Бородкин Алексей Сэр, Рябцев Андрей Сэр: другие произведения.

Наше собачье дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наша с Андреем работа. http://zhurnal.lib.ru/r/rjabcew_a_j/ Надеюсь, не последняя.

  Эту историю следует начать с того апрельского утра, когда на Крейн-авеню показался молодой человек. Высокий, в полосатом костюме и дивной фетровой шляпе. Почти такой же дивной, как и утро в Ричмонде. Здесь можно возразить, что и во всём Лондоне утро задалось прекрасным... что ж - не станем возражать.
  У дома номер 21 стоял Астон-Мартин двадцать девятого года выпуска. Двигатель машины работал, багажник был распахнут до упора. Водителя поблизости не было. "Однако, англичане излишне доверчивы". - Мелькнуло в мозгу молодого человека. Он обогнул машину и взбежал на крыльцо. У двери случилась заминка. Собственно говоря, дверь была отперта, и молодой человек засомневался стоит ли ему позвонить. Или сразу войти? Нет-нет, он прекрасно знал правила всяческих приличий, но явился очень уж рано и надеялся выждать пару часов в гостиной, под присмотром горничной или экономки. "Кто, интересно, в английском доме встаёт раньше?" Звонок мог разбудить хозяев.
  Молодой человек всё же звякнул и, дождавшись скрипучего "Войдите!" скользнул в дверь. Путешествие случилось недолгим. Коридор у ближайшей двери перегораживала куча чемоданов, несессеров и шляпных коробок. Дама в невероятных размеров палантине возилась с дверным замком.
  - Боже правый, Дастмэн! Что за манеры? - Пытаясь попасть ключом в скважину, старушка выговаривала бульдогу, что сидел на поводке тут же.
  - Простите... - Молодой человек немного опешил и замямлил. - Простите мою назойливость... - Он был готов встретить кого-то из прислуги и, наткнувшись на леди, растерялся. - Могу я видеть Шерлока Холмса?
  - Возможно, вы имеете в виду мистера Шерлока Холмса? - Едко поправила старушка.
  - Да-да, вы правы, мистера Шерлока Холмса.
  - Возможно также, вы знаете, что воспитанные люди не наносят визитов до ХХ часов? - Разговаривая, старушка стояла боком к посетителю и даже не повернула головы. Всё её внимание было отдано замку и ключу. Но когда они, наконец, слились друг с другом, пёс нетерпеливо дернулся, и ключ выскочил.
  - Дастмэн! - Старушка взволновалась и обратилась непосредственно к собаке. - Во-первых, как джентльмен, ты должен был справить свои естественные нужды до завтрака. Во-вторых, сейчас, проявляя нетерпение, ты мешаешь мне. И я уже не говорю...
  От колких ли замечаний старушки, или от бестолковости ситуации или ещё по какой-то причине, молодой человек почувствовал прилив бодрой здоровой злости. Он закончил фразу:
  - Про то, что ты мешаешь увидеть Шерлока Холмса этому прекрасному незнакомцу.
  Возникла пауза. Леди медленно повернула голову и ещё более медленно облила гостя неприязнью с головы до ног.
  - Хам!
  - Пусть так. Я бы вам посоветовал выгулять вашего... как его, Дастмэн? Дэстмэна на улице. Или, по-крайней мере, перекинуть поводок на другую руку, иначе вы никогда не попадёте...
  - Что!? - Леди задохнулась, набрала полные лёгкие воздуху, и начала извергать слова, как пулемёт Томсона: - Прежде чем начать, я повторю, что вы хам. Это столь же очевидно, как то что сейчас утро. Во-первых, Дастмэн, в отличие от вас, джентльмен, и он не при каких обстоятельствах не доверит свои орешки чьему-то постороннему газону.
  "Ого, как её проняло!" - подумал молодой человек, он невольно приподнял руку, защищаясь.
  - Во-вторых, даже человек столь низко образованный как вы, прежде всего, предложил бы даме свою помощь, а уж после стал давать советы. Советы, заметьте, в такой степени низкого качества, что они достойны разве что бабуина! Впрочем...
  - Так всё дело в багаже? - Краска бросилась в лицо молодому человеку, он невольно повысил голос. - Давайте сделаем так. Я погружу ваши чемоданы в машину. Ту, что перед домом, верно? Вы тем временем выгуляете милого пёсика в его привычную джентльменскую корзинку. А за то, что я выполню функции носильщика, вы представите меня Мистеру! Шерлоку! Холмсу!
  - И никакой он вам не милый! - Старушка демонстративно повернулась, допуская гостя к багажу.
  
  Когда уже почти все элементы багажа сложились в багажнике, и молодой человек нёс заключительные шляпные коробки, окно на втором этаже распахнулось, звякнув стеклом, и голова в белом колпаке пискнула:
  - Констебль! Помогите! Как же так? Держите этого мерзавца!
