Борисова Наталия Петровна: другие произведения.

Исследовать и испытывать мудростию. Православное воззрение на преподавание предметов естественно-научного цикла (физика и химия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

Исследовать и испытывать мудростию.
Православное воззрение на преподавание предметов
естественно-научного цикла (физика и химия)

Введение

Только малое знание уводит нас от Бога,
знание же большое опять возвращает к Нему.

                                                                       Ф. Бэкон.

        В наши дни проблема школьного обучения детей и юношества стоит особенно остро: старые ориентиры, на которые была направлена советская педагогика, рухнули, а новые - еще не достаточно сформировались. В их поисках многие учителя обращаются к православным традициям дореволюционной школы /1, 2/, к опыту Русского зарубежья /3, 4/. Однако этот опыт и традиции должны быть применены к нашему школьному обучению не слепо, а переосмыслены с учетом места, времени и характера современных людей, с учетом научных открытий 20-го века и исторического опыта нашей страны. Одно несомненно: преподавание всех без исключения предметов должно вестись на Православной основе, освещаться светом Христовым. Отрадным представляется тот несомненный факт, что в наших школах появляются учителя, исповедующие Православную веру, живущие церковной жизнью. Соприкосновение юных душ с таким человеком благотворно само по себе, независимо от преподаваемого им предмета. Но перед православным учителем-предметником стоит более серьезная задача, а именно - донести до ученика свой предмет в православном освещении. Только тогда он непогрешительно может сказать Господу, что не соблазнил ни одного из малых сих (Лук.17:2). На этом пути учитель сталкивается с огромными трудностями не только формального характера, вызываемыми откровенной оппозицией, но и обусловленными отсутствием необходимых руководств и пособий. В первую очередь сказанное относится к предметам естественнонаучного цикла. Учителю математики, физики, химии, биологии просто негде получить необходимых ему богословских знаний, соприкасающихся с его предметами. В Духовных семинариях и Богословских институтах естественные науки не преподаются и не считаются даже нужными современному богослову (см., например, список предметов изучаемых в Санкт-Петербургском институте Богословия и Философии /5/). Этим наукам традиционно (с 19 века) отведена роль апологетов материализма, причем этот ярлык настолько прочно к ним приклеен, что его до сих пор не могут оторвать великие научные открытия нашего века, буквально вопиющие об обратном. Но обратимся к истории науки.

        С древнейших времен (от Аристотеля, Платона) философия мыслилась и развивалась прежде всего, как натурфилософия. Декарт, Лейбниц, Ньютон (17-18 в.), заложившие основания естественных наук, были крупнейшими философами и богословами. Они видели мир Божий в его целостности и четко представляли себе иерархию ценностей. Так, гениальный мыслитель 17-го века Р. Декарт (известный нашим школьникам и студентам по названной его именем прямоугольной системе координат) представлял себе математику не как отдельный "предмет", а как универсальный язык, описывающий творение Божие. Будучи основоположником дедуктивного метода и признанным "отцом современного рационализма", он, тем не менее, считал, что "более простой метод интуиции действует вернее и объемлет более широкий круг явлений /6, с.82 и д./. Вряд ли кто из современных школьников знает, что создатель классической механики и известного в математике "бинома" сэр Исаак Ньютон сами занятия свои естественными науками ставил в непосредственную связь с изучением богословия, причем главными своими трудами он считал вовсе не упомянутые законы и формулы, а толкование на книгу пророка Даниила и Откровение Иоанна Богослова /7/. Знакомясь на уроках астрономии с законами И. Кеплера, современный юноша вряд ли может даже помыслить, какое благоговейное чувство пред величием Творца и красотой творения испытывал ученый, заключивший свое важнейшее произведение о гармонии мира благодарностью Богу[1]. Наш гениальный Ломоносов видел в окружающей его природе не "мастерскую", подобно тургеневскому Базарову, а книгу Божию, в которой Создатель показал Свой Разум, и который дал людям для изучения, как и вторую Свою книгу - Священное Писание, чрез которое возвестил им Свою Волю. Как замечали многие серьезные ученые-натуралисты, обе эти "книги" прекрасно согласуются друг с другом (см. /8/, с. 211-219). Более того, именно совместное их изучение, которое и заповедал Господь (Иоанн.5:39; 8:32; Рим.1:20; 1Тим.4:16), открывает человеку истину ведет его ко спасению. Замечательный физик начала 19 века А. Ампер предостерегал естествоиспытателей от однобокого и чрезмерного увлечения естественными науками в ущерб главному - возгреванию в себе религиозной веры и изучению Священного Писания. Так он говорил: "Берегитесь заниматься одной только наукой; одной рукой исследуй природу, а другой, как дитя за одежды отца, держись за край Божьей ризы" (цит. по /8/, с.213-214). К сожалению, далеко не все ученые последовали мудрому совету Ампера.

        С 19-го века в естественных науках замечается постепенный, но неуклонный отход от Бога. Начало этому положил живший еще в конце предыдущего века П. Лаплас, дерзко заявивший, что "не нуждается в постулате" бытия Божия и построившего на этом основании свою космологическую гипотезу, долгое время питавшую любознательное человечество, опровергнутую в 20 веке научными исследованиями А. Фридмана и Хаббла, но почему-то прочно застрявшую в наших школьных учебниках (см., напр. /9/, с.133). Как-то незаметно прокралось в сознание людей убеждение, что наука и мировоззрение - это совершенно разные вещи, ничего общего между собой не имеющие /10, с.71/. Если обратиться, например, к учебникам физики прошлого века, то при всей четкости изложения, прекрасном стиле и богатом подборе примеров в них буквально бросается в глаза мировоззренческий вакуум (см., напр. /11, 12/). Нигде не видно даже намека на то, что изучаемые законы суть законы, установленные Творцом. И это притом, что в те годы обязательным во всех школах и гимназиях был Закон Божий. Вот и появился соблазн противопоставить естественные науки Слову Божию, вакуум стал заполняться грубыми самоуверенными материалистическими и атеистическими утверждениями, отравляющими души подрастающего поколения. В советское время все школьные учебники были переработаны - не столько с учетом современных достижений науки, сколько с целью приспособить их к соответствующему мировоззрению. Со страниц школьных учебников в души детей льются слова гордые и богохульные (Откр.13:5). Этот поток не прекращается до сих пор. Судите сами. Вот что можно прочитать в учебнике физики, выпущенном миллионными тиражами: "Все большее и большее число людей осознает, что объективные законы, которым следует природа, исключают чудеса, а познание этих законов увеличивает власть человека над природой. В прошлом человечество преимущественно связывало свои нормы поведения с верой в сверхъестественное, с религией. В религии содержится идея об ограниченности возможностей человека, о существовании Божественной воли, направляющей жизнь людей к некоей цели. Можно утверждать, что рост движений науки в объяснении природы подрывает эту систему мышления" /13, с.298/. Хочется спросить уважаемых авторов: "А на основе чего это можно утверждать"? После великих научных открытий нашего века ученые-физики стали куда скромнее и осторожнее в своих высказываниях, а большинство из них, такие например, как Нильс Бор, Оппенгеймер, видят в этих открытиях указующий перст Божий.

