Борисов Сергей Ю.: другие произведения.

Принцип Гаврилы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никаких секретов, вот только... Будь у меня ученики, я рассказал бы именно так - из-за чего, из-за кого, как началась Первая мировая война. Которая тогда еще не была Первой... Многое можно предугадать, изменить - ничего.


   Сергей Борисов
  
   Миниатюра на историческую тему
  
  

Принцип Гаврилы

  
  
   Вещий сон
   Епископ Иозеф Ланьи проснулся от собственного крика. Такие кошмары - яркие, отчетливые, сюжетные - его давно не посещали. Может быть, никогда... И что ужасно, он помнил все - каждую мелочь, каждую деталь.
   Вот он сидит в кабинете и читает письмо своего ученика, австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда. Странное это было письмо. В верхнем углу вместо герба было изображение лимузина. В машине расположились шестеро: сам Франц-Фердинанд, его жена, водитель и военные - генерал и два офицера. Вокруг автомобиля было множество людей, и какой-то молодой человек пытался протиснуться сквозь толпу.
   Написанное эрцгерцогом, однако, было еще поразительнее: "Дорогой Ланьи, хочу вам сообщить, что я и моя дорогая супруга стали жертвами политического покушения". И - дата: "28 июня, 3.15 утра".
   Епископ поежился, взглянул на часы и прошептал, отмечая время:
   - 3.15 утра 28 июня 1914 года.
   Заснуть он уже не смог, а утром рассказал приближенным о своем сне. В 15 часов 30 минут того же дня Иозеф Ланьи получил телеграмму с сообщением об убийстве эрцгерцога.
   Сон был вещим.
  
   На задворках империи
   Император Франц-Иосиф был стар, дряхл и немощен. Его империя - огромна, разношерстна и строптива. Истоки этой строптивости, как полагали в Вене, находились у южных границ Австро-Венгрии - на Балканах. Там никак не могли успокоиться...
   В октябре 1912 года члены Балканской лиги - Болгария, Греция, Черногория и Сербия - напали на Турцию с целью захвата Македонии, бывшей тогда турецкой провинцией. Армии Лиги одержали ряд побед, и уже в мае следующего года, согласно Лондонскому мирному договору, Турция лишилась и Македонии, и большей части прилегающей к ней провинции Фракии. Отторгнутые земли были разделены между странами-победительницами; также было создано государство Албания.
   Месяц спустя Болгария, недовольная своей "долей", выступила против Греции и Сербии. Нападение было отражено, после чего Черногория, Румыния и Турция по отдельности объявили Болгарии войну. В августе 1913 года по Бухарестскому соглашению та часть Македонии, на которую претендовала Болгария, была передана Греции и Сербии, а Фракию вернули Турции.
   Ситуация была накалена до предела. Все ждали новой провокации, на этот раз со стороны Сербии, за два года более чем в два раза увеличившей свою территорию. Это православное государство вело себя крайне вызывающе, чувствуя поддержку российского царя-батюшки и его министров, которые щедро делились с единоверцами военным и дипломатическим опытом.
   В соседней Боснии, входившей в Австро-Венгерскую империю, молодежь тоже училась у россиян, однако в нетерпении своем предпочитала методы врагов режима - эсеров и анархистов. Юные революционеры рассуждали просто: император Франц-Иосиф никогда не откажется от своих владений, посему любые конституционные способы бессмысленны, а значит... Бомба - кардинальное средство, пули - лучшие пилюли, террор - кратчайший путь к автономии и независимости. Потом народ сам решит, оставаться Боснии суверенной или объединиться с Сербией в единое государство - оплот православия на Балканах.
   Среди других романтиков-патриотов в силу террора свято верил черноволосый юноша с голубыми глазами - Гаврило Принцип.
  
