Борисов Сергей Ю.: другие произведения.

Аризона оптом и в розницу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О золотом кладе испанского идальго, джентльменах удачи века XIX и авнтюристах века XX. И афере, из-за которой Соединенные Штаты могли потерять часть своей территории. И это хуже поражения в войне, когда у тебя отнимают обманом, а не силой.


   Сергей Борисов
  
   Миниатюра на историческую тему
  
  

Аризона оптом и в розницу

  
  
   Трудное положение
   - Вы ему верите?
   - Разумеется, нет.
   Ответ последовал незамедлительно, и губернатор Аризоны удовлетворенно кивнул. Отрадно, что Мэл Прево, сотрудник Федерального суда по частным земельным искам, так категоричен. О его подчиненных этого не скажешь: на словах бойцы, каких поискать, головы готовы сложить в борьбе с Ривсом, но глаза-то, глаза! Бегают, выдают... Да и не только глаза, бог с ними, с глазами, - дела! Губернатору было известно, что кое-кто из его ближайшего окружения лоббирует интересы Ривса, проводит неофициальные беседы с видными предпринимателями штата, пытаясь склонить их к добровольной выплате ренты этому...
   - Он аферист?
   - Разумеется, да.
   Мэл Прево вновь не замедлил с ответом, и губернатор снова кивнул, давая понять, что иного не ожидал. Нет сомнений, на Прево можно положиться. Он действительно защищает интересы государства, а не предает их во имя личной наживы. Интересно, на какую благодарность со стороны Ривса рассчитывают доброхоты, "обрабатывающие" местных бизнесменов? Во сколько оценивают свои услуги? Должно быть, задешево не продаются. Да и глупо было бы довольствоваться крохами, зная, какое богатство "светит" Ривсу.
   - У него что-нибудь получится? Может получиться?
   - Разумеется, нет.
   Ах, если бы! Иногда губернатор ловил себя на том, что и сам не слишком верит в благополучный исход дела - благополучный для себя и Соединенных Штатов Америки. В противном случае ему придется считаться с самым богатым человеком Аризоны, принимать Джеймса Эддисона Ривса в своей резиденции в Финиксе, столице штата, дружески хлопать по плечу, улыбаться и жать руку. Это мошеннику-то!
   - Он по-прежнему неумерен в своих аппетитах?
   - Разумеется, да.
   Да-а, особым красноречием Прево не блещет, но это ничего, пустяки это. Главное - вкалывают от рассвета до заката, чтобы вывести Ривса на чистую воду. Ведь что этот авантюрист задумал? Взял да и объявил себя наследником дона Мигеля Перальты де Кордоба, а значит - законным владельцем изрядного куска Южной Аризоны и Нью-Мехико! Лишь только суд подтвердит правомочность его притязаний на земли, 140 лет назад подаренные его предку испанским королем Фердинандом VI, тут же будет проведена регистрация всех ферм, шахт, предприятий, железных дорог для последующего взыскания соответствующей ренты. Пользовались землей без спроса - извольте заплатить. Это сколько "на круг" приходится, страшно подумать! И что особенно удручает, документы предъявляет, подлец. Причем усомниться в их подлинности можно, но доказать, что это - фальшивки, никак не получается. Пока, хочется верить.
   - Вы что-нибудь раскопали о прошлом Ривса?
   - Разумеется.
   - Что именно?
   Губернатор мысленно поаплодировал себе. На этот вопрос Прево не удастся ответить с обычной для него лаконичностью, которую, в принципе, можно расценить как неуважение к губернатору штата. Хочешь-не хочешь, а придется вспомнить, что в английском языке есть и другие слова.
   - Он родился в Миссури.
   Губернатор ожидал продолжения, и Мэл Прево, вздохнув, продолжил:
   - В годы войны, двадцатилетним, сражался на стороне конфедератов. Тогда же был уличен в том, что подделывал увольнительные своим товарищам по полку.
   - Вон еще когда!.. - воскликнул губернатор.
   Специальный уполномоченный Федерального суда вежливо подождал, когда собеседник перестанет радоваться совершенно непонятно чему, и лишь после этого заговорил вновь:
   - После поражения южан скитался по стране. В середине 70-х продавал газеты в Сан-Франциско. Очевидно, в одной из них прочитал о золотом кладе Перальты, после чего тут же отправился в Аризону.
   - Золото Перальты? - недоверчиво переспросил губернатор. - Я слышал о нем. Но это же сказка!
   - Отнюдь, - спокойно сказал Мэл Прево.
  
