Бородкин Алексей Петрович: другие произведения.

Слоники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второе место на РД-2

  Слоники
  
  Часть первая
  
  Тональность: соль мажор
  У скрипичного ключа: фа диез
  
  В этом году ждали холодную зиму, но природу не угадаешь, и весь ноябрь простояла сухая теплая осень. Где-то в начале месяца показался снежок легким пухом... показался и растаял без следа. Настоящий снег лег десятого декабря. В ночь на субботу.
  Утром того дня Павел Сергеевич Лакомов проснулся, как и всегда, в половине девятого. Работа ювелира, неспешная и размеренная, позволяла не торопиться и рано не вставать. Тем более в выходной.
  Павел Сергеевич сунул ноги в комнатные тапки и обернулся на жену: не разбудил ли? Нет. Женщина спала, раскинувшись по широкой кровати, ровно и глубоко дышала. На красивое лицо упал рыжий витой локон. Какая-то спокойная уверенность исходила от всей её фигуры, от высокой груди, от локона на лице...
  "Спи-спи, рыбка моя". - Павел Сергеевич, после семнадцати лет семейной жизни всё ещё любил свою жену. Да, пожалуй, не "всё ещё", а так же крепко, как и в первые дни. Он, стараясь не шуметь, вышел из спальни и пошел на кухню, варить кофе.
  На кухне Лакомов раздвинул полоски жалюзи и выглянул на улицу. От яркого чистого снега он зябко поёжился и глубже запахнул халат.
  Окна кухни выходили во внутренний дворик. У самого окна стояла молодая рябина. Давно уже без листьев, всю её украшали теперь только огромные грозди ягод. И красногрудый важный снегирь, сидя на самом краю гибкой ветки, склёвывал эти яркие ягоды. Заметив в окне человека, снегирь подпрыгнул и улетел. А от резкого его движения с дерева посыпались снежинки...
  "Ай, как красиво!" - Павел Сергеевич смотрел на серебряный дождь, и по душе его разливалось что-то теплое и приятное.
  Бормоча под нос песенку и улыбаясь, Павел Сергеевич пил кофе и представить себе не мог, чем закончится уикенд, который так замечательно начался...
  - Здравствуйте, Павел Сергеевич, - на кухню неслышно вошла Лиза. В голубом симпатичном халате, как всегда чистенькая и аккуратная. - Приготовить вам тосты?
  - Доброе утро, Лизонька, - Нестарый ещё мужчина, Павел Сергеевич любил Лизу по-отечески, всячески защищая и оберегая. Лиза доводилась ему дальней родственницей, жила в его доме давно и как-то так повелось, со временем, исполняла функции горничной. Павел Сергеевич, впрочем, прислугой её не признавал и относился к Лизе как к полноправному члену своей семьи. - Посмотри какое чудо. - Он живо поднялся и вновь подошел к окну.
  - Какая величественная красота... - Лиза восторженно смотрела широко раскрытыми глазами.
  - Ты прочла книгу, что я тебе дал?
  - Не до конца. - Лиза подошла к столу, стала резать хлеб и вставлять ломтики в тостер. - Мне не всё понятно... вернее... - она смутилась, - я бы хотела спросить... если можно.
  - О чём ты? - Павел Сергеевич живо отозвался. - Конечно спрашивай.
  Кто-то позвонил в калитку. Лиза была занята, и к видеофону подошел Павел Сергеевич.
  - Гражданин Лакомов? - Осведомился незнакомец с улицы. - Павел Сергеевич Лакомов?
  - Да, это я. - От официально-резковатого тона Павел Сергеевич взволновался.
  - Уголовный розыск. - Незнакомец стоял как-то боком и лица его Лакомов не видел. - Откройте, пожалуйста.
  Рука Павла Сергеевича потянулась к кнопке видеофона, но замерла на полпути. Что-то смутило его.
  - А в чем собственно дело? - Он пытался в маленьком мониторчике разглядеть лицо незнакомца. - Что случилось?
  - Что случилось - что случилось, - заворчал незнакомец и повернулся в камеру лицом. - То случилось. Я отморозил себе ноги и сейчас заморожу кое-что повыше, если ты паразит не впустишь старого друга.
