Бородкин Алексей Петрович: другие произведения.

Легенда о Джеке Дэвисе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Часть 1. Добропорядочный гражданин
  
  Когда в 1991 году на мировые экраны вышел фильм "Молчание ягнят"... К слову, в российские телевизоры он попал почти синхронно (если этот термин здесь уместен). Пираты постарались. Интригующе-гнусавый переводчик, дрожащая картинка, шуршание перематываемой ленты и вопль: "Не держи на паузе долго! Сколько раз повторять? Головка стирается!" Помните, конечно, то ностальгическое наслаждение от синематографа.
  Так вот, по выходу картины, проныры из Академии киноискусства задумались: а откуда взялся доктор Лектор? Кто явился прообразом? Такие Герои не падают с небес и не возникают из ниоткуда. Всегда есть некое... некий вдохновитель. И пускай он уступает киношному двойнику в харизме, но он... есть. Или был.
  Премьера вышла шумной. Длинный отрез красной дорожки, обилие призов, звёзды сияют (в прямом и переносном смысле слова), щёлкают фотоаппараты, журналисты задают вопросы.
  Сценарист Тед Толли отвечал уклончиво, опускал глаза и, бесконечно длинными фразами, ссылался на автора книги Томаса Хэрриса (фильм снимался по книге). Сэр Томас тоже не радовал прямыми ответами, дескать, живёт такой парень. Фамилия такая-то, вот адрес, звонить до обеда, потом у него процедуры. Писателя можно понять, он оберегал тайну своего творчества, вздувал алмазный дым вокруг своей персоны. Это тоже стоит денег. Иногда пыль стоит дороже сандалий, вокруг которых она вьётся.
  Со временем выяснилось, что существует некий Роберт Модсли, человек, обладающий уникальным интеллектом и привычкой душить молоденьких девушек. И что якобы он явился прототипом Ганнибала Лектора. Томас Хэррис не протестовал, и с его молчаливого согласия эта версия "ушла в народ".
  Более прозорливые граждане молчали и улыбались в бороду, разумея, что доктор Лектор персонаж скорее собирательный. И оказались правы. Не могу сказать доподлинно, сколько частей имел этот кинематографический "конструктор", но на втором по значимости месте (а в чём-то и на первом) стоял Джек Дэвис (не путайте, пожалуйста, с легендарным трубачом Майлсом Дэвисом).
  Реальная история, конечно, много отличалась от киношной, да и сам Джек Дэвис мало походил на Энтони Хопкинса. Это был (я говорю о Джеке) среднего роста мужчина, сухощавый, с невыразительным лицом. Такие физиономии моментально выветриваются из памяти, лишь только носитель покидает поле вашего зрения. Из отличительных черт Джек имел плоские ногти, опиленные по геометрически идеальному радиусу - за этим он следил. Ещё обожал носки. Покупал дорогие хлопковые с широкой резинкой. Не брезговал подтяжками для носков. Изредка практиковал гетры.
  
  Как-то вечером в пятницу, после трудовой недели Дэвис зашел в бар. Недорогой демократичный паб на углу третьей и тридцать восьмой авеню. Стрелки часов давно миновали десять и устремились к одиннадцати, осеннее солнце опустилось за горизонт; на улице сделалось холодно и неуютно. Городские джунгли не любят осени. Желтый свет фонарей раздражал своей лживостью - он не согревал.
  Джек вошел в двери и подумал, что неплохо бы пропустить стаканчик-другой.
  (Давайте будем откровенны. Я не знаю, о чём думал в эту секунду Джек Дэвис. Я могу только предполагать. Быть может, он вовсе ни о чём не думал... а возможно, размышлял ни купить ли домой пеларгонию? Многие маньяки отличаются любовью к цветам.)
  ...В баре было накурено, над публикой вился обычно-необычный пятничный гул, состоящий из обрывков фраз, сигаретного дыма, выделений потовых желёз и неприличных до однообразия желаний.
  Банку Дэвис держал отлично (ещё одно отличительное качество). При весе в сто пятьдесят фунтов (чуть меньше семидесяти килограммов) мог выпить бутылку кубинского рома и заправить нитку в иглу с первой попытки.
  Джек дринкнул, заказал ещё. Закурил, разместил на стойке бара сигаретную пачку, зажигалку и столбик монет (он собирался позвонить; речь идёт, напомню, о "домобильных" временах). Обстоятельность говорила о том, что торопиться Джек не собирается.
  Рассматривал грудастых девиц скопившихся у стойки. Собственно с одной из таких девиц и начинается история.
  Существует особая категория женщин. Их оскорбительно считать проститутками. Для них медицина придумала особый термин - нимфоманки. Т.е. женщины, у которых всегда свербит, и которые не прочь взять за любовь деньги. Полагаю, это тот редкий случай, когда работа доставляет истинное наслаждение.
  Но и к проституткам Дэвис относился терпимо. Почему нет? Спрос рождает предложение - базовый закон капиталистической экономики. Время от времени, Джек пользовался телами. Что делать? Человек он был неженатый, а удовлетворять естественные надобности необходимо.
  (Может возникнуть вопрос, почему бы не завести интрижку? На работе, или в прачечной. В булошной, наконец. Я отвечу, что повествование идёт о каннибале Лекторе. Можете вообразить Лектора, у которого интрижка с официанткой в забегаловке? Нонсенс!)
  Джек дринкнул ещё разок, мысленно выбрал одну из девушек. Критерий был прост: стройная, приличная ликом и однозначно продажная (простите грубое слово). Придвинулся к "объекту вожделения" и тоном давнего знакомого (с налётом интрижки) предложил:
  - Рюмочку гордонса?.. Девушка пьёт джин? Вечера ныне промозглые, можно подцепить простуду.
  Девушка окинула Джека обзорным взглядом, в мгновение сообразила, с кем проведёт сегодняшнюю ночь и ответила:
  - Простуда не сифилис. Переживём.
  В этом месте опять необходимо отвлечься и сказать несколько слов о ценообразовании. Проститутка защищена... как бы это сказать... кодексом половых отношений. Клиент-вагина-четверть часа-деньги. Вот примитивная цепочка взаимоотношений. Нимфоманка подобна фрилансеру. Она свободна назначать цену и продолжительность отношений. За это она рискует совершить ошибку, отпугнуть клиента. Присутствует элемент неожиданности. Приключение.
  Джеку понравилась её прямота. Он ответил, что сам предпочитает презерватив, и язык в рот засовывать не станет.
  - Во всяком случае, в первый раз, - намекая на продолжение. - Так вы пьёте джин, мадемуазель?
  Она скромно согласилась:
  - Мадемуазель пьёт джин. - А про себя подумала: "Когда ты узнаешь, какая я мадемуазель - в штаны наделаешь".
  
