Бор Алекс: другие произведения.

Остров Свободы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история: Куба оккупирована гитлеровской Германией, и молодые Фидель и Че Гевара ведут борьб с немецкими оккупантами.

 

Остров Свободы.

 

1.

 

Не успел Фидель провалиться, как в глубокую пропасть,  в  спасительный сон - что-то в последнее время его нестерпимо терзала бессонница, не давая сосредоточиться на дневных делах - как его разбудил негромкий, но настойчивый стук в дверь.  Переход из сна к пробуждению был очень быстрым и неприятным - как если резко подниматься с морского дна на поверхность, однако уже секунду спустя Фидель стоял на ногах, ощущая на зубах неприятный металлический привкус. Сердце стучало неуверенно, с перебоями, а желудок вел себя так, словно кто-то тискал его сильными  упругими ладонями. В ушах туго звенела натянутая вечерняя тишина.

Приподнявшись на локтях, Фидель прислушался. Его лоб прорезал глубокий овраг морщины, глаза по-кошачьи прищурились. Сквозь неплотно прикрытые пластины жалюзи в комнату проникала сизая мгла, клубясь в углах лохматыми клочьями. Как в недавнем сне - цветном и немного сказочном, в котором окружающий мир приобретал нереальные черты.

Настойчивый стук в дверь повторился, и тревожная морщина на челе Фиделя разгладилась: похоже,  стучали условным сигналом. Два коротких удара и три длинных. Удара нетерпеливых, словно стучавший терялся в догадках,  почему ему так долго не открывают.

Фидель медленно поднялся с жесткого топчана, на котором он уже больше месяца коротал ночи, набросил на озябшие плечи легкую льняную рубашку, и на цыпочках, старясь не выдать свое присутствие шумным дыханием и громкими ударами сердца,  подкрался к двери. Остановился у дверного косяка, чутко вслушиваясь в звенящую ночную тишину.

За дверью кто-то шумно дышал, нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

Тихий, но нетерпеливый стук повторился, и  Фидель вздохнул с облегчением: действительно, он не ошибся, то  был условный сигнал.

- Кто там? - на всякий случай шепотом спросил Фидель.

Вместо ответа с той стороны двери снова простучали торопливым условным сигналом.

- Это я, - раздался затем  приглушенный женский голос, и пока полусонный мозг Фиделя переваривал полученную информацию, его быстрые руки уже торопливо сбрасывали тяжелую щеколду.

На пороге действительно стояла Марта...

Она белозубо улыбалась Фиделю, от ее длинных золотистых волос, как всегда,  приятно пахло  морской свежестью. И сама Марта была какая-то легкая, воздушная, она казалась нереальной,  словно явилась из недавнего сна, в котором окружающий мир был совсем другим - светлым и добрым. И Фиделю захотелось немедленно стиснуть Марту в объятиях и прильнуть к ее мягким губам, чтобы окончательно поверить, что он проснулся.

А еще лучше - увести Марту в свой сон...

- Привет, - пропела   Марта грудным сопрано, подставляя теплые губы для поцелуя.

Какая она всегда догадливая...

- На, держи, - с трудом оторвавшись от жадных губ Фиделя, Марта деловито протянула ему черную сумку, сшитую из грубой парусины.

Фидель покорно принял сумку. Сумка  была очень тяжелой, а губы у Марты - мягкими и нежными, и Фидель загрустил оттого, что ему пришлось так быстро  оторваться от сладких губ девушки,  он даже не успел войти во вкус.

- У тебя там что,  кирпичи? -  угрюмо осведомился Фидель. Он  поставил сумку на пол и небрежно задвинул ее ногой под невысокий платяной шкаф, в котором хранились разные безделушки. Шкаф удачно стоял слева от входной двери,  и за ним можно было спрятаться, если бы в комнату ворвались нежданные визитеры. Спрятаться на те несколько мгновений, которых очень часто не хватает на принятие решения.

Фидель очень надеялся, что эти мгновения у него будут. А дальше - как будет угодно Богу...

- Листовки, - сухо ответила Марта.

Игриво оттолкнув Фиделя мягким, округлым плечиком цвета слоновой кости, Марта затворила дверь и уверенно прошла в комнату, призывно покручивая бедрами - скорее, по привычке, чем желая соблазнить. Сев на топчан, поверх смятой простыни, которую Фидель использовал вместо одеяла, откинулась на стену и эффектным движением закинула нога на ногу. Ноги у Марты были невыносимо красивы, так что Фидель даже под угрозой расстрела не смог бы оторвать от них восхищенного взгляда.

Заметив направление взгляда молодого мужчины, Марта многозначительно хмыкнула, затем открыла маленькую сумочку, сшитую из крокодиловой кожи, порылась в ее бездонных - невзирая на маленький размер - недрах, выудила оттуда небольшое круглое  зеркальце и придирчиво осмотрела свое отражение. Что-то Марте, видимо, в самой себе не понравилось,  - хотя Фидель даже при всем желании не смог бы найти в ее внешности  ни малейшего изъяна, -  и, достав пудреницу, она слегка припудрила свой маленький курносый носик, покрытый золотистыми крапинками веснушек. В темноте комнаты веснушек не было видно, но Фидель, наверное,  знал расположение каждой из них.

Марта еще раз придирчиво осмотрела себя и, видимо, удовлетворилась ревизией собственной внешности, так как зеркальце перекочевало обратно в сумочку, а Марта одарила Фиделя ослепительной улыбкой. Фидель снисходительно  усмехнулся: он давно уже знал, что Марта тщательно следит за своей внешностью, невзирая на то, что ведет такой образ жизни, при котором можно легко лишиться не только внешней привлекательности, но и самой жизни. Но Марта как-то сказала Фиделю, отвечая на незаданный, но вертевшийся на его языке вопрос: "Понимаешь, Фиделито, если меня убьют, я хочу и в гробу выглядеть достойно и привлекательно, чтобы моим палачам стало стыдно из-за того, что они загубили такую сногсшибательную женщину!".  Фидель понимал, что Марта лукавит: попади она за высокие стены цитадели Ла-Пунта, в котором располагалось гестапо, тамошние заплечных дел мастера сделают все возможное, чтобы их жертва легла в гроб с переломанными костями и синяками по всему телу. Впрочем, скорее всего,  не будет никакого гроба: очень часто  несчастные жертвы цитадели Ла-Пунта  находили свое последнее успокоение в синих водах гаванской бухты, и тризну по ним справляли зубастые акулы, которые в последнее время облюбовали прибрежные воды...

Но Марта были женщиной, причем женщиной очаровательной,  которая мечтала о мирной жизни, и ее подчеркнуто дерзкое очарование было вызовом войне и оккупации.

- Тебя долго не было, - с упреком произнес Фидель, подходя к топчану и останавливаясь в шаге от девушки.

- Некогда было, - вздохнула Марта. - Сам понимаешь...

Фидель сел рядом с Мартой, обнимая девушку. Марта доверчиво положила голову ему на плечо.

- А знаешь, мне только что приснился очень странный сон, - сказал он вдруг, хотя еще минуту назад не собирался рассказывать Марте о своем сне. Ему тоже снилась война, но она шла очень далеко от американского континента - в Европе, и там немцев били на всех фронтах, в особенности в России. Во сне Фидель видел себя таким же молодым, восемнадцатилетним, как и сейчас, но на Кубе не было никаких немцев, а сам Фидель учился Гаванском университете. Перед тем, как пришла Марта, ему снилось, что он выступает на нелегальной студенческой сходке и клеймит американский империализм и диктатуру Батисты.

- Какой? -  Марта подняла голову, и ее голубые, как океанская синь, глаза выплеснули на Фиделя крутую волну тревоги. Было видно, что девушка чем-то серьезно озабочена

- Странный сон... - пожал плечами Фидель. - Будто бы я тоже в подполье, но мы боремся с Батистой.  А немцев на Кубе  нет и никогда не было, их разбили в России, под Москвой и Сталинградом. Странный сон, правда?

Марта серьезно и, как показалось Фиделю, с легким сожалением посмотрела на него, нахмурив тонкие черные брови. Так обычно взрослый, умудренный жизненным опытом человек, смотрит на неразумного ребенка, одновременно завидуя и сочувствуя ему. Завидуя его детской беззаботности и сожалея о том, что когда-нибудь для него настанет время взрослой жизни, и детская душа огрубеет, потому что в ней не останется места для вольных фантазий.

Фидель заметил, что на блестящим от пота лбу Марты, в полутьме ночи казавшемся высеченным из мрамора, извилистым оврагом пролегла глубокая морщина.

В прошлый раз, когда она приходила,  этой морщины не было.

Впрочем, морщина ничуть не портила ее милое личико.

По лицу Марты снова пробежала серая, как вечернее облачко, тень, смахивая с губ улыбку, и девушка тихо и грустно  сказала:

- Хорошие тебе снятся сны, Фиделито...

И провела нежной ладонью по его жестким волосам. Сердце Фиделя заныло - он вспомнил мать, и ему захотелось почувствовать себя совсем маленьким ребенком, который всегда найдет защиту у взрослого.

- А ты слышал, -  произнесла Марта совсем тихо, словно опасаясь, что ее может услышать еще кто-то, кроме Фиделя, - что Санчеса и его ребят схватило гестапо? Вчера их расстреляли...

- Я даже видел, как их вели на расстрел, - сквозь зубы угрюмо отозвался Фидель. Недавний поцелуй Марты уже почти истлел на его губах, оставив после себя сладкое послевкусие, и Фиделю хотелось еще раз почувствовать приятный вкус нежных губ женщины, которую он уже давно любил,  но он чувствовал, что не сможет сейчас прильнуть, как к доброму источнику, к ее мягким губам, потому что он завел не тот разговор, который следовало, и потому между ними сегодня уже ничего не сможет произойти, как бы им обоим этого ни хотелось...

Сегодня они не проведут вместе остаток быстрой тропической ночи. То есть проведут - за серьезными разговорами о том, что их ждет в самом ближайшем будущем, а не так, как бы хотелось Фиделю и, наверное,  самой Марте...

Фидель тяжело, отрывисто,  вздохнул и отвел взгляд от колена Марты. Округлое колено, словно вырезанное резцом античным скульптора из розового мрамора,  матово светилось в густой темноте маленькой комнатки, и Фидель не видел больше ничего, кроме этого маленького притягательного колена.

- Ты ходил к месту казни? -  спросила Марта, снова откидываясь спиной на стену.

- Ходил, - кивнул Фидель. - А разве нельзя?

- Ты поступил опрометчиво, - строго сказала Марта. - А если бы тебя узнал кто-нибудь из ребят?

- Они были сильно избиты, - ответил Фидель, игнорируя вопрос Марты. Ему не понравилось, что она говорила покровительственно, словно имела право его поучать. - На них живого места не было, они едва шли...

Фидель тоже откинулся назад,  но так, чтобы его плечо как бы случайно касалась плеча Марты. Плечо девушки было теплым и мягким, и по телу Фиделя побежали горячие мурашки.

Сегодня, как никогда раньше, он желал эту женщину...

И Марта, конечно же, поняла это. Ее легкая рука легла на колено Фиделя, и он напрягся в ожидании...

- Я тоже там была, невзирая на приказ Эрнесто...

- Я тебя там не видел, - признался Фидель.

- Значит, я хорошо замаскировалась, - улыбнулась Марта. - Я была близко-близко от места казни... Я даже видела глаза их палачей. Знаешь, в их глазах не было ничего человеческого, только тупое звериное желание убивать...

- Не надо, Марта,  - ладонь  Фиделя накрыла дрожащую руку Марты.

- После ареста Санчеса было арестовано еще несколько человек, - сказала Марта.- Я думаю, что Санчес не выдержал пыток и назвал почти всех, кого он знал. Удивительно, что он не указал на нас...

Фидель не нашел, что ответить. Он держал холодные пальцы Марты в своих ладонях, и ему страшно хотелось сделать так, чтобы девушка забыла про боль и страдания, и отправилась вместе с ним в один очень далекий мир, который существовал только в его снах. Мир, в котором война с немцами бушует вдали от кубинских берегов. Мир, в котором не гибнут твои друзья, которым всего по семнадцать-восемнадцать лет, и они очень хотят жить, но без раздумий кладут свои юные жизни на алтарь свободы...

Марта повернулась к Фиделю, обвила его шею своими тонкими, но сильными руками, приблизила горячие губы к его воспылавшему жаром уху и жадно прошептала:

- Я не хочу, чтобы тебя убили... не хочу...

Фидель плыл в сизом туманном мареве, ощущая сладкий, манящий  запах свежей лаванды, и его сердце прыгало, как ребенок,  от переполнявшего его счастья.

Он понял, что сегодня Марта останется с ним.

До утра...

 

... Господи, какая у нее мягкая, бархатистая кожа...

 

 

2.

Марта-Анхелика Рохас,  худосочная  плоскогрудая девица,  выглядела лет на десять моложе своих тридцати  лет. Невысокая, но приятно сложенная,  светловолосая и отчаянно голубоглазая,  она мало походила на кубинку. Было в ее внешности что-то североамериканское...

А может быть, даже античное...

Наверное, такой была богиня любви Афродита...

...Марта пришла к Фиделю полгода назад, спустя три дня после той самой встречи с Эрнесто. Разговор с Эрнесто был серьезным, и, прощаясь, он настоятельно советовал Фиделю взвесить все как следует,  прежде чем принимать решение, которое может не только изменить всю его жизнь, но и отнять ее. Но Фидель оставался непреклонен: его место  - среди  Сопротивления.

- У меня свои счеты с немцами, - решительно сказал он Эрнесто.- Во время вторжения я  потерял отца и брата...

- Они погибли? - участливо спросил Эрнесто.

- Не знаю, - ответил Фидель, чувствуя, что к его глазам подступают слезы.- Мы вместе встречали Новый год, а потом Раулито пошел прогуляться с отцом. Как только они ушли, немцы начали бомбить Гавану. И я их больше не видел...

-Может быть, они не погибли?

- Не знаю, я ничего не знаю...

Весь ужас пережитого вновь обрушился на Фиделя, и он больше не стал сдерживать  слез...

Прощаясь, Эрнесто крепко пожал Фиделю руку и сказал ему, что, скорее всего, они больше не встретятся, так как нужно соблюдать конспирацию. А на недоуменный вопрос Фиделя, что же он будет теперь делать,  Эрнесто ответил,  что пришлет к нему человека. Связного, через которого Фидель будет не только  держать связь со штабом Молодежного Сопротивления имени Хосе Марти, но и получать задания.

И Фидель стал ждать связного. Ожидание затянулось на три долгих дня, в течение которых Фидель не находил себе места. Он никак не мог понять, почему к нему никто не идет, и решил, что Эрнесто  не поверил в искренность Фиделя, когда тот говорил, что у него к немцам свои счеты. Но почему Эрнесто решил, что Фиделю нельзя доверять? Фидель готов был бежать в Старую Гавану, в особняк на улицу Обиспо,  где собирались подпольщики, чтобы убедить Эрнесто в неизменности своих стремлений.

Однако Фидель понимал, что если он начнет искать Эрнесто, то подведет не только его, но и своих новых товарищей по борьбе. Он не должен поддаваться порывам, пусть и благородным. Ведь подпольная борьба - это не игра в бесстрашных героев Александра Дюма или Фенимора Купера, а реальная, наполненная настоящими, а не выдуманными  опасностями жизнь.

Жизнь, которая может прерваться внезапно...

Так что Фиделю оставалось только одно - набраться терпения и ждать, когда к нему придет связной. Фидель старался не думать о том, что будет, если он не придет. Это будет означать только одно - Эрнесто действительно не поверил Фиделю...

Через три дня связной наконец-то пришел.

Связным оказалась Марта...

Девушка сразу приглянулась Фиделю. С дерзко вздернутым кверху веснушчатым носиком, вызывающе одетая в белую юбку до колен,  в полотняную майку на бретельках, сквозь ситцевую материю которой аппетитно просвечивались две черные капли сосков, она излучала бездну обаяния, от нее исходил какой-то неземной, чарующий свет, которым лучились ее озорные голубые глаза, заставляя вспомнить прежнюю мирную жизнь, когда можно было никого и ничего не бояться.

Было видно, что  Марта сознательно противопоставляла себя серой обыденности оккупационных будней. Марта была такая легкая, воздушная, как девочка-подросток, и улыбалась так белозубо, так призывно, что Фиделю тоже захотелось хоть на время  забыть о том, что в Гаване и на всей Кубе хозяйничают немцы, и зажить прежней, довоенной жизнью - то есть улыбаться и радоваться жизни, не думая о проблемах. "Если в подполье все девушки такие, -  метеором пронеслась теплая мысль, - то я согласен всю жизнь оставаться подпольщиком...".

Марта, которая, конечно же, сразу заметила, что молодой парень пожирает ее фигуру плотоядным взглядом, передала Фиделю приказ Че  - такой было подпольная кличка Эрнесто.

Че планировал  провести дерзкую вылазку - закидать самодельными бомбами  полицейский участок на Двадцать Третьей улице. Фидель же должен был в определенное время прогуливаться по вечернему Прадо. То есть  не совсем прогуливаться, а наблюдать за обстановкой. В случае опасности он должен был подать условный сигнал: остановиться у витрины ресторана "Ла-Регла" и закурить сигару. Кому должен предназначаться сигнал, Фидель не знал,  но Марта сказала ему, что тот, кому адресовано предупреждение,  непременно увидит условный знак. Задание показалось Фиделю очень легким - он до дрожи в коленках боялся, что ему  сразу же поручат задание подложить бомбу у входа в комендатуру или застрелить самого коменданта.

Боялся - и в тоже время надеялся именно на это...

Впрочем, до условных сигналов дело так и не дошло. Зато  Фидель провел чудесный вечер вместе с Мартой, которая изъявила желание сопровождать его. Чему, конечно же, Фидель был несказанно рад,  особенно если учесть, что произошло между ними в первую же ночь...

... За два часа до назначенного времени Фидель и Марта прогуливались по Прадо. Они даже не привлекли внимания немецких патрулей - до начала комендантского часа было еще далеко, и главная улица  Гаваны, мало пострадавшая от бомбардировок,  была заполнены горожанами, которые никуда не спешили, а либо мирно прогуливались по "кубинскому Бродвею", либо сидели, отдыхая, в небольших кафе и ресторанчиках, расположенных прямо посреди тротуара. Призывно горели витрины небольших магазинчиков, призывая покупателей обменять рейхсмарки на разные ненужные безделушки. Работали варьете и ресторанчики. Играли уличные музыканты. Ну, а жрицы свободной любви стояли почти на каждом перекрестке. Такая вот иллюзия мирной жизни...

Марта гуляла с Фиделем больше часа - она даже успели посидеть в небольшой кофейне  и выпить чашечку кофе.

Кофе, правда, оказалось слишком горьким и несладким, и в ответ на справедливое возмущение Фиделя хозяин заведения - плюгавый человечек лет сорока, лысый, с бегающими по сторонам глазами цвета застоявшейся болотной воды - лишь печально развел руками и угрюмо сказал:

- Так война ведь...

С этими словами было трудно не согласиться. Но ни Фидель, ни Марта благоразумно не стали развивать дальше скользкую тему - оба понимали, что хозяин кафе мог числиться осведомителем у гестапо.

 Когда стрелки часов остановились на шести вечера, Марта неожиданно сказала:

- Ну все, можешь идти домой...

- А как же... это... операция? - Фидель поднял на Марту глаза, в которых читалось сожаление вперемешку с недоумением.

- Отменяется, - сухо бросила Марта.

- Откуда ты знаешь? - удивился Фидель.

- Знаю, - улыбнулась Марта.

И пока Фидель недоуменно переваривал услышанное,  незаметно исчезла. Словно растворилась в сгущавшихся сизых сумерках.

Правда, три часа спустя Фидель снова увидел Марту - она пришла к нему домой и объяснила то, о чем Фидель и так смутно догадывался: подпольщики и не собирались громить полицейский участок, - сегодня, по крайней мере.

 Просто Эрнесто решил проверить новичка, пронаблюдать за ним. Хотел узнать,  не побежит ли тот в гестапо, не выдаст ли связника, через которого можно было бы выйти на штаб подполья.

Фидель ничуть не обиделся на Эрнесто - он понимал, что тот не хотел рисковать ни своей жизнью, ни жизнью своих товарищей. Наверняка, пока Фидель гулял под ручку с Мартой по Прадо, пока они сидели в кофейне, за ним наблюдал десяток внимательных молодых  глаз.

И среди этих недоверчивых глаз были и синие, как Карибское море, глаза Марты...

Фидель не обиделся ни на Эрнесто, ни на Марту - однако неприятный осадок остался. Все-таки он был искренен с ними обоими, когда говорил, что готов отдать жизнь за свободу Кубы - но ему,  тем не менее,  сразу не поверили, решили проверить, не побежит ли он в полицию, сообщать место и время проведения операции.

Но спустя полчаса ничего это уже не имело для него никакого значения - потому что Фидель и Марта снова были вместе.

Как и вчера, в первый день их знакомства, когда они вдруг бросились в объятия друг к другу.

...Как и вчера, она ушла от Фиделя лишь под утро, когда закончился комендантский час.

Хотя, если разобраться - при чем здесь комендантский час? Фидель не сомневался: если бы Марта захотела уйти, то она ушла бы, невзирая на запретное время, и - в этом Фидель не сомневался ни на йоту, - сумела бы избежать неприятных встреч с немецкими патрулями.

Но Марта не хотела уходить...

И Фидель, часто вспоминая их первую ночь, так и не мог вспомнить, кто же из них сделал первый шаг к близости. Все было похоже на сказку, и  в памяти запечатлелись лишь несколько ярких, как огненная вспышка шаровой молнии над заливом, которую Фидель видел, когда ему было одиннадцать лет,  мгновений, похожих на сказочный, волшебный сон.

... Марта, легко освободившись от одежды, жадно целует его сухие губы, исступленно касаясь его языка своим язычком, острым и твердым, как осиное жало. Но если жало осы причиняет жгучую боль,  то язычок Марты доставляет почти сказочное блаженство. И Фидель, тяжело и отрывисто дыша, едва успевает отвечать на ее настойчивые поцелуи...

...Марта, похожая на стремительную пантеру, гибкую и сильную, извивается, как змея, меняющая кожу, в его объятиях,  не зная усталости, и не давая устать Фиделю...

... и вот их тела слились воедино, и кружатся в хороводе среди разноцветных звезд, и, кажется: еще немного - и ты поймешь не только сокровенный замысел Творца Миров, но и сам станешь этим Творцом, и тебе по силам будет создать новую Вселенную...

 Фиделю шел восемнадцатый год,  и он не был новичком в постельных утехах. Его первыми женщинами стали девчонки-сверстницы,  жившие по соседству. Рано созревшие под знойными лучами тропического солнца,  они жаждали вкусить запретный плод любви еще в раннем отрочестве. С одной из таких смуглянок Фидель и потерял невинность в неполные четырнадцать лет, даже не запомнив ее имени... Кажется, ее звали Карменсита. А может быть,  Аделина. Или  Роза-Мария... разве их всех упомнишь... Фидель помнил одно: его первая женщина была его ровесницей, или даже чуть помладше него, однако уже разбиралась в премудростях секса не только теоретически, а хорошо знала, что нужно делать, чтобы мужчина получил удовольствие.

Особенно если этот мужчина еще совсем  ничего не умеет...