        В этой работе мы постараемся дать православному учителю-естественнику необходимые ориентиры, позволяющие ему излагать предметы естественнонаучного цикла в православном освещении. Основное внимание будет уделено физике, химии и астрономии.

Цель изучения естественных наук

        Чем отличаются естественные науки от гуманитарных? Последние непосредственно связаны с душевным миром человека, затрагивают духовную сторону его жизни. В этом отношении они родственны "ненаучным" предметам: литературе, музыке, изобразительному искусству. Таким образом, во всех предметах гуманитарного цикла проявляются духовные законы: поэтому любой вопрос, относящийся к указанным предметам, можно и должно освящать светом этих законов. При таком преподавании предметов гуманитарного цикла (истории, литературы, психологии, музыки, рисования) учитель действует через них не столько на ум, сколько на сердце ученика. Эти предметы формируют нравственность, поэтому всякая фальшь и искажение Истины в процессе их преподавания чревато тяжелыми последствиями. В советское время, когда религия была под запретом, именно гуманитарные предметы, в первую очередь история и литература, воспитывали нашу молодежь и делали это успешно в той степени, в какой они отражали христианские заповеди.

        В отличие от гуманитарных предметы естественнонаучного цикла (физика, химия, биология, физическая география, астрономия, математика, логика) в нравственном отношении нейтральны. Их изучение развивает интеллект и формирует мировоззрение. Среди перечисленных предметов математика и логика - это в строгом смысле не науки, а языки, описывающие устройство мироздания (математика) и законы человеческого мышления (логика)[2]. Эти предметы родственны между собой, на что указывает объединяющая их математическая логика, получившая блестящее развитие в 20 веке. Что касается остальных, то это науки в прямом смысле слова, причем физика, химия, биология (частично) экспериментальные. Эти науки изучают законы материального мира и напрямую с духовным миром не связаны. Какова цель изучения этих наук? На этот вопрос составители соответствующих учебников дают чисто прагматический ответ: их нужно изучать, чтобы использовать в строительстве, в технике, медицине и т.д., короче - чтобы сделать временную жизнь человека более комфортной. Но это не так. С православной точки зрения цель изучения естественных наук непосредственно связана с целью жизни человека, а эта цель не во временной его жизни, а в "жизни будущего века", в Царствии Небесном. Сама временная жизнь, по слову Божию и по толкованию св. Отцов Церкви, есть путь к жизни будущей. Чтобы пройти этот путь достойно и войти в Царствие Божие, человеку нужна помощь Божия, укрепляющая его благодать Святого Духа, а она дается лишь верным сынам Божиим, любящим Его, творящим волю Его. "Скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою... Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой благий наставит мя на землю праву", - молится Псалмопевец (Пс.142:8,10). Какова же воля Божия в отношении изучения естественных наук? Обратимся к Священному Писанию.

        Уже первому человеку в раю Бог заповедал хранить и возделывать сад Эдемский (Быт.2:15). По воле Божией Адам дал имена всем живым существам (Быт.2:19-20). Как толкуют св. Отцы, наречение имен есть символическое указание на глубокое изучение, прекрасное знание живого мира, окружающего Адама (см. /15, 16/). Таким образом, первым естествоиспытателем можно считать Адама, о котором преп. Серафим Саровский сказал, что он "до того приумудрился, что не было никогда от века, да едва ли будет когда-нибудь на земле человек премудрее и многознательнее его" /16/. После грехопадения ум человека ослабел, воля тоже ослабла и стала удобопреклонной ко греху, чувства повредились, но цель, которую поставил Бог перед человеком, осталась той же: человек призван стать богом по благодати, соработником у Господа, достойным войти в Царствие Небесное. Подобно ангелам, он должен восхвалять Бога, непрестанно Его благодарить (Пс.148, 149, 150). А что лучше может способствовать этому, как не изучение премудро устроенного мироздания, свидетельствующего своею красотою о Творце? "Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь" (Пс.18:2) - сама Природа по словам Псалмопевца, восхваляют Творца. Вот главная цель изучения естественных наук - видеть в них Божие устроение, через творение познавать Творца. Сам Бог заповедал людям изучать естественные законы мироздания, о чем ясно сказал премудрый Соломон: "И предал я сердце мое тому, чтоб исследовать и испытывать мудростию все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем" (Еккл.1:13). Через 300 лет другой Премудрый скажет о необходимости учения, видя в нем любовь к изучаемому предмету и залог бессмертия, которое приближает к Богу и возводит к Царству (Прем. Сол.6:12, 17-20).Через познание естественных законов природы Бог промыслительно вел язычников, готовил их к принятию христианства, поэтому ложные понятия их о Боге вменяет им в вину: "Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им; ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творения видимы" (Рим.1:19-20).

        Изучая естественные науки, человек совершенствуется на его пути к обожению; они развивают его ум, память, творческие способности, логическое мышление, интуицию - те важные свойства души, в которых св. Отцы видели образ Божий в человеке. Совершенствование же образа Божия чрез достижение подобия Божия - это прямая обязанность человека. Читая историю Ветхого Завета, невольно поражаешься наблюдательности древних евреев, их прекрасному знанию законов природы. Вспомним, к примеру, как Иаков одурачил Лавана (Быт.30:32-43). Современные толкователи-рационалисты объясняют необыкновенное увеличение его стада тем, что Иаков знал и использовал генетические законы (законы Менделя) /17/, и в этом, пожалуй, можно с ними согласиться. Конечно, с помощью одних только естественных наук человек не достигнет подобия Божия, как бы ни развивал свой ум и память. Самое главное здесь - слово Божие, жизнь в лоне Православной Церкви. Но и отстраняться от естественных наук, как от чего-то ненужного, лишнего, православному человеку негоже.

        Наконец, последняя цель изучения естественных наук связана с назначением человека. Бог создал его, чтобы он был царем мира видимого (Быт.1:28). А царствовать - это прежде всего нести ответственность перед Богом за тех, над кем Он тебя поставил. Поэтому человеку необходимо изучать законы того мира, в котором он царствует, чтобы быть поистине царем, а не расточителем, чтобы используя дары природы, не нарушать ее равновесия, не уничтожать красоты, мира созданного Богом.

Иерархичность мироустройства

Бога знаем не по существу Его, но по великолепию творений Его, и Его о них промыслу.
В них, как в зеркале, видим мы беспредельную Его благость, премудрость и силу.

Св. Максим Исповедник.

