Хантаев Борис: другие произведения.

Нудистская вечеринка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторые люди считают, что без секс жить нельзя. Что секс это главное в жизни человека, так ли это? Я постарался ответить на этот вопрос в столь странном рассказе. Очень восприимчивым людям, читать не рекомендуется.

   - Ради чего ты живешь? - этот столь риторический вопрос, задал мне парень в черной кожаной куртке. Его звали Глеб, мы познакомились с ним только сегодня в баре. Это странно, когда парень с парнем знакомится в баре, раньше я думал, что так делают только Геи, но Глеб не входил в список секс меньшинств, это я сразу понял. Мы стояли возле какого-то ночного клуба, куда привез меня мой новый знакомый. Музыка оттуда громыхала не по детски, но Глеба, я все равно слышал хорошо.
   - Что за странный вопрос в час ночи? - переспросил я, так как вопрос мне действительно казался странным. Конечно, каждый человек хоть раз в своей жизни задумывается о том, зачем он живет, но мало кто, говорит об этом парню, которого видит в первый раз.
   - Это очень простой вопрос. Я считаю, каждый человек должен знать ради чего он живет, иначе его жизнь теряет всячески смысл. Вот ты Кирилл, ради чего живешь?
   Ученые доказали, что самое приятное слово для человека это его имя, интересно Глеб это знал, когда произносил мое.
   - Наверное, ради будущих детей, ради будущей жены, которая у меня надеюсь, появится.
   - Перестань, ты отвечаешь как блондинка на конкурсе красоты. Ради чего ты живешь прямо сейчас? Сколько тебе лет? Девятнадцать, двадцать? В таком возрасте разве живут ради семьи? Так все-таки, ради чего ты живешь?
   Мне было двадцать четыре, но об этом я не стал говорить своему новому знакомому, который был прав, не ради детей я сейчас жил.
   - Наверное, ради удовольствия - сам не знаю почему, сказав это, я покраснел, и мне сразу же захотелось сменить эту тему.
   - Вот, совсем другое дело. А что для таких крытых мужиков как мы, есть удовольствие? Это секс и наркотики, и чем больше секса и наркотиков, тем лучше - Глеб дружески стукнул меня по плечу. Надеюсь, он не заметил страха в моих глазах, который появился при слове "наркотики". "Наркотики" - это слово всегда вызывало у меня отвращение и непонимания, а наркоманы вызывали страх, человек с затуманенным мозгом, способен на многое. Но Глеб не был похож на наркомана, хотя наркоманов я видел только в кино, и вряд ли мог судить о том, как они должны выглядеть.
   - Я против наркотиков - сказав это, моя рука сама потянулось поправить сползающие очки. Я снова чувствую себя школьником, очкариком, которого одноклассники пытаются научить курить.
   - Ну и хорошо, значит, тебе нужен только секс. Не волнуйся друг, этот клуб скопище плотской любви и разврата. И он нас ждет - после этих слов Глеб подошел к дверям ночного заведения и открыл их. Музыка усилилась, а из проема в дверях полился небесный свет, настолько яркий, насколько это вообще было возможно. - Ну что ты со мной, или, быть может, вернешься в бар, пить в одиночестве?
   Черт, мне хочется зайти в этот клуб, я смотрю на его вывеску "Добро пожаловать в ЭДЕМ", которая переливается неоновыми лучами, и словно зовет меня. Это заведение словно ворота рая, за которыми каждого ждет сотни девственниц. Но с другой стороны я чувствую какой-то подвох, все слишком хорошо, а так не бывает. И возможно этот клуб вовсе не ворота в рай, а подземелье ада. Нет, в аду не может быть так прекрасно.
   - С тобой - коротко сказал я, поправляя свои кучерявые волосы.
   Оказавшись в "ЭДЕМЕ", я словно попал в другую реальность, в страну порока и удовольствия, а быть может действительно в рай. Вокруг меня танцевали полуголые девушки, парней в клубе практически не было, а из тех, кто был, не было ни одного красавца, не считая конечно Глеба, который выглядел как кинозвезда, со своими черными, как смола волосами, которые были аккуратно уложены назад. Я был уверен, ни одна девушка не сможет перед ним устоять.
   - Почему здесь все голые? - с улыбкой до ушей спросил я.
