Борисов Виктор Евгеньевич: другие произведения.

bezdomnaya_voyna

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.16*7  Ваша оценка:

  В основном - это нечто вроде дневника. Этакий бортовой журнал. Иногда становится недостаточно ущипнуть себя к примеру за мочку уха, или как-то иначе убедиться что происходящее в моей сверх жестокой экстремальной жизни - реальность.
  
  Однако дневник от журнала отличается, я думаю, тем, что журнал включает в себя разные технические выкладки. Здесь так же будут все мои наработки, вроде методов добычи электричества, обустройства в экстремальных условиях, борьба и/или примирение с окружающей средой и прочее прочее прочее. Подобные вещи иной раз весьма нужны людям.
   Вот выходит мужик с ружьем на лестницу, стреляет в тех, кто пришел отключать его как потребителя от сети электро энергии, а после стреляет и в себя. Я так понимаю, это сегодня норма в обществе, никого особо не шокирует. А еще я знаю, что если бы у мужика того были знания, и соответственно СОБСТВЕННАЯ энергия... он бы наверное даже не повернулся в сторону тех мародеров, отбирающих у него вроде как последнюю надежду.
  
  Сегодня 30 июня. Я бездомный, совершенно лишенный всяких человеческих надежд человек. Уже 2 года я живу в лесу. Я давно забыл как вообще выглядят документы удостоверяющие личность и что с ними надо делать. Я не пьяница и не гуляка, документы я не пропил и не терял - их у меня так же забрало государство, в лице "сотрудников" милиции. Сначала требовали 512 рублей, потом до полуночи пытали, потом просили взять на себя какой-то висяк, а поутру вышвырнули. Но уже без документов. Прокуратура проверять не стала - на жалобу ответили что всё нормально и законно. Спасибо хоть не "в натуре". Это был один из МНОГИХ случаев, когда государство, абсолютно без причины отняло у меня возможность нормально существовать в обществе. Но это был первый случай, когда я уже не осилил восстановить эту возможность.
  
  Но при всех своих бедах, я всё еще помню что зовут меня Борисов Виктор Евгеньевич, родился я 19 января 1971 года в городе Петропавловск, Камчатской области. С 7-ми летнего возраста я "учился" в школе-интернате Љ2, г.Петропавловска на Камчатке, и уже тогда не имел ни единого родственника на земле. Будучи отлично подготовлен мамой (в 7 лет мы с ней были единственными родственниками - тогда нас зачем-то разлучило государство) к школе, я попав в интернат мгновенно стал изгоем - выскочка, отличник...
   Дальнейшая "учеба" стала лишь учебой выживания в сверхэкстремальных условиях. Часто меня забивали почти насмерть. Причем в равной степени и учителя воспитатели - за то что пытался просить у них защиты от побоев сверстников. В общем не до учебы стало. Тогда же, единожды и навсегда слово мама обрело в жизни огромное значение. Мама в процессе подготовки сына к школе и жизни ох и сурова была, но сурова совершенно иначе, не сапогами по лицу, и не палками по голове. Как-то при очередном избиении воспитательницей в интернате, я истекая кровью всё же считал количество деревянных плечиков сломаных ею об мою голову. Кажется я насчитал то ли 27, то ли 28. Мне тогда было около 12 лет. После поверхностного "лечения" (мальчик упал - осмотрите его) я всё равно снова сбежал. Искать маму. Я всё не мог понять что мамы больше не будет, что посторонние люди живущие в адресе, не глюки, не временные какие-то грубые ко мне гости, что этот дом теперь чужой. Я снова и снова бежал от почти убивающего меня школьного населения. Естественно, при такой жизни будешь во всей красе знать НАСТОЯЩИЙ голод и страх.
   От природы я невысок ростом, далеко не Шварценеггер, а обстоятельства заставляли быть не сильным, а САМЫМ сильным. В общем прошло 11 лет, и я стал кошмаром для всех раннее угнетающих меня. Как ни странно друзей себе не приобрел. Из разряда ЧМО вдруг перешел в разряд "Псих, к нему лучше на пушечный выстрел не подходить". Тот же изгои, но вроде как с другим знаком, с каким именно непонятно. Впрочем... друзья из окружающих меня тогда уродов... да нафиг они мне были бы нужны. Мне всегда хотелось учиться. Физика, химия, математика - вот бы мне что нужно. Но увы, я отстоял с оружием в руках личный покой, но учиться наконец-то... было уже поздно.
  
  Я живу в лесу будучи безнадежно бездомным. Хоть и недалеко от людей. Пока. Меня сдерживает от ухода в совсем уж глухой далекий лес то, что пока я не наладил выработку электроэнергии В ДОСТАТОЧНОМ КОЛИЧЕСТВЕ силы/мощности. Как только добуду хотя бы 1 Киловатт и буду знать что легко средство-инструмент такой добычи соберу там, в тайге (в далеких глухих поселках например легко найду детали для изготовления), сразу и пойду без оглядки. Всё равно ведь и оглядываться не на что - нет никого, да кто и был по жизни (редкие близкие, почти родные люди, жена в том числе) давно уж ТАМ.
   Но когда буду отходить, попробую сделать фокус - я ведь всё равно наловчусь добывать энергию наиболее простым способом, без всякой заумной терминологии. Так вот, когда я уйду, КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, не имея абсолютно никакого образования, лишь умея считать до 100, сможет добывать энергию моим способом - не менее 1 Киловатта АБСОЛЮТНО БЕСПЛАТНО. И мужик больше не возьмет ружье от безнадеги, а лишь не вставая с кресла щелкнет тумблером переключаясь на СВОЮ энергию. А его сын, шляясь где попало, придет домой, включит чайник и даже подозревать не будет о том что их отрезали от общего электричества и соответственно от жизни. Так я сделаю этакий подарок самому себе, я буду знать что так стало и всё.
  
  Сайт будет пополняться постоянно. Часто или не очень - вопрос другой. Всё таки все операции делаются при помощи одного лишь старого мобильника, да и тот скоро развалится. Плюс ко всему средств как таковых обычно с дикой натяжкой хватает лишь на питание и гигиену, на интернет и на время для писанины редко что остается.
  
  Основная веселуха, когда я встал перед выбором смерть или в лес, началась 4 апреля 2007 года. Естественно не сразу уходом в лес. До этого момента я уже давно был бездомным, перепробовал буквально ВСЕ варианты спасения и в первую очередь множественные обращения к государству - то с просьбами пустить в ночлежку (социальные гостиницы для бомжей- бывших москвичей однако), то с просьбами помочь мне восстановить документы... в общем просил и просил. Естественно мне отказывали ВО ВСЕМ. Там я не бывший москвич, там не прописан, там рожей не вышел и т.д. и т.п. А сил и главное средств, зачастую последние копейки, эта беготня отнимала прорву. Средств - это главное - часто мне банально оставалось нечего есть. С однажды оперированным желудком, голод становится настоящей пыткой. Однажды я даже поверил что в канун нового года действительно можно обратиться к президенту. Такое собственно было дважды. Ох и атаку я делал на эту возможность! Буквально ВСЕ свои ресурсы бросал на это- не спал ночью это уж само собой, чтобы прямо с утра, опередить всех и пробиться. С мобильника, с телеграфа, по электронной почте, через интернет... В общем идиот наивный. Одно слово - с Камчатки я. Понятное дело никакой возможности обращения к президенту нет и быть не могло. Пиар, показуха для зрителей телевизора и только. Но факт - одного раза мне тогда показалось мало, и на другой год, с поправками на свои возможные ошибки я повторил атаку. В общем идиот в квадрате. А прочая беготня... естественно беготню эту я просто вынужден был оставить. Некоторое время я еще находил пути выживания, но 4 апреля 2007 иссякли и те варианты. В общем оставался один, дохленький и очень временный, да вообще непонятный вариант - Рома.
  
  
  Моя первая жена, Невидомая Елизавета Павловна была немного старше меня. Бывшая руководительница балетного коллектива г.Полтава. А Рома, Невидомый Роман Владимирович ее взрослый сын, немного младше меня. Последнее время, несколько лет, Лиза жила в пос.Черусти, Шатурского района, Московской области, по адресу ул.Февральская 22. Раньше там жили знакомые, почти родные мне старики - Кондратьевы - Ефграф и Прасковья (Граф и Паша). Когда-то я привел туда Лизу и они вроде как сдружились. Граф умер (печень), Паша уехала к родным в другую область, и ненадолго пережила там своего мужа, с которым жила всю жизнь (я присутствовал на их Золотой свадьбе). Перед отъездом Паша завещала дом Лизе. Я на тот момент и не жил уж давно с Лизой, и в гости к старикам своим не часто заезжал.
  
  
  Я уже был в беде, Лиза тоже иной раз малость помогала мне, а однажды она просто исчезла. Я не мог приехать в Черусти, но начал звонить всем подряд ее соседям. И...
  
  
  Бабушка Шура. Она жила рядом с Лизой. Когда я бывало заходил к ней раньше, всегда с уважением относился к ее домашним животным, козам, прямо с порога раздавал им полпачки сигарет. Ох и смеялась бабка! Бывало помогал чем. Что странно - никто из тех стариков даже мысли не держал воспользоваться моим трудом бесплатно. Я иной раз просто от души хотел помочь, так чуть не с кулаками набрасывались если нос от вознаграждения воротил. Во как! Так вот бабушка Шура объяснила мне по телефону, что Лиза, со слов более молодого и наглого соседа Венедиктова, перед своим исчезновением оставила на столе записку, типа "ушла на заработки, если не вернусь никого не вините" или как-то так. Вернется, сказала бабушка Шура, дурь остудит и вернется. Что-то мне не давало покоя, что-то я не спросил у Бабушки Шуры. На следующий день я решил позвонить снова. Бабушку Шуру теперь позвать не смогли. Она умерла. Вот те раз, быстро как, совпадение наверно.
  
  
  Рядом с Шурой родственник ее жил, Бундин Николай, тоже пенсионер. Все свои получается на одной маленькой улочке. Только не любит меня почему-то Николай. А так, он вообще-то крутой плотник, хоть и с одной рукой. Да жена на нем, парализованная почти. Ну, в общем не до симпатий, дело странное заварилось. Помялся я, и давай звонить, Николай пусть хотя бы мне объяснит чо происходит, как у них из под носа Лиза пропала, и была ли на самом деле бредовая записка "не вернусь - прошу считать коммунистом...". Но Николай...
  
  
  Умер Николай. Вроде как жена его сначала, а он буквально следом, кажется лишь Шуру пустил меж собой и женой своей. Или как-то иначе. В общем все умерли. Наперегонки практически. Ну а с Венедиктовым Володей мне уж точно общаться не с руки. Уж больно алчно он смотрел на дом доставшийся Лизе, а до ее там появления всё клинья к Графу с Пашей подбивал, чтоб его наследником сделали бездетные старики. Лиза ему все планы сбила. А когда пришла ей пора бояться его, рядом с ней встал я. Но вот уехал я и...
  
  
  Рома конечно знал где живет его мать. Она ему часто звонила - любила его сильно. Но сколько помню, Рома никогда не разделял ее чувств, козыряя при любом случае "Ты по гастролям ездила, а я то с бабкой был, то вообще в интернате тебя ждал. Я тебя и не видел никогда.". Упреки эти Лизу очень задевали, и она готова была буквально умереть для его блага. Не раз и не два за годы нашего знакомства, Рома безбожно злоупотреблял этой вот готовностью матери на любые для него жертвы. И всё же, сын ведь ее! Я сразу уведомил его о пропаже Лизы. Он лишь сказал что всё понял. И всё. Совершенно не шелохнулся. Само собой я обратился в милицию. Пропал человек, шутка ли! Но в милиции конечно, уже привычная мне картина, всем плевать, я БЫВШИЙ муж, а им подавай реального родственника. Реальному родственнику, Роману, похоже тоже плевать.
  
  
  Рома вообще уникальный человек. Во первых абсолютный трус. В случае опасности может элементарно вырубиться. Чаще всего как ни странно сидя в туалете на унитазе. Наверно это самое удобное место в его понимании для страха. По жизни он ОЧЕНЬ ловкий мошенник, буквально на уровне волшебника людских душ. И еще он мгновенно находит себе женщин на одну ночь. Нормальных женщин, не работниц панели. Причем таких, что мне поневоле бывало завидно. Я например человек стеснительный, мне начать общение с женщиной в реальном времени, не по переписке, очень трудно, невозможно почти. А Рома может приехать в любой, незнакомый ему населенный пункт совершенно не заботясь о том, где будет ночевать. Через несколько часов он ГАРАНТИРОВАННО найдет себе пристанище у симпатичной местной жительницы. Да какой еще!!! Когда они узнавали что песня окончена, бывало ехали за ним, преследовали не хуже терминаторши. Да я со своей стеснительностью по моему по уши рад бы был такой гиперактивной женщине, но... Рома впадал в транс от страха, как правило где-нибудь на унитазе, умоляя меня перед этим разобраться. И мне приходилось со странным чувством, то ли отвращения к нему, то ли зависти ему разбираться. Объяснять ей что ничего у нее не получиться, что Рома вообще женат и у него 15-20 детей, и вообще...
  
  
  Работает Рома всегда официантом. Если работает, а не катается по городам в поисках биллиарда и желающих ему проиграть. Живет в г.Обнинск, Калужской области, на улице Школьной кажется. Рядом у него небольшая православная церковь, а во дворе его 2-х или 3-х этажного дома кочегарка, наверно уже не рабочая и кажется переделанная внутри под бар, по моему как и повсюду с биллиардом. Маленький однако бар. Теперь он женат и имеет ребенка. Может уже 2. На момент 4 апреля 2007 года, он как всегда был на полулегальном положении, всё никак не принял Российского гражданства и на сей раз похоже крепко под каблуком у татарки. Вот к нему я и поехал. Больше просто было некуда. Апрель надо пережить. В мае можно уже идти в лес строить временное жилище. Да там глядишь и пойму почему ему на исчезновение собственной матери наплевать.
  
  
  Меня вроде и приняли Рома с женой, но как-то настороженно. Рома всегда считал меня буфером во всех опасных ситуациях, а значит опасным более чем любая ситуация. Из его невнятных объяснений я понял лишь одно - однажды он съездит в Черусти. А в милицию не может - нелегал, гражданства всё еще нет опять же...
   А уже на третий день моего пребывания у них, они с женой разыграли пьяный скандал, вроде как из-за меня. "Что это за человек? Чем дышит? Почему не пьет?" В общем в таком духе. Когда ты стоишь на грани, нелепо отчитываться о своих привычках, пристрастиях, вкусах. Нелепы даже требования отчетов в этом, в любое время и от любых людей. Да и не получится внятным такой отчет, по причине всё той же нелепости подобных требований и растерянности в подобной ситуации. Мы с Ромой ушли освежиться в ночь. После он отвел меня в общежитие, сели на засаленный занюханый диван. Говорили о чем-то. Рома вроде уснул. Тогда задремал и я.
  
  
  Проснулся, Ромы естественно не было. А ведь обещал поутру помочь чего-то замутить с моим проживанием, хотя бы дней на 10. Позже он позвонил, объяснил что с самого начала задумал оставить меня где-нибудь на улице, а поперся со мной в общежитие и обещал помочь... так это чтоб ему легче было избавиться от меня, чтоб я поверил и спокойно уснул в том гадюшнике.
  
  
  На этом исчерпал себя мой последний вариант. Дохленький. Непонятный вариант. Теперь точно одно спасение - в лес. Но до мая месяца... в ад подъездов.
  
  
  Однажды, когда я был кажется на 2 курсе училища, нас повезли летом на море. В лагерь труда и отдыха под Анапой. С Камчатки в Анапу путешествие долгое. Я впервые на том пути побывал в ресторане - в Новороссийске мы там обедали. Поганая штука оказалась ресторан - принесут тебе пару кусочков хлеба, тонких будто в голодный год украденных, и жди черт знает сколько пока принесут что-то еще. Когда это что-то, тоже как правило микроскопических размеров блюдо наконец принесут, эти тощие кусочки хлеба успевают почти переварится в голодном желудке.
  
  А когда наконец приехали на море... я никогда не видел такого теплого моря. Без комаров, свай, ржавых погибших судов, холодного ветра. Это не то что у нас на Камчатке. В общем с первого до последнего дня так и повелось - из воды я выходил лишь поесть-поспать. Первым рвался быть дежурным по пляжу, когда надо было трудится. А тут еще ласты мне подарили - надел впервые в жизни. Я не особо хороший пловец, да и мой обычный стиль - эдак боком, правая рука глубоко под водой гребет, левая чуть не снаружи от груди синхронно с правой работает. Когда в одной руке надо было на соревнованиях нести "автомат", тут мне мой стиль очень даже помогал. В ластах же у меня так вообще ничего не вышло. Даже ласты соскочить умудрились. Но вот кто-то посоветовал попробовать на спине, показал как. Я попробовал и... У меня всегда были сильные ноги, практически не умеющие уставать, я даже слово устал из-за этого не воспринимал - либо упал или вовсе умер, либо иду, даже если сплю, а ноги идут сами, прямо во сне. Как-то в поисках мамы, я прошел однажды 300 км и лишь 2 ночи из 5 спал. Так вот, попробовав плыть в ластах на спине, я обнаружил что могу реально уплыть хоть в Турцию. Правда сначала это обнаружила береговая охрана - спасательная служба. Но там я был уже вроде как свой.
  
  Этот месяц отдыха ознаменовался ключевым событием. В один солнечный день, в который я по обыкновению был по уши в роли человека-амфибии, недалеко от берега я нырнул чтобы немного проплыть под водой и вынырнуть. Но когда в легких истощился воздух и я собрался вынырнуть, то ударился головой о камень - я заплыл аккурат под подводный пласт прибрежной скалы. Я просто отдыхал и конечно без всяких там компасов, совершенно не запоминая направление. Плыл меж тем в ластах, уже приспособился к ним и конечно заплыл в них гораздо дальше чем мог бы без них. В общем стало понятно что сейчас я умру. Но прежде чем начать биться в панике, кто-то внутри меня более чем жестко приказал не думать НИ О ЧЕМ, не дергаться в поисках направления. Остановиться. Опустить ноги. Как по циркулю повернуть пусть частично наугад и плыть, вроде как назад. Я был как бы в Нирване и... таки выплыл. Даже толком радоваться не смог, просто как тормоз наверно вел себя. Мозг отдыхал, принимал мысль что остался в живых. И с тех пор, всю свою жизнь любую опасную ситуацию я встречаю с таким вот внутренним приказом - начинать какую-нибудь подготовку, какие-нибудь действия для спасения. ВСЕ эмоции потом, когда и если останешься в живых или даже победишь. Тогда можешь делать всё, упасть, реветь белугой, переживать или радоваться, бояться и так далее. Потом.
  
  
   Ад, после экзотического прощания с Ромой и его экзотической женой, встретил как положено - холодом и безнадегой. Ясно было одно - до наступления хоть сколь-нибудь плюсовой температуры окружающей среды, ночевать придется в подъездах. Из Обнинска я не выехал. Это наукоград. Всякий наукоград отличен несколькими вещами - повальной наркоманией оборзевших малолеток, и в то же время множеством умных понимающих взрослых людей. В дом может и не пустят, но помочь могут. Пусть по мелочи, но могут. А помощь людей мне более чем нужна.
   Я и сегодня всё еще жив исключительно благодаря таким людям. Иначе давно бы уже и кости стлели.
  
  Еще до Ромы я успел пройти 7 кругов ада - в том числе морозил ноги в полурастаявшем мартовском снегу работая без прав и документов вроде как грузчиком на Каширском рынке в Москве, и глядя на пропадающих в неизвестном направлении гастарбайтеров таки отморозивших в том снегу свои ноги. Очевидно содержатель таких как мы рабочих, совсем не гарантировал медицинскую помощь и... в общем те кто не мог даже стоять, вдруг куда-то пропадали.
  
  Несколько посещений Комитета Социальной защиты в г.Москва в переулке Серебряном, стали последней точкой в походах по властям. Когда в очередной раз мне отказали в ночлеге в социальной гостинице (гостиница для бомжей) я был сильно напуган. От полной безнадеги взял лист бумаги и аккуратно (мой отец был архитектором, и чертить буквы-шрифт я умею и люблю с детства) вывел на нем: ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ ЧЕМ МОЖЕТЕ! Я не ждал всерьез помощи, вроде как истерика получилась. Да только люди поняли буквально. Выходившая из дверей комитета женщина, улыбнувшись спросила не шутка ли это?
   Я никогда не пил, всегда довольно аккуратен и людям не верится что я бездомный.
   Я в тот раз покраснев наверно больше чем вареный рак сказал что нет, не шутка. Женщина достала из кошелька купюру и отдала мне. Я не запомнил даже ее лица, слишкам жестокая моя жизнь не всегда позволяет мне что-либо запоминать, всё вертится как в дебильном калейдоскопе, всё меняется даже в государстве, в городах, селах, в воздухе. Ни к чему не смей привыкать, привязываться - это обязательно отнимут - проснешься утром, а всё снова изменилось, как в дурном сне. Я не помню лица той женщины, но уверен что если таки есть над нами Господь Бог, то он обязательно вознаградит ее. Я понял что не подохну. Я не стал заходить в комитет и плевать в рожу тому, кто раздает путевки в дом-бомжей. Я ушел молча с кучей смешанных чувств - желания спрятаться, огромной благодарности той женщине, страха перед будущим и надежды на будущее. Теперь я знал что выживу и главное мне не было теперь нужды думать о совсем уж экстремальных способах выживания, типа с оружием в руках.
  
  Уже на следующий день, приведя себя как обычно в порядок в платном туалете я купил атлас области. На нем я увидел 12 основных направлений железной дороги (перемещался я тогда исключительно на электричках, естественно зайцем). Соответственно Москва будет направление номер 0. Или 13. Или номер 1, а последнее из направлений железной дороги номер 13. В общем я условно провел различие меж всеми направлениями, обозначив их как сектора. Я просто не хотел быть всюду узнаваемым (вон дескать идет бомж попрошайка). Прошел определенное место, записал чтобы не забыть и больше никогда сюда не вернуться. Там пусть думают что хотят. Цыгане, рекламные агенты, ходят не в пример чаще по одним и тем же местам, и на их фоне я посетив одно место лишь однажды, безболезненно буду всеми забыт и смогу спокойно, не пряча глаза идти по улице.
   Встать всерьез на проспекте или там в переходе я бы конечно не смог. Тут уж лучше правда пулю в лоб себе пустить. Но поговорить с человеком тет-на-тет это другое дело. Да значит да, нет значит нет и всё. Никакой публичной клоунады.
  
  Документом в те дни мне служила забавная липовая бумажка, выданная в общественной организации "Комитет за гражданские права", расположенном чуть ли не в полуподвале недалеко от м.Медведково, кажется проезд Шокальского, или Шакальского. Охранная грамота называлась та бумажка. И это МАКСИМАЛЬНАЯ помощь, которую мне в том комитете оказали от имени Бабушкина - главного лица там. В этой охранной грамоте говорилось примерно следующее: предъявитель сего находится в Москве в связи с защитой своих гражданских прав. Прошу Вас пропускать его при проезде в общественном транспорте, в места гигиенических процедур... В общем как-то так. Не многих контролеров общественного транспорта обманывала эта бумажка, но всё же иногда прокатывала. ОХРАННАЯ ГРАМОТА - ну прямо Царь-батюшка да и только. Эмиссар Царя.
  
  
   Этот последний месяц я жил почти в беспамятстве. Не хуже, а может и лучше Терминатора запрограммировал себя на определенные действия. Ночью, часа в 2, когда почти все последние "совы" погуляли с собачкой, а последние отморозки рухнули под забор, следовало пробраться в определенный днем подъезд, позаимствовать у какой-либо из дверей веник, привести в порядок одну из площадок на лестнице, позаимствовать как можно больше газет из почтовых ящиков и застелить ими приготовленную площадку. Рухнуть чутким сном и не позднее 6 утра выйти из подъезда.
  
  Утром здорово выручали игровые заведения с их бесплатным кофе. Я конечно включал дурака, доставал деньги, в принципе и впрямь бы платил никуда не делся, но те сразу попытки пресекали - Кофе у нас завсегда бесплатно, вот Вам стаканчик, кофе, сахар и титан кипяченой воды. Они почти собрали меня от холода. Пусть и кратковременно.
  
  До 10 утра я даже не помню что делал. Начинать собирать пожертвования, ходить звонить в квартиры я полагал можно лишь тогда, когда все уже проснулись и находятся в здравом уме и бодрой трезвой памяти. На те же средства, бывало и в ущерб желудку потихоньку покупал то, ножовку, то топор, степлер, скобы к степлеру, сверла, рукомойник... в общем самое самое необходимое. Вечером увозил все поближе к точке, с которой планировал начать отступление в лес. Желудок надо сказать страдал больше всего. Отнюдь не всегда купленное сверло или линейка карандаш ручка, исключали возможность купить себе белковой пищи. Но в данном случае получался фокус - ешь хоть икру с колбасой, если именно ГОРЯЧЕЙ пищи не потребляешь, не полезет НИЧЕГО. Так и получалось. Даже в режиме зомби, не думая о боли я всё равно доходил. Всё чаще организм отказывался принимать пищу, даже будучи в ослабленном состоянии. Несколько раз рвало. От нормальной в общем-то пищи, свежей, калорийной, не горячей только. Ясное дело какая-либо медицинская помощь для меня не существует. Я всё еще живу среди людей, но в плане риска - будто уже давно в тайге. И тот же терминатор внутри меня, заставлял всё существо думать, вырвав, умывшись, отдышавшись идти в магазин за очередным инструментом, садится в электричку и везти приобретенный инструмент к месту сбора остального имущества, зараннее хитро упаковав его в целях защиты от земли и ее влаги. Хочешь - блюй по дороге, выпади с поезда и ползи по рельсам, да хоть убейся об стенку, но не вздумай потерять инструмент.
  
  До мая оставалось меньше 10 дней, но всё еще было очень холодно.
  
  Тепло пришло как и всё на этой широте - внезапно. Но я всё не уходил из города. Слишком мала еще была техническая база. Я понимал что будет, когда опасность перестанет существовать. Организм, выйдя из режима зомби, просто вырубится. Я наверняка долгое время не смогу что-либо делать. А потому запас таблеток "сухое горючее" и питания мгновенного приготовления должен быть как минимум на неделю.
  
  И всё же в последний день месяца, 30 апреля с утра я выступил. Место было избрано зараннее. Я еще не готов уйти далеко, но обеспечить себе покой и нормальный сон просто обязан. Таким образом - Бетонка. Малое бетонное кольцо, или иначе Трасса А107. Ближайший ко мне ее участок - юго-западный. Предварительная разведка была проведена зараннее методом простого обхода. Наиболее спокойным и много лет запущенным оказался участок аккурат посредине между маленькими поселками Жедочи и Свитино. Когда-то, еще при Союзе Советских Социалистических Республик там действовала птицеферма, от которой теперь остались полуразрушенные строения из бетонных плит, куча железного хлама в виде каких-то сварных решеток-сеток, чуть-живая дорожка из плит по которой иногда пробирались втихаря грузовые машины чтобы сбросить на обширной территории этой бывшей фермы строительный мусор.
   В разряд "мусор" сегодня часто попадают предметы, ради которых в Советское время люди бывало годами стояли в очередях - добротная качественная мебель в том числе.
  
  А еще, теперь у меня была палатка. Мне ее так же подарили. Да не просто какая-нибудь сверхлегкая, живущая до первого не очень сильного дождя. Нет, это была Польская брезентовая здоровая палатка, с "прихожей" и дополнительным укрытием тоже из брезента. В общем подарок этот я вез к месту сбора имущества на тележке, скрипящей от натуги. Кроме этой огромной и тяжелой палатки я не смог бы положить на тележку наверно и пачку сигарет. Она и называлась соответственно то ли Гренадер, то ли Гладиатор.
  
  В общем 29 апреля я решил что это последний день в аду. Даже тайное проникновение в подъезд (в подобных ситуациях обязательно надо менять места ночевки) я осуществил раньше чем обычно. И проснулся позже обычного.
   Впрочем, люди не шибко враждебно обходили относительно культурно спящего на полу человека в чистой одежде и белой рубашке. Что уж при этом думали, не знаю.
   Силенок ощутимо прибавилось после утреннего кофе, как же всё таки я благодарен этим игровым заведениям! После - обычная процедура - малознакомая продавщица на автостанции как всегда с улыбкой воткнула в сеть заряжаться мой мобильник.
  
  И когда наконец плановые утренние дела были сделаны, я двинулся в путь. Заметил, что снова понедельник, как и тогда, когда я оказался на улице. И главное пока не очень мутит, и вроде силы есть.
  
  3 или 4 раза я прошел по 8 или 9 километров по трассе, от станции Селятино в одну, и столько же в другую сторону с нагруженой тележкой. Воды запасал наверно больше, чем имел вещей. Уже на второй ходке я снова был погружен в режим зомби - быстро же кончились силы. После еще несколько раз ходил по обширной территории этой, много лет назад брошенной фермы, выявлял возможную опасность и даже умудрился протащить около километра! с территории до избранного убежища половину дивана из "строительного мусора" новых русских людей. В общем, действительно зомби. Или терминатор. Иной раз оглядываясь, сам себе удивляюсь.
  
  Убежищем же избрал... самое ближнее к трассе, метрах в 20 (N55№29'51.62" - E37№01'38.80") полуразрушенное бетонное строение, размером с 3-х этажный дом. Кажется когда-то это был ангар. Теперь просто нечто с висящей на честном слове створкой ворот размером с 2 этажа, и густо-густо заросшее огромными растениями (борщевик, или как мы называли в детстве - Пучка). Эти заросли буквально кричали о том, что строение не посещается никем уже несколько лет.
   Само это растение опасно. У него странный сок - он как хороший фотоэлемент дает эффект только на свету, причем кажется именно на солнечном или ультра фиолетовом. И эффект его выглядит ужасающе - ожоги, расползающиеся по обширному участку тела и крайне трудно излечимые. Может не на всех оно так действует? В школе мои одноклассники даже ели его - чистили кажется кожицу и хрустели как морковью. Сам я не пробовал. И чтобы пробиться к воротам этого ангара, я одел перчатки и аккуратно, придерживая 3-х метровые стволы, меткими быстрыми ударами рубил ножом, укрывая или отворачивая лицо от возможных брызг. Тропу надо было делать по возможности узкой и скрытной - заезжают же эти, строительный мусор которые возят скидывать.
  
  В ангаре оказалось сыро, прохладно и признаки запустения снова подтвердились.
  
  Вещи внутрь внести понятно дело недолго. На постановку палатки сил уже просто не хватило. Зато диван есть. От дождя укрытие вроде более чем надежное - пробои в крыше четко обозначили себя лужами и выбитыми вмятинами от капель на земле. Вокруг дивана уложил настил из пленки, выложил подход к дивану и место для обуви, и ни на что более меня не хватило. Осталось попить кофе и чуть-чуть отдохнуть.
  
  Само собой вдруг пришло понимание, что больше не надо красться в ночи в подъезд, что можно уснуть спокойно и в привычное мне время - 21-22 часа вечера, что больше не надо выскакивать с утра, больше не надо...
   А кофе! Это был самый прекрасный, замечательный кофе за последние сто? двести? тысячу лет? Это был... настолько хороший кофе... да производитель этого прекрасного напитка просто немой! или совсем ничего не понимающий ни в рекламе, ни в русском диалекте и потому не сможет даже на десятую часть описать прекрасные свойства этого божественного напитка! и вообще...
   В общем теперь можно было пустить сопли, но у меня даже на это сил не хватило - зомби кончился и я включив в мобильнике книжку улегся "читать" перед сном. Естественно ничего из прочитанного я не понял и не запомнил, а мой Siemens как всегда запрограммированно выключился глубокой ночью, когда я был уже далеко в царстве сна.
  
  Я спал, ел, иногда недолго читал, и даже дважды за 5 дней ходил в ближний поселок заряжать телефон. Приходил, делал себе еду, кофе и снова спал. День, ночь... Приходила кошка. Опять черная (странно мне везет именно на черных), наверно дикая - я так и не дозвался ее. Но она буквально вышибла всех мышей. Некоторых убитых даже оставляла напоказ. Это тоже было мне в помощь. Питание у меня было исключительно из быстро приготовляемых продуктов типа "Каша гречневая с печенью по строгановски" и подобные штуки, в которые достаточно залить кипяток. Наверно мышам бы очень понравилось. А я оставлял ей немного еды. Иногда брала.
  
  Наверно я побил все рекорды продолжительности сна. Разумеется не учитывая летаргию. В очередной раз приготовляя себе пищу, уже приняв кофе, всё же утренний, я понял что если сейчас слегка разбегусь и врежусь в эту висящую на одной петле гигантскую створку ворот - я вынесу ее, вместе с ее гигантской петлей. Да чего там, обе створки вынесу! Да пол стены вынесу! Как тот солдат, Люк, в фильме "Универсальный солдат". Только я чуток, раз этак в 150 сильнее.
   Когда-то давно, в прошлой жизни, я более чем серьезно занимался воинскими искусствами. Иногда кровь из ушей начинала идти во время уединенных тренировок. Вываливался из комнаты в крови, а окружающие норовили врача вызвать. Так на меня повлияла школа. Потом конечно забросил. Глупость это. Не боец я. Повар, мастер, юрист,... кто угодно но не боец. Мне карандаш надо держать, ручку, линейку, кухонную утварь,... Зря лишь изувечил себе несколько косточек на руках. Впрочем косточки со временем приобрели естественный вид. Почти. Но способность вдарить от души по сколь угодно твердой поверхности сколь угодно раз, так и осталась навсегда. Даже спустя много лет, по брюшному прессу можно бить деревяшками.
   Нет, стену я конечно же не пробил бы, наверно. В общем проверять не стал. Ясно одно - я выжил. Спасся.
  
  Теперь я смог поставить палатку, занести туда диван, сделать уютным и гигиеничным быт. В конце дня пошел заряжать телефон. А вечером наконец смог подвести итоги. Самое страшное получалось возвращение. Как угодно, но удержать позиции надо. Всю науку применить, углубиться в лес и понаделать там запасные убежища. Годятся даже убежища в виде капсул - только для сна.
  
  Теперь практика выживания. Если я могу спать и готовить себе горячую пищу, я смогу ВСЁ. От выделки меха, до индивидуальной медицины. Здесь, может сумею удержаться хоть одну зиму. Что-то наловчусь делать полезное, какие-то результаты будут. Можно будет уходить дальше в леса. И в конце концов в глухую тайгу, где наконец смогу обрести ДОМ. Дома у меня не было НИ-КОГ-ДА. Дом отца в процессе гонений, я так понимаю забрало государство. А после и нас с матерью разлучило. И это совсем не 37-ой год, это нормальное советское время. То что после интерната мне обязаны предоставить жилище... наверно они об этом не знают. Уничтожать документы милиция тоже ведь не вправе. Пытать человека, почти на глазах у окружающих.
  
  Есть такая наука - аэродинамика. Она утверждает например, что шмель никак не может летать.
   Единственное что наука не может - сообщить о своих выводах шмелю.
  
  У меня выдалось прекрасное лето. Заснуть под книжку поздним вечером, проснуться ранним утром. Я ведь ЯРКО ВЫРАЖЕННЫЙ жаворонок. Может оттого и худосочной такой породы, что почти всю жизнь жил на нервах, особенно в детстве и юношестве, был вынужден существовать преимущественно в ночное время, обостряя слух, зрение, обоняние, реакцию... А так вот, чтобы никого не спрашивая засыпать когда считаю нужным, так не было никогда. Ясное дело здоровье малость поправилось.
  
  Немного странно было чувствовать себя в безопасности так близко. Вот она, трасса, в 20 метрах шумит гремит круглосуточно. Бетонка, тут машины со всех регионов России едут. Но им до меня никакого дела быть не может. Даже если кто и остановится, так не более чем дружески пообщаемся. Опасность может исходить от местного населения. Рядом поселки, обо мне, о существовании где-то вблизи странного человека, не имеющего дома электричества и каждый день просящего зарядить его мобильник, они там наверно шушукаются.
  
  И всё же успокаивающе действовала нынешняя жизнь на меня. Вот совсем не задумывался об опасности. О том как дальше... даже не знал что думать. По логике конечно надо привыкать, вживаться, осваиваться, приспосабливаться. Ну так а я чем занимаюсь?
  
  В процессе того адского бытия, как ни странно пострадала та липа - Охранная грамота. Совсем вся измахратилась. Да я особо и не пожалел - туда ей и дорога. Липа, она и в Африке липа. В один из дней я зашел в интернет-кафе, в Обнинске кажется (там ходил в тот день собирая пожертвования на жизнь), и за 10 рублей напечатал откровенное правдивое сообщение в виде маленькой листовки-записки:
  
  Уважаемые граждане я незаконноосужденный и отчасти по этой причине вынужден вести крайне бедное существование бездомного человека. Прошу Вас, оказать мне возможную посильную помощь в любом из нижеперечисленного виде:
  - Денежная посильная помощь (средства на питание и насущные нужды)
  - Туристические принадлежности (мешок спальный, палатка, примус,...)
  - Работа (спиртного и каких-либо дурманящих веществ я не употребляю, имею высшее юридическое образование, а так же хорошо разбираюсь в устройстве и ремонте бытовой мебели)
  
  С уважением к Вам и признательностью!
  
  Сжато, правдиво и от души. Это не липа. Здесь всё правда слово в слово. На листе формата А4 таких умещается 5 штук.
  
  В абсолютно любой организации, будь это библиотека в среднего размера поселке или городская администрация, обязательно есть ксерокс. И в организациях этих работают обычные думаю люди. Из десятка организаций, хоть в одной да пойдут мне навстречу- отпечатают листов 10 с моего образца. Много ли мне надо? Тем более листовки я не транжирю, людей прошу прочесть и вернуть. Че там читать - не более минуты займет. А всё это высказать никак не получится - высказать как ни странно долго, столько слушать не станут. На полуслове поставят клеймо алкаша собирающего на бутылку или мошенника. Листовка в такой вот сжатой форме, гораздо лучше и как ни странно понятнее.
  
  Собственно так до сих пор и выжил. Хожу с этими листовками. В зимнее время по многоквартирным домам, в летнее соответственно как правило по дачным поселкам - люди ведь в большинстве летом тут, на дачах.
  
  Работу редко кто предложит - везде таджики, узбеки и прочие лица черного цвета. Хоть волком вой оттого что не просто русским уродился, а в добавок еще и белым, белобрысым. Кошмар. Хоть бери краску черную и валяйся в ней суток двое, пока не впитается.
  
