Бориско Владислав Павлович: другие произведения.

Найти остров

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    финалист Азимут (rbg-azimut.com) Человек-2008. Полнометражный вариант рассказа, сильно отличающийся от конкурсного.

    Что, если ты один? Совсем-совсем один. И тебе уготована участь космического робинзона? Но даже если вас съели имеется два выхода. А одиночество может оказаться не таким уж горем, как казалось.

  Оно не знало ответов. Оно не знало вопросов. Оно не знало себя.
  Сейчас оно было везде и нигде. Его тело бело было тонким, практически неосязаемым. Оно тянулось насколько могло во все стороны, подавляя окружающее мощью и силой. Просеивало невообразимую пустоту и рвало твердые крупицы, что встречались на пути. И даже быстрые жестянки, движущиеся за гранью привычного пространства, не могли избежать этой участи. Чистая мощь и незамутненное разрушение. Оно поступало так не из-за собственного желания. Нет. Просто ничего иного делать не могло.
  Но что-то было не правильно. Во всей неодолимой силе чувствовался изъян, таинственное несовершенство...
  
  
  ***
  Экран мигнул, обрывая "Машины против клонов: атака восставших" на самом интересном месте. Ну вот, только собрался посмотреть продолжение культовой серии, как тут такая пакость. Как раз начался эпический момент, когда армада клонов штурмовала планету роботов, где пленных превращали в киборгов.
  - Внимание экипажу! Опасность! - раздался добрый-добрый голос автопилота. - Критический сбой навигационной системы... Дисбаланс в двигателе... Сбой в квантовом генераторе... Аварийный выход из гиперперехода...
  Так... Приплыли, называется... Сушите весла, сэр... Может мне сразу выпрыгнуть в открытый космос для полного счастья?
  - Экипажу немедленно проследовать в спасательную капсулу, - добил меня собственный корабль, - следуйте за желтыми стрелками. Работа реактора нестабильна. Дальнейшее нахождение на борту может привести к смерти.
  Какой заботливый. Получается, яхта может взорваться в любой момент? Мило...
  Из ступора меня вывела сирена. Покинуть борт стоило хотя бы для того, чтобы не слышать ее истошный вопль. По стенам и на полу зажглись сигнальные стрелки, и ничего не оставалось, как проследовать по маршруту спасения. Корабль маленький, так что от каюты до любого места бегом - полминуты.
  В зияющий в стене люк я сиганул чуть ли не в прыжке, только чудом не стукнувшись головой. Сердце бесновалось в груди, призывая спасать свою... свои части тела. Не давая сообразить, что к чему, кресло, в котором сидел, опутало меня ремнями.
  - Весь экипаж достиг спасательных мест. До автоматической отстыковки три... два... один...
  Меня мотнуло и мир дико закружился. Завтрак тут же попросился наружу. После долгих переговоров с ним, когда я успел сдаться и уже собирался удовлетворить его требования, вселенная, наконец, успокоилась.
  Опоздавшим пассажиром мелькнула досада на собственную тормознутость - не захватил с собой ничего. Ни документов, ни еды какой, ни других полезных вещей. Рванулся, как последний дурак. Ладно, будем надеяться, что аварийных запасов хватит.
  Темноту нарушил вспыхнувший экран. На нем схематично отображалось положение капсулы. Рядом с ней светилась метка моей яхты. А в противоположной стороне обитала здоровенная клякса.
  - Траектория движения аварийно-спасательного транспорта пересекает космическое тело класса планета. Выход на стационарную орбиту невозможен. Приземление произойдет через пять минут.
  Думаю, что это не последняя отвратительная новость на сегодня. Что дальше?
  Компьютер "транспорта" вывел на экран вид грядущего места посадки. Появившаяся планета оказалась полностью желтая - никаких полярных шапок, зелени или морей. Получается, мне придется десантироваться в пустыню? От очередной неожиданности я замычал как от зубной боли. Песчаная поверхность неотвратимо приближалась, не суля ничего хорошего. Вскоре внимание привлекло единственное темно-бурое пятно на лимонном фоне. Какие-нибудь скалы, наверное.
  Когда капсула вошла в атмосферу, меня снова начало болтать. Приходилось терпеть и мысленно ругаться.
  - Нештатная ситуация! Приземление на воду. Катапультирование экипажа через...
  Что? Какой, ко всем чертям, океан? Там пустыня!
  Но меня никто не спрашивал, и мир в очередной раз взбунтовался. Бешеное кресло лягнуло меня снизу, а стены сменились раздирающим лицо ветром. Когда ветер в ушах стих и я смог открыть глаза, то за спиной что-то щелкнуло, после чего над головой раздался мощный хлопок. Меня в очередной раз крепко дернуло.
  Мысли разбежались по углам, не давая мне понять, что вокруг происходит. Постепенно собирая волю в кулак, начал вычленять главное. Так, я - сижу на кресле. Впереди - синее Небо, наверное. Внизу - желтое, значит пустыня. Вверху - нечто белое. Это меня озадачило. После перебора нескольких диких вариантов дошло - парашют.
  Резкий страх пронзил все тело. Непроизвольно задержал дыхание - на мне же нет скафандра. Но здравомыслие подсказало, что хватит заниматься глупостями. Была бы атмосфера опасной - давно бы помер. Выходит, появилась первая хорошая новость - я еще жив.
  Кресло медленно покачивалось. Возникла идея получше разглядеть место, куда опускаюсь. Барханы в этой пустыне больно мелковаты. И рябят почему-то в глазах - не дай бог, сотрясение мозга получил. Песок еще странно блестит.
  Некоторое время удивлялся своим наблюдениям, но восприятие вдруг переменилось и все встало на свои места. Я все-таки падал в океан. Замечательно. Когда до воды оставалось метра три, под ногами подозрительно зашипело. Через мгновение там развернулась плоскость. Пока я вновь недоумевал, раздался смачный плюх, а еще через секунду парашют накрыл меня с головой.
  Приплыли.
  
