Борисенко Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Надежда

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по Скайриму. Без попаданца. Типа аннотация: История про простого человека потерявшего память в неравной битве со своими врагами. Теперь он не знает ни кто он, ни что ему делать. Мир выглядит абсолютно новым. Кажущийся прекрасным, каждый новый день открывает его с совершенно неожиданной стороны. В этой истории будет обозреваться жизненный путь этого человека, мысли и чувства.

  Глава 1 - Плен.
  
  *Где-то на просторах Скайрима. Утро.*
  
   Мерное покачивание, дополняющееся скрипом несмазанных колес, выдернуло мое сознание из такой мягкой и спокойной темноты. Мне это уже не нравиться. Эх... в ней было так хорошо... Мне казалось, будто я лежу на мягкой, как самая лучшая перина, лужайке, и наблюдаю, за бабочкой порхающей в вышине темного неба. Так хотелось остаться в ней подольше....Но Она была против. Как темнота вообще может быть против? Да и почему? Думаю лучше не знать.
  Наваждение стремительно спадало, и пред взором стала проясняться скачущая вверх и вниз картина: небо, закрытое облаками, виднеющиеся вдали горы и снег... много-много падающего снега.
  Только сейчас, когда я вижу более-менее ясно, меня накрыли чувства доселе недоступные: голова нещадно болела, будто мне не раз и два прилетало по котелку, а желудок скручивало в приступах тошноты при каждом вздохе, что уж говорить про окоченевшие от холода конечности...
  Предаваться таким неспешным думам, мне не дал громкий вскрик, который эхом зазвучал в моей больной голове.
  - А ну все заткнулись! - уф-ф-ф... и кто же это такой крикливый? Я решил полюбопытствовать.
  Подняв запрокинутую голову с изголовья крепко сколоченной лавки, я оглядел открывшуюся панораму.
  Телега, что несла мое тело в неведомые дали, управлялась кучером, бурчавшим себе под нос ругательства на каких-то 'Проклятых Братьев Бури' и нервно зыркающий на ехавших следом товарищей. Из одежды на нем был тонкий шлем и красноватого цвета дырявый кожаный доспех, который по задумке создателей должен спускаться до колен на манер юбки, но по факту еле прикрывающий торс. Немудрено, что он такой нервный. Будь на мне такая же броня да еще с отсутствующим утеплением, думаю, я бы тоже страшно злился.
  А ведь кучер управлял не пустой телегой. Нет! Она была битком набита людьми. Среди них был и я.
  Моими попутчиками были, связанные по рукам и ногам девять человек. Они с ненавистью смотрели на своих пленителей. Те отвечали им полной взаимностью. Семеро из пассажиров повозки, были типичной бандитской наружности - бородатые лица, покрытые застарелыми и свежими шрамами, широкие плечи и руки размером с хороший ствол дерева, точно знающие с какой стороны брать топор. Благородные работники ножа и топора были одеты под стать внешности - кольчуга, одетая под меховой доспех, обшитый потрёпанной тканью отличительного синего цвета и простые стоптанные сапоги. Назову этих людей Синими. Им подходит. Среди Синих выделялся только один человек с кляпом во рту. Интересно, за что его так? Много болтал? Оставшееся двое, явно не вписываются в компашку - субтильный по сравнению с 'Братьями Бури', как назвал Синих кучер, черноволосый парень, с бегающим от страха взглядом, и сидящая сбоку от него с необыкновенно прямой спиной совсем юная белокурая девушка, глядящая в одну точку.
  Глядя на все это, в моей голове появилась мысль, что я успел поучаствовать с Синими в какой-то неудачной заварушке, окончившейся отшибленной памятью и впоследствии пленением теми, кто, так же как и кучер, ежась от холода, едут сейчас на конях позади повозки.
  - Имперские... - прошептал беловолосый мужчина. У него был очень грустный взгляд всякий раз, когда он смотрел на сидящую напротив девушку.
  Я не обратил на его слова должного внимания. Мой разум занимали другие мысли: кто, собственно, все эти люди, что они делали, зачем, а так же самый важный вопрос - кто я такой и что из себя представляю, ну и куда нас везут, естественно. Сомневаюсь, что в какое-то место с теплой постелью и вкусной едой.
  Расспросить бы кого. Да думаю, что тормошить соседей не стоит - Имперцы, думаю это те кто еду вокруг повозки, и так, очень уж зло на нас смотрят. Но к кое-каким выводам можно прийти и самостоятельно.
  Опускаю взгляд на свои руки.
  Все в старых шрамах и ожогах, с ладонями полными мозолей. Это руки воина. И пусть они связанны очень крепко, но чувство, что доставить проблемы я могу даже в таком состоянии, меня не покидало.
  Свое имя никак не получалось вспомнить, сколько сил не прилагай. Что очень огорчает.
  Из того что произошло, стало ясно, что Синие мне были, как минимум знакомы. На это намекает одинаковая с ними одежда и почетное место в повозке. Потом - Красные, как я обозвал Имперцев, судя по красноречивым взглядам полным ненависти, враги Синих, а значит и мои.
  Что мне дают эти знания, непонятно. Но это хоть что-то.
  
  *Имперская крепость Хелген. Подворье. Ночь.*
  
  К пункту нашего назначения мы прибыли глубокой ночью. И это при том, что Имперцы очень спешили! Повозка останавливалась лишь на пару мгновений - справить нужду. После чего путь продолжался. От долгого сидения в одном положении, конечности окончательно затекли. Да и холод этот....В общем, это время оказалось настоящей пыткой! На всем протяжении пути, нас не удосужились не то, что покормить, даже воды не дали, а пить очень даже хотелось! Соседи пытались что-то сказать по этому поводу, но их быстро заткнули. Имперцы же перекусывали на ходу, тихо переговариваясь, сетуя на усиливающийся буран.
  Девушка успевшая выйти из ступора, всю дорогу сидела, сжавшись в клубок и тихо, но горестно вздыхала.
  Вдруг повозка остановилась. Мы что уже приехали?
  Оглядевшись вокруг, я понял - да, приехали. Что, громким голосом с нотками удовольствия подтвердил человек ведущий повозку.
  В ярком свете звезд, среди падающих снежных зерен проглядывались, аккуратные деревянные домишки, разросшиеся вокруг небольшой каменной башни. Редкие очертания людей спешащих по своим делам мелькали тут и там. Похоже это местные жители.
  Командир конвоя, ехавший впереди всей колонны, спустившись с коня, скорым шагом отправился вовнутрь тверди.
  - Не бойся. Мы выберемся! - прошептал беловолосый перепуганной девушке. Она подняла на него бессмысленный взгляд, и тихо прошептала:
  - Поздно...Слишком поздно... Близко... Он...
  Ее слова похожие на бред внушали какой-то первобытный ужас. Решив не поддаваться панике, я задал животрепещущий для меня вопрос.
  - Беловолосый, ты знаешь, как меня зовут?
  Переведя взгляд на меня, и пару мгновений вглядываясь в мое лицо, он усмехнулся, и уже хотел было ответить, как вернулся командир и скомандовал заводить пленников внутрь.
  На негнущихся ногах, нас по одному спустили с повозки.
  
  *Имперская крепость Хелген. Темница. Ночь.*
  
  Проведя по плохо освещенным коридорам крепости, спустившись на пару-тройку лестниц вниз, конвой легионеров завел нас в помещение, что одним своим видом убивало все надежды. Легко было догадаться о назначении этого места. Это была небольшая, но от того не менее ужасная камера пыток.
  Буквально залитый запекшейся кровью стул, стоявший посреди комнаты. Стол с различными 'инструментами' палача по левую руку от него. И клетка со свисающими с решетки кандалами стоящая прямо напротив стула. Видимо, что бы пленникам было лучше видно процесс допроса...
  - Безбожные Имперцы! - один из Братьев Бури, увидев то, что их всех ждет, набросился зверем, зажатым в угол на ближайшего к нему конвоира.
  Сбив с ног легионера, он связанными руками пытался размозжить ему голову. Не вышло. Подбежавший на выручку товарищ легионера навсегда оборвал жизнь неизвестного мне воина.
  - Что встали?! А ну пошли в клетку! - крикнул на нас дознаватель. Как я узнал, что это именно он? Легко! Лысина на макушке, рытвины на лице, гнилые зубы и самое главное, глаза. Если во взгляде легионеров читалась презрение напополам с ненавистью, то он смотрел на нас с каким-то предвкушением.
  Когда мы все же оказались внутри клетки прикованными к решетке, большинство конвоиров покинуло столь 'злачное' место, оставив для охраны пару закованных в сталь воинов.
  - О, как вы сейчас запоете! - издевательски, почти что пропел, один из них. Второй поддержал своего сослуживца громогласным смехом.
  - Доставайте... хм... вон того. Рыжего, - указал кривым пальцем дознаватель на самого крайнего.
  Отперев клетку, легионеры споро потащили сопротивляющегося человека к стулу.
  И начался настоящий ужас.
  Сидя в зловонной клетке провонявшей людским страхом и ненавистью, слыша крики пытаемого человека, я отчетливо понял, что эта ночь, запомниться мне надолго.
  - Имя? Кому служишь? Где служишь? Сколько? Где расположены ваши силы? Сколько...? Когда...? - спокойно спрашивал имперский дознаватель у допрашиваемого.
  - Иди к Даэдра! Убл... - так отвечал ему Брат Бури. После чего имперец, так же спокойно, брал со стола нож или какой-нибудь другой 'инструмент', и начинался болезненный процесс допроса.
  И так снова и снова. Всю ночь. Всю ночь цикл боли и страданий повторялся вплоть до смерти допрашиваемого, ибо к чести Братьев Бури никто из них не сказал имперцам именно того чего они хотели.
  К утру, в клетке остались только трое - я, сидящий в неком подобии транса от того количества страха, что испытал, беловолосый, уже который раз безуспешно, пытавшийся разорвать связывающие его цепи и девушка, пряди которой в неровном свете факелов приобрели серебряный цвет. Был еще четвертый с кляпом во рту, но его увела пара легионеров куда-то наверх, в обход рабочего места дознавателя.
  Когда всю ночь не опускавший рук 'работник' ушел, у нас, наконец, появилась минутка передохнуть.
  
  *Имперская крепость Хелген. Темница. Перед рассветом.*
  
  - Эй, в клетке! - крикнул нам тюремщик. - Это последний день, когда вы можете говорить! Я так и быть, дарую вам милость перекинуться парой слов! - и он на пару с напарником до неприличия громко заржали. - Хотя, возможно вон та девка задержится тут на пару дней! - и новый взрыв смеха.
  - Вы поплатитесь. Вы за все поплатитесь! Клянусь Талосом, что...
  - Побереги силы беловолосый... Лучше подумай, как выбраться отсюда! - я попытался направить энергию воина в более полезное русло. Все же наша охрана до неприличия расслабилась, если только удастся ненадолго освободиться от пут...
  Цепи последний раз звякнули и натянулись под немалым весом расслабившегося тела.
  - Ты прав... Нужно поберечь силы. Не известно, что случилось с Ульфриком, - проговорил беловолосый так тихо что-бы не услышали тюремщики. - Ему понадобиться наша помощь! Или уже не понадобиться...
  - А кто такой этот Ульфрик? И кто вы, да и я тоже, такие?! - видя, что он вот-вот станет снова рвать себе жилы в бесплотных попытках разорвать цепи, пытаюсь его заболтать. Вот только кого именно: его или все-таки себя? Панические мысли о том кто же будет следующим на кресле палача, давят похлеще Имперских Центурионов...
  - Ты, Бруни, видать крепко по шлему получил, если забыл нашего славного короля Ульфрика Буревестника! - протянул беловолосый. - Раз такое дело, то для начала я... эй, ты не спишь? - обратился он к девушке. Но в ответ она даже не шелохнулась. - Кхм.... Так вот, звать меня Ралоф, а тебя как ты, наверное, уже понял, Бруни, - замолкнув на секунду, он продолжил. - Ульфрик, это человек, победивший в ЧЕСТНОМ бою Верховного Короля Торуга. Он является по всем древним традициям нашим предводителем. Но имперцы... Они против этого. Им не нужен свободный Скайрим! Нет! Им нужен сидящий на троне Торуг и Виндхельм наводненный эльфами Альдмерского Доминиона! Ульфрик борется за свободу всего Скайрима! - выкрикнул Ралоф в сторону тюремщиков. - Мы, я и ты, последние представители личной гвардии короля Ульфрика.... Даэдра! А ведь вчера нас было полсотни!...
  Ралоф изливал мне всю душу под аккомпанемент храпа, умудрившихся заснуть стоя еще в начале его рассказа, 'доблестных' стражей. Из того что он мне наговорил я отчетливо понял, что в Империи после долгой перестройки Имперского города, снова зарождается рабство, только теперь всем руководят эльфы. Вся власть погрязла в коррупции и беззаконии. Что доказывает то, что прохожую ИМПЕРКУ посадили в клетку с повстанцами.
  Ульфрик пытается не допустить того же в Скайриме, жившем по заветам предков с незапамятных времен.
  Я же был с Братьями Бури относительно недавно: пара-тройка вылазок с целью разведать-погромить, это не так уж и много. Попасть в личную гвардию мне посчастливилось после того как мне довелось отбить, а потом лично преподнести Костяную Корону Ульфрику. Главный символ власти Верховного Короля!
  Аж самому не вериться! Удача ли? Напороться со своим отрядом на отлично укрепленный взвод Имперцев, а потом оказаться единственным выжившим!
  Может Талос увидел во мне что-то тогда или просто был в хорошем расположении духа, или таким образом, наказал, если смотреть на это изнутри клетки.... В общем, я оказался в личной гвардии Ульфрика Буревестника.
  Необычно было слушать о своих подвигах, в особенности, если ты их не помнишь, перед смертью.
  Ее духом запахло тогда, когда в помещение вернулся имперский дознаватель.
  
  *Имперская крепость Хедген. Темница. Рассвет.*
  
  - Хватит спать бездельники! - гаркнул он на моментально проснувшуюся стражу. - Если бы сюда зашел сам генерал Туллий, вас бы враз четвертовали!
  - Та-а-а... - отозвался первый из пары легионеров, скидывая остатки сна. - Генерал сюда заходил последний раз... Э-э-э... А ни разу он не заходил в пыточную! Тех, кого надо, ему притаскивали наверх уже готовых к... разговору, - закончил с усмешкой он.
  - Да и не денутся заключенные никуда. Из крепости Хелгенской-то... - поддакнул его напарник.
  - Положено следить, значит следите! - прикрикнул дознаватель, и уже тише добавил. - Пусть они и закованы как надо, - после чего задумавшись на секунду продолжил. - Генерал сегодня не в духе. Слуги говорят, все из-за эльфов! Они ему с самого Солитьюда докучают! Ульфрика опять-таки они первые допрашивали... - скривившись, проинформировал он стражу. - Если так пойдет и дальше, то вскоре у меня будет другое начальство! - мерзко захихикал дознаватель, отвернувшись к столу с пыточными инструментами, снова собираясь приступить к своим прямым обязанностям.
  - Да поможет ему Талос... - шепотом помолился за своего предводителя Ралоф.
  - Если Ульфрик настолько Велик, как ты говоришь, то... - хотел я поддержать товарища по несчастью, как меня резко прервали.
  - ОН ЗДЕСЬ!!! - неожиданно для всех истошно завопила поседевшая до кончиков волос девушка. - Выпустите меня! Мы все погибнем! Погибнем!!!
  - О, кто очнулся! - улыбнулся своей гнилозубой улыбкой дознаватель. - Что же, хотел оставить ее напоследок, но чувствую, что она сойдет с ума раньше! - засмеялся имперец.
  - Погибнем... Погибнем... Погибнем... - без остановок повторяла девушка.
  - Тащите ее на место, - приказал он страже.
  - Не трогайте ее! - не остался в стороне Ралоф. - Возьмите меня! Я правая рука Ульфрика... Я вам все скажу! - к сожалению, его слова прозвучали так неубедительно, что самый последний простак бы понял, что ему врут.
  А я сидел и не двигался. Просто застыл в ступоре. Сколько я себя потом костерил за эту минутную слабость...
  Зайдя вовнутрь, легионеры, споро освободив руки девушки от кандалов, с довольными лицами вынесли ее в центр комнаты.
  - Ха! Никуда ты отсюда не денешься, - оскалился дознаватель. - А после того, как мы позабавимся с этой девицей, ты сам все выложишь, лишь бы не принять ее участь! - после своих слов, он зажег в своей руке безостановочно потрескивавший и переливающийся синевой шар энергии.
  - Чтоб тебя Даэдра... - стал единственным доступным образом выплескивать обуревавшую ненависть беловолосый.
  Не обращая внимание на его потуги, дознаватель нацелил эту энергию на нас, и гадко усмехнувшись, резко дернул рукой.
  Из шара, прямо в решетку клетки, вырвалась короткая, но оттого не менее ужасная ветвистая молния.
  - Ааа-аа-аа...! - волна невыносимой боли прокатилась по телу. В глазах потемнело, руки нестерпимо зажгло, а тело начало судорожно дергаться.
  - А-ааа-аа-ааа! - будто сквозь воду донесся до моих ушей крик Ралофа.
  Не помню, сколько длилась пытка молнией и когда закончилась. Просто в один момент я услышал грохот, а за ним и жуткий пробирающий до самых глубин души крик.
  - ФУС-РО-ДА!!!
  
  Глава 2 - Счастливый случай.
  
  *Имперская крепость Хелген. Кабинет Генерала. Та же ночь.'
  Когда в аскетично обставленный кабинет завели вожака повстанцев, единственный человек... то есть совсем не человек, не замечая приведенного пленника, с застывшем выражением надменности на лице, сидел и перебирал аккуратно сложенную на большом деревянном столе стопку бумаг.
  Связанный Ульфрик стоял в паре шагов от двери. Он медленно оглядел почти пустое помещение. Его острый взгляд сразу упёрся в огромную карту Скайрима на стене, напротив неё стоял стол и за ним же сидел молодой эльф.
  Простояв так пару минут созерцая помещение, и не дождавшись какой либо реакции на его появление от представителя Альдмерского Доминиона, Ульфрик вернулся к мысли, что уже, который час крутилась в его голове.
  Только одно слово. Бежать.
  Даже когда его повязали на пару со своими воинами, он не терял надежды спасти свою жизнь. И, к слову, не только свою. Хорошие воины всегда были на вес золота.
  Пару часов назад маленький шанс на спасение был, теперь же... если Талос смилуется и ему выпадет возможность бежать, то только одному. Пробиваться отсюда, с самого верха, в подземелье, сущее самоубийство.
  Да и если бы он решился на такое безрассудство, то в чувство бы его вернуло то и дело, доносившееся из-за двери побряцывание легионерских доспехов.
  И не факт, что все-таки добравшись до подземелья, там остался бы кто-нибудь живой.
  К сожалению, придется смириться с гибелью людей. Так случается - на войне солдаты умирают в каждом бою. А если погибнет он, Ульфрик Буревестник, то получится, что они погибли зря...
  Но как бежать? Как!? Пусть даже со связанными руками, Ульфрику вполне по силам уложить на лопатки медведя, в случае с эльфами, признанными знатоками магии, прежде чем он приблизится к столу на пару шагов, его вморозят в стену льда. Был бы шанс приласкать врагов Туумом, Силой своего голоса, но Имперцы не настолько сошли с ума, чтобы снять с него кляп.
  Остается только ждать нужного момента. Вот только, как бы поздно не стало... Ожидание неимоверно пугало его. Он предчувствовал Огромные неприятности.
  Шло время. Буревестник все так же стоял посреди комнаты. Он бы и рад сменить свое положение, вот только, если дернется, его мигом скрутят каким-нибудь заклинанием 'полного паралича'.
  - Мммм-м-ммм! - возмущенный долгим ожиданием, промычал Ульфрик.
  - М? Что-что прости? - эльф, будто только сейчас заметив человека, оставил в покое бумаги и поднял на него раскосые глаза. - Я что-то тебя не расслышал... - на его лице появилось слабое подобие улыбки.
  Имея обширный опыт общения с разными людьми, расами и даже некоторыми даэдра, Ульфрику многих сил стоило не показать свою ненависть. При виде каждого представителя высоких эльфов его брала злость, но этот 'Ушастый' переходил все границы. Даже Эленвен раздражала его меньше.
  Эльф, не дождавшись от человека никакой реакции, недовольно хмыкнул и начал, медленно протягивая слова, искренне считая, что варвар его не поймет, излагать свои мысли.
  - И-и так... Начну с главного! Этим утром, после короткой речи генерала Тулия, тебя, Ульфрик Буревестник, за террористическую деятельность, за государственный переворот, за... впрочем, тебе не приписывают разве что поедание себе подобных, казнят на глазах всех окрестных Нордов, собравшихся на главной площади перед башней.
  Для повстанца заявление эльфа не было новостью. Генерал Туллий уже долгое время лично, своими же руками желает срубить его голову с плеч. Ради свободных граждан Империи конечно!
  - М - м? - как бы спрашивая 'и что?' промычал Ульфрик.
  - В связи с тем, что Альдмерскому Доминиону не выгодно скорое окончание войны... Мое руководство, как бы противно не было об этом говорить, снова предлагает тебе сделку... - эльф резко замолк. За дверью слышался какой-то шум с каждой секундой становящийся все громче. - Эх, похоже, сделке никак не состояться! Я проинформирую свое начальство о неудаче...
  - ЭТО КАК ЕЩЕ ПОНИМАТЬ! - помещение за пару мгновений наполнилось солдатами легиона во главе с самим генералом Тулием. Покрытая сединой голова, изрешеченное шрамами и морщинами лицо, ярость, что никогда не уходила из глаз. Одним своим видом генерал внушал ужас. - Я тебя спрашиваю Селессмах!
  - О, здравствуйте генерал. Как спалось? - не замечая гнева человека, учтиво спросил эльф.
  Скрипнув зубами, Тулий подал знак своим воинам покинуть комнату. Легионеры, тихо ворча о 'несостоявшейся драке', скрепя и звеня пластинчатыми доспехами, вышли из помещения. В прошлом великий полководец, сегодня генерал Тулий с каждым прожитым днем все больше отдавал свои позиции возрасту.
  Ему было все тяжелее вставать по утрам из постели, все чаще по вечерам ныли кости, все реже он ездил с проверкой в дальние крепости, вследствие чего дисциплина легиона стала хромать, и наконец, ему слишком дорого дается каждая битва. Настолько, что в бой приходится отправлять своего заместителя, легата Рикке. Она конечно хороша в военном деле, но все же...
  Вот и сегодня, при захвате главного государственного преступника, по недостоверной информации, бывшего в сговоре с эльфами Альдмерского Доминиона, он лежал в своей постели, поминутно просыпаясь от одолевавших его мыслей.
  Генерал давно бы сложил свои полномочия, если бы не Империя. Он видел, во что она превращается под бдительным оком эльфов. Как Империя, которая отразила нашествие даэдр Мирунеса Дагона, разваливается по частям!
  Тулий старался отсрочить неминуемый конец. Как свой, так и Империи. Нанимал лучших целителей, что бы вести эту проклятую гражданскую воину. Но, толку не было.
  Старость брала свое. А в Империи осталось так мало тактиков и стратегов! И если бы не Рикке, что следуя своему долгу, сразу же по прибытию отправилась на доклад своему генералу, то сегодня, как подсказывала ему интуиция, Сиродильская Империя ускорила бы свой скорый распад.
  - Приказ, сразу после поимки, доставить Ульфрика ко мне, был недостаточно ясен? - сверлил взглядом эльфа вкрадчиво спросил генерал.
  - Что вы, что вы.... Разве можно нарушать спокойный сон такого занятого человека! - патетично всплеснув руками, воскликнул Селессмах.
  Еще раз, скрипнув зубами, Тулий перевел свое внимание на виновника раздора.
   - Ульфрик. Вожак повстанцев, - голосом, не потерявшим свои стальные нотки, начал он. - Пусть здесь, в Хелгене, кто-то и зовёт тебя героем, честно сразившим Верховного Короля, по мне так ты обычный преступник, который достоин только топора палача!
  - Ммм-м! - яростно промычал Ульфрик.
  - Использовать дар Голоса для переворота! Как только тебя собственный народ терпит! ...
  - Генерал, - прервал тираду Тулия эльф. - Думаю, не стоит терять время...
  Волна гнева поднялась в душе Генерала Имперского Легиона. Ведь какое неслыханное дело - его речи не прерывали уже порядком пятидесяти лет!
  Сдержав гнев, Тулий был вынужден согласиться. Ведь чем раньше с этим покончить, тем лучше для него.
  Хлопнув в ладоши, генерал принял бумагу от вбежавшего в помещение легионера.
  - Что же... по последнему отчету, твои люди молчат словно рыбы. Кстати, от них осталась едва половина. Поэтому ты, расскажешь нам обо всех своих планах. Где, как, зачем.... Приступай Селессмах.
  Поднявшись из-за стола, эльф сделал шаг в сторону Ульфрика. Вытянув в его сторону правую руку с зажегшемся на ней шаром переливающейся зеленого цвета энергией, и левую с потрескивающим синим, он ответил Тулию:
  - Как прикажете Генерал...
  
  *Имперская крепость Хелген. Темница. Рассвет.*
  
  - Это что еще такое, Обливион его побери! - почувствовав, как вздрогнула крепость, воскликнул дознаватель, прекратив пытать людей. - Эй, ты! Да брось ты эту девку, - приказал он ближайшему к нему стражу. - Узнай наверху, что там случилось!
  Но бежать куда-либо легионеру не пришлось. Как только имперец нехотя двинулся в сторону выхода, дверь отворилась от сильного удара закованной в сталь ноги. Стоящий в проеме легионер, набрав полные легкие крикнул:
  - На! Хелген! Напал! Дракон!
  - Что?? Ты что смеешься? Драконов не существует! - недоуменно выгнул бровь дознаватель. - Сейчас я из тебя быстро юмор выбью! ... - снова призвав шар синей энергии, он был готов ответить за свои слова, как крепость снова вздрогнула, но в этот раз так, что на ногах никому не удалось удержаться.
  - Даэдра! - выругался дознаватель, поднимаясь с залитого кровью пола. - Может, ты и не врешь! Так, Легионеры... - начал дознаватель, но ему снова помешали продолжить.
  - ФУС-РО-ДА!!!
  Крепость вздрогнула в третий раз. Да так что трещины пошли по стенам.
  - ... отступаем! - переменившись в лице, наконец, закончил дознаватель.
  - Но... - вскинулся легионер все так же стоящий в проеме. - Если мы убежим, и кто-нибудь нас опознает как дезертиров, нас же казнят!
  - Если ты так хочешь, то беги и умирай за Империю! - в один голос воскликнули оба стражники. - А мы уходим!
  Не сговариваясь, тройка легионеров во главе с дознавателем, двинулась в противоположную сторону от входа. Подойдя к дальней стене, что была полностью сокрыта в тени, они отворили ранее невидимую дверь, и скрылись в плохо освещенном помещении. Постояв в проеме пару секунд, вновь прибывший легионер двинулся за ними. Но, не пройдя и пары мгновений вернулся. Взвалив на плечо девушку, наконец пришедшую в себя, он широким шагом отправился за своими товарищами.
  
  *Имперская крепость Хелген Кабинет Генерала. Рассвет.*
  
  - Генерал, мы битый час с ним возимся, не пора ли...? - погасив в своей руке шар синей энергии, Селессмах устало опустился на стул.
  - Пора ... Не пора... - Тулий сидевший в гостевых креслах все время допроса Ульфрика, задумчиво глянув в бойницу, покачал головой. - Пожалуй, ты прав. Всю ночь с ним провели, да все без толку! ...
  Стоит отметить, что генерал не врет, работа кипела до самого рассвета. Да так сильно, что Ульфрик невероятно сильно рад концу этой, несомненно, долгой ночи. Испытывать столько времени на себе, столь болезненное заклинание молнии, пусть и довольно сильно ослабленной, чтобы ненароком не убить допрашиваемого, сможет далеко не каждый. Да и не выболтать во время допроса, всю важную информацию тоже. Нет, не нужно думать, будто Ульфрик настолько... стоек. Он говорил, и говорил много, ведь пока Ульфрик говорит - он жив. Вот только информация имела второстепенное значение или была вовсе устаревшей.
  - ...Настало время показать истинную сущность Ульфрика Буревестника! - закончил Тулий свою длинную речь, произнесенную скорее для своего успокоения, чем для присутствующих. - Стража!
  В один миг, быстро перебирая закованными в полную пластинчатую броню ногами, в помещение зашел легионер. Стукнув кулаком по нагрудной пластине и склонив голову в поклоне, отдал честь.
  - Генерал! - гаркнул во всю широту своих легких солдат.
  - Неси это во двор, - Тулий указал на свернувшегося, на полу повстанца. - И кляп ему на место верни!
  Снова отдав честь, солдат споро подхватив под мышки слабо застонавшего Ульфрика, и отправился исполнять приказ.
  Эльф и человек остались в помещении наедине.
  - Скоро... совсем скоро, гражданская война в Скайриме закончится, - медленно начал Тулий, обращаясь к эльфу. - Но ведь это не спасет саму Империю, верно?
  - Разве? - выразил недоумение Селессмах. - Вы ведь отлично знаете, что Доминион вам не враг...
  - Можешь юлить, сколько хочешь эльф, я знаю правду. Альдмерский Доминион разъедает Империю изнутри! - лицо Тулия исказила гримаса ненависти. - Но я остановлю его! Я...!
  - Это, - на худощавом лице Селессмаха не дрогнул ни один мускул. - Довольно смелое заявление. Думаю, стоит передать его послу Эленвен, - перебив генерала ровным голосом, тщательно пряча усмешку, сказал эльф.
  Скривившись после его слов, генерал резко поднялся на ноги.
  - Идем 'Советник'. Ульфрик и так здесь задержа...!
  - Генерал!!! - В комнату залетел перепуганный легионер. - Дозорные видели над крепостью дракона!
  И в подтверждение слов солдата, прозвучал громкий пробирающий до самых пят рев.
  - Передай легату Рикке, чтобы подготовила солдат к обороне! - сразу оценив ситуацию, Тулий отдал приказ. - Что стал?! Выполняй! - крикнул на замершего перед ним человека генерал.
  Солдат вмиг исчез из поля зрения Тулия. А сам главнокомандующий имперских войск поспешил вниз к собравшемуся на площади народу, туда же, куда увели вожака повстанцев. Один лишь Селессмах остался в своем кабинете, не считая нужным рисковать своей жизнью ради выживания 'жалких людишек'.
  - Хотя... дракон? Это может быть интерес... - начал было эльф, но договорить ему не дал толчок, прошедший по всей крепости и сбивший его с ног. - Даэдра!
  За первым последовал второй. За вторым третий, самый сильный. По всей крепости были слышны зычные команды легатов и вторившие им с улицы крики ужаса и отчаяния. В проемы бойниц было видно всю силу беснующиеся стихии: огонь и молния лились с небес проливным дождем. Выжить в этом пожаре было невозможно.
  Стены стали рассыпаться на глазах, а пол проваливаться под ногами.
  Эльф запаниковал. Он понял, что даже магия ему не в силах помочь спастись.
  Последней мыслью Селессмаха, перед тем как его поглотила масса камней, была о самом дорогом, что у него есть - о репутации. Ведь так позорно погибнуть от какого-то щебня, а не от хитрого заклинания врага!
  
  *Имперская крепость Хелген Коридоры. Рассвет.*
  
  Перед глазами Ульфрика все плыло. Скалящиеся лица легионеров, масляные факелы, висящие на стенах, какие-то бочки с непонятным содержимым, прыгающие ступени под ногами, и, конечно же, невообразимый калейдоскоп цветов. Хотя откуда бы им взяться в полумраке крепости?
  Все его тело было сплошным комком боли. Ожоги что покрывали все тело, причиняли сильные страдания при каждом движении.
  Ульфрик, в бытность нордом, никогда недолюбливал магию. Считал, что она приносит одни неприятности. Хотя и не чурался пользоваться услугами, что предоставляли маги.
  Сейчас же, он думал о том, как бы повернулась его судьба, если бы Ульфрик, хоть немного озаботился собственным магическим образованием.
  '...Быть может, кинул бы огненный шар в лицо мерзкого эльфа...'
  Сознание Ульфрика, пережив столь сильные потрясения, медленно ускользало в небытие.
  Но как всегда, даже когда повстанец, был еще сопливым юнцом и попадал в очередную передрягу, вмешался самый обычный случай... или не самый обычный.
  Он почувствовал, как его лицо встретилось с грязным каменным полом.
  'Похоже, пришли'.
  Ульфрик мысленно готовился к переходу в Совнгард, место, куда уходят души воинов после смерти, но так и не дождался его. Топор палача так и не обрушился на шею.
  И тогда он решил поднять голову. Открывшаяся картина говорила Ульфрику не слишком много, хоть она представала перед его глазами не раз. Но одно он понял точно:
  'На крепость кто-то напал. И этот кто-то не разбирается кто солдат, а кто нет. Убивает всех без разбора'.
  Люди с криками ужаса и отчаяния бегали взад и вперед по коридорам, будто и, не замечая лежащего на полу человека.
  Оглядевшись мутным взором, человек увидел впереди лишь быстро отдаляющийся силуэт.
  'Похоже, это тот, кому приказали вести меня к плахе'.
  Это был шанс.
  Преодолевая боль, скручивающую каждую конечность, Ульфрик медленно поднялся на ноги, что бы тут же оказаться на земле. Старая служанка, даже не заметив сбитого человека, складывая по пути свои нехитрые пожитки, мчалась вслед за ушедшим силуэтом.
  Собрав все свои силы, он снова поднялся на ноги. Стянув с себя осточертевший кляп, Ульфрик применил то чему так 'любезно' научили его Седобородые. Ту`ум. Слово силы.
  - ВУЛД!
  Резкий толчок отправил Ульфрика на несколько метров вперед, чуть не столкнув с убегающим легионером.
  - ВУЛД!
  Горло нещадно засаднило. Силы почти покинули его. Еще одно слово и он упадет замертво.
  И тут прозвучал рев. Ударившие вслед подземные толчки сбили бы Ульфрика с ног, если бы не так удачно подвернувшаяся стойка с оружием.
  Охвативший ужас был неописуем. Буревестник будто открыл для себя второе дыхание. Интуиция набатом кричала о том, что стоит спешить.
  Земля престала трястись. Переведя дух, повстанец, не теряя зря времени, имперским мечем взятым со стойки, стал резать собственные путы.
  Непослушными руками, прилагая неимоверные усилия, он справился с этой задачей.
   'Людей в коридорах все меньше.... Похоже, они бегут вглубь крепости. Конечно, туда. Это обычная тактика при осаде...'
  Шаг. Еще шаг. Людей в коридорах не осталось, но крики, отдающие команды никуда не делись, хотя они и стали намного глуше.
  'Нужно туда идти! Нет. Не смогу...'.
  Почти ползком, Ульфрик двигался вслед за остальными. Он понимал, что не успеет. Просто не хватит сил дойти. Спастись. Но сдаваться не собирался, ведь норды не сдаются...
  - ...РО-ДА!!! - проревел голос снаружи. Ульфрик узнал эти слова.
  'Безжалостная Сила! Это же...'
  Потолок начал обваливаться. Додумать мысль, ему было не суждено. В отчаянии Ульфрик из последних сил постарался скрыться в ближайшем помещении.
  Обшарпанная дверь, державшаяся на одной неведомой магии, не могла служить надежным укрытием, но выбирать ему не приходилось.
  'Талос помилуй! Заперто! Нет! Только не так... Я не погибну в этой крепости!'
  - ФУС-РО!!
  Применив крик, второй, что ему удалось выучить у Седобородых, Ульфрик, на манер тарана, вынес дверь всей силой своего голоса.
  'Надеюсь, я смогу говорить после сегодняшнего...'
  Помещение было небольшим. Да и то, все заставлено. Дырявые ящики, протертые ковры, старые лампы, куча пыли, покрывающая все и везде. Это был старый склад. Настолько старый, что пыль на полу, даже не сохранила остатки следов. Можно, сказать, что ему в каком-то смысле, повезло.
  Забравшись в центр комнаты, под кучу разномастного хлама, Ульфрик под громкий шум рушащейся крепости окунулся в спасительное беспамятство.
  
