Борзов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

После дождика в четверг (Гл.29 - 32)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
   -29-
  
   В церкви, восстановленной и отремонтированной не без участия прихожан, все соответствовало требованиям и канонам православной религии. Единственное, что отличало ее от других храмов, разбросанных по стране, так это отсутствие той ауры, которая создается веками, и воплощающей в себе оставленные и вознесенные под купол просьбы и покаяния миллионов грешников, желающих очистить свою душу в надежде на счастливую жизнь. Среди старых, усталых лиц попадались совсем молодые и еще светлые, не тронутые горем и заботами. Одни стояли перед иконостасом, другие ставили и зажигали свечи. Службы не было. Андрей неуверенно прошел в сторонку и спросил у какой-то старушки, куда нужно ставить свечку за здравие. Затем посмотрел, как делают другие, и повторил несложную процедуру. На выходе он заметил каких-то людей, молчаливо провожающих взглядом каждого, проходящего мимо. Они ни о чем не просили, только внимательно пытались заглянуть в глаза. Андрей отдал им какую-то мелочь, услышав непривычное " храни вас господь", отчего вдруг вздрогнул и опустил голову.
   Совсем молодой парень тормознул, едва он поднял руку. Дорогу объяснять не пришлось: Николая знали многие водители. Чувствуя себя непривычно в роли пассажира, журналист впервые с интересом наблюдал за жизнью его родного города, когда-то взрослевшего вместе с ним, а теперь казавшего чужим и враждебным.
   Николай совсем не удивился, увидев машину журналиста, загруженную на платформу эвакуатора, и даже согласился обслужить вне очереди. Глупых вопросов не задавал, сосредоточенно морщил лоб, заталкивая авто в ангар.
   Подъехать просил через несколько дней, иначе не справится.
   - Сегодня с утра в церковь ходил, - вместо приветствия заметил журналист, входя в мастерскую, прибранную и приведенную в порядок.
   - Я там вообще никогда не был, - ответил Николай, слегка покосившись на Андрея, который после происшествия выглядел каким-то озадаченным и серьезным.
   - Успел посмотреть?
   - Посмотреть не то слово, я на брюхе всю облазил.
   - И что?
   - Тормозная жидкость вытекла, хотя шланги целы. Не могу понять, как такое случилось. Новую залил, прокачал и даже прокатился немного, чтобы проверить - механик протянул ключи, - смотреть будешь?
   - Ты там про этого иностранца говорил...
   - Ошибся я, выпил накануне, - перебил механик, давая понять, что не желает развивать эту тему.
   - Бывает иногда чертовщина такая, что не объяснить никому, -
  вдруг сказал Андрей, - даже себе.
   - Чертовщина? - встрепенулся Николай.
   - Другого слова не подберешь, - размышлял Андрей над событиями прошлых дней. - Ты знаешь, тогда на дороге, у меня чувство возникло, что кто-то другой за рулем сидит. А я наблюдаю, как бы со стороны, как в кино. Все должно было стремительно произойти в какие-то секунды, а на самом деле прошла вечность.
  - Как это?
  - Понимаешь, я летел долго и медленно, и страха никакого, а потом она пришла.
  - Смерть? - догадался Николай.
  - Нет, тишина. Четко так мне в ухо говорит - привет!
  - А ты?
  - Чуть не спятил. Вот, думаю, уже голоса в голове появились. Ты мне веришь?
  - Зачем тебе врать! - удивился механик, пораженный откровением журналиста.
  - Получается, что мне еще один шанс дали.
  - В церковь сходил, так легче стало?
  - Не пойму, - честно признался Андрей, - ощущение, что со мной кто-то
  играет.
   Николай поразился словам журналиста, который выразил его собственные мысли, так часто приходящие в последнее время.
   - Может, тебе воздержаться, ну пока машину не трогать. Хочешь, я тебя отвезу?
   - Спасибо, ты и так помог, - он попытался улыбнуться, чтобы сгладить свою, как ему показалось, временную слабость.
  
