Бориско Владислав Павлович: другие произведения.

Нас ждёт Сатурн!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ участвовал в конкурсе РБЖ-Азимут Космос-09.

    Помесь паропанка с дизель панком. Сам толком понять не могу, что это...

  Мотор самозабвенно гудел, хвастаясь любимой песней в секунды затишья. Случалось это не часто - шорох колес по неровной земле замолкал с неохотой. Но все это заглушал бодрый, с яркой хрипотцой голос.
  - Говорю вам, это был самый злобный крокодил на всем Ниле!..
  В машине не было бы так жарко, появись возможность плотно закрыть окна. Но пассажиры мучились от пустынного ветра, рвущегося внутрь. Они решили, что он лучше ядреного дыма от сигары, которой размахивал рассказчик.
  - В пасть этого чудовища пролез бы теленок. А зубы были вот такие.
  Оратор продемонстрировал растопыренные пальцы. По ладони человека можно понять многое. В данном случае, что ее владелец был не из неженок. Застарелые мозоли, несмываемые следы машинного масла - этими руками явно не играли на скрипке. Хотя, кто знает...
  - Его челюсти щелкали в полуметре от меня, - крокодилоборец с азартом пыхнул сигарой, а ручеек дыма потянулся наружу, - патроны к слонобою кончились. Последний я истратил на бешеного носорога. Так вот!..
  Оратор не терял энтузиазма, не замечая выражения лиц. Казалось, история увлекла его самого. Хотя, с чего бы? Рассказывал он ее далеко не впервые. Да и описываемые события были сомнительной свежести.
  - На счастье, верный кольт всегда со мной, - в его ладони будто из сгустившегося воздуха возник потертый револьвер, - но даже целый барабан не угомонил крокодила. И мне пришлось хвататься за нож и добивать тварь вручную... Зато теперь у меня великолепные сапоги.
  Пассажиры опустили взгляды на ноги рассказчика. На них красовались высокие, до колен, сапоги из чуть зеленоватой кожи. Выше голенищ торчали наглаженные старомодные галифе песочного цвета.
  - Полковник, - вмешался Владимир, молодой человек с гвардейской выправкой, - думаю, ваши подвиги могут напугать дам,
  - Хм... - сбившись, рассказчик поправил могучие усы и затянулся сигарой, чтобы скрыть это.
  - Да, Владимир, - Аннет поддержала кузена, умело вклинившись в паузу, - раз полковник закончил свой рассказ, может ты почитаешь нам вслух? Это скрасит ожидание.
  Ее тут же поддержала Натали, более скромная чем ее младшая сестра. Они были не так уж похожи: одна - хрупкая брюнетка, другая - стройная блондинка. Но не смотря на все различия, Аннет, Натали и Владимир обладали хорошо уловимым сходством. Детали движений, формы губ и носа, честный взгляд. Все они принадлежали к достойнейшей семье князей Бельских. Аристократы - образованные, воспитанные, целеустремленные - на таких держалось любое государство.
  - Ну, раз вы настаиваете, - принял юноша правила игры и развернул газету, лежащую на коленях, - Хм, так-так... Ага, вот!
  Взгляды присутствующих наполнились интересом. Даже полковник поглядывал на газету и мусолил кончик сигары.
  - "Пасхальные кометы", - с выражением прочитал Владимир название статьи. - В августе планируется международная конференция по поводу неопознанных небесных тел. Пока никто и не смог дать объяснения, откуда взялись эти неведомые объекты. А также, по какой причине, пересекая все Солнечную систему, они начисто игнорировали естественные законы небесной механики. И что заставило их остановиться у Сатурна, как всем читателям известно, второй по величине...
  Тут мобиль резко скинул скорость, а загорелый под местным солнцем водитель не поворачиваясь сообщил:
  - Приехали, господа.
  Девушки вздохнули и переглянулись. Мобиль - не карета - удобней и быстрей. Но пустыня - все равно пустыня. От путешествия по ней даже верблюдам легко не было. Машина на малой скорости подкатила по колее, и полковник первым оказался снаружи.
  - Ха, Австралия! Разве это пустыня? Вот когда я был в Африке...
  - Сударь, не поможете дамам? - прервал его Владимир, высвобождая зацепившуюся саблю.
  Усатый военный бросился открывать дверцу машины и вполне галантно протянул руку.
  - Австралия - удивительное место, - высказался пятый пассажир, - здесь обитают уникальные животные...
  - Животные, ха! Здесь даже поохотиться не на кого. Разве что на этих зайцев-переростков.
  Взгляд заядлого охотника обвел оплавленный солнцем горизонт. Но "зайцы-переростки" не появлялись, и стрелять было не в кого.
  Конечной остановкой оказался скальный массив. Видневшаяся в отвесной стене дверь явно вела куда-то вглубь. Из нее выскочил встречающий в чистом лабораторном халате.
  - Друзья! Наконец-то вы добрались до нашей скромной обители. Скорее, проходите внутрь с солнцепека. Там я вам все подробно расскажу. Жара здесь невыносимая...
  - Профессор Оринберг, - поздоровались прибывшие.
  Мобиль скрылся, а хозяин, рассыпаясь в приветствиях, заторопил гостей. На шумную процессию оглядывались все служащие комплекса. Скальный массив оказался изъеден тоннелями, как сыр мышами. Повсюду слышался заводской шум, а гости чувствовали себя студентами на экскурсии по верфям.
  - Что ж, друзья, - профессор Оринберг, худощавый ученый с умными глазами, блеснул очками и потер руки, - Рад, что вы все откликнулись на наше с командором приглашение. Признаться, думал, что последнее приключение отбило у вас желание общаться с нами.
  Гости заулыбались рассмеявшемуся профессору. Полковник заверил, что пойдет за командором хоть в огонь, хоть в воду. Лишь бы охота оказалась не хуже, чем в прошлый раз.
  - Скажу, опережая резонные вопросы, - Оринберг выдержал многозначительную паузу, - друзья, нас ждет путешествие.
  Сказанное не произвело фурора: репутация профессора и командора была хорошо известна.
  - А какого рода путешествие? - уточнил доктор биологии Виктор Симмон, всю дорогу просидевший рядом с водителем и тем самым избежавший историй полковника. - Откуда ореол таинственности?
  Во взглядах присутствующих читался обращенный к профессору немой вопрос.
  - Друзья, - спрятал тот руку в карман халата, - прежде, чем дам ответ, позвольте сводить вас на экскурсию. Прошу.
  Процессия в уже привычном порядке двинулась вновь. Владимир сопровождал кузин, а Симмон шел рядом с коллегой по научному призванию. Полковник, успев прикурить новую сигару, вышагивал позади и исследовал окружающее хозяйским взглядом.
  - Наука и техника, друзья мои, - профессор размахивал рукой подобно дирижеру, - невероятно далеко продвинулась за последние годы. Вспомните - полвека назад не было паровозов. А двигатели внутреннего сгорания появились совсем недавно. Но должен сказать, что будущее - за электричеством.
  Компания вошла в зал, наполненный приборами, установками и агрегатами. Это было убежище научного ума.
  - В этом явлении неизведанная бездна возможностей. Оно нематериально, но влияет на вещественный мир. Разве здесь нет потрясающей схожести с человеческим разумом?
  - Разум - следствие химических процессов в мозгу, - возразил биолог, - в нем нет ничего таинственного.
  Глаза Михаеля Оринберга заблестели. Но развернуться в полную силу ему не дали. Гости заинтересовались лабораторными установками.
  - Электричество - будущее транспорта и связи, - вернулся профессор к теме, - даже мобиль, на котором вы приехали, работал на силе тока. Телеграф, двигатель вращения, лампочка - лишь первая ступень.
  - Да ну?
  Судя по голосу, полковник не разделял таких оптимистичных высказываний.
  - Смотрите.
  Оринберг подвел всех к одному из устройств. На уровне человеческих глаз располагалось нечто, похожее на серый рельс. Профессор положил в канавку два металлических цилиндра и подхватил откуда-то черную коробочку.
  - Заряжаем один снаряд.
  Контакт на устройстве коснулся цилиндра, выдав синеватую искру.
  - А если тот же заряд придать другому объекту, то...
  Цилиндры ошпаренными зайцами рванулись в разные стороны. Один из них звякнул, попав в какой-то агрегат. Другой же, не моргнув глазом, поймал полковник.
  - Ха! - протянул он трофей хозяину. - Ярмарочные фокусы!
  - Спасибо, ван Хельт, вы очень любезны... - буркнул, профессор, принимая предмет. - Подобный эффект несет море перспектив. Двигатели, оружие. Но и это не все... Пойдемте, друзья.
  Следующей остановкой оказался арсенал. В шкафах висели необычные металлические костюмы, похожие на рыцарские доспехи. Рядом с каждым из них стояло нечто вроде большой стеклянной банки.
  - Получение чистейших сплавов, сварка. Это ключ к будущему. Посмотрите только. В таком обмундировании можно спускаться на дно океана. И без помех общаться между собой. А эти шлемы невозможно разбить.
  Полковник хмыкнул, а в его руке материализовался кольт. Истерично взвизгнув, пуля ушла вверх, осыпав стрелка крошками штукатурки. Девушки ахнули, а остальные покачали головой.
  - Ха! И правда крепкий.
  Ван Хельт нагнулся осмотреть колпак. На нем виднелось только молочное бельмо размером с монету. Полковник стряхнул с плеч мусор и пыхнул сигарой. Сизая струя дыма прокралась в щель под шлемом, превратив его в шар гадалки.
  - А как это все связано с путешествием?
  Михаель Оринберг с торжествующим видом указал пальцем на потолок и пригасил всех в дальнюю дверь арсенала.
  Пространство неожиданно раздалось во все стороны, как на краю каньона. Приливной волной накатил заводской шум. Вокруг раскинулась титаническая картина - нечто, чьи формы не проглядывались под покровом промышленных лесов, возвышалось в безразмерном ангаре.
  - Нас ждут другие планеты, друзья!
  
