Бородкин Алексей Петрович: другие произведения.

Стрела Купидона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маленькая зарисовка о великом Сыщике

  На мостовую упал ботинок.
  Упал, чуть покачнулся, будто решая остаться ли ему здесь или поискать место получше, и замер. Рядом остановился джентльмен. Джентльмен посмотрел на ботинок, ботинок поглядел на джентльмена. Набалдашником трости первый столкнул кепку на затылок и хмыкнул: "Однако!"
  Туман укутывал улицы Лондона, газовый фонарь щекотал белёсые бока своим рахитичным светом и... и ни одного человека поблизости. Сообразив, что логично взглянуть вверх, джентльмен поднял голову. Из тумана, как призрак, наплывал четырёхэтажный каменный дом с высоким крыльцом и табличкой: "Багетных дел мастер Фурц. Первый этаж. Прошу звонить".
  Все окна в здании были единогласно закрыты.
  "Однако!" - мысленно повторил джентльмен. Он собирался уйти, однако (!) в этот момент произошло событие решившее судьбы ботинка, меня, очередного преступления и ни в чём неповинного молодого человека. Из тумана показался бульдог, беспризорной, но вполне пристойной внешности. Пёс задержался вблизи ботинка и поднял лапу.
  - Остановитесь, сэр! - воскликнул джентльмен. - Прошу вас не делать этого, ибо вы уничтожите улику, а это преступное деяние!
  Внутренне джентльмен усомнился в правдивости своих слов - ещё не было зарегистрировано преступление, не было обращения в полицию, а, следовательно, и улики быть не могло. На его счастье бульдог слабо разбирался в английских законах, и не хотел связываться с полицией.
  - Приступим! - когда улика была спасена, джентльмен поднял ботинок и осмотрел. Даже понюхал. - Всё понятно! - вывел он заключение. - Мне ещё никогда не доводилось заниматься столь пустяковым делом!
  Тем не менее, я получил задание обратиться в Скотланд-Ярд, и разузнать у инспектора Грегсона кто живёт в доме 17 по Эдисон-авеню. Том самом из которого выпало "орудие преступления".
  - Прежде чем вы начнёте описывать жильцов, - Холмс раскурил трубку и хрестоматийным жестом пригласил меня сесть. - Позвольте я ознакомлю вас с результатами своего дознания. Итак: штиблеты типа "оксфорд". Размер девять с половиной. Мало поношенные...
  В этом месте я сделал нетерпеливый жест означающий примерно следующее: "Всё одно я ничего не пойму, поэтому спрягайте причины, следствия и выводы воедино. Так будет быстрее".
  - Хорошо, - согласился сыщик. - Итак: наш подозреваемый молод - судя по модели обуви, состоятельный - судя по качеству кожи и клейму мастера, неженатый - ботинки чищены третьего дня. Никакая жена не выпустит мужа в таком виде на улицу. Далее можно утверждать, что его вес немногим меньше двухсот фунтов, волосы рыжие. Подбородок квадратный, волевой... на лице.
  - Таки волевой? - усомнился я. - И как вы определили цвет волос?
  - В ботинке остался волосок. Он рыжий. Наш подозреваемый - ирландец, посему с вероятностью восемьдесят пять или восемьдесят шесть процентов у него волевой подбородок. Край стоптан сильнее и неравномерно. Ирландец ходит быстро, часто переходя на бег. Пользуется мылом "Альпийский луг".
  - О чём это говорит?
  - Вероятно о приличном воспитании и поэтичном складе характера.
  - При этом имеет привычку швырять штиблеты в окно?
  - Не торопитесь с выводами, мой друг, - охладил меня Холмс. - Не надо. От признаков статических перейдём к показателям динамическим. Шнурок был развязан, но берцы только частично раздвинуты. Это означает, что владелец ботинка торопился, но не настолько, чтобы сорвать ботинок с ноги.
  - Если позволите, об этом же твердит сам факт появления ботинка на мостовой.
  - А именно? - не понял Холмс.
  - Молодой ирландец видит предмет свой страсти, - брови сыщика взлетели вверх и я поспешил пояснить. - Конечно речь о даме. Они бросаются в объятия друг друга. Каждое мгновение вне любимой кажется вечностью, мужчина развязывает шнурки и скидывает ботинки. От рвения один из них вылетает в окно. Оконная рама плавно опускается и... и... - я не знал, стоит ли мне продолжать.
  Холмс вытряхнул пепел в камин и вновь набил трубку.
  - Ваша версия, Ватсон, объясняет многое, - он задумчиво затянулся и выпустил в потолок струю дыма. - Я бы сказал всё. Для меня оставалось загадкой, почему молодой человек не спустился и не забрал ботинок.
  - Это очевидно: неуместно было прерывать rendez-vous (свидание, фр.).