   Сокровище
   Многие столетия богатства Испании прирастали американскими колониями. В том числе Мексикой, ее серебряными рудниками. В 1608 году испанский король, должным образом оценив усилия подданного по пополнению государственной казны, назначает губернатором города Санта-Фе доблестного идальго Педро Перальту де Кордоба. Более века спустя, 20 декабря 1748 года, его потомку был присвоен титул барона де Колорадо и вручен грант на владение огромной территорией площадью в 17 тысяч квадратных миль. В 1776 году новый король Испании - Карл III - специальным указом подтвердил права барона де Колорадо, весьма довольный притоком серебра из-за океана.
   Однако к концу XVIII века мексиканские рудники оказались почти выработаны, и это заставило семью Перальта снарядить экспедицию на север, в горы Сьерра-де-ла-Эспума, то есть Пенистые горы.
   Шла экспедиция не наобум, а руководствуясь записями монахов-иезуитов, некогда дружелюбно встреченных обитателями гор - индейцами из племен марикопа, пахо и пима. Индейцы показали монахам, где они добывают желтый металл, из которого делают свои украшения. Это было золото!
   Прибрать к рукам золото туземцев иезуитам, к сожалению, не удалось: испанский король, недовольный, что монашеский орден зарится на его собственность, потребовал, чтобы иезуиты покинули эти земли. А тут и другая незадача: воинственные апачи вытеснили на равнину мирных индейцев, захватив их охотничьи угодья и прилежно скальпируя всех бледнолицых, рискнувших сунуться в их и только их горы.
   Экспедиция медленно поднималась вверх по течению рек Солт-Ривер и Хила, везде находя золотоносный песок, пока не оказалась в каньоне Ла-Бардж, в самом сердце Сьерра-де-ла-Эспума. Здесь был устроен базовый лагерь и началась добыча руды.
   К 1840 году в окрестностях каньона Ла-Бардж худо-бедно - из-за непрекращающихся нападений индейцев - действовали 18 рудников.
   Планы у семьи Перальта были грандиозные, но начавшаяся война, получившая название Мексиканской, внесла свои коррективы. Рудники пришлось закрыть.
   В 1845 году к Соединенным Штатам была присоединена территория, которая в будущем станет штатом Техас, а вскоре Мексика потеряла и территорию нынешних штатов Калифорния, Нью-Мексико и Аризона.
   Крайне неудачно складывающийся для Испании ход военных действий и неизбежный финал заставили братьев Перальта - Педро, Рамона и Мануэля - отправиться в последний поход за золотом. Его результатом стали 400 мешков золотой руды, а по возвращении - решение старшего брата, Педро, вновь попытать счастья в Сьерра-де-ла-Эспума. Его отговаривали, напоминали об апачах, которые год от года становились настойчивее в нежелании видеть чужаков на своих землях, но Педро никого не хотел слушать. Он отдал братьям копии сделанной им карты и пустился в дальний и нелегкий путь.
   Через месяц после прибытия в Пенистые горы, на лагерь мексиканцев напали апачи. Атаку удалось отбить, но индейцы не ушли, они лишь отступили... Понимая, что силы слишком неравны, Педро Перальта приказал закопать все добытое золото, а на скале начертил схему с указанием места клада. Еще одну метку он оставил на гигантском кактусе сагуаро - вбитый в грубую кору камень указывал на схему. Только после этого Перальта приказал отступать.
   Но было поздно. Апачи прижали рудокопов к скалам и вырезали почти всех, лишь двум рабочим удалось спастись и добраться до ближайшего города. Эти два перепуганных мексиканца и поведали историю о смерти благородного Педро Перальты, брошенных золотых рудниках и зарытом сокровище.
  
