Бородина-Маковоз Лариса Владимировна: другие произведения.

Лягушка путешественница

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


Пролог

  
   Обожаю свободное пространство и полупустые комнаты и мой кабинет яркое олицетворение моих представлений о пространстве - ничего лишнего и в то же время во всем видна элегантная роскошь...
   Любование собственным кабинетом прервал телефонный звонок,
   - Ксения Анатольевна, в трубке голос секретарши Любочки, вы просили напомнить, через 30 минут начинается интервью;
   Совсем замечталась и забыла об этом интервью, зачем только согласилась на подобную авантюру. А все этот начальник отдела рекламы
   - Реклама лишней не будет и все такое...
   Ну, что сделано, то сделано ныть уже поздно.
   - Любочка, журналисты уже в приемной?
   - Да, Ксения Анатольевна
   - Приглашайте в кабинет и, поинтересуйтесь, какие напитки кто предпочитает, а мне, как всегда кофе, пожалуйста.
   Совсем молоденькая журналисточка робко ступила на порог роскошного кабинета директора и основателя известного туристического холдинга Ксении Анатольевны Маброк, женщины лет 40-45, очень эффектной и элегантной,
   но при этом, не вызывающей благоговейного трепета.
   До сих пор не пойму как она это делает. Совмещать в одном лице роль всемогущего директора, успешного бизнесмена и простого, легкого в общении человека - просто фантастика.
   Ксения Анатольевна про себя заметила, что у этой девочки нет еще хватки "Акулы пера", что ее несказанно порадовало. Эти "Акулы" вызывают только раздражение, а для рекламы и особенно саморекламы это может быть помехой.
   В приоткрытую дверь кабинета проскользнула Любочка с подносом уставленным посудой и направилась к небольшому чайному столику, стоящему перед огромным панорамным окном, любимому месту хозяйки кабинета.
   Все-таки, хороший секретарь дорогого стоит, подумала Ксения Анатольевна, и сервировкой осталась довольна, хотя со стороны могло показаться, что и не смотрела вовсе....
   Жестом руки Ксения Анатольевна пригласила девушку устраиваться в удобном глубоком кресле возле чайного столика, сама заняла место в кресле напротив и как-то ритуально, сделала маленький глоток ароматного кофе из малюсенькой фарфоровой чашечки.
   Только после этого она вопросительно посмотрела на девушку
   - А, вы, почему же не берете?
   Произнесла Ксения Анатольевна, указывая на сервированный чайный столик.
   Журналистка скромно потянулась за чашкой, отхлебнула душистый чай, такого изумительного напитка ей до сих пор пробовать не доводилось.
   - Простите, Ксения Анатольевна, хотелось бы начать интервью, если вы позволите...
   - Конечно, хотя я не совсем понимаю, чем моя скромная персона могла заинтересовать столь солидное издание - Ксения Анатольевна вопросительно посмотрела на девушку.
   - Журнал, который я представляю, интересует, как вам удалось завоевать такой не простой рынок и выстроить высоко-функциональную империю фактически с нуля, девушка подняла глаза на директрису уже, скорее с вызовом.
   Ксения Анатольевна на минуту задумалась, со стороны могло показаться, что по ее безупречному лицу пробежала легкая тень. Что сказать этой наивной девочке, которая понятия не имеет о реальной жизни и живет в уютном родительском гнездышке под маминым крылышком. Но всемогущая директриса и виду не подала, что на самом деле твориться у нее на душе и как сжигают изнутри тяжелые воспоминания.
   Снисходительно улыбнувшись, Ксения Анатольевна начала рассказывать ровной, поставленной речью о дате официального основания компании, создании филиалов, критериях подбора персонала и сотрудничестве с зарубежными партнерами и прочую "лобуду"...
   Отдел аналитики, все таки, не даром получает свои деньги и такие интервью были продуманы заранее и до мелочей. Зачем кому-то знать каким потом и кровью строился этот, совсем не простой бизнес и через что, на самом деле, прошла эта миловидная улыбающаяся женщина с грустными уставшими глазами, пока добралась до этой вершины и этого уютного кабинета с огромным панорамным окном и шикарными креслами...
   Конечно, можно рассказать сторонним наблюдателям красивую сказочку, но от себя убежать не возможно и воспоминания нахлынули огромной липкой волной, от которой некуда спрятаться и забыть, вряд ли получиться.
  

Часть 1 Комплекс "Лягушки"

  

Глава 1

  
   Многие считают, что любовь это созидательная сила. В жизни Ксении Анатольевны она сыграла, скорее движущую роль...
   Город Харьков 1992 год. Автотранспортный техникум. На первых же лекциях она увидела его...
   Обычная девочка, скромно одетая, ничем не выделяющаяся. Родители прививали чуть ли не с пеленок, что выделяться это не правильно, нужно быть как все, жить очень скромно и по средствам.
   И он, такой модный в джинсах и кожаной куртке, его папа "перегоняет" машины из-за границы... Короче, все мысли были заняты только Андрюшей и главная цель - во что бы то ни стало привлечь его внимание.
   Цель поставлена, а как ее достичь?
   Модные тогда лосины стоили 7000 рублей, а зарплата у мамы 1200 рублей, значит с модной одеждой пролет, нужно придумать что-то другое.
   Решение пришло само собой. Андрюша был очень занят собой, и ему было некогда писать конспекты на лекциях, которые он, кстати, частенько прогуливал. Скромная и не заметная Ксюша напросилась писать ему конспекты. Делала она это виртуозно, умудряясь на лекции писать одновременно сразу в два конспекта, причем разными подчерками. К концу первого семестра его подчерк Ксюша копировала отменно - не отличишь.
   Самое обидное было то, что он конспектами пользовался, а Ксюшу игнорировал. Это факт доводил ее до исступления.
   Привитый отцом "комплекс лягушки" усугублялся отсутствием внимания со стороны самого дорогого человека на свете, как Ксюша тогда считала.
   Совсем забыла расшифровать, что такое "комплекс лягушки" (мое личное название).
   И так: отец Ксюши, будучи человеком недалеким, всячески угнетал личность своих детей. Уточню - ребенку с раннего детства внушали, что она страшная, глупая и вообще не его дочь, а мать нагуляла ее от какого-то еврея и для нее будет счастье, если вообще кто-нибудь возьмет замуж и то вряд ли.
   С таким комплексом как можно надеяться, что такой красивый, модный и главное обеспеченный парень обратит на нее внимание. Вот если бы у нее была кожаная куртка с большой металлической "молнией", думала Ксюша, тогда бы он ее точно заметил...
   Эта куртка стала просто навязчивой идеей и даже не идеей, а недостижимой мечтой, которая не давала покоя ни днем, ни ночью.
   Самое ужасное было то, что на втором курсе у Андрея появилась машина и не просто машина, а "девятка". И мечта отдалилась до уровня космоса, как, в общем, и Андрюша, который на лекциях появляться совсем перестал. Девушки на нем висели гроздями и у скромной Ксюши надежды совсем не осталось. А вскорости Андрей и вовсе перевелся на заочный.
   Ксения, конечно, была девушка скромна, но очень настойчивая и от своей мечты отказываться так просто не собиралась. Наша красавица тоже переводиться на заочный, но родителям об этом знать не обязательно.
   Утром, как всегда Ксюша уходила в техникум, это для успокоения родителей, а на самом деле имея такую кучу свободного времени, стоило подумать, куда его деть. Первой мыслью было поискать работу, но на дворе 1993 год на всех предприятиях развал, без работы остались специалисты с огромным опытом и знаниями, а тут какая-то малолетняя пигалица без знаний и опыта. Были попытки устроиться работать на базар или в киоск, но они оказались бесперспективными. Составить конкуренцию матерым теткам - бывшим сотрудницам советской торговли наивная Ксюша явно не могла.
  