  Какое-то время они сидели в баре. Немного выпивали, курили, болтали, смотрели стриптиз. В глубине зала возникла лёгкая ажурная драка, какому-то техасскому ковбою подбили кием глаз. Он потом долго извинялся и угощал друзей пивом. Хотел отыграться (на бильярде), но подбитый глаз не позволял сфокусироваться.
  Джек съел пару тостов с яичницей, подумал, что если поглотить ещё один, то отпадёт нужда в завтраке, а это имеет свои преимущества. Заказал двойной.
  После полуночи в зале произошло едва ощутимое изменение, воздух чуть-чуть всколыхнулся. Такое бывает, когда вечер переходит в ночь. Приличная публика расходится, остаются "демоны". Они пьют до потери сознания, ворчат и стремятся распахнуть ворота ада. Джек не любил это время. И не потому, что боялся - это чувство ему не было свойственно, - он удивлялся скудоумию собравшихся людей. Они не понимали, что ад уже здесь. Это они сами. Ничего открывать не нужно.
  
  Джек прожевал свой ужин/завтрак. Подал девушке руку. Её звали Анжела (не путать с Анжелой Дэвис).
  - Пойдём?
  Она ответила вопросом:
  - Ты всегда так много ешь?
  Взяла его под руку, направилась к двери. Джек ответил, что у него быстрый метаболизм. Всё сгорает в мгновение ока.
  - Тебе везёт, - позавидовала Анжела. - Не нужно ходить в спортзал.
  Квартира Джека Дэвиса располагалась поблизости, в паре кварталов. Искать такси - напрасный труд, прогулялись пешком. Поговорили о поэзии, о театре. Она прижималась к нему тёплым боком, а он тайком надеялся, что, наконец-то ему повезло: "Нужно найти постоянную партнёршу и прекратить беготню по барам. Я уже не мальчишка".
  Поднялись на этаж, вошли. Она прошла в гостиную, села на диван. Он чего-то мастырил на кухне, пытаясь придать вечеру налёт романтизма. В холодильнике обнаружилось шампанское. Пирожные пропали, и их пришлось выкинуть. Впрочем, холодильник холостяка - отдельная тема.
  Откупорил оливки, нашел приличный почти неплесневелый сыр.
  Пока он возился на кухне, она вынула из сумочки ма-аленькую видеокамеру, придирчиво-профессионально осмотрела комнату, всунула камеру в щель между шифоньером и портьерой. Убедилась, что её практически не заметно, нажала кнопочку "Rec".
  После этого Анжела улеглась на диван в самой обольстительной позе на которую была способна.
  Ситуация выстраивалась многообещающая. Клиент попался небедный. Образованный. Начитанный. С имиджем - это главное.
  На милом личике Анжелы лязгнуло воображаемое забрало:
  "Я тебе устрою небо в алмазах. За эту кассету, милый, - размышляла она, - ты мне заплатишь деньги. И совсем не сто долларов. - Далее агрессивно: - Умник!"
  
  Меж тем, "умник" включил негромкую музыку, распечатал шампанское, внёс на серебряном подносе пару бокалов. В зубах зажал белую розу (готовился заранее). Этакий галантный кавалер, при исполнении.
  Из колонок зазвучал божественный Фаусто Попетти. Эммануэль...
  
  Выпили. Шампанское вкусное, дорогое. Смешные пузырики щекочут нос. Джек улыбаясь, предложил потанцевать. Анджела кокетливо согласилась, а уже через минуту...
  - Ой, что-то мне не хорошо, милый... всё кружится перед глазами! - Анжела вскинула ко лбу руку. - Извини, дорогой! Сейчас всё пройдёт... со мной такое впервые... ой, я не могу... позвони в скорую... я, кажется, сейчас умру... спасите... мама... мамочка родная и ангелы небесные...
  Джек подхватил свою пассию и уложил на кровать. Подумал, подражая поэтам ренессанса: "Девушка в забытьи сползла на постель... как пронзённая стрелою лебедь... и роза упала... сломанная... тара-тарам".
  
  Проходит немного времени. Анжела приходит в себя, и обнаруживает, что лежит на той самой постели в квартире Джека. Лежит абсолютно голая, руки и ноги привязаны кожаными ремнями к растяжкам по углам кровати. Находится она в позе, что называется, распятой - ни рукой, ни ногой шевельнуть не может.
  Далее пикантный момент - между ног этой хрупкой миловидной девушки присутствует вовсе неслабое мужское достоинство.
  Такой вот кульбит.
  Сексуальный извращенец решил жестоко подшутить над беднягой Дэвисом, позволил себя "снять" (такие шутки, между прочим, часто заканчиваются импотенцией). Хорошо Дэвис оказался не промах - вычислил в Анжеле мужчину и сыпнул ей (ему) в шампанское сильнодействующего успокоительного. Джек и сам принимал его изредка, осторожными порциями.
  
  - Ну что, Анжел? - Говорит Дэвис с придыханием и пробует пальцем остроту маникюрных ножниц. - Тебе уже лучше?
  - Как будто... - соглашается парень, полагая, что спорить не в его интересах.
  - Тогда, приступим!
  И Джек приступает.
  В урну для бумаг (вслед за стручком и парой бобов) летят уши, губы, веки, соски... и все остальные выступающие части тела... оставляю это фантазии читателей.
  Анжел(а) орёт благим матом, несколько раз теряет сознание и вновь приходит в себя...
  А что толку кричать? Стены в квартире покрыты соответствующей звукоизоляцией и обшиты доской пятидесяткой. Меломаны такое сочетание особенно ценят - полное поглощение волн и звуковой эффект потрясающий. Никто. Ничего. Не. Услышал.
  
  Труп Анжелы наш герой аккуратно разделил на части, сложил в плотный пластиковый пакет и вывез на свалку.
  Всё. Дело сделано. Шито-крыто. Свидетелей нет. Как говорят французы: Adieu!
  
  Примерно через неделю (в воскресенье) в квартире Джека появляется инспектор криминальной полиции. Осмотрелся. Достал блокнот и карандаш. Вежливо, ненавязчиво осведомился: "Где вы были такого-то числа во столько-то часов?.. Так... Ага... понимаю... А кто вас видел? А кто может подтвердить?.. А человека с вашими приметами видели в баре с девушкой, а эту девушку потом нашли оскопленной в мусорном баке..."
  Джек Дэвис разъярён. Он возмущается:
  - Позвольте-позвольте, что происходит? - прерывает он полицейского. - Я законопослушный гражданин, налоги плачу исправно. Вот декларация. За свой виски плачу лично, и портвейн покупаю на свои кровные. Кредитной историей дорожу. Джорджа Герберта Уокера Буша не люблю, но уважаю. Голосовать за него не буду. Ничего общего с вашими девушками-мужчинами не имею. И вообще планирую жениться... в скором будущем...
  Коп изобразил на лице улыбку, поднял шляпу и откланялся.
  Добрая получилась встреча. Приятная. Полицейский оставил свою визитную карточку и попросил перезвонить: "Если что-то припомните".
  Презумпция невиновности.
  