Еще помнил Фидель, что была она пышнотелой и полногрудой, и ее матово-смуглая кожа пылала жаром под его неуверенными прикосновениями.

Впрочем, Фидель оказался способными учеником, он все схватывал буквально на лету. Да и природа наделила парня не только высоким ростом, но и смазливой мордашкой, поэтому от девчонок отбоя не было, они так и липли к нему. Фиделю нравилось ловить томные девичьи взгляды, нравилось чувствовать себя первым парнем в Бирано - маленьком городишке в провинции Ориенте, на востоке острова,  где он жил вместе с отцом в семейном поместье. Отец же, будучи  ревностным католиком, крайне отрицательно относился к амурным похождениям своего отпрыска и не раз устраивал ему гневные выволочки, призывая на непутевую голову сына все небесные и земные кары.   Фидель же, как водится, молча выслушивал родительские наставления, всем своим удрученным видом  стараясь показать, что он тут же станет на путь исправления - но, как только отец заканчивал читать сыну нотации и уходил заниматься своими  делами, убегал на свидание с очередной подружкой.

Кончилось тем, что отцу все это надоело, и он велел сыну немедленно собирать вещи и ехать в Гавану - набираться  уму-разуму  в закрытом католическом коллехио - так по-испански называли колледж -   для мальчиков.

Спорить с отцом порой было совсем не безопасно - в его жилах текла кровь горячих испанских идальго, так что если старший Кастро что-то решил, то так оно и должно быть, пусть даже  мир перевернется, а день и ночь поменяются местами. Отец решил, что в Гаване Фидель   лучше освоит Священное писание и станет жить по Заповедям Господним, одна из которых гласит: "Не прелюбодействуй!"

Однако отец так и не понял, что, отправив непутевого сына в Гавану, он тем самым отнюдь не наказал Фиделя, а наоборот - оказал ему неоценимую услугу, за которую тот обещал благодарить драгоценного родителя по гроб жизни. Ведь Бирано - городок небольшой, можно даже сказать, что это и не городок вовсе, а очень большая деревня, все жители которой либо знакомы друг с другом, либо являются близкими родственниками. А Гавана -  столица, огромный мир, который и за год не изучишь. А сколько по улицам и  набережным Гаваны ходит красивых девушек! А  сколько там тихих, укромных местечек, где можно уединиться с горячей, готовой на всё,  мулаткой...

Так что Фиделя ничуть не угнетало то обстоятельство, что он учился в католическом коллехио. И хотя нравы в этом учебном заведении излишней либеральностью не отличались, а порядки очень походили на казарменные, однако свободного времени у Фиделя оставалось много. И на чтение книг, которые с очень большой натяжкой можно было назвать богословскими трудами, и на веселые пирушки с новыми друзьями. А два раз в неделю, в субботу и  воскресенье,  учащихся и вовсе отпускали за монастырские стены,  и Фидель тогда пускался во все тяжкия, умудряясь за вечер осчастливить своим вниманием не одну девицу.

Но  только когда в жизнь Фиделя вошла Марта, он понял, что был глупым мальчишкой, который лишь по малолетству считал себя крутым мачо.  Марте было уже под тридцать, она была опытной женщиной,  умелой любовницей, и, кроме того, умным, интересным собеседником.  В  ее жарких объятиях Фидель впервые почувствовал себя настоящим мужчиной, а долгие разговоры о жизни, которые они вели и до, и после, а порой и вместо "этого", помогали восемнадцатилетнему парню понять и себя, и окружающий мир. Только после общения с Мартой Фидель понял, что женщина - это не только  бездушная машина для удовлетворения мужских желаний, но и личность со своим внутренним миром.

После встреч с Мартой Фиделю уже не хотелось неумелого и однообразного "перепиха" с рано созревшими "doncellas" - малолетними девицами, которые умеют только слюняво целоваться,  с готовностью снимать исподнее и непристойно раздвигать ноги, оставаясь при этом холодными пальмовыми бревнами. И говорить с ними совершенно не о чем. Встретились, перепихнулись по-быстрому - и разбежались в разные стороны...

Общение с Мартой заражало Фиделя энергией на несколько дней вперед. Он чувствовал себя готовым на любые подвиги. Ему казалось, что он может легко своротить самые высокие горы... И сворачивал. Однажды Фидель бросил гранату в машину с немецкими солдатами - прямо на людной улице, посреди бела дня, и как-то сумел уйти от погони, затерявшись  в развалинах Старой Гаваны. В другой раз, прогуливаясь по Центральному парку,  Фидель столкнулся  с белобрысым немецким солдатиком, совсем еще мальчишкой,  который на ломаном испанском попросил у него прикурить. При этом он заискивающе улыбался Фиделю, словно чувствовал себя виноватым оттого, что пришел на кубинскую землю незваным гостем. Фидель дал ему "прикурить" - разбил ребром ладони кадык. Это было спонтанное решение, в котором не был задействован разум. Не решение даже - а импульс, но Фидель ни разу не пожалел о содеянном. Парнишка был немцем, а значит - врагом. А врагов нужно уничтожать любыми способами...

Однако Фидель был уверен, что если бы прошлой ночью у него не осталась Марта, то немецкий солдатик наверняка остался бы жив. Возможно, он все равно бы погиб - но чуть позже, и не от руки Фиделя.

Или от его же руки - но при других обстоятельствах...

Фидель не знал, любил ли он Марту. Скорее всего, любил. Иначе как объяснить, что ему ничего не хотелось делать, когда Марты  долго не было. Он мог целыми днями лежать на жестком топчане, разглядывая низкий потолок, забыв не только о еде и сне, но и о том, что его родина стонет под пятой оккупантов. В такие моменты внешний мир переставал существовать для Фиделя. Он думал только об одном - скорее бы пришла Марта. А иногда, так и не дождавшись Марты,  Фидель, словно сомнамбула, выбирался из своего убежища и, влекомый не подчиняющейся разуму  силой, шел  на в Центральный парк, где договаривался с дежурившими там путанами, и на день-два, а иногда и на три, исчезал из реальности, так что если бы к Фиделю пришла Марта, она не застала бы его дома и, возможно, переволновалась бы за него. Но Фидель не знал, приходила ли к нему Марта, когда он пускался во все тяжкия. Ему нравились такие многодневные загулы, однако после того, как он приходил в себя и, ужаснувшись, убегал из притонов, оставив жрицам любви все наличные деньги, он чувствовал себя больным и разбитым. Чтобы восстановить свои силы,  нужно было сутки пролежать без движения, выгнав из мозга все мысли. В том числе и мысли о том, что грязные сапоги немецких солдат топчут родную кубинскую землю...

И только когда Марта приходила, Фидель возвращался к реальности. Он был готов жить и бороться.

... Фидель знал, что он был не единственным мужчиной Марты,  и это порой сильно угнетало его.

Марта работала в стриптиз-баре на Прадо. Танцевала для посетителей. Не только для немцев, но и для кубинцев, которые не то, чтобы смирились с оккупацией, просто на острове потихоньку начала налаживаться мирная жизнь, и жажда развлечений поборола прежние страхи перед захватчиками. Да и оккупационная комендатура всячески поощряла открытие увеселительных заведений.

Фидель знал, что Марта там не только танцевала...

- Ты спишь с другими мужчинами, - как-то упрекнул Марту Фидель, когда они лежали рядом, отдыхая после накрывшего их урагана страсти. Они лежали, касаясь друг друга горячими, потными телами,  медленно приходя в себя.

Марта повернула к Фиделю смугловатое лицо. Фидель увидел, как по лбу скатилась, оставляя влажную дорожку, прозрачная  капелька пота. Ему захотелось слизнуть эту соленую капельку языком, но не было сил пошевелиться.

Марта сверкнула безумными голубыми глазами и  томно улыбнулась, демонстрируя белые жемчуга ровных зубов, которые ярко горели в темноте тропической ночи.

- Я люблю спать с мужчинами, - грудным голосом прошептала она на ухо Фиделю, обжигая его щеку горячим дыханием.

- Но ты спишь с гансанос, - хмуро произнес Фидель, чуть отстраняясь от Марты.

"Гансанос" - так кубинцы называли немцев. От немецкого имени "Ганс". Правда, если в точности следовать нормам испанского языка, то следовало бы говорить "Гансос". Однако в испанском есть очень близкое по звучанию слово - "gusanos". Червяки...  Так кубинцы высказывали свое презрение к оккупантам,  поэтому грамматическую ошибку трудно было назвать случайной...

- А что делать? - грустно  вздохнула Марта, доверчиво положив голову на покрытую колючими волосами грудь Фиделя. Легкие волны волос упали ему на переносицу, и Фиделю страшно захотелось чихнуть. - Мне приходится спать с гансанос, - снова вздохнула она,  но Фидель почувствовал томную наигранность в ее тихом, интимно звучавшем голосе. - Но из всех мужчин я предпочитаю кубинцев. А из всех кубинцев я отдаю предпочтение одному высокому парню с большими черными глазами...

Фидель ощутил на своем животе щекотное прикосновение ласковых пальчиков Марты. Она провела мягкими, как у котенка, подушечками по жесткой дорожке волос, которая начиналась у пупка, и уверенная ладошка Марты медленно  поползла дальше, вниз...

- Мужчины болтливы,  - говорила она, уже стоя в дверях. - Порою очень болтливы. Если их как следует завести, они после всего могут рассказать массу интересного... Учти это на будущее, мой Фиделито!  - Марта нежно провела мягкой ладошкой по его небритой щеке.

Фидель грубо схватил девушку под острый локоток, больно сжал:

- Ты хочешь сказать, что спишь с гансанос ради свободы Кубы?

Марта незаметным движением плеча освободила свой локоть из цепких пальцев Фиделя и спокойно сказала, глядя ему прямо в глаза и улыбаясь ему ровными жемчугами зубов:

- Я же сказала тебе, люблю спать с мужчинами...

И пока Фидель соображал, что ей ответить,  Марта обвела своими мягкими руками его  шею и страстно прильнула к его губам  - так путник, идущий через знойную пустыню приникает к студеной родниковой воде, что течет через одинокий оазис, выросший среди желтых песков.

Поцелуй, как всегда, был горячим,  как лучи тропического солнца, и нежным, как легкий бриз, прилетевший с моря, и у Фиделя не осталось никаких слов, чтобы ответить Марте.

Да и  какие могут быть слова, какие споры, какая ревность, когда тебя целует такая женщина?

 

 

3.

Марта ушла от Фиделя в пятом часу утра, когда комендантский час еще не закончился, и был риск нарваться на немецкий патруль, но ей нужно было успеть навестить еще шестерых  человек, о которых Фидель не знал ничего, даже их имен. Ему было известно только одно: эти люди также состоят в Молодежном сопротивлении имени Хосе Марти. Возможно, среди них были и мужчины, с которыми Марта спала, однако Фидель решил не спрашивать девушку об этом. Захочет - когда-нибудь сама расскажет... Фидель сильно,  до боли в сердце, любил Марту и  не хотел терять ее, и потому, скрепя сердце, смирился с ее непостоянством, хотя порой ему было очень больно от того, что его любимая бывает и с другими мужчинами. Между ними не было никаких тайн, и Марта, чтобы исключить все недомолвки, которые могли бы повредить их отношениям,  как-то так и сказала ему: "Я тебя очень люблю, ты для меня - первый среди всех, но ты никогда не будешь единственным". И Фидель, радостный оттого, что его любят,  не нашел, что ответить Марте...

... Сегодня Фидель и Марта не занимались любовью - просто лежали рядом, даже полностью не раздевшись,  на узком и жестком топчане, лицом к лицу, касаясь друг друга знакомыми до мельчайших подробностей телами, и чувствовали себя счастливыми. То есть счастливым ощущал себя Фидель, потому что с ним рядом была любимая женщина, которую он не хотел уступать никому, но вынужден был смириться с тем,  что она принадлежала не только ему одному. Фидель старался не думать о том, что причиняло ему острую душевную боль,  потому что сейчас Марта была рядом с ним, и никто не мог помешать ему быть счастливым

И в то же время и Фиделя не покидало странное ощущение, что он видит Марту в последний раз...

- Сегодня я не собиралась долго задерживаться у тебя, - шептала Марта, потираясь острым носиком о небритую щеку Фиделя. - Но не смогла просто так уйти...

Сквозь неплотно прикрытые ребристые жалюзи в комнату пробивался узкий лучик желтого света. Наверное, это была луна, которая вступила в фазу полнолуния. Желтый лунный отсвет бесцеремонно уселся на мраморно белое плечо Марты, и Фидель торопливо провел ладонью по бронзовой от загара коже девушки, словно хотел согнать непрошеного визитера. Но световое пятно и не собиралось покидать насиженного места. Плечо Марты было теплым, и холодному   лунному луч, видимо, хотелось чуточку согреться.

- Ты жалеешь о чем-то? - тихо спросил Фидель.

Марта положила голову на плечо Фиделя, и он снова почувствовал сладкий запах лаванды - то пахли ее мягкие волосы.

- Наверное, я плохая подпольщица, раз не могу отказаться от некоторых слабостей, - задумчиво улыбнулась Марта. - Но я - женщина. В первую очередь - женщина, а уж потом борец с гансанос. Мы все в первую очередь мужчины и женщины, а уж потом...

Марта криво усмехнулась, сморщила свой маленький курносый носик, чуть приподнялась на локте. Полотняная накидка, служившая им одеялом,  сползла с девушки, открывая взору Фиделя  две маленькие аккуратные груди. Очень маленькие, как у девушки-подростка. Пунцовые зрачки сосков дерзко взирали на Фиделя.

- Как ты думаешь, что с нами будет? - спросил Фидель.

- Ты же знаешь, что я.... - начала было Марта, но вдруг осеклась. И посмотрела на Фиделя сверху вниз. В ее взгляде было ожидание, и  Фидель медленно провел указательным пальцем по податливо мягкой, и в тоже время упругой выпуклости. И услышал частые толчки сердца, скрытого частоколом ребер. Фидель бережно накрыл ладонью маленький островерхий холмик, а другой рукой обнял женщину за плечи, привлекая к себе, чтобы ее невзрачные бугорки коснулись его тела. Ему было приятно ощущать это невесомое, но вызывающее неистовое желание близости, касание.

- Не надо, -  тихо, но твердо сказала Марта, освобождаясь из его объятий. - Не сегодня...

Она встала с топчана, оставив Фиделя лежать одного. Лунные блики прорвались сквозь створки жалюзи, и поскакали по ее обнаженному телу, которое сейчас еще больше напоминало мраморную скульптуру. Только если мрамор был холодным, то тело Марты - горячим, и Фидель это помнил. Он лежал на топчане и смотрел снизу вверх на любимую женщину, на ее стройные,  точеные ноги, на мягкие тонкие руки, на невысокую грудь, на поджарый, как у волчицы, живот, на кудрявый треугольник мягких, как шелк волос внизу живот - и чувствовал, что в каждую клеточку его тела вползал необъяснимый страх, липкий, как кровь на мостовой. Фидель никак не мог понять, чего же он  так боится, страх засел где-то в желудке, охватывая  внутренности холодными щупальцами, из которых сочилась  ядовитая кровь, отравлял душу и тело, парализуя не только ощущения, но и мысли и чувства.

Марта медленно, словно о чем-то задумавшись,  подошла к окну, у которого стоял   колченогий стул, на спинку которого   была наброшена ее одежда. Натянула клетчатую юбку, полосатую тельняшку. Порывисто обернулась к Фиделю - и его тело пронзила быстрая волна ледяного холода. Он  увидел, что в небесно-голубых глазах Марты сидит страх.

Такой же, что терзал сердце и самого Фиделя...

- Знаешь,  мне иногда кажется, что мы живем в не настоящем мире, - хрипло сказала Марта, тяжело плюхаясь на стул и нервно закуривая. -  Что мир, окружающий нас, это иллюзия. Декорации, построенные для съемок фильма или постановки какого-то бродвейского спектакля. А за декорациями,  - она обвела вокруг себя зажатой в пальцах дымящей сигаретой, -  за декорациями скрывается  либо настоящий мир,  либо пустота, потому что на самом деле ничего, кроме этих декораций,  не существует. Как не существует и нас самих, потому что мы всего лишь придуманы кем-то...

- Я плохо понимаю тебя, Марта, - Фидель тоже встал с топчана, поспешно натянул брюки.

- Я и сама не понимаю, как это объяснить... -  Марта крепко затянулась, затем выпустила в потолок сизую струйку дыма. - Понимаешь, иду я сегодня по Малекону, и вижу немецкий патруль. И у меня возникает какое-то странное чувство... словно кто-то, сидящий внутри меня, говорит мне, что этого не может быть. Не может быть потому, что на самом деле нет никакой оккупации, как нет и самой войны. То есть война, конечно же, есть,  но она идет где-то очень далеко от нас, в Европе и в России, но не у нас...

- Ты просто устала, - Фидель подошел к девушке, встал перед ней и положил ей руки на плечи. И почувствовал, как напряглась Марта. - Устала ходить по лезвию ножа...

-  Да, я устала, - легко согласилась Марта. -  Устала, Фиделито...

Марта шумно выдохнула, и в воздух снова взвилась сизая струйка дыма.

-  Я устала, и мне нужно отдохнуть, но мне кажется, что меня ждет отдых только в могиле. Если она будет, эта могила. А то ведь мое тело могут просто сбросить в море, как сбросили ребят из пятерки Санчеса. На корм акулам... - она криво усмехнулась.

- Откуда столько пессимизма, Марта?  - Фидель попытался обнять женщину, но она выскользнула, как угорь, из его объятий. И, встав со стула, уткнулась лбом в оконные жалюзи.

Фидель остался стоять, опираясь на спинку стула.

- Мне кажется, что сегодня много должно решиться, - тихо сказала Марта. - Сегодня  мы будем клеить листовки, и я не знаю, чем все это закончится...

Фидель уже знал, что в  тяжелой парусиновой сумке, которую приволокла Марта, находились листовки с призывом Батисты подниматься на борьбу за свободу и независимость. По словам Марты, Че, который, как и многие молодые кубинцы, включая и самого Фиделя,  недолюбливал сбежавшего  во время немецкого вторжения диктатора, сначала категорически отказывался работать на Батисту. Однако, как рассказывала Марта,  нашлись "очень влиятельные люди", которые прозрачно намекнули неистовому Эрнесто, что те, кто не согласится подчиняться их приказам,  будут уничтожены как предатели кубинского народа. Но это еще не все: пройдет слух, что Че был тайным осведомителем гестапо. И его честное имя будет опорочено навсегда. Так что Че, стиснув зубы, согласился с тем, что теперь Молодежное подполье имени Хосе Марти будет действовать исключительно под руководством батистовцев.

- Мне кажется, -  после недолгого молчания продолжила Марта, - что наша борьба не имеет никакого смысла. Куба под немцами уже почти год, и если раньше обыватель настороженно, с ропотом относился к  "новому порядку", то сейчас почти не осталось недовольных. Немцы особо  не лютуют, как в самом начале, то есть обыватель перестал опасаться за свою жизнь. В Северо-Американских штатах идут тяжелые бои, но кубинцев это почти не волнует - наоборот, обыватель искренне радуется тому,  что немцы как следует всыпали спесивым янки. Для многих кубинцев Штаты -  синоним прошлого рабства... Да, я думаю, что еще год-два  - и Америка окажется под сапогом Гитлера.  Если уж сталинская Россия, на которую так уповает Че, не выдержала вторжения, то и янки не смогут долго сопротивляться... Пока на Севере будет идти война,  на Кубе наладится мирная жизнь, и все забудут ужасы первых недель оккупации. Настанет новая жизнь. И в этой новой жизни не останется места подполью. Нет, я говорю не о том, что нас разгромят и уничтожат - хотя и это не исключено... Просто немцам удастся полностью переманить на свою сторону обывателя, который будет сыт и уверен в завтрашнем дне, а потому смирится с тем, что Куба стала частью Третьего Рейха. А подполье... Подполье исчезнет само собой. Большинство из тех,  кто пришел в Сопротивление, повинуясь романтическим устремлениям юной души,  в один прекрасный день поймут, что жить можно и при немцах. Причем жить, не рискуя жизнью. Потому что немцы не мешают обывателям наслаждаться мелкими радостями жизни, как-то курение сигар,  потягивание гаванского рома и занятия сексом. Выясниться, что оккупация не мешает обывателям работать и зарабатывать, не мешает веселиться и отдыхать. Не все, конечно, станут такими обывателями... Вот Че никогда не смирится, это точно. Он - прирожденный революционер, борец за свободу.  Че ненавидит обывателя, для которого жизнь дороже свободы. И обыватель так же искренне ненавидит Че. Вернее, не самого Че, потому что большинство обывателей ничего не знают о нем. Обыватель ненавидит таких людей, как Че. Потому что Че мешает им быть обывателями. А обывателям не нравится, когда им мешают жить, как они хотят. И они сделаю все, что бы Че не было. Они выдадут его гестаповцам, или сами расправятся с ним. Че погибнет, так или иначе. А вот такие, как мы, для кого важнее все-таки жизнь, а не борьба, останутся. Мы останемся, выживем и в конце концов превратимся в примерных обывателей,  которые не станут шарахаться при виде немецкого патруля, а спокойно пройдут мимо, а если их остановят, с готовностью предъявят документы, выданные в комендатуре...

Марта замолчала. Фидель увидел ее кривую усмешку. Сигара в ее руке давно уже погасла,  Марта совсем забыла о ней.

- Ты забыла, что я потерял отца и брата, - играя желваками на побледневших щеках, проговорил Фидель. Он никак не мог понять, что произошло с Мартой, которая так же, как и он, ненавидела немцев. Очевидно, Марта  действительно очень устала...

- Я знаю: это твоя боль...

- Поэтому я и не хочу, чтобы на Кубе хозяйничали гансанос! - крикнул Фидель, рубанув воздух ладонью.

- Немцы тоже люди, - с тихим вздохом заметила Марта. - И под ними живет уже половина мира. И не везде плохо живет...

- Ты не права, - горячо проговорил Фидель. - И ты это сама знаешь. Ни ты, ни я не хотим, чтобы на острове хозяйничали немцы!

Фидель сказал это твердо, потому что ему очень не понравилось, что говорила Марта, хотя ее слова почему-то казались Фиделю правильными, и не только правильными, но и убедительными, и  роняли  в глубокие лунки его души твердые зерна сомнения.

Но он не мог согласиться с Мартой! Он не имел права соглашаться с ней! Марта никого не потеряла во время вторжения, а он, Фидель, остался без отца и брата. Без двух людей, которых очень любил. И он, Фидель, не имел морального права становиться простым обывателем. Он должен был вести борьбу хотя бы потому, что оккупация лишила его семьи. Лишила его возможности стать нормальным обывателем...

- Я тоже не хочу, - сказала Марта.

- Тогда  я не понимаю тебя...

Услышав эти слова, Марта резко отвернулась от окна, и Фидель увидел ее усталые глаза.

В комнате висел ночной мрак, и глаза Марты казались темными, как омуты. И на глубине этих омутов плескалась боль, которая не находила выхода.

И  Фидель понял, почему Марта завела этот странный, на первый взгляд, разговор...