   Замысел
   - Ну я же говорю - сказки! - воскликнул губернатор. - Конечно, золото там есть, но оно надежно скрыто в толще скал. Апачи завалили камнями входы в рудники и поклялись своим богам никогда и никому не показывать их. Что же касается клада, всех этих россказней о сокровищах Педро Перальты, которые валяются буквально под ногами...
   Мэл Прево позволил себе перебить собеседника:
   - Не так важно, верите ли в сокровище вы, верю ли я, важно, что в него поверил Джеймс Ривс. Причем, хочу заметить, приехал он в Аризону, имея в кармане копию карты Педро Перальты. У кого он ее приобрел, а может, украл, нам выяснить не удалось, впрочем, это не существенно, так как карта оказалась фальшивой. Понял это Ривс уже тут, в Финиксе, где такую карту можно купить за пару долларов.
   - У меня у самого есть такая, - усмехнулся губернатор.
   - У меня тоже, - без улыбки сказал Прево. - Подарок... Как я понимаю, мы с вами относимся к легендам о сокровище со здоровым скептицизмом. Ривс же, как ни странно, после постигшего его фиаско еще больше уверовал в него. Он ходил по салунам, встречался со старателями, расспрашивал, запоминал. Он узнал о докторе Аврааме Торне, которого апачи в благодарность за бесплатное лечение их вождя отвели с завязанными глазами к одному из рудников и позволили набрать столько золотой руды, сколько он сможет унести. Рассказали Ривсу и об отставном солдате Салливане, который подобрал с земли красивый камень, а это оказалось сернистое серебро, что позволило вскоре открыть рудник "Силвер кинг майн". Потом Ривсу удалось познакомиться с Якобом фон Вальцером, которого все называли Якобом Уолтсом или еще короче, по прозвищу, Голландцем. Тот был не прочь отведать дармового виски, однако наотрез отказался хотя бы намекнуть, где находится золотая жила, открытая им в 1871 году. Тогда-то обиженный на весь белый свет Джеймс Эддисон Ривс и заявил, что не только золото, но все богатство семьи Перальта, облагодетельствованной Фердинандом VI, станет его собственностью. Надо всего-навсего стать законным...
   - ... или незаконным, - тихо добавил губернатор.
   - ...наследником благородного рода и потребовать удовлетворения своих прав.
   - Выходит, всеми нашими неприятностями мы обязаны дурному настроению какого-то жулика?
   - Я бы назвал это озарением, - уточнил Прево. - Злость подогрела воображение, и у Ривса родился план, который можно назвать безумным, но можно и гениальным.
   - Что касается наследства... - сказал губернатор, которого раздражала - не по чину! - непривычная роль слушателя. - Согласно мирному договору с Мексикой 1848 года Соединенные Штаты признают все прежние земельные дарения. Кое-какие сложности тут были у нас и раньше. Испанские лендлорды не раз подавали иски, и мы всегда приходили к удовлетворяющему обе стороны компромиссу. Однако притязания Ривса непомерны и абсолютно неприемлемы.
   - Не могу не согласиться с вами, губернатор. Пока, благодаря несовершенству американского законодательства, нам различными проволочками удается тормозить процесс судебного разбирательства. Мы выигрываем время, которое сейчас работает против Ривса. Мы уже знаем, что в 1880 году он много и упорно трудился в городских архивах Финикса, выискивая документы, касающиеся семьи Перальта. Потом поехал в Мехико, где тоже корпел в архивах. На данный момент нам доподлинно известно, что Ривс уничтожил некоторые бумаги, которые могли помешать реализации его плана. Правда, что это были за бумаги, нам остается только догадываться.
   Губернатор пожал плечами:
   - Возможно, в них говорилось о настоящих наследниках. Впрочем, для нас лучше, чтобы их не было вовсе. Что один претендент, что другой, какая разница?
   - Полагаю, появления других наследников - настоящих, не мнимых, мы можем не опасаться, - сказал уполномоченный Федерального суда по частным земельным искам. - Явно не боится конкурентов и Ривс. Я предположил, что спокойствием своим аферист обязан откровениям Якоба фон Вальцера, и тоже решил побеседовать с Голландцем.
  
