Хантаев Борис: другие произведения.

Умирать, это страшно: Часть вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение, уже ставшей длинной истории, под названием "Умирать, это модно". Вроде бы закончившееся битва между наукой и религией продолжается. Ее ведут ученый, сын великого изобретателя "Аппарата Смерти" и изгнанник, который еще помнит, что гласит слово божье. В этой истории вы узнаете, кто же на самом деле та голая девушка из "Умирать, это модно", и кто же этот таинственный парень-альбинос из "Умирать, это страшно: Часть первая"

  Умирать, это страшно: Часть вторая
  
   Четвертого июля мир окончательно признал, что бога нет. В долгой войне, наука наконец-то одержала победу над вездесущей религией. Для ученых этот день стал праздником, люди сжигали библии, и выходили на улицы с плакатами: "Христианство нам врало; Иудаизм нагло нас обманывал; Буддизм запудривал нам мозги" вот что гласили те плакаты. Человеку наконец-то дали возможность заглянуть в смерть, и он поверил в то, что узрел собственным зрением. Те, кто отказались верить, что бога нет, стали изгнанниками, и с каждым днем их становилось все меньше, пока они полностью не исчезли. По одной злой шутке, изгнанники создали космический корабль, сев на который полетели к солнцу, в надежде, что хоть там есть бог. Дальше у этой шутки есть две популярные версии, по первой их корабль просто сгорел. По второй, изгнанникам все-таки удалось приземлиться на солнце, правда как, не знает никто, шутка об этом умалчивает. И вот они бродят по солнцу день, два, год, пока не понимают, что бога действительно нет, они понимают, что все это время, были тупыми овцами, с пухом вместо мозгов и эти мысли заставляет их покончить собой, ведь лишившись веры, они потеряли смысл жить. Эта шутка была долгое время очень популярной, между работниками главной научной лаборатории "Аппарата Смерти". Они рассказывали ее своим друзьям и родственникам, каждый раз добавляя все новых и новых подробностей, один ученый, например вместо корабля, сказал, что изгнанники полетели на голубях, которые выросли в канализации и были размером с птеродактиля. Но через какое-то время эта шутка стала бородатой и о ней, как и об изгнанниках просто забыли. О чем не забыли, так это о дне четвертого июля, который стал всемирным праздником, ДНЕМ СМЕРТИ, или как его еще любили называть ДНЕМ ИСТИНЫ.
   По иронии судьбы именно четвертого июля, старшему научному сотруднику Александру Крючкову было суждено второй раз встретить настоящего изгнанника отца Николая, который просто постучал в его кабинет. Бывший священник и не подозревал, что ученный которого он встретил пару дней назад, теперь больше всего на свете мечтал его убить. Мужчина, облаченный в черную рясу, только и хотел, что снова испытать на себе "Аппарат Смерти" и встретить бога, который так и не успел ему рассказать, что же от него требуется для спасения веры, для спасения души этого мира. По все той же иронии, и ученый и бывший священник хотели практически одного и того же. Они оба хотели спасти мир. Александр мир смерти, в котором люди обретают покой и лишаются, хоть и на время, всех своих проблем. Отец Николай духовный мир, который был потерян, и почти угас. Эти миры вроде такие разные, но если присмотреться, то во многом они схожи, в духовном мире, как и в мире смерти, люди обретали покой и уверенность, но этого ни понимал, ни представитель науки, ни представитель религии. Они были рабами, своего мировоззрения, которое загнало их в тупик.
   Когда в дверь кабинета научного сотрудника постучали, на часах уже было пол одиннадцатого вечера. Александр Крючков надевал на голову шлем, и уже собирался отравить себя ядом, чтобы умереть и воскреснуть вновь, воскреснуть новым, полным сил. В мире смерти ему не терпелось встретить рыжею красавицу, которая не выходила из его головы уже столько дней. Ну, а затем, он планировал отправиться на поиски бородача, что прямо сейчас стучал в его дверь.
