Борисов Сергей Ю.: другие произведения.

Чарльз Алджернон Парсонс. Легкий пар "Турбинии"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во время празднования "бриллиантового" юбилея королевы Виктории случился скандал. Английский инженер и его кораблик "умыли" весь британский флот. Статья опубликована в журнале Motorboat&Sailing


   Сергей Борисов
  

Легкий пар "Турбинии",

или Сюрприз для королевы Виктории

  
  

"Пытаются многие, удается не всем".

Чарльз Алджернон Парсонс

  
   Его звали Парсонс. Чарльз Парсонс. Одни считали его носителем истинно британского духа. Другие отказывали ему в этом, ибо не пристало джентльмену посягать на устои, порядки и правила. Сколь бы благородной ни была при этом цель. Цели же своей Чарльз Парсонс достиг. Через скандал, шок и трепет. Его "Турбиния" потрясла всех - зевак на пристани, заморских дипломатов, моряков всех рангов и флотов, но главное... Главное - она привела в восторг королеву Викторию. Свои чувства "венценосная бабушка Европы" облекла в вопрос, обращенный к первому лорду Адмиралтейства: "Скорость этого суденышка больше, чем у любого из ваших кораблей, не так ли?" Первый лорд прилагал титанические усилия, чтобы не разразиться проклятиями в адрес наглеца, поставившего его в столь двусмысленное положение, по сути унизившего на глазах у самой королевы. Он побагровел и ничего не сказал, потому что возразить было нечего: скорость суденышка, бросившего вызов всему британскому флоту, была невероятной, невозможной!
  
   Спитхедский инцидент
   Год 1897-й в Британской империи был знаковым. Предстояло широко, с небывалой пышностью и размахом отметить "бриллиантовый юбилей" - 60-летие правления королевы Виктории.
   Главным событием должен был стать морской парад, как никак Британия, которую государственный гимн призывал "править морями", действительно на ту пору была "владычицей морей". Да и сама королева Виктория всю жизнь выказывала особое расположение ко всему, что было связано с кораблями, парусами, яхтами, пароходами, дальними экспедициями и прибрежными гонками.
   И вот наступает 26 июня. На Спитхедском рейде 165 боевых кораблей Великобритании и 15 наилучших кораблей иностранных держав, прибывших в Портсмут, дабы выразить глубочайшее почтение "бабушке Европы". Все суда по-праздничному украшены флагами и вымпелами. Команды построены на палубах. Офицеры при орденах, кортиках и шпагах. Блестит начищенная медь духовых оркестров. Еще минута-другая - и появится яхта королевы "Виктория и Альберт". На ее мостике будет принц Уэльский в мундире адмирала флота. Сама королева, в силу преклонного возраста, предпочла наблюдать за парадом в подзорную трубу из окна своего замка на острове Уайт. Все ждут полудня. И вдруг...
   О, это "вдруг", без которого не обходится ни один остросюжетный роман. Но обязательный для приключенческой литературы прием кажется таким неуместным в реальной жизни "викторианской" Англии, где все расписано, выверено и требует неукоснительного исполнения. И все же...
   Вдруг на рейде появляется крошечное суденышко. Крошечное, конечно, по сравнению со стальными гигантами, застывшими в торжественном строе, а так длина катера (да катер ли это? а может, это материализация безудержных фантазий месье Верна?) не меньше 30 метров. Приподняв нос, в фонтанах брызг, в которых мерцают радужные всполохи, суденышко несется вдоль боевых исполинов и совершенно издевательски делает разворот у флагманского корабля.
   Все в замешательстве. Каков сюрприз! Что это? Кто это? А если карбонарии, нигилисты? Комендоры готовы броситься к орудиям, однако офицеры безмолвствуют. Нужен сигнал с флагмана, а его нет. В погоню за дерзким суденышком бросаются миноносцы, среди них два только-только спущены на воду, еще вчера их называли "скоростными", но сегодня, сейчас... Куда им против "нарушителя спокойствия", который несется по рейду со скоростью никак не меньше 30 узлов!
   Сообразив, что догнать не удастся, миноносцы - вот, что значит выучка! - расходятся полумесяцем, чтобы охватить им "нарушителя", и потом замкнуть кольцо. Но суденышко легко, с какой-то даже элегантностью, что больше пристала лондонскому денди, а не моряку, разворачивается и на полном ходу проскальзывает мимо миноносцев, оставляя загонщиков в дураках.
   После этого, посчитав, очевидно, что представление пора заканчивать, и дав на прощание короткий торжествующий гудок, "нарушитель спокойствия" уносится к докам Портсмута. Над рейдом тает дым, валивший из его широкой, лихо "заломленной" в корму трубы. Снова - как насмешка, как прощальный поклон артиста. Все, господа. Занавес.
   В кулуарах, то есть на борту флагмана, на мостике королевской яхты, в покоях самой Виктории царят растерянность. Вновь и вновь раздается:
   - Что это? Кто это?
   Ответ знает глава технического департамента Адмиралтейства. Его ведомство решает, каким быть британскому флоту, здесь определяют судьбы конструкторов, готовых послужить своими изобретениями славе флота Ее Величества.
   Руководитель департамента понимает, что наступают не лучшие времена. Ему все припомнят! Отвергнутое изобретение... да вот же оно, во всей красе! И он шепчет себе под нос, чтобы никто не услышал, и тем оттягивая час расплаты:
   - Проклятый Парсонс!
  