  Далее события развивались стремительно и уж вовсе безумно. Невесть откуда вырос констебль - здоровенный детина с рыжими бачками, - решительно и крепко взял молодого человека за локоть. Тут же полицейская машина с визгом шин и сиреной, перегородила дорогу Астон-Мартину. Который, впрочем, и не собирался отъезжать - водителя не было. Полицейский инспектор, ещё вылезая из машины, знаком велел констеблю надеть наручники - что тот и сделал с великолепной ловкостью.
  - Назовите своё имя, вы! - Рявкнул инспектор.
  - Д-джонсон. - Запнувшись, ответил молодой человек. В ступоре он смотрел на эту фантасмагорию; затем перевёл взгляд на наручники - они, очевидно, были настоящими и больно давили, - наконец на дверь, откуда вот-вот должна была появиться престарелая леди. Каких-то двадцать минут назад он, наслаждаясь, вдыхал утренний хрустальный воздух, щурился на солнце, ан вот уже стоит закованный в наручники. - Леди вам сейчас всё объяснит.
  Леди не появилась. Вместо неё из дома выскочил другой персонаж представления: безумный старик в белом колпаке. Его безумие было совершенно очевидным. Он выкрикивал фразы об ограблении, из какой-то коробки вытряхнул горсть блескучих драгоценностей и захрипел проклятия. Старый колпак попытался потерять сознание, но констебль подхватил его левой рукой - правой он всё ещё сдавливал локоть Джонсона.
  - Войдём в дом. Составим протокол. - Скомандовал инспектор.
  - Протокол? - Удивился Джонсон. Чувства мало помалу возвращались к нему.
  - Протокол. - Жестко повторил инспектор. - Вас задержали при попытке ограбления. И не кого-нибудь, а самого Шерлока Холмса. Хотя сейчас это имя мало кому что-то говорит.
  - Пусть так. Но если это шоу затеяли в качестве ограбления, то пусть, наконец, появится главная героиня. Старушка с бульдогом по имени Дастмэн.
  Констебль, инспектор и безумный старик переглянулись.
  - Про какую старушку вы всё время твердите? - Спросил полицейский. - Мистер Холмс, есть ли у вас в доме посторонняя старушка или хотя бы бульдог?.. Или хоть кто-нибудь по имени Дастмэн?
  Безумный старик гордо выпрямился и оправил халат:
  - За кого вы меня принимаете, Лестрейд? Посторонняя дама в доме?.. да ещё с собакой?.. Омерзительно!
  Джексона провели в гостиную, усадили на стул в центре комнаты. Лестрейд объявил, что ему нужно отлучиться по безотлагательному делу; и за допрос взялся Холмс. Гардины на окнах он не раздвинул, сохранив сумрак, в лицо подозреваемому направил свет лампы; сам сел за стол и подтянул бумагу и чернильницу.
  - Извольте представиться, сэр, - Начал Холмс своим максимально суровым тоном.
  Я тихонько сидел в кресле у камина. Признаюсь, я не сторонник этих холмсовских штучек. Я люблю запросто. Вот есть подозреваемый; его нужно подержать в камере двадцать четыре - заметьте законные - часа, вместе с насильниками, растлителями и убийцами, а потом спокойно, без нервотрёпки допросить. А эти фокусы с лампами в лицо - это не для меня.
  Поэтому я сидел с погашенной вишнёвой трубкой - по давнишней своей привычке. За этим и пропустил ответ Джонсона. Впрочем, я его и так знал. Холмс спросил что-то ещё - я это тоже не расслышал, и вынужден был переспросить.
  - Не перебивать! - прорычал увядающий сыщик, и хлопнул по столу "Британникой".
  Трубка выпала из моей руки и куда-то закатилась. Пришлось долго ползать и шарить её по ковру.
  - Какова цель проникновения в мой дом? - Продолжал допрос Холмс. - Какие документы вы собирались похитить? - Холмс горячился. - Каких государственных деятелей скомпрометировать? Отвечать!
  Джонсон молчал. Почва ушла из-под его ног и не предупредила когда вернётся.
  - Эврика! - Воскликнул я, и сунул трубку в карман халата. От поисков ли, а вернее всего из-за комнатных сумерек захотелось немножечко согреться.
  - Дорогой Шерлок! - Начал я как можно тактичнее. - Быть может, прежде чем ты углубишься в суть этого преступления, нам стоит поужинать?.. Выпить хересу...
  - Ватсон! Это абсурд! Это противоречит элементарной логике. Как мы можем поужинать, если мы ещё не завтракали? А раз мы ещё не завтракали, следовательно, ещё утро!
  - Да... конфуз вышел... - Я покрутил в кармане трубку. - Тогда, подчиняясь законам логики, нам следует позавтракать! А? Выпить хересу...
  - Другое дело, Ватсон! Нам всегда следует подчиняться законам логики. - Довольный Холмс, потирал руки. - А уж после завтрака, я вас уверяю, из этого американца я выжму всё. Всё, что он знает и чего не знает!
  - Откуда вы знаете, что я американец? - Подал голос Джонсон. - Догадались по моему акценту?
  - По плохим манерам, голубчик, - я снова принялся жевать мундштук трубки. Курить я когда-то бросил, но привычка к трубке была неистребима.