  
  
  - Что мы там забыли? - скептически пошевелил усами полковник.
  Профессора опередила скрытая в тени человеческая фигура:
  - Я отвечу вам.
  Компания повернулась к говорившему. Оказалось, здесь их уже ждал командор, бывший как всегда при параде.
  - Человечеству брошен невиданный ранее вызов. Впервые за десятилетие появилось непознанное. Пока не разгадана тайна "пасхальных комет", человек не имеет права считать себя хозяином солнечной системы.
  Виктор Симмион пожал плечами:
  - Разве недостаточно наблюдений астрономов?
  Командор подошел к краю балкона. Внизу раскинулась масштабная картина. Машина размером с линкор скрывалась под одеялом производственных лесов. Люди, передвигавшиеся по ним, казались муравьями на теле кита.
  - Их усилия не дали ответа. Мы с профессором Оринбергом давно готовили полет к другим планетам. И сейчас он проявит себя во всей красе.
  - Какая же сила способна на это? - заинтересовался биолог. - Ракетный двигатель на горючем топливе? Огромный дирижабль, наполненный легким газом? Или идеи гениального изобретателя Жюль Верна?
  Оринберг решил вмешаться:
  - Идея реактивной тяги в таком представлении - тупик. Скорость истечения газов при горении ограничена. А электрическая сила не знает пределов.
  - Но каким образом она доставит людей за пределы атмосферы? - удивился Владимир.
  - Уникальное судно, оснащенное двигателем с реактивно-электрической тягой, сможет взлететь как никогда высоко и покинуть Землю.
  Технологические леса постепенно убирались, обнажая объект. Некоторые свободные участки открывали серую металлическую поверхность с плавными изгибами.
  - Расчет аэродинамики для столь крупного объекта - неподъемная работа, - покачал головой биолог
  - Не нужно изобретать колеса, друг мой. Природа давным-давно решила задачи, только встающие перед человеком. Вам ли не знать. Как держаться в воздухе, скользить под водой, передвигаться по земле. Эволюция тысячелетия искала вопросы на эти ответы. И нам всего лишь стоит припасть к ее мудрости.
  С поверхности судна полностью убрали все лишнее. Корабль был совершенен - шли последние проверки. Чудо конструкторской мысли выглядело подобно легендарному существу. Полусложенные крылья служили для маневрирования в атмосфере. Огромные лапы были не просто данью форме - позволяли садиться куда угодно и даже ходить по земной или инопланетной тверди.
  - Volaticus anguis, летающий змей, - как любой биолог, медик или юрист, Виктор знал латынь.
  - Верно, или коротко - Draconis.
  Командор долгим взглядом окидывал свое детище. Они нашли друг друга - непревзойденный корабль и легендарный капитан.
  - Дракон, значит? - прочистил горло ван Хельт. - Я седлал лошадей и ослов, мулов и верблюдов. Ездил в повозке, запряженной быками, и в оленьей упряжке. Меня возили собаки, я катался на слоне и зебре. Даже жирафа однажды пытался пристроить под седло, когда три дня без единого патрона убегал от стаи львов. Так что сочту за честь войти в экипаж Дракона.
  Полковник выпрямился, щелкнув каблуками, и отдал честь.
  - Когда старт, командор?
  - Сегодня.
  
  
  
  Солнце скатывалось к горизонту над расцветшей алым пустыней. Каменная стена разошлась в стороны как двери лифта, обнажив внутренности огромного ангара. Оттуда под аккомпанемент грохочущих, будто на стройке забивают сваю, шагов выходил Дракон. Серебристая машина с хищными обтекаемыми формами покинула колыбель и отошла на подготовленную стартовую площадку. Дракон величественно замер, возвышаясь над окружающим подобно неведомому динозавру.
  Задние опоры аккуратно подогнулись, задрав "голову" к небу. Одновременно с этим передние вытягивались все больше. Наконец они оттолкнулись от земли, и Дракон слегка завалился назад. Теперь он стоял, будто любуясь небом, и опирался на разогнутые нижние "конечности" и хвост, образующие вместе устойчивую треногу. Казалось, стальной ящер был готов исторгнуть в вышину столб пламени и грозный, отгоняющий соперников, рев.
  - Системы готовы, командор.
  Профессор обещал гостям пусть не совсем приятный, но вполне терпимый взлет. Мощности двигателей хватало для комфортного, без чрезмерных перегрузок, старта.
  - Принято, - голос командора звенел, толи от напряжения, толи от предвкушения, - до запуска двигателей три... два...
  В землю под Драконом ударил мощная сияющая колонна. Огромные массы заряженной металлической пыли вырывались из сопла. Корабль постоял некоторое время на месте, собираясь с мыслями - "лететь" или "не лететь". Но раздумья кончились и невероятная машина - верх инженерного искусства - взмыла к небесам, набирая скорость.
  Лапы прижилась к "туловищу", а "морда" Дракона окуталась огненной вуалью, будто зверь и вправду извергал пламя. Но буйство стихии продолжалось недолго и иллюминаторы мостика, находившегося в "голове", очистились. Впереди снова появилось небо, только уже темное, почти черное. С солнцем и всеми ночными светилами одновременно.
  - Прощай, Земля-матушка.
  Владимир перекрестился по-православному, и сестры повторили за ним ритуал. Ученые, бывшие убежденными дарвинистами, тактично смотрели в сторону.
  - Первая сигара, выкуренная человеком за пределами Земли.
  Полковник чиркнул спичкой, и свежий табачный дымок спиралью в стиле барокко устремился в вентиляцию.
  Дракон вышел на орбиту и совершил виток вокруг родной планеты. У каждого смог поглядеть в телескоп на земную поверхность - синие океаны, аляповатые континенты, белоснежные облака и полярные шапки. Миновав Луну, Дракон устремился прочь от Земли. Покорителей космоса не интересовал изуродованный спутник. Мифы и легенды о ночном светиле, тысячелетиями живущие среди людей, преувеличили его научную ценность.
  На удивление гостей, быт на Драконе мало отличался от морских путешествий. Профессор Оринберг нашел изящный способ избавиться от невесомости. Это оказалось так просто! При ассистировании Виктора Симмона, всем на борту был сделан укол особого раствора. Содержавшиеся в нем элементы притягивались генератором магнитного поля. Иллюзия силы тяжести получалась абсолютная. Вещи же оросили аналогичным аэрозолем. Так что путешествие проходило в полном комфорте.
  
