Земляника Елена: другие произведения.

Путешествие Валенсии. Продолжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Затянула я с продолжением... Простите! Но реальная жизнь утянула к себе. Обновление от 02.02.2019. Спасибо, вам, читатели, что не забываете!:) И я уже на прямой дистанции к завершению истории. Закончу эту книгу и сделаю пока перерыв в своей графоманской практике.

  История Валенсии. Продолжение.
  Я испуганно подняла голову, пытаясь рассмотреть в полумраке его фигуру. Он был одет в свою привычную одежду - тёмный костюм из лёгкой материи.
  - Мне просто захотелось выйти в коридор, - сказала первое, что пришло в голову. Совсем не было времени, чтобы придумать более подходящую причину.
  - А также тебе просто захотелось потрогать ступени? - поинтересовался капитан Крамлис.
  Я быстро отдёрнула руку от пола и поднялась. Что можно ответить на такой вопрос? Не смеётся ли он надо мной? Но сарказма не было слышно в его голосе. Мне показалось благоразумным в этот момент вернуться в свою комнату.
  - Спокойной ночи! - пожелала я, направляясь к двери.
  - Подожди, Валенсия! - сказал капитан Крамлис, быстро спускаясь по лестнице.
  Я изумлённо посмотрела на его ноги. Он был без обуви. Потрясённая очередным нарушением этикета, я не сразу поняла, что капитан Крамлис подошёл слишком близко. Об этом оповестили мелкие всполохи искр между нами.
  - Почему? - спросил он, глядя на меня.
  Синие искры оставляли блики на его лице, придавая ему угрожающий вид.
  - Что 'почему'? - я пыталась скрыть тревожность, специально стараясь говорить громко и чётко.
  - Почему я всё ещё вижу это? - он вдруг яростно взмахнул рукой, как будто пытаясь погасить миниатюрные звёзды, мерцающие преградой между нами.
  Я испуганно вздрогнула, но тут же возмущённо ответила:
  - А что вы сделали, чтобы мне понравиться?То, что вы практически купили меня, вовсе не может заставить меня влюбиться в вас! Этого мало, понимаете?!
  Я быстро толкнула дверь в свою комнату и резко захлопнула её у себя за спиной. Но тут же прикрыла рот ладонью. Удары сердца глухо отдавались в груди. Что я наделала? Почему сказала эти грубые слова? Где же моя благодарность? Ведь капитан Крамлис столько сделал для моей семьи!
  Распахнув дверь, я решила извиниться, но застала лишь пустой коридор.
  Мучения от того, что поступила не по правилам, терзали меня и мешали спать, поэтому сон был прерывистым и тяжёлым. К тому же я специально прислушивалась к шагам на лестнице, чтобы случайно не столкнуться с мужем. Ночной порыв, когда мне хотелось извиниться, прошёл. Теперь я боялась встретиться с ним и старалась отсрочить этот момент. Поэтому просидела голодная в комнате всё утро, слушая, как внизу передвигался капитан Крамлис, не спеша уходить.
  Когда все звуки стихли, я осторожно выглянула и тут же встретилась взглядом с Чиусси.
  - А я думаю, долго ты ещё будешь спать! - возмутилась она, - капитан Крамлис попросил тебя не будить, так я уже измаялась, ожидая, когда ты проснёшься!
  - Он уже ушёл? - нетерпеливо уточнила я, стараясь не выдать эмоций.
  - Да, давно ушёл. Раздражённый был. Мрачнее обычного. Сказал, что вы сегодня к Слоупсам собираетесь. И ещё, чтобы я тебе больше помогала. Так в чём тебе нужно помочь, госпожка? - Чиусси говорила, но я не вслушивалась в смысл после первых слов.
  Значит, капитан Крамлис был хмурым. Сердитым более привычного. Это из-за моих слов прошлой ночью! Не иначе! Как же мне теперь общаться с ним, когда мы будем в гостях? Да ещё и при Женевьеве, которая у него вызывает восхищение своим умом?
  В этот момент я обратила внимание, что Чиусси машет рукой у меня перед лицом.
  - Эй, госпожка, ты здесь? Вроде в твоих способностях этого быть не должно, - сказала она.
  - Не понимаю, о чём ты, - ответила я, недовольная её вмешательством в мои размышления.
  - Деда может видеть то, что происходит далеко от него. Но он сказал, что тебе этого не дано, - протянула Чиусси, разглядывая меня.
  - Старейшина Даримин знает, что у меня есть какие-то способности? - поразилась я, - но какие именно?
  - Деда сказал, что ты можешь давать людям то, чего им не хватает. Именно поэтому капитан Крамлис выбрал тебя. Он знает, что только ты можешь дать ему любовь. Но пока отвергает её, - ответила Чиусси, и тут же хитро улыбнулась, - значит, у вас ещё не было брачной ночи?
  Её тон и слова в который раз показали, насколько она далека от нашего общества.
  - Очень неприлично говорить подобные вещи, Чиусси! - возмущённо отчитала я, не собираясь обсуждать отношения между мужчиной и женщиной с этой дикаркой.
  - Поможешь приготовить завтрак? - я перевела разговор на другую тему.
  - Уже готов, - обиженно буркнула она, - ты бы ещё дольше спала.
  Я поблагодарила за заботу и даже села за стол в ожидании обслуживания, забыв, что Чиусси не работница и нести еду мне не обязана.
  'Перестань так сильно беспокоиться о мелочах!' - вдруг прозвучал голос в голове голос Нехотя.
  Зверь, как обычно, разлёгся на подоконнике, раскинув лапы. Казалось, солнечный свет ему вовсе не мешал.
  Я улыбнулась, потом накрыла на стол вместе с Чиусси. Нехоть прав, хватит огорчаться по каждому поводу.
  Пока мы завтракали, я расспрашивала девушку о подробностях жизни господ в Лорипик.
  - Да вообще непонятно то, как ведут себя господа! Они целыми днями ходят друг к другу в гости, пьют, едят и говорят о погоде. Тьфу! - сердито рассказывала она.
  Я улыбнулась, представив привычную картину для столицы. А Чиусси всё больше хмурилась и наконец добавила:
  - Зря деда не соглашается с капитаном Крамлисом... Не место им там!
  Я удивленно взглянула на неё. Какая всё-таки странная манера высказывать всё, что вздумается.
  - О чём ты говоришь?
  - Тебе лучше деда объяснит, - буркнула она, вставая из-за стола.
  Визит к Слоупсам ещё не начался, но уже приносил много неудобств. Мало того, что я не хотела видеть дам, так ещё и Чиусси успела внезапно заинтриговать меня настолько, что возникло сильное желание поговорить со старейшиной Даримином как можно скорее. Хотя сначала лучше решить, какие вопросы стоит задать. Иначе опять могу растеряться.
  Отчего же он решил, что я могу дать любовь капитану Крамлису? Может, Чиусси это выдумала? Неужели на самом деле капитан Крамлис женился на мне по этой причине? Нет, это слишком странно и невероятно, чтобы быть правдой.
  - Госпожка, ты вновь о чём-то сильно задумалась? - громко спросила Чиусси, - тебе ведь одеваться уже пора.
  - Да, верно! - спохватилась я и поспешила наверх.
  Она что-то бурча себе под нос поднялась следом в мою комнату. Выбор наряда предстоял непростой. Чересчур роскошное платье покажет, что мне небезразлично мнение дам Слоупс, а слишком простое - даст им повод искусно унизить меня в очередной раз. Учитывая эти доводы, я остановилась на платье со скромным рисунком, но самого модного покроя.
  - Выглядишь, как на картинках в дамском журнале, - хмыкнула Чиусси, когда помогла мне сделать причёску, - только они ещё всё время с зонтиками и в перчатках красуются.
  Я достала коробку с аксессуарами и деловито стала перебирать вещи.
  - Это что, всё твоё? - поражённо воскликнула она, заглянув мне через плечо.
  - Да, - нетерпеливо ответила я, размышляя, какой цвет перчаток более подходит к платью - нежно-персиковый или светло-бежевый.
  - Но у тебя всего две руки! - продолжила Чиусси, - а здесь перчаток, наверняка не меньше, ммм... Слишком много их!
  - Ах, да они непрочные, - пояснила я, - к тому же нельзя использовать несоответствующую наряду пару.
  - А зачем делать непрочные вещи? - не унималась она, - какой тогда в них смысл?
  - Красота, изящество, мода, - снисходительно перечислила я, - но для тебя это неважно, не так ли?
  - Что красивого в дырявых перчатках? - угрюмо спросила Чиусси.
  - Да кто же будет носить дырявые! - я легко покачала головой, удивляясь её странной настойчивому вниманию к этому предмету, - конечно же их выкидывают в мусор.
  - Господа запросто загрязняют Природу ради моды! - гневно выпалила она, уперев руки в бока.
  Я окончательно отвлеклась от выбора перчаток и внимательно посмотрела на неё.
  - Что же ты так необычайно сильно реагируешь? - недоумённо уточнила у неё.
  - Потому что я не хочу гулять по лесу, усыпанному порванными перчатками! - она кинула злой взгляд на меня и быстрым шагом вышла из комнаты.
  - Чиусси! - растерянно позвала я, настолько скоро выбегая в коридор, насколько позволяла узкая юбка.
  Но в коридоре уже никого не было. Перегнувшись за перила, я мельком осмотрела первый этаж, но и там её не было.
  Отчего же она так осерчала? Непонятно. Вернувшись в комнату, я взяла перчатки нежно-персикового цвета и ажурный летний зонтик к ним в тон. А после этого спустилась на веранду в ожидании воркнетов с портшезом.
  'Делать вам больше нечего - по гостям шататься!' - послышался уже привычный ленивый голос Нехотя.
  Я обернулась. Оказывается, он перебрался с подоконника на широкие перила. 'Может, взять тебя с собой. Статус мне повысишь...' - задумалась я, улыбнувшись зверьку. Пусть он и наглый, но зато не бросает меня по непонятной причине, как Чиусси.
  'Оставь эти глупые мысли! Я никуда не пойду. Мне и тут хорошо', - Нехоть вальяжно растянулся на доске и пару раз покачался из стороны в сторону.
  Я обиженно отвернулась и вновь стала смотреть на плетёные из веток ворота. Не знаю, сколько прошло времени, прежде, чем появились воркнеты и капитан Крамлис, но стало значительно жарче, чем утром. Пока я ждала, мне не раз приходилось промокать платком виски и шею, несмотря на то, что пряталась в тени. При виде мужа к тому же так разнервничалась, что даже забыла его поприветствовать.
  - Разве вы не собирались встретиться со мной позже, уже у Слоупсов? - спросила у него.
  - Добрый день, Валенсия! - он, однако, не забыл об этикете, - хорошо выглядишь.
  Я вымученно улыбнулась, непроизвольно комкая платок в руках. Что лучше сказать в ответ? Почему в голове такая гулкая пустота?! Так ничего и не придумав, я подошла к воркнетам, поприветствовав их. Все мужчины были мне неизвестны. Они аккуратно поставили на землю красивый портшез. Сев в его кресло и дождавшись, пока закроют резную тонкую дверцу, я украдкой взглянула на мужа. Увидев, что он неотрывно смотрит в мою сторону, я резко отвернулась. Неужели действительно то, что передала мне Чиусси, правда? Единственная, кто может дать любовь капитану Крамлису. А вдруг он сейчас тоже задаётся этим вопросом?
  Я достала веер и начала быстро им обмахиваться. Смущение всё нарастало. Тем временем воркнеты слаженно подняли портшез и направились к тропе из поселения. В ту сторону, что вела в лес. Боковым зрением я заметила сквозь ажурную решётку, что капитан Крамлис идёт рядом. И как ему удаётся оставаться таким уверенным и спокойным, быстро двигаясь при дневной жаркой погоде? Но вскоре этот вопрос оставил меня, так как следование по дороге становилось всё интереснее.
  Сначала мы миновали тот отрезок пути, по которому ходили ранее с Чиусси. Лесная чаща плотной стеной обрамляла тропу по сторонам. Постепенно деревья стали редеть, а затем и вовсе пошёл мелкий кустарник. Изредка среди зелёной травы возникали огромные каменные валуны. Издали это выглядело, как зелёный пушистый ковёр со светлыми пятнами камней да цветастым узором из растений. Потом дорога пошла с небольшим наклоном вниз, открывая глазам великолепную картину.
  Множество небольших водоёмов, обрамленныекаменной каймой, создавали причудливую сеть зеркальной глади. Они располагались на разных уровнях, плавно спускаясь почти до того места, где мы ненадолго остановились.
  Единственным недостатком пейзажа были дома. Они портили весь вид своей неуместностью и присущей городу помпезностью.
  - Нравится? - впервые за весь путь обратился ко мне капитан Крамлис.
  - Красиво! - ответила я, разглядывая водоёмы.
  - Посмотри назад! - сказал он.
  Я обернулась, прищурившись от солнечных лучей, проникающих сквозь щели узорчатого рисунка стен портшеза. Вдали блестел океан, ограничиваясь лесом. Сочетание сине-зелёных оттенков было идеальным.
  - Ты хотела бы здесь жить? - тихо добавил капитан Крамлис. При этом он напряжённо смотрел вдаль, будто бы и не мне задал вопрос.
  Я задумалась. В этот момент вспомнился уютный дом из тёплого дерева, что остался внизу в поселении, и мне стало понятно, что побывать в Лорипик хорошо, но только недолго.
  - Нет, - также негромко ответила я.
  Он бросил короткий взгляд в мою сторону, но ничего не сказал. Тем временем воркнеты уже поднесли портшез к красивому особняку из белого камня. Как и ожидалось, это было самое большое и помпезное в округе сооружение с прилегающими к одной стороне водоёмами. В некоторых из них вода переливалась через край, создавая небольшие водопады и наполняя источники, расположенные ниже.
  Портшез опустили на землю, и я вышла, чтобы встать рядом с капитаном Крамлисом. А к нам уже спешили хозяева. Какой разительный контраст в отношении к гостям показывали они. Если командир Слоупс едва сдерживал себя от высказывания постоянного восхищения капитаном Крамлисом, то его жена, наоборот, чаще посматривала настороженно. Женевьева, как обычно, была сдержанна. В этот раз мне уделили меньше внимания, поэтому визит проходил легче, чем это ожидалось.
  - Милейший капитан Крамлис, расскажите, как вам удаётся справляться с этой удушающей жарой? - поинтересовалась госпожа Слоупс, когда мы сидели на террасе в ожидании обеда, любуясь видами вокруг.
  Специально для меня перед этим провели экскурсию по особняку. При этом каждый раз подчёркивая, сколь сильно это здание отличается от дома капитана Крамлиса. Безусловно, в лучшую сторону. Каждый раз я соглашалась с этими доводами, кивая с милой улыбкой на лице. Дело в том, что ещё при первом вопросе: 'Не правда ли, душенька, это место гораздо более достойно господ, нежели поселение на берегу?' не желая раздоров, мне пришлось ответить утвердительно. И сразу стало заметно, как не нравится такая реакция госпоже Слоупс. Отказаться от удовольствия и дальше раздражать её столь лёгким способом, было выше моих сил.
  И вот теперь, на террасе мне было интересно, а как капитан Крамлис отреагирует на небольшую провокацию. Но он не стал тешить самолюбие ни одной из сторон. Лишь холодно взглянул на госпожу Слоупс и вновь стал смотреть на горы.
  - Знаешь, твоя манера, Агуст, всегда носить чёрное идеально подходит к твоему характеру, - добавил командир Слоупс.
  Женевьева неодобрительно нахмурила брови, услышав неприкрытую лесть, и посмотрела на капитана Крамлиса в ожидании ответа. Тот лишь едва заметно кивнул в знак согласия и обратился ко мне:
  - Валенсия, знаешь ли ты историю этих мест?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Ах, капитан Крамлис, расскажите! - экзальтированно воскликнула госпожа Слоупс, обмахиваясь веером, - всем известно, что вы знаете очень много о землях Лорипика.
  Забавно было наблюдать за реакцией господ. Казалось, капитан Крамлис был как солнце, а они - подсолнухи, что поворачиваются синхронно его движениям. Это напомнило мне отношение родителей к моему тогда ещё будущему мужу. В столице мне казалось, что их реакция объяснима преклонением перед его известностьюи богатством. А что движет столь разными по характеру господами Слоупс?
  Размышляя таким образом, я немного отвлеклась и не сразу заметила, что на меня смотрит капитан Крамлис, а вместе с ним и все остальные. Не понимая причины, я на всякий случай неопределённо покачала головой и слегка извиняюще улыбнулась. Всё, как учили в пансионе.
  - Не сейчас. Возможно, как-нибудь позже, - внезапно помрачнев, ответил капитан Крамлис.
  Повисла неловкая тишина, вовремя прерванная воркнетом, приглашающего нас к обеду. Двери столовой выходили на террасу, поэтому идти было недалеко. Их оставили открытыми, чтобы было возможно любоваться видами гор вдали. Белые атласные занавеси слегка колыхались от ветерка, создавая ощущение приятной прохлады.
  Я улыбнулась, когда поняла, что по новой привычке автоматически мысленно спросила у блюда, поставленного передо мной на столе, съедобна ли еда.
  Капитан Крамлис начал разговор с командиром Слоупсом. В ходе их беседы стало понятно, что уже через месяц мы возвращаемся в столицу. Я стала прислушиваться внимательнее, но остальной диалог касался, видимо, исключительно рабочих вопросов, суть которых мне была неясна. Потеряв интерес к этому предмету, я обратила внимание на вид из комнаты. Оказывается, горы завораживают не меньше океана.
  От созерцательности меня всё время отвлекало поведение Женевьевы. Периодически она бросала короткий взгляд на меня, а потом длительно задерживала взор на капитане Крамлисе. Её мать хотела незаметно одёрнуть дочь, но в ответ получила лишь раздражённое подёргивание плечами от красавицы.
  Некоторое время мне невольно пришлось наблюдать эту картину, но вскоре я вновь вернулась к виду гор. Их вершины ярко освещало солнце, заставляя любоваться неведомой ранее красотой.
  - Госпожа Валенсия, милочка, пройдёмте на террасу, там обзор лучше! - позвала меня госпожа Слоупс, когда с основной частью обеда было закончено, - чай нам подадут туда.
  Я недоумённо посмотрела на стол. Засмотревшись на природу, я, видимо, пропустила момент, когда капитан Крамлис и командир Слоупс вышли из комнаты.
  - Какая вы, право, рассеянная сегодня, милочка, - заметила госпожа Слоупс и тут же добавила, - впрочем, как обычно.
  - Просто впервые так близко к горам, - пояснила я, - не ожидала, что они настолько прекрасны.
  - Понятно, - протянула она, - вам ближе по натуре дикая природа. Слышишь, душенька, как отличается госпожа Валенсия от тебя, моя деликатная девочка! Тебе же более присуща столичная среда.
  - Мне ближе по натуре красота природы! - я решила, что не дам госпоже Слоупс насмехаться надо мной.
  - А вы быстро учитесь, госпожа Крамлис, - Женевьева бросила на меня неприязненный взгляд и вышла на террасу.
  - Что-то мне душно, - я искала повод не идти за ней вслед, - мне стоит навестить дамскую комнату и освежиться.
  - Вас проводить, милочка? - недовольно спросила госпожа Слоупс.
  - Не нужно, - решительно отказалась я, - когда вы показывали дом, я запомнила её месторасположение.
  Дама кивнула головой в знак согласия и направилась к дочери.
  Из-за рабочих вопросов капитана Крамлиса визит затянулся, а мне уже скорее хотелось вернуться в поселение. Я шла по коридору и думала, как долго ещё придётся терпеть дам Слоупс. Даже виды гор и водоёмов уже не скрашивали ожидания.
  Зайдя в дамскую комнату, я сразу присела на элегантную кушетку. Нельзя отрицать, что этот дом обставлен очень богато. Сквозь зашторенное окно проникало достаточно света и при этом не было душно. Интересно, как здесь устроена вентиляция воздуха?
  Посидев пару минут в тишине, я вдруг услышала глухие голоса. Различить их было несложно. Где-то поблизости разговаривали капитан Крамлис и командир Слоупс. Речь доносилась невнятно, позволяя разобрать только отдельные слова, сказанные повышенным тоном. Но и услышанного хватило, чтобы насторожиться.
  - ... через 3 месяца... - голос мужа был твёрдым и уверенным, как обычно.
  - ..те. Они откажутся! - явно пытался возразить ему командир.
  - Тогда Женевьева, - угроза повисла в воздухе, как осязаемая.
  - Нет! Единственная дочь... - возмущённо выкрикнул командир.
  - Через три месяца, - едва различимо повторил капитан Крамлис.
  Сколько бы потом я не прислушивалась, разобрать отдельные слова не получалось. Что будет через три месяца? И разве не был похож разговор на шантаж со стороны капитана Крамлиса? Нет, этого не может быть! Мой муж не опустится до подобного. Но тогда причём здесь Женевьева?
  Разволновавшись, я прошлась по небольшой комнате несколько раз туда-сюда. Что происходит?
  - Милочка, да на тебе лица нет! Совсем дурно выглядишь, - вовсе без сочувствия встретила меня госпожа Слоупс, стоило вернуться на террасу, - уж не ожидается ли пополнение в семье?
  - Мама! - одёрнула её дочь.
  Я недоумённо перевела взгляд с одной дамы на другую. Какое пополнение? О чём она? Неужели моё лицо выдаёт впечатление о недавно подслушанном разговоре?
  - Со мной всё в порядке! Просто не привыкла к горному воздуху, видно, - я нашла объяснение своему виду, игнорируя непонятные намёки госпожи Слоупс.
  Но спустя минуту догадка осенила меня - она говорит о ребёнке и предполагаемом бремени! Я почувствовала, как 'краска заливает' лицо.
  - Не помешал ли вам шум в дамской комнате? - меж тем поинтересовалась госпожа Слоупс, вновь отвлекая от размышлений.
  - Какой шум? - я поспешила изобразить удивление, - нет, ничего такого.
  - Вот и хорошо! - слащаво улыбнулась госпожа Слоупс.
  По её виду стало понятно, что о хорошей слышимости в дамской комнате она знает. Возможно, даже сама занималась планировкой дома так, чтобы быть в курсе дел мужа.
  На террасу вышли капитан Крамлис и командир. Госпожа Слоупс сразу устремилась к ним. Женевьева лишь взглянула на капитана Крамлиса и вновь отвернулась в сторону гор. Она стояла у перил, и послеполуденное солнце особенно выгодно подчёркивало её стройную фигуру в эту минуту. Кружевной зонт в её руке, добавлял изящности в общую картину.
  Я боялась увидеть выражение лица мужа, смотрящего на Женевьеву, поэтому опустила голову, разглядывая подол своего платья.
  - Валенсия, нам пора домой! - капитан Крамлис подошёл ко мне и обратился к остальным, - благодарю за гостеприимство!
  Он направился к ступеням и стал быстро спускаться. Я пролепетала положенные при прощании слова и поспешила за ним следом.
  Госпожа Слоупс что-то говорила за спиной, но мне хотелось быстрее покинуть этот дом, да и приличия уже были соблюдены. Задерживаться долее не было нужды.
  Как было бы хорошо, если бы капитан Крамлис взял меня за руку и увёл отсюда далеко-далеко. А потом бы развеял в прах все мои домыслы о нём и леди Женевьеве. Что же их связывает?
  Голова разболелась от вопросов и почти весь обратный путь я просидела в портшезе, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Домой мы вернулись уже в сумерках. Воркнеты сразу ушли, стоило мне выйти из портшеза и поблагодарить за услугу. Мы остались с мужем вдвоём.
  Я хотела сразу подняться в свою комнату, но капитан Крамлис остановил меня словами:
  - Валенсия, насчёт вашего упрёка прошлой ночью...
  Я замерла, ожидая продолжения.
  - Ты думаешь, что моё поведение поможет изменить то, что ты ко мне чувствуешь? - тихо договорил он.
  - Что связывает вас с Женевьевой? - дрожащим голосом спросила я.
  Эта тайна не давала покоя мне уже некоторое время, и не хотелось упускать возможности всё выяснить.
  - С леди Слоупс? - удивлённо переспросил он, - при чём здесь она?
  - Между вами есть или были отношения? - разумом я понимала, насколько глупы мои подозрения, но не могла остановиться.
  Благом было ещё то, что зайдя в дом, мы не успели включить свет, и я не видела лица мужа. Казалось, полумрак позволяет мне быть более откровенной.
  - Ты ревнуешь? - недоверчиво уточнил капитан Крамлис, подходя ближе.
  Он провёл рукой у моего лица, и блеснуло всего две-три искры. Я испуганно взглянула на него и увидела, как он улыбнулся. Быстрой довольной улыбкой.
  - Любопытно! - протянул капитан Крамлис, - чувство собственника ослабевает твою защиту. Всё время забываю, что ты обычная женщина в основном.
  Я оскорблённо задышала, судорожно пытаясь найти достойный ответ. Но так ничего и не придумав, мне оставалось только уйти, игнорируя тихий смех самодовольного мужчины.
  Позже в комнате мне было слышно, что капитан Крамлис вновь плавает в водоёме, но я ни за что бы теперь не поднялась посмотреть на него. Больше всего сердило то, что из-за моей вспыльчивости вопрос о Женевьеве остался без ответа. И мне остаётся мучиться в поисках подходящего объяснения ситуации. Но это точно не ревность! Просто непонятное сомнение, к которому я возвращаюсь вновь и вновь. Как же мне нужен советник, чтобы разобраться в этой путанице мыслей! Завтра же нужно обратиться к старейшине!
  Утром меня разбудила Чиусси, с грохотом поставив посуду на стол. Спустившись вниз, я поздоровалась с ней, но в ответ получила лишь недовольное молчание.
  - Неужели дорога в наш дом была усыпана дырявыми перчатками, и это испортило тебе настроение? - не удержалась я от шутки.
  - Лишь бы посмеяться! - возмутилась она, передвигая Нехотя, чтобы вытереть подоконник, - а сама ничего не знаешь!
  - А мне что-то следует знать? - поинтересовалась я, присаживаясь за стол. От блюд с нарезанными фруктами и лепёшками сразу стало веселее на душе.
  Нехоть сполз с подоконника и залез ко мне на колени. 'Ходят тут, спать мешают!' - ворчливо передал он свои мысли.
  - Скоро всё изменится, как бы деда не сопротивлялся! - сказала Чиусси и бросила тряпку, отвернувшись к окну.
  Я посмотрела на неё. Не понимаю, что за перепады настроения? И как теперь её расспросишь, если капитан Крамлис просил об осторожности?
  - Можешь проводить меня к старейшине Даримину сегодня? - уточнила я.
  - Нет, сегодня деда занят весь день, - ответила она, поднимая тряпку и вновь принимаясь за работу.
  После завтрака я ещё немного пообщалась с Чиусси. Остальной день прошёл в мелких хлопотах по дому, да составлением списка вопросов к старейшине Даримину. Самое главное, что хотелось узнать, что за способности мне даны? И знает ли о них капитан Крамлис? Известно ли старейшине, что за события должны произойти через три месяца? Именно об этом сроке говорил капитан Крамлис. А может, это всё связано со словами Чиусси об изменениях, что вскоре придут?
  Конечно, меня интересовали вопросы о непонятных отношениях мужа с Женевьевой, но нельзя спрашивать о подобном. Правилами приличия обусловлено обратиться к нему самому за разъяснениями, но на деле это слишком трудно осуществить.
  За неделю так и не удалось встретиться со старейшиной. Да и муж был очень загружен. Он даже уезжал вглубь материка на пару дней, попросив Чиусси составить мне компанию на это время. Она уже давно перестала сердиться и в один из дней принесла чёрные ягоды, которые нужно было истолочь и намазать на волосы. Благодаря этому можно было скрыть синие пряди. А ими уже пора было заняться, так как, расчёсываясь как-то утром, я заметила, что вся шевелюра у корней стала тёмно-синей.
  В тот день мне стало понятно, что я окончательно стала воркнетом. Странно, что кроме изменения цвета волос, это больше никак не изменило мою внешность. Вся суть проявлялась только новыми способностями путём мыслей, нового осознания окружающей среды вокруг.
  После применения местных ягод волосы стали пышнее. Отдельные пряди не желали укладываться в аккуратную причёску, норовя выбиться и придавая мне более легкомысленный образ. Зато радовал насыщенный цвет и его переливы на солнце.
  Дни проходили однотипно. Иногда казалось, что весь день я жду мужа лишь для того, чтобы потом весь вечер избегать общения с ним. Да он и не старался более сделать близкими наши отношения. Каждый вечер он быстро и молча ужинал, а затем поднимался в свою комнату или плавал в водоёме. Это угнетало меня, подавляя желание быть приветливой с ним. Вскоре я вновь решила продолжить писать господину Стравински свои неотправленные письма.
  'Добрый день, господин Стравински!
  Как вы поживаете? Есть ли успехи в освоении Пустыни Предков?
  Знаете, воркнеты вовсе не такие страшные, как мне показалось тогда у железной дороги. Помните, как меня напугала первая встреча? Сижу сейчас и улыбаюсь, вспоминая наши приключения. Надеюсь, вы не сочтёте меня глупой и безрассудной только из-за того, что прошлое время я вспоминаю с лёгкой ностальгией.
  Не поймите меня неправильно, сейчас я очень хорошо живу. Казалось бы, лучше и быть не может. Мой муж - уважаемый человек! Он сильный, умный, умеет общаться с подчинёнными. Мы живём в прекрасном уютном доме.
  Знаете, здесь такая необыкновенная природа. Все краски яркие, насыщенные. Воздух полон прекрасных цветочных ароматов. Я думаю, вам бы на материке очень понравилось. И местные жители здесь хорошие. Вот только вас здесь нет...'
  Я с удивлением посмотрела на последнее предложение, что вышло из-под пера. Какая глупость, печалиться о том, что господин Стравински не приехал сюда! Возмущаясь собственными странными мыслями, я разорвала письмо в клочья. Сколько можно вести себя столь опрометчиво? Нужно уничтожить все письма! Но я сразу рассталась с этой идеей. В доме не было камина, а выбросить все листы в мусорную корзину было бы неосмотрительно.
  - Госпожка, сколько можно сидеть дома! Пойдём искупаемся! - потребовала Чиусси как-то утром.
  Я недоумённо посмотрела на неё.
  - Поплаваем в океане! - пояснила она, - конечно, можно и в источниках, но до них далеко, да и жарко там.
  Я уже узнала историю источников. Вернее, местную легенду про то, как красавица, она же древняя владычица, так сильно оплакивала своего суженого, сидя на вершине скалы, что от её слёз образовались многочисленные небольшие водоёмы. Такие же тёплые и солёные, как её слёзы. При этом история умалчивает, что же случилось с возлюбленным и почему его стоило оплакивать. Меж тем купание в источниках приносит удовольствие и дарит телу лёгкость.
  Всё это было мне известно только со слов Чиусси, так как было неясно, можно ли принять там ванну, подходящим для дамы способом, ведь источники были открыты со всех сторон.
  - А как организованы купальни для дам на пляже? - спросила я.
  - Что? - удивилась Чиусси.
  - Как нам искупаться в океане, соблюдая приличия? - терпеливо пояснила я.
  - Ясно! - улыбнулась она, - боишься, что за нами будут подглядывать?
  - Можно сказать и так, - подтвердила я.
  - Тогда нужно сказать Индеми, чтобы никого не подпускал близко, пока мы плаваем, - предложила Чиусси.
  - Но ведь твой брат сможет нас увидеть, - заметила я.
  - Скорей всего он будет подглядывать. Ты же ему нравишься! - засмеялась она.
  - Чиусси, ты же понимаешь, что это неприемлемо? - сдерживая возмущение, проговорила я.
  - Ладно! - согласилась Чиусси, - скажу Индеми, что подсматривать непрем... мие...млемо. Вот так словечки вы используете!
  - Не подойдёт, - покачала я головой, - нужно спросить капитана Крамлиса.
  - Какая же ты послушная жена! Скучно! - возмутилась она, потянувшись.
  - Зато это правильное решение, - объяснила я.
  - Но твой муж в лучшем случае разрешит пойти на пляж только завтра! - начала канючить девушка, - а океан только сегодня почти без волн. Ты же боишься больших волн, и сама потом откажешься плавать, верно?
  Я вздохнула. Что правда, то правда. Но вдруг очень сильно захотелось поплавать. Это было бы приятным разнообразием после нескольких последних скучных дней. Может, стоит рискнуть?
  - Ладно, давай сходим сегодня! - решилась я.
  Чиусси победно заулюлюкала и радостно запрыгала по комнате. 'Настоящая дикарка!' - подумала я, но не смогла удержаться от улыбки, наблюдая за ней.
  - Тогда я побегу за Индеми! - сказала она, выбегая с веранды, где мы до этого сидели на скамье.
  Я поднялась к себе в комнату и открыла сундук с вещами. Где-то среди коробок с аксессуарами должен был лежать купальник. Я точно помню, что мне его шили перед свадьбой. Новомодный, яркого жёлтого цвета, почти неприличный. Колено лишь слегка прикрывали большие рюши. И сверху от локтя руки оставались открытыми. Ужасно, если кто-то увидит меня в такой одежде. Хотя мама странно улыбалась, говоря, что капитану Крамлису должно понравиться.
  Я приложила купальник поверх платья и посмотрела на отражение в зеркале. Нет, невозможно надеть его! Потрогав тонкую ткань, я увереннозасунула купальник на дно сундука. Лучше использовать лёгкую ночную рубашку с длинными рукавами. Только вот как быть с панталонами? В итоге я надела рубашку под платье, фасон которого позволял не использовать корсет. Волосы стянула в тугой узел на затылке, насколько возможно сильно.
  Вскоре прибежала запыхавшаяся Чиусси. Она уже договорилась с братом. Он остался ждать нас во дворе. Я взяла заранее приготовленную сумку с полотенцем, бутылью воды, покрывалом и дополнительным зонтом от солнца.
  - Ой, сколько всего ты набрала! - воскликнула Чиусси, заглядывая в сумку, - а зачем так много?
  - Всё это нужно даме на пляже, - я вспомнила, что нужно учить её манерам, - тебе стоит поучиться у меня. Где твой купальник?
  Девушка улыбнулась и сообщила:
  - А он всегда на мне!
  Я пожала плечами, не удивляясь странностям местных жителей. Всегда носить под платьем купальник - ещё не самое удивительное на материке. К тому же я тоже надела рубашку сразу.
  Чиусси вручила сумку брату, и он тут же легко закинул её на плечо. Мы поздоровались, причём Индеми широко улыбнулся в ответ на мой вежливый кивок головой. Мне сложно было даже мысленно называть господином парня, на котором из одежды были лишь чёрные полотняные штаны до колена.
  Воркнет быстро зашагал и вскоре был уже далеко. Чиусси уже приноровилась к моему неспешному ходу, поэтому мы сразу отстали.
  - Не беспокойся! - сказала она, - я знаю, где пляж, так что можно не спешить.
  Мы шли по поселению и сначала виднелись только густые заросли естественных заборов. Внезапно они закончились, открывая непривычную картину. Несколько воркнетов копали узкие ямы. Рядом лежали толстые стволы деревьев. С одним из работников разговаривал капитан Крамлис. Он нас сразу заметил, но закончил разговор, прежде, чем подойти.
  - Валенсия, куда ты направляешься? - требовательно спросил он.
  Я уже переборола первый приступ боязни перед ним, поэтому смогла вполне уверенно ответить.
  - Мы решили искупаться. Чиусси обещала показать хороший пляж.
  Капитан Крамлис посмотрел внимательно на меня, при этом я с трудом удержалась, чтобы не опустить взгляд.
  - Нет! Я запрещаю! - коротко, но настойчиво сказал он и, сузив глаза, стал наблюдать за приближающимся Индеми.
  Парень, видимо, решил вернуться за нами, устав ждать.
  - Мне хотелось бы поплавать сегодня, пока волн почти нет, - уже запинаясь, попросила я.
  - Валенсия, я не меняю своих решений! Возвращайтесь с Чиусси домой! - терпеливо, как ребёнку, приказал капитан Крамлис.
  Этот тон вдруг вызвал во мне чувство протеста. Что предосудительного в том, что я хочу искупаться?! Почему мне отказано в такой малости? Из-за накативших эмоций я решилась обратиться к мужу по имени:
  - Агуст, мы с Чиусси пойдём на пляж! Я не хочу проводить такой приятный день в помещении!
  Дрожа от волнения, я слегка кивнула Чиусси и направилась по той дороге, где мы шли ранее, надеясь, что иду верно. Смелости, чтобы обернуться и увидеть реакцию капитана Крамлиса на эту выходку, мне уже не хватило.
  - Валенсия, подожди! - окликнул меня он.
  Я остановилась. Ко мне подошла Чиусси и едва заметно пожала мою ладонь.
  - Ух ты! - шепнула она.
  Я повернулась к ней и испуганно спросила:
  - Что он собирается делать?
  - Твой муж жутко пугающий, госпожка! Как ты его выдерживаешь? Он сейчас с работниками разговаривает, да на нас поглядывает.
  Я осторожно посмотрела назад. Капитан Крамлис как раз закончил общаться и направился к нам. Вслед ему послышались громкие возгласы:
  - Всё верно, за молодой жёнушкой нужен глаз да глаз!
  - Из-за такой красотки я бы тоже устроил себе перерыв в работе!
  Но они быстро стихли, стоило капитану Крамлису коротко взглянуть на подчинённых. Лишь некоторые воркнеты продолжали хитро улыбаться.
  Индеми подошёл к нам и негромко сказал:
  - Да, ревнивый тебе достался муж! Но я считаю, так и надо! А у меня теперь есть повод повеселиться.
  Я удивилась его легкомысленному отношению. Во мне самой, казалось, всё трясётся мелкой дрожью от страха.
  - Индеми, ты можешь быть свободен! Я провожу дам на пляж, - сказал капитан Крамлис, протягивая руку, чтобы забрать сумку у парня.
  - Я всегда свободен, - лениво ответил тот, - у меня сейчас никаких дел, пройдусь с вами.
  - Тебе лучше пойти в другую сторону, желательно, в противоположную, - отреагировал капитан Крамлис, - мы прекрасно обойдёмся без твоей компании.
  - Вы - возможно, а вот госпожа Валенсия, пожалуй, не против, да? - он подмигнул мне и улыбнулся.
  Переводя недоуменный взгляд с одного мужчины на другого, я пыталась понять, что мне делать.
  - Вместе ведь веселее, да, госпожка? - засмеялась Чиусси, беря меня под руку.
  - Да, - подтвердила я, чувствуя, как сильное напряжение начинает отступать.
  - Вот и решено, глубокоуважаемый капитан Крамлис, идём на пляж все вместе! - радостно завершил разногласия Индеми.
  Когда мы пошли, я украдкой посмотрела на капитана Крамлиса. Он хмурился, но более ничего не говорил.
  С главной широкой тропы мы вскоре свернули, стоило дойти до леса. В зелёной чаще гортанными голосами перекрикивались животные, но как-то лениво, будто их разморила жара. Я внимательно смотрела под ноги, боясь споткнуться о переплетённые корни деревьев. Индеми шёл первым, почти рядом с ним ловко вышагивала Чиусси и замыкали шествие мы с мужем. Поначалу я тревожилась, ожидая осуждения своего поведения, но капитан Крамлис молчал. Лишь изредка убирал ветви деревьев, что могли помешать мне пройти.
  Прошло немного времени, как перед нами открылся вид на прекрасную лагуну. Я восторженно замерла. Когда мы прибыли на материк, у меня вовсе не было времени, рассмотреть берег и окрестности. Теперь же вся виды океана и природы вокруг не переставали вызывать восхищение.
  - Как же здесь красиво! - радостно воскликнула я, оглянувшись на остальных.
  - Этот пляж только для местных, - горделиво произнёс Индеми, - считайте, вам повезло!
  - Давай уже, шагай выставлять преграду! - возмутилась Чиусси, - вызвался помогать, так не ленись!
  - Валенсия, мы будем неподалёку, - сказал капитан Крамлис, - если что-то понадобится, зови. В воде будь осторожна! Чиусси, не заманивай её на глубину!
  Я улыбнулась. Казалось, мои родители проявились сейчас в лице мужа!
  Индеми поставил сумку рядом с лежащим настилом из связанных меж собой стволов деревьев.
  - Госпожа Валенсия, не беспокойтесь ни о чём! Помните, я рядом! - лукаво улыбнулся он, чем заслужил ещё один прищуренный взгляд со стороны моего мужа.
  А мне хотелось ответить, что меня как раз и беспокоит то, что он будет где-то рядом, возможно подглядывая из-за густых зарослей леса.
  - Индеми, пойдём! - прервал его веселье капитан Крамлис и первым пошёл прочь от пляжа.
  - Ох, как он разозлился! Того гляди взорвётся! - быстро прошептал воркнет и поспешил за ним.
  Я подождала, пока их не станет видно. Какой же всё-таки невоспитанный этот Индеми! Кажется, он даже специально грубит капитану Крамлису. Что-то вроде детского любопытства, когда палкой лезут в осиное гнездо и ворошат его, ожидая реакции.
  - Чиусси, ты сразу будешь купаться? - спросила я, повернувшись к ней, и замерла.
  Девушка как раз снимала через голову платье, но под ним были лишь лёгкие короткие панталоны. Вернее, что-то похожее на них, более простого покроя.
  - Ч-чиусси! - возмущённо воскликнула я, - сейчас же оденься! Тебя могут увидеть!
  - Что за глупости, госпожка! - нисколько не смущаясь, ответила она, сладывая платье на настил, - Индеми и капитан Крамлис никому не позволят даже взглянуть на этот пляж сейчас.
  - Это невозможно! Нас могут увидеть откуда угодно! И вообще, сейчас же прикройся! Ты же нагая! - я судорожно схватила её платье и попыталась приложить к Чиусси.
  Девушка засмеялась, отодвигая одежду:
  - А ты будешь купаться, как все дамы, в платье?
  - Почти, - подтвердила я, - обычно приличные дамы надевают купальник, но я решила, что здесь больше подойдёт длинная ночная рубашка.
  - Ой, да брось ты эти условности! - беззаботно отмахнулась Чиусси и начала снимать панталоны.
  Я испуганно огляделась вокруг, но, конечно, никого не увидела.
  - Т-ты что делаешь? - от изумления я начала заикаться, - а где же твой купальник?
  - Я же тебе говорила, он всегда на мне! - засмеялась девушка и поставила руки на бока. - Тебе тоже следует избавиться от одежды и почувствовать, как вода приятно охватывает со всех сторон!
  - Дикарка! - я покраснела от смущения, ещё раз посмотрев по сторонам.
  - Перестань беспокоиться, госпожка! - сказала Чиусси, - а знаешь, если бы меня сейчас видел Даисси или Гарди, я бы только была рада!
  - О ком ты говоришь? Это вульгарно! - поразилась я, присаживаясь на настил и отворачиваясь от нагой и наглой девицы.
  - А что? Ты даже не представляешь, как приятно целоваться с Гарди! - сообщила она.
  - Тебе понравилось целоваться? - удивлённая открытием, что этот процесс может быть приятным, я даже перестала сердиться на неё.
  - Конечно! Особенно, когда он при этом кладёт руку мне вот сюда и опускает ниже, - она приложила ладонь на свою ещё не совсем сформировавшуюся небольшую грудь и провела в низ живота.
  - Как ты могла ему такое позволить? - возмущённо ахнула я.
  - А почему нет? Внутри меня как будто жар разгорается, когда он так делает и хочется, чтобы его рука не останавливалась, но Деда запретил, - она обиженно надула губы и села рядом со мной, - представляешь, сказал мне, что сначала я должна определиться с выбором, а пока всем парням запрещено ко мне подходить.
  - С каким выбором? - сглотнула я, никак не представляя, что можно не стыдиться и говорить о подобном.
  - Ну, после того, как он сначала застал меня с Даисси, а потом с Гарди, то сказал, что в моей голове ветер гуляет, и нужно дождаться пока я поумнею, или хотя бы повзрослею. А кому я старухой буду нужна? - она искренне возмущалась.
  - Чиусси, ты - распутница! - ахнула я, - порочная! У нас бы тебя в приличное общество не пустили бы.
  - А что плохого в удовольствии? - удивилась она.
  - В удовольствии нет ничего плохого. Но ты должна сначала дождаться замужества и быть верной женой, - поучительно произнесла я.
  - Скучно! У нас не выходят замуж, как у господ, - заметила Чиусси, взяв палочку на земле и рисуя круги на песке.
  - Как же так? А что же вы делаете всю жизнь? - поразилась я.
  - Не, своих единственных найти можно и обычно все находят, но почему я должна ждать? - спросила она.
  - А как же любовь? - заметила я.
  - А ты капитана Крамлиса любишь? - хитро прищурилась она в ответ.
  - Я его уважаю и ценю, как человека, - уверенно ответила я.
  - Вот я и говорю - скучно! Разве у тебя жар горит внутри, когда он прикасается? Хотя, что я говорю, он же тебя коснуться не может, - она снисходительно улыбнулась, - это, по-твоему, правильно?
  - Во-первых, наши отношения не для посторонних, - гордо заявила я, - а во-вторых, быть с мужем - вот это правильно, а не разрешать себя трогать непонятно кому и там, где нельзя! Чем тогда ты отличаешься от животных?
  - Красотой, - буркнула Чиусси и поднялась, - пойду лучше купаться, чем слушать твои занудства, госпожка!
  Несколько секунд я возмущённо смотрела ей вслед, а потом испуганно осмотрелась, не подглядывает ли кто?
  Девушка тем временем дошла до воды и, окунувшись, поплыла. Я завистливо вздохнула. Сколько не тверди, что такой вид неприличный, обнажённой, скорее всего, купаться гораздо приятнее, чем в ночной рубашке.
  Я аккуратно задрала подол и начала скатывать чулок с ноги. Ну и пусть жарко ходить в приличной одежде, зато веду себя, настоящая дама, за поведение которой капитану Крамлису не стыдно. Подумав о нём, я посмотрела в сторону деревьев. Может, там, за кустами, он сейчас смотрит на меня? От этой мысли щеки 'загорелись'. Это всё Чиусси виновата, что стыдные мысли появляются в моей голове. Неужели, правда, прикосновение мужчины может быть приятным? Зачем им трогать срамное место у женщины? Я быстро опустила подол и немного покачала головой. Вот к чему приводят разговоры с дикаркой, разумные рассуждения куда-то исчезают. Решено, панталоны я снимать не буду!
  Довольная выбором действий, я быстро освободилась от второго чулка и платья. Стоило выйти из тени, как белый песок стал обжигать пятки, поэтому путь до кромки воды я проделала почти бегом. То, что ноги не обуты в купальные туфли, было, конечно, очередным упущением этикета, но меня тут осудить некому. Чиусси плавала вдалеке. Мне же так и не удалось научиться уверенно держаться на воде, поэтому глубоко я не заходила, предпочитая плескаться у берега.
  Волн не было. До самого горизонта гладь океана лишь изредка покрывала лёгкая рябь от бриза. Стоило мне зайти в воду по колено, как вокруг замельтешили разноцветные рыбки. На большей глубине подол ночной рубашки стал вздуваться и поднялся по пояс. Ногами я в полной мере чувствовала ласку воды и лёгкие постукивания рыбёшек. Оглянувшись на берег, мне неудалось сдержать счастливую улыбку. Картина была прекрасна. Белый песок обрамляла зелёная кайма из пушистых верхушек деревьев и кустов. А над ними вдалеке возвышались горы, которые окутывала лёгкая дымка. Дополняя восторженные ощущения, я погрузилась спиной в воду. Волосы под купальным чепцом сразу намокли, но мне это не мешало.
  Почему я не ходила купаться ранее? Это превосходно! Совсем забылись волнения утра, негодование капитана Крамлиса и бесстыдство Чиусси. Только небо надо мной и океан вокруг!
  - Госпожка, ты тут не утонула? - нарушила мою эйфорию Чиусси, подплывая.
  - Спасибо, что привела меня сюда! Чудесная лагуна! - воскликнула я.
  Девушка закружила вокруг меня как очередная экзотическая рыбка, только очень больших размеров.
  - Да, это у наших одно из любимых мест, - довольно согласилась она, - а что это у тебя с носом?
  - Что с ним? -спросила я, трогая своё лицо.
  - Да что-то он покраснел вроде, - заметила она.
  Я спохватилась, что козырёк чепца не покрывает тенью и теперь лицо загорит и подурнеет! Капитан Крамлис опять будет сердиться. В спешке я выскочила на берег и побежала в тень.
  - Странная ты, госпожка! Чего убежала? - засмеялась Чиусси, приближаясь ко мне.
  - Тебе, возможно, это не важно, но загорелое лицо - это неприлично, - краснея, сказала я, - а моя кожа не переносит солнца длительное время.
  Я понимала, что мои слова могут обидеть девушку, ведь она была очень смуглой.
  - Что неприличного в этом? Порой господа кажутся мне самыми странными существами на свете! Какая разница, какого цвета кожа? Вот ответь мне, госпожка! - она сердито посмотрела на меня.
  - Знаешь, ты лучше оденься, - перевела я разговор на другую тему, тоже беспокоящую меня.
  Достаточно того, что во время разговора мне постоянно приходилось отводить взгляд в сторону, так ещё и опасение, что нас могут увидеть, смущало. В итоге я повернулась к ней спиной, облокотившись на гладкий прохладный ствол близстоящего дерева. Так мы и сидели на настиле некоторое время. Я разглядывала океан. Находиться в тени было очень приятно. Казалось, медленно от меня уплывали все тревоги. Периодически слышались звуки, когда Чиусси шуршала одеждой за спиной и что-то говорила мне, но даже слушать было лень, не то, что отвечать. Хотелось только непрерывно смотреть, как вода едва заметно набегает на берег да на фоне неба слегка колышутся зелёные листья кроны дерева надо мной.
  Раньше я никогда не проводила время на пляже подобным образом. Мы всегда приходили с работником, который помогал расстелить покрывало или перенести кресло, установить зонтик. Потом договаривался с извозчиком, и тот предлагал свободную повозку для заезда в море. Мы с маменькой переодевались в этой повозке в купальные костюмы и по маленькой лесенке спускались в воду, окунаясь несколько раз. Доктор предписывал морские ванны, и было модным соблюдать эти рекомендации. В одно время Майнор-Шара был самым популярным курортом для подобных процедур. Тогда весь пляж был заставлен повозками для купания господ. Теперь та жизнь казалась очень далёкой. Я сняла с головы чепец, позволяя волосам соскользнуть на грудь. Тугой узел раскрутился, и где-то уже потерялись шпильки. А я впервые обратила внимание, что от воды ткань рубашки стала прозрачной и, прилипнув, к телу, делает мой вид не менее бесстыжим, чем у Чиусси. Хорошо, хоть ещё панталоны остались на мне.
  Задумавшись, я не сразу заметила, что не слышу больше голоса Чиусси, а когда оглянулась, то чудом не закричала от испуга. Позади меня сидел капитан Крамлис.
  - Что вы здесь делаете? - возмущённо закричала я, отворачиваясь и охватывая руками плечи.
  - Мне самому хочется это знать, - напряжённо произнёс он. - Почему меня тянет к тебе? Я сидел здесь и смотрел на твой беззащитный затылок уже некоторое время. А твои позвонки можно пересчитать, так сильно они выступают под тонкой тканью. Валенсия, что ты делаешь со мной?
  Он замолчал, но тишина была гнетущей. Казалось, что за спиной сидит монстр. Было слышно его тяжёлое дыхание. Впервые после свадьбы я была сильно напугана от того, что мы вдвоём.
  - Прошу вас, прекратите! Уходите, пожалуйста! Я не одета! - жалобно попросила я, начиная дрожать от страха.
  - Мне никогда не понять, почему это должна быть именно ты! - тихим злым голосом сказал он, - можешь не трястись! Я тебя не трону и пальцем!
  Судя по звукам, он встал и ушёл. Я с опаской оглянулась и суетливо оделась, боясь и представить, как мы сможем общаться с мужем дальше.
  Когда страх немного прошёл, во мне поднялось негодование. Почему Чиусси оставила меня одну? Как она могла так поступить со мной?! Нервными движениями я оправила платье, чувствуя, как неприятно трёт тело влажноватая рубашка. Что же теперь делать? Идти домой? Но мне совсем не хотелось встречаться с капитаном Крамлисом. Вроде он сделал то, что мне хотелось. Ушёл. Но его последние слова ранили моё самолюбие.
  Находясь в смятенных чувствах, я вновь села на настил. Вид океана больше не успокаивал. В одежде было жарко. Может поэтому мне никак не удавалось сосредоточиться и решить, что делать дальше.
  Не знаю, сколько времени прошло, пока не послышался шорох кустов, и из чащи не показалась Чиусси. Она выглядела растерянной.
  - Госпожка, что произошло? Твой муж выглядел страшнее, чем обычно, когда попросил меня прийти за тобой. Вы что поссорились? - сразу начались расспросы.
  - Об этом я не хочу говорить! - сердито ответила ей.
  - Да вы с капитаном Крамлисом друг друга стоите, - буркнула она, - злые и необщительные.
  - Мало поводов для радости, когда ты без предупреждения бросила меня здесь! - я совсем забыла своё решение не общаться с этой недостойной девицей.
  - Я же сказала, что пойду, посмотрю, не поругались ли Индеми с капитаном Крамлисом, - возмутилась Чиусси. - Ты же видела, они не дружат меж собой. И что такого, если муж тебя в этой странной одежде увидел? Вы, господа, устанавливаете слишком много правил, а потом сами же и страдаете от этого!
  Я слушала её, сдерживаясь от обвинений. Не подобает даме из общества походить на рыночную торговку, выясняя отношения с дикаркой!
  - Можешь отвести меня к старейшине Даримину? - спросила её.
  - Ты уверена, госпожка? - она с сомнением оглядела меня.
  - Конечно, после того, как мы зайдём к нам домой. Мне нужно переодеться и уложить волосы! - нетерпеливо отрезала я.
  - Деда говорил, что будет на берегу после обеда, так что могу и отвести, - проворчала Чиусси, поднимая сумку с земли.
  Я открыла зонт, прячась от солнца, и демонстративно повернула его так, чтобы не видеть никого.
  - Госпожка, что же здесь произошло? - протянула Чиусси, но я лишь промолчала в ответ.
  На тропинке мы встретили Индеми.
  - Как вода? Хорошая лагуна... Ой, полегче! - воскликнул он, забирая пляжную сумку у сестры.
  Я удивлённо взглянула на него, но ничего необычного не заметила.
  - Госпожа Валенсия, поверьте, со мной вы в безопасности! - морщась от боли, процедил Индеми.
  Я растерянно остановилась. Что происходит с этим парнем? Почему он так странно себя ведёт?
  - Госпожка, ослабь защиту, а то некоторым мужчинам сейчас даже поблизости от тебя тяжело находиться, - рассмеялась Чиусси, - так тебе и надо, Индеми, не зарься на чужую жену!
  - Сколько раз повторять, я всего лишь восхищаюсь красотой госпожи Крамлис! - отходя от меня подальше, проговорил парень.
  - Конечно! - протянула его сестра, - именно поэтому удары Природы отдают по тебе так сильно!
  Я удивлённо слушала их диалог. У меня не было братьев и сестёр, но мне казалось неправильным подобное общение. На Новой земле всё было неправильным!
  В итоге я просто закрылась от спутников зонтом. Говорить ни с кем не хотелось. Хорошо, что капитан Крамлис проявил тактичность, оставив нашу компанию. Находиться с ним рядом сейчас было бы невозможно. Я смутно помнила, что он говорил мне на берегу, но ощущение опасности, исходившей от него, запечатлелось, казалось, навсегда.
  Моё укрытие под зонтом имело и ещё одну цель - как можно меньше показываться на глаза посторонним, пока мы шли по поселению. Я прекрасно понимала, насколько неопрятен мой вид в настоящее время. Распущенные волосы, кое-как скрученные в подобие косы, мятое влажное платье, подол которого облепил песок, - маменька была бы в ужасе. Подумав о ней, я внезапно почувствовала сильное желание оказаться сейчас в родительском доме. Присесть в кресло у камина, слушая от маменьки последние новости общества в столице. Сейчас в городе, наверно, лежит снег. Папенька читал бы газету и комментировал маменькины рассказы. Я с тоской оглянулась. Повсюду пышная ярко-зелёная листва деревьев, деревянные разнообразные дома в поселении. Фоном звучал несмолкаемый гомон птиц на ветвях. Всё чужое, всё не моё!
  Дойдя до дома, я вежливо, но настойчиво попрощалась с Индеми. Юноша хотел остаться на обед, открыто говоря об этом. Чиусси довольно поддержала меня.
  - Какой же ты назойливый! Госпожке нужно отдохнуть, - выпроваживала она брата.
  Я не стала дожидаться окончания их прощания и поднялась наверх. Капитан Крамлис явно ещё не возвращался домой, что не могло не радовать.
  ***
  - Госпожка, теперь нужно подождать! - сказала Чиусси, всматриваясь вниз.
  Мы стояли на обрыве, собираясь спуститься к жилищу старейшины Даримина. Уже прошло некоторое время, с тех пор, как мы вышли из дома. Я чувствовала прилив сил после того, как переоделась и с помощью Чиусси сделала причёску. Ещё мы успели пообедать.
  Дорога до пещер воркнетов на берегу уже казалась привычной. Мы вновь прошли большую часть по выделенной тропе. Как объяснила мне Чиусси, её создали специально для господ, защитив от них лес и всех его обитателей. Поэтому на дороге не появлялись животные, и она не зарастала. Только воркнеты могли пройти сквозь барьер и попасть в лес. Всем чужакам приходилось передвигаться только по специально созданным для этого тропам.
  - Что-то не так? - спросила я.
  - У деда посетители, - пояснила она, - видишь, штора закрыта?
  Я присмотрелась, но смогла только с трудом отличить жилище старейшины от других.
  - Ты же не договаривалась с деда, так что не знаю, получится ли с ним поговорить, - сказала Чиусси, присаживаясь на ближайший камень.
  - Будем надеяться, что сложностей не возникнет, - вздохнула я, поглядывая на неё.
  Мне тоже хотелось сесть, но больше камней не было. Поэтому я сосредоточилась на вопросах, которые задам старейшине. Время ожидания текло медленно. Но вот из дома старейшины вышли люди и направились в противоположную от нас сторону.
  - Чиусси! - позвала я.
  Девушка лениво подошла и взглянула вниз.
  - Теперь можно, - сказала она и первой начала спускаться по ступеням.
  Я с осторожностью последовала за ней.
  - Валенсия! - удивлённо приветствовал нас Даримин, - не ожидал тебя увидеть. Чиусси, почему ты не предупредила?
  - Это я уговорила её прийти со мной сюда, - сказала я после приветствия, - мне обязательно нужно поговорить с вами!
  - Знаешь, это не настолько срочно, как тебе кажется, - задумчиво посмотрев на меня, ответил он, - то, что произошло, уже не изменишь. А на будущее пока наш разговор повлиять не сможет.
  - О чём вы, старейшина Даримин? - спросила я.
  - Валенсия, у меня сейчас мало времени и поверь, все твои вопросы могут подождать до завтра. Как раз утром у меня будет больше свободного времени.
  Я подошла к окну и решительно задёрнула штору:
  - Пока мы не поговорим, я никуда не уйду!
  Чиусси с интересом смотрела на нас.
  Старейшина вздохнул:
  - Валенсия, твоя эмоциональность мешает здравомыслию. Почему ты упрямишься?
  - Если бы вы знали, как мне тяжело! - воскликнула я.
  Даримин внимательно посмотрел на меня и спросил:
  - Что именно тебе тяжело? Сидеть дома, сложа руки? Отталкивать мужа раз за разом? Какая из этих проблем больше всего тебя мучает?
  Чиусси фыркнула, услышав слова деда. Я возмущённо оглянулась на неё. Неужели все мои волнения и мысли можно ограничить только этими вопросами?!
  - Вы считаете, что я избалованная и взбалмошная особа? - дрожащим от негодования голосом уточнила у него.
  - Нет, конечно, но сейчас ты ведёшь себя именно таким образом, - серьёзно ответил старейшина, подошёл к окну и открыл штору, - когда ты подумаешь об этом подольше, то поймёшь, что наш разговор вполне можно перенести на завтра.
  - Но, но...- я растеряно смотрела на него.
  Мне хотелось спросить: 'Как мне общаться с мужем, когда он вернётся домой?', но я прекрасно понимала, что этого не будет. Мне никто не поможет. Мне никто не должен помогать. Я - госпожа Крамлис, и наши отношения с капитаном Крамлисом касаются только нас двоих.
  - Приятно было вас повидать! - вежливо попрощалась я, быстро покидая в этот раз совсем негостеприимное жильё старейшины.
  Позади послышались шаги Чиусси, но я была слишком смущена тем, что она видела моё унижение, чтобы обернуться к ней.
  Когда мы в молчании добрались до тропы, я сказала ей:
  - Знаешь, Чиусси, дальше я легко доберусь сама. Не смею тебя больше задерживать.
  - Госпожка, что с тобой происходит? Ты сама не своя после пляжа.
  - Я не хочу сейчас обсуждать своё поведение ни с кем, - с нажимом произнесла я, отворачиваясь от неё.
  Почему она просто не уйдёт, оставив меня в покое?
  - Мне нужно ещё ужин приготовить, так что всё равно придётся идти, - заметила Чиусси.
  - Я справлюсь сама!
  - Госпожка, ты на меня сердишься? - спросила она.
  - Да, - призналась я, - и чтобы мы не поссорились, мне нужно побыть одной.
  - Я тебе ничего плохого не делала! - обиженно буркнула Чиусси и тут же скрылась в лесной чаще, сойдя с тропы.
  Я возмущенно вздохнула и направилась домой. Почему никто меня не понимает? По пути вспомнила, что дома нет продуктов для ужина и решила набрать каких-нибудь плодов в лесу. В ту сторону, куда ушла Чиусси, мне идти не хотелось, поэтому пришлось выбрать противоположную.
  Я ещё ни разу не была в лесу одна, поэтому вначале немного оробела. Потом подошла к ближайшему дереву и спросила про съедобность. И стала таким образом двигаться от растения к растению. Вскоре уже была более внимательна и обращалась только к тем деревьям, на которых были плоды, а не ко всем подряд. Наверно, со стороны я выглядела смешно, но меня это мало беспокоило. Животные мне не попадались, и это радовало, так как вести себя с ними я не умела. Мой единственный опыт общения с фауной материка был только с нехотем.
  У меня быстро набралась небольшая горка фруктов, и пора было идти домой. Но я внезапно поняла, что не знаю, в какой стороне он находится.
  Вначале это даже не обеспокоило меня.Ношло время, а тропа так и не была обнаружена. Я начала нервничать. В поисках даже решила спрашивать у деревьев. Откуда я знаю, как здесь работает этот мысленный обмен вопросов? Но ответа не получила. И тогда я запаниковала и стала бестолково кружить по лесу, растеряв все фрукты, что набрала до этого. Больше всего беспокоило то, что стало темнеть, и помощи было ждать неоткуда. Несколько раз я пыталась взять себя в руки и подумать, как выбраться из лесной чащи, но страх накрывал ещё до того момента, как я представляла, что меня здесь застанет ночь.
  Вскоре я уже бежала, как безумная, не разбирая дороги под ногами, взывая о помощи. Но добилась лишь того, что споткнулась и упала на землю. Испуганная, я взглянула на небо и поняла, что ночь уже близка. Идти дальше не было сил. Я села и стала ждать. Должен же муж меня разыскать! Вот он придёт домой, не найдёт меня там, забеспокоится и обратится к Чиусси. А та скажет, что рассталась со мной на тропе. Воркнеты быстро меня отыщут. Вдохновлённая этой мыслью, я некоторое время сидела на месте. Но теперь, когда я сама не двигалась, все звуки леса казались громче и более пугающими. Чаща буквально 'дышала', шелестя листьями, заставляя вздрагивать от периодических пронзительных криков. К тому же невесть откуда появилась мошкара и стала кусать руки и лицо.
  Я достала платок и закрылась им, уговаривая себя, что, если я никого не вижу, то и меня никто из зверей не увидит. Тканевая преграда вовсе не оказалась проблемой для насекомых, и вскоре возникло ощущение, что меня кусают по всему телу. В ужасе я поднялась и медленно побрела, стараясь не врезаться в деревья. Стало совсем темно и неимоверно страшно. Где-то вдалеке завыл неведомый мне зверь, и я осознала, насколько одинока и беспомощна. Постепенно в голову стала закрадываться мысль, что никто меня не будет искать. Мужу я не нужна, бесполезная жена, как он говорил. А больше близких людей на всём материке у меня нет. Страшная правда моей жизни.
  Под гнётом этой мысли я брела долго. Становилось прохладно и мне впервые со дня приезда на Новую Землю захотелось одеться потеплее. Вокруг было настолько темно, что порой я не видела даже вытянутой перед собой руки. Зонтик от солнца давно был потерян в блужданиях, всё тело болело от постоянных ударов. Как бы я не старалась избежать этого, ноги и руки пострадали больше всего. Когда я вспомнила, как придирчив был капитан Крамлис к моему внешнему виду рук, то истерично засмеялась, представив, чтобы он сказал, увидев меня сейчас.Продрогшую, грязную, измученную волнениями. А ведь я так старалась быть хорошей женой!
  Внезапно я поняла, что уже давно не натыкаюсь на деревья в темноте, только чувствуются камни под ногами. Неужели у меня получилось выйти к поселению? Почему не видно огней домов? Теперь главное, не возвращаться к лесу! Я поспешила вперёд и тут же полетела, споткнувшись. Но вместо твёрдой земли упала в тёплую воду. Это был неглубокий водоём. Я даже не намочила голову, так как при падении выставила руки вперёд и ими же сразу нащупала дно. Продолжив обследовать место, мне стало понятно, что, скорее всего, я попала в горячий источник. Если моя догадка верна, то, значит, я забралась в горы! Как так получилось?
  Мне не верилось, что это правда, но усталость брала своё, поэтому я решила остаться в тёплой воде, пока не рассветёт. Всё равно других вариантов действий просто не было.
  - Решила искупаться среди ночи, Валенсия? - внезапно спросили меня из темноты.
  - Кто здесь? - испуганно отреагировала я, погружаясь глубже в воду, боясь, что от страха у меня начались галлюцинации.
  - Перестань шутить, Валенсия! Хорошо, что я тебя увидел первым! - сердито ответил голос, и я узнала мужа.
  - Капитан Крамлис? - неуверенно переспросила у него.
  - Почему ты здесь одна? Где Чиусси? Что ты вообще делаешь здесь ночью без моего разрешения? - теперь я уже не сомневалась, кто находится рядом в темноте.
  Удивительно, но того страха, что испытала днём, оказавшись в подобной ситуации, не было. Будто темнота помирила меня с ним.
  - Я заблудилась и потом долго шла в темноте по лесу, и упала сюда... - мой голос сорвался от жалости к самой себе.
  - Тебе нужна помощь или сможешь дойти до дома сама? - спросил капитан Крамлис.
  - Я не знаю, где дом! - обиженно воскликнула я, - я замёрзла, промокла, никто не пришёл мне на помощь...
  Почему он такой безжалостный? Слёзы уже лились по лицу и, благодаря темноте, я могла вытирать их, не скрываясь.
  - Валенсия, прекрати истерику! Подожди, я сейчас схожу за помощью.
  - Нет! - воскликнула я, - не уходите! Я не хочу оставаться одна! Мне страшно!
  Даже с капитаном Крамлисом мне было гораздо лучше, чем один на один с ночью.
  - Приятно слышать! - мне показалось, что его голос стал мягче, - но всё равно нужно уйти! Иначе не смогу отвести тебя домой.
  Я едва не начала плакать опять, но он добавил:
  - Только представь, чуть-чуть понежишься в этой приятной воде, а я тем временем схожу за воркнетами и сухим покрывалом. Потом тебя в портшезе повезут домой.
  Его слова будто обволакивали сознание, убаюкивая меня. Я согласно закивала головой, не понимая, что он не видит меня в темноте. Сама мысль, что капитан Крамлис заботился обо мне, нашёл меня здесь, когда я уже потеряла всякую надежду, дала мне умиротворение. Мне даже не сразу стало понятно, когда он ушёл.
  Но вновь впасть в панику я не успела, так как в темноте послышался шорох.
  - Это я, Валенсия! - предупредил муж, - я оставлю с краю покрывало. Понимаю, что прошу о невообразимом для тебя, но, пожалуйста, избавься по возможности от мокрой одежды. А когда закутаешься в покрывало, позови меня. Мне бы не хотелось, чтобы ты простыла, пока мы будем добираться до дома.