  - Манерам? - Удивился подозреваемый. - Я не успел ещё продемонстрировать своих манер...
  - Вы просто забрались в мой дом! - Холмс хрипло расхохотался.
  - Это не так. - С жаром начал Джонсон. - Пожалуйста, уберите лампу, я расскажу вам всё с самого начала!
  - Расскажете! - Холмс немного отвернул лампу, так чтоб её свет не был столь невыносим. - Конечно расскажете!
  В гостиную вошла миссис Даунстайр. Поднос с завтраком она поставила на стол перед камином, и направилась к окну - распахнуть гардины. Но, едва она прикоснулась к шнурку, вернее едва полоска света легла на её лицо, Джонсон напружинился и вскочил.
  - Это она! - Он бросился вперёд, но констебль оттолкнул его на стул. Сурово положил руку на плечо. - Констебль, задержите её! Это она, я узнал её! Это миссис... Я не знаю её имени, но это она пыталась вас ограбить!
  - Миссис Даунстайр? Исключено! - Холмс вложил в свой тон столько удивления сдобренного презрением, что Джонсон был вынужден поправиться:
  - Возможно она не хотела вас грабить, но это была она! В огромном палантине и с бульдогом! Однозначно!!
  - Я никогда не носила палантин, тем более огромный. - Мисс Даунстайр продолжила раздвигать шторы. Однако её фраза не прозвучала с должной твердостью или драматизмом.
  - Это были вы! Я готов поклясться на библии!
  - Э-эх! Чтоб тебя! - Второй раз за утро "Британника" ухнула в стол. - Сколько раз я просил вас, миссис Даунстайр уделять больше внимания гриму? Сорвать такое... такое...
  Холмс выключил лампу и стянул с головы колпак.
  - Должен признать, - констебль расстегнул наручники, - мистификация в этот раз получилась замечательная. Жаль, погорели на мелочи. Ещё б чуть-чуть и вы, мой друг, раскололись бы. - Констебль хохотнул.
  - Мистификация? - Джонсон просто ошалел.
  - Лестрейд так это называет.
  В комнате сделалось как-то неприятно. Констебль, наскоро простившись, вышел. Миссис Даунстайр, накрыв на стол, также удалилась.
  - Сдаётся мне, джентльмены. - Мне захотелось сгладить ситуацию. - Подходящий момент для бутылочки хересу.
  - Да-да, Джонсон! Просим вас позавтракать с нами. - Холмс заложил салфетку и разлил по бокалам вино.
  Редко когда удаётся выпить вина с таким... возвышенным и благородным чувством, как в то утро!
  - Ну-с! Что привело вас ко мне? - Осведомился Холмс после гренок с пашотом.
  - Очень срочное дело!
  - Никаких дел, милейший. - Я ласково посмотрел на старого друга. - Холмс не занимается делами. Именно поэтому он и переехал сюда с Бейкер-стрит.
  - Но это особенно загадочное дело, я слышал, вы обожаете такие.
  - Нет, вы слышали? Он слышал! А вы не подумали, сколько нам лет?
  Вилка замерла на полпути ко рту Джонсона.
  - Однако! Пожалуй, я представлял вас несколько моложе, доктор Ватсон. Да и вас, мистер Холмс.
  - Несколько моложе... Нам с Холмсом за семьдесят. Вот так! Миссис Даунстайр проводит вас после завтрака. Если поторопитесь, то успеете на ближайший пароход в свою Америку.
  - Так всё же, как вы догадались, что я из Америки?
  Холмс усмехнулся: - Из Мичигана, судя по-всему?
  - Да, из Чикаго, штат Мичиган.
  - Оно и видно. Но, так или иначе, я давно не практикую. Фигурально говоря, меня уже не существует. На дворе 1934 год и много лет, как меня списали со счетов. Я мало передвигаюсь и, вероятно, страдаю старческим слабоумием. Эти маленькие... сценки, в одной из которых вы с удовольствием участвовали утром - вот всё, что у меня осталось. И у доктора тоже. - Холмс, горько тряхнув головой, опрокинул стопку. Попал в рот.
  - Но может быть, сэр вы хотя бы выслушаете... Дело очень необычное. Могу я рассказать?
  - Можете, сэр. Но по окончании рассказа я пожелаю вам счастливого плавания.
  - Благодарю вас. Я впервые в Англии и...
  - Это заметно. Ваша бедная старая бабушка по-прежнему упрямо отказывается носить очки?
  - ?
  - Очевидно! Я понял это по вышивке крестиком на вашем шейном платке. Ручная работа, такую мог сделать только кто-то из близких, но шов неточен, что говорит о слабом зрении.
  - Верно сэр. Видите ли, я прибыл в Англию вместе с мистером Чиконе по несколько деликатному делу к мистеру Фареллу, химику из Оксфорда.
  - Разумеется, контрабанда спиртного в Штаты.
  - Вам и это известно?
  - Легко догадаться: Чиконе, сухой закон в вашей стране и наличие виски в нашей, хороший химик, который может организовать производство дешевого спирта.