  - Максим! - Павел Сергеевич всплеснул руками. - Чертяка напугал. Максимка... - Он раскрыл входную дверь и кинулся навстречу другу. Посредине дорожки они обнялись.
  - Давай в дом, простынешь. Выскочил в одном халате.
  Павел Сергеевич подхватил саквояж и поспешил к коттеджу. Он часто оборачивался и хватал друга за руку.
  - Как ты, Максим, какими судьбами? - Через несколько минут Максим Леонидович Куликов - старый ещё университетский приятель Лакомова сидел, переодевшись в домашнее, на кухне и пил поданный Лизой кофе. Павел Сергеевич нежданному приезду гостя очень обрадовался и всячески старался угодить.
  - Должен же я когда-нибудь, воспользоваться твоим гостеприимством? - Максим Куликов встречей со старым другом был не менее счастлив. - Вот собрался, наконец. Плюс ещё пара дел по-работе, чтоб жизнь малиной не казалась.
  - Устал с дороги?
  - Ни чуть. Привык уже. А что есть предложения? - Максим хитро подмигнул и провел ладонью по ёжику волос. - Нет возражений. Давай показывай мне свои хоромы, а потом посмотрим город. Я у вас впервые.
  - Лучше наоборот: сперва город, а потом дом. - Павел Сергеевич добавил чуть извиняющимся тоном: - Ирочка спит. Вадим... потом я как раз в книжный клуб собирался. Поехали?
  - С удовольствием.
  Павел Сергеевич быстро переоделся, сунул во внутренний карман короткого черного пальто фляжку с коньяком, на голову натянул вязаную шапочку, на ноги надел высокие шнурованные ботинки.
  - Это букинистический развал. - Ответил он на вопросительный взгляд Максима. - Чтобы не отличаться от народа. Там всё запросто. Зато знаешь какие там люди чудесные?
  - Догадываюсь. - Максим постучал через пальто по фляжке.
  - Я тебя познакомлю. - Друзья вышли из коттеджа. Прошли по не истоптанной ещё дорожке к калитке и дальше, по улице. - Просто замечательные люди.
  Субботний пустой автобус скрипнул колёсами по свежему снегу, приветливо впустил путников. Внутри его было жарко натоплено, стоял отчетливый запах горячего двигателя. Женщина-кондуктор запахнула плотнее меховую душегрейку, буркнула что-то "по напустили морозу", и отсчитала медяками сдачу.
  - Я каждую субботу туда езжу. Вот уже... - Павел Сергеевич задумался, - лет пятнадцать. Книги встречаются редкие... редчайшие. Шахматы. Коньяку по рюмочке...
  - Понятно. А сам-то ты как? - Максим посмотрел на приятеля серьёзно. - Жена, дети?
  - Хорошо. - Лакомов как будто удивился такому вопросу. - Дом приличный, жена Ирочка, Вадим - хороший парень.
  - Сын?
  - Нет. Вадим - это двоюродный брат жены. Учится в аспирантуре... не помню в каком университете. Лиза... Борис три раза в неделю приходит - садовник. Хороший мужик. Всё так... путём. Детей правда пока нет, Ирочка не хочет.
  - Понятно.
  - И работа! - Павел Сергеевич заулыбался, в глазах засветились искорки. - Я ж так по ювелирному делу и пошел. Сейчас делаю царское колье. Копию с украшения древне-индийского божества. Четыре года только описания собирал! Получается просто чудо!! Двадцать шесть бриллиантов, сапфиры и изумруды... Почти закончил. Вечером тебе покажу, похвастаюсь. Ручаюсь, ты такого не видел. - Лакомов похлопал друга по плечу. - Знаешь, какое получаю удовольствие от работы - словами не передать.
  - Счастлив?
  - Конечно! А ты?
  - А я всё по чужим делам. В прокуратуре. Помнишь как у Высоцкого: "А я хожу и в окна наблюдаю..."
  Максим Куликов, наскоро пробежал по книжным рядам, крепко пожал Павлу Сергеевичу руку и, сославшись на ещё несколько рабочих дел, убежал. Договорились, что он вернётся сам. Лакомов расстроился такому невниманию друга, и долго хмурился. Хмурился, пока не заметил на прилавке томик Блока в обшарпанном переплёте. Оказалось прижизненное издание.