   Выбор жертвы
   Он родился в 1895 году в небольшом селе близ границы Боснии и Далмации. Семья его была достаточно состоятельной, чтобы определить Принципа в университет Белграда. Там Гаврило показал себя способным студентом, особенно отличаясь в изучении сербохорватской литературы. Преподаватели не могли нарадоваться, однако кое-что в поведении явно одаренного юноши их настораживало. Например, он нередко исчезал из университетских аудиторий, а похоже, и из столицы. Не отличавшийся разговорчивостью, Принцип упорно водил дружбу со сверстниками, которые вместо того, чтобы прилежно корпеть над учебниками, увлекались новомодными идеями и открыто излагали свои мысли, в том числе весьма крамольные - с точки зрения австрийских шпионов, которых в Сербии было хоть пруд пруди. И еще: приятной наружности молодой человек не интересовался девушками и совершенно не употреблял алкоголь, что для студента более чем странно.
   У Гаврилы Принципа и впрямь были занятия поважнее, чем волочиться за юбками и тосковать над рюмкой сливовицы. Он был революционером и заговорщиком, что предполагало частые отлучки и обязывало держать язык за зубами. И все это во имя мечты - освобождения Боснии от австрийского гнета!
   Весной 1914 года было объявлено, что в Сараево вскоре приедет специальный посланник императора - наследный эрцгерцог Франц-Фердинанд из дома Габсбургов. С супругой, естественно, герцогиней Хотек, в бульварных изданиях именуемой не иначе как Прекрасная София. Будучи генеральным инспектором вооруженных сил, Франц-Фердинанд должен был присутствовать на военных учениях в горах около Сараева и убедиться, что дух солдат в боснийских гарнизонах как никогда высок, дисциплина превосходна, а желание умереть за императора переполняет всех и каждого.
   Помимо этого, у кронпринца имелись личные причины для визита в столицу Боснии. 14 лет назад, решив наперекор родне связать судьбу с дочерью обедневшего чешского дворянина, он дал клятву:
   - Моя супруга, - чеканил он, стоя навытяжку перед императором, - не будет претендовать на королевский титул, а наши дети - на престол. Я обещаю!
   Франц-Иосиф уронил на грудь голову и долго молчал, прежде чем с его уст сорвался тихий ответ:
   - Я огорчен твоим своеволием, но - хорошо, женись, коли ты упорствуешь в своем упрямстве.
   Император замолчал, но не пошевелился, и это означало, что наследнику еще рано покидать кабинет. Прошла минута, друга, и наконец прозвучало:
   - Зря...
   Полученное высочайшее дозволение отнюдь не означало, что ослушник прощен и ситуация в скором времени разрешится сама собой. Нет, на официальных приемах София Хотек не могла сидеть рядом с эрцгерцогом, а во время торжественных процессий ей полагалось идти сзади него. В будничной жизни положение ее было и вовсе тягостным - отверженной.
   В провинциальной Боснии все должно было быть по-другому. Прекрасная София всегда будет подле супруга, а когда муж отправится на маневры, она посетит школы и детские дома, дабы показать, что ей не чужды родительский интерес и материнское сострадание. Об этих визитах, несомненно, будет проинформирована Вена, после чего столичная знать устыдится былого презрения и примет Софию Хотек в свой круг.
   Так мечталось Францу-Фердинанду и во исполнение этой мечты он даже отмахнулся от предупреждения сербского премьер-министра Николы Пашича. Тот через сербского посланника в Вене Иована Иовановича поделился с наследником престола агентурными данными о том, что в Боснии готовится покушение на жизнь эрцгерцога. В разговорах с супругой Франц-Фердинанд ни словом не обмолвился об этом предупреждении, а обеспокоенным приближенным сказал:
   - Я давно стал фаталистом. За последние 12 лет я пережил три покушения, и этого достаточно, чтобы разувериться в могуществе полиции и уверовать во всесилие Господа. Как Он пожелает - так и будет. Пусть пресса сообщит, что изменений в сроках визита и программе ожидать не следует.
   Тут же во всех газетах появились исполненные патриотического пафоса статьи. Они не прошли мимо Гаврилы Принципа и его сторонников по движению "Молодая Босния", 18-летних Неделко Кабриновича и Трифко Грабеца, готовивших покушение на боснийского губернатора Оскара Потиорека.
   - Убийство кронпринца вызовет больший резонанс, нежели смерть от руки патриотов какого-то генерала, - задумчиво молвил Грабец.
   - Согласен, - наклонил голову Кабринович.
   - Решено, отныне наша мишень - Франц-Фердинанд, - воскликнул Принцип.
   Как только решение было принято, настал черед практических вопросов. Как пробраться в Боснию? Где раздобыть оружие? Положительно, своими силами тут не справиться.
   - Нам поможет "Черная рука"! - сказали юные заговорщики едва ли не хором.
  