   Счастливый Голландец
   Два немца, два иммигранта в прошлом, два американца в настоящем, два горных инженера, два друга, два Якоба - фон Вальцер и Виснер, в 1871 году приехали по делам в мексиканскую провинцию Сонора. Там, в городе Ариспе, они случайно познакомились с сыном Педро Перальты де Кордоба. Обносившийся дворянин, проникшись доверием к заезжим иностранцам, рассказал без утайки, что вся его родня сгинула в пучине бесконечных революций и что он - последний представитель именитого рода. И только он знает, где в Языческих горах, как называют американцы горы Сьерра-де-ла-Эспума, находятся золотые рудники. Если господа профинансируют экспедицию, он готов указать дорогу!
   Фон Вальцер и Виснер ответили согласием, и уже месяц спустя были у подножия горы, кем-то и отчего-то прозванной Ткацкой иглой.
   Мексиканец не обманул, входы в рудники они нашли, но из-за проклятых апачей, круживших поблизости, были вынуждены убраться восвояси раньше, чем смогли "дотянуться" до золотых самородков.
   На обратном пути сын дона Педро был убит в стычке с индейцами, и Виснер с Голландцем стали единственными хранителями тайны семьи Перальта.
   Прошло три долгих года, прежде чем они смогли снова выбраться в Языческие горы. Там друзья с огромным трудом проникли в рудник, стены которого блестели от золотых вкраплений. Обезумевшие от счастья инженеры набили переметные сумы рудой и совсем было собрались в обратный путь, но тут заболели несколько лошадей. На следующее утро фон Вальцер отправился на мельницу, находящуюся в суточном переходе, чтобы купить мулов, которые и вывезут из гор их добычу. Когда два дня спустя Голландец вернулся к Ткацкой игле, он нашел лагерь разоренным индейцами. Его друг Якоб Виснер бесследно исчез. Исчезло и золото...
   Больше недели Голландец в одиночку добывал руду, потом навьючил мулов и через несколько дней появился в городе Хилл-Сити, где обратил золото в доллары. Будучи человеком пьющим и охочим до азартных игр, он быстро спустил все деньги и вновь отправился в горы. За ним увязались десятки золотоискателей, но Голландец искусно петлял, совершал долгие переходы и оставил их ни с чем. После возвращения в Хилл-Сити на него было совершено несколько покушений. Всерьез опасаясь за свою жизнь, Голландец перебрался в столицу штата. Там он купил домик на окраине Финикса и стал завсегдатаем салунов, где часто и с удовольствием разглагольствовал о золотых рудниках Перальты, ни разу, однако, не проговорившись, как их найти.
  
   Брак по расчету
   - Получается, наследников нет, - с явным облегчением проговорил губернатор. - Приятно слышать.
   Мэл Прево чуть поклонился. Или губернатору это только показалось.
   - По информации, полученной от наших агентов в Мексике, - сказал специальный уполномоченный, - во время своего первого приезда Джеймс Эддисон Ривс побывал в одной богом забытой деревушке. В ней он нашел девушку-сироту, которую тут же спровадил в монастырь, чтобы там ее обучили грамоте и приличным манерам. Сам же отправился за океан, в Испанию, откуда вернулся с документами, подтверждающими, что эта девушка - единственная наследница дона Мигеля Перальты де Кордоба. С ней Джеймс Эддисон Ривс и сочетался законным браком 31 декабря 1882 года, присвоив себе титул барона де Аризонака. Затем...
   - Дальнейшее мне известно лучше, чем кому-либо, - губернатор Аризоны выпрямился в кресле и положил руки на стол. Пальцы он сцепил так, что побелели костяшки. Видно было, что он зол, очень зол. Глядя на него, Мэл Прево подумал, что сердиться губернатор должен прежде всего на себя. Не разобрался вовремя, не почувствовал опасности, не пресек в зародыше - теперь пожинает плоды.
   ...Когда молодожены появились в Финиксе, Ривс начал рассылать в газеты статьи о гранте Перальты. Написаны они были бойко, аргументы представлялись неопровержимыми, и газеты с удовольствием ухватились за назревающую сенсацию. Тут бы губернатору и спохватиться, встретиться с главными редакторами в узком кругу, объяснить, что они потрафляют авантюристу, припугнуть, в конце концов! Ничего этого сделано не было. Поэтому когда Джеймс Ривс появился в суде, над ним не посмеялись, не указали на дверь, а молча приняли исковое заявление. Другого отношения к "обиженному и обделенному собственнику" разогретая скандальными слухами общественность не поняла бы и не приняла.
   Дело начинало приобретать серьезный оборот, серьезней некуда. Губернатор запросил помощи у Вашингтона. И вскоре в Финиксе появился Мэл Прево, сотрудник Федерального суда по частным земельным искам.
   Задачу Прево поставили простую: сохранить для США черт знает какую прорву денег. Ведь это сейчас рента, о которой печется Ривс, относительно невелика, а ну как он захочет увеличить ее в 10 раз? Или в сто? Или в тысячу?! С него станется... А государство не может позволить себе такую роскошь, как попасть в зависимость от одного человека, тем более если этот человек не президент, а мошенник!
   - Когда он вернется? - спросил губернатор.
   - Полагаю, когда кончатся деньги.
   Прево хотел добавить: "Значит, не скоро" - и не стал. Пусть губернатор понервничает. Полезно. Вредно другое: тешить себя иллюзиями, что его подчиненные пока лишь приглядываются к Ривсу, ну, может, содействуют по мелочам, но до откровенного пособничества еще не докатились. Напрасно он так думает! "Обработка" чиновниками аризонских бизнесменов идет полным ходом, и многие из них уже решили на всякий случай урегулировать свои отношения с новым лендлордом. Тоже своеобразный "брак по расчету". Иначе откуда у Ривса деньги, чтобы содержать прекрасный дом, полный прислуги? Откуда средства на путешествия по Америке и Европе? Нет, пусть губернатор живет по "дамокловым мечом", который вот-вот обрушится на его голову. За глупость, недальновидность, самонадеянность тоже нужно карать!
   - В газетах писали, что Ривс был принят Ротшильдами и даже королевой Викторией! - с возмущением произнес губернатор.
   - Совершенно верно, - подтвердил Мэл Прево. - Ему оказывали почести как барону де Аризонаку. Сейчас он направился во Францию с намерением провести там несколько месяцев. Только после этого он вернется в Штаты.
   - Вы успеете обернуться?
   - Надеюсь.
   - Вот и я надеюсь, - с нажимом проговорил губернатор. - Я надеюсь, что вы привезете из Испании гвоздь, который мы вколотим последним в крышку его гроба.
  
