Борисенко Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная глава. Думал вывести конец первой арки в ней, но не срослось - завершение получается по факту слишком большим. Было бы неплохо увидеть ваши комментарии.

  Глава 8 'Сладкий сон'
  
  *Неизвестно где. Неизвестно когда.*
  
  Мне снился сон. Счастливый и прекрасный. Просто предел моих мечтаний.
  Как будто сижу на берегу голубого озера и просто смотрю на воду. Ни о чем не думаю, ничего делаю. Просто размышляю. Водная гладь такая спокойна-спокойная.... Даже когда появляются редкие всплески рыбешки тут и там, они никак не нарушают красоты этого места. Хочется остаться тут, и вечно созерцать на эту завораживающую картину. Ах... как хорошо... Когда-нибудь я построю тут дом, и буду жить в нем вместе с...
  - Дорого-ой, - меня мягко потрясли за плечо, вырвав из блаженного сна. - Пора вставать, завтрак стынет.
  - Фрида, ну дай еще немного поваляться, - причмокнув, я повернулся на другой бок. - Сегодня у меня нет особо важных дел. Морук сказал, что вчера мы перетаскали все камни. Нужно подождать пока рабочие новых наколют...
  - А вот и есть! - упрямо прозвучал тонкий женский голосок. Я почувствовал, как на меня опустилась тяжесть, подозрительно похожая на женское тело. Интересно, я это по весу определил или по тому, что на меня опустилась пара мягких... - Ты обещал, что посветишь этот день мне!
  - Я? Ой, что-то не припомню такого... - отвернув голову в бок, я упрямо продолжал делать вид, что сплю. Знаю, Фрида не любит, когда так делаю, но ничего не могу с собой поделать! Эх, всего две недели вместе живем, а кажется, будто всю жизнь...
  - Ах так! Ну, держись! - я почувствовал, как моих губ что-то коснулось. Кажется, меня переиграли... - Фу! Ты пошел бы порошок втер, а то со рта воняет, будто тролль поселился.
  - Так не надо с утра лезть целоваться,- я все же соизволил открыть глаза. На меня недовольно посмотрели ясными зелеными глазами. - Ну, хорошо! Встаю, - со смешком я мягко сдвинул с себя легкую, как пушинка, девушку. - А что у нас на завтрак? - спросил я, подбирая с пола одежду.
  - Каша, с луком и мясом. Как ты любишь! - заявила Фрида, поднявшись с кровати. - Иди, все уже готово, - и, дернув длинной белокурой косой, вышла из спальни.
  Хорошая же девушка! И красивая, и умная, и шить умеет, и вообще умница.... Долго я добивался ее расположения. Уже вся деревня хихикала глядя, как я за ней уплетаюсь. Но ничего! Теперь после всех моих стараний, самая красивая девушка моя! До сих пор нарадоваться не могу...
  Одевшись, и попользовавшись зубным порошком, я с широкой улыбкой вышел завтракать.
  Фрида уже сидела за широким обеденным столом, когда я подошел. Она как раз разливала квас по кружкам.
  - Что снилось? - спросила она, пододвинув ко мне тарелку со съестным. - У тебя такой лицо во сне было, что... Скажи, я снилась, да? - и кокетливо запорхала ресницами.
  - А то, как же! - улыбнулся я в ответ, и попробовал первую ложку каши. Недурно. Очень, даже... - Ты, и только ты радость моя! Разве может мне сниться что-то другое? И раз ты сумела впервые в жизни приготовить что-то съедобное, то так и быть, посвящу тебе, сей замечательный солнечный день!
  - Ой, я даже уже и не знаю, - ехидно улыбнулась Фрида, немного зарумянившись от приятных слов. Она подняла кружку, жестом показав последовать ее примеру. - Я вспомнила, что у деда Дихаса нужно огород пополоть, да и нам воды натаскать, а то бочка-то и пуста уже...
  - Подождет, - твердо сказал я. - Все подождет. Месяца не прошло со дня свадьбы, так что можно немного и отдохнуть. Просто не думай о делах. Давай лучше выпьем за семью, и тебя, красивую, словно луна в полнолуние!
  - Ой, романтик какой! - махнула рукой Фрида, звонко рассмеявшись. - Сама не пойму, как купилась на такие комплементы!
  - Ха, ты не покупалась где-то с год! Так что не надо тут... - притворно возмутился я, протягивая кружку.
  - А ты хотел, чтобы я сразу тебе на шею прыгнула или еще куда? - подняла одну бровь девушка. Наши кружки соприкоснулись, и я выпил содержимое. - Так что не нужно возмущаться! Я проверяла тебя на... э-э-э... верность, вот!
  - И как, верный? - я опустил пустую кружку на тарелку. И квас и каша закончились, оставив приятное чувство насыщения. Фух, не ел нормально уже... хм... да половину жизни где-то. Сразу как из дома ушел.
  - Вот сейчас мы это и проверим! - заговорщицки улыбнувшись, Фрида взяла меня за руку, и, вытащив из-за стола, потащила обратно в спальню.
  О... ну нельзя же так сразу... после еды...
  Фрида толкнула меня на, скрипнувшую под моим весом, кровать. И стала медленно снимать с себя простое льняное платье.
  - Кровать давно нужно переделывать... - прошептал я, наблюдая за действиями девушки. В голове не осталось ровно никаких мыслей.
  - Переделаешь, - согласилась Фрида, полностью обнажившись. - Возможно, даже сегодня... - и улыбнулась так.... Что, я точно понял - придется чинить.
  Насмотревшись на тело обнаженной девушки, демонстрирующей мне все свои достоинства, меня посетила мысль, что нужно бы снять и свою одежду. Ха.... Зачем спрашивается, одевался? Сколько бы времени сейчас сэкономил!
  
  
  *Скайрим. Хижина ворожей. Обед.*
  
  -Лаа-ании! - прозвучал полный радости возглас на всю хижину ворожей. - У нас еще гости!
  - Что?! - переспросила полуптица с красивым именем Лани, не отрываясь от 'истязания' эльфа. Хотя называть это 'истязанием' будет не совсем верно... Все же Фендала не пытают. Хотя, он вполне может так подумать, года очнется. Удовольствия затянувшийся 'процесс' ему явно не доставит. - Говори громче Ло-они! Я же занята!!
  - Еще несколько мужиков говорю!! - снова прозвучал старческий вскрик, в котором отчетливо слышались каркающие нотки. - Кустарники, что ты вырастила, нашептали, нашли двух здоровенных нордов! - от переполнявшей радости ворожея, называющаяся Лони, стала ходить кругами по хижине, не обращая внимания на то, что оставляет на полу глубокие борозды от собственных когтей. - Ну, теперь то мы порезвимся! Норды будут повыносливей некоторых! - ворожея, тряхнув перьями, посмотрела своими, по птичьи маленькими, глазками на привязанного к большой каменной плите, Фендала.
  Да, вся 'экзекуция' проходила на столь неровном, абсолютно не приспособленном для этого, ложе.
  Многим покажется, что это жутко неудобно, но только не обитателям этой хижины. Ворожей уже очень давно не волновала мягкость места, на котором они спариваются. Для них главным было практичность, удовольствие, и наконец - само наличие партнера. Да, именно в таком порядке.
  Эльф же, будь он в сознании, факт отсутствия удобного ложа, несомненно, взволновал бы. Но на счастье ворожей, Фендал был заколдован, опоен и крепко привязан. Все же ворожеи были далеко не так глупы, как может показаться при первой взгляде. Им была знакомо такое понятие, как 'перестраховка'.
   - Всего-то до полудня хватило. Кхар! Ты дала ему плохой Шишечный Взвар! Когда я его варю, мужиков хватает на целые сутки! И они не просыпаются в самый неподходящий момент! - снова тряхнув перьями, Лони подошла к большому грязному котлу, где тихо булькая, кипело названное варево. Хотя, правильнее будет сказать 'доковыляла'. Когти на полусогнутых, скрюченных ногах не способствуют здоровой походке.
  - Ш-ш-ш-ш! - оторвавшись от Фендала, зашипела в ответ Лани. - За то после моего Взвара, они не мрут, как мухи, и их еще можно пустить в дело!
  - Какая невидаль! - всплеснула перьями Лони, и что-то неразборчиво закаркала, выражая все свои эмоции. Светящие символы на хижине, и внутри нее, засветились в два раза ярче, а варево в котле забурлило много быстрей. Ворожея была так сильна, что даже ее тихие 'слова' были наполнены силой магии. - Что толку от этих людишек? В жертву нужно приносить спригганов! Чем больше этих мерзких созданий мы уничтожим, том сильнее будем. Не уж-то забыла сестра?
  - Да помню я! Лучше бы сама сварила Шишечный Взвар, чем мне тут каркала, - отмахнулась Лани, оставив эльфа в покое. Даже такое бесчувственное существо, как ворожея, заметила, что Фендал уже был на последнем издыхании.
  Лани стала рядом с сестрой и вдохнула испускающий варевом удушающий аромат тлена, болота и тухлой рыбы - запах Шишечного Взвара. Ворожея довольно улыбнулась, что-то тихо прокаркав.
  - Кхар! Сама вари. Мне еще нужно придумать, куда привязывать краса-а-авчиков, - Лони, заметив, что сестра подошла к котлу, направилась в другую комнату.
  Фендал, оставленный на короткое время, вздрогнул всем телом. Видно даже действие сильного колдовства когда-нибудь заканчивается.
  На его бледном от истощения лице проступила гримаса боли. Эффект магического сна стал спадать и эльф стал ощущать приглушенные колдовством чувства и мысли. Руки, будучи крепко привязанными, сильно затекли. Желудок, испробовавший 'шишечный взвар' требовал извергнуть его обратно. Эльф, клятвенно пообещал себе, что больше никогда в жизни, не при каких обстоятельствах, не будет больше пить.
  '... все проблемы из-за этого поила!! Я ведь и Свена убил из-за него! Выпил, и увидел их с Камиллой на сеновале. Даэдра, ну почему я решил пойти именно той дорогой в лес?! Почему через поля?! Почему напившись, я вообще решил пойти в лес!!? Какой же я дурак...'
  Такие мысли галопом пронеслись в его голове, вызвав жуткую мигрень и отвращение к самому себе. Так что, не смотря на все старания, содержимое желудка эльфа все же вышло наружу.
  - Кхар! Не уж-то ты проснулся дорогой? - оторвавшись от взвара, подлетела к Фендалу Лани. - А я тебе еще кашицы приготовила! - руки ворожеи засветились зеленым колдовским светом. Лани снова, как и полдня назад, накладывала на эльфа заклинание магического сна.
  - Кашу? - слабым голосом переспросил Фендал. Ему было так плохо, что он не понимал, где находится и с кем говорит. - Какую кашу? Дай... те... Воды...
  - Кхар! Воды, дорогой? - ворожея, закончив колдовать, отправила в тело эльфа сгусток изумрудного света. - Сейчас будет тебе вода.... Кхар!
  Глаза Фендала остекленели. При взгляде на него можно было подумать, что на плите не живое существо, а какая-то неживая кукла. Таков был первый эффект колдовства ворожей.
  Эльф снова стал засыпать. Через миг, он уже спокойно дышал, и с улыбкой на лице, видел прекрасный сон, где его уставшее после тяжелой охоты тело, ласкала милая сердцу Камилла...
  - Кхар! Сейчас напою тебя.... Подожди дорогой, осталось немного доварить, - Лани снова вернулась к котлу, и что-то закаркала. - И будешь ты снова сильный и выносливый! Кхар!
  Тем временем, в соседней комнате, к Лони были доставлены Бруни и Ралоф. Существа в действительности похожие на кустарники, быстро приволокли бесчувственные тела людей в хижину.
  - Что вы наделали мерзкие клубки с пчелами?!! - взвизгнула Лани, когда увидела, что принесли на себе слуги. Бруни и Ралоф от того количества полученного пчелиного яда, раздулись словно пузыри на ветру. Спроси знакомого с ними человека, и он бы ни за что их сейчас не узнал. - Еще немного и они бы подохли!!
  В ответ, эти самые кусты, лишь покачали стеблями, и укатились обратно на улицу, дабы стеречь спокойствие своих хозяек.
  Стоять на страже - основная цель существования этих существ. Выражать хоть как-то свои эмоции им не нужно. Все же они были искусственно выведены ворожеями, заботящимися только о собственном благе.
  