  Но в принципе с голоду не помираю, подают люди. Иногда. Иногда вредят как могут (я не овечка Долли - особо не навредишь) или просто втихаря вызывают милицию. Спускаешься на этаж, а тебя там уже ждут. Изумленно смотрят - и не бомж вроде, и не мошенник - никто меня за углом не ждет, не страхует, никакого оружия при мне нет, ни ключей-отмычек, я действительно нахожусь в беспомощном состоянии и так вот выживаю. Тогда конечно и милиция начинает придумывать как от меня побыстрее избавится. Проверят - не в розыске, а дальше и не знают что делать. Оно и понятно, ведь ОБЯЗАНЫ по закону в данном случае работать - и с документами мне помогать. Но работать им ох как не хочется. Занятная ситуация короче. Бывает задержат, а уже минут через 7 или 10 просят куда-нибудь исчезнуть из "их района", даже до отделения не доедем. Че вообще тогда в машину садились? На месте проверили бы, да и...
  
  В общем такая вот жизнь началась у меня с мая 2007 года. Впрочем, я не часто хожу. Нужды ПОВСЕДНЕВНЫЕ у меня небольшие, один живу как никак, денег сколь-либо много мне не надо, да и просто нервы не железные. Я конечно отчасти привык к постоянной бесконечной войне, но лишь в теории. К войне нельзя привыкнуть- нервы сдают по любому. А выход с просьбой о помощи к людям, я вынужден принимать как очередной бой. Надо быть готовым при случае к атаке какого-нибудь пьяного урода, и самое главное не попасть в милицию в ситуации, когда примешь бой с этим пьяным уродом. Там естественно сразу найдется у него и подмога, и скоро прибудет доблестная милиция. Во! Вот тут милиция работать будет - пришел в чужой дом и понимаешь бой затеял. Преступник опасный и точка. И целый подъезд тому свидетели. И всем будет по барабану что ВЕСЬ ПОДЪЕЗД никак не мог видеть, что я лишь просил помощи не приближаясь ни к кому когда на меня бросились обдолбанные друзья по бутылке из очередной открывшейся двери. Я там не живу и точка. В общем я не часто хожу, и каждый выход требует особой подготовки. Естественно что я ПРИНЦИПИАЛЬНО никому ни капельки не грублю, даже если грубят мне (отнюдь не часто осмеливаются бросаться в бой), естественно что позвонив в чью-либо квартиру я ПРИНЦИПИАЛЬНО не стою рядом с дверью - два шага назад, полностью на виду чтоб было видно что я один и без оружия. И в процессе чтения человеком моей листовки я так же на приличном расстоянии, хотя бы для того, чтобы не смущать человека. Плюс ко всему, если на площадке 4 квартиры, так я во все 4 и звоню сразу. Таким образом мало что может получится тут втихаря - видят меня одновременно все жильцы этой площадки, но видят так же и друг друга и ситуацию в целом. Читают. Кто после, фыркнув дверью хлопнет. Кто поговорить от безделья пожелает и ничем не поможет. Кто даже дочитывать не станет и окажет помощь (ты бы так сразу и сказал что помощи просишь). Иные, говорят что они такие же как я. И мне тогда хочется чтобы их услышал Бог. Иные при звонке в их квартиру визжат страшным визгом что сейчас вызовут милицию, и мне хочется предложить для этого им свой телефон, но наверно телефон у них всё же есть. Бывает кто зазовет в квартиру и мы подолгу предаемся философским разговорам, как правило человек оказывает какую-либо помощь. Как правило я конечно считаю себя обязанным дать более подробные, в разумных пределах пояснения если человек к которому я обратился за помощью спрашивает.
  
  В то прекрасное лето, я нашел при очередном обходе "своих владений" - свалок и гор прибывающего нелегального строительного мусора - два пустых бытовых газовых баллона по 5 литров емкости каждый. Старенькую, но СОВЕТСКУЮ рабочую переносную газовую плитку подарили люди в дачном поселке Ожигово, всё на той же, ближней ко мне (около 8 км от меня) линии железной дороги, куда я выезжал. Так же они предложили поработать у них. Само собой я согласился- кидать, те кто изначально помогает, не станут наверняка. Да и работа была не надолго, иначе брал бы либо аванс либо предоплату. Кинуть человека в такой ситуации как у меня, откажется только ленивый - это уж проверенный опыт. К сожалению на собственной шкуре. Оттуда и установка брать оплату за свой труд вперед либо частями либо как угодно с минимумом риска.
  
  Работа моя им понравилась. И даже мой график (раннее пробуждение) их нисколько не задевал. Кажется они даже восхищались как это я в одиночку поменял для них входную стальную дверь, до последнего дескать не верили что это возможно в одиночку - насмотрелись как подобное действие всегда делает целая толпа рабочих. В общем это типа как с тем шмелем - не может ему наука рассказать что по научным расчетам он летать не может, вот он и летает себе в неведении. Я например тоже не знал что это надо делать толпой. Да и когда я в толпе-то бывал? Коснись меня надобность терем этажа в 3 - 4 поставить, я и тут ухом не поведу, о возможности помощников и не подумаю. Лишь бы кофе был, покой, музыка, книги и прочее для души... и поставлю терем в одиночку, не надорвавшись. В общем приятно конечно, польстили. Заплатили без пауз и даже попросили еще колодец отремонтировать. И в москву свезли, надо мне было на Царицыно, на радиорынок. В общем вроде как снова удивил - опалубку на глубине, вокруг кольца из веревок, кольев и с некоторой помощью своего степлера соорудил. Крепкую, хоть пляши на ней. Смотрят на меня как на представителя из какой-нибудь сказки, льстят всё... В общем домой естественно тоже на своем авто отвезли. Посмотрели как живу и говорят: Мы на зиму в Москву, а тебя отсюда к нам на дачу перевезем. Никакой особой ответственности, просто живи как считаешь нужным. В октябре где-то заберем, в начале. На том и порешили. В общем-то и мне легче, ну не придумал я еще как зимой буду обходится. С другой стороны... много людей всяко обещают. Поболтают, да и забудут. Так что особо доверять-то не стоит. Опыт опять же - сын ошибок.
  
  В общем разошлись по любому довольные друг другом. Они уехали. У меня стало быть небольшой финансовый запас, можно в эти долбаные боевые хождения недели 3 не ходить, хватит на мыло и питание, а больше мне ничего и не надо. Вроде бы. Осмотрел на следующий день окрестности, свалки то бишь стройматериалов. Оказалось прилично всего. Прежде всего набрал литров 20 наверно почти однотонной акриловой краски. Матово-розовая, такая какая-то почти бело-розовая. Такой если помещение внутри выкрасить, будет светло в помещении - свет такая краска пожирать не будет, отражать даже слегка будет. Супер! 20 литров-то. А до кучи папки там нашел. Много папок, пару камазов наверно скинули. Новые. Такие, толстые довольно, миллиметра 2 или 3, если не 4 толщиной стенка такой папки. Кажется это называется папье-маше? Что-то шевельнулось в голове при виде горы этого добра. Вечером дошло - это же готовые стены для домика, собирай только тщательно и крепко степлером в широкие такие полосы и крепи. Снаружи и изнутри, столбы и воздух в середине. Сказано сделано. Почти. Тележка под рукой, скобы для степлера в 8 километрах в любом магазине, деньги на скобы в кошельке.
  
  Когда всё к постройке было готово, потихоньку подкрался сентябрь. Начинать в августе не имело смысла - странное место всё же, вроде всё указывает что не посещается оно никем годами, заросли те же гигантские... но ведь так близко от дороги. Малость не по себе. Странно и всё тут. В общем строить при всем готовом, да из такого простого материала дня 2, 3 не больше. Это со всем - чтобы и стол внутри был, и кровать, и умывальник. Домик надо маленький, 3 на 4 метра и то пожалуй много. Так что спешить не стоит. В начале октября, только-только прохлада начнется, я тут же, мухой и главное добротно всё сбацаю. Как в воду глядел.
  
  Это было 4 сентября. Мне наверно снился сон, или я просто слышал реальность уже наполовину проснувшись. Я оперативно десантировался к выходу из "своего" ангара и... Чуть не впритык к изломанным воротам стояла здоровенная машина Урал и сверлила землю. Рядом комментировали это несколько человек. Урал смял всю гигантскую растительность и теперь с дорожки из плит, ко мне вела хорошо накатанная колея, будто тут месяц движение не хуже чем на шоссе было. Мне бурильщики рассказали, что страна (муниципалитет) решила строить на этой огромной территории таможенный комплекс. А они вот ведут разведку почв на всей этой территории, сверля то тут, то там и расставляя метки глубин и прочих параметров. Узнав что я не отдыхающий турист, а бездомный, они даже успокаивать пытались- дескать разведка сейчас, а строить когда еще начнут. Мы даже слегка подружились и они частенько заходили в гости, как правило с гостинцами, да и я к одному из них домой ездил разок по его приглашению. Далеко правда, аж за город Ступино.
  
  В конце сентября, когда бурильщики давно ушли с этих земель, я принял решение драться. Я не пойду в подъезды больше и точка. А если мне всё же придется бежать отсюда в зиму и холод, те кто погонит меня огребут. Либо пусть дадут мне дожить до тепла, либо исполняют свои ОБЯЗАННОСТИ по отношению ко мне, либо будет бой, и плевать останусь ли я в живых. Останусь- уйду в лес и гордостью согрет буду. Погибну- так же с мыслью о правильности своего поступка. Сказано- невозможно победить того, кто знает что он прав. Ну а пока суть да дело, я всё же заставил себя вдумчиво и качественно строить домик.
  
  И домик получился красив как в сказке. Осталось написать "Винни Пух и Все Все Все". Крепкий, ровный, гладкий, светлый внутри, удобный и уютный. В общем перед последним боем не нарадуешься. Не знаю был бы он теплым, но 5-литровых баллонов с газом за лето у меня прибавилось до 5 штук- обогреть было чем. Меж тем никто не начинал строительства. Правда рядом, на обочине шоссе образовалась бетонная плита на подпорках, а еще через пару дней на ней образовалась будка-трансформатор.
  
  Ничего не случилось- меня увезли в Ожигово, познакомили с тамошней охраной, отдали ключи от дома и ворот выходящих как бы с черного хода этого Товарищества Садоводов. Зиму я провел относительно нормально. Да пожалуй прекрасно, в моем-то положении.
  
  Искушение - это всегда обман. Ты поддаешься ему, а после конечно сожалеешь.
  
  В октябре мы расставались. Владельцы этой дачи попросили меня в мае побелить низ фруктовых деревьев в саду и даже денюжку на это оставили. Гарантировали мне проживание у них до конца мая. В конце мая они перебираются на дачу. Ну в общем-то и всё. Они хорошие люди однозначно. Он в некоторой степени несостоявшийся ученый - всему вина перестройка. Это наверно угробило не одну карьеру, уж я-то знаю. Она... вообще-то я не понял кем была она раньше, а сейчас... сейчас она была человеком искренне верующим, верующим правда в Кришну или Вишну. В общем что-то экзотическое. Я всегда относился к верующим людям с уважением - какой бы ни была их вера, пусть и забавной, но это всегда прежде всего люди порядочные, не воры, не грабители, не мошенники или убийцы.
  
  А вообще эти экзотические верования правда малость забавные, иногда приходится до боли язык прикусить чтоб не засмеяться и тем не оскорбить человека. Вот например однажды я работал в Москве у Кришнаитов. Обед помню был... нормальный вкусный обед, вот только смешанный дальше некуда - в одном, поделеном на отсеки блюде был весь набор кулинара - рис, капуста, картошка, кукуруза, салат, нечто сладкое и нечто еще и еще. Все это отдельно, в своих отсеках. Когда-то бабушка Прасковья говаривала в шутку - жрет незнамо что и как намешано и приговаривает "всё равно в брюхе смешалось бы". Тут обед похоже был с тем же подтекстом. Я с тех пор если вижу смеси, на мой взгляд неправильные, или даже сам чего-то смешиваю, фантазирую, то так и называю рецепт "хари-кришна". А после обеда там, у Кришнаитов, я помню вышел за ворота покурить. Некоторые из адептов тоже вышли из помещения на воздух. И вот смотрю, у мужика рука вся чем-то перевязана, кажись платком, так что торчит лишь указательный палец. Он смотрит вроде как сквозь меня, чего-то бормочет и пальцем этим ритмично двигает. Ну явно подзывает кого-то. А кого тут звать, я один только в поле его зрения. Но он вроде знает мое имя, позвал бы по имени. Борзый? А может просто забыл как меня звать, вот и манит пальцем. Но вот смотрит как-то отсутствующе, вроде на меня, а вроде витает где. Короче я чтоб дураком-то себя совсем не выставить, тоже иду ему навстречу, но как бы не к нему конкретно, а в сторону помещения. Медленно так иду. И когда дошел до него... язык себе прикусил конкретно чтоб со смеху не покатится - ходит мужик туда-сюда с перевязанной рукой, манит ритмично воздух пальчиком, смотрит сам в себя и всё время приговаривает "хари-кришна, хари-рама, хари-кришна, хари-рама".
  
  Вот и хозяйка дачи этой, тоже так ходила и пальчиком воздух манила. Беда у них какая-то случилась много лет назад. То ли с ребенком что, в общем не помню уж ее слова. Они на почве той беды с мужем и расстались. Формально. Вроде и существуют рядом, на даче вот например, но каждый в своей сторонке. А в Москве кажись и вовсе в разных квартирах и даже районах живут. Ну а она со времени беды той крепко уверовала в нечто космическое. Она мне вкратце примерно так однажды рассказала, а мне и слушать не удобно. Ну какое мне может быть дело до их отношений. А вера в нечто... так ЛЮБАЯ вера человека делает человеком. А там уж смешно не смешно, я не засмеюсь, серьезным буду как Ленин, хоть язык свой откушу.
  
  Зима выдалась самая обычная. С хозяевами, точнее с одной лишь хозяйкой мы переписывались по электронной почте. Всё нормально? Да мэм, всё ОК. Вот и вся переписка. В общем, окромя работы, да иногда заготовки дров (на случай отключения электричества можно было топить печку) у меня выдалось время подумать как быть дальше.
  
  Размышляя здраво, всё получалось просто. То что уходить надо, это яснее ясного. Но уйти можно и в другую страну. Туда, где к человеку любящему науку и труд относятся с уважением, пусть и как к необходимому ресурсу. Это может быть чуть ли не ЛЮБАЯ цивилизованная или не очень страна, которой нужны мозги и руки. Невозможно представить себе нормальную страну, где того кто тянется к знаниям станут забивать насмерть, считая выскочкой. Могут отделить от общества, несколько ОГРАНИЧИТЬ свободу распоряжаться знаниями предложив работать. Именно работать. И соответственно предоставят условия для такой работы и жизни, а не ликвидируют документы и сделают бездомным. В общем можно бежать чуть ли не в любую страну. Граница? Ну-ну. Если уж я в состоянии ходить по 300 км пешком, слышать муху в 100 метрах от себя, пройти в 5 метрах мимо спящей собаки, плыть отсюда до какой-нибудь Турции в ластах и наручных часах, то какие границы могут представлять для меня препятствие? В общем бежать за границу - это верная здравая мысль, но... ОЧЕНЬ запоздалая. Если бы раньше так размышлял, цены бы голове светлой не было. А теперь похоже поздно, возраст. Остается и впрямь в тайгу.
  
  Так логически выстроилась мысль о необходимости энергии. Один много не сделаешь. От обработки земли по любому придется отказаться. Сколько может выдержать на своих плечах одинокий человек? Обработка материалов (мех, кожа, древесные и прочие), изготовление капканов, снастей и самобытного оружия для добычи пищи, изготовление одежды, химическое производство (мыло например), средства передвижения более скорого чем ходьба, и многое многое другое. Очередь до таких вещей как обработка земли не дойдет никогда - в сутках всего 24 часа, из которых лишь 16 рабочие. Это если не есть не пить не приседать ни на минуту. А так, в нормальном режиме, чтобы и завтра встать, рабочих часов в сутках не более 12. Плюс конечно возраст, когда по состоянию здоровья уже не потянешь и 12. Дай Бог чтобы 8 в облегченном ритме. Значит энергия явно должна быть не за счет износа тела и героического труда насмерть. Если не считать колдовство, то такая энергия - только электричество. И бой за знание предмета начался. Правда с некоторым маленьким перерывом, аккурат на Рождество.
  
  Где-то за неделю до нового года, я обнаружил в сети Форумы Камчатки. На двух из них зарегистрировался. Поначалу я хотел узнать что там с моими одноклассниками. Шутка ли сколько времени прошло. Наверно все уже из себя взрослые солидные люди. Да и вообще. Пусть 1000 раз уроды, но... это ведь мои почти родственники. Интернат, та еще штука. Не каждый поймет.
  
  Никого из своих я так и не нашел тогда, всё таки наверно сказывается менталитет интерната (инкубатора, как тогда принято было называть нас - инкубаторские) - не любят люди широкое общение. Но одна тема на форуме показалась мне интересной - фотографии Камчатки. И давай я у всех там клянчить фото школы-интерната номер 2. Какая она теперь, школа та? А заодно может кто живет в поселке Эссо? Когда государство отняло у нас с матерью отчий дом в Петропавловске, мы помню переехали вглубь Камчатки, в поселок Эссо.
  
  Ох и много воспоминаний у меня о том поселке. И полуволк живущий у нас в квартире и катающий меня на санках (пока не свалюсь с санок - тогда он так и бежал дальше с пустыми санками), и первый урок жестокости - когда моего волка Райта пристрелили на моих глазах, не заметив на нем ошейника. Я тогда мамиными усилиями хорошо умел читать, но вот смысл не всегда понимал. Бывало обнюхивал книгу с нарисованным лесом, медведем, чтобы больше понять как это и что это. А на машине из которой выскочил убийца Райта и выстрелил в него из двух стволов, было написано "медпомощь на дому" и я твердо привязал эту надпись к убийцам всего что дорого. Люди убившие Райта потом приходили к нам, что-то платили маме, но... "атаман" Витя при всякой возможности травил всю "банду" в пионерлагере на такие машины, популярно объясняя "бойцам" что это САМЫЕ худшие враги и их надо закидать камнями. А еще мы там катались на баранах. Возле дома была больница, а возле больницы вечно паслись бараны. Может доноры, может скот свой кто так мудрено у больницы пас, не знаю. Но всякий раз когда мы с другом, Пашей Кингичаевым шли домой, Паша лихо вскакивал на одного из баранов и тот, наверно с испугу, не хило катал его. Потом Паша и меня обучил этому "ремеслу". В общем воспоминаний о том поселке много.
  
  Я уже думал никто мне ничего не выложит. Почти забил на эту тему. Но на рождество на почту пришло уведомление о новых ответах в той, созданной мной на форуме теме. Ну пошел по ссылке, че там может быть, фото давно бы выложили. Так наверно, болтовня. Зашел по ссылке, увидел фото, рассмотрел, и замер... Аккуратным периметром на меня смотрел фасад больницы, а сбоку конечно стоял мой дом. Ремонтом его не баловали, краска слегка облупилась. Во дворе больницы ясный пень уже нет никаких баранов, но посреди двора сидит ребенок, вроде песочница обустроена. В общем дыхание у меня перехватило. В сопровождении к фото, парень альпинист сообщал, что живет в Питере (Петропавловске), а в Эссо ездил на новый год, по горам полазить.
  
  Там сопки везде и всюду, это же Камчатка, как он умудрился именно это фото сделать? Поселок отнюдь не маленький, места и свои воспоминания я никому не сообщал, зачем, это же личное. В общем чистой воды мистика. Но задать вопросы мне было уже некому - пользователь то ли удалил себя с форума, то ли был на форуме в гостях, то ли еще чего... короче нет этого пользователя и следа.
  
  Фото я берег и еще долго переживал шок. Оно пропало у меня в, можно сказать боевой ситуации, вместе с украденным у меня мобильником конечно. И сегодня на том форуме ни той темы, ни соответственно фото нет. И зарегистрироваться теперь нет возможности - в новых шаблонах форумов какие-то тупые Java-script вечно выдают ошибку, в общем с мобильника, по крайней мере с моего, на форумах теперь не зарегистрируешься, в отличие от пары лет назад. Но подарок на рождество 2008 года, вышел в тот раз, более чем дорогой сердцу.
  
  Информацию по электричеству, как и любую другую, мне понятно брать было, кроме интернета негде. Библиотеки для бездомных вроде как не существуют, никакие другие источники информации тоже. Только интернет, великий и могучий. И первое что я узнал - это то, что ЛЮБОЙ мотор и есть генератор. Подаешь на мотор ток - он крутится. А если наоборот крутишь мотор, то он выдает ток. Все настолько просто, что шокирует - почему же никто мне этой простой истины не сообщил, зная что для меня такая информация теперь жизненно важная? Почему люди гибнут когда им отключают ток, если можно взять ЛЮБОЙ мотор (выдрал из какой-нибудь стиральной машинки с помойки) и добыть ток? Конечно это оказалось вранье - отнюдь не ЛЮБОЙ мотор даст ток. Пришлось начинать с самого начала, с электрона и протона (минус и плюс), с атома и его окружения. Но препятствия вставали и тут, в массовом многоступенчатом порядке. И вывод пришел на первых порах и головных болях от путаницы лишь один - либо всё так запутано нарочно, чтоб не добывали себе ток простые люди, либо люди, те кто занимался исследованием сами ТАК всё запутали, что ни они, ни кто другой В ТОЧНОСТИ не разберется. И главная путаница - названия. Это конек и страховка человечества от позора. Ведь если вещи называть своими именами, просто и ясно, то уже 7-ми летний ребенок освоит ВСЁ что изобрело человечество до настоящего времени. Экран, дисплей, монитор... зачем это всё? Экран и есть экран. Не дисплей, не монитор, а всё тот же экран. Экран он и в Африке экран. И такая заумь на каждом шагу, в ЛЮБОЙ сфере науки. Только за счет непонятных названий можно простые и ЛЮБОМУ понятные вещи, сделать таинственными трудными науками. Значит задача номер 1 - расшифровка. Перевод с заумного языка на нормальный. И только потом погружение в тему.
  
  Меж тем подкрался апрель. Все еще холодный. Оно и понятно, не южные у нас широты. И вот в первых числах апреля, хозяйка этой дачи объявила, что со дня на день они приедут заселяться на дачу. По боку стало быть обещание что проживу до конца мая. Надо им и всё.
  
  Вот тут я и пожалел что бросил свой дом и купился на их обещание. Остался бы у себя - как бы не обернулось дело, но ведь не тупое в доску государство, наверняка бы серьезных боевых действий не было. Зато тогда уж точно внимание государства так или иначе было бы привлечено, и кто знает, может действительно начался бы процесс восстановления. А теперь всё, если тогда еще начали завозить всякие трансформаторные будки, то стройка наверняка уже идет. Теперь туда не стоит и возвращаться. И куда теперь идти?
  
  Подальше. Насколько это возможно, чтоб не прервать саму ВОЗМОЖНОСТЬ изучать электричество, и найти хоть на время покой. Такое место мне показалось приемлемым на севере области у канала соединенного с рекой Волга. Вода, лес на карте приличный, в нескольких километрах железная дорога ведущая к городам Дубна, Дмитров, Лобня, Долгопрудный. В общем я ясное дело был вынужден бросить почти всё нажитое за прошлый год и двигать в сторону г.Дубна. Когда-то я был в том городе. Один раз всего. Но опять же - наукоград.
  
  Заплатив за искушение почти всем имуществом нажитым за год, я и двинул дальше. Есть мобильник и интернет в нем, я смогу день за днем приближать цель посредством учебы и кропотливой работы. Это единственный плюс.
  
  Это будет Рождество. Пусть Бога нет, пусть нет и дьявола. Пусть давно лопнул мир, и может где-то там даже прошел Апокалипсис. Это всё равно должно быть Рождество. Никакой не КАЛЕНДАРНЫЙ новый год, и даже не мой день рождения - я родился на Крещение. Нет, именно рождество. Просто я так привык. Я же бестолковый романтик. А романтик всегда ЗНАЕТ что есть чудеса. Ну а время для чудес - это как раз именно Рождество.
   Мы будем ОЧЕНЬ далеко. В глухой непроходимой тайге, в крепком, светлом, просторном, теплом жилище, даже тут хорошо скрытом, защищенном от случайного взгляда кого-либо и от обнаружения любыми техническими устройствами - тепловыми (инфра-красными) или радио-датчиками.
   Но в это Рождество мы будем снаружи, во дворе. В чистом ухоженном дворе образованном посреди большого непроходимого ельника. Я и моя ручная росомаха.
  
  Когда-то, уже в этой бездомной жизни, но еще не будучи готов к таким мерам как уход в лес, я боролся за возможность остаться среди людей, начав всё сначала. Конечно дебильный калейдоскоп крутился уже тогда не хило. Выражалось это чаще в том, что в первые секунды, а то и минуты, я бывало не сразу осознавал где сегодня встретил рассвет, проснулся то бишь. Город, адрес и т.д. Вот и в тот день я не сразу врубился где я сегодня. А рядом работал телевизор и там, в телевизоре начинался ранний утренний фильм. Этот фильм был о том, как пацан пытался защитить от людей росомаху. Кажется не взрослую росомаху. И сама росомаха не кисло боролась за свою жизнь и свободу. В общем я почти одновременно пил кофе просыпаясь окончательно, осознавая где я, и смотрел это кино. Такие фильмы принято называть детскими. Ну так я же романтик, на меня не распространяются правила взросления и мне можно увлеченно смотреть такие фильмы. Я и смотрел. Увлеченно. Уж очень здорово сражалась росомаха и дети защищающие ее. В общем, с тех пор я горю мечтой о ручной росомахе. А так как романтик я исключительно твердолобый, да даже и гороскоп (в который я не очень-то верю) утверждает о моей непробиваемости, то подобные мечты в моей интерпретации становятся реально достижимыми целями.
  
  Мы будем в самом светлом на земле, а может и в истории человечества ельнике. Освещенном электро-иллюминацией с моей же мини-электростанции. Давно истлеет одежда приобретенная среди людей. Я буду одет во всё сделанное своими руками - теплое, крепко сшитое, добротное (чай не Китайское) одеяние не самого древнего облика (фасона), и такую же обувь. За спиной у меня будет меч. Всегда и всюду. К сожалению в глухой тайге расслабляться не суждено - природа опасна. Ну а в центр нашего бытия я вынесу здоровенный торт. Я ведь сын шеф-повара (поварихи) или где? Хотя нет, росомаха наверно обидится, нафиг ей торт, мясо надо. Ладно, тогда это будет здоровенный мясной пирог. С другой стороны... мне вообще-то торт хочется, чтоб масляного крема побольше... Да вообще че там прибедняться, Рождество же! Это будет целый пир - и торт, и жаркое, и пирог. И редчайшим исключением (во дворе) будет на всю катушку звучать музыка. Может это будет Милен Фармер, может Скотч или Радиорама, может Любэ, или электроника (Спейс, Зодиак...). Удобное кресло естественно. И конечно давно истлеет даже память о жизни в аду, о подъездах, вооруженных угрозах и гонениях. Разве что плюшевый мишка погибшей жены как всегда будет со мной. Уже выцветший наверно, несколько раз подверженный ремонту и снова окрашеный.
   Росомаха считается одним из самых свирепых зверей и очень редким. И возможно нажравшись как свинтусы, мы начнем беситься, понарошку конечно же - кувыркаться в снегу нападая друг на друга. А может наоборот взгрустнем. Или сядем играть в... шахматы. Или в карты - в дурака. Ну, тут всё ясно, дураком будет росомаха. Много раз кряду. И мы опять же сцепимся в "смертельной" схватке, понарошку ясное дело.
  
  На завтра у меня как всегда бесконечная куча дел - с утра капканы проверять, потом какая-нибудь стирка, ремонт, механика, готовка, оружие, экипировка, дом, быт... короче море разливанное. То завтра, а сегодня-то Рождество!
  
  
  24 апреля 2008 года. Я прибыл в город Дубна. Точнее не сразу в город, надо же вещи спрятать (по крайней мере одежду я взял с собой из Ожигово всю, да и некоторые вспомогательные предметы) - высадился на станции Запрудня, где и собрался поселиться на время перебравшись через реку (канал). Мосты ведь по любому должны быть какие-нибудь.
  
  Вместо мостов тут был дохлый настил на небольших емкостях с воздухом (пантонах). Ну хоть так и то хорошо. С другой стороны, такой дохлый мостик подтверждал догадку, что вопреки давности составления моей карты, большого населения тут нет. Я перебрался по этому настилу на другой берег, повернул направо и двинул по чуть заметной тропинке вдоль реки. Через полчаса, когда давно уж не стало тропинки, оставив далеко позади мачты ЛЭП, повернул влево, от реки в лес, где выбрал место для первой ночевки и оставил вещи.
  
  
  Между отъездом из Ожигово и прибытием в Дубну, есть дыра в две недели. Я убрал из журнала память о них. Это Курск. Это вдруг возникшая женщина из интернета, проживающая в Курске, ведущая небольшой цветочный торг. Да не просто женщина, а по всем признакам, как мне сначала казалось - моя судьба. Рьяная переписка, дикое удивление, смятение. Даже погода вдруг стала иной - теплые сухие солнечные дни. Ночная поездка какими-то левыми дорогами на машине ее знакомых занимающихся закупкой электро-товаров в Москве и продающих их в Курске. Она видимо дала им строгий наказ во избежание моего временного задержания милицией (я же без каких-либо документов) везти меня обходными дорогами. Наверно всю дорогу они подозревали что везут не менее чем тайного агента или какого-нибудь киллера профи, и исполняли ее наказ усердно. Я даже не увидел ни одного милиционера по пути. Грустил, переживал, не мог поверить что война наконец видимо закончилась. Раз кофе захотел, так эти фантазеры чуть в панику не впали по поводу того, что на этих лишь им знакомых обходных дорогах нет вездесущих палаток с чаем/кофем. И я конечно снова доблестно кусал себе язык (как же часто люди принимают меня за какого-то там агента или еще круче, лишь из-за того что я одиночка и не похож на остальных!) чтоб не смеяться. Она просила не объясняться перед ними, и я никак не смог убедить их что являюсь простым человеком.
  
  Дальше был... бетонный бункер (гараж кажется) где мне предложили разместится. И всё окончилось закономерно.
  - Тут для тебя есть дело.
  - Что надо делать?
  - Собачьи бои.
  
  Как-то сразу расхотелось выяснять подробности. Я может и Гончий, но это лишь псевдоним в шутку придуманный женой много лет назад, в прошлой жизни. Короче, никому не пришла в голову мысль встать мне поперек дороги. Я просто пошел. Дальше. Вон из этого города. А это событие и ее саму мысленно окрестил - Морок (с ударением на первом слоге).
  
  
  Морок затянулся почти на 2 года. Уже подъезжая к Москве я обнаружил что солнечные дни сгинули. Начались дожди, ветер, снег, град и все сто удовольствий. Ну и ладно, не всё же время должно быть ясно. Пройдет непогода, снова взойдет солнце.
  
  Но дождь не собирался кончаться. Меж тем, мои последние средства были потрачены на поездку в Курск, точнее на поездку ИЗ Курска. Не было возможности приобрести даже куска пленки, для укрытия от дождя. Уже в первую ночь там, в лесу у реки (канала) недалеко от станции Запрудня, я насквозь промок и промерз. Так как сушить промокшие вещи было негде, их приходилось просто оставлять на месте. Вроде и подвесив на растянутых веревках, но так как дождь день за днем не кончался, получалось что вещи я просто бросаю. И снова начался дефицит сна - самая страшная пытка бездомного.
  
  Город Дубна оказался какой-то нереальный. Во первых чуть ли не идеальная чистота на улицах. Так не бывает, тем более в наукоградах. Однако было. Наблюдения в поисках КРУГЛОСУТОЧНО работающих в поте лица уборщиков улиц ничего не дали. Не работали тут уборщики в поте лица. Просто тут никто не бросал сколь-нибудь крупный мусор на улицы. Во вторых тут не было бомжей. Совсем. На вокзале лишь один дежурный сотрудник милиции. Но даже если рядом с вокзалом случается быть многочисленному патрулю, то от нефиг делать тебя не станут дергать проверками наверняка. Чистый вокзал с автоматом кофе, автоматом быстрых платежей и чистым же туалетом. Плюс несколько электро розеток в зале (проблема с зарядкой мобильника таким образом усохла на корню). Есть так же не слишком шумное кафе, с постоянным набором обеденных блюд и главное постоянно работающее. Вечером вокзал закрывается.
  
  Тут за деньги ВСЁ. Просьба оставить на время вещи у дежурной в подсобном помещении туалета встречается либо вопросом "Сколько?" либо озвучиванием конкретной суммы порядка 50 рублей. Это значит что сбор пожертвований на питание, станет для меня платным из-за наличия у меня сумок с вещами, которые не оставишь в лесу под бесконечным дождем.
   Если попросить тут у людей материальную помощь на питание, они по возможности подадут. Но никто никогда не отдает тут например ненужную одежду. Любой погреб или сарай в качестве укрытия от холода и дождя - за деньги и немалые. Город исключительно богат, здесь почти всё импортное. И еще тут больше чем везде за рулем сидят женщины. Настолько много, что это без всякой надобности бросается в глаза. Я выстоял в этой обстановке до начала мая.
  
  Последнее что я вынужден был сделать - просто выкинуть большую часть своей одежды. Расстелить ее в одну из ночей на мокрой земле, укрывшись под столиком для пикников на открытом воздухе на другой стороне всё того же канала у станции Запрудня. Вещей себе оставил ровно столько, сколько занимали в туго свернутом виде не более половины ранца за плечами. Хоть немного поспал. Так ушли два костюма, несколько пар обуви, постельное белье и многие другие вещи. А те что оставались развешенными в лесу - сопрели сами.
  
  Начался чистый драйв в фантастическом городе (Морок, часть 2) - скоростное выживание. Некогда было даже подумать о том, что именно ЭТО и есть плата за искушение легко провести зиму в Ожигово. С утра платим оставшиеся деньги на то, чтобы привести себя в порядок и поесть капельку горячей пищи в кафе. Далее заряжать мобильник делая в нем по ходу рабочие записи, составляя ежедневные и еженедельные планы с поправкой на создавшуюся ситуацию. Иногда читая книгу в том же мобильнике (какое всё же благо, когда в таком маленьком устройстве может столько всего умещаться - от записей, до огромной библиотеки), если конечно чтение не грозит усыпанием на месте. После - собирать средства на выживание, которые будут частично потрачены вечером, а ПОЛНОСТЬЮ и без остатка следующим утром. О том, чтобы продолжать учебу по электричеству не могло быть и речи.
  
  Май месяц разгулялся дальше некуда - метели со снегом дождем и градом в перемешку, холод просто дикий. Естественно, как в последний оплот я пошел в церковь. Пусть временное рабство (работа без вознаграждения за труд - это обожают предлагать теперь многие, пользуясь моим бедственным положением), но иначе становится просто смертельно опасно. Батюшка в церкви видно совсем уж с ума сошел - "Ты пока побудь там где есть, а мне напиши всю свою подноготную. Когда я проверю всё тобой написанное, тогда может быть и пущу тебя" - это он сказал промокшему замерзающему человеку, дошедшему и почти погибающему на глазах, со стучашими от холода зубами. Видимо он ждал чего угодно, может того что я упаду на колени и в слезах буду ползая умолять спасти меня от смерти. Того, что полупокойник оскалится в судорожной улыбке и скажет НЕТ, он наверно ожидал меньше всего - его глаза от удивления чуть не упали на пол.
  
  В церкви за прилавком стоял парень. Он видел и мое состояние и садистскую выходку попа. Я не успел отойти от церкви, как парень догнал меня. Назвался Димой и предложил подойти вечером, в конце его рабочего дня.
  
  Вечером Дима показал мне начавшееся строиться сооружение на территории церкви. Дыра в заборе позволяла тихо проникнуть на территорию и укрыться от вечного дождя под бетонной плитой уже построенного то ли погреба то ли подвала высотой около метра. Подарил спальник.
  
  В некоторые дни спальник можно было оставлять у него дома. Иногда я обедал у него дома и даже пару раз ночевал. Но это были крайне редкие случаи - Дима часто бывал занят, в основном при церкви. Дома он жил с отцом, которого капельку сторонился, кажется по причине злоупотребления отцом алкоголя. Хотя в редкие появления его отца перед нами, дядька был трезв, по крайней мере нормально выглядел. Ну да какое мне дело, для всего в мире есть причины и мне их знать не обязательно. Во всем этом чудо-городе Дима единственный, кто понимал что человек от холода может реально загнуться. Он здорово опасался чтоб я ненароком не выдал, при возможном задержании меня милицией например, что он мне помогает выжить. Однако моего слова ему было достаточно, да оно и понятно - человек улыбающийся в лицо РЕАЛЬНОЙ смерти, не станет стукачом.
  
  А еще там появилась Валя. Правда живет она не в Дубне, в городе Долгопрудный.
   Время от времени я порывался знакомится. Откуда-то появлялась наивная уверенность - а вдруг?! Ну а какие у меня варианты кроме переписки? Никаких. Вот я и писал время от времени в знакомства по СМС. Так вот виртуально и познакомились. Женщина приятная во всех отношениях, это понятно даже не видя человека, но в ЛИЧНОМ плане мы друг другу явно чужды. Так и стали дружить. Бывало баланс мне при нужде пополнит на телефоне. Чуток деньги появляются - возвращаю конечно сразу. Но главное иной раз просто поговорить с нормальным, не замороженным человеком приятно. В общем Валентина оказалась Человеком с большой буквы. И как почти всякая хорошая женщина, Валя попала в беду - муж оказался алкаш, естественно опасный алкаш. В угаре может например поджечь что-нибудь в доме. В общем жизнь на вулкане. Она вроде и разошлась с ним уж, так ведь тут не тайга - квартира так и остается в постоянной опасности, куда его деть? на помойке наверно не примут. Так вот и живет.
   Мы встретились лишь однажды, много после того как я покинул Дубну. Мне случилось лежать в больнице в городе Долгопрудный. Вот тогда она и пришла навестить меня. Я почти такой ее и представлял. И конечно снова и снова удивляюсь - как может злой рок свести вместе ТАКУЮ женщину и какого-то морально убитого алкаша. Подобные вещи я вижу не впервые, но разгадать эту загадку не смогу никогда.
   И когда начал я писать этот сайт, Валя конечно первая о нем от меня узнала.
  
  Но скоростной драйв не может обойтись без беды. В один из привычно-дождливых дней ко мне на вокзале подсел слегка бомжеватого вида парень. Попросил сигарету. Вернувшись с перекура рассказал что он гастарбайтер из Белоруссии. Рассказал о своей стране. Слово за слово и вот он предлагает мне место ночлега - одинокая сильно пьющая женщина. По крайней мере платить там придется меньше - бутылка да закуска, да чего-нибудь детям. Естественно я ухватился за возможность помыться и поспать в тепле. Человек я вроде бывалый, кинуть меня не смогут. Но карманные (они же НА ДАННЫЙ МОМЕНТ последние) деньги я конечно потратил на эту самую бутылку, сок, закуску, печенье и даже какой-то тортик. Мысль о том, что там может не оказаться элементарного сахара, хлеба, кофе, в мой теперь постоянно переутомленный сонный мозг не пришла.
  