  - Но случилось ужасное, в день, когда мы посетили мистера Фарелла он погиб. Его застрелили из револьвера.
  - Невероятно! Какая бедная фантазия. - Усмехнулся Холмс. - Вот если бы нам с доктором поручили такое щепетильное дело, Фарелла застрелили бы залпом береговой артиллерии.
  Джонсон не понял иронии, или не проявил этого.
  - Это случилось через минуту после разговора Фарелла с Чиконе.
  - Мы должны удивиться, сэр?
  - Но Чиконе не стрелял в Фарелла! Мы едва свернули за поворот, как раздался выстрел. Естественно, мы побежали назад, к месту встречи. Фарелл лежал с простреленной головой. Рядом никого не было. И оружия не было. И ещё удивительно, что полиция прибыла очень быстро. Меньше чем через минуту. Мне удалось убежать, а Чиконе схватили. И ему теперь не выкрутиться.
  - О чем они говорили с Фареллом? - голос Холмса приобрел профессиональную хрипотцу.
  - Я не слышал сэр, я стоял в стороне. Но могу предполагать, что о судне с партией шотландского виски, которое отправилось вчера в Канаду. Все легально, сэр.
  - Разумеется. Только судно, не доходя нескольких миль, до побережья Канады будет разгружено катерами из Нью-Джерси. Не так ли?
  Джонсон пожал плечами.
  - Кстати, виски очень хорошего качества. Как говорит Лепке Бухалтер, товар высокого качества всегда найдет своего покупателя. Фарелл контролировал качество виски. Всё было на мази, и Чиконе собирался заплатить ему первую половину.
  - Кто такой Лепке Бухалтер?
  - Как, сэр? Это правая рука Лаки Лучиано.
  Холмс кивнул, как будто это имя ему что-то говорило.
  - И что вы думаете по этому поводу?
  - Не знаю, сэр. Скажу вам только одно - за несколько секунд до выстрела мы с Чиконе услышали свист. Поэтому я знаю, что полиция упустила истинного убийцу, схватив моего босса.
  - Печальная история - покачал головой Холмс. - Пароход до Бостона отходит в восемь и это для вас последний шанс не попасть в руки Скотланд-Ярда. Я бы, конечно, посоветовал далее из Бостона проследовать до Иллинойса и заняться фермерством, но вы вряд ли последуете моему совету.
  - Но, сэр...
  - Счастливого пути, сэр. - Холмс демонстративно протянул руку. - Вам следует знать, что если всё было так, как вы рассказали, то убийца либо Чиконе, либо вы. И право выбора мы оставляем за вами. Это все, что я могу сказать.
  Мистер Джонсон вздохнул, пожал нам руки, и вышел.
  Я вернулся в кресло и прикрыл колени пледом. После бутылочки хереса, нет ничего лучше, чем сидеть у себя дома, греть старые кости, ноющие еще со времен англо-бурской войны, и почитывать утренние газеты.
  - Какого черта, вы расселись, Ватсон?
   Я подскочил. Холмс спускался уже одетым, в своем клетчатом плаще и кепи.
  - Мне надоело сидеть дома. Не проехаться ли до места преступления?
  - Да, Холмс, но мы даже не знаем, где это было.
  - Прочтите криминальную хронику в вашей "Таймс". И, я надеюсь, в баке "Астона" ещё осталось топливо?
  - Предостаточное количество!
  
  
  Мы подъехали на место убийства, когда там крутился молодой инспектор Стилсон. Нас с Холмсом он, конечно, не знал, но упоминание имени Лестрейда сделало свое дело.
  - Видите ли, сэр, - любезно пояснил инспектор. - Кроме следов мистера Фарелла и Чиконе других следов здесь нет, а стреляли в упор из револьвера крупного калибра. Именно такой обнаружили у мистера Чиконе. Мистер Фарелл сам позвонил в полицию за четверть часа до выстрела и, не объясняя причин, попросил приехать. Никто не думал, что это что-то серьезное... Всего хорошего, сэр.
  - Н-да, молодежь, - заметил я, засунув трубку в ухо. Когда-то я пытался отучить Холмса от вредной привычки курить, ковыряясь в ушах мундштуком его трубки. Холмса это курить не отучило, но вот я, от привычки ковыряться трубкой в ушах, уже избавиться не могу.
  - Да, Ватсон, нынешняя школа сыска вопиюще мало уделяет внимания следам. Что мы видим, Ватсон?
  - Отпечатки охотничьих сапог, их, вероятно, оставил мистер Фарелл, напротив него следы ботинок с острыми носками, очевидно Чиконе. Он приходил, потом уходил отсюда, вернулся второй раз уже бегом, судя по тому, что во второй раз его следы стали короче и с бОльшим упором на носок.
  - Браво, Ватсон, я вижу, мои уроки не прошли даром. Однако тут есть еще кое-что.
  - Это явно рифленые ботинки констебля несколько в стороне.
  - Но, Ватсон, взгляните, что это? - И Холмс опустился на одно колено, рассматривая пыль.
