Борисова Кристина Борисовна: другие произведения.

Городская девчонка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одна история о привязанности, глупых поступках и надежде.


   "Городская Девчонка"
   1.
   Впервые, я увидел ее за расточительством в нашем бору. Ничего особенного, только ее задорный смех и красивые зеленые глаза, скрытые за ярко-голубой бейсболкой. Тогда я только прошел мимо, абсолютно равнодушный, занятый более важными делами - чем бы заняться сегодня вечером.
   Парни переговаривались между собой, идя впереди меня - я же, засунув руки в карманы, зло пинал попадавшиеся под ноги шишки. Вскоре бор закончился, и мы вышли на залитую майским солнцем площадку перед двухэтажным магазином.
   Парни зашли в магазин, я остался стоять у входа, прикрыв глаза от вездесущих лучей, и глядел на припаркованную у магазина девятку темно - красного цвета. Машина принадлежала Витьке Колесникову, 25- летнему деревенскому повесе и легкомысленному бугаю.
   Его жизнь, состоит в основном из пьянок, драк и молоденьких девушек, которые ластятся к нему из-за денег и красивой внешности.
   Витька сбежал по лестнице магазина, хлопая летними шлепанцами, кивнул мне. В его руках были четыре бутылки пива.
   Он увидел кого - то справа меня и за моей спиной, крикнул;
   - Как поживаете? - и заулыбался. Я резко оглянулся.
   Это была она.
   Та девчонка в голубой кепке. Рядом с ней топала пожилая женщина; у обеих в руках были тяжелые сумки, доверху заполненные черноземом.
   Женщину я узнал - ее звали Просекова Надежда, она жила в Старом поселке, у окраины. Жила одна, рано потеряв мужа, и несколько лет назад - взрослого сына. Говорили, что у нее осталась дочь, но она жила в городе и изредка приезжала к ней с двумя внучками.
   Я, ни ее дочь, ни внучек раньше не видел и поэтому не мог себе представить какие они. По всей видимости это была одна из ее внучек ; в облегающих светло - голубых джинсах, розовой кофте и жилетке. Она улыбалась Колесникову, и ее бабушка - тоже.
   - Как ты поживаешь, Витенька?
   - Хорошо, Надежда Александровна! - он быстро забросил бутылки с пивом на переднее сидение и подошел к ним.
   - Тяжелое несете? Подвезти?
   - Ой, да мы так дойдем! - замахала Надежда Александровна, - Спасибо!
   - Ну, баб, тяжело ведь!!! - хныкнула внучка.
   - Мне не трудно, довезу!
   - Хорошо, - согласилась бабуля.
   Витька, довольный, взял у девчонки сумки, понес их к машине.
   Девчонка забрала сумки у своей бабушки и пройдя мимо, подняла голову на меня, кокетливо улыбнулась, я скривился. Она ловко запрыгнула на заднее сидение, залезла и ее бабка, Витька завел машину, и они уехали, подняв дорожную пыль и срежетнув шинами по гравию.
   "Неженка", - подумал я. И от чего-то вспомнил белые ровные зубы девчонки, когда она улыбалась.
   Я подождал ребят, и мы вместе отправились к Пашке домой.
   Парни набузились и попадали на пол Пашки. Майские каникулы были недолгими, но веселыми. Мы подолгу гуляли, пока солнце не исчезало полностью на неровном горизонте, скрывшись за крышами домов. Впереди маячили экзамены и перспектива день и ночь напролет учить билеты была неприятна. Как - нибудь сдам, думал я, и особо не шевелился. С ребятами мы целыми днями занимались невесть чем.
   Сегодня мама просила посидеть с братом. Это орущее и глупое существо приходилось сторожить, как сейф с бриллиантами. Сережке исполнилось два года зимой. Мама работала почти целый день воспитателем в детском доме и оставляла брата с тетей Катей - соседкой через стенку. Она сидела на пенсии, дети у нее уже взрослые - сын приезжает не каждый день, но внуков не привозит. А с Сережкой ей возиться нравиться. Мама и рада. Но теперь, вернее пока я на каникулах, я исполняю обязанности няньки. Сидеть с маленьким братом, не обладающим пока никаким интеллектом, раздражает.
  
