Борисов Олег Николаевич: другие произведения.

Сталь (Туман-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чужие знания не подарили спокойной жизни. Они лишь подарили кровь, смерть и стальных монстров в небесах. Но куда как хуже, когда в войны престолов вмешивается чужой игрок, который готов уничтожить и фигуры на доске, и само игровое поле. В мир летающих островов пришли темные времена...

Книга полностью в магазине Андрея Круза.

  Олег Борисов
  Трилогия "Туман"
  
  Книга вторая
  Сталь
  
  Привыкший сражаться не жнёт и не пашет,
  Иных хватает забот
  
  Дом Ветров - Сага О Наёмниках
  
  Пролог. О том, как начинаются великие дела
  
  - Я хочу тебе кое-что показать.
  Седовласая женщина, дремавшая на крохотном топчане в углу жарко натопленной комнате приоткрыла глаза и недовольно посмотрела на незванного визитера. Позади были бессонная ночь, ругань с вождями вольных племен и ожидание возможного удара мечом в спину. Теперь хотелось как никогда покоя. Чуть-чуть. Самую малость. Но - ...
  - Что тебе? До завтра не может подождать?
  - У тебя сегодня еще встреча. И завтра с утра. И еще, и еще... Я хочу, чтобы ты это видела. Это не просто важно. Это меняет все.
  Похожий на высохший скелет лысый мужчина распахнул широкую горловину сумки и достал оттуда грубо выстроганную деревянную лодочку. Поколдовав с привязанными сверху брусками, отпустил суденышко и оно зависло в воздухе.
  - Это - наш будущий корабль. Любой. Хоть плетенный из лозы, хоть склепанный из железных листов.
  - Мы это уже обсуждали. Я знаю - вы с Нуттом способны поднять в воздух хоть целый город.
  - Да, можем. А теперь то, что я нашел в старых записях алхимика.
  Гость ловко нажал крохотную деталь у хвоста модельки, выдвинув бумажные лепестки на тонких спицах, будто распустил одним движением широколапый цветок клевера. Раздался легкий щелчок и белые лепестки начали медленно вращаться, набирая скорость. Висевшая на уровне груди лодочка застыла на мгновение, а потом тронулась в путь, переваливаясь с боку на бок.
  - Мы можем поднять стальной корабль. И можем заставить его лететь, куда надо. Без ветра. Без сложных машин. При помощи артефактов из обогащенной руды.
  Повелительница стылых угодий на дальнем севере Тронных островов проследила, как деревяшка уткнулась в бревенчатую стену и задумчиво прошептала, вспоминая терзающие каждую ночь кошмары:
  - Да, вас с Брокком надо было сжечь до того, как все эти хитрости стали известны у нас. Сталь в руках куда как честнее, чем ваши "громыхатели" и чудовища, способные сожрать мой мир.
  - Но... Ты же сама хотела...
  - Поздно тушить костер, когда пожар охватил весь лес. Надо лишь направить пал в другую сторону, тогда есть шанс спастись...
  Подцепив лоскутное одеяло, женщина свернулась клубочком и накрылась с головой. Потом приподняла край и скомандовала:
  - Лодку спрячь. Не нужно делиться нашими секретами с кем попало. И дай мне поспать. Все детали расскажешь завтра вечером, когда я вернусь со встречи с вождями и пожирателями болотных ящеров... Можешь пока посчитать, сколько времени нам понадобится, чтобы слепить твоего железного монстра.
  Гость спрятал модель в сумку и отправился к выходу. Аккуратно закрывая дверь, он успел услышать, как Ледяная Ведьма бормотала себе под нос:
  - Вы еще попомните "глупая тряпка, оставившая место у очага". Я вам в глоту это забью, вместе с зубами. И проглотить заставлю... Всем, от Форкилистада до Южных графств. Кровью умоетесь, кто заранее сдохнуть не успеет. Все...
  
  
  Глава 1. Фигуры на доске
  Жаркий воздух маревом висел над столицей. Серые облака пыли окутывали ровные ряды солдат, гремевших железом вдоль выстроенных трибун. От пряного запаха цветов, украсивших низкое ограждение, свербило в носу и хотелось без конца чихать. Но разнаряженные гвардейцы, застывшие вдоль толпы горожан, стоически изображали из себя каменные изваяния и лишь крепче сжимали украшенные цветными флажками пики. Чихнуть или свалиться от жары на глазах короля - это верная дорога на границу, в какое-нибудь вонючее болото. И не видать тебе, солдат, ни столичных кокоток, ни премии за выслугу. Вот и терпели...
  Барб-Собиратель к своим семидесяти все еще походил на высокий иссохшийся дуб: крепкий старик с аккуратно подстриженной буро-серой бородой. С гордостью разглядывая марширующие перед ним полки, монарх шептал себе под нос:
  - Вот они, вот мои молодцы! Ага, давай, ножку тяни, тяни... Я с вами успею все острова под одной короной собрать, все, до последнего кусочка... И никто вякнуть против не успеет, никто...
  Сгрудившиеся позади прихлебатели настороженно пытались по спине повелителя угадать, какой комментарий лучше всего можно подать в сторону проходивших мимо пехотинцев. С абордажниками понятно - любимцы Барба, перекрыли северную границу и дали прокашляться проклятым 'сыроедам'. Благодаря их неожиданным рейдам сорвано готовившееся нападение и потенциальная война ушла в разряд 'может будет - может нет'. А вот с пехотой, которую в последнее время все больше флот выгружает уже на захваченные позиции, там все сложно. Может, Его Величество им тоже благоволит, а может, как гвардии на прошлой неделе - прямая дорога в забытые всеми богами гарнизоны. Ляпнешь что про отличную выправку - и сам следом поскачешь, подальше от столичных радостей.
  Повелитель Склеенного Королевства принимал парад. Обычно в столице старались избегать подобного рода развлечений, очень уж нервно на бряцание оружием реагировали соседи. Да и как иначе, если хозяин крупнейшего государства среди летающих архипелагов в открытую заявляет, что штандарт над всеми городами будет веять один. А к кому с оружием не успели зайти, так это или ценностей у соседа маловато и не покрыть расходы на оккупацию, или армия еще способна должный отпор дать. Вот и не гремели лишний раз мечами, предпочитая тайно копить силы и стравливать толпу графов и баронов по другую сторону границы. Но сегодня...
  Сегодня Барб решил убить несколько зайцев одним ударом.
  Во-первых, еще с утра послам были вручены официальные приглашения, где в скупых строках сообщалось о вечном мире и ротации войск, которые никоим образом не должны потревожить покой чужих земель. И вся демонстрация затеяна исключительно для того, чтобы разного рода пираты и контрабандисты еще раз убедились, что власть готова свернуть голову любой вражине, как бы она не маскировалась.
  Во-вторых, в параде принимали участие часть выдернутых из опалы гвардейских офицеров, которые получили новые назначения в полевых лагерях рядом со столицей. Эдакая жирная кость богатым и уважаемым семьям, с толстым намеком о предложенном королем перемирии. Не стоит пытаться строить за спиной козни и плести заговоры. Лучше поспособствовать в покупке нового вооружения и припасов солдатикам, над которыми поставили командовать любимых чадушек. Казна не бездонная, а гвардейские полки должны выглядеть не просто хорошо, а отлично. Ну и перспективы карьерного роста у молодых офицеров будут куда как более радужными.
  И в-третьих, Барбу просто захотелось полюбоваться на армию, в которую уже было вбухано до неприличия много средств и времени. А отдачи пока особенно не видно. Хотя - это все лишь вопрос времени. Потому что направить остро отточенное лезвие выпестованной и отлаженной военной машины - один росчерк пера. Вот пусть соглядатаи и побегают, помучаются бессонными ночами, кто там следующий в планах хитрого старца.
  Перед трибуной катились тяжелые стрелометы, задравшие кургузые носы на окованных железными полосами повозках. Чуть скосив глаза на разнаряженных стрелков, лихо отдающих честь высшему командованию, сбоку от короля черной тенью возник еще один старик: господин Инквизитор центральных провинций. Хитрый паук, опутавший сетью своих шпионов не только Боргеллу, но и все крупные города в королевстве. Человек, которого прочили на должность Его Преподобия, хозяина всех тайных служб и церковных наделов. Синюшные тонкие губы прошептали, вызвав довольную улыбку на лице Барба:
  - Мастера приготовили все, что просил мой господин. Завтра с утра мы готовы показать новое оружие.
  - Ты же просил подождать до осени?
  - К осени мы готовы будем перевооружить флот. А результаты можно посмотреть уже сейчас... В монастыре все готово, ждут лишь вас.
  Обрадованный неожиданно приятной новостью, владыка Склеенного Королевства подался вперед и поднял в приветственном жесте правую руку. В ответ с площади полетел восторженный рев, подхваченный тысячами луженых глоток:
  - Да здравствует король! Слава королю! Слава Барбу-Собирателю!
  ***
  
  Злые слезы рвались на волю, но молодой парень лишь крепче сжимал зубы и продолжал идти домой, гордо подняв голову. Два проклятых дня Ягер сдавал бесконечные экзамены на знание местных ветров, на правила проводки кораблей в ближайшие порты, на тысячу мелочей, которые нужно знать будущему капитану. И все для того, чтобы получить место помощника на любом торговом судне, которые бороздят небеса рядом со провинциальной столицей. Заплатив немалые деньги за право предстать перед экзаменаторами. И ответить на все, даже самые каверзные вопросы.
  А в результате? Надменная морда чиновника в расшитом серебром камзоле и пренебрежительное: 'Неплохо для вашего возраста'. Все. Можешь проваливать.
  Ведь предупреждал старый Генрих, когда пригласил к себе пропустить кружечку пива. Говорил, что для безродного босяка с улицы пробиться в помощники почти невозможно. За подобный патент берут тысячу полновесных золотых и зачастую бумаги кладут сразу на полку. Чтобы при случае вытащить еще монет, раз уж смог на первый взнос наскрести. У династий капитанов и купцов полным-полно своих людей, кто не прочь встать к штурвалу. И на хлебную должность проталкивают своих. Таких же молодых и смелых, с правильной кровью и желанием к старости уйти на обеспеченный покой. Именно им достанутся погоны на военном флоте или форменный камзол благородного купеческого дома. Их и научат, как правильно ходить из порта в порт по давно уже устоявшимся маршрутам. А ты, босота, можешь претендовать лишь на место боцмана, цепного пса для набранной в припортовых трущобах команды. Так что нечего изображать из себя умного, только людей баламутить. Радуйся еще, что с палубы не погнали, все же южные провинции куда как спокойнее относятся к тому, кто поднялся на борт. Ближе к столице даже на сходни бы не пустили.
  Ягер мог бы и заплатить. После авантюры с захватом королевского 'золотого' галеона у него были деньги. Грязные, кровавые деньги, которые пытался украсть у личной пиратской команды Карл Вафместер. Только вот где теперь Карл? Проорал проклятья для всего мира под клещами палача. А расписки на семьсот с лишним тысяч золотом достались в итоге Ягеру. Часть превратились в звонкое золото, часть спрятаны на будущее. Огромные деньги, на которые можно свой собственный флот построить заново. Вот только нет дураков так подставляться. Тысячу монет на взятку еще бы как-то смог объяснить. Но ведь тянули бы с патентом и требовали еще и еще. А потом начали задавать вопросы, откуда у беженца с северной границы подобный достаток. Да и кому платить, этим зажравшимся ублюдкам?
  Смахнув набежавшую слезу, юноша свернул в узкий проулок и двинулся к дому. Крохотный домик, заботливо выбеленный матерью. Маленький огород, давший первый урожай. Смирная лошадка, на которой раз в неделю Ягер привозил хворост с рынка. Корова, куры и прочая мелкая живность, за которой приглядывали сестры. Брат, днями напролет возившийся в куче песка. Казалось, что вот она - спокойная и размеренная жизнь.
  Но бывшего контрабандиста влекло к себе небо. Если ты хотя бы раз поднимался к ревущим в холодной синеве ветрам, то вряд ли согласишься остаток жизни провести согнувшись среди грядок. Распахнутые паруса, звон натянутых канатов и запах 'гремучки' - вот что снится ночами. Ради этого и стоит во дворе старая летающая лодка, на которой бывшие беженцы перебрались подальше от возможной войны. И ради этого Ягер зубрил науки, подряжался за копейки на местные рейсы и старался стать своим в захудалом порту. Чтобы шагнуть на ступеньку повыше обычного матроса. Чтобы получить возможность официально встать к штурвалу и не шарахаться от каждого встречного военного корабля, когда везешь от соседей запрещенные товары.
  Хотел.
  И: 'Неплохо для вашего возраста. Но...'
  