  
   ***
  Рыбы немного нервничали. Они не чувствовали ничего опасного вокруг себя, но инстинкты заставляли весь косяк беспокойно дергаться из стороны в сторону. Это забавляло хищника. Он неторопливо подбирался ближе, наблюдая за метаниями добычи. Просто подплыть и схватить ближайшую - слишком скучно. В любой охоте должна быть интрига, азарт. Его пища обладала реальным шансом остаться живой, если бы бросила все и убралась подальше. Он не обиделся бы - в том и состоял весь интерес игры. Но нет, дрейфующие бурые водоросли оказались аппетитным обедом, и жертва оставалась на месте, несмотря на постоянное ощущение тревоги. Ему было слышно, как рыбкам вкусны растения. Эти глупые существа даже не видели хищника, хотя временами таращили круглые глаза прямо на него. Любитель дичи умел заставить добычу считать, что его будто бы и нет.
  Подкравшись совсем близко, охотник стал баловаться с глупыми рыбешками: щекотал легонько одну из них и потешался, смотря, как перепуганная добыча выписывает смешные кренделя. В конце концов, ему это надоело, и четыре его шустрых щупальца проворно обхватили самую жирную из них. Все остальные, как брызги, разлетелись кто куда. Но они его уже не интересовали, и, плотно подкрепившись, рыболов поплыл дальше.
  Как всегда после еды, настроение у него стало озорным. Найдя крупное скопление невкусных созданий, он принялся пугать их образами: рыбешки шарахалась то от атакующего клина хищников, то от громадной пасти, обладатель которой в реальности был опасен и для самого шутника. Маневры серебристой тучи веселили его. Он даже пробовал придать этому косяку какую-то определенную форму, заставляя их видеть угрозу с разных сторон. Играть с этими рыбами было просто - от них не слышно ничего, кроме желания есть и страха.
  Через некоторое время охотник решил сменить занятие и нырнул вглубь. Там он, взбаламутив щупальцами песок, дождался донных обитателей, которых привлекала активность на дне, и забросал их специально собранными для такого случая камнями. Разочарованные визитеры обиженно взмахнули крыльями-плавниками и убрались от виновника переполоха подальше.
  Успокоившийся хищник с достоинством вынырнул из созданных им песочных облаков и двинулся в произвольном направлении, надеясь найти там новые приключения. Сейчас ему хотелось просто плыть вперед, ощущая, как вода струится вдоль тела, делать внезапные виражи и закладывать мертвые петли. Иногда он даже вылетал в воздух на полной скорости, после чего с шумом и брызгами плюхался обратно.
  Жизнь была легкой и свободной, пища - вкусной и доступной, а враги - медлительными или глупыми.
  
  
  ***
  Сегодня я понял, что ненавижу желтый цвет. Он стал бесить меня, как красная тряпка - быка. Но несчастное животное хотя бы могло попытаться боднуть недруга, а у меня существовал один способ избавиться от надоедливого явления - утопиться, благо воды вокруг было много. Даже слишком много. Настолько, что кроме нее имелся лишь я на своем ветхом плавсредстве. Три на пять метров - вот и вся свобода.
  Уж не знаю, каким образом океан на этой планете приобрел столь нестандартный окрас: растворенные соли тому виной или микропланктон, но вид желтоватых волн высотой в ладонь вызывал стойкие ассоциации с детским питанием. Всякие яблочные пюре и обогащенные витаминами соки обладали таким же невнятным оттенком. И еще, все ведь знают, что любят иногда делать малыши с заботливо запихнутой в них едой? Правильно, отправлять её обратно в виде цветных слюней. Вот и мне сплюнуть хотелось, или еще чего похуже.
  Подобное реакция возникала еще и потому, что заняться мне было категорически нечем. Ящик с припасами, прикрученный к креслу я перерыл раз пять. Книги, найденные в количестве аж двух штук, оказались справочниками и приводили в уныние быстрее всяких детских пюре, тьфу, то есть морских просторов. Добывать пропитание смысла не видел: запасов обезвоженных продуктов хватило бы еще на полгода. Никакой аппаратуры или электроники, за которой нужно следить или ремонтировать, у меня не имелось - все затонуло. Плавать не хотелось. От скуки даже пытался сложить пару стихов, но все мои творческие муки обрывались на второй строчке. Другой рифмы, кроме "кровь - любовь", на ум не шло. Ну и "морковь" еще.
  Поэтому приходилось мне коротать время, лежа на аварийном плоту, и тупо глядеть в небо. А оно, как в насмешку над океаном, могло похвастаться какой-то нереально-густой синевой. Чистый, без единого перышка облаков, небесный купол хранил молчание и покой. Мне только и оставалось с грустной надеждой вслушиваться в него и ждать появления атмосферных зондов.
  Вот черт, сегодня же забыл сделать пометку. Лениво перевернувшись на живот, я потянулся за ножом. Через минуту на подлокотнике кресла, в тени которого проходил мой отдых, появилась четырнадцатая царапина. Сегодня две недели. Желания отмечать круглую дату почему-то не возникло.
  Скорее бы наступила ночь, тогда можно было бы вернуться к последнему достойному занятию - астрологии. Так вроде в древности называлась астронавигация, когда за звездами наблюдали без всяких приборов, а считали на пальцах. Вот как я сейчас. А что делать? Мне даже писать нечем. Вырезать формулы на единственном средстве передвижения побаивался - черт его знает, как он на плаву держится, вдруг потоплю случайно, проткнув что-нибудь важное. Оставалось царапать кресло.
  А нужно было просчитывать все углы и проекции, определяя, куда закинуло звездолет. Авария во время межпространственного прыжка - штука суровая. Я мог оказаться где угодно. Но ничего, не зря семь лет в университет ходил, как-нибудь соображу... надеюсь. Сомнения в собственной профпригодности все-таки имелись - только полный простофиля не заметил бы брак в двигателе и попался на вранье продавца подержанным транспортом: "Да у неё пробег всего полтора килопарсека... да срок заводской гарантии еще не кончился...". Вернусь - дам ему в зубы и, заодно, бывшему владельцу. Одному - чтоб не врал, другому - за то, что сам не улетел на "практически новой" яхте к черту на кулички. Да и я хорош: не терпелось получить свою тачку, купленную на кровно заработанные деньги. Даже рубля у родителей не взял. Ни о чем не думал, кроме того, как поскорее за штурвал сесть.
  Ну и ладно. Вычислю примерно координаты. С точностью хотя бы до сектора. И тогда точно смогу найти в справочнике свою планету и пойму, как доплыть до человеческих поселений. Ориентир имелся - остров, что я видел при посадке. Его еще, правда, найти надо. Но это - дело времени. По приблизительным подсчетам он должен находиться на расстоянии не более двухсот-трехсот километров. Получалось, что мне придется прочесать окружность с таким радиусом. Точное направление я ведь не знал.
  А перебирать подряд все три тысячи описанных миров в поисках подходящего по приметам - бессмысленно. В первой же сотне списка я нашел семь таких, где в разделе "география" стояло девять к десяти в пользу воды. И ничего про ее цвет. Хотя наверняка знал, что на одном из них она имела стойкий розовый оттенок. Лично там бывал на отдыхе с друзьями. И непривычный окрас волн тогда меня вовсе не бесил.
  Хорошо, что на мне в момент аварии были часы. Да, не простые, а особые - для путешественников. Любимая девушка подарила на праздник. Крепились к руке они архаичным в наши дни ремешком, а заряжать их было не нужно - сами пополняли энергию от солнца и электромагнитных полей. Дисплей был хоть и маленьким, зато противоударным. А самое главное - имелся встроенный гироскоп для отслеживания пройденного маршрута. И это было самым ценным. В мореходстве я не силен и описать расходящуюся спираль без навигации не смог бы.
  Ну, а пока мой летучий голландец под гордо реющим парусом, сделанном из парашюта, прочесывал водные просторы в поисках единственного замеченного мной клочка земли. Найти иголку в стоге сена? Легко. А вот отыскать островок в бескрайнем океане - настоящая задача.
  
