Босин Владимир Георгиевич: другие произведения.

Дар Зевса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это вторая книга дилогии, продолжение романа "Улыбка Цезаря". Главному герою посчастливится стать путешественником в прошлое.

  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Владимир Босин
   Дар Зевса
   Это вторая книга дилогии, продолжение романа «Улыбка Цезаря». Главному герою посчастливится стать путешественником в прошлое.
   Общим решением решили выждать неделю, чтобы выработать наши действия и возможные последствия. Переходить одному мне запретили, в этой обстановке могут просто случайно пристрелить. Поэтому пришлось прислушаться к голосу разума. Со мной пойдёт Миша, как человек с опытом в различных ситуациях и Игорь. Этот парень нам нужен ради своих выдающихся кондиций. Высокий, с атлетичной фигурой. Спецназовцем он, конечно, не был, но стрелять из разных стволов умел. С собой взяли автоматы с приличным боезапасом, а я ещё прихватил все местные, золотые монеты. Ну а чем там расплачиваться ? Наверняка бумажки с изображениями президентов и городов не имеют хождения.
   Перешли обыденно, заселились в наш дом. Пока мужики вставляли стекло и приводили всё в порядок, я решил проведать местную власть. Мэра города видел несколько раз и даже знаю его дом, не далеко от меня, кстати.
   Тотмянин Игорь Николаевич, довольно молодой для этой должности, светловолосый мужчина, сейчас не напоминал того важного чиновника. Одетый в джинсовый костюм, взъерошенный и потерянный, вот каким он стал сейчас.
   Подошёл к зданию администрации, у входа с десяток машин, и толпа местных мужиков. Меня тормознули у входа , проверили и разрешили зайти в здание. А там было столпотворение, накурено, народ хаотично перемещался по комнатам, но в основном все стекались к залу для заседаний.
   Я же пытался понять, что происходит. С помощью соседей выяснил, что в связи с произошедшим, миниатюрный городок в три тысячи человек превратился в эмиграционный центр. Не меньше пятнадцати двадцати тысяч человек прибыло за последнее время. Кто-то приехал к родственникам, а основная масса просто убегает от последствий поражения боеголовкой с ядерной начинкой. В Кирове жить невозможно, кроме радиации, сан эпидемиологическая обстановка желает лучшего. Неубранные трупы людей и животных, разрушенная канализация и перебои с подачей воды сделали город непригодным для проживания. Да ещё появились мародёры и просто любители побеспредельничать.
   Поэтому люди едут в поселения, более-менее безопасные для проживания. Вот и сейчас народ шумит, приезжие требуют элементарных вещей, возможности помыться и поесть, переждать тяжёлое время. А местные, соответственно, возмущаются причинёнными им неудобствами. Сразу вспомнили про понаехавших городских, те, в свою очередь про куркулей, думающих только о своих поросятах.
   У меня мгновенно вспыхнула мысль, а что, если поискать нужных нам людей. Ну, у кого руки из правильного места растут. После изучения обстановки, определил несколько человек из беженцев, которые пытались как-то регулировать ситуацию. На них я и вышел.
   Представился представителем общины, живущей в местечке вдали от этих ужасов. Ко мне отнеслись несколько скептически, но, видимо, вариантов у них было не так много. Потому что меня не попросили сразу вон, а даже согласились встретиться попозже.
   Местный мэр явно не справляется с ситуацией. Галдёж в зале и полное отсутствие поисков выхода из положения.
   На следующий день, мы втроём подошли к стихийному лагерю беженцев. Они уже начали как-то обстраиваться. Палатки, шалаши - бедные люди, на улице холодно, снега ещё нет, но температура чуть выше нуля. Помочь им особо нечем, мы сами тут без запасов еды и одежды.
   Весь день прошлялись по территории. Знакомились с людьми, пытались быстро определять нужных нам. А это оказалось очень трудным мероприятием. Одинокие женщины с детьми, молодые пары. П одходили, представлялись, потом на нас вышли крепкие мужики и предложили выступить перед людьми.