  Уже подходя к дому юноша увидел поваленную калитку и все его проблемы тут же вылетели из головы. Сжимая в руке обнаженный нож, Ягер влетел во двор и притормозил лишь у крыльца, где сидела грустная женщина в ярком цветном платье с белым платком на седой голове.
  - Мама?! Что стряслось?
  Спрятав нож, единственный кормилец взял протянутый листок бумаги и вчитался в пляшущие черные буквы: '... Во исполнение... Именем короны... Без выплат...'.
  - Это как так? - лист выпорхнул из дрогнувших пальцев и закружил к утоптанной земле.
  - Староста портовый приходил, с солдатами. Извинялся, что так получилось. Но - королевский указ. Все частные лодки, кто не в купеческих гильдиях, будут изъяты по приказу из столицы. Торговцы могут теперь баркасы иметь не более чем одного на каждого сына, кто с патентом их водить будет. Все собранное отдают на границу, для укрепления стражи.
  - Стражи? Да они их продадут опять в Южные графства! Свои запасы повыгребли, теперь за обычных людей взялись?!
  - Я же говорю, сынок, это не прихоть местных, это с самого верху приказ... Ты только не кричи громко, а то соседи и так косятся на нас, понаехавших...
  Ягер задавил прокляться в адрес короля и постарался успокоиться. Высказать, что хочется - это можно дома, за толстыми стенами. А еще лучше и промолчать, чтобы ненароком кто не услышал. И раньше-то Барб за хулу в свой адрес легко мог отправить на плаху, а сейчас ради премии любой соглядатай с радостью сдаст недовольного. Война на пороге, еле успели север от 'сыроедов' прикрыть, как на юге уже соседи между собой сцепились. Теперь за любым надо глаз да глаз. А тем более за пришлыми. Принесло их, как перекати поле. Лето еще не закончилось, а у них уже и скотина своя, и дом подлатали всем на зависть...
  - А калитка им чем помешала?
  - Солдаты это. Сунулись к лодке, порылись. Я им говорила, что сломано все, не ходишь ты в небо, так ящик все равно выдрали, повозку прямо сюда закатили и погрузили все, что нашли. Ну и не рассчитали, когда заезжали... Староста лишь предупредил, что саму лодку надо или в порт сдать, или на дрова разобрать. И лицензию обещанную на полеты он уже выдать не сможет. Теперь такие бумаги только купцам будут оформлять.
  Обессиленно опустившись на скрипнувшую ступеньку, Ягер посмотрел на остатки выпотрошенной лодки в углу и криво усмехнулся:
  - Вот тебе и помощник капитана. А я-то еще думал, что это с меня все пытались деньги вытрясти по любому поводу. Они-то уже знали, крысы канцелярские. И все мечтали подзаработать...
  - Ты главное, не волнуйся. Мы же не пропадем. Хозяйство есть, сыты, одеты. Мельник вон предлагает тебе в подмастерья к нему пойти, на рынок муку возить или в лавке помогать.
  - Мельник? Что-то зачастил он к нам в гости, как мне кажется, - фыркнул в ответ юноша, вогнав мать в краску. - Ладно, не оправдывайся, я ведь не в упрек говорю... Но ведь чувствовал я что-то, носилось что-то в воздухе. Хорошо еще, что артефакторный ящик припрятал, оставил лишь чужие обломки.
  Вздрогнув, женщина осторожно накрыла своей ладонью руку сына:
  - Если тебя без документов в небе поймают, то штрафом не отделаешься. Это не приграничье, где вольности пока не отбирают. Здесь запросто могут и на рудники отправить.
  Посмотрев на первые яркие звезды на темнеющем небе, Ягер упрямо выдохнул:
  - Не король меня учил летать, не ему меня и на землю ссаживать. Посмотрим еще, кто полной грудью вздохнет...
  
  На следующий вечер несостоявшийся помощник капитана угощал старика Генриха в 'Трех ветрах', таверне не из дешевых, но с отличной кухней и выпивкой, проверенной не одним поколением летунов. Блестя абсолютно лысой головой, старик цедил одну кружку за другой и сокрушался о новых печальных временах:
  - Ведь надо же было удумать, всех свободных извозчиков ограбить. Меньше десятой доли за лодки выплачивают, а сами потом продают их южанам как новые. Только и слышу, что у одного потасовка была, у другого. И как людям семьи кормить? У нас же больше половины товаров с хуторов так на рынок и возили. А теперь...
  - У меня даже разбитый артефакторный ящик выдрали. И в лицензии отказали, - поддакнул Ягер, наливая в опустевшую кружку еще пива. - Ладно, хоть хозяйство какое-никакое, но ведь в самом деле, чем теперь заниматься?
  - Не знаю, - вздохнул Генрих и печально вперил взгляд в стену за спиной собеседника. - Боюсь, что и меня скоро попросят. Народу-то освободилось полно, все в порт побежали. За любую работу готовы хвататься. Кому старик нужен? Чем меня и грузчиков на складе держать, куда как проще молодого поставить. И по деньгам дешевле будет, да и поменять в любой момент можно, если кто возмущаться станет недоплатой... А про старые времена, когда я капитанам продовольствие докупал и для ремонта разное, про это уж и забыть можно. Маленьких-то судов почти и не осталось, а купцы свои галеоны теперь на королевских верфях до ума доводят. Там же и провиант берут по дешевке. Где уж мои заработки, совсем тоскливо было прошлый месяц. А теперь... Эх...
  Ягер поковырял кривой вилкой остатки овощей в тарелке и отставил все в сторону. Кусок не лез в горло.
  - Мы ведь сюда подались в надежде на спокойную жизнь. У нас чуть-чуть война не началась. Уже резали друг-друга по границе, в набеги ходили. Чудом ноги унесли. И вот - на тебе, лодку на дрова, сам как хочешь, так и крутись. Хоть снова в контрабандисты подавайся.
  - Не, это не для меня, - отмахнулся старик и обмакнул усы в пивную пену. - Даже если пинком под зад попросят, я не пропаду. Конечно, уже не так вольготно будет, как раньше, но боцмана королевского флота легко в землю не закопаешь. Еще покопчу воздух, да... Но вот тебе лучше с рассказами про вольные дела не высовываться. Это и раньше не любили, а сейчас и подавно.
  - Так я же знаю, с кем рот открывать, - попытался возразить юноша, но Генрих лишь недовольно поморщился, продолжая цедить напиток.
  - Уши есть везде, парень. И как я смотрю, власти потихоньку вольницу давят. Это еще в приграничье вашем было весело, стража сама с контрабанды кормилась и жить не мешала другим. А здесь, на югах, давно порядок навели. Как Джерд Ральс был у власти поставлен, чтоб его пузо лопнуло, так и началось. Слишком бодрые ребята по другую сторону границы живут, вот и повымели всех, кто слишком умный. За любую неучтенную лодку - плетей. А второй раз попался - так и в кандалы. Если где пограничники поймали, то половина товара им, а хозяину - штраф и разбирайся потом, каким ветром тебя в чужие облака занесло. Доходило до того, что даже купцов пытались обвинять в контрабанде, слишком уж солдатам хотелось подзаработать.
  - Так ведь кроме вас еще западные острова есть и восточные. У меня даже знакомые там были, к нам за грузами захаживали.
  - Были. Только тут ведь как. Арисы на торговле поднялся, но сейчас воюют. Их больше оружие интересует и продовольствие, а это уже ограниченные товары. Таможня такое на сторону не продает, надо у вояк закупать. Да вот после недавних чисток вояки тебя самого и сдадут. Деньги возьмут и прямиком к дознавателям и отправят. Чтобы рассказал, кому ты это решил столь опасные товары поставлять. И не укрепляешь ли врагов нашего короля между делом.
  - Да, в Арисах сейчас опасно, - согласился Ягер, доливая остатки пива из кувшина собеседнику. - Остается лишь поближе к Туманным провалам податься.
  - Пустят тебя туда, мечтай больше. Они и раньше-то себе на уме были, торговали разными диковинками и механизмы под заказ собирали. Водяные мельницы, подъемные штуки разные и прочее. Да только как с Барбом насчет выручки повздорили, так и прикрыли границы. Буромордые, что с них возьмешь. Чужой народ, не похожи на нас. И любые купцы теперь только в нескольких портах появляться могут. Остальных - судно конфискуют, команду под арест. Если не выкупили - запросто с острова могут и вниз сбросить.
  Убедившись, что старик закончил ужин, юноша добыл из кармана мелочь и выложил несколько медяков на стол. За разговором удалось выяснить все детали новых королевских указов, что лишь укрепило возникшее вчера желание. И будущие трудности пугали куда как меньше, чем возможность навсегда остаться на земле.
  - Чем больше за недоимки давят и налоги дерут, тем больше люди на рынках контрабанду покупают. Поэтому я все же подумаю насчет переезда. Своих оставлю, нет смысла их дергать туда-сюда. А сам все же разузнаю, как на западе дела обстоят. Воевать эти соседи точно не собираются. Ну и грузы они не только в официальных портах принимают. Проведаю знакомых и своими глазами погляжу. Как раз пока несколько недель еще бардак с бумагами будет, успею проскочить. К осени здесь на собственной лодке можно будет сразу в стражу лететь, все дырки перекроют.
  Покосившись на деньги, Генрих решил, что выложенных монет вполне хватит покрыть и его часть ужина. С трудом поднявшись, он постоял, чуть покачиваясь из стороны в сторону, и прогудел:
  - Я тебя всегда рад буду видеть, ты это знаешь. Поэтому заходи в любое время, если что. Ну и домашним передавай, чтобы дорожку не забывали. Я хоть и не родня, но мало ли как жизнь повернется. Хотел тебя к себе на склады пристроить, да вон как обернулось... Но лучше бы ты тележку завел и начал как предки наши по земле извозом заниматься. Не всегда мы облака бушпритом кромсали. Были времена, когда по дорогам пылили. И ничего...
  - Так ведь есть у меня лошадь, - удивился Ягер.
  - Вот именно. А за эти два дня цены знаешь как них взлетели? Многую мелочевку купцы и возить не станут, им не интересно. А кому-то надо. Вот и подумай, что лучше: голову на границе сложить или тут потихоньку зарабатывать и жизни радоваться. Тем более, что сам сказал, в наших краях войны нет и не предвидется...
  
  ***
  
  Пиратская шхуна отчаянно сопротивлялась. Единственный живой лучник умудрялся посылать один оперенный подарок за другим, не давая абордажной команде лишний раз высунуть нос за фальшборт. Капитан скрипящего при любых маневрах кораблика прижимался как можно ниже к земле, выискивая в надвигавшемся лесу спасительную проплешину. Может, боги подарят лишний порыв ветра, может дадут возможность оторваться от преследователя, столь невовремя вывалившегося из-за облаков. Только ведь к беззащитному хутору подобрались, только готовились жирного фермера за мошну потрогать - и на тебе, проклятые наемники.
  Балдсарре Строгий застыл мрачной статуей рядом с рулевым, который уже взмок ворочать штурвал. Боцман охрип рассыпать команды матросам, работавшим с парусами. Верткий пират никак не хотел подставиться под удачный залп боковых баллист, да и огрызался вполне умело. И стрелы успели ранить не одного члена команды. Еще пять, десять минут - и придется подниматься повыше, чтобы не пропороть днище о высокие стволы чащи впереди.
  - Мне это надоело, - желчно выдохнул черноволосый красавец и скомандовал, не повышая голоса: - На два румба левее. Артефакты на треть от подъема.
  - Днище не развалим? - осторожно поинтересовался замерший рядом командир абордажной команды.
  - Последний раз на этом барке по небесам гуляем, мэр уже перекупил у старого капитана. Если даже где доски поведет, пусть за свой счет и ремонтирует... Но мерзавца надо в землю вогнать, сверху горшками забросаем и хватит с него. Пустой голоштанник нам попался. Удивляет лишь, как мерзавец решился так далеко от границы нос сунуть. Вот и надо урок преподать. Деревяшка у них еле живая, сгнило все давно, так что нам лишь разок приложить и хватит...
  Тяжелый барк начал резко терять высоту, наклонив нос вперед. На шхуне испуганно заорали, но сделать уже ничего не могли: ветер почти полностью перехватил преследователь и теперь валился на старое корыто, подобно скале, несомой ураганом. Затрещали верхушки мачт, посыпались реи и оснастка. Сокрушительный удар по касательной смял переднюю часть шхуны и опрокинул ее остатки вниз, на столь близкую землю. Выровнявшись, корабль наемников начал медленный подъем, а с кормы уже полетели вниз дымящиеся горшки, готовые подарить жизнь огненным всполохам. Если кто выживет после возвращения с небес, пусть попробует горячих гостинцев.
  - Лево на борт! Паруса убрать! Артефакты на две трети! Артефакты на ноль! Якоря на товсь!
  Абордажники бросились помогать команде, ворочая тяжелые канаты и готовя корабль к остановке. Рутинная процедура: отрезать остатки чужой команды от близкого леса, сломить возможное сопротивление на пылающих обломках. И захватить оглушенных пленных, если у кого не хватило ума сдохнуть сразу. В последний месяц жители потрепанного Южного Ариса полюбили новое развлечение - показательные казни пиратов. На которых озверевшие от грабежей и насилия обыватели вымещали все накопленные страхи.
  - Первая абордажная команда - с левого борта! Вторая - с правого! Арбалетчикам - прикрыть высадку!
  Командир наемников смахнул севшего на рукав белоснежной рубашки жука и покосился на ползущие по небу облака. Погода портилась, как бы не пришлось искать место для стоянки перед надвигающимся дождем. Хотя, если головорезы постараются, то должны успеть вернуться домой. Брать с уничтоженной шхуны нечего, а коротать вечер куда как лучше в таверне, получив с города положенное вознаграждение за удачный рейд, чем в тесном трюме под падающими сверху холодными каплями.
  Значит, решено. Пожар оставим тушить непогоде, а сами подхватим выживших и прочь от запахов свинарника, которые долетают от хутора. Вот уж кому в самом деле повезло - так это хозяевам, в ужасе наблюдавшим за развернувшимся перед ними сражением. И пираты резню устроить не успели, и наемники уже бегут обратно к барку. Повезло бедолагам, даже дважды повезло...
  
