертеле жарилось два кролика.
   - Вчерашние кролики?- усмехнулся Родэр.
   - Нет. Тех я выбросил. Пришлось снова поохотиться.
   Наттан снял с вертела одного кролика и осторожно передал Родэру. Тот, взяв кролика в руки, с наслаждением втянул носом соблазнительный аромат жареного мяса. Затем, не желая больше мучиться, откусил кусок кролика.
   - Черт возьми, как тебе удается готовить такую вкуснотищу?- восхищенно спросил Родэр, не успев толком переживать.
   - На самом деле все довольно просто. Главное, правильно прожарить мясо, ну и конечно специи,- улыбнулся самодовольно Наттан и сел рядом.- У меня было много времени, чтобы освоить мастерство приготовления дичи. Ну, знаешь, там, в Прибережном хребте. Хотя гораздо чаще я питался сырым мясом. Гораздо быстрей и не менее питательно.
   - Учту,- почесав тыльной стороной руки, висок сказал Родэр и вновь принялся есть.
   Наттан сидел молча. Сначала Родэр было решил, что Наттан просто хочет дать ему спокойно поесть, но вдруг вспомнил, что это совсем не его стиль. Кроме того, Наттан сидел несколько напряженно, как будто очень хотел что-то спросить на все никак не решался.
   - Ты что-то хочешь?- настороженно спросил Родэр.
   - Я кое-что слышал вчера, когда пришел. Вы обсуждали меня. И наша милая дама,- Наттан кивнул в сторону Тэллы,- упомянула некоего Фародея. И признаться, любопытство просто распирает меня. С чего это вдруг она решила, что именно благодаря этому неизвестному ... эээм ... человеку у нас с тобой такие замечательные взаимоотношения?
   Родэр замолчал. Конечно, он еще вчера понял, что спор с Тэллой не прошел мимо ушей Наттана. Говорить о Фародее совсем не хотелось, но с другой стороны Родэр понимал, что нужно кому-то выговориться и он достаточно доверял Наттану, чтобы выговориться именно ему.
   Родэр быстро начал обгладывать кролика, так как ему не хотелось потом доедать остывшее мясо. Наттан встал размяться немного, пока его друг жадно завтракал.
   Было прохладно. Небо начало понемногу светлеть. А лес просыпался, наполнялся различными звуками: запели птицы, где-то послышался звериный рев, со всех сторон доносились мелкие шорохи. Лес и ночью был полон жизни. Но не так как сейчас. Ночью эта жизнь была призрачная, опасная. Каждый звук погружал в страх. От каждого звука стыла кровь в жилах, так как в лесной тьме источником звуков были хищники. В ночи нет обычных лесных обитателей, есть только дикие животные, которых ведет чистый инстинкт, которые жаждут крови. И есть добыча. Жертва, которая питает темноту своим страхом.
   А сейчас лес был наполнен другой жизнью. Настоящей жизнью. Не такой как в ночной тьме. Это была жизнь и мелких насекомых, и маленьких кроликов, и множества лесных птиц которые пережили эту ночь. Они были в каких-то своих заботах. С облегчением продолжали свои маленькие жизни, боролись за них, искали пищу, рыли нору или вили гнездо. И это было прекрасно. Куда не посмотри, везде бурлила жизнь.
   Когда Родэр закончил завтракать Наттан сел возле него. Он достал свою баклажку и, выпив глоток вина, передал ее Родэру. Родэр взял ее и с некоторой неуверенностью отхлебнул немного. С ней оставалось совсем немного вина, на самом дне.
   - Ну?- нетерпеливо спросил Наттан.
   - Фародей был Стражем, как и мы с Тэллой.- начал Родэр болтая в руке содержимое баклажки.- Более того, он был членом нашей команды. Для нас обоих он был старшим братом и верным другом. Однажды нас отправили убить оборотня.
   - Всех троих?- перебил его Наттан.
   - Всех троих. Это был необычный оборотень. Дунарский Потрошитель.- Родэр сделал небольшую паузу, чтобы проследить за реакцией Наттана.- Ты ведь слышал о нем, не так ли?
   - А кто не слышал? Оборотни всегда были кровожадны и опасны, но этот переплюнул всех. Перебить такое большое селение как Дунар - ни один оборотень до него не совершал ничего подобного.
   - Это точно. По правде команд на его устранение отправили три. И нашей "посчастливилось" его встретить. Завязался бой, но мы не смогли его убить. Более того, он укусил Фародея.- Страж говорил медленно, не двигаясь, смотря прямо в тлеющие угли костра, будто в них отражались события тех дней.- Это был его конец. Ты сам знаешь, все оборотни подлежат немедленной смерти. Он мог обратиться в любую минуту и поубивать нас. И я должен был его убить.- Родэр сделал пауза.- Знаешь, у него была семья. Я их хорошо знал, почти любил. И я представить не мог, как буду смотреть им в глаза. Но Фародей был умен, был истинный Страж. Он знал, что я должен сделать. И он был готов умереть.