   На такое я не рассчитывал, куда нам такая прорва людей.
   Но выбора не оставили. Пришлось говорить мне. Рассказал о ситуации без подробностей, что экология у нас в порядке. Но находимся мы в глубинке, цивилизацией не пахнет. Для желающих присоединиться, завтра мы вернёмся.
   В общем народ к нам отнёсся скептически, ещё одни аферисты или сектанты, а может и того хуже - извращенцы. Поэтому на следующий день мы не удивились, что пришло только несколько десятков человек. Отошли в сторонку, на вопросы отвечали мы с Михаилом. Когда поток вопросов иссяк, выступил уже я:
   - А теперь, если вопросов больше нет, наша очередь. Вы же не думаете, что мы возьмём всех желающих. Наша община приютит только нужных ей, поэтому просьба подходить к нам по одному.
   Я записывал данные людей, приглянувшихся нам. Отбирали специалистов, кто умеет работать руками. Конечно, врачи и учителя, куда без них, присматривались к тем, кто имеет отношение к силовым структурам. Но самое главное, это первое впечатление от человека.
   Через два часа у нас был список из семнадцати позиций. Этих людей мы попросили остаться. Поговорили более предметно, ещё двое отсеялись. Оставшимся я предложил переехать на мою базу. Она, пока стояла нетронутая, но это ненадолго, займут конечно, если не там обозначить своё присутствие.
   Теперь надо узнать, как в посёлке с продуктами. А вот с этим делом совсем швах. Для себя, конечно, еда у местных есть, а вот на продажу ничего. С большим трудом, за золото, купил несколько мешков крупы и пару ящиков мясных консервов. К вечеру все мои перебрались на базу. Слава богу, там остались кровати и мебель, так что расположились они с комфортом. У большинства имелись с собой одеяла и тёплая одежда. Я тоже подкинул им, ну не замерзать же. Оставшиеся буржуйки работали во всю, но все равно в комнатах было холодно, тепло уходило через щели в оконных проёмах.
   Оставив народ на Мишу, я вернулся домой. Введя наших в курс дела, взбаламутил всех. Пока река на замёрзла, нужно забрасывать к дальнему порталу необходимое для строительства. Мы решили именно там строить новый посёлок для вновь прибывших.
   А поэтому начали готовить баржу, грузили еду, доски, железо и всё, что понадобится на первое время. Через пять дней, уже на новом месте начались первые строительные работы под руководством нашей технической службы. Не мудрствуя, будем строить привычные срубы. У нас есть опытные плотники и помощники. Надо построить хотя бы пять домов на первое время. А там пусть сами расширяются.
   Я мотался между порталами, решал вопросы логистики. Как нам нужна прямая дорога между Арбажем и Яранском. С приходом зимы хоть по льду можно добираться , а сейчас беда прямо.
   В последний мой переход дома ждали гости. Приехал Олег, Семён и ещё один вояка, судя по поведению.
   Приехали они на УАЗе "Хантер" ещё накануне. Серьёзно вооружены, все с автоматами и ещё пулемёт ПК в машине. Что интересно, на бортах машины видны не заделанные пробоины.
   Вечером, после бани и ужина, перешли к нашим делам.
   Первым начал Олег, он рассказал, что несколько его бывших боевых товарищей с семьями, с наступлением смутных времён, прихватизировали склад мобрезерва в глухом месте. Там и отсиживаются пока. Но они понимают, что на консервах долго не проживёшь. Да и желающие пощипать их уже нашлись, пока отбились, но это были первые ласточки.
   Вот, Виктор, сейчас думаем, куда податься. Мы не с пустыми руками, есть обмундирование, оружие с боезапасом. Ещё консервы всякие. А вот с лекарствами беда. Поэтому решили прибиться к людям. Как ты на это смотришь?
   - Пока никак, надо с нашими поговорить. Скажи, Олег, сколько человек у вас точно и какие специальности у них.
   Олег, будто готовился, вынул из кармана листик бумаги.
