Боримская Юлия Олеговна: другие произведения.

Оттенки прошлого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По приезду в новый город Элизабет выпадает возможность расследовать дело об убийстве своих родителей, а так же странные дела, происходящие в городе. Когда она узнает, что к этому причастны не люди, ей придется познать истину в легенде, чтобы распутать клубок проклятия и спасти жизни людей.

  Глава 1. Одержимость прошлым
  Было холодное, раннее утро. Непривычное даже для сырого и дождливого Альшата. Трава пропитана росой, шелест листьев и пение улетающих птиц. Вокруг был легкий туман. Мимо леса проходила девушка. Она поёжилась от холода, её тело было покрыто мурашками. На её лице отображалось умиротворение: она наслаждалась одиночеством. Тогда она ещё не знала, что для неё это утро было последним.
  Солнце отсвечивало мои зелёные глаза, а золотистые волосы сливались с ним. Я, погруженная в свои мысли, уже хотела зайти в университет. Но меня окликнули друзья:
  - Эй, как настроена на сегодня? - спросила Моника.
  - А что такого должно произойти сегодня? - с нескрываемым удивлением спросила я.
  - Сегодня же нас распределяют на практику. Отстой конечно, зачем она вообще нужна? - ответила Моника.
  - Чтобы хоть чему-то научиться, тебе так это точно нужно - шутливо сказал Браун.
  - Ой, отвали - с обидой ему ответила Моника.
  - Не надо ссориться, пошли лучше на пару, и так уже опаздываем - сказала я.
  - Ты права, но в следующий раз я надеру ему зад за такие слова - сказала девушка, на что мы с Брауном улыбнулись.
  Мы зашли в аудиторию, и, как обычно, расположились вместе на последних партах. Профессор Донован не заставил себя долго ждать - буквально через пять минут после нашего прихода, зашел в кабинет. Он произнёс:
  - Рад всех видеть! Как вы помните, сегодня я буду вас распределять по местам практики. Хочу сказать, что у вас есть возможность по программе обмена студентами попасть в другой город.
  Он начал перечислять города Америки, рассказывая, что нас там ожидает. Я не особо вникала, пока он не назвал город, который имел для меня особое значение.
  - Альшат? - переспросила я.
  - Да. Этот город отличается тем, что здесь вы можете попробовать себя в роли детектива. Ну и хоть на месяц отдохнуть от жары - ответил профессор Донован - Может у кого-то есть пожелания? - продолжил он.
   Я инстинктивно выкрикнула:
  - Я бы хотела в Альшат.
  - Вы уверенны в этом? - уточнил профессор.
  - Абсолютно.
  - Что ж, как вам угодно - недовольно сказал он, поджав губы.
  Дальше он начал распределять других студентов. В это время Моника подвинулась ко мне ближе и спросила:
  - Ты чего? Было столько классных предложений, а ты выбрала самый сырой и скучный город. Ещё и название такое странное.
  Эмоции переполняли меня, спустя только минуту я ответила:
  - Двенадцать лет назад там погибли мои родители. Вдруг, я смогу что-то узнать о них.
  - Что ты хочешь узнать? Это было так давно, вряд ли кто-то помнит их - грустно сказала Моника.
  - Не попробуешь - не узнаешь. Я хочу увидеть этот город - немного нервно ответила я.
  Она печально взглянула на меня, но больше ничего не сказала. Браун, всё это время, лишь молча, наблюдал за мной.
  Когда пара закончилась, и мы начали выходить, меня остановил мистер Донован:
  - Элизабет, я бы советовал вам, как след всё обдумать.
  - В Альшате так плохо?
  - Не то чтобы, но подумайте сами, работать с детективом, что это вам даст? Чему вы там научитесь? У нас были места намного интереснее, с вашими успехами и шикарной памятью вас бы взяли туда без проблем. Такой опыт мог бы помочь вам в будущем.
  - Спасибо, но это моё решение, и я его не поменяю. Хорошего дня!
  Я видела, что он был недоволен, но видимо, из-за моей настойчивости и решительности больше ничего не сказал. Лишь кивнул мне, в знак прощания.
  Я отправилась домой, чтобы поскорее рассказать бабушке Хлое обо всем. Я всегда называла её по имени: таково было её пожелание. Она воспитывала меня с тех пор, как родителей не стало.
  Когда я вернулась, она была ещё на работе. Я была даже рада этому, потому что не знала, с чего начать наш разговор. И хоть я всегда находила в ней поддержку, я знала, что ей не понравится мой выбор.
  Она вернулась спустя два часа. Я ждала её на кухне, нервно опираясь на спинку стула, в ожидании, когда она зайдет.
  - Привет - сказала я, заламывая пальцы на руках.
  - Привет милая - она обняла и меня. - У тебя что-то случилось?
  - Я даже не знаю с чего начать. Сегодня я согласилась поехать на стажировку в Альшат. И я знаю, что ты не одобришь этого. Но ты, же знаешь, как для меня это важно - говорила я в быстром темпе, пока набралась смелости.
  Она смотрела, как будто, сквозь меня, видимо обдумывая мои слова и подбирая их, чтобы ответить мне. Спустя пару минут она сказала:
  - Что ты пытаешься там найти? Ты делаешь только хуже себе.
  - Я не знаю, но я будто бы чувствую, что должна поехать туда. Я хочу там побывать! - из-за шквала эмоций мой голос немного сорвался на крик.
  - Принятие чего-либо важный и сложный процесс. Может, ты передумаешь?
  - Я думаю, что поступаю правильно - уже спокойно ответила я.
  - Ладно, ты же знаешь, что я всегда тебя поддержу - она улыбнулась, обняла и поцеловала меня в макушку.
  Мы ужинали, не произнося ни слова, а лишь иногда, посматривая друг на друга. Всю ночь меня мучили кошмары, видимо из-за стресса, который пришлось пережить сегодня.
  Глава 2. Альшат
  Прошла неделя. Настал тот день, которого я ждала и боялась одновременно - отъезд в Альшат. Хлоя провожала меня на поезд.
  - Будь осторожнее дитя, у меня плохое предчувствие.
  - Не волнуйся за меня, всё будет хорошо. Я буду звонить каждый день.
  Мы обнялись на прощание так крепко, как будто это было в последний раз.
  Эта ночь в поезде, казалось, длилась вечно. Я была рада тому, что могу узнать что-то о родителях. Они погибли в аварии, когда мне было восемь. Позже я узнала от Хлои, что было много указаний на то, что авария была не случайна. Но дело закрыли как "несчастный случай". И всё же, я чувствовала какую-то тревогу. И это меня пугало.
  Уже утром я была в Альшате. Выйдя из поезда, я уловила поток ветра, словно направленный в мою сторону. Стоя на платформе, сразу ощущался запах мокрого асфальта. Людей было мало, и настолько тихо, будто не было никого. Это одурманивало и настораживало одновременно.
  Я заселилась в комнату, которую мне выделили, и начала раскладывать вещи. Завтра меня ожидал ответственный день: знакомство с коллективом, заданиями. Весь вечер я провела в раздумьях о том, что ждёт меня дальше.
  Вдруг я оказалась в каком-то, сказочно красивом, живописном месте. Посреди реки, которой, казалось, нет конца. Карстовый ландшафт, зеленые холмы, крутые скалы и голубая, словно сапфир вода - всё это было как во сне.
  Только сейчас я поняла, что сижу в лодке, которая плыла, сама по себе. Резко она остановилась, и будто прозрев, я поняла, что это река Ли - которую считают "жемчужиной Китая". Я была здесь несколько раз: мы проводили время здесь практически всегда, когда у родителей были свободные дни.
  Я замерла, услышав чьи-то шаги. Медленно поднялась, стала на ноги, и поддалась вперёд. Лодка оставалась позади меня, но я всё ещё слышала какой-то, до боли знакомый голос, который был повсюду.
  Услышав его в очередной раз, я обернулась. И была снова близко к лодке, будто бы совсем не отходила от неё. Начал появляться какой-то силуэт, словно призрак. Стало не по себе так, что я перестала дышать, а сердцебиение ускорялось в бешеном ритме. И вот силуэт стал четким, в котором я увидела свою мать. Она сидела в лодке на том же месте, где сидела я, поглаживая черно-белого кота - как живая. Слёзы, что катились ручьем, могли заполнить эту реку.
  Подойдя к ней совсем близко, она подняла голову. Только сейчас она посмотрела на меня. Таким проницательным взглядом, словно хотела мысленно что-то передать мне. Но ничего не сказала. Лишь поднялась и отдала мне в руки черно-белого кота. И вновь стала походить на призрак, который я могла еле видеть, пока совсем не растворилась. Лишь я и кот остались в лодке, посреди реки, вокруг холмов и скал.
  Пока не начал появляться другой силуэт, который сразу же стал отчетливым. Женщина, чьи руки, одежда и рот были в крови. Она внушала неописуемый страх. Я даже не заметила, как моё тело начало дрожать и покрываться мурашками. От неё веяло холодом, таким сильным холодом, будто я сейчас превращусь в льдину. Только сейчас я поняла, что не могу произнести ни слова, ни писка. Весь страх, все эмоции оставались внутри меня.
  Я инстинктивно начала отходить назад. Уже, будучи за пределами лодки, обернулась, и она вновь была возле меня, лицом к лицу. Словно и не была секунду назад в метре от меня.
  Я не могла контролировать свое тело, мои руки сами по себе потянулись вниз, нащупали какой-то тяжелый предмет, и ударили её. Всё произошло настолько быстро, что я не успела понять, что произошло. Взглянувши вниз, я лишь видела её, ещё больше окровавленную, чем до этого.
  Я проснулась, задыхаясь, от ночного кошмара. Рука потянулась к горлу. Понадобилось пару минут, чтобы моё дыхание пришло в норму.
  "Что означает этот сон?" - думала я, сидя и держась за коленки.
  Немного успокоившись, я встала с кровати и пошла собираться.
  У меня было ещё два часа, чтобы поспать, но мне не хотелось. Обычно меня сложно разбудить, но здесь всё по-другому. Я вышла на балкон с чашкой горячего кофе. Ветер щекотал мое лицо, раздувая мои волосы в разные стороны. Вокруг не было ни души. Только дома, даже машин практически не было. Вдали виднелся лес. В полной тишине, глядя на горизонт, где только выходило солнце, я вдруг почувствовала блаженство. Будто мне не хватало этого всю жизнь.
  Собравшись, я вышла на улицу. Казалось, что людей здесь нет совсем: по дороге к участку я встретила всего два прохожих. Подходя к месту стажировки, я заметила, как участилось моё сердцебиение. Только сейчас я поняла, насколько волнуюсь.
  Зайдя в участок и представившись, мне сразу указали кабинет, где меня ждут. Дойдя, я несмело постучалась, и зашла. Не успев ничего сказать, ко мне сразу обратился какой-то мужчина, шатен, спортивного телосложения, чьи карие глаза внимательно смотрели на меня.
  - Ты Элизабет Моренсон?
  - Да, а вы...
  - Джеймс Скотт. Я ваш куратор, и местный детектив. А это - он кивнул в сторону, где сидел другой мужчина, даже скорее молодой человек - Дерек Хейз, мой помощник.
  Каштановые волосы подчеркивали его серые, словно льдинки, глаза.
  - Салют! - сказал Дерек, как-то странно посмотрев на меня.
  - Элизабет - слишком скучно и официально. Будешь Элиз - продолжил Дерек.
  Я улыбнулась, давая понять, что не против такого сокращения своего имени.
  - Уже успела познакомиться с нашим городом? - спросил Джеймс.
  - Немного. Он такой тихий и спокойный. Иногда, кажется, что людей здесь совсем нет.
  - Верно - улыбнулся детектив - Здесь все погружены своими заботами. Многие ездят на работу в другие города, которые находятся недалеко отсюда. На улице мало кого встретишь.
  - Но это только на первый взгляд. На выходные все любят повисеть где-нибудь. Так что, будь осторожней. Здесь все друг друга знают, а вот ты... Ты - неведомый объект для всех - продолжил помощник детектива, всё так же, с интересом рассматривая меня.
  - Учту - ответила я.
  - Осторожными нужно быть всегда. Уже несколько лет здесь, судя по всему, обитает маньяк, которого так и не поймали. Из-за этого на улице никого и не встретишь, многие вообще переехали - сказал Джеймс.
  Я почувствовала нотку грусти в его голосе. Переварив информацию, я ответила:
  - И как давно он здесь "обитает"?
  Джеймс, почему-то сделал вид, что не услышал мой вопрос, продолжив:
  - Никто не может его поймать. На месте не найдено никаких улик, зацепок. Все его жертвы - молодые девушки.
  Меня немного передернуло от его слов, но я не подала виду.
  - А как он убивает?
  Дерек молчал, а Джеймс опустил глаза, обдумывая, что сказать мне.
  - Мы сегодня собирались к Майклу - паталогоанат, который делал вскрытие последней жертве. Будет лучше, если он сам тебе расскажет.
   - Кто его последняя жертва?
  - Кэролайн Хилл - восемнадцати летняя девушка. Её убили в лесу, примерно в пять утра.
  - Но что она делала в лесу рано утром?
  - Кто знает. У неё нет отца, а мать сутками на работе. За ней, не очень то и следят - в этот раз ответил Дерек.
  Вдруг кто-то постучался. Не дожидаясь ответа, в кабинет зашла молодая, рыжеволосая, девушка.
  - Привет Алана. Неужели по мне соскучилась? - ехидно сказал Дерек.
  - Не дождешься.
  Увидев меня, она стояла будто в ступоре. Потом она улыбнулась, но эта улыбка показалась мне какой-то фальшивой, натянутой.
  - А ты? - спросила она, глядя на меня.
  - Это Элизабет - она из Лонг-Бич, приехала к нам на практику - ответил ей Джеймс - А это Алана - дочь мера города.
  Гамма эмоций на её лице перемешалась: то ли она была рада, но делал вид, что нет, то ли наоборот?
  - Лонг-Бич? Там так солнечно и тепло, а здесь так холодно и сыро - обратилась Алана ко мне.
  - Я люблю холод - я улыбнулась так же натянуто, как и она мне.
  - Нам пора идти - сказал Дерек, видимо пытаясь, развеять напряжение между нами.
  - Ты прав. Алана, ты что-то хотела? Нам пора работать - поддержал Дерека Джеймс.
  - Да, можно тебя на минуту? - обратилась она к Джеймсу.
  - Ты можешь говорить здесь. Тут некого стесняться.
  Я заметила, как Дерек улыбнулся краем губ. Видимо, его забавляла эта ситуация. Алана посмотрела на меня с сомнением, но всё же сказала:
  - Ладно. Я хотела пригласить тебя к нам на ужин. Мой отец хотел бы тебя увидеть.
  - Спасибо, если смогу, то обязательно приду. А сейчас, прости, нам пора.
  Джеймс и Дерек начали собираться. Алана показала мне на выход, давая понять, что хочет поговорить со мной.
  - Я подожду вас на улице - обратилась я к ребятам.
  Они видимо всё поняли, но возражать не стали.
  - Как хочешь - ответил Дерек.
  Алана ждала меня у входа в участок.
  - Не знаю, кто ты, и что ты задумала. Ты видимо, ещё не знаешь, кто я. Но, даже не рассчитывай занять моё место - она говорила это тихо, со злостью в своих серых глазах, глядя на меня.
  Не успела я ничего сказать и опомнится от её слов - она уже села в машину, и уехала. Почти сразу же вышли ребята.
  - Она не обижала тебя? - поинтересовался Джеймс.
  - Нет, а должна была?
  - О, за Джеймса она ещё и не такое может - сказал Дерек, как обычно, с ехидной улыбкой.
  Джеймс ничего не ответил, но посмотрел на Дерека так, что тот сразу умолк.
  Всю дорогу мы молчали. Дойдя к нужному месту, я вдруг почувствовала ком в горле. Как будто я узнала то, что не должна была. Детективы были вполне спокойными, каждый в своих мыслях. Для них это было привычно.
  - Вы опять ко мне? - сказал какой-то блондин, видимо патологоанат.
  Я встретилась с его небесно-голубыми глазами. Он смотрел на меня с интересом, бесстыдно рассматривая каждый миллиметр моего лица. Я почувствовала, как краска облила мои щеки, и отвела взгляд.
  - Это Майкл Андерсон - патологоанат, а это - он показал на меня - Элизабет Моренсон, наша практикантка - представил нас друг другу Джеймс.
  - Моренсон? - удивленно спросил Майкл.
  - Да, почему это вас так удивляет? - ответила я.
  Он было, уже хотел ответить, но нас перервал Джеймс:
  - Что там с судебно-медицинской экспертизой?
  - Всё по-старому. Никаких следов на теле убитой.
  - Как это никаких следов? - прервала их я, удивленная последней фразой Майкла.
  - Видишь ли, Элиз. На телах всех убитых нет ни одной царапины. В этом и загвоздка: не понятно как он их убивает - ответил на мой вопрос Дерек.
  -Почему вы думаете, что это маньяк? - обратилась я к детективам.
  - Это лишь предположение. Все убитые - молодые девушки, которые не имеют никаких телесных повреждений - ответил Джеймс.
  - Значит, с повреждениями жертв нет. Других убийств, что ли у вас не случается?
  - Случается, но мало. В основном убийцу находят, но допрос показывает, что остальные жертвы не его - сказал Дерек.
  - Ничего нового мы не узнали. Я на перекур - продолжил помощник.
  - Я с тобой - окликнул Джеймс.
  Я осталась ждать их с Майклом. Он не курит, поэтому и не вышел с ними. Как только они ушли, он прервал наше секундное молчание:
  - Откуда ты приехала?
  - Лонг-Бич.
  - И как тебе у нас в городе?
  - Уютно.
  Он рассмеялся.
  - Что смешного? - недоуменно спросила я.
  - Ничего, просто мало кто говорит, что такой дождливый городок уютный, тем более ты живешь в таком солнечном городе.
  - Ненавижу солнце - криво ответила я.
  Повисло напряжение. Он всё так же рассматривал меня, лишь иногда, отводя взгляд в сторону. Я старалась не подавать виду, что меня немного смущает его интерес. Мы простояли так пару минут, пока не услышали голоса Джеймса и Дерека, которые уже возвращались к нам.
  - Думаю, нам стоит поговорить в более неформальной обстановке - обратился ко мне Майкл.
  - Не думаю, что это хорошая идея.
  - Поверь, это нужно больше тебе. В пятницу, в восемь вечера, у входа в парк. Знаешь где он находиться?
  - Разберусь. Как парк то называется?
  - Он здесь всего один.
  Дверь открылась и ребята зашли. Решив, что больше здесь делать нечего, они забрали меня и попрощались с Майклом. Напоследок я заметила его проницательный взгляд, направленный в мою сторону.
  Я вернулась к себе в комнату - домом это было сложно назвать - морально подавленной. Я не понимала, как на жертвах не остается ни следа. Как он или она тогда убивает? Я не знала с чего начинать, и только сейчас начала понимать, что вряд ли узнаю что-то о родителях. От этого я чувствовала себя ещё беспомощней.
  Вдруг я услышала какой-то шорох. Я вышла в коридор и увидела какую-то, красивую, длинноволосую девушку, с глазами, напоминающими пламя. Она тоже меня заметила.
  - Ты Элизабет, верно? - спросила она.
  - Да.
  - Я Кэт, твоя соседка. Меня предупреждали, что ты будешь здесь жить какое-то время.
  - Тебя вчера не было.
  - Я уезжала навестить родителей.
  Я опустила глаза после этих слов, почувствовав резкую боль в груди. Она заметила мою реакцию и, разряжая обстановку, сказала:
  - Может, выпьем? Мы же, вроде как, соседи. У меня есть лучшее красное полусладкое, ты такого ещё не пила - улыбнулась Кэт.
  Она излучала какую-то особую энергетику. Та и мне хотелось отвлечься, поэтому я ответила:
  - Вино сейчас не помешает.
  Она переоделась, и пришла ко мне в комнату с бутылкой и двумя бокалами.
  - Тебе что-то говорили обо мне? - спросила я, пока Кэт наливала вино.
  - Конечно, меня предупредили, что будет подселение. Сказали, что ты из какого-то там юридического университета. Почему решила стать юристом?
  Мы выпили. Алкоголь немного ударил в голову. Почему-то глядя на неё, казалось, что ей можно доверять.
  - Мои родители погибли здесь, когда мне было восемь. Говорили, что это была не случайная авария, что был кто-то, кто подрезал им. Но дело закрыли, как несчастный случай.
  - И ты решила приехать сюда в надежде что-то узнать о них?
  - Откуда ты...
  - Знаю? Это очевидно. Теперь понятно, почему ты так смутилась, когда я сказала, что навещала родителей.
  Мы замолчали, она, что-то обдумавши, спросила:
  - Ты скучаешь по ним?
  - Они моя семья. Конечно, я скучаю - грустно ответила я.
  Я чувствовала, как слёзы наворачиваются на глаза. Я была ещё слишком маленькой, когда они погибли, но достаточно взрослой, чтобы запомнить их, и не иметь возможности забыть. Вдруг поняла, что все эти годы я не жила, а существовала. Во мне не было ничего другого, кроме как скорби по ним.
  - Знаешь, а я всегда чувствовала себя лишней. Родители не планировали детей, они разошлись, практически сразу после моего рождения. Мать злилась на отца, из-за этого у меня не было никогда нормальных отношений, ни с кем из них. Как только появилась возможность, я съехала от матери, чтобы не выбирать ни одну из сторон.
  Я увидела, что эта тема для неё такая же болезненная, как и для меня.
  - Мне жаль - сказала я.
  - Давай не будем о грустном. Лучше расскажи, успела познакомиться с городом?
  - Да, и не только с ним.
  Она изогнула бровь, явно ожидая продолжения. И я продолжила:
  - Сегодня была первый день на практике в вашем участке. Успела познакомиться с Джеймсом, Дереком, Майклом и Аланой.
  Удивленно похлопавши глазами, она ответила:
  - Ничего себе, ты везучая. Даже не знаю позавидовать тебе или посочувствовать.
  Вновь, пригубивши бокал с вином, добавила:
  - Значит, твой куратор Джеймс.
  - Это плохо? - немного смутившись её реакции, спросила я.
  - Нет, но... все они не такие, какими кажутся. Они не так просты. Позже поймешь.
  - Ты меня пугаешь.
  - Хах. Подожди немного, это лишь цветочки.
  Я немного смутилась от её последней фразы, но подумала, что она была брошена невзначай.
  - Я бы хотела отдохнуть. Завтра рано вставать - сказала я.
  - Да, конечно - ответила Кэт, забравши бутылку вина с бокалами, и вышла с моей комнаты.
  Я не могла заснуть до четырёх утра. Всю ночь меня не покидали мысли о том, как всё запутано, о том, как много предстоит впереди.
  Но, несмотря на это, утром я проснулась бодрой и полной сил. Дома было тяжело просыпаться, а тем более куда-то идти. Но в этом городе я ощущала себя совершенно иначе: он такой дождливый, холодный, с ноткой одиночества и грусти. Словно олицетворение меня.
  Уходивши, я не застала свою соседку - видимо она ещё спала.
  Зайдя в кабинет, я поздоровалась с ребятами.
  - Привет Элиз. Угадай, кого убили в этот раз - сказал Дерек.
  - Очень смешно. Ты всегда такой токсичный?
  - Нет. Только по четным числам - ответил он.
  - Доброе утро! Не хотелось, начинать день с плохих новостей, однако, последнее время они редко бывают хорошими - сказал Джеймс.
  - Опять молодая девушка, с неясными признаками смерти? - спросила я.
  - Именно - ответил куратор.
  - Этот город кажется таким маленьким, и вроде бы, большинство друг друга знают, но почему его никто не нашел? Прошло столько лет - грустно сказала я.
  - Для нас это тоже загадка, но поверь, мы делаем всё, что в наших силах - сказал Джеймс.
  Все оставшиеся дни до конца недели не давали никаких результатов. Новых убийств не было, но легче от этого не становилось. Не было никаких следов, ни на месте преступления, ни на теле жертвы. Как это возможно, и кто это совершает - оставалось загадкой.
  Я настолько погрузилась в раздумья о маньяке, что и забыла думать о родителях. Они были беспросветной тьмой для меня. Только сейчас я поняла, что было глупо надеяться, добыть о них какую-то информацию.