   Ничем не примечательный мужчина сидел на лавочке и водил носком своего ботинка по песку. Ничего особенного, вот только огромная шляпа на нем сразу привлекала внимание. Эта шляпа вызывала ощущение, что человек запутался во времени и зашел сюда из другой эпохи.
   Когда Андрей подъехал к дому, он сразу заметил мужчину и почему-то решил, что тот дожидается именно его. Увидев журналиста, человек поднялся со скамьи и некоторое время как бы собирался с мыслями.
   - Вы Андрей?
   - Да, чем могу служить?
   - Я Иван Иванович. Мы можем поговорить?
   - Конечно, - согласился Андрей, чувствуя некоторую настороженность.
   - Вы просмотрели дискету? - спросил Иван Иванович и поправил шляпу.
   - Откуда у вас эта информация? - вопросом на вопрос ответил журналист.
   - Я ее собирал очень долго. Вы даже представить себе не можете, как долго. Ушли годы, не говоря уже о трудностях, связанных с этим занятием.
   - Зачем мне информация на самого себя? - спросил Андрей, разглядывая своего собеседника, доставившего ему столько хлопот.
   - Не понял? - удивился Иван Иванович и вновь поправил шляпу.
   - Вы прислали мне мою автобиографию, кстати, очень подробную.
   - Интересно, - на мгновение задумался Иван Иванович, - вы забрали дискету сразу после нашего разговора?
  - Нет, не сразу.
  - Значит, ее подменили!
  - Подменили? Кто и зачем?
  - Как вам объяснить? - он старался сосредоточиться, это было видно по его глазам.
  - Для вас, впрочем, и для всех остальных, я больной, - он с надеждой взглянул на журналиста, - а какое доверие может быть к шизофренику?
   Его и слушать никто не будет. Он вселяет что угодно, но не доверие! Дискету вам подменили, чтобы вы поверили в этот бред. Сработали как всегда быстро, но не очень профессионально.
   - На психа не похож, - подумал Андрей, внимательно наблюдая за мужчиной.
   - Мне никто не поверит, чтобы я там ни говорил. Вам поверят.
   - А к чему все эти шпионские страсти с тайниками?
   - Они меня слушают, пусть и дальше слушают, - просто ответил Иван Иванович, - вас тоже, возможно, начали прослушивать.
   - Зачем им это?
   - Работа такая.
   - У вас, кажется, опыт определенный имеется, - вспомнил слова оперативника Андрей, пытаясь разобраться в ситуации, в которой он оказался.
   - Большой опыт, - подтвердил Иван Иванович.
   - Они вас не поняли?
   - С чем боролся, на то и напоролся, - как-то грустно ответил Иван Иванович и поежился, несмотря на теплый день.
   - Вы можете сделать копию? - неожиданно для самого себя предложил Андрей.
   - Да, конечно, - оживился мужчина, - но это опасная информация. Я не настаиваю..., но только до того, как она станет доступной всем.
   - А что за информация?
   - Коррупция.
   - Почему вы выбрали меня?
   - Трудно объяснить, - вздохнул Иван Иванович, - вы еще молоды, не обижайтесь, многое вам не понять.
   - Мне нужно немного времени все осмыслить, - сказал журналист, чувствуя неизвестно откуда возникшее доверие к этому странному типу.
   - Решение непростое, выбор за вами, - Иван Иванович опять поправил шляпу, но сделал это так, словно прощаясь.
  
  
  
   -30-
  
   Сложившиеся между Чертом и Ангелом отношения, безусловно, вызывали у обоих противоречивые чувства. Ангел был заметно удивлен той фантазией и напором, которые проявлял его новый знакомый. Черт, пытаясь обогатить свой опыт, стремился узнать что-либо новое. Однажды, уступив мучавшим его сомнениям, он решил получить ответ, как он считал, на один из главных вопросов, постоянно сидящих в его маленькой, но объемной голове.
   - Слушай, а когда тебя сюда определили? - спросил он.
   - Ты что имеешь в виду? - переспросил Ангел.
  - Мы с тобой раньше не встречались?
   - Вряд ли. Я бы запомнил.
   - Может, не здесь, в другом измерении?
   - Твои стратегические исследования не ограничиваются Урантией?
  - Если ты все знаешь, - заулыбался Черт, - ответь мне на такой вопрос.
  - Все я не знаю, впрочем, давай, спрашивай.
  - Почему они, если что-то не так, сразу нас спешат обвинить, все свои грехи на нас вешают?
  - В прошлом, как тебе известно, вы много зла принесли. Восстание кто поднял и смуту сотворил?
  - Почему восстание? Расхождение во взглядах не означает насилие и борьбу!
  - А что дальше произошло? - пытался напомнить Ангел.
  - Раскол, фракционная борьба.
  - А дальше?
  - Работа в массах, укрепление своих рядов среди сторонников и привлечение сочувствующих.
  - А какими методами!
   - Но зло существовало во времени всегда, - удивился Черт, - а грех существует там, где есть выбор.
  - Преднамеренный выбор зла и есть грех.
  - Ну, это не нам с тобой решать, - возмутился Черт, - все мы часто заблуждаемся.
  - Заблуждаемся? - переспросил Ангел. - Заблуждение - это и есть сознательное отвержение истины. Именно оно сначала приводит к порокам, а затем к греху.
   - Хорошо, допустим, ты прав. Что им мешает сделать верный выбор?
   - У нас с тобой разное понимание слова " верный".
   - Спрошу по-другому, - напрягся Черт, - почему одни выбирают зло, а другие добро?
   - Свобода выбора, привилегия, дарованная свыше.
   - Но свобода - понятие условное! Где она? Где! - Черт посмотрел налево, затем направо, - что-то не видно.
   - Свобода основана на справедливости, - подсказал Ангел.
   - Уморил! Когда и где ты видел эту, как ее... справедливость. Это же утопия, тоже мне Жак Руссо!
   - Ты и там успел побывать? - удивился Ангел.
   - Проходил стажировку, - признался Черт, - и над дипломной работал.
   - Защитился?
   Черт махнул копытом и вдруг хитро посмотрел на оппонента.
   - А план? Генеральный план! Это тоже свобода?
   - Ты подменяешь понятия, анархия и свобода - совершенно разные категории.
   - Не убедил ты меня, - торжествующе произнес Черт, - хотя диспут получился забавным.
   О каком восстании шла речь? Читатель, вероятно, просто забыл, что на небесах также происходят коллизии и нешуточные. Опубликовав известный манифест и бросив вызов старейшинам, молодой и подающий надежды властелин одного из планетарных департаментов взялся за переустройство отведенной ему небесной епархии. Сын вторичной категории он продолжал действовать согласно Манифеста, который, если быть до конца объективным, и послужил поводом для восстания. Утверждение о том, что " разум непогрешим", привлекло на его сторону много сторонников и позволило продолжать бурную деятельность, даже создать свое собственное правительство. Проводимая им на Урантии пропаганда, несмотря на противостояние, принесла впечатляющие результаты. Поэтому было принято решение отключить Урантию от контуров вселенной. Это была война на небесах. Может и лишенная проявлений, характерных для войн незрелых физических миров, но более страшная, потому что она ставила под угрозу жизнь вечную. Потери были огромными, последствия - чудовищны. Многие ангелы обмануты. Только с приходом Михаила мятежники лишились основной власти, но получили возможность странствовать по Урантии. Именно здесь должно было произойти решающее сражение. И оно произошло. Отклонив предложение Михаила о спасении, заблудшие участники восстания все еще были способны чинить свои подлые козни.
  