  
   - Сереженька, привет! - Аленка Чебанина забежав в квартиру сразу же схватила его на руки. Завертела и закружила. Серега засмеялся, но стал вырываться.
   "Вот и отлично!" - вслух я это не сказал, наблюдая, как Аленка тащит Сережку на кухню и обшаривает холодильник. Аленка приходит уже четыре дня и занимается братом - кормит, поит, меняет подгузники и прочее. Она и раньше приходила, Сережка к ней привык. Меня брат искренне не переваривает. Что меня вполне устраивает. Но, не смотря на явную неприязнь мелкого ко мне, мама оставляет его на меня. А я - на Аленку.
   Оставив их вдвоем, я отправился во двор. Там есть дела поважнее младшего брата.
  
   ***
   И вот я увидел ее снова - она пришла в нашу компанию, в сопровождении Катьки - они пересмеивались и делились новостями.
   - Ребята! - обращая внимание на себя, крикнула Катя, - Это Вика, моя подруга.
   Света Пашутина и Аленка Чебанина улыбнулись новенькой. А Пашка, Тема и Вовка подошли к ней, с любопытством и восхищением. Еще бы, ухмыльнулся я, - короткие голубые шортики, неплохие загорелые ножки, надетые кожаные сланцы и белый топик, плотно облегающий грудь, прыгающий светло- русый хвостик, серебряная цепочка на левом запястье и серебряная цепочка на шее, на конце которой болтался крестик, расположившийся в ложбинке груди.
   Да, я оглядел ее всю! Мое любопытство на этом не остыло; наоборот, со страшной силой мне захотелось узнать о ней что - то интересное, то, что никто не знал.
   Почему?
   Она скромно пожимала руки парням и слегка улыбалась им, я почувствовал, что настал мой черед; я встал с бревна, подошел к ней, небрежно протянул руку, назвался;
   - Саша.
   Может, мне показалось, но она улыбнулась мне чуть теплее, радостнее, чем остальным.
   Она схватила мою ладонь.
   - Вика.
   Прикосновение ее нежной кожи к моей, знавшей только грабли; лопаты, тяпки, и другой садово-огородный инвентарь удивило меня, я с внутренним изумлением для себя отпустил ее руку.
   Ребята гостеприимно пригласили ее к костру. Она поинтересовалась у них, своим приятным голосом, не опасно ли жечь в лесу костер. Ребята засмеялись и сказали, что они все предусмотрели. Она довольно улыбнулась и села на бревно рядом с Катькой и Аленкой. Девчонки начали расспрашивать ее, я прислушался, но сделал вид, будто подбрасываю в костер сучья.
   Я следил за ее движениями. Вот она потянулась - вытянула свои загорелые ноги и потянулась всем телом. Гибкая, как кошка. Все ее движения были грациозные и плавные - наверно занимается бальными танцами, подумал я.
   Летом поздно вечереет.
   Парни развлекали девчонок шутками. Я лишь изредка вставлял словечко или кивал, подтверждая правдивость сказанного.
   Она была другая, и это было видно сразу - ее слова, взгляд, походка, все движения, все было четко отработано и не вызывало сомнений, что это выпендреж. Нет, она искренне общалась с ребятами. Смеялась и совсем не смущалась, когда разговор заходил о деревенских вещах, наоборот, она сама привела пример из своей жизни.