  Так же всё это время в голове крутились слова Майкла. Я колебалась на счёт встречи с ним, но это была неплохая возможность, ведь он мог знать нечто большее, чем говорил.
  И вот настал момент встречи с ним.
  Глава 3. Ночной кошмар
  Он уже стоял у входа в парк, где мы и договорились встретиться. Он заметил меня, но не сдвинулся с места. На его лице не было явных эмоций, однако, было видно, что он взволнован, или даже скорее огорчён.
  - Не составило труда найти это место? - спросил он.
  - С чудо картой на телефоне - нет. Знаешь, я сомневалась, стоит идти сюда или нет. Но раз я здесь, не заставляй меня пожалеть о моем выборе - ответила я.
  Мы пошли вдоль дороги, ведущую в сам парк.
  - Ты приехала сюда не из-за желания практиковаться здесь. Ведь так? - сказал он.
  Внутри всё сжалось от страха. Я не понимала, к чему он ведёт, и что ему может быть известно. Видимо, эмоции на моем лице выражали мой внутренний страх. Поэтому он добавил:
  - Я понимаю твои сомнения, Элизабет. Но ведь и я не просто так спрашиваю. Попробуй мне довериться, потому что только так я смогу помочь тебе.
  Он остановился и, посмотрев мне в глаза, тихо произнёс:
  - Я не подведу тебя. Обещаю.
  " Если бы хотел что-то сделать со мной - уже сделал бы. Вряд ли тратил бы время на разговоры. Что я теряю?" - подумала я, и ответила ему:
  - Двенадцать лет назад здесь погибли мои родители, в автокатастрофе. Я приехала, в надежде узнать хоть какую-то информацию о них.
  Он сочувственно глянул на меня, потом кивнул, словно ожидал это услышать, и спросил:
  - Погибли или...?
  - Не знаю - перебила его я - Хлоя говорила, что их кто-то подрезал, но всё списали на несчастный случай.
  - Хлоя это...
  - Моя бабушка. Она опекала меня, после их смерти. Предпочитает звать её по имени.
  Я, сама не заметив того, сжала челюсть, пылая от какой-то злости внутри. Или это была злость на себя?
  - А ты сама как думаешь? Убили их или нет?
  - Мой отец был очень опытным водителем, я не знаю, как он мог допустить случившееся.
  - Каждый имеет право на ошибку.
  - Да, но... это всё очень странно.
  Я шла, практически всё время, со спущенной вниз головой. Только сейчас я подняла её и взглянула на него. Его лицо выражало какую-то грусть, смешанную с сожалением. Он раздумывал над чем-то, и это чувствовалось с самого начала нашей встречи. Будто он не знал, как поступить правильно. Было сложно понять, о чём он мог думать, но одно я знала точно: он что-то скрывает.
  - Мне кажется, ты что-то не договариваешь. Ведешь какую-то двойную игру, и я не могу понять какую, и зачем - возмущенно сказала я.
  - С чего такой вывод? - спросил он.
  - Ты же не просто так захотел со мной встретиться. Говоришь, что хочешь помочь, расспрашиваешь обо мне, но когда я отвечаю на твои вопросы, ты молчишь со странным выражением лица.
  - Хм. Мир полон тайн, Элизабет. Но ты права, услышав твою фамилию, я сразу понял кто ты, и зачем здесь.
  - Продолжай - ответила я.
  - Знал о случае с твоими родителями. Хотел убедиться, что ты имеешь к ним какое-то отношение.
  Я замерла. На мгновение показалось, что я не могу пошевелиться. Но паника быстро отошла, и уже через пару секунд я взяла себя в руки.
  - Откуда? - спросила я.
  - Ты, наверное, сама успела заметить, что город маленький. Когда приезжает кто-то все об этом знают. Когда умирает - тем более.
  - Ты покажешь мне, где всё произошло?
  - Я же обещал помочь. Только уже поздно. Я провожу тебя, а завтра покажу.
  Мы шли в угнетающей тишине, которую хотелось прервать. Почему-то сейчас я с ним чувствовала себя в безопасности. Решившись, я начала разговор:
  - Знаешь, этот город мне нравится намного больше, чем Лонг-Бич.
  Ему, видимо, тоже не нравилась тишина. Он подхватил инициативу, и спросил:
  - А где ты жила с родителями?
  - Не так уж и далеко отсюда, в Лос-Морне.
  - Теперь понятно, почему тебе нравятся такие сырые городки.
  - Я чувствую в них себя свободно. А что нравится тебе?
  - Ты задаешь мне сложные вопросы - усмехнулся он.
  - Ничего они не сложные. Ты уже достаточно знаешь обо мне, а вот я о тебе совсем ничего.
  - Ладно. Что именно ты хочешь узнать?
  - Ну, например, почему ты выбрал такую, неоднозначную профессию?
  - Не поверишь. С детства хотел уйти в медицину. Порой кажется, что химию и биологию знаю больше, чем свою жизнь. Та и профессия достаточно востребована, а в Альшате всегда нехватка людей.
  - Так много уезжают?
  - Да, и ты сама знаешь почему.
  Он вновь посмотрел на меня, уже знакомым, заинтересованным взглядом, и продолжил:
  - А ты почему пошла на юриста? Из-за родителей?
  - Да, но не с расчетом расследовать дело о них. Хотела справедливо расследовать убийства, чтобы помогать таким, как и я. Людям, потерявших родных.
  Он заметно смутился после моих слов. Я хотела спросить почему, но вдали послышался какой-то женский голос.
  - Ты слышишь это? - спросила я.
  - Да, тише.
  Мы замерли, прислушиваясь. Голос постепенно, то отдалялся, то приближался.
  - Она, будто, читает молитву - сказал Майкл.
  - Я вообще не могу разобрать, что она говорит.
   "Помоги" - послышалось вдали.
  - Помоги? - переспросила я.
  Мы переглянулись, и пошли на звуки, как зачарованные.
  "Этот голос, словно манит" - прокрутила у себя в голове я.
  Будучи уже в лесу, голос утих, так же резко, как и появился. Мы замерли, ни шевеля и пальцем. Пока не вылетело что-то страшное, и не вцепилось мне в волосы, начиная запутывать их. Я завизжала.
  - Не шевелись - сказал Майкл.
  Я послушалась, и он осторожно начал рыться в моих волосах, что-то делая там.
  - Что это было? - спросила я.
  - Летучая мышь.
  - Что делает летучая мышь в лесу?
  Майкл пожал плечами.
  - Здесь рядом парк, дома и другие здания. Может она оттуда.
  - А голос? Ты ведь тоже слышал этот голос!
  - Наверное, кто-то просто разговаривал.
  - Ты сам сказал, что она будто читала молитву. Здесь вообще есть церковь?
  - Есть, но чуть дальше отсюда. Я не мог разобрать и слова, что она говорила. Может мне показалось.
  "Мне кажется или я уже схожу с ума?" - подумала в этот момент я.
  - Не переживай, я не дам чему-то случится с тобой. Пойдем, тебе надо отдохнуть - сказал Майкл, и приобняв меня за плечи, повел дальше.
  Всю оставшуюся дорогу мы прошли в тишине. Я вздрагивала от каждого порыва ветра, от любого шороха и тени, мелькающей на глазах. Майкл провел меня прямо к двери, чтобы убедиться, что я дошла к своему месту жительства.
  Мы попрощались. Я буквально забежала к себе в комнату, даже не разувшись, села на пол, и обхватила руками коленки. Шок понемногу начал отходить. Тогда было страшно, а сейчас ещё страшнее.
  - Почему я так боюсь? Ничего же не случилось. Мало ли что это был за голос - пыталась я себя успокоить.
  Через пару минут я пришла в себя. Встала и направилась в душ, надеясь смыть с себя сегодняшний кошмар.
  Струи теплой воды действительно помогли расслабиться. Я даже забылась, наслаждаясь тем, как вода стекает по моему телу. Хотелось простоять так вечность. Но пальцы на руках сморщились, дав понять, что пора выходить.
  Ещё пару минут, и я нашла в себе силы выключить воду и вылезти из душевой кабины.
  В ванной было прохладно. Даже махровый халат не спас от мурашек, возникших из-за холода, на моем теле.
  Собравшись выходить, я немного помедлила у зеркала и увидела, что тушь растеклась, практически, по всему лицу. Стерев её, я мысленно направилась к выходу.
  Но что-то меня останавливало. Тело, словно парализовало, и я, стоя в ступоре, продолжала смотреть в зеркало.
  "Почему я не могу пошевелиться?" - задалась себе вопросом я.
  И всё так же продолжала смотреть себе в глаза. Как вдруг свет начал мигать, а прохлада, что здесь была, превратилась в невероятный холод.
  В отражении появилась девушка, которую я сразу же узнала. Это была та самая, из сна, который снился мне по приезду сюда. И вновь, страх окутал меня, с головы до ног, не давая шанса выплеснуть эмоции. Я лишь молча, стояла, и словно, зачарованная смотрела на неё, через отражение зеркала.
  Её глаза, непонятно какого цвета, начали становиться черными, а губы медленно расплылись в улыбке. Она, как и тогда, была вся в крови. Секунда, и мигающий до этого свет, полностью погас.
  Я простояла в темноте около минуты, пока свет не появился. Задыхаясь, я повернулась в сторону, где стояла та девушка, но её уже там не было.
  Страх овладел ещё с большей силой. Я порывисто повернулась и ударила кулаком об зеркало, со всей силы. Продолжала бить, захлебываясь собственными слезами, которые в последнее время не могла контролировать. Пока не прибежала на звуки Кэт.
  - Что ты делаешь? - удивленно прокричала она, оттаскивая меня от зеркала.
  Я всё ещё билась в истерике, поэтому она повела меня в душевую кабину и, включив холодную воду, направила её прямо мне в лицо.
  Я, придя в себя, сказала:
  - Эй, хватит.
  - Пришла в себя? - ответила соседка.
  - Да.
  - Пойдем.
  Она завела меня в свою комнату, укутала в плед, и куда-то вышла. Я всё ещё немного дрожала. Кэт не заставила себя долго ждать, и буквально через минуту вернулась.
  - Вижу, тебе лучше. Успокоилась? - сказала она, потянувшись за бокалами, что стояли вверху одного из сервантов.
  Только сейчас я заметила, что она принесла с собой бутылку чего-то.
  - Немного.
  Красная жидкость начала заполнять бокалы.
  - А я вижу, ты любишь вино - сказала я.
  - Тебе нужно расслабиться, а вино помогает. И к тому же, восстанавливает нервы - ответила Кэт.
  Мы выпили.
  - Ты расскажешь, что с тобой произошло? Я так испугалась. Захожу домой, слышу крик из ванной, а там ты... - сказала Кэт.
  - Боюсь, ты мне не поверишь - ответила я.
  - А ты попробуй - настояла она.
  Я залпом выпила остатки вина, опустошив свой бокал. Но, он был пустым недолго. Соседка вновь наполнила его вином.
  Это и вправду помогло расслабиться. Кэт больше не настаивала на разговор, но решив, что терять нечего, я сказала:
  - Когда я сюда приехала, мне приснился сон. Я плыву в лодке, в которой позже вижу свою мать. Она была как живая. Но ничего не говорила, только вручила кота. Я так и не поняла, что это значит.
  Пригубила бокал и продолжила:
  - Потом там появилась какая-то женщина. Она была в крови, начиная с лица, заканчивая обувью. Её окровавленная улыбка, белое платье, которое так же было в крови. Мне ещё никогда не было так страшно. Я не могла также пискнуть, потеряв дар речи... Потом потянулась вниз, и нащупала какой-то тупой предмет, уже не помню что, и ударила её.
  Всё это время я смотрела в одну точку, и только сейчас обратила внимание на свою собеседницу. Она не выражала никаких эмоций, внимательно слушая меня. После секундной паузы продолжила:
  - Но это было только начало. Я встретилась с Майклом.
  - С Майклом? - удивленно спросила Кэт.
  - Да, он обещал рассказать о родителях. И когда он провожал меня, мы услышали какой-то женский голос. Майкл сказал, что она, словно, читает молитву. Я же не смогла разобрать ни слова. Но, я отчетливо помню, как истошно она говорила: "Помоги". Я толком не помню, что было дальше, её голос, будто пробрался ко мне в голову. Только, будучи, у себя в комнате немного пришла в себя - рассказала я, сделав ещё пару глотков вина.
  - А теперь это зеркало, в котором я снова вижу её: ту женщину, что и во сне. Она была точно такая же: белое платье, кровь и ухмылка. Единственное, что поменялось - глаза. Они стали полностью черными, как смола, - продолжила я, смахивая слезы со щек. - А ещё с её появлением веет холодом, невероятным холодом.
  - Не может быть - сказала соседка, со страхом в глазах.
  - Я знаю, в это трудно поверить. Но я говорю правду - ответила я.
  - Приехав сюда, я почему-то ощутила эйфорию. А сейчас я не ощущаю ничего кроме страха - продолжила я.
  Кэт опустила голову вниз, явно раздумывая над чем-то. Чуть позже сказала:
  - Я верю тебе. Я видела тебя в ванной, твой страх, твою истерику, и вижу, как ты взволнована сейчас. Иногда не нужно слов: эмоции выдают всё за тебя. И вся эта ситуация, конечно, безумная. Вся. Начиная с Майкла, заканчивая этой...женщиной.
  - Что не так с Майклом? - спросила я.
  Она тяжело вздохнула, и замучено прикрыла глаза, словно, пыталась найти решение. Из этого состояния её вывел мой голос:
  - Я рассказала тебе обо всем, что мучает меня. О том, о чем я боюсь говорить вслух. Мы не в той ситуации, чтобы скрывать что-то.
  - Я доверилась тебе, Кэт. Доверься же и ты мне - добавила я.
  - Отец Майкла - детектив, что вёл дело о твоих родителях.
  Я почувствовала, как внутри меня что-то сжимается. Из-за кома, что стоял в горле, я не смогла проронить ни слова. Лишь молча, смотрела на Кэт, глазами, выражающими печаль.
  - Разве ты не узнала его по фамилии? - спросила Кэт.
  - Я, честно говоря, не помню фамилию следователя. Я была ещё слишком мала. Я знаю лишь то, что мне рассказывала бабушка - ответила я, когда пришла в себя, после её слов.
  - Тебе в любом случае нужно с ним поговорить. А на счёт твоего сна... Знаешь, когда я была маленькая, родители часто оставляли меня с Катрин - местная жительница. Она живет здесь неподалеку. В свое время она изучала мифологию, историю жрецов Вуду - всё, что может показаться странным. Так же у неё было много сонников. Некоторые из них она подарила мне. Если хочешь, то мы можем почитать, что означает твой сон.
  - Спрашиваешь? Конечно, хочу!
  Она встала с дивана, подошла к комоду и начала доставать оттуда какие-то книги.
  - Наконец-то - вскрикнула она, отложив несколько, похожих на энциклопедию книг.
  Быстро сложив все остальные разбросанные книги обратно, она вернулась ко мне.
  - Вот. Все книги, что она отдала мне. Выбирай - сказала она, кинув книги на стол, что стоял рядом.
  Сама же она взяла какую-то фиолетовую книгу, открыла и начала читать её.
  - Так, это не то... и это не то - бормотала она себе под нос.
  Я последовала её примеру и взяла первую попавшуюся книгу.
  Мы читали уже около часа, но так и ничего не нашли.
  Пока мне в руки не попалась одна старая книга. Она была маленького размера и, буквально, разваливалась у меня в руках.
  "Такая старинная. Но почему нет названия? Странно" - подумала я, и открыла её.
  "Это не книга. Это рукопись"
  - Кэт, глянь. Здесь всего одна строка, написанная от руки.
  - Странно. Написано какими-то чернилами - сказала она, смотря в переданный мной манускрипт.
  "Черные, как смол, глаза душу твою заберут. И не получишь ты покой, пока не получит его она" - прочитала Кэт.
  - Черные, как смол? - испуганно переспросила я.
  - Не накручивай себя - сказала соседка, взглянувши на меня.
  - Лучше смотри, что я нашла - она показала мне книгу и, ткнувши пальцем, начала читать строки. - "Для девушки держать черно-белую кошку на руках - в скором времени её вовлекут в неприятные дела", "Подобрать черно-белую кошку - к необходимости решать чужие проблемы", а так же это значит, что спящий человек будет на волосок от беды, но избежит её.
  - Ты невероятно меня успокоила.
  - Так же здесь написано, что убивать во сне, когда орудием смерти становиться тяжелый предмет - предстоят удары судьбы, выдержать которые под силу не каждому - добавила она.
  - Что ж. Мне сняться странные сны, мерещится какое-то чудище, а ещё меня ожидают удары судьбы и какие-то неприятности. Хотя, я даже не знаю, что уже может быть хуже. Отлично! - сказала я, слегка вскрикивающим голосом.
  - Успокойся. Мало ли, что здесь написано, сонники никогда не пророчили правду.
  Я заметила, что немного дрожу. Встала и начала ходить туда-сюда, дабы успокоиться.
  - Мы во всем разберемся, Элизабет. А сейчас, тебе нужно отдохнуть - сказала Кэт.
  - Я должна благодарить тебя, Кэт. Ты поддерживаешь и помогаешь мне, несмотря на то, что мы едва знакомы. Спасибо тебе.
  Она подошла ко мне совсем близко, обняла и прошептала на ухо:
  - Всё будет хорошо.
  Затем отстранилась. Я вышла из её комнаты, и направилась в свою. Войдя, я снова почувствовала страх, из-за которого начало подташнивать, а голова начала кружиться.
  Я кое-как дошла до кровати, разделась, и укуталась одеялом так, что было видно только мою голову. Казалось, что оно сможет меня защитить.
  Немного повертевшись, и вздрагивая от каждого шороха, я всё-таки уснула.
  Глава 4. Алана
  Утром солнечный свет разбудил меня.
  - Как же не хочется никуда вставать.... Но надо - проговорила я, и пошла собираться.
  Одевшись, я пошла на кухню, завтракать. Почему-то сегодня я чувствовала себя спокойно, уверенно, даже безопасно. Будто всё, что случилось со мной вчера, было просто сном. Я даже стала серьёзно подумывать над тем, что так и есть. Но голос Кэт развеял мои надежды.
  - Как себя чувствуешь? - спросила она.
  - Намного лучше. Будто мне всё это приснилось - ответила я, исподлобья наблюдая за ней.
  - Было бы неплохо, но, увы - сказала она, заваривая себе кофе.
  - Мы договорились с Майклом о встрече на том же месте, в то же время, что и вчера.
  Она, стоявшая всё это время спиной ко мне, развернулась, взяла свой, уже заваренный кофе, и села напротив меня. Перевела свой взгляд от меня на стол и, нахмурившись, сказала:
  - Я не хочу отпускать тебя одну.
  Меня растрогала её забота, но всё-таки я понимала, что будет лучше пойти одной. Поэтому я ответила:
  - Кэт, всё будет нормально. Ты всё равно не сможешь ничем помочь, а рисковать тобой я не хочу.
  - Я понимаю. Если я пойду, он не будет откровенничать, скорее всего. А тебе нужно вынудить у него информацию.
  - Почему не будет откровенничать?
  Она тяжело вздохнула, перед тем как ответить.
  - Потому что он такой человек. Не будет говорить при других то, что касается только тебя. Видимо привычка "врачебной тайны". И раз уж он посчитал, что тебе нужна помощь, то в беде он тебя не бросит. И всё же. Будет лучше, если он зайдет за тобой.
  - Ладно, я наберу его. А сейчас мне пора собираться - сказала я, сделав последний глоток чая, и вышла с кухни.
  Короткий звонок. Майкл был совсем не против такого расклада, сказав, что так будет лучше и спокойнее для всех.
  Вечером мы с Кэт сидели у неё в комнате и смотрели комедию, дабы отвлечься от страшных мыслей. Пока не прозвенел звонок в дверь.
  - Это, наверное, Майкл - сказала я, и пошла, открывать дверь.
  Он смирно стоял на пороге, улыбнувшись мне, когда я открыла ему дверь.
  - Привет. Прекрасно выглядишь - сказал он.
  - Спасибо, заходи.
  Он наблюдал за мной, пока я обувалась. Кэт решила не выходить, видимо, чтобы не мешать.
  - Можем идти - сказала я, взявши сумку, что лежала на тумбочке.
  Мы вышли в тишине. На улице было по-особенному тихо, спокойно и тепло. Не было запаха дождя, мокрой травы, и некой, уже привычной сырости. Это было совсем не похоже на Альшат, который я знала.
  Я, решив, что это хорошая тема, чтобы рассеять молчание, заговорила:
  - Я думала, у вас не бывает нормальной погоды.
  Майкл искренне улыбнулся. И так же откровенно, с легкой насмешкой сказал:
  - Тебе просто повезло. Обычно для нас такая погода - редкость.
  Я поняла, что сейчас лучший момент спросить всё, что интересует меня. Пока он открыт и расположен ко мне. Поэтому я напористо сказала, глядя на асфальт внизу меня:
  - Знаешь, я не хочу ходить вокруг да около. Моя соседка вчера рассказала, кто твой отец. И меня начал ещё больше мучить вопрос: Почему ты помогаешь мне?
  Он немного напрягся от моей резкости. И всё же ответил:
  - Мой отец никогда не посвящал меня в свои рабочие дела. Он умер пару лет назад, от пневмонии. Так что, я прекрасно знаю как это - терять родных. Поэтому и хочу помочь тебе.
  - Тебя даже не смутило то, что мне это рассказала соседка, имени которой я даже не упомянула?
  - Элизабет, ты ведь уже сама прекрасно знаешь насколько маленький город и, как быстро распространяются слухи. Об этом мог рассказать кто угодно. Что измениться от того, если я узнаю, кто тебе рассказал?
  - Ладно. Пожалуй, ты прав. Долго нам ещё идти?
  - Минут десять.
  Остаток дороги мы провели в тишине, но она была не угнетающей. Майкл сосредоточенно смотрел вперёд, изредка оглядываясь по сторонам. Я же наслаждалась теплотой этого вечера, что и не заметила, как мы пришли.
  - Вот мы и на месте - сказал Майкл.
  Я думала, что внутри меня что-то ёкнет, сожмется - как это было обычно, когда я вспоминала о родителях. Но нет. Я чувствовала себя совершенно спокойно, будто всё это меня не касалось, не имело никакого значения.
  Я стала рассматривать это место. Дорога, в окружении леса, гробовая тишина - казалось, машины здесь совсем не ездят. Как здесь мог произойти несчастный случай? Ответа не было.
  Тем временем Алана вернулась домой, где её ждал её отец, сидя на диване, и читая газету. Как только он увидел Алану, сразу отложил листы на стол, и посмотрел на дочь проницательным взглядом.
  - Неужели ты решила порадовать нас своим присутствием чуть больше, чем обычно? Вернулась раньше, не напилась. Невероятно! - сказал он, на что Алана криво усмехнулась. - Или ты, как обычно, провела время на очередном поле, рисуя свои никому ненужные картины?
  - Привет любимый - она сделала особый акцент на последнем слове - папочка. Сегодня я, как обычно, ничего не делала.
  Алана присела на диван, напротив своего отца. Налив из графина стакан воды, и сделав глоток, она продолжила:
  - Сегодня я проснулась в надежде, что мне станет легче. Но, мне не стало.
  - Так может, ты для этого перестанешь пить каждый вечер? Увидишь, насколько легче станет просыпаться - сказал он, и уголки его губ расплылись в хитрой, издевательской улыбке.
  - Как смешно. Меня не было целый день, а ты не изменился. Всё такой же: циничный, самовлюбленный, меркантильный...Мне продолжать список?
  - Пожалуй, нет. Впрочем, меня называли и похуже.
  - Странно! Даже не знаю почему - саркастически сказала Алана.
  - Ладно. Хватит! Я хотел поговорить.
  - Неужели ты решил выделить свои драгоценные минуты дочери? С чего такая честь?
  - Я хотел поговорить о твоем будущем.
  Алане явно не нравилась такая тема для разговора, поэтому отчаянно вздохнув, она встала с дивана, чтобы уйти. Но отец остановил её.
  - Стоять! Сядь обратно.