   - Кто там еще? На двери же написано, не беспокоить - поднимаясь с "Аппарата Смерти" произнес ученый и направился открывать.
   Он был готов навалять любому, кто находился с противоположной стороны его двери и стучал в такой поздний час. Навалять за то, что его не устраивает своя внешность, свое зрение, из-за которого ему приходилось носить очки, и уже много где седые волосы. Не устраивает реальность, от которой он и пытался убежать. Крючков хотел навалять любому, но только не бородатому мужчине в черной рясе, которого он хотел просто убить.
   - Как ты сюда прошел? - в шоке спросил ученый, ведь вход на нижний этаж в кабинеты старших научных сотрудников имел только персонал лаборатории.
   - С божьей помощью - запыхавшись, сказал бородач. Только тогда Александр заметил двух амбалов в черных майках с надписью "ОХРАНА", что мчались по коридору, в погоне за изгнанником.
   - Все в порядки ребята, это ко мне - произнес старший научный сотрудник, и охранники, немного разочаровавшись, что им не удалось навалять несущему ложное слово, пошли прочь, сказав перед этим что-то неприличное, что ни Крючкову, ни бородачу, расслышать, не удалось.
   - Заходи, раз пришел - впуская отца Николая, в свой кабинет произнес Александр, который даже сам того не понимая сейчас улыбался.
   - Спасибо добрый человек - произнес бывший священник и его взгляд устремился на белый металлический стул, подключенный множеством проводов к компьютерам. - Мне нужно снова умереть. Я знаю, ты мне не веришь, но пожалуйста, позволь мне умереть - бородач взмолился, и научный сотрудник на секунду подумал, что священник сейчас упадет на колени, но тот не упал.
   - Хорошо, я убью тебя - с все той же улыбкой произнес Александр, и принялся расхаживать по кабинету взад-вперед, сложив за спину руки. Мужчина в очках думал о пистолете, что лежит в верхней полке его письменного стола. Он мог, прямо сейчас его достать, наставить на изгнанника и спустить курок, выполнить свою миссию и спокойно отправиться в мир умиротворения, в мир, где голая красотка, обязательно выполнит все его пошлые пожелания и низкие призывы. Но Крючков не был убийцей, во всяком случаи пока, в большей степени он был хорошим человеком, который понимал, что у такого религиозного человека, как отец Николай в жизни практически ничего не было, как и самой жизни в принципе. А человек не должен умирать девственников, каким бы плохим или неправильным он не был. Мы рождаемся только благодаря сексу, и, не испробовав этот плод, не должны умирать.
   - Я убью тебя - снова повторил Александр. - Но на этот раз не бесплатно. Ты заплатишь мне, заплатишь две тысячи долларов - с усмешкой произнес он.
   - Но у меня нет таких денег, и ты это прекрасно понимаешь - сказал мужчина в рясе, не отрывая своих глаз, от прибора, который в прошлый раз сблизил его с творцом всего сущего.
   - Знаю, поэтому предлагаю тебе работу - Крючков подошел к своему письменному столу и открыл верхнюю полку, в которой под бумаги и ножницами лежал пистолет. Искушение убить святошу прямо сейчас было очень велико, но мужчина в очках решил подождать, решил подарить изгнаннику лучший день в его жизни. - Ты будешь делать все, что я скажу. И если все сделаешь правильно, то к утру, когда лучи солнца снова озарят, эту грешную землю я убью тебя - улыбка на лице научного сотрудника стала еще шире, а в глазах появился некий блеск, ведь мужчина не врал. А правда иногда доставляет столько радости. - И для начала я хочу, чтобы ты сбрил свою бороду. Я и в прошлый раз тебе говорил, что борода это отстой - Александр достал из верхней полки ножницы, а из нижней машинку для бритья, что принес специально из дома, так как иногда из-за работы ночевал прямо здесь.
   Отец Николай наконец-то оторвался от изучения необычного прибора, что позволял отправиться в смерть и устремил свой взгляд на стол с инструментами для бритья. Мужчина в рясе с трепетом прикоснулся к своей бороде, а затем, подойдя к столу, схватил ножницы и принялся, молча, состригать косматую бороду.