  
  
  Первым значительным объектом на пути оказался Марс. Дракон проходил мимо него на расстоянии многих дней полета. Гости и экипаж могли в деталях рассмотреть планету через самый простой телескоп.
  Не зря Марс назвали в честь бога войны. Его поверхность напоминала пустыню, напившуюся крови. А шрам, протянувшийся по всему телу, только добавлял воинственности багровому шару.
  - Марс безынтересен для исследования. Астрономы тщательно изучили его. Он сух и безжизнен. Спутники еще вызывают любопытство, но не стоят времени, которое мы на них можем потратить.
  Полет проходил в полном соответствии с расчетами. Еще никогда человек не одолевал таких расстояний. Они прошли больший путь, чем все странники Земли. Оказалось истрачено немало расходных материалов. Но все было учтено - Дракон входил в орбиту астероидного пояса. Выбранный еще до взлета планетоид станет источником ресурсов.
  - Командор, искомый объект на расстоянии видимости невооруженным глазом.
  - Отлично. Сбросить скорость и подойти ближе.
  Вскоре вся компания собралась на смотровой галерее. Мостик неприкосновенен - посторонним там делать нечего. Отсюда астероид виднелся без специальных приборов. Светлое пятно, каким он казался издали, превращалось в большой булыжник. Размеры его не потрясали воображение - всего сотня километров в поперечнике.
  Неожиданно от него, как пушинки от одуванчика, отделились объекты поменьше и двинулись к Дракону.
  - Как интересно.
  - Любопытное явление, - согласился биолог с Аннет, - профессор, как думаете, чем оно обусловлено?
  Оринберг не успел ничего ответить. Один из таинственных объектов приблизился вплотную и остановился прямо перед людьми. Он оказался похож на пчелу без крыльев, только размером с быка. Откуда-то сзади вырывался фонтанчик раскаленного газа.
  Фасетчатые глаза уставились прямо на людей. К первой пчеле добавилась другая, и вместе они зависли в видимой неподвижности. Третья пролетела дальше наблюдавших товарок и скрылась на спине Дракона. По всему корпусу раздался скрежет, будто кто-то насильно отдирал от корабля куски обшивки.
  - Боевая тревога!
  Внутренности Дракона пронзил ноющий вой. Бронированная ширма поползла вниз, закрывая уязвимый экран. Висевшие за ним белесые пчелы задвигали жвалами.
  - Экипажу занять посты по боевому расписанию. Гражданским незамедлительно пройти в каюты.
  Поднялась суматоха. Владимир проводил девушек в кают-компанию, где уже собрались профессор и биолог. Юноша порывался предложить помощь в обороне корабля, но по настоянию кузин остался, как гарант безопасности.
  - Дайте мне орудие! Я столько загарпунил кашалотов! Что мне какие-то козявки!?
  Полковника допустили до малой электропушки. Засев в башне, он сразу же вступил в бой, посылая в противника шаровые молнии. Стрелковые таланты отставного военного действительно оказались на высоте.
  - Слева, слева заходит, - хрипел ван Хельт в переговорник, - отсекай его.
  Никто на борту не предполагал такой встречи. Десятки пчел с хищными намерениями окружили Дракон. Каждая из них норовила оторвать от корабля кусок фрагмент побольше. Судно огрызалось гроздьями сияющих шаров, отгонявших космических насекомых. Но те раз за разом возвращались, приводя подмогу.
  - Ха! Да они тупее акул!
  Сражение превратилось в хаос. Твари роились вокруг Дракона безо всякой стратегии или плана. Некоторые разваливались от метких попаданий. Самым везучим удавалось разжиться частью обшивки и отправиться к астероиду. Поведением они напоминали земных аналогов. Но раз есть пчелы, значит, должен быть и улей.
  - Нацелить на астероид главное орудие - у них там матка!
  Рваный скрежет переборок и гул тупых ударов разносился по внутренностям Дракона. Где-то свистел уходящий в пробоину воздух, тут же становившийся ледяным гейзером. Аварийные команды в скафандрах, гремя стальными ботинками по палубе, лихорадочно латали течи. Иногда по корпусу проходила дробь, будто кто-то тяжелый бегал снаружи по кораблю.
  Дракон маневрировал, стремясь разорвать дистанцию с врагом. Тот оказался не слишком умен, зато упорен. Пространство усеялось телами подбитых пчел, по инерции летевших в пустоту.
  Стрелки под командованием ван Хельта фокусировали огонь на одной цели, сразу переходя к следующей. Полковник сражался самозабвенно, сбивая врага за врагом. Но хищных тварей, казалось, меньше не становилось. Потери их совсем не волновали. Зато появились более толстые и неуклюжие экземпляры, утаскивавшие павших братьев в улей.
  - Командор, орудия наведены.
  - Залп!
  Открылась "пасть" Дракона. В ней был установлен мощнейший генератор шаровых молний, используемых на судне в качестве оружия. Ослепив на секунду людей, свитый из чистой энергии ком устремился к астероиду. Вслед за главным калибром ударили пушки поменьше. Их снаряды не были столь впечатляющи, но вносили свою лепту.
  Вскоре залп достиг цели, и улей космических насекомых покрылся дикой стаей молний. Поверхность астероида сотряслась от беззвучных взрывов, и от нее отвалились куски поменьше. Пчелы сразу потеряли интерес к Дракону и устремились домой. Стрелки подбили на прощание парочку спасавших бегством тварей.
  
  
  