   Внезапно Родэр замолчал и на глазах его появились слезы. Наттан уже пожалел, что заставил друга говорить об этом. Он видел, сколько боли причиняли эти воспоминания Родэру. Наступило неловкое молчание. Наттан хотел было оставить этот разговор и извиниться, но Страж продолжил рассказ:
   - У него была ко мне одна просьба - последнее желание. Фародей хотел попрощаться с семьей. Дома его ждали любящая красавица-жена и два сына. Одному было двенадцать, другому около шести. Старший прекрасно рисовал. Помню, однажды он нарисовал императору картину, которая теперь висит в тронном зале в Альмаандре. Тэлла была без сознания после стычки с Потрошителем, и я отпустил его вперед. Когда Тэлла очнулась, мы оставили Потрошителя остальным и отправились следом за Фародеем.- Родэр вытер рукой слезу покатавшуюся по щеке.- Мы с Тэллой нагнали его на холме возле его дома. Он ждал нас, чтобы мы исполнили долг, когда он попрощается. Он никогда не нарушал обещание. Фародей пошел к семье.- Родэр вновь замолчал на несколько мгновений, вспоминая подробности случившегося.- Оказалось, Стражи другой команды видели его и, решив, что он Потрошитель последовали за ним. Когда они узнали что этот оборотень - Фародей, они решили исполнить свой долг. Они зашли с другой стороны, и мы с Тэллой их не видели. Эти идиоты вошли прямо в дом и напали на него.
  Я и так переживал, пуская его в дом боялся, что он превратится. Достаточно его разозлить или ранить. Те Стражи напали на него и он,- рассказчик запнулся,- обратился. Услышав рык оборотня, мы с Тэллой помчались к дому, но было поздно. Мы застали лишь растерзанные тела и плачущего Фародея посреди них. Он растерзал всех, кто был в доме. И он сошел с ума. Его плач сменился безумным хохотом. Я кожей ощутил, какая в нем родилась жажда крови. Это был еще один Потрошитель. Подняв на нас взгляд, он закрыл глаза в предвкушении а, открыв их, спросил с отчаянием: " Почему ты меня не убил?". А потом он начал обращаться. Ему надо было несколько секунд на обращение и мне их хватило, чтобы всадить ему в голову топор.
   Родэр замолчал. Он молчал некоторое время. Наттан тоже не спешил говорить. Не о чем было говорить. Все и так ясно и понятно. Непроглядная ненависть Тэллы тоже стала вдруг еще понятней, чем была. Они оба, и Родэр и Тэлла, доверились оборотню однажды и никогда не забудут последствий.
   - Я никогда не смогу простить себя за то, что случилось тогда,- словно читая мысли оборотня, продолжил Родэр.- Я о многом жалею в своей жизни. Но если от одних утрат и ошибок боль со временем утихает, то боль от событий того ужасного дня ничуть не убавилась до сих пор. На моих руках кровь его родных. Кровь его жены. Кровь его сыновей. И я никогда не смогу себя простить за это.- Родэр медленно выдохнул.- Я должен был убить его сразу. Я не виню его, что он хотел увидеть семью. Я бы хотел этого не меньше. Но я должен был проявить благоразумие.
   - Ты ничего не должен был,- уверенно заявил Наттан, взглянув другу в глаза.- Ты поступил благородно. Ты поступил милосердно. Вы, люди, всегда так поступаете. Это отличает вас от других живых существ, но вы почему-то всегда побиваетесь из-за своих поступков. Зачем мучать себя за то, что поступил правильно? Мне не дано, этого понять,- закончил оборотень со вздохом.
   - Ты говоришь так будто сам не человек. Ты что же скажешь что не испытывал чувства вины?- уже слегка придя в себя от ужасных воспоминаний поинтересовался Родэр.
   - Не знаю, я никогда не думал, что виноват перед кем-то. Возможно, моему естеству чувство вины просто чуждо.
   - Что за вздор? Чувство вины свойственно любому сознательному существу. Просто некоторые из этих существ достаточно искусны, чтобы его подавлять.
   - Ты думаешь?- почему-то грустно спросил Наттан.
   - Я знаю,- уверенно сказал Родэр.
   Он поднялся.
   - Я хочу пройтись,- сказал Родэр и, потянувшись, побрел на север от костра. Он отошел совсем немного, и не оборачиваясь лишь слегка повернув голову на бок спросил:- Я надеюсь, вы не поубиваете, друг друга пока меня нет.
   Наттан усмехнулся.
   - Ничего не могу обещать,- неожиданно для мужчин сонно произнесла Тэлла.
   Оба мужчин рассмеялись.
   - Иди уже,- недовольно буркнула женщина, приподнимаясь на локтях.
   Через минуту Страж исчез среди деревьев. Ему нужно было подумать. Сегодня будет тяжелый день. Родэр не боялся трудностей. Его пугала неизвестность. Все ли хорошо с Уллой? А с Налой? Он обещал Нуретте позаботиться о девочке.