  Глава 3 - Свобода.
  
  * Имперская крепость Хелген. Темница. Рассвет.*
  
  Придя в себя, я заметил, что пыточная стала наполняться толпами бегущих неведомо от чего людей и легионеров. Постоянно охая и покрикивая, они представлялись этаким жужжащим пчелиным ульем, что разорил голодный и злой медведь.
  - Выпустите нас!... Эй!... - кричал Ралоф людям. Но бесполезно. Большинство не обращали на пленников внимание. А те, что обращали.... Лучшим, что мы от них слышали, были произносимые на ходу ругательства
  В общем, во время всеобщего бегства мы сидели в клетке и смотрели на 'представление'.
  Это было ужасное зрелище.
  Почему представление спросите вы? Да потому что, в своем отчаянном ужасе, большинство просто не замечало спотыкающихся детей, женщин, стариков. Упавшие наземь люди были затоптаны вчерашними соседями. Легионерам повезло, некоторых спас доспех, да и то не всех. Те же на ком его не было.... В пыточной осталось, по меньшей мере, десяток затоптанных тел.
  Когда основная масса людей ушла по 'секретному ходу', последними в помещение зашли два человека: седой мужчина в старом, но все еще довольно крепком доспехе имперского легиона со стилизованной эмблемой дракона на груди, и красивая женщина в тяжелой броне.
  Как она ее носит? Этот доспех весит, как не самая чахлая лошадь!
  - В крепости никого не осталось? - окинув пыточную взглядом, обратился мужчина к своей спутнице.
  - Так точно, генерал. Все кто успел убежать с площади, во время нападения дракона, - нахмурив тонкие пшеничного цвета брови, отрапортовала женщина.
  А она красивая! Глаза нежно голубого цвета... Тонкий нос... Небольшой шрамик рассекающий губу.... Постойте-ка.... Она сказал дракон? Это, который, огромный чешуйчатый, с крыльями и огнем дышит?
  - А Ульфрик? Этого предателя успели казнить?
  - Я не... Генерал... Восточную часть крепости развалил дракон. Я не рискнула посылать туда людей. Скорее всего, его раздавило камнями...
  - Понятно. Зная Ульфрика можно сказать, что он жив и будет дольше паразитировать, - глубоко вздохнув, мужчина двинулся дальше, в след за основной массой народа. - Значит, поспешим, война еще не закончена!
  - И не закончится, пока Скайрим не станет свободным! - Ралоф охрипшим от пыток голосом крикнул во все горло.
  Посмотрев на запертого в клетке человека, генерал, с безразличным видом прошествовал дальше.
  - Нет, не закончится... - грустно сказал женщина. - Вы, Братья Бури не понимаете, что главный враг совсем не Империя...
  - Рикке! Что ты там копаешься?! - отойдя на порядочное расстояние, окликнул свою подчиненную генерал.
  - ... Именно поэтому вы останетесь умирать от голода в этом,- крутнув вокруг кистью, показывая на пыточную, сказала женщина, двинувшись вслед за своим командиром,- месте.
  - Даэдра! Постой, не делай этого! - прежде чем я успел подумать, слова слетели с моих губ. - Не оставляй нас здесь умирать! - но Рикке не моргнув глазом пошла за своим командиром. - Бл***!
  - Не трудись. Имперцев нет смысла просить о пощаде, - полностью расслабившись на цепях, пока я с надеждой всматривался вслед женщине, грустно сказал Ралоф. - Да и боги не любят слабаков, а у нас с ними скоро встреча.
  - Я не собираюсь умирать. Рикке не говорила, что тело Ульфрика нашли. Значит, есть шанс, что он жив, и спасет нас! - я не верю, что нам никто не поможет, что никто нас не ждет, что...
  - Да, есть. Но я бы не стал на это надеяться, - уставившись мне в лицо, сказал Ралоф.
  - Почему? Разве...
  - Просто потому что мы не знаем, что было с ним пока нас здесь... Может он не может даже передвигаться и лежит сейчас под завалом и, так же как и мы ждет помощи. Или же проходы сюда обвалились, и прежде чем Ульфрик до нас доберется, здесь уже никого не останется. Мы не знаем. Нужно выбираться самим.
  - Ты прав! Нужно, еще несколько часов назад нужно! Но сколько бы мы усилий не прилагали, выбраться не получается!
  - Именно поэтому нам остается только ждать...
  Ждать, сидя в грязной, залитой кровью клетке. В пыточной заваленной трупами. Ждать. Да он издевается!!
  - ...Тебе то, в принципе, и терять нечего, - все так же смотря на меня, говорил Ралоф. - Ты ведь и не помнишь ничего. А я...
  - Это не повод спокойно сидеть и ждать своей смерти!
  -... даже с сестрой не попрощался. Как она там? - не замечая моего возгласа, тусклым потерявшим все свои краски голосом, говорил Ралоф. - У меня ведь только она и осталась. Гердур. Если бы я не пошел за Ульфриком, то может быть увидел, как мой племянник или племянница, сделает свой первый шаг по нашей любимой лесопилке. Жаль, очень жаль.
  - Ралоф? - что это с ним? Неужели его разум не выдержал?
  - О, Ривервуд. Наш дом. Как вспомню, что там происходило, на душе сразу так тепло становиться! Перепалки Дельфины с Оргнаром из-за 'бесследно исчезнувшего' эля, приход Фендала на лесопилку, застолье на его новоселье, первая песня Свена нашего барда, драка между этими двумя...
  - Ралоф! - я окликнул его снова. Но он опять не обратил внимание.
  - ...Были и невзгоды, как же без них! Нападали и разбойники, и оголодавшие звери, иногда даже толпы нежити - вампиры там всякие, скелеты, насылаемые каким-то обезумевшим некромантом.... Но мы с мужиками, успешно отбивали их атаки, даже Дельфина присоединялась, а она известна своим нелюдимым нравом!...
  И так несколько часов. Без остановки. Это был ужас. За эти несколько часов я узнал все о Ривервуде - сколько шагов от ворот до таверны, где живет самая красивая девушка, где находится Самое Страшное Место, даже о том, где кузнец хранит запасы выпивки! И все это запертый, в клетке с сумасшедшим, в пустой полуразрушенной крепости. Я опять испытал что-то похожее на ужас. Сегодня на моей голове явно прибавилось седых прядей.
  Когда Ралоф замолчал, может, уснул или еще что, я был в полубредовом состоянии. Не чувствовал время, ожоги перестали болеть, глаза застелила какая-то дымка. На какое-то время мое сознание покинуло меня. Наверное. На минуту прикрыв глаза и снова открыв, я увидел ту же картину что и раньше, разве что Ралоф замолчал, замкнувшись в себе.
  Свет факелов потускнел, и я понял - это конец. За нами ни кто не придёт. Не спасет. Скоро придёт Голод и разум окончательно меня покинет. Какой ужас, погибнуть в этом...
  - Шарх-шарх...
  Что это было?
  Тишину Хелгенской крепости нарушил шорох шагов, раздавшийся из глубин крепости.
  Я, было, подумал, что и мой разум меня покинул, но нет! Шаги были слышны все ближе с каждой минутой!
  - Ралоф! Ралоф!!! Мы спасены! Слышишь!! Ралоф!!
  - Спасены? - вопросительно протянул он, уставившись в потолок. - Не-е-ет. Это крысы пришли поживиться...
  - Да приди же в себя, наконец!! - но очередная попытка достучаться до него была напрасной. Отсутствующий взгляд был мне ответом. - Даэдра с тобой!
  Я замолк, и комната погрузилась в тишину. Были слышны лишь шаги и мерное дыхание, мое и Ралофа.
  - Шарх-шарх...
  Звук все ближе. Думаю скоро.... Нет! Факелы погасли! Так. Спокойно. Вдох-выдох. Вдох-вы... О-ох... Тела начали попахивать!
  - Бы-ыстрее!!!
  Проше тебя, поторопись, кто бы ты ни был!
  
  * Имперская крепость Хелген. Коридоры, внутренние помещения. Ближе к обеду.*
  
  - Арг-х-х! - в старой захламленной кладовой раздался стон боли.
  Открыв глаза, глава повстанцев пару минут осознавал, что произошло. Почему он проснулся не в своей теплой и мягкой постели в обнимку со служанкой, а в какой-то дыре? Почему вокруг так тихо? И почему...
  Память резко вернулась в виде скрутившей все его тело боли.
  'Значит, жив. Отлично. Просто великолепно! Осталось выбраться отсюда, и Империя за все заплатит!' В сознании Ульфрика проскочила первая полубредовая мысль.
  Когда боль чуть утихла, последующая здравая мысль была куда прозаичней: 'Конечности не слушаются, словно их никогда и не было. Дышать невероятно сложно, не то, что говорить. Это не говоря об ожогах, что причиняют кучу боли при движении. Как мне подняться?'.
  Пошарив глазами вокруг, он наткнулся взглядом на надтреснутую склянку с живительным эликсиром, стоящую на самой верхней полке деревянного шкафа.
  'Надеюсь, он не потерял своих свойств...'
  Собравшись с силами Ульфрик, постоянно напоминая себя, что Норды не сдаются, сдвинул с себя кучу хлама и аккуратно стал ползти в сторону шкафа.
  'Три шага... Два шага... Один шаг...'
  Считая расстояние, он в тоже время думал и над тем, как и почему его не нашли Имперцы. Ведь Ульфрик был уверен, что провалялся в беспамятстве не один час! Неужели нападающий был настолько страшен, что никто не послал искать повстанца? Да и где, этот неизвестный сейчас? Если опираться, на слух, то крепость пуста....
  ' Я на месте, осталось самое сложное.'
  Так же медленно он стал подниматься на ноги, придерживаясь руками за обветшалые полочки шкафа.
  - Хрусь, - сломалась одна из полок.
  - Арг-х-х!! - засыпанный хламом, снова оказался на земле повстанец, держа в руках кусок дерева, что некогда был полкой.
  '...Еще одно падение я не выдержу...'
  Стиснув зубы, Ульфрик с предельной осторожностью снова начал подниматься.
  Добравшись, наконец, до такой вожделенной жидкости, Ульфрик одним залпом осушил емкость.
  Эликсира было не много. Совсем чуть-чуть. Но измученному человеку эти крохи были словно подарок богов: боль от ожогов притупилась, конечности стали лучше двигаться, да и дышать стало полегче.
  - Фу-ух... - лицо человека расплылось в облегченной улыбке.
  'Отлично! Осталось только выбраться. Ха! Такая малость...'
  Направившись в коридор, он ожидал увидеть все - от взвода укрывшихся в засаде Имперцев, до самого банального завала. Ожидания Ульфрика оправдались лишь отчасти. Проход, ведущий в рабочий кабинет эльфа, был завален полностью, а вот другой ведущий вниз, в подземелье, был почти чист. Только одиноко стоящие валуны.
  - Что ж, значит пойду вниз. Надеюсь, там есть выход.
  
  *Имперская крепость Хелген. Коридоры. Еще ближе к обеду.*
  
  Поплутав несколько часов по коридорам, Ульфрик признал, что придется разбирать один из завалов. Куда бы он ни пошел, везде был тупик. Кое-где даже попадались раздавленные тела. Было открыто только одно направление. Туда где, как помнил Ульфрик, была пыточная.
  '...Не имею никакого желания идти туда добровольно. А с другой стороны там могут быть мои люди, еще живые люди...'
  Подумав пару секунд, Ульфрик отбросив сомнения медленным шагом направился в пыточную.
  При подходе к оной, в свете чадящих факелов стали попадаться затоптанные тела.
  'Похоже, все обитатели этой крепости сильно спешили сюда'
  -... трее!! - послышался отчаянный крик Ульфрику.
  Повстанец навострил уши.
  'Это вполне могли быть имперцы подгоняющие простых жителей. Не лучше ли повернуть?'
  Но все было тихо. Никаких звуков - ни шагов, ни возгласов. Ульфрик стал осторожно продвигаться дальше.
  Когда спустя какое-то время он дошел до пыточной, факелы окончательно потухли, так что дальнейший путь ему пришлось проделывать на ощупь.
  Зайдя в помещение, Ульфрик стал прислушиваться.
  Дыхание. Тихое и тяжелое.
  'Вдруг это имперцы. Сейчас противостоять им будет сложно. Рискнуть или не рискнуть... В любом случае другого выбора нет'
  - Кто здесь?
  
  *Имперская крепость Хелген. Темница. Еще ближе к обеду.*
  
  По темной пыточной, будто раскат грома, пронесся хриплый мужской голос.
  -Здесь есть кто-нибудь?
  Я не мог поверить. Нас не оставили... Мы спасены... Я, буду жить!
  - Да! Это мы, Ралоф и Бруни!! Наконец-то мы спасены!
   Молчание. Тишина. А вдруг...
  - Мне же не мерещится твой голос?
  Снова тишина. Меня стала накрывать паника. Неужели мне померещилось?
  - Подождите, я найду способ как мне вас вытащить.
  - Фу-ух....Ульфрик. Ты ведь Ульфрик, да? Никто другой бы за нами не пришел. Нужно тебе сказать, это... Ралоф немного не в себе, - и снова молчание, но только в этот раз было слышно активное шуршание в темноте.
  - Он может передвигаться?
  - ...Да, думаю да.
  - Хорошо. А теперь, - посреди помещения засверкали искры, и через мгновение тьму рассек яркий огонь, исходящий от зажжённого факела. - Нужно на вас взглянуть.
  Окинув глазами помещение, Ульфрик еще больше нахмурив лицо, приблизился к клетке.
  - Вам повезло, что дверь запирается на засов. Сейчас...
  Когда 'Истинный Король Скайрима' попал в поле зрения Ралофа, взор моего сокамерника обрел некоторую ясность. Будто он осознает, что вот он, Ульфрик, стоит рядом, но поверить в это никак не может.
  - Опять, - без эмоций сказал он.
  Вставив факел в держатель на прутьях, Ульфрик внимательно всмотрелся в лицо своего воина.
  - Солдат, возьми себя в руки! - приказным тоном проговорил Ульфрик.
  Ралоф лишь горестно вздохнув, уставился в стену.
  - Ясно, - Ульфрик рывком сдвинул засов, вошел в наше 'пристанище'. - Солдат, я приказываю тебе последний раз. Сми-ир-но!
  Не отрываясь от стены, Ралоф тихо прошептал:
  - Снова будет взывать к чувству долга...
  Что это значит? Он говорит так, будто Ульфрик не первый раз с ним разговаривает. Не уж-то из-за чувства вины перед своим командиром, ему так плохо?
  - Что ж Ралоф, ты сам этого захотел, - замахнувшись рукой, Ульфрик со всей силы двинул ему по лицу.
  - Эй! Перестань! - не остался я в стороне, когда начали избивать моего... друга? - Ты сказал, что нас освободишь!
  Ульфрик не ответил. Он стоял и смотрел в опущенное лицо своего воина, ожидая какого-то то чуда. Я искренне не понимал какого. Разве может боль 'вылечить' человека?
  Прошла несколько минут. Ульфрик успел сходить за ножовкой, лежащей вместе с 'инструментами' дознавателя, и в пару махов перепилить цепи, удерживающие наши с Ралофом руки.
  - Спасибо, - когда мое тело перестало висеть в подвешенном положении, я, наконец, смог расслабиться, первый раз за столько времени. - А как быть, с... - жестом указал на оставшиеся железные наручи.
  - Что за глупый вопрос? У кузнеца уберешь, - отмахнулся Ульфрик, смотря на распростертого, на полу человека. - И, похоже, тебе придётся нести Ралофа пока он не придет в себя. Нужно было бить послабее...
  - Ульфрик, я должен тебе сказать, что... мне память отшибли, когда во время битвы по голове треснули, - вдруг он поможет вернуть память! Мне тогда почему-то казалось важным вспомнить что-то...
  Переведя свой взор на меня, он о чем-то на мгновение задумался.
  - Ярл Ульфрик. Зови меня только так. А на счет памяти, если ты умеешь держать топор, то больше ничего и не нужно. Твоя служба продолжится.
  Вот так обнадежил!
  
  *Имперская крепость Хелген. Темница. То же время.*
  
  Взвалив на плече тяжело дышащего Ралофа, я понял, что с такой тушей на спине далеко уйти не получится. От долгого висения в одном положении, конечности затекли настолько сильно, что двигались с огромным трудом.
  - Идем Бруни, - взяв в руки факел Ульфрик, осторожно переступая распростёртые тела, прошел в следующую комнату.
  Последовав за ним, я увидел там несколько клеток с человеческими скелетами и длинную окровавленную дыбу. Похоже, эти люди умерли еще задолго до нашего прихода.
  - Ярл Ульфрик, я не смогу долго нести его, - Ралоф и в правду довольно сильно давил на плечи.
  - И не нужно. Ралоф довольно крепок, он вскоре очнется, - обходя все препятствия, ответил Ульфрик.
  Угу. Крепок телом, да разум подвел.
  - Если я не ошибаюсь, то этот ход ведет на север, - подойдя к обвалившейся стене, за которой виднелась нерукотворная пещера, он посветил себе факелом. - Во владения Ярла Балгруфа. У нас с ним всегда были натянутые отношения. Хм... Думаю, через этот ход ушли обитатели крепости. Надеюсь, они уже покинули его, и разбежались по округе, - внимательно осматривая оставленные следы, Ульфрик двинулся вглубь тоннеля.
  И я двинулся вслед за ним. А что еще оставалось?
  
  *Имперская крепость Хелген. 'Тайный' ход. Обед.*
  
  Ульфрик шел шаг в шаг по оставленным людьми следам. Многочисленные ответвления не удостаивались должного внимания, ведь они вполне могли привести к тупику или даже к ловушке.
  - Больше не могу, мне нужно передохнуть, - опустив на спину Ралофа, я прислонился к неровной стенке, переводя дух. - Ты бы тоже отдохнул, Ярл.
  Остановившись подле меня, Ульфрик устало вздохнув, опустился на ближайший камень, их как и сталактитов, которые были разбросаны тут природой, было в изрядном изобилии.
  - Ненадолго. Если догорит факел, мы будем в этой темноте скитаться до самого нашего конца.
  Ух... ну хоть чуть-чуть спокойствия. Прямо подарок Богов.
  - Ты и вправду победил Верховного Короля силой своего Голоса? - а что? Шанс поговорить с такой, по словам Ралофа, выдающейся личностью, выдается не каждый день. Интересно откуда мне это знать?
  - Да, это была честная победа. Пусть, я ей и не горжусь. Все же Торуг был сопливым юнцом, - задумчиво проговорил Ульфрик. - Но он умел держать топор, к его сожалению...
  - Так почему ты тогда его вызвал на бой?
  - Почему... потому что он толкал Скайрим в пропасть. Если бы на его месте стоял сам Талос, я бы вызвал на бой и его! - с яростью в голосе, сказал человек. - Он был полностью предан Империи. Именно той Империи, над которой дамокловым мечем, стоит Альдмерский Доминион! Той, что загоняет собственный народ в рабство! Я не хочу, чтобы Скайрим стал таким же. И я сделаю всё, что бы этого не допустить... Всё что от меня потребуется. Достаточно! Продолжим путь.
  Резко поднявшись, он двинулся дальше по тоннелю.
  - Эх-х, - закинув Ралофа на плече, я двинулся вслед за Ульфриком. - А как вышло, что наш отряд попал в засаду Имперцев? - на ходу спросил его.
  - Точно не знаю, я никому не говорил о проводимой операции, - раздраженно дернув плечом, сказал Ульфрик. - Похоже, предатель был среди моих воинов. Только от них Имперцы могли узнать о направлении нашего движения.
  Предатель... Я ненавижу предателей. Не знаю почему. Просто ненавижу. То, что сегодня, среди павших Братьев Бури мог быть предатель, делает день не настолько Черным.
  Разговор затих. Я больше не задавал вопросов, а Ульфрик ничего не говорил. Мы все так же мерно шагали по тоннелю. Путь не слишком радовал нас разнообразием пейзажей: одни камни, сталактиты, и мох... куча мха. Он был буквально везде .Скучная картина.
  Но когда стали попадаться тела пауков и их жертв, скука улетучилась, будто ее и не было.
  - Ха... Хорошо, что о них позаботились еще до нас, - усмехнувшись, Ульфрик указал на частично замотанное в паутину тело, так и не выпустившее свое оружие перед смертью. Забрав из рук павшего крепкий топор, он двинулся дальше.
  Не всматриваясь в эту ужасную картину, забыв о давящем на плечи Ралофе, я поспешил вслед за ним.
  Через пару часов, когда от факела осталась только чадящая головешка, Ульфрик идя почти на ощупь, первым почувствовал свежее дуновение морозного ветра.
  - Ха, вдохни полной грудью Бруни. Чувствуешь? Так пахнет свобода!
  - Слава Талосу! Наконец-то. Осталось немного! Я уже перестал надеяться, что мы выберемся! Слышишь Ралоф? Мы почти выбрались! - на радостях тряхнул пару раз мою ношу.
  В ответ раздалось слабое мычание.
  
  
  Глава 4 - Добро пожаловать в Ривервуд!
  
  *Империя Сиродил. Дорога к приграничному городу Бруме. Утро.*
  
  Когда Ифигения покинула родной дом, у нее не было сомнений в правильности своего поступка. Отец - пьяница, брат - преступник, мать, которая давно покинула их дом, исчезнув в неизвестном направлении, и Империя все больше погружающаяся в пучину хаоса. Более ни что не могло удержать одинокую девушку в Сиродиле.
  Собрав свои скудные пожитки, она 'сев на хвост' ближайшему каравану катжитов, расе кото-людей и прожжённых торговцев, отправилась в Скайрим. Родину суровых воинов уважающих только личную силу.
  И пусть Ифигения никогда не развивала своих воинских навыков, но охотничьи обязательно помогут, и она не сомневалась, что сможет выжить в этих промерзлых землях не своими песнями, так продаваемой дичью.
  В бытность бардом девушка, была сведуща в делах соседних государств. Она знала, что в Скайриме полыхает гражданская воина. Любого нормального человека сей факт оттолкнул бы, но почему то ее это не остановило, даже подстегнуло, переселиться именно туда. Почему? Ответ не сможет дать даже сама девушка.
  Все было хорошо, до подхода к горам Джеролл, разделяющим Скайрим и Империю.
  Катжиты были приветливы всю дорогу - рассказывали кучу историй из своей жизни, поминутно пытались продать какой-нибудь хлам таким же путникам, как и они, ну и просили петь песни, как же без этого? Все было хорошо. Даже разбойники напали лишь раз, да и то обошлось без потерь со стороны кошачьих.
  Но как только караван, остановившись проездом в Бруме, приграничном городке, неожиданно отказался продолжить путь, сославшись на так называемые 'закрытые границы, что разоряют честных торговцев', начались проблемы.
  Лютня, единственное, что осталось от матери, а что еще хуже, единственный способ заработка на данный момент, была украдена каким-то воришкой в таверне 'Ложка Олафа', где Ифигения остановилась. Хозяин заведения, тогда лишь пожал плечами, проговорив, зевая вовсю ширь его не малой пасти - 'Бывает'.
  Обращение к страже так же было бессмысленным. Девушка услышала от представителя закона то же самое, что и от тавернщика. Никто не собирался ей помогать, а самостоятельные поиски грозили затянуться очень надолго. Отчаявшись самой разыскать лютню и разозлившись на весь свет от такой несправедливости, она на последние деньги, купив еды и теплой одежды, отправилась дальше.
  С каждым часом, на ее пути было все больше снега, ведь горы становились все ближе. Солнце уже не могло согреть Ифигению, так как раньше, и потому она начала кутаться во все имеющиеся у нее запасе одежды, преимущественно состоящие из мехов.
  Когда все пожитки были надеты, девушка, рассматривая себя в ближайшем озере, думала 'Как сказала бы мама: 'Вот какой у меня медвежонок вырос!'. Ифигения и вправду была похожа на небольшого белого медведя. В основном из-за мягких черт лица и белокурых волос, как поговаривал редко заскакивающий братец в какой-нибудь погожий день или же когда у него не было 'Дела'.
  Эти мысли согревали душу одинокой девушки так будто она, как и прежде, еще до того, как ее мать пропала, сидела напротив камина на коленях отца-кузнеца,и он увлеченно рассказывал ей 'ка-а-кой сегодня меч выковал!'. А ее мама, бархатно посмеивалась, хваля работу отца, поглаживая свой изрядно выпирающий животик.
  Такие редкие мгновения девушка очень ценила, ведь, когда они проходили, весь ее путь был омрачён грустью одиночества. И пусть на разбитой каменной дороге Ифигении было не столь одиноко, потому что встречались прохожие, но они были угрюмы и неразговорчивы толи от холода, то ли от своих проблем, которые никак не могли решиться. Ифигению это не волновало. Она радовалась, что люди просто были.
  Вообще, в одиночку девушкам было опасно ходить куда-либо за пределы города. В любой момент мог напасть даже самый обычный извозчик или охотник, не говоря уже о диких животных, и совершить не поправимое. Ифигения была довольно храброй, или же, как часто называл ее отец, выпив изрядное количество эля, глупой. Она не боялась. Ведь за десять лет активного развития своего голоса, девушке удалось заработать чуть-чуть сбережений, которые почти в полном объеме пошли на обучение единственному заклинанию 'Поток Огня'. Этот факт успокаивал девушку.
  'Я готова к неприятностям!' Храбрилась Ифигения, замечая, что прохожих становится все меньше.
  Когда на горизонте показался приграничный блокпост имперцев, девушка остановилась.
  Она еще раз все обдумывала 'Получится ли, ведь за границу никого не пускают. А вдруг! Ведь от этого зависит моя судьба!.... Нужно ли... Стоит ли...'.
  Простояв так пару минут, девушка уверенно двинулась навстречу давно заметившим ее стражам.
  - Поворачивай. В Скайриме война. Император приказал перекрыть границы, - с ходу заявил ей седой легионер.
  - Но ведь... - сделала неловкую попытку уговорить стража девушка.
  - Не пущу. Даже не старайся, - не став ее слушать отчеканил легионер. - Знаешь, сколько я слышу уговоров, угроз за время дежурства? Много девочка. Очень много. Поэтому не глупи, нечего делать тебе там. Еще погибнешь зазря, или что еще хуже, в плен попадешь...
  - А... - хотела еще что-то сказать девушка. Но, снова не слушая возражений, легионер, оттопырив указательный палец правой руки за спину Ифигении и громко ударив по нагрудной пластине левой, приказным тоном сказал.
  - Иди.
  И она пошла. А что оставалось делать? Подкупить стража денег не было, а расплатиться 'по-другому' совесть не позволяла.
  'Может пройти горными тропами? Но ведь, столько людей пропало на них.... Если и идти, то нужно найти проводника' Раздумывала девушка, что ей делать. И снова поддавшись какому-то порыву она, не задумываясь, пошла обратно в Бруму.
  Оказавшись в городе, Ифигения все же решилась найти проводника. Первые мысли о таверне были отброшены. Ведь, пока она там гостила, девушка даже краем уха не слышала о том, что бы кто-то тайком переправлял людей. А слушать она умеет!
  Остается только рыночная площадь, всегда собиравшая всякий разношерстный люд среди своих прилавков.
  Но, увы. Народ то и дело перемывал косточки Императору, и талдычил о предшествующих заморозках и неурожае! Проходив по площади до сумерек, девушка была вынуждена признать, что так ей нужного человека не найти.
  'Что же делать?'
  - Прекрасная незнакомка кого-то ищет? - раздался за спиной Ифигении мужской голос.
  Резко обернувшись, девушка обнаружила перед собой неприметного незнакомца с широкой повязкой на глазах скрывающей половину лица, одетого, в плотный балахон серого цвета, как какой-то монах, и с Акавирской Катаной за спиной.
  'Подозрительный...'
  Оглядевшись вокруг, девушка заметила, что рынок был пуст. Люди и не люди, давно разошлись по своим домам.
  'Как я могла его не заметить? Так тихо ходит...'
  - Возможно... - осторожно протянула девушка. Она понимала, что встреча с незнакомцев в темное время суток ни к чему хорошему не приведет.
  - Возможно, я смогу тебе помочь? - со все-понимающей улыбкой спросил человек.
  - Я... - хотела было отказать девушка, но была сразу же перебита.
  - Ты идешь в Скайрим, как и я, - с такой же улыбкой сказал он.
  - Как...? - удивлению девушки не было предела, в душе начала зарождаться паника.
  ' Разве я кому-нибудь, что-нибудь говорила? Вроде бы нет... Тогда как...? Очень подозрительно...'
  - Там, в таверне, услышав краем уха, о цели твоего путешествия я воспрял духом! - всплеснув руками, отвечая на невысказанный вопрос, сказал он. - Ты, ведь поможешь слепцу, что по року судьбы бредет в страну лютых морозов? Не оставишь меня в беде? А я взамен, конечно же, покажу дорогу!
  - Думаю, я сама найду путь, - попыталась отступить от подозрительного незнакомца девушка.
  'В сумерках, на пустом базаре, какой-то человек тихо подкрадывается со спины и предлагает помощь! Немыслимо! Уйду-ка я от него подальше...'
  Ифигения попятилась назад.
  - Что же раз так то... - погрустнев, сказал незнакомец. - Я буду на этом же месте завтра в полдень. Кто-то же должен откликнуться на просьбу о помощи...
  Уже порядком отойдя от него, девушка задумалась 'А вдруг ему действительно не к кому обратиться? Вдруг здесь нет подвоха? Если мы перейдем через горы, то все получат свое, но...'
  Но разум был не согласен. И пусть все чувства девушки говорили о том, что нужно соглашаться, она понимала, что доверять первому встречному никак нельзя.
  - Эм... пока ты не ушла, - крикнул вдогонку Ифигении человек. - Ты не могла бы довести меня до таверны? На площадь то я попал, а назад... сама понимаешь, - развел он руками, как бы намекая на свою слепоту.
  'На площади ты оказался тоже с чьей-то помощью? Значит, если я тебя поведу, то есть существует немалый шанс, что по пути, когда ты подашь сигнал, твои сообщники затащат меня в какую-то темную подворотню, и...! Вот оно! Ну, нет, я на это не куплюсь!'
  Перейдя на бег, девушка чувствовала, хоть и не видела глазами, что ее кто-то преследует. Огибая все подозрительно неосвещенные факелами уголки, так и не встретив на своем пути ни одной живой души, она быстро добежала до городских ворот.
   'Может, он и не был разбойником.... В любом случае все уже позади. К Даэдра такие приключения! Что же мне делать?! Проводника нет, денег нет, из города, на ночь глядя никто меня не выпустит. Где коротать ночь? На улице в лютый мороз? Нет, глупость. В таверну даже не пустят, остается только Храм Богов. Да и там могут не открыть двери ночью.... Как же быть!?'
  В тяжелых думах, она внезапно в приступе озарения, остановилась.
  'Нужно найти местного, который проведет меня в Храм! Тогда и на улицах будет чуть безопасней и шанс на кров увеличится. Думаю, вон тот юнец, мне в этом поможет!'
  
  * Империя Сиродил. Брума. Поздний вечер.*
  
  Молодой страж с детским лицом, но уже с легким пушком под носом, стоял под широкой кованной железом дверью городских ворот. Зябко потирая руки, он то и дело подносил их к факелу, чтобы хоть немного согреть, ведь на улице стоял довольно сильный мороз. А Моди, так звали того самого охранника, был самым молодым во всей городской страже, поэтому его часто ставили в караул вне очереди, потому что более старшие товарищи его всячески притесняли.
  'Конечно! Поставили меня на морозе, а сами...! Ну, погодите, когда стану капитаном, всех вас...'.
  И парня можно было понять! Если бы он сегодня дежурил вдвоем, как происходит обычно, то он бы так не ярился. Моди было скучно и так холодно, что зуб на зуб не попадал. Вся его форма состояла из ржавого меча и кольчуги, висевшей на нем каким-то мешком - настолько она была велика! Конечно, можно было бы ее подогнать, но времени ему никто не давал, за что норд постоянно получал нагоняй от лейтенанта. Моди не сдавался - терпел все притеснения. Ему нужна эта работа, ведь если он ее потеряет, то вся его семья окажется на улице!
  Отвлекла его от своих мыслей миловидная особа, которая приближалась к нему быстрым шагом.
  Даже в свете факела ее лицо показалось норду красивым настолько, что молодой человек слегка ошалел.
  Если бы старшие товарищи были на посту, а не пьянствовали в своей коморке, то они бы сразу же отправили ее в камеру до утра, и там же приступили к так называемому 'допросу подозреваемой', но молодой норд, не стал вести незнакомку к старшим. Тем более что, по его мнению, коллеги были малопригодны для ведения службы. Сделав шаг в ее сторону, он решил сам разобраться с нарушительницей порядка.
  - Стой! Комендантский час, - для вескости своих слов он даже достал свой ржавый меч и направил его на девушку. - Что ты тут делаешь?
  - Я... - испугано начала девушка, но кинув взгляд себе за спину негромко, но твердо произнесла. - А тебе-то, какое дело? Пропусти! Не видишь, меня преследуют!
  Глянув ей за спину, стражник не увидел в тенях улиц ни одной темной фигуры. Непонимающе уставившись на девушку, он подумал, что 'быть может, боги обидели ее разумом? '.
  - Но там ведь, никого нет?
  Еще раз, посмотрев себе за спину, девушка заметно занервничала.
  - Пропусти, прошу! - состроив просительную мордашку, тонким голоском проговорила она.
  От этого милого сердцу действия душа норда оттаяла. Опустив меч, он постарался сделать свой голос как можно мягче:
  - Хорошо, успокойся, - он подошел ближе к девушке, желая еще лучше рассмотреть ее лицо. Тонкие брови, очерченные скулы, припухлые губы.... Теперь, когда он увидел ее во всей красе, Моди воспылал страстью ей помочь! - Только...
  - Я не буду с тобой спать только ради того, чтобы пройти! - перебив норда, почти шипя, сказала девушка, на минуту забыв об одолевавшем ее страхе.
  Густо покраснев, Моди даже ни разу не целовавшийся, отвел на секунду взгляд и, потоптавшись на месте, смущенно прошептал:
  - Да... Я... Это... В Храм хотел отвести, когда вахта закончится....
  Девушка еще раз глянула себе за спину.
  - Ладно, - на выдохе сказала она. - Когда у тебя смена?
  - В полночь караул должен поменяться, - вернув твердость голосу, сказал норд. - Нужно только немного подождать.
  - Я... - девушка, заглянув прямо в глаза стражнику, проникновенно сказала. - Я не могу ждать.
  - П-пожалуй, никто не заметит, если я ненадолго отлучусь, - запинаясь, проговорил Моди, нервно поглядывая в сторону караульной коморки. - Идем, тут не далеко.
  