Глава 2

   Волею судеб дом, в котором жила Ксюшина семья, находился в историческом центре "Первой Столицы", а именно на улице Рымарской, где уживались на небольшом пятачке Филармония, Оперный театр и точка проституток. Окна Ксюшиной комнаты выходили, как раз на эту пресловутую "точку". Девушки, которые там работали, сильно отличались от общей массы народа, для Ксюши они были воплощением идеала. Ярко и смело одетые в дорогие шмотки с вызывающим макияжем и такими же прическами. Скромницу Ксюшу, со всеми ее комплексами, они притягивали как магнит.
   Однажды, набравшись смелости, Ксюша даже познакомилась с одной из них. Теперь можно было стрельнуть сигаретку, покурить вместе, девчонки частенько просили разрешения сходить в туалет. А, главное, можно приблизиться к этой яркой и манящей жизни. Не заметно для себя, Ксюша на "точке" стала своим человеком, и проблема свободного времени решилась сама собой, а заодно и проблема с деньгами...
   Квартира, на которой собирались "девушки легкого поведения" и совсем не легкого труда, была на одной из центральных улиц города. Обычная двушка, ничего особенного, простенькие обои, тесная прихожая. Маленькая кухня в уродливой плитке, с аляповатыми цветочками, грубоватый стол и деревянная лавка, оббита облезлым дерматином. Хозяевами квартиры была супружеская пара Вера и Николай, они же были и сутенерами девочек.
   Почему-то считается, что проститутки, это грязные распушенные девки, ведущие антисоциальный образ жизни. На самом деле, обычные девушки, в основном студентки, приехавшие из маленьких городишек или сел. Проституция не была их призванием, просто каждая пыталась выжить, многие на заработанные деньги содержали свои семьи, оставшиеся в глубинке без работы.
   - Ксюша, ты из техникума, кушать хочешь? У меня чай уже заварен, Коля принес вкусные конфеты. Давай чаю попьем, - выпалила Вера, встречая меня на пороге. Из городских в этой компании была я одна, не считая хозяев квартиры. Почему мои родители не такие. Вечно ворчащие, предъявляющие претензии друг другу и нам с братом.
   Главной трудность на этом этапе жизни была, даже не работа проститутки, а объяснить родителям, откуда взялись дорогие вещи и косметика. С деньгами было гораздо проще - в огромной коммуналке спрятать что-либо, это плевое дело. А вот вещи, удержаться и не одеть новую "шмотку" было просто не выносимо...
   Жизнь студентки Ксюши, тоже кардинально изменилась. Техникум стал плацдармом, для демонстрации обновок и достижений в макияже и парикмахерском искусстве, по-другому, эти безумные начесы и торчащие челки назвать не представляется возможным. Что бы там не говорили, а новая работа дала Ксюше уверенность в себе, появилась изящная наглость и свобода в общении не только с давно знакомыми, но и с совсем не знакомыми людьми. Такие кардинальные перемены не остались не замеченными бывшими и нынешними сокурсниками, а особенно сокурсницами. Каждый новый Ксюшин наряд производил в их рядах фурор, что в свою очередь добавляло баллов в копилку по борьбе с комплексом "лягушки". Каждый завистливый взгляд бывших подружек по техникуму был бальзамом на душу и ступенькой к себе свободной и раскрепощенной.
   Писать конспекты для Андрюши, уже не было ни времени, ни возможности, новая работа отнимала все время, а денег на кожаную куртку по-прежнему не хватало, были другие, более важные на сегодняшний день расходы. Своей мечте я не изменила, просто немного отодвинула ее во времени.
   Среди девчонок на "точке" начали распространяться слухи, что можно поехать работать в Турцию, работа та же, а денег в разы больше, платить будут долларами. Сомнений не осталось, вот он, шанс на лучшую жизнь.
   Накануне Нового года произошло судьбоносное знакомство с сутенершей Людмилой, дамой средних лет с явными признаками принадлежности к касте "древнейшей из профессий".
   Людмила была женщиной цепкой, богатый опыт прошлой жизни позволил ей очень тонко улавливать настроения и дал ценные познания в психологии. А наивные студентки, жаждущие новых впечатлений это просто "Клондайк".
   Поздно вечером 30 декабря Ксюша отпросилась у родителей на празднование Нового года с однокурсниками, никто даже не заметил, что такая большая сумка на два дня вряд ли понадобиться.
   Новая знакомая встретила Ксюшу, заботливо напоила чаем, долго сокрушалась, что по такому морозу в кроссовках ходить просто нельзя и даже дала обуть свои сапоги, замшевые ботфорты, о которых обычные студентки даже мечтать бояться. В этих сапогах Ксюша ощущала себя настоящей богиней, повелительницей судеб. В них можно было ехать хоть на край света, что, кстати, было не далеко от истины. Оказалось, что выезжать надо прямо сейчас, времени на раздумья и сомнения Людмила не оставляла.
  

Глава 3

  
   Дорога к вокзалу заняла совсем немного времени, билеты были у Людмилы уже на руках, и на вокзале их ожидала еще одна девушка, искательница лучшей жизни.
   Удобно расположившись в купе поезда Харьков-Ставрополь, у девчонок появилась возможность поближе познакомиться и поболтать. Вторую девушку звали Гуля, жила она с бабушкой, родители ее давно умерли, и эта поездка для нее была возможностью хоть как-то помочь бабушке, которая из последних сил пыталась обеспечить для внучки пристойную жизнь. В отличие от Гули, Ксюша совсем не думала о своих родителях, что будет, когда пройдет два дня, закончатся Новогодние праздники и она не появиться дома, такие мысли ее даже не посещали. Сейчас все ее мысли были заняты только тем, что она едет за границу в другую неизведанную жизнь. Тем более Людмила заверила ее, что кожаную куртку, о которой она так мечтала, Ксюша сможет купить с первой же зарплаты. Зачем думать о том, что будет потом, если мечта так близко.
   С этими мыслями Ксюша и погрузилась в сладкий сон под монотонный стук колес.
   В Ставрополе сделали пересадку на поезд Ставрополь-Батуми, до цели путешествия оставалось еще совсем немного. Надо отдать должное Людмиле, маршрут она продумала до мелочей, задержек и проблем на пути следования не было ни каких. Весь механизм работал как часы, быстро и точно.
   Батуми встретил девочек ярким солнцем, что после холодного и заснеженного Харькова, казалось просто чудом. На вокзале Людмилу ожидал приятный мужчина, жгучий брюнет с легкой проседью на висках, как потом оказалось местный милицейский чиновник. Мужчина привез девушек и Людмилу в уютное кафе, заказал еду и напитки взял приготовленные паспорта и быстро удалился. Компания только успела закончить обед и наслаждалась алкогольными коктейлями, которые как оказалось, тоже входили в заказ, как мужчина появился снова уже с новенькими загранпаспортами. Всего на изготовление документов ушло не более полутора часов. Для девочек, которые никогда не покидали пределы страны, в этом не было ничего странного, хотя это, наверное, самые быстрые документы в мировой истории.
   Следующим этапом пути была поездка в такси до границы с Турцией. Прохождение границы было делом пяти минут.
   2 января 1994 года начался новый отсчет в жизни, бывшей студентки Автотранспортного техникума, Ксении Анатольевны Макогон, 1973 года рождения, украинки, уроженки города Харькова.
   Возле пропускного пункта путешественниц уже ожидало такси, которое довезло компанию до Ризе, но и на этом вояж еще не закончился. Автобус Ризе-Стамбул прибыл на автовокзал поздней ночью. Переполненных впечатлениями, но измученных дорогой девочек на вокзале встречал местный сутенер Сами.
  

Часть 2 Дорогой Роксоланы

  