        Естественные науки, если их преподавать не изолированно от изучения Слова Божия, а опираясь на него, могут служить прекрасным средством к формированию правильного мировоззрения. Мы не можем согласиться с довольно распространенным мнением религиозных философов и богословов гуманитарного толка, что естественные науки к мировоззрению не имеют непосредственного отношения, разве что отдельные научные факты "могут быть частичным в нем (мировоззрении) материалом" /10, с.71/. Пальму первенства они отдают религии и философии. Показательной в этом отношении является статья Вл. Соловьева /18/, возводящего философию в ранг науки наук, в которой "окончательно проверяются понятия и принципы, безотчетно (?) предлагаемые различными науками". Но речь идет не о различных мировоззрениях, порождаемых различными религиями и многочисленными философскими школами, а о выработке истинного мировоззрения, которое может дать только одна религия - Православие и которое укрепляется на твердом фундаменте естественных наук. Основы такого мировоззрения должны закладываться уже в школе, на уроках физики, химии, астрономии. При этом было бы нелепо требовать от преподавателя-естественника, чтобы он на своих уроках занимался философскими рассуждениями или излагал бы Закон Божий, выполняя роль законоучителя. Ему надо проходить программу, а она и так перенасыщена всевозможными сведениями. Если сравнить школьные учебники физики с соответствующими учебниками прошлого века, то видно, что отличаются они только объемом. Великие открытия 20-го века (создание физики микромира, квантовой теории излучения, специальной и общей теории относительности, космологические исследования и т.д.) отразились на наших школьниках в том, что изучаемый ими курс физики в 2-3 раза (!) больше того, который осваивали их сверстники сто лет тому назад. В то же время вся концептуальная схема преподавания остается прежней, она отражает уровень научного мышления 19 века и содержит соответствующие ему "научные предрассудки". 40 лет тому назад об этом говорил прот. В. Зеньковский. Приведем его слова: "Участие Бога в мире, столь непреложное для религиозного сознания, не может быть ни отвергаемо, ни ослабляемо на основании научных предрассудков. Правда, оно предполагает иную космологическую перспективу, чем мы обычно имеем в законах о природе; оно предполагает и иное учение о природе, чем то, которое сейчас господствует" /19, с.28/. Это, как выражается прот. Зеньковский, "иное учение о природе" нисколько не изменяет, что очень важно, самого предмета, оно требует правильного освещения этого предмета. Великие открытия нашего века важны не столько в прикладном значении (об этом еще можно спорить - нужны ли человеку атомные станции, космические корабли и биороботы), сколько в мировоззренческом. Они являются теми "вопиющими камнями", которые свидетельствуют о Божественном мироустроении и Промысле Божием. Таким свидетелем призван быть православный учитель-естественник, и здесь главную роль играет правильная расстановка акцентов. Учителю следует обращать внимание на те научные стороны его предмета, которые согласуются со словом Божиим. В противном случае установившиеся безрелигиозное мировоззрение начнет вести себя агрессивно, не гнушаясь искажением научных мыслей и выдвижением заведомо ложных утверждений.

        Начнем с вопроса о иерархичности мироустроения. Священное Писание дает четкую картину иерархичности тварного мира, основанную на антропоцентрическом принципе: высшим творением Божиим является человек, существо и материальное и духовное; бесплотные силы (ангелы) суть служебные духи (Пс.103:4); земля - место обитания человека и всех живых тварей, над которыми человек Самим Богом поставлен владычествовать (Быт.1:28); как дом высших разумных существ - человеков, земля есть центр вселенной, Солнце же и Луна - планеты служебные (Быт.1:14-19); другие планеты и галактики в Священном Писании охвачены словом "звезды", которые все недоступны познанию человека (Быт.15:5) и которые счесть может только их Творец (Пс.146:4)[3]. Указанный принцип составляет основу богословия (его разделов: антропологии, Христологии, Мариологии, сотериологии, экклезиологии и др.). Для спасения рода человеческого Сам Бог, Второе Лицо Пресвятой Троицы вочеловечился и принял крестную смерть. Но Священное Писание - не научная книга, не учебник физики и астрономии. В нем не научные сведения зашифрованы, а дан необходимый людям принцип мироустройства. Слова Священного Писания не могут быть опровергнуты никакими научными исследованиями, какими бы парадоксальными и противоречащими им они ни представлялись на первый взгляд. Эти слова Бог дал людям на все века, а не только современникам Моисея. Поэтому исследователи-естественники должны соотносить свои научные достижения прежде всего с указующими словами Божиими, держаться, по словам Ампера, за ризу Божию.

        Однако, изучение естественных наук, особенно физики и астрономии, порождает мысль о неправильности антропоцентрического принципа. Перед школьником предстают космические пространства и скорости, другие галактики и миры, миллионы и миллиарды световых лет - такое величие, на фоне которого человек выглядит песчинкой, каплей в мировом океане. Божественный догмат о том, что человек - центр мироздания, как бы "опровергается" величием вселенной. Воду на эту мельницу льют разного рода "научные фантасты", цепко забирающие в свои демонические тиски молодой, неокрепший, увлекающийся ум. В школьных учебниках астрономии высмеивается геоцентрическая система Птоломея и поддерживающие ее "церковники", а ученые-естествоиспытатели Коперник, Бруно, Галилей, Ломоносов представляются /9/ чуть ли не атеистами. Сама идея: чем больше, тем значимее, - крепко засела в сознании современного человека и распространилась уже и на общественную его жизнь (примером тому могут служить выборы большинством голосов). Между тем упомянутые ученые, создатели гелеоцентрической системы, а еще раньше замечательный астроном Кепплер прекрасно понимали, что механическое описание планетарной системы вовсе не противоречит антропоцентрическому и геоцентрическому принципу Божественного устроения мира. Недаром именно Галилею принадлежат знаменитые слова: "Библия не учит, как устроено небо, но учит, как туда попасть". Добавим, что Библия учит и тому, "как устроено небо", но устроение это нельзя сводить к механическому описанию. Если же понимать мироздание шире, как все творение Божие, не сводя его к чисто материальному, то, пожалуй, можно высказать "крамольную" мысль, что наивная модель Птоломея ближе к истине, чем научно усовершенствованная модель Коперника.

