Борисова Светлана Александровна: другие произведения.

Мир богов - 1 глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

 []
  
  Глава четвёртая
  
  Любовь - опасная стезя.
  Мы помним участь Фаэтона
  И крыл Икара тщетный взмах:
  Один на золотых конях
  С крутого сброшен небосклона.
  Другого солнце опалило
  И свергло на морское дно.
  
  Над лбом неожиданно повзрослевшего Лотико (он теперь смотрелся ровесником мне и Алексу) среди белых прядей волос, торчали изогнутые рожки - совсем небольшие, с острыми тёмными кончиками. Они не казались инородными и органично вписывались в его облик.
  - Такота-дота! Рад видеть вас в добром здравии, - сказал он с лёгкой улыбкой.
  У этого Лотико даже голос был другой. Бархатный, необычайно чувственный, он будоражил душу. В обладателя такого голоса можно было влюбиться не только не глядя, но даже не слушая, что именно он говорит.
  Дашка, сражённая наповал, что-то потрясённо пискнула и я, чтобы не подвергать ребёнка соблазну, послала её найти для меня какую-нибудь одежду, на смену моей пижаме. Выпроводив упирающуюся девчонку и заодно Эдика, который с обалдевшим видом взирал на демоническую ипостась нашего гостеприимного хозяина, я велела им после поисков сидеть в моей комнате и не высовывать оттуда носа, пока я не приду. Естественно, ни один из зловредных паладинов не желал покидать место таких интересных событий; так что пришлось применить силу и вытолкать их за дверь.
  - Спасибо, что приютили нас, - поблагодарила я Лотико, который терпеливо ожидал, пока я закончу препираться со своим детским садом.
  - Пустяки! Это самое меньшее, что я мог сделать для такой гостьи, как вы, - на его лице появилось вопросительное выражение. - Служанка сказала, что вы нуждаетесь в моей помощи.
  - О да! - я указала на нишу, где лежал Алекс. - Мой спутник покрывается какой-то зелёной дрянью. Не могли бы вы распорядиться и послать за доктором?
  Мелодично позванивая шпорами, Лотико подошёл к Алексу и некоторое время смотрел на его спину, почти полностью захваченную зеленью, в которой стала просматриваться чешуйчатая структура.
  - Такота-дота, если хотите, я пошлю за мистером Тофусом, но имейте в виду, лекарь здесь не поможет.
  Я оживилась.
  - Вы знаете, что с ним?
  - Метаморфоз. Ваш спутник осваивает новые формы тела.
  - Не понимаю! Если вам не трудно, объясните, пожалуйста, - попросила я.
  - Всё просто, такота-дота. Наш мир - это мир магии. По землям Фандоры струятся такие мощные потоки живительной энергии, что любой, у кого есть хоть капля способностей к её восприятию, начинает ощущать её воздействие. У некоторых это сопровождается способностью к изменению формы тела. Поскольку ваш спутник не умеет управлять процессом, то магия по-своему преображает его. Она даёт ему форму, которую ему, помимо человеческой, легче всего поддерживать в нашем мире.
  - Вот оно что! - я с опаской глянула в сторону ниши. - Мистер Фьюстер...
  - Ну, зачем же столь официально? - прервал меня Лотико. - Такота-дота, я буду рад, если вы по-прежнему будете звать меня по имени.
  Я с сомнением посмотрела на хозяина дома. В том виде, что сейчас, у меня язык не поворачивался звать его по имени, но если он так хочет...
  - Тогда вы зовите меня Ириной, хорошо? - попросила я и он, подумав, согласно кивнул.
  - Лотико, в кого превращается Алекс?
  - Скорей всего, в дракона.
  - А он сможет снова стать человеком?
  - Да, - последовал краткий ответ.
  - Во время трансформации он не опасен для окружающих? - спросила я, не дождавшись разъяснений.
  - Смотря для кого. Лично для вас он не опасен. Ведь он паладин, призванный вас охранять. Что касается остальных обитателей дома, то я позабочусь об их безопасности, - ответил Лотико.