  На месте - на левом берегу канала (или это уже Волга) гастарбайтер долго уговаривал даму открыть ему дверь, поверить что на сей раз он не с пустыми руками. Я лишь успевал озираться, боясь светиться в таком ярком обществе. Люди-то знают кто тут есть кто, не хотелось бы попадать в число бомжей заведомо, из-за связи с этими товарищами. Наконец ему открыли, с напускной настороженностью встретили меня. Худющая дама со всеми признаками пьянства нарочито небрежно взяла бутылку, но по мере появления прочих подношений потихоньку расширяла глаза. Правда они там не едят что ли. Ну и ладно, мне немного на руку ее восхищение - мне надо не просто завалиться на пол до утра, а принять ванну, желательно без рвотных позывов от вида ванной, и до утра поспать. В кровати, кресле, на диване. Не на полу точно.
  
  Ванну я принял. После сел покурить. Бутылку они уже поглотили. Требовать продолжения не спешили - не водятся в их мире трезвые люди, загадка я для них. Понимаю. По ходу рассказывает дама всякую чушь о себе. Когда уходит по нужде, гастарбайтер шепотом докладывает что ее маленькая дочь не раз лечилась от истощения, еды в доме почти никогда не бывает. Возвращается дама, наконец не ругает маленькую дочку, стремящуюся войти полакомиться сладким - я попросил не орать на дите, да и вообще... вам ведь водка нужна была. А еда нужна вот им, детям.
  
  На вошедшую девочку страшно смотреть - ну очень худая, хотя вроде и подвижная. Совсем еще маленькая. Хватает и мечет всё со стола. До кучи прыгает на мне как на батуте. А наконец насытив свой маленький желудок, спрашивает меня - "А вы будете моим папой?" С бледным улыбающимся лицом застенчиво гляжу на мамашу. Они с гастарбайтером лыбятся мне пьяными рылами, машут руками, мол не обращай внимания, глупое дите. Я всё так же растерян, вроде бы.
   Если бы этот ребенок имел хоть малейшее отношение ко мне, никто бы не поднялся из-за этого стола и больше никогда бы не прикоснулся к дитю. Я сам с 7-ми летнего возраста как на войне, на бездомной войне. У меня мишка плюшевый голодным не будет, а уж чтобы так довести ребенка...
   - драйв, мать его, морок!
  
  Видимо я был СЛИШКОМ переутомлен отсутствием день за днем возможности сна. Как последний дурак положил мобильник в ранец и уснул. Вот так человек бывалый! Конечно утром мобильника не обнаружил. Вернул пытающегося тихо уползти гастарбайтера из подъезда в хату. С их телефона вызвал милицию - не проснулся еще раз на милицию надеяться решил. В милиции конечно концов СРАЗУ не нашли, а как сообразили что я бездомный, так и вовсе успокоились. Вернут они деньги, гастарбайтер и иже с ним. Если не вернут - снова обращайтесь. Гастарбайтер просит подождать, дескать всем миром собирают средства. Можно вот прямо с ними поехать (на какие средства мне ехать в автобусе - неясно) и наблюдать как они пытаются занять деньги. В общем, старо как мир. Мне надо собирать на еду, кто они такие знать не знаю. Попал я сильно. Телефона не верну точно.
  
  Следующие 2 с лишним недели, бой шел на интеллектуальном уровне с компанией Би Лайн. Я вроде активный абонент, никогда никаких задолженностей не было, но у меня нет документов, никаких, а номер приобретен мной на рынке Царицыно с год назад, тоже на кого-то там записанный, на торгаша покупающего их сотнями для перепродажи. Не на меня записан короче. В конце второй недели переговоров, мне восстановили номер, под личную ответственность одного из сотрудников Би Лайн.
  
  Относительно нормальная погода установилась лишь к середине июня. Дожди всё же были очень-очень частые. Но однажды, когда перерыв между дождями составил более 10 дней, я решил навестить Запрудню - может успею обустроить временное жилище в лесу. Однако прибыв на место, не обнаружил и того дохлого настила через канал. На другом берегу виднелись сложенные досочки этого мостика, а пантонов не было вовсе. Отдыхающие, те что приезжали на машинах, пояснили что этот мостик ежегодно живет лишь до мая месяца, после его убирают. А переправа через канал осуществляется паромом от станции Мельдино - это 2 станции отсюда по направлению к Дубне (около 12 км).
  
  Глупая мысль о плавсредстве не рассматривалась дольше 5 минут. Где я буду прятать плот на этом, часто посещаемом отдыхающими берегу? Так накрылась возможность обосноваться здесь. Значит я снова должен буду искать место для временной хижины. Тогда уж лучше вернуться на бетонку (трасса А107), в другое естественно место.
  
  Снова ударный график ради приобретения мобильника (звонилки-пустышки за 700 рублей, без намека на интернет, возможности вести записи, загружать и читать книги... без ничего), первичного инструмента - ножовка, топор, степлер, пленка и прочее.
  
  Снова выручил Дима. Ему и самому было выгодно обменять старенький Нокиа, на новенький только с магазина Самсунг. В стареньком Нокиа уже были хоть какие-то функции - органайзер, для записей - сохраненные ММС. Всего остального буду лишен еще долго, пока не приобрету хоть сколь-нибудь нормальный мобильник.
  
  Покинуть этот стерильно-ледяной чудо город я смог лишь 28 июня (этого же конечно, 2008 года). Правда на сей раз одним заходом, без челночной перевозки вещей партиями. Не шибко много вещей нажил. Драйв ведь, какие уж тут вещи.
  
  
  28 июня, 2008 года, суббота. На сей раз место выбирал прямо противоположно, на юг области. Слишком уж запомнился месяц май в Дубне. Думалось, что на юге, хоть на пару-тройку градусов будет теплее. Это незначительно для условий улицы, но все же преимущество. Ясное дело снова по карте. Атлас Московской области выручает меня уже несколько лет. Двигать выходило надо в район станции Белые Столбы, Павелецкой железной дороги. Так как из чудо-города Дубны выехал рано утром, то уже где-то в обед был на месте. Предстояло несколько раз (туда-обратно) обойти пешком такое же, стандартно-среднее в этих краях расстояние удаления от ГУСТО-населенных пунктов - 7 - 10 километров.
   С собой уже были приличный кусок пленки, степлер и несколько пачек скоб к нему, топор и ножовка конечно тоже, купленные в процессе.
   Иногда откровенно тошнит от ПОСТОЯННОГО перемещения с ПОСТОЯННЫМ наживанием ПЕРВИЧНЫХ предметов обихода, чтобы снова и снова ВСЕ разграбили, снова и снова начать с нуля. Похоже самое ненавистное для меня слово навсегда останется "Путешествие". Вера в то, что в таком бою вообще возможно остаться в живых, не говоря уж о полном спасении - гораздо меньше, чем маковое зерно. Микроскопическая вера, ее даже не видно. Что бы просто не отступить, приходится как бы программировать себя на определенные действия, на движение по сути. Снова включать Зомби-Терминатора, без усталости и эмоций. Иначе просто опустятся руки.
  
  Относительно реже поселения стали через почти 6 километров. Пройдя поселок Образцово заметил просвет. Километров 6 оказалось до следующего поселка - Пестово. Не считая пары отворотов к каким-то дачам. В один отворот, влево, зашел - через пару сотен метров уткнулся в железные ворота с надписью охрана. Посидел вдали, понаблюдал, охраны не заметил, но место конечно забраковал.
  
  Возвращаясь от Пестово, не дошел до того отворота с "охраной" в тупике. Дорога в обе стороны шла вниз, вроде как высота получалась. Вот на этой высоте и свернул в лес.
   Следы присутствия людей были, но немного. Да и помнил тот отрезок жизни вблизи трассы, никому я тут особо не нужен. Так что можно останавливаться.
   Растительность была плотной. Уже в 100 метрах от трассы, зайдя за очередные заросли орешника понял, что этот вот пятачек не будет просматриваться с дороги даже зимой, когда не будет листьев на орешнике. Тут и остановился. Срубил несколько тонких стволов того же орешника, соорудил каркас, натянул и закрепил степлером сверху и по бокам пленку. Сразу же внутрь вещи, рубить кромсать ветки и все сухое что под руку попадется - устраивать спальное место. Чего-чего, а для сна все с собой было. Дождь не замедлил нагнать меня. Спрятался. Только это еще не конец на сегодня. Деньги кое какие есть, надо топать назад, там магазины были строительные - лист пенопласта хотя бы приобрести. Иначе все тряпки что на земле уложены, утром будут сырыми и грязными. Чуть отдохнул и вперед, назад точнее. До кучи начал болеть желудок. Так и не знаю, язва у меня на месте шрама или может вообще уже рак. Склонность есть - отец от рака желудка умер. Спасение от болей у меня как всегда лишь одно - кипяток. Лучше именно кипяток, не чай и уж тем более не кофе. Замечательно если это будут сливки, или хотя бы жирное молоко, только... губа не дура. Впрочем, там же у магазина и заправки видел какой-то ларек с едой. Чай-кофе там наверняка есть. Просто кипяток наверно не получиться, ну чай тогда. Собственных ресурсов для кипятка мало, экономить надо. Мне еще день-два обустраиваться тут, ездить никуда не смогу.
   Поход с листом пенопласта два на метр, навстречу проносящимся машинам создающим не хилые порывы ветра, оказался тем еще барьером. Термоса нет. Чаю там попил конечно, но пока добрался со своим листом до стоянки желудок снова болел. Уголок листа таки сломался в пути, да ладно, в основном ведь донес. Уложил пенопласт на землю, а уже на него настелил импровизированную постель. Получилось хорошо, культурно эдак. Только наступил на эту свою кровать, как пенопласт подозрительно затрещал, сразу в нескольких местах сломался. Не подумал я однако, что нужно РОВНОЕ место. Да если бы и подумал, много ли изменилось бы? В лесу РОВНОЕ место - дефицит огромный. О том чтобы купить несколько досок не приходилось и мечтать, дорого непомерно, столько денег у меня не было. Впрочем, куски пенопласта под тряпьем остались на месте, не расползлись в стороны. Кровать таким образом можно считать есть. Это самое главное. Но желудок болит все сильнее. Ну никак без курева не обойдусь. Хоть и сделал таки из собственных ресурсов кипятка, но и покурил следом, не удержался. В общем, придется туда еще идти не раз, за чаем. 3 километра до этой заправки, не так уж и далеко, если конечно не каждые пять минут туда бегать.
   До темноты было еще далеко, когда я не вытерпев боли снова пошел на ту заправку. А придя туда, увидел что ларек этот закрыт. Как после оказалось, какого-либо графика работы там нет, а если и есть, то только на бумаге. Когда хотят, тогда и закрывают. Но идти мне теперь предстояло аж к железной дороге - там на переезде видел кафе, уж оно-то наверняка работает круглосуточно, место все таки людное. Да если и закрыто будет кафе, кипятка надеюсь где-нибудь найду.
   До переезда и кафе доплелся чуть живой, только что кричать стеснялся по дороге от боли. Кафе работало. Еда тут была слишком дорогая, но чай-кофе по приемлемо-обычным ценам. Сидел недалеко долго еще, после того как попил чая. Кажется еще раз пил. Кафе не круглые сутки работало, до позднего вечера лишь. Но я и до позднего вечера ждать не стал - поплелся обратно, 7 с лишним километров теперь уже, не шибко часто сюда походишь. Однако, в другие разы (не дай Бог конечно) лучше сразу все таки сюда идти, тут хоть шансов больше на то, что открыто будет.
  
  Боли затянулись надолго. Так и повелось - когда был на своей стоянке, все время ходил в то кафе на переезде. Соответственно там ко мне быстро привыкли, как к злостному поглотителю чая-кофе. Чаще все же кофе. Прямо как наркоман какой, никак не могу бросить этот... напиток, кофе то бишь.
   Вот если сегодня, спустя более двух лет захожу в это кафе, то как правило с порога (если конечно не новые продавцы - чего-то последнее время бывают новые, молодежь) спрашивают - кофе? И не знаешь рад этому или нет. С одной стороны вроде знакомые получается, с другой... а вдруг не кофе? Вдруг я например жрать хочу? Хотя чего уж там, чаще туда именно за кофе и захожу уж сколько времени. Цыгане, что торгуют всякой всячиной на переезде, тоже привыкли ко мне за эти годы, и неплохими людьми вроде оказались. Хотя я так уж близко их не знаю. Но тогда, в самом начале, я туда шел чисто от боли в желудке. До кучи конечно успел на своей стоянке наделать растяжек всяких и развесить на них вещи. Худо-бедно, но ночлег был.
  
  Был вторник, 8 июля уже. Боли понемногу стали меньше и реже. Утром я собирался ехать на электричке. Ну и по традиции зашел по пути к станции, в это вот кафе на переезде. Дома не стал расходовать запасы на изготовление кипятка, да и воды кажется не было. Брать болотную воду из находящегося рядом маленького болотца я опасался. Так что заведомо решил - утренний кофе попью через почти полтора часа ходьбы, в кафе на переезде. Вот и зашел туда. Взял кофе и вышел на улицу - там оборудовано место для сидения и можно спокойно покурить.
   Только я закурил, как метрах в ста из ниоткуда нарисовался мужик, идущий в сторону кафе. Ну тут все понятно - вышел искать чем опохмелиться, и шататься как пьяный матрос ему по рангу положено. Понятно и то, что увидев на лавочке меня с кофе-сигаретой и мобильником он изменил траекторию своего движения направившись уже в мою сторону. Единственное что было НЕпонятно - его манера двигаться. Он практически танцевал на ходу и здорово скалил рот на обе стороны поочередно. Вроде как даже ритмично с ходьбой получалось. Или его так колбасит выворачивая наизнанку, или он явно собирается кусаться. Даже не знаю с чем было сравнить эту походку. Слегка напоминало какое-то старое Советское кино. Пожалуй можно было ожидать чего-нибудь типа "Сколько я зарезал..." из его уст.
   Мужик добрался до меня. Я не спешил здороваться с ним за руку, ну не любитель я алкоголиков, в свое время ох и пострадал от того, что всюду они были бригадирами и бурчали от недовольства тем, что я с ними не пью. То я их не уважал тем самым, то толпу подбивали присоединиться к своему недовольству, ну а о днях зарплат в те годы и говорить не хочется - не срабатывался я выходило с коллективом и зарплата вырисовывалась соответствующая. В общем говорить долго, одно слово не симпатизирую я алкашам и точка. Но он и не обиделся, а вместо этого сразу перешел к делу - "Займи 10 рублей. Честное слово отдам". Я конечно готов был уже объяснить ему, у кого он - зажравшийся от наличия у него дома человек - денег вздумал просить. Так он и тут не обиделся ни капельки. Сейчас говорит пива возьму и отведу тебя в один дом - там живет хороший человек. Он, тот хороший человек, хоть и потребляет спиртное, но тебе не придется его поить. Там дескать часто живет кто-нибудь такой же вот обездоленный и понятия люди имеют, выпрашивать последнее не станут. В общем много чего сказал. Я не то чтобы поверил (жить у алкаша иной раз дороже, чем в гостинице класса Люкс), но... может хоть мобильник пару раз смогу зарядить, может вообще договорюсь о регулярной зарядке мобильника, а то ведь везде и всюду хожу-прошу воткнуть в розетку мою зарядку на часок-другой. А все пальцы веером распускают, дескать "повадился каждый день ходить заряжать, мы тебе тут не электростанция" и прочее в таком духе. В общем не знаю я, чего тогда решил идти туда, но деньги конечно отдал все что были почти, на пару пачек сигарет себе оставил, поездку свою отменил и мы пошли в деревню Михеево. Шли какими-то непонятными тропами, хотя можно было прямо вдоль железной дороги - мы шли в желтый домик, который стоит аккурат под железной дорогой. Поезд идущий в сторону Москвы от Белых Столбов, чуть ли не по крыше этого домика едет. Это единственное строение находящееся в столь опасной близости от железнодорожной насыпи. Случись не дай Бог чего с вагоном - он рухнет прямо на домик. В общем эдакий всегда гремящий дом.
  
  Мужика звали Сергей Мамкин. Его танцующая ходьба объяснялась больными ногами. Или больной ногой, не помню уж точно. А постоянно скалящийся рот - исключительной злобой, причем мгновенными вспышками и мгновенным же отходом от такого состояния. Возможно не столь мгновенно это утихало в его семье, по отношению к жене например. Но в общении с мужиками он отходил мгновенно, будто попеременно проявлялись две АБСОЛЮТНО разные личности. В порыве его злобы, ассоциация с кинофильмом советской эпохи (не Джентльмены ли удачи?) усиливалась многократно. Я уверен, если бы перед тем режиссером стоял выбор, он выбрал бы не раздумывая Мамкина, а не Леонова на роль подставного уголовника. Ну а в этом гремящем доме, куда он меня привел, проживал его друг, тоже Сергей, по фамилии Кузнецов. Похоже это были два приятеля которых знали тут все: Кузнец и Мамкин. Ясное дело алкоголики, хоть и по большому счету люди не плохие, даже с совестью, по крайней мере Кузнец.
  
  В общем Сергей Кузнецов позволил мне жить в его доме, в соседней комнате. Я остался там на не шибко продолжительное время. Просто теряешься, когда кто-то предлагает пожить. Организм дает слабину, забываешь что ты бездомный и однажды, причем скорее всего под зиму вылетишь на улицу. И вот тогда-то и вспомнишь сколько времени ты пропустил и что мог бы сделать за это время. Ну а к тому же я только-только излечился от болей в желудке, было несколько страшно возвращаться СЕЙЧАС в вечно сырой лес. Да и пару дней спустя понял, что выпрашивать у меня последнее не будут.
   Сам отдам однако.
  
  Самое поганое тут было то, что КАЖДЫЙ день, по несколько раз, я ходил за водкой. Все в то же кафе-магазин при переезде. Им самим либо чинили какие-то препятствия на пути, вплоть до отказа занять например недостающий рубль, возможно уже не первую сотню раз таких вот недостающих. Либо они просто не могли идти, настолько плохо им было.
   Стало понятно и их передвижение по кривым тропинкам - они опасались ходить рядом с железной дорогой. Все время рассказывали мне об одном их знакомом (предыдущем кстати постояльце Кузнеца), совсем недавно влетевшем под поезд в якобы трезвом состоянии.
   Но как бы там ни было, каждый день по многу раз за водкой шел я. Уж не знаю что ТОГДА думали обо мне продавцы, ведь парочку эту, Кузнеца и Мамкина (Тра-ля-ля и Тру-ля-ля) они знали прекрасно. Наверно думали что в стае алкашей прибыло. Я бы где-то так и думал, с поправкой на удивление от постоянно трезвого вида покупателя. А пополнение в этой компании было регулярным. Например в те дни они ожидали выхода из длительного заключения какой-то женщины. Естественно ждали ее в свой круг.
   Ну а в нередких случаях, когда Кузнец чуть ли не умирал и не имел денег на водку, он хоть и на удивление мужественно молчал с просьбами, но на моем месте наверно любой пошел бы и купил за свой счет. Вот и я конечно же шел снова и снова в это кафе придорожное и покупал за свои средства водку Сереге. В общем я неизменно оставался постоянным посетителем этого кафе, только уже не за кофе-чаем, а за водкой.
  
  В этом же поселке кажется жила и жена Кузнеца. А может просто приезжала и останавливалась у кого-то. Она приходила к нему, то вещи какие-то приносила, то еды. На всякого кто бывал у него дома смотрела косо, видимо привыкла что находится тут могут только алкаши, которые сожрут все что она принесла. Серега в свою очередь чувствовал вину за собой, за то например, что бухает беспробудно. Ну а мне иногда предлагал прятаться. Я не прятался, не мальчик уже все таки, да и правильно думаю делал. Раз за разом, женщина видела нормального человека, удивлялась или нет не знаю, но опасения за сохранность от моего покушения на принесенные ею продукты и вещи думаю убавились в разы.
   Мамкин же пробавлялся в основном у себя дома, за счет своей жены, я так понимаю. Однажды в доме у Сереги Кузнецова собирались всей компанией. Не шибко отставала в выпивке и жена Мамкина. Наверно она все же не так часто пьет, но как я понял бывает. Бросалась в глаза черта внешности этой женщины - исключительно тонкая шея на довольно крупном теле. Это на вид представлялось опасным и требовало хотя бы искусственного усиления что ли.
  
  Прошло пару недель или больше, такой вот развеселой жизни с моими ПОСТОЯННЫМИ хождениями за водкой. Естественно я не забывал о том что меня возможно ждет и что я должен делать. Всячески старался наживать разные предметы обихода для рывка в лес, где-нибудь в начале осени. Нажил даже старый велосипед типа "Кама" и регулярно ездил проверять свою стоянку в лесу. В общем как мог готовился поставить какое-нибудь небольшое скорое жилище. Благо опыт уже был и весьма достойным получился. А главное быстро, при тщательной подготовке-то.
   Я не зафиксировал тогда дату, но по отношению к другим записям журнала, это кажется был четверг, 24 июля. Обычное утро. Не совсем обычным было что задерживается Мамкин - совещание на предмет добычи водки на сегодня, по времени должно было уже идти. Хотя, раз на раз никогда не приходилось, мало ли, может человек с женой дерется в данный момент, сражаясь за благо для обоих друзей - за деньги на водку. Зато пришел еще кто-то, тут часты вообще-то гости, просто они одинаковые все, в мыслях, взглядах на жизнь и в зеркало. В общем ранний гость тут тоже дело обычное. Правда этот был серьезен, что-то шептал Сереге...
  
  Мы прошли в другой конец (вообще-то я особо не изучал этот поселок и где там какой конец так и не знаю) поселка. Свернули на тропинку в лес и лишь пройдя метров десять по ней увидели Мамкина. Точнее лежащего человека с пятнистым до неузнаваемости лицом. Я бы например не опознал в нем Мамкина, по крайней мере не сразу.
   Напротив находились огороды и на одном из них женщина спокойно обрабатывала землю. Все всех заверили что уже вызвали кого надо. Денег у Сереги Кузнеца сейчас не было и на сей раз он попросил меня о водке. Я ясное дело купил. Мы еще несколько раз ходили туда и всякий раз удивлялись тому, что никто не едет забрать труп. Но глядя на спокойно работающих напротив людей, я вообще сомневался что кто-то кого-то вызывал, хотя зачем им врать-то. Просто как-то буднично все. Прибегала говорят жена его - забрала все из карманов, включая документы и убежала себе по своим делам. С другой стороны, мне-то что удивляться будничности? Мало я такого видел за 30 лет своей войны что ли? Привык настолько, что если бы приспичило, чаю попил бы прямо тут, рядом с Мамкиным, и желудок бы к примеру послушно успокоился, если бы я конечно не покурил вдогонку. В общем так и лежал Мамкин Сергей целый день. Буднично и никому в общем-то АБСОЛЮТНО не мешая своим состоянием. Его увезли лишь вечером, когда Кузнец от водки был уже невменяем где-то в облаках или наоборот, в подземельях дьявола. Короче проводить он друга закономерно уже не сумел.
  
  День следующий я должен был выезжать в Москву - есть становилось нечего. С утра конечно купил Сереге маленькую бутылку водки, причем кажется за его счет. Жена его приходила, наверно денег ему дала. Вот только момент, когда у Сереги началась белая горячка я упустил. Возможно она началась еще вчера. А сегодня мы чуть не подрались, если конечно можно назвать дракой возможный поединок между человеком совершенно не стоящим на ногах и тем, кто крепко на них стоит. Требование спрятаться от следующего прихода жены стало уже настойчивым, а не рекомендательным. Не сразу можно было разобрать, к кому оно теперь относится, к духам с которыми он порывается общаться каждую минуту, или ко мне. И если я опасался за свое имущество каждый день, когда уезжал на пару-тройку часов, то теперь опасения вдруг возросли многократно. Так или иначе, мне бы здесь ни за что не удержаться сколь-нибудь долго. Не помру пожалуй с голоду, если сделаю рывок прямо сейчас. Ну до завтра доживу как-нибудь. Велосипед есть. Большую часть приобретенных вещей давно уже отвез-заныкал в лес. Одним-двумя рывками отсюда могу выскочить. И я решился. Причем одним рывком. Излишек груза спрятал в кустах, для второго захода.
  
  Попрощаться с Серегой возможности не было - он плавал в своей Нирване и возможно меня тоже сквозь пелену воспринимал как одного из аморфных существ, с которыми говорил там, где-то в глубине себя. Да оно так пожалуй и лучше. Спокойней. Я попрощался с собакой, пес этот бывал тут частым гостем и сейчас тоже пасся у дома. Ну и отбыл восвояси.
  
  7 - 8 километров на маленьком старом велосипеде, без особой спешки - это не очень быстро. Минут 15 наверно, может 20. Мобильник к этим дням успел приобрести другой. Думал более лучше чем Нокиа, что был у меня с Дубны. Самсунг. Однако в плане читать-писать это оказалась одна из худших марок. Потому однажды и навсегда понял, что к Самсунг лучше не прикасаться, дерьмо редкостное. По крайней мере если говорить о телефонах (не смартфонах и не коммуникаторах). При письме на нем, даже используя Т9, буквы нещадно зависают или наоборот вводятся дополнительные. Так что временно ходил с этим, совршенно бесполезным ярко-красным раскладным чудищем.
   Вообще, еще ни один телефон так и не смог догнать по ПИСЬМЕННЫМ функциям Сименс. В Siemens S75 например, даже база словарного запаса Т9 была натурально резиновая - добавляй и добавляй туда слова. Ее даже можно было извлечь в виде файла и сохранить либо заменить/обменять. А как нужна для экономии энергии функция автоматического выключения и говорить не приходится. Причем там не просто автоматическое выключение было, а своеобразная перезагрузка - любые глюки ликвидировались при этом. Лет десять еще догонять будут современные телефоны, древних Siemens-ов, да так наверно никогда и не догонят.
   Но радио по крайней мере в моем чудище было и я ехал по трассе с нормальным рабочим настроением, под музыку.
  
  Я похоже подзабыл что в этом отвороте налево, в тупике какие-то ворота с надписью "Охрана". Увидев стоящего на выходе из тупика на трассу мужика в черной, по виду форменной одежде, я слегка насторожился. Хотя до выводов рано, мало ли, грибы человек собирает, посмотрел вслед да продолжил свои дела. Моя стоянка в пределах прямой видимости от этого отворота. Сворачивая в лес, я мельком оглянулся, и кажется разглядел что этот "грибник" никаких своих дел не продолжил, а так и смотрит мне вслед. Однако. Как бы не украл чего, пока я на второй заход поеду. Впрочем, возвращаясь, я не увидел его на прежнем месте. Ну и слава Богу, может не разглядел он ТОЧНОЕ место где я в лес сворачивал...
  
  Подъезжая второй раз к своему месту, я уже издали заметил того мужика. Он снова наблюдал, именно наблюдал за мной. Потихоньку опасения за свое имущество у меня начали возрастать. Я таки довез вещи в лес. Всё, все вещи перевез, пора и познакомиться с любопытным этим "грибником". Или сейчас снова исчезнет, как в первый раз?
   Он не исчез. Я подъехал, остановился рядом. Поздоровались. Он назвался Алексеем Голубевым (можно говорит просто Голубь) и сказал что работает тут, в охране. Только сейчас до меня дошло - там же ворота видел с надписью Охрана. Подозрения рассеялись и первое что я спросил - можно ли мне зарядить у него свой мобильник. Парень, а был он на вид младше меня значительно, сказал чтобы я заходил в любое время, дескать скучно ему в глухомани, даже поболтать не с кем. На том и порешили. Причем сам я сразу сообщил что являюсь бездомным и живу в лесу собираясь делать тут временное жилище. Кто меня в этот миг за язык тянул не знаю, но жалеть об этом слава Богу не пришлось.
  
  Я вернулся к себе. Сделал еще пару растяжек, развесил по местам вещи и одежду, вообще привел все в относительный порядок, взял в ранец заначку провианта и оставив велосипед пошел в гости к Лехе.
  
  Самое странное в ЛЮБОЙ войне - это ее окончание. Сколько людей когда-то умерло от вести, что великая отечественная война закончилась? Эти вещи публиковать не станут. И персональная война ничем не отличается от любой другой. Тем более когда идет она не 5 лет, не 10, а целых 33 года, и главное конца ей не видно. Как и давно нет никого из тех, кто был рядом. Вроде и сам по какой-то ошибке остался тут, а не ушел с ними в мир иной.
  
   И вот однажды, вдруг почувствуешь что все, больше никто не придет и ничего не отнимет, что теперь можно просто жить, закатать рукава и без оглядки работать, в общем Жить, без малейших признаков страха. Многое укажет на это, почувствуешь буквально кожей. И расстояние, и особое поведение зверей и птиц и многое многое другое. Сразу все поймешь - вот оно спасение, дошел таки, выжил! Сядешь где-нибудь а подняться не сумеешь - долбанет сердце от радости и все.
   Наверно правильнее всего будет, если когда-нибудь и впрямь дойду - напиться. Как свинья. Пусть лицо наутро будет квадратное от укусов комаров и прочих жителей нецивилизованного пространства, зато первый шок переживешь. Дальше проще - забот будет столько, что и свое имя забудешь. Особенно первое время.
   Но мне наверное не стоит беспокоиться, я вряд ли останусь в живых, дойду до спасения и обрету дом. Надежда конечно есть, она ведь последней умирает. Сяду эдак под елочкой и сидеть буду уж пару недель, а надежда так и будет крутиться рядом, не понимая что умер уж давно ее носитель.
  
  
  Леха был с Саратова. Или с Самары. Кажется даже с обоих этих городов - что-то он говорил про наличие у него двойного гражданства. Вечно я путаю эти города.
   Тут вот тоже, Электры эти (Электрогорск, Электросталь, Электроугли) постоянно путаются.
   Леха проходил службу в ДШБ. Десантно-штурмовой батальон. Стоило однако видеть и слышать, как иной раз общается Леха с тем же дежурным (он же инспектирующий - стучащий за доплату-вознаграждение начальству). Даже описывать не стоит - уши могут увять.
   Ясное дело я не только заряжать мобильник приходил - часто оставался ночевать там. Леха спать завалится, а я полночи у халявной розетки сижу - книги читаю, записи свои привожу в порядок.
  
  На охранных точках проблема с водой вечная - воду им привозят, но настолько мало, что едва хватает на питание. Помыться, постираться - ни с какой натяжкой не хватит. Особенно летом, когда почти каждый день нещадно потеешь. Воду я конечно обеспечивал - я ведь и для себя воду ходил брать на источник в поселок Образцово - 4 км в одну сторону только. Ну и тут тоже самое, даже на километр меньше. Да и вообще, куда бы ни надо было сходить, в магазин или еще куда - я схожу. Велосипед свой тоже пригнал на точку. Вещи наживал необходимые, успешно готовился к осени - к постройке жилища.
  
  Летом, если хочешь найти подработку, или хотя бы собрать какие-нибудь пожертвования на существование, идти надо в дачные поселки, а не в города, как в зимний период. А так как правило - в одном месте появляться только один раз - актуально всегда, я довольно быстро продвигался день за днем все дальше на юг от Москвы.
  
  В субботу 23 августа я шел по последней улице поселка Вельяминово. И в самом последнем домике этого поселка, пожилая женщина предложила мне зимовать в ее домике. Это был крохотный, сбитый из досок домик, примерно 2.5 на 2.5 метра, без света и тем более каких-либо удобств. Но я в состоянии превратить его в теплый уголок. А главное, самому мне ни за что не добыть столько досок для постройки такого же в лесу. Так что это для меня было готовое решение. Внезапное и счастливое. В эти, первые дни она попросила лишь покормить ее маленькую собачку - совсем не хотелось ей тащиться с ней домой. А я и рад такой компании был. И следующие несколько дней я провел довольно нормально. Мобильник, вновь приобретенный на тот момент, бэушный конечно, привычный мне Siemens (M75 кажется), я заряжал покамест у соседа - прямо на улице позволяли включить в постоянно спрятанную там у них переноску, а забрать можно было вообще когда угодно, ни собаки, ни какой-либо иной угрозы здоровью у них не бегало - обычные мирные люди. В общем, будто и солнце в эти дни светило ярче.
  
  Вечером, в среду 27 августа я на своем велосипеде возвращался из магазина. Думалось что мобильник там, у соседа, наверно уже зарядился и по пути я его сниму.
   На лесной дорожке меня подрезала машина Жигули. Машина резко затормозила метрах в 5-ти впереди меня, оттуда выскочили двое и наперебой просили меня не оказывать сопротивление, дескать из милиции они, из отделения Михнево. В общем я думал что они крупно ошиблись, с кем-то меня спутали. Они меж тем интересовались где мой мобильник и почему он у меня то включен, то выключен, а главное я ли Борисов Виктор Евгеньевич, 19 января 1971 года рождения? Вопрос ошибки тем самым сняли полностью. Однако за моим мобильником мы не пошли - поехали в Михнево. По дороге они повторяли, что у них, претензий ко мне нет - чем запутали меня окончательно.
  
  Мой велосипед "Кама" тоже привезли на машине и поставили в своем гараже. Меня закрыли в зарешеченном помещении. Спросили - не надо ли мне чего? Мне на нервах захотелось кофе с сигаретой - все это было в моем пакете, даже и молоко 6% жирности. Без разговоров мне все это дали, попросив лишь не сорить на пол и немного спокойно подождать - дескать за мной уже едут. Я курил, пил кофе с молоком и пытался угадать кто же эти таинственные ездоки.
  
  Часа три прошло. Наконец меня куда-то повели. Вошли в кабинет, где меня ждали... сотрудники милиции из Дубны.
   Что это значит, я понять не мог. Слишком уж далеко Дубна, и если они оттуда приехали сюда за мной...
  
  В полной тьме мы - я и трое сотрудников милиции Дубны шли к месту моего жилища в эти дни. И за моим мобильником конечно к соседу тоже. Временное мое пристанище вывернули наизнанку и отправились к соседу, походя кинув камень в собачку, которая несколько привыкнув ко мне за эти дни, пыталась бежать следом. Соседу они пару раз зарядили камешком в окно, пока тот не проснулся и не указал где мой мобильник - мне они почему-то не верили, что заряжается он на улице. Взяв телефон, пошли обратно в их машину и... поехали в Дубну.
  
  По пути они рассказывали мне, как следили за этим моим номером +79030100732 - на протяжении 2-х недель, где и когда я был. На мои вопросы - почему сразу не подошли? - тут же замолкали, видимо не зная что отвечать. В Дубне мы были глубокой ночью. Меня усадили на стул, сковали наручниками руки ПОД СИДЕНЬЕМ и начали спрашивать за что и как я зарезал тут, у них в городе бабушку.
  
  Утром в отделение был вызван психолог (или психиатр?) который попытался выяснить - не лунатик ли я, и все ли помню, начиная с нынешней даты, кончая собственными поступками. Психолог ушел и, как я понял здорово их разочаровал. А я все больше не понимал что твориться - ну не может это быть причиной. Какая к черту бабушка в Дубне, когда я от них вообще живу за пару сотен километров да еще на виду у кучи людей - Леха, Кузнец, товарищи Кузнеца, кафе то придорожное... куча народа видит меня чуть ли не каждый день. Явно врут они со своей бабушкой. И врут бездарно, неумело.
  
  Пришел следователь - новое лицо. Снарядили машину. Мы поехали... ко мне домой, на мою стоянку в лес. Снова на пару сотен километров в один конец и... соответственно столько же поедем обратно?
  
  Добирались до моего шалаша мы полдня. Всю дорогу низкорослый (по крайней мере ничуть не выше меня) следователь, зачем-то пояснял мне что в этом мире выживает сильнейший. А как доехали, началось разграбление моего имущества.
   Если бы мне захотелось сосчитать, сколько раз представители государства грабили меня ДО НИТКИ, я бы не смог - сбился бы на каком-нибудь десятке.
   Отнимали почти ВСЕ. Одежду светлых тонов, все столовые приборы, инструмент, все швейные принадлежности вплоть до иголок... в общем действительно почти все.
  
  Багажник их иномарки был забит моими вещами. Обратно в Дубну мы приехали поздно вечером. Меня снова усадили на стул, снова сковали наручниками. Их снимут глубокой ночью - прикуют к спинке стула, когда я начну заваливаться без сознания. Пару часов я смогу поспать, угостившись еще и их бутербродом. Иногда я спрашивал:
  - Почему меня не определяют в камеру?
  - А ты че, так в камеру хочешь? - был неизменный ответ.
  
  Через пару часов сна, я снова был в кабинете того следователя. Он был добр - давал мне последний шанс "сознаться". Возможно он искренне верил в мою способность к телепортации. Но скорее всего мутили они тут что-то свое и никаких убиенных бабушек не существовало.
  
  Часов в 11 мы поехали в... больницу к тяжело раненной бабушке. Прихватили для опознания и двоих статистов. Не шибко белобрысых. Белобрысым тут оставался лишь я один. И конечно при таком раскладе именно меня та несуществующая бабушка и опознает. Она, со слов следователя уже опознала - по фотографии сделанной ими раннее, в ту пору когда я еще жил в их городе.
   Я ведь со своими хождениями в милиции часто бываю, соответственно и фотографий моих в любом городе области море.
   Помню как в ту пору просил их дать хоть какую-нибудь бумажку мне на руки. Дескать вот, вы же пробили кто я и что, ну так дайте же мне хоть какое-то удостоверение в этом, хоть малейшую справку. Нет говорят, мы для себя уточняли, не для тебя, так что иди себе в свой лес и хорош тут бродить народ пугать и нас тем самым беспокоить.
  
  Вошли в палату. Самая пожилая женщина и самая на вид больная, с какими-то растяжками-подвесками лежала у окна. Было очевидно что она и есть причина. Я поздоровался с ней, размышляя о том, как она могла опознать того, кого никогда не видела? Неужели за деньги? В общем приглядывался к ней внимательно. Может запомнить хотел. Недолго впрочем.
   Следователь тоже поздоровался. С другой, лежащей посредине, тоже довольно пожилой женщиной. И представил той на опознание нас троих - меня и двух статистов. Она сразу опознала:
  - Вот он! - указала на стоящего справа от меня статиста.
  - Кто? Этот? Вы точно помните? - спрашивал следователь.
  - Точно! - ответила бабушка.
  - Но Вы же сначала опознали по фото его! - указывая на меня говорит следователь.
  - Ах так! Ну да, значит он! Вот пусть и сидит теперь в тюрьме! - заключила бабушка.
  
  На этом мы, все кроме следователя вышли. Милиция и оба эти статиста видимо были уверены в своем и следили во все глаза чтобы я от безнадеги не рванул. Я же морально готовился к длительному следственному заключению.
  