  Она развернулась вполоборота, опустила голову вниз, и посмотрела на отца исподлобья, в ожидании, что он будет говорить дальше. Так и продолжила стоять.
  Мер проигнорировал иронию дочери, продолжив разговор:
  - Тебе двадцать один год, а всё, что ты умеешь - рисовать дурацкие, никому не нужные картины и бродить по клубам до утра! Ты думаешь, о таком наследнике я мечтал?
   - Уж, прости, что не оправдала твоих ожиданий - тихим, низким голосом, сказала Алана, постепенно разворачиваясь к нему полностью.
  Нервно, с неким гневом и обидой в глазах, продолжила:
  - Всё, что я делаю - пытаюсь угодить тебе! Учусь в университете, который выбрал ты, на специальность, которую захотел ты. Общаюсь с людьми, которые нравятся тебе, и учу, заранее заготовленные тексты, для светских мероприятий. А ты не забыл спросить, чего хочу я?
  - А чего ты хочешь? Рисовать? Это смешно. Ты - избалованная девчонка, которая привыкла роскошно жить на всем готовом. Твои картины не дадут тебе того, к чему ты привыкла. И напомню, что в университет тебя взяли по блату, ты вообще никуда документы не подавала.
  - Значит, на экономическом меня ждут большие успехи?
  - Как минимум я смогу взять тебя к себе.
  Девушка бросила на отца скептический взгляд, и с ноткой сарказма сказала:
  - Как великодушно с твоей стороны.
  - Кстати, как там Джеймс?
  - Отлично! Делает вид, что расследует убийства и строит из себя недотрогу. Всё как обычно.
  - Всё так плохо в расследовании?
  - Нет, что ты. Просто, на протяжении многих лет, в городке, где всё, как на ладони - погибают люди.
  - Мне показалось, что он очень переживает по этому поводу. Думаю, он делает всё, что в его силах.
  - Может, если он тебе так нравится, сам с ним будешь общаться?
  - Не язви. Джеймс - достойный кандидат для тебя, в этом захолустном городе.
  - Вот сам с ним и встречайся!
  Девушка развернулась спиной к отцу, якобы заканчивая их разговор. Мер говорил ей что-то вслед, но девушка уже не слышала, идя вперед, не оборачиваясь, смахивая с глаз нахлынувшие слёзы. Единственное, что она услышала: "Мы ещё к этому вернемся".
  Глава 5. Новая жертва
  Я сосредоточено разглядывала каждый уголочек места, где произошла авария, перевернувшая мою жизнь. Но всё ещё не находила чего-то, что могло ответить на мои вопросы. Вопросы, которых с каждым днём становилось всё больше.
  Из этого состояния меня вывел Майкл:
  - Поторопись, скоро стемнеет.
  Я обернулась. И ответила:
  - Ты прав. Мы и так слишком давно здесь. Я обсмотрела всё, что только могла.
  Начал появляться ветер. Ветки махали в разные стороны, а шелест листьев заставил ощутить настоящую осень.
  К удивлению, не было холодно. Хоть я и выросла в городе, где всегда солнце и жара, такая погода, почему-то была для меня привычной.
  - Если честно, я не знаю, что собиралась здесь найти. Прошло столько лет. Только сейчас понимаю, насколько глупо было всё это затеять.
  - Жалеешь, что приехала сюда?
  - Да, жалею. Сделала только себе хуже, зная, что нахожусь в городе, где погибли мои родные. Почему-то первым порывом было ехать сюда, будто, что-то неведомое тянуло меня в этот город.
  - Знаешь, рано или поздно, мы все столкнемся с потерей близких. Люди приходят и уходят. Нужно уметь их отпускать.
  Его слова заставили задуматься, и я даже не заметила, как впервые улыбнулась за долгое время.
  - Да, ты прав. Только нужно научиться это делать.
  Повернувши голову, чтобы хорошо видеть его лицо, продолжила:
  - Хотя, ещё вчера, я бы не согласилась с тобой. А сейчас понимаю, что ты полностью прав. Удивительно, как всё быстро меняется.
  Пока мы шли, ветер усиливался всё сильнее, и начал посвистывать.
  Вдруг, резкая боль схватила меня. Я взялась за голову, не в силах идти дальше, понемногу начала спускаться вниз. Майкл придержал меня, не дав упасть.
  - Что с тобой? - взволновано, спросил он.
  Я не могла ответить. Тело, будто парализовало, а голос пропал.
  Так было, пока я не услышала, уже хорошо знакомый голос. Голос той девушки - новой причины моих кошмаров.
  Я вновь могла пошевелиться, но всё ещё не могла разговаривать. Она, словно играла, руководила, держала меня в узде. Отнимала часть меня, и возвращала, когда считала нужным. Заставляла чувствовать себя беспомощной, чувствовать её власть надо мной.
  В голове так и звучало: "Помоги".
  Страх окутывал, и самое страшное - оставался внутри, не давая выйти наружу.
  Я чувствовала волнение Майкла. Он что-то говорил. Видимо, пытался узнать, что со мной.
  Меня начало отпускать, и проскользнула мысль:
  " Этот голос. Я слышу его. Он как будто внутри меня"
  Потом вторая:
  " Я схожу с ума"
  Когда я окончательно пришла в себя, запыхалась и посмотрела на Майкла. Было видно, как он встревожен.
  Смотря на него около минуты - расплакалась. Я больше не могла держать всё внутри себя. Эмоции, скопленные за долгие годы, выходили наружу.
  " Который раз я плачу в этом городе?".
  Он прижал к себе, положив свою голову наверх моей, что-то шептал. Это помогло успокоиться.
  Постояв так ещё минуты две, он рискнул спросить:
  - Что с тобой происходит? Мне казалось, ещё чуть-чуть, и с тобой произойдет что-то плохое.
  Заплаканная, я ответила:
  - Ещё чуть-чуть, и я начну биться в конвульсиях.
  Мне нужно было выговориться, поэтому я не стала ничего скрывать. Я в красках рассказала абсолютно всё, что держит меня в страхе: и про сон, и про случай в ванной, и про то, что случилось здесь.
  Майкл сосредоточено слушал, и так же сосредоточено смотрел на меня.
  - Я пойму, если ты мне не поверишь.
  Он уже было хотел мне ответить, но его прервали, не дав и начать.
  Где-то в лесу послышался крик. Он, словно раздавался эхом, среди деревьев. Мы переглянулись, и кинулись на крик.
  Но он звучал повсюду. Был так далеко, и в тоже время неизмеримо близко.
  "Как будто нас пытаются запутать" - пронеслось у меня в голове.
  Мы остановились, чтобы отдышаться, как в одно мгновенье всё утихло. Ноги сами потянулись вперёд, будто знали, куда нужно идти.
  Дошли до какого-то места. В глаза кинулся куст, он казался каким-то странным, необычным, отличающимся от других. Майклу, судя по всему, тоже так показалось. Он подошел к нему ближе, я пошла следом. Осторожно убрал в сторону одну ветку, затем другу. Тем самым расчистив куст так, чтобы нам было видно, что происходит за ним.
  Вспышка воспоминаний, и я вижу рыжеволосую девушку из своих кошмаров. Она держала в руках беспомощное тело девушки, которое больше не шевелилось.
   Её глаза, черные, постепенно становились белыми, а её окровавленное лицо стало неестественно бледным. Сама она походила на призрака. Когда она сменила облик, поставила девушку перед собой. Та зачарованно стояла, и смотрела прямо ей в глаза.
  Мы замерли, не зная, как помочь ей. Как вдруг яркий свет осиял их. Её, теперь уже полностью белые, ничего не выражающие глаза, которые глядели, будто в никуда - были направлены на девушку. Она поймала её взгляд, и словно, забирала её душу себе.
  Девушка понимала, что умирает, но ничего не могла сделать. Постепенно начала терять силы, и падать вниз. Свет начал постепенно угасать, становясь более тусклым. А жизнь девушки оборвалась с заходом солнца.
  Я чуть было не закричала, но Майкл зажал рот рукой и отвел сторону. Затем взял за руку, и побежал куда-то, заставляя меня делать тоже самое.
  Мы бежали, не оглядываясь назад, без права на перерыв. Казалось, нам удалось оторваться, и сбежать от неё. Но это было лишь желаемое.
  Она, из ниоткуда, появилась прямо перед нами. Мы обернулись, и она опять была перед нами. Бежать было некуда и бессмысленно.
  Она нагнулась, падая к нашим ногам. Затем начала что-то вынюхивать, и заныла. Я почувствовала, как её слезы покатались по моей обуви, а тихое нытье перешло в крик.
  На секунду в моих мыслях проскользнуло:
  "Какие же истошные она издает звуки".
  Мы простояли так около пяти минут. Даже начало казаться, что нам больше ничего не угрожает. Вдруг она встала, словно попятилась от чего-то. Посмотрела на Майкла, потом на меня, снова на него. И потянулась к нам. Майкл прикрыл меня собой, рукой отталкивая назад. Затем схватила его за шею и крепко сжала её.
  Я закричала:
  - Нет! Не надо, прошу!
  Но она и не думала останавливаться, ещё сильнее сжимая его горло, пока он окончательно не задохнулся. Затем отпустила.
  Я беспомощно упала на колени, смотря на бездыханное тело, лежащее у её ног. Закрыла глаза, не в силах смотреть на приближающуюся смерть.
  Тянущее, мучительное, почти бесконечное ожидание. Послышались звуки. Я порывисто открыла глаза, и увидела, как она уходит, оставив меня. Лишь обернулась, и посмотрела, проницательным, сжигающим взглядом. Она пропала с виду, но её взгляд говорил сам за себя: "Мы ещё встретимся".
  Я просидела так ещё пару минут, не находя сил встать и, не зная, что делать дальше.
   "Никто не поверит, если я расскажу" - подумала я.
   "Люди такие жалкие и бессильные по сравнению с ней".
  Я погладила Майкла по щеке, убирая свою слезу, скатившуюся на него. Тихо прошептала:
  - Прости меня.
  Кое-как встав, пошла вперед. Дорогой, которой мы пришли сюда.
  Мне уже не было страшно, ноги не подкачивались, страх не владел мною. Казалось, что я всё ещё не пришла в себя и не осознавала всего случившегося. Будто это всё сон, страшный сон. И только боль в груди, ноющей пульсацией, выдавала всю горечь.
  Даже ветер прекратился. И стало тихо, так тихо, будто всё вокруг замерло, а природа скорбила вместе со мной.
  Я не заметила, как дошла домой.
  "Так странно, впервые я подумала об этом месте, как о доме" - промелькнуло в моей голове.
  Я ожидала Кэт, накинувшуюся на меня с вопросами, но она не вышла. Немного приоткрывши дверь в её комнату, я заметила, что её там нет. Я пошла на кухню, где нашла записку, в которой было написано:
  "Прости, что оставляю тебя одну. Маме стало плохо и мне срочно нужно к ней. Надеюсь, Майкл не даст тебя в обиду".
  Последняя фраза особо кольнула в сердце. Она, словно эхом, раздалась в моей голове.
  - Если бы ты знала, как много она значит, после случившегося, Кэт - сказала негромко я.
  Умывшись, я снова задержала взгляд на своем отражении в зеркале. Встреча с ней меня больше пугала.
  Забравшись под одеяло, я прильнула к подушке.
  Во мне больше не было ничего: ни слёз, ни страха, ни эмоций. Только сознания того, что смерть стала неотъемлемой частью моей жизни. Я теряю так много людей, что больше ни один мускул на моем лице не вздрагивает. И это так жутко: воспринимать смерть, как обычную новость.
  Глава 6. Нежить
  Утром - как это было обычно здесь - проснулась раньше нужного времени. Здесь спать совсем не нужно было. Всё равно чувствуешь себя бодро.
  Капельки дождя бились об окно, и стекали с крыши по трубе, издавая грустную мелодию. Впрочем, ничего радостного и не было.
  Соседки ещё не было. Сознание о вчерашнем вызывало тупую боль, которая резала, словно острое лезвие. Она была, как жгучее пламя, до которого ты, непонятно зачем, дотрагиваешься, и сгораешь полностью.
  Я собралась и пошла в участок.
  В голову так и не приходило, как рассказать о случившемся. Ничего не придумав, я зашла в кабинет, поздоровавшись:
  - Доброе утро!
  Дерек кивнул. Джеймс, видимо, заметил насколько я разбитая, сказав:
  - Вижу, что для кого-то оно не очень то и доброе.
  Только сейчас я заметила Алану, которая сидела в углу, листая какой-то журнал. Она, как обычно, язвительно сказала:
  - Лично для меня было доброе, до определенного момента.
  Я поняла, что "определенным моментом" было мое появление. Однако сделала вид, что не расслышала. Она хотела сказать что-то ещё, но Джеймс не дал ей этого сделать, прервавши:
  - Сегодня в лесу нашли тело Майкла Андерсона. Возможно, ты его помнишь. Тот патологоанат, к которому мы ходили.
  - Я знаю - нервным, почти дрожащим голосом, ответила я.
  Джеймс и Дерек озадачено переглянулись. Алана же не придала этому никакого значения, перелистывая страницы журналов, как ни в чем небывало.
  - Кто-то уже успел рассказать? - спросил Джеймс.
  - Слухи в этом городе расползаются быстрее, чем скорость гепарда - сказал Дерек.
  Детектив слегка улыбнулся, затем обратился ко мне:
  - Ты так и будешь стоять?
  - Да, Элиз. Работать стоя - не лучшая затея. Можешь выбрать любой стул для себя, их тут хоть отбавляй - добавил Дерек.
  - Ты такой смешной, Дерек - послышался из угла голос Аланы - Попробуй быть оптимистичней, может, кто и оценит твой юмор.
  - Это я пессимист? За время твоего присутствия я нашел тысячу причин, чтобы убить тебя. Но, как видишь, ты всё ещё здесь - сказал Дерек, смотря на рыжеволосую девушку.
  Она, своей натянутой улыбкой, огрызнулась:
  - Какое великодушие!
  Их перебил Джеймс, сказав:
  - Вы не хотите подышать свежим воздухом?
  Дерек и Алана ответили в один голос:
  - Нет!
  Наши глаза пересеклись, и я поймала взгляд Джеймса на себе. Он понял, что я хочу что-то сказать, но не решаюсь начать разговор. Поэтому он настойчиво продолжил:
  - Дерек, покажи Алане, какой у нас прекрасный сад возле участка.
  - Вообще-то я видела его уже ни раз, если ты не в курсе - ответила Джеймсу девушка.
  Детектив посмотрел на девушку исцепляющим, почти гипнотизирующим взглядом.
  - Разве ты не хочешь посмотреть ещё раз?
  Алана встала и направилась к выходу, напоследок взглянув обиженным взглядом на Джеймса и гневным на меня. Дерек не проронив и слова, вышел за ней.
  Когда остались мы одни, Джеймс сказал:
  - Рассказывай. Я же вижу, что что-то не так.
  Я пару раз вдохнула и выдохнула, прежде чем начать. Затем рассказала всё, что происходило со мной за эти дни, ничего не утаивая.
  Когда закончила, умолка. Я больше не боялась реакции окружающих, потому что точно была уверенна, что всё происходящее - реальность.
  Джеймс молчал минуты три, после моего эмоционального монолога. Потом, всё-таки ответил:
  - Ты же понимаешь, что это звучит, как детская страшилка?
  - Понимаю, но я говорю то, что видела своими глазами.
  - Возможно, ты просто устала, заработалась.
  - Ты думаешь, что я это всё придумала?
  - Нет, но все эти разговоры про убийства, напряженная обстановка - непривычно для тебя. Тебе вполне могло это всё присниться. Бывают же, слишком реалистичные сны.
  Мой голос немного сорвался на крик:
  - Тогда откуда я знаю про Майкла.
  Он опустил голову вниз, о чем-то задумался, потом поднял и сказал:
  - Слушай, а ты уже успела, с кем-то познакомится в городе? Может, даже подружиться?
  - К чему этот вопрос?
  - Понимаешь, некоторые компании могут быть - он немного запнулся, подбирая слова - не совсем благоприятными для тебя.
  Я замерла, обдумывая его слова, пока не поняла, к чему он клонит.
  - Ты хочешь сказать, что я что-то принимала. И что это всё был глюк?
  Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но я перебила его:
  - Послушай, много лет ты не можешь найти того, кто держит весь город в страхе. А сколько лет искали его до тебя?
  Он снова опустил голову вниз. А я продолжила:
  - Я уеду, а вам здесь ещё жить. Ты можешь помочь городу, но в любом случае ничего не теряешь.
  Дверь в кабинет открылась. Мы обернулись и увидели в дверном проеме Алану и Дерека.
  - А ведь она права. Какой смысл ей врать, что-то придумывать, если она здесь долго не задержится? - сказала Алана.
  - Вы подслушивали? - раздраженно сказал Джеймс.
  - Нет, что ты. Всего лишь стояли рядом и совершенно случайно всё услышали.
  - Простите, она не захотела уходить. Мы стояли под кабинетом всё время - сказал Дерек.
  - Зато, какую интересную информацию мы узнали. И готовы помочь. Да, Дерек - девушка толкнула помощника в бок.
  Дерек только улыбнулся такой выходке.
  - Конечно, дорогая. Особенно, если можно будет принести в жертву тебя.
  Она толкнула его ещё, в этот раз сильнее. Так, что он взялся за бок, но продолжал улыбаться.
  - Отлично! И что вы предлагаете? - разозлено сказал Джеймс, оперевшись на спинку стула, скрестив руки.
   В этот раз инициативу взяла я, предложив:
  - Я предлагаю сходить к Катрин. Насколько мне известно, она изучала мифологию. Возможно, там что-то было сказано об...этом.
  - Вижу, ты хорошо подготовилась - сказал Джеймс, подозрительно посмотрев на меня.
  Я буквально закипала от злости. Но сдержалась, спокойно ответив:
  - Твои подозрения ни к чему. Про Катрин мне рассказала соседка.
  - Никогда не думала, что так будет, но я соглашаюсь с ней уже второй раз. Катрин действительно может что-то знать - сказала Алана.
  Джеймс понял, что от Аланы не стоит ждать поддержки. Она была на моей стороне. Видимо, для него это было так же неожиданно, как и для меня.
  - Дерек, а что скажешь ты?
  - Я вообще не понимаю, что происходит.
  - Отлично, значит он не против. Догоняйте! - сказала девушка, и стремительным шагом вышла из кабинета.
  Я посмотрела на Дерека с Джеймсом и вышла так же стремительно, как и Алана. Они переглянулись между собой.
  - Видимо, выбора у нас нет - сказал Дерек.
  Джеймс встал из-за рабочего стола, взяв связку ключей.
  - Ну не отпускать же их одних - ответил он.
  Закрыв дверь, они пошли за нами.
  По дороге мы не проронили ни слова. Я чувствовала напряжение каждого, хоть никто и не подавал виду.
  Катрин жила в частном доме. Когда мы пришли, Джеймс зашел к ней первым, попросив подождать его возле двора.
  Спустя минуту он вышел с пожилой женщиной, волосы которой раздувались на ветру. Она осталась ждать на крыле дома, а детектив подошел к нам.
  - Я аккуратно объяснил всё. Катрин любезно согласилась помочь - сказал Джеймс, кивнул в сторону двора, приглашая зайти.
  Зайдя, мы вместе поздоровались с ней. Катрин, пожалуй, была единственной, кто посмотрел на меня равнодушным взглядом. Так же равнодушно зашла в дом, оставив открытую дверь, для нас.
  Мы зашли в какую-то комнату, похожую на гостиную. Катрин с Аланой сели на диван, мы с Дереком на стулья, что стояли напротив них. Джеймс остался стоять у выхода комнаты, оперевшись о стену, сложив руку на руку.
  Катрин гостеприимно предложила чай, но все отказались. Она направила взгляд на меня.
  - Элизабет, верно? Что же с тобой произошло? - спросила она.
  Я начала снова рассказывать всё, что было, как заранее заученный текст. Катрин, словно ребенок, слушала с неким восторгом и восхищением. Алана с Дереком так же проявили любопытство, внимательно слушая меня. Джеймсу же было всё равно. Он до сих пор мне не верил, безразлично стоя возле двери, будто не присутствуя здесь. Когда я закончила, Катрин сказала:
  - Это невероятно! Я сейчас.
  Она подошла к полке с книгами и начала там что-то искать. Потом вернулась на прежнее место, и продолжила:
  - Это существо, я много слышала о нём. Когда-то в этом городе одна ведьма создала обряд, который давал возможность видеться и разговаривать с умершими. Её сестра покончила с собой. Она хотела узнать причину её поступка. Однако любая магия имеет свои последствия. Если мертвая душа попадала в этот мир, то назад она уже не возвращалась.
  Выражение наших лиц поменялось. Каждый приходил в ещё больший шок и ужас от сказанных Катрин слов. Даже Джеймс стал более заинтересованным, внимательно слушая старушку.
  - То есть её сестра и есть та, которую я видела?
  - Если верить твоим словам - да.
  - Майкл говорил, что она будто бы поет молитву - уточнила я.
  - Верно. Это та молитва, которую нужно пропеть, перед тем, как отправить её на упокой.
  - О ней пишут в книгах. Значит, были те, кто знал о ней. Почему же они ничего не предприняли? - спросила я.
  - Ни у кого не хватало смелости встретиться с ночным кошмаром.
  - Почему же её сестра покончила с собой? - спросила Алана.
  - Её изнасиловали. Офицер, ехавший в город, остановился переночевать. Тогда Альшат был ещё поселком, не имеющим даже названия.
  - Как это так? То есть поселок, в котором жили люди, не имел никакого названия? - спросил Дерек?
  - Именно так. Тогда население поселков составляло до ста людей - так гласит история. Никто не придавал значения таким населенным пунктам. Практически все называли наш город Альшатом, включая и жителей. Потом поселок стал деревней и должен был получить официальное название. Люди настолько привыкли к такому именованию, что оно осталось и по сей день.
  - Но почему такое именно такое название? - с неким отвращением спросила Алана.
  Катрин ухмыльнулась, осмотрела всех окружающих.
  - У кого-то есть предположения?
  Мы все озадаченно переглянулись между собой. Катрин заметила наши бегающие глаза, снова ухмыльнулась, и продолжила:
  - Как, по-вашему, находили поселок, если он не имел названия?
  - По карте - ответил Дерек.
  - Верно. Если тогда посмотреть на наш город по карте, он напоминает овцу. Альшат с арабского языка переводиться как овца.
  - И от кого же пошло это название? - спросила Алана.
  - Кто-то должен был приехать в поселок. Заблудившись, он начал спрашивать дорогу. Указывая на наш город по карте, он проговаривал: "Альшат". Когда узнали, что это слово означает, начали замечать, что по карте поселок напоминает маленькую овечку. С тех пор все, кто знали о поселке, его так называли. Именно из-за этого поселок знали многие. Поэтому население стало расти и, уже скоро, поселок стал деревней, а позже селом и городом.
  Открыв книгу и найдя нужную страницу, она продолжила рассказ:
  - Так же по легенде сказано, что ведьма использовала овцу, в качестве жертвоприношения, которое было обязательным при любой магии.
  - Символично - сказала Алана.
  - Почему она убивает ни в чем невинных людей? - спросила я.
  - Попробуй не сойти с ума, когда твой порок мешкаться в муках бессмертия. Быть призраком, чувствую себя ни живой, ни мертвой. Так её и прозвали "нежить". Она убивает молоденьких, красивых девушек - таких же, какой была и она.
  - Что случилось с офицером и её сестрой? - опять спросила я.
  - С офицером ничего. Что ему могли сделать? Доказательств не было. А с сестрой...Она создала ещё один обряд, который помог бы её сестре вернуться. Но она не успела его провести. Люди узнали о магии, и сожгли её. Тогда поступали так со всеми ведьмами.
  - Значит, мы можем её уничтожить? - спросила Алана.
  - Да, но есть риск. Элизабет, она приходила к тебе не просто так. Вероятно, ты её родственница. Поэтому она не тронула тебя. Ты - единственная, кто может даровать ей покой.
  Я, как и остальные ребята, умолка, выпучив глаза, от шока.
  - Но как? - спросила я.
  - Для заклятия нужна кровь того, кто связан с ней семейными узами.
  - Разве у неё есть родственники? Она покончила с собой, сестру убили. Поколение прервалось - сказала я, на что Катрин улыбнулась.