  
   Когда Татьяна Васильева приехала к внучке, оказалось, что та прекрасно себя чувствует и никакой телеграммы не посылала. Старушка даже обрадовалась, ладно с этой телеграммой, ошиблись люди, с кем не бывает. Поиздержалась, правда, на дорогу, билеты такие дорогие, хотя чай дают и радио играет. Внучка Настя непонятно зачем уехав в большой город, решила самостоятельно искать свое счастье. От внимания Татьяны Васильевны не укрылось, как повзрослела и изменилась девушка, прежней осталась лишь ее улыбка, открытая и щедрая. А глаза стали другими, серьезные и озабоченные и даже немного грустные. Встретила она старушку радостно и приветливо, хотя видно, что не все складывается так, как она мечтала. Бросилась в холодильник, захлопала дверцами шкафчиков и достала все, что, возможно, приберегла на праздники. Появились и подарки, о которых Татьяна Васильевна и не мечтала. Значит, помнит, а что писала редко, так жизнь такая - с утра на работу, вечером на учебу.
   Несмотря на теплый прием, Татьяна Васильевна почувствовала, что хотя она и близкий, но все же гость в этом доме. Проводив в очередной раз внучку на работу, она с интересом разглядывала небольшие фотографии в аккуратных рамках незнакомых ей людей, шагнувших в жизнь ее Насти. Вот молодой и красивый парень прижался к девушке, сверкая ослепительной улыбкой. Обхватил внучку так, что старушке сначала стало неловко, а затем немного грустно. Лицо хорошее, - она внимательно вглядывалась в парня, - сейчас узнаем. Она взяла в руки рамку и закрыла глаза. - Любит ее, и она в нем души не чает. Вот только холод какой-то, и тревожно на сердце. Она испуганно поставила фото на место. Давала же слово, не прикасаться к чужим вещам, но не удержалась. А это кто? Она вздрогнула и не поверила. Большой и смешной берет, нелепые носки и огромный бесформенный сарафан. Это же она в молодости! Татьяна Васильевна пыталась разглядеть смутные очертания на фото. Где это она? Ступеньки какие-то, дом с колоннами, а вокруг ни души. Вспомнила! Убежала от батюшки, не послушалась строгих наказов. А как устоять? Молоденький, такой важный господин, как увидел ее, так и пристал: пойдем, барышня, я ваш портрет сделаю. Вы только не пугайтесь, когда дым пойдет. Это быстро и не страшно, а память на всю жизнь. Батюшка запретил, а она все равно убежала. Неожиданно воспоминания приятной волной сдавили грудь, и далекие картинки детства, толкаясь друг с другом, выстроились в ряд. Волнуясь и поправляя платье, она робко встала перед храмом, а молодой господин что-то колдовал над аппаратом, накрывшись сюртуком.
  - Смотрим сюда, барышня.
   Перевернутое изображение улыбнулось и вздрогнуло вместе со щелчком камеры.
   Как давно это было, или нет, совсем недавно! Вот и жизнь пролетела, где эта наивная и пугливая девочка? Татьяна Васильевна бережно поставила свою фотографию. Все было, и хорошее и плохое, только остались в памяти светлые моменты, может, поэтому и дожила до этих лет. Других плохое всех изломает, болезнями наградит так, что и жизнь не в радость. А ей повезло. Способности открылись сны читать, еще кое-что, о чем она никому не говорила. У человека всегда какой-нибудь талант должен быть, хотя он об этом и не знает. Живет и не знает. Времени к себе прислушаться не хватает. А, может, не хочет. Жалко, конечно. Кто только не приходил к ней за советом, и вдруг она вспомнила странного посетителя.
   - Прибыл издалека, а толком ни о чем не спросил. Она не могла понять, почему он ей не понравился. Такого за собой она давно не замечала, чтобы вот так невзлюбить с первой встречи. Опрятно и модно одет, не грубил, а что претензии высказал, всякое бывает, - думала старушка. Однако что-то внутри подсказывало ей, что она права в своих чувствах.
  