        Итак, перед учителем-естественником встает важнейшая в мировоззренческом плане задача - на примерах из материального мира разрушить иллюзию: чем больше, тем значимее. Такие примеры в огромном количестве предлагает нам химия. Незначительные изменения в составе молекулы или ее структуре приводят к резкому изменению свойств вещества. Чем отличаются в химическом отношении метиловый спирт, сильнодействующий яд, от всем известного употребляемого в пищу и как дезинфицирующее средство этилового спирта? Только заменой водорода на метильную группу. Барьер внутреннего вращения в этане составляет всего 3 ккал/моль; что это по сравнению, например, с энергией С-С или С-Н связи, величиной порядка 100 ккал/моль? Но именно наличие несвободного вращения вокруг простых связей С-С в углеводородах создает огромное стереохимическое разнообразие в органическом мире. Ничтожные различия в энергии полимеров разной пространственной структуры (например, изотактических и синдиотактических) обусловливают существенно разную их кристаллическую структуру, приводящую к разным физическим свойствам (прочность, гибкость, температура плавления); по-разному ведут себя такие молекулы и в растворах, где они сворачиваются в "клубки" разной формы и размеров. Органический мир, построенный из столь малого количества элементов (С, Н, О, N), представляет такое разнообразие веществ и свойств, что дает целую науку - органическую химию, предмет, изучаемый в школе в течение года /20/. Материальным носителем жизни, этого поистине чуда Божия, являются органические вещества. Давно уже выполнены расчеты энергии внутреннего вращения в молекуле ДНК и расшифрована кристаллическая структура двойной спирали (Крик и Уотсон). Эти исследования позволили сделать вывод, что структура и свойства жизненно важных химических веществ определяются не столько величиной энергии, сколько "формой" ее.

        Еще один существенный аспект химии, как науки, - это лежащий в ее основе редукционистский принцип (о нем специально будет идти речь далее), проявляющийся в том, что сама химическая логика базируется на идее "винтиков" и "кирпичиков" /21/. Язык химических формул по сути своей оперирует представлением "атомов в молекулах" (или "ионов в молекулах"). Но понятие "атом в молекуле" есть приближение, тонкости которого чувствует не химия, а квантовая химия, наука, рассматривающая молекулы и их превращения с помощью методов квантовой механики. "Атом в молекуле", согласно квантово-химическим расчетам, отличается по распределению электронной плотности от соответствующего нейтрального атома лишь небольшими деталями (здесь опять важна форма распределения электронной плотности), но именно это различие есть внешнее проявление того важного факта, что молекула и атом суть принципиально разные микрообъекты, молекулы обладают такими свойствами, которых атомы не имеют. Например, микроволновый диапазон электромагнитных волн: атомы такого излучения не дают, их излучают молекулы вследствие колебательного движения своих ядер. Другой пример - цвет. Это свойство особых молекул с сопряженными связями, содержащих специальные группы (молекулы красителей). Таким образом, химия являет нам собою парадоксальный факт: построенная на логике редукционизма[4] она по сути своей вся зиждется на малых (в количественных отношениях) отступлениях от этого принципа. Именно в этих отклонениях от столь любимой химиками-органиками аддитивности проявляется ее многообразие и красота.

Фундаментальные законы материального мира

Представь, сколько прошло веков, и ничто из существующего не разрушилось: ни море не затопило земли, ни солнце не сожгло вещей видимых, ни небо не поколебалось, ни пределы дня и ночи не смешались, равно ни перемена времен года; но каждую из тварей низших и высших Он устроил так, что она во всей точности соблюдает однажды назначенные ей в начале пределы.

Иоанн Златоуст (Беседа на Пс.148:6)

        Фундаментальные законы материального мира изучает наука физика. Если обратиться к современным школьным учебникам, то из них можно усмотреть следующие упорно вбиваемые в сознание учащегося положения: 1) "Все, что реально существует в мире, на земле и вне земли, называют материей" /22, с.3/. Иными словами, кроме материи нет ничего. 2) "В мире нет ничего такого, что нельзя было бы изучить" (там же). Изучить - т.е. познать человеческим разумом. В этой фразе содержатся два утверждения: а) человек может все познать; б) все познание сводится к рациональному. 3) "Законы природы в прошлом были такими же, как теперь, и такими они будут всегда /22/, "эти законы не нарушаются никогда ни при каких условиях" /13/. Посмотрим, как соотносится сказанное со словами Священного Писания.

        В первых же строках книги Бытия говорится о сотворенном Богом мире - духовном (небо) и материальном (земля), тем самым "границы" вселенной значительно расширяются. Святая Церковь особо обращает внимание на то, что Бог сотворил все из ничего (2Макк.8:28)[5], поэтому все сотворенное ограниченно и изменчиво, оно держится силою Вседержителя, Который "утверди вселенную, яже не подвижися" (Пс.92). Бог творил мир поэтапно - за шесть "дней", седьмой же день Он благословил и освятил и "почил от дел Своих" (Быт.2:3). Последнее, по толкованию св. Отцов, означает, что Бог изменил Свою деятельность: Он перестал творить, но стал промышлять о сотворенном мире, т.е. установил и постоянно поддерживает действующие в нем законы (и материальные, и духовные) на время, которое определил Сам - до скончания века (Матф.13:39; 24:3). После второго пришествия Христова начнется восьмой день - жизнь будущего века; тогда будет "новое небо и новая земля" (Откр.21:1), т.е. действовать будут иные законы мироздания. Таким образом, те самые законы, о которых учебники физики говорят, как о вечных и неизменных, согласно слову Божию, установлены Творцом и поддерживаются Им только на время седьмого дня, на время нашей истории. Что касается последнего вопроса о возможности все познать умом человеческим, то Священное Писание дает на него отрицательный ответ (Еккл.3:10-11; 8:17). Даже сужая область познаваемого до чисто материального, человек, существо ограниченное, не может охватить ее всю (Иов.36:29). Как пишет преп. Макарий Египетский, "в видимом мире словесные науки неисчерпаемы, и никто не знает сего, кроме ученого, в должной мере их изучавшего /24, с.261/.

        Если сравнить теперь представленный здесь краткий набросок Православного мировоззрения с мировоззренческой позицией авторов школьных учебников (см. выше), то видно, что первое дает более широкую картину мироздания, определяет четкие границы действующих в нем и изучаемых нами законов, тогда как уважаемые авторы, заманивая школьника перспективой "все знать", предлагают ему убогую и безжизненную материальную картину мира. Для изучения предмета физики, как такового, это, вообще говоря, не так уж важно. Страшно другое: школьник принимает написанное в учебнике на веру, и такая вера удаляет его от Бога. Православному учителю следует показать ограниченность такого миропонимания, причем делать это не напористо, а на самом же предмете, сравнивая классическую и квантовую механику, классическую механику и СТО, подвести учащихся к необходимой мысли, что более широкая и точная физическая модель не отвергает более узкую и примитивную, а включает ее в себя, как некое изначальное приближение, "работающее" лишь в определенной узкой области[6].

        Итак, обратимся к фундаментальным законам материального мира. Они установлены Самим Творцом и в основе своей имеют общий Промысел Божий о тварном мире. Из определения Промысла Божия (см., напр. /25/) следует два вывода относительно этих законов: 1) они описывают устойчивое состояние вселенной[7]; 2) они действуют в открытой системе. Остановимся на сказанном чуть подробнее.