  Отвлекаясь от предмета нашего анализа, Холмс намекнул, что приближается обед, и хорошо бы взбодрить наши желудочные тракты порцией аперитива. Как медик, я уверил, что это весьма уместная и даже полезная процедура. Поскольку миссис Хадсон проводила отпуск за городом, обед нам составили сэндвичи с тунцом и зелёный лук. Не привычный к подобной диете, я напомнил великому сыщику о придумке шведа Вильке. "Он изобрёл калории! - я поднял вверх указательный палец. - Вернее придумал их измерять". Тогда Холмс, с присущей ему деловитостью, предложил восполнить энергетическое голодание ещё парой рюмок кальвадоса. Что мы и сделали.
  После трапезы мы вернулись к цели нашего собрания, и я взял в руки перечень жильцов дома номер семнадцать. Поскольку личности мужского пола были нами логически исключены...
  - Остаются только дамы, - я пробежал глазами по списку. - Три единицы в наличности.
  Бельэтаж занимала Саманта Хокинс. Вдова сорока восьми лет без вредных привычек. Полезными привычками эта дама тоже не отличалась.
  - Хм, - сказал Холмс. - Едва ли женщина сорока восьми лет могла так возбудить парня, что он выпрыгнул из собственных ботинок.
  Я заглянул в характеристику миссис Хокинс: - Муж оставил ей приличное состояние. Двести пятьдесят тысяч плюс ценные бумаги.
  - Чёрт побери, - буркнул Холмс. - Четверть миллиона фунтов, бесспорно, добавляют сексуальной привлекательности вдове... однако Саманта Хокинс имеет такой нос, что за него можно взяться двумя руками.
  Я кратко спросил: "Откуда?", он лаконично ответил: "Снимок в газете".
  - Тогда перейдём к жительнице третьего этажа миссис Марте Эльзенхамер. Она замужем, ей сорок лет. Двое детей: мальчик и девочка. В настоящий момент муж в отъезде. В Германии. Счастлива в браке.
  Не могу сказать, что Холмсу понравилась эта кандидатура. Он вёл себя так, будто мы не отыскивали пассию молодого повесы, а выбирали невесту самому сыщику.
  - Длительность разлуки, конечно, должна иметь значение, - сказал он вяло. - И возможная траектория полёта указывает, что это был средний этаж... Вот только... Зачем? Каков мотив?
  Тут я возмутился: - Ваш цинизм беспределен! Почему вы не допускаете, что парень просто влюбился?
  - Допускаю, - ответил Холмс. - Охотно допускаю. Но только в том случае, если это подтверждают улики.
  Третьей и заключительной кандидаткой в моём списке стояла мисс Элеонора Смит. Учительница пения и игры на виолончели, выпускница колледжа.
  - Весьма привлекательная особа, - я сделал па рукой, на что Холмс облил меня презрительным взглядом. - Так утверждает инспектор Грегсон. Мисс Смит очень робка и замкнута. Когда умерли её родители, весь круг общения мисс Смит сомкнулся до нескольких учеников и церковного пастора.
  Сыщик моментально подобрался, и сделал "стойку", как я это называю:
  - В какой квартире она живёт?
  - Последний этаж, апартаменты под крышей.
  - Ага, - сказал Холмс.
  - Ага? - спросил я.
  - Ага, - ответил он. - И вы однозначно уверены в порядочности мисс Смит?
  - Как в своей собственной! - горячо заверил я.
  - И в нравственной чистоте?
  - Непременно!
  - И...
  - Холмс! - перебил я. - Она девушка. Зачата простыми англичанами! Над её головой не светится нимб, но если есть в Лондоне достойные люди - она одна из них!
  - Замечательно! - Холмс страстно пожал мою руку. - Следствие переходит во вторую стадию!
  - Задержание?
  - Возмездие! - глаза его таинственно блеснули.
  Холмс любит иногда исполнить роль посланника Судьбы и накинуть на свои достойные плечи пурпурную тогу Рока. Не думаю, что это зазорно. Он вынул из стола лист бумаги и написал на нём все приметы ирландского парня, которые нам удалось установить. Я пробежался по списку глазами:
  - Рост?
  - Ботинок третьей полноты, - объяснил сыщик. - Парень крепко сбит. При весе чуть меньше двухсот фунтов он имеет рост шесть футов. И ещё пару дюймов в придачу.
  - Допустим, волосы рыжие. Согласен. Как вы определили цвет глаз?
  - Бог мой, Ватсон, не будьте занудой! Немного импровизации, игры воображения! Мне просто захотелось, чтоб у парня были серые глаза.
  После такой тирады, я прекратил всяческие пререкания и отправился в Скотланд-Ярд. Второй раз за эту неделю. После непродолжительных поисков Тобиас Грегсон выдал мне бумажку, где значилось имя: Девин Рейд. И адрес: дом 17 по Ипсом-роад, Гилфорд, Суррей.