   Так, двадцать семь вояк, званием от майора до прапорщика. И ещё пять десятков гражданских, а вот тут не так уж и плохо. Есть строители, технари и гуманитарии.
   - Ребят, я вот что думаю. Посёлок у нас небольшой, но быстро растёт. А тут приезжаете вы, все такие из себя, крутые. А там простые пахари и охотники. Что помешает захватить власть и крутить как вам нужно?
   Это первый вопрос, который мне зададут наши.
   В первый в раз разговор вмешался Семён, мой бывший учитель по стрельбе:
   - Ну, на первый взгляд, ваши опасения понятны. Но ведь мы едем с семьями в чужие края, не знаем там ничего. Зачем нам этот геморрой.
   - Хорошо, я понял, передам наш разговор. Побудьте тут у нас несколько дней, пока я свяжусь с нашими.
   Так у нас стала вырисовываться какая-то схема. Если в Арбаже, на моей базе и Яранске разместить своих людей. А на той Земле отстроить посёлок для прибывающих, то мы сможем создать какой-то симбиоз двух миров. Но для этого надо здесь оборудовать укреплённые базы. Но как убедить этих вояк, остаться здесь и защищать нас с этой стороны.
   А никак, только если показать морковку. Поэтому надо сводить их на ту сторону. Миша с Игорем меня поддержали.
   Поэтому с утра я начал второй раунд переговоров.
   - Ребята, мы решили так. Покажем вам наши места, а там вы определитесь. Возьму с собой двоих. Третий остаётся здесь.
   Так, что через два часа мы перешли портал. Конечно, риск есть, но надеюсь благоразумие возьмёт вверх. Все были вооружены, при переходе, разумеется, они отключились. Очнувшись, схватились за оружие, которое я предварительно разрядил. На всякий случай.
   - Ну и что это значит, - тяжело глядя на меня спросил Семён.
   Это значит, что мы на месте. Оглядитесь, ничего странного не замечаете.
   Через несколько минут мне пришлось давать объяснения.
   - Мужики, это прошлое Земли, здесь сейчас раннее средневековье. Где-то тысячный год. У нас тут поселение, так что прошу пожаловать.
   Только после того, как я вернул магазины с патронами, мне поверили. Дома были через полчаса. Первое время ребята растерянно смотрели на окружающее. А уж наш спецназ их поразил своими мечами и кольчугами. Добил, наверное, Никандр, подошедший ко мне и отдавший честь по своим обычаям, стукнув себя по груди. Молодец, прочувствовал ситуацию, отрапортовал по-своему, ну типа "Аве Цезарь"
   А уже после ужина, разглядывая звёздное небо, без присутствия огоньков спутников или самолётов, они убедились окончательно .
   Затем говорили об наших планах , Семён предложил свои идеи. Они переводят семьи сюда, а с той стороны будут дежурить по очереди , вахтовым методом.
   - Только, Виктор, нас мало. Нужно поискать на обе базы ещё парней с семьями. Думаю, желающие найдутся.
   В течение следующего дня разработали план на ближайшее время.
   Вернулись через два дня, кроме Олега с Семёном, я взял Валю. Она мне поможет с женщинами. Наши вояки сразу завели УАЗ и выехали.
   Миша рассказал вечером, что оба дня, что нас не было, подходили люди на базу, задавали вопросы. А ещё подскочили какие-то шустрые ребята, постреляли и получив ответку , умотали. У местных тоже оружия хватает, охотничье всегда, в каждом доме было, а сейчас и посерьёзнее найдётся.
   Валю я отвёл на нашу базу. Там народ потихоньку обживается, только жалуются на отсутствие горячей воды. Ну, это мы решим. Будем прогонять народ через баньку. За пару дней всех помоем.
   Здесь у нас пятнадцать семей, а это сорок семь человек, есть маленькие дети и пожилые люди. За пару дней удалось организовать их, выбрав старшего. Им оказался бывший главный инженер большого ремонтного завода, Пархоменко Игорь Ильич. Немолодой, но очень даже бодрый ещё мужчина. Молчун, но завоевал авторитет среди случайных попутчиков. Когда его кандидатуру поддержали, не обрадовался, но принял. Сразу стал меня дёргать вопросами о будущем и настоящем. Вопросы питания и обогрева, лекарств и горючего для машин.