  *Скайрим. Хижина ворожей. Обед.*
  
  - Теперь их только на алтарь... Кха-ар! Давно пора сжечь эти кусты! Кхар, - ворчала ворожея, разглядывая гостей. - Эй, Ла-а-ни! - прокричала Лони. - У нас еще остался Взвар Крапивницы?!
  - Что-о-о?! - донеслось из соседней комнаты. - Я тебя не слышу глупая ты птица! Сколько раз говорить, не ори из прихожей!!
  - Кха-ар! - Лони раздраженно вздыбила перья, и прошествовала к сестре. - Я спрашиваю, у нас остался еще Взвар Крапивницы?!!
  - Это, который оставался последний кувшин, и который, мы истратили на того здоровенного орка? - спросила Лани, не отрываясь от котла. - Нет, больше нету. Ты же сама сказала, чтобы я не варила эту гадость! Мол 'нечего тратить ингредиенты на бесполезных существ', - сказала Лани, перекривляя сестру. - Хотя, орк был неплох.... Выносливый оказался...
  - Кхар! Ничего тебе доверить нельзя! - воскликнула Лони и заковыляла обратно в прихожую. - И что мне с вами делать?! - со злостью в старческом голосе вопросила она бесчувственные тела Бруни и Ралофа. - И Шишечный Взвар не дашь. Помрете. Хотя вы в любом случае помрете... - задумчиво прокаркала ворожея, наблюдая, как медленно синеют лица героев.
  - Что у нас тут? - Лани вышла в прихожую, чтобы своими глазами оглядеть незваных гостей. - Репейники снова перестарались? - она склонилась над Бруни дабы лучше рассмотреть его лицо. - Жаль, могли бы хорошо нам послужить...
  - Ты плохо их вырастила! - насела на сестру Лони. - Они уже далеко не в первый раз, приносят нам тела, именно в таком состоянии. Кхар! Повезло, что эльфятинку не попортили.
  - Вот еще! - вскинулась Лани. - Хорошо я их вырастила! Слушаются беспрекословно! Ты бы лучше сама что-нибудь своими когтями сделала. Или что, перьев жалко?!
  - Кхар! - Лони снова в раздражении вздыбила перья. Она гневно закаркала, стараясь что-то втолковывать сестре. На что та вяло откаркивалась. Такие перепалки в семействе ворожей были довольно частым явлением. Прервал гневные восклицания Лони громкий 'бум'.
  - Кха-а-ар! - заверещала Лани, и устремилась к котлу. - Совсем, совсем забыла!!
  - Глупая птица... - проворчала Лони. - Ничего доверить нельзя... - и взяла Бруни и Ралофа за ноги, выволакивая их на улицу. - Ну, хоть, в жертву сгодятся... Или на эксперименты... Давненько я не пользовалась Магией Изменения... Интересно, им пойдет козлиный хвост?
  
  *Там же, тогда же.*
  
  - Вот так, - Лони сложила в ряд два бессознательных тела, прямо под стеной их хижины. Место было удобным для ворожей, вокруг была открытая поляна, сбежать незаметно было практически невозможно. - Пусть пока полежат, а я решу, что делать. Кхар! - ее руки осветились изумрудным светом, чтобы навеять на людей заклинание магического сна.
  Ворожея была опытной. Все же живет на свете довольно давно. За столько времени можно было хоть чему-нибудь да научиться. Особенно после того, как из троих сестер Оск осталось только двое. Из-за того, что один удачливый пленник сбежал. Конечно, его потом поймали и наказали, но Лини, третью сестру, это никак бы не вернуло.
  Потому Лани всегда, когда появлялась возможность, накладывала на бессознательные тело, или тела, еще по одному заклятию. Просто на всякий случай.
  Справившись с этим простым для нее делом, Лани поспешила обратно в дом. А наши герои остались лежать на улице, не замечая, как на их лица стали опускаться маленькие сухие листочки, сыплющиеся с оплёвших хижину густых зарослей.
  Они спокойно вдыхали свежий лесной воздух, во сне и наяву улыбаясь, при виде рисуемой воображением картины. Каждый из них видел что-то свое. Бруни - прекрасную Фриду, а Ралоф... лучше рассказать об этом после. Или вовсе не рассказывать. Все же у каждого героя должны быть свои секреты...
  