  Весь остальной мир на время перестал существовать для Павла Сергеевича. Кто-то грубо толкнул его в спину и матюгнулся, но Лакомов даже не обернулся.
  
  
  
  Часть вторая
  
  Тональность: ми минор
  У скрипичного ключа: фа диез
  
  Вечером Павел Сергеевич, сгорая от нетерпения, ввел Максима Куликова в гостиную.
  На красивом черном фортепиано играла женщина. Максима поразили её огненно красные ногти и красные же брови на вытянутом, почти лошадином лице. На вошедших она на не обратила ни малейшего внимания и продолжала играть мелодичное танго. Встряхивая временами головой и полуприкрыв глаза. Играла, впрочем, она очень и очень неплохо.
  В центре зала Лиза танцевала с высоким стройным мужчиной.
  - Это Александр и Мария Берг. - Павел Сергеевич взял Максима под локоть и повел по залу. - Я тебя им после танца представлю. Лизу ты уже знаешь.
  В глубоком велюровом кресле, чуть с края от центра зала сидела молодая женщина. В левой руке она держала длинный мундштук с тонкой сигаретой, в правой - объемный бокал с красным вином. От сигареты кольцами вился дымок.
  "Жена ювелира, - подумал Максим, глядя на многочисленные кольца и массивные браслеты дутого золота, - как же всё-таки примитивно, господи". И он расплылся в любезной улыбке, поцеловал милостиво поданную руку.
  - Ирочка, это Максим Куликов. Помнишь? Мой университетский друг... я тебе рассказывал?
  - Не помню. - Ирина обмакнула конец мундштука в вино и глубоко затянулась, потом сильно выдохнула вверх жесткую струю серого дыма. Оценивающе оглядела Максима с ног до головы и разочаровано отвернулась к своему соседу.
  В кресле рядом сидел молодой человек с богатой шевелюрой и шикарными баками на лице. Холенными пальцами он лениво отстукивал в такт музыке по мягкому подлокотнику.
  - А это Вадим. - Указал на молодого человека Павел Сергеевич. - Троюродный брат Ирочки.
  - Максим, - представился Куликов и, ради удовольствия, жестко прижал вялую ладошку. Вадим вздрогнул и поморщился.
  Павел Сергеевич с Максимом сели на диван у телевизора. Ирина беседовала с Вадимом, не обращая внимания на мужа. Пара по-прежнему танцевала танго.
  - Может посмотрим все вместе фильм? - Лакомов неуклюже попытался заполнить паузу. - Я купил диск. Интересный... кажется?..
  Танцующие не заметили предложения. Вадим вновь болезненно поморщился и произнес:
  - Вообще-то мы беседуем...
  - Да, пупсик, - Ирина в упор посмотрела на мужа, - вы нам помешаете. Покажи лучше своему другу дом.
  - Действительно, Макс, - Павел Сергеевич видимо обрадовался идее, - я покажу тебе свой кабинет. Библиотеку. Ты не против? - Спросил он, будто бы чуть извиняясь.
  - Почему бы и нет. - Максим улыбнулся, но только одними губами. - Подготовимся к великосветской беседе.
  Кабинет представлял собой приличных размеров комнату, по всем стенам которой стояли книжные полки. От пола до потолка.
  - Чудная коллекция! - Максим искренно восхитился. - Молодец! Предпочитаешь собрания сочинений?
  Куликов прошел вдоль полки, наклонив голову набок, читал названия томов.
  - Да нет. Для меня это не критерий. - Павел Сергеевич пожал плечами. - Хотя конечно полное собрание лучше. А вот эта книженция попалась мне сегодня. - Он ласково погладил коричневый корешок.
  - Слоники. - На одной из полок стоял длинный ряд костяных слоников. Максим пересчитал их пальцем. - Двадцать шесть штук. А почему вразнобой? - Слоники стояли в линию, но совершенно произвольно. Не по росту.