  Он глянул на Алекса и на его лице промелькнуло выражение, которое мне не очень понравилась - так дрессировщики смотрят на тигров. Вдобавок меня кольнуло неприятное чувство. Слово "паладин" всё чаще вызывало у меня ощущение, будто я держу ребят в каком-то рабстве.
  - Я им не хозяйка! Паладины они или нет, но у них есть своя воля! - запальчиво сказала я и постаралась улыбкой сгладить свою резкость. - Простите, не знаю, зачем я вам это говорю.
  - Видимо, не хотите плохо выглядеть в моих глазах, - заметил догадливый хозяин дома и шагнул мне навстречу.
  Это было недвусмысленное предложение, и мои мысли сразу же приняли иное направление. Немного помедлив, я, в свою очередь, сделала шаг навстречу ему.
  Когда мы встали вплотную друг к другу, обнаружилось, что Лотико на целую голову выше меня. Что ж, дополнительный бонус в его пользу. Во мне метр восемьдесят пять, потому такие высокие парни встречались мне не часто. В общем-то, рост будущего бойфренда не имел принципиального значения. Просто приятно, когда спутник выше тебя, особенно, когда вдруг приспичит выйти с ним на прогулку и захочется при этом надеть туфли на высоком каблуке.
  Чтобы видеть лицо Лотико, я подняла голову. И всё же, он изменился не настолько, чтобы в нём нельзя было узнать того подростка у реки, подумалось мне. Я колебалась, не совсем понимая, хочу ли я зайти дальше или стоит оставить всё, как есть. Но тут завеса белых густых ресниц приподнялась; я заглянула в бездонную черноту глаз Лотико и со мной начало твориться нечто невообразимое. Когда я пришла в себя, щёки горели, а сердце ухало как сумасшедшее. Я поспешно шагнула назад, но было уже поздно: ловушка захлопнулась. Такое было со мной впервые, хотя я меняла парней как перчатки.
  - Такота-дота, будет слишком большой дерзостью: просить вас отобедать со мной? - спросил вкрадчивый, неотразимо прекрасный мужской голос.
  - Если вы дадите мне время переодеться и привести себя в порядок, то с удовольствием, - пробормотала я, чувствуя, что всё больше попадаю под обаяние Лотико.
  Тем не менее предстоящее свидание не вызывало у меня ни малейшего энтузиазма. Раньше я никогда не связывалась с парнями, которые влюблялись в меня по-настоящему. Да и сама тут же разрывала отношения, если чувствовала, что они вот-вот перейдут грань обычного секса.
  Поначалу я не хотела идти на обед с Лотико (абсолютно здравая мысль!), но не хотелось его обижать, особенно после всего того, что он сделал для нас. В общем, я уговорила себя, что нужно дать шанс ему и себе. В конце концов, если паладины испытывают на крепость мою дружбу, то отчего бы ему не испытать на прочность моё сердце? Даже если дело зайдёт дальше, чем я планирую, то тоже не беда. В конце концов, люди любят и ничего.
  Господи! Знала бы я, кто такой Лотико, бежала бы от него без оглядки. Но нет! Вместо этого мне, как малому ребёнку, вздумалось поиграть с огнём.
  Наш тет-а-тет с хозяином Расомского поместья прервал слуга, который сказал, что его ищет мать, миссис Фьюстер. Извинившись, Лотико ушёл, и я тоже засобиралась; к предстоящему обеду нужно было привести себя в порядок и переодеться.
  Перед тем как покинуть Алекса, я подошла к нему и коснулась плеча, ещё не покрывшегося зелёной коркой.
  - Эй, дракон, ты как? - спросила я для очистки совести.
  - Нормально, - буркнул Алекс и вдруг! - Ир, не ходи к нему! - взмолился он.
  Отшвырнув подушку, он сел и воззрился на меня жуткими змеиными глазами.
  - Почему? - не дрогнула я, хотя зрелище его лица вызвало у меня оторопь.
  - Потому что он козёл! - процедил Алекс и снова лёг ничком на кровать. - Пошла вон! Чего уставилась? Драконов что ли не видела? - рявкнул он на меня.
  Стараясь не шуметь, я направилась к двери. От греха подальше. Дракон, может, и ручной, но какой-то уж чересчур раздражительный. Чувствует моя душа, что я с ним ещё хлебну горя.