   Губернатор пребывал в отличном настроении, что случалось крайне редко, так как обычно он находился в другом состоянии. Знающим людям объяснять не нужно. Забот у него столько, что если кто другой смог оказаться на его месте, то крепко задумался бы над тем, что значит высокая должность. Многие вообще отказались бы от мысли выдвигать свои кандидатуры, а Губернатору уже поздно, трудящиеся привыкли к нему, а он к ним. Он стал неразделимой частицей всех и каждого, регулярно входя по вечерам в дома, присаживаясь вместе с их обитателями за вечернюю трапезу. К нему так привыкли, что чувствовали какую-то незавершенность, если в газетах отсутствовал очередной репортаж, начинали волноваться, если он уезжал на пару недель в отпуск или просто по делам.
   Одним требуется совсем немного, чтобы поднять настроение. Так и ходят с утра до вечера радостные и счастливые. А почему? Так зуб не болит, ботинки не текут, свет в квартире есть, муж не пьяный, и в отпуск скоро. А вот другим этого недостаточно, так как личности они творческие и находятся в постоянном поиске, то прекрасного, то совершенства, однако встающие на их пути преграды вызывают упадок сил и огорчения.
   У Губернатора все имелось, и прекрасное и совершенное, но настроение отличное случалось не часто. В этом какой-то парадокс, если хотите, тайна скрывается. А настроение отличное возникло сразу после просмотра фильма. Забавная, старая комедия, немного наивная и поэтому смешная. Герои там как дети, хотя нынешние чада дадут сто очков вперед всем взрослым из этого фильма. И лица у них другие, не такие как сейчас, а светлые и красивые. Если и делают какие-то гадости, все равно хочется смеяться. Губернатор даже не понял, почему у него вдруг появилось такое прекрасное настроение. Вроде и поводов серьезных нет. Наверно, это сила искусства, - подумал он, - или талант актрисы. Вот тебе и сон! Теперь надо обязательно старушку найти. Говорят, наделена она таинственным даром провидения. Хотя и посмеиваются многие, но часто обращаются к ней за советом и помощью. Даже из Москвы звонили, спрашивали, кто и где проживает. Очень серьезные люди, он даже удивился, что ничего не знает и толком не может о ней рассказать. Бабке все равно, кто перед ней, говорит начистоту. Неудобно, с одной стороны, показаться невеждой, но почему не попробовать? Организовать фонд какой-нибудь поддержки стариков, и для общественного мнения хорошо, и лишних вопросов не возникнет.
   Если с Губернатором все было в порядке, то в Управлении как раз наоборот. Позвонили из Центра, естественно, по секретной связи. Какой визит африканского гостя? Он уже давно уехал к себе домой, аккредитация закончилась три месяца назад! Просим прояснить ситуацию и ответить срочно.
   - Ну, дела! - поразился полковник. - Кто принимал телеграмму?
   - Какую?
   - О визите иностранца!
   - Михайлюк, он у нас этим делом заведует.
   - Сюда его, быстро!
   Старший лейтенант Михайлюк в это время окучивал картошку у мамы на огороде. Впервые за много лет он получил отпуск летом. И буквально на следующий день его подняли в семь утра и вывезли в лес. К сельскому хозяйству он относился с большим предубеждением, и сейчас, стоя между грядок, он с ожесточением махал тяпкой, время от времени отгоняя от себя злющих оводов, которые атаковали его на бреющем полете.
   - Григорий, ты не ленись, поливай сразу моим раствором, - подсказывала мама, разводя в большой старой металлической ванне одну треть куриного и две три коровьего навоза.
   - Мама, так они воняют.
   - А как зимой с селедочкой, не воняют?
   Старший лейтенант безропотно брал ковш и принимался поливать темной жижей растительность, прикидывая, сколько же времени уйдет, прежде чем он справится с заданием.
  - Посмотри, какая ботва!
  - Какая? Зеленая! - злился Григорий, замочив еще одного камикадзе, больно впившегося ему в бок.
   Возникшие неожиданно на деревенской дороге клубы пыли не только подсказывали о пересеченном рельефе местности, но и о том, что кто-то отчаянно торопиться в этот ранний час.
   - Гриша, в контору срочно, - он узнал своего начальника, который выглядел озадаченным и взволнованным. - Здрасте, тетя Нюра, забираю парня, дела государственной важности.
   Нюра Петровна вытерла руки о подол своего платья и не по- доброму глянула на приезжего.
   - Знаю я вашу государственность! Зимой за гнилье три шкуры дерут, а летом делом заняться не дадут. Нет его. Скажешь - не нашел!
  - Как же нет? Вот он. Старший лейтенант Михайлюк!
  - Я!
  - В машину, быстро!
   Григорий так и предстал перед полковником, - потный, в грязных шортах и резиновых сапогах.
  - Это, - полковник почувствовал одну треть куриного и две трети коровьего, - ты телеграмму принимал по иностранцу?
   - Я, - уверенно сообщил старший лейтенант, потому что никто другой просто не был допущен к этим секретам.
   - Давай посмотрим.
   - Вот, - Гриша положил на стол большую амбарную книгу, пронумерованную и опечатанную. - Когда это было? - задал он вопрос скорее себе, как бы мобилизуя всю свою память. - Двадцать шестого! Точно. Зарплату выдавали.
   Полковник тоже глянул. Все верно.
   - Ошибки быть не может?
   - Исключено!
   Солнышко продолжало ярко светить, но где-то вдали начали собираться тучки, и повеяло ветерком.
   - Можешь идти, - разрешил начальник и Гриша повернулся.
   " Fuck you " - прочитал полковник на спине у старшего лейтенанта, и неожиданно закололо в боку. Гриша совсем забыл о том, что с утра облачился в футболку своего младшего брата, который, как и положено юношам в этом критическом возрасте, являлся полным и окончательным нигилистом, не только отрицающим ценности старших, но и постоянно бросающим им вызов.
   - Ничего страшного, - сказали в госпитале, сделав снимок, - небольшое перенапряжение, проще говоря, межреберная невралгия. Главное - не волноваться!
   Помните про проблемы? В управлении умели их не только создавать, но и бороться. Паники никакой, может, чуть больше грязи появилось на ковровых дорожках, да двери кабинетов открывались и закрывались значительно чаще. Народу в столовой и в спортивном зале поубавилось, но это только для внимательных, остальные просто ничего не заметили. Но работа закипела и забурлила, невидимая, как овощное рагу, накрытое крышкой.
  
