Борисов Сергей Сергеевич: другие произведения.

"параша Тудэй", или как я научился врать и перестал говорить правду

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.23*5  Ваша оценка:

  "Параша Тудэй", или как я научился врать и перестал говорить правду
  
  Рабочий день еще только начался, а в дверь главного редактора "Параша Тудэй" уже постучали. - Неужели за мной, - в голове мелькнула предательски трусливая мысль, но потом он вспомнил и немного успокоился. Это должно быть пришел тот самый новый стажер, которого прислали еще вчера, а не бдительные товарищи из соответствующих органов, поэтому, чтобы не опускаться в табели о рангах главный промолчал.
  
  Через положенный уставом промежуток времени в дверь постучали снова и лишь после этого главный редактор решил, что его репутация перед подчиненными уже не пострадает, - войдите, - произнес он, как и подобает, начальствующим тоном, приняв соответствующее своей должности выражение лица - смесь мудрости и отеческой заботы, как на всех фотографиях и плакатах нацлидера русского мира, который в этот момент внимательно смотрел на него с высоты своего положения, покачиваясь на стене в золоченой раме.
  
  Дверь слегка приоткрылась, так, чтобы в образовавшуюся щель как раз могла проскочить мышь и этого вполне хватило посетителю, чтобы проскользнуть внутрь. Да, как и предполагал хозяин кабинета это был один из тех самых новых стажеров, которых ежедневно присылало Министерство по Защите Исконных Территорий и Правдивой Информации для ускоренного инструктажа с последующей заброской в тыл хунты - для ведения информационной, диверсионной и иного рода полезной для родины деятельности.
  
  Стажер, как и положено, был молод (все наиболее опытные и старшие агенты "Параша Тудэй" уже давно находились за линией фронта: в плену или в безымянной братской могиле), слегка испуган от свалившейся на него чести - аудиенции у самого главного и неказист собой, именно настолько, чтобы вызывать доверие у пенсионеров и алкоголиков, основной категории зрителей и потребителей одного из центральных телеканалов великой страны.
  
  За то короткое время, что стажер перемещался от двери к столу, главред или, как его в самой компании сотрудники звали, за спиной само собой, главный, что впрочем, очень тому импонировало, выбрал для себя подходящее к данной ситуации поведение - дружественное, в меру, но с легким налетом начальствующей строгости, чтобы подчиненный не забывался где он и с кем разговаривает.
  
  - Ну, что, поздравляю тебя от всей души Ваня Петров с повышением и твоим первым заданием, - взяв быка за рога и не тратя время на сантименты главный, улыбаясь в глаза стажеру протянул и крепко пожал стоящему перед ним молодому человеку руку, - теперь ты не просто никому не известный сотрудник "Параша Тудэй", а человек, который творит настоящую историю и сам создает новости. С этого момента ты официально числишься на задании, а твоим родственникам соответственно уже отправлено извещение "пропал без вести", так, на всякий случай. Поэтому ты обязан соблюдать все необходимые меры конспирации, первая из которых будет касаться смены твоего ФИО, вот, возьми, эти новые документы.
  
  Главный торжественно протянул уже не Ване, но еще и не человеку, в стране до сих пор работал главный принцип государственности - без бумажки ты букашка, а с бумажкой все равно букашка, но уже государственная, небольшую пачку документов. Тот с плохо скрываемой дрожью в руках открыл лежащую сверху корочку, по всей видимости, паспорт и, судя по отвисшей челюсти, слегка опешил.
  
  Пока Ваня приходил в себя и осмысливал свое новое место в обществе и истории, главный незамедлительно начал вводную, памятуя что, если дать время на придти в себя, то можно будет потом и до вечера просидеть, что начальству, на то оно и начальство, совсем не хотелось,- запомни, ты репортер телекомпании "Параша Тудэй", который снимает и показывает самые правдивые в мире новости из захваченных и временно оккупированных хунтой наших исконных территорий, который способен показать врага, даже, если того не видно на десять километров вокруг и который всегда первым прибывает на место событий: техногенных катастроф, оборонительных и только оборонительных боев, терра...ммм...,- главный запнулся, подбирая правильное слово, потом кивнув сам себе продолжил,- актов возмездия и проявлений волны справедливого народного гнева.
  