  
  *Скайрим. За два дня до этого.*
  
  Дорак остановился посреди широких стволов деревьев и подозрительно оглядел округу. Чувства опытного охотника на вампиров, уже который час упрямо твердили, что их поджидает какая-то беда.
  - Это не к добру... - прошептал орк, окликнув продирающегося через густые кусты Офелоса. - Насколько я помню, деревня должна уже была показаться...
  - Похоже, я был прав, когда сказал, что стоит все же спросить дорогу у прохожих, - ровным тоном сказал жрец, случайно наступив на тонкую веточку, что в тишине леса зазвучала, словно тигриный рык.
  - Тише! - вздрогнул Дорак. - Не стоит нарушать тишину леса! - поучительно вздернув палец, сказал орк. Будь тут Ифигения, то она бы непременно заметила, как забавно сейчас выглядит лицо Дорака.
  - То есть, то, что мы говорим в почти что полный голос, тебя не смущает? - все так же ровным тоном спросил Офелос, поравнявшись с орком. - И тебя не затруднит ответить, почему мы идем сквозь лес, а не как нормальные цивилизованные люди по дороге?
  - Хе! Да потому что я уверен, сейчас на дорогах везде снуют патрули Имперцев! - буркнул Дорак, и зашагал дальше. Офелос печально вздохнув, двинулся вслед за ним.
  Слепому человеку, даже такому умелому, как Офелос, оставаться одному в лесу было весьма нежелательно. Все же Ривервудский лес растянулся на довольно широкой территории, слепцу нечего не стоит заблудиться в нем. А орк, даже страдающий топографическим кретинизмом, многократно увеличивал шансы выбраться к цивилизации. Так что выбора у Жреца Мотылька было немного: или продолжать следовать за орком и попытаться окончить свою миссию, или повернуть назад, и попытаться вернуться по своим следам. Что, к сожалению Офелоса, было невозможно в любом из случаев.
  На том перевале, когда Дорак обнаружил Имперцев и Братьев Бури, случилась лавина, накрывшая стремительно убегающую троицу с головой. Офелос так и не узнал, что ее вызвало: может чье-то колдовство, может громкая битва, а может так и не появившиеся тролли. В любом случае они с Дораком выбрались из-под снега, а Ифигения, надежда всего мира, как рассказывали свитки, так и не нашлась. Миссия Офелоса оказалась под угрозой. Настоятель Храма Мотыльков поручил ему важное задание - довести Довакина до Высокого Хротгара, дабы тот научился Тууму и остановил Пожирателя Мира.
  Но Акатош решил по-другому. Ифигению, они с Дораком, так и не нашли. Хотя в своих поисках перерыли, даже не смотря на угрозу Имперцев, почти все предгорья.
  Потому Жрец шел за орком в некоторой прострации. Следуя за ним скорее по инерции, чем по необходимости.
  - Все. Привал, - скомандовал Дорак, когда стало смеркаться.
  Они шли целый день, почти без остановок, у них стали заканчиваться припасы, а поблизости даже не показалось не одного ручья. Дела путешественников обстояли не очень. Впрочем, с привалом им повезло. Деревья стояли довольно близко друг к другу, создавая некий неровный круг из стволов, защищая отдыхающих от непрошеных гостей.
  - Хе, нужно сходить на охоту. Еды осталось совсем немного, - проговорил Дорак, снаряжая арбалет. - Странный лес, когда я тут был в прошлый раз, дичи тут было вдоволь. А сейчас, даже кроликов не видать...
  - Сверчков то же не слышно, - покивал Офелос, раскладывая спальный мешок. - Завтра, если мы так и не выберемся из леса, то придется искать воду. В моем бурдюке осталось на один глоток.
  - Хе, в моем еще половина, - заглянув в собственный бурдюк, сказал орк, когда закончил с арбалетом. - Вот, что. Завтра я взберусь на самое высокое дерево и осмотрюсь. Что-то мне очень не нравится здесь.... Хе, заодно гляну на Глотку Мира. Жалко будет пропустить такой ориентир! - сказал Дорак, так и не разложив свои вещи. - Огонь разожги что ли... Пока я живность гоняю.
  - Пока ты собираешься, на лес окончательно опустится ночь, - сказал Офелос неведомо чего ждущему орку, пытаясь припомнить в какой стороне были густые заросли, чтобы набрать немного хвороста.
  - Хе, да я просто подумал, что с Ифигенией было, не так уж и плохо, - Дорак почесал макушку. - Ну, то есть да - она не была воином, но она умела готовить, и шила немного, да и постоять за себя могла в случае чего, и опять-таки, костер всегда разведет.... Может мне жену себе завести? А что? Будет, кому стрелы выстрогать, или доспех подлатать, - хохотнул орк, двинувшись в противоположную сторону от привала. - Оркские женщины они такие... Да-а-а-а.... Знавал я, как-то одного охотника, что с женой своей в походы ходил... - приговаривал себе поднос Дорак, пока даже острый слух Офелоса перестал улавливать звуки его голоса.
  - Кажется, друг, тебе пора отдохнуть от странствий, часто ты о женитьбе думаешь... - усмехнулся Офелос, и направился набирать хворост.
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Утро.*
  
  Утро встретило двух путешественников неяркими лучами солнца, что так слабо пробирались сквозь густые ветви деревьев.
  - Хе, повезло этому кабанчику выскочить прямо на меня, - потер руки орк, жадно вглядываясь в жарящуюся на вертеле тушку метрового кабанчика.
  - Не на тебя, а на нашу стоянку, - поправил его Офелос, вдыхая дивный аромат. - Если, ты не забыл, то вчера нечего не поймал. Кабан пришел утром, из-за того что у меня хватило разума насыпать немного пшена в пустой котелок.
  - Хе... - Дорак смущенно потер шею. - Я это... пока лучше на дерево слажу... Воду поищу... Да.
  - Тебе стоит поменьше времени спать на голой земле, - степенно кивнул Офелос, медленно проворачивая вертел. - Я сообщу тебе, когда завтрак будет готов, - Еще раз хекнув орк пошел искать приемлемой высоты дерево.
  В некоторой степени Дорак был согласен с Офелосом. У него была привычка спать, не раскладывая вещи на потенциально враждебной территории. Но поделать с ней он ничего не мог, да и не хотел, если быть честным. Когда все под рукой, то можно сразу вступить в бой или же драпать что есть сил, не оставляя ни одной дорогой тебе вещицы на поживу врагу.
  Прошло немного времени, и Дорак таки нашел подходящей высоты дерево. Залезть было несложно, и ветви выглядели достаточно крепко и не мешали обзору. Он медленно стал взбираться по ветвям...
  - Ох, мама, - тяжело вздохнул орк, когда внезапный порыв ветра качнул верхушку дерева, на котором он сидел. - Что бы я еще раз...
  Да, здоровенный, зеленый, клыкастый бугай просто до ужаса боялся высоты. Но все же орк не был бы орком, если бы не смог перебороть свой страх. Дорак быстро оглядел местность, запоминая каждый примечательный ориентир, и сразу же спустился вниз, на землю.
  - Ты вовремя, завтрак почти готов, - сказал Офелос, вернувшемуся орку. - Что выяснил?
  - Ну, - орк присел рядом и достал нож, примеряясь какую часть от кабана лучше съесть первой. - Глотка Мира, как я и думал в западной стороне, значит идем мы ориентировочно правильно... Реки не видно, что говорит о том, что идти нам нужно на север - северо-запад. Думаю, день-два и будем в деревне.
  - Хорошо, - кивнул жрец, и немного посыпал огонь сухой землей, оставив только тлеющие угольки. - Завтрак готов, - сказал Офелос, и сам потянулся за ножом.
  - Знаешь, что я еще заметил? - спросил Дорак, с набитым ртом. Он успел отрезать от кабаньей тушки небольшой кусок, еще до того, как Офелос потушил костер.
  - М-м? - поднял бровь жрец, аккуратно откусив горячего мяса.
  - На востоке, совсем не далеко, виднелся белый дым от костра. Его полчаса, час как потушили. Думаю, там еще могут быть люди. Может, они за небольшую плату поделятся с нами водой? Что скажешь? - орк стал примеряться ко второму куску мяса. Первый он уже оприходовал.
  - Хм, - Офелос ненадолго задумался, о том, что орк вполне может ошибаться в своих прикидках по поводу дальнейшего направления, а воды в бурдюке осталось совсем чуть-чуть. - Стоит попробовать. Только что ты хочешь обменять?
  
  *Скайрим. Ривервудский лес. Чуть позже.*
  
  - Та-а-ак... - проговорил орк, осматривая стоянку. Хотя, лучше сказать полную разруху на ее месте. - Ну, по крайней мере, я был прав на счет людей. Они тут есть. Только, хе-е, малость... мертвые, - иронично сказал орк, не повышая голоса. Мало ли кто по округе ходит. Может тот самый убийца, что умертвил троицу Имперцев, лежащих тут с перерезанными глотками?
  - Только это нам не поможет, - сказал Офелос, пройдясь вдоль тройки тел, кружком лежащих возле потухшего костра. - Здесь уже ничего нет. Не станет разбойник или убийца долго сидеть на месте преступления. Конечно, если их убил не зверь. Оберет по-быстрому и деру. Зря только от курса отклонились.
  - Угу... - кивнул орк и склонился над одним из тел, намереваясь обыскать его. - Ты не стой столбом, помоги лучше. Может у них на поясах по бурдюку осталось. Вдруг убийца не все забрал? Не зря же мы пришли.
  - Тебе не кажется, что искать это несколько не мое? - с сарказмом спросил Офелос, вдохнув полной грудью. Жрецу показалось, будто на поляне витает очень знакомый ему запах. Настолько что интуиция криком кричала о важности его носителя. Отвлекаться в такой момент на поиск 'низменных вещей' ему казалось абсолютной глупостью.
  - Да-да, - покивал орк даже не став слушать ответ жреца. Он нащупал в двуслойном поясе третьего покойника маленький мешочек с монетками. У других, к вящему сожалению Дорака ничего не было. - Идите ка вы сюда мои дорогие...
  - Что еще ждать от орка? Все вы варвары, - нахмурился Офелос. Знакомый запах, несомненно, присутствовал, но был едва уловим. К сожалению слепца, кровь все перебивала. Даже нюх Жреца Мотылька не мог пробиться через эту вонь. Но сдаваться он не собирался, конец света впереди все-таки. - Ты не заметил ничего подозрительного? - обратился он к орку, с довольным видом пересчитывающему свое приобретение.
  - Что? А.... Не, не заметил. Не вампир тут был. Крови полно, они так только в своих логовах развлекаются, и то не все. Только самые дикие, да сумасшедшие. Перебили этих 'солдат' во сне, не умеючи, в спешке. Вон, какие рубцы на шее неровные. Руки тряслись, хе. Может вор случайный, что вряд ли, может пленник их. Вчерашние следы борьбы тут есть, вон, как земля притоптана, да и оружие забрали, так что думаю последнее. Даже самый отчаянный вор не будет брать оружие имперской солдатни. Слишком уж оно хлипкое. Хе... Экономит Империя на снаряжении собственной армии, - орк перечислил подмеченные детали, после чего снова вернулся к подсчету монет. Кажется, будто его ни капли не волновала судьба человека убившего людей. Хотя... пожалуй, так оно и было. По рассуждению орка, если пленник смог сбежать от этих трех негодяев, а то, что они негодяи он не сомневался, то и в лесу подавно сумеет выжить. Тем более со всеми собранными тут пожитками.
  - Пленник говоришь... - прошептал Офелос, погрузившись в собственные мысли. - И запах знакомый... - своему нюху и интуиции слепой человек доверял. Ему казалось, что обладатель запаха... нет, аромата очень важен. - Почему ты сказал о 'солдатах' в таком тоне?
  - Да какая разница-то? Все равно нет тут никого и ничего. Хе, почти нечего, - орк подкинул в руке пять золотых монет. - А этот лысый уродец был богат! Целых пять золотых! Хе... Да я год из таверны не вылезу!
  - Нам всего один год и остался, - прошептал Офелос, краем уха расслышав волчий вой. - Пойдем отсюда. Скоро сюда нагрянут дикие звери.
  - Хе... Ну пойдем, - согласился орк, спрятав монетки себе в сумку, и пока расстояние между деревьями позволяет, широким шагом зашагал дальше на север. - Не отставай!
  