   - Мне лет 13 - 14 было. Бабушкин брат, дядя Вова, поехал на покос. Я навязалась с ним. Сунулась было в кузов, а дядя зовет в кабину и говорит, мол, на, порули!
   Я в предвкушении сажусь, завожу баранку... ну и тут началось!!!
   Меня так трясло, что чуть душу не вытрясло! Трактор мотало влево и вправо, меня - во все четыре стороны. Руль в моих руках потерял основное назначение, я вцепилась в него руками, чтобы не свалиться с трактора. Крутить его надо было много раз, чтобы повернуть. Дядя Вова, пытаясь перекричать шум мотора, давал мне инструкции, но я так и не услышала его и в итоге, чуть не врезалась в столб. Дядя Вова поспешно развернул меня вместе с рулем (так как я отказывалась отцепляться) в сторону и потом я вылезла из трактора с прокушенным языком, когда проехалась по большой кочке и мотаясь во все стороны, как бывалый алкоголик...
   Больше я за рулем трактора не сидела, только в кузове! - парни покатывались со смеху, девчонки завистливо глядели то на нее, то на ребят. Ревнуют.
   Может, она была не такая как эти деревенские девчонки, строящие из себя невесть что, искренней, даже чуток наивной.
   Солнце зашло за горизонт, она засобиралась домой, сказала, что итак засиделась, уже поздно.
   - А у нас в это время все веселье только начинается!
   Проводить ее домой вызвались все. Даже девчонки. Но она поблагодарила и пошла одна.
   Ребята начали расходиться.
   - Ладно, уже правда поздно, - Катя зевала снова и снова.
   - Засоня. - ласково отозвался Артем. Ребята отправились по домам, а я... ну вы угадали, пошел за ней.
   Еле догнал, по памяти, она что- то мурлыкала под нос, засунув руки в карманы и почти не смотрела под ноги. Высоко задрав голову, она рассматривала небо.
   -Что, в городе такого не увидишь?
   Она прищурилась, и настороженно ответила, остановившись;
   - Ну почему же... - я подошел к ней, слегка улыбаясь. Почему? Не знаю.
   - Потому что живешь ты наверно в большой квартире и выходят твои окна на шумный город.
   Она улыбнулась, смутилась;
   - Не угадал. Живу я конечно, не в маленькой комнатушке, но вид из моего окна, а точнее балкона, просто потрясающий! - похвасталась Вика. - Созвездий не видно, но зато полярная звезда всегда напротив моего окна. Это лучше, чем ничего. - И потом скромно добавила, - ну и еще пару звездочек и конечно луна, куда без нее.
   - Да, красиво. - Согласился с ней я.
   Мы помолчали. Я немного растерялся. Меня редко прошибало на сантименты.
   - Ну... я ....наверно, пойду, поздно уже.
   - Тебя проводить?
   -да нет, спасибо, дом вон там, - она показала, - за поворотом.
   - Свет горит.
   Она мягко улыбнулась;
   - Бабуля. Не спит, волнуется. Ну, я... пошла...
   - Ага. Пока.
   - Да, - она махнула рукой. - Пока!
   Черное небо занимало все небесное пространство. Это невероятно, но мне показалось что в нем можно потеряться. Я достал зажигалку, закурил. А становится все теплей, подумал я.
  
  
  