  *Империя Сиродил. Брума. Ночь.*
  
  Шагая за Моди, как по дороге представился стражник, Ифигения уже представляла, как встретит рассвет в теплом и уютном храме. Рисующее воображение картина была так хороша, что девушка не замечала, как на ее лице то и дело появлялась довольная улыбка.
  - Бум-бум! - так же быстро затарабанил по широкой двери храма своими большими кулачищами норд. В ответ была лишь тишина. - Хм....Наверное, не слышали.
   - БУМ-БУМ! - со всей душевной добротой постучал Моди, перебудив, наверное, всех обитателей.
  - Иду-у... Иду-у... Кто тут шумит по ночам? Я вам всем сейчас руки поотрываю! - на встречу двум людям вышел довольно старый Темный Эльф с седой заплетенной в косу бородой спускающейся до груди и абсолютно лысой головой. В общем, отличался он от Высших Эльфов, только серо-синим цветом кожи, глазами красными, словно кровь и достаточно буйной растительностью на лице.
  - Настоятель Лерин, могу я попросить приютить эту девушку на ночь? - Моди вежливо попросил ворчливого эльфа. - Ей совсем некуда пойти, а на улицах ночью опасно! Как ей посчастливилось не попасть сегодня ни в чью засаду непонятно. Наверное, Боги помогли.
  Ифигения молчала. Будни Барда научили ее, когда нужно подать голос, а когда нет. Это был явно не тот случай.
  Недовольно посмотрев своими красными глазами на стражника и девушку, Лерин буркнул:
  - Моди, ты ведь знаешь, что...
  - Прошу настоятель. Примите ее! - сложил ладони в молитвенном жесте парень. - Всего на одну ночь!
  - А, ладно. Моди ты и мертвого достанешь! - махнул рукой эльф, отодвинувшись, освободив вход. - Проходи девочка.
  - Слушай, - обратился к девушке норд. - Я тебе помог, даже не зная твоего имени, и даже того, кто тебя преследовал....
  - Ифигения, - коротко представилась девушка. Она понимала, что ее полное имя Моди вряд ли запомнит. - А на счет преследователей... Они...
  - Хорошо-хорошо! Не хочешь - не говори! - замотал головой и руками в разные стороны, видя ее затруднения. - Только скажи.... Мы еще увидимся? - метнув на девушку влюбленный взгляд, спросил парень.
  'И что ему ответить? 'Нет, не увидимся, ведь я ухожу в другую страну!' Или 'Конечно нет, парень! Не будь наивным, а то помрешь раньше времени' ... Не хотелось бы расстраивать единственного доброго человека на всю Империю. Их и так осталось слишком мало. Пусть хоть сегодня Моди порадуется'.
  - Да, конечно! - улыбнулась так тепло девушка. - Конечно же, увидимся!
  Подойдя к улыбающемуся Моди, она чмокнула его в щеку и быстро скрылась в глубинах храма.
  Норд, так и стоял под дверью с глупой улыбкой на лице, пока не вспомнил о своих обязанностях и сломя голову побежал в сторону городских ворот.
  Лерин, как и обещал стражнику, выполнил его просьбу - дал девушке пристанище на ночь. Спустив на пару этажей и проведя по широким коридорам храма, он заселил ее в кладовую.
  - Будь добра ничего здесь не трогай. Эти вещи дороги мне и этому Дому Богов, - прокряхтел старик, после чего удалился со спокойной душой досматривать счастливый сон, насланный его владычицей Богиней Азурой, негромко пеняя на 'Глупых варваров, что будят честных эльфов!'.
  'Что ж, могло быть и хуже...',- думала Ифигения, глядя на заваленную хламом лавку. Тарелки, ложки, подсвечники, рамки картин, какие-то тряпки - там было все.
  'Делать нечего',- подумала девушка и принялась расчищать себе место для сна.
  
  *Империя Сиродил. Брума. Рассвет.*
  
  Когда девушка проснулась, первым желанием было почесать в носу. В нем чесалось и крутило так сильно, что Ифигения не сдержалась и громко чихнула.
  А-ап-пчхи-и! - от резкого выдоха по комнате разлетелась туча пыли.
  'Все! Больше здесь оставаться нельзя! Бегом отсюда!'
  Поднявшись с лежанки, девушка слегка размяла затёкшие конечности. Еще раз чихнув, она стремительно покинула помещение.
  'Так, первое сделано. Следующее на повестке дня - добыть еды. Главное еды, а потом - да здравствует Скайрим!... Только я еще не нашла проводника, да и денег, чтобы его нанять нет... О-ох...'
  Недолго поплутав по нижним этажам храма, Ифигения не встретила ни одного разумного. Что по ее мнению довольно странно, учитывая то, что издавна монахи вставали вместе с рассветом.
  'Может они в молельне? А, впрочем, какая разница!'
  Поднявшись на верхний этаж, она застала монахов за молитвой. Их было не много. Одетые в одинаковые серые рясы, они не сильно отличались друг от друга. Почему отличались? Потому что перед алтарями богов собрались самые разные расы Тамриэля. Аргонеане, людоящеры, выросшие в болотах Чернотопия, пара бретонцев, отличающихся от имперцев разве что тонкими чертами лица и на редкость ушлым характером, редгард забравшийся очень далеко из родных песков Хаммерфела, и возглавляющий всех настоятель Лерин.
  Когда Ифигения показалась им на глаза, молитва как раз подходила к концу:
  - ... да позаботится Акатош о детях своих... да защитит Мара их... да дарует Стенддар...!
  Собравшись в центре храма, перед большой чашей, вмурованной в толстый слой камня они то ли, шепча, то ли, крича - разобрать было очень сложно, возносили хвала богам. Позже обратившись к каждому Аэдра, монахи приступили к последней части ритуала. Склонив головы над чашей наполненной чистейшей талой водой, они омыли ею свои лица.
  И вдруг, их окутало сияние, сравнимое только с лучами полуденного солнца. Прежде Ифигения всего пару раз видела подобное: когда еще мама была с ними, и они всей семьей ходили возносить благодарности богам. Это сияние лечило все болезни, и даровало Божественные Благословения. Но не всем. Только тем, кто был чист перед Богами.
  'Наверное, поэтому отец перестал посещать наш храм...'
  Когда свет погас, монахи разбрелись по залу. Нужно, сказать, что он был не малых размеров. Раньше вообще строили основательно. Массивные колонны, большие витражи - все говорило о том, что этот храм был возведен еще при Септиме Втором, Императоре Сиродила, сына самого Талоса.
  - О, кто проснулся, - подошедший Лерин, внимательно смотрел на девушку. - И как у нас спалось? Призраки, не докучали?
  Стоит заметить, что вопрос далеко не праздный. В храмах, где хоронят усопших, часто просыпаются призраки. Их довольно легко изгоняют с помощью Заклинаний-Благословений Аркея, Бога Жизни и Смерти. Но, если этого не сделать вовремя, то этот сгусток эктоплазмы может очень испортить жизнь, иногда даже фатально.
  - Нет-нет! Что вы! Мне прекрасно спалось! - ответила Ифигения ворчливому старику. - Дырявая скатерть прекрасно сошла за место одеяла, а мешок с сеном отлично подошел на роль подушки!
  - Скажи спасибо, что не на улице ночевала, - криво ухмыльнулся Лерин. - Может, ты и не знаешь, но на улицах завелся какой-то безумец. По ночам стража стала находить, кучи отрубленный рук и ног! - нахмурив брови, сказал эльф.
  'Мне повезло - это точно. На улицах ночью, несмотря на старания стражи, очень часто бесследно пропадают прохожие. Если кто-то и отважился выйти из своего дома в полночь, то стоит бояться этого человека, чуть ли ни больше чем банду разбойников. Почему? Потому что мир Тамриэля наполнен всевозможной нечистью - вампирами например, и если он вышел против них в одиночку, то... '
  - Благодарю, настоятель Лерин, - склонила голову в поклоне девушка. - Скажите, а не могли бы вы...
  - Хм. Дать еды, да? - вздернув бровь, спросил настоятель. - Я вот что скажу, ты использовала наивного мальчонку... что отводишь глаза? Скажешь неправда? Ха! Переспала ночь в храме! Хотя, я вполне мог не пустить. Сначала ты дерзишь мне, а потом еще и еду просишь! И все это запросто так! Не сделав ни одного подношения! Вот за это я и не люблю постояльцев! Они вечно... - начал ворчать эльф.
  'Эх... иногда даже мое красноречие бессильно. Что бы переубедить этого старикашку, нужен ну о-о-о-очень весомый аргумент'
  - Ур-р-р... - заурчал живот, напомнив девушке о том, что она не ела с прошлого обеда.
  Эльф оскалился и сказал:
  - Сначала плата, потом еда.
  'Я бы давно тебе заплатила, если бы было чем! Лишних вещей у меня нет, а на обмен давать одежду без толку - если, я останусь без теплой одежды в пору полного безденежья, то в Скайрим точно не попаду!
  Так, думай голова! Мне нужна еда. Чтобы ее добыть есть два способа. Один - применить умения Барда и заработать немного золотых, чтобы прокормиться. В нем много нюансов. Начиная от нужной аудитории, до конкурентов. Второй - раздобыть лук и добыть еду охотой. Что опаснее. Не намного, правда, но все же! И так, какой выбрать?'
  - Простите настоятель Лерин, но мне нечего предложить Богам. Но в следующий раз, я обязательно что-нибудь принесу! Обещаю! А пока, позвольте помолиться перед дорогой и откланяться, - улыбнулась эльфу девушка.
  - Хм. Иди коли хочешь, - безразлично пожав плечами, сказал Лерин, и отошел к одному из монахов, заведя с ним тихий разговор.
  'Даже ворчать не стал. Странно...'
  Подойдя к алтарю Зенитара, Бога Работы и Торговли, девушка, на пару минут склонилась в молитве над уменьшенной копией центральной чаши.
  Как полагается, закончив омовение лица, от алтаря в ее сторону, стал исходить свет. Не такой сильный, как у монахов, но он был. Это значило, что бог ответил на просьбу.
  'Хорошо, теперь какой бы вариант я ни выбрала, мне будет сопутствовать удача. Не большая, правда. Так что, как говориться - на Бога надейся...'
  Покинув Храм, девушка очутилась в пчелином улье. Улицы абсолютно пустые ночью, кардинально преобразились. Теперь по ним безостановочно ходили прохожие, создавая невероятный шторм голосов.
  'Значит на рынке, должно быть не протолкнуться. Отлично! Вопрос с аудиторией решен. Хотя, это и не отменяет проблемы того, что без лютни меня вряд ли будут слушать - никто просто не разберет во всеобщем шуме песню. Нет, прохожие будут оборачиваться, и кто-нибудь обязательно кинет монетку. Но! Кто поручится, что эти самые монеты там же не отнимут? Даэдра! В таверне по той же причине без инструмента делать нечего. Им хотя бы по голове огреть можно воришку.... Остается второй вариант, будь он неладен! Нужно найти ближайшего охотника, и воспользовавшись своим красноречием выпросить лук с парой стрел. О-о-ох, да помогут мне Боги.... А, ну да, Зенитар и так помогает. О-о-о-ох...'.
  
  *Империя Сиродил. Брума. Ближе к обеду.*
  
  'Разговорчивая бабуля, торгующая целебными травами, любезно поделилась со мной знанием, о том, что хижина лесника находится к Западу от Брумы. А так же тонной сплетен, не несущих никакой пользы. Эта бабка просто кладезь мудрости! Жаль я не узнала ее имени...
  Кхм, так вот, это хорошо. Западный лес довольно близко - не нужно слишком далеко отходить от границы. Это явный, плюс. Не суждено мне помереть от голода! Плохо, то, что его в ней может и не оказаться - звери не подбегают к хижине эльфа, слишком близко. Да, как сказала бабка, охотник, что состоит на службе Имперского Легиона является Лесным Эльфом, и звать его... Как же?... Хм... А, вспомнила! Его имя Новел. Бабка еще сказала, что 'раньше у него не было имени. И получил он его, только после того как сразил ОГРОМНОГО тролля! Так что обращаться к нему нужно почтительно'. Ж - у-у-у - ткая сплетница!'
  Такие думы думала Ифигения, подходя к выходу из города. Сегодня утром на воротах сменив Моди, стоял совершенно другой страж. Он внимательно следил за прохожими, вглядываясь в лицо каждому.
  'Наверное, выглядывает того самого безумца'
  Удостоившись непродолжительного осмотра стражником, она беспрепятственно покинула город.
  По коленно утопая в снегу, Ифигения шагала в указанном травницей направлении.
  Внимательно оглядывая округу, она была готова к любым неприятностям. Идти по лесной чаще, совсем не то же самое, что шагать по хорошо протоптанной дороге, где частенько проходят отряды легионеров. Ведь шанс того, что на нее в любую минуту мог, напасть дикий зверь, или не менее дикий человек увеличивался в разы.
  Прошагав так около часа, девушка услышала шум - то ли крик, толи стон. Она не разобрала.
  'Может это был зверь, а может и человек. Разбойники нынче хитрые. Мало их Легион гоняет!'
  Ускорив шаг, девушка шла к своей цели. Пару раз, услышав тот же крик, она непроизвольно останавливалась, вслушиваясь в окружение. Каждый раз, думая 'Вот, сейчас начнется...'. Но никто не нападал. И пусть шум был довольно далеко, девушка давно научилась не полагаться на слух, он ее не раз подводил. Она всегда была готова отдать свою жизнь подороже.
   'Одного нападающего я точно спалю дотла, если успею, конечно'
  Так в беспокойстве, и все больше укрепляющемся голоде, она подошла к просторной заваленной снегом поляне. И первым, что бросилось ей в глаза, была темная стенка деревянной хижины.
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Обед.*
  
  Внимательно оглядевшись, Ифигения не нашла ничего подозрительного. Типично сколоченный сикось-накось домик лесника.
  Одиноко стоящий, посреди заснеженной рощи, он был будто всеми забыт.
  'Может, травница ошиблась? Похоже, тут вообще никто не живет! Склад бревен пуст, дубильные станки простаивают, даже протоптанных тропинок нет! Может, лесник настолько стар, что не может встать из постели? Так, нет же! Исходящего из печи дыма тоже нет. Да и прислали бы кого-нибудь на замену, а тут пустой дом!'
  Девушка подошла поближе, прислушиваясь:
  'Точно! Пустой!'
  Еще раз оглядевшись, Ифигения крепко задумалась:
  'Может, тогда заглянуть? Одним глазком! Вдруг найдется еды, или.... Стой! Остановись! Не смей идти по стопам брата! Даже ради своей жизни. Вспомни тех людей, что.... Нет! Не думай. Буду ждать. Решено'
  Отойдя от хижины, девушка отправилась обратно в чащу, чтобы набрать немного хвороста и разжечь костер.
  'Не помирать же мне тут от холода, верно?'
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Ближе к вечеру.*
  
  'Может, бросить эту затею с луком, да попытать удачу с заклинанием, или ножом? Уж лучше, чем сидеть и ждать неведомо чего!'
  Думала Ифигения, рассматривая языки пламени.
  'Нет, ничего не получится - прежде чем я подойду к кому-нибудь с ножом в руках, помру с голода. Приласкать пламенем тоже не выйдет - от моего обеда останется в лучшем случае крепко прожаренная тушка, да и на розжиг костра прилично сил потратила. Дурацкий снег.... Если бы я могла лучше контролировать пламя, таких проблем бы не было! В один момент высушила бы хворост, или подобралась к кролику и... Эх... Нужно развиваться'
  В таких думах прошло пару часов. За это время к хижине не подошел даже самый голодный волк.
  'Безнадежно. Нужно идти обратно в город. Тут мне не на что надеется. Или нет?...'
  Запорошенные снегом кусты мелко задрожали. Девушка моментально вскочила на ноги. Во все глаза, смотря на кусты, она нервно готовила выжать из себя самое жаркое пламя, на которое только была способна!
  'Или это тот, кто мне нужен, или это тот, от кого мне нужно бежать со всех ног, или на крайний случай дать последний бой!'
  Шли минуты. Кусты дрожали. По вискам Ифигении текли капли пота.
  'Стоит мне двинуться, как зверь...' Девушка была уверена, что это не человек - он бы не был так осторожен. '... Сразу нападет! Пожалуй, идея отправится в Скайрим, довольно глупа, и как я раньше этого не...'
  Напряженно смотря на кусты, Ифигения испытала странное чувство уверенности. Она не понимала, откуда оно взялось, но страх перед неведомой опасностью пропал. Теперь девушка была готова победить и отправиться дальше по своему пути.
  - Выходи! - уверенно сказала девушка.
  На секунду кусты перестали дрожать. Девушка уже была готова спалить их дотла, как из них округлив глаза от страха, показал свою голову баран.
  '... он всего лишь ел. Всего. Лишь. Ел! Тихо, Ифигения. Не нужно злиться'
  Вдруг барашек, выпучив глаза, с диким визгом побежал прямиком на девушку.
  Ифигения не растерялась. Призвав свои силы, она распалила на руках Огонь.
  - А-ах! - с диким напряжением девушка высвободила пламя прямо в лоб, успевшего подбежать довольно близко, барашка. Огонь был такой температуры, что шкура животного обгорела в один момент.
  'Фу-у-ух.... Я и не думала, что учитель окажется настолько прав, когда сказал, что магия мне будет даваться невообразимо тяжело'
  Ифигения обессилено опустилась на землю.
  'Сейчас, чуть-чуть передохну и наконец, перекушу...'
  Но ее планы в который раз пали прахом.
  Из тех же кустов, выскочил, по-другому и не скажешь, низкорослый силуэт. В глазах девушки, он двигался настолько быстро, что размывался на ходу.
  - Эй, ты! - остановившись прямо перед Ифигенией, негромко обратилась к ней фигура мужским голосом. - Ты зачем испортила шкуру моего барана, а?
  'А у него приятный голос...' Подумала девушка, прежде чем потерять сознание от долгого голода, и общего истощения.
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Вечер.*
  
  - ... просыпайся! Эй! - до Ифигении, будто сквозь воду, донесся голос. - Да сколько можно!? Мне не нужна сломанная...
  'Красивый голос... Пусть еще поговорит, а я пока...' Девушка хотела было перевернуться на другой бок, как ее бессовестно и со всей широтой души стали трясти.
  - Просыпайся! Кому говорят?! - настаивал голос.
  'Не хочу! Тут так хорошо-о! Тепло и даже есть почти не хочется... Постой ка.... А как я заснула? Что это за голос? И меня что, накормили?...'
  Нехотя она открыла слипающиеся глаза.
  - О, здравствуй! - как только незнакомец, увидел результат своих действий, так сразу же размытым силуэтом отскочил от девушки. - А я тут, это... похлебку приготовил!
  'О-ох... Как же голова кружится... Если я и буду практиковать магию в будущем, то обязательно буду много-много тренироваться! О-ох...'
  - Тебе, я вижу, совсем плохо, - глядя на побледневшее лицо девушки, сказал он. - Надеюсь, можешь сама есть?
  Ифигения, соображавшая с о-очень громким скрипом, услышала только одно слово, вызвавшее немалое оживление.
  'Он сказал еда? Похлебка?!? Есть! Еда-а-а!....'
  Резво вскочив с кровати, она кинулась к горячему котелку. Склонившись пред ним, девушка вдохнула аромат свежесваренной похлебки.
  'Чудесно! Просто чудесно!' Схватив с рядом стоящего стола ложку, Ифигения облизнулась и с большим наслаждением проглотила первую порцию.
  - М-м-м-м! - застонала от удовольствия девушка.
  - Эм... - стоящий рядом незнакомец, открыл рот, в ступоре смотря на быстро пустевший котелок. - Приятного аппетита...
  - Угу, - промычала в ответ девушка, даже не задумываясь кому отвечает.
  - Ну ладно... - вздохнул незнакомец, и поплелся поправлять сено, что так неаккуратно скинула девушка, когда вскакивала с кровати.
  По небольшому помещению, пару минут раздавалось только утробное чавканье и шкрябанье по дну котелка.
  -... А собственно, какого Даэдра!? Я, в собственном доме... и вообще! - в сторону девушки устремился, по всей видимости, тот самый искомый лесной эльф, что являлся здешним уполномоченным охотником. - Эй, а ну ка оставь мне немного!...
  Если бы кто-нибудь наблюдал за хижиной охотника в данный момент, то он бы очень удивился громкому хлопку посуды, и последующим о-о-очень выразительным выражениям, нарушившим привычную тишину леса.
  - Могла бы спасибо сказать, за то, что приютил, накормил и порчу барашка простил... - сказал сидящий на кровати эльф, держась за медленно опухающий глаз. -... Ай! Ну что ты за человек?! Правильно мне матушка говорила, уходить из Империи надо, злые тут люди!
  Сидя на полу, возле опрокинутого котелка девушка с растрепанными волосами, с Великой Печалью смотрела на эльфа.
  - Ты ведь тот самый Новел, да? - спросила девушка. - А я тебя помощи просить пришла...
  - Ха! Надо же, я еще кому-то нужен! Ой, - от полноты чувств эльф на секунду забылся и хлопнул себя по лбу. - Уф, ты это... чего хотела, то? А знаешь, меня тут обществом милые особы нечасто балуют...
  - Мне бабка, травница которая, посоветовала к тебе обратиться. Говорит, что ты Великий Охотник и все тебе по плечу, Ты даже самого Тролля голыми руками...! - начала заливаться соловьем девушка.
  - Ага-а, я такой! - покивал в такт ее заявлениям эльф широко улыбаясь. Его пышная рыжая шевелюра колыхалась вслед за его головой, всякий раз при наклоне.
  - Так вот, она говорит, что у такого Удачливого Охотника как ты, точно завалялся старый, но дорогой как память лук. Ты не мог бы...? - продолжила говорить девушка, смотря на единственный открытый глаз цвета темного янтаря.
  - Ну, на счет удачливого это ты загнула, - эльф вмиг посерьезнел. - В этих краях баран, которого ты спалила, бы единственным на всю округу. И то я сварил из него похлебку, которой ты бессовестно не поделилась! Хкм... о чем это я? Ах да, как бы голода в Бруме не было... - нахмурившийся эльф. Убрал руку от глаза, показав девушке совершенно здоровое лицо.
  - Но вы ведь этого не допустите? - захлопала глазами девушка. - Не оставите город в беде?
  - С чего бы это? Слава Акатошу, город будет в полном порядке! - снова улыбнулся эльф. - Я ведь, чего так долго тут отсутствовал - ходил к братцу в деревушку. Неважно куда, и не спрашивай - не скажу, - видя, что девушка уже надула щеки для вопроса, отрезал эльф. - По дороге я увидел, немало Имперских охотников, что исправно поставляли дичь на фронт. Интересно, где они ее берут? Кхм... и городам от них ни мало доставалось насколько я помню... Так что торговля тут будет процветать, как собственно, и некоторые предприимчивые люди... - задумался на секунду эльф.
  - Новел, скажи, ты вправду служишь в легионе? - девушка никак не могла понять: этот эльф, выглядящий как малолетний раздолбай, чему активно способствовал присущий всем лесным эльфам рост, и беззаботная улыбка, вправду провел полжизни в армии или у бабки 'ну о-очень богатая фантазия'?
  - Конечно! Все знают, что я парень хоть куда! - вскочил на ноги эльф и принял героическую позу. - Если, что нужно разведать так это Новел, если кого задержать, то снова я...!
  'Подозрительно. Очень. Даже больше чем с тем монахом. Хотя, нет. Он никого не переплюнет! Но все же... Дом, выглядит брошенным. Если бы его давно покинули, то такая разруха была бы понятна. А тут, не скажешь, что эльф вообще когда-нибудь тут жил - пыли было достаточно много, а единственные целые вещи были тем самым котелком и кроватью. Подозрительно. Хм...Похоже, Новел, может так бахвалиться не один час. Пора заканчивать с этим'
  - Так ты, не мог бы, одолжить свой лук? - отбросив красноречие, в лоб спросила девушка.
  - Хм... - деланно задумался эльф. - Ну, ты же понимаешь, что запросто так, я тебе его не дам?
  'Вот! Наконец-то. Весь этот разговор с самого начала, мне не нравился: с чего бы это, ему помогать незнакомке? А вдруг я воткну нож ему в спину! Или эта еда? Не верю, что он не мог отобрать ее у меня, изрядно ослабленной. Ему что-то нужно... постойте-ка, он сказал 'меня тут обществом милые особы не балуют', значит.... Ну, нет! Я не буду переступать через свои принципы, тем более, если только они и остались....'
  - Чего ты хочешь? - осторожно спросила девушка. Она не хотела, уходить из дома ни с чем. Ведь был проделан такой долгий путь. Но и платить цену не собиралась.
  '...Да и не выпустят меня так просто...'
  - А знаешь... - задумался эльф, прошествовав к почти потухшему огню. - Мое имя ты знаешь... А ты так и не представилась... - он присел на корточки рядом с девушкой.
  - Иф-фигения, - запнулась она, когда эльф заглянул ей в глаза.
  'Странно, такой... выразительный взгляд. Так и хочется ему поверить. И чего я такая подозрительная?...'
  - Хорошо, Ифигения... Скажи, ты никому не говорила, что отправилась сюда? - все с той же улыбкой спросил эльф.
  - Н-нет... - не отводя взгляда, ответила девушка. - А что...?
  - Хорошо... Хорошо! Трелл, как всегда отлично поработала... - хищно улыбнулся Новел, не обращая внимание на невысказанный вопрос. - Я даже не удивлен, что Хольда еще жива...
  'Трелл? Что-то знакомое... О-ох, какие у него глаза! Стой! А-а-ааа! Сосредоточься! Отведи взгляд, дура!... Отлично. У тебя получилось. Фух! Когда смотришь на его лоб, думать намного легче... Так, треллы - слуги вампиров. Это мне один ветеран рассказывал. Значит, этот эльф, никто иной, как...'
  - О, я вижу ты поняла кто перед тобой! - улыбнулся еще шире Новел, показывая девушке изрядно выпирающие клыки. - Знаешь, а ты довольно глупая, если пришла в такую даль, к неизвестно кому, и что-то у него просишь. Думаю... я оставлю тебя в качестве, этакой, зверюшки... Кровь у тебя больно вкусная!
  'Вот... Даэдра!'
  Девушка похолодела. Ее руки сами собой потянулись к шее.
  'Ранки. Две. На шее. Та-а-ак.... БЕ-Е-ЕЗ ПАНИКИ! Нужно только дойти до алтаря какого-нибудь Бога, и я не стану вампиром. Делов то! Только, это нужно сделать за сутки после укуса, и почему то мне кажется, что с этим чудовищем я тут изрядно под задержусь!'
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Вечер.*
  
  'Бежать! Не останавливаться!'
  Девушка, что есть мощи, бежала по лесу. Каждый шаг давался огромным трудом, ведь толстый слой снега и бьющие в лицо ветки здорово отнимали силы.
  'Быстрее! Еще...! Или Он меня сейчас догонит!'
  Ифигения, в такой важный момент, думала только о Новеле. О своем неотступном преследователе.
  Как и говорил вампир, Ифигения стала его зверюшкой, которую он вот уже который час гоняет по лесу. Его не волновало, что сердце девушки было готово выскочить из груди, или то, что ее ноги были словно накачаны железом. Его заботило только свое развлечение.
  - Ну же... Что ты там копаешься? Я уже почти тебя догнал! - раздалось за спиной девушки.
  'Бежать! Нельзя останавливаться! Но куда?! Я давно уже потеряла всякие ориентиры...'
  - Вот ты где! - раздалось совсем рядом с девушкой.
  Ее в который раз, окатила волна страха. Тело оцепенело, и повернулось к весело скалящемуся эльфу-вампиру. Из ее глаз непроизвольно потекли слезы.
  - Оставь меня в покое! - крикнула девушка от отчаяния. Она понимала, что когда наскучит ему, то сразу же отправится в какой-нибудь из планов обливиона.
  - Оставить? - на лице вампира появилось удивление. - Как же это? Мы же только начали! - жизнерадостно сказал он. - Разве не за этим ты сюда пришла? Ведь все знают, что это владения Новела. Поэтому тут даже дичь появляется очень редко! - все также противно скалясь, развел руки в стороны эльф.
  'Что делать? Что делать? Что делать?!...' В голове девушки крутился только один вопрос.
  - И так... может еще кружок? - хохотнул эльф и, направил на девушку руку, послав в нее кроваво-красный шар энергии.
  Ее тело пронзили тысячи мелких иголок, и она позабыв об усталости ринулась в противоположную от вампира сторону.
  - Ха-ха-ха-ха! - разразился Новел смехом. - Знаешь, когда-то и меня также вынудили бежать. Да-а-а.... Веселое было времечко! Только я в отличие от тебя, смог себя преодолеть, - крикнул он в спину девушке, неспешным шагом следуя за ней. - И перебил всех тех доморощенных охотничков, что пришли по мои уши.
  'Хочет, чтобы я сопротивлялась. Что бы ему было веселей. А я... не могу. Руки не поднимаются. Как только сосредотачиваюсь на Пламени, так сразу перед глазами появляются его глаза. Такие... завораживающие...'
  Девушка, несмотря на все сгущающуюся чащу, бежала, не сбавляя темп. Заклинание вампира гнало ее в самую гущу леса. Она не знала, что ее там ждет, но все больше усиливающееся чувство безысходности, перемешанное с безумным страхом, кричало, что ничего хорошего.
  Ноги вывели ее на неприметную тропинку, ведущую прямо в зев темной, как ночь, пещеры. Вокруг входа в это ужасное место, были аккуратно разложены три кучи костей и на вершине каждой из них 'красовались' начищенные добела черепа. Достающие девушке до пояса, они внушали просто животный ужас.
  Взгляд Ифигении уперся в пустые глазницы одного из них. Девушка почувствовала, как в ее голове словно выжигают слова: 'Ты тоже...'. Она хотела закричать, но голос ее не слушался.
  - По тому месту, где ты остановилась можно подумать, что кто-то нашел мою гордость. Как тебе трофеи? - услышала девушка, раздавшийся не далеко от нее голос Новела. - Те трое, были хорошими воинами. Заставили меня попотеть. Мне повезло, что они пришли поодиночке, собрались бы они все вместе, и мы с тобой никогда не встретились.
  Встав рядом с девушкой, он, гордо улыбаясь, окинул взглядом, свои 'скульптуры'.
  - Что же, раз ты так любезно решила посетить мой дом, - Новел обвел рукой зёв пещеры. - То прошу, входи!
  От ужаса Ифигения не могла даже повернуть голову, что бы посмотреть на эльфа. Она была наслышана о тех, кто попадал в вампирское логово.
  'Самое лучшее, что меня там ждет - это участь быть обедом у этого чудовища. А худшее... Или стану вампиром и добровольно присоединюсь к его 'семье', или стану отвратительным куском мяса стоящем на страже его сна'
  Посмотрев на замершую в ужасе девушку, Новел, цыкнув, снова послал в нее заклинание, отличающееся от первого тем, что подчиняет жертву воле заклинателя.
  Когда шар зеленой энергии встретился с телом Ифигении, девушка лишь мелко задрожала, все так же стоя на месте.
  - Хм... Еще ни кто не сопротивлялся подчинению слишком долго,- почти ласково обратился вампир к девушке. - Знаешь, это будет даже забавно! Храбрые воины сопротивлялись от силы пять минут, а сколько выдержишь ты?
  В душе Ифигении бушевала настоящая буря. Она понимала, что если сдастся сейчас, то это будет ее конец - наружу она уже не выберется.
  '..Не хочу. Не пойду. Не буду. Стой! Ну, постой же! Я хочу жи-и-ить!'
  Девушка сделала один шаг.
  'Ну, пожалуйста! Акатош! Кинарет! Аркей!! Боги, помогите мне! Я не хочу умирать!'
  Второй шаг.
  - Как предсказуемо, - подал голос вампир. - Хотя, нужно отдать тебе должное. Ты выдержала дольше некоторых! Ха-ха-ха!
  Третий шаг.
  'Да что же это такое! Какого даэдра, меня вообще дернуло, идти в этот Скайрим?! Теперь из-за этой глупости я умру здесь!!'
  Ее страх, сменился пожаром ненависти. Занесенная для четвертого шага нога, вернулась обратно.
  - О, а вот это неожиданно! - воскликнул эльф, успев присесть на одну из куч костей, так чтобы девушка видела его лицо.
  - Я... Не... Подчинюсь... - с огромным трудом проговорила девушка глядя прямо в его глаза.
  - Ха-ха-ха... - начал смеяться Новел. - Ой, насмешила! Такой интересной гостьи у меня да-а-авно не было. Пожалуй... - вампир прервался на полуслове. Закрутив головой, он старательно стал всматриваться в окружающие деревья. - Ха! Вот, так-так. Похоже, у нас новые гости! - он уставился за спину девушки.
  - ... Кажется, мы все-таки заблудились... - вдалеке послышался Ифигении знакомый голос.
  - Старик, перестань. Его логово где-то рядом! Я, прям, чувствую! Так что тихо, больше никаких разговоров, - чуть тише, но все также хорошо слышно прозвучало оттуда же.
  Отвлекшийся вампир не заметил, как его заклинание прекратило свое действие - ярость помогла девушке скинуть подчинение. Тогда она, наконец, смогла вдохнуть полной грудью и начать размышлять более здраво.
  'Это же... это голос того самого слепого монаха! А второй... нет, не узнаю. Но что он тут делает? Неужели на вампира охотится? Как-то не верится. Может он ему, наоборот, помогает?! Но...А, неважно! Нельзя рисковать. Только не сейчас. Что же мне делать? Единственное, что приходит на ум - укрыться в этой... пещере, пока Новел отвлекся, и попытаться устроить там ловушку... Вряд ли выйдет, но выбора нет... Да, пожалуй, так и поступлю. О-о-ох, надеюсь что-нибудь получиться...'
  Так же медленно, как будто под заклинанием, Ифигения, отправилась во тьму. Эльф, проведя ее фигуру взглядом, вернулся к изучению прибывших 'гостей'.
  'А тут не так уж и темно. Я думала, что вампиры не любят свет, а тут куча светящихся грибов на стенах, дающих достаточно света, чтобы заменить дневное светило'
  Спускаясь все глубже под землю, девушка все громче слышала скрежет движущихся костей. По ее спине пробежал табун мурашек. Она знала, что он означает.
  'Скелеты. Много скелетов. Надеюсь, это не лучники. Потому что в противном случае я не успею и близко подойти, не то, что выпустить заклинание. На душе так скверно, чувствую себя какой - то неудачницей, вечно попадающей в передряги'.
  Спуск закончился, и девушке открылся просторный зал, созданный заботливыми руками природы. Но естественная красота этого места была кем-то нарушена. В каждом углу висел светильник из бараньего рога.
  В этом полумраке на встречу Ифигении шагнула пара скелетов, с еле тлеющими огоньками глаз.
  Когда-то бывшие людьми фигуры выглядели не самым лучшим образом. Даже по меркам далекой от Некромантии девушки.
  'Так, хорошо. Мне невероятно повезло, что на входе вас всего лишь двое, и похоже, что ваш хозяин поскупился на вашу поддержку. Песок так и сыплется. Свежие скелеты много быстрее вас двоих!'
  Создав на ладонях яркое, как полуденное солнце, пламя, девушка подпустила трухлявых скелетов поближе.
  - Получай! - выпустила она поток огня в еле приковылявшего скелета.
  Костлявый силуэт быстро растворился в огне, оставив после себя лишь маленькую горку пепла, и раскалившееся докрасна лезвие своего меча.
  Второй скелет, похоже, наделенный каким-то подобием разума, видя судьбу своего товарища, не стал подходить к девушке.
  Он приготовил свой ржавый меч и стал ждать, когда Ифигения сама подойдет к нему.
  'Новел, не поскупился на твое создание. Или нет. Возможно, с воином ближнего боя такая тактика принесла бы результат, но не в этой ситуации'
  Девушка, сдвинувшись на пару шагов вперед, снова выпустила жаркое пламя, и второй скелет повторил судьбу первого.
  'Фух, если... когда, выберусь из этой передряги, то обязательно буду больше практиковаться! Пара заклинаний и я готова упасть замертво!' Ифигения устало вздохнула, вытерла выступивший пот.
  'Нужно двигаться дальше, пока не подошли остальные скелеты. Скрежет их костей сводит с ума. Спокойно Ифигения, ты выберешься. Все будет хорошо.... Ты сможешь еще пару раз выжечь эту мерзость! Уж на это твоих сил хватит...'
  Собравшись с силами, девушка внимательно оглядела помещение.
  'Пусто! Даже спрятаться негде, не то, что ловушку сделать.! Хотя... что это там, впереди...' Девушка медленно двинулась дальше.
  А впереди ее ждал разветвленный коридор, из которого и доносился противный скрежет.
  'Надеюсь, вампир будет занят еще пару минут, потому что встречать нежить лучше всего здесь, что бы никто не посмел ударить в спину'
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Вечер.*
  
