Борисов Олег Николаевич: другие произведения.

Мистер Данбартоншир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*10  Ваша оценка:

Мистер Данбартоншир

01. Огородное недоразумение мистера Данбартоншира

 

Мистер Данбартоншир скучал (Mr. Dunbartonshire, 1302 года рождения от Р.Х., по ошибке причисленный к землям Шотландии). Нет, он не зевал, не стучал спросонья лбом о прутья решетки. И тем более не вставлял соломинки в глаза, чтобы поддержать отяжелевшие веки. Но происходящее на заляпанной грязью площади навевало на него безмерную скуку... Полсотни крестьян, перепуганный попик в замызганной рясе, судья в скособоченном парике и пара исполнителей по бокам. Все так знакомо и привычно, что поневоле сводит скулы...

Судья обличал. Спасая черный парадный плащ от разбросанного по улице навоза, он заправил его в штаны и окончательно превратился в раздутый дирижабль на ножках. И теперь воздушный ужас правосудия стучался криками в уши селян:

- Доколе! Доколе мы будем терпеть нечисть на нашей земле!

Крестьяне топтались и с уважением косились на дюжих исполнителей с аршинными дубинами на плечах.

- А чего, ваша честь?

- Как это, чего?! Он же колдун! Проходимец!

- Папрашу! - возмутился мистер Данбарторшир, оскорбленный до глубины души. - У меня и патент имеется! Лично Вельзевульфом копыто приложено!

- О чем и говорю, колдун проклятый! - рубанул воздух судья.

Крестьяне пожали плечами. Ну, колдун. Ну, нехристь иноземная. Но в деревне живет уж лет сто пятьдесят, если не больше. И ничего, свыклись.

- Ну что вы молчите! - круглое лицо под париком взмокло и подбиралось по цветовой гамме ближе к томатному соку. - Вы что, не знаете, кто у него в огороде работает? А?!

- Дык, братья Махновские. Михалыч. И Степаныч до дождей работал, пока не раскис совсем, - отозвались крестьяне.

- Как раскис? - подавился воздухом судья.

- Ну, дождик пошел, и все, товой. Кончился Степаныч. А до этого совсем неплохо работал, да. И в рот ни капли не брал. Не то, что раньше, эхма...

- Вот! Вот о чем я и говорю! Зомби, зомби работают на огороде этого богомерзского создания!

- Так ведь должны были, - удивились крестьяне. - А как иначе, заняли на бутылку, потом с белой горячки представились и три рубля не отдали. Непорядок, значит. Не родственникам же платить за усопших. У них и без того забот полон рот: хату поделить, участок перекроить и забор по новой поставить. Так что все честь по чести. А что в сарае живут, так не домой же мертвяков отправлять. Там родственники давно все свободные места заняли.

Стража осторожно отодвинулась от ржавой клетки на пару шагов. После вчерашней поимки недруга хорошо отмечали. С утра и не упомнишь, на свои гуляли, или в долг.

- Но как же можно! Мертвецов и работать заставлять! Это же вопреки церковных устоев, сограждане! - осип голосом судья, тщетно пытаясь достучаться до правосознания сельского населения.

Батюшка икнул и попытался сказать что-либо в свое оправдание:

- Да ведь мы каждый день, можно сказать, порицали. И на проповедях господин колдун на первом ряду сидел, в качестве живого примера, так сказать. И всегда подтверждал, что в аду совсем плохо, и лучше туда не попадаться. И вообще, как он к нам переехал, так покрестились все, и ни одного воскресенья не пропускают, церковь завсегда посещают. Вот...

Правосудие не выдержало и махнуло рукой на бессознательный электорат. Шагнув к задремавшему было колдуну, судья тихо спросил:

- Не научишь, как мертвяков поднимать? Сам понимаешь, не за себя прошу. Глава района очень за выборы беспокоится. А мы бы ему верных людей пригнали. Одеколоном побрызгали, чтобы не воняло. Ну, и крытый грузовик я бы выделил. А то, неровен час, дождик пройдет и, размокнув, галку поставить не смогут... Так как?

Мистер Данбартоншир расправил украшенный черепами балахон и покачал головой:

- Извините, ваша честь, не могу. Если только вам позволят патент подписать. Я уж просил за вас несколько раз. Но отказали. Сказали, что брезгуют. Так что не обессудьте.

- Ну, тогда извини. Сам напросился.

Зашелестела бумага и над площадью сипло разнеслось:

- За невыплаченную работникам зарплату, за нарушение трудового законодательства и использование рабского труда...

Крестьяне с интересом вслушивались в мудреные слова. Ишь ты, "рабского". Как загибает, крючкотвор.

- ... А так же! - судья мстительно ткнул жаркое небо пальцем-сосиской и припечатал: - За неуплату налогов в особо крупных размерах!.. Батрачили на тебя? Батрачили. Значит, индивидуальное предприятие со штатом наемных работников. И где, спрашивается, уплаченные налоги?

Теперь колдун в свою очередь подавился воздухом и замер, пытаясь осознать тяжесть содеянного.

- По совокупности, суд приговаривает господина Данбартоншира к сожжению на костре. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!

Селяне зароптали. Самый смелый спрятался за спины и крикнул оттуда:

- Сколько можно! Дед мой рассказывал, что жгли его уже, так завонял всю деревню, пришлось из-за реки сюда переезжать! Не надо нам этого! Другой приговор давай!

- Другой! - дружно поддержали смельчака соседи.

Представитель власти задумался, поскреб парик пятерней и достал из кармана золотой паркер. Почеркав, огласил новый вердикт:

- Ну, тогда похороним. Осиновый кол в грудь и на два метра в землю... А кто кричал, тому могилу и копать! - мстительно добавил судья.

* * *

Через неделю староста деревни пришел на кладбище и сел на травку рядом со свежим могильным холмиком.

- Данбартоншир Карлович, а Карлович. Ты до каких пор прохлаждаться надумал?

- А что такое? - глухо донеслось из-под земли.

- Так покос на носу, а эти вредители из райцентра дожди обещают. Без тебя тучи не разогнать.

- Дожди через две недели, успеем еще.

- Ну, с сенокосом можно и не торопиться. А кто колорадского жука повыведет? И спину супруге моей кто вылечит? Она с твоих похорон разогнуться никак не может!

- Ничего. На коленках пускай грядки полет, - злопамятно съехидничал колдун.

- Ну, знаешь! - староста лишь всплеснул расстроенно руками. - Не ожидал от тебя. От соседа, так сказать... И вообще, остатки твоей заговоренной браги как раз на поминках и закончили. Завтра у Семена сын из армии возвращается, а встретить нечем.

Помолчав, дипломированный представитель темных сил вздохнул и сменил гнев на милость:

- Ладно. Повод хороший. Значит, завтра с утра и вернусь. Посплю сегодня еще и вернусь. Брага, это дело такое, на самотек пускать нельзя.

- Вот и чудненько! - обрадовался староста. - И это, как вылезешь, полено осиновое не забудь. А то всю поленницу растаскали с этими городскими. Скоро без дров останусь...

* * *

Вернувшись домой, мистер Данбартоншир отпер сарай и выгнал застоявшихся зомби в огород, работать. Потом повесил обратно сорванную во время ареста калитку, переставил под навес железную клетку и прошел в избу. Для разгона облаков давно все было готово, а вот с брагой следовало поторопиться. Благоразумно спрятанной в погребе бочки могло и не хватить, надо было срочно готовить новую порцию. Нехорошо подводить соседей.

Праздник, все же. А на праздники так хочется делать подарки...


02. Сенокос мистера Данбартоншира

 

Солнце беспощадно вгрызлось в дотошно прожаренную землю. Каждый кустик, каждая травинка были исследованы, попробованы на солнечный зуб и высушены до состояния хрустящего звона. Лишь у самого края березовой рощи царила прохлада: миниатюрное облачко висело рядом с деревьями, накрыв покрывалом милосердной тени мистера Данбартоншира. Дипломированный колдун (и головная боль для районных властей) соизволил отдыхать.

- Где этот ирод окаянный! - громко разнеслось в раскаленном мареве.

 

Старик почесал пятку и попытался задуматься о чем-нибудь приятном. Например, о трудовых подвигах зомби, которые в порыве энтузиазма вчера трижды выкопали и заново посадили картошку. Огород после этого больше подходил для съемок фильмов о лунных катастрофах, но настрой стахановцев хозяину понравился. Возникли мысли о строительстве личной пирамиды или карманного Стоунхенджа.

Картину персонального монумента имени Хеопса разогнал недовольный голос старосты деревни:

- Данбартоншир Карлович, мы как договаривались, а?

Колдун открыл один глаз и миролюбиво ответил:

- Так и договаривались. На сенокос без капли дождей. Чтобы селяне могли трудиться спокойно, без лишней спешки. Скосить, скирдовать и вывезти отличное сено домой.

- Так-то оно так, но все же немного перебор.

Колдун открыл второй глаз.

- А что такое? Тучка моя не нравится? Так ведь она только надо мной. Никого не мочит, не поливает, - истинный потомок шотландских джентльменов попытался аккуратно перевести разговор в безопасное русло.

- При чем тут тучка! - возмутился староста, обессилено падая в тень. - Я про солнце говорю, про солнце! Которое печет немилосердно, как в Африке. И не уходит с небосвода уже неделю! Бесконечный день, как же это можно!.. С такой жарой не только речка обмелеет, но и мы сами в вяленую воблу превратимся.

- В воблу не годится, - не одобрил колдун. - Вобла с брагой плохо сочетается.

- Значит, так! - авторитарно прекратил дискуссию глава деревни. - Не знаю, что ты там удумал, но возвращай все взад. Чтобы ночи, как положено. И чтобы дождик прошел, хотя бы раз. А потом тихохонько-тихохонько поколдуешь и хорошую погоду. На пару недель. И все...

Мистер Данбартоншир засопел. К сожалению, в нарушение данного в древности обещания, магистр черной и бурой магии наложил заклятье во время тяжелейшего похмелья. И если в Шотландии это закончилось разгромом английской армии под Бэннокберном и объявлением независимости, то в деревне пляски под луной и запуск чугунка с магическим зельем закончились рухнувшим за рекой спутником и установлением жаркой погоды. Даже слишком жаркой.

Откашлявшись, мистер Данбартоншир начал разговор издалека:

- Сейчас лето, однако. Я бы сказал, не сезон ягоды и корешки на болотах собирать.

- Это ты к чему? - не поддался староста.

- Я все припасы на колдовство потратил. Если все вернуть обратно, на повторную хорошую погоду можно не рассчитывать.

- А по сусекам поскрести? - перешел в наступление похожий на вареного рака глава. Но, увидев, как собеседник печально разводит руками, нанес запретный удар: - Играть в подкидного перестану приглашать. Слышишь? Совсем перестану! Возвращай все взад! У нас в колодцах вместо воды одна грязь осталась, в баню даже сходить не можем! А мы не твои работяги, нам и помыться надо!

В сердцах разогнав облачко, колдун отряхнул балахон и отрезал:

- Не могу. Пока сенокос не закончим, заклинание не снять.

* * *

Через полчаса обладатель диплома с отличием сидел на березе, а внизу сгрудились добродушные соседи, живо обсуждающие вопрос: сгинет ли проклятое наваждение, если спалить нечестивца, или останется? Нечестивец тем временем с высоты пытался договориться по-хорошему:

- Ну что вы взбеленились? Ну, добуду я для вас воду, сходите в баню. И постираться сможете... Наверное... Чего зря глотки драть, лучше бы за дело взялись. Денек, другой и сенокос закончим. За вечер сено просохнет и можно копны класть. А там и конец всей работе...

- Да, умник, а ты знаешь, сколько Михайловне одной надо на зиму? Она, посчитай, семьдесят коров держит. Молокозавод на нее нарадоваться не может! А остальным? Да мы за год столько не накосим! Работников в поле два десятка и все...

- Так ведь в том году за неделю управились! - испуганно заголосил колдун.

- В том году в часть ездили, млеко, яйки, бабки полковнику возили. Он солдатиков построил, те все в момент и закончили. А весной часть распустили, студенты все по Турциям разбежались пузо греть... Некому твое проклятое сено собирать!

- Чтоб вас, саботажники от сохи, ничего спланировать не можете! - возмутился мистер Данбартоншир и задумался. Думать пришлось быстро, так как народ начал стаскивать под березу хворост.

- Эй, сельчане! Будут вам солдаты. Дождь не обещаю, а солдаты будут. И сенокос за два дня закончим.

- Для меня только, или для всех? - настороженно уточнила Михайловна.

- Для всех, зуб даю, - отчаянно пообещал колдун и стал спускаться.

* * *

Через три часа на дороге заклубилось облако пыли, и глазам изумленной деревни предстал важный господин верхом на лошади и грязный магических дел мастер верхом на осле. За всадниками ровными рядами выстроились шесть тысяч человек, одетые по форме: сверкающие золотом штандарты, красные квадратные щиты и остро наточенные гладиусы в ножнах.

- Батюшки, светы! И правда, солдаты! - радостно заволновались крестьяне.

Командир настороженно покосился на высыпавших навстречу мужиков с бабами и повернулся к колдуну:

- Готы?

- Не, селяне, - отмахнулся тот. - Но как обещал! Неделю отдыха. Никаких дождей. Никаких варваров из леса. Никто стрелять не будет. И кормежка от пуза. Отпуск, легат, все по честному. Ты же меня знаешь.

- Знаю, - согласился одетый в позолоченные доспехи командир. - Потому и предупреждаю сразу, что крест с собой принесли. Чтобы не как в прошлый раз...

Засуетившийся колдун тут же хлопнулся с осла и кривобоко засеменил к представительно выпятившему брюхо старосте.

- Я договорился. Поэтому тащите млеко, яйки... Чтоб тебя! Значит, еду тащите, как в том году. И побыстрее. А ребята все сделают в лучшем виде. Они обещали...

* * *

Первые капли дождя упали на закаменевшую землю, как только солнце скрылось за лесом.

Уже давно исчезли в пыльном облаке последние шеренги Шестого легиона, вернувшиеся под хмельком домой, громить дерзких варваров [говорят, германцы были чрезвычайно недовольны укрепившимся воинским духом проклятых римлян]. Уже давно последняя телега с душистым сеном въехала в деревню. И уже давно безмерно довольный староста попрощался с задумчивым колдуном за ручку, напомнив о ближайших выходных и партии в подкидного дурака.

А мистер Данбартоншир все стоял, сосредоточенно разглядывая грубо сколоченный крест, оставленный в подарок легионерами. Наконец, решившись, заволок тяжелое бревно в избу, пристроил рядом с кроватью. Отдышавшись, оценил обновку и довольно хмыкнул:

- А что? И ничего. Готично. Куплю фотоаппарат с автоспуском, свечей побольше у батюшки займу. И первую же фотосессию в районный журнал отправлю. Не одной молодежи глупости с вечеринок печатать. Пусть подлинного самородка оценят.

Устроившись с кружкой горячего травяного настоя на крылечке под навесом, старик смотрел на ливень и мечтал. О славе, почете и уважении. И толпах поклонниц, стоящих за забором в ожидании автографа...

* * *

На утро из воды торчали только деревенские крыши. И с первыми лучами солнца, в легком утреннем тумане громко разнеслось:

- Где этот ирод окаянный! Утоплю мерзавца!


03. Мирная политика мистера Данбартоншира

 

Мистер Данбартоншир медитировал. С полгода тому назад заезжий лидер какой-то звериной партии забыл после банкета чемодан с прокламациями. Среди кучи глупых бумаг великий колдун нашел действительно стоящие вещи: пару журналов с непонятным названием "Делец" и брошюру про древние индийские верования.

После внимательного изучения мужская часть населения признала, что с журналами ошиблась. Это были каталоги порно-торговца со странными вкусами (мистер Данбартоншир в свои годы не увлекался ни зоофилией, ни педофилией, поэтому "Хастлер" был отдан на растерзание молодежи). А вот индийские сказки дипломированный чернокнижник потихоньку приватизировал и изучил от корки до корки. Очень уж забавные вещи там рассказывали. В своих путешествиях по Индии, колдун не встречался и с сотой долей описанных чудес. Видимо, автор книжки постигал древние легенды вместе с великими гуру, сидя на берегах Ганга и беспощадно истребляя пахучие травы и веселящие напитки.

Сегодня утром мистер Данбартоншир решил навести порядок в доме. Он поставил перед оставшимися на ходу зомби боевую задачу, строго-настрого запретил трогать любимый крест для распятия и удалился в ржавую клетку, заботливо установленную во дворе под навесом. Там, отгородившись от суетного мира, колдун воскресил из памяти одну из сложных поз для самопознания (описанную как Камасутра-69) и воспарил к ментальным высотам...

* * *

Процесс самосовершенствования был грубо прерван вопросом, заданным бесконечно трагичным голосом:

- Карлович, а Карлович, у тебя от головной боли ничего нет?

Открыв глаза, потомок шотландцев неодобрительно посмотрел на старосту деревни, мужика телом округлого, в целом положительного, и в меру сил добродушного. Осмотрев гостя сверху вниз, колдун забеспокоился и распахнул дверь клетки:

- Заходи, сосед. Ты это что, съел что-то нехорошее?

Бледный и несчастный глава деревни рухнул на крепкую скамейку и вздохнул:

- Если бы. С благоверной поспорил. Прочел в газете, что крызис закончился, и сдуру вслух обрадовался этому моменту.

- Крызис? - удивился новому ругательству колдун.

- Крызис, - обреченно подтвердил сосед. - Это когда денег нет и выпить не на что.

- Не может такого быть, - поразился мистер Данбартоншир. - Это же катастрофа! Конец света!

- Вот и я том. А моя ответила... Кстати, ты и сам сейчас услышишь, что она ответила...

В распахнутую калитку ворвалась целая делегация. Во главе нарядной колонны выступала супруга старосты, крепка и шустрая Агафья Просковна, пыля яркой зеленой юбкой и махая руками почище вертолета. Не отставая от нее ни на шаг, вслед мчалась хозяйка крошечного стада в семьдесят голов, всеми уважаемая Михайловна. Остальная масса женщин на фоне главной артиллерии выступала в роли статистов.

- Слышь, сосед, я своему сказала, что егойный крызис, это вовсе не выдумка! И вообще, я по радиоточке слышала, городские на пятьдесят лет все разворовали и теперь последнюю лавку делят!

- Окстись, Агафья! Чего там воровать-то! Сама подумай, в районо еще прошлой весной вывеску в ломбард снесли. А парик судья выкупает лишь по большим праздникам, когда надо показательно нашу нехристь засудить и отчетность повысить!

- Не гневи меня, Михайловна! Ты же знаешь, я в гневе...

Оглохнув, мистер Данбартоншир лишь распахнул рот, пытаясь хоть как-то снизить мощь акустического удара. Разглядев, что гости обосновались во дворе надолго, он вздохнул, аккуратно сотворил несколько заклинаний и отгородился волшебной прозрачной стеной от бушевавшей снаружи бури. Сквозь магических полог изредка прорывались наиболее громкие звуки и слова, но в целом в клетку вернулась благоприятная обстановка.

- Я тебе дам, крызис!.. А вот... Да... тить... - доносилось из-за звенящих прутьев.

- Давай, садись ровненько, дыши глубоко, - колдун осторожно поправил старосту на скамейке и начал массировать ему виски, возвращая соседа к жизни...

* * *

- Запомни, друг мой. У женщин всегда есть мнение. По любому вопросу. И древние земли Шотландии, моей любимой родины, ничем не отличаются от утонувших в грязи местных просторов.

- И что мне теперь, и перебивать больше нельзя?

- Конечно. Если ты не дашь высказаться, то твоя любимая супруга не сумеет безболезненно сформировать следующее мнение. Оно так и останется в глубинах ее пышногрудого организма. А если внутри застрянет не одно мнение, а целая группа по всем мировым проблемам, ее просто разорвет на части.

- Но я больше не могу! Моя голова лопнет до того, как взорвется моя благоверная!

- А для этого древние охотники на мамонта придумали проверенный веками способ! Настоянная на кедровых орехах брага, с добавлением болотных корней и мхов для крепости. По сто грамм, кивнуть любимой женщине, и мы готовы оценить ее следующую часовую речь!

- Мамонтов?! - староста ошарашено уставился на колдуна. - Что, и уже тогда?!

- А ты как думал. С чего бы наши предки уходили на охоту на неделю, или даже на месяц? Мамонты в огородах паслись, а закутанные в шкуры смелые воины брали свои копья и исчезали за горизонтом. Зато когда освоили магический процесс брожения, перестали пропадать из дому. Тут-то мамонтам и наступил конец. Копченый окорок из мамонта - отличная закуска, я тебе скажу...

Воровато достав из-под полы берестяную флягу и две крошечные рюмки, мистер Данбартоншир разлил живительную влагу и чокнулся с главой деревни:

- За плюрализм!

Занюхав рукавом, мужики повернулись к раскричавшимся бабам.

- А представляешь, если хоть на миг ее заткнуть? Хотя бы на минуту? Ее же... Это же пострашнее Хиросимы будет!

- Тост. За мир во всем мире и разоружение... Сам подумай, мы же не враги нашему району. Нельзя столько народу губить зазря!

- Точно. Пусть живут, - согласился староста и поднял рюмку.

Так в деревне наступил мир...


04. Доброе дело мистер Данбартоншира

 

Мистер Данбартоншир стоял рядом с лужей и раздумывал. С раннего утра деревенский колдун собрался наведаться на почту, и по этому поводу начистил парадные штиблеты. И теперь мерзкая лужа, оккупировавшая середину улицы, превратилась в непреодолимое препятствие. Можно было протоптать дорожку в росшей сбоку крапиве, но дипломированный спецалист черной магии считал ниже своего достоинства пользоваться столь низкопробными уловками. Можно было так же вызвать торнадо для осушения лужи, создать каменный мост через водную преграду или перенести почту поближе к родному дому. К сожалению, богатство вариантов тихо таяло под жарким солнцем, а колдун так и не мог принять окончательного решения.

- Данбартоншир Карлович! - радостно заорал Митрич, до выхода на пенсию работавший бессменным пастухом. Где-то в полях он и провел всю жизнь, не обзаведясь ни семьей, ни потомством. - Сосед, посмотри, что я на почте нашел!

- На почте? - заинтересовался колдун. - А на меня там ничего не видел? Газету, или телеграмму какую?

- Не, тебе нет ничего, - отмахнулся старик, размахивая листком бумаги с другого берега лужи, - сегодня лишь мне письмо от внука пришло. Ты только послушай!

И бережно расправив бумажку, Митрич громким голосом, с расстановкой начал разбирать букву за буквой:

- "Дорогой ты мой дедушка, Лексей Леонидович! И пишу тебе письмо, поздравляю с наступающими праздниками и желаю тебе всего-всего от чистого сердца."

- Чего?! - поразился до глубины мистер Данбартоншир. - Какой Леонидович? Или ты успел отчество поменять?! И имя заодно?

- Скажешь тоже! - возмутился потомственный пастух. - Просто замотался внук, свету белого не видит, вот и ошибся маленько. Смотри, вот штемпель наш, письмо правильно дошло. И на обороте вон, написано: дедушке... Никто не признается, говорят, не им письмо. А я как умом пораскинул, так и понял, что это внук мой! Вон, не забыл, написал!

- Внук?! - от неожиданности колдун оступился и заляпал лакированные штиблеты по самые колени. - Шоб тебя, путанник, откуда у тебя внук!

- Ну, всякое в поле бывало, - потупился Митрич, но спохватился и вновь замахал бумажкой.

- Ты не мешай, ты главное слушай!

Устроившись сбоку на травке, чтец продолжил:

- Так, дедушка, Леонидович... А! Вот! "А вчерась была мне страшная выволочка. Хозяин мой приказал посчитать, сколько будет стоить дорогу построить от сарая воеводского до окраины. Получилось как у соседей, в пятнадцать раз дешевле, чем мы обычно строим. Как хозяин мою писанину увидел, так осерчал, все в кучу сгреб и в харю тыкал"...

Старик промокнул набежавшие слезы и трубно высморкался:

- Ишь ты, в харю тычут! Ты подумай!

- "И работы с тех пор хлебной нет никакой! Все лишь на подхвате, бегом, впроголодь! А еще прихвостни хозяйские ходят, деньги за конуру на Тверской требуют, да самоходную тележку отобрать грозятся... Сил моих больше нет, хоть последний Роллекс закладывай..."

Колдун выбрался на берег, критически осмотрел бурую раскраску нижней части туловища и решил вернуться домой. Тем более, что на почту идти смысла уже не было. Единственную весточку от неизвестного внука перехватил Митрич.

- Ладно, что он жалобится, я понял. Внуки, они завсегда так, все денег просят и побольше.

- А вот и нет! - запальчиво возразил старик, - мой не таков! Ты конец послушай! "Милый дедушка! Финансовым планом заклинаю, забери меня отседова! А то пропаду ни за грош..."

- Забрать? Это что-то новое, - удивился мистер Данбартоншир. - Обычно наоборот, назад ехать не хотят.

- А ты как думал. Жизнь-то у него чисто собачья. В конуре обитает, да на телеге по городу мотается... Бедолага...

- Так чего ждешь?

- Да глупый он, молодой совсем еще! Письмо отправил, а обратный адрес написать забыл! Может, на почте и сумеют сказать, откуда именно письмо пришло...

- Может быть, - осторожно согласился колдун, состоящий в сложных отношениях с любыми государственными структурами. - Я вот тоже письмо королеве писал, давно еще... Разное писал, по большей части нехорошее... Тоже молод был... Так что ты думаешь, через неделю примчались. И как нашли только!

- Через неделю? А что, может и найду! - обрадовался пастух, шустро вскочил и заковылял обратно к почте, махнув на прощание рукой.

- Вот и я говорю, и не знаешь, как судьба-злодейка повернется, - закончил разговор колдун и отправился домой, оставляя после себя мокрые следы.

* * *

Ночью мистера Данбартоншира мучали кошмары. Снились ему толпы лохматых и немытых молодых людей, бегающих по собачьи за летающими по воздуху телегами, и надрывно воющих на тусклую луну, застрявшую на небосводе. В туманной доли бродил призрак, махая во все стороны погасшим фонарем и тоскливо кричал:

- Внучек! Внучек! Где же ты?!

С трудом проснувшись, колдун долго мутными глазами разглядывал набирающий силу рассвет. Покрутив головой, знаток черной магии натянул потрепанные домашние штаны и торопливо проскакал в сарай, где на верстаке пылились разные полезные инструменты. Выпроводив на солнышко сонных зомби, старик прикрыл за собой дверь и начал творить.

* * *

- Ну как, Митрич, нашел внука? - поинтересовался мистер Данбартоншир, оперевшись о кособокий, но крепкий еще забор.

- Нет пока, - вздохнул бывший пастух, опустив тяжелый колун. - Обещали переслать письмо в город, может кто и отзовется.

- А, - понятливо протянул колдун и шагнул во двор. - Я просто подумал, что тебе помощник не помешает. Ну, пока внук не приедет. Мало ли что, может где по дому помощь нужна, или еще чего...

- Помощник? - обрадовался Митрич, выгибая шею и пытясь разглядеть второго гостя, спрятавшегося за широким балахоном соседа.

- Это хорошо, коль помощник. А кто таков?

- Вот! - мистер Данбартоншир гордо поставил перед собой результат тяжких трудов. - Правда, с носом я пока не до конца доработал. В зарубежных справочниках сказано, что он должен становиться больше или меньше в зависимости от самочувствия. Однако, наши переводчики пишут, что нос должен быть длинным и острым. Не знаю, не пойму я этих итальянцев, вечно у них все не как у людей. Я решил, пусть будет короткий, хоть не проткнет кого ненароком!

- Т-т-т-ты это что за чудо-юдо привел?! - Митрич испуганно отшатнулся, зацепился за упавший колун и кувыркнулся в поленницу.

- Почему чудо-юдо? - оскорбился чернокнижник. - Это помощник, трудолюбивый и заботливый.

- Убирай с глаз моих этого чурбана! - раздалось из-под обвалившихся дров. - Бродячих деревяшек мне только дома не хватает!

- Сам ты чурбан! - возмутился мистер Данбартоншир, шагнув вперед и грозя кулаком. - Я для тебя старался, а ты, кочерыжка старая!

- Не обижай деда! - прогудел деревянный человек и от души приложил колдуна по затылку кулаком. - Сам говорил, я ему помощь и опора!

Осторожно высунув голову, Митрич сначала посмотрел на торчащие из поленницы ноги в старых драных штанах, потом на кривую сучковатую фигуру рядом:

- Вот оно как! Ну-ка, внучек, помоги старику!

Чурбан легко выдернул пастуха из груды поленьев и поставил рядом с собой.

- А что ты еще умеешь? Дрова колоть умеешь?

- Не знаю. Но научусь! - пообещал деревянный внук.

- Та-а-ак! Бери-ка вот эту штуку в руки, вот так. Потом полено ставим вот сюда. Затем делаешь так...

* * *

Сидя на крыльце, мистер Данбартоншир смазывал зеленкой ссадины и шипел:

- Чтобы я еще кому доброе дело сделал! Чтобы я!..

У калитки деликатно покашляли. Колдун злобно покосился на Митрича, предусмотрительно остановившегося за забором на улице.

- Я это, спасибо сказать хотел! Ты уж прости, что так получилось!

- Все? До свидания!

- Нет, Карлович, не обижайся! Я серьезно! Всеж соседи, как-никак!

Старик топтался, не желая уходить.

- Ладно, забыли. Считай, что внук тебе в подарок достался.

- Да, о внуке... Я это, попросить хотел... Ну, чисто по соседски!.. Ты не мог бы его во внучку переделать? А? Я вот даже картинку из журнала принес! Будет старику радость и утешение...

- Внучку? - в глазах мистера Данбартоншира зажглись нехорошие мстительные огоньки. - Ну что же, будет тебе внучка. Из журнала. На радость и утешение. Тащи свою картинку...


05. Светлая грусть мистера Данбартоншира

 

Мистер Данбартоншир сидел у себя в избе и бережно раскладывал на столе пачки древних бумаг. Скрюченные пальцы бережно разглаживали каждый листок, и колдун с умилением шептал:

- Податель сего закончил с отличием... За моровую язву, распространение и искоренение... За лучшее приворотное заклятье со смертельным исходом... Предан анафеме в 1351... в 1365... в 1371, за оскорбление его величества Роберта Второго и всей династии Стюартов...

Старик печально вздохнул: золотое было время. Напакостил попу: на костер. Подловил зазевавшегося епископа: четвертование и прочие кровавые радости. А уж после проделки с его величеством пришлось бегать по всей Шотландии от разъяренных пикинеров. Весело было, не то что сейчас. Анафеме предадут, если только монастырский водочный завод спалишь, или саранчу на табачные плантации напустишь. Нет у местных людей легкости мысли и выдумки на разные неприятности. Деревенщина, одним словом...

Мистер Данбартоншир аккуратно убрал свою коллекцию и вздохнул. Каждую осень, с приходом холодных дождей, он осознавал, что жизнь идет мимо, а новой гербовой бумаги с печатями в заветном сундуке так и не добавилось. Так можно и квалификацию растерять. Убедившись, что никто не собирается штурмовать ночью его тихую обитель, старик садился на крылечко и начинал грустить. В такие минуты у чернокнижника легко было выпросить исполнение любого желания. Меланхолия делала его необычайно покладистым и доброжелательным.

На улице вязко прошлепали шаги, и в распахнувшуюся калитку вошел орк, размерами чуть меньше <Кировца>. Внимательно обнюхав удивленного мистера Данбартоншира, гость ткнул его грязным пальцем:

- Шаман?

- Сам ты шаман! - возмутился хозяин, - я колдун, потомственный и дипломированный, чурка лохматая!

- Шаман! - радостно ухнул орк и забросил старика на плечо...

* * *

Великий вождь грелся рядом с гигантским костром и неодобрительно разглядывал человека в черных одеждах с бездарно намалеванными белыми черепами. Человек оказался на редкость глуп и не желал разделить с вождем всю тяжесть проблемы.

- Ой-вэй, шаман. Ты меня не слушал. Совсем.

- Да слушал я, уже раз пятьдесят выслушал и еще столько же в другом изложении. Не могу я тебе помочь. Никак.

- Можешь. Но не хочешь... Сам подумай, кто еще может моим ребятам развлечение найти?

- Ты вождь, ты и найди.

- Мне не положено. Я должен города сжигать, врагов топить, соседей изводить. Но я не должен придумывать, где моим парням отдохнуть, пока новый поход не начнем.

- Начни сейчас, - устало ответил мистер Данбартоншир, пытаясь урезонить наглого собеседника. - Зачем месяц ждать?

- Не положено! - важно ответил вождь, грея пятки на углях. - У меня приказ Безглазого, самого великого хана в наших степях, чтобы его печенью демоны подавились. И я должен его выполнить... Все равно, новые враги появятся лишь через месяц.

- Ну, найдите старых! - взмолился колдун. - С кем вы там не уживаетесь? С эльфами?

- Уже разбили.

- На королей каких-нибудь нападите!

- Только что закончили.

- Ну я не знаю, в пещеры к гномам загляните, им накостыляйте!

Над костром повисла недобрая тишина. Осторожно оглянувшись, колдун понял, что сказал что-то неправильное.

- С какой стати нам старых друзей обижать? - оскалился вождь, потянув из ножен кривой меч. - Мы с ними в мире уже две тысячи лет. И лохматы они не меньше нас. И ноги такие же кривые... А если их обидеть, кто нам брагу варить станет?!

- Но я тогда вам зачем?! - заверещал старик, всерьез озабоченный сохранностью головы на плечах.

- Вы, шаманы, великие выдумщики. Мой все на бочке с огненной дрянью летать хотел. Все пробовал, как это, в небеса подобно птице взлететь... Добился своего. Взлетел. Высоко и громко. Амулеты по всей степи собрать не можем.

- Я летать не хочу! - колдун мертвой хваткой вцепился в нагретый тощим задом валун.

- И не надо... Если помнишь, мы тогда хорошо повеселились у Бэннокберна. Ты нас позвал на подмогу вашему королю. Мы помогли. Хорошо было. Англов гнали через всю страну, от души... Теперь ты помоги нам.

- Так ведь семьсот лет прошло, - ошарашенно выдохнул чернокнижник.

- И что? Мы живем долго. Что десять лет, что тысяча, нам все едино...

Вождь встал и придирчиво проверил остроту лезвия.

- Все просто. Если ты моих ребят не займешь чем-нибудь, я сильно рассержусь. Бездельничающий орк страшнее пьяного гнома. Они или меня свергнут, или тебя полетать отправят. Поэтому предлагай, как твою дряхлую шкуру спасать будем.

- На месяц, значит? - с тоской в глазах простонал колдун.

- Да. С новой луны нас дела ждут.

- И чтобы поить и кормить?

- Где ты голодного орка видел? - в свою очередь удивился великий вождь.

- И потом вы меня больше не побеспокоите?

- Никогда! - с лязгом вогнал меч в ножны орк. - Разве что через тысячу лет враги закончатся, и мы снова заскучаем.

Старик обреченно кивнул, достал потрепанную записную книжку и стал искать нужный адрес...

* * *

- Девушка, где я могу увидеть господина Иванова?

Похожая на перевернутую вверх ногами амфору, высокая блондинка вцепилась своими наклеенными орлиными когтями в столешницу и визжала, перекрыв по громкости взлетающий <Боинг>. Не добившись от секретарши осмысленного ответа, мистер Данбартоншир взял с подноса крупное яблоко и аккуратно закрыл распахнутый рот. Добившись полной тишины, он покосился на сгрудившихся позади лохматых тысячников и снова задал свой вопрос:

- Я спрашиваю, где господин Иванов, глава района?

Замолчавшая против своей воли девушка взглядом указала на дверь.

Постучавшись, колдун засунул голову в кабинет.

- Добрый день. А я к вам по делам...

* * *

- Значит, не зомби? - глава района с интересом разглядывал в окно Орду, разложившую костры прямо на площади.

- Что вы, как можно залежалый товар предлагать! - немного театрально возмутился мистер Данбартоншир. - Настоящие шотландцы. Древние, правда, но исполнительные. Вы только скажите, где им там крестик поставить, и они как один... На пользу обществу, я бы сказал.

- Десять тысяч? - попытался посчитать упитанный мужчина в костюме от <Бриони>.

- Если надо, можно и двадцать найти.

- Нет, - строго погрозил пальцем мужчина, - у нас столько обезлюдевших деревень нет. Нам еще их оформить надо будет, чтобы все по честному... И сколько хотят?

- Только пропитание и музыку вечерами... Я уже проверил, колбасу вашего завода едят с удовольствием. Нос не воротят, как жители района... А на вечер можно и театр пригласить, с балалаешниками. Пляски, песни, юбки поярче... Им понравится.

- Это хорошо. И на целый месяц... Мы не только районые выборы закроем, мы ведь и с областными справимся... И главное, каждый поставит крестик, где надо! - воодушевился глава района и радостно потер руки...

* * *

Услышав о невиданных гостях, к райцентру подтянулись разного рода торговцы, развернув в обозе веселую ярмарку. Вечерами, отведав забористой гномьей браги, разухарившиеся артисты театра устраивали пляски на площади с неизменными прыжками через пылающие костры. Мясной завод перевыполнил планы на десять лет вперед, скормив мохнатым гурманам всю тухлятину со складов. А еще через девять месяцев в некоторых семьях появились очень волосатые младенцы, крепко вставшие на ножки уже через неделю.

Само собой разумеется, выборы прошли при полноценной явке избирателей, решивших ради такого важного политического события лично стопроцентным составом приехать из своих деревень, вымерших под корень уже лет пятьдесят тому назад.

* * *

С чувством заслуженной гордости, мистер Данбартоншир полюбовался глянцевой почетной грамотой, на которой красовалась ажурная сургучная печать и сияли золотом слова: <лучшему активисту на выборах ... года>. Аккуратно спрятав трофей в сундук, колдун вышел на крыльцо и проводил взглядом последний птичий клин, летящий подальше от подбирающейся зимы.

На ближайшие сто лет предстояло найти себе новую причину для светлой грусти. Гордый сын шотландского народа считал ниже своего достоинства поднимать стопочку с домашней брагой без действительно стоящего повода. Учитывая наступающие длинные холодные вечера, такой повод срочно требовалось найти. Убедившись, что калитка надежно заперта, дипломированный специалист в черной магии удобно устроился на крыльце и задумался...

* * *

Не мешая ему, в чужом мире, рядом с жарко горящим костром, огромные мохнатые орки взяли в лапы полюбившиеся балалайки и затянули, вдыхая полынные запахи:

- Ой, ты, степь широкая, степь раздольная...


06. Дирижабль мистера Данбартоншира

Мудрый мистер Данбартоншир играл в карты. В подкидного дурака, игру интеллектуальную и сложную, все тонкости которой были доступны лишь истинным уроженцам Шотландии. По большим праздникам в этот список можно было еще включить старосту деревни [который, собственно, и научил магистра черной магии данной игре]. Но такие тонкости хозяин старой избы не стал излагать мелкому демону, что сидел напротив и с грустью пучил глаза в собранную в лапах половину колоды.

Надо признаться, что сегодня вечером глубокоуважаемый чернокнижник жульничал. Даже два раза.

Во-первых, он успел выхлебать уже три литра своей любимой браги. Демон посчитал, что пьяный человек не сможет играть хорошо, и жестоко ошибся. В таком состоянии мистер Данбартоншир обыгрывал кого угодно. Даже старосту, бравшего в юности призы на районных слетах юных дарований. Но слово <допинг> ничего не говорило гостю, чем старик беззастенчиво и воспользовался.

А во-вторых, картежники на кон поставили душу. Что по отношению к чародею было не совсем честно, так как свою он давно заложил лично Люциферу. И теперь, пьяно икая, мечтал посмотреть, как именно жалкое хвостатое ничтожество будет требовать от босса боссов свой выигрыш.

Но чуда не случилось, и несчастный представитель рогатого племени проиграл. Шепотом ругаясь, он долго рылся в безразмерной сумке, вздыхал и поминал недобрыми словами всех архангелов вместе взятых и какого-то жулика из Назарета в частности. Положив на стол сияющую голубыми огнями сферу, демон хлюпнул носом и испарился, не прощаясь, оставив после себя серный выхлоп.