- Думаешь, я сошла с ума? - слабым голосом произнесла Марта, криво усмехаясь. В полутьме ее лицо казалось неживым, словно у восковой куклы. - Или ты думаешь, что я сломалась, и решила уйти из борьбы? Нет, Фиделито, я просто разочаровалась в людях. Разочаровалась в кубинцах, которые смирились с оккупацией. Смирились настолько, что теперь  сдают своих соотечественников гестаповцам. Ведь почему погиб Санчес и его ребята? Их выдали...  Мне горько и обидно,  до глубины души, что  кубинцы, самый свободолюбивый и гордый народ Латинской Америки,  молча согласились считать себя людьми третьего  сорта. Честно говоря, я уже не верю, что Куба породила Хосе Марти и Антонио Масео. Не верю, что пятьдесят лет назад кубинский народ, как один человек, поднялся на борьбу за свободу и выгнал испанских колонизаторов. Не верю, что кубинцы, не щадя жизней,  боролись с янки, которые пришли на  остров сразу после испанцев и попытались превратить нашу страну в свою вотчину.

- Янки сейчас труднее, чем нам, - осторожно заметил Фидель. - Они сейчас по одну сторону баррикад с нами...

- Ирония судьбы, - горько усмехнулась Марта. - Ты ведь помнишь, как  год назад, когда пришли немцы, все мы ждали,  когда же янки начнут штурм Гаваны. Нас  ужасали американские бомбардировки Кубы,  когда были разрушены многие наши города, но мы понимали, что такова цена будущей свободы. Цена освобождения Кубы от власти Гитлера... И теперь мы с надеждой прислушиваемся к любым новостям с севера, с нетерпением ожидая, когда же янки соберутся с силами и погонят немцев от Вашингтона и Нью-Йорка. И мы не хотим думать о том, что произойдет, если Америка будет окончательно сломлена...

Марта замолчала, словно переводя дух. Как сомнамбула, она пересекла узкое пространство комнаты, села на топчан, сцепив пальцы рук на коленях. Колени Марты  по-прежнему были пленительно округлыми, а открытые ноги красивыми, но Фидель не мог сейчас думать о сексе.

- Я очень устала, - тихо сказала Марта.- Извини, если наговорила тебе много лишнего. Но ты же меня не выдашь? - она попыталась улыбнуться, но вместо ласковой улыбки вышла  кислая гримаса.

- Да что уж, -  пожал плечами Фидель.

- Тогда до встречи, - она рывком поднялась с топчана и застыла, как-то по-особенному глядя на Фиделя, словно хотела что-то сказать ему, но почему-то никак не могла решиться.

- До встречи, - он медленно подошел к Марте, вопросительно посмотрел ей в глаза. И, видимо, нашел в их голубизне ответ на свой немой вопрос.

Фидель нежно обнял Марту и осторожно, словно опасаясь, что не совсем правильно понял то, о чем говорил ее взгляд,  поцеловал в сухие губы. Марта ответила ему, и они минут пять целовались, забыв обо всех тревогах.

Но когда их губы обрели покой, и от поцелуя остались только приятные воспоминания, к Фиделю вернулись его прежние страхи, и он вдруг снова подумал о том, что они видятся в последний раз, и этот поцелуй был прощальным...

- В следующий раз я останусь до утра, - пообещала Марта, но Фидель  чувствовал, что она и сама не верит своим словам.

- Когда тебя ждать? -  совершенно обыденно спросил он.

- Не знаю, - Марта все-таки смогла улыбнуться. - Когда получу новый приказ Че...

- А без приказа не придешь?

- Не знаю. Скорее всего, нет. Эрнесто приказал соблюдать осторожность и без надобности не светиться.

- А как же листовки?

- Это не его инициатива, - быстро сказала Марта.

- А чья?

- Батистовцев. То есть Объединенного штаба сопротивления... Так это, кажется, сейчас называется...

- Объединенный штаб... - задумчиво проговорил Фидель. - Кого он объединяет?

- В принципе, все разрозненные подпольные группы.

- А их много, этих групп?

- Не знаю. Эрнесто считает, что было около десятка. Но большинство выявило и уничтожило гестапо. Эрнесто боится, что объединяться скоро будет не с кем. Кроме батистовцев, у которых больше возможностей, в том числе и финансовых...

- Мне кажется, объединение - это неплохо, - осторожно заметил Фидель.

-  Не знаю, Фиделито, не знаю,  - закрыв лицо руками,  проговорила Марта. Фиделю показалось, что она готова разрыдаться, как ребенок. - Я ничего не знаю. И еще я очень боюсь. Боюсь за себя, за тебя, даже за Эрнесто. Я даже не знаю, когда я снова увижу тебя...

- Может, все-таки, завтра? - Фидель вопросительно посмотрел на Марту.

Женщина нежно  окатила Фиделя мягким, но тревожным взглядом голубых глаз, и сказала:

- Не знаю... Все-таки нужно соблюдать осторожность...

- Понятно, - вздохнул Фидель. - Но ведь если ты придешь ко мне просто как женщина, разве гестапо что-нибудь заподозрит?

- Откуда мне знать, Фиделито? - Марта все-таки улыбнулась. Однако улыбка вышла какой-то вымученной. - Просто мне кажется, что мы еще не скоро сможем быть просто мужчинами и женщинами... Так что буду ждать приказа Че.

- Надеюсь, ты его получишь очень скоро, - Фидель тоже попытался улыбнуться, однако губы не слушались, словно были чужими. - Кстати, а как там Че? Где он сейчас?

- Не скажу, - сразу посуровела Марта, и Фидель понял, что сморозил глупость. Разве не понятно, что Марта ничего не скажет ему о местонахождении Че, даже если будет знать его точный адрес? Ведь если ты ничего не знаешь, то ничего не узнает и гестапо, ибо Фидель  не был уверен, что если его возьмут, он сумеет выдержать пытки...

- Ты права, - коротко ответил он. И не удержался от вопроса, который интересовал его очень давно:

- Ты спишь с Че?

- Какой же ты еще глупый, Фиделито, - засмеялась Марта, и легко выпорхнула в глухую южную ночь.

Проводив Марту, Фидель вернулся в комнату, отворил створки платяного шкафа и выудил из-под груды разного тряпья, большей частью оставшегося от предыдущих хозяев комнаты, портативный американский радиоприемник, найденный в руинах Старой Гаваны.

Приемник был неисправен, но если его как следует потрясти, работал вполне сносно.

 Плюхнувшись  на топчан, который еще хранил тепло тела Марты, Фидель возбужденно крутанул черную ручку настройки, поймал Вашингтон.

Как раз передавали военные сводки...

Немцы продолжали ракетный обстрел блокированного с суши и моря Лондона.

В Северной Африке танковый корпус генерала Роммеля вел бои в Гизе, на подступах к Каиру.

В России после тяжелых боев оставлен Староволжск - последняя преграда на пути к Москве, а на юге страны фельдмаршал Паулюс, несколько недель назад прорвавший Сталинградский фронт,  вышел к побережью Каспия.

Японская палубная авиация совершила очередной рейд на Канберру и Сидней.

На Южно-американском театре военных действий без перемен - армия Аргентины ведет позиционные бои на подступах к Рио-де-Жанейро.

В Боливии и Перу ширится партизанское движение против германо-аргентинских оккупантов.

Тихоокеанское и атлантическое побережья Северо-Американских Штатов блокировано Объединенными Военно-Морскими силами Германии, Японии и Аргентины. В полночь интенсивным бомбардировкам были подвергнуты Вашингтон, Нью-Йорк и Лос-Анджелес. Противник вновь использовал ракеты большой разрушительно силы - "Фау-3". Среди мирного населения есть убитые и раненые. В Нью-Йорке несколько японских летчиков-камикадзе  протаранили Эмпайр-Стейт-Билдинг. Небоскреб рухнул, под обломками погибли сотни людей...

На юге страны немецкие и японские войска остановлены на "линии Рузвельта" - Даллас - Литтл-Рок - Мемфис - Атланта - Шарлотт - Уиллингтон. Идут тяжелые позиционные бои...

Фидель раздраженно выключил приемник, убрал его под топчан. Марта права - кажется, еще немного, и весь мир падет к сапогам победителей. Как тут не разочароваться в жизни, не впасть в жуткую депрессию?

Тем более, что  про Кубу в новостях -  ни полслова.

А о чем говорить, если Куба давно уже - с весны 1942 года - является глубоким немецким тылом?

И немцы превратили остров в неприступный бастион...

 

 

4.

Катастрофа  января 1942 года случилась неожиданно, хотя северо-американская разведка неоднократно докладывала  Рузвельту, что Гитлер вынашивает амбициозные планы по захвату Кубы.  Тропический остров интересовал Германию в первую очередь как важный стратегический плацдарм,  захват которого открывал путь для переноса военный действий вглубь американского континента.  Гитлер патологически ненавидел Советы,  но Северо-Американские штаты он ненавидел, возможно,  еще больше - в первую очередь из-за того, что янки отличались независимым нравом. И теперь, когда почти вся Европа  лежала у ног фюрера, когда  сталинская Россия захлебывалась собственной кровью, не в силах противостоять железному натиску непобедимой немецкой армии, и мечты о мировом германском господстве начали обретать зримую плоть,  Гитлеру нужна была Америка.

Вся Америка - и Северная, и Южная...

Гитлер знал, что Куба - это ключ к американскому континенту. Эту истину поняли еще испанские конквистадоры, и в начале шестнадцатого века, в 1511 году, спустя всего девятнадцать лет после того, как Куба была открыта Колумбом, остров  стал первой заокеанской территорией, на которой утвердилась власть испанской короны. Испанский авантюрист Диего Веласкес, завоевавший Кубу и провозгласивший себя губернатором острова, особо не церемонился с местным населением - его конквистадоры истребили почти всех индейцев.

Именно Веласкес назвал Кубу "ключом к Америке", и его слова не расходились с делом. От берегов Кубы быстрые испанские галионы направлялись берегам Мексики, Флориды и Южной Америки, и вскоре Веласкес докладывал испанскому королю Карлосу Первому о том,  что на его короне появились новые заморские жемчужины...

К середине девятнадцатого века, растеряв почти все свои американские владения, потомки испанских конквистадоров зубами держались за Кубу, огнем и мечом подавляя сопротивления кубинцев. Первая война за независимость, которая продолжалась десять лет, с 1868 по 1878 год, закончилась победой испанцев, однако семнадцать лет спустя, в 1895 году, генерал-майор кубинской армии Антонио Масео поднял новое восстание против испанских колонизаторов. Идеологом новой войны за независимость стал сорокадвухлетний писатель-драматург Хосе Марти, который не только писал статьи, в которых призывал к народно-освободительной революции, но и сам с оружием в руках сражался  в рядах повстанцев.   Однако ни Хосе Марти, ни Антонио Масео не суждено было увидеть свою родину свободной - оба погибли в бою с испанцами.

Народно-освободительная война продолжалась до 1898 года, но силы были неравны, испанцы теснили повстанцев на всех фронтах, карательные отряды врывались в горные села,  расстреливая всех боеспособных мужчин, начиная с 16-летнего возраста. И если бы не вмешательство янки, войска которых в 1898 году высадились на Кубе якобы для поддержки повстанцев, неизвестно еще, как долго Куба оставалась бы вотчиной Мадрида...

Испано-американская война продолжалась долгие четыре года и закончилась поражением Испании.

20 мая 1902 года Куба была провозглашена независимой  республикой.

Но, сбросив оковы испанского колониального режима,  Куба так и не стала Островом Свободы.

Освободив Кубу от испанцев, янки не спешили уходить восвояси.

Стремительно набиравший силу северный сосед решил без лишних сантиментов прибрать к рукам оставшийся бесхозным ключ к американскому континенту...

Янки закреплялись на острове всерьез, с североамериканской основательностью. Скупали за бесценок не только плантации сахарного тростника и сахарные заводы, но и кубинских политиков, которые только на словах чтили заветы великих вождей борьбы за независимость - Антонио Масео и Хосе Марти, а на деле предавали их идеалы, обменивая действительную свободу на хрустящие зеленые бумажки... Президенты независимой Кубы, словно флюгеры, чутко улавливали ветры,  которые дули из Вашингтона, и старались во всем угодить северному соседу. В народе это вызывало недовольство, которое иногда прорывалось в массовые волнения,  но выступления протеста подавлялись самым решительным и жестоким образом - против безоружных людей бросали войска и артиллерию. Точно так же, как совсем недавно - всего лишь десять лет назад - поступали испанцы...

Иногда янки становились недовольны своими ставленниками на острове, которые вдруг смелели настолько, что  забывали своих хозяев и начинали вести самостоятельную политику, не обращая внимания на ветры, которые дули с севера. И тогда Северо-Американские штаты высаживали в Гаване экспедиционный корпус, с помощью которого убирали неугодного им президента и сажали в президентский дворец более покладистого. Но даже после этого не спешили уходить...

Трижды солдаты янки топтали кубинскую землю. Трижды Куба была под северо-американской оккупацией.

В 1906-1909, 1912 и 1917-1922 годах...

Кубинцы ненавидели новоявленных "спасителей свободы" гораздо сильнее, чем когда-то испанцев.

... 7 декабря 1941 года Япония, самый верный союзник Третьего рейха,  внезапным, хорошо спланированным ударом авиации почти полностью уничтожила Перл-Харбор,  военную базу северо-американцев на Гавайях. На следующий день Рузвельт обратился по радио к американскому народу. Голос президента дрожал от волнения - Рузвельт объявил, что отныне Северо-Американские Соединенные Штаты находятся в состоянии войны с Японией.

Три дня спустя - одиннадцатого декабря - Гитлер объявил войну Соединенным Штатам, заявив, что "арийский военный гений должен покончить с рассадником мирового зла и освободить американский народ от гнета еврейского капитала". Рузвельт ничего не оставалось делать, как объявить войну Германии и подписать указ о всеобщей мобилизации, тем более что  сразу же после официального объявления войны Америке у ее атлантического побережья, а также в Карибском море - то есть уже непосредственно у кубинских берегов - были замечены германские подводные лодки. Спустя неделю появились немецкие линкоры и авианосцы. С авианосцев постоянно взлетали самолеты, которые нагло барражировали у американских берегов, не пересекая, впрочем, границы. Американцы внимательно наблюдали за деятельностью противника, однако приказа атаковать не поступало - Рузвельт не хотел брать на себя ответственность непосредственного начала военных действий между Германией и США...

Вслед за Рузвельтом войну Германии, Японии и Италии объявил кубинский президент Рубен Фульхенсио Батиста.

Батиста пришел к власти 5 сентября 1934 года в результате военного переворота - так называемого "восстания сержантов". Батиста сверг Карлоса Мануэля де Сеспедеса, который сумел захватить власть, воспользовавшись неразберихой, возникшей  на фоне всеобщей политической стачки, положившей конец восьмилетней диктатуре Херардо Мачадо,  однако смог удержаться в президентском дворце всего одиннадцать дней - за что и получил хлесткое прозвище "временный диктатор". На  переворот Батисту,  естественно, благословили янки. В 1940 году по совету своих северо-американских хозяев Батиста решил объявить свободные выборы,  на которых он, понятное дело, одержал полную и убедительную победу,  и стал законным президентом Кубы.

Батисту на Кубе не любили - как и прежних американских ставленников,  однако Гитлера не любили еще больше:  по совету из Вашингтона,  Батиста не жалел денег на антигерманскую пропаганду. Услышав об объявлении войны Германии, тысячи кубинцев вышли на митинг к президентскому дворцу, скандируя: "Гитлер,  Хирохито и Муссолини! Руки прочь от Кубы! Да здравствует свободная Америка!".

Тысячи кубинских добровольцев записывались в ряды армии САСШ и отправлялись на край света - на Тихоокеанский фронт,  сдерживать натиск японцев. Были среди кубинских добровольцев и те, кому повезло чуть больше -  если в данном случае вообще может идти речь о везении - они отправились в составе союзнических войск в Европу.  А после того, как в середине декабря 1941 года Батиста - по просьбе Рузвельта - установил дипломатические отношения со сталинской Россией и снял запрет на деятельность коммунистической партии, запрещенной еще в 1927 году его предшественником Мачадо, кубинские коммунисты, выпущенные из тюрем, получили легальную возможность отправиться на русский фронт и в составе интербригад сражаться с немцами под Москвой, Ленинградом и  Ржевом.

Батиста, взяв пример с Рузвельта, ежедневно выступал по национальному радио. Он призывал нацию сплотиться перед лицом внешнего врага. Призывал Батиста   и к бдительности - по его словам, Куба была наводнена немецкими шпионами и диверсантами. Приняв слова Батисты как карт-бланш, как руководство к действию, тайная полиция начала борьбу с "пятой колонной". Тысячи кубинцев были брошены в тюрьмы по подозрению в сотрудничестве с гитлеровской Германией, сотни расстреляны. Правда, злые языки утверждали, что, прикрываясь ширмой борьбы с немецкими шпионами, Батиста решает свои собственные проблемы - избавляется от последних остатков легальной оппозиции и укрепляет свою собственную власть. Но те, кто так считал, недолго гуляли на свободе - излишне проницательные кубинцы порой бесследно исчезали из своих домов под покровом ночи, а в правительственных газетах появлялись скупые строки об успешном разоблачении новых немецких шпионов...

И кубинский обыватель, в душе всегда поругивавший Батисту,  примолк. Обывателю хотелось выжить, а для этого нужно было верить, что Куба действительно наводнена вражескими шпионами и диверсантами, которые подготавливают почву для немецкого вторжения. Возможно, так оно и было в действительности - ведь все видели, насколько силен Гитлер, ведь вся Европа лежит у его ног, и даже Россия, кажется, вот-вот заявит о капитуляции. А после России наступит очередь Англии и Америки.

Тем более, что на американском континенте у Германии появился верный союзник.

Аргентина...

В этой латиноамериканской стране всегда были сильны прогерманские настроения. И немцев там жило немало - несколько миллионов  переселилось в двадцатые годы, после поражения Германии в первой империалистической войне. В Буэнос-Айресе и других аргентинских городах возникли целые немецкие кварталы.

После прихода Гитлера к власти его аргентинские сторонники создали  Трудовой фронт - немецкую национал-социалистическую партию, которая провозгласила своей целью - ни много,  ни мало - добиваться присоединения  Аргентины к Третьему Рейху.

 Северо-Американские Соединенные Штаты, естественно,  не устраивало усиление прогерманских позиций на американском континенте.

Седьмого  сентября 1938 года в Аргентине произошел очередной военный переворот, и к власти пришел Роберто Ортис,  который был ставленником северо-американцев.

Первым шагом, который  сделал Ортис, оказавшись  в президентском  дворце Ла-Плата,  стал указ  о роспуске Трудового фронта.

 Однако Трудовой фронт распускаться не пожелал, и десятки тысяч его сторонников  вышли на улицы  Буэнос-Айреса, требуя отмены указа. Мирные шествия вскоре переросли в уличные бои. Несколько дней на улицах Буэнос-Айреса шла маленькая гражданская война. Почти неделю нацисты противостояли армии и полиции, на помощь к которым были брошены американские войска.

Фашистский мятеж был подавлен, Трудовой фронт распущен, его сторонники брошены в тюрьмы и спецлагеря. В стране воцарилось спокойствие.

Но многие понимали, что это спокойствие обманчиво. Было ощущение, что это затишье перед бурей.

И буря грянула - два года спустя, когда страсти улеглись. Как  черт из табакерки,  возникла Либеральная национальная немецкая партия, которая проповедовала те же национал-социалистические идеи, что и запрещенный Трудовой фронт.

Приверженцы Либеральной партии вели себя куда более агрессивно, нежели сторонники Трудового фронта. По улицам Буэнос-Айреса стали маршировать чернорубашечники, скандируя фашистские лозунги. По ночам проходили факельные шествия. Очень часто такие марши заканчивались еврейскими погромами. Как ни странно, полиция и армия не вмешивались в происходящее - правительство страны, напуганное размахом выступлений,  заняло выжидательную позицию. И тогда Соединенные Штаты потребовали от президента Аргентины принять самые решительные меры...

9 ноября 1940 года Ортис выступил с радиообращением к аргентинскому народу, призвав всех, кому дороги свобода и демократия, дать отпор фашизму. Было принято решение создать Национальный антифашистский народный фронт - по образцу того, что существовал во Франции в 1936-1938 годах, а в  1938 года был создан в соседней Чили, где тоже были сильны прогерманские настроения.

Однако национал-социалисты действовали более решительно. В ночь на 20 ноября бригадный генерал Пабло Рамирес поднял военный мятеж. Президентский дворец был занят без боя, сам президент был застрелен в собственной постели. Власть перешла в руки Национального комитета спасения,  во главе которого Пабло Рамирес поставил своего друга, полковника Хуана Перона, который с симпатией относился к гитлеровской Германии. Либеральная национальная немецкая партия была объявлена правящей. Создатели Национального народного фронта и многие из тех, кто симпатизировал их идеям, были брошены в тюрьмы или расстреляны.

Заняв пост председателя Национального комитета спасения, Хуан Перон сразу же заявил, что Аргентина присоединяется к Берлинскому пакту.  Уже 3 декабря в Буэнос-Айрес прибыл министр иностранных дел гитлеровской Германии Иоахим Риббентроп, и новые союзники заключили Договор о дружбе и взаимопомощи.

Германия, согласно договору, должна была оказывать Аргентине военную и другого рода помощь, если та подвергнется агрессии со стороны какой-либо третьей страны. Под "третьей страной", понятное дело,  подразумевались Северо-Американские Соединенные Штаты,  которые в одночасье лишились в Аргентине всех своих прежних позиций.

Аргентина, в свою очередь, также брала на себя обязательство оказывать Германии  политическую, экономическую и военную поддержку.

Перон объявил о перевооружении аргентинской армии. Из Германии в Аргентину плыли корабли, на борту которых находились самые современные танки и самолеты. На верфях Буэнос-Айреса, Ла-Платы и  Мар-дель-Платы под руководством специалистов из Германии строились новые военные корабли. Сотни тысяч молодых людей были призваны в армию. Страна готовилась к войне...

5 декабря 1941 года в Карибском море, у берегов Кубы и Флориды,  впервые были замечены аргентинские линейные корабли...

Всем было ясно, что над американским континентом сгущаются тучи, и мировая война из Европы и Азии может перекинуться на "новый свет". И может случиться так, что Соединенные Штаты будут вынуждены в этой войне сражаться на два фронта с двумя сильными союзниками Германии - Японией на Тихом океане и Аргентиной  в Атлантике, да и сама Германия не останется в стороне.

Чтобы избежать войны,  янки решили пойти по тому же пути, по которому они ранее пытались пойти в Европе - умиротворить потенциальных агрессоров. В первую очередь было  принято решение попытаться договориться с Пероном и, если получиться, вернуть Аргентину в сферу американского влияния. В Буэнос-Айрес был отправлен спецпредставитель Рузвельта, опытный дипломат и разведчик Уильям Гарриман. Видя усиление Аргентины, янки хотели по-хорошему договориться с Пероном о разделе сфер влияния на американском континенте - между САСШ, с одной стороны, и Германией и Аргентиной - с другой.

Однако Перон отказался идти на любые переговоры.

А вскоре грянул Перл-Харбор...

... Операция под кодовым называнием "Подарок к Рождеству" началась в ночь на 19 декабря 1941 года - ровно через двенадцать дней после  перл-харборской катастрофы

Операция началась с того, что неожиданно для американцев и англичан был высажен немецко-аргентинский десант на острове Нью-Провиденс,  который входил в архипелаг Британских Багамских островов. Без единого выстрела был захвачен город Нассау - административный центр английского владения в Карибском море. В качестве военных трофеев немцам и аргентинцам достались все базировавшиеся в порту Нью-Провиденса торговые и военные корабли...