   А еще этот сон. Это был сон из прошлого. Родэр помнит тот день. Улле было всего четыре года, и она впервые тогда заговорила о матери. Главное чтобы это не было плохим знаком. Нужно выложиться по полной. Захватить жреца, пытать бить и убивать пока его дочурка не будет рядом.
   И Наттан хорош. Расковырял едва подсохшую рану. Надо было ему спрашивать о Фародее. Пока рассказывал о нем, было чувство будто душу когтями терзают. "Старый друг, я подвел тебя" говорил он себе. Но было понимание. В чем-то Наттан прав, черт побери. Нельзя мучать себя прошлым, не сейчас. Он сильный и должен быть еще сильнее ради своей дочери. Он найдет силы переступить через тени прошлого прямо сейчас.
   Тем временем у костра Тэлла занималась разминкой. Конечно, ее главная сила это магия, но за годы на службе она усвоила один простой, но очень важный урок - покуда тело твое сильно силен твой дух, а, значит, до тех пор ты жив. Правда она испытывала досаду и раздражение, так как Наттан ухмыляясь про себя, не отводя глаз, наблюдал за ней.
   Он знал, что ее это бесит и потому продолжал пялиться на нее и ухмыляться ее занятию.
   - Быть может, ты прекратишь это?- сорвалась, наконец, на крик колдунья.
   - Что прекращу?- искренне изумился Наттан, хотя его тон был несколько театральным.
   - Это,- прошипела Тэлла.
   - Это? Не понимаю о чем ты.- Наттан был невозмутим.
   - Прекрати пялиться,- поубавив обороты, пытаясь говорить сдержанней, сказала Тэлла.
   Оборотень усмехнулся. Затем он убрал улыбку с лица и добродушно сказал:
   - Тебе стоит поесть.
   - Я не хочу поесть,- обронила как-то неуверенно Тэлла.
   - Ты не хочешь поесть, или не хочешь поесть то, что приготовил я? Брось, мы же не маленькие дети. Ты делаешь разминку, чтобы быть в хорошей форме, но это не имеет смысла, если ты не поешь.
   - Хватит это делать,- холодно сказал женщина.
   - Я больше не пялюсь,- просто сказал Наттан
   - Я не об этом. Хватит пытаться быть милым. Мы не друзья.
   - И я так думаю,- согласился оборотень.- Вот видишь у нас больше общего, чем казалось на первый взгляд.
   - Смешно,- совсем не повеселев признала Тэлла.
   - Я знаю. Но я не шучу. Нам еще, хрен знает, сколько времени, нарушать бок-о-бок законы нашей славной империи. И я бы хотел, чтобы это прекраснейшее времяпрепровождения не омрачалось напряжением между нами. Я же вижу, тебе тоже нужен друг.
   - Что за чушь?- возмутилась Тэлла продолжая разминаться.
   - Тебе нужно с кем-то поговорить.
   - Нет, не нужно. Да и с тобой я точно говорить не буду. Если бы я буду нуждаться в разговорах, то поговорю с Родэром.
   - Милая, ты уже со мной говоришь. Да и не обо всем ты можешь говорить с Родэром.- многозначно улыбнулся Наттан и подмигнул Тэлле.- Ты сказала, что тебе не нужно ни с кем говорить. Но это не правда. Когда я вчера вернулся с охоты, ты с Родэр, считай, были в объятиях друг друга. Но спать ты легла отдельно, причем довольно напряженная. Не стоит забывать о том, что я знаю Родэра давно и слышал о тебе и о вашей давней близости.- Наттан сделал небольшую паузу, наблюдая за изумленным лицом женщины.- Неужели ты не хочешь поделиться тем, как влюблена в него, какие чувства переполняют тебя сейчас. Что не дает тебе покоя, а что наоборот радует, заставляет трепетать твое чуткое сердце.
   - Ты.... это не твое дело,- раскрасневшаяся Тэлла говорила растеряно.
   - Ну и зря. Мы могли бы пооткровенничать немного. Я бы рассказал тебе, почему Родэр мне доверяет, а ты бы рассказала о себе. Мы трое стали бы отличной командой.
   - Я слышала, как он рассказывал тебе о Фародее. Он просто чувствует вину, но вера в то, что вы, оборотни, достойны шанса, оправдывает его ошибку в прошлом, приглушает чувство вины.
   - Ты видно плохо его слышала. Он считает, что должен был убить его,- невозмутимо сказал Наттан.
   - А он должен был сказать правду? Что не убил тебя лишь потому, что так он может верить, что поступил правильно с Фародеем?- удивилась колдунья.
   Наттан не ответил. Он взял уже остывшего второго кролика и протянул ей:
   - Съешь. Тебе понадобятся силы сегодня.
   Тэлла не взяла еду. Тогда Наттан встал и сунул кролика ей в руки. Затем он обернулся и побрел вслед за Родэром.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"