- О как, - восхитился мистер Данбартоншир, потрогал пальцем новинку и решил отложить детальное изучение на трезвую голову. Закрыв портал в чужие жаркие миры, колдун проветрил комнату и лег спать. Душа-душой, а заслуженному пенсионеру магических наук надо было отдохнуть...

* * *

- Es ist unglaublich! - прогремело над ухом сладко сопящего мистера Данбартоншира. От неожиданности колдун взлетел под низкий потолок, где и завис, хлопая глазами. [1]

Рядом с кроватью стоял маленький мужичок в кожаном шлеме, огромных очках-консервах и туго обтягивающей круглое брюхо кожаной куртке. Под носом-картошкой торчали густые рыжие усы. Незнакомец ошалело пучил глаза, подобно вчерашнему демону, и разглядывал висящего в воздухе старика.

- Es kann nicht sein! [2]

- Чего-чего? - не понял еще раз колдун и вернулся на кровать.

Коротышка презрительно махнул рукой и изрек следующую абракадабру:

- Das Arbeitsvieh! [3]

- Какой Альберт, - попытался спросонья собрать в кучу растрепанные мысли хозяин дома.

- Der Bauer, - пренебрежительно махнул рукой толстяк и надменно надул губы. [4]

- А в ухо? - насупился чернокнижник и начал закатывать рукав.

Гость подозрительно покосился на маленький, но жилистый кулак, и с трудом отвесил поклон:

- Ich tue Abbitte... [5]

- То-то же, - смилостивился мистер Данбартоншир и почесал затылок. - Так ведь утро уже, а у меня выигрыш голодным по избе бродит! Непорядок, надо бы его накормить. Да и самому подкрепиться не помешает...

* * *

Через час, за гостеприимно накрытым столом, новый житель деревни с грехом пополам рассказал свою историю, помогая при случае руками и всем, что попадало под руку.

- Я есть великий пилот! Меня звать Ганс Штрауф! Самый велик во всей Дойчланд, мой любимый фаттерланд! Я летать в облаках, любить женщина...

Подкорректировав кривизну глаз очередной порцией браги, отважный герр Ганс добавил:

- Много женщина. Одна - нихт, много - ja, ja!

Колдун поморщился:

- Я понял, понял про женщин. Ты мне лучше про твой аэроплан расскажи. И по человечески, без твоих зарубежных словечек, я кроме полузабытого шотландского другими языками не владею.

Воздухоплаватель гордо выпрямился и ткнул пальцем в нависший над головой потолок:

- Никакой эроплан! Никаких глупых крылья и прочий шайзе! Только достойный истинных арийцев цеппелин! Только так!

Поправив шлем, герр Ганс вскочил на скамейку и заорал, выпятив пузо вперед:

- Es lebe der Kaiser! [6]

После чего рухнул как подкошенный.

Аккуратно закатив бесчувственное тело под скамейку [а то еще споткнешься об него, горемычного], мистер Данбартоншир убрал со стола и вздохнул:

- Похоже, обманул все же демон. Какой-то он бракованный, этот хер. Ни пить толком не умеет, ни по земле ходить. Все об облаках грезит. А чего там хорошего? Сырость одна...

* * *

Через неделю колдун проклял глупого демона сто крат. Герр Ганс ходил за магистром черной магии, как привязанный, и действовал ему на нервы. Почитатель кайзера беспрестанно нудил и жаловался на судьбу, забросившую его в <грязный, вонюч и противен дыра>. Даже копаясь на огороде с единственным оставшимся на ходу зомби, истинный ариец умудрялся ругаться по своему и кричал что-то про неведомую Женевскую конвенцию и правила обращения с пленными. Убедившись, что от помешанного на полетах просто так не избавиться, мистер Данбартоншир сдался.

- Цеппелин, говоришь? Будет тебе цеппелин. Как надуем, так и лети в свой фаттерланд, чтобы духу твоего...

Покопавшись в библиотечной подшивке газет за начало века, старик аккуратно перерисовал изображение неведомого агрегата и сел колдовать. На утро вся деревня сбежалась смотреть на фантастический аппарат, привязанный к покосившемуся забору.

Бесконечно довольный воздухоплаватель, высунув от усердия язык, рисовал черной краской на сером надутом боку имя: . Закончив, герр Ганс проворным колобком забрался в подвешенную под пузом дирижабля корзину и требовательно поманил за собой колдуна:

- На борт, за мной!

- С какой стати? - перепугался осторожный чернокнижник. - И вообще, как бабушка меня с метлы уронила, так я летать и боюсь.

- Инженер проверять аппарат, это есть истинный закон любой цивилизованный страна! - уперся на своем усатый ворчун.

- Проверять? А он не рванет, часом? - продолжал сомневаться колдун. - Вон, орки недавно рассказывали, как на огненной бочке своего шамана запускали. До сих пор кости собрать не могут...

- Kann sein, - пожал плечами пилот и задумался. [7]

Но трудные и неприятные мысли не могли надолго задерживаться в голове доблестного тевтонского рыцаря, и герр Ганс решительно рубанул кулаком:

- Курить найн, остальное - ja, ja! На борт! Мы лететь испытательный полет! Немедленно!

Вздохнув, мистер Данбартоншир уступил. Похоже, только испытав неведомый механизм, можно было спровадить настырного гостя домой. Шагнув в хлипкую корзину, старик покрепче ухватил первую попавшуюся веревку и с угрозой пообещал:

- Только ты смотри, а то... Если чего не так, я тебе эту штуку знаешь куда засуну?

- Все есть хорошо! Мы лететь! - отмахнулся толстяк и дернул какой-то рычаг.

Рванувший подобно удалой тройке, дирижабль лихо набрал высоту и начал кружить над деревней. Вывалившийся от неожиданности за борт колдун висел на длинной веревке и орал что-то идейное, судя по непрерывности и громкости. От неожиданности он забыл все заклинания и теперь болтался над лихо мелькающими под ногами домами, заборами и разбегающимися в разные стороны крестьянами.

Тем временем герр Ганс, довольный тренировочным полетом, бодро крутил штурвал и распевал во все горло:

- Дойчланд зольдатен, герр унтерофицирен!...

К вечеру бензин в тарахтящих двигателях закончился, и сигара второго <Гинденбурга> опустилась за околицей...

* * *

На следующее утро осунувшийся мистер Данбартоншир убеждал главу района, тыча пальцем в окно:

- Вы же знаете, я человек старый, мне эти новинки ни к чему. А тут прислали, лиходеи, и не знаю, как быть. Выбросить жалко, и в сарае сгниет...

- Китайский, небось? - с интересом разглядывал тушу дирижабля круглый господин в костюме от <Бриони>.

- Вот еще! - искренне возмутился колдун. - Из самой Германии! Немецкое качество, лучше любого <мерседеса>! И главное, можно оформить, что с него поля опыляют. И статья расходов хорошая, и никакая проверка не подкопается.

- А чего у него морда усатая нарисована?

- Авангардисты украшали, - покраснел старик, и зачастил: - А главное, там ведь и кожаный салон, два совершенно новых двигателя и совсем без пробега. Подарок, чтоб его...

* * *

Мистер Данбартоншир со слезами радости смотрел, как пара квадратных помощников главы районной администрации старательно привязывает канат к буксировочному крюку джипа. Похлопав по кожаному боку цеппелина, колдун еле слышно прошептал:

- Испытательный полет, говоришь? Будет тебе полет. Испытательный... Наше руководство, оно всегда на праздники испытания устраивает, с водкой и чем покрепче... А как выпьет, так сигару изо рта и не выпускает... Так что будет тебе и курение на борту, и стрельба из ракетниц под пузом... И никакой кайзер нам не указ...

Медленно бороздя небеса вслед за неторопливо покатившим джипом, дирижабль слабо вращал винтами, и ветер доносил обрывки слов:

- Солдатен... Официрен...

Закутавшись в свой балахон, старик стоял и махал на прощанье платочком. Потом промокнул глаза и задумчиво спросил сам себя:

- Может на фейерверк остаться?

Но потом покачал головой и направился к стоящей на парковке подводе:

- Ну его, к лешему. Карму сначала почищу. А то после вчерашнего даже все матерные слова закончились. Надо отдохнуть. Хватит. Налетался...

 

PS. То, как мистер Данбартоншир понял своего гостя:

1. Это невероятно

2. Этого не может быть

3. Быдло

4. Крестьянин.

5. Прошу прощения

6. Да здравствует кайзер

7. Может быть

07. Инопланетяне мистера Данбартоншира

Мистер Данбартоншир открыл калитку и шагнул во двор, с радостью вдыхая забытые за две недели запахи. Впервые за десять лет удалось вырваться по делам на Шварцвальд, на юбилейный шабаш. И хоть молодежь почти не говорила на классической латыни, да и истинные навыки чернокнижия порастеряли по большей части, но в целом колдун отдохнул от души. Выпито и съедено было изрядно, многих старых друзей удалось повидать. Кое-кто даже не поленился подняться из могил ради такого гостя. И тряхнувший стариной верный потомок шотландских земель вернулся в отличном расположении духа домой, в свою крохотную деревню, затерявшуюся среди бескрайних сибирских просторов.

Скрипуче хлопнула за спиной закрывшаяся калитка, глухо звякнул баварским стеклом заплечный мешок, упав на густую траву, и мистер Данбартоншир ошалело спросил у мужиков, лихо допивающих остатки браги из заветного боченка:

- И как это понимать?

Односельчане с трудом признали в незнакомце в черном балахоне хозяина дома и радостно загомонили:

- О, Карлович вернулся! А мы тут это, сторожим! А то ведь они, проклятые, в доме не сидят, все по двору бродят...

- Кто?! - завопил дипломированный мастер черных дел, стремительно теряя остатки хорошего настроения. - Кто бродит, где бродит?!

- Твои родственники, - уверенно ответили мужики, тыкая заплетающимися руками в сторону железной клетки в человеческий рост.

[ Честно говоря, лет шестьсот тому назад эту клетка стояла в маленьком немецком городишке, где мистеру Данбартонширу довелось весело проводить время, гоняясь за инквизиторами. Доходило до того, что утром на казнь из клетки волокли уважаемого шотландца, а вечером туда же запирали его палачей. Когда реформация покончила с истребителями ереси, старик забрал полюбившееся стальное жилище с собой, на добрую память. На старости лет за полированными прутьями отлично медитировалось, или просто спалось на свежем воздухе. ]

Подойдя поближе, колдун заглянул внутрь, потом слепо нашарил конец скамьи и без сил опустился на твердое дерево.

- Это кто?

- Туристы, - наперебой стали рассказывать упившиеся до зеленых чертей соседи. - Они неделю как здесь болтаются. Все чего-то спрашивали, долгожителей искали. А из долгожителей у нас только ты, остальные больше ста и не живут...

На мистера Данбартоншира смотрели печальные огромные глаза на плоских зеленых лицах.

- Но почему тут? Ведь гостиницу еще осенью достроили! - возмутился старик, вылив остатки браги в пустой стакан.

- Это батюшка настоял. Сказал, что нехристям лучше вместе быть, чтобы потом не пришлось заново хотель освещать. Выходит, вы одной крови, вот к тебе и определили.

Занюхав рукавом брагу, колдун нашарил на столе миску с квашеной капустой и захрустел закуской. Крестьяне одобрительно оценили литровую величину опустевшей кружки и заулыбались: соседа любили и за умение изготовить отличный забористый продукт, и за умение его выпить в хорошей компании.

- Спрашиваешь, чего не в доме поселили? - мужики перевели выразительные жесты старика и засуетились. На стол вывалили кучу малопонятных железок, коробок с кнопками и разрисованных записных книжек. - Мы попробовали их дома держать, так ведь они по всему двору разбредаются! Весь дом истыкали палками, дырок как в решете! В огороде всю зелень повывели, в банки к себе попрятали. А зомби твоего последнего на части разобрали! Еле отбились, хотели кого-нибудь из нас изловить и сравнить! Вот в клетку и запихали, отсюда они вылезти не могут, одно спасение...

- И что мне теперь с ними делать? - продышался чернокнижник.

- А кто же знает? - удивились соседи, осторожно собираясь домой. - Мы их тут уж почти неделю сторожим, утомились... Так что сам решай, куда ты их денешь... Но если твои сородичи чего учудят на деревне, ты извини, мы тебе порицание объявим. Сам понимаешь, дружба-дружбой, но никто не хочет, чтобы и его на куски растащили...

Попрощавшись, мужики осторожно поднялись и двинулись со двора. Через полчаса самый утомленный сумел попасть в шатающийся проем и вывалился на улицу. Проводив его ошалелым взглядом, мистер Данбартоншир повернулся к клетке и недобро уставился на незванных зеленых гостей. Первое и последнее порицание селяне выносили ему по приезду в деревню, заставив считаться с собой, и изрядно попортив задубевшую в путешествиях шкуру. После тех событий колдун обещал, что не будет больше сжигать все вокруг до тла. Раз о том давнем инциденте напомнили, значит, лупоглазые туристы разозлили своими экспериментами всю округу не на шутку. А с мужиков станется: нехрить зеленая, нехристь шотландская - какая разница. Вилы в бок и в котельную. Чтобы легким дымком и золой на поля, в качестве удобрений. Пока обратно себя соберешь, сто потов сойдет...

- И зачем пожаловали? - перешел к сути дела хозяин дома.

- Мы в ответе за тех, кого приручили, - непонятно ответил самый худой инопланетянин, с морщинистым лбом и прозрачными на просвет руками. - Мы должны проконтролировать популяцию и уровень дрессированности.

- Что-что? - поперхнулся колдун. - Я вам что, собака? Или хомяк какой?

Над столом материализовалось крошечное облако, звонко хлопнуло, и сваленные в кучу железки с кнопками испарились, оставив после себя лишь жирные пятна. Гости сменили цвет с зеленого на бурый в крапинку и поспешно сбились в угол, оставив остолбеневшего командира экспедиции договариваться с ужасным аборигеном в гордом одиночестве.

Добыв из клетки перепуганного дистрофика, мистер Данбартоншир усадил его перед собой, влил в него для стимуляции обменных процессов остатки браги и стал методично распрашивать о причинах приезда. Поначалу чужак лишь пучил глаза и сипло икал, но залив брагу пятью литрами застоявшейся воды из бочки для полива, пришел в себя и начал рассказывать:

- Наши предки строили здесь курорт. Но дорога дальняя, начали все больше пятисот тысяч лет назад, надзор слабый, поэтому деньги освоили, на диких пляжах погрелись, ни одного здания не закончили и вернулись назад.

- У нас так же строят, - согласился колдун.

- Наши гены, - вздохнул инопланетянин, и продолжил: - А для помощи в строительстве дорог и коммуникаций мы вербовали местное население. Питеканторопов всяких с неандертальцами...

- Это кто, горцы? - удивился шотландский маг, - я у нас на рынке и не встречал таких.

- Не знаю, откуда они брались, может и с гор. Ребята исполнительные, но недалекие. Мезатронными микроскопами колья забивали. Пока дубины им не выточили, сколько под это добра списали... - зеленый задохлик мечтательно закрыл глаза, вспоминая добрые старые времена.

- Ладно, со стройкой разобрались. Так строили, что даже следов не оставили потомкам... А зачем снова пожаловали?

- Из-за дубин, - вздохнул гость. - Капитан корабля был страшным бюроктатом и все орудия труда записал в ведомости. Недавно, тысяч сто лет тому назад, очередная камеральная проверка наткнулась на эти бумаги и подняла шум. Местную живность работать заставляли? Заставляли... Орудия производства предоставили? Предоставили... Значит надо отчитаться. Приехать, найти кого из долгожителей и узнать, куда дубины подевали. Может, сломали уже. А может, их и не было и под видом <автоматизированный комплекс для забивания свай> что другое списали...

- Ну и летели бы куда в город, где музеи, и такие же яйцеголовые сидят! - возмутился колдун. - Там и рылись бы в запасниках, искали свои инструменты.

Инопланетянин почесал гибкой рукой спину и насупился:

- Пробовали. Трудно с этим. Прописки нет, регистрацию не дают. Деньги наши не принимают. Норовят резиновым ломом по спине огреть и <чуркой зеленомордой> обзывают... Не получилось в городе остановиться.

- А у нас, значит, получилось?

- А у вас хорошо. Природа. Люди душевные. И лицами уж больно на наших работников походят. Если не они сами, то их потомки, не иначе.

Мистер Данбартоншир не поленился и сходил домой, за детской энциклопедией. Книга досталась в подарок после районого новогоднего утренника, где он изображал помощника Деда Мороза. Дети тогда настолько впечатлились, что <дедушке лесовику> щедро насыпали мешок конфет и вручили <Историю древних народов мира>.

Найдя рисунки дорожных строителей инопланетян, колдун долго рассматривал иллюстрации, потом лишь развел руками и признал очевидное:

- И в самом деле. Вот это вылитый наш староста, а второй на Митрича похож. Если не он сам, то дед его или прадед...

Захлопнув толстую книгу, чернокнижник поинтересовался:

- А дом мой зачем просверлили? Огород попортили и последнего зомби зачем лишили?

- Положено, для отчетности, - пьяно всхлипнул тощий до безобразия инопланетянин, ловя длинным языком последнюю хмельную каплю из бочонка. - Образцы для исследования взять, бирки навесить, флору и фауну собрать... Нам еще надо чучела изготовить, шкуры для исследования предоставить и штук сто аборигенов для зоопарка наловить. Можно с тебя начать. Все по инструкции...

Оценив перспективы, колдун вздрогнул и пожалел, что так рано вернулся домой. Но потом взял себя в руки и постучал по столу пальцем:

- Показывай. Инструкцию. Бюрократ чертов... И чтобы с переводом, как положено!

Внимательно изучив переливающуюся всеми цветами радуги бумагу, мистер Данбартоншир повеселел и подчеркнул острым ногтем одну из строк:

- Так, недоразумение зеленое, а где у тебя разрешение на отлов <местной флоры и фауны>? Вот, номер триста четвертый, согласно списка?

Лупоглазый собеседник икнул от возмущения и заверещал:

- Так ведь оно здесь лежало, на столе! Вместе с сачками для ловли бабочек и безонным корректором! Ты же сам это все спалил! Вот, гляди, даже пятно осталось!..

Но колдун был непреклонен:

- Это ты в городе будешь рассказывать, где и что у тебя лежало. Как сдам туда для проверки, так и расскажешь. А после лома резинового еще и вспомнишь, откуда вы свое блюдце угнали. Не удивлюсь, если в районе у кого уволокли. У нас ребята прогрессивные в управлении работают, у них машины все современные, новые. Я что-то похожее на днях видел...

Сменив зеленый цвет на бледно-серый, гость совсем стушевался и залопотал, просительно заглядывая в глаза суровому хозяину дома:

- А может, мы без города договоримся? На тарелку у нас все документы целые, все генокоды записаны и налоги заплачены. А?

Сменив гнев на милость, мистер Данбартоншир согласился помочь попавшим в беду туристам:

- Можно и договориться. Посадите все в огороде обратно, что выдрали. Вместо зомби мне какого-нибудь робота оставите. На болота слетаем, мхов и ягод наберем, надо будет мужикам браги сварить, чтобы зла не держали. И можете возвращаться домой, за своим разрешением. Как оформите, так и побеседуем предметно...

- Мы обязательно, мы сразу же! - обрадовался инопланетятин. - Оглянуться не успеете! Сто тысяч лет туда, сто тысяч обратно, и мы уже тут, со всеми документами!

- Вот и хорошо! - подвел черту плодотворной беседе колдун. - Пошли, выпустим твоих лоботрясов, пусть дом конопатят. И на болото... Если все по уму сделаем, я вам даже с собой пару боченков дам...

* * *

На выходных деревня провожала гостей. Громко играла гармошка, столы ломились от разносолов, а староста деревни красовался в подаренном шлеме звездонафта, лихо заломив его набекрень. Зеленые короткорослики под мудрым руководством общественности осознали, насколько были неправы, и успели ударно потрудиться на благо общества. Митричу заготовили впрок дров, и его дом теперь сиротливо приткнулся рядом с трехсотметровой поленницей. Михайловне помогли украсить коров, и те после мудреной процедуры трансмутации щеголяли золотыми рогами и мычали подобно гудку теплохода. Напоследок гости обновили забор на околице, лихо вколотив столбы универсальными мезатронными микроскопами.

Закончив погрузку зеленых тел в тарелку, мужики добавили на посошок и просили не забывать. С трудом собирая в кучу разбежавшиеся глаза, командир экспедиции громко кричал, вцепившись в крышку люка:

- И вы навещайте! Как только третьего красного карлика пролетите, так сразу налево! Не заблудитесь! Ждем, всех ждем!

Наконец силы его оставили, и он рухнул в глубины иноземного аппарата. Люк закрылся, загудел двигатель, и серебристый диск наискось умчался в ночные небеса, оставив после себя легкий сивушный запах.

* * *

Поздним вечером колдун нашел в сундуке свою записную книжку и аккуратно вывел:

- 202009 от Р.Х. Срочно уехать на шабаш. Вернуться не раньше 202010.

Еще раз прикинув на пальцах дату, мистер Данбартоншир удовлетворенно кивнул и погладил потрепанную обложку:

- Пусть теперь кто другой с ними разбирается. А я лучше в сторонке посмотрю. Зоопарка мне только не хватало, на старости лет...

 

08. Отпуск мистера Данбартоншира

[ Отпуск - вещь хорошая. Но дюже короткая. Промелькнувшему отпуску посвящается... ]

Отпуск - это хорошо. Это заряд бодрости на пару недель, обгоревшие до волдырей плечи и потерянные в дороге сумки с провизией и полезными мелочами. Это стоптанные до костей ноги и смешавшиеся в кучу образы соборов, мечетей, пирамид и дешевых забегаловок с прогорклыми запахами. А еще полгода вдумчивого изучения груд каталогов и описания отелей, чтобы потом вселиться в первый попавшийся клоповник, польстившись на пошарпанную вывеску <все возможное барахло включено>. Что и говорить, отпуск - это очень хорошо.

Потомственный колдун, сын зеленых шотландских долин, мистер Данбартоншир сидел на крыльце любимой избушки и горячо перечислял зашедшему в гости деревенскому старосте преимущества отдыха вдали от родных пенатов.

- Подумай только: утром, в обед и вечером ты совершенно свободен! Не надо думать о хлебе насущном, можешь зайти в любой ресторан и отведать экзотические блюда. А если оплатить питание в гостинице, то даже искать ничего не придется, все рядом!

- Меня жена так же кормит. Три раза в день. А если проголодаюсь, то и все шесть.

- Экзотическими блюдами?

- Лягушками, что ли? - подозрительно покосился начитанный староста.

- Ну, почему обязательно лягушками! - смутился колдун и перевел разговор: - Но главное, любой напиток из неизвестных плодов! На выбор!

- А у меня брага, любая! И шесть раз в день могу перекусить. Забесплатно! - сразил собеседника крестьянин и почесал безразмерное брюхо.

Мистер Данбартоншир попытался зайти с другой стороны:

- Но дома ты не увидишь ни одно из чудес света, которыми так богат мир!

- А зачем они мне? Я что, спать лучше стану, если каких папуасов увижу? Да мне и так хватает, у тебя что ни месяц, кто-нибудь объявится! То зеленые, то бурые, то лохматые, то вообще не пойми какие. Батюшка уж устал в церкви прятаться, как к тебе новых гостей занесет.

- Он-то при чем! - возмутился колдун.

- А кто с демонами на прошлые праздники дракона с крыши запускал? А потом бегал по всей деревне и кричал, что святой воды надо, другой не потушить горящий сарай? Священника чуть заикой не сделали. Он после вчерашнего в великой жажде спустился к алтарю, а там с полсотни морд рогатых ведрами воду черпают.

- Ну, переборщили мы тогда с драконом, - неохотно согласился чернокнижник и вздохнул. Не хотелось вспоминать о том, как поп гонял старика по всей деревне с кадилом в руках.

- Во! - староста важно поднял палец и усмехнулся. - Так что я лучше без твоих чудес поживу, здоровее буду.

Потянувшись, старый друг хлопнул колдуна по плечу и рассмеялся:

- Ты, похоже, себя уговариваешь! Что, ехать не хочешь?

- Почему?! Хочу! Очень хочу! - засуетился мистер Данбартоншир. - Я хочу, вот только...

- Только - что?

Старик вздохнул и признался:

- Я не знаю, куда. За столько лет повидал уж все, что можно было.

Староста удивился:

- Что, уж и придумать ничего нельзя? Вот беда-то... Тебе без отпуска нельзя. Ты ж у нас за погоду отвечаешь и вообще. Говорят, от бесконечной работы стресс вырабатывается, и болеть начинаешь. Нельзя нам с больным магом. Ты же с тоски и расстройства такого учудить можешь!

- Могу, - грустно согласился шотландец. - Но придумать ничего не получается...

Загоревшись, обладатель пуза начал предлагать варианты:

- На рыбалку надо, рыбалка тебя спасет! Подумай, на толстую леску крюк побольше и акулу ловить! Такую, зубастую...

Колдун побледнел. Перед его внутренним взором возникла картина, где две гигантские черные тени сцепились в схватке под утлой лодкой. Память скрыла во мгле имя безумца, подсунувшего старику картинку из энциклопедии с описанием мегалодона. Как и количество выпитого перед рыбалкой, что сподвигло лицензированного магистра черной магии призвать якобы вымершее чудовище попробовать привязанную на крючок приманку. Счастье еще, что всплывшая акула заинтересовалась проплывавшей мимо подводной лодкой и сцепилась с доблестными US Navy.

- Нет. Рыбачить я больше не хочу! - отрезал мистер Данбартоншир. - Уже порыбачил.

- Тогда охота, - тут же переключился староста. И с восхищением причмокнул: - На что-то большое. Чтобы интересно было!

- Большое? - с подозрением переспросил собеседник, не успев вернуть естественный цвет лица.

- Большое. Лучше - больше медведя. Чтобы запомнилось.

Старческие руки непроизвольно нащупали ряд заплат на любимом черном балахоне. И ведь на трезвую голову тогда с индейцами трубку курили. Кто же знал, что захочется чем-то удивить гостеприимных хозяев. И вместо медведя доблестные охотники отправились сквозь дым ритуального костра в прошлое. За тираннозавром. От которого шустрые индейцы успели удрать домой, а колдуну пришлось пережить немало неприятных минут, выбираясь из пасти прожорливой твари.

Кадык дернулся, и чернокнижник сипло прервал друга:

- Я не люблю слишком активный отпуск. Он меня утомляет. Сам говоришь, я должен отдохнуть, чтобы с новыми силами и на благо общества...

- Ну, можно тогда пирамиды посмотреть. Не египетские, эти ты наверняка видел. А эти... Как их... Там еще людям сердца рвали... В Америке... Я по телевизору...

Обладатель сотни идей будущего отдыха посмотрел на остекленевшие от ужаса глаза колдуна и подавился воздухом.

- Кхе... Похоже, пирамиды ты уже видел...

* * *

Через два часа староста сдался и устало признал, что идеи у него закончились. Совсем. Оказалось, что за свою длительную и бурную жизнь сосед успел побывать в самых невероятных местах крошечной планеты. Где в силу особой злопамятности богов испытал неведомые обычным туристам приключения. Приключения, начисто отбившие охоту появляться еще раз среди достопримечательностей Африки, Америки, Европы и других континентов.

- Знаешь, - опустошенный толстяк поднялся и пожал плечами: - я не представляю, куда тебе еще съездить и развеяться. Но скажу одно: тебе обязательно надо взять отпуск и отдохнуть. От нас, от деревни. От всяких волнений и прочего... Иначе тебя на сенокос не хватит...

- Я отдохну. Обязательно. Придумаю, куда бы податься. Вот утром придешь, а у меня табличка на двери висит: <Уехал в отпуск>. И только так! - обреченно выдохнул колдун и помахал на прощание.

Солнце уже село, и первые звезды пробуравили темнеющий небосвод, а сутулая худая фигура продолжала маячить на крыльце, издавая печальные вздохи...

* * *

Забегавшийся по делам староста лишь к обеду успел дойти до соседа, где его взору предстала кривая табличка, небрежно прибитая к калитке:

<Уехал в отпуск. Не беспокоить!>

Подивившись странной надписи и одновременно порадовавшись за колдуна, староста уже собирался было бежать дальше, как услышал пугающие звуки. Протяжное мычание доносилось из избы через приоткрытую дверь и непроизвольно вздымало волосы на загривке.

- Он там что, в обмороке лежит, что ли? - присел староста и задумался.

Ночью можно вызвать участкового. Того не то что мелкая нечисть, того сами демоны боятся больше всех святых, вместе взятых. Но днем, в полдень? Скажут еще, что солнцем голову напекло, примерещилось что-то. Кроме того, любопытно же одним глазком глянуть, чего там происходит, у этой нехристи колченогой...

* * *

Люк в подпол распахнулся, и в его проеме показалась удивленная голова.

- Эй, Карлович, а ты что тут делаешь?

Колдун сидел на широкой лавке в обнимку с бражным бочонком и распевал во все горло что-то древне-шотландское. Может, любимую колыбельную бабушки. А может какой-то гимн шотландских баронов, поджаривающих пятки неудачливым пленникам.

- Я? Я, ик, я тут в отпуске! Я же говорил, что, ик, придумаю... И придумал! Нет меня, понял?! Нет! Я все, я уехал! - мистер Данбартоншир махнул рукой и щедро расплескал брагу из ведерного ковша. - Вот недельки две погуляю, отдохну, и вернусь! Имею я право на отпуск?!

- Имеешь! - староста радостно закивал, потом задумчиво смерил взглядом батарею бочонков у дальней стены погреба и осторожно спросил: - А меня с собой в отпуск не захватишь? Ты ведь почти каждый год отдыхаешь, а я все бегом, все на общество здоровье трачу... Не поверишь, ни разу за последние двадцать лет отдохнуть не довелось!

* * *

В мутных сумерках редкие путники шарахались от мрачной избы, чернеющей слепыми окнами на улицу. И не понятно было, что пугает крестьян больше: двухголосое завывание неизвестных чудовищ, идущее из-под земли, или криво начертанное красной краской заклинание на заборе:

<Мы уехали в отпуск. Не беспокоить!>

 

09. Армия мистера Данбартоншира

Потомственный чернокнижник, колдун с официальным дипломом, гордый потомок шотландских свободолюбивых повстанцев и прочая, прочая, мистер Данбартоншир страдал. Духовно, морально и материально в придачу...

Его любимый огород погиб под нахрапистыми сорняками, и старик с болью в глазах рассматривал зеленые колючие джунгли, пожравшие чахлые грядки помидор и кабачков. До той поры, пока на ходу оставались старые верные зомби, на куцых плантациях мистера Данбартоншира всегда кто-то копался. Пусть не тоннами, но свежая зелень и дары природы все же присутствовали на столе. Но безмозглые инопланетные братья разобрали на запчасти последнего из мертвецов, и отавшийся без рабсилы колдун пал духом. Не к лицу было великому и страшному магу ковыряться в земле. Так и лицо можно перед крестьянами потерять. А наученные горьким опытом, соседи больше не занимали у хитромудрого чернокнижника, спасая свои проспиртованные тела от несостоявшегося феодала. Жители деревни не занимали, зомби клепать было не с кого, колдун мрачнел с каждым днем. Ситуацию требовалось разрешить как можно быстрее. И судный день настал...

Закрывшись дома, мистер Данбартоншир привычно создал портал в жаркий загробный мир и плеснул туда пару ковшиков холодной воды. Довольно прислушавшись к рассерженым воплям, колдун устроился поудобнее и стал ждать.

Первым на борьбу с напастью отправили мелкое недоразумение размером с неуродившуюся тыкву. Этого демона старик сбил плевком и продолжил скучать.

Вторым сунулся демон чуть побольше, но этот рогатый пакостник успел удрать до того, как мистер Данбартоншир успел протянуть руку к ковшу.

Подождав для порядка еще пару минут, колдун рассердился на проявленное неуважение к его персоне и не постеснялся вылить всю кадку с холодной водой в дырку. Подождав, пока развеется пар, великий шотландец сунул голову вниз и проорал:

- Я не понял, мне что, потоп устроить?

Наконец, из подмоченного багрового тумана высунулась рогатая голова и с тоской в голосе спросила:

- Ну, чего расшумелся? Позвонить не мог?

- Я?! - возмутился мистер Данбартоншир. - Чтобы до тебя дозвониться, надо с десяток амулетов потратить! Пока через твою полусотню секретарей продерешься, сто раз душу Люциферу отдашь!

- Ну, я могу им отметку сделать, чтобы тебя без очереди пускали... - начал было высокопоставленный демон, но колдун лишь саркастически ухмыльнулся в ответ.

- Ничего. У меня другие способы. Более действенные.

- Это да, - печально вздохнуло порождение Тьмы и выбило из уха пару ведер воды. - Как не заявишься, так после тебя и документы потом сушить и лужи убирать. Одно раззорение...

- А я ведь только начал, - недобро пообещал старик.

Демон покосился и решил не обострять. Проклятого колдуна он знал уже больше тысячи лет лично и помнил, насколько у чернокнижника пакостный характер. Поэтому зубасто-клыкастая рожа вздохнула и спросила:

- За чем пожаловал?

Мистер Данбартоншир сложил руки на груди и повеселел: муторную процедуру препирательств и криков "а ты кто такой" миновали без задержки, можно было начинать торговаться. А торговаться старик любил.

- У меня огород пропадает. Я бы даже сказал - совсем пропал. Весь урожай под корень...

- Мы помидоры не жрем, - испуганно отпрянул демон. - Это не мои ребята!

- Если бы жрали, я бы вам хвосты оборвал тут же, - грозно пообещал колдун и продолжил: - Мне работники нужны. На постоянной основе. Дешевые и работящие. И чтобы без профсоюзов и прочих ваших подлых штучек.

Клыкастый гость задумчиво почесал рога и попытался отмазаться:

- А я при чем? У меня самого штаты не укомплектованы. Пока вас, грешников, дождешься, успеешь от тоски усохнуть...

- А кто мне в Париже проспорил желание? Кто сидел на башне и орал, что Квазимодо выберут красавцем года?

Демон насупился:

- Я не виноват. Это у вас, людей, эстетические вкусы неправильные. Парня с меня лепили. Должен он был выиграть.

- Ну, должен, не должен - это уже дела прошлые. А желание ты мне проспорил.

Мистер Данбартоншир пошарил в кармане и вытащил длинный листок. Аккуратно расправив мятую бумагу, стал водить пальцем по кривым строчкам:

- Я тут посчитал... Вот, на строительство водокачки мне надо будет с десяток ребятишек. И на парники с полсотни. И еще с сотню забор поправить и колорадского жука собрать... Так что...

Глаза демона загорелись нехорошим огнем, но он быстро соорудил на роже радостную улыбку и затараторил, не дав колдуну закончить:

- Ребятишек? Работящих и чтобы надолго? Есть, есть такие!

- Точно? - удивился старик. Умудренного опытом чернокнижника насторожила покладистость демона, но тот уже перешел в атаку:

- Есть! От сердца отрываю! Но зато, целая рабочая армия! И все, как один, без вредных привычек!

- И поделишься? - еще больше удивился мистер Данбартоншир.

- Совсем отдам. Желание - это закон! Раз проиграл, надо исполнять! А то с тебя станется, побежишь Самому жаловаться.

- Никогда, - гордо выпрямился в кресле знаток темной магии. - Потомок шотландских колдунов никогда не жаловался! Никому!

- Ну, или зальешь, - согласился демон.

- Это - могу. Но чтобы жаловаться...

- Тогда - по рукам? Я их тебе до скончания века отдам. А то они такие старательные, всю работу уже переделали, от безделья маются. Ходят тут, со своими тарахтелками, молодняк смущают.

- И бесплатно? - засомневался было старик.

Демон замахал лапами, как ветрянная мельница:

- На сто лет, не больше! Считай, что из резерва выделил!

- Сто лет? Подходит. Если что, я их потом у тебя выкуплю, - решился мистер Данбартоншир. - Когда пришлешь?

- А хоть сейчас. Как раз во двор тебе и доставлю.

Демон нырнул в дыру, но через мгновение высунулся обратно:

- Только, это... Как бы сказать... У тебя в роду юденов не было?

- Кого? - удивился колдун.

- Юдены... Не знаю, кто это, то сильно парней разобидели. Как кого не увидят, все спрашивают: "Юден? Юден?"

- Нет. Данбартонширские мы. От начала веков.

- И ладушки, тогда жди... - обрадовалось порождение Мрака и сгинуло окончательно.

- Водокачку поставлю, - размечтался старик. - Грядки новые размечу, забором пустырь выгорожу и там теплицы построю. Чем я старосты хуже? Буду зимой маринованные огурчики кушать. С брагой...

Довольный мистер Данбартоншир шагнул на крыльцо и полетел вверх тормашками от сильного удара по загривку. Сипло грохнувшись на утоптанную землю, хозяин с ужасом услышал стройный лязг автоматных затворов. Рабочая армия демона прибыла на место...

* * *

На удивление сильные руки скелетов подняли потомственного чернокнижника над землей, и череп в рогатой каске оскалился ему в лицо:

- Кто ты есть? Партизанен?

- Чего?! - с перепугу колдуна переклинило и он заорал что-то на помеси древнеславянского и шведского: - Я лицо неприкосновенное, требую консула! Jag ar en helig person, efterfragan konsul!

- Юден? - с сомнением переспросил командир в каске, но мистера Данбартоншира уже несло:

- Я тебе сейчас ребра пересчитаю, кочерыжка усохшая! Чтобы меня и на моем дворе жизни учили!

- Нихт юден, - донеслось из задних рядов.

Главнокомандующий скелет почесал ржавые рожки на каске, поколупал пальцем вышитые белой нитью черепушки на черном балахоне колдуна и с еще большим сомнением переспросил:

- Хер оберст?

Нащупав ногами землю, мистер Данбартоншир стряхнул с себя охранников, набрал в грудь побольше воздуха и заорал. Надо признаться, что если бы сейчас во дворе оказался подлый демон, старик бы разодрал его просто на мелкие клочки. Что-что, а за свой личный надел земли чернокнижник был готов биться с любым исчадием ада. Что ему какие-то жалкие скелеты, обвешанные глупыми железками.

- Молчать, недоносок! Я тебе такой хер покажу, ты у меня до Камчатки добежать не успеешь! Я вам тут что, для мебели поставлен?! Молчать!!! Вам что, боевая задача не понятна?! Вам не сказали, чем вы заниматься будете?! Я тебе таких юденов покажу, ты у меня в фундамент пойдешь и там все сто лет кувыркаться будешь! Молчать!!!

- Майн фюрер! - в экстазе выдохнула трудовая армия, замерла на секунду и громыхнула в ответ: - Хайль Карлович! Хайль!

С трудом перводя дух, мистер Данбартоншир недобро покосился на вытянувшегося во фрунт командира и молодцевато держащих строй бойцов. Похоже, требовалось немедленно закрепить первоначальный успех.

- Бойцы! Солдаты и офицеры! - колдун взглянул на вымахавшую над забором зелень и ткнул туда костлявым пальцем: - Там, там наш общий враг! Проклятый всеми богами враг, пожравший наше жизненное пространство! Только сплотившись вместе, мы сможем победить его!.. И мы победим! Тотальная война до последнего солдата! Отечество или смерть!.. Хотя, смерть вам уже не грозит. Что и к лучшему...

Мистер Данбартоншир взобрался обратно на крыльцо и скомандовал:

- Слышишь, ты, в каске... Как там тебя?

- Хер лейтенант, майн фюрер!

- Будешь оберстом. Веди парней. Пора... В атаку!

Трудовая армия на удивление быстро перестроила свои ряды, достала из походных мешков гранаты с длинными ручками и под лающие команды рванула вперед...