  - Хорошо, - послушно ответила я, уже полностью апатичная ко всем условностям.
  Даже если бы капитан Крамлис и воркнеты видели бы меня в темноте, а они явно могли лучше меня ориентироваться в ночи, я всё равно не собиралась раздеваться. На это просто не было сил. Поэтому просто быстро накинула покрывало и позвала мужа. Из-за его костюма чёрного цвета, разглядеть, где он находится, было невозможно. Только по звуку голоса и белеющим очертаниям портшеза мне удалось успешно забраться на место. Дальнейший путь вплоть до дома я не помнила, так как заснула.
  Разбудил меня холод. Мокрая одежда и покрывало не давали тепла и скоро я вся дрожала. Судя по тишине снаружи и мирному движению портшеза, мы были на тропе. Я пошевелилась, усаживаясь удобнее.
  - Проснулась? - спросил капитан Крамлис.
  - Да, - коротко ответила я, беспокоясь, что дрожащий голос выдаст моё состояние.
  - Не засыпай снова, мы уже почти пришли, - сообщил он.
  Действительно, вскоре движение замедлилось, и портшез поставили на землю. Один из воркнетов помог мне выйти и что-то коротко сказал капитану Крамлису. В ответ тот попрощался и направился к дому. Я медленно побрела за ним. Из-за какой-то болезненной дрожи и непривычной обстановки моё состояние было будто на границе сознания. Ощущение сна и нереальности становилось всё сильнее. Наверно поэтому я не заметила, как капитан Крамлис остановился, поджидая меня. Поняла это, лишь подойдя очень близко. Тогда я отшатнулась, наступила на край покрывала и, споткнувшись, упала на мужа.
  Он подхватил меня и быстро усадил в кресло на веранде. А потом спросил:
  - Валенсия, что происходит?
  - Я случайно... покрывало попалось под ноги...- начала неловко объяснять я и только тогда осознала, что при прикосновении к мужу не увидела привычных синих всполохов.
  Я замолчала, пытаясь понять, почему всё изменилось между нами. В этот момент меня отвлекло движение у пола. На колени запрыгнул нехоть, и сразу в голове возникли его слова:
  - Где ты была? Волноваться за тебя! Уже наступила ночь, а тебя нет и нет! Зачем надолго уходить из уютного дома?
  У меня на лице непроизвольно появилась улыбка. Зря я беспокоилась, что никому не нужна. Меня искал и нашёл капитан Крамлис. Дома переживал обо мне нехоть.
  'И почему ты такая мокрая?' - возмущённо прервал мою радость зверёк.
  - Я пойду, переоденусь! - спохватилась я, вставая и ссаживая нехотя.
  - Подожди! - капитан Крамлис схватил меня за руку, - нужно проверить.
  Я уставилась в темноту, но синего сияния не было. Чувствовалось только тепло ладони мужа.
  - Да ты совсем замёрзла! - гневно сказал он.
  Испуганная его внезапным сердитым восклицанием, я поспешила в дом, оставив мокрое покрывало на полу. Источника света не было, поэтому трудно было идти быстро. Как слепая, я начала на ощупь ориентироваться в комнате. Но тут капитан Крамлис догнал меня и обнял, прижав к себе спиной. Как будто окутал теплом. Я замерла, боясь двинуться. Всё происходило слишком быстро!
  - Валенсия, можно ли верить, что ты больше не сбежишь? - шепнул он, опустив свою голову мне на плечо.
  - О чём вы говорите? - испуганно уточнила я и в момент, когда он поднял меня на руки, почти потеряла сознание.
  В темноте я видела лишь очертания его лица, и не могла понять, что он намеревается сделать. Всё моё тело начала колотить сильная дрожь. И было непонятно, это от страха перед неизвестным, или от того, что я всё ещё была в мокром прохладном платье, подол которого колыхался в воздухе, периодически тихо хлопая по моим ногам.
  - Капитан Крамлис! - робко позвала я, осмелившись нарушить тишину.
  - Что? - глухо спросил он.
  - Вы меня любите? - мне показалось, что сейчас самый подходящий момент выяснить это.
  Несмотря на то, что голова начинала болеть всё сильнее, этот вопрос волновал гораздо больше, чем растущее недомогание.
  Капитан Крамлис уже донёс меня до комнаты, рывком открыл дверь и аккуратно положил на кровать. Какая тёмная ночь! Сколько бы я не пыталась, разглядеть мужа было практически не возможно. Только ощущение, что рядом находится гораздо кто-то гораздо более сильный и даже опасный. Но теперь я точно была уверена, это сейчас самый близкий для меня человек и никаких физических преград между нами больше строить нельзя.
  Он сел рядом на постель и протянул руку, дотронувшись до моей щеки.
  - Любовь, Валенсия, - это глупости, выдуманные для маленьких девочек, чтобы они не боялись мужчин! - хрипло сказал он.
  Я растерялась. Совсем не эти слова хотелось услышать. Тем временем руки мужчины не останавливались. Он опустил их мне на грудь и начал стягивать лиф платья вниз.
  'Я должна быть послушной женой! Полезной! Маменька сказала, что нужно просто лежать и муж сделает всё сам!' - твердила я про себя, чтобы не оттолкнуть в очередной раз капитана Крамлиса.
  Тем временем он стянул платье уже до пояса, безнадёжно испортив его. 'Ничего, я ведь всё равно в лесу испачкала, да порвала подол не раз, так что одежде хуже уже не будет', - мне было гораздо легче сосредоточиться на простых вещах, а не на том, что муж уткнулся лицом в мою грудь и тяжело дышит.
  - Да ты вся горишь! - сказал он, резко поднимая голову.
  - Что? - удивилась я.
  - Валенсия, ты же заболела! - воскликнул он, поднимаясь, - я - идиот! Тебе же было сказано, что нужно снять мокрую одежду перед тем, как сесть в портшез!
  - Я не могла, это неприлично, - жалобно ответила ему, прикрываясь руками.
  Дрожь 'била' тело, уже не прекращая.
  - Можно я накину покрывало? - спросила я, робко отодвигаясь.
  Быть полезной женой очень сложно. И холодно, и неуютно, и так хочется спать.
  - Будь здесь! Никуда не уходи! - приказал капитан Крамлис и вышел из комнаты.
  Я попыталась освободиться от оставшихся лохмотьев платья, но почему-то даже простые действия не давались. Казалось, материя стала во много раз тяжелее. С трудом удалось только забраться под покрывало. Но почему-то всё равно было холодно.
  Когда вернулся капитан Крамлис, я даже не нашла сил воспротивиться тому, как быстро и резко он снял с меня одежду.
  - Холодно, - жалобно захныкала я.
  - Сейчас станет лучше! - угрожающе пообещал он и начал чем-то натирать меня.
  Постепенно всё тело стало охватывать тепло, и я перестала удивляться тому, какие странные вещи делает мой муж.
  Чиусси говорила, что от прикосновений ей становилось горячо. Может, она тоже болела, когда целовалась с парнем?
  Мне чудилось, как будто всё происходит во сне. Сильными уверенными движениями ладоней капитан Крамлис скользил по телу и что-то говорил.
  Я попыталась вслушаться, но неразличимые слова убаюкивали меня, затмевая сознание.
  ***
  И тут же проснулась! Вернее, мне показалось, что не было промежутка между этими мгновениями. Однако глаза щурились от света. Мне он показался чересчур ярким. И странно знакомое ощущение тяжести на груди. В испуге я посмотрела вниз, боясь увидеть, что капитан Крамлис вновь лежит на моей груди. Но вместо мужчины встретилась с наглыми глазами нехотя.
  'Наконец проснулась!' - его ворчливый голос ворвался в сознание, - 'даже я так долго не спать!'
  Спихнув наглое животное, я попыталась подняться, но тут же упала на постель обратно от слишком резкого движения. Потом приподняла покрывало и с возмущением оглядела себя. На мне не было не только ночной рубашки, но и панталон. Вся кожа блестела, будто намазанная маслом. Намазанная! Кровь прилила к щекам! Неужели мой странный сон был правдой?
  Я осмотрела себя ещё раз. Тут и там на руках и ногам проявились синяки. Странно, что они были лишь слегка жёлтыми. Вроде удары при падении на землю были сильными. Мне казалось, я даже помнила, как получила их, блуждая по лесу в темноте. А потом меня спас капитан Крамлис! При воспоминании об этом я счастливо улыбнулась. Какие же глупости он говорит, что любви нет! А как же иначе его понять? Он, наверное, влюбился в меня с первого взгляда. Я довольно засмеялась. Как умело он это скрывал! Какие странные речи говорил!А сам бросился меня искать, стоило не вернуться домой. И ведь нашёл! И сразу позаботился обо мне, когда понял, что я заболела!
  За дверью послышался невнятный разговор. Вроде голоса принадлежали капитану Крамлису и Чиусси. Я оглянулась в поисках домашнего халата. Одеться, как подобает, в корсет и платье у меня сейчас не было сил.
  - ...никогда больше не оставляй её одну! - приглушённо приказал капитан Крамлис за дверью.
  - Но она уже почти здорова! Я ей не нянька! - возмущённо воскликнула Чиусси.
  - Чиу, чтобы я больше не слышал твоих возражений! - холодно отрезал он в ответ.
  Я нахмурилась, услышав последние слова. Так он слишком похож на привычного капитана Крамлиса. Но меня теперь не обманешь! На самом деле, он очень заботливый! Я надела халат и вернулась в постель. Нехоть уже успел залезть на подушку и улечься там.
  Послышался скрип двери и в комнату вошла Чиусси. Я как раз подняла вяло сопротивляющегося зверя и опустила на пол.
  - Госпожка, ты зачем встала? - возмутилась девушка, - тебе ещё сегодня нужно лежать. Так сказал Деда.
  - Старейшина здесь?- удивилась я, послушно забираясь под покрывало.
  - Не, деда приходил позавчера, когда ты особенно сильно бредила, - ответила Чиусси, подходя ближе.
  В руках у неё была большая кружка с тёмным напитком.
  - На, нужно выпить до дна! - сказала она, протягивая мне её.
  - Что это? - я не спешила брать малосимпатичную на вид жидкость.
  - Тебе название трав ничего не скажет, но лечит очень хорошо, - пояснила Чиусси, настойчиво вручая мне чашку.
  - Ты говорила, я бредила? - спросила я, с опаской нюхая напиток. Как и ожидалось, он даже пах горьким лекарством.
  - О да! - хитро улыбнулась она, - такое говорила, что от приличной дамы совершенно не ожидаешь!
  Я поперхнулась питьём и возмущённо взглянула на Чиусси.
  - Ты это придумала, да? Ведь мы только вчера расстались! Ты же только что пришла? - я укоризненно покачала головой.
  - Неа, - зевнула она, - уже третью неделю ухаживаю за тобой. Устала!
  - Третью неделю? - ошарашено переспросила я, - ты шутишь?!
  - Неа, ты такая хилая, госпожка! Подумаешь, капитан Крамлис не заметил укусов скромсов на тебе и натёр ватиликой! Видела бы ты себя в тот день! Хорошо, я пришла, как обычно завтрак готовить и сразу поняла, что с тобой, - начала рассказывать Чиусси, настойчиво придвигая чашку ко мне.
  - А что со мной было? Я же просто замёрзла, заблудившись в лесу, - я попыталась понять, о чём она говорит.
  - А зачем ты вообще туда пошла? Меня уже не раз отругали и капитан Крамлис и деда, что я тебя одну отпустила. Но ведь ты была на тропе. Любая дама из господ сможет самостоятельно по ней добраться до поселения! - возмутилась Чиусси.
  - Мне нужно было набрать плодов для ужина, - пояснила я, - кто же знал, что в лесу так легко заблудиться!
  - Ага, думать надо! Ты же в той стороне ещё никогда не была! И умудрилась даже скромсов найти! Они обычно хорошо гнёзда укрывают, а уж если найдёшь, то сразу ясно, что это. Можно было просто обойти. А так, возились с тобой почти три недели, думали, уже не выживешь, - добавила она, строго глядя на меня.
  - Извини, но мне кажется, ты преувеличиваешь! - заметила я, - я всего лишь простыла. Скромсы - это насекомые? Да, меня покусали немного какие-то мошки, но я не считаю, что это смертельно!
  Чиусси обиженно засопела, но ничего не сказала в ответ.
  - Так это ты меня...- я замолчала, так как даже представить, что кто-то чужой мазал мне тело, было ужасно.
  - Что? - переспросила Чиусси.
  - Нет, ничего, - отозвалась я, продолжая пить.
  Ну и гадость! Неужели воркнеты не могли придумать что-нибудь более чудесное, а не такой же по вкусу настой, который мама давала мне во время простуды!
  - Я на самом деле проспала почти три недели? - поинтересовалась у Чиусси.
  - Если бы спала! Всё время крутилась, звала на помощь, руками махала, как будто плывёшь! Жуть, как странно себя вела! - ответила она, отходя к окну.
  Вернулась Чиусси, держа в руках мокрую тряпку.
  - А теперь раздевайся, пора тебя обтирать! - сказала она.
  - Ты наверно шутишь? - спросила я, допив настой из чашки. - Зачем это?
  - Если не натереть тебя соком кайвы, то укусы будут долго заживать, - сообщила Чиусси.
  - Какие укусы? - поразилась я.
  - Скромсов. Посмотри на руки, только-только воспаления прошли. Хуже всего пришлось твоему лицу. Умудрилась же ты разозлить их! Ты что, у них гнездо разворошила? - проворчала она, принимаясь вытирать мне лоб.
  - Подожди! - я отвела её руку и взглянула на своё запястье.
  Действительно, кожа как будто слегка вздулась и покрылась веерницей мелких коричневых точек. Я дотронулась до лица.
  - Принеси мне зеркало! - попросила я Чиусси, подозревая худшее.
  - Не надо, госпожка, - успокаивающе сказала она, - лучше давай мазать соком, а завтра, может, послезавтра станет уже лучше.
  - Принеси мне зеркало! - потребовала я.
  - Как хочешь! - буркнула она и подала мне ручное зеркало с туалетного столика.
  Я вначале даже не поняла, что вижу именно своё лицо. Оно опухло гораздо больше рук, став почти бесформенным. Я отложила зеркало на кровать и закрыла лицо руками. Слёзы сами полились из глаз.
  - Ну, госпожка, не плачь! - неуклюже стала утешать меня Чиусси, - тебе ещё повезло, что в источник попала, он помог залечить следы укусов. Скоро их и видно не будет.
  Она стояла рядом, комкая тряпку, с которой капля за каплей стекал сок, пачкая деревянный пол.
  - Я сама всё сделаю! Можешь идти! - сказала я, когда смогла немного справиться с отчаянием.
  - Но ты же еле двигаешься! - возмутилась Чиусси.
  - Я справлюсь! Только поднеси чашку с соком поближе, - попросила я, садясь на постели.
  Чиусси отдала мне тряпку и поставила чашку на пол рядом со мной. Но не уходила, а с любопытством смотрела на меня.
  Я начала аккуратно вытирать лицо, а потом возмущённо оглянулась на неё.
  - Что ещё?
  - Госпожка, ну как оно? - покусывая костяшки пальцев, поинтересовалась она.
  - Так себе, мокрая жидкость. Почему ты спрашиваешь? - удивилась я.
  - Да я не про сок кайвы! - досадливо поморщилась она, - про вас с капитаном Крамлисом!
  Я непонимающе посмотрела на неё.
  - Чиусси, я уже говорила тебе. Такие разговоры не только не приличны, но и невозможны между нами! - возмущённо отчитала её.
  - Ну, мне же интересно! - заныла она, отмахнувшись от моих нотаций, - он же выбрал тебя в жёны, и сияние между вами все замечали, а тут ты заболела!
  Я покраснела, поняв, что наши сложности в общении с мужем заметны окружающим.
  - Не понимаю, причём тут моё недомогание? - последнее замечание Чиусси мне показалось нелогичным.
  - Ну, ты же перестала его отталкивать! - радостно сообщила она.
  - Откуда ты знаешь? - поразилась я, но спохватилась и приняла отстранённый вид. Только руки выдавали волнение, сжимая и разжимая тряпку.
  - Закон Природы. Если тебе нужна помощь, то защитный барьер спадает, и ты привлекаешь любого, кто находится поблизости, - пояснила Чиусси и хитро закончила, - так что капитану Крамлису ничто не могло помешать.
  - Как ты можешь говорить такие оскорбляющие уважаемого человека вещи?! - возмущаясь, я старалась скрыть своё ошеломление от знания нового закона Природы Новой Земли.
  - Так у вас ничего не было? - разочарованно протянула Чиусси, игнорируя мои слова, - какие же у вас всё сложно даже в самом простом!
  - Чиусси, последний раз повторяю! Не смей поднимать эту тему в моём присутствии! - строго попросила я. - И оставь меня. Мне нужно воспользоваться мазью.
  - Да я уже всё видела много раз! Там и смотреть-то не на что, - обидевшись, сообщила она.
  - Уйди! - окончательно рассердившись, крикнула я.
  - Зови, как перестанешь быть такой злой! - буркнула она и вышла из комнаты.
  В изнеможении я упала на подушку. Что со мной? Жизнь на материке сведёт меня с ума! Домой! Мне срочно нужно домой к маме. С ней можно обсудить, что происходит. Но стоило мне представить, как я объясняю маменьке, что между мной и капитаном Крамлисом вспыхивает синий свет, что я разговариваю с овощами и фруктами, и даже зверь дома может со мной общаться, как поняла -лучше обо всём молчать.
  Именно теперь, как никогда ранее, стали ясны слова предупреждения мужа в первый день. Поменьше говори, больше слушай и внимательно смотри!
  Нужно подумать. Значит, защита между нами исчезла после того, как я заблудилась в лесу, из-за болезни. Вот почему я не почувствовала перемены своего отношения к мужу, только слабость от недомогания. Но то, что он беспокоился обо мне и разыскал в источнике, говорит о том, что он любит меня, верно? Вот только Чиусси сказала: 'Ты привлекаешь любого, кто находится поблизости...' Как это?
  Оставив вопросы, я с трудом приподнялась и начала намазываться. И тогда вспомнила, как страшно выгляжу теперь. 'Не думать об этом!' - приказала себе, яростно втирая сок кайвы в кожу.
  Капитан Крамлис пытался навестить меня позже и не только в тот день, но я настрого запретила ему входить в мою комнату. Мой вид приводил меня в ужасное уныние. Конечно, припухлость медленно, но верно спадала со временем, однако до симпатичного лица было ещё очень далеко. И это было ещё не самое неприятное. А вот новый визит вежливости дался мне с трудом.
  - Милочка, как же мы за вас переживали! - воскликнула госпожа Слоупс, с нескрываемым удовольствием оглядывая меня.
  Несмотря на все усилия, Чиусси не смогла остановить гостей и теперь обе дамы Слоупс стояли у моей кровати.
  На самом деле, я уже начала вставать, но решила, что их пребывание сократится, если я не выйду из своей комнаты.
  - Вы выглядите ужасно дурно! Это и не удивительно! Простудиться по такой жаре и быть покусанной мошкарой. Как у вас только это получилось? А вот моя душенька Женевьева не допускает оплошностей с этой дикой природой. Взгляните, её красоту не портит местный воздух! - госпожа Слоупс, как всегда находила самые обидные слова для меня.
  Я послушно посмотрела на её дочь. Она была уже привычно элегантна и прекрасна. И всё также нетерпима к окружающим.
  - Госпожа Валенсия, когда вам станет лучше? Капитан Крамлис обещал дать сигнал к отплытию только, когда вы выздоровеете, - Женевьева даже не скрывала, сколь мало её волнует моё здоровье.
  Я растерялась. Почему Чиусси мне об этом не сказала? Действительно, из головы совсем вылетела дата возвращения на Большую Землю.
  - Я не обсуждаю решения мужа! Как видите, мне пока ещё рано думать о путешествиях, - тем не менее, быстро нашлась с ответом.
  - Ах, как это некстати! - поморщилась госпожа Слоупс, - неужели вас не заботит то, что мы опоздаем к началу весеннего сезона? И наша портниха не успеет пошить платья по последней моде.
  - Сожалею, что причинила вам столько неудобств, но уверена, ваша дочь и в старомодном наряде будет удивительно хороша! - устало заметила я. Её разговоры об очевидной красоте дочери сейчас для меня были особенно болезненны.
  - Мама, это пустое! Госпожа Валенсия явно утомлена нашим визитом, - раздражённо отозвалась Женевьева, - действительно, лучше поговорить с капитаном Крамлисом.
  Она присела в кресло и отвернулась к окну.
  Я удивлённо посмотрела на дам. Они серьёзно собираются дожидаться моего мужа?
  - Знаете, скорее всего, он будет только вечером, - робко заметила я.
  - Почему вы так решили? - грубо отозвалась Женевьева.
  - Днём он обычно занят, - ответила я, недовольная навязчивостью гостей.
  - И даже не приходит проведать вас, милочка? - притворно удивилась госпожа Слоупс, - тогда ясно, почему в тот день, когда вы заболели, он приходил к нам в гости. И сидел допоздна. Они с моим мужем решали какие-то вопросы. Затем капитан Крамлис собирался к воркнетам.
  - Он был у вас? Возможно, вы путаете? - заметила я, нервно сминая край покрывала.
  - Ничуть, - казалось, госпожа Слоупс наслаждается моей неосведомлённостью, - я прекрасно помню, как работник рассказал в тот день, что видел вас в поселении, и вы шли купаться.Как неосмотрительно, милочка! Здесь нет оборудованных пляжей для господ. Не надо думать, что раз мы не на Большой Земле, то всё дозволено! Куда смотрел капитан Крамлис?
  - Он сопровождал меня! - гордо сообщила я, радуясь, что смогу одержать верх над этой злобной женщиной.
  - Даже самым достойным мужчинам порой приходится идти на поводу у некоторых глупых жён, - проговорила госпожа Слоупс.
  Я с трудом сдержалась, чтобы не накричать на неё. Как смеет она осуждать меня?! Хотелось съязвить, кому это лучше знать, как не вашему мужу, госпожа Слоупс!
  - Мне нужно отдохнуть. Не могли бы вы оставить меня одну? - прошептала я, выбрав более благородный способ избавиться от гостей.
  - Лучше мы вам поможем облегчить страдания, правда, мама? - Женевьева подошла ко мне и попыталась вытянуть подушку у меня из-за спины, - госпожа Валенсия, позвольте, я взобью вам подушку.
  - О да, конечно, душенька! - воскликнула её мать, наливая воды из кувшина, стоящего на подоконнике, и протягивая мне кружку, - выпейте, милочка, вам должно стать лучше!
  С ужасом переведя взгляд с одной дамы на другую, а они пристроились по обеим сторонам кровати, я громко крикнула:
  - Чиусси!
  Дверь почти сразу отворилась, и мне стало понятно, что негодная девица подслушивала.
  - Что изволите? - спросила она, хмуро глядя на меня.
  Её вид 'говорил' о том, что обида на мои слова до сих пор не прошла.
  - Хм, Чиусси, - смущённо начала я, - разве мне не пора принимать лекарство и спать днём?
  Она облокотилась в дверях, не спеша отвечать. Её ленивый снисходительный взгляд медленно скользил по присутствующим в комнате, пока не остановился на мне.
  - Отвечай, когда тебя спрашивают! - первой не выдержала госпожа Слоупс, потом повернулась ко мне, - милочка, негоже спускать такое поведение местным дикарям!
  - Госпоже Крамлис пора отдыхать! - вдруг громко и резко сказала Чиусси, не дав мне времени возразить снобистскому высказыванию госпожи Слоупс. - Вам нужно уйти!
  Я постаралась не показать, как обрадовалась последним словам. Видеть недружелюбных дам больше не хотелось.
  Женевьева холодно посмотрела на меня, игнорируя Чиусси:
  - Нам нужно поговорить с капитаном Крамлисом!
  - Он предупредил, что вернётся только поздно вечером.Можете подождать его в гостиной! - ответила за меня Чиусси.
  - Мы ещё навестим вас, госпожа Валенсия! - продолжая не обращать на неё внимания, сказала Женевьева, - мама, пойдём!
  - Да, верно, душенька! - воскликнула госпожа Слоупс, величественно проплывая в коридор и прощаясь, - до свидания, милочка! Судя по внешнему виду, вам, к сожалению, нужно длительноелечение.
  Я с облегчением вздохнула, когда за всеми закрылась дверь. Даже последняя колкость почти не ранила.
  Ещё некоторое время были слышны голоса гостей в доме, потом они переместились во двор, и вскоре повсюду воцарилась тишина. Она помогала мне размышлять о случайно или специально оброненных словах госпожи Слоупс. Скорее всего, она всё-таки ошибается. Капитан Крамлис искал меня в тот вечер, когда я заблудилась. Не мог он быть на ужине в доме командира корабля.
  За размышлениями, я не сразу заметила, как погода за окном поменялась. Вместо привычных ярких солнечных лучей повеяло прохладой. Небо затянуло серыми облаками. Это навеяло леность, и вскоре я заснула.
  Разбудил меня давно знакомый шум. Полежав некоторое время в темноте, я пыталась определить, что это. Дождь! Были слышны упругие удары ливня по стенам дома и ставням-жалюзи. Видимо, Чиусси, закрыла их. Быстро выскользнув из кровати, я подбежала к окну и распахнула его. Как же оказывается можно соскучиться по дождю. Освежающему, дарящему обновление! Лицо и верх рубашки сразу намокли от брызг, но это только заставило меня радостно засмеяться. Постояв ещё немного, я закрыла окно, оказавшись вновь в полной темноте комнаты.
  - Валенсия! - чуть слышно позвал меня капитан Крамлис из-за двери, - спускайся вниз! Я знаю, что ты уже не спишь!
  Я промолчала в ответ.
  - Спускайся! Я не буду включать свет! - слегка раздражённо добавил он.
  - Добрый вечер, капитан Крамлис! - вежливо ответила ему, - я скоро буду!
  - Я оставляю лампу у двери. Сама решишь, когда её погасить, - сказал он, и следом послышались его шаги на лестнице.
  Такая забота в очередной раз напомнила мне, насколько внимателен мой муж. И какая глупость считать, будто моя внешность имеет значение. Будь она важна, он бы выбрал в жёны Женевьеву Слоупс. Успокоенная подобными мыслями, я забрала лампу, переоделась и привела причёску в порядок. Когда спускалась, в последний момент решила, что моё лицо пока лучше не видеть мужу.
  Но как только лампа погасла, в гостиной стало так темно, что я с трудом могла различить свои руки. Даже остановилась в нерешительности на последней ступеньке, пытаясь сориентироваться.
  - Может, это подойдёт, как указатель? - невесело усмехнулся капитан Крамлис, проводя рукой рядом со мной.
  Синие всполохи засверкали, позволяя заметить, как близко он стоит. Я инстинктивно закрыла лицо руками.
  - Это невыносимо порой! - устало вздохнул он. - Ты же понимаешь, Валенсия, что за время твоей болезни, я не раз заходил к тебе в комнату. Поверь, тогда ты выглядела хуже, чем сейчас.
  - Простите, мне сложно привыкнуть к такой внешности! Вы, право, думаете, что я слишком забочусь о суетном, - прошептала я, стараясь опустить ладони.
  - Конечно. Как и все дамы, - заметил капитан Крамлис, удаляясь от меня, - проходи на веранду, там накрыт стол к ужину.
  Его прямолинейность в очередной раз была слегка болезненной для моего самомнения. Но он прав. Я веду себя глупо!
  Глаза немного привыкли к темноте, и вскоре я уже смогла добраться до веранды.
  - Вы не очень высокого мнения о дамах, - мягко укорила я, усаживаясь за стол.
  - Трудно думать иначе, если они предпочтут лучше выколоть себе вилкой глаз в темноте, но не включать свет, дабы спутник не увидел их болезненного лица, - пояснил он.
  - Простите, что доставляю вам такие неудобства, - обиженно ответила я, пытаясь незаметно нащупать на столе приборы, и понять, что же лежит на тарелке.
  - Валенсия, вилка чуть правее твоей руки, - подсказал капитан Крамлис, - и мне темнота не мешает. Если ты вспомнишь, как я встретил тебя на источниках, то поймёшь, какое у меня зрение.
  Я растерянно посмотрела на него. Он сейчас меня видит? Чувство смятения охватило разом. Одновременно было неприятно осознавать, в каком виде я перед ним предстаю. И грела мысль, что при этом он не находит моё общество отталкивающим. Поразительный мужчина!
  Всё верно, в тот вечер, а скорее даже ночь, когда он меня нашёл на источниках, я не видела ничего почти. В то время как он спокойно перемещался к поселению воркнетов и обратно.
  Дождь шумел на улице, барабанил по навесу над нами. Струи воды били о перила веранды, и часть брызг долетала до нас.
  - Как у вас прошёл день? - спросила я, стараясь скрыть свою неловкость.
  - Хорошо. Валенсия, нужно отплывать на Большую землю, - он сразу перешёл к нужному мне вопросу, - скоро начнётся сезон дождей. Ты уже сможешь выдержать дорогу? Старейшина сказал, что тебе уже гораздо лучше. А ведь он проведал тебя более недели назад.
  - Да, конечно, - ответила я.
  - Тогда решено. Мы отправляемся послезавтра. Проследи, чтобы всё было собрано! - он будто отдал приказ подчинённому.
  Оставшееся время трапезы проходило в молчании.
  - Сегодня навещали дамы Слоупс, - сказала я, стараясь завязать беседу, - их интересовало, когда будет отплытие.
  - Ясно. Они смогут узнать всё у командира, - коротко ответил капитан Крамлис.
  - Капитан Крамлис, я должна извиниться перед вами, что вела себя неподобающе в обществе на материке. За всё время пребывания я не нанесла визит господам в округе. Только Слоупсы были почтены вниманием. Боюсь, что навредила вашей репутации, - я облегчённо вздохнула, когда смогла закончить речь.
  - Не беспокойся, Валенсия! Всем, кто мне был нужен, я нанёс визит, - ответил он.
  Я растерянно взглянула на его силуэт в темноте.
  - Но вы не просили о моём сопровождении, - стараясь скрыть недоумение, заметила ему.
  - Это лишнее. А вы кого-то хотели навестить лично? Я передавал извинение, что вам не здоровится, - бесстрастно пояснил он.
  - Нет, конечно, - поспешно заверила я, - мне здесь никто особенно и не знаком...
  - Вот и хорошо! - заключил капитан Крамлис.
  Вскоре после этого он пожелал спокойной ночи и ушёл наверх. Я посидела ещё немного, слушая шум дождя. Мне нужно узнать мужа лучше. Уверена, что тогда и с моей стороны проявится к нему нежное чувство.
  Некоторое время я размышляла, стоит ли убирать посуду, но в итоге собрала её. В гостиной меня ждала зажженная лампа. Та самая, которую я оставила у подножия лестницы.
  Из-за того, что я выспалась ещё днём, ночью мне почти не хотелось отдыхать. Поднялась на рассвете. Дождь ещё продолжал идти, но уже более слабо.
  Хотя погода была и не важна. Требовалось собрать вещи, а значит работа только в доме. Шагов мужа я не слышала и решила, что он ушёл ещё раньше.
  После завтрака прибежала Чиусси, вся вымокшая, но довольная. На моё предложение переодеться, она только махнула рукой.
  - Госпожка, я не такой чахлый цветок, как ты, чтобы бояться воды!
  Сначала мне казалось, что даже с её помощью мы не управимся с вещами, однако уже к обеду все сундуки и коробки были уложены. Они заняли почти большую часть пространства моей комнаты. Большинство нарядов, которые подготовила для меня маменька, на самом деле даже не было распаковано.
  Из-за дождя окна были закрыты и сумрачного света не хватало. Поэтому я зажгла лампу. После укладки последней коробки, Чиусси решительно подняла жалюзи, и сразу стало видно, как поменялась погода. Дождь прекратился. Всё сверкало. Солнце переливалось всеми красками радуги в каплях воды, оставшихся на листьях деревьев и траве.
  - Госпожка, я знаю, что мы должны сделать! - воскликнула она, оборачиваясь ко мне от окна.
  - Чиусси, я думаю, мне лучше теперь прилечь и отдохнуть, - ответила ей.
  - Глупости! Сегодня - последний день, когда можно попробоватьлукмуллу, - возразила она.
  - А какое отношение это имеет ко мне? - удивлённо поинтересовалась я.
  - Госпожка, что тут понимать! - рассмеялась Чиусси. - Завтра отплытие корабля. Но что ты узнала о моей прекрасной земле? Вот только задумайся об этом.
  - Сюрпризов для меня было достаточно, - мягко заметила я, вспомнив все происшествия, что приключились за последний месяц.
  - Да, да, знаю, многое тебя шокировало. Деда объяснил. Но на самом деле это мизерная часть того, что я должна была тебе показать и рассказать, как просил Крамлис, - нетерпеливо перебила меня она, подходя ближе и гася лампу.
  - Капитан Крамлис очень заботлив, - заметила я.
  - О да! - неопределённо протянула Чиусси. - Так вот, пойдём, ты попробуешь лукмуллу.
  - Учитывая мою усталость и низкую заинтересованность, думаю мне лучше всё-таки прилечь отдохнуть, - настойчиво повторила я.
  - Что ты заладила одно и то же! Из-за своей лени упустишь шанс попробовать самый вкусный плод на нашей земле. А ведь он спеет раз в десять сезонов! - затараторила она.
  - Раз в десять сезонов? - недоверчиво спросила я, - это всё, чем примечателен данный плод?
  - Нет, конечно! - засмеялась Чиусси, - он ещё такой вкусный! Он такой, такой... Как школад! Это мне деда сказал про вашу самую дорогую сладость.
  Я улыбнулась и поправила:
  - Как шоколад. Ладно, убедила. Думаю, мне стоит сходить!
  Согласиться было легко, но спустя час после того, как мы покинули дом, от влажной одежды мне, в отличие от Чиусси, было совсем некомфортно. Как бы я не скрывалась под летним зонтиком на тропе в лесу, капли, срывающиеся с деревьев, достигали платья.
  - Долго ещё идти? - не сумев сдержать раздражения, поинтересовалась у спутницы.
  - Почти пришли! - поспешила заверить меня Чиусси.
  Я скептично посмотрела на неё. Дело в том, что эту фразу она повторила уже третий раз за время пути. Сначала мы шли по тропе, но недолго. Чиусси увлекла меня в лес, пообещав, что дорога будет короткой. Но вот мы снова шли по тропе уже некоторое время. Я уже не раз хотела вернуться обратно. Туфли были вымазаны в мокрой земле, зонт почти полностью промок и никакие плоды меня больше не интересовали вовсе.
  - Мне кажется, мы уже весь материк пересекли вдоль и поперёк. Где твоя загадочная эта, как её, мукала? - воскликнула я.
  - Лукмулла, - терпеливо поправила Чиусси, - осталось совсем чуть-чуть пройти вот здесь, - указала она рукой.
  - Опять по лесу? - возмутилась я, брезгливо стряхивая капли с материи зонта.
  - Госпожка, поверь, ты не пожалеешь! - улыбаясь, пообещала она.
  Я сошла с тропы, понимая, что легче промолчать в ответ.
  Кроме влажной земли под ногами в лесу не чувствовалось дискомфорта.
  - Где мы уже? Здесь вроде более сухо, чем в поселении, - удивлённо осматривая деревья, спросила я.
  - В горах, - кратко ответила Чиусси.
  - Ты, верно, шутишь? - поразилась я, осторожно перешагивая выступающие из почвы корни деревьев, - мы не настолько долго шли. Когда мы навещали Слоупсов, дорога заняла не один час.
  - Правильно. Это из-за тропы. Её так проложили для удобства воркнетов и леса. А не для господ. Я провела тебя кратким путём.
  - Чиусси, скажи, эта тропа, она какая-то особенная, правильно?
  - В наших краях всё особенное, - улыбнулась Чиусси. -Наши предки создали эту тропу сквозь лес, как только решили, что с господами ссориться не будут. Целью былазащита природы от господ. Правда, приходится регулярно обновлять барьер, а ещё помогать деревьям передвигаться на удобное место.
  Я хотела возразить, что деревья не ходят, но потом передумала. Здесь всё возможно. Вскоре стало заметно, что дорога идёт вверх. Ухватившись за ветку, Чиусси ловко прыгнула на высокую насыпь и, обернувшись, протянула мне руку.
  - Давай помогу! Тут сложно, зато мы уже на месте!
  Я с трудом последовала за ней, поскальзываясь на осыпающихся камушках. Пока забиралась повыше, раздвигая ветви кустов, то с огорчением заметила, что подол платья был безнадёжно испачкан.
  Но стоило преодолеть последнюю преграду, как стало ясно - цель путешествия близка. Мы стояли на краю леса. Впереди россыпью маленьких запруд покрывали склон источники термальной воды. Вдалеке виднелись каменные дома господ.
  - И где же прячется лакма? - поинтересовалась я.
  - Лукмулла, - поправила меня Чиусси и махнула рукой в сторону источников, - около моего дома.
  - Почему же ты сразу не сказала, что она растёт в вашем поселении? - возмутилась я. - мне нельзя показываться сейчас в таком виде!
  - Пф, - фыркнула она, быстро зашагав между озерцами воды, - наши все ушли помогать загружать корабль. Сейчас пусто. Побежали уже!
  - А как же женщины, дети? - удивилась я, тем не менее решив не отставать.
  - На сезон дождей мы перебираемся вглубь материка. Кроме мужчин, все уже там. Вот проводим корабль и тоже к ним присоединимся. Останутся только работники в домах господ. Если захотят, конечно.
  Я с опаской и одновременно интересом смотрела вокруг. Существовала возможность встретиться с господами или воркнетами, но вряд ли в данный момент. Вокруг не было ни души. Только прекрасная, словно умытая дождём, красота природы. Из-за солнца и влажности, воздух был немного в дымке. Вдалеке виднелись полускрытые крыши домов господ, а над ними возвышались вершины гор. Благодаря расстоянию, они не подавляли своим величием. Внизу, за зелёным пятном леса, проглядывала кромка океана, сливаясь цветом с небом на горизонте. Термальные источники своей структурой напоминали ступеньки, а каменный массив - дворец. Лишь вычурные дома господ казались помехой в пейзаже.
  Залюбовавшись видами, я не сразу поняла, что мы уже добрались до поселения. Из-за того, как были устроены жилища воркнетов на берегу, мне казалось, что и здесь они используют горы. Но строения в поселении больше напоминали дом капитана Крамлиса. Только чуть проще по структуре. Их единая идея использования деревянных перекрытий в оригинальной архитектуре была сразу заметна. Как и отсутствие заборов между жилищами. Казалось, дома просто выросли между деревьями, словно грибы в траве.
  Одно высокое дерево выделялось над крышами на краю поселения.
  - А это случайно не та самая лукмулла? - в шутку спросила я.
  - Да, - подтвердила Чиусси, - как ты догадалась, госпожка?
  - А плоды нам придётся добывать с самой верхушки дерева? - сдерживая смех, уточнила я.
  - Да ты уже всё знаешь! - удивилась она.
  Мы как раз подошли к цели. Я подняла голову. Густая крона лукмуллы, если и была с плодами, то очень успешно их скрывала. Весь ствол был усыпан увесистыми ветками.
  - Что дальше? Будем сбивать палкой или трясти ветви? - предположила я.
  - Зачем? Мы же так испортим плоды, - сказала Чиусси, забираясь на нижнюю ветку.
  Я поняла, что она полезла срывать лукмуллу и осталась ждать.
  - Госпожка, почему ты не забираешься за мной? - удивлённо спросила Чиусси.
  - Даме не пристало лазить по деревьям, - заметила я очевидное, - тебя переубеждать бесполезно, поэтому я подожду здесь.
  - Лукмуллу можно попробовать, только пока она растёт на дереве. Когда плод срывают или он падает, то становится отвратительным на вкус. Деда говорит, так Природа позаботилась, чтобы хотя бы редкие семена достигали земли. Как бы не следили взрослые, дети всё равно съедают почти все плоды.
  - Ясно, - рассердилась я, - и ты не могла сказать мне об этом, пока мы были дома?
  - Тогда ты бы не пошла со мной. И не узнала бы о самом вкусном плоде на материке! - прокричала Чиусси.
  Она забралась уже высоко. Я видела только мелькающие между листьями кроны пятки. Становилось скучно ожидать её.
  - Чиусси, когда ты спустишься? Ты можешь забираться на дерево и без моего присутствия, - недовольно заметила я.
  Но в ответ ничего не услышала.
  - Чиусси? - обеспокоенно позвала я, пытаясь разглядеть девушку сквозь листья.
  - Госпожка, ты не представляешь, как много упускаешь! Ммм, - наступила тишина на несколько секунд, - как же вкусно! Интересно, лукмулла действительно похожа на шоколад, как говорит Деда?
  Меня раздражала эта глупая ситуация. Недовольно взглянув наверх, я хотела высказать всё своей нахальной помощнице, но внезапно заметила небольшое желтое пятно не более чем в трёх метрах от себя.
  - А эта лукмулла, она какая из себя? - я осторожно уточнила у Чиусси.
  - Круглая, вкусная, - ответила она.
  - А цвет?
  - Жёлтая. Зачем ты спрашиваешь, лучше поднимайся ко мне. На верхушке ещё осталась пара плодов! - позвала Чиусси.
  Я помедлила несколько секунд и решилась. Ветви дерева выглядели надёжно, располагались часто. Казалось, будто дерево специально выстроило из них лестницу. Если у корней они были реже и почти без листьев, то уже на уровне пояса становились покрытыми жесткими глянцевитыми листьями.
  Осторожно перебираясь по ним, я периодически поднимала голову, чтобы не потерять цель. Плод манил. Нужно было проверить слова Чиусси. Вниз мне смотреть не хотелось, чтобы не испугаться высоты. Вот и загадочная лукмулла передо мной. И сразу возник вопрос, как её есть. Срывать нельзя. С сомнением оглядев налитые бока сочного фрукта, я решительно потянулась и откусила немного. Брызнул сок, запачкав губы и щеки, но вкус был настолько хорош, что это показалось пустяком. Даримин был прав. Только сладость шоколада не могла сравниться с лукмуллой. Здесь была большая изысканность.
  Я была под таким сильным впечатлением, что не сразу расслышала голоса внизу.
  - Нет, ты обязан выслушать меня! - гневно произнёс знакомый голос немного вдалеке.
  - Агуст, я дома, и не собираюсь говорить о делах. Ты знаешь моё правило, - спокойно ответил ему старейшина.
  Он подошёл к дереву и сел прямо у подножия. Я замерла от ужаса. Если бы муж меня застал здесь одну, то ситуация бы не была столь неприличной. Но сейчас всё хуже некуда. Я непроизвольно прижалась к стволу дерева, боясь издать хотя бы звук. Чиусси, видно, тоже услышала своего деда, потому что выше не доносилось ни шороха.
  - Плевал я на правила! Как ты можешь отказаться? Это шанс на великие перемены для нас! - капитан Крамлис говорил в непривычной для себя экспрессивной манере.
  - Тише, Агуст, - Даримин попытался его успокоить.
  - Здесь всё равно никого нет. Я не меньше твоего беспокоюсь о предосторожности, - ответил капитан Крамлис.
  Он стоял рядом со старейшиной, периодически делая в сторону несколько шагов и вновь возвращаясь.
  - Всё решено большинством. Мне просто важно твоё согласие, Даримин, - взволнованно сказал капитан Крамлис.
  - Ты его никогда не получишь. Природа не учит нас такому, - устало проговорил старейшина, - Агуст, иди домой. Тебе уже никто не поможет. Даже Валенсия.
  - Ты говоришь о Природе, но только я думаю о её защите! Ты не видел эту Пустыню! Она пожирает всё, оставляя пыль. Этого ты хочешь для Природы? - спросил капитан Крамлис.
  - Природа сама позаботится о защите. Наша цель - жить в согласии и мире, возвращая баланс, - ответил старейшина.
  - Какая удобная позиция! А кто позаботится о Природе? Сидишь, твердишь о правилах и балансе. Надо действовать!
  - Агуст, то, что ты задумал, принесёт вред всем, пойми наконец! - вдруг вспылил старейшина, - ты обращаешься к тёмной стороне личности, вызывая злобу. Это не доведёт до добра.
  - Кому помогло твоё добро? Поверь в меня! Скоро всё изменится! Господа не будут больше насмехаться над нами, презрительно обзывая 'воркнетами'. Я мечтал об этом с детства, - сказал капитан Крамлис.
  Ошарашенная его последними словами, я чуть не вскрикнула от удивления. Он воркнет? Как такое возможно?
  - Знаю. Только всё время надеялся на то, что встретится человек, который сможет смягчить тебя. Была огромная надежда на твою жену, - вздохнул старейшина, - но теперь всё напрасно.
  - Валенсия? Даримин, порой я думаю, что сошёл с ума, раз женился на ней. Глупая и бесполезная девица. Как она может быть мне нужной? Я не понимаю, зачем Природа её создала, - усмехнулся капитан Крамлис.
  От стыда у меня к щекам прилила кровь. Слышать мнение мужа было невыносимо. Я понимала, что сама виновата. Когда подслушиваешь чужие разговоры, надо пенять только на себя. Как же я ошибалась в отношении капитана Крамлиса ко мне!
  - Тогда отпусти девочку. Ты же знаешь, она может найти своё счастье с другим мужчиной, - предложил старейшина, - это только твой выбор. Борьба всей жизни. Не вмешивай её.
  - Если бы я только мог это сделать! Думаешь, я не пытался отказаться от неё? Каждый раз, когда видел её в столице, проверял, выдержу ли без неё. Потратил столько силы на тщеславных красавиц города, надеясь, что это безосновательное желание быть с ней рядом пройдёт. Исчезнет. Но нет, это чувство возвращалось и терзало меня. Даримин, я даже хотел убить её лишь бы избавиться от этой тянущей боли внутри! - капитан Крамлис говорил тихо, но чётко.
  - Агуст, ты не посмеешь! Природа заложила в нас уважение к чужой жизни! - обеспокоенно воскликнул старейшина.
  - Перестань, Даримин! Ты не настолько наивен, - голос капитана Крамлиса звучал насмешливо, - Валенсию я не трону, но не других господ. Хватит проявлять слабость перед врагом!
  - То, что ты называешь слабостью, Агуст, на самом деле, наша сила. Ты поймёшь это когда-нибудь. Надеюсь только, чтобудет не слишком поздно.
  - Слова, Даримин, как всегда, одни только слова. А нужно действовать! И делать это всем вместе, - раздражённо ответил капитан Крамлис.
  - Оставь меня. Завтра я приду на отплытие. А сейчас мне нужно подумать.
  Капитан Крамлис резко ударил кулаком по дереву.
  - Старый упрямец! - раздражённо буркнул он и ушёл в сторону источников.
  Я посмотрела вниз. Интересно, как долго старейшина будет сидеть внизу?
  - Ты всё слышала, Валенсия? - внезапно спросил Даримин.
  - Да, - ответила я.
  - Спускайся, Валенсия! - устало вздохнул он, - вот и пришло время нашего разговора.
  - Не могу, руки не слушаются, - спокойно ответила ему.
  - Госпожка, подожди, я помогу! - листья над головой зашумели, и скоро рядом со мной на ветку опустилась Чиусси.
  Я удивлённо смотрела на свои руки. Пальцы побелели, вцепившись в бугристую кору дерева. Чиусси с усилием отодвинула их и быстро похлопала ладонями по ним.
  - Теперь сможешь спуститься? - она участливо взглянула на меня.
  От её жалости стало только хуже. Мне нужно было срочно уйти, иначе я могла расплакаться.
  - Конечно, я могу спуститься! - резко вырвав свои руки, ответила я, - поторопись, и освободи мне дорогу!
  - Как всегда, злюка! - криво улыбнулась Чиусси и начала перемещаться вниз, периодически встревожено оглядываясь на меня.
  Даримин отошел от дерева, чтобы не смущать меня, видимо. Но от этой деликатности было не легче.
  - Давно вы поняли, что мы были наверху? - уточнила у него, стоило мне достигнуть земли.
  Руки и ноги сотрясала мелкая дрожь. Видимо, от долгого неподвижного сидения на ветке.
  - Давайте пройдём в дом, - предложил старейшина.
  - Нет, мы поговорим здесь, или я ухожу! - отказалась я.
  - Ясно. Чиу, пожалуйста, оставь нас, - попросил он.
  Девушка с сомнением посмотрела на меня, кивнула и ушла к ближайшему дому.
  Даримин задумчиво посмотрел ей вслед, а потом обернулся ко мне.
  - Прости, я слишком поздно тебя заметил и не остановил Агуста.
  - Не извиняйтесь, - нетерпеливо остановила его, - лучше расскажите, кто же на самом деле мой муж? И что он собирается сделать?
  - А почему я должен тебе об этом говорить? - спокойно поинтересовался он.
  - Можете умолчать, - согласилась я, - впрочем, как обычно. Тогда мне пора идти. Хватит злоупотреблять вашим гостеприимством.
  - Валенсия, он планирует то, что вы называете государственным переворотом! - тихо ответил Даримин.
  Я ошеломленно взглянула на него. Из слов капитана Крамлиса было понятно, что он хочет изменить положение воркнетов в обществе, но разве всё настолько серьёзно?.
  - Но как? - растерянно спросила у старейшины.
  - Подробностей не скажу. Бесполезно. Не обижайся, Валенсия, но тебе это знать не нужно. Только прошу об одном одолжении,- ответил он, - постарайся ему помешать так, чтобы он не понял, что ты это делаешь специально.
  - Но как? - повторно воскликнула я, - вы ничего мне не рассказали. Я не понимаю, что именно мне нужно сделать.
  - Придумай сама, Валенсия, - печально сказал он, - у меня нет точной рекомендации. Только надежда, что ты поможешь.
  - Когда вы разговаривали с капитаном Крамлисом, то были иного мнения, - горько усмехнулась я.
  - Не было возможности подобрать другие слова тогда. Но знай, суть в том, что я рассчитывал на его сильную привязанность к тебе. Что она отвлечёт его от опасных мыслей. К сожалению, так думать было ошибочно. Попробуй изменить ваши отношения. Другими словами... - он виновато улыбнулся, - как же про это говорят? Сам не верю, что я это прошу... Сведи его с ума от любви, Валенсия!
  - Как вы смеете! - поражённо ахнула я. - Прощайте!
  Я решительно зашагала в сторону термальных источников. Через некоторое время позади меня послышались шаги.
  - И не следуйте за мной! Вы -варвар! Предложить такое даме из общества! - возмущённо сказала, обернувшись.
  Но это был не Даримин. За мной следовала Чиусси.
  - Госпожка, когда хочешь, ты можешь бегать быстро! - запыхавшись, выпалила она.
  Я отвернулась и молча продолжила путь. Теперь понятно, в кого внучка пошла своей распущенностью. Дикари эти воркнеты!
  - Госпожка, что тебе сказал деда? - спросила Чиусси, догоняя меня.
  - Не желаю это обсуждать! - раздражённо ответила ей.
  - Прости! Тебе сейчас и так тяжело, а тут ещё и я со своим любопытством, - тихо проговорила она.
  Её слова сразу напомнили мне о той страшной тайне, которую скрывает капитан Крамлис. Он - воркнет. Как у него получилось стать почти самым главным человеком после Правителя при этом?
  - Чиусси, ты знала всё? - тихо уточнила я.
  - Да, - кратко подтвердила она.
  - Всё? - удивилась я, - но ты мне ничего не рассказывала! Ты знала, что капитан Крамлис...
  Мне трудно было даже произнести вслух слово 'воркнет' по отношению к нему.
  - Да, - опять кратко ответила Чиусси.
  Я остановилась и прижала похолодевшие пальцы к вискам.
  - Этого просто не может быть! Это дурной сон! - мне хотелось закричать, и я едва сдерживалась, - почему же ты молчала?
  - Деда сказал, что это ничего бы не изменило, - пояснила она.
  Я продолжила путь. Неужели со всеми воркнетами настолько бесполезно разговаривать? Капитан Крамлис всегда краток, Даримин - говорит загадками, а Чиусси - ничего важного не рассказывает.
  Оставшийся путь до дома мы прошли молча. Лишь когда Чиусси начала прощаться, я решила спросить:
   - Был ли хотя бы один случай, когда девушка смогла обмануть законы Природы?
  - Зачем? - удивилась она, - Природа гораздо умнее нас всё придумала. Ты задаёшь очень странные вопросы, госпожка.
  Она стояла на пороге террасы. Всё вокруг уже высохло, будто и не было дождя.
  - Ты придёшь завтра к отплытию? - я не знала, что ещё сказать.
  - Да. Завтра на берегу будут все, кто остался около океана. Это важный день, - ответила она.
  - Тогда до завтра, - устало добавила я.
  Она кивнула и пошла по направлению к воротам. Потом резко побежала обратно и обняла меня за плечи.
  - Госпожка, останови его, пожалуйста! - прошептала быстро и, не оглядываясь более, убежала.
  Я немного постояла на террасе и вошла в дом. 'Останови его! Сведи его с ума от любви!' - 'стучали' фразы в голове, как маятник. На ступеньках лестницы лежал нехоть. Я подняла его и прижалась к мягкой шкурке.
  'Что случилось? Положить меня на место!' - раздался его мысленный протест.
  - А зачем ты на полу устроился? Пройти мешаешь, - ответила я, продолжая прижимать к себе, пока поднималась в свою комнату.
  'У меня сегодня важный день. Месяц готовиться. Не хватило сил дойти в удобное место' - голос нехотя звучал слабо.
  Я отодвинула зверька. Ему плохо? Не у одной меня сегодня важный день, от которого мне неимоверно плохо и тоже хочется найти удобное место и спрятаться ото всех.
  - Куда тебя отнести? - спросила я.
  'Там, где я никому не помешаю. Чтобы было сухо и темно' - сдавленно ответил нехоть.
  Такое место нашлось у меня в комнате в углу, за коробкой с одеждой. Зверёк стал плохо выглядеть, глаза закрыл, мордочка вытянулась, а лапы он прижал близко к телу.
  'Оставь меня!' - как будто издалека произнёс нехоть.
  Я отошла к окну, закрыла жалюзи и вышла из комнаты. Что делать? От беспокойства несколько раз заглядывала в комнату, и видела, что зверьку явно становится всё хуже. День шёл своим чередом. Я искупалась в уже ставшим привычным строении во дворе и сменила платье, испорченное во время прогулки к лукмулле.
  - Капитан Крамлис, как хорошо, что вы сегодня пораньше вернулись! - я почти обрадовалась, увидев мужа, который поднимался по ступеням в дом. - Мне кажется, нехоть заболел.
  - Что с ним? - спросил он.
  - Не знаю. Только у него шерсть стала белая и будто золотые искры вспыхивают иногда по телу, - объяснила я.
  - Ясно. Перерождение. Валенсия, оставь его в покое! Не вовремя это... - недовольно сказал капитан Крамлис. - Я к себе. Ты уже ужинала?
  За всеми волнениями у меня и мысли о еде не возникло.
  - Я не хочу есть. А вы будете? - постаралась не показать своей оплошности.
  - Нет, уже поужинал. У командира давали прощальный обед, - пояснил он и ушёл наверх.
  Я растерянно посмотрела ему вслед. Перерождение нехотя? Что это значит? Проведав зверька, не стала зажигать свет в сумрачной комнате. Только прислушалась к дыханию. Тонкие сиплые звуки заставляли думать о самом грустном. Я старалась не привязываться к нехотю, зная, что скоро покину материк, поэтому не ожидала, что буду волноваться о его состоянии. Даже о своих проблемах на некоторое время забыла.
  Но присутствие мужа в доме напомнило о них вновь. Я спустилась на террасу, села в плетёное кресло и стала ждать.
  Капитан Крамлис пришёл вскоре после этого и сел на соседнее кресло.
  - Больше не стесняешься показывать лицо? - заметил он.
  - Да, - коротко ответила я.
  Повернувшись к нему, словно впервые посмотрела внимательно. Его лицо было видно только в профиль и нечётко в сгущающихся сумерках. Однако и этого хватало, чтобы увидеть строгую линию подбородка и угрюмо насупленные брови.
  - Что-то не так с моим лицом? - прервал тишину капитан Крамлис, кинув взор в мою сторону.
  - Всё в порядке. Оно такое, каким и должно быть, - спокойно ответила я, выдержав его прямой взгляд.
  - Валенсия, ты не заболела вновь? - усмехнулся он, - выглядишь очень бледной и уставшей. Может, тебе лучше пойти спать?
  - Комплименты вам сегодня не удаются, - заметила я.
  Как можно было быть такой слепой? Нет у него никакой любви ко мне. А его необычная внешность обусловлена прикрытием истинной натуры. Он не стал создавать проблемы с цветом волос. Просто обрил их. Интересно, как бы он выглядел с длинной тёмно-синей шевелюрой, как у Индеми, например? Я улыбнулась, представив капитана Крамлиса в коротких до колена штанах и оголённым торсом. Правая рука Правителя!
  - Валенсия, я с тобой говорю! - ворвался в мои размышления раздражённый голос мужа.
  - Вы что-то спросили? - уточнила я. - Я действительно устала. Невыносимо долгий день сегодня, не находите?
  В ответ капитан Крамлис шумно выдохнул и медленно проговорил:
  - Пожалуй, ты ещё не настолько хорошо выздоровела, как предполагаешь, поэтому лучше пойти спать сейчас. Завтра будет много хлопот. Я пришлю Криса Монга для помощи с вещами.
  - Вы правы. Спокойной ночи! - я поднялась, чтобы уйти.
  - Валенсия, сегодняшнюю ночь ты проведёшь в моей комнате! - сказал капитан Крамлис.
  Это привело меня в замешательство.
  - Зачем мне это делать? - решительно потребовала от него.
  - Ты же оставила нехотя у себя в комнате, - пояснил он. - Поверь, оставаться сегодня рядом с ним - плохая идея!
  - А что с ним происходит? Это очень плохо? - уточнила я.
  - Не волнуйся за него. Скорее всего, завтра к утру у него начнётся новая жизнь, - капитан Крамлис поднялся, - но лучше убрать твои вещи подальше от нехотя.
  Он поднялся по лестнице. Я осторожно ступала следом. Было любопытно и одновременно немного страшно. Что значит перерождение?
  Когда капитан Крамлис открыл дверь в мою комнату, то сразу стало заметно матовое свечение в дальнем углу.
  - Это нехоть светится? - тихо ахнула я.
  - Да, - коротко ответил муж, оглядываясь вокруг - Валенсия, у тебя был столько же вещей, когда ты приехала?
  - Их стало чуть меньше. Пара-тройка платьев пришли в негодность, - в моём голосе прозвучали виноватые нотки.
  Так безалаберно обращаться с дорогими нарядами, которые оплатил капитан Крамлис.
  - Создаётся впечатление, что, наоборот, тебе удалось найти на материке модный салон и скупить всё барахло, - усмехнулся он.
  - Барахло? - поражённо выдохнула я, - вы даже не представляете, насколько сложные фасоны использовали портнихи лишь бы подчеркнуть мою красоту!
  Я ничего не могла поделать. От возмущения таким пренебрежением получалось говорить только словами маменьки.
  - И как ты теперь себя чувствуешь, когда нет её, этой искусно созданной портнихами красоты? - поинтересовался капитан Крамлис, поднимая повыше зажжённую лампу.
  Я закрыла лицо руками. Из-за последних событий совершенно забылось, насколько подурнела моя внешность.
  - Задумывалась ли ты, Валенсия, что будешь значить без привлекательности? Что останется? Жеманство, себялюбие, глупость и гора никчемных платьев.
  Я тяжело задышала, выслушивая оскорбления.
  - Думаю, останется то, что послужило причиной, по которой вы выбрали меня в жёны, капитан Крамлис! - натянуто улыбнулась ему, отнимая руки. - Или вас прельстили моё жеманство, глупость и себялюбие?
  На мгновение его лицо выразило самое неподдельное удивление, а затем он, сохраняя молчание,принялся выносить вещи из комнаты в гостиную. При этом сундуки и коробки он ставил с громким стуком.
  Я некоторое время наблюдала за ним. Потом приблизилась к углу, в котором всё ярче светило что-то. Вместо нехотя лежал большой шерстяной клубок, будто объятый белым огнём.
  - Капитан Крамлис! - испуганно позвала я. - Что с ним?
  - Я же уже говорил! - слегка запыхавшись, он поднял очередной сундук, - зверь возрождается. Такое происходит с нехотем раз в сто лет примерно. Завтра будет опять, как вы, дамы, это называете 'симпатичной зверушкой'.
  - Он бессмертный? - я заворожёно смотрела на сияние.
  Простой зверёк из леса оказался чудом!
  - Можно и так сказать, - подтвердил капитан Крамлис, выходя из комнаты.
  Полюбовавшись ещё немного нехотем, я стала помогать мужу, выбирая коробки полегче. Действительно, у меня оказалось гораздо больше шляп, чем мне потребовалось бы, возможно, даже на всю жизнь. Как только все вещи умещались в такой маленькой комнате?
  - А вы где будете ночевать? - поинтересовалась у капитана Крамлиса, когда он в очередной раз проходил мимо на лестничном переходе.
  - Планировал уйти на корабль, - он остановился, отряхивая рукав.
  Закончив очищать китель, посмотрел на меня серьёзно:
  - Если не поступит других предложений.
  В неверном свете лампы, стоящей на полу его лицо скрывалось в полутени, но мне отчётливо были видны его глаза. Он ждал ответа.
  Первым моим порывом было пожелать ему доброй ночи на борту корабля. Но внезапно вспомнились слова Даримина и его внучки, которые, казалось, закружили хороводом в голове: 'Сведи его с ума от любви!', 'Останови его, пожалуйста!'.
  - Ночь такая тёмная. Вам лучше остаться дома, - проговорила я, опуская взгляд.
  - Ты играешь со мной, Валенсия? - тихо спросил он.
  - Может быть, - улыбнулась я ему, - но вы не узнаете правильный ответ, если уйдёте из дома сейчас.
  Удивительно, но дневное открытие, что он воркнет, будто приблизило меня к нему. Даже мысли о его страшных планах уже не пугали. Я прошла мимо капитана Крамлиса к своей комнате и заглянула внутрь. Свечение от нехотя сменило окраску, став более насыщенного желтого цвета. Но гораздо больше в этот момент меня волновало, как поступит муж.
  - Ты права, Валенсия, ночь, действительно, слишком тёмная. Тебе нельзя оставаться в доме одной, - решительно сказал он, поднимая с пола лампу, - иди за мной! Уже поздно.
  Я поднялась по лестнице следом. Чувства кардинально менялись каждую секунду, перемешивая восторг и ужас. Что я наделала? Вот сейчас и узнаю!
  Лестничная площадка на третьем уровне почти ничем не отличалась от той, что была этажом ниже.
  В свете лампы было трудно рассмотреть все детали, но обстановка в комнате явно отличалась аскетизмом. Шкаф с книгами у стены, узкая кровать с тонким матрацем, стол у окна и небольшое зеркало без оправы на нём. Присесть можно было только на стул.
  Я разочаровано вздохнула. Не знаю точно, что ожидала увидеть, но всё выглядело именно так, как свойственно капитану Крамлису.
  - Я сейчас схожу за периной, которая осталась на твоей кровати. Ты же не сможешь спать здесь. Слишком неудобно, - сказал он.
  На мгновение мне показалось, что он смущён не меньше меня.
  Пока он ходил вниз, я подошла поближе к стенному шкафу. Все книги были о военном флоте и о различных видах орудий. Из любопытства я открыла одну из них. Описания были напечатаны мелким шрифтом.
  '... бронированный военный корабль с паровым двигателем, защищённый железом или стальными пластинами...' - успела 'выхватить' пару строк, прежде, чем вернулся муж.
  - Нашли что-то интересное для себя? - спросил он, входя в комнату.
  - Вы прочли все эти книги? - спросила я, возвращая фолиант на место.
  - Да, - односложно ответил капитан Крамлис.
  Он сдёрнул с кровати матрац и поместил на деревянную основу перину.
  - И вам понравились эти книги? - я старательно избегала мыслей о том, как мы будем проводить ночь.
  Постель слишком узкая, чтобы мы поместились на ней, не касаясь друг друга, но другого ложа не было в комнате.
  - Валенсия, оставь в покое книги и ложись спать, - сказал капитан Крамлис.
  - А где расположитесь вы? - стараясь казаться беззаботной,я присела на кровать.
  - Расстелю матрац на полу, - он принялся выполнять сказанное.
  Потом подошёл к лампе и потушил её.
  - Спокойной ночи! - пожелал он.
  Я закрыла глаза, чтобы привыкнуть к темноте, а потом открыла их.
  - Вы что, раздеваетесь? - удивлённо спросила, увидев, как капитан Крамлис снимает китель.
  - Да, - ответил он. - Не могу спать в одежде.
  - Но с вами в комнате находится дама! - возмутилась я.
  - Ты можешь просто закрыть глаза и не подглядывать.
  Мне не было чётко видно, но, казалось, в этот момент он пожал плечами.
  'Очень нетактично!' - подумала я и легла на кровать.
  Спать совершенно не хотелось. Внутреннее состояние скорее можно было описать, как взбудораженное. К тому же было сильное желание снять хотя бы корсет. Но это невозможно. Я хорошо запомнила, что капитан Крамлис видит в темноте лучше меня.
  - Расскажите, во что вы играли в детстве? - спросила я у него.
  - Капитан Крамлис? - позвала тихо, когда некоторое время не прозвучало ни звука в ответ.
  - Валенсия, завтра тяжёлый день. Рекомендую и даже настаиваю, чтобы ты поспала! - с нажимом в голосе проговорил он.
  - Возможно, вы правы, но мой организм абсолютно не склонен ко сну сейчас, - вздохнула я, - обычно я читаю книгу в таких случаях, желательно размеренного и даже слегка скучного содержания. А как вы помогаете себе уснуть?
  - У меня нет проблем со сном, - ответил капитан Крамлис.
  Я обиженно вздохнула. Он совершенно не помогает мне. Такая идеальная возможность пообщаться, не смущая друг друга взглядами. Кажется, можно всю душу излить и это останется только в воспоминаниях только данной ночи. Мне пришлось несколько раз поворочаться, чтобы устроиться удобнее.
  - Ладно, ты можешь зажечь лампу и почитать любую книгу из шкафа, -предложил капитан Крамлис. - Уверен, что они все подходят под описание 'слегка скучноватая' на твой вкус.
  - Правда? - обрадовано воскликнула я, сев на кровати.
  Но тут взгляд упал на фигуру мужа и стало понятно, что при свете ситуация станет некомфортной окончательно. Право, зачем же он разделся?!
  - Боюсь, мне не хочется вставать, - сказала я, - может, вы расскажете мне какую-нибудь историю. У вас такая интересная работа!
  - Валенсия, ответь лучше, ты рада, что стала воркнетом? - тихо спросил он.
  - Это слишком сложная задача, - заметила ему, - всё равно, что выяснять, радует ли меня тот факт, что я родилась девочкой.
  - Неверное сравнение, - отозвался капитан Крамлис, - мальчиком ты никогда не была, что только отрадно. А вот возможность сравнить ощущения простого человека и воркнета у тебя есть.
  Разговор стал принимать такой оборот, который мне никак не нравился. Когда я успела упустить нить происходящего, ведь изначально беседа затевалась для того, чтобы лучше узнать мужа.
  - Вы же сами просили меня меньше говорить, больше слушать, - я непроизвольно улыбнулась в темноте, довольная, что нашла выход из неловкой ситуации.
  Каков бы не был мой ответ про воркнетов, он мог не устроить капитана Крамлиса, или выдать меня в знании его секретов.
  - Спокойной ночи! - быстро проговорил он.
  - Подождите! - воскликнула я, - а как же интересная история из вашей жизни?
  - Валенсия, ты заставляешь меня жалеть о моём проявлении слабости, вернее, о попытке сделать эту ночь для тебя более комфортной, - сказал он слегка раздражённым голосом.
  Он считает заботу проявлением слабости?
  - Я благодарна вам, но не могли бы вы ещё уделить мне внимание? - я попыталась добавить игривых ноток в свой тон, но в итоге голос всё равно звучал требовательно.
  - Хорошо! - ответил капитан Крамлис, - какая тебе нужна история?
  - Я хочу узнать вас как можно лучше, - вздохнула я, - но вы слишком замкнуты.
  - Точнее, мало болтаю о пустяках, - хмыкнул он.
  - Но и о нужных вещах вы со мной не разговариваете! Я была наслышана, что в вашей жизни была трагедия, - начала я.
  - Вот как? С чего это вы решили? - недовольно спросил он.