  - А вот тут ты ошибаешься! - Павел Сергеевич возликовал. Глаза его разгорелись, вокруг них разбежались веселые морщинки, круглая маленькая лысина заблестела. - Я последних несколько лет увлекаюсь индийской культурой. Кстати эти слоники вырезаны из зубов крокодила в двенадцатом веке. Так вот, в Индии слоны всегда считались священными животными, а в древности они просто отождествлялись с людьми. Существовала даже легенда о двадцати шести слонах и королевской семье. И порядок построения, по этой легенде, отличался от обычного! - Лакомов торжествующе посмотрел на приятеля и принялся объяснять этот порядок: - Первый слон - это слон четвертый по росту он означал...
  - Забавно. И как ты всё это запомнил?
  - Эта легенда очень нравится Ирочке. Мы часто её читали. Раньше. - Павел Сергеевич вздохнул. - А вот здесь хранится моя жемчужина.
  В полке над столом оказалась потайная дверь, за которой находился маленький сейф. Павел Сергеевич крутнул ключом замок и вытащил массивный футляр. Потом он подошел поближе к свету, поманил к себе Максима и, когда тот приблизился, резко распахнул футляр...
  Максим на мгновение ослеп от яркого живого огня. Он даже поднял к глазам руку.
  - Ух, ты, - невольно вырвалось у него, и он потянулся к колье. Павел Сергеевич немного помешкал, но позволил Максиму притронуться. - Какая... какая... чудо!.. какая красота!! Удивительно. Пашка, ты гениальный ювелир.
  Павел Сергеевич стоял и кротко улыбался блаженной улыбкой сумасшедшего мастера...
  
  
  Следующим утром Макс ещё спал, когда в дверь комнаты кто-то истерично забарабанил и, не дожидаясь ответа, вошел.
  - Максим проснись. - Павел Сергеевич, а это был он, затряс плечо Максима. - Беда Максим!!
  - Что такое? - Макс сел на кровати, ошарашено завертел головой.
  - Ира пропала, - Он кричал сдавленным шепотом. - Жена... Ирочка исчезла.
  - Фу ты, черт тебя дери! - Максим в сердцах скинул одеяло. - Ты так не ори другой раз. Напугал как... я чуть не обделался. Думал твою... эту... драгоценность украли. Колье.
  - О чем ты говоришь? - Павел Сергеевич схватился руками за голову, глаза его бешено вращались.
  - Да погоди ты убиваться. Полон дом народу, как бы её украли? - Макс зашарил в карманах брюк. - Сигареты куда-то запропастились... За молоком пошла в магазин. Или к подруге.
  - В восемь утра? Ирочка?
  - Да, тут ты прав. Ирочка в восемь утра не могла. - Макс тщательно скрывал улыбку. - Ты мне популярно объясни: с чего ты взял, что она исчезла?
  - Её нет в спальне. - Лакомов пожал плечами. Во взгляд его начал возвращаться разум. - В зале, на кухне... я даже чулан посмотрел и в подвал спустился... Нигде нет. Я ещё вчера вечером заподозрил неладное...
  - Вот, правильно. - Перебил Макс нахмурившись. Затянувшаяся шутка перестала ему нравиться. - Начни с вчерашнего вечера. Когда ты видел её в последний раз?
  - Кажется... - Павел Сергеевич потёр лоб. - Мы осмотрели с тобой мой рабочий кабинет, потом ты пошел спать, я показал тебе твою комнату и вернулся в кабинет поработать. Я закончил колье... - как только Лакомов упомянул о колье, глаза его затуманились, речь сделалась сбивчивой. Он жарко зашептал: - Я закончил его полностью, понимаешь! Но как только я вставил последний камень что-то произошло... что-то ужасное. В тот же миг несколько раз погас свет и дом... будто его тряхнули. Затрясся и застонал жалобно. Мне сделалось дурно, я подошел к окну, а из него на меня смотрит чья-то тень. - Павел Сергеевич поднял глаза на Максима. Тот смотрел саркастически. - Я тогда тоже поборол свой ужас, подумал переутомился, перенервничал... Но ночью-то ты слышал?
  - Ничего. Спал, признаться, как убитый.
  - Всю ночь мне казалось, что в кабинете что-то пульсирует. Очень медленно и утробно, будто колотится огромное сердце... и волны по всему дому... И стоны.
  - Так! - Макс решительно поднял руки. - Хватит. Ирина, я уверен, через пару часов вернется из парикмахерской, а в кабинет мы сейчас пройдём и ты увидишь, что страхи тебе померещились. - Максим натянул брюки, сунул руки в рубаху, - да, кстати, а что Вадим и Берги? Я так понимаю, они видели Ирину последними?