  Ифигения обессиленно опустилась наземь. В ее голове вяло текли беспокойные мысли - сейчас она себя чувствовала так, будто самолично вспахала огромное.
  '...Это был последний. Фу-у-ух.... Пятеро! Их было пятеро! Как я справилась, ума не приложу.... Если сейчас выйдет еще хоть одна мерзость, то... я даже не знаю....'
  Чувствительный слух девушки уловил какой-то шорох спереди. Поднявшись на дрожащих ногах, она готова была опять бороться.
  'Если это вампир, то смерть моя не будет простой, хотя, как он прошел бы через меня, да и что-то его все нет и нет, не лучше ли...? Нет, не буду рисковать. Так, а если же это скелеты, то... это даже хорошо. Не буду мучиться. А если... что это?'
  По подземелью разнесся стон похожий на вой. Мысли девушки все так же вяло текли в ее голове.
  'Вряд ли это кто-то из них... Значит, остается только одно - зомби. Кусок мяса, поднятый этим даэдровым вампиром! Тупой и неповоротливый, но, к моему сожалению невероятно сильный. Если я хочу выжить, то остается первой снести ему голову...'
  Девушка больше не испытывала страха. Она слишком устала, чтобы бояться. Взяв в руки еще не остывший клинок, Ифигения обернула рукоять тряпицей и была готова к своей последней битве.
  'Интересно, чем же Новел так заинтересовал монаха, что его до сих пор нет?...'
  Из темного проема показался человеческий силуэт. Подвывая и ковыляя, он все ближе подходил к освещенной части пещеры.
  'Ну и уродец...'
  Вид протухшей человеческой туши, за неимением страха мог вызвать только волну невероятной брезгливости - отваливающиеся на ходу куски мяса, вздувшаяся кожа, кровавое месиво на одной стороне лица. Такой лик был ужасен во всех смыслах.
  Выставив клинок перед собой, казавшейся ей в данный момент самым настоящим клеймором, а не каким-то ма-а-аленьким, с локоток мечем, Ифигения стала ждать, когда нежить приблизиться.
  'Надеюсь, там, куда меня заберут боги, будет моя мама...'
  Когда до девушки оставалось шагов пять, зомби почуял ее свежую плоть и немного ускорился. Выставив вперед свои безобразные руки, он с громким рыком пошел на Ифигению.
  'Сейчас бы, опалить тебя огнем... Но увы, стоит выжать из себя искру, как я свалюсь от бессилия'
  Усмехнувшись, она решительно смотрела прямо на своего врага:
  'Пора. Один взмах и все будет закончено. Нужно только успеть! Четыре шага... Три... Два... Пора!'
  Протухшая голова, набитым мешком, упала на грязный пол пещеры. Тело, поддерживаемое вампирским заклинанием, простояло в одном положении еще пару секунд, после чего повторило судьбу своей головы.
  'Вот и все! Осталась сущая мелочь - убить вампира, создавшего всю эту мерзость!'
  
  *Империя Сиродил. Окрестности Брумы. Ближе к полуночи.*
  
  - О-о-ох... - тихий стон раздался в тиши леса. - Да что же это...
  'Все болит так, будто по мне лошадь прошлась несколько раз. О-о-о-ох... И почему так холодно!? Я что... Как я смогла выбраться из пещеры? Последнее что помню, это приближающийся пол, а потом тьма...'
  - Тише, тише... Не шевелись пока, - сказал очень знакомый девушке мужской голос.
  Ифигения с трудом разлепила веки, и тот час же закрыла вновь - по глаза резануло светом яркого костра.
  - Тебе лучше поберечь силы, - продолжал тот же голос. - Когда мы тебя нашли, ты была при смерти. Вампир слишком много сил у тебя отнял.
  'Так, значит - меня спасли. Пожалуй, стоит их поблагодарить. Или нет, если они спасли меня не просто так. В любом случае нужно узнать кто это 'мы''
  Медленно открыв глаза, девушка оглядела окружающий ее пейзаж.
  Разноцветные звезды переливались ярким светом и две огромные луны. Это заставило девушку позабыть все свои тревоги.
  'Как красиво... Кажется, что я не видела такой красоты целую вечность! Говорят в Скайриме вид еще прекрасней'
  - Эй, красотка! Хватит спать, ужин готов. Хе-хе... - услышала Ифигения громкий с хрипотцой голос.
  'Орк. Не иначе. Только орки настолько... Орки!'
  Переведя взгляд, девушка все же огляделась вокруг. И то, что она увидела, сильно удивило её.
  '... и все? Я ожидала большего...'
  Костер, котелок и двое разумных. Больше никого.
  'Они что, победили вампира вдвоем?!! Да как это...'
  - Эй, ты там не заснула? - помахал ложкой перед лицом девушки орк, на секунду отвлекшись от варева.
  - Оставь ее Дорак, - подал голос слепой монах, полируя свою катану. - Дай ей прийти в себя. Разве не ты говорил, что не подготовленному человеку встреча даже с самым захудалым вампиренышем не пережить?
  - Ха... - закивал ему в ответ орк. Да так активно, что его пышная борода колыхалась в такт движений. - А она не только выжила, но и уничтожила половину охраны подземелья! Уважаю...
  - Не говорите так, будто меня здесь нет! - возмутилась девушка. 'Потом как-нибудь поблагодарю, наверное...' - Вы, вообще, кто такие?
  - Мы? - переспросил монах. - Мы всего лишь путники, идущие в страну вечных морозов, где ожидает нас масса приключений...
  - О-о-о, прекращай! Сколько я наслушался твоих красноречивых речей, - скривился орк. - Так вот красавица, я Дорак, Страж Рассвета, - орк выразительно посмотрел на девушку. Прочитав на ее лице глубокое незнание фракции, в которой он состоит, Дорак с глубоким вздохом, пояснил. - Мы, Стражи, испокон веков боремся с разного рода вампирами.
  - Никогда не слышала, - слегка мотнула головой девушка.
  - И не мудрено! - орк даже поднял ложку в подтверждение своих слов. - Стражи довольно долго скрывали свое существование. С давних времен Сиродилом управляли эти, выкормыши бездны, вампиры. И мы, Стражи, еще со времен Кризиса Обливиона исполняли свой долг, перед человечеством истребляя эту нечисть. Правда, результаты стали проявляться только сейчас, когда в стране не спокойно...
  'Ой, меня же...'
  - Хм... Именно потому что в империи такой кавардак, такие вампиры как этот... он был лесником? Хкм, не важно. Так вот, этот лесник, стали терять всякую осторожность. Думают, что пока все силы Империи стоят на границе им все можно.... Да, кстати! - указал ложкой на девушку Дорак. - То, что тебя покусал тот вампир, еще не значит, что ты заражена.
  - А откуда ты...? - начала девушка.
  - Ну, у тебя такое лицо стало... - пробурчал орк, поглощая похлебку.
  - Я не об этом! - с нотками паники сказала девушка. 'По моему лицу нельзя понять, что меня укусили!'
  - Хкм... а ты думала, что к своему костру я подпущу тебя, предварительно не проверив? - выгнул пушистую бровь Дорак. - А вот и нет, проверил. Чтоб совсем наверняка... Так что успокойся, ты абсолютный человек, и тебе все также должны нравится сладкие рулеты хе-хе... Но, на всякий случай все равно сходи к Алтарю Богов и помолись об излечении! Мало ли...
  - Да, конечно... и спасибо, - тихо сказала девушка. - За то, что спасли.
  - А... - махнул ложкой орк. - Не нужно. Это ведь моя работа. Хотя приятно. Не каждый день красотки говорят мне... - посмотрев на монаха, Дорак на секунду запнулся. - Кхм... нам, такие вещи...Ты лучше представься.
  Монах, не принимавший участие в разговоре, несколько оживился. Вложив катану в ножны, он с интересом стал ждать.
  'Даже не смотря на то, что этот слепец, вроде как, не имеет 'плохих' мыслей, он все равно кажется мне подозрительным.... То есть... у него есть какая-то тайна. М-м-м-м... Не знаю...' Подумала девушка, мимолетно глянув в его сторону.
  - Меня зовут Ифигения, - привстав со своей подстилки, девушка протянула руки к костру, чтобы они совсем не окоченели. - Точнее Ифигения Милети. Не совсем умелый бард, и просто хорошая девушка, - мило улыбнувшись, сказала девушка.
  - Хе, какая скромница... Кхм, а этого, на диво молчаливого человека, звать Офелосом, - кивнул Дорак на монаха. Человек слегка поклонился, когда прозвучало его имя. - Прибился ко мне, когда узнал, куда я направляюсь, и да - прошу к нашему столу, хе-хе, - обвел ложкой котелок он. - Расскажешь, как оказалась в логове вампира?
  - Из-за нужды... - с печальным вздохом девушка начала рассказывать свою историю.
  'Негоже обманывать спасителей. Думаю, стоит рассказать правду, только не всю. Кто знает какие у них планы на меня... Да и кидаемые взгляды орка, какие-то... странные. Подозревает меня в чем-то?... Так, спокойно. Он просто присматривается к незнакомке. Не беспокойся. Веди себя спокойно, и все будет в порядке'
  -... Вот так вот я и оказалась в той пещере, - закончила свой рассказ Ифигения, тряхнув растрепанными волосами. - Конечно, я опустила немного подробностей, но... - пожав плечами, девушка пододвинулась к котелку. 'Никогда, и некому не скажу, какого страха натерпелась'.
  Девушка пошарила руками вокруг своей лежанки, по привычке ища свою походную сумку, в которой лежала ее ложка.
  'О-ох... Даэдра! Она осталась где-то в хижине вампира'
  - То бишь ничего необычного, таких историй я наслушался, и даже поучаствовал не раз, - констатировал орк. Кхе,- он почесал свое остроконечное зеленое ухо. - Вот помню, я тогда еще совсем юнец - клыки только-только начали выпирать, все грызть что-нибудь тянуло... Кхм.... В одиночку пошел на мамонта! - развел руки в стороны Дорак и посмотрел в лицо девушки. - Хм.... Да пошел, и не надо тут... - ответил на скептически поднятую бровь девушки орк, шутливо пригрозив ей ложкой. - Я воин хоть куда! Могу и черепа крушить, и крепость построить, и все это голыми руками! Кхм... Так вот, взяв отцовский топор пошел я на мамонта, и... - приняв как можно более героический вид сказал Дорак.
  - Убил его, и сшил из его шкуры одежды... или доспехи? - тщательно скрывая улыбку, похлопала глазами девушка, перебив его.
  'Ха-ха, он корчит такие рожицы, что и не удержишься. Забавный орк. Не каждый день... хкм... ночь, можно встретить такого - что больше трех слов связать может'
  Увидев смеющееся лицо девушки, орк, грозно нахмурился:
  - Ты думаешь, у меня бы не вышло?! - пробасил бугай.
  - Друг мой, не горячись! Эта добрая девушка лишь всего лишь полюбопытствовала, что было дальше, - прервал Дорака Офелос.
  Орк, медленно выпустив воздух из легких, насупившись, продолжил поглощать уже ополовиненный котелок.
  - Не обижайся на него Ифигения. У него была тяжелая жизнь, которая обещает стать еще тяжелей, - Офелос слегка покачал головой. - Впрочем, не только для Дорака. Для всех нас наступают сложные времена...
  'Хм... на каждой площади большого города стоят люди, что долгими днями повторяют эти слова. Но те слова никак не находили отклика в моей душе. Но сейчас... странно... после его слов так... страшно стало. Создается впечатление, что наступает какой-то конец света...'
  На поляне, стояла гнетущая тишина. Был слышен лишь далекий вой волков, и грустный треск костра.
  - Дорак, так что там с мамонтом? - тихо спросила девушка, нарушив тишину.
  Орк, тяжело вздохнув, закончил свою трапезу. Выудив из закромов походной сумки какую-то грязную тряпицу, он начисто вытер свою ложку.
  - Ничего особенного, - сморщив лоб, буркнул Дорак. - Всего на всего по дороге забрел на вампирскую стоянку.... На пирующую торговым караваном стоянку. Хе! Представь себе встречу... - морщины на лбу орка разглаживались по мере развития его рассказа. - Как только я вышел из леса на меня уставилось, по меньшей мере.... хм.... я тогда насчитал десяток голов, в каждой из которых горели пара красных, как сама кровь, глаз.
  - Неужели в столь юном возрасте ты умел считать? - насмешливо спросил Офелос.
  Выразительно посмотрев на монаха, Дорак от досады сплюнул наземь, пробурчав себе под нос о 'Сильно умных людишках'.
  - Умел. Меня жена вождя научила! Звали ее Урго-Наб, кажется... - задумался о ее имени орк.
  - Простите, что прерываю, но куда вы направлялись до встречи со мной? - полюбопытствовала девушка, поглядывая на двух компаньонов.
  - Как я уже говорил, в страну вечных снегов и лютых морозов! - начал заливаться соловьем монах. - Туда где...
  - О-о-о... я с тобой путешествую всего ничего, а уже тянет прибить за твои, как ты говоришь, 'словесные обороты'. Тьфу! Знал бы, никогда не согласился тебя проводить! - еще раз сплюнул орк. - В Скайрим мы идем. Вампиры там совсем распоясались, вот вождь Стражей и приказал мне отправиться туда. 'Разведать' так, сказать. Хорошо, что тайные тропы знаю через горы...
  'Боги благоволят мне! Это мой шанс!... Постой, он сказал что там 'вампиры распоясалась', и это при том, что там еще идет гражданская война?! Я что с ума сошла туда идти...' Вот-вот готовая передумать и вернуться в свой 'родной' дом, девушка застыла на месте. В ее душе шевельнулось что-то непонятное. Оно шептало тихо-тихо 'Иди... Только ты... Нужно... Тогда... Вечность...'
  - Позвольте отправиться с вами... - прошептала девушка, глядя куда-то вперед, и в тоже время не видя ничего.
  - Хм... - орк посмотрел в глаза Ифигении. - Я бы посоветовал тебе вернуться домой.... но тем, кому есть куда возвращаться не ходят по вампирским логовам, - задумался орк, переведя взгляд на оставшуюся кроличью похлебку. - Да кстати, ты чего не ешь?
  - Нечем, - коротко ответила она. Отойдя наваждения, девушка была просто уверена - дальнейшая ее жизнь будет проходить в Скайриме.
  - Вот как.... Подожди немного. Монах, а ты-то почему? - задал вопрос он Офелосу, поднимаясь на ноги.
  - Жрец. Не монах, - поправил Дорака человек. - Я не голоден.
  - Вот и ладно. Тебе Ифигения больше достанется! Хе... - взяв в руки топор, орк отошел от их костра.
  Оставшись наедине, жрец и девушка, хранили недолгое молчание.
  У Ифигении на душе было мерзкое чувство стыда перемешенного с возмущением.
  'Думаю, стоит перед ним извиниться. Все же не по человечески я тогда с ним поступила... Но он тоже виноват! Нечего было так подкрадываться! И-и-и вообще меня можно понять...!'
  А Офелос наблюдая всеми своими чувствами за интересующей его девушкой. На лице мужчины была видна печать счастья, будто он видит своими глазами ожившее чудо. Его всегда было сложно понят, даже когда он был совсем ребенком.
  - Я должна извиниться перед своим спасителем за... - запнулась девушка.
  - ...То, что убежала с площади? - с улыбкой продолжил за нее Офелос. - Не стоит. Если так произошло, значит, так было нужно.
  - То есть? Что значит 'так было нужно'? - не поняла девушка.
  - Только то, что ни боги, ни кто-либо еще, пожалуй, за исключением Принцев Даэдра, не вправе влиять на судьбы людей. Только мы выбираем, по какой из дорог будем идти...
  '...Глупости какие-то...'
  - Хе... О чем говорили? - вернулся Дорак, с деревянным поленом в руках.
  - Не о чем друг мой, - протянул Офелос. - О вечном, и...
  - Понятно, - буркнул себе под нос Дорак, усевшись на свою подстилку. Взяв в руки нож, он споро стал строгать деревяшку. - А знаете... никогда не любил зиму! Не поспать хорошо на улице - снегом заметет, ни воды напиться - сразу замерзает...
  Орк говорил, а девушка наблюдала, как от полена в разные стороны отлетают щепки.
  'Какие-то большие, какие-то маленькие, какие-то попадают в костер по дуновению ветра, а какие-то осыпаются рядом... Офелос не прав. Не только лишь один человек решает, как ему жить...'
  - Ну вот, готово, - Дорак покрутил грубо выструганную ложку. - Теперь не помрешь с голоду. Цени! - воздел он палец вверх. - Да, кстати, раз ты идешь с нами, то теперь ты и будешь готовить, - сказал орк, передавая девушке ложку, - и сумки тащить.
  Ифигения на секунду замерев, согласно кивнула, принимая такой ценный дар.
  'Что же это не большая плата за относительно безопасный проход через горы'
  - Благодарю, - Ифигения опустила ложку в жидкость, начиная трапезу.
  
  *Граница Скайрима и Империи. Перевал в горах Джеррол. Вечер.*
  
  - Ну и холодрыга! - простучал зубами орк, подняв окоченевшую руку, чтобы с неприятным хрустом обломать небольшую сосульку, намерзшую на его горбатом носу. Поминутно вздрагивая от резких порывов ветра, Дорак неотступно вел людей вперед. - Давайте, осталось немного! Скоро мы выйдем к предгорьям!
  - Скорее бы! - крикнула девушка, пытаясь рассмотреть землю под своими ногами. Этому весьма мешала поднявшаяся несколько часов назад метель.
  Трое разумных вот уже, сколько времени сопротивлялись буйной стихии, двигаясь практически в обнимку от одолевавшей усталости.
  Ифигения, как самая слабая из них, давно бы свалилась с ног, если бы не поддерживающие ее с двух сторон руки мужчин. Впрочем, и Офелос с Дораком держались из последних сил. Путь по сугробам давался всем большой ценой. Настоящие горы снега, превышающие человеческий рост в несколько раз, были труднопреодолимы.
  - Я предлагал переждать бурю! - крикнул Офелос, когда в очередной раз споткнулся. - Говорил, что переход будет невообразимо рисковым! Так нет же! Кто-то настоял на том, что нужно идти прямо в метель, да Дорак!?
  - И я считаю, что поступил верно! Последний раз, когда я ходил по этой тропе, на меня напала пятерка этих волосатых чудовищ! - зло крикнул Дорак. - Истратив на них все свои арбалетные болты, я убил лишь двоих! Так что от остальных пришлось уносить ноги, уж больно сильны тролли в ближнем бою! Хе...! Меня бы догнали, но благо наткнулся, на группу Имперских Егерей! С ними мы смогли отбиться от преследователей! Помню, я тогда поспрашивал их о других тропах, так, на всякий случай, и узнал, что там дело обстоит в несколько раз хуже! Так что молчи, если не знаешь, о чем говоришь! - прокричал в ответ орк. - Именно сейчас шанс встретить тролля очень мал! В такую погоду носа из пещеры не покажет даже самый полоумный из них!
  - Только поэтому мы все еще идем за тобой...! - начал Офелос.
  - О-о-ох... - воздохнула девушка. Ее терпение вот-вот кончиться. Офелос и Дорак начинали спорить и препираться каждые несколько минут.
  'Может, они так напряжение сбрасывают? Да какой-там.... И так сил нет'
  Так, перебрасываясь колкостями и испытывая терпение одной невероятно 'понимающей' девушки, они шли по тропе. Вскоре, метель прекратилась, и идти стало проще.
  - Хе... Все! Привал, - сметя с большого валуна снег, и раскатав на нем свой спальный мешок, Дорак устало плюхнулся сверху. - А вы и не верили что дойдем! Хе... Вон глядите, Глотка Мира! - показал на виднеющуюся в дали высокую гору орк.
  - Ха-ха, - саркастично посмеялся Офелос, в который раз, за сегодняшний день, потеряв невозмутимость. - Я бы с удовольствием, да вот только...
  - Ой, забыл! - скорчил гримасу Дорак. Это позабавило Ифигению. Присев рядом с ним, она, улыбнувшись, сказала:
  - Большая. Наверное, самая высокая во всем Сиродиле!
  - Народ говорит, что самая-самая, - задумавшись, сказал орк. - А там кто знает...
  - Да, это так, - вернув свой одухотворенный вид, сказал Офелос присев на небольшой валун в трех шагах от орка. - Пару лет назад, в одной из рукописей я прочел, что...
  - Ты? И прочел?! - орк стал доставать из своей сумки съестное. - Ты же слепой?
  - Я не всегда был слепым, - поджав губы, коротко ответил жрец.
  Посмотрев на него подозрительным взглядом Дорак, согласно кивнул, признавая нежелание Офелоса делиться этой тайной.
  - Бр-р-р... - поежилась девушка. - Как здесь холодно! Кажется, я поняла - главная опасность в горах, это возможность замерзнуть насмерть!
  - Ага-а, - протянул Дорак задорно улыбнувшись. - А еще, думаю, скорые гости!
  - Это, какие еще? - не поняла девушка.
  - Тролли. Метели пришла конец, и они явятся миру... - в своей излюбленной манере ответил за Дорака Офелос.
  - Так, может быть, стоит продолжить путь? - девушка еще не отошла от 'приключений с лесником', как она назвала свою будущую историю, а на горизонте появляются новые.
  - А ты хочешь, что бы они напали на нас, когда мы обессилим от долгого перехода? - вопросом на вопрос ответил орк. - Мы не успеем покинуть предгорья до захода солнца. А идти ночью самоубийство, даже, по моим меркам, - пожал он плечами. - По моему мнению, их нужно встречать здесь. В конце концов, сейчас я не один и место удобное. Внезапно не напасть. Втроем мы легко с ними справимся! - в его глазах сверкнул недобрый свет. Дорак так и горел желанием ринуться в бой.
  Девушка вздохнула и протянула руку в свою сумку, доставая припасы.
  'Будто я хотела услышать другой ответ от представителя расы прирожденных берсерков!'
  
  *Граница Скайрима и Империи. Перевал в горах Джеррол. Поздний вечер.*
  
  - Что-то никто не нападает... - протянула девушка, наблюдая, как загорается первая звезда на небосводе.
  - Ждут, пока заснем, - тихо сказал Дорак, лежа на своем спальнике и рассматривая сумеречное небо. - Или потеряем бдительность, что в принципе одно и то же. Они твари хоть и глупые, но вот чуйка у них...
  - Ты узнал об этом, повстречав их всего раз? - спросила Ифигения.
  - Хе... Как бы не так! - орк показал на застывшего в одной позе Офелоса. - Он мне все уши прожужжал, пока мы дошли до вампирской берлоги. Заткнуть было невозможно. Я удивляюсь, чего он стал такой молчаливый.
  - Да, действительно странно... - проговорила себе под нос девушка, рассматривая жреца.
  Он сидел на том самом камне в одной позе, по меньшей мере, целый час. На плечах жреца уже успела собраться немалая горка снега, а он даже не почесался.
  Девушка поежилась от холода. 'Я тут скоро окоченею, а ему хоть бы что! Даже, зажигая на своих руках огонь, я не могу их согреть! Интересно, как ему это удается?'
  - А... - хотела спросить девушка.
  - Тихо, - Дорак поднялся и стал прислушиваться.
  Ифигения закрутила головой в поисках возможной опасности. 'Никого и ничего. Все так же завывает ветер. Что же его насторожило?'
  Офелос все так же сидел неподвижно, лишь стало слышно его чуть участившееся дыхание.
  - Показалось? - спросил сам себя орк. - Лучше проверить...
  - Показалось что? - непонимающе спросила у него девушка. - Я ничего не слышала.
  - Сиди здесь, - коротко бросил ей Дорак, шагая в сторону от их стоянки. Он приготовил арбалет.
  'Ничего не понимаю! Что его так насторожило? Он же сам сказал, что внезапно на нас не напасть. Так что троллями тут и не пахнет. Тогда что? О-о-ох... Лучше перестраховаться...'
  - Офелос! Эй! - шикнула на мужчину девушка, внимательно оглядывая округу. Дорак успел пропасть из поля виду. - Поднимайся!
  'Будто статуя! Даже не отзывается!' С негодованием подумала девушка. 'Так, спокойно. Ты со всем справишься...'
  Вдруг, словно из под земли, перед Ифигенией возник силуэт Дорака.
  - Что слу...- хотела спросить его девушка. Но не став ее слушать, орк быстро стал складывать свои вещи.
  - Тролли нас не побеспокоят, - пыхтя, сказал Дорак, пытаясь быстро свернуть заледеневший мешок. - Эй, ты, поднимайся! - видя, что Офелос все так же не шевелиться, орк от души пнул жреца. - У нас тут намечается заварушка покруче, чем схватка с троллями....
  - Да что случилось!? - не выдержала девушка. Ей не нужно было собирать вещи, поэтому она просто смотрела на все манипуляции орка, с недоумением.
  - ... Кто посмел нарушить мою медитацию?! - потирая ушибленный бок, Офелос поднялся на ноги.
  - Ну, наконец-то! - орк, наконец, собрался и быстрым шагом отправился в только ему известном направлении. - Раз все готовы, то вперед! Нас ждет о-о-очень быстрый марш бросок....
  - Дорак! - в сердцах крикнула девушка, поспешив за ним.
  - Э-эх... женщина! Когда говорят быстро собираться и уходить, надо беспрекословно исполнять приказ! А не кричать! - на ходу стал ей выговаривать орк. - Взяла бы пример с нашего слепого друга.... Ладно-ладно, не смотри на меня так! Нам просто посчастливилось остановиться стоянкой, прямо возле побоища, идущем между Братьями Бури и Имперцами! Ты сама прекрасно знаешь, что бывает после боя! Поэтому мне очень не хочется проверять, прочешут ли они ближайшие окрестности, найдут нас или нет.
  - Будто нельзя было сразу сказать... - в душе девушки появилось легкое волнение. Уверенность, с которой Ифигения пришла в край лютых морозов, стала постепенно уступать чувству страха. Ее спутники, будто чувствуя то же самое, все больше ускоряли шаг.
  'С таким темпом я скоро отстану...' Подумала девушка, прежде чем с головой погрузиться в изнуряющий бег.
  
  *Скайрим. Окрестности Хелгена. Вечер.*
  
  Перед глазами маячит грязный мужской плащ, напоминая о злоключениях в темнице. Никогда бы не подумал, что идти позади, может быть так... тяжело. Единственное, что отвлекает от свежей раны на душе, полный жизни мир. Он внушает мне чувство, что пожелай я подняться на вершину самой высокой горы и мне это удастся. Сделать первый шаг, и у меня всегда все получится. Прекрасное наваждение. Так и хочется, что бы оно продолжалось...
  - Ульфрик, а куда мы направляемся? - задал я вопрос, наслаждаясь видами.
  Я сделал глубокий вдох. У-у-ух! Никогда бы не подумал, что воздух такой вкусный! Будто свежесваренным медом дышу! Красота! И снег и небо! А небо то какое! Просто дух захватывает!
  Просто не знаю, куда девать глаза! Меня радовало решительно все: от падения снежинок до красивого пения птиц. Интересно, как я смотрел на все это тогда, до потери памяти?
  - Я иду в Виндхельм, - твердо сказал Ульфрик, прервав мои мысли. - А ты отнесешь Ралофа в Ривервуд, и если пожелаешь, после присоединишься ко мне. Но я как твой Верховный Король советую тебе для начала восстановить свои навыки.
  Как-то это прозвучало... плохо.
  - Ульфрик, может, все же зайдешь в деревню? Восстановишь силы... - не знаю, как далеко этот Виндхельм находится, но знаю, что мы оба, идем на последнем издыхании. Как выразился Буревестник 'Сейчас вокруг Хелгена ни души. Чудовище разогнало всех. Для нас сейчас самое лучшее время чтобы пройти...' К слову, шли мы уже порядка двух часов.
  И, кстати, о последнем издыхании! Мне приходится тащить Ралофа на своей спине. Прийти в себя он то пришел. Вот только беловолосый смотрел в одну точку, и пускал слюни в бороду. Я уже второй час несу его! Ульфрик сказал, что Ралоф сошел с ума, не выдержав душевных терзаний. Э-эх! Но ничего! Когда Ралоф выздоровеет, я ему все припомню! Например, заставлю наковальню таскать ...
  - Нет. Я в деревню Ярла Балгруфа ни ногой. Меня там каждая собака знает. Кто-нибудь из местных, точно донесет имперцам, что в их краях видели главаря повстанцев. Так что слушай план: я доведу тебя до Ривервуда, а ты раздобудешь мне припасов в дорогу. Запомнил?
  - Да ярл. А что ты будешь делать потом? - мне показалось, что он хочет от меня избавиться! Только почему, у меня в голове не укладывается.
  - А потом, как я уже сказал, ты останешься в деревне, а я направлюсь в Виндхельм, - устало повторил Ульфрик, раздраженно дернув плечами. Похоже, он не привык повторять.
  - А как же я...? - меня охватило беспокойство. Ведь сейчас все понятно: вот Ульфрик, за ним нужно следовать, вот Ралоф его нужно нести. На там, в Рифервуде, не будет ни одного знакомого лица, кроме пускающего слюни беловолосого. Мне придётся принимать решения самостоятельно!
  - Справишься как-нибудь, не ребенок, - отмахнулся Ульфрик. Больше задавать вопросы желания не было.
  Мы прошагали еще пару часов. Заснеженные просторы сменились редким лесом. Беспокойство утихло. Раздумья привели меня к мысли, что Ульфрик прав. Я не маленький. Как-то до этого жил, значит, и сейчас проживу.
  Радостно зазвучали крики птиц. Надо же! Даже не заметил, как перестал их слушать...
  - Стой, - прошептал Ульфрик, останавливаясь.
  Ну ... ну что там еще? Я сейчас с ног свалюсь от усталости!
  - Волки, - будто прочитав мои мысли, сказал Буревестник.
  - Я-то думал, что бегущие сломя голову люди, всё зверье в округе перепугали... - сказал я устало, аккуратно опустив свою ношу на землю.
  - Так и есть, - внимательно оглядывая ближайшие кусты, сказал Ульфрик. - Готовься, их немного.
  Он по удобнее взял топор, и осторожно двинулся вперед.
  - Стой на месте и сторожи Ралофа, - чуть повернув голову, приказал он мне.
  Что же... стоять, так стоять. Только нужно чем-нибудь вооружиться - вдруг ни какой не волк, а целый медведь! А я тут весь такой вкусный стою с голыми руками...
  И так, что же можно найти в лесу? Много чего. Но в данной ситуации, когда с места лучше не сходить, это самое 'много' становиться 'всего - ничего'.
  Нужно было, еще там, в крепости, взять нож у какого-нибудь трупа.... Жаль раньше об этом не подумал.
  Пришлось вооружаться тем, что было. Ветвистой веткой и небольшим камнем. Не забью камнем, так отхожу веником! Ха-ха! Даже не знаю, почему меня это так забавляет?
  На душе такое чувство, что сейчас, глядя на себя со стороны, старый я, который был при памяти, посмеялся бы от души: какой-то грязный оборванец с хиленькой деревяшкой в одной руке и щебнем в другой, готовится встретить полутораметрового хищника, и возможно даже не одного! Впрочем, и
  Ульфрик с топором тоже выглядит не самым лучшим образом.
  А Буревестник успел отойти уже на порядочное расстояние. Думает, отвлечь хищников? Или наоборот... это мы с Ралофом приманка?
  Позади меня послышался низкий звериный рык. Я стремительно обернулся.
  Обладателем рыка оказался довольно тощий белый волк. Он как раз подкрадывался к смотрящему прямо в глаза своей смерти Ралофу.
  Во всем теле появилась необычная легкость. При виде врага в моей душе стало разыгрываться пламя битвы.
  - Не смей! - от всей широты души крикнул я на него.
  Готовый к прыжку зверь замер. Посмотрев на меня своими черными глазами, он боязливо попятился.
  - Давай-давай, беги отсюда! - кинул я в него камень.
  Зверь увернулся от булыжника и, не оглядываясь, кинулся бежать.
  - Фу-ух... - тыльной стороной ладони вытер я пот. Надо же! Даже не заметил, как вспотел... - Ульфрик! - крикнул я Буревестнику, повернувшись.
  Пусто. Никого. Не тушек волков, не самого Ульфрика. Только ветер колышет голые ветки деревьев и кустов.
  - Ульфрик? - я недоуменно стал оглядываться. Пламя битвы угасло, и меня словно снежный ком накрыла усталость. - Ты же сказал, что доведешь до Ривервуда...
  - Ульфрик Велик! - глупо улыбаясь, сказал Ралоф, сидя на земле и глядя куда-то мне за спину.
  - Да... Ралоф. Велик, - грустно сказал я. Похоже, до деревни мне придётся добираться самому. Только как это сделать, не имею ни малейшего понятия...
  - Р-р-р-р... - Мои мысли оборвал резкий толчок в спину. Он был такой силы, что, не пройдя и секунды, я лежал распластанным на земле. Усталость, как ветром сдуло.
  Я не успел ничего понять, как в следующий миг, мою шею прошила страшная боль. Неосознанно я выпустил из руки единственное мое оружие.
  - А-а-а...! - извернувшись, я огромной ценой, скинул врага со спины.
  Вскочив на ноги, я был готов отражать следующую атаку врага.
  - Снова ты! - в сердцах крикнул я, четвероногому зверю. Волк, оскалившись окровавленной пастью зарычал. - Это же моя кровь! - только сейчас заметил, что по шее бежит что-то теплое.
  Левой рукой я потянулся к ране. Но волк не стал ждать. Резко присев, он словно стрела, прыгнул прямо на меня стараясь вцепиться в незащищенную ничем шею.
  - Даэдра! - на одних рефлексах мне удалось заслониться той самой рукой. По ней кованым железом разошлась боль. Правой рукой я попытался разжать его пасть. Неудачно.
  Сделав шаг назад под давлением туши зверя, я понял - ноги слушаются еле-еле.
  Меха вокруг раны на шее стали быстро намокать.
  Зверь не отступал. Он с остервенением грыз мою руку. Если выживу двигать ей я вряд ли смогу.
  Ноги начали подкашиваться. Волк, почувствовав мою слабину, усилил напор. Я снова оказался на земле.
  Слышу противный хруст. Зверь добрался до кости.
  Я понял - сейчас или я что-то сделаю или меня съедят как кабанчика!
  Собравшись с духом, отнял правую руку от волка, тем самым отдавая левую на поживу врагу. Превозмогая боль, я стал шарить по земле.
  Ведь помню, эта даэдрова деревяшка, была где-то тут! Никак не могу ее найти!
  В отчаянии я потянулся дальше. Рука наткнулась на булыжник. Мгновенно схватив его, я без замаха припечатал камнем прямо по лбу волку.
  Зверь заскулил и отпустил мою руку. На его белой шерсти выступила кровь. Пошатываясь, волк стал отходить от меня.
  Нет! Не уйдешь!
  Превозмогая дикую боль, я поднялся на колени, и, замахнувшись от души, опустил булыжник на голову волка.
  Брызнула темная кровь. Туша мешком упала на землю.
  Победа. Но почему мне не весело? Кажется, жить мне осталось недолго.... Раны болят так, словно в них насыпали соли. И хочется кричать от боли. Но стиснув зубы, я молчу. Постепенно до меня стало доходить, что я мог погибнуть не в сражении с Имперцами, а от клыков какого-то волка.
  Оказывается, оказавшись на волосок от смерти, начинаешь по-иному смотреть на жизнь.
  И тут я вспомнил о Ралофе? Что с ним?
  С трудом повернувшись в его сторону, я увидел то, что ни как не ожидал увидеть: окровавленного Ралофа сидящего прями перед второй волчьей тушей. Он разорвал пасть зверя голыми руками.
  - Я и не думал, что там есть еще один волк, - хриплым голосом сказал я, перед тем как в глазах стало стремительно темнеть.
  