  - Как мне рассказали, что поднимаясь по трапу на корабль, вы споткнулись и сильно ударились головой о доски, - я попыталась вспомнить, что ещё слышала об этом несчастном случае.
  - Как много, оказывается, вы обо мне знаете, - сдержанно произнёс он.
  - Этого мало, - возразила я. - Вспомните, вы же сами просили обращаться к вам, если нужно узнать что-то из вашей жизни. Что тогда произошло?
  - Я точно не помню, - ответил он, - но, можно сказать, что мне повезло. Меня положили в госпиталь в отделение вместе с командиром одного из кораблей. И в дальнейшем он помог мне восстановиться, но уже на военной службе. Иначе, даже не знаю, как сложилась бы моя судьба...
  - Неужели никто из ваших знакомых не знает, как вы жили до этого несчастного случая? И вам самим не хотелось выяснить, где ваши родители? Возможно, у вас даже была невеста! - мне захотелось во чтобы то ни стало заставить его всё рассказать сейчас.
  - Что за странные фантазии? - оборвал меня капитан Крамлис, - не нужно выдумывать небылицы!
  - А Сесилия Оранж? - я резко вновь села на кровати, вспомнив о хорошей знакомой из Майнор-Шара, - откуда вы её знаете?
  - Я не знаю такую особу, - глухо ответил он, - всё, закончили разговоры!
  - Постойте! Но ведь она вам писала письмо! - ошарашенная новыми догадками, я и не думала сдаваться.
  - Валенсия, дамы постоянно мне пишут. Но это вовсе не означает, что с моей стороны был повод для общения. Не хотелось бы выглядеть в твоих глазах хвастуном, но многим я нравлюсь, - в его голосе прозвучали самодовольные интонации.
  Я совсем растерялась. Как он уверен в себе! Да и мне уже не раз приходилось слышать, что многие девушки были им увлечены. Как отличить правду от лжи? Легко было говорить Даримину: 'Сведи его ума от любви!' Но как это сделать, когда передо мной настолько сложный и замкнутый человек.
  - Вам поступает много писем от дам? И что вы с ними делаете? - слабо отозвалась я.
  - Это тебя точно не касается! - сердито ответил он.
  - Касается! - обиженно возразила я, - вы ещё не забыли, что я ваша жена?
  - Валенсия, - снисходительным тоном сказал он, - жена обязана во всём подчиняться мужу и делать всё, чтобы ему было удобно и приятно с ней жить. Пока ты ни в чём не состоялась, как жена!
  От возмущения у меня перехватило дыхание. Разве я не гражданка нового мира, имеющая те же права, что и все господа?
  - Наше правительство дало всем возможность принимать самостоятельные решения, а не быть лишь дополнением жены к мужу! - гордо ответила ему.
  - И на что же ты способна без меня? - поинтересовался он. - Заблудиться в лесу и чуть не утонуть в источнике?
  - Вы! - у меня предательски задрожали губы, но я прижала ладонь ко рту и легла на кровать.
  Не хватало ещё разреветься!
  - Валенсия? - требовательно позвал капитан Крамлис.
  Я промолчала, хотя внутри себя вела бурный диалог, инсценируя минувшую сцену в выгодном для себя свете. О, какие меткие фразы получались у меня!
  - Валенсия, ты спишь? - его голос внезапно прозвучал слишком близко.
  Я резко повернулась, чем вызвала череду искр между нами.
  Он отшатнулся и виновато проговорил:
  - Извини, я проявил несдержанность и расстроил тебя. Мне вовсе этого не хотелось.
  - Мне трудно вам верить, - обиженно прошептала я, - как бы я хотела, чтобы вы были полностью откровенны со мной.
  - Почему вам, женщинам, всегда всего мало?! - вздохнул он, - неужели того, что я рассказал сегодня о себе, недостаточно. Что именно тебе нужно, Валенсия?
  - Не знаю точно, - продолжая дуться, ответила я, - у вас есть какой-нибудь секрет?
  - На то он и секрет, чтобы его никому не доверять. Выбери другое! - попросил он.
  - Почитайте мне хотя бы, - устало попросила я.
  Сказала быстрее, чем поняла последствия просьбы. А капитан Крамлис исполнил её сразу, успев зажечь лампу, взять книгу с полки и сесть на матрасе в странной позе со скрещенными ногами, пока я поспешно искала повод отказаться от подобного зрелища. На нём были надеты только короткие штаны.
  - Неприлично, - смущённо пробормотала я, отворачиваясь.
  Даже не знаю, что меня больше всего поразило. То, что он был почти голым, или то, что мне был приятен его вид.
  - Но на Индеми было не больше одежды, когда ты ходила плавать, - напомнил он.
  - Но он же воркнет! - запротестовала я, разглядывая причудливые тени на стене.
  - Можешь не поворачиваться, если стесняешься, - разрешил капитан Крамлис.
  Он начал читать. Никогда бы не подумала, насколько скучными могут быть описания оснащёния корабля. Спустя время, сон настойчиво увлёк меня из этого длинного дня, который должен был запомниться вкусом шоколадной лукмуллы, а стал самым странным в моей жизни.
  - Валенсия! - громко позвал меня капитан Крамлис, вырывая из забытья.
  - Да? - слабо спросила я, не открывая глаз.
  - Ты же хотела увидеть чудо перерождения? - поинтересовался он, - пойдём быстрее! Сейчас начнётся.
  - Да? - я никак не могла понять, почему мне не дают спать.
  - Валенсия, такой шанс выпадает не каждому! Поспеши! - но смысл его слов не достигал меня, застревая в сонной пелене.
  - Ясно, - решительно сказал он и в следующее мгновение мне в лицо выплеснули прохладную воду.
  - Что происходит? - возмутилась я, смахивая капли с лица.
  - Я же не могу до тебя дотронуться, - голос капитана Крамлиса прозвучал слегка смущённо, - а ты никак не хотела просыпаться.
  - Что такого срочного, чтобы будить меня варварским способом среди ночи? - недовольно высказалась я.
  - Там внизу сейчас произойдёт одно из чудес материка. Ты должна это увидеть! - нетерпеливо ответил он, игнорируя мои жалобы.
  Он резко повернулся и вышел из комнаты. Интересно, когда он успел снова одеться? Я вытерла лицо покрывалом и последовала за ним. Нужно признать, что он выбрал действенный способ, чтобы меня разбудить. Сонливость буквально смыло водой. Потирая плечи, я спустилась на второй этаж. Дверь в мою комнату была открыта нараспашку. Капитан Крамлис стоял в дальнем углу. Свечение стало красным. Я подошла ближе.
  - Скорее, Валенсия! - позвал капитан Крамлис, - осталось совсем мало времени.
  Он смотрел вниз на пол, где вместо нехотя были видны только туманные очертания, излучающие тревожный свет.
  Внезапно цвет свечения изменился на бледно-зелёный и дымка рассеялась. Среди клочков шерсти лежал маленький пушистый нехоть с закрытыми глазами.
  Я заворожено смотрела на него. Зверёк открыл глаза и тут же сузил их, отчего его мордочка приняла хитрое выражение.
  - Возьми его на руки, - шепнул капитан Крамлис, - тогда все следующие сто лет он будет предан только тебе.
  - Но люди столько не живут! - удивилась я.
  - Валенсия, почему ты всё время возражаешь! - недовольно заметил он.
  Я присела и погладила нехотя. Шерстка была такой нежной, как пух. Так и хотелось взять его в руки. Аккуратно сложив ладони, я приподняла зверька к себе поближе.
  'Покачай!' - тут же отозвался знакомый голос в мыслях.
  'О, да, перерождение совсем не поменяло твой характер!' - улыбнулась я, - 'совсем бесполезное перерождение!'
  Этот чудесный момент даже вызвал слёзы от умиления. Я повернулась к капитану Крамлису, чтобы поделиться своими эмоциями и заметила, как он неотрывно смотрит на меня. Как будто хочет что-то сказать. Но вместо этого он отошёл к окну и поднял жалюзи.
  - Уже светает! Мне нужно на корабль. Валенсия, приведи себя в порядок. Я пришлю Криса для помощи с вещами. Нужно, чтобы ты была одета как можно представительнее. На отплытие приедут все господа с побережья материка, - сообщил он.
  - А как поступить с нехотем? - мне уже не хотелось расставаться с милым зверьком.
  - Конечно, оставить здесь. Чиусси за ним присмотрит, - безразлично ответил капитан Крамлис.
  - Можно мне его взять с собой? - с надеждой обратилась к нему.
  - Валенсия, ты прожила здесь не один день, а до сих пор ведёшь себя, как глупая и избалованная леди из общества! - вдруг разозлился он. - Думаешь, всё в мире создано только для твоего развлечения? Задумайся хотя бы на мгновение, к чему приведёт легкомысленное желание увезти животное от его естественной среды обитания. Оно обязательно погибнет!
  - Вы могли ограничиться коротким 'нет'. Этого было бы достаточно, - тихо проговорила я, осторожно укладывая нехотя на кровать.
  Он уже уснул и даже не отреагировал на смену положения. Чтобы себя занять, я подошла к зеркалу. И сразу заметила, как ужасно выгляжу, но сделала вид, что занята другими мыслями. К капитану Крамлису больше не оборачивалась. И причина была в том, что я не желала сейчас с ним общаться, а не в моём неряшливом облике, которым только детей работников пугать.
  - Вы можете не беспокоиться. К назначенному времени я буду готова, - холодно сказала мужу, предполагая, что он скоро уйдёт.
  - Да, я пришлю Криса, - зачем-то ещё раз повторил он и, еле слышно ступая, вышел из комнаты.
  Я подошла к окну и посмотрела ему вслед. Если Природа такая мудрая, как говорит Даримин, почему меня одолевает сейчас только тоскливое чувство при мысли о семейной жизни? Зачем она свела нас вместе?
  Рассвет становился всё ярче, наполняя мир солнцем и громким щебетанием птиц. Нужно было переодеваться.
  ***
  - Ах, милочка! Какое на вас платье! - воскликнула госпожа Слоупс.
  Несмотря на свои габариты, она успела быстро пообщаться со всеми господами на берегу и теперь решила уделить внимание мне.
  - Это какой-то неизвестный мне фасон, скрывающий фигуру и изящество? Хотя, для вас ведь это неважно, - улыбнулась она, - и вуаль вы надели предусмотрительно.
  Я мрачно посмотрела на неё. Неужели ей никогда не надоедает говорить неприятные вещи окружающим?
  - Очень рада, что вам нравится мой наряд, - спокойно ответила я и отвернулась к океану.
  Вновь предстояло небольшое путешествие на лодках до корабля, виднеющегося вдали. Возле подготовленных для этой цели челнов терпеливо ожидали воркнеты. Тем временем разношёрстая толпа господ обменивалась друг с другом любезностями. Кто-то передавал для родных посылки и письма. Стоял негромкий гул голосов. Дамы закрывались от солнца зонтиками. Было видно, что все постарались надеть свои самые лучшие наряды. Но игнорировать жаркую погоду было сложно, поэтому в их руках мелькали веера.
  - Госпожка! - прозвучало у меня за спиной.
  - Чиусси! - радостно воскликнула я, оглянувшись.
  Госпожа Слоупс уже ушла, резво прошагав по настилу из разномастных досок на берегу. Это покрытие сделали специально для церемонии отплытия, чтобы господа могли провести время с удобствами. Иначе все увязли бы в песке.
  Чиусси выглядела непривычно. Сегодня на ней было длинное закрытое платье, да ещё и с рукавами до середины локтя. Оно, конечно, было ярких расцветок, но во много раз приличнее её прежних нарядов.
  - Вот, оделась, как вы, господа, любите. Как старуха,- недовольно пробурчала она. - Потому что не хочу тебя позорить.
  - Спасибо!- улыбнулась я. - Ты будешь скучать?
  - Вот ещё! - хмыкнула она, - просто хотела убедиться, что ты точно уедешь.
  Из леса вышел Даримин, а за ним и Индеми, но подходить не стали, остановившись вдалеке.
  - А разве твой брат не будет отвозить нас на лодке? - спросила я.
  - Неа, он ещё не так хорошо восстановился, - сказала Чиусси.
  - Знаешь, а у нехотя прошлой ночью было перерождение, - тихо сообщила я.
  - Ты видела это? - восхищённо спросила она.
  - Конечно! - гордо подтвердила я, - только теперь тебе нужно будет за ним ухаживать.
  - С удовольствием! - 'загорелась' она, - провожу тебя и сразу побегу к нему.
  Она нетерпеливо стала оглядываться по сторонам.
  - Что вы так долго собираетесь? Сели бы в лодки, да уплывали!
  - Спасибо за заботу! - возмущённо сказала я, - Чиусси, постарайся научиться вести себя более тактично.
  - А зачем? - удивилась она. - Разве тебе это помогло?
  Я вздохнула. Мне никогда не исправить эту дикарку!
  - Ладно, это сейчас не главное, - быстро проговорила ей, - береги себя!
  Чиусси серьёзно посмотрела на меня.
  - Госпожка, деда просил передать его извинения, - сказал она, - знай, ты ничего не должна делать против своей воли.
  - Скажи старейшине, что извинения приняты, - улыбнулась я.
  Мне хотелось утаить, как сложно простить скрытность воркнетов, постоянные философские или загадочные речи Даримина. С другой стороны, они оказались гостеприимнее на материке, чем надменное общество господ. И даже в этот момент было приятнее беседовать с Чиусси, чем с госпожой Слоупс.
  С нахлынувшими сентиментальными чувствами я посмотрела в сторону леса, где стояли старейшина и Индеми. Наверно, мне даже немного грустно расставаться с ними.
  - А где Крамлис? - вывела меня из задумчивости Чиусси.
  - Беседует с командиром корабля, - ответила я.
  Мне с трудом удавалось не оборачиваться в его сторону. Днём всё казалось иначе. Будто странная ночь испарилась, как только наступил рассвет. Он вновь был в привычном тёмном костюме, застёгнутом на все пуговицы. А на лице 'непроницаемая маска'. Застывшее выражение слегка разражённого и недовольного своими собеседниками человека. Поразительно, как ему удаётся при этом завоёвывать симпатии в своём окружении?
  - А всё-таки ты очень необычная, - хмыкнула Чиусси.
  - Чиусси! - возмущённо шепнула я, оглянувшись по сторонам с опаской, - осторожнее со словами.
  - Да я про то, что ты не испытываешь восхищения Крамлисом, - отмахнулась она.
  - Я восхищаюсь! - возразила ей.
  - Но ты не влюбилась в него, вот о чём я говорю, - нетерпеливо перебила меня она.
  - Знаешь, я уже много раз говорила тебе, что эту тему обсуждать с тобой не буду! - я недовольно посмотрела на неё.
  - Как же сложно с тобой говорить! - вздохнула Чиусси. - Понимаешь, в Крамлиса влюбляются все, на кого он обратил своё внимание.
  - Твои речи оскорбительны для репутации капитана Крамлиса, - огорчённая её словами, заметила я, - лучше всего прекратить этот неприличный разговор.
  - Как хочешь! - она 'надула губы' - но знай, что если бы ты застала всех наших в поселении, тебе бы не поздоровилось.
  Моё сентиментальное настроение окончательно улетучилось.
  - Чиусси, что именно ты хочешь мне сообщить? -раздражённо поинтересовалась у неё.
  - О том, что Крамлис не влияет на тебя так, как на всех остальных. Мариисси побежала за ним, стоило ему появиться у нас в поселении и кивнуть ей, - быстро выпалила она.
  - Побежала за ним? - растерянно повторила я, усиленно замахав веером. - Зачем он кивал ей?
  Внезапно мне показалось, что стало невыносимо жарко и душно.
   - Утешать его, только у неё не очень, видимо, получилось, - пояснила Чиусси, - потому что Крамлис быстро ушёл к источникам, и почти сразу вернулся за портшезом и помощниками. Это было как раз в ту ночь, после которой ты заболела.
  Значит, госпожа Слоупс была права! В тот вечер он не искал меня. Вернее, он искал 'утешение'? Никогда не замечала, что это слово может иметь столь мерзкий смысл.
  - Как можно искать утешения на стороне? - я не заметила, что произнесла последнюю фразу вслух.
  - А как иначе, ведь ты же его отталкивала постоянно? - удивилась Чиусси.
   - Перестань! Помолчи, пожалуйста! - я больше не могла слышать дикарские рассуждения.
  В порядке вещей изменять жене? У нас сложные отношения с Крамлисом, но это не повод для неблагородного поведения!
  - Госпожка, ты расстроилась? - Чиусси подошла поближе и отвела рукой веер, которым я скрывала лицо.
  - Нет, всё в порядке! - я оглянулась на лодки, - почему не начинают отправление? Зачем так долго тянуть с расставанием?
  - Госпожка? - позвала Чиусси.
  - Всё в порядке! - повторила я, - знаешь, мне стоит подойти ещё к некоторым господам перед отъездом, так что, давай прощаться!
  - Госпожка, я обидела тебя своими разговорами о Крамлисе, верно? У господ всё по-другому? - она искренне пыталась понять, что сделала не так.
  - Всё в порядке! - в этот раз получилось сказать чуть громче положенного, - Ухаживай за нехотем, пожалуйста, пока мы отсутствуем! До свидания, Чиусси!
  Она озадаченно попрощалась в ответ и направилась к лесу.
  - Как вы близки с работниками! - ко мне вновь подошла госпожа Слоупс. На это раз к ней присоединилась дочь, - душенька, ты только взгляни, они даже провожают её!
  Она сложила веер и указала им в сторону Даримина и его внуков. Женевьева лишь кинула мимолётный взгляд в изучаемом направлении и отвернулась, не сказав ни слова.
  - Милочка, откройте нам свой секрет, за что вас любит чернь? - госпожа Слоупс не скрывала ехидных ноток в голосе.
  Я взяла пример с её дочери и оставила вопрос без внимания.
  - Душенька, ты видишь, как быстро наша маленькая госпожа Крамлис возгордилась, чтобы беседовать с нами! - казалось, госпоже Слоупс и собеседники не нужны.
  - Извините, я устала, - мне было уже всё равно, что она говорит, но гораздо проще соблюдать приличия, нежели давать пищу для дальнейшего бесполезного разговора.
  - Госпожа Валенсия, вам плохо? - обратилась ко мне Женевьева, - вы совсем бледны.
  Я давно уже подняла вуаль из-за духоты и теперь удивлённо взглянула на девушку. Неужели она проявляет сочувствие?
  - Сможете ли вы выдержать путешествие? Может, капитану Крамлису лучше оставить вас на берегу? - она посмотрела в сторону своего отца и его собеседника.
  Я поразилась, как быстро изменилось выражение её лица. Скука и безразличие ушли, черты лица смягчились. Казалось, Женевьева 'оживает' от одного лишь взгляда на капитана Крамлиса. И он, будто уловив внимание к своей персоне, обернулся. Ещё мгновение что-то проговорил командиру корабля и вскоре направился к нам.
  С каким-то болезненным вниманием я наблюдала вежливое приветствие дам Слоупс и мужа.
  - Валенсия, тебе нехорошо? - осведомился он у меня.
  - Всё в порядке, - заученно повторила я, - слегка устала.
  - Да, ночь была суматошной, - мне показалось, или капитан Крамлис, действительно, слегка улыбнулся, произнося эти слова.
  Распутник! Говорил и не раз, как сильно желает обладать мной, а сам искал утешения на стороне! Я начала испытывать неприятную тяжесть, которая будто сдавливала грудь. Как он смеет притворяться, будто его интересует моё состояние здоровья!
  - Капитан Крамлис, успокойте меня, пожалуйста, сильно ли мы отстали от ранее намеченных сроков для прибытия в столицу? - спросила госпожа Слоупс.
  - Должны прибыть к весеннему празднику, - ответил он и, окинув взглядом собравшихся на берегу, добавил, - пожалуй, пора отправляться.
  Словно услышав его слова, командир Слоупс отдал приказ рассаживаться по лодкам.
  - Извините нас, дамы! - сказал капитан Крамлис и повернулся ко мне, - Валенсия, пойдём!
  Я даже обрадовалась, что наконец-то избавлюсь от общества госпожи Слоупс и послушно пошла рядом с мужем.
  - Что происходит? - тихо спросил он.
  Я удивлённо посмотрела на него:
  - Простите?
  - Валенсия, ты вновь простыла? Я не чувствую твоей обычной враждебности, - пояснил он, кинув короткий, но внимательный взгляд.
  - Неужели? - мне не удалось скрыть сарказм.
  В текущей ситуации его предположение об уменьшении враждебности с моей стороны, было смехотворным. Как хотелось потребовать от него ответ, зачем он кивал какой-то Мариисе! И как много этих 'Мариис' было за всё время? Но приходилось держать себя в руках и скрывать своё возмущение.
  - Валенсия, я не понимаю тебя, - тихо проговорил.
  - Как обычно! - мне удалось даже улыбнуться.
  - Что происходит? - нетерпеливо спросил он.
  - Всё в порядке! Скорей бы уже на корабль! - раздражённо ответила я.
  Однако почувствовала, что жара и волнение не прошли даром для меня. Действительно, мне становилось дурно. Только бы не упасть в обморок! Я оступилась, но смогла удержаться, лишь слегка задев господина, стоящего у кромки воды.
  - Ох, этот песок! Так сложен для ходьбы в туфлях! - извиняющее улыбнулась мужчине, стараясь мельком посмотреть, как на это отреагирует капитан Крамлис.
  - И не говорите, госпожа Крамлис! - отзывчиво поддержал он. - Как я рад, что вы выздоровели, и будете украшать наше общество своим присутствием на корабле!
  Я попыталась вспомнить, видела ли раньше этого любезного господина, но на память ничего не приходило. Слишком много новых и незапоминающихся лиц.
  - Ирвин Хатт к вашим услугам! - он догадался о моих затруднениях.
  - Конечно, я вас помню, господин Хатт! - казалось, улыбка приклеилась к моему лицу навсегда.
  - Валенсия, достаточно разговоров, дорогая! Тебе пора отдыхать! - прервал нашу беседу капитан Крамлис.
  Я собралась игнорировать его слова, но он внезапно взял меня на руки и пошёл по воде к лодке. От неожиданности у меня перехватило дыхание.
  - Значит, ты всё ещё не выздоровела! - мрачно констатировал капитан Крамлис, прижимая меня к себе, - я не чувствую потери сил.
  Он широко шагал, не обращая внимания на летящие брызги. Моя рука упиралась ему в грудь, и я слышала, как быстро бьётся его сердце.
  - В любом случае, мне уже не отменить отплытие, - сообщил он, - надеюсь, ты выдержишь путешествие.
  - Видимо, ослабла из-за жары и беспокойной ночи, это пройдёт - слабо пробормотала я в ответ, когда он усадил меня в лодку.
  Слишком неожиданными были его действия.
  Путь до корабля был как в тумане. Воркнеты слаженно гребли, от чего лодка буквально летела по волнам. Потом капитан Крамлис помог мне подняться на палубу. Эти привычные для обычных супружеских пар знаки внимания, раз за разом поражали меня. Поэтому, когда я осталась в каюте одна, то вздохнула с облегчением. Что происходит? Неужели Природа даёт знать, насколько я сейчас физически слаба? Тогда нужно отдыхать! Необходимо набрать как можно больше сил для предстоящего путешествия.
  Я попыталась уснуть, но не удалось. Мысли о неверности мужа мучили, заставляя раз за разом думать о нём плохо. В итоге даже стало казаться, что более ужасного мужчины на свете не существует. Чтобы развеяться, я решила прогуляться по палубе. По коридору сновали матросы, разнося вещи господ, которые не успели привезти ранее. Наши чемоданы и коробки Крис Монг вместе с помощниками забрал ещё утром и теперь они частично были аккуратно поставлены в каюте. Основная же их часть должна была находиться в багажном отделении.
  Я в одиночестве прошлась до кормы корабля. По пути встретились двое господ, но они не стали задерживать беседой, и мы сразу разошлись в разные стороны. Мне хотелось уединения, но пока это было недостижимо. На палубе у перил стоял капитан Крамлис. Всего несколько секунд я оставалась незамеченной, но и этого хватило, чтобы увидеть необычное выражение его лица.
  Он смотрел в сторону берега неотрывно, будто хотел запомнить его навсегда.
  - Вы не хотите уезжать? - тихо спросила я, подходя ближе.
  - Отчего же ты пришла к такому мнению, Валенсия? - холодно спросил капитан Крамлис, вновь вернув себе привычную 'застывшую маску'.
  - Возможно, мне просто показалось, но вы столь грустно взирали на берег, - заметила я.
  - У тебя слишком большое воображение, - снисходительно улыбнулся он.
  Я обиженно взглянула на него. Как бы мне хотелось, чтобы он сменил эту высокомерную манеру общения!
  Нужно было сразу уйти, но почему-то я осталась стоять рядом с мужем, оглядывая спокойную водную гладь, на которой играли солнечные блики.
  Капитан Крамлис вновь повернулся в сторону материка, но теперь его лицо надёжно маскировало чувства, которые он испытывал.
  - Валенсия, тебе понравилось на Новой Земле? - неожиданно спросил он, не поворачиваясь ко мне.
  - Пребывание здесь было самым необычным временем в моей жизни, - уклонилась я от прямого ответа.
  - При этом ты не узнала и сотой доли всего, что могла постичь на материке, - задумчиво прокомментировал он.
  - Согласна, что мне стоило лучше употребить своё время, нежели проводить недели в болезненном забытье, - заметила я, - а что вы делали все эти дни?
  - Ты же знаешь, работал, - он пожал плечами.
  - И часто вам приходилось бывать в поселении воркнетов в горах? - мне удалось скрыть заинтересованность при этих словах.
  Капитан Крамлис повернулся и задумчиво посмотрел на меня. Не выдержав, я отвела взгляд, чувствуя, как заливаюсь румянцем от смущения.
  Но почему мне стыдно? Ведь это он должен чувствовать себя виноватым!
  - Валенсия, к чему эти вопросы? - он сделал шаг ко мне навстречу.
  - Вы изменяли мне? - выдохнула я.
  Невозможно было более держать в себе обиду.
  - Любопытно, - протянул он, - откуда такой интерес?
  - Ответьте прямо! - сердито прошептала я.
  - Не буду, - спокойно ответил капитан Крамлис.
  - Почему? - удивилась я, вскинув на него взгляд, - вы не честны со мной?
  - Валенсия, давай перенесём этот скучный разговор на то время, когда вернёмся в каюту, - предложил он, быстро осматриваясь вокруг.
  - Я...- мне никак не удавалось подобрать слова, - вы... Вы правы, я выбрала недостойную тему для беседы.
  С взволнованными чувствами я отошла от него. Как? Как мне теперь общаться с ним? После того, как бросила такие ужасные обвинения ему в лицо.
  - Мне лучше уйти, - более правильного решения с моей стороны на данный момент просто не было.
  - Останься! - кратко сказал капитан Крамлис.
  Я с недоверием посмотрела на него. К сожалению, было сложно понять, о чём он сейчас думает.
  - Присядь, пожалуйста! - он подошёл к парепростых кресел, закреплённых на палубе.
  Я осторожно присела на край одного из них, ожидая, что скажет капитан Крамлис. Но он молчал, удобно устроившись рядом. Даже взглядом меня не удостоил. Только смотрел в ту сторону, где в опускающихся сумерках медленно таяли очертания берега.
  Сначала я была напряжена сложившейся ситуацией, но постепенно успокоилась. Было слышно, как подплывают лодки к кораблю, доставляя вещи. Но в целом не было суматохи.
  - Теперь легче? - спросил капитан Крамлис.
  - О чём вы говорите? -уточнила у него.
  - О твоём недомогании. Понятно, что твоя непомерная раздражительность связана с этим, - сказал он.
  Я хотела было возмутиться, но внезапно поняла, что лучше использовать его самоуверенность.
  - Вы правы, моё поведение объясняется только этим, - я помедлила немного и решилась, - не могли бы вы помочь мне подняться. Кажется, я совсем обессилела.
  Он сразу встал и протянул мне руку. Я робко дотронулась до неё. Удивительно, искр нет! Мне почудилось, что его ладонь дрожит. Посмотрев вверх, я встретилась с его напряжённым взглядом. Он подставил локоть для опоры, ожидая, когда я встану.
  Нужно было сказать какую-нибудь подходящую фразу. Например: 'Вы так любезны!' Но мне показалось, что подобной банальностью можно испортить торжественность момента. Впервые мы шли вместе как обычная пара. Небо уже окрасилось лилово-оранжевым цветом, создавая вокруг причудливые тени. На корабле ещё не начали зажигать фонари. Мы шли молча, но я не чувствовала неловкости. Наоборот, хотелось продлить эту прогулку.
  - А вот ты где, Август! - впереди показался силуэт мужчины, которого сразу можно было узнать по голосу. - Моё почтение, госпожа Крамлис! Могу я украсть вашего мужа? Мне нужна его помощь.
  - Да, конечно, командир Слоупс, - вежливо ответила я.
  Капитан Крамлис вновь промолчал, лишь сильнее прижал мою руку к себе. А потом порывисто поднял мою ладонь и поцеловал её.
  - Жди меня в каюте, Валенсия, - видимо, из-за длительного молчания его голос слегка охрип.
  Он повернулся к командиру и они, чуть слышно переговариваясь, ушли вперёд. Мне оставалось лишь вернуться в каюту.
  В коридоре тускло горели светильники. В помещении чувствовалась лёгкая дрожь корабля. Это говорило о том, что команда подготавливает его к отплытию. Я шла, слегка улыбаясь своим мыслям, пока не встретила на пути леди Слоупс. Она обратилась ко мне:
  - Госпожа Валенсия, мне нужно с вами поговорить.
  Я остановилась, гадая, что ей понадобилось от меня. Вид у Женевьевы был встревоженный. В голосе чувствовалась нервозность.
  - Можем мы пройти в каюту? - настойчиво спросила она.
  - Да, конечно, - согласилась я и уточнила, когда мы зашли внутрь, - у вас что-то срочное?
  Но Женевьева не спешила отвечать. Рассеянно скользя взглядом по помещению, она, казалось, о чём-то напряжённо думает.
  - Вы любите капитана Крамлиса? - внезапно посмотрев прямо на меня, поинтересовалась она.
  - Сомневаюсь, что у вас есть право задавать мне подобные вопросы, - ответила я, ошарашенная её поведением.
  - Поверьте, это не праздное любопытство с моей стороны, - объяснила она, - мне обязательно нужно знать правду!
  - Осмелюсь отказаться обсуждать с вами данную тему, - удивительно, но я была спокойна.
  Леди Слоупс, напротив, сильно разволновалась. Её щеки покрыл румянец, глаза блестели. Она поминутно подносила руку к виску и тёрла его.
  - Я давно за вами наблюдаю, госпожа Валенсия, и всё больше убеждаюсь, что вы не достойны быть женой этого великого человека! - воскликнула она.
  - Леди Женевьева, успокойтесь, пожалуйста! - попросила я.
  Впервые её холодная отрешённость была нарушена 'горячими' речами, и мне было неудобно видеть её в таком состоянии. Я подошла к столу и налила воды из графина в стакан.
  - Не говорите со мной снисходительным тоном! - возмущённо ответила она, но взяла протянутый стакан и сделала несколько глотков.
  Воспитание и здесь проявилось. Оставшиеся капли жидкости на губах она промокнула белоснежным платком.
  - Вам лучше сейчас уйти, и я сделаю вид, что этого разговора не было, - предложила ей.
  - Вы думаете, я стыжусь своих слов? - усмехнулась она, - о, нет, вы сильно ошибаетесь, госпожа Валенсия! Мне было проще выносить ваше присутствие рядом с капитаном Крамлисом, пока он относился к вам, как к работнице. Но сегодня стала слишком заметна его зачарованность вами. Он нёс вас, бережно прижимая к себе. Я не понимаю...
  Она замолчала, прижав ладони к лицу и закрыв глаза. Мне было ужасно неловко наблюдать за ней. Теперь не было сомнений в её чувствах к моему мужу. Удивительно, но я ощущала зависть, ведь сама не испытывала такой страсти к нему. Если бы только можно было взглянуть на капитана Крамлиса её глазами! Интересно, изменилось бы её мнение, если бы она узнала его секрет?
  - Я не понимаю, - повторила Женевьева, - что его влечёт к вам? Вы не красивы, не умны, не деликатны, не изящны! Поверьте, во мне говорит не ревность, а лишь недоумение.
  - Если бы вы на самом деле уважали капитана Крамлиса, то не смогли бы и словом оскорбить его выбор спутницы, - холодно заметила я, - а сейчас попрошу вас выйти вон!
  Она всё-таки сумела рассердить меня. И муж ещё просил брать с неё пример! С этой самоуверенной гордячки!
  Женевьева поставила стакан на стол и, вскинув вверх подбородок, вышла, не удостоив меня и взглядом. О да, она была бы прекрасной парой капитану Крамлису! Возмущение во мне 'кипело' ещё долго. Не помогло даже хождение по каюте. Какая наглость! Держала бы при себе свои незаконные чувства. Приличная леди не смотрит в сторону чужого мужа! У неё нет никакого права осуждать меня, даже, если это правда, что я не люблю капитана Крамлиса. Ошарашенная последней мыслью я села на стул. Сколько бы мне не приходилось закрывать глаза на очевидный вывод, но от него никуда не деться. Именно любви я не испытываю к мужу.
  - Валенсия, почему ты ещё не переоделась к ужину? - слегка недовольно уточнил капитан Крамлис, стоило ему взглянуть на меня.
  До его прихода я раз за разом обдумывала, как вести себя дальше.
  - Знаете, мне не хочется есть, - мрачно ответила ему.
  - Глупости! - отмахнулся он, - тебе нужны силы. Я пришлю Криса, чтобы он накрыл стол.
  Капитан решительно подошёл ближе и провёл ладонью у меня перед лицом. Ни единая искра не вспыхнула. Тогда он наклонился и прижался лбом к моей голове. Я изумлённо смотрела на него. Так близко ещё никогда не видела его глаз. Серых, холодных, внимательных.
  Больше он не двигался, и простоял так некоторое время. От напряжения я несколько раз моргнула и по щеке скатилась быстрая слеза. Он поймал её губами и поднялся. Потом стремительно вышел из комнаты.
  Мне показалось, что только в этот момент я смогла выдохнуть. Губы дрожали, будто я хочу расплакаться, и всё тело охватил озноб. Определённо болезнь вернулась вновь.
  Мне не удалось дождаться помощника мужа. За день было слишком много потрясений, поэтому я уснула, забравшись под покрывало на кровати.
  Сон прервался внезапно от яркой полосы света из приоткрытой двери в коридор. Зажмурившись, я приложила руку к глазам и успела заметить выходящего из каюты капитана Крамлиса и стоящего в коридоре Криса Монга. Потом помещение вновь погрузилось в темноту. Вначале я даже попыталась уснуть вновь, пока не поняла, что на мне до сих пор надето платье. От осознания этого я резко поднялась. Пришлось искать в темноте выключатель, благо на корабле было электричество. Мне внезапно вспомнился папенька с его рассказами о паровых машинах и их возможностях. Скоро, уже совсем скоро я смогу увидеться с родителями. Мысли снова вернулись к платью. Маменьке бы точно не понравилось, как беспечно я отношусь к этикету.
  В тусклом свете мне удалось найти халат и ночную рубашку. Во избежание неловкой ситуации, переодеваться пришлось в ванной комнате. Она была ужасно тесной, заставляя делать лишь аккуратные движения, чтобы не задевать стены.
  Приведя себя в порядок, я вернулась в комнату и расправила кровать. Дверь открылась, и вошёл капитан Крамлис.
  - Я разбудил тебя? - уточнил он, подходя к столу и присаживаясь в кресло.
  - Нет, - покачала я головой, забираясь под покрывало.
  Удивительно, но находясь в столь тесном помещении у меня не было чувства волнения. Поведение капитана Крамлиса вечером и странные обвинения Женевьевы казались ужасно далёкими и нереальными. Ведь если признать, что данные события имели место, то как понять полное безразличие мужа в настоящий момент?
  Капитан Крамлис, казалось, о чём-то задумался. Он облокотился одной рукой на стол, подперев подбородок.
  Я немного подождала, скажет ли он что-нибудь мне, но в комнате царило молчание. Подумав, что ему неудобно смотреть в мою сторону, я встала и подошла поближе. Но капитан Крамлис никак не отреагировал на это. Наклонившись к нему, я увидела, что он уснул. Мне не удалось удержаться от улыбки умиления. Его черты лица стали более расслабленными, чем обычно, делая лицо мужчины добрее и симпатичнее.
  Я присела на стул напротив. Как мне свести его с ума? Наверно, старейшина сам сошёл с ума, предлагая такой выход! Мне почти ничего не известно о капитане Крамлисе, но мы с ним схожи в одном. Мы - воркнеты. Если бы это ещё помогло понять его!
  Не особенно отдавая себе отчёт, я протянула руку, чтобы дотронутся до его лица. Но капитан Крамлис внезапно схватил мою руку за запястье. И только потом открыл глаза.
  - Валенсия? - удивился он, и его злой прищур сменился на обычную холодность взора.
  Именно в этот момент я чётко осознала, что он чего-то опасается. За собственными волнениями у меня совершенно вылетело из головы, что муж преследует страшные цели. Я потёрла запястье и пробормотала:
  - Вы уснули, сидя за столом. Вам стоит пойти в свою комнату.
  - Я останусь здесь, - тяжело проговорил он, - и буду спать вместе с тобой.
  - Но кровать здесь слишком узкая, - нервно заметила я, сосредоточенно рассматривая свои руки.
  'Почему они трясутся? Это от движения корабля?' - подумалось мне.
  - Перестань говорить глупости, Валенсия! Меня не интересует комфорт, - решительно поднимаясь, сказал он.
  Я понимающе кивнула:
  - Вы хотите исполнить супружеский долг?
  Капитан Крамлис резко сел обратно на стул, схватившись руками за голову:
  - О нет, это невыносимо! Как можно было влюбиться в такую дуру!
  - Я вовсе не глупая! - сразу обиделась на эти слова и взглянула на него, насупив брови. - Зачем же ещё вам ложиться со мной в постель?
  - Извини, ты права, - он почему-то прикрыл рот ладонью, но я всё равно успела заметить улыбку, - я тебе сильно задолжал по этой части.
  Недоверчиво взглянув в его сторону, я подошла к кровати и начала развязывать пояс. 'Лучше сама разденусь, пока он не начал срывать с меня одежду', - недовольно подумала про себя.
  Капитан Крамлис продолжать сидеть на стуле и смотрел в мою сторону с нескрываемым интересом. Под его взглядом я начала нервно теребить завязки ночной рубашки.
  - Достаточно, Валенсия! - сказал он, вставая и потягиваясь, - шоу окончено.
  Я с радостью прекратила эту извращённую пытку и забралась под одеяло. 'Вот сейчас он начнёт задирать на мне рубашку, гладить руками тело', - мысленно готовила я себя к дальнейшим действиям, закрыв глаза - 'и мне нужно просто лежать и выполнять то, что он скажет'.
  Щёлкнул выключатель. Я испуганно открыла глаза, но каюта уже погрузилась в темноту. Через несколько секунд кровать слегка скрипнула, и рядом послышалось тихое дыхание капитана Крамлиса. 'Вот сейчас, сейчас всё начнётся!' - я судорожно вцепилась в одеяло.
  Но прошла минута, другая, и ничего не происходило.
  - Капитан Крамлис, - осторожно позвала я.
  - Что? - сонно отозвался муж.
  - Супружеский долг, - робко напомнила ему.
  - Спи, Валенсия! Подожду, пока ты выздоровеешь, - пробормотал он.
  - Но тогда вы не сможете притронуться ко мне, - растерянно ответила я. - Природа опять возведёт барьер.
  Он тяжело вздохнул и спросил:
  - Ты считаешь, что между нами ничего не изменится?
  - Я не знаю.
  - Валенсия, знаешь, в такой нелепой ситуации я впервые в жизни, - признался он, - никогда, ни разу мне не было отказа.
  Капитан Крамлис придвинулся ближе, но всё равно был виден только чёрный силуэт в темноте, да чувствовалось его тёплое дыхание.
  - Вы, наверно, очень уверены в себе, - осторожно проговорила я.
  - Нет, просто основываюсь на собственном опыте, - сообщил он.
  - Но, видимо, его пока недостаточно, чтобы покорить меня, - сделала вывод в ответ на его слова.
  Он хмыкнул и опять двинулся. Судя по тому, как глухо зазвучал его голос, он отвернулся от меня.
  - Может, я просто ещё не начал использовать своё обаяние на тебе. Не слишком ли ты самоуверенна? - спросил он.
  - Я вас обидела? - испуганно уточнила у него.
  Маменька говорила, что нельзя наносить удар по мужскому самолюбию. Желая извиниться, я протянула руку и дотронулась до спины мужа. Сквозь материю сразу почувствовала, как он напряжён.
  - Валенсия, не играй с огнём! Ты совершенно не знаешь правил этой игры! - мрачно ответил капитан Крамлис.
  - Какой игры? - этот поворот разговора сбил меня с толку.
  - Обольщение.
  - У меня и в мыслях подобного не было! - с негодованием я отдернула руку и постаралась отодвинуться к стене как можно плотнее.
  Некоторое время я напряжённо ждала слов или действий с его стороны, но вскоре расслабилась. Потом начала устраиваться удобнее и в итоге уснула.
  ***
  - Знаете, госпожа Крамлис, хороший сон пошёл вам на пользу, - заметил Крис Монг, расставляя на столе посуду для завтрака.
  Я уже была подобающе одета, и даже ощутила легкий голод, поэтому радовалась приходу работника.
  Ранее он постучал в дверь ровно в тот момент, когда я открыла глаза, пытаясь понять, были сном или явью мои воспоминания о прошедшей ночи. Мужа рядом не было, и уточнить это пока не удалось.
  - Спасибо! - вежливо ответила я, присаживаясь на предусмотрительно отодвинутый им стул.
  Помощник поставил блюдо с нарезанными фруктами изамер рядом, как самый дисциплинированный работник.
  - Уже почти середина дня, поэтому остались только булочки от завтрака. Специально для какой-либо дамы повар готовить не будет, - пояснил он скудность предлагаемой еды.
  Я удивлённо взглянула на него. Так грубо!
  - Подскажите, господин Монг, может, я ошибаюсь, но вы не жалуете меня? - уточнила у него.
  - Вы не ошибаетесь, - спокойно ответил он.
  - Почему? - потребовала я, - ничего плохого я вам не сделала.
  - Ничего хорошего вы тоже не сделали.
  Я с негодованием отвернулась и начала откусывать от мягкой сдобы. 'Какой он, оказывается, неприятный человек! Почему капитан Крамлис его держит в помощниках?'
  Настроение было испорчено, есть расхотелось. Я решительно отодвинула тарелку от себя. 'Вот пойду и выясню у мужа, чем ему дорог этот грубиян!'
  - Можете не беспокоиться, госпожа, и не хмурить ваши бровки. Капитан Крамлис - самый уважаемый для меня человек. По какой-то причине вы много значите для него. А значит, я жизнь отдам ради вас, если потребуется, - спокойно сказал Крис Монг, собирая посуду со стола.
  Я посмотрела на него, не найдя слов для ответа. Он поклонился и вышел из каюты.
  'Да что он о себе возомнил?!' - когда я опомнилась, возмущение было первой реакцией на его признание.
  Я вскочила из-за стола и стала нетерпеливо искать наряд. Домашний халат, который был на мне в данный момент, конечно, для этих целей не подходил. Нужно было срочно разыскать капитана Крамлиса и всё ему высказать насчёт Криса Монга. Какой наглец! Считает, что мне нужные его какие-то мифические жертвы.
  Я всё ещё негодовала, пока шла по палубе. Даже новое бирюзового цвета платье, оттеняющее красиво уложенные волосы, не улучшило настроение. 'Скажу ему, что не терплю нахальных слуг, вернее, работников! Пусть уволит его и подберёт мне хорошего помощника...' Я мысленно перечисляла требования, которые собиралась предъявить мужу. Но свежий ветер слегка остудил первый порыв. А потом я замедлила шаги, задумавшись, какой ответ могу получить. Капитан Крамлис не глуп, и не будет держать возле себя человека, которому нельзя доверять. И то, что слова Криса Монга я восприняла, как оскорбление, не было ли моей ошибкой понимания их истинного значения? Я остановилась у перил. Насколько хватало взгляда, вокруг простиралась лишь водная гладь. Солнце создавало яркие блики на волнах, заставляя прикрывать глаза тенью от зонтика. Из-за волнений вчерашнего дня я пропустила момент отплытия корабля.
  Для спешки больше не было причины, поэтому я медленно побрела по палубе. В этот час никто не встретился на пути, пока я достигла носовой части корабля. Прямо на досках там расположились два воркнета. Они улыбнулись, увидев меня, и продолжили переговариваться между собой.
  Мне удалось скрыть удивление, но отделаться от осознания, что их нахождение здесь было неправильным и непонятным, не удалось. Я продолжила путь, перейдя к другому борту, и сразу же столкнулась с дамами Слоупс.
  - Ох, милочка, как же мы рады вас видеть! - воскликнула госпожа Слоупс, всплеснув своими полными руками, - вы отчего-то завтрак пропустили. И, как обычно, выглядите неважно.
  Она начала высказывать свои любимые колкости в мой адрес. Недолго размышляя, я серьёзно ответила:
  - Думаю, нам нужно ограничить общение, госпожа Слоупс, до общепринятых тем, не более. Погода сегодня жаркая, не находите?
  - Да, да, и я о том же, - нисколько не смутившись моими словами, продолжила госпожа Слоупс, - видно из-за духоты вы так дурно разговариваете. Но, к сожалению, у нас нет выбора более приятного общества, верно, душенька?
  Она повернулась к Женевьеве и многозначительно улыбнулась. Эта неприкрытая наглость поразила меня в первый момент, но ответ нашёлся сразу:
  - Как и у меня. Так что придётся терпеть, пока корабль плывёт.
  Не желая обмениваться далее 'любезностями' с женой командира и ловить неприязненные взгляды её дочери, я поспешила покинуть их. Гораздо больше, чем этот разговор, меня волновала мысль, почему вместе с нами путешествуют воркнеты?
  Прогуливаясь по палубе, я немного понаблюдала за работой матросов, отмечая в который раз, как сильно военный корабль отличается от пассажирского. Начиная с железной обшивки борта и отсутствием развлечений для господ. Вернувшись в каюту, я застала капитана Крамлиса. Он сидел за столом, задумчиво рассматривая лист с каким-то рисунком.
  - Вижу, тебе уже лучше, - сказал он, обернувшись.
  - Возможно, - чтобы скрыть смущение, я подошла к зеркалу и стала аккуратно снимать шпильки, удерживающие шляпку, - из-за духоты трудно определить.
  - У меня есть способ понять это быстрее, чем решил бы доктор, - печально заметил он, поднимаясь из-за стола.
  Я невольно следила за его движениями в зеркале. Как бы ни притворялась, что не смущаюсь наших странных отношений, меня всегда волнует, что будет дальше.
  Капитан Крамлис приблизился ко мне и медленно провёл рукой над моим плечом. В воздухе чуть заметно сверкнула искра.
  - Ты определённо выздоровела, - констатировал он.
  - Вы недовольны? - с вызовом поинтересовалась я.
  - Напротив, - улыбнулся он. - Помнишь наш разговор ночью?
  - Да, - осторожно подтвердила я.
  - Когда вернёмся в столицу, я исполню своё обещание, - сказал он.
  Я с удивлением наблюдала за его отражением, не смея обернуться.
  - Какое обещание? - рискнула уточнить у него.
  - Я поиграю с тобой в ту игру, которую ты начала. В обольщение, - он снова улыбнулся и вернулся к столу.
  - Капитан Крамлис, вы шутите? - нервно уточнила я.
  - Нет, - серьёзно ответил он, - более того, знай, я всегда побеждаю.
  В полном недоумении я ждала продолжения разговора, но он снова стал разглядывать рисунок на листе, казалось, забыв о моём присутствии.
  - Капитан Крамлис ...- начала я.
  - Тише, Валенсия! - он резко прервал меня, - не отвлекай!
  Но я не могла оставить его в покое из-за увиденного на палубе. По сравнению с этим непонятное обещание мужа отошло на второй план.
  - Почему на корабле воркнеты?
  - Они нужны для восстановления Пустыни Предков, - ответил капитан Крамлис, со вздохом откладывая листок в сторону, - почему ты никогда меня не слушаешься, Валенсия?
  - О чём вы говорите? - спросила я растерянно.
  - Во-первых, я попросил не мешать мне работать... - терпеливо стал перечислять он.
  - Нет, я не об этом, - отмахнулась от его слов, - воркнеты будут восстанавливать пустыню? Как это?
  - Хм, Валенсия, - он поперхнулся и закашлялся.
  Я подошла к столу и налила ему воды в стакан. Он быстро выпил, а потом медленно отставил стакан на стол и продолжил говорить.
  - Мне не нравится, что ты перечишь мне, перебиваешь, или игнорируешь мои слова, - он серьёзно посмотрел на меня.
  - Капитан Крамлис, я не настолько моложе вас, что вы обращаетесь со мной, будто с ребёнком, - с напряжённой улыбкой ответила я, пытаясь скрыть волнение.
  - Тогда не веди себя словно дитя! - раздражённо ответил он, слегка хлопнув ладонью по столу, - нетерпеливая и избалованная девчонка!
  Я впервые видела столько эмоций на лице мужа, что невольно замерла, не желая возвращения его обычной холодности. И даже обидная речь не задела меня. Молчание затянулось. Капитан Крамлис мрачно взглянул на меня и начал собирать бумаги со стола. Теперь я могла внимательнее рассмотреть рисунок и поняла, что это чертёж.
  - Вы изучаете строение дирижабля? - уточнила у капитана Крамлиса.
  - Откуда в тебе столько неуёмного любопытства! - рассержено ответил он, направляясь в соседнюю комнату.
  - Но вы же сами говорили, что всю информацию я могу узнать только от вас! - обиженно напомнила я.
  Он остановился, будто размышляя, а потом обернулся. И вновь передо мной стоял скрывающий все мысли и чувства человек.
  - Валенсия, ты права, но пока лучше поступим так. Ты будешь только наблюдать за тем, что происходит, но ни о чём не спрашивать. И, если по возвращению в столицу, у тебя останутся вопросы, я отвечу на них в полном объёме.
  - Вы обещаете? - с надеждой уточнила я.
  - Обещаю! - улыбнулся он и скрылся в соседней комнате.
  Я села на стул. Руки дрожали от волнения. Сможем ли мы когда-нибудь общаться открыто, не скрывая истинных мыслей? Безусловно, капитан Крамлис - самый непостижимый человек в мире!
  ***
  После этого памятного разговора жизнь вошла в привычное русло, если можно так сказать о моём замужестве. Капитан Крамлис вновь стал отчуждённым. Почти весь день он проводил в делах, или уходил в свою комнату. Если ему необходимо было обратиться ко мне, то в своих речах он проявлял наивысшую сдержанность.
  В девятый день пути корабль попал в шторм. Все пассажиры скрылись в помещениях, в то время, как по палубе сновали матросы, выполняя приказы начальства. Обычно я старалась не покидать каюту, и тот день не был исключением. С всё возрастающей тревогой я наблюдала быстрые мелькающие тени, проносящиеся мимо иллюминатора. По стеклу всё время били струи воды, размывая изображение. Пол под ногами ощутимо качался. Я заранее спрятала графин и стакан в шкаф, закрыв дверцу, и теперь посуда с каждым наклоном позвякивала. Капитан Крамлис не возвращался в каюту, и от этого ожидание становилось всё невыносимее. В те часы мне было как никогда страшно и одиноко. Прошло много времени после того, как непогода улеглась, чтобы я набралась храбрости и вышла на мокрую скользкую палубу в поисках мужа. Пришлось долго идти по мокрым доскам в сумраке, чтобы найти его.
  Капитан Крамлис стоял, глядя на почти упокоившуюся тёмную гладь воды. Было поздно, но его фигура выделялась угрюмым контуром на общем фоне в тусклом свете фонаря. Тишину нарушали удары волн о борт корабля, да короткие указания, которые выдавал матросам один из офицеров вдалеке. Я зябко передёрнула плечами, сильнее запахнув шаль, и подошла ближе к капитану Крамлису.
  - Почему вы не возвращаетесь в каюту? - мой голос отчётливо дрожал.
  - Валенсия, что ты здесь делаешь? - он обернулся ко мне.
  - Я беспокоилась о вас.
  - Хм, - неопределённо отозвался он.
  Приглядевшись внимательнее, я поняла, что он полностью промок. Даже на лице были видны капли воды.
  - Вам нужно срочно переодеться! Вы же простудитесь! - воскликнула я.
  - Глупости! - отмахнулся капитан Крамлис. - Я никогда не болею!
  - Вы поступаете опрометчиво! - возмутилась я, - немедленно возвращайтесь в каюту и переоденьтесь!
  - Ладно, ладно, сейчас пойду, - он едва заметно улыбнулся, - только дай мне ещё минуту.
  Не понимая, что именно требуется от меня, я предпочла стоять молча.
  - Валенсия, знаешь, что самое страшное, когда ты бушует Природа? - спросил он.
  - Чувство беззащитности? - предположила я.
  - Нет, чувство зыбкости будущего, на которое влияет любое неверное движение, - ответил он.
  Я не совсем поняла, о чём он говорил, поэтому кивнула головой на всякий случай.
  - Одиночество, - добавила, подумав.
  - Что, прости? - уточнил он.
  - В такие моменты человек понимает, что он может рассчитывать только на себя,- пояснила я.
  - Верно, - согласился капитан Крамлис и позвал, - пойдём, а то ты совсем озябла!
  Этот запутанный разговор показался мне очень важным. Будто из 'стены', что упорно воздвигал между нами закон Природы и угрюмый нрав мужа, выпал 'кирпич'.
  В каюте он сразу ушёл к себе в комнату, плотно закрыв дверь. Возможно, новое чувство взаимопонимания хотя бы на мгновение только показалось мне?
  ***
  С каждым днём становилось всё прохладнее, и вскоре для прогулок на палубе мне пришлось надевать тёплую меховую накидку. Давно забытое ощущение ранней весны вновь вернулось. Казалось, даже солнце в этих краях светит иначе, нежели на Новой Земле. Я предвкушала возвращение домой. По утрам после завтрака первым делом была прогулка по палубе. Обычно встреча с дамами Слоупс проходила по возможности кратко. Мы слега кивали друг другу при встрече и вновь расходились в разные стороны. Но в один из дней я застала только Женевьеву, одиноко стоявшую у перил. Она выглядела очень изящно в светло-сером жакете. В который раз я поразилась её красоте и поспешила пройти мимо.
  - Госпожа Крамлис, подождите! - окликнула она меня.
  Я нехотя остановилась, заметив, что впервые слышу от неё такое обращение.
  - Вы, верно, не желаете со мной общаться, - заметила Женевьева, грустно улыбнувшись.
  Я промолчала в ответ.
  - Знаете, нам нужно стать добрыми друзьями! - решительно произнесла она.
  Это предложение стало настолько неожиданным для меня, что я растерялась в первый момент и лишь изумлённо смотрела на неё несколько секунд.
  - О чём вы говорите?
  - Видите ли, госпожа Крамлис, - ответила Женевьева, - между нами возникло недопонимание. Я хорошо всё обдумала и решила, что его нужно разъяснить.
  Было странно слышать от неё эти слова. Уж не издевается ли она надо мной, только более утончённо, чем её матушка?
  - Какое недопонимание? - осторожно спросила я.
  - Так вы ничего не заметили? - удивилась она. При этом на её лице мелькнуло досадливое выражение. - Тогда ничего не помешает вам присоединиться ко мне во время прогулки.
  - Но я хотела бы побыть одна, - слабо попыталась сопротивляться я.
  - Не будьте такой нелюдимой! - снисходительно улыбнулась она.
  - Вы очень настойчивы, - недовольно заметила я.
  - Не бойтесь, я не отниму слишком много вашего драгоценного уединения, - заверила она, - просто хочется поделиться с вами моей новостью.
  Я настороженно отреагировала на её дружелюбные слова. Она не была моей подругой, чтобы делиться личными переживаниями.
  Ветер трепал ленты на шляпке, заставляя нервничать ещё больше. Женевьева внезапно замолчала и стала смотреть в сторону борта. Я проследила за её взглядом, но не заметила ничего необычного. Цвет воды океана изменился, как и температура воздуха. Вместо привычного аквамарина корабль плыл по серым волнам, на которых часто появлялась белая пена.
  - Я скоро выйду замуж, - без всякого вступления мрачно сообщила Женевьева.
  - Вы помолвлены? - удивлённо уточнила я.
  Конечно, красота леди Слоупс должна привлекать многочисленных поклонников, но я настолько привыкла видеть её только в обществе матери, что не могла и предположить такого поворота разговора.
  - Пока нет, - вновь озадачила меня Женевьева, потом натянуто улыбнулась и добавила, - но это совсем не проблема. Достаточно одного бала и претендентов будет столько, что мне понадобится советник, кого из них выбрать.
  Я промолчала в ответ. Её неожиданная откровенность вовсе не означала, что мне позволено комментировать, или сделать замечание.
  - Вот и всё, что я собиралась вам сказать! - она остановилась. - Прощайте! Вряд ли мне ещё когда-либо захочется с вами беседовать не о погоде. А она, кстати, сегодня на редкость мерзкая, не находите? Видите, даже слёзы от холодного ветра появились. Я лучше вернусь в каюту. Как говорит мама, мою красоту надо беречь...
  В оцепенении я наблюдала, как она попыталась скрыть платком болезненное выражение лица. А потом и вовсе закрыла лицо ладонью и стремительно удалилась. Потом ещё не раз я вспоминала эту сцену. Шум волн, завывание ветра, крики чаек, носящихся на фоне мрачного неба и хрупкий силуэт плачущей девушки, спешащей прочь.
  Это происшествие окончательно сбило с толку, поэтому остаток дня я провела в каюте. Но не могла не рассказать вечером мужу о том, что меня беспокоило.
  - Вы знали, что леди Слоупс собирается замуж? - мне не терпелось поделиться новостью, а других собеседников не было.
  - Вот как? - он посмотрел на меня, отвлёкшись от своих документов.
  Мы уже поужинали и, как обычно, коротали вечер в тишине. Я пыталась вникнуть в сюжет книги, которую читала, но мысли не давали покоя. Требовалось срочно их обсудить.
  - Да! - подтвердила я. - Сегодня мы с ней разговорились, и она сообщила об этом.
  - Чушь! - кратко сказал муж, отчего-то рассердившись, - это твои нелепые выдумки, Валенсия!
  - Нет, это правда! - рассердилась я, - она сама мне рассказала. Можете у неё спросить.
  - И не подумаю, - он встал и решительно сложил все бумаги на столе в одну стопку.
  Потом вновь разложил их, сел и воззрился на текст. Но не прошло и несколько секунд, как капитан Крамлис встал и быстро вышел из каюты.
  Всё произошло так внезапно, что привело меня в недоумение. Ни в коей мере не хотелось допустить, что мужа расстроила новость о предполагаемом замужестве Женевьевы. Сразу вспомнился отрывок подслушанного разговора в доме Слоупсов. Между ними что-то есть. Эта мысль навязчиво крутилась в голове. Мне не сиделось спокойно. Пройдя несколько шагов по каюте, я обратила внимание на оставленные на столе документы.
  Несколько чертежей и мелко написанный текст. Радуясь возможности отвлечься, я приблизилась к ним и стала изучать.
  Подробно разлинованный узорами шар на нитке со странными подписями от руки: 'направляющая', 'собирательная', 'генерирующая'. Это было больше похоже на детский рисунок, чем на серьёзный документ. В недоумении я просмотрела несколько листов с непонятными чертежами и добралась до листа с подробной информацией. Здесь также 'пестрили' неизвестные мне слова, но общий смысл был понятен. Речь шла об использовании ресурсов Пустыни Предков. Я бегло просмотрела весь текст, а потом увидела подпись. Это был доклад Саймона Стравински! Внезапно мне стало жарко. Я жадно выпила стакан воды и вновь прочитала отчёт об изменениях, которые он планировал. Поразительно, но тот самый 'шар на ниточке' должен давать электричество поселенцам в песках.
  Теперь я внимательно вчитывалась в текст, стараясь понять как можно больше, и настолько увлеклась, что совсем забыла об осторожности.
  - Валенсия, с каких пор ты интересуешься новыми технологиями? - сухо произнёс капитан Крамлис.
  Я испуганно оглянулась. Он зашёл в каюту так тихо, или мне отказал слух из-за сосредоточенности на пустынной теме?
  - Очень необычно! - смущённо сказала я, вставая из-за стола, - просто чертежи лежали на столе, и я подумала... Мне показалось, что их можно читать...
  - Вот как? - мрачно уточнил муж, сложив руки на груди.
  Я осмелилась взглянуть ему в глаза и увидела надменное выражение. Пусть мне не следовало читать документы без разрешения, но и он вёл себя далеко не идеально.
  - А где вы были? - с вызовом обратилась к нему.
  - Требовалось выяснить один рабочий вопрос, - он внезапно отвёл взгляд.
  - Надеюсь, этот вопрос не касался леди Слоупс? - спросила я, начиная сердиться.
  - Не всё ли равно! - раздражённо ответил капитан Крамлис, подошёл к столу и собрал все листы.
  - Вас что-то связывает с Женевьевой? - от волнения я крепко сжала пальцы.
  - Я устал и не хочу говорить о глупостях! - отрезал он. - Спокойной ночи, Валенсия!
  - Вы же ответите и на этот вопрос, когда мы вернёмся домой? - тихо проговорила я.
  - Если ты поймёшь всё остальное, то да, - отозвался он, закрывая дверь.
  От обиды, что капитан Крамлис говорит загадками, а его поведение оскорбительно, как всегда, мне хотелось закричать. Неужели у всех дам такие проблемы при разговорах с мужьями?! Надо сказать, что в замужестве нет ничего приятного.
  Оставшиеся дни плавания были ничем не примечательны. Но, чем ближе мы были столице, тем сильнее я начала волноваться и ждать встречи с родителями. Мне представлялось, как мы впервые после долгой разлуки увидимся с ними на пристани, как обнимемся и, возможно, мама немного всплакнёт. Как же много мне надо ей рассказать!
  Однако мы прибыли на Большую землю рано утром, ещё затемно. Спускаясь по трапу, я всё время боялась поскользнуться. Фонари мутными пятнами освещали небольшие круги поблизости. Очертания строений тонули в туманном сумраке. Было промозгло и холодно. Капитан Крамлис распорядился, чтобы меня сопровождал Крис Монг, а сам остался на корабле.
  Его помощник больше не откровенничал со мной, что устраивало нас обоих. Он организовал карету и контролировал процесс укладывания багажа. Я с тоской оглядывалась вокруг. Реальность в очередной раз была не такой, как мне представлялось. В порту стоял невообразимый шум: лошади цокали по булыжнику и доскам, матросы перекрикивались между собой, пассажиры громко выясняли, чьи кареты где находятся и кто должен первым выехать. Если прибавить к этому стойкий запах рыбы, моря и свежего навоза, то станет понятным моё желание как можно быстрее покинуть пристань. Крис Монг, видимо, придерживался того же мнения, так как довольно быстро договорился с извозчиком и вскоре наш экипаж уже бодро продвигался по городским улицам.
  Я пыталась смотреть в окно, но картина представала безрадостная. Туманная дымка ещё не рассеялась, делая зловещими чёрные очертания деревьев и домов.Столица ещё не проснулась. Вернее, господа ещё не отдохнули от развлечений и дел прошлого дня. Только работники молчаливыми тенями сновали, выполняя свои обязанности дворников, молочниц, торговцев. Неужели я скучала по этому ритму жизни?
  Я откинулась на спинку сидения, решив не огорчаться из-за неласкового приёма. Поездка была недолгой. Когда карета остановилась, я вышла, ожидая наконец-то увидеться с родными. Но мы находились вовсе не рядом с моим домом. В сером обрамлении рассвета передо мной предстал мрачный особняк капитана Крамлиса.
  - Куда прикажете принести багаж? - спросил ямщик.
  - Следуйте за мной! - распорядился Крис Монг и открыл входную дверь дома.
  Моя растерянность быстро сменилась возмущением. Как хозяйка дома, ключами владеть должна я! Мне пришлось молча подавить родившийся гнев и последовать за работником в прихожую.
  Однако в помещении я оробела. В памяти всплыла сцена в гостиной у камина. Как давно это было! Теперь я полноправная госпожа в этом доме.
  - Посторонитесь, дамочка! - грубоватое восклицание ямщика вывело меня из задумчивости.
  Он тяжело прошагал мимо, занося очередной сундук.
  Я отошла с пути, не зная, что делать дальше. Крис Монг продолжал распоряжаться. Ямщик послушно расставлял вещи, согласно его указаниям.
  Я дождалась, пока весь багаж будет на месте, и ямщик покинет дом.
  - Спасибо, господин Монг! В дальнейшем мне ваша помощь не понадобится! - сказала помощнику, который не спешил уходить.
  - Вы уверены? - уточнил он, - капитан Крамлис просил о вас позаботиться.
  - Я справлюсь сама! - фальшиво улыбнулась ему.
  - Значит, вы знаете, как приготовить обед? - вежливо спросил он, - ваш муж ожидает, что всё будет готово к его приходу.
  Я растерянно замолчала и невольно отвела взгляд в сторону. Конечно, меня учили готовить, но ведь это было давно, кажется, что даже в прошлой жизни.Но разве в этом доме вообще нет постоянных работников? Как лучше поступить сейчас?
  - Вы правы, мне не следует пренебрегать вашими услугами, - пересилив себя, сказала Крису Монгу.
  Щёки 'горели' от стыда.
  - Хорошо. Я буду ждать вас на кухне, - проговорил он, проходя по коридору вглубь дома.
  - Ждать? - переспросила я.
  - Или вы планируете оставитьменя одного? Я не возражаю! - он высоко поднял бровь.
  - Ах нет, конечно! - ответила я и постаралась скрыть, что ищу свою комнату.
  - Второй этаж! - мне показалось, что Крис Монг едва заметно вздохнул. Его гладкий лоб пересекла небольшая морщина.
  - Я знаю, - ответила ему, - но ведь сундуки с одеждой ещё не подняли.
  - Ваши вещи из родительского дома находятся там же, как и новый гардероб, - терпеливо добавил он.
  - О, совсем о них забыла! - воскликнула я и поспешила к узкой лестнице, - скоро вернусь!
  Наверху оказалось три комнаты. Я смогла отрыть только две двери, застав за одной из них свои знакомые предметы обихода и новый гардероб. Привычная с детства мебель была сейчас накрыта светлой тонкой материей. Плотно задёрнутые шторы пропускали мало света. Лишь только благодаря электрической лампе в коридоре можно было не бояться наткнуться на острый угол сундука или комода.
  Я нашла выключатель у двери, но он не работал. Поэтому пришлось пройти к окну и распахнуть шторы. В сумрачном утреннем свете стало заметно, что комнату давно не убирали. У меня стало закрадываться подозрение, что не только на Новой земле в доме капитана Крамлиса отсутствовали работники в нужном количестве. Но времени на размышления не было, поэтому я быстро переоделась в простое домашнее платье и поспешила на кухню.
  Дом был обустроен таким образом, что свет с улицы попадал в помещения только со стороны прихожей и там, где располагались мои покои. В то время, как гостиная, где мы впервые общались с капитаном Крамлисом, вовсе была тёмной и холодной. Мне удалось заглянуть в неё, пока искала кухню. Но вскоре звуки и ароматы готовящихся блюд привели меня в нужное место.
  Стоило приоткрыть дверь и сразу всё изменилось. Помещение кухни было ярко освещено не только первыми лучами солнца, но и лампой. Уют ей придавал также огонь за железной дверцей печи. Но самым удивительным было преображение Криса Монга. Вместо привычного сдержанного работника у стола хозяйничал увлечённый повар. Он снял сюртук, развязал галстук, закатал рукава белой сорочки по локоть. И даже надел фартук. Я непроизвольно улыбнулась, увидев, как мастерски он нарезает овощи и закидывает их на сковороду. От плиты шёл жар. Лицо мужчины слегка раскраснелось. Прежде аккуратно уложенные прямые волосы немного растрепались, и ему на лоб упала непослушная короткая прядка.
  - Наша кухарка всегда скрывала волосы под чепцом, дабы в пищу не попало лишнее! - заметила я. Трудно было отказаться от возможности смутить серьёзного помощника мужа.
  - Но я не ваша кухарка! - спокойно возразил он, однако на щеках и лбу у него проступили пунцовые пятна.