Глава 1

   Сами встретил Людмилу как старую знакомую, было понятно, что эти люди давно и тесно сотрудничают. Не долго пообщавшись на совершенно не понятном языке, Людмила сообщила девочкам, что сейчас нужно разделиться и Ксюша поедет с Сами к нему домой, там переночует и завтра они снова встретятся, а она с Гульнарой поедет сразу в мотель. Конечно, было страшновато, оставаться одной в чужой стране с совершенно незнакомым дядькой, но что-то подсказывало, что ничего плохого не случиться и Ксюша спокойно отреагировала на такое сообщение.
   Сами оказался довольно приятным мужчиной, спокойный улыбчивый и очень сдержанный. Ехали совсем не долго, на пороге большого частного дома их встретила симпатичная женщина, жестом пригласила в дом, где уже был накрыт стол. Все сели за стол, а затем Сами познакомил Ксюшу с мальчиком лет 10-ти, как она поняла, это был сын. Блюда были не привычные, но все очень вкусно и сытно.
   Самое неприятное в этом всем было то, что объясняться приходилось больше жестами, как оказалось в этой семье английским никто не владеет и Ксюшины хоть и скудные знания языка помочь ничем не могли.
   Единственное, что Ксюша поняла и запомнила, это имена. Жену Сами звали Зайнеп, а сына Ибрагим. Хозяйка дома старалась оказать гостье максимум внимания, после ужина ее проводили в отдельную комнату, где уже была постелена постель и приготовлено белье. Комната небольшая на верхнем этаже дома, небольшое окно, легкие полупрозрачные занавески. Из окна просматривался внутренний двор дома, мощенные камнем дорожки, небольшой бассейн, рядом с ним беседка со столиком и лавками. Вдоль дорожек фонарики, свет которых, выхватывал из темноты причудливо устроенные клумбы, и отражался в бассейне подрагивающими кляксами. В комнате центральное место занимала кровать, рядом с ней туалетный столик на выгнутых ножках, над ним большое зеркало в овальной раме. У противоположной стены шкаф с раздвигающейся зеркальной дверцей. Как я мечтала о такой комнате, которую не надо ни с кем делить, где можно уединиться и помечтать.
   Вспомнился дом, узкая убого обставленная комната, которую я делила вместе с младшим братом. Одна из девяти в большой коммунальной квартире, туалет и ванна одна на всех, очередь надо занимать с раннего утра. Нашла, что с чем сравнивать, - как назойливого комара, отогнала воспоминания. Проходя по комнатам, она отмечала себе, что многого из того, что было в этом доме, она никогда не видела. Усталость взяла верх над любопытством. Исследование неизвестного она оставила на утро, а сейчас очень хотелось спать.
   Утро наступило вместе с чувством голода, которое привело Ксюшу к холодильнику (проявилась домашняя привычка). Открыв дверцу огромного холодильника, Ксюша застыла в изумлении, он был практически пустой, если не считать остатков оливок в маленькой пиале, кусочка сыра и нескольких кусков хлеба. Да незадача, даже в полунищей Украине мамин холодильник содержал побольше припасов съестного...Голодный желудок требовал хоть какого ни будь наполнения, и что же можно съесть? Оливки впервые попробовала вчера за ужином, и если честно, они не понравились, соленый сыр тоже не вызывал восторга. Значит, остался только хлеб, к счастью чай и сахар стояли на столе и рядом с ними, яркая пластиковая коробочка, такая как у нас с маргарином "Рама", на ней был нарисован лимон, значит, будет чем, этот хлеб намазать. Ксюша открыла коробочку, содержимое напоминало желе ярко зеленого цвета с приятным лимонным запахом. Хорошо, что додумалась сначала набрать ложкой и попробовать,- намазать хлеб средством для мытья посуды, это бы был перебор, или пациент с острой формой отравления, а так всего лишь отплевалась. Чай с сахаром и хлеб, тоже ничего...
   Горячий сладкий чай немного просветлил мозги, заодно и чувство голода поутихло, стало интересно, почему на всю эту суету не сбежались обитатели дома, и как-то подозрительно тихо. Оказалось, что в доме, кроме меня никого нет. Вот и хорошо, подумала Ксюша, что никто не увидел этого цирка с поеданием моющего средства, а то еще подумают, что дикая. Стыдоба-то какая. От этих мыслей ее отвлек приход Зейнеп, нагруженной горой продуктов. Ксюша хотела ей помочь, но женщина жестом показала, что ей нужно идти в комнату. Через час хозяйка позвала меня завтракать, вскорости присоединился и Сами.
   После завтрака Сами дал понять, что нужно ехать. Жаль, так и не успела рассмотреть весь дом.
   Первый клиент уже ожидал их в ресторане, это было неожиданно. От "наших" сводить, куда-нибудь не дождешься, "деньги уплачены, - время пошло", все строго по прейскуранту и регламенту. Здесь целью был не секс как таковой, клиенты водили девочек в рестораны, кафе, на дискотеки. Им доставляло удовольствие погулять, хорошо поужинать, да и просто приятно провести время, а остальное, если девочка захочет.
   Довольно часто все и ограничивалось, только походом в ресторан или на дискотеку. И это было нормально и не вызывало недовольства у клиентов. Такая работа мне понравилась.
   Вечером Сами отвез меня в кемпинг, где уже ожидала Люда с остальными девочками, оказалось, что у Люды были не только мы с Гулей, а еще и Таня. Третью девушку Люда привезла раньше нас. Держалась она особняком, в ее поведении читалась кая-то рабская покорность, граничащая со страхом. Довольно высокого роста, ровная спина, тонкая талия и крутой изгиб полноватых бедер. Открытое лицо с задорным курносым носом и большими серыми глазами, но самым удивительным в этой девушке была длинная туго заплетенная коса, толщиной в руку. Таня была настоящей русской красавицей, как с полотен художников. "Ничего, вот освоюсь, и разговорю ее,- мелькнула первая мысль. Нужно же, поближе познакомиться, для понимания, кто находиться рядом, и чего от нее ожидать".
   Кемпинг был большой, включал в себя ресторан, отдельные домики, между которыми было несколько бассейнов и маленьких кафе с открытыми площадками, назывался он "Айдын дорт" и был очень популярным местом у местной публики. А самое главное, что он находиться на побережье и совсем рядом море, в каких-то 10-ти минутах ходьбы. Никогда не видела море... Завтра утром обязательно схожу, посмотрю...
   Первый с кем мы познакомились в кемпинге, был менеджер ресторана Ибрагим, не высокого роста с выдающимся брюшком и смешной бородкой, казалось, что он не ходил, а перекатывался по залу. Он мне напоминал Колобка, "и от бабушки ушел, и от дедушки ушел..."
   Ресторан был центральным местом, куда стекались сутенеры со своими девочками, были и турчанки, которые работали на себя. Ибрагим умело сохранял баланс между противоборствующими силами и здоровую конкуренцию. Что приносило немалую прибыль заведению и ему лично.
   Языки мне давались легко всегда. У меня был даже свой метод изучения. Просматривая сериалы на турецком телевидении, начинаешь понимать смысл отдельных слов и коротких предложений. Действие в них сильно затянуто, часто повторяются одни и те же слова и словосочетания, с видеорядом, где за словами следуют действия, чем не наглядное пособие. Через месяц я понимала практически все, что говорят и могла вставить несколько фраз.
   Ибрагим заметил, что я понимаю речь и даже пытаюсь общаться с турчанками. Он проявлял ко мне, ну прямо, отцовскую заботу. С чего бы это? Людмила ему не нравилась, и это было заметно, даже сквозь его масляную елейность.
   Видимо, в рамках заботы и опеки над вновь прибывшими, Ибрагим отозвал меня в сторону, и на смеси турецких и английских слов пробормотал, что бы мы, не доверяли Людмиле, и не отдавали ей свои паспорта. Правда, на тот момент паспорт у Гули уже исчез загадочным образом. Свой паспорт я прятала в двойной кокетке плаща, кстати, который я прихватила у мамы, естественно без спроса. Я действительно, думала, что спрятала его надежно.
   Не прошло и двух дней, как Ибрагим тайком сунул мне в руку, мой же паспорт. В первую секунду у меня был шок. Говорил, что охрана задержала вора, среди прочего у него оказался этот паспорт. Ибрагим пытался мне дать понять, что вору заплатили за эту работу, и мне надо остерегаться.
   В конце месяца Люда собрала у нас паспорта, под предлогом продления визы. Сам процесс, совершенно случайно, мне удалось подсмотреть. Сами вытравливал цифры на датах ручкой, заправленной хлором, а потом тушью, по точечке, прописывал нужные даты. Ювелирная работа, хочу вам сказать.
   Обратно документов мы так и не дождались. Люда мотивировала тем, что в кемпинге участились кражи, и документы будут храниться в сейфе. Как потом выяснилось, загадочно пропавший Гулин паспорт, тоже оказался в сейфе у Люды.
   Людмила жила в отдельной комнате вместе с мужем. Виталик, наверное, был единственным человеком, беспокоящимся о бытовом уюте. Уборка в комнатах, стала его обязанностью. Мы особенно не утруждались такими мелочами, как застилание кровати или складывание вещей в шкаф. В нашей комнате царил полнейший хаос, пока до нее не добрался Виталик. Дошло до того, что и стиркой наших вещей занимался тоже он. Поначалу было неловко, но это быстро прошло, и стало восприниматься "в порядке вещей".
   Все время, свободное от общения с клиентами, Людмила где-то пропадала, возвращалась с большими пакетами и коробками. Единственное, что она выставила напоказ, был огромный телевизор Fillips, я такого никогда не видела. Скорее всего, что она не особенно хотела нам его показывать, просто не смогла удержаться от соблазна его распечатать.
   Больше всего меня волновало, что и причитающиеся нам деньги за работу, Люда тоже не отдавала, под благовидным предлогом.
   - Девочки, знаю я вас, растрынькаете на всякую ерунду, а так при отъезде получите сразу все деньги, и домой ехать будет с чем, - приводила свои доводы Людмила.
   Общаясь с турчанками, я выяснила, что расценки, которые нам озвучивают, тоже не соответствуют действительности.
   Турчанки получали доплату за напитки, которые для них заказывают клиенты в ресторане. Мы о таком слыхом не слыхивали, а у них даже работа есть такая, называется консумация. Все это вместе начинало меня беспокоить. Хорошо, что клиенты, помимо оплаты Людмиле, давали деньги и нам, не много, но всё-таки.
   Многие из клиентов относились к нам хорошо, старались показать, в каком красивом месте они живут. Были и катания на яхте в Мраморном море, поездки в горы и на термальные источники. Они с такой гордостью и восторгом показывали свою страну, что я им позавидовала. Конечно, я люблю свой город, свою улицу, даже свою коммуналку. Но вот, за свою страну я гордости не испытывала.
   Кстати, заветную куртку с большой металлической "молнией", узнав о моей мечте, подарил один из клиентов. Мечта сбылась, а радости не было.
   А тут еще Гуля захандрила. Начала жаловаться, что у нее какие-то гинекологические проблемы. Судя по симптомам это было венерическое заболевание. Она просила Люду отвезти ее в больницу, но та никак не реагировала. Нужно было что-то делать.
  