   Старшие товарищи
   Тайное сербское общество "Единство или смерть", называемое также "Черная рука", всем иным способам борьбы с австрийцами предпочитало вооруженную. Его члены были сплочены единой целью и носили за отворотами пиджаков специальные значки, подтверждающие их принадлежность к сообществу террористов. На значке был изображен череп со скрещенными костями - не в память о пиратах минувшего века, а как символ жертвенности Иисуса Христа, добровольно взошедшего на Голгофу, воскресшего и вознесшегося. Возглавлял заговорщиков полковник Драгутин Димитриевич, начальник департамента разведки сербского генерального штаба. Членам "Черной руки" он был известен под псевдонимом Полковник Апис.
   Предложение молодых людей (не без понятных трудностей и объяснимых проволочек добившихся аудиенции у полковника) покончить с Францем-Фердинандом пришлось Апису по душе.
   - Так что вы хотите от нас? - спросил он. - Оружия?
   - Уже нет. Мы получили револьверы и бомбы от нашего соотечественника Милана Цыгановича. Он же научил нас обращаться с ним. А еще у нас есть ампулы с цианистым калием. После убийства мы раскусим их, поэтому вам нечего опасаться, что мы выдадим секреты "Черной руки".
   Драгутин Димитриевич одобрительно наклонил голову, блеснув плешью в свете настольной лампы.
   - Так что же вам нужно?
   Гаврило Принцип был краток:
   - Где мы - и где Босния!
   Полковник Апис снова кивнул:
   - Хорошо, мы обеспечим вам переход границы.
   Подготовка заняла несколько недель. За это время Принцип, по наущению Аписа, переправил с верным человеком письмо публицисту и писателю из Сараева Даниле Иличу. В письме, наряду с восхвалением Илича как выдающегося прозаика и пламенного революционера, содержалась убедительная просьба возглавить заговор. Польщенный писатель по призванию и террорист по убеждению тут же ответил согласием, заверив, что у него есть несколько верных человек, которые обеспечат прикрытие непосредственным исполнителям.
   Почему Димитриевич хотел, чтобы подготовкой покушения руководил Данило Илич? Восторженный юноша Гаврила Принцип не знал, что Илич и Апис давно вынашивали план грандиозного террористического акта, который потрясет основы империи. Как и члены "Молодой Боснии", они намечали на роль жертвы генерала Потиорека, но кандидатура Франца-Фердинанда оттеснила его на второй план. Дело было за малым - найти людей, готовых пожертвовать жизнью во имя светлого будущего. С этим возникли проблемы. День визита кронпринца приближался, а роли смертников оставались вакантными. Тут-то как нельзя кстати в кабинете Драгутина Димитриевича и появился Гаврило Принцип. Разумеется, глава "Черной руки" не мог упустить такую возможность, а так как он презирал дилетантизм, чреватый провалом операции, то аккуратно подвел Принципа к мысли, что руководить заговором должен опытный человек. По счастью, бомбометатель не только не стал упрямиться, но с воодушевлением принял это предложение.
   Границу с Боснией молодые люди - Принцип, Кабринович и Грабец - перешли без выстрелов и вообще каких бы то ни было проблем. Данило Илич встретил террористов в Сараеве. Совместными усилиями они отшлифовали план действий. Оставалось ждать...
  
