Бородина Елена Алексеевна: другие произведения.

Лавка чудес - 4. Обман зрения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Не рой другому могилу, сам в нее попадешь," - посмеиваясь, всякий раз повторял дядюшка Трол после очередной попытки родни сжить его со свету. Мне тоже нравится шутить с судьбой, но что делать, когда судьба сама решает подшутить над тобой?

  Для меня настали черные дни. На улице стояла ужасная солнечная погода, когда хочется, как минимум на неделю забраться в гроб и погрузиться в вырытую на всякий случай в подвале могилу. Или набраться огненной воды и прикинуться древней мумией в каком-нибудь пыльном углу на чердаке. Все, что угодно, лишь бы не слышать веселых криков и возни малышни, облюбовавшей соседний двор для своих летних забав. За прошедшую неделю их жизнелюбие распугало всех духов и призраков в подворотнях, так что даже позлословить стало не с кем. Но даже это прискорбное обстоятельство меня сегодня не трогало.
  Едва Роза с нашим новым нахлебником, Сэмом, уже набившим мне оскомину своей показной, излишне вежливой приветливостью, покинули мою чудесную мрачную обитель, я ожил, вскочил с кресла и приступил к воплощению в жизнь давно задуманной авантюры. Но не успел сунуть нос в потайной шкафчик, как дверные колокольчики забренчали, приветствуя первого за сегодня посетителя. В тот же момент я понял, что забыл о главном, а именно - намертво запечатать вход в лавку, чтобы никто, ни живой, ни недоживой, не смог вмешаться в мои грандиозные планы.
  Если б это был обычный скучный человек, пришедший "на халяву" потешить одну из своих слабостей, я бы запросто выставил его за дверь. Но здесь оказалось нечто иное... Новое, заманчиво дразнящее, невидимой загадкой витающее в воздухе, и именно это заставило меня поставить на место кофейник и вернуться обратно в кожаное кресло, сидя в котором я принимал особых посетителей. У всех свои пороки и слабости. Моя - любопытство.
  К слову, именно любопытство мой дорогой папаша когда-то, смеясь, назвал нашим семейным проклятием, потому что и сам грешил тем же. Однажды оно заставило его на собственной шкуре проверить, каково это быть со светлой ведьмой и почему это самое строго запрещено. Жаль, что никто не объяснил ему заранее. В итоге на свет появился я. Но это уже совсем другая история.
  Сейчас же передо мной стояли двое - мужчина и женщина. Начальница и ее подчиненный. Почти робкий, затравленный взгляд одного с лихвой компенсировался расчетливой самоуверенностью в глазах его повелительницы. На обоих были дорогие деловые костюмы и побрякушки. Типичные издерганные обитатели верхнего города, вся жизнь которых протекает в неустанном крейсировании между мобильным телефоном, ноутбуком и офисами. Нередко каждый день таких винтиков системы протекает в пределах одного этажа или здания, о чем весьма красноречиво свидетельствуют чистые подошвы их ботинок и туфель... Но не обувь рассказала мне эту животрепещущую историю, а душа мужа. Да, да! Именно мужа нашей выдающейся дамы. Она тенью проскользнула за ней и понуро забилась в ближайший угол. Грустная картина.
  - Я здесь потому... - высоким голосом обратилась ко мне женщина, но я не дал ей продолжить.
  - Сядьте и помолчите хотя бы минуту, - отмахнулся я. Встречаясь с адекватной душой, нужно сразу слушать все, что та может сказать, потому что уже через пару минут она может слинять на тот свет или впасть в прострацию - первый предвестник обращения в призрака. То ли от удивления, что кто-то посмел ее прервать, то ли мой недовольный утренний видок внушал женщине серьезные опасения на счет моего психического здоровья, но бизнес вумен послушно села на наш единственный пыточный стул и закрыла рот.
  Закончив с мужем, я многозначительно хмыкнул и кивнул даме, пока удовлетворенная тем, что ее жалобы выслушали, душа послушно отправлялась в мир иной. Скатертью дорожка.
  - Говорите.
  - Я пришла... - начала было она, но на этот раз наш разговор прервал мобильный телефон, разразившийся громкой, торжественной трелью, которая по моему скромному мнению куда больше подошла бы для начала конца света. Интересный выбор и, судя по всему, подходящий к случаю. Она немедленно подняла трубку и, нахмурив тщательно выщипанные брови, выслушала то, что ей сказали.
  - Стадо баранов! Ничего не можете сделать правильно! - наконец, выдала миссис, резко поднявшись и направившись на выход. - Стивен! Разберись тут, а я в офис! - не оборачиваясь, распорядилась госпожа и поспешно покинула мою обитель.
  Стивен явно не был рад остаться со мной наедине, но страх перед реальной хозяйкой оказался куда сильнее боязни призрачных потусторонних сил. Под моим равнодушным взглядом он нервно присел на самый краешек стула, заняв тем самым место начальницы, и, то и дело покашливая и теребя зажатые в потной ладошке четки, начал излагать суть проблемы.
  - Понимаете... Начальник дней 30-40 назад скончался от сердечного приступа, и на фирме дела идут так себе...
  - Понимаю, - недобро усмехнувшись, хмыкнул я. Стивен с укоризной посмотрел на меня, словно спрашивая, зачем я усложняю ему и без того трудную задачку. Я мог бы сказать, что это меня развлекает, но тогда, чего доброго, этот поборник веры, окончательно закрыл бы свой по-детски надувшийся рот и забыл, зачем пожаловал. Поэтому я сделал над собой в прямом смысле слова нечеловеческое усилие и превратился во внимательного слушателя, которому было не все равно. Интересные вещи, знаете ли, что на том, что на этом свете на вес золота.
  - Так вот, у его жены, моей теперешней начальницы есть дочь... Девочка обычно живет одна в особняке на Лютерантской улице. Проказничает ни больше, ни меньше своих сверстников... Но с недавнего времени, слуги заметили, что она начала странно себя вести.