Глава 2

  
   Следующие события отодвинули все текущие проблемы на задний план.
   Однажды утром, выйдя из комнаты, я заметила, что дверь Людиной комнаты открыта настежь, чего раньше никогда не было. В комнате нет ее вещей, пропал телевизор, предмет ее гордости. На рецепшине нам сказали, что Люда выехала из кемпинга еще ночью. Сказать, что это было неожиданно, не сказать ни чего...
   Естественно, мы остались без документов и денег. Первой мыслью было бежать, но куда? Пока мы собирали вещи и думали, что нам делать, время было упущено.
   Дверь нашей комнаты резко открылась, на пороге стоял высокий худой мужчина, длинные черные волосы собраны в хвост. Выражение лица было какое-то хищное, из-за узкого с большой горбинкой носа.
   Непрошенным гостем был, бывший сутенер Люды, чеченец Иса, который заявил, что Люда нас продала и теперь мы работаем на него. Все в нем говорило, что ничего хорошего ждать не стоит. Наши паспорта были у него. Было велено быстро собираться. Спорить с вооруженным человеком вредно для здоровья.
   Через час мы уже были по дороге в Ялова, в сопровождении Исы и его брата Тельмана, который был еще страшнее. Высокий, слегка сутулый с длинными руками, лицо было искажено огромным багровым шрамом, от брови до самого подбородка. Вместо глаза впадина и перекошен шрамом рот. Единственный глаз был наполнен ненавистью ко всему живому. Всю дорогу мы боялись встретиться с ним взглядом.
   Я предпочла смотреть в окно, за которым открывался чудесный вид на горы, это немного успокаивало. Изменить мы все равно ничего не могли, значит, так угодно судьбе. Раз уж осталась без заработанных денег, нужно использовать любую возможность посмотреть страну и выучить язык, хоть какая-то польза, подумала я.
   Дорога сначала шла вдоль побережья, потом был поворот и открылся прекрасный вид на горное ущелье. Город, в который мы ехали, располагался как раз посредине ущелья. Красота неимоверная...
   В Ялова машина остановилась возле ресторана "Ешреф баба", работать нам предстояло именно в этом заведении. Как оказалось, и жить тоже. Нас провели в большое подвальное помещение, заставленное двухъярусными кроватями, возле некоторых были тумбочки, а чаще стоял только стул. Вентиляция в помещении была никакая, запах стоял удушающе отвратительный. Жить нам предстояло именно здесь, вместе со всей обслугой.
   Вечером начались трудовые будни, по правде сказать, они ничем не отличались от предыдущих, кроме какого-то подвешенного состояния и резких смен настроения. Поначалу, мы не обратили на это внимания, списывая на страх и усталость. Днем было все нормально, а вечером это состояние повторялось.
   В один из вечеров встретила я в ресторане сутенера Али, с которым встречалась в "Айдын дорт". Он посмотрел на меня, как-то странно, и попросил, чтобы я пила только то, что приносят клиенту, и ничего больше. Я, конечно, не все поняла, но к совету прислушалась. О чудо, дурацкое состояние, в котором я пребывала каждый вечер, не наступило. Иса, похоже, пытается подсадить нас на наркотики. Только этого мне не хватало.
   Но самое ужасное было то, что и нормально кормить нас Иса не собирался. Если бы, каждый из клиентов не пытался нас накормить до отвала, наверное, мы бы умерли с голода. Теперь мы не только с удовольствием ели с клиентами, но и старались взять что-нибудь с собой.
   Когда Людмила покинула нас, наконец-то растормозилась Таня, до этого из нее слова невозможно было вытянуть. И первым открытием было то, что никакая она не Таня, а зовут ее Катя. Вот так сюрприз, подумала я, но это было еще не все. Катя Суровцева была родом из Астрахани, и ей всего 15 лет!!!!!
   Люда подобрала ее на вокзале в Курске два года назад, когда Катя сбежала из дома от родителей алкашей. Под чужими документами привезла сюда. Кстати по этим документам Тане Лановой было 27 лет. Надо сказать, Катя (Таня) и выглядела никак не на 15 лет, а гораздо старше. Теперь было понятно, почему она столько молчала, "как рыба об лед", такое, кому попало, не скажешь.
   План побега я вынашивала почти месяц. Проблемой было только то, что за нами постоянно следили и охраняли все выходы. Через холл первого этажа не пройти, возле запасного выхода дежурил Тельман. Оставался только второй этаж. Над летней площадкой была терраса на круглых металлических опорах, по которым я планировала спуститься.
   Оделась я в широкий мамин плащ, он был темный и с большими карманами, в которые я распихала, как мне казалось, все необходимое. Пробралась на второй этаж, дверь одной из комнат, выходящих на террасу, была не заперта, я прямиком направилась к заветной террасе. В самый не подходящий момент из душа вышел хозяин комнаты, наверное, мой вид его испугал. Мужчина в полотенце жестом показал, что он ничего не видел, и ретировался в ванную комнату. Так даже лучше, пусть посидит в ванной и подумает о вечном.
   При попытке спуститься по опоре, выяснилось, что обхватить ее я не могу, надо прыгать.
   Прыжок со второго этажа был феерический. Я, в развевающемся черном плаще, как "Бэтмен - ужас, летящий на крыльях ночи", приземляюсь перед изумленными посетителями ресторана. Со стороны, наверное, это было смешно. Гепнулась я с таким грохотом, что на звук выбежал Иса. Взгляд его был бешенный, краем глаза я заметила, что его рука потянулась к пистолету, который он всегда носил при себе. В последний момент, видимо одумался, вокруг слишком много людей. Так что, сохранить побег в тайне не удалось. Да, мне уже, было все равно.
   На счастье, возле ресторана было припарковано такси, водитель лишних вопросов не задавал. Ехала я в "Айдын дорт", единственное место, которое я знала. Спросите, почему именно туда, а не в полицию, я не смогу ответить. До кемпинга добралась без приключений, нашла Ибрагима, как могла, рассказала ему, что происходит. Он только покачал головой, было понятно, что помочь он мне не сможет, и скоро меня найдут.
   Нашли меня не скоро, а очень скоро...
   Почему-то, страха не было совсем. Возвращение я восприняла довольно спокойно.
   - То, что сделала один раз, сделаю еще, если ситуация не измениться, следующий раз я пойду в полицию, - пригрозила я Исе.
   Наверное, он понял серьезность моих намерений, странно, что не пристрелил. Это удивило, ведь мог избавиться по-тихому. А ведь, подействовало. Через два дня мы все вернулись в "Айдын дорт". Попытки подсадить нас на наркотики Иса и его брат не оставили. Когда теряли бдительность, нам подсовывали "заряженные" напитки.
   Состояние здоровья Гули вызывало все больше опасений, медицинскую помощь ей не оказывали. На ее просьбы отвести ее к гинекологу, никто не реагировал. "Нужно было что-то срочно делать". Эта мысль не оставляла меня ни на минуту. Даже не смотря на захлестнувшие меня эмоции.
   Я влюбилась...
   Я, конечно, не Ролсолана, султан мне не встретился. Зато встретился молоденький гарсон Камиль. Боже, как же он был красив. Воспоминания о первой любви, Андрюше, померкли перед его красотой.
   Черные как смоль не послушные волосы, большие карие глаза с длинными пушистыми ресницами, смуглая бархатистая кожа. Спортивная фигура, как у древнегреческого бога. Восточные мужчины умеют очень красиво ухаживать, этого у них не отнять. Дни полетели быстрее, в ожидании романтических свиданий, которые мы скрывали от всех. Но все тайное, становиться явным. Когда наша тайна раскрылась, Камиля отослали работать в горный отель, откуда он не мог ко мне приезжать. Еще одна история моей любви оборвалась едва начавшись...
   Вскорости, я познакомилась с жандармами, как смогла, попыталась объяснить, что мы нуждаемся в помощи. Договорились, что они доложат начальству и устроят в заведении облаву, что бы нас забрать не вызывая подозрений.
   К облаве мы готовились тщательно. На мне было одето двое джинс, футболка, свитер и сверху "кожаная куртка моей мечты", по карманам которой была распихана косметика, фен, запасное белье. Учитывая, что это конец апреля и на улице теплынь, выглядело это смешно и странно.
   На облаву жандармов нагнали много, заведение окружили со всех сторон. Мы, якобы, спрятались в туалете, но так, что бы нас недолго искали. Ночь мы провели в Караколке (отделение полиции) и уже радовались, что избавились от ненавистных чеченцев.
   Рано радовались. Ушлый чеченец дал взятку начальнику смены, и утром, до прихода начальника полиции, нас вывезли обратно в кемпинг.
   "Ну, теперь точно, Иса нас убьет", подумала я.
   Опять пронесло. Не убил, наверное, мы ему еще нужны.
   Но не в моем характере останавливаться на полпути к цели. Случай подвернулся быстро. С одним из клиентов поехали в город на дискотеку. На обратном пути уговорила его остановиться возле полиции, в его глазах читался страх, "бедолага" думал, что я пойду жаловаться на него. Еле объяснила, что дело не в нем.
   - Если хочешь, можешь сразу уехать, но будет лучше, если ты меня дождешься, - сказала я, выскакивая из машины, возле участка.
   На входе полицейский, объясняю, что я русская "Наташа", сутенер нас спаивает наркотиками и почти не кормит, подруга больна и ее не лечат. Разговариваю громко, очень эмоционально, с трудом подбирая слова. На шум из кабинета выходит начальник полиции, рассказываю еще раз, теперь ему. Про наркотики, про взяточников в полиции, про возвращение после облавы обратно к сутенеру. Начальник оказался хорошим человеком, завел в кабинет, пригласил переводчика.
   Через переводчика картина обрисовалась гораздо ярче. Все сказанное привело его в ужас. Меня уговаривают остаться в участке.
   - Теперь это наша работа, облаву проведем сами, - говорит начальник, отдавая распоряжения.
   - Мне нужно туда вернуться, что бы не вызвать подозрений, и успеть подготовить девочек, иначе их спрячут. Обязательно нужно спасти Гулю, и Катя, ей всего 15 лет, - не соглашаюсь я.
   - А как ты сюда добралась? - интересуется один из полицейских.
   - Меня привез клиент, и сейчас он в машине возле участка ждет, - честно призналась я.
   Вместе с начальником полиции направляюсь к машине, клиент сидит бледный как мел. Полицейский долго жал ему руку, рассказывал какой он герой, спасает девочек из рабства. Их заставляют работать, не кормят и спаивают наркотиками. Мужчина расчувствовался, сильно сокрушался, что в его стране еще такое возможно, и на последок дал мне 1 000 000 лир, что по тем временам почти 90$.
  

Часть 3 Домой...

Глава 1

   Что бы, новоявленный герой, своим возмущением не испортил всю комбинацию, пришлось выйти из машины возле центральных ворот кемпинга, и дальше переться пешком. Даже это не могло испортить настроения. Мое появление, с лучезарной улыбкой, не осталось не замеченным.
   - Что ты сияешь, как медный пятак в базарный день, - Гуля встретила меня на пороге комнаты.
   - Девочки, очень быстро собираемся, из вещей берем только самое необходимое. О сумках и чемоданах забудьте сразу, нам их привезут - огорошиваю девчонок с порога.
   - Сегодня будет облава, и приедут специально за нами, - добиваю недоумевающих подруг.
   - Ага, как прошлый раз, знаем, проходили. Только на это раз Иса нас точно прибьет и закопает, да так, что никто никогда не найдет, - на лице Кати неподдельный ужас.
   - Ты еще не устала бояться? - успокаиваю перепуганную на смерть Катю.
   - А теперь нарядились, накрасились, и как ни в чем не бывало, выходим в зал, не дай бог, ушлые чеченцы о чем-нибудь догадаются, тогда все пропало, - добавляю я, наспех распихивая по карманам косметику.
   Вечер обещал быть насыщенным.
   Я, конечно, девушка спокойная, не мстительная, но лучше меня не злить. Иса разозлил меня основательно. Даже на Люду, которая нас бросила, обокрала и продала, я так не злилась, как на него.
   Это человек за короткое время сумел пробудить во мне все самые худшие качества, о которых я и сама не подозревала. Естественно, всю свою злобу я вложила в месть, как к кровному врагу.
   По дороге от домика к ресторану даю девчонкам последние наставления:
   - Сегодня пьем напитки, которые принесет Иса, только не буквально, а делаем вид, должна же полиция получить подтверждение моих слов о наркотиках.
   - Катя, сделай, что-нибудь с лицом, на тебе страх написан крупными буквами, попалишь такой план, прибью, - не отстаю от малолетки.
   Все шло по плану, колу нам принесли в открытых бутылках, значит, наркотик уже подмешали. Мне пришлось все время дергать, нервно хихикающую Катю, делать вид, что я ей что-то смешное рассказываю. Иначе напуганная малолетка могла все испортить. Из принесенных бутылок надпили, Иса успокоился и на время потерял бдительность, думая, что все в порядке.
   Операция по освобождению трех "Наташ" впечатлила своей масштабностью. Количество въехавших со всех сторон машин с жандармами не смогли даже сосчитать, с моря причал кемпинга заблокировал полицейский катер. Руководил операцией уже знакомый мне начальник полицейского участка.
   Возле нашего столика выставили охрану из нескольких жандармов, бутылки с колой изъяли для экспертизы, по всем подсобным помещениям ходили жандармы с собаками, искали наркотики. Суеты и шума было много. Не сразу я заметила, что в зале ресторана Исы и его брата не было.
   Чеченец, наверное, нюхом чувствовал опасность.
   К входу в ресторан подогнали джип с открытым кузовом, в котором мы уселись под охраной жандармов. Только когда я откинулась на спинку сидения в автомобиле, и рядом находился вооруженный жандарм, меня разобрал приступ хохота, больше это было похоже на истерику. Истерика со мной случилась впервые за все время с момента отъезда из дома. Еще толком не придя в себя, почувствовала тяжелый взгляд, который буквально буравил мой затылок. Обернулась в поисках источника. Наши взгляды встретились... на крыше ресторана, прислонившись к дымоходу, стоял Иса. Если бы злость могла производить электричество, наверное, из его глаз посыпались бы искры, столько ненависти было в этом взгляде. Он сделал в мою сторону характерный жест рукой, как прицелился и выстрелил. Это была прямая угроза, но я надеялась, что мы больше никогда не увидимся. Я тоже ответила жестом, с поднятым средним пальцем. На этом обмен любезностями закончился, автомобиль выезжал с территории кемпинга.
  