        В противоположность шести дням творения, когда вселенная создавалась Богом (Быт.1), установленный в ней режим седьмого дня можно было бы назвать "стационарным". В такой системе действуют законы сохранения: заряда, массы, энергии, импульса, момента импульса. Какой глубинный смысл имеют эти законы? Согласно теореме Нётер (1918) сохранение какой-либо величины соответствует некоторой симметрии физической системы[8]. Например, законы сохранения энергии и импульса обусловлены однородностью соответственно времени и пространства; закон сохранения момента импульса является следствием изотропности пространства. Таким образом, симметрия системы, эта красота Божественного устроения мироздания, является основой его стабильности. Религиозно настроенные и близкие к природе древние люди, созерцая красоту мира, видели в ней прежде всего руку Творца (Еккл.3:11; Прем. Сол.13:1-7). Они видели порядок и устойчивость в устройстве окружающего их мира (Иов.26:7-14; 38:4-11; Пс.103:5,9,24; 92:1; 95:10; 118:89-91,142,144; 148:6; Прем. Сол.11:20; 14:3; Сир.42:17; 43:28) и в то же время понимали, что этот порядок и сам этот мир не вечны, ибо вечен только Бог (Пс.101:26-27). Гармонию и красоту вселенной видели и язычники, не случайно назвавшие мироздание космосом (Κοσμοs) - по-гречески красота).

        На уроках физики законы сохранения подаются, как постулаты[9], вполне согласующиеся с материалистической точкой зрения, навязываемой учащимся; в категорической форме утверждается неизменность и абсолютность этих законов: они существовали всегда, исключений не имеют и будут таковыми вечно (см. /13, 22/). Но так ли это на самом деле? Та же физика утверждает, что строго стационарных систем в природе не существует; тот же вывод следует и из видимого Промысла Божия: "время жизни" нашей вселенной и действующих в ней законов находятся в руке Божией. Все тварное не вечно и не постоянно. Этот вывод имеет подтверждение в космологических открытиях 20-го века (теория Большого Взрыва и модель нестационарной вселенной, реликтовое излучение). Упоминаются ли они на уроках физики и, если да, то в какой интерпретации?

        Из самого понятия Промысла Божия следует, что весь тварный мир является системой, открытой благодатному воздействию на него Бога. Эта мысль, столь очевидная для верующего человека, сменилась в науке стойким предрассудком о том, что наша вселенная есть система замкнутая. Сначала деисты-философы, а затем и материалисты различного толка возвели этот предрассудок в ранг основополагающего постулата. Отсюда далеко идущие выводы о "тепловой смерти", как следствии действующего в нашей вселенной закона возрастания энтропии. Этот закон (2-е начало термодинамики) утверждает, что в замкнутых системах процессы протекают так, что увеличивается степень беспорядка - энтропии; при сохранении суммарной энергии (1-е начало термодинамики) ее "качество" ухудшается. Но сказанное относится только к замкнутым системам и, вообще говоря, не может быть отнесено к тварному миру в целом, которым промышляет Сам Бог. Действие Промысла Божия непрестанно, и именно поэтому, как замечает митр. Филарет Дроздов /26/, мы его не ощущаем: "Глас Божий в природе мало слышим по тому самому, что не престающь. Привычка слышать его притупила внимание, и его равномерность показалась безмолвием". В то же время Божественное промышление не есть грубое вмешательство в тварный мир, Создатель очень тонко коррелирует процессы, протекающие в нем. Поэтому в грубом приближении, каковыми является естественное человеческое миропонимание, наша вселенная представляется системой квазизамкнутой.

        Значение 2-го начала термодинамики отнюдь не исчерпывается теми практическими приложениями, которые изучаются на уроках физики. В науке известно много случаев, когда область действия того или иного закона оказывается значительно шире, чем первоначально ему отведенная. Собственно на этом принципе основана вся экспериментальная физика. Но особо хотелось бы подчеркнуть, что многие изучаемые ею законы действуют не только в материальном мире, но и переносится на мир духовный. К таким законам относится закон возрастания энтропии в замкнутых системах. Действие его в мире духовном проявляется в том, что всякий человек (общество, народ), замыкающийся на самом себе, культивирующий эгоцентризм и собственную исключительность, духовно деградирует. В христианской антропологии существуют два прямо противоположных понятия: личность и индивидуальность. Личность потому и является таковой, что может господствовать над своей падшей природой; а для этого необходима устремленность человека к Богу, постоянная связь с Ним (в молитвах, в таинствах Церкви), любовь к ближнему, все расширяющая свою область по мере духовного роста человека, самоограничение к прихотям и капризам падшей природы. Высоты духовного совершенства на этом пути достигают только святые: у святого в душе (в мыслях, чувствах) все гармонично и упорядоченно, как в кристалле[10]. У обычного же человека в душе царит хаос, причем тем больший, чем в большей степени этот человек отвращается от Бога и замыкается на себя. Эгоизм, самолюбование, гордыня - это отнюдь не безобидные для самого их носителя свойства характера: по закону увеличения энтропии в замкнутых системах они приводят к духовному распаду человека (озлоблению, потери воли, умственному оскудению). То же можно сказать и об обществе, государстве, этносе: история представляет нам множество примеров действия рассматриваемого закона. Все сказанное позволяет сделать вывод: закон возрастания энтропии в замкнутых системах есть фундаментальный закон, выражающий необходимость связи творения с Творцом[11]. Только Им "мы живем и движемся, и есмы" (Деян.17:28).

        Можно привести и другие примеры того, когда законы физики выходят за рамки материального мира. Начнем с известного соотношения неопределенностей Гейзенберга: ΔΧΔΡx≥ħ. Оно показывает, что координаты Χ и импульсы Ρx микрочастицы не являются независимыми, как это принято считать в классической механике Ньютона, а относятся к величинам взаимно исключающим (вернее, взаимно дополняющим). Следствием этого является принципиальная невозможность одновременно сколь угодно точно измерить координаты и импульсы (или зависящие от них функционально величины) микрочастицы: увеличивая точность измерения координаты, (т.е. уменьшая |ΔΧ|), мы получим уменьшение точности определения импульса (т.е. увеличение |ΔΡx|). Это фундаментальный закон, который выражает двойственную природу материи, проявляющуюся в ее корпускулярно-волновых свойствах. В современной физике микромира он получил название принципа дополнительности; и хотя он важен и сам по себе, как позволяющий глубже понять структуру вещества[12], сфера его приложения значительно шире: он может быть распространен на мир психических и духовных явлений. Нильс Бор, предложивший названных принцип, говорил, что "поведение отдельного человека крайне напоминает поведение отдельного атома" (цит. по /27/ с.74). В чем же видит он это сходство? Прежде всего во взаимно исключающей связи между чувствами человека и логическим мышлением. Всякая попытка логического осмысливания и строгого анализа какого-нибудь сильного чувства уничтожает это чувство; с другой стороны, человек, находящийся во власти сильного чувства, не может его логически осмыслить. Другой пример, который приводит Н. Бор, - это свобода воли человека (имеется в виду своеволие) и чувство ответственности[13]. Или еще: милосердие и справедливость - тоже взаимоисключающие понятия. "Милость и суд воспою Тебе, Господи", - поет Псалмопевец (Пс.100:1). Как может сочетаться милость с праведным судом? По св. Василию Великому гармоническая связь между этими понятиями устанавливается только Богом, у Которого "и милость не без суда, и суд не без милости". Интересный пример принципа дополнительности предлагает нам исследование древних языков: динамический еврейский язык находится в "дополнительном соотношении" к созерцательному греческому[14], /28/.