   Золотой мираж
   Мэл Прево успел. В Финиксе он появился на неделю раньше Ривса, и когда самозванный барон де Аризонак с гордо поднятой головой ступил под своды суда, ему тут же было вручено постановление об аресте.
   - За что?
   Джеймса Эддисона Ривса не стали томить неведением, выложив все по порядку: и про его изыскания в архивах, и про "межевой камень" в Языческих горах, который якобы обозначал границу владений дона Мигеля Перальты на землях Аризоны, а на самом деле был изготовлен и установлен самим аферистом. Но главным козырем обвинения было заключение экспертизы, проведенной Мэлом Прево в колониальных архивах Севильи. Химический анализ чернил, которыми была сделана запись о рождении "наследницы" семьи Перальта, показал, что изготовлены они несколько лет назад! Не десятилетий, а лет! Кроме того, Ривс не учел, что сведения о рождении ребенка отражаются не только в муниципальных метрических книгах, но и в книге церковной, а в ней такая запись отсутствовала.
   Имелись и другие факты мошенничества, менее впечатляющие. Все они были оглашены на судебном заседании, которое состоялось осенью 1896 года. В итоге Джеймс Эддисон Ривс был приговорен к двум годам тюрьмы.
   После освобождения Ривс уехал в Калифорнию, где приступил к изданию журнала, посвященного наследству дона Мигеля Перальты де Кордоба. Журнал прогорел, и Ривс разорился. Он скончался в полном одиночестве ("жена" оставила его сразу после суда) в 1914 году и был похоронен на кладбище для бедняков в Денвере.
   А что же золотые рудники Языческих гор? В 1891 году Якоб фон Вальцер, которому было уже за 80, сильно занемог и перед кончиной поделился своим секретом с ухаживающей за ним соседкой миссис Джулией Томас. После смерти Голландца миссис Томас вместе с немецким иммигрантом Рейнхардом Петрашем перевернули вверх дном жилище фон Вальцера и обнаружили в подвале пять мешков с неочищенным золотом на сумму 150.000 долларов. Но это был их единственный успех, так как несколько экспедиций в горы окончились ничем. И это несмотря на то, что указания Голландца были точными: "Рудник находится там, куда падает тень Ткацкой иглы в 4 часа пополудни, если смотреть с третьего красного холма, находящегося точно посередине каньона Ла-Бардж". Увы, землетрясение, за два года до этого захватившее своим крылом Языческие горы, сильно изменило ландшафт...
   Но легенда жива!
   Она будоражит умы писателей. Знаменитый Эрл Стенли Гарднер, "отец" адвоката Перри Мейсона, в 60-х летал на вертолете над Языческими горами, пытаясь понять, какими они были сто лет назад и где должна находиться тень Ткацкой иглы в 4 часа пополудни.
   Она привлекает кинематографистов - и появляется фильм "Золото Маккены" с Грегори Пеком и Омаром Шарифом, триумфально обошедший экраны всего мира.
   Она застит глаза любителям легкой наживы. За минувшие десятилетия в Языческих горах насильственной смертью - пуля в голову или нож под ребро - погибли 58 человек, причем лишь одно из преступлений было раскрыто.
   Она по-прежнему не дает покой профессиональным старателям, чьи ладони огрубели от промывочных лотков, новичкам-любителям, уповающим на свою счастливую звезду. Но удача улыбается единицам, остальным же не достается ничего, кроме горечи разочарования. Хотя можно ли назвать "удачей" самородок-другой или горсть золотого песка, если вспомнить о несметных сокровищах, скрытых где-то здесь. Но - где?
  
  
  

* * *

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"