Но этим дело не ограничилось. Пока Уинстон Черчилль приходил в себя, озадаченный неслыханной дерзостью немцев и аргентинцев, те высадились на острове Андрос, самом  крупном в Багамском архипелаге. И только после этого Великобритания официально обратилась к САСШ - как к союзнику по Антигитлеровской коалиции -  с просьбой о военной помощи.

Американцы, как и англичане, были не столько удивлены наглостью немцев, сколько поражены ею. Правда, это не помешало им, невзирая на слезные просьбы англичан о помощи, затаиться и наблюдать со стороны за развитием дальнейших событий. Рузвельт, который не хотел войны  с Германией - войны настоящей, а не объявленной на бумаге, - был уверен, что Гитлер тоже не посмеет бросить вызов Америке, и не предпримет больше никаких действий на американском континенте. Захват Багамских островов он рассматривал как демонстрацию силы, а не как готовность к большой затяжной войне. Нужно быть безумцем, чтобы попытаться вторгнуться на материк...

Но Рузвельт не мог  даже предположить, что Гитлер как раз и является таким безумцем...

В ночь на 26 декабря 1941 года началась операция "Рождественский фейерверк". Два десятка бомбардировщиков с черными крестами, попеременно взлетая с  немецких авианосцев, базировавшихся в Атлантике, при полной растерянности войск противовоздушной обороны США, почти три часа совершали налеты на праздничный Майами.

Печальным итогом рождественской ночи стал пожар на авиационном заводе, не говоря о том, что под бомбами погибли сотни людей, которые встречали рождество в своих домах, сидя за праздничными столами, на которых стояла традиционная  рождественская индейка....

Но даже теперь, после столь явного проявления агрессии со стороны Германии, Рузвельт не спешил отдавать приказ начинать боевые действия против объединенного германо-аргентинского флота,  который курсировал в непосредственной близости у американских берегов. Он не хотел повторить ошибку Сталина, который, поддавшись уговорам военных, приказал нанести упреждающий удар по приграничным районам Польши и Германии, где концентрировались германские дивизии. Рузвельт считал, что если бы Сталин проявил присущее ему хладнокровие, войны удалось бы если не избежать, то оттянуть ее на пять-шесть месяцев. А так упреждающий удар  спровоцировал открытую германскую агрессию против России.

Войну, к которой, к сожалению,  Россия была еще не готова...

Рузвельт помнил о промахе Сталина,  поэтому, когда ему положили на стол секретные донесения разведки,  в которых говорилось о том, что в ночь на 1 января 1942 года немецкая авиация начнет бомбить Вашингтон, Нью-Йорк и другие крупные города страны, а также сверхсекретный ядерный центр в Лос-Аламосе,  Рузвельт посчитал это дезинформацией, состряпанной в Абвере. Правда - береженного Бог бережет - приказал усилить наблюдение за  кораблями и самолетами вероятного противника.

Донесения, которые получил Рузвельт, действительно были дезинформацией, отвлекающим маневром. На самом деле германское командование разработало и собиралось осуществить совсем другую операцию, гораздо более дерзкую.

 Операцию под кодовым названием "Ключ к Америке"...

Но это стало известно позже, несколько недель спустя...

В ночь на 1 января 1942 года немецкие авианосцы подошли к Гаване, и новогодний город был подвергнут  массированной бомбардировке. Прямым попаданием десятков авиабомб были разрушены казармы Национальной гвардии, а также склады вооружений и боеприпасов. Подразделения кубинской береговой охраны потеряли три четверти своего состава, поэтому не смогли оказать существенного сопротивления германскому десанту,  который в начале шестого утра вошел в затаившийся в тревожном ожидании город.

К девяти утра первого января Гавана полностью перешла под контроль немецкой армии.

Тем не менее президенту Батисте, который, как и многие кубинцы, не ожидал вторжения, удалось покинуть остров.

В полдень над президентским дворцом, зияющими  выбитыми стеклами,  взвился красный германский флаг с черной свастикой в белом круге.

Свастика была похожа на жирного ядовитого паука каракурта.

И в течение трех дней ошалевшая от неожиданности Америка беспомощно наблюдала,  как Куба переходит под полный контроль немцев и их верных союзников аргентинцев...

Куба пала к сапогам победителей, не оказав никакого сопротивления захватчикам - ни со стороны Национальных вооруженных сил,  ни со стороны населения,  которое, казалось, застыло в тревожном ожидании - что же будет дальше?

И только бригадный генерал Джон Маккинтош, комендант американской военной базы, расположенной в бухте у города Гуантаномо, что на востоке острова, был единственным, кто сумел не только наладить оборону, но и дать отпор оккупантам. Попытка немцев сходу, как и всем островом, овладеть базой городом была отбита, и, окрыленный своей маленькой победой, Макинтош обратился к американскому командованию срочно перебросить с материка подкрепление. Однако штаб ответил глухим молчанием, и Макинтош, поняв, что военное руководство заняло выжидательную позицию, обратился по радио к населению города с призывом помочь контингенту базы в отражении немецкой агрессии.

И - странное дело: горожане, которые не только не любили, но и откровенно презирали заносчивых янки, поддержали призыв американского генерала. Тысячи жителей Гуантанамо, в том числе и те, которые не раз стояли с плакатами у ворот базы, протестуя против северо-американского военного присутствия на кубинской земле,  вооружившись допотопным оружием времен войны за независимость, героически сдерживали натиск превосходящих сил вооруженным самым современным оружием противника.

Сопротивление населения было настолько яростным, что немцы поняли:  все дальнейшие попытки овладеть городом приведут к большим потерям, а доставка свежих сил на кубинский театр военных действий займет много времени. Так что им не оставалось ничего делать, кроме  как спешно блокировать неприступный город  с суши и моря, подвергая постоянным авианалетам и орудийным обстрелам.

Северо-американцы  с обреченной злостью наблюдали за потерей "ключа к американскому континенту" - ключа, который, как казалось, давно уже по-хозяйски лежал в их широком кармане. В Карибском море и Мексиканском заливе уже, ничуть не таясь,  курсировали немецкие надводные корабли и субмарины, которые чувствовали себя хозяевами у северо-американских берегов. Северо-американцы даже и не пытались им противостоять.  Рузвельту оставалось лишь молить бога  о том,  чтобы немцы не нанесли внезапного удара по Сент-Петтерсбергу,  где базировался выведенный из Майами Южный флот. Однако немцы не спешили расправляться с загнанным в ловушку американским флотом - они понимали, что корабли, запертые в бухте Сент-Петтерсберга,  лишенные свободы маневра,  в любом случае были обречены, и потому решили до поры до времени не трогать полудохлую мышь, уже слегка придушенную мягкой когтистой кошачьей лапой...

В течение  двух последующих недель января 1942 года немцы и их союзники аргентинцы, которые тоже направили к берегам Антильского архипелага свои боевые корабли, почти не встречая никакого серьезного сопротивления,  заняли все острова Карибского моря, включая Пуэрто-Рико, который давно уже  неофициально считался 50-м штатом США.

Только в середине января янки сумели очнуться, выйти из глубокого шока и начали действовать.

Рузвельт, который уже не сомневался, что большой войны избежать не удастся,  приказал любой ценой очистить Кубу и Пуэрто-Рико от немецких захватчиков и их пособников. Однако если Пуэрто-Рико было занято немецкими войсками сравнительно недавно, то Куба находилась под контролем гитлеровцев больше двух недель,  в течение которых они не сидели сложа руки, а готовились к возможному штурму острова со стороны северо-американцев.

За две недели немцы сумели серьезно закрепиться на острове, построить руками насильственно мобилизованного населения Гаваны и других городов оборонительные сооружения. Кроме того, в Гаване сохранилось немало старинных крепостей и фортов, построенных испанцами еще в колониальную эпоху как в самом городе, так и по обе стороны от входа в гаванскую бухту. Зенитные установки и артиллерийские орудия, установленные на древних каменных стенах, которые лет двести назад считались неприступными, позволяли контролировать и саму Гавану, и подступы к ней с суши и моря. Так что любая попытка выбить их с занимаемых позиций повлекла бы многочисленные жертвы  не только с обеих сторон, но и среди мирного населения.

Кроме того, начало карибской кампании поставило бы Америку перед угрозой вести войну на два фронта, к чему американцы, которых уже вовсю теснили японцы на тихоокеанском театре военных действий, еще не были готовы. Рузвельт понимал, что нужно быть сумасшедшим, чтобы вести войну сразу с несколькими противниками,  и при этом побеждать. Гитлер был таким сумасшедшим, поэтому ему так сказочно везло - и в Европе, и в России, и на Карибских островах. Рузвельта же даже его явные и тайные недоброжелатели не могли уличить в отсутствии здравого смысла...

Рузвельт понимал, что операция по освобождению Кубы и Пуэрто-Рико может стоить Америке тысяч жизней - но сидеть сложа руки и ждать у моря погоды он не мог, не имел права, потому что это означало бы для него потерю лица перед всем миром и перед  своим народом...

 И Рузвельт решился на активные действия - он отдал приказ о бомбардировке Кубы.

Бомбардировки начались 18 января...

Две недели американская авиация утюжила немецкие укрепления, военные объекты противника и кубинские города.  Немцы тоже не оставались в долгу - их зенитные орудия работали исправно, и бравые американские летчики не раз находили свою смерть в водах Мексиканского залива.

На четвертые сутки непрерывных американских бомбардировок немцы начали не только обороняться, но и предпринимать наступательные действия - на Флориду стали падать ракеты "Фау".

И это всерьез разозлило Америку...

Особенно после того, как один из таких снарядов угодил в больничный городок в Майами.

Бомбардировки Кубы усилились. И если раньше американцы бомбили в основном военные объекты, не особенно задевая  жилые кварталы кубинских городов, то теперь они решили взяться за них всерьез.

Американские военные рассуждали примерно так:  мы не можем освободить Кубу - но в наших силах превратить ее  в выжженную пустыню...

Впрочем, выжженной пустыней Куба не стала.

3 февраля 1942 года американцы неожиданно прекратили бомбардировки острова.

А два дня спустя в радиоэфир вышел беглый кубинский диктатор, президент Батиста, и призвал кубинцев начать освободительную борьбу с немецкими оккупантами. Батиста никогда не отличался красноречием, но тут в нем неожиданно проснулся народный трибун. "Вспомните заветы Хосе Марти - вещал Батиста, - и все, как один, поднимайтесь на борьбу. На священную борьбу за свободу. Бейте немцев так же, как наши отцы полвека назад били испанских колонизаторов. Бейте немцев,  как бьют их сейчас ваши братья в Европе и России. Бейте немцев,  потому что им не место на Кубе. Куба была и будет свободной!"

Затем выступил генерал Маккинтош и заявил, что Гуантанамо остался последним островком свободы на кубинской территории. И призвал  превратить всю Кубу в Остров Свободы.

А через несколько дней по Гаване поползли слухи,  что в горах Сьерра-Маэстры, что на востоке страны, в провинции Ориенте, недалеко от мятежного Гуантанамо, высадился десант кубинских патриотов, который возглавил сам Батиста...

Правда, никто не мог уверенно сказать, насколько соответствуют действительности эти слухи, так как сразу же после выступления по радио  Батисты  Рейнхард Гейдрих, назначенный военным комендантом Гаваны, издал приказ, обязывающий население в добровольном порядке сдать немецким властям все имеющиеся в их распоряжении радиоприемники. Отказ от выполнения приказа карался расстрелом.  Вначале кубинцы не поверили - радиоприемники не отбирали даже в самые мрачные времена диктатуры Мачадо,  когда людей бросали в застенки за один лишь косой взгляд, случайно брошенный в сторону полицейского. Но когда через несколько дней в Гавану прибыл батальон СС, сразу стало понятно, что шутки кончились.

Высокие белокурые парни в черной форме со скрещенными костями и черепом на погонах методично прочесывали городские кварталы - вернее, развалины, оставшиеся после двухнедельных северо-американских бомбардировок, врывались в уцелевшие дома... И если находили не сданный радиоприемник, тут же,  на пороге собственного дома, расстреливали ослушавшихся.

И кубинцы поняли, что шутки кончились. Особенно когда прошел слух, очень похожий на правду, что в крепости Эль-Морро были расстреляны три сотни гаванцев, которых новые немецкие власти посчитали евреями.

Тела убитых были сброшены в море.

Жители Гаваны поняли, что бывают вещи пострашнее массированных бомбардировок. И с надеждой стали смотреть на север, где в хорошую солнечную погоду можно было разглядеть покрытые легкой дымкой очертания северо-американских берегов. Берегов, откуда могла прийти свобода...

Но до прихода свободы было еще очень и очень далеко, потому что по Карибскому морю курсировали немецкие подлодки и надводные корабли, перекрывая все пути с Кубы и на  Кубу.

Германия и ее союзники готовились к морской блокаде Соединенных Штатов...

Так что свобода, о которой говорил не только Батиста,  казалась еще очень и очень далекой. Почти невозможной...

Она, свобода, стала еще дальше, когда 22 апреля 1942 года немецкий десант высадился во Флориде.

Началось немецкое вторжение в США...

 

 

5.

Вечерами Фидель частенько прогуливался по Прадо, так же неспешно заходил в переулки, едва освещенные ленивым светом желтых фонарей.  Иногда он останавливался посреди улицы, рискуя привлечь внимание - прислушивался к ритмичному дыханию вечернего города. До самого комендантского часа улицы Гаваны были многолюдны. С утра до вечера работали салоны синематографа - правда, там крутили исключительно выспренные германские киноленты, - бары и рестораны, стриптиз-клубы и дома свиданий. Однако Фидель помнил и другую Гавану - пустую, разрушенную, затаившуюся в тревожном ожидании. Таким город был всего полгода назад. Теперь же Гавана казалась прежней - словно и не было немецкого вторжения, американских бомбардировок и последующего восстановления "образцового немецкого порядка". Порой Фиделю начинало казаться, что с приходом  в Гавану немцев в городе ничего не изменилось, потому что горожане предпочли забыть прошлое, как жуткий кошмарный сон, так что Марта была права, когда говорила, что обыватели постепенно приспособятся к новой власти, смирятся с неизбежностью оккупации. Привыкли же к гордо вышагивающим немецким патрулям, которые теперь воспринимаются как непременная часть городского пейзажа. Привыкли к тому, что два раза в неделю гестапо устраивало облавы. Привыкли к комендантскому часу,  нарушение режима которого чаще всего каралось расстрелом на месте...

Так что это была не та Куба, не та Гавана, которая осталась в памяти Фиделя. Это была Куба под властью сильного и коварного врага - врага более изощренного и жестокого, чем янки, которые управляли островом после ухода с Кубы испанцев почти сорок лет. Это была Куба под властью безумного Гитлера - чудовища, которое отняло у Фиделя брата и отца. Фидель искренне ненавидел Гитлера и немцев. Можно даже сказать - презирал их, таких холеных, лощеных и высокомерных, которые считали себя высшей расой, а оттого смотрели на кубинцев свысока.

Он ненавидел немцев - и как мог, боролся с ними. Но в то же время он понимал обывателей, которые старались жить так, словно не было никакого Гитлера, словно немецкие солдаты не топтали Кубу своими грязными сапогами. Обыватели жили сегодняшним днем, не задумываясь о том, что принесет им будущее. Они, обыватели, боялись попасть в гестапо - но когда приходили за их соседом, таким же обывателем, они крестились, облегченно вздыхая: "Слава богу, пришли не за мной...".

Фидель понимал обывателей, которые просто хотели выжить - и в тоже время страстно ненавидел их. Ненавидел порой сильнее, чем вражеских солдат в грязно-зеленых мундирах. Иногда Фиделю хотелось остановиться посреди улицы и закричать, что есть сил, обращаясь к людям, которые выходили из ресторана, где до этого ели, пили и танцевали: "Остановитесь, кубинцы! Что же вы делаете? Оглянитесь, задумайтесь!  Вспомните кровь, которую проливали ваши деды, и прадеды за свободу Кубы! Они прогнали испанских колонизаторов, и Куба стала свободна. Они боролись с янки за свободу! Для чего? Чтобы вы, из дети и внуки,  легли под грязных гансанос?!"

Но Фидель понимал, что никогда не сможет выплеснуть из души этих слов. Начни он говорить, призывать к сопротивлению - его немедленно схватит гестапо. Конечно, Фидель, как истинный кубинский патриот, постарается умереть достойно,  перед смертью презрительно плюнув в рожи потным палачам, но...

Но он был еще очень молод, и ему не хотелось умирать.

Правда, если бы Фидель был уверен, что его смерть приблизит свободу, то, возможно, он отдал бы свою жизнь добровольно - как когда-то отдал свою жизнь Иисус Христос. Но ведь Христос не умер на кресте - он воскрес и вознесся на небеса. Но Христос был богом, а Фидель - человеком. И у него была всего одна жизнь, и ему очень не хотелось умирать...

А еще Фидель верил, что когда прогонят немцев, он найдет отца и брата...

Ради только одной этой встречи стоило жить.

 

... Сорок второй год семья Кастро встречала в Гаване.

Еще два года назад отец купил дом в Сьерро, на Калле-Линеа, улице, где жили аристократы и нувориши, разбогатевшие в последние годы.

Двухэтажный особняк с претенциозным порталом, украшенным строгим портиком, с дорическими, как у античных храмов колоннами, стоял в глубине просторного двора, скрытый от любопытных взоров не только кованой решеткой с ажурными завитушками, но и зарослями гибких лиан-каламусов. Упругие стебли лиан, больше похожие на древесные стволы, обвивали розовые стены, сложенные из крупного зернистого ракушечника.

Дом Фиделю очень нравился - легкий, просторный, как парусник, бегущий по морским волнам. И в тоже время - уютный, откуда не хотелось уходить. Особенно полюбился Фиделю просторный патио - традиционный внутренний дворик, который представлял собой квадратную гостиную под открытым небом. На уровне второго этажа шла широкая галерея с деревянными колоннами, капители которых, выполненные в виде голов райских птиц, подпирали навесные альфахре - деревянные потолочные балки, покрытые, как и колонны,  узором замысловатой резьбы. Стены галереи были отделаны пестрой яшмой, которая играла разноцветными бликами под яркими солнечными лучами. С галереи можно было попасть в жилые помещения, а также в роскошный будуар, стены которого были отделаны мореным дубом. Главной же достопримечательностью будуара  было воистину королевское ложе - гигантская кровать, скрытая шелковым пологом широкого балдахина, тяжелые кисти которого, по форме похожие на корабельные колокола-рынды,  легко касались пестрого мозаичного пола.

Фидель никогда не знал бедности, однако его не только смутила, но и испугала столь вызывающая роскошь дома. Дом был построен сто лет назад Рамиресом - плантатором, сумевшим быстро сколотить состояние на сахарных поставках в Европу, в первую очередь в Испанию.

 "Сахарный король" разорился во время Войны за независимость, в 98-м году. Повстанческие отряды разгромили сахарные заводы Рамиреса, который не смог пережить разорения и застрелился. Так как Рамирес жил одиноко, не заводя семьи, дом остался бесхозным, и муниципалитет продал его какому-то янки.

С  той поры особняк на Калле-Линеа сменил немало хозяев.

И никто из них не рискнул посягнуть на его роскошные интерьеры...

 

Они сидели за праздничными новогодним столом, который установили прямо в просторном патио. Ночь была ясной и теплой, ни одно облачко не закрывало черный шатер безграничного   неба, усыпанного желтыми веснушками звезд. Фиделю очень понравилось это сравнение - звезды и в самом деле походили на горсть веснушек,  щедро рассыпанных по лицу одной знакомой девушки.

Марии, студентки технического университета...

С Марией Фидель познакомился вчера, на velado - студенческой вечеринке, куда его пригласили друзья.

Звезды тихо мерцали, дружески подмигивая Фиделю, с океана тянул легкий соленый ветерок, наполняя пространство морской свежестью. Где-то на галерее, за колоннами, тянула свою бесконечную негромкую песенку одинокая цикада. Песня была грустной, но настроение у Фиделя было радостным - в углу патио стоял старый  патефон, и из широкой трубы неслись зажигательные ритмы фламенко. Фидель с мягкой теплотой на сердце подумал, что будь здесь Мария, они могли бы потанцевать...

Но с Марией он встретится только через два часа...

А пока есть время, можно спокойно сидеть рядом с отцом,  неспешно цедить терпкий гаванский ром, и завидовать десятилетнему Раулю, который стремглав носится по гулким анфиладам комнат,  играя в испанских конкистадоров.

Ребенок...

- Я собираюсь в Штаты, - нарушил элегическое молчание отец, закуривая толстую, как пальцы Черчилля, сигару.

- Когда? - спросил Фидель.

- На этой неделе, - отец выпустил в воздух тугую струю темно-сизого дыма.

Дым от сигары почему-то пах свежестью морского прибоя.

- Поедешь со мной? - спросил отец.

- Не знаю, - пожал плечами Фидель.

-  Подумай...  Скоро здесь будет жарко...

Фидель поднял глаза на отца. Он сразу понял, что речь идет не о погоде. Лицо отца было серьезным.

- Ты думаешь, они решатся? - тихо спросил Фидель.

Радостное ощущение легкости, когда в душе живет чувство, что мир прекрасен и принадлежит только тебе, исчезло, уступив место гнетущей тревоге.

- Боюсь, что да...

Прибежал Раулито, облаченный в яркий карнавальный костюм - длинную, до пола, полотняную накидку с наклеенными звездами, вырезанными из золотистой бумаги.

На голове Рауля - узкий колпак...

Мальчик бросился к отцу, повис на его широких плечах, радостно крича:

- Я - конкистадор Кортес! Говори, где спрятано золото Монтесумы?

Морщинистое лицо отца смягчилось, он улыбнулся. Фиделю тоже снова стало легко - он искренне позавидовал своему братишке, для которого еще долго не будет существовать никаких серьезных проблем...

- Нет у меня золота, - виновато развел руками отец.

- Тогда ты умрешь на костре инквизиции! - провозгласил Рауль.

Раулито изо всех сил пытался говорить суровым мужским голосом, но ему еще не были доступны низкие модуляции. Фидель улыбнулся - он обожал своего братишку, который после смерти матери стал ему особенно дорог.

Мать умерла пять лет назад. Как сказали врачи - "от апоплексического удара". И - странно: Фидель, которому тогда еще не исполнилось и двенадцати, узнав о смерти матери, не плакал. Не проронил ни одной слезинки.

То есть он почти не плакал.  Ни когда услышал от отца страшную весть. Ни на похоронах. Ни после... Смерть матери опустошила душу Фиделя настолько, что у него уже не осталось сил на слезы.

И, говоря по правде, Фидель так и не поверил, что его мать умерла. Ему верилось совсем в другое - она просто куда-то уехала. Уехала очень далеко, на другой континент, откуда не так просто вернуться...

... Может быть, и отец уехал? Уехал вместе с Раулем, не успев предупредить Фиделя. А теперь он где-то в Америке, и не может передать весточку сыну. Война все-таки...

Фиделю очень хотелось в это верить...

 

... Расклеивать листовки - работа, доведенная почти до автоматизма. Главное здесь - не очень увлекаться, следить за окружающий обстановкой, иначе будешь ночевать в казематах Ла-Пунты.  В этой средневековой испанской цитадели размещалась главная тюрьма гестапо.