   2.
   Вика не приходила нам в компанию уже два дня. Я решил, что она уехала. Дома случилась неприятность - Сережка заболел. Утром мама вызывала "скорую", померили температуру, прописали таблетки. Я срочно смотался из дома.
   Дело было под вечер. Парни уехали на рыбалку, девчонки устроили девичник, я остался один. Делать было абсолютно нечего, я шел по деревне с абсолютной пустотой в голове. Мысли крутились, как пчелы в улье. Я обошел бор, всю деревню. И на обратном пути встретил Колесникова. Он предложил подвезти меня до дома, я согласился и потом мы до моего дома так и не доехали, он пригласил меня к себе. Выпить, поболтать. А что? Я согласился.
   Не смотря на то, что настроение было паршивое, напиваться не хотелось. Я выпил стакан пива, пока Колесников делился со мной новостями. Я кивал, но слушал. Скорее от нечего делать, чем из интереса. Попутно я разглядывал его дом. Жил он один, мать с отцом умерли года полтора назад. Квартира была неухоженной, типично холостятская и убогая. На столике при телевизоре я заметил диски. Пригляделся, ну, конечно же, порнуха.
   На крыльце послышался шорох, я спросил его, мгновенно напрягшись;
   - Гости?
   Он улыбнулся во все зубы, заблестев поросячьими глазами;
   - Тебе понравиться!
   Я ждал. В комнату вошла та, кого я меньше всего ожидал здесь увидеть.
   Вика удивленно и смущенно поздоровалась. Колесников вскочил, распинаясь;
   - Проходи, Виктория, садись. Выпить хочешь? - и протянул ей бутылку.
   - Я не пью. - и потом добавила. - Спасибо!
   Я развалился на кресле, делая вид, что мне все равно пришла она или нет, а внутри сердце так и прыгнуло. Уже к мужикам ходит, сама. Злость зарождалась во мне постепенно.
   Я заводился. Вика тихо сидела в соседнем кресле, красный короткий комбинезон показался мне здесь слишком неуместным и вызывающим.
   Витька присел рядом и начал издалека;
   - Я думал не придешь.
   - Я же обещала. - и отвела глаза. Посмотрела на меня и робко поинтересовалась;
   - Что делаете?
   Витька хохотнул, посмотрел на меня, потом встал, подошел к телевизору, взял несколько дисков. Отдал их Вике и позвал меня.
   - Посмотри! Мы сейчас.- Витька отвел меня на веранду, якобы покурить, но я сразу понял, что он чего - то хочет.
   - Это сучка - аппетитная! - и пьяно заржал. Я начинал понимать, о чем речь пойдет дальше, но молчал. - Друг, ты же поможешь мне? Она пока ни капли не брала в рот. Тебя она лучше знает. Ты ее напои в стельку. Так меньше сопротивляться будет. Только по старшинству, а потом и ты можешь поразвлекаться. - предупредил он. - Понял?
   Я кивнул. Он ушел. Я закурил, раздумывая. На ночном небе одиноко висела четвертинка луны и укоризненно глядела на меня. Я сплюнул, затянулся и бросил сигарету на траву. Постоял три секунды, глядя, как догорает огонек. Пора действовать!
  
   Вернувшись, я видел, как Вика вертит в руках диск с порнухой, ее щеки залил румянец. Она отложила диски в сторону. Потом повернулась к Колесникову нарезающего бутерброды;
   - Спасибо. Очень познавательное кино!
   - Другого не смотрим! - заржал Витька. Она покраснела еще больше. Я молчал и пока не встревал.
  