  - Про её родственников и вправду ничего не сказано. Но в том время мало у кого было всего лишь двое детей. Были многодетные семьи. Скорее всего, у неё были ещё братья, сестры.
  - А сон? Что означал мой сон?
  - Мертвые не сняться просто так. Вероятно, мама хотела тебя предупредить. Вот и послала этот сон.
  - Вы расскажите нам, что делать? - спросил Джеймс, который всё это время молчал.
  Катрин открыла книгу на нужной странице и, взяв листок с ручкой, записала всё, что было нужно.
  Глава 7. Союзники
  Мы направились в участок, чтобы решить, что делать дальше. Дерек разместился на стуле, мы с Аланой стояли, а Джеймс отвернулся от нас к окну, глядя на капельки дождя, который начался, как только мы зашли в участок.
  - Это всё так дико. Одно изнасилование перевернуло и забрало жизни многих людей - сказала Алана.
  - Судя по рассказу Катрин, это всё происходило очень давно. А значит, что изнасилование было пороком для судьбы девушки. Тем более в поселке, где слухи расспостраняються со скоростью геометрической прогрессии.
  - Что нам делать? Мы не можем проигнорировать происходящее - сказал Дерек.
  - Не можем - ответил Джеймс, потерши виски.
  - Катрин оставила инструкцию. Единственное, что мы можем - следовать ей - ответила я.
  - Но шанс на победу равен, как и на проигрыш - сказала Алана.
  - У нас нет другого выбора. Иначе никак - ответила я.
  - Нужно подумать - сказал Джеймс.
  - Мне нужно подышать свежим воздухом - сказала Алана, направившись к выходу.
  - Алана! - окликнул её Джеймс.
  - Всё нормально, я буду возле участка - ответила она и вышла из кабинета.
  Мальчики молчали. Через пару минут мне тоже стало не по себе, и я вышла, вслед за Аланой.
  Она стояла на крыльце, повернулась, услышав открывающуюся дверь, и увидев меня, развернулась обратно. И не глядя на меня, сказала:
  - Чего тебе?
  - Просто вышла подышать. Ты всегда такая токсичная?
  - Да, это уже привычка. Не обращай внимания.
  - У тебя что-то случилось?
  - С чего ты взяла?
  - Ты выглядишь расстроенной, а не напуганной.
  - Ну, это же не я столкнулась лоб в лоб с чудовищем. Хотя иногда мне кажется, что я с ним живу.
  Я подошла ближе и стала около неё, затем спросила:
  - Проблемы в семье?
  . - Нет, что ты. У нас идеальная семья - она грустно улыбнулась.
  Она смотрела куда-то вдаль, так и не посмотрев на меня, продолжила:
  - Так считают все. Но ты даже не представляешь, что творится в ней на самом деле. Когда у тебя нет выбора, а твоя жизнь расписана на несколько лет вперед, и ты не можешь внести свои правки. Потому что твои желания никого не интересуют.
  - Наверное, твои родители хотят как лучше.
  - Как лучше для себя. А я делаю вид, что всё хорошо, но на самом деле - нет ничего хорошего. У меня есть всё и одновременно ничего. У тебя так же было? - она, наконец-то, повернула голову в сторону, посмотрела на меня.
  - Нет, я всегда занималась тем, что мне нравилось. Моя бабушка всегда меня поддерживала.
  - Бабушка - она улыбнулась, на этот раз тепло - Моя бабушка тоже всегда меня поддерживает. Она единственная, кто спрашивает мое мнение, кто дает мне выбор. Сейчас она в столице, но мы созваниваемся каждый день. Когда-нибудь я всё брошу и уеду к ней.
  - Почему не сделала этого до сих пор?
  - Не хочу, чтобы она ссорилась с мамой. А отец...будет в бешенстве.
  - Знаешь, людям всегда будет чего-то не хватать. И чем больше они получают, тем больше они хотят.
  - Возможно, ты права - с её глаз, впервые упала слезинка.
  - Никогда не думала, что ты умеешь плакать.
  - Никогда не думала, что буду с тобой откровенничать.
  Мы рассмеялись. Ещё долго говорили, рассказывая грустные и смешные моменты из своей жизни. Вдруг, я поняла, что моя жизнь не такая и мрачная, как мне казалось. В ней было много моментов, заставляющих чувствовать себя живой, двигаться дальше. И этот разговор был одним, из таких моментов.
  - Майкл всегда был добрым и храбрым, умным и общительным. Защищал в школе всех девочек, когда их дергали за косички, помогал с домашкой - сказала Алана.
  - Он заставил меня всё переосмыслить, подержал, помог. Даже у психологов это не получалось. Никогда не прощу себе - я опустила голову вниз, смотря на пол, чтобы не показывать нахлынувшие слёзы.
  - Ты ни в чём не виновата.
  - Если бы я не заставила его идти туда...
  - Тогда он пошел бы за тобой в другое место. Раз уж взялся помогать, то не бросил бы. Она могла убить его, когда он возвращался с работы или ещё откуда-то. Не вини себя, он бы этого не хотел.
  Я промолчала. Мы разговаривали уже около часа. Дождь прекратился, но маленькие капельки, бьющиеся об крышу, издавали грустные звуки. На улице успело стемнеть и похолодать. Осенний ветер пронесся мимо нас, заставляя обвить себя руками, а щеки пылать. Чувствовалась полная сущность осени.
  - Да уж, холодно. Пойдем уже - сказала Алана.
  И мы направились в кабинет. Мальчики остались на тех же места, что и когда мы уходили. Они даже не обернулись, когда мы зашли. Алана сразу же спросила:
  - И что вы решили?
  - Элизабет права. Мы будем делать так, как сказала Катрин. Но завтра, а сейчас нам нужно выспаться - сказал Джеймс.
  - Ты, правда, сможешь уснуть, после сегодняшнего? - спросила Алана.
  Джеймс проигнорировал вопрос девушки, продолжив:
  - Алана, тебя проводит домой Дерек. Я провожу Элизабет.
  Девушка хмыкнула, но спорить не стала. Мы все вместе вышли из кабинета и направились в разные стороны.
  Ветки деревьев вихрем сплетались друг с другом. Лужи, оставленные дождём, отражали луну, освещающую ночную дорогу. Фонари, светящие через один, делали ночь по-особенному романтичной.
  - Знаешь, а я всегда любила ночь. Вокруг так тихо и уютно, словно в мире ты один. Смотришь в темноту, наслаждаясь теплотой вечера. Время, будто замерло - тихо, почти что шепотом, сказала я.
  - Не боишься? После всего, что случилось - сказал Джеймс.
  - Если я буду бояться, мне от этого легче не станет. Мне это не поможет.
  Джеймс смотрел вдаль, бесстрастным, ничего не выражающим взглядом. Его мысли, будто затуманены. Внезапно он сказал:
  - Прости, что не поверил тебе. Это всё звучало так...неправдиво.
  - Ничего, я понимаю. Наверное, я бы тоже не поверила.
  - Нет, ты бы поверила. Просто...я стараюсь держать всё под контролем, сдерживать свои эмоции. А иногда это неуместно.
  Он кинул на меня восхищений взгляд и произнёс:
  - А ты сильная девушка, Элизабет. После всего, что с тобой случилось, ты пришла и рассказала нам обо всём. Другая бы сбежала, не выдержав удары судьбы. А ты пытаешься помочь.
  - Когда родители погибли, слёзы были неудержимыми и жгучими, будто пламя в вулкане, который вот-вот извержит. Было больно и страшно. Тогда я пообещала себе, что никогда не оставлю в беде человека, кем бы он ни был. Чего бы мне это не стоило. Так что, если я смогу помочь, я буду искренне рада.
  Детектив грустно посмотрел на меня.
  - Да, я слышал о твоих родителях. Тогда весь горд был на ушах. Мой отец был помощников отца Майкла, который вёл дело о них. Затем его не стало, и я решил, что пойду по его стопам. Так что, я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь.
  - Твой отец погиб?
  - Умер от рака лёгких. Я был одержим его смертью, и, наверное, остаюсь таким, по сей день. Но не будем об этом.
  Он выпрямился, будто испугался собственного откровения. К тому времени мы успели прийти. Участок был недалеко, от комнаты, выделенной мне. Поэтому я ходила пешком.
  - Спасибо, что провел - сказала я.
  - Не за что. До завтра! - ответил Джеймс, улыбнувшись на прощание.
  Дверь была не заперта на замок. Мое тело покрылось мелкой дрожью, и я, успокаивая себя, вспомнила про свою соседку.
  "Искренно надеюсь, что это она" - проскользнуло в моей голове.
  Я робко зашла.
  "В этом городе я боюсь каждого шороха".
   Из кухни вышла Кэт и сразу бросилась ко мне в объятия.
  - Привет. Прости, что уехала и оставила тебя здесь.
  Она отпрянула и продолжила:
  - Где ты была? Я звонила раз десять, ты ни разу не взяла трубку! - Кэт посмотрела на меня гневным взглядом, и тут же смягчилась.
  Я обессилено вздохнула.
  - Мне так много нужно тебе рассказать - вполголоса ответила я.
  Мы пошли на кухню и Кэт, как обычно, принесла бутылку вина. В этот раз белого.
  - Я бы удивилась, если бы ты пришла без бутылки - усмехнувшись, сказала я.
  - У меня были тяжелые, стрессовые дни. Мать выжала из меня все силы. У тебя, я думаю, были не лучше - ответила девушка, заполняя бокалы.
  Поставив бокал передо мной, она негромко вскрикнула:
  - Рассказывай!
  Я рассказала всё, что уже рассказывала прежде. Повторяя раз за разом, хорошо знакомые слова, даже я стала верить, что это всё легенда. Но, увы, это было не так.
  - Порой мне кажется, что это всё происходит не со мной - закончила я.
  Кэт постоянно передергивалась от моих слов. Выражение её лица издавало страх, дыхание становилось тяжелее, а сердце, будто перестало биться.
  Тихим, низким голосом она произнесла:
  - Я пойду с тобой.
  - Кэт это...
  Она не дала договорить, прислонив указательный палец к моим губам.
  - Ничего не говори! Я знаю, что делаю. Лишние руки не помешают.
  Помощь Кэт и вправду не помешала бы. Мы все рисковали, идя почти, что на верную гибель.
  - Ладно. Нам нужно хорошо выспаться, завтра тяжелый день - сказала я.
  Мы, оставив всю грязную посуду на кухне, отправились в свои комнаты. Каждая со своими мыслями уснула.
  Глава 8. Последний бой
  Утром, сходивши в душ и позавтракав, мы направились в участок. Все пришли в договоренное время. Ребята знали Кэт, поэтому в представлении они не нуждались.
  - Катрин оставила рецепт эликсира. Я не знаю как, но нам нужно её заставить выпить его, параллельно читая молитву - сказал Джеймс.
  - Раз меня она не трогает, значит, я постараюсь дать ей этот эликсир - смело сказала я.
  - А что делать нам? - спросил Дерек.
  - Мы будете на подхвате, если что-то пойдет не так - ответил Джеймс.
  Детектив осмотрел всех присутствующих серьёзных, пугающим взглядом.
  - Вы же понимаете, какие у нас шансы? Я не хочу никого заставлять. Если кто-то боится или не хочет, у вас есть время уйти. И никто вас не осудит за это - промолвил он.
  Дерек с Аланой выглядели спокойными, будто всё происходящее их никак не касалось. Кэт тяжело сглотнула, но не ушла.
  - Мы отправимся в полдень, чтобы успеть до темна. Люди как раз в это время либо на работе, либо уже дома - сказал Джеймс.
  Остаток времени мы проверили в участке, в напряженной тишине. Стрелка часов издевательски медлила, словно испытывала наше терпение. Каждый из нас замер в ожидании, одновременно пытая страх. Когда часы показали нужное нам время, мы направились к месту гибели моих родителей. То место, где я видела её последний раз.
  Здесь всегда было, практически безлюдно. Погода, на удивление, была достаточно спокойной. Тучи затягивали небо. Дождя не было, как и ветра. Лишь лужи, после вчерашней бури, выдавали настоящую погоду этого города.
  Придя на нужное место, все остановились и переглянулись между собой.
  - Примерно здесь мы и услышали крики, в тот раз. Но не факт, что мы услышим её здесь снова - сказала я.
  - Лес большой. Она может быть где угодно, правда. Но раз она преследует тебя, пусть маленький, но шанс есть - сказал Джеймс.
  - И что? Нам просто стоять и ждать? - спросила Алана.
  Сегодня, похоже, был единственный день, когда рыжеволосая девушка не язвила и не перечила никому.
  - Ничего другого у нас не остается - сказал Джеймс.
  - Значит, ждём - сказал Дерек.
  Мы простояли так около часа. Затем Алана сдалась.
  - Я больше не могу! Чего мы ждём? Пока погибнет кто-то ещё? - прокричала девушка.
  - А что мы можем сделать? - спросила я.
  - Не знаю, как-то её найти что ли. Во всяком случае, это куда лучше, чем просто стоять и ждать - ответила Алана.
  - Тихо! - сказал Джеймс, указывая пальцем молчать.
  "Помоги" - слышалось вдали.
  - Вы слышите? - спросил Джеймс.
  Все одновременно, разным тембром голоса, сказали:
  - Да.
  - Опять "помоги". Это точно она - сказала я.
  - Идём на голос? - спросил Дерек.
  Мы опять переглянулись, и будто прочитав друг друга мысли, отправились на звук.
  Я крепко держала эликсир в руках, заготовленный заранее, в участке, по рецепту Катрин.
  "Надеюсь, я не зря уколола себя иглой, чтобы выдавить пару капель крови" - пронеслось в моих мыслях.
  Для приготовления эликсира нужна была кровь родственника. Именно в этом заключалась сложность приготовления и результата. Никто не знал точно, связаны ли мы семейными узами. Но, как сказала Катрин, только родных она бы, ни за что не тронула - только они могли помочь ей обрести покой.
  "У неё было столько возможностей убить меня, но она этого не сделала. Но ведь прошло несколько веков, что если моя кровь не подойдет?" - грустно подумала я.
  "Надеюсь всё получиться".
  Спустя пару мы нашли её. Она стояла к нам спиной, всё в том же белом, на первый взгляд невинном платье, которые было окровавленное так же, как и её лицо. Постепенно поворачивалась к нам, как можно дольше тянувши секунды времени.
  Все застыли в ужасе, кроме меня. Видать, они не понимали всю сущность нежити, до этого момента. Она, лишь одним своим взглядом, внушала неописуемый ужас, заставляя кровь сворачиваться и бурлить.
  Полностью развернувшись к нам, она упала на колени и заныла. Звук, который она издавала бил в самое сердце, заставляя изнывать от боли. Словно она заставляла почувствовать то, что пришлось пережить ей.
  Её слёзы заполняли сырую, холодную землю. Я вспомнила, что в тот раз с Майклом, было точно так же. Времени было мало, ведь кто знал, что может произойти в следующий миг. Я неспешно начала подходить к ней. Следом за мной пошел Джеймс, а Алана начала готовиться читать молитву, которую она выучила до этого.
  Я открыла тюбик и аккуратно преподнесла ей. Она, постепенно поднимая опущенную голову, втянула воздух. Посмотрев на меня, как будто взревела и вихрем кинулась вперёд.
  Она передвигалась не по-человечески быстро и имела силу, неподвластную человеку. Никто не успел сориентироваться, как она, в один миг оказалась перед ребятами и, взяв Дерека, отбежала в сторону.
  Мы повернулись. Я, в этот раз быстрее, начала подходить к ней. Дерек отчаянно пытался вырваться, судорожно ловля ртом воздух. Не зная, как заманить её к себе, я помахала бутылочкой эликсира так, чтобы та обратила внимания.
  - Смотри! Ведь этого ты хотела?! - как можно громче говорила я, пытаясь сдерживать себя.
  И это сработало. Внезапно, она откинула тело Дерека, как какую-то игрушку. Он ударился об дерево и медленно сползал вниз. Его тело не подавало явных признаков жизни. Джеймс пытался сдерживать эмоции, но было видно, как он напуган и за товарища, и за себя, и за всех нас. Алана вскрикнула, а Кэт прижала рукой рот.
  Она внезапно оказалась прямо передо мной. От неожиданности я отшатнулась, но быстро взяла себя в руки. Не теряя больше ни минуты, я открыла крышку и, быстро обернувшись, дала команду Алане:
  - Начинай - шепотом произнесла я.
  Она начала читать молитву, а я вылила жидкость на нежить и откинула баночку с парой капель к её ногам. Она подняла её и выпила.
  Листья закружились в танце и вместе с ветром поднялись вверх. На миг нас вспышкой ослепило неистово белым светом. Я прикрыла лицо руками, моему примеру последовали и остальные. Никто не видел, что происходило, но все отчетливо слышали всхлипывающие, истошные, будоражующие звуки. И холод, от которого ноги подкачивались.
  Когда свет угас, я убрала руку и осмотрелась по сторонам.
  "Её нигде нет. Неужели сработало?" - прозвучало в моих мыслях.
  Я всё ещё слышала тяжелое дыхание каждого. Опомнившись, я подошла к Дереку.
  - Эй! - сказала я, дергая его за руку.
  Он застонал. Я увидела какие-то следы на его шеи. Ему было тяжело дышать, а тем более говорить. Но он из последних сил, смотря куда-то вверх, сказал:
  - Прости меня, Элиз! Надо было самого начала тебе сказать.
  - Что сказать? - спросила я.
  - Твои родители погибли из-за моего отца. Ты ведь из-за них сюда приехала верно? - сказал он полушепотом, скорчившись от боли.
  Ноги стали как будто ватные, а тело онемело от его слов. Дерек говорил отрывками.
  - Он ехал пьяный за рулем. Очень пьяный. Это он спровоцировал аварию.
  - Он был заместителем мера, важным человеком в городе. К тому же, был хорошим другом отца Майкла. Ты ведь знаешь, кто был отец Майкла? - он вопросительно посмотрел на меня.
  Я кивнула и он продолжил:
  - Майкл не знал. Никто не знал. Однажды он напился и проболтался, сидя на кухне. Я был маленьким...очень маленьким. И подслушал его разговор с матерью.
  Дерек закрыл глаза, но продолжал говорить.
  - Мать в тот же вечер собрала вещи и ушла, вместе со мной. А на утро стало известно, что отца больше нет....Он застрелился.
  Я склоненная над ним продолжала слушать. Ребята стояли дальше, но расстояние было достаточно близким, чтобы слышать всё. Не мешая, они тихо смотрели на нас.
  Губы Дерека начали сливаться с кожей. Я пальцами дотронулась до его холодной щеки.
  - Прости меня - последнее, что он сказал, прежде чем его тело полностью охолодело.
  Непрошенные, неудержимые, горестные и отчаянные - хлынули из моих глаз слёзы. Я мысленно сказала, глядя на бездвижное тело:
  "Я прощаю тебя".
  До моего отъезда оставался один день. Я шла по тропе, в осеннем пальто, направляясь в участок. Волосы, собраны в кучу перемещались с одной стороны в другую. Холодный ветер больше не обжигал щеки и не заставлял дрожать. Запах мокрой земли, затянутое небо с периодическими просветами, звуки бурлящей неподалеку реки или лес, украшен золотой листвой - всё это стало привычной и любимой для меня погодой.
  "Мне кажется или людей на улице стало больше?" - пронеслось в моей голове.
  Новость о смерти Дерека стала последней взбудораживающей. Новых происшествий не было. Для всех он пропал, а его тело нашли утром, как и тело Майкла. Их матерям пришлось тяжелее всего. Джеймс принял решение оставить в тайне то, с чем нам пришлось столкнуться. Все поддержали его.
  - Привет - сказала я, заходя в кабинет.
  - Доброе утро! - ответил Джеймс.
  Нового помощника не было, поэтому всё это время мы были вдвоем. Я поднесла ему специальную тетрадь для практики.
  - С тебя тетрадь и подпись - настойчиво сказала я, положив тетрадь ему на стол.
  Он поднял голову и посмотрел скептическим взглядом.
  Я смущенно ответила взгляд в сторону, потом снова посмотрела на него, не смогла сдержать улыбки.
  - Пожалуйста - всё ещё улыбаясь, сказала я.
  - Так-то лучше - ответил Джеймс, которому передалась моя улыбка.
  Он, заполнив всё что нужно, произнёс:
  - В городе так непривычно тихо и спокойно. И это всё твоя заслуга.
  - Я так полюбила холодную погоду и сырость, что даже не хочется уезжать.
  - Правда?
  - Нет.
  Мы рассмеялись.
  - У тебя завтра рано поезд?
  - Да, в семь утра.
  - Что ж - он встал со стула и протянул руку - Было приятно с вами работать.
  - Как и мне с вами - ответила я, протянувши руку в ответ.
  - Ты можешь идти. Прогуляешься по городу, отдохнешь, выспишься. Здесь делать больше нечего.
  Я кивнула.
  - Спасибо.
  Мы попрощались. Как только я вышла из участка, сразу увидела Алану. Она стояла спиной, держа в руках чемодан. Я подошла к ней.
  - Ты куда-то уезжаешь? - спросила я.
  Девушка немного вздрогнула, повернулась ко мне.
  - Это ты.
  - Не хотела тебя напугать.
  - Всё нормально. Я пришла к тебе.
  - Ко мне? Зачем?
  - Хотела извиниться. Я была слишком резкой и грубой. То, что пришлось пережить, заставило меня задуматься над собой и всё переосмыслить. Я поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на вещи и людей, которые тебе безразличны и которым безразлична ты.
  - Всё-таки решила уехать к бабушке?
  Она выглядела решительной и уверенной в себе. Пожала плечами и ответила:
  - Бабушка была художницей, любовь к рисованию досталась мне от неё. В столице у неё есть связи, она может мне помочь с университетом и открытием своей галереи.
  - Далеко метишь - улыбнувшись, сказала я.
  -Это только начало - ответила она, так же тепло, улыбнувшись мне.
  Внезапно её взгляд посерьёзнел. Она посмотрела в сторону и, подбирая слова, сразу же сказала:
  - Чем больше я получала, тем больше понимала, что все материальные вещи - это лишь дополнение того, что нас окружает. Они не сделают тебя счастливым, если ты ужасно пусть и одинок внутри. Если тебе не с кем говорить по телефону в четыре утра, глядя на рассвет или провожать закат, говоря о каких-то мелочах.
  Её слова тронули, заставляя задуматься. Не зная, что сказать в ответ, я молчала. Но тишина была недолго, девушка, коснувшись моего локтя, добавила:
  - Ладно. Мне уже пора на поезд. Надеюсь, это наша не последняя встреча.
  - Я тоже надеюсь.
  Тепло улыбнувшись, она развернулась и ушла, оставляя за собой аромат сладких духов и звук колесиков от чемодана.
  Я отправилась в другую сторону, к Кэт, которая должна была ждать меня дома. Ступивши на порог, я услышала голос соседки, немного вскрикивающий, но старающийся не переходить грань. Осторожно открыв дверь в её комнату, я заметила, что она говорит с кем-то по телефону. Чтобы не мешать, я вышла, и, сняв верхнюю одежду, отправилась на кухню. Спустя пару минут, Кэт вышла.
  - Ты уже вернулась. Я не услышала, как ты пришла.
  - Ты говорила с кем-то по телефону, я решила тебе не мешать.
  - Это мама. Как обычно ей стало плохо и я должна всё бросить и ехать к ней.
  - А если ей, правда, стало плохо?
  Севши на стул, она устало выдохнула.
  - Ей всегда плохо, но как только я приезжаю, она волшебным образом выздоравливает. В тот раз я оставила тебя, чтобы сидеть с ней и слушать лекции о том, какого в жизни нужно выбирать мужика.
  Мы ещё долго говорили обо всём. Решив провести вечер за фильмом, так и уснули.
  Утренний туман, пар изо рта и люди, бегущие по своим делам. Полюбившаяся мной погода провожала меня на поезд, вместе с Кэт.
  - Приезжай в гости - сказала Кэт.
  - Обязательно приеду и буду ждать в гости тебя - ответила я.
  Мы обнялись на прощание. Я обернулась, прежде, чем зайти в поезд.
  "Как я буду жить теперь, без ежедневных дождей?" - подумала я.