Это был второй поход Фиделя за вечер. Он не рискнул взять с собой все листовки, принесенные Мартой,  справедливо полагая, что человек с тяжелым саквояжем наверняка привлечет внимание немецких патрулей. Да и сам Фидель не раз был свидетелем случаев, когда немецкие патрули останавливали и обыскивали людей, которые несли в руках большие сумки. Некоторых, обыскав, отпускали, других куда-то уводили. Фиделю очень не хотелось оказаться в числе "других". Конечно, среди товарищей Фиделя по подполью были и такие горячие головы, которым Атлантический океан был по колено - но они и попадались чаще. Так что жизнь научила Фиделя осторожности. Тем более, что до комендантского часа осталось достаточно времени - Фидель успеет еще раза два-три вернуться домой за оставшимися листовками.

Нет, не в тот особняк на Калле-Линеа, где он встречал последний мирный Новый год.

Фидель не был в этом доме с того самого злополучного дня первого января, когда...

 

... когда радостный Раулито  предложил:

- Папа, пошли гулять!

- Тебе спать пора, - с ленивой строгостью произнес отец.

- Спать?! - Рауль от удивления даже подпрыгнул. - Ты что, па?  В Новый год?! Ну пошли-и-и-и... - проканючил Рауль, переминаясь на тонких, коричневых от загара ногах.

- Пошли, - легко согласился отец. - Не хочешь с нами? -  это относилось уже к Фиделю.

- Да нет, я  встречаюсь с друзьями...

- И с подругами? - проницательно заметил отец.

- И с подругами, - улыбнулся Фидель, понимая, что отец сейчас не станет его ругать за непостоянство.

Фидель должен был встретиться с Марией. В два часа ночи на набережной Малекон - так одни договорились вчера.... А сейчас острые, как шипы морской звезды, стрелки старинных напольных часов, которые стояли в углу патио, на треногом столике с резной инкрустацией, лениво подбирались к цифре "единица".

- Дело твое, сынок,  - мягко проговорил отец, выдувая кольца терпкого дыма. - Только вот... Подумай об Америке. И вообще, - он неопределенно покачал в воздухе широкой ладонью.

Когда отец и брат ушли, Фидель поднялся на второй этаж по винтовой лестнице, которая вела в гостиную,  и улегся с ногами на широкое ложе. Именно ложе - потому что у него не поворачивался язык назвать просто кроватью это грандиозное сооружение.

Ложе, стоящее в гостиной, было не менее шикарным,  чем-то,  что находилось в будуаре. И тоже могло занять достойное место  в любом европейском или североамериканском музее. Выгнутая дугой спинка из красного дерева была инкрустирована барельефами, изображавшими фантастических птиц и зверей. И, глядя сейчас на работу неизвестных мастеров,  добрые и сильные руки которых вдохнули жизнь в дорогое, но мертвое дерево,  Фидель невольно подумал о Марии, девушке с рабочей окраины,  которая наверняка осудила бы Фиделя, узнай, что он живет среди такой воистину королевской роскоши...

Фидель так и не рискнул сказать Марии, что его отец - крупный землевладелец и промышленник.

Не хотел спугнуть зарождавшееся взаимное чувство...

С Марией, круглолицей девушкой с добрыми темными глазами, излучающими осторожную задумчивость,  с длинными каштановыми волосами, легкими невесомыми волнами спадающими на обнаженные плечи, он был знаком всего несколько часов,  но, поговорив с девушкой всего полчаса, вдруг понял, что на самом деле знал ее  очень давно - быть может, всю свою недолгую жизнь. Они сошлись сразу - как будто они были созданы для того, чтобы стать друзьями.

А если повезет, то и не только друзьями...

Что скрывать: Мария понравилась Фиделю сразу, как только он ее увидел. Возможно, и она сразу выделила высокого стройного брюнета, который со скучающим видом сидел у импровизированной стойки бара, лениво потягивая через соломинку коктейль - ром с мандариновым соком. Мария тоже была одна, она сидела за столиком, у стены, не притрагиваясь к напиткам, и, похоже, скучала. На какое-то неуловимое мгновение их взгляды встретились - и спустя другое, такое же быстролетное мгновение, Фидель уже приглашал девушку на танец...

Весь вечер они провели вместе - сначала танцевали и пили коктейли, пьянея не от рома, а от взглядов друг друга. Затем стояли на открытой веранде, опершись о гранитную балюстраду, откуда открывалась чарующая панорама уснувшей гаванской бухты, озаряемая ярким, как пожар, светом маяка крепости Эль-Морро. Сама крепость, ее крутые высокие стены, казались сейчас  нереальными, призрачными - как и американские военные корабли, стоящие на рейде у входа в бухту...

Фидель и Мария о чем-то разговаривала - и хотя прошло не больше суток, Фидель, как ни старался, так и не смог вспомнить, о чем они говорили... а сейчас, когда минуло больше года (и еще одна листовка прилеплена к шершавой стене...) - и подавно не вспомнить...

Расстались они лишь на рассвете, договорившись, что встретятся в первую ночь нового года на Малеконе.

Сквозь резной переплет этажерки,  которая возвышалась напротив кровати, где лежал Фидель,  были видны настенные часы. Грузный маятник, похожий на пиратский галион,  медленно раскачивался из стороны в сторону,  словно был "летучим голландцем",  которому никогда не пристать к берегу... Фидель улыбнулся - странные у него, однако, ассоциации... Часы показывали половину второго, и Фидель поднялся с кровати - если сейчас выйти из дома, то как раз к двум доберешься до Малекона, где уже наверняка собралось пол-Гаваны - отмечать приход Нового года...  "Как бы нам не разминуться", - кольнула сердце Фиделя острая иголка тревоги, но он поспешил отмахнуться от неприятного сигнала, потому что знал: он найдет Марию в любой толпе...

Где-то вдалеке раздался нарастающий рокот, затем - резкий неприятный свист,  и за окном что-то громыхнуло - да так, что зазвенели оконные стекла. Маятник галиона, словно испугавшись, остановил  на мгновенье свой размеренный бег. Словно почувствовал, что может наконец-то пристать к берегу...

Фидель подбежал к окну: неужели  гроза? И в этот самый момент снова раздался  резкий свист - оглушительный,  похожий на истеричный паровозный гудок, когда машинист резко тормозит, заметив в последний момент на путях неожиданное препятствие. Затем снова ударил яростный раскат грома, как во время тропического ливня.  И следом за громом в районе порта полыхнуло алое зарево. Багровое, цвета крови, пламя исступленно рвалось в ночное звездное небо, жадно облизывая крошечные веснушки звезд.

Фидель встревожился: нет, это не гроза... Звезды сияют по-прежнему ярко, на ночном небе - ни единого облачка... И в этот миг застывший в тревожном ожидании воздух разорвала новая череда взрывов.

Да, теперь у Фиделя не было никаких сомнений: это были именно взрывы, а не раскаты грома. Первая мысль, которая стрелой пронеслась в мозгу Фиделя: неужели немецкие агенты проникли в порт и совершили диверсию?.. Скорее всего, это было именно так: чуть левее бухты - там, где располагались казармы Национальной гвардии, к небу взметнулись новые языки яркого пламени.

Что же случилось?- подумал Фидель, глядя на пламя. И огонь подсказал ему единственно верный, а оттого страшный ответ ...

"Скоро здесь будет жарко", - сказал отец всего два часа назад, когда они сидели за столом,  наслаждаясь пьянящим вкусом крепкого гаванского рома. Фидель внутренне был согласен с отцом - о возможной войне с Германией давно уже говорила вся Гавана, а немецкие военные корабли курсировали в непосредственной близости от острова, в ясный день их черные силуэты можно было разглядеть невооруженным глазом.

Но одно дело - это слушать обывательские разговоры, и совсем другое - всерьез поверить, что Германия всерьез решится вторгнуться на Кубу, которая находится под носом у янки... Тем не менее многие состоятельные кубинцы начали паковать чемоданы сразу после Перл-Харбора, и спешили на северный берег Карибского моря, где - как они надеялись, можно будет отсидеться, если Гитлер всерьез решится ударить по Кубе.

И отец тоже собирался уехать в Штаты...

Где-то в запредельно далекой вышине неба злобно взревели моторы - Фидель догадался, что это со стороны океана идут на Гавану самолеты. Военные самолеты...

Он не видел летящих машин, но что-то - наверное, пресловутое шестое чувство, - подсказало ему, что эти самолеты - немецкие.

И летят они бомбить Гавану...

"Скоро здесь будет жарко..."

Но... Неужели это случилось так быстро?

Нужно найти отца - понял Фидель.

Он рванулся к двери - и вовремя: где-то совсем рядом,  возможно даже, на соседней улице, рвануло так, что брызнули стекла, разлетевшись по комнате острыми блестящими осколками.

"Нужно найти отца", - билась в мозгу Фиделя  отчетливая мысль. Он старался не думать о том, что сталось бы с ним,  останься он у окна...

Фидель выскочил на улицу, озираясь по сторонам.

В двух кварталах от его дома ярко пылал особняк, разбрасывая вокруг себя ореол ярко-красных искр. Как от праздничных бенгальских огней... Фидель невольно улыбнулся такому сравнению - нелепому и жуткому...

В ночном небе ревели невидимые самолеты, обрушивая на новогодний  город смертоносный груз,  взрывы гремели где-то совсем рядом, в воздухе висел терпкий запах пороховой гари, и Фиделю казалось, что все бомбы нацелились прямо на него. Фидель понимал, что нужно бежать, спасаться от несущейся с неба смерти - но он словно прирос к каменной мостовой, превратившись в безжизненную мраморную статую. Он не мог сдвинуться с места, понимая, что умрет прямо сейчас, у порога собственного дома.

... а Мария будет ждать меня на набережной... будет ждать, а потом уйдет, обидевшись на меня... мы же договорились...

Какая Мария... сейчас, когда в воздухе царит настоящий ад?... Фидель до саднящей боли в костяшках пальцев сжал кулаки, чтобы отогнать липкий страх.

Кажется, помогло... Фидель обрел способность логически рассуждать... Мария не будет ждать меня под бомбами, она побежит искать укрытие, а мне нужно искать отца, а не ждать, когда мне на голову упадет бомба, а она не может упасть мне на голову, потому что мне нужно найти отца...

Фидель медленно пошел вверх по улице, в сторону Ведадо... Но через пять или шесть шагов остановился... мне нужно найти отца,  но я не знаю, где искать его и куда идти...

Из узкого темного переулка метнулась плотная тень,  и сердце Фиделя резко упало: он решил, что это бомба, которая обрела способность самостоятельно передвигаться... Фидель успел вознести Господу молитву и покаяться во всех своих грехах, прежде чем понял, что никакая это не бомба...

То был чернокожий парень, чуть старше Фиделя. Полногубое лицо парня сковала маска смертельного страха, и если бы  он  не был негром, можно было бы сказать, что он бледен, как мел...

- Бомбят, - свистяще прошептал негр. Его глаза - красные, испуганные,  как у кролика, который почувствовал  у  своего горла острый нож,   беспомощно бегали.

- Бомбят, - согласился Фидель.

- А я знаю, что нужно делать, - доверительно прошептал парень, хватая Фиделя за руку. Его пальцы были цепкими и холодными, как искусственный лед в холодильнике. Прикосновение было неприятно Фиделю, и он брезгливо отдернул руку, хотя никогда не испытывал расовой ненависти к чернокожим. - Надо спасаться. Бежать...  Бежать очень далеко... очень далеко бежать...

С этими словами он сорвался с места, увлекая за собой Фиделя. Фидель испуганно вырвал руку из холодной ладони негра и остался стоять на прежнем месте.

Негр, похоже, этого не заметил. Смешно размахивая длинными неуклюжими руками, он кинулся обратно в тот же переулок, откуда выскочил мгновение назад. Движения парня были неуверенными, словно тот не рассчитал дозу гаванского рома, и в другой ситуации Фидель посмеялся бы над ним,  но сейчас ему было не до смеха, потому что он понимал, что чернокожим парнем движет только страх и желание спастись от неминуемой смерти, которая гонится за ним по пятам.

Не успел негр скрыться в черном зеве переулка, как небесный свод обрушился на землю, погребая под тяжелыми каменными обломками весь мир. Мостовая взбрыкнула, как дикая лошадь, и ушла из-под ног. И Фидель с ужасом ощутил, что какая-то неведомая сила поднимает его над землей,  и чей-то злой кулак изо всех сил бьет его под ложечку, выбивая из легких остатки воздуха, и чья-то громадная ручища стискивает его грудь, круша ребра. А затем с равнодушной злостью бросает вниз, на острые клыки развороченной  каменной мостовой...

Инстинктивно Фидель успел сгруппироваться, втянуть голову в плечи и закрыть макушку руками....

... Он не помнил, долго ли он так пролежал, оглушенный и разбитый взрывной волной, на горячих плитах мостовой. Но когда Фидель  очнулся, ночь уже ушла, уступив место утру. Стрелки наручных часов застыли, показывая без четверти два, стекло покрылось трещинами, циферблат был помят. Фидель с запоздалым сожалением подумал, что теперь часы придется выкинуть.

Крупное оранжевое солнце, похожее на зловещее кровавое пятно, расплывшееся на голубой стене, стояло над крышами. Гулкая тишина тошнотворно звенела в ушах, голова казалась пустой, как бутылка из-под гаванского рома, правый локоть нестерпимо горел, словно по нему несколько раз прошлись шершавым наждаком.

Фидель сел, морщась от нестерпимой боли в ободранном локте. Обвел затуманенным взором улицу, умытую кровавыми лучами утреннего солнца.

Левой стороны Калле-Линеа больше не существовало. На месте углового дома, за который завернул чернокожий парень - Фидель вспомнил его очень отчетливо - зияла огромная, как лунный кратер, земляная воронка, рваные края которой были завалены битым камнем и какими-то обгорелыми деревяшками. Видимо, остатками мебели...

Фидель пожелал незнакомцу оказаться в момент взрыва  авиабомбы как можно дальше от этого места.

Фидель попытался подняться на ноги, и через минуту это ему удалось. Его шатало из стороны в сторону, как пьяного. Он чувствовал, что желудок сдвинулся куда-то влево, и почему-то стремится вверх. Фидель судорожно сглотнул, однако желудок не успокоился.

 Тогда Фидель срыгнул - липкий сгусток кровавой слюны смачно шмякнулся на черные камни мостовой. И Фидель поспешно отвернулся от своей  сизой блевотины - но желудок рвался наружу, и Фидель не стал противиться его желаниям ...

Фидель очнулся около фонарного столба. В  голове чуть прояснилось,  но все равно он чувствовал себя так, словно его всю ночь били тяжелыми мелками по затылку. "У меня сотрясение мозга", - предположил Фидель. Он стоял, упершись лбом в деревянное снование столба. За ночь столб остыл, дерево приятно холодило кожу, и Фидель чувствовал, что ему становится легче. Он тронул кончиком языка зубы - странно, но все они остались на своих местах... Я отделался сравнительно легко... - пронеслось в голове Фиделя. Чернокожему парню повезло меньше... Фиделя передернуло от этой мысли, и скрученный спазмами желудок снова напомнил о себе.

Но рвать уже было нечем, только желудочный спазм рванул в голову невыносимой болью. И Фидель вспомнил то, о чем так хотел забыть - как парень заворачивает за угол, и в это время небо обрушивается на землю, и человек, подобно тряпичной кукле, взмывает в воздух, переворачиваясь, словно в сложном акробатическом прыжке, затем летит вниз и падает, распластавшись на острых камнях мертвым мешком из костей...

И тут Фиделя словно током дернуло:  он совсем забыл про отца и брата!

Фидель бросился к дому - так быстро, насколько мог. Сил бежать, впрочем, у него не осталось совсем - расстояние, которое обычно Фидель преодолевал меньше, чем за минуту, легким прогулочным шагом, на этот раз показалось ему длиннее марафонской дистанции. Фиделя шатало из стороны в сторону, словно он был вдребезги пьян,  один раз он даже упал,  ударившись коленом о мостовую так,  что от острой, испепеляющей боли захотелось завыть по-волчьи...

К счастью, дом  остался цел. Он почти не пострадал от бомбардировки - если не считать выбитый стекол, поваленной чугунной решетки и разбитый уличных фонарей, стоявших вдоль решетки. Зато зданию, которое стояло слева, повезло куда меньше - от роскошного особняка из белого мрамора, походившего на венецианский палаццо,  остались только обгорелые стены первого этажа. Сердце Фиделя застонало от острой боли - этот особняк ему очень нравился, он напоминал ему о далекой Европе, где Фидель давно уже мечтал побывать...

Фидель зашел в свой дом, заглянул в патио, и его взгляд остановился на неубранном праздничном столе, а затем перескочил на серый патефон, сиротливо стоящий в углу, рядом с часами.

Часы показывали шесть утра. Они остановились, маятник не двигался.

Фидель подошел к столу, взял початую бутылку рома.

И вылил в себя все ее содержимое...

Огненная струя обожгла пищевод и желудок, но прояснила мысли и прогнала глухую тоску.

"Они были здесь, - подумал Фидель об отце и брате - они пришли, отец увидел, что меня нет, оставил Рауля и пошел меня искать..."

Мысль была не только разумная, но и приятная, теплая, как утренний свет солнца, и Фидель улыбнулся ей.

- Раулито! - крикнул он. То есть ему показалось, что он крикнул. На самом деле голосовые связки смогли выдать лишь слабый свистящий шепот.

Надо подняться наверх - понял Фидель. В комнату Рауля. Он там. Он устал и спит...

Но в угловой комнате, которую отвели Раулю, брата не было. Только сиротливо валялся на полу игрушечный лук, с которым Рауль играл в конкистадоров. Кровать была аккуратно застелена - значит, Рауль не ложился... "Он пошел искать меня вместе с отцом!" - догадался Фидель. Значит, они должны скоро прийти...

Фидель с минуту стоял на пороге, раздумывая, как ему поступить. То ли остаться дома, дожидаться отца, то ли отправиться ему навстречу. Первое решение было разумным, однако у Фиделя не было никакого желания сидеть и ждать. Ждать - этот значило маяться в неизвестности,  ходить, как лев в клетке,  из угла в угол,  напряженно  прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся с улицы... Так и свихнуться недолго... К тому же - вдруг, пока он будет сидеть и ждать, с отцом что-нибудь случится, и Фидель не будет знать, что случилось, и ничем не сможет помочь ему...

Да! Я должен выйти им навстречу... Фидель выскочил из дома, даже не затворив за собой дверь, и - откуда только силы взялись? - бросился вверх по улице, которая вливалась в Ведадо.  То здесь, то там виднелись страшные следы ночной бомбардировки. Изредка Фидель натыкался на ранних прохожих - таких же взбудораженных, как и он сам.

Он мчался по лабиринтам узких улиц, не разбирая дороги. Он не знал,  где встретит отца, и не имел ни малейшего представления, где искать  его. Горячие пары выпитого рома приятно разливались по телу, наполняя Фиделя птичьей легкостью, и он чувствовал невиданный доселе прилив сил. Если сейчас начнется бомбардировка,  я справлюсь с бомбами голыми руками...

Вдруг Фидель  остановился и застыл,  как соляной столб. Дыхание сбилось, сердце упало и глухо ударило в низ живота, словно останавливаясь.  Но потом снова застучало в прежнем ритме - где-то в районе желудка. Фидель стоял у рваного края глубокой воронки, преградившей ему путь, и проклинал себя за глупое ребячество. Ведь пока он, как сумасшедший, бегает по пустынным улицам, отец наверняка вернулся домой и волнуется за меня! "Какой же я дурак!" - в сердцах обругал себя Фидель, и что было сил бросился назад.

Он летел домой, как на крыльях, предчувствуя, как бросится на шею отцу,  а тот заключит его в свои крепкие объятия. И Фидель попросит у него прощения - за то, что не всегда слушался его, часто поступая наперекор. А отец, встревоженный долгим отсутствием старшего сына, только слегка пожурит его, как же иначе...

- Отец! - закричал Фидель, вбегая в пустой дом. То, что дом был пуст, Фидель понял сразу, как только увидел неубранный праздничный стол и черную трубу патефона, которая смотрела на него пустым глазом.

Дом был пуст, и тишина, напряженная, как гитарная струна, готовая разорваться от малейшего прикосновения, казалась зловещей. Если бы Фидель был страусом, он, наверное,  засунул бы голову в песок, чтобы не слышать этой нехорошей тишины. Фидель втянул голову в плечи, словно опасаясь, что когда струна лопнет, она обрушит пространство, и каменные стены дома сложатся, как карточный домик, погребая под обломками его, Фиделя...

Да нет, все эти мысли - лишь следствие ночных страхов. А отец недавно был дома и, не застав меня, отправился меня искать...

Фидель поднялся в комнату отца, достал из бюро старый отцовский блокнот. Затем спустился в патио и написал нервным размашистым почерком:

"Отец! Со мной все в порядке. Я пошел тебя искать. Никуда не уходи. Пожалуйста, дождись меня!"

Он положил записку на стол, придавил пустой бутылкой так, чтобы была видна часть послания, и снова выскочил на улицу.

... Фидель не помнил, сколько времени он пробегал по окрестным улицам, надеясь встретить отца и брата. Кажется, он не раз возвращался домой, но дом был по-прежнему наполнен тяжелым запахом пустоты, и Фидель, не в силах выдержать тяжелого давления  стен, которые всего лишь вчера были родными,  читал свою же записку, которая так и лежала на столе, придавленная зеленой бутылкой,  спешил на улицу, на свежий воздух, где было гораздо уютнее. Городские улицы пустынны, город словно вымер, его улицы и дома превратились в декорации, где можно было снимать "Войну миров" Уэллса,  но это почему-то совсем не тревожило Фиделя.

И только когда Фидель оказался на Малеконе, то увидел небольшую группу людей, которая что-то искала в развалинах, оставшихся на месте многоэтажного дома. Какой-то белый мужчина лет пятидесяти, с всклокоченными волосами, с пустыми глазами,  подбежал к Фиделю и начал что-то  возбужденно говорить ему, указывая рукой на  руины. Фидель уставился на него, ничего не понимая. Мужчина снова заговорил, более громко и отчаянно жестикулируя, и в сознание Фиделя с трудом проникли полузнакомые слова: "Люди... бомба... никого не осталось..." Потом мужчина куда-то исчез, словно растворился в воздухе, а над головой, чуть не задевая крыльями верхушки пальм, с громким ревом пронеслись самолеты с черными крестами на брюхе. Кажется, Фиделю удалось даже увидеть лицо одного летчика. Летчику было весело, он улыбался. Наверное, он улыбался потому, что увидел Фиделя. Но не потому, что обрадовался Фиделю, просто он увидел долгожданную цель, и  сейчас  его руки потянутся к черной гашетке, нажмут изогнутый рычаг, и...

Фидель, как загнанный заяц, упал на мостовую, закрывая голову руками... Если бы он мог, то, как крот, прорыл бы глубокую нору в камнях мостовой, чтобы спрятаться от смерти, которая, смеясь, наблюдала за ним с ревущего неба.

Но самолеты пролетели мимо. Немецких летчиков совершенно не интересовал одинокий семнадцатилетний парень, который вдруг внезапно осознал, что детство кончилось, и началась взрослая жизнь...

 

Фидель так и не узнал, что стало с отцом и братом. Ему хотелось верить, что они не погибли при первой бомбардировке - ведь сам Фидель остался жив...