   Есть шанс
   Это был жест отчаяния. Другого способа заявить о себе у Чарльза Алджернона Парсонса не было. Не осталось...
   Он исходил десятки чиновных кабинетов, он писал докладные записки, он чуть ли не умолял, и все напрасно! Его "Турбиния" никого не интересовала. Это было тем более обидно, что он гарантировал, ручался, ставил на кон свое имя промышленника и изобретателя. Его турбины и генераторы снабжали электричеством сотни кораблей, а в Эльберфельде с 1899 года успешно работала паротурбинная электростанция, но когда он предложил свою паровую турбину в качестве судового двигателя принципиально нового типа, это оставило военных чиновников равнодушными.
   Не найдя понимания в военном ведомстве, Парсонс обратился в конторы крупнейших трансатлантических судоходных компаний. Однако и там наткнулся на глухую стену недоверия. Гражданские, очевидно, рассуждали так: если военно-морской флот оставил это предложение без внимания, то с чего бы им поступать иначе?
   Лишь тогда Чарльз Парсонс решил бросить вызов всем скептикам и бюрократам. Ради пущего эффекта, он все хранил в тайне. О предстоящей "прогулке" по Спитхедскому рейду знали всего несколько человек.
   И сюрприз удался! Еще как удался! В те дни в Портсмут прибыло до миллиона (!) человек - верноподданных британцев и любопытствующих гостей из-за рубежа. И все они говорили о его "Турбинии". Конечно, они говорили о королевской яхте и самой королеве, о "бриллиантовом" юбилее, о мощи британского флота и иностранных кораблях, но и о его "Турбинии" тоже!
   Парсонс все рассчитал точно. Он даже учел такой момент: у оскорбленных его выходкой чиновников наверняка возникнет искушение навечно упрятать его изобретение "под сукно", да только сделать это они не посмеют - общественное мнение не позволит! Слово королевы Виктории! Дама она престарелая, но ум у нее по-прежнему ясный.
   На следующий день Чарльз Алджернон Парсонс получил письмо под сургучной печатью. В послании (на гербовой бумаге, однако!) его настоятельно просили прибыть в Адмиралтейство для рассмотрения вопроса о применении его паротурбинного двигателя на британских кораблях.
   Вот так. Он рискнул - и выиграл. Но он никогда не согласится с тем, что это была авантюра. Нет, он предлагал настоящий "товар", просто незнакомый. И верил, что "Турбиния" не подведет. Слишком много было в нее вложено: сил и средств, мыслей, надежд, озарений...
  