* * *

На следующее утро умиротворенный колдун сидел на крыльце и осторожно пил горячий чай. Изредка старик морщил нос от налетающего запаха гари, косился на пепелище и бормотал про себя:

- А что, и ничего. Хорошие ребята. Бодрые. Эк они половину деревни разметали. Я и оглянуться не успел... Ну и ладно, зато без жертв. Сегодня все восстановим, починим, а завтра моим огородом займемся. Золу на прикормку, воронки на пустыре надо будет черноземом присыпать... И хорошо... Оберст у меня толковый, справится. И водокачку поставят. И забор. И парники, с витражами. Чтобы зашел внутрь, а там - красота...

Отхлебнув, мистер Данбартоншир потянулся и хитро улыбнулся:

- А лет через сто я их верну. На пару дней. И подскажу, где им этих юденов искать. Я одного такого знаю. Большого. С рогами. Пусть развлекутся...

Над деревней разносился стук топоров. Трудовая армия мистера Данбартоншира отстраивала заново разрушенное. В том числе и недостроенную водокачку. Цветное стекло для витражей из района пообещали подвезти чуть позже...

10. Стоматология мистера Данбартоншира

Кузнец Лексеич нашел глазами сияющую маковку церкви, истового перекрестился и тяжело вздохнул. 364 дня в году кузнец был счастлив. Богатырское здоровье, дом - полная чаша, любимая высокооплачиваемая работа. Живи и радуйся.

Но один, 365 день в году, мстил за все разом. В начале осени, в произвольный день, у Лексеича начинал болеть зуб. Каждый новый год - разный. Чем кузнец провинился перед ангелом хранителем, кому успел насолить в прошлых инкарнациях - то история умалчивает. Но зато односельчане могли подробно в красках рассказать, какой забор или сарай порушил разбушевавшийся богатырь, мучаясь от зубной боли.

Раньше Лексеич ходил к местному акушеру-гинекологу, по совместительству занимавшему все вакантные должности в сельской поликлинике. Эскулап вливал в кузнеца полведра браги и начинал ковыряться бормашиной в безразмерной пасти. Как ни странно, после его манипуляций становилось намного легче. Но владелец белого халата еще в прошлом году перебрался в город: заниматься пластической хирургией. И теперь односельчане либо мотались в райцентр, либо шли на поклон к мистеру Данбартонширу.

Для дипломированного колдуна лечение зубов было делом новым и интересным. Он с радостью экспериментировал на пациентах, изобретая все новые способы молниеносного излечения. Пару раз его по результатам процедуры били смертным боем, заставляя 'возвертать все взад', но старик так и не утратил юношеского задора исследователя. И предстоящий визит к чернокнижнику сильно пугал кузнеца.

[ Надо признаться, вражды как таковой между Лексеичем и Карловичем не было. Так, легкая неприязнь. То кузнец бревна для бани перетаскивает и очередное неудачно метнет прицельно на другой край деревни, снеся крышу сараюшки. То колдун саранчу аккуратно приземлит на картошку обидчику, и твари прожорливые оставят после себя лишь выскобленную до суглинка яму. Но в остальном: не обижали друг друга, нет. Недолюбливали чуть-чуть, не более того... Может, здоровью и магическим талантам друг друга завидовали, может еще что... ]

Вздохнув еще раз, кузнец помялся с полчасика у калитки, потом плюнул через левое плечо и вошел во двор. Мистер Данбартоншир в этот момент принимал солнечные ванны в своей любимой клетке. Увидев Лексеича колдун протер от удивления глаза, затем разглядел раздувшуюся щеку недруга и широко заулыбался. От этой улыбки гений молота и наковальни посерел и попытался рвануть обрано. Но столпившиеся за калиткой соседи заблокировали хлипкую дверь и загалдели:

- Лексеич, ты это чаво?! Ты это, не дури! Мы тебя до райцентру не довезем! А ты же к вечеру очумеешь окончательно! И что потом? Куда тебя девать? Ты же посшибаешь все, как тысяча быков! До весны с ремонтом не управимся! Поэтому давай, не безобразничай! Вон, Карлович тебя подшаманит, он уже и руку набил! Старосте в прошлый раз за пять минут все зубы вылечил, тот так и ходит, с золотыми...

Пока перепуганный кузнец ломился в закрытую калитку, колдун быстро выволок из дома огромный крест для распятия и воткнул посреди двора. Полюбовавшись на древнеримский подарок, потер сухонькие ладошки и повернулся к зрителям:

- Вот. Дело сложное. Больного иммобилизировать потребуется. То есть: привязать. Для его же пользы.

Ошалелый Лексеич не успел как следует возмутиться, как соседи вздернули его на бревна и откатились к забору, подобно морской волне, почесываясь после полученных оплеух. Мистер Данбартоншир придирчиво осмотрел распятого кузнеца и начал выкладывать на широкий стол инструменты, громко бормоча себе под нос.

- Лечение, оно ведь такой процесс, хитрый процесс. Обоюдных усилий требует. И доктора и больного. А если больной не хочет, так черти что выйти может. Вот например...

Колдун ласково погладил щипцы, размером чуть меньше его самого:

- Это мы золовку пасечника лечили. Дурная баба, одним словом. Как ругалась, как зубами щелкала. Я же не виноват, что после этого у нее зубов в пасти, как у акулы. Пришлось лишние две тысячи зубов выдергивать.

С распятия донесся сдавленный стон. Чернокнижник тем временем высыпал на стол груду напильников.

- А это мы свата нашего батюшки лечили. Ох и вредный мужик попался, ох и вредный. Сколько нервов помотал, сколько крови попил... Клыки спилили только к утру. Батюшка помогал, всю святую воду извел. Но ничего, справились.

У калитки тем временем остались лишь самые стойкие. Более впечатлительные предпочли бежать без оглядки, не дожидаясь начала процедуры.

Тем временем гора пыточных приспособлений на столе росла. Коловороты, щипцы, точильные круги, кувалды и стамески. Напоследок колдун одобрительно взвесил в руках гнутый лом.

- А когда уж ничего не помогает, то приходится больной зуб удалять... Нет, конечно, я из чувства профессиональной гордости стараюсь спасти несчастного. Но когда процесс запущен, приходится действовать радикально. Вот, лучшее средство. Главное, не замахиваться слишком сильно, а то придется всю челюсть восстанавливать...

Всхлипнув, кузнец обмяк на кресте и провалился в спасительный обморок. Удивленный мистер Данбартоншир повернулся сначала к нему, затем к опустевшей улице и обиженно проворчал:

- Ну вот, а как же публика? Ведь какой замечательный экземпляр пропадает! Как бы я его лечил, до самых выходных! Каждую, каждую бы железку опробовал... Эх, не ценят таланты в нашей глуши. Не ценят...

Заглянув в рот больному, колдун почесал затылок и отправился домой. Вернувшись с охапкой трав, устроился на крыльце и стал готовить в крошечном горшке будущий целебный настой...

* * *

Через час кузнец пришел в сознание. Резко сев, с ужасом стал ощупывать себя, выискивая ущерб для здоровья. Затем схватился за раздутую щеку и скривился от боли.

Мистер Данбартоншир покосился на гостя, отхлебнул горячего чаю из безразмерной кружки и постучал по краю стола, установленного на веранде:

- Лексеич, подь сюды... Не бойся, я сегодня мирный, благостный... Садись, говорю...

Здоровяк осторожно примостился на край скамьи, с подозрением разглядывая старика в черном балахоне.

- Вот тебе настой. Прополощи и выплюнь. Прямо сейчас... Давай, не трясись.

Кузнец осторожно хлебнул отвар из горшочка и старательно забулькал. Выплюнув дымящуюся бурую жидкость, глотнул следующую порцию. Через пару минут отек пропал и боль ушла. Удовлетворенно кивнув, мистер Данбартоншир важно поднял вверх палец:

- Вот так. Целебные травы и никакой химии... Я так понимаю, у тебя в кузнеце экология плохая. Может, вентиляции не хватает, или еще что... Вот зубы и болят. Я тебе настой отдам. Как раз в год прихватит, так и полощи. Пять минут и здоров. И зубы в отличном состоянии, можно гвозди перекусывать. И никаких побочных эффектов. Никаких... Мда...

* * *

С огромным трудом выпроводив безмерно благодарного кузница со двора, колдун уволок обратно в дом распятие и вернулся к чаепитию. Похрустывая сушками, чернокнижник почесывал живот и размышлял в слух:

- Жаль, конечно, что без показухи обошлось. Я то по началу обрадовался, а зрители подкачали. И кому надо железками греметь, если зал пуст?.. Боюсь, совсем авторитет ужасного и могущественного растеряю... Мда... А мимо кузни в полнолуние теперь лучше не ходить... А то ведь в самом деле, он ведь не только гвозди теперь перекусывать может...


11. Дача мистера Данбартоншира

Молодой человек упорно пытался прорваться за запертую калитку и брызгал слюной из-за невысокого забора:

- Вы обязательно должны рассмотреть это предложение, обязательно! Послушайте, вы же просто отказываетесь от своего счастья! Все, все серьезные люди в нашем районе имеют дачи в этом поселке. И вы, как уважаемый и состоятельный человек, просто обязаны хотя бы посмотреть на наше предложение!

Старик, одетый в черный мятый балахон, хмурил брови и держал оборону, подпирая калитку жилистым плечом. От настырного гостя отбивался не абы кто, а великий и ужасный мистер Данбартоншир, потомственный шотландский чернокнижник, дипломированный специалист черной магии и оккультных наук, и просто старый колдун из забытой в глухих сибирских лесах деревни.

Неизвестно, каким ветром занесло в деревню этого наглого молодчика, но субъект уже успел пробежаться по всем домам, получил оглоблей от старосты, с трудом сбежал от разъяренных быков Михайловны и в итоге оказался здесь, у последней избы в конце улицы. Покопавшись в тощем дерматиновом портфельчике от Гуччи, молодой человек прочел мятую бумажку, просветлел лицом и рванул навстречу задумчиво стоящему у калитки хозяину. И старику приходилось уже больше часа отбиваться от назойливого визитера.

- И сам глава района, слышите?!, сам глава района купил там уже третий участок и строит новый особняк! - верещал молодой человек.

- Ну, ты меня с такой величиной не ровняй, придумал тоже, - пыхтел в ответ мистер Данбартоншир.

- Зато он мне вас лично рекомендовал и говорил, что будет счастлив увидеть вас по соседству! - в сотый раз махал мятым листком настойчивый представитель молодого поколения.

- И хорошо, что говорил, я разве возражаю? - настороженно косил безумным взглядом колдун и вздыхал. Если бы не магические слова "глава района", так давно бы от наглеца остался один пепел. Но с представителем власти ссориться не хотелось, а кто его знает, кем хозяину района приходится этот странный гость.

- Ну, раз вы не цените такое дельное предложение "Самого", то я ему так и передам, - пошел в последнюю решительную атаку молодой человек и сделал вид, что уходит.

Чернокнижник ругнулся и высунул голову за калитку.

- Участок, говоришь?

- Именно так, - тут же наклонился к нему гость. Жестом фокусника он достал из портфельчика ворох бумаг и ручку. - Подписать надо вот здесь. Отличный участок, чернозем, почти гектар по площади, рядом река и лес, коммуникации подведены и за все про все от пятидесяти тысяч.

- За гектар? - поразился колдун.

- Метр, - неохотно ответил продавец.

- Рублей? - с ужасом узнавания решился уточнить мистер Данбартоншир.

Молодой человек обиженно надул губы, все видом показывая, как неуместен подобный глупый вопрос. Ну, кто же из настоящих уважаемых людей говорит о презренных рублях...

- Подпишите и я вас отвезу в банк, там оформим платеж, - начал было гость, но колдун не дал ему закончить.

- Оберст! - громко разнеслось по двору.

- Яволь, майн фюрер Карлович! - отозвался высокий скелет с арийской выправкой в надраенной до зеркального блеска каске.

- Парней позови. Присмотрят за нашим другом. А ты со мной поедешь. Посмотрим на лучшее место в районе. Может, оно и в правду, того стоит.

Молодой человек заволновался, лихорадочно тыча бумагами в живот колдуну:

- Я не могу оставаться! У меня еще клиенты, за сегодня надо по плану еще две деревни объехать! Да и вообще, так дела не делают, надо сначала подписать...

- Позже, - отрезал чернокнижник. - Я уже подписал разок бумаги, до сих пор расхлебываю. Так что, у меня погостишь. А если мне понравится предложение, я не один, я три участка куплю.

- Ну, я так не согласен! Я тогда пойду!

Колдун криво улыбнулся и щелкнул пальцами. Толстый канат, которым обычно связывали буянившего по деревне кузнеца, ласково обвился вокруг ног начинающего бизнесмена и вздернул его в воздух.

Наклонив голову к красному лицу висящего вверх ногами гостя, мистер Данбартоншир добавил:

- Ты не волнуйся, я быстро вернусь. И если все, как ты сказал, то будет тебе почет и уважение. И костюм тебе справим не хуже, чем у нашего главы района. И чемоданчик из крокодиловой кожи подарю. И вообще... Ты только дождись. И языком не мели. У меня работники хорошие, но дюже обидчивые. Если что ляпнешь, я тебя живым и не застану...

Застывший на страже взвод скелетов дружно передернул затворы "шмайсеров" и синхронно кивнул головами. Молодой человек булькнул застрявшими в горле словами и с перепугу выронил портфель.

- Вот и ладно. Я мигом. Пошли, оберст. Долго ли нам, умеючи. Разок плюнуть, портал слепить и уже на месте...

* * *

Скелет с арийской выправкой заботливо держал на руках колдуна, сам провалившись при этом в непролазную грязь по пояс. Мистер Данбартоншир задумчиво рассматривал перерытый оврагами кусок земли, превратившийся после дождя в безразмерных размеров болото. Ни обещанной реки, или леса на горизонте видно не было. Где-то вдали жалобно вспыхивали мигалки "мерседесов" районного руководства, утонувшие в жидком месиве по крышу.

Неутомимо разрезая жижу широкой грудью, к колдуну добрались четверо крепких молодых мужчин, с квадратными челюстями и глазами акул.

- И вам здравствуйте, - поприветствовал молчаливых охранников чернокнижник. - Какими ветрами вас сюда занесло?

- Боссу участок продали. С речкой, озером, лесом и своей нефтяной скважиной. Какой-то залетный, из области. Шеф был после вчерашнего и подмахнул не читая. А как проспался, поехали вышку смотреть. Вот, смотрим.

Мистер Данбартоншир участливо покивал головой, наблюдая, как крупногабаритные телохранители медленно погружаются в болото:

- Может, помощь какая нужна? Машины вытащить, боссу поправиться после праздников? У меня и травки с собой есть.

- Можно, - согласилась могучая четверка, пытаясь удержаться на поверхности. - И нам бы еще человечка того найти.

- Я в смертоубийствах не участвую, - недовольно нахмурился колдун. - Хотя, я с господином начальником района поговорю, есть у меня другой вариант. Думаю, ему понравится...

* * *

Поздним вечером довольный жизнью мистер Данбартоншир сидел на любимой веранде и пил горячий чай. Руководство района было спасено и доставлено домой, где теперь в полном составе отдыхало в бане после грязевых ванн. Маслатый оберст заставил подчиненных проявить усердие, и после чистки блестел в лунном свете полированными костями. Рядом с пузатым заварным чайником матово отсвечивал магический шар, в котором было видно, как сгорбленная фигурка ворочает суглинок на краю безразмерного болота. Проштрафившемуся гостю предстояло за год воплотить обещанное в жизнь: превратить мутную жижу в чернозем, выкопать озеро, провести реку, посадить лес и найти нефть на вверенном участке. Новый замок глава района милостиво согласился построить сам.

- А как только закончит, так и может домой возвращаться. Думаю, этот урок он не забудет уже никогда. Смотреть надо, где подписи ставишь, смотреть... А то ведь документы страшную силу имеют. Могут как в одну сторону действовать, так и в другую... Зато теперь мне никакого телевизора не надо, вон, живое шоу в прямом эфире...

И колдун рассмеялся, наливая себе очередную чашку.


12. Машина мистера Данбартоншира

Иногда даже на здравомыслящего человека что-то находит, и он начинает совершать поступки, о которых на утро хочется спрятаться подальше и не видеть ошарашенные лица соседей. Но как бы вы не пытались избежать такой ситуации - все бесполезно. Судьба-злодейка махнет хвостом, и вы с залихватской удалью вляпаетесь в историю. Со всего размаха, от души...

Мистер Данбартоншир сидел за кухонным столом, заваленным глянцевыми проспектами, и задумчиво жевал кончик карандаша. Изделию деревообрабатывающей промышленности предстояло выполнить ключевую роль в будущем фантастическом действе: заполнении формы на получение новой машины. Автомобиля. Агрегата для перемещения из точки "А" в точку "Б". Великий потомок шотландских колдунов решил приобрести "железного коня", дабы ударить пробегом по бездорожью и разгильдяйству. И теперь выбирал из того обилия, что предлагали дилеры в районном центре. А предлагали они множество вариантов: "жигули", "жигули" и еще раз "жигули". За остальным надо было ехать в область, где недавно открыли салон, торгующий подержанными японскими машинами.

Но слово "подержанный" вызывало у мистера Данбартоншира аллергию, и поэтому он пытался найти плюсы в том, чтобы купить новую машину.

За правым плечом "фюрера Карловича" укоряющей фигурой застыл старательный оберст, блестя в свете керосиновой лампы полированными костями и начищенной каской времен Второй мировой. Оберст пытался донести до любимого босса свою точку зрения, но босс напоминал чем-то старого короткоусого командира и решительно не желал слушать доводы покойника.

- Представляешь, если не брать литые диски, дубовые коврики для ног и ведро с гудроном для обработки днища, то я смогу купить машину этого года выпуска! И мне даже не придется объяснять налоговой инспекции, откуда у старого пенсионера нашлись такие деньги... Не буду же я показывать им, как из обычного навоза можно сделать слиток золота... Не поймут...

- Карлович, зачем литой диск? На правильной машине он есть всегда... И без ведра, да... Карлович...

- Хватит, оберст! Хватит! Я про твою "правильную" машину слышу уже неделю. Как только я задумался о покупке личного авто, ты мне стал проедать плешь своими сказками про "самую правильную машину".

- Да, мой Карлович! Потому что истинный фюрер должен ездить на... - скелет постарался подобрать нематерное слово из выросшего за несколько месяцев словарного запаса, запнулся на секунду, но нашелся: - Фюрер должен ездить всегда! В любой погода, в любой дорога, в любой враждебный оркужений!

- То-то тебе эти машины помогли из окружения выбраться, - не удержался от подколки колдун.

Оберст обиделся и замолчал. Свое поражение в войне он воспринимал крайне болезненно.

Поняв, что зря обидел верного работника, чернокнижник постарался сгладить ситуацию:

- Ну, хорошо, хорошо. Давай обсудим... Заметь, я говорю - обсудим! Сам знаешь, к аргументам я прислушиваюсь. К весомым и разумным аргументам. Наподобие вышибал у нашего районного главы, вот уж у кого "аргументы" весомые. Хотя и неразумные.

Оберст поправил каску и приготовился к беседе.

- Итак. Скажи мне, вот зачем литые диски в деревне? По колдобинам их мять? Или в грязи потерять вовсе? Вместе с колесом?

- Правильный сталь не мнется! - отрезал командир хоз-команды и выпятил подбородок. - На правильный колесо ты доехать до Москва!

- Сдалась тебе эта Москва, - раздосадовано сплюнул колдун. - Видеть не могу этот огромный муравейник!

- До Владивосток! - тут же исправился оберст. - И не ломаться.

- Ладно, почти убедил... Тогда - коврики. Я смотрел, смотрел! - и мистер Данбартоншир довольно поднял палец вверх: - Вот, вот описание вашего агрегата. Тут и коврики, и подстилка на сиденье, и ковер в багажнике с тонким ворсом, чтобы... Так, где это... А! "Чтобы загруженные вещи не скользили во время поездки и не нанесли повреждение машине, либо себе...". Это же надо! Повреждения... До первого забора, и твой агрегат рассыплет содержимое по всей дороге.

- Твой - да. Мой - нихт! - гордо ответил скелет и важно расправил плечи. - Мой машина будет ехать. И пассажир, и водитель, и вещи будет доволен. И не будет ломаться.

- Ну ведь сгниет за месяц твоя машина, сгниет! Вон, у Михалыча антикоррозийской дно не обработали, так "шестерка" за день пожелтела, а на другой только крыша осталась. Да и то лишь потому, что Михалыч ее на счастье самогонкой облил... А твой "Мерседес"? Ась? Сколько он по нашим просоленным дорогам проживет? Час?

- Сто лет, - уперся на своем оберст. - Мой машина не ржаветь, не скрипеть, не разваливаться. И не ломаться.

- Достал ты своим "ломаться"! - озверел колдун. - Ты посчитай, сколько твой агрегат стоит, и сколько новые "жигули"! Я на такие деньги могу купить и "жигули", и коврики дубовые для ног и еще на полведра гудрона останется! А твой "мерседес" придется гнать из области, и потом каждый будет в глаза тыкать, что я ограбил или убил кого. Потому что мужики наши на таких безумно дорогих машинах не ездят!

Мистер Данбартоншир вскочил и стал бегать мимо стола. Полы его черного балахона развевались, и вышитые белые черепа ехидно подмигивали замершему во фрунт скелету.

- Даже глава района, сам глава района не может себе позволить "мерседес". Слышишь? По статусу не положено! Так на задрипанном "Майбахе" и ковыляет. А ты мне... Эх, пошел прочь, костяшка, только расстроил...

Оберст молодцевато развернулся через левое плечо и вышел на крыльцо, чеканя шаг. Напоследок он все же сунул голову в дверь и мстительно добавил:

- На твоем мусоре, Карлович, ты доехать до забора. Потом у тебя даже крыша не останется, ведь самогон ты не пьешь. А на "мерседес" ты ездить до конца жизни. Тысяча лет. И он не сломается... А ведро тебе дилер подарит, чтобы туда остатки "жигулей" ты сметать, когда надумаешь...

Хлопнула дверь, и брошенный колдуном огненный шар оставил на полированном дереве закопченное пятно.

- Чтоб тебя, черепушка безмозглая! - взъярился чернокнижник, но строптивый скелет уже командовал во дворе, строя команду для уборки корнеплодов. Помянув недобрыми словами всю родную покойника, мистер Данбартоншир снова сел за стол и раздраженно стал перебирать бумаги. Но легкое и радостное утреннее настроение пропало и не желало возвращаться...

* * *

Старик вышел на крыльцо мрачнее штормовой тучи и поманил к себе пальцем оберста.

- Значит так. Есть у меня нужный человек, он все организует. Я его на ноги ставил после неудачной охоты на медведя. Завтра с утра здесь будет стоять "мерседес". Самый последний. Модный и навороченный... Ты хотел повидать сослуживцев на кладбище под Берлином? Вот и скатаешься. Две недели на путешествие туда, две недели - обратно. А я по результатам посмотрю, что и где не ломается на наших дорогах... Отберешь трех головастых с собой, чтобы тебя сдуру по Тулой на супнабор не разобрали, и вперед. Понятно?

- Яволь, гер Карлович! - радостно отсалютовал оберст.

- Исполняй, - отмахнулся колдун.

* * *

Через месяц четверку потрепанных скелетов доставили обратно в сопровождении того самого нужного человека. Нужный человек смахнул капли дождя с генеральских погон и укоризненно покачал головой:

- Карлович, как же можно. Ты бы хоть предупредил... Мало того, что твои орлы область на уши поставили этой поездкой, так ведь до самого верха докатилось. Еле мы это на фольклорную самодеятельность и народные промыслы списали. Ты уж в следующий раз скажи, что надумал, я хоть в отпуск или на больничный успею уйти...

Расплатившись со знакомым и его сопровождающими парой бочек фирменной браги, колдун осмотрел пострадавших, подлатал потрепанных скелетов и усадил ошалевшего оберста перед собой для доклада. К вечеру картина тотального разгрома была представлена в полном объеме.

- Гер Карлович, ты не поверишь! - шептал опустошенный путешественник. - Он - ломается! "Мерседес" - и ломается! Мы даже до Тулы не доехали... Я помню, до Москвы у вас были подобия дорог. А здесь, за Уралом - одни направления! Тут нельзя ехать! Тут даже жить нельзя!

- Ладно, не волнуйся, - успокаивал мистер Данбартоншир покойника и заботливо поливал его запылившиеся кости бражкой из ковшика. - Ну, пошутил я так зло, извини. Я же сразу тебе сказал, что в наших краях только те телеги на ходу, которые ты при помощи кувалды и определенной матери починить в любой канаве можешь. На ходу. Без подручных материалов. А твой "мерседес", он такого отношения не выносит, сам понимаешь.

- Да! Не выносит! - плакал скелет.

- Вот видишь... Машина хоть осталась, или сгинула совсем?

- Совсем, - оберст убито уронил голову на грудь. - И не только машина.

- Не понял... - удивился колдун. - Вы там что, успели что-то экспроприировать по дороге?

- Мы взять только свое. Мы найти родственник, из местных, на старом кладбище. И на соседнем военный склад взять только свое.

- Свое? Это что?

- "Тигр". И чуть-чуть "Пантер"...

- Танки что-ли? - сипло переспросил мистер Данбартоншир.

- Да, гер Карлович. Чуть-чуть. Они после войны стоять. Военный их про запас поставить, и для кино иногда снимать.

- И сколько это - "чуть-чуть"?

- Дивизия. Маленький дивизия. Новый "Мертвый голова".

Зачерпнув полный ковшик, чернокнижник опустошил его одним глотком, продышался и мрачно уставился на присмиревшего оберста:

- И где? Эта ваша "маленький дивизия"?

- Сломался, - безжизненным голосом ответил скелет. - Вся. До последний "Тигр" и "Пантера"! Вся дивизия сломалась!.. Гер Карлович, не покупай машину, не надо. В этой стране никакой механизм работать не может! Совсем! Лучше уж пешком...

- Пешком Наполеон пробовал. И тоже сломался. По дороге обратно, - развеселился мистер Данбартоншир и протер потускневший череп оберста мягкой салфеткой. - Ладно, иди отдыхать. Завтра водокачку будем запускать. Убедишься, что кое-что у нас все же работает. Если руки правильно приложить. При помощи кувалды и той самой матери... А шлем я тебе новый подарю, вместо утраченного. Чтобы носил с гордостью... Это же надо, второй раз дивизия гибнет на наших бескрайних просторах, а ты умудряешься уцелеть... Это надо будет отметить, обязательно.

* * *

Яркое солнце освещало свежепобеленную водокачку, добротно выстроенную на краю огорода. Пыхтящий двигатель исправно гнал воду для поливки разросшегося хозяйства. На краю картофельного поля стоял великий и ужасный колдун, благодушно наблюдая за работящими скелетами. За правым плечом герра Карловича занял свое привычное место оберст, с гордостью водрузивший на заново отполированный череп новую каску с крошечными торчащими рогами. На костлявой груди сияла трехлучевая звезда - все, что осталось от несчастного "мерседеса", сгинувшего вместе с неудачно возрожденной танковой дивизией. Руки скелета тем временем крепко сжимали длинную рукоятку кувалды. Оберст усвоил преподанный урок и теперь держал самый необходимый в жизни инструмент мертвой хваткой.

Ведь, как известно, в этой стране все делается при помощи кувалды и с благословения той самой матери...


13. Рыбалка мистера Данбартоншира

Усталый старик с изборожденным морщинами лицом грустно смотрел на огромную чешуйчатую рожу, нависшую над ним.

- Ну, долго на меня будешь пялиться? - грустно поинтересовался мистер Данбартоншир у длинношеей рептилии.

- Еще не известно, кто на кого пялится! - обиделась тварь.

- Если учитывать, что я рыбачу и до тебя мне нет никакого дела, то пялишься - ты, - попытался аргументировать свою позицию шотландский колдун, но зубастое чудовище лишь хмыкнуло и аккуратно покачало ластами крошечную лодку.

- Утлая?

- Кто? - не понял старик.

- Лодка - утлая? Разок рядом проплыть и все, буль-буль.

Чернокнижник насупился и решил расставить все точки над "й":

- А если молнией? Разок? Или огненным заклятьем? От тебя даже хвоста не останется...

- Напугал, - фыркнула животина и почесала светло-зеленое брюхо. - Не будет молнии. И другого не будет... У тебя глаза добрые.

- Да ну?! - поразился колдун и свесился за борт лодки, разглядывая свое мятое отражение.

- Ага... И мне подруга говорила, что ты лишь с виду грозный... Кстати, твоя землячка. Приветы передавала.

- Это такая с крошечной головой на длиной шее? - уточнил мистер Данбартоншир.

- Она, - согласилась неизвестное науке создание и ухмыльнулось. - Так и сказала - добрый и безотказный.

- Помню, - старик оторвался от созерцания своего отражения и достал не тронутый рыбами крючок. - Твоя подруга тогда японскими туристами обожралась. Туристы переварились без проблем, а вот фотоаппараты вызвали запор. Я бочку касторки извел, чтобы помочь бедняге...

Обновив червяка, колдун забросил удочку и недобро покосился на зверя, что торчал из воды рядом с лодкой.

- Излагай просьбу и плыви отсюда. Всю рыбу распугал...

- Не распугал. Я ее просто съел, - обиделся зубастый монстр, но потом решил не терять зря время и приступил к сути дела. - Тебе как, с самого рождения и тяжелого детства, полного лишений, или тезисно?

- Про лишения не надо, - отмахнулся старик, косо разглядывая отожравшуюся на местной рыбе морду. - Кратко давай, я свое время отдыха на тебя трачу, не казенное.

- Если кратко, то я хочу - славы. Можно хотя бы областного масштаба.

- Славы? - не понял сначала обладатель магических талантов. - Какой такой - славы?

- Областной, - уточнил монстр. - Про подругу последний папуас на планете знает. Каждый год к ней толпы туристов наезжают, фотографируют, пытаются за хвост поймать. А я здесь, на болотах - всеми заброшен и не окультурен. Меня даже местные рыбаки не фотографируют, а норовят веслом огреть: за порванные сети и урон рыбному поголовью... Обидно... Я ведь ничем не хуже и по размерам даже крупнее.

- Славы, говоришь... - колдун снова достал крючок, полюбовался на целого червя и раздосадовано вздохнул. - Действительно, всю рыбу пожрал... А чем платить будешь? Сам понимаешь, я за пустой интерес давно уже не работаю.

- Оплачу, - беспечно махнула ластами толстомордая тварь и добавила: - Здесь золото Колчака притопили не так давно, в прошлую гражданскую. На любую раскрутку хватит.

Старик убрал удочку на дно лодки, подпер руками голову и задумался. Через несколько минут он просветлел лицом и уточнил:

- А тебе обязательно здесь сидеть? Мокро, холодно, на болота туристов заманить трудно будет. Или тебя устроит в светлом зале, чтобы по телевизору каждую неделю и почет с уважением?

- Каждую неделю? - забеспокоился монстр. - А моих Колчаковских запасов на это хватит? Дорого, небось...

- С моей помощью - хватит, - заверил колдун. - Есть у меня одна вакансия. Очень серьезный человек себе зама подыскивает. Чтобы не вороватый был, чтобы за остальными приглядывал. Ну и чтобы авторитетно выглядел... Я так понимаю, ты вполне подходишь... Заодно переедешь на новое место. Дом тебе отстроят, с бассейном. Речи тебе будут писать. На грузовике возить на работу и обратно... Думаю, не только на область прогремишь...

Настал черед задуматься чешуйчатому собеседнику. Мозгов в многометровой башке было существенно меньше, чем у старика, поэтому раздумья длились больше часа...

- Согласен. Чтобы с бассейном и по телевизору каждую неделю.

- Вот и хорошо. Может, хоть после твоего переезда порыбачить получится спокойно...

* * *

- А теперь, уважаемые господа депутаты, разрешите представить вам нового заместителя нашего главы района. Господин Монстров выдвинут на эту должность от Болотного района, и получил самые лестные рекомендации. В рамках своей работы господин Монстров будет курировать вопросы рыбного хозяйства области. Думаю, что мы будем часто встречаться с нашим новым коллегой в рамках пленарных еженедельных заседаний...

Мистер Данбартоншир выключил крохотный переносной телевизор и устроился поудобнее в своей крошечной лодке.

- Ну вот, а говорил, что галстук завязывать не умеет... Научился, и недели не прошло. И подобрал со вкусом: желтый с красным горошком. Вполне в тон к зеленой шкуре... Пооботрется, и начнет лопать болтунов из конкурирующих фракций. Заодно и за вороватыми помощниками своего босса присмотрит... Отличный кандидат на эту позицию: зубастый, нахрапистый и с золотишком в кармане... Главное, чтобы в родные болота не тянуло, а то всю мне рыбалку испоганит...

* * *

Колдун не ошибся. Через год господин Монстров удачно баллотировался на должность сенатора от области и перебрался поближе к общегосударственной известности. Но это уже совсем другая история...


14. Новый год мистера Данбартоншира

Холодный свет одинокого свечного огарка с трудом разгонял чернильную тьму в покосившейся избе. Мистер Данбартоншир понуро сидел у кривоногого стола и с тоской смотрел, как в крошечное окно заглядывают первые отблески приближающегося студеного рассвета. Промерзший рассвет нового года.

- И ведь не обижал я их, - вздохнул колдун и смахнул видимые только ему пылинки с многократно протертой столешницы. - Не обижал, даже не чудил с осени... Разве только со старостой поругался разок, да амбар без спроса на пустыре построил... И все... А они?

Чернокнижник встал, высунул нос на крыльцо, вдохнул звенящий от мороза воздух и спрятался обратно в избу.

- Ведь на общее благо старался, лечил бессердечных, заботился о них. И что? Даже у бездомных собак больше уважения и привязанности...

Одинокий старик раздраженно щелкнул пальцами и начал аккуратно укладывать вещи в подскочивший безразмерный сундук, окованный по бокам широкими стальными полосами.

- А как пели, как пели?! Мол, мы к тебе со всей душой, мы тебя не забудем никогда... И вообще... И даже... Тьфу! А на деле? На деле - ни одна сволочь даже в пьяном виде не зашла, не поздравила! Новый, целый Новый год прошел, а я не то, что подарков, я даже доброго слова не услышал! Только и помню за год: "дай, поделись, бражка где"...

В бешенстве захлопнув крышку сундука, колдун решительно подтянул веревку, заменяющую пояс и пошел на двор. Заглянул в крытый новой черепицей сарай, проверил укутанных в солому скелетов. Мертвое воинство дремало в ожидании весны, честно выполнив все поставленные хозяйственные задачи за долгое лето и плодородную осень.

Вернувшись на двор, мистер Данбартоншир придирчиво осмотрел аккуратно замощенный двор, очищенный от снега, покосился на выкрашенную серебристой краской клетку для медитации и вздохнул:

- Не бросать же, нажитое тяжким трудом... Да и привык я здесь... Эх, придется снова на новом месте обживаться. А в Шотландии для моих работников климат будет сыроват, не продюжат долго... Жалко их... Но все лучше, чем "этим" оставлять... А я еще хотел ученика здесь брать... Эх...

Присев на крылечко, старик стал вспоминать заклинание переноса крупных объектов на дальние расстояния. Он уже почти закончил, когда скрипнула калитка, и во двор ввалился запыхавшийся и разгоряченный от бега староста деревни, в распахнутой фуфайке и сбившейся на затылок меховой шапке.

- Карлович, а ты чего здесь сидишь, а? Ты же обещал, что подможешь!

Пожевав сухими губами, мистер Данбартоншир недобро покосился на гостя, но решил не пачкать руки смертоубийством перед отъездом.

- Я говорю, чего ты здесь сидишь, киснешь? Мы же договаривались!

- И о чем это мы договаривались? - желчно ответил старик.

- Как о чем? - опешил староста. - В прошлый раз, как ты заходил, пообещал елку в правлении украсить. Даже сказал, что не нужно нам всякие шары у барыг закупать, у тебя придумки какие-то хорошие есть... И чего? Елка стоит голая, а ты тут, на крыльце, простатит зарабатываешь! Ты что, кто же так праздник встречает?

- Спасибо, я уже встретил, - насупился колдун и решительно встал, отряхивая нападавшие на черный балахон снежинки. - Я уже отметил, спасибо...

- Как это - встретил?! - окончательно растерялся распаренный мужичок.

- А вот - так, - раздельно припечатал потомок шотландских магов. - Новый год. Один. Совсем. Без гостей, подарков и поздравлений.

- Не может быть! - ошарашено закрутил головой староста. - Новый год отмечаем сегодня! Сегодня же тридцать первое декабря!

Колдун молча зашел домой, потом так же молча вышел на крыльцо и ткнул под нос гостю отрывной календарь, на котором кроваво-красным пятном светилась цифра "1".

Староста деревни озадаченно поколупал пальцем остатки календаря, потом сдвинул на лоб шапку, почесал затылок и просветлел лицом:

- А! Так мы же с тобой в ноябре бумагу не могли найти! И ты мне листок отсюда выдрал, чтобы рецепт медовухи записать! Как сейчас помню! Потом пробу снимали, дегустировали и от кузнеца бегали! Что-то мы такое сотворили у него в кузнице, что он в нас молотом и наковальней кидался! Ты еще потом бок заращивал, ну?!

Колдун настороженно посмотрел на машущего руками гостя, потом на последний листок календаря и задумался. Где-то на задворках сознания стала пробивать себе дорогу светлая мысль.

- Так это что, я с датой ошибся? Так, что ли?

- А то! Говорю тебе, хватит сидеть, нам пора елку украшать! Люди собираться скоро будут! И еще, у нас же утренники второго и четвертого! Со всей округи дети будут, ты хотел вместо Деда Мороза выступать! Пошли, некогда нам, обед уже скоро, а работы непочатый край еще!

- Надо же, тридцать первое, - колдун задумчиво смотрел на злополучный календарь. - А я в Шотландию собрался, к родственникам...

- Какая Шотландия? - не понял староста. - Это что, наш депутат себе подругу просит привезти на праздники?

- Никакая, - отрезал мистер Данбартоншир. - Пошли. Елка и дети - это серьезно. Действительно, времени совсем мало осталось... Пошевеливайся, вечно тебя ждать приходится...

И чернокнижник решительно шагнул в засиявший в морозном воздухе телепортационный портал.

* * *

В сияющем морозными звездами воздухе гулко хлопнул разноцветный разрыв очередного салюта, и колдун с удовольствием прислушался к радостным крикам вокруг. Новогодняя ночь была в самом разгаре. Уже было вдосталь и выпито, и съедено. И наплясались от души, трижды латая порванный баян. А сейчас все односельчане высыпали на улицу, с восторгом разглядывая, какие чудесные салюты запускает их необычный сосед.

Мистер Данбартоншир задумался на секунду, затем сотворил несколько пассов и высь метнулся фиолетовый дымный клубок, ощетинившийся яркими молниями. Поднявшись в зенит, магический шар громыхнул во всю мощь и осветил небо россыпью блистающих огней, оставив после себя расписанные золотом парусники и утыканные пальмами острова.

Колдун довольно улыбнулся и пробормотал себе под нос:

- Вот так-то лучше. Чем армии жечь и города с лица земли стирать, я лучше салюты пускать буду. Куда как лучше... А ученика я себе подберу, на утренниках и найду... Или с батюшкой договорюсь и буду в его воскресной школе преподавать. Основы врачевания и взаимопомощи... А то ведь так и сгину до весны, пень старый... И никто не подскажет, дураку одинокому, какой день недели на дворе... Так-то...

Мистер Данбартоншир покосился на груду полученных подарков, сваленную в сугроб у забора, улыбнулся и запустил в небо очередной фейерверк. Время давно перевалило за полночь, но праздник только набирал полную силу. Еще предстояли гонки на тракторах, прыжки с овина в сугроб на дальность и многое другое. Но главное было другое. Главное, что в деревне, затерянной в заснеженных сибирских лесах, не было ни одного брошенного человека. Ни одного, кого бы оставили в одиночестве встречать наступающий праздник. Потому что Новый год - это семейный праздник. А селяне - одна большая семья: дружная, веселая и не помнящая зла. Так было и пусть так и будет...

С праздником!