   Покушение N1
   Ночь на 28 июня 1914 года эрцгерцог со свитой провели в отеле "Босния" в городе Илидце, расположенном в 50 километрах от Сараева. На следующий день Франц-Фердинанд должен был присутствовать на обеде в его честь, устраиваемом в городской ратуше, после чего совершить ознакомительную поездку по городу.
   Ранним, но уже жарким солнечным утром поезд эрцгерцога остановился у перрона очищенного от пассажиров вокзала столицы Боснии. Здесь высоким гостям предстояло пересесть в автомобили. Пока все шло точно по расписанию - часы губернатора Оскара Потиорека показывали 9.45.
   Кронпринц с супругой сели в открытый экипаж, из которого, как уверил их Потиорек, они смогут увидеть неподдельную любовь на лицах встречавших их горожан (многим из них за бурные проявления восторга было хорошо заплачено).
   "Да и себя показать полезно", - подумал эрцгерцог, выглядевший весьма внушительно в своей сине-черной генеральской форме и шлеме с зеленым плюмажем. Герцогиня же была просто великолепна в светлом шелковом платье с красным поясом и белоснежной шляпке.
   Заурчали моторы, и кортеж из шести машин выкатил на улицу Аппель Ки, в окнах домов по сторонам которой красовались портреты эрцгерцога. Вскоре автомобили уже ехали по набережной реки Милячка.
   Было 10 часов утра.
   Когда процессия медленно проезжала через мост, из толпы на обочине выскочил молодой человек (это был Неделко Кабринович), и в автомобиль венценосной четы полетела граната.
   - Бомба! - истошно закричал шофер.
   Эрцгерцог оглянулся, поднял руку, то ли заслоняясь, то ли пытаясь отбить бомбу, как теннисный мяч. Но граната не долетела до людей - она упала на сложенную брезентовую крышу автомобиля и скатилась на дорогу, как раз под колеса следующей машины. Там и взорвалась.
   В воздухе заметались отчаянные крики. Несколько человек у дороги были посечены осколками; два офицера в изувеченном автомобиле истекали кровью: у одного была располосована рука, у другого - пробита голова.
   - Вы поймали его? - грозно спросил эрцгерцог подскочившего к нему генерала Потиорека.
   Вместо ответа губернатор поднял руку. Франц-Фердинанд взглянул в указанном направлении и увидел, как трое дюжих полицейских вытаскивают из воды юношу, сиганувшего с моста в реку. Юноша извивался и пытался дотянуться до воротника своего пиджака, чтобы раскусить ампулу с ядом. Один из полицейских ударил его по голове эфесом сабли. Террорист всхлипнул и затих.
   - Кажется, я ранена, - сказала Прекрасная София.
   Побледневшая герцогиня с ужасом взирала на свою испачканную красным перчатку.
   - Что с тобой? - встревоженно наклонился к ней кронпринц.
   - Здесь...
   На шее женщины сочилась кровью узкая алая полоска.
   - Не волнуйся, любимая, это всего лишь царапина.
   - Да, конечно, - пробормотала герцогиня. - Это пустяки. Занимайся своими делами.
   Франц-Фердинанд снова повернулся к губернатору.
   - Что с офицерами?
   - Ранения серьезные, Ваше Высочество.
   - В госпиталь!
   - Я уже распорядился. По счастью, он недалеко - за углом.
   Пять минут спустя автомобили кортежа были у госпиталя. Офицеров, раны которых оказались скорее страшными, нежели серьезными, передали в руки суетящихся докторов. Один из врачей осмотрел Прекрасную Софию. Царапина действительно оказалась пустяковой - кровь успела свернуться.
   - Может быть, ты вернешься в поезд? - спросил Франц-Фердинанд голосом, в котором явственно звучала тревога..
   - Может, на обоим лучше вернуться? - вопросом на вопрос ответила София Хотек.
   Эрцгерцог выпрямился и свысока взглянул на губернатора Потиорека:
   - Ну что, генерал, еще бомбометания будут?
   Уже вполне овладевший собой и понимавший, что дни его пребывания в губернаторской должности сочтены, генерал позволил себе дерзость:
   - Вы полагаете, Ваше Высочество, тут все улицы полны убийц?
   - Тогда вперед! - отрывисто бросил Франц-Фердинанд. - Ты со мной, дорогая?
   - С тобой, - прошептала герцогиня.
   - Давайте без формальностей! - снова обратился к Потиореку кронпринц. - В ратушу мы не поедем. Что намечалось на послеобеденное время? Посещение собора? Вот туда и отправимся. Сейчас!
   Франц-Фердинанд занял свое место в автомобиле. Супруга села рядом. Потиорек и офицер из свиты эрцгерцога разместились напротив. Еще один офицер встал на подножку, на всякий случай закрывая своим телом наследника престола.
   Между тем генерал Потиорек подошел к своему автомобилю и сообщил шоферу об изменении маршрута. Приказ довели до сведения водителей других машин. Лишь шофер автомобиля, в котором находились эрцгерцог с супругой, остался в неведении относительно того, что ехать в ратушу ему надо кружным путем по главным улицам. Оскар Потиорек совершенно справедливо полагал, что так безопаснее.
  