  Я наклонился.
  - Это пробежала собака, Холмс.
  - Браво Ватсон, но что за собака?
  - Мастиф или бульдог. Большая собака.
  Холмс хитро улыбнулся:
  - Одноногая собака, Ватсон!
  - Вы шутите, - я принялся рассматривать следы. - Да, в самом деле, Холмс, везде отпечаток одной и той же лапы. Задней левой, если я не ошибаюсь.
  - Не ошибаетесь. А видите борозду на песке, которая тянется параллельно собачьим следам?
  - Вероятно, это костыль одноногой собаки. Иначе, как она могла передвигаться?
  - Логично. Дружище, вы делаете потрясающие успехи.
  Мы расчехлили свои увеличительные стёкла, стали рассматривать следы вооруженными глазами. Холмс хмурился.
  - В анналах истории есть упоминание о двуногой собаке. Очевидцы уверяют, будто бы та собака превосходно бегала. Более того, она склонялась к подвижному образу жизни...
  - Как доктор, - я попытался высказаться, - уверяю вас, невозможно...
  - Ей трудно было вскочить, зато, когда собака вскакивала на лапы, то уж бегала до полного изнеможения.
  - Вот оно что!
  - Однако наш одноногий случай... Вам не кажется, доктор, что это чересчур?
  - Чересчур что?
  - Слишком сложно! - Холмс сверил длину своего шага с шагом собаки. - Слишком сложно такую собаку... запустить без посторонней помощи. Скорее это был одноногий человек. Да, в лёгком весе жокея.
  - А собачий след?
  - А собачий след он прикрепил на свою подмётку. Дабы сбить нас со следа.
  - Это логично. Во-первых, одноногому человеку значительно проще было застрелить Фарелла, чем одноногой собаке. А во-вторых, у нас появился третий подозреваемый.
  Холмс вопросительно взглянул на меня.
  - Я проникся симпатией к Джонсону, и мне не хотелось, что бы он оказался...
  - Понимаю. Однако нам необходимо объяснить ещё одну загадку. - Мы прошли вдоль одноногого следа. - Видите? След оборвался! Он исчез!
  - Ну не испарился же он, как пролитое виски, Холмс! - Мне стало смешно. - Мы ищем человека. Пусть он оставляет всего один след, да и тот собачий, но ведь собачий! не козлиный, верно? Да и серой здесь не воняет.
  - И всё же?
  - Дальше след просто затоптали. Этот начинающий инспектор Стилсон ещё, в сущности, мальчишка! Или вы настаиваете на бесах?
  - Не могу этого сделать. Слишком мало фактов.
  Некоторое время мы ещё находились на месте преступления, дискутируя о дальнейших действиях. Холмс настаивал на посещении Клуба английских химиков, членом которого, без сомнения, состоял убиенный Фарелл. Я же всецело соглашался с Холмсом, за малой корректировкой. Я предлагал прежде вернуться домой и отобедать. После минутного колебания, легендарный сыщик принял единственно верное решение, продолжать расследование после приёма пищи.
  
  Председатель Клуба английских химиков принял нас сдержано. Он уже слышал о смерти Фарелла и опасался, что наше расследование бросит тень на его Клуб. И только после наших глубочайших заверений в своей лояльности в частности, и всего расследования в целом, разговорился.
  Сообщил, впрочем, он немного.
  - Мы не были близки в отношениях. Фарелл вообще не был с кем-нибудь близок. Блестящий химик, человек энциклопедических знаний и трезвого ума он был истинным британцем.
  - Нелишенный, впрочем, корысти. - Съязвил я. - Вы слышали о его связи с Чиконе?
  - Насколько я знаю, - председатель сделал мину, - Фарелл использовал эти деньги во имя процветания Британии. Помимо химии он фанатично увлекался авиацией. Это удивительно, но факт. Сверхдальние полёты - вот что горячило его саксонскую кровь.
  - Вот, кстати, о температуре его крови. - Сказал Холмс. - Вы утверждаете, что он был человеком чрезвычайной выдержки? А что за размолвка у них вышла с женой?
  Председатель ошеломлённо оглядел сыщика.
  - Я не знаю, откуда вам это известно... свидетелей не было... как вы...
  - Смелее! - Ободрил его Холмс. - Всё останется между нами. Выкладывайте факты.
  - Да тут не факты, а факт. Месяца примерно два назад, жена Фарелла Брианна явилась в клуб и объявила мужу о разводе.
  - Она сделала это прилюдно опасаясь гнева мужа?
  - Нет не прилюдно. Свидетелем оказался только я, да и то случайно. Я думаю, она сделала это под влиянием сиюминутного настроения. Или под давлением любовника.
  - Любовника? - Мы с Холмсом воскликнули это хором. Дальше Холмс спросил один: - Вам это доподлинно известно?
  - Брианна выпалила это единой фразой. Что она уходит от Фарелла, что уезжает с новым мужем в Америку, и чтобы Фарелл не волновался о её содержании. У её мужа ресторан в Чикаго.