  *Скайрим. Окрестности Хелгена. Еще за день то этого.*
  
  Ифигения устала бояться. Просто устала. Когда тебя преследует древний вампир, будто ты какое-то животное, когда тебя несет на снежных волнах словно пушинку, когда ловят грязные страшные мужики, перемазанные в чужой крови чуть ли не до пят, когда тебя, под крики мучимых людей, донимает безумное виденье конца света... страх как-то уходит. Нет, скорее он перетекает из одного состояния в другое, более страшное. В равнодушие.
  Месяц назад, Ифигения живущая в относительно тихом и спокойном городишке на юге Империи, подумать не могла, что переживет столько ужасов за столь короткий промежуток времени. Ей казалось, что это происходило не с ней, что она была лишь свидетелем творившегося безумия. Но естественно это было не так.
  Девушка понимала, то Чудовище из Хелгенской Крепости настигнет ее еще раз. И еще. И еще. И так пока она или другой сумасшедший его не победит.
  Но страха от осознания этого не было. Она устала бояться. Лишь тоска сменила равнодушие. Та самая, что съедает душу сильнее, чем жаркое пламя Обливиона: по несбывшимся мечтам, по оставленным надеждам, по покинутому дому, по улыбчивым лицам знакомых, что так любили послушать ее тихие нескладные песни. По всему, что было ей дорого, ибо все это могло исчезнуть в один миг.
  Девушка и раньше понимала, что сделав шаг за порог родного города, шаг в неизвестность, положила начало чему-то новому... чему-то великому. Тому, что изменит ее и весь остальной мир навсегда. Но теперь она смогла это принять, прочувствовать всеми фибрами души.
  Да, трясясь, как мешок, на грязной спине неизвестного, Ифигения все осознала. Ей никогда не жить спокойно. Она призвана в Скайрим совсем не для этого. Ей предначертано уничтожить Черного Дракона желающего пожрать ее родной мир. Тот самый, в котором живет Ифигения, тот который любит.
  Именно это она видела в тех видениях: глаза, словно горящие кроваво-красным огнем, глядящие с безудержной ненавистью на всё и вся, огромную разинутую пасть, что готовилась извергнуть огонь на маленькие фигурки людей, в страхе пытающиеся укрыться от летающей смерти.
  По сравнению с этим видением будущего, все прошлые страхи казались глупой детской шуткой. Поставь того вампира, что чуть не сожрал ее близ Брумы, рядом с этим воплощением ужаса и увидишь кого нужно боятся.
  За тоской пришла решимость. Девушка не собиралась сдаваться и бежать от судьбы. Все равно не получится. Она было готова сражаться с Драконом, чтобы раз и навсегда победить свой Страх. Вот только Ифигения не знала как. Силой, что на равных может противостоять этому существу, владеют только Аэдра и Даэдра, которые снизойдут помочь смертным только в самом-самом крайнем случае. Последние так точно.
  Надеяться можно только на себя. Но что может противопоставить Дракону она, Ифигения?
  Девушка размышляла над этим, пока ей в глаза не ударил яркий солнечный свет. Дознаватель со своими двумя подельниками, наконец, вышли из туннеля.
  - '... Магия!' - на Ифигению снизошло озарение. - 'Магия может все! Не зря же Доминион, почти что уничтожил Империю благодаря своим магам! Вот только... по слухам ни Архимаг Имперского Университета, ни Силикт Талмора не обладают даже частью той силы, что способна противостоять Дракону. К тому же, эти двое посветили изучению Искусства очень много времени, которого у меня нет. Но магия на то и магия, чтобы...' - мысли девушки резко прервало чувство боли. - 'Я тебя уже ненавижу'. - не заботясь о ее чувствах, легионер скинул свою поклажу на землю.
  - Немного передохнем. Повезло, что пауки толком не проснулись. Мы быстро проскочили, - дознаватель присел на чистый от снега камень, поправляя развязавшийся ремешок на доспехах. - Вот следующим за нами не повезет. Морозные твари встретят их во всеоружии.
  - Спурий, это и вправду был дракон? - спросил несшего девушку легионера его подельник. Дознаватель сделал вид, что его совсем не интересует данная тема, мол: 'Не верю я в ваши сказки', но глаза выдавали его с головой. Ему не терпелось узнать, что за враг напал на крепость.
  - Ты не поверишь, но я собственными глазами видел эту тварь! - взмахнул руками Спурий, имитируя огромные крылья дракона. - Он за один миг разрушил крепостную стену! Я до сих пор чувствую, как дымятся волосы на затылке.
  - Не говори чепухи, - вмешался дознаватель. - Я скорее поверю в то, что Братьям Бури хватило ума использовать какой-то отравляющий газ и под него устроить побег Ульфрика, чем в огромную крылатую змею.
  - Но откуда тогда взялся рев? - задал логичный вопрос Спурий. - Его все слышали.
  - Может магия какая, - сказал дознаватель, поднимаясь на ноги. - Все, достаточно. Привал окончен. Спурий, раз взял девчонку с собой, то кормить ее будешь из своих запасов, - приказал он уже бывшему легионеру.
  - Как кормить, так Спурий, а как... - обиженно начал ворчать дезертир.
  - Замолкни. Я не приказывал брать ее с собой, - отмахнулся от него дознаватель. - Теперь ты Дентер, - указал дознаватель на второго дезертира. - Пойдешь последний и проследишь, чтобы не было хвоста. А то знаю я какая дичь здесь водится... Про этот лес много разных слухов ходит. Хуже него только окрестности Фолкрита. Так что прикрытие будет не лишним.
  - Кто тебя вообще старшим назначил? Мы уже не в армии! - снова возмутился Спурий, медленно протянув руку к поясу, где был его меч.
  - Наглец, - цикнул дознаватель, зажигая на своей ладони переливающийся синей энергией шар.
  - Ладно-ладно, Ретус... Не кипятись. Все, понятно - ты главный. Вы только успокойтесь.... - вмешался Дентер, став между бывшими легионерами.
  Ифигения решила воспользоваться внезапной перепалкой. Извиваясь ужом на промерзлой земле, она старалась уползти дальше в видневшийся на краю леса овраг. Но, увы, вокруг пещеры не было ни одного кустика, который мог бы скрыть телодвижения девушки. Ее попытку побега заметил Спурий.
  - Ладно, твоя взяла. Пока я буду тебя слушать. Но только пока, - посверлив бывшего дознавателя взглядом, Спурий убрал руку с меча. После чего развернувшись, увидел ползущую пленницу. - А куда это ты собралась? - спросил Спурий, за несколько шагов нагнав Ифигению. - У тебя с нами будет долгая ночь впереди, - с гадким смехом, он подхватил девушку.
  - Идем, - бросил Ретус, расслышав шум битвы в пещере. - У нас не так много времени, прежде чем перебьют пауков.
  