   - Вот и правильно, надеюсь, бритвой ты умеешь пользоваться - с легкой насмешкой спросил Крючков, на что бывший священник ничего не ответил, а лишь грозно посмотрел в сторону старшего научного работника, который отметил, что у мужчины в рясе были безумно уставшие глаза. Всему виной были бессонные ночи, в которые изгнанник то и делал, что думал о боге, предвкушая его следующею встречу с ним.
   Когда отец Николай закончил, то перед Александром предстал совсем другой человек, гораздо моложе и симпатичнее, и Крючков подумал, что иногда мы сами себя уродуем, растим бороду, которая нам не идет, делаем тату, которая на нас не смотрится, мы готовы на все что угодно, лишь бы быть не такими как все. И если с бородой бывшему священнику можно было с лихвой дать пятьдесят, то сейчас он выглядел максимум на тридцать пять лет.
   - Совсем другое дело, теперь ты хоть на человека стал похож - произнес сотрудник научной лаборатории. - Теперь можно и в люди идти, правда твоя ряса, она как-то отпугивает, не уж то у тебя нет ничего более современного. Ну не знаю, там кожаной куртки, например?
   - Всю свою мирскую одежду я раздал, и кожаной куртки у меня никогда не было. Что дальше? - спросил только что побритый мужчина, в глазах которого в отличие от его собеседника не было и капли радости.
   - Дальше мы идем в клуб. Уверен тебе там понравится, музыка у них, без преувеличения скажу просто божественная - с издевкой, произнес Александр.
   Старший научный сотрудник никогда не был завсегдатым ночных клубов и бывал в них крайне редко, но по сравнению с бывшим священником, он был ярым тусовщиком, который отлично разбирался во всех тонкостях электронной музыки.
   Сев в машину Крючкова они направились в клуб, который носил не скромное название "Эдем".
   - Запомни, ты должен делать все, что я скажу. Даже если тебе это будет не нравиться, ты понял меня? Иначе не увидеть тебе твоего мифического бога, еще долгое, долгое время - сидя за рулем своего зеленого BMW сто первой серии произнес Крючков. В автомобиле играла музыка, ранний рок-н-ролл, и Александр прихлопывая по рулю, иногда в такт, подпевал исполнителю.
   - Я все понял - только и произнес отец Николай, он смотрел на себя в зеркало заднего вида и не узнавал человека, что отражался в нем, без бороды он по правде был совсем другим.
   - Давай поговорим о твоем боге, - вдруг весело произнес научный сотрудник. - Разве это не жестоко, позволить каким-то людям убить собственного сына? Ну, ладно, просто убить, так еще распять и заставить мучиться у всех на виду? А? Что скажешь по этому поводу? А еще, разве не жестоко было ради испытания веры просить Авраама принести в жертву своего сына Исаака?
   - Видимо, ты плохо знаешь Библию, добрый человек, - спокойно ответил отец Николай. Он уже убедился, что в Александре не осталось и капли веры. - Бог не убил Исаака. Это было всего лишь проверкой. Когда кинжал вознесся над сыном Авраама, явился ангел, который принес Господнюю весть о том, что Бог видит смирение раба своего и больше не требует такой жертвы и сын его спасен. С тех пор род Авраама был благословлен и храним Богом, ведь тот доказал свою преданность
   - Значит вот, как работает твой бог, ему нужно вечно что-то доказывать, преданность, веру, любовь, наверное, мы как собаки для него, которых он держит на поводке, и иногда вздергивает - не много вспылив, но все еще с улыбкой произнес Крючков. - Мы кстати приехали - указывая на неоновую вывеску, которая гласила "Добро пожаловать в Эдем" сказал Александр, после чего покинул автомобиль. - Ты готов надкусить запретный плод?
   Отец Николай, который с опаской осматривал людей заходивших в клуб, полу голых девушек, мужчин, накрашенных как барышни и кого-то вообще неизвестного пола, непонимающе посмотрел на научного сотрудника:
   - Что ты имеешь в виду, надеюсь, ты не попросишь меня грешить?