  Глава 5 'Доброе Утро'.
  
  *Скайрим. Ранее утро следующего дня.*
  
  - Бух!... - сквозь пелену сна, до моего уха долетел звук смачного удара.
  Шшшш... тихо там! Я сплю...
  - Бух!... - снова удар, за которым последовал треск дерева.
  Я же сказал: тихо! Дайте мне поспать! Имейте хоть каплю сочувствия. Я так устал, что... Хм... Минутку. Когда я засыпал, вокруг было тихо... И...
  Тьма, баюкающая меня заботливыми руками, отпустила свою хватку. Перед моими глазами появилась картина беловолосого человека. Он был покрыт кровью, лежащего прямо перед ним волка.
  Это я что прям там и уснул? Во время... схватки!? Или уже после?... Хочу или не хочу, но нужно узнать что произошло.
  Только как мне открыть глаза? Я не то, что веками пошевелить не могу, тела не чувствую.
  Хм.... Или это к лучшему? Мне почему-то кажется, что...
  Картина человека сменилась волком, вгрызшемся в мою руку. Он вцепился так крепко, что всех моих сил не хватало оторвать его.
  Все тело обожгло болью. Я почувствовал, что выгибаюсь дугой.
  Вот как... Вот откуда боль. Глупо было считать, что... Хм...Что мне кажется глупым? И кому это мне?...
  Всплыл образ, прикованного к решетке беловолосого, говорящего одно лишь слово - Бруни.
  Хм... Похоже это я. И меня чудом не растерзал какой-то вшивый волк.
  Почему во мне это вызывает столько негодования? Я мог убить его и остаться полностью целым? Неясное чувство уверенности говорит, что да. А как?
  Образ волка, сменился темнотой.
  Ничего и никого. Я не помню.
  Во мне рождается, чувство потери. Откуда мне его знать? Хм... Хватит думать. Вопросы будут только множиться, а ответов у меня нет. Они будут там, за тьмой. Я уверен. Пора вставать.
  Так. Тело чувствую. Боль поутихла. Глаза чувствуются... с трудом. Веки невероятно тяжелые. Нужно немного постараться и у меня все получится, верно?
  С трудом раскрываю глаза. Нужно ведь посмотреть, на того, кто так настойчиво меня будил. Похоже, именно он не дал истечь мне кровью.
  Мой, покрытый пеленой, взгляд уперся в незнакомый потолок. Дырявый. Через него можно увидеть яркие лучи полуденного солнца.
  Где это я?
  Стараюсь приподнять голову, чтобы осмотреть место, где оказался. Первая попытка - неудачная. Накатывает приступ резкой боли. Кожу на шее что-то стянуло, причиняя еще больше боли.
  Ух-х... было и хуже... было и хуже... Это не повод сдаваться! Взял себя в руки и в бой!
  Вторая попытка... Третья... Четвертая и долгожданный успех. Мне удается с огромным трудом держать голову.
  Пред моими глазами предстало убранство небольшой хижины. На первый взгляд оно выглядело довольно уютно.
  Пару раз моргнул, смывая муть с глаз. Взгляд немного прояснился. Отлично, теперь можно подробно рассмотреть обстановку.
  Пол усеян добротным слоем соломы. Стены покрыты шкурами разных животных. В дальнем углу виден камин, с еле тлеющими углями. Над входной дверью висят пучки сушеных трав. Колченогий стол стоит у окна. Под ним прячется тройка небольших трехногих табуреток. Напротив стола, стоит открытый комод. На его полках хранятся большая стеклянная банка с бьющейся в стенки бабочкой и аккуратно сложенная одежда. Сам я лежу на крепко сколоченной кровати, укрытый теплыми шкурами.
  С улицы доносится звук ударов топора и лай собак. Медленно, стараясь не потревожить раны, опускаю голову обратно.
  Итак. Меня спасли, по всей видимости, принеся к себе, домой. Интересно, кто ? Непонятно, но логично предположить, что не враг. Это хорошо... наверное. Мне не понятно, что будет платой за спасение. Не верится, что потратив столько сил на мое лечение, неизвестный ничего не попросит.
  Тратя последние силы, тянусь правой рукой к левой. Помню, как волк добрался до нее. Мне не забыть тот отвратительный хруст... Надеюсь, не откусил. О-о-ох, как надеюсь!...
  Правая рука прикоснулась к запястью. По конечности прокатилась волна боли.
  ... Фу-у-ух!... Мое облегчение сложно передать словами. С моих плеч, будто только что упала Глотка Мира....
  Хорошо... хорошо... Я жив и даже цел. Все хорошо. Какова бы не была плата, я справлюсь с ней...
  И тут мое расслабившееся сознание стала уволакивать в свои объятия тьма.
  Пред тем как провалится в сон, пред моими глазами снова встала картина окровавленного человека. Что же случилось с Ралофом?
  
  *Скайрим. Обед. *
  
  Следующее мое пробуждение было менее... болезненным. О прошлом пробуждении напоминали только зверски чешущиеся раны. Похоже, иду на поправку. Надеюсь, я скоро или даже уже, могу подняться на ноги. Наконец-то! А то уже надоело валяться... Эм-м... А сколько я здесь вообще? Сколько времени прошло с момента нашего побега? Ищут нас ли? Или думают, что мы погибли? И если ищут, то кто? Стоп! Хватит вопросов. Ответов все равно не получить.
  Изучаю взглядом потолок. В одной из дырок, заслоняя свет солнца, поселился черненький паучок. Забавно... Кстати, снаружи больше не доносилось никаких звуков. Даже собачьего лая не было. Неспроста это...
  Заурчал живот, напомнив, что было бы неплохо чем-нибудь его наполнить. Было чувство, будто не ел целую неделю. Хм... Может быть так оно и было... Интересно, в этой хижине есть что-нибудь съестное?...
  Я стал медленно подниматься, попутно ощупывая раны. Результат врачевания неизвестного меня обрадовал. На месте страшных ран, была хоть и тоненькая, но здоровая кожа. Конечно, шрамов не избежать, но как говорил мой дед 'Бруни, орочья титька! Не хнычь! Шрамы всегда украшали мужчин! Хватай топор, ты меня даже с места не сдвинул!'. 'Замечательный' был человек.
  Приняв сидячее положение, заметил, что возле кровати валяются пустые склянки. Зелья. Значит, мои дела были настолько плохи, что меня опаивали зельями, дабы я не ушел в Совнгард. Хм... Конечно, они не такие уж и дорогие, если сравнивать с теми же книгами по магии, но... Эх-х... Придется признавать за спасителем Долг Жизни.
  Постой ка...дед? Совнгард? Долг? Это еще что такое?!
  Снова заурчал живот.
  Все. Так можно с голоду помереть. Хватит рассиживаться.
  Поднимаюсь на ноги, и тут же чуть было не падаю обратно. Пол качается. Долго же я валялся. Стою теперь, привыкаю к разлившемуся морю под ногами.
  Ноги стало неприятно холодить. Опускаю взгляд.
  ...Да я же нагой! Отлично, теперь я без памяти, без одежды, и неизвестно где! Дела идут все лучше и лучше!
  Пол почти перестал качаться. Хватаю лежащую на комоде одежду. Простая холщевая рубашка темно-зеленого цвета и однотонные короткие штаны. Одеваюсь. Обуви в доме не нашлось, собственно как и еды. Зато приметил заточенную в банке бабочку. Она билась о стенки емкости в неистовом желании вырваться на волю.
  Чем-то на меня похоже...
  Глубоко вздохнув, я быстрым насколько позволял качающийся пол, шагом отправляюсь наружу.
  Отворив дверь, я замер от удивления. Поляна перед хижиной была застлана цветами. Они росли плотным ковром до самых домишек вдалеке. Никогда бы не подумал, что может быть так красиво...
  Синие похожие на колокол лепестки, и красные, что словно зев дракона, раскрыли свои бутоны, желтые которые... полны яда. Здесь все цветы ядовиты.
  Я коротко вздрогнул. Голод отошел на второй план.
  Откуда бы мне это знать?! Что за глупости тут происходят! Сначала какой-то дед, потом Совнгард, теперь с какого-то перепугу ядовитые цветы!... Или это... Это у меня так память возвращается?
  Я стал оглядывать округу пытаясь найти хоть кого-нибудь кому можно задать вопрос. Мой взгляд метался от сада к бочке, от нее к складу бревен и рабочей колоде, коротко прошелся по небольшому огороду, прошел дальше в глубину домов, и.... И никого не нашел.
  - Хижина то, на отшибе стоит... - отметило мое сознание.
  Сердце стучало часто-часто. Я чувствовал, как оно бьется в груди. Даже волк не заставил меня так переживать, а тут...
  Я на трясущихся ногах пошел к бочке, чтобы окунуть голову в зеленоватую воду. Помогло. Не могло не помочь. Холод взбодрил меня. Да так, что в неровной глади воды я даже смог рассмотреть свое расплывчатое отражение. Черная копна волос, широкий разрез глаз, выдающийся нос и сильно отросшая борода. Увы, деталей, рассмотреть не удалось.
  Отряхнувшись от воды, я нешироким шагом, старательно обходя все насаждения, пошел за дом. Почему туда? Активно подсказывающая интуиция говорит, что там меня что-то ждет.
  Захожу за угол и вижу слегка покосившееся деревянное строение размером шаг на шаг. От него изрядно пованивало. Оу... Похоже меня вела не интуиция.
  Вернувшись на поляну перед домом, я все же решил провести более основательный съестной розыск.
  Перво-наперво чувство голода направило меня в огород, который буквально утопал в разномастной растительности. Что из нее было пригодно в еду, а что нет, наверное, было тайной даже для самого владельца. Выдрав с корнем ближайший куст, я обнаружил только хиленькие грязные корни, которые ну никак нельзя было назвать съедобными.
  Не унывая, я двинулся дальше. Второй куст был выдран примерно в середине огорода. И он тоже не сильно отличался от первого. Похоже, огород не возделывался очень давно, если успел зарасти подобной растительностью. Эх, вряд ли удастся найти на нем что-то полезное.
  Вторым местом, куда отправил меня голод, была, как легко догадаться, хижина. Ведь в ней, всегда есть погреб!
  Оказавшись внутри, я снова осмотрел убранство. Ничего не изменилось, пока я исследовал двор. Да и с чего бы ему? Отлично, значит где-то тут, спрятан спуск в погреб. Нужно только его найти.
  Я стал активно перелопачивать солому, исследуя пол. Так прошло пару минут. Благо хижина была не большая. Я успел разгрести солому до самых стен, пока руки не наткнулись на небольшой люк.
  - Да! - блаженно прошептал я.
  Под конец моих трудов, наконец, нашелся искомый деревянный люк. Я довольно потер руки.
  Сейчас поем!
  - Гр-р-р, - желудок вторил моим мыслям.
  Я потянул за небольшую ручку на крышке. Нехотя люк отварился. На меня дохнуло слегка затхлым воздухом.
  Под люком пряталась крепкая на вид лестница, спускающаяся во тьму.
  Неприятное чувство. Будто смотришь в логово монстра какого-то! Неплохо было бы посветить тут...
  Снаружи послышались шаги и шелест растительности. Нужно сказать, что в тот момент я немного струхнул. Шаги раздались так резко, что мне показалось, будто из темноты на меня вот-вот прыгнет какая-то гадость.
  - Кто это там? - тихо спросил я сам себя для успокоения. Ответа, конечно же, не было. Глубоко вздохнув, я, стараясь не нашуметь, прикрыл люк, и, распрямившись, тихо пошел к двери.
  Шаги все приближались.
  В неприкрытую дверь, я увидел лесного эльфа. Не обращая ни на что внимание, он шагал прямо сюда.
  Не знаю, почему мне так кажется но, похоже, это тот самый хозяин хижины, и по совместительству мой спаситель... или все-таки не спаситель - кто знает, что там случилось...
  В любом случае, какая насмешка богов - убежал от одних эльфов, что бы попасть к другим!
  Эльф успел приблизиться достаточно близко, чтобы я мог рассмотреть его.
  Первое, что бросается в глаза, это маленький рост. Он был мне примерно по грудь. Это хорошо, в случае чего смогу ему противостоять. Потом пепельного цвета волосы, что так же добавляет ему необычности. На вид остроухий был достаточно молод, а серый цвет у молодых эльфов встречается не так часто.
  Может, хотел кого-то впечатлить?
  Дальше были раскосые глаза, как и у всех эльфов. Странно, если бы это было не так. Горбатый нос, прямо говорящий о принадлежности к роду Лесных Эльфов. И руки. Костяшки его пальцев были разбиты в кровь.
  Мне стало не по себе. Кажется, надвигаются неприятности.
  Я пригляделся к лицу остроухого. Нужно же знать с чем предстоит иметь дело? На его лице есть пара кровоподтеков оставленных рукой человека. Значит, этот эльф с кем-то подрался, и...вышел из драки победителем, коли идет на своих двоих. Пожалуй, это скорее плохо, чем хорошо. Желание прислуживать кому-то всю оставшуюся жизнь в уплату Долга отсутствует напрочь. Откупиться бы чем...
  Живот заурчал разбуженным медведем. Не один я, значит, предчувствую неприятности! Надо бы чем-нибудь закусить пока события не завертелись.
  Эльф заметил меня. Странно, что только сейчас. Все же я достаточно выделяюсь на темном фоне хижины. Он на пару секунд замер разглядывая меня.
  Забыл, что я в его доме? Вряд ли... Я бы не забыл, что в моем доме лежит посторонний.
  Придя к каким-то выводам, эльф продолжил свое движение. Вот только раньше его шаг был тверже. Похоже, он не уверен в своем выборе. Или наоборот? Уверен, но не на счет меня? Хм... Что толку гадать, если можно спросить у него самого?
  - Кхм... Здравствуй, - вежливо начал я разговор, когда эльф приблизился на достаточное расстояние. Он остановился предо мной, уставившись прямо в мое лицо. - Друг мой, скажи, где это я?
  Эльф ответил не сразу. Сначала он, оглянувшись, долго высматривал что-то среди домов. Я проследил за его взглядом, но ничего там не увидел. Что же произошло?
  Успокоившись, остроухий вздохнул. Повернулся ко мне и жестом показал освободить проход. Я не стал перечить хозяину хижины. Оказавшись внутри, эльф, стал копаться в своих вещах, ища что-то. Пройдясь по комоду, по столу, он никак не мог найти того что ищет. При этом он постоянно морщил то лоб, то губы, а то и ушами шевелил.
  - Может тебе помочь? - спросил я, видя его гримасы.
  - Смотри за улицей, - бросил мне эльф, не отрываясь от своего занятия. В своих поисках он даже успел залезть под кровать, но там тоже ничего не было. Выбравшись из-под нее, эльф досадливо сплюнул и нехотя потянулся к поясу. Он выхватил из ножен нож и отрезал от своего рукава пару лоскутов. Вернув оружие к себе на пояс, остроухий положил их на стол.
  Снаружи послышался какой-то шум. Я решил последовать совету эльфа и понаблюдать за улицей, одним глазом присматривая за остроухим. Мало ли что он выкинет...
  Зря, впрочем, смотрел. Эльф пособирал развешенные в хижине травы, и растолок их в пыль, после чего смочил получившийся порошок слюной и наложил эту кашицу на лоскуты.
  Его действия казались мне знакомыми. Будто я не раз их собственными руками проделывал. Пред глазами даже появились размытые образы окровавленных людей. Их раны были так страшны, что они не могли держаться на ногах. При виде этой картины, мной овладел страх. Я думал, в камере дознавателя увидел все виды увечий...
  Закончив с травами, эльф аккуратно стал обматывать свои руки этими лоскутами. Его межзубное шипение отвлекло меня от тяжелых дум.
  Я все же было хотел подойти и помочь ему, но снаружи послышался шум.
  - Эльф, там... люди, - привлек я внимание остроухого, выглянув наружу.
  - А-а-а... Даэдра! - выругался эльф, наскоро замотав руки. - Когда толпа подойдет и затребует моей крови... - он косо посмотрел на меня. - Подстрахуй меня, в общем.
  - Я даже не знаю, кто ты! - хотел было возмутиться я, но эльф меня жестко оборвал.
  - Я тот, кто тебя спас. Сейчас этого достаточно, - сказал эльф и вышел на улицу.
  - И почему я должен тебе верить? - в спину задал ему вопрос. Ответа, конечно же, не последовало.
  И что делать? Ввязываться в драку желания нет никакого, но если это действительно тот, кому я обязан своей жизнью, то придется ему помочь. Впрочем, если он меня обманывает, то... лес близко - волков много.
  Вытянув из под стола табуретку, я прошествовал за эльфом. А что? В драке всякое может случиться, а ей можно закрыться как щитом... Да и весит, она немало - один удар, и враг упал. А то, что будет драка сомнений, нет никаких. Шум снаружи перерос в угрожающий гвалт десятка голосов. Чем же эльф им так насолил?
  - Что же он такого сделал, что вы его... так? - указал я на удерживаемого двумя крепкими бородатыми мужиками эльфа. Остроухий оказавшись в таком положении, с легким презрением на лице стойко терпел устремленные на него взгляды полные жажды крови.
  Нужно вмешаться. Долг Жизни того требует. Но...Смогу ли я победить, или хотя бы отогнать, всех этих людей? Думаю, нет. Слишком их много, да и не хочу я. Похоже, они бьют остроухого за дело. Может быть, получится заболтать эту толпу, пока не свершилось непоправимое?
  - А ты еще кто такой?! - крикнул из толпы богато одетый мужчина. По виду сущий аристократ: тонкие черты лица, надменный взгляд. Он мне сразу не понравился. - Подельник этого уб...?!
  Толпа затихла и всем скопом уставилась на меня. Даже эльф повернул голову.
  - Я Бруни, и нет, что вы, я не его подельник. Я даже скажу больше: я не имею ни малейшего понятия, что он такого мог сделать, что его собрались убивать всей деревней, - медленно обвел взглядом собравшихся людей. Их лица были искажены злобой и негодованием. Думаю, они меня не слышали. - Но скажу вам точно, что...
  - Негодяй! - размахивая скалкой из толпы выбежала женщина-нордка преклонных лет. При виде нее лицо эльфа побледнело, а в глазах зажегся огонек сожаления. Женщина подошла к удерживаемому остроухому и со всего маху припечатала скалкой ему по голове. По лбу остроухого побежала тонкой струйкой кровь. - Он забил насмерть моего Свеночку! Сыночка милого!... - еще один удар. Голова эльфа мотнулась из стороны в сторону.
  Так она его и убить может...
  - А еще он избил мою сестру! - выкрикнул тот же мужчина, став рядом с активно машущей скалкой женщиной. Похоже, он тут всем командует.
  'Итак, Бруни, собрался!' - мысленно скомандовал я себе.
  -... Скажу вам точно, что в стороне я не останусь, - продолжил я свою прерванную речь. - Этот мужчина, - я показал табуреткой на избитого эльфа. - Вытащил меня из порога Совнгарда, ничего не попросив взамен. Потому я при всех здесь присутствующих признаю за собой Долг Жизни перед ним. Вы все, - я обвел рукой толпу. - Готовы взять на себя две жизни?
  Вот сейчас будет переломный момент. Они или пойдут на попятную, или меня будут бить всей толпой. Как... волнующе!
  Богач поправил сдвинувшийся ворот сюртука, почесал окладистую бородку и посмотрел на избитое лицо эльфа. Кровь струилась из сломанного носа, глаза заплыли синевой, но остроухий не сдавался - умирать не собирался. Богач пришел к каким-то выводам и глянул на залитую горем женщину, которая уже с трудом орудовала скалкой. Потом, посмотрел на меня и задумчиво почесал голову. Толпа недовольно шумела.
  Да, выглядел я... неопределенно. Понимаю затруднение главаря. Я бы тоже поостерегся нападать на неизвестного. Вдруг он мастер рукопашного боя и может одним ударом проломить каменную стену! Хорошо, что он не знает о том, что меня смог свалить с ног один единственный волк.
  Наконец, богач решился. Он поднял сжатую в кулак руку вверх, и громким голосом сказал:
  - Эльфа к столбу! А этого... в камеру, потом решим, что с ним делать, - толпа, следуя словам человека, одобрительно загомонила и двинулась на меня.
  Похоже, мое слабенькое обаяние на них не подействовало. Остроухого ждет 'позорный' столб и смерть от голода. А меня... впрочем, я не знаю, что в той камере будет ждать меня, после этой драки. Стоит о себе побеспокоиться.
  Я отвел назад табуретку готовый обрушить свою мощь на первого нападающего. Толпа замедлилась - никто не хотел первым попадать под удар.
  - Эй, вы! - послышался вдалеке мужской крик.
  Я вместе с толпой посмотрел туда, откуда он шел. Из-за домов бежал ни кто иной, как Ралоф. Живой и, что самое удивительное, здравомыслящий. Он спешил сюда на всех ветрах, но не успевал. Толпа или не услышала его возглас, или не придала значения. Меня окружили.
  
  Глава 6 'Знакомство'
  
  *Скайрим. Ривервуд. Обед.*
  
  Самым отважным из людей оказался не молодой мужчина. Небольшого роста, телосложением похожий на бочку, с окладистой бородой и средней длинны волосами. Перекатываясь при каждом движении, он производил впечатление абсолютно неопасного противника. Обманчивое нужно сказать. У него на лице были несколько глубоких шрамов пересекающих горбинку носа. Само по себе невесть, какое дело - пара отметин, но они похожи на след оставленный когтями медведя. А это наводит на определенные мысли.
  Мужчина атаковал меня с криком:
  - Отошли все! Он мой!!
  Толпа его послушала. Люди быстро организовали трех метровый круг. Спустя пару мгновений я понял, почему они не стали перечить мужчине: в деле размахивания кулаками он если и не мастер, то очень близок к этому званию. Его плавные движения и цепкий взгляд, просчитывающий каждый мой шаг, заставляли почувствовать какой-то животный страх. Я понятия не имею, как смогу выйти из драки победителем. Имея в руках только одну табуретку, будет сложно с ним справиться. Где же ты Ралоф? Мне бы пригодилась твоя помощь!
  Мужик провел пробный удар. Быстрый и сильный. Я с трудом успел его заблокировать табуреткой, но меня все равно снесло на несколько шагов назад. Силен... Ума не приложу как табуретка не развалилась!
  - Я-то думал, ты будешь посильнее! - усмехнулся мне в лицо этот мужик почувствовав превосходство. Мне хотелось вмять эту его ухмылку в его ужасно раздражающую морду. Но не судьба. После его слов удары посыпались один за другим.
  Один шаг назад, чтобы уклониться от хука правой. Не успел - голова мотнулась от удара. Зажать зубы, превозмогая боль. Не сдаваться. Толпа орала и улюлюкала, подбадривая моего врага.
  В тот момент я не помышлял об ответе на колкость. Мои мысли крутились только о контратаке. Нужно дождаться момента, и не промазать. Вот только его сила ударов была такова, что встретившись еще раз с кулаком моего противника, табуретка развалилась прямо в моих руках. Увидев конец моего 'щита' мужик остановил избиение, сделав пару шагов назад, чтобы осмотреть результат своих рук. Не знаю, как я тогда выглядел, но мужик довольно усмехнулся.
  - Прекратить! - ворвался в стоящую кругом толпу Ралоф. Вовремя... Похоже уже все кончилось.
  Я держался на ногах только благодаря силе воле. Лицо нещадно болело, рана на шее снова стала кровоточить, левая рука повисла плетью. Кажется, я представлял собой сущую отбивную. Да причем такую, которую оркский повар обрабатывает отбойным молотком. Мне даже показалось, что я пару раз потерял сознание во время самых сильных ударов.
  - Лукан! - Ралоф нашел взглядом среди людей того самого богача. - По какому праву ты вершишь тут самосуд!? Думаешь, раз моя сестра захворала, так тебе все позволено?!!
  Лукан досадливо цыкнул, и вышел из толпы людей.
  - Ралоф, ты так неожиданно вернулся, и наверняка всего не знаешь... - он развёл руки в стороны. - Многие в деревне думают, что Ривервуду нужен более... ммм... решительный Глава. Твоя сестра хороша в деле управления, не спорю. Деревня цветет и развивается... Но! Сегодняшнее происшествие показывает, что пришло время более решительной власти! Чтобы такие вот, как этот... эльф, больше шагу не ступили в Ривервуд!
  Из толпы раздались одобрительные выкрики. Люди поддерживали Лукана. Ралоф вгляделся в лицо каждого из здесь присутствующих. Многих он знал с самого детства. Его кулаки сами собой сжались от ярости.
  - Более решительной? - угрожающе прошептал Ралоф. Толпа опасливо зашепталась. Они знали, что Ралоф опытный воин, и побить его даже толпой будет очень сложно. - Ты думаешь, сестра не знала, что ты специально науськивал Камиллу?! Она крутила Свеном и Фендалом по твоей указке! То, что произошло сегодня итог твоей долгой и, несомненно, упорной работы!
  Толпа загомонила после слов беловолосого, словно пчелиный улей. Она не понимала, чьи слова правда.
  - Ты думаешь, я хотел чтобы мою сестру... - начал было возмущаться Лукан, как его перебил женский крик.
  - Что?! - из-за спин людей покачиваясь, вышла та самая женщина, что избивала Фендала.
  - Ой... - тихо прошептал я, вспомнив, ради чего вообще ввязался в это дело. - Надеюсь, она оставила Фендала живым.
  - Хильде, не верь, ты этому... Брату Бури, - издевательски выплюнул Лукан в сторону Ралофа. - Будь моя воля, я бы никогда не допустил сегодняшнего!
  - А ты мне не указывай! - взъярилась женщина. - То, что ты говоришь Ралоф, правда?
  - Да, - ровным тоном сказал Ралоф, уперев взгляд в богача. Да так пристально, что Лукан стал нервно переминаться с ноги на ногу. - Если нужны доказательства, то...
  Толпа роптала все громче. Она никак не могла прийти к общему решению. Кое-кто даже полез в драку, отстаивая свою точку зрения. Да, это был тот самый чумазый человек, что избивал меня. Ха, горячий какой, а! Впрочем, смех смехом, а кто прав, я тоже не знаю. Но в любом случае мне лучше быть на стороне Ралофа. Целее буду.
  - Нет. Не нужны, - со злобой в голосе ответила Ралофу Хильде сверля взглядом дыру в Лукане. - Ты собачий сын, задумал стать главой деревни за счет моего сына? Паскуда! Мне вы сразу не понравились! Ты и твоя расфуфыренная сестра! - эмоционально ткнула в богача указательным пальцем женщина.
  - Хильде! - прервал я женщину. - Фендал еще жив?
  - Тьфу! - женщина сплюнула и нехотя мне ответила. - Жив. Он мне много чего интересного рассказал пока я его... этого... того. В общем, я решила узнать у вас - правду он говорит или нет. Оказалось правду! - женщина вошла в круг и стала по центру. - Слушайте народ! Этот человек, - Хильде показала на Лукана. - Лгун и мерзавец! Он заставлял собственную сестру заниматься такими вещами, что...
  - Заткнись! - выкрикнул Лукан. На него в этот момент было страшно смотреть. Его глаза покраснели от крови, лицо покрылось паутиной вен, а руки тряслись, словно телега на неровной дороге. - Ты ничего не понимаешь! Это...
  - Люди! Вы видите, какая змея поселилась у нас под боком? - обратился к толпе Ралоф. Народ согласно покивал головой. Даже чумазый. Его точка зрения оказалась неверной, что активно доказал крепкий мужик с большим красным носом на которого он полез драться. - Несите его в темницу. Отправим его к Ярлу! Пусть он решает его судьбу!
  - Да как вы смеете! - попытался оказать сопротивление Лукан, перед тем, как люди стали брать его в кольцо. Глупая идея, толпа просто задавила его своей массой. - Я этого так не оставлю! Слышите! Не оставлю! - крикнул он перед тем, как его скрутили и уволокли по направлению центра деревни.
  На поляне перед домом Фендала остались несколько человек: я, стоящий в смешанных чувствах и непонимающий что делать дальше, Ралоф грустно глядящий на осунувшуюся Хильде и, собственно, сам эльф. Последний тихо стонал.
  - Вот так... Сегодня утром Свен пил дома мед и настраивал лютню, а в обед он лежит хладным трупом посреди леса, - печально проговорила женщина. В ее глазах блестели слезы. Не знаю, какая выдержка нужна, чтобы выдержать это в себе...
  - Хильде, - Ралоф подошел к ней и утешающе обнял женщину. Почувствовав твердое плечо, она горестно зарыдала. - Иди к Ходу, попроси крепкого, а мы пока, приготовим тело к погребению.
  
  *Ривервуд. Возле хижины Фендала. Прошло немного времени.*
  
  Хильде рыдала на плече беловолосого еще какое-то время. Ралоф старался утешить ее как мог, но ничто не могло унять скорби матери потерявшей сына. Ее полный тоски и отчаяния плач разносился на всю округу, проникая в каждый потаенный уголок души. Фендал даже перестал стонать, чтобы ненароком не привлечь внимание убитой горем женщины. Да что он... Даже я старался не привлекать к себе внимание. Когда плач немного утих, Ралоф что-то прошептал Хильде, и она коротко кивнув, на нетвердых ногах побрела в деревню. Беловолосый смотрел ей вслед, пока женщина не скрылась за углом ближайшей хижины.
  - Жаль... - Фендал сплюнул кровь, силясь подняться с земли. - Жаль, что все так закончилось...
  Ралоф подошел к эльфу и поднял его на ноги.
  -Хка... А по аккуратнее можно? - недовольно проворчал он, стиснув зубы. Мне даже показалось, что я услышал их скрип.
  У него что, что-то сломано, что он испытывает такую острую боль? Меня били не меньше, может даже больше, и ничего подобного я не испытываю. Только лицо все опухло и глаз правый не открывается, а так все цело. Да.
  В любом случае, стоять ровно эльфу удавалось с большим трудом. Его качало так, словно Фендал был не на твердой земле, а в открытом море на старой трухлявой рыбацкой лодке, которая вот-вот пойдет ко дну.
  - Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты держался от Камиллы подальше? - спросил эльфа Ралоф, закинув его себе на плечо. Он тоже заметил, что Фендал не сможет самостоятельно передвигаться. - Молчишь. Сколько я раз предупреждал тебя, чтобы ты был осторожным со Свеном?
  - Я... - хотел что-то сказать эльф, но норд не желал его слушать. Ралоф как говорил, так и продолжил говорить.
  - Сейчас я отведу тебя к сестре. Она тебя подлечит. После чего ты соберешь свои пожитки и отправишься как можно дальше от Ривервуда. Тут тебе жизни больше не будет.
  - Хорошо, - согласился с ним эльф. Похоже, он и сам понимает это. - У меня в Рифте брат живет...
  - Вот и хорошо. Значит, идти тебе есть куда, - кивнул сам себе Ралоф. - Кстати, Бруни ты не в курсе, где Ульфрик? Когда я очнулся, его уже не было.
  - А-а-а-а... - через силу выдавил из себя. Мне было непонятно, как сказать Ралофу, что 'Он' бросил нас в предгорьях на съедение волкам? В лучшем случае беловолосый мне не поверит, а в худшем прибьет за клевету!
  - Ладно, ладно. Сначала поедим, а потом уже расскажешь, - сказал он, пошагав в деревню. При каждом шаге эльф болтался на его плече, будто он не живое существо, а какой-то мешок, набитый сукном.
  Я нервно сглотнул. День только начался...
  