  Это полностью удовлетворило меня и больше насмешек говорить не хотелось.
  - Что-то не похоже на завтрак, - я подошла поближе к разделочному столу.
  - Я готовлю сразу на весь день, - ответил Крис Монг, насыпая на сковороду очередную порцию нарезанных овощей.
  - Можно мне вам помочь? - предложила ему.
  - Нет! Капитан Крамлис дал чёткие указания насчёт вас. И обязанности по приготовлению пищи туда не входили, - он аккуратно помешал ложкой дымящуюся массу.
  - Знаете, я позволю себе самой решать, что буду делать! - заявила я, решительно хватая нож с подставки у стены.
  Крис Монг неодобрительно посмотрел на меня и добавил:
  - Вы не можете даже правильно взять нож для нарезки хлеба, поэтому из вас вышла бы ещё худшая кухарка, чем я.
  От неожиданного высказывания в первый момент я замерла, а потом, не удержавшись, рассмеялась. Конечно, он прав.
  Крис Монг сначала взирал с недоумением на мои попытки скрыть безудержное веселье, но вскоре снисходительно улыбнулся и прокомментировал:
  - Как же вы ещё молоды, госпожа!
  Я сразу прекратила смеяться и серьёзно ответила:
  - Это вряд ли можно поставить мне в упрек! Я готова учиться. И вы можете мне многое подсказать!
  - Не уверен, что мне стоит это делать, - сказал он, скрещивая руки на груди.
  При условии, что в одной из них была деревянная ложа, измазанная смесью жареных овощей, его поза была забавной.
  - И вы не станете учить меня готовить? - уточнила я, стараясь игнорировать комичность его вида.
  - Не буду... Хотя... Вы умеете жарить яичницу? - спросил он.
  - Редкая хозяйка этого не может, - улыбнулась я.
  - Потому и спрашиваю, - строго продолжил он, не реагируя на мою дружелюбность, - вы - явно редкая личность.
  - Готовить яичницу точно умею! - обиженно подтвердила я.
  - Вот и замечательно! В крайнем случае, всегда сможете накормить капитана Крамлиса этим незамысловатым блюдом. А в остальное время о его питании позабочусь я! - довольно закончил он.
  Я вознамерилась возмутиться в ответ, но как можно злиться, поняв, насколько Крис Монг хороший помощник для моего мужа? И как только капитану Крамлису удаётся окружать себя верными людьми?
  Я осталась на кухне. Конечно, наилучшим решением было бы уйти, дав понять неучтивому работнику, что его мнение мало меня волнует. Но в остальной части дома было холодно и темно. На кухне, наоборот, даже чопорный Крис Монг преобразился. Я следила за его точными движениями. Он быстро находил нужную банку со специей, отмерял количество приправы и сыпал в блюдо. Потом, насупив брови, пробовал на кончике деревянной ложки полученный результат.
  - Вы во мне дырку прожжёте, госпожа! - заметил он, не оборачиваясь.
  Я поспешно отвернулась окну. Солнце вновь скрылось за облаками, и улица была будто в дымке. Эта сторона особняка выходила на малолюдную узкую улочку, ничем особенным не примечательную. Булыжный тротуар заканчивался у кромки обычной насыпной дороги. Её 'украшали' лужи и грязь. Чуть поодаль были видны тыльные стороны домов, теснящихся близко друг к другу.
  Переведя взгляд на кухню, я встала и попросила.
  - Когда приготовите мне омлет, принесите его, пожалуйста, в столовую.
  Крис Монг отвлёкся от дегустации блюда и недовольно посмотрел на меня:
  - Но я не планировал в меню омлет.
  - Потому мне и приходится напоминать вам о том, что хочу я, - улыбнулась ему и вышла из кухни.
  Конечно, капитан Крамлис нашёл себе хорошего помощника, вот только забыл научить его учтивости по отношению к даме. Интересно, а где здесь столовая?
  Я не спешила к себе в комнату, решив осмотреть дом. Особняк был небольшим. Всего четыре помещения на первом этаже, не считая длинного коридора. Гостиная мне была уже известна. Рядом с ней располагалась комната, изучить которую не удалось, так как дверь была закрыта. Я несколько раз повернула ручку и разочарована вздохнула. Впереди оставалась прихожая. При дневном свете она не стала уютнее. Я задумчиво осмотрела драпировку стен, размышляя, что можно изменить.
  Примыкающая к ней комната была абсолютно пуста. Сначала я расстроилась, но вскоре увлеклась воображаемыми картинами нововведений. Это будет моя комната отдыха! Здесь больше света, почти, как на кухне. Только вид из окна гораздо интереснее. Я подошла к нему и отодвинула грубую материю, использованную вместо штор. Даже в сером свете были заметны облачка пыли, повисшие в воздухе. Как давно здесь не убирались? Мне срочно нужна работница! Кто-то должен навести порядок.
  Торопливым шагом я вернулась на кухню.
  - Господин Монг, когда придёт помощница по дому? - спросила у него.
  Он в этот момент проверял готовность булочек, вынутых из печи. Видно было, что я застала его врасплох. Он вытер рукой лоб, оставив след муки на лице.
  - Какая помощница? - удивлённо уточнил Крис Монг.
  - Та, которая прибирается в этом доме, - терпеливо объяснила я.
  - А, это... Это делаю я, - ответил он.
  Я невольно проследила за тем, как он выкладывает румяные булочки на тарелку. И даже не сразу отреагировала на его слова.
  - Но вы же были на Новой Земле с нами! - поразилась, стоило осознать сказанное. - Кто присматривал за домом?
  - Это было ни к чему во время отъезда. Сегодня я быстро приведу всё в порядок. Не беспокойтесь! - Крис Монг достал сковороду и налил из бутыли масло в неё.
  - А если я хочу сделать ремонт или перестановку? - начала я.
  -Не успели въехать, как уже хотите всё поменять? - неодобрительно спросил он.
  - Да! - твёрдо ответила я, не дав ему возможности упрекнуть меня.
  - Что ты хочешь изменить, Валенсия? - внезапно спросил капитан Крамлис.
  Я испуганно оглянулась. Как он сумел беззвучно открыть дверь?
  - Мне бы хотелось... Вы знаете, там комната пустует, - от неожиданности я не смогла связно и чётко ответить.
  - Ясно. Обсудим позже, - он повернулся к Крису Монгу, - завтрак готов? Накрой на стол! Валенсия, ты уже поела?
  - Нет, - отозвалась я, всё ещё пребывая в растерянности.
  Если Крис Монг отталкивал своей надменной манерой, то капитан Крамлис буквально подавлял своим влиянием окружающих. Он грубо распоряжался, но не у всех хватало уверенности, а порой и желания, ему возразить.
  - Крис, тогда накрой на стол на двоих! - добавил он, - я пока поднимусь к себе.
  - Постойте! - опомнилась я, стоило ему выйти из кухни.
  Пришлось поторопиться, чтобы догнать капитана Крамлиса.
  - Я слушаю! - он остановился на лестнице, глядя на меня сверху вниз.
  В его чертах проступило больше жёсткости с тех пор, как мы виделись на рассвете.
  - Почему только Крис Монг помогает по дому? Мне нужна работница. Когда мы поедем к моим родителям с визитом? Это будет сегодня? Вы останетесь дома? Вам ведь нужно отдохнуть! Могу ли я взять к нам в дом Милли, мою помощницу? Почему некоторые комнаты... - от волнения я никак не могла остановить поток вопросов.
  - Довольно, Валенсия! Мне не нужны в доме посторонние люди, - резко оборвал он меня.
  - Но как я буду готовиться к званым вечерам или навещать друзей, если мне не помогут с платьем и причёской? - возмутилась я, - Здесь невозможно игнорировать общество, как на Новой земле! Или вы опять скажете, что я себя плохо чувствую?
  - Хорошо, что напомнила об удобной причине отказаться от всех званых вечеров и приглашений гостей. Так и поступим! - подтвердил капитан Крамлис, - что касается поездки к твоим родителям. Не вижу необходимости! Насчёт запертых дверей. Они для того и заперты, чтобы в них не заглядывали. Ещё вопросы?
  - Но как же так! - воскликнула я. - Что же мне тогда делать? Чем заниматься целыми днями?
  - Постарайся влюбиться в меня как можно быстрее! Мне это очень поможет! - недобро улыбнулся он и начал подниматься по лестнице.
  - Вы ставите невыполнимую задачу! - возмущённо крикнула я, - потрудитесь хоть немного, чтобы получить моё расположение!
  Капитан Крамлис остановился на площадке второго этажа. Потом резко начал спускаться. Я испуганно отпрянула от лестницы.
  - К чему эта робость, Валенсия? - спросил он, подходя ближе, - только что ты говорила такие пламенные речи. Глаза сверкали, на щеках появился румянец... Ты давно смотрела на себя в зеркало?
  Я недоверчиво уточнила:
  - Зачем?
  - Тогда бы заметила, что морской воздух тебя полностью исцелил и теперь я не хочу, чтобы столичные бездельники обратили на тебя внимание, - ответил он, находясь так близко, что закрыл любую возможность ускользнуть от разговора.
  - Никто не будет смотреть на чужую жену, тем более идти против вас, - заметила я, стараясь не реагировать на сомнительные комплименты.
  - Верно! Никто не посмеет даже приблизиться к тебе, зная, что мне это не понравится. Ты умнеешь на глазах, Валенсия! Перестань отводить взгляд! Посмотри на меня!
  - Вы правы были ранее. Вам лучше подняться в свою комнату и переодеться к завтраку, - я не желала выполнять приказы.
  Ответом мне было молчание. Не выдержав паузы, я посмотрела на капитана Крамлиса. В воздухе явно поблескивали искры, однако он не уходил. Его серые глаза будто гипнотизировали. Я забыла, как сильно злилась на него. Разом все мысли испарились из головы. Сверкание между нами начало гаснуть. Мне внезапно захотелось дотронуться до лица мужа, я даже протянула руку, как вдруг он отступил и закрыл глаза ладонью.
  - Не могу. Я так потрачу все силы. И кто только выдумал эту глупость, будто совершенно разные люди могут стать ближе по какой-то эфемерной причине, как любовь! - устало проговорил он.
  - Что? - удивлённо переспросила я, с недоумением разглядывая свою руку, которую продолжала держать поднятой, - что это только что было?
  - Это была моя попытка помочь тебе в выполнении невозможной задачи - влюбиться в меня! - невесело улыбнулся он, - теперь твоя очередь приложить усилия, Валенсия! И ты увидишь, каким я могу быть благодарным.
  - О чём вы говорите? Вы как-то по-особенному посмотрели на меня, - тихо прошептала я, оглянувшись, чтобы проверить, что Крис Монг нас не подслушивает. - Продолжайте!
  Он внезапно рассмеялся.
  - Валенсия, ты неподражаема! - он покачал головой, - как ты думаешь, что произойдёт дальше?
  - Вы получите, что хотели, - серьёзно ответила я.
  Капитан Крамлис мрачно посмотрел на меня:
  - Если бы ты действительно могла мне дать то, что я хочу...
  - Но я смогу! - воскликнула я, приседая на ступеньку рядом и невольно отмахиваясь рукой от взметнувшихся между нами слабых искр. - Даримин говорил...
  - Тише, Валенсия! - его лицо исказила болезненная гримаса, - об этом мы поговорим, когда останемся одни. А сейчас мне лучше сходить переодеться.
   Он поднялсяи быстро зашагал по лестнице. Я посмотрела ему вслед. От волнения в горле будто ком застрял. Я сглотнула. Сегодня, когда мы останемся вдвоём, всё решится.
  Двери кухни открылись, и оттуда выглянул Крис Монг:
  - Завтрак накрыт. Госпожа Крамлис, прошу к столу. Или будете ждать капитана?
  Всё ещё в своих мыслях, я рассеянно ответила:
  - Да, да, мне, пожалуйста, омлет, как я и просила...
  Крис Мон удивлённо взглянул на меня и повторил:
  - Будете начинать завтрак, или подождёте мужа?
  Я сосредоточилась на его словах.
  - Ах, да, конечно, я, пожалуй, начну трапезу.
  На что работник демонстративно шире открыл дверь и, приняв почтительный вид, встал рядом. Вопреки моим ожиданиям, есть предполагалось в кухне.
  Когда я начала завтракать, то вскоре подошёл муж, и в помещении стало совсем тесно. Однако это, казалось, совсем не мешает его помощнику. Он ловко менял блюда на небольшом столике у окна. Причём было видно, сколь хорошо он знает привычки капитана Крамлиса, так как его действия были своевременными и сопровождались молчанием.
  - Достаточно, Крис! - сказал капитан Крамлис, когда тот наполнил чашки чаем, - сходи теперь подготовь мою комнату и спальню Валенсии. А потом ты будешь мне нужен по работе.
  - Но разве вы не дадите ему время для отдыха? - поразилась я.
  Оба мужчины взглянули на меня с осуждением.
  - Но ведь он дажене завтракал, - смущённая их реакцией проговорила я.
  - Спасибо за заботу! - Крис Монг сказал это тоном, в котором не было и намёка на благодарность, - я уже поел, пока занимался приготовлением блюд.
  - Такого ответа достаточно, Валенсия, чтобы ты не беспокоилась по пустякам? - раздражённо спросил капитан Крамлис.
  - Да, конечно, - я уже была не рада, что начала этот разговор.
  Крис Монг учтиво поклонился и вышел из кухни.
  - Что это за выходки, Валенсия? - холодно поинтересовался муж, стоило шагам стихнуть в коридоре. - Ты собираешься указывать мне, как поступать с подчинёнными?
  - Нет! - воскликнула я.
  - Вот и хорошо, - его тон слегка смягчился, - понимаю, что тебе многое неясно. Но попридержи все комментарии при себе до того момента, когда мы останемся вдвоём.
  - Это будет сегодня? - спросила я.
  - Да, - подтвердил он, - наберись терпения.
  Я слегка кивнула головой, всё ещё обиженная на то, что меня в очередной раз отчитали, как ребёнка.
  Вскоре после завтрака капитан Крамлис с помощником покинули дом. Я некоторое время побродила по комнатам, взялась разбирать вещи из дорожных сундуков, но почти сразу усталость и волнения взяли свое. Мне захотелось прилечь отдохнуть, хотя бы ненадолго.
  Однако проснулась я уже в сумерках. В комнате было почти темно. Я спешно оделась и спустилась вниз, но дом по-прежнему был лишь в моём распоряжении.
  На улице уже давно зажгли огни, когда вернулся муж.
  - Ты ещё не спишь? - недовольно поинтересовался он, расстёгивая тугой воротник сюртука.
  - Я могу задавать вопросы? - игнорируя его тон, я сразу перешла к наболевшей теме.
  - Вот так сразу? - удивился капитан Крамлис, проходя по коридору, - может, дашь мне сначала поужинать?
  - Да, конечно! - спохватилась я, - если объясните, как пользоваться плитой, я разогрею то, что приготовил Крис Монг.
  - Разве ты кухарка? - заметил он, 'скользнув' взглядом через плечо.
  Я поспешно следовала за ним.
  - Но и вы не кухарка! - обиженно воскликнула в ответ.
  - Я здесь хозяин, и могу делать, что угодно! - высокомерно заявил он.
  - А я здесь - хозяйка! - я непроизвольно крепко сжала руки от возмущения.
  Он остановился и резко повернулся ко мне. Несколько секунд изучал моё раскрасневшееся от разговора лицо, а потом подтвердил:
  - Верно! Вот только, кто и что будет делать в моём доме, решаю я!
  - Это разумно лишь в том случае, если ваши действия не будут противоречить здравому смыслу, как сейчас! - запальчиво воскликнула я и первая прошла в кухню.
  Включив в помещении свет, за мной последовал капитан Крамлис. Он больше ничего не говорил, только сложил руки на груди и наблюдал за моими движениями.
  Не мешкая, я подошла плите, пытаясь вспомнить уроки нашего повара в доме родителей. В доме капитана Крамлиса использовалась старая модель, работающая на углях. От такой конструкции легко было испачкаться сажей, зато она считалась самой простой и экономичной в использовании. Я провела рукой над диском для готовки. Как и ожидалось, он был ещё тёплый. Быстро открыв тяжёлую дверцу я помахала ладонью, не найдя поблизости мехов. Покрытые белёсой золой угольки едва заметно заалели. Я торжествующе оглянулась на мужа. Как он мог во мне сомневаться! Я всё смогу!
  - Ладно, - он устало махнул рукой, усаживаясь за стол и задёргивая шторой окно, - только побыстрее, мне уже пора отдохнуть.
  Я поставила на плиту глубокую сковороду, в которой Крис Монг приготовил с утра жаркое, и стала помешивать ложкой. Через несколько минут выложила еду на тарелку и подала капитану Крамлису. Онстал быстро есть.
  Я решила, что откладывать разговор на более позднее время нельзя, беспокоясь, что муж может уснуть.
  - Мне известно, что вы - воркнет! - тихо сообщила я.
  Он, казалось никак не отреагировал, продолжая есть. Даже рука не дрогнула. Только спустя несколько секунд он посмотрел на меня. Раньше я бы испугалась этого 'тяжёлого' взгляда, но теперь решила, что не отступлю.
  - Как давно ты в курсе? - спросил капитан Крамлис.
  - Разве это важно? - удивилась я.
  - Просто интересно, как долго ты умеешь скрывать секрет, - задумчиво покрутив вилку в руке, спросил он.
  - Я никому не скажу! - уверила его. - И вам бы тоже не открыла это знание, но иначе не знаю, как вызвать вас на откровенный разговор.
  - Вот как! - он нервно сжимал и разжимал руку, почти впуская вилку из ладони, а потом внезапно с силой воткнул её в деревянную поверхность стола.
  Я вскрикнула, прикрыв рукой рот.
  - Это хорошо, что ты умеешь хранить секреты, - 'процедил' капитан Крамлис.
  Я была настолько напугана, что в ответ лишь кивнула головой.
  - Значит, хочешь откровенности? - угрожающе спросил он.
  Я с трудом заставила себя смотреть на него. Было видно, как у него на виске едва заметно пульсирует жилка. Её лёгкий трепет отвлекал от злого прищура глаз капитана Крамлиса.
  - Так знай, что ты мне нужна для пополнения силы, - почти прорычал он, - представляешь, как раздражает твоё сопротивление, стоит мне только представить, как много в тебе накопилось нерастраченной энергии Природы? Но ты не делишься ею!
  Он вскочил из-за стола и стал мерить шагами небольшое пространство кухни.
  - Я не верю, что ты можешь дать мне любовь. Как бы ни пытался меня в этом убедить Даримин! - он остановился рядом со столом, тяжело дыша. - Но одно точно. Если женщина влюбляется в мужчину, она способна 'питать' его энергией, превышающей его собственную во много раз.
  - Зачем вам столько энергии? - я старалась контролировать голос, чтобы он не дрожал.
  - Мне нужно разрушить существующий порядок вещей! - воскликнул он, опираясь обеими руками о стол и устремляя свой яростный взгляд прямо на меня.
  Я испуганно замерла, наблюдая, как безостановочно появляются всё новые и новые искры между нами.
  - Почему вы кричите на меня? - чётко спросила у капитана Крамлиса.
  Он умолк, тяжело дыша.
  Потом сел и, с лёгкостью вырвав вилку из стола, продолжил есть, сердито глядя на еду.
  - Я с вами, - тихо произнесла я.
  Он поднял голову, мрачно взглянув.
  - Вы можете на меня положиться. Я поддержу вас, - пояснила свои слова.
  - О чём ты говоришь, Валенсия? - резкая морщина пролегла у него между бровей.
  Удивительно, но я только сейчас разглядела, какие густые и чёрные у него ресницы. В их тени серые глаза капитана Крамлиса стали совсем тёмными.
  - Я обязательно полюблю вас и дам столько силы, сколько смогу! - я решительно наклонилась ближе его лицу.
  Взметнувшиеся искры бликами отразились в глазах капитана Крамлиса. Он сглотнул и неуверенно улыбнулся:
  - Ты не понимаешь, о чём говоришь.
  - Так расскажите мне подробности! - я ощущала уверенность в своём неожиданном решении.
  Капитан Крамлис отставил тарелку в сторону, опёрся на руку, закрыв лицо, и некоторое время сидел без движения.
  Потом он взглянул на меня, передвинув ладонь на лоб.
  - Тебе может не понравиться то, что я скажу, - сказал он.
  - Всё лучше постоянного и раздражающего молчания, - ответила я.
  - Хорошо! - казалось, он решился, - пойдём в гостиную!
  Капитан Крамлис встал и быстро вышел из кухни. Я заторопилась следом, чувствуя, как сердце бьётся сильнее от волнения.
  Гостиная была мне знакома по давнему, осеннему визиту. Только сейчас камин был холодным, от чего обстановка выглядела неуютно.
  - Что тебе известно обо мне и моих планах? - спокойно поинтересовался капитан Крамлис.
  Уже представлялось невозможным поверить, что совсем недавно он не контролировал эмоции.
  - Вы хотите свергнуть Правителя? - спросила я.
  - Можно сказать и так, - подтвердил он, - что ещё?
  - Только то, что вы - воркнет и всё, - добавила я, - но у меня есть вопросы!
  - Задавай! - он приглашающим жестом указал на диван, и только в этот момент я поняла, что до сих пор стою в дверях комнаты, нервно сжимая и разжимая кисти рук.
  - Что вас связывает с Женевьевой Слоупс? - мой голос дрожал.
  - Она влюблена в меня, я использую это по возможности, чтобы контролировать её отца, - скучающим тоном сообщил он. - Ещё вопросы?
  Я ошарашено посмотрела на него. Так запросто сказать ужасные вещи! Мне пришлось перевести взгляд на обивку дивана, чтобы сосредоточиться. Я сидела не в самом удобном месте. И чем дальше, тем больше мне казалось, что мебель нужно обновить. Пружины выпирали из-под ткани во многих местах.
  - Вы поступаете как бесчестный человек, - тихо заметила я.
  - Почему ты так решила? - искренне удивился он.
  - Вы же используете леди Слоупс! - возмутилась я, - и признаётесь в этом мне, своей жене!
  - Моя цель гораздо важнее надуманных условностей, - пояснил он.
  - И моя роль в достижении этой цели - дать вам больше сил? - уточнила я.
  - Нет тебя в моей цели, Валенсия! - внезапно разозлился он, садясь на диван рядом.
  - Как это возможно? - недоверчиво переспросила я. - Зачем же вы женились на мне?
  - В том-то и дело, что это мне самому до сих пор неясно. Просто с той минуты, как я впервые тебя увидел, иного выхода избавиться от странного наваждения, кроме женитьбы, не увидел. И до сих пор не придумал ничего разумнее, - он невесело усмехнулся.
  - Наваждения? - повторила я.
  - Называй это, как хочешь. Что бы ни говорил Даримин, одно несомненно - ты мне небезразлична.
  Я с надеждой взглянула на него. Он расскажет о своих чувствах?
  - Ну, а ещё ужасно раздражало твоё равнодушие, - закончил свои откровения капитан Крамлис, - до встречи с тобой, мне не приходилось прикладывать столько сил для влияния на девицу.
  - И девушек-воркнетов вы легко соблазняли? - я понимала, что веду себя ужасно глупо, но этот вопрос не давал мне покоя.
  - Да, - коротко ответил он.
  - Тогда... - мысль почти ускользнула от меня, но я смогла её сформулировать, - я не нужна вам для пополнения сил. Любая влюблённая девушка-воркнет может дать 'питание'.
  - Только никто из них не хочет помогать мне постоянно, - признался он, - да и ты скоро откажешься от своих слов, верно?
  - Нет! - я покачала головой.
  - Тебя не разочаровали мои истинные намерения? - удивился он.
  - Мне пока неизвестно о них досконально, - заметила я, - но вы боретесь против роста Пустыни Предков? Против уничтожения Природы?
  - Да, - он внимательно смотрел на меня.
  - Я желаю того же. Теперь, когда вы показали мне Новую Землю, я понимаю ваши устремления.
  - Я надеялся на это, Валенсия, - капитан Крамлис расслабленно откинулся на спинку дивана, - как же я устал от постоянного убеждения всех прихлебателей правительства в том, что нужно делать.
  - А что вы им говорите? - я была настроена узнать всё его планах.
  - Разное, - невнятно ответил он.
  Я недоумённо взглянула на него и увидела, что капитан Крамлис засыпает.
  Как же наверно он устал, что не смог дождаться конца беседы! Я не стала его тревожить и тихо вышла из гостиной, чтобы сходить за пледом.
  Вернувшись, мне с трудом удалось сдержать улыбку. Капитан Крамлис лёг на диване удобнее, положив одну ладонь под щёку. Во сне черты его лица разгладились. Я накрыла его одеялом и на некоторое время задержалась рядом.
  Мои мысли неизменно вернулись к последнему разговору. Это ужасно, что капитан Крамлис использует свои возможности для манипулирования людьми. Надо сказать ему, что цель стоит достичь иначе, не нанося вред людям. Да, так и сажу ему завтра. Довольная своими выводами, я покинула комнату, не забыв перед уходом выключить свет.
  ***
  - Так, господин Монг, или вы помогаете мне, или вам стоит пойти заняться другими своими обязанностями! - я рассерженно смотрела на помощника капитана Крамлиса.
  Спор начался сразу, как он пришёл утром готовить еду. Мало того, что ему было безразлично моё мнение, та он ещё и настаивал на своих решениях, ссылаясь на инструкции от моего мужа.
  - Я сама буду готовить! - решительно повторила ему. - Вас я прошу только помогать!
  - Капитан Крамлис особенно подчеркнул, чтобы вам не приходилось утруждаться, - почти не скрывая недовольства, проговорил он.
  - Он просто не успел вам передать новые инструкции, - мне пришлось импровизировать.
  - Я разговаривал с ним сегодня об этом, - Крис Монг не давал мне и шанса.
  - Значит, вы неверно его поняли, - заявила я, - и знайте, ваших дальнейших возражений я не потерплю!
  Меня переполняло возмущение. Я специально встала пораньше, нашла хозяйственную книгу среди сундуков. Перед сном мне пришла мысль, как можно помочь капитану Крамлису. Я постараюсь передать свою силу через еду. Простое и легко осуществимое дело. И всё было в порядке, пока не заявился Крис Монг со своими уверениями, что заботится обо мне, поэтому не даёт хозяйничать на кухне.
  Он недовольно встряхнул головой, и его идеальная причёска приобрела слегка небрежный вид.
  - Конечно, вы в праве указывать мне, как поступать, - обиженно сказал он, - но за последствия ваших капризов отвечать придётся мне!
  - Не беспокойтесь, всё будет хорошо! - мне всё ещё хотелось установить с ним дружеские отношения.
  К тому же я вовсе не собиралась отказываться от его услуг. Гораздо проще было только готовить, оставив на Криса Монга всю черновую работу по растопке плиты, а также мытью и чистке овощей. Мне же предстояло попытаться передать часть своей благодарности мужу через создание вкусного блюда.
  Я расспросила Криса Монга о любимой еде капитана Крамлиса и работа началась. Вначале мой помощник ещё ворчал, но вскоре стал молча поглядывать за мной, изредка подавая комментарии: 'Соли достаточно', 'Это масло для жарки', 'Нужно сделать суп более густым'
  Следуя рецепту из моей хозяйственной книги и подсказкам Криса Монга, я смогла приготовить только суп. И то чувствовала себя измождённой от непривычной работы. От кастрюли исходил приятный аромат, но я специально не стала есть. Мне нужно было проверить, сработала ли моя идея. Осталось только дождаться мужа.
  Крис Монг сказал, что этого будет недостаточно, и со снисходительной улыбкой принялся готовить жареные овощи. Я настолько устала, что не было сил реагировать на его критику.
  - Думаю, мне стоит отдохнуть, - сообщила ему и вышла из кухни.
  Я поднималась по лестнице, очень довольная собой. Мне уже виделась картина, как муж пробует суп, удивлённо восклицает, что он невероятно вкусный. А потом ощущает прилив сил и восхищается моей помощью.
  - Значит, ты всё время о нём думаешь? - ледяной тон капитана Крамлиса заставил меня замереть.
  Он сидел в моей комнате на кровати, а вокруг были разложены письма Саймону Стравински. Утром, найдя хозяйственную книгу, я вытряхнула их на покрывало, решив, что после уничтожу ненужные послания.
  - Вы уже вернулись? - слабым голосом спросила я.
  - Это очевидно, не так ли? - он горько усмехнулся. - Как же сложно было догадаться о причине твоего равнодушия ко мне. Измена.
  - Вы ошибаетесь! - воскликнула я.
  - Разве? - он выхватил один из листов и стал читать вслух. - '...я даже не могу сосчитать, как часто думаю о вас'. Валенсия, эти слова ты должна была говорить мне!
  - Но о вас я думаю гораздо чаще! Вернее, не так! Я уже давно не думаю о господине Стравински! - взволнованно пояснила я, постепенно переходя на шёпот. - Это было давнее увлечение, которое уже прошло...
  - Прекрати лгать! - резко прервал он меня, - противно слушать твои оправдания.
  Он схватил письма, смяв листы в кулаке, и подошёл ко мне ближе. Я старалась храбриться, но дрожащие губы выдавали страх.
  - Валенсия, знай, я не потерплю предательства! - тихо проговорил капитан Крамлис.
  Он разжал кулак, и письма с тихим шорохом упали на пол. Мои наивные неосторожные признания покрыли ковром расстояние между нами. Капитан Крамлис прошёлся прямо по ним, сделав ещё два шага вперёд.
  - Меня ничто не остановит, - добавил он и вышел из комнаты.
  От переживаний я едва добралась до постели, скинув оставшиеся письма с покрывала и зарыдала, уткнувшись в подушку. Почему все мои старания пропадают зря? Ведь я так радовалась, что всё-таки могу принести пользу мужу. Что мы сможем стать друг другу ближе и дороже. И нужно лишь подождать, когда придёт любовь. Не знаю, сколько я проплакала, но вскоре незаметно уснула.
  Разбудил меня робкий стук в дверь. За окном уже было сумрачно. Стоило мне очнуться от сна, как сразу почувствовалась головная боль.
  В дверь снова постучали, но я не хотела видеть ни капитана Крамлиса, ни Криса Монга, поэтому не стала отзываться. Пусть думают, что ясплю.
  - Валенсия, открой! - послышался за дверью голос мужа.
  Я резко села на кровати и тут же схватилась пальцами за виски. Что ему нужно? Он так расстроил и испугал меня днём.
  - Я знаю, что ты уже не спишь, - проговорил капитан Крамлис, и это заставило меня плотнее прижать к себе одеяло.
  - Мне не здоровится, - откликнулась я, недоумевая, почему муж не входит без стука, как он часто делал ранее.
  - Прости меня! - еле слышно донеслось из коридора.
  Я осторожно встала с кровати и подошла ближе к двери. Виноватый тон мужа удивил меня. Однако я совершенно забыла о письмах, раскиданных по полу. В тишине они отчётливо зашуршали под моими ногами.
  - Можешь не открывать, я пойму! - сказал капитан Крамлис. - Скорее всего, ты думаешь, что я чудовище. Но ты даже не представляешь, как часто меня обманывали!
  Я замерла, слушая его. Он действительно похож на зверя, на раненого зверя, который от боли готов кинуться на любого.
  - Помнишь, я говорил, что всё о тебе знаю? На самом деле, я знал и об этих письмах. Но думал, что ты оставила их в родительском доме. Валенсия, ты всё ещё думаешь о нём?
  - Нет! - ответила я.
  - Тогда я могу быть спокоен, - проговорил он. - Ты впустишь меня?
  - Нет, мне не здоровится, - я испугалась, что он увидит меня в неопрятном виде сейчас, когда между нами появилась слабая надежда сблизиться.
  - Ясно, - его голос прозвучал глуше, - спасибо за суп!
  Я непроизвольно улыбнулась. Он оценил мои усилия!
  - Подождите! - воскликнула я и подошла вплотную к двери.
  - Я здесь! - ответил он, и по звуку стало понятно, что нас разделяет лишь деревянная преграда.
  Но мне не хотелось терять пусть даже иллюзию взаимопонимания, поэтому я прижалась щекой к двери и спросила:
  - Вы что-нибудь почувствовали, когда ели суп?
  - Да, - послышалось из-за двери.
  - Он вам понравился? - я не знала, как точнее узнать, удалось ли мне передать свою силу.
  - Было понятно, что ты старалась, - если бы я не знала капитана Крамлиса, то подумала, что он дразнит меня.
  - И больше ничего? - разочарованно вздохнула я.
  - Подожди! - послышались шорохи, будто он соскользнул по двери и сел на пол, - мне пришлось съесть его весь до последней капли. Теперь даже двигаться тяжело. Валенсия, кто же так разбрасывается своей силой?
  Его слова тут же наполнили меня радостью. Мои старания не пропали втуне.
  - Зачем же вы съели всё сразу? - засмеялась я, оседая на пол и опираясь плечом на дверь.
  - Ты ведь готовила его для меня. Я не хотел, чтобы пропала хотя бы капля.
  - Я рада, что была вам полезной, - тихо проговорила я.
  - Да, - подтвердил он и добавил, - только в следующий раз можно сделать суп ещё и вкусным, ладно?
  Я смущённо кивнула, забыв, что муж меня не видит в данный момент.
  ***
  - Валенси, детка, как же ты исхудала! - воскликнула маменька, как только я начала спускаться по лестнице.
  Всего пару минут назад Крис Монг сообщил мне, что пожаловала госпожа Горская, и я тут же бросила все дела, поспешив к ней.
  От волнения у меня даже не получилось сказать слова приветствия. Я подбежала к маменьке и обняла её. Рядом с ней смущённо теребила край накидки Мелисса.
  - Милая, мы устали ждать вас с капитаном Крамлисом с визитом, и решили сами навестить тебя, - укоризненно проговорила мама, отодвигаясь и рассматривая меня, - прости мне такую вольность.
  - Я так рада видеть вас! - ответила я, быстро смахивая слёзы.
  Не ожидала, что так растрогаюсь при встрече. Маменька выглядела немного чудно в необычной шляпке с множеством украшений. Мелисса будто поправилась, но ей это очень шло.
  - Валенсия, может, проводишь нас в гостиную? - с улыбкой напомнила маменька.
  - Ах да, конечно! - спохватилась я и повернулась к Крису Монгу, - нам нужно накрыть стол для чая в каминной.
  - Позвольте ваше пальто, госпожа Горская! Чай будет готов через двадцать минут, прошу располагаться! - учтиво отозвался он.
  После удачного опыта с супом два дня назад, Крис Монг стал более дружелюбным по отношению ко мне. И даже согласился обучать приготовлению любимых блюд капитана Крамлиса. Конечно, он не знал, почему мужу понравился суп, но сдержанно сообщил мне, что возможно, я - неплохая жена для капитана Крамлиса.
  Все направились в комнату с камином. Пользуясь моментом, я шепотом поинтересовалась у Мелиссы о самочувствии. Она уверила, что всё хорошо и добавила, что очень скучала в разлуке.
  - Валенси, расскажи, как прошла поездка? Как тебе Новая земля? - спросила маменька, когда уже был разлит по чашкам чай.
  - Там всё не так, как здесь, - улыбнулась я.
  - Неужели и правда, люди там ходят вверх ногами? - воскликнула Мелисса и тут же, ойкнув, прикрыла рот рукой.
  - Нет, конечно! - засмеялась я. - Просто Новая Земля сильно отличается. Другие деревья, другие фрукты, поселения и даже океан там не такой, как здесь. Воздух чистый, влажный.
  - Но, однако же, там полно дикарей, - заметила маменька, - тебе не было страшно, детка?
  - Нет, воркнеты очень дружелюбные! - улыбнулась я.
  - Скажешь тоже, Валли! Они же варвары! Говорят, у них даже глаза красные! - возразила Мелисса, взяв печенье из вазочки.
  Я удивлённо переводила взгляд с неё на маменьку. Ранее, работникам не разрешалось сидеть за столом вместе с господами.
  - Боюсь вас разочаровать, но ничего подобного у них нет, - ответила я.
  - Валенси, детка, надеюсь, ты не общалась с ними, как с равными? - мама брезгливо поморщилась.
  - Но они такие же люди, как и мы! - обиженно воскликнула я.
  - Конечно, конечно! - замахала она рукой, - раз капитан Крамлис разрешает тебе такое поведение, кто я такая, чтобы мешать?
  Она вздохнула и отставила кружку с чаем.
  Постепенно я начала вспоминать, почему мне было трудно общаться с мамой ранее. Радость от встречи понемногу стала таять.
  - А папенька не смог приехать? - спросила у неё.
  - Да, он занят, - подтвердила маменька, - поехал покупать ценные бумаги проекта 'Возрождение'.
  Я удивлённо посмотрела на неё. У родителей есть деньги для вложений?
  - Что это за проект? - осторожно поинтересовалась я.
  - О, дорогая, ты же абсолютно оторвана от общества и ничего не знаешь! - оживлённо воскликнула она. - Помнишь господина Стравински?
  У меня быстрее забилось сердце. Пришлось с усилием изобразить забывчивость.
  - Тот необычный молодой человек! Ты должна его помнить! - недовольно сказала маменька, - я до сих пор не решила, как к нему относиться. Вроде из хорошей семьи, но ведь обедневшей. Зато придумал проект по возрождению пустыни Предков, и теперь обласкан милостью Правителя. А недавно ещё и ценные бумаги выпустил. Покупаешь 'кусочек' пустыни, а потом это будет самая плодородная земля!
  - Звучит сомнительно, - заметила я осторожно.
  - Ах, это я просто не могу всё правильно рассказать! - отмахнулась она, - спросишь после у отца. Он тебе всё подробно объяснит.
  Я кивнула, чувствуя беспокойство. Пустыня Предков лишь растёт, ни о каком плодородии и речи быть не может. Неужели господин Стравински всех обманывает? Мой Саймон - мошенник?
  Я быстро помотала головой, отгоняя дурные мысли. И как мне только пришло на ум назвать его 'мой Саймон', пусть даже и не вслух!
  - Папенька обещал тоже подойти? - радостно спросила у мамы.
  - Скорее всего, нет. Там такой ажиотаж с этими бумагами, что вряд ли он вернётся до вечера. Но мы ждём вас завтра с ответным визитом. И никаких отговорок я не потерплю! - отозвалась она, допивая чай.
  - Мне нужно будет уточнить у капитана Крамлиса, - уклончиво ответила я.
  - Да, конечно, милая! Тебе обязательно нужно во всём слушаться мужа! - наставительно произнесла маменька. - А мы уже засиделись, пора и честь знать!
  Она поднялась из-за стола. Мелисса тут же вскочила, оставляя на блюдце надкусанное печенье.
  - Так быстро уходите? - грустно спросила я.
  - Нет, милая, покажи мне дом! - потребовала маменька, - должна же я знать, в каких условиях теперь будет жить моя дочь! Милли, подожди нас здесь!
  Я ободряюще улыбнулась Мелиссе и направилась на осмотр дома.
  - И это всё? - недовольно спросила маменька, когда спустя некоторое время мы закончили изучать помещения, остановившись в моей комнате.
  Чуть ранее её привели в недоумение закрытые двери.
  - Капитан Крамлис предпочитает простоту в обстановке, - пояснила я.
  - Ах да, конечно! - задумчиво протянула маменька, оглядывая внутреннее убранство.
  - Нераспакованные сундуки, - заметила она.
  - Всё не было времени, - начала оправдываться я, - да и капитан Крамлис сказал, что в этом нет необходимости.
  - Почему? - удивилась она.
  - Не знаю, - призналась я, - порой мне трудно понять мужа.
  Мне хотелось хотя бы немного обсудить семейные отношения.
  - Всё верно, Валенси! - успокаивающе улыбнулась маменька, - он опытный, зрелый мужчина, а ты ещё совсем глупенькая. Просто слушайся мужа и делай, как он скажет.
  - Но... - мне трудно было согласиться, что причина в этом.
  - Всё, всё! - перебила меня она, - это только ваши с капитаном Крамлисом дела!
  Я вздохнула. Надежда поговорить по душам растаяла, как дым.
  - А где сейчас твоя горничная? Кстати, хотела заметить, причёску она тебе сегодня сделала просто кошмарную! С трудом удержалась от замечания за столом, - проговорила маменька, медленно проходя по комнате и осматривая вещи.
  - У меня нет помощницы, - ответила я.
  - Извини, я ослышалась? - поразилась маменька, - как это возможно?
  - Так решил капитан Крамлис, - сообщила я, начиная себя жалеть.
  Мне хотелось, чтобы мама обняла меня и сказала, что всё будет хорошо.
  - Ясно, - протянула маменька в ответ, - тогда я пришлю к тебе Милли послезавтра.
  - Почему послезавтра? - спросила я.
  - Вряд ли тебе будет легко собраться на приём одной, - пояснила она.
  - Ах, это! - поняла я, - нет, капитан Крамлис не интересуется светскими мероприятиями.
  - Но это же приём, который устраивает Правитель в честь возвращения капитана Крамлиса в столицу! Как вы собираетесь его пропустить? - удивилась маменька.
  - Я спрошу мужа, - растеряно ответила ей.
  - Вот и правильно, Валенси! Малышка, я уверена, ты невнимательно слушала капитана Крамлиса, а потому и упустила важное событие! - ласково пожурила меня маменька.
  - Впрочем, мне пора! Как же я рада, что ты вернулась! Я очень скучала! - добавила она. - Думаю, капитан Крамлис планирует сменить своё холостяцкое гнездышко. Ты не подумай, будто я осуждаю этот дом, но он очень тесный для семьи.
  Маменька быстро сжала и отпустила моё плечо. Видимо, в обществе теперь обниматься с родными людьми не модно?
  Мы спустились вниз, где нас терпеливо дожидалась Мелисса. Услышав, что через день ей нужно будет прийти ко мне и подготовить к приёму, она обменялась со мной радостным взглядом.
  Как только гости ушли, я поднялась в свою комнату. Нужно было о многом серьёзно подумать. Вопрос о том, почему муж не рассказал мне о приёме, сразу был отодвинут. Всё равно причину узнать пока нельзя. Подожду до возвращения капитана Крамлиса домой. Зато загадочный проект 'Возрожение' не давал покоя. Как мне узнать подробности? Да и нужно ли это? Не лучше ли объяснить родителям, что не стоит вкладывать в него деньги.
  Надежды разобраться во всём этом было мало, поэтому пришлось отложить все вопросы на более позднее время. А пока заняться планом по обустройству дома. Я спустилась вниз и вместе с Крисом Монгом до вечера разбиралась с пустующей комнатой около прихожей. Мы никак не могли сойтись во мнении, как лучше установить в ней мебель.
  - Уверяю вас, госпожа Крамлис, капитан не позволит вам что-либо здесь менять! - в очередной раз он попытался остудить мой пыл.
  - Не вижу оснований для подобных высказываний! - окоротила я его, - поэтому рекомендую воздержаться от них! Господин Монг, если поставить диван к этой стене, то в после обеда я смогу здесь вышивать.
  - Нет, не сможете! - возмутился Крис Монг, подходя к указанному месту. - Диван здесь будет попросту лишним. Только банкетка подойдёт!
  - Глупости! - не согласилась я. - Нужно перенести диван из моей комнаты наверху и установить здесь!
  - Валенсия, почему ты повышаешь голос на моего помощника? - в разгар нашего спора в комнату заглянул капитан Крамлис.
  И как у него только получается входить в дом незаметно? Мы с помощником замерли.
  Я запнулась и покраснела. Действительно, за последние два дня мои отношения с Крисом Монгом стали чуть ли не приятельскими, и я опять позволила себе быть немного эмоциональной с работником.
  - Что вы сделали с комнатой? - недовольно продолжил капитан Крамлис, оглядываясь вокруг себя.
  - Я хочу сделать это помещение более уютным, чтобы отдыхать здесь после обеда, - поспешила ответить ему.
  Действительно, мы с Крисом Монгом начали уборку и уже успели вычистить пол и стены, а также заменить шторы. Преображение было заметно даже в свете лампы
  - Зря я не закрыл и эту комнату, - задумчиво протянул капитан Крамлис, - Крис, больше никаких изменений!
  - Но почему? - расстроено воскликнула я.
  - Валенсия! - муж предупреждающе взглянул на меня.
  Я сразу сникла. Послушно замолчала.
  Крис Монг предложил накрыть ужин. Вечер пошёл в обычном режиме. Молчание во время трапезы. Потом мы перешли в гостиную. Я дожидалась, когда уйдёт Крис Монг, чтобы задать все накопившиеся вопросы мужу.
  Капитан Крамлис не замечал моего нетерпения. Он читал документы, которые принёс с собой. Стоило ему закончить с очередным листом, как тот сразу летел в огонь в камине. Я уже не впервые наблюдала эту картину, поэтому перестала удивляться.
  Как только Крис Монг попрощался с нами и ушёл, капитан Крамлис повернулся ко мне:
  - Говори, Валенсия!
  - Почему нельзя переделывать пустующую комнату? - я сразу задала вопрос, даже не поразившись его словам. Важнее было всё выяснить.
  - Скажем так, я не люблю перемен, - проговорил капитан Крамлис. - Это всё?
  - Конечно, нет! - воскликнула я. - Сегодня приходила маменька...
  - Госпожа Горская так нетерпелива, - поморщился он.
  - Я рада, что маменька меня навестила! - укоряющее посмотрела я на него. - Теперь нам нужно съездить к моим родителям.
  - Это не входит в мои планы! - отмахнулся капитан Крамлис. - Это всё?
  - Но вы должны! - возразила я. - Это правило этикета.
  - Я не поеду, - спокойно сообщил он.
  - Можно мне тогда одной навестить отчий дом? - спросила я.
  - Зачем? - удивился он.
  - Я хочу повидаться с папенькой, - дрожащим голосом ответила ему.
  Он разглядывал меня несколько секунд, потом кивнул.
  - Разрешаю. Теперь всё?
  - Маменька сказала, что послезавтра состоится приём в честь нашего возвращения, - сказала я.
  - Госпожа Горская хорошо обо всём осведомлена, - недовольно заметил капитан Крамлис.
  - Мы будем присутствовать на этом приёме? - я старалась не обращать внимания на его насмешки.
  - Придётся, - сообщил он.
  - Но... - я почти задохнулась от нахлынувшего возмущения, - вы же не предупредили меня! Как я смогу показаться в свете
   - Поедете вместе со мной в экипаже? - предположил капитан Крамлис.
  - Вы шутите?! Я вовсе не спрашиваю о способе передвижения. У меня нет помощницы, чтобы быть подобающе одетой и причёсанной! Хорошо, что маменька предложила услуги Мелиссы! - выпалила я.
  - Ты слишком эмоционально реагируешь по пустякам, Валенсия! Я уже запланировал, что мы заедем к парикмахеру по пути на приём, если твой вид не будет меня устраивать. И разве ты не сможешь сама надеть платье? - он, казалось, искренне удивлён. - Да, хорошо, что госпожа Горская была столь любезна и предложила помощь.
  После его слов 'если твой вид не будет меня устраивать' со мной произошли перемены. Мне сразу захотелось его очень сильно 'не устроить' своим видом, желательно, как можно сильнее. От возмущения я даже слушать перестала, уже предвкушая, как общество будет обсуждать мой внешний вид.
  - Валенсия, значит, решено? - ворвался в мои мысли голос капитана Крамлиса. - Это всё на сегодня?
  Я попыталась отвлечься от обид и сосредоточиться на вопросах, которые хотела задать мужу. Особенно хотелось узнать про проект 'Возрождение', но я даже упоминать о чём-либо, связанным с господином Стравински, побоялась.
  - Внесу ясность. К приёму мне поможет собраться Милли, - я решила ограничиться тем, что уже было сказано за вечер.
  - Милли? - переспросил он.
  - Она была моей горничной до замужества, - пояснила я, - маменька пришлёт её послезавтра.
  - Ясно. Это та работница, с который ты приходила тогда ко мне. Слегка полновата, тёмно-русые волосы, круглые глаза. Труслива, - перечислил он.
  - Неправда! - возмутилась я. - Вернее, правда, что это Милли приходила со мной. Но она вовсе не трусливая!
  - Не буду спорить, - ответил он таким тоном, что было понятно, своё мнение он менять не собирается. - Разрешаю её помощь.
  - Спасибо! - обиженно ответила я, вставая с дивана.
  - Не за что! - серьёзно ответил капитан Крамлис, возвращаясь к своим документам.
  Мысленно возмущаясь, я поднялась к себе в комнату. Почему, почему я раз за разом совершаю одну и ту же ошибку? Верю, будто смогу понять капитана Крамлиса. Это невозможно!
  ***
  - Валенси, малышка! - папенька обнял меня и приподнял, покружив один раз.
  Сразу было видно, как он рад меня видеть.
  - Ты так выросла с тех пор, как я видел тебя последний раз! - растроганно сказал он.
  При этих словах, маменька натянуто улыбнулась.
  - А что же капитан Крамлис? Он не приехал? - спросила она.
  - Он очень занят правительственными делами - сообщила я.
  Мне не хотелось слышать или видеть неодобрение в глазах родителей, поэтому об истинной причине отсутствия мужа предпочла промолчать.
  Я огляделась вокруг. Гостиная выглядела так же, как и несколько месяцев назад, только теперь на столе стояла ваза с тюльпанами. Цветы по сезону. Вроде всё знакомое в комнате и в то же время будто чужое. Да и папенька изменился. Раньше я не замечала на его лице столько морщин.
  Крис Монг, который сопровождал меня, сдержанно поздоровался и ушёл в комнаты для работников.
  - Валенси, малышка, расскажи, как ты провела время на Новой земле? - спросил папенька, когда мы сели на диван.
  - Адриан, я ведь вчера тебе уже всё рассказала, - с мягким укором сказала маменька, устраиваясь в кресле напротив нас.
  Милли принесла чай.
  - Там всё очень непривычно, - не обращая внимания на последнюю фразу, начала я.
  Мне хотелось описать родителям, что было хорошего на Новой земле. Поделиться своими впечатлениями. Но о многом пришлось утаить.
  Вначале родители внимали рассказу с большим интересом, но вскоре стали перебивать, общаясь между собой.
  - Адриан, это ведь как в Майнор-Шара. Та же жара и провинциальность нравов, - заметила маменька в ответ на моё восхищённое восклицание об океане и лагуне.
  - Да, возможно, ты права, - неуверенно вторил ей папенька и тут же поменял тему, - Валенси, ты уже слышала, что мы вложились в проект 'Возрождение'?
  - Да, маменька упоминала, что по этой причине вы не смогли вчера приехать в наш дом, - слегка обиженно отозвалась я.
  - Это такое выгодное дело, дочка! - отец, казалось, и не заметил моего неудовольствия.
  - И чем объясняется столь большой ажиотаж? - я понимала, что нужно узнать как можно больше о проекте, но не смогла скрыть недоверчивость.
  - Валенси, эти земли сейчас скупают все приличные господа в столичном обществе, - с довольной улыбкой сообщила маменька. - Адриан, расскажи, какой участок удалось приобрести тебе.
  Я с удивлением смотрела на родителей. Они оживились, глаза ярко блестели, при разговоре они едва ли не перебивали друг друга, стараясь поведать подробности.
  - Мне посчастливилось купить небольшой клочок всего в десяти гектарах от участка Правителя! - гордо заявил отец.
  Маменька с довольной улыбкой взглянула на него.
  - Но зачем вы это сделали? - недоумённо уточнила я.
  - Валенсия, на Новой земле ты вовсе потеряла разум? - возмутилась маменька.
  - Дорогая, она же не знает последних новостей, - папенька с небольшим укором взглянул на неё.
  - Малышка, - обратился он ко мне, - ты же не в курсе. Месяц назад Правитель объявил о новом проекте господина Стравински. Знаешь, сначала этот юноша мне не понравился. Но слышала бы ты его речь о возрождении Пустыни Предков. Он превосходно разбирается, как делать бизнес на песке.
  - Бизнес на песке, - изумлённо повторила я, - простите, но мне всё также непонятно.
  Мама неприкрыто громко вздохнула и сказала:
  - Мелисса, принеси, листок с описанием проекта господина Стравински.
  Девушка поспешно покинула гостиную и вскоре вернулась с информационным листом большого формата. Я с интересом взглянула на него. Прежде всего на странице газетного формата выделялся рисунок необычных зданий в окружении деревьев. 'Стань владельцем особняка в современном городе-саде! Проект 'Возрождение' господина Стравински' - гласила подпись под картинкой. Более мелкими буквами было приписано: 'При поддержке Правительства'. И ниже шёл мелкий текст.
  'Покупайте участки в солнечном, но окружённом зелёным садом, современном городе! Особняки для почтенных граждан, будут построены по индивидуальному запросу. Всё зависит лишь от вашей фантазии. В городе-саде всегда будут солнечные дни и приятная прохлада под тенью деревьев. А также современные электрифицированные блага. Успей стать счастливым обладателем земли. Предложение ограничено!'
  Я перечитала тест несколько раз. Потом внимательно изучила картинку. И заметила, что над городом нарисованы маленькие дирижабли и тонкая линия, будто радуга.
  - Но здесь нет точной информации, каким образом в Пустыне Предков будут расти деревья, - осторожно заметила я.
  Мне уже стало понятно, что на любую критику по поводу проекта 'Возрождение' родители болезненно реагируют.
  - Что тут сложного. Посадят деревья, и они будут расти, - слегка раздражённо ответила маменька, - и наш особняк будет совсем рядом с дворцом Правителя!
  - Но там пустыня. Где возьмут воду для поливки растений, для 'благ современности', о которых здесь упоминает господин Стравински? - спросила я.
  - Правитель уверил нас, что всё будет, - возразила маменька.
  В комнате наступила напряжённая тишина. Я недоумевала, как можно было только на основании рекламного листа вкладывать деньги в нереальный проект. А родители явно сердились, не встретив восхищения с моей стороны.
  Милли стала убирать пустые чашки, ободряюще взглянув на меня.
  - Пожалуй, мне пора домой! - сказала я, поднимаясь с дивана.
  Родители проводили меня до крыльца. Крис Монг помог мне надеть тёплую накидку. Несмотря на солнечный погожий день, воздух был ещё морозным.
  - Валенси, тебе стоит взять экипаж! - предложила маменька.
  - Мне лучше пройтись, - я улыбнулась, чтобы смягчить свой отказ, но встретила в ответ лишь недовольный взгляд маменьки.
  - Встретимся завтра, малышка! - отец постарался сгладить напряжённость. - Мы очень тобой гордимся. Приём ведь будет и в твою честь.
  Ещё раз обняв его, я неторопливо пошла по тротуару. Мне хотелось спокойно подумать об изменениях, что происходили в жизни родителей. Это странное увлечение проектом 'Возрождение'. Нужно узнать о нём по возможности больше. Но у кого? Я взглянула на Криса Монга.
  - Господин Монг, не знаете ли вы случайно о новом проекте 'Возрождение'? - спросила я у него.
  - Знаю, - коротко ответил он.
  - Ах, расскажите, пожалуйста, что это такое? - воскликнула я. - Все только о нём и говорят, но я толком ничего не поняла. А завтра будет приём и нужно показать свою осведомлённость новостями.
  - Господин Стравински собирается озеленять пустыню, - сообщил Крис Монг.
  - Разве это возможно? - я специально преувеличивала своё удивление, чтобы получить больше подробностей.
  - Видимо, возможно, - незаинтересованно ответил он.
  Нам часто попадались пешеходы, но помощнику удавалось неведомым образом заставлять их обходить нас, не задев.
  - А я вот сомневаюсь, не обман ли это, - мне непременно хотелось продолжать этот разговор.
  - Правительство уверяет, что не обман. Вы не верите Правителю? - сказал Крис Монг.
  - Конечно, верю! - воскликнула я, внутренне возмущаясь, как легко он 'поймал меня в ловушку'.
  Он кивнул, и дальнейший путь мы проделали без разговоров.
  ***
  - Ты не подумай чего лишнего о родителях, Валли, - деловито укладывая копну моих волос в новомодную причёску, сказала Мелисса.
  Она пришла в обед, когда до приёма ещё оставалось достаточно времени, но я уже начинала нервничать. Капитан Крамлис покинул дом утром после завтрака. Обращаться с просьбами к Крису Монгу я теперь не решалась. После того, как муж дал ему понять, что моё мнение не важно, вряд ли с его стороны можно буде найти поддержку. Да и не до перестановок в доме мне сейчас было. Всю ночь в голову лезли мысли о проекте 'Возрождение', неизменно приводя к воспоминаниям о чувствах к господину Стравински. Очередное глупое заблуждение. И вовсе я не испытываю к нему никаких чувств.
  Поэтому мне было отрадно увидеть Милли, робко входящую в особняк. Мы сердечно обнялись при встрече, а потом она попросила отвести в гардеробную, чтобы выбрать подходящий наряд.
  После всех вполне приятных хлопот с поисками самого изысканного платья и аксессуаров, она принялась за сооружение причёски, нещадно дёргая мне волосы. И, конечно, мы говорили о последних событиях.
  - Твоя матушка очень рада, что ты стала женой капитана Крамлиса, - продолжила она. - Они с вашим папенькой были постоянно нарасхват. Всё с визитами к уважаемым господам. А уж как вашего возвращения ждали. Только об этом и разговоров было. А вы возьми и даже не появись в отчем доме, как воротились. А люди же всё видят. Знаете, как госпоже сложно держаться. Каждый день с улыбкой привечает знакомых, да отвечает, что капитан Крамлис занят правительственными делами. Оттого и не видно его в обществе.
  Я промолчала в ответ, с грустью осознавая, что именно важно для маменьки.
  - А волосы-то у тебя, Валли, стали словно шёлк, да пышные такие, - улыбнулась она, закрепляя закрученную прядь, - и вообще похорошела ты от замужней жизни.
  Я встретилась в зеркале с ней глазами и улыбнулась. Так умильно она смотрела на меня.
  - Видела бы ты меня больше месяца назад, когда на Новой земле меня мошкара покусала, - рассказала ей, - вот тогда меня никто даже симпатичной бы не назвал.
  - Да ты что! - недоверчиво воскликнула она, - тебе надо беречь лицо. Как никак жена второго после Правителя человека!
  Я вздохнула. Всё верно говорит Милли, отчего же так тоскливо это звучит?
  - Расскажи лучше, как у тебя дела? - спросила её.
  - Хорошо, только скучно порой. Горничной было интереснее работать, - сказала она, отходя от меня на два шага и разглядывая результат своих трудов.
  Я посмотрела на часы. Уже скоро должен был вернуться капитан Крамлис.
  - Осталось только платье одеть, и ты будешь самой красивой! - проговорила Милли.
  Я кивнула, не желая обсуждать эту тему. На приёме скорее всего будет много дам, так что это мнение очень спорно. Меня больше волновал вопрос, смогу ли я уговорить мужа, чтобы он разрешил Милли стать моей горничной теперь.
  В дверь постучали и Крис Монг сообщил:
  - Госпожа Крамлис, вы готовы? Капитан ожидает вас внизу.
  - Нет, нет, ещё не всё готово! - взволнованно воскликнула Мелисса, - ждите!
  Она суетливо начала затягивать на мне корсет. Мне самой с трудом удавалось сдержать тревожность. Первый важный выход в общество в столице в качестве жены капитана Крамлиса. Я ведь должна быть безупречной. Отчего же вовсе не испытываю желания быть в центре внимания?
  После того, как я несколько раз покрутилась перед Мелиссой, уже полностью одетая, она ещё придирчиво смахнула невесомые пушинки с платья и поправила локон, который и так лежал на шее почти идеально. Её серьёзное и тщательное отношение к наступающему моменту дало мне отстранённое спокойствие. Что изменит этот вечер в моей жизни? Абсолютно ничего. Лишь даст пищу для пересудов господам.
  В этом настроении я спустилась вниз. Капитан Крамлис лишь мельком взглянул на меня и позвал Криса Монга для сопровождения в экипаже.
  Мелисса, побледнев от волнения, едва слышно поздоровалась с капитаном и тут же попрощалась. Мне показалось, что она почти выбежала из дома.
  Вскоре и мы вышли на крыльцо. У обочины уже ждал экипаж, запряжённый лошадьми. Как обычно, Крис Монг помог мне сесть внутрь. Капитан расположился напротив. Привычное молчание по пути. Порой я выглядывала в окно, но смогла увидеть только редкие огни, да тёмную улицу. Около дворца Правителя подъездная дорога была забита экипажами да самоходными машинами, и некоторое время нам пришлось ожидать, слушая резкие выкрики работников. К тому же от смешанных запахов выхлопов от машин и навоза лошадей уже становилось дурно. Я вздохнула и приготовилась играть роль самой лучшей жены.
  - Капитан Крамлис с женой! - объявил работник на входе и многие в зале повернулись в нашу сторону.
  Я 'натянула' на лицо улыбку и начала раскланиваться со знакомыми. Лица уважаемых господ мелькали перед глазами сплошной вереницей.
  Но вдруг они расступились, и нам навстречу вышел Правитель.
  - Агуст, друг мой разлюбезный, мы уже заждались! -он приобнял за плечи капитана Крамлиса, на что тот скорее скривился, чем улыбнулся.
  - Ах, какую красавицу ты заполучил в жёны, - продолжал Правитель, переведя взгляд на меня.
  Я не ожидала пристального внимания с его стороны и не подготовилась заранее. Как лучше приветствовать? Протянуть ли руку, или присесть в лёгком поклоне? Однако Правитель не дал мне времени на размышления, быстро схватив мою руку и поцеловав её.
  - Кто знал, госпожа Крамлис, что из симпатичной девушки вы превратитесь в ослепительную красавицу. Ай да, Агуст, глаз - алмаз! - довольно захохотал он, и окружающие радостно подхватили его комплименты, подтверждая их.
  - А позже вы порадуете нас танцем, надеюсь, - сказал Правитель.
  - Мне ещё не здоровится после путешествия, - быстро проговорила я.
  - Жаль, - разочарованно протянул он, - ваш муж великолепный танцор. Может, порадует нас в паре с другой не менее достойной особой, если вы не возражаете.
  - Меня мало волнуют развлечения, - холодно ответил капитан Крамлис, - знаете, я хотел поговорить о поездке...
  - О, нет, нет, никаких дел на сегодняшний вечер! Агуст, этот приём в твою честь, - перебил его Правитель, - музыканты, начинайте! Господа, прошу всех веселиться!
  Грянула музыка и несколько пар закружили по паркету. Правителя отвлекли другие подданные, и мы остались на некоторое время вдвоём.
  - Валенсия, отойдём окну! - громко сказал капитан Крамлис.
  Я с радостью последовала за ним. Так будет гораздо легче перенести вечер. Однако, эта надежда была преждевременной. Почти сразу мы встретили господ Слоупс.
  - Ах, как же мы рады вас видеть! - приветствовала нас госпожа Слоупс, - вы, милочка, право хороши даже в этом платье прошлого сезона. Правитель абсолютно прав.
  Я промолчала, кивнув для приличия. Пусть муж сам с ними разговаривает. Однако мне трудно было удержаться и не наблюдать за Женевьевой. Девушка явно пыталась сохранять самообладание, лишь раз взглянув на капитана Крамлиса, чтобы поздороваться. Он, казалось, не обратил внимания на холодный приём.
  - Мы составим вам компанию, не против? - тем не менее предложил капитан Крамлис.
  - Почтём за честь! - ответила госпожа Слоупс за всех.
  Я была недовольна, но не нашлась, как возразить. Оставалось придумать повод, как покинуть их общество. Тем временем работники разносили по залу напитки и угощения. Из-за тугого корсета мне не хотелось ни есть, ни пить, однако в зале становилось душно, поэтому я попросила бокал воды.
  - Почётный гость - господин Стравински! - объявили у входа, и я чуть поперхнулась, едва не расплескав воду.
  По спокойной реакции капитана Крамлиса стало понятно, что он ожидал это прибытие. Женевьева быстрее замахала веером, а её мать что-то взволнованно зашептала ей.
  Тем временем музыку приостановили и Правитель сообщил:
  - Ни для кого из присутствующих не секрет, что планируется внедрение самого грандиозного прожекта - постройка города-сада в Пустыне Предков. Господин Стравински, по просьбам многих граждан, сделайте одолжение, ответьте на вопросы!
  - Конечно, я согласен! - чётко ответил Саймон, - Господа, моё почтение! Я рад вас всех видеть! Не стесняйтесь, уточняйте, что вам непонятно.
  Это будто был другой мужчина. Внешне он походил на господина Стравински, которого я помнила, но речью и движениями почти полностью изменился. Он стал более уверенным и деловитым.
  - Какой приятный молодой человек! - заметила госпожа Слоупс, быстро взглянув на дочь.
  Женевьева кивнула и ещё быстрее замахала веером.
  - Леди Слоупс, вы задумали поднять ветер в помещении? - поинтересовался капитан Крамлис.
  Она обернулась и опустила руку. Ещё секунду-другую её лицо было взволнованным, но тут же выражение изменилось. Женевьева слегка улыбнулась.
  - В такой духоте прохлада многих привлекает, и значит, мне не стоит останавливаться.
  Она вновь замахала веером, устремив взгляд вперёд.
  Я не придала особого значения этому разговору, лишь удивившись, что капитан Крамлис сделал замечание о пустяке. Важнее было узнать про проект 'Возрождение'.
  - Можно, мы подойдём ближе? - обратилась я к мужу. - Мне интересно послушать.
  - Да, душенька, нам тоже стоит подойти к этому любезному господину Стравински, - неожиданно поддержала меня госпожа Слоупс, подхватывая под руку дочь и устремляясь вперёд.
  - Валенсия, я подожду здесь. Для меня там нет ничего нового, - сказал капитан Крамлис.
  Я оставила его в обществе командира корабля и поспешила пройти поближе к центру.
  - Не все сразу, - засмеялся господин Стравински, когда со всех сторон на него посыпались вопросы. - Сначала слово нашим именитым персонам.
  Он вдруг поднял взгляд на меня и громко сказал:
  - Госпожа Крамлис, я счастлив, что вас интересует мой скромный проект в Пустыне.
  Как назло, впереди стоящие гости разошлись в стороны, предоставив мне возможность подойти ближе. Я почувствовала сильное волнение. Сердце учащённо забилось. Лучше бы я оставалась рядом с капитаном Крамлисом!
  - У вас необычный проект, - мне удалось проговорить это без заминки, - как же вы планируете провести водоснабжение?
  - Сразу о самом главном, - заметил господин Стравински и все вокруг заулыбались. - Вы не только прекрасны, госпожа Крамлис, как верно заметил правитель, но и внимательны. Абсолютно верно, без воды не будет сада. И мы с моей дружной командой энтузиастов-учёных решим данную проблему. Ещё вопросы?
  Он отвернулся к господам, оставив меня в недоумении. Позвольте, это ведь не ответ! Он не рассказал подробностей. Я посмотрела вокруг, но не заметила в окружающих того же состояния, в котором пребывала сама.
  - Господин Стравински, составьте себе труд ответить на мой вопрос! - громко заявила я, пытаясь добиться его внимания.
  Саймон обернулся, слегка наморщил лоб.
  - Простите, госпожа Крамлис, вас что-то ещё интересует? Я пропустил ваш новый вопрос?
  - Нет, вы не ответили на предыдущий, - заметила я.
  Если бы мне захотелось добиться ещё большего внимания, то благодаря последней реплике я получила его в полной мере.
  Шум голосов стих и все устремили свои взоры на меня.
  - Как вы планируете провести воду в Пустыню всей вашей дружной командой учёных? - я разозлилась, что меня выставляют, как вздорную особу.
  - Извините, я не сразу понял, что вам нужны технические подробности, - улыбнулся господин Стравински.
  Меня уже начала раздражать его новая манера разговора. Как я вообще могла думать, что испытываю нежные чувства к этому человеку?
  - Конечно, я предоставлю все чертежи по водопроводу, как только вы потребуете. Простите, что не взял их на приём, - ответил он.
  Я прикусила губу, чтобы не закричать от негодования. В каком ужасном свете он выставил меня перед всеми.
  - Вы можете сходить за ними сейчас, - спокойно предложил капитан Крамлис, подходя ближе. - Валенсия, ты хочешь взглянуть на бумаги немедленно, верно, милая?
  Его слова были настолько неожиданны, что в первый момент я не смогла произнести ни звука, а потом поспешно ответила:
  - Нет, в этом нет срочной необходимости.
  - Как желаешь, дорогая, - улыбнулся капитан Крамлис и обратился к Саймону, - господин Стравински, вот теперь вы можете уделить внимание остальным гостям.