  
  ***
  Оно не чувствовало мир. Оно не сомневалось. Оно не ведало причин.
  Его тело теперь было плотно по краям и текуче внутри. Жидкий огонь бурлил в недрах, растягивая оболочку. Оно было незыблемо и вечно, являлось непоколебимой основой и непрерывным движением. Раз за разом оно кружило около нестерпимо жаркого кома.
  Само оно было неживым, но на его поверхности обитало нечто очень важное. Одно неловкое шевеление или содрогание тела могло привести к трагедии. И поэтому оно смиряло внутреннее пламя. Старалось изо всех сил. Но иногда у него получалось. И смертоносные крупицы огня изливались наружу.
  Однако абсолютное постоянство не успокаивало и не удовлетворяло, чего-то не хватало...
  
  
  
  
  ***
  Больше всех его забавляли небольшие панцирники, которые жили на дне и совсем не умели плавать. У них было много конечностей и клешни, которыми могли тяпнуть обидчика. Они были такими глупыми и податливыми, что с ними можно творить все что угодно. Сначала он заставлял их собираться горкой, после чего кидал в них камни. Эти существа так смешно разлетались в стороны, что охотник вновь и вновь делал из них кучу и разбивал ее. Панцири были достаточно крепки и камни не наносили его игрушкам ран. Через некоторое время следовал приказ панцирникам выстроиться друг за другом и передвигаться таким строем, описывая заковыристые линии. Но и они рано или поздно наскучивали, и ему приходилось оставлять бедных ракообразных в покое.
  Вот и сейчас это надоело хищнику, и, бросив развлекаться с ними, он отправился дальше, внимательно вслушиваясь в окрестности. Где-то недалеко плотоядная рыба охотилась на юркого осьминога, пытаясь захватить его пастью. Головоногий не давался и в один удобный момент выпустил струю едких чернил в рыбу. Та поперхнулась, а когда снова принялась искать добычу, то ее и след простыл: осьминог спрятался среди кораллов и изменил расцветку, внимательно следя за обидчиком. Рыба еще немного покружила рядом и уплыла, почти сразу забыв про свою жертву.
  Ему захотелось подразнить ее образом ускользнувшей добычи, но он вдруг услышал, как приближается опасное существо. Это была крупная рептилия, попадаться которой ему не хотелось. Такие создания, как она, не воспринимали никаких образов, посылаемых охотником, и думала намного сложнее, чем любая рыба. Решение имелось только одно - убираться отсюда поскорее.
  Когда он посчитал, что уплыл достаточно далеко, то замедлил ход и решил проверить: нет ли за ним погони. Рептилию слышно не было, но чувство не проходило. Наоборот - крепло, что сильно его смущало.
  Хищник стал пристально вслушиваться. Довольно скоро он понял, что тревога не только и не столько его. Она доносилась с той стороны, куда он плыл. Струилась от ближайших созданий и еле слышным эхом текла от дальних.
  Нечто плохое происходило время от времени в мире. Вода могла внезапно стать нестерпимо горячей. Какая-то сила жестоко сотрясала окружающее и рвалась от дна вверх. Это было очень опасно, и все живое стремилось побыстрее убраться от таких мест как можно дальше.
  Но он не спешил бежать. Рядом находилось что-то еще. Оно было странным и пугающе незнакомым. Любопытство перевесило осторожность. Заинтересовавший его объект находился близко, и стал слышен только сейчас из-за бегства от рептилии и короткого расследования.
  Подобравшись достаточно близко, он смог разглядеть его. Оно обладало размерами, раза в два превосходившими странствующего хищника, и совсем не пахло живым существом. А мыслей у него имелось так много, как охотник еще нигде не слышал. Даже собственные родичи не думали такими густыми косяками. Но и кроме них было что-то непривычное - эхо от старых мыслей, и в таком количестве, что и не рассмотришь все за один раз.
  Невольно он начал углубляться в них - всплывали непонятные образы и картины. Они все были чужды ему, но почему-то притягивали и манили. Там звучало эхо про такие же создания, про то, что оно делало раньше и то, что знало. Любознательный странник решил послушать свои мысли, но нашел, что их меньше: какие рыбы вкусные, над кем можно позабавиться, а эхо про сородичей и вовсе оказалось почти незаметным. Он загрустил и решил поплавать рядом с необычным существом, которое никак не реагировало на его присутствие, и послушать побольше его странных мыслей - слишком они были интересны.
  Внезапно хищник понял, что движется в опасную сторону. Первым его желанием было уплыть в другое место. Но тогда он оставил бы диковину в беде. Та, судя по всему, даже не собиралась менять курс. Это его совсем не устраивало. И он начал действовать.
  Охотник усердно посылал ей образы. Рыбы, рептилии, гигантские медузы по одному и стаями двигались наперерез неторопливому смельчаку, заставляя того повернуть. Странник прикладывал все свои таланты, но ничего не выходило. После краткого мига отчаяния, он решил сменить тактику. Теперь охотник не пугал, а изучал мысли, стараясь найти в них то, что помогло бы совершить задуманное. Разбираться в них было тяжело и сложно - это не глупые рыбы.
  Через некоторое время хищник поразился неожиданному открытию: странное создание тоже вело охоту. Причем очень-очень важную. И добыча была намного ценнее, чем у охотника.
  Теперь было ясно, что делать дальше: нужно передать ощущение того, что искомое находится в другой стороне, что вернее будет иное направление. И подобная тактика тут же принесла свои плоды: курс существа начал медленно меняться.
  Удача сильно порадовала охотника. Он даже сделал несколько виражей и похлопал себя щупальцами по бокам. Такого удовольствия не получалось даже от игры с панцирниками. Это было захватывающе. Одновременно сложно и интересно. Спасение чужой жизни оказалось необычно волнующим. Он решил и дальше плыть вслед за диковиной, чтобы послушать странные мысли и узнать еще что-нибудь новое.
  