  - Ну зачем, зачем ты таранил этого доходягу?!
  Кривоногий коротышка подцепил с накрытого стола кусок курицы, покрутил в руках и бросил обратно на блюдо. Личный секретарь Балдсарре мог себе позволить повысить голос на хозяина. Как-никак, а знакомы они были уже очень давно. И именно благодаря пронырливости и хитрости скрюченного 'недочеловека' капитан наемников удвоил за прошлый год капитал. Ну, заодно к загребущим ручкам тоже немало золотых прилипло, так ведь по взаимному согласию. Но сегодня...
  - Сколько раз тебе говорить, что твое место здесь, в усадьбе! Или в ратуше, если дома сидеть надоело. А не на палубе барка, который мог переломить на высоте в две сотни локтей и рухнул бы вслед за пиратом... Или шальную стрелу бы поймал, как твой боцман. Благо еще, что горлодеру в бедро прилетело, а мог бы и в глаз гостинец получить. И смысл? - Карлик добыл из кармана бумажный комок, развернул его и зло оскалился: - Груз и корабль спалили, четверых живых головорезов отдали властям. Получили пятьдесят золотых награды и вексель на провиант на следующую неделю... Пятьдесят... Да команда за этот рейд должна премиальными получить в три раза больше! Опять из личной казны платить?
  - Заткнись, Марко, - равнодушно проронил в ответ хозяин дома, разглядывая залитую ярким солнцем лужайку в распахнутое широкое окно.
  Секретарь покосился на улицу, убедился, что там ничего интересного нет и попытался зайти с другой стороны.
  - Балдсарре, дорогой... Ну вот скажи мне, чего ты добиваешься? Я не про шлюх, которых мы выгнали в прошлый раз, и не про нового скакуна на конюшне. Я про будущее. Ближайшее и долгосрочное. Хотелось бы услышать про это до того, как во время очередного рейда тебя нашпигуют стрелами.
  - Денег хочу. Много, - усмехнулся черноволосый красавчик и нашарил рукой кисть винограда на стоящем рядом резном столике. - А то поместье купить за копейки получилось, а вот с ремонтом уже как-то не складывается... Представляешь, в первую же ночь был дождь и я проснулся от воды, нагло капавшей мне прямо на голову.
  - Ремонт? Ты что, издеваешься? - казалось, карлик сейчас лопнет от негодования. - У тебя очередь стоит каждый выходной из капитанов, желающих предолжить тебе шпагу и команду под управление. Разослать их с рейдами по южной границе - они выпотрошат всю ту шваль, которая еще смеет совать нос на местные земли. Получить за охрану границы с горожан и фермеров - вот тебе и желанное золото! А еще почет и уважение!
  Оторвав ягоду, Балдсарре покрутил ее в тонких пальцах, затем кинул секретарю в лоб. Улыбнувшись точному попаданию, возразил:
  - У меня сейчас две полных роты, укомплектованных лучшими головорезами. Я собрал себе самые сливки. И еще три группы наемников накоротке, готовы взять мой контракт сразу же, как только получат задаток. А та шелупонь, что обивает пороги, их самих по границе в пылающих кораблях раскидают, толку от них никакого. Побираться у сильных и проедать бездарно награбленное... Да и не заплатит ни город, ни фермеры. У нас тут война, как ты можешь заметить. Казна разграблена, большая часть купцов считает убытки. Золото уволокли поближе к столице, скоро не обеспеченными расписками можно будет стены обклеивать.
  - Тогда что мы здесь делаем?
  Оторвав следующую ягоду, хозяин дома запустил ее в помощника, промахнулся и погруснел:
  - Мы ждем. Ждем тот самый шанс, когда созданная компания 'Мечи юга' действительно сможет сорвать банк. Не бегать за мелочевкой, а действительно наложить лапу на что-то стоящее. И поэтому мы лишь обозначаем свое присутствие на границе, отказываемся от участия в авантюрах и тратим мои скудные запасы на солдат, отложив все остальное куда подальше. В том числе - и ремонт моего нового поместья, черт бы его побрал...
  Карлик попытался было открыть рот, но хозяин наемников стремительно вырвался из кресла, тремя скользящими шагами сократил дистанцию и навис над секретарем, подобно коршуну:
  - А когда мне понадобится твой совет в областях, где ничерта не смыслишь, я тебе скажу. Ты меня понял?
  Марко помолчал, боясь стереть пот, выступивший на огромном лбу, потом все же прошептал:
  - Я не хочу снова выгребать гнилые объедки из помойных канав. Но если ты ошибешься, если твое дело развалится в самом начале, нам обоим придется искать удачу на улицах.
  - Да? Сомневаюсь, что я пойду побираться. Ты - может быть. Но я скорее сдохну на палубе, сцепившись с пиратами, чем протяну руку за подаянием...
  - Возможно. Но за твоей спиной уже шепчутся.
  - Неудачники. Пусть шепчутся. Пусть шипят в бессильной злобе. Я - первый среди всех наемных команд здесь, на юге. У нас контракт на охрану Пьяцензы. У нас стабильные поставки свежего продовольствия и регулярные выплаты. Мои люди сыты, одеты, отлично вооружены. И я не собираюсь рисковать зря в далеких рейдах. Пусть этим занимаются бездельники, обивающие мои пороги. Здесь их не ждут. Место занято. Пусть проваливают южнее, на границу. Или даже в графства, выжигать пиратские гнезда.
  Вернувшись обратно в кресло, мужчина отщипнул новую ягоду и отправил уже себе в рот. Карлик же взгромоздился на стол, пододвинув в сторону поднос с едой, затем попытался вернуться к тому, с чего начал разговор:
  - Вот я и говорю - зачем тебе самому гонять соседей? Зачем подставлять шею под случайный удар?
  - Этот дырявый кусок дерьма подвернулся нам по дороге домой. Никакого риска.
  - Расскажи это боцману. Одна проклятая стрела - и все пойдет прахом. Все! Как ты не хочешь этого уразуметь? Тебе все еще не хватает возможности помахать мечом. Ты все еще не вырос из детских штанишек и хочешь погреть кровь в драке. И это - хозяин собственного дома наемников!
  - Завидуешь? - тонкие пальцы отправили в рот следующую виноградину.
  - Я просто пытаюсь смотреть дальше собственного носа.
  - О, да. Твой выдающийся нос способен украсить любой фрегат... Ладно, не дуйся. Так что же ты хочешь увидеть там, в осенних туманах?
  - Золото, как ты сказал. А еще - власть, которая даст еще больше золота. И еще больше власти, которую можно получить за звонкие монеты...
  - Тебя не устраивает быть моим секретарем? - удивился Балдсарре.
  Соскочив со столешницы, карлик быстро просеменил к хозяину и жарко зашептал, застыв рядом с тяжелым дубовым креслом:
  - Я подыхал от голода, когда ты меня подобрал в столице. Мой отец спился, раззорившись на торговле цветами. Я же хитрил с собранными в полях целебными травами, мешал с сеном и удобрял для запаха навозом. И все это с мечтой о лучшем будущем. Которое может настать когда-нибудь.
  - Ага. А еще вернул мне потеряный в буйной пьянке кошелек, в котором было не так уж мало золотых. Кстати, почему ты это сделал?
  - Потому что я решил, что честный человек рядом с серьезным господином добьется в жизни куда как больше, чем один паршивый кошель, упавший ему под ноги...
  Бросив взгляд на закрытые двери, Марко тихо заговорил, уставившись черными горошинами-глазами на своего нанимателя:
  - Ты был простым капитаном наемников. Сейчас - хозяин своего дома, где считают за честь служить лучшие из лучших. Отлично! И это всего лишь за несколько месяцев, как ты стал заниматься 'Мечами юга'. Но что дальше? Неужели ты хочешь на этом остановиться? Заработать две, три сотни тысяч на старость. Заплесневеть в этом поместье. Тянуть одинокими вечерами вино и вспоминать о славных походах молодости...
  Помолчав, командир наемников серьезно ответил:
  - Ты у меня далеко не дурак, Марко. Совсем не дурак. Я дураков рядом с собой не держу. И ты доказал уже и свою преданность, и умение работать на нашу общую пользу... Да, если я поднимусь, тебе не придется драться с крысами из-за отходов. У тебя самого будет отличный особняк в пригородах столицы и жена, которая согреет постель и порадует долгими ночами... Но сейчас я не совсем понимаю, что именно ты хочешь от меня?
  - Я хочу, чтобы ты перестал бояться собственных желаний. Что такое две роты? Создай армию! Что такое биржа наемников? Создай империю! Возьми за глотку торговые дома. Заставь их служить тебе. Забери их золото. Их сокровища. Их наложниц и охранников. Собери оба Ариса в одно целое. Стань тем, кто будет править этими островами...
  Расхохотавшись, Балдсарре отпихнул карлика в сторону и переспросил:
  - Императором? Вторым Барбом на Арисах? И как я смогу это сделать?
  - Как? Ты сам только что заметил - идет война. Нас режут на всех дорогах, местным городам пускают кровь. Тебе даже не надо загонять их в общее стойло - они уже стоят в очереди и просят, просто умоляют, чтобы ты их защитил. Сгреби в одну кучу все отребье, что обивает твои пороги. Пусть они чистят для тебя пиратские графства. Возьми под охрану все южные поселения, которые перепуганы до смерти и мечтают найти хоть какую-нибудь защиту. Юг будет за тобой. А чуть позже можно и с севером разобраться...
  - И сдохнуть от яда или удара кинжала... Не, императором я быть не хочу.
  - Тогда стань просто первым среди всех... Слышишь? Среди всех командиров на этих землях! Ты должен принимать решения, кому дышать, а кому умирать. Кому распускать паруса, а кого гнать с палубы, словно нашкодившего щенка. Ты, а не кто-то другой!.. Тогда тебя и будет ждать почет, уважение и то самое золото, о котором мы начали говорить.
  Стерев улыбку со своего лица хозяин 'Мечей юга' поднялся, прошел мимо помощника и замер у окна, разглядывая залитый солнечным светом луг. Хозяйственные пристройки. Рощу, вставшую стеной на границе владений. Помолчал и повторил, вторя собственным мыслям:
  - Стать первым. Тем, с кем будут считаться все. И купцы. И обычные горожане. Все... От края до края... Это серьезное предложение, его надо обдумать. И решить, при помощи чего я смогу начать строить свою будущую империю.
  Порывшись за пазухой, карлик достал тонкий свиток пергамента:
  - Мне кажется, ты можешь начать с этого. Был один человек, с серьезными рекомендациями. Он хочет поговорить с тобой. О возможной войне против Барба. И о том, как оба Ариса объединить перед угрозой с запада, со стороны Скленного Королевства.
  - Барб?
  - Именно. Вся эта заваруха с Южными графствами началась с его подачи. Он подливает масло в разгорающийся огонь. А когда мы ослабнем, сожрет всех... Человек, который просит о встрече, готов предоставить тебе сто тысяч на первоочередные расходы, если ты согласишься с его предложением.
  Повернувшись, Балдсарре хищно усмехнулся:
  - Вот видишь. Репутация уже начала работать на нас. К нам уже понесли деньги, хотя мы еще даже не стали первыми из первых... Передай этому умнику, что сто тысяч я возьму за то, что просто выслушаю его. А за то, чтобы для него таскать каштаны из огня, придется платить отдельно. И много. Потому что лучшие мечи Ариса стоят не дешево... А когда я на его деньги выстрою свою торговую или военную империю, тогда мы еще подумаем, как именно все повернется... Итак - пусть несет деньги и приходит с предложением. 'Мечи юга' всегда открыты для интересных сделок...
  Направившись к запертым дверям, будущий хозяин всех наемников Ариса поинтересовался:
  - Ты со мной? Надо почаще мозолить глаза мэру и его прихлебателям. Сегодня вечером должны вешать пиратов. Самое любимое шоу в Пьяцензе последнее время. Никак не могу дождаться, когда на площади вернутся уличные артисты. Когда они прыгают на натянутой веревке, то хотя бы штаны не пачкают, в отличие от висельников. Пошли, мой великий комбинатор, развеемся...
  