  Вышел следователь. Пригласил меня расписаться. Увидев мое намерение изучить документ, заверил что не виновен я, что стрижка у нападавшего, в отличие от моей (у меня редко бывают средства на парикмахерскую и волосы частенько длинные) была короткая. Но... извините, документ я все же прочел и лишь тогда расписался в нем. Окружающие меня, статисты почему-то особенно, выглядели разочарованными. Дальнейшая процедура прощания со следователем проходила в отделении и была скорой. Следователь ушел. Меня отвели в кабинет, усадили на стул и сковали наручниками.
  
  Следующую ночь мне показывали фотографии сожженного домика, с обгорелыми трупами - пояснили что бомжей. Спрашивали - зачем и как я их сжег?
  
  Было субботнее утро. В кабинете сидели несколько новых лиц. Пили пиво. Заводили сами себя. Тот, кто все это затеял, с кривым оскалом интересовался - хочу ли я домой? Наконец видимо напившись под завязку двое из них, те что были поздоровей поднялись. Первый, его они называли Егор, высокий и достаточно мощный в комплекции с размаху пнул меня в грудь. Я не мог увернуться - прикован к стулу был. Вместе со стулом и полетел на пол. Задыхаться начал сразу. И дикую боль в левой половине груди почувствовал. А тот продолжал пинать. То ли ногой по стулу попал, то ли заметили что я умираю - наручники скинули, стул водрузили на место и меня на стул. Я "плыл" и уже действительно ничего почти не соображал. Твердо знал - что-то с сердцем и дышать мне осталось совсем недолго. Уже было все равно. Но пытки разворачивались с новой силой. Присоединился и другой сотрудник. Я как мог прикрывал туловищем левую половину груди. То снова оказывался на полу, то вообще терял сознание и обнаруживал себя уже на стуле. Руки висели как веревки и казалось теперь сломаются от любого нажима. Егор то порывался загонять мне под несуществующие ногти (с детства имею вредную привычку грызть в малейшем волнении ногти - от этого их у меня практически нет) канцелярскую скрепку, а я конечно приготовившись к боли орал до хрипоты, но левую руку не мог почему-то поднять даже над сиденьем стула, то Егор бросив скрепку хватал мой палец и вроде как начинал ломать, но после передумав разгонялся для новых ударов ногами. Друг его, тоже достаточно пьяный, порывался ткнуть мне в туловище с размаху шариковую ручку, на манер ножа. То меня приводили в "чувство" ударами по давно распухшему лицу снова и снова выводя из нирваны для продолжения пыток.
  
  Пришел начальник отдела. Внимательно оглядел все и спросил:
  - Почему у задержанного до сих пор все зубы не выбиты и не валяются на полу?
  
  Сколько еще продолжались пытки я не помню. В какой-то момент меня потащили к воде, стали умывать. Через некоторое время я сумел стоять на ногах. К рукам привязывали сумки, в карман пихнули мой мобильник, рассказали о водных просторах Дубны, в которых я утону в следующий приезд в этот город и чуть ли не понесли к черному ходу из отдела.
  
  Выход получился во дворы. Я побрел по направлению к вокзалу. Кое как дополз до угла дома, где и отвалились одна за другой привязанные к моим рукам сумки с моими вещами. Поднять их уже не смог. Я не знал в какой момент остановится сердце, но болело оно так, что сомневаться в скорой смерти не приходилось. Так потихоньку добрел несколько метров до вокзала. Мне очень хотелось встретить смерть у себя дома. Как-нибудь но доехать до своего тихого спокойного места. Я слышал истории о людях выживших и с простреленным сердцем, но веры что и я такой у меня не было. О том что левый бок у меня, видимо уже несколько часов раздут как воздушный шар, я не знал. Я вообще уже мало что знал. Сколько ждал электричку - не помню. Как ни старался, не сумел доехать и до Москвы - в электричке люди вызвали скорую г.Долгопрудный и меня аккурат там ссадили, усадив на лавочку.
  
  Вызванному врачами сотруднику милиции, я объяснил втихаря, что я бездомный и если это станет известно медперсоналу, то меня могут перевести в другую, специальную больницу для бездомных, где меня СОВСЕМ свободно и уже окончательно достанут те, кто пытал меня. Сотруднику это наверняка оказалось удобно - сразу вынырнул вариант типа "шел-упал-очнулся-гипс", который я и вынужден был подписать, чтобы защитить свою жизнь хотя бы в эти выходные.
  
  Врач сразу сказал - эмфизема, делать пункцию. Я в ответ сразу начал подниматься чтобы уйти - по рассказам, еще ни один человек не остался стоять на ногах после этой пункции, параличь гарантирован. В этом случае просто смерть - однозначно предпочтительнее. Врач передумал, и сказал чтобы меня готовили.
  
  Лечь на кушетку я не смог. Грудь и легкое круглым скальпелем мне пробивали в положении полусидя. Пробил он, кажется на метр, а трубка не лезет. Взял другой скальпель, толще, и снова в грудь и легкое вонзил. Всякий раз я не понимал как это я еще живой, а уж о боли и говорить нечего. И все вокруг кричат - дыши! дыши! дыши!... Наверно дышать я временами таки переставал.
  
  С 30 августа, по 11 сентября я находился в этой больнице г.Долгопрудный. Вот тогда я и позвонил своей заочной знакомой - Валентине. Раз уж оказался в ее городе. И она конечно пришла. И если бы не она, то наверно морально меня тут заклевали бы - то кружки нет, то ложки, а уж сигарету где взять... Все те дни, я как инопланетянин ходил с торчащим из груди шлангом, оканчивающимся в стеклянной колбе.
   Но как всякий раз, а шрамов на мне хватает, теперь вот и дырка в легком - уже НИ ЕДИНОГО здорового органа нет - больница казалась привалом - передышкой покоя в бесконечном кошмаре.
   11 сентября стало уже некуда врать что живу я в квартире (адрес давал свой старый - Калужская область, Боровский район, г.Балабаново, ул.Коммунальная 3, кв.52) и из-за одиночества мой полис некому привезти. А женщина что приходит ко мне, живет тут, каждый день работает и поехать не сможет и вообще... В общем как только шланг этот убрали я был вынужден уйти.
  
  Меж тем к Лехе, пока я был в больнице приезжали те же сотрудники из Дубны. И еще он по моей просьбе (по телефону из больницы) спас из леса остатки моего имущества. И еще у него из-под носа сперли... древние огромные бетонные плиты составлявшие дорогу к его объекту. Украли дорогу короче.
  
  Я вернулся и упрямо продолжил подготовку к строительству жилища. Тупо. Ведь совсем все разграблено. А главное ясно как день, что с пробитым, временами кровоточащим легким я не смогу НИ-ЧЕ-ГО. И по дачам-то ходить уже не мог. Ездил в Бирюлево чтобы хоть как-то выжить. В Бирюлево и познакомился с супер-развеселой женщиной Жанной Прончатовой. Это была улица Донбасская 7, кв.93. Жанна сказала что им нужен бесплатный работник по уходу за птичьим двором в их деревне. Они приезжают туда ТОЛЬКО на выходные. И если я действительно трезвый человек, то они уберут оттуда их пьяницу работника - и им надоел своими пьянками, и мне спокойнее будет. Мне действительно КРАЙНЕ важен покой - сходу Жанна просчитала на чем меня взять - и я "купился" на эти посулы.
  
  В пятницу, 26 сентября 2008 года мы тронулись на их машине "Фольксваген" в путь, в их деревню. Теперь мне предстоит сохраняя жизнь быть бесплатным работником. Рабом, если уж называть вещи своими именами.
   Мы ехали долго. И все время они с Вовой Сорокиным (мужем Жанны) расспрашивали меня о моих привычках, нажимая на то, что я не пью. Чего спрашивается цепляться к этому? Я что, обязан быть алкашом? Да и чего мне оправдываться-то? Не хочу и весь сказ! Сочту нужным выпить - никого и спрашивать не буду. Но за этими развеселыми разговорами я все время забывал спросить - куда мы едем-то?
  
  В темноте наконец приехали, и я сообразил спросить:
  - Как называется это место?
  - Это Витя, деревня Мочилы.
  
  Больше мне ни о чем спрашивать не хотелось. Оно и понятно - разве могу я приехать куда-либо кроме каких-нибудь Мочилы-Гасилы?
  
  
  Иногда мне снится сон. Я не помню когда он начал мне снится, но хоть проявляется он и не часто, всегда неизменно одинаков. Очень короткий сон, и еще ни разу ничем не закончился. По моему он сопровождает меня всю мою жизнь.
   Это поляна в заснеженном лесу. Рыхлый глубокий, сверкающий под луной снег. Я стою на этой поляне, чуть ли не по пояс в снегу. А навстречу мне несется огромный волк. Мощно бежит - в этом снегу двигаться крайне трудно, мне так и вовсе невозможно. От каждого порывистого движения зверя, по сторонам разлетаются тучи искристого снега. И уже нет ни прошлого, ни будущего, ни надежд, ни планов, ничего. Просто стоишь и готовишься к единственному (больше не успеешь наверняка), последнему в жизни удару. Страх, смертельный страх - где-то внутри, спрятан, зажат чтобы не мешал. Зверь приближается, а я как бы бегу вместе с ним - рывок вверх-вперед, падение вниз-вперед... Во всей моей жизни теперь лишь одна цель - точность и скорость последнего удара. Как только можно, сантиметровыми движениями укрепляю ноги в этом сплошном рыхлом сугробе и жду последнего мига. Что и как будет дальше? Я не знаю. Наверно мозг отключается в такие минуты и всякая философия умирает заведомо.
   Нас разделяет метров 10, я отчетливо вижу каждую деталь - огромную морду, желтизну глаз, оскал клыков, переливы шерсти... Так он всегда и кончается, этот сон. Ничем. Лишь готовностью встретить последний момент своей жизни. А может победить, что впрочем маловероятно.
  
  Издавна, сама мудрость гласит - Если в тебе больше нет сомнений, значит ты уже победил.
   Наверно себя по большей части?
  
  
  Школьная 7 - таков был адрес в поселке Мочилы, куда мы подъехали в полной темноте. С виду нормальный дом, ворота из стальных листов, сам дом снаружи обшит пластиком (нынче это называется Сайдинг). Ворота они, Жанна с Вовой открыли своими ключами, пояснив что их чудного работника - Славика - в данный момент наверняка нет на месте - либо под каким-нибудь забором валяется, либо набирает водкой состояние, при котором положено валяться под забором. Меня так до сих пор и инструктируют - не забудь дескать, с этой минуты ты тут главный...
  
  Входим в дом. Домов грязнее... не скажу что совсем уж не видел - за 33 года войны всякого повидал - но видел крайне редко. Из комнаты слева плавно выходит древняя бабушка. Она смотрит куда-то в пространство. Жанна на ходу поясняет что бабушка - это мама Вовы - абсолютно глуха и... почти так же пьяна. Дескать обожает со Славиком пить и... спать.
  
  После недолгих попыток дозвониться на мобильник, который они купили в качестве местного, чтобы их работник был на связи, Славик приходит. Действительно матерый бомж. Нас представляют друг другу. Славик гораздо выше меня ростом, какой-то худой как жердь, заросший нечесаный...
   Пока суть да дело, я готовлю плацдарм для возможности хотя бы присесть - в таких домах мне по настоящему становится страшно, кажется страшнее, чем даже ожидание смерти в схватке со зверем. Жанна показывает мне крайне захламленную комнату, с двумя кроватями на шатких подпорках. Естественно я сразу пытаюсь убрать все, что настелено на кровати, но вот куда именно убрать не понимаю - комната по настоящему захламленная дальше некуда. Дышать мне в ней крайне трудно - легкое еще кровоточит, а на почетном месте в комнате друг на друге стоят клетки с индюками и запах в комнате... не знаю чем больше пахнет, индюками или прочими запахами этого дома. В общем амбре стоит убойное, а для меня сейчас особенно.
   Думать о том, что же я натворил, в какую кабалу себя загнал - поздно. Да и что я мог бы сделать с пробитым легким? Но тут, шансы погибнуть повышены многократно. Надежда лишь на то, что я успею привести дом хоть в относительный порядок. Или хотя бы эту комнату.
  
  Всей толпой начинаем выгружать из машины то, что Жанна с Вовой прихватили с собой на выходные. Прихватили много. В том числе бутылок 7 - 8 водки. Мне от этого становится совсем уж тошно - значит народу будет много. Не на двоих же они столько водки набрали.
   Позже выяснится, что водка конечно не на двоих. Водка в основном на одну Жанну.
  
  Весь кипеш этого вечера я уж и не помню. Обычное в общем-то представление всех всем. Показали мне хозяйство - птичий двор - за которым мне надлежит теперь ухаживать. Ничего особенного - кормить птиц, иногда убирать в птичьем дворе, собирать яйца, охранять птичек, зерно предназначенное для прокорма птичек и их продукцию - от Славика, часто изыскивающего предметы для бартерных сделок с избранными местными жителями - то бишь обмена на водку.
  
  После всех знакомств и инструкций ночь перешла в попойку. Через несколько минут, щедро угощенный Славик, с подобострастным видом вовсю инструктировал меня на предмет сволочной натуры его хозяев, особенно Жанны. Предсказал в том числе, что из-за ее гиперобщительности сна мне в эту ночь не видать наверняка.
   Вообще-то именно сон мне в эту минуту был нужен больше всего. Оно и понятно - в моем состоянии. Но я просто тупо слушал, плохо соображая и с трудом, будто сквозь мутное стекло воспринимая происходящее. Спать тут было еще хуже - грязнее - чем в напрочь загаженных подъездах.
   Когда отошедшая на минутку Жанна возвращалась - секунду назад поносящий ее Славик, так же подобострастно улыбался ей, ожидая от нее очередного угощения рюмкой водки.
   Много раз за время пребывания у них я буду удивляться его умению почти одновременно всех поносить и всем улыбаться, рискованно чередуя последовательность лиц - думаю Штирлиц не смог бы перестраиваться с такой скоростью и главное искренностью.
  
  Через некоторое время Жанна спровадила Славика спать - на ногах он уже не держался, хотя и выпил вроде бы не много. Меня же попросила еще посидеть за компанию. Вова давно уже спал - участия в попойке он не принимал, и лишь иногда выкрикивал из комнаты Жанне - скоро ли она закончит бухать?
  
  Мы сидели еще часа два. За это время Жанна рассказала множество удивительно-ужасных вещей. И то что она натурально черная вдова - Вова уже шестой ее муж, потому и намного младше ее.
   Коронный ужас однако заключался на мой взгляд в том, что Славик эту ночь будет спать в "моей" комнате.
  
  Когда подходила к концу третья бутылка водки, большинство которой употребила Жанна, мы наконец пошли в мою комнату - разбираться куда убрать их... постель, чтобы я мог сложить свою. Славик вроде спал, Вова с частотой метронома время от времени осведомлялся выкриками о состоянии попойки... в общем все более менее было стабильно. Еще через минут 40 я наконец смог лечь спать. Сразу конечно не уснул, больно много мыслей было. А через некоторое время вдруг встал Славик. Как под гипнозом он шел в другую комнату-коридор, так же сильно захламленную, но в отличие от этой, там кругом был металл - всякие моторы, какая-то арматура и прочие тяжелые предметы. В общем было ясно что Славик заблудился на пути в туалет.
   Так считал я, одновременно с каким-то чуть ли не злорадством наблюдая за неотвратимым приближением этого зомби к куче металла.
  
  Славик однако не заблудился. Подойдя к самой гуще этой металлической свалки, он деловито изготовился справлять нужду прямо на нее. Мое легкое даже не отреагировало на мгновенный переход в абсолютно бодрое состояние - сонливость как рукой сняло, с кровати я практически вылетел, но пнуть или отшвырнуть Славика в сторону и далее на улицу уже все равно не успел, а теперь, во время процесса опасался дернуть его лишний раз. Однако наверно я и впрямь в панику ударился от впечатлений, из комнаты выскочил заспанный Вова вопрошая на ходу - Вить, что случилось? У меня в ответ слов не находилось, только и мог огибая его идя на улицу махнуть рукой за спину, где Славик уже застегивался.
   Вышел на улицу, закурил. Уже и утро пробивалось. Спать в эту ночь и впрямь не пришлось - теперь уж просто не хотелось.
  
  Так и потянулись черные дни этой зимы. Четыре дня Вовы с Жанной не было, вечером пятницы они приезжали. Всем сразу стало ясно что с этим персонажем - Славиком - я по любому не уживусь. Впрочем, пока их не было, Славика как правило тоже не было - он уходил чуть ли не вслед их машине. Где-то в деревне бухал. А я день за днем приводил в относительный порядок дом, особенно кухню. Сдирал, стачивал ножами и наждачкой сталактиты окаменевшего жира с окон, который наверно уже несколько лет можно было выдавать за янтарь, орудовал всеми мыслимыми инструментами.
   В конце первой недели на кухне наконец можно было сидеть и не ощущать рвотных позывов глядя вокруг. Естественно успевал работать и на птичнике.
  
  Первое время, по привычке Славик пытался приводить в дом своих друзей - один другого краше. Я не чувствовал за собой права запрещать. Дескать вон мои вещи в "моей" комнате, вон место моей ответственности (птичник) - ко всему перечисленному на пушечный выстрел не суйтесь, остальное... я не знаю.
   Но однажды один из этих ряженых залез руками в мою сковороду, а когда я на звон опрокинутой сковороды "выполз" (иногда я задыхался и двигаться мне было трудно) из комнаты, этот друг сунул кусочек мяса прямо себе в карман. Это его движение я успел заметить, выдернул его руку из его кармана, с еще зажатым в ней жирным текущим мясом. После его краткого сообщения о том что это он принес с собой, так дескать в кармане и таскает суп, я пнул сначала стул, потом его самого тем же макаром до дверей проводил. Славик следом рванул сам, оба чего-то там кричали, крутили пальцами у висков... в общем друзья сюда ходить перестали. Только мама Вовы и приходила. Хоть и нашептывала мне Жанна чтобы не пускал ее, но на деле вреда мне бабушка не доставляла, а смотреть за птичьим двором так и так надо - от Славика. Замечу что и бабушка крадет - тогда и будут разбираться. Сами опять же, дело семейное, разве нет?
  
  В доме надо сказать еды было навалом - Жанна готовила с большим запасом, чтобы с избытком хватило Славику, а теперь и нам обоим на неделю.
   На неделю хватить могло и зачистки - после кулинарных творений Жанны все стены и окна вновь были густо покрыты жиром.
   Но когда ты серьезно болен (в эти дни температура у меня бывало зашкаливала за 40) и у тебя естественно постоянная тошнота, то единственный способ заставить себя есть - приготовить совсем немного, но чего-нибудь очень-очень вкусного. Такого, от которого в нормальном состоянии натурально пальцы оближешь, а в смертельно-больном едва сможешь потребить не вырвав. Вот я и делал так, как подсказывал мне опыт моей 30-летней войны. Хотя помогало мало, но я все же ел, хоть по 100, по 50 грамм в день, но ел и мог надеяться выжить.
  
  Жанна с Вовой знали о моем состоянии, и о том что теперь мне гораздо хуже, но относились к этому хладнокровно. Славик как-то рассказал что у них были случаи смерти их "работников", в том числе и при нем.
   Несколькими днями позже, я придя с очередного посещения птичника потерял сознание и со всего маху конечно упал - до сих пор зуб один шатается, впрочем плевать, зубов у меня все равно почти не осталось. Славик не рванул тогда за скорой, а отойдя на пару шагов стал наблюдать. Без сознания я был недолго, пришел в себя, отдышался, да и поплелся покамест к себе в комнату. Мне тогда не показалось странным это его наблюдательное поведение - мне и в голову не могло прийти, что я представляю реальную угрозу всему укладу жизни Славика. Я не мыслил себя проживающим в рабстве вечно.
  
  Частенько приходила их доверенная соседка Люба, кажется проверить состояние птичника и всяких там ключей, находящихся постоянно у меня - в недоступности ныне Славика. Ну а я, оправдывая материнский заговор меня в младенчестве, снова и снова вставал. Будто действительно робот, вполне справлялся с оговоренными обязанностями, да еще и по дому что-то поспевал. Это крайне важно когда вокруг все если уж не чисто, то по крайней мере в относительном порядке. Если ты настолько плох, то нервы, окружение/восприятие важно чуть ли не в первую очередь.
  
  Жанна с Вовой когда бывали, вроде как отводили глаза. Скажут эдак чего, типа не нужно ли тебе что?, а сами будто прячутся, смешно даже как-то. Правда мне особо смешно не было. Не было и мыслей типа - врешь, не возьмешь... Я просто плыл, будто давно уже умер. Спокойствие - это главное. Конечно тут я влип, мне его не видать, но на сколько вообще возможно. Всегда есть мир внутри тебя, и потревожить его уже невозможно в принципе. Вот туда и надо "нырять" в последнем случае.
  
  Мало помалу я приходил в норму. Иногда мне так лишь казалось. Например мог чувствовать себя хорошо и чуть ли не вприпрыжку бежал мерить температуру - контроль значит. Увидев что температура 40,5 сильно удивлялся - чего же мне тогда легче? Может я уже в раю? Но бывало что и впрямь все приходило в норму. Рывками эдак выздоравливал - то лучше, то снова так.
   Помогал конечно опыт - отдельное питание, отдельный сон, относительный минимум раздражающего... Меня однажды стрихнином отравили, так с меня дней за 10 полностью кожа слезла - обновилась - выгорело казалось все внутри, до состояния мумии, и все равно каким-то чудом остался в живых. Может чего-то не доложили тогда? Не знаю. Правда в тот момент у меня и материальные средства были серьезные, и женщина рядом почти родная мне - проблем с покупками не было, одними фруктами, витаминами и водой питался те дни, и вокруг все в порядке.
  
  Когда стало ясно что я не умру, начался какой-то странный шантаж. Вить, давай дадим Славику последний шанс? И так каждую неделю, после очередных упорных его поисков по хатам алкоголиков.
   Славик был с Украины, там у него была семья. Уж не знаю почему он желал бродяжничать, вместо того чтобы жить в своем доме со своей же семьей. Мне подобные люди никогда не были понятны. У меня вот никогда дома не было и все же бродягой меня вряд ли кто назовет. А тут есть дом, есть семья...
   В общем весь этот мини-шантаж я глушил просто - Это ваш дом, ваш работник (он у них типа ломового работника плотник-каменщик-и-вообще) и мое слово вам не требуется.
  
  Шантаж принимал разные формы. Например приехав в очередную пятницу, они рассказывали как перед отъездом от дома, их машину взяли в кольцо падающие в мольбах на колени бомжи, умоляя взять их к себе. Но они твердо всем отвечали, что у них уже появился добросовестный работник и тем самым вакансия пока закрыта. Точнее под вопросом вакансия. Обращенным ко мне вопросом. Мне же оставалось отвечать на этот вопрос тоже вопросом - чего же вы их не взяли? Я тут не навечно, да и уговор наш, вами нарушен. Существовать со всей пьянью я ведь по любому долго не буду, так что в следующий раз берите к себе кого-нибудь из молящих вас об этом.
  
  Стало однако сразу ясно - везти меня обратно с вещами они не станут. Дескать если уж неймется, топай своим ходом. Я бы и потопал, но снова все мои вещи останутся. Снова потери несовместимые. Один комбинезон чего стоит - на снегу лежишь в нем и можешь спокойно спать. Корейский, морской. Естественно весь инструмент, посуда кое какая, отнюдь не мятая алюминиевая. В общем снова снова и снова попал.
  
  Попытка Вовы рассказать историю названия этого населенного пункта вообще могла кого угодно насмешить. Дескать тут блатных по традиции мочили.
   Я во первых без понятия кто это такие - блатные, а во вторых проведя всю жизнь на войне к возможной смерти отношусь философски. Но занятно однако, зачем мне это рассказывать.
  
  Несколько раз приходил участковый. И если я из соображений обычной вежливости приподнимался из-за стола, то ему видимо казалось это раболепием и он вальяжно говорил - это частный визит, не тревожься.
  
  Славика пугали (но обязательно в моем присутствии) неким Бударом - бывшим чином МВД, ныне зажиточным коммерсантом, содержащим гараж на множество грузовых машин, рабов, которых он кормит исключительно "Роллтонами" и заставляет работать из под палки.
   Послушав это несколько раз, очередную страшилку я прервал вопросом - не могли бы они направить к этому Будару меня? Все лучше постоянных пьянок.
   Они сказали что спросят. Видимо спросили. Мне сообщили что нет пока такой возможности. Но если и будет, то сам Будар просит у них именно Славика, которого поверхностно знает через собутыльников Славы, бывших в свое время у него в рабстве.
  
  Друг Вовы работает в местном ГИБДД. Его зовут Андрей. Жанна с Вовой зовут его просто - Андрюшенька. И он часто бывает у них в гостях. Не помню, видел ли я его трезвым. Если видел, то редко, и потому не запомнил этих моментов. Не знаю что они говорили ему обо мне.
   Однажды каким-то чудом мы оказались за одним столом. Андрюшенька рассказывал как они охотились. Передавал по кругу свой мобильник с заснятым видеороликом, которым все восхищались. Когда очередь просмотра дошла до меня, я увидел раненного лося, убегающего от преследователей. Его догоняли, стреляли снова и снова, и все это записывали на мобильную видеокамеру. Я спросил - для чего ты это снимал и теперь показываешь? По моему я этим вопросом всех тут смутил. Испортил ненароком маленький праздник.
  
  В другой день, за этим же столом, Андрюша приказным тоном сказал мне - Наливай, чего сидишь!
  - Да я не хочу - ответил я - вслушиваясь во вдруг возникшую за столом тишину.
  - Мне плевать, все равно наливай - продолжал Андрей.
   Я ничего не ответил, потихоньку незаметно определил для себя опору или траекторию перемещений в начале боя, наиболее уязвимые стороны и прочее. Через минуту Андрюша взялся сам наливать, и все снова радостно беседовали.
   Приказывать проводить его, он уже стал Славику - тот напустив на себя показное веселье и браваду, приговаривая шутя что-то типа - ну долго ты там будешь еще собираться? - ушел с ним.
  
  Он вообще здоровый парень, этот начальник тамошнего ГИБДД и друг Вовы. Для них видимо и вовсе смотрится Ильей Муромцем. И Жанна тогда спросила меня - ну как тебе наш Андрюшенька?
  - Для деревни нормально - ответил я - но в город с этим лучше не соваться, могут не понять.
  Видимо и на этот раз я не угодил им.
  
  Как-то к Вове приехали гости. По виду уголовники. К нему часто приходят гости. Разные. Сам Вова говорит что он простой крестьянин, с обидой вспоминая как Андрюше однажды пришлось защищать его от рекетиров, ныне коммерсантов являющихся его друзьями, соседями или поставщиками. О том, что он эксплуатирует рабский труд, Вова наверно не помнит.
   Ну вот, заходят эти гости поздно вечером, Вова их встречает, берет из их рук мясо и тут встает вопрос кто для них его будет жарить. Без тени сомнения гости указывают на меня - вот он и будет. Обращаются даже и не ко мне конкретно. Вова растерянно оборачивается, я просто говорю - нет. Гости осознав наличие у меня голоса, добавляют - да мы заплатим. Я извиняюсь и повторяю уже сказанное, добавив что мне рано вставать, как никак за живыми существами - птицами - ухаживаю. На том в общем-то и ухожу к себе.
   Гости кажется вообще в недоумении, видимо впервые видят раба не исполняющего их прихоти.
  
  В общем дерьмовые дни это были, чего уж. Не хватит места описать все "радости" рабства. Славик вообще заполучил возможность теперь долгие его розыски сваливать на меня - дескать, вот Витя весь из себя такой, а я получается никчемный на его фоне - так он часто со слезами на глазах объяснял теперь свои недельные запои. Это мне сквозь приступы смеха рассказала однажды Жанна.
  
  В присутствии же Вовы, Славик иногда превращался в настолько скоростного работника, что любой в его пользу пренебрег бы Диснеевскими мультфильмами - Славик двигался и работал быстрее, чем персонажи тех мультфильмов. Глядя на его перемещения можно было наверно косоглазие заработать.
  
  Вскоре пришли дни, когда веселье стало почти круглосуточным. У Вовы на работе (работал он в фирме занимающейся установкой металлических дверей) вышли какие-то проблемы и они с Жанной уже не выезжали в Москву. Вот тогда ад разыгрался по настоящему.
   В моем понимании всякие проблемы в любом случае отражаются на кошельке и вынуждают во многом себя ограничивать. Тут же проблемы были не похожи на проблемы - водка лилась рекой, толпы гостей шли на водку и угощение такой же рекой. Дни для меня были заполнены тревогой и снова почти лишены сна. В общем жизнь снова превратилась в непрерывный ад. А дом гудел до поздней ночи. Лишь утро - лучшее время суток - все еще оставалось моим.
  
  Имея аналитический склад ума, анализу подвергаешь всегда и все. Варианты, совпадения, читаешь между строк, сравниваешь, сравниваешь и сравниваешь, выводишь статистику. Анализировал и я. Снова и снова возвращался к моменту, когда купился на обещание спокойной жизни и попал в эпицентр этой вот веселухи.
   И ведь не первый, не второй, наверно и не в первой десятке раз оказался обманутым. Я дурак? Или слишком доверчивый? Или вчера родился и совсем неопытный? Как так получается снова, снова и снова быть обманутым? Что вообще я мог сделать в тот момент с пробитым легким? Если бы остался, смог бы выжить? Если бы пришлось погибать, жалел бы о том, цену чему не знал бы - об этом вот обмане? Если такое случиться снова (какую уж сотню раз?), что делать?
   Обернешься, посмотришь на веселую Жанну, всякий раз привозящую на выходные чуть не по ведру водки, на тихо беснующегося Вову из-за неуправляемости раба навязанного ему Жанной, на людей, не предполагающих наличие у тебя каких-либо прав и голосовых связок, на по детски радостный просмотр ролика про особо жестокое убийство и прочее, прочее, прочее "веселье". И тогда задашь себе последний, конкретный вопрос - если не отступлю и в результате буду погибать, что лучше - рабство или смерть?
   Ответ приходит сам собой. Если смерть будет в тишине и покое, если в отличие от жизни никто и ничто не сможет обгадить хотя бы это - тогда смерть все же предпочтительнее. Ну а там, Бог даст так еще и выживу. Тогда уж действительно достойно.
  
  Вот и принято решение - не отступать больше никогда. Что бы ни случилось. Даже погибая не отступать.
   Где-то когда-то песенку слышал, слова вот запомнились: "И теперь если вдруг, отпустив тормоза, мир безумный покатится в бездну - я как в детстве закрою рукою глаза, и скажу всем - тю-тю и исчезну".
  
  Был вторник, 10 февраля 2009 года. Вторник - это день поездок по однажды и навсегда заведенному мной укладу жизни. Например понедельник - это день энергетики и гигиены, помывки то бишь. Весь вечер среды - отдан изготовлению, или приведению в порядок экипировки.
   Органайзеру этому уже много лет и я всегда стараюсь его придерживаться. Иногда корректирую, с поправкой на обстоятельства, но основные моменты стараюсь соблюдать. Это важно. Так можно делать в одиночку огромное количество дел и не запутаться в них.
  
  Был вторник. Солнечное утро наверно тоже заговорщически плевать хотело на все пьянки и веселухи. Я поднялся рано, затемно собственно. Степенно собрался, дал себе время смириться с тем, что сейчас понесу потери - все мои вещи останутся у этих рабовладельцев. Может когда и смогу сам затребовать, может сама судьба однажды воздаст им за эти потери, а пока...
  
  Часов в 10 они проснулись. Птички накормлены, я собственно тоже, на душе у меня от выстраданного и наконец принятого решения легко. Вова удивлялся, Славик видимо облегченно вздыхал в похмельном сне...
   Я знаю что никто не преградит мне путь. Это особое состояние - готовность ко всему. Прощаясь, улыбался только я.
  
  И последний бой начался. Теперь ни шагу назад. Что бы ни случилось.
  
  
  Я уже был в Мочилах, но с Лехой мы иной раз созванивались. Одно время его стали перекидывать с объекта на объект. И он тогда, по телефону сказал мне, что оставил чемодан подаренный мной на той, 25-ой релейке. Дескать там нынче стоит дядька пожилой, но чемодан и мою тележку-пенсионерку сохранит. Чемодан мне тогда был не то чтобы не нужен, а просто сохранить я его не смог бы - сопрел бы он окончательно в моих полуболотных условиях. Тут нужны пластиковые герметичные чемоданы, а не мягкие, чуть ли не матерчатые. А Лехе чемодан нужен был позарез, ну я ему его и подарил.
   В общем первое место куда я направился - это назад, в "свой" лес и на 25-ую релейку. Естественно прежде всего домой.
  
  Пройти в лес покамест было невозможно, зря я сразу туда рванул. Но... Дом ведь! Куда же еще в первую очередь?
  
  Уже с трассы я увидел полиэтиленовую крышу своего жилища. Ох и шок испытал! Я так долго помнится выбирал место, а выбрав так был уверен что несколько зарослей орешника даже без листвы будут надежно скрывать от взгляда с трассы мое жилище! И вот теперь стоял и отчетливо видел его с трассы.
   Ладно, разберемся. Теперь километр назад - на релейку.
  
  Ефимыч - так звался дядька, который теперь стоял на 25-ой релейке. Лебедев Рудольф Ефимович. Ему было за 60, а то и все 70 - не помню уже. Родом он был с Иваново, точнее с той области - город Шуя.
   Ясное дело его не будут туда-сюда перекидывать - на одном объекте и будет наверняка весь долгий срок (он собирался быть тут более года).
  
  Оказалось, что кроме чемодана и тележки, сохранился и мой рукомойник, что служил мне уже не один год. Кое какие предметы обихода, которые не имело смысла тащить в Мочилы - хоть здесь я что-то благое для себя сделал - сейчас могло не быть даже рукомойника.
   Но больше всего мне нынче нужна была лопата, чтобы пробиться к своему жилищу сквозь снег, лежащий во многих местах ковром почти по пояс.
  
  Лопаты у Ефимыча не было, ночевать у него было нельзя - дескать "Вещи хранить можешь, а вот ночевать никак. Мало ли какая проверка нагрянет, а мне тебя и спрятать будет негде. Электрики из аэропорта опять же повадились шастать чуть ли не каждый день".
  
  В общем, как ни крути, а еще раз побыть среди людей - пожить в подъездах, у людей под насмешками и ногами мне приходилось по любому.
   Единственное утешение только и было - это уж точно в последний раз, коли твердо решено не отступать больше.
  
  В ад, так в ад. Надежда на то, что лопату я наживу быстро, грела душу. Хотя... потом ведь надо будет где-то всяких тряпок, типа одеял находить - морозы по ночам, не выжить в лесу.
  
  В тот же вечер я уехал. В город Видное, ближний ко мне, если не считать Домодедово, в котором не осталось кажется ни единого подъезда не пройденного мной в поисках помощи.
  
  Погода конечно изменилась сразу и кардинально - зима вернулась, нечего было и думать прорываться в лес сейчас. И мои оптимистичные прогнозы о скором обретении нужного инструмента так же мгновенно превратились в прах. Судьба, эта злобная тварь, так просто не отпустит. Начался драйв на выживание, бывало и с ночными потасовками - за право поспать в том же подъезде хоть пару часов.
   За месяц я сменил массу городов подмосковья, ночевал где попало накачивая водкой на последние деньги владельцев домов/квартир дававших мне кров за водку деньги и закуску.
  
  И все же за месяц я трижды побывал у своего жилища, ни разу конечно не осмелившись там заночевать. Прорвался так, по снегу, увидел что легкая полиэтиленовая крыша провалилась под тяжестью снега и восстановлению не подлежит.
   Впрочем, я бы и не стал ее восстанавливать - место заметное с трассы пригодным быть не должно.
  
  Но как же я обрадовался, когда обнаружил свой импровизированный очаг! Там, где единожды поставил его. Такие мелочи, постоянство - за версту разят Домом, стабильностью. Вроде бы мелочь, железка лишь. Но мелочь эта аккурат там, где год назад я ее установил.
   Дом, который ждет тебя, пусть это будет всего лишь кроличья нора, достоин высшего уважения. Это не презервативы на хлебном прилавке, это не лавка сникерсов и пойла на месте вчерашней библиотеки - это Дом с большой буквы. Вот поставил ты железку... и как поставил, так и будет стоять вечно. Это круто! На войне, в бешеной борьбе за жизнь не бывает постоянства. Не имеешь права привыкать и привязываться ни к чему и ни к кому - это гарантированно будет отнято, или просто исчезнет однажды.
   Борьбу за инструмент я начал будто с удвоенной яростью, хоть и до того вроде не дурака валял.
  
  Утром 10 марта я вернулся в третий раз. Уже с лопатой, обычной, совсем не широкой. И начал прорыв. Снегу и впрямь было почти по пояс. Часа три я рвался, с каждым освобожденным метром подтаскивая тележку с чемоданом и ранец. Странное дело - оставленный в прошлое посещение хлеб, остался настолько свежим две прошедшие недели, будто я его только что купил.
  
  Прорвавшись, я как мне казалось по уму расчистил плацдарм для импровизации кровати и место для вещей. Дожди покамест не грозили.
  
  
  
  Импровизировать кровать пришлось до вечера - добывать дощечки, срезать и подтаскивать бревна, на которые эти дощечки укладывать, прижимая их (гвоздей пока нажить не успел) тряпьем-постелью.
   Так как тряпья было чрезвычайно мало, то и на этот раз я не рискнул ночевать - дни хоть и солнечные бывали, но ночи морозные. Теперь однако это вопрос нескольких дней.
  
  В эту ночь я рванул с тележкой за 8 км - на Белые Столбы, в надежде найти не шибко грязных тряпок в мусорных контейнерах. Очень не хотелось рыться там на глазах у людей, потому и предпочел ночь. Но и в ночь делал это так, будто ворую - хватал приглянувшуюся тряпку и бегом с ней за гаражи, там уже подробно рассматривать что это за фигня и пригодится ли мне. Помню даже тогда засветился - женщина какая-то шла, а я в самый цвет чего-то тащил с помойки. Черт! Я готов был кажется сквозь землю провалиться, немного успокаивая себя тем, что вряд ли меня можно разглядеть ночью и узнать после при свете дня. Да кляня до кучи эту женщину почем зря - что за блажь дескать шастать одной по ночам?! Хотя наверняка ведь с какой-нибудь там рабочей смены шла, или наоборот.
   Как бы там ни было, но и эта вылазка не дала особых результатов - так, кое какой хлам малогабаритный, которым не укроешься.
  
  Проспав как попало пару часов, я вернулся покамест в Видное - надо было собрать что-нибудь на еду, да привести себя в порядок, умыться там и прочее. Следующую ночь я снова провел в подъезде, решив наутро пойти в церковь.
   Рассудил просто - ежели я не денег у них там в церкви просить буду, а всего лишь тряпок старых типа покрывал/одеял, то наверняка хоть какие-то тряпки у них по любому найдутся. Старье какое-нибудь.
  