Глава 2

  
   Полицейский участок встретил нас дружелюбно.
   Небольшое здание, стеклянные двери, за стойкой у входа дежурный. Светлый коридор, несколько дверей в кабинеты, в конце коридора просторная кухня для сотрудников. Именно наличие этой кухни меня удивило больше всего. Все там было, как-то по-домашнему, просто и уютно.
   Даже "обезьянник" не производил устрашающего впечатления. Обычная комната, очень светлая, вдоль стен стоят длинные лавки. Единственное отличие от других помещений решетка на окне и решетчатая дверь. Которая, за все время нашего пребывания, так ни разу и не была закрыта на ключ.
   Девочек, почему-то особенно пугала, камера для задержанных, находившаяся в подвальном помещении. Уговорить их переночевать там стоило больших трудов. По мне, уж лучше спать на двухъярусной кровати с нормальным одеялом и подушкой, чем в "обезьяннике" на голой лавке. Их пугало именно слово - камера, которое ассоциируется с безысходностью и неотвратимостью неизбежного на моей далекой Родине.
   Мой младший брат был частым гостем райотделов, и мне есть с чем сравнивать.
   По прибытию в участок, прошли все необходимые процедуры оформления, которые заняли, не так много времени, как я предполагала. Остальную часть времени нам дали на отдых и обустройство. Все самое интересное начнется завтра, а сегодня - спать...
   Утро пришло вместе с запахом свежезаваренного кофе, который распространялся на все помещения. Я не кофеман, но этот запах сводит меня с ума, что-то в нем такое родное, домашнее... Наверное, это воспоминание о родной коммуналке, в которой запах свежезаваренного кофе был одним из постоянных атрибутов.
   Перемещения по участку для нас были свободными, ни тебе охраны, ни конвоя. Сотрудники смотрели на нас с нескрываемым интересом и даже сочувствием. На кухне уже ждал завтрак, о котором позаботился, кто-то из сотрудников. Оказывается, питание для задержанных - забота самих задержанных. В нашем случае, сделали приятное исключение. Иначе, нам совсем "труба", на троих только 1 000 000 лир, которые я накануне получила от клиента. Сильно не разгуляешься.
   После завтрака нас ожидала поездка в "Айдын дорт" за оставшимися вещами.
   После вчерашней облавы кемпинг выглядел опустевшим. Навстречу нам колобком выкатился Ибрагим с видом побитой собаки, проводил к домику и всю дорогу изводил жандармов своим нытьем. Нам он ничего плохого не сделал, но его тоже ожидало наказание за происходящее в заведении, которое находиться под его ответственностью. Ибрагим это отлично понимал и всячески пытался смягчить для себя наказание. Мне его было, почему-то жалко...
   В нашей комнате был художественный беспорядок, последствия быстрых сборов. Вещи были на своих местах. Мой рюкзак с наспех распиханными вещами валялся на не заправленной кровати. Мама так и не смогла привить мне привычку к порядку, хаос на кровати моя отличительная черта.
   Времени на сборы нам дали достаточно. Вытряхнула содержимое рюкзака на кровать, пересмотрела содержимое. Теплый свитер уложила под заднюю стенку рюкзака, так будет мягче и места займет меньше, три футболки, джинсы и балетки, вот и вся моя одежда. Косметика и белье, как предметы первой необходимости легли верхним слоем. Поверх них уложила туалетные принадлежности, фен и расческу. Вроде бы ничего не забыла. Вещей у меня не много, таскать с собой чемодан, величиной с небольшой шкаф не в моих привычках. Гуля свой чемодан до сих пор собрать не может. Сколько раз говорила ей выбросить весь этот хлам.
   - Гульнара, сколько ты будешь копаться, половину этого добра нужно было выбросить еще до приезда сюда, - недовольно ворчит Катя.
   - Посмотри, мы с Ксюшей давно собрались, ждем только тебя, - не унимается Катя.
   Да, не у одной меня мало вещей. Катька, вон тоже с одной маленькой дорожной сумкой.
   Нравиться мне ее сумка, последнее Катино приобретение. Ярко-розового цвета с белыми вставками и черной окантовкой. Белая крупная змейка, широкие кожаные черные ручки, смотрятся контрастно и очень оригинально. Два больших кармана на молниях по бокам сумки и один большой спереди, туда она поместила все необходимые мелочи и туалетные принадлежности.
   Окинув напоследок взглядом комнату, в которой мы прожили последние полтора месяца, выходим к ожидающей нас машине.
   На обратном пути ехали все молча.
   Девчонки, задумались, каждая о своем, и я не стала их беспокоить пустыми разговорами. Мне тоже есть о чем подумать, ведь по большому счету, эту кашу заварила именно я. Скорее всего, и расхлебывать, придется мне. Нужно бы продумать стратегию поведения. Хотя, в моем случае лучшая стратегия, вывались всю правду, как она есть, без прикрас и лишнего жеманства, а там, будь что будет. Короче, вверяю свою судьбу в руки провидения...
   По приезду в Караколку (полицейский участок), нас развели по разным кабинетам, составление протоколов, показания устные и письменные, опросы свидетелей и прочая бумажная рутина затянулись до позднего вечера.
   Спать мы легли уставшие. У меня было ощущение опустошенности. Конечно, я хотела освободиться от сутенера чеченца, но только сейчас поняла, что эту страну я полюбила, и уезжать мне очень не хочется.
   Утро третьего дня в участке принесло немало сюрпризов. О завтраке пришлось заботиться самим, пригодились деньги подаренные клиентом. Один из жандармов сходил за заказанной курицей и сигаретами. Хорошо, хоть чай и кофе на кухне были для общего пользования. После еды, за чаем, молчаливая Катя огорошила нас сообщением:
   - Мне вчера полицейские сказали, что моего паспорта в "Айдын дорте" не нашли, ваши есть, а моего нет.
   - Как это нет, я же помню, ты при мне отдавала его Люде, - моему удивлению не было предела.
   - Да, отдавала, а сейчас его нет, - начинает злиться подруга.
   - Я думаю, это Иса его уничтожил, - подхватывает Гуля, - он ведь у тебя откровенная "липа", даже фотку не переклеили, на ней тетка, совершенно на тебя не похожая.
   - Скорее всего, так и было, с таким документом попалиться плевое дело. Подделка документов, статья посерьезнее, чем девочки с просроченной визой. Иса далеко не дурак. Подстраховался..., - поддерживаю догадку Гули.
   - Домой мне ехать, смысла нет никакого, - продолжает Катя, - а один из полицейских предложил поехать на работу в Грецию. Я согласилась.
   - Так, сама же говоришь, что у тебя паспорта нет, и что за работа, ты спросила? - в моем голосе появились нотки беспокойства.
   - Работа такая же, документы, не моя забота, и мне абсолютно все равно куда ехать, лишь бы не домой, - закончила беседу Катя, и снова погрузилась в свои мысли, не обращая на нас внимания.
   Остаток дня провели в праздном шатании по Караколке, ожидая вердикт из миграционного отдела. К вечеру документы доставили в участок, мы поставили свои подписи и отправились очередной раз собирать вещи.
   Завтра рано утром мы выезжаем, но уже без Кати.
   Она приняла окончательное решение, и с нами не едет.
  