15. Вор мистера Данбартоншира

Равномерно похрапывая, великий и ужасный мистер Данбартоншир приоткрыл один глаз и с интересом вгляделся во тьму. В глубине кухни еле слышно возился незнакомец, сноровисто складывая кухонную утварь в мешок. Когда хозяин дома издавал особенно затейливую руладу, осторожная тень на секунду-другую замирала, чтобы затем с еще большим энтузиазмом продолжить свое черное дело.

Вздохнув, потомок шотландских колдунов резко сел на кровати и зажег яркий магический шар над головой вора. Пискнув, чужак заметался по освещенной кухне, споткнулся об рассыпанные у печи поленья и с грохотом влетел под широкий стол.

Не успело затихнуть громыхание, как скрипучая дверь на улицу отворилась, и в избу заглянул выбеленный солнцем скелет: верный помощник чернокнижника и командир целой трудовой армии по совместительству.

- Стрястисть что, Карлович? - настороженно осведомился покойник, крепко сжимая костлявыми пальцами заботливо смазанный "шмайссер".

- Стряслось, оберст, стряслось, - еще раз вздохнул мистер Данбартоншир. - Гость незваный у нас. И, видимо, не из местных. Среди наших идиотов не найдешь, чтобы ночью к колдуну вломиться. Да и не грабят деревенские соседей. Раньше лишь на большую дорогу ходили, с кистенем. Во времена Пугачева... А сейчас все, и не балуют почти...

Стукнувшись о столешницу рогатой каской, бравый вояка сунулся под стол и скомандовал:

- Выходить! Руки вверх и шнель, шнель! Или буду стрелять!

- Не надо стрелять! - всхлипнули из-под стола, и на середину кухни выбрался растрепанный неудачливый воришка.

Колдун мрачно оглядел гостя и удивленно выгнул правую бровь. Перед стариком стоял сгорбившийся подросток. Старая фуфайка поверх многократно штопаной майки, торчащие костлявые руки из ободранных рукавов, мешковатые штаны. Бритая налысо голова сияла под магическим фонарем.

Осмотрев добычу, скелет фыркнул:

- Партизанен не меняться! Голодный, драный, из оружия держать лишь топор. Бардак!

Мистер Данбартоншир поморщился:

- Оберст, я тебя в какой раз прошу, не коверкай язык! Ты же всю местную библиотеку давно прочел, а все "партизанен"...

- А что мне с ним, о категориальном схематизме Канта разговаривать? - удивился командир трудовой армии. - К стенке, родимого, и все беседы. А с расстрельным контингентом разговор должен быть простым и коротким.

- Сам ты контингент, - расплакался воришка и рывком развязал тесемки многократно латаного мешка. - Нате, подавитесь, душегубы...

На пол посыпались буханка хлеба, вареная картошка, луковицы и завернутая в восковую бумагу копченая рыба.

Опешивший оберст почесал костяной затылок и покосился на колдуна. Тот тем временем задумчиво разглядывал рыдающего неудачника. Выждав пару минут для порядка, старик нашарил худыми ногами пушистые тапки и подошел поближе. Подняв с заботливо навощенных половых досок буханку, протянул ее гостье и медленно, с расстановкой произнес:

- Вот что, голубушка. Едой не разбрасываются. Нет таких правил у хороших людей, чтобы едой кидаться. Поэтому собери все назад и ступай с богом. А в следующий раз, если так оголодаешь, просто в дверь постучись. В нашей деревне никого голодом не оставят. И не надо будет впотьмах без спроса шарить.

- Голубушка? - удивился скелет. Шагнув вперед, он уставился провалами глазниц в худое лицо и удивленно воскликнул: - Карлович! Так ведь это девочка!..

- Девочка, девочка, - отмахнулся колдун. Посмотрев, как насупившаяся гостья собирает обратно в мешок свою добычу, мистер Данбартоншир не удержался и поддел помощника: - А ты ее к стенке хотел!

Сконфуженный оберст развел руками, затем забросил автомат за спину и поспешил на улицу:

- Пойду, ребят предупрежу. А то они уже пару пулеметов расчехлили... Как бы деревню не перебудили от усердия...

Завязав горловину мешка, воровка, склонив голову, попыталась выскользнуть следом за скелетом, но старик перехватил ее и сунул в руки маленький горшок с плотно закрытой горловиной:

- Держи. Мед, гречишный. Вряд ли пробовала. Это у нас староста деревни недавно пчелами обзавелся. Мастер на все руки...

- Спасибо, - шмыгнула носом девочка и бочком протиснулась мимо.

- Ты хоть чья? Может тебя до дому подвезти? - спросил в сгорбленную спину старик. Но гостья лишь еще больше ссутулилась и ушла, не попрощавшись.

Побродив по кухне, мистер Данбартоншир со вздохом погасил магический огонь, подошел к кровати и застыл, внимательно прислушиваясь к уличным звукам. Подождав немного, буркнул сам себе под нос:

- А калитка так и не скрипела... И через забор с горшком сигать неудобно...

Натянув любимый черный балахон с затейливо вышитыми белыми черепами, чернокнижник бесшумно выбрался на крыльцо. Ночная гостья сидела на нижней ступеньке и старательно макала палец в мед. Облизав сладкое угощение, макала палец повторно.

Покачав головой, колдун сел рядом с замершей девочкой и с показным равнодушием проговорил, обращаясь к выбравшейся из-за туч луне:

- Ни "до свидания" сказать... Ни на вопросы ответить... Молодежь, одним словом... Точно, до дому провожать не надо?

Худая ладошка смахнула вновь набежавшие слезы, и тонкий голосок ответил:

- Некуда меня провожать... Детдомовская я...

- Убежала? - понимающе поинтересовался старик. Получив молчаливый кивок, протянул деревянную ложку. - На, так сподручнее. Да и ложка чуть-чуть пальца почище...

* * *

Утром мистер Данбартоншир закончил инспекцию огорода и вынес благодарность доблестным трудовым резервам за прекрасно выполненную прополку. Прикрепив к развернутому полковому знамени очередной жестяной орден, колдун роздал новые приказы и пошел во двор. По пятам за ним гремел костями верный помощник, пуская зайчики полированной каской.

- Я смотрел, Карлович. В окно тихонько смотрел. Как только ты ушел, она встала, к печке пошла. Потом картошку чистила, посуду мыла, готовила что-то... Странная девочка... И даже к тебе в сундук не полезла...

- Зачем ей в сундук? - удивился старик.

- Ну, утащить чего-нибудь. Она же - воровка... Ночью залезла...

- Набор ты суповой безмозглый! - рассердился чернокнижник. - С голоду она залезла, а не ради развлечения. А у меня единственный двор в деревне, где собаки нет. Вот и сунулась...

- Да? - скелет остановился в задумчивости, а его хозяин шагнул в широко распахнутые двери.

На столе стоял котелок, парящий вкусными ароматами. На широкой тарелке лежал нарезанный хлеб, рядом горкой громоздилась свежая зелень. Ночная гостья сидела на краешке скамьи, не зная, куда пристроить беспокойные руки.

- Я завтрак приготовила, - бросив настороженный взгляд, девочка опустила глаза и стала разглядывать трещинки на столешнице.

- Это хорошо. Мне по утрам готовить лень, а для здоровья хороший завтрак - первое дело... Давай умоемся, и посмотрим, что у тебя получилось...

* * *

Через час мистер Данбартоншир с грустью смотрел, как гостья собирает нехитрую поклажу.

- Тебе сколько, моя хорошая? Лет тринадцать, вряд ли больше... Тебе бы в школу ходить... Хотя, если ты бродяжничаешь, то учиться заново придется. Пропустила за это время много, наверстывать придется... Да и вряд ли ты от хорошей жизни из детского дома сбежала. Вон, все руки в шрамах и синяки на шее еще не сошли... Как хоть тебя называть? Меня вот Данбартоншир Карловичем кличут...

- Меня Сашей зовут, - отозвалась девочка и привычно забросила мешок на плечо. Замешкавшись, полезла в карман и достала тускло блеснувший золотом медальон. - Я его продать хотела, чтобы деньги на билет были. Уехать хочу. Далеко-далеко, на море. Он на полке лежал, вот я вчера и... Простите, пожалуйста...

Положив тяжелую бляху на стол, Саша быстро развернулась и вышла во двор. Помахав рукой на прощание столпившимся в огороде скелетам, девочка скрипнула калиткой и легко зашагала в сторону темнеющего за полем сосняка.

* * *

Мистер Данбартоншир сидел на пенечке рядом с дорогой и смотрел, пряча улыбку, как нескладная фигурка медленно останавливается, не доходя до него несколько шагов.

- Ты мне одно объясни, Саша. Не побоялась ко мне в дом залезть? Я все же колдун, как-никак. И не из последних. В деревне каждый житель про меня знает...

- Не, не побоялась. Кушать очень хотелось, - рассмеялась девочка, и яркое солнце теплыми лучами пробежало по россыпи веснушек на щеках с ямочками.

- А скелеты? Ночью во дворе завсегда один или два дремлют.

- А что они мне? Они же не кусаются, - удивилась путешественница. - А если бы вздумали, я бы им по лбу!

Согнав улыбку, Саша поправила лямки и уже хотела идти дальше, когда старик поманил ее к себе:

- Знаешь что, а ты мне нравишься. Самостоятельная, хозяйственная. И от моих работяг не шарахаешься, как некоторые... Очень правильная девочка... Я что предложить хочу... Иди ко мне в ученицы, а? И скитаться больше не придется. Крыша над головой. Сыта будешь, обута. Заговорам обучу, сможешь травами лечить. А если понравится, то и все премудрости моей науки освоишь...

Девочка задумалась. Наморщив лоб, настороженно посмотрела на колдуна:

- А драться не будешь?

- Вот еще, - возмутился чернокнижник. - Ругаться я горазд, это факт. Но руку на учеников никогда не поднимал!.. Ты у меня уже пятой будешь... Остальные давно уже выросли, остепенились, магистрами стали... Опять один кукую... А старику плохо одному... И даже оберст не подмога, все же живую душу хочется рядом видеть...

Маленький человечек задумчиво посмотрел на бегущую вдаль пустынную дорогу. Заметив ее взгляд, мистер Данбартоншир доверительно шепнул:

- А на море мы сможем хоть каждую неделю ездить. Честное слово! И на острова с пальмами, и на лыжах кататься в Альпы... И никаких проблем с визами и прочей глупой бумажной волокитой... Сама понимаешь, у колдунов есть свои маленькие приятные преимущества...

* * *

Поздним вечером оберст осторожно постучался в дверь.

- Карлович, я спросить хотел, пока Саша в бане парится... Как правильно перевести: "ах ты бл... п....проеб...а"?

Колдун поперхнулся горячим чаем и вытаращился на скелет. С трудом прокашлявшись, мистер Данбартоншир глубоко вздохнул и ответил:

- Да, а я еще думал познаниями в разговорной речи хвалиться, старый идиот... Ну, ничего. Магическим штучкам я ее научу. А тебе, мой дорогой помощник, надо будет еще разок Канта прочесть. Будешь нашу ученицу другим словам учить. Пусть словарный запас расширяет... По мне, категориальный схематизм звучит чуть благозвучнее...

* * *

Так в избе великого и ужасного мистера Данбартоншира поселилась пятая ученица... Но не будем врать. Портрет Канта на стене поселился все же немного позже... А кто ему пририсовал каску с рожками - это вообще тайна, покрытая магическим мраком...

16. Кунг-фу мистера Данбартоншира

Аристократическая тонка рука с безупречным маникюром подняла чашку из китайского невесомого фарфора, и легкая улыбка тронула худые резко очерченные губы.

- Что не говори, старик, но в реальной жизни хорошо отточенный клинок лучше любого тренированного кулака.

Мистер Данбартоншир, потомственный колдун в черти-каком поколении, неодобрительно покосился на гостью, молча сбросил пару карт и добрал новые из колоды.

Его собеседница небрежно взяла трубку с длинным мундштуком, выпустила ароматный клуб дыма и мельком еще раз оценила свой расклад. Удовлетворившись результатом, продолжила:

- Поэтому я предпочитаю ходить в темных и опасных местах со своим железом. Мне так спокойнее.

- Ты мне зубы не заговаривай! - рассердился чернокнижник и решительно двинул вперед горку изумрудов. - Поднимаю!.. А про ножи, тесаки и прочий металлолом мне рассказывать не надо. Я человек законопослушный, в тюрьму не хочу. Как дадут пару пожизненных, так до светопреставления и не выпустят...

Гостья тихо рассмеялась, сверкнула кровавыми отблесками в иссиня-черных глазах и бросила на кучу драгоценностей тяжело бухнувший мешочек с золотыми монетами:

- Принимаю ставку... Сдавайся, старик, сегодня не твой день.

Мистер Данбартоншир лишь усмехнулся в ответ, щелкнул худыми пальцами, и из кладовки вывалился огромный сундук, заплетенный паутиной.

- Милая моя, блефовать ты так и не научилась, за столько-то лет! У тебя не больше пары на руках, поэтому, я добавляю к...

Старик не успел закончить фразу, как женщина рассерженно бросила карты и тяжело хлопнула по столу ладонью:

- Все! На сегодня закончили! Зарекалась ведь с тобой садиться, а как в гости не загляну, так и уболтаешь, вредитель!.. Весь месячный заработок спустила, чтоб тебя!..

Колдун хмыкнул, открыл крышку тяжелого сундука и сгреб туда выигрыш. Чуть замешкавшись, с видимым сожалением покопался в сокровищах и достал крохотную золотую монетку. Отправив сундук обратно в кладовку, протянул гостье золото:

- Держи, а то Харон домой не довезет. Он у тебя в последнее время слишком строг стал. Коммерциализировался без меры, бесплатно даже старых друзей не возит.

Женщина небрежно бросила монету в пустой кошелек и потянулась за потухшей трубой:

- Колода тебя любит, вынуждена это признать. Но твое мнение о непобедимости великих безоружных мастеров на поле битвы я считаю ошибочным.

Потянувшийся было за чашкой с чаем, мистер Данбартоншир сердито нахмурил брови и пробурчал:

- Ну, конечно!.. С твоей-то смертоубойной палкой и не хвастать!.. Против магического оружия даже атомная бомба не пляшет. А вот в простой жизни мастер любого любителя железок в узел завяжет... Да что далеко ходить! Даже я, насколько слабо боевым искусствам обучен, и то против десятка-другого выступлю без страха!.. Вот так-то.

И необычайно довольный собой, колдун воинственно выставил бороду вперед.

Женщина не торопясь докурила трубку, аккуратно выбила горячий пепел на сияющее перламутром блюдце и вернула усмешку:

- Против десяти? Годится. Спорю на мой месячный заработок, что с тобой справится один боец. С оружием на мой выбор.

Владелец бороды задумался.

- Никакой магии?

- Никакой, - вежливо согласилась гостья.

- Без дураков? Без твоей смертоносной косы? - подозрительно покосился старик.

- Без дураков, - великодушие женщины не имело границ. - Мало того, тебе даже ждать не придется, пока мастер приедет. Можем провести схватку прямо сейчас.

* * *

Сбросив любимый черный балахон с нашитыми белыми черепами, мистер Данбартоншир разминался: старательно махал руками, глубоко дышал и издавал воинственные крики. На заборе и поленнице сгрудилась его личная трудовая армия: все три сотни скелетов. Бойцы без остановки орали что-то одобряющее, стреляли в воздух из "шмайссеров" и всячески старались поддержать любимого хозяина.

Лишь мудрый командир мертвецов, трудяга оберст, не поддался всеобщему воодушевлению и спокойно сидел на крыльце рядом с выглянувшей на шум ученицей. Конопатая девчушка с интересом посмотрела на вспотевшего потомка шотландских героев и пихнула оберста в бок:

- Что творят?

- Старик поспорил, что любого бойца с любым оружием побьет.

- На кого ставят?

- На хозяина, на кого еще.

- А ты?

- А я поберегусь. Наша гостья жульничает. Всегда. И особенно, когда крепко проиграет. Так что пусть сначала пачку тузов из рукава покажет, тогда подумаю...

Благородная дама с улыбкой шагнула с крыльца и спросила красного от натуги старика:

- Готов?

- Разумеется! - бодро отрапортовал мистер Данбартоншир. - Где твой боец?

- Сашенька, девочка моя, можно тебя на минутку? - дама поманила девушку пальцем. Старик несколько ошарашено посмотрел, как его ученица подошла и встала рядом.

- Она? Я ее даже за ошибки в заклинаниях не наказываю! Да и как можно сравнивать молоденькую глупышку и меня, великого мастера, трижды обучавшегося высокоградусным тайным приемам у специалистов "пьяного кулака"!

Гостья беззаботно махнула рукой и тихо шепнула Саше:

- Ты спрашивала, кто съел всю выпечку, что ты готовила на прошлые выходные. Тебе еще пришлось потом краснеть, когда в избу набилось с полсотни демонов, оборотней и прочих гостей, а на столе вместо сдобы остались одни крошки.

- Но дедушка сказал...

- Разумеется, он отпирался. Но поверь мне, он просто не хотел краснеть перед гостями вместо тебя, - с притворной грустью в голосе закончила фразу дама. И заметив, как разгораются недобрым огнем глаза девушки, резко рубанула воздух ладонью: - Бой!

Мистер Данбартоншир испуганно наморщил нос и выставил худые ладони вперед:

- Но я лишь хотел попробовать!

- Ах ты, старый обманщик! - Саша оглянулась вокруг и подхватила лежащую на траве жердь (спасибо работящим скелетам, у которых руки не доходили подлатать покосившийся плетень). Нагретый на солнце конец деревяшки ткнул в живот старику, после чего дрын мелькнул в солнечных лучах и с хрустом приложил по спине согнувшегося от боли противника, впечатав великого и могучего колдуна в утоптанную землю двора.

- Читерша, - с печалью в голосе констатировал оберст и пошел за ведром с водой: отливать побежденного.

* * *

Потрепанный чернокнижник с холодным компрессом в обнимку отдыхал на мягкой кровати. Саша тем временем поставила бормочущий самовар на стол, пробежала взглядом по обилию угощений и налила гостье пахучего чаю.

- Угощайтесь, бабушка Смерть, у вас за Стиксом давно все вкусное подъели.

- Спасибо, моя хорошая. Только не закармливай меня слишком, а то я пожадничаю и позову такую хорошую хозяюшку к себе в гости пораньше.

- Все у вас будем, - беспечно улыбнулась девушка и присела рядом. - А что вы так на старика рассердились? Я лишь сейчас подумала, что с ним можно было и полегче, много ли ему надо...

- А пусть со Смертью не спорит, - улыбнулась дама тонкими синюшными губами. - Совсем ведь страх потерял, паршивец. У меня никто в карты за тысячу лет не выигрывал, лишь он раз за разом честно заработанное выгребает. Не знаю даже уже, что и думать...

* * *

Вернув себе отличное расположение духа, Смерть переложила заработанное золото в бездонный кошель и откланялась. Закрыв за ней калитку, Саша вернулась домой и подала несчастному старику огромную кружку с горьким настоем. Помогая сделать первый глоток, ученица покачала головой и с укоризной произнесла:

- Надо убрать заговоренную библию, что ты привязал к гостевому стулу. Оберст правильно говорит: не стоит с ней шутить, она шуток не понимает... И в отличие от нас, у нее козыри в рукавах никогда не заканчиваются. Поймет, как ты ее дуришь, на листики вместе с книгой разберет...

Мистер Данбартоншир долго молчал, потом осторожно потрогал ноющий живот и согласился:

- Да, шутка подзатянулась... Ну, ничего, мы с тобой придумаем что-нибудь другое, правда?.. Вместе, чтобы ты не чувствовала себя обделенной и в следующий раз не хватала, что под руку подвернется...

- Вместе? - Саша посмотрела на пустой стол, и веселые чертенята заплясали в ее глазах. - Если вместе, то я согласна. Да и рано Смерть бабушкой называть, ой, рано...

* * *

Далеко-далеко во тьме хмурый Харон ворочал тяжелое весло, а изящная во всех отношениях дама сидела рядом и никак не могла успокоить невесть откуда привязавшуюся икоту...


17. Реванш мистера Данбартоншира

- Знаешь, старик, ты спятил! Однозначно, спятил!

Высокая стройная дама оперлась на хищно изогнутую косу и покачала головой. Замерший перед ней старик с веселым прищуром разглядывал рассерженную гостью и упорно стоял на своем:

- А я говорю, ничего у тебя не выйдет. Готов разрешить тебе нанести десять, ты слышишь?! Целых десять ударов! И поверь мне, никакой магии и прочего шарлатанства!

- Так не бывает, - категорически замотала головой Смерть. - От моей косы нет спасения. Никогда. Никому. Ни при каких обстоятельствах.

- Спорим на твой годовой заработок, - чернокнижник подначивал рассерженную даму. - Представь, как ты озолотишься, если я ошибаюсь.

- Бесчестные деньги, - фыркнула Смерть и с подозрением покосилась на сгрудившихся у крыльца скелетов: трудовую армию мистера Данбартоншира.

Давным-давно умершие солдаты разгромленного Вермахта заключали пари на предстоящее представление. В качестве оплаты выступали боевые награды и любовно отполированные гранаты.

- Легкие деньги, - продолжал гнуть свое старик. - Мало того, ты можешь выбрать любое место, где будем проводить соревнование. Чтобы убедиться, что мои таланты никак не повлияют на результат.

- Зачем мне твоя смерть, - возмутилась гостья. - Все равно, покойником ты успеешь мне надоесть настолько быстро, что придется возвращать тебя обратно на следующий день. Вспомни, мы это уже проходили.

- Не в этот раз! - возмутился потомок шотландских колдунов.

Смерть недоверчиво обошла вокруг упрямца, потом покосилась на ученицу чернокнижника. Девушка с хитрой улыбкой сидела на крыльце и ждала, чем закончится спорт, тянувшийся с раннего утра.

- И в чем обман? Не пойму...

Конец препирательствам положил оберст. Он гордо вышел из-за сарая, где прятал в крапиве все честно заработанное за время службы у старика, и положил на землю битком набитый золотыми монетами шлем:

- Кто принимает ставку?

- На кого?! - хором ответили спорщики.

Скелет важно указал костистым пальцем на хозяина.

- Да не может он выжить, как ты не поймешь, башка пустозвонная! Не может! Никто от моей косы защититься не может!

- Один к ста примешь? - невозмутимо ответил оберст. - Хотя, на таких условиях можно и один к миллиону. Но мне столько золота потом не унести.

- Значит, к ста, - прошипела окончательно взбешенная Смерть и резко повернулась к замершему колдуну. - Не плачь потом, мой хороший, сам напросился... Придется твоей ученице ближайшие пару тысяч лет заниматься самостоятельно... И поверь, работать ты будешь без отдыха!..

* * *

Старая дряхлая старуха измождено привалилась к резному столбу, подпирающему крышу над крыльцом. Ни десять ударов, ни еще сто десять - не причинили мистеру Данбартонширу никакого вреда. Вредный старик на радостях поделил половину выигрыша между односельчанами и сейчас помогал накрывать обильный стол на выпасе. Мимо горестно вздыхающей Смерти сновали муравьями скелеты, таская из безразмерного подпола припасы.

Периодически появлялся и сам победитель, бережно сжимая в руках ведерные бутыли с брагой: переноску столь ценного напитка колдун не доверял никому.

Утратив от расстройства весь свой лоск, гостья лишь печально вздыхала, не в силах примириться со случившимся. Ей было не столько жалко утраченного золота и драгоценных камней, сколько расстраивал сам факт проигрыша. Само мироздание покачнулось, позволив фортуне зло посмеяться над вершительницей судеб.

Напоив старуху горячим крепким чаем, Саша погладила ее по спутанным седым космам и тихо прошептала:

- Прости меня, бабушка, это я виновата...

- Не придумывай, деточка, просто мне пора на покой... Совсем из ума выжила, с простейшей работой не справляюсь...

- Нет, в самом деле, бабушка Смерть. Это я колдуна надоумила, новому заклинанию научила. И не подумала, что у него так замечательно получится. Дедушка неделю тренировался, костяшки на него полвагона патронов извели...

- Да? - погасшие было глаза загорелись прежним яростным огнем. - И где же это ты нашла такое действенное заклятье?

- Это меня поляки надоумили.

- Пшеки? Ха, не смеши меня! У них извилины после Сусанина до сих по заплетены в клубок, куда им...

- Ты сама и сказала: заплетены. Вот они и придумали... А я нашла и колдуна научила... Прости нас, просто очень уж он расстраивался, что проиграл в прошлый раз, места себе не находил...

* * *

В наступивших сумерках далеко разносились разноголосые песни, берущие свое начало среди веселящихся сельчан и улетающие далеко за темный лес.

На крыльце рядом с любимой ученицей мистера Данбартоншира сидел умиротворенный оберст. Аккуратно пересчитав и спрятав заработанное золото, высокий статный скелет раздумывал, на что потратить нежданно свалившееся на него богатство.

- Как ты думаешь, Саша, если я себе пряжку для ремня отолью из добычи и шлем позолотой покрою, куда еще тонну потратить можно?

- Не знаю, - беспечно отмахнулась девушка. - Машину покупать ты не хочешь, дирижабль на прошлой неделе из района брали, чтобы картошку опылять. Может, пирамиду построишь?

- Пирамиду? - удивился оберст. - Это зачем?

- Говорят, богатые всегда пирамиды строят. Как первую гору золота добудут, так и строят. Что египтяне у себя в пустыне, что наши олигархи на питерских болотах.

- Если только еще раз выиграю, - скелет с сомнением почесал голый затылок. - Я пока не созрел для столь безумного шага...

Мимо калитки разъяренным метеором промчалась Смерть, пытаясь дотянуться до удирающего во всю прыть колдуна. Через невысокий забор донеслись обрывки криков:

- Я тебе покажу "ложки нет"!.. Я тебе покажу "послепилюльная галлюцинация"!.. Ты у меня не только Сусанина вспомнишь, мозгоплет колченогий!..

Саша озабоченно посмотрела на оседающую на дороге пыль и ткнула оберста в бок:

- Как думаешь, не загоняет она его до смерти?

- Я бы на ее месте лучше домой пошел, от греха подальше, - рассмеялся командир трудовой армии.

- Почему? - удивилась девушка.

- Потому что он пока с перепугу бегает. А как секунда передышки наступит, то вспомнит, что ложки действительно нет. А где нет ложки, там и Смерти может не быть... Спорить не буду, но готов выступить в качестве пророка. Еще с полчасика они по оврагам поскачут, а потом мы очень долго твою любимую бабушку не увидим... Поверь, очень долго. Слишком хорошо хозяин твое заклинание освоил...

* * *

Рано утром мистер Данбартоншир повесил рядом с любимым крестом новый трофей: огромную острую косу. Конечно, потом добычу пришлось вернуть и долго мириться с вновь материализовавшейся хозяйкой древнего артефакта. Но этим утром колдун с удовольствием гладил полированную рукоять и тихо бубнил себе под нос:

- А я говорю: ложки нет! И все... И ваши не пляшут... Надо будет с Хароном на рыбалку скататься, чем ему еще в нежданный отпуск заниматься?.. Месяц-другой передохнем, и можно назад голубушку вернуть... Привык я к ней все же за сотни лет... Да и у кого мне еще пари выигрывать?..

Усевшись завтракать, старик с интересом заглянул в книгу, которую читала девушка.

- Новенькое что-то? "Пси-хо-ло-гия бес-соз-на-тель-но-го"... Эк закрутил автор... Читай, читай, внимательно и вдумчиво. Сама понимаешь, нам после вчерашнего надо марку держать...


18. Суслик мистера Данбартоншира

Колдун, сидевший за широким столом, тяжело вздохнул и поставил на полированное дерево очередную пятилитровую бутыль. Староста деревни, устало подперший стену напротив, обреченно икнул, но все же решился друга пока не бросать. Ведь настоящие друзья познаются именно в беде, в труде и тяжких лишениях. Собрав остатки сил, староста двинул вперед пустую кружку. Чернокнижник щелкнул пальцами, грохнула в потолок вылетевшая пробка, и брага весело запенилась в подставленной посуде.

Могучий и великий мистер Данбартоншир в этот вечер походил на жалкое отражение самого себя: помятый пыльный балахон, торчащие пучком волосы и седая неопрятная щетина. Даже районные привокзальные бомжи выглядели намного лучше в свои худшие времена. Но в отличие от районных бродяг, колдун был трезв. Прикончив на пару с соседом уже третью бутыль, старик оставался трезв как стеклышко. Трезв и безмерно печален.

- Так ты говоришь, с самим главой района пил? - попытался сфокусировать взгляд староста деревни.

- Да, с ним. И с его московским гостем... Страшный человек... Могуч и телом и духом... Де-пу-тат!

Староста перестарался с усилиями, и собравшиеся в кучу глаза старательно разглядывали кончик носа, игнорируя остальной мир.

- Ик... Депутат... Ха, а мне что депутат... Что...

- Не скажи, - вздохнул мистер Данбартоншир. - Я тоже еще утром думал, что я, многократно награжденный потомственный колдун чего-то стою. А сейчас понимаю, что все это глупости... Против настоящих мастеров мне лучше не позориться...

- Он тоже - колдун?! - поразился собеседник.

- Хуже... Он - глава национального проекта... Это даже не шаман, не волшебник, а вообще что-то заоблачное! - пригорюнился чернокнижник и махом осушил бокал. Летавшая под потолком бутылка спикировала вниз и вылила остатки браги в опустевшую тару.

- А ты у нас кто? - староста попытался собрать мысли, разбежавшиеся в разные стороны вслед за глазами.

- А я всего лишь колдун. Просто колдун...

- Не понимаю...

Старик поправил балахон и ткнул пальцем на пустую столешницу:

- Объясняю. Вот смотри... Скажи, кто стоит на столе?

Временно прекратившие путешествовать глаза посмотрели на стол, потом заглянули под стол... Но их хозяин ничего не нашел, о чем и заявил:

- Никто не стоит. Две кружки и все... Ик...

- А вот и нет! На столе стоит суслик.

- Где?!

Колдун ткнул пальцем на пустую столешницу:

- Тут. Прямо тут. Ты его не видишь, но он стоит.

- Невидимка?

- Нет. Просто он новый суслик. Маленький. На-но-тех-но-ло-гичес-кий! - гордо произнес трудное слово мистер Данбартоншир. - Ты думаешь, что его нет, а он - есть! И стоит тут, собака такая. И даже в микроскоп не увидишь, такой он маленький.

- Микроскоп маленький? - окончательно запутался староста.

- Нет! - рассердился потомок шотландцев. - Суслик! Суслик - тут, хотя его якобы нет! Но он тут!.. И для суслика нужны корма, для него нужно отопление, для его выгула нужны нано-загоны и выпасы... И все это - новые технологии... А под новые технологии нужны деньги. Много денег...

- Больше, чем ты у Смерти в прошлый раз выиграл?! - иронично улыбнулся собеседник.

- Много больше, друг, намного больше, - обреченно вздохнул старик.

Представив себе эту сумму, староста деревни протрезвел. Заглянув в пустую кружку, слепо нашарил под столом следующий бутыль и водрузил ее на стол.

- Это как же? Суслик, и он есть, прямо тут?

- Да...

- Но ведь это - обман... - тихо прошептал прагматичный селянин и воровато оглянулся за спину - не подслушивает ли кто.

- Обман - это когда мы с тобой в районе шифер ночью на складе взяли попользоваться. Взяли и не вернули... А это - новые технологии. Инновации и развитие. Это когда раз - и нано-рабы бегают по твоей чашке с водой и очищают ее от враждебных примесей. Или когда два - и реки повернули вспять, чтобы Тихоокеанский флот через Северный ледовитый океан мог проплыть до самого Казахстана. Или еще чего-нибудь такое...

- И это работает?! - благоговейно выдохнул староста.

- Судя по машине, на которой приехал депутат - это не просто работает. Это просто списывает меня в утиль, как бездарно устаревшую никчемную ерунду...

В наступившей тишине старики молча допили остатки браги, и сосед попытался успокоить упавшего духом колдуна:

- Ну, подумаешь, один такой хитрый нашелся... Ну, не расстраивайся ты так... Сам говорил, был у вас Мерлин, остальных магов гонял, как нашкодивших котят... Ну, сейчас еще один такой завелся, и что? Пошаманит, пошаманит и сгинет, как твой Мерлин...

- Так ведь он не один! - с надрывом всплакнул мистер Данбартоншир. - Он - только на одном проекте. А таких проектов - десятки! А еще, а еще - Скол-ко-во!

- Чево-ко-во? - не понял староста.

- Сколково! - припечатал чугунным словом чернокнижник. - Это - будущие самолеты, пароходы, компьютеры для каждой коровы и космические корабли в Большом театре! Это - катастрофа! Кто, сам подумай, кто пойдет ко мне с просьбой, если они в этом Сколково будут воплощать любую мечту в реальность одним движением пера! Какой идиот пойдет ко мне, если они там через два года будут совершать любые чудеса?!

- Да ну тебя, - не мог поверить в сияющее светлое будущее обладатель пасеки и здравого смысла в придачу. - За два года и любую мечту?

- Да... Это тебе не старый глупый мистер Данбартоншир, это - Сколково! - и монументальное слово рухнуло вниз, раздробив под собой любые возражения...

* * *

Скрипучая дверь отворилась, прервав настойчивый стук, и на крыльцо вышла Саша - любимая ученица колдуна. Мрачно взглянув на стоящего перед ней господина в костюме от "Бриони", девушка нахмурила глаза и немедленно перешла в атаку:

- Вот, пожаловали! Что, мало вы дедушке нервы вчера помотали?! Он сам не свой вернулся, так надо еще приехать с прихлебателями, добавить старому человеку?!

Опешивший глава района неодобрительно посмотрел за спину, где лихорадочно прятались сопровождающие:

- Кто Карловича обидел?

Саша потянула важного господина за лацкан к себе:

- Ты на них не кивай! Сам с гостем вчера дедушку потчевал. Потчевал и хвалился... Что вы там ему наплели, что он до сих пор в трауре? Какое-такое Скулово и проекты?

Чиновник на минуту задумался, потом просветлел лицом:

- Сколково! Да, было такое... Но? - и снова задумался.

Не найдя ответа, глава района аккуратно разжал крепкие девичьи пальцы и протиснулся мимо хозяйки:

- Я выясню сейчас, что стряслось. Ты меня знаешь, я к старику со всем уважением. И сейчас приехал насчет охоты договориться. Ни о каких проблемах вчера и речи не было, мы бы обсудили и решили на месте... Я сейчас...

Сунувшиеся было за хозяином бессчетные помощники и референты наткнулись на девушку, скрестившую руки на груди, откатились назад и рассыпались по двору, напялив на отожравшиеся рожи независимый вид и изображая деловую активность.

Стоявший у калитки в огород бравый оберст оценил количество морщин, избороздивших лоб Саши, и тихо отдал пару приказов. Доблестная армия мистера Данбартоншира побросала тяпки, достала из лопухов "шмайссеры" и аккуратно окружила двор, взяв под прицел сгрудившихся в кучу гостей. В звенящей тишине лишь было слышно, как лязгают затворы автоматов, и как истерично икает секретарь-референт...

* * *

Глава района сидел на скамейке и хохотал. Хохотал до слез, хлопая себя руками по коленям, вытирая бегущие слезы и мотая в изнеможении головой.

- Шаман... Ой, не могу!.. Волшебник!.. Ой, уморил... Великий нано-технолог!.. Ой, я сейчас умру...

Рассерженный колдун ткнул крючковатым пальцем в гостя и заверещал:

- Там он сам вчера мне бумаги показывал! И про финансирование, и про...

- Бумаги! Бумаги, старик! Как ты не поймешь, что это все - на бумаге! Это - правило такое, любого проекта: выполнить его на бумаге!

- А деньги? - возмутился мистер Данбартоншир. - Деньги - настоящие?

- Конечно, иначе кто будет в эти игры играть! - восхитился глава района. - А остальное все - бумага! На бумаге построено, на бумаге одобрено, и на бумаге потом ремонтироваться будет...

- А...

- И никаких "а"! Все, закончили... В отличие от моего вчерашнего гостя, ты - человек настоящий. И если что-то делаешь, то делаешь на самом деле. Поэтому - деньги для района я добыл у нашего депутата. И на эти деньги "из воздуха" мы школу подлатаем, и ремонт районо сделаем уже по настоящему.

Колдун ошарашено смотрел на чиновника и прерывисто дышал, подобно выброшенной на берег рыбе. Мужчина в костюме от "Бриони" подошел к старику и похлопал его по плечу.

- Ничего, с первого раза не все это воспринимают, как надо. Бывает... Но я не за глупостями приехал... Карлович, ты говорил, что охоту можешь устроить. Хорошую, большую охоту. Что откуда-то тигров добудешь и львов, парочку...

- Львов? - мистер Данбартоншир с трудом собирался с мыслями.

- Да... Ты вчера обещал. У меня как раз в субботу день рождения, было бы очень неплохо. Рядом с районом, в заповеднике. Охота, загонщики со щитами и копьями, и все такое... Ты говорил, что кому-то в Европе такое делал.

- Делал, - воспрянул духом великий и могучий шотландско-русско-подданный. - Делал охоту. И тебе сделаем по высшему разряду... И львов и тигров, и загонщиков-зулусов позову, все будет!..

Старик вскочил с кровати, где валялся с вечера, и радостно взмахнул руками:

- Сделаем! И не на бумаге, чтоб их, а все по серьезному, как надо! Хочешь?! Хочешь, я тебе динозавра настоящего организую? Потом дачу надстроишь и в зале голову поставишь!.. Или даже целое чучело!

- Динозавра? - удивился гость. Задумавшись на минуту, он достал из кармана крошечный калькулятор, прикинул что-то и помотал головой: - Нет, дачу достроить не успею, смету на этот год я выбрал... Давай динозавра на следующий год, как раз круглая дата будет. Заодно и зал пристрою для чучела. А сейчас львами и тиграми ограничимся!

- В субботу? - с довольным видом уточнил колдун.

- Да.

- В восемь утра буду как штык! - и вернувший себе обычное расположение духа мистер Данбартоншир облегченно рассмеялся.

* * *

Далеко-далеко от затерянной среди сибирских лесов деревни, в пустом офисе в центре Сколково стоит офисный стол. Если вы изобретете нано-микроскоп, то ближе к левому краю легко найдете суслика. Он там, одинокий и всеми забытый. И не верьте злопыхателям, которые говорят, что его нет...

Суслик - есть. Его не может не быть. Посмотрите последний отчет о нанотехнологиях. Поэтому - микроскоп вам в помощь и ищите... Он должен быть там. По крайней мере, я в него верю... Наносуслик из Сколково...


19. Охота мистера Данбартоншира

Острые широкие наконечники копий царапали белесое от жары небо. Раскалившееся солнце утром попробовало на зуб раскинувшийся под ним лес, после чего тщательно прожевало деревья, листья и пожелтевшую траву. Августовские ливни еще лишь набирали силу за горизонтом, позволив нахальному светилу прожарить всю округу как в доменной печи.

Мистер Данбартоншир, великий и могучий колдун, промокнул влажным черным платком лоб и поправил мятый пробковый шлем на голове. Окинув глазами выстроившиеся перед ним шеренги зулусов, потомок шотландцев гордо расправил костлявую грудь и закричал на древнем африканском диалекте:

- Могучие воины! Сегодня у вас великий день! Сегодня у ваших костров лежит мясо подарочного слона! Сегодня ваши дети играют бивнями только что убитого носорога и вырезают себе из его шкуры новые мокасины! Сегодня вы получите обещанную огненную воду и сможете отпраздновать удачную охоту! Осталось лишь совсем немного! Нужно лишь порадовать богов кровавыми жертвами, чтобы не оскудела их рука!

Сквозь восторженные вопли зулусов прорезался могучий голос вождя, который на отличном английском с оксфордским прононсом спросил:

- Карлович, мне казалось, что мы еще утром достаточно порадовали твоих гостей плясками у костра и метанием копий на дальность. Давай ближе к телу, а то у моих парней пиво в холодильниках скоро греться начнет. Тем более что твои умники все равно ни по-нашему, ни по британскому не разумеют, чего фольклор городить?