   - Андрей Носов? - прозвучал вопрос, полный оптимизма и энергии.
   - Я вас слушаю.
   - Надеюсь, вы меня узнали.
   - Не совсем, - честно признался Андрей.
   - Это потому, что мы с вами по телефону впервые говорим, - сказал незнакомый голос. - Я вас недавно подвозил, на вашей машине.
   - Теперь вспомнил.
   - Встретиться бы надо, - сказал теперь уже знакомый голос.
   - Где и когда?
   - Вы на колесах?
   - Да, - подтвердил журналист.
   - Давайте подышим воздухом и с природой пообщаемся, - прозвучало предложение.
   Андрей приехал в парк и вылез из машины. Как хорошо! - подумал он, вдыхая чистый воздух и осматриваясь кругом. Сколько же этим деревьям лет? Стояли, может, до того, как я родился. И останутся, когда я уйду.
   - Привет, - сказала Тишина.
   - Привет, - ответил Андрей, нисколько не удивляясь.
   - Встречаться стали чаще? - спросила Тишина.
   - Все как-то некогда.
   - С кем это вы? - услышал журналист и обернулся.
   - Мне послышалось, вы с кем-то говорите, - к нему подошел оперативник и протянул руку для приветствия.
   - Так, мысли вслух, - немного смутился Андрей.
   - Природа она успокаивает лучше любого лекарства, - рассуждал боец невидимого фронта и достал сигарету, - курите?
   - Нет, спасибо.
   - У меня к вам предложение, - он с удовольствием задымил и перешел к делу. - Помните, приезжал к нам иностранец. Очень интересная личность. Что вы скажете, если мы предложим написать о нем статью.
   - Я пишу на другие темы, - ответил Андрей и немного насторожился.
   - Не спешите отказываться, возможно, это ваш шанс сделать серьезную заявку.
   - В редакции не поймут.
  - Это не ваша забота, - улыбнулся оперативник, - ну что, возьметесь?
  - А о чем должна быть статья?
  - Давайте об этом поговорим.
  
  
   - 31-
  
   На тучи, сгустившиеся на небе, никто особенного внимания не обратил. По своей форме, если отдаться воображению и фантазии, они напоминали вытянутое и недовольное лицо, которое морщило лоб, и всем своим видом подсказывало, что ему что-то не нравится. Что именно не нравилось, определить не представлялось возможным.
   Чувствуя некоторую незавершенность состоящего накануне диспута, Ангел первым нарушил молчание, в очередной раз встретив Черта.
   - Предчувствие у меня, что грядут важные события.
   - Ты о чем?
   - Контора серьезная за тебя взялась.
   - Дипломаты, как ты знаешь, - заметил Черт, - имеют этот, как его...
   - Иммунитет, - подсказал Ангел.
   - Вот именно он самый. Поэтому, какие могут быть вопросы? Скандала никто не желает, тем более международного.
  - А как насчет пари?
  - Так еще ничего не ясно! - возразил Черт, - все только начинается.
  - Хорошо, подождем окончательных результатов.
   - Ты же говорил, вам вмешиваться нельзя, - пытался перехватить инициативу Черт.
   - А никто и не вмешивался.
  - Но он же вылетел с дороги! - проговорился Черт.
  - Как вылетел, так и приземлился, - закончил Ангел.
  - Но это не я! - тут же собрался Черт.
  - И не я, - ответил Ангел.
  - А зачем он тогда свечку ставил?
  - Совпадение, наверно.
  - Короче, боевая ничья, - согласился Черт.
   - А с телеграммой тоже неплохо получилось, повидалась с внучкой старушка, - заметил Ангел.
  - Я, может, этого и хотел, - с хитринкой в глазах сказал Черт.
  - Тогда не миновать тебе выговора.
   - Их у меня, знаешь, сколько! - Черт состроил честную морду в попытке произвести впечатление.
  - Как думаешь, уволят? - спросил Ангел.
   - Сомневаюсь я, народ тертый с боевым опытом.
  