  * Скайрим. Ривервудский лес. Вечер того же дня.*
  
  Группа из четырех человек, поминутно переругиваясь, двигалась по сумеречной глуши леса. Шум, который они издавали, перебудил нескольких одиноких сов в округе. Они с недовольным уханьем взирали на нарушителей спокойствия. Они знали, что в этом лесу шуметь стоит - хищник не дремлет, все слышит и видит, если привлечь его взор, то больше никогда не взлететь в ночное небо.
  - Сколько мы уже идем? - в который уже раз спросил своего временного командира Спурий. Предчувствие бывалого солдата говорило ему, что отряд идет прямо в сети расставленной ловушки. Естественно Спурий был этим недоволен, хоть и не высказывал о своих предчувствиях открыто. Слушать его никто не станет, а чтобы убедить силой сменить пункт назначению силенок не хватит. Ведь, подельники знали Спурияа, как облупленного, благо не раз участвовали в переделках. Все слабые и сильные стороны изучили на раз. - Скоро темень будет, хоть глаза выколи. Поесть бы найти, да отдохнуть чутка.
  - Еще не время, - возведя глаза к виднеющимся в небе звездам, ответил Ретус. Он двигался впереди колонны, уже битый час, отвечая на подобные вопросы. Будь его воля, он давно бы развернулся и прекратил глупые вопросы, но гордость не позволяла дознавателю этого совершить. Ретус был уверен, что Спурий специально выводит его из себя. Если он пойдет у него на поводу, то значит, его противник выиграет этот поединок упрямства. - Нужно оторваться как можно дальше. Я тебе сотый раз объясняю: люди в страхе разбегутся кто куда! Кто-то побежит, куда глаза глядят, а кто-то, как и мы, пойдет в Ривервуд. И если кто-то из них узнает нас, и доложит Легиону, что мы живы, то голов мы лишимся обязательно. Имперцы любят рисовать портреты преступников. В каждом городе нас будет ждать теплая встреча.
  - Ага... Нехорошо... - протянул Дентер, догнав отряд. До этого он шел, как и подобает 'верному' солдату армии, пусть и бывшему, позади группы на расстоянии в пятьдесят шагов. За что впоследствии был не раз осмеян Спурием, без особого на то результата. Пусть никакого зверя или человека не было, предосторожности никогда не бывают лишними. - Ну, командир, может всё-таки с часок передохнем? Целый день уже идем. Во рту не крошки, и вода кончилась. А ночью в Ривервудском лесу опасно, сам говорил. Нужно поспать, чтобы никуда не вляпаться из-за рассеянности.
  - Вот-вот, - покивал Спурий. - Я еще игрушку за всех тащу! - он хлопнул Ифигению по тому месту, что пониже спины. Девушка болезненно поморщилась. За целый день это был чуть ли не сотый хлопок. - Расслабиться бы, да потискать...
  - Идиоты! Нужно идти дальше! - повысил голос Ретус. - Воды нет, животных в округе тоже нет. Да тут даже привал негде устроить! Заткнитесь, и идите дальше, если думать не умеете. Как вас вообще в армию взяли с такими мозгами?!
  - Как и всех - призвали, - снова зевнул Дентер. - Эй, Спурий, хватит ее уже тащить, - потирая руки, дезертир кивнул на Ифигению. - До привала осталось совсем немного. Отсюда, спасибо Секунде, вершина Хротгара виднеется, хе-хе! Значит и Ривервуд скоро появится...
  - Ну что за идиоты... - не останавливаясь, прошептал себе Ретус под нос. - Ее крики разнесутся до этих самых гор. В худшем случае на нас сойдет лавина, в лучшем на крик сбегутся все хищники, - уже так чтобы его слышали подельники, сказал Ретус.
  - Пхе... Я легко справлюсь с этим! И если ты, Ретус, боишься, то отойди в сторону и дай мне тут командовать, - гордо выпятил грудь Спурий. - Слышь, девка? Я с медведем бился голыми руками, что мне какой-то Тигр?! Я не дам тебя в обиду, - его смех разнесся по округе. - Не снегу, не зверю!
  - Как приятно... - нервно проворчала Ифигения, потеребив узел веревки на запястьях. Дезертиры все же догадались ее связать. - Ты настоящий рыцарь! - так же нервно, хоть и с видными нотками сарказма, протянула девушка.
  Мысли о грядущем привале, девушку до сих пор не посещали. Не боялась она этого. Ее голову занимало только развитие. Ифигения снова и снова на протяжении целого дня пыталась пережечь веревки заклинаем, но за так нечего в этом деле не добилась. Создать пламя такой силы, чтобы никто из троицы ее пленителей не заметил колдовства, никак не выходило. Девушку это раздражало и беспокоило сбивая и без того слабую концентрацию. Она не понимала, как с такими силами будет останавливать Ужас.
  - То-то тебя всей казармой били... за длинный язык, - усмехнулся Дентер. Его забавляла перепалка между этими двумя. За годы службы чего он только не наслушался, но эти двое ему еще ни разу не надоели. Они были похожи на дуэт барана с... бараном. Один был сильнее, другой был хитрее. Каждую перепалку Дентер мысленно ставил, кто из них выйдет победителем в очередном споре. Впрочем, сейчас была опасность того, что они перебьют друг друга в запале, но по правде говоря, дезертира это не слишком беспокоило. Развлечение того стоило.
  - О-о-о, кто заговорил! - в притворном восторге воскликнул Спурий, предпочтя не заметить, не такой уж и несправедливый комментарий Дентера. - А я то, думал, что онемела со страху! Ха-ха!
  Ифигения промолчала. Поддерживать диалог с дезертиром у нее не было никакого желания.
  - Заткнитесь уже все! Даэдра побери, как меня угораздило с вами, остолопами, связаться?! Достали... - прошипел Ретус на один миг замолчавших подельников. - Еще час и будет вам привал. Насколько я помню, мы уже должны быть у старой шахты. Значит, где то поблизости должен быть родник...
  - Должен. Нужно только его найти в темноте, - вставил слово Дентер, отвечая на риторический вопрос дознавателя. Спурий согласно покивал на его слова. - Ты не всегда продумываешь свои действия Ретус. Поэтому ты нашел нас, чтобы мы исправляли твои ошибки. Тебе напомнить прошлую декаду?
  Ретусу ничего не оставалось, как скрипнув зубами, молча идти дальше. В мыслях он уже избавлялся от этих двоих всеми возможными способами. Слишком уж много они знают такого, за что ярл, будучи в благодушном настроении всего лишь отправит на плаху. Впрочем, размышляя об убийстве своих подельников, дезертир сомневался, что ему придётся делать что-то своими руками. Зверье здесь разное, уж он - дознаватель, знает. Многое за годы в крепости узнал. Вряд ли его подельники переживут ночь.
  - Не стоит. Твоя, правда, - усмехнувшись ответил Ретус. Впотьмах никто не заметил мрачного предвкушающего выражения его лица. - Я не всегда продумываю все до мелочей. Больше полагаюсь на случай.
  Дезертиры ненадолго замолчали, удовлетворившись ответом. Они не почувствовали надвигающейся беды. Да и откуда бы? Они ведь просто люди... Для них это был очередной поход, каковых на их счету было достаточно.
  Они лишь спокойно, насколько это возможно в их компании, переговаривались, периодически окидывая взглядом окрестности на предмет опасности, которая могла подстерегать за каждым исполинским деревом.
  В противовес своим пленителям Ифигения была не обычным человек. Правда, она об этом еще не знала. События для нее несутся, словно штормовой ветер. Не все из пережитого Ифигения успела осознать. Суток все же слишком мало для этого. Впрочем, самое главное она поняла, то есть правильнее будет сказать - почувствовала.
  Девушка чувствовала опасность. Без вопросов, в попытках понять, откуда, без паники. Чувствовала и все. Все, что она знала, то есть, то до чего додумалась - это не просто развитая интуиция, каковая бывает у ветеранов войны, а целое предвиденье.
  Ифигения чувствовала, будто видела своими глазами, как Ретус, по глупости своей, ведет их всех на смерть.
  Девушка забилась в попытках выбраться из цепких рук Спурия.
  С каждым пройденным группой шагом, беспокойство Ифигении усиливалось, а картина перед глазами становилась все яснее. В ее душе поднимался целый вихрь чувств. Главными, из которых, были ожидание неизбежного, и безумная надежда на удачный побег.
  Спурий, будучи обычным разумным, ни как не мог почувствовать надвигающейся опасности, если только она не грозила, вот-вот свалится ему на голову. Но даже он отметил - за время пути, Ифигения, так и не предприняла ни одной попытки побега.
  Это его настораживало: 'Ведь, как так? Пленник и не бежит.... Как любили говорить Имперские Маги - нонсенс...'.
  Спурий подумывал списать это на деморализацию жертвы, но, по правде говоря, на глаз дезертира девушка не казалась слишком уж напуганной. Скорее было, похоже, что у нее есть план.