  Таинственный, тоскливый и грустный, но имеющий свою, особую и притягивающую к себе атмосферу - таким я запомнила этот город.
   Я втянула холодный воздух, запоминая это ощущения. Ощущения свободы.
  
  Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1. Одержимость прошлым
  Было холодное, раннее утро. Непривычное даже для сырого и дождливого Альшата. Трава пропитана росой, шелест листьев и пение улетающих птиц. Вокруг был легкий туман. Мимо леса проходила девушка. Она поёжилась от холода, её тело было покрыто мурашками. На её лице отображалось умиротворение: она наслаждалась одиночеством. Тогда она ещё не знала, что для неё это утро было последним.
  Солнце отсвечивало мои зелёные глаза, а золотистые волосы сливались с ним. Я, погруженная в свои мысли, уже хотела зайти в университет. Но меня окликнули друзья:
  - Эй, как настроена на сегодня? - спросила Моника.
  - А что такого должно произойти сегодня? - с нескрываемым удивлением спросила я.
  - Сегодня же нас распределяют на практику. Отстой конечно, зачем она вообще нужна? - ответила Моника.
  - Чтобы хоть чему-то научиться, тебе так это точно нужно - шутливо сказал Браун.
  - Ой, отвали - с обидой ему ответила Моника.
  - Не надо ссориться, пошли лучше на пару, и так уже опаздываем - сказала я.
  - Ты права, но в следующий раз я надеру ему зад за такие слова - сказала девушка, на что мы с Брауном улыбнулись.
  Мы зашли в аудиторию, и, как обычно, расположились вместе на последних партах. Профессор Донован не заставил себя долго ждать - буквально через пять минут после нашего прихода, зашел в кабинет. Он произнёс:
  - Рад всех видеть! Как вы помните, сегодня я буду вас распределять по местам практики. Хочу сказать, что у вас есть возможность по программе обмена студентами попасть в другой город.
  Он начал перечислять города Америки, рассказывая, что нас там ожидает. Я не особо вникала, пока он не назвал город, который имел для меня особое значение.
  - Альшат? - переспросила я.
  - Да. Этот город отличается тем, что здесь вы можете попробовать себя в роли детектива. Ну и хоть на месяц отдохнуть от жары - ответил профессор Донован - Может у кого-то есть пожелания? - продолжил он.
   Я инстинктивно выкрикнула:
  - Я бы хотела в Альшат.
  - Вы уверенны в этом? - уточнил профессор.
  - Абсолютно.
  - Что ж, как вам угодно - недовольно сказал он, поджав губы.
  Дальше он начал распределять других студентов. В это время Моника подвинулась ко мне ближе и спросила:
  - Ты чего? Было столько классных предложений, а ты выбрала самый сырой и скучный город. Ещё и название такое странное.
  Эмоции переполняли меня, спустя только минуту я ответила:
  - Двенадцать лет назад там погибли мои родители. Вдруг, я смогу что-то узнать о них.
  - Что ты хочешь узнать? Это было так давно, вряд ли кто-то помнит их - грустно сказала Моника.
  - Не попробуешь - не узнаешь. Я хочу увидеть этот город - немного нервно ответила я.
  Она печально взглянула на меня, но больше ничего не сказала. Браун, всё это время, лишь молча, наблюдал за мной.
  Когда пара закончилась, и мы начали выходить, меня остановил мистер Донован:
  - Элизабет, я бы советовал вам, как след всё обдумать.
  - В Альшате так плохо?
  - Не то чтобы, но подумайте сами, работать с детективом, что это вам даст? Чему вы там научитесь? У нас были места намного интереснее, с вашими успехами и шикарной памятью вас бы взяли туда без проблем. Такой опыт мог бы помочь вам в будущем.
  - Спасибо, но это моё решение, и я его не поменяю. Хорошего дня!
  Я видела, что он был недоволен, но видимо, из-за моей настойчивости и решительности больше ничего не сказал. Лишь кивнул мне, в знак прощания.
  Я отправилась домой, чтобы поскорее рассказать бабушке Хлое обо всем. Я всегда называла её по имени: таково было её пожелание. Она воспитывала меня с тех пор, как родителей не стало.
  Когда я вернулась, она была ещё на работе. Я была даже рада этому, потому что не знала, с чего начать наш разговор. И хоть я всегда находила в ней поддержку, я знала, что ей не понравится мой выбор.
  Она вернулась спустя два часа. Я ждала её на кухне, нервно опираясь на спинку стула, в ожидании, когда она зайдет.
  - Привет - сказала я, заламывая пальцы на руках.
  - Привет милая - она обняла и меня. - У тебя что-то случилось?
  - Я даже не знаю с чего начать. Сегодня я согласилась поехать на стажировку в Альшат. И я знаю, что ты не одобришь этого. Но ты, же знаешь, как для меня это важно - говорила я в быстром темпе, пока набралась смелости.
  Она смотрела, как будто, сквозь меня, видимо обдумывая мои слова и подбирая их, чтобы ответить мне. Спустя пару минут она сказала:
  - Что ты пытаешься там найти? Ты делаешь только хуже себе.
  - Я не знаю, но я будто бы чувствую, что должна поехать туда. Я хочу там побывать! - из-за шквала эмоций мой голос немного сорвался на крик.
  - Принятие чего-либо важный и сложный процесс. Может, ты передумаешь?
  - Я думаю, что поступаю правильно - уже спокойно ответила я.
  - Ладно, ты же знаешь, что я всегда тебя поддержу - она улыбнулась, обняла и поцеловала меня в макушку.
  Мы ужинали, не произнося ни слова, а лишь иногда, посматривая друг на друга. Всю ночь меня мучили кошмары, видимо из-за стресса, который пришлось пережить сегодня.
  Глава 2. Альшат
  Прошла неделя. Настал тот день, которого я ждала и боялась одновременно - отъезд в Альшат. Хлоя провожала меня на поезд.
  - Будь осторожнее дитя, у меня плохое предчувствие.
  - Не волнуйся за меня, всё будет хорошо. Я буду звонить каждый день.
  Мы обнялись на прощание так крепко, как будто это было в последний раз.
  Эта ночь в поезде, казалось, длилась вечно. Я была рада тому, что могу узнать что-то о родителях. Они погибли в аварии, когда мне было восемь. Позже я узнала от Хлои, что было много указаний на то, что авария была не случайна. Но дело закрыли как "несчастный случай". И всё же, я чувствовала какую-то тревогу. И это меня пугало.
  Уже утром я была в Альшате. Выйдя из поезда, я уловила поток ветра, словно направленный в мою сторону. Стоя на платформе, сразу ощущался запах мокрого асфальта. Людей было мало, и настолько тихо, будто не было никого. Это одурманивало и настораживало одновременно.
  Я заселилась в комнату, которую мне выделили, и начала раскладывать вещи. Завтра меня ожидал ответственный день: знакомство с коллективом, заданиями. Весь вечер я провела в раздумьях о том, что ждёт меня дальше.
  Вдруг я оказалась в каком-то, сказочно красивом, живописном месте. Посреди реки, которой, казалось, нет конца. Карстовый ландшафт, зеленые холмы, крутые скалы и голубая, словно сапфир вода - всё это было как во сне.
  Только сейчас я поняла, что сижу в лодке, которая плыла, сама по себе. Резко она остановилась, и будто прозрев, я поняла, что это река Ли - которую считают "жемчужиной Китая". Я была здесь несколько раз: мы проводили время здесь практически всегда, когда у родителей были свободные дни.
  Я замерла, услышав чьи-то шаги. Медленно поднялась, стала на ноги, и поддалась вперёд. Лодка оставалась позади меня, но я всё ещё слышала какой-то, до боли знакомый голос, который был повсюду.
  Услышав его в очередной раз, я обернулась. И была снова близко к лодке, будто бы совсем не отходила от неё. Начал появляться какой-то силуэт, словно призрак. Стало не по себе так, что я перестала дышать, а сердцебиение ускорялось в бешеном ритме. И вот силуэт стал четким, в котором я увидела свою мать. Она сидела в лодке на том же месте, где сидела я, поглаживая черно-белого кота - как живая. Слёзы, что катились ручьем, могли заполнить эту реку.
  Подойдя к ней совсем близко, она подняла голову. Только сейчас она посмотрела на меня. Таким проницательным взглядом, словно хотела мысленно что-то передать мне. Но ничего не сказала. Лишь поднялась и отдала мне в руки черно-белого кота. И вновь стала походить на призрак, который я могла еле видеть, пока совсем не растворилась. Лишь я и кот остались в лодке, посреди реки, вокруг холмов и скал.
  Пока не начал появляться другой силуэт, который сразу же стал отчетливым. Женщина, чьи руки, одежда и рот были в крови. Она внушала неописуемый страх. Я даже не заметила, как моё тело начало дрожать и покрываться мурашками. От неё веяло холодом, таким сильным холодом, будто я сейчас превращусь в льдину. Только сейчас я поняла, что не могу произнести ни слова, ни писка. Весь страх, все эмоции оставались внутри меня.
  Я инстинктивно начала отходить назад. Уже, будучи за пределами лодки, обернулась, и она вновь была возле меня, лицом к лицу. Словно и не была секунду назад в метре от меня.
  Я не могла контролировать свое тело, мои руки сами по себе потянулись вниз, нащупали какой-то тяжелый предмет, и ударили её. Всё произошло настолько быстро, что я не успела понять, что произошло. Взглянувши вниз, я лишь видела её, ещё больше окровавленную, чем до этого.
  Я проснулась, задыхаясь, от ночного кошмара. Рука потянулась к горлу. Понадобилось пару минут, чтобы моё дыхание пришло в норму.
  "Что означает этот сон?" - думала я, сидя и держась за коленки.
  Немного успокоившись, я встала с кровати и пошла собираться.
  У меня было ещё два часа, чтобы поспать, но мне не хотелось. Обычно меня сложно разбудить, но здесь всё по-другому. Я вышла на балкон с чашкой горячего кофе. Ветер щекотал мое лицо, раздувая мои волосы в разные стороны. Вокруг не было ни души. Только дома, даже машин практически не было. Вдали виднелся лес. В полной тишине, глядя на горизонт, где только выходило солнце, я вдруг почувствовала блаженство. Будто мне не хватало этого всю жизнь.
  Собравшись, я вышла на улицу. Казалось, что людей здесь нет совсем: по дороге к участку я встретила всего два прохожих. Подходя к месту стажировки, я заметила, как участилось моё сердцебиение. Только сейчас я поняла, насколько волнуюсь.
  Зайдя в участок и представившись, мне сразу указали кабинет, где меня ждут. Дойдя, я несмело постучалась, и зашла. Не успев ничего сказать, ко мне сразу обратился какой-то мужчина, шатен, спортивного телосложения, чьи карие глаза внимательно смотрели на меня.
  - Ты Элизабет Моренсон?
  - Да, а вы...
  - Джеймс Скотт. Я ваш куратор, и местный детектив. А это - он кивнул в сторону, где сидел другой мужчина, даже скорее молодой человек - Дерек Хейз, мой помощник.
  Каштановые волосы подчеркивали его серые, словно льдинки, глаза.
  - Салют! - сказал Дерек, как-то странно посмотрев на меня.
  - Элизабет - слишком скучно и официально. Будешь Элиз - продолжил Дерек.
  Я улыбнулась, давая понять, что не против такого сокращения своего имени.
  - Уже успела познакомиться с нашим городом? - спросил Джеймс.
  - Немного. Он такой тихий и спокойный. Иногда, кажется, что людей здесь совсем нет.
  - Верно - улыбнулся детектив - Здесь все погружены своими заботами. Многие ездят на работу в другие города, которые находятся недалеко отсюда. На улице мало кого встретишь.
  - Но это только на первый взгляд. На выходные все любят повисеть где-нибудь. Так что, будь осторожней. Здесь все друг друга знают, а вот ты... Ты - неведомый объект для всех - продолжил помощник детектива, всё так же, с интересом рассматривая меня.
  - Учту - ответила я.
  - Осторожными нужно быть всегда. Уже несколько лет здесь, судя по всему, обитает маньяк, которого так и не поймали. Из-за этого на улице никого и не встретишь, многие вообще переехали - сказал Джеймс.
  Я почувствовала нотку грусти в его голосе. Переварив информацию, я ответила:
  - И как давно он здесь "обитает"?
  Джеймс, почему-то сделал вид, что не услышал мой вопрос, продолжив:
  - Никто не может его поймать. На месте не найдено никаких улик, зацепок. Все его жертвы - молодые девушки.
  Меня немного передернуло от его слов, но я не подала виду.
  - А как он убивает?
  Дерек молчал, а Джеймс опустил глаза, обдумывая, что сказать мне.
  - Мы сегодня собирались к Майклу - паталогоанат, который делал вскрытие последней жертве. Будет лучше, если он сам тебе расскажет.
   - Кто его последняя жертва?
  - Кэролайн Хилл - восемнадцати летняя девушка. Её убили в лесу, примерно в пять утра.
  - Но что она делала в лесу рано утром?
  - Кто знает. У неё нет отца, а мать сутками на работе. За ней, не очень то и следят - в этот раз ответил Дерек.
  Вдруг кто-то постучался. Не дожидаясь ответа, в кабинет зашла молодая, рыжеволосая, девушка.
  - Привет Алана. Неужели по мне соскучилась? - ехидно сказал Дерек.
  - Не дождешься.
  Увидев меня, она стояла будто в ступоре. Потом она улыбнулась, но эта улыбка показалась мне какой-то фальшивой, натянутой.
  - А ты? - спросила она, глядя на меня.
  - Это Элизабет - она из Лонг-Бич, приехала к нам на практику - ответил ей Джеймс - А это Алана - дочь мера города.
  Гамма эмоций на её лице перемешалась: то ли она была рада, но делал вид, что нет, то ли наоборот?
  - Лонг-Бич? Там так солнечно и тепло, а здесь так холодно и сыро - обратилась Алана ко мне.
  - Я люблю холод - я улыбнулась так же натянуто, как и она мне.
  - Нам пора идти - сказал Дерек, видимо пытаясь, развеять напряжение между нами.
  - Ты прав. Алана, ты что-то хотела? Нам пора работать - поддержал Дерека Джеймс.
  - Да, можно тебя на минуту? - обратилась она к Джеймсу.
  - Ты можешь говорить здесь. Тут некого стесняться.
  Я заметила, как Дерек улыбнулся краем губ. Видимо, его забавляла эта ситуация. Алана посмотрела на меня с сомнением, но всё же сказала:
  - Ладно. Я хотела пригласить тебя к нам на ужин. Мой отец хотел бы тебя увидеть.
  - Спасибо, если смогу, то обязательно приду. А сейчас, прости, нам пора.
  Джеймс и Дерек начали собираться. Алана показала мне на выход, давая понять, что хочет поговорить со мной.
  - Я подожду вас на улице - обратилась я к ребятам.
  Они видимо всё поняли, но возражать не стали.
  - Как хочешь - ответил Дерек.
  Алана ждала меня у входа в участок.
  - Не знаю, кто ты, и что ты задумала. Ты видимо, ещё не знаешь, кто я. Но, даже не рассчитывай занять моё место - она говорила это тихо, со злостью в своих серых глазах, глядя на меня.
  Не успела я ничего сказать и опомнится от её слов - она уже села в машину, и уехала. Почти сразу же вышли ребята.
  - Она не обижала тебя? - поинтересовался Джеймс.
  - Нет, а должна была?
  - О, за Джеймса она ещё и не такое может - сказал Дерек, как обычно, с ехидной улыбкой.
  Джеймс ничего не ответил, но посмотрел на Дерека так, что тот сразу умолк.
  Всю дорогу мы молчали. Дойдя к нужному месту, я вдруг почувствовала ком в горле. Как будто я узнала то, что не должна была. Детективы были вполне спокойными, каждый в своих мыслях. Для них это было привычно.
  - Вы опять ко мне? - сказал какой-то блондин, видимо патологоанат.
  Я встретилась с его небесно-голубыми глазами. Он смотрел на меня с интересом, бесстыдно рассматривая каждый миллиметр моего лица. Я почувствовала, как краска облила мои щеки, и отвела взгляд.
  - Это Майкл Андерсон - патологоанат, а это - он показал на меня - Элизабет Моренсон, наша практикантка - представил нас друг другу Джеймс.
  - Моренсон? - удивленно спросил Майкл.
  - Да, почему это вас так удивляет? - ответила я.
  Он было, уже хотел ответить, но нас перервал Джеймс:
  - Что там с судебно-медицинской экспертизой?
  - Всё по-старому. Никаких следов на теле убитой.
  - Как это никаких следов? - прервала их я, удивленная последней фразой Майкла.
  - Видишь ли, Элиз. На телах всех убитых нет ни одной царапины. В этом и загвоздка: не понятно как он их убивает - ответил на мой вопрос Дерек.
  -Почему вы думаете, что это маньяк? - обратилась я к детективам.
  - Это лишь предположение. Все убитые - молодые девушки, которые не имеют никаких телесных повреждений - ответил Джеймс.
  - Значит, с повреждениями жертв нет. Других убийств, что ли у вас не случается?
  - Случается, но мало. В основном убийцу находят, но допрос показывает, что остальные жертвы не его - сказал Дерек.
  - Ничего нового мы не узнали. Я на перекур - продолжил помощник.
  - Я с тобой - окликнул Джеймс.
  Я осталась ждать их с Майклом. Он не курит, поэтому и не вышел с ними. Как только они ушли, он прервал наше секундное молчание:
  - Откуда ты приехала?
  - Лонг-Бич.
  - И как тебе у нас в городе?
  - Уютно.
  Он рассмеялся.
  - Что смешного? - недоуменно спросила я.
  - Ничего, просто мало кто говорит, что такой дождливый городок уютный, тем более ты живешь в таком солнечном городе.
  - Ненавижу солнце - криво ответила я.
  Повисло напряжение. Он всё так же рассматривал меня, лишь иногда, отводя взгляд в сторону. Я старалась не подавать виду, что меня немного смущает его интерес. Мы простояли так пару минут, пока не услышали голоса Джеймса и Дерека, которые уже возвращались к нам.
  - Думаю, нам стоит поговорить в более неформальной обстановке - обратился ко мне Майкл.
  - Не думаю, что это хорошая идея.
  - Поверь, это нужно больше тебе. В пятницу, в восемь вечера, у входа в парк. Знаешь где он находиться?
  - Разберусь. Как парк то называется?
  - Он здесь всего один.
  Дверь открылась и ребята зашли. Решив, что больше здесь делать нечего, они забрали меня и попрощались с Майклом. Напоследок я заметила его проницательный взгляд, направленный в мою сторону.
  Я вернулась к себе в комнату - домом это было сложно назвать - морально подавленной. Я не понимала, как на жертвах не остается ни следа. Как он или она тогда убивает? Я не знала с чего начинать, и только сейчас начала понимать, что вряд ли узнаю что-то о родителях. От этого я чувствовала себя ещё беспомощней.
  Вдруг я услышала какой-то шорох. Я вышла в коридор и увидела какую-то, красивую, длинноволосую девушку, с глазами, напоминающими пламя. Она тоже меня заметила.
  - Ты Элизабет, верно? - спросила она.
  - Да.
  - Я Кэт, твоя соседка. Меня предупреждали, что ты будешь здесь жить какое-то время.
  - Тебя вчера не было.
  - Я уезжала навестить родителей.
  Я опустила глаза после этих слов, почувствовав резкую боль в груди. Она заметила мою реакцию и, разряжая обстановку, сказала:
  - Может, выпьем? Мы же, вроде как, соседи. У меня есть лучшее красное полусладкое, ты такого ещё не пила - улыбнулась Кэт.
  Она излучала какую-то особую энергетику. Та и мне хотелось отвлечься, поэтому я ответила:
  - Вино сейчас не помешает.
  Она переоделась, и пришла ко мне в комнату с бутылкой и двумя бокалами.
  - Тебе что-то говорили обо мне? - спросила я, пока Кэт наливала вино.
  - Конечно, меня предупредили, что будет подселение. Сказали, что ты из какого-то там юридического университета. Почему решила стать юристом?
  Мы выпили. Алкоголь немного ударил в голову. Почему-то глядя на неё, казалось, что ей можно доверять.
  - Мои родители погибли здесь, когда мне было восемь. Говорили, что это была не случайная авария, что был кто-то, кто подрезал им. Но дело закрыли, как несчастный случай.
  - И ты решила приехать сюда в надежде что-то узнать о них?
  - Откуда ты...
  - Знаю? Это очевидно. Теперь понятно, почему ты так смутилась, когда я сказала, что навещала родителей.
  Мы замолчали, она, что-то обдумавши, спросила:
  - Ты скучаешь по ним?
  - Они моя семья. Конечно, я скучаю - грустно ответила я.
  Я чувствовала, как слёзы наворачиваются на глаза. Я была ещё слишком маленькой, когда они погибли, но достаточно взрослой, чтобы запомнить их, и не иметь возможности забыть. Вдруг поняла, что все эти годы я не жила, а существовала. Во мне не было ничего другого, кроме как скорби по ним.
  - Знаешь, а я всегда чувствовала себя лишней. Родители не планировали детей, они разошлись, практически сразу после моего рождения. Мать злилась на отца, из-за этого у меня не было никогда нормальных отношений, ни с кем из них. Как только появилась возможность, я съехала от матери, чтобы не выбирать ни одну из сторон.
  Я увидела, что эта тема для неё такая же болезненная, как и для меня.
  - Мне жаль - сказала я.
  - Давай не будем о грустном. Лучше расскажи, успела познакомиться с городом?
  - Да, и не только с ним.
  Она изогнула бровь, явно ожидая продолжения. И я продолжила:
  - Сегодня была первый день на практике в вашем участке. Успела познакомиться с Джеймсом, Дереком, Майклом и Аланой.
  Удивленно похлопавши глазами, она ответила:
  - Ничего себе, ты везучая. Даже не знаю позавидовать тебе или посочувствовать.
  Вновь, пригубивши бокал с вином, добавила:
  - Значит, твой куратор Джеймс.
  - Это плохо? - немного смутившись её реакции, спросила я.
  - Нет, но... все они не такие, какими кажутся. Они не так просты. Позже поймешь.
  - Ты меня пугаешь.
  - Хах. Подожди немного, это лишь цветочки.
  Я немного смутилась от её последней фразы, но подумала, что она была брошена невзначай.
  - Я бы хотела отдохнуть. Завтра рано вставать - сказала я.
  - Да, конечно - ответила Кэт, забравши бутылку вина с бокалами, и вышла с моей комнаты.
  Я не могла заснуть до четырёх утра. Всю ночь меня не покидали мысли о том, как всё запутано, о том, как много предстоит впереди.
  Но, несмотря на это, утром я проснулась бодрой и полной сил. Дома было тяжело просыпаться, а тем более куда-то идти. Но в этом городе я ощущала себя совершенно иначе: он такой дождливый, холодный, с ноткой одиночества и грусти. Словно олицетворение меня.
  Уходивши, я не застала свою соседку - видимо она ещё спала.
  Зайдя в кабинет, я поздоровалась с ребятами.
  - Привет Элиз. Угадай, кого убили в этот раз - сказал Дерек.
  - Очень смешно. Ты всегда такой токсичный?
  - Нет. Только по четным числам - ответил он.
  - Доброе утро! Не хотелось, начинать день с плохих новостей, однако, последнее время они редко бывают хорошими - сказал Джеймс.
  - Опять молодая девушка, с неясными признаками смерти? - спросила я.
  - Именно - ответил куратор.
  - Этот город кажется таким маленьким, и вроде бы, большинство друг друга знают, но почему его никто не нашел? Прошло столько лет - грустно сказала я.
  - Для нас это тоже загадка, но поверь, мы делаем всё, что в наших силах - сказал Джеймс.
  Все оставшиеся дни до конца недели не давали никаких результатов. Новых убийств не было, но легче от этого не становилось. Не было никаких следов, ни на месте преступления, ни на теле жертвы. Как это возможно, и кто это совершает - оставалось загадкой.
  Я настолько погрузилась в раздумья о маньяке, что и забыла думать о родителях. Они были беспросветной тьмой для меня. Только сейчас я поняла, что было глупо надеяться, добыть о них какую-то информацию.
  Так же всё это время в голове крутились слова Майкла. Я колебалась на счёт встречи с ним, но это была неплохая возможность, ведь он мог знать нечто большее, чем говорил.