   - Это нудистская вечеринка - сказал Глеб и принялся раздеваться, прямо у меня на глазах. Когда мой новый знакомый скинул куртку, а затем снял и майку, я понял: ни только девушки, не смогут перед ним устоять, но и парни у которых хоть немного есть гомо наклонности. К счастью у меня их не была, но мне все равно было трудно оторвать взгляд от накаченного тела Глеба, а затем он стал снимать и свои штаны. На нем были красные стринги, которые к моему ужасу он тоже снял, обнажив детородный орган, на который мне лучше было бы не смотреть, так как он у него постепенно оживал.
   - Если комплексуешь, трусы можешь не снимать - сказал абсолютно голый Глеб, у которого не было причин комплексовать, все в его теле было большим и прекрасным.
   Я была, хотел спросить "А можно мне ничего не снимать?" как вдруг мимо меня пронесся не большого роста голый толстячок с кружкой пива в руке. Он бежал за какой-то полуобнаженной красоткой, которая звонко хихикала, виляя своими шикарными бедрами. Если же этот толстяк не стесняется своего тела, то почему должен стесняться я? Медленно стягивая с себя майку, я осматривал клуб. Все здесь сияло в неоновом свете. Вокруг стояло множество прозрачных колонн, заполненных водой. Удивительно, но в них плавали неоновые рыбки. В центре клуба стоял мраморный памятник изображавший слияние прекрасной девы с кентавром. Дева изогнулась в позе радуги, когда кентавр грозно завис над ней, его одно копыто опускалось ей на плечо, когда все остальные держали опору, не давая им упасть. На лице девы была изображена гримаса боли, словно кентавр с силой ее взял. На лице же полулошади, получеловека изображалась безумная улыбка. Потолок переливался различными цветами, иногда приобретая форму известных картин. Несколько секунд на потолке сверкает "Тайная вечеря", а затем она неизвестно, каким мне способом становится "Мадонной с младенцем на руках", если бы не красотки, что были повсюду, я и взгляда бы не отвел от потолка. Но ни одна, даже самая прекрасная картина, не сравнится с красотой обнаженной девушки. Музыка в клубе тоже кажется необычной, она словно притягивает и зовет тебя танцевать, хотя это возможно пиво ударило мне в голову. Единственное, что не вписывалось в дизайн клуба: - это топор, висевший у самого выхода, он словно злобный хозяин заведения наблюдал за всеми посетителями. Когда я стянул с себя штаны, мимо меня прошла полностью голая официантка, на ее подносе, аккуратно сложенные в пирамидку, лежали розовые таблетки, и я решил что это экстази, хотя понятие не имел, какого цвета должно быть экстази. Я видел, как Глеб хлопнул официантку по упругой попке, и та, повернувшись к нему, облизнула свой палец, словно этот грубый жест доставил ей удовольствия, а затем снова пошла. От того как девушка облизнула кончик своего пальца, все в моих белых семейных трусах пришло в движение, и я снова покраснел.
   - Хочешь ее? - с улыбкой на лице сказал мой новый знакомый, указывая на официантку, которая виляя своей задницей, уходила от них все дальше.
   - Ты шутишь? - только и нашел, что сказать я, сосредоточив свой взгляд на уходящей девушке с подносом. В своей фантазии я уже был с ней, и мы вовсю оттачивали позу наездницы, от чего в моих трусах, стало еще тесней.
   - Вижу, что хочешь - сказал Глеб. - Но мы найдем тебе лучше, запомни сегодня твоя ночь. А пока пошли на бар, я хочу еще пива.
   Глеб направился к барной стойке, и я пошел следом за ним, не упуская возможности смотреть по сторонам. Я мог поклясться, в клубе не было ни одной некрасивой девушки. Все здесь просто излучали сексуальность и словно говорили своим телом "Возьми меня". У дальней стены одна парочка занималась любовью, словно здесь ни кого не было. Мужчина в возрасте, с уже седыми волосами прижал рыжую красотку у стены, держа ее ноги в своих руках. Это было невозможно, но мне казалось, что я слышу их стоны, которые перерастают в крики удовольствия. Девушка так сильно впилась своей рукой в спину седого мужика, что у него пошла кровь, но он словно не чувствовал боли, продолжая качать на себе рыжею красавицу. Вверх, вниз, и снова вверх поднималась рыжая плутовка. Внезапно в мою голову приходит одна мысль, что если вся эта вечеринка создана с целью группового секса, который наверняка будут снимать на видео, а потом выложат в интернет? И что с того, разве меня смогут разглядеть в таком скопище народа? Если я сейчас уйду, то буду жалеть об этом всю жизнь, ведь сегодня меня может ждать самое невероятное сексуальное приключения, а чего еще можно желать.
   - Два пива, пожалуйста - уже на баре сказал Глеб.