  - Поэтому, в составе съемочной группы ты скрытно проникнешь на территорию подконтрольную хунте, пока еще, - сделал необходимое уточнение главный, вдруг, кто-нибудь проявляет сейчас бдительность за его дверью,- и будешь вести с этой территории репортажи, самые честные само-собой и объективные, конечно же. А если понадобится, то скорректируешь, когда надо, огонь ополчения по скоплению войск хунты, поднесешь снаряд, если надо или прикроешь отступление ополченцев, если понадобится. Все понял?
  
  Тем временем, без пяти минут как, настоящий военный репортер "Параша Тудэй" задумчиво теребил врученные ему документы. На его лице сейчас боролись между собой совершенно разные чувства. С одной стороны лицо стажера выражало радость, что наконец-то ему удалось пробиться наверх и стать почти элитой журналистики, вроде Дмитрия Сикилева, с его изящными и пропитанными поцреотизмом и ненавистью к врагам передачами, а с другой стороны - страх, животный страх, в который сами же журналисты "Параша Тудэй" уже который год подряд вгоняли всех жителей своей страны, расписывая те ужасы и невыносимые условия жизни, которые приходится переносить людям на подконтрольных хунте территориях.
  
  Один только распятый когда-то по многочисленным слухам на доске объявлений, в каком-то небольшом, то ли городке, то ли поселке, то ли деревне, маленький мальчик чего стоит. Эта история до сих пор вгоняет в дрожь, хотя ее, смакуя во всех подробностях, а значит, казалось бы, можно было уже и привыкнуть, рассказывают каждый день в вечерних новостях и даже в "Спокойной ночи малыши!", периодически находя все новых и новых свидетелей и добавляя все новые и новые шокирующие подробности: то это и не мальчик был вовсе, а девочка, то, не такой уж и маленький, то, вообще, что распят правосеками-хунтийцами был посланник мира из соседней галактики, прилетевший на Землю для установления дипломатических отношений с великим нацлидером всея Ново, Старо и Средне России. Правду, как всегда, уже не узнать, потому что ее надежно скрывает от всех мировое правительство во главе со злобными бендерорептилоидами.
  Заметив эти ненужные метания стажера, главный постарался увести его размышления от неправильного направления и отвлечь на что-нибудь приятное.
  
  - Что такое? Тебе не нравится твоя новая легенда? Мы ее очень тщательно разрабатывали, а наши аналитики пришли к однозначному выводу, что с такими документами тебе сам правосек не брат, с ними тебе будет очень легко проникнуть в самое логово врага и спокойно работать в нем не вызывая никаких подозрений. Во всяком случае, специалисты в этом уверены.
  
  - П...простите, - голос молодого человека предательски дал слабину, - но...неужели наши аналитики на самом деле нигде не ошиблись? Может это, кого-нибудь другого отправить на столь важное и ответственное задание, я ведь еще плохо ориентируюсь в сложившейся обстановке, только-только прибыл и мне не хотелось бы, чтобы моя неподготовленность и непрофессионализм подставили ополченцев или сорвали какую-нибудь их важную операцию по освобождению исконно наших территорий.
  
  - Нет, нет, все в порядке, - главный подбадривающее улыбнулся в широком оскале белоснежных зубов стараясь успокоить стажера, - не волнуйся, если, вдруг, что-то пойдет не так и ты попадешь в окружение или не дай бог в плен, не волнуйся, на этот случай мы припасли для тебя еще одни документы, по которым ты не имеешь никакого отношения к "Параша Тудэй", а будешь - Ваньчита Юрьевна Птурс, простая беженка юго-востока, лицо нетрадиционной сексуальной ориентации, общественный деятель, участник всех демократических интернет-тусовок и защитница всего чего только можно. Именно этот портрет, как мне сказали наши аналитики, будет больше всего вызывать доверие на территории подконтрольной хунте. Многомесячная разведка голубями с воздуха и разведсеть ОБС доложила, что там все через одного гейропейцы, хе-хе. Так что тебя сочтут за своего и не тронут.
  
  Эта заезженная шутка почему-то никогда не утомляла главного, а он сам никогда не упускал возможность вставить ее, куда только можно, почти в каждом разговоре.
  