  - Вадим у себя. Спит, наверное. А Берги уехали ещё вчера. Их Лиза проводила.
  - Лиза. - Макс забубнил под нос. - Всё Лиза. Свалили всё на бедную девушку. Сатрапы.
  Максим, зевая и застёгивая на ходу рубашку, вышел вслед за Павлом в коридор. Светлый, в полосатых обоях, коридор дышал радушием и гостеприимством.
  У двери кабинета Павел Сергеевич задрожал и попятился назад. Губы его побледнели.
  - Ну что ты в самом деле? - Макс сильно взял его за руку. - Я думал ты шутишь, а ты действительно, как... маленький мальчик. - Выражение просилось более крепкое, но слишком уж Лакомов представлял собой жалкое зрелище, чтобы его усугублять.
  - Нет-нет, Максим. - Павел Сергеевич левой рукой потёр виски. - Я не сказал тебе ещё одну вещь. Это колье... вернее его оригинал, принадлежал Раване. Был такой двадцатирукий демон с четырьмя лицами. Люди падали замертво от одного его вида. Считалось, что в украшении не его шее, в колье, заключена часть его дьявольской силы. Способность к перерождению... кажется. Здесь я могу ошибаться.
  - Тогда тебе нужен не я, а Малдер. И, желательно, в паре с агентом Скалли. - Максим распахнул дверь кабинета и втянул Лакомова внутрь. - Нет, уже не надо Малдера. Ложный вызов. Видишь: всё в порядке. Равана ушел, а Ирина скоро вернется. Хотя это где-то одного поля ягоды. - Последнюю фразу он буркнул чуть слышно.
  Павел Сергеевич распахнул сейф, проверил колье.
  - Оно... - Он смотрел через увеличительное стекло. - С ним всё в порядке. Хотя... погоди... - он завертел украшение в руке приглядываясь то к одному, то к другому краю. - Странно. Два крайних камня развернуты на девяносто градусов. Почему? Я делал всё по описанию? - Лакомов надул губы. Жена отошла на второй план, были задеты профессиональные чувства.
  - Посмотри сюда. - Максим нахмурился. Сейчас он выглядел действительно озабоченным. - Переставлены книги. Первые тома собраний сочинений Тургенева, Киплинга, Хаксли, Диккенса, Симонова и Пушкина. Переставлены между собой. Хм... странный литературный выбор. Если, конечно, это не чья-то шутка. Есть в доме любители вскрывать кабинеты и шутить?
  Павел Сергеевич не ответил, он внимательно изучал слоников на полке. Что-то проговаривая в слух:
  - Третий слон охраны за пятым... а второй? За шестым... А... это, кажется... - он побледнел и резко обернулся к Максиму. - Посмотри сюда, кто-то переставил слонов. Это боевой порядок, так они идут в атаку. На меня, на нас... мы все погибнем. - Он всплеснул руками.
  - Ну-ну, не торопись. - Макс похлопал приятеля по плечу. Как хорошая гончая он жаждал взять след и стал осматривать замок двери кабинета. - Поживем ещё, даст Бог. У кого кроме тебя есть ключ от кабинета?
  - У Ирочки. - Павел Сергеевич апатично опустился на стул. - Лиза здесь убирает. Вадим заходит за книгами.
  - Замок открывали родным ключом. - Максим два рада открыл и закрыл дверь. - Берги уехали вчера. Так... - Он задумался. - Сейчас поговорим с Лизой и Вадимом, а после тщательно осмотрим комнаты.
  Пробило двенадцать. Ирина не вернулась.
  Беседа с Лизой ничего нового не дала. Вчерашним вечером она проводила гостей, как обычно вымыла посуду и пошла спать. Когда она проходила по коридору в свою комнату свет в гостиной ещё горел и через стеклянную дверь она видела, как Ирина ходит по комнате.
  - Стекло в двери матовое, да ещё и рельефное, - Максим смотрел девушке прямо в глаза. - Как возможно через него разглядеть, что делалось в комнате?
  - Ради бога не смотрите на меня так. - Лиза отвела взгляд. - Мне сделается дурно. Вы же не думаете, что я могла...