   И это не просто настораживало - это было в высшей степени подозрительно. Ведь, пленница не была похожа на опытного солдата! В пропитых мозгах Спурия, конечно, была мысль, что она могла быть разведчиком-диверсантом, но долго там не задержалась. Вряд ли бы тогда девушка оказалась в клетке вместе с мятежниками.
  Все это заставило Спурия удвоить бдительность по отношению к своей пленнице. И его старания окупились. Спурий все же сумел, заметь момент, когда девушка стала 'незаметно' избавляться от пут.
  Спурий не стал ничего предпринимать, решил подождать. Все же не смотря на образ недалекого вояки, который не далеко ушел от действительности, дезертир был достаточно умен. С самого детства он выучил правило - глупые и добрые долго не живут. Впоследствии, уже в рядах Легиона, это правило только закрепилось. Он знал одну примету, что не раз за годы службы спасала его жизнь: женщины, неважно какого возраста или расы, всегда первыми чувствуют надвигающуюся опасность. В бытность его молодости, она не раз спасала ему жизнь. Собственно, именно поэтому Спурий и взял с собой практически бесполезную девку - чтобы она показала, когда нужно брать власть в свои руки или же делать ноги, пока они целы.
  - Ретус, мы прошли достаточно. Пора ставить привал, - подал недовольный голос Спурий, скидывая с плеч свою ношу. Девушка с глухим стоном упала на сырую землю покрытую ковром из веток и мокрых листьев. Несколько острых веточек больно впились в неприкрытые ничем руки, заставив ее оставить попытки расшевелить узлы веревки.
  - Хорошо! - раздражённо дернувшись Ретус остановился, таким образом, соглашаясь с мнением своего товарища. - Дентер, иди хвороста насобирай, все равно толку от тебя как от прикрытия нет! А ты, Спурий, дуй за провизией, и чтобы рожи я твоей не видел!
  - Будет исполнено! - с громким хмыком козырнул Дентер, и отправился за край поляны, на которой остановились люди.
   Он не стал спорить с Ретусом, ибо понимал, Спурий с большой вероятностью сейчас затеет перепалку. Уж Дентер за годы службы успел выучить своего товарища и знает его вспыльчивый характер. Лучше пока побродить вокруг, покуда страсти не уляжутся, а там, поди, и вернуться, если будет куда.
  - Никуда я не пойду! - вынув клинок из ножен, Спурий с вызовом обратился к Ретусу. Ветви близлежащей исполинской ели, качнулись от взлета перепуганного криком филина. - Куда ты нас ведешь?! Мы уже часа три, как отклонились от курса и идем в сторону от деревни! Ты меня совсем за дурака держишь?!
  - Я веду нас куда надо! Ты что, не слушал меня, свиной выкормышь? - Ретус гнусно усмехнулся и взъерошил свои куцые волосы. Дезертир знал, что такая ситуация обязательно случится. Только надеялся, что он успеет дойти да шахты, где можно будет скрыть все собранное с трупов имущество, чтобы после продать барахольщику в Ривервуде. - Нас не должны видеть в окрестностях Хелгена! Сколько раз мне это повторять....
  - Чушь собачья! - взъярился Спурий. - В Ривервуде, за исключением скупщика, нас никто некогда не видел. Мы с ним крепко повязаны, так что он нас не выдаст. Нам всем всего-то нужно переодеть доспехи, чтобы сойти за простых беженцев. И все! Не нужно никуда идти, ни прятаться. Только найти одежду!
  - Вот как? - изобразил удивление Ретус, мысленно добавив: 'Жаль, что придется все-таки марать руки и тащить доспехи самому. Если бы этот... Лукан, столько не давал за Имперские панцири, ты бы давно кормил волков Спурий! На твое счастье три комплекта слишком тяжело утащить'. - Ты хорошо подумал? Через Хелген много людей проезжало. Может, все-таки...
  - Все! Хватит растекаться мозгами по щиту! - Спурий пошел на ухмыляющегося Ретуса, выставив впереди себя клинок. - Ты скажешь, что задумал, а я тебе, так и быть, подарю легкую смерть!
  Поглядывая краем глаза за все разгорающейся перепалкой, Ифигения, морщась от саднящей боли в руках, незаметно отползла на край поляны. Туда, где сквозь почти непроглядную тьму ночного леса, виднелось старое поваленное дерево.
  - 'Хоть бы третий не вернулся.... Хоть бы третий не вернулся....'. -Проговаривала она про себя, лихорадочно разыскивая острый угол на сколе ствола. Девушка очень спешила. Натертые кисти и по локоть саднящие руки почти не слушались Ифигению. Она понимала - еще немного времени, и придется плюнуть на веревку и бежать без оглядки. Девушка не сделала делать этого сразу же только потому, что при бегстве ее может поймать третий дезертир. Не будь его, Ифигения не стала бы рисковать, развязывая веревки, а сразу бы припустила подальше. Но он есть, и девушке будет удобней, если руки при возможной встрече будут развязаны. - 'Даэдра, да где же оно!?...'
  - Ха-ха-ха! - пока девушка ползла к своей цели, Ретус, безумно хохоча, направлял заклинание молнии на Спурия. Извивающийся шквал синей энергии вцепился в фигуру дезертира и никак, вот уже не протяжении целой минуты, не хотел отпускать. Ретус вложил в него совсем немного энергии, ровно столько, чтобы причинить жертве как можно больше страданий. По своей изуверской привычке, он хотел помучить своего противника. - И ты, хотел меня убить?! Ты?!! - забавлялся Ретус, продолжая хохотать. Его куцые волосы растрепались, по подбородку текла слюна. Ретус как-никогда был похож на безумца. - Тот, кто даже элементарного заклинания Восстановления создать не может?! Ха-ха-ха!
  От досады и боли челюсти Спурия сомкнулись настолько сильно, что в треске молний можно было расслышать, как скрипят крошащиеся зубы. Он не дошел до своего бывшего товарища всего несколько шагов, прежде чем собственное тело предало его. Остатки тонущего в пучине боли разума Спурия, старались освободиться от действия пагубной магии, чтобы каким-нибудь невероятным усилием забрать своего недруга с собой на тот свет. В том, что ему уже не жить для дезертира не было секретом. Но, естественно, у него ничего не получилось. Не ему, простому человеку, идти против силы, которую использует Ретус.
  Прошла всего минута, как началось светопреставление в темном глухом лесу. Кожа Спурия начала покрываться черной зловещей коркой, а сам он, стал заваливаться на бок под все угасающее буйство Магии.
  - Хе-хе... - Ретус по кругу обошел обгоревшее, но все еще дышащее, тело. - Ну, вот и все. Сильно тебе меч помог? - он взял в собственную руку оброненный клинок Спурия. - Помнишь наш давний спор, а? 'Что сильнее: магия или меч?'. Пусть ты меня и не слышишь, но я все равно скажу - Магия. Ха-ха...! Глупец, ты Спурий. Мог бы жить и жить, если бы было хоть немного мозгов, - он склонился над телом, занеся клинок для удара.
  Ифигения, наконец, поддев веревку, не оглядываясь, побежала в лес. В тот момент, у нее даже не появилась мысль развернуться и сжечь безумца в магическом пламени. Она очень не хотела застать момент, когда Ретус обратит на нее свое внимание - разница в пользовании магии была очень велика. Неизвестно кто выйдет из него победителем. Поэтому мельком увиденный бой заставил пересмотреть опасения по поводу третьего дезертира. Девушка решила, что порванные веревки, вполне можно развязать на ходу. Вряд ли дезертир, названный Дентером, будет поджидать рядом с поляной, где только что 'порезвился' Ретус.
  Когда девушка уже скрылась в кустах и сбросила свои оковы, то расслышала громкий хлюпающий звук, входящего в тело клинка. Передернувшись от омерзения, Ифигения ускорила бег. По ночному лесу было опасно быстро передвигаться, но девушка справедливо рассудила, что лучше иметь пробитые и переломанные руки и ноги, чем совсем их не иметь.
  - Жаль, теперь добротный доспех не продашь, - сказал Ретус, поднимаясь на ноги резко вытаскивая меч из тела Спурия. - Намертво прилип к мясу. Жаль-жаль.... Но, что поделать! Хорошо, что у меня остался еще один комплект. Кстати! Что-то Дентер задерживается. Не припомню за ним такого...
  Ретус не раздумывая, зашагал в ту сторону, куда ушел Дентер. Будь он чуть более здравомыслящим или хотя бы осторожным, то заметил бы, что позади него в абсолютной тишине стояла фигура с ярко святящимися в темноте глазами. Вампир, весело оскалившись, махнул рукой в ту сторону, куда шел Ретус.
  В эту же секунду из-за дерева, на негнущихся ногах, вышел Дентер. Спотыкаясь, каждый шаг, он медленно двинулся на замершего в недоумении Ретуса.
  С сомнением посмотрев на окровавленный клинок в руках, Ретус обернулся назад, разузнать видно ли в свете Секунды тело Спурия.
   - Интересно... Хм... Почему ты не бежишь? Мне казалось ты самый умный из нашей компании, - спросил Ретус, направляя на приближающегося человека готовое сорваться с рук заклинание. - А, впрочем, не важно, - шквал синей энергии обрушился на Дентера.
  