  И вот настал момент встречи с ним.
  Глава 3. Ночной кошмар
  Он уже стоял у входа в парк, где мы и договорились встретиться. Он заметил меня, но не сдвинулся с места. На его лице не было явных эмоций, однако, было видно, что он взволнован, или даже скорее огорчён.
  - Не составило труда найти это место? - спросил он.
  - С чудо картой на телефоне - нет. Знаешь, я сомневалась, стоит идти сюда или нет. Но раз я здесь, не заставляй меня пожалеть о моем выборе - ответила я.
  Мы пошли вдоль дороги, ведущую в сам парк.
  - Ты приехала сюда не из-за желания практиковаться здесь. Ведь так? - сказал он.
  Внутри всё сжалось от страха. Я не понимала, к чему он ведёт, и что ему может быть известно. Видимо, эмоции на моем лице выражали мой внутренний страх. Поэтому он добавил:
  - Я понимаю твои сомнения, Элизабет. Но ведь и я не просто так спрашиваю. Попробуй мне довериться, потому что только так я смогу помочь тебе.
  Он остановился и, посмотрев мне в глаза, тихо произнёс:
  - Я не подведу тебя. Обещаю.
  " Если бы хотел что-то сделать со мной - уже сделал бы. Вряд ли тратил бы время на разговоры. Что я теряю?" - подумала я, и ответила ему:
  - Двенадцать лет назад здесь погибли мои родители, в автокатастрофе. Я приехала, в надежде узнать хоть какую-то информацию о них.
  Он сочувственно глянул на меня, потом кивнул, словно ожидал это услышать, и спросил:
  - Погибли или...?
  - Не знаю - перебила его я - Хлоя говорила, что их кто-то подрезал, но всё списали на несчастный случай.
  - Хлоя это...
  - Моя бабушка. Она опекала меня, после их смерти. Предпочитает звать её по имени.
  Я, сама не заметив того, сжала челюсть, пылая от какой-то злости внутри. Или это была злость на себя?
  - А ты сама как думаешь? Убили их или нет?
  - Мой отец был очень опытным водителем, я не знаю, как он мог допустить случившееся.
  - Каждый имеет право на ошибку.
  - Да, но... это всё очень странно.
  Я шла, практически всё время, со спущенной вниз головой. Только сейчас я подняла её и взглянула на него. Его лицо выражало какую-то грусть, смешанную с сожалением. Он раздумывал над чем-то, и это чувствовалось с самого начала нашей встречи. Будто он не знал, как поступить правильно. Было сложно понять, о чём он мог думать, но одно я знала точно: он что-то скрывает.
  - Мне кажется, ты что-то не договариваешь. Ведешь какую-то двойную игру, и я не могу понять какую, и зачем - возмущенно сказала я.
  - С чего такой вывод? - спросил он.
  - Ты же не просто так захотел со мной встретиться. Говоришь, что хочешь помочь, расспрашиваешь обо мне, но когда я отвечаю на твои вопросы, ты молчишь со странным выражением лица.
  - Хм. Мир полон тайн, Элизабет. Но ты права, услышав твою фамилию, я сразу понял кто ты, и зачем здесь.
  - Продолжай - ответила я.
  - Знал о случае с твоими родителями. Хотел убедиться, что ты имеешь к ним какое-то отношение.
  Я замерла. На мгновение показалось, что я не могу пошевелиться. Но паника быстро отошла, и уже через пару секунд я взяла себя в руки.
  - Откуда? - спросила я.
  - Ты, наверное, сама успела заметить, что город маленький. Когда приезжает кто-то все об этом знают. Когда умирает - тем более.
  - Ты покажешь мне, где всё произошло?
  - Я же обещал помочь. Только уже поздно. Я провожу тебя, а завтра покажу.
  Мы шли в угнетающей тишине, которую хотелось прервать. Почему-то сейчас я с ним чувствовала себя в безопасности. Решившись, я начала разговор:
  - Знаешь, этот город мне нравится намного больше, чем Лонг-Бич.
  Ему, видимо, тоже не нравилась тишина. Он подхватил инициативу, и спросил:
  - А где ты жила с родителями?
  - Не так уж и далеко отсюда, в Лос-Морне.
  - Теперь понятно, почему тебе нравятся такие сырые городки.
  - Я чувствую в них себя свободно. А что нравится тебе?
  - Ты задаешь мне сложные вопросы - усмехнулся он.
  - Ничего они не сложные. Ты уже достаточно знаешь обо мне, а вот я о тебе совсем ничего.
  - Ладно. Что именно ты хочешь узнать?
  - Ну, например, почему ты выбрал такую, неоднозначную профессию?
  - Не поверишь. С детства хотел уйти в медицину. Порой кажется, что химию и биологию знаю больше, чем свою жизнь. Та и профессия достаточно востребована, а в Альшате всегда нехватка людей.
  - Так много уезжают?
  - Да, и ты сама знаешь почему.
  Он вновь посмотрел на меня, уже знакомым, заинтересованным взглядом, и продолжил:
  - А ты почему пошла на юриста? Из-за родителей?
  - Да, но не с расчетом расследовать дело о них. Хотела справедливо расследовать убийства, чтобы помогать таким, как и я. Людям, потерявших родных.
  Он заметно смутился после моих слов. Я хотела спросить почему, но вдали послышался какой-то женский голос.
  - Ты слышишь это? - спросила я.
  - Да, тише.
  Мы замерли, прислушиваясь. Голос постепенно, то отдалялся, то приближался.
  - Она, будто, читает молитву - сказал Майкл.
  - Я вообще не могу разобрать, что она говорит.
   "Помоги" - послышалось вдали.
  - Помоги? - переспросила я.
  Мы переглянулись, и пошли на звуки, как зачарованные.
  "Этот голос, словно манит" - прокрутила у себя в голове я.
  Будучи уже в лесу, голос утих, так же резко, как и появился. Мы замерли, ни шевеля и пальцем. Пока не вылетело что-то страшное, и не вцепилось мне в волосы, начиная запутывать их. Я завизжала.
  - Не шевелись - сказал Майкл.
  Я послушалась, и он осторожно начал рыться в моих волосах, что-то делая там.
  - Что это было? - спросила я.
  - Летучая мышь.
  - Что делает летучая мышь в лесу?
  Майкл пожал плечами.
  - Здесь рядом парк, дома и другие здания. Может она оттуда.
  - А голос? Ты ведь тоже слышал этот голос!
  - Наверное, кто-то просто разговаривал.
  - Ты сам сказал, что она будто читала молитву. Здесь вообще есть церковь?
  - Есть, но чуть дальше отсюда. Я не мог разобрать и слова, что она говорила. Может мне показалось.
  "Мне кажется или я уже схожу с ума?" - подумала в этот момент я.
  - Не переживай, я не дам чему-то случится с тобой. Пойдем, тебе надо отдохнуть - сказал Майкл, и приобняв меня за плечи, повел дальше.
  Всю оставшуюся дорогу мы прошли в тишине. Я вздрагивала от каждого порыва ветра, от любого шороха и тени, мелькающей на глазах. Майкл провел меня прямо к двери, чтобы убедиться, что я дошла к своему месту жительства.
  Мы попрощались. Я буквально забежала к себе в комнату, даже не разувшись, села на пол, и обхватила руками коленки. Шок понемногу начал отходить. Тогда было страшно, а сейчас ещё страшнее.
  - Почему я так боюсь? Ничего же не случилось. Мало ли что это был за голос - пыталась я себя успокоить.
  Через пару минут я пришла в себя. Встала и направилась в душ, надеясь смыть с себя сегодняшний кошмар.
  Струи теплой воды действительно помогли расслабиться. Я даже забылась, наслаждаясь тем, как вода стекает по моему телу. Хотелось простоять так вечность. Но пальцы на руках сморщились, дав понять, что пора выходить.
  Ещё пару минут, и я нашла в себе силы выключить воду и вылезти из душевой кабины.
  В ванной было прохладно. Даже махровый халат не спас от мурашек, возникших из-за холода, на моем теле.
  Собравшись выходить, я немного помедлила у зеркала и увидела, что тушь растеклась, практически, по всему лицу. Стерев её, я мысленно направилась к выходу.
  Но что-то меня останавливало. Тело, словно парализовало, и я, стоя в ступоре, продолжала смотреть в зеркало.
  "Почему я не могу пошевелиться?" - задалась себе вопросом я.
  И всё так же продолжала смотреть себе в глаза. Как вдруг свет начал мигать, а прохлада, что здесь была, превратилась в невероятный холод.
  В отражении появилась девушка, которую я сразу же узнала. Это была та самая, из сна, который снился мне по приезду сюда. И вновь, страх окутал меня, с головы до ног, не давая шанса выплеснуть эмоции. Я лишь молча, стояла, и словно, зачарованная смотрела на неё, через отражение зеркала.
  Её глаза, непонятно какого цвета, начали становиться черными, а губы медленно расплылись в улыбке. Она, как и тогда, была вся в крови. Секунда, и мигающий до этого свет, полностью погас.
  Я простояла в темноте около минуты, пока свет не появился. Задыхаясь, я повернулась в сторону, где стояла та девушка, но её уже там не было.
  Страх овладел ещё с большей силой. Я порывисто повернулась и ударила кулаком об зеркало, со всей силы. Продолжала бить, захлебываясь собственными слезами, которые в последнее время не могла контролировать. Пока не прибежала на звуки Кэт.
  - Что ты делаешь? - удивленно прокричала она, оттаскивая меня от зеркала.
  Я всё ещё билась в истерике, поэтому она повела меня в душевую кабину и, включив холодную воду, направила её прямо мне в лицо.
  Я, придя в себя, сказала:
  - Эй, хватит.
  - Пришла в себя? - ответила соседка.
  - Да.
  - Пойдем.
  Она завела меня в свою комнату, укутала в плед, и куда-то вышла. Я всё ещё немного дрожала. Кэт не заставила себя долго ждать, и буквально через минуту вернулась.
  - Вижу, тебе лучше. Успокоилась? - сказала она, потянувшись за бокалами, что стояли вверху одного из сервантов.
  Только сейчас я заметила, что она принесла с собой бутылку чего-то.
  - Немного.
  Красная жидкость начала заполнять бокалы.
  - А я вижу, ты любишь вино - сказала я.
  - Тебе нужно расслабиться, а вино помогает. И к тому же, восстанавливает нервы - ответила Кэт.
  Мы выпили.
  - Ты расскажешь, что с тобой произошло? Я так испугалась. Захожу домой, слышу крик из ванной, а там ты... - сказала Кэт.
  - Боюсь, ты мне не поверишь - ответила я.
  - А ты попробуй - настояла она.
  Я залпом выпила остатки вина, опустошив свой бокал. Но, он был пустым недолго. Соседка вновь наполнила его вином.
  Это и вправду помогло расслабиться. Кэт больше не настаивала на разговор, но решив, что терять нечего, я сказала:
  - Когда я сюда приехала, мне приснился сон. Я плыву в лодке, в которой позже вижу свою мать. Она была как живая. Но ничего не говорила, только вручила кота. Я так и не поняла, что это значит.
  Пригубила бокал и продолжила:
  - Потом там появилась какая-то женщина. Она была в крови, начиная с лица, заканчивая обувью. Её окровавленная улыбка, белое платье, которое так же было в крови. Мне ещё никогда не было так страшно. Я не могла также пискнуть, потеряв дар речи... Потом потянулась вниз, и нащупала какой-то тупой предмет, уже не помню что, и ударила её.
  Всё это время я смотрела в одну точку, и только сейчас обратила внимание на свою собеседницу. Она не выражала никаких эмоций, внимательно слушая меня. После секундной паузы продолжила:
  - Но это было только начало. Я встретилась с Майклом.
  - С Майклом? - удивленно спросила Кэт.
  - Да, он обещал рассказать о родителях. И когда он провожал меня, мы услышали какой-то женский голос. Майкл сказал, что она, словно, читает молитву. Я же не смогла разобрать ни слова. Но, я отчетливо помню, как истошно она говорила: "Помоги". Я толком не помню, что было дальше, её голос, будто пробрался ко мне в голову. Только, будучи, у себя в комнате немного пришла в себя - рассказала я, сделав ещё пару глотков вина.
  - А теперь это зеркало, в котором я снова вижу её: ту женщину, что и во сне. Она была точно такая же: белое платье, кровь и ухмылка. Единственное, что поменялось - глаза. Они стали полностью черными, как смола, - продолжила я, смахивая слезы со щек. - А ещё с её появлением веет холодом, невероятным холодом.
  - Не может быть - сказала соседка, со страхом в глазах.
  - Я знаю, в это трудно поверить. Но я говорю правду - ответила я.
  - Приехав сюда, я почему-то ощутила эйфорию. А сейчас я не ощущаю ничего кроме страха - продолжила я.
  Кэт опустила голову вниз, явно раздумывая над чем-то. Чуть позже сказала:
  - Я верю тебе. Я видела тебя в ванной, твой страх, твою истерику, и вижу, как ты взволнована сейчас. Иногда не нужно слов: эмоции выдают всё за тебя. И вся эта ситуация, конечно, безумная. Вся. Начиная с Майкла, заканчивая этой...женщиной.
  - Что не так с Майклом? - спросила я.
  Она тяжело вздохнула, и замучено прикрыла глаза, словно, пыталась найти решение. Из этого состояния её вывел мой голос:
  - Я рассказала тебе обо всем, что мучает меня. О том, о чем я боюсь говорить вслух. Мы не в той ситуации, чтобы скрывать что-то.
  - Я доверилась тебе, Кэт. Доверься же и ты мне - добавила я.
  - Отец Майкла - детектив, что вёл дело о твоих родителях.
  Я почувствовала, как внутри меня что-то сжимается. Из-за кома, что стоял в горле, я не смогла проронить ни слова. Лишь молча, смотрела на Кэт, глазами, выражающими печаль.
  - Разве ты не узнала его по фамилии? - спросила Кэт.
  - Я, честно говоря, не помню фамилию следователя. Я была ещё слишком мала. Я знаю лишь то, что мне рассказывала бабушка - ответила я, когда пришла в себя, после её слов.
  - Тебе в любом случае нужно с ним поговорить. А на счёт твоего сна... Знаешь, когда я была маленькая, родители часто оставляли меня с Катрин - местная жительница. Она живет здесь неподалеку. В свое время она изучала мифологию, историю жрецов Вуду - всё, что может показаться странным. Так же у неё было много сонников. Некоторые из них она подарила мне. Если хочешь, то мы можем почитать, что означает твой сон.
  - Спрашиваешь? Конечно, хочу!
  Она встала с дивана, подошла к комоду и начала доставать оттуда какие-то книги.
  - Наконец-то - вскрикнула она, отложив несколько, похожих на энциклопедию книг.
  Быстро сложив все остальные разбросанные книги обратно, она вернулась ко мне.
  - Вот. Все книги, что она отдала мне. Выбирай - сказала она, кинув книги на стол, что стоял рядом.
  Сама же она взяла какую-то фиолетовую книгу, открыла и начала читать её.
  - Так, это не то... и это не то - бормотала она себе под нос.
  Я последовала её примеру и взяла первую попавшуюся книгу.
  Мы читали уже около часа, но так и ничего не нашли.
  Пока мне в руки не попалась одна старая книга. Она была маленького размера и, буквально, разваливалась у меня в руках.
  "Такая старинная. Но почему нет названия? Странно" - подумала я, и открыла её.
  "Это не книга. Это рукопись"
  - Кэт, глянь. Здесь всего одна строка, написанная от руки.
  - Странно. Написано какими-то чернилами - сказала она, смотря в переданный мной манускрипт.
  "Черные, как смол, глаза душу твою заберут. И не получишь ты покой, пока не получит его она" - прочитала Кэт.
  - Черные, как смол? - испуганно переспросила я.
  - Не накручивай себя - сказала соседка, взглянувши на меня.
  - Лучше смотри, что я нашла - она показала мне книгу и, ткнувши пальцем, начала читать строки. - "Для девушки держать черно-белую кошку на руках - в скором времени её вовлекут в неприятные дела", "Подобрать черно-белую кошку - к необходимости решать чужие проблемы", а так же это значит, что спящий человек будет на волосок от беды, но избежит её.
  - Ты невероятно меня успокоила.
  - Так же здесь написано, что убивать во сне, когда орудием смерти становиться тяжелый предмет - предстоят удары судьбы, выдержать которые под силу не каждому - добавила она.
  - Что ж. Мне сняться странные сны, мерещится какое-то чудище, а ещё меня ожидают удары судьбы и какие-то неприятности. Хотя, я даже не знаю, что уже может быть хуже. Отлично! - сказала я, слегка вскрикивающим голосом.
  - Успокойся. Мало ли, что здесь написано, сонники никогда не пророчили правду.
  Я заметила, что немного дрожу. Встала и начала ходить туда-сюда, дабы успокоиться.
  - Мы во всем разберемся, Элизабет. А сейчас, тебе нужно отдохнуть - сказала Кэт.
  - Я должна благодарить тебя, Кэт. Ты поддерживаешь и помогаешь мне, несмотря на то, что мы едва знакомы. Спасибо тебе.
  Она подошла ко мне совсем близко, обняла и прошептала на ухо:
  - Всё будет хорошо.
  Затем отстранилась. Я вышла из её комнаты, и направилась в свою. Войдя, я снова почувствовала страх, из-за которого начало подташнивать, а голова начала кружиться.
  Я кое-как дошла до кровати, разделась, и укуталась одеялом так, что было видно только мою голову. Казалось, что оно сможет меня защитить.
  Немного повертевшись, и вздрагивая от каждого шороха, я всё-таки уснула.
  Глава 4. Алана
  Утром солнечный свет разбудил меня.
  - Как же не хочется никуда вставать.... Но надо - проговорила я, и пошла собираться.
  Одевшись, я пошла на кухню, завтракать. Почему-то сегодня я чувствовала себя спокойно, уверенно, даже безопасно. Будто всё, что случилось со мной вчера, было просто сном. Я даже стала серьёзно подумывать над тем, что так и есть. Но голос Кэт развеял мои надежды.
  - Как себя чувствуешь? - спросила она.
  - Намного лучше. Будто мне всё это приснилось - ответила я, исподлобья наблюдая за ней.
  - Было бы неплохо, но, увы - сказала она, заваривая себе кофе.
  - Мы договорились с Майклом о встрече на том же месте, в то же время, что и вчера.
  Она, стоявшая всё это время спиной ко мне, развернулась, взяла свой, уже заваренный кофе, и села напротив меня. Перевела свой взгляд от меня на стол и, нахмурившись, сказала:
  - Я не хочу отпускать тебя одну.
  Меня растрогала её забота, но всё-таки я понимала, что будет лучше пойти одной. Поэтому я ответила:
  - Кэт, всё будет нормально. Ты всё равно не сможешь ничем помочь, а рисковать тобой я не хочу.
  - Я понимаю. Если я пойду, он не будет откровенничать, скорее всего. А тебе нужно вынудить у него информацию.
  - Почему не будет откровенничать?
  Она тяжело вздохнула, перед тем как ответить.
  - Потому что он такой человек. Не будет говорить при других то, что касается только тебя. Видимо привычка "врачебной тайны". И раз уж он посчитал, что тебе нужна помощь, то в беде он тебя не бросит. И всё же. Будет лучше, если он зайдет за тобой.
  - Ладно, я наберу его. А сейчас мне пора собираться - сказала я, сделав последний глоток чая, и вышла с кухни.
  Короткий звонок. Майкл был совсем не против такого расклада, сказав, что так будет лучше и спокойнее для всех.
  Вечером мы с Кэт сидели у неё в комнате и смотрели комедию, дабы отвлечься от страшных мыслей. Пока не прозвенел звонок в дверь.
  - Это, наверное, Майкл - сказала я, и пошла, открывать дверь.
  Он смирно стоял на пороге, улыбнувшись мне, когда я открыла ему дверь.
  - Привет. Прекрасно выглядишь - сказал он.
  - Спасибо, заходи.
  Он наблюдал за мной, пока я обувалась. Кэт решила не выходить, видимо, чтобы не мешать.
  - Можем идти - сказала я, взявши сумку, что лежала на тумбочке.
  Мы вышли в тишине. На улице было по-особенному тихо, спокойно и тепло. Не было запаха дождя, мокрой травы, и некой, уже привычной сырости. Это было совсем не похоже на Альшат, который я знала.
  Я, решив, что это хорошая тема, чтобы рассеять молчание, заговорила:
  - Я думала, у вас не бывает нормальной погоды.
  Майкл искренне улыбнулся. И так же откровенно, с легкой насмешкой сказал:
  - Тебе просто повезло. Обычно для нас такая погода - редкость.
  Я поняла, что сейчас лучший момент спросить всё, что интересует меня. Пока он открыт и расположен ко мне. Поэтому я напористо сказала, глядя на асфальт внизу меня:
  - Знаешь, я не хочу ходить вокруг да около. Моя соседка вчера рассказала, кто твой отец. И меня начал ещё больше мучить вопрос: Почему ты помогаешь мне?
  Он немного напрягся от моей резкости. И всё же ответил:
  - Мой отец никогда не посвящал меня в свои рабочие дела. Он умер пару лет назад, от пневмонии. Так что, я прекрасно знаю как это - терять родных. Поэтому и хочу помочь тебе.
  - Тебя даже не смутило то, что мне это рассказала соседка, имени которой я даже не упомянула?
  - Элизабет, ты ведь уже сама прекрасно знаешь насколько маленький город и, как быстро распространяются слухи. Об этом мог рассказать кто угодно. Что измениться от того, если я узнаю, кто тебе рассказал?
  - Ладно. Пожалуй, ты прав. Долго нам ещё идти?
  - Минут десять.
  Остаток дороги мы провели в тишине, но она была не угнетающей. Майкл сосредоточенно смотрел вперёд, изредка оглядываясь по сторонам. Я же наслаждалась теплотой этого вечера, что и не заметила, как мы пришли.
  - Вот мы и на месте - сказал Майкл.
  Я думала, что внутри меня что-то ёкнет, сожмется - как это было обычно, когда я вспоминала о родителях. Но нет. Я чувствовала себя совершенно спокойно, будто всё это меня не касалось, не имело никакого значения.
  Я стала рассматривать это место. Дорога, в окружении леса, гробовая тишина - казалось, машины здесь совсем не ездят. Как здесь мог произойти несчастный случай? Ответа не было.
  Тем временем Алана вернулась домой, где её ждал её отец, сидя на диване, и читая газету. Как только он увидел Алану, сразу отложил листы на стол, и посмотрел на дочь проницательным взглядом.
  - Неужели ты решила порадовать нас своим присутствием чуть больше, чем обычно? Вернулась раньше, не напилась. Невероятно! - сказал он, на что Алана криво усмехнулась. - Или ты, как обычно, провела время на очередном поле, рисуя свои никому ненужные картины?
  - Привет любимый - она сделала особый акцент на последнем слове - папочка. Сегодня я, как обычно, ничего не делала.
  Алана присела на диван, напротив своего отца. Налив из графина стакан воды, и сделав глоток, она продолжила:
  - Сегодня я проснулась в надежде, что мне станет легче. Но, мне не стало.
  - Так может, ты для этого перестанешь пить каждый вечер? Увидишь, насколько легче станет просыпаться - сказал он, и уголки его губ расплылись в хитрой, издевательской улыбке.
  - Как смешно. Меня не было целый день, а ты не изменился. Всё такой же: циничный, самовлюбленный, меркантильный...Мне продолжать список?
  - Пожалуй, нет. Впрочем, меня называли и похуже.
  - Странно! Даже не знаю почему - саркастически сказала Алана.
  - Ладно. Хватит! Я хотел поговорить.
  - Неужели ты решил выделить свои драгоценные минуты дочери? С чего такая честь?
  - Я хотел поговорить о твоем будущем.
  Алане явно не нравилась такая тема для разговора, поэтому отчаянно вздохнув, она встала с дивана, чтобы уйти. Но отец остановил её.
  - Стоять! Сядь обратно.
  Она развернулась вполоборота, опустила голову вниз, и посмотрела на отца исподлобья, в ожидании, что он будет говорить дальше. Так и продолжила стоять.