  - Могла что?
  - Ну вот... - она нервно теребила халат. - Вчера Ирина Кирилловна была в фиолетовом платье. Я видела фиолетовый силуэт через стекло...
  - Во сколько?
  - Я не посмотрела на часы, - Лиза залепетала. - Вчера был трудный день. В конце ещё танцы... Александр Берг меня долго не отпускал и я вовсе устала. Я сразу уснула и... не посмотрела на часы. Извините.
  - Ничего-ничего, деточка, - Павел Сергеевич прижал её головку к себе, погладил по щеке. - Все образуется.
  Разговор с Вадимом получился примерно в таком же ключе. Ушел раньше. Вместе с Бергами. Ирина осталась. Время не помню. Сколько выпил? Два бокала. Уснул сразу. На часы не смотрел. Ирина? Она часто оставалась последней одна. Смотрела ночной канал. Где может быть? Понятия не имею.
  Максиму с самого начала не понравилась нервозность ответов, бледность лица, порывистость движений Вадима. Весь он был будто на пружинах.
  "Наркоман? - он вглядывался в расширенные зрачки Вадима. - Хотя едва ли. Слишком холёный, сукин сын. Или выпил с утра, опохмелился? Это может быть. Зараза".
  - Идите в свою комнату. - Максим встал, подошел к окну. - Мы сейчас с Павлом Сергеевичем будем осматривать комнаты. Начнем со спальни хозяев... пожалуй. - Он вопросительно посмотрел на Лакомова.
  Вадим вдруг побледнел и подскочил со стула.
  - Нет! - Он резко взмахнул рукой. - Свою комнату я осматривать не позволю! Это... это произвол! Есть, в конце концов, свобода личности.
  - Вот и доигрались в демократию. - Макс усмехнулся и подошел к Вадиму в упор. - А знаете ли вы деточка, что такое частная собственность? Знаете? Очень хорошо, просто очень. А про уголовный кодекс слыхивали, про уклонение от дачи показаний, про сокрытие улик?
  - Оставь его, Максим! - Вступился Павел Сергеевич. - Ты же видишь, он ничего не знает. Да и вообще... дом я уже обыскивал. На кой черт делать это опять? - Лакомов вспылил.
  - Как хочешь. - Макс холодно пожал плечами. - Хозяин-барин.
  Вздернутые и нервные, все разошлись по комнатам.
  А на улице, мало-помалу, начиналась метель. Часов с десяти погода сомневалась, затеять ли что-то серьёзное или ограничиться легким снежком. И только к трем часам пополудни определилась. Ветер сделался резким и злым, швырял клочками колючие, смерзшиеся снежинки в окна и подвывал голодным волком. Черные деревья махали голыми ветвями и стонали в такт этому вою. Быстро темнело.
  К четырем часам сели обедать. Всё ещё на взводе мужчины молчали. Даже Павел Сергеевич. Он старательно молчал и избегал встречаться с Максимом взглядом.
  Чья-то резкая тень мелькнула за окном.
  - Мама! - Вскрикнула Лиза и выпустила из рук тарелку. Тарелка звонко разбилась. - Простите. - Бледная, как смерть, она опустила глаза. - Мне показалось... Я нехорошо себя чувствую, можно мне пойти к себе?
  - Конечно-конечно, Лизонька. - Павел Сергеевич проводил девушку. - О чем ты спрашиваешь?
  Мужчины остались одни. Вадим достал из холодильника початую бутылку портвейна.
  - Кто-нибудь желает присоединиться? - Спросил он. - Ну как хотите. А я выпью.
  Он наполнил бокал, тремя жадными глотками выпил и налил вновь. Уже через несколько минут глаза его влажно заблестели.
  Есть никому не хотелось. В комнате почти физически чувствовалось беспокойство. Напряженное чувство опасности. Это чувство усилилось, когда появился стук. Почти прозрачный вначале, он очень скоро стал отчетливо различим. Медленный, но строго ритмический он раздавался откуда то снизу, будто из под земли.
  - Вадим, я вас прошу не стучать. - Не выдержал Павел Сергеевич. Ему показалось, что это Вадим отстукивал туфлёй под столом. - Это зомбирует мозг.