   Даже бармен в этом клубе был женщиной, которая, как и официантки была голая, во всяком случаи по пояс, ниже из-за барной стойки я не видел.
   - Ваше пиво - улыбаясь, сказала барменша. У нее были волшебные голубые глаза, на которые долго можно смотреть, но я на них смотрел буквально несколько секунд, так как у девушки были и другие, более красивые части тела. Ее огромная грудь пятого, а может и шестого размера лежала вместе с пивом на барной стойке. Один ее сосок был проколот, и сейчас на нем весела маленькая сережка в виде мужского полового органа. - Может вам что-нибудь еще? - спросила она, а затем, облизнув свой палец, медленно провела им по моей шее, словно зная все о моих эрогенных зонах.
   - Спасибо ничего - быстро ответил я, так как почувствовал, что орган ниже живота уже готов вырваться наружу, начав свою безумную охоту. Мне нужно взять себя в руки, иначе мой вулкан извергнется раньше положенного времени, к сожалению, со мной такое уже было.
   Услышав мои слова, девушка за барной стойкой снова поднесла свой палец к полненьким губам, и, опустив глаза, отошла в сторону.
   - Мне кажется, ты ее обидел - сказал Глеб, отпив немного пива, а затем добавил: - Ну что, ты рад, что я забрал тебя из того унылого бара, где тусовались одни мужики неудачники?
   Рад ли я, да я был просто на седьмом небе от счастья. В баре, который я посещал каждую пятницу, и вправду находились одни лузеры. Сидя там я то и дело думал о сексе, которого у меня не было уже пять лет. Жизнь без секса - это не жизнь, а жалкое существование. Глеб не зря задал мне тот вопрос, теперь я знаю точный на него ответ. Жить нужно ради секса, и только ради него, во всяком случаи в моем возрасте. Не успел я ответить на вопрос своего нового друга, как к барной стойке подошла одна девушка. О господи, как же она была прекрасна. У нее были длинные красные волосы, которые заканчивались на ее не большой, но очень аппетитной попке. Ее грудь, не была такой огромной как у барменши, но от этого хуже не становилась. Два совершенно идеальных соска были крепкими и наверняка твердыми на ощупь. А ее грудь поднимались и опускались повелению дыхания девушки. Глаза у прекрасной незнакомки были ярко зеленного цвета, и они были большие, словно девушка сошла из аниме, которые мне так нравились. Я не удержался и посмотрел на ее аккуратный треугольничек, волос там не была, и я почувствовал, как на моем лбу выступил пот. Когда же девушка повернулась ко мне лицом, я понял, что хочу ее больше своей жизни. Хочу так же, как хотел Эсмеральду горбун из Нотр-Дама.
   - Не проводишь меня в туалет - с этими словами голая красавица отошла от стойки. Она направилась к туалетам, что находились у стены, невольно при этом, дотронувшись до моего полового органа, который чуть не взорвался от ее прикосновения. Голос девушки был таким нежным и приятным, что я мог возбудиться даже по телефону, если бы эта красавица, решилась когда-нибудь мне позвонить.
   - Ну чего ты стоишь? Давай беги за своей удачей - сказал Глеб, и я побежал. Побежал, уже не обращая внимания на всех остальных, даже красота клуба теперь меня не завораживала. Все потеряло смысл, кроме девушки, которая забежав в туалет, не закрыла за собой дверь.
   - Хватит, я больше не могу - сказал старик, прижимая у стены, рыжую девушку. Я не понял, что он имел в виду, и прошел мимо этой странной пары. Из-за туалета показалось рука, которая звала меня за собой.
   - Почему так медленно, я не могу больше ждать - раздался волшебный голос незнакомки, и я зашел в туалет.
   Слегка приглушенный свет и девушка, сидевшая на сиденье унитаза, заставили мое сердце биться сильней. При виде меня она встала и провела своей рукой по моим волосам, еще одна эрогенная зона, быть может, я сплю. Затем она засунула руку в мое нижнее белье и схватила мой окрепший детородный орган, который от ее прикосновения, стал еще крепче. Она нежно водила своей рукой по моему вулкану, вперед, назад и снова вперед.
   - Ты хочешь меня - прижавшись ко мне, прошептала она на ухо, не забыв притронуться своим языком к мочке моего уха. Черт, еще минута и я не выдержу, и жидкость, которая обеспечивает продолжения рода, покинет свою обитель, которая так и не успеет побывать в пещере девушки из аниме.
   - Да, больше жизни хочу.
   Она улыбается, ее улыбка разве может быть что-то прекрасней, но я снова смотрю на ее треугольничек и понимаю, может.