   - Грешить? Нет, мы будем отрываться. К тому же, даже если ты согрешишь, разве праведная молитва о прощении не сотрет все грехи? Насилуй и убивай,
   обманывай, предавай. Плюс исповедь, минус грех - процитировав фразу из песни, что играла в машине, Александр направился к входу в "Эдем".
   Мужчина в черной рясе не ответил. Сейчас он искренне надеялся, что их не впустят в этот дом блуда, что они не пройдут так называемый фэйс-контроль, но Александр всунул охраннику сто долларов, и их пропустили даже без очереди. Мир, в котором правят одни деньги, очень тяжело спасти, так думал бывший священник.
   Когда они вошли в клуб, то музыка тут же накрыла их звуковой волной. Бывший священник в жизни не слышал ничего так громко, как мелодии доносившееся из динамиков, что были повсюду.
   - Почему здесь так громко? - немного в растерянности, спросил отец Николай.
   - Считай, что эта музыка заглушает людские грехи - смеясь, произнес Крючков. - Пошли к бару, я тебя угощу.
   - Но я ничего не хочу - пытаясь заткнуть уши руками, прокричал Николай, но Александр даже его не услышал, он принялся продвигаться через весь танцпол, к барной стойки, которую уже облепили несколько не прилично одетых девушек, поэтому бывшему священнику ничего не оставалось, как слепо идти за ним. Изгнанник шел мимо женщин, которые неприлично терлись о парней. Он шел мимо мужчин, которые неприлично трогали девушек своим языком, бывший священник шел к бару, и ему было страшно, очень страшно за души людей собравшихся здесь.
   - Дайте два пива - крикнул бармену старший научный сотрудник. - Ты пил пиво - уже обращаясь к мужчине в рясе, произнес он.
   - Нет, пиво это напиток сатаны - твердо сказал Николай, когда его взгляд невольно был устремлен на коленки одной девушки, что сидела рядом с ним ну в очень короткой красной клетчатой юбке.
   - Да ну, а разве Иисус не любил притронуться к выпивке? Он же вроде неплохо наседал на вино? Значит вино не напиток сатаны?
   Однотипная музыка продолжала играть, у нее не было паузы, одна мелодия, тут же заменяла другую. Один ритм похожий на стук сердце, заменял ритм, похожий на отбивной молоток, так что отец Николай даже не расслышал, что сказал ему его новый знакомый.
   - Прости, что ты сказал? - все еще не в силах оторвать взгляд от сексуальных ножек незнакомки произнес отец Николай.
   - Эй, говнюк - вдруг подала голос девушка, на чьи ноги так упорно смотрел изгнанник. - Сначала заплати, а потом делай с этими ножками, что пожелаешь. Но до этого смотри в глаза своему другу педику.
   - Простите, я честно не хотел - растеряно произнес мужчина в рясе, кровь быстро прильнула к его голове и она стала похожей на бурак.
   - А наш святоша оказывается не такой святой, как кажется на первый взгляд - с улыбкой во все лицо и бокалом пива в руке сказал Александр. - Из-за тебя, кстати, меня назвали педиком, а я совсем на него не похож - Крючков внимательно осмотрел свою белую рубашку, да галстук с утками, и, убедившись, что он совсем не смахивает на гомосексуалиста, повторил: - Совсем не похож.
   - Я же извинился уже - все также растеряно говорил отец Николай. - От этой музыки у меня жутко болит голова, зачем мы вообще сюда пришли?
   - Чтобы подарить тебе лучшую ночь, твоей никчемной жизни - на ухо бывшему священнику прокричал Александр, после чего уже обратился к бармену, что сейчас натирал полотенцем бокал. - У вас есть такая таблетка, чтобы моего друга хорошенько вставило - это Крючков сказал уже гораздо тише, но бармен все равно расслышал его хорошо. Отставив бокал в сторону и с улыбкой на лице, мужчина, что стоял за барной стойкой, достал из кармана небольшую розовую таблетку, и сквозь зубы процедил:
   - Пятьдесят!