  - Это каким же образом? - Почуяв жареное, я даже подался ближе к человеку. Понизив голос, словно опасаясь, что его услышат, Стивен продолжил.
  - Она перестала ходить на вечеринки, не спускает карманные деньги в бутиках, бросила курить...
  Я разочарованно крякнул и снова откинулся в кресле.
  - И какие же это странности? - иронично произнес я. - Девчонка перебесилась и решила взяться за ум.
  - Она даже начала читать книги! - не сдавался секретарь. - А в промежуточных тестах по всем предметам набрала выше девяноста баллов, и это при том, что раньше, да простит меня миссис Стенфорд, девчонка не могла сложить два и два! Стоит только вспомнить о том, что после смерти отца в автокатастрофе, всего месяц тому назад, она окончательно сорвалась и пустилась во все тяжкие, - сердито покраснев, выдал Стивен. С минуту он сидел, надувшись, потом словно спохватился, и боязливо вперив маленькие глазки в пол, заикаясь, пробормотал:
  - Надеюсь, то, что я сказал, останется между нами? - нерешительно спросил он.
  - О, ваши слова умрут со мной, - с улыбкой чеширского кота, поклялся я.
  Какой смысл пытать человека, который и сам прекрасно справляется с этой задачей? Уже сейчас волосы на его макушке начали выпадать, а через пару-тройку лет страх окончательно доконает чувствительное сердце, и славный Стивен сыграет в ящик, а его начальница заведет себе еще одну слабонервную тень, за счет которой будет удовлетворяться ее эго. Скука. Или естественный отбор.
  - Все это, конечно, замечательно, но никак не объясняет, почему вы явились в мою лавочку. Я здесь, знаете ли, распрямлением внезапно появившихся извилин не занимаюсь...
  - К этому я и веду, - с легкой досадой ответил секретарь. - Девочка утверждает, что в ее доме поселился призрак.
  - Неужели? - мои глаза заблестели от интереса. - И как вышло, что ей поверили?
  - Потому что его видела вся прислуга! Практически все тут же уволились! Да даже мы с экономкой, миссис Либерман, видели, как предметы летали по комнатам, а потом разбивались об стены, словно их бросала чья-то невидимая рука! Поверьте мне, я не слабый духом, верующий человек, но то, чему мне пришлось стать свидетелем... У меня кровь в жилах стынет при одном воспоминании об этом ужасе.
  На счет духа Стивена, да простит меня его плешь, я и на секунду не поверил, зато его рассказ, вкупе со следами потусторонней энергии и лепетом души, дали мне новую пищу для размышления. В благодарность за это я согласился заглянуть на огонек и посмотреть, что же там можно сделать. Поспешно выпроводив дорогого гостя, я закинул листок с адресом злого духа в ящик стола, убедился, что на до противного светлой улице больше нет ни единой живой или мертвой души, с удовлетворением запер дверь на защелку и занялся своими делами.
  Как же долго я ждал этого момента! Ждал, надеялся, готовился, наблюдал... И вот, наконец-то, пришло мое время! Вдохнув полной грудью аромат свежемолотого кофе, я в полной мере ощутил, что значит жить в одном лишь ожидании этого прекрасного мгновения чистого счастья. Вот он рай... Врата его медленно открываются, и я вхожу... Итадакимас!
  С благоговением я приготовился пригубить напиток богов, когда дверь лавки распахнулась, оставив защелку беспомощно болтаться на створке, и в нее ворвалась до крайности возмущенная Розалинда.
  - Стоять! - завопила она, бросившись через всю комнату с очевидным намерением выбить чашку из моей руки. Не тут-то было. Одной рукой я преградил ей путь, а второй вылил обжигающий напиток в свое горло. Живущие там микробы разом взвизгнули, чтобы умолкнуть навек.
  - Ну, вот, - разочарованно протянул я, с неким оттенком скорби заметив, что голосовые связки не пострадали от огненной волны, едва не продырявившей мой желудок. - Опять все удовольствие испортила.
  - Ты! Невозможен! - Девушка вырвалась из моей хватки, отобрала кружку, резко развернулась, взметнув длинными волосами, и направилась прямиком к бару, чтобы последовательно и методично уничтожить остатки зелья и кофеварку, смяв последнюю в бесформенное нечто голыми руками. Я застонал и схватился за голову.
  - Да это же чистой воды эгоизм... Моя стопроцентная арабика... С тех пор, как ты стала моей тенью, мне ни разу не удалось нормально позавтракать...
  - На надо! Эгоизм - твое второе имя! - возмущалась Роза, старательно удаляя все оставшиеся следы моих титанических трудов. - Завтракай, сколько хочешь, но никаких энергетиков и фастфуда! Ты прекрасно знаешь, что твое кофе для меня - убойное сонное зелье и все равно, раз за разом продолжаешь варить эту бурду! А я-то еще удивлялась, зачем тебе, такому ярому противнику прогресса проводить на кухню электричество. Сегодня же сверну все провода! Старый добрый котел в камине еще никого не подводил.
  - Что за шум, а драки нет? - бодро произнес, входя в лавку, Сэм, или Сэмюэль, как гордо величал себя только он сам. Мы с Розой встретили его одинаково злобными взглядами, после чего громко хмыкнули и, скрестив руки на груди, отвернулись в разные стороны. - Ладно... Понял, никаких комментариев.
  Я только сейчас заметил в руках у парня полураскрытые веера из огромных пакетов с покупками. Должно быть, моя прелестная хозяйка так спешила, что скинула все свои приобретения на него. Ну и нюх у нежити - за километр учуяла.