Фиделю хотелось верить, что они живы - хотя знал, что чудес не бывает. Спустя два дня после начала оккупации Фидель уже знал, сколько мирных жителей погибло во время первого налета  немецкой авиации - несколько сотен. Он видел обезображенные тела, вповалку лежащие на улицах, и боялся смотреть на них, опасаясь, что увидит мертвые глаза Рауля или отца.

Может быть, хорошо, что он их не увидел - мертвыми.

Неизвестно, смог ли он вообще выжить после этого.

Так что лучше считать, что они не погибли.

А просто пропали...

 

Фидель плохо помнил первые два месяца оккупации. Они прошли как в тумане.

В памяти сохранились лишь фрагменты воспоминаний. Он помнил, что, как и другие горожане, был мобилизован в лагерь, на строительство оборонительных сооружений. "Арбайтенлагер" располагался на территории старинной крепости Эль-Морро. Той самой, на которую еще два дня назад смотрели Фидель и Мария, мечтая о будущем.

Что стало с Марией, осталась ли она жива, Фидель тоже не знал.

По периметру крепостных стен стояли деревянные сторожевые вышки. На территории крепости прогуливались охранники с собаками.

Фидель работал, ни о чем не задумываясь. Порой ему казалось, что он давно уже умер, и только по инерции продолжает двигаться. Тропическое солнце палило нещадно,  немцы заставляли работать мобилизованных горожан по восемнадцать часов - они знали, что янки наверняка попытаются отбить Кубу.

И точно - вскоре начались те самые  бомбардировки.

Немало "арбайтеров" нашли смерть под американскими бомбами.

Фиделю повезло - он даже не был ранен. Но чувствовал себя не лучше мертвого...

Через какое-то время, когда бомбардировки прекратились, и всем стало ясно, что Америка не предпримет штурм Кубы,  немцы отпустили горожан из лагеря. Им почему-то стали не нужны дешевые рабы, которые работали спустя рукава, и которых, помимо всего прочего, нужно было чем-то кормить.

Фидель возвращался домой через Старую Гавану.

Он не узнавал города - выщербленные мостовые, воронки от американских авиабомб, обгорелые стены старинных дворцов и соборов, завалы из руин... 

Американская авиация поработала на славу, за несколько дней уничтожив то, что создавалось поколениями кубинцев. У Фиделя непроизвольно сжались кулаки, когда он  вышел на Пласа-де-Катедраль.

На  месте Кафедрального собора он увидел кирпичное крошево, посреди которого валялись, воздевая к небу культи рук, разбитые скульптуры католических святых. Уцелела лишь часть северной стены собора, напротив дворца Агуас-Кларас.

Впрочем, от самого дворца осталась только часть колоннады и  обгорелые стены...

И ни одного человека вокруг - словно город вымер.

Приближался комендантский час, и, чтобы не нарваться на патруль, Фидель заночевал в подвале полуразрушенного дома, недалеко от Пласа-де-Армас, тоже разбомбленной до основания.

Там он провел три дня, которых он не заметил - видимо, действительно время перестало для него существовать. Его даже не мучил голод, есть совсем не хотелось.

Когда Фидель выбрался из руин Старой Гаваны и очутился в Экстрамурос - Центральной Гаване, то увидел, что город был не таким уже и мертвым, как ему показалось вначале. Американские бомбардировки прекратились, и город стал залечивать раны, жизнь начал входить в привычную колею. Горожане сами, без понуканий со стороны новой власти,  начали  разбирать завалы, приводить в порядок городские улицы, восстанавливать разрушенные дома.

Спустя час Фидель был уже на Калле-Линеа. Как и следовало ожидать, дом был полностью разграблен. Грабители - Фидель ничуть не сомневался, что это были немцы, - вынесли из дома всю мебель,  в том числе и "королевское ложе", не говоря уже о часах с маятником в виде парусника. В патио валялись окурки и бутылки из-под немецкого шнапса...

Фидель поспрашивал соседей, не слышал ли кто об его отце - но они только пожали плечами...

Фидель медленно  возвращался к жизни и понимал, что перед ним в скором времени может стать проблема, на что ему жить. Он решил сходить в банк, в котором отец открыл счет на имя Фиделя, когда он приехал в Гавану учиться. Банк, как ни странно, не был не только разрушен, но работал. И счет не был заморожен...

Управляющий банком сказал Фиделю, что немецкая комендатура не станет конфисковывать вклады частных лиц - за исключением тех, кто будет вести себя нелояльно к новым властям. Это известие Фидель принял с видимым облегчением: голодная смерть в ближайшие годы ему не грозила...

 

 

Очередная листовка нашла свое место на обшарпанной стене серого дома, стоящего в темном переулке,  куда не доставал свет фонарей,  ярко горевших на проспекте Пасео, и Фидель уже собирался покинуть переулок,  но вместо этого остановился и вжался в шершавую стену, стараясь не дышать.  Где-то совсем рядом прошагал, звонко цокая подкованными сапогами,  немецкий патруль. Фидель криво усмехнулся: какие же они, эти немцы, пижоны... При ходьбе нарочито громко стучат каблуками. Словно хотят показать,  что именно они - хозяева и этого города, и всей страны.

Фидель снова усмехнулся, сплюнув на мостовую: хозяева... Неужели они такие тупые, что не могут понять,  что те, за кем они охотятся, услышав характерный цокот,  успеют сто раз спрятаться?

Впрочем, сегодня патрулей было особенно много, они шагали один за другим, с перерывом в пять-десять минут.  Фидель это отметил еще днем,  когда делал вид, что  гуляет по Прадо, а на самом деле разведывая место проведения операции. Нетрудно было понять, что намечается очередная крупномасштабная облава. Видимо, немцы были хорошо осведомлены, что подполье что-то затеяло. В таких случаях немцы звереют и хватают всех, кто покажется им подозрительным. Фидель не хотел думать о том, что будет, если его остановят и обыщут...

Немцы шагали по мостовым, громко цокая подковками, изредка заглядывая в темные переулки, освещая их недра армейскими фонариками.

Но соваться в городскую утробу они не решались, и это было на руку Фиделю.

Один раз, когда Фидель ждал, когда пройдут немцы, особо настырный патрульный  заглянул все-таки в переулок. Яркий свет едва не задел Фиделя, который вжался в небольшую нишу в стене, думая только о том, чтобы стать невидимым, слиться с лиловой мглой. Он молил бога, чтобы тот отвел немцу глаза от ниши,  и направил  горячий сноп яркого света чуть левее...

Бог, похоже, услышал молитвы Фиделя, и патрульный, что-то пробормотав на своем лающем языке, выключил фонарь и вышел из переулка.

Фиделю повезло, но он чувствовал, что везение не может длиться долго. Ему уже давно везет, и лимит на везение может скоро оказаться исчерпанным.

Где-то в груди зародилось холодное ощущение тревоги. Фиделю захотелось выкинуть опасные листы бумаги, и бежать домой, закрыться от внешнего мира в своей маленькой комнатушке,  и  сидеть так целую вечность, не пуская никого в свой маленький, уютный мирок.

Но Фидель понимал: он не имеет права быть малодушным, не имеет права подчинять душу страху. Ведь он - не обыватель, который мечтает только о том, чтобы сладко поесть и приятно провести время, которого не волнуют немецкие патрули на улицах кубинских городов.

Фидель не был обывателем.

Он был подпольщиком.

Борцом...

 

Фидель хорошо помнил тот день, когда он встал в ряды борцов-подпольщиков. Встал не по принуждению, не под влиянием романтического порыва - по зову сердца.

Однажды, бесцельно шатаясь по городу, Фидель оказался в районе Центрального парка, недалеко от того места, где до войны возвышалось здание Национального Капитолия.

Американцы, когда бомбили Гавану, по каким-то им одним известным причинам пощадили точную копию своего Конгресса, и ни одна бомба не упала вблизи от здания.

Однако как только бомбардировки прекратились,  Национальный Капитолий был взорван по приказу немецкого военного коменданта. "Гансанос" не пожалели десятков ящиков взрывчатки,  чтобы только показать Америке, лежащей в ста милях от Гаваны, что именно они  хозяева острова.

Взорвав Капитолий, немцы мобилизовали жителей Гаваны на разборку руин. Фидель тоже оказался в числе подневольных рабочих. И с утра до вечера он, как и тысячи горожан, возил тележки со щебнем до Малекона. Там под громкие крики немецких автоматчиков останки былого величия сбрасывали в океан.

Когда руины разобрали, получилась идеально ровная площадка, посреди которой был установлен огромный фанерный щит с надписью по-английски: "Смотри, Америка! Вот что тебя ждет!" Правда, через несколько дней щит с надписью куда-то исчез, однако это сошло с рук горожанам. То ли у комендатуры были более важные дела, то ли "гансанос", поставив щит, тут же забыли о нем.

У ограды парка выстроились в ряд путаны, совсем еще юные девочки. Самой старшей, наверное, не было и пятнадцати. Очевидно, что немецкие власти смотрели на "жриц свободной любви" сквозь пальцы.

Фидель скользнул по девочкам равнодушным взглядом. Девочки же смотрели на него, не скрывая своей заинтересованности.

Будь у Фиделя другое настроение, Фидель, конечно же, не отказался бы провести часок-другой с юной "жрицей любви" - деньги у него были. Но сейчас ему не хотелось секса. Не давали покоя воспоминания о пропавших отце и брате. Фидель даже сомневался,  сможет ли он когда-нибудь снова лечь в постель с женщиной. Он чувствовал, что за этот месяц постарел лет на сто, если не больше...

Фидель остановился у памятника Хосе Марти. Вернее, у того, что от него осталось. У вытянутого прямоугольного пьедестала из белого каррарского мрамора. Сам памятник был сброшен немцами на землю и разбит на куски в первый же день оккупации. Мраморные обломки убирать не стали, - видимо, специально. Как говорится, в назидание...

Были разбиты и скульптуры женщин и детей, окружавших памятник Хосе и символизировавших свободную, непокоренную Кубу.

Некоторое время Фидель отрешенно смотрел на куски мрамора, на разбитые мраморные головы, на разбросанные по земле каменные руки и ноги  - и его сердце наполнялось яростью и болью. Он мог простить немцам взорванный Национальный Капитолий, который был связан больше с северо-американской историей, чем с кубинской, но смириться с надругательством над памятником национальному герою Кубы, который отдал свою жизнь в борьбе за свободу и независимость своей страны - с этим смириться было гораздо труднее. Фидель понимал, что немцы сознательно разрушили памятник Хосе Марти, чтобы вытравить в кубинском народе национальное самосознание, показать кубинцам, что они такие же рабы Третьего рейха, как и народы других стран, покоренных Гитлером. Но он, Фидель, не хотел быть ничьим рабом, в первую очередь рабом Гитлера, которого он уже давно ненавидел всеми фибрами своей исстрадавшейся души. Не в силах сдерживать рвущийся наружу порыв, Фидель  достал из кармана маленький кусочек мела, который  он носил с собой уже давно, не совсем понимая, зачем тот ему нужен, и, забыв даже оглянуться по сторонам, размашисто вывел на щербатом постаменте: "Viva Cuba libre!"

"Да здравствует свободная Куба!"

И почувствовал, как сердце, готовое остановиться,  опускается к желудку, когда ему на плечо легла тяжелая рука.

Фидель замер, съежившись, ожидая удара. Или выстрела...

Но вместо этого услышал насмешливо-серьезное:

- Трудишься?

Молодой сильный голос звучал иронично и чуть покровительственно. И без малейшего акцента. Такой голос не мог принадлежать немецкому солдату...

Тем не менее  Фидель почувствовал, как в грудь заползает скользким осьминогом липкий, почти животный страх, протягивая длинные щупальца к сердцу и желудку. Он уже успел пожалеть о своем несвоевременном порыве,  свидетелем которого стал какой-то незнакомец.

Чувствуя, как дрожат ставшие ватными ноги, Фидель  обернулся. Перед ним стоял элегантно одетый парень лет двадцати. Высокий, но худощавый, с подвижным, излучающим доброжелательность смугловатым лицом. Дерзкие глаза, черные, как маслины, чуть покровительственно,  с доброй усмешкой взирали на Фиделя.

И хотя минуло уже немало времени, Фидель легко узнал Эрнесто Гевару, студента Гаванского университета, с которым он был знаком, кажется, несколько веков назад. Еще до всего этого кошмара...

Именно Эрнесто пригласил Фиделя на ту предвоенную новогоднюю вечеринку, на которой он встретил Марию. 

Впрочем, воспоминания о Марии, которую Фидель видел всего один раз, тоже остались где-то в далеких веках, и он уже не был точно уверен, действительно ли он был когда-то знаком с этой очаровательной длинноволосой девушкой, на курносом носике которой гнездились очаровательные золотистые веснушки...

- Пошли отсюда, - быстро бросил  Эрнесто, воровато оглянувшись по сторонам. - Не хватало еще, чтобы нас тут увидели...

- Да, -  радостно кивнул Фидель, и послушно двинулся следом за Эрнесто. Он давно не видел Эрнесто, и, конечно же, не знал, как сложилась его жизнь за эти месяцы, чем он занимался и что думал о немцах, но почему-то не только сразу  поверил ему, но и почувствовал в нем лидера, за которым можно пойти очертя голову и в огонь, и в воду. Сразу чувствовалось, что сидит в Эрнесто крепкий стальной стержень, который делает его по-настоящему сильным. И Фидель был готов без раздумий починиться этой доброй, уверенной силе.

И Фидель с легким сердцем двинулся следом за Эрнесто, даже не спросив, куда они пойдут. Шли они долго, не разговаривая - словно Эрнесто хотел подготовить Фиделя к чему-то очень важному. Такому, где нет места случайным словам. Фидель размышлял о том, что принесет ему эта встреча. Он с самого начала, как только увидел Эрнесто, был уверен, что встретил того, кто ему был нужен - борца за свободную Кубу...

Миновав ажурную решетку Центрального парка, около которой по-прежнему дежурили юные путаны, Эрнесто, а следом за ним и Фидель, вышли на Прадо - главную улицу Новой Гаваны, почти не разрушенную американскими бомбардировками. Улица, как всегда, была пестрой, многолюдной. Работали магазины и уличные кафе. Пройдя по Прадо два или три квартала, миновав заполненную ржавой водой глубокую воронку, на месте которой до войны располагался магазин модной одежды, они   юркнули в узкий глухой  переулок,   чем-то похожий на горное ущелье, который вывел их к широкой площади, на которой высился президентский дворец. Восточный фасад дворца, обращенный к небольшому чахлому скверику,  был поврежден бомбой, а на куполе здания надменно полоскался немецкий флаг. Фидель опустил глаза, сжал кулаки. Даже бесцеремонные янки, которые несколько десятилетий управляли Кубой через своих ставленников,  не имели наглости  вывешивать на президентском дворце свой звездно-полосатый флаг!

Эрнесто бросил на Фиделя понимающий взгляд, кивнул ему.

Они уже понимали друг друга без лишних слов...

От дворца Эрнесто направился к скверу, посреди которого на два человеческих  высились выщербленные, изгрызанные тропическими ливнями и солеными морскими ветрами  руины крепостной стены, которая когда-то окружала Старую Гавану. Правда, эти руины не имели никакого отношения к нынешним военным временам, они остались с тех пор, как лет восемьдесят назад испанский наместник приказал разобрать за ненадобностью городские стены, которые обветшали настолько, что портили городской пейзаж. Средневековые городские укрепления  снесли, оставив лишь несколько фрагментов крепостных стен "для истории" - в парках и скверах, разбитых на месте этих укреплений.

Впрочем, совсем рядом со щербатыми камнями старинной стены зияла глубокая воронка, а стволы пальм были иссечены осколками.

Миновав сквер, Эрнесто и Фидель углубились в Старую Гавану, и у Фиделя снова, как и всегда в последнее время, когда ему приходилось бывать в старом городе,  болезненно сжалось сердце. По сути, Старой Гаваны, части города, до недавней поры сохранявшей колониальный облик,   больше не было. После массированных американских бомбардировок там не осталось ни одного целого  здания, целые кварталы были стерты с лица земли, превращены в груду щебня. Правда, когда бомбардировки прекратились, немцы мобилизовали горожан на расчистку руин, поэтому теперь по улицам можно было ходить свободно, не опасаясь, что на тебя рухнет разрушенная стена. Но все равно, мертвые руины домов, дворцов и церквей, разбитые булыжные мостовые производили на Фиделя угнетающее впечатление, хотя он видел их не впервые.

- Впечатляет? - спросил Эрнесто, показывая рукой на черные руины.

Фидель лишь угрюмо кивнул.

- Ничего, после войны отстроим,  - сказал Эрнесто, вздохнув. - А тебя, кажется, Фиделем звать? Я тебя сразу узнал.

- Я тебя тоже, - ответил Фидель.

- Ты сильно изменился с тех пор, - сказал Эрнесто. - Повзрослел, возмужал...

Услышав эти слова, Фиделю вдруг страшно захотелось рассказать Эрнесто обо всем, что случилось с ними за эти месяцы, поведать ему о страданиях, которые ему довелось пережить за месяцы оккупации, - но он лишь нахмурил густые брови, подавив в себе желание выговориться. Посчитал, что его порыв  мог быть истолкован неправильно. Вместо этого он спросил, бросив на Эрнесто быстрый взгляд исподлобья:

- Ты помнишь Марию?

- Какую Марию? - Эрнесто остановился,  внимательно посмотрел на Фиделя.

- Студентку Технического университета. Ты познакомил нас на вечеринке, за несколько дней до войны...

- Честно говоря, я не помню, - ответил Эрнесто,  запустив пятерню в шапку густых черных волос. -  Нет, не помню...

- Жаль, - вздохнул Фидель.

- А почему ты спросил?

- Просто я думал, что ты ее помнишь, - снова вздохнул Фидель. - Когда я тебя увидел, я сразу вспомнил, что ты был знаком с Марией и подумал, что ты можешь знать, что с ней стало, жива она или нет...

- Понимаю, - тихо проговорил Эрнесто. - Я все понимаю... Но, к сожалению, я ничем не могу тебе помочь. Я действительно не помню, о ком идет речь. Извини...

Он виновато развел руками, и прибавил шаг.

Пропетляв по лабиринтам    узких улочек-ущелий, сдавленных хмурыми стенами, они вышли на такую же мертвую и безжизненную, как и вся Старая Гавана, улицу Обиспо - улицу Епископов - и остановились у дверей старинного особняка, который меньше других пострадал от бомбардировок. Однако и этот особняк глядел на мир пустыми глазницами окон. В этом доме давно уже никто не жил...

Однако когда Эрнесто громко постучал  в потемневшую от времени тяжелую дверь с железной ручкой, та тут же, жалобно скрипя несмазанными петлями,   отворилась, словно его прихода ждали.

В узком проеме показалась блестящая на солнце  голова негра.

- Ты что-то долго, - гундосо буркнул негр. Он полностью вышел из-за двери, и Фидель смог по достоинству оценить его атлетическую фигуру.

- Так получилось, - ответил Эрнесто.

- А это кто? - негр подозрительно покосился на Фиделя.

- Он со мной, - быстро сказал негру Эрнесто

Угрюмый негр молча посторонился, уступая дорогу. Очевидно, что с Эрнесто здесь считались.

- Еще не поздно передумать, - Эрнесто обернулся на  Фиделя из дверного проема. В глубине помещения клубилась тьма.

Фидель понял, о чем идет речь, и решительно покачал головой. Он не знал, что нужно говорить в таких случаях, не знал он и о том, что его ждет, когда он переступит порог этого заброшенного дома, но он уже  принял самое важное в своей недолгой жизни решение и надеялся, что никогда не пожалеет об этом, чтобы потом ни случилось с ним.

Он должен расквитаться с гансанос за всех, кого он потерял за эти месяцы. В первую очередь за отца и брата. И за  Марию,  которую он потерял, так и не успев обрести.

- Ты сам выбрал свою судьбу, - без улыбки, серьезно сказал Эрнесто. - Пошли...

Фидель в ответ лишь кивнул. Ему не хотелось ничего говорить, сейчас все слова казались какими-то неуместными, фальшивыми. Похожий на атлета угрюмый негр взирал на Фиделя с интересом, но тоже ничего не говорил.

- Пошли, - кивнул Эрнесто Фиделю.

Дверь, надсадно скрипя, закрылась за спиной Фиделя,  и сделалось темно и чуть жутковато, как если бы Фидель спустился в кладбищенский склеп.

Некоторое время Эрнесто и Фидель шли через гулкие анфилады высоких и пустых комнат. В помещении царил полумрак, и Фидель то и дело спотыкался о разбросанные в беспорядке нагромождения стульев и прочих вещей.

- Что здесь раньше было? - спросил Фидель у Эрнесто, который ориентировался в темноте так, словно у него было кошачье зрение. Да и его походка напоминала кошачью.

- Какой-то частный музей, - ответил Эрнесто.

- А где его хозяин?

- А кто его знает... или уехал в Штаты, или погиб. А культурные ценности вывезли гансанос...

По узкой и крутой винтовой лестнице Фидель следом за Эрнесто  спустился в подвал. В подвале было темно, как в могиле.

Но Эрнесто, очевидно, бывал здесь не раз, потому что он уверенно подошел к одной из стен и толкнул невидимую в густом мраке низкую металлическую дверь.

Из дверного проема на посетителей хлынул поток такого яркого света, что Фидель зажмурился.

Он даже не успел удивиться, откуда в полуразрушенном здании взялось электричество.

Когда глаза Фиделя привыкли к свету, он увидел, что на него пристально смотрят шесть человек, сидящих вокруг дощатого стола, посреди которого горела яркая электрическая лампочка. Четыре парня и две девушки. Наверное, лет семнадцати-восемнадцати. То есть одного возраста с Фиделем.

- Знакомьтесь, - сказал Эрнесто. - Наш новый товарищ... Фидель Кастро.

Фидель подошел к столу, смущенно потупив взор. Он чувствовал себя неуютно среди незнакомых людей.

- Присаживайся, товарищ, - сказал один из парней.

Фидель осторожно присел на краешек стула с витыми ножками, который стоял чуть в стороне от стола, у самой стены, положив сухие от волнения ладони на колени. Он не знал, что ему говорить.

Но никто ни о чем не спрашивал ни Эрнесто, ни Фиделя. Эрнесто давно уже был здесь своим, а Фиделя приняли так, словно  его давно уже здесь ждали.

Эрнесто сказал Фиделю, что перед ним - штаб молодежной подпольной организации имени Хосе Марти. И предложил посидеть, послушать, о чем будет идти разговор, а потом он ответит на все вопросы, которые появятся у Фиделя. Еще Эрнесто сказал, что если Фидель испугается или передумает, то никто его держать не будет, он спокойно может уйти.

- Но если ты уйдешь, то должен навсегда забыть то, что видел и слышал, - серьезно сказал Эрнесто.

- Я никуда не уйду, - с упавшим от волнения сердцем ответил Фидель. - Я слишком многое потерял, чтобы просто так уйти...

- А ты готов отдать свою жизнь за свободу Кубы? - спросил его кто-то из сидящих за столом парней.