  
  ***
  Погода портилась. После стольких ясных дней небо засорялось редкими неопрятными тучками. Волны стали выше. Еще немного и они начнут заливать мое судно. Пришлось на всякий случай упаковать весь нехитрый скарб во встроенные в кресло ящики. Да и привязаться, наверное, не помешает. Не охота, чтобы во сне меня вдруг смыло в океан.
  Поиски пока шли по плану. Спираль постепенно разворачивалась, поглощая все больше пространства. Допустим, я со своего плота вижу километров на пять. Скорость плота пусть будет около десяти километров в час, вряд ли больше. Тогда сколько мне придется бороздить этот океан в поисках острова?
  От появившихся перспектив меня передернуло. Ну уж нет, скорее бы покончить с расчетами и узнать, где здесь живут люди. Планета явно годилась для колонизации. Нужно просто понять, в какой стороне находится главная суша. А пока буду искать.
  - Остров, остров, островок,
  Невелик ты, но далек.
  Проговорил я родившееся двустишие и издал нервный смешок. Вот и поэзия полезла. Не к добру это. Последнее время начал замечать, что все чаще говорю сам с собой. Чтобы не спятить, пел до хрипоты все известные песни, после чего болело горло и приходилось много пить.
  А море и правда волнуется. Уж не шторм ли надвигается? По телу пробежало стадо холодных мурашек. Только не это - первый же шторм окажется для меня последним. Но беспокоило что-то еще. Тревожное чувство не покидало с самого утра, заставляя пристальнее всматриваться в волны.
  Неожиданно я заметил крупное темное пятно на воде метрах в ста от плота. Оно уверено двигалось в мою сторону. Сердце екнуло. Я истерично выдернул ноги из воды и отполз на середину плота. Сжимая в руке нож и затаив дыхание, следил перемещениями животного. Хищный силуэт быстро сократил расстояние и, скрывшись под плотом, исчез. Я перевел дух. Наверное, ушел на глубину. Черт, а океан не такой безобидный, как кажется. Сначала огромные рыбы, а потом и настоящий шторм? Надеюсь, не найдется твари покрупнее, которой бы пришелся по вкусу мой кораблик.
  Как оказалось, я расслабился слишком рано: сразу три подводных тени направились в мою сторону. Хищного вида плавники резали волны все ближе. Но они также скрылись, когда оставались какие-то метры до меня. Следующую опасность я разглядел мгновенно, что и не удивительно: зубастая туша поражала своими размерами. Я ему вместе с плотом на один укус. На этот раз страха не было. Совсем. И даже не удивился, когда исполин повторил судьбу предыдущих тварей, удалившись в бездну. Происходящее скрылось за гранью моего понимания.
  Разные хищники раз за разом рвались ко мне с явно недружелюбными намерениями, но все заканчивалось одним и тем же. Я начал уже беспокоиться за свою психику, когда это, наконец, прекратилось. Может, их привлекает запах материала, из которого сделано мое суденышко? Неважно. Не стоит об этом задумываться, а то воображение уже рисует кошмарную картину, как десяток-другой опаснейших созданий вьется подо мной. Лишний страх только усугубит мое незавидное положение.
  На всякий случай я решил проверить маршрут. Корявенькая спираль медленно росла. Но что-то свербело в голове, не давая покоя. Догадка, которую еле-еле ухватишь за хвост. В памяти всплыл момент, когда я, сидя в капсуле, заметил тот самый остров.
  Где тогда был север?.. А сейчас в какой стороне?.. Ха! Получается, что мне стоит плыть чуть ли не в противоположном направлении. Но тогда теряется последовательность поисков. Точность и так невелика, а если я сменю курс, то совсем упадет. В случае успеха сэкономлю уйму времени. Но, если ошибусь, то и потеряю не мало.
  В который раз я принялся проклинать тупых конструкторов: вместо того, чтобы обеспечить плавучесть спасательной капсулы, они предусмотрели выброс пилота с некоторыми средствами к существованию. Вот именно, что некоторыми: только пища, медикаменты, фильтры для воды и еще кое-какая мелочь. А средства связи, оружие и все прочее благополучно затонуло вместе с аппаратом. Вернусь домой, найду этих ... гадов и им тоже дам в зубы. Скоро список надо будет составлять, чтобы не забыть всех, кого мне придется "осчастливить".
  Дом... как там родители, наверное, с ног сбились искать меня. Сестренка, может, даже свадьбу отложила. А ведь так хотелось покрасоваться на личной яхте... Говорил же мне отец: "Не спеши, Пашка, успеешь еще себе корабль купить, а пока в дело деньги пусти, жилье найди". Черт, а я к тому же разругался с ними незадолго до полета. Словами бросался... Они теперь не простят себе этого. И того, что не помешали мне приобрести эту рухлядь. И я себе не прощу...
  Круиз наш со Светкой так и не удался. А ведь с прошлого лета планировали, мечтали, как это будет здорово: только мы вдвоем, ну может быть, еще Олег с Ириной - лучшие друзья как-никак. Слетаем на Землю, потом на курорт какой-нибудь, затем на сафари... Димка теперь своего не упустит - первым утешать Светку кинется, козел. Его тоже надо будет занести в очередь на раздачу "слонов". Давно собирался доступно объяснить ему, чтобы отстал от моей девушки. И со Светой говорил на эту тему, а в ответ - он друг детства, учились вместе... Для нее-то Димка может и друг, а она для него - нет. Все, вернусь - предложение сделаю. Если вернусь, конечно...
  - Стоп, - вскочил я. Не "если", а "когда" - это просто вопрос времени. Но под ложечкой неприятно засосало. Чтобы не думать об этом, надо себя чем-нибудь занять. Приняв упор лежа, начал отжиматься. Десять, двадцать, еще... До изнеможения...
  