  Как только я вошла в отведённые мне апартаменты, Эдик сразу же умчался к Алексу, а Дашка, завидев служанку с ворохом одежды, само собой, осталась. Когда обнаружилось, что принесли наряды не только для меня, но и для неё, визгу было столько, что я чуть было не оглохла.
  После ванны я завернулась в рыхлую ткань, которая здесь заменяла полотенце, и девушка, что принесла нам с Дашкой платья, вызвалась одеть меня и сделать причёску. И то и другое было далеко не лишним. Наряды были сплошь многослойные, с массой неизвестных мне деталей; разобраться без посторонней помощи что к чему и в каком порядке надевается было невозможно.
  Когда я сбросила с себя импровизированное полотенце, Дашка громко ахнула. "Что там?" - поинтересовалась я, видя, что она таращится на мою спину. "Ой, Ира!.. У тебя там такие крылья! Просто обладеть!" - раздался восторженный возглас. Я подошла к зеркалу и извернулась, насколько позволял позвоночник, чтобы рассмотреть себя со спины. Действительно, там были крылья. Огненно-золотое тату было не только во всю спину, оно спускалось на ягодицы и ноги.
  Вот пернатая скотина! Ладно, тату на ладонях, но так испоганить мне весь задний фасад, это уже ни в какие рамки не лезет! Злая как чёрт, я пообещала свернуть фениксу голову и сварить из него суп. Когда обомлевшая от моих слов служанка начала водить руками, делая охранные знаки, я окончательно вышла из себя. "Не стой столбом!" - рявкнула я, и она поначалу испуганно воззрилась на меня - отчего мне стало совестно за свои барские замашки, правда, не настолько, чтобы извиняться - а затем бросилась к цветным лоскутам, разложенным по всей комнате. Идиотская причёска, которую она навертела на моей голове, вызвала дополнительный прилив раздражения. Пока служанка ползала, обувая меня в местный вариант сандалий, я запустила пальцы в волосы и, как смогла, разодрала спутанные пряди. Расстроенная, перед выходом я даже не глянула на себя в зеркало.
  Будучи не в настроении, я с такой скоростью неслась по коридорам и лестницам, что провожатая едва поспевала за мной. Правда, мысль о том, что нам может повстречаться миссис Фьюстер, заставила меня вспомнить о хороших манерах. На одном из поворотов я воззрилась на эффектную блондинку в бирюзовом наряде, не сразу признав в ней себя. С волосами, вопреки опасениям, было всё в порядке. Шелковисто переливаясь, кудрявые пряди свободными волнами падали на обнажённые плечи.
  Причёска и наряд однозначно были мне к лицу и я, пребывая уже в гораздо лучшем расположении духа, направилась к служанке, которая всё же опередила меня и теперь стояла там, где должно было состояться наше свидание с Лотико.
  Двери при моём приближении распахнулись, причём сами собой; я шагнула через порог и огляделась по сторонам. Что ж, недурно. Для совместного обеда Лотико выбрал небольшую солнечную комнату с оранжевыми обоями и золочёной изящной мебелью. В интерьере шёлк, фарфор, хрусталь, причём на каждой мелочи отпечаток хорошего вкуса и налёт времени. Благородная старина - всё, как я люблю.
  Мой взгляд скользнул по круглому столу у окна, накрытому на двоих, и остановился на вычурной подставке для цветов. В горшках пышно цвела герань - сиреневая и розовая. Даже удивительно видеть её здесь. Такое ощущение, будто я нахожусь на Земле. Я подошла к столу и, обнаружив, что бездумно пялюсь на его сервировку, в качестве оправдания отщипнула виноградину. Судя по терпкому послевкусию это был какой-то мускатный сорт. Странно, но меня не оставляло чувство, что за мной наблюдают.