  Я протяжно вздохнул и рухнул в свое кожаное кресло, чтобы в тишине и покое восстановиться после ожогов, пока вроде как оттаявшая Роза и Сэмми обменивались незначительными замечаниями о ценах на лягушачьи языки, бородавочник и прочую мелочевку так необходимую при практике элементарной магии. Вот тебе и чудесное воскресное утро. Обернувшись днем, лучше оно не стало.
  После обеда Роза приступила к обучению Сэма. Юнец хотел научиться готовить зелье счастья, которое как нельзя лучше позволяло избавиться от зависимостей. Будь то наркотик или сигарета. Но при этом оно обладало настолько высокой калорийностью и способностью превращаться в жир, что к тому времени, как зависимый бедняга с небывалой легкостью и эйфорией выздоравливал от первой болезни, к нему накрепко привязывалась вторая - ожирение. Но пока наш маленький постоялец об этом не знал, и его светлые глазенки сияли от оптимизма и преходящего юношеского желания нести добро в массы. И кто я такой, чтобы ему мешать?
  Вообще, как оказалось, Сэм был на удивление полезным микроорганизмом. Хозяйственным, деловитым и ратующим за чистоту. Не далее как позавчера к нам заходил один недобрый человек, попавший под действие моего проклятия и каким-то чудом об этом прознавший. Судя по весьма потрепанному внешнему виду и светлой полоске от кольца на пальце, ему нехило досталось. Так вот, после того, как сотрудники скорой забрали упакованного в придверный коврик страдальца, мальчишка так отдраил старый деревянный пол моей лачуги, что я не то, что следа, запаха крови уловить не смог. И это с моим-то нюхом.
  Нет, никто того мужика не убивал. И даже не пальцем не трогал... Дело в проклятии, выводящем на свет все большие и мелкие прегрешения цели, а заодно и усиливающем некоторые раздражающие склонности... Например, запинаться. После чего падать, ударяясь носом о спинку стула, ломая... стул и, в довершение погрома, заливая мой пол свежей ароматной кровью, становится обычным делом. Хорошо, что я еще в отрочестве с кровушкой завязал, а то искушение поживиться грешной сутью человека могло б и пересилить. И тогда от меня на своих двоих он бы уже не вышел...
  Так о чем это я... Точно, о Сэме. У нас с ним была своя длинная история, о коей я уже как-то упоминал. Если кратко, я дважды спас его шкуру, а заодно и наделил способностью видеть то, что нормальному человеку лицезреть не положено, а именно, призраков, духов и прочую пакость. Объявился этот незваный и сильно возмужавший с нашей последней встречи зверь всего пару недель назад и, нагло заявив, что станет моим учеником, каким-то чудом смог прижиться там, где его старательно выживали. К моему вящему неудовольствию Роза его поддержала и даже отвела мальчишке тюфяк в каморке за баром-кухней на первом этаже. О чем я, вроде как, являвшийся хозяином дома, узнал только на третий день, когда мне приспичило размяться ранним дождливым утром, омрачив его тусклый свет парочкой жутковатых заклятий. Я только начертал знаки и приготовился уже пустить себе кровь, когда скрипнула дверь, и показался этот парень с растрепанными светлыми волосами и сонной миной на лице. Как ни в чем не бывало, он посмотрел на остолбеневшего меня и, почесав спину, выдал:
  - Извините, а пожевать чего-нибудь не найдется?
  Надо ли говорить, что даже в аду и то никто не осмеливался прерывать меня во время колдовства, а этот... Я молча перебирал варианты. Выпустить сосредоточенную в данный момент в руках силу и разорвать его в клочья? Или закидать душами и сделать первым психом на деревне? Просто подойти и выбить всю дурь? Пока я размышлял о проблеме Вселенского масштаба, где было множество "за" и единственное "против" - утренняя лень, заявившая, что ни за какие коврижки не станет убирать лавочку при свете дня, Сэм почесал голову и, набросив на плечи висевший у входа дождевик, ушел, бросив мне на прощанье:
  - Тогда я в магазин.
  Когда я рассказал об этом Розалинде, которая спустя каких-то пять минут вернулась в лавку с пачкой писем и заказов, та лишь ехидно хмыкнула:
  - А ты чего ожидал? Извинений?
  - Нет, но странно, что до него так и не дошло, что я запросто мог его кишки на заднем дворе развесить.
  - Ты уверен, что хотел этого? - Девушка улыбнулась, будто знала то, чего никак не мог понять я. - В прошлом ты дважды спас ему жизнь и готов отнять ее из-за такой мелочи? Маловероятно и совершенно не выгодно.
  Я пораскинул мозгами и должен был признать, что в ее словах был смысл.
  - Тогда что мне с ним делать?
  - Обучи и используй в свое удовольствие.
  - Он меня бесит.
  - Рядом с ним ты и сам прямо как мальчишка, который не знает, чего хочет, - хмыкнула она.
  - Знаешь, а ты снова права, - с ехидной ухмылкой произнес я и щелкнул пальцами. Роза моментально перестала быть человеческим подобием, превратившись в прекрасную бездушную куклу, хладным трупом упавшую к моим ногам. Я осторожно, сам не знаю почему - ведь ей сейчас было бы по барабану, хоть кол на голове точи, - поднял и уложил ее на кресло, а сам тяжело вздохнул и принялся стирать колдовские знаки. Все равно концентрация потеряна. Обычно компания Розалинды действовала на меня успокаивающе, но иногда она становилась чересчур мудрой, а оттого снисходительной, и это начинало напрягать. Как все-таки хорошо, что у нее была кнопочка "Выключить". Сейчас я мог бы искренне посочувствовать всем мужчинам, которым повезло меньше меня. Мог бы, но не стал.