  - Да он выпускник Королевской грамматической школы! - воскликнул Холмс, когда я отчитался. - Теперь мне понятно его пристрастие к мылу "Альпийский луг".
  Несмотря на наше долгое знакомство, Шерлоку иногда удаётся ошеломить меня. Так случилось и в этот раз. Как разум великого сыщика связал ароматическое мыло и старейшую школу графства Суррей - осталось для меня загадкой.
  Тем не менее, многое я научился понимать без слов, и когда Холмс спросил, что мы будем делать дальше, я ответил без колебаний:
  - Элементарно. Подпишем ботинок.
  - Именно, Ватсон! - согласился сыщик. - Только сделать это необходимо аккуратно, чтоб не вызвать подозрений. Как будто молодому человеку подарили пару замечательных штиблет... и подписали, на память.
  - А это не слишком идиотично? - усомнился я.
  - В амурных делах, - отмахнулся Шерлок, - степень глупости не имеет значения.
  Он прошелся по комнате, прикидывая текст.
  - Нужно написать так: "Девину Рейду, от друзей"... нет, это непонятно. "Девину Рейду, от однокашников из колледжа". Тоже как-то неловко. "Дорогому Девину Рейду от любимой тёти из Гилфорда"? Вульгарно.
  Тем временем я достал перо и прикинул, как подпишу ботинок. Писать я собирался внутри, благо стелька была вложена светлая.
  - "Поздравляем тебя, Девин Рейд". Что если написать так? Ватсон?
  - Холмс, это ботинок, а не аспидная доска! - возразил я. - Конец вашего послания затеряется между пальцев!
  Холмс продолжил творческие изыскания. Не дожидаясь их окончания, я опустил перо в чернила и вывел: "Д.Рейд, 17, Ипсом-р., Гилфорд". Получилось кратко и изящно. Шерлок был вынужден с этим согласиться:
  - Ёмко. Что теперь?
  - Отправим послание.
  У читателей моего рассказа, если таковые найдутся, к этому моменту должны возникнуть стойкие подозрения в нашем с Холмсом душевном здоровье. Не поддавайся сомнениям, дорогой друг! Всего несколько строк и причины наших поступков откроются для тебя во всей полноте. Ты вздохнёшь облегчённо и воскликнешь: "Они были правы!"
  Вечером того же дня мы стояли с Шерлоком на перекрёстке и дожидались, когда последние прохожие уберутся с Эдисон-авеню. Привычно наползал туман, и газовый фонарь светил осторожно и робко. Так худой путешественник робко просит полного попутчика подвинуться.
  - Сумеете? - спросил Холмс.
  Я сделал несколько гимнастических упражнений для разминки, прикинул вес ботинка, подкинув его на ладони, и твёрдо заявил:
  - Я... постараюсь.
  - Не столько сила, Ватсон, сколько точность решают исход...
  Последнее время Шерлок излишне разговорчив. Порою он невыносимо говорлив. Дабы прервать его тираду, я поспешил выполнить задуманное. Я широко размахнулся, прицелился и зашвырнул ботинок Девина Рейда прямиком в окно четвёртого этажа.
  С приятным звуком вылетело стекло - не мог себе представить, что этот мерзкий звук покажется мне музыкой, - вдалеке засвистел полицейский, послышался грохот бегущих ног, и мы поспешили ретироваться с места преступления.
  - Получится? - спросил Холмс.
  - Мисс Смит, конечно, спокойная девушка. Она не отличается вспыльчивостью. При этом у неё истинно британский характер - она не спустит обидчику разбитое стекло. Тем паче, что она знает, где его искать. Завтра же она будет в Суррее, я в этом уверен.
  - Что ж, - улыбнулся Холмс, - теперь у них есть замечательный повод для знакомства.
  Через неделю Дэйли Телеграф, в разделе городских новостей дал заметку о помолвке Элеоноры Смит и Девина Рейда.
  Я поспешил с этой новостью на Бейкер-стрит, и, когда вошел в комнату Холмса, увидел, что он читает газету.
  - Наше сватовство состоялось! - он хрипло рассмеялся.
  История подходит к своему финалу. Остаётся только раскрыть перед читателем тайну упавшего на мостовую ботинка. Дело в том, что Девин Рейд приходится племянником Марте Эльзенхамер. Той самой, что проживает на третьем этаже дома номер 17 по Эдисон-авеню. Девин заглянул в гости к своей тётке, повздорил с котом миссис Марты и пустил в него ботинком.
  - Однако, он раздражителен! - констатировал Холмс.
  - Был, - успокоил я. - Кто из нас во времена бурной молодости не был раздражителен? Всё это останется в прошлом - жена сделает из него человека.
  И только одна мысль не давала мне покоя: "Женитьба... не слишком ли это суровое наказание за брошенный ботинок?"
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"