  Я обошла комнату, вроде бы ничего подозрительного в ней не было. В глаза бросался лишь забавный медвежонок в яркой малиновой шубке, видимо, забытый кем-то из детей. Он сидел на диванчике с высокой резной спинкой, в окружении двух нарядных подушечек. Подойдя, я опустилась рядом с ним и с чопорным видом расправила пышный шёлковый подол. С левой стороны, вплотную к дивану, стоял небольшой квадратный столик, накрытый камчатой скатертью с шёлковой бахромой. На нём стояла жирандоль - такая бронзовая штука под свечи, и круглая светло-зелёная чашечка, наполненная почти до краёв. По виду напиток походил на земляничный сок. Я взяла хрупкую чашечку и принюхалась. Действительно, слегка пахло лесной земляникой и ещё чем-то незнакомым, но приятным.
  Прежде чем выпить предназначенное мне зелье, я ещё раз огляделась. Да, уютно и очень красиво. Люблю изысканный дворцовый стиль, когда каждая деталь интерьера, каждая безделушка - это отдельное произведение искусства. Бродя по залам Эрмитажа и прочих дворцов знати, всегда чувствовала себя там как дома.
  Что ж, Лотико выбрал правильную обстановку для соблазнения, как это ни грустно признавать. Я тоже так делала, когда не хотела даром тратить время - узнавала вкусы понравившегося парня и назначала ему встречу в подходящем месте. Уверена, что за портьерами скрывается ещё одна комната, где найдётся широченная кровать и какое-нибудь расписное корыто с горячей водой. Так что, думаю, не зря я ощущаю себя содержанкой в этом явно любовном гнёздышке.
  Настроение опять испортилось. Я не ломака, секс для меня такое же необходимое занятие как сон и еда. И всё же душа просила чего-нибудь необычного... но чего? Наверное, романтики. Впервые в жизни я хотела не сократить процесс ухаживания, а растянуть его. Я хотела, чтобы меня любили...
  Чушь! Кому нужны эти глупые брачные танцы! Встав, я подошла к зеркалу и поднесла чашечку к губам.
  Напиток был восхитителен. Когда закружилась голова, я догадалась, что это действительно какое-то зелье, но не пожалела о том, что выпила всё до капли. Чёрт с ним! Гулять, так гулять!
  Земляничное вино оказалось непростым. Стоило мне начать сердиться, что Лотико опаздывает, и начали твориться вещи, которые в последний раз происходили со мной только в детстве.
  Игрушечный тощий медвежонок, чья шубка была экстравагантного малинового цвета, и который до этого смирно сидел в уголке дивана, вдруг поднялся на задние лапки и повёл носом-пуговицей. Чувствуя, как в предвкушении чуда замирает сердце, я поманила его, и он вразвалочку зашагал ко мне.
  Видя, что медвежонок подошёл к краю дивана и вот-вот упадёт, я взяла его на руки.
  "Привет, храбрый малыш! - шепнула я ему, и он важно кивнул. "Привет-привет, дорогая! Пожалуйста, поставь меня на пол", - сказал он, и я выполнила его просьбу.
  "Такота-дота, ты сейчас такая красивая, что я обязательно должен сделать тебе подарок. Пожалуйста, прими", - и медвежонок, сняв с шеи белый бантик, опустился на одно колено. Я взяла ленточку и повязала её на левое запястье. "А теперь потанцуй со мной!" - потребовал он и в тоже мгновение начал расти. Когда его голова коснулась потолка, он с возгласом: "Упс!" уменьшился до приемлемого роста. Затем медвежонок обнял меня, и мы закачались в медленном танце. В кольце его мягких лап я впервые в жизни почувствовала себя защищённой от всех невзгод.
  Звучала моя любимая "Сицилиана" Баха, в исполнении флейты и клавесина. Мелодия была настолько чистой, грустной и пронзительно нежной, что у меня навернулись слёзы на глазах. А потом медведь исчез и на его месте оказался Лотико - невозможно красивый в своём старинном наряде. Забавно, но его роскошный камзол, расшитый золотом и драгоценными каменьями, был того же малинового цвета, что и медвежонок. Забавно и трогательно. Ожившая сказка из детства, которого у меня не было.
  Не размыкая объятий, мы всё танцевали и танцевали, а затем ели виноград, пили земляничное вино и смеялись всяким пустякам. Это было так чудесно! Я была пьяна любовью и не могла отвести глаз от прекрасного лица - всё гадала, отчего с него не сходит выражение печали.