  Зато сполна насладился зрелищем паники, отчаяния и скорби, когда Сэм вернулся и начал бегать кругами вокруг моей помощницы, восклицая и ища какие-то животворящие травы. Я же преспокойно стоял за стойкой бара и готовил гоголь-моголь, способный погрузить кого-нибудь в забвение на неделю, или две. Среди магов его еще кличут зельем Ромео и Джульетты. Вся шутка в том, что если при смешивании ингредиентов ошибешься хоть на полграмма, то проснуться принявшему содержимое заветного флакончика уже не светит. Я мог бы его и с закрытыми глазами сотворить, поэтому с блаженной улыбкой наблюдал за попытками мальца вернуть Розу к жизни. С тех пор парень стал осторожнее.
  Вспомнив об этом сейчас, я не смог сдержать улыбку.
  В лавку пришла сладкая парочка, потребовавшая любовное зелье. Ребятам явно недоставало совершеннолетия и острых ощущений. Скука. Ради такого даже с кресла вставать не стоит. Предоставив их заботам Розы и Сэма, я продолжил глубокомысленное созерцание потолка.
  А вот тот, кто вошел следом за ними сразу привлек мое внимание. Выглядел он довольно молодо для своего возраста - лет на тридцать, что странно контрастировало с абсолютно седыми волосами, забранными сзади в аккуратный хвост. Одет он был исключительно в черное, и только вместо галстука через петлицу рубашки была выведена длинная серебряная цепочка, терявшаяся под черным дорогим пиджаком. Я знал, что на самом деле она очень длинная. Плотно огибая шею, цепь спускалась вниз, чтобы закончиться в брючном кармане большими серебряными часами, чьи многочисленные стрелки шли в разных направлениях и с разной скоростью. И только тот, кто был связан с часами, знал секрет их времени.
  - Зачем пожаловал, Могильщик? - совершенно нелюбезно спросил я, закидывая ноги на край стола. Вместе с нежданным гостем в мою лавку проник аромат тайн и изощренных интриг, живо напомнивший о родном доме. Весьма освежающе - сразу вспоминаешь о том, сколько зубастых пастей не прочь перегрызть тебе глотку.
  - Малыш, почему ты так неприветлив? - вкрадчиво хмыкнул посетитель и, подойдя почти вплотную ко мне, присел на свободный край стола. - Или все еще не забыл?..
  - Не забыл что? - шепотом спросил Сэмми у Розы, но та лишь пожала плечами и красноречиво толкнула его локтем в бок, напомнив, что очередное зелье из поваренной книги для новичков уже дошло до кипения и пора бы заправить его чем-нибудь этаким.
  - О чем? Как ты ходил за мной тенью в напрасной надежде, что я отброшу коньки? - не мог не заметить я.
  - Но я же помог тебе скрыть пару весьма аппетитных безвременно ушедших, - сладко прошептал Могильщик, склонившись над моим ухом, но я даже головы не повернул. Как говорится, не гладь собаку, а то не отвяжется.
  - А я - уже сполна вернул долг, подчистив твои хвосты, - отрезал я, - так чего тебе еще от меня нужно?
  - Маленькую услугу.
  - Оплата?
  - Какой же ты мелочный, - притворно скривился гость.
  - Нечем платить? Тогда проваливай. Хотя, постой, - спохватился я, - можешь прибрать к рукам того мальчишку за стойкой. Он действует мне на нервы своей человечностью.
  Могильщик с любопытством уставился на парня, едва шевеля губами, словно просчитывал что-то в уме. Затем покачал головой.
  - Не выйдет, - вынес он свой вердикт. - Когда-нибудь, с удовольствием. А сейчас - уволь. Сам знаешь, как ангельское воинство карает за безвременно умерших.
  - Знаю, - тяжело вздохнул я, - потому его и терплю.
  - Неужели только поэтому? - на лице мужчины появилась загадочная улыбка, которая мгновенно угасла, едва я встретился с ним взглядом.
  - Ты все еще здесь, - напомнил я ему, хотя уже знал, что если это существо не убралось сразу, то так просто от него не избавишься. И в этом случае, ни кресты, ни святая вода мне не помогут, потому что духи смерти - единственные в этом мире, кто всегда получает то, что хочет. Или почти всегда.
  - И никуда не собираюсь.
  Ответ ожидаемый.
  Роза уже с нескрываемым любопытством пялилась на пришельца. Уж слишком он выделился - во-первых, перечил мне, во-вторых, игнорировал ее, Розалинду. Если первое ее озадачило, то второе - просто выбило из колеи. Вообще, не так давно я заметил, что женская гордость - штука сложная и способна уязвляться от самых неожиданных вещей, причем в равной мере может взорваться как от восхищенного взгляда, так от его отсутствия... Пока я рассуждал о тонкостях женской натуры, наш потенциальный наниматель, наконец, созрел для взрослого разговора.
  - Ладно, даю несколько душ. Поможешь разобраться с делом и можешь забирать все, что найдешь у вора - они все равно списаны, и нам от их потери уже ни тепло, ни холодно.
  - Как же вас, должно быть, припекло, раз вы идете на такие огромные жертвы, - иронично выдал я.
  - И не говори, сам удивляюсь, - вздохнул посетитель. - Если б речь шла о демоне или чересчур исполнительном воине добра и света, все было бы намного проще, но... Здесь у нас нечто новое, с чем мое начальство предпочитает не бороться.
  - А ты не можешь поступать по их образу и подобию? Жизнь стала бы намного проще.
  - А как же честь жнеца?
  - Устаревшее и крайне бесполезное понятие, - пожал плечами я.
  - Уж кто бы говорил, сам-то ты то, что считаешь своим, из рук не выпустишь, - ехидно протянул Могильщик, и я поспешил сменить тему, пока ему не пришло в голову развить эту.
  - Сколько душ?
  - Пока три.
  - То есть, ты считаешь, что их может быть больше. Подробности?
  - Все, что мне известно, у всех троих изначально был короткий срок жизни и шаткая психика. Но все они досрочно скончались по неизвестной причине с интервалом в неделю, и не было найдено ни следа душ. Как сквозь землю провалились.