  Ближняя к моему дому церковь находится в поселке Шубино. И так как все остальное - пища, кое какие средства собранные в виде пожертвований у меня оставались, то решил не откладывая с самого утра и ехать к дому, далее к церкви. В общем... в очередной раз сотворил глупость.
   Чего не пошел по людям, прося не денег, а тряпья?, и сам не понимаю. Видимо на уровне подсознания хочется верить будто церковь - это собрание добрых и отзывчивых людей. В тот день, а больше в последующую за ним ночь, за свое доверие я заплатил не хилую цену.
  
  Утром я был у ворот церкви, добиваясь аудиенции с настоятелем у тамошнего работника. Настоятелем тут оказалась женщина, или исполняла временные обязанности настоятеля тут уж не знаю. И она вроде бы отозвалась на мою столь простую просьбу о старом тряпье годном для укрывания, однако сказала что разберемся позже, чтобы я ждал тут - у ворот.
   Любят они показуху - если еды попросишь, то непременно должен будешь сидеть на улице и жрать как собака. Но тут мне стесняться нечего, не еды прошу, не сидеть мне с тарелкой супа на ступенях церкви.
   Деваться некуда однако, надо ждать - раз сказала ждать, значит не зря ведь, значит поможет по любому. Может им чего надо от меня?, ну там помощь какая - так не вопрос, готов к труду и обороне. В общем чего гадать, жду.
  
  Час за часом проходил, каждый из которых я тысячу раз сомневался в том что обо мне не забыли, нещадно давил сомнения и снова сомневался.
   В послеобеденное время лишь осмелился я отойти дальше нескольких метров - надо было разжиться капелькой кипяченой воды. У меня была с собой и вполне калорийная пища, и кофе, и сахар. Мне нужна была только горячая вода - к тому же начинал побаливать желудок. Люди однако ответили, что тех кто ходит тут, прося налить воды, у них принято убивать. Дескать вон один, а следом другой ходили тут - царство им небесное. В одном доме мне таки налили кипяченой воды и я снова занял свой странный пост у ворот церкви.
  
  Когда наступили сумерки и работники изнутри стали закрывать ворота, сомнения мои резко выросли до небес - я осмелился напомнить что мне обещали помощь, что жду тут у ворот как велели с самого утра...
  
  Я был прав в своих сомнениях - вышедшая настоятельница смотрела на меня будто впервые увидела. Впрочем меня зачем-то впустили внутрь, и повели в помещения.
   Закралась робкая мысль - может до кучи и переночевать пустят?
  
  Мы пришли в столовую, где сидели двое мужчин - работники разного ранга. Налили тарелку водянистого супа и предложили рассказать что у меня за проблемы. Лишь сейчас, оказавшись в тепле я понял как сильно замерз.
   Естественно всю подноготную за пять минут не расскажешь, да оно и не нужно. Как мог, я объяснил основное - что нахожусь в крайне тяжелом положении, что в виде помощи прошу не более чем пару старых одеял, что место у меня вроде как есть, но в лесу и покамест очень плохое, потому что по причине здоровья я был вынужден на долгое время оставить его. В общем рассказал все как есть, максимально откровенно.
  
  Рассказ мой вызвал понимание у работников, но почему-то целый взрыв негодования у настоятельницы. В каких только грехах она меня не обвинила! И что документы я свои пропил, и что я лодырь и пьяница и прочее прочее прочее - все так или иначе сводилось к тому, что я либо алкаш, либо аферист пришедший чуть ли не грабить эту церковь. Причем скорее аферист, так как не тяну внешне на бомжа, слишком гладко выкладываю все - а значит лгу.
   Я и слова вставить не мог, чтобы лишний раз сказать что ничего мне не надо, что прошу всего навсего старое тряпье, что за это отстоял на морозе от зари до заката. Возможности что-то сказать, у меня не было.
  
  Провожая меня, старший из работников вроде как извинялся за поведение этой настоятельницы, дескать тут разные люди бывали и тому подобное. Тряпку мне дали одну - нечто вроде плетеного желтого пледа, довольно тонкого к тому же. И до сих пор эта тряпка жива у меня - нынче на самых досках кровати лежит.
   Рассудив, что с моим уже имеющимся тряпьем может сгодиться и эта, я пошел домой - решил заночевать в лесу. Будь что будет - на ногах от переутомления и перегрузок этих дней я стоял с трудом.
  
  Не хватило этих тряпок на то, чтобы сберечь здоровье. Как обморозил ночью ногу, я не почувствовал скорее всего из-за крайней, убийственной усталости - спал несколько часов словно труп. А весь следующий год, в напоминание о Шубинской церкви я прихрамывал на правую - обмороженную - ногу.
  
  Мы еще встретимся и с мужиком, который провожал меня тогда из церкви. Он пообещает мне дверь (всякая дощечка тогда была для меня на вес золота) и конечно же обманет.
  
  И все же 12 марта я сумел таки вырваться к дому. Теперь надо было во что бы то ни стало закрепиться. То есть снова тряпки, одеяла...
  
  Предстояло вообще много работы. Нужно было отступить глубже в лес, чтоб с трассы хотя бы видно не было, и строить покамест хотя бы шалаш, кровать, козлы для обработки бревен, всякое разное благоустройство.
  
  Когда снег начал бодро таять, выявилась ошибка этой культурной расчистки места, с прямыми "бортами" по периметру. Думаю надо было делать нечто вроде плавного схода краев - никакой кромки. А теперь, в культурно и красиво расчищенное место стекала ВСЯ талая вода. Пришлось резать дополнительные бревна, чтобы кровать была выше уровня воды. А вещи развешивать на деревьях, в том числе и чемодан.
   И конечно стало понятно, что очень скоро я вообще не смогу подойти к дому. Нужны были сапоги. Кроме как купить, взять их было негде. Вот только стоили они дорого - порядка 500 рублей. Это мне с моим больным желудком не есть надо пару дней.
  
  Но сколько людей до этого таяния снега рассказали мне о доброй и чудесной церкви в поселке Ям! Они что же, действительно верят в то что говорят? Они сами-то бывали когда в беде? Просили помощи у церкви?
   Тем не менее, решил я и в Ямскую церковь пойти - хуже мне не будет, если конечно снова не стану от зари до заката там околачиваться.
  
  В Ямской церкви мне не пришлось нарываться на издевательства - женщина работающая там кем-то эквивалентно снабженцу, за пять минут разговора все поняла, подарила мне 1000 рублей, взяла номер мобильного телефона - дескать "может еще мебель мне за дополнительную плату попрошу отремонтировать". Я конечно очень благодарен ей был. Хотелось сказать что-нибудь типа "хоть сию минуту все шкафы Ваши залечу так, что финны качеству позавидуют". Ничего такого не сказал конечно - позвонит коли, по первому слову постараюсь прибыть, а пока пошел и в сам храм, может до кучи правда одеяло выпрошу? И правда выпросил. Особо долго и выпрашивать не пришлось. Никто не пытался меня там унизить, никто ни в чем не упрекал - домой я вернулся засветло и счастливым, с приличным куском пленки, новым ватным одеялом, и в сапогах, да еще и еды кое какой принес, в том числе сладостей к кофию. Теперь я был полностью экипирован для углубления в лес. Вот только дождаться пока ВЕСЬ снег сойдет...
  
  
  
   Иногда, в особо морозные дни, или когда от перегрузок они казались мне особо холодными - я не ночевал в лесу, предпочитая отсиживаться в том же подъезде города Видное. Но дней таких теперь были единицы.
  
  Всякий раз я доходя до трассы переобувался из сапог в нормальную обувь, сапоги же прятал. И каждый день возвращаясь делал всю процедуру в обратном порядке.
  
  
  19 апреля.
  
   Устраивая над кроватью, установленной посреди пустыни навес, вдруг заметил следы кражи продуктов - зверь какой-то повадился стало быть. Но странное дело - крадет-то не продукты, а то, что я выкинуть приготовил - разгрызает тару из под молока, пакеты из под суррогатных супов и прочее в таком духе.
   Однако! Кто же этот деликатный вор?
  
  Еще несколько дней я оставался на этом, просматриваемом с трассы месте. Все ждал когда уйдет талая вода, почти полностью затопившая лес, да и материала достаточно для крохотного шалаша никак набрать не мог - основная часть средств шла на приобретение инструмента. А если и не ездил никуда, то огромная часть времени шла на поиск возможности зарядить мобильник.
   Придешь туда, где вчера позволили заряжаться, а там эдак надменно станут говорить - чего же ты теперь, каждый день повадишься? Тут тебе не электростанция, не приходи к нам больше.
   В этом процессе я узнал тут многих гастарбайтеров, которые зачастую оказывались гораздо более гостеприимными, нежели местное население. Да и что мне по сути надо было? - попросить воткнуть на часок в розетку мое зарядное устройство? Так ли уж это трудно? Увы, это оказывалось огромной роскошью.
  
  Ни разу за эти дни я так и не увидел этого деликатного воришку, но всякий раз возвращаясь домой видел безобидные следы его действий. Почти безобидные - вновь собирать мусор в пакеты приходилось в радиусе чуть ли не 30 метров.
  
  Наконец 27 апреля я решил - следующим утром начинать переносить лагерь глубже в лес. Сказано - сделано. Ранним утром начал разведку. Долго плутал по лесу - найдешь вроде бы подходящую полянку, но вновь, перебирая места потеряешь и предыдущую полянку и ТОЧНЫЙ проход к действительной стоянке. Часа два ушло пока наконец созрел в выборе - не шибко болотистая, небольшая, не слишком заросшая кустарником и уже почти не слышно трассы. Несколько раз туда-сюда прошелся привыкая к ориентирам и направлению.
  
  Перенос осуществил быстро - раза четыре сходил и все. Вещей немного было. И теперь предстояло сделать временное жилище - шалаш.
  
  Проект шалаша рассчитал на манер кибитки: десяток длинных тонких веток зачистить, соединить тонкими концами (соединение в двух местах - по концам веток) плотной обмоткой из суровых ниток. Так получиться 5 относительно ровных дуг, на которые будет накидываться и крепиться обшивка.
   Сверху все эти дуги так же веревкой-ниткой крепить к единой, столь же тонкой-легкой зачищенной продольной ветке.
   Снизу дуги заточить на манер кольев, вогнать на несколько сантиметров в землю и дополнительно закрепить снаружи к бревенчатому периметру-основанию.
   Торцы кибитки заделать материалом в первую очередь (чтобы основная - боковая - обшивка ложилась поверх торцевых соединений), сделав один из торцов входом.
   Должно получиться хорошо.
  
  Так как материала у меня было совсем мало, рассчитывать приходилось максимум на жилище два на три метра - аккурат сам туда уместиться, да вещи от дождя затащить. Следовательно и бревна мне нужны - два бревна по три с лишним (лишнее - на соединение), и два по два с лишним метра.
   Я не подумал о том, что древесина сейчас под завязку напитана водой. В этот день успел сделать многое, сам себя кажется перепрыгнул, но надорвался.
   Боль я почувствую лишь утром. Да такую, что несколько дней не смогу без боли разогнуться, а первые дни не смогу совсем.
  
  Но как бы там ни было, через несколько часов, шалаш, очаг, микро-дрова для очага, место для умывания, огонь в очаге и сковорода на нем были готовы. Я устало сидел и любовался делом рук своих, да уходящим солнцем - пока лес не обрастет листвой, солнце так и будет, чуть ли не до последнего закатного мига спокойно проникать в лес.
  
  
  
  
  
  Зря я не стал делать шалаш кубической или конусообразной формы - в этом случае пленочной была бы только крыша, а не большая часть жилища.
   В этом шалаше мне приходилось каждое пробуждение начинать с того, что брать хорошо впитывающую водутряпку и протирать изнутри влагу-конденсат. Да пару раз отжимать в процессе эту тряпку. Не хуже чем в парнике тут могли расти любые растения, вплоть до грибов и деревьев.
  
  
  Лишь дня через 3 - 4 я смог продолжить работы, после конечно нескольких вылазок за пропитанием.
   Теперь очередь за верстаком - козлы то бишь, для обработки бревен.
  
  Было уже 3 мая. Как обычно вечером я сидел у огня поджидая кипения воды в кружке.
   Что-то заставило меня повернуться влево. В лучах заходящего солнца, будто сгусток не растаявшего снега, в нескольких метрах от моего нового лагеря стояла белая красавица собака.
   Я есъмь Альфа и Омега - пронеслась в голове странная мысль.
  
  - Ну вот и свиделись мы с воришкой-то, а? Что же теперь? Застава к бою - это ты хочешь мне сообщить? - бормотал я, изображая спокойствие и потихоньку на всякий случай ухватив удобнее нож, извлеченый так же тихо из инструментов.
   То ли фарс под названием служебное собаководство, в котором я некогда участвовал в качестве кинолога, то ли вся моя опальная жизнь связанная больше со зверьми нежели с людьми, а может все скопом подсказали мне что это именно собака, а не пес.
  
  Поняв что зверь мне не угрожает, я так же незаметно убрал нож. Собака уже несколько минут стояла не шелохнувшись, шевелила себе ушами слушая мое бормотание. Дернулась чуток когда я встал чтобы снять с огня закипевшую в кружке воду для кофе, но не убежала.
   Наверняка ведь голодна - подумалось мне. Отставив кружку, я вынес из шалаша кусочек бутерброда и протянул ей.
  
  Ох и долго боролась собака со своим страхом! Так долго, что опасаясь за свой пока несостоявшийся кофе, я взял кружку, нарочито отвернулся одновременно бросив приготовленное ей лакомство в ее сторону.
   Бросил недалеко, ближе к условной границе лагеря, чем к ней, а сам показательно неспешно вошел в шалаш - сделать таки кофе пока кипяток совсем не остыл.
  
  Отчетливо громко размешал кофе в кружке, исподволь следя за ее реакцией на те или иные обыденные звуки - звон металла посуды, треск горящих дров, покашливание, шарканье ног и прочее в таком духе.
   Захватив еще пару кусочков еды для нее, я вышел неспеша с кружкой, сигаретами и угощением. Уселся на свой стульчик, закурил под кофеек, а в ответ на жадное собачье облизывание собственного носа - протянул ей на открытой ладони приготовленное угощение. Дескать вот, пожалуйста, хочешь бери, хочешь стой там где стоишь до второго пришествия, а я просто попью кофейку покамест...
  
  Минут через 30 мы сидели как закадычные друзья и смотрели на огонь в ожидании пищи, которую я решил приготовить. И ее покормить, да пожалуй и сам поесть - а то от одного кофе на завтрак обед и ужин точно почки отвалятся.
  
  
  
  - Не знаю чего там с Омегой, но на Альфу ты похожа. Как две капли воды. Белый цвет опять же - разве не первый из цветов? Да и вообще, голос свыше представил мне тебя... все короче, на правах старшего по званию нарекаю тебя Альфой - я себе бормотал по привычке, а Альфа понимающе по своему поддакивала. С этого дня мы существовали вместе.
  
  С посудой у меня покамест были проблемы - не было достаточно посуды для приготовления пищи. Собственно вся посуда, окромя двух моих кружек, состояла из относительно объемной сковороды, выкупленной недавно в ужасающем состоянии у бомжей за бутылку пойла.
   Когда спросил продать мне ее, видел что это прекрасная немецкая посудина, только грязная до такой степени, что и на помойке ей не место - любая помойка наверно возмутилась бы. Но в полевых условиях посуду лучше мыть металлической мочалкой - всякий раз как бы реставрируя от следов сажи например. И сковороду эту я конечно достойно отреставрировал.
  
  Рассудил так - время грядет летнее, питаться два раза в день обоим будет достаточно за глаза. Однако в этой сковороде умещается примерно 3 нормальных порции готовой пищи. Значит кто-то будет потреблять одну порцию горячей пищи, а на второй прием сухой паек.
   Чаще я как раз сам и забываю есть дважды в день - максимум вечером чего-нибудь сладкое типа печенья например. Ну а если дважды в день ем я, то второй прием пищи для Альфы будет например собачья еда в гранулах.
  
  И конечно если сам могу забыть готовить пищу, с головой уйдя в прочие - более важные - дела, то тут уже день в день готовил, и никаких забыл.
  
  В общем так и повелось. Не пироги конечно праздничные ели, но и голодными не сидели. Часто того что я мог собрать, вполне хватало на двоих - при условии умелого распоряжения - обязательной готовки например.
   Разве что кости всякие стал попутно из разных кафе/закусочных сгребать по пути домой, чего никогда раньше не делал. Но и тут умудрялся вполне цивилизованно поступать - не украдкой по мусоркам шнырять, а напрямую обращался к работникам этого кафе или ресторана.
   Единственное что не пытался объяснять - так это то, что я сам бездомный, живу на то что Бог через людей подаст, да еще вот собаку удумал держать. Вряд ли подобное объяснение было бы понято. Потому одна-две легенды типа только приехал и пока работаю в охране, или живу недалеко и временно не работаю или еще чего в таком духе - просил скинуть остатки пищи мне в банку для собаки.
  
  Ну и конечно, если бывала когда возможность купить этих ароматных собачьих гранул - покупал непременно. Как ни крути, но человек я одинокий - даже сам себя не смогу упрекнуть в том, что деньги бывало тратил на угощение для своей красавицы.
  
  
  В воскресение, 17 мая, я в очередной раз угодил со своим хождением в милицию. И дернул меня нечистый за язык сказать правду - что нахожусь в безнадежном положении, вынужден жить в лесу и так далее.
   Мне казалось что вот так, когда совсем уж ВСЕ очевидно, они не съедут со своих обязанностей удостоверившись что я не состою в розыске и соответственно никакой галочки-раскрываемости из меня не получиться. А за Альфу я шум до небес подниму и ее либо пристроят в питомник на малое время (не вопрос - отработаю или рассчитаюсь позже за ее содержание), либо просто меня дождется - я в конце концов не преступник, чего им меня долго удерживать-то? Да и документы нужны мне, а не им, так что по первому зову сам прибегу, искать уж точно не придется.
   Подстегнуло еще и то, что на сей раз я ЖИЛ в их районе - то есть задержали меня в Авиагородке - ближайшем ко мне сколь-нибудь крупном населенном пункте.
  
  Когда же я увидел что им на меня и свои обязанности наплевать, меня снова сливают куда подальше, передав сначала в маленький населенный пункт (поселок Красный Путь или Житнево - так и не пойму где там разграничение) участковому, я в который уже раз проклял себя.
   И конечно когда поехали смотреть на мое жилище, я предпочел показать старое место, с которого уже съехал вглубь. Дескать я еще поселиться не успел на свое прошлогоднее место, лишь в порядок его и привел.
  
  Тропа еще не была столь хорошо утрамбована мной, до дому опять же прилично было - не поймешь толком куда идти, да и мало ли еле заметных тропинок грибники натаптывают? Лишь бы Альфа не услышала и не выскочила ко мне.
  
  Возвратившись назад, уже не в Авиагородок, а в поселок, сотрудники милиции из Авиагородка раскланялись восвояси, пожелав мне ежели чего докладывать о происшествиях и подозрительных лицах. Остальное же на божественное усмотрение местного участкового.
  
  Местный участковый нашел лишь один способ усмотрения - "Мы можем помочь тебе так: возьмешь на себя какое-нибудь нераскрытое преступление и сядешь года на два (с его слов - это недолго). Там тебе документы восстановят точно, обязаны будут. Ну а если в тюрьму по самооговору не желаешь, то... у нас бомжей нет. Так что про шалаш свой забудь и уходи. Шалаш твой мы сожжем".
   Я на прощание задал вопрос - дескать вот, все всюду говорят, даже по телевизору все время твердят, что помогаете вы людям утратившим документы. Это и есть ваша помощь - в тюрьму по самооговору или сожжете дом?
   Внятного ответа я конечно не услышал. Да и откуда ему найтись? Но себя еще тысячу раз обругал за то, что чуть не выдал дурак свой дом. Заодно в который раз задумался - почему я в тысячный, миллионный раз, подвергая себя риску, снова и снова пытался надеяться на помощь государства???
  
  
  На удивление умная оказалась собака. Если например дома оставалась еда, хоть самая лакомая и ароматная - Альфа ни в коем случае не пыталась проникнуть в дом в мое отсутствие. Даже если по недосмотру я оставлял дом открытым настежь. Будет лежать рядом, гулять поблизости, ближе к вечеру пойдет к трассе - встречать меня.
   Бывало возвращался поздно, тьма стоит дикая. Ну - думал - сейчас полгода буду пробираться к дому, нащупывая не шибко пока памятный путь. Но ближе к сходу с трассы в лес - два зеленых огня из лесу сверкают... Радости немеряно, визг, носится туда-сюда.
  - Ах ты зверюга моя! Ну давай, веди меня к дому - не вижу нифига уже. Так вместе к дому и шли.
  
  А ежели днем возвращался, да издали видел что дрыхнет... завсегда старался подкрасться как можно ближе к дому или верстаку. Вскочит, зарычит спросонья, а я насмехаюсь - да все дескать, поздняк метаться, проспала все к чертям.
   Ну а вечером по любому филосовски сядем у огня - кому чего, мне вот кофе например, ей может кусочек чего вкусного пожарить рядом с огнем. Клещей опять же потаскать, вечно гирляндами висевших на ней.
  
  Одно слово "нельзя" и Альфа навек усваивала что это нельзя. Вот к примеру шинкую я свои микро-дрова для приготовления пищи на огне очага. Ну ничем они не отличаются от многочисленных щепок валяющихся по округе.
  
  
  
  
  
  Подойдет Альфа, цапнет зубами одну такую МОЮ щепку, а я ей - "нельзя". И все. По округе будет всякие щепки деревяшки грызть, а мои не тронет уже никогда, хоть и не будут они сложены в кучу, а так же вразброс валяться.
  
  Вокруг кажется не осталось ни одной мыши. А рельеф местами стал похож на расстрелянную из пулемета местность - одни ямки кругом.
  
  Лето меж тем разворачивалось совсем не доброе. Вода лилась с неба реками и морями, молнии били так, что казалось (особенно сквозь полиэтиленовую крышу шалаша) следующая точно достанет меня.
   За это лето у меня прямо на открытом воздухе сопрело несколько единиц одежды. Постираю, вывешу на улице на растяжку... а она, та же рубашка к примеру, висит день за днем и даже если нет дождей - не сохнет. В конце концов покрывается неким эквивалентом плесени - мелкими темными пятнышками. Бегом снова стирать ее - так все, поздно, не отстирывается, так рябой-крапчатой и остается уже.
  
  Часто мне было элементарно стыдно что я такой нищий и домик мой настолько мал, что Альфе тут и разместиться покамест негде. Собственно это и прибавило мне скорости в изготовлении кровати.
   Как только добыл нужное количество досочек, хоть и разнокалиберных, кровать была сделана, Альфе тут же было выделено место в доме - кровать я по многим причинам привык делать высокую.
  
  А временами становилось просто страшно. Уж больно хорошо все - спокойно. Не бывает на войне спокойствия - мне ли этого не знать.
  
  
  
  И мне было выгодно, что по сути Альфа - трусиха. Выгодно что боится она выходить на трассу - машин боится. Проводит меня до трассы и из лесу смотрит как стою голосую. Вечером так же в лесу и ждет.
   Разве что не перехожу я трассу - в сторону Бронниц например собираюсь - тогда сядет рядом и ждет. Да и тут опасался - дернется неловко в неподходящий момент...
  
  Еще несколько лет назад окрестил я эту трассу - "трасса смерти". Слишком часто вдоль нее разит мертвечиной. Кто там, на глухих ее участках проверяет - животное какое раздавили, или человека? В некоторых местах идешь пешком, а пролетающие мимо огромные грузовики натурально за одежду могут зацепить.
   Причем неважно в какую сторону они летят - на узких участках запросто наперегонки едут. Разбиваются иной раз - это уж само собой. Но вот ароматы на протяжении чуть ли не всей трассы настораживают.
  
  Я не пытался и привязывать ее у дома. Что мне за радость если какая-нибудь мразь убъет ее? Лучше уж пусть у нее всегда остается возможность маневра. А с мразью ежели придется я сам пообщаюсь, ну или вместе тогда уж.
   На людей она естественно не кидалась, убегала подальше - лаяла издали и только. Иной раз до смешного доходило - пришел к дому пожилой грибник какой-то, Альфа ругается издали, а он посмотрел и рукой махнул - сразу вижу говорит что трусиха.
  
  Или того краше - домой однажды днем вернулся, а на кровати торт лежит новенький. Вот те раз!
  - Жаль что говорить ты не умеешь - очень бы мне хотелось знать кто это тут был. Ну ка дай гляну - нет ли следов побоев на тебе? Ведь доброхот, оставивший тут наверняка отравленный торт, как-то должен был пройти в дом. Но никаких побоев на собаке не было.
  - Сбежала как обычно трусиха, да? Ну и правильно в принципе сделала - тут лес, свидетелей нет вокруг, и если кто лезет, так наверняка вооружен.
   Долго я тогда не решался прикоснуться к этому торту. Уверен был что отравлен он - проходил я в своей жизни подобные фокусы. Но и просто выкинуть не желал - а вдруг нормальный? Вдруг некто - грибник какой например - в мое отсутствие пользовался чем-нибудь (инструмент вроде бы не так лежит, и воды в рукомойнике меньше и...) и оставил завалявшийся в машине торт, купленный пару дней назад для чего-нибудь там, да так и не пригодившийся. Да мало ли возможно вариантов помимо отравы. Хотя отрава - наиболее вероятный вариант.
  
  Лишь в середине следующего дня решил я попробовать совсем маленький кусочек - в разы меньше булавочной головки. Поровну и мне, и Альфе...
   Если цианиды, то пихать их в сладкое смысла нет, даже если сладкое на основе желатина. Любая другая отрава в столь мизерном количестве не принесет нам особого вреда - сверх сильные яды или неизлечимые болезни должны прямо в кровь попадать. В желудке они просто переварятся и все. Каких-либо индикаторов чувствующих хотя бы щелочь у меня конечно же не было.
  
  Ну а вечерние посиделки в тот день были у нас не просто филосовские, а даже праздничные - под торт "Птичье молоко" стало быть, с попутной благодарностью этой доброй душе, оставившей нам данное угощение.
   Подспудно я ждал однажды того, кто это оставил. Наверняка снова явится - дескать вот был тут тогда-то, никого не было, воспользовался тем-то и тем-то и напоследок оставил торт. Ну или чего-нибудь в этом роде. Но увы, кто оставил тут этот сюрприз я так никогда и не узнал.
  
  Разок и не очень смешной казус вышел. Какая-то книга интересная видимо мне попалась и я давно погасив свечу продолжал читать в темноте - книги у меня электронные, в мобильнике то бишь их читаю. Часа два ночи кажется было. Из лесу треск дикий, да все ближе и ближе к дому. Альфа заливается аж с хрипом, но только уже чуть ли не в километре от дома.
   Я конечно шустро вскочил, вот только чую что враг уже совсем близко. Ну ничего у меня кроме топора тут не было - его половчее и ухватил. Так и замер наизготовку возле "двери" своей. Снаружи слышу нечто вроде бормотания невнятного, гундосит странный враг себе под нос, будто насморком страдает. И совсем рядом ведь стоит - от дыхания мою "дверь" тряпочную раскачивает.
  
  Чего думать тогда так и не знал. Аккурат динозавр сопливый от насморка являлся. Видимо пялился пялился, да ушел с миром слава Богу.
   Но и тут упрекать Альфу не стал - она справится с таким чудищем? Хотя вообще-то могла бы и оттянуть на себя внимание - я бы хоть выскочить успел, а там уж по обстановке либо дубиной по горбу, либо вместе тикать в дебри, либо всем вместе посиделки устраивать.
  
  Лишь много позже я узнал что тут бродит лось. А ближе к аэропорту вообще целые стада кабанов живут - шум от самолетов дикий, а они чуть ли не под забором там бродят.
   Еще позже - во время детальной разведки местности, чуть ли не рядом с домом обнаружилась и давно сооруженная охотниками лосиная кормушка, с какой-то солью в ней. К тому моменту когда это узнал, я принял некоторые меры защиты, хоть конечно и примитивные, но все же.
   Еще не раз я увижу по весне следы этого животного. Но уже ближе к болотцу. Плотно к моему дому зверь больше ни разу не подходил.
  
  23 июля случился огромный по значению праздник - я приобрел в Авиагородке недорогое компактное устройство для зарядки мобильника от двух пальчиковых батареек.
   И хоть батарейки нужны были непременно алкалиновые (солевых хватало не более чем на несколько минут процесса), а значит приходились дополнительные ежедневные траты, это экономило огромную прорву времени - половину каждого дня, которую я обычно тратил на поиски возможности зарядить мобильник.
   С этого дня я наконец смог хоть что-то значительное делать по дому, а не уходить после обеда на поиски электричества. Для меня это стало знаковым событием.
  
  
  Расплата за покой долго ждать себя не заставила. Была она глупой, нелепой и случилась 13 числа (августа).
   Незадолго до этого, меня подвез до дома парень на черной BMW. Представился Русланом, проживающим в поселке Киевский. Оставил свой номер мобильника +79035704421 и разумеется взял мой. Он клятвенно обещал мне работу в одном из садовых товариществ вблизи поселка Киевский - от меня это очень и очень далеко - по крайней мере с Альфой мне оттуда если что не выбраться - пешком не пройти, а что такое поводок и ошейник моя радость еще не знала.
   Ключевым в нашем соглашении было два момента:
  - Во первых для меня найдется просто таки прорва САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ работы, где мне не придется делить общество алкоголиков, которые его уже ну ОЧЕНЬ достали.
  - Второе - я не брошу собаку, а значит он вывезет нас обоих, причем собаку не в багажнике (как он поначалу предложил), а уж пусть у меня на коленях сидит-лежит.
  
  На том и порешили - через несколько дней он ОБЯЗАТЕЛЬНО позвонит - ему дескать позарез нужен серьезный трезвый работник. Единственное что меня напрягло (кроме его жестокости конечно в предложении перевозки Альфы в багажнике) - он изо всех сил не желал, чтобы я брал с собой СВОЙ инструмент.
  
  В тот же день, покормив Альфу и чуток отдохнув, я мотанулся в Авиагородок и купил недорогой ошейник - пора Альфе учиться.
   Деньги на ошейник к слову сказать были давно отложены - война есть война, мало ли какая переброска предстоит.
  
  И вот 13-го августа Руслан приехал. И это стало началом конца моего короткого счастья-забвения. Не стоит перечислять как трудно было бедной Альфе привыкнуть к ошейнику и как одолевала ее "морская" болезнь при переезде, и сколько раз мне пришлось стирать после куртку.
  
  Точно не помню, но кажется Белоусово назывался дачный поселок в который привез нас Руслан. Но человека будто подменили аккурат в конце поездки.
   После долгих переговоров мне таки дали временно некий сарайчик, размерами меньше моего шалаша, использовавшийся у них как склад. Познакомили с коллективом в котором мне предстоит работать - с тем самым, который по причине постоянного пьянства его - Руслана - уже достал.
  
  Сам Руслан оказался неисправимым понтярщиком и провокатором. Например, если он с кем-либо говорил по телефону, совершенно неважно с кем, он старался делать это при как можно большем скоплении народа и непременно включив в мобильнике громкую связь.
   Когда я задал вопрос о нашей договоренности по поводу САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ моей трудовой деятельности - то после его контрвопроса "Тебе в бригаде западло что ли? Брезгуешь?" - этот вопрос уже подхватили с агрессивным видом все участники похмельного коллектива.
  - У меня своя жизнь, у вас своя. Я сам по себе и это мы с Русланом обсуждали в первую очередь - был мой ответ.
  
  Видя что на страх меня взять не выходит, Руслан вроде как растерялся. Мы отошли и он сказал нечто вроде - "Ладно, разберемся, найдем тебе самостоятельную работу - тут более 600 участков все таки."
  
  Так или иначе, время от времени Руслан пытался доказать (наверно самому себе), но непременно перед как можно большим скоплением народа и чуть ли не с рупором у рта, что вытащил меня из грязи и позора, спасая мою жалкую жизнь.
   А если я спрашивал из какой такой грязи? Так ли уж грязен я был? Руслан спотыкался на полуслове, но тут же находился - дескать лес есть лес, там чистота не нужна, все и так стерильно. Было сходу понятно, что человек не представляет какие усилия нужны для соблюдения санитарных норм в лесу - месте грязном и плесневом всегда.
  
  Проезжая мимо работающих там гастарбайтеров, он обычно останавливался и спрашивал у них из окна машины - известно ли им, что предстоящей ночью всех Аллахов будут исстреблять, резать то бишь?
   Бывало я спрашивал - зачем эти понты? Почему он так себя ведет? На что у него всегда был один ответ - "Я должен быть таким. Иначе у меня не было бы и этой машины". Никакого возмездия за постоянное их угнетение он не опасался - у него дескать все тут схвачено.
   И действительно, в сторожке постоянно бывал некий сотрудник милиции (что это участковый мне позже сказал Руслан) в гражданской одежде - я до этого считал, что постоянно присутствующий там человек является одним из друзей Руслана.
  
  Долго я ждал когда же найдется для меня работа. Пробовал ходить искать самостоятельно, но сразу же был остановлен в этих поисках Русланом - "Без его позволения ничего тут искать не вправе ни я, ни кто-либо из округи. Каждый, кто даже просто мимо проходит-проезжает и то разрешения у него спрашивает! А всякий кто работу ищет, непременно платит ему дань, даже просто за процесс поиска, не говоря уж о части заработка".
  
  Меж тем Альфу там особо никто не притеснял - многие дачники даже угощали чем-либо.
  
  В общем по части работы я остался снова обманут и надо было уезжать домой - хоть какие-то средства собирать ежедневно, а не сидеть тут без ничего совсем, глядя на разгул этой банды.
   Провожая меня, Руслан даже какие-то средства на сигареты дал, вроде как извиняясь что не сможет отвезти меня домой.
  
  Я не слышал уже ни слов этого понтярщика, ни шума трассы, ничего вообще. Столь же "отчетливо" и мир вокруг видел. Мне уже ничего не надо было - я не мог забрать Альфу!
   Одно лишь утешение было - может так оно и правильно. Чего ей со мной, в вечном бою, постоянном страхе за то, что будет в следующую минуту, час, день? Тут ей гарантировано обильное питание и общение с другими собаками.
   Если бы было иначе, скорее всего тут давно кипел бы бой. А сейчас... вроде как и никто не виноват. Этот ребенок на BMW якобы хотел как лучше...
  
  Так, ничего не видя, не слыша и не соображая, на полном автомате с многими пересадками я и добрался до дому. О чем и с кем по дороге говорил и говорил ли вообще - не помню.
   А дом на какое-то время стал мне серой пустыней. Хоть кажется к тому времени и дожди-то стали реже.
  
  Порой мне хочется попросить у людей щенка-подростка. Многим ведь в тягость, а мне в радость. Но война диктует свои законы - не имеешь право ни на что, уж тем более на привязанность к кому- или чему-либо.
   А если случается проходить мимо, или тем более заходить в магазин для домашних зверей... где-то в глубине сердца отдается боль и нередко на пару секунд я торможу, будто проваливаясь в небытие на эти секунды. Натурально как сбой системы у Робота.
  
  
  
   ...Когда узнаешь мир - все ближе становится выражение "Многие знания - многие печали". Действительно, слишком уж просто устроен мир. Становится ясно и откуда берутся байки о чудесах. Тошно людям, и хочется чего-нибудь такого, чего на свете нет. Вот и идут по белу свету и волшебники, и Емеля на печи впереди всех катит, куча чудес, примет всяких, ложных религий и еще черт знает чего - просто хочется верить во что-то не существующее. Ибо мир слишком прост.
   Например словом обстоятельство можно назвать стихийное бедствие - наводнение, землетрясение, засуху, в редчайших случаях пожар, да некоторые врожденные болезни - что-то действительно ни от кого не зависящее. Все остальные "обстоятельства" имеют человеческий облик и все что ему причитается - фамилию, имя, часто отчество, и вполне определенное место жительства.
  
  В судьбе человека мало что зависит от него самого - слишком уж не равны бывают силы, если эта самая "судьба" вцепится в горло. Особенно когда полномочия "злой судьбы" присваивает себе такое государство как Россия. Когда вся власть словно сговорившись тихо и планомерно уничтожает тебя. Это не значит что следует тут же сложить руки и упасть на дно. Драться стоит, хотя бы из принципов чести и достоинства - самой свободы. И все же факт, есть факт - в противостоянии с "судьбой", особенно как уже сказано в лице преступной власти - шансов выжить у человека практически нет. Потому и фраза "преступление против себя" или "все в твоих руках" - ничего не означающая вибрация воздуха.
   Но один вид преступления против себя все же есть. Это преступление - Забыть. Забыть о том что произошло раннее, забыть вообще хоть что-нибудь. Вот тогда, если забыл - шансов не останется даже призрачных.
  
  Разумеется, если у человека шевелятся хоть какие-то извилины в голове, то он все поймет. Поймет и то, что шансов у него нет. И будучи всего лишь человеком, будет часто молить о смерти. Чего в 90 случаях из ста от него и ждут.
   Я и молил. Много раз в жизни. И много раз в жизни пытался закончить этот фарс. Но заканчивались именно попытки. Заканчивались как-то... мягко говоря странно.
  
  Последний раз это было тогда, в 1992 году кажется. В общем когда я приехал сюда. Наконец-то нашел! Я ведь всю жизнь искал! Меня насмерть забивали в интернате, а я заговоренным зомби снова вставал, крал одежду и шел, бежал. Я 300 километров в пургу в резиновых сапогах шел, чтобы найти! Я бы в огонь без сожаления шагнул, чтобы найти и вернуться! Мамонтенок будет плыть на льдине. А я эту льдину если надо вместе с мамонтенком поволоку. И вот теперь нашел! Меня нашли - если уж быть точным.
  
  Калужская область, Боровский район, город Балабаново, ул.Коммунальная, д.3, кв.52.
   Точка. НП. Координата. Но один миг, растянувшийся на несколько недель, или даже месяцев это название я мог бы воспеть в какой-нибудь былине.
  
  "Чудо" ждать себя не заставило. Пришел день и час ясного понимания ситуации.
   Это был жаркий летний день. Я сидел будто каменный идол в квартире. На диване смачно храпя валялись те, к кому я... Валялась та, к кому я сквозь все преграды рвался всю свою жизнь. Как всегда в пьяном угаре до полной невменяемости. Но взгляд мой был прикован к экспонату из фильма ужасов - к свиной голове лежащей за окном, на балконе. Она будто парила, левитировала, шевелилась каждой своей клеткой - так густо облепили ее мелкие белесые черви. Да и комната в которой я сидел мало чем отличалась от этой "ожившей" за окном свиной головы. А ведь несколько дней назад я СНОВА тут все до блеска и соответственно уюта вычистил-отмыл...
  