  - Видели бы вы, сколько я настрелял этих тварей, - после отбоя тревоги ван Хельт явился в кают-компанию.
  - Полковник, вы - наш герой, - поддержали его барышни.
  Отставной военный расправил плечи и усы и чинно закурил. Бой закончился успешно - супостат был попран и опозорен бегством.
  Но идиллию разрушил профессор Оринберг:
  - Друзья, похоже, Дракон не сможет продолжать путешествие.
  - Но, коллега?! Разве повреждения столь серьезны?
  - Нет, друг мой, - вздохнул он, - дело не в них, хотя и они неприятны. Мы не восполнили запасы рабочего тела для двигателя. К Юпитеру мы попросту не долетим.
  - Но как же, сударь? - не согласился Владимир. - Достаточно набрать скорость - и судно по инерции долетит куда угодно. Уверен, на Юпитере мы найдем все требуемое.
  - Дракон-то доберется, но без нас. Воздуха, воды и продовольствия не хватит. Мы можем долететь только при постоянном ускорении.
  - А если найти другой астероид?
  - Подходящих рядом нет, - развел профессор руками, - одни ледяные.
  - Что же нам делать? - испуганно спросили сестры Бельские.
  - Можно вернуться к Марсу, но о продолжении экспедиции придется забыть. Мы потратим много припасов. Оттуда будет одна дорога - домой.
  - Вернуться не солоно хлебавши? Ван Хельт никогда не бежал!
  - Полковник, сейчас не до подвигов - могут погибнуть люди.
  - Никто не погибнет! Мы вернемся к тварям и разбомбим их. И используем их астероид в качестве базы.
  - Мы и в прошлый раз еле спаслись, а теперь еще Дракон поврежден.
  - А если использовать тела самих насекомых? - предложил Владимир. - Вдруг в них достаточно железа?
  - Хм, - задумался профессор, - нужно проверить, но не уверен, что их массы хватит...
  - Господа, послушайте, - обратил на себя внимание молчавший биолог, - если они ведут себя как земные насекомые, то у них должны быть запасы "меда". А у них его роль, похоже, играет металл. Пробравшись в улей, мы поучим все необходимое
  - Коллега, это авантюра!
  - Я готов отправиться туда, - вызвался добровольцем ван Хельт.
  - Полковник, ваше безрассудство хорошо известно. Своей жизнью рискуйте, сколько влезет. Но, друг мой, вы не можете подвергать глупой опасности стольких людей.
  - Постойте, - вовремя вмешался доктор Симмон, - если моя теория верна, то можно безопасно проникнуть в улей. Для этого мы используем опознавательные железы мертвых пчел.
  - Отлично, доктор, - командор, как всегда, появился совершенно незаметно, - это лучшая идея. Я отдам приказ о сборе трупов пчел. Приступайте как можно быстрее.
  - Заодно, друзья, проверим - имеют ли они отношение к кометам.
  Ученые не смыкали глаз над трупами насекомых. Вдобавок им приходилось отбиваться от набегов полковника, требующего себе голову пчелы в качестве трофея. А еще лучше всю тушу целиком.
  - Невероятно, - повторял Виктор Симмон, - у них начисто отсутствуют клеточные структуры. Их тела появлялись на свет так же, как наши машины. Если мы составим подробные чертежи, то сможем их производить.
  - Не вздумайте, - предостерегали его девушки. Полковник же был не прочь разводить подобных тварей для охоты.
  Михаель Оринберг торжествовал:
  - Смотрите, друзья! Искрой их существования было электричество. В очень холодных материалах это крайне выгодно.
  Одновременно с этим отпала одна из гипотез. Пчелы были никак не связаны с кометами. Топлива, хранящегося в их внутренностях, категорически не хватало для такого путешествия. Откуда они возникли на этом астероиде, и нет ли еще подобных ковчегов космической жизни - так и не стало ясно. Но впредь было решено повысить бдительность и не подпускать близко к Дракону никого и ничего подозрительного.
  
  
  