Неодобрительно покосившись на ухмыляющегося великана в боевой раскраске, мистер Данбартоншир добыл из-за пазухи перетянутую резинкой пачку банкнот и помахал ей перед заинтересованно застывшими загонщиками:

- Как и обещал, по сто фунтов каждому и тысяча лично предводителю... Вон там, в кустах, две клетки. Тигр и лев. Открываете двери и гоните зверей на опушку. Постарайтесь не подставиться под пули, ребята встали на номерах в полной готовности к Армагеддону... Справитесь?

- Обижаешь, - оскалил выбеленные зубы вождь. - Не в первый раз. Давай деньги, и сделаем все в лучшем виде...

- В лучшем виде - это я вас потом по всей саванне искать буду, - рассмеялся колдун. - А правильно - это когда деньги вы получите после работы. И так слона слопали в один присест, и еле потом шевелились утром... Завтрак вам плотный мешал, хе...

Убрав деньги обратно за пазуху, чернокнижник погрозил пальцем и бодро добавил:

- Если все пройдет как надо, две бочки браги от меня в подарок. А теперь... Кру-у-угом! На позиции шагом... Марш!

* * *

Господин Иванов в честь дня рождения и отдыха на природе щеголял в новом камуфляжном комбинезоне. Любимый костюм "от Бриони" занял место в шкафу в строю собратьев, позволив хозяину демократично-ненавязчиво сливаться с окружающим выгоревшим пейзажем.

Допив квас, настоянный на обжигающем хрене, глава района добродушно отрыгнул и скосил глаза на материализовавшегося рядом колдуна. Мистер Данбартоншир поправил сползающий шлем и бодро отрапортовал:

- Через минуту начинаем. Последний акт, так сказать, финал и апофеоз.

- Акт у нас вечером, в сауне, - поправил старика господин Иванов. - А вот финал и самое бодрящее - это хорошо. Это я готов...

- Главное, чтобы ваши ребята были готовы, - осторожно напомнил чародей. - Потому как зулусы не подкачают, выгонят зверье прямо на нас.

- Не подкачают, - безмятежно отмахнулся чиновник, с интересом разглядывая жеванный пробковый шлем на голове собеседника. - Это что, амулет?

- Где? - не сообразил колдун. Потом потрогал руками головной убор и усмехнулся: - А, это... Нет, это наши загонщики притащили. Нашли в логове тигра. Видимо, от какого-нибудь исследователя джунглей осталось. На память...

Со стороны кустов, обрамлявших поляну, донеслись оглушительные вопли. Господин Иванов нетвердо встал, поправил патронташ и поудобнее перехватил "Nitro Express". Простимуллированные зулусы гнали добычу, приближая охоту к завершающей фазе.

* * *

Позади колдуна молчаливой глыбой застыл широкоплечий скелет в отполированном до блеска золотом шлеме. Верный оберст всю ночь мучался тяжким вопросом: какое оружие брать с собой? Учитывая размер дичи, любимый "шмайссер" выглядел дешевой тарахтелкой. Хвастать ротным пулеметом не хотелось: почему-то командиру трудовой армии казалось, что прогулка с пулеметом выставит его идиотом в глазах других охотников. Так и не определившись с выбором, оберст повесил на пояс верную кувалду и теперь походил на восставшего из ада берсерка, мрачного и брутального до невозможности.

В отличие от неупокоенного немца, телохранители господина Иванова подошли к вопросу более практично. Мистер Данбартоншир еще в пятницу утром навестил квадратных ребят с вымороженными глазами и предупредил, что дичь будет настоящая, не дрессированная и крайне агрессивная. Поэтому четверо шкафообразных молодцев не стали долго раздумывать и поставили перед собой каждый по пулемету "Корд". Необычайно гордые собой, они успели вдоволь нафотографироваться после африканских плясок и теперь с нетерпением прислушивались к реву тигра, бегущего от громыхающих зулусов...

Огромный полосатый зверь одним прыжком перемахнул через колючие кусты и предстал перед охотниками во всей дикой красе. Глава района успел сделать единственный выстрел, старательно промазал, после чего бросил ружье и рванул прочь от разъяренной гигантской кошки. К счастью, отштампованные по единому образцу "мальчики" не растерялись и нажали на гашетки безотказных "Кордов". За 10 секунд громыхающие пулеметы сожрали ленты с патронами и превратили несчастного тигра в мелкий ворох шерсти, летающий над поляной. Все остальное разметало по округе ровным слоем, окрасив траву в багрово-красный цвет. В звенящей тишине лишь было слышно, как матерящиеся зулусы тихо отползают к краю леса, прикрывшись издырявленными щитами и поминая недобрым словом белых "масса"-идиотов, способных прекратить возвышенный поединок с хищником в изготовление подгорелой запеканки из субпродуктов.

Через минуту господин Иванов вернулся к колдуну, застывшему черным сусликом на краю поляны.

- А, как мы его! - зашкаливший адреналин рвался из руководителя района и заставлял того подпрыгивать на месте от возбуждения и нерастраченных эмоций. - На раз, без проблем, и даже наемные папуасы не понадобились!

- Ага, - кивнул мистер Данбартоншир, настороженно оглядываясь. - Твои парни когда перезаряжать свои стрекоталки будут?

- Куда перезаряжать? - не понял упитанный владелец костюма "от Бриони". - У нас по одному коробу на каждый пулемет. Как раз на тигра и хватило.

- А лев? - с тоской в глазах простонал колдун. - Я же говорил - зверье настоящее, без дураков! Они не дрессированные, из самых джунглей и саванны доставлены!

Теперь с поляны удирал уже не один господин Иванов, а все охотники разом...

* * *

Сидевший на самой верхушке глава района сердито повозился на ветке и в сотый раз переспросил колдуна:

- А может, твои зулусы его прибьют, за отдельную плату?

- Я уже объяснял, - скорбно буркнул мистер Данбартоншир, - они настоящие зулусы. Пока за первую работу денег не получили, за вторую не возьмутся. За загон мы им еще не заплатили, поэтому с новой просьбой можно не соваться. Подождут, пока свалимся, пока лев насытится - и в остатках подберут законно заработанное. А так, на дурака, они работать не будут. Отучили их за долгие годы колонизации...

- Да, портит людей новое время, портит, - вздохнул господин Иванов и мрачно покосился на зверя, вольготно развалившегося под высокой березой. Африканская кошка лениво жмурилась на заходящее солнце и ждала, когда к ней сверху свалится первое, второе или третье. Торопиться льву было некуда...

- А может, колдануть? - осторожно поинтересовался один из "квадратных", что висел в самом низу.

- Легко, - согласился чернокнижник. - Только я два дела сразу исполнять не могу. А кто сейчас ветки поддерживает, чтобы под тяжестью не обломились? Угораздило же нас взобраться именно сюда, на бедную березу. Нет, чтобы на дуб какой, или ель помассивнее... Как только я начну файрбол создавать, или еще чего покруче, так вы вниз и посыплетесь... Все... А там уже лотерея, кем эта зверюга позавтракает, кем пообедает, а кого на вечерние отбивные пустит...

- Но мы так долго не провисим! - сипло возмутился другой телохранитель, по миллиметру сползая все ниже.

Мистер Данбартоншир вздохнул, посчитал про себя что-то и ткнул пальцем в нависший над ним начальственный зад:

- Слышь, господин Иванов, самого ценного кадра жертвую. Самого любимого, можно сказать... Ради твоих ребят и тебя самого страдаю... За родной край радею, можно сказать... Пока отвлекает от наших бренных тел, я как раз и колдану...

Внимательно всмотревшись в густые кусты на краю поляны, могучий и ужасный владыка черной и прочей магии набрал побольше воздуха и пискляво проверещал:

- Оберст! Оберст, где тебя черти носят! Подь сюды! Тут твоего любимого фюрера Карловича глупая тварь сожрать норовит!

Ветки зашевелились, и из густой зелени прилетел ответ:

- А он точно кости не ест?

- Зачем ему твой суповой набор, когда прямо над ним куча мяса болтается? - возмутился колдун.

- Да?.. - засомневался скелет. - Я бы на его месте сожрал...

Но чувство долга все же пересилило, и бравый оберст вышел на поляну. Навстречу грозному воину неторопливо направился лев, нагло позевывая и с пренебрежением разглядывая выбеленные и отполированные кости противника. Убедившись, что у мертвеца нет в руках ничего стреляющего, зверь прыгнул вперед и стремительно махнул лапой. Скелет спасли лишь вколоченные в деревенских драках навыки. Поэтому удар лишь снес сияющий полированный шлем, не зацепив вовремя опущенную голову.

Прежде чем лев продолжил атаку, оберст осознал, что его любимая золотая игрушка превратилась в сплющенный чайник. Этот прискорбный факт настолько потряс покойника, что, начисто забыв о вычитанной в газетах политкорректности, он в бешенстве проорал:

- Oh aap-Afrikaanse! *

* ( Ах ты, африканская обезьяна! )

И сокрушающий удар кувалдой в лоб закончил долгую жизнь благородного зверя...

* * *

Поздним вечером мистер Данбартоншир провожал уставший гостей домой. Уже "квадратные" утащили убитого льва и остывшие после бешеной пальбы пулеметы. Уже премированные двумя бочками браги умчались домой через портал бравые зулусы. Даже огорченный командир трудовой армии вернулся в сарай к подчиненным, повесив смятую каску на пояс и забросив верную кувалду на плечо... А взбудораженный руководитель района все никак не мог отпустить утомленного старика...

- Знаешь, Карлович, мне такой день рождения еще никто не организовывал, никто! Чтобы поджилки тряслись, чтобы как заново родился! Чтобы раз - и десять метров до самой макушки и одним прыжком... Ох...

- В следующем году будем охоту организовывать? - осторожно поинтересовался чернокнижник. С одной стороны, клиент был доволен. Но с другой стороны, что он скажет, когда мандраж закончится и мозги на место вернутся?

- Охоту? С динозавром? Обязательно! Юбилейная охота, как же иначе! И чтобы позубастее!

- Позубастее? - вздохнул мистер Данбартоншир. - Ладно. Найдем тиранозаврика помассивнее, найдем... Главное, бронепоезд организовать по случаю. И загон бетонным забором повыше огородить. А уж боеприпасов к орудиям и пулеметам твои ребята припасут побольше... Надо будет лишь присмотреть, чтобы они бомбу какую не приволокли. Ядерную...

Уже сидя в машине, господин Иванов высунулся в открытое окно и озабоченно пробормотал:

- Парня твоего жалко! Как он расстроился, что любимую шляпу поломали, аж до слез...

- Ничего, - с некоторым сомнением в голосе ответил колдун. - Он уже взял с меня клятву, что я помогу достать ему шлем получше. Он вычитал где-то, что есть знатный любитель древностей. Живет в какой-то Валгалле. Одином зовут... Вот к нему в гости на днях и поедем, обновку торговать... Надеюсь, что хоть с этим археологом без приключений обойдется...


20. Мистер Один и мистер Данбартоншир

- Знаешь, оберст, иногда у меня возникает сомнение в твоей образованности...

По всклокоченной поверхности океана мчалась утлая лодчонка. Двое гребцов в ней работали веслами с такой скоростью, что со стороны это выглядело как пара гигантских вентиляторов, по недоразумению приделанных к потрепанным деревянным бортам.

Мистер Данбартоншир, потомственный шотландский колдун, смахнул пот и покосился на пыхтящий рядом скелет, увенчанный рогатым ржавым шлемом. Вздохнув, чернокнижник продолжил грести, не сбавляя темп, умудряясь при этом ворчать себе под нос:

- Вот на парней твоих посмотреть. Ну, в котле с брагой искупаться. Или баб в субботней бане попугать. Или над костром с марихуаной напрыгаться и потом марши неделю горланить без перерыва. На худой конец, с деревенскими выйти "стенка на стенку". Милые, семейные радости... И только тебе неймется... Ну почему, почему именно тебе? Что, лишнего обчитался на старости лет? Нет, чтобы комиксы какие, или про механику... Так ведь на мифологию потянуло, чтоб тебя!..

Скелет лишь сильнее сжал зубы и яростнее заработал веслом.

Сгрудившиеся над головой тучи безжалостно поливали путешественников холодной водой. Порывы ветра пытались раз за разом обрушить огромную волну на непокорное суденышко. Но наперекор стихии из черного провала показывался скрипящий от натуги нос, перекрывая ветер разносилось над водой "шлеп-шлеп-шлеп", и лодка взбиралась на очередную волну.

Лохматый одноглазый старик посмотрел в сияющий всполохами молний волшебный шар, покачал головой и замысловато выругался. Подождав, пока утихнут раскаты грома, повелитель Валгаллы сплел заклятье и взмахнул рукой. Посреди огромного зала, выложенного гранитными плитами, распахнулось багровое окно и на полированный камень стрелой выскочило суденышко, весело зашлепав веслами по граниту.

Раз-два, раз-два - и трухлявый крейсер врубился со всей скорости в колонну, похоронив под обломками досок обоих путешественников.

Повелитель валькирий покачал убеленной сединами головой, взмахом руки вымел на улицу морскую воду и прислушался. Под высокими сводами зала глухо разносился замысловатый русский мат, органично расцвеченный баварским акцентом.

Легким движением пальца одноглазый бог выдернул гостей из мусора и подвесил прямо перед собой. Два ворона, застывшие на спинке трона, плотоядно ухмыльнулись.

- Знаете, вы мне надоели! - сердито нахмурился Один. - Впервые за столько веков я сталкиваюсь с подобными идиотами. Впервые!.. Пять раз, пять раз вы пытаетесь украсть у меня этот шлем... Хотя я еще при первой встрече ответил, что не собираюсь меняться, торговаться или еще как-либо растрачивать в тяжких трудах собранное имущество... Но ведь вам неймется!

Гости понуро висели, стараясь не встречаться взглядом с хозяином замка.

- Ладно, эта бестолковая черепушка! Что с нее взять, с безмозглой! Но ты, ты, Карлович! Я ведь еще твоего прадеда помню! Помню твою прабабку, чтоб ей в аду икалось! Ведь справные маги были!.. Так какого же!..

Ветвистая молния шарахнула между дернувшимися путешественниками и испепелила остатки лодки. Всхлипнувший скелет покрепче вцепился в рогатый шлем и попытался лягнуть колдуна, обвисшего рядом мокрой тряпкой:

- Ты обещал, что все уладишь! Я тебя ото льва спас, своим золотым достоянием пожертвовал, а ты!..

Мистер Данбартоншир лишь тоскливо понурился, не пытаясь даже оправдываться.

- Карлович, что молчишь?! Может, колданешь на последок?

- Ты что, оберст, с прошлого побега остатки черепушки растерял? Ну, ссыпались мы тогда самой башни, но все же думать надо! Кто я, и кто он! Я не то, что колдануть, я даже пискнуть не могу...

Один устало сложил руки на коленях, и гости упали на подсохший пол. Вороны черными комками метнулись в угол и стали спешно сервировать себе стол. Покосившись на их суетливые метания, оберст гордо водрузил шлем себе на голову и шагнул перед одноглазым богом:

- Я вызываю тебя на поединок! Пусть я паду, как великий Зигфрид, но никто не заставит меня вернуть добычу!

Старик усмехнулся, поднимаясь во весь свой гигантский рост:

- Драться, так драться, но воровать-то зачем?

- Кто ворует? Никто не ворует! - запальчиво заверещал скелет. Его голос метался под безразмерным шлемом как заблудившееся эхо в ущелье. - Я взял поносить на время! Привел бы в порядок, отполировал, дарственную надпись бы сделал: "от Одина с наилучшими пожеланиями"! Зачем сразу - воровать?

- Но почему именно шлем? - полюбопытствовал на последок бог, примеряясь поудобнее к полированному древку топора.

- Так меча у тебя давно уже нет, копье судьбы еще прошлый герой сломал, про щит я и не слышал... А вот шлем видел. Не такой, конечно, но видел...

- Видел? Это что, ты его надоумил? - рассердился Один на колдуна. Тот лихорадочно замахал руками, с испугом отшатнувшись от мрачного старика:

- Да вы что?! Не впутывайте меня в это безобразие, мне и этих пяти неудачных побегов до гробовой доски хватит! Это оберсту с самого начала в голову втемяшилось: "шлем! шлем!", а я, старый маг, бегай и добывай!

Острие топора уперлось в дрогнувшие шейные позвонки:

- Откуда про мое копье знаешь, мерзавец?! Когда это произошло, еще даже твоих прапрадедов на свете не было! Откуда мог шлем мой видеть?!

Скелет осторожно сдвинул лезвие на пару сантиметров в сторону и приподнял честно позаимствованный трофей, сидевший безразмерным китайским котелком на полированной черепушке.

- Перед отправкой на фронт, лично с полком присутствовал на опере "Кольцо Нибелунга". Там все и было. И про меч, и про копье, и про кольцо. А шлемом солист щеголял, которого потом в костре похоронили. Очень хороший шлем... Я так подумал, что копию наверняка с оригинала делали. Где-то в музее нашли и сделали. Не даром покойный фюрер к себе в музей тащил со всего света, как сорока. Вот и появилась у меня мечта, поносить великий шлем, подаренный самим Одином!

- Но-но! - помахал пальцем старик, - ты не путай - подаренный и свежеуворованный! Я пока при памяти и маразмом не страдаю! Про кольцо помню, дарил одному бритту, он еще книжку потом про это написал... Но чтобы остальное из моих похождений всему свету известно стало!.. Не верю!

Оберст стянул железку и обреченно прижал ее к костлявой груди.

Успокоившийся бог вернулся на трон и задумчиво опустил голову на топорище. Несколько пожеванный мистер Данбартоншир встал рядом с верным помощником и тихо спросил, не переставая коситься на гремящих посудой воронов:

- Вотан, ты бы это... Ты бы лучше нас отпустил, а?.. Ну, чего тебе эта кастрюля сдалась?.. Мы же по-хорошему пришли, сразу. И брагу я тебе предлагал, и одарить чем полезным... Даже согласился ребят моих прислать, чтобы они у тебя за крепостной стеной огородик разбили... А ты все лишь бухтишь, да молниями швыряешься... Хоть бы мою прабабку вспомнил, чернильную душу... Она про тебя только хорошее говорила, когда ругаться уставала...

- Бабку не трожь! - Один строго одернул разболтавшегося колдуна. Потом цыкнул на расшумевшихся воронов и грохнул топором о зазвеневшие гранитные плиты: - Я так решил... Покажете мне вашу эту штуку... Как ее там... Оперу!.. Покажете, кто там мне копье ломал, и что там еще писаки напридумывали... А по итогам я и подумаю, что с вами делать...

* * *

- Не волнуйся ты так, дедушка! - любимая ученица колдуна сменила холодный компресс на голове старого колдуна и подала ароматный чай в безразмерном стакане. - Ты же сам говорил, что нашел в дневниках прабабушки про дорогу до Одина и про него самого... Что сердит он и тяжек на руку, но отходчив... Я думаю, все наладится, не волнуйся ты так...

Выхлебнув чай одним глотком, мистер Данбартоншир откинулся на подушки и ворчливо возразил:

- Ага, наладится... Тебя бы туда... Пять раз удирали, пять раз! Все свои магические штуки испробовал, но бестолку... Как мне с самими богами тягаться?..

Посопев, старик тихо спросил:

- Оберст где? На него лишь надежда...

- В сарае заперся. По быстрому прополку закончили, и всей кучей закрылись. Шумят что-то, верещат... Мне кажется, песни какие-то горланят...

- Ну, пусть напоследок хоть напоются... Маршей любимых... Все едино, одноглазого не переупрямить...

* * *

- Wie Sonne lauter strahlt mir sein Licht! - гремело под сводами божественного замка.

Три сотни полированных скелетов стояли перед сколоченными наспех декорациями и старательно выводили, подглядывая в отпечатанные листы с партитурой. Воодушевленный оберст стоял на ржавом шлеме и рубил дирижерской палочкой воздух, словно мечом. Из громадных колонок, выстроенных позади хора, разносились последние аккорды божественного Вагнера.

Обрушившуюся на замок тишину прервал лично хозяин. Трубно высморкавшись, он смахнул слезы и обессилено повернулся к мистеру Данбартонширу, окостенело застывшему рядом:

- Как они, а? Нет, ты слышал?! "Как солнце ясен..." Эх!.. И все четыре дня оперы, как одно мгновение...

Стремительно поднявшись, Один шагнул к вытянувшемуся во фрунт дирижеру и обнял захрустевший скелет:

- Заслужил! Твой шлем, честно заработанный! Отполирую и личную дарственную надпись сделаю, прямо сейчас!

Великий и могучий чернокнижник медленно выходил из музыкального ступора. Окончательно его привела в чувство дружеская оплеуха, кувыркнувшая мистера Данбартоншира под стол в углу зала:

- А ты парням через месяц отгул дашь! Ко мне как раз валькирии в гости собирались, вот вместе еще раз и послушаем. А то одичали уже на старости лет...

Мудрый колдун предпочел согласно пискнуть из-под стола. Ведь только истинный мудрец может себе позволить не спорить зря с богами... А что касается отгула, то через месяц как раз зима... Чем трудовой армии зря в сарае простаивать, пусть лучше музыкальным табором по Валгалле прокатятся. Глядишь, не только шлем домой привезут... Пока от Одина бегали, разного добра по закоулкам повидали...


21. 200,000 слов мистера Данбартоншира

Disclaimer, который следует понимать как письменный отказ от ответственности:

В русском языке намного больше двухсот тысяч слов. Он (язык, имеется в виду) несколько богаче, чем думают некоторые. А самое главное, из этих самых слов можно составить столько всего, столько... Поэтому все ниженаписанное является полной выдумкой, не относящейся к действительности. А так же не соотносится с какими-либо торговыми марками, фирмами, банками и прочими бандитскими ассоциациями. Если же кому-то привиделось, то это исключительно его личные проблемы...

Молоденькая девушка нахмурила брови и попыталась пальцем продолжить огненную линию на закопченном подносе, гордо царящим посреди дубового стола. Насмешливый огонь ласково приобнял палец, брызнул горячими искрами и закрутился хороводом бессмысленных знаков, сломав начатый узор. Вздохнув, Саша скосила глаза на учителя и украдкой попыталась заглянуть в последние страницы толстой пыльной книги.

Сидящий напротив чернокнижник рассеянно погрозил пальцем и буркнул:

- Это не учебник по математике. Ответов там нет.

- А я не подглядываю! - изобразила возмущение ученица, но старик лишь небрежно погасил всполохи огня на подносе и постучал острым ногтем по упрямому заклинанию в талмуде:

- Еще раз, отсюда. Не торопись, аккуратно и вдумчиво...

Через полчаса великий и ужасный мистер Данбартоншир прервал свои размышления и удивленно воззрился на раскаленный поднос. Не менее раскаленная ученица с тихо скрываемым бешенством пыталась справиться с проклятым заклинанием, но не продвинулась ни на йоту. Сообразив, что затянувшийся урок может легко закончиться полноценным пожаром в избе, колдун решительно объявил конец рабочему дню.

- Ладно, это мы с тобой чуть-чуть поторопились, моя хорошая. Огонь и демонические плетения изучают на пятом году магического штудирования, а ты уже к ним примеряешься.

- Основы я уже выучила! - сердито возразила Саша, быстро накрывая на стол. - И со льдом уже работаю, и с отражениями!.. Только вот огонь пока не поддается...

- Ты с ним воюй поменьше, - усмехнулся колдун, накладывая себе полную миску вареной рассыпчатой картошки и щедро засыпая ее сверху свежей зеленью. - С огнем надо по-доброму, по-домашнему. Он ведь у тебя все время под руками, и в печке, и в старых фонарях на улице.

- Разберусь, - категорично завершила обсуждение своих успехов девушка и уселась напротив ужинать.

* * *

Убрав со стола, Саша выложила на стол клубок шерстяных ниток и начатый толстый свитер. Зашелестев привычно спицами, бывшая беспризорница все же отметила общую задумчивость учителя и не на шутку забеспокоилась. Обычно столь долгие думы выливались у старика в очередной героический подвиг, по обыкновению бесполезно-беспощадный, а по результату кому-то вновь придется выхаживать старика и бороться с его тоскливой ипохондрией и занудным цитированием Гамлета.

- Дедушка, что-нибудь стряслось?

- Нет, моя хорошая. Я просто задумался... О словах... О словах, и о том, какую силу они имеют.

- Ты про какие слова? - заинтересовалась Саша. - Про те, что оберст никак выучить не может?

- Ну, чему ты там его учишь втихаря, это ваши личные проблемы. Скоро он у меня забудет все вычитанное в библиотеке и начнет общаться как заправский сапожник... Нет, я про другое... Вот, смотри, я даже выписал...

Мистер Данбартоншир оживился и достал из кармана драный клок бумаги, на котором размашистые каракули боролись за жизненное пространство.

- Гордость... О как! Представляешь? Если сильно-сильно гордиться собой, то все твои соседи будут завидовать тебе черной завистью. Твоим успехам, твоей зарплате и твоему счастью...

- Это кто тебе такое рассказал? - поразилась Саша.

- Митрофаныч. Это его жене бумажку дали, сказали - выучить и потом на правлении выступить. Чтобы и сама знала, и другим растолковала.

- И как, получилось? - прыснула ученица, вспомнив старенькую жену Митрофаныча.

- Ну, как смогла, так и растолковала. Ты послушай, какими хитрым и заумными словами они там пытаются все в мире перепутать... Во!

Колдун разобрался, наконец, с личной писаниной, важно выпятил грудь и стал декламировать. Периодически его голос давал пафосного "петуха", и тогда потомок шотландских чернокнижников напоминал старое приведение на броневике, которое изредка заезжало погостить в полнолуние.

- До-ве-рие... Так, если тебе люди доверяют, ты легко сможешь им рассказать про счастливую жизнь и облапошить себе во благо... А для этого надо быть авторитетным... Ага, я даже в словаре нашел, кто такой "авторитет", "терка", "стрелка", и как это к Митрофанычу и прочим применить можно... Главное, уважать старших, учиться у отсидевших, и не забывать складывать все деньги в "общак"... Про последнее я до конца не понял, там что-то слишком уж закручено...

Перевернув бумажку, старик продолжил с нарастающим воодушевлением:

- А еще надо развиваться, расти над собой, выращивать свое собственное "Я". Тогда люди тебя будут ценить как лучшего друга, и спрашивать по каждому поводу и без повода. А если кто не будет спрашивать, то ты его финансы к ногтю и пенсии никому не видать!.. О как...

Нахмурившись, мистер Данбартоншир еще раз посмотрел на каракули, даже перевернул их вверх ногами и внимательно прочел еще раз написанное.

- "И пенсию...", надо же... Хорошо, что я на самообеспечении... Так, ладно... Остальное уже по памяти, тут у меня бумага закончилась...

Подняв глаза к потолку, докладчик скороговоркой закончил:

- А чтобы в навозе не закопаться, мы должны срочно стать нанотехнологичной и разносторонней группой людей, что надежно и уверенно следуют за Мессией к древним вечным ценностям. Типа, без Мессии и сорока лет по пескам - никуда!.. И еще: всем вместе делать зарядку и обливаться водой из проруби, чтобы сохранить остатки здорового духа, ради природы и общества. А кто на гармошке в гармонию играть не будет, тому не только премии, но и зарплаты не видать, как своих ушей!

Открыв рот, Саша смотрела на гордо надувшегося старика. Попытавшись собрать воедино спрессованную в тугой клубок ахинею, девушка настороженно спросила:

- Дед, а ты точно ничего не перепутал? Может, это вы с Митрофанычем его жену слушали после браги?

- Вот еще! - возмутился колдун. - Я не поленюсь, тебе бумажку принесу, которую она учила. Я тоже поначалу усомнился, хотел уж ее к фельдшеру везти. Но нет, так все и написано, даже с картинками... Да, там еще было, что из двухсот тысяч слов русского языка только несколько имеют одно значение. Только одно...

- Это какое? - Саша смутилась и старательно зазвенела спицами, не поднимая глаз.

- А те самые слова, что у тебя оберст никак выучить не может. И что на заборе пытался нарисовать, за что я ему чуть рога с шлема не поотсшибал...

- Да ну тебя, дед, - рассмеялась девушка. - Шутишь, не иначе!

- На что спорим?! - вскинулся колдун, почуяв любимое развлечение. - На что?

- Ну, бумажку могли и вы с соседом подложить, это не доказательство. Заставили старую женщину ужас какой-то учить... Вон, от твоего любителя броневиков весь чулан прокламациями забит. Выбрали, что позаковыристее, и подсунули.

- Доказать могу! - обиделся мистер Данбартоншир. - Митрофанова супругу заставляют галоши красить в зеленый цвет. Типа, форма одежды такая. Так, как в той книжке написано.

- Галоши? - вязание выпало из рук девушки.

- Что, не веришь?! - гордо усмехнулся старик. - И ведь каждый раз, как на работу приходит, так и проверяют! Чтобы цвет был правильный, чтобы соседи видели, как ты свою работу любишь и ценишь! А ты подумай сама, как по нашей грязи пройдешь, или в навоз где влезешь - ведь весь угваздаешься. Потом пока щеткой ототрешь, любая краска облезет. Так и сидит на крылечке, бедняга, плачет и красит. И так каждый день, плачет и красит...

- Не верю! - рассердилась любимая ученица великого и могучего чернокнижника. - В вашу глупую шутку поверю, а в зеленые галоши - ни за что!

- На что спорим? - радостно потер сухие руки старик...

* * *

На следующий вечер старик страдал. Выиграв спор, мистер Данбартоншир затребовал любимый черничный пирог, который немедленно после приготовления и сжевал единолично. После чего лежал на кровати, мучаясь животом, и бубнил о несправедливости окружающего мира.

Саша до самого заката сидела в задумчивости у окна, пытаясь осознать тысячное отражение смысла в бессмысленных трескучих фразах хитрой книжки. Это же как надо было извратить и опошлить саму суть слова, чтобы от формально правильных предложений хотелось плеваться и срочно полоскать рот марганцовкой!.. Наконец, заглянув в пучину безумия, ученица колдуна плюнула через плечо, в пять легких касаний вылечила старика, накрыла на стол и походя сотворила в воздухе сияющий мартеновским жаром магический символ. Весело взглянув на ошарашенного наставника, девушка рассмеялась и поставила на скатерть кувшинчик с брагой:

- Как ты говорил, дедушка, главное в нашем деле - концентрация! Если хорошенько задуматься о двух сотнях тысяч невозможных слов, любое заклятье покажется детской игрой!.. А если ты нашей соседке сделаешь зеленые галоши, я тебе сегодня от всего сердца свежей бражки нацежу... Как предложение?

- Кто бы возражал! - колдун звякнул рукомойником и материализовался за столом уже с косынкой, повязанной на тонкой шее. - Хоть голубые в розовый горошек. Для хорошего человека не жалко!

И решительно пододвинул свою бездонную кружку к кувшину.

Действительно, если милая женщина мучается каждое утро на крыльце любимого банка, то отчего не порадеть человеку... По такому случаю можно галоши хоть из крокодила изготовить. Сносу не будет!..


22. Монах мистера Данбартоншира

Сначала в густых зарослях лопухов, облепивших заднюю стену сарая, послышалась непонятная возня. Затем один из могучих листов чуть приподнялся, и черной тени замерцали две пары глаз: одна испуганная и одна удивленная.

Великий и могучий мистер Данбартоншир ткнул костистым локтем любимого помощника и зашипел, стараясь подавить рвущиеся наружу панические нотки:

- Ты смотри, оберст! Он же нашего купца раза в три шире!

- В два, - осторожно поправил прагматичный скелет, изумленно рассматривая гостя, устроившегося прямо посреди двора. - Но все равно, широ-о-о-о-о-кий...

- А высотой-то, высотой! Он ведь даже в избу не войдет, притолоку сшибет просто головой!

- Может, - согласился командир трудовой армии и почесал полированный череп. - Хочешь, мы его из пулемета?

- Гость, все же, - скривился колдун, проклиная про себя пацифистские принципы гостеприимства. - Соседи нас не поймут, если мы гостя приголубим. Хоть из пулемета, хоть молнией... Не поймут...

- Дикие люди, - ехидно прокомментировал скелет и отодвинулся подальше от старика.

Но тот не стал защищать односельчан, а лишь поморщился и потерянно пробормотал:

- Так что делать будем?

- Что делать? - раздался за спинами "партизан" звонкий девичий голос. - А ничего. Идти гостя встречать. И в следующий раз в районе язык держать на привязи, а не хвастать перед туристами, что один древний потомок шотландского рода является великим мастером кунг-фу.

- Кто хвастал?! Когда хвастал?! - взвился над лопухами мистер Данбартоншир, рассерженно развернувшись к любимой ученице. - Да и китайцы тогда были, ки-тай-цы! А это кто, кто, я тебя спрашиваю?! Он же размерами больше Одина!

- Я не "кто", господин Карлович-сан, - тихо ответил гость, неслышно появившись рядом с демаскированной позицией. - С вашего позволения, я Мардикор-сан. Очень приятно познакомиться...

И великий мастер кунг-фу с лицом ожившего Будды и габаритами пограничного боевого робота Российской Федерации сдержанно поклонился.

* * *

Оберст ошибся. Гость не только не сбил лбом низкую притолоку, входя в избу. Он даже сумел устроиться между столом и печкой на полу, не потревожив ни хрупкие фарфоровые чашки в шкафу, ни зацепив колченогий стул, куда устроился колдун. Сейчас китаец с удовольствием пил чай, аккуратно макая кусковой сахар в пахучий кипяток.

Великий чернокнижник обреченно поморщился, отставил пустую чашку и решительно повернулся к Мардикор-сану.

- Итак, уважаемый, на чем биться будем?

Воплощение ожившего Будды вежливо улыбнулось и аккуратно налило половину самовара в расписанную матрешками кружку.

- Зачем биться, господин Карлович-сан? Я зубочисткой в горло ткну, вы огнем ударите... Два трупа и никакого удовлетворения...

- Тогда в чем смысл? - удивился старик, пряча в карман незаметно созданную шаровую молнию.

- Смысл в том, чтобы выявить действительно великого мастера. Как вы рассказали моим согражданам, истинный мастер способен освоить и воспроизвести любой навык противника за небольшое время. Любой... Вот и сравним, может ли кто-нибудь из нас поразить другого невиданным талантом. Чем-нибудь таким, что невозможно даже представить.

- Любым? - усмехнулся мистер Данбартоншир.

- Любым, - добродушно согласился китаец. - Мы же не дети в песочнице, играть будем по крупному... Кстати, можете не предлагать фору. Колдовать я тоже умею. Как-никак, а сто пятьдесят лет медитации в Тибетских монастырях многому учат...

Улыбка сползла с лица шотландского колдуна и воцарилась на невозмутимом лице гостя. Моральный счет поединка тревожно отразил 1:0 в пользу противника...

* * *

Поздним вечером два великих кудесника кунг-фу плавно сменили градус напитка на более крепкий, используя все ту же литровую посуду. Улыбка пока не покинула невозмутимое лицо Мардикор-сана, но в целом ситуация стремительно окапывалась в патовом положении. Ни один из мастеров не мог удивить другого чем-то необычным. Хитрые азиатские заковырки легко поддавались натиску шотландского темперамента, а отшлифованные столетними британскими дождями домашние заготовки таяли как дым перед анормальными методами взлома китайца.

- Может, тебя со Смертью познакомить? - устало спросил колдун, вливая в себя очередной литр браги.

- С какой из? - вежливо парировал гость. Заботливо постучав по спине подавившегося чернокнижника, Мардикор-сан пояснил: - Мы же люди практичные, с реинкарнацией живем уже какое тысячелетие в обнимку. И отражений вашей работницы с косой повидали не мало. То шесть рук ей приделаем, то имя позаковыристее прилепим...

- Ну, про шестируких я в курсе, - отдышался мистер Данбартоншир. - И про философов ваших наслышан.

Огромный китаец оживился:

- Неужели? Изучить и изложить современную кастовую структуру наших индийских соседей за полчаса сможете?

- Легко, - небрежно отмахнулся колдун. - Уже делал. А еще греков читал, и римлян, и европейских гегелей с шопенгауэрами штудировал.

Мардикор-сан прищурился, всем своим ярко-оранжевым одеянием выражая некоторое сомнение сказанному. Увидев столь радикальное проявление неуважения к своим словам, старик рассердился:

- Нехорошо, господин недоверчив-сан! С нашими навыками и умениями пошло врать - недостойно! Надо верить своему противнику... Тем более что у меня и свидетель есть... Ученица моя, лучшая... Это она меня поймала разок на путанице в философских вопросах, да хорошенько высмеяла. Пришлось в отместку за книжки сесть и почитать... До сих пор иногда вместо команд трудовой армии цитаты из Платона выдаю...

Посмотрев на очередную опустевшую пятилитровую бутыль, мистер Данбартоншир решительно отставил кружку в сторону и развел руками:

- Ну, раз мы дошли до крайностей, придется мне применить радикальное средство.

- Это вы про ложку? - усмехнулся гость, доставая из-под стола очередную емкость с брагой. - Боюсь, этот фокус вам тоже не поможет. Ложка может быть, или ее может не быть, но ведь и реальностей ковариантное множество. Поэтому в вашей реальности вы можете с ложкой делать что угодно, а в моей я предлагаю выпить и признать поражение...

- Это как?! - ошарашено пробормотал потомок шотландских кудесников. - Вы и это умеете?

- Ну, не хитрое дело, столовое серебро испарять... Меня этому еще столетие тому назад научили. Хотя я предпочитаю ложками варенье кушать, а не дырки в реальности долбить.

- Но ведь и вы, уважаемый, ничего эдакого мне продемонстрировать не смогли! - взвился старый колдун. - Все, все ваши фокусы я повторил без единой ошибки!

- Согласен, - вежливо кивнул Мардикор-сан. После чего с иезуитской улыбкой развел руками: - Но я все равно выиграл.

- Почему?!

- Потому что вы говорили, что можете нечто такое, что не может никто. А ведь я ваши трюки тоже повторил, как и вы мои. В магических и прочих умениях мы равны. Но по условиям спора, вы меня должны были победить. Не смогли, значит - проиграли...

Мистер Данбартоншир обессилено опустился на стул. Хрупкая ничья испарялась прямо на глазах... В лицо упрямому и честолюбивому мастеру темных магий ехидно прищурилось косоглазое поражение... Приближающийся разгром был полным и ехидно обидным...

* * *

Ранним утром гость тактично спросил, где можно прогуляться "до ветра". Проследовав за ткнувшим на задворки пальцем, безразмерный китаец ненароком прошел сквозь бревенчатую стену, оставив после себя щепастый пролом и легкий запах допитой браги. Следом за Мардикор-саном на воздух выбрался и колдун, печально разглядывая нарождающуюся зарю.

Через полчаса мистер Данбартоншир сидел на крыльце, пытаясь собраться с силами и повежливей сформулировать официальное признание в проигрыше. Слова упорно давились в горле и никак не хотели выбираться наружу.

Вернувшись с прогулки, почти признанный победитель зачарованно смотрел, как его противник хмурит кустистые брови, пытаясь сказать что-либо членораздельное. При этом колдун зло шевелил ушами, пытаясь помочь себе вымучить хоть слово.

- Это невозможно! - неожиданно глухо и печально воскликнул Мардикор-сан.

- Невозможно - что?! - немедленно отреагировал чернокнижник, озираясь вокруг.

- Невозможно - вот это! - ткнул пальцем гость. - Уши нужны, чтобы слушать. Чтобы надевать на них шапку в морозы. Или цеплять очки... Но двигать ими - это невозможно! Никто на Тибете не может так!..

- На Тибете? - удивился колдун. - Ну, не знаю про ваш Тибет, а я деревенских этому трюку научил за пару минут. Кому захотелось...

Огромный мастер кунг-фу насупился, скрестил руки на груди и почти потерялся в оранжевых лучах восходящего солнца.

- Я читал про это. Но считал, что такой необычный навык ошибочно приписан жителям этой страны. Как и сказки про медведей на улицах, песни под балалайку на свадьбах и непроходимые дороги. Но теперь вижу, что я ошибался...

Старик в черном балахоне задумчиво пошевелил ушами, потом просветлел лицом и довольно усмехнулся.