  - Я бы хотел сначала принести извинения госпоже Валенсии, что не сразу понял суть её вопроса и слишком обобщённо предоставил ответ. Я с уважением отношусь к вашему мнению, поэтому готов рассказать досконально о проекте. Но думал, что наскучу деталями во время приёма,- внезапно я вновь увидела перед собой прежнего Саймона. Он был серьёзен и учтив. Ни тени сарказма.
  Однако его следующий неприязненный взгляд, брошенный на моего мужа, показал, что не ко всем он относится с уважением. Капитан Крамлис пристально посмотрел на него в течение несколько секунд, не мигая, но господин Стравински не изменил выражения лица, а вскоре и вовсе отвернулся.
  - Господа, кому я ещё обещал дать ответы по возведению города в пустыне? - наигранно весело обратился он к окружающим.
  - Я бы хотела украсть у вас минутку внимания, - необыкновенно ласковым для неё голосом проговорила Женевьева, подходя к Саймону ближе.
  Все сразу зашумели, задавая вопросы, будто ничего не произошло.
  - Валенсия, ты всё ещё хочешь послушать? - насмешливо уточнил муж.
  Я отрицательно покачала головой.
  - Мне хочется лишь уехать отсюда, - тихо прошептала ему.
  - Не получится, - также тихо ответил он, - нужно побыть на приёме ещё два часа как минимум. Я всё-таки хочу решить пару дел, чтобы вечер не прошёл зря.
  Музыканты вновь заиграли. Толпа заинтересованных господ увлекли Саймона поближе к выходу. Оставшиеся понемногу стали заполнять танцевальный зал. Правитель присел на кресло, к которому работники тут же поднесли столик и уставили поверхность различными блюдами с закусками и фруктами.
  - Я скоро вернусь. Никуда не уходи, - сказал капитан Крамлис, едва я набралась смелости и решила уточнить у него подробности проекта.
  Он отошёл, и уже через минуту я заметила его беседующим с одним из гостей. Это дало передышку в волнительных событиях вечера. Я поискала глазами господина Стравински. Он вновь беседовал с Женевьевой, улыбаясь каким-то её словам. Госпожа Слоупс явно намеренно оставила дочь и вернулась к мужу. 'Какое откровенное навязывание!' - возмутилась я, но продолжала неотрывно следить за самой красивой парой в зале.
  Тем временем леди Слоупс с Саймоном неспешно стали прогуливать вдоль стены, увлечённые разговором.
  Очередной танец закончился и в образовавшейся тишине послышался наигранно возмущённый возглас Правителя:
  - Почему мои гости так мало танцуют? Господа, бросьте, разговоры! Я желаю, нет, даже требую, чтобы все танцевали!
  Он капризно взмахнул рукой с зажатым в ней бутербродом. Листья салата и кружки колбасы при этом полетели в ближайшего работника.
  - И что я вижу, Саймон, ты вновь уклоняешься от развлечений? Леди Слоупс, не дайте ему убежать. Музыку сейчас же! - продолжил Правитель и довольный своими распоряжениями, сел обратно за стол, с удивлением разглядывая опустевший ломтик хлеба в руке.
  Оркестр заиграл. Господин Стравински и Женевьева выглядели смущёнными. Саймон что-то начал говорить, но тут к ним подошёл капитан Крамлис. В этот момент я отвлеклась, чтобы вежливо ответить отказом на приглашение составить пару в танце одному из господ. А когда обернулась в ту сторону вновь, то увидела Саймона, оставшегося в одиночестве. Быстро поискав взглядом, я нашла мужа и Женевьеву среди танцующих. 'Этого не может быть!' - хотелось воскликнуть мне. Но остальные не выказывали своего удивления. Лишь госпожа Слоупс недовольно поджала губы и следила за движениями пары.
  А они танцевали безупречно. Изящная Женевьева плавными движениями казалось дополняла холодную сдержанность капитана Крамлиса. Они не разговаривали и вроде даже не смотрели друг на друга, но в их дуэте чувствовалась непостижимая правильность. А я, как же я?
  Мне было всё труднее улыбаться и пояснять, что не могу танцевать из-за слабого здоровья. И делать вид, что всё в порядке. И ничего страшного, что пара из моего мужа и леди Соупс выглядит идеальной. Просто капитан Крамлис великолепен во всём, не так ли?
  - Принести вам бокал воды? Или чего покрепче? - спросил господин Стравински.
  Напряжённо следя за мужем, я и не заметила, как он подошёл ближе.
  - Нет, спасибо! - вежливо отказала ему.
  - Могу я пригласить вас на танец? - улыбнулся он.
  - Нет, но спасибо за предложение! - повторила я.
  Он кивнул и остался стоять рядом.
  - Знаете, я жду мужа...- сообщила я, намекая, что ему стоит уйти.
  - Ничего, я не займу много времени,- ответил Саймон. - Хочу ещё раз извиниться, что вёл себя отвратительно. Не ожидал, Валенсия, что в замужестве вы станете ещё прекраснее...
  Я молчала. Мне было лестно слушать комплименты, но это заслуга всего лишь моей сущности воркнета. Откуда мне известно, не очередной ли каприз моей вновь приобретённой природной особенности, эта внезапная привлекательность, которую вдруг все стали замечать?
  - Что касается чертежей и объяснений по проекту, я не ожидал, что вы захотите говорить о них сегодня, ведь на следующей неделе сами сможете всё увидеть своими глазами, - продолжил он, так и не дождавшись от меня ответа, - да и во время поездки я дополнительно освещу все аспекты.
  Я сосредоточила всё своё внимание на нём, перестав отвлекаться на танцующих господ.
  - Какая поездка? О чём вы говорите?
  - На следующей неделе вы будете в Пустыне Предков. Капитан Крамлис подтвердил, что вы сопровождаете его в этой поездке, - пояснил Саймон.
  - Ах, да, - я сделала вид, что вспомнила, - просто знаете, так много событий...
  Теперь стало ясно, почему не нужно было распаковывать сундуки.
  - Понимаю, - учтиво отозвался он, - как вам Новая Земля?
  - Вам бы там понравилось, - улыбнулась я, вспомнив природу материка.
  Он кивнул, но тут его отвлекли с вопросами о проекте два важных господина. Извинившись, они отошли.
  Я посмотрела им вслед. Значит, теперь мне ещё и путешествие в пустыню предстоит в обществе господина Стравински. Ну и что ж, я всё равно не чувствую ничего к нему, абсолютно ничего!
  - О чём ты с ним говорила? - вмешался в мои мысли муж. Он подошёл, после танца учтиво поклонившись Женевьеве.
  - О проекте 'Возрождение', - сразу ответила я, досадуя, что не могу заставить понервничать его, как это сделал он.
  - Ясно, - кивнул капитан Крамлис, - мне нужно отойти ненадолго.
  - Чтобы вновь потанцевать с леди Слоупс? - не удержалась я от язвительного тона. - Разве это не было уже вторым важным делом, которое вы планировали на вечер?
  - Это был экспромт, Валенсия! - усмехнулся он, но было заметно, как в его голос дрогнул при этих словах.
  - Отвезите меня домой! - рассердилась я.
  - Нет, у меня ещё есть здесь дела, - отказал он.
  - Тогда я уеду сама! - сообщила ему, 'натянув на лицо улыбку'. - Знаете, чересчур ослабла после дороги, узнав, что на следующей неделе мне снова в путь.
  - Не веди себя, как вздорная дама! - тихо прошептал он.
  Я посмотрела на него несколько секунд, не говоря ни слова, а потом заметила:
  - Значит, не надо давать мне повод.
  И повернулась к выходу.
  - Подожди, нам нужно попрощаться с Правителем, - мрачно ответил муж, и мы направились в противоположный конец зала.
  - Уже уходишь? - удивился Правитель, - но приём в самом разгаре.
  Вокруг него собралось несколько господ. Дамы как раз смущённо смеялись над очередной шуткой, прикрываясь веерами.
  - Жене нездоровится, - кратко ответил капитан Крамлис.
  - Как же, как же, понимаем, правда, господа? - он залился смехом и подмигнул окружающим, - отчего у молодой жены бывает недомогание.
  Я с трудом удержала улыбку на лице. Разве не приходилось мне много раз напоминать Чиусси, как нельзя вести себя в обществе. И вот Правитель ведёт себя неподобающе, полностью перечёркивая моё представление о правильных манерах.
  - Мы пойдём! - холодно ответил капитан Крамлис.
  Он быстро зашагал к выходу, мне оставалось только следовать за ним. Почти на выходе мы встретили господина Стравински, вежливо попрощались и вышли на крыльцо.
  Капитан Крамлис послал работника за нашим экипажем и повернулся ко мне.
  - Теперь ты довольна? - обратился он ко мне.
  Я не успела ответить, услышав шум подъезжающей самоходной машины.
  - Адриан, быстрее! - голос мамы пробился сквозь выхлопы механизма. - Из-за тебя мы всё пропустим.
  За всеми событиями вечера я абсолютно забыла, что родители тоже должны были быть на приёме.
  - Кто мог ожидать, что машина сломается по пути? - оправдывался отец.
  Капитан Крамлис опередил работника и первым подал руку моей матери, когда машина остановилась у крыльца.
  - Позвольте! - сказал он, помогая ей сойти на подъездную дорожку.
  - Ах, капитан Крамлис! - удивлённо воскликнула она. - Как же я рада вас видеть! Адриан, говорила же я, всё пропустим! Валенсия, ты тоже здесь. Вы разве уже уходите?
  - Да, госпожа Горская, нам нужно домой. Валенсии не здоровится, - ответил мой муж.
  - Что случилось, малышка? - встревожено спросил отец после того, как поздоровался с нами.
  - Всё в порядке, папенька! - успокоила я его, негодуя, что приходится постоянно использовать эту причину.
  - Валенси, это то, о чём мы думаем? - заулыбалась мама.
  - Нет, я просто ещё не совсем оправилась от путешествия, - уверила я родителей, не вдаваясь в подробности их домыслов.
  - Жаль! - ответила маменька. И непонятно было, к чему именно относится её высказывание.
  Подали наш экипаж, и Крис Монг помог мне в него забраться. Я помахала родителям рукой на прощание и дверь захлопнулась.
  ***
  - Валенсия, с настоящего момента ты обращаешься ко мне на 'ты'! - сказал капитан Крамлис, стоило Крису Монгу оставить нас дома вдвоём.
  Я удивлённо посмотрела на него. Мы находились на кухне, потому что во время приёма мне не удалось поесть, и теперь нужно было заглушить голод. Под руку попались свежая выпечка, которая была заботливо укрыта полотенцем на столе. И я уже даже откусила немного сдобы, когда капитан Крамлис внезапно озадачил меня новым указанием.
  Мне с трудом удалось проглотить кусок, прежде, чем ответить. Разве смогу я называть капитана Крамлиса на 'ты'? Сколько бы я не настаивала, что мы равны в своих правах в семье, никогда даже в мыслях мне не представлялось возможным считать себя на том же уровне, что и муж. Он - умный, властный, жестокий. Нет, никак невозможно сказать ему: 'Ты!' В самом деле!
  Я неуверенно протянула капитану Крамлису булку и сделала попытку обратиться так, как он попросил:
  - Буде...шь булку?
  Он внимательно посмотрел на меня, будто пытался найти что-то новое, потом нервно поморщился:
  - Нет! Совсем не то! Глупо было надеяться.
  После этих слов он развернулся и ушёл, оставив меня в полном недоумении. Аппетит пропал, и я оставила недоеденную булку на столе. Странно, но непонятное поведение мужа стало привычным способом общения.
  Вновь чувствую себя, как откинутая в сторону надоевшая игрушка. Ведь это он сейчас должен был извиняться за своё поведение! Отчего же виноватой себя чувствую я? Почему ему трудно дать такую малость мне, хотя бы видимость, что моё мнение что-то значит, что-то решает. Горькая истина так сильно 'придавила', что я села за стол и обхватила голову руками. Как я могла мечтать о счастье в замужестве? Всё, что мне остаётся - это стараться быть полезной мужу. На этой мысли я поняла, что всё повторяется. И ситуация в целом, и мысли, и выводы.
  ***
  - ... и ведь знаете, как бы не удивительно это звучало, работает! - довольно воскликнул господин Лашнит, поблёскивая стеклами пенсне. Восторженный блеск его глаз мог напугать несведущего человека.
  Мы уже миновали Капитонию. В другое время меня бы настигли воспоминаниями о последнем путешествии на железной дороге, но не сейчас. Настолько был увлекателен рассказ инженера.
  Он как раз описывал опыты с электричеством, которые проводил у себя в лаборатории, используя солнечную энергию. У Правительства были надежды на его вклад в проект 'Возрождение'.
  - Только представьте, милая госпожа Крамлис, запускаем такой шарик прямо в небо, поближе к солнцу и вот она, энергия, потоком устремляется в коллектор. А потом делай с ней, что хочешь! - продолжил он.
  Конечно, меня слегка раздражала снисходительная манера обращения, но ведь я и правда, ничего не смыслила в науке. Как можно черпать электричество? Как это работает? Я не стала задавать вопросы господину Лашниту. Бесполезно. Он уже два раза показывал мне схемы. К объяснению подключались и господин Сармис, который будет ответственным за построение сети электроснабжения города будущего в пустыне.
  Я уже привыкла, что стоит мне задать вопрос, как окружающие буквально бросаются ко мне, чтобы ответить на него. Это могло стать поводом для тщеславия, если бы я не догадывалась о причинах. Отчасти это было связано с тем, что мы ехали по пустыне Предков, и это усилило мою силу как воркнета. Однако случай с утерей внешней привлекательности на Новой земле очень наглядно показал, насколько глупо рассчитывать на красоту лица. Да и основной причиной моей популярности было всё-таки отсутствие других женщин в поезде. Кроме капитана Крамлиса никто не решился взять в пустыню свою жену.
  Сейчас в вагоне-ресторане собралась почти вся разномастная команда проекта 'Возрождение'. Это были не обычные господа, а изобретатели. Все они ехали для помощи господину Стравински в восстановлении пустыни Предков. Чем больше я их слушала, тем больше поражалась, какой грандиозный размах взял Саймон. Порой я ловила себя на мысли, что разглядываю его будто диковинное существо. Он же был простым работником! Помогал легкомысленному господину Клайдену. Откуда взялись его идеи, его способности управлять коллективом абсолютно несобранных господ - учёных? Он всё время общался с ними, внимательно выслушивая их новые предложения. Единственный из всех, кто не бросался ко мне с разъяснениями, стоило мне озадачиться непонятной стороной проекта. Так поступал только он да ещё мой муж.
  Капитан Крамлис проводил не меньше времени с группой учёных, чем господин Стравински, оставив меня почти без внимания. И, когда я, обиженная таким поведением в один из вечеров выказала недовольство, он терпеливо ответил:
  - Валенсия, когда мои чувства к тебе изменятся, я дам знать. А повторять одно и то же не в моих привычках. К тому же ты не страдаешь забывчивостью, насколько я знаю. А также тебе не дают скучать в обществе.
  - Но...- я недовольно надула губы, - вы.. ты - мой муж! Мне должно быть уделено больше внимания!
  Мне никак не удавалось непринуждённо обращаться к нему на 'ты'.
  Он вновь отложил документы, которые изучал до того, как его отвлекли.
  - Валенсия, сейчас у тебя есть уникальная возможность увидеть, как надо жить, а не думать постоянно о соблюдении правил, но ты вновь цепляешься за глупые господские замашки.
  - Они не...- я задумалась на мгновение и продолжила, - всё верно, часть из них сплошная глупость.
  Хотя я и признала его правоту, но всё равно была недовольна. Как же получается, что мы столько времени уже живём вместе, а я практически не знаю своего мужа? Он вообще ничего о себе не рассказывает. А это его указание задавать вопросы выглядит очередной уловкой, так как ответы всегда уклончивы.
  Вот и сейчас меня интересовало, о чём он серьёзно разговаривает с господином Стравински.
  - Госпожа Крамлис, знаете, что меня восхищает в нашем проекте? - спросил господин Лашнит, отодвигая стул, чтобы я могла занять место за столом.
  Я улыбнулась, присаживаясь:
  - Теряюсь в догадках.
  - То, как господин Стравински всё организовал.
  Я вежливо улыбнулась, ожидая, когда объект нашего разговора вместе с моим мужем займут места напротив.
  Господин Лашнит, казалось, не заметил моей незаинтересованности в беседе.
  - Как только он сказал мне, что половину нужных материалов мы получим на месте бесплатно, я не поверил! 'Но позвольте, голубчик, где вы возьмёте кремний?' - спросил я его тогда. Помните, я вам объяснял, что без кремния энергию от солнца не получить?
  - Да, - подтвердила я, уже более увлечённая темой. Меня тоже волновал вопрос, как собираются получить всё необходимое. Повезут на поезде? Насколько далеко проложены рельсы? Разве их не разрушили воркнеты?
  - 'Так ведь этого добра в пустыне полно!' - отвечает мне он, - 'Песок! Вот оно новое золото!'. Представляете, я всегда мог приехать и проводить свои опыты почти задаром. Но лишь господин Стравински открыл эту простую истину. Белый мелкий песок - это всё, что мне нужно для создания кремния! - господин Лашнит радостно приветствовал подошедших. - Голубчик, а я как раз о вас рассказывал этой милой госпоже. Вы - гений!
  Господин Стравински рассеянно улыбнулся, более никак не отреагировав на слова учёного. Тем временем нам подошёл официант. Я уже давно перестала испытывать волнение от присутствия Саймона во время обеда. Ведь ни один приём пищи не проходил без его компании. Даже в поезде негласно чувствовалась иерархия по статусу. Капитан Крамлис и господин Саймон держали неофициальную дистанцию, и это дисциплинировало остальных пассажиров, не позволяя излишней фамильярности. И только господину Лашниту прощалось своеволие, как самому маститому учёному из всех. Его солнечные аккумуляторы стали популярной темой в обществе
  - Капитан Крамлис, вы, как всегда, отказываетесь от вина! - укоризненно заметил господин Лашнит, поднимая бокал, - а ведь оно полезно для крови.
  Несмотря на своё радушие, учёный всё-таки был более сдержан в обращении к моему мужу.
  - Милая госпожа Крамлис, составьте компанию почтенному старику! - он повернулся ко мне, учтиво протягивая второй бокал с красным вином.
  - Вы умеете уговаривать, - улыбнувшись, заметила я.
  Легко флиртовать у меня получилось от скуки. Ежедневно наблюдать, как два самых интересных для меня человека общаются, казалось бы, почти игнорируя моё существование, было порой невыносимо. Почему все, кроме них, считают меня крайне привлекательной? Когда я впервые задалась этим вопросом, то испытала недовольство, неудовлетворённое тщеславие. Но день за днём оно таяло. Эти чувства стали казаться мелкими и суетными. Если нельзя изменить ситуацию, надо изменить своё отношение к ней.
  Как и говорил капитан Крамлис, я попала в слишком необычное общество. Речи учёных были в основном непонятны мне, но та часть их изобретений, которую дано было осознать, представляла собой грандиозную картину будущего. Мне тоже хотелось приобщиться, стать полезной для проекта. А для этого нужно было всё досконально изучить.
  - Вот вы говорите, что добудете электричество, - я решила не терять времени и уточнить интересующий меня вопрос, - но разве в пустыне недостаточно света?
  Я отпила глоток вина и довольно улыбнулась господину Лашниту.
  - Милая госпожа Крамлис, какой прекрасный вопрос! - живо отозвался учёный, - но прежде чем ответить, могу я спросить у вас, какие виды использования электричества вы знаете?
  - Освещать комнаты в доме, - ответила я, - разве оно ещё для чего-то используется?
  - О, как же вы бесподобны в своей неосведомлённости! - господин Лашнит продолжал раздавать сомнительные комплименты, - но я вам сделаю подарок - открою тайну. С помощью электричества в пустыне мы будем делать всё!
  - Всё? - недоверчиво переспросила я, - даже цветы будут расти на электричестве?
  - И напрасно вы снисходительно улыбаетесь, - господин Лашнит вновь наполнил мой опустевший бокал, - ведь именно с помощью электричества будут созданы условия для роста растений в пустыне. Господин Стравински, голубчик, подтвердите мои слова, пожалуйста! А то я вижу лишь сомнение в прекрасных глазах госпожи Крамлис!
  До этого момента я вовсе забыла про наших спутников по столу, настолько увлеклась разговором. И теперь смутилась своей лёгкости общения с учёным.
  - Господин Лашнит прав, - спокойно ответил Саймон, прервав беседу с капитаном Крамлисом, - его открытие поможет нам обеспечить и сады, и систему отопления, и цех по изготовлению стекла и многое другое.
  Я взглянула на мужа. Он, казалось, скучал, ожидая, пока его сосед закончит пояснения. Значит, он всё это уже знал ранее?
  - Вы, право, шутите! - воскликнула я, - это невозможно. Ведь это невероятно.
  - Подождите, госпожа Валенсия, ещё пару дней и вы увидите всё своими глазами! - господин Стравински впервые за время путешествия тепло улыбнулся мне.
  В этот момент лучи закатного солнца пробились сквозь шторки на окне и позолотили всё вокруг.
  Саймон вновь вернулся к разговору с капитаном Крамлисом, но я настолько была поражена новыми сведениями, что не стала более привлекать их внимания.
  - А вы мне не верили! - победно взглянул на меня господин Лашнит.
  Принесли основное блюдо и обед продолжился. Мне хотелось хорошо обдумать все знания, что я получила за последние несколько дней. Начинала складываться картина в целом. Не зря поменялось отношение капитана Крамлиса к господину Стравински. Он был настроен к нему почти дружелюбно, явно предпочитая его общество всем остальным. Что таится за этими изменениями?
  За размышлениями я не сразу заметила, как вновь опустевший бокал наполнил мой любезный сосед. Почему-то муж бросил на меня неодобрительный взгляд при этом и сделал знак официанту, чтобы унес бутылку с остатками вина.
  После обеда мужчины откланялись и ушли. Мне же хотелось остаться наедине, слушая успокаивающий перестук колёс поезда и думать о том, куда мы едем.
  Вскоре официант в вагоне зажег лампы, и тусклый свет создал приятный полумрак. Работник задёрнул шторки на окнах и обратился ко мне:
  - Что-нибудь ещё желаете, госпожа?
  Я посмотрела на свой пустой бокал и попросила его наполнить. Удивительно, обычно мне вино совсем не нравилось, слишком уж кислый напиток, но не в этот раз. Сладкий, немного терпкий вкус расслаблял, даруя приятные мысли о будущем. Капитан Крамлис увидит, как можно восстановить Природу, и больше не будет раздоров между ним и старейшиной Даримином. Он перестанет постоянно хмуриться. И главное, он же не серьёзно решил свергнуть Правителя? Конечно, я обещала поддержку его планам, но уверена, что он уже их изменил. Проект 'Возрождение' как раз даст то, к чему он так стремился.
  - Ты уже пьяна, - прервал моё уединение капитан Крамлис, вернувшись в ресторан.
  Я укоризненно покачала головой. Почему он вовсе не такой, каким я его только что представляла?
  - Тебе тоже нужно выпить! - сказала ему, оглядываясь в поисках официанта.
  - Валенсия, пойдём в наше купе, - он аккуратно взял опустевший бокал из моей руки и отставил в сторону.
  - А я не хочу, - мне было непонятно, зачем нужно уходить.
  Капитан Крамлис вздохнул, на мгновение посмотрел в сторону, а потом натянуто улыбнулся:
  - Я прошу тебя, Валенсия, пойдём!
  От удивления я послушно поднялась и привычно хотела пойти следом за ним, но не смогла удержать равновесие. Муж быстро подхватил меня.
  - Как быстро идёт поезд! Состав сильно качает, - пробормотала я.
  - Ты пьяна, - тихо повторил он.
  - Ничего подобного! - возмутилась я.
  Мне почему-то не удавалось говорить также тихо, как он. Хорошо, что в вагоне больше никого не было. Все уже давно закончили ужинать, и официант успел убрать со столов.
  - Разве ты не теряешь силу? - удивлённо спросила я, пытаясь оттолкнуть капитана Крамлиса рукой, - я прекрасно могу идти сама!
  - Валенсия, я же сразу чувствую, когда тебе нужна помощь, поэтому сейчас здесь, - терпеливо пояснил он.
  Я недоверчиво посмотрела на него.
  - Значит, я могу сейчас вас, то есть тебя трогать и тебе не будет больно? - громко прошептала я.
  - Да, Валенсия. Давай, я отведу тебя в купе! - подтвердил он.
  Я промолчала, пытаясь сосредоточиться на мысли, которая всё время ускользала.
  Капитан Крамлис взял меня под руку и повёл из вагона ресторана по тесному коридору в наше купе.
  - Сейчас я позову работника, он расстелет тебе кровать, - сказал он, помогая мне сесть.
  - Подожди! - попросила я, схватив его за рукав костюма.
  Он наклонился, готовый выслушать меня.
  - Мне так неудобно, - я потянула его к себе поближе.
  - Валенсия, что ты делаешь? - спросил капитан Крамлис.
  - Мне нужно кое-что узнать, - объяснила я.
  Он сел рядом, напряжённо посматривая на меня.
  - Представляете, город-сад всё-таки будет в пустыне! - как будто совершив новое открытие, сообщила ему.
  - Да, представляю, - усмехнулся он.
  - Вы же рады этому? - я вновь перешла на 'вы', не особо контролируя себя.
  - К чему этот разговор, Валенсия? - он вновь нахмурился.
  - Ваша любимая манера отвечать вопросом на вопрос, - вздохнула я и протянула руку к его лицу, - и вы явно сердитесь... От этого у вас на лбу пролегает морщинка и мне всё время хочется её разгладить.
  Я безуспешно потёрла ладонью ему переносицу, но морщинка не исчезла.
  Капитан Крамлис замер, а я провела рукой по его голове.
  - Как удивительно приятно притрагиваться к вам, - прошептала я, переместив пальцы на затылок.
  - Ты пьяна, - вновь повторил капитан Крамлис, но в этот раз слова прозвучали ласково.
  Он осторожно убрал мою руку и решительно встал.
  - Я пойду за работником. Нужно дать тебе отдохнуть.
  Я была недовольна прерванным занятием и тоскливо посмотрела ему вслед.
  ***
  Следующее утро началось с суматохи в коридоре. Я проснулась от звуков сборов за дверью купе. Кровать капитана Крамлиса была убрана. На столике стоял стакан с водой. У меня немного побаливала голова, поэтому он был очень кстати. Когда я пила, то вспомнила события предыдущего вечера. И тут же покраснела. Я на самом деле была в пьяном состоянии. Как я могла вести себя столь предосудительно? Почему никто не предупреждал, что так легко можно опьянеть. Я и выпила-то совсем немного. Или много? Попыталась сосчитать количество бокалов, но сделать это не удалось.
  В дверь купе постучали, и я быстро накинула халат.
  - Госпожа Крамлис, можно подать вам завтрак? - спросил работник.
  Я ответила согласием, радуясь, что муж позаботился об обслуживании в купе.
  Когда работник вернулся забрать посуду, я спросила:
  - Вы не видели капитана Крамлиса?
  - Он у начальника поезда. Когда вам понадобится помощь с упаковывание вещей?
  - Не беспокойтесь! - ответила я.
  Почти все вещи были давно уложены по чемоданам, лишь пара моих нарядов висела на вешалках в шкафу купе.
  Когда за работником закрылась дверь, я аккуратно сложила одно платье в чемодан, оставив лишь дорожный костюм. Конечно, о сегодняшнем прибытии я знала заранее, но всё равно внутри начало подниматься волнение. Переодевшись и наведя порядок в купе, я слегка успокоилась. Оставалось лишь разглядывать однообразный пейзаж за окном и ожидать мужа.
  Пески, пески, пески. Как-то вовсе не верилось, что можно их превратить в цветущую местность. И вновь я усомнилась в проекте господина Стравински.
  Мои размышления прервал приход капитана Крамлиса. Он резко отрыл дверь и несколько секунд мы настороженно смотрели друг на друга. Я первой отвела взгляд, покраснев, стоило вспомнить, как навязчиво вела себя предыдущим вечером.
  - Уже всё собрала? - уточнил капитан Крамлис. - Это хорошо.
  Он сел на стул напротив.
  Я слегка отодвинула шторку на окне, и яркий солнечный свет очертил квадрат окна на стене купе.
  Капитан Крамлис кашлянул, и мне показалось, что он хочет что-то сказать. Мысленно я обратилась к нему: 'Как бы мне хотелось, чтобы ты стал моим настоящим мужем, самым близким человеком. Тем, кому я могу полностью доверять'. Но вслух сказала:
  - Мы скоро приедем?
  - Да. Но придётся подождать до вечера, пока жара спадёт, и можно будет передвигаться по песку.
  - Как долго нужно добираться до места, где планируется проект господина Стравински?
  - Пока путь займёт несколько часов, но железнодорожные пути специального назначения продолжают строить, и скоро рельсы протянут к самому городу-саду, - на последних словах он едва заметно улыбнулся.
  - Вы верите, что озеленение пустыни возможно? - спросила я.
  - А ты всё ещё сомневаешься? - он чуть насмешливо взглянул на меня. - Даже после особенно убедительных речей господина Лашнита?
  - Не смейтесь! - рассердилась я, - но это слишком фантазийно. Все эти энергетик коллекторы, и электричество из солнца и песка...
  - Не сомневайся! Саймон на самом деле затеял грандиозный проект, и у меня большие надежды на него, - серьёзно ответил муж.
  Я заворожено следила за эмоциями на его лице. Казалось, он определился и принял окончательное решение. Речь стала более открытой. Неужели это означало, что он станет менее жёстким и пересмотрит свои планы на переворот? Как узнать его мысли? Я почувствовала, что хочу прижаться к его лицу, близко, близко к глазам, и заглянуть внутрь. Что же там таится? Что мешает нам стать родными людьми друг для друга?!
  - Валенсия, тебе плохо? - спросил капитан Крамлис обеспокоенно.
  Я будто очнулась и взяла стакан с водой со столика.
  - Всё в порядке, - сказала, украдкой взглянув на мужа. Вода показалась очень вкусной, словно смывающей странное наваждение.
  - Я хотел предупредить тебя, но вижу, ты и сама поняла. Пустыня даёт нам силы с каждым днём. Аккуратнее веди себя с окружающими, так как теперь они могут подпасть под большое влияние от тебя, - муж говорил ровно и чётко.
  - И даже вы? - быстро уточнила я.
  - Валенсия, не спеши. Дослушай! Я хорошо всё обдумал. Эта поездка должна помочь с окончательным решением. Пустыня не только даёт силы всем воркнетам, но и отбирает. Так что мой ответ на твой вопрос: 'Нет, я не подпадаю под большее влияние'.
  В этот момент поезд начал торможение, и пока он не остановился, мы молча сидели в купе. Свет из окна пятном прыгал с одного предмета на другой, пока полностью не высветил лицо капитана Крамлиса. Но тот даже не прищурился от яркого луча, казалось, полностью погрузившись в свои мысли.
  ***
  - Это покоритель пустыни один, - объяснил Капитан Крамлис, когда из специального вагона-гаража стали спускать на песок автомобиль.
  Машина напоминала своим видом те, что использовались в столице, но в то же время сильно отличалась. По бокам у неё были зафиксированы два дополнительных колеса, а фары прикрыты решётками. Однако в целом она выглядела не очень надёжно и респектабельно. Все соединения создавали впечатление шаткости и неустойчивости.
  - А вот и Макс Рапнин! Её изобретатель, - представил капитан Крамлис подошедшего к нам парня.
  Его лицо было сильно загорелым, а руки, видневшиеся из длинных рукавов простой клетчатой рубашки, казались почти чёрными. Он совсем не походил на учёного. Слишком молод и слишком неопрятен. Я учтиво поздоровалась с ним, но не удержалась от замечания:
  - Вряд ли найдутся смельчаки испытать первыми ваш автомобиль в действии.
  Парень удивлённо вскинул на меня взгляд и повернулся к капитану Крамлису.
  - Валенсия, мы с тобой как раз и есть те самые первые смельчаки! Спасибо, Макс, за предоставленную возможность! - и лицо мужа осветила несвойственная ему озорная широкая улыбка.
  - Разве... - я попыталась возразить, но муж уже направился к автомобилю.
  - Быстрее, дорогая! - он приглашающее открыл дверцу пассажира, - солнце уже садится!
  Я растерянно оглянулась по сторонам, но мой негласный призыв о помощи был воспринят в корне неверно.
  - Я помогу вам дойти до машины! - услужливо подставил свой локоть господин Стравински, быстро подходя ко мне.
  Пришлось молча кивнуть и послушно идти на испытание поездкой в пустыне.
  - Спасибо, Саймон! Но впредь моей жене нужно становиться более самостоятельной, ведь впереди не одна неделя жизни в палатках, - весьма холодно поблагодарил капитан Крамлис, когда я садилась на предложенное место.
  - Это верно, - согласился Саймон и, слегка поклонившись, отошёл обратно к поезду, где выгружали вещи.
  Я сердито нахмурилась. Неужели они думают, что я не справлюсь?! И вовсе я не неженка!
  Вокруг сиденья болтались какие-то ремни, и я никак не могла их отодвинуть.
  - Они для фиксации пассажира, Валенсия, - пояснил капитан Крамлис, наблюдая за моими манипуляциями. - Пристегнись!
  Я соединила ремни, стараясь не показать, насколько напугала меня подобная защита. Насколько же не безопасная наша поездка, что требуется дополнительное укрепление?
  Тем временем капитан Крамлис тоже застегнул ремни у себя на сидении и предупредил:
  - Держись крепче!
  Я в последний раз оглянулась на мирно стоящий поезд, освещенный закатными лучами солнца, и кивнула мужу.
  Машина громко заревела и начала свой ход по песку. В лицо ударил тёплый поток воздуха вперемешку с песком. Я зажмурилась и прикрыла рот платком.
  Машину трясло, изредка сильно покачивая. Я почувствовала, что буквально вжимаюсь в сиденье, давно прекратив попытки контролировать осанку. Как капитан Крамлис может вести в таком состоянии?
  Оглянувшись на мужа, я увидела, что он спокойно управляет машиной, лишь сузив глаза. Его профиль чётко выделялся на фоне темнеющего неба.
  Внезапно мотор заглох и мы остановились. В наступившей тишине были слышен лишь тихий шелест ветра. Песчаные дюны давно скрыли от нас поезд и оставшихся спутников.
  - Теперь я могу тебе объяснить всё без посторонних, - спокойно сказал капитан Крамлис. -Для начала проведи рукой у себя перед лицом и скажи: 'Защита от песка и ветра'.
  - Простите? - удивилась я.
  - Это твоя сила воркнета, ты можешь всегда сделать для себя комфортные условия. Повтори за мной, - терпеливо пояснил он.
  Чувствуя себя жутко глупо, я провела рукой перед лицом и произнесла слова защиты.
  - В следующий раз можешь говорить необходимые слова 'про себя', - уточнил капитан Крамлис.
  - Значит, так можно было сделать? - поразилась я. - И на Новой земле?
  - Да.
  - Так вот почему вы никогда не прячетесь от солнца и не болеете! - воскликнула я, - Но почему же вы раньше мне об этом не сказали? Я бы не заболела.
  - Знание даётся тогда, когда придёт время, - важно сообщил капитан Крамлис.
  Я задумалась на мгновение над его словами.
  - Глупости! - тут же разозлилась на него. - Вы всегда были рядом со мной и могли рассказать об этом раньше! Это просто нечестно с вашей стороны.
  Я закусила губу от обиды. Сколько ещё раз мне придётся чувствовать себя ужасно глупой.
  - Валенсия, ты не права, - спокойно парировал мои обвинения капитан Крамлис, - если бы я раньше рассказал тебе о способности защищаться лишь силой слов, то ты бы воспользовалась ею, не задумываясь о последствиях. Не пряталась бы от солнца, не реагировала бы на непогоду. Но ты - не воркнет в глазах общества, а, значит, должна вести себя, как соответствует госпоже. Сейчас я открыл тебе это умение, чтобы облегчить жизнь в пустыне. К тому же именно здесь ты можешь черпать силы Природы даже из воздуха, стоит только перестать думать о мелком и суетном. А теперь пора ехать, а то скоро совсем стемнеет.
  - Нет! - я резко повернулась к нему. - Никуда не поеду, пока всё не выясню! Что ещё мне нужно знать?
  Он посмотрел на меня долгим взглядом. И что-то изменилось. Это не был пронзительный тяжёлый взгляд, как обычно. Капитан Крамлис, казалось, был в нерешительности.
  - Здесь ты всегда можешь прикоснуться ко мне, - глухо сказал он, отвернувшись в сторону, - я быстро восстановлю силы благодаря пустыне.
  Сразу после этих слов он вновь завёл машину, и мы поехали. Теперь песок и ветер не мешали мне, но щёки горели совсем по другой причине. Я растерялась и больше не задавала вопросов.
  В поселение учёных мы приехали уже затемно. Я с трудом смогла рассмотреть очертания ближайшей палатки. И то благодаря вышедшему к нам навстречу работнику. В его руке был тусклый фонарь. Он также принёс тяжёлый свёрток материи, увидев, что мы приехали на машине.
  - Значит, это тот самый 'покоритель пустыни'? - восторженно спросил работник. - Господа учёные как раз сегодня обсуждали его.
  Он вместе с капитаном Крамлисом накрыл автомобиль материей, и провёл нас между палатками к большому шатру.
  - Капитан Крамлис?! - удивлённо приветствовали нас несколько мужчин, сидящих за столом внутри шатра.
  - Мы ждали вас вместе с господином Стравински только завтра утром, - быстро пояснил ближайший к нам господин.
  - Мы с супругой первыми испытали 'покоритель пустыни', - сообщил капитан Крамлис, - рад встрече, господа! Это моя жена, Валенсия. А это всё господа учёные, дорогая: Лаврье, Интерин, Капшон, Монтиль и Веранко. Не могли бы вы показать нам нашу палатку, мы бы хотели отдохнуть с дороги.
  - Конечно, конечно! - засуетился всё тот же мужчина. Теперь я знала, что его зовут Лаврье. - Очень приятно с вами познакомиться, госпожа Крамлис. Слухи не врут, вы действительно, так же прекрасны, как о вас и говорят.
  Я вежливо улыбнулась в ответ на комплимент.
  - Борудье, - мужчина обратился к работнику, - проводи господ... Хотя нет, я лучше сам всё вам покажу.
  - Палатка, в которой я проживал в прошлый визит, свободна? - спросил капитан Крамлис, когда мы вышли из шатра.
  - Нет, но мы поставили для вас новую.
  Я по привычке шла позади, стараясь не дотрагиваться до мужа. В какой-то момент нога запнулась о выступ, и я чуть не упала. Капитан Крамлис быстро подхватил меня, и дальше уже не отпускал мою руку.
  - Да, госпожа Крамлис, вы будьте осторожнее. Для того, чтобы снизить разрушающие силы песка и ветра, а также ночного холода, мы разместили палатки по возможности ближе друг к другу. Поэтому вокруг много натянутых верёвок, - рассказывал Лаврье по пути.
  Но я не слышала его. Сердце быстро билось от одной засевшей мысли: 'Он сказал, что теперь к нему всегда можно прикоснуться!' Я чувствовала тепло его руки и медленное, но глубокое дыхание. 'Теперь я не больна, теперь всё возможно!'
  В темноте я не могла рассмотреть мужа и понять, о чём думает он.
  - Вот здесь, - Лаврье посветил фонарём и откинул край брезента. - Вам помочь обустроиться?
  - Не нужно! - резко оборвал его капитан Крамлис, - спасибо! До завтра!
  - Спокойной ночи! - растерянно отозвался учёный, когда полог опустился перед ним.
  - Но у него же фонарь! Почему вы отказались от помощи? - удивлённо напомнила я.
  Мы находились в кромешной темноте. Было слышно лишь глубокое дыхание капитана Крамлиса и шелест песка о стенки палатки.
  - Валенсия, мне нужно время, - тихо сказал капитан Крамлис.
  - О чём вы? - я протянула руку, пытаясь на ощупь определить, где находится муж.
  - Подожди! Не дотрагивайся до меня! - остановил он меня тихим шепотом.
  - Но вы же сами сказали, что можно вас касаться, - обиженно напомнила я.
  - Скажем так, я переоценил свои возможности, - хмыкнул он.
  - Что случилось? Я могу вам помочь? - встревожено спросила я, - где здесь вода?
  - Не надо. Пройди немного вперёд и найдёшь постель, - ответил капитан Крамлис.
  Я последовала его совету и вскоре нащупала широкое ложе.
  - Справа от тебя стоит столик, на нём находится кувшин с водой, - продолжил помогать сориентироваться в темноте капитан Крамлис.
  Я уже и забыла об этой его особенности.
  - А я, я тоже так смогу? Видеть в темноте? - спросила у него.
  - Валенсия, никто не знает, на что способна ты,- горько усмехнулся он, - только мне кажется, что всё уже понятно, как ты вновь удивляешь. Я вот решил, что теперь твои прикосновения мне почти не опасны. И ошибся. А ведь мы в Пустыне Предков. Здесь мои возможности почти безграничны.
  - Вы не боитесь быть настолько откровенным? - внезапно испугалась я, - ведь у палатки тонкие стены.
  - Об этом я и говорю, - вздохнул капитан Крамлис, - я сразу заблокировал наше жильё от окружающих, и на это ушли последние силы. Если бы ты меня сейчас увидела, то рассмеялась бы, как жалок я в данный момент.
  - Вы, право, очень зло шутите! - поразилась я. - Я ни за что не стала бы смеяться над недомоганием другого человека. К тому же зная причину этого упадка сил.
  Я закрыла глаза и мысленно произнесла: 'Хочу видеть в темноте'. Открыв глаза, поняла, что этого мне пока не дано. Тьма всё также скрывала очертания предметов. Пришлось на ощупь находить кувшин с водой. Отпив несколько глотков, я вновь предложила воду капитану Крамлису. Но он отказался.
  Мне было неловко сидеть в тишине.
  - Вы будете ложиться спать? - спросила у него, чувствуя усталость после событий необычного дня.
  - Да, но пока отдельно от тебя, дорогая! - мне показалось, он усмехнулся, однако я быстро прогнала подобную мысль. Такие эмоции не свойственны капитану Крамлису.
  Я осторожно ослабила несколько крючков корсета, и прямо в платье легла на кровать поверх покрывала. Даже не представляла раньше, как же мне не хватает обычных удобств: света с одеждой, уборной. А ведь придётся прожить здесь не одну неделю. Но ведь мужчины тоже люди. Не может быть, чтобы они здесь обходились без благ цивилизации.
  Как оказалось, частично мои волнения были напрасны. Про удобства мне всё объяснили. А утром и сменная одежда также была доставлена в нашу палатку. 'Покоритель пустыни' почти безостановочно ездил между поселением и конечной стоянкой поезда, пока всё и всех перевозили.
  Когда с первыми хлопотами было покончено, в главном шатре устроили общий приветственный обед. Среди присутствующих особенно выделялись два воркнета. У них были иссиня-чёрные волосы и серая одежда с орнаментом на длинных рубашках. Но больше всего меня поразила их слегка зеленоватая кожа, оттенок которой был заметен даже при обычной смуглости. Тем не менее, никто не высказывал удивления, поэтому я с нетерпением ждала, когда меня представят им. Это помогло бы прояснить ситуацию. Я с радостью отметила также Саймона Стравински. Он беседовал с господином Лашнитом. Оба издали слегка приветственно поклонились мне и вновь продолжили разговор.
  Несмотря на то, что в окружении меня были только мужчины, это не вызывало тревоги, так как я стала постепенно чувствовать силу, которую давала Пустыня Предков. И порой даже будоражило ощущение, что её надо обязательно использовать.
  - Господа, прошу к столу! - пригласил работник, и все стали размещаться, выбирая места по предпочтению для общения.
  Я с любопытством ожидала, какие соседи достанутся нам. Ведь на обед мы пришли одними из последних и завести беседу ещё ни с кем не успели.
  - Капитан Крамлис, а мы вас ждём! - громко позвал нас господин Лашнит, - не будем ломать традицию совместной трапезы.
  В итоге наши места расположились между Саймоном Стравински и одним из воркнетов.
  - Госпожа Валенсия, вы ещё не знакомы со старейшинами Мирадином и Радмином. Рад вам их представить! - сообщил господин Стравински.
  Я растерялась. Никак не ожидала настолько радушного обращения с воркнетами. Старейшины по всей видимости были совсем не удивлены. Вежливо задав мне пару вопросов о том, каково мне приходится в пустыне, они переключили внимание на капитана Крамлиса.
  - Ожидать вас завтра? - спросил старейшина Мирадин.
  - Конечно, если вы не против, - спокойно ответил капитан Крамлис.
  - Госпожа тоже придёт?
  - Да, я хотел бы, чтобы она увидела Пустыню Предков во всём её разнообразии.
  Я с нарастающим интересом прислушивалась к их беседе, пока меня не отвлёк господин Стравински.
  - Госпожа Крамлис, вы удивлены общением со старейшинами, не так ли? - с улыбкой поинтересовался он.
  - Да, весьма неожиданное знакомство, - осторожно подтвердила я, - они были с нами в поезде?
  - Нет, они местные, - казалось, Саймону нравилось меня поражать.
  - Неужели они живут в Пустыне? - спросила я.
  - Да, - он вновь улыбнулся, - завтра вы сможете увидеть их поселение. Я вам даже немного завидую.
  - Почему? - настороженно поинтересовалась я, не понимаю, что он имеет ввиду.
  - Такого баланса природы и человека я раньше не встречал, - просто ответил господин Стравински.
  Я понизила голос как можно тише и уточнила:
  - Значит, здесь относятся к воркнетам совсем не так, как в столице?
  - Скажем так. Я отношусь к ним не так, как господа в столице, - Саймон слега нахмурился.
  - И вы их совсем не боитесь? - едва прошептала я, во время разговора почти придвинувшись к нему вплотную. Мне не хотелось, чтобы кто-либо слышал нашу беседу.
  Саймон замолчал, неотрывно глядя на меня. Я подождала несколько секунд, но он так и не ответил.
  - Валенсия, что такого интересного тебе поведал господин Стравински? - вкрадчиво поинтересовался капитан Крамлис.
  - Ммм, - смутилась я, обернувшись к нему, - он сказал, что поселение старейшин - очень необычное зрелище.
  Последние слова я произнесла чуть громче, чтобы привлечь внимание воркнетов.
  - Это верно, - подтвердил капитан Крамлис.
  Я подождала разъяснений, но их не последовало.
  В дальнейшем обед прошёл, как обычно в подобных случаях. Провозглашали тосты в честь строительства города-сада и отдельных учёных.
  ***
  - Что это за сооружение? - изумлённо воскликнула я.
  - Часть моего проекта - стеклянный купол! - гордо сообщил господин Стравински.
  - Но как это возможно? Стекло же неимоверно хрупкое, - поразилась я, разглядывая часть прозрачного свода, уже присыпанного песком.
  Мы стояли на месте строительства города в Пустыне Предков. Вокруг кипела работа. Одни работники под руководством учёных производили заливку основы купола. Другие внимали господину Лашниту, который руководил запуском первого коллектора. В руках он держал шар, облепленный маленькими зеркалами, как мне показалось. Я была настолько впечатлена увиденными необычными вещами, что даже не успевала задавать вопросы, только пыталась увидеть как можно больше.
  - Валенсия, пойдём! - позвал капитан Крамлис, - нас ждёт старейшина Мирадин.
  - Но...- я хотела возразить вначале, однако передумала, стоило вспомнить, что в поселении воркнетов есть что-то необычное.
  Мне даже трудно было представить, что может быть ещё удивительнее, чем та картина, которая уже предстала утром на месте строительства города. Пришлось извиняюще улыбнуться господину Стравински и последовать за мужем.
  . - Здесь так хорошо обращаются с воркнетами, - сказала я, чтобы прервать молчание, пока мы шли с капитаном Крамлисом между работниками и учёными, занятыми делом.
  Позади нас послышались аплодисменты и восторженные возгласы. Я быстро оглянулась и увидела, как в небо полетел 'зеркальный шарик' господина Лашнита. Было едва заметно, что он держится на тонкой верёвке. Из-за ветра его уносило больше в сторону, чем вверх.
  - Это всё видимость, - сухо ответил капитан Крамлис.
  Увлечённая картиной запуска коллектора солнечной энергии, я не сразу поняла, к чему его слова.
  - Почему вы так считаете?
  - Воркнеты сейчас нужны для проекта. Как только в них отпадёт надобность, вся любезность со стороны господ пропадёт, - пояснил он.
  - Полагаю, вы ошибаетесь, - заметила я, - во всяком случае, господин Стравински искренне им симпатизирует.
  - А у тебя большие надежды на него? - резко спросил капитан Крамлис.
  - Что за странный вопрос! Выглядит так, будто вы ревнуете! - поразилась я, остановившись. - Развейте мои сомнения. Ваш вопрос слишком двусмысленный, и для меня даже оскорбительный.
  - Брось эти господские замашки, Валенсия. Я просто хочу узнать правду! Тебе всё ещё нравится Саймон? - он напряжённо посмотрел на меня.
  Я хотела возмущённо воскликнуть: 'Да как вы смеете?!', но не смогла и слова произнести, глядя ему в глаза. Но кто бы мне не нравился, ведь я замужем и буду думать только о муже! Я промолчала, но прямого взгляда не отвела. Мне стыдится нечего! Невозможно прекратить чувствовать, но можно разумно не обращать внимания на то, что лишнее.
  - Вот мы и пришли, - мрачно сообщил капитан Крамлис.
  Я осмотрелась. Нас окружали привычные для пустыни дюны. Внезапно неподалёку от того места, где мы стояли, открылся лаз, и наружу показался один из воркнетов. Капитан Крамлис пошёл к нему, бросив мне:
  - Не отставай!
  Мы спустились по каменной лесенке до просторной площадки, а воркнет закрыл над нами люк, отрезав от песка. Увиденная картина поразила меня. Насколько хватало взгляда, перед нами простиралась пещера с высоким сводом. Она была полна света, льющегося из-под потолка, и зеленых растений. То тут, то там текли ручьи, образуя маленькие заводи.
  - Это как 'кусочек' Новой Земли посреди Пустыни! - моему восторгу не было предела. - Но как такое возможно?
  - Благодаря загубленным жизням воркетов, - оборвал мою радость капитан Крамлис. - Они отдали все свои силы на восстановление Природы. И продолжают отдавать!
  - Ну не надо пугать девочку, Агуст! - укоризненно покачал головой Мирадин, подходя к нам. - Всё не так мрачно.
  - Да? - капитан Крамлис приподнял бровь, - тогда объясните Валенсии, откуда у вас такой 'зелёный румянец' на лице.
  Старейшина лишь криво улыбнулся в ответ.
  - Это приходит с возрастом? - уточнила я, с ужасом представляя, что в скором времени подобная участь ожидает и меня.
  - Не совсем так, - признал Мирадин, - Агуст прав, это результат сдерживания Пустыни. Но я горжусь, что не зря трачу свою жизнь!
  - Действительно, достойное времяпрепровождение - чинить поломанное господами! - было видно, как искренне переживает капитан Крамлис.
  - Я не совсем понимаю, о чём вы, - виновато улыбнулась я.
  - Всё просто. Господа портят Природу, создавая пустыню на Большой Земле, планируя в дальнейшем та же поступить и с Новой Землёй. А любезные старейшины сами тратят все свои силы на восстановление Природы, и всех остальных привлекают к этому, постепенно уничтожая себя! - гневно произнёс капитан Крамлис. - Единственную радость, которую они себе позволили - это 'кусочек Новой Земли', как ты верно выразилась, Валенсия.
  - Перестань, Агуст, ты прекрасно знаешь, что всё предопределено, и мы лишь капли в неумолимом водопаде судьбы, - успокаивающе проговорил старейшина.
  - Я больше не буду спорить! Ты знаешь моё мнение, Мирадин! И сегодня у меня совсем другая цель - нужно познакомить Валенсию с родителями, - нетерпеливо проговорил капитан Крамлис.
  В течение разговора я с изумлением переводила взгляд с одного на другого, но последние слова чуть не привели меня к обмороку. У капитана Крамлиса есть родители?! Почему-то я была уверена, что он сирота.
  - С родителями? - дрожащим голосом переспросила я, успев оглядеть грязный подол своего простого платья.
   Для Пустыни я не планировала вычурных нарядов. Не предполагала, что появится повод.
  - Да, - подтвердил муж, - возможно, и сестру застанем.
  - И сестра? - истерично хихикнув, переспросила я. - Это все родственники на сегодня?
  - Что-то не так? - наконец-то догадался он.
  - Агуст, у господ приняты различные церемонии при знакомстве с родственниками мужа или жены, - с улыбкой напомнил Мирадин. - Не удивлюсь, Валенсия, если вы узнали о планируемом знакомстве только сейчас.
  Я благодарно улыбнулась ему за разъяснение.
  - Может, отложим данный визит? - спросила у капитана Крамлиса.
  - Зачем? - возразил он, - в другие дни у меня не будет на это время. Или ты согласна одна навестить моих родителей?
  - Нет! - резко отказалась я.
  - Вот видишь, - пожал плечами капитан Крамлис, - идём!
  - Агуст! - окликнул его старейшина Мирадин, - мне тоже нужно с тобой переговорить.
  - Ни к чему! - грубо ответил капитан Крамлис, сузив глаза, - ничего не изменилось.
  - Агуст, изменилось, - печально вздохнул старейшина.
  - После! - резко ответил тот и быстро зашагал вглубь пещеры.
  Я поспешила догнать мужа, попутно оглядывая растения с широкими глянцевитыми листьями.
  - Очень интересно! - улыбнулась мне женщина, которую капитан Крамлис представил коротко: 'Анкармелин, мать'.
  - Я тоже рада познакомиться! - робко ответила ей.
  Когда-то она, возможно, была красива, но сейчас Анкармелин больше напоминала бронзовую статую, слега позеленевшую. Женщина будто высыхала изнутри.
  - Что, не находишь сходства? - лукаво улыбнулась она, заметив, что я её рассматривала. - Да, теперь никто не догадается, что Дмитр - мой сын.
  - Я просил не называть меня прежним именем, - сухо поправил её капитан Крамлис. - где отец? У нас мало времени.
  - Наверно опять работает над цветами. Уже весь позеленел от них, - усмехнулась Анкармелин и тут же пояснила - это наша местная шутка.
  Я на всякий случай кивнула, хотя ещё не понимала смысла этих слов.
  - Я схожу за ним, - сказал капитан Крамлис и оставил нас одних.
  - Значит, вот из-за кого наши девочки не смогли очаровать великолепного господина Стравински, - произнесла Анкармелин с невесёлой улыбкой.
  Румянец порыл моё лицо. Когда же я привыкну к тому, что воркнеты говорят первое, что пришло им в голову?! Бросив сердитый взгляд на неё, я ответила:
  - Зачем вы говорите безосновательные слова, тем самым оскорбляя сразу трёх человек. Вашего сына, уважаемого господина Стравински и меня?
  Анкармелин явно наигранно удивилась:
  - Неужели я ошиблась? И ты беззаветно предана моему сыну?
  - Конечно! - запальчиво ответила ей.
  - Ясно, - вдруг став серьёзной, она внимательно посмотрела на меня. - Значит, ты - жизненный урок от Природы для Дмитра. И как он пережил такой удар по самолюбию?
  Я уточнила:
  - Простите, о чём вы?
  - О тебе, милая, - просто ответила Анкармелин, - как Дмитр справляется с твоим равнодушием к его персоне?
  - Вы серьёзно? Это как-то ... - я не знала, какие слова лучше опишут нашу странную беседу.
  - Валенсия, я не шучу. Как Дмитр себя чувствует? - она подошла настолько близко, что можно было рассмотреть тонкие морщинки, начинавшие покрывать её лицо. - Он выглядит растерянным.
  Я задумалась, пытаясь понять, почему Анкармелин так решила. Капитан Агуст был собранным и сдержанным, как обычно.
  - Возможно, вы правы, но у меня не создалось подобного впечатления, - пришлось уйти от прямого ответа.
  - Ты не пытаешься его отговорить? - черты лица женщины внезапно заострились. Она поморщилась, прижав пальцы рук к вискам.
  - Вам плохо? - забеспокоилась я. - Могу я помочь?
  Я протянула руку, коснувшись её плеча. Она сразу закрыла глаза, опустила руки и будто расслабилась. Потом благодарно взглянула на меня.
  - Теперь понятно, что он тебя не отпустит.
  Я с удивлением взглянула на неё.
  - О ком вы?
  - Просто мысли вслух, - улыбнулась она.
  Неподалёку от нас послышался лёгкий гул голосов, и вскоре показался капитан Крамлис в сопровождении пожилого воркнета.
  - Я уже не в силах его вылечить, - печально прошептала Анкармелин, с тоской взглянув на них.
  Капитан Крамлис поддерживал мужчину под локоть, но тот старался идти гордо и прямо.
  Стоило им приблизиться, как я поразилась внешнему сходству, но и необычности одновременно. Пожилой воркнет был словно статуя из природного камня зелёного цвета. Лишь глаза выдавали живость характера.
  - Здравствуйте, Валенсия! - сдержанно поприветствовал он.
  - Мой отец, Дарамир, - кратко представил его сын.
  - Приятно познакомит...- привычно начала я, но воркнет перебил меня.
  - Что вы, что вы! - слабо махнул он рукой. - Какие могут быть церемонии. Я уже почти не существую, вы же, словно только что расцветший куст прекрасных цветов.
  Я заслушалась. Его голос очаровывал.
  - Вот так и я подпала под его обаяние на всю жизнь, - прошептала Анкармелин, заметив моё состояние, - никто не может устоять. Да ты садись, милая.
  Она похлопала по шершавому камню, около которого стояла во время беседы. Видимо, он изначально планировался для отдыха, потому что рядом росло деревце с немного поникшими ветвями. Неудивительно, ведь в Пустыне вообще ничего не растёт.
  Капитан Крамлис недовольно взглянул в нашу сторону.
  - Какая красивая девушка. Дмитр, как она только согласилась стать твоей спутницей? - слабым голосом поинтересовался его отец.
  - Как и все леди. Ради денег, - грубо ответил капитан Крамлис.
  Я ахнула, вновь покраснев.
  - Не беспокойся, милая, мы всё знаем, - Анкармелин ободряюще улыбнулась мне. - Дмитр, не надо разыгрывать перед нами бесчувственную персону! Оставь этот образ для господ.
  - Я не притворяюсь, - сердито сказал капитан Крамлис, и сел на камень рядом с небольшим кустом.
  Внезапно куст зашевелился и стал увеличиваться в размерах, распушая ветки. Я с удивлением наблюдала за этой картиной.
  - У вас, у вас за спиной... - мне хотелось закричать словно ребёнок, и показать рукой на куст, но вместо этого я лишь замерла на месте.
  Капитан Крамлис обернулся и смерил взглядом растение.
  - У тебя тоже за спиной, - подчёркнуто вежливым тоном ответил он.
  Я испуганно оглянулась и с удивлением взглянула на густую листву дерева. Куда делось то хилое деревце? Что происходит?
  - Валенсия, ты ещё не знаешь про свою силу? - уточнила Анкармелин.
  Дарамир закашлялся, закрыв сухим кулаком рот.
  - Оно стало таким из-за меня? - поразилась я. - Но я ничего не делала.
  - Дмитр, расскажи ей! - неожиданно строгим голосом приказал Дарамир.
  - Могу я показать ей хранилище? - почтительно спросил капитан Крамлис в ответ.
  - Ещё рано! - возразила Анкармелин.
  - Да, отведи её! - тем не менее разрешил Дарамир.
  Я переводила взгляд с одного воркнета на другого и терпеливо ждала, боясь двинуться. Всё вокруг - природа, люди - начало меня пугать.
  - Валенсия, идём! - позвал капитан Крамлис.
  - Ничего не бойся! - голос Дарамира вновь стал мягким и чарующим.
  Мы уже отошли на несколько шагов от родителей капитана Крамлиса, однако я услышала отрывок их беседы.
  - Кто бы мог подумать, что она так сильна, - задумчиво проговорила Анкармелин.
  - Дмитр не стал бы тратить время на другую, - едва уловимо прозвучал ответ Дарамира.
  Я хотела посмотреть на мужа, чтобы он разъяснил мне их слова, но полумрак становился всё гуще, поэтому приходилось внимательно вглядываться под ноги.
  Когда темнота почти скрыла силуэт капитана Крамлиса, он присел у стены, и вскоре уже держал в руках зажженную лампу.
  Я настолько привыкла к чудесам за сегодняшний день, что с небывало обрадовалась обыденной вещи из моей прежней повседневной жизни.
  - Сейчас начнутся ступени, - предупредил он и протянул мне лампу.
  Но сам пошёл впереди, останавливаясь, когда нужно было, чтобы я его догнала. Мы спускались недолго, лишь миновав пару пролётов каменной лестницы.
  - Думаю, достаточно, чтобы ты всё поняла, - сказал капитан Крамлис, переходя в коридор, идущий от пролёта.
  Прежде, чем последовать за ним, я попыталась посветить вниз, чтобы увидеть, куда дальше ведут ступени, но конца пути не увидела. Казалось, лестница бесконечно уходит под землю. Ощущалась прохлада воздуха и его одновременная сухость.
  Коридор, куда повёл меня капитан Крамлис, был достаточно широким, чтобы по нему одновременно могли пройти несколько человек. По его сторонам располагались ниши со статуями. Во всяком случае мне так показалось вначале. Но стоило посветить на них, как я непроизвольно вскрикнула. Это были воркнеты. Высохшие, застывшие, зелёные, будто каменные фигуры воркнетов.
  - Это предки, - вздохнул капитан Крамлис, - здесь нет причин для страха. Только скорбь.
  - Это кладбище? - боязливо уточнила я.
  - Хранилище душ предков, - пояснил он. - Теперь ты понимаешь, почему Пустыня имеет своё название?
  Я кивнула головой, не понимая, зачем капитан Крамлис привёл меня в это пугающее своей безмолвностью место.
  - Я уже говорил тебе раньше, что не знаю причины, из-за чего Природа дала тебе столько силы, но, несомненно, именно это привлекает меня в тебе, - сурово проговорил он. - Ты также можешь растить цветы, деревья на песке. Заметила, как легко растения забирают нашу силу? Твою и мою. Потому что мы похожи. Мы обладаем таким количеством силы, что она не ограничивается нашим телами и распространяет своё действие вокруг.
  Я удивлённо слушала его. Он равняет меня с собой? Считает меня настолько значимой?
  - Ты видела моих родителей? Они тоже были очень сильны раньше. Но сейчас... сейчас они оба постепенно и осознанно превращаются в сосуды, - капитан Крамлис выглядел рассерженным.
  - В сосуды? - непонимающе переспросила я.
  - Оглянись вокруг. Это всё сосуды душ предков. Они запечатаны в этих телах в ожидании следующего витка истории, - он провёл рукой в сторону ниш.
  - Мне непонятно, - растерянно прошептала я.
  - Они отдали свою жизнь ради восстановления Природы здесь, на Большой земле, - нетерпеливо пояснил он.
  Я попыталась соединить вместе все полученные сведения, но целой картины не получалась.
  - Они здесь жили раньше? - решила я уточнить.
  Капитан Крамлис глубоко вздохнул и медленно начал говорить.
  - Мы все жили раньше и здесь, и на Новой земле. Из поколения в поколение передаётся история про виток. Каждый раз повторяется одно и то же. Сначала живут воркнеты без проблем. Всё вокруг идеально. Но спустя несколько поколений начинают рождаться дети без какой-либо силы и способностей. Но зато с сильным желанием быть главными. Проходит время, и они отделяются от общин, и начинают развивать технические возможности. Именно они потом станут 'господами', полностью забывшими свои 'корни'. Их потомки доведут землю до полного уничтожения. С того момента пройдёт много времени, прежде, чем Природа сможет вновь стать цветущей, но и этот период придёт. Именно тогда возродятся души предков, вновь населяя прекрасные земли. И будут они наслаждаться гармонией с Природой, пока вновь не появятся дети без силы. История без начала и конца...
  - Красивая и грустная легенда, - прошептала я, уже без испуга оглядываясь на ниши. - Теперь понятно спокойствие воркнетов. Они стараются сейчас спасти Природу, отдавая свои силы, зная, что потом возродятся.
  Я поставила лампу на пол и задумчиво прошлась от одной стены к другой, с почтением размышляя о судьбах людей, отдавших свои жизни ради будущего других.
  Капитан Крамлис приблизился ко мне и уточнил:
  - Ты веришь в эту сказку?
  - А есть другая версия? - удивлённо спросила я.
  - Да! Ведь это ложь! - он с ощутимой силой опёрся одной рукой о стену рядом со мной и продолжил. - Эту легенду из поколения в поколение передают старейшины, потому что иначе покорность и дружелюбие воркнетов, которые сохраняется веками, окажутся напрасными. Все взбунтуются, когда осознают, что не было никакого смысла помогать господам жить с удобствами. Это никчемные выскочки, ради которых наши с тобой предки отдали жизнь...
  В конце речи его слова стали звучать всё глуше. Он опустил голову, будто пытался справиться с нахлынувшими эмоциями.
  Я молча наблюдала за ним, полностью растерявшись из-за нескончаемых открытий этого дня. Казалось, уже ничто не может удивить.
  - Вы уверены, что правда лишь в ваших словах? - осторожно уточнила у капитана Крамлиса.
  - Да, никаких сомнений! - сказал он, опираясь второй рукой о стену по другую сторону от меня.
  Такой 'плен' стал настолько неожиданным, что несколько секунд я лишь удивлённо смотрела на капитана Крамлиса. Чувство тревожности начало нарастать. Глаза капитана Крамлиса казались очень тёмными, лишь отблески искр, вспыхивающих между нами, периодически появлялись в них.
  - Ты станешь моей единомышленницей, - то ли спросил, то ли приказал он. - Все или боятся меня, или отрицают реальную картину вещей, но ты... Ты поймёшь меня, как никто другой.
  Он был настолько близко, что его дыхание касалось моей щеки. Непривычные, неуютные ощущения накатывали на меня волнами, мешая сосредоточиться на важных мыслях.
   - Но буду ли я нужна вам без силы? - тихо спросила у него.
  Вместо ответа он внезапно поцеловал меня, прижавшись всем телом. Губы словно огнём обожгло.
  'Всё должно быть не так!' - как будто кто-то крикнул внутри меня.
  И тут же капитан Крамлис отлетел к противоположной стене, глухо ударившись и осев на землю. В воздухе поднялся клуб пыли и медленно стал рассеиваться.
  - Простите! - прошептала я, борясь с желанием броситься к нему на помощь и боясь нанести ещё больший вред.
  - Прекрати извиняться! - закашляв, проговорил он, не открывая глаз, - ненавижу лицемерие!
  - Но... - жалобно протянула я, решившись подойти поближе, - вы сами предпочли соврать!
  Он удивлённо посмотрел на меня.
  - Вместо ответа на мой вопрос, - я остановилась, жаждая и страшась ответа одновременно.
  - Без силы ты мне не нужна, - мрачно ответил он, отворачиваясь стене, - насколько было бы проще, если бы Природа выбрала другую вместо тебя!
  Это прозвучало как пощёчина, я аж зажмурилась от невидимой боли. На несколько минут повисло давящее молчание, нарушаемое лишь затруднённым дыханием. Я стояла, мучительно пытаясь осознать, что нужно делать, а капитан Крамлис, казалось, уснул, закрыв глаза и прислонившись щекой к стене.
  Внезапно я решилась.
  - Есть способ отдать вам мою силу без любви?
  - Что? - он открыл глаза и скривился от света лампы. На его лице выступили капли пота.
  - Меж нами нет любви, нет взаимопонимания, ничто не связывает, кроме вашего желания получить ещё и мою силу, - мне всё труднее было скрыть обиду, - будто вам недостаточно той, что вы уже имеете!
  Он глубоко вздохнул и вновь закрыл глаза.
  - Продолжай! - привычно приказным тоном сказал мне.
   - Со своей стороны я чувствую обязательство помогать вам, поддерживать вас, но я не хочу... Я не могу полюбить вас! - мой голос дрожал.
  - Чувства! - презрительно фыркнул он, не соизволив даже посмотреть в мою сторону.
  - Да, чувства! - запальчиво ответила я, - то, что испытывает человек, вместе с надеждой на получение ответных эмоций у своего супруга!
  - Есть способ, - перебил он меня.
  - О чём вы? - недовольно спросила я, вытирая непрошеные слёзы.
  - Ты спрашивала, как передать мне силу без любви, - он медленно повернул голову и посмотрел на меня, - помнишь, ты уже делилась ею, когда готовила для меня?