  ***
  
  Вечевой Совет должен был утвердить нового вождя. Удачливого. Смелого. Богатого. И готового собрать под свои знамена остатки вольных племен ради похода... Вот тут начинались разногласия. Потому что поход походом, а лезть голым брюхом на мечи Барба желающих не было. А ведь именно южан предлагал пощипать сгинувший в междуусобной потасовке прежний ярл Локхи Скейд. Правда, стоит признать, что тогда знатно прорядили вообще всю верхушку. Угрохали и ярла, и его брата, и даже преданного советника и учителя попытались мечом пощекотать. Но Дядька хоть и был стар, но прыти не утратил. Поэтому не стал дожидаться, когда его начнут убивать, а сам умудрился взровать купленный у соседей галеон и тем знатно уменьшил ряды мятежников. Ну и за погубленную семью воспитанников заодно поквитался. Одним словом, весело тогда было.
  Беда в том, что в заварухе сгинули и самые многообещающие кандидаты на трон. Вот и получилось, что собранный к началу осени Совет столкнулся с необычной проблемой: желающих поднять знамя объединенных родов было мало. Да и те, кто выкрикивал свое имя во славу богов не могли особо похвастать ни воинской доблестью, ни удачеЙ, ни достатком. Выбери такого и начнет общую казну на любимых жен тратить. А то и вовсе поведет войска в лоб на высокие стены и там во рву и останется.
  Поэтому и ругались, тягая друг друга за бороду уже вторую неделю. Орали, дрались стенка на стенку, периодически используя что под руку подвернется. Потом сгребали в сторону разломанные скамьи и битую посуду, устраивались за длинными столами и переводили дух. Чтобы через час-другой снова сцепиться.
  У зарешеченного окошка под самым потолком мелькнула хрупкая женская фигура. Застыв на мгновение, гостья окинула взглядом очередную драку внизу, затем той же неслышной тенью отступила обратно в темноту. Сопровождавший ее телохранитель застыл мрачной скалой рядом с мягким диваном, поставленным в тайной комнате прежним ярлом давным-давно. Бывало, покойный Скейд любил посидеть под самой крышей, послушать, что именно обсуждают без него дружинники или приглашенные гости. Приглашенный из далеких далей архитектор сумел отлично выполнить требования заказчика, поэтому при желании можно было расслышать почти любой разговор, который вели внизу.
  Скрипнула невысокая дверь и внутрь медленно протиснулся человек, больше похожий на вставшие на задние лапы медведя: косая сажень в плечах, заросшая черными волосами голова, будто воткнутая в плечи без намека на шею. Руки-бревна и ноги-колоды. Варг Копченый, бывший удачливый вождь крохотной ватаги и не менее успешный купец сейчас.
  Почти половину жизни Варг ходил в походы: либо в одиночку с ватагой, либо с кем-то из родственников и знакомых. Рубился с соседями, брал на меч и топор южные крепости. Несколько раз захватывал военные корабли Барба, сметая с палубы абордажные команды. И с той же легкостью, как зарабатывал золото, так и спускал его в кутежах и разврате. Жил, будто каждый следующий день будет последним.
  В одном из таких походов здоровяк сумел захватить городскую казну, которая смутила разум приятелей по набегу. В итоге дележ перерос в драку, а потом Варга привязали к бревну и стали пытать раскаленным железом, чтобы узнать, куда именно он успел припрятать свою долю. Как именно разъяренный сыроед порвал веревки и перебил бывших друзей - история умалчивает. Но вернулся он после этого набега весь в чудовищных шрамах и новым прозвищем Копченый, которое прилипло навсегда.
  Пока полученное золото перебиралось в карманы лекарей, Варг восстанавливал силы и помогал племянникам торговать мехами. Обоих сыновей вождь потерял во время походов, жена погибла в буране тремя зимами позже. Поэтому все свои таланты воспитателя и наставника молодых Копченый тратил на многочисленных отпрысков младшего брата, периодически доводя их до бешенства нравоучениями. Но неожиданно и для себя, и для племянников оказалось, что дядюшка не только топором махать может с успехом, но и торгуется отлично, и в пушнине разбирается. Так бывший вожак ватаги открыл для себя торговлю, в которой развернулся с присущим ему напором. И уже через пять лет, к своему сорокалетию, половина сделок с мехами шли через него и нанятых им продавцов. И поговаривали, что еще через десять лет вся пушнина будет идти только с его клеймом. Которое ценилось и в Склеенном Королевстве, и в Арисах, и в Туманных провалах.
  С прежним королем Варг одно время выяснял отношения вплоть до таскания друг друга за бороды. Локхи Скейд пытался поднять налоги на торговлю пушниной, а успешный купец наоборот, требовал послаблений. В итоге караваны летающих лодок встали на прикол на целый год. И заполучив существенную дыру в бюджете, ярл пошел на попятный, оставив все как было. Конечно, Варг контрабандой обеспечил себе в те трудные дни сносное существование, но все же и ему пришлось подвинуться в требованиях. Хотя после этого инцидента обе стороны умудрялись как-то расходиться бортами и не объявлять новые торговые войны. Но сам случай получил громкую огласку и почти каждый из вольных сыроедов при случае не забывал впомнить упрямого купца и хвалился его неуступчивостью, будто сам ярла за бороду дергал. И почему-то большинство так и думало, будто к свержению прежней династии и новым выборам именно Варг приложил руку.
  На самом деле богатый хозяин собственной эскадры и ватаг охотников мечтал о другом. Копченый надеялся, что рано или поздно на Тронных островах установится надежная королевская власть, которая покочит с бесконечной вольницей. 'Сыроеды' меньше станут грабить соседей, а сами начнут развивать ремесла и торговать друг с другом. Ведь именно тогда он сможет не просто отгружать пушнину на продажу, а создаст собственную развлетвленную империю, где каждый вложенный золотой будет приносить две, а то и три монеты дохода.
  При этом Варг люто ненавидел южных соседей, в стычках с которыми потерял сыновей. Казалось бы - сам в набеги ходил, никто не звал. Но - так завещали предки, поэтому мечом помахать - дело благородное и богам угодное. А что абордажники ответили и наследников лишили, так за это пусть все скопом и заплатят. Именно эти мысли и сблизили купца с Ледяной Ведьмой. Потому как молодая жена на сносях, хорошо бы будущим детям что-то поприличнее оставить, чем просто склады с мехами. Ну и жизнь так поворачивается, что на карте скоро или лишь королевство Барба останется, или Тронные острова отобьются и соседа в бараний рог свернут. Двум медведям на одной поляне не ужиться никак.
  - Ты хотела меня видеть, Арлекера?
  - Да, Варг. Есть серьезный разговор.
  - Отлично. Кого будем убивать в этот раз?
  Седовласая женщина усмехнулась и жестом пригласила гостя присесть рядом с ней. Затем прислушалась к затихающему шуму внизу и ответила, поправив белоснежную прядь:
  - Убьют без нас. Новые вожди без мозгов совершенно. Ни договориться, ни в набег нормально сходить... Я хочу, чтобы ты мягко, как умеешь, помог им определиться с любым болванчиком, способным поднять меч и прокричать 'за мной!'. Время идет, а в набег летом так никуда и не сходили.
  - Зачем тебе набег?
  - Затем, что хоть верхушку баламутов вместе со Скейдами и похоронили, но пустоголовых все еще много. Слишком много. Все эти Вольные Кабаны, Отчаянные Медведи и Гнилые Пожиратели. Треск и болтовня там, где нужно глотки рвать. Я хочу, чтобы они убрались с островов. Да так убрались, чтобы и соседей потрепали, и сами по большей части головы потеряли в походе. Потому что без этих балбесов-переростков я смогу подобрать всю молодежь, которая пока не набралась глупостей и готова слушать, что именно им говорят старшие. И временные мелкие вожди мне будут лишь мешаться под ногами, сбивать будущих воинов с толку.. А уже с молодыми я сумею собрать осколки Тронных островов в одно целое. В единое целое.
  Варг осторожно пристроился на жалобно заскрипевший диван и уточнил:
  - На Барба? Так они давно готовы и положат нас еще до того, как первый сыроед взберется на чужую стену. Рамп все приграничье дозорами опутал, Хапран так вообще в неприступную крепость превратил.
  - Барба нужно оставить. Пока оставить. В поход этой осенью он не пойдет, не станет зря терять войска. Поэтому, если мы не вцепимся старику в холку, то и ответа не будет. А вот Арис. Северный Арис... Южный сейчас грызется с соседямм, почти все наемники там. Будь у нас настоящий вождь, мы бы захватили северные острова одним ударом, со всеми их городами, складами и тучными нивами. Урожай только начали собирать, самое время для набега.
  - Отобьются, - поморщился купец. - Нет у нас второго Локхи. Даже бледного подобия нет. А любой из дерущих глотку внизу лишь петуха по полям пустит и прелое прошлогоднее сено добыть сможет.
  - И хорошо. На жирный кусок пасть распахнут, да этим куском и подавятся. То, что мне надо.
  - А что потом? Через год, через два все равно нас ждут неприятности. Молодые пойдут за тобой, но 'громыхатели' уничтожены взрывами, 'гремучки' тоже нет. Шахты обвалились, склады разрушены. И мастера погибли. Вместе со старыми ярлами все пропало, все, что готовили для войны.
  Алрекера положила свою ладонь поверх чужой руки и прошептала:
  - Ярл и его припасы в прошлом. А у меня все, что нужно для будущего. Это у горлопанов снизу нет ничего. У меня же и мастера. И шахты. И знания... Поверь, Варг, уже через год я буду сильнее, чем все Скейды, вместе взятые.
  Огромная лапа накрыла чужую крохотную ладошку и одобрительно осторожно похлопала по ней:
  - Вот видишь. Значит - мы будем убивать. Чужими руками сейчас, чтобы расчистить тебе дорогу. А следующим летом - пойдем в поход сами. Время убивать и отдавать долги. Давно пора.
  И Ледяная Ведьма согласилась:
  - Да. Время убивать.
  Глава 2. Новый игрок
  Раскаленное жало запальника ткнулось багромыв носом в дырку и тонкое тело 'громыхателя' окуталось клубами дыма:
  - Ба-бах!!!
  Стоявший перед миниатюрным орудием строй чучел в легких доспехах покачнулся и вспучился со спины выбитой соломой. Подскочившая обслуга тут же повернула вбок станину и начала суетиться с вонючим ершиком, очищая еще дымящийся ствол от гари. Замершие рядом гвардейцы с сумрачными лицами следили за 'огневиками', чтобы никакая дурная случайность не коснулась Его Величества, самолично прибывшего взглянуть на предлагаемый товар. Господин Инквизитор отрабатывал будущее звание Старшего, был везде и всюду, показывал, рассказывал и нахваливал мастера, сумевшего воссоздать вражеское оружие. Имя умника не называлось, это и не интересовало Барба. Главное, что за потраченное золото получили результат и его можно было потрогать в живую, а не слушать бесконечные 'скоро-скоро'.
  Шагнув к соломенным солдатам, Барб с интересом поковырял пальцем дыры в нагрудных пластинах, затем заглянул каждому за спину и довольно поцокал языком. Покосившись на напряженное лицо сопровождавшего старика, король уточнил:
  - Значит, сплав подобрали и 'громыхатели' теперь можем сами лить?
  - Сплав даже улучшили, ваше величество. Как можете видеть, эта партия уже годится для установки на корабли. Отлично себя зарекомендует против абордажных вражеских команд и для захвата чужих каперов. Так же можно вооружить наши пограничные крепости, что сильно поубавит соседям желания совать нос, куда не просят.
  - И сколько уже готово?
  - Четыре для демонстрации. Я не посмел брать на себя право принимать решение в столь важном вопросе. Если испытания вы сочтете успешными, то мастерские готовы начать производство. Мастер обещает десять 'громыхателей' каждую неделю. Один-два могут при проверке быть отбракованы, но качество у нас на уровне. Одновременно с этим мои люди готовы начать обучение помощников, которые через два месяца сами начнут работу в других литейных мастерских.
  Барб покровительствоенно похлопал по пробитой пластине и направился к 'огневикам', замершим у вычищенной пушки.
  - Значит, до сорока таких малышек каждый месяц. А если постараться, то к концу зимы?..
  - Если не будет проблем с поставками руды и обучением, то к началу весны у нас будет до четырех сотен 'громыхателей'. Но это если мы потратим все заранее подготовленные припасы и цеха поставим на их отлив. Для этого придется перевести многих людей с других производств и фактически работать, как на войне.
  - А мы и так на войне, - задумчиво протянул король, медленно поглаживая теплый полированный бок. - Мы на этой проклятой войне с той поры, как соседи начали проверять железом границы. Каждый день то в одном месте стычка, то в другом. Чудо еще, что Рамп на северах смог устроить головомойку 'сыроедам' и не допустил полномасштабного нападения... Значит, около четырех сотен к весне. Или даже к лету, потому что всегда будут накладки и крики о нереальных планах... Кстати, сколько на один галеон таких игрушек хочешь поставить?
  Инквизитор покопался в пухлой папке, которые держал в руках, и добыл желтоватый лист:
  - На галеон до десяти. На барк от шести до восьми. И на шхуну до четырех. И еще надо будет стрелков обучать, но это можно и часть команд с баллист забрать, для них дело привычное... Значит, к весне мы легко укомплектуем две полноценных эскадры.
  - Две. Только две, - поморщился повелитель Склеенного Королевства и легонько ткнул локтем в бок старика, испуганно прижавшего папку к груди: - А если постараться, а? Две эскадры - это прикрыть восточную границу, не больше. У нас же таких эскадр десять. Хорошо, пусть три из них рядом со столицей и больше пока для красоты. Но остальные-то надо не обделить. Надо их срочно перевооружать, чтобы...
  - Чтобы - зачем? - неожиданно посмел прервать короля Инквизитор. Задохнувшись от собственной наглости старик все же смог проглотить комок в горле и повторил: - Зачем нам тратить огромные деньги и средства на столь поспешное перевооружение?
  - Потому что не успеем мы - нас обгонят другие, - ответил Барб, с интересом разглядывая собеседника. Обычно ставленник тайной церковной службы не пытался без спросу открывать рот. Но зато если уж и говорил что-то, то строго по делу. Дураком он никак не был. И раз посмел перечить, то...
  - Нас никто не обгонит. Столь страшное оружие было придумано 'сыроедами'. Мало того, у них этим занимался единственный алхимик, которого уничтожили вместе с собранными для войны припасами. У врагов больше нет ни 'громыхателей', ни мастеров. И нас уже не догнать. А вот потерять эффект неожиданности - это мы можем. С необученными командами, без должной подготовки... Ведь армия - это не просто оружие. Это еще и солдаты, которые готовы его использовать правильно... Позвольте, я вам покажу...
  Вернувшись к растрепанным чучелам Инквизитор продемонстрировал расстопыренную ладонь и проговорил, старательно разделяя слова:
  - По чуть-чуть игрушек, как вы назвали, на каждый корабль. Мелкой россыпью по всем эскадрам. Без должной практики, со слабо обученными 'огневиками'. Что мы имеем? - Потыкав пальцами в пробитую картечью пластину старик вздохнул: - Ничего. Ну, напугаем разве что соседей...
  Положив мешавшую папку под ноги, он аккуратно сжал пальцы в кулак и продемонстировал его королю:
  - А вот если мы поставим на галеоны не по десять, а по двадцать 'громыхателей'. И натаскаем команды за зиму. И соберем все новинки в одном месте, то...
  Сильный удар покачнул чучело. Заскрипев, торчавший из песка столб начал медленно клониться назад и через секунду соломенный 'воин' рухнул навзничь.
  - Один удар. Всеми силами... Мне нравится, - пророкотал Барб, разглядывая поверженного противника. - Если две эскадры зажмут в клещи чужую армию, да ударят всей силой... Четыреста монстров, одним раскаленным ударом...
  Шагнув к замершему Инквизитору король воткнул свой жеский палец ему в грудь и прошептал:
  - Значит так. У тебя неделя. Неделя, чтобы подготовить детальный план. Наверняка, у тебя уже что-то есть, но я хочу все в деталях. Кто, где, сколько мастерских, кто возглавит каждую. Кого бы ты хотел переманить из других монастырских цехов или даже от купцов. Сколько надо 'гремучки' для того, чтобы вести успешно бой на один день, на неделю, на месяц драки в отрыве от основных сил... Возьмешь трех моих лучших секретарей, пусть помогают тебе с бумагами и рассчетами. Но через неделю я должен увидеть всю картину целиком. И насколько трудно нам будет ее воплотить в жизнь. Потому что соседи не начали войну этим летом, но легко залижут раны за зиму и заглянут на огонек на следующий год. И я должен знать, чем и как мы их встретим. Понятно?
  - Да, ваше величество!
  - Отлично... И еще, мне тут пытались в уши дудеть, что слишком уж я тебя приблизил, что слишком много воли дал. И что на место Его Преподобия очередь желающих давно выстроилась... Так вот. Они лишь доносы строчить могут, а ты мне результаты даешь. И такие, что сердце радуется. Да еще на полгода раньше, чем я в самых смелых мечтах ждал. Поэтому - указ о присвоении тебе звании Старшего подпишу сегодня же. И можешь быть уверен, что будет у тебя все хорошо. Нам надо два года, чтобы дерьмо у границ разгрести. Как закончим - получишь новое назначение. Заодно всю гору пасквилей, что на тебя кропают. Будет возможность гнилые языки повыдергивать.
  С трудом сдерживая эмоции одетый в черный костюм старик склонился перед Барбом. Медленно выпрямившись, Старший Инквизитор прошептал:
  - Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы оправдать оказанное доверие.
  - Знаю. И верю... Поэтому - считай, во что нам обойдется будущая война и начнем с благословения богов. То, что ты вместе с Рампом на севере вырвал жало у ядовитой змеи - это ценно. А то, что чужое оружие смог мне вручить, это ценно втройне...
  