  
  Часть 2. Суд
  
  А ещё через пару дней на квартиру Джека Дэвиса пришла работница - девушка из службы Хоум Клин. Пришла, чтобы прибраться. Отперла входную дверь своим ключом, разделась. Почитала глянцевые журналы, выпила бокальчик красненького (из бара). С подругой поболтала по телефону. Подремала. Потом пропылесосила и принялась с мебели смахивать пыль. Работа несложная, но и оплачивается негусто.
  Наткнулась на видеокамеру.
  Приличная горничная в таком случае оставляет находку на журнальном столике, пишет записку следующего содержания, мол, наткнулась на предмет, мешающий уборке, переложила сюда, о чём уведомляю. Претензий не имею. В Штатах с этим строго: с работы погонят в два счёта. Могут ещё и на компанию в суд подать. Прайвэси - священное понятие.
  Но наша уборщица строгостью выучки - по молодости лет и отсутствию опыта, - не отличалась. Первым делом решила посмотреть, что же там на кассете? Хоум видео! Клубничка! Задрожали от предвкушения девичьи колени. Ну, ещё бы - видеокамера в спальне!
  Не судите строго, любому трудно удержаться.
  
  ...Когда, минут через десять, девица дрожащими и холодеющими пальцами выключила камеру, сама она представляла зрелище э... пикантное. Напоминала героиню фильма ужасов, перед тем, как её череп расколет злодейское мачете.
  Девушка стремительно собралась, оглянулась, вскрикнула на собственное отражение, когда проходила мимо зеркала. Исчезла из квартиры.
  
  Далее всё закрутилось в режиме ускоренного просмотра: Дэвиса, без малейшего шума, приняли прямо на работе. Взяли мазки слюны, вычистили пробы из-под ногтей. Сняли отпечатки пальцев, соскобы с кровати и проверили грязное бельё из корзины. Серьёзно взялись, если говорить простыми американскими словами.
  Хотя... рассуждая здраво, это было лишнее. Одной кассетки хватало для доказательной базы выше всякой крыши, и мощнее она оказывалась любого изворотливого адвоката. (Приличные адвокаты, кстати, от процесса отказались.)
  Во время следственных процедур Дэвис вёл себя тихо, не гоношился, соблюдал режим, и не возражал против адвоката, предоставленного судом. Я полагаю, он рассуждал таким образом: "Зачем тратить впустую деньги?"
  С ним можно согласиться.
  Через две недели состоялся суд. В России за такое вышак бы ломился однозначно. Без вопросов. В Штатах (в ту пору) народ был гуманнее, однако пожизненное заключение - тоже не сахар. Провести остаток жизни среди убийц... насильников... наркоманов...
  Хотя, не скажу, что это лучше. Смерть, растянутая в пространстве и времени.
  
  Идёт суд. Прокурор медленно и методично, шаг за шагом, словно каменный гость - Командор с пьедестала - выкладывает разнообразные доказательства. С кассетой не торопится, приберегая её для последнего, решающего удара. Показывает фотографии и результаты экспертизы. Отпечатки пальцев и прочее. И робкие придирки-ремарки адвоката и его попытки задержать приговор смотрятся, как попытка остановить бульдозер свистками регулировщика. И присяжные явно Дэвису не симпатизируют.
  А кто бы симпатизировал?
  Особенно выделяется один здоровенный негр из присяжных. Смотрит этот человече молча (в суде высказываться запрещается), но во взгляде явственно читается досада. Досада, что смертный приговор в штате отменён. И очевидно, что этот негр лично бы выдавил поганца Джека Дэвиса в гранёный стакан. Чтобы другим неповадно было. Имеет место личная неприязнь.
  В общем полный для Джека... как бы это сказать... полный капут.
  
  На второй день судилища, адвокат вытаскивает из рукава предпоследний козырь и призывает психиатрическую экспертизу. Прокурор соглашается:
  - Пожалуйста. Послушаю с большим интересом.
  А почему бы не согласиться? Для прокурора это развлекаловка. Игра.
  Тут нужно понимать, чем больше шума вызовет дело, тем больше лавров достанется прокурору. А дело у него в руках. Так он полагал.
  
  В зале суда появляются три джентльмена приятной наружности (один из которых оказывается дамой с мужской стрижкой и обгрызенными ногтями). Эта троица загоняет Дэвиса в станок, как беговую лошадь, цепляет ему датчики и проводки (ко всем частям тела включая нежно-интимные). Начинаются тесты: светят в зрачки, колют иголочкой, стучат по коленкам... и т.п. и т.д. - не стану утомлять ваше внимание излишними подробностями.
  Зрители из зала смотрят и слушают внимательно. Американская публика любит подобные представления.
  Закончив со станком, психиатры начинают задавать вопросы. Вопросы самые пикантные: как часто вы с женщинами... вот это вот? как часто меняете партнерш? как долго получалось с одной? и сколько раз за ночь? а в каком возрасте это случилось впервые? при каких обстоятельствах? а приходилось ли с мужчинами? какие ощущения?..
  Самое натуральное реалити-шоу.
  Ответы записывают на ленту. Получилась полутораметровая бумажная портянка с вопросами-ответами. Ленту загнали в компьютер, для анализа.
  Длилось это мероприятие два дня. Заключение получилось такое: полностью вменяемый и адекватный мужчина с латентным психическим расстройством в виде жутчайшего садизма. Причём садизм редкой формы - не приводящий к сексуальному удовлетворению, но резко обостряющийся, при совпадении некоторых внешних факторов.
  Говоря простыми словами, Джек Дэвис - человек-бомба.
  А, если говорить языком юристов - тянуть тебе милый на всю катушку! Два пожизненных срока. Не меньше.
  
  Адвокат вздохнул, и, понимая, что, в общем-то, это конец, вынул из рукава последний жалкий козырь. Более, для очистки совести, чем юриспруденции ради.
  Сказал так:
  - Четыре года назад, в штате Оклахома, в городке Гаймон были совершены похожие по почерку преступления. В количестве двух штук. Да. Преступник тогда найден не был, а мой подзащитный в то время находился в этом штате. Вот. Я полагаю, есть связь. И судить Дэвиса необходимо там, по месту совершения.
  Судья, понимая, о чём речь, объявляет перерыв, призывает прокурора и адвоката в свою заднюю комнату, и брызгает в бокалы коньячку. В сущности, все части системы - спаяны.
  - Гарри, - говорит судья, обращаясь к прокурору, - тут как ты скажешь: или мы его осудим здесь или...
  По закону судить дважды за одно преступление - нельзя. Это раз. Второе: доказательств и так достаточно на пожизненное безо всяких дополнительных разбирательств. Но и судья, и прокурор, и адвокат понимают, что...
  - Окей! - соглашается прокурор. - Сворачиваем эту лавочку и едем в Оклахому. Вздрючим мерзавца по полной!
  