  - Причем здесь я? - Обиделся Вадим. - Я и не думал стучать. Меня это нервирует не меньше вашего. Хотя конечно, я ведь у вас на подозрении. - Он покосился на Максима и добавил с вызовом. - Если не верите, я могу положить ноги на стол.
  - Это лишнее. - Коротко ответил Макс. Он встал, подошел к стене и приложил к ней ухо. - Что за чертовщина. Будто кто-то огромным вантузом продувает канализацию. Что это может быть? Посторонний в доме?
  Лакомов побледнел. - Это из кабинета. - Шепнул он одними губами. Вадим задрожал, схватил бокал и осушил его одним глотком.
  - У вас есть оружие? - Вадим явно трусил.
  - Сейчас все вместе проходим по дому и осматриваемся. - Макс снял пиджак и повесил его на спинку стула. - Тихо. Внимательно. Но без истерик. И никаких "мне показалось".
  Мужчины гуськом вышли в коридор. Первым шел Лакомов. Не раздумывая, он повернул в сторону своего кабинета.
  Перед его дверью мужчины замерли. Стук, действительно, доносился оттуда.
  Максим выключил в коридоре свет и сделал Лакомову знак открыть дверь. Вадим стоял позади всех.
  Павел Сергеевич медленно отомкнул дверь и резко распахнул её. Из черного кабинета повалил дым. На фоне серого окна виднелись его белые клубы и сильный запах восточных благовоний.
  Лакомов потянулся к выключателю. В тот же миг полыхнула ослепительно-желтая вспышка. Павел Сергеевич охнул и упал. Голова глухо стукнула по паркету.
  Метрический стук сменился звериным воем, яростным и могучим. Таким, что задрожали стены.
  Максим присел, спиной вжался в стену. От дыма было трудноо дышать. Левой рукой он разорвал ворот рубахи. Пистолет скользил в потной правой руке. Холодные струйки текли по спине.
  - Выносим его! - Макс прохрипел Вадиму и стал шарить руками по полу. - Ну где ты там? - Он нащупал в липкой лужице голову Павла, потянул её к себе. - С-с-сука! Давай!!
  Максим повернулся к Вадиму. Тот словно окаменел. Широко раскрытыми глазами он смотрел в окно кабинета. За окном стояла Ирина. Всклокоченные рыжие волосы торчали в стороны, черные без зрачков глаза казались дырками на бледно-синюшнем лице. На шее висело колье. То самое.
  - Изыйди! Сгинь!! - Вадим, махая руками попятился. - Уйди т-т-т-варь!! - Он метнулся назад. На всём ходу врезался в стену и упал. Быстро перевернулся на спину и, загребая ногами и руками, стал отползать. - Оставь меня, т-т-т-варь!! - От ужаса он заикался. Кровь из разбитого носа ручьём лила на рубаху, пузырилась на губах. Вадим вскочил и снова побежал. Через мгновение раздался его животный вопль и сильный удар, будто его подняли и плашмя бросили на пол.
  Макс дернулся от крика и на мгновение потерял окно из виду. Когда он снова повернулся, Ирины в окне не было. Не было и окна, и стены, и половины дома. В двух шагах от Максима начиналась снежная прерия, а по ней неслось стадо слонов. Прямо на него.
  Впереди бежал огромный боевой слон. В яркой раскраске, с шипами на коленях и голове. На бивни нанизаны человеческие черепа. Правый, сильно обломанный бивень заканчивался трезубцем.
  - Сучары позорные! - прошипел Максим. Он приготовился умирать. Сильнее сжал рукоять пистолета, перевел его на автоматический огонь. Во рту почувствовал стальной запах крови и резко выдохнул, прочистив ноздри.
  ... с последним выстрелом пистолет выпал из руки. Макс потерял сознание...
  
  Резкий запах ударил в нос, пробил мозг до самого черепа, Максим попытался отмахнуться.
  - Тих-тих-тих! - Кто-то сильно сжал его руки. - Спокойно. Пора просыпаться.
  Максим разлепил веки и увидел лицо доктора, потолок комнаты и свои руки. Максим посмотрел на них, будто видел впервые.
  - Что со мной?