  
  ***
  Оно жило. Оно умирало. Оно не ведало цели и смысла.
  У него теперь было новое тело. Большое, сильное, неистребимое. Оно состояло из мириадов отдельных частей. Все они делали, что хотели - двигались, росли и пожирали друг друга. Они будто то бы и не зависели ни от него, ни от себе подобных. Оно знало только один путь развития: больше, выносливее, сильнее. Оно ускоряло этот процесс, как могло, заставляя свои миньоны все больше пожирать, быстрее расти, чаще размножаться.
  Но это был тупик. Действие почему-то не имело цены само по себе. Чего-то не хватало.
  
  
  ***
  Нервно покачиваясь, я сидел на корточках и смотрел на вечернюю зарю. Это впечатляло: багровеющее солнце медленно окуналось в океан, озаряя его тысячами цветов и посылая в небо пламенный букет. Никогда в жизни еще не встречал столько закатов, как на этой ненавистной планете. Природа будто бы откупалась от меня, даря мне невиданные картины, взамен украденной свободы.
  Сегодня я все-таки сорвался. Истерика била меня целый день. Я корчился, лежа на плоту, метался, выкрикивая проклятия, взвывал к небесам и рыдал. Это несправедливо. За что, за какие грехи, мироздание подарило мне эти муки. Разве я обидел кого-нибудь, убил или ограбил. Кому сделал плохо? Пускай и не творил добро направо и налево, но зла точно не делал. Ведь так нельзя. Просто так, из-за нелепой случайности обрекать человека на одиночество, изгонять из привычной для него жизни.
  Одиночество и тоска грызли меня изнутри. Надежда умирает последней? Возможно... Но помочь мне она все равно не могла. Разум одерживал победу. Сколько времени прошло? Много. Из-за неполадок на корабле сигнал sos почти наверняка не сработал. Иначе спасатели уже давно были бы здесь. Капсула затонула, и находившийся в ней маяк также не был активирован. Все против меня.
  Если бы я только был в силах его достать, шансы резко выросли бы. Но капсула лежала на дне океана, полного хищников. И то, что до нее рукой подать - ничего не значило. Для меня она была все равно, что на другой планете.
  Постепенно нарастала злость. Злость на все - на этот мир, держащий меня в капкане. На себя, по дурости купившего яхту и полетевшего на ней. На друзей и родных, за то, что были в безопасности, не ждали смерти каждый день и не знали моих проблем.
  Злость - это хорошо. Она заставляет собраться и начать действовать, придает сил и упрямости стоять до конца. Ну и к черту всех!... Я могу прекрасно существовать в одиночку. Кто и что нужно мне кроме самого себя? И зачем?
  Мне захотелось излить на кого-нибудь собственную ярость. Вспомнились твари, что кружились вокруг плота. Сейчас бы я не стал трястись от страха. Человек - самый опасный хищник. Что могут противопоставить животные его ярости, ненависти и жажде к разрушению?
  Я представлял, как рука с зажатым ножом раз за разом опускается на высунутую из воды морду бестии. Плоть поддавалась стали с хлюпающим звуком. Добыча и преследователь поменялись местами. Она пыталась увернуться, разевала страшную пасть, но тщетно. Жертва оказалась слишком слаба рядом с человеком. Удар, еще удар... Следующую тварь... Без пощады. Пальцы скользили по мокрой рукояти. Сила моей злости была такова, что я как наяву ощущал содрогания вражеского тела, чувствовал привкус крови на губах. Меня пьянила собственная сила.
  Внезапно дикое наваждение прошло, оставив нервную дрожь. Солнце уже скрылось, хотя край неба по-прежнему сохранял свое великолепие. Где-то в губине сознания скреблась тревожная мысль. Нужно спешить. Неизвестно, чем подобное могло закончиться в следующий раз. До определения координат оставалось еще пару ночей - не больше. Цель близка.
  А пока надо искать остров. Во что бы то ни стало.
  