  В чём здесь цимис.
  В Оклахоме высшая мера наказания - расстрел, а прокурору это много интереснее, чем здесь в Северной Дакоте просто засадить Дэвиса за решетку. Шлёпнуть вместо посадить. Выгода прокурора очевидна.
  
  В этом месте я себя спрашиваю: был ли адвокат провидцем? Едва ли. Рассуждая здраво, он не надеялся выиграть дело. Ему оставалось до пенсии два года, и канитель с Оклахомой он затеял лишь для того, чтобы... затянуть дело. От собственного бессилья, а возможно Джек Дэвис был ему симпатичен... Или, напротив, несимпатичен настолько, что старый адвокат рассчитывал подвести мужика под смертный приговор? Как знать? История этого факта не сохранила.
  Так или иначе, действия адвоката привели к совершенно неожиданным последствиям.
  
  
  Часть 3. Перелет
  
  Этапировали Дэвиса воздухом. Местная авиакомпания, небольшой самолёт. Два ряда кресел с одной стороны, два ряда с другой. Джека и двух громил сопровождения провели через отдельный выход аэровокзала, посадили в хвосте самолёта, в последнем ряду. Если кто не знает, это обычная практика: заключённых перевозят в хвосте самолёта, чтобы не нервировать остальных пассажиров.
  Но всё очень прилично: Дэвис в костюме, помыт и причёсан. Полицейские в цивильном. Как у людей.
  
  Пассажиров на этот рейс набралось немного. Какой дурак полетит из Дакоты в Оклахому? Есть поезд, автомобиль. В сущности, не очень далеко.
  Поднялись. Летят. Обнесли газировкой. Стюардесса в красивой униформе напоминает молодую Шарлиз Терон. Громилы облизываются.
  Тут Дэвис замечает, что впереди через три кресла, в середине салона высится голова в чёрных кудряшках. И голова эта медленно поворачивается и оказывается головой того самого негра-присяжного. Чудо. Совпадение. Присяжный по каким-то своим надобностям летит в Оклахому. Случайно попал на тот же самый рейс.
  Негр, в свою очередь, узнаёт Дэвиса, поднимается и прямиком идёт к "уголовной" троице.
  Происходит напряженный и короткий (из-за скудности нецензурного лексикона) разговор, в ключе, я тебя ненавижу, и такие, как ты, позорят нацию. Негр возвращается на место. Вроде как разрядился и выполнил свой гражданский долг.
  
  Дело было в конце октября. Осень в том году была капризная, длинная и отличалась особой непредсказуемостью. Такое бывает, когда природа сомневается: начаться ли зиме? или ещё понежиться в лете?
  Когда вылетали, метеорологи предупредили о тайфуне над Небраской. Тайфун небольшой, опасности практически нет - фронт движется строго на северо-запад, ведёт себя прогнозируемо. Штатная ситуация. Заурядная. Однако положенное количество аварийных галлонов топлива в баки всё же заправили.
  Подлетая к периферии непогоды, пилот, более для подстраховки, предупредил диспетчера о смене коридора и повернул несколько влево - подальше от неприятностей. Диспетчер сделал соответствующую пометку в журнале и пожелал экипажу чистого неба.
  
  Тайфун (старожилы его помнят, "Эдгар" отличался дерзостью) вдруг резко развернулся, и начал полукругом забирать на юг. Вскорости он оказался точно на пути самолёта. Капитан воздушного судна, не мудрствуя лукаво, рассуждает, что такая смена направления скорее исключение, чем правило и опять меняет курс. О чём предупреждает диспетчера. Далее ситуация напоминает игру в кошки-мышки: тайфун движется волнообразно, настигает самолёт и, как соломинку, его крушит.
  Диспетчеру, естественно, никто ничего не докладывает - в последние минуты не до этого было.
  Характерный штрих: если бы летели по изначальному маршруту, долетели бы невредимыми.
  
  Здесь к месту будет сказать, что хвостовая часть в самолёте - самое безопасное место. Если вам, не дай Бог случится побывать в крушении - бегите в хвост самолёта. Шансы на выживание в пять раз выше (примерно).
  
  Самолёт рухнул в тайге. Проутюжил широченную полосу. Рубил винтами ветви и сшибал стволы.
  Первыми отломились крылья, фюзеляж ещё двигался какое-то время по инерции, потом кивнул носом, врубился в ствол огромной ели и развалился на части. Экипаж погиб мгновенно.
  Визжали двигатели, что-то горело... противопожарная система пыталась работать... словно водоросли повисли кислородные маски. Тот, кто успел ими воспользоваться - умер счастливым. Кислород - замечательный газ.
  
  Очнулся Джек Дэвис оттого, что кто-то больно трогал его за лицо. Разлепил глаза - еловая лапа колышется, тычет в морду иголками. Живой. Слава Богу! Проверил руки-ноги. Целы. В голове колотят барабаны, а в животе какофония. Но это ничего. Это ерунда. Выбрался из-под громил-сопровождающих, потрепал по щекам - ноль эмоций. Готовы. Сломанные ребра торчат из кишок. Адское зрелище. Расстегнул наручники, отполз от фюзеляжа. Присел. Сблевал в чашу разодранной обшивки. Полегчало. Отдышался, посидел, привалившись к перевёрнутому креслу.
  Вдруг услышал тоненький писк. Глядь - глаза огромные испуганные. В пол-лица. Кинулся - девчоночку балкой придавило. Вырвал какую-то палку, поддел, достал ребёнка из-под обломков, на ноги поставил, платьице отряхнул:
  - Ты как?
  - Файн, - говорит малышка, а у самой губёшки прыгают, взгляд безумный, дикий.
  - Всё хорошо! - Дэвис прижал её к себе, погладил по голове. - Всё хорошо, милая! Не волнуйся! Беги вон к тому большому дереву, жди там. Я сейчас.
  Девочка побежала. Оглядывалась часто. Боялась.
  А вокруг кутерьма: дым, языки пламени, левый двигатель непостижимым образом воет. Тела растерзанные повсюду. Жуть происходящего словами не передать - катастрофа!
  В голове пульсирует жилка: "Так-так-так... нужно что-то делать... действовать... бежать!"
  А куда бежать? Карты нет, где они находятся - неизвестно. Кругом тайга, плюс девчонка на руках - не бросать же её? Вернее - это минус.
  "Ладно, - думает Дэвис, - образуется. Главное, без паники".
  Выждал чуток на безопасном расстоянии, девчонку отвёл. Осмотрелся - живых более никого. Выдохнул. Задумался о спасении.
  Проверил сумки, багаж, выбрал всё пригодное к делу: два складных ножа, кухонный тесак, походный топорик и нечто напоминающее поперечную пилу только маленькую. (В кожаном белом саквояже.)
  - Ну, что? - говорит девчонке. - Будем жить. Тебя как зовут?
  - Агнесс.
  - От голода и холода не умрём, Агнесс. Не отчаивайся!
  Про родителей спрашивать не стал. Зачем пугать ребёнка?
  