  - Так-так, - я потер руки, - кажется, начинаю понимать. Выходит, кто-то лишает вашу контору потенциальных жнецов? Забавно!
  Я расхохотался, глядя на кислую физиономию Могильщика.
  - Так и знал, что с тобой говорить бесполезно, - мрачно выдал он.
  - Напротив, я готов оказать посильную помощь и даже заняться этим делом лично.
  - Неужели? - зная меня, жнец нутром чувствовал подвох.
  - Конечно, не могу же я отказать старому другу. Вот только одна маленькая просьба.
  - Неужели? - повторил Могильщик.
  - Меня не особо интересуют списанные души - добытых непосильным трудом с лихвой хватает. А вот если б ты согласился выполнить одну мою просьбу... Вроде как услуга за услугу.
  - Ничего незаконного?
  - Конечно! Разве не знаешь, что у нас законопослушное заведение! - притворно возмутился я.
  - Знаю, потому и спрашиваю, - проворчал жнец, наконец-то, почуяв, что угодил в мои сети. С другой стороны, лучше в мои, чем какого-нибудь доморощенного колдуна. Уж он-то разницу понимал.
  - Обещаю, тебе и самому понравится. Есть одна вещь, которую я давно ищу, и жнецы могут знать ее местоположение. Видишь? Я даже не прошу тебя ее мне принести.
  - Ладно, - подумав, согласился Могильщик. - Тогда я оставляю это на тебя.
  Он оттолкнулся от стола и небрежной походкой удалился, не забыв окинуть пристальным взглядом моих сожителей.
  - Кто он? - спросила Роза, едва дверь за посетителем захлопнулась. - Выглядит так, будто вы давно знакомы, но я никогда его у нас не видела.
  - Жнец смерти. Когда-то слонялся за мной по пятам в надежде поживиться, да так и ушел ни с чем.
  - А так бывает? - заинтересовался Сэм. - Я читал в книгах, что жнецы беспристрастны и никогда не оставляют свою цель...
  Так как я старательно игнорировал парня, ответила ему Роза. Слишком уж она добрая.
  - Из всех правил есть исключения. Жнец лишь отмечает разрыв связи души с телом, а вот заставить ее идти дальше не может. Большинство, конечно, так шокированы, что бредут за ними автоматом, но есть и те, кто не хочет уходить. Из них со временем выходят призраки и злые духи, - глубокомысленно повторила она сказанные когда-то мной слова. Я поморщился от странного чувства предательства. Я ее всему научил, а эта кукла запросто разбазаривает мои знания кому ни попадя. И тут ко мне в голову забралась отличная идея. Точнее, пришла она еще ранее, во время обмена любезностями со жнецом, но оформилась и оделась в красивую обертку только сейчас. Не идея - конфетка.
  Выдвинув ящик стола, я сделал вид, что роюсь в бумагах, на самом же деле залез в потайное отделение и нашарил там кольцо с заклятием невидимости, которое обновил совсем недавно. Как чувствовал, что пригодится. После чего кинул на стол листок с адресом, написанным нервным почерком секретаря миссис Командирши.
  - Эй, ты все еще хочешь стать моим учеником? - лениво протянул я, обращаясь к Сэму.
  Тот с секунду оторопело пялился на меня. Не зря всю прошедшую неделю я его старательно игнорировал.
  - Вы это мне говорите? - на всякий случай, уточнил он.
  - Здесь есть еще одно недоразумение, желающее у меня учиться?! - проворчал я.
  - Простите! - тут же оживился парень. - Я готов! Только скажите, что нужно делать! - От засиявшего в его глазах энтузиазма меня передернуло.
  - Вот, возьми. - Я подтолкнул к нему бумагу. - Займешься этим, а я поищу похитителя душ. Убьем двух зайцев одним выстрелом.
  - А что там нужно делать? - Пробежавшись взглядом по неровным строкам, Сэм свернул лист и засунул его в задний карман брюк.
  - Простейшая работенка - изгнать призрака.
  - И все?
  - Все, - хмыкнул я. - Справишься - считай, что прошел тест на профпригодность, нет - соберешь свои манатки и уберешься на все четыре стороны, чтобы глаза мои тебя не видели.
  Смиренное лицо парня исказила чуть заметная ухмылка. Я открыто ухмыльнулся ему в ответ. Сколько бы он не скрывал свою истинную натуру за вежливой подобострастной маской, нет-нет, да она вырвется наружу.
  - Тогда как на счет того, чтобы скрепить договор каплей крови? - спросил он.
  - Кто бы мог подумать, что наш Сэмми знает о таких вещах, - довольно протянул я, уже вынимая из тайника серебряный кинжал. Смешали кровь, прочитали клятвы. Я довольно потер руки - теперь избавиться от этого надоедливого субъекта стало проще простого.
  - Ладно, дело сделано, я пошел.
  Сняв с крючка и нахлобучив на голову черную широкополую шляпу, которая должна была спасти меня от палящих солнечных лучей, я смело шагнул за порог. Точнее, сделал вид, что ухожу, вместо чего активировал магию кольца, обретя невидимость часов на шесть, либо до того момента как расстанусь с дорогим сердцу артефактом, и остался подпирать спиной стену лавки.
  - Тебе не кажется, что это как-то странно? - спросил парень у Розалинды, едва я испарился. Та задумалась, приложив длинный палец к губкам.
  - Вполне возможно. Тебе следует быть осторожным.
  - Мне? А ты не пойдешь?
  - Не могу. Если я тебе помогу, он может не зачесть испытание. К тому же минут через двадцать я засну мертвым сном. Этот паразит знал, что делал, когда глотал кофе...
  "Паразит" лишь недовольно усмехнулся и поставил красную галочку в мысленной строке под заглавием "Припомнить при случае".
  - А что плохого в обычном сне?
