Брынза Ляля: другие произведения.

Семь шагов к дому

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Загадка Джека Потрошителя... Кто он? Уничтожающий скверну или идущий к богу..."Масонский след" в истории "убийцы шлюх" -вопрос спорный. Случайность? Ритуал? Семь убийств, семь ступеней создания аль-иксира - философского камня? Почему бы и нет... Предупреждаю, текст сложный, спорный. Вероятно, где-то исторически недостоверный. Но гипотеза имеет право на существование. Джек Потрошитель -"каменщик", алхимик, маг в семи шагах от Бога... Весенний Царкон 2005 - 11е место :)


    TABULAE SMARAGDINAE
     VERRA SECRETORUM HERMETIS TRISMEGISTI
     Verum, sine mendasio, certum et verissimum.
     Quod est inferius, est sicut (id) guod est superius,
     et quod est superius, est sicut quod est inferius,
     ad perpetranda
     miracula rei unius.
     Et sicut omnes res
     fuerunt ab uno, meditatione unius:
     sic omnes res natae fuerunt
     ab hac una re,
     adaptatione.
     Pater ejus est Sol, mater ejus Luna;
     portavit illud ventus in ventre suo;
  
   nutrix ejus terra est.
     Pater
omnis...
     "Изумрудная Скрижаль"
     
     
     Шаг первый. Растворение
     
     Ртуть, сера, соль... Смог, исчерканный штрихом дождя. Собаки, бредущие по обочине. Знак. Тошнотворный привкус рыбьей чешуи на языке. Жаркая липкость ладоней и стоп. Гулкость витых переулков. Как же хочется домой! Звенит колокол, через вату слоистого воздуха звон протискивается с трудом, вбивается в ушные раковины медными штырями. Погасший фонарь. Вжимаюсь телом в стылую тьму каменной ниши. Подошвы скользят по щербинам мостовой. Падаю. Па-да-ю. Лечу лицом вниз.
     
     - Я пришла, Фрэнки. - Голос глухой, низкий, почти что мужской. Переворачиваюсь на спину. Смотрю на нее снизу вверх. Через белое кружево чулок рвутся наружу разбухшие вены. Застиранное платье. Вызывающе низкий корсет. Раскрашенное лицо напоминает маску Полишинеля.
     - Вижу.
     - Ты упал. Я помогу.
     - Не надо. Иди ко мне.
     
     Мэри -Энн приседает на корточки. Мягкими руками щупает мое лицо. С кончиков пальцев стекает вода, насквозь пропитанная горечью табака и любви. Я ощущаю ее сияние на своих веках, щеках, губах. Любовь обволакивает. Прижимаюсь к любви всем телом, ввинчиваю в нее свою пылающую душу и сливаюсь, растворяюсь, тону и становлюсь ей. Я и есть любовь.
     
     "То, что внизу, подобно тому, что вверху,
     а то, что вверху, подобно тому, что внизу.
     И всё это только для того,
     чтобы свершилось чудо единственного Единого."
     
     Пульс, ритм, стон. Мы уже не просто плоть. Мы - бесконечность океана, мы всплески волн, мы горные реки. Вихрь пролетает мимо, поднимая с мостовой спирали пыли. Анна. Моя Анна.
     
     - Ты готова? - Не нужно даже шевеленья губ. Мэри-Энн ищет этого вопроса в моих глазах и находит его, так же, как и я нахожу ответ.
     
     - Ааах... - Всхлип. В лицо ударяет упругая струя. Пока еще не багрянец ртути - кровь. Ее кровь и мое семя в пульсирующем тигеле. От твердого к жидкому.
     
      Шаг второй. Фильтрация
     
     - Ани зовут. Смуглянка Ани. - Женщина хохочет, обнажая сизые десны и гнилые пеньки верхних зубов. Кружка с дешевым элем пляшет в костлявой руке.
     - Я люблю тебя, Анна. - Наклоняюсь над ней, втягиваю ноздрями аромат кислого пота и пыльных волос. Она поворачивается, прищурившись смотрит на мой потертый макинтош и сбитые башмаки.
     - Пятипенсовик. - Бросает презрительно. Думает секунду и уже потише добавляет. - Пойду и за четыре. Погода-дрянь, дела - того хуже.
     - Я люблю тебя, Анна.
     Женщина замолкает. Ловит мой взгляд. Приклеивается, прирастает к нему. Верит.
     - Ты не врешь. Черт! Ты не врешь!!! - Щеки ее становятся пунцовыми, как розы. Тень от окна ложится на ее лицо рваным фиолетовым крестом.
     - Пойдем отсюда, Анна. Пойдем со мной. - Встаю, протягиваю руки.
     - Я знаю, кто ты и зачем пришел.
     Киваю, беру ее за костлявые плечи. Анна слегка дрожит. Это не страх, это нетерпение. Кашляет, закрывая рот мятым рукавом . На светлом ситце темное пятно проступает мохнатым цветком. Анна извиняющимся взглядом смотрит на меня.
     - Уже скоро, любимая - шепчу едва слышно.
     