  
  ***
  Охотник впал в уныние. Ему больше не хотелось забавляться с рыбами или кидать камни в панцирников. Эти занятие больше не казались такими уж интересными, как раньше. Всю предыдущую жизнь заполняли похожие одна на другую игры и кормежка. Да и вообще, как-то бессмысленно получалось - однообразное веселье, а в конце рано или поздно его бы съели так же, как он ест рыбу. И все?! Надо что-то изменить, найти нечто такое, от чего исчезла бы давящая бесцельность.
  Сейчас он плыл под дрейфующим объектом, который вроде бы до сих пор и не заметил незваного спутника. Хищник не мог решить, что ему делать дальше. Ему хотелось найти себе новое, по-настоящему стоящее увлечение.
  Вот недавнее спасение странного существа было как раз таким. Но это уже сделано. Он досадливо выпустил стайку пузырьков. Может случиться еще что-нибудь эдакое? Только как узнать об этом заранее - непонятно. Охотник решил на всякий случай приглядеться к окружающему миру. После катастрофы многие создания мигрировали в другие места, и интересное событие могло произойти в любой момент.
  Но звучание мира не обрадовало его. Все вокруг будто взбесились. Боль и смерть слышались отовсюду. Каждый обитатель вдруг посчитал своим долгом напасть на соседа. Даже самые мирные создания кидались на проплывающих мимо них, сплетаясь в кровавых объятиях. Странника шокировало это. Ничего подобного он раньше видел. Ему стало немного страшно. Только он и неведомое существо, которое сопровождал, оставались прежними. Охотник на всякий случай подплыл к нему поближе. Оно не испугалось образов опасных хищников, может, защитит и его?
  Будто услышав тревожные мысли, к ним наперерез ринулась не очень крупная змея. Драться не хотелось, и хищник отогнал нападавшую, запутав ей мысли. Но за ней последовали и другие. Раз за разом он избегал столкновения, отпугивая врагов или заставляя их нападать друг на друга. Так не могло продолжаться долго - усталость давала о себе знать, а обезумившие противники все труднее поддавались внушению.
  И тогда испугавшийся охотник обратился к невозмутимому спутнику - помоги!.. И ответ пришел незамедлительно. Плотный сгусток мыслей звучал громко и устрашающе, вселяя робость в самого просившего. Но агрессия была направлена не против него, поэтому, с опаской подхватив тугой ком, он бросил его в ближайшего врага. Результат был поразительный - тот сразу же бросился наутек, а воспрянувший духом хищник действовал все смелее и решительнее.
  Сначала он разогнал ближайших, затем принялся всех, до кого мог дотянуться. Оружие диковины оказалось намного лучше всего, что использовал охотник. Проше, эффективней и в то же время непонятней. Там не было страшных образов, команд - только чистые ощущения. Боль, дикая ярость, сила. И ему хотелось разобраться в этом как можно лучше.
  
  
  ***
  На душе почему-то стало легче. Темный груз отчаяния уже не давил, и оптимизм снова вернулся в мою жизнь. Так то лучше. Несколько месяцев или год - какая разница? этот несчастный остров обязательно найдется.
  Я встал и подошел к краю плота. Сегодня дул неплохой ветер. На море сложно оценивать скорость - глазу не за что уцепиться, и временами кажется, будто весь мир замер, и я стою посреди него. Или лечу? Неважно. Главное - это чувство свободы. Непривычное, почти забытое ощущение. Раньше меня все время что-то давило, заставляло, принуждало. Нужно было учиться, работать, общаться с друзьями. Даже все развлечения и отдых стали каким-то обязательством, нормой общества, законом. У всего имелась строгая цель и мотивация. А зачем?
  Разве не лучше дышать полной грудью, быть свободным от всего и ловить губами вкус ветра. Можно делать все, что захочешь. Мир состоит не только из того, что создал и чем пользуется человек, он гораздо глубже и шире, нужно научиться видеть это - и тогда мироздание откроется тебе.
  Я могу нырнуть вниз и найти там удивительных рыб. Не понятно как, но я знаю, что подо мной плывет стайка каких-то килек. А там дрейфуют ажурные медузы. Можно поиграть с ними или напугать. На самом дне живут причудливые моллюски. И уверен, что, если хорошо поищу, найду среди них жемчужину. Стоит только захотеть. Развернувшись, я с волнением посмотрел на справочник.
  Сегодня наконец-то расчеты были завершены. Для определения координат планеты этих цифр было, конечно, недостаточно, но все же... Я нашел! Внутри бурлил странный коктейль из предвкушения, радости, надежды, страха, отчаяния и неуверенности. Не будет ли полученный результат контрольным выстрелом? Поэтому пока, как мог, оттягивал этот момент, наслаждаясь таким редким сейчас хорошим настроением.
  Но довольно - пора приступать. Пальцы дрожали. Я с диким волнением перелистывал страницы каталога миров. Сектор известен, осталось по описанию найти в нем мою планету, и в путь! Так, вот нужный раздел. Принялся читать вслух:
  - Не то... эта тоже не подходит... это вообще планета-тюрьма... Дальние Висюки... Ёлки-палки, кто дает мирам такие имена...
  Страницы переворачивались одна за другой. Каждая сулила удачу. Напряжение росло.
  - Ага, еще одна... Название - Желтая, - дурацкая улыбка сама собой появилась у меня на лице. Правильно, как бы ее еще назвала команда звездной разведки. - Дата открытия - неинтересно... Атмосфера и белковая жизнь - все в пределах земной нормы... Население - не колонизирована, постоянной исследовательской базы построено не было...
  Сердце пропустило один удар.
  - География - полностью покрыта водой... Как это полностью? А остров? - во рту пересохло. - В ближайшие сто лет освоение не планируется ввиду сложности постройки плавучих сооружений.
  Справочник выскользнул из рук и плюхнулся в воду.
  - Не колонизирована... Не может быть, я же видел остров... я его видел... видел этот чертов остров... - я попытался встать, но ноги не слушались, в глазах потемнело, и поверхность плота ударила меня по лицу.
  