        Примеры и рассуждения на эту тему можно было бы продолжать и далее, но мы позволим себе заострить внимание только на одном вопросе, имеющем прямое отношение к педагогике. Речь идет о развитии познания, увеличении объема информации, с одной стороны, и о сохранении целомудрия, укрепления нравственности молодежи, с другой стороны. Все ли надо знать, всюду ли проникать любопытным взором и слухом? Воскресший Христос разрешил апостолу Фоме коснуться Его пречистого тела, вложить руку свою в ребра Его, но сказал при этом: "Не будь неверующим, но верующим" (Иоанн.20:27) и еще: "Ты поверил, потому что увидел Меня: блаженны не видевшие и уверовавшие" (Иоан.20:29). Вспомним путь пастухов и путь волхвов (Лук.2:9-20; Матф.2:1-12). Многие толкователи обращают внимание на то, что путь волхвов-мудрецов был намного длиннее и искусительнее (см., например, /30/), хотя оба они привели к одной цели. Но это примеры, так сказать, положительные. А вот и отрицательные. С первых же страниц книги Бытия предстает перед нами история грехопадения наших прародителей, возжелавших познать добро и зло (Быт.3). Всем известно, к чему привела дерзость Хама, увидевшего наготу отца своего и рассказавшего о том братьям (Быт.9:22,25), или любопытство жены Лота (Быт.19:26). Еще пример: Бог поразил жителей Вефсамиса за то, что они заглядывали в ковчег Господа (1Цар.6:19). Вспомним слова Премудрого: "И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость; узнал, что и это - томление духа. Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь" (Еккл.1:18). Познавать, изучать, исследовать надо осмотрительно, благоговейно, чтобы не превратиться в сыновей хамовых, "вечно учащихся и очень далеких от истины" (2Тим.3:7). Между познанием мира и сохранением свежести и целомудрия его восприятия существует связь по принципу дополнительности. Не всякое знание, не в любое время, не каждому и не в любом объеме бывает полезно. Этот вывод, хотя и не имеет прямого отношения к школьному предмету физики, но именно этот предмет позволяет обоснованно к нему прийти.

        Заканчивая главу о фундаментальных законах, нам хотелось бы остановиться еще на вопросе некоторых аналогий между миром физическим и миром духовным. Первая аналогия, предложенная В.Н. Тростниковым, касается устойчивости систем. Из курса механики известно, что устойчивое состояние соответствует минимуму энергии системы. Если вывести систему из положения устойчивого равновесия, то возникает сила, пропорциональная смещению и направленная в противоположную сторону, т.е. возвращающая систему в прежнее положение. В случае неустойчивого равновесия, которое соответствует максимуму энергии на потенциальной поверхности, малейшее отклонение из точки равновесия вызывает силу, направленную в сторону смещения - система разрушается. Рассмотренная здесь физическая модель имеет своей аналогией взаимоотношения любви, которая "долго терпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла" (1Кор.13:4-5). Любящий человек уступает своему обидчику, идет к нему навстречу, пренебрегая своим самолюбием, - и возвращает "систему" в состояние равновесия и мира. Не так эгоист: в ответ на малейшую обиду он воздает большей - и "система" разрушается. Сказанное является как бы естественнонаучной иллюстрацией к словам Спасителя: "А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую" (Матф.5:39).

        Другая аналогия относится к 3-му закону Ньютона: действие равно противодействию. Многочисленные примеры этого закона, действующего в материальном мире, пополним аналогией из мира духовного: чем сильнее подвизается христианин и чем выше поднимается он по ступеням духовной лестницы, тем сильнее становятся искушения и нападения мысленных врагов. Это надо знать и не бояться, и идти вперед, и помнить, что мы с врагом не один на один, а с нами Бог (Ис.8:10).

Мир как органическое целое

        Это название мы взяли из одноименной работы Н.О. Лосского, написанной им в 1915 году /31/. С нее мы и начнем. По словам Н.О. Лосского, "существуют два различные миропонимания: неорганическое и органическое". Неорганическое миропонимание исходит из того, что мир, как "целое, состоит из некоторых частей А, В, С, Д ...., каждая из которых может существовать самостоятельно, не зависимо от других и от целого, в котором они находятся. Самостоятельность их настолько велика, что, если бы взять из состава мира исчезли В, С, Д..., то А по-прежнему бы существовал. Встречаясь друг с другом, эти элементы образуют группу, которая есть сложное целое. Итак, элементы абсолютны, первоначальны и существуют безотносительно. Наоборот, целое производно, относительно, оно сполна зависит от своих элементов. Иными словами, здесь множественность считается первичною и обусловливающей единство, как нечто вторичное. Пример тому - атомизм: мир "состоит из атомов". Органическое мировоззрение, по Лосскому, заключается в следующем. "Первоначально существует целое, и элементы способны существовать и возникать только в системе целого. Поэтому нельзя объяснить мир, как результат прикладывания А к В, к С и т.д.: множественность не образует целого, а, наоборот, порождается из единого целого. Иными словами, целое первоначальнее элементов. Абсолютного следует искать, восходя в область целого и, вернее, поднимаясь над нею, но никоим образом не среди элементов; элементы производны и относительны, т.е. способны существовать только в отношении к системе, членами которой они служат".