     Рынок закрылся часа два назад. Пусто. Душно. Над горами смердящей гнили вопят чайки. Крик Анны захлебывается в птичьих воплях. Бережно укладываю ее на доски. В Анну вонзается тонкая острая щепа. Прости, любимая. Достаю занозу. Глажу царапину. Ласкаю темные волосы, нежно трогаю коричневые соски. Сажусь рядом. Тусклое небо отчего-то давит на мою грудь. Бритва пружинит о кожу. Нажим. Вот оно - теплая густота выползает через порезы на шее, лодыжках и запястьях, лопнув, вскрывается чрево. Убрать лишнее. Я осторожно вырезаю прогнившие легкие, вынимаю печень и селезенку, выскребаю дряблую ветошь сердца.
     
     "Точно так же, как все сущие вещи
     возникли из мысли сего единственного Единого,
     так стали эти вещи вещами действительными и действенными
     лишь путем упрощения"
     
     Тигель стынет. Жидкое отделено от твердого и лишнего. Ближе на шаг.
     
      Шаг третий. Испарение
     и
     
     Шаг четвертый. Очистка
     
     Я называю их Ив и Лили. Они не возражают. Раньше ту, что повыше ростом, звали Лиз. Другую, кажется, - Кэтрин. Их здесь многие знают. "Здесь" -это Белая часовня-Уайтчэппел. Ист-Энд. Клоака. Я нашел их и позвал.
     Ив и Лили болтают между собой на кокни, я не всегда улавливаю значения слов. Кажется, одна из них не готова. Но мне нельзя ждать. Знаки. Тридцать и девять. Предноволуние. Сентябрь слепит неожиданным солнцем. Лили щурится. Ее лицо- перезрелый баклажан - сизое и морщинистое. Она прекрасна. Подхожу к ней сзади и прикасаюсь губами к теплому затылку. Лили вздрагивает и расслабляется, в глазах у толстушки Ив я читаю ужас. Она расширившимися зрачками следит за солнечным бликом на штукатурке. Лезвие блестит драгоценным смарагдом.
     - Я люблю тебя, Лилит!
     Вы когда-нибудь видели смеющиеся баклажаны? И тонкий след через все горло точь в точь повторяющий контур счастливой улыбки моей Лилит... Тягуче струится багровое. Жарко. Кровь спекается на моих руках, на шелковых юбках, на загаженном полу и, тяжело испаряясь, поднимается вверх. Пахнет карамелью. Из твердого в газообразное... Три!
     
     Направляюсь к дрожащей Ив. Та хватается за шею рукой. "Нет!" У нее грязные ногти и крохотный заусенец на указательном пальце.
     - Не сейчас, милая. Ночью, - пытаюсь успокоить ее я. - Ночью в тебя ворвется любовь, и ты станешь свободна.
     - Пожалуйста, Фрэнк. Я хочу домой!- Ив бросается мне в ноги, цепляется за полы пальто и норовит вцепиться в мои глаза умоляющим взглядом. - Пожалуйста, Христа ради.
     - Домой... -Я сжимаю зубы в глухой тоске.
     На давно не мытой шее висит крошечный человечек из железа, приклеенный к двум перекладинкам крест-накрест. Ив ошибается, думает, что это - бог. Это плохо. Я легко бью Ив ребром ладони в висок, и она успокаивается. Железный человечек успокаивается вместе с ней. Сажусь на стул, жду новолуния.
     
     "Солнце - Отец его. Луна - его Мать.
     Ветер вынашивает его во чреве своем.
     Земля его вскармливает.
     Единое - и только оно -
     первопричина всего совершенного - повсеместно, всегда.
     Сила его - величественнейшая из сил - и даже более, более! -
     и явлена в безграничии своем на Земле."
     
     Передо мной на столе твердая субстанция - уши, волосы, зубы, ногти. Остальное не нужно. Ева лежит на животе. Из-под нее растекается зловонная лужа. Я стараюсь любить изо всех сил. Это непросто. Очень мешает запах и замусоленный шнурок на ее шее. Встаю, наклоняюсь над телом, пытаюсь сорвать... Шелковая нить проскальзывает в сочащуюся рану и застревает там намертво.
     Выхожу из комнаты. Натыкаюсь на надпись, накарябанную мелом на двери. "Евреи - не те люди, которых можно обвинить просто так". Усмехаюсь. Возвращаюсь за распятием. Долго и старательно отделяю чистое от нечистого. Под ногтями частицы крови. Не Его ли?
     
     
     Шаг пятый. Разделение.
     и
     Шаг шестой. Очищение.
     