  Голова у меня всегда работала удивительно ясно. И понимал что произошло, я теперь тоже удивительно ясно. Рухнуло в пропасть все - сами основы мои, мечты и убеждения, одним словом ВСЕ. Я конечно пытался что-то наладить тут, возродить жизнь. Как малолетний максималист всему находил объяснения и возможности исправить. Много недель и даже месяцев пытался. Каждый раз с удивлением понимая тщетность своих попыток. Ясное дело руки опускались. И теперь, глядя на этот клип-ужастик я снова молил о смерти. Спокойной, без всякого кипеша и недолгой.
  
  "График" этих лиц я прекрасно знал. Да и чего там знать - эти "графики" в России знает каждый - они анекдотичны, просты и предсказуемы.
  
  Дело слишком личное, чтобы докладывать о намерениях кому бы то ни было и, дождавшись когда все надолго свалят на "посиделки" в другой населенный пункт, предварительно нарочно проведя долгое время без сна, я закупорил кухню и включил газ во всех четырех конфорках. Послал все к такой-то матери, да и расслабился, устроившись спать максимально близко к одной из конфорок на сложенные руки - будто уснул сидя за столом.
  
  Проснулся я через несколько часов, точно уж не помню через сколько. Голова работала привычно ясно, главное казалось даже выспался чуток - продрался через какой-то густой, как мне показалось воздух и распахнул все окна. Правда туловища своего я не то чтобы не чувствовал, но мне казалось что размерами голова наверняка его нынче в несколько раз превосходит, вот вроде даже до щеколд оконных едва дотянулся. В зеркало я смотреть не стал, "рванул" открывать и дверь тоже - чтобы максимальный сквозняк был. Наплевать какого размера у меня нынче голова, но в подъезде постоять придется - ежели кто начнет удивляться резкому запаху газа, то я сразу же буду тут как тут с какой-нибудь убедительной фразой, объясняющей что запах газа к этой квартире отношения не имеет, а я вышел покурить, или дверь починить, или счетчик списать, или еще чего в этом духе.
  
  Глупо все снова вышло. Странно и глупо. А потом, спустя время, душу снова сдавила боль. Дикая боль. И в какой-то миг я испугался звука, вырывающегося из меня. Самый чуткий волк обманулся бы и пришел на этот мой вой.
  
  Потом, когда началась борьба за выживание, когда чуток утихла боль, нередко оказавшись в ночи на какой-нибудь возвышенности окруженной деревнями, я иной раз издавал этот звук и с удивлением наблюдал мгновенное пробуждение ТЫСЯЧ собак - вакханалия начиналась та еще! Наверно ни одна мелкая шавка не оставалась равнодушной в этот миг. Светопреставление да и только.
  
  
  Если ты всю жизнь был бездомным, находясь под прессингом государства, то сомнений о будущем у тебя быть не может - раз власть хочет что бы ты всю жизнь бродяжничал и умер в скитаниях, то так и будет. Ничего тут сделать нельзя. На каждом шагу будут тебя грабить, молча отнимать все - от документов до швейной иглы. Снова будешь восстанавливать и наживать - снова будут грабить. Бесконечное число раз. Бежать? Да - это прекрасная мысль. Но лишь когда является она своевременно. А если тебе за 40, то поздно и бежать. Можешь смириться с тем, что бродяжничать ты будешь до самой смерти.
   И если вдруг происходит нечто немыслимое - если тебе вдруг есть куда идти, кроме разумеется чужого дома, если ты обретаешь хотя бы намек на СВОЙ дом - это действительно чудо. Самое что ни на есть настоящее. И тут уж любой шевелился бы изо всех сил, невзирая ни на какую беду.
  
  Да, это чрезвычайно плохо что рядом больше нет Альфы. Но всякий раз возвращаясь из боя, с этих хождений в поисках хоть какой-то помощи, из "мира" где каждый третий если и не чувствует у себя сил броситься на тебя, то по крайней мере старается нанести тебе как можно больший вред, всякий раз я возвращался Домой. К СЕБЕ домой. Где не надо ни перед кем лебезить, никому угождать. Даже просто укус комара извещал о смене обстановки, если задумавшись о чем-то "плаваешь" в своих мыслях. Вот ты в опасности, в бою, а вот наконец Дома. Еще никогда в своей жизни, по крайней мере в большие ее периоды - периоды одиночества - я не имел права жить по своему уставу, порядку и так далее. Я всегда должен был либо как диверсант прорываться к месту ночлега-на-пару-часов, либо лебезить перед кем-то, попутно отдавая все что имею, вплоть до мелочи из карманов, либо просто быть рабом - как у тех сволочей (Жанны и Вовы) из деревни Мочилы. А теперь, каждый день и час мне есть где жить без всего этого. Мой дом! И конечно я продолжал сбор и накопление материалов для постройки более крепкой и хоть чуть-чуть просторной хижины, где можно было бы уже установить даже какую-нибудь печку.
  
  В среду, 19 августа 2009 года, у меня вновь случился грандиозный праздник - я приобрел портативную газовую плитку. Теперь не надо было выскакивать каждые 4 минуты под ливень и подкидывать в огонь свои микро-дрова. Теперь все, что можно приготовить без большого количества испарений, я мог готовить не выходя из шалаша. Зарядка от батареек дома, без поиска кто бы позволил зарядиться, приготовление пищи без изощренных мучений... да это совсем домашняя жизнь!
  
  
  
  
  А за пару дней до этого события, когда я отсутствовал на случайном заработке, малознакомый парень написал что они с другом закинули мне домой полезные вещи. С человеком этим я виделся трижды. Первый раз видимо как попутчик, голосующий на трассе. Второй раз он при виде меня сам уже остановился и попросил показать мне где я живу. Делать нечего, как говорится - сказал "а", говори и "б" - вероятно при первой встрече я говорил что живу в лесу и нуждаюсь в помощи. Ну а теперь, когда по любому я находился рядом с домом, я провел его к своему жилищу... Через несколько дней парень привез мне целую коробку 200-ых гвоздей (крайне нужных мне для соединений бревен) и совсем еще не старый камуфляж - самая удобная на мой взгляд одежда в лесу, которую сам я приобрести был не в состоянии. В общем немало помог мне этот человек. Но главное - закинутыми полезными вещами, в первую очередь оказался материал. Эдакий полосатый (белые и зеленые широкие полосы) кемпинг в полном составе - со всеми трубчатыми соединениями.
   Не знаю из чего я делал бы дом без такого материала. Может уродливое ТЕМНОЕ громоздкое строение-логово, покрытое многими слоями веток, или вовсе из земли и дерна. Но теперь, с таким светлым и непроницаемым материалом я мог построить прекрасную светлую хижину. Заодно это определило и размер - три на четыре метра, и почти два в высоту! Навесить на деревянных столбах (уж не на трубчатых соединениях делать точно) множество полок и у меня еще просторно будет - смогу туда-сюда пару шагов тусоваться, как я люблю во время размышлений.
  
  Спокойная жизнь быстро вырабатывает какие-то, исключительно домашние привычки. Одной из таких привычек у меня стала утренняя прогулка до трассы и обратно. Особенно теперь, когда сварить утром кофе - это просто зажечь газ, 200-граммовый баллон которого я умудрялся растягивать дня на 4. Пока умоешься да постель в порядок приведешь, маленький чайник уже вскипел. Сделал кофе - кружку в одну руку, сигарету в другую, иной раз еще в "тапочках" и с полотенцем на шее побрел тихонько до трассы. Может по дороге кружку пустую на ветку повешу покуда, а может и допить до трассы не успею. Эдакий променад во славу нового дня.
  
  В среду, 26 августа 2009 года, кофе свой я кажется успел допить и повесить кружку на ветку. Чем думаю и сохранил ее от потери вследствие шока.
   Когда таки дошел до трассы... новый день показался мне устрашающим. На трассе я увидел конец света. Более грандиозный, чем это можно увидеть в каком-нибудь фильме-катастрофе.
  
  Вдоль ВСЕЙ трассы, от горизонта до горизонта, насколько хватало взора, плотной вереницей стояли машины. Пустые машины. По крайней мере те, которые я мог разглядеть были пусты. Может я конечно и не всюду проникал взором, много нынче с темными (тонированными) окнами, но чувство покинутости витало в воздухе. Изготовленный тут же к работе мобильник не мог ухватить даже малой части грандиозности этой картины-апокалипсиса. Как я ни пытался прицелиться - по солнцу, против солнца, с центра трассы, с другого края - ничего. Это можно снимать только в движении. Но движение сейчас возможно, как я понимал, только в одну сторону - в пропасть. Если это не конец света, то однозначно мой конец - тут и думать нечего, все эти массы людей сейчас в лесу. Как я спокойно прошел со своим кофе и никого не увидел? Хороший вопрос. Совсем блин расслабился, одомашнился посреди войны! Все равно что под обстрелом, на поле боя попросить всех подвинуться - для удобной установки своего шезлонга! Видимо на такое ума лишь у меня и хватит. В общем обратно я вчесал мухой - на защиту своего дома и может быть на последний бой. И теперь, на обратном пути я уже замечал (проснулся наконец-то. Доброе утро!) множество теней-силуэтов-фигур в лесу, слышал голоса отовсюду. Главное спокойствие. Действовать надо неожиданно, а всем видом показывать замедленность в движениях, эдакую леность, это хорошо перед броском. Заодно я пытался понять что все-таки происходит? День - рабочий, стало быть если такие массы людей собрались, значит происходит нечто по настоящему устрашающее. Но что? Что это может быть? Украли президента? Так это не спецназ тут шарит - обычные люди, даже без оружия, я же вижу. Теперь волна голосов надвигалась и... обходила мой дом стороной. Никто не приблизился. Это меня и вовсе озадачило. То что у многих в руках всякие там лукошки, так я таких ходоков с апреля наблюдаю - по снегу бывает идут, грибы ищут. Сегодня рабочий день и вообще, СТОЛЬКО людей в одном месте просто не бывает. Так что лукошки можно выбросить на помойку - никого они в заблуждение не введут.
   Через некоторое время, поняв что таинственное нашествие таки не имеет ко мне отношение, я попробовал заниматься своими делами, уж не помню насколько успешно. А ближе к вечеру, когда от нашествия остались лишь некоторые, наверно самые рьяные, я из соображений разведки таки пошел с ними на контакт - на разговор то бишь. Добытые в этой операции сведения были максимально емкими и умещались в одну фразу - "Опята пошли".
   Ночью я уснул поздно - так и эдак пробовал на вкус фразу "опята пошли". День как ни крути выдающийся, достойный отметки в журнале. Но ТАКОМУ грандиозному нашествию никак не идет фраза "опята пошли". В журнале я написал - "Атака клонов", по аналогии с никогда не виденным мной фильмом, название которого почему-то именно сейчас всплыло в голове.
  
  Теперь "опята" шли каждый день. Не столь грандиозно, но... почти. Иной раз доходило до смешного.
  
  Сам я грибы не ем - было время, когда другой еды кроме грибов у меня практически не было, и я тогда отъелся их на несколько жизней вперед, теперь если раз в году и ем для порядка, без позывов к тошноте от одного их вида - это чуть ли не подвиг. С годами надеюсь это отторжение слегка утихнет (да и сейчас я иногда не прочь сварить суп из СУХИХ грибов), но любви к ним уже не будет никогда. Наверно так у каждого человека - однообразная пища будет отторгнута или вообще сожжет желудок. На своей родине - Камчатке - я знал людей, положивших свой желудок под нож хирурга вследствие употребления однообразной пищи - красной икры и рыбы. Иной раз у нас просто не было другой еды, даже обрезанный от плесени хлеб кончался. Вот и грибы я не собираю по той же причине. По крайней мере такие как опята.
   Да если бы и хотел мариновать на зиму, так кроме карманов мне их мариновать негде - на войне покамест живу, откуда тут быть многочисленным банкам для солений? Пара кружек хороших есть и то счастье!
  
  Ну вот и растут эти... опята чуть ли не из верстака моего. Срывать и швырять оземь тоже вроде не дело - столько людей вон охочи до них - хай берут себе на пользу тогда уж и эти.
   Идут таким макаром три девушки, тоже опята собирают. Ближе и ближе. Две из них к самому дому не идут, а одна все равно - глазами зыркает как лань, да ножичком все грибки метет. Ну я уж пообвыкся за эти дни к такой "массовке", делами своими на верстаке занимаюсь вполне плодотворно. Искоса глянул, да рукой махнул - вон дескать еще гора деликатесов. Да она уж без меня приметила эту кучу опят
  . - Я сорву?
  - Да, конечно. Я их все равно не собираю.
  - А Вы не маньяк? - тут же интересуется девушка, срезая у меня под носом грибы.
  - Вам так нравятся грибы, что готовы собирать их рядом с маньяком? - Спрашиваю я изо всех сил сдерживая смех.
  - А Вам не страшно одному в лесу?
  - Еще как страшно! Мне в магазин надо, хотя бы хлебом разжиться, а тут лес кишит народом...
  
  Когда через пару часов я осмелился отлучиться за хлебом, то у трассы увидел этих девушек - сидели с полными корзинами.
  - Мы если что покараулим - крикнули мне они.
  Хм, мудрая мысль.
  - Спасибо - ответил я и начал голосовать.
  
  
  Где-то ближе к 16 часам, в четверг, 3 сентября 2009 года, к моему жилищу подошел мужик. Я издали приметил его направление, но ничего опасного в его облике не усмотрел. И еще кажется узнал - прошлым летом, когда я был ближе к трассе и находился чаще на релейке у Лехи, я уже видел не раз этого человека, так же с любопытством кружащего вокруг. Видимо теперь, когда я на месте, у него наконец появилась возможность любопытство свое утешить.
   Подойдя ближе он вполне дружелюбно поздоровался, представился Юрием, живущим в ближнем поселке (километра 4 или даже меньше от меня) Красный Путь. Так и есть - второй год видит меня в лесу и вот любопытно ему - охотник я или турист какой. Мало помалу разговорились, я сварил кофейку, рассказал без утайки что никакой я не охотник и не отдыхающий турист, а будучи бездомным тут живу. Сам родился на Камчатке и бывший воспитанник школы-интерната. Юра оказывается тоже бывший детдомовский, а сейчас вот на пенсии, семья, дети и все как положено. В общем оказался нормальный мужик. Правда слишком уж ворчун, как мне показалось. Работает он нынче сутки через трое, а собирать грибы большой любитель...
  
  С того самого момента, этот человек стал частым гостем у меня и чуть ли не единственным на всю округу человеком, достойным уважения. Он ездил на машине - эдакая каракатица (ДЭО кажется) и сразу включился в мои заботы. Привез например два полуразобранных велосипеда (один из которых, будучи разрезан позже пополам, долгое время будет верно служить мне частью генератора энергии для зарядки мобильника и мелких нужд). Тащил все, что иной раз и не нужно. Бывало ругались даже, например вот по поводу использования в процессе приготовления пищи паяльной лампы. Привез он паяльную лампу - вот говорит, всяко лучше чем на костре, ежели газ для этой портативной плитки кончится. А я и работать с этой лампой не умел тогда.
  - Ну ее нафиг, буду я посуду свою сажей уродовать!
  - Какая сажа? От нее пламя чистое - доказывал Юра.
  В общем-то так и оказалось. Правда готовить я на пламени этого устройства таки не стал - больно яростное пламя, на его регулировку уйдет и куча приспособлений (для равномерного удаления посуды) и бензин зря только переводить. Хотя Юра нередко с работы бутыль (4 - 5 литров) бензина и привозил.
   Ясное дело рассказал я и какое собираюсь жилище на зиму делать, и что во избежание конденсата (как в этом моем шалаше), непроницаемый полиэтиленовый материал надо бы укладывать на материал впитывающий хоть немного влагу - типа простыней х/б. А сохранение тепла возможно лишь при наличии материалов типа войлока или ковров (которых теперь чуть не на каждой помойке навалом, но из-за их габаритов мне не по силам доставка их к дому). Помог Юра и с этим - тряпья прилично всякого понавез - от тех же ковров, до собственных заначек х/б материи из дома. Несколько раз я конечно и дома у него бывал.
  - Ты не говори что бездомный моей жене. Скажи что работаешь в охране - хоть на той же релейке своей (я конечно рассказал ему о всех своих знакомых).
  - Юра, меня добрая половина народа в лицо знает - я же езжу автостопом, с людьми говорю, бывает помочь чем прошу. Вон, по дороге шел, так человек издали признал, остановился - дом говорит покажи теперь! Ну нафига я буду чего-то сочинять о работе в некой охране, когда через одного меня знают? Твои ближайшие соседи возможно опознают, вот тебе и вся охрана! Я тебе чего, преступник какой, чтобы шифроваться?
  - Никто из моих соседей жене не доложит, даже если и опознает. Да и не опознает никто - уж слишком ты преувеличиваешь свою известность. Сказано тебе - говори что работаешь на релейке - так и говори. А то испугается что бездомного привел...
  
  Но вышло именно так, как говорил я. Причем вообще смешно. ПЕРВАЯ же соседка Юры меня и опознала.
  - О! Кажется мы знакомы - подвозили Вас как-то до поворота на Авиагородок, помните? Как Ваши дела вообще?...
   Через пару дней Юра сообщил что жена чуть не съела его, узнав что их частый гость никакой не приезжий работник охраны, а бездомный.
  
  Я в те дни уже собирал и обрабатывал бревна для постройки хижины на зиму. А с какой-нибудь бочкой для изготовления буржуйки обещал помочь Юра. Правда изначально я планировал сделать яму прямоугольного сечения и накрыть ее чугунной плитой (Юра среди прочего железного лома у себя, предложил на выбор и ее - стандартную плиту для кирпичной печки), а дымоход вывести на манер шахты - это было бы здорово. Но сначала сам дом.
  
  Числа 10-го я начал его сборку. Прямо вокруг шалаша - дескать когда закончу, шалаш внутри дома и разберу, кровать к стенке придвину и всех делов. Юра до самого конца не мог понять как это я буду ставить столбы, не вкапывая их должным образом? Как тогда будет держаться мое сооружение?
   Но в этих делах я специалист. Простая, и много раз опробованная геометрия. Главное - чтобы все было точно и симметрично. Основной инструмент - кусок обычной железной трубы, не менее 5 см внутренним диаметром, и не менее 25 см длиной. Одну ее кромку я остро затачиваю, а в торце другой сверлю сквозь обе стенки отвестие - для рычага из какого-нибудь продетого в это отверстие гвоздя. Этой вырубкой выдалбливаю в земле отверстия (с очень плотными краями выходят) под установку столбов. Вдарил несколько раз молотком по торцу - углубилась вырубка в землю, повертел за рычаг туда-сюда, вытащил, пробку земляную выбил, и снова вставил да еще несколько раз вдарил. За час первоклассные выемки для всех столбов готовы.
  
  Столбы уже обработаны (с одного торца отверстие под диаметр гвоздя и на половину его длинны высверлено, в данном случае гвозди у меня были 200-ые, другой торец столба на глубину вырубленного отверстия заточен будто пробка для ямки этой. Не просто топором, а с хорошей подгонкой рашпилем). Столбы эти тут же плотно загоняются в вырубленные отверстия. Но пока что они лишь сами себя держат, в ожидании стропил.
   Стропила тоже наготове - по одной линии высверлены отверстия для половины длинны гвоздя и в них - и гвозди для входа в каждый столб уже своими половинами в стропилах сидят. Наживляй только как конструктор. Теперь несколько огрызков досочек для поперечной связки столбов и крепкая конструкция готова - на ней смело плясать можно.
   Дальше степлер в зубы и обшивать. Но лучше конечно чтоб хоть сколько-то досочек, хоть самой дохлой фанерки было - тоже ведь связка, крепости всему строению много больше придает. Да и крыша ровнее будет.
  
  Быстрое в сборке, крепкое (добрый десяток лет такое может в лесу простоять, особенно когда столбы с землей неизбежно срастуться) светлое жилище делается за несколько дней.
  
  Дверь мне не из чего было сделать, так ковром и завесил. Но я знал, что в таком крохотном помещении, и ковер придется открывать, даже в самые лютые морозы - иначе от жара чуть ли не впритык расположенной буржуйки натурально сдохнешь.
  
  Глядя на дело рук своих я не мог нарадоваться. Юрка лишь успевал удивляться, да интересоваться характеристиками прочности.
  - Лось, если разбежится, сможет сломать?
  - Сможет. Но тут не тайга глухая, бродит один и только. К дому давно не подходит. Разбегаться не будет точно.
  - А ветер?
  - Ветер выдержит любой, вплоть до урагана - пока цела обшивка и все герметично.
  - Ну поехали железо выбирать для печки. А покамест обогревать можно паяльной лампой - греет она будь здоров!
  
  Однако матерчатая хижина тепло ДЕРЖАТЬ не будет. Никакая паяльная лампа ничего там толком не нагреет - только выключишь, через минуту будет холодно. Лишь ПОСТОЯННОЕ поддержание огня может обеспечить комфорт в таком жилище. Так что обогрев паяльной лампой я забраковал сразу.
  
  
  
  
  Дома у Юры плиты уже не оказалось - ее внезапно увез на Украину (на старенькой Оке)! другой его друг. Из всего остального железа, больше всего мне подошел эдакий овальный барабан - как оказалось конденсатор давления. Стенки тонкие - нагреваться будет быстро и ВЕСЬ жар огня отдавать в дом, объемный - несколько поленьев легко влезут. А то, что он овальный, я думал решить позже - например соорудить на трех его ножках, которые теперь станут рожками (наверху), некий подвес, куда можно будет ставить хотя бы чайник.
   Сказано-сделано, по моему проекту мы вырезали болгаркой окно и соорудили дверку, срезали весь верх - теперь он будет дном. Отверстие под трубу, там между этими тремя ножками-рожками имелось штатное. Все это тут же и отвезли ко мне домой.
   Последний штрих - трубы из жести для выпуска дыма - уже вроде как мелочь. Тем более какое-то бетонное колечко, подходящее для изоляции горячего дымохода от полиэтиленовых стенок хижины, у меня уже было.
  
  В воскресение, 27 сентября 2009 года, на месте шалаша вырос красавец домик. Уже и с печкой внутри. Жарь печку и живи в нем хоть в полярную зиму. Немыслимое для бездомного счастье. Безымянная высота посреди войны. И если блатных представителей власти, типа того участкового с помощником коробило от того что я по человечески живу хотя бы и в шалаше, то теперь их может наверно и вовсе наизнанку вывернуть?
   Но я об этом тогда почему-то не задумался. До начала угроз меж тем, оставалось три дня.
  
  
  То, что я - человек-кино, обсуждать бессмысленно. Другие варианты не были возможны в моей жизни, так что логика тут железная. Если человек в СЕМИЛЕТНЕМ возрасте остается совершенно один - это шокирующее "обстоятельство", и он просто обязан примкнуть к людям.
   Обычно в таких случаях и примыкают, чаще к весьма специфическим людям. Ну и жизнь вся естественно окрашивается тогда в специфические цвета - точнее цвет-то один, черный, лишь оттенки отлива разные.
   Но если оставшийся совершенно один семилетний ребенок вдруг настойчиво шарахается от услужливо-вездесущих специфических людей, и за отсутствием в подобных ситуациях других - вообще остается в полной изоляции от мира... - это и вовсе нонсенс. Причем понятно, что эти люди, будучи полны амбиций и всяких там псевдо правил и законов будут чрезвычайно оскорблены независимостью какого-то там... в любом практически возрасте.
  
  Бывали у нас в "школе" такие специфические - Мороз, Карась, Красный, Поляк... всех и не припомнить - кто учился несколькими классами старше, приходя по вечерам в младшие классы "удаль" свою показать да вином "апостолов" своих угостить.
   Поляк однажды потребовал присутствия всех, а когда все собрались, взял за шиворот кошку и ребром ладони нанес ей удар в область шеи. Видимо шея маленького животного сломалась - будучи брошенная на пол кошка будто под бесконечными разрядами тока дергалась, дергалась и дергалась, подскакивая в этих конвульсиях иногда на несколько сантиметров. Вот такой "удалью" они делились. Иные - типа Красного - откуда-то приходили вечерами к интернату - все с теми же проблемами.
  
  В общем, ни к кому не примкнувший семилетний, абсолютно одинокий ребенок - это практически труп. Более того, он словно наполовину Маугли - не будет знать как вообще надо жить. И лишь одно ему остается для познания тонкостей жизни - кино. Все. Больше ничего. Книги не в счет - тонкостей в них и не видно.
   Сегодня наверно наблюдающему было бы смешно видеть, как при просмотре добротного боевика я выискиваю возможность сфотографировать... элементы старинных дверных петель и засовов, обуви, элементы сверлильного станка дореволюционных времен и прочую механику. Но благо наблюдать и насмехаться некому - я давно один. А вот раньше - в детстве - кино было для меня настоящим учебником жизни. Где с одноклассниками, а чаще один, я ломал заднюю дверь кинотеатра, или применял чудеса изворотливости чтобы видеть. Видеть например раз за разом (22 раза кажется смотрел) как поднимается, восстает из дыма избитый "Танцор диско" и прочие подобные вещи. Я впитывал в себя это на каком-то клеточном уровне, и раз за разом оказывал все большее сопротивление тем кто избивал меня.
   Брюс Ли, Чак Норрис, мудрые звери и люди, люди боровшиеся за неимением силы интеллектом и/или оружием - все это было для меня чрезвычайно важно - шаг, взгляд, речь, философия, логика, рассуждения о добре и зле, о плохом и хорошем, смех или горе уместно и неуместно...
  
  Нет ни малейшего сомнения что остался в живых я благодаря в первую очередь - кино. Благодаря ему же я вовремя в школе взялся за оружие. И прошел еще много лет войны, хоть и израненный, но живой вышел и из "школы" и из "училища".
  
  Наука однобокая - чего-либо светлого со стороны я либо не видел, либо видел чрезвычайно редко. Вся жизнь свелась к науке о войне - что-то узнал, тут же и опробовал, внося коррективы. Уже тогда, следом и идут науки - от ботаники до баллистики, всюду понемногу, применительно только к одной стороне бытия.
  
  И вот на протяжении своей жизни я твердо уяснил несколько ключевых вещей. Одна из них о том, что противник - это некто из партии в шахматы или еще какой безобидной игры. Если же перед тобой непрошенный гость с оружием - это враг, и любые отношения с ним, сколь бы извилисты они ни были, должны вести к одному - абсолютной гарантии что возможности реванша у него не будет. Здесь идти надо до конца. Даже если в конечном счете, возможности реванша не станет у тебя.
  
  
  27 сентября 2009 года, воскресение. Время еще дообеденное. Юра сидит в моей новенькой хижине и смотрит как я разными скребками замазываю глиной низ печки. Труба уже закреплена и я делаю последнюю часть работы. Получается не то чтобы плохо, но не так красиво как мне бы хотелось. То скребок смочить не могу, глина комками отрывается и липнет к скребку... Откладываю инструменты, снтмаю перчатки и начинаю замазывать руками - получается лучше.
  - Ну наконец-то! Я все думаю долго ты еще чайной ложкой будешь мазать? - Восклицает Юра.
  Еще через несколько минут все закончено и выглядит вполне культурно. Если бы не странная форма печки, то можно подумать что промышленное изготовление.
   Иду мыть руки, ставлю кофе и мы отмечаем завершение работы. Через некоторое время Юра домой едет. Я остаюсь и зажигаю первый огонь в новом доме и новой печке. Сильнейший жар от сухих дров, выгоняет на улицу еще быстрее, чем резкий запах сгорающей эмали, которой этот стальной барабан был покрыт. Выскочив на улицу, я в недоумении размышляю о том, как же пользоваться этим, если на расстоянии сантиметров 10 от печки могут воспламениться брюки? Но вообще-то... что я, не смогу отрегулировать жар что-ли? Да элементарно! Тем более зимой наверняка не столь ядрено будет. Но по сути, от радости у меня то и дело дыхание перехватывает - впервые в моей жизни у меня на зиму МОЙ дом! По настоящему теплый, ни от чего не зависимый, тихий спокойный уютный и такой растакой прекрасный. О тесноте в такие минуты не вспомнишь.
  
  Позвонил Расул с Полигона.
  - Брат, здравствуй! Как дела? Будешь сегодя? Диски привезли новые - кина много теперь!
  Ни Расул, ни кто-либо из его земляков или друзей не знают места расположения моего дома. Я к ним хожу, а ко мне... не стоит. В конце концов, хоть и относятся они ко мне по дружески, но... Я сам по себе и тут без обид. На войне живу - рисковать права не имею. Да и хожу я к ним, не домой ведь, а на работу.
  - Привет Расул. Все нормально. Я позже заеду. Надо чего по пути? В магазине может? Все есть? Завидую. В общем через часок буду.
  
  С первой закладки вся эмаль не обгорела. Кидаю на верстак приготовленное зараннее сухое бревнышко и буквально с напевом в душе режу - закладки три-четыре выйдет. Сухие сгорают быстро, так что кинув трешку поленьев начинаю собираться на подаренном Юрой велосипеде. Кофе, сахар, перекусить чего - я всегда беру свое. Дело десятое ежели за столом будем Расула похлебку есть, но заведомо я объедать друга конечно не намерен, скорее свою лепту в общий стол внесу.
  
  Напитавшись неуемной радостью возле своего дома, я закинул еще пяток поленьев и поехал в гости к Расулу. Часа за три-четыре тут однозначно вся эмаль обгорит. Вернусь - оботру белесый пепел от эмали с печки и все, можно жить. Дальше уже всякие полки и иные способы размещения имущества в доме.
  
  О чем поговорить нам было - и как делаются системы обогрева жилища у них, и как это делаю я, и вообще о многом касающемся жилища. До кучи под кофеек и кино какое-то (вроде "Чистилище") посмотрели. В общем несколько часов, хоть и с трудом, с постоянными размышлениями о доме - все ли там прогорело и остался ли запах горящей эмали - прошли. Расул нагрузил дисками с фильмами, дескать оставайся уже до утра, вон еще сколько фильмов новых прибавилось. Но мне было невтерпеж - мыслями я все это время пребывал возле своего дома. Впервые я останусь в зиму на месте. Никакого рабства, никакого бродяжничества, я наконец буду нормально жить и каждый мой день будет в основном похож на предыдущий - это моя мечта. Всем всегда хочется чего-нибудь новое, всяких там перемен, а для меня самое важное чтобы перемен напротив не было, чтобы дни были одинаковы. Мне никто не позволил бы так жить в обществе. Но теперь все будет как надо. Теперь...
   В общем решили так - я сейчас поеду домой, приведу там все в порядок, оботру печку и вернусь. До утра уже останусь на полигоне.
  
  Начинались сумерки - еще какой-нибудь час и вообще стемнеет. Но мне хватит времени, а проехать до полигона я смогу и в темноте, под свет фар многочисленных машин.
   Когда идти оставалось метров 30 и дом уже был виден, первое что бросилось в глаза - задранный на крышу ковер, заменяющий мне дверь. В тревоге я ускорил движение, ворвался в дом с колотящимся сердцем, но при беглом осмотре не обнаружил пропаж чего-либо из имущества. Тревога не отпускала и я как зверь стал внимательно обходить свое жилище по периметру, потому и не сразу посмотрел на верстак.
   Когда буквально обнюхал каждый сантиметр дома, то подошел и к верстаку... Аккурат посредине верстака стоял отстрелянный патрон 12 калибра.
  
  
  ...Помирать - помирай, а огород сажай. Это выражение я бывало слышал от бабушки Прасковьи. И хоть организм мой почти не нуждается в пище растительного происхождения (авитаминоз мне точно не грозит), а стало быть и огород для меня лишь пустая трата времени, но дел по сути более чем достаточно при любом раскладе. Я занимался размещением в доме своих вещей - мастерил разные полочки и прочие приспособления - в тесном пространстве вещи лучше размещать в подвесном состоянии, и/или на полках.
   И каждую ночь с тревогой ожидал врагов, так демонстративно оставивших мне на обозрение отстрелянный патрон. Но пришли они не ночью, а ранним вечером.
  
  2 октября 2009 года, пятница. На улице соорудил маленький навес, куда должно складывать предметы в доме не нужные - заначки укрывного материала, трубки от кемпинга и прочее. Часов 16 вечера, еще многое можно успеть. Поблизости слышны шаги, хруст мелких веточек под чьими-то ногами - наверное грибники. За работой я не сразу обратил внимание на то, что шаги стихли вблизи моего жилища. Лишь только прислушался, как снаружи кто-то позвал.
  
  Сразу я увидел троих. У всех в руках оружие. Стоят, синхронно качают головами. Почему-то вспомнились игрушки в машинах многих, с кем я когда-либо ехал попутчиком - обычно это бывали собачки с совершенно отдельно от туловища, шарнирно закрепленными головами, всю дорогу от малейшего движения головы эти непрерывно раскачивались в разные стороны и с разной (в зависимости от движения) амплитудой.
  - Так ты тут обустроился уже?
  Мне на столь очевидные вопросы ответить было нечего, кроме того я подозревал что это не все участники. И действительно, из лесу выбежали собаки и были слышны еще шаги не одного человека. Как оказалось - двоих, они подошли с другой стороны. В руках так же были ружья. Собаки попусту не лаяли, не бросались, никакой агрессии не проявляли. Но кольцо вокруг меня замкнулось и я снова был безоружным, окруженным множеством вооруженных.
  
  Долго вокруг да около они ходить не стали, выяснив что я не беглый преступник, мне предъявили ультиматум. Варианта предложили два:
  Вариант 1 - Я перебираюсь в качестве бесплатного сторожа в их вагончик, расположенный чуть более километра в сторону и чуть глубже в лесу. А мой дом будет уничтожен моими же руками;
  Вариант 2 - В ближайшие дни дом мой будет сожжен. Возможно вместе со мной. Нет-нет, не их руками, просто неожиданно объявятся хулиганы, как это часто в нынешние времена бывает.
   А к вагончику можно прямо сейчас пройти. Вагончик конечно старый, не ухоженный. Но печка в нем не в пример моей - промышленного производства. Вагончик используется ими для посиделок под водочку. И всякий раз они приехав на свои посиделки, могут быстро наготовить дров - у всех есть бензопилы - тоже ведь подспорье мне будет, не то что тут я вручную их бы пилил. Электричества в вагончике, как и в моей хижине конечно нет. У них-то имеются бензиновые генераторы, которые они иной раз берут с собой на посиделки - на машинах ведь все.
  
  Старшим у них был Герман. Именно он мне от имени их сообщества все объяснял. И тонкости ультиматума, и то что я пребываю в принадлежащем им лесу - их охотничих угодьях, и что наслышаны они от людей будто поселилась в лесу группа черных с огромной злой собакой на всех кидающейся и давно искали это поселение - вот и нашли наконец. Много и буднично рассказывал мне Герман, пока шли мы краем поля (или луга) к их вагончику.
  
  Сам я понимаю, что если бы где-то оставался в живых человек, у которого я отнял семью или дом, это означало бы лишь одно - конец безопасной жизни. Ибо дом, семья - это святые вещи, за которые мстить будет любой. А в отличие от любого, бездомный будет сражаться не за наживу, а за саму жизнь - максимально жестоко изворотливо и беспощадно.
   Но они думать не желали. Или настолько привыкли к безнаказанности, что думать о возмездии уже не умели. Столь же по деловому буднично Герман продолжал:
  - Ты на велосипеде ездишь. Проезжал там, на краю поля пятистенок видел? Тоже какие-то построили. А мы их выжили оттуда. Тут все наше. И с милицией мы очень даже близко знакомы.
   Рассказывать такое человеку у которого отнимаешь последнее - надо быть абсолютным идиотом.
  
  Вагончик оказался ужасающе ветхим. Накрененный пол весь в дырах, вместо одного окна на полстены - голая решетка, другие окна от крена лопнули и даже по периметрам рам зияли сплошными щелями в которые проходил мой мобильник, печка и вовсе банная - с двойной стенкой, из-за чего весь жар будет направлять вверх, туда где на двух углублениях должны находиться какие-нибудь камни. Но если снять с печки наружный жестяной кожух не составит труда - сделав ее нормальной, отдающей тепло во все стороны, то практически отстроить изнутри весь этот горе-вагончик мне однозначно не из чего. Но на войне выбора не бывает.
  - Да, старенький вагончик - говорит Герман - заниматься его ремонтом некому, большую часть времени все на работе. Даже когда и собираемся тут, то не более чем на несколько часов.
  - Понятно - отвечаю я - ну, я подумаю о вашем "предложении"?
  - Да, подумай. Недолго. И не забудь все что мы тебе сказали!
   На этом мы на сегодня и расстались. Конечно я и Юре позвонил. Юра ведь знает их, кто где живет - а мне сейчас большего не сделать - прав тот, у кого оружие. И никакие знания законов тут роли не играют - я безоружен сейчас, и этим ВСЕ сказано.
  
  Когда-то мне казалось, что охотник - это лесной романтик-бродяга, которого поневоле будешь уважать. 2 октября 2009 года я навсегда и окончательно осознал истинное положение вещей. Сюда можно добавить очень и очень многое - "людей" идущих убивать безоружного зверя ради забавы, так называемых "спортсменов"-охотников, Андрюха в Мочилах, по детски весело разглядывающий и всем показывающий снятую на мобильник мучительную смерть лося...
   Охотник - это враг. И если домом тебе стал лес, то охотник - главный враг. И сегодня я твердо знаю, что наравне со зверями, в любой момент встану на защиту своего дома. Правда в отличие от безоружных зверей, не факт что в тот момент безоружным окажусь и я.
  
  Впервые я видел друга столь убедительным.
  - Да брось ты голову себе ломать! Больше не придут, точно тебе говорю. Так, видимо по пьяной лавочке наговорили, сами толком не понимая чего. Я узнаю кто там сейчас у них заправляет. Поговорю. Так что спокойно живи себе и не заморачивайся.
  
  Однако, чтобы знать жизнь, надо пережить ВСЕ что пережил я - никаких легкомысленных слов в такой ситуации быть не может. А Юра... возможно зная меня, он понял и чем это может обернуться. Вот и "отскочил" в сторону. Его тут не в чем упрекать - дом, семья, нормальная жизнь...
  
  
  - Это что за беспредел? - спросил в один из следующих дней Расул - Я в Чечне воевал, на раз еще много однополчан подтянутся, ты лишь скажи и мы их тут уроем, морды всем расшибем...
  - А дальше что? - спрашиваю я - Нет брат, за поддержку тебе спасибо, но я сам должен все сделать. И не морды, а окончательно - угрожают моей жизни...
  
  
  Часов в 16 в понедельник, 19 октября, когда они пришли снова, в гостях у меня был Юра. Их вышел встретить я сам. Все снова с оружием в руках, и спокойными собаками. О нахождении внутри Юры они покамест не догадывались. Юра тоже никак о себе им знать не дал и "затихарившись" в хижине весь разговор слышал. За все время разговора никто не зашел внутрь дома. Состав сегодня был другим - двоих с прошлого раза не было, но прибавился эдакий "боров" в очках, которого более мелкий его напарник Ваня звал Серегой. Этот Серега единственный сегодня подошел вплотную к дому, обойдя его по периметру - внутрь не вошел, но Юре "засветился" достаточно.
  - Ну ты видимо так ничего и не понял? - спросил Ваня - Тогда у тебя времени 24 часа - после этого, к тебе придут другие люди и живым ты отсюда уже не выйдешь. Все, пошли Серега - отозвал "борова" Ваня.
  