  Мер проигнорировал иронию дочери, продолжив разговор:
  - Тебе двадцать один год, а всё, что ты умеешь - рисовать дурацкие, никому не нужные картины и бродить по клубам до утра! Ты думаешь, о таком наследнике я мечтал?
   - Уж, прости, что не оправдала твоих ожиданий - тихим, низким голосом, сказала Алана, постепенно разворачиваясь к нему полностью.
  Нервно, с неким гневом и обидой в глазах, продолжила:
  - Всё, что я делаю - пытаюсь угодить тебе! Учусь в университете, который выбрал ты, на специальность, которую захотел ты. Общаюсь с людьми, которые нравятся тебе, и учу, заранее заготовленные тексты, для светских мероприятий. А ты не забыл спросить, чего хочу я?
  - А чего ты хочешь? Рисовать? Это смешно. Ты - избалованная девчонка, которая привыкла роскошно жить на всем готовом. Твои картины не дадут тебе того, к чему ты привыкла. И напомню, что в университет тебя взяли по блату, ты вообще никуда документы не подавала.
  - Значит, на экономическом меня ждут большие успехи?
  - Как минимум я смогу взять тебя к себе.
  Девушка бросила на отца скептический взгляд, и с ноткой сарказма сказала:
  - Как великодушно с твоей стороны.
  - Кстати, как там Джеймс?
  - Отлично! Делает вид, что расследует убийства и строит из себя недотрогу. Всё как обычно.
  - Всё так плохо в расследовании?
  - Нет, что ты. Просто, на протяжении многих лет, в городке, где всё, как на ладони - погибают люди.
  - Мне показалось, что он очень переживает по этому поводу. Думаю, он делает всё, что в его силах.
  - Может, если он тебе так нравится, сам с ним будешь общаться?
  - Не язви. Джеймс - достойный кандидат для тебя, в этом захолустном городе.
  - Вот сам с ним и встречайся!
  Девушка развернулась спиной к отцу, якобы заканчивая их разговор. Мер говорил ей что-то вслед, но девушка уже не слышала, идя вперед, не оборачиваясь, смахивая с глаз нахлынувшие слёзы. Единственное, что она услышала: "Мы ещё к этому вернемся".
  Глава 5. Новая жертва
  Я сосредоточено разглядывала каждый уголочек места, где произошла авария, перевернувшая мою жизнь. Но всё ещё не находила чего-то, что могло ответить на мои вопросы. Вопросы, которых с каждым днём становилось всё больше.
  Из этого состояния меня вывел Майкл:
  - Поторопись, скоро стемнеет.
  Я обернулась. И ответила:
  - Ты прав. Мы и так слишком давно здесь. Я обсмотрела всё, что только могла.
  Начал появляться ветер. Ветки махали в разные стороны, а шелест листьев заставил ощутить настоящую осень.
  К удивлению, не было холодно. Хоть я и выросла в городе, где всегда солнце и жара, такая погода, почему-то была для меня привычной.
  - Если честно, я не знаю, что собиралась здесь найти. Прошло столько лет. Только сейчас понимаю, насколько глупо было всё это затеять.
  - Жалеешь, что приехала сюда?
  - Да, жалею. Сделала только себе хуже, зная, что нахожусь в городе, где погибли мои родные. Почему-то первым порывом было ехать сюда, будто, что-то неведомое тянуло меня в этот город.
  - Знаешь, рано или поздно, мы все столкнемся с потерей близких. Люди приходят и уходят. Нужно уметь их отпускать.
  Его слова заставили задуматься, и я даже не заметила, как впервые улыбнулась за долгое время.
  - Да, ты прав. Только нужно научиться это делать.
  Повернувши голову, чтобы хорошо видеть его лицо, продолжила:
  - Хотя, ещё вчера, я бы не согласилась с тобой. А сейчас понимаю, что ты полностью прав. Удивительно, как всё быстро меняется.
  Пока мы шли, ветер усиливался всё сильнее, и начал посвистывать.
  Вдруг, резкая боль схватила меня. Я взялась за голову, не в силах идти дальше, понемногу начала спускаться вниз. Майкл придержал меня, не дав упасть.
  - Что с тобой? - взволновано, спросил он.
  Я не могла ответить. Тело, будто парализовало, а голос пропал.
  Так было, пока я не услышала, уже хорошо знакомый голос. Голос той девушки - новой причины моих кошмаров.
  Я вновь могла пошевелиться, но всё ещё не могла разговаривать. Она, словно играла, руководила, держала меня в узде. Отнимала часть меня, и возвращала, когда считала нужным. Заставляла чувствовать себя беспомощной, чувствовать её власть надо мной.
  В голове так и звучало: "Помоги".
  Страх окутывал, и самое страшное - оставался внутри, не давая выйти наружу.
  Я чувствовала волнение Майкла. Он что-то говорил. Видимо, пытался узнать, что со мной.
  Меня начало отпускать, и проскользнула мысль:
  " Этот голос. Я слышу его. Он как будто внутри меня"
  Потом вторая:
  " Я схожу с ума"
  Когда я окончательно пришла в себя, запыхалась и посмотрела на Майкла. Было видно, как он встревожен.
  Смотря на него около минуты - расплакалась. Я больше не могла держать всё внутри себя. Эмоции, скопленные за долгие годы, выходили наружу.
  " Который раз я плачу в этом городе?".
  Он прижал к себе, положив свою голову наверх моей, что-то шептал. Это помогло успокоиться.
  Постояв так ещё минуты две, он рискнул спросить:
  - Что с тобой происходит? Мне казалось, ещё чуть-чуть, и с тобой произойдет что-то плохое.
  Заплаканная, я ответила:
  - Ещё чуть-чуть, и я начну биться в конвульсиях.
  Мне нужно было выговориться, поэтому я не стала ничего скрывать. Я в красках рассказала абсолютно всё, что держит меня в страхе: и про сон, и про случай в ванной, и про то, что случилось здесь.
  Майкл сосредоточено слушал, и так же сосредоточено смотрел на меня.
  - Я пойму, если ты мне не поверишь.
  Он уже было хотел мне ответить, но его прервали, не дав и начать.
  Где-то в лесу послышался крик. Он, словно раздавался эхом, среди деревьев. Мы переглянулись, и кинулись на крик.
  Но он звучал повсюду. Был так далеко, и в тоже время неизмеримо близко.
  "Как будто нас пытаются запутать" - пронеслось у меня в голове.
  Мы остановились, чтобы отдышаться, как в одно мгновенье всё утихло. Ноги сами потянулись вперёд, будто знали, куда нужно идти.
  Дошли до какого-то места. В глаза кинулся куст, он казался каким-то странным, необычным, отличающимся от других. Майклу, судя по всему, тоже так показалось. Он подошел к нему ближе, я пошла следом. Осторожно убрал в сторону одну ветку, затем другу. Тем самым расчистив куст так, чтобы нам было видно, что происходит за ним.
  Вспышка воспоминаний, и я вижу рыжеволосую девушку из своих кошмаров. Она держала в руках беспомощное тело девушки, которое больше не шевелилось.
   Её глаза, черные, постепенно становились белыми, а её окровавленное лицо стало неестественно бледным. Сама она походила на призрака. Когда она сменила облик, поставила девушку перед собой. Та зачарованно стояла, и смотрела прямо ей в глаза.
  Мы замерли, не зная, как помочь ей. Как вдруг яркий свет осиял их. Её, теперь уже полностью белые, ничего не выражающие глаза, которые глядели, будто в никуда - были направлены на девушку. Она поймала её взгляд, и словно, забирала её душу себе.
  Девушка понимала, что умирает, но ничего не могла сделать. Постепенно начала терять силы, и падать вниз. Свет начал постепенно угасать, становясь более тусклым. А жизнь девушки оборвалась с заходом солнца.
  Я чуть было не закричала, но Майкл зажал рот рукой и отвел сторону. Затем взял за руку, и побежал куда-то, заставляя меня делать тоже самое.
  Мы бежали, не оглядываясь назад, без права на перерыв. Казалось, нам удалось оторваться, и сбежать от неё. Но это было лишь желаемое.
  Она, из ниоткуда, появилась прямо перед нами. Мы обернулись, и она опять была перед нами. Бежать было некуда и бессмысленно.
  Она нагнулась, падая к нашим ногам. Затем начала что-то вынюхивать, и заныла. Я почувствовала, как её слезы покатались по моей обуви, а тихое нытье перешло в крик.
  На секунду в моих мыслях проскользнуло:
  "Какие же истошные она издает звуки".
  Мы простояли так около пяти минут. Даже начало казаться, что нам больше ничего не угрожает. Вдруг она встала, словно попятилась от чего-то. Посмотрела на Майкла, потом на меня, снова на него. И потянулась к нам. Майкл прикрыл меня собой, рукой отталкивая назад. Затем схватила его за шею и крепко сжала её.
  Я закричала:
  - Нет! Не надо, прошу!
  Но она и не думала останавливаться, ещё сильнее сжимая его горло, пока он окончательно не задохнулся. Затем отпустила.
  Я беспомощно упала на колени, смотря на бездыханное тело, лежащее у её ног. Закрыла глаза, не в силах смотреть на приближающуюся смерть.
  Тянущее, мучительное, почти бесконечное ожидание. Послышались звуки. Я порывисто открыла глаза, и увидела, как она уходит, оставив меня. Лишь обернулась, и посмотрела, проницательным, сжигающим взглядом. Она пропала с виду, но её взгляд говорил сам за себя: "Мы ещё встретимся".
  Я просидела так ещё пару минут, не находя сил встать и, не зная, что делать дальше.
   "Никто не поверит, если я расскажу" - подумала я.
   "Люди такие жалкие и бессильные по сравнению с ней".
  Я погладила Майкла по щеке, убирая свою слезу, скатившуюся на него. Тихо прошептала:
  - Прости меня.
  Кое-как встав, пошла вперед. Дорогой, которой мы пришли сюда.
  Мне уже не было страшно, ноги не подкачивались, страх не владел мною. Казалось, что я всё ещё не пришла в себя и не осознавала всего случившегося. Будто это всё сон, страшный сон. И только боль в груди, ноющей пульсацией, выдавала всю горечь.
  Даже ветер прекратился. И стало тихо, так тихо, будто всё вокруг замерло, а природа скорбила вместе со мной.
  Я не заметила, как дошла домой.
  "Так странно, впервые я подумала об этом месте, как о доме" - промелькнуло в моей голове.
  Я ожидала Кэт, накинувшуюся на меня с вопросами, но она не вышла. Немного приоткрывши дверь в её комнату, я заметила, что её там нет. Я пошла на кухню, где нашла записку, в которой было написано:
  "Прости, что оставляю тебя одну. Маме стало плохо и мне срочно нужно к ней. Надеюсь, Майкл не даст тебя в обиду".
  Последняя фраза особо кольнула в сердце. Она, словно эхом, раздалась в моей голове.
  - Если бы ты знала, как много она значит, после случившегося, Кэт - сказала негромко я.
  Умывшись, я снова задержала взгляд на своем отражении в зеркале. Встреча с ней меня больше пугала.
  Забравшись под одеяло, я прильнула к подушке.
  Во мне больше не было ничего: ни слёз, ни страха, ни эмоций. Только сознания того, что смерть стала неотъемлемой частью моей жизни. Я теряю так много людей, что больше ни один мускул на моем лице не вздрагивает. И это так жутко: воспринимать смерть, как обычную новость.
  Глава 6. Нежить
  Утром - как это было обычно здесь - проснулась раньше нужного времени. Здесь спать совсем не нужно было. Всё равно чувствуешь себя бодро.
  Капельки дождя бились об окно, и стекали с крыши по трубе, издавая грустную мелодию. Впрочем, ничего радостного и не было.
  Соседки ещё не было. Сознание о вчерашнем вызывало тупую боль, которая резала, словно острое лезвие. Она была, как жгучее пламя, до которого ты, непонятно зачем, дотрагиваешься, и сгораешь полностью.
  Я собралась и пошла в участок.
  В голову так и не приходило, как рассказать о случившемся. Ничего не придумав, я зашла в кабинет, поздоровавшись:
  - Доброе утро!
  Дерек кивнул. Джеймс, видимо, заметил насколько я разбитая, сказав:
  - Вижу, что для кого-то оно не очень то и доброе.
  Только сейчас я заметила Алану, которая сидела в углу, листая какой-то журнал. Она, как обычно, язвительно сказала:
  - Лично для меня было доброе, до определенного момента.
  Я поняла, что "определенным моментом" было мое появление. Однако сделала вид, что не расслышала. Она хотела сказать что-то ещё, но Джеймс не дал ей этого сделать, прервавши:
  - Сегодня в лесу нашли тело Майкла Андерсона. Возможно, ты его помнишь. Тот патологоанат, к которому мы ходили.
  - Я знаю - нервным, почти дрожащим голосом, ответила я.
  Джеймс и Дерек озадачено переглянулись. Алана же не придала этому никакого значения, перелистывая страницы журналов, как ни в чем небывало.
  - Кто-то уже успел рассказать? - спросил Джеймс.
  - Слухи в этом городе расползаются быстрее, чем скорость гепарда - сказал Дерек.
  Детектив слегка улыбнулся, затем обратился ко мне:
  - Ты так и будешь стоять?
  - Да, Элиз. Работать стоя - не лучшая затея. Можешь выбрать любой стул для себя, их тут хоть отбавляй - добавил Дерек.
  - Ты такой смешной, Дерек - послышался из угла голос Аланы - Попробуй быть оптимистичней, может, кто и оценит твой юмор.
  - Это я пессимист? За время твоего присутствия я нашел тысячу причин, чтобы убить тебя. Но, как видишь, ты всё ещё здесь - сказал Дерек, смотря на рыжеволосую девушку.
  Она, своей натянутой улыбкой, огрызнулась:
  - Какое великодушие!
  Их перебил Джеймс, сказав:
  - Вы не хотите подышать свежим воздухом?
  Дерек и Алана ответили в один голос:
  - Нет!
  Наши глаза пересеклись, и я поймала взгляд Джеймса на себе. Он понял, что я хочу что-то сказать, но не решаюсь начать разговор. Поэтому он настойчиво продолжил:
  - Дерек, покажи Алане, какой у нас прекрасный сад возле участка.
  - Вообще-то я видела его уже ни раз, если ты не в курсе - ответила Джеймсу девушка.
  Детектив посмотрел на девушку исцепляющим, почти гипнотизирующим взглядом.
  - Разве ты не хочешь посмотреть ещё раз?
  Алана встала и направилась к выходу, напоследок взглянув обиженным взглядом на Джеймса и гневным на меня. Дерек не проронив и слова, вышел за ней.
  Когда остались мы одни, Джеймс сказал:
  - Рассказывай. Я же вижу, что что-то не так.
  Я пару раз вдохнула и выдохнула, прежде чем начать. Затем рассказала всё, что происходило со мной за эти дни, ничего не утаивая.
  Когда закончила, умолка. Я больше не боялась реакции окружающих, потому что точно была уверенна, что всё происходящее - реальность.
  Джеймс молчал минуты три, после моего эмоционального монолога. Потом, всё-таки ответил:
  - Ты же понимаешь, что это звучит, как детская страшилка?
  - Понимаю, но я говорю то, что видела своими глазами.
  - Возможно, ты просто устала, заработалась.
  - Ты думаешь, что я это всё придумала?
  - Нет, но все эти разговоры про убийства, напряженная обстановка - непривычно для тебя. Тебе вполне могло это всё присниться. Бывают же, слишком реалистичные сны.
  Мой голос немного сорвался на крик:
  - Тогда откуда я знаю про Майкла.
  Он опустил голову вниз, о чем-то задумался, потом поднял и сказал:
  - Слушай, а ты уже успела, с кем-то познакомится в городе? Может, даже подружиться?
  - К чему этот вопрос?
  - Понимаешь, некоторые компании могут быть - он немного запнулся, подбирая слова - не совсем благоприятными для тебя.
  Я замерла, обдумывая его слова, пока не поняла, к чему он клонит.
  - Ты хочешь сказать, что я что-то принимала. И что это всё был глюк?
  Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но я перебила его:
  - Послушай, много лет ты не можешь найти того, кто держит весь город в страхе. А сколько лет искали его до тебя?
  Он снова опустил голову вниз. А я продолжила:
  - Я уеду, а вам здесь ещё жить. Ты можешь помочь городу, но в любом случае ничего не теряешь.
  Дверь в кабинет открылась. Мы обернулись и увидели в дверном проеме Алану и Дерека.
  - А ведь она права. Какой смысл ей врать, что-то придумывать, если она здесь долго не задержится? - сказала Алана.
  - Вы подслушивали? - раздраженно сказал Джеймс.
  - Нет, что ты. Всего лишь стояли рядом и совершенно случайно всё услышали.
  - Простите, она не захотела уходить. Мы стояли под кабинетом всё время - сказал Дерек.
  - Зато, какую интересную информацию мы узнали. И готовы помочь. Да, Дерек - девушка толкнула помощника в бок.
  Дерек только улыбнулся такой выходке.
  - Конечно, дорогая. Особенно, если можно будет принести в жертву тебя.
  Она толкнула его ещё, в этот раз сильнее. Так, что он взялся за бок, но продолжал улыбаться.
  - Отлично! И что вы предлагаете? - разозлено сказал Джеймс, оперевшись на спинку стула, скрестив руки.
   В этот раз инициативу взяла я, предложив:
  - Я предлагаю сходить к Катрин. Насколько мне известно, она изучала мифологию. Возможно, там что-то было сказано об...этом.
  - Вижу, ты хорошо подготовилась - сказал Джеймс, подозрительно посмотрев на меня.
  Я буквально закипала от злости. Но сдержалась, спокойно ответив:
  - Твои подозрения ни к чему. Про Катрин мне рассказала соседка.
  - Никогда не думала, что так будет, но я соглашаюсь с ней уже второй раз. Катрин действительно может что-то знать - сказала Алана.
  Джеймс понял, что от Аланы не стоит ждать поддержки. Она была на моей стороне. Видимо, для него это было так же неожиданно, как и для меня.
  - Дерек, а что скажешь ты?
  - Я вообще не понимаю, что происходит.
  - Отлично, значит он не против. Догоняйте! - сказала девушка, и стремительным шагом вышла из кабинета.
  Я посмотрела на Дерека с Джеймсом и вышла так же стремительно, как и Алана. Они переглянулись между собой.
  - Видимо, выбора у нас нет - сказал Дерек.
  Джеймс встал из-за рабочего стола, взяв связку ключей.
  - Ну не отпускать же их одних - ответил он.
  Закрыв дверь, они пошли за нами.
  По дороге мы не проронили ни слова. Я чувствовала напряжение каждого, хоть никто и не подавал виду.
  Катрин жила в частном доме. Когда мы пришли, Джеймс зашел к ней первым, попросив подождать его возле двора.
  Спустя минуту он вышел с пожилой женщиной, волосы которой раздувались на ветру. Она осталась ждать на крыле дома, а детектив подошел к нам.
  - Я аккуратно объяснил всё. Катрин любезно согласилась помочь - сказал Джеймс, кивнул в сторону двора, приглашая зайти.
  Зайдя, мы вместе поздоровались с ней. Катрин, пожалуй, была единственной, кто посмотрел на меня равнодушным взглядом. Так же равнодушно зашла в дом, оставив открытую дверь, для нас.
  Мы зашли в какую-то комнату, похожую на гостиную. Катрин с Аланой сели на диван, мы с Дереком на стулья, что стояли напротив них. Джеймс остался стоять у выхода комнаты, оперевшись о стену, сложив руку на руку.
  Катрин гостеприимно предложила чай, но все отказались. Она направила взгляд на меня.
  - Элизабет, верно? Что же с тобой произошло? - спросила она.
  Я начала снова рассказывать всё, что было, как заранее заученный текст. Катрин, словно ребенок, слушала с неким восторгом и восхищением. Алана с Дереком так же проявили любопытство, внимательно слушая меня. Джеймсу же было всё равно. Он до сих пор мне не верил, безразлично стоя возле двери, будто не присутствуя здесь. Когда я закончила, Катрин сказала:
  - Это невероятно! Я сейчас.
  Она подошла к полке с книгами и начала там что-то искать. Потом вернулась на прежнее место, и продолжила:
  - Это существо, я много слышала о нём. Когда-то в этом городе одна ведьма создала обряд, который давал возможность видеться и разговаривать с умершими. Её сестра покончила с собой. Она хотела узнать причину её поступка. Однако любая магия имеет свои последствия. Если мертвая душа попадала в этот мир, то назад она уже не возвращалась.
  Выражение наших лиц поменялось. Каждый приходил в ещё больший шок и ужас от сказанных Катрин слов. Даже Джеймс стал более заинтересованным, внимательно слушая старушку.
  - То есть её сестра и есть та, которую я видела?
  - Если верить твоим словам - да.
  - Майкл говорил, что она будто бы поет молитву - уточнила я.
  - Верно. Это та молитва, которую нужно пропеть, перед тем, как отправить её на упокой.
  - О ней пишут в книгах. Значит, были те, кто знал о ней. Почему же они ничего не предприняли? - спросила я.
  - Ни у кого не хватало смелости встретиться с ночным кошмаром.
  - Почему же её сестра покончила с собой? - спросила Алана.
  - Её изнасиловали. Офицер, ехавший в город, остановился переночевать. Тогда Альшат был ещё поселком, не имеющим даже названия.
  - Как это так? То есть поселок, в котором жили люди, не имел никакого названия? - спросил Дерек?
  - Именно так. Тогда население поселков составляло до ста людей - так гласит история. Никто не придавал значения таким населенным пунктам. Практически все называли наш город Альшатом, включая и жителей. Потом поселок стал деревней и должен был получить официальное название. Люди настолько привыкли к такому именованию, что оно осталось и по сей день.
  - Но почему такое именно такое название? - с неким отвращением спросила Алана.
  Катрин ухмыльнулась, осмотрела всех окружающих.
  - У кого-то есть предположения?
  Мы все озадаченно переглянулись между собой. Катрин заметила наши бегающие глаза, снова ухмыльнулась, и продолжила:
  - Как, по-вашему, находили поселок, если он не имел названия?
  - По карте - ответил Дерек.
  - Верно. Если тогда посмотреть на наш город по карте, он напоминает овцу. Альшат с арабского языка переводиться как овца.
  - И от кого же пошло это название? - спросила Алана.
  - Кто-то должен был приехать в поселок. Заблудившись, он начал спрашивать дорогу. Указывая на наш город по карте, он проговаривал: "Альшат". Когда узнали, что это слово означает, начали замечать, что по карте поселок напоминает маленькую овечку. С тех пор все, кто знали о поселке, его так называли. Именно из-за этого поселок знали многие. Поэтому население стало расти и, уже скоро, поселок стал деревней, а позже селом и городом.
  Открыв книгу и найдя нужную страницу, она продолжила рассказ:
  - Так же по легенде сказано, что ведьма использовала овцу, в качестве жертвоприношения, которое было обязательным при любой магии.
  - Символично - сказала Алана.
  - Почему она убивает ни в чем невинных людей? - спросила я.
  - Попробуй не сойти с ума, когда твой порок мешкаться в муках бессмертия. Быть призраком, чувствую себя ни живой, ни мертвой. Так её и прозвали "нежить". Она убивает молоденьких, красивых девушек - таких же, какой была и она.
  - Что случилось с офицером и её сестрой? - опять спросила я.
  - С офицером ничего. Что ему могли сделать? Доказательств не было. А с сестрой...Она создала ещё один обряд, который помог бы её сестре вернуться. Но она не успела его провести. Люди узнали о магии, и сожгли её. Тогда поступали так со всеми ведьмами.
  - Значит, мы можем её уничтожить? - спросила Алана.
  - Да, но есть риск. Элизабет, она приходила к тебе не просто так. Вероятно, ты её родственница. Поэтому она не тронула тебя. Ты - единственная, кто может даровать ей покой.
  Я, как и остальные ребята, умолка, выпучив глаза, от шока.
  - Но как? - спросила я.
  - Для заклятия нужна кровь того, кто связан с ней семейными узами.
  - Разве у неё есть родственники? Она покончила с собой, сестру убили. Поколение прервалось - сказала я, на что Катрин улыбнулась.
  - Про её родственников и вправду ничего не сказано. Но в том время мало у кого было всего лишь двое детей. Были многодетные семьи. Скорее всего, у неё были ещё братья, сестры.