  В подобной ситуации необходимо оставаться у разбитого самолёта. Спасателям большой предмет в тайге обнаружить легче. Джек знал это правило, но... уж больно жуткое зрелище представляли собой обломки.
  Собрал сухие пайки, что предназначались для ленча, выбрал из сумок съестное и стал устраивать бивак неподалеку от места крушения. У ручья. Метрах в двухстах - там было удачное место. Джек рассчитывал, что их найдут через трое суток. Как максимум.
  Но и трое суток в диких условиях нужно прожить...
  
  Они перетаскивали с Агнесс вещи, когда из-за дерева с жутким воплем вывалился негр. Перекошенная физиономия напоминала рожу разъярённого зомби.
  (Это потом он расскажет, что его вместе с сиденьем выбросило из самолёта. Отшвырнуло на кучу валежника непосредственно перед ударом о землю. Скажет, что это было "чудесным спасением во имя Господа!")
  ...А теперь он ковылял и неистово размахивал дубиной, намереваясь проломить Дэвису череп.
  К счастью для Джека у негра была сломана лодыжка. От этого он сильно проигрывал в маневре и скорости. С четверть часа он прыгал и рычал от боли, пытаясь достать противника, потом иссяк и опустился на землю.
  "Вот и хорошо!" - подумал Дэвис.
  Он не испытывал к чернокожему неприязни... или злобы... вообще ничего. Негр казался подростком, который попал в непонятную ситуацию и напуган, а потому хорохорится. И старается казаться крутым.
  "Остынь, парень. Побереги силы".
  Опустились сумерки. Джек развёл костёр. Тайга навалилась на плечи глухой ватной чернотой. Абсолютно равнодушной и страшной своим вселенским равнодушием.
  
  Трое суток ночевали у ручья. Дэвис с девочкой с одной стороны, негр с дубиной - с другой. Днём негр слушал радио (у него оказался маленький карманный радиоприёмник), однако ничего кроме пары федеральных каналов поймать он не мог. Федералы о крушении молчали. Маленький самолёт - не их масштаб.
  
  Три дня миновало. Пошли четвёртые сутки.
  "Нужно идти!" - это решение пришло, как откровение.
  Утром четвёртого дня Дэвис начал собираться. Не сомневаясь и не колеблясь. И не обсуждая.
  - Эй, ты! - выкрикнул негру. - Мы идём на юг! Ты с нами?
  Негр показал неприличный жест и сказал, что остаётся:
  - Мы с Агнесс останемся у самолёта!
  За эти дни его сломанная лодыжка распухла и страшно болела. Бедняга значительно сдал. Губы запеклись от жара.
  Выкрикнул: - Мы должны остаться! Иначе нас не найдут!
  Борьба велась за Агнесс. К кому из мужчин она примкнёт.
  Девчонка переводила беспокойный взгляд с одного на другого, не зная как ей поступить. Остаться? Или уйти? Как будет правильно?
  - Нас найдут! Прилетят спасатели! - выкрикнул негр, чувствуя её сомнения.
  Дэвис хмыкнул и покачал головой. Он понимал, что девочке хочется остаться. Где-то поблизости были её родители... то, что от них осталось.
  - Найдут, - повторил Дэвис. - Конечно найдут. Только прежде нас найдут хищники. Пойди посмотри, что стало с телами. Найди в себе мужество взглянуть.
  На запах падали, действительно, стягивались хищники. Сопели ежи, повизгивали еноты и кое-то покрупнее. Лисьи досужие мордочки мелькали меж деревьев. В сумерках выл волк. Ночь уже не казалась равнодушной. Она алкала. Алкала тёплой крови и новых жертв. Для человека смерть - трагедия. Для зверя, это вожделенное пропитание.
  Обглоданные кости расползались, точно живые. Их растаскивали мыши.
  
  Дэвис объявил паузу до обеда. За это время он собрал вещи, ещё раз осмотрел багаж.
  Когда он и Агнесс тронулись в путь, негр заковылял вслед за ними.
  
  
  Часть 4. Дорога домой
  
  Осень, тайга. Дикие места. Городские жители - живой корм.
  Что такое группа из трёх человек, когда один из них девочка десяти лет, а у второго сломана нога? Сравнение подобрать трудно до невозможности. Разве что сравнить с прогулкой с пудовой гирей в руках. Будет интересно - попробуйте.
  Уже через несколько километров негр свалился и задышал, словно рыба на берегу. Кроссовок снять не удалось, Дэвис срезал его ножом. Разорвал штанину. Присвистнул, увидев ногу.
  Агнесс стояла неподалёку. Пряталась за ствол (на всякий случай), опасливо выглядывала.
  - Плохо дело, - сухо заметил Дэвис. - Может начаться заражение. Если уже не началось.
  Негр дрожал бледнеющим лицом. Молчал. Дэвис легонько надавил на синюшную лодыжку. Бедняга вскрикнул и закусил губу.
  Словно вторя этому стону, в макушках застрекотала птица. Звук не казался добрым.
  Дэвис поднялся с корточек, выругался вполголоса.
  - Знаешь, - произнёс он. - Когда-то во Вьетнаме у меня был случай...
  - Какой?
  - Я одному парню делал операцию в полевых условиях. Что-то типа твоего случая: аппендицит вырезал штыком. Если хочешь, могу попробовать.
  - Попробовать что? - не понял негр.
  - Отрезать твою...
  Договорить Дэвис не успел - отпрыгнул от махнувшей дубины. Негр бешено вращал очами и брызгал слюной. Грозил размозжить череп. Сквернословил.
  - Как знаешь, - равнодушно согласился Дэвис. - Только долго ты так не протянешь. Сдохнешь.
  - Пошел ты!
  - Уже выдвигаюсь. Хотелось помочь... извини.
  
  Далее происходит кошмарная сцена. Почти как в театре "Глобус". Отвратительная в своём реализме, а потому экстремально привлекательная.
  Негр горячится, орёт, утверждает, что он видел белую задницу Дэвиса в гробу, что он его, садиста и извращенца, на милю к себе не подпустит. Твердит, что их скоро найдут спасатели. И, что тут, на территории Оклахомы действует смертная казнь. "А это значит, тебе - пи.дец! Ха-ха!"
  Далее негр уверяет, что, если нужно будет, он сам лично раскроит череп "садиста и извращенца" из крупнокалиберного пулемёта. Причем сделает это с удовольствием и чрезвычайным удовлетворением.
  "Я приведу приговор в исполнение!"
  