  
   Леня Хамов прежде никогда не помышлял, что станет известной в своем городе фигурой. Шустрый, но невыразительный, он с детства проявлял поразительную сообразительность во всем, что касалось денежных знаков.
  Еще он был отчаянно смелый, презирая все существующие правила и авторитеты. Привезенные дальним родственником, служившим поваром на судне, в качестве подарка из далекой заграницы журналы с обнаженными тетками, он тут же продал во дворе, как и жевательную резинку, которую выпросил у своего знакомого. Совершенно не разбираясь в музыке, он одним из первых увидел реальные перспективы, начав торговать магнитофонными записями волосатых кумиров молодежи. Он что-то постоянно менял, тут же продавал, вновь отправлялся на поиски, не забывая подсчитать, какую прибыль получит в случае успеха. Родители, удивленные увлечением их чада, немного озадачились, пытаясь понять, в кого же он пошел. Молча выслушав их заунывные наставления, он кивал головой и тут же бежал, чтобы совершить еще одну выгодную сделку.
   - Не волнуйся, - говорил отец матери, - скоро в армию, там из него человека сделают.
   Через год службы, приехав в отпуск, Леня притащил с собой два чемодана армейского барахла и уехал несколько озабоченный тем, что не успел все продать.
   - Без меня сапоги не отдавайте, - предупредил он родителей, - вы цен не знаете. В своих письмах он интересовался конъюнктурой местного рынка и возникающим спросом. А спрос набирал силу, расправлял плечи, мужал с каждым годом. И в один прекрасный момент в стране не осталось ничего, только один спрос - на тушенку, сгущенку, селедку, туалетную бумагу, спички, махорку и мыло.
   - Больше двух кусков в руки не давать! - орали самые бдительные, проверяя порядковые номера записавшихся в очереди.
   - Кусков чего?
   - Товара!
   - А ну-ка отойди, ты здесь не стоял, я прекрасно помню.
   - Как не стоял? - со слезами на глазах отвечал старый дед, переводя дыхание, чтобы броситься в свой последний и решительный бой.
   - Они - ветеран, я их знаю, на трибуне видели.
   - Вот пусть и дальше марширует!
   - Граждане, на всех хватит, - успокаивал Леня и тут же звонил своему приятелю в воинскую часть, успевшему уже составить акт о списании половины склада НЗ.
   - Включи еще пару тон свинины!
   - Так сколько можно переписывать? - удивлялся военный и брался за новый лист бумаги.
   Вот тогда в одночасье из задрипанного паренька родился и появился на свет Бизнесмен - уверенный в себе, расчетливый, хитрый и беспощадный. Он не умел красиво говорить, еще хуже писал, но считал прекрасно, щелкая клавишами простого калькулятора "Электроника". Он просто делал деньги. Делал их каждый день, рублик к рублику, сотенка к сотенке.
   - Еще немного и передохну, - обещал он самому себе и через час забывал о своем решении.
   - Все, ты теперь мой, - ехидно улыбался дядька с зеленой купюры, - как, впрочем, и все остальные.
   Идея с брикетами Бизнесмену понравилась. Порой нужно что-то новое, для души. Можно, конечно, театр открыть, или старый поддержать. Но это такая скука! В жизни все гораздо динамичней, актеры интересней, сценарий не известен. К конкурсу Бизнесмен отнесся равнодушно, с прохладцей и оказался не прав.
   Когда в одной из газет прошла первая информация о конкурсе, никто не ожидал, что за этим последует самый настоящий взрыв общественного интереса. Такого не происходило даже перед выборами. На ноги поднялись все заинтересованные люди. Даже те, кто, казалось, далек от общественной жизни, решили принять активное участие. Многие девушки узнали о конкурсе из газет, других девушек рекомендовали, третьих привели родители, которым сообщили их знакомые. Стало известно, что в состав жюри должны войти очень уважаемые люди. Говорили, что из столицы приедет артист, а может кинорежиссер. По другим сведениям, будет присутствовать какой-то олигарх или банкир. Обязательно пригласят представителей модельного бизнеса. В магазинах раскупили все самые дорогие платья и купальники. Резко возросла аренда в концертных залах. Народ спрашивал, где можно купить билеты. Стали формировать коллективные заявки. Самые шустрые интересовались, сколько будет контрамарок, и где их можно достать. Появились спонсоры и желающие разместить рекламу. На черном рынке заработал тотализатор, и сделали первые ставки.
   Бизнесмен был вынужден организовать пресс-центр, чтобы ответить на шквал вопросов, обрушившихся на него. В этой связи трудоустроили несколько десятков человек, ранее безрезультатно искавших работу. Главные улицы города привели в порядок. Многие предприятия и организации, ранее уклонявшиеся от трудовой повинности, выступили с инициативой и первыми объявили о субботнике, чем поразили местную администрацию, не успевшей включить данный факт в свой отчет.
   - Вот видишь, - серьезно отметил Черт, анализируя обстановку прошедших дней, - труды мои ненапрасными оказались.
   - Все с ума сошли, - соглашался Ангел, немного удивленный тем резонансом, который вызвал будущий конкурс.
   - Я их деревню знаменитой сделаю! - горячился Черт.
   - В жюри пойдешь?
   - Какие могут быть вопросы! У меня со вкусом все в порядке, да и
  объективность не помешает, - рассуждал Черт, рисуя планы своего участия в мероприятии, завладевшем лучшими умами города.
   - Тебе брюнетки или блондинки больше нравятся?
   - А Юля кто?
   - Крашенная блондинка.
   - Приятная дивчина.
   - Программу уже согласовали?
   - Завтра факс губернатору отправлю, - рассуждал Черт, - тем более, что это только начало, отборочные соревнования, главная интрига впереди.
   Самое интересное, что он оказался кое в чем прав. О конкурсе стало известно в столице. Желание приехать на конкурс выразили известные люди, и это передали Губернатору. Что может быть лучше, чем встретиться с тем, кого знает вся страна? Встать рядом, улыбнуться, даже можно ни о чем не говорить. Главное, чтобы снимок хорошо получился, да тираж в газете был большой. А газеты читают все и везде.
  
  
  