   Хорошая идея
   Идее паровой турбины было 2000 лет, и она была много старше парового поршневого двигателя. Думал-размышлял над ней еще Герон Александрийский, а после него - сотни самых светлых умов. Однако прорыв произошел лишь в конце XIX века. Практически одновременно и независимо друг от друга патенты на изобретение паровой турбины получили швед Густав Лаваль и англичанин Чарльз Парсонс. Но если житель Стокгольма довел дело только до чертежей, подкрепив их теоретическим обоснованием, то житель Лондона никогда теорией не ограничивался, ему вообще практика была милее.
   Паровыми турбинами Чарльз Парсонс заинтересовался еще во время учебы на математическом факультете Кембриджского университета. Он даже сделал из бумаги маленький двигатель и на радость сокурсникам усердно дул на колеса игрушки, заставляя их вращаться.
   Парсонс понимал: если паровая машина работает на принципе использования потенциальной энергии пара, то есть его упругости, то турбина использует кинетическую энергию пара, причем через проточную часть турбины можно пропустить во много раз больше пара, чем через цилиндры паровой машины, и это позволит создать двигатель очень большой мощности. Однако сложности на пути создания паровой турбины были такими, что Парсонс приказал себе на время забыть о заманчивой идее.
   Он стал сотрудником известного изобретателя Уильяма Армстронга и занялся созданием торпед. Потом Парсонс переключился на электрогенераторы для морских судов. И все же давняя мечта дала о себе знать: в 1883 году Парсонс проводит серию опытов, результатом которых год спустя становится патент на многоступенчатую реактивную турбину для приведения в действие электрогенератора.
   В 1885 году он построил турбину, развивавшую мощность 6 л. с. при 18 000 об/мин. Через четыре года в его активе уже были турбины мощностью 20 л. с. при расходе пара 28,5 кг на 1 кВт-ч. Одновременно Парсонс реконструировал генератор, в частности, разработав регулятор, управлявший напряженностью магнитного поля.
   Затем Чарльз Парсонс поставил перед собой другую задачу: создать такую турбину, которую можно было бы использовать в качестве основного судового двигателя. Оставаясь верным себе, в 1894 году изобретатель основывает компанию "Морские паровые турбины" и 2 июня того же года начинает строительства судна, которое получило имя раньше, чем стало ясно, каким это судно будет: "Турбиния".
   На стапеле уже устанавливались шпангоуты, а на реке Рейтон еще продолжались испытания 60-сантиметровой модели, которую таскали взад-вперед на рыболовной леске. Потом пришла очередь 2-метровой модели с резиновым моторчиком. Казалось бы, примитив, однако, когда тремя годами позже модель испытали в настоящем опытовом бассейне, то оказалось, что погрешность в измерениях составляет всего 3%.
   В зависимости от того, какие данные получал Парсонс, корпус настоящей "Турбинии" без конца претерпевал изменения. В конце концов он получил такие размерения: наибольшая длина - 31.49 м, длина по ватерлинии - 30.48, ширина - 2.74 м, осадка - 9.1 м. Отношение длины к ширине составило 11.5. Килевая линия плавно поднималась к оконечностям. Шпангоуты в корме стали полными, дабы избежать излишнего дифферента. Фактически, обводы круглоскулого водоизмещающего корпуса предполагали переход в режим глиссирования... как скажут позже, или в режим скольжения, как говорили тогда. Водоизмещение "Турбинии" составило 44,5 т, причем половина полного веса приходилась на механическую установку (сама турбина весила 3.66 т при мощности 2000 л. с.).
   Парсонс рассчитывал в первом же "заезде" показать скорость не менее 30 узлов, однако "Турбиния" смогла показать лишь 19,7 уз. Причину установили быстро - виновата была кавитация. Из-за чрезмерной частоты вращения винта скорость воды на засасывающей стороне лопастей настолько возрастала, что давление понижалось до критического, и вода вскипала при нормальной температуре. В такой среде винт терял упор, его к. п. д. резко падал.
   Сообразив, в чем корень всех зол, изобретатель начал экспериментировать с винтами. Он построил стеклянный куб и провел тестирование гребных винтов, варьируя их диаметр, шаг, число и площадь лопастей. При этом он активно пользовался фотоаппаратом, используя выдержку 1/3000 секунды. Одновременно он оснащал "Турбинию" различными винтами, что, к сожалению, не давало существенного прироста скорости. И тогда конструктор решился на кардинальный шаг: он превратил одновальную установку в трехвальную. Три ступени турбины (высокого, низкого и среднего давления) работали напрямую каждая на свой гребной вал, число оборотов которых на полной скорости доходило до 2230. Чтобы максимально снизить нагрузку на лопасть и тем отдалить момент начала кавитации. Парсонс увеличил число винтов: в феврале 1896 года на "Турбинии" были установлены на каждом валу по три одинаковых винта диаметром 456 мм и шагом 610 мм. С девятью такими винтами судно развило скорость 32. 8 узла. Путем увеличения мощности установки до 2400 л. с. и отдельных конструктивных улучшений, в частности, изменения обводов кормы, которая стала еще более плоской, скорость "Турбинии" возросла до 34,5 узла.
   Дело было сделано. "Товар" был готов к продаже. Компании "Морские паровые турбины" предстояло перестать быть убыточной и начать давать прибыль. Но прежде, справедливости ради, следовало возместить убыток в размере 1107 фунтов 13 шиллингов и 10 пенсов самому Чарльзу Алджернону Парсонсу. Столько личных средств он потратил на создание "Турбинии".
   ...После "демонстрации" в Портсмуте изобретатель основал новую компанию "Морские паровые турбины Парсонса". Он не сомневался, что эта компания принесет ему славу и солидный доход. В том же уверены были его компаньоны по бизнесу, иначе с чего бы сложился фантастический начальный капитал - 240 000 фунтов стерлингов?
  