   Покушение N2
   Из-за этой накладки автомобиль эрцгерцога у моста Латейнер свернул с набережной Аннеля на узкую улицу Франца-Иосифа.
   - Не туда, не туда! - закричал генерал Потиорек. - Стой!
   Губернатор мог бы не надрываться, потому что автомобиль кронпринца уже остановился из-за запрудившей улочку толпы, в которой было поровну пришедших поглазеть на эрцгерцога и посетителей популярного гастрономического магазина "Мориц Шиллер деликатессен".
   Отчаянно сигналя, шофер стал подавать машину назад. И тут прозвучали выстрелы.
   Гаврило Принцип и Трифко Грабец были недовольны тем, что им досталась "точка" в стороне от маршрута кортежа, но приказы не обсуждаются! Они уже знали, что брошенная у моста бомба "пощадила" кронпринца, а их друг Неделко Кабринович арестован. Что ж, такова участь революционера...
   Молодые люди обменялись понимающими взглядами: пора ретироваться. Так предписывалось планом. Они уже стали выбираться из толпы, когда автомобиль эрцгерцога вдруг появился на улице Франца-Иосифа и остановился в нескольких метрах от них.
   Принцип выхватил пистолет, снял его с предохранителя и двинулся к машине. Стоявший рядом полицейский попытался остановить его, но Трифко Грабец изо всех сил ударил полицейского ногой по колену. Тот вскрикнул и упал.
   Прежде чем его скрутили (ни Принцип, ни Грабец тоже не успели воспользоваться ядом), убийца сделал несколько выстрелов. Первая же пуля пробила шею эрцгерцога, задев яремную вену, и застряла в позвоночнике. Вторая пуля попала в живот Прекрасной Софии.
   Вначале герцогиня даже не поняла, что ранена. Она рванулась к мужу, из шеи которого хлестала кровь. Тут силы оставили ее, и она сползла к ногам кронпринца.
   - София, не умирай, останься жить для наших детей, - прохрипел Франц-Фердинанд и потерял сознание - на несколько секунд позже, чем лишилась чувств его жена.
   В поднявшейся суматохе только водитель сохранил хладнокровие. Каким-то чудом он развернул автомобиль и, отчаянно сигналя, помчался к резиденции губернатора.
   Там врачи и констатировали смерть супругов. Пребывание эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараеве длилось ровно 65 минут.
   Утром следующего дня тела кронпринца и Софии Хотек в сопровождении усиленного военного эскорта отвезли на станцию, откуда траурный поезд направился в Вену.
  