   Витька только отвернулся и пошел в свою комнату, попутно пьяно разговаривая сам с собою, хотел что- то принести - показать.
   -Что случилось? - она еще не успела ничего понять, как я зажал ей рот и потащил к двери.
   - Тебе мама говорила одной вечером не ходить в гости к мужикам!
   - Ты чего?
   - Быстро иди домой!
   - Почему?
   - Останешься - будешь греть постель Колесникову! - как же мне хотелось сказать это спокойно - равнодушно!
   - Откуда ты знаешь? - Испугалась? Я удивлен.
   - Сам слышал. Ноги в руки и дуй! - толкая ее в сторону ворот.
   - Зачем ты это делаешь?
   Я непонимающе посмотрел на нее. Зачем? ЗАЧЕМ?? Потому, что, я ее любил? Но я поступил жестоко.
   - Потому, что я не хочу, чтобы ты корчилась под этим бугаем!!! Не хочу! Ясно?
   В ее глазах стояли слезы. Я ужаснулся своим словам.
   По ее щеке скатилась слеза, она тихо ответила мне, запинаясь:
   - Хоро...шо. - и побежала по направлению к своему дому, прижимая ладони к лицу.
   Разве мог я тогда отпустить ее? Нет.
   Я быстро нагнал ее, схватил за локоть, останавливая, она испуганно ахнула и шарахнулась в сторону, потом пригляделась.
   - Пойдем! Заявишься к бабушке зареванная - сразу все поймет! Умоешься, а потом я провожу.
   Она минуту колебалась, а затем кивнула. Сжав ее ладонь, мы пошли обратно. Проходя мимо дома Колесникова, я заметил, как Вика испуганно заторопилась, ускоряя шаг. Но шла тихо, почти неслышно. Я сжал ее руку и оглянулся на дом- свет в комнате все так же тускло мерцал. Мы прошли мимо молча, я свернул в свой переулок и выровнял дыхание.
   Мой дом представлял собой зрелище не для городских - полусгнивший порог, одиноко горевшая лампочка во дворе, обтрескавшаяся штукатурка на стенах дома - страх и ужас, одним словом. Меня не волновало, что Вика изумленно уставилась на мой байк, темно синий и почти собранный. Все равно. Но приятно.
   Я тихо закрыл старые ворота и цыкнул на собаку, собиравшуюся было затявкать на нас.
   Я приложил палец к губам, мой маленький брат спал чутко и когда он просыпался, заткнуть его было невозможно. Разве что пристукнуть. Но я не сторонник радикальных мер. Да и меня он так не докучает, как маму. Ей тяжелее приходиться.
   Вика на носочках прошла в кухню следом за мной, оглядываясь по сторонам.
   Я отыскал на заваленном посудой столе кружку, налил воды из бачка и подвел Вику к раковине. Она наклонилась, и я полил ей на руки воду, она умылась, тщательно вымывая глаза. Я поискал глазами полотенце - оно висело на противоположной стене. Довольно чистое.
   Она вытерла лицо, красные глаза были видны даже в такой темноте. Не знаю, что на меня нашло, но я повел ее в свою комнату. Она покорно и тихо шла за мной. Я закрыл дверь, оглянулся по сторонам. В моей комнате было не так чисто, но и не свинарник. На полу валялось пару носков, учебник геометрии, детская игрушка, два яблока. Пол завален инструментами - ремонтирую мотоцикл. Кровать была разбросана. Шкаф открыт. Ничего, было и похуже. Я повернулся к Вике, стоящей тихо у двери. Она зябко морщилась. При внезапном порыве я протянул к ней руки, и она уткнулась мне в плечо - слабая, беззащитная, маленькая девочка! Я ужаснулся, представив рядом с ней Колесникова. Я осторожно усадил ее к себе на колени и прижал к себе, гладил, утешал, целовал волосы, щеки - все лицо, мокрое от слез...
   Я не знаю, сколько времени прошло, но полная луна взошла на небо и освещала мою комнату. Вика давно перестала плакать и теперь тихо сопела под ухом. Самым приятным для меня была возможность держать ее в своих руках - она не просыпалась - видимо, ей было удобно лежать, свернувшись калачиком у меня в руках. И она совсем не боялось меня. Она доверилась.
   Я находился в неудачной позе - спина затекла, и срочно хотелось наклониться.
   Я осторожно наклонился за одеялом, и аккуратно накрыл нас одеялом. Она вздохнула тяжело и прижалась губами к моей шее, я прислонился к стене и закрыл глаза, принимая неизбежное.
   На удивление, я заснул быстро.
   Проснувшись утром, в постели, я не обнаружил Вики рядом, потянулся к часам - без десяти восемь.
   Конечно, она ушла!
  