   - 32 -
  
  
   Пробиться к Губернатору и взять у него интервью - задача не из легких. Если ты из столичной газеты или сам известный журналист, есть еще шансы, правда, подготовь заранее вопросы, потом ознакомь с гранками. Одна морока. Поэтому Андрей не питал иллюзий, когда сказал редактору, что готовит новый материал. Во- первых, редактор не стал задавать никаких вопросов, что было крайне необычно. Еще больше удивило согласие Губернатора на интервью. Несмотря на договоренность, Андрея долго проверяли сначала на одном этаже, где предложили оставить диктофон, потом повели по коридорам. Там звонили, что-то согласовывали. Затем привели в приемную, где ему вновь пришлось ждать. Наконец, предложили войти. Андрей встал и направился к двери.
   - Не туда, - сказал секретарь, - там шкаф.
   Андрей исправился и выбрал верное направление. Он открыл дверь
  и увидел еще одну. Наверно, последняя, - подумал журналист, набираясь мужества.
   - Проходите, - услышал он, оказавшись в большом зале. Андрей пошел туда, откуда раздался голос, и вскоре увидел Губернатора.
   - Всегда рад прессе, - улыбался он, - хотя достается мне от вас, ой как достается.
   - Здравствуйте, - сказал журналист, невольно подтянувшись.
   - Давайте сюда, - Губернатор, показал на кожаный диван, - будем ближе к народу.
   - Спасибо, - Андрей ждал, когда Губернатор сядет первым.
   - Молодец, - подумал тот и опустился в кресло.
   - Так что же вас интересует?
   - ???
   Вопросы были направлены в администрацию за неделю, еще несколько дней ушло, чтобы их " подкорректировать", и тут " что вас интересует"!
   - Хотелось ознакомить читателей с результатами последней вашей встречи с иностранным представителем.
   - Ну, до результатов еще далеко, а вот обмен мнениями состоялся. Очень полезный обмен. Можете так и указать, - сказал Губернатор.
   - Были достигнуты какие-нибудь договоренности?
   - Привлекать инвестиции очень не просто, молодой человек. Нужно съесть ни один пуд соли, - Губернатор вспомнил ужин на даче, - а потом у них совсем другой менталитет.
  - Задача не из легких, - согласился Андрей.
   - Вот именно. Нам сейчас центр мало чем помогает. Приходится полагаться только на себя. Ходить с протянутой рукой по кабинетам - занятие унизительное и противное.
  - Что может привлекать иностранцев у нас? - вернулся к теме журналист.
  - Край наш богатый, как вы знаете. Животноводством интересовались, был разговор о туризме. Но все это в перспективе. Предстоит большая работа, чтобы сдвинуться с мертвой точки.
  - Что необходимо прежде всего?
  - Нужен ответный визит, - на лбу у Губернатора появилась морщина озабоченности.
  - А потом? - не успевал записывать Андрей.
  - Потом переговоры, - к первой добавилась еще одна морщина.
  - А после переговоров?
  - Будем искать деньги.
  - Для чего? - допустил промашку Андрей.
  - Чтобы договоренности воплотить в жизнь, - не моргнув глазом,
  ответил Губернатор.
  - Что еще им понравилось у нас? Произвело на них впечатление?
  - Не поверите, бабы, то есть, женщины понравились, - улыбнулся Губернатор, вспомнив хор.
  - Имеет ли какое-нибудь отношение будущий конкурс к визиту?
  - Лучшие примут участие в международном проекте, - ответил
  Губернатор, - но это не для печати, молодой человек. Пусть это станет приятной неожиданностью для победителя.
  - Учтем ваши пожелания, - сказал Андрей, делая пометки в блокноте.
  - Что еще не для печати, так, для общей эрудиции? - обнаглел журналист.
  - Установление личных контактов в ходе визита может принести большую пользу для всего общества, - заметил Губернатор. - Этот иностранный гость, Иван Иванович, очень интересная личность.
  - Кто? - не понял Андрей.
   - Если на русский перевести, имя у него Иван Иванович, - засмеялся Губернатор.
  
   Чувствуя общественный резонанс, Бизнесмену пришлось переключиться на подготовку конкурса. Несмотря на то, что у него появилась масса помощников, возникали вопросы, которые следовало решать самому. Когда подготовили список членов жюри он пришел в ужас. Их оказалось больше, чем участниц, поэтому он срочно связался с Губернатором и отправился к нему на дачу, чтобы обсудить сложившуюся обстановку. Несколько взволнованный, он сразу решил перейти к делу, едва переступил порог дома.
   - Не хотелось вас беспокоить, - признался он, - однако самостоятельно я не справлюсь.
   Губернатор в ковбойской рубахе навыпуск и синих джинсах взял список и поднял брови.
   - Я вижу, ты проделал большую работу.
  - Придется кого-то исключать...
  - Сначала решим, кого оставим.
  - Мудро, - согласился Бизнесмен.
  - Представителей этих партий оставляем, - сделал пометки Губернатор, - Министров культуры, образования, экономического развития тоже. Столичные гости - без вопросов. Директора молокозавода - убрать.
  - Но он один из самых крупных спонсоров, - заметил Бизнесмен.
  - Тогда оставим, - исправил Губернатор. - Директор судоверфи посидит в партере. Денег много дал?
  - Можно было больше, - заметил Бизнесмен.
  - Пусть тогда призы вручает.
  - Утешительные?
  - Согласен, - поддержал хозяин. - А этот, что тут делает?
  - Так они из суда! - не понял Бизнесмен.
  - Пока я здесь, он тебе не нужен. Эти все по телевизору посмотрят, - он решительно вычеркнул представителей общественных организаций. - А вот этих надо оставить.
  Бизнесмен кивнул в знак согласия.
  - Все равно много получается! - задумался Губернатор, изучая список.
  - Может у нас Гранд-жюри будет? - осенила идея Бизнесмена.
  - Денег на банкет уйдет много.
  - За банкет не мы платили!
  - Да?
  - Я точно помню.
  - Факс пришел от моего гостя, от Ивана Ивановича, - засмеялся Губернатор, - хочет в жюри.
  - Надо взять, мужика, - уверенно сказал Бизнесмен.
  - Не получится, - возразил Губернатор, - придется переносить сроки конкурса, а кому это надо?
  - Так он...
  - Знаю, не переживай, - перебил Губернатор. Затем он встал и поправил штаны. - Марка Абрамовича включи.
  - Перебор получается!
  - Пусть попробуют сказать, что мнение жюри субъективное! - заметил Губернатор.
  - Корону победителю вручать будете вы.
  - Это правильно, конечно, - размышлял Губернатор, - с точки зрения
  тактики, а если в стратегии, лучше, если это сделает кто-нибудь из столичных гостей.
  - Из столицы приедут? - удивился Бизнесмен.
  - Из Москвы! И знаешь кто?
  - Кто?
  - Легенда отечественного кино! Лично, собственной персоной, я уже озадачил нашего Министра культуры.
  - А как быть с победителем?
   Губернатор с непониманием посмотрел на собеседника.
  - Я имел в виду второе и третье места, - поправился Бизнесмен.
  - Тебе видней, - ответил Губернатор.
   Судьба многих, даже не подозревающих о состоявшейся встрече, людей была решена в этот вечерний час. Игорь Владимирович, к примеру, очень переживал : включат его в список жюри или нет? Сначала он легкомысленно воспринял новость, но когда узнал, какие люди приглашены, резко изменил свое мнение. Что же получается? - размышлял он. - Этого из траурного комплекса пригласили, а его забыли. Он что, меньше пользы принес обществу? У того работа напряженная, план перевыполняет, но и он не сидит, сложа руки. В отпуск не пошел в этот сезон. Кто-нибудь заметил? Оценил? Бьется с утра до вечера с девяти до шести каждый день, обед сократил до часу. Вот она, человеческая неблагодарность! На девок ему наплевать. Что он, девок не видел? Тут вопрос в другом. Можно, конечно, намекнуть и дать понять. Договор аренды пересмотреть, к примеру, кое у кого. Но это уже крайние меры. Мы же цивилизованные люди, если, конечно, это не намек, что машину не удалось найти. Вот будет позор сидеть в зале, как простой смертный!
  