   Двери войны
   Всю ответственность за убийство наследника австро-венгерское правительство возложило на Сербию. Император Франц-Иосиф писал своему союзнику немецкому кайзеру Вильгельму: "Я намерен устранить Сербию с политической арены, поскольку именно в ней корень зла. Но я не агрессор, я всего лишь жажду справедливости. Поэтому Сербии будет предъявлен ультиматум..."
   Император лукавил, ибо прекрасно понимал, что предъявленный 23 июля ультиматум из 10 пунктов не будет выполнен. Вена потребовала, помимо официальных объяснений и извинений, в течение 48 часов распустить патриотические организации, враждебно относящиеся к Австро-Венгрии, арестовать сербских чиновников, уличенных в заговоре, и допустить австрийских представителей к расследованию убийства эрцгерцога... Последний пункт противоречил сербской конституции, и, как компромисс, Сербия предложила рассмотреть дело в Международном суде в Гааге. Австро-Венгрия этот вариант отклонила.
   Заручившись поддержкой России, Сербия начала мобилизацию. Через пять дней, 28 июля, империя Габсбургов объявила Сербии войну. Когда Николай II тоже распорядился приступить к мобилизации, Германия - союзник Австро-Венгрии - объявила войну России. Франция и Британия - союзники России - объявили войну Германии. В концу августа вся Европа была в огне.
   Гаврило Принцип и его единомышленники все это время находились в тюрьме в ожидании начала судебного процесса. Он начался 12 октября 1914 года в окружном суде Сараева. Всего на скамье подсудимых было 25 человек, причем те участники заговора, которые находились в Сербии, экстрадированы в Боснию не были.
   Когда Принципа спросили, считает ли он себя виновным в совершенном преступлении, прозвучал такой ответ:
   - Я не преступник, хотя и убийца. Но я убил злодея, и это все меняет, все оправдывает. А войны желали все... Я же хотел сделать доброе дело. Это мой жизненный принцип. - Он взял пазу, покраснел и добавил: - За смерть Софии Хотек я прошу прощения у ее близких.
   Юноша был бледен и производил впечатление тяжело больного - душой и телом - человека. Но голос его был тверд.
   23 октября 1914 года суд завершил свою работу. Гаврило Принцип, Неделко Кабринович и Трифко Грабец были признаны виновными в убийстве и государственной измене и получили по 20 лет каторги. Отправить их на виселицу на законном основании не представлялось возможным - ни одному из них не исполнилось 20 лет.
   Восемь других террористов получили меньшие сроки, другие обвиняемые были оправданы за недостаточностью улик. А вот Даниле Иличу и еще четверым были вынесены смертные приговоры, два из которых после апелляции были заменены тюремным заключением.
   Писатель Илич, так и не написавший своей лучшей книги, был казнен в феврале 1915 года, ни разу не обмолвившись о своих контактах с руководителем "Черной руки" Драгутином Димитриевичем. И все же в 1917 году Полковник Апис был расстрелян. Ему вменялась в вину подготовка покушения на принца-регента Сербии Александра, известного своими пораженческими настроениями! Будучи арестован, в письменных показаниях военному трибуналу Димитриевич взял на себя ответственность за организацию заговора против эрцгерцога Франца-Фердинанда и его супруги, герцогини Хотек.
   О смерти своего шефа Неделко Кабриновичу и Трифко Грабецу узнать было не суждено - они умерли в тюрьме в 1916 году. Кабринович - от туберкулеза, Грабец - от голода. Что касается Гаврилы Принципа, он пережил Драгутина Димитриевича лишь на год, тоже скошенный туберкулезом.
   А через несколько лет в Праге вышла книга известного остроумца Ярослава Гашека, которая начиналась с такого диалога:
   "- Убили, значит, Фердинанда-то нашего, - сказала Швейку его служанка.
   - Какого Фердинанда, пани Мюллерова?"
   Того самого, господин Швейк, того самого. Чья смерть открыла двери войне, которую впоследствии назовут Первой мировой
  

* * *

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Каменский "Воин: Тени прошлого"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"