  - Понятно. - Протянул Холмс. - Как на это отреагировал Фарелл?
  - С ледяной выдержкой достойной джентльмена. Он согласился отпустить Брианну.
  "Если бы у меня была жена с таким именем, - подумал я про себя, - я тоже решил бы её отпустить. С радостью". Председатель, меж тем, продолжал:
  - Настолько холодно, что я, было, решил, что эта женщина ему безразлична. Однако потом, когда Брианна уже выбежала из клуба, Фарелл в дикой ярости рванул себя за волосы и прохрипел. - Председатель клуба понизил голос до шепота. - Я отомщу! Клянусь, я отомщу!
  - И всё? - Уточнил Холмс?
  - Да, только эти пять слов.
  - И что потом?
  - Потом я отправился ужинать. Подавали жульен. Скажу вам по-секрету, я терпеть его не могу, но моя дражайшая...
  - Вы не поняли. Что потом произошло с Фареллом? Что-то необычное? Непривычное?
  - Нет. Фарелл вернулся к будничной жизни. Уже назавтра в клубе он делал доклад. - Председатель поднял к небу глаза, силясь вспомнить. - Разве что... - Холмс и я насторожились. - На позапрошлой неделе Фарелл купил четыре фунта фенолфталеина.
  - Что же в этом странного? Насколько я помню это безвредный индикатор щёлочности.
  - Странно количество... оно очень большое. Не знаю, зачем Фареллу понадобилось так много. Вы не знаете?
  - Пока нет. Но скоро мы это выясним. - Холмс поднялся, давая понять, что наш визит окончен.
  - Я обязательно сообщу вам, - заверил я председателя, прощаясь, - куда Фарелл использовал фенолфталеин.
  На том мы и распрощались.
  
  Миссис Даунстайр баловала нас в тот вечер роскошным ужином. В молодости я равнодушно относился к изыскам в пище, а Холмса так и вовсе можно было считать аскетом. Но с возрастом, мы постепенно втянулись в кулинарные игры. Более того, Холмс выделил кулинарным шедеврам отдельную страницу в своей строгой дедуктивной системе.
  - Дак, что вы скажете, любезный доктор, - начал беседу Холмс, отваливаясь от печёных отбивных под красным чесночным соусом, - обобщая добытые сегодня факты? Удаётся сложить мозаику?
  - Я попытался сделать это после супа. Но эти телячьи отбивные вытеснили из моего сознания всё прочее.
  - Отбивные великолепны. Вы правы как никогда. И всё же мы должны распутать это пустяшное дело. Прямо здесь и сейчас, за чаем. Или вы думаете, нам потребуется кофе?
  Я заколебался в своём решении.
  - Тогда давайте начнём.
  Вот на это я сразу согласился.
  - Чиконе не убивал Фарелла. Это ясно, как божий день. Зачем убивать курицу, несущую золотые яйца. Вашего любимчика Джонсона тоже можно исключить из подозреваемых. Иначе, зачем ему обращаться к нам? Он просто сел бы на судно и смылся в Америку.
  "Быть может, он просто не принимает нас всерьёз, считает за две старые кочерыжки", подумал я, но промолчал.
  - Остаётся одноногий оставляющий собачий след.
  "А может он сам себя?" - Кажется, это я подумал вслух.
  - В этом нет логики, Ватсон. - Холмс раскурил трубку, а я свою всунул в ухо. - Зачем Фареллу убивать себя? Чтоб досадить жене, как он грозил? Но она об этом даже не узнает.
  - Или узнает.
  - И не расстроится.
  - Очень даже расстроится!
  - Ватсон прекратите меня заводить! Вы разрушаете мои мыслительные процессы! - Холмс заковылял наверх. - Теперь мне придётся взять в руки скрипку!
  Через некоторое время душераздирающе застонала скрипка. Манеру исполнения Холмса ни с кем не спутаешь! Это можно сразу понять, увидев воющих под окном собак.
  
  Утром я поднялся раньше обычного, однако застал Холмса уже одетым и готовым к прогулке.
  - Пошевеливайтесь, Ватсон. Скрипка навеяла мне новые идеи, которые мы должны незамедлительно проверить. - Сыщик вышел на улицу.
  - А мне она навеяла головную боль.
  - Я всё слышу старина! Не ворчите. Лучше подумайте, куда в конце-концов возвращается собака?
  - В собачий рай, если повезёт. Или в ад.
  - Не в такой далёкой перспективе.
  - Тогда, туда, где её кормят.
  - Именно, Ватсон! - Холмс ликовал. - И мы пойдем туда же!
  
  Адрес Фарелла нам дали в полицейском управлении. Мы проследовали до стоявшего особняком одноэтажного каменного дома, поднялись по деревянному крыльцу, причем я споткнулся о какую-то миску. Постучали. Ответа, естественно не получили. Холмс вынул связку отмычек, и через минуту мы вошли. Первым делом Холмса заинтересовала лаборатория Фарелла. Возле дистилляционного аппарата, стояла незапечатанная бутылка виски.
