Борисов Тимофей Дмитриевич: другие произведения.

Одна история одной жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не завершено, только первая глава

  Фальшь, ложь! Мир пропах ложью. Никому нельзя верить, даже самым близким, самым родным.
  Все предадут. Рано или поздно. Никому. Не верьте. Никому.
   Он лежал на камнях, мокрый, еле живой, замерзший. И смеялся. Он уже не мог ничего. Только смеяться. Он сдался.
  ***
   Он не знал своего настоящего имени. Он его не помнил. Он видел, как его родителей убили пираты. Его семья не была богатой, не имела связей. Он знал это, они знали это. Но убили. Жестоко и беспощадно. Он смотрел. Его заставили.
   Его взяли с собой. Хотели воспитать пирата. Конечно! После того, как те убили его отца, мать, сестру и брата? Ему было не больше двух лет. Но в памяти отложился четкий отпечаток тех самых долгих часов его жизни. Он помнил, как один, главный пират насадил на нож отца, когда тот начал сопротивляться, за ним брата. Сестра брыкалась и царапалась, засадила в глаз тому, кто ее держал, тот со злости ударил ее об пол. Его мать убили самым жестоким образом. Он не помнил этой сцены. Не хотел помнить. Он поклялся отомстить.
   Ему дали имя Джек. Его научили отзываться на это имя. Он отзывался. Ему приходилось отзываться.
   В 10 лет Джек сбежал. Он ненавидел пиратов, ненавидел все, что с ними было связанно, он сменил имя. Он много раз менял имена, к сорока пяти годам он сбился со счета.
   И не смотря на то что цель его была в мести, он смог полюбить, обзавестись семьей, хозяйством, фирмой, приносящей немалые деньги; всем тем, что хочет иметь почти каждый человек. Он стал очень богатым и известным человеком. Но гнев, ненависть, разъедали его душу. Он помнил о своей клятве.
  ***
  То был серый пасмурный день, тот день, когда облака висят низко над землей, выжимая из себя жалкие капельки, медленно летящие вниз. Это был день, когда ни один лучик солнца не пробивается вниз, и все краски затухают. Это был день, еще не успевший начаться, но уже предвещавший унынье и запустенье на душе каждого, кто в него попал. Но Груо Лоув, а именно так последние три года привык он себя называть, не обращал внимания ни на серые тучи, ни на хмурый лица людей. Он был занят обдумыванием очень важной вещи, поглощавшей все его внимание. Гроу шел уперевшись взглядом в с мокрую землю, сталкиваясь с прохожими, спотыкаясь на бордюрах. Но ему было все равно. Он обдумывал, взвешивал.
   Через 10 минут таких, он дошел до высокого блестящего здания, в ясную погоду упиравшегося в самый небосвод, но сейчас почти полностью скрытого тучами. Груо поднялся по лестнице, вошел в большую стеклянную дверь, отражавшую пасмурное небо и одинокие лужи на асфальте. Звонко простучав каблуками по мраморному полу, Груо подошел к единственной живой душе, казалось, на все здание - такая гробовая тишина здесь стояла.
   Душа была живой относительно, если она была душой вообще - то был робот, и хотя, совет религий еще десять лет назад утвердил решение о "вере души" у каждого разумного существа, даже если он из металла, Груо относился к этому скептически. Он вообще не поощрял роботов и представителей иных рас, но ему приходилось мириться с их существованием.
  - Что в