   Межреберная невралгия - заболевание непонятное и капризное, обладающее поразительным свойством проявлять себя во всем организме. Существует и другое название этой хвори - заболевание вегетативной нервной системы, отчего впрочем, больным легче не становится. Признаки простые - то в жар бросит, то в холод, бледность лица или наоборот, человек пятнами пойдет, пот выступит, или сердцебиение произойдет. Главная причина - сильные психические переживания. А как тут не переживать! Осталось перешагнуть одну ступеньку, совсем небольшую. Нога уже занесена, а тебе говорят : домой уехал в Африку.
   Когда подошло время отвечать на запрос из Центра, полковник прошел три сеанса физиотерапии. Бок уже не болел, но хворь сместилась к позвоночнику, давая о себе знать всякий раз, когда он садился. И не важно, куда и зачем.
   - Что у тебя нового? - спросил он подполковника, сразу после процедуры иглоукалывания.
   Отвечать, согласитесь, на такой вопрос непросто, но нужно. Поэтому подчиненный, умудренный боевым опытом товарищ, не моргнув глазом, ответил:
   - Сергей Васильевич, разрешите доложить после обеда, сейчас заканчиваем обрабатывать полученную информацию.
   Да, чуть не забыли. Полковника звали Сергей Васильевич. Это так, для достоверности происходящих событий, хотя сам Сергей Васильевич предпочитал, чтобы его называли товарищ полковник.
  - Хорошо, давай после обеда.
   Подполковник все это время безрезультатно пытался найти капитана, но, к сожалению, тот не появлялся с утра, чем, естественно, сильно взволновал своего непосредственного начальника.
   - Где тебя носит? - строго спросил он, едва капитан переступил порог его кабинета.
   - Действую согласно утвержденного вами плана.
  - Какого плана? - не понял подполковник и нервно посмотрел на часы, подсказывающие, что обед скоро закончится.
  - Подбора кандидатов.
  - Какие кандидаты! Ты сам скоро станешь кандидатом на вылет! Что у нас по " Грому", какие результаты?
   Капитан почувствовал, что под названием оперативного мероприятия действительно скрывается реальная угроза его существования.
  - Никто не знает, откуда он появился.
  - Никто? - переспросил начальник.
  - Никто.
  - Точно?
  - Абсолютно.
  - Вот и хорошо, - неожиданно повеселел подполковник.
   - Разрешите вопрос, - набрался храбрости подчиненный, заметив разительные перемены на лице своего шефа.
  - Ну?
  - Хорошо для кого?
   Подполковник встал из-за стола и прошелся вдоль кабинета, потягивая закаменевшие мышцы спины.
  - Наши как сыграли?
  Капитан напрягся, вспоминая сначала последние игры сборной, потом чемпионата страны и только потом состязание с коллегами из МВД.
  - Выиграли, - наконец решился он.
  - А с каким счетом? - как приговор прозвучал следующий вопрос.
  - Не помню.
  - Вот видишь! В этом все дело, а рановато тебе на память жаловаться. Почему я помню, а ты - нет? Не тем у тебя голова забита. Прежде всего должна быть работа, потом служба, а потом... опять работа.
   Вот ты где сейчас был?
   - На встрече с источником, - соврал капитан, зная, что в любом случае он не попадет впросак.
   - А мне сказали, что видели тебя совсем в другом месте, - ехидно заметил начальник и вновь опустился на стул, - так кто из нас прав?
  - Оба правы.
  - Молодец, соображаешь, - похвалил подполковник, - так понял для кого "хорошо"?
  - Понял, товарищ подполковник.
  - Вот и заводи дело, да быстрей. Окраску возьми - нелегал.
   - Может, терроризм?
  - Пока остановимся на нелегале, потом видно будет, - настоял начальник, и боднул головой, имитируя удар по мячу.
  - Разрешите выполнять?
   - Подожди, - подполковник расслабил свой галстук, - что там с журналистом?
  - Изучаем, как положено.
   - Сколько можно, давай, постановление пиши, и обе бумажки мне на подпись, понял?
   - Так точно, - капитан крутанулся, как балерина вокруг своей оси, и, уже шагая к двери, услышал.
   - Проиграли наши, упыри, опять проиграли.
   Когда закрылась дверь, подполковник набрал номер будущего генерала и попросился на прием.
   - Теперь в столицу скоро уедет, - думал он, бесшумно скользя по ковровым дорожкам и время от времени имитируя удар головой.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"