   Продолжение следует
   Долго запрягают, но быстро ездят не только русские. Через несколько месяцев после "Спитхедского инцидента" на английских верфях были заложены миноносцы "Гадюка" и "Кобра" с турбинами Парсонса. Согласно контракту, скорость полного хода миноносцев должна была составлять не менее 31.5 узла. В 1900 году миноносцы были спущены на воду. Первый же выход "Гадюки" на испытания оказался триумфальным - 36.5 узла! Скорость "Кобры" оказалась на узел меньше, но ее водоизмещение составляло 390 тонн, на 20 тонн больше, чем у "Гадюки".
   В том же году на Всемирной выставке в Париже "Турбиния", ставшая символом "английского технического гения", опробовала воду Сены. И вновь успех был ошеломляющим, хотя Чарльз Парсонс и сетовал, что на реке невозможно показать все, на что способны его турбины и его "Турбиния".
   Вообще, изобретатель не оставлял стараний по совершенствованию как турбин, так и силовой установки своего детища. В конце концов он установил на каждом валу вместо трех - по одному эффективному широлоколопастному гребному винту большего диаметра. И пусть скорость от этого не возросла, но она и не уменьшилась.
   Между тем преимущества турбин наконец-то оценили и конструкторы гражданских судов. В 1906 году на линию Ливерпуль-Нью-Йорк вышел турбинный трансатлантик "Кармания". Несколько месяцев спустя на воду были спущены два гиганта-близнеца по 38 тыс. т. каждый - "Лузитания" и "Мавритания". В церемонии спуска "Мавритании", которая была на 5 футов длиннее своей "сестры", участвовала и "прародительница" всего турбинного флота: на фоне колоссальных размеров суперлайнера "Турбиния" смотрелась скорлупкой, но держалась с достоинством. В первый рейс через океан "Мавритания" отправилась в ноябре 1907 года и уже через месяц получила "Голубую Ленту Атлантики", показав среднюю скорость 23.69 узла. Позже рекорд был обновлен: средняя скорость превысила 26 узлов. Двадцать два года "Мавритания" никому не уступала первенства, владея "Голубой Лентой Атлантики" и считаясь самым быстроходным пассажирским судном в мире.
   Именно пассажирским, потому что военные корабли, оснащенные паровыми турбинами Парсонса, обновляли рекорд, установленный "Гадюкой" с завидно регулярностью. В 1913 году это сделал русский корабль - построенный в 1913 году на Путиловском заводе в Санкт-Петербурге эскадренный миноносец "Новик". Его котлотурбинная установка суммарной мощностью 42000 л. с. позволила установить мировой рекорд скорости - 37.3 узла.
   А что же "Турбиния"? Она старела, ибо ничто не вечно под луной. Но о том, чтобы окончательно списать ее со счетов, отправить в утиль, на слом, не могло быть и речи. В 1927 году "Турбиния" стала экспонатом Музея науки в Лондоне. Правда, ни один из павильонов музея не был достаточно велик для нее, и тогда "Турбинию" немного... укоротили. Конечно, это было варварство, на это без слез и смотреть было невозможно, и все же часть 32-метрового корпуса была вырезана.
   В 1961 году "Турбиния" отправилась в новое "путешествие" - в город Ньюкасл-на-Тайне. Там создавался политехнический музей, и "Турбиния" должна была стать его "звездой". Но воссияла она в полную силу позже, когда в 1983-1996 годах ей вернули первоначальный облик (отсутствующий фрагмент корпуса изготовили заново и "встроили" между носом и кормой) и поместили в специально возведенную для нее галерею.
   Там она и сейчас стоит, в музее, сверкая лаком и свежей краской, радуя глаз и заставляя вспомнить добрым словом Чарльза Алджернона Парсонса - блестящего инженера, изобретателя и все-таки немножко авантюриста.
  
   Биография
  
   ЧАРЛЬЗ АЛДЖЕРНОН ПАРСОНС (Charles Algernon Parsons) родился 13 июня 1854 года в Лондоне в семье известного астронома графа Уильяма Парсонса. С детства проявлял большой интерес к технике и... путешествиям: на семейной яхте много плавал вдоль побережья Англии и Северной Испании. В 1876 году закончил Кембридж. Работал инженером. Изобрел многоступенчатую турбину для использования с электрогенератором собственной конструкции. В 1889 году основал собственную компанию по производству турбин. В 1899 году британский флот принимает в эксплуатацию два миноносца с турбинами Парсонса. В 1911 году получает рыцарское звание. В 1931 году сэр Чарльз избран иностранным членом-корреспондентом АН СССР, и в том же году - 11 февраля - Чарльз Парсонс скончался после тяжелой болезни.
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   5
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"