  *Там же. Прошло еще немного времени.*
  
  Перед глазами... глазом - второй совсем заплыл, мелькали ухоженные хижины и огороды с редкими работающими на них людьми. Похоже, основная масса народа сейчас была занята Луканом.... И, как мне кажется, это хорошо, так как вряд ли бы прохожие обрадовались, если бы увидели Фендала живым. Полагаю, что все жители округи уже знают, что сегодня произошло. В деревнях всегда слухи разносятся быстро. Кстати об этом...
  Сам Ривервуд, за исключением подбитого с утра глаза, производил на меня хорошее впечатление: чистые улицы (даже почти не воняет!) и, как уже говорил ранее, опрятные дома, появлялись даже редкие торговые вывески - нарисованная пивная кружка с полумесяцем и мошек с золотом. Все говорило о том, что в деревне все в порядке.
  Кажется, Ралоф говорил, что их семья управляет Ривервудом с самого детства и добилась на этом поприще впечатляющих результатов. Теперь я вижу, что это была чистая правда. В том же Камне Шора, нельзя и шагу ступить чтобы.... Ой, что-то голова разболелась.
  Интересно, о чем сейчас думает Ралоф? Всю дорогу он не выказывал никаких чувств. Кажется, я начинаю его побаиваться.... Посудите сами: то он несет какую-то околесицу, то внезапно появляется и вытягивает меня из серьезной заварушки, при этом ведя себя вполне вменяемо! Это как минимум ненормально. Стоит расспросить его наверное.... Когда меня накормят и подлечат. Кстати, мы пришли.
  Ралоф привел нас к большому Дому. Да, именно Дому. Он настолько отличался от хижины того же Фендала, что назвать его как-то по-другому было нельзя! Поистине монументальный каменный фундамент держал на себе, даже на вид, толстые крепкие стены. Складывалось впечатление, что это целая крепость! Даже широкие окна, в противовес всем законам фортификации, не портили его.
  - Добро пожаловать! Вижу, тебе понравился дом? - посмотрел на мою отвисшую челюсть Ралоф, когда мы приблизились к порогу. - Он был возведен здесь самым первым. В очень неспокойное время. Мы с сестрой совсем мелкие были, когда наши родители поведали историю его появления. Да-а-а, можно сказать, что с него началась лесопилка... - с теплой улыбкой проговорил он, дотронувшись до косяка двери.
  Наблюдая за Ралофом, я так же проникся моментом. Пред глазами, будто наяву, появилась счастливая и дружная семью, что всей гурьбой складывала камни в фундамент. Они казались такими радостными и счастливыми...
  - М-м-м... - замычал Фендал, привлекая к себе внимание. - Ты не мог бы вспомнить прошлое позже!
  Беловолосый настолько сильно погрузился в приятные воспоминания, что вздрогнул при звуке голоса своей ноши.
  - Хах... как скажешь 'герой', - издевательски сказал Ралоф, и прошествовал внутрь. Он не заметил того, что ухо эльфа посинело и опухло. Этого не заметил и я, занятый собственным опухшим глазом. Эльф же молча терпел, внутренне покрывая всех на свете самыми сочными ругательствами.
  
  *Ривервуд. Дом Ралофа. Поздний обед.*
  
  Внутри было... уютно. По крайней мере, на ум приходит такое слово. Судите сами: волчьи шкуры на стенах, развешанные светильники из козьих рогов, стойки с оружием, многочисленные стулья, столы, шкафы, бочки, и все это обрамлено играющими тут и там многочисленными тенями от огня. Одно слово - уютно. Но, к сожалению, с каждой минутой глаз болел все больше, опять-таки ребра стало колоть...
  Обстановка жилища с каждой минутой волновала меня все меньше. Все мысли были заняты болью. Впрочем, это не помешало мне заметить, что беловолосый привел нас в Зал с Очагом. Этакую личную святыню каждого Норда. Кажется, огонь в ней не гаснет с самого момента постройки жилища. Каждый член семьи и рода поддерживает пламя приемлемой температуры на протяжении всей жизни. Кстати, отличительный знак обитаем дом или нет.
  - Сиди здесь и жди, - Ралоф усадил Фендала на одну из лавок, в обилии расставленных подле разожженного очага, а сам ушел в дальнюю часть дома, отгороженную плотной занавеской. Оттуда с самого нашего прихода слышался непонятный шум, похожий на бурчание.
  - Куда это он? - спросил я эльфа, присаживаясь рядом. Тепло огня действовало успокаивающе, и я с большим удовольствием приблизил к нему ладонь. Вторую руку я приложил к подбитому глазу.
  - Кха... Сам я у него не спрашивал, но предполагаю, что там Гердур, - сплюнул кровь в огонь Фендал. Очаг громко зашипел, извергая из своих недр сноп искр. - У них с Ходом в том углу спальня всегда была, вроде.... Когда я у них гостил первое время, этой тряпки не было, - кивнул он на занавеску.
  - Ммм... - протянул я, рассматривая языки пламени. - Ралоф говорил вроде, что у нее какая-то хворь...
  - Да, говорил, - услышав наш разговор, вернулся Ралоф с парой бутылок в руках. Внутри них была темная переливающаяся красным жидкость, так и манящая ее выпить. При взгляде на нее даже боль становилась меньше. Узнаю, целебное зелье. - Она не в себе уже целый месяц.... С того момента, когда с Фроднаром случилась беда.
  - С Фроднаром? - недоуменно переспросил я. Имя показалось мне знакомо. Я бы даже сказал очень. Настолько, что появилось такое чувство, будто мне... иглу в пятку воткнули.
  - А, опять забыл, что ты память потерял... Фроднар - сын Гердур и Хода, - Ралоф протянул одну склянку эльфу, и устало присел рядом на лавку. Фендал сразу же откупорил одну из них и выпил до дна. На его лице тот час появилась довольная улыбка. - Жаль, что ты его не помнишь... Когда Гердур с семьей приезжали в Виндхельм, вы с ним неплохо провели время, - Ралоф тихо засмеялся, вспоминая что-то забавное, а у меня еще больше закололо пятку.
  - Неплохо? - подозрительно спросил я. - Почему-то мне так не кажется...
  - Будет тебе! - еще шире улыбнулся беловолосый. Подумаешь, он заставил тебя пройтись по углям пару раз и платить за учиненный погром в таверне.... Зато тебе так и не удалось его догнать! - с гордостью в голосе за заслуги родственника, сказал Ралоф.
  Теперь понятно, почему у меня так пятку колет. Этот Фроднар был настоящим паршивцем!
  - Тогда твоя гордость немного пострадала, - продолжил Ралоф. - Но ты быстро восстановил ее, начистив рожи мужикам в той же таверне. Веселое было время... - он замолчал, погрузившись в свои мысли, наблюдая, как пляшут языки пламени в очаге.
  Ну, может и не таким уж паршивцем.... Не знаю.... В любом случае, последние слова Ралофа успокоили зуд в пятке. Да и на душе стало полегче. Вот бы еще лицу стало лучше.... Кстати, Фендал за наш короткий разговор с беловолосым успел посветлеть лицом. Синяки и опухоли стали много меньше. Принятие зелья явно пошло эльфу на пользу. Никогда не видел такое... довольное лицо. Аж зубы сводит. Бр-р-р...
  Я потянулся ко второй бутылке с зельем лечения. В груди появилось жаркое чувство предвкушения. Непонятно откуда. Ведь, я в любом случае его уже пил раньше. Вон меня после волчьего боя им отпаивали. Хм... Может, поэтому и предвкушаю?
  Ралоф без каких-либо препятствий отдал мне зелье. Лишь хмыкнул, когда увидел мои тянущиеся к горлышку руки.
  Открыв бутылку, я поднес содержимое к лицу. Из недр емкости на меня дохнуло легким запахом молока и хлеба. В животе заурчало, напомнив, что я ничего не ел уже довольно давно. Приятный запах. Дальше я без раздумий опрокинул в себя жидкость.
  Вкус у зелья был ровно никакой. Жидкость быстро лилась по пищеводу. Да так, что я даже не заметил, как опустела бутылка. Лишь почувствовал, как внутри разлилось тепло, и лицо перестало болеть.
  - Так что с Фроднаром и Гердур случилось? - спросил я Ралофа, на волне облегчения. На моем лице помимо воли была натянута улыбка. Никогда такого облегчения не испытывал. Тревоги и страхи куда-то уши... - И что с тобой?
  Ралоф вынырнул из своих мыслей, и посмотрел на мою довольную рожу.
  - Ничего, - хмуро ответил Ралоф. - Со мной все в порядке. Просто... не каждый день доводится смотреть, как пытают до смерти твоих соратников. Я ведь каждого из них, как брата знал. Да, что там... Они и были мне братьями, за которых можно жизнь отдать, - тяжело вздохнул беловолосый. - Братья Бури... Гвардия... Лучшие во всем Скайриме! - горько усмехнулся Ралоф. - Закончили в грязном окровавленном подвале Хелгенской крепости по вине какого-то предателя...
  Благостное настроение как рукой сняло. Перед глазами сразу же стала картина сваленных в кучу окровавленных тел. Мне показалось, будто я снова оказался в той клетке.
  - Понятно... - сглотнув, сказал я Ралофу. Мне повезло, что я ничего не помню. Очень повезло.
  - Собственно, я тогда с ума не сошел только потому, что 'прочувствовал' приказ Ульфрика на себе, - снова хмыкнул беловолосый, потирая челюсть. - Хороший же у него удар... Я до сих пор не могу вспомнить, как мы из крепости выбрались.
  - За то я помню, - настала моя очередь хмыкнуть. - Ты весишь, как кабанья туша!
  - Ха... - Ралоф усмехнулся. - И приношу столько же пользы!
  По комнате раздался тихий смех. Глупая шутка развеяла угнетающую обстановку. Даже Фендал немного улыбнулся. В нашу беседу он почему-то не встревал, больше раздумывая над чем-то своим.
  - Когда я пришел в себя, - Ралоф снова заговорил. - то сразу же потащил твое бессознательное тело до опушки Ривервудского леса, - беловолосый махнул рукой куда-то вправо. - К тому времени я был уже слишком слаб. Последние шаги тебя, Бруни, еле нес, - Ралоф встал и подошел к одиноко стоящему ящику в углу комнаты. - Чистое везение, что Фендал именно тогда вышел на охоту. Он поделился с нами своими зельями. Тебя вон вообще забрал к себе и выхаживал три дня.
  - Спасибо, - поблагодарил я эльфа. Он коротко кивнул мне в ответ. - Я отплачу свою жизнь сторицей.
  - Да, не смотря на сегодняшнее, Фендал заслуживает доверия, - сказал Ралоф вернувшись с бутылками меда. - Свен давно выпрашивал. По правде говоря, его только Хильде и любила. Слишком... заносчивый. Никогда не понимал, что в нем Камилла нашла.
  - Я тоже. Мягко говоря, - буркнул Фендал, принимая принесённый мед. Мне тоже досталась бутылка золотистого напитка.
  - Выпьем за покинувших нас, - сказал тост Ралоф и опрокинул в себя емкость. Мы с эльфом последовали его примеру.
  - Так, а что с Гердур и Фроднаром? - все же решил узнать я, когда распробовал вкус меда.
  - Фроднар пропал, - Ралоф еще раз отпил из бутылки. - Он с Гердур, как это принято у нас, с утра пошел в лес за грибами. Обычное дело, каждый день люди ходят и возвращаются целыми. Что случилось непонятно. Ход сказал, что вернулась только она одна. Когда он ее увидел, то не узнал. Вся перемазанная в грязи, с безумным взглядом. Все несла какой-то вздор про 'мрак и ужас, подстерегающий каждого входящего в лес'. Мужики говорят, что обыскали каждый куст, но ничего, кроме старой стоянки, не нашли.
  - Даже следов не было показывающих куда, или что, его унесло, - сказал Фендал. - Я тоже искал. Он будто собирал-собирал, и раз... пропал. Котомка с грибами лежит, опрокинута, куча натоптанных следов идущих по кругу и тишина. Пенек след взять так и не смог.
  - С тех пор Гердур так и лежит, ничего не соображая, вздрагивая при каждом шорохе. Ход заботится по мере сил, но... - покачал головой Ралоф. - А что там с Ульфриком, Бруни?
  Находясь под впечатлением от истории, вопрос Ралофа застал меня врасплох.
  - Эм... когда напали волки, он куда-то исчез... - меня прошиб холодный пот. А вдруг...
  
  Глава 7 'Приключения - это ужас'
  
  *Скайрим. Неизвестно где. Утро следующего дня.*
  
  Как же болит голова.... И пить хочется, словно во рту пустыня Хаммерфела поселилась. Ох-х-х...Такого пробуждения у меня еще никогда не было. Хорошо же мы вчера посидели. Последнее, что помню - наполовину опустошенный стол, кучу обглоданных куриных костей перед собой и Ралофа, разливающего очередную кружку меда... или это был эль, или же напитки чередовались? А, сейчас уже не важно. Потом в глазах резко потемнело, и вот, по ощущениям, сейчас я лежу на чем-то твердом и до ужаса неровном. Да и воняющем... тиной?
  - Бруни, - в ушах, словно гром, зазвучали резкие слова, заставив меня немедленно распахнуть глаза. О чем я тут же пожалел. Глаза оказались абсолютно не готовы к открывшейся картине яркого солнечного света. - Бруни, поднимайся. Помоги мне вытащить Фендала.... И как нас угораздило...
  Голос мне знаком. Определенно. Только вот никак не удается вспомнить чей...
  - Бруни! - мне в горло полилось по ощущениям что-то мокрое и до дрожжи вкусное. Во всем теле сразу же появилась небывалая легкость. Глаза раскрылись сами собой, вместе с руками, потянувшимися к прижатому к губам бурдюку. Тут мне и голос вспомнился. - Пей, давай. Знал бы ты, как сейчас выглядишь! Поставь рядом тролля, и так сразу не угадаешь, кто есть кто. Интересно, как бы ты выглядел, если бы выпили больше пары бочонков?
  - Иди к Даэдра, - выдавил я из себя, когда вода в бурдюке закончилась. - Лучше скажи, где это мы?
  Ралоф огляделся вокруг и непосредственно заявил:
  - А ты как думаешь? - и, ухмыльнувшись, развел руками. - В лесу.
  Бр-р-р... Я и сам вижу, что не дома. Толстенные стволы и густые заросли вокруг говорят об этом прямым текстом.
  - Ралоф... - снова выдавил я. Горло сильно драло. Воды оказалось мало. Пустыня Хаммерфела лишь сжалась до маленького островка, грозя снова разрастись, до размеров Секунды. - Как мы оказались в этом... этой... канаве? - я махнул рукой, указывая на овраг.
  - Как-то... не помню, - замялся беловолосый почесав макушку. - После стакана выуженной из закромов экспериментальной настойки Хода на основе ржаной пшеницы я вообще мало, что помню.... Никогда такого не пробовал! Бьет в голову похлеще великана! Возможно, если удастся ее повторить, наша семья станет на один уровень с Черным Вереском... - лицо Ралофа приобрело задумчиво-мечтательное выражение. Целых пару минут он простоял так, устремив свой взор в неведомую даль.
  Я же не о чем 'великом' не думал. Просто лежал на холодной земле и наслаждался ощущениями. Прохлада действовала на мою больную голову успокаивающе. Когда Ралоф снова заговорил, я настолько расслабился, что уже видел первые образы блаженного сна. Там была теплая постель и... девушка. Лицо разглядеть никак не получалось, но чувствовалось что она очень важна для меня. Во сне я все порывался куда-то идти, но она не пускала меня...
  - Точно помню только то, что кто-то из нас предложил поискать Фроднара и мы всей троицей отправились ночью в лес, - грубый голос Ралофа нещадно выдернул меня из сна.
  - И как далеко мы ушли от деревни? - задал я вопрос, когда осознал, что снова лежу в лесу.
  Грустно вздохнув, я стал подниматься на ноги. О чем тут же пожалел. Земля качалась, вертелась, но никак не стояла на месте.
  - Не думаю что далеко, - снова ухмыльнулся Ралоф, наблюдая за мной. - Я немного изучил округу, - беловолосый указал на еле видимую тропинку, ведущую из оврага. На ней, среди травы, лежала пустая кружка. Это я ее оставил? - Мы еле волочили ноги, так что физически не могли далеко уйти. Повезло, что волков не встретили. Впрочем, думаю, втроем бы мы с ними справились.
  - Угу... а откуда Фендала нужно вытащить? - своей болеющей головой я с трудом, но все же сумел заметить несоответствие слову 'трое'.
  - Идем, - Ралоф широко улыбнулся, чуть ли не смеясь во весь голос, и направился по указанной тропинке. - Не знаю, сколько наш ушастый друг вчера выпил, но... Такого я никому не пожелаю!
  - А что такого то? - недоуменно спросил я, сделав первый шаг. В животе замутило. Земля завертелась немного быстрей. - Не торопись только.... Уф.... Не в клетке же он оказался? Это единственное, что приходит на ум, чего бы я точно никому не пожелал.
  - Что? Нет! Конечно, нет! - замотал головой он. - Все гораздо проще и одновременно ужасней. Он попал... к ворожее.
  - Это еще что за зверь? - спросил я, пройдя вслед за Ралофом сквозь редкие кусты. Каждый шаг давался тяжело. В голые пятки втыкалось кучу колючек и камней жутко раздражая. И почему я не догадался попросить у Ралофа обувь? Хорошо хоть одежда есть.... Кстати, об этом! Ветки все время цеплялись за одежду. Даже когда я пытался обойти или отодвинуть их, они будто живые цеплялись за рубашку или штаны. Я ненавижу лес!
  - Это позор людской расы, - тихо сказал Ралоф, на минуту остановившись. Ему показалось будто рядом, за поваленным стволом, раздался какой-то шум. Я тоже туда посмотрел, но увидел только россыпь мха и грибов. - Ворожеи это женщины, променявшие свой облик и разум на могущество магии. Пример того, что ничего не дается даром, - Ралоф цыкнул и двинулся дальше. - Обычно, чтобы развить дар магии, нужно приложить много усилий. Успехов добиваются сущие единицы. Люди говорят, что за последние десять лет из стен Коллегии Винтерхолда вышло всего восемь полноценным магов. А это показатель! - назидательно сказал беловолосый. - Ворожеи же, получают все и сразу. После определенного ритуала, не спрашивай - не знаю какого, женщина превращается в сморщенную полоумную старуху. Заметь, только телом, - в голосе Ралофа появились нотки ужаса. - И ладно бы только это! Их руки и ноги покрываются длинными темными перьями, а ногти превращаются в острейшие когти. В совокупности с могуществом магии эти твари становятся страшными врагами.
  Я представил такую женщину-полуптицу. Получалось не очень.
  - Но к несчастью самое страшное не это, - грустно протянул беловолосый. - Самое страшное в том, что желать они не перестают, - Ралофа передернуло. - Женщин просто приносят в жертву, но попавших в их руки мужчин, они всяческими заклинаниями, заставляют... ну, скажем так - ублажать их.
  - То есть Фендала сейчас.... - ко мне пришло понимание из чего нужно вытащить эльфа.
  - Да-а-а, - засмеялся Ралоф. - Именно поэтому мы не спешим. На ближайшие время он в безопасности. У нас есть время, чтобы придумать план по его спасению.
  - Дела-а-а... - протянул я, когда представил, каково сейчас Фендалу. Как его угораздило?
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Утро.*
  О-хо-хо, что за жизнь, а? Почему все время приходится рисковать? Не хочу, но чувствую своей волосатой подмышкой, что придется. Снова!!
  За время пути мы так и не придумали дельного плана. Ралоф, как уже сталкивающийся с ворожеей, отметал все мои предложения по спасению, ибо считал их неосуществимыми. Как он объяснил во время пути, всю территорию вокруг хижины, патрулировали стаи неких 'спригганов', которые при малейшем колыхании травы, листвы или веток, пускали по округе тучи пчел, чтобы те выискивали случайных гостей.
  И Скампу понятно, что с такой охраной пробраться тайком или пройти напролом невозможно. Стоит нам только сунуться, как ворожея тут же узнает о нашем приближении. Впрочем, на это можно было бы пойти, если бы не одно 'но'. Пчелы не просто подают сигнал о 'непрошенных гостях', они стараются зажалить их. То есть не успеем мы дойти до хижины, как будем вдоволь накормлены пчелиным ядом. Гарантированная смерть. Было бы, чем закрыть тело, проблемы бы в этом не было. Но, чего нет - того нет.
  Вот сидим теперь на порядочном отдалении. Думаем, наблюдаем, пытаемся решить что делать. Узнать бы еще, как охрана выглядит... а то она так и не появилась. Ралоф сказал, что 'спригганов' в лесу 'днем с огнем не сыщешь'. Но что-то после его слов появилось такое чувство, будто меня где-то дурачат. Неприятное, все время отвлекает.
  - Откуда она вообще тут взялась? - шепотом спросил я Ралофа, указав на хижину ворожеи.
  Одним своим зловещим видом это 'неказистое сооружение' заставляло напрячься в предчувствии опасности. Представьте картину: покосившаяся хижина вся покрытая непонятными светящимися знаками, стоит в полумраке леса, в окружении десятка кольев, с нанизанными на них свежими и не очень головами животных. 'Воодушевляет' до ужаса, аж ноги трясутся...
  - Понятия не имею, - так же шепотом ответил Ралоф знаком показав двигаться назад. - По эту сторону реки никто никогда не ходит. Вроде как, сила злая здесь живет. Никогда бы не подумал. И как мужики не заметили ее, когда Фроднара искали?
  - Может они не заходили так далеко? - спросил я нормальным тоном, когда хижина скрылась из виду. Похоже, эти... 'спригганы' нас не заметили. Ни одной пчелы поблизости нет.
  - Может быть... может быть... - протянул Ралоф остановившись. Он обнаружил какой-то серый цветок с пятью лепестками. Беловолосый нагнулся, чтобы рассмотреть его поближе.
   - Так что делать то будем? - спросил я, оглянувшись назад, туда, где осталась хижина с эльфом и ворожеей. - По твоим словам вдвоем нам не справится. Значит, нам нужна помощь.
  - Да.... Вот только взять ее неоткуда. Жители Ривервуда Фендалу не помогут, уж слишком хорошо поработал Лукан, чтоб ему попалась самая темная и тесная темница! Больше со всей округи помочь-то ни кто и не может... - Ралоф выпрямился, рассматривая в руках серый цветок. - Знаешь, а ведь это Паслен...
  - И что? - вопрос Ралофа сбил меня с толку. - Чем нам может помочь цветок?
  - Ничем, - ответил Ралоф, - Но ты только дотронься до него, - и протянул мне цветок.
  - Кажется, думать мы сейчас должны далеко не о всяких ... - я взял его в руки и присмотрелся. Простой цветок, красивый, приятный на ощупь, в пыли только, но это его единственный недостаток. - ...запыленных цветках.
  - Это не пыль, - Ралоф протянул руку, забирая цветок. - Это прах. Прах вампира. Здесь нет следов боя, значит, вероятно, кто-то похоронил своего сородича, высыпав его пепел на паслен. Хм.... Когда я посещал святилище Стендарра, то прочел там в каком-то трактате, что вампиры иногда так хоронят своих союзников. Старая книжка была, разваливалась вся. Хм... Может Фроднара утащил его сородич? - Ралоф кивнул на цветок покрытый прахом.
  Я поежился от неприятного холодка, прокатившегося по спине. В памяти всплыло два красных огонька глаз, так и пылающих жаждой крови. Кажется, я не хочу встречаться с вампирами. Совсем.
  - Давай лучше подумаем о том, кто может нам помочь? Время-то все утекает и утекает. Каждая минута приближает смерть эльфа, - я попытался перевести тему.
  - Есть одно предложение, только оно тебе не понравится, - Ралоф выкинул цветок и посмотрел на меня. Сурово так посмотрел. Пугающе.
  - Э-э-э... - я опасливо сглотнул. - Что за план?
  - Если напрямую безопасно попасть к ворожее невозможно, то придется пойти на хитрость, - Ралоф грустно выдохнул. - Последуем примеру Фендала.
  Я пару секунд глупо пялился на него, но потом до меня дошло. Да о чем он только думает?!
  - То есть ты предлагаешь, чтобы нас так же как и его спеленали магией и уволокли истязать? - я ужаснулся. План был безумен. Лучше уж к спригганам! Они нас хотя бы не ... этого... того. - Ты подумал, как мы будем выбираться? Было бы это так просто, эльф уже бы давно сбежал!
  - Знаю, сложно. Почти невыполнимо. Но другого выбора нет, - твердо сказал Ралоф. - Ты хочешь, вернуть Долг Жизни Фендалу или нет?
  - Хочу, но... - попытался я безуспешно возразить безумному плану.
  - Никаких но! За мной, - командным тоном сказал Ралоф и пошагал обратно к хижине.
  - Безумие... - прошептал я, последовав за ним. - И как ты хочешь это проделать?
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Утро.*
  
  Когда Ралоф высказал, каким образом желает исполнить 'гениальный' план, я хотел все бросить и бежать из леса куда глаза глядят. Серьезно. В тот момент мне показалось, что Фендал не стоит стольких затраченных усилий на свое спасение.
  Да, я понимаю, что будет, мягко говоря, не хорошо нарушать признанный Долг, но своя шкура была мне много дороже, жизни какого-то малознакомого эльфа, пусть он мне даже и сильно помог.
  Свои мысли я высказал Ралофу, на что в ответ получил внезапный удар в лицо. Он был такой силы, что удержаться на ногах мне не удалось.
  - Эй! Ты чего?! - воскликнул я, когда растянувшись на земле, рефлекторно схватился за сломанный нос. Больно-то как было! Нос сразу же раздулся до размеров спелого помидора. Хорошо, хоть кровь пошла не сплошным потоком.
  - Бруни, я тебя не узнаю! - Рафлоф побагровел. При виде его объятой злостью фигуры, я почувствовал, как по спине пробежал холодок. Кажется, я испугался. В тот момент, он был страшен, как... как... В памяти что-то всколыхнулось, напоминая о чем-то сильно меня напугавшем, но осознать что это я толком так и не успел. Беловолосый продолжил гневную тираду. - Долг Жизни священен! Нарушить его смерти подобно! Наши предки ужаснуться, если узнают об этом! Невероятно!! Бросить товарища на поле боя!! Да как тебе в голову пришло?! - наклонившись, он, взяв меня за плечи, и прокричал в лицо. - Фендал тебя спас! Даэдра, да он даже меня спас, а ты хочешь оставить его один на один с этой ощипанной курицей!? Это не достойно Норда!!
  - Нет, не хочу! - ответил я ему в тон. - Но еще больше, я не хочу оказаться в ее хижине, в том же самом положении, что и эльф!
  - Вот как?! - Ралоф посмотрел на меня 'выразительным' взглядом бешенного быка и отошел на несколько шагов, давая возможность подняться с земли. - Тогда мне придется тебе напомнить, что Бруни которого я знаю, никогда не бросает своих соратников! Хочешь-не хочешь, но ты сделаешь то, что я задумал!
  Ралоф сплюнул на землю и двинулся на меня. В тот момент я понял - будет бить.
  - Ралоф перестань! - я замахал руками, медленно отступая от приближающегося беловолосого, пока позорное бегство не остановил толстый ствол дерева, упершись мне в спину. - Совсем не обязательно меня бить, чтобы привлечь спригганов!
  Да, безумие плана Ралофа состояло именно в этом - ждать привлеченную шумом охрану, и надеяться на то, что она нас не прибьет. По своей опасности план не отличался практически ничем от лобового прорыва.
  - Обязательно, - сказал Ралоф и 'несильно' двинул мне в скулу. Я успел подставить правую руку под удар. По ощущениям, она 'всего-то' немного отнялась. Будто он бил не безоружной рукой, а целой железной палицей. Так что, второй удар Ралофа, пришелся именно туда куда он и планировал - я не успел заблокировать атаку. Теперь к сломанному носу прибавилась еще и подбитая правая скула. Мне сейчас интересно вот что: я заметил, что по своим размерам мышц не слишком-то и отличаюсь от Ралофа, но почему-то сил у меня намного меньше. Вопрос: почему? Вроде бы должен уметь постоять за себя... - Спригганы притащат нас в хижину, только если увидят, что мы слишком слабы и не представляем опасности для ворожеи. Например, если мы будет валяться на земле вымотанные и раненые после хорошего такого боя. В противном случае, если спригганы решат, что мы представляем угрозу, то гарантированно нас прикончат. Они твари хоть и не совсем умные, но все-таки разумные, при должном контроле конечно. Но ты уж поверь, ворожея такой контроль имеется.
  - Даэдра! - я только и смог выругаться, перед тем как началась беготня по лесу, называющаяся скромным названием 'бой' или же, если совсем по простому 'драка'.
  Ралоф гонял меня что называется 'и в хвост, и в гриву': глаза снова заплыли, сломанный нос разболелся, мешая дыханию, а выбитые зубы заставляли шипеть при каждом выкрикнутом слове. Это не говоря уже о всех остальных конечностях! Так что уже через пять минут боя, я с блаженством вспоминал о замечательном вкусе зелья лечения. Болело все знатно.... Утешало избитого меня только то, что и я, в долгу не остался. У Ралофа была свернута челюсть, после одной моей удачной контратаки. Единственной моей атаки. Кажется, мне всерьез нужно озаботится восстановлением своих навыков ведения боя, если хочу дожить до старости.
  Подведя итог нашей перепалки, можно сказать, что нашумели мы тогда знатно. Сей лес возможно никогда не слышал таких громких криков и 'смачных' выражений. А может и слышал, все же он довольно таки старый... В любом случае можно не сомневаться, что внимание охраны мы привлекли. Я пару раз мельком замечал маленькие тучки пчел, когда появлялись коротенькие передышки.
  - ..ы по..ал, ..то ак де..ать не..зя? - промычал Ралоф устало прислонившись к стволу дерева. Он тяжело дышал, правой рукой стараясь осторожно вернуть на место свернутую челюсть. Пока что ему это никак не удавалось.
  - Пофял, - тихо ответил я, растянувшись на земле. Выбитые зубы сильно мешали разговаривать. Даже я сам не понимал, что произношу. - Фы пофумал, фаф фы фуфем фпафать Фенфела ф факом фофстоянии?
  - ..алос .. оможет, - махнул рукой Ралоф и откинулся на ствол дерева, оставив свою челюсть в покое. - Се..ас ..ам ос.ается ..олько ж..ать.
  - Фофько фдать, - повторил я за Ралофом.
  
  *Ривервудский лес. Утро, ближе к обеду.*
  
  Ждать пришлось недолго. Полежав на прохладной земле, несколько минут, я заметил, что пчел в округе становилось все больше. В голове тут же появилась мысль - спригганы уже рядом и вскоре мы попадем в пернатые лапы ворожеи.
  Бр-р-р-р... Ужас какой. Как представлю эту... игриво приквохтывающую полукурицу, касающуюся привязанного к жертвенному алтарю меня своими острыми когтями, так сразу в дрожь бросает! Фу... Мерзость! Хорошо, что представленная картина отчасти является буйством моего воображения. Но, к сожалению только отчасти...
  Боль отвлекла меня от грустных мыслей. Несколько жужжащих насекомых укусило мое утомившееся 'притворной' перепалкой тело. Перед тем как яд начал действовать, я даже успел немного удивиться тому, что насекомые не напали всем скопом. Все же Ралоф оказался прав, и нас действительно тут не убьют.
  Яд начал действовать. Пока что не сильно, но вполне отчетливо почувствовалась легкая боль, и в то же время, неуловимое желание заснуть прямо на месте. Несколько взаимоисключающие чувства, но, тем не менее, это было так.
  Что же, пока есть силы, буду сопротивляться навеянному ядом сну. Кстати, только сейчас об этом подумал: а что если ворожея там вовсе не одна? Что если их две или больше? Удастся ли нам справиться? Навряд ли... Конечно, с 'тонким искусством', зовущимся магией, я толком не знаком, но мне кажется, справится даже с одной полоумной старухой, умеющей кидаться огненными шарами, будет сложно. Все же нужно было придумать другой план.
  Пчелы продолжали жалить, все больше и больше накачивая меня ядом.
  Я предпринял попытку привстать с земли. Не хотелось потерять сознание, так и не увидев, как выглядят спригганы. Даже вокруг хижины ворожеи разглядеть их не удалось.
  Неужто они так хорошо скрываются, что их невозможно увидеть даже вокруг непосредственного места обитания? Ралоф, когда объяснял что такое спригганы, сказал лишь, что они некое 'воплощение живой природы, что само своей сутью извергает из себя магию жизни' или же, если по-простому - ожившие деревья, окруженные легкой светящейся дымкой зеленого цвета, несущие погибель всем нарушающим спокойствие их леса. Ни того как они общаются, ни того почему служат таким существам, как ворожея, Ралоф не знал. Самому ему встречать их не приходилось - к счастью, спригганов не так уж и много во всем Скайриме. Он лишь пересказал то, что когда-то рассказывал ему зашедший в Ривервуд старик.
  Я сумел опереться о локоть, сил подняться на ноги уже не хватило. Пчел в округе становилось все больше - укусов тоже. Куда не кинь взор, увидишь тучу жужжащих насекомых. Появилось чувство, будто я попал на столичный рынок в период праздничной ярмарки. Там люд так же шумел, каждому то-то было нужно, что-то чего-то хотел.... Стой. Кажется, яд начал действовать не только через слабость и боль. Это... мои воспоминания? Каджиты, норды, аргонеане снующие между прилавками, скандирующие что-то зазывая купить... Хоть какой-то повод для радости. Поделиться с кем что ли...
  Я посмотрел на беловолосого спокойно сидящего под деревом.
  Ралоф с абсолютной безмятежностью на лице наблюдал за поляной. Он не предпринял не одной попытки прихлопнуть ползающих по нему насекомых, даже не сдвинулся с места. Как сидел, привалившись к стволу дерева, так и сидит. Да-а-а... Он на многое может пойти, чтобы спасти своих друзей.
  Мне даже стало стыдно от того что я хотел бросить Фендала на произвол судьбы. Эльф сейчас страдает похлеще нашего. Нас хотя бы только кусают, а его... бр-р-р, ужас какой!
  В глазах потемнело. Боль сковала тело. Я почувствовал, как снова валюсь наземь. Понятно, осталось совсем чуть-чуть. А я ведь так и не увидел сприггана...
  