глава 3

  
   Дорога до пропускного пункта на границе заняла меньше часа.
   6 апреля 1994 год, эту дату я запомню на всю оставшуюся жизнь.
   От меня прежней не осталось и следа. Преодолеть все комплексы, преобразовать свой внутренний мир, стать самостоятельней и сильней физически и морально за каких-то три с половиной месяца оказалось вполне возможно. Впереди меня ждало новое испытание.
   Пропускной пункт Лесово, на границе Турции с Болгарией. Первые трудности начались именно при прохождении пограничного контроля. Почему нас привезли именно туда, осталось загадкой. Сопровождающий нас полицейский передал документы пограничнику, увидев фамилии, тот перешел на русский язык, обращаясь к нам. Стандартный вопрос пограничника
   - Что вы делали на территории Турции?
   - Танцевали в шоу-балете, - не моргнув глазом, отвечаю первой пришедшей в голову фразой. Даже при условии, что Иса нас практически не кормил, каждый клиент считал своим долгом накормить до отвала. В Турции, вообще, по-моему, существует культ еды. Выглядели мы с Гулей изрядно разжиревшими.
   - Что-то на танцовщиц вы не особо похожи, - пограничник позволил себе откровенно хамское замечание.
   - Танец живота, предполагает наличие живота, - мое возмущение на не прикрытое хамство, готово выплеснуться на представителя таможенной службы.
   - Ваши паспорта вызывают подозрения, скорее всего они фальшивые, потребуется дополнительное время для проверки, - напирает пограничник.
   - Проверяйте, я вам передал документы о депортации, теперь они ваша забота, - берет на себя инициативу, сопровождающий нас представитель миграционной службы.
   - А пока вы будете проверять, деваться нам не куда, мы на вашем пропускном пункте станем таборами и будем цепляться ко всем туристам. Красочно рассказывать о беззаконии по отношению к иностранным гражданам. Оно вам надо? - перехожу в открытое наступление я.
   Скрипя зубами и злобно сверкая глазами, пограничники пропускают нас на территорию Болгарии.
   В школе география казалась мне очень скучным предметом, тройку зануда-учительница поставила мне только из жалости. Вот теперь сбудутся ее тайные желания, и мне придется выучить ее предмет, только теперь на практике. Дорога домой обещала быть намного труднее и длиннее, чем путешествие с Людой. С 30 долларами в кармане нам предстояло проехать через три государства.
   Автостоп - способ передвижения не для слабонервных, но на первом этапе пути нам повезло. Нас подвезла очень приветливая супружеская пара, едущая в гости к родственникам. С ними мы доехали до заправки на въезде в Мелница.
   Заправка впечатлила. Идеально чисто, вокруг клумбы, декоративные кустарники, кадки с цветами. Внутри здания небольшой магазин и маленькое уютное кафе. Запах кофе ощущался даже на улице.
   - Гуля, давай зайдем что-нибудь поедим. Есть хочется, просто ужас как,- не удержалась я.
   - У нас денег, практически нет, - возражает Гульнара.
   - А 30 долларов, - не отступаю я.
   - Мы их сейчас прожрем, а нам еще ехать сколько, - возмущается Гуля.
   - Так, что теперь, с голоду сдохнуть. Пойдем, я тебе говорю, - утаскиваю подругу в сторону кафе.
   Горячий ароматный кофе с пироженкой значительно улучшил настроение. Здесь же, в магазинчике, купили бутылку воды, сигареты и большой, еще теплый, багет, на "случай войны".
   Войны не случилось. Не прошло и получаса, как на заправку въехал автобус. Из него вывалилась полупьяная компания и быстро рванула в сторону туалета. Такой родной русский мат вывел нас из состояния ступора. Русские...
   Нам повезло, что наши приключения случились в пору активного "челночного" движения. Напроситься в попутчики труда не стоило. Единственное, что напрягало, компания была исключительно мужская, а в автобусе мы как в ловушке. Если что, на ходу не выпрыгнешь. Выбора, особо, не было - едем...
   Такого количества спиртного, как за эти сутки пути, я не выпила за всю свою предыдущую жизнь. Всю дорогу мужики травили байки о своей не легкой "челночной" жизни, запивая это все алкоголем разной крепости. О своих приключениях мы предусмотрительно промолчали, увлеченно слушая чужие истории. За окном автобуса мелькали названия населенных пунктов, успели проехать Елхово, Маломир, Ямбол.
   Изящная, как "Дюймовочка", Гульнара с тонкими чертами лица, бархатной смуглой кожей и черными глубокими глазами в тени густых ресниц, своей загадочной восточной красотой всегда привлекала к себе повышенное внимание. Одна проблема, отбиваться она не умела, и с обреченной покорностью уступала нахрапистым домогателям. Чувствую, отбиваться мне придется за двоих. Предчувствия меня не обманули...
   Изрядно подпившая компания, устав от собственных историй, начала проявлять настойчивый интерес к нашим персонам в плане интима. Его нам до этого хватило с лихвой, пытаюсь переключить их внимание на продолжение банкета. Проехали Сливен и Елена. Подаю знаки Гуле, что на ближайшей заправке нужно теряться. Слава богу, она все поняла.
   На заправке перед Велико-Тырново, пока компания отвлеклась в магазине, мы с Гулей делаем ноги в сторону близлежащего леса. Даже изрядная порция выпитого алкоголя и утяжеление Гулиным чемоданом, не помешало мне сдать нормы ГТО. Физрук бы мной гордился, жаль, что он не видел этого триумфа...
   Для большей перестраховки, в лесу мы просидели не меньше часа. Сгущались сумерки.
   - Скоро совсем стемнеет, нужно отсюда выбираться. А то, как-то жутковато, - тормошу, совсем сникшую подругу.
   - А я думала, страшно только мне одной, - стучит зубами Гуля.
   Заправка встречает нас яркими огнями, кроме дежурного, ни души. На освещенной заправке страх ушел, и мы устраиваемся на придорожном бордюре в ожидании подходящего транспорта. То, что он будет, мы не сомневались.
   Большой двухэтажный автобус медленно въезжал на заправку. Сонные пассажиры разбрелись, кто в магазин, кто в кафе, и естественно, в туалет. Слышу обрывки разговора между водителями, мелькает мысль - "они турки". Подхожу ближе, и на турецком спрашиваю у одного из них, куда они едут. Услышав родную речь, заулыбался, охотно рассказал, что везут русских "челноков" в Молдавию. Блин, опять русские. Ну, хоть водители турки вызывают больше доверия...
   Осторожно спрашиваю, могут ли они нас взять в попутчики, только расплатиться нам нечем. Посовещавшись в сторонке с напарником, Бурхан машет нам рукой, показывая заходить в автобус. Второго водителя зовут Селим, он постарше, чем-то похож на Сами, такой же спокойный и сдержанный. Предупреждает, что ехать мы будем рядом с ними на переднем сидении, и желательно с русскими меньше общаться. Утвердительно киваю головой, так даже лучше. Нас все устраивает.
   Пассажиры возвращаются на свои места, на этот раз компания разношерстная и не такая пьяная, а только слегка выпившая. Наверное, успели проспаться.
   Автобус медленно выезжает с заправки, выхватывая мощными фарами из темноты, часть шоссе, по которому нам предстоит еще очень долгий путь...
   Утром мы въезжали в Полски-Трымбеш. Выспавшиеся "челноки" наше присутствие заметили только сейчас. Отнеслись к нам настороженно, но не враждебно, что радовало.
   Бурхан и Селим сопровождали нас везде, не отходили ни на шаг. Все таки турецкие мужчины сильно отличаются от наших...
   В придорожном кафе устроились на завтрак, я же говорю, что у них культ еды. Накормить до отвала, это святое дело.
   Селим проявлял, по истине, отцовскую заботу. У него дочь такого же возраста и он боится думать, что она могла бы оказаться в такой же ситуации.
   Следующим этапом пути была Бяла. У пассажиров закончилось спиртное, пришлось делать остановку для пополнения запасов.
   Ну не умеют русские ездить на длинные расстояния без горючего...
   Обычно водители спят на заднем сидении автобуса, а сейчас там устроилось пьяное застолье. Спать приходилось в маленькой коморке в нижнем ярусе автобуса, но уснуть под галдеж шумной компании не получалось, и это сильно возмущало Бурхана и Селима.
   За окном автобуса мелькали населенные пункты большие и маленькие с аккуратными белыми домиками и подстриженными газонами и кустарниками, как с картинки. Почему у нас халупы и обязательно за двух метровыми заборами, думала я. И эта мысль не покидала меня. Чем мы отличаемся от этих болгар, почему у нас так плохо, зачем прятаться за заборами и жить в грязи и вечной нищете. Эти мысли взрывали мой мозг, но адекватного ответа я не находила.
   От моих грустных мыслей меня отвлек вопрос Селима. Почему-то ему нравилось называть меня вместо Ксении, Ксана.