  Весь текст полностью...
  Глава 3. Новые ветра
  
  Поздно ночью Торелла вышел в коридор, переодевшись в свою любимую одежду. Темно коричевые длинные кудрявые волосы прикрыл беретом, кожанные бриджи заправил в высокие по колено сапоги, а поверх красной рубашки накинул куртку с нашитыми железными пластинками. От серьезного удара она вряд ли была защитой, но от ножа вполне могла спасти.
  Обернувшись к ожидавшим его в коридоре, хозяин поднял свой зажженный факел повыше и произнес речь, которую пытался репетировать всю неделю перед попойкой:
  - Мы долго ждали, чтобы наши голоса были услышаны! Но старые капитаны лишь готовы были посылать свои команды на убой. Ради денег, ради личного обогащения! Пора этому положить конец! Мы сами возьмем судьбу в свои руки! Мы покончим с этой тиранией! Мы - новые капитаны!
  Радостный рев перекрыл визгливый голос. Огни факелов метнулись в стороны под порывами ветра, когда заговорщики двинулись топающей гусеницей к лестнице, ведущей на нижние этажи. Там, в переполненных залах вповалку спали самозванные бароны, графы и герцоги. Все те, кто пил сегодня на дармовщину, отмечая прошлые победы. Те, кого молодые волки из их же экипажей решили принести в жертву. Чтобы занять их место. И убрать столь незначительную помеху перед тем самым личным обогащением. Ничего личного. Всего лишь деньги...
  
  Весь текст полностью...
  Глава 4. Жестокий север
  
  Крохотный жук медленно опустился на каменный парапет и задумался, куда бы ему направиться. Сидевший на скамейке стражник лениво подтолкнул ярко зеленую кроху грязным ногтем и поморщился: жарко. Вроде как осень вот-вот должна начаться, а жарит, будто самая середина лета. И даже облачка завалящего нет, сплошная синева. И стаи птиц... Птиц... Хотя для перелета рано пока, с чего бы...
  - 'Сыроеды'! - разорвал тишину в крепости перепуганный вопль. - Флот с северо-запада, больше сотни кораблей!
  И следом за криком загремел набат, поднимая охрану и выгоняя всех из прохладной караулки на солнцепек. Пограничная крепость суматошно готовилась к обороне.
  Из ворот на полном скаку вылетел всадник и помчался в порт, который выстроили между разросшимся городком и военным поселением. Еще пятьдесят лет тому назад Эйзин никто и на карте бы найти не смог без подсказки. Но потом растущая торговля превратила ровное поле на краю деревни сначала в крохотный порт, а потом как по взмаху волшебной палочки деньги изменили все вокруг. Выросли красивые белые дома по бокам мощенных камнем улиц. Вспухли раздутыми боками корабельные эллинги. Со стапелей раз в месяц поднимались в небо грузовые суда, тут же включаясь в бесконечный круговорот перевозок. Крепость перелицевали скальными блоками, подняв стены повыше и украсив верхушку щербатыми зубцами. Ну и торговля на двух рынках в Эйзине теперь не затихала ни на день. Пушнина от соседей, лес с ближайших лесопилок, горы фруктов и ворох тканей. Все, чего душа желает. И минимальные пограничные пошлины, которые давали возможность купцам заработать куда больше, чем у жадных до чужих карманов таможенников Барба. Вот и рос и хорошел с каждым днем город. Пока не зашелся в надсадном звоне набатный колокол.
  Медленно разворачиваясь в небо поползли два сторожевых галеона. Вестовой успел предупредить охрану в порту и теперь пузатые корабли тянулись все выше, чтобы прикрыть крепость сверху от возможной бомбардировки. Еще четыре легких шхуны лихорадочно сгребали экипажи и ловили каждого, кто оказался в этот неудачный день в порту. Вертким небольшим шхунам нужно было отгонять легкие драккары пиратов, если те вздумают сунуться поближе к городу. Проблема лишь в том, что дежурные команды галеонов почти в полном составе всегда честно тянули лямку, занимаясь или ремонтом, или погрузкой купеческих судов поблизости. А вот на других кораблях с дисциплиной было куда как хуже. И теперь в небо могли поднять только одну посудину, с трудом собрав некое подобие экипажа. Три других шхуны так и стояли с опущенными сходнями.
  Хотя большой роли это все равно не играло. Вся заранее продуманная схема выстраивалась для отражения набега одного чужого клана. Максимум - двух. Когда крепость должны были блокировать пять-шесть драккаров, давая возможность остальной вольнице атаковать город и окрестности. В этом случае и галеоны, и шхуны вполне могли отбить чужое нападение, легко справившись с безумцами. Но никто не мог себе представить, что вечно враждующие между собой северные вольницы заглянут в гости с сотней лодок, битком набитых орущими от возбуждения головорезами. Эрик Быстроногий сполна смог воспользоваться чужими трудами. Убитый Локхи Скейд все же не зря потратил годы, проведенные на троне. И теперь в набег пошли все, кто заранее готовился к грабежу, точил оружие и сколачивал дружины. Мутная волна 'великих воинов' захлестнула приграничье Северного Ариса.
  Галеоны продержались десять минут. Они даже сумели первые мгновения прикрывать друг друга, зависнув над крепостью и ссадив удачным залпом одну зазевавшуюся лодку. Второй залп отпугнул самых нахальных, а потом какой-то отчаянный вожак врубился драккаром прямо в такелаж и обвалился на чужую палубу вместе с ватагой. Завязавшаяся драка позволила еще трем лодкам сцепиться бортами с обреченным кораблем и резня быстро скатилась в трюм. Второй галеон не стал дожидаться похожей судьбы и резко пошел вверх, спасая шкуру.
  Единственная шхуна, успевшая взлететь из порта, поставила все паруса и с попутным ветром так же рванула подальше от обреченного города. Засевшие в крепости солдаты с тоской проводили ее взглядом и пожелали матерно всего наилучшего. А потом над широким двором зависла ярко раскрашенная лодка и через борт высунулся довольный жизнью бородач:
  - Эй, железноголовые! Ярл предлагает вам на выбор два пути. Первый - это вы оставляете все доспехи и оружие, открываете ворота и пешком шуруете отсюда куда подальше. Никого даже пальцем тогда не тронем... И второй - это если кто-то сдуру вздумает в героев играть. Тогда пленных брать не будем. Сожжем все к Богам Проливов и в Дролле будут шарахаться от ваших прокопченных тушек, слово даю... Полчаса вам на сборы. Жратву и воду можете с собой взять. А все железо - прямо тут и кидайте...
  Закончив речь, 'сыроед' спрятался обратно за борт и драккар медленно пополз выше, стараясь не отлетать далеко от крепости. А над городом тем временем уже вспух первый черный клуб дыма. Высаженный десант начал заниматься любимым развлечением: отбором нажитого у местного населения, попутно отлавливая женщин покрасивее и пуская кровь тем, кто еще не понял, что власть в местных краях сменилась.
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 5. Хороший 'сыроед' - мертвый 'сыроед'
  