  Глава 8 'Сладкий сон'
  
  *Неизвестно где. Неизвестно когда.*
  
  Мне снился сон. Счастливый и прекрасный. Просто предел моих мечтаний.
  Как будто сижу на берегу голубого озера и просто смотрю на воду. Ни о чем не думаю, ничего делаю. Просто размышляю. Водная гладь такая спокойна-спокойная.... Даже когда появляются редкие всплески рыбешки тут и там, они никак не нарушают красоты этого места. Хочется остаться тут, и вечно созерцать на эту завораживающую картину. Ах... как хорошо... Когда-нибудь я построю тут дом, и буду жить в нем вместе с...
  - Дорого-ой, - меня мягко потрясли за плечо, вырвав из блаженного сна. - Пора вставать, завтрак стынет.
  - Фрида, ну дай еще немного поваляться, - причмокнув, я повернулся на другой бок. - Сегодня у меня нет особо важных дел. Морук сказал, что вчера мы перетаскали все камни. Нужно подождать пока рабочие новых наколют...
  - А вот и есть! - упрямо прозвучал тонкий женский голосок. Я почувствовал, как на меня опустилась тяжесть, подозрительно похожая на женское тело. Интересно, я это по весу определил или по тому, что на меня опустилась пара мягких... - Ты обещал, что посветишь этот день мне!
  - Я? Ой, что-то не припомню такого... - отвернув голову в бок, я упрямо продолжал делать вид, что сплю. Знаю, Фрида не любит, когда так делаю, но ничего не могу с собой поделать! Эх, всего две недели вместе живем, а кажется, будто всю жизнь...
  - Ах так! Ну, держись! - я почувствовал, как моих губ что-то коснулось. Кажется, меня переиграли... - Фу! Ты пошел бы порошок втер, а то со рта воняет, будто тролль поселился.
  - Так не надо с утра лезть целоваться,- я все же соизволил открыть глаза. На меня недовольно посмотрели ясными зелеными глазами. - Ну, хорошо! Встаю, - со смешком я мягко сдвинул с себя легкую, как пушинка, девушку. - А что у нас на завтрак? - спросил я, подбирая с пола одежду.
  - Каша, с луком и мясом. Как ты любишь! - заявила Фрида, поднявшись с кровати. - Иди, все уже готово, - и, дернув длинной белокурой косой, вышла из спальни.
  Хорошая же девушка! И красивая, и умная, и шить умеет, и вообще умница.... Долго я добивался ее расположения. Уже вся деревня хихикала глядя, как я за ней уплетаюсь. Но ничего! Теперь после всех моих стараний, самая красивая девушка моя! До сих пор нарадоваться не могу...
  Одевшись, и попользовавшись зубным порошком, я с широкой улыбкой вышел завтракать.
  Фрида уже сидела за широким обеденным столом, когда я подошел. Она как раз разливала квас по кружкам.
  - Что снилось? - спросила она, пододвинув ко мне тарелку со съестным. - У тебя такой лицо во сне было, что... Скажи, я снилась, да? - и кокетливо запорхала ресницами.
  - А то, как же! - улыбнулся я в ответ, и попробовал первую ложку каши. Недурно. Очень, даже... - Ты, и только ты радость моя! Разве может мне сниться что-то другое? И раз ты сумела впервые в жизни приготовить что-то съедобное, то так и быть, посвящу тебе, сей замечательный солнечный день!
  - Ой, я даже уже и не знаю, - ехидно улыбнулась Фрида, немного зарумянившись от приятных слов. Она подняла кружку, жестом показав последовать ее примеру. - Я вспомнила, что у деда Дихаса нужно огород пополоть, да и нам воды натаскать, а то бочка-то и пуста уже...
  - Подождет, - твердо сказал я. - Все подождет. Месяца не прошло со дня свадьбы, так что можно немного и отдохнуть. Просто не думай о делах. Давай лучше выпьем за семью, и тебя, красивую, словно луна в полнолуние!
  - Ой, романтик какой! - махнула рукой Фрида, звонко рассмеявшись. - Сама не пойму, как купилась на такие комплементы!
  - Ха, ты не покупалась где-то с год! Так что не надо тут... - притворно возмутился я, протягивая кружку.
  - А ты хотел, чтобы я сразу тебе на шею прыгнула или еще куда? - подняла одну бровь девушка. Наши кружки соприкоснулись, и я выпил содержимое. - Так что не нужно возмущаться! Я проверяла тебя на... э-э-э... верность, вот!
  - И как, верный? - я опустил пустую кружку на тарелку. И квас и каша закончились, оставив приятное чувство насыщения. Фух, не ел нормально уже... хм... да половину жизни где-то. Сразу как из дома ушел.
  - Вот сейчас мы это и проверим! - заговорщицки улыбнувшись, Фрида взяла меня за руку, и, вытащив из-за стола, потащила обратно в спальню.
  О... ну нельзя же так сразу... после еды...
  Фрида толкнула меня на, скрипнувшую под моим весом, кровать. И стала медленно снимать с себя простое льняное платье.
  - Кровать давно нужно переделывать... - прошептал я, наблюдая за действиями девушки. В голове не осталось ровно никаких мыслей.
  - Переделаешь, - согласилась Фрида, полностью обнажившись. - Возможно, даже сегодня... - и улыбнулась так.... Что, я точно понял - придется чинить.
  Насмотревшись на тело обнаженной девушки, демонстрирующей мне все свои достоинства, меня посетила мысль, что нужно бы снять и свою одежду. Ха.... Зачем спрашивается, одевался? Сколько бы времени сейчас сэкономил!
  
  
  *Скайрим. Хижина ворожей. Обед.*
  
  -Лаа-ании! - прозвучал полный радости возглас на всю хижину ворожей. - У нас еще гости!
  - Что?! - переспросила полуптица с красивым именем Лани, не отрываясь от 'истязания' эльфа. Хотя называть это 'истязанием' будет не совсем верно... Все же Фендала не пытают. Хотя, он вполне может так подумать, года очнется. Удовольствия затянувшийся 'процесс' ему явно не доставит. - Говори громче Ло-они! Я же занята!!
  - Еще несколько мужиков говорю!! - снова прозвучал старческий вскрик, в котором отчетливо слышались каркающие нотки. - Кустарники, что ты вырастила, нашептали, нашли двух здоровенных нордов! - от переполнявшей радости ворожея, называющаяся Лони, стала ходить кругами по хижине, не обращая внимания на то, что оставляет на полу глубокие борозды от собственных когтей. - Ну, теперь то мы порезвимся! Норды будут повыносливей некоторых! - ворожея, тряхнув перьями, посмотрела своими, по птичьи маленькими, глазками на привязанного к большой каменной плите, Фендала.
  Да, вся 'экзекуция' проходила на столь неровном, абсолютно не приспособленном для этого, ложе.
  Многим покажется, что это жутко неудобно, но только не обитателям этой хижины. Ворожей уже очень давно не волновала мягкость места, на котором они спариваются. Для них главным было практичность, удовольствие, и наконец - само наличие партнера. Да, именно в таком порядке.
  Эльф же, будь он в сознании, факт отсутствия удобного ложа, несомненно, взволновал бы. Но на счастье ворожей, Фендал был заколдован, опоен и крепко привязан. Все же ворожеи были далеко не так глупы, как может показаться при первой взгляде. Им была знакомо такое понятие, как 'перестраховка'.
   - Всего-то до полудня хватило. Кхар! Ты дала ему плохой Шишечный Взвар! Когда я его варю, мужиков хватает на целые сутки! И они не просыпаются в самый неподходящий момент! - снова тряхнув перьями, Лони подошла к большому грязному котлу, где тихо булькая, кипело названное варево. Хотя, правильнее будет сказать 'доковыляла'. Когти на полусогнутых, скрюченных ногах не способствуют здоровой походке.
  - Ш-ш-ш-ш! - оторвавшись от Фендала, зашипела в ответ Лани. - За то после моего Взвара, они не мрут, как мухи, и их еще можно пустить в дело!
  - Какая невидаль! - всплеснула перьями Лони, и что-то неразборчиво закаркала, выражая все свои эмоции. Светящие символы на хижине, и внутри нее, засветились в два раза ярче, а варево в котле забурлило много быстрей. Ворожея была так сильна, что даже ее тихие 'слова' были наполнены силой магии. - Что толку от этих людишек? В жертву нужно приносить спригганов! Чем больше этих мерзких созданий мы уничтожим, том сильнее будем. Не уж-то забыла сестра?
  - Да помню я! Лучше бы сама сварила Шишечный Взвар, чем мне тут каркала, - отмахнулась Лани, оставив эльфа в покое. Даже такое бесчувственное существо, как ворожея, заметила, что Фендал уже был на последнем издыхании.
  Лани стала рядом с сестрой и вдохнула испускающий варевом удушающий аромат тлена, болота и тухлой рыбы - запах Шишечного Взвара. Ворожея довольно улыбнулась, что-то тихо прокаркав.
  - Кхар! Сама вари. Мне еще нужно придумать, куда привязывать краса-а-авчиков, - Лони, заметив, что сестра подошла к котлу, направилась в другую комнату.
  Фендал, оставленный на короткое время, вздрогнул всем телом. Видно даже действие сильного колдовства когда-нибудь заканчивается.
  На его бледном от истощения лице проступила гримаса боли. Эффект магического сна стал спадать и эльф стал ощущать приглушенные колдовством чувства и мысли. Руки, будучи крепко привязанными, сильно затекли. Желудок, испробовавший 'шишечный взвар' требовал извергнуть его обратно. Эльф, клятвенно пообещал себе, что больше никогда в жизни, не при каких обстоятельствах, не будет больше пить.
  '... все проблемы из-за этого поила!! Я ведь и Свена убил из-за него! Выпил, и увидел их с Камиллой на сеновале. Даэдра, ну почему я решил пойти именно той дорогой в лес?! Почему через поля?! Почему напившись, я вообще решил пойти в лес!!? Какой же я дурак...'
  Такие мысли галопом пронеслись в его голове, вызвав жуткую мигрень и отвращение к самому себе. Так что, не смотря на все старания, содержимое желудка эльфа все же вышло наружу.
  - Кхар! Не уж-то ты проснулся дорогой? - оторвавшись от взвара, подлетела к Фендалу Лани. - А я тебе еще кашицы приготовила! - руки ворожеи засветились зеленым колдовским светом. Лани снова, как и полдня назад, накладывала на эльфа заклинание магического сна.
  - Кашу? - слабым голосом переспросил Фендал. Ему было так плохо, что он не понимал, где находится и с кем говорит. - Какую кашу? Дай... те... Воды...
  - Кхар! Воды, дорогой? - ворожея, закончив колдовать, отправила в тело эльфа сгусток изумрудного света. - Сейчас будет тебе вода.... Кхар!
  Глаза Фендала остекленели. При взгляде на него можно было подумать, что на плите не живое существо, а какая-то неживая кукла. Таков был первый эффект колдовства ворожей.
  Эльф снова стал засыпать. Через миг, он уже спокойно дышал, и с улыбкой на лице, видел прекрасный сон, где его уставшее после тяжелой охоты тело, ласкала милая сердцу Камилла...
  - Кхар! Сейчас напою тебя.... Подожди дорогой, осталось немного доварить, - Лани снова вернулась к котлу, и что-то закаркала. - И будешь ты снова сильный и выносливый! Кхар!
  Тем временем, в соседней комнате, к Лони были доставлены Бруни и Ралоф. Существа в действительности похожие на кустарники, быстро приволокли бесчувственные тела людей в хижину.
  - Что вы наделали мерзкие клубки с пчелами?!! - взвизгнула Лани, когда увидела, что принесли на себе слуги. Бруни и Ралоф от того количества полученного пчелиного яда, раздулись словно пузыри на ветру. Спроси знакомого с ними человека, и он бы ни за что их сейчас не узнал. - Еще немного и они бы подохли!!
  В ответ, эти самые кусты, лишь покачали стеблями, и укатились обратно на улицу, дабы стеречь спокойствие своих хозяек.
  Стоять на страже - основная цель существования этих существ. Выражать хоть как-то свои эмоции им не нужно. Все же они были искусственно выведены ворожеями, заботящимися только о собственном благе.
  
  *Скайрим. Хижина ворожей. Обед.*
  
  - Теперь их только на алтарь... Кха-ар! Давно пора сжечь эти кусты! Кхар, - ворчала ворожея, разглядывая гостей. - Эй, Ла-а-ни! - прокричала Лони. - У нас еще остался Взвар Крапивницы?!
  - Что-о-о?! - донеслось из соседней комнаты. - Я тебя не слышу глупая ты птица! Сколько раз говорить, не ори из прихожей!!
  - Кха-ар! - Лони раздраженно вздыбила перья, и прошествовала к сестре. - Я спрашиваю, у нас остался еще Взвар Крапивницы?!!
  - Это, который оставался последний кувшин, и который, мы истратили на того здоровенного орка? - спросила Лани, не отрываясь от котла. - Нет, больше нету. Ты же сама сказала, чтобы я не варила эту гадость! Мол 'нечего тратить ингредиенты на бесполезных существ', - сказала Лани, перекривляя сестру. - Хотя, орк был неплох.... Выносливый оказался...
  - Кхар! Ничего тебе доверить нельзя! - воскликнула Лони и заковыляла обратно в прихожую. - И что мне с вами делать?! - со злостью в старческом голосе вопросила она бесчувственные тела Бруни и Ралофа. - И Шишечный Взвар не дашь. Помрете. Хотя вы в любом случае помрете... - задумчиво прокаркала ворожея, наблюдая, как медленно синеют лица героев.
  - Что у нас тут? - Лани вышла в прихожую, чтобы своими глазами оглядеть незваных гостей. - Репейники снова перестарались? - она склонилась над Бруни дабы лучше рассмотреть его лицо. - Жаль, могли бы хорошо нам послужить...
  - Ты плохо их вырастила! - насела на сестру Лони. - Они уже далеко не в первый раз, приносят нам тела, именно в таком состоянии. Кхар! Повезло, что эльфятинку не попортили.
  - Вот еще! - вскинулась Лани. - Хорошо я их вырастила! Слушаются беспрекословно! Ты бы лучше сама что-нибудь своими когтями сделала. Или что, перьев жалко?!
  - Кхар! - Лони снова в раздражении вздыбила перья. Она гневно закаркала, стараясь что-то втолковывать сестре. На что та вяло откаркивалась. Такие перепалки в семействе ворожей были довольно частым явлением. Прервал гневные восклицания Лони громкий 'бум'.
  - Кха-а-ар! - заверещала Лани, и устремилась к котлу. - Совсем, совсем забыла!!
  - Глупая птица... - проворчала Лони. - Ничего доверить нельзя... - и взяла Бруни и Ралофа за ноги, выволакивая их на улицу. - Ну, хоть, в жертву сгодятся... Или на эксперименты... Давненько я не пользовалась Магией Изменения... Интересно, им пойдет козлиный хвост?
  
  *Там же, тогда же.*
  
  - Вот так, - Лони сложила в ряд два бессознательных тела, прямо под стеной их хижины. Место было удобным для ворожей, вокруг была открытая поляна, сбежать незаметно было практически невозможно. - Пусть пока полежат, а я решу, что делать. Кхар! - ее руки осветились изумрудным светом, чтобы навеять на людей заклинание магического сна.
  Ворожея была опытной. Все же живет на свете довольно давно. За столько времени можно было хоть чему-нибудь да научиться. Особенно после того, как из троих сестер Оск осталось только двое. Из-за того, что один удачливый пленник сбежал. Конечно, его потом поймали и наказали, но Лини, третью сестру, это никак бы не вернуло.
  Потому Лани всегда, когда появлялась возможность, накладывала на бессознательные тело, или тела, еще по одному заклятию. Просто на всякий случай.
  Справившись с этим простым для нее делом, Лани поспешила обратно в дом. А наши герои остались лежать на улице, не замечая, как на их лица стали опускаться маленькие сухие листочки, сыплющиеся с оплёвших хижину густых зарослей.
  Они спокойно вдыхали свежий лесной воздух, во сне и наяву улыбаясь, при виде рисуемой воображением картины. Каждый из них видел что-то свое. Бруни - прекрасную Фриду, а Ралоф... лучше рассказать об этом после. Или вовсе не рассказывать. Все же у каждого героя должны быть свои секреты...
  
  
  *Скайрим. За два дня до этого.*
  
  Дорак остановился посреди широких стволов деревьев и подозрительно оглядел округу. Чувства опытного охотника на вампиров, уже который час упрямо твердили, что их поджидает какая-то беда.
  - Это не к добру... - прошептал орк, окликнув продирающегося через густые кусты Офелоса. - Насколько я помню, деревня должна уже была показаться...
  - Похоже, я был прав, когда сказал, что стоит все же спросить дорогу у прохожих, - ровным тоном сказал жрец, случайно наступив на тонкую веточку, что в тишине леса зазвучала, словно тигриный рык.
  - Тише! - вздрогнул Дорак. - Не стоит нарушать тишину леса! - поучительно вздернув палец, сказал орк. Будь тут Ифигения, то она бы непременно заметила, как забавно сейчас выглядит лицо Дорака.
  - То есть, то, что мы говорим в почти что полный голос, тебя не смущает? - все так же ровным тоном спросил Офелос, поравнявшись с орком. - И тебя не затруднит ответить, почему мы идем сквозь лес, а не как нормальные цивилизованные люди по дороге?
  - Хе! Да потому что я уверен, сейчас на дорогах везде снуют патрули Имперцев! - буркнул Дорак, и зашагал дальше. Офелос печально вздохнув, двинулся вслед за ним.
  Слепому человеку, даже такому умелому, как Офелос, оставаться одному в лесу было весьма нежелательно. Все же Ривервудский лес растянулся на довольно широкой территории, слепцу нечего не стоит заблудиться в нем. А орк, даже страдающий топографическим кретинизмом, многократно увеличивал шансы выбраться к цивилизации. Так что выбора у Жреца Мотылька было немного: или продолжать следовать за орком и попытаться окончить свою миссию, или повернуть назад, и попытаться вернуться по своим следам. Что, к сожалению Офелоса, было невозможно в любом из случаев.
  На том перевале, когда Дорак обнаружил Имперцев и Братьев Бури, случилась лавина, накрывшая стремительно убегающую троицу с головой. Офелос так и не узнал, что ее вызвало: может чье-то колдовство, может громкая битва, а может так и не появившиеся тролли. В любом случае они с Дораком выбрались из-под снега, а Ифигения, надежда всего мира, как рассказывали свитки, так и не нашлась. Миссия Офелоса оказалась под угрозой. Настоятель Храма Мотыльков поручил ему важное задание - довести Довакина до Высокого Хротгара, дабы тот научился Тууму и остановил Пожирателя Мира.
  Но Акатош решил по-другому. Ифигению, они с Дораком, так и не нашли. Хотя в своих поисках перерыли, даже не смотря на угрозу Имперцев, почти все предгорья.
  Потому Жрец шел за орком в некоторой прострации. Следуя за ним скорее по инерции, чем по необходимости.
  - Все. Привал, - скомандовал Дорак, когда стало смеркаться.
  Они шли целый день, почти без остановок, у них стали заканчиваться припасы, а поблизости даже не показалось не одного ручья. Дела путешественников обстояли не очень. Впрочем, с привалом им повезло. Деревья стояли довольно близко друг к другу, создавая некий неровный круг из стволов, защищая отдыхающих от непрошеных гостей.
  - Хе, нужно сходить на охоту. Еды осталось совсем немного, - проговорил Дорак, снаряжая арбалет. - Странный лес, когда я тут был в прошлый раз, дичи тут было вдоволь. А сейчас, даже кроликов не видать...
  - Сверчков то же не слышно, - покивал Офелос, раскладывая спальный мешок. - Завтра, если мы так и не выберемся из леса, то придется искать воду. В моем бурдюке осталось на один глоток.
  - Хе, в моем еще половина, - заглянув в собственный бурдюк, сказал орк, когда закончил с арбалетом. - Вот, что. Завтра я взберусь на самое высокое дерево и осмотрюсь. Что-то мне очень не нравится здесь.... Хе, заодно гляну на Глотку Мира. Жалко будет пропустить такой ориентир! - сказал Дорак, так и не разложив свои вещи. - Огонь разожги что ли... Пока я живность гоняю.
  - Пока ты собираешься, на лес окончательно опустится ночь, - сказал Офелос неведомо чего ждущему орку, пытаясь припомнить в какой стороне были густые заросли, чтобы набрать немного хвороста.
  - Хе, да я просто подумал, что с Ифигенией было, не так уж и плохо, - Дорак почесал макушку. - Ну, то есть да - она не была воином, но она умела готовить, и шила немного, да и постоять за себя могла в случае чего, и опять-таки, костер всегда разведет.... Может мне жену себе завести? А что? Будет, кому стрелы выстрогать, или доспех подлатать, - хохотнул орк, двинувшись в противоположную сторону от привала. - Оркские женщины они такие... Да-а-а-а.... Знавал я, как-то одного охотника, что с женой своей в походы ходил... - приговаривал себе поднос Дорак, пока даже острый слух Офелоса перестал улавливать звуки его голоса.
  - Кажется, друг, тебе пора отдохнуть от странствий, часто ты о женитьбе думаешь... - усмехнулся Офелос, и направился набирать хворост.
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Утро.*
  
  Утро встретило двух путешественников неяркими лучами солнца, что так слабо пробирались сквозь густые ветви деревьев.
  - Хе, повезло этому кабанчику выскочить прямо на меня, - потер руки орк, жадно вглядываясь в жарящуюся на вертеле тушку метрового кабанчика.
  - Не на тебя, а на нашу стоянку, - поправил его Офелос, вдыхая дивный аромат. - Если, ты не забыл, то вчера нечего не поймал. Кабан пришел утром, из-за того что у меня хватило разума насыпать немного пшена в пустой котелок.
  - Хе... - Дорак смущенно потер шею. - Я это... пока лучше на дерево слажу... Воду поищу... Да.
  - Тебе стоит поменьше времени спать на голой земле, - степенно кивнул Офелос, медленно проворачивая вертел. - Я сообщу тебе, когда завтрак будет готов, - Еще раз хекнув орк пошел искать приемлемой высоты дерево.
  В некоторой степени Дорак был согласен с Офелосом. У него была привычка спать, не раскладывая вещи на потенциально враждебной территории. Но поделать с ней он ничего не мог, да и не хотел, если быть честным. Когда все под рукой, то можно сразу вступить в бой или же драпать что есть сил, не оставляя ни одной дорогой тебе вещицы на поживу врагу.
  Прошло немного времени, и Дорак таки нашел подходящей высоты дерево. Залезть было несложно, и ветви выглядели достаточно крепко и не мешали обзору. Он медленно стал взбираться по ветвям...
  - Ох, мама, - тяжело вздохнул орк, когда внезапный порыв ветра качнул верхушку дерева, на котором он сидел. - Что бы я еще раз...
  Да, здоровенный, зеленый, клыкастый бугай просто до ужаса боялся высоты. Но все же орк не был бы орком, если бы не смог перебороть свой страх. Дорак быстро оглядел местность, запоминая каждый примечательный ориентир, и сразу же спустился вниз, на землю.
  - Ты вовремя, завтрак почти готов, - сказал Офелос, вернувшемуся орку. - Что выяснил?
  - Ну, - орк присел рядом и достал нож, примеряясь какую часть от кабана лучше съесть первой. - Глотка Мира, как я и думал в западной стороне, значит идем мы ориентировочно правильно... Реки не видно, что говорит о том, что идти нам нужно на север - северо-запад. Думаю, день-два и будем в деревне.
  - Хорошо, - кивнул жрец, и немного посыпал огонь сухой землей, оставив только тлеющие угольки. - Завтрак готов, - сказал Офелос, и сам потянулся за ножом.
  - Знаешь, что я еще заметил? - спросил Дорак, с набитым ртом. Он успел отрезать от кабаньей тушки небольшой кусок, еще до того, как Офелос потушил костер.
  - М-м? - поднял бровь жрец, аккуратно откусив горячего мяса.
  - На востоке, совсем не далеко, виднелся белый дым от костра. Его полчаса, час как потушили. Думаю, там еще могут быть люди. Может, они за небольшую плату поделятся с нами водой? Что скажешь? - орк стал примеряться ко второму куску мяса. Первый он уже оприходовал.
  - Хм, - Офелос ненадолго задумался, о том, что орк вполне может ошибаться в своих прикидках по поводу дальнейшего направления, а воды в бурдюке осталось совсем чуть-чуть. - Стоит попробовать. Только что ты хочешь обменять?
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Чуть позже.*
  
  - Та-а-ак... - проговорил орк, осматривая стоянку. Хотя, лучше сказать полную разруху на ее месте. - Ну, по крайней мере, я был прав на счет людей. Они тут есть. Только, хе-е, малость... мертвые, - иронично сказал орк, не повышая голоса. Мало ли кто по округе ходит. Может тот самый убийца, что умертвил троицу Имперцев, лежащих тут с перерезанными глотками?
  - Только это нам не поможет, - сказал Офелос, пройдясь вдоль тройки тел, кружком лежащих возле потухшего костра. - Здесь уже ничего нет. Не станет разбойник или убийца долго сидеть на месте преступления. Конечно, если их убил не зверь. Оберет по-быстрому и деру. Зря только от курса отклонились.
  - Угу... - кивнул орк и склонился над одним из тел, намереваясь обыскать его. - Ты не стой столбом, помоги лучше. Может у них на поясах по бурдюку осталось. Вдруг убийца не все забрал? Не зря же мы пришли.
  - Тебе не кажется, что искать это несколько не мое? - с сарказмом спросил Офелос, вдохнув полной грудью. Жрецу показалось, будто на поляне витает очень знакомый ему запах. Настолько что интуиция криком кричала о важности его носителя. Отвлекаться в такой момент на поиск 'низменных вещей' ему казалось абсолютной глупостью.
  - Да-да, - покивал орк даже не став слушать ответ жреца. Он нащупал в двуслойном поясе третьего покойника маленький мешочек с монетками. У других, к вящему сожалению Дорака ничего не было. - Идите ка вы сюда мои дорогие...
  - Что еще ждать от орка? Все вы варвары, - нахмурился Офелос. Знакомый запах, несомненно, присутствовал, но был едва уловим. К сожалению слепца, кровь все перебивала. Даже нюх Жреца Мотылька не мог пробиться через эту вонь. Но сдаваться он не собирался, конец света впереди все-таки. - Ты не заметил ничего подозрительного? - обратился он к орку, с довольным видом пересчитывающему свое приобретение.
  - Что? А.... Не, не заметил. Не вампир тут был. Крови полно, они так только в своих логовах развлекаются, и то не все. Только самые дикие, да сумасшедшие. Перебили этих 'солдат' во сне, не умеючи, в спешке. Вон, какие рубцы на шее неровные. Руки тряслись, хе. Может вор случайный, что вряд ли, может пленник их. Вчерашние следы борьбы тут есть, вон, как земля притоптана, да и оружие забрали, так что думаю последнее. Даже самый отчаянный вор не будет брать оружие имперской солдатни. Слишком уж оно хлипкое. Хе... Экономит Империя на снаряжении собственной армии, - орк перечислил подмеченные детали, после чего снова вернулся к подсчету монет. Кажется, будто его ни капли не волновала судьба человека убившего людей. Хотя... пожалуй, так оно и было. По рассуждению орка, если пленник смог сбежать от этих трех негодяев, а то, что они негодяи он не сомневался, то и в лесу подавно сумеет выжить. Тем более со всеми собранными тут пожитками.
  - Пленник говоришь... - прошептал Офелос, погрузившись в собственные мысли. - И запах знакомый... - своему нюху и интуиции слепой человек доверял. Ему казалось, что обладатель запаха... нет, аромата очень важен. - Почему ты сказал о 'солдатах' в таком тоне?
  - Да какая разница-то? Все равно нет тут никого и ничего. Хе, почти нечего, - орк подкинул в руке пять золотых монет. - А этот лысый уродец был богат! Целых пять золотых! Хе... Да я год из таверны не вылезу!
  - Нам всего один год и остался, - прошептал Офелос, краем уха расслышав волчий вой. - Пойдем отсюда. Скоро сюда нагрянут дикие звери.
  - Хе... Ну пойдем, - согласился орк, спрятав монетки себе в сумку, и пока расстояние между деревьями позволяет, широким шагом зашагал дальше на север. - Не отставай!
  
  *Скайрим. Окрестности Хелгена. Еще за день то этого.*
  
  Ифигения устала бояться. Просто устала. Когда тебя преследует древний вампир, будто ты какое-то животное, когда тебя несет на снежных волнах словно пушинку, когда ловят грязные страшные мужики, перемазанные в чужой крови чуть ли не до пят, когда тебя, под крики мучимых людей, донимает безумное виденье конца света... страх как-то уходит. Нет, скорее он перетекает из одного состояния в другое, более страшное. В равнодушие.
  Месяц назад, Ифигения живущая в относительно тихом и спокойном городишке на юге Империи, подумать не могла, что переживет столько ужасов за столь короткий промежуток времени. Ей казалось, что это происходило не с ней, что она была лишь свидетелем творившегося безумия. Но естественно это было не так.
  Девушка понимала, то Чудовище из Хелгенской Крепости настигнет ее еще раз. И еще. И еще. И так пока она или другой сумасшедший его не победит.
  Но страха от осознания этого не было. Она устала бояться. Лишь тоска сменила равнодушие. Та самая, что съедает душу сильнее, чем жаркое пламя Обливиона: по несбывшимся мечтам, по оставленным надеждам, по покинутому дому, по улыбчивым лицам знакомых, что так любили послушать ее тихие нескладные песни. По всему, что было ей дорого, ибо все это могло исчезнуть в один миг.
  Девушка и раньше понимала, что сделав шаг за порог родного города, шаг в неизвестность, положила начало чему-то новому... чему-то великому. Тому, что изменит ее и весь остальной мир навсегда. Но теперь она смогла это принять, прочувствовать всеми фибрами души.
  Да, трясясь, как мешок, на грязной спине неизвестного, Ифигения все осознала. Ей никогда не жить спокойно. Она призвана в Скайрим совсем не для этого. Ей предначертано уничтожить Черного Дракона желающего пожрать ее родной мир. Тот самый, в котором живет Ифигения, тот который любит.
  Именно это она видела в тех видениях: глаза, словно горящие кроваво-красным огнем, глядящие с безудержной ненавистью на всё и вся, огромную разинутую пасть, что готовилась извергнуть огонь на маленькие фигурки людей, в страхе пытающиеся укрыться от летающей смерти.
  По сравнению с этим видением будущего, все прошлые страхи казались глупой детской шуткой. Поставь того вампира, что чуть не сожрал ее близ Брумы, рядом с этим воплощением ужаса и увидишь кого нужно боятся.
  За тоской пришла решимость. Девушка не собиралась сдаваться и бежать от судьбы. Все равно не получится. Она было готова сражаться с Драконом, чтобы раз и навсегда победить свой Страх. Вот только Ифигения не знала как. Силой, что на равных может противостоять этому существу, владеют только Аэдра и Даэдра, которые снизойдут помочь смертным только в самом-самом крайнем случае. Последние так точно.
  Надеяться можно только на себя. Но что может противопоставить Дракону она, Ифигения?
  Девушка размышляла над этим, пока ей в глаза не ударил яркий солнечный свет. Дознаватель со своими двумя подельниками, наконец, вышли из туннеля.
  - '... Магия!' - на Ифигению снизошло озарение. - 'Магия может все! Не зря же Доминион, почти что уничтожил Империю благодаря своим магам! Вот только... по слухам ни Архимаг Имперского Университета, ни Силикт Талмора не обладают даже частью той силы, что способна противостоять Дракону. К тому же, эти двое посветили изучению Искусства очень много времени, которого у меня нет. Но магия на то и магия, чтобы...' - мысли девушки резко прервало чувство боли. - 'Я тебя уже ненавижу'. - не заботясь о ее чувствах, легионер скинул свою поклажу на землю.
  - Немного передохнем. Повезло, что пауки толком не проснулись. Мы быстро проскочили, - дознаватель присел на чистый от снега камень, поправляя развязавшийся ремешок на доспехах. - Вот следующим за нами не повезет. Морозные твари встретят их во всеоружии.
  - Спурий, это и вправду был дракон? - спросил несшего девушку легионера его подельник. Дознаватель сделал вид, что его совсем не интересует данная тема, мол: 'Не верю я в ваши сказки', но глаза выдавали его с головой. Ему не терпелось узнать, что за враг напал на крепость.
  - Ты не поверишь, но я собственными глазами видел эту тварь! - взмахнул руками Спурий, имитируя огромные крылья дракона. - Он за один миг разрушил крепостную стену! Я до сих пор чувствую, как дымятся волосы на затылке.
  - Не говори чепухи, - вмешался дознаватель. - Я скорее поверю в то, что Братьям Бури хватило ума использовать какой-то отравляющий газ и под него устроить побег Ульфрика, чем в огромную крылатую змею.
  - Но откуда тогда взялся рев? - задал логичный вопрос Спурий. - Его все слышали.
  - Может магия какая, - сказал дознаватель, поднимаясь на ноги. - Все, достаточно. Привал окончен. Спурий, раз взял девчонку с собой, то кормить ее будешь из своих запасов, - приказал он уже бывшему легионеру.
  - Как кормить, так Спурий, а как... - обиженно начал ворчать дезертир.
  - Замолкни. Я не приказывал брать ее с собой, - отмахнулся от него дознаватель. - Теперь ты Дентер, - указал дознаватель на второго дезертира. - Пойдешь последний и проследишь, чтобы не было хвоста. А то знаю я какая дичь здесь водится... Про этот лес много разных слухов ходит. Хуже него только окрестности Фолкрита. Так что прикрытие будет не лишним.
  - Кто тебя вообще старшим назначил? Мы уже не в армии! - снова возмутился Спурий, медленно протянув руку к поясу, где был его меч.
  - Наглец, - цикнул дознаватель, зажигая на своей ладони переливающийся синей энергией шар.
  - Ладно-ладно, Ретус... Не кипятись. Все, понятно - ты главный. Вы только успокойтесь.... - вмешался Дентер, став между бывшими легионерами.
  Ифигения решила воспользоваться внезапной перепалкой. Извиваясь ужом на промерзлой земле, она старалась уползти дальше в видневшийся на краю леса овраг. Но, увы, вокруг пещеры не было ни одного кустика, который мог бы скрыть телодвижения девушки. Ее попытку побега заметил Спурий.
  - Ладно, твоя взяла. Пока я буду тебя слушать. Но только пока, - посверлив бывшего дознавателя взглядом, Спурий убрал руку с меча. После чего развернувшись, увидел ползущую пленницу. - А куда это ты собралась? - спросил Спурий, за несколько шагов нагнав Ифигению. - У тебя с нами будет долгая ночь впереди, - с гадким смехом, он подхватил девушку.
  - Идем, - бросил Ретус, расслышав шум битвы в пещере. - У нас не так много времени, прежде чем перебьют пауков.
  