   - А хочешь, чтобы удовольствие длилось дольше пяти минут - сладко говорит девушка, все также прижимаясь ко мне, осталось тридцать секунд, я вот-вот взорвусь.
   - Да.
   - Тогда прими это - нежно произносит она, и вытягивает свой язык вперед. На нем лежит розовая таблетка, такие же были у официантки на подносе. Я всегда был против наркотиков, и никогда их не употреблял, но к черту все, мы живем только раз, и разве возможно устоять перед ее нежно розовым язычком. Я страстно начинаю целовать девушку, и эта таблетка из ее рта попадает в мой рот. Наши языки начинают танцевать в страстном танце, моя рука опускается ее на ягодице, и я сильно сжимаю одну из них. Новый прилив сил тут же меня охватывает, видимо таблетка очень быстро действует. Теперь мой вулкан не собирается извергаться в ближайшее время, он готов к путешествию. Она перестает меня целовать и отходит назад. Мне становится страшно, что если она передумала, но девушка не передумала. Она поворачивается ко мне спиной, а затем, положив свои руки на бочок унитаза, нагибается к нему. Передо мной открывается новая пещера, в таких местах мой герой еще не был. Раньше о таком я мог только мечтать, но теперь пришло время, сбыться тайным желаниям. Я подхожу к ней поближе, а затем снимаю свои трусы. Мы становимся единым целым, прекрасной скульптурой, слепленной самым великим в мире художником. Ее упругие ягодицы соприкасаются с моими гениталиями, и с каждой секундой эти соприкосновения становятся быстрей. Она кричит, а я все ускоряю темп, весь мир теперь становится другим. Ничто не важно, ни что не имеет значения, лишь ее прекрасное тело, соединенное с моим органом.
   Это длится так долго, что начинает все больше казаться сном. Меня что-то переполняет, что-то, что должно вырваться наружу, но не вырывается. Я испытаю не бывалое, долгое удовольствие, но вместе с ним испытываю кое-что еще. Это чувство немного напоминает боль, боль в животе, только сейчас она чуть ниже живота. В это трудно поверить, но я хочу побыстрей закончить, но у меня не получается, вулкан не извергается, а становится все крепче и мощней, словно в нем затычка, которая не дает лаве вырваться наружу. Мой детородный орган начинает не шуточно болеть, господи, когда я его вытаскиваю, то вижу, что он жутко опух и увеличился в размерах.
   - Почему ты остановился, ты же еще не закончил - говорит девушка, и ее голос больше не кажется мне прекрасным.
   - Я больше не хочу.
   - Почему ты мне врешь, я вижу, что хочешь - девушка поворачивается и смотрит на мою опухшую часть тела, которая твердо стоит и смотрит вверх.
   Мне нужно идти, я натягиваю свои трусы, но когда они прикасаются к тому, что должно быть под ними скрыто, я чувствую сильную боль. Плевать пойду без них, лишь бы подальше от этой ненасытной. Когда я покидаю туалет, то сразу же вижу разбрызганную кровь, с чем-то белым на полу и у стены. В моей голове всплывают странные слова старика "Хватит, я больше не могу". Вот черт, он видно тоже сожрал ту проклятую таблетку, а затем его разорвало от слишком длинного полового акта, если я не убегу со мной будет тоже - самое. Это картина, так отчетливо всплывает в моей голове, что я вижу, как когда-то маленький стручок старика, стал размером с бейсбольную биту, а может и больше, а затем взорвался, вместе со своим глупым хозяином. Мне нужно срочно отсюда бежать. Но как только я это решил, вокруг меня столпились голые девушки, а в центре стоял Глеб. Вернее уже не совсем Глеб, все его тела покрыла змеиная кожа, а его глаза стали напоминать глаза ящерицы. Что происходит?!
   - Ты что, собираешься уходить? - говорит Глеб. - А как же удовольствия? Ты не получил еще свою дозу удовольствия, дай я тебе помогу - после этих слов, мой новый знакомый опускается на колени передо мной. Из его рта вылезает раздвоенный язык, какой бывает обычно у змей. Этот язык скользит по моему огромному детородному органу, который от его прикосновений становится еще больше. Я испытываю одновременно удовольствие и жуткую боль. Мой вулкан становится не человеческих размеров, начинает казаться, что если к нему прикоснуться иголкой, то он взорвется, как взрывается шарик, только вместе с ним взорвусь и я.
   - Пошел к черту, извращенец - говорю я и бью Глеба по змеиному лицу. Тот тут же падает на пол, и я начинаю бежать к выходу.