   3.
   Сегодня мы с ребятами собрались на озеро. Оно заросло камышом, но те, кто посещал его регулярно, вытоптали площадку. Первыми приехали Пашка, я, Катя - я не видел Вику сегодня. Я спросил Катю - она пожала плечами и, протягивая мне телефон, предложила мне позвонить ей.
   Делать мне больше нечего, как бегать за ней!
   Я отказался.
   Больно надо!
   Наша компания все равно состоится и без нее. С ребятами мы знали друг друга давно. Чуть не с сада. Такая дружба с годами крепнет. Связь наша прочнее клея "Супер Момент". Или еще прочнее.
   Через пятнадцать минут, когда мы с Пашей искупнулись и щелкали семечки, пришла Аленка с Викой.
   "А вот и главная героиня сегодняшнего дня!!!" - про себя заметил я.
   Девчонки разложились на берегу. Наши взгляды с Викой встретились и она неожиданно улыбнулась, а потом быстро скинув шорты и майку с громким криком бросилась в воду. Я даже не успел разглядеть ее купальник, но вроде бы простой, черным. Вот она нырнула, проплыла под водой минуту, вынырнула на середине озера. Я даже опомниться не успел . в тревоге поднялся. Аленка трогала воду пальцами ног и морщилась - холодная. Я спросил у нее, пока она не поплыла;
   -она умеет плавать?
   - Кто?
   - Вика.
   Она прищурившись посмотрела на нее, плывшую обратно большими рывками, размахивая руками - Как видишь. Ладно, нужно искупаться! - и охая и ахая зашла в воду. Вода действительно была холодная, прохладная для конца весны. Вика с Аленкой перебросились парами слов, и Вика вышла на берег с довольной улыбкой. Предназначенной мне.
   Взяла полотенце, вытерлась. Вода стекала с нее ручьями. Я оказался прав - черный раздельный купальник. Вика распустила волосы по плечам и села на мое место.
   - Не против?
   - Нет. - и присел рядом. Так близко, что ее колени соприкасались с моими. - Где научилась плавать?
   Она улыбнулась;
   - Ходила в бассейн три года. Потом бросила, было некогда. - Она плотнее завернулась в полотенце и взъерошила волосы.
   - Крашеные волосы?
   -Да. - я даже не расстроился, хотя всегда любил настоящих девушек. С натуральным цветом волос. - Раньше были темно- русые. - я не расстроился. Почему - то Вика не представлялась мне темной. Замолчали.
   Мы намеренно избегали разговора о вчерашних событиях. Мне было неприятно и неловко. Во избежание разговора, который нам бы не понравился я наклонился и поцеловал ее. Не смотря на наших друзей, которые наверняка глазели. Мне было все равно. Это так просто.
   А потом приехал Колесников, Вика занервничала и ближе подсела ко мне; я слышал, как она часто задышала. Я обнял ее за плечи.
   Как оказалось, волновались мы напрасно - он ничего не помнил. По пути в комнату запнулся об стул и вырубился.
   Хотел было подкатить к Вике, но заметив меня с ней и мою руку на ее плече, дал задний ход. Я чувствовал себя как охотник, добывший добычу. Отпустить ее я уже не мог.
   Мы погрелись немного на выглянувшем солнце. Вика пригрелась у меня под боком и задремала. Я бесстыдно рассматривал ее. Чем же она привлекла меня? Не ослепительная красавица. Не блондинка с голубыми глазами. А так, девчонка. К тому же - городская неженка.
   - ты на мне дыру проглядишь! - пробормотала она и повернулась на другой бок, ко мне спиной. Я усмехнулся и закрыл глаза.
  