  Непонятная грусть таилась в глазах Лотико, даже когда он улыбался. И всё же я ни минуты не скучала с ним, как это часто случалось с другими парнями. Оно и понятно, ведь в его распоряжении был целый магический арсенал для развлечения скучающих гостий, а ещё он замечательный рассказчик. От его удивительного голоса у меня бежали мурашки по спине, и замирало сердце.
  Бедное моё сердце! В какой-то момент истории закончились, и оно уже замирало от томительно-нежных ласк и долгих поцелуев...
  За портьерами действительно находилась ещё одна комната, там стояли кровать и фарфоровая ванна, полная горячей воды и лепестков роз.
  Сон наяву. Все банальные девичьи мечты в одном флаконе...
  Лотико. "Сицилиана" Баха. Чувственная, грустная и пронзительно нежная. Мелодия, что навсегда поселилась в моём сердце.
  Лотико. Мой рогатый принц из сказки. Ко всем прочим достоинствам, он оказался великолепным любовником... и тем единственным, кого я полюбила. Полюбила до самозабвения. Скажи он мне умереть, и я бы без колебаний умерла.
  Вот такое безумие посетило меня - не иначе как в наказание за то, что я так долго пряталась от любви.
  А затем моей счастливой сказке пришёл конец. В момент наивысшего накала чувств, я поймала взгляд Лотико. Спокойный и холодный он убил моё признание в любви. Осколком льда оно соскользнуло с губ и вонзилось в сердце. Видимо слишком высоко я взлетела, и за это меня низвергли с Небес.
  Лотико Фьюстер. Сладкоголосый обманщик. Я вновь недооценила тебя. Что ж, за глупость нужно платить, и я заплачу и, думается мне, заплачу сполна.
  "Прости, мне пора!" - с этими словами я высвободилась из объятий Лотико и направилась к ванне. Я не позволила себе ни скукситься, ни сбежать: поражение нужно принимать с гордо поднятой головой.
  Как истинный рыцарь, для которого желание дамы закон, Лотико помог мне с платьем и проводил до отведённых покоев. Прощаясь, он обнял и поцеловал меня. Ошибки не было. Сердце под моей ладонью не дрогнуло ни на мгновение и продолжало биться с размеренностью хорошо отлаженного механизма.
  На следующий день я встала засветло и погнала служанок будить моих паладинов. Внутреннее чувство подсказывало, что я должна как можно быстрей уйти из Расомского поместья. Чем больше будет расстояние между мной и его хозяином, тем лучше.
  Сонные и сердитые Эдик и Дашка позавтракали вместе со мной, и мы начали собираться в путь.
  Миссис Фьюстер была так добра, что дала нам всё, что нужно для путешествия, включая трёх коней и ослика для Дашки, которая не умела ездить верхом.
  Алекса мы оставили на попечение хозяев замка. Когда мы всей толпой ввалились к нему, он, отвернувшись к стенке, пробурчал, что после догонит нас.
  Лотико не пришёл проститься и это было благодеянием с его стороны. Мне и так едва хватило силы воли, чтобы заставить себя уйти. Боюсь, увидев его, я бы нашла предлог остаться и, как это ни унизительно, опустилась бы до мольбы о любви.
  Господи! Если бы любовь можно было выпросить! Тогда в мире стало бы гораздо больше счастливых людей.
  "Простите моего сына, такота-дота, - тихо сказала миссис Фьюстер, когда я взобралась на лошадь. - Это его беда, а не его вина: он таким родился". Что она имела в виду, осталось для меня загадкой. К тому же я была не в том состоянии, чтобы думать. Теперь, когда разлука стала неизбежной, мне было так плохо, что я едва держалась в седле. Я чувствовала, что умираю от любви - в прямом, а не в переносном смысле. "Передайте Лотико мою глубочайшую благодарность. Мне не в чем винить того, кто был столь милосерден к голодным и бесприютным путникам", - нашла я в себе силы сказать и тронула лошадь с места.
  Пока дорога позволяла, мы с Эдиком ехали рядом, Дашка на ослике трусила следом за нами. Периодически я ловила на себе участливые взгляды притихших паладинов. Видимо, ребятишки догадывались о беде, что приключилась со мной.