  - Сны снятся, вот только проснуться от ужастиков я не смогу. Поэтому будь осторожен, уж больно это задание смахивает на ловушку. Дейв их любит.
  - Ладно, - вздохнул Сэм и, наскоро собрав необходимые предметы в рюкзак, вышел из лавки. Я последовал за ним, недовольно щурясь в свете ясного дня. Шли мы довольно долго. Миновав бедные кварталы, парень свернул на старинную вымощенную булыжником мостовую, по обе стороны которой тянулись огромные особняки, перед коваными воротами одного из которых мы и остановились.
  Сэмми позвонил в домофон и дождался, пока ответят. Вскоре дверь отворилась, и в него впился строгий взгляд сухопарой особы. Оглядев парня с головы до ног, она недовольно поджала тонкие губы и холодно проговорила:
  - Проходите, мисс уже ожидает вас в гостиной.
  Ее вежливостью можно было бы тела в морге замораживать. Я едва успел пролезть в приотворенную щелку в воротах.
  Что тут скажешь, мой потенциальный ученик явно не внушал доверия солидным дамам. Да и как можно воспринимать всерьез начинающего мага, пришедшего выполнять заказ в джинсах, видавшей виды клетчатой рубашке навыпуск с перекинутым через плечо потрепанным рюкзаком. Светло-русые волосы парня тоже стриг явно не парикмахер, а чем свидетельствовала неровная челка и слишком длинные пакли на висках. Положение еще больше ухудшали приветливые серо-зеленые глаза и смазливое личико. Мне явно стоило подправить его стиль, если, конечно, я стану его учителем. Стоп. Даже предполагать такое всерьез уже на меня не похоже.
  Вслед за грозной женщиной мы прошли через просторный холл и оказались в гостиной, которая демонстрировала все, что нужно было знать гостям - роскошь. И безвкусицу. Слишком много дорогих картин висело на стенах, слишком много ценных статуэток и скульптур украшали горизонтальные поверхности, слишком дорогой, аляповатый паркет на полу. А многочисленные светильники в виде подставок для свечей завершали произведение сумасшедшего дизайнера, делая его похожим на экзотическое блюдо из, всего, что оказалось под рукой, со всех сторон ощетинившееся вилками. Как можно было повесить рядом прекрасный натюрморт и произведение какого-то безрукого кубиста? У меня возникло чувство, что я вернулся домой. В ад.
  - Это вас наняла мама? - спросил кристально чистый голосок. Я обернулся. С пышного дивана на Сэма смотрела миниатюрная девушка. Ангел во плоти. Ее скромный наряд из серо-зеленой юбки до колена и белой блузки особенно ярко выделялся на фоне вычурной обстановки комнаты. На бледном овале лица без малейшего следа косметики звездами сияли голубые глаза, а светлые волосы, собранные на затылке в простой пучок подчеркивали почти детскую невинность ее облика. К счастью, до ангелов ей было далеко, поэтому я до сих пор оставался необнаруженным. Но в груди екнуло. Чем родня не шутит. К слову, о родне...
  Пока я пытался припомнить нечто очень важное, девушка с Сэмом о чем-то договорилась. Она встала, и они пошли в другую комнату, а я машинально последовал за ними.
  - Вот, оно здесь, в моей комнате, - почему-то прошептала девушка и, открыв дверь своим ключом, впустила нас внутрь. Обстановка почти ничем не отличалась от гостиной, с той лишь разницей, что все, что могло разбиться, было разбито, а все, что только можно разбросать, раскидано по углам. Прямо на кровати валялись осколки стекла, смешанные с обрывками журналов.
  Стоило ей затворить дверь, как одна из упавших на пол ламп поднялась в воздух и полетела ей в голову. Взмахом руки, Сэм откинул разбившийся вдребезги подсвечник в сторону, но при этом поранился сам, и его кровь крупными каплями упала на ковер. У меня аж живот свело судорогой - наш питомец оказался весьма аппетитной добычей. Чтобы сдержать зуд, мне пришлось полностью сосредоточиться на проказливом призраке, который продолжал свое мелкое хулиганство. Когда не вышло лампочкой, он принялся закидывать девушку первыми попавшимися вещами: от стульев до носовых платков.
  - Чем ты ему так насолила? - прокричал Сэм, одной рукой прикрываясь перевернутой столешницей, а второй пригнув голову девушки.
  - Она с самого начала злится! - ответила ему молодая хозяйка, вздрогнув при звуке очередного удара - то полетело и рассыпалось в стороны содержимое ее косметички.
  - Ладно! Тогда иди отсюда, я сам с ней разберусь!
  Парень поспешно вытолкнул девушку за дверь и, снова прикрывшись столом, принялся шарить в своем рюкзаке. Я догадывался о том, что он делает. И действительно, в руках Сэмми оказались заговоренные кристаллы, которые он точной рукой бросил так, чтобы они окружили притихшего злобного призрака. Когда бесформенная серая субстанция попыталась проникнуть за пределы невидимого барьера, его стены обозначились и заискрились синим пламенем. Призрак отшатнулся и сжался в жалкий серый комок, не понимая, что происходит.
  Единственная цель, смысл его существования оказался вне досягаемости, поэтому он потерялся в этом мире и больше не понимал, что делать дальше. Призраки, они все такие однобокие. Если у человека отнять цель, он может найти себе другую и продолжить жить, если лишить цели призрака, он замрет на месте, беспомощный и бесполезный. Будет греметь цепями или пугать случайных прохожих. Уже не со зла, по недомыслию.
  - Ну, и что мне теперь с тобой делать, бедняжка? - Сэм поднялся и с жалостью посмотрел на нечто, не способное даже сохранить хоть какую-нибудь форму. Серый комок сжался еще больше.
  - Ладно, - произнес парень свое любимое слово, - не отдавать же тебя на съедение этому извергу.