- Ну, про медведей не скажу, а на балалайке я и сам иногда играю. Если захочешь, про дороги тебе оберст расскажет. Он не так давно очередную танковую дивизию на наших дорогах потерял. Так что...

Китаец опустился на колени и уткнул лицо в пук травы рядом с мистером Данбартонширом.

- Я прошу великого мастера признать мое поражение и взять в ученики! Готов посвятить медитации и освоению столь необычной техники ближайшие сто лет!

Колдун задумчиво посмотрел на быстро поднимающееся солнце и пробормотал:

- А почему бы и не взять? Если по габаритам судить, он очень старательный и обстоятельный. За годик-другой и выучится. Заодно Сашу китайской чайной церемонии обучит. И парней моих в дрыгоножестве поднатаскает, а то мужики пугаться перестали и поколачивают иногда черепушек на вечерних танцах... А за год я еще чего-нибудь придумаю... И так и останусь великим и непобедимым мистером Данбартонширом... Навечно...


23. Каллиграфия мистера Данбартоншира

Мистер Данбартоншир, великий и могучий колдун, потрясатель основ и создатель невозможного, лучший друг богов, попутно шило во все тех же божественных задницах, страшный сон демонов и нечисти, а так же... Одним словом, худой старик с удовольствием выскреб горбушкой черного хлеба остатки малинового варенья и грустно заметил вслух:

- А ведь кончилось. Как ни странно... Только утром банку открыл. Пять литров - как корова языком... Эх...

Любимая ученица колдуна Сашенька оторвалась на секунду от исписанного закорючками метрового листа папируса и неодобрительно ответила:

- Дедушка, ты бы лучше еще раз заклятье проверил. Я не помню, чтобы здесь и здесь завитушки были кривые, а снизу пяток клякс... Как я учиться должна, если ты тексты наизусть не помнишь?

- Помню, - обиделся старик. - Кроме того, колдовство - это высокое искусство, а не ремесленничество! Настоящий мастер должен чувствовать, где магия искажается, и творить по наитию!

- Вот я и чувствую, что здесь что-то не так, - сердито насупилась девушка. - А по наитию, так уже третий раз сарай восстанавливаем. Все у тебя с силой файрболов чепуха выходит. Благо еще, что я скелетов в огород отправила. Вон, после вчерашнего они даже палаточный лагерь между теплиц разбили, так и ночуют...

- Ну, сарай... Что - сарай? И восстановили... Все три раза... Хм...

Старик смущенно взглянул в окно на сияющую новыми ошкуренными бревнами стену. Потом поставил пустую чашку на стол и перешел в контратаку:

- И вообще, моя хорошая! Кто хотел с огнем работать? Кто на пятьдесят лет раньше положенного к магии воздуха перешел, и начал порталы строить?! Ха, и в меня еще пальцем тычет... И таланты предсказателя надо тебе развивать, развивать... С этим пока плохо... Чувствует она...

- Я и без предсказания готова спорить, что этот портал не сработает. Вон, опечаток сколько!

- Ерунда! - колдун схватил папирус и гордо выпрямился. - У меня, и чтобы не работало?! Учись, как надо...

Взмахнув рукой, чернокнижник заставил светиться ярким светом вереницу символов, с усмешкой показал на клубящийся дымом провал посреди кухни и назидательно ткнул пальцем в потолок:

- Вот как надо. Раз - и готово. Надо верить в себя, тогда любое заклятье тебя слушаться будет.

Гордо шагнув в портал, старик продолжил вещать:

- От простого к сложному. Сначала шумерские прописи освоишь, потом порталы будешь одним взмахом руки создава...

Пространство схлопнулось. Дохнув раскаленным воздухом, папирус превратился в жалкие хлопья сажи, попутно вынеся дверь и окна во двор. Аккуратно выбравшись из-под стола, Сашенька посмотрела на разгромленную закопченную кухню и вздохнула:

- Я же говорила, что кляксы были лишние... Дедушка-дедушка... Вернется, заставлю весь шумерский букварь заново переписать сто раз...

* * *

- Рядовой! Почему без формы?! Где постиранный воротничок?! Па-а-ачему честь не отдаешь?!! Я спрашиваю!!!

Ошарашенный нестандартным переносом в чужой мир, колдун закончил тушить балахон и повернулся к орущему мужику. Одетый в засаленный китель, безразмерный толстяк в изгвазданных лаптях навис жирной грудой над чернокнижником и упоенно верещал:

- Рядовой! Расстегнутая пуговица - это подрыв обороны страны! Твой неопрятный вид - это пособничество врагу! Как ты собираешься охранять границу, если не умеешь отдавать честь старшему по званию?! Позор! Под трибунал пойдешь!!!

Развернув старика, неизвестный военный чин отвесил крепкого пинка и приказал пробегающему мимо капралу:

- Раз-з-зобраться! Приставить к работам! Парни вот-вот пойдут в атаку, а у нас до сих пор шаровые не покрашены! Распустились, разгильдяи!!!

Перебирая быстро ногами, мистер Данбартоншир пытался собрать скачущие мысли в кучу:

- Ничего, спалить я тут все успею... Да что ж он так орет!.. Аж в ушах звенит... Успею, я тут всех построить успею... Надо лишь посмотреть, куда меня занесло... Хоть будет что рассказать по возвращению... Заодно придумаю, как с этим горлопаном поквитаться... Да бегу я, бегу!..

К вечеру уставший и умотанный колдун сидел на тюфяке в казарме и пытался рассортировать накопленные впечатления. Похоже, судьба-злодейка забросила его в пограничную стражу чужой необъятной империи. Обутые в лапти войска активно окапывались на бесконечно растянутой границе, мастерили из подсобных материалов надолбы, тянули колючую проволоку. Изредка мимо сгорбленных спин пробегали затянутые в галифе офицеры, подгоняя солдат криками и бодрыми обещаниями, что Родина никого и ничего не забудет... Но больше всего старик впечатлился махинами боевых роботов, которые с наступлением вечернего тумана притопали из тыловых гаражей и заняли позиции рядом с окопами. Хищно поводя пушками, машины вслушивались в ночную тишину, стараясь ненароком не задавить суетливых механиков, облепивших стальные громады.

- Ладно, весело было, - вздохнул потомок шотландских чернокнижников. Потрогал натруженные ладони и улыбнулся: - Пора и домой.

Привычно соорудив руками крошечный шарик будущего портала, мистер Данбартоншир нахмурил брови и начал вспоминать, что же такое было написано на сгоревшем папирусе. Если хочешь попасть в любимую деревню, будь добр сообразить - а куда именно тебя забросило.

- Завитушка туда, потом сюда, две сотни слов про шумерских богов и хвалебная подпись в честь меня, любимого... Значит, поворот тут, и тут...

Яркий шарик обиженно зашипел и погас. Озадаченно разглядывая тонкую струйку дыма, колдун почесал затылок, еще раз пробежался по заклятью и задумался. Неслышно шепча, он пересчитал необходимые завитушки, буквы, запятые, прикинул толщину линий и направление ветра в момент ворожбы. И лишь когда пятый шарик испарился все тем же вонючим дымом, схватился за голову:

- Ой-вей!.. А ведь точно, я, когда писал пример, все заглавные буквы вывел как попало... И вареньем угол заляпал... И кляксу внизу посадил... И не одну... А ведь каждый, каждый символ можно трактовать по-разному... Это сколько же будет? Один, да там два, да еще штук десять здесь и здесь... И внизу вся строка... Это перебирать все варианты... Каждый... Пока сил хватит...

Мистер Данбартоншир напряг зачатки математических способностей, перемножил возможные варианты перебора и посмотрел на количество цифр в вынесенном приговоре. Закостенев, старик взирал на ехидный оскал судьбы-злодейки. Похоже, прогулка грозила затянуться, на пару-другую тысяч лет...

- Бабушка любимая, - простонал дипломированный чернокнижник, - почему я тебя не слушал... Ведь говорила: "цени каллиграфию, внучек, пригодится"... А я, старый дурак, не слушал...

Пятитысячную попытку слепить проход ранним утром прервал вопль капрала:

- Подъем! Выходи строиться!..

* * *

Через неделю Сашенька забеспокоилась. Даже если любимый учитель решил устроить себе незапланированный отпуск, он бы послал весточку. Что-что, но о ближних старик заботился, и старался не волновать без нужды лишний раз. Да и сон приснился какой-то странный: перепачканный глиной чернокнижник копает траншею среди громадных железных чудовищ. Кроме того, приближался день рождения старосты деревни, и такое событие колдун не пропустил бы ни в коем случае. Похоже, надо было организовывать спасательную экспедицию.

Подумав, девушка плеснула горячей воды на поднос, быстро слепила ладонями подобие вытянутой фигуры и воткнула в белесую руку согнутую вилку. Призрак удивленно покосился на зубастый предмет и повернул аристократическое лицо вечно молодой дамы к Сашеньке.

- Что стряслось?

- Бабушка Смерть, проблема у меня... Дедушка с порталами заигрался, унесло его куда-то. Не можешь подсказать, что делать и как искать?

- Глупенькая ты еще, - рассмеялся призрак. - Надо бы тебя в хорошую школу на столетие-другое отправить, чтобы основы подучила... Я - везде властвую, везде хозяйка. Для меня чужих миров нет, в любом найду. Могла бы и догадаться.

- Я догадалась вас позвать, - озорная улыбка расцветила лицо ученицы.

- Хм... Ладно, тоже неплохо... Чем платить будешь?

- Я брату кузнеца спину вылечила. Он меня научил в карту жульничать. Могу показать. Не одному дедушке с колодой играться. Глядишь, и ты выигрывать начнешь.

- Карты, говоришь? С колодой подружишь... Давай, показывай, - заинтересовался призрак.

- Смотри, - ловкие пальцы замелькали над столом. - Тасуем, подрезаем, вот тут передергиваем. Опа - у меня тузы с раздачи, а у тебя одни двойки... Повторяю...

* * *

Утреннее солнце осветило идиллическую картину: пропаренный в бане мистер Данбартоншир пил горячий чай и опустошал очередную банку варенья. Смерть сдержала данное слово и вернула заблудившегося колдуна домой.

Хлопнула входная дверь, и в избу вошла Сашенька. Бросив принесенные дрова у печки, девушка присела к столу и с грустью посмотрела на осунувшееся лицо наставника:

- Что, трудно было?

- Терпимо, - скривился старик. - Глупостей просто много, беготни и криков не по делу. Но когда я там пару шагающих роботов починил, мне даже звание внеочередное дали. Хотя гимнастерку зажали, ироды...

- Починил? - удивилась ученица.

- А что такого? - вздернул брови колдун. - Я еще Форду его самобеглую тележку помогал до ума доводить. Когда живешь столько лет и магические науки постиг, становится скучно. Вот и заглянул на огонек... Иногда полезно и руками поработать.

- И что потом?

- Потом пришла наша общая знакомая и показала мне дорогу домой... Мне уже возраст не позволяет как положено исполнять обязанности сержанта пограничной стражи боевых роботов Российской Империи. Стар уже... Но военные сборы прошел, теперь смогу оберсту приказы правильно отдавать. Не ему одному погонами хвастать, хе...

- Значит, домой вернулся. И почти один...

Старик смутился. Отхлебнув чаю, помолчал, потом буркнул:

- Ну, не мог я их там оставить. Они же привязываются к мастеру почти сразу... Да и жалко их стало. Как на каких-нибудь абреков погонят, будут стрелять, топтать, потом ночами в кошмарах вздрагивать... Все же разумные создания, жалко... Пусть и механические...

- И куда мы эту дюжину боевых роботов денем?

- К делу пристроим, - зачастил мистер Данбартоншир. - Это просто. Пушки и пулеметы уже сняли, оберст с ребятами маслицем все суставы промыл. Пару-другую на пахоту поставим, других на стройку или грузы возить... У меня большие планы на их счет... И деревне поможем. Не все же нам каждую весну механизаторам из райцентра платить, сами справимся... А гараж трехэтажный уже к концу недели достроим. Даже без магии. Очень уж костистым ребятам новые машинки приглянулись...

- Это да, - вздохнула девушка. - Я их уже разок построила, когда самые горячие за место механика передрались... Придется еще под гаражом хранилище для солярки сооружать.

- Сделаем. А потом, если приспичит, на атомную тягу переведем, - начал строить планы колдун. - Я же говорю, полезная в хозяйстве вещь. И, главное, никакой войны. Очень они об этом просили...

Убрав со стола, мистер Данбартоншир положил перед собой шумерский букварь, стопку чистой бумаги и наколдовал забитый шариковыми ручками стакан. Устроившись, вывел на первом листе аккуратный знак. Полюбовавшись, быстро заполнил строку и приступил к следующей.

Сашенька тем временем накинула теплую куртку, повязала цветной платок и собралась прогуляться в центр деревни, к подружкам. Обернувшись, посмотрела на учителя и улыбнулась: великий и могучий, потрясатель основ и создатель невозможного, а так же прочее-прочее-прочее - старательно писал, бормоча под нос:

- Каллиграфия - великое дело. Можно сказать, основа основ. Надо попрактиковаться, а то в следующий раз можно и домой не вернуться. Миров множество, мало ли куда занесет... "Шумерская мама мыла раму, корову и детей...".. Раму... Рога корове прописать тщательно... И еще раз... До автоматизма... Я покажу, "у вас пуговка не застегнута"... Я еще к вам в гости наведаюсь, господин полковник... Вот букварь пару раз перепишу, и загляну в гости...

Сашенька вышла на крыльцо и полюбовалась, как двенадцать роботов Российской Империи быстро достраивают свой будущий трехэтажный дом.

- Хорошие ребята. И вон как заботятся об оберсте и его головорезах... И песни гудят... Я их стихам научу. И буду к соседям в гости кататься. Главное, чтобы скелеты их где-нибудь по дороге не утопили. А то местным дорогам все едино: танковая дивизия это, или пограничная шагающая стража...


24. Бабуин Мистера Данбартоншира

Мистер Данбартоншир настороженно приоткрыл один глаз и подозрительно посмотрел на размытый силуэт за окном. Спросонья старик никак не мог понять, чем именно его беспокоит гость, негромко бубнящий что-то на пару с ученицей на крыльце. То ли лохматые бакенбарды, то ли стремительные движения рук, то ли куцый хвост, изредка отгоняющий мух... Хвост...

Стремительно выскочив на улицу, чернокнижник занес было руку с раскаленным файрболом для удара, но потом притормозил и рассерженно сплюнул:

- Я думал, какой непрошенный демон пожаловал, козни строить. А это - обезьяна!

- Бабуин, - вежливо поправил хозяина краснозадый гость.

- Дипломированный, - добавила Сашенька, с интересом разглядывая брызгающий искрами кусок плазмы. - Дедушка, ты бы шарик притушил, а то у тебя уже халат дымится...

Нахмурив кустистые брови, великий и могучи колдун сунул правую руку в бадью с водой, окутавшись раскаленным паром. Подождав, пока стихнет шипение, старик окинул взглядом начисто прибранный двор и уселся на ступеньки:

- Заодно и умылся... Так то... А чего обсуждаем?

- Про жизнь говорим, - улыбнулась девушка. - Баббу в бега подался, ищет, где бы на билет домой заработать. А я слушаю, что в мире делается.

- Билет? Домой? - удивился мистер Данбартоншир. - Странно... Мне казалось, что обезьяны только в зоопарках да цирке живут. У нас вроде как морозы случаются. Иногда. Почти каждую зиму...

- Я - бабуин, - строго повторил Баббу, - а не просто 'какая-то там обезьяна'. И смею вас заверить, уважаемый господин колдун, что мы теперь не только в цирке обитаем... Вот, у меня даже официальный документ имеется...

На удивление воспитанный гость пошарил в грязном рюкзаке и достал скомканную бумажку. Расправив драный листок, чернокнижник попробовал разобрать каракули:

- Ре-зю-ме-е-е... Администратор баз данных... Серверные технологии... Многопоточная обработка и построение распределенных хранилищ... Сертифи... Тьфу на тебя, понаписали, ни одного слова не понимаю. Шаманизм чистой воды...

Вернув документ, потомственный шотландский маг подозрительно покосился на обезьяну. Чтобы не говорил бабуин про образованность, но выглядел он намного хуже, чем драные коровы у спившегося председателя соседнего колхоза: шерсть повылезла клочьями, белоснежные когда-то бакенбарды спутались в два засаленных комка, залатанные не по одному разу шорты демонстрировали в прорехах ярко-красный зад. На этом фоне любовно отполированные домашние скелеты с ярко надраенными шлемами выглядели подобно ангелам, со смехом спустившимся на развалины Ада.

- И что делал, раз такой умный? - поддел гостя старик.

Бабуин печально выпучил воспаленные глаза на свежеокрашенный забор и вздохнул:

- Все делал. Программы писал, цифры считал, ракеты в космос запускал, промышленность поднимал.

- А точнее? - заинтересовался колдун.

- Кластера конфигурировал, файбрченнелы настраивал, рекавери процедуры верифицировал, многопоточные приложения под нагрузкой поддерживал, с индусами ругался...

Мистер Данбартоншир осторожно ткнул ученицу в бок острым локтем:

- Во дает! Как камлает, аж завидно! Только про индусов и понял! Настоящий африканский шаман... А чего дома не сидел?

- Война идет. Аборигены голодают, нас жрать стали, - вздохнул Баббу. - Раньше коров у белых воровали, корабли проходящие грабили. А теперь - скатились до того, что обезьян на мясо пустили... Пришлось уехать.

- Много пообещали? - задал любимый меркантильный вопрос чернокнижник.

- Все честно, 'за жрать', - ответила обезьяна, с тоской всматриваясь в серую холодную тучу, медленно подползающую к деревне. - Бананы обещали. По связке в день...

- И как?

- Как-как... Звали полы мыть, да компьютеры протирать. А в итоге - черти чем занимался... Кормили впроголодь... И каждый день - руководство в коридоре строит и начинает про светлое будущее рассказывать. Кто в голодный обморок упал - остается без обеда...

- Та-а-а-а-к! - протянул ужасный и могучий. - Прервись на секунду...

Неоднократно пострадавший от 'сильных мира сего' за время бродяжничества по Европе, старик всегда остро реагировал на любую несправедливость. Когда город сжигал, когда мог и моровое поветрие запустить. Сейчас он мелькнул голыми коленями и метнулся в избу. Услышав звон котелков, Сашенька схватилась за голову:

- Ой, а я и забыла... Будить его не хотела, а потом заговорилась...

Выскочив обратно на крыльцо, мистер Данбартоншир сунул гостю в руки широкое блюдо, заваленное горячей картошкой, жареной рыбой, пирожками с капустой и мочеными яблоками.

- Бананы вечером будут. Как в Египет заглянем сегодня, так и купим. Извини, не ждали вегетарианца сегодня, поэтому угостить особенно не чем...

- Да я!..

- Ешь, умник... Не хватало еще, чтобы ты тут в голодный обморок свалился...

Девушка в свою очередь сходила домой и набросила на плечи Баббу толстое одеяло. Пока он насыщался, колдун печально разглядывал осунувшуюся морду и вздыхал:

- Значит, работал за банан, и тот не давали...

- Ага, - кивнул гость, чавкая набитым ртом.

- И заставляли всякими глупостями заниматься... Тряпку отобрали, за гудящую коробку посадили, и работай, пальцы на клавиатуре ломай...

Бабуин лишь вздохнул.

Повернувшись к ученице, старик спросил:

- Что делать будем? У нас не зоопарк, чтобы надолго гостя оставить. Да и зима вот-вот начнется, холода уже на завтра обещали.

- Домой ему нельзя, - загрустила Сашенька. - Я новости посмотрела, у них все еще воюют. Домой отправим - слопают. Даже на умные бумажки не посмотрят.

- Что делать тогда будем?

Ученица насупилась:

- В район отдать не позволю. У тебя как ни проблема, так все господину Иванову отсылаешь. А у того мордовороты любую проблему - в прорубь. По-другому и не умеют... А мне Баббу жалко.

- Но не могу же я каждого бедолагу у себя держать! - возмутился колдун.

- Как роботам ангар строить - так ты лишь командовать рвешься. А хорошей обезьяне помочь - так и места нет!.. Да и не останется он у нас надолго, тут еще никто не забыл, с какой стороны тряпку держать...

Мистер Данбартоншир потеребил бороду и просветлел лицом:

- Точно, у нас-то руки еще не отсохли, а вот в Валгалле жаловались... Все герои поразбежались по телевизорам, да разным дебильным шоу... Некому даже дома прибрать...

Повернувшись к осоловевшему от неожиданного завтрака бабуину, старик спросил:

- Слушай, Баббу... Ты как, с богами ладишь?

- Ага, - ответил мигрант, с трудом переводя дух. - Нам без богов нельзя, чай не дикие племена...

- Давай тогда так! Я с Одином договорюсь, он по весне как раз хотел перестройку замка закончить. Будет у тебя место личного уборщика и дворецкого одновременно. Утром полировку навел, после обеда в красивом сюртуке гостей принимаешь. И что-что, а своих слуг великий волшебник никогда голодом не оставляет. Он их любит и заботится, в отличие от твоих бывших... А холода у нас пересидишь. Может, оберсту будешь помогать роботов ремонтировать, может на гармошке научишься играть и в клубе будешь вечерами на танцах выступать... У нас талантливых ребят любят...

Обезьяна расплылась в широкой улыбке. И стало видно, что, несмотря на драный вид, Баббу вполне себе приличный бабуин, воспитанный и деликатный, просто попавший в непростую жизненную ситуацию. Да еще без обещанных бананов.

- Вот и ладушки! - обрадовался мистер Данбартоншир. - За фруктами вечером прогуляемся, а пока пойдем в подсобку, я тебе шубу найду. Где-то у меня в сундуке лежали запасы. Медвежьи и волчьи... Валенки тебе Михалыч скатает, а шапку попросим Сашеньку связать. И станешь нормальным человеком.

- Бабуином, - поправил Баббу.

- Да хоть гориллой, - усмехнулся старик. - Главное, ты приятелей оберста не слушай. А то научат тебя... Самогонку пить и безобразничать... Любимое у них развлечение, даром, что сами в рот не берут, костяшки безмозглые...

- А гармошка будет? - осторожно поинтересовался бабуин. - Настоящая, лакированная?

- Будет, - рассмеялась девушка, довольная заключенным договором. - Дедушка у меня человек слова. Раз сказал, значит - сделает...

* * *

Белые легкие снежинки порхали в воздухе, танцуя в такт тихой музыке. Одетый в толстую медвежью долгополую шубу, в теплой шапке и валенках, Баббу сидел на крыльце и тихо перебирал клавиши у гармоники. Похоже, он нашел людей, способных держать данное слово.

Два часа тому назад колдун сотворил портал в Африку и пробежался по десятку любимых рынков. Набранные фрукты выставили на стол, и излишки уложили на полати. Вопрос с деликатесами решили на ближайший месяц, как минимум.

Оберст расспросил новичка и выдал надраенный гаечный ключ, пообещав завтра же покатать на боевом роботе по дороге к булочной. Если бабуин захочет, то сможет не только пыль с трехэтажных монстров стряхивать, но и вождению обучиться, да маслицем в труднодоступных местах суставы промывать...

Удовлетворенно вздохнув, Баббу положил морду на гармонь и стал разглядывать, как пушистый снег невесомым покрывалом ложится на двор.

- Хорошо, когда потомки не заставляют работать 'за жрать'. Мне даже кажется, что среди них встречаются в самом деле разумные особи... По крайней мере, в этой деревне - точно...

Мудрая обезьяна тихо потянула меха, и на улицу полились аккорды Аппассионаты Бетховена...


25. Тираннозавр мистера Данбартоншира

Лязгнув сцепкой, бронепоезд остановился у десятиметровой бетонной стены. Камуфлированный монстр плевал черными клубами дыма и топорщил по сторонам жерла пушек. Презрительно покосившись на гору железа, полированный скелет поправил любимый позолоченный шлем и ткнул острым локтем обезьяну, зевающую рядом.

- Бабу, видел? И они называют это "охотой"! Еще бы стратегическую авиацию пригнали, по площадям атомными бомбами кидаться.

- Ты просто завидуешь, - усмехнулся бабуин и поправил расшитый серебром камзол. Потом пощупал галстук-бабочку и начал шарить вокруг глазами.

Командир трудовой армии страшного и ужасного мистера Данбартоншира ехидно оскалился:

- Зеркал тут нет, извини. Поэтому любоваться дома будешь, когда в Валгаллу вернешься. А пока - в полевых условиях, до полной победы...

- Вредничаешь, - вздохнул Бабу и достал из кармана связку бананов. - С твоей любимой кувалдой на тираннозавра не выйдешь, вот и страдаешь, что к охоте не допустили.

- Больно-то надо! - возмутился скелет, но не успел продолжить. Крошечная дверь в бетонной стене отворилась, и на асфальтированный пятачок выбрался колдун. Поправив сбивший черный балахон, старик придирчиво пересчитал витки колючей проволоки на заборе и усмехнулся:

- Нормально получилось. И всего-то сто седьмой уровень магии и никакого жульничества... Тридцать километров забора, электричество по верху, железная дорога внутри... Как и обещал. Можно начинать.

- А не жалко, животинку гробить? Да и последствия могут быть... - с сомнением в голосе спросил Бабу, доев первый банан.

- Какие последствия? - вздрогнул чернокнижник.

- Временные. Вы же тираннозавра из прошлого умыкнули. Значит, ход истории изменили. Мало ли, вдруг он моим или его предком является? Из пушек укокошите, и товой, нет больше у тебя оберста.

Мистер Данбартоншир протяжно выдохнул и сердито проворчал:

- Знаешь, ты хоть теперь и любимый советник Одина в современных вопросах, но как был бабуином, так и остался... Меня так кондратий хватит! "У вас последствия"!.. Поверь, не дурнее тебя. Копия там ходит, всего лишь копия. Никто твоего зубастого предка в Палеоархее не трогал. Всего лишь попозировать попросил на пару мгновений, и все...

- Мезозой, - тихо произнес оберст.

- Чего?!

- Динозавры доминировали в Мезозой. С Триаса до Мелового периода. А в Палео...

- Да не пошли бы вы! - заорал в полный голос колдун. - Обучил на свою голову, слова не скажешь!

И бормоча под нос что-то крайне нелицеприятное, старик поскакал к открытой дверце в высоком борту бронепоезда.

Бабу дожевал второй банан и резонно заметил:

- Зря мы так. Истина - штука хорошая, но когда могучий и ужасный в столь плохом настроении, это чревато. Мало ли, что он в сердцах отчебучит?

* * *

Господин Иванов не стал дожидаться, когда наступит юбилей. Неожиданно кандидатуру руководителя района выдвинули на повышение, что несколько уменьшило финансы господина Иванова, но открыло перед ним новые впечатляющие возможности. И перед отбытием в столицу уважаемый и крайне серьезный человек в костюме от "Бриони" решил добыть-таки динозавра. Настоящего. Большого и зубастого.

Под это дело был арендован в краеведческом музее бронепоезд, отремонтирован и оснащен по последнему слову техники. Кроме штатных пушек, в переднем и заднем вагоне смонтировали по башне "Шилок", рядом с бронированным паровозом установили полсотни ракет "земля-земля", а количество крупнокалиберных пулеметов и авиационных пушек просто не поддавалась подсчету. Все эти "мелочи" управлялись с центрального пульта, над которым в обитой войлоком башенке восседал непосредственно сам охотник, с любимым "Nitro Express".

- Раз слона берет, то и тираннозавра должно! - уверенно заявил господин Иванов, забираясь по лесенке на самый верх. Под надежной защитой верилось, что эта охота пройдет, как запланировано. Обнаружение цели, выстрел - и погрузка трофея на заранее заказанную грузовую платформу, для доставки домой. Когда еще будет возможность приобрести скромную недвижимость в Подмосковье - неизвестно, так что чучело неплохо и в местном замке постоит. До лучших времен...

- Начинаем, - дал отмашку колдун, севший на крошечный стульчик рядом с двумя шкафообразными телохранителями. - Я слева несколько оленьих туш свалил, животина должна туда подойти с минуты на минуту...

Нетерпеливо повозившись, старик с опаской посмотрел на мерцающие вдоль стены мониторы и осторожно переспросил:

- А с пулеметами как? Все нормально?

Один из "мальчиков" с холодными акульими глазами покровительственно похлопал по плечу крякнувшего мистера Данбартоншира:

- Все путем. Два вагона запасными цинками и снарядами забили. В этот раз - без эксцессов.

Выговорив столь сложное слово, телохранитель нажал кнопку. Под протяжный паровозный гудок, бронепоезд медленно потянулся в распахнутые сейфовые ворота...

Перекрестив лязгающую громаду, Бабу с натугой закрыл створки и пробормотал:

- Боюсь, Сашеньке это не понравится. Надо было ей про охоту рассказать. А то ведь расстроится. И что животину прибили, и что ее не предупредили.

- Хозяин запретил, - поскреб затылок скелет. - Хотя, Сашенька в гневе будет пострашнее любого динозавра... Ладно, полезли наверх, там площадка с хорошим обзором сделана. Посмотрим хоть, чего стоит хваленое ружье господина Иванова...

* * *

Тираннозавр с подозрением покосился на дымящего гостя, и заглотил очередную оленью тушу. Потоптавшись на месте, монстр фыркнул и решил, что еды мало и для одного, а конкуренты ему не нужны. Поэтому, шагнув поближе к дороге, оскалил пасть и заревел.

- Шеф, до полной остановки пять секунд! - проорал один из "шкафообразных".

- Понял! - отозвался глава района, с возбуждением ловя в прицел морду тираннозавра. Плавно потянув курок, стрелок сделал первый выстрел. Вздрогнув, гигант помотал головой и недовольно нахмурился. Похоже, хваленое изделие британских оружейников не смогло нанести серьезный ущерб динозавру. Подождав несколько секунд, господин Иванов перешел на скорострельный обстрел, пытаясь все же добыть желанный трофей.

После третьего выстрела до тираннозавра дошло, что неизвестный зверь больно кусается. Неизвестно, как этой дымящей громаде удается столь неприятно жалить, но копия древнего достояния Земли решила не умирать столь скоропостижно. Развернувшись, динозавр побежал вдоль забора, показав хвост разочарованно заоравшим охотникам. Загудев, бронепоезд медленно стронулся с места и двинулся в погоню.

* * *

Тираннозавр мчал вдоль железнодорожной колеи, перескакивая то влево, то вправо, сбивая прицел. Чадящий позади железный монстр громыхал орудиями, плевался пулеметными очередями, но никак не мог зацепить шуструю бестию. Наконец, господину Иванову надоело, и он скомандовал:

- Ракеты к бою!

Не успел мистер Данбартоншир вставить хоть слово, как телохранители синхронно улыбнулись и пробарабанили кулаками по пультам запуска. Окутав белыми облаками бронепоезд, в зенит рванули все пятьдесят ракет. Скорректировав по системе наведения позицию цели, хищные стальные стрелы развернулись и рванули вниз.

Не известно, кто был предком у зубастого гостя, но вот его далекие потомки командовали диверсионными отрядами, никак не иначе. Увидев, что противник применил новое оружие, тираннозавр окончательно рассердился и перешел от тактики бегства к нападению.

Пнув хорошенько ногой железнодорожное полотно, тварь вырвала ударом кусок насыпи, разметав шпалы и рельсы. Потом перескочила ближе к забору и промчалась мимо окутанного клубами дыма бронепоезда. И пока истошно скрипя, тяжелая громада пыталась затормозить, все пятьдесят ракет прошлись огненным росчерком по бетонным плитам, мимо которых мелькнула серая спина.

- Я падаю! Падаю! - заорал господин Иванов, но его крик перекрыл грохот металла. Не сумев одолеть разодранный кусок насыпи, паровоз полетел под откос, увлекая за собой остальные вагоны. Завалившись на бок, когда-то грозный стальной охотник проехал еще сотню метров и замер, ощерившись беспомощными стволами.

Попрыгав ради удовольствия на поверженном враге, тираннозавр пробурчал что-то победное, и не спеша удалился прочь, с гордостью перешагнув бетонные обломки в пробитой ракетами бреши.

* * *

Поставив горячий чугунок на приступку, Сашенька прислушалась к шуму во дворе и нахмурилась. Отставив ухват, девушка выбралась на крыльцо и с удивлением уставилась на зубастую морду, которую с веселыми криками драила щетками трудовая армия. Часть скелетов полировала бока тираннозавра, еще несколько самых отчаянных чистили клыки, смахивая прилетающую сверху пену.

- Это что такое? - тихо прошептала Сашенька, ошарашено повернувшись к паре наблюдателей, удобно устроившихся на ступеньках крыльца. - И откуда?

- Хозяин охоту делал, для главы района, - покаянно склонил голову Бабу. - Только дураков нет, в чучела превращаться. Так что охота закончилась, Тоша тут. Пока место для него не присмотрим...

- Тоша?.. А дедушка где?

- Они в музей поехали, бронепоезд сдавать и про компенсацию договариваться. От бронепоезда одни сплющенные вагоны остались, - отрапортовал оберст, по привычке вытянувшись и отдавая честь.

- Так, с ним я еще поговорю... Но почему зверя сюда притащили? У нас от боевых роботов во дворе не протолкнуться, а вы еще этого монстра приволокли! Домой его возвращайте! Где взяли, туда и отправить надо!

- Так, копия ведь, - вздохнул бабуин, поправляя несколько пожеванный камзол. - Но зато - сообразительная, зараза. Попытался меня сжевать с голодухи. Но ведь я не зря у Одина служу теперь. Меня даже атомной бомбой теперь не угробить, что мне какие-то зубы... Ну и я добавил. Пару раз молниями ему хвост поджарил, сразу понял, как себя вести надо...

Девушка устало села на крылечко и с тихой тоской произнесла:

- Значит, копия... И мне теперь в хозяйство еще это чудо добавилось... Две роты скелетов, боевые роботы, духи всякие в подполе, да еще тираннозавр в придачу. Который тебя, Бабу, может и не тронет... Но вот коров у соседей сожрет за милую душу, и не посмотрит, что их инопланетяне дорабатывали... И как мне дальше жить прикажете?

- Но не убивать же его! - расстроился оберст, разглядывая зеркальные бока нового постояльца.

Над крыльцом повисла напряженная тишина. Казалось, еще чуть-чуть, и случится что-нибудь непоправимое. Например, Сашенька решится таки поехать на пару-другую столетий в гости к бабушке Смерти, что зазывала к себе для шлифовки магических навыков.

- Мардикор-сану подарим! - наконец придумал бабуин. - Он все ворчал, что у них в городе ничего приличного нет из достопримечательностей. Одни монахи и заводы, что игрушки для детей штампуют. А так - будет свой динозавр, настоящий! Куда там японцам с их выдуманной Годзиллой! Вот он, Тоша! Хитрый, быстрый, зубастый! И если голодать начнет, то это же Китай - прокормится!

- Точно, дядя-сан ученика пытался найти. Говорил, давно никого сообразительного подобрать не может, чтобы со всем уважением к учителю, и после первого же удара в обморок не падал. Пусть Тоша кунг-фу изучает. С его хвостом - легко новый стиль создаст и будет призы завоевывать! - закивал в унисон оберст.

Подойдя к гостю, девушка погладила морду гиганта. Тоша осторожно лизнул юную хозяйку усадьбы языком и заурчал. Задумчиво поглаживая шершавую шкуру, Сашенька посмотрела на многоэтажный сарай, где стояли отработавшие дневную смену боевые роботы, и покрутила пальчиком прядку волос:

- А что... Пусть обучает... Кстати, он давно к нам в гости собирался... Пусть приезжает, уважаемый Мардикор-сан и тренирует нового ученика. Место Тоше найдем, для прокорма я его буду к вам отпускать, Бабу. Мистер Один жаловался, что разных монстров в магических лесах развелось, не протолкнуться уже... А потом, как все наладится, можно и в Китай. На турнир, или туристом, достопримечательности посмотреть...

Поднявшись снова на крыльцо, девушка переспросила:

- Значит, бронепоезд возвращают? Это хорошо. Я подожду, как дедушка вернется. Будет знать, как за моей спиной животных мучить. Хлопнула дверь, и скелет с бабуином недоуменно переглянулись.

- Вообще-то, он не зверь. Он - даже не ящерица. Он - динозавр! - возмутился оберст.

Но обладатель острого слуха лишь досадливо отмахнулся:

- Хоть птеродактиль! Слышишь? Скалку взяла... Пойдем-ка, мой друг. Ты говорил, что подчиненные наловчились из машинного масла гнать отменный первач. Надо его распробовать до того, как вернется уважаемый мистер Данбартоншир и здесь начнется настоящая охота.

- Негуманные виды оружия запрещены международными конвенциями! - всполошился скелет.

- Ты это не мне рассказывай, - расхохотался Бабу и потопал к тираннозавру. - Тоша, Тоша! Пойдем, мой хороший. Видишь, как обернулось, будешь теперь вместо кошки и хозяйки. Будешь класть голову на крышу избы и мурлыкать... Пойдем, пустоголовые механики тебе даже место уже нашли, рядом с роботами. Давай, шевели лапами. Мал ты еще, видеть настоящие битвы титанов. Неровен час, Сашенька тебя скалкой зашибет, у нее рука тяжелая... Пойдем, горе зубастое...

* * *

Говорят, фингал у мистера Данбартоншира сошел лишь через две недели. А господин Иванов навсегда зарекся произносить слово "охота" в его присутствии. Видимо, действительно, негуманные виды оружия в умелых руках - страшная сила...


26. Шпион мистера Данбартоншира

Мягкие снежинки тихо поскрипывали под ногами. Сашенька тронула рукавицей калитку и помахала на прощание серой тени, мелькнувшей между высоких сугробов. Неизвестно, где именно учитель откопал раненного оборотня, но вылечившийся зверь с осени поселился в ближайшем лесу и с удовольствием сопровождал девушку, гулявшую изредка по округе. Для охоты оборотню построили в чащобе портал в один из многочисленных темных миров, и селяне смирились с новым лесным жителем.

Ну, волк. Ну, ленивый волк, забывший на старости лет как принимать человеческий облик. Ну, бегает между деревьев и на луну воет под настроение. Скотину не жрет? Не жрет... На людей не нападает... Брагу пьет, если угостишь, и пьяных из сугробов добывает ловко... Так пусть живет, не жалко...

Говорили даже, что пара механизаторов договорилась с оборотнем и стала возить на охоту экстремалов из района. Лишь бдительно проверяли, чтобы серебро не брали с собой. А там - пусть бегают по сугробам и палят в каждую тень в оврагах и буераках. Как устанут, клыкастый монстр из кустов выскочит, во всей красе предстанет, и бегут горе-охотники, теряя по пути и штаны и ружья. Зато кровь бурлит, адреналин зашкаливает и прыгаешь через поваленную осину так, что никаким чемпионам и не снилось. Можно потом свысока на коллег по работе поглядывать и страшилки рассказывать. Про борьбу с ожившими верованиями темно-лапотных крестьян...

Сашенька вошла во двор и недовольно прислушалась к глухому шуму. Кто это может ругаться?..

Боевые роботы после первого же снегопада поехали на отдых к оркам. Мохнатые любители балалаек пригласили железных колоссов на охоту. Побегать по степи, погонять зверье, померяться силами с местными батырами... Бывшие пограничники неизвестной империи обещали вернуться к первым подснежникам, не раньше...

Тираннозавр Тоша получил свой первый пояс за освоенное кунг-фу и поехал с учителем в тур по Китаю. Говорят, на последних соревнованиях его пытались дисквалифицировать за сожранного противника. Но после того, как судьи уполовинились, решение о дисквалификации тут же отменили. И правда, как должен вести себя примерный ученик, если его соперник начинает выкручивать ему хвост? Сожрать, и весь ответ...

Мертвая гвардия вместе с бессменным командиром со всеми удобствами устроилась на зимовку в утепленном сарае. Последний раз они просыпались лишь на Новый год, помогали мистеру Данбартонширу с фейерверками. Мудрый и ужасный так и не смог узнать, откуда оберст приволок гаубичную батарею, но неделю после салюта пришлось приводить бывшее пастбище в порядок. Счастье еще, что ящик с атомными снарядами лежал последним в приготовленном штабеле. Вполне хватило и фосгена с ипритом...