  Мне бы сейчас спать ложиться - отсыпаться, к бою готовиться... но нервы сон гнали. Какое-то время молча пили кофе. В чем-либо убеждать Юра меня уже не брался - слишком все очевидно.
  - Я знаю - говорит Юра - кто этот "боров". И второго по голосу узнал. Я поговорю...
  О чем с ними говорить я не понимал, но и возражать не стал - незачем. Кому говорить, а мне должно мыться, да в чистое одеваться, оружие готовить да место предстоящих действий. На том и расстались.
  
  Юра позвонил часов в 10 утра следующего дня. Сказал чтобы я никуда не уходил, ждал его - он сейчас подъедет. А когда приехал, стал убеждать что выхода у меня нет, что надо перебираться покамест в их дырявый вагончик, что с питанием ежели чего мне помогать будет и он и они, и дров они обеспечат мне там хоть вагон и вообще...
   Когда мы подъехали к отделению Сбербанка России в поселке Красный Путь, где работал Ваня, тот встретил нас сияющей улыбкой, всем видом показывая некое огромное облегчение вручил мне ключи от вагончика, всю дорогу уверял меня снова и снова об обеспечении дровами и питанием, в общем вел себя как лучший друг.
   Единственное о чем я сейчас молил провидение - чтобы не заметил он лютую ненависть в моих, будто растерянных глазах.
  
  
  Так и началась одна из самых жестоких для меня зим. Сравнить можно лишь с тем побегом, когда в 12-ти летнем возрасте я вынужден был бежать от побоев в школе - в лес. Тогда я более чем серьезно обморозил кисти рук и чуть было не лишился их. Но в этот раз мне предстояло выжить. Возможно силами меня питала ненависть.
  
  
  20 октября 2009 года.
  - Юра, так что же будет с МОИМ домом?
  - Его тебе придется снести.
  
  
  То что в этом дырявом вагоне мне наверняка конец, в общем-то ясно, но постараться выжить надо. И первое что я сделал - срезал полиэтилен с одной из стен собственного дома. Для того, чтобы закрыть им голое окно в вагончике.
   Ну вот я и начал своими руками собственное дитя - дом - убивать, а? Однако рушить свой дом я не стал - рука не поднялась. Только и молил, чтобы быстрее все закрыл снег. А снег все не шел.
  
  Собственно голое окно находилось в условно-отдельном помещении этого вагончика, даже кривая дверка была, чем я и решил воспользоваться - полностью перекрыть эту крохотную комнатку и спать там, зарывшись во все что только можно с головой. Должно получиться. Печка находилась в другом - общем - помещении, где были еще два окна, перекошенные и с лопнувшими стеклами. Заделать в них щели по хорошему не получиться - нечем - но хоть как-то попробую.
   Снять с печки жестяной кожух я тоже не сразу догадался - лишь когда стал замерзать. А то, что топить буржуйку лучше всего сырыми (свежесрезанными) дровами, я вообще впервые узнал. Ваня мудрой мыслью поделился. И некоторое время мне пришлось привыкать к этим разрывам фаз - при закладке сырых дров тепло резко падает, через время (в зависимости от толщины заложенных поленьев) поленья наконец воспламеняются и тепло начинает расти снова. Приноровился, стал интуитивно сортировать заготовленные дрова, комбинировать и производить многие несложные хитрости, в том числе при самой закладке - и разрыв в фазах снизил до минимума.
  
  На переноску из дома множества необходимого имущества, на обустройство в этом вагончике, вперемешку с выездами (ездить тоже приходилось далеко - в Электросталь) для добычи пропитания, ушел почти месяц. Часто время уходило на поиски материалов для условного утепления вагончика - Юра тут уже ничем помочь не мог, да и до трассы теперь было чуть ли не 2 километра. Ну а они конечно же не давали мне абсолютно ничего, ни единого лоскута. Из своего последнего полиэтилена я соорудил на улице небольшой навес, куда вынес всякий многочисленный хлам из вагончика.
   Они иногда приезжали. Когда я полиэтиленом и шнуром, с помощью степлера аккуратно заделывал проем голого окна, рядом стоял приехавший Герман. Улыбался чему-то. Я старался скрывать свои мысли, но наверно не очень успешно. А все мои мысли только из одной и состояли - "Смейся. Тебе недолго осталось. По весне уже не ты ко мне, а я приду в твой дом. Вот тогда вместе и посмеемся!"
  
  Иногда я безбожно ругал себя. "Чего ты вытворяешь? Зачем раньше времени раскрыться рискуешь? Ты должен полного дурака разыгрывать, веселить их, собрать их здесь всех вместе, приучить собираться здесь всей толпой и только тогда, в десятый, сотый сбор нанести удар! А ты зыркаешь и скалишься в неестественных приветствиях!" Но по сути я не мог унять ненависть. Просто не мог. Я надеялся, что они со своими рефлексами безнаказанности и без моих клоунад будут тут собираться и пьянствовать. Надеялся что человека ушедшего в лес, априори дураком беспомощным считают и что-либо замечать не подумают, а если и заметят, то не поймут - мало ли как смотрит и разговаривает дурачок-отшельник.
  
  Одна беда не ходит - это всем известно. И в конце месяца... начал сбоить мобильник. Это конец - не станет ни книг, ни календаря, ни музыки даже, ни многих других чрезвычайно нужных вещей. 20 ноября он просто прекратил заряжаться. Тогда я вытащил аккумулятор и попробовал зарядить его отдельно от мобильника - сначала посредством связки пальчиковых батареек, потом изготовил из "зарядки-лягушки" прямой переход энергии в аккумулятор и подключил к стандартному зарядному устройству от все тех же пальчиковых батареек - все получалось, даже аккумулятор как будто полнее заряжаться стал.
   Однако с каждой такой зарядкой аккумулятор явно умирал - разрядившись до половины, после начинал разряжаться очень стремительно. Потом стремительное падение емкости начало проявляться после трети разрядки.
  
  За сохранение жизни этому маленькому, чрезвычайно нужному мне устройству я сражался отчаянно. Понимая что из этого вот, по сути плена, я не смогу часто ездить и возможность заряжаться от батареек очень скоро исчезнет, я затащил в вагончик велосипед, снял его заднее крыло, ориентируясь на наклон пола (крен вагончика) установил велосипед колесами вверх, снял с заднего колеса шину и камеру, натянул на обод тонкую резинку и завязал ее узелком, превратив в ремень передачи.
   Разобрал давно запасенную автомобильную зарядку для Siemens (их я по причине дешевизны - 10 рублей - набрал однажды в "Связном" 5 штук), а внутренности закрепил на деревянной основе, вырезанной из какого-то здешнего хлама. Прелесть этих зарядок такая же, как и во всем помеченном словом Siemens - выравнивание 12-вольтового разбега напряжения - от 12 до 24 вольт - преобразуется в УСТОЙЧИВОЕ (5 - 6 вольт) напряжение для зарядки мобильника. Всю конструкцию скрепил своим излюбленным способом - нитками и пропитавшим их клеем.
  
  
  
  Я все время бился за электроэнергию. И если не было времени или средств заниматься изготовлением приспособлений, то детали для них собирал и накапливал постоянно - моему складу наверняка позавидовал бы и Плюшкин. И теперь из своего хлама я выбрал микро-моторчик с давно насаженным на него крохотным шкивом. Он мог с рывка за намотанный на него шнурок выдавать то 17, то 21 вольт. Так же прикрепил его к деревянной основе, вырезанной все из того же здешнего хлама...
   Придавив руль велосипеда какими-то тяжестями для устойчивости, закрепив шурупами деревяшку с микро-мотором прямо к полу, натянув на шкив микро-мотора резинку-ремень с вело-колеса и подключив через провода к моторчику переделанную автомобильную зарядку, а к ней переделанную "лягушку" с вставленным в нее аккумулятором, я крутанул рукой педаль...
   Приветливо мигнувший огонек индикатора недвусмысленно сообщил что зарядка пошла. И сейчас прикидываться дураком мне наверняка не надо было - от счастья я натурально одурел. Буквально отплясывал эдакую ката без татами, чуть не разбив кулаками дверной косяк... "Ты только не умирай родной. Работай, не останавливайся. Крутить педали целый час? Да я хоть целые сутки напролет их готов крутить, только живи...". В общем чего я только не бормотал, наверно даже моего плюшевого мишку рассмешил - чего-то как-то странно выглядит "выражение его мордочки"... может от сырости деформировало? или правда смеется?
  
  Эти вот 5 - 6 вольт (17 - 20 напрямую от моторчика) - это теперь целый мир для меня. Свет в доме, бритва, книги, радио, "тетрадь с ручкой", музыка, журнал и дневник, учебники по любым наукам,... можно перечислять до бесконечности. Я победил. Абсолютно победил. Периодически разгонять вращение колеса в течение часа или полутора - для такого упертого как я вообще ничто, отдых, посиделки с кофе на стульчике под светильником. И больше не нужно тратить колоссальные для меня средства на батарейки. Это гигантская победа, даже слова для полного описания не подобрать.
  
  
  9 декабря. Еще нет сильных морозов и в вагончике относительно тепло от этой печки. И в этот день я снова поехал в Электросталь. Обычно несколько раз будешь голосовать - многие сворачивают в свою сторону, а ты выходишь, благодаришь и снова голосуешь. И для столь дальних поездок лучше выезжать пораньше. Так я и сделал.
   В этот день мне повезло - человек ехал в сторону Рязани и стало быть я одним "скачком" доберусь аж до Бронниц. О том о сем конечно беседовали в пути, само собой и о себе я сказал, кто я, куда и зачем еду, как вообще живу. В общем обычное дело. Когда в Бронницах прощались, парень сказал мне не спешить, нечто полезное дескать хочет отдать. Открыл багажник, вытащил оттуда довольно грязные штаны от рабочей спецовки, из кармана этих штанов вытащил маленькую коробочку в каких продаются ювелирные украшения и протянул ее мне.
  - Смотри не продешеви и не нарвись на жуликов. Это золото и сапфиры. Так, осталось не по делу. Тебе пригодится.
   На том и простились. Я был в недоумении - золото вообще-то должно быть желтым, а это как хром выглядит, наверно простая безделушка. Да и не отдают обычно столь дорогие вещи - набор из перстенька и двух сережек. Может он сам не знает точно что это? Но какой ему смысл так шутить? Может в коробочке жучек какой? Так коробочку я по любому выброшу - хочешь спрятаться, встань на самое видное место, и лучше чем на собственном мизинце мне кольцо не спрятать.
  
  Лады, не в тайге покамест - проверить недолго, вокруг цивилизация с плодящимися как тараканы банками да ювелирными салонами. Втащив перстенек, камнем внутрь ладони, на мизинец левой руки, и свободно будто так и надо положив в нагрудный карман рядом с ручкой серьги, я двинулся искать ювелирный салон.
   Нашел (сейчас точно не помню - в самих Бронницах или где-то недалеко от них?), все так и есть - белое золото и сапфиры.
  - День добрый. У меня небольшая проблема - я вот работал в одном месте, а работодатели уезжают и вот рассчитались таким образом. А я совсем ничего в этом не смыслю и подумал что смогу спросить совета у Вас. Не поможете?
  - Ну хорошо, дайте взглянуть?... Все в порядке - это действительно золото. Насчет камней не знаю, но вон там работает мастерская и возможно мастер лучше в этом разбирается.
  - Огромное Вам спасибо. Сами-то купить не желаете? Я по сути не торгаш, и дорого уж точно не попрошу. Вообще не знаю что сколько стоит. По сути из спортивного интереса знать бы и хотел - конкретно мне их отдали взамен 5 000 рублей. Порядка 15 - 18 тысяч стоит? Забавно. Могу за много меньше отдать, не желаете? Ну ладно, еще раз спасибо Вам. Счастливо.
   Мастер признал камни настоящими и денег за консультацию не спросил. А экспресс-лекцию о сортах сапфиров я не запомнил...
  
  Вышел на улицу и планы мгновенно скорректировал - к черту Электросталь, еду в Москву к перекупщикам. "Храни Господь тебя попутчик! Более своевременно так помочь и придумать невозможно. Где бы ты теперь ни был, надеюсь что сам Бог однажды поможет и тебе, а уж я со своим упорядоченным журналом запомню это навсегда и всякий раз тебе удачи пожелаю. Слово скитальца говорят многое значит, а сказанное от сердца тем более".
  
  Я не смог дорого продать эти украшения, но мне хватило на колоссально многое - учитывая мое положение.
  - Мы можем дать такую-то цену, но для оформления нужен Ваш паспорт.
  - Серьезно? В гости ко мне желаете приехать? Ничего кроме товара не будет. Мне Ваш паспорт тоже не нужен. Только оплата за товар. Итак да или нет? Вы не единственные на свете...
   Я обошел с десяток торговцев. Последний очень долго думал. Так долго, что уйдя с кольцом "для проверки", с полчаса ждал моих, очевидно по его мнению панических действий, при внезапном появлении в его забегаловке - сразу после его ухода - сотрудников милиции, начавших исподволь наблюдать за мной.
   Все это время я "угощался" кофе из автомата, беспечно шатался разглядывая все вокруг и ни на грош не проявлял признаков паники или хотя бы смущения, как и явно наигранного спокойствия. В конце концов торгаш сдался и вернулся, а сотрудники милиции соответственно тут же "испарились".
  
  Вернулся я в темноте, на общественном транспорте. А через пару дней - 12 декабря - Юра отвез меня в Авиагородок, где я купил это самое "колоссально многое" - спальник метровой ширины (чтобы в него залазить заведомо укутанным чуть ли не в броню из одеял), зимнюю куртку (и то и другое до сих пор - сейчас май 2012 - служит мне) и немного супов-концентратов, немного кофе и сигарет.
   Аккурат 13 декабря, будто только того и ждали - надолго вдарили серьезные морозы и для меня начался ад.
  
  До кучи я упорно содержал, постоянно очищая от снега почти двухкилометровую тропу - от вагончика в поле, через все поле в лесок, через лесок до самой трассы. Я защищал ее словно стратегический объект, срезая лопатой при каждой проходке торчащие из под снега сухие растения и побеги деревьев.
  
  Заготавливать дрова стало чрезвычайно трудно. Естественно, все как всегда свелось к одному и тому же - отсутствию возможности спать. Спать приходилось урывками по 2 - 2,5 часа. Но организм слаб стремительно и бывало так, что четыре будильника одновременно не могли разбудить меня для очередной закладки дров. Тогда проявлялись малопонятные мне чудеса - вместо "окончательного усыпания" я чуть ли не каменный от холода, мало уже что чувствуя просыпался. Если бы кто-то тогда сказал мне, что все это сон, у меня не было бы ни малейших оснований в этом усомниться. Ибо проснувшись так вот, где-то на середине между жизнью и смертью, я почти ничего не соображал, не чувствовал и чрезвычайно плохо видел. Светильник с новыми батарейками казался мне далеким и донельзя тусклым. И если я светил себе прямо в глаза фонариком из относительно теплого кармана, то свет тоже был для меня странным, не то тусклым, не то ярким, а главное казалось будто фонарик от меня метров на пять удален. И такие пробуждения начались чуть ли не через день. Я тогда почти не понимал зачем поднялся, негнущимися руками механически заново разжигал давно остывшую печку, ждал и закладывал дрова и ни о чем не размышлял - было ни хорошо ни плохо и "спокойно" как в вакууме или в космосе. Бывало в процессе приходил в себя, а бывало так и плавал "в космосе" до внутреннего "приказа" идти обратно.
  
  Днем я оживал, ноги-руки начинали относительно нормально сгибаться, но ползая по сугробам по пояс, за дровами и бревнами, скоро перемещался в эту "сумеречную" зону посреди бела дня. А несмотря на это, принесенные бревна надо было пилить, кажется бесконечно пилить, и еще... еще надо было обязательно, хоть кровь из носу заряжать мобильник. Зачем мобильник? - я уже не всегда мог вспомнить и соответственно объяснить себе. НАДО и точка.
   Вот так, почти ежедневно замерзая я незаметно и пережил смену года.
  
  
  Утром 1 января 2010 года я как всегда отогрев на своем теле баллончик газа, снова вставил его в плитку и пока закипала вода в ковшике, пытался согреться прижавшись вплотную к дурацкой банной печке. Когда же употребил утренний кофе, схватил инструмент и начал разбирать кожух печки. Части кожуха вынес на улицу и заметил что печка заработала лучше, не намного, но чувствительно.
   В эту ночь я вставал почти как положено и тление в печке так и не потухло. Но хотя теперь печка отдавала тепло не только вверх, но и в стороны, толку от этого было мало - холодно было зверски и тот же газ пришлось все так же отогревать теплом собственного тела. Разве что слой льда на стоящей на столе воде стал немного меньше.
  
  Веревки - это самая нужная вещь. Обмотав ими как можно большую охапку дров и сухой растопки, после 14 часов, зарядив мобильник и взяв на плечи эту вязанку дров, а в карман таблетку сухого горючего я попер по свежим сугробам. К своему дому. И это стало моим самым разумным действием, позволившим мне остаться в живых.
  
  Полуметровый слой снега на крыше моего дома смотрелся как-то готически. Еще более экзотично выглядел маленький навес из тонких прутков и натянутой на них пленкой - пленка под таким же слоем снега - подушкой выглядевшей больше самого навеса - провисла чуть не до земли, но так и не прорвалась. Но мне было не до экзотики - печку надо разжечь...
   Первая закладка - сухой тонкой растопки... Пока дело дошло до закладки самих дров, сырых березовых поленьев и веток, хижина буквально наполнилась теплом и запахом застоялой плесени. Но главное теплом, плотным мощным теплом. Сырые дрова почти ничего не изменили, и впервые за много дней я стащил с вмиг заболевшего тела куртку. Заполз на свою высокую кровать и замер. Ни радости, ни облегчения, лишь какая-то пустота и буквально впитывание тепла.
  
  Кажется я засыпал и просыпался несколько раз. Хижина остывала быстро, а нагревалась еще быстрее. Ни разу я не упустил время закладки, а ночью, совершенно выспавшись был вынужден из-за жара наполовину задрать ковер-дверь, закрепив край какими-то булавками или "крокодилами" (металлические зубастые прищепки для работы с электричеством). Как-то странно получалось - на улице мороз сильный, а в хижине, на расстоянии полуметра от земли жара, только на земляном полу холод.
   Стали ясны две вещи - теперь я точно смогу выжить, но теперь я должен умудриться скрыть свое посещение собственного дома...
  
  Есть захотелось зверски, дрова кончались - уже не хватило бы и на одну закладку. Я решил сначала нарезать дров - несколько бревнышек у меня тут было запасено, - а после топать окружным путем в вагончик за едой. Так и сделал. И с этого дня я исправно поддерживал тропу от вагончика к трассе, днем топил в нем печку и заряжал мобильник, оттуда выезжал на свои хождения по городам, но крайне редко там ночевал. В "космосе" я больше не был и здоровье потихоньку выравнивалось.
   Единственное что меня подводило - руки. Руки иногда долго не хотели как положено работать, сжимали фантомную рукоять ножовки даже тогда, когда я давно закончил пилить дрова. Иногда меня это пугало - не может спазм длиться часами - но по сути выбора у меня не было. Грел подмышками, разминал, а после все равно ведь приходилось брать ножовку и пилить, пилить, пилить дрова до бесконечности.
  
  
  4 января. Часов в 10 утра в этот ледяной вагончик приехал Ваня. Юра сюда проехать на своей Дэо никак не мог, а у Вани хоть и растет трава прямо в капоте древней Нивы, но вот запросто проходит. Вообще Ваня клоун еще тот! Я как-то невзначай высказал что искал их и вот спрашивал у человека сидящего с удочкой на ближнем пруду, а тот меня сразу признал как того самого лешего что в лесу живет. Ваня тогда аж взорвался:
  - Как? Кто сидел с удочкой? На каком пруду? На этом? Во наглецы! Я же предлагал много месяцев всем - сброситься и купить сюда мальков! Никто не стал сбрасываться! А теперь, когда я на свои кровные купил и запустил в пруд мальков, тут будут с удочками всякие сидеть?!
   Думаю было бы бессмысленно объяснять, что ЕГО пруд, куда ему следует на правах собственности запускать мальков, может находиться только на территории его дома или иной СОБСТВЕННОСТИ. А если человек, как это обычно бывает ради душевного отдыха сидит на общедоступной территории на пруду, то НИКТО не вправе что-либо ему указывать. Зачем эти объяснения? На законы им все равно плевать. Объясняться будем по весне и со всеми сразу. И не забавными анекдотами о правах.
   Помню я не удивился, когда Юра сказал мне что вся эта банда практически из других государств. Участковый, который собирался сжечь мой дом - татарин, "боров" Серега - тоже, Ваня - хохол... Полагаю что Герман, не иначе как Герр какой-нибудь? Герр Шульц наверно. Класс! Из меня нацист никакой, друзей вот немало типа Расула, но слова "Россия - для Русских" почему-то захотелось выкрикнуть каждому из этих "охотников".
  
  Ваня приехал явно пьяный и веселый. А я как обычно все не мог разогнать печку для достижения хоть какого-то тепла, чтобы начать зарядку мобильника. Я вспомнил что у людей сейчас праздники.
  - Витек! Привет! Как тебе тут живется? Отдыхаешь смотрю?
  Глядя на это пьяное рыло, на свои неразгибающиеся руки... волна ярости захлестнула меня.
  - Вано! Салют! Все веселья ищешь? - говорил я приближаясь к Ване - Ждешь когда я буду веселить тебя, а? Запросто! Хочешь станцую? Я могу, честно - рукопашник бывший, старый теперь правда, но для друга расстараюсь! Вот смотри...
   Смотреть Ваня не стал. Спортивным шагом пошел к своей Ниве, сказал что все сообщит сегодня же Юрию и пусть он со мной разбирается.
  - Вань, Юра-то тут при чем? Юра мне зла не делал. И дом мой ваша гоп-компания у меня отняла, а не Юра...
  Но говорил я по сути в пустоту - Ваня уже ехал.
  
  - И чего? - спросил я себя - Все? Не хватило терпения? Теперь вся банда припрется.
  - Вся банда тут и ляжет вповалку. - ответил я себе и продолжил свои дела. Заодно на всякий случай приготовил какое было холодное оружие, вплоть до вил "лосиных". Решил что первого кто из них в течение ближайшего времени с разборками сунется, убью на месте. Вагончик хоть и древний, но не в пример моей хижине толще - не всякую пулю пропустит, разве что на излете.
   Никто с разборками не пришел. Ни в этот день, ни в последующие пару недель. А дальше обстоятельства, в лице малознакомого, но явно порядочного человека, позволили мне уехать на месяц в одну из деревень Тверской области. Вроде как за символическую плату помогать покуда старикам по хозяйству.
  
  В той деревне нервы мне пожалуй чуток отпустило. Сейчас не вспомню название той деревни. Вот только запись в журнале и осталась - "25.01.2010 пн. - В Тверскую обл.". Да это и не удивительно, при том нервном напряжении.
  
  
  
  22 февраля 2010 как и обещал, Алексей (так звали этого человека) вывез меня обратно. Правда "десантироваться" со всем своим барахлом мне пришлось в кромешную тьму ночи в огромные сугробы - снегу навалило чрезвычайно много. Пробраться 2 километра по полю я явно не смогу и... я решил попробовать пробраться 200 метров - до релейки, где как я знал сейчас дежурит Ефимыч.
  
  Ефимыч терпел форменное бедствие - скинув постель на пол, готовился заползать спать куда-то под стол. Хотя во многих местах, в том числе и в районе стола тоже были лужицы воды. Человеку пожилому необходимо много тепла и в вагончике Ефимыча было почти жарко от мощного электро-обогревателя. И снег на крыше конечно быстро таял. Вот только крыша этого вагончика была вся дырявая и талая вода приличными потоками во многих местах (в том числе и на кровать Ефимыча) лилась внутрь вагончика. При виде этой сюрреалистической картины локального потопа мне даже как-то истерически смешно стало - вот так "десант", сплошная понимаешь "разруха-голод".
  - Ты чего Ефимыч, там спать собираешься?
  - А чего ты ржешь? Мне что делать остается? Уродам этим сколько раз говорили что крыша протекает? Никто ничего не сделал - всем на все плевать.
  - Ефимыч, не умирай, немцев не пропустим, сейчас все сделаем...
  Я змеей метнулся на крышу, куда Ефимыч ясное дело не мог забраться, и минут за 20 полностью ее от снега очистил. А так как снег прекратился, то я там даже вымел метлой и малейшие остатки талой воды. В общем бедствие таким образом прекратилось тут же. Только тогда я и смог начать пробираться по своим сдедам обратно к трассе, где в сугробах оставались мои сумки.
   Ну вот и вернулся.
  
  Рано утром я осматривал с трассы подходы - к своему дому и к вагончику - ни в одно из этих мест пробраться не реально и столько снега мне не вычистить. От тропинок не осталось и намека, везде были бескрайние барханы-сугробы. Можно конечно, дня четыре подряд усердно махать лопатой и пробить два километра этой пустыни, но... покамест вроде можно пересидеть у Ефимыча. Он тут как бессменный постовой месяцами-годами дежурит и его не особо проверяют уже - привыкли что все тут в порядке. Да и ему самому мое присутствие удобно - по крайней мере не заметет однозначно. Ну и ладно, дел и при этом раскладе навалом - не тут, так от релейки до трассы тропу пробивать надо - Ефимыч метровый слой снега не снимет, а доставка чего-либо (вода, продукты) не сможет проехать до него. А каждый день понемногу буду пробивать дорогу к вагону через поле.
   У Ефимыча я ночевал недели две. То выезжал на хождения свои - не Ефимыча же мне объедать, то по иным причинам не оставалось времени пробивать тропы. Так время и неслось.
  
  
  16 марта 2010 произошло знаменательное событие - у меня появилась солнечная батарея. Старая - 1984 года - наполовину "выгоревшая" и соответственно ток от такой уже весьма низкий (что удивительно - напряжение остается неизменным). И все же это прекрасное подспорье.
   Человек, что подвез меня, в процессе беседы предложил заехать к нему на дачу (где-то в районе Красного Пути), где у него давно без дела пылиться старая советская небольшая панелька - дескать раньше использовалась, а теперь вот лежит в сарае. Конечно я за это ухватился. Солнечные БЕЗОБЛАЧНЫЕ (при малейшем облачке, напряжение от такого источника энергии мало изменяется, но сила тока резко падает чуть ли не до нуля и солнечная батарея становится абсолютно бесполезной) часы хоть и не всегда бывают, но все же иногда это может принести серьезную экономию времени (на ручную зарядку) или средств (на батарейки). Ведь даже бритва работает у меня от 9 вольт, и как от велосипеда, так и от этой панельки она заработала при ярком солнце. Электричество - это жизнь!
  
  Самое яркое солнце в эти дни середины марта, позволяло этой старой панельке вырабатывать ток, силой порядка 0,4 ампера. Значит летом будет до полутора раз сильнее. Напряжение почти не зависит от яркости освещения, что в пасмурный день, что при ярком солнце оно от 17 до 21 вольта. Практически идеально подошло для моей переделанной автомобильной зарядки.
  
  
  
  Так как в эти дни солнце стояло яркое, то всю систему зарядки я в неизменном виде (переделанная автомобильная зарядка, переделанная "лягушка" и в ней аккумулятор) выносил в дневное время в поле и подключал к солнечной панельке.
   Убедившись что процесс зарядки идет хорошо, через день - 18 марта - я разрезал велосипед пополам. Если мне суждено уцелеть, то воспользоваться велосипедом по прямому назначению уже не светит, а вот унести если что с собой в разобранном виде его заднюю часть... чем черт не шутит, а вдруг удастся?
  
  
  Теперь, когда возвращалось тепло, я позволял себе оставаться в вагончике на ночь. Тогда же - 18 марта - сделал первый разведрейд в поселок - пора вычислять их адреса.
   Говорят "на ловца и зверь бежит", и... не зря говорят. 20 марта "зверь" прибежал прямо к вагончику. Явился "зверь" в образе двух бичей, явно намеревавшихся вагончик сломать и разграбить. Заметив что в вагончике кто-то есть, они резко развернулись, но так как жить мне приходится настороже, то их маневр оказался запоздалым.
  - Эй, привет! Да не спешите так. Украсть чего хотели? Заходи, выбирай. Не украсть? Закурить спросить шли? Эка вас занесло с этим! Ну так и курево есть, хоть вусмерть укурись - тут Расулу "камаз" сигарет на полигон зарыли, собираем вот какой уж год сетками. Какому Расулу на какой полигон? Да это я так, в бреду считай. Короче пойдемте в дом - угощаю. Хоть закурить, хоть кофе, хоть поесть - все что душа желает. Разговор есть...
  
  Несостоявшиеся пока (через пару месяцев, когда меня там уже не было, эти бичи таки обворовали вагончик. Что там можно украсть - ума не приложу) воришки были из местных, на что я и надеялся. Провожая их через минут 20, дав каждому по пачке мятых сигарет, я имел адрес Вани. Улица Южная, дом 10. Один есть! Еще как минимум двое нужны - "боров" Серега и конечно Герман.
  
  
  27 марта. Около 16:30 было. К вагончику пришел Серега. Настроение у него хорошее, лыбится идет. Ружье на плече висит.
  - Витюха! Чего соком березовым не угощаешь?
  И как они не понимают, что человек у которого они отняли дом, угостит их разве что гранатой? Вот только здороваться с ними за руку мне точно не хочется - все равно что руку свою в яму с дерьмом сунуть, не то чтобы не отмоешь (для чего тогда на свете вода и мыло существуют?) но...
  - Доброе утро. Да рука болит, обойдемся без лобызаний - сказал я в ответ на протянутую руку.
  До него и тут не сразу дошло.
  - Что такое? Что опять сотворил с рукой своей?
  Что значит это "опять" я так и не понял - вроде я ничего не творил, по крайней мере чтобы ему известно было. Но ответить мне уже было нечего, лишь отвернулся и махнул рукой. Кажется что-то начало проясняться в его голове.
  - Ах вон ты как! А ты может покажешь свои документы? Кто ты? Где прописан?
  - Серега, мне отчитываться не перед кем, да и нужды нет? Кстати, а где прописан ты? Я вот в лесу ПРЕБЫВАЮ, имею право. А где прописан - тебе какое дело?
  - Дак мы тебя в лесу пропишем Витя. Под землей. Не веришь? Хочешь прямо сейчас...
  - Круто! А ты умеешь, да? Меня-то само государство, система воевать учила.
  - Да я между прочим в Афгане не один год воевал!
   Вообще-то прямого контакта с этим "боровом" я наверно не удержал бы, но и отступать мне не хотелось. Мы еще пару минут тут пустым разговором попререкались, а когда он с "надутым" видом стал уходить, у меня тревога проснулась - что-то я делаю не так, что-то упускаю. Но что? Что делать?
  - Серега, погодь секунду!
  - Чего? - спросил останавливаясь выбитый из колеи моим внезапно мирным видом Серега.
  - Ты же тут где-то работаешь? Вам там может нужен работник?
  - А с этого надо было начинать! А не с гордости и понтов своих! - говорил совсем похоже опешивший Серега. Он что-то еще бормотал, типа если бы я вел себя иначе, то и он бы... я сейчас уж не воспроизведу все по памяти, но то что теперь все как надо (что именно?) я тогда почувствовал.
  
  Потом Серега побрел дальше. А до меня наконец дошло - собаки нет! Черта с два распознает слежку! А пойдет он сейчас наверняка домой!
   Пробираясь в отдалении как тень по лесу, далее по кладбищу, вдоль каких-то дач, я довел Серегу до самого дома. Есть второй!
  
  Возле дома Сереги был колодец. Мне вообще-то давно обрыдло перерабатывать (таять, кипятить, отстаивать, разливать...) снег и я подумал что покамест воду можно брать из того колодца. Если он действующий конечно - за полтора часа наблюдений за домом (вдруг он лишь в гости к кому зашел и сейчас выйдет и пойдет дальше?) я так и не увидел чтобы кто-нибудь набрал из того колодца воды.
   Через пару дней, где-то в обеденное время я шел с двумя бутылями воды в руках от того колодца. Навстречу, по направлению к своему дому ехал Серега (у него Жигули четвертой модели - длинная такая, "лада-универсал"). Разумеется мы друг друга ясно разглядели. "По сути не помешает ему знать о том, что его адрес мне известен" - подумал я. Что либо изменить он уже не сможет. Я остановился будто бы передохнуть, поставил бутыли с водой на землю и полез за сигаретами в карман. Серега медленно, будто под принуждением каким, ехал дальше и дальше, мимо своего дома, до конца улочки, за поворотом так медленно и скрылся...
  
  
  Вычислить Германа особого труда не составило. Изначально я просто искал не в том районе. Но в конце концов нашел. На этом можно было предварительно считать разведку завершенной. Конечно был там еще один, но...
  
  
  Анатолий. Работал он где-то в аэропорту. Ездил на темной иномарке (не то БМВ, не то Фольксваген). Из всей этой банды он оказался единственным достойным человеком. К слову сказать он единственный постарался хоть частично выполнить данное слово.
  - Анатолий, скажи, ты голоден и оттого вынужден идти охотиться?
  - Вить, ну что за вопросы глупые? Ну вот "болею" я этим, чисто побродить по лесу. Не, блины не разбазаривай - не буду. Кофе давай. Завтра дома будешь? Я утром позвоню - выйди к дороге, той что за кладбищем. Я тебе с аэропорта пару ящиков пельменей закину. Сюда на своей машине просто не проеду...
   Ящиков оказалось ШЕСТЬ. И два блока сигарет. Все сберечь я тогда не смог - даже в вагончике у Ефимыча холодильник был маленький - со средний стул высотой, были раньше такие (может и сегодня еще производят). В общем не менее двух ящиков пропали до морозов - в морозы их пропавшими так и расклевали сойки. А после, когда я некоторое время замерзал и голодал, двоих соек съел я.
  
  Как-то у Анатолия сбежала собака. Они все как дети самоуверенные - "Я сейчас выстрелю в воздух и она на звук прибежит". Но после выстрела ничерта не бежит собака к ноге. Зато пока будет доставать патрон, другой вывалится наземь. Во охотники великие! Как еще голова наземь не вываливается. Эдак за десяток шагов в труху рассыпаться недолго.
   Анатолий тогда позвонил мне (собаки ведь знают их вагончик и могут там бродить).
  - Вить, привет.
  Обычно в близости боя я меняюсь кардинально, будто другая моя сущность наружу выходит, общительность и многословие куда-то теряются, будто к прыжку готовлюсь сосредоточенно. И на звонок врага, хотя бы и предполагаемого отвечаю молчанием - просто беру трубку и слушаю. Это как раз были такие дни. Кажется ожидание разборок оскорбленного Вани.
  - ...
  - Вить?
  - Продолжай...
  - У меня собака потерялась. Не бегает там где поблизости? Так-то и так-то выглядит.
  - Нет Анатолий. Если увижу - позвоню тебе сразу, может даже задержать смогу пока приедешь.
  Как я узнал позже, это было правдой - он по всей округе несколько дней собаку искал, спрашивал всех.
  - Звони в любое время, хоть ночью, хоть с работы сорвусь тут же...
  - Хорошо. Анатолий?
  - Да Вить?
  - Ты всегда с этой компанией ходишь? Ну там Ваня, Серега, Герман?
  - Да не, я по сути сам по себе.
  - У меня просьба к тебе. В ближайшее время ежели встретимся всей честной компанией, постарайся не быть с ними рядом.
  - Хорошо...
  
  Сомневался я по поводу этого человека и все тут. Пельмени и курево тут ни при чем - это что, дом я свой променять готов на пельмени и курево что ли? Нет конечно. Но выполнение данного слова очень даже при чем. Я сам ежели что сказал - считай сделал. Этим считаю мужчина от тряпки отличается. Как бы там ни было, но не чувствовал я за собой права идти с войной к этому человеку. Где-нибудь когда-нибудь может и сцепимся, и от болезни убийством зверей почем зря, я возможно возьмусь вылечить. Но... позволь Господь не сейчас.
  
  
  6 апреля 2010 я начал переброску своих вещей к себе в дом. Выступить в бой собирался оттуда. Пока поймут что дом свой я так и не уничтожил, будет поздно. В общем потихоньку, тщательно продумывая чтобы не бросалось в глаза ПОЛНОЕ отсутствие в вагончике моих вещей, я выносил свое имущество.
  
  
  В один из дней третьей декады апреля, Юра навестив меня сообщил, что администрация приказала охотникам убрать свой вагончик отсюда - здесь дескать начнется прокладка какой-то объездной дороги.
  - Юра, это ложь. Через тебя главное решили передать! Но вообще-то, я не ломал свой дом, все мои вещи уже перенесены туда и я возвращаюсь. В любой день. Хоть прямо сейчас.
  - Никакая не ложь. Я тебе говорю. Я слышал от многих других что трассу будут вести здесь.
  - Забавно. Мой дом тоже "вырубке" подвергнется?
  - Твой нет. Туда не достанет. Через деревню пойдет, там, там и вот там. До тебя и на километр не достанут. А этим сказали чтобы переносили свое хозяйство куда хотят, не позднее мая месяца.
  - Чушь собачья. У нас строят десятилетиями. За месяц тут сейчас вырастет "город-сад"!
  - Вот Фома неверующий! Ясно что не за месяц, может и не за год, но вырубку-то начнут скоро. Технику нагонят, бытовки там всякие.
  - Да по сути так этим сволочам и надо! Мой дом в лесу помешал? Ну так в помойку пусть их вагончик летит. Но вообще, все таки думаю врут. Сахару сколько ложить?
  - Ложку. Нифига не врут. Я знаю. Не хочешь, не верь. Ну чего теперь, на старое место?
  - Я уже считай перешел. Скорее всего за собой тут все приберу, хлам всякий и прочие "улики", да сегодня уже и не останусь.
  - В Авиагородок не хочешь слетать пока?
  - Поехали. У меня с Твери кой-какая денежка осталась - надо аккумулятор к мобильнику приобрести. Этого уже лишь на три часа хватает.
  - Давай тогда, бери сумку и поехали. Ноги болят так далеко от трассы ходить.
   И мы поехали.
  