  - Ах да, - понимающе кивнула я, закусив губу, - как долго мне придётся кормить вас?
  - Этого недостаточно, - добавил он, - но начнём с малого. Теперь я буду есть только то, что приготовишь ты. Об остальном подумаю. А сейчас сходи и позови Анкармелин, я не могу здесь долго лежать и восстанавливаться. Ты же со своей жаждой чувств забрала слишком много моих сил.
  В замешательстве я взглянула на него, не решаясь сразу уйти, но вскоре подняла лампу с пола и поспешила за помощью.
  Меж тем негодование и обида вновь охватили меня. Почему все мои старания стать полезной спутницей для мужа не увенчались успехом? Почему он настолько равнодушен?! За этими горестными размышлениями я довольно быстро добралась до выхода из хранилища, где встретилась с незнакомой девушкой.
  - О, ты жена капитана Крамлиса? - последние слова она произнесла нараспев, слегка насмешливо.
  - С кем имею честь говорить? - уточнила я нетерпеливо, - приношу извинения, но я спешу.
  - Нужна помощь твоему мужу, верно? Ищешь Анкармелин? - спросила она, откинув прядь длинных иссиня-чёрных волос за спину.
  - Да, - удивлённо ответила я и повторила настойчиво, - подскажите,кто вы?
  - Лалира, сестра Дмитра, вернее, капитана Крамлиса! - представилась она, шутливо передразнивая учтивый поклон.
  Знакомый взгляд серых настороженных глаз и насупленных бровей не давал усомниться в её родстве с капитаном Крамлисом. Даже стиль одежды был одинаков. Чёрное платье почти до пят выглядело пугающим в сочетании с невозможно белой, почти с зеленоватым оттенком кожей.
  - Валенсия, - сообщила я своё имя, - вы можете отвести меня госпоже Анкармелин?
  - К госпоже? - удивлённо переспросила девушка и хмыкнула, - ах, к маме! Не стоит. Она попросила меня помочь Дмитру. Где он?
  - В хранилище, - недоверчиво ответила я, - думаю, мне всё же стоит поискать Анкармелин.
  - Чтобы совсем лишить её сил? - резким недовольным тоном вдруг заговорила Лалира. - Что вы сделали с братом?
  - Я не специально, - попыталась извиниться я.
  - Ведите! - приказала она, - не будем терять время.
  Я повернулась к хранилищу и постаралась идти как можно быстрее. Удивительно, как много людей беспокоится о капитане Крамлисе. Его мать волнуется о нём. Старейшины, помощник... А теперь я узнала, что и его сестра заботится о его здоровье. Получается, он важен для своего окружения. Но почему никого не заботит моё самочувствие?! Я так огорчилась из-за этой мысли, что не заметила, как произнесла её вслух.
  - Ты жалеешь себя? - удивлённо спросила Лалира, спускаясь по лестнице вслед за мной.
  - Нет! - быстро ответила я, - просто мне хочется получить немного сострадания...
  - Почему?! - насмешливо уточнила она, - считаешь, что стоит посочувствовать тебе из-за того, что ты молода, красива и обладаешь настолько большой силой, что можешь обездвижить даже моего почти всемогущего братца?
  - О чём вы? - поразилась я её словам.
  - Он, вероятно, сейчас обездвижен, верно? - сказала она. - При этом не хочет ждать, когда силы восстановятся, поэтому и послал за мамой, не жалея никого. Ведь именно его время важно настолько, что можно пожертвовать остатками её здоровья...
  Она внезапно резко вытерла тыльной стороной руки лицо и зло воскликнула:
  - Тебе всё ещё жалко себя?! Можешь жить, как хочешь, но предпочитаешь упиваться мыслями о собственной никчемности?
  Я замолчала под напором её гневных эмоций.
  - Долго мы ещё будем стоять? Веди уже нему! - сказала Лалира.
  Я постаралась поспешить, но настолько поразилась её словам, что была не слишком расторопна. Что значит, могу делать, что захочу? Я дошла до каменного коридора, где оставила капитана Крамлиса.
  Он всё также сидел, прислонившись к стене.
  - Пытаешься выглядеть более здоровым? - спросила у него Лалира, опускаясь рядом на колени и прикладывая руки ему на лицо.
  - Где мать? - хрипло ответил он.
  - Я сама тебя вылечу. Анкармелин нужно беречь силы для отца.
  - Ты быстро устанешь, - голос капитана Крамлиса слегка смягчился.
  - Ничего, у меня есть план, - напряжённо улыбнулась она, - твоя жена поможет.
  Я удивлённо взглянула на Лалиру.
  Она посмотрела на меня, встала, отряхнув подол платья.
  - Валенсия, дай мне руку и подари немного своей силы! - потребовала она.
  Я послушно протянула руку, надеясь, что всё получится. Стоило сжать сухую ладонь Лалиры, как девушка слегка дёрнулась, даже её волосы взлетели, будто от порыва ветра.
  - Ух, ты! - изумлённо вздохнула она. - Братик, слышишь, тебе повезло, что она тебя не убила!
  - Перестань говорить глупости! - отрезал капитан Крамлис, внимательно наблюдая за нами. Из-за пыли и пота его лицо было 'изрезано' грязными разводами.
  Лалира присела и начала водить пальцами по его лицу. Я не сразу поняла, что она специально вырисовывала узоры, в итоге изобразив у него на щеках кошачьи усы. Потом она обернулась и подмигнула мне. Это было настолько необычно и даже кощунственно по отношению к её серьёзному брату, что я не знала, как правильно отреагировать. Неприлично и смешно одновременно.
  От действий сестры капитан Крамлис явно стал приходить в себя. Он согнул ноги в коленях и опёрся о них руками. Лалира ещё раз обратилась ко мне за помощью. Вновь всего лишь нужно было пожать ей руку, пожелав поделиться силой.
  Вскоре капитан Крамлис встал, опираясь о стену и начал медленно идти по направлению лестнице.
  - У вас на лице... - начала я, неосознанно прикасаясь к своей щеке.
  - Что? - он грозно взглянул на меня.
  - Ничего, - быстро ответила я.
  - Дмитр, давай, я помогу! - поспешила к нему сестра.
  - Достаточно, - хмуро отозвался он, - дальше я сам справлюсь.
  Тогда Лалира вернулась ко мне и медленным шагом наша троица начала путь выходу.
  - Можно я возьму тебя под локоть? - тихо шепнула мне Лалира.
  Я кивнула.
  - Как тебе наше жильё в пустыне? - продолжила она, повеселев.
  - Я была поражена тем, как здесь всё устроено, - вежливо ответила ей.
  - А на Истоке была? - спросила она.
  - Где, прости? - я невольно перешла на более простое обращение.
  - На этой, на Новой Земле, как её господа называют, - пояснила Лалира.
  - Ясно, - поняла я, - да, была.
  - Ой, как тебе повезло! Красиво же там, правда? - она заулыбалась, - я жила на Истоке в детстве. Помню, как каждое утро ветер приносил солёное дыхание океана...
  - Верно, - подтвердила я, с удивлением слыша некую поэтичность в её воспоминаниях. - А почему вы не хотите туда вернуться?
  - Это не мой жизненный путь, - грустно ответила девушка.
  - Да, её выбор - умереть здесь! - недовольно добавил капитан Крамлис, обернувшись.
  - Дмитр, я нужна родителям! - гневно возразила она.
  Он несколько секунд тяжело дышал, смотря на неё, но так ничего и не сказал больше.
  В давящем молчании мы продолжили путь, вскоре достигнув выхода. Я обрадовалась, увидев пронзающие пространство солнечные лучи. Темнота хранилища была слишком удручающей.
  Капитан Крамлис, слегка прихрамывая, сразу направился к ближайшему ручью, где смыл всю грязь с лица и головы. Вода стекала по его шее и быстро впитывалась в тёмную ткань костюма.
  Я тоже воспользовалась возможностью освежиться.
  - Сейчас мы пойдём домой! - сообщил капитан Крамлис, - передай отцу и матери, что скоро всё изменится!
  - Ты больше не собираешься приходить к нам? - воскликнула Лалира. - Вы же пробудете в пустыне ещё много времени!
  - Я буду занят! - отстранённо ответил он. - Валенсия, пойдём!
  - Приятно было познакомиться! - сказала я девушке и направилась вслед за мужем.
  - Что за глупости! - произнесла Лалира, точь-в-точь повторяя привычное слово своего брата. С той же интонацией. - Валенсия, но ты же ещё придёшь к нам?!
  - Если вы пригласите, - вежливо ответила я, останавливаясь.
  - Конечно, приглашаю! Приходи в любое время. Хотя нет, постой, по вечерам, когда жара немного спадает, я занята. Лучше утром. Да, приходи утром! Завтра придёшь? - настойчиво спросила она.
  - Завтра скорее всего не получится, - мне не хотелось её обижать, - но в один из дней я обязательно загляну.
  - И Саймона зови с собой! Я его тоже приглашаю! - заулыбалась Лалира.
  - Господина Стравински? - я осторожно взглянула на мужа, не зная, что сказать в ответ.
  - Ты же будешь занят, да, братик? Пусть Валенсию тогда сопроводит господин Стравински. С ним так весело! - она хитро прищурилась.
  Её волнение выдавали лишь руки, наматывая прядь волос вокруг пальца.
  - Если тебе так скучно, можешь прийти к нам сама, - предложил капитан Крамлис в ответ.
  - И как ты меня представишь господам? - заинтересованно уточнила она.
  - Как любопытную воркнет, которой интересен город-сад, - устало сказал он. - Валенсия, идём! Эта болтушка может задерживать нас здесь вечно.
  Я кивнула на прощание Лалире и медленно пошла рядом с мужем. Казалось, ему становится лучше с каждым шагом. Он уже меньше прихрамывал и полностью распрямил спину.
  Подходя к тому месту, где мы общались с родителями капитана Крамлиса, я увидела их, сидящих на камне, который раньше служил скамьёй мне.
  - Дмитр, с тобой всё в порядке? - встревожилась Анкармелин, быстро поднимаясь.
  Я с удивлением посмотрела на куст, который раньше был пышным благодаря силе капитана Крамлиса. Теперь он сник, почти полностью склонившись к земле.
  - Что произошло? - спросила я, подходя ближе к растению и приподнимая стебли.
  Куст стал 'оживать' на глазах, сразу набираясь силы.
  - Это я хотела спросить у тебя, - печально ответила Анкармелин.
  - Перестань, она тут ни при чём, - раздражённо сказал капитан Крамлис.
  - Мы по кусту поняли, что Дмитру плохо, - пояснил Дарамир, - силы ушли. Хорошо, что Лалира была здесь и первой поспешила на помощь. Вы встретились с ней?
  - Да, - хмуро ответил капитан Крамлис, - а сейчас мы собираемся вернуться к себе. Валенсия, пойдём!
  Я поразилась его грубости и попыталась улыбкой загладить впечатление:
  - Приятно было познакомиться!
  - Нам тоже, милая! - попрощался Дарамир. - Мне очень понравилось, как ты наполняешь жизнью то, что кажется погибшим.
  Он закашлялся.
  - Приходи ещё, - неопределённо кого приглашая, сказала Анкармелин.
  И сразу присела к своему мужу, обняв его за плечи.
  Капитан Крамлис несколько секунд смотрел на них с замкнутым выражением на лице, а потом решительно пошёл к выходу.
  Когда с ним попытался заговорить один из старейшин по пути, он лишь раздражённо отмахнулся, и вскоре мы вновь выбрались наружу.
  Я и забыла, каким ослепляющим может быть солнечный свет. Сухой воздух сразу перехватил дыхание. Я оглянулась на мужа и обеспокоилась. Он сел на землю.
  - Вам плохо?
  - Ты видела, что они сделали с собой? - вместо ответа спросил он. Голос звучал немного сипло. - Я едва это вынес. Как же хочется разом всё закончить!
  - Вы говорите о болезни ваших родителей? - осторожно уточнила я.
  - Перестань прикрывать их глупость словами помягче! - резко оборвал он. - Они убивают себя! И Лалиру тянут в ту же сторону. Ты знаешь, как это страшно - видеть, как постепенно умирает младшая сестра? Просто потому, что так надо... Кому это надо?!
  Последние слова он громко выкрикнул. Потом стукнул кулаком по земле, от чего взметнулся маленький фонтанчик пыли, и поднялся.
  - Это её долг дочери - помогать родителям, - сказала я.
  - Её помощь в таком виде - как толчок в спину тем, кто решил прыгнуть в бездну, - усмехнулся он, - ничего ты так и не поняла...
  Я хотела возразить, что Лалира осознаёт гораздо больше, чем он думает, но потом решила, что лучше промолчать и обдумать события этого дня.
  Солнце уже начало клониться закату, и мне казалось, что прошло не меньше месяца с тех пор, как мы спустились в удивительный мир воркнетов пустыни. Множество вопросов кружилось в голове, но все они заканчивались единой мыслью: 'Что же мне делать, когда я стану не нужна капитану Крамлису?' Сосредоточившись на внутренних переживаниях, я шла, склонив голову.
  - Посмотри! - позвал капитан Крамлис.
  Я взглянула в его сторону, но он указывал на небо. На большой высоте держался в воздухе сверкающий зеркальными гранями шарик.
  - Он, как и мы с тобой, берёт силу там, где другие находят лишь жару и изнеможение, - пояснил капитан Крамлис, - ты же заметила, что совсем не устала? Хотя любая девица из господ уже упала бы несколько раз в обморок.
  Я действительно чувствовала, будто спокойная сила только накапливается во мне с каждым шагом.
  - Значит, Пустыня Предков - практически неисчерпаемый ресурс?
  - Только, если ты не решишь потратить то, что она дала, на её сдерживание, или уничтожение. Тогда пустыня сама станет накопителем и всё заберёт у тебя, до последней капли жизни, - ответил он.
  Я осмотрелась вокруг. Насколько хватало глаз, можно было разглядеть лишь песчаные дюны, да небольшой островок строительства будущего города. '...можешь жить, как хочешь...' - всплыли в памяти слова Лалиры. Тогда что же я хочу? Впервые осознала, что у меня нет чёткого ответа на такой простой вопрос. Есть знание, что мне положено делать, как жене, как дочери, но каковы мои истинные желания?
  Я даже остановилась, силясь найти ответ. Капитан Крамлис быстро зашагал вперед, закрывая собой яркий диск солнца. Края его чёрной фигуры были обрамлены лучами, и в этом виделся знак судьбы. Он точно знал, какой дорогой надо идти на свет жизни. И явно не нуждался в моём сопровождении. В замешательстве я смотрела ему вслед. Так и будет идти, не оборачиваясь?
  - Валенсия? - нетерпеливо позвал он, останавливаясь, - неужели устала?
  Он даже руку протянул для помощи. Я улыбнулась. Какая же я ещё глупая!
  Капитан Крамлис тем временем опустил руку, недовольно заметив:
  - Всё время забываю, что тебе я не нужен. Что ж... - он задумался на несколько секунд и продолжил, - идём, я уже проголодался, а тебе ещё готовить нужно.
  Конечно, я помнила, что обещала заботиться о еде для него, но ведь не сразу после такого сложного дня?
  - Может, сегодня воспользуемся услугами повара на общей кухне? - спросила с надеждой.
  - Нет, - без объяснений ответил он.
  Я поразмышляла, какие у меня есть причины для отказа, и не нашла ни одного весомого довода.
  - Капитан Крамлис, госпожа Крамлис! - нас окликнул Саймон Стравински.
  Мы как раз проходили мимо воздвигающихся построек.
  - Вы пропустили запуск аккумулятора! - было заметно, что он взбудораженных чувствах, - всё идёт по плану. Я понимаю, что так и было задумано, но это невероятно! Больше не нужно тратить физические силы наших друзей-воркнетов. Теперь установки будут работать от электричества.
  От волнения он забыл поправить шляпу и теперь из-под неё забавно торчали вихры волос. Воротник белой рубашки потерял свежесть и сбился в сторону, открывая солнцу тонкую незагорелую полоску кожи. Весь вид господина Стравински говорил о том, насколько ему сейчас безразличны условности. Обликом он стал напоминать учёных, с которыми постоянно общался.
  Капитан Крамлис уточнил детали запуска, а я смотрела на серебристый шарик накопителя, повисшего в воздухе, и вспоминала слова Саймона, которые он произнёс на корабле. Как давно это было! В то время его энтузиазм насчёт ассоциации с дирижаблями был абсолютно неясным для меня. Прошло меньше года, а он уже приблизился к исполнению своих мечтаний.
  -... большое количество не помешает функционированию города. И, конечно, предусмотрена защита от сильных порывов ветра, - Саймон увлечённо чертил схему на песке палкой, разъясняя своё видение оснащения электричеством.
  Привычное выражение замкнутости покинуло лицо капитана Крамлиса. Он с интересом слушал собеседника, периодически кивая в ответ на его слова.
  - А если будет гроза? - спросила я.
  - В пустыне Предков не бывает гроз и дождей, только песчаные бури, - ответил капитан Крамлис.
  Я решила больше не встревать в беседу, довольствуясь ролью слушателя.
  - Мы скоро пойдём на праздничный ужин в честь удачного запуска аккумулятора. Вы к нам присоединитесь? - спросил Саймон.
  - Да, только мне теперь нужно придерживаться специальной диеты. И Валенсия позаботится о том, чтобы блюда были приготовлены правильно, - внезапно улыбнулся капитан Крамлис.
  Если бы у него на щеках остались нарисованные усы, то он стал бы похож на довольного кота в этот момент.
  - Госпожа Крамлис будет готовить сама? - немного растерянно уточнил Саймон.
  - Всё верно. Моя жена позаботится обо мне. Верно, дорогая? - капитан Крамлис посмотрел на меня уже без улыбки.
  - Конечно, - согласилась я, не понимая, зачем нужно заострять на этом внимание.
  ***
  Спустя два часа после этого разговора я горестно вздыхала, глядя на месиво, которое получилось в кастрюле. Это должна была быть вкусная наваристая каша.
  На кухне помимо меня находились только помощники повара. Они шустро выкладывали на большие блюда свежеприготовленную еду, аппетитно украшая её по краям пряностями, соусами или мелко измельчёнными орехами.
  С завистью поглядывая на них, я перевела взгляд на свою работу. А ведь час назад я всё точно рассчитала. Лучше приготовить простое блюдо, но хорошо, чем испортить сложный рецепт. Поэтому я решила сварить кашу с зажаренным луком и маслом. Книга с рецептами осталась в столице, и приходилось рассчитывать только на свою память. И всё равно итог был неожиданным.
  Повар недовольно отреагировал на моё вторжение на кухню. Даже вызвался изучить специальное меню для капитана Крамлиса, чтобы самому готовить. Капитан Крамлис решительно отказался и попросил, чтобы повар во всём помогал мне при необходимости. Так что кастрюля, овсяная крупа, лук и масло были выданы мне сразу, а вот дальше звучало лишь скептичное хмыканье в ответ на мои действия.
  'Интересно, это хотя бы съедобно?' - уныло думала я, зачерпывая ложкой кашу, но попробовать так и не решилась.
  За брезентовой шторой были слышны голоса господ, которые собрались на праздничный ужин. Помощники повара постепенно уносили к ним на стол одно за другим блюдо.
  Я выложила кашу горкой на тарелку. Делать нечего, надо идти угощать мужа. Быстро избавившись от фартука и косынки, я взяла тарелку и прошла в столовую.
  - Госпожа Крамлис, вы поразительны! Так заботитесь о муже! - воскликнул господин Лашнит, стоило ему увидеть меня.
  И я сразу поняла, что новость о специальной диете капитана Крамлиса известна всем.
  Тем временем господин Лашнит успел рассмотреть моё кулинарное творение и с удивлением добавил:
  - Однако, строгая диета! Как бы вы не исхудали, милейший наш!
  Он повернулся к капитану Крамлису.
  - Не волнуйтесь обо мне, - спокойно ответ тот.
  Я осторожно поставила тарелку перед ним на столе. Среди всех аппетитно выглядящих блюд моя каша казалась чем-то инородным.
  Капитан Крамлис ничем не выдал никаких замечаний по поводу индивидуального ужина, лишь уточнив:
  - Здесь всё, что ты приготовила, Валенсия?
  - Нет, на кухне ещё много, - призналась я.
  - Ясно, - ответил он.
  Господин Стравински вышел на середину комнаты и поздравил всех с успешным запуском накопителя, особо выделив вклад учёных и воркнетов, которые помогали всё наладить. Я заметила в углу отдельный стол, за которым сидели воркнеты. Они со спокойными улыбками приподнимали свои бокалы во время тоста.
  В этот раз в столовой сделали разделение и все расселись по группам, как было удобно, поэтому я вновь была в той же компании, что и в поезде, - капитан Крамлис, Саймон Стравински и господин Лашнит.
  Помощники повара разнесли всем вино и время от времени стали раздаваться краткие тосты. Саймон был весел и постоянно пополнял бокалы. Я же не могла и глотка сделать. Лишь съела немного запеканки и смотрела на мужа, ожидая, как он отреагирует на своё угощение. Но капитан Крамлис ел, не подавая комментариев. Как только тарелка опустела, он повернулся ко мне и попросил:
  - Принеси добавки, милая.
  Я вздрогнула от такого ласкового обращения и поспешила на кухню. 'Раз он хочет вторую порцию, значит, ему понравилось', - размышляла я, накладывая кашу. Но сомнения всё равно терзали. Кастрюля была большой, и оставалось ещё больше половины.
  Вернувшись за стол, я обнаружила жаркий спор о том, сколь долго прослужит накопитель и как следует использовать его энергию.
  Капитан Крамлис лишь кивнул мне в знак того, что заметил новую порцию. Я немного поела, внимательно слушая собеседников. Но они перешли от серьёзных тем на байки из жизни. Господин Лашнит рассказывал смешные случаи и сам смеялся больше, чем остальные. Саймон Стравински выглядел довольным. От выпитого вина его лицо непривычно раскраснелось, а речь стала более раскрепощённой.
  - Дорогая, там ещё осталось? - сдержанно спросил капитан Крамлис, старательно доедая кашу, не оставляя ничего на тарелке.
  Я не успела ответить, как меня перебил Саймон.
  - Она тебе так сильно нравится? - требовательно обратился он капитану Крамлису.
  Тот удивлённо взглянул на него и ответил:
  - Да.
  - О, тогда я тоже хочу попробовать! - обрадовался Саймон. - Госпожа Крамлис, угостите, пожалуйста, и меня этой замечательной кашей!
  - Сейчас принесу, - растерявшись, ответила я, вновь направляясь к кухне.
  - Я помогу! - внезапно поднимаясь, сказал капитан Крамлис.
  - Я тоже! - воскликнул Саймон, - негоже утруждать госпожу Крамлис.
  Я остановилась от неожиданного предложения. Как отказать господину Стравински в угощении? Я оглянулась на мужа, в надежде, что он даст подсказку, как лучше поступить, но встретила лишь сосредоточенное молчание.
  - Знаете, вы сможете справиться самостоятельно! - улыбнулась я, решительно возвращаясь к столу, - на кухне каша находится в большой кастрюле. Спасибо за помощь и понимание!
  - Всё верно, сами справимся! - ответил господин Стравински и направился на кухню.
  - Милая, ты уверена? - спросил капитан Крамлис.
  - Да, дорогой! - ответила я, - мне лучше подождать вас в компании господина Лашнита.
  'Пусть сам разбирается с угощением для Саймона!' - подумала я, - 'Мне не жалко каши!'
  Единственное, что беспокоило - она точно вкусная?
  Буквально через пару минут мужчины вернулись. На тарелках у них было равное количество еды. Я с надеждой смотрела, как Саймон попробовал первую ложку. Мне показалось, или ему действительно пришлось скрыть эмоции.
  - Вкусно? - не выдержала я первой.
  - Знаете... Необычно, - вежливо ответил он, неспешно опустошая тарелку.
  Капитан Крамлис напряжённо наблюдал за ним некоторое время, а потом спросил:
  - Значит, тебе она тоже очень нравится?
  - Да! - подтвердил Саймон, резко подняв голову. - Но я понимаю, что эта каша не для меня. Вам не о чем беспокоиться!
  - Тем не менее ты захотел попробовать, - заметил недовольно тот в ответ.
  - Господа, как много вы уделяете внимания казалось бы обычной каше! - восторженно воскликнул господин Лашнит. - Милая госпожа Валенсия, что за чудодейственное блюдо вы приготовили? Теперь и мне хочется его отведать!
  - Обычная каша! - одновременно ответили Саймон и капитан Крамлис, стараясь отодвинуть свои тарелки от учёного подальше.
  - Право слово, я сама поражена! - немного нервно улыбнулась я. - Знаете, мне кажется, все слишком добры ко мне. Каша явно не заслуживает похвалы.
  - Позвольте, позвольте! И милейший Саймон, и наш строгий Крамлис заявили, что каша им очень нравится. Госпожа Валенсия, вы недооцениваете себя! Давайте поднимем тост за ваш талант в искусстве приготовления пищи! - господин Лашнит наполнил бокалы.
  В комнате стоял гул голосов, и разговор за нашим столом остался незамеченным для остальных. Мне с трудом удалось выпить лишь пару глотков. Оставалось дождаться, пока муж закончит трапезу и уйти.
  - Вам на самом деле понравилась каша? - спросила я, когда мы вернулись к себе в шатёр.
  - Нет, - спокойно ответил муж, устраиваясь на ночлег.
  Ещё утром он разделил ложе на две постели, и теперь мы могли спать, не беспокоя друг друга.
  Я огорчённо ахнула. Конечно, мне было понятно, что вкусовые качества блюда вряд ли могли удовлетворить взыскательную публику, но неужели всё так плохо? Зачем же он говорил господину Стравински, что ему очень нравится каша. Ничего не понимаю! В растерянности я пыталась разглядеть мужа в темноте.
  - Но вы же всё съели и даже попросили добавки, - слегка обиженно протянула я.
  - Валенсия, ты же знаешь, что я ценю твою работу не за вкус, - сонно добавил он.
  Я понимающе вздохнула. Всё верно, ему же важна только сила. Мысли перед сном стали расплываться, и только один вопрос мешал окончательно заснуть сразу. А господин Стравински почему доел всё без остатка?
  
  На следующее утро я поднялась пораньше, чтобы поспешить на кухню. Нужно приготовить завтрак для мужа. Однако капитан Крамлис остановил меня.
  - Я передумал. Теперь для меня не нужно готовить отдельно. Во всяком случае, здесь.
  Мне трудно было скрыть радость от этих слов - больше не нужно беспокоиться, что приготовить в ограниченных условиях пустыни. Гораздо интереснее потратить это время на изучение строительства. На завтраке мы встретились с господином Лашнитом.
  - Милая Валенсия, я тоже хочу попробовать вашу чудодейственную кашу! - воскликнул он вместо приветствия.
  Я испуганно оглянулась на мужа, но у того был невозмутимый вид.
  - Моя жена превосходно готовит, вы правы, но я не хотел бы её больше утруждать. Вся эта жара, усталость, знаете ли... - начал говорить он.
  - Не могу настаивать, но очень жаль, очень жаль... - запричитал господин Лашнит. - Видели бы, сколько сил придало ваше блюдо нашему уважаемому Саймону! Он с раннего утра на строительстве, да и вообще всю ночь работал над проектом.
  - Вот как, - незаинтересованно высказался капитан Крамлис и обратился ко мне - дорогая, ты что будешь - омлет или оладьи на завтрак?
  Я в замешательстве взглянула на него. Неужели он нисколько не взволнован словами учёного?
  - Омлет, - ответила я, присаживаясь за стол.
  Капитан Крамлис сделал заказ работнику и начал расспрашивать господина Лашнита про особенности накопителя. Мне оставалось только слушать их разговор, хотя понятного в нём было мало.
  После завтрака капитан Крамлис собрался оставить меня одну в шатре.
  - Тебе, наверно, лучше отдохнуть, почитать книгу или ещё что-то, что обычно делают леди в свободное время.
  - Нет, - решительно сказала я.
  Муж посмотрел на меня.
  - Я пойду на строительство купола вместе с тобой, - пояснила свой ответ.
  - Боюсь, тебе покажется там скучно, - он сделал попытку отговорить меня.
  - Ни в коем случае! - улыбнулась я, доставая летний зонтик, чтобы как можно убедительнее изобразить госпожу, заботящуюся о солнечных лучах.
  Мы вместе дошли до группы учёных, которые фиксировали каждое изменение в работе накопителя. На огромной чёрной коробке в окошке судорожно дёргалась стрелка, как будто в такт порывам ветра. От коробки шла туго натянутая верёвка, которая заканчивалась высоко в небе зеркальным искрящимся шариком. Некоторое время я наблюдала за учёными, но вскоре оставила мужа обсуждать с нимитехнические детали и направилась к основанию купола.
  Со вчерашнего дня работа продвинулась только у основания. Заинтересовавшись, я подошла поближе к работникам и воркнетам, которые сообща трудились рядом с одной из гигантских плавильных печей.
  - Осторожно, госпожа Крамлис, тут опасно! - предупредил меня, внезапно появившийся из-за угла господин Стравински.
  Я испуганно оглянулась. Он аккуратно придержал меня за локоть, помогая отойти подальше от кипящего стекла.
  Со вчерашнего дня Саймон будто изменился. Что неуловимо новое появилось во всём его облике.
  - Мне всего лишь хотелось посмотреть на производство стены купола, - пояснила я после неловкого приветствия.
  - Вы недостаточно подготовлены для подобного любопытства, - ответил господин Стравински, - нужно, как минимум иметь защиту от брызг.
  - Но те воркнеты без каких-либо приспособлений работают, - заметила я.
  - У них есть природный дар, - тихо сказал он.
  После нескольких секунд раздумий я всё-таки уточнила:
  - Что вы имеете ввиду под природным даром?
  - Госпожа Крамлис, как много вы знаете о воркнетах? - поучительным тоном спросил господин Стравински.
  - Они умеют оживлять рельсы, - улыбнулась я.
  - Верно, - сразу оставил свой надменный образ Саймон, - Но вы даже не представляете, сколько ещё всего они умеют!
  - Расскажите, пожалуйста, подробнее! - попросила я, прикоснувшись к его рукаву и тут же отдёрнув руку, - ой!
  - Извините, видимо, моя одежда наэлектризовалась, когда я находился рядом с накопительной установкой, - объяснил он причину искры, возникшей от его белого пиджака, и будто тонкая игла уколовшей меня.
  - Наэлектризовалась? - медленно, по слогам повторила я. - Что это значит?
  - Проще говоря, когда находишься рядом с источником электричества, то можешь получить небольшую его долю. К тому же здесь очень сухой воздух, - пояснил Саймон.
  Я хотела задать вопрос, как сухой воздух влияет на искры от одежды, но в этот момент из печи начали выливать массу в специальную форму в земле.
  - Это будет очередной 'кирпич' в общей заливке купола, - сказал Саймон, проследив за моим заворожённым взглядом. - Вы же видели фантастический подземный мир воркнетов?
  Я кивнула.
  - Я тоже видел, - улыбнулся он. - Ещё в то время, когда работал на Клайдена. Именно тогда мне впервые в голову пришла идея о возрождении пустыни. Под куполами.
  - Вы уже тогда побывали здесь? - ахнула я. - Почему же вы прятались, когда воркнеты что-то делали с рельсами?
  Саймон смутился.
  - Клайден не хотел, чтобы они знали о его присутствии, - наконец сообщил он.
  - Почему? - удивилась я, - ведь вы явно уже снискали их расположение ранее.
  - Скажем так, то расположение, которое снискал Клайден, обернулось недовольством из-за его непостоянства.
  Я покраснела, поняв смысл фразы. Значит, и среди воркнетов есть девушка, которая подпала под обаяние господина Клайдена?!
  - А цветок?... - я вспомнила, как пролетая над пустыней, был выброшен за борт яркий распустившийся бутон.
  - Я не могу обсуждать это! - ещё сильнее смутившись, ответил Саймон.
  - Здесь очень жарко, не находите? - я попыталась перевести разговор на другую тему, не желая больше смущать собеседника.
  - Да, - подтвердил он, - и неудивительно, ведь мы находимся рядом с работающей печью.
  - Ах да! - глупо подтвердила я, судорожно выискивая повод для продолжения беседы. - Так вы говорите, воркнеты могут защищать себя от опасности при изготовлении стекла?
  - Более того, они помогают сделать его почти небьющимся, - обрадовался вопросу Саймон и торопливо продолжил, - данный проект я задумывал помимо всего прочего ещё и для объединения господ и воркнетов. Мне хотелось показать, что они не просто такие же, как мы. Они лучше нас! Добрее, умнее, красивее. Кажется, будто сама природа к ним больше благоволит.
  В этот момент невдалеке показался воркнет, везущий тачку с бочкой воды. Я взглянула на его согнутую спину и молча посмотрела на собеседника.
  Он не смутился ни капли.
  - То, что вы видите - результат работы только одной стороны нашего сотрудничества. Но скоро всё изменится. Прошлой ночью мне пришёл в голову проект по водоснабжению нашего строительства. Осталось совсем немного потерпеть и скоро люди, а я обобщаю всех - господ, работников, воркнетов - не будут отдавать все силы ради блага других. Я даже обещаю вам это!
  - Но как это возможно? - его 'пламенная' речь вдохновила и меня.
  Захотелось срочно измениться, стать лучше, умнее, или хотя бы полезной ради общей цели.
  - Мы проведём трубы от моря и сделаем солёную воду пресной при помощи ионного метода...
  - Ионного? - удивлённо переспросила я, услышав новое слово.
  - О, простите, Валенсия, что сообщаю неинтересную для вас техническую информацию, - извинился Саймон.
  Я промолчала в ответ. Сердце стучало, как сумасшедшее. Мне стало жарко, несмотря на установленную мысленную защиту от пустыни. Скорее всего, от слишком большого волнения он оговорился и обратился ко мне напрямую по имени, но это неожиданно сильно взволновало меня.
  Саймон продолжал говорить, но я только смотрела на него, не в силах сосредоточиться на словах. Лишь жадно ловила смену эмоций на его лице. Какое живое лицо! Сколько разнообразных чувств оно выражает! Неужели из-за постоянной невозмутимости мужа мне хочется смотреть на Саймона неотрывно? Стоило этой мысли появиться, как я с трудом отвернулась в другую сторону от собеседника, сделав вид, что мне попала соринка в глаз.
  - Я могу вам помочь? - спросил он встревожено.
  - Нет, всё в порядке, - сказала я, стараясь не поворачиваться, чтобы странное наваждение не настигло вновь.
  - Пустыня не лучшее место для женщины. Постоянный песок и ветер. Я заметил, что вы не жалуетесь на условия. Хотя, о чём я... Госпожа Валенсия, вы удивительная девушка, - тихо закончил он.
  - Вы слишком добры ко мне, - вежливо ответила я, - сейчас мне лучше вернуться в поселение и промыть глаза.
  - Я совершенно не такой добрый, каким вы меня, возможно, представляете, - внезапно быстро проговорил Саймон.
  В этот момент в отдалении вновь стали заливать очередную форму стеклом. Но ни я, ни Саймон не обратили на это внимание. На лбу у него блестели капли пота от жары, на щеках пунцовели красные пятна и лишь серо-зелёные глаза серьёзно смотрели на меня из тени, отбрасываемой от краёв шляпы.
  На краткий миг я позволила себе смотреть неотрывно на него, а потом резко отвернулась и быстро зашагала в сторону поселения. В смятении чувств я даже хотела отбросить мешающийся зонтик, но потом догадалась сложить его.
  Но и в шатре мне не удалось успокоиться. Его размеры были слишком малы. Всего десять шагов в одну сторону!
  Меньше всего в данный момент я хотела видеть мужа, но именно он пришёл, откинув полог шатра.
  - Вы уже уточнили все вопросы по поводу накопителя? - как можно невозмутимее уточнила я.
  Он молча посмотрел в ответ.
  Что вновь не так? Сейчас мне не до его мрачных взоров!
  - Ты очень быстро ушла после разговора со Стравински, - наконец проговорил капитан Крамлис.
  - Вы следили за мной? Зачем? - поразилась я.
  Капитан Крамлис отвёл взгляд, а потом вышел из шатра.
  Некоторое время я сидела в раздумьях, что означает его поведение, а затем решила, что это бесполезное занятие. Возвращаться на строительство теперь не хотелось. Но и сидеть без дела не было сил. Поэтому я решила воспользоваться предложением Лалиры навестить подземный мир воркнетов.
  На выходе из шатра я с удивлением застала капитана Крамлиса. Он сидел на земле, казалось, полностью погрузившись в свои мысли. Заметив меня, он быстро поднялся и отряхнул брюки от песка.
  - Я собираюсь сходить к воркнетам, - с вызовом сообщила ему, ожидая возражений.
  - Ясно. Идём! - ответил он.
  - Разве у вас нет сегодня дел на строительстве? - спросила я.
  - Нет, - не вдаваясь в подробности, сказал он.
  Весь путь мы проделали в молчании. Когда проходили мимо плавильной печи, видневшейся в отдалении, я постаралась отвернуться в другую сторону.
  В пустыне капитан Крамлис сам открыл лаз и помог мне спуститься. Только находясь на открытом пространстве под палящим солнцем, я поняла, какую ценную услугу он оказал мне, предложив сопровождение. Сама я не смогла бы определить вход в подземное поселение.
  - Где Лалира? - спросил капитан Крамлис у первого же воркнета, которого мы встретили.
  - Приветствую тебя, Дмитр! - строго ответил тот, - ты поговоришь со Мирадином, раз нашёл время навестить нас?
  - Хорошо! - с нажимом в слове произнёс капитан Крамлис, - только помогу жене найти мою сестру.
  - Лалира у основного ручья. Госпожа Крамлис, вам нужно идти всё время прямо и вы её увидите, - ответил воркнет.
  Я впервые видела такого серьёзного воркнета, не считая своего мужа.
  - Не беспокойся, я сама справлюсь! - улыбнулась капитану Крамлису, чтобы снять напряжение в разговоре и сразу направилась вглубь поселения.
  Вот и хорошо. Я совершенно не планировала гулять здесь с мужем, который контролирует каждый мой шаг.
  Ведь здесь было столько всего интересного и мне вовсе не хотелось спешить. Можно не скрывать свою сущность. Я подошла к красивому, но слегка увядшему цветку. Даже при моём приближении его лепестки слегка задрожали. Стоило всего лишь тихо подышать на цветок, как он распрямился и стал распускать лепестки прямо на глазах. Я счастливо засмеялась происшедшему волшебству.
  - Развлекаешься, Валенсия? - послышалось за спиной.
  Недовольная, что меня быстро догнал капитан Крамлис, я обернулась. Но рядом стояла Анкармелин, его мать. Поразительно, как похожи их голоса.
  - Добрый день! - поприветствовала я в ответ.
  - Хочешь, покажу, что ты ещё можешь сделать? - улыбнулась она.
  - Да, - осторожно ответила я.
  - Пойдём к ручью! - предложила она.
  Пока мы шли, я украдкой дотрагивалась до всех кустов и деревьев по пути и каждый раз поражалась, что они мгновенно 'оживают'. Невозможно было удержаться и не сделать эти маленькие чудеса.
  Около ручья, помимо Лалиры, собралось несколько девушек. Дорожка, по которой мы шли, находилась на возвышении, поэтому мы заметили их издали. Они с любопытством стали рассматривать меня, стоило нам спуститься вниз.
  - Девочки, знакомьтесь, это Валенсия! - сразу воскликнула Лалира и позвала. - Иди к нам, вместе будем звать воду!
  Я неуверенно улыбнулась и приблизилась к берегу ручья.
  - Кажется, вчера он выглядел глубже, - заметила я.
  - Верно, - ответила Лалира, - мы всё утро пытаемся пополнить его, но не получается.
  - Заканчивается в Природе вода, - мрачно сказала одна из девушек.
  Она выделялась особой, слишком яркой красотой. Волосы у неё пышные и волнистые. В чёрной густой шевелюре синий отблеск был почти не заметен. Большие голубые глаза на смуглой коже лица казались бездонными. Одежды на ней было совсем мало, поэтому казалось, что она почти обнажённая. Некоторое время я даже избегала смотреть в её сторону. Гораздо милее был вид Лалиры, и даже чёрное платье до пят больше не пугало.
  - Что мне нужно сделать? - поинтересовалась я, разглядывая тихое движение воды почти на дне углубления.
  - Мы всё уже сделали! - всё также мрачно воскликнула 'яркая' девица, поправляя розовый цветок в своих волосах.
  - Подожди, Нарьян, может, у Валенсии получится лучше. Ты ведь ещё не видела, что она может, - возразила Лалира.
  - Попроси у земли, чтобы дала тебе воды, - перебила гомон Анкармелин.
  Она с улыбкой посмотрела на девушек. Потом поднялась к заросшей травой тропе, с которой мы пришли.
  - Дай воды! - смущённо засмеялась я и даже неловко хлопнула по высохшему берегу ручья.
  Это было так глупо, особенно, в присутствии незнакомых людей. Однако девушки не засмеялись, а, наоборот, серьёзно стали смотреть в узкую расщелину, откуда тонкой струйкой стекала вода в пещеру. Через минуту напряжённого молчания Нарьян не выдержала первая и громко фыркнула.
  - Говорила же, она ничего не может!
  - Девочки, сейчас же ко мне! - вдруг строго приказала Анкармелин.
  Все с удивлением обернулись к ней. В это время послышался шум, расщелина в скале начала увеличиваться на глазах и из неё хлынула мощная струя.
  - Девочки! - перекрикивая визг девушек, позвала Анкармелин.
  Но я не могла двинуться с места. Потоки бурлящей воды, вырывающейся из земли, заворожили меня. Как получилось такое чудо прямо посреди пустыни?
  Тем временем русло ручья полностью заполнилось и вода начала затапливать небольшую низину, переливаясь через край. Я опомнилась и закричала:
  - Хватит! Спасибо! Достаточно!
  Но это не остановило потоп. Я побежала к тропе, но поскользнувшись на мокрой земле, упала. Все девушки уже забрались на возвышенность и теперь звали меня.
  - Остановись, - тихо попросила я Природу, положив руки на землю.
  Потом поднялась и забралась к остальным при помощи Лалиры. Она специально спустилась, чтобы протянуть мне руку. Мы стояли и смотрели, как мощная струя воды постепенно стихла, и вскоре ручей стал наполняться, как обычно. Лишь огромные лужи напоминали о том, что произошло несколько минут назад.
  - Пойдём, Лалира, Валенсия, вам нужно переодеться! - сказала Анкармелин.
  Я попрощалась с остальными и направилась за ней. Она всё знала! Иначе зачем сразу ушла на тропу.
  - Мам, ты видела, Валенсия даже не побледнела, - тихо зашептала Лалира.
  - Да, - ответила Анкармелин, даже не оборачиваясь.
  - А почему вы сразу не предупредили, чтобы мы тоже отошли на тропу, как и вы? - спросила я. - Вы же знали, что вода всё зальёт!
  Как же они схожи с сыном. Всё знают, но молчат по каким-то им одним ведомым причинам!
  Мы подошли к яркой занавеси в проёме стены и Анкармелин приподняла полог. Лалира торопливо прошмыгнула вперёд. Я зашла следом.
  В небольшом помещении было два каменных ложа прикрытых одеялами. На одном из них лежал Дарамир. Увидев его, я забыла все обвинения. Мужчина с трудом дышал, закрыв глаза.
  - А теперь помоги ему! - попросила Анкармелин.
  - Что произошло? - удивилась я, - ведь ещё вчера он мог ходить.
  - Он тоже попытался вернуть воду! - сердито воскликнула Анкармелин.
  - Мама, перестань! - остановила её Лалира. - Валенсия, попробуй, пожалуйста, помочь отцу.
  - Что мне делать? - спросила я. - Руку приложить ко лбу? Расскажите, я не знаю!
  - Всё поможет, - ответила девушка, - в тебе очень много силы. Поделись ею.
  Не знаю, чего ожидала я, но человек - не куст, и Дарамир не стал оживать на глазах. Просто его дыхание успокоилось от того, что я приложила руку к его плечу.
  Я растерянно оглянулась на Анкармелин и Лалиру.
  - Он не открывает глаза, - жалобно протянула я, - что же делать?
  - Спасибо! - сказала Анкармелин и заплакала.
  Лалира криво улыбнулась.
  - Всё хорошо, Валенсия, ты уже помогла.
  - Ясно - ответила я, хотя мне всё было непонятно, - мне, наверно, теперь лучше уйти.
  - Нет, останься! - громко воскликнула Лалира и Дарамир открыл глаза.
  - Валенсия? - он неуклюже попытался встать и жена с дочерью поспешили к нему на помощь.
  - Я уже ухожу. До свидания! - пролепетала я, выбежав из комнаты-пещерки.
  Зря я решила посмотреть на мир воркнетов. Как был он чуждым, так и остался. Прибавив шаг, я размышляла, как мне покинуть подземное поселение.
  - Госпожа Валенсия! - с одной из боковых дорожек меня окликнула Нарьян.
  Она уже успела переодеться в не менее яркий и вызывающий наряд и теперь, запыхавшись, подбежала ко мне.
  - Вы знаете Саймона? - требовательно спросила она сразу.
  - Господина Стравински? Да, - подтвердила я.
  Как же популярен он у воркнетов! Особенно, у девушек.
  - Он приехал без Клайдена? - не обращая внимания на мои уточнения, продолжила спрашивать девица.
  - Да, - ответила я.
  Так вот он, розовый яркий цветок пустыни! Значит, ей предназначался тот знак внимания господина Клайдена.
  - Это хорошо! - сказала Нарьян, - а то скоро будет ночь танца. Я бы его не пощадила!
  Она топнула ногой, развернулась и ушла. Я пожала плечами и продолжила поиски выхода.
  Но не успела сделать и десяти шагов, как навстречу показался капитан Крамлис
  - Ты изрядно здесь повеселилась, как вижу, - заметил он.
  - О чём вы? - недовольно воскликнула я.
  - Оглянись и посмотри внимательно, - порекомендовал он.
  С некоторой опаской я обернулась, но не увидела ничего необычного.
  - За тобой даже тропа зарастает травой. Я сразу могу определить, где ты уже прошлась, - пояснил капитан Крамлис. - И почему ты вся испачкана?
  Я вспомнила, что даже не умылась после падения. И причину этого.
  - Вашему отцу очень плохо! Я не смогла ему помочь, - огорчённо сообщила ему.
  - Подожди здесь! Никуда не уходи! - ответил капитан Крамлис и быстро зашагал в сторону жилья родителей. Почти побежал.
  Оставшись одна, я подумала, что умыться было хорошей идеей, и вновь направилась к ручью, к той его излучине, где не было луж. В какой-то момент я обернулась назад и поняла, что капитан Крамлис был прав. Если впереди меня простиралась каменистая тропа, то позади всё зарастало плотным дёрном. Это уже было не весело. Как я вернусь в наш шатёр в пустыне, если за мной такой травянистый след? Нужно узнать у капитана Крамлиса, можно ли остановить это волшебство, уже не радовавшее меня?
  Пока я умывалась, пришёл капитан Крамлис. У него был задумчивый вид.
  - Тебя легко найти, - заметил он, вдруг резко зажмурившись и отступив на шаг.
  - Знаю, - ответила ему, стараясь ладонями убрать капли воды с лица. - Как здоровье вашего отца?
  - Ему гораздо лучше, - коротко ответил капитан Крамлис.
  Я облегчённо вздохнула. Хотя Дарамир для меня пока ещё чужой человек, он должен много значить для мужа.
  Капитан Крамлис внимательно взглянул на меня и тут же прикрыл глаза рукой.
  - Что-то нет так с моим лицом? - уточнила я, чувствуя, как с волос периодически продолжает капать вода, но посчитала, что это пустяк по сравнению с испачканным платьем.
  Не получив ответа от мужа, я продолжила аккуратно отчищать грязные пятна ладонями. Хорошо, что сегодня было выбрано платье немаркого цвета.
  - Валенсия, остановись! - сказал капитан Крамлис, - никого не волнует твоя одежда.
  Я удивлённо посмотрела на него.
  - Конечно, здесь мой вид никого не обеспокоит, но как я пойду в поселение?
  - Обещаю, никто не посмотрит на твоё платье, - почему-то очень сдержанно ответил он. - Ты хочешь ещё пообщаться с Лалирой?
  - Не сегодня! - поспешно воскликнула я. - Мне лучше пойти в наш шатёр сейчас.
  Капитан Крамлис согласно кивнул.
  - А у вас больше здесь нет дел? - спохватившись, спросила я, чувствуя себя очень эгоистичной.
  - Нет, я уже решил все вопросы, - успокоил меня он. - Пока мы не вышли, хочу рассказать тебе, как удержать силу в себе.
  Я даже дыхание затаила, чтобы не пропустить нужную информацию.
  - Мысленно сожми кулаки, представив, что в ладонях сжимаешь драгоценности. И не отпускай, пока давление не ослабнет.
  Я попыталась сделать, как он сказал, и через некоторое время проверила, работает ли этот способ. Подойдя к ближайшему кусту дотронулась до его листьев, но в ответ не получила привычной чудесной реакции.
  - Наконец-то! - сказал капитан Крамлис и пояснил, - трудно было смотреть, как ты постоянно разбрасываешься своей силой здесь.
  - Но почему тогда в пустыне у меня не росли цветы и трава? - недоумённо уточнила я.
  - Точно не могу сказать, но у меня есть предположение, что действие усиливается в разы, когда ты находишься близко с Хранилищем предков.
  Мне не понравилось, что разговаривая со мной, капитан Крамлис постоянно отворачивался и периодически морщился, если удавалось уловить его взгляд.
  - Я выгляжу столь ужасно, что вы не можете меня лицезреть? - расстроенно спросила у него.
  Постоянные изменения во внешности уже перестали удивлять, но всё-таки ударяли по самолюбию порой.
  - Вовсе нет, - сдержанно ответил он, открывая лаз из подземного поселения воркнетов.
  При этом полностью отвернувшись, из-за чего его голос звучал глуше.
  'Ну и пусть!' - недовольно подумала я. - 'Какая разница, как я выгляжу!'
  Впрочем, в шатре есть зеркало, там и увижу. Я приняла невозмутимый вид и порадовалась жаркому ветру, который быстро высушил волосы и платье.
  Было, видимо, обеденное время, поэтому на строительстве осталось всего несколько человек. И лишь один работник встретился нам на пути. Увидев меня, он остановился и почему-то сильно покраснел, потом закрыл лицо руками и убежал.
  Я растерянно взглянула на мужа, но тот вновь отвернулся и мне показалось, что даже несколько раз сжал-разжал ладони. Что происходит?
  - Валенсия, тебе сегодня не стоит идти на ужин. Я сам принесу тебе еды, - глухо произнёс он.
  Это окончательно смутило меня. Я промолчала в ответ и лишь ускорила шаг. Резко ворвашись в шатёр, схватила зеркало, ожидая увидеть чудовище. Иначе не объяснить реакцию окружающих. Но лицо было обычным. Лишь причёска в небольшом беспорядке. Значит, всё-таки всё дело в испачканном платье, поняла я.
  - Я сменю платье и пойду на ужин! - возмущённо сказала мужу, который даже не зашёл в шатёр вслед за мной, остановившись у откинутого полога.
  Почему он вдруг стал столь щепетильным в вопросе одежды?
  В ответ капитан Крамлис решительно повернулся ко мне, закрыв проём.
  - Не могу понять, что поисходит, но, Валенсия, тебе пока вообще лучше не выходить отсюда. Чтобы ни один мужчина тебя не видел, - проговорил он, глядя в пол.
  - Почему? - совершенно расстерялась я.
  - На тебя очень сложно смотреть. Ты сейчас ослепляешь в прямом смысле этого слова! Мне приходиться использовать силы, чтобы противостоять этому. Это какой-то накопительный эффект. Будто с каждой минутой всё больше проявляется в тебе, - он шумно выдохнул. - Мало мне было того, что прикоснуться к тебе нельзя, так теперь и смотреть не получается!
  Я вновь взяла зеркало и изучила отражение. Всё, как обычно.
  - Вы меня разыгрываете? - недоверчиво спросила у мужа.
  - Я похож на шутника? - серьёзно ответил он. - нужно выяснить, что произошло. Иначе придётся тебе оставаться здесь до отъезда.
  - На меня неприятно смотреть? - огорчилась я.
  - Хуже, - напряжённым голосом ответил капитан Крамлис, - на тебя невозможно смотреть и при этом хочется смотреть безостановочно.
  - Может... - я попыталась уловить мелькнувшую мысль, - может, это только ваше впечатление? Может, причина в вас?
  Он не отвечал некотрое время, а потом сказал:
  - Сейчас проверим! - и быстро вышел из шатра.
  Я поспешила к коробу с одеждой. Хотя бы лёгкую шаль нужно накинуть поверх испачканного платья. Ведь муж даже не подумал дать мне время переодеться и скорее всего сейчас вернётся не один.
  Его намерения были верно поняты, и через несколько секунд я услышала, как он беседует с господином Стравински. Почему из всех мужчин он выбрал именно его?! Я нервно теребила пушистую окантовку шали в ожидании, пока они войдут.
  Капитан Крамлис отодвинул полог, и сразу же отвернулся, взглянув на меня. Конечно, он объяснил причину, но всё равно было неприятно.
  - Добрый вечер, госпожа Крам..., - начал было вошедший господин Стравински и вдруг побледнел, отступил на шаг назад и медленно сполз по натянутому материалу шатра.
  Я хотела подбежать к нему, но муж оставил меня, вытянув руку.
  - Подожди! С ним всё будет в порядке! - он помог подняться ослабевшему мужчине и они вместе вышли на улицу.
  Что происходит? Мне срочно нужно выяснить причину! Сначала я сидела и думала, но не находила результатов. Потом легла на кровать и уснула.
  Разбудило меня чувство голода. Посидев немного в темноте, я смогла различить, что муж уже спит. И ни капли его не беспокоит, что жена не ужинала!
  Так я думала, пока не увидела на столе накрытое блюдо. Каким вкусным может быть даже сухое печенье! Я запила его тёплой водой из кувшина и довольная вновь легла на кровать.
  Странный сон мне приснился. Будто мужчины падают у моих ног, ослеплённые красотой. Я даже тихонько рассмеялась. И тут же вспомнила, что частично это было правдой.
  Не просто так ведь это случилось. Я вспоминала все события вчерашнего дня, но единственной причиной, которая могла повлиять на моё преображение, было то, что я впервыепотратила много силы. Неужели это такой эффект? Конечно, это лучше, чем зелёный цвет кожи, но тоже радости не приносит. Странно только, что я чувствую себя очень хорошо. Нет слабости, как у других воркнетов. Хотя я ведь и не потратила столько сил, сколько они. Пока не потратила. Хорошо бы было поговорить об этом с Лалирой и Анкармелин, но они такие странные, что уже боязно ходить к ним в гости.
  Утром обнаружилось, что ослепляющая особенность предыдущего дня пошла на убыль. Теперь на меня только хотелось смотреть безостановочно по словам капитана Крамлиса. Было забавно наблюдать, пока мы завтракали у нас в шатре, как он серьёзно всё время рассматривал меня, лишь на несколько мгновений отводя взгляд и вновь возвращаясь.
  - Как себя чувствует господин Стравински? - спросила я, когда выяснилось, что теперь общение со мной грозит только пристальным вниманием.
  - Не беспокойся о нём! Он просил передать тебе свои извинения за вчерашнее поведение, сказав, что, видимо, сильно устал, - недовольно ответил капитан Крамлиса.
  - Знаешь, мне ещё ни разу не встречалось такое проявление силы, как у тебя, - вздохнул он, - что ты делала вчера необычного?
  - Я уже размышляла об этом, - призналась я, - думаю, дело в том, что вчера я впервые тратила силы в разных направлениях. На растения, на воду, на вашего отца.
  - Ты должна была ослабнуть в таком случае, - пояснил капитан Крамлис, - а не...
  Он замолчал и заворожённо посмотрел на меня, медленно переводя взгляд с волос на глаза, потом на мой рот.
  - Вы догадались, в чём причина? - обрадовалась я, - ну же, не скрывайте!
  - Что? - он будто был в своих мыслях и явно не сразу понял мои слова, - нет, я ещё не нашёл ответа. Но сегодня, будь добра, никуда не ходи!
  Он решительно встал из-за столаи вышел из шатра.
  Мне сразу же захотелось нарушить его запрет, но воспоминание об ослабшем господине Стравински убедило быть послушной.
  Однако днём гости сами пожаловали ко мне. Пришли старейшины Мирадин и Радмин в сопровождении того самого сердитого воркнета, который вчера разговаривал с капитаном Стравински.
  Я предложила им угощение в виде печений и воды, теряясь в догадках, с какой целью они навестили нас.
  - Знате, капитан Крамлис скорее всего сейчас на строительстве, - сказала я после приветствия.
  Воркнеты молча кивнули в ответ и продолжили смотреть на меня. Когда так делал мой муж, это было даже немного лестно. Однако безоговорочное внимание трёх мужчин немного пугало.
  - Что я вам говорил! - воскликнул сердитый воркнет, - он специально её скрывает.
  - Никого он не скрывает, - поморщился старейшина Мирадин, - прекрати обвинения, Тармин!
  И вновь тишина с наблюдением за мной.
  - Чем я могу вам помочь? - вежливо поинтересовалась у них.
  - Валенсия, ты знаешь, что с тобой происходит? - спросил Мирадин.
  - О чём вы? - уточнила я, недовольная фамильярностью старейшины.
  - Ты набираешь силу даже, когда отдаёшь её, - ответил он.
  - Разве это не противоречит законам природы? - засомневалась я, хотя была немного согласна с его словами.
  - Есть предположение, что это разные виды энергии. Ты будто получаешь подарок от Природы, но при его расходовании также получаешь и оплату за свои действия - пояснил старейшина. - Я впервые вижу такое. И у нас есть к тебе серьёзное предложение.
  Воркнеты переглянулись между собой и Мирадин продолжил:
  - Через месяц Дмитр собирается разрушить мирное взаимодействие между нами и господами. Тебе нужно остановить его!
  Я возмущённо вскочила с застеленной кровати, где до этого сидела. Можно было ожидать, что они попросят вылечить заболевших воркнетов, или поддержать растения и ручьи в их поселении, но никак не идти против мужа.
  - Попрошу вас уйти! - сказала им.
  - Валенсия, Природа дала тебе для этого все возможности, - заспешил старейшина, - ты сильнее его, к тому же ещё и можешь ослабить его внимание. Даже я не могу заставить себя сейчас отвернуться от тебя по доброй воле! Представляю, что почувствовал он вчера, когда накопление энергии в тебе ещё не успокоилось!
  - Почему вы уверены, что он не прав? - рассердилась я.
  - Будет война, разгром, - тихо сказал старейшина. - Погибнет много людей.
  - Но сейчас гибнут воркнеты. Это вас не беспокоит? - уже не так уверенно возразила я.
  - Они не гибнут, - удивился он, - они застывают для следующего витка.
  - А если вашего витка не существует? - спросила я.
  Мне нужно было выяснить всё до конца.
  - Все признаки доказывают, что есть, - спокойно ответил старейшина.
  - Может ли быть, что вы неправильно понимаете признаки? - засомневалась я.
  - Да как ты смеешь, девчонка! - воскликнул сердитый воркнет, которого мне так и не представили.
  - И всё же. Если вы ошибаетесь? - я старалась показать, что абсолютно спокойна.
  - И в этом случае моя просьба будет неизменной, - после недолгих раздумий ответил старейшина. - Раздор принесёт всем только вред.
  - Ясно. Я не предам мужа, - ответила я. - Очень жаль, что вы решились на подобное предложение!
  Некоторое время мы спокойно смотрели друг другу в глаза, а потом старейшины в сопровождении воркнета удалились.
  Стоило им покинуть помещение, как я схватилась за голову. Как же мне на самом деле остановить мужа? То, что я отказала старейшинам, вовсе не значит моё согласие с решением капитана Крамлиса. Вначале я ещё думала, что у меня есть время и доводы переубедить его. Потом слишком увлеклась жалостью к себе. Но теперь перед глазами стояла ясная картина - будет беда, если и дальше ничего не делать. Но что мне делать? Лишить мужа силы? Глупо! Как это представляли себе старейшины? Схватить его и не отпускать всю жизнь. Хотя бы всю его жизнь. Ужасно!
  Какие ещё предложения поступали? Влюбить в себя? И он сразу откажется от своих планов по перевороту? Это неразумно! Невозможно! Или возможно? Раньше бы от всех этих размышлений у меня разболелась бы голова, но теперь я была полна сил, во мне кипела энергия. Нужно было срочно придумать, как дальше поступать. Нельзя больше бездействовать!
  Мысли сменяли друг друга, но в итоге появился лишь один вывод - не надо создавать план на всю жизнь. Моя цель сейчас - узнать, что именно планирует сделать муж и, если это настолько ужасно, как говорят старейшины, то остановить его. Буду ли я при этом коварной, предательницей - не знаю, но постараюсь остаться честной хотя бы сама с собой.
  Довольная проделанной работой, я выпила воды. Теперь можно дожидаться мужа. А он всё не возвращался. Решив, что теперь я могу выйти из шатра без опасности для окружающих. Скорее всего, моя особенность уже пошла на убыль, а если и не так, это будет сразу понятно по первому встречному. Поддерживая себя подобными выводами, я вышла на улицу. Сухой жар вместе с ослепительным солнцем сразу захватили в свой плен. Полузакрыв глаза, мысленно я проговорила слова защиты от них.
  - Я же просил тебя, не выходить сегодня! - услышала за своей спиной рассерженный знакомый голос.
  Капитан Крамлис щурился, разглядывая меня. Вот с таким выражением лица мне вовсе не хотелось наблюдать его безостановочно. Однако он не отрывал взгляда ни на секунду.
  - Пока не прошло, - в итоге сообщил он, - возвращайся обратно в шатёр!
  - Не хочу! - внезапно воспротивилась я.
  - Почему? - строго спросил капитан Крамлис.
  У меня не нашлось ответа, ведь резонной причины не было. Просто не хотелось слушаться приказов мужа.
  - Скучно. Я лучше прогуляюсь к Лалире, - придумала я.
  - Как не вовремя! - сказал он. - Мне некогда тебя сопровождать.
  - Почему? - настал мой черёд уточнять.
  - Я занят! - коротко ответил капитан Крамлис.
  - Но вы же пришли сюда, значит, свободное время было, - заметила я.
  - Ладно, идём! - подумав, ответил он.
  Я обрадовалась этой маленькой победе и решила провести с пользой совместное время прогулки.
  - Зачем приходили старейшины? - внезапно спросил капитан Крамлис, прервав мои мысли.
  Всё время он смотрел на меня, периодически на несколько секунд отвлекаясь и вновь возвращаясь. Это очень нервировало.
  - У них была причина, - после долгого молчания, ответила я, так и не придумав ни одного повода, не выдав их истинных намерений.
  - Это любому ясно, - хмыкнул капитан Крамлис, - и раз ты не отвечаешь, значит, разговор касался меня.
  Я опустила глаза, боясь выдать свои эмоции.
  - Они хотят, чтобы ты остановила меня? - спросил он.
  Я молчала.
  - Между нами не должно быть секретов, дорогая! - с нажимом произнёс он.
  - Всё верно! - обрадовалась я.
  Мы уже достаточно далеко отошли от места строительства, поэтому можно было добавить:
  - Вы должны рассказать мне в деталях, что планируете?
  - Что именно тебя интересует, Валенсия? - холодно проговорил он.
  - Пострадают ли люди? - прошептала я, надеясь на отрицательный ответ.
  - Да, - сказал он.
  И мне стало понятно, что всё остальное не важно. Я должна прекратить то, что он так долго и кропотливо готовил.
  - Теперь твоя очередь, - напомнил муж.
  - Моя очередь? - сосредоточившись на своих мыслях, я не сразу поняла, о чём он.
  - Ты должна рассказать, какой разговор у тебя бы со старейшинами, - терпеливо сказал он, останавливаясь.
  - Да, - протянула я, подбирая слова. - Они сказали, что вы прячете меня. Вернее, не прячете, но и не отпускаете, а также, что на меня приятно смотреть. В конце концов мне это надоело и я попросила их уйти.
  - Всё? - он пытливо смотрел на меня.
  - На этом всё закончилось, - подтвердила я.
  - Тогда зачем же они приходили? - задумчиво произнёс он, казалось, выискивая ответ на моём лице.
  - Может, они хотели увидеться с вами? - предположила я.
  - Это понятно. Они потом нашли меня и вновь пытались уговорить отступиться от своего плана. Как это надоело! - воскликнул он.
  Он подошёл к люку в подземелье и сказал.
  - Попытайся не разрушить тут всё до моего возвращения.
  Я испуганно оглянулась.
  - Вы уходите?
  - Да. У меня на самом деле много дел, - подтвердил он, уже закрывая люк за мной.
  Очутившись внизу одна, я немного оробела. И зачем только настояла на походе сюда. Сейчас могут встретиться старейшины с их неприятными разговорами, да и поступки Анкармелин с её непонятными требованиями могут напугать кого угодно. Зато возможность вновь стать ослепительной для капитана Крамлиса показалась интересной.
  Я прошлась к ближайшему кусту и тронула его листья, но растение никак не отреагировало. Вспомнив, что вчера заблокировала свои силы, я представила, что разжимаю руки. Это было чудесное ощущение. Я могла лишь издали махнуть рукой и тут же в такт мне двигались цветы и трава. Шелестели листьями деревца.
  - Что ты здесь делаешь, Валенсия? - удивлённо спросила Лалира, застав меня за моим развлечением.
  - Тебя жду! - быстро ответила я, перестав махать руками.
  - Зачем? - сказала истинная сестра своего брата.
  - Ммм, - я пыталась найти причину, но в итоге лишь выдала вопрос -узнать, как чувствует себя ваш отец?
  - Ему стало лучше после того, как ты помогла, - осторожно отозвалась Лалира.
  - Я могу и сегодня помочь! - радостно сообщила ей.
  - Спасибо! - она с подозрением уставилась на меня.
  - Идём к нему? - спросила я, излучая энтузиазм.
  - Подожди! - сказала она и подошла ближе.
  Я с удивлением наблюдала, как она несколько раз нервно мотнула головой в сторону и вновь стала смотреть на меня.
  - Что ты с собой сделала? - спросила она, - ты напустила чары на меня?
  - Нет! - ответила ей, уже догадавшись, что происходит. - Это обратная реакция на мои действия. Так сказали старейшины.
  - Что это значит? - потребовала она.
  - Они сказали, что чем больше я помогаю Природе и людям, тем сильнее во мне проявляется вот это. Что люди смотрят на меня в упор. Это смущает, знаешь ли, - заметила я.
  - Если это тебя так смущает, то почемуты сама стремишься усилить эффект? - уточнила Лалира.
  - Я не могу это объяснить, - призналась я, - но обещаю тебе, что использую полученные силы в благих целях.
  - Как высокопарно! - фыркнула Лалира, - пойдём, повеселишь отца.
  Я боялась, что придётся вновь идти в тесную пещерку, где на каменном ложе лежал Дарамир вчера, но в этот раз мы застали его у ручья.
  Он радостно поздоровался со мной.
  - Слышал, что тебе только лучше становится от помощи мне, - сказал он, - все мои недуги в твоём распоряжении, милая Валенсия!
  Я почувствовала, что краснею под хитрым взглядом Дарамира. Тем временем мужчина подошёл ближе, слегка сщурившись.
  - Так вот как это выглядит! - поразился он и подмигнул мне.
  - Можно я помогу вам? - я протянула руку, намереваясь коснуться его плеча.
  - Прямо здесь? - ахнул он и тут же засмеялся, - конечно, конечно! Не мог удержаться от шутки. Ты такая милая, когда стесняешься.
  Окончательно смутившись я положила ладонь на плечо мужчины и представила, будто сила - это ручей солнечного света, который быстро переливается в Дарамира от меня.
  - Не жалко? - тихо спросил он, серьёзно глядя на меня.
  - Нет, - искренне ответила я, пытаясь понять, помогаю ему, или это всего лишь моя фантазия.
  - Хватит, милая! - Дарамир резко отодвинулся от меня и прикрыл глаза ладонью, - я так и ослепнуть могу.
  - Извините! - прошептала я, отступая. - Мне лучше уйти, верно?
  - Подожди, Валенсия! - Лалира посмотрела на меня и её глаза тут же заслезились. - Ладно, иди, но завтра вечером мы тебя ждём! Обязательно приходи!
  - Хорошо, хорошо! - пообещала ей.