   Старший научный сотрудник достал из кошелька купюру с Уиллисом Грантом, восемнадцатым президентом США и отдал ее прямо в руки бармену.
   - Держи таблетку, она поможет справиться с головными болями, да и совсем остальным думаю тоже - произнес Крючков, вручаю, отцу Николаю розовый кругляш, который тот, тут же глотает, запивая его единственным напитком, что был перед ним, пивом.
   Уже через минуту, для бывшего священника все меняется. Музыка больше не кажется такой громкой и такой безвкусной. Теперь в ней появляется смысл, и она правда становится божественной.
   - Это музыка, сопровождена пением Ангелов - закатив глаза, сказал отец Николай. - Правда, ты их слышишь Александр, они просто прекрасны.
   Ноги изгнанника начинают отбивать ритм, а его голова вертеться из стороны в сторону.
   - Я хочу мороженого - говорит бывший священник. - А нет, я хочу пони, всегда хотел покататься на пони.
   Крючков смотрел на отца Николая и умирал с хохоту, что даже слезы выступили на его лице.
   - Пожалуйста, прекрати, а то я сейчас умру - в порыве смеха произнес научный сотрудник, но мужчина в рясе не хотел, а вернее не мог прекратить.
   - В меня вселился ангел, бог поцеловал меня в лоб и теперь я могу летать - сказав это, бывший священник соскочил со своего места за барной стойкой и принялся гонять по всему клубу.
   - Я несу божью благодать - с этими словами отец Николай принялся целовать всех подряд. Девушек, парней, которые были как девушки, пока не наткнулся на одного лысого верзилу, которому не понравилось, что его кто-то поцеловал.
   - Вижу, ты смерти ищешь? - произнес бугай. На, что Николай искренне ответил:
   - Да, я хочу встретить бога!
   Недолго думая лысый мужик зарядил бывшему священнику в лоб, и для отца Николая наступила тьма.
   ***
  
   Очнулся мужчина в рясе уже не в самом клубе, а в его туалете. Он лежал на кафельном полу, а над ним стояли старший научный сотрудник и девушка, на чьи ножки он так упорно смотрел.
   - Ну что очнулся герой - с улыбкой спросил Александр, в то время как девушка рядом с ним звонко тявкала жвачкой.
   - Что случилось? - прикасаясь ко лбу и вставая с холодного пола, произнес отец Николай.
   - Ты на один шаг стал ближе к встрече с персонажем из твоей книжки. Осталось выполнить одну мою просьбу, и я отправлю тебя на тот свет - сказал Крючков, а затем, посмотрев на девушку, что стояла по левое плечо от него, добавил: - Я работаю в научном центре "Аппарата Смерти". Так что никакого криминала здесь нет.
   - И что это за просьба? - сложив руки на груди, спросил Николай.
   Улыбка на лице научного сотрудника стала шире, и бывший священник понял, что ему сейчас предложат что-то мерзкое.
   - Сними штаны и позволь этой девушке сделать то, за что я ей заплатил.
   Глаза изгнанника округлись, и на них выступили слезы:
   - Пожалуйста, все что угодно, но только не это. Я дал обет безбрачия, я не могу.
   - Ну, если твой богатырь не сможет проснуться, то, что тут поделать, тогда я умою руки, и мы тут же отправимся в центр. Но я хочу быть уверен, что твоя вера так сильна, что она сможет подавить основной инстинкт. Так что снимай штаны.
   Отец Николай больше не стал возражать, он стянул свои штаны, а руки отвел за спину. Девушка, что подошла к нему так близко, как никакая другая до нее, вынула изо рта жвачку и всунула ее в губы бывшего священника.
   - Мне она будет только мешать, а ты пожуй мальчик - с этими словами незнакомка с сексуальными ножками присела на колени, и спустила трусы Николая.