  - Обратите внимание, Ватсон, одна и та же бутылка и наполовину пуста, и наполовину полна, а рядом нет ни одного стакана! Удивительно! Более того, следы виски видны в одной из реторт. Остановитесь, Ватсон, не советую вам это пить, думаю, Фарелл проводил с ним какие-то опыты... Давайте-ка лучше осмотримся.
  - А что мы ищем? - Всю дорогу Холмс хитрил, и я был уверен, что старый плут о чём-то догадался. - Это облегчит поиски.
  - Мы ищем вот это! - Холмс эффектно сбросил со швейной машины покрывало.
  Рядом с машиной лежали странного вида лекала, а из корзины под столом я вынул кучу обрезков и маленький мешочек.
  - Это напоминает кисет для табака. - В мешочке оказался неровно прострочен шов, так что осталась дыра. За этим его и выбросили. - Не находите, Холмс?
  - Отнюдь. Это собачья обувь!
  - Холмс, я тоже не в восторге от нашего обувщика но...
  - Напрягите извилины, Ватсон! Это обувь для собаки. Вот эти матерчатые чехольчики - причина, по которой мы видели след только одной ноги. Да и то, потому, что чехол соскочил с лапы во время резкого старта.
  - Звучит путано.
  - Напротив - элементарно. Фарелл покончил жизнь самоубийством, и сделал это так, чтобы все подумали, будто это дело рук Чиконе. Он обул лапы своей собаки в матерчатые чехлы и оставил её ждать неподалёку.
  Когда Чиконе ушел и скрылся за поворотом, Фарелл свистнул - собака подбежала. Именно этот свист и слышал Джонсон. Фарелл пристегнул рукоять револьвера к поводку, и произвел самоубийственный выстрел. От грохота бедное животное рвануло со всех ног, и даже потеряло один из чехольчиков. Собака, убегая, унесла с собой все улики, включая и орудие убийства. Чисто сработано, за исключением одного потерянного чехла.
  - Фарелл, очевидно, неловко обращался со швейной машиной. - Я натянул мешочек на три пальца, покрутил. Выглядело правдоподобно. Почти.
  - Но Холмс! зачем Фареллу убивать себя? Зачем подставлять Чиконе? Они прекрасно делали бизнес.
  - Сегодня мы ответим на эти вопросы, мой друг.
  "Опять слушать скрипку!" - С тоской понял я.
  
  Оптимист! Я даже не подозревал, что мне придётся выслушивать сонаты Брамса и концерты Шумана по нескольку раз в день! А уж тексты Бетховена я вскорости знал не хуже автора. Дело на "трубку табаку" никак не выкуривалось. Гениальный мозг изъела моль времени.
  - Ответьте на два вопроса, - этими словами встречал меня утром Холмс. - И я расскажу, как всё было. Расскажу поминутно. Верьте! - На этой фразе мы расставались вечером.
  Куда девалась "одноногая" собака и в чём заключается месть Брианна. Вот два камня одного преткновения.
  Несколько дней искали собаку. Были задействованы все свободные полицейские Скотленд-ярда. Все трое. Нетрудно догадаться - безрезультатно. С женой Фарелла ситуация была и вовсе туманная. "На что бы вы поставили, Ватсон. - Этим вопросом Холмс меня просто ошарашил. Я даже подумал о маразме. В смысле его резком прогрессировании. - На любовь к родине или на любовь к женщине?"
  В тот момент я затруднился с ответом. Оставалось только ждать и вовремя вставлять беруши.
  
  Дело закончилось почти так же как и началось. Всё ещё тянулся апрель, и утра задавались ясные и солнечные. И вновь на Крейн-авеню появился молодой человек в полосатом костюме и дивной фетровой шляпе... Не лично, конечно - от Джонсона пришло письмо.
  - Так я и думал! - Возликовал Холмс, когда прочел его. - Я был прав!
  - Как всегда, мой друг. Как всегда.
  - Да вы послушайте, Ватсон, что пишет ваш Protégé. - Холмс стряхнул очки на нос: - Дорогой Холмс... вы великий сыщик... бесподобный... Ну вступление, я думаю, можно опустить... Ага! Вот. Партия виски, отправленная Фареллом, оказалась исключительно низкого качества. Несмотря на замечательный вкус и аромат, этот напиток оказывает на организм разрушающее действие... Вы поняли Ватсон? Вот ещё: ...наше предприятие терпит колоссальные убытки. Заведения всего штата, оказались в трудном положении и отказываются с нами сотрудничать; многие бары и рестораны обанкротились... Нет, вы это поняли, доктор? - Холмс выглядел победителем. - Вот она - месть Брианне!
  - Вы думаете? - Брови мои поползли вверх. - Однако это... изыскано. Отравить полштата, чтоб наказать блудливую жену.
  - Не так мрачно, Ватсон. Возьмите-ка в руки последний номер "Дейли Экспресс"! Нас интересуют вести из Новой Англии. Читайте!