        Итак, мы видим, что существуют две разные точки зрения на мироустройство. К какому из них склоняется современное человечество? Если обратиться к современным школьным учебникам, то бросается в глаза их близость в освещении материала соответствующим учебникам прошлого века, от которых они отличаются только объемом. Но 19 век в науке шел под флагом редукционизма, т.е. "неорганического" миропонимания, утвердившегося на основании классической физики. Как пишет В.Н. Тростников, при таком представлении о мире "стерженьки и пружинки", из которых он "состоит", являются более значимыми, чем собираемые из них сооружения /21/. Действительно, в классической механике Ньютона каждое материальное тело ("стерженек") обладает определенными, лишь ему одному присущими свойствами (размером, формой, весом), строго локализовано в пространстве и в каждый момент времени имеет определенную скорость. Эти, столь привычные нам представления, не нарушаются и при переходе к статфизике: статистический метод описания огромного числа частиц является лишь удобным методом, но не затрагивает сущности представления о частицах (молекулах), как о "стерженьках и винтиках". В таком же редукционистском ключе теоретически осмысливается и вся техника - это величайшее достижение ума человеческого. Действительно, техника - это детище человеческого творчества, а творчество это принципиально ничем не отличается от игры в детский конструктор. Именно так и только так может творить человек, существо, хотя и богоподобное, но ограниченное. Таким образом, мы видим, что "неорганическое" миропонимание сродни человеческому мышлению: законы логики, языка, музыкального описания посредством нотных знаков, химические формулы и элементарная (не высшая!) математика подчиняются этому принципу. Целостную, "органическую" картину мира человеку дает не логика, а созерцание красоты и целесообразности окружающие его живой и неживой природы; он постигает это интуицией, которую так высоко ценил Декарт /6, с.82/ и на которую опирался Н.О. Лосский /31/.

        Но вот наступил 20 век, и наука вышла за классические пределы. Создание квантовой механики, а затем и квантовой теории поля - с одной стороны - и СТО и ОТО - с другой стороны - привело к полному переосмыслению обычных логических представлений. Новая логика явлений микромира, равно как и новая, основанная на теории относительности космология привели к одному и тому же выводу: наша вселенная есть единый "организм", и законы ее устроения суть законы, соответствующие "органическому", а не редукционистскому принципу (см. выше). Прекрасной иллюстрацией к сказанному может служить квантовая химия, наука, описывающая химические вещества и их превращения с помощью методов квантовой механики. На уроках химии учитель пользуется многими понятиями из квантовой химии (например, понятием квантовых чисел, молекулярных орбиталей, s, р, d - электронов и т.д.), но расправляется с ними с той же лихостью редукциониста, используя в качестве необходимых "кирпичиков" для построения химического здания. Между тем, квантовая химия строится на теории многоэлектронных систем, в основе которой лежит принцип неразличимости тождественных частиц (электронов). Поэтому для описания состояния многоэлектронной системы (атома, молекулы) нужно знать ее волновую функцию Ψ, как функцию пространственных координат и спиновых переменных всех ее электронов. Представление о "состоянии электрона в атоме" (s, p, d - состояния) или "в молекуле" (σ, π, δ - связи) зиждется на довольно грубом приближении, которое удобно для многих качественных рассмотрений (например, при объяснении периодической таблицы Менделеева), но совершенно недостаточно, например, для расчета энергий связи. Или другой пример из той же квантовой химии. Пусть нам нужно найти волновую функцию большой многоатомной молекулы. Точно такая задача не решается в рамках человеческих возможностей, поэтому используется какой-либо приближенный способ описания волновой функции такой системы, например, она строится из волновых функций отдельных атомов, групп и т.д. Такой подход позволяет использовать понятие "атома в молекуле", мы можем им пользоваться, но должны помнить, что само это понятие является результатом некоторого приближения. Что можно предложить учителю-химику? Ему можно было бы посоветовать, прежде, чем манипулировать квантовохимическими понятиями, хотя бы в нескольких словах, но достаточно четко оговорить приближенность этих понятий. Можно было бы предложить следующий план подачи материала: 1) в квантовой химии молекулы (атомы, комплексы и т.д.) рассматриваются, как квантовые системы микрочастиц (электронов, ядер), движение которых описывается уравнением Шредингера (стационарным); 2) решение этого уравнения дает волновую функцию, описывающую состояние всей системы (т.е. всех рассматриваемых микрочастиц) в целом, все части которой связаны друг с другом и с целым по "органическому принципу" (см. выше); 3) так как практически найти точную волновую функцию рассматриваемой системы человек не может, он получает приближенную функцию, которая соответствует редукционистской "неорганической" схеме (см. выше). Таким образом, точная волновая функция, известная Богу, отличается от приближенной, доступной человеку, принципом рассмотрения. Для многих практических целей это является несущественным, но для формирования правильного мировоззрения этот вопрос надо специально оговорить.

        Почему мы заостряем на этом внимание? Ведь редукционистский принцип лежит в основе нашего рационального постижения мира, он позволяет получить описательную картину мироустройства, внешне очень близкую к истинной. Ответ простой: этот принцип дает именно внешнее описание мироустроения, то самое, на которое опирался Лаплас (см. выше), оно оставляет за своими пределами вопросы причины и цели. Кто создал мир и с какою целью? На этот вопрос отвечает не наука, а Божественное Откровение. Но и наука 20-го века, расширив свои горизонты и утвердив принцип "органического" мироустроения, близко подошла к тому же ответу. Обратимся опять к Н.О.Лосскому /31/. Редукционистское рассмотрение мира непосредственно связано с механистической причинностью, т.е. с таким ходом процессов, которое выстраивается в одномерную цепь причин и следствий. Такое понимание несовместимо с целесообразностью мироустроения, а потому прекрасно уживается с атеистическими гипотезами о "случайном" возникновении вселенной[15], зарождении жизни и т.п. "Органическое" мироустроение предполагает цель, определенный план, а следовательно и Устроителя этого плана. При таком рассмотрении каждое событие связано не только с предыдущим, но и с будущими, причем имеет не только временные, но и пространственные (вернее пространственно-временные) связи[16]. Кто может охватить единым взором все эти сложнейшие связи всего мироздания за все время его истории? Только Тот, Кто создал это мироздание и промышляет о нем.

Заключение

        В современном богословском мире к естественным наукам проявляется какое-то двойственное отношение: с одной стороны, как к чему-то, в стороне стоящему от религиозной жизни человека (см. выше), и, с другой стороны, излишне "почтительное" к установившимся научным предрассудкам. Примером могут служить попытки "религиозного обоснования" теории эволюции /10, с.123/, "внеземных цивилизаций" /32, с.146/, "беспредельных возможностей научного проникновения в законы материального мира" /32, с.149/. Эти реверансы в сторону естественных наук при нежелании знакомиться с ними в духовных школах свидетельствуют о несерьезном отношении к этим наукам. Нам представляется, что в рамках духовных школ (например, религиозно-философской школы) должен функционировать специальный естественнонаучный факультет, который бы готовил специалистов, способных преподавать богословские и философские дисциплины в технических вузах, военных училищах, на естественных отделениях университетов, педагогических и медицинских институтов. Создание такого факультета тем более необходимо, что именно там могла бы получить необходимые консультации огромная армия школьных учителей естественнонаучного профиля. Этим пожеланием нам и хотелось бы закончить нашу работу.

Конец и Богу нашему слава. Санкт-Петербург, май 1996 г.