  
  Начался май 2010. Пора было потихоньку собирать то, что смогу забрать с собой. Юрке о своих планах не говорил. Он знает всю правду о развитии этого конфликта и этого достаточно. Мобильник мне придется выкинуть сразу после начала боя, только флешку заберу, так что и позвонить не смогу, а прощаться зараннее - зачем человеку нервы трепать? Потом узнает, из шумихи. По сути и хорошо - ведь наверняка его будут расспрашивать. А коли ничего о моих планах не знает, так и думать ему ни о чем не придется.
   Вообще странное дело. Мне-то по сути чем ближе бой, тем больше плевать на тайну. Едешь с кем, и запросто можешь всю историю от души выложить, да так же спокойно сообщить что скоро начнешь возмездие свое. Помню возвращался из Электростали, раза четыре от Бронниц пришлось голосовать - все куда-то сворачивают, на дачи едут. Последний - молодой парень - ехал не то в Домодедово, не то дальше, в общем с ним уже до конца и доехал. А конец определил за несколько километров до дома - к Расулу на Полигон решил заехать. Парень когда высаживал меня у Полигона, сказал так:
  - Вот тебе небольшая помощь, на всякие твои исследования. А когда начнешь тут гасить их, сделай так, чтобы в прессе - по телевизору там, в газетах и так далее - все отразилось.
  - Так это по любому отразиться. - ответил я - Шум до небес поднимут точно, оболгут само-собой, дескать "Маньяк, убийца...". Тут уж хочу я или нет, но так и будет.
  - Во-во, вот об этом я и говорю, чтобы шум был. Давай, удачи!
  - Спасибо. И Вам удачи.
  
  Ясное дело кому-либо подыгрывать я не намерен. У меня интерес по настоящему кровный. А что будет голосить пресса - какое мне дело? Я не услышу, а если и услышу, то в одно ухо влетит - из другого тут же вылетит. Да и любой умный человек изначально понимает, что ни с того ни с сего подобные вещи не творятся. Значит довели человека. Впрочем, я и этого не услышу и не узнаю. Тут полное теперь разделение мнений - мир отдельно, я отдельно.
   Хотя так и без этого всегда было.
  
  
  7 мая 2010 года. Все как всегда - утренний променад с кофе и сигаретой до трассы...
  
  Что за проклятье? Медом тут где намазано? То половина планеты тут высаживалась, за опятами. А теперь и вовсе производилась высадка войскового десанта.
   Вообще-то я не сразу и сообразил, что это натурально десант высаживается. Заметил издали - с тропы своей - несколько солдат на трассе и решил подождать минутку пока пройдут своей дорогой. Но своей дорогой они и не думали идти, а свернули в лес, на другую сторону от трассы - на сторону аэропорта то бишь. Ладно, любопытно, шаг я ускорил и... выйдя на трассу увидел удаляющийся, крытый брезентом грузовой фургон. Периодически фургон останавливался, из крытого кузова выскакивали несколько солдат и углублялись в лес.
  
  Что происходит на сей раз, я понять никак не мог. Для опят явно рано. А так как дату мне сообщает мобильник (иначе давно бы уже счет времени потерял), то число 7, как и любое другое мне ни о чем не говорит. В спокойной обстановке волнения нервов силу утрачивают (возможно это и есть источник здорового бытия вне цивилизации), не остается ни убойно-стахановских будней под крики "ура", ни до безобразия ленивых, с болезненными последствиями выходных и праздников. Вся эта нервозность, будто на цепь посаженная так и остается в цивилизации, в лес не проникает абсолютно. Вот и выходит, что всякая дата - не более чем цифра среди обычного рабочего дня. Других дней в нормальной жизни быть не может - на всякий найдется куча дел, хоть и без надрыва пупка, но лежать тряпкой не пойдет однозначно. Да мне и хорошо - всякий день знать зачем проснулся. Ни скуки, ни бесцельного существования, все размеренно - вставай и работай себе. Возможно это и есть наиболее значимая часть счастья.
  
  Вот и десант этот тут же загнал мой разум в тупик. Как бы там ни было, а заряжать мобильник от солнечной панельки я решил повременить - настороженно ждал развития событий. Когда события в течение нескольких часов отказались развиваться, я уехал по своим нуждам. На сей раз в Коломну.
   Навстречу - двигаясь на Москву - ехала нескончаемая колонна таких же крытых брезентом военных фургонов, битком набитых солдатами. И забавно было то, что на всех были номера 16-го региона. Снова в мобильник - посмотреть справку по регионам. 16-й - оказалась республика Татарстан. Водитель с которым я нынче ехал пояснил:
  - К параду в Москву стягиваются.
   Только тут до меня дошло, что в миру праздник грядет - 9 мая через день. Но все увиденное мной никак не походило на праздник. Какое-то мрачное начало войны, наступления, ухода на линию фронта. Впрочем, это лишь мое представление. Я многого в той жизни не понимал, может оттого мне и лес сходу домом родным стал - непонятки и нервы исчезли. Мне ведь иногда от сострадания сердце щемило - когда наблюдал с трудом выползающего из палатки в лесу, страшно распухшего, искусанного насекомыми, чрезвычайно больного, стонущего человека. Но сам-то этот человек искренне считал что это он так отдыхает, на природе.
  
  Вечером, торчавший весь день в лесу (по кустам, метрах в 50-ти от трассы) десант исчез. Но заряжать свой всеведущий инструмент - мобильник - от солнца уже не выходило. До обеда оно на той - аэропортовской - стороне трассы, а после на моей - чуть ли не полностью закрытой ветвями деревьев. Так что заряжал от ручного генератора. От солнца уж завтра с утра, если будет солнце.
  
  Утром 8 мая солнце было. На променад я пошел с ранцем на плечах, складным стульчиком и солнечной панелью в руках. В ранце кофе, сахар, термос с кипятком, сигареты, бумажная книга по моторам, и детали цепи зарядного устройства - переделанная "лягушка", переделанная авто-зарядка и прочие мелочи.
   Десант сегодня высаживался до места, где я на открытом солнцу пространстве установил солнечную панель и уселся рядом с книгой и кофе, и метров 100 после. Машина таким образом проехала мимо меня. Никто не остановился, высадка продолжалась дальше по трассе.
  
  Минут через 10, группа что высадилась до моего места, в полном составе (человека 4 или 5) стояла рядом со мной. Не наглели. Интересовались как проехать туда-то и туда-то, а то дескать заплутали тут. Я так же спокойно объяснил как проехать. Разъяснил и что это у меня за конструкция.
   Вообще-то с некоторых пор я и впрямь готов охотно разъяснять все что касается электричества - как захватила меня эта тема несколько лет назад, так уже видимо навсегда. Мне нынче электроны видятся живыми соседями. Но тут все чрезвычайно просто, да и на службе народ. Точнее заблудился. В общем так мирно и расстались. Они зачем-то сделали гигантский круг по кустам, чтобы вернуться на свою позицию, которая мне видна насквозь.
   Но я предпочел не заметить их возвращения мне за спину. Да и книга о моторах действительно интересная была - справочник из Атлантиды (СССР то бишь). Юра подарил. Именно из нее я узнал, что в катушке зажигания автомобиля, порядка 41 000 витков!
  
  
  15 мая 2010 года. Пора. Встал рано, умылся, надел все чистое - с вечера подготовленное. Зарядил оба аккумулятора для мобильника - по сути ради музыки. Конечно во избежание шантажа и зависимости, музыка должна быть "записана" в душе и голове, но раз есть возможность включить на полную ту самую, самую-самую... самую зеркальную что ли.
  
  
  Давно это было. Лет десять назад или незначительно меньше. Тогда у меня был кассетный плеер. Умный - никогда пленку не "жевал" - останавливался, туда-сюда мотал и снова воспроизводил. А вот кассеты уже не всегда можно было найти. Или иные трудности с кассетами у меня были. В общем недостаток кассет был. А музыка для меня очень важна - как для библейского Самсона волосы. Иной раз, будучи полностью разбитым, снова могу мгновенно налиться силой от яростной музыки, как феникс восстать.
  
  Это было время, когда вдруг оставшись один, я испугался. Панически испугался. И понеслись бессчетные попытки вновь обрести семью. Раз 50 точно я пытался знакомиться. Вот только возможности мои для этого ограничивались малофункциональным (тогда других - за разумную цену - не было в природе) мобильником с одной лишь функцией СМС. Ну и сервисы конечно подобные существовали. Тогда даже серьезный диагноз (СМС-болезнь) в мире развивался. Как я не мог понять, что по всяким там СМС обрести семью невозможно - остается лишь удивляться.
   Все рушилось, текло сквозь пальцы, снова у меня (в пятый или шестой раз - чего прицепились ВСЮ ЖИЗНЬ документы у меня отнимать?) власти отняли документы. Но меня съедал страх остаться одному навсегда.
  
  Зная себя и свои способности, я всегда один девиз провозглашал - "Ты верь мне и терпи. Немного. Дай мне только почувствовать землю под ногами - я в пыль превращу и твои нужды и свои. Максимум три года и будет ВСЕ. Вообще ВСЕ". Хоть я и не мог обеспечить новоявленную семью, но и не позволял себе жить на ее средства. Конечно скрывал и всячески маскировал где я покамест беру средства на жизнь и что у меня за график такой рабочий. Я знал, что стоит мне с кем-то остаться по настоящему, появись у меня снова семья и я действительно поднимусь на ноги. По всем судам ураганом пройдусь, "схаваю" хоть Генри Резника не вставая со стула. Образование, опыт, навыки у меня действительно более чем серьезные.
  
  Но верить и ждать никто из более чем 50 "СМС-попыток" не желали. Раз не можешь дать все и сразу, значит ты бесперспективный лох. Неделя, максимум месяц и понятно что никто не позволит мне "почувствовать землю под ногами" и родных людей рядом. И все начиналось с тем же страхом сначала. Я упорно верил что найду, хоть из огня вырву свою судьбу. Все остальное было второстепенно. Только страх одиночества.
   Сегодня мне отнюдь не смешно вспоминать тот всепоглощающий страх, но как-то странно. Чего боялся-то? В одиночестве очень и очень много плюсов. И какого-либо страха давно нет, напротив привык уже быть один и по другому не мыслю.
  
  Черт его знает какое по счету это было знакомство. Ее звали Надежда и, однажды мы пошли к ее близким знакомым на чай - в гости то бишь. "Чай" оказался прозрачным и вонючим, и на бутылке где он помещался было написано "водка", вся из себя расписная и красивая была бутылка. В общем не по вкусу оказался мне "чай". Впрочем, было немало и нормальной закуски - средние тут жили люди, не бичи вроде.
   Я не ставил в своих попытках обрести семью практически никаких условий. В яму с дерьмом готов был прыгнуть. Знал, что покажу многое хорошее, от малой букашки до красивейшего рассвета - вырву из любой ямы, хоть вообще из пламени. Видно недостаточно мне было Балабановского урока.
   В ходе посиделок зашел разговор о музыке и в конце концов о кассетах и дисках. Как оказалось у хозяев давным давно все на дисках, а кассеты собрали в коробку и все руки не доходят вынести куда подальше. В общем эту коробку мне вручили, еще и шутя поблагодарили - дескать избавились. Сколько-то еще посидели и мы с Надеждой откланялись.
  
  Делов немного экспрессом проверить все кассеты из небольшой картонной коробки. И я часа за 2 проверил все. Но уснуть в эту ночь так и не смог.
   На одной из кассет была песня, словно зеркало, в мельчайших подробностях отразившая мою собственную душу. Все что происходит в ней оттого, что посреди мирного времени живешь на войне и никому не можешь рассказать - где нельзя, а где просто не поймут - "мирное же время, какая еще война? Да не бывает так, все ты придумываешь, преувеличиваешь"... В общем ты один, ты изо всех сил сражаешься и этого никто никогда не увидит, не узнает и рассказать не сможешь. Есть на свете единицы людей, которым известно такое положение вещей. Это бесконечный стресс и эти единицы бывает не выдерживают его. Это всегда одиночки - обстоятельства требуют. Оттого и стресс сильнейший.
   Песня называлась "Военный синдром". И с тех пор, наряду с несколькими другими вещами она всегда со мной. Прячу конечно где только можно копии в резерв - на случай утраты. Спрятал и на этом сайте - mp3. Вряд ли возможно найти ее в хорошем качестве, но сами плеера в мобильниках нынче имеют средства повышать например громкость звучания. Да и наушники нынешние дополнительно это делают. И бывают моменты, когда именно ее мне и требуется включить. Это важно.
  
  
  Время обеденное было. Моросил дождик. Когда-то помню мама говорила - "в дождь уходить примета хорошая". Ну да. Примета охренительная дальше некуда! Ладно, сопли пускать... потом. Можно. На войне можно абсолютно ВСЕ. Все кроме одного - отступить. И сопли пускать можно, но... потом. Месть тут ни при чем - меня в покое по любому не оставят. Тут уж либо я их, либо они меня - третьего не дано. Все. Собрался! И... постарайся уцелеть.
  
  А все таки получилось у меня все - домик-то чрезвычайно теплым оказался. Даже чуть ли не без одной стенки! Лишнее подтверждение что все я делаю правильно. Электричество... выходит не судьба. Война. Роптать бессмысленно. Где-нибудь когда-нибудь... если сегодня уйти сумею, тогда и продолжу работу по электричеству. Может быть.
  
  Начинать придется с ножа - выбора нет. Жаль не плащ на мне - рукава были бы гораздо удобнее. Подаренный Юрой плащ-палатка только движения сковывает. А с оружием... эти, на ходу в труху разваливающиеся "охотники" вечно с оружием, так что разживусь в процессе у них. Главное неожиданность. Хотя смазана она заведомо мною же - не удержался ведь тогда с Ваней, раскрылся черт побери! Но прорвусь. Атаковать всегда проще, чем защищаться. Да и не могут они ожидать от кого-то, уж тем более от "блаженного" дурачка-отшельника нападения - они годами привыкли к безнаказанности.
   Я включил в наушниках на полную свою самую-самую и пошел.
  
  
  Шел лесом. Издали увидел дымок рядом с вагончиком. На подходе замер на несколько минут - присмотрелся, прислушался-принюхался. Ваня с каким-то незнакомым мне человеком. Сразу вопрос по поводу этого незнакомого - что делать? Сразу и ответ - Разве есть выбор? Да и какая разница - все они одним миром мазаны. "Спеленать" второго наверняка не смогу - некогда будет.
   Оружия ни у одного, ни у другого нет. Может в машине? Машина одна - Ванина "Нива", та что с "клумбой" в капоте. На каких-то гнилушках под моросящим дождем шашлыки или что-то такое жарят. Собак нет. Да если бы и были, в вагончик увлечь Ваню недолго - я на всякий случай заведомо "забыл" там керосиновую лампу. Покамест все в пределах. Когда оба отвернулись, я поправив в рукаве нож шагнул в круг:
  - Всем привет.
  - О, Вить ты? А мы все гадаем - куда пропал? Юра ключи-то передал, а более ничего не объяснил. Вот и думаем, зайдешь или не зайдешь? Давай к нам за стол, мы тут небольшой сабантуй устроить пытаемся. Пива и жратвы море, а никого нет. Вот ты с нами и выпьешь. Чисто за компанию, давай?
  - Я домой к себе перешел давно.
  
  Кроме горе-шашлыков (это оказались сардельки) и другой пищи хватало. В общем шашлыки с моим приходом почему-то "осиротели" - остались без присмотра на своем дымном мангале под дождем. Ваня стал все расставлять-раскладывать за столом под их большим навесом. Мы расселись - Ваня напртив меня, через стол, друг его - рядом. Тоже оказалось Сергеем звать. Вместо пива первым заходом полилась водка.
  - Чуть-чуть Вить.
  - Наливай-наливай - ответил я.
  Тост Ваня странный начал, на пару минут задержав процесс приема спиртного:
  - Говорили тут с мужиками меж собой. Честно говоря стыдно в глаза тебе смотреть - наобещали горы, а хоть один сделал хоть что-нибудь?
   Я не стал говорить о том, что "хоть один" слово свое сдержал. Зачем? Человек сам по себе и его сюда приплетать ни к чему. Вместо слов, чтоб "пробить" возникший вдруг комок в горле, я опорожнил туда водку что держал в руках. Они тоже выпили...
  - Мы поначалу совсем тебя не знали - продолжал Ваня - Не знали что ожидать от тебя зла не надо. Всех люди подбили жалобами ложными. Администрация - грибники сказки об огромной злой собаке и засевшей в лесу группе черных туда несли, а оттуда снова нам указание было "найти". В общем ты нас за эту непонятку извини. Теперь-то знаем тебя уже.
  
  Мы еще о многом говорили, вперемешку с пивом и водкой. О том что "боров" Серега - в сущности безобидный парень, только когда без семьи остался с ума сходит, по пьяне даже вот на него - Ваню - кидается, а протрезвев извиняется. Иногда, в душевном порыве признается, что попросту смерти ищет.
  - Вань, кто ищет, тот обычно находит. Точно тебе говорю. Вы друзья и с тобой он шутить может. Со мной нельзя. Найти смерть-то недолго, сам наверно понимаешь.
  - Да понимаю. Но вот Серега не всегда понимает. Страдает он сильно иногда.
  
  Выпили еще. И еще... Потом обменивались через Bluetooth какими-то файлами, музыкой кажется. Я сменил аккумулятор на запасной из ранца, а этот поставил заряжаться от батареек. Нож незаметно из рукава скинул в ранец, обмотав лезвие полотенцем уже внутри. Напротив меня сидел обычный мужик, расхристанный, в мокрой майке (за шашлыком из сарделек ходил), что называется "в трусах и в каске". Никак он не подходил на роль врага, которого надо уничтожить.
   Часа два наверно просидели.
  
  Пьяница из меня никудышный, а может жизнь на нервах аукается, или ее физические трудности, в том числе обедненное питание - захмелел я быстро и капитально. Вообще я не верю тем, кто говорит что будучи пьяным ничего не помнит - со мной такого не бывает, я все прекрасно осознаю и помню. Хотя, может оттого, что я почти никогда не пью. И Ваня и его друг стали помогать мне забраться в вагончик и доползти до диванчика. Принесли мою сумку с улицы, оставили всю еду и на прощанье попросили ежели когда надумаю уходить, ключ спрятать под наличник окна на улице.
  
  
  Мы больше не встречались. Разве что случайно - на трассе как-то Ваня остановился, подвез немного. Я ему тогда адрес этого сайта дал - дескать вот, начал сайт писать. Оно по сути и правильно - лишний раз и им будет ясно, что втихаря уже что-то сделать не получиться. Ни у них, ни у меня.
   Серега тоже не появлялся. Надеюсь с головой у него все же порядок и места "поиска смерти" он у себя подкорректировал. Да и домашним людям живется проще, проще в том числе и семьей обзавестись. И такому здоровому "борову" лучше родню да детей на плечах носить, а не смерти искать кратчайшим путем.
  
  
  Со спиртным у меня отношения неважные. Не любим мы друг друга. За свою жизнь несколько раз был пьян. И всякий раз одно и то же - стоит мне прилечь и начинает тошнить. Отторгает сам организм. Надо двигаться, кофе пить и всеми способами выгонять яд из себя. Или уже опорожнять к чертям желудок.
   Может я тогда и пролежал-промучался с полчаса, а может и гораздо меньше. Как можно резче вскочил, собрался, закрыл вагончик, ткнул куда просили ключ и по мокрой траве в наступивших сумерках широкими зигзагами попер. Домой. К себе домой!
   Кажется попасть в проем сумкой у меня не получилось и я повесил ее на верстак - не растает. Посмотрел на дом.
  - Отстоял я тебя, высотка моя! Пока отстоял.
  Безымянная высота - это сравнение именно тогда показалось мне наиболее соответствующим действительности. Ясное дело топить печку я бы уже не смог, да и тепло было - под одеялом не замерзну.
   Теперь не тошнило - "мокрая" прогулка видать часть яда выгнала. И перед тем как провалиться в сон, я с упоением напевал старый, всем известный мотив:
   У незнакомого поселка
   На безымянной, высоте...
  
  
  Лето хорошим быть не может - это я уяснил накрепко. С первой сгнившей на открытом воздухе рубашки, с первым отравлением мгновенно (за несколько часов после приготовления) пропавшей пищей, с первыми отрядами многих полчищь насекомых и со всеми прочими "прелестями" ада по имени Лето. Сегодня остается удивляться - как я раньше мог с нетерпением ждать лета? Неужто таким глупым был?
   Не глупым, просто реальной жизни из домов (чужих конечно) видно не было. Город - это силища! Ничто туда проникнуть не может - плевать на молнии за окном, не протухнет через два часа еда, не сгниет назавтра рубашка, и сотни легионов пауков, муравьев, слизней и прочей мрази не смогут и близко подойти. Стадо бешеных динозавров от одного высоковольтного провода, насмех любому малому дитю сдохнет, даже не приблизившись... Город - это огромная, фантастическая сила! И реальной жизни из городской квартиры конечно не разглядеть. Вот и не мог я раньше знать толком что такое лето.
  
  Лето - это ад. Но с другой стороны - сказано же, что проклята земля. Сказано правда заведомо ложно. Заведомо и невероятно грубо ложно. "Произрастит она волчцы"? Да ничерта она не произрастит! Добрая четверть населения планеты понятия не имеет о том, что земля может что-то там произрастить, хотя бы эти самые "волчцы" - там для этого воды нет. Совсем.
   Ну а там где вода есть... во многих местах всякой мошки и комаров в воздухе примерно столько, сколько и атомов химических элементов. Так что там земля даже если котлеты отбивные со спаржей произрастит, вряд ли найдется кому собирать.
  
  Но покамест, лето 2010 года начиналось без особых кошмаров - ничего из одежды не гнило по крайней мере. Проблем конечно было "выше крыши". Где-то надо было доставать кусок новой толстой пленки - одеть наконец половину стены, пленку с которой я вынужденно отдал на вагон охотников.
   Аккумулятора у мобильника нынче вроде и два было, но более старый уже вообще едва пару-тройку часов с зарядки держался. И так как мобильник давно не может заряжать аккумулятор (так отдельно и заряжал) - надо что-то придумать.
   О питании и говорить грустно - совсем ничего не было и Юра помочь не мог. Наверно. Да и не стал бы я лишний раз просить у Юры. Жизнь штука простая до тошноты - если есть на свете кто-то, кто может тебе помочь, ни в коем случае не следует злоупотреблять этим. Это на САМЫЙ тяжкий случай, когда уже край будет, жизнь или смерть - вот тогда только надо обращаться за помощью. А так... считает нужным - подкинет чего, и спаси Господь за это, не считает нужным или не может - тоже не смертельно, по сути не столько помощь важна, сколь внимание. В общем лишний раз просить у Юры я бы не стал - так соберу по копеечке где-нибудь.
  
  С аккумулятором для мобильника я лихо выкрутился. Даром что ли в науку уперся как одержимый? Электричество имеет всего два параметра - напряжение и силу тока. Нет никакой мощности и прочей дряни, а всякие там сопротивления - это вообще материалов и внешних условий касаются, а не электронов и магнитов (ядер) удерживающих их. Униполярный генератор например, десятки ТЫСЯЧ ампер выдаст, но напряжение мизерное. Однако так называемая мощность (сила тока помноженная на напряжение) у него выходит очень серьезная. И что? От этой мощности даже крохотная лампочка не зажжется. И примеров таких море - что ни генератор, то разные сила тока и напряжение. Так что понятие мощность - не более чем бесполезный блуд. А аккумулятор в мобильнике - это 4.2 вольта в полностью заряженном состоянии, 3.7 вольта в полностью разряженном (когда мобильник сам выключается).
   Я уже понимал, что превышение напряжения питания чуть ли не в полтора раза (почти до 6 вольт), мобильник не погубит. Иной раз напряжение на аккумуляторе после солнечной зарядки бывало 5.2 вольта - нормально работал. Ну а уж стандартная квадратная батарейка для фонариков - 4.5 вольта - и вовсе должна как родная питать мобильник.
   А главное 4.5 вольта с тем же успехом дадут и три пальчиковые (новая обычно 1.6 вольт), мизинчиковые батарейки и еще черт знает какие источники питания. Если вывести от контактов мобильника наружу два провода, то питать его можно будет от чего угодно, хоть вообще напрямую от генератора.
  
  Между словом и делом у меня разницы не существует - в очередную поездку с целью поиска подработки или пожертвований я взял с собой паяльник, припой, канифоль и материалы для изготовления фальшивого (пустотелого) аккумулятора - макета, с выведенными наружу проводками. И возвращаясь обратно до дома не поехал, а завернул прямиком к Расулу на полигон. Две квадратные батарейки в этот день я уже приобрел.
  
  Пока беседы с Расулом, пока то да се, сосредоточиться на работе я смог лишь поздно вечером. Аккумулятор-пустышку нужно было вымерять миллиметрами, растягивать-фиксировать форму, чтобы не покоробил ее клей "Титан" которым я решил залить картонную "гармошку" (наполнитель формы). Да и полоску меди из провода надо было как можно ровнее (глаже) молотком отбивать - контакт дело тонкое.
  
  Клей в фальшивом аккумуляторе высох лишь к рассвету. Когда поднялось солнце и я шел выключать рубильник уличного освещения, мой перерожденный мобильник надежно работал вообще без аккумулятора - будучи выводами аккумулятора-пустышки сквозь собственную крышку подключен напрямую к USB-порту их компьютера.
  
  
  
  
  То что не поверну вспять я уж давно решил. Еще тогда, в 2007 году, когда приполз умирать в тот ангар на бетонке. Единственно что пугало - воспоминания о прошедшей только что зиме. Ручная заготовка дров для буржуйки мне чуть боком не вышла. Конечно, даже пришлось бы мне погибать тут - я и тогда не повернул бы вспять. Куда поворачивать-то? Снова бродяжничать? По чужим домам жить то тут, то там, а после в конечном счете в крематорий бомжацкий? Нет уж, я с головой в согласии живу - в лесу и то честнее, естественнее будет даже смерть, чем в бомжацком крематории. А на государство за свою жизнь я насмотрелся - только последний идиот будет верить ему. Конечно не всех людей с малых лет до седых волос государство грабит, а только меня почему-то. Но раз уж более 30 лет грабило, то и дальше не остановится. Что к чему и почему - мне плевать. Значит мистика такая вот. Одним словом о возвращении не может быть и речи.
  
  Проблему с заготовкой дров решить просто - гигантская по длине конусообразная яма-печка, с расширением вглубь. И тогда закладка в нее бревен целиком, без необходимости резать круглые сутки поленья. Но это звучит просто. На самом деле здесь тоже есть некоторые нюансы, которые сводятся прежде всего к затратам - больше материала для геометрической ПЕРЕстройки хижины, длинная чугунная плита и множество иных вещей. А вот тут-то и тупик. Здесь ад. Война. Все что я ни построю, у меня отнимут. Нельзя здесь такие техничные решения осуществлять. Так что печке быть обычной. И единственное что можно сделать - постараться за лето приобрести бензопилу.
   Но тупик и тут - когда временами нечего есть, когда одежда на глазах тлеет, когда не в состоянии купить даже кусок крепкой пленки для стены домика - о какой бензопиле еще можно мечтать?
  
  
  Так как мобильник теперь работал от всего и вся, то в один из дней я решил посмотреть и новости. Вообще-то чем дальше уходишь, тем меньше смысла остается смотреть какие-то там новости. Конкретно для меня что может произойти нового? Начнут раздавать льготы в крематорий? Но... дернул же нечистый меня тогда, смотреть эти чертовы "новости"!
   Обычно для новостей у меня либо программа GMJ-News, либо Opera Mini.
  
  
  Это была среда, 16 июня 2010 года. И насмотревшись "новостей" я конечно сходу сделал очередную глупость. Даже не глупость, а какую-то пошлость - я снова обратился за помощью в организованную структуру. Увы, иногда одолевает отчаяние.
  
  Из новостей я узнал, что ОГРОМНОЕ количество людей - целая СЕТЬ ОРГАНИЗАЦИЙ - объявила этот год, годом бездомного человека. Вот тут в рывке отчаяния меня и понесло.
   Объявление это было от сайта http://eslidomanet.ru. Само собой на сайте не оказалось форума, но мой жизненный опыт почему-то промолчал. Электронный адрес был: pomosh@eslidomanet.ru. Я сразу туда и написал. Вроде как в тестовом режиме, всё же думая что никакого ответа наверняка не будет.
   Ответ пришел на следующий день. По показаниям сервера ответное письмо было отправлено мне в 01:00 ночи.
  
  Ответила женщина, представилась Надеждой - координатором. Завязалась переписка. Естественно я старался быть максимально откровенным, я должен был донести мысль о своей нужде в помощи этих людей.
   Любой помощи. Денежной, продуктовой, белье, одежда, оргтехника, газовая техника, бензиновая, любая помощь нужна мне ПОЗАРЕЗ. Что говорить, я почти 2 года в лесу живу, а у меня даже постельного белья до сих пор нет. Не хватает моих сборов на приобретение белья. Одежда, в прошлое лето ее у меня много стлело под вечной сыростью. Еще не было домика, был лишь шалаш. Нормальный, умело сделанный шалаш. Кровать в нем установил, 2 небольших столика, но в той тесноте абсолютно некуда было вешать одежду. На улице на веревке висела и тлела. Так и утратил большую часть одежды. Сейчас старый камуфляж и мятые черные брюки, вот и всё. В жаркую погоду толком одеть нечего. В камуфляже просто сгниешь за полчаса. Конечно моющие средства, даже мыло - вечно в дефиците.
  
  И я говорил. Говорил, говорил и говорил (писал точнее). По 4 письма за раз отправлял (с мобильника ведь пишу, не вмещает он возможностей писать много). И то получалось слишком кратко, и то был недоволен, сомневался - понятно ли всё пишу?
   А Надежда вроде бы всё понимала, и снова подавала надежду. И я снова окрыленный рвал душу в письмах. Я не помню когда последний раз был столь откровенным. Мне ПОЗАРЕЗ нужно было понимание и как следствие помощь. Это ведь даже не Организация, это СЕТЬ ОРГАНИЗАЦИЙ!!! Они лишь мизинцем шевельнут, даже не заметят своего движения, а я обрету РЕАЛЬНУЮ поддержку и может быть отвязавшись от других проблем, таких как мыло, одежда-обувь и прочее, смогу таки нажить бензопилу.
   А может что-то надо им сделать, починить, отремонтировать, изготовить, я же мастер чуть ли не на все руки...
   Прошлая зима была малость страшная. В борьбе страха не чувствуешь. Почти. Но вспоминать зиму всё таки страшно. Я стал реально человек-дрова. Не оставалось времени более ни на что. Ни на приготовление пищи, ни на поддержание должного санитарно-гигиенического состояния себя, и хотя бы своей одежды, ни на ремонт той же одежды-обуви. С утра и до вечера я ползал по сугробам, крича от боли и напряжения (благо в лесу не стыдно - не видит никто) таскал сквозь заросли по сугробам бревна сырой древесины, едва успев отогреть обмороженные еще в "счастливом детстве" руки принимался бесконечно пилить эти бревна ножовкой. На моих руках стерлись почти в пыль 2 пары теплых рукавиц, а руки начали чаще и чаще отказывать. Ломило кости пальцев, иногда подолгу не мог разжать правую руку. А печка-буржуйка с аппетитом пожирала все мои труды, требуя раз в 1.5 - 2 часа по 3 - 5 поленьев. В общем не дай Бог повтора такого счастья. Но повтор очевиден - не хватает моих сборов и всё тут...
  
  И я говорил снова и снова. И о дневнике своем (еще бы в моем положении не вести дневник), и о исследовании электричества, и ясное дело даже о точном своем месте пребывания. Вот уж придурок наивный! Но ведь сказала что желают приехать ко мне, посмотреть всё натурально, дневник мой публиковать желают, всерьез обсуждают возможность помочь мне. Как же я мог не сказать где живу? - конечно сказал. Да столь подробно, что без всяких карт с закрытыми глазами найти можно.
  
  Вот аккурат на этом всё и закончилось. Когда вывернул из себя всю душу, и под занавес сообщил (с огромным усилием перешагнув через страх) где именно нахожусь... Надежда говорить (отвечать на письма) перестала.
  
  В общем я получил очередной урок обращения в какие-либо организованные структуры. Хотя вряд ли мне надолго запомнится этот урок. По натуре я человек не злобный, злым на весь мир не стану. Да и вообще я больше романтик. Сын архитектора и шеф-повара (поварихи). Может оттого и не самостоятелен в среде, где надо пить водку и прочую дрянь которая даже запахом вызывает у меня рвоту, где над любыми законами преобладают личные связи, а вера истолковывается как религия и самый устойчивый бизнес-проект, где воздух в равной степени наполнен молекулами кислорода, лжи, азота, водорода...
   Не урок это. И в памяти ему не место. Так, записанный в журнале и воссозданный теперь в дневнике пошлый эпизод. Ни зла не вызовет, ни сожаления. Не мое это и точка. Мое - это кухонная плита, чертежный инструмент и может немножко мечты, напрочь сметающей такие вот эпизоды.
  
  
  Но осадок остался. Мерзкий осадок. Все эти лжепомощники, преследуя какую-то свою скрытую выгоду льют ведра лжи на бездомных. И обо мне теперь будет говорить небось что предложила мне работу с отличным окладом и прочие золотые горы, а мне помойки всякие роднее оказались. А ответить ни один бездомный не может - нет у него интернета. И я не смогу ответить. Неужели не смогу я написать правду?
   Кроме того, я давно хотел начать писать журнал по человечески - полностью. Ну что это за записи - "такая-то дата - там-то; другая дата - оттуда"? Гулять что ли ездил в какие-нибудь Мочилы? Надо как-то подробнее - хотя бы для себя. Когда-то ведь вырвусь возможно - плохо ли иной раз вспомнить. Да чего там плохо - помнить НАДО. Обязательно надо. Нельзя забывать такие вещи.
  
  Есть и другая сторона. Когда ты уже вне системы и знаешь что никогда не вернешься - становится легко быть откровенным перед лицом многих людей. Свой журнал можно писать не стесняясь на всеобщее обозрение. А отнюдь не все в обществе такие, как эта "Сеть Организаций" - кто-нибудь может и помочь. Неважно чем, в моем положении можно по пальцам одной руки пересчитать то, в чем я НЕ нуждаюсь.
  
  Так одно отчаяние, породило другое - еще большее - отчаяние, обратив все в яростную решимость. Выбрав день и запасшись энергией для себя и мобильника, я стал искать возможность общедоступной публикации своего журнала.
   Как писать - вопрос не стоял. Именно тогда, в 2007 году, зимой, в двухнедельном приступе болей своего искромсанного желудка, я освоил чрезвычайно полезную для себя вещь - Web-дизайн. Это было настолько нужно мне - подчеркнуть, выделить цветом, сделать любую таблицу, любой фон, любой шрифт, одним нажатием на ссылку перескочить на записи другой папки/тематики, другого года, мультимедийный файл, перескочить в конец или середину длинной записи и вернуться в точности обратно и черт знает что еще - в собственных многочисленных записях (я один файл бывало искал на флешке полчаса, а с html - раз и нашел, раз и обратно вернулся), что в настоящий момент в этом я был мастер. Хотя никогда и не думал что буду писать что-либо конкретно в сети. За прошедшие три года мастерство так отточилось, что я перед выходом в продуктовый магазин, на ходу мог в мобильнике писать html-файл со списком необходимых в этот раз покупок (хлеб, сигареты...).
   Возможно во многом этому способствовало именно то, что записи велись в мобильнике. Компьютеры и близко не стояли по текстовым возможностям с мобильниками. Жалкая программа TextEditor например, под сотню кодировок текста в себе имеет - любую тарабарщину перекодируешь, хоть с Windows на UTF, хоть с греческой кириллицы в Windows - ни в каком компьютере таких возможностей нет. И примеров подобных десятки. В общем создать хоть страницу, хоть целый портал с моей решимостью не проблема. Проблема - где создать.
  
  И я нашел где. Правда это WAP-хостинг. Но если пишешь на чистом HTML, то не все ли равно WAP это, или WEB? Единственное только и надо - соблюдать кодировку текста в UTF-8 (наиболее удобную для мобильников), а значит и обязательно ставить META-теги оповещающие компьютеры об этой кодировке - чтобы правильно все отображалось.
   В ночь с 29 на 30 июня я напившись кофе не спал - писал журнал. Писать не сложно, эдак плывешь без единой остановки на волне своей памяти. Больно конечно все заново ворошить, вспоминать, но... рано или поздно я все равно должен был это сделать. Ибо забывать ничего нельзя. А то что больно... это кусок моей жизни. Это не рубашка, которую можно снять и выбросить. Так что уж как есть.
  
  И раз уж это для всеобщего обозрения, то может будет правильно обратиться с просьбой о помощи к людям? Пусть 1000 человек не поймет, но 10 других поймут, или даже не понимая хоть чем-то помогут.
   И сразу вспомнились цыгане, алкаши, наркоманы собирающие деньги на бухло и наркоту, после которых до людей бывало не мог достучаться я. А как мне сейчас сделать, что бы не думали что я тоже такой наркот? Хотя, чего тут думать? Любой лжец скрывает свои данные. Значит данные свои мне лучше не скрывать. Конечно место своего жилища выказывать не следует, но способы связи, все какие есть - телефон, адрес электронной почты - следует оставлять на видном месте. Например в виде личной подписи под каждой страницей. Чтобы любой человек, от малого дитя до седого старика мог в любой момент убедиться, что все описанное не выдумка. Ясное дело и в ходе журнала - фамилии, имена, адреса, телефоны - все реальное и легко проверяемое. Только так и будет правильно.
  
  
  30 июня новый сайт стал наполняться. Первая страница, вторая, третья... Но все было напрасно - этого никто не видел. Сервер, на котором я выкладывал страницы своего журнала, предоставлял возможность проверять статистику посещений по дням, по конкретным страницам, по IP-адресам, по операторам и устройствам (телефонам). Я зараннее изучил вопрос и зарегистрировал сайт в поисковых системах.
   Бесполезно. Это был самый настоящий вопль в пустыне. Глас вопиющего. Кроме меня самого, на сайте был лишь один посетитель - откуда-то из Одессы что ли. И если сайт никому не известен, то этим посетителем мог быть только владелец этого сервера.
  
  Так и шли дни, недели. Когда я выезжал на свои поиски, а когда продолжал писать журнал. Читал который лишь один человек, где-то на другом краю земли, в Одессе.
  
  
  Лето хорошим быть не может - это я уяснил накрепко. Не стало исключением и это. Но на сей раз одежда не гнила от сырости. На сей раз трескались от жары земля и асфальт на трассе. А немного погодя земля полыхнула огнем. Еще не у меня под ногами, но вокруг, где-то рядом. Иногда казалось, что огонь уже очень близко - таким сильным было повсюду задымление. Мне оставалось сделать выбор - бежать, или готовиться вступить в смертельную схватку с наступающим пламенем. Не стоило тешить себя иллюзиями, что в такой схватке у меня будут шансы выжить. Однако, это МОЙ дом - здесь отойти по любому честнее.
   И я сделал выбор. Здесь, на этой высоте, я буду драться.
  
  
Оценка: 5.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"