  *Сон Бруни (или же не сон?). Спустя два дня после всех описанных событий. *
  
  - Дорогой, иди, помоги деду Дихасу с огородом. Хватит валяться на кровати. Поднимайся, у нас много дел, - Фрида зашла в нашу уютную спальню, устало вытирая запачканные в муке руки какой-то темной тряпицей. Увидев, что я совершенно не изменил позы пялившегося в потолок дурачка, уперла руки в бока. - Ты обещал!
  - Раз обещал, то сделаю, - заявил я, переведя взгляд с деревянного потолка на девушку. Она грозно нахмурилась, заметив, что моя поза так и не изменилась.
  - Так что же ты не встаешь, а, дорогой? - промурлыкала Фрида и закатила рукава своего темно-зеленого платья, попутно, будто между делом, завернув тряпицу на манер печеной булки. Поигрывая в руках этакой дубинкой, она, изобразив на лице 'кровожадную' ухмылку, стала подходить к кровати с вполне ясными намерениями.
  - О-хо-хо, - я 'горестно простонал' на весь дом, внутренне посмеиваясь с милой моськи Фриды. Хоть вставать после всего, что произошло, очень не хотелось - приятная истома все еще будоражила тело и воображение. Зная Фриду, пусть, даже если она 'играет', лучше сделать, то чего она хочет. Потому, отставить лень и в бой - к старому, подслеповатому, вредному, как стая гоблинов, деду. - Встаю уже, встаю...
  - То-то же! - довольно улыбнувшись, Фрида отложила свою 'дубинку' на кровать и стала собирать мои, разбросанные тут и там, вещи. Когда она закончила, то быстро пошла в прихожую, на ходу грозя мне. - Если ты не выйдешь, то пойдешь к Свинте, навоз свиной убирать. Она давно ждет помощничка!
  - Да иду я! - крикнул в прихожую, натягивая на себя одежду. - Вот же ж...
  Последние мои слова предназначались вовсе не Фриде. Я все-таки оделся, и... Да-а-а.... Судя по прилипшей к телу одежде, мне не мешало бы сходить в баню. Впрочем, это может подождать до вечера. Все равно на огороде вспотею так, что буду вонять на всю округу. К чему дважды посещать одно и то же место? Особенно, если в обед пить со мной никто не будет. Лучше не терять попусту времени и сразу идти к Дихасу, а то он мне все уши проворчит, а потом и Фриде выскажет, какой у нее непутевый и медленный муж.
  Прошествовав наружу, мимо месящей тесто Фриды, я попал в круговорот повседневной деревенской жизни. Снующие туда-сюда дети, ворчащие бабки и кряхтящие старики, обсуждающие очередную сплетню, и, конечно же, громко хохочущие за работой норды. Эх-х... вот оно - счастье.
  Помню впервые пришел сюда в полной безысходности. Дед, не успев научить меня должным образом держать в руках топор, во сне мирно почил от старости. Редкое явление в Скайриме. Обычно в теплой постели умирает какой-нибудь Имперский аристократ, но никак не суровый во всех смыслах норд.
  Не успел я оплакать деда, как на меня обрушилась еще одна напасть. Бабка, которую очень любил и уважал наравне с дедом, к сожалению, долго его не пережила. Для меня это был удар сравнимый по силе с Великаном. Ведь, родителей у меня не было. Как мне сказал дед, мать погибла при моем рождении, а отец сгинул в жерле войны с Изгоями. Можно сказать, что мне не везло с самого рождения. Мягко говоря.
   В свои неполные тринадцать зим, на пороге неизбежного вступления во взрослую жизнь, в самый важный для меня момент, я оказался совсем один. Без семьи и верных друзей.
  У меня была лишь одна отдушина - дед и бабка оставили мне кое-что на память. 'На пропитание', как написано, было в завещании. Но разве подросток может разумно распорядиться имуществом? 'Предприимчивые' люди быстро оставили меня с дырой в кармане. Ведь, некому было позаботиться обо мне, направить на правильный путь. Пара необдуманных решений, и меня обманом лишили всего нажитого семьей имущества. Спасибо хоть не убили.
  Тогда для меня настали сложные времена. Голодные, холодные, полные сложных решений и не менее сложны последствий, отголоски которых настигают меня до сих пор. Я скитался по Скайриму долгое время, иногда предпринимая безуспешные попытки вернуть свой родной дом.
   Мои путешествия продолжались до тех пор, пока мне не посчастливилось наткнуться на маленькую и уютную деревеньку на окраине владений Ярла Балгруфа.
  Сначала меня там не приняли. Грязный, заросший, никому не известный оборванец, с ржавой секирой за спиной не внушал селянам доверия. Некоторые даже приняли за разбойника, что, сказать по справедливости, не так уж и далеко было от истинны. Жизнь меня сильно потрепала. Но все же не смотря на все страхи и риски, я решил не сдаваться и попытаться заслужить уважение жителей Рорикстеда.
  У населявших эту деревню людей было одно преимущество, за которое стоило побороться: люди в нем были честны и всегда говорили прямо о том, что думают и делают. Качества, которые за время своих скитаний я научился ценить. К сожалению, Имперская культура принесла в Скайрим намного больше, чем все норды думают. Ложь, интриги, мошенничество - в основном она принесла отрицательный характер в уклад нордов.
  Постепенно мне удалось заслужить их доверие. Помогая кузнечным делом или защитой от разбойничьих налетов, я понемногу становился для селян своим. В конце концов, вот - обзавелся любимой семьей. Теперь нет тех недоверчивых взглядов, выискивающих подвох во всех моих действиях. Люди стали здороваться со мной в ответ, а глава селения, Рорик, в чью честь и названо поселение, даже позволил построить мне дом, в котором, мы с Фридой теперь живем.
  - Бруни, выпьем по кружечке меда вечером? - спросил, идущий к себе домой, сосед, что возвращался, по всей видимости, с поля. Торчащие из одежды колосья травинок, явно намекали на это. - Отметим рождение двойняшек. Старшую, кстати, Сесиль назвали, младшую Бритта. Крепкие девочки. И дня нет, а сразу видно сильные какие - Ух-х! Настоящие нордки. Халльфрид от радости чуть ли не взлетает с кровати, - он рассмеялся от всей своей души. - Приходи, сегодня все наши будут у старика Мралки.
  - Конечно, Лемкил, как же иначе!? Удивляюсь, почему ты с утра не отмечаешь! - помахал я ему в ответ. Сосед на секунду скривился.
  - Пшено собрать надо, вот почему. Я бы и рад отметить такое дело, но Рорик дал дозволение только вечером. Говорит, мол 'будет буря, нужно собрать до завтра', - Лемкил развел руки, причем так широко, что чуть было холщёвая рубашка на могучей груди не лопнула.
  - Вот как... - я понимающе покивал, и тут же, примерив, задумчивое выражение лица, спросил: - Как думаешь, маленьким, понравиться кинжал, который я выковал? - в ответ, сосед добро улыбнулся и возвел большие пальцы к небу, показывая насколько понравиться.
  - Добрая работа! Бруни, вот, сколько тебя знаю, все никак не пойму чего ты в нашем захолустье забыл? С такими навыками ты должен мастерить в большом городе, но ни как не здесь, - Лемкил оперся о небольшой забор, что разделяет наши дворы. - Нам ведь лошадь подковать, да оглоблю подправить, а о топорах и мечах мы сами позаботимся, чай не неженки. Зарываешь талант в землю. Причем почти буквально.
  - Ну, уж нет! В большие города я больше ни ногой, - я замотал головой, отгоняя картину моего, отчего дома, в котором нищие устроили какую-то ночлежку. - Чего только одни 'доблестные' стражники стоят! Последний раз, когда я заходил в подобный город, меня кинули в темницу. Просто потому что я был 'грязен, как свинья, и вонюч, как разбойник'. Да и отвык я уже от всей этой городской суеты.
  - Мы ведь тебя тоже, при первой встрече, всей деревней немного того.... побили. Почему ты остался? - сосед смущенно потер шею, на минуту оглянувшись в сторону своего дома. Там послышался какой-то шум. Расслышать чему или кому он принадлежал ни ему, ни мне не удалось.
  - Идти мне было не куда, - я грустно усмехнулся, решив не обращать внимание на всякие странности. - В какой город бы я не заходил, везде был гоним... - перевел взгляд с усатого лица Лемкила, на голубое небо. - Всегда все начиналось с нищих. Как увижу одного такого, он мне, ехидно так, подмигнет и исчезнет. Потом мне на голову то посыплется чего, то за ворюгу примут. Уж не знаю, чем я прогневал богов. Тут мне хотя бы, после того как побили, помогли. Отмыли, перевязали, накормили, в конце концов, спать уложили в чистой кровати. Я такого радушья никогда не встречал.
  - Так что ж за городом не жил, раз такая оказия была? Там нет ни нищих, ни стражников, - Лемкил, кивнул на север, где сквозь стволы деревьев, вдали виднелись вершины снежных гор.
  - Не могу я один жить. Общество холода, голода, магических тварей да зверей, мне кажется плохой компанией, - теперь уже я развел руки, немного улыбнувшись. - И меда там нет!
  - Ха-ха! Что верно, то верно! - Лемкил выпрямился, и махнул рукой на прощанье. - Ладно, что-то заболтал ты меня. Обычно из тебя и слова не вытянешь, а тут прям... Кхм-кхм.... Мне идти нужно. Посмотреть что с женой. Халльфрид что-то нездоровиться. Наверное, все от родов никак не отойдет.