  К вращавшемуся астероиду подходили на малой скорости. Рулевые были готовы в любой момент развернуть судно обратно. Один полковник жаждал вновь задать перцу "арахнидам", не обращая внимания на протесты биолога, недовольного применением термина. Снаружи Дракон облепили пчелиными железами и провели к ним ток. Несмотря на полную уверенность ученых, никто не расслаблялся.
  Вскоре из улья направилась делегация насекомых. Встречающие пчелы отличались по своему виду от уже привычных стрелкам. Тела их были вытянутее, а огромные жвала внушали уважение. Виктор Симмон определил их как боевую разновидность.
  Хищные твари приблизились к кораблю, но нападать не спешили. Какое-то время они летали вокруг, заставляя стрелков нервничать. В конце концов, они пришли к решению и выстроились по бокам судна, сопровождая его к улью.
  - Тупые арахниды! - торжествовал ван Хельт. - Приняли нас за своих.
  Дракон под конвоем космических насекомых подлетал к плачевно выглядевшему астероиду. Развороченная поверхность обнажила внутренности улья, чьи соты занимали весь планетоид. Вокруг разлома суетились десятки, а может и сотни, насекомых.
  - Садимся как можно дальше от прохода в улей, - решил командор.
  Сопровождавшие пчелы следили за посадкой, которая больше походила на швартовку. Сила тяжести на планетоиде была мала, и Дракон просто зацепился за поверхность когтистыми лапами, подлетев вплотную. Добровольные охранники покрутились рядом, но, убедившись, что все в порядке, избавили людей от назойливого внимания.
  - Учтите, - пояснил доктор Симмон, - железы прикроют нас только ограниченное время.
  К улью решили идти небольшой группой - сначала нужно было все исследовать, прежде чем воровать у пчел "мед". Вылазку возглавили полковник и Владимир, пошедший в разведку, несмотря на уговоры сестер.
  Перед выходом отряд облачился в показанные еще на Земле костюмы. Они позволяли человеку без вреда для здоровья находиться в вакууме. Запасов воздуха хватало на тридцать часов, а стальная зашита предохраняла от повреждений. Переговорник на основе беспроводного телеграфа позволял общаться в безвоздушном пространстве.
  Под прозрачный колпак скафандра ван Хельт умудрился пролезть в пробковом охотничьем шлеме и с сигарой. Поверху он подпоясался кобурой с верным кольтом, снаряженным патронами для стрельбы в вакууме. Полковника чудом отговорили брать "слонобой", зато Владимир вооружился кавалерийской саблей.
  - Владимир, вы же корнет? - ван Хельт дождался утвердительного ответа и продолжил: - Ха, русская кавалерия покажет себя сегодня. Мы пойдем войной на космических пчел верхом на стальных "жужелицах".
  - Не провоцируйте их. Иначе никакая маскировка не спасет.
  - Так точно, командор, - козырнул ван Хельт, - не извольте беспокоиться.
  Выданная для вылазки "жужелица" без проблем побеждала пересеченную местность астероида, вцепляясь шестью многосуставчатыми лапами в породу. Внутри свободно поместились все пять добровольцев. Грузовой отсек, рассчитанный на десять тонн, был пуст. Легкая электропушка в башне и прочная броня гарантировали безопасность поездки.
  Пассажиры старались не смотреть вверх. Небо, щедро засыпанное звездами, вращалось вокруг астероида. День и ночь быстро сменялись. Взгляд упирались в твердь, хранившую на себе следы ударов с другими телами и работу гигантских насекомых.
  - Вот оно.
  Близкий здесь горизонт неожиданно ушел вниз. Вокруг простирался исполинский кратер, всю поверхность которого испещряли оспины сот. Множество пчел сновали по каньону, приводя его в порядок. Другие покидали астероид, чтобы отбуксировать назад улетевшие в пространство обломки.
  - Не маленький, - признал полковник.
  Город средних размеров уместился бы здесь. На вписывающуюся в обстановку "жужелицу" не обращали внимания. Перед выходом на нее прикрепили опознавательный маяк.
  - Вперед, корнет, - не стал раздумывать ван Хельт, - нужно проверить, что за мед собирают эти пчелки.
  Владимир посмотрел на пыхтящего полковника. Густой дым под шлемом того совершенно не смущал. И было непонятно, куда он стряхивает пепел. Украшенные искрящимися комками пчелиных желез разведчики спускались к круглым ячейкам. Первые соты оказались пусты, как и следующие. Пришлось пройти немало рядов, прежде чем нашлась добыча.
  - Есть! Ха-ха!
  Они обнаружили целую группу ячеек, доверху заполненных "нектаром". Железо, олово, свинец и даже золото.
  - Командор, высылайте вторую партию, мы нашли "мед".
  При столь низкой силе тяжести, оказалось легко перетаскивать круглые чушки с металлом. Пчелы не протестовали против воровства, а парочка из них даже подсуетилась, поднося к транспорту ценное сырье.
  - Глупые арахниды!
  Перевозку "меда" поставили на поток. Пока один транспорт загружался, другой отвозил добычу на корабль. Там уже во всю шли ремонтные работы. Из недр судна вылез десяток "скорпионов" - многофункциональных ремонтников. Они перетаскивали груз в трюм, плавили прямо на астероиде металл и приваривали получившиеся листы к дырам в обшивке. "Скорпионьи" хвост и клешни годились для любой работы.
  Владимир с полковником были на передовой, выковыривая металл из сот. При поддержке доверчивых пчел разграбление улья шло полным ходом. Правда, одно насекомое не спешило помогать и бесполезно крутилось рядом. Ван Хельт намеревался взять с собой как можно больше золота, что ему, к сожалению, не позволяли. В экспедиции оно было лишним грузом.
  - Эх, трюм маловат, - сетовал ван Хельт.
  - Полковник! - предостерег его Владимир.
  К отставному военному подкрадывалась та самая ленивая пчела. По размерам она уступал всем виденным и имела иную анатомию - тонкие жвала и удлиненные конечности. Не давая людям время на раздумье, насекомое схватило полковника и, поднявшись повыше, понесло прочь.
  В эфире раздалась брань ван Хельта, разозленного такой бесцеремонностью.
  - Владимир, что с полковником? - в шуме помех появился голос капитана Дракона.
  - Пчелы утащили его к себе, командор.
  - Ты знаешь куда?
  - Да, я все вижу.
  - Не предпринимай ничего. Жди на месте. Я пришлю подмогу со второй "жужелицей".
  - Так точно, командор.
  Пчела донесла жертву до какой-то дыры и нырнула в нее.
  - Что вам надо, проклятые арахниды?
  - Полковник, не стреляйте, будет только хуже.
  - Да знаю я! Но мне от этого не лучше. Она не пускает меня. Дьявол и сто гиббонов, якорь им в жвала! Я не переживу, если меня съедят какие-то арахниды.
  - Спокойнее полковник, помощь уже идет.
  - Как тут успокоишься.... Ах ты, дочь страуса и кенгуру...
  - Полковник, как вы?... Ответьте!..
  - Да жив я, корнет, жив. Этот плешивый бегемот бросил меня в пещеру. Пока его нет, рискну выбраться.
  Некоторое время в эфире стояло только сопение полковника.
  - Что тебе надо, уйди прочь... Чего ты суешь? Не нужно мне это...
  - Сударь, вы это кому?
  - Тут термит облезлый принял меня за детеныша, накормить пытается. А ну уйди, утконос-переросток, кому сказал... Ладно, уговорил, давай сюда. Все, отстал - пойду дальше... Дьявол, их тут немерено.... Какой позор - полковника ван Хельта посадили в ясли. Прошу вас, корнет, никому не рассказывайте об этом.... А ну прочь, мелюзга, прочь.
  Владимиру показалось, что он слышал тугие пинки, хотя понимал, что это невозможно.
  В эфире вновь появился голос командора:
  - Помощь рядом.
  - Полковник, вы слышали? Держитесь, недолго осталось.
  - Наконец-то! Я устал отбиваться от этой шантрапы. А ну по коконам, личинки, я не игрушка! Уши вам свиные, а не мое золото... О, пресвятая дева Мария!...
  По голосу стало ясно, что удача повернулась не той стороной.
  - Они сорвали эту дрянь с меня.
  - Быстрее, уходите оттуда!...
  - Да уже... - задыхаясь, словно от бега, ответил ван Хельт.
  Над краем обрыва, куда утащили полковника, показалась человеческая фигура. Она в спешке вылезла оттуда и направилась к Владимиру титаническими прыжками, подражая Икару. Следом появились совсем маленькие пчелы, которые даже не умели летать и передвигались подобно ван Хельту.
  - Быстрее, полковник, ко мне.
  Владимир не стал дожидаться и ринулся навстречу. Бежать оказалось неудобно, но корнет не обращал на это внимания. Под ногами пролетали соты - пустые и с начинкой.
  Но они не успевали - мальки опасно приблизились, и полковник после очередного прыжка остановился. Развернувшись, он начал палить из кольта в рой пчелок, налетавших словно град. Энергия выстрелов толкала охотника назад, но своей цели они достигали. Мальки проносились мимо стрелка и безжизненно утыкались в соты. Избавившись от погони, ван Хельт двинулся дальше.
  Когда до корнета оставалось совсем немного, из туннеля явилась утащившая полковника "нянька" и, двигая жвалами, нацелилась на людей. Владимир не успевал предупредить ван Хельт и затяжным прыжком рванулся наперерез насекомому. Перчатка скафандра плотно облегала ладонь, и юноша молниеносно выхватил саблю. Удар дамасской стали, дернув руку, располовинил пчеле голову, и "нянька", толкнув беглецов, рухнула в опустошенные соты.
  - Я обязан вам жизнью, корнет.
  - Становитесь рядом, сударь, моего маяка должно хватить на двоих. И бросьте уже этот слиток.
  - Ни за что, корнет! Это подарок арахнидов и мой новый талисман.
  Они рванулись к краю каньона, где уже суетилась подоспевшая помощь. Пчелы вновь тревожно закружили над ульем. Парочка из них с подозрением исследовала людей, но агрессии не продемонстрировала.
  - Над нами собрался рой. Пока не атакует, но это дело времени. Поторопитесь.
  - Да мы бы и сами рады, - просипел полковник командору. Сигару он выронил, и дыма под шлемом стало поменьше.
  Корнет с полковником, уже покидали негостеприимные стены каньона.
  - Поспешите, - на этот раз зазвучал голос доктора Симмона, - железы теряют свои свойства. Времени меньше, чем рассчитывали.
  - Дьявол и полтысячи макак!
  Наконец, они загрузились в "жужелицу", где полковник сразу занял место стрелка.
  - Не спешите открывать огонь. Выждем, пока они сами не нападут.
  Транспорт на всем пути сопровождали пчелы. Они сменяли друг друга, но неотступно следовали за людьми. Насекомые нервничали все больше - время исходило.
  - Вынужден сообщить, что железы больше не работают, - вышел в эфир биолог с неприятной новостью.
  Пчелы, будто услышав его, спикировали на "жужелиц". Встретили их выпушенные из башен сияющие сферы. Сопровождавших насекомых хватило ненадолго, а новых сбивали на подлете. Вскоре показался корабль. Вокруг него кипела мощное сражение. Полсотни пчел безрезультатно рвались к судну. Часть из них подкрадывалась понизу, но пока ни одна не подошла достаточно близко. Стрелки приноровились к подвижному противнику.
  Экипаж успел поработать над кораблем - на прекрасном теле не осталось ни единого шрама. Казалось, Дракон перенял живучесть мифического ящера, давшего ему имя. Судно приняло в себя "жужелицу" со спасенными и "скорпионов", до сих пор сновавших по обшивке. Когда все оказались на борту, Дракон без промедления покинул астероид, ставший домом космическим насекомым. Пчелы еще некоторое время следовали за огрызавшимся огнем судном, но потом вернулись в улей.
  
  
  