  Первая, как водится, не выдержала Дашка.
  - Ненавижу мужчин! - громко сказала она и, подъехав ко мне, уцепилась за стремя. - Ир, ты не переживай! Не такой уж красивый этот мистер Фьюстер. Да ещё рога у него, как у демона. Так что ты правильно сделала, что уехала от него.
  - Ну-ка, давай перебирайся ко мне! - склонившись, я подхватила девчонку и усадила её перед собой. - Дарья, а ты не скучаешь по дому?
  Вопрос, конечно, был провокационный, но мне нужно было отвлечься, иначе своей жалостью они доведут меня до сумасшествия.
  Девчонка отрицательно качнула головой.
  - Не-а.
  - Почему? - не унималась я.
  - Не по чему скучать.
  - У тебя нет родителей?
  Дашкина спина напряжённо выпрямилась.
  - Есть. Только им плевать на меня.
  - Все дети так говорят, когда обижаются на родителей, - осторожно заметила я.
  - Я на них не обижаюсь. Просто не понимаю зачем ещё рожать детей, когда не можешь обеспечить тех, что уже есть. Да ещё брать чужих!
  - Сколько вас в семье?
  - Двадцать ртов вместе с приёмными, - ответила Дашка и её плечики поникли. - Они и не заметят, что я пропала. А если заметят, то будут только рады. У нас так тесно, что мы уже спим по очереди, а родителям всё хиханьки да хаханьки, мол, в тесноте да не в обиде!
  - Они у тебя не пьют?
  - Не, не пьют! Они набожные, в церковь ходят. Говорят, что это Бог велит им столько заводить детей! - Дашкин голос зазвенел негодованием. - Лучше бы боженька велел им завести побольше денег, чтобы мы могли прожить без подачек! А то как нищие! Мама бегает, унижается, везде где может выпрашивает помощь, и нас за собой таскает. Нужно видеть какими глазами смотрят на нас эти тётки в кабинетах! Ей-богу, хочется сквозь землю провалиться!
  - Тихо, ребёнок! - я прижала к себе девочку, дрожащую от обиды.
  Ну, вот! Стоило только пожалеть и Дашка, обняв меня, уже разрыдалась в полный голос. Нет, дети - это тихий ужас! Спасибо, что у меня учительская закалка и я не особо доверяю их откровениям. Они - ещё те фантазёры: такого наплетут, что диву даёшься, когда правда выходит наружу.
  И всё же, внутреннее чутьё говорило, что Дашка не лжёт.
  - Золотых палат не обещаю, но пока мы вместе, тебе не придётся унижаться ради куска хлеба, - твёрдо сказала я и на её рожице отразилась такая ядерная смесь доверия и надежды, что я тут же пожалела о своих словах.
  Чёрт знает что! В отличие от Земли, на Фандоре меня не держали на расстоянии, а наоборот, норовили прорваться сквозь защитные кордоны и это, мягко говоря, уже напрягало. Нести ответственность за кого-то - это далеко не то же самое, что разглагольствовать об этой самой ответственности по долгу службы.
  - Ириш! - окликнул меня Эдик. - Я должен тебе кое-что показать.
  Я приподняла брови, когда он вытащил из перемётной сумы кожаный мешочек, увесистый даже на вид.
  - Ну! - поторопила я его, уже догадываясь, что это такое.
  - Здесь пятьсот золотых.
  Перед глазами сразу же возникло лицо Лотико и сердце болезненно сжалось.
  - Кто тебе их дал? - спросила я непослушными губами.
  - Он сказал отдать тебе, когда мы отъедем подальше, но я решил не тянуть, - ответил Эдик, пряча от меня глаза.
  Получив предлог для возвращения, не знаю, как долго я боролась сама с собой, но это была схватка не на жизнь, а на смерть. Победа осталась за гордостью. И это была горчайшая из моих побед. Лотико всё правильно рассчитал, я не могла вернуть ему деньги, без потери чувства собственного достоинства.
  - Что ж, тогда мы едем к мистеру Вейсу и выкупаем у него свою свободу. Но, пошла! - я ударила лошадь пятками, и мы направились к башне Руха, точней к тому, что от неё осталось.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"