  Я заспешила к выходу. Видеть, как людям плохо от того, что они смотрят на тебя - зрелище не из приятных. С трудом отодвинув люк, я вскарабкалась наружу и захлопнула дверь за собой. Дюны и дюны вокруг. Нужно вспомнить, в какой стороне наше поселение. Или подождать мужа.
  Я присела на песок. Как бы я не гнала мысль о стоящей передо мной задаче, но она вновь и вновь возвращалась ко мне. Что станет с капитаном Крамлисом, если у меня получится разрушить его планы? Я рисовала пальцем круги на песке, который вдруг стал намокать и сквозь песчинки пробился зелёный росток. Я оглянулась по сторонам и продолжила плавно водить рукой. Вдали показался силуэт мужчины, расплываясь в полуденном жарком мареве. Пришлось бросить своё весёлое занятие и дожидаться, пока муж подойдёт.
  Но чем ближе подходил человек, тем яснее становилось, что это не капитан Крамлис. Сначала я не обеспокоилась, радуясь, что мне помогут вернуться, но потом вспомнила, что специально сегодня добивалась ослепительности ради проверки последствий своих способностей. Пришлось срочно искать решение, как скрыть лицо. Я оторвала подол нижней шёлковой юбки и обмотала лицо под шляпой как можно плотнее, оставив только глаза. Наверное, сейчас я ужасно выгляжу, но это лучше, чем попасть в неприятную ситуацию.
  - Госпожа Крамлис? - то, что это господин Стравински я догадалась, когда он приблизился, - что с вами?
  - Мне песок постоянно попадает в рот, и я не знала, куда идти, - немного плаксиво сообщила ему, отводя глаза в сторону.
  - Почему не попросили помощи у воркнетов? - поразился он.
  Действительно, почему? Сегодня день резонных вопросов. Сначала капитан Крамлис, потом Лалира, а теперь ещё и господин Стравински.
  - А вы к ним шли? - я сделала вид, что не расслышала вопроса.
  - Да, - ответил он, - хотел обсудить со старейшинами изменения в реализации водоснабжения.
  - Ясно, - сказала я.
  Господин Стравински стал оглядываться вокруг явно в поисках люка.
  - Цветок? - удивился он.
  Я забыла, что нужно прикрыть подолом платья это растение.
  - Надо же, он даже сквозь песок пророс, - улыбнулся Саймон и присел, чтобы рассмотреть цветок поближе.
  Я отошла, показывая, что нисколько не заинтересована. Заодно надеясь, что он заметит люк рядом и уйдёт уже.
  Саймон сразу увидел люк в подземелье и открыл его.
  - Госпожа Крамлис, идёмте! - позвал он, приглашающим жестом протянув мне руку.
  Я быстро пыталась найти повод для отказа. Спуститься с ним - значит надо снять платок и будет опять та же ситуация, что и вчера. А приличной причины остаться снаружи невозможно найти.
  - Я не хочу! - пусть считает меня взбалмашной, но я с ним вниз не спущусь и лицо ему не открою.
  - Тогда я останусь с вами, - спокойно сказал он, собираясь закрыть люк.
  В этот момент снизу послышалось:
  - Господин Стравински?
  И я поняла, что надо действовать быстро. Сорвав платок с лица, сказала Саймону:
  - Вы убедили меня, я спускаюсь.
  Он замер, вглядываясь в моё лицо, будто нашёл в моих чертах что-то удивительное.
  - Валенсия, -тихо произнёс он и упал на землюпрямо у входа.
  Я подбежала и приподняла ему голову, крикнув вниз:
  - Помогите! Господину Стравински стало плохо. Видимо, солнечный удар.
  Наверх поднялся тот самый сердитый воркнет. Он с трудом отвернулся от меня, помогая спустить безвольного Саймона в спасительную прохладу.
  Воркнет посадил его так, чтобы он опирался спиной о стену пещеры.
  - Я пойду за старейшинами, - буркнул воркнет, стараясь не поворачиваться в мою сторону, и ушёл.
  Пользуясь слабостью Саймона, я дотронулась до его лба ладонью и шепнула:
  - Простите!
  И тут же почувствовала, будто руку покалывают тонкие иглы. 'Наэлектризовался!' - вспомнила я новое сложное слово.
  Глаза мужчины были закрыты, лишь по равномерному дыханию можно было догадаться, что с ним всё в порядке. Почти. Я подняла его упавшую на землю шляпу и с огорчением заметила, как испачкался светлый костюм на нём.
  Послышались тихие шаги и к нам подошли старейшины. Мирадин укоризненно посмотрел на меня. Я недовольно задышала. Как он смеет осуждать меня? Потом благоразумие победило и я спросила:
  - С господином Стравински всё будет в порядке?
  С трудом отведя взгляд от моего лица, Мирадин присел и тронул Саймона за плечо. В ответ тот шумно вздохнул и качнул головой.
  - Мне лучше уйти, - быстро прошептала я и поспешила к всё ещё открытому люку.
  Такой скорости по вскарабкиванию я от себя не ожидала и с облегчением вздохнула только, когда задвинула за собой каменную дверь.
  Несколько секунд потребовалось, чтобы привыкнуть к ослепляющему солнцу и сориентироваться, куда идти. Надо скорее уходить, пока Саймон окончательно не пришёл в себя. Так ему легче будет объяснить, что прошло много времени, пока он был без сознания, и я за это время вернулась в поселение, оставив его заботам воркнетов.
  Вскоре показались верхушки построек города и я обрадовалась, что не ошиблась с направлением. Осталось только придумать, как избежать встреч с кем-либо, кроме мужа.
  Я села на песок в ожидании, пока наступит время ужина и многие пойдут в столовую. Это будет идеальное время проникнуть к себе, ни с кем не столкнувшись.Тем временем от места строительства отошёл один человек и направился в мою сторону. Я в отчаянии закусила губу. Как теперь лучше поступить? Недолго думая, я решила сразу идти к шатру, по возможности закрыв лицо шляпой. И как можно более быстрым шагом. Но ни узкий фасон платья, ни песок под ногами не помогали ускорить движение. Вскоре человек стал меня нагонять и к моей радости, оказалось, что ко мне шёл муж.
  - Валенсия, подожди! - крикнул он издалека.
  Я подумала, что не хочу испытывать своё влияние на улице, поэтому поспешила дальше, надеясь, что капитан Крамлис догонит меня лишь в шатре. Но не успела. Он опередил меня и встал на пути ещё до подхода к поселению.
  - Почему ты вернулась одна? - грозно спросил он, прищурившись в первый момент, но вскоре закрыл лицо руками.
  - Так получилось, - ответила я, давая ему передышку тем, что скрыла лицо тенью широкого края шляпы.
  - Ты видела Стравински? - неожиданно уточнил он.
  - Да, - осторожно подтвердила я.
  - Что с ним сейчас? - строго спросил капитан Крамлис.
  - Ему вновь немного не здоровится, - успокоила я его. - Старейшины о нём позаботятся.
  - Ты хочешь узнать, что будет, если я не отведу взгляд, верно? - он убрал смуглую ладонь от лица и посмотрел на меня.
  - Да! - твёрдо ответила я, поражаясь его догадке о моём плане.
  Он повернулся и пошёл к поселению. Я молча последовала за ним. По пути нам никто не встретился. Не сговариваясь, мы зашли в шатёр и сели за стол друг напротив друга. Капитан Крамлис облокотился и упёрся ладонями в виски, отчего кожа на лице слегка натянулась и на лбу проявились морщины.
  - Не тебе одной интересно, что произойдёт, - проговорил он, стараясь не щуриться.
  - Если вам плохо, я могу отвернуться, - я уже сожалела о своём поступке, глядя на то, как неприятно ему меня видеть.
  - Если мне станет плохо, я просто упаду и ты сразу поймёшь, что смотреть на меня больше нельзя, - ответил он.
  Некоторое время мы молча смотрели друг другу в глаза, и мне казалось, что из-за этого в воздухе возникло сильное напряжение между нами.
  В помещении становилось всё сумрачнее. Я уже потеряла счёт времени, лишь порой моргая и вновь всматриваясь в лицо мужа. Он всё сильнее стискивал голову руками, но не отрывал взгляда от меня. Вспоминая, как быстро слабел Саймон, я поражалась силе мужа. Две яркие противоположности. Каждый из них был необычной личностью, таящей большие возможности. Только вот пути их реализации они выбрали разные.
  - Господин Стравински хочет, чтобы воркнетов воспринимали, как равных, - я первой нарушила тишину.
  - Он один, - кратко ответил капитан Крамлис.
  - Вы тоже один, - возразила я.
  - Но я сильный, - низким глухим голосом добавил он.
  - А он умеет объединять людей ради всеобщего блага, - мне хотелось объяснить мужу, что есть другой способ, помимо разрушения, поменять привычный строй общества.
  - Ты больше не хочешь поддерживать меня, как обещала в столице? - скривился он то ли от осознания слов, то ли от боли.
  - У меня было слишком мало сведений и опыта, - признала я, - теперь же очевидно, что господин Стравински...
  - Это вовсе не очевидно! - капитан Крамлис резко вскочил, отчего стул упал у него за спиной. - Это лишь его мечты! Они все лишь мечтатели! Очнись, Валенсия! Жизнь - это презрение за спиной, пот, боль и зелёная кожа на исходе, а вокруг сотни миль пустыни.
  - Вы очень сильный человек, но вы один, - я отвернулась от него.
  - Один? - спросил он. - Один! Это твой выбор?
  - Я не поддержу вас, если ради достижения вашей цели будут гибнуть люди, - твёрдо ответила я.
  - Посмотри на меня! - потребовал он.
  - Нет, - упрямо отказалась я, - глупо тратить силы. Они вам ещё пригодятся.
  Он резко подошёл ко мне и схватил за подбородок.
  - Валенсия, слышишь, ты, именно ты должнав меня верить! - крикнул он.
  В сверкающих всполохах я увидела, как из его уха потекла кровь.
  Но не успела ничего ему сказать, так как он просто обмяк, опираясь на стол, а потом сполз на пол.
  Я быстро кинулась к кувшину,чтобы налить воды. Руки тряслись, а из глаз текли слёзы. Мне пришлось сосредоточиться, чтобы передать силы воде. Потом я опустилась на колени и, стараясь не дотрагиваться до мужа, вылила воду ему в рот и на лицо.
  - Вы очень похожи на медведя, когда продолжаете крепко держаться за прежнее решение, - я села рядом, опираясь на ножку стула и подтянув ноги к себе поближе.
  - Знаете эту историю? - спросила я у него, стирая слёзы с лица ладонью.
  Конечно, ответом мне было лишь молчание, но мне хотелось высказаться, объяснить своё видение его действий.
  -Поймали циркачи маленького медвежонка в лесу и привязали его верёвкой. Малыш сделал несколько попыток сбежать, но верёвка была рассчитана на его силу. Медвежонок рос и, хотя верёвку не меняли, он больше не делал попыток убежать, ведь в детстве это у него не получалось. Нельзя бросать надежду найти лучший вариант, лишь потому, что раньше это никому не удавалось.
  Не знаю, сколько я просидела там, но в шатре стало совершенно темно. Я боялась двинуться, ведь таким образом могла задеть капитана Крамлиса и помешать его восстановлению. В итоге забылась чутким сном.
  Вернее, мне казалось, что чутким, потому что проснулась я уже на полу, укрытая лишь цветастым одеялом. Под наблюдением мужа. Я вскочила, пытаясь оправить волосы. Он лишь слегка покачал головой.
  - Ты выглядишь просто ужасно - половина лица измазана пылью, всклокоченная волосы, мятое, испачканное платье - и тем не менее я не могу оторвать от тебя взгляда. Ирония Природы!
  - Зато вы выглядите хорошо и я этому рада, - обиженно высказала ему, с грустью вспоминая, как деликатно выражались в обществе, даже если видели беспорядок в костюме дамы.
  Капитан Крамлис, действительно, разительно отличался от меня. Он будто принял ванну и его одежда была выглажена. На лице ни следа от вчерашней слабости.
  - Помнишь, я говорил, что эта поездка поможет мне принять решение? - спросил он, пока я умывалась водой над тазом.
  Я согласно качнула головой и попросила:
  - Не могли бы вы отвернуться? Мне нужно переодеться.
  - Ты сама знаешь, не могу, - он вдруг улыбнулся, - я не виноват. Это всё твоя природная сущность! Сегодня она не ослепляет, но завораживает.
  - Ясно, - вздохнула я, вытираясь полотенцем, - о каком решении вы хотели рассказать? Насчёт чего?
  - Знаешь, я передумал! - он встал с пола, где постелил себе, чтобы сидеть с комфортом. - Раскажу тебе завтра.
  - Подождите, - возмутилась я, - хотя бы намекните, о чём речь!
  - Тебе понравится моё решение! - пообещал он, отчего-то грустно улыбнувшись.
  Я была сбита с толку этой улыбкой. Она будто совершенно меняла его лицо, делала моложе и добрее. И привлекательнее. Я покраснела и опустила глаза. Внезапно засмущалась, будто впервые заметила, что рядом со мной симпатичный мужчина.
  - Валенсия, ты не заболела? - встревоженно спросил он, - что за странные ужимки?
  Ужимки? Ну уж нет, у меня, наверно, помутилось в голове от странной ночи, если он вдруг показался привлекательным!
  - Со мной всё в порядке! - ответила я, тем не менее продолжая следить за ним взглядом.
  - Точно? - он удивлённо рассматривал меня.
  Не могла же я сказать, что почему-то в памяти, как фотографические карточки, вдруг проявились воспоминания о его купании на Новой земле, о том, как он сидел в одних штанах на постели. И я чувствовала, что краснею всё больше и больше. Хотя для этого вовсе нет причины. Будто я обнажённых тел не видела. Нет, мужских, конечно, не видела, но ведь разница-то небольшая. Подумаешь, те же руки, ноги и всё такое же почти остальное! Я окончательно запуталась подобных мыслях и уже боялась даже взглянуть в сторону капитана Крамлиса.
  - Я пойду в столовую и принесу нам завтрак, - сказал он.
  Я с облегчением вздохнула, когда он вышел. Так, нужно просто вспомнить, как он ужасно выглядел вчера. Искажённое лицо, кровь тонкой кривой линией вытекающая из уха. Я изо все сил старалась сохранить этот образ в мыслях, но он настойчиво заменялся другим, менее приличным, сильным телом, энергично рассекающим тёмную воду.
  Я вновь умылась. И взяла зеркало, чтобы привести себя в порядок. Почему Природа не дала мне вечную красоту и изящество? Лицо было слегка помятое, волосы словно сухая трава и глаза припухшие. Видимо, от вчерашних слёз. Я взяла гребень и решительно начала расчёсывать волосы. Потом достала чистое платье и положила на кровати. Лучше оставить переодевание до того момента, как капитан Крамлис уйдёт надолго.
  Вскоре я уже сильно проголадалась. Муж, как чувствовал, принёс много еды в специальной корзине. Набросившись на яства, я уже не печалилась, что здесь, в пустыне, забыли многие манеры. Так приятно было руками разрывать свежий хрустящий хлеб.
  - Откуда фрукты? - удивлённо спросила я, откусывая большой персик. Сок стремительно потёк у меня по тыльной стороне руки.
  Жалко было терять редкую в пустыне сладость и я облизнула ладонь.
  - Валенсия, что ты творишь? - возмутился муж, протягивая мне платок.
  - Больше не буду, - смущённо улыбнулась я.
  - Фрукты дарят нам воркнеты, - ответил он, и будто хмурое облако набежало ему на лицо.
  - А разве можно и фрукты вырастить у них? Можно я тоже им помогу? - попросила я, с удовольствием доедая персик.
  Огромная косточка на столе была для меня словно символ дерева с плодами.
  - Да, можешь, - спокойно ответил капитан Крамлис, - собирайся, я отведу тебя к ним!
  - Прямо с утра? - удивилась я.
  - А ты предпочитаешь весь день провести в душном шатре. Или хочешь, чтобы все побросали свои дела на строительстве и смотрели на тебя, как болваны? Как я сейчас! - он выглядел недовольным.
  Оставшееся время завтрака мы провели в молчании. Только постоянно глядящий на меня капитан Крамлис мешал хорошо есть. Он ещё больше помрачнел и в итоге спросил совсем неприличную вещь:
  - Могу я смотреть на тебя, пока ты будешь переодеваться?
  От этого я подавилась булочкой и закашлялась, отрицательно замотав головой.
  - Пожалуйста, разреши! - вновь попросил он уже настойчивее.
  Во второй раз я уже задумалась. Что тут такого? Ведь я же его видела обнажённым. Справедливо будет, если и он на меня посмотрит. Даже не знаю, по какой причине в тот момент данный довод показался мне разумным. Я кивнула, медленно доедая начатую булочку, так как внезапно пропал аппетит, но начинать переодеваться мне вовсе не хотелось. Потом я всё также медленно, по глотку, пила компот. Потом просто сидела, уставившись в деревянную столешницу. Как много на ней царапин! Оно и понятно, стол использовался в походных условиях.
  - Валенсия, - мягко позвал меня капитан Крамлис, - попытайся понять меня. Мне нельзя до тебя дотронуться без последствий, а недавно и смотреть стало порой небезопасно. Позволь, продлить оставшееся удовольствие от того, что сегодня любой твой вид завораживает.
  Я кивнула, боясь взглянуть на него, ведь мысли опять наполнились воспоминаниями о вечерах на Новой Земле. Стыдно было до невозможности и одновременно приятно! Нервными движениями я начала расстёгивать блузку. Быстрее бы покончить со всем этим, пока муж не догадался о моих мыслях. Но пальцы почти отказывались слушаться, не справляясь с маленькими жемчужными пуговицами. И тогда я заплакала:
  - Не могу! Выйдите, пожалуйста!
  Капитан Крамлис молча вышел из шатра. Мне сразу стало проще. Его присутствие уже с утра рождало странные непривычные чувства и хотелось вернуться в прежнее спокойное отношение к нему. Быстро протерев тело мокрым полотенцем, я сменила сорочку и платье. Стало так легко и хорошо, что мне уже даже компания мужа не казалась трудной.
  Я вышла, улыбаясь, чтобы сгладить недавнюю сцену.Но это, видимо, не понравилось ему, так как он стал только более мрачным.
  Муж спешным шагом проводил меня до поселения воркнетов, сообщив, что для возвращения мне надо попросить помощи у воркнетов, так как весь день он будет занят.
  Я этому даже обрадовалась. Общество мужа стало вызывать странные чувства - вроде и приятно, но одновременно и трудно. А стоило ему уйти, неожиданно появилось чувство лёгкой тоски. Хорошо, что меня встретила Лалира.У неё было множество планов на целый день. Она сразу сообщила, что днём нужно будет поспать, а ещё решением старейшин мне следует избегать мужчин. 'Дабы они не пострадали' - смеясь, доложила девушка. Я с радостью придерживалась этого правила, с удовольствием помогая растить овощи, фрукты, отдавая силу там, где она требовалась.
  Думала, что днём не усну, но, видимо, неудобные условия прошлой ночью сказались и спала я прекрасно.
  Я не видела Анкармелин и Дарамира весь день, так как мужчин мне нужно было избегать, а Анкармелин всегда старалась быть рядом с мужем.
  Проснувшись, я увидела, что Лалира сидит рядом с небольшим зеркалом и наносит на лицо чёрные плавные линии около глаз.
  - Что ты делаешь? - удивлённо уточнила у неё, поднимаясь с постели.
  Перейти в разговоре на 'ты' с ней было гораздо легче, чем с мужем.
  - О, ты уже проснулась! - улыбнулась она, не отвлекаясь от своего дела. - Готовлюсь к свободной ночи.
  - О чём ты? - поразилась я.
  - Ах да, ты же не знаешь об этой традиции! - спохватилась Лалира. - Раз в три месяца девушки ночью в пустыне веселятся - танцуют, бегают, поют.
  - Звучит странно, - заметила я аккуратно. Всё-таки это чужой обычай и его надо уважать. - Зачем они так делают?
  - Знаешь, чаще всего именно у молодых девушек накапливается злость и обида из-за того, что не сбываются их надежды и мечты. Эта отрицательная сила может принести огромные разрушения. Поэтому ещё наши предки придумали отдавать энергию обратно Природе, которая гораздо мудрее нас и знает, как ею распорядиться, - Лалира меж тем закончила разукрашивать лицо.
  Оно стало выразительным и немного пугающим из-за длинных стрелок, тянущихся от внешних уголков глаз до висков.
  - Зачем наносить краску на лицо? - уточнила я.
  - Для красоты обычая, - улыбнулась девушка, - представь, как было бы скучно просто так прийти в пустыню, сказать секретные слова и вновь вернуться домой. То ли дело, нарядившись и накрасившись, когда внутри звучит своя музыка и ты танцуешь!
  Я представила, как пытаюсь сама сделать несколько па из классических бальных танцев, и совершенно не восхитилась полученной картиной. Даже в самом красивом платье и с великолепной причёской идея танцевать в пустыне не привлекала.
  - Так, а теперь наряд! - сказала Лалира и отошла к дальней стене, где находилась большая плетёная корзина.
  Она вынула оттуда две вещи - ярко-красную и зелёную - и и повернулась ко мне.
  - Одно платье для тебя.
  - Нет, спасибо! - вежливо отказалась я. - Мне уже пора домой. Кто-нибудь сможет сопроводить меня?
  - Валенсия, тебе обязательно нужно быть с нами в эту ночь! - воскликнула Лалира. - Ты же хочешь понять нас, верно?
  Пораздумав немного, мне пришлось согласиться. Чем больше я буду знать о сущности воркнетов, тем легче мне будет управлять силой, что дана мне.
  Как и Чиусси, нисколько меня не стесняясь, Лалира стянула с себя длинное чёрное платье и переоделась в красный наряд.
  Новое платье оказалосьдо пола, со свободными рукавами и с длинным разрезом сбоку, из-за чего было увидеть белые ноги девушки от бедра.
  - Этот разрез тоже необходим? - спросила я с сомнением.
  - А как иначе получить свободу движений? - удивилась она.
  - Я такое не надену! - твёрдо заявила я. - Стыдно!
  - Давай я тогда хотя бы разрежу подол твоего платья, - предложила Лалира, - не знаю, что тебя смущает в моём наряде. У господ очень странные правила.
  На этих словах я бы фыркнула: 'Это у господ странные правила?!', но сочла такое поведение неприличным и воздержалась.
  - Нет, спасибо! У меня достаточно испорченных платьев уже, - отказалась я.
  - Как хочешь, - пожала плечами она, - но ты не сможешь прочувствовать всё, если будешь придерживаться правил господ.
  'Глупый медвежонок!' - внезапно возникла мысль в голове. Я недовольно закусила губу, посмотрела на Лалиру и вздохнула:
  - Ладно, я попробую понять.
  Девушка обрадованно протянула мне платье. Оказалось, что оно ближе к бирюзовому цвету. Решившись на перемены в своём поведении, я уже не чувствовала такую скованность, как раньше, и смогла переодеться в присутствии Лалиры без прежнего стеснения.
  Ткань новой одежды была приятной на ощупь. Она будто струилась по телу. Довольная своей новой чертой - свободная от правил - я горделиво прошлась по пещере.
  Лалира с любопытством понаблюдала за мной и заметила:
  - Тебе ничего не мешает?
  Я непонимающе глянула на неё.
  Сдерживая смех, она подошла поближе и чуть раздвинула разрез платья так, чтобы стали хорошо видны мои самые модные панталоны до середины бедра.
  - Их тоже нужно снять? - мне сразу расхотелось быть настолько свободной.
  - Нет, конечно,- успокоила меня Лалира, - движению они мешают, но я не могу обещать, что девочки не будут смеяться.
  Некоторое время я размышляла, какой вариант будет менее болезненным для моего самочувствия - бесстыже обнажённое тело под открытым платьем, или смех дикарок.
  В итоге медленно сняла панталоны и аккуратно сложила их вместе со всей остальной своей одеждой.
  - А теперь давай я тебя накрашу! - сказала Лалира, никак не прокомментировав мои последние действия.
  Я чувствовала себя очень неуверенно без привычного нижнего белья. Очень странно. Ощущения были похожи на те, которые были у меня утром рядом с мужем. Нет привычного спокойствия.
  - У мужчин тоже есть такой обычай? - спросила я, пока Лалира внимательно смотрела на моё лицо и наносила линии.
  - Нет. Им не требуется. Старейшины говорят, что вся их злая энергия испаряется во время тяжёлой физической работы. А ещё, когда они находят постоянную спутницу, - ответила она.
  - И какого возраста будут девушки на этом празднике? - поинтересовалась я.
  - Обычно от пятнадцати лет и до двадцати, но это на Истоке, там много молодёжи, - вздохнула Лалира, - а нас здесь всего шестеро, ты их видела всех у ручья тогда. И мы будем праздновать обычай, пока злая энергия не перестанет накапливаться.
  - Когда она перестаёт накапливаться? - мне обязательно нужно было это выяснить.
  Неужели я так же ношу в себе отрицательные силы?
  - Обычно, как только девушка находит постоянного спутника. Определяет свой путь. Но у нас здесь, в пустыне предков другая судьба, - пожала плечами Лалира. - Вот, смотри!
  Она принесла небольшое зеркало, где отразилось моё раскрашенное лицо. Я лишь мельком взглянула и вновь обратилась с вопросом:
  - Но на Новой земле нет пустыни. Где там празднуется свободная ночь?
  - На берегу океана, - девушка улыбнулась своим мыслям, явно вспомнив родные места. - И там она проводится вообще без одежды. Так что, радуйся, Валенсия, что пройдёшь этот обряд у нас!
  Она рассмеялась, посмотрев на меня:
  - Видела бы ты своё выражение лица сейчас!
  Я лишь старательно прикрыла разрез платья в ответ.
  - Лалира, ты уже готова? - спросили снаружи.
  - Да, мы идём! - отозвалась она, потянув меня за собой.
  В глазах запестрело от ярких нарядов и чудно раскрашенных лиц, когда мы вышли из пещеры. Девушки с любопытством уставились на меня.
  - Пойдём уже! - возмутилась Нарьян, дернув плечом, - хватит таращиться друг на друга!
  Сегодня она тоже была в длинном бордовом платье, но с неизменным ярко-розовым цветком в волосах.
  - Подожди, - охладила её Лалира, - давайте ещё раз подумайте обо всём, чем были недовольны, что давит и забирает радость. Сегодня всё отдадим природе без остатка.
  Девушки смолкли на минуту, погрузившись в свои мысли. Я с интересом разглядывала их, пытаясь угадать, что их терзает.
  - Валенсия, ты тоже подумай! - Лалира тронула меня за рукав. - Чем больше очистишься, тем счастливее будешь.
  Мне совершенно не хотелось касаться своих мыслей в этом направлении, но её настойчивый взгляд заставил сосредоточиться. Мои несбывшиеся мечты - это добрый любящий муж, хорошая крепкая семья, замечательный дом, где я полноправная хозяйка. Какие они простые, эти мечты!Будто постная еда. Моя настоящая жизнь, безусловно, ярче, насыщеннее, но всё же, всё же... Я затихла, вспоминая все свои ожидания за последний год. Так что же я хочу, чем именно недовольна до сих пор?Во мне будто маленький огонёк злости загорелся. Я огляделась и заметила, как ярче вспыхнули глаза у девушек вокруг. Мы улыбнулись друг другу, как заговорщики, объединённые одним секретом.
  - Идём, повеселимся! - засмеялась Лалира.
  Этот смех подхватили остальные и весёлой щебечущей стайкой мы направились к выходу.
  - А если нам встретятся мужчины? - меня всё ещё одолевали сомнения.
  - Валенсия, ты уничтожишь их одним взглядом! - у Лалиры порозовели щёки от смеха. - Хватит переживать! Сейчас к нам никто не подойдёт!
  Не больно-то лестно слышать о себе, как об истребительнице мужчин, поэтому я с трудом поддержала веселье по этому поводу.
  Когда я выбралась наружу, стараясь не думать, как выгляжу со стороны с оголёнными ногами, то на улице уже был вечер. Оранжевый закат постепенно менял тона на тёпло-коричневые и бордовые.
  Девушки внезапно раскинули руки и побежали на ближайшую дюну. При этом их босые ступни не вязли в песке. Я замерла, глядя, как на ярком фоне марева разноцветные фигурки, будто бабочки, стремились вперёд, почти взлетая над землёй.
  - Валенсия! - позвала меня Лалира, на миг остановившись, - догоняй! Это здорово!
  Я попыталась повторить их 'полёт', но ничего не получилось. Пяткам было горячо от прогретого за день песка, ветер задирал лёгкое платье, поэтому я постоянно придерживала его руками. Свободная девушка во всей красе. Пришлось уныло забираться на дюну, где уже спускались только две девушки. Остальные успели 'упорхнуть' на другую сторону раньше.
  С трудом забравшись на вершину, я обнаружила, что нахожусь там одна. Ноги уже привыкли к теплу песка и идти стало легче. Сдерживать рвущуюся на ветру ткань надоело, поэтому я отпустила её, чувствуя себя жутко распутной. Подол платья сразу задрался в сторону, прикрывая ноги лишь до бедра. Я решила повторить попытку и раскинула руки в стороны, вытянувшись телом в струнку, будто хотела взлететь. Внезапно волнующее чувство близкой свободы охватило меня. Ветер стал близким другом, ласково щекочущим лицо, легко трогающим волосы, игриво забирающимся в свободные рукава платья, проскальзывающим по телу и дёргающим подол платья.
  Я зажмурилась от накрывшего меня счастья и побежала вслед за девушками, которые уже забрались на другую дюну.
  Совсем скоро наступила ночь. Это можно было скорее описать, как 'ночь упала на землю', и всё небо засверкало близкими крупными звёздами. Сначала я ещё была в эйфории от небывалого наряда и поведения, но затем начала мёрзнуть и даже кровать в шатре теперь казалась мне самым уютным местом. Хорошо, что вовремя вспомнила о защите, которая доступна вокрнетам и вновь могла радоваться новым впечатлениям.
  Тем временем мы добрались до места похожего на глубокую чашку с широким дном. Вокруг его него расположились высокие дюны. Я с удивлением обнаружила, что под ногами не песок, а камень. Он был ещё тёплым, напоминающим о жарком дне.
  Девушки стали садиться прямо на землю и я попыталась тоже пристроиться как можно аккуратнее. Получился неравномерный круг. В центр него вышла Лалира. Она больше не смеялась, лишь что-то тихо шептала, да притоптывала ногой.
  Меж тем её фигура начала окутываться лёгкой дымкой, в которой стали проглядывать очертания. Мне показалось, что я увидела океан, детей, силуэт мужчины и две ссутулившиеся фигуры. Потом дымку будто унесло ветром, и Лалира отошла к краю нашего импровизированного круга и села рядом со мной.
  Одна за другой потом выходили девушки и лёгкий туман уносил их тихие жалобы на судьбу.
  Самой необычной была Нарьян. Её обиды на жизнь были не туманом сожаления, а яркими вспышками горечи. В них вроде даже мелькнул Клайден. Вспыхнул и сгорел, как ненужная бумажка в камине.
  - Теперь твоя очередь, - улыбнулась мне Лалира.
  В темноте было заметно, как посветлело её лицо, будто тревоги ушли.
  - Я не умею, - шепнула ей в ответ.
  - Иди! Просто расскажи о своих страхах и отдай их Природе, - сказала девушка.
  Мне уже было неловко отказываться, ведь все в ожидании смотрели на меня.
  Я поднялась и прошла в центр круга.
  - Природа, слышишь? - тихо позвала я, - знай, я боюсь, что всё, что я делаю, напрасно и никому это не нужно. Что для своих даров ты выбрала самую бесполезную девицу. Но я не сдамся! Никогда!
  У меня слегка заслезились глаза и запершило в горле от дымки, окружившей меня. Я закашлялась и почти просипела:
  - Это так глупо, что меня заботит любит он меня, или нет, когда мир на грани раскола.
  Сухой кашель начал душить меня, я почти не могла вздохнуть, поэтому сердито топнула ногой на подобную немощь. И тут словно дождь на меня пролился. Я почувствовала свежесть. Пелена с глаз спала и стало легко дышать. Так вот оно какое, чувство свободы от обид, страхов, сожалений.
  С улыбкой оглянувшись на остальных, я спросила:
  - А теперь танцы?
  Девушки вскочили, захлопали в ладоши, рождая странный ритм, в котором хотелось кружиться без остановки. Через некоторое время я заметила, что так же хлопаю в ладони.
  - А теперь взгляни на небо! - засмеялась Лалира.
  И звёздный водопад обрушился на меня, пронзая сверкающими драгоценными камнями. Вся долина наполнилась мерцающим светом. И среди этих искр кружили яркими фигурками девушки. Мне хотелось, чтобы это волшебство никогда не заканчивалось, но вскоре огни стали гаснуть один за одним и мы начали свой путь обратно.
  На вершине дюны я оглянулась. Незабываемая, ещё поблескивающая последними искрами, свободная ночь осталась позади.
  ***
  Меня разбудил пристальный взгляд мужа. Когда под утро мы вернулись в пещеру, я не нашла в себе сил переодеваться и умываться, поэтому легла на кровать и сладко уснула.
  Капитан Крамлис сидел на полу, скрестив ноги.
  - Тебе идёт это платье, - заметил он.
  Я улыбнулась и приподнялась, потянувшись:
  - Доброе утро, Агуст!
  Меня наполняла радость и хотелось ею делиться. Не важно, почему муж здесь, главное, он рядом и это неожиданно приятно.
  - Наслаждаешься своей силой? - понимающе улыбнулся он, - хорошо провела свободную ночь?
  - Великолепно! - потвердила я. Встала с постели, ощущая себя властелином мира.
  Прошлась по пещере, прекрасно осознавая, что он смотрит вслед. Но, взглянув на себя в зеркало, я быстро обернулась.
  - Да, умыться не помешало бы, - засмеялся капитан Крамлис.
  Я смущённо опустила голову и прошла мимо него, стараясь придержать фривольный разрез платья. Свободная девушка внутри меня сжалась до размеров наказанной ученицы. Хорошо, что ручей протекал рядом с пещерой. Я тщательно вымыла лицо и вернулась обратно.
  Капитан Крамлис успел переместиться на ложе.
  - А где Лалира? - спросила я, останавливаясь рядом с зеркалом, чтобы привести волосы в порядок.
  Из-за прогулки накануне они стали, как проволока, сбившаяся в беспорядочный клубок. Работа предстояла долгая.
  При этом я не садилась, чтобы не оголялись ноги.
  - Она ушла на обед, да и не хотела мне мешать.
  - Мешать? - уточнила я.
  - Смотреть на тебя, не отвлекаясь, - ответил он, улыбнувшись.
  Я внимательно взглянула на него. Он изменился. Помимо непривычной для него эмоциональности, что-то неуловимо новое появилось в чертах его лица.
  Поведение мужа сбивало с толку, и я терялась в догадках, как теперь нужно себя вести. Поэтому просто продолжила расчёсывать волосы.
  Спустя какое-то время капитан Крамлис заметил:
  - Твоя причёска уже почти идеальна. Может, пойдём тоже пообедаем?
  Я с радостью согласилась, но не успела сделать и пары шагов, как он добавил:
  - Ты пойдёшь в этом платье?
  Я искоса взглянула на свою аккуратно сложенную одежду, которая лежала на корзине в углу. Хотелось бы мне быть такой же раскрепощённой, как Лалира, и без всякой заминки переодеться прямо перед мужем. Но это нереально. Крепко заложенные в меня правила поведения не давали переступить эту черту.
  - Я подожду тебя снаружи, - сразу понял затянувшеся молчание муж и вышел из пещеры.
  Только раздевшись, мне удалось осознать, как срочно нужно искупаться полностью. Хорошо, что я не могла показаться в таком виде мужу. Ноги были полностью в пыли. Да и остальное тело белизной не отличалось. Скорее бы вернуться в шатёр в поселении и смыть всю грязь. А пока пришлось довольствоваться тем, что всё теперь было надёжно скрыто одеждой.
  Удивительно, но вместе с платьем для свободной ночи от меня стали ускользать и все уверенные манеры. Я буквально почувствовала скованность и неуверенность в своих поступках, стоило надеть столичный наряд.
  Выйдя из пещеры, я остановилась в удивлении. Капитан Крамлис коротал время в ожидании тем, что выращивал цветок. Просто так тратил свою силу?
  Заметив меня, он приподнялся с земли и пошёл вперёд, таким образом показывая направление.
  Место, где ели воркнеты, напоминало летнюю террасу. Готовить можно было тут же.
  - Я сама тебе всё приготовлю! - обрадовалась я обилию овощей и фруктов, которыми можно было накормить мужа, передав часть силы.
  - Нет, Валенсия, сегодня моя очередь! - улыбнулся он, направляясь к плите, стоящей под навесом.
   Я присела за столик, наблюдая за капитаном Крамлисом. Что происходит? Но поразмышлять над этим вопросом мне не дали. Вскоре на кухню пришли Анкармелин, Дарамир и Лалира. Они поздоровались с другими воркнетами и направились ко мне.
  - Давай перейдём за другой стол! Чтобы мы все поместились, - предложила Лалира и сразу потянула меня за руку, не оставляя выбора.
  Я поприветствовала родителей мужа и присела вместе с ними.
  - Дмитр, тебе прибавилось работы! - весело крикнула его сестра, - мы тоже очень голодны!
  - Пойди, помоги брату! - возмутилась Анкармелин.
  - Ладно, - буркнула Лалира и отошла к плите.
  По поведению я поняла, что капитан Крамлис уже навестил их сегодня.
  - Значит, вы расстаётесь? - вздохнул Дарамир.
  - О чём вы? - уточнила я, вежливо улыбаясь.
  - Дмитр нам рассказал, что уезжает оформлять ваше расставание, как пары. У господ это ещё и документами оформляется, какон мне сказал. Всё-таки чудно у вас всё устроено. Главное, не чувства, а слова на бумаге. Но как же бумага может удержать? - он ещё раз вздохнул и пожал плечами.
  Я не могла и слова вымолвить. Не может быть! Капитан Крамлис будет просить у Правителя разрешения на развод для нас?
  Он подошёл с огромным блюдом, а следом его уже нагоняла Лалира со стопкой тарелок и вилок. Мне не хотелось выяснять отношения при всех, поэтому я молча сидела, пока мне накладывали еду. Даже взгляд не могла поднять от тарелки. Как он может так поступать? Нет, Дарамир всё неправильно понял. Или это как раз то самое решение, о котором капитан Крамлис говорил вчера утром? Он ещё добавил, что мне оно должно понравиться. Да как мне такое может понравиться! Даже, если не брать во внимание мои чувства, это же позор для нашей семьи.
  Я едва дождалась, пока все насытятся и мы попрощаемся, чтобы вернуться в поселение на строительстве.
  - Валенсия, были рады с тобой познакомиться! - сказали родные капитана Крамлиса на прощание, и привычная фраза вдруг обрела тяжёлый смысл.
  Я взглянула на Лалиру, Анкармелин и Дарамира. Мне нужно сейчас и навсегда попрощаться с этими людьми? Не верю!
  Я кивнула им головой, не в силах справиться с эмоциями и разговаривать спокойным голосом. Но, стоило нам остаться в пустыне вдвоём, как я потребовала от капитана Крамлиса ответа:
  - Скажите, вы собираетесь развестись со мной? Это какая-то шутка?
  - Нет, - серьёзно ответил он, - надо быстрее возвращаться в столицу, чтобы уладить ещё и это дело. Но чего не сделаешь ради тебя, Валенсия!
  - Вы хотите опозорить мою семью?
  - Вы боитесь пересудов людей? Их разговоры важнее вашего счастья? - удивился он.
  - Моего счастья? - я чуть не задохнулась от возмущения, - как я могу радоваться этому горю?
  - Подожди, Валенсия! Я тебя не пойму, - ответил он. - Ты меня не любишь. И я знаю, да, не отворачивайся, нетрудно догадаться, что тебе всё ещё нравится Стравински. После развода ты сможешь быть с ним. И не придётся больше лицемерить и притворяться рядом со мной. Ради тебя собираюсь поспешить с оформлением бумаг.
  - Что за чушь! - мне уже были чужды любые господские манеры, хотелось ругаться, как торговке на базаре, настолько я была зла.
  - Ты, оказывается, не так ранима, как постоянно изображаешь, - заметил он хмуро.
  - Знаете, что.. - я наконец-то дала волю своему гневу, - И замечательно! Давайте разведёмся!
  Выпалив последнюю фразу, я быстро зашагала по песку.
  - Валенсия! - крикнул за спиной капитан Крамлис.
  Я не стала оборачиваться, только ускоряя шаг, насколько позволяла узкая юбка. Как бы хотелось сейчас быть в том зелёном платье, что дала мне вчера Лалира. Я бы побежала так быстро, чтобы ветер в ушах засвистел. Как в детстве, когда я убегала от нравоучений маменьки.
  - Валенсия! - вновь послышалось за спиной, - ты идёшь не в ту сторону.
  - Мне всё равно! - ответила я.
  - Не понимаю, почему ты переживаешь, - он не отставал, - ты сможешь выйти замуж за того, кто тебе нравится. Я отдам тебе все накопления, что щедро раздавал мне правитель. Ты наконец-то будешь счастливой!
  Небо нахмурилось вслед за моим настроением. Я мельком взглянула вверх, поражаясь необычной для пустыни погоде.
  - Валенсия, да стой же! - возмущённо сказал капитан Крамлис, обгоняя меня и встав на пути.
  Мне хотелось молча обойти его, но внезапно злость взяла верх. Схватив его за лёгкую ткань летнего сюртука на уровне груди так, чтобы он наклонился ко мне, я воскликнула:
  - Что вы знаете о моих чувствах? Какое право вы имели сами решать, как мне стать счастливой? Да, мне нравится господин Стравински, но свою жизнь я не представляю именно без вас!
  Выпалив эту тираду, я воззрилась на капитана Крамлиса, тяжело дыша.
  В этот момент в небе послышался гром и мне на лицо упали первые капли дождя. Капитан Крамлис наклонился ближе и поцеловал меня. Этот поцелуй был настолько неожиданным и нежным, что я лишь крепче прижалась к мужу, боясь упасть от нахлынувших эмоций.
  В ответ он обнял меня и вновь поцеловал. Дождь уже лил безостановочно, и небо периодически освещалось всполохами молний, но мы не могли оторваться друг от друга.
  - Валенсия, Валенсия! - только шептал капитан Крамлис, сильнее прижимая к себе.
  Я обняла его лицо ладонями и сама приподнялась на цыпочки для следующего поцелуя, поцелуя вкуса дождя. Я и не знала, что он может быть таким сладким, зовущим раствориться в другом человеке.
  - Немного сыро сегодня, не находите, госпожа Крамлис? - сдерживая улыбку, спросил капитан Крамлис некоторое время спустя.
  Вырванная из своего мира ощущений, я растерянно посмотрела на него. Почему он больше не обнимает? От его тела мне так тепло.
  - Может, вернёмся в шатёр? - намекнул капитан Крамлис.
  - Ах, да! - я зарделась.
  Дождь не стихал и вся одежда на нас уже была мокрой. Мы молча возвращались в поселение, в наш шатёр. Сначала муж держал крепко мою ладонь, но потом, когда ноги стали вязнуть в песке, подхватил меня на руки и бережно понёс.
  Мы обошли стоительство стороной и, видимо, поэтому никого не встретили по пути. В нашем шатре капитан Крамлис снова обнял меня и поцеловал. Мне было очень приятно, пока я не почувствовала, как он начал расстёгивать пуговицы на моей блузке. Я испуганно взглянула на него, чуть отстранившись.
  - Ты поможешь мне? - спросил он, показав свои руки. Они слегка дрожали, - я не могу справиться. Я очень боюсь, что это всё сон.
  Я с облегчением рассмелась. Страшно не только мне. И вместо ответа расстегнула первую непослушную пуговицу.
  ***
  Какая странная, волнующая ночь! Я смотрела на спящего мужа и не могла поверить, что всё произошло на самом деле. Когда я успела влюбиться в него? Вчерашний дождь, казалось смыл наши прежние отношения и теперь их нужно заново строить.
  Капитан Крамлис пошевелился и открыл глаза. Они больше не были серого стального цвета, изменив окраску на тёмно-синий.
  - Это был не сон, - довольно улыбнулся он, - Валенсия!
  Я кивнула, радуясь, что и утром он не стал угрюмым.
  - Ты, наверно, голодная. Я схожу за завтраком, - он резко подскочил и я быстро отвернулась.
  В отличие от мужа, мне совершенно не спалось в обнажённом виде и ночью я всё-таки отыскала в темноте свою пижаму.
  Но пока он одевался, я медленно повернулась, смущаясь и любопытствуя одновременно.
  - Мне ведь тоже можно пойти в столовую сейчас? Сила больше не действует на окружающих? - спросила у него.
  - Не хочу рисковать, - сказал он, подходя и целуя меня.
  - Всё также вкусно, как и вчера, - он даже зажмурился от удовольствия.
  Я боялась говорить и нарушить очарование момента.
  Пока он ходил за едой, я быстро переоделась. Завтрак проходил совсем необычно, фрукты и поцелуи вперемешку. Я уже думала, что весь день так проведём, но капитан Крамлис был иного мнения:
  - Я пойду на строительство. Учёные решают, как быть теперь, стоит ли пересматривать планы из-за вчерашней грозы.
  - Да, - ответила я, - я помню, как мне говорили о том, что в пустыне не бывает гроз.
  В ответ он внимательно посмотрел на меня.
  - Всё верно. Ты единственная, кого заинтересовал этот вопрос. Подскажи, ты знала, что гроза будет?
  - Нет, - покачала я головой. - Просто при виде зеркального шара подумала о молниях.
  - Знаешь, пока я был на кухне, то увидел, что люди вчера не теряли время даром и набрали во все свободные ёмкости воды, подставив их под дождь. Возможно, и котлован залило. Сейчас как раз и выясню, - он был полон энергии.
  - Мне будет здесь скучно одной! - решительно сказала я, - если ты беспокоишься, я просто надену шляпку с плотной вуалью. Но мне тоже хочется участвовать в изменениях.
  - О, смотри, опять тучи набежали! - сказал капитан Крамлис в ответ, отодвигая полог.
  Я подошла, чтобы тоже поглядеть, но увидела лишь абсолютно чистое небо. И вопросительно взглянула на мужа. Он улыбнулся в ответ.
  - Ты ведь начала сердиться, а это теперь ведёт к непогоде. Есть у меня предположение, что вчерашняя гроза произошла из-за тебя.
  Он поправил выбившийся локон из моей причёски и прошептал:
  - Надевай свою шляпку с вуалью, будешь выявлять, где господа учёные просчитались!
  ***
  Строительство в этот день было похоже на гудящий улей. Казалось, здесь собрались все и что-то всё время обсуждали друг с другом.
  Когда мы выходили из палатки, я привычно последовала за мужем, но он сразу обернулся и предложил, чтобы я взяла его руку под локоть.
  - Теперь только так на официальной прогулке, - серьёзно сказал мне.
  Казалось, все мои мечты сбываются.
  Мы подошли к учёным, которые спорили явно давно.
  - ...а я говорю, это теперь будет постоянное явление. Наблюдается настройка баланса сил в природе. Она пытается скорректировать условия, - говорил один из них, имя которого я никак не могла вспомнить. - Если на одной части суши превалируют пустынные участки, то обильные дожди - это компенсаторное состояние...
  - Чушь! - усмехнулся господин Лашнит, - это единичный случай, который мог быть вызван любыми причинами.
  - Я с ним согласен. И даже знаю эту причину, - наклонившись ко мне тихо шепнул муж.
  Мне было приятно, что он вот так интимно общается со мной, однако согласиться не могла.
  - Я не повелительница погоды, - едва слышно возразила ему.
  - Господа, господа! - остудил пыл подошедший к ним господин Стравински, - предлагаю назначить срок для наблюдения, и по результатам делать выводы. Пока я склонен согласиться к господином Лашнитом.
  Учёный довольно расплылся в улыбке и победно оглядел оппонентов.
  Всё также бурно обсуждая свою точку зрения, учёные покивали головами и отошли в сторону.
  Мы остались втроём около края котлована, вокруг которого возводили первый стеклянный купол.
  - Как же вы были правы, госпожа Крамлис, когда спрашивали, есть ли у нас план действий при возникновении грозы. Самонадеянность никогда не приводит к добру, а особенно, если она присуща руководителю, - сказал господин Стравински, вздохнув.
  Немного в стороне учёные с помощью работников вновь запускали зеркальный аккумулятор в чисто вымытое небо. Вчера его вовремя успели спустить на землю, избежав потерь.
  - Но нельзя что-то делать новое и не допустить ни единой ошибки, - тут же с улыбкой продолжил господин Стравински, - так что учтём этот опыт и будем двигаться дальше.
  Я взглянула на него, согласно качнув головой. Несомненно, именно он сможет возродить пустыню, не создавая целое хранилище предков, как это сделали воркнеты.
  - Извините, мне нужно решить один вопрос, - сказал капитан Крамлис и, едва заметно пожав мне ладонь, высвободил руку.
  Мне всё ещё не верилось в наши новые отношения. Будто дымка счастья окутала с головы до ног. Я посмотрела вслед мужу, который подошёл к воркнетам около плавильных печей и что-то начал обсуждать с ними.
  - Госпожа Крамлис, я рад, что появилась возможность сказать вам то, что давно меня тревожит, - послышались слова господина Стравински.
  Мне с трудом удалось сосредоточить своё внимание на нём.
  - О чём вы говорите? - уточнила с небольшим недовольством.
  - Знаете, - он снял шляпу, провёл рукой по волосам, смущённо улыбнувшись, - я никак не предполагал, встретив вас впервые, что нас так часто будут сталкивать обстоятельства.
  - Да, кажется с того времени уже много лет прошло, а ведь и года не минуло, - вежливо улыбнулась я.
  - А как вы были настойчивы! - засмеялся он, пытаясь сделать голос тоньше и изобразить моё требование, - мне срочно нужно попасть в Майнор-Шара!
  - В то время я была очень наивна! - засмеялась я.
  - Но вы и тогда были прекрасны! - он внимательно посмотрел на меня.
  Вряд ли ему удалось разглядеть сквозь плотную вуаль смятение, отразившееся на моём лице при этих словах.
  Наступила неловкая пауза, во время которой я думала о том, как можно тактичнее уйти.
  - Если бы также легко было вспомнить момент, когда я полюбил вас, - он смешно потёр переносицу и этот обыденный жест отвлёк моё сознание.
  Но как только смысл слов стал понятен, я осторожно сделала шаг в сторону. Надо просто молча уйти! Мне абсолютно не нужны подобные признания!
  - Не бойтесь! - улыбнулся он, - я понимаю, что мне непозволительно о вас даже мечтать. Просто хотелось наконец-то это сказать.
  Он шумно выдохнул.
  - Как же трудно было себя сдерживать! - Саймон даже не смотрел в мою сторону, весь сосредоточившись на виде высыхающих луж в котловане. - Праздник вашего дня рождения - вот когда у меня был шанс.
  Немного в стороне от нас о чём-то переговаривались учёные, куда-то спешили работники, проходили мимо воркнеты. Вся эта суматоха отступила на второй план, будто отрезав нас той самой толстой стеклянной стеной купола.
  Я молчала. Не хотелось даже мысли допускать, что моя жизнь могла сложиться иначе. Рядом с Саймоном, с его позитивной целеустремлённостью. Но в то же время я прекрасно помнила, как трудно, когда отвергают твои лучшие чувства. И даже тогда, именно Саймон был рядом.
  - У меня ведь был шанс, верно? - он резко повернулся и несколько секунд пристально смотрел в мою сторону.
  - Я уже замужем, - мне требовалось прервать его откровения.
  - Думаете, я не заметил? - улыбнулся он.- Ещё до вашего возвращения с Новой Земли я уже принял решение, что теперь моя жизнь не будет с вами связана. На мне отвественность за судьбы десятков людей, учёных, их семей, не говоря о уже моих родных. И реализация мечты о цветущей земле на месте пустыни... - он замолк и едва слышно прошептал, - если бы вы ещё не были так красивы!
  Я испытывала странные чувства - хотелось приободрить господина Стравински, но я совершенно не знала, что говорят в таких случаях. А личный опыт, который был у меня при объяснении с Жоржем, приятным вряд ли назовёшь. С другой стороны меня наполняло спокойствие и уверенность, что любой разговор, любое действие, всё имеет значение в наших судьбах, формирует из нас тех личностей, которыми мы становимся со временем. И эта ситуация не исключение.
  - Я очень рада, что повстречала вас! - ответила ему, - вы - очень хороший человек и многим уже помогли. Желаю вам только успехов! Надеюсь, мы всегда будем друзьями?
  Он недовольно мотнул головой в сторону, а потом ответил:
  - Как и в первый раз, когда вы попросили меня быть вашим другом, я не смогу согласиться. Друг...- он усмехнулся, - нет, пока этот вовсе не то слово, которое могло бы определить моё отношение к вам. От того, что вы не можете принять мои чувства, они не исчезнут. Во всяком случае, так скоро. Давайте постараемся избегать друг друга и этим вы окажете мне большую услугу.
  - Хорошо, - растерянно отозвалась я, - мне, пожалуй, прямо сразу и уйти.
  - Ещё немного постойте со мной! - он попросил и тут же отвернулся.
  Теперь его голос звучал глухо.
  - Я наговорил сейчас много глупостей, но забыл о самом главном. Госпожа Валенсия, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь. Даже если вам понадобится всего лишь найти надёжного парикмахера, который скроет синий цвет волос.
  Я испуганно посмотрела на него. Он знает? В последние дни настолько привычно было видеть воркнетов, чувствовать себя свободно, что об осторожности совершенно забыла, решив, что никто никогда и так не догадается о моей сущности.
  - Что вы намерены делать? - встревоженно спросила у него.
  - То же, что и всегда. Пойду решать спор. Вижу, господин Лашнит вновь не согласен с общим мнением. Неугомонный человек, но что поделать, он же гений! - Саймон улыбнулся и зашагал в сторону группы учёных, которые опять что-то громко выясняли.
  Я медленно побрела к мужу, порой оглядываясь назад.
  - Валенсия, подойди сюда! - позвал капитан Крамлис, находясь около невысокой стены будущего купола, - смотри, свойства стекла улучшились благодаря вчерашней грозе, вернее, воде, которая омыла его.
  Я постаралась проявить больше заинтересованности, чем было на самом деле. Недавний разговор слишком сильно повлиял на меня.
  - Этого никто не ожидал, - продолжил муж, - потому что раньше дожди обходили пустыню стороной. Теперь планируем закалять стекло водой каждый раз. Это позволит сохранять его более долгое время, чем было рассчитано изначально.
  Казалось, он в полном восторге от новых свойств стены купола.
  - Валенсия, это значит, что в пустыне действительно будет сад без постоянной отдачи сил воркнетов, понимаешь! Это может стать реальностью.
  - Мы останемся здесь, чтобы помогать? - с надеждой спросила я.
  - Нет, мы завтра уезжаем, - сразу помрачнев, ответил он.
  Я попыталась посмотреть ему в глаза, боясь узнать, что в его планах ничего не изменилось, но муж отвёл взгляд в сторону.
  - У меня ничего не собрано, - медленно сказала я, пытаясь найти нужную отговорку.
  - Это не важно. Поедем налегке, - он пожал плечами.
  - Это очень важно! - разозлилась я. - Нет ни единой причины для спешки.
  - Сейчас опять пойдёт дождь? - он посмотрел на небо.
  Думая, что таким образом он пытается отвлечь моё внимание, я кинула мимолётный взгляд на небо. Действительно, вновь набегали тучи. Что с погодой?
  Учёные заполошно суетились вокруг работников, которые нервничали и начали неаккуратно спускать аккумулятор. Воркнеты заинтересованно изучали небо.
  - Контролируй себя, Валенсия! - тихо сказал капитан Крамлис, - я всё тебе объясню потом.
  Я сжала кулаки так крепко, что ногти впились в ладони.
  Дождь так и не пошёл, но оставалось пасмурно. Конечно, я сомневалась, что была виновницей изменения погоды. Но проверить боялась. Если это правда, зачем мне даны все эти возможности?
  - Мне надо побыть одной, - ответила мужу и медленно побрела к шатру.
  - Одной тебе будет скучно, - муж решительно взял меня за руку, причём накрыл ладонью мой крепко сжатый кулак. - Составлю компанию, уговорила!
  Он сказал это достаточно громко, чтобы все окружающие расслышали, и зашагал рядом со мной.
  - Что ты делаешь? - настороженно уточнила я.
  - Наслаждаюсь! - улыбнулся он.
  - Не понимаю, - всё ещё недовольно сказала я.
  - Знаешь, как это приятно, - мы уже достаточно далеко отошли от остальных, чтобы наш разговор не был услышан, но капитан Крамлис почти перешёл на шёпот, - я могу прикасаться к тебе.
  Я не удержалась от улыбки. Он дорожит нашими отношениями!
  - Прикасаться и знать, что ты любишь меня, - самодовольно добавил муж.
  Я от досады прикусила губу. Мои чувства так ясны и понятны, а вот чем руководствуется он? Его лицо украшала непривычная улыбка.
  - Всё может измениться! - заметила я.
  - О нет, теперь я не дам тебе ускользнуть, милая Валенсия! - уверил меня капитан Крамлис, едва мы успели зайти в шатёр, - ты в моей власти!
  Он наклонился ко мне и я сразу почувствовала, что жду поцелуя. Стоило ему снять мою шляпку, как я безропотно закрыла глаза. Даже предвкушая вчерашнее сладостное чувство. Но ничего не происходило. Открыв глаза, я обнаружила, что он просто внимательно смотрит на меня. Но только мне захотелось задать вопрос, как сразу отпали все сомнения. Его взгляд завораживал. В полумраке шатра глаза казались тёмно-синими, самыми красивыми на свете. Как я могла не замечать этого раньше?
  - Завтра мы поедем в столицу, - спокойно сказал он.
  - Конечно, - улыбнулась я, только бы он смотрел и смотрел на меня, как сейчас, - мне нужно собирать вещи?
  - Оставь всё здесь! - не меняя интонации продолжил он, - в Капитонии пересядем на дирижабль, так что поездка в этот раз будет быстрой.
  - Хорошо, - согласилась я, ожидая, когда он поцелует меня.
  - А сейчас мне нужно идти, - деловито продолжил он и вышел из шатра.
  Будто ведро холодной воды опрокинули на меня, настолько сильной оказалась разница. Быть под его пристальным взглядом и вдруг остаться одной.
  В смятенных чувствах я села на кровать. Он не хотел меня поцеловать? И тут же встряхнула головой. Да он подавлял мою силу воли! Так вот как он действовал на всех остальных людей. Я посмотрела на свои сжатые кулаки и расслабила пальцы. А потом и вовсе со всей силы стукнула по покрывалу. Он управлял мной! Только потому, что я проявила слабость и полюбила его! Снаружи послышались раскаты грома. Пусть льёт! Ах, он решил, что я в его власти? Никуда я завтра не поеду!
  Где-то далеко забрезжила мысль, что я веду себя, как капризный ребёнок, а не рассудительная женщина, но сразу исчезла. Пустыне нужна вода? Будет дождь! Сильный, затяжной. Мне даже не нужно было выглядывать наружу, чтобы понять, с неба уже льют потоки воды, как было на Новой земле во время дождя. Но моя злость и обида на мужа никуда не исчезли. Почему никогда ничего не бывает по-моему?! Шатёр осветила яркая вспышка молнии. Материя пошла волнами от ветра и струй воды.
  Полог открылся и вбежал полностью промокший капитан Крамлис. Он сердито воскликнул:
  - Что ты творишь, Валенсия?
  - То же, что и ты. Пользуюсь силой ради собственных целей, - я вызывающе взглянула на него.
  Лалира говорила, что я сильнее её брата. Вот сейчас и проверю.
  - О чём ты? - в замешательстве спросил он.
  - Думаешь, можно воспользоваться моей любовью, как слабостью? - прошептала я.
  Обида застила глаза и мне хотелось причинить ему боль.
  - У меня было мало времени. Многое нужно успеть до завтрашнего дня. Ты же упорная, сама видишь! Словами тебя не убедить. Я выбрал метод, который всегда срабатывал, - вовсе не раскаиваясь, ответил капитан Крамлис, подходя ближе.
  - Можно просто не ехать завтра. Никакой срочности нет, - странно, но его манера объяснений словно отрезвила меня от пьянящей злости.
  - Нельзя. Я уже заказал поезд специально для нас. Завтра всё будет подготовлено. Отменять поездку глупо, когда задействовано столько людей. К тому же мы бы всё равно на следующей неделе уехали.
  - Ты не откажешься от своей цели? - огорчённо спросила я, - даже после того, что между нами было?
  Я слышала со стороны, как глупо и жалко звучат мои слова, но ничего не могла поделать. Неужели моя любовь ничего не изменила?
  - Всё уже давно решено, - он отвернулся на мгновение, а потом резко приблизился и крепко обнял, - пойми, глупышка, то, что ты наконец-то полюбила меня, ничего не значит в масштабах всего мира. Разрушения, страдания - всё это продолжается. И я...
  Он запнулся и зарылся лицом в мои рассыпавшиеся по плечам волосы.
  - И теперь я не уверен, что знаю, как это остановить, - конец предложения он проговорил очень тихо.
  - Я знаю! - я немного отдвинулась и заглянула ему в лицо. - Просто отмени свои указания.
  Он посмотрел на меня в молчании несколько секунд, а потом странно рассмеялся. Сделал пару шагов назад и сел на кровать.
  - Валенсия, ты хотя бы немного представляешь, что я делал все эти годы?
  - Готовился к перевороту? - неуверенно уточнила я.
  - Это так. Но ты представляешь в деталях, как это всё происходит?
  - Нет, - пожала я плечами, - это важно?
  - Всё это время я подавлял силу маленьких белых мышек, серых диких особей и жирных крыс. Вся правительственная свита под моим контролем. Главные военные точки под моим управлением. Их крысиные усы дрожат от страха, но воля слабая и я давил, давил, давил...
  Он потёр лицо руками, вздохнул и начал растёгивать сюртук.
  - Назад пути нет, Валенсия!
  Я даже не заметила, как во время его речи сжала ладони и теперь прикусила костяшки пальцев от горечи.
  - Всегда есть выбор! - опомнившись и опустив руки, сказала я.
  - Какие хорошие слова, - невесело улыбнулся он, продолжая раздеваться и выжимая одежду. - Вот только ими не заменить реальность. Выбор уже был сделан. Ещё до встречи с тобой.
  Я села на кровать рядом с ним и прижалась щекой к его обнажённой спине. Она была прохладной. Он замер.
  - Глупый медвежонок, - тихо сказала я, поцеловав его кожу между лопаток и провела медленно рукой по чуть выступающим позвонкам, - ты ведь стал медведем.
  Капитан Крамлис развернулся ко мне и отложил в сторону скрученный сюртук. Я с вызовом взглянула ему в глаза. Как же хорошо больше не испытывать обиды или злости. Он слишком мне дорог сейчас! Такой взрослый, но сомневающийся сильный мужчина.
  - Ты не пойдёшь по пути неправильного выбора, Агуст! - сказала я, обняв его лицо ладонями и пристально смотря в глаза.
  - Милая, ты пытаешься сейчас подавить мою волю? - изумлённо проговорил он, приподнимая бровь, - малышка, ты хочешь перепрыгнуть слишком высокую планку.
  - Я быстро учусь, - улыбнулась я и поцеловала его, успев увидеть ошарашенный взгляд.
  Он ответил, прижав меня к себе. Я с радостью подчинилась, чувствуя, как он растёгивает блузку на мне. Мне тоже хотелось скорее коснуться всем телом его кожи. Снаружи послышались голоса и мы отпрянули друг от друга, замерев взглядом глаза в глаза.
  Небольшая прядка волос соскользнула мне на лицо и я безуспешно попыталась сдуть её уголком рта. Агуст протянул ладонь и аккуратно отодвинул волосы от моего лица. Голоса за стенами шатра стали удаляться, но мы не прерывали молчание. Казалось, оно объединяло нас, делало единомышленниками. Тишину нарушал лишь редкий тихий шелест падающих с полога капель.
  - Дождь закончился, - сказала я.
  - Жаль, - отозвался он и отвёл взгляд, - теперь мне нужно идти.
  Капитан Крамлис подошёл к коробу и достал сухой костюм. 'Останься!' - мысленно попросила я, глядя ему в спину.
  Агуст передёрнул плечами и резко оглянулся:
  - Валенсия, не играй с силой! Как-нибудь я с удовольствием поддержу эту игру, но сейчас не время.
  - Почему учитываются только твои решения? - спросила я.
  - Хм, - сказал он, надевая сюртук и застёгивая пуговицы, - наверно, потому что я умнее тебя.
  Я недовольно посмотрела на него. Возразить было сложно, но получается моё мнение никогда не будет приниматься во внимание!
  - Это не довод! - сказала ему, - я - не ребёнок и превосхожу тебя в другом. В чём-то лучше ты, а в чём-то - я. Признай!
  - Да, есть кое-что, в чём ты преуспела больше, - согласился он и подошёл ближе, - я - не такой красивый.
  Он быстро поцеловал меня в губы и вышел из шатра.
  Я никак не могла обидеться на такое утверждение и лишь кусала губы, чтобы не рассмеяться. Пусть не думает, что это удачная шутка.
  ***
  До вечера я была занята. Собирала вещи. Конечно, с собой мы их не возьмём, но нужно, чтобы они были в аккуратном состоянии,и при необходимости их могли прислать к нам в столицу. Мне просто хотелось обмануть себя на время, что обычные дела всё ещё имеют значение, что мы не уезжаем в страшную неизвестность. Был момент, когда я просто лежала на земле и мысленно просила прощения у Природы за то, как распорядилась сегодня силой. Мне дано так много, и при этом настолько мало полезного на самом деле у меня получилось сделать. Порой хотелось, чтобы кто-нибудь решил за меня, как нужно поступать. В процессе складывания одежды мысли настойчиво крутились вокруг неразрешимой проблемы - как остановить уже начавшийся процесс переворота? Было бы проще, возможно, определиться, если бы не лёгкое подозрение, а стоит ли останавливать? На самом ли деле это благо для всех? Впервые я поняла, насколько мало знаю о том, действительно ли хорошо живут другие. У воркнетов своё видение мира. Странное мягкое сопротивление и в то же время смирение со сложившимися обстоятельствами. А у господ, у работников, довольны ли они? Вот бы собрать всех вместе на огромной площади и спросить, всё ли их устраивает в обществе? Я невесело улыбнулась, представив эту картину. Это невозможно.
  Одно было точно понятно - в плане, который создал капитан Крамлис есть уязвимое место. Это ложь, лежащая в основе. Из-за неё не получится достичь цели. Это стало мне интуитивно понятно.
  ***
  - Разве мы не летим в столицу? - удивлённо спросила я, услышав, что муж приобретает билеты на дирижабль до Майнор-Шара.
  В Капитонии на нас обращали внимание. Что не удивительно. Городок этот небольшой, всего с тремя-пятью рейсами дирижаблей в неделю. Поэтому присутствие помощника Правителя стало местным событием. Капитану Крамлису с трудом удалось отказаться от настойчивых приглашений в дома господ.
  - Милая, ты же хотела к морю, - муж 'натянул' на лицо неестественную улыбку.
  Опять тайны! Когда же он станет мне доверять? Я очень хотела возмутиться, но вместо этого лишь улыбнулась в ответ:
  - Ты всегда знаешь, как меня порадовать, дорогой! Действительно, в столице сейчас слишком прохладно.
  Ещё вчера ночью мы вновь сходили в поселение воркнетов и сердечно попрощались с родными капитана Крамлиса. Словно во сне, перед глазами запомнилась картина, как муж обнял родителей и что-то тихо им прошептал, а потом спокойно ожидал, пока они поздравляли нас с решением быть вместе.
  - А на самом деле, зачем мы направляемся в Майнор-Шара? - настойчиво спросила я, когда мы заняли свои места в салоне дирижабля.
  - Мы навестим господ Оранж, - вздохнув, ответил муж.
  - Оранж? - ошарашенно переспросила я.
  Мне даже не понадобилось время, чтобы вспомнить Сессилию Оранж, её смущение, когда она передавала конверт для капитана Крамлиса и отрицание мужа, что он о ней знает.
  Конечно, я хотела задать много вопросов, но, взглянув на него, промолчала. Капитан Крамлис ещё раз как-то тоскливо вздохнул и сообщил:
  - Насколько проще, ничего не чувствовать.
  Я посмотрела на него, но вновь ничего не сказала.