  - Ха! Облапошили арахнидов!
  - Да, на редкость удачное мероприятие, друзья, - поправил очки профессор, - но не стоит расслабляться. Впереди еще Юпитер.
  - А почему пчелы живут в космосе? - заинтересовались барышни.
  - Кто знает, - пожал плечами биолог, - возможно, они уникальные представители подобной жизни и эволюционировали в одиночку. Но, скорее всего, здесь существует целая экосистема...
  - Друг мой, есть одна теория, гласящая, что на месте астероидного кольца между Марсом и Юпитером в древности существовала планета. Ей дали имя Фаэтон. Из-за пока неведомых нам причин она разрушилась. Ее обитатели могли приспособиться к новой жизни.
  - Вполне вероятно, - согласился доктор Симмон, - человек тем и отличается от животных, что не подстраивается к окружающему, а меняет его под себя. Звери, птицы и все прочие познают необходимое для существования при рождении. И чтобы влиться в новую среду они должны изменить свою суть, стать чем-то новым. Как произошло с этими ... "арахнидами".
  Виктор кинул неодобрительный взгляд на полковника.
  - А человек может сохранить сам себя, - Оринберг продолжил мысль биолога, - он обучается. Каждый индивидуум - сосуд, часть общего океана знаний. Этим и сильны люди. Мы складываем свои силы с предыдущими поколениями. Поэтому нам нет преград.
  - Ха! - выдохнул полковник дым. - Чушь какая!..
  Профессор сделал вид, что не заметил комментария, и предложил пройтись по смотровой галерее. Ученые отошли в сторонку, чтобы не смущать всех своими беседами. Ван Хельт прогуливал барышень вдоль обзорного экрана, развлекая их нескончаемыми историями. Причем отставной военный умудрялся ни разу не повториться.
  - О чем задумались, Владимир?
  Юноша обернулся на голос подошедшего командора.
  - День добрый, сударь, - поздоровался он с капитаном корабля, - я просто размышляю над словами доктора Симмона...
  - Виктор не совсем прав, - покачал головой командор, - ни один человек не осознает себя частью людского моря. Личность - винтик в обществе, и не видит всего механизма. Как те самые пчелы. Или муравьи. Разве кто-нибудь из них способен понять величие улья? Или для чего делает свою работу.
  - Человек - не насекомое, - нахмурился корнет, - каждый знает, чем и почему занимается.
  - Вы уверены? А последствия поступков? Значение своих достижений для человечества? Не каждый способен на это.
  - Но получается, я тоже деталь механизма?
  - Конечно, как и я, корнет. Нужно только понять свое назначение. И тогда все станет просто.
  Командор покинул Владимира, оставив его в задумчивости наблюдать звездную бездну за экраном.
  
  
  
  Наконец они подошли к Юпитеру.
  - Какой большой...
  - Не просто большой, - заметил командор, - видите то красное пятно?
  Аннет кивнула - небольшая продолговатая клякса была похожа на демоническое око.
  - Земля в несколько раз меньше него.
  Казалось, можно было увидеть, как вращается гигант. Разноцветные полосы, из которых он состоял, текли невообразимо медленно в масштабе тела планеты. Но взгляд падал на багровое клеймо, и все менялось.
  - В голове не укладывается, - полковник даже забыл про сигару, которая на радость всем потухла.
  - На наше счастье, друзья, комета попала не в Юпитер, - разрушил профессор молчание, - а в его спутник.
  Дракон совершил несколько витков вокруг мрачного Ио, прежде чем обнаружилось место падения - ртутная капля кометы посреди угольных холмов.
  - Сядем в десяти километрах южнее кометы, - решил Командор, - вокруг нее одни скалы.
  - На Ио самые мощные вулканы, - согласился Оринберг, - весь спутник покрыт застывшей лавой.
  - Ну и отлично, - ван Хельт все-таки раскурил сигару, - надоело прыгать по кратерам.
  На следующем витке, штурман скорректировал курс, и судно пошло на снижение, будто было настоящим драконом и атаковало зловещий замок. Из пасти вырывался гейзер белоснежного огня, тормозивший корабль. Над самой поверхностью Дракон застыл и плавно опустился, вцепившись в твердь выдвинутыми лапами-манипуляторами.
  - Пришвартовались, - отметил полковник мягкую посадку.
  В этот раз в поход решили отправиться расширенным составом. На двух "жужелицах", общим числом в тридцать человек. Помимо гостей Дракона в них сели матросы, вооруженные приспособленными для стрельбы в вакууме ружьями.
  - Чур, я за орудие.
  За неимением других претендентов, место досталось ван Хельту. "Жужелицы" выползли из трюма Дракона и отправилась в путь. Каменные торосы, трещины и провалы, кратеры проплывали по бокам машин. Мощности фонарей хватало и дорога освещалась на целый километр, что без атмосферы было легко. Над головой простиралась бескрайняя плоть Юпитера, заменявшая его спутнику небо. Люди боялись смотреть вверх - чувство падения в бездонный океан было неподдельным.
  В поле зрения появилось нечто движущееся. Но это были не давешние пчелы. Огромная, размером почти с Дракона, туша походила на исполинского кальмара.
  - Ха-ха!
  Башенка развернулась, направив раструб пушки на спрута.
  - Полковник, не смейте!
  Напор девушек был настолько силен, что ван Хельту пришлось уступить. Пассажиры "жужелиц" выбрались наружу, следя за передвижениями космического зверя.
  Спрут в лучах фонарей плыл над поверхностью планетоида. Его щупальца опускались вниз, подталкивая черную, блестящую в тугих пучках света тушу вперед и вырывали куски породы - пищу создания. Люди провожали дивного кита, пока тот не скрылся за горизонтом.
  - Какой трофей ушел.
  - Не жалейте, полковник, - утешил его Владимир, - он все равно не поместился бы в вашу коллекцию.
  - Это звездная коровка, - решили барышни, - ее нельзя убивать.
  Мужчины не стали спорить. Тем более, аналогия имела право на жизнь. Хищником спрут точно не был.
  - Поехали дальше?
  Комета показалась внезапно, вынырнув из-за застывшей вулканической волны. Как жемчужина в раковине странница лежала в образовавшемся от удара кратере. Ее зеркальное тело смотрелось так же чужеродно, как человеческие машины.
  Подходить к цели не спешили - была свежа память о беспечном подлете к астероиду-улью. Решили разделиться. Одна "жужелица" с полковником, учеными и большой частью матросов двинулась к комете. Вторая осталась в стороне, страхуя исследователей.
  Группа во главе с ван Хельтом двинулась к таинственному объекту. Когда машина подкралась вплотную - стало ясно, что он оказался больше Дракона. Отраженный свет фонарей заиграл по черной поверхности Ио.
  - Здесь тихо друзья, можете присоединиться.
  - Владимир, я не хочу туда, давай останемся здесь, - попросила Аннет при поддержке сестры.
  Корнет не стал идти против кузин и согласился.
  - Вы пока исследуйте комету, - решил он, - а мы прогуляемся вокруг на "жужелице", заодно и разведаем.
  - Хорошо, корнет, - согласился следивший за переговорами командор, - будьте осторожны.
  - Безусловно.
  
  
  