  
   4.
   С пляжа я ушел последний. Так получилось. Позорно уснул под солнцем, придаваясь глупым фантазиям.
   Искать Вику не думал, сама придет, если захочет. Занялся ремонтом мотоцикла. Мотоцикл был отцовский. Отец завел себе новую семью. От него у меня остался младший брат, моя память и мотоцикл. Темно - синий, не такой уж и старый.
   В выходной день мама с Сережкой ушли в гости к бабушке. Мама общалась с ней даже после ухода отца. Бабушка была славная, в детстве я любил есть ее блины, жирные, вкусные с молоком. Домашним. Корова у бабушки была. А потом отец по пьяни зарезал ее. Бабушка до сих пор простить ему это не может. Сейчас я редко к ней заходил, приводил или забирал Серегу. Дела поважнее есть. Я весь измазался в масле, грязи. Пошел мелкий дождь, который не прервал меня. Я осматривал заднее колесо, как меня окрикнули;
   - Саша!
   Пришла! Я повернулся - возле ворот стояла Вика, в легком платьишке цвета морской волны. Она махнула рукой, мол, подойди. Собака почуяв чужого загавкала. Она подальше отошла от ворот. Я подошел к ней. Нарядилась, значит. Не для меня ли?
   - Мотоцикл чинишь? -поинтересовалась она, вглядываясь во двор.
   - Да. Ты сразу ушла.
   - Да. Мы с Аленкой и Катькой к Теме в гости пошли. Тебя будить не хотели.
   - В гости ходили? А что делали?
   Ей не понравился тон моего голоса;
   - Много чего. Щенков выгуливали. У Темы собака родила. Я себе одного взяла.
   - И как его назвала? Артемочка? - ехидничал я, раздражаясь. Ревность, чтоб ее!
   - Я что с тобой должна сидеть?! Ждать пока ты проснешься?! В сиделки не нанималась!!!
   Как быстро тихий, спокойный разговор с ней превращается в скандал.
   - А кому тогда нанималась? Артему? Надела платьишко и вертишься перед ним. Вчера Колесников, Сегодня я, потом Артем - кто дальше?
   -Мне надо идти! Меня ждут! -я схватил ее за локоть.
   - Кто тебя ждет? - резко спросил я.
   - Я иду к бабушке, - так забавно было слышать это, наверняка, нелепое ее оправдание. Я был уверен - не к бабушке она шла! Еще допоздна протаскается с парнями и потом уже придет домой.
   - Да ты что? К бабушке? Конечно.
   -Ты думаешь, я шалава?! Что вешаюсь на шею каждому, который поманит пальчиком?! А ты сам считаешь, что имеешь какие - то идиотские права на меня?! Думаешь один раз разрешила поцеловать - можно все остальное??? Глупо надеяться на что - то большее!- фыркнула Вика.- У меня есть гордость!
   - И где же ты ее оставила? - едко поинтересовался я.
   Она внимательно посмотрела и в ее взгляде было столько сожаления и горечи, что это смутило меня.
   - Я растеряла ее, когда осталась у тебя. Когда поверила тебе, что ты никогда не скажешь подобного и не будешь меня осуждать. Я такая, какая есть. Не вру другим и не изменяю себе. Я не могу быть другой. Просто не умею.
   Я прижал ее к себе, к вымазанному землей, маслом.
   Сначала я чувствовал злость. Мне хотелось доказать ей, что я тот единственный, кто ей нужен. А потом, она приняла меня и злость испарилась. Осталось неутоленное чувство насыщения. Просто так от нее оторваться было невозможно, от этого медового привкуса, да и она вцепилась в меня мертвой хваткой, как цеплялась за других... от этой мысли меня чуть не вывернуло. Я резко оттолкнул ее и крикнул;
   - Иди, куда шла!
   Она обиженно развернулась и, спотыкаясь, побежала. Домой или куда то еще...
   А я восстанавливал дыхание у ворот, прислонившись к ним, провожал взглядом ее постепенно удаляющуюся маленькую фигуру.
   Сейчас я был доволен наполовину; я добился своего. Но вторая моя половина не была в восторге от случившегося. Ее прошлое не давало мне покоя, у меня чесались руки, чтобы не схватить и вытрясти из нее всю правду; о ней, о ее хахалях...
   Странно, что я провел день спокойно, без приключений.
  