  - Так, смотрим сюда. - Врач игнорировал вопрос. Стал водить молоточком вправо-влево и вверх- вниз. - Хорошо, а так? - Он приблизил молоточек к носу Максима. - Замечательно. Какое сегодня число?
  Макс посмотрел на часы. - Четырнадцатое декабря.
  - Логика присутствует. - Доктор спрятал инструменты в саквояж.
  - Я проспал больше суток?
  - Мне показалось так будет лучше. Учитывая ваше состояние.
  - А Паша? Что с ним?
  - Павел Сергеевич в порядке. Состояние примерно такое же, только ссадина на лбу. Но это пройдет. - И предвосхищая вопросы продолжил. - Лиза больна. Простыла. Это она вызвала скорую после вашего э... приключения. Выскочила раздетая на улицу. А вот с Вадимом хуже.
  - Убили?
  - Практически. Сошел с ума. Нервное возбуждение, алкоголь плюс сильнейший шок. - Доктор сделал рукой у виска. - Очень сложный случай и надежд на выздоровление практически нет. Хотя чудеса случались.
  - А Ирина? - Максим поднялся над подушкой.
  - А вот Ирина как раз убита. Её Вадим задушил. А когда во время вашего э... приключения наткнулся в своей комнате на тело, тут и спрыгнул с катушек, как говорят в народе. Н-да.
  - Так! - Макс опустился на подушку. - Я где-то так и думал... Вадим...
  - Я, с вашего позволения, откланяюсь. И так засиделся.
  - Доктор, а что вы думаете про наше... приключение, как вы говорите?
  - Случаи аналогичные вашему описаны в литературе. Паранормальные явления и прочая... Но если вы хотите знать моё мнение, то это дребедень. Коллективная галлюцинация? Нет. Тут что-то иное...
  
  
  Большая пальма росла у самой кромки моря. Во время прилива или когда ветер пригонял к берегу особенно большую волну, вода касалась её ствола. У этой пальмы, на шезлонгах, лежали двое мужчин. Оба в коротких штанах и соломенных шляпах, оба босые, оба опустили ноги в воду. Место у пальмы они считали своим любимым. По крайней мере, эту неделю.
  Девушка предпочитала отдыхать в тени.
  - Не могу понять, где же вышел прокол? - Спросил один, продолжая дремать и даже не сдвинув с лица шляпу.
  - - С уликами ты перестарался. - Второй отвечал так же лениво. - Развернутые бриллианты в колье? Хорошо. Из имен писателей имя составил? Натяжка пошла. С чего это у индийского демона такая любовь к литературе?
  - Догадался? Про 843765-98176-817-68? Молодец!
  - Слоники в боевом порядке? - Продолжал второй. - Допустим. Но тут прокол и вышел. Ты ошибся в построении. Я навел справки в восточном университете. Ты же не допускаешь, что демон впопыхах перепутал построение?
  - Да? - Первый искренно удивился, приподнял шляпу. - Дорогая ошибка.
  - Ты считаешь, что я взял с тебя лишку? - Второй тоже сдвинул шляпу.
  - Нет-нет, свои деньги ты заработал. Умом и эрудицией. А потом вся эта шумиха утроила стоимость колье. В этом и твоя заслуга.
  - Меня долго другое смущало. Мне показалось, что ты любил её? Или я ошибся?
  - Любил... и теперь люблю. Так получилось. Я закончил колье, в восторге от работы вышел в коридор и по рассеянности не включил свет... А она целовалась с Вадимом. Похотливая сучка. Когда они закончили, я задушил её. Спрятал тело в чулане. Но мне нужно было ещё наказать Вадима, этого мерзавца.
  - Удалось.
  - По заслугам. Он оказался никакой её не родственник. Она изменяла мне с ним в моём же доме.
  - Тогда понятно. Наркотический дым, нервный стук, Лиза в парике в роли Ирины...
  - О, ты и об этом догадался.
  - Это несложно. Две вещи не складываются в общую цепочку: почему Вадим не позволил осматривать свою комнату?
  - Я подбросил ему колье. Наживка. Алчный сукин сын заглотил её, а после дрожал от страха.
  - Допустим. Но как тело Ирины из чулана попало в комнату Вадима? Мы всё время были вместе.
  - Демоны. Вот это точно сделали демоны...
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"