Тогда кто может шуметь? Будто скороговоркой бормочет кто-то, опустив голову в пустой боченок, отбиваясь от редких воплей колдуна...

Решительно обмахнув снег с валенок, девушка зашла в избу и замерла на пороге.

На выдвинутом посередине кухне столе стоял гном. В белой балетной пачке, черных лакированных сапогах и украшенных стразами перчатках. На голове гостя сияла драгоценными камнями корона, а бороду украшали разноцветные банты.

- Не буду бриться! И не проси! Это где видано... - сипло прошипел гном, повернул голову к Сашеньке и запнулся на полуслове.

Мистер Данбартоншир посмотрел на ученицу и радостно замахал портняжными ножницами:

- О, а я уж заждался! Ты посмотри на него, голос уже сорвал, а все отнекивается! И ведь не ради себя стараюсь, лишь о нем забочусь. Изо всех сил, можно сказать...

- Вы это чего? - ошарашенно прошептала девушка.

- Мы тут серьезным делом заняты, - гордо выпятил подбородок колдун. - Шпиона готовим. Во как!..

Будущая Мата-Хари потупила глазки и сипло выдохнула:

- Здравствуй, хозяйка... Приятно познакомиться...

* * *

- К гоблинам засылать будем, очень серьезное дело предстоит

Колдун согнал гостя со стола, усадил девушку и теперь рассказывал о проблемах на шпионском фронте, не забывая подливать горячий чай и щедро накладывать малиновое и сливовое варенье в расписные розеточки.

- Моего друга зовут Варра. Мы приятельствуем еще со времен, когда инквизиция по Европе бегала. Да и потом я на огонек заходил, боченок-другой вина попробовать... Правда, со старых скал они съехали, перебрались подальше, по другим мирам. Но в гости звать никогда не забывают, этого не отнять...

- С нашем гостем понятно, а гоблины вам зачем? - спросила девушка, стараясь сильно не коситься на экстравагантный наряд гнома.

- Так, поперли они у нас золото, тяжким трудом добытое! - возмутился Варра, топорща густую шерсть на обнаженной груди.

- Как это - поперли?

- Молча. Сплели веревки и через дымоходы в сокровищницу... Мы после этого даже в поход ходили, отбили все обратно... Но осадок остался.

- А! - догадалась Сашенька, - поквитаться хотите?

- Да. Зуб за зуб, труп за труп... Только проклятые коротышки после битвы свои драгоценности и золотишко припрятали. И чтобы стремительным натиском, так сказать, чтобы закованной в сталь дружиной... Короче, разведать надо, куда атаковать, чьи двери вышибать, в какие сундуки заглядывать...

- И ты, уважаемый Варра, решил спросить совета у дедушки? Он давно по свету мотается, разного насмотрелся, может что подскажет... Правильно я понимаю?.. Пра-а-а-а-авильно, по глазам вижу... И чья это идея, шпиона заслать?

Потомок шотландских чернокнижников раздулся от гордости. Но, уколовшись об колючий взгляд ученицы решил все же обозначить запасные позиции:

- Идея была общая, просто в воздухе витала и я первым озвучил. А вот с реализацией у нас проблемы... Гоблины - к магии устойчивы. Абсолютно. Поэтому сглаз накладывать, или еще как форму менять - не получится. Разве что мой друг месяц-другой поголодает, или еще что придумаем... Но вот с внешним видом надо что-то делать. Без коренной смены имиджа - никак

И довольный собой колдун положил огромные ножницы на стол. Умение использовать вычитанные в газетах мудреные слова старик успешно сочетал с прорезавшейся любовью к дизайну новых костюмов. Сашеньке даже пришлось пригрозить, что следующая попытка одеть ее "в это" закончится очередным фингалом. И мистер Данбартоншир теперь ждал с нетерпением весну, когда проснувшихся скелетов можно будет обрядить в новую форму.

- Хорошо, - молодая волшебница решительно отставила в сторону опустевшую чашку. - Значит, вам надо как-то замаскировать Варру. Чтобы походил на худых, зеленых, ушастых и клыкастых гоблинов.

- Синих, - поправил девушку гном. - Гоблины - они синие. С испокон веков... Как боги их из гончарной глины слепили, так цвет и не меняли.

- Синие? - удивилась Сашенька.

- Ага. Вот, у меня даже картинка есть...

Гном залез за отворот блестящего сапога и достал смятый лоскут материи. Положив его на стол, расправил заскорузлыми ладонями и показал жабообразную синую морду, насаженную на худую шею. Снизу к шее неизвестный художник криво пририсовал тщедушное тельце на коротких ножках. Сбоку торчали загребущие лапы с тонкими когтистыми руками.

- Это - гоблин?! А у нас в книжках про них пишут по другому...

- В книгах писать по-другому не могут, - снисходительно улыбнулся бородатый здоровяк. - Книги - даны нам свыше и содержат в себе откровения богов.

- Я что - обманываю?! - взъярилась девушка и умчалась в свою комнату. Через секунду она вернулась и вывалила на стол гору томов, украшенных картинками закованных в доспехи красавцев.

- Читай и смотри, тут тоже с картинками! Вот гоблин и вот, и вот здесь еще. А тут они с эльфами дерутся. А здесь дракон с рыцарем... Что, драконы тоже другие? Не крылатые и огнем не плюются?

- Про драконов - не знаю, - потупился гном, - мы с таким зверьем не встречались... А вот эльфы... Это... Это...

Варра долго разглядывал иллюстрации, брал осторожно в руки то одну книгу, то другую, потом поднял наполненные слезами глаза и прошептал:

- Как же это? Ведь это - КНИГИ! У нас столько можно лишь в королевской сокровищнице найти. И тут...

Промакнув портретом гоблина слезы, гном с печалью покачал головой:

- Как у вас все изменилось... Ведь уехали всего-ничего, пятьсот или шестьсот лет тому назад. И надо же... Правильные эльфы совсем другие. Толстые, мохнатые, нос пяточком... Вот, на этой картинке... Только почему их здесь троллями обзывают - не знаю... А откуда у вас ушастые худосочные уроды взялись - я не знаю... Неправильные они...

Удивленный столь бурным проявлением чувств, колдун попытался утешить гостя:

- Да не волнуйся ты! Может, что переупутали! Книги про вас писать начали лет пятьдесят тому назад. Что там от темных веков успели наскрести из первоисточников, а? Может, что и перепутали или переврали...

- Но как! Ведь у каждого писателя - ВДОХНОВЕНИЕ! И оно посылается свыше, и за ним присматривает тот или иной молодой бог. Ну, пусть не из самых известных, но все равно... И чтобы так перепутать, так... Эх...

* * *

Всю ночь Варра на пару с мистером Данбартонширом топил грусть в вине. Похоже, утеря веры в печатное слово потрясла его куда больше, чем неудача со шпионскими замыслами.

Рано утром Сашенька открыла пошире окно, впуская свежий морозный воздух в избу, и встала рядом со столом, решительно уперев руки в бока.

- Так, толку от вас, двух заговорщиков... Дедушка, откуда наряд скопировал? Не поверю, что сам догадался! У тебя как не костюм, так все балахон висельника или еще какая мешковина. Ну, где взял?

Старик стыдливо потупился и достал из безразмерного кармана яркий глянцевый журнал:

- Вот, у охранников господина Иванова взял. Они уезжали, кучу интересного оставили...

- Садо-мазо... Тьфу, надо же было такую гадость домой притащить...

Отобрав журнал, девушка строго спросила у гнома:

- Ты один так в книжки веришь или гоблины тоже печатному слову поклоняются?

- У нас пока все честно, - икнул в ответ Варра, старательно дыша в сторону. - Если эльф, то с шерстью, если гоблин, то лягушек вместо собак дома держит и на деревьях гнезда вьет.

- Тогда я решила твою проблему. Хочешь быть шпионом - будешь им... Подберешь с собой еще нескольких смелых бородачей, книжки я вам дам. И поедете в гости к синим родственникам. Скажите, что здесь, в нашем мире задержались. Судьба вам такая выпала. А что не похожи, так вот доказательство - и книгу с картинкой под нос.

- У тебя и такие книжки есть? - поразился здоровяк, подавившись от неожиданности.

- Ты не поверишь, чего только у нас не печатают в последнее время. И такое есть. Про бородатых гоблинов верхом на гориллах... Мемуары нынешнего правителя проштудируешь, он раньше шпионом подрабатывал, много интересного из личного опыта написал. И вперед, на задание...

Колдун замотал головой:

- Не поверят, как есть - не поверят! Надо бороду сбрить, иначе - на границе же схватят.

- Не дам бороду! - заорал гном.

- Не надо ничего брить! - в унисон с ним добавила Сашенька. - Зачем красоту портить! Пусть терпят ваши голубые, потому как мода здесь такая... Мода, понял? Вот доказательство...

И тонкий пальчик ткнул в распахнутый журнал.

На развороте красовался белокурый гигант в кожаных шортиках, затянутый в переплетение ремней с заклепками. Густую бороду "викинга" украшали сотни тонких косичек, сияющих бусами.

- Поэтому, дедушка, ты поделишься с другом своими запасами журналов. Он выберет костюмы, какие самые неожиданные. Нарядим - и в добрый путь... Будет странствующее кабаре. Модно, стильно и необычно. А представителям сцены многое прощают... Вам даже искать золото не придется, цену на билеты сделайте побольше и гоблины сами принесут

Гном с трудом поднялся и широко расправил плечи:

- А кто не верит - тому книгу в нос. А кто в моде не понимает - тому журнал! С фотограф-ф-фией! Имею право, ик! А кто совсем прекрасного не понимает - тому по носу! И только так...

Закончив речь, Варра плашмя рухнул на спину и захрапел. Мистер Данбартоншир, протрезвевший от неожиданно появившегося заказа на костюмы для бродячей труппы, бережно разгладил глянцевые страницы и тихо-тихо выдохнул:

- А по краю шортиков я кружева пущу. Беленькие... И сапоги с золотыми подковами...

* * *

Колдун лично пошил труппе из десяти гномов две сотни костюмов. Разбуженный оберст долго не мог понять, что именно от него хотят, но потом с удовольствием показывал "как именно плясали канкан" во времена сгинувшего Рейха и тренировал будущих актеров в наспех расчищенном от снега дворе. На волне энтузиазма даже дали пробное представление в деревенском клубе. Говорят, на жителей это произвело столь шокирующее впечатление, что потом все селяне неделю поправляли здоровье брагой.

А для вывоза золота пришлось использовать боевых роботов. Потому что турне собирало аншлаги на каждом выступлении, несмотря на грабительские цены за билеты. И остаться еще на годик-другой бородатых "гоблинов" упрашивали стоя на коленях. И они остались... Что не сделаешь ради великой миссии. Ведь и Мата-Хари начинала всего лишь как танцовщица...

Единственный, кто все же пострадал в этой истории, так это мистер Данбартоншир. Почему-то его идея пошить подобную форму для любимой трудовой армии не нашла отклика в сердце Сашеньки. Заработав новый фингал, старик предпочел не обострять дальше отношения и оставил скелеты без обновок. Лишь иногда вечерами он зажигал магический шар и смотрел, как старый друг пляшет на сцене под одобрительный рев зрительного зала. Смахивая скупую слезу, колдун разглядывал мелькающие сапоги, высокие страусиные перья и блеск алмазов на кожаных ремнях:

- Вот отжигают, вот дают! Ну, настоящие гоблины!.. Моя школа... Ничего, через годик господин Иванов в отпуск вернется в район, еще журналов привезет. И я тогда новое шоу поставлю, краше прежнего. Не одним Рамштайнам по сцене прыгать, пора дать дорогу настоящим талантам... Может, и здесь тур проведем... Какая разница, где золото добывать?..


27. 8-й грех мистера Данбартоншира

Молодая девушка в сиреневом сарафане осторожно выглянула из избы в приоткрытую дверь и прислушалась к шуму, который доносился из сарая. Похоже, любимый наставник лихорадочно что-то искал в завалах дров, слесарного и огородного инструмента и кучи мелкого мусора, который "чуть-чуть починить и будет как новый". Перебрав в уме последние события за неделю, Сашенька не смогла припомнить ничего выдающегося и решилась все же побеспокоить ужасного и могучего колдуна, бранившего проклятый чурбак, так неудачно упавший ему на ногу. Тем более что старик давно перестал дуться после жаркого выяснения отношений в прошлом месяце...

- Дедушка, что ищешь? Может, помочь?

Разгоряченный потомок шотландских колдунов покосился на незваную помощницу, помолчал, но решился все же ответить. Похоже, его поиски пока были безрезультатны. Может, зоркий взгляд ученицы поможет в решении проблемы.

- Шкатулку забыл, что мне Петр давал. Такую, резную, с ангелочками по краям. Хотел в нее рецепты положить и найти не могу.

- Шкатулку? - девушка задумалась. - Не помню такой.

- Еще бы помнить... Я как из гостей вернулся, так и бросил ее. Валялась под ногами, то тут, то там спотыкался. Надоело, и я ее в дровяник и засунул. Теперь найти не могу.

- А что за шкатулка? - заинтересовалась Сашенька, разглядывая форменный разгром в сарае. - Большая, маленькая, что внутри? Может, заклятье поиска какое наложим, и она отзовется?

- Вряд ли, - засопел недовольно старик. - Там не все просто. Бумажку я у Пети получил, специфическую... Боюсь, никакая магия не поможет, только руками перебирать...

- Бумажка...

Ученица обреченно посмотрела на сваленную в угол груду старых газет, присыпанную сверху для надежности неразобранной корреспонденцией восемнадцатого века. Мистер Данбартоншир считал, что когда-нибудь у него дойдут руки, и он ответит старым знакомым. Благо, большая часть из них отличалась завидным долголетием.

- Да... Махонькая такая, с ладонь. И написано: "Считать праведником". И печать. Хо-о-о-орошая такая печать, с позолотой. Можно сказать, ради печати и хранил.

- Праведник? - девушка с трудом сдерживала смех. - Это кто тебе такую бумагу выдал?

- Говорю же - Петр и выдал! - рассвирепел колдун. - Я тогда путешествовал по разным забавным местам, и к нему в гости заглянул. Крепко с ним поспорил. Он все мне доказывал, что меня сквозь игольное ушко не просунуть, грехи не пустят. А я доказывал, что ни один из семи смертных грехов ко мне не применим. И доказал! За что и получил официальный документ... И хоть в Рай мне было рановато, но шкатулочку захватил. На будущее. Мало ли, как оно дальше будет.

- И святой Петр не нашел у тебя ни одного из семи грехов?! - Сашенька закончила смеяться, смахнула набежавшие слезы и обессилено присела на корявый чурбак. - Вот в жизни не поверю!

- На что спорим?! - засуетился мистер Данбартоншир. - Вот на что?!

- На желание. Проиграешь - поедешь в гости к бабушке Смерти. Она давно просила тебя помочь ей демонов рядом со Стиксом угомонить. А ты все отнекиваешься, не хочешь старым знакомым настроение портить.

- Что же мне теперь, ребятам запретить на шашлыки кататься? - возмутился чернокнижник. - Имеют полное право! Работа у них тяжелая, на жаре, в дыму. Почему бы и не отдохнуть раз-другой.

- Но не каждый же вечер! - усмехнулась девушка. - Мое желание ты услышал. Называй свое.

Старик сгреб кучу писем, свалил грудой на соседний чурбак, проверил ладонью насколько мягко получилось, и устроился рядом с ученицей. На целую минуту в сарае наступила тишина.

- Желание! Придумал!.. Весь месяц каждый вечер хочу пирог. Черничный, яблочный или малиновый... Какой ты на новый год готовила. Каждый вечер - с новой начинкой.

Мистер Данбартоншир довольно подмигнул, но тут же спохватился и показал руками, каких размеров должен быть ежевечерний пирог:

- Вот такой! А то слепишь с блюдце размером, никакой радости!

- Согласна, - кивнула Сашенька и начала задавать вопросы: - Давай прямо по списку. Нет ли у тебя гордыни и тщеславия?

- Откуда? Я сама скромность!

- А кто называет себя величайшим из колдунов древности и современности? От кого Один шарахается, как только имя твое услышит? "Только не ужасный господин Дарба! Только не он! Сил слушать его истории больше нет!"

- Это он признает мои заслуги, - важно надулся старик. - Поэтому твою претензию считаю надуманной и заявляю, что имею право гордиться честным трудом заработанной славой и уважением.

- А зависть? Ты до сих пор Вельзевулу простить не можешь, что он уже не раз мир вверх ногами ставил, а тебе не удалось ни разу!

- Это кто тебе такое рассказывает? Рогатый обормот?! Так это мне завидует, что я, простой человек, до его вершин поднялся. А он лишь старыми свершениями хвастает!.. Так что - нет никакой зависти, а одна констатация фактов!

- Про гнев даже упоминать не стоит? - хитро улыбнулась ученица. - Кто там книжками кидался, когда заклятье рассыпалось?

- Обряд очищения кармы выполнял! - нашелся великий и могучий. - Ты же меня знаешь, мне гневаться нельзя, я в гневе страшен! Это так, шутка была. Да и давно я уже не сержусь. Тем более на тебя. Хотя иногда в зеркало с утра гляну, синяки пересчитаю и...

- Согласна, гнев тебе не свойственен, - поспешила сменить тему девушка. - Но про лень отрицать не станешь? Кто неделями может на завалинке лежать и дремать? Кто переписку с друзьями разобрать не может?

- Главное в этом вопросе - правильно распределить задания! - узкий палец наставительно уперся в низкий потолок. - Я, как грамотный руководитель, распределяю обязанности между подчиненными. И если они что-то вовремя не успели, то это лишь доказывает мою доброту и широту душевную. Не хочу их наказывать. Балую... Вычеркивай лень, наветы это... И жадность вычеркивай. Потому как я еще в прошлом месяце целый золотой Баббу пожертвовал.

- А шкатулку с драгоценными камнями зажал, - съехидничала Сашенька.

- Сама подумай, зачем бабуину гора алмазов и рубинов?! - рассердился старик. - Он все равно золото в кости тем же демонам и проиграл. Расходы одни с твоим приятелем...

- Ладно. Про блуд и похоть я вычеркиваю, это тебе уже лет пятьсот не интересно. Но с обжорством ты попался. Потому что примером этого греха может служить даже твое желание. Каждый вечер по пирогу - это ни в какие ворота...

- Ошибаешься! - радостно потер руки мистер Данбартоншир. - Я же не один буду, с друзьями! Ты только из печи его достанешь, как за столом будет не протолкнуться! Вспомни: каждый раз, как ты кулинарничать закончишь, так от гостей отбою нет!

Сашенька застыла с отрытым ртом, пытаясь найти хоть слово в ответ, а шотландский маг и чародей уже гордо поднялся с чурбака и отчеканил:

- Вот так. Потому документ и выдали, что праведник. Чист я перед небесами, имею полное право хоть в Рай, хоть в Ад... Только найти нигде шкатулочку не могу... Может, подарил кому?

- Знаешь, что! - рассердилась молодая хозяйка и пошла к выходу из сарая. - Я с тобой спорить не буду, потому как ты любую простую вещь запутать норовишь. Надо будет Петру сказать, чтобы он восьмой грех вписал - жульничество! Тебе лично посвященный!.. Так скажу, раз ты один раз получил официальное письмо, то и второй раз это для тебя проблемы не составит. Принесешь сверху письмо с печатью - получишь свои пироги. А не будет бумаги, не будет даже крошек... Вот так!

Дверь гулко громыхнула, и чернокнижник вздрогнул. Постояв среди писем, взметнувшихся от порыва ветра, старик вздохнул и проворчал:

- Вот ведь вредная девчонка! Ну, вся в меня... Нет, чтобы что полезное перенять... Одно хорошо от такой встряски, про шкатулочку я вспомнил. Я ее Вечному Жиду подарил, когда тот гостил после Октябрьской. Сильно жаловался, что его через день расстреливать повадились. То белые, то красные, то махновцы... Пожалел я его тогда, вручил бумажку и на небеса отправил. Чтобы не моталась душа несчастная по земле-матушке... Даже лицо Петра вспомнил, когда он документ читал...

Стряхнув пыль с черного балахона, чародей грустно полюбовался на учиненный разгром и соорудил магический символ, слабо зачадивший над шершавой ладонью:

- Ладно, помогу оберсту, а то его кондратий хватит, как казарму увидит... Но за индульгенцией придется идти, Сашенька слово держать умеет. А как же без пирогов? Без пирогов никак нельзя...

И оставив после себя расставленные по местам вещи и инструменты, старик шагнул в открывшийся портал...

* * *

Поздним вечером мистер Данбартоншир вернулся домой. Важно проходя мимо заваленного книгами стола, колдун положил перед ученицей сияющий золотом листок бумаги и назидательно произнес:

- Как и просила. Официальный документ... Поэтому попрошу без обид и злопыхательства. И первый пирог с черникой... Ягоды утром принесу...

Девушка с удивлением переводила взгляд со старика, гремящего умывальником, на листок и обратно. Потом подвинула бумажку поближе и пробежала глазами рубленные золотые буквы:

"Выдано: мистеру Данбартонширу. Признаю, что он является праведником и не содержит в себе ни одного из семи смертных грехов".

Чуть ниже сияла краткая приписка:

"PS. Сашеньке... Признаю, придется добавить восьмой грех, персональный. Потому как ослиное упрямство твоего учителя стоило мне сегодня отличного настроения. И проще дать ему, что он хочет, чем спровадить обратно домой с пустыми руками..."

"PPS. На пироги буду. Иешуа"


28. Политкорректность мистера Данбартоншира

Личный помощник Одина по современным вопросам изменчивого мира, чистопородный бабуин Баббу сидел за столом напротив мистера Данбартоншира и смаковал горячий чай с сушками. Прагматичный советник постаревшего бога активно собирал слухи и сплетни по всему миру, благодаря чему был в курсе последних новостей. А где новости, там и возможность поучаствовать в семинарах, тренингах и прочих мудрых словах, маскирующих хорошие посиделки для умных людей за чужой счет. Сегодня мохнатый гость рассказывал о своей последней поездке на другой конец мира, в малопонятную страну, объединившую в себе груду контрастов.

- Ты посмотри! - вздохнул потомственный колдун, когда Баббу взял паузу и запихал в рот очередную сушку. - Чего только в мире творится, а я в своей избе уж мхом покрылся, и не путешествую давным-давно... Вон, бабуин - и тот столько нового повидал, а я...

- Не бабуин, - поправил хозяина личный помощник Одина, - это неправильное название. Надо говорить "альтернативно-разумный вид жизни", или "альтернативный предок". Хотя последнее название пока дискутируется.

- Это как это - неправильно? С каких пор? - не понял повелитель черной магии.

- Уже лет пятьдесят как, - покровительственно улыбнулся Баббу. - Новые законы образованного мира. Политкорректность называется. Когда неправильно обижать другого, выпячивая его существующие или выдуманные недостатки.

- Не понял, - заинтересовался мистер Данбартоншир. - Что-то новенькое, рассказывай!

- Ну, если человек горбат, например. Ты ему скажешь: "горбун, иди сюда!". Он придет и тебе в лоб даст. Потому что ему не нравится, когда таким в глаза тыкают. И будет прав. Так?

- Возможно, - осторожно согласился старик.

- А если ты скажешь: "Уважаемый чуть-чуть согнутый господин, не могли бы вы подойти для содержательной и умной беседы?"... Мне кажется, знакомство пройдет совсем в другой обстановке.

- О как! - восхитился потомок шотландских дремучих специалистов по магии и насыпал из мешка гору сушек. - Продолжай! Крайне необычную историю в этот раз привез, хочу послушать!.. Значит, ты у нас теперь "сбоку сделанный родственник", понятно... А меня как назовут? Чтобы старостью в глаза не тыкать?

- Скорее всего: "господин, набравший достаточно опыта". Или "умудренный знаниями"...

- А ящерицу нашу зубастую?

- Тошу? Кто же тираннозавру так скажет, сожрет в миг! Никаких ящериц! Только "Мезозойский гость", и никак не иначе.

- Мардикор-сан?

- "Чайна-абориген".

- Старуха Михайловна?

- "Почтенная дама в расцвете лет".

- Лоботрясы, что в без штанов по телеящику скачут?

- "Сексуально-одаренные меньшинства".

- А Потап-механик, негр из соседней деревни? Его тоже по-другому обзывают?

- Ну, с этим давно известно. Афро-американец, и никаких негров. Закончились они.

- Какой американец! - поразился мистер Данбартоншир, - он же наш, местный!

- Значит, афро-сибиряк. Но никаких черных, зеленых или других цветов! Только уважение и благородные манеры...

- Сашенька?!

- Освобожденная от мужских предрассудков личность!.. И, кстати, имеет полное право жить с кем ее душа желает, хоть с твоим оберстом... Потому как - никаких замшелых порочных обычаев!

- Вот накрутили...

Великий чернокнижник долго сидел, переваривая полученную информацию и лишь завистливо вздыхал, завидуя кругозору Баббу. Но потом посмотрел на его растрепанную шерсть и мысли перескочили на другую животрепещущую проблему.

- Ладно, с твоими западными особенностями разобрались. А что Один сказал по возвращении? Почему ты от него как ошпаренный ускакал?

- Дремуч мой работодатель, - насупился бабуин. - Я ему объяснял, на примерах показывал, а он лишь плевался. Говорит, что у него в Валгалле и близко никакой демократии и политкорректности не будет. Каленым железом выжжет, как заразу... Не образованный, что с него возьмешь... И мне грозился из спины ремней нарезать, если я снова не по делу рот открою... И как мне быть? Я же помощник по современным вопросам мироздания! Как работать, если за эти вопросы меня же в котел со смолой сунуть норовят?

- Ну, бывает. Я его знаю, он отходчивый. Погостишь день-другой, потом он в Интернете чего найти не сможет, или пароль какой забудет и обратно позовет... Не волнуйся так, дело житейское...

Баббу кивнул, аккуратно дожевал последнюю сушку и уставился на старика черными блестящими глазами.

- Я еще вот по какому поводу пришел! Ты мне месяц тому назад золотой давал.

- Давал, помню, - улыбнулся мистер Данбартоншир. - Ты его еще потом демонам в кости продул.

- А ведь речь шла про сундучок. С алмазами и рубинами, - никак не желал успокоиться гость. - Можно сказать, ты от меня этим золотым откупился. Отделался... Принизил мое достоинство.

- Мог и не давать! - рассердился великий и ужасный. - Мое право.

- Не мог! - отрезала нахальная обезьяна. - Ты мне должен. За долгие годы угнетений и притеснений. Мою любимую африканскую родину используют все, кому не лень, нас по зоопаркам таскают, а платить никто не желает! Грабеж!

- Ты что, Баббу, ошалел?! - старик даже попытался потрогать лоб у махавшего лапами гостя. - Ты же сам на заработки сюда подался! Какие притеснения! И зоопарк... Ты же бабуин, вас детишкам показывают, чтобы не забывали дальних родственников.

- Папрашу без сексизма и дарвинизма! - зашелся в визге Баббу. - Сколько раз говорить - я не дремучий бабуин, а культурный "альтернативный предок"!.. Хватит меня унижать!.. И вообще, шкатулку давай, раз должен! Мне отыграться надо!

- Предок, говоришь? - зашипел рассерженной коброй мистер Данбартоншир. - Не лохматая наглая рожа, а серьезный джентльмен, который право имеет?.. Ну, тогда пошли. Будет тебе шкатулка. Сейчас оформим. Только подтвердим, что ты у нас человек альтернативный, и порядок. Бумажку сейчас выправим, и все сполна получишь...

* * *

Военком с подозрением посмотрел на хитро усмехающегося старика и переспросил:

- И не обезьяна совсем? Даже ни чуточки?

- Сам спроси, - колдун с независимым видом уставился в окно. - И живет у меня. На новом месте до сих пор прописку официально не получил. Но рвется в бой, можно сказать. Говорит, что хочет здесь все документы оформить, как положено. Чтобы ни одна собака вслед не брехала про бабуина и прочие глупости...

Довольный военком улыбнулся и протянул шершавую ладонь Баббу:

- Уважаю. Всегда бы так! А документы, это что, это мы мигом... Значит, не обезьяна, а...?

- Альтернативный предок, - важно ответил мохнатый "небабуин", с подозрением косясь на мистера Данбартоншира.

- И живете у него?

- Совершенно верно. В командировках иногда бываю, уезжаю временами, но живу здесь.

- Так это просто прекрасно! У меня как раз вакансия есть. По телосложению и здоровью вполне подходите, уважаемый Баббу. Вот форма, проверьте и распишитесь.

Любитель политкорректности внимательно прочитал заполненную каллиграфическим почерком бумажку, довольно оскалился на подчеркнутые красным карандашом слова: "Альтернативный предок, годен". И размашисто нарисовал крестик в правом нижнем углу...

* * *

Говорят, когда Баббу отвозили в райцентр, то оторвать от дверного косяка смогли лишь с куском бревна. После первого же побега в районный распределитель новобранца доставил лично колдун, спеленав будущего десантника наиболее хитроумным заклятьем. И лишь Один смог договориться с неумолимым руководством военкомата, обменяв неразумного помощника на полсотни бравых викингов. В документах исправили "альтернативного" на "бабуина" и вернули бритого налысо Баббу в Валгаллу.

Когда же Сашенька на вечерней прогулке поинтересовалась, что за слово чудное: "политкорректность", колдун лишь сплюнул в крапиву и сердито ответил:

- Матерное это, не надо дома употреблять. И оберсту не говори, а то ничем потом из его пустой головы не выколотишь.

Так зарубежные новомодные веяния и зачахли на суровой сибирской земле...


29. Демоны мистера Данбартоншира

Ужасный и могучий потомок шотландских колдунов сотворил сияющий портал посреди кухни и осторожно заглянул в чернильную тьму. Принюхался, почесал затылок и что-то беззвучно прошептал. Из могильного мрака донесся сварливый голос:

- Я все слышала. Еще раз про мою маму такое ляпнешь, я твою прабабушку верну на пару месяцев. Посмотрим, как взвоешь...

С другой стороны портала зажегся огонек, и к мистеру Данбартонширу медленно приковыляла высокая статная женщина с оттенком аристократизма на худом бледном лице. Колдун недовольно потеребил мочку уха и забубнил, не здороваясь:

- И сколько можно? Неделю уже ни один портал создать не могу, все дороги к тебе ведут! Даже фруктов Сашеньке не купить, до Африки никак не доберусь!

- Бегать от меня не надо, и все наладится, - отрезала Смерть. - Я тебя, дурака старого, просила по-хорошему. Зайди в гости, угомони приятелей своих. А ты лишь хихикаешь над просьбами старой женщины... Пришлось звать по-плохому... Пока мне не поможешь, о прогулках в другие миры можешь забыть. Ну и про отдых на Тихоокеанских пляжах тоже...

- Да при чему тут я! - занервничал мистер Данбартоншир. - Не мои это демоны, не мои! К хозяину их иди, с ним разбирайся! Я тут при чем?!

- Кто им рассказал, что на берегу Стикса отдохнуть можно? Кто надоумил?.. А раз ты к этому руку приложил, тебе и отдуваться. Не знаю, шашлыки они жарят, или еще чем занимаются, а у меня уже голова болит от жалоб. Вполне приятные мертвецы вместо вечного отдыха вынуждены бежать без оглядки, когда эта кодла рогатая шампуры разгружает и верещит на всю округу...

Чернокнижник пожал плечами, но аристократическая дама была непреклонна:

- Я жду еще месяц, не больше. Вопрос не урегулируешь, перейду к более жестким мерам...

- Так фрукты же... - промямлил старик, но Смерть лишь усмехнулась в ответ:

- Сашенька уже вполне взрослая, легко с этой проблемой справится. Или я ей помогу. Девочка хорошая, поспособствовать твоей ученице совсем не жалко...

После чего повелительница мертвых поманила колдуна "пряником":

- А если поможешь, я тебе подарок сделаю, царский. Личный балахон великого мага древности, самого Тиамата! Мне щеголять в этом не по статусу, засмеют. А ты разные древние диковинки любишь, наверняка оценишь... Смотри, даже с оборочками...

И костлявая рука развернула сияющий золотыми молниями балахон, обшитый по краям рукавов и подола замысловатым кружевом. Старик подался вперед, глядя загоревшимися глазами на столь ценную вещь:

- А поменяться?! Давай лучше меняться! Я тебе...

- Поможешь мне - получишь в качестве оплаты. Не поможешь - я Харону подарю. А он скряга страшный, никогда у него выторговать не сможешь.

И уже почти растаявший призрак погрозил на прощание пальцем:

- Месяц, колдун, месяц жду. А потом будешь родственников встречать. Всех, кто мне тут хуже горькой редьки надоел...

- Это бесчестно! - заорал во тьму мистер Данбартоншир, но портал схлопнулся, избавив мир мертвых от потока ругательств.

* * *

- Кочерыжка старая, - ворчал специалист по черной магии, надевая валенки с калошами. - И ведь как повернула: "Ты им рассказал, ты их привел...". Хе! Мало ли что я говорил и где... Так нет, прицепилась, как репей... Да еще родственниками пугает... Хотя, тут она права, мои родственники кого угодно напугают... Даже меня... Придется на старости лет решать чужие проблемы... Чтоб тебя...

Набросив на плечи любимую штопаную фуфайку, предусмотрительный волшебник соорудил дыру и нырнул на присыпанный пеплом луг. Покрутив головой, прислушался к крикам с берега полноводной реки, и не торопясь направился в сторону веселья.

Рядом с ярко пылающим костром сидела разношерстная компания: краснокожие демоны, рогатые чертенята, опутанные клубами дыма призраки и разного рода нечисть. Тамада, громогласно произносивший заковыристый тост, увидел подошедшего гостя и подавился на слове. Кто-то из чертей так же разглядел колдуна и обиженно протянул:

- Ну вот, отдохнули. Принесла нелегкая...

- И вам не кашлять, - миролюбиво ответил мистер Данбартоншир и устроился рядом с огнем. - Разговор есть...

* * *

Но беседа не заладилась с самого начала. Обступив колдуна, вся свора Люцифера верещала, брызгала слюной и била себя копытами в грудь:

- А по какому праву?! Мы что тут, лишние, да?! - запальчиво орали демоны. - И вообще, это общие земли, общие! Пусть она документы покажет, что нам тут бродить нельзя! Там ей ходить нельзя, тут хвостом воду не мути, лодку у Харона не смей трогать и рыбачить - ни-ни! Надоело!!!

- Так ведь много мест хороших, где можно... - пытался направить беседу в более конструктивное русло старик, но нечисть упорно сопротивлялась:

- Нам нравится тут! И вообще, пусть боссу жалуется, ты тут при чем?

- С нее станется, пойдет ведь, - загрустил колдун.

- Как придет, так и уйдет! Шеф сказал, что еще раз к нему заявится, он косу в одно место засунет, чтобы не кляузничала!

- Косу?.. Похоже, она все же сходила, - мистер Данбартоншир припомнил странную косолапую походку Смерти. Сделав для себя заметку в памяти, вздохнул, артистично развел руками и произнес: - Ну, ладно. Раз вы такие упрямые, раз старую женщину и ее постояльцев не жалко... Что тут поделаешь, пойду я тогда. Хотя хотел было договориться, выкупить мир и спокойствие, можно сказать...

- С тобой договоришься, как же, - заворчала толпа, но самый нетерпеливый призрак уже пытался заглянуть в оттопыренный карман фуфайки. - А на что меняться будем?

Колдун поднялся и веско произнес:

- Вы меня знаете, все без дураков, серьезно... Вы больше тут не ошиваетесь, а я научу защищаться от содержимого этой бутылки.

На раскрытой ладони засиял глиняный пузырек, украшенная серебряным крестом. Ловко откупорив крышку, чернокнижник плеснул пару капель на подвернувшегося под ноги черта. Тот густо задымил и с воплем рванул в реку. Толпа шарахнулась в разные стороны, оставив старика в одиночестве. Подождав, пока паника чуть уляжется, потомок шотландских жуликов максимально честно улыбнулся и задал ключевой вопрос:

- Ну, как, нравится предложение? Сделка?

* * *

- Без дураков, прямо тут, на месте продемонстрирую. Научу, покажу, дам возможность проверить. Но - слово чести. Раз пообещаете, то никаких прогулок больше по берегам Харона. Мне с местной хозяйкой отношения портить совсем не хочется. По рукам?

Демоны долго совещались, шушукались, пихали путающихся под ногами чертей. Наконец, согласились, опасливо косясь на крошечный бутылек.

- Гудрон тащите, самый лучший. И палочку из любой ведьминой метлы, - скомандовал старик. Не успел он произнести последнее слово, как натужно пыхтящие рогатые бестии уже приволокли огромный котел с булькающим раскаленным варевом, а миг спустя откуда-то с небес донесся истошный вопль:

- Что же вы делаете, ироды?! - И в руки колдуну сунули растрепанную метлу, украшенную цветными ленточками. Крякнув от неожиданности, мистер Данбартоншир посмотрел вокруг и ткнул пальцем в самого непоседливого чертенка:

- На нем показывать буду... Хорошенько его гудроном обмажьте... Или даже лучше - макните пару раз, чтобы весь был покрыт, от рогов до хвоста... Так, отлично... Теперь смотрите, какой знак я под хвостом нарисую... Все видели? Повторить сможете?.. И самое главное! Теперь палочку надо вставить...

Участливо полюбовавшись на выпученные глаза чертенка, старик похлопал его по прогудроненному загривку и щедро вылил остатки бутылки на спину. Жидкость зашипела и потекла вонючей массой вниз. Но рогатая нечисть стояла при этом молча, продолжая пучить глаза.

- Вопросы, господа демоны и прочие?.. Нет вопросов... Как видите, все согласно заключенному договору. Защиту я продемонстрировал, научил, знак вы записали и вызубрили, про палочку не забыли. Думаю, вам этой метлы надолго хватит... За сим позвольте откланяться... Ах, да, попрошу тут прибрать как можно быстрее. И без лишнего шума. Как и обещали...

И мистер Данбартоншир исчез в мастерски созданном портале, оставив озадаченную толпу разглядывать дымящегося подопытного. Наконец, огромный демон с заросшей бурой шерстью грудью просипел:

- Работает... Точно работает... Это же какие возможности...

Но криволапый черт с обломанными рогами желчно ответил:

- Ты что, Карловича не знаешь? Это тот еще жук... Вспомни, как он себе целую армию мертвых выторговал? И чем закончилось? Когда назад попросили, отправил всех, до единого. Вместе с пушками, танками, пулеметами и прочей дрянью. Как они по Аду катались, до сих пор зашпаклевать дыры не можем... Я все еще в обморок падаю, как где рядом "Чудо-Юден" услышу!.. На коленях потом умоляли, чтобы забрал раз и навсегда.

- Думаешь, он нас надурил?

Демон взял подписанный договор, попробовал на зуб, поцарапал когтем печать.

- Вроде все честно... Вот чертеняка стоит, остатки палки выколупывает. От воды из бутылки его защитили. Договор слово в слово стариком выполнен...

- Не знаю, - вздохнуло недоверчивое порождение тьмы. - Но кажется мне, что дурят нашего брата. Только понять не могу, как... Где старик мог бутылку наполнить? В деревне? Вроде церковь у них там стоит... Надо проверить. Айда, парни, прямо сейчас и убедимся, пока гудрон горячий и метлу не выбросили...

* * *

Ранним утром сельский священник сидел на крылечке мистера Данбартоншира и отпаивался ядреным квасом. Сашенька участливо подливала в трясущуюся кружку очередную порцию и слушала, как бородатый служитель культа шепотом рассказывает:

- Ты не поверишь! Всякого в жизни повидал, особенно, как твой учитель в деревне появился! И драконы у нас бегали, и мертвецы бродили, и другое всякое... Но чтобы зайти ночью в храм, а там вокруг чаши со святой водой толпа рогатых, в грязи перемазанных... И у каждого палка... И даже представить невозможно, куда они ее себе засунули, бесстыдники!..