  
  ***
  Грусть все больше одолевала охотника, по-прежнему следующего за странным созданием. Он никак не мог выбрать, куда ему следует плыть дальше. Впервые в жизни решение давалось с таким трудом.
  А еще ему стало очень одиноко: ведь совершенно никому во всем океане не было до него дела. Даже сородичи не обратили внимание, если бы он внезапно исчез. А почему-то хотелось, чтобы кто-нибудь хороший плыл рядом, тот, кто поможет и спасет в трудный момент, с кем можно поиграть - вдвоем не так уж и глупо шутить над рыбами. Но ни одно живое существо не думало о нем. Они все относились к хищнику совершенно равнодушно, кроме тех моментов, когда он собирался перекусить кем-нибудь.
  Интересно, а это необычное существо, что передвигалось у самой поверхности, будет думать о нем? Вопрос взволновал хищника. Иметь такого необычного спутника было бы здорово. Но оно пока не замечало его, продолжая степенно двигаться в прежнем направлении.
  Недалеко стало слышно огромного неповоротливого гиганта. Тот решил подобраться ближе, явно заинтересовавшись медленно плавающим объектом. Плохо. У этих животных была привычка заглатывать все, до чего могут дотянуться, а бронированные бока надежно защищали их от вражеских зубов. Остальные морские обитатели вроде успокоились и больше не кидались на первого встречного, но это существо все равно было не прочь перекусить случайной добычей.
  Охотник не желал, чтобы его спутника съели, поэтому принялся внушать гиганту, что здесь дрейфует стая маленьких хищных улиток. Опасности для больших созданий они не представляли, но, впившись в бока, могли долго грызть кожу. От нежелательного гостя послышалась разочарованность. Обычно такие, как он, не верили посылаемым образам, отличаясь большим умом, но сейчас охотнику повезло. Гигант, не хотевший, чтобы его облепили мелкие кровососы, поспешно ретировался.
  Раньше эти создания интересовали его. Они любили собираться в огромнейшие стаи и всплывать на поверхность, касаясь друг друга боками. Зачем это делалось, хищника не особенно волновало - в такие моменты вокруг них много чего происходило, и развлечений хватало с головой.
  Быстро забыв про сбежавшего неприятеля, он снова обратил свое внимание на спутника. Существо страдало. Охотник чувствовал это. Боль появилась у этого создания внезапно, будто его кто-то укусил. Однако это были не совсем те ощущения, когда тебя пытаются съесть. Уж он-то точно знал, не раз вслушиваясь в то, что испытывали всякие рыбы при укусах. За все время, пока они плыли вместе, мысли неспешного пловца так и не стали ясны до конца, но надежда понять все, что ему было слышно, не пропадала. И еще хищнику не хотелось, чтобы его спутник испытывал боль.
  Он потихоньку внушал необычному животному избавиться от источника мучений. Влиять на его мысли приходилось с невероятным трудом, но охотник прикладывал все силы. И у него получилось. Через некоторое время стало ясно, что существо больше не будет испытывать такой боли. Он очень обрадовался этому. Ему было приятно сделать что-нибудь хорошее. Какое необычное и новое чувство... Может сделать еще что-нибудь такое? Он вроде слышал, что у спутника появилась еще одна добыча, связанная с основной. Причем в силах хищника было поймать ее. Наверное, будет забавно охотиться не для себя, а для кого-то другого.
  И в этот момент странник принял решение - теперь он будет сопровождать медлительного друга и помогать ему. Друг... Откуда все это взялось? А раньше и не знал, что это такое. Как сложно и интересно стало жить с появлением этого существа. Но теперь ясно, что ему делать дальше.
  
  
  ***
  Оно думало. Оно искало. Оно задавало вопросы.
  Оно было человеком. Неповторимой крупицей безликой массы ему подобных. Оно страдало и было счастливо. Познавало и отчаивалось. Создавало будущее и смотрело в прошлое.
  Оно было охотником. Вечным странником среди стихий. Было частью мира и одновременно меняло его. Владело подлинной свободой и несокрушимым духом. Оно мечтало и было счастливо.
  Оно родилось.
  