  - Запомни, ммм, - главный на секунду замешкался, не зная как обратиться к подчиненному, по старому половому признаку или уже по новому, чтобы стажер привыкал и входил в роль, решив все-таки поддержать того в новой ипостаси, продолжил, - доченька, - при этом на глазах главного навернулись слезы, - на тебе одной теперь висит большая ответственность, можно сказать судьба всей страны, народ нашей великой родины, как один смотрит с надеждой на тебя и верит в твой успех. Ты не имеешь права подводить его. Так ведь?
  
  Чего-чего, а умения говорить правильные и красивые слова, да еще и с надрывом у главного было не отнять, потому что у Ваньчиты Юрьевны (конспирацию стоит все-таки соблюдать с самого начала) от переизбытка нахлынувших на нее чувств и от всего услышанного из груди вырвался сдавленный стон, загадочный, как все русское.
  
  Поняв, что избежать высокой чести стать журналистом "Параша Тудэй" ей никак не удастся, Ваньчита Юрьевна сдалась.
  - Разрешите тогда, товарищ главный редактор, в последний раз перед отправкой в тыл врага отдать Вам честь?
  - Разрешаю, и не беспокойся тебе еще придется, по долгу службы, конечно же, еще не раз и не два ее отдать, чтобы выведать секретные сведения у противника или ополченцам помочь, они ведь тоже люди, - главный подбадривающее улыбнулся.
  
  - Да, нет, не эту честь, другую.
  
  - Ах, эту, давай, ну, отдавай, почту за честь, хм, товарищ Птурс.
  
  Размазывая слезы, сопли и несбывшиеся надежды остаться в тылу по щекам Ваньчита Юрьевна Птурс вытянулась, словно натянутая струна и отдала честь главному, да так, что от историчности этого момента в кабинете задрожали стекла.
  
  - Ну, что ты, что ты, дурашка, - главный тоже расчувствовался ни к месту и подойдя к стажеру приободряюще приобнял того, - это же не навсегда, только на время. Потерпи немного. Вот выиграем эту войну и ты снова станешь простым русским парнем, настоящим Ванюшей. И будешь с гордостью вспоминать сегодняшний день. Если конечно не станешь героем, посмертно, приняв с достоинством мучительную смерть от рук бендеровской хунты или тебя не отправят на новый фронт уже с новым заданием.
  
  - Спасибо, товарищ, главный. Скорее бы, а я приложу все свои силы к тому, чтобы как можно быстрее приблизить этот день.
  
  - Конечно, приложишь, как же иначе, - главный успокоил будущего Зорге, - а теперь послушай остальную часть своей легенды.
  
  Лицо Ваньчиты Юрьевны тут же преобразилось, лицевые мышцы напряглись, а тело наклонилось в сторону главного редактора, показывая, что она, оно, все во внимании и готово слушать.
  
  - В общем, - главный откашлялся, - если тебя поймает хунта, ты, лицо непонятной сексуальной и политической ориентации, которое сбежало от притеснений и ужасов войны к этой самой хунте, чтобы попросить политического убежища и осуществить свою давнюю мечту, сделать пару репортажей с передовой.
  
  - Тебя, конечно, будут всячески проверять на детекторе правды, поэтому пройдешь за ночь форсированную подготовку и научишься лгать, не говоря ни слова правды, так у них (имелось в виду у хунты) принято. Всех кто говорит правду расстреливают на месте, без суда и следствия, чтобы мир не узнал какие зверства творятся на их территории с мирными русскоязычными ополченцами и нашими добровольцами, которых мы отправляем в добровольно-принудительном порядке. А на тот случай, если тебя захотят допросить с пристрастием, ты изобразишь истерику и легкую степень дебильности. И ампулу с цианидом для достоверности тебе вживят. Я ее подсмотрел в одном старом хорошем кино про шпионов. Главное в этом случае не выходить из роли. Чуть что, сразу ее раскусывай.
  
  Сделав небольшую паузу и отпив глоток воды из стакана, главный продолжил свою пространную и вдохновляющую речь перед Ваньчитой Юрьевной, произносить которые он научился, глядя еженедельные обращения нацлидера к народу. Да, чего уж там скрывать, которые он сам так старательно копировал вплоть до интонаций и жестов, как, впрочем, и миллионы граждан всей необъятной страны.
  