   Изгнанник смотрел в сторону, он не хотел видеть, что делает женщина перед ним. Про себя он читал молитву, но она не помогала, как только девушка прикоснулась губами к его детородному органу, тот ожил. Член бывшего священника с каждой новой секундой становился все больше, и на глазах Николая выступила новая порция слез, они падали на кафельный пол, падали на голову девушки, что так упорно засовывала в свой рот его половой орган.
   - В первый раз вижу, что при миньете плачут - произнесла незнакомка.
   - Это слезы радости - сказал Крючков, после чего добавил. - Ты не отвлекайся, тебе не за разговоры заплачено.
   И девушка продолжила, пока семя, что так долго таилось в теле отца Николая, не вылезло наружу, забрызгав лицо девушки.
   - Ну, вот и все, а ты говорил "не могу". Поздравляю теперь ты мужчина!
   Когда девушка направилась к раковине чтобы умыться, изгнанник опустился на пол. Он воткнулся в собственные ладони и принялся рыдать с еще большей силой:
   - Прости меня бог, пожалуйста, прости - молил он.
   - Ладно, натягивай свои штаны, и поехали в центр - произнес Александр.
   ***
   В кабинете старшего научного сотрудника они были, когда уже первые лучи солнца спустились на землю. За всю поездку до главного центра "Аппарата Смерти" отец Николай не произнес ни слова, лишь стоя возле металлического стула, он вновь заговорил:
   - Пришло время тебе выполнить свое обещание - практически без эмоций произнес бывший священник.
   Александр стоял возле своего письменного стола, из которого уже достал пистолет.
   - И, правда, время пришло - сказал Крючков, направив оружие в сторону отца Николая. - Я так хотел подарить тебе лучший день твоей жизни, так хотел, чтобы ты отвернулся от своей веры, надкусив запретный плод. Но ты видимо еще больший баран, чем я мог предположить. Ангел, засунул твой член себе в рот, а ты разревелся как школьница.
   - Что ты делаешь? - непонимающе, спросил изгнанник.
   - Как что?! - с усмешкой произнес Александр. - Выполняю свое обещание.
   - Ты не убийца - уверенно произнес Николай, хоть страх и мелькнул в его глазах.
   - Знаешь, я раньше тоже так думал. Думал, что не смогу, но убить человека на самом деле так легко, это так же просто как намазать бутерброд или сделать себе чай - улыбка так и не исчезла с лица научного сотрудника, но она стала другой, более безумной. Изменился и взгляд ярого атеиста, который теперь наполнился злобой и обидой на весь мир.- Знаешь, есть в убийстве что-то величественное, когда у тебя под прицелом живой человек, ты начинаешь чувствовать себя богом способным на все. Признаешь во мне бога отец Николай? И тогда, я, возможно, сохраню тебе жизнь - соврал Александр, которому на самом деле уже не терпелось нажать на курок.
   - Я признаю лишь одного бога, и это не ты - твердо произнес в прошлом священник.
   - Тогда ответь на еще один вопрос. Умирать, это страшно?
   - Нет - соврал Николай. Пуля в туже секунду вошла ему в грудь, она пробила легкое, разорвала грудную клетку, но не тронула сердце. Изгнанник лежал на полу, не в силах нормально дышать из его глотки вырывались плевки крови, которые попадали ему на глаза. Последнее, что в этой жизни увидел отец Николай, был мужчина в очках, который приставив к его лбу холодное дуло пистолета, вновь нажал на курок.
   ***
   Извечная пустота захлестнула в прошлом священника, излечив его от всех ран. И пусть отец Николай все равно не мог дышать, здесь он чувствовал себя хорошо. Умиротворение и спокойствие окружили его, взяв под руки и отведя к единственному свету, что освещал здешнюю тьму. Одинокий фонарный столб, да стул встретили отца Николая, приглашая остаться здесь навсегда, и никогда не покидать это место. Но изгнанник помнил, что свет этого фонаря ложный, что он не единственный, что где-то есть другой свет, принадлежащий господу. Ни присев и на секунду на первый деревянный стул, отец Николай пошел вперед, оставляя позади себя столь прекрасное место.