  - Что это за материал? - профессор пытался взять образец для исследований. - Такой прочный и отражает свет...
  - А меня больше интересует другое.
  Биолог водил рукой по гладкой поверхности, которую в огромном множестве изрезали бороздки.
  - Эти узоры? - уточнил Оринберг. - Друг мой, готов спорить - они не больше, чем ледяные рисунки на стекле.
  Симмон то подходил вплотную, то отдалялся. Вблизи можно было окинуть взглядом небольшую часть узоров, а издали они пропадали, поглощенные зеркальным эффектом. Нужна была точка фокуса.
  - Думаю, они растительного происхождения, - не согласился биолог, - возможно, эти следы оставлены неким плющом...
  - Господа, посмотрите на это, - вернулся полковник, обходивший комету вместе с отрядом матросов.
  Перед исследователями предстало идеально круглое отверстие, жадно глотавшее свет.
  - Проем слишком ровный, чтобы появиться от удара о скалу, - профессор в отличие от вставших поодаль матросов подошел к дыре вплотную, - там есть полость.
  - Возможно, это моллюск? - предположил Симмон. - Нам встречались представители космической жизни. Комета может быть еще одним экземпляром.
  Только Оринберг сунулся в пещеру, как был остановлен полковником.
  - Что вы себе позволяете?
  - Профессор, - строго посмотрел он из-под охотничьей шляпы, - первым пойду я.
  В качестве аргумента ван Хельт продемонстрировал кольт. Вспомнившие об осторожности ученые немедленно согласились с отставным военным. Захватив с собой пятерых матросов, полковник устремился внутрь чернильного колодца.
  Полость, в которую попали разведчики, оказалась сплюснутой сферой, и не представляла интереса. Но в противоположной стороне от первого проема виднелся новый проход. Перед исследователями встала дилемма.
  - Идем дальше, - решил ван Хельт.
  Как только авангард прошел вперед, в проверенную область забрались Симмон с Оринбергом. Правильные формы пещеры вызвали новые вопросы. А полковник все шел и шел, открывая очередные помещения.
  - Да тут целый лабиринт.
  Исследователи чувствовали себя как во внутренностях исполинского организма. Многие полости не были пусты. Диковинные объекты непривычных человеческому глазу форм крепились к стенам и полу. Часто встречались узоры, подобные композициям на поверхности кометы.
  - Здесь как в Драконе, - поделился впечатлениями полковник.
  Исследователя сразу замолчали.
  - Друзья, это создано носителем разума, - Оринберг первым высказал посетившую всех догадку.
  Все встало на свои места.
  - А где экипаж? - задал резонный вопрос Симмон.
  - Ушел, - предположил профессор, - блуждает по Ио, или подобран другими кометами... то есть кораблями.
  Исследование развернулось с новой силой. Оринберг безрезультатно искал двигатели. Виктора Симмона же в первую очередь интересовали обитатели "кометы". Но ни они, ни их следы биологу не попадались. Матросы во главе с отставным военным тщательно проверяли все помещения.
  - Хм, - задумался в одном месте полковник, - дверь сюда будто выломана. Причем изнутри.
  Зал, в который зашел ван Хельт, напоминал улей. Только соты были квадратными и не такими большими - около метра. И все пустовали.
  - Что здесь хранили?..
  - Какая разница, друг мой, мы совершили удивительное открытие.
  - Не нравиться мне это. Зря оставил слонобой на Драконе.
  Полковник вздрагивал от каждой вибрации проходившей по "комете". Но всякий раз это оказывались либо неуклюжие матросы, либо передвигавшие находки ученые. Ван Хельт с особым рвением освещал каждый уголок.
  - Что это за лужи? - обнаружил он потеки желтой и зеленой жидкости. - Доктор Симмон, посмотрите. Похоже, по вашей части...
  
  
  
  Командор не покидал мостик и внимательно следил за переговорами.
  - Не беспокойтесь, полковник, ничего особенного. Просто органические выделения. Сейчас возьму пробу.
  - Я филейной частью чувствую - что-то не так...
  - Не бойтесь, друг мой, здесь нет пчел.
  - Ха! Что мне пчелы - я их столько настрелял, как тот раз в Индии...
  - Полковник, профессор - отложите это на потом.
  Некоторое время в эфире царила тишина.
  - Что за...
  Из переговорника лилась смесь невнятных выкриков и ругани полковника, поминавшего каких-то гиен.
  - Ван Хельт, ответьте!
  - Получай, дурацкая каракатица...
  - Полковник!?
  - Командор, нас атакуют, - уже с параллельной линии кричал матрос.
  - Доложите обстановку, кто атакует?
  - Их много, сэр... Аааа!..
  - Ха! Командор, все в порядке, - наконец ответил полковник, - на нас напали какие-то тараканы. Теперь их нужно соскребать со стен.
  Вновь включился второй канал:
  - Командор, они повсюду... Твари забрали всех с собой. Я отстреливаюсь из башни. Не знаю, сколько протяну.
  - Оставайтесь на месте, - и уже по другой линии: - Полковник, возвращайтесь.
  - Командор, но у нас все в порядке, - вмешался Симмон, - мы нашли останки странных существ. Они похожи на людей, но зеленые...
  - Захвачена другая группа, - прервал командор биолога.
  - Дьявол и три тысячи горилл...
  - Бросайте все и возвращайтесь к Дракону. Полковник, возглавите спасательную команду.
  - Так точно, командор... господа, уходим.
  
  
  
  Очнулся Владимир резко и полностью, будто облили ледяной водой. Шумело в голове, но все остальное вроде было цело. Корнет попытался встать, но не сдвинулся с места, будто его держали. Юноша огляделся повнимательнее.
  Он валялся на полу в пещере, освещаемой наплечными фонарями скафандров. Рядом с ним лежали тела других членов экипажа. Никто не двигался - по крайней мере из тех, кого Владимир видел. Ставшая привычной тишина вакуума сменила оттенок.
  Корнет был повернут набок и мог разглядеть пространство только справа и сверху, оканчивающееся темными, будто оплавленными стенами. Скосив глаза вниз, он нашел причину неподвижности. Весь скафандр покрывало нечто напоминавшее паутину. Желтая субстанция неохотно тянулась, но крепко держала на месте.
  - Мерзость.
  Положение казалось незавидным. Поэкспериментировав, он высвободил левую руку, но содрать чужеродное вещество не получалось. Сеть не была липкой - она крепилась к полу где-то внизу и притягивала пленника подобно ремням. Протянув руку к поясу, корнет нащупал рукоять сабли. Наудачу, желтоватые ленты не покрыли ее, и оружие легко вышло из ножен.
  Уперевшись плечом в пол и натянув тем самым путы, он начал их резать. Выходило это без особого труда, и скоро Владимир оказался на свободе. Стряхнув с себя инородные лохмотья, корнет бросился к кузинам. Слава богу, они оказались невредимы, но без сознания. Убедившись, что девушки живы, Владимир переключился на остальных, большинству из которых было поздно помогать.
  Корнет отчаялся найти еще кого-нибудь живого, раз за разом натыкаясь на ужасную в вакууме смерть. Победив тошноту, которая в шлеме была опасным делом, Владимир обходил матросов. Скафандр последнего оказался цел, но по владельцу было неясно - жив он или уже нет. Не зная, что еще предпринять, юноша очистил его от пут, схватил за плечи и потряс, стараясь не бить защитным колпаком об пол.
  - Китовый гарпун мне в глотку, - наконец прохрипел выживший, открыв глаза.
  - Вставайте, сударь, нужна ваша помощь.
  Владимир вернулся к девушкам, чтобы снять паутину. Пока он это делал, Аннет уже зашевелилась, а матрос поднялся на ноги, хватаясь за шлем, и огляделся.
  - Где мы, сэр? - голос у него оказался суровый, боцманский. - Что происходит?
  - Не знаю, сударь, все остальные мертвы.
  "Боцман", как его про себя назвал Владимир, подошел и помог поднять Натали. Ее сестра уже держалась на ногах, опиралась за стену, но стояла неровно и была слаба.
  - Влад, ты жив? Что с Натали?..
  - Она просто спит. Не волнуйся, Аннет, сейчас мы уйдем отсюда и вернемся на Дракон. Все будет хорошо, ты веришь мне?
  - Да...
  - Я с тобой, не бойся, - и уже "боцману": - сударь, держите ее.
  Натали не понимала происходящее и могла передвигаться лишь с чужой помощью.
  - Я пойду впереди, - Владимир продемонстрировал саблю, единственное имеющееся оружие, - следите за девушками.
  - Так точно, сэр, - гаркнул он так, что у юноши даже через переговорник заложило уши, - акулий хвост мне глотку, если с них упадет хоть волос.
  Корнет двинулся по коридору в готовности дать отпор кому угодно: пчелам, спрутам, да хоть самому черту. Тоннель оказался извилист, а конус фонаря узок, что затрудняло обзор. Владимир остановился, поджидая отставших. Темнота и свет разрывались резко, словно разрезанные ножом.
  Внезапно юноша почувствовал вибрацию пола. Похоже, она распространялась от шагов "боцмана" с девушками. Но скоро эхо стало двоиться, будто волна шла с двух сторон. В темноте что-то шевельнулось, мелькнув серым в пучке света.
  - Назад!
  На юношу рванулось нечто приземистое, похожее на плотный клубок змей. Рефлексы сработали раньше разума, и сабля опустилась на препятствие. Светящаяся ядовито-желтая жидкость рванулась наружу, как из раздавленного слоном бурдюка.
  - Мамочка!..
  - Дамы, не смотрите туда. Там ничего хорошего нет, вилы Нептуна мне в глотку.
  Девушки послушно закрыли глаза, проходя мимо поверженного монстра. Он был ростом с собаку и выглядел как помесь краба или паука с осьминогом. Его яркая кровь залила корнета до колен.
  Они с большей осторожностью двинулись дальше. Стало ясно, чего следует опасаться. Поэтому когда из тьмы выползли на свет новые твари, Владимир, не раздумывая, рванулся к ним.
  - Уррра-а-а-а!!!..
  