  На огромном поле, окруженным замшелыми валунами, топорщились под холодным ветром латанные палатки. Сотни островерхих ветхих времянок, которые так часто берут на охоту или в дальний поход, чтобы переночевать под открытым небом. Но сейчас в этом временном городе собрались тысячи беглецов от неожиданно нагрянувшей войны. Дети. Женщины. Старики и старухи. Мужчин и юношей не было. Они либо уже сгинули в далекой земле во время неудачного похода, либо спешно готовились к обороне обезлюдевшей столицы. Здесь, у древней границы, сбились к кучу самые слабые и беззащитные. Несколько старух, когда-то стоявших у штурвала драккаров, пытались организовать хоть какое-то подобие порядка. Делились теплой одеждой и одеялами, собирали у больших костров скудные припасы. Таскали из пробегавшей мимо речушки воду и готовили горячий травяной чай. И с затаенным страхом оглядывались на юг, не появятся ли там в сером мареве чужие паруса чернобоких галеонов. Не придет ли оттуда смерть, которая чуть-чуть не успела вцепиться в глотку.
  Но паруса вынырнули с севера. Пять шхун с белоснежными полотнищами скользнули с вышины и медленно стали заходить на посадку, подрабатывая широко распахнутыми рулями. И на каждом корабле на центральном парусе скалился навстречу ветру лик призрака, распахнувшего в немом крике беззубый рот.
  - Кто это? - подслеповата щуря глаза, одна из старух пыталась разглядеть гостей.
  - Ведьма. Ледяная Ведьма... Я думала, она сгинула во время взрыва в Форкилистаде. По-крайней мере ее не видели после этого, - ответила подруга, шамкая беззубым ртом.
  - Ведьма... Боги любят ее. Может, она поделится удачей и с нами...
  Легко сбежав по опущенным мосткам, навстречу молчаливой толпе двинулась седовласая женщина в кроваво-красной кожаной юбке, стегавшей ее переплетением ремней при каждом шаге. Следом молча неслышными тенями двигались четверо телохранителей - бритых налысо громил с топорами на поясах и покрытых черными узорами по всему телу.
  Остановившись перед замершими впереди старухами, Ледяная Ведьма спросила:
  - Вы стоите на границе моих земель. Я - фру Алрекера, хозяйка севера. Дальше - мой народ. А снизу - повелители ящеров, мои побратимы. Я - голос снегов и холода, которые ждут любого, кто шагнет за межевые камни. Есть ли голос у вас, вставших лагерем здесь?
  - Мы голос 'сыроедов', кто выжил, - ответила одна из старух, разглядывая исподлобья гостью.
  - Зачем вы здесь?
  - Чтобы умереть, если враги догонят нас.
  - А где ваши воины, кто обязан был защитить ваши дома? Где ярл, который обещал золото и лодку каждому, кто пойдет в поход на Арис? Где они, кто впустил врагов на порог нашего дома?
  Толпа молчала. Потому что Ведьма лишь озвучила очевидное, вытащила на белый свет то, о чем шептались по углам недовольные. Шептались, вместо того, чтобы высказаться против горлопанов, слишком многое обещавших и накликавших гнев богов на эти земли.
  - Я вам скажу. Вы и ваши вожди убили ярла Локхи Скейда, его брата и всю его дружину. Вы и ваши вожди не стали готовиться к обороне против Барба-Собирателя и помчались на край света за чужим золотом в Арис. И теперь вместо драккаров с воинами у нас лишь могилы, на которых пируют враги...
  Вытащив узкий нож, Алрекера провела им по левой ладони и подняла руку повыше, чтобы видели все. Окропив клинок каплями крови, Ведьма прокричала, чтобы каждый услышал, каждый в этой огромной немой толпе:
  - Я, фру льда и снега, тоже 'сыроед', я плоть от плоти наших камней и дух вечной ночи! Я никогда не била в спину друзьям и всегда отдавала долги врагам! И я спрашиваю вас, кто бежал от чужих мечей сюда, в холод и мрак: готовы ли принять меня как своего ярла или вернетесь обратно, к своим разоренным очагам?! Стоит ли мне заботиться о вас, как своих детях, или пожелать лишь удачи в далекой дороге? Ответьте мне, люди моего народа. И я отдам последнее каждому, кто замерзает у погасшего костра. И преломлю с ним хлеб, и поделюсь глотком воды. Потому что я есть хранитель этих земель. И если мой народ примет меня, то буду драться за все Тронные острова, пока смерть не остановит меня!..
  С огромным трудом одна из старух медленно опустилась вниз и преклонила левое колено. Опираясь на ее плечо, следом опустилась еще одна, затем еще и еще... Тихие шепотки полетели от одного к другому:
  - Это великая колдунья! Она убила своими руками всех, кто напал на семью и нарезала ремней из их спин! Она питалась печенью врагов, пока ее не нашли родственники! Она помогала старому ярлу с огненным оружием и жгла корабли Барба на границе! Она выжила в огне великого пожара и может заморозить любого, кто выступит против! Она - Ледяная Ведьма!
  Когда толпа преклонила колени, лишь несколько человек остались стоять столбами, с ненавистью и страхом разглядывая хозяйку северных земель. Ткнув в них пальцем, Алрекера приказала:
  - Берите лодку, возвращайтесь в Форкилистад. Передайте остаткам орды, которую вываляли в дерьме и перьях: я готова принять любого простым воином, если он примет мое право на жизнь и смерть. Никаких больше вольных. Никаких капитанов и вождей ватаг. Здесь лишь мое слово что-то значит. И лишь я решаю, что мой народ будет делать сейчас и потом. А кому не нравится, пусть живет сам, как сочтет нужным. И не пытается встать у меня на дороге...
  Дождавшись, когда изгнанники поднимут крохотный баркас и отправятся на юг, Ведьма помогла старухам подняться и громко, чтобы слышали все вокруг, скомандовала:
  - Разбить лагерь по походному! В каждом десятке половина детей, половина взрослых. Десятники выбирают сотника. Каждый сотник отбирает носильщиков, которые выстраиваются для получения грузов! На каждый десяток - мешок угля с кораблей и вязанку хвороста. На каждый десяток мешок солонины и мешок круп! Если у кого нет котлов и мисок - на самой левой шхуне получите недостающее! Пока не стемнело, я хочу, чтобы везде горели огни, чтобы вы могли согреться. Одеяла и палатки на второй шхуне. Утром вы должны отобрать самых слабых и малых для того, чтобы мы начали их переправлять в деревни на севере. Там уже готовы вас принять на зиму. Остальных я вывезу чуть позже... Мы - 'сыроеды'! Мы вместе и мы - справимся с любым горем! Боги любят нас!..
  
  Весь текст полностью...
  Глава 6. Ярл в юбке
  
  Мелкая снежная крупа сыпала с неба, скрывая за белой пеленой опустевшие дома столицы Тронных островов. Еще летом в Форкилистаде было не протолкнуться от смелых и отважных воинов, бивших себя в грудь и обещавших добыть все богатства мира. А сейчас только жалкие остатки великого похода, со злобой и страхом смотревшие на одинокий корабль, опустившийся на центральную площадь.
  Ледяная Ведьма ничего не забыла и специально приземлилась на то самое место, где взорвался галеон Локхи Скейда. Именно туда, где погиб ярл, мечтавший отстоять независимость 'сыроедов' от загребущих рук Барба-Собирателя. И то, насколько явно Алрекера продемонстрировала свое отношение к остальным вождям вольных ватаг, категорически не понравилось сгрудившимся перед сходнями воинам.
  Фамп-Винодел был единственный, кто сопровождал хозяйку северных камней. Даже телохранители остались на борту, мрачно разглядывая толпу внизу.
  - Ты уверена? Эти же ублюдки угробили Локхи и Таира.
  - Те, кто убили ярла, давно уже сгнили в земле. Их потроха отдирали со всех заборов после огненной тризны, устроенной Дядькой. А тут шелудливые собаки, которые боятся собственной тени. Удивительно, что за столько лет, прожитых рядом с нами, ты не научился понимать 'сыроедов'.
  - Зато я лагерь за два дня обустроил и детей вывез, - буркнул в ответ Фарм и замолк, стараясь не встречаться ни с кем взглядом.
  Седовласая женщина остановилась перез неровными рядами и спросила, скрестив руки на груди:
  - Что нужно плесени в моем доме?
  Разом смолкли все разговоры и шепотки. Мертвая тишина повисла над толпой.
  - Я спросила, что делает плесень в моем Форкилистаде? Что забыли в доме воинов трусы, которые сначала убили одно ярла ради чужого золота, затем бросили второго в Арисе, а теперь ссутся от страха здесь, на камнях великого города?
  Замершие было 'сыроеды' заорали в голос, обрушивая все кары неба на голову несчастной. Они потрясали обнаженным оружием, били себя в грудь и обещали, как порвут на части нахалку, посмевшую сказать такое им в лицо! Но только ни один из крикунов не сделал даже шага в перед, оставшись на месте.
  Чуть подождав, Алрекера подняла правую руку вверх и медленно сжала пальцы в кулак. Вслед за ее жестом крики пошли на спад и вскоре опять стало слышно, как стучит снежная крупа по кожаным доспехам.
  - Уже много лет я смотрю на то, как вырождается мой народ. Как вы жрете, пьете, тратите чужое золото. И забываете заветы предков... Что, разве когда-нибудь воины наших кланов бросали беспомощных детей и стариков одних? Что, разве когда-нибудь воины бежали, показав врагам спину? Нет, раньше такого не было. Мы дрались насмерть. И смеялись смерти в лицо. А вы... Вы предали предков. Как перед этим предали выбранных вами ярлов. А теперь смеете грабить местные кладовые, носить чужую одежду и держать в руках оружие, которого не достойны.
  - А сама! Сама-же что, самая лучшая? Где ты была, когда мы...
  - Я ковала оружие и собирала силы, пока вы занимались грабежами, а потом бежали от жалких наемников! И в отличие от вас, я позаботались и о моих людях, и о тех, кого вы побоялись защитить при нападении Барба-Собирателя. Соарис, ты, лупоглазый урод! Где твои мать и отец, а? Где они? Почему я не вижу их здесь, под защитой высоких башен у пылающего очага? Молчишь? Да потому что ты бежал сюда вместе с дружками, бросив свою семью подыхать с голода и холода на снежных полях у межевых камней!.. И пока ты набивал брюхо, они выкапывали ягель и обдирали кору с деревьев... Кто еще хочет задать мне вопрос, у кого глотка просит раскаленного свинца прямо сейчас?!
  Взбешенная Ведьма ткнула пальцем в стоявших перед ней мужчин и медленно повела из стороны в сторону, и от ее указующего жеста шарахались в сторону, будто от взведенного арбалета:
  - Я собрала всех, кто из-за вашей глупости вынужден был покинуть родные дома. Я дала им кров и пищу. Я разожгла огонь для них и поделилась припасами. Я это сделала, пока вы тешили старые обиды и кичились несуществующими победами... Я собрала юных и старых, заключила союзы с темным миром. Я приготовилась к защите моего дома. А вы лишь просрали все, что было у вас в руках. Ни драккаров. Ни добычи. Ни людей. Одни жалкие отбросы, которые по недоразумению называются 'сыроедами'... Вот только почему вы думаете, что я позволю подобной падали оставаться в моем доме? Я, фру Алрекера, хозяйка льда, объявляю, что вернулась в мой город, где буду править, согласно велению богов. Я выбрана северными кланами, я признана беглецами юга, я подняла топор войны во имя всего народа... А вы - убирайтесь прочь. Потому что толку от вас... Кто действительно дрался и готов защищать наши земли, давно уже пришли под мои знамена. И лишь этот сброд отравляет воздух своим дыханием... Тьфу на вас...
  Сплюнув, хрупкая фигурка замерла перед молчаливой толпой, насмешливо разглядывая бывших 'победителей Ариса'.
  - Можешь сколько угодно хвалиться, а мы...
  - Что вы? Что? И дальше будете лаять из-за забора, боясь высунуть нос? Слышишь ты, храбрец. Выгляни, я хоть полюбуюсь на смельчака, который отсиживается за чужими спинами... Как же так? Нет никого?.. Так я и знала.
  Минута шла за минутой, но никто не пытался продолжить беседу. Никто не хотел взять на себя тяжкое бремя переговоров. Но никто и не решался атаковать гостью. Пусть народу на площади было много, а у нее за спиной стоял лишь один корабль. Но сама всесокрушающая уверенность в своих силах ломала любую попытку сопротивления.
  - И это все?.. Тогда я говорю, а вы, падаль, слушаете. И выполняете... Сейчас вон там, на краю площади, встанут мои люди. Вы же сложите все оружие, до последнего ножа, прямо здесь. И пройдете мимо них, где каждого обыщут. Если найдут хотя бы заточенную монету, то прирежут, как паршивого пса... Потом возьмете себе пять лодок, которые я выделяю вам. Поднимете паруса и навсегда исчезнете с Тронных островов. А если вздумаете вернуться, то костер будет вам последней наградой... Мои гонцы прибыли в Форкилистад еще два дня назад. И кто умеет думать уже сделал выбор. Вы же - так и остались шпаной, которая лишь прячется за спины других и бежит при первом звуке битвы... Оружие на землю!
  Толпа заволновалась. Одно дело выслушивать в свой адрес упреки, зачастую оправданные. И совсем другое - отравиться в изгнание. И по чьему приказу? Выбранного ярла или своего вождя? Или проклятой Ведьмы, которая каким-то чудом выжила во всех неприятностях и теперь смеет вершить чужие судьбы?
  Алрекера снова вскинула кулак вверх и с двух проходов на площадь медленно двинулись заранее высаженные отряды. Многочисленные воины медленно шагали вперед, растекаясь вдоль стен домов, подобно тонкому ручейку. Разрисованные глиной мяркоты в кожаных нагрудниках, молодые 'сыроеды' в легких кольчугах, редкие битые жизнью бойцы в посеченных доспехах. Все, кто признал Ледяную Ведьму своим ярлом и принес присягу на крови. Все, кто был готов ответить ударом на удар нагрянувших врагов. И защитить свою повелительницу, чего бы им это не стоило.
  Серыми тенями поднялись на крышах домов закутанные в меховые накидки лучники. Они выстроились редким частоколом поверх, разглядывая перепуганные цели внизу. Прогремели шаги сзади на палубе и у фальшборта замерли арбалетчики, взяв на прицел бывших соотечественников, которых седовласый ярл решил изгнать из народа.
  - Оружие на землю! Вытроиться в колонну по одному и на досмотр! Кому еще не понятно?!
  Стоявший сбоку 'сыроед' лихорадочно оглянулся вокруг, замечая молчаливую стену щитов, ощетинившихся копьями, выхватил меч и заорал, бросившись вперед. Он успел сделать только три шага, когда арбалетный болт ударил в косо напяленный шлем и пробил его вместе с головой насквозь.
  Ледяная Ведьма вздохнула и уронила руку вниз. Вслед за этим на толпу обрушился первый залп.
  