   - Ксана, переведи этим пьяницам, что нам нужна остановка на ночлег.
   Мне всегда нравилось, как в телевизоре стюардесса делала объявление. Теперь и мне представилась такая возможность.
   - Уважаемые пассажиры, для безопасности дальнейшего движения, экипажу требуется полноценный отдых. В связи с чем, в ближайшем мотеле будет сделана остановка на ночлег, - провозгласила я в микрофон.
   Мой ровный, мелодичный голос произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Пьяная компания на секунду застыла в изумлении, после чего в сторону экипажа выдвинулся парламентер. Были даже не условия, а вопрос: "А мы?". Переговорный процесс долго не продлился, хотите, спите в автобусе, хотите, выставляйте дежурных, а мы отдыхаем, - озвучила я позицию турецкой части экипажа. Далее возражений не последовало.
   Так случился мой первый опыт переводчика и сопровождающего группы. Нечего лукавить. Мне понравилось...
   Подходящий мотель случился на въезде в Иваново. Уютное местечко, утопающее в зелени. Маленькие деревянные домики с небольшой террасой, перед которой аккуратный газон.
   Мужчины сняли два домика, один себе, второй нам.
   Обстановка простая: центральное место занимает большая кровать, рядом тумбочка, напротив телевизор. Под одной стеной мини кухня. Все необходимое и ничего лишнего. В отдельной комнате душевая кабина, туалет, рукомойник. За последние два дня, мы сможем принять полноценный душ.
   Это не обтирание отдельных частей тела в туалете придорожного кафе, а душ с горячей водой...
   Я стояла под струей горячей воды и блаженствовала. Капли били по моему телу, напитывая каждую клеточку живительной влагой и смывая усталость и хандру. Как же приятно струйки воды огибают шею, плечи, и срываются водопадами с высокой груди. Так бы стояла и нежилась бесконечно. Как мало надо человеку для счастья, просто снова почувствовать себя человеком...
   После душа привели себя в порядок, и во всей красе встретились с водителями в ресторане мотеля на ужине.
   Наше преображение из замухрышек в королев, для мужчин, похоже, стало приятным сюрпризом. Вечер прошел отлично - поели, потанцевали. Было видно, что турки гордятся нашим обществом. Во всяком случае, отношение к нам с их стороны кардинально поменялось, и не в худшую сторону.
   Утром, отдохнувшие, продолжили наше путешествие. Впереди было Русе - пропускной пункт между Болгарией и Румынией. До контрольно-пропускного пункта доехали довольно быстро, да и прохождение таможенного контроля было чисто формальным. Через, каких-то, полчаса мы в Румынии.
   В Джурджу сделали остановку на завтрак, "челноки" снова рванули за выпивкой. Компания не просыхала всю дорогу, и останавливаться, похоже, не собиралась. Правильно говорил Селим с ними не общаться, столько пить у нас бы здоровья не хватило. Для них пьянка, похоже, привычное времяпровождение или национальный спорт.
   Следующая остановка планировалась только в Бухаресте. Солнышко пригревало сквозь большие окна автобуса, "на дворе совсем весна", подумала я и провалилась в глубокий беззаботный сон. Проснулась от того, что меня трясет Гуля. Автобус стоит на заправке перед Бухарестом. Мужчины не решились меня будить, пришлось Гуле возвращать меня в реальность из царства Морфея. В кафе заправки меня уже ожидал ужин, Бурхан и Селим успели заказать блюда и ждали только нашего прихода. Стейк с гарниром и салат снова вернули меня к жизни, а крепкий кофе завершил этот процесс.
   Пассажиры разбрелись кто куда, используя возможность размять ноги и подышать свежим воздухом после душного автобуса. Водители приняли решение в Бухарест не заезжать, а обогнуть его по кольцевой дороге, что позволить двигаться с высокой скоростью. Увидеть все красоты Румынской столицы, мне было не суждено. Во всяком случае, не в этот раз. Собрав всех пассажиров на борту автобуса, снова двинулись в путь, в направлении Бузэу. Удобно устроившись на переднем сидении и устремив взгляд в окно автобуса, за которым мелькали маленькие ухоженные деревушки, аккуратные поля, проезжающие автомобили, я погрузилась в свои мысли.
   "Не однократно убеждалась, что когда просишь у Бога помощи, он посылает тебе человека, который может помочь советом или делом. В этот раз нашим спасением стали два водителя автобуса, помогающие совершенно бескорыстно, не надеясь ни на какое вознаграждение. Они делятся с нами своей едой и водой, обеспечивают комфортные условия передвижения, не требуя за это платы. Сравнивая их с нашими соотечественниками, последние вызывают у меня стойкое отвращение. С их вечным правилом "даш-на-даш". Спасибо тебе, Господи, что послал нам на помощь этих людей".
   Из раздумий меня вырвал Селим с просьбой объявить русским, что в Бузэу остановку делать не будем, топлива достаточно, да и ночь на дворе, следующая остановка утром в Браиле. Недовольства у пассажиров эта новость не вызвала, многие мирно спали, устав от двухдневных попоек.
   Утро третьего дня пути мы встретили в Браиле. Совместный завтрак в придорожном кафе уже стал традицией. Это был предпоследний пункт нашего путешествия с турецким экипажем. Конечным пунктом их движения был Галац на Молдавской границе, где они высаживали пассажиров и ожидали следующую группу, едущую в обратном направлении.
   До таможни доехали на удивление быстро и без приключений. На КПП нас ожидали новые неприятности. У молдавских пограничников наши паспорта тоже вызвали подозрения, и если бы не Селим, давший таможеннику взятку, даже не знаю чем бы эта история закончилась. Тепло попрощавшись с нашими "Ангелами-хранителями", мы пересекли границу Молдавии.
   Как же тесен мир. Не успели мы пройти и десяти метров, как меня окликнули по имени. Оборачиваюсь на голос и не верю своим глазам, Али, сутенер, знакомый нам по "Айдын дорту", вместе со своими девочками Зульфией и Ларисой. Девчонки кинулись к нам с расспросами, вкратце пересказываю им наши приключения. Похоже, мой рассказ поверг их в шок. Выслушав наше повествование, Али предлагает нам свою помощь. Поистине, это очень неожиданно. Всевышний, не оставляет нас без помощи.
   Али покупает своим девочкам билеты до Махачкалы, после чего покупает билеты до Харькова и везет нас домой. В поезде Кишинев-Харьков состоялись торжественные похороны наших загранпаспортов, которые мы выбросили из окна поезда. Это было в состоянии эйфории, после многодневных мытарств и приключений. Позже я, конечно, пожалела об этом. Нужно было оставить на память о первой поездке, которая преподнесла множество уроков.
   Ничего не меняется. Харьков встретил нас хмурым пасмурным утром. Дождь, слякоть, холод. После солнечной Турции, все выглядит мрачно.
   Дорога на такси до Людиного дома не заняла много времени. Поднимаемся на этаж, дверь нам открывает пожилая женщина, как оказалось ее мама. На шум открывающейся двери из комнаты выглядывает Люда. По изумлению на ее лице, понимаем, что нас никто не ждал...
   Проходим на кухню, где Люда предлагает нам чай, а сама уходит с Али в комнату. Из-за не плотно закрытой двери слышу обрывки разговора.
   - Люда, имей совесть, я потратился привез твоих девочек, мне нужны деньги на дорогу, - звучит приглушенный голос Али.
   - А на х@я ты их привез, я тебя об этом просила? - раздраженно отвечает Люда.
   Дальше слушать я не стала, схватила растерянную Гулю, и потащила к выходу. Здесь нам делать больше нечего, все стало на свои места. "Бог ей судья", решаю сама для себя. После всего пережитого, в родном городе, как-нибудь выживем.
   Мама встретила меня так, будто я полчаса назад вышла за хлебом. Я была благодарна, за то, что она не задавала никаких вопросов. Хотя, честно, я ожидала истерик с заламыванием рук и закатыванием глаз. Ожидания мои не оправдались...
   А самое неожиданное было то, что за три с половиной месяца меня даже в розыск не подавали. Ну, пропала, и пропала. Похоже, и мое появление особой радости не доставило.
   Обстановка была гнетущая. Безнадега во всех ее проявлениях. Первой мыслью было "зачем я сюда приехала". Наверное, Катя была права, неважно куда, только не домой. Хоть и малолетка, а с мозгами...
   У Гули все было еще хуже. Бабушка, конечно, встретила ее причитанием и слезами. Но, за то время, что ее не было, Гулина сестра развелась с мужем и переехала с двумя маленькими детьми в бабушкину однокомнатную квартиру. Места для Гули там явно не было.
   Шатаясь с Гулей по парку, мы строили планы на следующую поездку. И чем быстрее, тем лучше