  
  
   5.
   Послезавтра начнутся первые экзамены. Я как прилежный ученик сел за учебу.
   О Вике вспоминал часто. Неприлично часто. Но потом моя голова забилась учебой. Зашли Пашка с Артемкой и мы вместе засели за билеты. Под вечер, они разбрелись по домам. Я ужинал. Мама готовила ко сну Сережку. На кухне работал черно -белый телевизор. Я смотрел новости. Разбился очередной самолет, забастовки, поездки президента страны по миру.
   Я выключил новости на происшествии в зоопарке. В дверь постучали. Я не сразу заметил, что гавкает собака.
   На пороге стояла Катька.
   - Заходи!
   - Ты в курсе, что Вика завтра уезжает. Утром. - я прирос к месту. Как бы я ее не ненавидел, я не хотел чтобы она уезжала. Я ее...
   - Откуда ты узнала? -это я это говорю?!
   - Она сама и сказала. Правда, по секрету. Но я же вижу, как ей не хочется уезжать, что она привязалась к тебе, а ты к ней.
   - Спасибо.
   Катя поднялась, внимательно посмотрела на меня и вышла.
  
   6.
   Я пришел к ней рано. Когда еще туман окутал дома, стелясь по земле белым покровом.
   - Ты уезжаешь?
   - Да. - она собирала сумку, небрежно запихивая вещи, закусив губу. Я присел на кресло, задумчиво оглядел квартиру. На диване спала темно -коричневая дворняжка.
   - я здесь никогда не был.
   - и больше не придешь. - тихо сказала Вика. Она повернулась комнате, смотрела мне в глаза... а потом продолжила собирать вещи, неаккуратно, сминая их.
   - Тебе помочь?
   - Нет.
   В долгом молчании мы просидели около получаса. Она бегала из комнаты в комнату, собирала вещи, зубную щетку, шампуни, мочалку. Я покорно ждал, когда она закончит.
   - Пойдем, выйдем! - Она даже испугалась.
  
   Собака Динка даже не гавкнула. Cловно давая нам эту маленькую возможность. Мы вышли за ворота, прошли в молчании до конца улицы. Вика очень нервничала, поглядывала по сторонам, оборачивалась. Мы вышли из переулка на дорогу.
   - Давай остановимся!
   Я покорно остановился. Вгляделся в ее лицо, хотел угадать ее следующие слова.
   - Ты рано встал.
   - Ты хотела рано уехать, чтобы я не узнал?
   - Да. Ты пришел и это ничего не изменит. Я просто хотела избежать этого глупого слюнявого прощания.
   - Глупого?
   - Конечно. Во всем, что мы делали, не было смысла.
   - Для тебя ничего не имеет смысла! - взорвался я. -Все для тебя мимолетное. Ты топчешь все хорошее и остаешься одна. Всегда. Ты не угомонишься, пока не затопчешь каждого у себя на пути! - я отвернулся от нее, смущенный тем, что она увидела мои чувства.
   Она подошла ко мне, легонько обняла и шепнула;
   - Не злись! Я уже скучаю по тебе!
   - Тогда не уезжай!
   - Я не могу остаться. Я приеду за тобой!
   - Ты оставляешь меня, как пса на лето!- недовольно бросил я, пряча печаль.
   - Я приеду за тобой! - она грустно вздохнула, - Мой верный пес! - я почувствовал, как она отпускает меня, но не обернулся.
   И она ушла. Моя городская девчонка!
  
   Где - то вдалеке пел Меладзе:
   ... Красива, ты вошла в мою грешную жизнь,
   Красиво, ты ушла из нее.
   Но, играя, разбила мне душу,
   А ведь это совсем не игрушка.
   Это сердце мое...
  
   Я не знал, будет ли она мне нужна, нужен ли я ей, но я знал одно - я готов ждать ее.
   Только сколько?
   ... А густой утренний туман все так же висел над землей, все так же овевал холодом, и мне неизвестно было, куда же идти...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"