  Майнор-Шара встретил нас свежим бризом и запахом близкого моря. Новую причальную мачту установили недалеко от порта. Муж предложил пройтись пешком до дома господ Оранж.
  - Ты соблазнил её? - спросила я, стоило нам остаться на набережной одним.
  - Нет, - покачал он головой. - Я просто воспользовался их добротой и доверчивостью, чтобы моя история не имела отношения к воркнетам. Чтобы никто даже не догадался о моей сущности. И то, что Сессилия влюбилась в меня, было привычным. Звучит, конечно, будто я хвастаюсь, но это всего лишь факт. Ещё ни одна девушка не смогла устоять. Даже...
  Он не закончил, но многозначительно взглянув на меня, улыбнулся.
  - Это вовсе не повод для веселья, - нахмурилась я, пытаясь быть строгой.
  - Это единственный повод для радости сейчас, - возразил он и крепко сжал мою руку.
  - Зачем же мы сейчас приехали сюда? - я уже заметила особняк господ Оранж и хотела узнать всё до визита к ним.
  - Пора возвращать добро, полученное мной, - муж помрачнел, - я должен поблагодарить их за помощь.
  - Ты откроешь им наш секрет? - усомнилась я.
  - Нет, конечно, - хмыкнул муж, - я уже предоставил протекцию по работе Микалло Оранжу и, надеюсь, этого достаточно. Знаешь, такое чувство, что я должен им гораздо больше за заботу и помощь, но что от меня требуется, не понимаю. Поэтому пришлось внести коррективы в наш маршрут до столицы.
  Мне было всё ещё непривычно видеть его таким сомневающимся и разговорчивым.
  Тем временем мы добрались до скромного особняка. Его стены выбелило солнце. В палисаднике виднелись яркие весенние цветы на ухоженных клумбах.
  Я немного волновалась, как пройдёт этот странный визит, поэтому вздрогнула, когда в ответ на дверной звонок, сразу же открылась дверь. Сначала на порог выбежала пятнистая лохматая собака, а следом выскочил, размахивая поводком, господин Оранж.
  За прошедшее время он почти не изменился. Всё такой же нелепый клетчатый костюм, но уже более светлых тонов. Молодой мужчина удивлённо воззрился, увидев нас. Потом опомнился, нервно пригладил рыжие вихры, стараясь спрятать их под шляпу-котелок.
  - Капитан Крамлис, вы ли это? - охнул он, но тут же отвлёкся на собаку, - Тронк, ко мне, вернись, негодная псина!
  Беспородного вида собака тем временем с радостным лаем пронеслась по улице туда-обратно и заинтересованно стала обнюхивать невысокий забор.
  - Мы можем составить вам компанию во время выгула собаки, - сдерживая смех, предложила я.
  - Что вы, что вы, не стоит, леди... ммм, госпожа... Простите, мы знакомы? - он одновременно старался не смотреть пристально на меня и морщил лоб, видимо, пытаясь вспомнить.
  - Это моя жена, - холодно сообщил Крамлис, - вряд ли вы встречались ранее.
  - Возможно, возможно... - рассеянно пробормотал господин Оранж, отвлекаясь на свою шуструю собаку. - Проходите, пожалуйста, в дом. Я сейчас поймаю Тронка и присоединюсь к вам.
  Капитан Крамлис уверенно подошёл к двери и придержал её открытой, но я сначала обернулась. Господин Оранж настороженно оглядел улицу, потом свистнул собаке, вмиг потеряв прежнюю суетливость.
  Переглянувшись с мужем, я поняла, что он тоже всё заметил.
  - Знаете, сегодня у работницы выходной, - сказал господин Оранж, когда мы сидели в гостиной, - поэтому мне приходится управляться самому. Да и не ожидал я, что придётся принимать столь высокого гостя, вернее, гостей...
  Он смущённо запнулся, а потом добавил:
  - Поразительно видеть вас здесь, господин Крамлис.
  Невысказанный вопрос, казалось, требовал ответа.
  - Как поживает ваша сестра? - спокойно уточнил Крамлис.
  - У неё всё замечательно. Очень удачно, что она сегодня уехала в гости, - нахмурился господин Оранж. - У вас, наверно, тоже много дел сейчас?
  Я с удивлением наблюдала, как капитану Крамлису пытался противостоять этот на первый взгляд робкий человек.
  - Да, нам пора, Валенсия, - мрачно кивнул Крамлис.
  Он встал, кинув внимательный взгляд на хозяина дома.
  Мы уже подошли к двери, сопровождаемые господином Оранж, когда Крамлис сказал:
  - Я всё-таки отвечу на ваш немой вопрос, зачем мы здесь.
  Он подождал, пока я натянула перчатки.
  Мы спустились с мужем с крыльца. Господин Оранж смотрел нам вслед, не проявляя, впрочем особой заинтересованности.
  - Знаете, в своё время я забыл сказать 'спасибо', - закончил Крамлис.
  Я старалась незаметно разглядывать лица этих столь разных мужчин. Никогда бы не подумала, что муж может быть таким сентиментальным.
  Господин Оранж молча кивнул. Он не уходил с крыльца всё время, пока мы не свернули за угол улицы.
  - Хм, это было познавательно, - улыбнулась я, пытаясь стряхнуть неприятное ощущение недосказанности.
  - Да, он, оказывается стойкий малый. Значит, я не ошибся, когда предложил его кандидатуру смотрителя мачты для дирижаблей, - было видно, что встреча его вполне порадовала.
  - Разве его поведение не было странным? - размышляла я.
  Мы вышли на набережную. Весеннее солнце припекало всё сильнее, однако это не мешало птицам радостно щебетать. Деревья радовали пышными ярко-зелеными кронами, а кусты - нежными цветами. Меня привлёк яркий раскрывшийся бутон розы, который щедро источал сладкий аромат. Я подошла поближе и в это время позади послышались возгласы. Увидев, что это господин Оранж, я внезапно юркнула за куст.
  - Капитан Крамлис, постойте! - крикнул господин Оранж издалека.
  Он явно волновался, вернувшись к своей забавной привычке подпрыгивать во время быстрой ходьбы.
  - Я хочу объяснить своё грубое поведение, - пытаясь отдышаться, проговорил он.
  В этот час было мало прохожих, поэтому их разговор не привлекал внимания. К тому же Крамлис был очень спокоен в отличие от своего собеседника.
  - Моя сестра... Я очень боялся, что она увидит вас и... А где госпожа Крамлис? - господин Оранж заозирался вокруг.
  - У неё возникли неотложные дела, - невозмутимо ответил капитан Крамлис, даже не взглянув в сторону кустов, где я спряталась.
  - Ясно, - неопределённо отозвался господин Оранж и продолжил, - моя замечательная сестра, как вы знаете, испытывала к вам большую долю восхищения. Но вот уже два или три месяца, как всё изменилось. Я боялся, что ваше появление, да ещё и в паре с прекрасной госпожой Валенсией, с которой она сдружилась в прошлом году... - он замолчал на минуту, видимо, собираясь с мыслями. - Извините, что сделал вид, будто не узнал её.
  В этот момент я с трудом сдерживала улыбку. Именно таким, нелепым, но милым я помнила господина Оранжа, и было просто чудесно, что на самом деле он не изменился. Лишь тревога о сестре заставила его стать строже.
  - Как только вы ушли, я сразу понял, каким глупым было моё поведение. Как можно было сомневаться в её благоразумии! И я прошу вас вернуться в наш дом и быть гостем. Уверен, сестра вам будет рада.
  - Спасибо, но у нас с женой уже есть планы, - Крамлис стоял ко мне вполоборота, но была заметна приветливость на его лице.
  Господин Оранж ещё раз извинился и направился обратно домой. Я продолжала скрываться, пока он не покинул набережную, оглянувшись несколько раз.
  - Валенсия, не знал, что ты такая поклонница роз, - муж отошёл к ограде набережной и прислонился к ней, с интересом посматривая, как я отцепляю подол платья от колючей ветки кустарника.
  Закончив бороться с растением, я заметила:
  - Надеюсь, я не буду теперь получать в подарок исключительно колючие букеты дикой розы? Хотя аромат именно этих цветов мне особенно нравится.
  Крамлис ничего не сказал в ответ, лишь задумчиво смотрел на меня.
   - О каких планах шла речь? - напомнила я про разговор с господином Оранжем.
  - Забыл тебе сразу о них рассказать, - серьёзно начал Крамлис. - Нужно будет пройти до конца набережной, до маяка. Потом спуститься на пляж и по самой комке воды прошагать ещё милю...
  Он с сомнением посмотрел на меня:
  - Не уверен, справишься ли ты...Ладно, затем мы зайдём в дом одного замечательного человека, который сейчас находится в столице. Но я знаю, где он прячет ключи от входной двери.
  - Мы проникнем в дом, в котором отсутствует хозяин? - удивлённо спросила я, вглядываясь в лицо мужа. Не смеётся ли он надо мной?
  Я оглянулась на праздно прогуливающуюся парочку дам неподалёку и тихо уточнила:
  - Это будет взлом?
  - Это будет только наш день, - так же тихо ответил мне муж и добавил, улыбнувшись, - если мы остановимся в отеле, то нам не избежать надоедливых разговоров о том, как я умён и какая прелестная у меня жена. Это скучно, даже, если это правда, что я умён.
  Я зачарованно смотрела на него. Это точно мой муж? Этот мужчина слишком много дразнится и улыбается!
  - Валенсия, не смотри на меня так осуждающе! Ведь это абсолютная неправда, что ты прелестна.
  Я вздохнула, признавая, что моя попеременно возникающая привлекательность благодаря силе воркнета, видимо, вновь ослабла. И в сущности, моя внешность не всегда мила. Хотя я надеялась, что сейчас... И тут мои мысли прервал муж:
  - Никто, кроме меня, даже не представляет, насколько ты бесподобна!
  Я засмеялась, но тут же прикрыла лицо рукой, так как дамы с любопытством взглянули в нашу сторону.
  - Ускоряем шаг, милая, и действуем по плану! - распорядился Крамлис, плотнее прижимая мой локоть к себе.
  Кажется, к маяку мы уже почти бежали, потом спустились к воде, сняли туфли и шли по теплому вязкому песку. Вокруг никого, кроме чаек, не было, поэтому день, действительно, был полностью наш. Дом оказался совсем небольшим, почти полностью заросшим диким виноградом.
  - Тут даже работников нет? - спросила я, когда мы поднялись на террасу с деревянными полами.
  - Нет, - подтвердил муж, шагая впереди и оставляя присыпанные песком следы босых ног, - зато очень надеюсь, что сохранились продукты в погребе.
  Я осталась ждать Крамлиса на террасе. Солнце уже начинало склоняться к закату, поэтому сидеть на широкой нагретой скамье и смотреть на море было особенно приятно.
  Виноград добрался до перил, повсюду выглядывая тонкими светло-зелёными усами. Я потрогала рукой мягкий лист и отломила одну из молодых закрученных стрелок. Попробовав её, будто окунулась в детство. Лёгкая кислинка на губах.
  Вскоре вернулся муж с банкой консервированного соленого мяса и сушеными фруктами.
  - Ужасное сочетание, - я со смешанными чувствами наблюдала, как он ловко выхватывает куски мяса, но сама жевала лишь сушеные дольки яблока.
  - Согласен, - сказал Крамлис, разделавшись уже с третью глиняной банки, - было бы гораздо лучше, если бы ты сходила подоить корову, да испекла бы свежий хрустящий хлеб. Но придётся довольствоваться тем, что ты хотя бы прелестна.
  Я кинула на него возмущенный взгляд и захватила вилкой небольшой кусок мяса. Оказывается, я так проголодалась, что эта пища показалась необыкновенно вкусной. Было ещё и вино, но оно оказалось кислым.
  - Ужин можно считать идеальным! - подытожил муж. - Был солёный вкус, был сладкий вкус, был...
  - Кислый вкус вина! - добавила я.
  - Терпкий вкус вина, глупышка! - засмеялся он, обнимая меня за плечи.
  - Так это считается идеальным ужином? - улыбнулась я.
  - Нет, ещё не хватает... - он внимательно посмотрел на меня.
  - Нужен ещё горький вкус? - подсказала я.
  - Почти угадала, - согласился он, становясь всё серьёзнее.
  А потом поцеловал меня. Закатные лучи солнца окрасили мир вокруг нас в оранжево-розовые цвета.
  
  ***
  - Как ты познакомился с Оранжами? - спросила я, водя пальцем по груди мужа.
  В темноте не видно было интерьера комнаты. Ни деревянной широкой кровати, стоящей а низких ножках, ни яркого лоскутного покрывала, на котором мы лежали, ни белёных стен.
   - Валенсия, давай поспим, завтра много дел, - попросил Агуст сонным голосом.
  - Здесь безопасно разговаривать? - уточнила у него.
  - Да, - спустя некоторое время ответил муж.
  - Тогда.... Как ты позакомился с ними?
  - Притворился, что отстал от поезда в пустыне и блуждал потом, пока не набрёл на ангар, где меня и нашел Оранж. Я как раз до этого помогал создавать новый огород в нашем поселении под землёй, поэтому даже не пришлось притворяться. Я на самом деле был измождён физически.
  Я задумалась о том, как много всего произошло с моей встречи с Оранжами.
  - А зачем воркнеты разбирали рельсы? - мои мысли перескочили на более ранние воспоминания.
  - Они хотели вернуть металл земле, да и не понравились им паровозы. Пришлось долго объяснять, насколько опасна эта затея. Правитель задумался о том, чтобы изгнать воркнетов с Большой земли. Или уничтожить их.
  Я не знала, что можно сказать после этого. Не верить словам мужа не было основания, но и совершенно не получалось представить Правителя чудовищем. Может, Крамлис всё-таки заблуждается. Я ещё немного полежала, прижавшись щекой к груди мужа и слушая его мерное дыхание. Что же будет в столице? Как же не хочется туда возвращаться. Если бы только можно было остаться здесь вдвоём подольше. На этой приятной мысли я уснула.
  ***
  Крис Монг сдержанно поприветствовал нас. Причальная мачта дирижабля маячила посреди поля, на окраине которого сгрудились экипажи и самоходные машины. Группы встречающих и пассажиров почтительно расступались перед капитаном Крамлисом. Он изменился, стоило нам покинуть Майнор-Шара. Даже цвет глаз, похоже, вновь стал серым, а выражение лица - замкнутым и слегка надменным.
  - Перестань! - сказал он неожиданно, когда мы подошли к нашей машине.
  Я удивлённо взглянула на него и поняла, что данные слова относятся к Крису Монгу. Помощник быстро отвернулся. Я заметила, что он слишком пристально смотрел на меня, но после событий в пустыне совсем перестала обращать внимание на подобное поведение мужчин. Неужели до сих пор действует странная притягательность воркнетов? Я плотнее закуталась в тёплую накидку, которую привёз Крис Монг. Несмотря на то, что весна пришла и в столицу, вечером ощущалась ещё сильная прохлада, особенно заметная по контрасту с жарким климатом пустыни.
  Чтобы не привлекать ненужного внимания, я расправила вуаль. Крамлис одобрительно кивнул и помог мне сесть в машину. Крис Монг расположился на водительском месте, спиной к нам.
  Сначала по сторонам виднелись бедные районы и неказистые дома, но вскоре мы добрались до хорошей насыпной дороги центральной улицы, перестав разбрызгивать грязь из-под колёс.
  Это всё, что я помню из деталей той поездки, ведь все мои мысли тогда сосредоточились на недавних словах мужа. Разговор, который произошёл между нами утром, окончательно растревожил меня.
  - Валенсия, тебе нужно уехать на Новую землю, - тихо, но решительно сказал он.
  - Одна я не поеду, - также тихо, но твёрдо ответила ему.
  Он сердито посмотрел на меня, нахмурив брови, но встретил такой же взгляд от меня. Только мне пришлось задрать подбородок, ведь муж был выше ростом.
  - Это необходимо, - сделал он ещё одну попытку настоять на своём.
  Я отрицательно покачала головой. У меня много сомнений, но в одном есть уверенность - я должна быть рядом с ним.
  Последние дни стали напоминать песочные часы. Только из верхней части сыпались золотые песчинки надежд и мечтаний, а падали вниз мелкие чёрные хрусталики, всё быстрее отсчитывая отведённое нам время.
  Дом встретил нас мрачным фасадом и холодными помещениями. Только кухня по традиции была уютной. Плита ещё не остыла, согревая еду, которую, видимо, Крис Монг приготовил для нас ранее.
  Я надеялась, что помощник оставит нас одних, но Крамлис сразу потребовал от него отчёт о делах и они ушли в гостиную. В кухне были слышны приглушённые звуки их голосов. Я села у окна, разглядывая улицу. Сумерки быстро переходили в ночь. Из-за того, что в кухне не был включен свет, я могла разглядеть фигуры редких прохожих на улице. Один мужчина подошёл близко к нашему дому, пытаясь заглянуть в окно. Серое длинное лицо с чёрными провалами глаз с трудом доставало лишь до подоконника, но меня сильно испугал его вид. Я осторожно отошла вглубь и успокоилась лишь, когда нашла выключатель. Резко вспыхнувший свет заставил любопытствующего человека отпрянуть. Он быстро отвернулся и скрылся в темноте.
  Я подошла к окну и задёрнула шторы. Как раз вовремя. Из гостиной вернулись Крамлис и Крис Монг.
  - Валенсия, почему ты не наверху? - слегка недовольно уточнил муж.
  Он всё больше возвращался к своему прежнему виду. Глаза вновь приняли серый стальной оттенок. Меж бровей пролегла глубокая морщина.
  - Вы, наверно, проголодались? - в противовес ему дружелюбно уточнил помощник. - Сейчас я накрою на стол.
  Он стал доставать столовые приборы, постоянно оборачиваясь на меня. Крамлис шумно вздохнул, заметив это.
  - Крис, оставь нас. Дальше мы справимся сами, - сказал он.
  Помощник замер на мгновение, потом вежливо поклонился и попрощался.
  - Вот почему тебе нужно уехать на Новую землю, - заметил муж, как только закрылась дверь за Крисом Монгом. - Иначе тебе придётся всё время надевать вуаль, даже в помещениях.
  Меня всё ещё беспокоил другой вопрос, поэтому на возмущение Крамлиса не отреагировала.
  - Возможно, я ошибаюсь, но за этим домом следят, - сообщила ему.
  - Почему ты так решила? - спросил он.
  - Пока вы были в гостиной, в окно кухни пытался заглянуть какой-то человек, - ответила я.
  Капитан Крамлис посмотрел на штору, закрывавшую окно, и вновь нахмурился.
  - Сейчас поужинаем, а потом мне надо уйти, - сказал он.
  Я разложила еду на тарелки, с грустью вспоминая пусть не такой вкусный, но гораздо более приятный ужин в Майнор-Шара.
  Капитан Крамлис быстро поел, периодически посматривая на меня.
  - Криса в этот раз я не смогу прислать, так что поставлю защиту на двери, - сказал он.
  Я с тревогой смотрела, как он уходит, провожала до двери, потом ещё долго вглядывалась в темноту улицы, лишь изредка освещаемую фонарями. Но спустя время решила, что такое поведение ничего хорошего не принесёт, поэтому занялась домашними делами.
  Удивительно, но я очень быстро привыкла к тому, что не устаю. Сил хватило на все дела. Я привела себя в порядок, покрасила волосы и разобрала наряды в своей комнате, подготовившись к завтрашнему визиту к родителям. Потом просто приказала себе уснуть.
  Наутро я всё также была одна в доме. Чувство тревоги стало нарастать и никакими разумными доводами не получалось его подавить. Поддавшись ему, я стала проверять комнаты дома одну за другой. И даже сильно разозлилась, когда не смогла открыть очередную дверь. Что за вечные секреты! Я с силой навалилась на неё и чуть не упала, провалившись в проёме. В тёмной комнате было тепло и сухо. Найдя выключатель, я зажгла свет. Всё помещение было заставлено открытыми ящиками с песком. Сила Пустыни! Это что-то аккумулятора силы? Агуст здесь набирался сил? Я зачерпнула горсть песка и пропустила её сквозь пальцы. Где же он?
   Даже позавтракав и тщательно нарядившись, я не дождалась мужа. И только, когда уже решилась выйти на улицу, в дверь постучался Крис Монг.
  - Почему-то не смог открыть своим ключом, - пояснил он мне, когда зашёл в коридор.
  - Где мой муж? - отбросив все условности, сразу спросила я.
  - Госпожа Крамлис, он приказал мне отвезти вас на Новую землю, - ответил господин Монг, стараясь не смотреть на меня. - Корабль отплывает только через неделю, поэтому прошу вас, соберите вещи. На это время я отвезу вас за город.
  - Где мой муж? - повторила я.
  - У меня есть указания и я должен их выполнять, - с нажимом ответил он.
  - Господинг Монг, перестаньте прятать взгляд и дайте ответ на мой вопрос! - рассердилась я.
  Он посмотрел на меня и тут же сообщил:
  - Он в тюрьме по подозрению в измене Правителю. Вам оставаться в столице небезопасно.
  - Вы шутите?! - воскликнула я, - как это случилось? Этого просто не может быть!
  - Это так, - прервал мои восклицания Крис Монг. - И моя задача сейчас - позаботиться о вас! Собирайте вещи, мы уезжаем.
  - Ни за что! - вскричала я. - Мне срочно нужно к правителю! Это какая-то ошибка, недоразумение. Я попрошу правителя...
  - Прекратите, госпожа Крамлис! Слишком много свидетелей и доказательств. Вам нужно поехать со мной до отплытия корабля.
  - Это вы прекратите свои глупости! - возмутилась я. - Уйдите с дороги! Я и сама доберусь до дворца.
  В тесном коридоре было сложно обойти его.
  - Если понадобится, я поволоку вас на корабль силой, - тихо и решительно сказал он.
  Я уставилась на него. Неужели муж недооценивал мои возможности?!
  - Сейчас вы отвезёте меня к правителю, - настойчиво потребовала я.
  - Нет, я отвезу вас в поместье за пределами столицы, - кривясь, будто от внутренней боли, ответил Крис Монг.
  - Крис, вы должны слушаться меня! - я воззрилась на него, мысленно повторяя своё требование.
  Внезапно помощник схватился за голову и осел на пол.
  - Он доверил мне заботу о вас! - прошептал он, сильно морщась.
  Только в этот момент я поняла, что капитан Крамлис сильно влиял на него и последнее приказание буквально 'въелось' в Криса Монга.
  - Хорошо, я поеду с вами, - согласилась я, стараясь не усиливать давление, - но по дороге мимо дворца.
  - Это опасно, - помощник поднялся, потирая рукой висок. - Хотя и по пути.
  - Тем более стоит выбрать эту дорогу, - в тон ему сказала я.
  - Хорошо, - согласился Крис Монг, - только быстрее собирайте вещи.
  Я поднялась к себе в комнату. Сделав вид, будто занята сборами в дорогу, я побросала первые попавшиеся платья в сундук. Потом ещё раз оглядела себя в зеркале, чтобы быть уверенной, что наряд сгодится для визита к Правителю, и позвала Криса Монга помочь с вещами.
  На улице ожидал экипаж.
  - Не хотел привлекать внимания, - тихим голосом объяснил свой выбор кареты помощник.
  Я кивнула, поднимаясь с его помощью внутрь. Не имеет значения. Главное, надо быстрее помочь мужу! А для этого нужно избавиться от навязчивой заботы Криса Монга и попасть к правителю. Сердце стучало в груди неимоверно сильно. Казалось, вся улица должна была знать о моём волнении.
  Мы неспешно двигались по улицам, но вскоре я поняла, что эта дорога уводит от дворца. И сразу стало понятно, помощник обманул меня, чтобы выполнить указание капитана Крамлиса. Тогда я дождалась очередной остановки кареты из-за проезжающей мимо повозки и выскочила на тротуар.
  - Госпожа! - сдавленно крикнул мне вслед Крис Монг, но я лишь ускорила шаг.
  Пришлось добираться пешком, а потом ещё прятаться у ворот дворца, так как экипаж с Крисом Монгом ожидал там же. Хорошо, что в скором времени стражники прогнали его. Воспользовавшись моментом, я подошла и попросила аудиенции с правителем.
  В эти минуты, как никогда прежде, я оценила свои силы. На лицах охранников не мелькнуло и тени сомнения, меня сразу запустили во внутренний двор и помогли найти распорядителя, который сопроводил к кабинету правителя.
  - Госпожа Крамлис? - удивлённо и радостно воскликнул Правитель, когда увидел меня и тут же приказал распорядителю. - Оставь нас!
  Я пыталась унять дрожь. Хотелось тут же потребовать, чтобы мужа отпустили. Правитель тоже молчал и с интересом рассматривал меня.
  - Надо же! - в итоге промолвил он, - как это я не заметил раньше? Такая яркая красота, заставляющая меркнуть мужское сознание...
  Я с удивлением посмотрела на него, уже успев отдышаться и слегка справиться с волнением.
  - Прошу прощения за внезапный визит...- заученным в пансионе текстом решила начать разговор.
  - Не утруждайтесь! - махнул рукой правитель.
  Я с облегчением вздохнула. Неужели он подпал под очарование силы воркнетов?
  - Не поможет! - жёстко закончил он. - Вашего мужа я казню. Насчёт вас... Ещё решаю, как использовать.
  Время будто замерло, пугая происходящим. У меня не получалось и слова сказать, даже дышать было больно.
  - О чём вы? - с трудом спросила у него.
  - О вас, о воркнетах, госпожа Крамлис, - вздохнул он, разглядывая меня с явным отвращением, - об Агусте... или как вы его там зовут? Дмитр.
  Он зевнул, прикрыв рот кулаком, а потом резко стукнул им по столу.
  - Я вас всех уничтожу!
  Я молча смотрела на него, пытаясь совладать с болью в груди. Казалось, ненависть правителя можно было потрогать руками, настолько явно она распространилась вокруг. У меня даже в глазах начало темнеть от его злобы.
  Меж тем мужчина встал из-за стола и подошёл поближе.
  - Отбросим сантименты, - он два раза щёлкнул пальцами левой руки, - вы будете заботиться о моём здоровье. Будете отдавать мне свою силу, пока не умрёте.
  Я отступила на шаг, не веря, что всё происходит на самом деле.
  - Я не понимаю, о чём вы говорите, - сказала ему.
  - Можете бежать, - сказал он, пожав плечами, - тогда завтра казнят не только вашего мужа, но и вашего отца, как пособника.
  Я замерла. Как, когда правитель стал страшным человеком? Почему он говорит такие ужасные вещи?
  - О чём вы? - слабо прошептала я.
  - Что же вы стоите, госпожа Крамлис? Как же я упустил вас? Ведь сейчас просто очевидна ваша сущность воркнета. Смотрите, вам даже чёрная краска не помогла, волосы опять посинели.
  Я растерянно схватилась за голову и тут же услышала его смех.
  - Отвратительно наивная! Мерзко красивая! - он смеялся и смеялся, указывая на меня рукой. - Но у вас есть один плюс. Всего один.
  Я молчала. Что делать, когда перед тобой сумасшедший человек? Иначе было невозможно объяснить поведение правителя.
  - Ты не поддалась на чары Агуста. Единственная из всех тех, кого он пытался соблазнить. Даже за три месяца совместного проживания вы вернулись чужими людьми друг для друга. Так забавно было наблюдать мелкие искры между вами. И вчера ночью он сразу же покинул дом. Видимо, не смог выдержать, что молодая и красивая жена его отвергает.
  Правитель вновь с интересом разглядывал меня, вернувшись за стол.
  - Это единственное, почему я ещё не убил вас обоих. Вы меня забавляли, - сказал он. - А потом я решил, что такой потенциал надо поощрять. Будете заботиться о моём здоровье, отдавать мне свою силу. Я знаю, вы это умеете. Да не смотрите с таким ужасом! Как женщина вы для меня отвратительны. Воркнет! - он передёрнул плечами и брезгливо скорчил рот. - Это противоестественно, чтобы господин желал по собственной воли воррркне...
  Он не договорил и плюнул на пол.
  - Меня вам никогда не соблазнить! - прокричал он, и брызги слюны полетели во все стороны из его рта.
  Я инстинктивно прикрыла лицо рукой, хотя между нами было большое расстояние.
  Правитель налил в стакан воды из кувшина и дёрнул шнур вызова. Вошёл распорядитель.
  - Позови госпожу Крику! - потребовал правитель.
  Распорядитель кивнул в знак того, что понял, и вышел из кабинета.
  - Сейчас придёт госпожа Крику, она заведует женской тюрьмой. Вы будете сидеть в камере, как и положено жене предателя, - спокойно проговорил правитель, отпивая воду маленькими глотками.
  Агуст был прав, от этого чудовища необходимо избавить землю. Я решительно взглянула на правителя. В этот момент постучали, и в кабинет вошла дама с гладко прилизанными волосами, стянутыми в тугой узел на затылке. Одета она была в чёрное платье без единого украшения.
  - Госпожа Крику... - начал правитель, но вдруг схватился за горло. Лицо его побледнело и он упал на пол, засучив ногами по ковру. Одна штанина сбилась, обнажив волосатую ногу в чёрном носке.
  Госпожа Крику бросилась к нему с восклицаниями. Я в оцепенении смотрела на них. Ему нужна помощь! Я вдруг почувствовала, как будто против воли подбегаю к правителю и кладу руку на плечо, чтобы исцелить.
  Тем временем госпожа Крику позвонила, и в кабинет стали вбегать какие-то люди. Они попытались оттолкнуть меня от правителя, но сразу же отлетели в сторону. Я чувствовала, как по моим щекам текут слёзы, как дыхание правителя восстанавливается.
  - Выйдите все, кроме госпожи Крамлис! - приказал он, внезапно открыв глаза.
  Работники замешкались, нерешительно замерев у двери.
  - Все вон! - сильнее закричал правитель.
  Он сел, тяжело опираясь на одну руку. При этом даже не смотрел в мою сторону.
  - Значит, вот как ты это делаешь, - прерывисто проговорил он, закашлявшись. - Жаль, было много свидетелей. Придётся их всех убить.
  Я вскрикнула:
  - Нет!
  - Не бойся! Тебя я не трону! - он повернулся в мою сторону.
  Я в смятении взглянула на свои руки. Мне нужно было убить этого человека, а не спасать!
  - Нет! Нет! Нет! - шептала я, не в силах поверить в происходящее.
  - Не бойся! - ласково сказал правитель, - теперь ты будешь только моя маленькая спасительница! Никто не узнает о нашем секрете.
  Он улыбнулся мне, от чего стало ещё страшнее.
  - Кто-то из них пытался меня отравить сегодня, скорее всего, распорядитель, у него в роду когда-то были воркнеты. Дурная кровь проявилась. Но я всех уничтожу, всех.
  - Нет, нет, нет! - как заведённая кукла, продолжала шептать я в ужасе.
  - Кроме тебя, моё дорогое сокровище, - правитель пополз ко мне на четвереньках. - Только помоги мне встать, и я всех уничтожу!
  Я бросилась к двери и широко раскрыла её.
  - Правителю плохо! Срочно зовите доктора! - закричала изо всех сил в коридор.
  Оттеснив меня, в кабинет поспешили люди.
  - Госпожа Крамлис, вы, наверно, хотите видеть вашего мужа? - спросил меня распорядитель.
  Он был единственным, кто не поспешил к правителю.
  - Так вы ошиблись, зайдя не в ту дверь. Вас проводить в правильном направлении? - учтиво спросил распорядитель.
  Я решила, что хуже уже быть не может и кивнула в знак согласия.
  Из кабинета послышался слабый вскрик правителя: 'Только не воду из графина!' И чей-то успокаивающий голос: 'Всё хорошо, всё будет хорошо, доктора уже позвали. Выпейте немного воды, вам станет легче!'
  Я хотела броситься в кабинет, но в этот момент из-за поворота выбежал мужчина с саквояжем и закричал:
  - Никакой еды или питья правителю, пока я не проверю!
  Не снижая скорости, он протолкался вглубь кабинета правителя.
  - Доктор, - тихо прокомментировал распорядитель, - теперь он точно спасёт. Кому, как не ему знать всё о ядах.
  И наклонившись ко мне, тихо добавил:
  - Притворитесь, что вам плохо.
  Поколебавшись несколько секунд, я так и сделала.
  Он взял меня под руку и повёл по коридору. Если кто-то из встречных людей бросал на нас удивлённый взгляд, распорядитель объяснял:
  - Госпоже стало плохо от духоты помещения, помогаю выйти на свежий воздух.
  Так мы прошли только часть пути.
  - А вот теперь взбодритесь! Я отведу вас к мужу, - сообщил распорядитель, освобождая мою руку.
  Я радостно взглянула на него.
  - Зря надеетесь, что поможете ему, - он печально покачал головой в ответ, - его охрана очень опасна. Даже не рискуйте.
  Мы дошли до одного из выходов из дворца. Распорядитель быстро оглянулся по сторонам и сказал:
  - Поспешите, нам нужно попасть к восточным воротам как можно незаметнее. С охранниками у ворот разговаривать будете вы, иначе нас не выпустят. Насколько я знаю доктора, он уже запретил кому-либо покидать территорию.
  Добраться до ворот получилось, как и было запланировано. Охранники сразу сообщили, что выход закрыт до распоряжения от правителя. Пока они говорили, я стояла за спиной распорядителя и внутренне пыталась успокоиться. Сработает ли моё обаяние? Ведь мне неизвестно, как его задействовать специально!
  - Госпоже срочно нужно домой, верно? - распорядитель обернулся и отступил на шаг от меня.
  Я улыбнулась и кивнула. Один из охранников растерянно проговорил:
  - Всем приказано собраться в центральном холле. Вернитесь назад!
  - Но мне нужно выйти! - возмущённо воскликнула я.
  И даже притопнула ногой в раздражении. Охранник в ответ лишь нахмурился и более уверенно проговорил:
  - Вернитесь во дворец, госпожа! Ради безопасности нашего правителя!
  Второй охранник подошёл ближе, и они вдвоём угрожающе стали наступать на меня.
  В этот момент распорядитель резко ударил тыльной стороной ладони по их лицам. Оба охранника взвыли и схватились за головы.
  - Быстрее! - распорядитель больно схватил меня за руку и буквально потащил за собой.
  Я приподняла подол платья второй рукой и побежала следом за распорядителем.
  Только миновав пару кварталов, мы остановились. Люди удивлённо оглядывались на нас, но было не до приличий.
  Распорядитель нанял экипаж и помог мне забраться внутрь. Он тихо проговорил кучеру адрес и закрыл окошко кареты.
  Я лишь тяжело дышала. События разворачивались слишком стремительно.
  - Почему вы помогаете мне? - наконец решилась спросить у него.
  - Потому что поддерживаю вашего мужа, - распорядитель слегка ослабил узел галстука и вытер рукавом пот со лба.
  - Вам не нравится правитель? - как можно тише уточнила я.
  - Я сделал всё, чтобы можно было сказать, что "не нравился", - криво усмехнулся он, - после многих лет работы это почти получилось.
  Пересев ко мне, почти вплотную, он кивнул на слуховое окно, сквозь которое была видна качающаяся в такт движению спина кучера.
  - Так мне проще и надёжнее всё вам рассказать. Заодно проследить, чтобы кучер выполнял именно то, зачем его наняли, - пояснил распорядитель, когда я от неожиданности отпрянула в самый угол экипажа.
  Я продолжала молчать, так как с одной стороны хотела, чтобы он помог мне встретиться с мужем, а с другой - боялась находиться рядом с убийцей правителя. Ведь он практически признался в отравлении.
  - Правитель давно догадался, что капитан Крамлис задумал его уничтожить, - начал говорить распорядитель, переводя взгляд с кучера на улицу за окном.
  Карета неспешно проезжала по булыжной мостовой центра столицы.
  - Я не мешал планам вашего мужа, так как они совпадали с моими, - он быстро посмотрел, слушаю ли я, и снова стал цепко следить за кучером.
  - Надо отдать должное терпению правителя - он почти дождался кульминации сговора, - усмехнулся распорядитель, - вы знаете, что ждёт вашего мужа?
  - Нет, - я старалась не пропустить ни слова.
  - Его повесят завтра. Это будет специальное прилюдное наказание воркнета- изменщика, - он замолчал на некоторое время.
  - Он так ненавидит воркнетов? - спросила я.
  - Он бы душил их собственными руками каждый день, - распорядитель вздохнул и продолжил, - он ежедневно рассказывал мне все способы, какими хотел избавиться от них.
  - Почему? - я в ужасе смотрела на него.
  - Его мать влюбилась в воркнета, и сбежала вслед за ним в Пустыню предков, бросив своего мужа и сына. Там вскоре заболела и умерла от тяжёлых условий жизни. Правитель был ещё совсем ребёнком в те времена. Но его отец ежедневно рассказывал ему о распутстве матери и дьявольских чарах воркнетов. Ненависть, которую воспитывал в нём отец, помогла ему избежать влияния капитана Крамлиса.
  Я едва не ахнула. Он знает, что капитан Крамлис пытался подчинить волю правителя?
  - Правитель пытался взрастить таких же стойких единомышленников. Специально искал по всей Большой земле полукровок-неудачников, которые обвиняли родителей в своей участи. Поддерживал в них злость и ненависть. Вы ещё увидите их. В тюрьме они работают охранниками. Госпожа, вы точно воркнет? - внезапно спросил он.
  Я лишь промолчала.
  - Вы же не смогли заставить охранников выпустить нас, - заметил он, - так что в тюрьме вы сможете лишь увидеть капитана Крамлиса, но не помочь ему. Это точно. Я видел указ правителя про вас. Он разрешил вам только одну встречу.
  - Значит, я могла сразу ехать в тюрьму к нему? - воскликнула я и тут же прикрыла рот ладонью, опасливо оглянувшись на кучера.
  - Конечно, - подтвердил распорядитель, - я вообще не понимаю, зачем вы пришли во дворец. Только подвергли всех опасности.
  Я удручённо закрыла глаза. Откуда мне было это знать?! Почему Крис Монг не рассказал мне об этом!
  Судя по ужесточившемуся ходу, мы миновали центр столицы и выехали на окраину.
  - А вы? - я не знала, как закончить вопрос о той роли, которую выполнял распорядитель в покушении на правителя. - Почему вы помогаете мне?
  - Мне просто было с вами по пути, - ответил он.
  В это время карета остановилась. Распорядитель огляделся и лишь затем, вышел наружу, а потом помог выйти мне.
  Мы миновали черту города, по обеим сторонам дороги были грязные, кое-где развалившиеся хозяйственные постройки, да горы мусора. Они окружали чёрную высокую стену.
  - Вон тюрьма! Я ближе не поеду, - мрачно выдал кучер, - извольте расплатиться, господа!
  Распорядитель подкинул ему монету и повёл меня к железным воротам. Кучер подозрительно посмотрел на нас, сплюнул и стал понукать лошадь, чтобы поворачивала назад.
  Нам пришлось пройти не больше пяти минут, чтобы достигнуть цели. Я ещё только разглядывала большие шляпки железных заклёпок в двери ворот, как распорядитель сказал:
  - На этом я с вами попрощаюсь.
  И приложил руку к голове, будто хотел учтиво приподнять край шляпы. Но потом вспомнил, что на нём нет головного убора, и лишь взмахнул рукой.
  - Подождите! - воскликнула я, но услышала, как с другой стороны открывают замок, и отвлеклась.
  В двери открылось окошко, в котором было видно лишь два маленьких чёрных глаза на пухлом лице.
  - По какому вопросу? - грубо спросил глухой голос.
  - Я пришла повидать своего мужа, капитана Крамлиса!
  - Ха! Вторая жена за сегодня! - противно загоготал голос и уточнил: - Одна?
  Я оглянулась. Распорядителя нигде не было видно. Лишь чайки и вороны прыгали по кучам мусора.
  - Да, - ответила "злым глазам".
  За воротами послышался лязг открываемых замков, и в итоге отворилась лишь небольшая железная дверь в воротах. Теперь я видела охранника лишь частично ниже головы. Он наклонился и гаркнул:
  - Долго ещё будете стоять? Ждёте особого приглашения? - и слегка отодвинулся от прохода.
  Я протиснулась в дверь и осмотрелась. Мы находились в маленьком, скудно освещённом помещении. Помимо того охранника, который меня впустил, у стола сидел второй. Одет он был в обычный коричневый костюм стражи.
  - Госпожа Крамлис, вам позволена одна встреча при свидетелях, - более официально обратился ко мне второй.
  Я кивнула, стараясь задержать дыхание, так как в комнате стоял неприятный застоявшийся запах немытого тела.
  - Пройдёмте с нами, - ко мне вновь обратился второй охранник.
  Он встал и прошёл к противоположной стене, в которой была дверь. Из зловонной каморки мы перешли в тёмный коридор. Немного света давала лампа в руках второго охранника. Следом за мной шёл первый охранник.
  Больше всего на протяжении нашего пути меня поразила тишина. Будто во всём здании нет никого, кроме нас. Тишина давила, вызывала тревогу и страх. Казалось, длинный коридор никогда не закончится.
  Но внезапно второй охранник открыл маленькое окошко на одной из дверей и сообщил:
  - Вам даётся пять минут на общение! Время пошло!
  И он достал часы-'луковицу' из кармана.
  Я подошла ближе к двери и попыталась рассмотреть, что внутри. И сразу в нос "ударила" волна вони от нечистот, прогорклого масла, смешанная с каким-то неуловимо знакомым неприятным запахом. Камера едва освещалась светом в углу, а всё остальное помещение тонуло во мраке. Не обращая внимания на запахи, я почти прильнула к окну, ища мужа.
  Когда глаза привыкли к темноте, то стала заметна тёмная фигура на полу.
  - Агуст! - крик непереносимой боли просто застрял в горле.
  Он застонал, медленно поднялся и, шатаясь, добрёл до двери. При этом следом за ним по полу явно что-то ползло и лязгало.
  - Агуст, милый! - слёзы катились у меня по лицу.
  Когда он подошёл, то в чадящем отблеске света стали заметны его заплывшие глаза на опухшем избитом лице. Я вскрикнула, когда увидела, что одежда на нём изорвана в клочья, сквозь которые проглядывали свежие раны по всему телу. И запах спекшийся крови перекрыл все остальные. К тому же его кожа приобрела тёмно-зелёный цвет.
  - Кто это? - едва выговорил он.
  - Это я, Валенсия! - мне пришлось сдерживаться, чтобы громко не зарыдать от ужаса.
  Что они с ним сделали? Почему он не смог сопротивляться? Мой сильный, гордый, уверенный муж!
  - Валенсия? - удивлённо прошептал он, слепо водя ладонью перед моим лицом, и внезапно закричал. - Убирайся прочь!
  Из последних сил он вцепился в края окошка, при этом что-то лязгнуло на полу камеры.
  - Пошла вон отсюда! Немедленно! - заорал он, сорвавшись в крике, и закашлялся.
  Из уголков рта полились струйки крови, и он потянул дверцу окошка на себя, резко захлопнув её. Отскочив от металла, она ещё несколько раз ударилась о решётку, жалобно скрипя петлями. Я отшатнулась к стене коридора, не в силах осознать, что происходит.
  - Встреча закончена! - равнодушно произнёс второй охранник и надёжно запер на замок дверцу, аккуратно пристроив в пазы.
  - Нет! - воскликнула я, обернувшись, - у меня ещё есть время!
  - Нет у вас времени, госпожа! Идём на выход! - холодно ответил тот.
  - Агуст! Агуст! - закричала я, но больше из камеры не доносилось ни звука.
  Первый охранник противно загоготал.
  - Да уж, тёплый приём любящего мужа, а?!
  Я удручённо опустила голову. Что произошло с капитаном Крамлисом всего за день? Я ещё раз оглянулась на дверь камеры, но её уже загородил второй охранник и стал подходить ко мне, буквально заставляя двигаться обратной дорогой.
  После того, как за спиной захлопнулась дверь тюрьмы, меня захлестнули чувства. Я с жадностью вдыхала свежий воздух. Свежий по сравнению с тюремным, конечно. И рыдала от собственного бессилия. Почему у меня не получается вызвать силы Природы на помощь?
  Я огляделась вокруг, решая, что делать дальше. Вдалеке виднелась серая полоска моря. Тишину нарушали лишь крики ворон и чаек. Они явно что-то не поделили на одной из куч мусора поблизости.
  Я медленно побрела по направлению к городу. Вдруг из-за кучи мусора выскочила Женевьева.
  Я опешила. Встретить эту красавицу в таком месте было слишком неожиданно. Её элегантный дорожный костюм лишь слегка запачкался, но в целом она выглядела безупречно. Что не скажешь про её слова.
  - Дура! Безмозглая дура! - закричала она и явно замахнулась, чтобы ударить меня.
  Я резко поймала её ладонь и отодвинула от себя.
  - Почему вы не помогли ему освободиться, бесполезная дура? - она уже почти билась в истерике. Бежевая вуаль сбилась в сторону вместе со шляпкой.
  - Успокойтесь! - урезонила я её, влепив пощечину.
  Девушка ахнула и прижала ладонь к розовому пятну, разлившемуся по щеке. Затем она злобно взглянула в мою сторону.
  - Вы видели его? - спросила я.
  Она настороженно кивнула, отнимая руку от лица.
  - На вас он тоже кричал? - я пыталась разобраться в поведении Крамлиса.
  - Нет, - покачала головой Женевьева и внезапно добавила, - я же не воркнет!
  - О чём вы? - я притворилась удивлённой.
  Она лишь горделиво вздёрнула подбородок и посмотрела на меня сверху вниз.
  - Вы лишь хитрыми природными чарами могли увлечь капитана Крамлиса! Но на самом деле никогда не понимали и не любили его!
  Я посмотрела на неё. Хотелось осадить зазнавшуюся девицу, но не было времени на глупые разговоры и ссоры.
  Я резко схватила её за локоть и буквально потащила за собой по дороге к городу.
  - Что вы делаете?! - возмутилась она.
  - Хочу кое-что разъяснить! - ответила я, сосредоточившись на мысли, которая не давала мне покоя.
  - Я не пойду с вами! - Женевьева попыталась остановиться и освободить своё запястье.
  - Вы хотите спасти капитана Крамлиса, не так ли? - спокойно спросила я.
  - Конечно! - подтвердила она.
  - Тогда расскажите мне, откуда вы узнали про арест моего мужа? Как вы попали сюда? Почему вас пропустили к нему? - засыпала я вопросами.
  Женевьева затихла и опустила голову.
  - Папа давно доложил правителю об угрозах капитана Крамлиса, - призналась она и заплакала.
  Сначала крупные слёзы полились по её прекрасному лицу, потом она закрылась ладонями, а затем и вовсе опустила вуаль шляпки.
  - Но... - мои мысли метались в голове.
  Значит, командир Слоупс притворялся, что боится капитана Крамлиса?
  - Как давно это случилось? - спросила я.
  - Сразу по возвращении с Новой Земли, - начиная успокаиваться, проговорила Женевьева. - Папа очень беспокоился из-за угроз капитана Крамлиса, даже разговаривал со мной. Конечно, я обещала не поддаваться обаянию капитана, чтобы не навлечь на него неприятности. Но на самом деле, я бы пошла на что угодно, лишь бы он любил только меня.
  Она взглянула на меня и продолжила:
  - Возможно, я плохо притворялась, поэтому папа отправился к правителю и всё ему рассказал. Он вернулся из дворца ошеломлённым, и сразу позвал меня в свой кабинет для беседы. Тогда я и узнала, что Крамлис - воркнет.
  Она замолчала. Мы продолжали идти и далеко впереди уже показались огороды первых окрестных домов.
  Я решила выведать всё, пока Женевьева столь откровенна.
  - Что ещё рассказал вам ваш отец?
  - Откуда вы знаете, что это не всё? - она резко повернулась ко мне.
  - По виду своего мужа, - холодно ответила я. - Меньше, чем за сутки, с ним случилось что-то страшное.
  - Да, - Женевьева вновь начала всхлипывать, - когда господин Стравински начал искать учёных для строительства в Пустыне Предков, правитель выбрал среди них тех, кто готов экспериментировать на воркнетах.
  - На живых людях? - ужаснулась я.
  - Да, - она кивнула головой, - это секретный проект, над которым работает один учёный. Он создал аппарат, в силах которого забирать энергию людей и накапливать её.
  "Как энергетик коллекторы, но только накапливающие жизненные силы воркнетов?" - поражённо подумала я, но вслух ничего не произнесла, боясь перебить Женевьеву.
  - Вот только экспериментировать не успел, а вчера был первый опыт на Крамлисе. Что же теперь делать? - она подняла вуаль и с отчаянием взглянула мне в глаза.
  Я с трудом сдерживала слёзы, но нельзя было терять времени.
  - Это вам тоже рассказал отец? - удивлённая таким доверием, уточнила у неё.
  Она опустила взгляд.
  - Нет, не настолько папа был откровенен, пришлось подслушивать его разговоры.
  - Ладно! - осознала я, что пора действовать, - для начала надо отправить вас домой!
  В это время вдалеке позади нас послышались крики и хлопки выстрелов.
  Мы обернулись, но на таком расстоянии было невозможно чётко рассмотреть, что происходит. Несколько мелких фигурок людей бежали от стен тюрьмы. Они стремительно догоняли одну. Потом она упала, и остальные стайкой окружили её.
  Не раздумывая, я приподняла полы платья и побежала в сторону тюрьмы. Меня охватил ужас от того, что это мог быть муж. Перед глазами поплыло марево, земля начала качаться. Возможно, под ноги попадались камни, и я даже упала несколько раз. Не помню подробностей. Лишь стало быстро темнеть небо. Позади послышался шум, похожий на лошадиный топот, ноя не стала оборачиваться, пытаясь разглядеть фигуры впереди. В голове пульсировала мысль: "Только бы не Агуст!"
  Добежать до тюрьмы я не успела. Внезапно будто хлестнули плетью по руке. На секунду даже потемнело в глазах от боли.
  - Благодарю, леди Слоупс! - сквозь болезненную пелену удалось различить знакомый голос.
  Я хотела двинуться дальше, но всё, что удалось, это осесть на землю. Ко мне подошла Женевьева и завязала шнур на запястье, которое тут же стало сильно жечь. Вместе с ней рядом оказался Крис Монг. От боли я не могла и слова произнести. Даже не получилось сопротивляться, когда он приподнял меня и понёс. Женевьева быстро семенила рядом, держа в руках ящик, к которому тянулся шнур от моего запястья.
  - Вы чуть всё не испортили, госпожа! - укоризненно сказал Крис Монг, но тут же сменил тон на виноватый, - пришлось даже применить крайние меры.
  - Предатель! - с трудом прошептала я. - Мерзавец!
  - Ошибаетесь! - ответил он, усаживая меня в карету. Он развязал шнур на моём запястье и забрал ящик у Женевьевы.
  Потом помог и ей забраться внутрь кареты, закрыв дверь.
  Видимо, Крис Монг исполнял обязанности кучера, потому что экипаж двинулся.
  Я закрыла глаза. Боль была настолько ужасной, что под веками вспыхивали белые и красные пятна, да пульсировала жилка на виске.
  Однако постепенно стало легче, при этом вновь появились силы на злость. Вокруг одни предатели! Крис Монг притворялся верным помощником, Женевьева - влюблённой жертвой. Помочь Крамлису могу только я. Вот сейчас открою глаза, придумаю, как выбраться из кареты и...
  - Крамлис! - с отчаянным криком вскочила я.
  Но увидела лишь полутёмную комнату и двух мужчин. Один из них был Кис Монг. Второй как раз открывал саквояж, похожий на медицинский.
  - Крамлиса больше нет, - ровным голосом проговорил Крис Монг, кинув настороженный взгляд на незнакомого мужчину.
  - Нет! - закричала я в ужасе.
  Всё вокруг задрожало, и я вновь провалилась в беспамятство.
   ***
  И, казалось, тут же очнулась. В комнате остался лишь один мужчина. Я приподнялась на кровати, чтобы рассмотреть, кто это. И поняла, что всё ещё нахожусь во сне, так как рядом сидел Крамлис. Он прикрыл глаза, опираясь на руку. Какой чудесный сон! У мужа немного отросли волосы на голове, поблёскивая в полумраке синеватым отливом. Я протянула руку к его лицу. Только бы ещё раз ощутить его тепло. И сон исполнил моё желание. Даже пробивающаяся щетина на подбородке была до невозможности реалистичной. От моего прикосновения Крамлис открыл глаза.
  - Если бы только это было правдой...- прошептала я, чувствуя, как слёзы бегут из глаз.
  - Если бы ты меньше спала, то давно бы поняла, что это правда, - ответил Крамлис.
  - Даже во сне ты вовсе не милый, - улыбнулась я, проводя рукой по его щеке и обводя пальцами контур губ.
  Вместо ответа он наклонился ко мне и крепко обнял.
  И я тут же почувствовала, будто сотни приятно покалывающих искр наполняют меня силой.
  - Как же долго я ждал, пока ты проснёшься! - вздохнул он. - А теперь тебе пора в путь!
  - Что? - удивлённо спросила я, зачарованная столь прекрасным сном.
  - Валенсия, скорее одевайся! Надо спешить! - он резко поднялся и зажёг лампу.
  - Агуст? Ты жив?! - я вскочила с кровати, ощутив босыми ногами холодный пол.
  Он не успел ответить, так как я уже подбежала к нему и обняла, всё ещё не веря.
  - Да, Валенсия! - он наклонился и быстро поцеловал меня, - нужно собираться.
  Он отодвинулся и протянул мне платье. Я натянула его поверх сорочки, стараясь не отрывать взгляда от мужа. Казалось, стоит закрыть глаза и он исчезнет.
  - Подожди! Ещё несколько минут назад я спала, и меня не будили, - внезапно я вновь засомневалась в реальности происходящего. - Почему такая внезапная спешка.
  - Я как раз решался отправить тебя в беспамятстве с Крисом в Пустыню Предков, - ответил Крамлис, открывая дверь комнаты.
  - Стой! - я подбежала к нему и схватила за руку. - Крис Монг - предатель!
  - Валенсия, ты ошибаешься! - ответил он и крикнул в коридор. - Крис, она очнулась! Помоги с вещами.
  - Нет! - крикнула я. - Монг чуть не убил меня!
  - Подожди, я всё позже тебе объясню, - Крамлис приложил руку к моим губам, не давая продолжить.
  В коридоре показался Крис Монг, неся зажженную лампу. Увидев меня, он остановился и опустил глаза, а потом упал на колени и склонил голову.
  - Крис, не сейчас! - резко ответил Крамлис, но помощник не двинулся.
  - Госпожа Крамлис, простите меня! Как только я помогу вам и вашему мужу, я больше никогда не потревожу вас, - глухо проговорил он.
  Я встревожено взглянула на мужа.
  - Он извиняется за то, что перестарался в своём усердии, выполняя мой приказ защищать тебя и отправить на корабле, - торопливо пояснил муж. - Ты сбежала, а потом ещё и тюрьму разрушила. Крис не знал, как тебя остановить и воспользовался первым образцом накопителя силы.
  - Не понимаю, - потрясённо проговорила я, - тюрьма разрушена?
  - Да, милая, ты бы видела себя со стороны, - Крамлис ласково улыбнулся мне, - когда ты бежала к тюрьме, то буквально превратилась в огненный шар, разрушая всё вокруг. Полностью была разрушена тюрьма, несколько окрестных домой и, к сожалению, наш тайный ход, специально прокопанный для побега. Ты сломала тщательно проработанный план моего исчезновения как капитана Крамлиса, и Крис уже отчаялся тебя остановить.
  Я попыталась осознать, что произошло, но картинка не складывалась. Мне нужно было задать несколько вопросов мужу наедине.
  - Могу я поговорить с тобой? Господин Монг, оставьте нас!
  - Крис, отнеси пока вещи в машину, - сгладил мою резкость Крамлис.
  Помощник поднялся и взял сумки из комнаты. Когда он ушёл, я сразу попросила:
  - Расскажи, что произошло!
  - Валенсия, очень мало времени, поэтому расскажу кратко. Я знал, что меня могут предать, поэтому заранее был подготовлен план моего исчезновения. Ты в этом случае оставалась бы вдовой и тебя бы не тронули. План разрабатывался, когда я считал тебя избалованной девицей и... - он на секунду остановился, вздохнул, но всё-таки признался, - ... и когда я ещё не понимал, что уже влюбляюсь в тебя. Просто считал мороком, наваждением, от которого не могу избавиться. И поэтому был придуман такой план. Нет человека, нет проблемы. Твои чувства не принимались во внимание. А зря.
  Тут он улыбнулся.
  - Ты оказалась очень настойчивой. Но продолжу... Меня схватили на улице, и уже не было времени менять первоначальный план. Ход от тюрьмы был давно прокопан и замаскирован. Мне нужно было лишь демонстративно сбежать, будто раненному от пули упасть под землю, проползти до моря и дальше мой след должен был оборваться. Крамлис должен был исчезнуть. Но я слишком поздно узнал про разработку накопителя сил воркнета. Успел только дать указания Крису, чтобы разрушил лабораторию. Но в тюрьме на мне испытали этот аппарат...
  Он замолчал, скривившись от воспоминаний. Спустя несколько мгновений обнял меня. Я почувствовала лёгкую дрожь его тела и крепче прижалась. Без слов было ясно, какие ужасные моменты он пережил и теперь они навсегда сохранятся в памяти. Только глупец ничего не боится.
  - Прости! - прошептал он. - Ты не представляешь, как я испугался, поняв, что ты пришла в тюрьму! Я с трудом собирал силы, решив не тратить их на зрение и движения. Мне нужно было лишь добежать до тайного хода, а дальше мне бы помогли спрятаться. Но я не был уверен, что смогу вообще выжить, не то, что бежать. И тут я слышу твоё имя. Казалось, сойду с ума от страха, что такое же могут сотворить и с тобой. Пришлось изобразить, что видеть тебя не желаю. Лишь бы ты спаслась и была жива.
  Я понимала частично, какую боль он пережил, ведь сама испытала влияние накопителя сил. Всё, что могла сейчас сделать, это покрывать быстрыми поцелуями его лицо. Родной, любимый, вернувшийся живым ко мне!
  Крис Монг явно специально громко топал в отдалении, чтобы не застать нас в неудобной ситуации, но Крамлис крикнул ему:
  -Уйди!
  Он жадно отвечал на мои поцелуи, обжигая горячим дыханием.
  - Валенсия, Валенсия, Валенсия... - он бесконечно повторял моё имя, но вдруг, опомнившись, отодвинулся. - Нужно спешить!
  - Почему? - удивилась я. - Зачем?
  - Столица охвачена революцией, - пояснил Крамлис, любовно поправляя мои волосы, - все дети и женщины покидают город. Сегодня отходит корабль к Новой Земле.
  Он энергично зашагал по коридору, крепко держа меня за руку. На выходе Крис Монг подал мне шляпу с густой вуалью. Взволнованная всем происходящим, я кое-как надела шляпу, уже сидя в машине. Крис Монг бы за рулём, муж сидел рядом, но постоянно оглядывался по сторонам.
  Когда машина двинулась, у меня появилась возможность осмотреться. Дом, из которого мы вышли, находился на окраине, дальше путь лежал к берегу моря. До пирса было недалеко, однако вид дороги, да и сама столица в сумерках ужасали. Отовсюду виднелись столбы дыма, а небо освещалось маревом от пожаров.
  Машина ехала медленно, так как дорога была завалена мусором и обломками от карет. Если бы не громкое тарахтение мотора, можно было ещё расспросить мужа, но в этой ситуации пришлось оставить всё до того момента, когда мы будем на корабле.
  Ещё меня напугало оружие в руках мужа. Он явно был наготове стрелять при первой же необходимости. Хорошо, что за время пути, этого не потребовалось.
  На пирсе было почти не протолкнуться. Но это была не привычная толпа при отплытии. Слишком много истеричных возгласов, горестного плача и злых окриков. Фонари не горели. Повсюду тьма освещалась либо чадящими факелами, либо лампами.
  Крис Монг остановил машину, навесил на себя все сумки, а Крамлис подхватил меня на руки и отнёс на корабль. Только так можно было пробраться сквозь толпу без ушибов. Лишь в каюте он отпустил меня. Крис Монг поставил сумки, осмотрел каюту, кивнул Крамлису и вышел в коридор.
  - Наконец-то! - вздохнула я с облегчением. - Скоро мы отплывём и будем в безопасности!
  - Да, береги себя, Валенсия! - кивнул Крамлис, крепко обнимая меня.
  В дверь каюты деликатно постучали.
  - Скоро отплытие, - проговорил Крамлис.
  Я хотела взглянуть на него, но он явно старался отвернуть лицо.
  - Агуст, ты плачешь? - недоверчиво ахнула я.
  - Глупости! - он резко провёл ладонью по лицу и повернулся ко мне, - с чего мне плакать?!
  Он деловито огляделся вокруг, потом натянуто улыбнулся мне.
  В дверь постучали более настойчиво.
  - Береги себя! Там тебе уже всё знакомо... Тебя встретят. Не успеешь оглянуться, как и я приеду, - он закусил нижнюю губу, ещё раз улыбнулся и открыл дверь каюты.
  - Постой! О чём ты говоришь? Ты не едешь со мной? - вскричала я, схватив его за рукав.
  - Валенсия, столицу покидают только женщины и дети. Из мужчин едут те, кто служит на корабле, - он крепко сжал мою ладонь.
  - Сейчас трап будут убирать, - напомнил Крис Монг.
  - Валенсия, мне надо идти! - Крамлис отпустил мою руку и быстро зашагал по коридору.
  Я поспешила следом, но навстречу постоянно кто-то шёл, и догнать мужа не удалось. Когда я выбежала на палубу, трап уже убрали.
  Было слишком темно для того, чтобы рассмотреть мужа среди толпы. И даже выкрикнуть его имя нельзя из-за опасности огласки. Оставалось вглядываться в тени на пирсе.
  В какой-то момент отсвет от горящего факела выхватил лицо Крамлиса из тьмы. Взгляд серых глаз на несколько секунд заставил меня замереть в отчаянии.
  Корабль медленно отплывал, всё больше отдаляя меня от самого родного человека в мире. Казалось, я застыла, вцепившись в перила. Но вскоре, проходившие по палубе пассажиры не раз задели локтями, приводя в чувство.
  Я оглянулась вокруг. Только скорбящие женщины. Кто-то скрывает горе платком, а некоторые отчаянно ревут.
  Но моя сила нужна мужу! Срочно нужно остановить корабль. Я бросилась искать капитана. Но скоро поняла, что слабею. Облокотившись о ближайшую опору, пришлось отдышаться.
  - Валли! Наконец-то! - раздался возглас рядом.
  Ко мне подбежала Мелисса.
  - А я захожу в каюту, а тебя там нет! Не понимаю, ведь господин Монг сказал, что ты отплываешь...- затараторила Милли.
  Она обняла меня крепко, замолчав на несколько секунд, но потом продолжила.
  - Тебе плохо? Бедняжка! Давай я тебе помогу! - она подставила плечо, помогая выпрямиться.
  - Милли! - я наконец-то снова обрела дар речи. - Как же я рада тебя видеть! Как ты здесь очутилась?
  - Береги силы, Валли! Не разговаривай! Сейчас я отведу тебя в каюту, чтобы ты могла отдохнуть, бедняжка! - она бережно повела меня по палубе.
  Мне хотелось отстраниться и показать, что со мной всё в порядке, но сил не хватило и пришлось покорно идти с ней.
  - Такая слабенькая. Это и не удивительно! - продолжала причитать Мелисса. - Потерять мужа в столь молодом возрасте!
  - Потерять мужа?! - воскликнула я удивлённо.
  - Ах, прости! Кто же тянул меня за язык? Напомнить тебе о горе! Потерпи немного, сейчас отдохнёшь! - Милли крепко сжала губы и повела меня по коридору корабля.
  Я хотела возразить, что капитан Крамлис жив, но внезапно поняла, что не знаю, можно ли об этом сообщать. Нужно всё выведать у Мелиссы.
  - Мне и правда нехорошо, - призналась ей, - несколько дней я провела под присмотром врача. Расскажи, пожалуйста, что происходит?
  - Я и сама толком не понимаю, - быстро зашептала Мелисса, оглянувшись по сторонам.
  Она довела меня до каюты, уложила на постель и лишь после этого продолжила:
  - Несколько дней назад, как раз, как ваши родители улетели в Майнор-Шара погостить у друзей...
  - Папа и мама уехали? - растерянно переспросила я.
  - Да! - подтвердила Мелисса, - это и к лучшему. Они даже не знали, что вы с капитаном Крамлисом вернулись. А тут ещё капитан Крамлис оказался в тюрьме.
  Я испуганно ждала продолжения её рассказа.
  - Ты не подумай ничего плохого про меня, Валли, я не какая-то там сплетница, да просто нужно было узнать, отчего все господа стали присылать отказные письма на будущие вечера у ваших родителей. Знаете же вашу маменьку? Она разослала приглашения чуть не на год вперёд. А тут один за одним в дверь стали стучаться работники, возвращая приглашения с отказами. Такой позор! Хорошо, что ваши родители уехали! Ну, я и побежала к ихним работникам, узнать, что происходит. Мне и поведали, что капитан Крамлис в тюрьме, дескать, хотел убить нашего правителя. Валли, я-то не верю, что он душегубцем хотел стать, однако ж, людям рты не заткнёшь... И суда-то ещё не было, а уж они все стали передавать друг другу, что знаться с ним не желают, и всегда знали, что капитан Крамлис нехороший человек. Только и рады напраслину на человека навести...
  Она остановилась и осуждающе поджала губы.
  Я крепко сжала ладони.
  - Дальше, Милли, расскажи, что было дальше? - попросила её.
  - А потом творилось уж совсем страшное, - вздохнула она. - Электричество в городе перестало работать у всех. Работники покинули господские дома, стали разбойничать, воровать в тех особняках, которые некому было защитить. Стёкла били, безобразничали по-всякому. Я спряталась в сарае, где меня и разыскал господин Монг. Он рассказал, что капитан Крамлис погиб во время мятежа в разрушенной тюрьме, а ты от горя слегла. Но нужно было срочно решать, как спастись из столицы, охваченной беспорядками. Он предложил мне укрытие в вашем доме. Попросил собрать твои вещи для отъезда. Сказал, что из-за твоего состояния неизвестно, на поезде или на корабле тебя отправят в безопасное место. Я собрала сундуки, да и сидела взаперти в вашем особняке в ожидании. И вот сегодня пришёл работник, я ему даже двери не открыла, как и наказывал господин Монг. Так этот работник сказал: 'Корабль, вас отвезёт экипаж, не отходите от двери'. Я уж вся переволновалась. Вдруг, то разбойник был. Но нет, вскоре экипаж подъехал, извозчик условным знаком постучал. Стоило мне двери открыть, как он начал быстро сундуки грузить. Даже факел не зажигал и мне запретил лампу жечь. Страшно было, Валли, ой, как страшно...
  - Но почему полиция не схватила тех, кто разбойничал? - воскликнула я негодующе.
  - Ой, да я же ещё самого главного не рассказала! - спохватилась Мелисса. - Правитель заболел, даже говорят, он с ума сошёл.
  Она понизила голос до шёпота.
  - По всему городу появились листовки, что правитель слишком глуп и стар, не заботится о своих гражданах, и нам нужен новый правитель. Народ заволновался, к дворцу пошли, требовать опровержения, а там ворота закрыты, правитель не показывается. Сначала полицейские пытались сажать тех, кто громче всех возмущался. Но разве ж остановишь общий гнев? Да и не хватало полицейских, чтобы навести порядок. Ведь им ещё нужно было поймать сбежавших из разрушенной тюрьмы заключённых. Да и растерялись они, ведь правитель не появлялся, указаний не раздавал... По городу всюду собирались толпы с лозунгами: 'Раз мы все равны, то и богатства должны быть общими! Нам нужен настоящий лидер, а не танцующий на балах болванчик!' Полицейские их разгоняли, но без особого рвения, ведь они же тоже работники на службе.
  Я в ужасе смотрела на неё. И там, в этом разгромленном хаосе остался мой муж? Если сейчас попытаться остановить корабль, значит подвергнуть опасности многих женщин и детей. Я в отчаянии схватилась за голову.
  - Милая, милая Валли, не переживай так! - Мелисса крепко обняла меня и погладила по голове, - всё образуется! Мы переживём это! Продержимся! Я наконец-то увижу эту вашу невообразимо странную новую Землю. Ну же, Валли!
  Я зарыдала, уткнувшись ей в плечо. Прежний мир рушится на глазах и самое страшное, что мы с Агустом причастны к этому.
Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru ��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаНедостойная. Анна ШнайдерМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрНарушенное обещание. Шевченко Ирина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"