  "Изверг". Коллекция моих прозвищ стремительно пополнялась. С полнейшим безразличием я смотрел, как он чертит мелом на освобожденном от хлама полу магические знаки. Короткий ритуал, и призрак исчез, как будто его никогда и не было. Еще одна потерянная душа вернулась в небытие. Кто знает, возможно, разбросанные по Вселенной, ее части найдут друг друга и вернутся в этот мир в обновленном образе, или рассеются и станут частью совершенно другой личности. Причуды Творца сложно предугадать. Да и не мое дело заморачиваться на этом.
  Сэм попрощался со счастливой хозяйкой дома и ушел. А я остался. Когда девушка вернулась в свою разоренную комнату, я снял кольцо. Увидев меня посреди разгрома, девчонка вскрикнула и хотела дать деру, но я ее остановил.
  - Стой, где стоишь, пока я добрый, - произнес я тоном, от которого у людей волосы должны были вставать дыбом.
  Девушка замерла на середине движения и со слезами на глазах повернулась ко мне.
  - Кто вы такой? И как... - она не договорила.
  - Вопросы здесь задаю я. Потому что изгнавший призрака молокосос дальше своего носа видеть, не способен. Твое имя? - мрачно глядя на девушку, спросил я.
  После короткой заминки, она тихо ответила:
  - Кристин Стенфорд.
  - А настоящее имя?
  На этот раз молчание длилось дольше.
  - Энн Гилмор, - едва слышно прошептала она.
  - Так вот, Энн, сейчас я хотел бы найти очень вескую причину, чтобы оставить тебя в живых.
  - Ч-что я должна сделать? - не поднимая глаз от пола, пролепетала жертва.
  - Садись куда-нибудь, - потребовал я, заметив, что она готова в любой момент грохнуться в обморок. А так как ловить барышень в мои обязанности не входит, после свободного падения на битое стекло она могла бы и не очнуться, а я еще хотел получить ответы. - И рассказывай все по порядку.
  Все так же, не глядя на меня, девушка смахнула хлам с края кровати и села туда, нервно сжав ладошки на коленях, и только после этого посмотрела на меня. Как кролик на удава.
  - Что рассказывать?
  - С чего все началось, и как получилось, что ты оказалась в этом теле?
  - Это сложно объяснить...
  - Как и мое появление здесь. Так что ты говори, и лучше не ври мне. Такие, как я, ложь за километр чуют.
  - Я и сама плохо помню... Помню только что умирала... В прошлом году я осталась совсем одна, родственники не захотели кормить еще один рот и сдали меня в приют. Там было тяжело, но я справлялась. Оставалось всего несколько месяцев до совершеннолетия, и я стала бы свободной... В тот вечер я задержалась в школе, пришлось возвращаться затемно... В переулке на меня напали какие-то люди, я их не видела... Дальше, я помню, что лежала в холодной траве у дороги и понимала, что умираю. А потом появился какой-то страшный человек.
  - Страшный?
  - Нет, я не видела его лица, только глаза. И выражение их было ненормальным и жутким. Он спросил, хочу ли я жить. А я, кажется, ответила: "Да". И тогда он что-то сделал со мной. Я оставила свое погибшее тело и блуждала по улицам, когда услышала зов. Тот человек хотел умереть, а я жить... Не знаю как, но я оказалась в его теле. Это был бедный художник, настолько бедный, что не мог купить себе еды...
  - И что было дальше? - подтолкнул я ее.
  - Его тело погибло в тот же день. Оно как будто отвергло меня. То же произошло и со вторым. Тот оказался смертельно больным самоубийцей. Я вселилась в него в тот самый момент, когда он готов был спрыгнуть с крыши. Я так испугалась... Но санитары помогли мне спуститься и, не заметив подмены, отвели в палату.
  - Тогда как тебе досталось тело Кристин?
  - Эта девушка была очень зла. Она поспорила с матерью и, только ради того, чтобы причинить ей боль, перерезала себе вены, когда я заметила и влезла в нее, не дав закончить начатое.
  Девушка приподняла рукав и показала мне, едва зажившие, розовые шрамы на левом запястье.
  - Так, значит, это тело приняло тебя?
  - Да. Я думаю, оно хотело жить так же сильно, как и я. Но потом его обладательница каким-то образом превратилась в призрака и стала меня преследовать. К счастью, она не могла следовать за мной за пределами своей комнаты.
  - Потому что вся ее жизнь была связана лишь с этим местом. Она поставила все на кон, решив отомстить матери, а тут появилась ты и ее месть машинально переместилась на тебя... Понятно.
  Хрустя битым стеклом под ногами, я пошел к выходу.
  - Вы уходите? - удивилась девчонка. - А... Я?..
  - А что ты? Живи теперь. Ты ведь именно этого хотела.
  Я покинул особняк с чувством, что сделал что-то хорошее и плохое одновременно. И если второе утешало, то от первого становилось не по себе, поэтому я призвал мрачный моросящий дождь и пошел проветриться на ближайшее кладбище.
  Вернувшись в лавку поздно вечером, я застал картину домашней идиллии: проснувшаяся Розалинда хлопотала у плиты, а по всему дому разносился аромат аппетитного рагу, которое ее когда-то научила готовить моя бабуля. Сэм тоже оказался на месте - сидя за стойкой, он до блеска полировал котлы для зелий.
  Увидев меня, он оставил свое занятие и подошел поздороваться.
  - Приветствую вас, учитель, - произнес парень, протягивая руки, чтобы забрать мою шляпу и плащ. Я, как всегда, проигнорировал его и сам повесил на место свое обмундирование. После чего уселся в приветливо скрипнувшее кожаное кресло и довольно вздохнул - вид заросших травой могил всегда приводил меня в благое расположение духа.
  - Ну, что, выполнил задание? - спросил я у все еще стоявшего неподалеку в ожидании распоряжений Сэма.
  - Естественно.