- Готов... - не задумываясь, ответил Фидель. Он чувствовал себя так, словно нырнул в морскую пучину с обрывистого берега, и теперь камнем уходил на дно. Фидель хорошо плавал, но сейчас ему было  страшно, он всерьез боялся, что морская пучина проглотит  его, и в тоже время в его душе жила  твердая уверенность, что море, такое чистое, ласковое и нежное,  не причинит его зла,  отпустит на берег, как только ему захочется вернуться. Все-таки, принимая давно созревшее в его душе решение не просто жить, а участвовать в борьбе с оккупантами,  Фидель  еще не до конца осознал, что, связывая  свою жизнь с такими же борцами за свободу, он тем самым лишает себя возможности отступить назад, выбраться из бурного моря на привычный берег. Фидель понимал, что может умереть - но он не верил в возможность близкой смерти, и громкие слова о готовности отдать свою жизнь за свободу Кубы были для него пока лишь словами, не наполненными глубоким смыслом. Фидель хотел бороться с врагом - но беспокойные мысли о возможной смерти проходили по краю его сознания, почти не задевая его.

...Фидель сидел чуть в стороне, у стены, всеми клеточками своего ждущего новой жизни тела впитывая разговор, который вели между собой подпольщики. Настоящие подпольщики, борцы с ненавистными гансанос! И эти люди, вне всяких сомнений,  единомышленники, горячо спорили между собой, наверняка не в первый раз,  о том, что будет со страной после того,  как кубинцы прогонят немцев.

- Неужели мы хотим вернуть на Кубу этого холуя янки? - рокотал бас, принадлежавший  высокому парню с черными усиками. Он вскочил из-за стола, возбужденно размахивая руками.

Фидель сразу понял, что речь шла о Батисте. Батисту Фидель не любил. Как и его отец, он считал его безвольной марионеткой янки. Однако не решился высказать своего мнения. Во-первых, он был здесь новичком, а во-вторых, Батиста считался законным президентом Кубы, который находился в изгнании.

-  Батиста - законный президент страны, другого у нас нет. А янки - наши единственные союзники по борьбе, - ответил Эрнесто. Он тоже стоял у стола, опустив ладони на резную спинку стула.

- Хороши союзнички... Разбомбили пол-Гаваны, - подала голос одна из девушек, высокая стройная мулатка, в ярко-красной мужской рубахе навыпуск.

- У них не было другого выхода, - вздохнул Эрнесто.

- Тебе легко говорить, ты не кубинец, - упрекнул Эрнесто парень с усиками. - Ты аргентинец...

Фидель видел, как Эрнесто молча стиснул зубы - похоже, ему нечего было возразить. Однако ему на помощь пришла вторая девушка, белозубая пышнотелая негритянка лет восемнадцати.

- Ну и что из того, что он аргентинец? - проговорила она. - Быть аргентинцем не преступление. Не все же аргентинцы продались Гитлеру!

- Я говорю о другом, - возразил усатый. - Ты, Че, только не обижайся, но...

- Говори! - мягко, но властно потребовал Эрнесто, видя, что усатый замялся.

- Ты не кубинец, поэтому не можешь воспринимать боль Кубы так, как ее воспринимаем мы....

- Возможно, ты и прав, Энрике, но я так же, как и ты, ненавижу гансанос...

- А чем, все-таки, янки лучше Гитлера? - подал голос невысокий белобрысый паренек, больше похожий на скандинава, чем на кубинца,  который сидел на стуле в углу с какой-то увесистой книгой в руке - судя по всему, энциклопедией.

- Янки не убивают евреев, - ответил Эрнесто.

- Я мне лично глубоко наплевать на евреев, -  закричал усатый, снова вскакивая из-за стола. - Я кубинец, и хочу, чтобы моя страна была свободной. Свободной от всех - и от немцев, и от янки, и даже от евреев, если они приплывут сюда и захотят нас покорить. Куба - для кубинцев! Мы должны быть хозяевами острова!

- А вот тут ты не прав, Энрике, - возразил Эрнесто. - Нельзя быть счастливым, если кто-то рядом с тобой несчастен. Но даже если ты несчастлив, то всегда найдется тот, кто гораздо несчастнее тебя.

- Ты о чем? - удивленно вскинул брови усатый.

- О тех, кому хуже, чем нам, - сказал Эрнесто. - О тех же евреях, которых фашисты уничтожают в лагерях смерти по всей Европе...

- Европа далеко, - возразил Энрике.

- Ты ошибаешься, - ответил Эрнесто. - Европа вместе с нами. И мы - вместе с Европой. Вместе с Россией. Вместе с Америкой. Вместе со всеми, кто сейчас страдает под железным сапогом Третьего рейха. Вместе со всеми, кто борется сейчас с гитлеровским нашествием. Вместе с теми, кто гибнет в лагерях смерти...

- Ты слишком красиво говоришь, - скривился усатый. Похоже, здесь он был главным возмутителем спокойствия,  и, несомненно, хотел занять место лидера.

- Я не только говорю,  но и делаю, - сказал Эрнесто. - И никто из вас не может меня ни в чем упрекнуть...

Фидель внимательно  слушал перепалку своих новых товарищей, думая о том, как же могло случиться, что столь разные люди собрались вместе, ругаются, споря до хрипоты, и вместе с тем ведут общую борьбу. Борьбу за свободу...

До войны Фидель по несколько месяцев жил в Северо-Американских Штатах, в поместье отца, однако, как и большинство молодых кубинцев, не любил янки за их высокомерие и спесь, за стремление все и вся мерить своим собственным аршином. Не нравился Фиделю и Батиста,  угодливо выполнявший распоряжения своих северных хозяев.

Но вот на Кубу пришли немцы, и испытания, которые выпали на долю Фиделя - потеря отца и брата, трудовой лагерь,  полуголодное существование - заставили его по-новому взглянуть и на Батисту, и на янки. Фидель, что называется, испытал на своей шкуре, что такое немецкая теория "расового превосходства". Немцы не гноили кубинцев в концлагерях, как поляков и русских, не сжигали в печах крематориев, как евреев, однако смотрели свысока, давая понять, что они - люди второго сорта. А чернокожих вообще за людей не считали, однако о лагерях уничтожения, как в Европе, речи пока не шло. Правда, ходили слухи,  что оккупационные власти намереваются создать в Гаване гетто для негров. И будто бы выходить за пределы гетто можно будет только по специальным разрешениям.

Фидель ненавидел немцев сильнее, чем северо-американцев. В первую очередь - за их прямолинейность. Если янки управляли Кубой руками самих кубинцев,  то немцы, едва придя на остров, тут же назначили свою - немецкую - оккупационную администрацию, в которой не нашлось места даже их верным союзникам аргентинцам.

Кроме того, с первых же дней оккупации немцы занялись разграблением государственных музеев и частных коллекций, и это тоже было не по душе Фиделю, как и большинству кубинцев. Транспортные корабли увозили в Германию произведения искусства  четырех веков. Хотя, по большому счету, именно немцы спасли многие шедевры от уничтожения: ведь американцы бомбили кубинские города без разбора, и многие старинные картины  и предметы декоративно-прикладного искусства могли быть утрачены навсегда и безвозвратно...

Но все равно. Немцы были врагами - жестокими и коварными. А янки - союзниками. Но союзниками, скорее всего временными. Как сказали бы русские большевики - "попутчиками". Потому что, считал Фидель, когда кубинцы, вместе с американцами или без их помощи, прогонят с острова гансанос, они будут  должны вежливо попросить из страны и самих союзников.

Куба должна стать свободной страной, не зависимой от своего могущественного северного соседа. Куба должна стать Островом Свободы...

В этом Фидель был полностью согласен с усатым оппонентом Эрнесто.

... То был единственный раз, когда Фидель был свидетелем споров в штабе молодежного подполья. Да и самого Эрнесто, который теперь носил подпольную кличку Че, что в переводе с аргентинского диалекта испанского языка обозначало "Товарищ",  Фидель видел потом всего один раз, в городе, да и то не мог подойти, потому что должен был соблюдать правила конспирации.

Зато в его жизнь прочно вошла Марта...

 

Мысли  о Марте  заставили радостно забиться о сердце. Фидель явственно увидел голубые глаза девушки,  ощутил на своих губах сладкий вкус ее мягких, но уверенных губ. Теплая волна приятно разлилась по всему телу,  и Фидель сладко улыбнулся, представив себя рядом с Мартой... 

Поэтому, выныривая из темной утробы переулка, он не заметил двух патрульных, которые стояли у бакалейного магазинчика. На короткое мгновение Фидель ослеп от яркого, враждебного света. Фидель инстинктивно заслонил глаза рукой и подался назад, намереваясь, видимо,  нырнуть обратно в переулок и затеряться в лабиринте развалин и проходных дворов. Немцы в основном патрулировали центральные, расчищенные от развалин улицы,  не решаясь без особой нужды заходить в глубь пустых и безжизненных кварталов, где еще оставались неразобранные руины.

Однако спина Фиделя уперлась в острый угол холодной стены.

- Хальт! - пролаял обладатель яркого фонаря, и трескучая автоматическая очередь пронеслась над головой Фиделя.

Ноги Фиделя сделались ватными, и он сполз по стене и оказался на корточках. На голову и плечи посыпалась сбитая пулями  штукатурка.  

- Ком цу ми! - по-собачьи пролаял второй немец, покачивая автоматом у лица Фиделя.

Фидель попробовал подняться,  ему не хотелось, чтобы его пристрелили сидящего на мостовой, это было бы не совсем справедливо,  но ноги действительно были набиты ватой и отказывались подчиняться. Если бы не стена сзади него, Фидель  бы непременно упал...

- Кубано партизано, -  радостно осклабился немец, который держал Фиделя под прицелом бьющего из фонаря  яркого света. У Фиделя не было сил даже зажмуриться.

- Кубано партизано, -  с готовностью согласился второй немец. И гортанно засмеялся. Его смех тоже походил на сдавленный собачий лай.

В следующую секунду свет померк в глазах Фиделя, он перестал видеть и слышать, осталась лишь холодная, жгучая боль, заполнившая мозг - как морская волна, хлынувшая сквозь глубокую пробоину в корпусе судна, стремительно заполняет трюмы парусного корабля.

От удара прикладом по голове Фидель потерял сознание.

 

 

6.

Фидель пришел в себя оттого, что какой-то обросший рыжей шерстью детина, похожий на допотопного троглодита,  широко и радостно улыбаясь сквозь гнилые пеньки зубов, саданул его огромной дубиной по голове. При этом полуживое  сознание Фиделя,    которое ранее, видимо, было выбито из его головы той же дубиной, и до сей поры судорожно блуждало в каком-то полутемном пространстве, постоянно натыкаясь на предметы обстановки,  наконец-то увидело свет и рывком вернулось на привычное место. Так что Фидель был весьма признателен древнему троглодиту за пусть и весьма болезненный, но тем не менее действенный способ возвращения к реальности.

При этом у Фиделя не возникло никаких мыслей по поводу, где могло блуждать его сознание в то время, пока он сам спал,  почему его возвращают на законное место столь варварским способом, и почему, как только появился свет,  оно сразу нашло вместилище, которою требовалось заполнить, и почему оно заполнило именно эту вместилище, хотя, как успел заметить Фидель, вокруг него бродило немало таких же неприкаянных серых теней,  с трудом переставлявших ноги, словно после знакомства с лишней рюмкой текилы.

Все-таки удар дубиной по голове, выполненный, что называется, от души, с оттяжкой,  не есть самый гуманный способ возвращения от сна к бодрствованию.

 Тем более что, проснувшись, Фидель ощутил, что его голова раскалывается так, словно по ней действительно дважды саданули чем-то, похожим на дубину из каменного века. Да и жутко болело все тело. Ощущения были такими, словно по нему прошла без остановки целая рота солдат, предварительно уложив это самое тело на пыльный каменистый плац.

Память возвращалась медленнее физических ощущений. Но от прежних воспоминаний остался только удар прикладом по голове. Дальнейшее было покрыто мраком - похожим на тот, что  царил в помещении, где сейчас находился Фидель. Ясно было только одно: Фиделя поймали. Он увлекся расклеиванием листовок не смог заметить патруль, был схвачен и теперь, избитый, сидит в гестапо. Причем сидит не один - рядом слышалось чье-то сбивчивое дыхание.

Фидель с трудом повернул голову - ему показалось, что где-то в мозгу сидит племя маленьких троглодитов и своими острыми дубинками выбивает радостные марши. Очевидно, они перепутали Фиделя с мамонтом...

Глаза привыкали к темноте медленно, так что прошло еще какое-то время, прежде чем Фидель увидел старика, сидящего, прислонившись спиной к стене,  примерно в метре от себя. Дышал старик тяжело и надсадно. Его грудь высоко вздымалась, и Фиделю  казалось, что он не  только видит, но и  ощущает хищное, плотоядное колыхание темноты, сгустившейся вокруг старика.

-Очнулся, сынок? - участливо спросил он. По-испански старик говорил с ярко выраженным североамериканским акцентом.

Фидель промолчал. Не было сил даже кивнуть головой. Несносное племя троглодитов теперь решало, как разделать попавшую в   ловчую яму добычу.

-За что тебя? - спросил старик. Было видно, что слова давались ему нелегко.

Фидель не стал отвечать. Если его соседом по заключению стал янки, то это совсем не означает, что, даже сильно избитый, он не может быть немецкой "кукушкой". Так считал Че, который был теоретиком подпольной борьбы. Так говорила Марта, которая видела Че гораздо чаще, чем Фиделя...

Но Че сейчас был на свободе, а вот Фидель...

-Ты мне не доверяешь? - судорожно сглотнув, просипел старик. Казалось, он прочитал мысли Фиделя. -  И правильно. Никому нельзя доверять в этом мире, кроме себя самого. Ты сам  и есть весь мир.

Старик замолчал, кряхтя, устраиваясь поудобнее у стены. На какую-то секунду Фидель подумал, что эта стена может стать последним, что он увидит в своей жизни, и ему страшно захотелось выбраться из этих застенков на волю. И чтобы не было никакой войны, а рядом оказались отец, брат, Марта, Мария....

Мария  - девушка из университета, с которой он так толком и не познакомился...

Фидель внимательно присмотрелся к старику. Только сейчас Фидель заметил, что его лицо разбито, через левую щеку протянулась кровавая полоса -- словно его стегали плетью. Старик сидел, баюкая левой рукой правую руку,  обернутую грязной тряпкой. Рука, вероятно, была сломана.

-Не верь никому, кроме себя, - медленно повторил старик. - И помни, что жизнь - это не всегда праздник. Не всегда праздник, который всегда с тобой, - он горько усмехнулся, произнося последние слова.

Фидель снова ничего не ответил. Он осмотрелся - комната, в которой они находились, была небольшая,  без мебели. Окна  забиты деревянными щитами. Через узкие щели не проникают лучи света - значит, еще ночь. А сидят они, скорее всего, в подвале сохранившегося после бомбежек особняка недалеко от Старой Гаваны. Такое вот подобие временной тюремной камеры. Подвал,  специально приспособленном под узилище для неудачливых подпольщиков. Потому что удачливые, вроде Че или Марты, сидят совсем в других подвалах, их которых могут выйти сами. А отсюда Фиделя может вывести только конвой.

Неожиданно, словно подтверждая мысли Фиделя,  со скрипом отворилась дверь,  в темноту стремительно ворвался сноп яркого света.

Фидель зажмурился.

В комнату ввалились солдаты, бросились к Фиделю, схватили за руки и куда-то поволокли. Именно поволокли - идти, как выяснилось,  сам он не мог, ноги отчего-то не держали его. Если бы солдаты отпустили Фиделя, он бы рухнул, как куль с сахарным тростником.

Волокли его недолго - вверх по лестнице.

Затем ввели в какое-то не очень большое помещение. На этот раз с окном. У окна Фидель успел заметить  массивное бюро из красного дерева. За бюро восседал щеголеватый немец. Форма была новая, с иголочки, явно недавно полученная на интендантском складе. 

Немец что-то отрывисто скомандовал, и Фиделя отпустили. То есть усадили на прикрученную к полу табуретку. Двое солдат с автоматами остались стоять по бокам, как почетный караул.

Офицер поднял глаза от бумаг и уставился на Фиделя.  Таким взглядом Фидель обычно смотрел на тараканов.

С минуту посмотрев на Фиделя, который чувствовал себя сейчас не просто тараканом, а тараканом, которого насадили на иголку и сейчас будут препарировать, немец бросил на корявом испанском:

- Имя. Фамилия. Где взял листовки.

Фидель решил молчать. Потому что отпираться бессмысленно - его поймали с поличным.

Да и что он мог сказать? Он не встречался ни с кем из организации, кроме Марты. А Марта... Он вспомнил ее руки и губы, и ему не хотелось верить, что они уже никогда не будут вместе. Потому что из гестапо живыми не возвращаются. Тем не менее в глубине души  Фиделя жила странная надежда, что все обойдется. Ведь если мир, в котором он живет, не реальный, то нереальна не только жизнь, но и смерть...

- Развяжите ему язык! - гаркнул немец на своем лающем языке, но Фидель  его прекрасно понял. И содрогнулся: он знал,  что в гестапо умеют развязывать языки...

Один из конвоиров хлестким ударом в челюсть свалил Фиделя на пол, и оба конвоира с наслаждением стали избивать его ногами. Фидель инстинктивно попытался принять удобное положение, чтобы защитить лицо и пах. Но быстрый удар ногой под дых заставил Фиделя раскрыться, и кованый сапог палача угодил между ног.

Сказать, что боль была адской - значит, ничего не сказать...

-Хватит, - откуда-то издалека, наверное, действительно из другого мира, донеслись до Фиделя слова немца. - Мальчик все понял, он сейчас нам обо всем расскажет. Поднимите его!

Фиделя подняли, придерживая под локти. Но ему не хотелось стоять. В избитом теле оставалось только одно желание - лечь на пол и больше уже больше не вставать.

- Кто давать тебе листовки против нас? - повторил немец на ломаном испанском.

- Не знаю, - прошептал Фидель,  облизывая языком разбитые губы.

- Хорошо, - кивнул немец. - Мальчик не хочет говорить. Мальчик у нас герой. Мальчик хочет умереть героем. А я думал, что только русские мечтают умереть героями. Но русские попали под влияние своих комиссаров и евреев,  и поэтому хотят быть героями. У вас на Кубе  нет комиссаров и евреев, так зачем же упорствовать? Зачем умирать? Зачем умирать в таком юном возрасте? Расскажи мне, откуда у тебя эти листовки, - немец поднял со стола листок бумаги, в котором Фидель  без труда узнал листовку,  - и тебя отпустят...

- Не знаю, - прошептал Фидель непослушными губами.

- Хорошо, - кивнул немец. - Ты все-таки хочешь умереть героем.  Посмотрим! -  и что-то рявкнул по-немецки. Тот час дверь открылась, и  в комнату еще кого-то ввели.

Фидель повернул непослушную голову. И его словно снова ударили под дых: это была Марта...

Избитая, окровавленная, она бессильно висела на руках солдат.

- Ты знаешь эта женщина? - спросил немец.

- Нет, - поспешно ответил Фидель.

- А ты знаешь этот мальчик? - этот вопрос относился уже к Марте.

Он вышел из-за бюро, подошел к Марте  и наконечником трости, сделанной из слоновой кости и отполированной,  поднял подбородок женщины.

- Знаю, - ответила она, и у Фиделя упало сердце: неужели она его выдаст? - Мы вместе спали...

-Так кто из вас говорить правда? - набалдашник трости уперся в нос Фиделя. Он понял, что сейчас его ударят и сжался.

После такого удара от его носа ничего не останется...

Офицер развернулся, словно собрался идти обратно к столу, и вдруг резко вскинув трость, ударил. Но ни Фиделя, а Марту.  Тростью. По лицу.

Из рассеченной скулы полилась кровь.

Но у Марты, избитой, искалеченной хватило сил  поднять  голову и с ненавистью в глазах застыть, как изваяние,  перед офицером. 

- Скажи, грязная кубинская шлюха, где ты взяла это? - офицер затряс перед лицом Марты пачкой листовок.

- Я не знаю, о чем вы,  синьор офицер, - проговорила Марта.  -  Я не знаю, за что вы меня бьете...

- Ты спала с этим мальчишкой, так?

Марта кивнула.

- И давала ему листовки?

- Если так, - Марта нашла в себе силы улыбнуться, - тогда я снабжала листовками всех немецких офицеров, с которыми спала... вы и сами частенько засыпали, утомленный...

- Ах ты грязная шлюха! - взревел офицер, брызгая во все стороны слюной. - Да, мы все про тебя знаем! Да, ты спала с солдатами и офицерами доблестной немецкой армии! Ты заражала их сифилисом по приказу Рузвельта и Сталина!

- У меня нет сифилиса...

- Молчать, грязная кубинская шлюха!

-Сам ты... грязная немецкая свинья, - сквозь зубы процедила Марта.

И плюнула в немца, удачно попав ему в лицо.

-Что??? - взревел гансано. Он начал  шарить у пояса в поисках кобуры. Наконец непослушные пальцы нащупали пистолет, выхватили...

Грохнул выстрел...

И что-то светлое, похожее на яичный желток,  брызнуло на пол и стены.

Фиделя стошнило - прямо на сапоги одного из конвоиров. Тот не остался в долгу и от души врезал массивным кулаком по подбородку Фиделю. Неугомонное племя первобытных троглодитов снова застучало деревянными дубинами в мозгу Фиделя.

А осатаневший гансано, только что разнесший Марте голову из пистолета,  подскочил к Фиделю, схватил его за горло и принялся душить.

- Грязная кубинская свинья! Ты подохнешь, как бродячая собака! Смотри, что стало с твоей шлюхой! Теперь она не будет с тобой спать. И ты сам больше не сможешь спать с женщинами! Я отстрелю тебе твои поганые яйца! Нет, я раздавлю их сапогом и смешаю с мозгами твоей шлюхи! Ты будешь говорить, где находится штаб подполья?

Фидель даже при всем желании не смог бы сказать, где находится штаб подполья.

Дальнейшее Фидель помнил плохо. Его снова повалили на пол, и удары посыпались на него один за другим. Били кулаками, сапогами, какими-то палками. И тело превратилось в одну большую, как вселенная, боль.

Спасение пришло, когда тьма поглотила его сознание.

Наверное, сознание снова решило отделиться от тела и отправиться на прогулку.

 

Он смотрел на себя как бы со стороны и видел молодого импозантного  мужчину - лет тридцати-тридцати трех. Возраст Христа, пора свершений...

Он ехал на нагретой январским солнцем броне  танка. Впереди Повстанческой армии.

Он входил в Гавану - входил победителем. Разве мог он об этом мечтать всего пять лет назад, когда во главе смельчаков, готовых  на все, даже на смерть, высаживался с борта яхты  "Гранма"  на  восточное побережье Кубы, где горы Сьерра-Маэстра вплотную подступают к морю.

Он входил в Гавану...

Входил 1 января 1959 года. Начинался Новый год, который стал началом его триумфа.

Восторженные толпы кубинцев встречали его.

Встречали  радостными криками, как когда-то в Риме встречали триумфаторов....

 

Сознание все-таки решило вернуться в избитое тело. Но возвращалось оно очень медленно, словно бы даже нехотя, потому что уже было ясно, что это тело не приспособлено для жизни. А здесь, среди серых теней, немало тел, которые еще могут сгодиться лет этак на тридцать-сорок...

Но он вспомнил лицо Марты,  обезображенное побоями.

Вспомнил  вкус ее ласковых губ.

Сладкий вкус губ любимой женщины.

Вкус счастья и нежности...