  Агнесс отвернулась и старалась не слушать. Дэвис сломил тоненький прутик, взмахнул им, точно саблей. Стеганул негра по физиономии. Чтобы заткнулся.
  Угрозы Дэвиса не беспокоили, его волновало другое: "Что, если мы действительно в Оклахоме?" Это плохо.
  Нет, не в Оклахоме - факт. Природа не та. Лес не тот, и воздух... Но и не в Северной Дакоте. А где? А хрен его знает где. Самолёт занесло к чёрту на кулички. Кто знает, как его мотало? Куда отворачивал пилот?
  Получается русская рулетка. Штатов без смертной казни - двенадцать, в остальных предусмотрены разнообразные развлечения от расстрела и электрического стула до газовой камеры. Как повезёт.
  Шанс один к трём.
  А помирать не хочется.
  ...почему-то.
  
  Передохнули. Успокоились. Попили водички.
  "Придушить засранца? - думает Дэвис. - По-тихой... ночью. Или кишки выпустить? А потом рвануть назад, на север? Хорошо бы..."
  Такой исход развязывал Дэвису руки.
  "А с девчонкой как поступить?"
  А никак. Куда её денешь? Остаётся терпеть черномазого и убеждать себя, что терпение - добродетель.
  - Ты отдохнула, Агнесс? - спросил Дэвис.
  Девочка кивнула.
  - Тогда пошли!
  Идут малой скоростью до заката. Ковыляют, пока есть силы.
  Втроём.
  
  Утро не было добрым. Негр не смог встать. Нога превратилась в тыкву, боль такая - света Белого не видно. Кровью налились глаза. Зовёт Дэвиса.
  - Режь! - по щекам слёзы. - Режь, паскуда!
  - Ладно, - смиренно согласился Джек.
  
  Говорят, если профессиональный музыкант слышит во сне камертон - его пальцы невольно приходят в движение, нащупывают воображаемый инструмент. Наверное, это правильно. Профессионализм даёт о себе знать.
  Когда Дэвис услышал "режь!" в его голове мелодично тенькнула струночка. Окружающее пространство поплыло в лёгком тумане, задрожало. Показалось, что Мир вокруг переменился. Краски леса стали ярче и звуки острее.
  Впрочем, это скоро прошло. Чувства вернулись к норме.
  Однако пока Джек готовил инструменты - прокаливал над огнём ножи и рвал тряпки на бинты, - непрерывно ощущал приятное покалывание в пальцах. А также трепет в сердце.
  За этими ощущениями Дэвис чуть не забыл об Агнесс, к счастью, она попалась на глаза.
  - Агнесс! - приказал сурово. - Ложись на плед. Укройся с головой и заткни уши. Лежи смирно, жди, пока я приду за тобой. Подслушивать не смей. Поняла?
  Девочка, инстинктивно доверяя своё спасение Дэвису, повиновалась. Кивнула.
  - Вот и умничка! - похвалил Джек.
  
  Негра Дэвис готовил к операции более детально: посадил спиной к дереву, руки завёл за ствол и завязал. Между коленями встремил рогатку и тоже накрепко перевязал несколькими петлями. Теперь получалось, что сидя на одной ноге пациента, Дэвис фиксировал другую, при этом руки оставались свободными.
  - Жаль не взяли алкоголя, - посетовал.
  - Почему?
  - Всё же анестезия... Какая-никакая.
  В последнюю секунду больной сдрейфил, попытался отступить - было поздно. Он был привязан, Дэвис сидел на его коленях. Рядом лежали бинты-тряпки и стерильные "хирургические" инструменты.
  Не стану пугать читателя описанием операции, скажу только, что негр трижды терял сознание, а в перерывах орал так, что Агнесс слышала его с закрытыми ушами. Однако девочка не боялась, она вообразила, что где-то поблизости трубит паровоз, и что они выбрались на опушку. Спаслись.
  
  Дэвис оперировал не торопясь, смакуя. С хладнокровным упоением садиста, упивающегося чужой болью: перетянул ногу чуть повыше лодыжки, поплевал на ладони, разумея, что слюна стерильна, и далее, как столяр и швея в одном лице пилил, резал и зашивал. Кроил лоскуты кожи, отсекал лишнее куски, стараясь сделать красиво.
  "Чего он так надрывается? - думалось между делом. - Здоровый мужик, а ведёт себя, как баба... как та баба... ну, которая у меня была... с гениталиями..."
  На закрывающий лоскут Джек наложил последний шов. Наклонился, чтобы перекусить нитку, услышал запах крови. Отошел, разглядывая работу. Остался доволен. Культя напоминала добротно сформированный пакет.
  "Жить будет, засранец, - подумал пространно. - Хотя крови вышло много".
  Земля вокруг "операционного стола" пропиталась кровью. Хвоинки лоснились. Хотелось их лизнуть. Поблизости суетились муравьи.
  Джек отвязал пациента, похлопал по щекам. Привёл в чувство. Дал глотнуть воды.
  - Ты как?
  - Кажется я умер...
  - Ну и отлично.
  Совсем завечерело. Джек обернул плечи негра одеялом и сам отправился спать. Впервые за последние дни он уснул мгновенно и очень крепко. Будто провалился в колодец.
  
  По тайге болтались ещё неделю.
  Продукты подошли к концу, по ночам стало прихватывать морозцем. Негр - хотя ему значительно полегчало, и он уже мог опираться на култышку - огрызался и предъявлял претензии. Говорил, что они напрасно ушли от самолёта. Утверждал, что там уже наверняка спасатели.
  От этого нытья Джек нервничал. Опасался, что принял неверное решение. Хотя... какое в его условиях решение верное?
  Тут ещё он стал замечать постороннее присутствие. Вроде кто-то крадётся следом. Призрак? Или покойник восстал? То звук какой-то гортанный донесётся, то ветка хрустнет, то птица застрекочет встревожено. По ночам стало боязно спать.
  Джек оставил своих спутников, велел ждать. Вернулся к месту вчерашней ночевки. Обнаружил, что стоянка раскурочена неведомым зверем. Крупным зверем... на сосне остался след - зверь ударил лапой. Дэвис приложил ладонь к отметине - втрое больше.
  "Эге, - подумал с холодком под ложечкой. - Медведь. Вот вам и ответы на все вопросы".
  
  
  Часть 5. Косолапый друг
  
  Бурый медведь в это время года (если он не кривой и не уродливый) к зимовке жир вполне набирает. На всё, что бегает и летает он внимания почти не обращает. Почему? Сложно догнать. Много расходуется энергии. Медведь ест падаль (если попадётся), ест ягоды, кору. От ягод жир медленней прибавляется, однако он устойчивей - до будущей весны продержится.
  Эта осень на грибы-ягоды щедрая выдалась, и повода людоедствовать у медведя не было. Не было бы(!), если бы не самолёт.
  У разбившегося самолёта медведь человечиной полакомился. Запал на неё. Однако в тайге с такими делами быстро: день - соболя набежали, ночью - рысь с куницей. Чуть погодя ещё один медведь забрёл - запах разнесло далеко-о по распадку.
  Дэвис рассуждал верно: к появлению спасателей и у самолёта основательно подчистили: ни косточки, ни кровинки. Всё вкусное съели.
  Тогда медведь-гризли пошел по следу добычи. Благо след оставался отчетливый.
  Оно и понятно: в тайге каждый сам за себя.
  И суд присяжных уже не казался Дэвису страшным.
  