Литература

1) А. Стрижев. Опыты православной педагогики. Русск. Вестн. N 44 - 46, 1993 г.

2) И.С.Алебастров. Воспитывать историей. Русск. Вестн. N24 -26, 1993 г.

3) С.С.Куломзина. Наша Церковь и наши дети. М. 1994 г.

4) В.А.Владыкина. Русская зарубежная школа. Радонеж, N 6, 1996 г.

5) К.Зайцев. Знакомьтесь: Санкт-Петербургский институт Богословия и Философии. Правосл. СПб N 1 (43), 1996 г.

6) В.Серебренников. Учение Локка о прирожденных началах знания и деятельности. СПб. 1892 г.

7) И. Ньютон. Замечания на книгу пророка Даниила и Апокалипсис св. Иоанна. Петроград, 1915 г.

8) М.Е.Губонин. Патриарх Тихон и история Русской Церковной смуты. СПб. 1994 г.

9) Б.А.Воронцов-Вельяминов. Астрономия, учебник 10 класса средних школ. М. 1977 г.

10) А.И.Осипов. Основное богословие. М. 1994 г.

11) А.Киселев. Элементарная физика для средних учебных заведений. Вып. 1 и 2, М. 1902 г.

12) Г.Григорьев. Курс физики для средних школ. СПб. 1914 г.

13) Г.Н.Мякишев и Б.Б.Буховцев. Физика, учебник 11 класса, М. 1995г.

14) Р.Фейнман. Характер физических законов. М. 1968 г.

15) Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Т.1. СПб. 1898 г.

16) Беседа преп. Серафима Саровского с Мотовиловым. М. 1995 г.

17) Генри Моррис. Библейские основания современной науки. СПб. 1995 г, с. 381-383.

18) Вл. Соловьев. Наука. Статья в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. 20 а, 1897 г.

19) Прот. В.Зеньковский. Об участии Бога в жизни мира. Русское Возрождение, 1992-93 г. N 60-61.

20) А.И.Артеменко, И.В.Тикунова. Органическая химия. Учебник для 10-11 кл.1993г.

21) В.Н.Тростников. Научна ли "научная картина мира"? Ж. "Новый мир", N12, 1989 г.

22) И.К.Кикоин, А.К.Кикоин. Учебник физики для 9 класса средней школы. М. 1990 г.

23) Св. Игнатий Брянчининов. Слово о смерти. М. 1991 г. с.123.

24) Преп. Макарий Египетский. Духовные беседы. М. 1880 г.

25) Митр. Филарет (Дроздов). Пространный христианский катихизис Православныя Кафолическия Восточныя Церкви. М. 1913 г.

26) Митр. Филарет (Дроздов). Проповеди, т.1, с.55-65.

27) Одд Рагнар Нильсон. Свет и время. Размышления на границе естествознания и богопознания. 1980 г. (место издания не указано)

28) А. Беляков. Богословие первого псалма, или тайное учение об умной молитве. Солнечногорск. 1991 г.

29) Н.П. Борисова. Свобода воли человека и Промысл Божий. Сочинение (машинопись). СПб, 1996 г.

30) Митр. Филарет (Дроздов). Проповеди, т.1. с.183-189. Слово на Рождество Христово.

31) Н.О.Лосский. Избранное. Мир, как органическое целое. М. 1991 г.

32) Архиеп. Михаил (Мудьюгин). Введение в основное богословие. М. 1995 г.

33) П.Флоренский, Эмпирея и эмпирия, в сб. Богосл. Труды 27, М. 1986 г.


Опубликовано: Журнал "Духовно-нравственное воспитание". 2002. N 5, с. 29-37; N 6, с. 45-54.


[1] Слова И. Кеплера: "В творении я ощущаю Бога, как бы руками" /8/.

[2] Известный современный физик Р. Фейнман так писал о математике: "Математика - это язык Природы, и если ты хочешь знать ее законы, то должен знать язык, на котором она разговаривает" /14/.

[3] Сравним эти слова со словами (Быт.2:20): Владыка нарицает имена своим подданным.

[4] Отражением этого являются, например, многочисленные "аддитивные схемы".

[5] Современному закостеневшему в материализме уму это представляется непонятным и, следовательно, неправильным. Но вот что пишет по этому поводу св. Игнатий Брянчанинов: "Нуль, изображающий идею о несуществующем, обращается в число, когда действует на него бесконечное" (т.е. Бог-Творец) /23, с.123/. Это должно быть понятным любому, знающему азы высшей математики!

[6] В истории науки известны и другие примеры, когда новая научная "модель" полностью отвергает старую, не включая ее в себя, но находясь с ней в "антагонистических" отношениях (модели Птолемея, и Коперника, корпускулярная и волновая теория света). Разрешение проблемы достигается на последующих этапах развития научной мысли, приводящей к "диалектическому синтезу" взаимно исключающих друг друга моделей, отводя каждой из них свое место в более широкой и совершенной модели.

[7] Не путать со статической моделью вселенной.

[8] О теореме Нётер, с которой следовало бы знакомить школьников, знают лишь немногие физики-теоретики.

[9] Нильс Бог, автор известного соотношения ΔΕΔτ~λ, сомневался в выполнимости законов сохранения в микросистемах. Логика современных физиков иная: законы сохранения постулируются и из них "выводятся" новые "частицы".

[10] Священник Павел Флоренский приводит такое сравнение: кристалл и стекло. Святые отличаются от просто благочестивых людей тем, чем кристалл отличается от стекла: внешне они похожи, но кристалл имеет строго упорядоченную, а стекло - хаотическую структуру /33/.

[11] Существует точка зрения, что закон увеличения энтропии замкнутых систем есть следствие грехопадения первых людей. Нам представляется, что этот закон есть не искажение благолепного первоначального мира, а изначально введенный Творцом в созданный Им мир и отражающий Промысел Его о Своем творении: этот закон начинает проявляться только там и в такой мере, где и в какой мере ослабляется связь твари с Творцом. Плачевные результаты грехопадения суть следствия не появления, а действия этого закона. В то же время этот закон побуждает человека стремиться к Богу.

[12] Замечательный физик нашего времени Р. Фейнман говорил, что мы живем не в двух мирах - квантовом и классическом: мы живем в одном мире, и этот мир - квантовый.

[13] Этот пример представляется нам неудачным (см. нашу работу на эту тему /29/, гл. 3).

[14] Добавим: и к церковно-славянскому.

[15] Также и с представлением о "вечной" и "бесконечной" вселенной.

[16] Н.О.Лосский приводит в качестве примера организм животного или растения. "Что в этом случае надо понимать под словом целесообразность? Согласно Канту, целесообразность организма состоит в том, что части его существуют не только вследствие друг друга, но и ради друг друга, а также ради целого" /31/.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | С.Фенрир "Беспределье-lll. Брахман" (ЛитРПГ) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"