Его ладони ощутили маленькую грудь девушки.

А глаза увидели череп, разлетающийся на части. И что-то янтарно-желтое на полу и стене.

- Марта, - прошептал он. - Марта...

Кажется, он бредил.

Но это означало только, что он решил вернуться...

 

 

7.

Когда он открыл глаза,  то увидел склоненную над собой седую голову незнакомого мужчины.

- Живой...-  услышал он. Но не знал, радоваться этим словам или огорчаться.

Тот, кого называли Фиделем, до сих пор  не знал, жив он или мертв,  в голове отбойными молотками стучали шахтеры, вгрызаясь в пустую горную породу. Они сменили племя голодных троглодитов, которым так и не удалось достать  из ловчей ямы мамонта, и они вымерли. Зато шахтеры работали так настойчиво, что казалось, что еще немного - и голова Фиделя  разлетится осколками пустой породы.

... Осколки черепа разлетаются от пистолетного выстрела...

Фидель вспомнил лицо Марты, и его вырвало.

Не было сил отвернуться от своей собственной вонючей блевотины, смешанной с кровью.

Старик, охая сел рядом.

- Марта - это твоя девушка? - участливо спросил он.

- Да... - прохрипел Фидель. - Ее убили...

Он не понимал, откуда у него находились силы не только жить, но и говорить.

Старик тяжело провел дрожащей  рукой по волосам Фиделя.

- Мою жену... Мою третью жену тоже звали Мартой. Я не знаю, что с ней стало, и жива ли она. Я так давно здесь сижу, что уже потерял счет дням. Я не знаю, что происходит в реальном мире. Мне не дают книг, мне запрещают писать. А я не могу не писать... Они сожгли мои книги...

-Вы... писатель?

- Да, когда-то я был писателем. Я писал книги. Наверное, это были хорошие книги... Но они ненавидят писателей. Они ненавидят книги. Они сломали мне правую руку, раздробили тисками пальцы. Мне сказали: "Ты больше никогда не будешь писать"... Тебя как зовут, парень?

- Фидель.

Он решил не скрывать свое настоящее имя. Теперь, когда не было Марты, а смерть могла показаться избавлением,  уроки Че уже не имели никакого значения.

- Хорошее имя, - улыбнулся старик. - В переводе на английский - "верный". А меня ты можешь звать Хэм. "Папа Хэм". Во всех кабаках Гаваны я был когда-то известен под этим именем. Слышал?

- Нет.

- Наверное, ты не ходил по кабакам, - усмехнулся Хэм.-  И книг моих ты тоже не читал?

- Не читал...

- Ничего, у тебя еще все впереди, сынок... еще прочитаешь... Скажи мне, Фиделито,  какое сегодня число?

- Сколько дней я уже здесь?

- Тебя привели позавчера.

- Значит, пятое июля...

Хэм заворочался в своем углу.

- Меня взяли сразу, как только пришли немцы. Я сижу здесь уже пять месяцев. Вначале они мне предлагали сотрудничество. Недоноски! Я ненавижу их Гитлера! Я ненавижу фашизм!... Та, парень, наверное, тоже ненавидишь этих уродов, раз составляешь мне компанию?

- Я был в подполье, - решил признаться Фидель.

Это было нарушением всех неписаных правил конспирации. Но Фидель не мог поступить иначе - он поверил этому незнакомому старику, писателю книг которого он никогда не читал - и, скорее всего, никогда не прочитает.

Потому что гестапо не выпускает живыми свои жертвы.

Фидель был молод и не хотел умирать.

Но выбора у него не было.

То есть выбор  был - раньше, еще до того, как он встретил Че. Он мог не пойти с ним, и  остался бы обывателем, которому все равно, кто у власти - немцы ли американцы или Батиста.

Обыватели живут своими мелкими житейскими радостями.

Обыватель - это от слова быть. То есть "жить". Обыватели просто хотят жить. И чтобы их никто не трогал.

И нет ничего плохого в желании жить. Просто жить,  не задумываясь о жизни.

Так живут 90 процентов людей.

Но Фидель не мог просто жить - когда в его стране хозяйничали чужеземцы.

И потому сделал свой выбор.  Тот же выбор, который сделали Че, Марта, сотни других молодых кубинцев.

Он пошел по дороге, которая не обещала спокойной жизни.

Дороге, которая и привела его в этот мрачный средневековый каземат...

И это был его сознательный выбор.

- Мы клеили листовки,  убивали немцев, - признался Фидель.

- Тоже дело, - улыбнулся Хэм. - Ты молодец,  парень! Когда я выйду отсюда, то обязательно напишу про тебя книгу. Потому что ты храбрый парень, ты настоящий мужчина. Мы еще посидим с торбой в баре, Фиделито, и выпьем стакан виски. А потом я напишу про тебя книгу. Когда Куба станет свободной. Когда Гитлеру выбьют все зубы. Да это будет великая книга! Я уже чувствую сюжет этой книги. Я уже придумал название для  книги. Моя первая книга, которая будет написана, когда кончится война, будет называться "Остров свободы". И она будет о свободных людях свободного острова, которые не смирились с гансанос...

 

Что-то толкнулось в голове Фиделя. Он вспомнил свой странный полусон-полузабытье.

Не сон даже - бред: где он входит в Гавану во  главе Повстанческой армии, и Батиста бежит в США. Наверное, что-то нарушилось в голове Фиделя от постоянных избиений,  ведь Батиста призвал кубинский народ к борьбе с гитлеровской оккупацией... зачем же его свергать? И каким образом он, Фидель, сумел возглавить целую армию?

Но размышлять  о таких пустяках было тяжело - голову раскалывали молоточки шахтеров. Но где-то в глубинах подсознания, где хранились отвалы пустой руды,  всплывали гордые слова -- "Остров свободы".

 И они отнюдь не были связаны с  освобождением Кубы от немецкой оккупации...

... Так стали называть Кубу,   когда ее президентом на долгие годы стал он, Фидель...

Не худощавый паренек с едва пробивающимися усиками, а тридцатитрехлетний мужчина, которого соратники называли "барбудо". "Бородатый"... Он носил бороду, которая спускалась по щекам к подбородку, вилась наподобие лианы.

И все, кто был с ним, носили такие бороды....

- ... но вначале я напишу другую книгу, - продолжал говорить старик, и Фидель не понимал, где он берет силы. - Я хочу подарить человечеству поэму, переведенную на язык прозы.  Эту книгу я придумал здесь, сидя в подвале с переломанными пальцами, избитый, но не сломленный. Эти подлецы думали, что я пойду им служить. Они думали, что можно купить или запугать Папу Хэма... Папу Хэма, который в одиночку выходил в море на своем "Пиларе". Чтобы выслеживать их подводные лодки. Они глупцы, эти немцы, раз думали, что могут сломить Папу Хэма... Они лишь могут убить меня, и мне кажется, что они скоро это сделают. Им просто надоест кормить старую развалину, от которой нет никакого проку. Да, они убьют меня, и я не напишу давно задуманную поэму о старике. О старике, который в одиночку противостоял морской стихии. Но я вижу эту книгу, как вижу тебя, мой мальчик. Будь у меня бумага, чернила и здоровые руки, я бы даже здесь писал эту книгу. Писал с утра и до вечера. Но эти звери не дадут мне написать ни строчки, пока я не присягну их Гитлеру. Но я никогда не присягну тому, кто вверг народы в мировую бойню. Я никогда не присягну шакалу. Я ненавижу этого усатого неудачника, который никогда не был настоящим мужчиной. Поэтому они убьют меня, Фиделито. Они убьют меня, и я никогда не напишу эту книгу. Книгу, которую мне хочется написать больше всего.  Но она уйдет в небытие вместе со мной... Я тебе не надоел, мой мальчик?

- Нет, - ответил Фидель, который внимательно слушал обреченного на смерть писателя. Шахтеры временно приостановили добычу руды в голове Фиделя и расположились на отдых. Так что голова у Фиделя сейчас была ясная, словно позади у него не было никаких испытаний. - Я вот вас слушаю, и мне кажется, что мы останемся живы, и вы напишете свою книгу...

- Тебе так только кажется... нас   обоих убьют. Мы не нужны Гитлеру. Извини, Фиделито,  ты еще очень юн, а я прожил на свете почти сорок четыре года.

- Извините, - сказал Фидель, - Вы показались мне стариком...

- Да, знакомство с подвалами гестапо не способствует сохранению и продлению молодости. Но мне именно сорок четыре года, и я видел жизнь. И знаю, что нас с тобой убьют. И ты в любой момент должен быть готов к смерти....

- Я готов к смерти, - спокойно, с достоинством,   ответил Фидель, и  это отнюдь не было рисовкой.

Однако старик, видимо, считал по-другому:

- Человек никогда не бывает готов к смерти. Смерть - это такая  гостья, которая всегда приходит не вовремя. - Старик улыбнулся разбитыми губами. Фидель, сам избитый, видел, с каким трудом давалась старику эта улыбка, больше похожая на усмешку. - Послушай меня,  мой мальчик. Ты воюешь с гансанос - значит, ты давно уже не мальчик, а мужчина. Не маленький мальчик, а отважный мужчина. Мужчина, который умеет самостоятельно отвечать за свои поступки...

"Я давно уже мужчина", - хотел гордо ответить Фидель, но благоразумно промолчал. На Кубе в порядке вещей хвастаться ранними победами на личном фронте, и Папаша Хэм в свое время, наверное, задрал ни одну юбку, но сейчас он говорил совсем  о другом, чем-то гораздо более важном, чем количество оприходованных тобой девиц, поэтому хвастаться было бы неприлично и стыдно. Так что Фидель счел нужным молчать и слушать. Тем более, что избитое тело ныло, как один гигантский больной зуб, а  голова болела, хотя уже не раскалывалась, как прежде. Приятно было лежать на холодном каменном полу, отдавая ему свою боль.

- Ты мужчина, а мужчина всегда должен быть готов к смерти. Смерть, мой мальчик - это единственная вещь, которой проверяется жизнь. Достойно прожить жизнь трудно, но еще труднее достойно умереть. Когда я был почти такой сопляк как ты, то есть мне едва стукнуло восемнадцать,  я добровольцем отправился на войну. На ту, первую германскую войну. Был шофером американского отряда Красного Креста, на итало-австрийском фронте. Подорвался на мине и едва не погиб. Несколько недель я валялся в госпитале,  находился между жизнью и смертью. Я страстно хотел жить - ведь я был так молод и неискушен... у меня   была только одна цель -  выжить. Выжить любой ценой. Но в один прекрасный миг я осознал, что жизнь перестанет иметь для меня какой бы то ни было смысл, если я стану беспомощным инвалидом, прикованным к кровати, которого будут из жалости кормить с  ложечки. И тогда я решил - если я по каким-то причинам не смогу жить полнокровной жизнью, не смогу быть полноценным человеком - то я не стану жить вообще. Я убью себя. Убью себя сам. Это будет поступок, достойный настоящего мужчины. И мне глубоко наплевать, что скажут потом по этому поводу с церковного амвона. Ни я сам, ни моя душа не хотим в рай, а ад... Ада хватает и в этой жизни, так что если туда угодит моя несчастная душа, ей, думаю,  там будет не так уж и плохо... - он усмехнулся.

И  опять ослабевший мозг Фиделя  посетило яркое, как молния, видение. На короткий миг он  снова ощутил себя 30-летним мужчиной.  И не просто мужчиной, а новым президентом страны, новым хозяином острова, который теперь действительно стал Островом Свободы. Перед Фиделем услужливые референты положили газету с непонятным названием "Гранма". На первой полосе газеты - портрет Папы Хэма. И черный заголовок: "2 июля 1961 года на своей вилле в штате Айдахо, покончил с собой..."

Фидель зажмурился, отгоняя видение, и едва слышно сказал:

- Мне почему-то кажется, что мы будем жить долго...

- Конечно, мой мальчик, - сразу отозвался Хэм. - Но лучше приготовиться к неизбежному. Поверь мне, Фиделито, когда пуля попадет тебе в голову, ты умрешь быстрее, чем успеешь осознать, что тебя уже нет на свете...

Новая вспышка в мозгу Фиделя - Марта. Осколки черепа, брызнувшие в разные стороны. Кровь и желтая слизь на стене...

Значит, его Марта умерла быстро. Без мучений...

Папа Хэм, когда ему опротивела жизнь,  тоже возжелал  быстрой смерти. И 2 июля 1961 года бесстрашно сунул дуло ружья себе в рот и нажал курок, совсем не думая о том, что кому-то придется оттирать стенку от разлетевшихся мозгов...

Фиделя передернуло. Если бы в желудке Фиделя было хоть что-нибудь, его бы вырвало. "Я схожу с ума, - со спокойной тревогой подумал Фидель. - Какой 1961 год? Сейчас идет только 1943... Или... Или это какая-то параллельная реальность, о которой говорила Марта, когда была жива? И действительно никакой оккупации не существует?"

- У меня какие-то странные видения, - сказал Фидель. - Представляете, - он попытался усмехнуться, - мне кажется. Что мне тридцать три года, и я захватил власть на этом острове.

О газете "Гранма" и 2 июля 1961 года Фидель почему-то решил умолчать. Хотя был уверен, что Папа Хэм сумеет ему все объяснить. Еще лучше, чем Марта....

- Ты просто честолюбив, мой мальчик, - с доброй усмешкой ответил Папа Хэм. -  Это скоро пройдет... А вообще жаль. Ты рожден под счастливой звездой, и если бы не война... Я уверен, что лет через двадцать я бы написал о тебе книгу...

- Вы напишете эту книгу! - с жаром ответил Фидель.

- Извини меня, мой мальчик, но я устал, - Фидель услышал тяжелый вздох. И в этом вздохе чувствовалась обреченность. - Разговор порядком утомил меня. Продолжим завтра, если будем живы...

 

 

8.

За ними пришли ранним утром, перед самым восходом солнца...

С обреченным скрипом отворилась металлическая дверь,  в темноту подвала, разгоняя по углам мягкий сумрак, который сочувственно окутывал тела узников, баюкая их раны,   стремительно ворвался яркий сноп безжалостного света.

Свет равнодушно выстреливал из узкого прямоугольника армейского фонаря, который держал в руке один из немцев.

Немецкие солдаты пинками и громкими криками подняли Папу Хэма и Фиделя на ноги. Хотя Фидель сильно ослабел от побоев,  тем не менее способность думать он  не утратил. Вернее было бы сказать так:  мысли и чувства существовали как бы отдельно от самого Фиделя и как бы катились по наезженной колее. "Почему они всегда кричат? - отрешенно подумал он - Как глупые пеликаны, которые не поделили добычу".

Немцы грубо схватила пленников под руки и повели их  наверх, подгоняя визгливыми криками "Шнель! Шнель!" и автоматными толчками в спину. Фидель, которому лишь к утру слегка удалось соснуть,  не понимал, зачем немцы так поступали - оба пленника были настолько слабы, что сами не могли идти. Их поддерживали под руки, как младенцев. Однако не так бережно.

Пленников вытащили из подвала, вывели из здания и повели какими-то переулками, вдоль обгорелых руин некогда богатых особняков, теперь разоренных и разграбленных. Фидель вспомнил особняк, в котором он сам жил до войны, и вздохнул.

Стояло раннее утро, город спал,   или делал вид, что спит. Если кто-то и был  свидетелем этого скорбного шествия, то постарался спрятаться как можно дальше, чтобы ненароком не стать его участником.

Солнце цвета спекшейся крови медленно поднималось над серым горизонтом.

Фидель не заметил, когда исчез Папа Хэм. Похоже, его повели другой дорогой. Или пристрелили еще при выходе из здания, ведь сам Папа Хэм был уверен, что утром его убьют. Фидель сейчас ни в чем не был уверен, но ему показалось, что он слышал глухой хлопок  выстрела, но оборачиваться не стал, потому что удовлетворить свое  любопытство не очень легко, когда тебя ведут куда-то, больно стиснув локти. А выстрелы в Гаване давно уже стали такими же привычными,  как крики чаек над входом в бухту, и на них уже перестали обращать внимание.  Страха смерти Фидель почему-то не испытывал - лишь пришло немного запоздалое  сожаление. Ему было жаль неоконченного разговора. Фидель не мог понять, почему немцы продержали Хэма в подвале несколько месяцев, а теперь вдруг поторопились разделаться с ним. Словно вчера он еще не был  опасен для немцев, а сегодня они вдруг поняли для себя что-то такое, что ускорило принятие решение. Наверное, "гансанос" всерьез испугались его невысказанных мыслей и ненаписанных книг.

Фиделя  грубо втолкнули в пустой дверной проем каких-то руин. Не удержавшись на израненных ногах, он упал на холодные камни посреди заросшего травой и кустарником внутреннего дворика-патио, и у него не было сил подняться.

Два немецких автоматчика остановились напротив Фиделя, у каменной стены. Стена была покрыта бурыми пятнами, похожими на следы крови, но это почему-то не испугало Фиделя. Странно, но он не верил в свою смерть. Умереть мог Папа Хэм, потому что был стар. Хотя любой человек лет пятидесяти - например, отец, - сказал бы Фиделю, что сорок четыре - это совсем не возраст смерти. Но Фидель больше года ничего не знал об отце, ему самому было всего восемнадцать, и насчет смерти у него было совсем другое мнение. Умереть можно и в восемнадцать лет - но это умрет какой-то другой человек, но никак не Фидель. По сути, Фидель сумел сохранить в своей душе детское отношение к смерти, хотя смерть давно уже ходила за ним по пятам, с того самого утра, как начались немецкие бомбардировки Гаваны. Тем не менее сейчас Фиделю  казалось, что он видит кошмарный, но тем не менее притягательный сон, который скоро должен кончится.

Фиделя грубо подхватили под руки и подволокли к стенке. Ноги не слушались Фиделя, он не мог стоять, и его усадили, как маленького ребенка, у каменной ограды. Правильно. Подумал Фидель, отрешенно глядя на стену. Стенки созданы специально для того, чтобы около них ставили пленников, которых должны расстрелять. Об этом знает любой ребенок. Но Фидель и на этот раз не почувствовал страха смерти. Ему по-прежнему казалось, что это происходит не с ним. Даже вчерашняя смерть Марты, быстрая и нелепая,  не убедила Фиделя, что это все-таки была реальная жизнь, а не театральная постановка. Кроме того, он по-прежнему надеялся, что может случиться чудо: ведь Че наверняка знает, что случилось с Фиделем, ему сообщили его многочисленные связные, так что  пока Фидель и Марта  сидели в гестапо, штаб подполья готовил план его спасения. Жаль, что  Марту вчера убили,  ведь сейчас в патио ворвутся подпольщики во главе с  Че, откроют огонь по немцам, перебьют их и освободят  Фиделя. Че не может поступить иначе. Он вездесущ, как тень вуду. И он - командир!

Но Че не появлялся, а проснуться никак не удавалось. И уже больше суток в живых не было Марты.

Фидель уткнулся лбом в камни. Камни были шершавые и холодные - остыли за ночь. Зато лицо приятно щекотала мягкая, как шелк, трава, выросшая между камнями.

Фидель не услышал выстрелов. Лишь что-то очень горячее ударило его в спину, вышибая сознание из уставшего тела. И, падая лицом в шелковую траву, он вдруг увидел гигантскую   площадь на вершине холма, откуда была хорошо видна вся Гавана, - прекрасный белый город на берегу океана, утопающий в лучах заходящего солнца. Площадь перед уходящей к вечернему небу огромной  каменной стелой, у подножия которой стоял на мраморном постаменте задумчивый  Хосе Марти,  была запружена народом, и праздничная толпа кубинцев оглушительно скандировала: "Фидель! Фидель!" А перед толпой, чуть в стороне от  Хосе Марти, на трибуне стоял, подняв обе руки в знак приветствия,  он сам - Фидель Кастро Рус. Легендарный "барбудо".  Бесстрашный  Команданте революции.  Человек, который уже много лет является бессменным капитаном корабля, который отныне на языках всего мира зовется "Островом Свободы", и он ведет этот остров в светлое будущее, умело обходя все опасные рифы и мели... И народ любит и боготворит своего капитана...

...Последней мыслью восемнадцатилетнего паренька-подпольщика, расстрелянного  в безымянном дворике-патио, была: "Вот где настоящая жизнь! Она за пределами сна! Надо проснуться..."

Сейчас я проснусь, и...

 

... но сон - вязкий, как густой кисель и липкий, как прочная паутина, по-прежнему не хотел выпускать Фиделя из своих кошмарных объятий. Фидель барахтался в холодных сетях кошмара, судорожно хватая ртом редкий воздух,  как рыба, угодивший в рыбацкие сети. Но вместо спасительного кислорода  легкие обжигала холодная морская вода, очень соленая,  и Фиделя всё сильнее и сильнее тянуло на дно. Как будто к его ногам прилипли безжалостные щупальца гигантского осьминога...

Но вдруг откуда-то сверху пробился в густой мрак тяжелой пучины тоненький, как струна,  лучик солнечного света и коснулся потной макушки Фиделя  - и Фидель, почувствовал, что это есть спасение. И он,  что оставалось сил,  рванул уставшее, измученное  тело вверх по натянутой золотистой струне,  сбрасывая с себя липкие щупальца невидимого осьминога, который никак не хотел оставлять своих попыток утянуть  на дно свою добычу  - и неожиданно для себя оказался лежащим на теплом прибрежном песке.

На поверхности, у самой белой кромки прибоя...

У набережной Малекон, где когда-то он договорился о встрече с Марией - совсем в  другой жизни, в том самом сне, который вначале не казался кошмарным.

 

...Быстрый, почти мгновенный переход из сна в реальность...

... Или из реальности в сон?..

 

Фидель несколько минут лежал на кровати, успокаивая изношенное сердце. Затылок ныл так, словно внутри головы сидела бригада маленьких рудокопов и колотила по нему острыми молоточками.

Неужели ему размозжили голову прикладом автомата?

Уже потом, когда острые жала пуль прошили его молодое тело...

Фидель зажмурился - сердце забилось неровно, с долгими неприятными перебоями,  словно решая, остановиться ему или биться дальше. Во рту ощущался неприятный привкус металла. Фидель  лежал, тяжело дыша, не решаясь пошевелиться - он боялся, что сердце все же  решит остановиться, и смерть из сна превратится в реальность. Ему было достаточно одной смерти - во сне, под немецкими пулями.

Но постепенно сердце восстановило привычный ритм, дыхание выровнялось, рудокопы побросали свои молоточки и, наверное,  разбежались по ближайшим барам - пить пиво. Фидель почувствовал, что может встать с кровати.

"Разве Куба была оккупирована Германией? - с легким удивлением подумал Фидель, когда к нему вернулась способность соображать и логически мыслить. - Что-то не припомню. Сколько лет-то прошло... Надо будет спросить у помощников..."

Впрочем, уже через час Фидель Кастро Рус - легендарный Команданте кубинской революции,  Первый секретарь ЦК Компартии Кубы, Президент Кубинской Советской Социалистической республики, Председатель Государственного совета, член Политбюро ЦК КПСС, второй заместитель Председателя Совета Министров СССР, депутат Верховного Совета СССР  - забыл свой странный кошмарный сон и решил, что у помощников найдутся дела поважнее.

Наступило утро, и Хозяина Острова Свободы  ждали неотложные  государственные дела.

Он еще многое должен успеть сделать, прежде чем уйдет в мир, где нет ничего, даже снов...

 

2000,  2005.

 


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"