  Дэвид вернулся с разведки, отправил Агнесс собирать голубику в кустарник неподалёку. Подсел к негру и говорит негромко и медленно (чтобы доходило):
  - Послушай меня, дружок! Идёт по нашему следу медведь. Мишка-людоед. Намерения у него самые серьёзные.
  - Чего он хочет? - спрашивает негр.
  - Предложить нам руку и сердце, - шутит Джек. - Вернее, забрать и то, и другое. Из оружия у нас только перочинный нож да карманный топорик. Что будем делать?
  Негр слушает, бормочет и медленно меняется в лице. Ему очевидно, кого сожрут первого - наименее мобильного. Дрожит, заикается и отвечает вопросом на вопрос:
  - Так вот... может оно... вот это вот... само? Уйдёт?
  - Разумно, - соглашается Джек. - Я тоже так полагаю.
  Шутки шутками, но Дэвис в команде старший. На нём вся ответственность.
  В голове мало-помалу выстраивается план. План охоты на живца. Дело в том, что преимущество у нашей троицы только одно - страстное желание медведя сожрать кого-нибудь из них. И этим преимуществом нужно пользоваться.
  Отвлекаясь, скажу, что такой установкой пользуются мошенники испокон веков: "Скажи мне, чего ты жаждешь, и я смогу тебя обмануть".
  "Живец у нас есть... - думает Джек. - Уже не мало... но вот с оружием - швах".
  Однако шанс остаётся.
  
  Между тем, ощутимо похолодало. Тайга начала голубеть серой стылой прозрачностью. Ручьи по-зимнему загремели, начали по утрам тоненьким льдом покрываться. Галька шуршала под ногами - сдобно, словно корочка свежей булки. Звук разбегался по распадку. Хотелось поймать его руками и съесть. Воздух поредел, стал прозрачен и сух. На противоположном боку сопки Дэвис не раз замечал бурую подвижную спину.
  Обычно гризли со своей жертвой не церемонится: подберётся ночью (а бесшумно передвигаться он умеет), удар лапой и полчерепа долой. Несколько минут чавканья и хруста - пир окончен. Медведь первым делом кишки у жертвы выедает. Очень их любит. Выел внутренности, отгрыз куски сочного мяса (бёдра, седалище), и ушел. Куницы и мелкие хищники подберут остатки.
  Этот медведь ходил кругами, приглядывался. Медведь животное умное, внимательное. Возможно, поэтому он не торопился - троица настораживала своей необычностью. Маленький подвижный зверёк нервировал, большой белый зверь злил, трёхлапый непонятный зверь беспокоил.
  Дэвис тоже времени не терял - подбирал место.
  Засаду решил устраивать у небольшого гольца (каменной плешины). Тропа здесь делала крутую петлю вокруг одинокой сосны. Слева, у макушки гольца хорошо устраивался скрадок. Что самое главное, ветер ночью носился вдоль распадка, и засада оказывалась с подветренной стороны. Медведь не мог её учуять.
  Мелкие камушки Агнесс убрала с тропы, чтобы не скрипели под ногами. Из сухого дерева Дэвис вырубил колотуху - бревно в два метра длиной. К одной стороне примотал топорик и лезвия ножей, на вторую сторону накинул петлю. На этой петле (как на шарнире) колотуха должна была прокрутиться и долбануть медведя в затылок. Это в теории.
  Дэвис прикинул рост медведя (требовалось сделать это точно), начал втягивать бревно на сосну. Оказалось - целое дело! Втянул с помощью негра, а более с божьей помощью. Привязал конец петли к сосне. Колотуху в верхнем положении чекой зафиксировал. От чеки к скрадку тонкий капроновый шнур проложил. Ловушка была готова.
  Дело к вечеру. Умаялись страшно. Даже Агнесс устала - она помогала бревно тащить.
  Дэвис отдал девочке свою пайку, подумал, что если они завалят медведя - будет мясо. А если не завалят... тогда и беспокоиться не о чем.
  
  Негр не разумел задумки с колотухой.
  - Что-то не так, - он привалился к сосне, пыхтел, отдувался. - Глупость! Только время зря потратили!
  - Что не так? - спрашивает Дэвис.
  - Почему ты решил, что медведь именно к этому дереву придёт?
  - А потому... - Дэвис резким единым движением захлестнул его петлёй и с быстротой фурии завязал за стволом узел. - Потому, что ты будешь под ней сидеть!
  Вот так. Живец готов.
  
  Негр кричал, сквернословил. У Агнесс на глазах слёзы выступили, дрожит девчоночка, будто в лихоманке.
  - Не пугайся, милая! - просит Дэвис. Гладит, к груди прижимает. - Ничего не случится. Верь мне! Это шутка... розыгрыш. Мы просто мишку напугаем. Вот так. Он уйдёт.
  Успокоилась... как будто. Утёрла кулачком нос, слезинки смахнула.
  
  Ночь навалилась ясная, мильонзвёздная. Небо, словно живое, трепещущее, низкое - протяни руку, достанешь. Джек залёг в скрадке. Рядом спрятал Агнесс. Негр притих, устал ругаться. Как будто даже задремал.
  "Интересно, - подумалось, - за что мне такое наказание? За грехи? Или создатель мою веру испытывает? Быть может, я муки претерпеваю за того... которого оскопил? Но ведь не я его обманул, а он меня!"
  Хрустнула ветка. Джек напружинился, прислушался. Показалось - медведя нет.
  Час прошел, второй. Медведя нет.
  За полночь - медведя нет.
  Агнесс уснула. Подсунула под щёку ладошку и засопела.
  Джек изо всех сил держится, пялится в темноту. Ждёт.
  
  Горизонт незаметно забелел. Утро подобралось предательски. Росу начало инеем прихватывать.
  Медведя нет.
  Не пришел людоед.
  
  Что делать? Отвязать негра - второй раз его хрен привяжешь. Уйти? Бежать? Оставить живца у дерева? Пусть мишка насытится и отстанет?
  Нервы - в струну. Аж звенят от напряжения.
  Нутром Дэвис чувствует - медведь рядом, близко, только осторожничает. Хитрит.
  Решился на авантюру. Оставил негра у дерева. Схватил Агнесс в охапку, и бегом по тропе, будто они своего бросили. Отошли на четверть мили, в пределах видимости. Затаились. Девчонке Дэвис растолковал обстановку: сидят тихонько, ждут вечера.
  В сумерках бесшумно вернулись в скрадок.
  Негр приуныл. Весь день пытался освободиться - не удалось. Теперь молился, прощался с Белым светом.
  