Когда гость ушел, девушка вернулась в избу и застала колдуна за примеркой обновки. Посмотрев на то, как великий и ужасный знаток магии и крючкотворства крутится перед зеркалом, ученица строго спросила:

- Ты что, чертей научил святую воду не бояться?

- Вот еще! - фыркнул старик. - Я разбавленной кислоты в бутылку налил. Ей и брызгал... Что я, законов нерушимых не знаю?! А эти лоботрясы поверили, как дети малые... Ты спала, а я на поленнице сидел рядом с церковью и смотрел, как батюшка их кадилом и ковшом охаживает. Криков было... Но ведь все по честному! От содержимого бутылки защитил? Защитил, кислота гудрон не взяла. Значит, как и договорились... А кто там про святую воду подумал, это уже не мои проблемы...

- Хвостатые злопамятные, поквитаются, - предупредила мистера Данбартоншира Сашенька. - И хоть ты букву договора выполнил, но смысл сумел переврать и вывернуть. Такое не забывают.

- Мелочи, - рассмеялся колдун. - Ты лучше посмотри, как со мной Смерть расплатилась! Какой шикарный балахон древнего бога подарила! Самого Тиамата! А ты говорила, что с кружевами никто не носит...

Девушка тихонько опустилась на лавку и с грустью посмотрела на довольного собой чернокнижника.

- Носят, дедушка, носят... Тиамат, вообще-то, была женщиной. Богиней. А богини платья любят носить. С оборочками...

Мистер Данбартоншир застыл перед зеркалом и долго разглядывал свое костлявое отражение. Потом вздохнул и аккуратно снял подарок.

- Ты смотри, никому верить нельзя... Всяк честного колдуна надурить норовит...

Потом бережно свернул обновку и положил на колени Сашеньке:

- Знаешь, может ты его себе возьмешь? Вещь все же ценная... Ушьешь там, или еще что... Не зря ведь бабушка Смерть такую вещь нам отдала... А я пойду пока книжки почитаю... Про богов... Шумерских и прочих... Где там у нас детская энциклопедия стояла, с картинками?..


30. Бабушка мистера Данбартоншира

- Да где же они?! - величайший колдун современности тоскливо переспросил сам себя и вновь заглянул под кровать. - Вот сюда клал, сюда, как сейчас помню... И где они?!

На крыльце кто-то зашумел, звякнуло ведро, и в избу зашла Сашенька, любимая ученица ужасного и могучего чернокнижника. Удивленно посмотрев на разбросанные по комнате вещи, поставила в угол коромысло и присела на лавочку.

- Собрался куда, дедушка?

- Да, так... - засмущался мистер Данбартоншир. - Хочу на недельку-другую отъехать, отдохнуть... А то забегался...

- А чего всклокоченный такой?

- Валенки потерял, - приуныл старик. - Помню, что под кровать ставил, а найти не могу...

Девушка взглянула в угол кухни, и войлочная обувь с блестящими калошами медленно подлетела к учителю.

- Ты их на печку ставил сушиться. Видимо, совсем замотался, если такие мелочи забываешь... Действительно, надо отдохнуть.

Потомок шотландских чародеев мигом обулся, сгреб разбросанные вещи в сундук, с трудом захлопнул крышку и уселся с победным видом сверху.

- Значит, меня не ищи, я сам весточку дам. Попозже... Если кто спрашивать будет, то уехал я срочно по делам. По очень важным делам... Куда - специально не рассказываю. А то если ты знать будешь, то и она узнает.

- Она - это кто? - улыбнулась любимая ученица.

- Да бабка моя! - в сердцах выдохнул старик. - Тоже потомственная... Это она первая в кости Смерть лихо обыграла, и та побежала со мной знакомиться и спрашивать, откуда у нас таланты такие завелись. Так и познакомились...

- И ты от родной бабушки хочешь удрать? Ну, дела-а-а-а...

- Знаешь, я с ней уже сотни лет знаком, а ты ни разу пока не видела. Поэтому позже обсудим. По свежим впечатлениям...

Колдун помахал на прощание рукой и исчез вместе с сундуком. Хлоп - и будто его никогда и не было. Потом в воздухе проявилась взъерошенная голова и добавила напоследок:

- Пироги она тоже любит. С черникой.

И мистер Данбартоншир окончательно растворился, отправившись в "срочную командировку по неназванному секретному делу".

Сашенька пожала плечами и стала хлопотать по хозяйству. Бабушка, не бабушка - а обед надо было готовить, да за личной трудовой армией присмотреть, что от скуки вчера вместо парника вырыли окопы полного профиля в огороде...

* * *

Вечером в дверь аккуратно постучали, и в избу шагнула затянутая в черный латекс интересная дама неопределенно-молодого возраста.

- Здравствуйте, - поздоровалась незнакомка, с интересом разглядывая убранство кухни и замершую за книжками девушку.

Ученица ужасного и могучего удивленно посмотрела на красивую гостью и ответила:

- И вам здравствуйте... Чем могу помочь?

Женщина замялась на секунду, потом ослепительно улыбнулась и ответила:

- Карловича ищу. Мне сказали, что здесь живет.

- Дедушки нет. Он по делам уехал... И приворотное зелье больше не варит. Как последнюю пробу на коровах испытывал и от пастуха, потом месяц бегал, так и не варит больше, зарекся...

- Сколько раз непутевому говорила, чтобы траву сушил сначала, а потом варил, но все как об стенку горох, - вздохнула незнакомка. - Внучок у меня торопыга, ему до результата добежать надо как можно быстрее, а тонкости осваивает, когда головой в стену воткнется...

- Внучок?! - ошарашено переспросила Сашенька, начиная догадываться. - Простите, так вы...

- Данбартоншир Мердэг Рэналфовна. Можно просто бабушка Мэри, мне так проще...

И женщина присела за стол, кокетливо поправив мелированную челку.

* * *

Не смотря на неопределенный возраст, Мердэг Рэналфовна оказалась на удивление милой дамой. Она деликатно не вмешивалась в дела Сашеньки, но с радостью готова была помочь в любых вопросах. Как-то незаметно за неделю девушка с ее помощью разобрала накопившиеся завалы, до которых не доходили руки...

Заново крашенная изба весело смотрела на свежеасфальтированную улицу широкими окнами. В новом коровнике мычали телята и пара коров, а работящие скелеты осваивали тонкости дойки. Даже завалы древней корреспонденции из сарая бодрая бабушка рассортировала, успев попутно ответить на сотню поздравительных открыток и пометив, кто из адресатов окончательно упокоился.

Молодая хозяйка просто светилась от удовольствия, получив высшую оценку своим магическим способностям. Мало того, мудрая колдунья проинспектировала груду круг и добавила немало волшебных манускриптов из своих запасов, расписав подробно рекомендации по дальнейшей учебе. Поставив точку в длинном списке, она удовлетворенно констатировала:

- Каким бы лоботрясом не был мой внук, но учить он умеет. Талант, ничего не скажешь. Все его воспитанники стали очень приличными магами, а ты при должном старании переплюнешь их всех месте и каждого по отдельности...

Но самое неизгладимое впечатление гостья произвела на оберста с его пустоголовыми бойцами.

В первое же утро она выстроила верную гвардию мистера Данбартоншира на смотр и устроила показательную порку.

- Где знамя? Я спр-р-р-рашиваю, где ваше знамя?! Что за армия без знамени? Не знаете?! Молчать!!! Отвечать будете, когда я разрешу!.. Бардак, вам даже знамя не доверили! Вы посмотрите на эти ямы по краю огорода, что это?! Я спрашиваю, что это?.. Окопы? Окопы?! И вы это называете окопами?! Мой дед еще при походе на римлян копал лучше!.. Где стрелковые ячейки, где бревна и доски для укрепления стен, где перекрывающиеся сектора обстрела? Где блиндаж для командования с тройным накатом? Где, я спрашиваю?! Ма-а-алчать!!!

Грозно скрипя латексом, бабушка Мэри шагала перед испуганно застывшими рядами и грозно разглядывала заиндевевших скелетов. Лишь оберст позволял себе осторожно заглядывать в глубокое декольте, изображая при этом почтение к вышестоящему начальству.

Отобрав у ближайшего бойца старый "шмайссер", дама неопределенного возраста заглянула в ствол и поманила пальцем командира. Достав белоснежный батистовый платок, провела по казеннику и драматическим шепотом спросила:

- Оберст, вы что! Как можно так опуститься! Ваши ребята даже оружие не чистят как положено... А если завтра война? Если хвостатые юдены посмеют напасть на нашего любимого Карловича?.. Чем вы будете отбиваться, лопатами?..

Скелет в золотой каске был готов рассыпаться на части от позора. Но, посчитав, что нужный уровень понимания и осознания глубины падения достигнут, бабушка Мэри вернула автомат и кратко обрисовала ближайшее светлое будущее:

- Я вами займусь. Сашенька вас разбаловала, а внучек никогда командовать не любил, пустил все на самотек... Значит, так... Эти филькины ямы на огороде засыпать. Чертежи парников и теплиц я вам дам... За ночь приведете матчасть в порядок, утром проверю еще раз. И если на платке где-нибудь останется хоть пятнышко, вы, мой милый оберст, его сжуете перед строем... А фортификацией займемся на следующей неделе, после сельхоз работ. Бетоном и танковыми "ежами" я вас обеспечу...

* * *

Провожали Мердэг Рэналфовну с оркестром. Оберст договорился со старостой деревни, и теперь на улице гремела начищенная медь. Парадный караул демонстрировал отполированное оружие и заслуженное ударным трудом черное знамя с черепом и костями. Командир мертвой армии промакивал пустые глазницы подаренным батистовым белоснежным платком. Милая дама неопределенно-молодого возраста лучезарно улыбалась и раскланивалась с провожающими, смущая селян соблазнительными формами. Расцеловавшись напоследок с Сашенькой, бабушка Мэри растаяла белоснежным облаком, оставив после себя лишь слабый аромат дорогих духов...

Вечером домой осторожно заглянул мистер Данбартоншир. Убедившись, что любимая родственница уехала, он воспрянул духом и выволок из портала многострадальный сундук. Быстро распаковав вещи, придирчиво оглядел кухню и отправился на улицу. Через час вернулся назад, ошарашенный увиденным, и задумчиво устроился за столом.

- Эвон как... И ведь предупреждал, что она у меня ни минуты без дела не сидит... И теплицы новые, и парники... И парни подтянулись, никакой расхлябанности... Да... И Михалыч все адресок просит, письмо-другое черкнуть...

- Дедушка, ты как с дороги отдохнешь, за дровяник сходи, оберст там на последней тренировке бункер закончил, - попросила Сашенька. - Посмотри, может куда приспособим, а то Мердэг Рэналфовна не пожалела, двадцать эшелонов бетона на стройку пригнала... Ребята пообещали тебе подарок делать, про какие-то Wolfschanze и Vergeltungswaffe* говорили. Посмотри, оцени, порадуй их...

- Схожу, схожу... Обязательно... Оберст уже хвалился, что каких-то чертей или сатану ** выменял... Надо посмотреть, что за обновки...

- И еще, - девушка засмущалась, но все же продолжила: - Ты когда старосте адрес будешь писать, и меня не забудь. Я тоже потом письмо напишу. А то не решилась попросить сама, теперь и не знаю, куда весточку отправить...

- Дам, дам, - проворчал мистер Данбартоншир. - И обычный, и магический, пиши сколько хочешь... Налюбоваться не смогли... Чего там смотреть? Вон, телевизор включи и смотри, сколько хочешь... Почти на всех каналах...

Щелкнул пульт, и на голубом экране показалась бодрая бабушка колдуна, сияющая латексом в свете софитов:

- Like a virgin, hey

Touched for the very first time

Like a virgin

With your heartbeat next to mine... ***


* Wolfschanze - "Волчье логово", ставка Гитлера во Второй мировой войне. Vergeltungswaffe - "Оружие возмездия".

** Сатана - РС-20, SS-18 или "Satan" - тяжелая межконтинентальная баллистическая ракета.

*** Madonna, song "Like a virgin"


31. Призрак мистера Данбартоншира

- Какой идиот придумал, что из любой ситуации можно найти выход? - мрачно задал риторический вопрос мистер Данбартоншир, потомственный колдун, чернокнижник и просто хороший учитель милой девушки Сашеньки. Не дождавшись ответа, он грустно вздохнул, подпер подбородок ладонью и уставился через окно на залитый солнцем двор.

Не успел обладатель стильного черного балахона отдать дань хандре, как в избу вернулась ученица. За утро девушка успела заглянуть в гости к соседям, приготовить борщ, испепелить невесть откуда взявшихся колорадских жуков на сельском поле и выполнить еще тысячу мелких дел. Быстро накрыв на стол, молодая волшебница наконец заметила кислое выражение лица мистера Данбартоншира и удивилась: утром старик строил планы на содержательный вечер у старосты деревни, Михалыча. И было совершенно не понятно, что успело стрястись за столь короткий промежуток времени.

- Дедушка, не приболел? Может, после вчерашних жареных грибов живот крутит?

- С чего бы? - буркнул колдун, продолжая разглядывать бодро колющих дрова домашних скелетов. - Что я, немощный совсем, чтобы от мухоморов животом страдать?

- Тогда что случилось?

- Да призрак меня беспокоит, призрак, - поморщился как от зубной боли мистер Данбартоншир. - Помнишь, месяца два назад один из местных депутатов приезжал, просил новую машину освятить. Совсем они там в своей районной думе забегались, света белого не видят. Где я, и где освящение? Проклясть могу, а чтобы у нашего священника хлеб отнимать...

- Помню, - согласилась Сашенька, устраиваясь напротив старика. - Был такой, пухленький, суетливый. Потом ругался еще на околице, что только зря по буеракам машину колотил.

- Точно-точно, о нем и толкую... Так на днях он из бани возвращался и на первом же повороте с соснами бодаться вздумал... Сосны выстояли, а он и машина - в лепешку... В ад бедолагу не пустили, говорят, у них и без того мусора всякого накопилось, не продохнуть. В рай он даже и подняться не смог, столько на душу принял за прожитое... Приплелся сюда, на жизнь жаловаться. Засел в подполе и стонет, бестелесный...

- А проблема в чем? - удивилась девушка, аккуратно выгребая остатки гущи из тарелки. - Ну, призрак, эка невидаль. Может, немного занудный, так и не такие гости бывали. Выпроводить, и все дела...

- Жалко, - потупился чернокнижник. - Я никак вспомнить не могу, шептал ли что ему в след, когда он уезжал, или нет... Сомневаюсь, не я ли косвенно в его смерти виновен...

- Знаешь, если бы ты за каждого пьяного был в ответе, у тебя бы здоровья не хватило проклятья раздавать! - рассердилась Сашенька. - Погостит день-другой твой бывший депутат, и пусть гулять идет, в город или еще куда. Нечего ему в деревне делать, здесь мигом к батюшке сволокут, а тот на изгнании духов руку уже набил благодаря тебе.

Старик помялся, потом нагнулся и тихо прошептал:

- Знаешь, он бы и рад уйти, да жадность его держит... Я там горшок разбил, где египетское золото держал. Прихватил с собой, когда лет триста назад путешествовал по Африке. Так горшочек и валялся. А на днях брагу переливал и ненароком хлопнул... Что-то собрал, но часть монет так по полу и валялись... Ну, мне не жалко, лежат и лежат... Одну даже Михалыч на память взял, очень ему морда отчеканенная понравилась... Так этот призрак недоделанный как золото увидел, так и засуетился. Карманов у него нет, поэтому он наглотался кругляшей и сидел довольный на бочке. Посветишь на него лампой, а от пуза зайчики по всему подвалу скачут...

Усмехнувшись, мистер Данбартоншир покосился на люк в подпол и продолжил:

- Только забыл, бедолага, что с монетами через стены не пройдешь. И теперь тыкается внизу, а выбраться не может. Уже и с разбегу пробовал, и потихоньку - все никак не выходит. А монеты отдавать жалко... Вот и сидит... И боюсь, что так просидеть он и месяц, и два, и год сможет...

- Мне не жалко, - отмахнулась ученица, убирая грязную посуду со стола.

- И мне... Но занудный он слишком. И Михалыча жалко. Как заглянет в гости, да в подпол за брагой полезет... Нет, он мужик нервами крепкий, староста деревни, как-никак. Да и повидал у нас всякого... Но призрак в подполе - это уже ни в какие ворота не лезет. Да и не замок у нас, чтобы всякие духи по углам сидели... Вот и не знаю, что с ним делать...

* * *

Бывший депутат оказался не только занудным, но и мелкопакостным. Не имея возможности удрать с "позаимствованными" деньгами, он стал всячески досаждать хозяевам избы. Сквашивал свежее молоко, норовил пихнуть под локоть в самый неожиданный момент, назойливо звенел золотом ночь напролет и просто старательно отравлял жизнь окружающим. Дело дошло до того, что миролюбие мистера Данбартоншира закончилось, и он решительно отдал призрака в крепкие руки командира трудовой мертвой армии:

- Держи, оберст. Вы к одному виду относитесь: что скелеты, что духи неупокоенные. Разберешься... Задача: добыть кровно заработанное, потом можно будет и спровадить незваного гостя. Половина монет - твоя...

Бравый вояка отсалютовал и уволок в недавно отстроенный бункер пленника. Уволок, чтобы через неделю вернуться обратно и развести руками:

- Дикий субъект, Карлович. Что только с ним не делали, не помогает. Готов погибнуть, но захваченное не отдаст... Правда, если с ним разобраться кардинально, то и награбленное сгинет.

Мистер Данбартоншир недовольно поджал губы и двумя пальцами взял измочаленного призрака.

- Чтобы я из-за этого недоразумения, не сумевшего как следует умереть, еще и египетскую добычу потерял? Вот еще...

И колдун достал с полки свои самые ужасные книги, к которым запрещал даже прикасаться любознательной ученице.

* * *

Через месяц инфернальных сполохов, распугавших всю округу, великий и могучий гений потусторонних наук сдался. В борьбе с жадностью и упрямством победу одержать не удалось. Пятнадцать тускло блестящих монет остались глубоко запрятанными внутри изжеванного гостя. Даже приглашенная на посиделки Смерть не смогла его заставить отдать чужое золото.

Сашенька, большую часть времени старавшаяся не попадать взбешенному колдуну под руку, решилась узнать, чем именно озабочен ее наставник. Выслушав экспрессивную характеристику бывшего депутата, девушка улыбнулась и переспросила:

- И это вся твоя проблема? Убивать призрака жалко, а без твоего золота он и уходить не хочет?.. Тоже мне, нашел о чем печалиться... Слушай, что я придумала...

Выслушав помощницу, Мистер Данбартоншир почесал затылок, потом усмехнулся и достал с полки стопку бумаги с чернильницей. Нацарапав несколько слов, сунул бумажку в карман и откинул крышку подпола, куда временно сослал заключенного.

- Слышишь, чудо позолоченное? Мы тут тебя спасать идем... От тоски и печали...

* * *

Поздним вечером Михалыч снимал пробу с только что открытого бочонка с бражкой. Закуской крепкому напитку служили соленые маслята и история про призрака. Староста аккуратно выпивал очередную стопочку и, степенно разглаживая усы, переспрашивал:

- Выпроводили, говоришь? И он до последней монетки все вернул и умчался?.. Интересно, чем ты его так увлек?

- Предложили бывшему депутату в столицу податься. Стать там самым надежным хранителем чужих сокровищ. Представляешь, взламывают банк, открывают самый большой сейф, а внутри - дух... В костюме с искрой, галстуке и начищенных ботинках. Размером с полподвала. Отъевшийся чужими деньгами и золотом... И ему хорошо, и нажитое непосильным воровством в безопасности... Я пообещал, что его там с лучшими рекомендациями пристроят. Из провинции приведений пруд пруди, а чтобы с официальным письмом, от имени уважаемых людей и с визитками коллег по партии... Пришлось даже с ним в столицу наведаться, несколько визитов сделать... Так что договорились. Ради столь блестящей карьеры мои монеты вернул, на новые капиталы нацелился...

- Да, впечатляет... И ведь не убьешь его никак, и не зашантажируешь...

- Именно. Самая надежная кубышка... Правда, я господину Иванову позвонил, предупредил... Чтобы наш бывший глава района и близко там не показывался... Все же в хороших мы с ним отношениях, не хочу разорять человека...

- Это как? - не понял Михалыч.

- Элементарно, - тихо рассмеялся мистер Данбартоншир. - Тут маленькая метафизическая хитрость. Из призрака что-нибудь достать можно, если только он захочет. А так - хоть огнем жги, хоть кислотой поливай - ничего не получишь... А чтобы наш бывший депутат кому-нибудь хоть грошик вернул... Так что, будет теперь в столице самое надежное хранилище. Бездонное и безвозвратное. Навсегда...


32. Внук мистера Данбартоншира

Далеко за полночь великий кудесник и дипломированный специалист магических наук, почетный и уважаемый мистер Данбартоншир тихо поднялся с пуховой перины и неслышной тенью прокрался к двери в соседнюю комнату. Там жила любимая ученица, девушка во всех отношениях здравомыслящая, талантливая и работящая. К сожалению, в последнее время молодая хозяйка ходила сама не своя, но упорно уклонялась от разговора по душам, что сильно беспокоило колдуна. Он даже попытался незаметно погадать на судьбу, тасуя свежераспечатанную колоду, но карты упорно путались, вторя столь же сумбурным мыслям старика.

Осторожно постучав, мистер Данбартоншир приоткрыл дверь и тихо спросил:

- Сашенька, чего плачешь? Что стряслось?

Девушка промолчала, но упрямый чернокнижник решил не сдаваться, вошел и пристроился на краешке кровати.

- Давай, рассказывай. Мы все же родные люди, с кем еще бедой-кручиной поделиться? Кто еще помочь может?

Хрупкая ладошка осторожно смахнула слезинку, и еле слышный голос произнес:

- Дедушка, у меня мальчик будет... В конце лета... Ты нас не прогонишь?

Колдун не понял и удивленно переспросил:

- Мальчик? Откуда?..

Девушка испуганно сжалась и прошептала:

- Я в город ездила, к подруге. С молодым человеком познакомилась... Думала, он хороший, честный... А вышло по-другому... Но ты его не ищи, я все пути-дорожки разорвала, все воспоминания запутала... Пусть живет как знает, мне до него дела больше нет... Только ты не прогоняй...

Мистера Данбартоншир долго молчал, потом осторожно погладил Сашеньку и вздохнул:

- Горюшко ты мое, неразумное... Сколько уж вместе под одной крышей прожили, а все никак поверить не можешь, что твой дом здесь. И никто тебя обратно на улицу не погонит. В моей семье родственниками не разбрасываются, как бездомными котятами... Даже не думай...

Аккуратно поправив одеяло, колдун ласково улыбнулся и пробормотал:

- Мальчик, говоришь? Значит, внук у меня будет. Внучек... Это хорошо... Если в тебя пойдет, славным волшебником вырастет... Спи, не волнуйся, все будет хорошо. Давно бы сказала, и плакать бы не пришлось... Спи, отдыхай...

* * *

Аристократического вида дама аккуратно провела точильным камнем по краю косы и осторожно потрогала кромку. Потом спросила, не оглядываясь:

- Что встал, как будто чужой? Проходи, садись... У вас там под солнцем очередные идиоты войну начинают. Вот, приходится готовиться...

- Да-да, дела, заботы, - невпопад ответил мистер Данбартоншир и замялся, пытаясь подобрать слова.

- Не тяни, занята я. Что стряслось?

- Внук у меня будет! - огорошил Смерть чернокнижник. - Вот, попросить хочу...

- Внук? - дама удивленно вздернула бровь. - И как это вышло? Мальчика где нашел, в ученики определить хочешь?

- Нет, - досадливо дернул плечом гость. - Дочка моя приемная мальчика ждет. В конце лета родить должна. Вот я и хочу попросить...

Фарфоровое лицо расползлось легким дымом, обнажив оскаленный череп:

- Знаешь, колдун!.. Сколько тебя знаю, но чтобы ты с этим ко мне пришел! Я детишек когда встречаю, готова весь глупый мир лично уничтожить за столь вопиющую несправедливость... А ты хочешь, чтобы я Сашеньку так обидела, невинную неродившуюся жизнь отняла?! - Смерть медленно встала и замахнулась косой: - Да я быстрее...

- Ты о чем? - не понял невыспавшийся старик. Потом сообразил и вскочил, вцепившись худыми руками в накидку собеседницы: - Что?! Да я тебя за мою доченьку, знаешь!.. Я тебе!..

Дремавший в сухих кустах демон приоткрыл один глаз и лениво посмотрел в сторону доносящихся криков. Потом вскочил, выпучившись, и похлопал себя по морде, чтобы убедиться в реальности происходящего. Еще через мгновение он уже материализовался рядом с Люцифером, горячо нашептывая ему на ухо:

- Конец света наступил! Честно-честно, хвостом и рогами клянусь! Проклятый колдун и хозяйка Стикса сцепились насмерть! Только клочки во все стороны летят!.. Конец света, не иначе!

* * *

Через полчаса уставший мистер Данбартоншир сидел на опаленном огнем камне и, тяжко отдуваясь, зло косился на огромную фигуру в изодранном плаще. Смерть аккуратно заматывала изолентой сломанную рукоятку у косы и осторожно трогала челюсть, проверяя сохранность шатающихся зубов. Потом убрала пострадавший инструмент и покаянно склонила голову:

- Извини, Карлович, это я заработалась. Ляпнула, не подумав... Действительно, сколько тебя знаю, как мне могла такая мысль привидеться... Говори, что именно хочешь?

- Я попросить хотел... Долго живу, врагов разных было и много. Вдруг кто на малыша что замыслит... Так ты мне дай знать, если что, хорошо?

Вновь приняв вид немного помятой аристократической дамы, хозяйка гордо встала и пообещала:

- Не трону твоего внука, даже не волнуйся. И Сашеньку успокой, что все будет хорошо. Считай, что это подарок вам от меня.

Старик чуть помялся, потом стыдливо огляделся и прошептал:

- И еще... Ты не можешь подсказать, что мне прикупить надо для малыша? Ученице точно не до поездок сейчас будет, а я в этом ничего не понимаю... Может, проконсультируешь?..

* * *

- Чем могу помочь? - ярко накрашенная молодая продавщица жеманно надула губки и брезгливо сморщила носик на застывшего посреди зала гостя в длинном черном балахоне, расшитом белыми черепами. Покупатель внимательно посмотрел на девушку и спросил:

- Милая, у тебя детей сколько? Хоть один есть?

- Что?! - возмутилась обесцвеченная "менеджер по продажам" и фыркнула: - Да как вам не стыдно! В ваши-то годы и...

- Дура, - недовольно насупился мистер Данбартоншир, - что за день такой, никто с первого раза простейших вещей понять не может... Как ты можешь мне чем-то помочь, если за малышами не ухаживала и знаний в твоей бестолковке ни на грош?.. Не верещи, ты мне лучше другого продавца найди, кто не только ценники по слогам читать умеет.

Директор магазина, материализовавшийся на обиженные крики молодых кадров, порылся в памяти и вспомнил, как именно этот странный посетитель два года назад скупил для местных детских садов все игрушки в магазине и на складе. Поэтому ловко подхватив старика под локоть, он повел его в сторону, бормоча на ходу:

- Не волнуйтесь вы так, глупая она пока, молодая слишком, мы у нее из премии вычтем... Не надо? Хорошо, наоборот, премируем... А рожавшую я вам сейчас найду. У нас, например... Да хоть Тамара Анатольевна, почти мать-героиня... Вот и она... Сколько у вас, Тамара Анатольевна? Двое?.. Трое?! Подумать только!.. Даже лучше... Помогите уважаемому покупателю определиться с... Что вы там хотите купить?

Потомственный чернокнижник важно достал из-за пазухи рулон исписанных обоев и ткнул пальцем в первый пункт:

- Сначала про это проконсультироваться хочу, Тамара Анатольевна... Что порекомендуете?

Директор поманил надувшуюся молодую продавщицу и прошептал:

- Двери на запор и табличку "Учет"! И быстро, одна нога здесь, а другая уже там!.. Нам сегодня будет некогда еще кем-нибудь заниматься...

* * *

Поздним вечером бесконечно довольный собой мистер Данбартоншир демонстрировал ученице бесконечные стеллажи с покупками в ярко освещенных казематах бункера, вырытого под огородом.

- Смотри, и "Логово" оберста пригодилось, ничто под дождем не намокнет и в сарае муравьи не сгрызут! Тут тебе и памперсы, и простынки, и распашонки всякие! В эту комнату если пойдешь, то фуфайку надень, тут холодильник поставили для детского питания... Это я с мясокомбинатом договорился, насчет холодильника. Им пару драконов на охрану, а то ночами повадились у них собак травить, и тащат потом все, кому не лень... Попробуй теперь отравить дракона: он и приманку слопает, и воришку заодно... Хе... Значит, холодильник... Это вот договора из Африки. Я там пару озер с чистой водой сделал, они в обмен фрукты свежие нам будут давать... Что еще?..

Сашенька прислонилась к плечу наставника и поблагодарила:

- Спасибо, дедушка... Это так приятно, что ты о нас с малышом заботишься... Хотя, зачем столько всего? Этих припасов на целый город хватит!

- Ничего, главное, чтобы все под рукой было. А из чего вырастем, в деревне раздадим или в район отправим. Не волнуйся, не пропадет...

Колдун хлопнул себя ладонью по лбу и помахал рукой:

- Оберст, иди сюда! Чуть не забыл про тебя... Что ты хотел показать? Какой подарок мы должны посмотреть?

Скелет, наряженный в позолоченный шлем, строевым шагом промаршировал к девушке и отвесил церемонный поклон:

- Хозяйка, разрешите поздравить вас с таким волнующим событием! Можете не сомневаться, мы еще с большим рвением будем охранять ваш покой!.. А теперь я представлю наш скромный дар... Ребята очень старались...

Одетый в запасной балахон колдун вздрогнул и тихо переспросил:

- Это что такое, оберст?

- Пока вы драконов меняли, я бульдога взял. Жалко животину, траванули... Но мы с парнями подумали, что зря костям пропадать... Вот, собрали... Зубы на титановый сплав заменили, когти тоже... В хвост лазер встроили, а в череп - радиостанцию. Лучший охранник для малыша получился! И не потеряется никогда...

Сашенька присела и ласково потрепала по отполированному черепу скелет барбоса. Тот радостно замотал хвостом, украшенным шикарным бантом. Потом молодая волшебница улыбнулась ошарашенному учителю и произнесла:

- Не хмурься, дедушка! Отличный подарок, правда... Оберст еще седло маленькое смастерит, и твой внук сможет кататься на подарке... Будет у него своя волшебная лошадь... Сам понимаешь, у колдунов и чародеев все не как у людей, пусть привыкает... К Шарику... Слышишь, Шарик? Будешь у нас за ездовую собаку...

- Шарик? - с трудом перевел дух мистер Данбартоншир. - Ладно, пусть будет Шарик... Но если уж такое чудо нам подарили, пусть и шлем сделают. А то непорядок выходит: вся трудовая армия в шлемах и с орденами, а барбос остался обделенным... Награду потом получит, когда заслужит. А шлем - чтобы завтра к утру был!.. Может, я его в шлеме меньше пугаться ночами буду...

* * *

Вечером Сашенька сидела на крошечной веранде, покачиваясь в кресле-качалке и разглядывая заходящее солнце. Рядом пристроился до невозможности важный и озабоченный потомок великих шотландских кудесников, составлявший пространный список гостей.

- Правильно говоришь, на сами роды мы никого звать не будем. Ну, и потом, пока за два-три месяца втянемся, попривыкнем, руку набьем... И нужно будет гостей звать, иначе не поймут... Одина с его викингами, родственников моих, демонов поприличнее... Так, еще кого не забыть?..

Мистер Данбартоншир подозрительно покосился на избу и задумался на мгновение. Потом просветлел лицом и снова забормотал:

- Нет, не поместимся... И чего я глупостями занимаюсь?! Сами в гости поедем! От одного к другому, заодно внук мир посмотрит. Чего дома в четырех стенах сидеть?.. Именно так!.. И в Египет к фараонам скатаемся, и акулу половим, и вообще... Нам же столько нужно будет ему показать, столько приключений впереди ждет!.. Эх!.. Придется на пенсию выходить, срочно... Где я еще столько свободного времени найду, если буду работать?.. На пенсию, решено... С внуком...

И старик счастливо заулыбался. Глядя на его довольное лицо, заулыбалась и девушка. Положив одну руку на увенчанную начищенной каской голову Шарика, другой она погладила округлившийся живот и прошептала:

- Я жду тебя, мой хороший. И дедушка ждет, и оберст с ребятами. Мы все тебя ждем. Потому что мы одна семья и мы дома... Не волнуйся, у нас все будет хорошо. И вокруг тебя раскинулся удивительный мир, который ты сможешь изучить во всех подробностях. Мне кажется, тебе тут понравится. А еще у тебя будет долгая и интересная жизнь, наполненная приключениями. Потому что ты мой сын и внук великого волшебника... А это дорого стоит... Мы ждем тебя...


33. Пенсия мистера Данбартоншира

Староста деревни с грустью смотрел на суету во дворе мистера Данбартоншира. Шустрые скелеты сновали белыми муравьями между домом и сараем, изредка исчезая в провале бетонного логова, скрытого под лопухами. Блистающий позолоченной каской оберст что-то докладывал озабоченному колдуну, водя костистым пальцем по длинному списку. Похоже, грозное обещание чернокнижника завершить трудовую карьеру и отправиться на пенсии в круиз - грозило сбыться с минуты на минуту.

Подняв облачка пыли, по дороге промчался Шарик - когда-то верный сторож мясокомбината, а нынче будущая ездовая костлявая собака еще неродившегося малыша. Ткнувшись клыкастой мордой в штанину гостя, барбос мотнул черепом, украшенным каской с рожками, и ловко протиснулся в щель под калиткой. Следом подошла Сашенька, навещавшая знакомых на другом конце деревне. Поздоровавшись, она с улыбкой посмотрела на опечаленного соседа:

- Михалыч, что стряслось? Пчелы медом не балуют, или погода не нравится?

- Да ладно тебе, смеешься над стариком!.. Привык я просто к Карловичу. Ума не приложу, как без него буду?

- Раньше же жили?

- Прадеды наши жили. А он тут, почитай, уже лет сто пятьдесят обретается, если не больше... Сколько себя помню, он был рядом... И на тебе, учудил на старости лет - на пенсию! И ладно бы, если на огород время стал бы тратить или еще куда, а так... Эх...

- Отдохнуть он хочет, от забот и тревог. И внуку мир показать... Ты же его непоседливую натуру знаешь...

Сосед лишь отмахнулся: знаю, само собой. Потом погладил недавно покрашенный ладный забор и спросил:

- А хозяйство на кого оставляете? Я слышал, что про вашего бабуина очень нехорошо Карлович отзывался. Хотя Баббу ходил, просил, даже с рулеткой грядки мерил.

- Ходил. Обещал присматривать, а сам уже высчитывал, где пальмы с бананами посадит... И не он один ходил... Михайловна все к коровнику приглядывалась, твоя супруга в парниках мерки снимала... Я думала, дедушку удар хватит, он все никак определиться не мог, кого на хозяйство оставить... Да и ты, Михалыч, тоже спрашивал, хорошо ли ульи у дальнего забора встанут.

- Ну, спрашивал... Мало ли... У меня пасека далеко, а у вас за забором вон луг какой замечательный. Медоцвет сплошной.

- Поэтому дедушка подумал, подумал и решил по-своему...

Староста покосился за спину, где уже начали собираться крестьяне, и проворчал:

- Решил он... Так и не сказал, что удумал... Только удочку попросил меня смастерить. И зачем мне удочка? От ульев медведей отгонять?

Неожиданно калитка распахнулась, и на дорогу вышел сам виновник переполоха. С довольной улыбкой оглядев толпу, мистер Данбартоншир произнес короткую речь, оставившую жителей деревни в окаменевшем состоянии:

- Братцы! Давно я с вами бок о бок живу, много всего было за эти годы... Но пора, пора мне на пенсию, пора на заслуженный отдых. Да и дела домашние время свободное отнимают... Поэтому прошу не обижаться, а пожелать нам доброй дороги и оставаться в добром здравии! Всех благ и прощайте, не поминайте лихом!

Бодро развернувшись, колдун поманил за собой Сашеньку и направился во двор. В полной тишине лишь чей-то одинокий голос успел затормозить чернокнижника на краткий миг:

- Карлович! А с домом-то что решил? На кого оставляешь? Или лотерею устраивать будем?

Мистер Данбартоншир хитро улыбнулся и погрозил пальцем:

- Это куда же вы старого пенсионера выгоняете? Из дому да на улицу?.. Нет, ребята, я к нему привык. И к теплицам моим, и ангару с боевыми роботами. И к трудовой армии своей, что в бункере на ядерных боеголовках чай кипятят... Поэтому я подумал и решил... С собой возьму. И дом, и огород. Выну землицы вниз саженей на триста, и сделаю летающим островом. И хозяйство при мне, и в гости добираться удобно. А яму заполню хорошей водой, деревья с лавочками и травкой по краю наколдую - и будет в деревне свой пруд. С рыбой... Михалыч уже даже удочкой озаботился... Берите с него пример.

Помахав на прощание рукой, чрезвычайно довольный собой старик вернулся во двор. Поклонившись остолбеневшим соседям, следом ушла и Сашенька.

Прекрасно зная добрый и отзывчивый характер селян, мистер Данбартоншир не стал тянуть с отъездом ни секунды. Не успела захлопнулась калитка, как земля слабо задрожала, и ввысь медленно поднялся аккуратно вырезанный кусок земли, гордо увенчанный избой, сараями и теплицами, огородом и ветряной мельницей. Весь участок колдуна, очерченный забором, взмыл ввысь, оставив после себя бездонную яму.

Как только новый рукотворный летающий остров поднялся повыше, под ним блеснула зарница, и вместо черного провала на краю деревни появилась ровная водная гладь, окруженная высокими деревьями и кустами, с посыпанными кирпичной крошкой дорожками и расположенными в тени деревянными скамьями. В звенящей тишине было слышно, как в пруду громко шлепнула хвостом крупная рыба.

Выглянув вниз, любимая ученица великого и ужасного потомка шотландских колдунов сложила руки рупором и крикнула на прощание:

- Не волнуйтесь! Вы же знаете дедушку, он долго на пенсии не усидит! Как только по миру попутешествуем, так все и вернемся! До свидания, не забывайте нас!

И, роняя комочки земли, остров набрал скорость и скрылся в сияющей небесной синеве.

Мрачный староста деревни покосился на супругу, застывшую с открытым ртом, и решительно рубанул ладонью воздух:

- Вот и обзавелись... Теплицами... И пчелкам новое место нашли... Кар-р-р-рлович... Ну, погоди, вернешься ты еще, я тебе припомню...

Огромный кузнец подошел к пруду, зачерпнул кристально чистую воду и напился. Потом оглянулся и ехидно спросил Михалыча:

- Ты-то чего недоволен? Забрал он свое, честно нажитое. И даже подарок нам напоследок сделал... Рыбалка тут будет просто замечательная... А ты бы лучше рассказал, что за бочки вы вчера в подвал грузили с колдуном? Не с брагой-ли, часом?

- Какие бочки? Приснилось тебе это, мила-а-ай!.. И вообще, дел у меня полно, а я тут с вами расхолаживаюсь...

И, поддернув сползшие штаны, довольный собой староста далекой сибирской деревни пошел домой, к пчелам. Потому как угадать, когда именно вернется великий и могучий пенсионер, было совершенно невозможно, а на пасеку надо было наведаться. Ведь любому здравомыслящему человеку известно, что подаренная соседом брага лучше всего потребляется под тонкий ломоть хлеба, на котором лежат пахучие медовые соты....

Хотя, правды ради, стоит согласиться с кузнецом. Рыбалка на пруду была и в самом деле отменная. Но это уже совсем другая история...



Оценка: 9.00*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3 (новая версия)"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) I.Eson "Атар"(Научная фантастика) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Нить души. Екатерина НеженцеваБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Сердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваВ плену монстра. Ольга ЛавинПоследняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)Помни меня...1. Альбина Новохатько I
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"