  
  
  
  Возвратившись к кораблю, полковник оставил ученых и, захватив с собой столько матросов, сколько мог, двинулся к терпевшей бедствие "жужелице".
  - Все, больше я без слонобоя с Дракона ни ногой.
  Матросы, набившись в грузовой отсек, молчали. После одоления крутого гребня стала видна вторая машина, окутанная ореолом молний. Орудие беспрестанно метало их, будто в башне засел Зевс. Неведомые твари волна за волной кидались на штурм. Часть из них забралась на транспорт сверху. Усилий одного орудия для обороны было явно недостаточно.
  - Поддержать огнем! - скомандовал полковник.
  Вмешательство второй электропушки изменило рисунок боя. Теперь плотности огня хватало, чтобы откинуть нападавших. Остановившись как можно ближе к цели, спасатели высыпались наружу и открыли стрельбу с карабинов. Мигом были сметены твари с другой "жужелицы", залив ее желтой краской. Вскоре поток монстров иссяк, оставив после себя кучу обугленных тушек.
  - По коням! - не терял времени полковник. - Куда их уволокли?
  Сияющий ком пролетел над вулканической поверхностью Ио, указывая направление.
  - Пятеро на второй борт. Поедете сзади, будете прикрывать. Резвее, беременные бегемоты!
  Двойка машин двинулась дальше, торопясь спасти похищенных. Наконец показалась скала с зияющей дырой пещеры. Остановив "жужелицы" неподалеку, спасатели как горох высыпали наружу.
  - Вы - здесь, - махал полковник слонобоем, - вы - на фланги. Остальные - за мной.
  Навстречу людям из бездонного провала вывалилась очередная, на этот раз не такая густая как раньше, волна тварей.
  - Дави тараканов!
  От выстрелов слонобоя монстров просто расплескивало по сторонам. Каракатицы не успели даже подойти вплотную. Последняя из них еще дергала в конвульсиях конечностями, когда ван Хельт устремился внутрь скалы. Навстречу ему из чернильного мрака надвинулось что-то крупное, но он опустил слонобой.
  - Полковник, вы?! - из пещеры выскочил Владимир, с ног до головы измазанный желтой кровью.
  - Корнет, слава пресвятой деве Марии, вы живы! Сколько еще вас?
  - Четверо, остальные мертвы.
  - Прикройте их. Уходим!
  Спасенные и спасатели расселись по машинам, и "жужелицы", поднимая лапами фонтаны каменной крошки, на полной скорости двинулись к Дракону.
  
  
  
  Пока занимались девушками, полковник с большой командой на двух "жужелицах" отправился к пещере. Нельзя было оставлять тела павших в чужом мире по соседству с монстрами. Командор будто превратился в статую - ни лишнего слова, ни лишнего жеста - экипаж еще был в опасности. Когда вернулся ван Хельт, волоча за собой вязанку убитых тварей - для трофеев и исследований - "жужелицы" поспешили к комете, чтобы забрать все интересующее ученых.
  Как-то само собой почти все собрались в кают-компании. Кроме командора, остававшегося на посту. Девушки боялись находиться одни и, опоенные валерьянкой, сидели в углу как мыши. Ученые тоже не спешили заняться полученными образцами. Даже полковник молча крутил во рту незажженную сигару и вышагивал от стены к стене.
  - Этого следовало ожидать, - сокрушался Михаель Оринберг.
  - Не вините себя, профессор, - попытался его утешить Владимир, - вы не желали этого. Все вышло вопреки вашей воле.
  - Какое тщеславие, - будто и не услышал он корнета, - из-за моей близорукости погибли люди...
  - Сударь, никто не в силах предсказать подобное. Человек не Господь Бог и не властен над судьбой. Мы шли за кометой...
  - А нашли монстров! Друг мой, космос так жесток, зря мы явились сюда. Встретив космических зверей на астероиде, мы не ждали увидеть космический разум. Ужасный, кровожадный разум...
  - Коллега, - вмешался Виктор, - мы нашли не монстров, а собратьев. Напавшие жуки убили и экипаж "кометы".
  - Тем более, друг мой. Готовы ли мы повстречать тех, кого не поймем. Или того, кого окажется умнее, мудрее и дальновиднее нас? Мы боимся неизвестности и ведем себя как дети. Именно страх толкнул нас в экспедицию. Какое безрассудство... Мы забылись, опьяненные гордыней. Человек - властелин мира... Ха!
  - Властелин, не властелин - не моего ума дела, - не сдержался полковник - Но я не позволю никакой козявке навредить мне или моим друзьям.
  - Возможно, вы правы, ван Хельт, - вздохнул Михаель Оринберг, - от пустых разговоров нет толку. Вы и корнет - люди дела, люди будущего. Именно вы покорите звезды и галактики. А мы с доктором - реликт уходящей эпохи. Лишь дело и результат имеют ценность. Друг мой, давайте забудем хоть на время о разногласиях. Мы делаем общее дело. И только в единстве наша сила.
  - Вы чертовски правы, профессор, - склонил голову полковник.
  - А откуда они вообще здесь взялись? - спросил Владимир, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - Пришельцы мертвы и вряд ли расскажут, - невесело усмехнулся Оринберг, - возможно, это такие же исследователи, как и мы. Только пришли со звезд...
  - Но тогда мы найдем среди них друзей... - предположил корнет.
  - А может, - продолжил профессор - они возвращались после невероятно длительной экспедиции, но не смогли найти долгожданного дома.
  Воцарилось молчание.
  - Что нам делать дальше?
  Но никто не ответил корнету Бельскому.
  
  
  
  Все собрались на обзорной галерее. Смотровой экран был обнажен. Солнце, висевшее посередине, казалось неправдоподобно маленьким. С краю виднелся титанический бок Юпитера.
  Командор стоял перед строем. Его взгляд, как и у остальных, был обращен в расцвеченную мириадами звездных пылинок бездну. Весь экипаж не смог здесь поместиться - только гости и офицеры. Но каждый на борту Дракона смотрел в том направлении и слышал своего командира.
  - Они пали смертью храбрых, отдав жизни ради спасения других.
  Владимир скосил глаза на командора. Его лицо превратилось в мраморную маску, на которой было невозможно прочитать ни одной эмоции.
  - Их подвиг никогда не забудется. Людская память будет вечно хранить его.
  Командор поименно зачитал каждого погибшего.
  - Сила их духа - идеал для всех нас. Они первыми из людей ушли за земной небосвод. И никто из них не вернется на родную твердь. Вакуум по праву станет их последним пристанищем. Проводим героев.
  Все как один отдали честь павшим. Стальные гробы с выбитыми на них именами по очереди выплывали перед экраном и устремлялись к далекой породившей их Земле. Второй, третий... Всего девять. Скорбной вереницей они отправились в долгий путь домой.
  Церемония давно закончилась, и все успели разойтись. Лишь командор остался перед опустевшим экраном. Владимир долго молчал за его спиной, но, наконец, решился заговорить.
  - Командор, куда теперь?
  Случившееся могло поменять планы. Экспедиция оказалась опасней, чем предполагали. Когда гибнут люди - не до научных исследований.
  - Куда?
  Командор коротко глянул на корнета и повернулся обратно. Там простиралось угольное полотно космоса, такого таинственного и опасного.
  - Вперед... Нас ждет Сатурн!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"