  Гризли появился с последними лучами солнца. Огромный. Злой. Матёрый. Вот уж действительно - хозяин тайги.
  Смотрит на него Джек Дэвис и сердце в груди холодеет и останавливается. Чувствует, что негр не напрасно с жизнью прощался. Вот она - смерть. Косматая и смердящая.
  
  Дело в том, что Дэвис ошибся. Во-первых, медведь оказался здоровенный. Больше, чем ожидал Джек. Во-вторых, он передвигается на четырёх лапах, и на задние вставать не собирается. Зачем ему? Не в цирке. Даже если медведь (при идеальном раскладе) подойдёт с нужной стороны, и Дэвис вовремя сдёрнет чеку - колотуха ударит выше головы людоеда.
  А медведь не торопится. Тянет носом воздух, приглядывается, обходит вокруг жертвы; раз, другой, третий - подвох разгадать пытается. Негр сидит молча, зажмурился, только бледные губы шевелятся. Не дай Бог никому такое испытать.
  Медведь ближе. Обнюхивает живца, начиная с ног. Лизнул култышку. Чует тёплую кровь, волнуется. Запах и трепет живого мяса будоражит. Медведь нависает, из раскрытой пасти капает слюна - длинные липкие слизни-струйки...
  Негр не жив, ни мёртв.
  
  В эту секунду - "фырт-фырт"!
  Дэвис прислушался. Опять тихое: "фырт"... пауза и снова: "фырт-фырт!"
  Откуда-то сверху, непонятно откуда этот звук. И кто его издаёт непонятно. Медведь насторожился, замер. Замер напряженно - живец перестал для него существовать, - поднял морду, оскалился. Рыкнул вверх, в крону.
  Сверху, с макушки сосны опять: "фырт-фырт... фырт..."
  Соболь! Соболь на сосне! Днём забрался, разумея скорую добычу. Затаился. Не ожидал, что медведь придёт.
  Медведь соболя терпеть не может. Эти два хищника друг друга на дух не переносят. Кровная вражда.
  Гризли рыкнул, лапой ударил по стволу: вырвал клок коры, полетели щепки. Взвинчивая свой гнев, лязгнул зубами. Раззявил пасть и поднялся на задние лапы.
  Далее прошло, как по писаному: Дэвис - шнур - чека - колотуха. Лезвие топора вошло в косматую шею. Перерубило артерию. Удар получился достаточно сильным - медведя откинуло в сторону. Полминуты он сучил лапами, раздирая траву, потом затих.
  Соболь застрекотал, скользнул по стволу и исчез в тайге.
  Агнесс опять расплакалась.
  Джек выдохнул, распластал обе руки в стороны, обнимал стылую гальку и думал: "Как жить хорошо! Как же хорошо жить!.."
  
  
  Часть 6. Fin
  
  На этом везение оставило Дэвиса. Хотя... такие вещи относительны и, возможно, он избежал худшей участи.
  Ещё несколько дней пришлось продвигаться по тайге. Потом путники наткнулись на жильё. На маленьком живописном озере располагался домик. Изголодавшиеся, ободранные и истерзанные путники ввалились в двери. У хозяина вылезли на лоб глаза.
  Владельцем дачи оказался полицейский. Он только-только получил отпуск, и был ещё в курсе последних событий. Про упавший самолёт, про поиски выживших, и про опасного преступника Джека Дэвиса. Заряженный карабин полицейский держал под руками.
  Вопрос: "Кто вы такие?" оказался лишним. В сущности, всё было ясно.
  Надо заметить, что коп действовал по-человечески. Позволил умыться, накормил, дал передохнуть и выспаться, и только потом приступил к выполнению своих обязанностей.
  Негр выгораживать Дэвиса не собирался. Выложил как есть. Кто есть кто. Про суд и про разбившийся самолёт. В сущности, Дэвис не протестовал - у него закончились силы.
  
  Опуская малоинтересные подробности, скажу, что Дэвис вернулся в тюрьму. В тюрьму другого штата.
  Оказалось (вот тут уж действительно повезло), что крушение произошло в тайге Миннесоты. И кружили они на территории Миннесоты. На границе с расстрельной Южной Дакотой.
  
  Опять присяжные. Суд.
  Суд штата Миннесота прибавил к содеянному маньяка-садиста Джека Дэвиса ещё статью о побеге (уход с места крушения самолёта считается попыткой побега) и статью об охоте на крупную дичь без лицензии, то бишь браконьерстве. Начислили Дэвису по полной: двести сорок один год лишения свободы с пребыванием в федеральной тюрьме. Обжалование оставили в силе, но какой в этом смысл?
  Как говорится, привет горячий. До новых встреч.
  
  Тем и закончилась свободная жизнь одного из прародителей Ганнибала Лектора и его вольные приключения. Напомню, мы начали рассказ от фильма "Молчание ягнят".
  
  В тюрьме Дэвиса ждал ещё один маленький сюрприз.
  
  Маленько оклемавшись, негр посоветовался с адвокатами и подал на Джека Дэвиса в суд. Дескать, гражданина США, оперировали без его на то согласия, без необходимой по Женевской конвенции анестезии, в антисанитарных условиях и при полной угрозе для жизни. Кроме того, его использовали, как приманку, что унизило человеческое достоинство и создало дополнительную угрозу жизни. Моральный ущерб и ущерб здоровью оцениваю в двести пятьдесят тысяч долларов. Извольте заплатить.
  Состоялся второй суд.
  Дэвиса привезли в зал суда из тюрьмы, посадили в клетку. Негр протянул в качестве приветствия руку, Джек радостно пожал. Они казались закадычными друзьями. Экстремальные условия сближают, но бизнес остаётся бизнесом. Ничего личного. Улыбка в качестве фасада.
  Начался процесс. Мурыжили долго и въедливо. Откладывали суд, объявляли паузы и отправляли дело на дознание.
  В результате, приговор был таким: взыскать с негра стоимость операции, причём по тарифу выезда бригады врачей непосредственно к пациенту, причём по высшей хирургической квалификации. Плюс к этому стоимость круглосуточной сиделки в течение восемнадцати дней прогулки. Плюс тариф медсестры за расчётное количество перевязок и процедур.
  Вот так.
  А что касается приманки, то статья о браконьерстве штата Миннесота допускает наличие соучастников. Желаете рассмотрения дела?
  Негр не захотел.
  
  Анналы не сохранили точную сумму выплат. Наверное, это неважно. Важно, что эти деньги Джек Дэвис передал девочке Агнессе, потерявшей в авиакатастрофе родителей. Джек ещё долго - до совершеннолетия - помогал девчонке деньгами. Они и теперь переписываются, и к каждому рождеству Агнесса получает открытку совсем не новогоднего содержания - с фотографией осенней тайги или медведя-гризли. Открытка приходит из тюрьмы Миннесоты.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Д.Тард "Реквием для зверя. 2/2" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Попаданка с секретом" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | М.Старр, "Босс знает лучше" (Современный любовный роман) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"