  
  ***
  Почему-то немного болела голова. Поднявшись, я размял затекшие конечности. Странно, когда только успел задремать. В такой прекрасный день нельзя спать. Попрыгав по плоту и помахав руками, я прокричал что-то вдаль и улыбнулся солнцу. Свежий бриз бил в лицо, хотелось раскрыть несуществующие крылья и полететь вперед - не важно зачем. Главное - туда, где небо поднималось из морских глубин.
  Внезапно захотелось свежей рыбы. Причем сначала поймать ее самому, своими руками, потом поиграть с ней и только затем съесть. Окинув взглядом вещи, я не нашел ничего такого, с помощью чего смог бы порыбачить. Надо будет смастерить снасть.
  - Ну и ладно, - отложив это на потом и сев на край плота, свесил ноги в воду и окинул взглядом горизонт. Странно - на небе ни одной птицы. Откуда-то возникла уверенность, что обязательно должны быть пернатые создания. Этот вопрос занимал меня целых полчаса, но так и не найдя ответа я забыл про него. Как легко и хорошо. И нечего не мучает.
  Насладившись тишиной, повернулся и решил рассмотреть стоявшее рядом со мной устройство. Это был маяк. Он представлял собой металлический цилиндр около метра в высоту и полметра в диаметре. На его боку мигала красным единственная кнопка. Недолго думая, я нажал ее. Подумав пару секунд, та сменила цвет на уже ставший привычным желтый. Сигнал sos ушел по гиперпространству. Оставалось только ждать результата - дойдет ли призыв до спасателей.
  Я не удивлялся волшебному появлению аппарата. Не поражаюсь же тому, что рука чешет именно там, где зудит. Все закономерно. У меня была цель, как и у каждого человека. Пускай кто-то ее не осознает и даже не задумывается о ней, но она всегда существует в жизни. Цель - как маяк в море. Приближаться опасно - разобьешься об скалы, но и терять из виду тоже нельзя. Так все устроено. И я, как мог, стремился к своему жизненному маяку. А этот реальный маяк - лишь ступенька на моем пути, на которую рано или поздно пришлось бы подняться.
  Окружающее изменилось для меня. Я больше не был одинок. И, кроме того, понял, что никогда и не был один. Что напрасно отгораживался от мира, выдирал себя из него в поисках индивидуальности. Каким же это оказалось глупым и смешным. Получается, что сам ставил лишние барьеры, не слыша и не понимая людей. Все прошлые ошибки были теперь как на ладони. И в моих силах было их исправить. Нужно просто вернуться домой.
  Кстати, именно здесь должен быть остров, который искал совсем недавно. Пусть и не нужен он уже, но интересно, почему не видать его. Я встал и вслушался. Кроме обычного фона, в мире нарождалось нечто новое. Чувствовалось, как оно поднимается с глубин, раздвигая гигантские массы воды. Постепенно волны передо мной темнели все больше, пока не приобрели почти черный цвет.
  И в следующую секунду океан расступился, выпуская наружу исполинское тело, похожее на черепах, на которых покоится мир. Но в отличие от них у него был только гладкий панцирь, растущий к небу. Движение прекратилось, и передо мной оказался остров. Живой остров.
  - Я существую? - раздался вопрос.
  - Похоже на то, - улыбнулся я в ответ.
  - А зачем?
  - Не знаю. И никто не скажет. Когда-нибудь сам решишь...
  - Что мне делать дальше?
  - Жить!
  Гигантская туша аккуратно высвободилась из лона океана и стала, все ускоряясь, набирать высоту. Какая сила ей двигала? Если бы только знать. Черепаха рвалась ввысь, за светлое небо к новым мирам. И так хотелось пойти за ней, но у нее своя дорога. Долгая, как и у любого разума.
  Я обернулся и посмотрел на маяк. Желтое пятнышко мигнуло в очередной раз и стало озорного синего цвета. Сигнал принят и все теперь будет хорошо. Но одиночество никогда уже не вернется. Рядом всегда будет нечто теплое и сильное, что я обрел на этой планете. А также приютивший меня океан, молчаливое небо и ласковое солнце. И, конечно, далекий манящий остров.
  
  
  ***
  Хищник спешил - ему не хотелось оставлять друга надолго. Но это стоило того. Он хорошо запомнил, где находится добыча. В мыслях существа ее положение указывалось очень точно. Почувствовав, что достиг нужного места, охотник нырнул вниз, не забыв распугать стайку глупых рыбешек.
  На дне темнел круглый предмет, похожий на панцирь моллюска. Странник вальяжно подплыл к бывшему в нем отверстию и запустил туда щупальце. Изнутри эта скорлупа была причудливо устроена. Было весьма забавно ощупывать ее и гадать, для чего все. Впрочем, это можно узнать и у друга, так что не надо отвлекаться. Ухватив добычу, он бережно потянул ее наружу. Как только она вылезла на свет, охотник с любопытством уставился на нее. Такая важная штука оказалась не очень-то и интересной. От валяющихся на дне камней отличалась лишь правильной формой - вроде цилиндр.
  Зажав его покрепче, хищник поспешил обратно. Ему хотелось как можно раньше порадовать друга пойманной добычей. Он представлял, как тот обрадуется подарку, и так замечтался, что чуть не проплыл мимо. Пододвинувшись поближе, охотник передал предмет другу и послал сигнал радости. Как все здорово получается.
  А еще он начал понимать, что знает намного больше, чем до встречи с другом. Можно не только бездельничать и радоваться, но еще творить и познавать мир. Помощь кому-то оказывается такой же приятной, как развлечение в одиночку. А друзья делают жизнь лучше и светлее. Ему хотелось поделиться этим еще с кем-нибудь, найти новых товарищей и увидеть неизведанные чудеса.
  Его размышления прервало какое-то движение. Что-то рождалось в глубине и тянулось вверх. Темная масса невообразимых размеров аккуратно всплывала рядом с ними, почти не волнуя воду. Оно добралось до поверхности и величественно замерло.
  - Я существую? - услышал хищник.
  - Лишь умерев, ты узнаешь наверняка, - ответил он.
  - А зачем?
  - Чтобы быть счастливым.
  - Что мне делать дальше?
  - Жить!
  Качнувшись, оно продолжило путь наверх, полностью покинув воду, но и после это устремлялось все выше и выше в недосягаемые для охотника дали. Пока недосягаемые, это он знал наверняка.
  Легкая грусть коснулась его - стало ясно, что и друг скоро уйдет. Но хищник не стал расстраиваться. Впереди был долгий путь и многое предстояло сделать. И однажды они вновь встретятся.
  
  
  ***
  Оно вспоминало. Когда-то оно было энергией. Затем - материей. А после - всем живым.
  Оно стало разумным и вернулось в свое настоящее тело. Память показывала все пройденные ступеньки. Ненужная мощь, хрупкая постоянность, бесцельное и бессмысленное существование... И обретенная глубина познания и стремления. Но всплывало что-то еще. Нечто очень важное. Кусочек того, чем оно было краткий миг. Оно приняло его в себя и решило: оно найдет свой остров. Обязательно.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"