  - А сон? Что означал мой сон?
  - Мертвые не сняться просто так. Вероятно, мама хотела тебя предупредить. Вот и послала этот сон.
  - Вы расскажите нам, что делать? - спросил Джеймс, который всё это время молчал.
  Катрин открыла книгу на нужной странице и, взяв листок с ручкой, записала всё, что было нужно.
  Глава 7. Союзники
  Мы направились в участок, чтобы решить, что делать дальше. Дерек разместился на стуле, мы с Аланой стояли, а Джеймс отвернулся от нас к окну, глядя на капельки дождя, который начался, как только мы зашли в участок.
  - Это всё так дико. Одно изнасилование перевернуло и забрало жизни многих людей - сказала Алана.
  - Судя по рассказу Катрин, это всё происходило очень давно. А значит, что изнасилование было пороком для судьбы девушки. Тем более в поселке, где слухи расспостраняються со скоростью геометрической прогрессии.
  - Что нам делать? Мы не можем проигнорировать происходящее - сказал Дерек.
  - Не можем - ответил Джеймс, потерши виски.
  - Катрин оставила инструкцию. Единственное, что мы можем - следовать ей - ответила я.
  - Но шанс на победу равен, как и на проигрыш - сказала Алана.
  - У нас нет другого выбора. Иначе никак - ответила я.
  - Нужно подумать - сказал Джеймс.
  - Мне нужно подышать свежим воздухом - сказала Алана, направившись к выходу.
  - Алана! - окликнул её Джеймс.
  - Всё нормально, я буду возле участка - ответила она и вышла из кабинета.
  Мальчики молчали. Через пару минут мне тоже стало не по себе, и я вышла, вслед за Аланой.
  Она стояла на крыльце, повернулась, услышав открывающуюся дверь, и увидев меня, развернулась обратно. И не глядя на меня, сказала:
  - Чего тебе?
  - Просто вышла подышать. Ты всегда такая токсичная?
  - Да, это уже привычка. Не обращай внимания.
  - У тебя что-то случилось?
  - С чего ты взяла?
  - Ты выглядишь расстроенной, а не напуганной.
  - Ну, это же не я столкнулась лоб в лоб с чудовищем. Хотя иногда мне кажется, что я с ним живу.
  Я подошла ближе и стала около неё, затем спросила:
  - Проблемы в семье?
  . - Нет, что ты. У нас идеальная семья - она грустно улыбнулась.
  Она смотрела куда-то вдаль, так и не посмотрев на меня, продолжила:
  - Так считают все. Но ты даже не представляешь, что творится в ней на самом деле. Когда у тебя нет выбора, а твоя жизнь расписана на несколько лет вперед, и ты не можешь внести свои правки. Потому что твои желания никого не интересуют.
  - Наверное, твои родители хотят как лучше.
  - Как лучше для себя. А я делаю вид, что всё хорошо, но на самом деле - нет ничего хорошего. У меня есть всё и одновременно ничего. У тебя так же было? - она, наконец-то, повернула голову в сторону, посмотрела на меня.
  - Нет, я всегда занималась тем, что мне нравилось. Моя бабушка всегда меня поддерживала.
  - Бабушка - она улыбнулась, на этот раз тепло - Моя бабушка тоже всегда меня поддерживает. Она единственная, кто спрашивает мое мнение, кто дает мне выбор. Сейчас она в столице, но мы созваниваемся каждый день. Когда-нибудь я всё брошу и уеду к ней.
  - Почему не сделала этого до сих пор?
  - Не хочу, чтобы она ссорилась с мамой. А отец...будет в бешенстве.
  - Знаешь, людям всегда будет чего-то не хватать. И чем больше они получают, тем больше они хотят.
  - Возможно, ты права - с её глаз, впервые упала слезинка.
  - Никогда не думала, что ты умеешь плакать.
  - Никогда не думала, что буду с тобой откровенничать.
  Мы рассмеялись. Ещё долго говорили, рассказывая грустные и смешные моменты из своей жизни. Вдруг, я поняла, что моя жизнь не такая и мрачная, как мне казалось. В ней было много моментов, заставляющих чувствовать себя живой, двигаться дальше. И этот разговор был одним, из таких моментов.
  - Майкл всегда был добрым и храбрым, умным и общительным. Защищал в школе всех девочек, когда их дергали за косички, помогал с домашкой - сказала Алана.
  - Он заставил меня всё переосмыслить, подержал, помог. Даже у психологов это не получалось. Никогда не прощу себе - я опустила голову вниз, смотря на пол, чтобы не показывать нахлынувшие слёзы.
  - Ты ни в чём не виновата.
  - Если бы я не заставила его идти туда...
  - Тогда он пошел бы за тобой в другое место. Раз уж взялся помогать, то не бросил бы. Она могла убить его, когда он возвращался с работы или ещё откуда-то. Не вини себя, он бы этого не хотел.
  Я промолчала. Мы разговаривали уже около часа. Дождь прекратился, но маленькие капельки, бьющиеся об крышу, издавали грустные звуки. На улице успело стемнеть и похолодать. Осенний ветер пронесся мимо нас, заставляя обвить себя руками, а щеки пылать. Чувствовалась полная сущность осени.
  - Да уж, холодно. Пойдем уже - сказала Алана.
  И мы направились в кабинет. Мальчики остались на тех же места, что и когда мы уходили. Они даже не обернулись, когда мы зашли. Алана сразу же спросила:
  - И что вы решили?
  - Элизабет права. Мы будем делать так, как сказала Катрин. Но завтра, а сейчас нам нужно выспаться - сказал Джеймс.
  - Ты, правда, сможешь уснуть, после сегодняшнего? - спросила Алана.
  Джеймс проигнорировал вопрос девушки, продолжив:
  - Алана, тебя проводит домой Дерек. Я провожу Элизабет.
  Девушка хмыкнула, но спорить не стала. Мы все вместе вышли из кабинета и направились в разные стороны.
  Ветки деревьев вихрем сплетались друг с другом. Лужи, оставленные дождём, отражали луну, освещающую ночную дорогу. Фонари, светящие через один, делали ночь по-особенному романтичной.
  - Знаешь, а я всегда любила ночь. Вокруг так тихо и уютно, словно в мире ты один. Смотришь в темноту, наслаждаясь теплотой вечера. Время, будто замерло - тихо, почти что шепотом, сказала я.
  - Не боишься? После всего, что случилось - сказал Джеймс.
  - Если я буду бояться, мне от этого легче не станет. Мне это не поможет.
  Джеймс смотрел вдаль, бесстрастным, ничего не выражающим взглядом. Его мысли, будто затуманены. Внезапно он сказал:
  - Прости, что не поверил тебе. Это всё звучало так...неправдиво.
  - Ничего, я понимаю. Наверное, я бы тоже не поверила.
  - Нет, ты бы поверила. Просто...я стараюсь держать всё под контролем, сдерживать свои эмоции. А иногда это неуместно.
  Он кинул на меня восхищений взгляд и произнёс:
  - А ты сильная девушка, Элизабет. После всего, что с тобой случилось, ты пришла и рассказала нам обо всём. Другая бы сбежала, не выдержав удары судьбы. А ты пытаешься помочь.
  - Когда родители погибли, слёзы были неудержимыми и жгучими, будто пламя в вулкане, который вот-вот извержит. Было больно и страшно. Тогда я пообещала себе, что никогда не оставлю в беде человека, кем бы он ни был. Чего бы мне это не стоило. Так что, если я смогу помочь, я буду искренне рада.
  Детектив грустно посмотрел на меня.
  - Да, я слышал о твоих родителях. Тогда весь горд был на ушах. Мой отец был помощников отца Майкла, который вёл дело о них. Затем его не стало, и я решил, что пойду по его стопам. Так что, я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь.
  - Твой отец погиб?
  - Умер от рака лёгких. Я был одержим его смертью, и, наверное, остаюсь таким, по сей день. Но не будем об этом.
  Он выпрямился, будто испугался собственного откровения. К тому времени мы успели прийти. Участок был недалеко, от комнаты, выделенной мне. Поэтому я ходила пешком.
  - Спасибо, что провел - сказала я.
  - Не за что. До завтра! - ответил Джеймс, улыбнувшись на прощание.
  Дверь была не заперта на замок. Мое тело покрылось мелкой дрожью, и я, успокаивая себя, вспомнила про свою соседку.
  "Искренно надеюсь, что это она" - проскользнуло в моей голове.
  Я робко зашла.
  "В этом городе я боюсь каждого шороха".
   Из кухни вышла Кэт и сразу бросилась ко мне в объятия.
  - Привет. Прости, что уехала и оставила тебя здесь.
  Она отпрянула и продолжила:
  - Где ты была? Я звонила раз десять, ты ни разу не взяла трубку! - Кэт посмотрела на меня гневным взглядом, и тут же смягчилась.
  Я обессилено вздохнула.
  - Мне так много нужно тебе рассказать - вполголоса ответила я.
  Мы пошли на кухню и Кэт, как обычно, принесла бутылку вина. В этот раз белого.
  - Я бы удивилась, если бы ты пришла без бутылки - усмехнувшись, сказала я.
  - У меня были тяжелые, стрессовые дни. Мать выжала из меня все силы. У тебя, я думаю, были не лучше - ответила девушка, заполняя бокалы.
  Поставив бокал передо мной, она негромко вскрикнула:
  - Рассказывай!
  Я рассказала всё, что уже рассказывала прежде. Повторяя раз за разом, хорошо знакомые слова, даже я стала верить, что это всё легенда. Но, увы, это было не так.
  - Порой мне кажется, что это всё происходит не со мной - закончила я.
  Кэт постоянно передергивалась от моих слов. Выражение её лица издавало страх, дыхание становилось тяжелее, а сердце, будто перестало биться.
  Тихим, низким голосом она произнесла:
  - Я пойду с тобой.
  - Кэт это...
  Она не дала договорить, прислонив указательный палец к моим губам.
  - Ничего не говори! Я знаю, что делаю. Лишние руки не помешают.
  Помощь Кэт и вправду не помешала бы. Мы все рисковали, идя почти, что на верную гибель.
  - Ладно. Нам нужно хорошо выспаться, завтра тяжелый день - сказала я.
  Мы, оставив всю грязную посуду на кухне, отправились в свои комнаты. Каждая со своими мыслями уснула.
  Глава 8. Последний бой
  Утром, сходивши в душ и позавтракав, мы направились в участок. Все пришли в договоренное время. Ребята знали Кэт, поэтому в представлении они не нуждались.
  - Катрин оставила рецепт эликсира. Я не знаю как, но нам нужно её заставить выпить его, параллельно читая молитву - сказал Джеймс.
  - Раз меня она не трогает, значит, я постараюсь дать ей этот эликсир - смело сказала я.
  - А что делать нам? - спросил Дерек.
  - Мы будете на подхвате, если что-то пойдет не так - ответил Джеймс.
  Детектив осмотрел всех присутствующих серьёзных, пугающим взглядом.
  - Вы же понимаете, какие у нас шансы? Я не хочу никого заставлять. Если кто-то боится или не хочет, у вас есть время уйти. И никто вас не осудит за это - промолвил он.
  Дерек с Аланой выглядели спокойными, будто всё происходящее их никак не касалось. Кэт тяжело сглотнула, но не ушла.
  - Мы отправимся в полдень, чтобы успеть до темна. Люди как раз в это время либо на работе, либо уже дома - сказал Джеймс.
  Остаток времени мы проверили в участке, в напряженной тишине. Стрелка часов издевательски медлила, словно испытывала наше терпение. Каждый из нас замер в ожидании, одновременно пытая страх. Когда часы показали нужное нам время, мы направились к месту гибели моих родителей. То место, где я видела её последний раз.
  Здесь всегда было, практически безлюдно. Погода, на удивление, была достаточно спокойной. Тучи затягивали небо. Дождя не было, как и ветра. Лишь лужи, после вчерашней бури, выдавали настоящую погоду этого города.
  Придя на нужное место, все остановились и переглянулись между собой.
  - Примерно здесь мы и услышали крики, в тот раз. Но не факт, что мы услышим её здесь снова - сказала я.
  - Лес большой. Она может быть где угодно, правда. Но раз она преследует тебя, пусть маленький, но шанс есть - сказал Джеймс.
  - И что? Нам просто стоять и ждать? - спросила Алана.
  Сегодня, похоже, был единственный день, когда рыжеволосая девушка не язвила и не перечила никому.
  - Ничего другого у нас не остается - сказал Джеймс.
  - Значит, ждём - сказал Дерек.
  Мы простояли так около часа. Затем Алана сдалась.
  - Я больше не могу! Чего мы ждём? Пока погибнет кто-то ещё? - прокричала девушка.
  - А что мы можем сделать? - спросила я.
  - Не знаю, как-то её найти что ли. Во всяком случае, это куда лучше, чем просто стоять и ждать - ответила Алана.
  - Тихо! - сказал Джеймс, указывая пальцем молчать.
  "Помоги" - слышалось вдали.
  - Вы слышите? - спросил Джеймс.
  Все одновременно, разным тембром голоса, сказали:
  - Да.
  - Опять "помоги". Это точно она - сказала я.
  - Идём на голос? - спросил Дерек.
  Мы опять переглянулись, и будто прочитав друг друга мысли, отправились на звук.
  Я крепко держала эликсир в руках, заготовленный заранее, в участке, по рецепту Катрин.
  "Надеюсь, я не зря уколола себя иглой, чтобы выдавить пару капель крови" - пронеслось в моих мыслях.
  Для приготовления эликсира нужна была кровь родственника. Именно в этом заключалась сложность приготовления и результата. Никто не знал точно, связаны ли мы семейными узами. Но, как сказала Катрин, только родных она бы, ни за что не тронула - только они могли помочь ей обрести покой.
  "У неё было столько возможностей убить меня, но она этого не сделала. Но ведь прошло несколько веков, что если моя кровь не подойдет?" - грустно подумала я.
  "Надеюсь всё получиться".
  Спустя пару мы нашли её. Она стояла к нам спиной, всё в том же белом, на первый взгляд невинном платье, которые было окровавленное так же, как и её лицо. Постепенно поворачивалась к нам, как можно дольше тянувши секунды времени.
  Все застыли в ужасе, кроме меня. Видать, они не понимали всю сущность нежити, до этого момента. Она, лишь одним своим взглядом, внушала неописуемый ужас, заставляя кровь сворачиваться и бурлить.
  Полностью развернувшись к нам, она упала на колени и заныла. Звук, который она издавала бил в самое сердце, заставляя изнывать от боли. Словно она заставляла почувствовать то, что пришлось пережить ей.
  Её слёзы заполняли сырую, холодную землю. Я вспомнила, что в тот раз с Майклом, было точно так же. Времени было мало, ведь кто знал, что может произойти в следующий миг. Я неспешно начала подходить к ней. Следом за мной пошел Джеймс, а Алана начала готовиться читать молитву, которую она выучила до этого.
  Я открыла тюбик и аккуратно преподнесла ей. Она, постепенно поднимая опущенную голову, втянула воздух. Посмотрев на меня, как будто взревела и вихрем кинулась вперёд.
  Она передвигалась не по-человечески быстро и имела силу, неподвластную человеку. Никто не успел сориентироваться, как она, в один миг оказалась перед ребятами и, взяв Дерека, отбежала в сторону.
  Мы повернулись. Я, в этот раз быстрее, начала подходить к ней. Дерек отчаянно пытался вырваться, судорожно ловля ртом воздух. Не зная, как заманить её к себе, я помахала бутылочкой эликсира так, чтобы та обратила внимания.
  - Смотри! Ведь этого ты хотела?! - как можно громче говорила я, пытаясь сдерживать себя.
  И это сработало. Внезапно, она откинула тело Дерека, как какую-то игрушку. Он ударился об дерево и медленно сползал вниз. Его тело не подавало явных признаков жизни. Джеймс пытался сдерживать эмоции, но было видно, как он напуган и за товарища, и за себя, и за всех нас. Алана вскрикнула, а Кэт прижала рукой рот.
  Она внезапно оказалась прямо передо мной. От неожиданности я отшатнулась, но быстро взяла себя в руки. Не теряя больше ни минуты, я открыла крышку и, быстро обернувшись, дала команду Алане:
  - Начинай - шепотом произнесла я.
  Она начала читать молитву, а я вылила жидкость на нежить и откинула баночку с парой капель к её ногам. Она подняла её и выпила.
  Листья закружились в танце и вместе с ветром поднялись вверх. На миг нас вспышкой ослепило неистово белым светом. Я прикрыла лицо руками, моему примеру последовали и остальные. Никто не видел, что происходило, но все отчетливо слышали всхлипывающие, истошные, будоражующие звуки. И холод, от которого ноги подкачивались.
  Когда свет угас, я убрала руку и осмотрелась по сторонам.
  "Её нигде нет. Неужели сработало?" - прозвучало в моих мыслях.
  Я всё ещё слышала тяжелое дыхание каждого. Опомнившись, я подошла к Дереку.
  - Эй! - сказала я, дергая его за руку.
  Он застонал. Я увидела какие-то следы на его шеи. Ему было тяжело дышать, а тем более говорить. Но он из последних сил, смотря куда-то вверх, сказал:
  - Прости меня, Элиз! Надо было самого начала тебе сказать.
  - Что сказать? - спросила я.
  - Твои родители погибли из-за моего отца. Ты ведь из-за них сюда приехала верно? - сказал он полушепотом, скорчившись от боли.
  Ноги стали как будто ватные, а тело онемело от его слов. Дерек говорил отрывками.
  - Он ехал пьяный за рулем. Очень пьяный. Это он спровоцировал аварию.
  - Он был заместителем мера, важным человеком в городе. К тому же, был хорошим другом отца Майкла. Ты ведь знаешь, кто был отец Майкла? - он вопросительно посмотрел на меня.
  Я кивнула и он продолжил:
  - Майкл не знал. Никто не знал. Однажды он напился и проболтался, сидя на кухне. Я был маленьким...очень маленьким. И подслушал его разговор с матерью.
  Дерек закрыл глаза, но продолжал говорить.
  - Мать в тот же вечер собрала вещи и ушла, вместе со мной. А на утро стало известно, что отца больше нет....Он застрелился.
  Я склоненная над ним продолжала слушать. Ребята стояли дальше, но расстояние было достаточно близким, чтобы слышать всё. Не мешая, они тихо смотрели на нас.
  Губы Дерека начали сливаться с кожей. Я пальцами дотронулась до его холодной щеки.
  - Прости меня - последнее, что он сказал, прежде чем его тело полностью охолодело.
  Непрошенные, неудержимые, горестные и отчаянные - хлынули из моих глаз слёзы. Я мысленно сказала, глядя на бездвижное тело:
  "Я прощаю тебя".
  До моего отъезда оставался один день. Я шла по тропе, в осеннем пальто, направляясь в участок. Волосы, собраны в кучу перемещались с одной стороны в другую. Холодный ветер больше не обжигал щеки и не заставлял дрожать. Запах мокрой земли, затянутое небо с периодическими просветами, звуки бурлящей неподалеку реки или лес, украшен золотой листвой - всё это стало привычной и любимой для меня погодой.
  "Мне кажется или людей на улице стало больше?" - пронеслось в моей голове.
  Новость о смерти Дерека стала последней взбудораживающей. Новых происшествий не было. Для всех он пропал, а его тело нашли утром, как и тело Майкла. Их матерям пришлось тяжелее всего. Джеймс принял решение оставить в тайне то, с чем нам пришлось столкнуться. Все поддержали его.
  - Привет - сказала я, заходя в кабинет.
  - Доброе утро! - ответил Джеймс.
  Нового помощника не было, поэтому всё это время мы были вдвоем. Я поднесла ему специальную тетрадь для практики.
  - С тебя тетрадь и подпись - настойчиво сказала я, положив тетрадь ему на стол.
  Он поднял голову и посмотрел скептическим взглядом.
  Я смущенно ответила взгляд в сторону, потом снова посмотрела на него, не смогла сдержать улыбки.
  - Пожалуйста - всё ещё улыбаясь, сказала я.
  - Так-то лучше - ответил Джеймс, которому передалась моя улыбка.
  Он, заполнив всё что нужно, произнёс:
  - В городе так непривычно тихо и спокойно. И это всё твоя заслуга.
  - Я так полюбила холодную погоду и сырость, что даже не хочется уезжать.
  - Правда?
  - Нет.
  Мы рассмеялись.
  - У тебя завтра рано поезд?
  - Да, в семь утра.
  - Что ж - он встал со стула и протянул руку - Было приятно с вами работать.
  - Как и мне с вами - ответила я, протянувши руку в ответ.
  - Ты можешь идти. Прогуляешься по городу, отдохнешь, выспишься. Здесь делать больше нечего.
  Я кивнула.
  - Спасибо.
  Мы попрощались. Как только я вышла из участка, сразу увидела Алану. Она стояла спиной, держа в руках чемодан. Я подошла к ней.
  - Ты куда-то уезжаешь? - спросила я.
  Девушка немного вздрогнула, повернулась ко мне.
  - Это ты.
  - Не хотела тебя напугать.
  - Всё нормально. Я пришла к тебе.
  - Ко мне? Зачем?
  - Хотела извиниться. Я была слишком резкой и грубой. То, что пришлось пережить, заставило меня задуматься над собой и всё переосмыслить. Я поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на вещи и людей, которые тебе безразличны и которым безразлична ты.
  - Всё-таки решила уехать к бабушке?
  Она выглядела решительной и уверенной в себе. Пожала плечами и ответила:
  - Бабушка была художницей, любовь к рисованию досталась мне от неё. В столице у неё есть связи, она может мне помочь с университетом и открытием своей галереи.
  - Далеко метишь - улыбнувшись, сказала я.
  -Это только начало - ответила она, так же тепло, улыбнувшись мне.
  Внезапно её взгляд посерьёзнел. Она посмотрела в сторону и, подбирая слова, сразу же сказала:
  - Чем больше я получала, тем больше понимала, что все материальные вещи - это лишь дополнение того, что нас окружает. Они не сделают тебя счастливым, если ты ужасно пусть и одинок внутри. Если тебе не с кем говорить по телефону в четыре утра, глядя на рассвет или провожать закат, говоря о каких-то мелочах.
  Её слова тронули, заставляя задуматься. Не зная, что сказать в ответ, я молчала. Но тишина была недолго, девушка, коснувшись моего локтя, добавила:
  - Ладно. Мне уже пора на поезд. Надеюсь, это наша не последняя встреча.
  - Я тоже надеюсь.
  Тепло улыбнувшись, она развернулась и ушла, оставляя за собой аромат сладких духов и звук колесиков от чемодана.
  Я отправилась в другую сторону, к Кэт, которая должна была ждать меня дома. Ступивши на порог, я услышала голос соседки, немного вскрикивающий, но старающийся не переходить грань. Осторожно открыв дверь в её комнату, я заметила, что она говорит с кем-то по телефону. Чтобы не мешать, я вышла, и, сняв верхнюю одежду, отправилась на кухню. Спустя пару минут, Кэт вышла.
  - Ты уже вернулась. Я не услышала, как ты пришла.
  - Ты говорила с кем-то по телефону, я решила тебе не мешать.
  - Это мама. Как обычно ей стало плохо и я должна всё бросить и ехать к ней.
  - А если ей, правда, стало плохо?
  Севши на стул, она устало выдохнула.
  - Ей всегда плохо, но как только я приезжаю, она волшебным образом выздоравливает. В тот раз я оставила тебя, чтобы сидеть с ней и слушать лекции о том, какого в жизни нужно выбирать мужика.
  Мы ещё долго говорили обо всём. Решив провести вечер за фильмом, так и уснули.
  Утренний туман, пар изо рта и люди, бегущие по своим делам. Полюбившаяся мной погода провожала меня на поезд, вместе с Кэт.
  - Приезжай в гости - сказала Кэт.
  - Обязательно приеду и буду ждать в гости тебя - ответила я.
  Мы обнялись на прощание. Я обернулась, прежде, чем зайти в поезд.
  "Как я буду жить теперь, без ежедневных дождей?" - подумала я.
  Таинственный, тоскливый и грустный, но имеющий свою, особую и притягивающую к себе атмосферу - таким я запомнила этот город.
   Я втянула холодный воздух, запоминая это ощущения. Ощущения свободы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"