Часть 4 "Земля Обетованная"

  
   Полное отсутствие денег вынуждало к поискам работы. С работой дела обстояли еще хуже, чем до отъезда. Создавалось впечатление, что за время нашего отсутствия страну подменили. Для среднестатистического гражданина жизнь превратилась в выживание. У кого были хоть какие-то деньги, подались в "челноки", у кого физическая подготовка - в рэкетиры. Проститутки пользовались спросом у обеих категорий. Большинство объявлений в газетах, так или иначе, были связаны с поиском раскрепощенных девушек не связанных условностями и открытых к общению. Поиски сутенера очень быстро увенчались успехом. Миша, в манере присущей всем сутенерам, обещал золотые горы, расписывая преимущества работы в Израиле, именно в эту страну он отправлял своих девочек. Мы с Гулей внимательно слушали, мечтательно закатывая глаза и соглашаясь на все условия. Предусмотрительно умолчав, о своем опыте заграничных поездок.
   Миша производил на меня двоякое впечатление, человек явно занимался не своим делом. Тонкий, интеллигентный, мягкий человек в пучине жестокого и жесткого бизнеса. Как он попал в этот водоворот, где в сравнении с акулой Людой, он беспомощный пескарь. Каждый раз, общаясь с Мишей, я пыталась понять его мотивы, уж очень сильно он выбивался из привычного образа сутенера, которых мне приходилось встречать ранее.
   Цепь следующих событий еще больше углубила разрыв между конкретным человеком и сферой его деятельности.
   Одним из этапов подготовки к поездке в Израиль была обязательная медкомиссия.
   Мое здоровье опасений не вызывало, что подтвердили результаты медицинских анализов и обследований, чего нельзя было сказать о Гуле. Все ее гинекологические проблемы были связаны с банальной гонореей, требующей немедленного и дорогостоящего лечения, ввиду запущенности. Миша безоговорочно взял все расходы и хлопоты, связанные с предстоящим лечением, на себя. Но это было не единственной проблемой Гули.
   Очень остро стояли проблемы с восстановлением документов. Если фальшивые загранпаспорта мы выбросили из окна поезда сами, и сделали это совершенно осознанно, то наши украинские паспорта канули вместе с Людой. Свой паспорт я восстановила довольно быстро. У Гули, как оказалось, нет прописки и прописаться в бабушкину однокомнатную квартиру, в которой и так народу, как в сказке "Варежка", не представлялось возможным. Решением этих проблем тоже занялся Миша. Надо отдать ему должное, с задачей он справился блестяще. Прописал Гулю в своей квартире и восстановил ее документы "по утере".
   Меня мучал только один вопрос, сколько он планирует на нас заработать, если идет на такие расходы? В альтруизм я не верю очень давно, и все действия анализирую с точки зрения предстоящей выгоды.
   Процесс оформления документов близился к завершению, и это вызывало у меня какую-то подсознательную тревогу. Это состояние я называю ожиданием подвоха. Слишком все хорошо, что бы быть правдой.
   * * *
   Я всегда знала, что если мы не ищем приключений, они сами нас найдут. Так и произошло. Гуля, уже не знамо где, познакомилась с двумя азербайджанцами, представились студентами ХПИ. Естественно, знакомство продолжилось в одном из кафе города, уже с моим участием. Очень удивило наших новых знакомых то, что мы не пьем и практически не курим. Это сильно отличало нас от общей массы сверстников.
   Разговоры, в основном, были на общие отвлеченные темы и как-то плавно перешли в плоскость планов на будущее. А планы наши были, как известно, покинуть эту страну в поисках работы и лучшей жизни. С этого момента все стало очень интересно. Ребята оживились, упомянули своего родственника, который переправляет людей в Турцию через горы, берет за услуги совсем не дорого. В ближайшее время родственник собирается к ним в гости и нас с ним могут познакомить. Для связи оставила новым знакомым свой домашний телефон.
   Это знакомство потерялось в водовороте текущих событий, ребята не напоминали о себе, и мы о них уже забыли. Пока на пороге своей квартиры я не встретила подтянутого мужчину с военной выправкой и острым взглядом. Удостоверение можно было не спрашивать, у него на лбу было написано "мент". Как оказалось, этот товарищ пришел по мою душу, "Люда прислала", мелькнула первая мысль.
   - Мне нужна Ксения Макогон, - обратился ко мне незнакомец.
   - Ее нет дома, а зачем вам она, - интересуюсь у мужчины.
   -Не надо врать, я знаю, что Ксения это вы, - жестко осаживает меня сотрудник милиции.
   - Это вас Люда прислала, - в голосе появляется дрожь.
   - Какая еще Люда, мне нужно опросить вас по очень важному делу, прошу вас проехать со мной на Совнаркомовскую, - настаивает незнакомец.
   - Совнаркомовская, это у нас СБУ, - дрожь пронимает меня от макушки до пят.
   - Я без мамы никуда не поеду, - мой голос становиться гнусавым, от сдерживаемых слез.
   - Хорошо, я оставлю вам номер кабинета и телефон, только не затягивайте, это в ваших же интересах,- заканчивает разговор мужчина и уходит.
   Ноги меня не держат, дрожь пробивает по всему телу, что бы как-то успокоиться сажусь на пол возле двери квартиры и закрываю лицо руками. Слезы текут по моему лицу, просачиваются сквозь пальцы и большими солеными каплями надают на кафель лестничной клетки.
   - Ксюша, а чего ты плачешь? - выхватывает меня из состояния паники голос соседки, пыхтящей от подъема на третий этаж и тяжести сумок.
   - Ключи потеряла, - с трудом выдавливаю из себя сквозь слезы, правду знать ей ни к чему...
   Дома никого нет. Нужно успокоиться и подумать. Понятно, что маму я туда не потащу, а пойти придется, иначе в следующий раз он не будет так любезен. Притащат за шкирку или в сопровождении сотрудников милиции. Так или иначе, но этого кабинета мне не избежать. "Раньше сядешь - раньше выйдешь", как говорит мой младший брат.
   Дежурному на входе протягиваю листок с номером кабинета и телефоном, у меня спрашивают фамилию, отвечаю на автомате...
   За мной спускается уже знакомый сотрудник и проводит в кабинет. Называет какие-то фамилии, показывает фотографии. Я этих людей не знаю, и совсем не понимаю, зачем я здесь. Туман начинает рассеиваться, когда на одной из фотографий я узнаю одного из недавних знакомых азербайджанцев. Следователь заметно оживляется, посыпались вопросы: где познакомились, когда, при каких обстоятельствах, о чем говорили?
   В процессе ответов на поставленные вопросы, набираюсь смелости поинтересоваться, какое я к ним имею отношение, и как меня нашли? Адреса я им не говорила и фамилию не называла.
   - Все очень просто, у него была изъята записная книжка, среди других телефонов был и твой. Мы вызываем всех, кто был записан в этом блокноте,- следователь переходит от официального допроса к доверительной беседе.
   - Это все из-за того, что они нелегально переправляют людей за границу, - мне кажется, я начинаю понимать суть вопроса.
   - Наивная девочка, нет никакой заграницы, - голос следователя становиться мягче.
   - Эта банда вывозила девушек для продажи на органы, и большое счастье, что ты сейчас сидишь в этом кабинете, а не в горном ауле в ожидании смерти, - слова следователя были для меня как гром среди ясного неба.
   - Заканчиваем лирическое отступление, сейчас пригласим понятых и приступим к процедуре опознания, - следователь переходит на официальный тон.
   В кабинет ввели трех мужчин, вошли понятые. Из этих троих я никого не знаю. Мои слова зафиксировали в протоколе, все поставили подписи под этим документом. Еще я подписала протокол моих показаний и меня отпустили домой.
   Рывком открываю массивную дверь, яркий луч солнца бьет мне прямо в глаз, слегка жмурюсь от неожиданности, кажется, что мир вокруг меня заиграл новыми красками, деревья в сквере напротив стали зеленее, брызги фонтана играют всеми цветами радуги и переливаются на солнце, как драгоценные камни. Спасибо Ангелу-хранителю, что уберег меня от очередной беды.
   Долго сижу на лавочке в сквере напротив большого серого здания, с забором с колючей проволокой и скромной табличкой с надписью СБУ рядом с массивной резной дверью и витиеватой латунной ручкой.
   Теплый летний вечер окутывает меня, вокруг гуляют горожане, плещутся детишки в фонтане. Жизнь прекрасна, и она продолжается.
   Это был очень жесткий урок.
   Испытание страхом, отчаяньем и неизвестностью.
   Урок я усвоила на всю жизнь.
   Жить здесь и сейчас.
   Завтра может не наступить.
   Радоваться каждому наступившему дню, ветреному рассвету, каплям дождя, тучам над головой, спокойному вечеру, даже лужам под ногами. Никто не знает, сколько нам отмерено, каждый день может быть последним, я стараюсь жить в этом дне и с радостью принимать каждый его момент.
  
   * * *
   Утро было совершенно обычным. Мама отправила меня на базар за покупками. Поход на базар меня всегда радовал. Мне нравилась его многолюдность и суета, многонациональность и единство одновременно. Ближайший к нашему дому базар Благовещенский, в народе он называется "Благбаза". От нашего дома до него десять минут неспешной ходьбы. "Благбаза" место особенное, самый крупный базар в городе, где можно было купить или продать все, что угодно.
   Все менялы города тоже сосредоточились на пятачке перед базаром.
   Были там ряды с продуктами и вещевые палатки, на отдельной площадке располагалась барахолка и букинистические лавки.
   Крытый рынок был местом, где продавали экзотические продукты, разнообразные деликатесы и фрукты, наверное, со всего мира. Это была элитная часть рынка.
   На этом же базаре первыми появлялись все модные новинки города.
   Мне нравилось бродить там часами, рассматривать вещи, примерять их, представлять, как в этой юбке или блузке я появлюсь перед подругами. С продуктами еще интересней. Пройдясь по рядам среди продавцов, перепробовать все, что понравилось, наесться и ничего не купив уйти.
   Сегодня был не ознакомительный выход, а четко поставленная задача, расписанная маминым подчерком, в виде списка покупок. С большей часть списка я справилась довольно быстро, оставались специи и творог, которые продавали в крытом рынке. Медленно продвигаясь по рядам, попутно рассматривая всякие вкусности, ловлю себя на мысли, что силуэт мужчины, идущего мне навстречу, кого-то напоминает.
   Эта встреча была полной неожиданностью.
   Навстречу мне шел Иса, а я так надеялась, что больше не увижу его никогда. Я даже не задумалась, что этот "упырь" делает в Моем городе? Это могло быть что угодно: торгует мандаринами или гвоздиками, привез партию наркотиков и зашел на точку к распространителям, приехал за новыми девочками...
   Меня не волновало его появление, этого человека, как и Люду, я навсегда вычеркнула из своей жизни.
   При виде меня, его глаза наполнились кровью, казалось, что он позеленел от злости. Взгляды наши встретились. Страха не было совсем. Страх ушел, еще тогда, в "Айдын дорте", в нашу последнюю встречу. Расстояние между нами сокращалось. Я видела, что его тело напряглось как струна, как у зверя, готового к прыжку. Мы поравнялись, и Иса с искаженным от ненависти лицом, зашипел в мою сторону
   - Я обещал, что найду тебя и отомщу, Аллах услышал меня, - проговорил он, скрипя зубами.
   - Напугал ежа голым задом, сейчас ты на моей территории, от тебя ничего не зависит, ты никто и звать тебя никак, запомни это, - дерзости мне не занимать.
   - И если ты думаешь, что тебе поможет твоя подруга Люда, то ты сильно ошибаешься. Сидите и не высовывайтесь, а то в СБУ могут заинтересоваться вашей бурной деятельностью, - бравирую я своим новым знакомством со следователем данной структуры. Телефончик, я на всякий случай, записала.
   Демонстративно обхожу своего бывшего сутенера, и иду дальше осваивать мамин список покупок. Не могу сказать, что эта встреча меня обрадовала, но и не продуктивной ее назвать не могу. Пришло понимание, что от своих прежних страхов я избавилась навсегда и бесповоротно.
  
   * * *
   Миша закончил оформление наших документов для поездки в Израиль, дата отъезда определена. Через две недели мы с Гулей отбываем на Землю Обетованную. Беспокоит только то, что снова через Грузию, и скорее всего с фальшивыми паспортами.
   За два дня до отъезда случилось ЧП, у меня сломался передний зуб. Выглядело это смешно и страшно. Черная зияющая дыра, вместо переднего зуба, мгновенно превратила меня в старушку. Улыбаться и разговаривать не возможно, рот открывать вообще стыдно. Пережевывать пищу можно и оставшимися зубами, а вот общение стало проблемой. Ясно и понятно, что в таком виде я никуда не еду, протезирование за такие короткие сроки не возможно, ближайшая запись к врачу через неделю.
   Из этой ситуации я нашла оригинальный выход. Выпавший зуб к штифту крепила на жвачку. Есть конечно, нельзя, за то, хоть рот открывать не стыдно. В таком виде я и отправилась провожать Гулю на вокзал.
   Стоя с подругой на перроне вокзала, я еще не знаю, что это наша последняя встреча. Больше мы не увидимся никогда.
   Через два дня Гуля позвонила на мой домашний номер.
   - Ксюша, никуда не едь, теряйся..., - услышала я в трубке голос подруги, на этом связь оборвалась.
   Только через пятнадцать лет я узнаю о судьбе подруги, с которой столько пережито в нашей первой поездке за лучшей жизнью.
   Я не знаю, как складывалась ее жизнь сразу после отъезда, но сейчас Гуля живет в Израиле, она замужем, подрастают двое детей. Встретиться нам так и не довелось. После моих поездок в Ливан и Иорданию дорога на Землю Обетованную для меня закрыта. Но я еще надеюсь, что после очередного замужества, я сменю фамилию, получу новый чистый загранпаспорт и наша встреча в Израиле, до которого я так и не доехала тогда, все-таки состоится.
   Гуля, родная, мы обязательно встретимся. Можешь даже не сомневаться. Ты как никто, знаешь, что я не люблю останавливаться на полпути...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

~ 45 ~

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"