  Вернувшись на корабль, Алрекера покосилась на груду шевелящихся тел на площади и приказала:
  - Добить выживших. Оружие и доспехи собрать. Тела в старую шахту, там хватит места, чтобы эта падаль исчезла и больше не заставляла помнить о них. Ни драться за своего ярла, ни сдохнуть с честью не могли. Плесень...
  
  Весь текст полностью...
  Глава 7. Дороги домой
  
  В холодной и топкой грязи стояли ряды пленных. Жижа доходила им до горла, скрывая спутанные и израненные тела. Казалось, будто какой-то шутник посадил целый огород голов и теперь ждал урожай.
  Вдоль 'грядок' медленно семенил Нарена, периодически постукивая суковатой палкой по знакомым затылкам:
  - Старый Ящер, давно тебя не видел, давно... Вот это кто у нас? Глаза уже не те. А, Потрошитель Караванов, по запаху узнал. От тебя всегда тухлятиной несет... Раз, два... Там еще пятеро... Похоже, всех соседей собрали. Кто бы мог подумать, что у меня под боком сплошь идиоты...
  Сегодня утром староста Хворостей вершил суд и расправу. Обычно такими делами занимались вожди рангом поменьше, но очень уж повод был необычный. Из набега вернулись две сотни 'сыроедов' на драккарах и молодые болотники, кто только-только нанес ритуальные узоры на кожу. Ящеров не брали, обошлись летающими лодками. И тем обеспечили стремительность и неожиданность атаки. Все, кто плевался в сторону разбогатевшего клана получили неожиданный удар по загривку. Мало кто из жителей островов опускался сюда, в вечную серость и хмарь болот. И никто из жителей сырых равнин не использовал летающие корабли для войн. Не было еще такой практики. До момента, пока старый и хитрый Нарена не попросил у Ледяной Ведьмы помощи в наведении порядка на местных кочках. Оплатив просьбу заготовленным мясом, съедобными клубнями и работниками для тайных мастерских. Алрекера союзника отказом не обидела и теперь староста разглядывал пленников, засунутых в болото для будущей беседы. Кто с головой хоть чуть-чуть дружит, имеет шанс лишь кровью с пиявками поделиться. А кто до сих пор не понял, чья лягушка громче квакает и чьи ящеры зубастее, тот по голове получит уже не суковатой палкой, а чем потяжелее. И нырнет в грязь окончательно, пуская предсмертные пузыри.
  Тяжелая и бедная жизнь на болотах выработала давным-давно свод правил, которых придерживались и оседлые племена, и кочевые орды. Женщин и молодняк в схватках не трогали. Если ты воин с отметинами клана, значит и воевать тебе до самой смерти. Но если вождь погибал в междуусобных столкновениях, то зачастую остатки бойцов вливались в ряды победителей и продолжали службу уже на благо объединенного племени. Редко когда резались до последней крови. Обычно выбивали верхушку, кто руководил жизнью соплеменников. А иногда вождя поднимали на пики и свои, недовольные или безмерной жадностью, или неудачами в походах на соседей. Именно поэтому многие из мелких деревень рядом с Хворостями просто присягнули на верность новым старейшинам, получив доступ к теплой одежде, забитым до отказа кладовым и гарантиям сытой спокойной жизни в будущем. Самым же твердолобым объяснили доходчиво чуть позже.
  По два драккара на каждую крупную деревню. 'Громыхатели', уничтожившие любую попытку сопротивления в зародыше. И смешанный десант, вооруженный стальными мечами против дубин и копий. Захватчики не потеряли ни одного человека, сумев при этом уничтожить больше сотни противников и захватив часть выживших в потасовках вождей. Женщины и дети остались под присмотром новых старейшин, а с пленниками теперь хотел побеседовать сам Нарена. Если вспомнить, что в свое время кое-кто из соседей ломал ему пальцы и резал ремни из спины, беседа должна была быть очень насыщенной.
  - Вы ведь смеялись надо мной, когда я первым предложил договариваться с легкоступами. Кричали, что отщепенцам на островах ветра давно мозги продули и нечего там нам делать. Что мы, люди воды и болот, прекрасно обойдемся без подачек сверху. Вот только я не о подачках говорил. А о союзе, который поможет в голодные зимы не давиться хлебом из молотой травы. И в обильные летние месяцы не гноить урожай, а обменивать на железное оружие, инструменты и лекарства. На все то, что превращает клан из дикарей в богатых и сильных болотников, верных своим богам и данному слову... Я это понял. А вы - нет. Поэтому я сейчас стою здесь и бью палкой по глупым головам, в которые еще можно вколотить толику чужой мудрости. Те, кто совсем твердолобый, сегодня уже отправился на корм ракам. С вами же хочу посоветоваться. Обсудить сделку. Которая может быть интересна не только Хворостям, но и вот этим раскрашенным кочкам...
  Пристроившись на ближайшем вбитом в далекое дно бревне, к верхушке которого были привязаны мостки, старик перестал балагурить и превратился в того, кем был на самом деле: жесткого и требовательного старейшину племени, чье слово посылало на смерть и могло даровать жизнь захваченным в плен.
  - Итак. Ваши бывшие жены и дети теперь мои. Они укрепят род и останутся у наших очагов, раз не смогли удержать. Но я не хочу убивать тех, кто еще способен думать. Кто готов слушать и понимать сказанное... Дальше за вашими бывшими землями дороги диких. Орды кочевников, не способных оставаться на месте больше, чем на день. Вся та нищая шваль, которая умеет лишь тащить, где что плохо лежит. Те, кто грабил ваши посевы, угонял ящеров и хвалился на торгах чужими шкурами... Я хочу, чтобы вы пришли с моим оружием и частью моих людей в другие деревни, которые лежат дальше на юг. И предложили им объединиться. Чтобы перекрыть дороги, закрыть торги и взять диких за глотку. Без дармовой жратвы и поддержки оседлых племен все эти шайки начнут голодать еще до первых морозов. И если их не станут нанимать пасти стада и латать обветшавшие заборы, то многим придется питаться тиной вместо мясной похлебки.
  Положив палку на колени Нарена диктовал свою волю, а бывшие вожди соседних племен слушали:
  - Я хочу вашими голосами предложить диким сделку. Мы дадим им летающие корабли, способные поднять на острова орду. Сотни воинов на ящерах, готовых пойти в набег. Я хочу, чтобы центральные острова Барба-Собирателя ощутили, что такое голодные болотники, умеющие на скаку попасть за сто шагов в прыгающую среди травы жабу. Я хочу, чтобы все эти лентяи и любители выпивки прошли мелкой сетью по чужим амбарам, нагрузили пустые мешки припасенным на зиму добром. Чтобы распугали зажиревших островитян. Чтобы пустили кровь уставшим от безделья солдатам. Чтобы показали, кто на самом деле хозяин внизу и наверху. А потом с добычей вернулись домой.
  Поднявшись, старик закончил, разглядывая чужие лица:
  - Если вы пойдете со мной, то возьмете под свою руку все племена на месяцы пути. Превратив россыпь деревень в города, станете вождями нового клана, подобного которому еще не было на родных болотах. А вкусившие сытой жизни бродяги рано или поздно придут под вашу руку и станут тем острием копья, на которое вы насадите головы Барба и его прихлебателей. Я же лишь помогу вам выковать это копье и тот меч, что перерубит чужую шею... Я вернусь через полчаса. Полчаса, которые у вас на раздумья. Те, кто принесет Хворостям клятву верности, станет первым из многих в великом сражении. Тот покроет себя славой, завоюет новые земли и оставит после себя сильное потомство. А кто считает, что я опять выдумываю, может и дальше сидеть здесь, в яме. Потому что большего не заслуживает... Полчаса. Ваше время пошло...
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 8. Старые долги
  
  В стену влетел очередной глиняный бокал и брызнул мелким крошевом во все стороны. Барб-Собиратель был в ярости. Даже не так - он был просто вне себя от ярости. Такого бешенства старик не испытывал давно. Наверное, в последний раз столь же дикое желание убивать и топить в крови было во время последней атаки на Вимстерр. Тогда очередной мелкий барон попытался объявить о независимости и взбаламутил город. Неожиданный мятеж позволил перебить часть солдат в гарнизоне и объявить об эфемерной независимости. В результате карательного рейда досталось и бунтовщикам, и жителям несчастного города. А потом Барб стоял и смотрел, как на кострах инквизиции корчатся сам барон и остатки его семьи.
  Сейчас же старик с ненавистью вчитывался в скупые строки доклада, а руки нашаривали очередной предмет из обеденного сервиза. Его Преподобие, тративший большую часть времени на бесконечные молитвы и заботу о скупой и сволочной душонке, неожиданно проснулся. И с удивлением обнаружил целый заговор в конец обнаглевших аристократов, которые прямо под носом устраивали сборища и поносили своего короля. О чем взбалмошный старик и поспешил доложить наверх, побоявшись самостоятельно навести порядок...
  Значит, эти мерзавцы считают, что их обошли при распределении военных заказов? Что золотой дождь должен сыпаться не переставая просто так, во славу старых семей, давным-давно забывших вкус чужой крови и заложивших имения ради кутежей и разврата? Вот как, господа голубая кровь? Совсем меру потеряли?!
  Легко поднявшись из-за стола, Барб набрал полную грудь воздуха и заорал:
  - Охрана! Его Преподобие сюда! Со всем уважением, чтобы эта груда костей не развалилась по дороге из монастыря... И командиров полков с первого по пятый - так же ко мне! Немедленно!..
  Денег вам захотелось, уроды? Будут вам деньги. По медяку на каждый глаз, когда хоронить станут. Чтобы было чем откупиться от демонов Дролла. А пока - столичные полки в ружье. И усиленные команды дознавателей с поддержкой армейских частей на зачистку. Пока разгрести этот вонючий нужник. И это даже хорошо, что глава тайной службы ткнулся рожей в кучу дерьма именно сейчас, до начала войны. Зародыш мятежа надо давить немедленно, это развяжет руки весной. И не придется ждать удара в спину...
  - И вина мне, сейчас же! Где слуги, на болота собрались?! Почему король должен быть голодным в полдень?! Попрятались, как тараканы...
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 9. От болот до летающих островов
  