   - Куда ты? - сквозь смех кричит мне мой новый знакомый. - Разве ты не об этом всю свою жизнь мечтал?!
   Бежать с каждой секундой становится трудней, сотни девушек пытаются меня затормозить. Они своими ручками и ротиками пытаются прикоснуться к моему половому органу. Каждое их прикосновение отдается болью и новой порцией удовольствия. Мой вулкан уже достает мне до сосков, и я придерживаю его рукой, чтобы он не повалил меня на пол.
   - Постой Кирилл - кричит поднявшийся с пола Глеб. - А как же сотни девственниц, разве ты можешь уйти, не удовлетворив каждую.
   Наконец-то передо мной появляется дверь, ее силуэт дает мне надежду. Я изо всех сил наваливаюсь на ручку, но дверь не открывается. Господи, они заперли ее, а теперь я взорвусь, как взорвался тот старик, и как наверняка взорвался толстяк. Если конечно я не лишу их того, из-за чего они преследуют меня. Я снова вижу топор, который не вписывался в дизайн заведения, и который возможно висел не случайно. Я быстро снимаю его со стены, и подношу к своему, когда-то не очень большому органу.
   - Всем стоять - крикнул я на весь клуб, что даже музыка заглохла. - Если кто-нибудь двинется с места, я его отрублю.
   И все остановились, кроме парня - змеи, который медленно подходил ко мне.
   - Ты это не сделаешь. Разве ты сможешь лишить себя главного удовольствия твоей жизни - говорил он.
   - Нет, я это сделаю. Потому что жизнь мне дороже, не этого я хотел!
   - А разве секс бывает другим? - с улыбкой спросил Глеб, продолжая ко мне подходить.
   Он не остановиться, пока я не взорвусь, вот чего он хочет. Выход есть только один. Я закрываю глаза и заношу топор над собой. Пожалуйста, пусть он будет острый. Удар, боль накатывает с еще большей силой, теперь никакого удовольствия, одна сплошная адская боль. Или лезвие все-таки оказалось тупым, или мой удар был недостаточно сильным, но свой опухший отросток, я так и не отрубил, а лишь глубоко порезал. Огромная царапина с каждой секундой становится все больше. Из нее течет кровь, вперемешку с белой жидкостью. На моих глазах наворачиваются слезы, голова начинает кружиться, и вскоре настает тьма.
   Я потерял сознание и очнулся уже в больнице. Из когда-то мужского достоинства торчали трубки, теперь они заменят мой вулкан. Лежа в больничной постели, я думал о том, что со мной все-таки сегодня произошло. Думать было тяжело, так как область ниже живота безумно болела. Какого черта она болит, если там уже ничего нет?! Я не знаю, кем был Глеб на самом деле, и ни хочу этого знать. Единственное, что мне было известно, я поплатился за свою похоть. Сколько ночей мне грезились эти обнаженные красавицы, сколько раз я представлял сцену в туалете, которая случилась этой ночью? Много, очень много раз. А то, что со мной произошло, есть ценна столь безумной похоти. Жить без секса тяжело, но можно, я справлюсь.
   В мою палату зашел врач. Слава богу, он мужчина, на женщин я еще долго, наверное, не смогу смотреть, на женщин и змей. У него на лице была повязка, такие носят хирурги перед операциями. Меня что, ждет еще одна операция?
   - Ради чего теперь ты будешь жить? - вдруг спросил врач, и я понял, зачем ему была нужна хирургическая маска. Это был Глеб. В своих руках он держал шприц, и мне оставалось только догадываться, что за лекарство было в нем.
   - Что тебе еще от меня нужно? - кричал я, в надежде, что меня услышат. - Зачем ты меня мучаешь?
   - Разве я тебя мучаю? Я хочу услышать простой ответ на простой вопрос. Детей у тебя больше не будет, да и жены думаю тоже, так ради чего тогда ты будешь жить?
   - Не знаю! - я действительно не знал.
   - Тогда тебе незачем жить - после этих слов Глеб проткнул мою капельницу своим шприцом. - Через минуты ты умрешь, и попадешь в царство забвения, где нет ни боли, ни удовольствия. Там нет ничего. Возможно, за эту минуту ты успеешь придумать новый, собственный смысл жизни, и тогда останешься в живых. Глеб покинул мою палату, оставив меня наедине с моими мыслями. Но как бы я не старался, мне не удавалась ответить на столь простой вопрос "Ради чего теперь я живу". Оказывается без секса жить нельзя, а можно лишь умереть. Минута прошла. Здравствую царство забвения.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"