  - Может за жрецом сходить? До Вайтрана не так уж далеко, - задал я вопрос, пока Лемкил не скрылся в доме.
  - Не нужно. Если у нее что-то серьезное, то я сам пойду, - сосед обернулся уже стоя возле дверного проема. Смерив меня пристальным взглядом, он признательно кивнул. - Спасибо за заботу Бруни. Правда, не стоит.
  -Ну, ладно... Тогда иди, давай уже. Вечером поговорим, - я кивнул в ответ Лемкилу, что снова махнув рукой на прощанье, скрылся в доме. - Ну, что же. Пора идти, а то дед заворчит меня до смерти...
  А ведь все же интересный малый этот сосед. Вроде бы честный норд - ни с кем не враждует, о жене заботится, да и работает совестливо, но есть на душе какое-то пакостное чувство, что с ним что-то не так. Будто скрывает он что-то такое, что знать окружающим очень не стоит. Встречал я таких на своем пути, и скажу, что добра они не приносили.
  Поэтому я осторожно пораспрашивал о нем деревенских, но они как один твердили, что ни в чем темном Лемкил замечен не был. Странно это. Где-то с полгода я сам за ним наблюдал, но ничего выяснить так и не смог. Примерный норд, каких в Рорикстеде навалом.
  Согласившись с деревенскими, я немного успокоился. Маньяков под боком нет и хорошо, а с остальными я наловчился разбираться тем или иным способом. Но сегодняшняя встреча снова разбередила сомнения.
  Может, зря мы с Фридой рядом с его домом поселились? Мелькает иногда у Лемкила в глазах что-то этакое, от чего хочется держаться подальше. Не грозит ли Фриде опасность? Может, все же стоило рискнуть поселиться рядом с фермой Релдита и Эннис.... чтобы каждое утро и вечер вдыхать 'божественные' ароматы скота. Я, конечно, и сейчас ими дышу, от этого в деревне никак не скроешься, но все же не так, как при непосредственном сожительстве рядом. Нет, такого счастья нам не надо. Пока Лемкил ни в чем темном замечен не был, так что...
  - Осторожнее! Смотри куда прешь! - глубоко задумавшись, я не заметил, как на ходу натолкнулся на какого-то человека, что двигался мне навстречу. Хм... Расслабился я что-то. На большой дороге меня бы уже прикончили. Да, размеренная жизнь всем хороша, кроме того, что быстро отупляет. - Чего смотришь?! Иди, давай, куда ты там шел, пока есть чем идти!
  - О! Смотри, какие мы грозные стали, - после секундного разглядывания причины остановки, я припомнил, где видел этого норда в деревне. Помниться, он не удачно пытался вынести из имения Рорика какую-то книгу, причем примечательно - в одних порках, в которых, собственно, его и вышвырнули из деревни. Я потом интересовался, что это за книга, ради которой можно пойти на дело в одних штанах, но кроме того, что она ценная ничего путного не узнал. - Ха! Локир, когда тебя с позором вышвырнули из деревни, ты таким не был, - окинув его насмешливым взглядом, я заметил, как лицо норда стало багроветь.
  - Много ли ты знаешь...! - начал распаляться норд, но продолжить свою, несомненно, матерную тираду, я ему не дал, перебив его на полуслове.
   - Чего тебе тут снова надо? Пришел еще раз попытаться Рорика ограбить? Так я тебя разочарую, с прошлой твоей попытки, он сменил замки, и пригляд поставил. А ты, как я вижу, все в тех же портках, только куртка и добавилась. Сомневаюсь, что у тебя что-то выйдет, - ехидно улыбнувшись, я вызывающе уставился ему в глаза.
  Признаться, специально нарываюсь на драку. Очень уж хочется спровадить этого человека подальше от Рорикстеда. Дурной он. Пусть Локир мне ничего не сделал, а вот деду Дихасу и Фриде, через чей дом он тогда пытался бежать, очень даже сделал. Селяне разгромили почти все имущество, пока его изловили. С тех пор Дихас зарекся строить дома с парой выходов.
  В ответ на мои слова, с Локира вмиг слетел весь гонор. Красный цвет на лице сменился, бледностью, взгляд, до этого прямой и вызывающий, стал пугливым и, каким-то... кротким, даже осанка, и та, изменилась. Пару секунд и предо мной стоял совершенно другой человек готовый на все лишь бы его 'не тронули'. Узнаю настоящего плута - в любой ситуации попытается обмануть ближнего своего, причем не обязательно из нужды. Иногда просто так, для смеха. Много таких повидал.
  - А ведь тебя знаю! Видел в таверне, до того как эти негодяи, несмотря на сложную жизненную ситуацию, выкинули на улицу! Ты Бруни, верно? - вдруг он наклонился ко мне, заговорщицки зашептав, будто и не было пару минут назад обоюдной грубости. Поражаюсь с него. - У меня к тебе есть дело, которое тебя очень заинтересует.
  - Дело говоришь... - я сделал вид, что задумался. Хотя, почему 'сделал'? Я и вправду задумался. Только не тем вопросом, о котором подумало это патлатое недоразумение, что позорит имя Локир. - Интересно-интересно.... И, что же ты хочешь мне предложить? - может сам расскажет, зачем явился? Вдруг облегчит мне работу. Хотя я бы на это не слишком рассчитывал.
  - Идем за скалы. Обсудим. Нечего привлекать внимание людей, - он нервно дернулся, глянув в сторону селян, что с подозрением поглядывали в нашу сторону. - Они и так меня не любят. Думаю, ты не хочешь, чтобы за разговор со мной у тебя были проблемы? - тихо, как бы вне-куда спросил Локир, с еле заметным хитрым прищуром.
  Похоже, Локира еще не забыли. Да и куда там - всего полгода прошло с момента его изгнания. Сложно забыть. За нашим разговором наблюдает, по меньшей мере, половина деревни. В основном женщины, что стирали-убирали, да старики, что приглядывают за ребятней, которая с присущей ей непосредственностью носилась по всему поселку, пугая редкую стайку собак.
  Думаю, если я сейчас пойду с ним, то потом вовек от грязи не отмоюсь. Уж сплетники, да сплетницы постараются на славу. Помню, слышал историю, как в Фолкрите, заезжие Дозорные Стенддара одного жителя деревни прикончили, только за то, пошел слух, будто у этого селянина был какой-то посох похожий на артефакт Даэдра. Оказалось, что 'артефакт' был не чем иным, как простой палкой, вмещающей в себе магию Шара Света. Стоит только задуматься: человека убили просто за кокой-то магический факел.
  Так что идти за Локиром и надеяться, что он самолично выдаст мне свои 'коварные' планы нельзя. Ну, тем меньше забот. В конце - концов, мне с самого начала хотелось начистить ему морду.
  - Эй, Локир, постой! - окликнул я быстро зашагавшего в сторону от деревни норда. Нетерпеливый какой. И секунды раздумий не прошло, а он уже ушел на пять метров. - Не думаю, что мне нужно это твое дело, - быстро нагнав его, я всем своим весом сбил его с ног.
  Будучи не слишком большим - я возвышался над ним примерно на голову, Локир с легкостью пушинки, пролетел вперед на три метра. Со стороны деревни послышался веселый хохот какого-то старика, чье зрение еще позволяло увидеть то, что происходит на поляне. Думаю, Локиру повезло, что мы не успели дойти до больших скал, иначе расшибся бы он так же легко, как и полетел. Хотя, падать на маленькие булыжники, что в обилии раскиданы на поляне, тоже мало приятного.
  - Ты не забыл, что тут полно камней? - насмешливо спросил я норда, что с кряхтением достойным дряхлой старухи, поднимался на ноги. - О, кажется, ты губу разбил? Не больно?
  - Сволочь. Думал, ты не такой, как эти. Думал, выслушаешь... Даэдра, как же я ненавижу Рорикстед, - прошипел Локир, потирая лицо, которым приложился о выступающий из земли камень. - А я ведь помочь тебе хотел. Тебе и всей деревне. Рассказать грязную тайну Рорика, - он усмехнулся. Больше Локир не строил из себя запуганного несчастного. На меня снова смотрели прямо и вызывающе. - Но не теперь. Столько попыток и все зря. Больше я не буду пытаться спасти это место. Хотите и дальше гнить? Кто я такой чтобы вам мешать! Пусть ваши Даэдра вас тут хоть сожрут, меня это больше не касается! -
  - Что за чушь ты несешь? - я даже опешил от такой околесицы. Позади, со стороны деревни, послышались какие-то крики, но внимания я на них не обратил. - Поля дают прекрасные всходы, скотина не гибнет от болезней, в деревне опрятно, и люди ладят неплохо. Как гниль? Какие Даэдра? Ты с одиночества ополоумел!
  - Посмотри назад и ты все поймешь, - победно улыбнувшись, он показал мне за спину, где слышались все более громкие крики. - Я ухожу, думаю, как только все закончиться, людям нужен будет козел отпущения. Лучше мне быть подальше от этого гнилого места.
  - Стой! - крикнул я побежавшему в сторону, ведущего в Вайтран дорожного тракта, норду. - Мы еще не закончили! - Сделав десяток шагов за Локиром, я обратил внимание на запах гари витающий вокруг.
  Резко обернувшись в сторону деревни, устремился туда, откуда слышались громкие крики - в южную сторону селения, где расположился мой дом. Даже с окраины, откуда я бежал, было видно темный столп дыма, что неотвратимо поднимался к небесам. Пожар.
  - Хоть бы с Фридой было все в порядке, - шептал себе под нос пока бежал. С каждым шагом увеличивающиеся запах гари и крики, заставляли волноваться все больше и больше. - Хоть бы... Хоть бы...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"