  Потрепанный шлюп забрал дежурившую тройку в обед. Вместе с 'сыроедами' на палубу поднялся и Ягер. Его баркас пристроили рядом с мачтой, закрыли на тяжелый замок артефакторный ящик и для надежности еще прихватили цепями, намертво привязав к кораблю. Молодой контрабандист пристроился ближе к корме, где и сел, нахохлившись. Но через час полета стал оглядываться назад, а потом не выдержал и подошел к стоявшему у руля капитану шлюпа:
  - Шторм догоняет. За полчаса до места стоянки доберемся?
  - Что нам метель, - флегматично отозвался старый 'сыроед' с обезображенным шрамом лицом. - Снега не видел?
  - При чем тут снег, - возразил Ягер, внимательно разглядывая набегающие с кормы облака. - Смотри, ветер меняется. Сейчас чуть стихает, потом будет все нарастать. Если не сядем и расчалки не бросим до ближайших деревьев - нас просто о ближайшие скалы разобьет. Это - не метель, это куда серьезнее.
  - Умный, да? Не помню, чтобы твое имя на совете капитанов звучало. Поэтому сядь и не мельтеши под ногами. Не нравится лететь, так можем высадить. Шагай за борт - и свободен.
  Вздохнув, юноша вернулся на свое место, но уже не сидел, а стоял, вцепившись в поручни и разглядывая быстро темнеющее небо. Потом подцепил ближайшую бухту тонкой веревки и старательно начал привязывать себя к перилам, не обращая внимания на смешки палубной команды.
  Старший из сменившейся тройки охранников, однако, смеяться не стал. Подойдя к контрабандисту, поинтересовался, подергав веревку:
  - Ты кормчему не веришь?
  - Дурак твой кормчий. Это шлюп, не драккар. Его ветром мотать не будет, не поднимет вместе с потоком. Нас понесет все ниже и ниже, вслед за основными порывами ветра. И так, пока не врежемся в лес или скалы. Надо паруса убирать и садиться срочно, пока еще время есть.
  - А если продолжить полет?
  - Тогда я надеюсь выжить при ударе. Может быть, кости переломает, но хоть не сбросит, когда кувыркаться начнем. Не видел, как грузовые галеоны при посадке циркачей изображают? А я видел...
  Разговор прервал первый порыв холодного ветра, швырнувший пригоршню снега. А еще через минуту между мачт уже заметались белые хлопья, снижая видимость до минимума. Захлопали паруса, дернув шлюп вперед, а потом шторм навалился со всей силой, вцепившись в старый корабль подобно взбесившемуся медведю. И стало не до разговоров.
  Капитан пытался хоть как-то управлять вздыбившимся судном, но все было тщетно. Корму мотало из стороны в сторону, канаты трещали, паруса выгнуло пузырями под непрекращающимся напором стремительного ветра. В один из рывков бизань-гик крутануло и тяжелый ствол просто смел не успевшего уклониться 'сыроеда'. Лишившись руководства, команда заметалась перепуганными муравьями, не зная, что нужно делать.
  - Вставай к штурвалу! - проорал Ягеру через рев бури охранник, - или гробанемся все!
  - Кто меня туда пустит?!
  - Я пустил! Бегом! А кто вздумает лаять что против - мечом от меня получит!
  Чертыхнувшись, юноша распорол веревку ножом и двинулся на корму, цепляясь изо-всех сил за перила. Поднявшись к штурвалу, налег грудью на рулевое колесо, окинул взглядом черное небо и начал командовать, пытаясь угомонить взбесившийся шлюп:
  - Паруса долой! Руби канаты! Оставить только кливера! Я сказал - кливера оставить, куда ты прешь! Остальные - долой! Убедившись, что корабль чуть меньше рыскает по курсу, Ягер снова стал надсаживать голос:
  - Артефакторный на четыре пункта вверх! Вверх или о лес разобьемся! Смотрящего на нос! Цепочку через мачты выстраивай! Чтобы я знал, что он видит! Бегом, болотные жабы, шевелитесь!
  В белой пелене снизу мелькали острые пики деревьев. Почти лишившийся всех парусов шлюп продолжал нестись вперед, вслед за ревущей бурей. Но теперь уже корабль не шатался, подобно пьяному на ледяной дорожке. Твердая рука и умение читать язык неба помогали молодому капитану направлять скрипящее судно туда, где порывы ветра были чуть слабее, где можно было обогнуть неожиданно вынырнувший из снежной круговерти острый скальный пик. И так - минута за минутой, в дикой гонке, вцепившись замерзающими руками в рукояти рулевого колеса.
  - Может, выше поднимемся? - спросил стоявший в конце цепочке моряков охранник. - Еле ведь увернулись в прошлый раз!
  - Нельзя! Там порывы сильнее намного, нас просто на куски разломает! И стихать буран начал, чуть-чуть ослабел! У земли легче будет! Еще час продержимся и приткнемся где-нибудь на поляне! Лишь бы такелаж выдержал...
  Вечером на площадь Форкилистада опустился облепленный снегом призрак: куски парусины на мачтах, обледеневшие ванты и задубевшая до полусмерти команда. Но - живая команда. Больше всех пострадал капитан-бедолага, после удара он еле дышал и хрипел на все лады замотанной в тугую повязку грудью. Услышав про чудесное спасение патрульного шлюпа Алрекера вышла посмотреть на чужака, который сумел спасти жизни ее людям. Увидев в знакомое лицо, Ледяная Ведьма зло ощерилась и потянула кинжал из ножен:
  - Вот не думала снова свидеться, щенок. В прошлый раз ты меня за борт хотел сбросить вместе с абордажниками!
  - Они хотели. А я всего лишь лодкой управлял, - еле шевеля синюшными губами ответил Ягер.
  - Да?.. А мне казалось, что все было совсем по другому...
  Бросив взгляд на заледеневший корабль, женщина вернула клинок на место и приказала:
  - Пострадавших к лекарю. Всех - напоить, накормить, отправить отогреваться... Абордажника разоружить, приставить охрану. Как в себя придет, я с ним поговорю. И глаз с него не спускайте. В прошлый раз он с дружками уничтожил все 'громыхатели', которые собирал Локхи Скейд. Не хочу, чтобы подобное повторилось еще раз...
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 10. Будущие походы
  
  Шаман провел остро отточенным лезвием по груди обнаженного мужчины и заклокотал горлом, издавая неприятные надсадные звуки. Приложив к надрезу смоченную в травяном отваре краску, старик вздернул голову и прохрипел что-то затянутому снежными тучами небу.
  Ягер с трудом уже воспринимал окружающий его мир. Его руки были привязаны к шесту, который держали двое 'сыроедов'. После очередного действа шамана они опускали залитое кровью жилистое тело в ледяную черную воду и держали его там, пока колдующий старик не подавал знак вернуть испытуемого назад, на камень. Еще один из телохранителей зачерпывал из стоящего на костре котла теплую воду и окатывал Ягера с ног до головы, возвращая его к жизни. И так раз за разом, покрывая кожу все новыми узорами.
  Наконец, повисшее на веревках тело подняли в последний раз и шаман положил руку на заледеневшую грудь. Прислушиваясь к чему-то, доступному лишь ему одному, старик резко толкнул ладонью и Ягер зашелся в кашле, выплевывая воду. Дождавшись, когда юноша сделает первый полный вдох, шаман развернулся к Алрекере и проскрипел:
  - Он твой. Боги приняли его душу и вернули обратно. У нас появился новый брат. Новый воин. Новый ловец ветров...
  Шагнув вперед, Ледяная Ведьма приложила ладони к посиневшим от холода щекам капитана и прошептала:
  - Я принимаю тебя, Ягер Перерожденный. Отныне ты будешь исполнять мою волю, защищать свой народ и делить кров и хлеб с 'сыроедами', кем ты стал. Твое тело будет крепче льда, твое сердце будет смелее урагана, твой дух будет парить выше любых облаков. Ты Ягер Фьйода, кто родился здесь и сейчас. И кто поможет мне изгнать Барба-Собирателя с захваченных у твоего народа земель. Да будет так...
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 11. Холода с севера
  
  Пит-Погремушка сумел вырваться из крепости с остатками своей роты до того, как начали заваливаться стены и вся территория превратилась в огромный костер. К его удивлению первым, кого он встретил на узкой улице, ведущей прочь от пылающего огня, был полковник Рамп. Правда, выглядел полковник паршиво: обгорелое лицо, превратившийся в лохмотья мундир. Но взгляд у Рампа был прежний и приказы он отдавал так, что любой абордажник был готов бежать их выполнить впереди собственного визга.
  - Пит, собираешь всех, кого подцепишь по дороге и выходишь к западным воротам, понял? Я через порт и к восточным. Пробиваешься к лесу, в нем этим мерзавцам вас будет трудно достать. Уходишь мимо русла реки южнее, там у любого хуторянина забираешь лодку и с докладом в центральную провинцию!
  - Почему не на южные посты? До них час лету.
  - Я не уверен, что они уже не захвачены. Поэтому - делай что хочешь, но донесение надо отправить любой ценой! Город мы уже почти потеряли, теперь я постараюсь подороже продать наши жизни. А ты - обязан, просто обязан сообщить нашим, что проклятые 'сыроеды' вернулись. И не просто так вернулись, а с новыми алхимиками, которые создали это невиданное чудовище. Ты меня понял? Тогда - бегом!
  И Пит побежал.
  Сначала его крохотный отряд из пятнадцати человек пронесся вихрем по извилистым улочкам Хапрана, опускаясь с невысокого холма к западным воротам. Затем командир роты отловил перепуганный отряд с хозяйственной службы и пинками погнал их вместе с собой. Заодно с городской стены с ними увязалась целая команда с сержантом, который здраво рассудил, что в лесу шансы на выживание куда как выше, чем под небесами, откуда плюются сталью с пролетающих мимо драккаров. Так небольшой отряд уже насчитывал около шестидесяти человек, навьюченных разномастным оружием. Посчитать всех по головам Пит никак не успевал, а когда они почти добрались по полю до ближайших зарослей, он понял, что и считать смысла нет. Потому что мертвых абордажников хоронят скопом.
  Из леса навстречу показалась плотная цепь всадников на бурых ящерах. Твари медленно шли вперед, а наездники уже приготовили стрелы и лишь выбирали цели, которые от неожиданности остановились прямо перед ними, хватая холодный воздух пересохшими от долго бега глотками.
  - Строй! Щиты вперед! - скомандовал Погремушка, надеясь, что хоть стражники со стены успеют как-то отреагировать. Но первый же залп похоронил эти призрачные надежды. А потом Пит лишь успевал отмахиваться от ударов, которые обрушились на него со всех сторон. Чужой отряд решил размяться и проверить, насколько хороши в деле абордажники Барба, как про них говорят.
  Похожий на худую вяленую рыбу жилистый ротный сумел ссадить одного из нападавших с ящера и даже пропорол зверюге бок, но удар копья в спину опрокинул его на залитый кровью снег и мир закружился перед остекленевшими глазами...
  
  Весь текст полностью...
  
  Глава 12. Осколки былых надежд и последняя 13-я
  
  Нападение закутанных в шкуры болотников было совершенно неожиданным. Они появились на центральных островах Королевства подобно туману, в котором обычно прятались у себя внизу. Только что их еще не было, а вот уже они мчатся на бурых ящерах, пуская зажигательные стрелы вокруг и врываются в чужие дома. Дикари взламывали двери складов, хватали на улицах женщин, сталкивались в коротких стычках с городской стражей. Они огненной петлей оцепили столицу, круша поместья, уничтожая летающие корабли в портах и удирая прочь от любой организованной силы, способной дать отпор. Они были как отравленная вода между пальцев - не ухватишь. Но при это жалили, убивали и грабили не переставая.
  Безумие длилось два дня, после чего орда отхлынула обратно к краям летающих островов, чтобы загрузиться на свои угловатые баржи и вернуться назад, в холодную тьму. Захватив с собой награбленное имущество и рабов. Два страшных дня, после которых остались лишь пожарища, смрадный дым и чуть меньше сотни убитых, кому не повезло нарваться на поднятые по тревоге патрули.
  Вернувшийся домой Нарена получил весточку об успешном походе и равнодушно отложил кусок узелкового письма в сторону. Дикие племена показали себя отлично в атаке? Замечательно. Сумели взять огромную добычу? Еще лучше. Думают теперь, не повторить ли наскок чуть дальше на запад? Это уже как им захочется. Правда, там все же пограничная стража, которая наверняка теперь поднялась на дыбы и готова к возможной атаке. А может, даже собирает силы для карательной акции. Но если дубоголовым хочется пощипать зажравшихся небожителей еще раз, то Нарена совсем не против. Сам же он пока в эту авантюру не полезет.
  Покосившись на одного из учеников, кто сидел насупившись рядом, старейшина поинтересовался:
  - Чем вызвана твоя грусть, Сюнзе?
  - Даже дикие сходили в поход и вернулись с удачей. А мы сидим здесь, как черви.
  - С удачей? А не напомнишь ли мне, кто дал им эту удачу, а?.. Похоже, зря я тебя выбрал среди остальных, если ты не видишь дальше собственного носа... Позволь тебе напомнить, что и поход, и корабли для похода, и оружие для атаки этим нищебродам дали мы. Мы построили кузни, на которых наших мастеров 'сыроеды' научили работать с железом. Теперь болотные руды позволяют нам дать стражникам отличные доспехи, мечи и копья. Мы получили несколько летающих лодок, которые готовы уничтожить любой кочующий клан за один удар. Мы раздвинули границы Хворостей от бездонных провалов севера до края изученных нами болот. Мы сейчас самое большое и сильное племя. И все это мы сделали не бегая с голой задницей по округе. Мало того, мы еще заключим союз с Барбом, потому что не трогали его королевство и можем навести порядок на болотах. А кому-то запросто пересчитают ребра за чужие пожарища.
  Приподняв палку, Нарена легонько щелкнул упрямца по лбу. Затем вернулся к прерванному чаепитию, размышляя о прошлом и ближайшем будущем. Но потом все же решил потратить еще толику своего времени на лоботрясов, из которых надеялся лет через пять вырастить себе достойных помощников:
  - Что сделают дикие через неделю? Ты можешь это сказать?.. Нет, не надо на меня пучить глупые глаза. Я сказал: подумать и дать ответ... Ох-хо-хо, сколько же вас еще надо учить... Между нами и дикими новые вожди, которые дали присягу верности. Они сели в каждом большом поселке, на каждой кочке между нашими деревнями и ордой. Думаешь, этот пример спокойной и богатой жизни не мозолит глаза бродягам? Я более чем уверен, что они промотают часть награбленного, продав его нам же. А потом самые умные решат, что и они могут стать уважаемыми вождями и начнут строить свои крепости. А вокруг крепостей появятся города... Да, самые непоседливые могут еще раз отправиться в набег, благо эти земли Ледяная Ведьма объявила свободными для любой охоты. Возможно, большая часть таких диких и сложит голову там, наверху. Но оставшиеся заставят рабов выращивать для них червей, пасти ящеров и строить теплые дома. А потом они будут торговать с нами, потому что только мы сейчас способны платить и перевозить грузы с одного края болот на другой. И нам не надо для этого вырезать чужие кланы, как это было раньше. Мы уже выросли из детских потасовок. Мы теперь слишком сильны для того, чтобы тратить силы в беготне по чужим дорогам. Мы достаточно умны, чтобы это для нас сделали другие. И принесли плоды их набега сюда... Этому я вас учу. Надеюсь, что рано или поздно вы сможете этому понять...
  
  Весь текст полностью...
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Суббота, "Василиса Прекрасная" (Современный любовный роман) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать" (Любовная фантастика) | | В.Свободина "Наследница проклятого мира" (Попаданцы в другие миры) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Я - Стрела. Отбор в Академию Стражей" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"