  - С одебиливанием не бойся, проблем не возникнет. Специалисты уже на готове и будут ждать тебя за дверью. К утру они справятся и ты, - главный изобразил рукой постукивание по своей голове, - в общем, будешь в форме, так, что ни одна хунтовская ищейка не раскусит. Сам знаешь, контора не халтурит, даже Станиславский, глядя на тебя, скажет: "верю".
  
  - Все понятно? Главный посмотрел своим пронзительным взглядом на стажера ожидая, по всей видимости, только утвердительного ответа.
  
  - В целом да, Ваньчита Юрьевна, без пяти минут беженка и она же по совместительству Ваня, журналист "Параша Тудэй" или наоборот, в зависимости от тех обстоятельств, в которых он вскоре окажется, - я готов к выполнению возложенной на меня нашей родиной этой важной миссии по правдивому освещению военных преступлений хунты против мирного ополчения и наших добровольцев.
  
  - Тогда,- главный протянул для прощального рукопожатия руку, - иди, не буду тебя задерживать, специалисты по лжи и мозгоправы уже ждут тебя в коридоре, так что, удачи тебе и не забывай, что наша духовность сильнее их правды. Тем победим.
  
  Ваньчита Юрьевна Птурс с чувством пожала руку главного редактора и даже попыталась ее облобызать в припадке нахлынувшего патриотизма, но эта попытка была мгновенно и жестко пресечена, а самой Ваньчите Юрьевне строго указано на дверь. Пора, мол, Ваньчита Юрьевна, время не ждет, родина в опасности, ополченцы, как дети малые ждут твоей заботы, ласки и указаний и вообще, аудиенция закончена.
  
  Новоиспеченный репортер "Параша Тудэй" все понял правильно, уже привычно отдал честь, развернулся и вышел к поджидающим его за дверью санитарам, чтобы пройдя через их заботливые руки и крепкие химпрепараты стать по-настоящему слегка двинутой особой неопределенной половой ориентации, впрочем, как все настоящие патриоты великой родины - крымнаш и научиться врать, как дышать и дышать, как врать, так, чтобы ни один хунтиец не смог его раскусить.
  
  А в опустевшем наконец-то кабинете главный устало вздохнув сел в кресло и достав из потайного места в шкафчике бутылку живительной хунтийской самогонки налил себе на донышко стакана. В последнее время только самогонка из самого логова хунты - Западенщины, да ломтик ароматного сала все из тех же краев, спасали его на работе от нервного срыва. Сало и самогон он обменивал через надежных людей у хунты на время заброски и личные сведения очередного агента. Агента, так и так, все равно через некоторое время взяли бы на той стороне, а так они приносили хоть какую-то пользу главному.
  Что поделать, но в сложившихся обстоятельствах, когда родина с трудом уже обеспечивала саму себя репой и брюквой, не говоря уже про мясо и другие деликатесы, главный предпочитал не ограничивать себя напоследок, перед неминуемым, в чем он был уверен, поражением, ничем. Агентов еще хватало, хотя бы и таких неопытных, как этот стажер, а вот сало и самогонка подходили к концу, поэтому и понадобилось срочно подготовить очередную посылку". Все равно они у хунты долго не задерживались.
  
  Им или срывало все установки, которыми их пичкали на родине и они сами сдавались, видя, ту пропасть, что разделяла их предыдущие убеждения и непосредственную реальность на месте или же срывало "крышу" и они окончательно сходили с ума не выдержав давления окружающей их действительности. Оказавшейся на поверку не такой уж и кровожадной, как об этом талдычили здесь всем и вся.
  
  Выпив и удовлетворенно крякнув, главный проглотил ломтик вкусного западенского сала закрыл глаза и погрузился в мечтательные и неторопливые размышления о том, что очень скоро он сможет за раз выменять сразу дюжину своих агентов на ящик настоящего хунтийского самогона и огромный шмат пропахшего приправами сала, устроив себе настоящий пир во время чумы, главное не забыть позвонить связному из Генштаба хунты и предупредить, что посылка будет завтра утром в установленном месте. В общем, все будет хорошо. Во всяком случае, для главного редактора "Параша Тудэй", в этом он не сомневался. Потому что самое главное, что главный успел усвоить в своей жизни, это то, что никогда не говори правду, но свято верь, что говоришь правду, правду и ничего кроме правды!
  
Оценка: 4.23*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"