  Я стал читать вслух: "В Чикаго произошла кровопролитнейшая перестрелка между гангстерами Аль Капоне и Чиконе. Предполагают, что бутлегеры были недовольны партией виски, которую им всучили люди Чиконе. (Напоминаем читателям, что сам Чиконе содержится Скотленд-ярдом под стражей в ожидании суда за преднамеренное убийство.) Нашего американского корреспондента поразила тактика произошедшего боя. Группа подвыпивших громил Аль Капоне влетела в бар и открыла огонь из автоматов Томпсона, однако буквально через несколько секунд каждый из стрелков ненадолго куда-то убегал, потом снова возвращался и возобновлял огонь с удвоенной яростью..."
  - Ватсон, будьте так добры, подайте бутылку с верхней полки. Спасибо. Это та самая бутылка виски, что мы нашли у Фарелла? А теперь смотрите. - Холмс взял баночку с пищевой содой, отвинтил крышку и бросил в бутылку щепотку. Жидкость в бутылке немедленно окрасилась в ярко малиновый цвет.
  - Что это, Холмс?
  - Тот самый фенолфталеин, Ватсон. Индикатор, который в щелочной среде окрашивает растворы в красный цвет. Обычно с его помощью определяют щелочи, а в нашем случае мы поступили наоборот - с помощью щелочи определили индикатор. - Холмс улыбнулся. - Это то, что было подмешано во всю партию виски.
  - Но зачем Фарелл его подмешивал, и как вы об этом догадались?
  - Должен напомнить вам, доктор, что в медицине фенолфталеин известен под именем "Пурген" и используется как отличное слабительное средство. Теперь, надеюсь, вам понятно столь странное поведение людей Аль Капоне в перестрелке?
  - Ужас, - я подавил улыбку и сделал круглые глаза.
  - Это было прощальной шуткой мистера Фарелла, - Холмс повернулся к камину и протянул руки, чтобы они погрелись над огнём. - Дело закрыто! Закурим?
  
  
  Против ожидания, эта история имела продолжение. Более того, и мне достался кусочек триумфа.
  - Холмс, вы были неправы! - Перед зеркалом я упражнял различные комбинации трагизма и пафоса.
  - Вы ошиблись, Холмс! - Я должен был произвести на Шерлока впечатление.
  - Вы гениальный сыщик, Шерлок Холмс, но и у вас случаются промахи! - Вот это лучше всего.
  Холмс не дал мне произнести моей коронной фразы. Лишь только я вошел, он проскрипел:
  - Вы сияете, словно начищенный пенни, Ватсон. - "Хоть бы сказал "соверен" не было бы так обидно!" - Вероятно вы нашли одноногую собаку?
  - Холмс, мне оскорбительно...
  - Ну хорошо, как начищенный фунт!
  - Другое дело. Да я нашел собаку. Было трудно, но я это сделал. Дело было так, мой приятель - он практикует в клинике для умалишенных - пригласил меня посоветоваться о подагре его жены. Я нашел суставы его дражайшей половины вполне сносными, и мы принялись за ужин.
  - Поближе к делу, если можно, доктор.
  - Мы уже совсем близко, Холмс. Как раз за ужином, приятель и рассказал о новом своём пациенте, который якобы наблюдал летящую собаку. Беднягу неделю лечили от навязчивых видений промыванием желудка и слабительным. Тем самым пургеном. Ну не насмешка ли судьбы?
  Холмс хохотал, как ребёнок. Он смеялся и вытирал слёзы, вытирал слёзы и снова давился от смеха.
  - Вы, конечно, выручили бедолагу из лап медицины?
  - Незамедлительно. Более того, я взял констебля, и мы бросились на поиски собаки. И мы нашли её! Где бы вы думали?
  - На дереве?
  - В яблочко! Фарелл прикрепил на спину мастиффа моноплан. Бедняга едва дышал, когда мы его освободили.
  - Гениально задумано! Фарелл понимал, что после шутки с пургеном его не оставят в покое. И он упредил месть Чиконе своим самоубийством. После выстрела, перепуганная собака побежала и, разогнавшись до нужной скорости, взлетела. Вот почему даже тот единственный след, что она оставляла, оборвался. Но уже переходите к главному, Ватсон. Не из-за летучей же собаки вы так сияете?
  - Вас не проведёшь, дружище! Вы гениальный сыщик, Шерлок Холмс, но и у вас случаются промахи! - Теперь это прозвучало без задуманного драматизма. - Большими яркими буквами на собачьем крыле было написано: "Сила Британии в покорении воздуха!" Не жажда мести к женщине вела этого мужественного сына своей страны, но светлая любовь к Родине! Привлечь внимание правительства к проблемам воздухоплавания - вот истинный поводырь его стремлений! Патриот, он...
  - Звучит неловко, - прервал Холмс. - Поводырь стремлений - это нелогично.
  - Считаете? Быть может лучше сказать "поводырь деяний"? Ведь может же у деяний быть поводырь?
  - Вообще-то поводырь - он ведёт вашего патриота. А уж патриот делает свои... свои... орешки на чужой газон. К слову, куда миссис Даунстайр отправила Дастмэна?
  
  Занавес.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"