  * Скайрим. Ривервудский лес. Вечер того же дня.*
  
  Группа из четырех человек, поминутно переругиваясь, двигалась по сумеречной глуши леса. Шум, который они издавали, перебудил нескольких одиноких сов в округе. Они с недовольным уханьем взирали на нарушителей спокойствия. Они знали, что в этом лесу шуметь стоит - хищник не дремлет, все слышит и видит, если привлечь его взор, то больше никогда не взлететь в ночное небо.
  - Сколько мы уже идем? - в который уже раз спросил своего временного командира Спурий. Предчувствие бывалого солдата говорило ему, что отряд идет прямо в сети расставленной ловушки. Естественно Спурий был этим недоволен, хоть и не высказывал о своих предчувствиях открыто. Слушать его никто не станет, а чтобы убедить силой сменить пункт назначению силенок не хватит. Ведь, подельники знали Спурияа, как облупленного, благо не раз участвовали в переделках. Все слабые и сильные стороны изучили на раз. - Скоро темень будет, хоть глаза выколи. Поесть бы найти, да отдохнуть чутка.
  - Еще не время, - возведя глаза к виднеющимся в небе звездам, ответил Ретус. Он двигался впереди колонны, уже битый час, отвечая на подобные вопросы. Будь его воля, он давно бы развернулся и прекратил глупые вопросы, но гордость не позволяла дознавателю этого совершить. Ретус был уверен, что Спурий специально выводит его из себя. Если он пойдет у него на поводу, то значит, его противник выиграет этот поединок упрямства. - Нужно оторваться как можно дальше. Я тебе сотый раз объясняю: люди в страхе разбегутся кто куда! Кто-то побежит, куда глаза глядят, а кто-то, как и мы, пойдет в Ривервуд. И если кто-то из них узнает нас, и доложит Легиону, что мы живы, то голов мы лишимся обязательно. Имперцы любят рисовать портреты преступников. В каждом городе нас будет ждать теплая встреча.
  - Ага... Нехорошо... - протянул Дентер, догнав отряд. До этого он шел, как и подобает 'верному' солдату армии, пусть и бывшему, позади группы на расстоянии в пятьдесят шагов. За что впоследствии был не раз осмеян Спурием, без особого на то результата. Пусть никакого зверя или человека не было, предосторожности никогда не бывают лишними. - Ну, командир, может всё-таки с часок передохнем? Целый день уже идем. Во рту не крошки, и вода кончилась. А ночью в Ривервудском лесу опасно, сам говорил. Нужно поспать, чтобы никуда не вляпаться из-за рассеянности.
  - Вот-вот, - покивал Спурий. - Я еще игрушку за всех тащу! - он хлопнул Ифигению по тому месту, что пониже спины. Девушка болезненно поморщилась. За целый день это был чуть ли не сотый хлопок. - Расслабиться бы, да потискать...
  - Идиоты! Нужно идти дальше! - повысил голос Ретус. - Воды нет, животных в округе тоже нет. Да тут даже привал негде устроить! Заткнитесь, и идите дальше, если думать не умеете. Как вас вообще в армию взяли с такими мозгами?!
  - Как и всех - призвали, - снова зевнул Дентер. - Эй, Спурий, хватит ее уже тащить, - потирая руки, дезертир кивнул на Ифигению. - До привала осталось совсем немного. Отсюда, спасибо Секунде, вершина Хротгара виднеется, хе-хе! Значит и Ривервуд скоро появится...
  - Ну что за идиоты... - не останавливаясь, прошептал себе Ретус под нос. - Ее крики разнесутся до этих самых гор. В худшем случае на нас сойдет лавина, в лучшем на крик сбегутся все хищники, - уже так чтобы его слышали подельники, сказал Ретус.
  - Пхе... Я легко справлюсь с этим! И если ты, Ретус, боишься, то отойди в сторону и дай мне тут командовать, - гордо выпятил грудь Спурий. - Слышь, девка? Я с медведем бился голыми руками, что мне какой-то Тигр?! Я не дам тебя в обиду, - его смех разнесся по округе. - Не снегу, не зверю!
  - Как приятно... - нервно проворчала Ифигения, потеребив узел веревки на запястьях. Дезертиры все же догадались ее связать. - Ты настоящий рыцарь! - так же нервно, хоть и с видными нотками сарказма, протянула девушка.
  Мысли о грядущем привале, девушку до сих пор не посещали. Не боялась она этого. Ее голову занимало только развитие. Ифигения снова и снова на протяжении целого дня пыталась пережечь веревки заклинаем, но за так нечего в этом деле не добилась. Создать пламя такой силы, чтобы никто из троицы ее пленителей не заметил колдовства, никак не выходило. Девушку это раздражало и беспокоило сбивая и без того слабую концентрацию. Она не понимала, как с такими силами будет останавливать Ужас.
  - То-то тебя всей казармой били... за длинный язык, - усмехнулся Дентер. Его забавляла перепалка между этими двумя. За годы службы чего он только не наслушался, но эти двое ему еще ни разу не надоели. Они были похожи на дуэт барана с... бараном. Один был сильнее, другой был хитрее. Каждую перепалку Дентер мысленно ставил, кто из них выйдет победителем в очередном споре. Впрочем, сейчас была опасность того, что они перебьют друг друга в запале, но по правде говоря, дезертира это не слишком беспокоило. Развлечение того стоило.
  - О-о-о, кто заговорил! - в притворном восторге воскликнул Спурий, предпочтя не заметить, не такой уж и несправедливый комментарий Дентера. - А я то, думал, что онемела со страху! Ха-ха!
  Ифигения промолчала. Поддерживать диалог с дезертиром у нее не было никакого желания.
  - Заткнитесь уже все! Даэдра побери, как меня угораздило с вами, остолопами, связаться?! Достали... - прошипел Ретус на один миг замолчавших подельников. - Еще час и будет вам привал. Насколько я помню, мы уже должны быть у старой шахты. Значит, где то поблизости должен быть родник...
  - Должен. Нужно только его найти в темноте, - вставил слово Дентер, отвечая на риторический вопрос дознавателя. Спурий согласно покивал на его слова. - Ты не всегда продумываешь свои действия Ретус. Поэтому ты нашел нас, чтобы мы исправляли твои ошибки. Тебе напомнить прошлую декаду?
  Ретусу ничего не оставалось, как скрипнув зубами, молча идти дальше. В мыслях он уже избавлялся от этих двоих всеми возможными способами. Слишком уж много они знают такого, за что ярл, будучи в благодушном настроении всего лишь отправит на плаху. Впрочем, размышляя об убийстве своих подельников, дезертир сомневался, что ему придётся делать что-то своими руками. Зверье здесь разное, уж он - дознаватель, знает. Многое за годы в крепости узнал. Вряд ли его подельники переживут ночь.
  - Не стоит. Твоя, правда, - усмехнувшись ответил Ретус. Впотьмах никто не заметил мрачного предвкушающего выражения его лица. - Я не всегда продумываю все до мелочей. Больше полагаюсь на случай.
  Дезертиры ненадолго замолчали, удовлетворившись ответом. Они не почувствовали надвигающейся беды. Да и откуда бы? Они ведь просто люди... Для них это был очередной поход, каковых на их счету было достаточно.
  Они лишь спокойно, насколько это возможно в их компании, переговаривались, периодически окидывая взглядом окрестности на предмет опасности, которая могла подстерегать за каждым исполинским деревом.
  В противовес своим пленителям Ифигения была не обычным человек. Правда, она об этом еще не знала. События для нее несутся, словно штормовой ветер. Не все из пережитого Ифигения успела осознать. Суток все же слишком мало для этого. Впрочем, самое главное она поняла, то есть правильнее будет сказать - почувствовала.
  Девушка чувствовала опасность. Без вопросов, в попытках понять, откуда, без паники. Чувствовала и все. Все, что она знала, то есть, то до чего додумалась - это не просто развитая интуиция, каковая бывает у ветеранов войны, а целое предвиденье.
  Ифигения чувствовала, будто видела своими глазами, как Ретус, по глупости своей, ведет их всех на смерть.
  Девушка забилась в попытках выбраться из цепких рук Спурия.
  С каждым пройденным группой шагом, беспокойство Ифигении усиливалось, а картина перед глазами становилась все яснее. В ее душе поднимался целый вихрь чувств. Главными, из которых, были ожидание неизбежного, и безумная надежда на удачный побег.
  Спурий, будучи обычным разумным, ни как не мог почувствовать надвигающейся опасности, если только она не грозила, вот-вот свалится ему на голову. Но даже он отметил - за время пути, Ифигения, так и не предприняла ни одной попытки побега.
  Это его настораживало: 'Ведь, как так? Пленник и не бежит.... Как любили говорить Имперские Маги - нонсенс...'.
  Спурий подумывал списать это на деморализацию жертвы, но, по правде говоря, на глаз дезертира девушка не казалась слишком уж напуганной. Скорее было, похоже, что у нее есть план.
   И это не просто настораживало - это было в высшей степени подозрительно. Ведь, пленница не была похожа на опытного солдата! В пропитых мозгах Спурия, конечно, была мысль, что она могла быть разведчиком-диверсантом, но долго там не задержалась. Вряд ли бы тогда девушка оказалась в клетке вместе с мятежниками.
  Все это заставило Спурия удвоить бдительность по отношению к своей пленнице. И его старания окупились. Спурий все же сумел, заметь момент, когда девушка стала 'незаметно' избавляться от пут.
  Спурий не стал ничего предпринимать, решил подождать. Все же не смотря на образ недалекого вояки, который не далеко ушел от действительности, дезертир был достаточно умен. С самого детства он выучил правило - глупые и добрые долго не живут. Впоследствии, уже в рядах Легиона, это правило только закрепилось. Он знал одну примету, что не раз за годы службы спасала его жизнь: женщины, неважно какого возраста или расы, всегда первыми чувствуют надвигающуюся опасность. В бытность его молодости, она не раз спасала ему жизнь. Собственно, именно поэтому Спурий и взял с собой практически бесполезную девку - чтобы она показала, когда нужно брать власть в свои руки или же делать ноги, пока они целы.
  - Ретус, мы прошли достаточно. Пора ставить привал, - подал недовольный голос Спурий, скидывая с плеч свою ношу. Девушка с глухим стоном упала на сырую землю покрытую ковром из веток и мокрых листьев. Несколько острых веточек больно впились в неприкрытые ничем руки, заставив ее оставить попытки расшевелить узлы веревки.
  - Хорошо! - раздражённо дернувшись Ретус остановился, таким образом, соглашаясь с мнением своего товарища. - Дентер, иди хвороста насобирай, все равно толку от тебя как от прикрытия нет! А ты, Спурий, дуй за провизией, и чтобы рожи я твоей не видел!
  - Будет исполнено! - с громким хмыком козырнул Дентер, и отправился за край поляны, на которой остановились люди.
   Он не стал спорить с Ретусом, ибо понимал, Спурий с большой вероятностью сейчас затеет перепалку. Уж Дентер за годы службы успел выучить своего товарища и знает его вспыльчивый характер. Лучше пока побродить вокруг, покуда страсти не уляжутся, а там, поди, и вернуться, если будет куда.
  - Никуда я не пойду! - вынув клинок из ножен, Спурий с вызовом обратился к Ретусу. Ветви близлежащей исполинской ели, качнулись от взлета перепуганного криком филина. - Куда ты нас ведешь?! Мы уже часа три, как отклонились от курса и идем в сторону от деревни! Ты меня совсем за дурака держишь?!
  - Я веду нас куда надо! Ты что, не слушал меня, свиной выкормышь? - Ретус гнусно усмехнулся и взъерошил свои куцые волосы. Дезертир знал, что такая ситуация обязательно случится. Только надеялся, что он успеет дойти да шахты, где можно будет скрыть все собранное с трупов имущество, чтобы после продать барахольщику в Ривервуде. - Нас не должны видеть в окрестностях Хелгена! Сколько раз мне это повторять....
  - Чушь собачья! - взъярился Спурий. - В Ривервуде, за исключением скупщика, нас никто некогда не видел. Мы с ним крепко повязаны, так что он нас не выдаст. Нам всем всего-то нужно переодеть доспехи, чтобы сойти за простых беженцев. И все! Не нужно никуда идти, ни прятаться. Только найти одежду!
  - Вот как? - изобразил удивление Ретус, мысленно добавив: 'Жаль, что придется все-таки марать руки и тащить доспехи самому. Если бы этот... Лукан, столько не давал за Имперские панцири, ты бы давно кормил волков Спурий! На твое счастье три комплекта слишком тяжело утащить'. - Ты хорошо подумал? Через Хелген много людей проезжало. Может, все-таки...
  - Все! Хватит растекаться мозгами по щиту! - Спурий пошел на ухмыляющегося Ретуса, выставив впереди себя клинок. - Ты скажешь, что задумал, а я тебе, так и быть, подарю легкую смерть!
  Поглядывая краем глаза за все разгорающейся перепалкой, Ифигения, морщась от саднящей боли в руках, незаметно отползла на край поляны. Туда, где сквозь почти непроглядную тьму ночного леса, виднелось старое поваленное дерево.
  - 'Хоть бы третий не вернулся.... Хоть бы третий не вернулся....'. -Проговаривала она про себя, лихорадочно разыскивая острый угол на сколе ствола. Девушка очень спешила. Натертые кисти и по локоть саднящие руки почти не слушались Ифигению. Она понимала - еще немного времени, и придется плюнуть на веревку и бежать без оглядки. Девушка не сделала делать этого сразу же только потому, что при бегстве ее может поймать третий дезертир. Не будь его, Ифигения не стала бы рисковать, развязывая веревки, а сразу бы припустила подальше. Но он есть, и девушке будет удобней, если руки при возможной встрече будут развязаны. - 'Даэдра, да где же оно!?...'
  - Ха-ха-ха! - пока девушка ползла к своей цели, Ретус, безумно хохоча, направлял заклинание молнии на Спурия. Извивающийся шквал синей энергии вцепился в фигуру дезертира и никак, вот уже не протяжении целой минуты, не хотел отпускать. Ретус вложил в него совсем немного энергии, ровно столько, чтобы причинить жертве как можно больше страданий. По своей изуверской привычке, он хотел помучить своего противника. - И ты, хотел меня убить?! Ты?!! - забавлялся Ретус, продолжая хохотать. Его куцые волосы растрепались, по подбородку текла слюна. Ретус как-никогда был похож на безумца. - Тот, кто даже элементарного заклинания Восстановления создать не может?! Ха-ха-ха!
  От досады и боли челюсти Спурия сомкнулись настолько сильно, что в треске молний можно было расслышать, как скрипят крошащиеся зубы. Он не дошел до своего бывшего товарища всего несколько шагов, прежде чем собственное тело предало его. Остатки тонущего в пучине боли разума Спурия, старались освободиться от действия пагубной магии, чтобы каким-нибудь невероятным усилием забрать своего недруга с собой на тот свет. В том, что ему уже не жить для дезертира не было секретом. Но, естественно, у него ничего не получилось. Не ему, простому человеку, идти против силы, которую использует Ретус.
  Прошла всего минута, как началось светопреставление в темном глухом лесу. Кожа Спурия начала покрываться черной зловещей коркой, а сам он, стал заваливаться на бок под все угасающее буйство Магии.
  - Хе-хе... - Ретус по кругу обошел обгоревшее, но все еще дышащее, тело. - Ну, вот и все. Сильно тебе меч помог? - он взял в собственную руку оброненный клинок Спурия. - Помнишь наш давний спор, а? 'Что сильнее: магия или меч?'. Пусть ты меня и не слышишь, но я все равно скажу - Магия. Ха-ха...! Глупец, ты Спурий. Мог бы жить и жить, если бы было хоть немного мозгов, - он склонился над телом, занеся клинок для удара.
  Ифигения, наконец, поддев веревку, не оглядываясь, побежала в лес. В тот момент, у нее даже не появилась мысль развернуться и сжечь безумца в магическом пламени. Она очень не хотела застать момент, когда Ретус обратит на нее свое внимание - разница в пользовании магии была очень велика. Неизвестно кто выйдет из него победителем. Поэтому мельком увиденный бой заставил пересмотреть опасения по поводу третьего дезертира. Девушка решила, что порванные веревки, вполне можно развязать на ходу. Вряд ли дезертир, названный Дентером, будет поджидать рядом с поляной, где только что 'порезвился' Ретус.
  Когда девушка уже скрылась в кустах и сбросила свои оковы, то расслышала громкий хлюпающий звук, входящего в тело клинка. Передернувшись от омерзения, Ифигения ускорила бег. По ночному лесу было опасно быстро передвигаться, но девушка справедливо рассудила, что лучше иметь пробитые и переломанные руки и ноги, чем совсем их не иметь.
  - Жаль, теперь добротный доспех не продашь, - сказал Ретус, поднимаясь на ноги резко вытаскивая меч из тела Спурия. - Намертво прилип к мясу. Жаль-жаль.... Но, что поделать! Хорошо, что у меня остался еще один комплект. Кстати! Что-то Дентер задерживается. Не припомню за ним такого...
  Ретус не раздумывая, зашагал в ту сторону, куда ушел Дентер. Будь он чуть более здравомыслящим или хотя бы осторожным, то заметил бы, что позади него в абсолютной тишине стояла фигура с ярко святящимися в темноте глазами. Вампир, весело оскалившись, махнул рукой в ту сторону, куда шел Ретус.
  В эту же секунду из-за дерева, на негнущихся ногах, вышел Дентер. Спотыкаясь, каждый шаг, он медленно двинулся на замершего в недоумении Ретуса.
  С сомнением посмотрев на окровавленный клинок в руках, Ретус обернулся назад, разузнать видно ли в свете Секунды тело Спурия.
   - Интересно... Хм... Почему ты не бежишь? Мне казалось ты самый умный из нашей компании, - спросил Ретус, направляя на приближающегося человека готовое сорваться с рук заклинание. - А, впрочем, не важно, - шквал синей энергии обрушился на Дентера.
  
  *Сон Бруни (или же не сон?). Спустя два дня после всех описанных событий. *
  
  - Дорогой, иди, помоги деду Дихасу с огородом. Хватит валяться на кровати. Поднимайся, у нас много дел, - Фрида зашла в нашу уютную спальню, устало вытирая запачканные в муке руки какой-то темной тряпицей. Увидев, что я совершенно не изменил позы пялившегося в потолок дурачка, уперла руки в бока. - Ты обещал!
  - Раз обещал, то сделаю, - заявил я, переведя взгляд с деревянного потолка на девушку. Она грозно нахмурилась, заметив, что моя поза так и не изменилась.
  - Так что же ты не встаешь, а, дорогой? - промурлыкала Фрида и закатила рукава своего темно-зеленого платья, попутно, будто между делом, завернув тряпицу на манер печеной булки. Поигрывая в руках этакой дубинкой, она, изобразив на лице 'кровожадную' ухмылку, стала подходить к кровати с вполне ясными намерениями.
  - О-хо-хо, - я 'горестно простонал' на весь дом, внутренне посмеиваясь с милой моськи Фриды. Хоть вставать после всего, что произошло, очень не хотелось - приятная истома все еще будоражила тело и воображение. Зная Фриду, пусть, даже если она 'играет', лучше сделать, то чего она хочет. Потому, отставить лень и в бой - к старому, подслеповатому, вредному, как стая гоблинов, деду. - Встаю уже, встаю...
  - То-то же! - довольно улыбнувшись, Фрида отложила свою 'дубинку' на кровать и стала собирать мои, разбросанные тут и там, вещи. Когда она закончила, то быстро пошла в прихожую, на ходу грозя мне. - Если ты не выйдешь, то пойдешь к Свинте, навоз свиной убирать. Она давно ждет помощничка!
  - Да иду я! - крикнул в прихожую, натягивая на себя одежду. - Вот же ж...
  Последние мои слова предназначались вовсе не Фриде. Я все-таки оделся, и... Да-а-а.... Судя по прилипшей к телу одежде, мне не мешало бы сходить в баню. Впрочем, это может подождать до вечера. Все равно на огороде вспотею так, что буду вонять на всю округу. К чему дважды посещать одно и то же место? Особенно, если в обед пить со мной никто не будет. Лучше не терять попусту времени и сразу идти к Дихасу, а то он мне все уши проворчит, а потом и Фриде выскажет, какой у нее непутевый и медленный муж.
  Прошествовав наружу, мимо месящей тесто Фриды, я попал в круговорот повседневной деревенской жизни. Снующие туда-сюда дети, ворчащие бабки и кряхтящие старики, обсуждающие очередную сплетню, и, конечно же, громко хохочущие за работой норды. Эх-х... вот оно - счастье.
  Помню впервые пришел сюда в полной безысходности. Дед, не успев научить меня должным образом держать в руках топор, во сне мирно почил от старости. Редкое явление в Скайриме. Обычно в теплой постели умирает какой-нибудь Имперский аристократ, но никак не суровый во всех смыслах норд.
  Не успел я оплакать деда, как на меня обрушилась еще одна напасть. Бабка, которую очень любил и уважал наравне с дедом, к сожалению, долго его не пережила. Для меня это был удар сравнимый по силе с Великаном. Ведь, родителей у меня не было. Как мне сказал дед, мать погибла при моем рождении, а отец сгинул в жерле войны с Изгоями. Можно сказать, что мне не везло с самого рождения. Мягко говоря.
   В свои неполные тринадцать зим, на пороге неизбежного вступления во взрослую жизнь, в самый важный для меня момент, я оказался совсем один. Без семьи и верных друзей.
  У меня была лишь одна отдушина - дед и бабка оставили мне кое-что на память. 'На пропитание', как написано, было в завещании. Но разве подросток может разумно распорядиться имуществом? 'Предприимчивые' люди быстро оставили меня с дырой в кармане. Ведь, некому было позаботиться обо мне, направить на правильный путь. Пара необдуманных решений, и меня обманом лишили всего нажитого семьей имущества. Спасибо хоть не убили.
  Тогда для меня настали сложные времена. Голодные, холодные, полные сложных решений и не менее сложны последствий, отголоски которых настигают меня до сих пор. Я скитался по Скайриму долгое время, иногда предпринимая безуспешные попытки вернуть свой родной дом.
   Мои путешествия продолжались до тех пор, пока мне не посчастливилось наткнуться на маленькую и уютную деревеньку на окраине владений Ярла Балгруфа.
  Сначала меня там не приняли. Грязный, заросший, никому не известный оборванец, с ржавой секирой за спиной не внушал селянам доверия. Некоторые даже приняли за разбойника, что, сказать по справедливости, не так уж и далеко было от истинны. Жизнь меня сильно потрепала. Но все же не смотря на все страхи и риски, я решил не сдаваться и попытаться заслужить уважение жителей Рорикстеда.
  У населявших эту деревню людей было одно преимущество, за которое стоило побороться: люди в нем были честны и всегда говорили прямо о том, что думают и делают. Качества, которые за время своих скитаний я научился ценить. К сожалению, Имперская культура принесла в Скайрим намного больше, чем все норды думают. Ложь, интриги, мошенничество - в основном она принесла отрицательный характер в уклад нордов.
  Постепенно мне удалось заслужить их доверие. Помогая кузнечным делом или защитой от разбойничьих налетов, я понемногу становился для селян своим. В конце концов, вот - обзавелся любимой семьей. Теперь нет тех недоверчивых взглядов, выискивающих подвох во всех моих действиях. Люди стали здороваться со мной в ответ, а глава селения, Рорик, в чью честь и названо поселение, даже позволил построить мне дом, в котором, мы с Фридой теперь живем.
  - Бруни, выпьем по кружечке меда вечером? - спросил, идущий к себе домой, сосед, что возвращался, по всей видимости, с поля. Торчащие из одежды колосья травинок, явно намекали на это. - Отметим рождение двойняшек. Старшую, кстати, Сесиль назвали, младшую Бритта. Крепкие девочки. И дня нет, а сразу видно сильные какие - Ух-х! Настоящие нордки. Халльфрид от радости чуть ли не взлетает с кровати, - он рассмеялся от всей своей души. - Приходи, сегодня все наши будут у старика Мралки.
  - Конечно, Лемкил, как же иначе!? Удивляюсь, почему ты с утра не отмечаешь! - помахал я ему в ответ. Сосед на секунду скривился.
  - Пшено собрать надо, вот почему. Я бы и рад отметить такое дело, но Рорик дал дозволение только вечером. Говорит, мол 'будет буря, нужно собрать до завтра', - Лемкил развел руки, причем так широко, что чуть было холщёвая рубашка на могучей груди не лопнула.
  - Вот как... - я понимающе покивал, и тут же, примерив, задумчивое выражение лица, спросил: - Как думаешь, маленьким, понравиться кинжал, который я выковал? - в ответ, сосед добро улыбнулся и возвел большие пальцы к небу, показывая насколько понравиться.
  - Добрая работа! Бруни, вот, сколько тебя знаю, все никак не пойму чего ты в нашем захолустье забыл? С такими навыками ты должен мастерить в большом городе, но ни как не здесь, - Лемкил оперся о небольшой забор, что разделяет наши дворы. - Нам ведь лошадь подковать, да оглоблю подправить, а о топорах и мечах мы сами позаботимся, чай не неженки. Зарываешь талант в землю. Причем почти буквально.
  - Ну, уж нет! В большие города я больше ни ногой, - я замотал головой, отгоняя картину моего, отчего дома, в котором нищие устроили какую-то ночлежку. - Чего только одни 'доблестные' стражники стоят! Последний раз, когда я заходил в подобный город, меня кинули в темницу. Просто потому что я был 'грязен, как свинья, и вонюч, как разбойник'. Да и отвык я уже от всей этой городской суеты.
  - Мы ведь тебя тоже, при первой встрече, всей деревней немного того.... побили. Почему ты остался? - сосед смущенно потер шею, на минуту оглянувшись в сторону своего дома. Там послышался какой-то шум. Расслышать чему или кому он принадлежал ни ему, ни мне не удалось.
  - Идти мне было не куда, - я грустно усмехнулся, решив не обращать внимание на всякие странности. - В какой город бы я не заходил, везде был гоним... - перевел взгляд с усатого лица Лемкила, на голубое небо. - Всегда все начиналось с нищих. Как увижу одного такого, он мне, ехидно так, подмигнет и исчезнет. Потом мне на голову то посыплется чего, то за ворюгу примут. Уж не знаю, чем я прогневал богов. Тут мне хотя бы, после того как побили, помогли. Отмыли, перевязали, накормили, в конце концов, спать уложили в чистой кровати. Я такого радушья никогда не встречал.
  - Так что ж за городом не жил, раз такая оказия была? Там нет ни нищих, ни стражников, - Лемкил, кивнул на север, где сквозь стволы деревьев, вдали виднелись вершины снежных гор.
  - Не могу я один жить. Общество холода, голода, магических тварей да зверей, мне кажется плохой компанией, - теперь уже я развел руки, немного улыбнувшись. - И меда там нет!
  - Ха-ха! Что верно, то верно! - Лемкил выпрямился, и махнул рукой на прощанье. - Ладно, что-то заболтал ты меня. Обычно из тебя и слова не вытянешь, а тут прям... Кхм-кхм.... Мне идти нужно. Посмотреть что с женой. Халльфрид что-то нездоровиться. Наверное, все от родов никак не отойдет.
  - Может за жрецом сходить? До Вайтрана не так уж далеко, - задал я вопрос, пока Лемкил не скрылся в доме.
  - Не нужно. Если у нее что-то серьезное, то я сам пойду, - сосед обернулся уже стоя возле дверного проема. Смерив меня пристальным взглядом, он признательно кивнул. - Спасибо за заботу Бруни. Правда, не стоит.
  -Ну, ладно... Тогда иди, давай уже. Вечером поговорим, - я кивнул в ответ Лемкилу, что снова махнув рукой на прощанье, скрылся в доме. - Ну, что же. Пора идти, а то дед заворчит меня до смерти...
  А ведь все же интересный малый этот сосед. Вроде бы честный норд - ни с кем не враждует, о жене заботится, да и работает совестливо, но есть на душе какое-то пакостное чувство, что с ним что-то не так. Будто скрывает он что-то такое, что знать окружающим очень не стоит. Встречал я таких на своем пути, и скажу, что добра они не приносили.
  Поэтому я осторожно пораспрашивал о нем деревенских, но они как один твердили, что ни в чем темном Лемкил замечен не был. Странно это. Где-то с полгода я сам за ним наблюдал, но ничего выяснить так и не смог. Примерный норд, каких в Рорикстеде навалом.
  Согласившись с деревенскими, я немного успокоился. Маньяков под боком нет и хорошо, а с остальными я наловчился разбираться тем или иным способом. Но сегодняшняя встреча снова разбередила сомнения.
  Может, зря мы с Фридой рядом с его домом поселились? Мелькает иногда у Лемкила в глазах что-то этакое, от чего хочется держаться подальше. Не грозит ли Фриде опасность? Может, все же стоило рискнуть поселиться рядом с фермой Релдита и Эннис.... чтобы каждое утро и вечер вдыхать 'божественные' ароматы скота. Я, конечно, и сейчас ими дышу, от этого в деревне никак не скроешься, но все же не так, как при непосредственном сожительстве рядом. Нет, такого счастья нам не надо. Пока Лемкил ни в чем темном замечен не был, так что...
  - Осторожнее! Смотри куда прешь! - глубоко задумавшись, я не заметил, как на ходу натолкнулся на какого-то человека, что двигался мне навстречу. Хм... Расслабился я что-то. На большой дороге меня бы уже прикончили. Да, размеренная жизнь всем хороша, кроме того, что быстро отупляет. - Чего смотришь?! Иди, давай, куда ты там шел, пока есть чем идти!
  - О! Смотри, какие мы грозные стали, - после секундного разглядывания причины остановки, я припомнил, где видел этого норда в деревне. Помниться, он не удачно пытался вынести из имения Рорика какую-то книгу, причем примечательно - в одних порках, в которых, собственно, его и вышвырнули из деревни. Я потом интересовался, что это за книга, ради которой можно пойти на дело в одних штанах, но кроме того, что она ценная ничего путного не узнал. - Ха! Локир, когда тебя с позором вышвырнули из деревни, ты таким не был, - окинув его насмешливым взглядом, я заметил, как лицо норда стало багроветь.
  - Много ли ты знаешь...! - начал распаляться норд, но продолжить свою, несомненно, матерную тираду, я ему не дал, перебив его на полуслове.
   - Чего тебе тут снова надо? Пришел еще раз попытаться Рорика ограбить? Так я тебя разочарую, с прошлой твоей попытки, он сменил замки, и пригляд поставил. А ты, как я вижу, все в тех же портках, только куртка и добавилась. Сомневаюсь, что у тебя что-то выйдет, - ехидно улыбнувшись, я вызывающе уставился ему в глаза.
  Признаться, специально нарываюсь на драку. Очень уж хочется спровадить этого человека подальше от Рорикстеда. Дурной он. Пусть Локир мне ничего не сделал, а вот деду Дихасу и Фриде, через чей дом он тогда пытался бежать, очень даже сделал. Селяне разгромили почти все имущество, пока его изловили. С тех пор Дихас зарекся строить дома с парой выходов.
  В ответ на мои слова, с Локира вмиг слетел весь гонор. Красный цвет на лице сменился, бледностью, взгляд, до этого прямой и вызывающий, стал пугливым и, каким-то... кротким, даже осанка, и та, изменилась. Пару секунд и предо мной стоял совершенно другой человек готовый на все лишь бы его 'не тронули'. Узнаю настоящего плута - в любой ситуации попытается обмануть ближнего своего, причем не обязательно из нужды. Иногда просто так, для смеха. Много таких повидал.
  - А ведь тебя знаю! Видел в таверне, до того как эти негодяи, несмотря на сложную жизненную ситуацию, выкинули на улицу! Ты Бруни, верно? - вдруг он наклонился ко мне, заговорщицки зашептав, будто и не было пару минут назад обоюдной грубости. Поражаюсь с него. - У меня к тебе есть дело, которое тебя очень заинтересует.
  - Дело говоришь... - я сделал вид, что задумался. Хотя, почему 'сделал'? Я и вправду задумался. Только не тем вопросом, о котором подумало это патлатое недоразумение, что позорит имя Локир. - Интересно-интересно.... И, что же ты хочешь мне предложить? - может сам расскажет, зачем явился? Вдруг облегчит мне работу. Хотя я бы на это не слишком рассчитывал.
  - Идем за скалы. Обсудим. Нечего привлекать внимание людей, - он нервно дернулся, глянув в сторону селян, что с подозрением поглядывали в нашу сторону. - Они и так меня не любят. Думаю, ты не хочешь, чтобы за разговор со мной у тебя были проблемы? - тихо, как бы вне-куда спросил Локир, с еле заметным хитрым прищуром.
  Похоже, Локира еще не забыли. Да и куда там - всего полгода прошло с момента его изгнания. Сложно забыть. За нашим разговором наблюдает, по меньшей мере, половина деревни. В основном женщины, что стирали-убирали, да старики, что приглядывают за ребятней, которая с присущей ей непосредственностью носилась по всему поселку, пугая редкую стайку собак.
  Думаю, если я сейчас пойду с ним, то потом вовек от грязи не отмоюсь. Уж сплетники, да сплетницы постараются на славу. Помню, слышал историю, как в Фолкрите, заезжие Дозорные Стенддара одного жителя деревни прикончили, только за то, пошел слух, будто у этого селянина был какой-то посох похожий на артефакт Даэдра. Оказалось, что 'артефакт' был не чем иным, как простой палкой, вмещающей в себе магию Шара Света. Стоит только задуматься: человека убили просто за кокой-то магический факел.
  Так что идти за Локиром и надеяться, что он самолично выдаст мне свои 'коварные' планы нельзя. Ну, тем меньше забот. В конце - концов, мне с самого начала хотелось начистить ему морду.
  - Эй, Локир, постой! - окликнул я быстро зашагавшего в сторону от деревни норда. Нетерпеливый какой. И секунды раздумий не прошло, а он уже ушел на пять метров. - Не думаю, что мне нужно это твое дело, - быстро нагнав его, я всем своим весом сбил его с ног.
  Будучи не слишком большим - я возвышался над ним примерно на голову, Локир с легкостью пушинки, пролетел вперед на три метра. Со стороны деревни послышался веселый хохот какого-то старика, чье зрение еще позволяло увидеть то, что происходит на поляне. Думаю, Локиру повезло, что мы не успели дойти до больших скал, иначе расшибся бы он так же легко, как и полетел. Хотя, падать на маленькие булыжники, что в обилии раскиданы на поляне, тоже мало приятного.
  - Ты не забыл, что тут полно камней? - насмешливо спросил я норда, что с кряхтением достойным дряхлой старухи, поднимался на ноги. - О, кажется, ты губу разбил? Не больно?
  - Сволочь. Думал, ты не такой, как эти. Думал, выслушаешь... Даэдра, как же я ненавижу Рорикстед, - прошипел Локир, потирая лицо, которым приложился о выступающий из земли камень. - А я ведь помочь тебе хотел. Тебе и всей деревне. Рассказать грязную тайну Рорика, - он усмехнулся. Больше Локир не строил из себя запуганного несчастного. На меня снова смотрели прямо и вызывающе. - Но не теперь. Столько попыток и все зря. Больше я не буду пытаться спасти это место. Хотите и дальше гнить? Кто я такой чтобы вам мешать! Пусть ваши Даэдра вас тут хоть сожрут, меня это больше не касается! -
  - Что за чушь ты несешь? - я даже опешил от такой околесицы. Позади, со стороны деревни, послышались какие-то крики, но внимания я на них не обратил. - Поля дают прекрасные всходы, скотина не гибнет от болезней, в деревне опрятно, и люди ладят неплохо. Как гниль? Какие Даэдра? Ты с одиночества ополоумел!
  - Посмотри назад и ты все поймешь, - победно улыбнувшись, он показал мне за спину, где слышались все более громкие крики. - Я ухожу, думаю, как только все закончиться, людям нужен будет козел отпущения. Лучше мне быть подальше от этого гнилого места.
  - Стой! - крикнул я побежавшему в сторону, ведущего в Вайтран дорожного тракта, норду. - Мы еще не закончили! - Сделав десяток шагов за Локиром, я обратил внимание на запах гари витающий вокруг.
  Резко обернувшись в сторону деревни, устремился туда, откуда слышались громкие крики - в южную сторону селения, где расположился мой дом. Даже с окраины, откуда я бежал, было видно темный столп дыма, что неотвратимо поднимался к небесам. Пожар.
  - Хоть бы с Фридой было все в порядке, - шептал себе под нос пока бежал. С каждым шагом увеличивающиеся запах гари и крики, заставляли волноваться все больше и больше. - Хоть бы... Хоть бы...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"