   Тьма не хотела исчезать, а второй фонарный столб не желал появляться, сколько бы изгнанник не шел. Мысли о том, что бог навсегда покинул это место, что его всепоглощающий свет потух, начали посещать голову бывшего священника, пока отец Николай не увидел огонек, подаривший надежду. Он быстро кинулся к нему, в надежде еще раз поговорить с творцом всего сущего, который сейчас возможно умирал.
   Второй фонарный столб уже не стоял, он лежал на черной глади покрытый плесенью, с лампочкой, которая сейчас ели мерцала и вот-вот была готова сгореть.
   - Прости, прости меня, я тебя подвел - упав на колени, сквозь слезы промолвил Николай. - Я не хотел, чтобы все получилось именно так.
   - Все еще можно исправить - раздался голос, который заполнял собой всю черную пустошь, именно о нем столько без сонных ночей грезил бывший священник. Голос, который собрал в себе все добро и тепло грешного мира, голос который одновременно и успокаивал и будил тебя от долгой слепой спячки. - Я дам тебе второй шанс, зло не должно победить. Только не в этот раз. Но ты должен полностью мне довериться, отдаться моей власти и непоколебимо служить мне.
   - Я согласен - сквозь слезы, но уже слезы счастью промолвил изгнанник. - Я готов следовать за тобой, готов служить тебе, готов сделать все, чтобы не подвести тебя.
   - Ты воскреснешь, восстанешь из мертвых. Ты понесешь мое слово в мир, в котором вера утеряло свое истинное значение. И чтобы слепцы тебе поверили, чтобы глухие услышали тебя, ты получишь силу, которая докажет что бог есть, и люди пойдут за тобой - внезапно вездесущий, все обволакивающий голос замолчал и отец Николай подумал, что его связь с богом снова прервалась, что темные силы не хотят сделать так, чтобы добро одержало вверх. Но через минуту, а может десять минут или час, голос снова заговорил:
   - Когда люди снова поверят, что мир создал бог, я явлюсь тебе и дам последний указ, который ты должен будешь неукоснительно выполнить.
   - Да, я сделаю все - с глазами полными счастья простонал в прошлом священник.
   Лампочка, что какое-то время назад ели мерцала, вспыхнула, ее свет потянулся к изгнаннику, который разведя руки в стороны, отдался, этому праведному, наполненному добром свету. Когда вспышка потухла, а лампочка снова загорелась, так как раньше, в прошлом священник исчез, он вернулся в мир живых, вернулся, но уже иным.
   ***
   Второй фонарный столб больше не валялся на черной глади, не лежал на всемирной пустоши. Его хозяин, молодой голый парнишка-альбинос, снова поднял его, отряхнул от плесени, которую раньше сам наложил и подкрутил лампочку, чтобы та больше так беспомощно не мерцала. Когда все снова встала на свои места, ко второму фонарю подошла девушка, абсолютно голая с огненно рыжими волосами. Ее лицо было переполнено злобой и ненавистью к хозяину второго столба.
   - Что за игру ты затеял? Зачем все это? Ты не должен был давать ему сил, которые тебе не принадлежат - произнесла она.
   На что голый молодой человек лишь улыбнулся:
   - Эту игру затеял не я, а ты, когда рассказала этим никчемным людишкам, как покинуть этот мир.
   - Я рассказала им это лишь для того, чтобы использовать их. Чтобы играть с ними как с куклами. Чтобы наша жизнь, стала хоть на чуточку разнообразней.
   - Все что ты делаешь слишком низко, с людьми не нужно играть, их нужно истребить, раз и навсегда Ева - промолвил альбинос.
   - Это не одобрил бы наш отец Адам - произнесла девушка, не много уняв свой пыл.
   - Наш отец мертв, это они убили его, а теперь я убью их. А когда закончу с ними, убью и тебя грязная подстилка.
   - И что потом? - спросила Ева.
   - Потом я создам новый мир, в котором будет новый бог. И имя ему будет Адам - промолвил альбинос.
   THE КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"