     
     Мария. Как долго я ждал тебя, Мария. Смуглая, невысокая, с тонкими бледными губами. Тоненькая , будто веточка ивы. Мария. "Черна я, но красива". Моя Саломея... Моя песнь песней.
     Я держу Марию в объятьях. Темные кудри разметались по подушке. Лепестки роз - ее дыхание. Она сама - аль-иксир, философский камень, изумрудная скрижаль. Но как бы ни была прекрасна плоть, душа, чистая, сияющая, искрящаяся жаждет неба.
     - Люблю тебя!
     Я любуюсь спящей Марией. Сухими губами касаюсь тугого живота, где трепещет рыбьим хвостиком еще одна жизнь.
     
     "Сила его - величественнейшая из сил - и даже более, более! -
     и явлена в безграничии своем на Земле"
     
     Мария спит. Осторожно, чтобы не разбудить, я выковыриваю изумруды из ее глазниц. Странно, это ей совсем не мешает. Если слегка нажать на шарики белков пальцем , остается ямка. Делаю надрез под крошечной раковиной пупка. Рассекаю один за одним девять слоев, девять врат... Знаки. Кожа, жир, мышцы... Кесарю - кесарево, а богу - богово. Кесарь,до Бога тебе шагнуть дважды. Знаки...
     
     Не поверите, но рыбка еще жива. Уставилась на меня и машет жабрами, как крыльями. Улыбайся, ангел... Шевелятся отростки крошечных конечностей. Мне радостно и спокойно. Крестообразный всплеск ножом и сын мой свободен. Ведь сказано в Библии, что "пока человек не родится вновь, не видать ему Царства Божия". И лишь единожды сделать шаг...
     
     
     Шаг седьмой. Прокаливание.
     
     Ведь сказано в Библии, что "пока человек не родится вновь, не видать ему Царства Божия". Я чувствую себя счастливейшим из ныне живущих. Я вижу перед собой мерцающий и зовущий порог Царства Божия - моего царства.
     
     Отдели же землю от пламени, тонкое - от грубого,
     с величайшей бережностью, с трепетным тщанием.
     Тонкий, легчайший пламень, воспарив к небесам,
     низойдет тотчас же на землю.
     Так свершается единение всех вещей - горних и дольних.
     И вот уж вселенская слава в дланях твоих.
     И вот уже - разве не видишь?! - мрак бежит прочь. Прочь!
     Это и есть сила всех сил - и даже еще сильнее! -
     потому что тончайшее самое и наилегчайшее
     уловляется ею,
     а самое тяжкое ею пронизано, ею проникнуто.
     Так, так всё сотворяется. Так!
     
     
     Пламя целует мне пятки. Ластится, трется о колени. Тычется упрямым носом в лопающуюся кожу лица. Боль вспенивается ошеломляющим экстазом.
     
     Я люблю тебя!
     
     Еще немного, и я вернусь домой. Вернусь туда, откуда изгнан. Вернусь к тому, кого любил я так сильно, как не любил и не полюбит его никто. Никогда.
     
     Я люблю тебя!
     
     Еще чуть и я увижу его лицо. Лицо того, кто не принял моего дара. Того, кем был я растоптан и низвергнут за Любовь. И тогда я выжег ее из сердца, и понес в трепещущих пальцах, и дарил нищим и алчущим. Я вернусь... Долог был избранный мной путь. Темен и уродлив был мой храм, и лишь Им отверженные служили в нем. Они все здесь, со мной. И те, что все еще несут себя в жертву на моих изгаженных алтарях, и те, кто спасся, пройдя со мной последние семь шагов к дому. Мы вернемся, встанем перед Его троном, посмотрим в его глаза и скажем...
     
     Я люблю тебя!
     
     "Бессчетны и удивительны воспоследующие применения
     прекрасно сотворенного мира, всех вещей мира сего.
     Вот почему имя мое - Гермес Трисмегист / Триждывеличайший.
     Три сферы Знания подвластны мне. Три!
     Но... умолкаю, возвестив всё, что желал,
     про деяния Солнца."
     
  
  
  
     
     Примечание автора:
     Использован полный текст "Изумрудной скрижали" (курсив). Тем, кто дошагал до конца, - мы шагали по семи этапам получения философского камня.
     Также были использованы материалы:
     Различные работы, статьи, книги, гипотезы, о загадке "Джека Потрошителя" ,
     а также
     http://mra-mrak.narod.ru/Text/izskrgermes.htm
     http://taoktagon.narod.ru/izumrudn.htm
     http://koncheev.narod.ru/bekon.htm

Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ж.Борисова "Варвара-Краса и секрет вечной молодости"(Научная фантастика) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Записки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияНедостойная. Анна ШнайдерТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-ЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваНевеста двух господ. Дарья ВеснаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"