  Дерзкий ребенок.
  - Уверен?
  - На все сто. Я изгнал призрака.
  - Тогда почему девчонка все еще жива? - медленно произнес я и с удовольствием увидел, как побледнело лицо парня.
  - Вы были там? Видели?.. С девушкой ведь все в порядке? - обеспокоенно спросил он.
  - Сначала ты.
  Парень возмущенно впился в меня взглядом, но, почуяв, что сдаваться первым - не в моих привычках, глубоко вздохнул и скороговоркой выпалил:
  - Я все сделал правильно! По определению призраки - бестелесные отпечатки души, по какой-либо причине не завершившие свои дела в этом мире. Душа в девушке была целой, и у нее было тело...
  - Поэтому ты помог ей окончательно добить хозяйку оболочки и дал благословение на долгую жизнь? - я не скрывал иронии, и парень не выдержал:
  - И что с того! Я не убийца! А она, кем бы ни являлся этот дух или душа, была живой! А призрак - мертвый! Я не желаю убивать и не умею возвращать к жизни! Все! Теперь говори, что ты с ней сделал?!
  - Ничего, - хмыкнул я, впервые почувствовав, что парень перестал вызывать у меня отвращение.
  - Как?.. - в другой день удивление на его лице могло бы меня позабавить, но я излишне притомился, чтобы еще и развлекаться на халяву. Устал настолько, что даже возмущаться тем, как легко раскусили мой коварный план, не хотелось.
  - А вот так. Как ни странно, ты угадал, она теперь - законная владелица тела и ее душа списанию не подлежит. Я, может быть, интереса ради, и бросил бы вызов всему подземному миру, но воевать со жнецами смерти - увольте. Так, Могильщик?
  Кивнул я весьма кстати вошедшему в лавку белобрысому, который лишь равнодушно пожал плечами в ответ.
  - Мне жаль, что так вышло, - замогильным голосом обратился ко мне жнец, когда успокоенный Сэм вернулся в свой угол, а Розалинда заварила почетному гостю чашечку чая, усадив его на высокий, удобный стул за стойкой бара. - Я тоже все видел.
  - Тогда ты знаешь, что задолжал мне вдвойне. Ведь никаких списанных душ там и рядом не валялось - аномалия их поглотила.
  - И я отдам долг, слово жнеца.
  - Вот-вот, и до тех пор даже не вздумай податься на пенсию.
  - Пенсию? - заинтересовалась Роза. - У жнецов бывает пенсия?
  - Есть такое... Достаточно лишь по своей воле снять с шеи часы, и бывший жнец отправляется на вечное поселение в самые низкие круги ада, - глубокомысленно пояснил я.
  - Почему? - не сдавалось женское любопытство.
  - А как ты думаешь, откуда берутся жнецы, дитя, - с ангельским спокойствием улыбнулся Могильщик и пригубил чай, причмокнув от удовольствия. Роза молчала, поэтому он поставил чашку на стойку и продолжал ласковым голосом, каким, должно быть, звал заблудших овечек к свету. - Все мы совершили самое тяжкое преступление против жизни - лишили себя ее. Но вместо желанного забвения получили еще один выбор - вечные муки или вечное проклятие. О, и не надо жалости. Не так уж и плоха судьба шинигами, чтобы лить по ней слезы.
  Он потянулся, чтобы смахнуть с длинных ресниц девушки большущую слезу, но я его остановил.
  - Ну-ка, не трогай руками чужое имущество! А ты иди и умойся, не хватало еще сырость развести, - проворчал я. Девушка послушно пошла в свою комнату, а я решил завершить единственное оставшееся на сегодня дело. - Эй, котенок!
  Сэм поднял голову от сияющего бока котла и вопросительно посмотрел на меня.
  - Да, ты. Завтра переедешь во вторую спальню, нечего осквернять своим присутствием ингредиенты для зелий в подсобке.
  - Правда?
  - Если скажу "Правда", придется солгать. А теперь, кыш отсюда. Иди, посмотри как там Роза.
  Даже не поблагодарив, Сэм с сияющими глазами кинулся вверх по лестнице.
  - Ты все же принял его, - заметил Могильщик.
  Я поморщился, как от укола. Трудно признавать, что весь твой коварный план одним взмахом руки отмел какой-то молокосос.
  - Да, мальчишка оказался слишком интересным, чтобы пускать дело на самотек, - скрипнув зубами от досады, признал я. - Он не попался в мою ловушку - не испытывает никаких угрызений совести, избавившись от призрака. Я думал, что он не заметит сути и, не зная того, убьет хозяйку тела. Как было бы здорово, ткнуть его носом в пугающую правду - стал убийцей и не заметил! Или, еще лучше, он мог бы изгнать аномальную душу из тела и убить девчонку. Я мог бы смеяться до колик, наблюдая, как за ним с вилами и кольями гоняются отряды разгневанных жнецов! Я предвкушал его отчаяние... Но парень не только, разглядев истинную суть вещей, без малейшего сомнения уничтожил призрака, но еще и нашел единственно возможное, обоснованное решение, которое заставит меня выполнить клятву. Это бесит. Но, признаю, я сам оставил эту лазейку. И да, в котенке есть потенциал... Из него может выйти могучий союзник...
  - Смотри, чтобы зрение тебя не обмануло, - хитро прищурив глаза, улыбнулся Могильщик и отсалютовал мне чашкой с чаем. - Что ж, выпьем за твоего нового питомца! Уж сделай одолжение, хорошенько о нем позаботься.
  - Мда. Я бы предложил чего покрепче, но ничего не осталось. Когда Роза мстит, то становится похожей на адскую гончую - вся лавка насквозь пропиталась ароматами изведенных ею горючих настоек. Нескоро мне удастся восстановить тайники и их содержимое... Ох, уж эти женщины...
  Мы со жнецом обменялись понимающими взглядами.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"