   - Игорь Ильич, планируйте пробыть здесь максимум месяц. Потом перевезём вас дальше. Продуктами мы занимаемся, по теплу - предлагаю вам объединиться в несколько комнат, пусть тесно. Зато не промёрзните.
   А сам я мотался по городку, выискивая, что чем можно поживиться. Меня интересовали строительные склады, где оставалось масса всего интересного - рубероида, арматуры и шифера. А также цемент и силикатный кирпич, да много чего. А вот за это просили лекарства и оружие с патронами. Я предварительно договорился об обмене.
   Строительство посёлка на дальнем портале заканчивается, дома стоят. Степаныч со своими налаживает печки. Можно переводить людей.
   Но тут к нам в посёлок въехала военная колонна. Десяток УРАЛов , туристический автобус под охраной двух БТР ов и БМПэшки. Ну и несколько легковушек, из одной вышел Олег и помахал нам рукой. Я, как мог, успокоил местных. Ну типа брат приехал погостить. Караван направил на базу. Сразу всё зашумело и закрутилось. Пришлось легковушки выгнать за забор, чтобы загнать грузовики.
   - Ну, Витя, мы и приехали, как договаривались, давай командуй куда нам.
   Разгружаться не стали. Людей определили в свободные комнаты, забили все помещения, но поместились. А у меня дома устроили мозговой штурм.
   Задача, перевести семьи на ту сторону, с ними мужиков , умеющих работать руками. На опорных пунктах в Арбаже и Яранске остаётся боевая техника и часть людей. Решили, что пока хватит по десятку человек. На дальний портал отправляем БТР, БМП, и часть автотехники. Здесь остаётся БТР и десяток бойцов. Списки людей и кого - куда мы составили, поэтому на следующий день выехали в сторону Яранска. Все отобранные мной ранее и часть приехавших вчера. Колонна получилась солидная. Через полтора часа проехали по объездной дороге городок и направились к порталу. Здесь и будет опорный пункт. Нужно оборудовать его по возможности. Для этого наняли в Яранске два бульдозера. Они за несколько дней окопали периметр, прорыли щели и капониры с круговыми секторами обстрела на высотке для БТРа и БМП. Также вырыли ямы под фундамент для будущих блиндажей. На складе леса за один АК сторож открыл нам ворота, и мы загрузились досками и брусом для базы. Заодно набрали метизов нужных нам.
   А вот у строителей пришлось раскошелиться. Отдали три АКМа с цинком пятёрки за две машины стройматериалов.
   Детей и взрослых я переводил, согласно списку. На той стороне их приняли, дали очухаться. Охотники подготовились, набили дичи и сейчас в двух домах готовилась еда. Распределили народ, знакомиться будем позже. Старшим так и остался Игорь Ильич. Теперь нужно забрасывать сюда материалы и строить улицу, согласно утверждённому генплану. Степаныч наладил отношения с бывшим главным инженером, и я спокоен за ситуацию. А вот, что на той стороне делается?
   А там начались непонятки с местными. Подъехали мужики - погутарить. Кто-такие и всё такое. А мои вояки ребята крутые, в общем повздорили. Пришлось ехать мне с Семёном и ещё парой ребят на стрелку. Главой администрации оказалась женщина, Глушкова Алёна Александровна. Молодая ещё женщина, бывший фельдшер, всего два года в должности. Но справляется получше своего коллеги из Арбажа. В городке не заметно паники, хотя населения в разы больше нашего. До катастрофы было шестнадцать тысяч жителей плюс приезжие. Мне удалось убедить женщину, что мы просто поставили перевалочную базу здесь и хотим взаимодействовать с местными властями. В наших планах помочь по возможности оружием и обучением местной самообороны, а они нам закрывают проблемы с продуктами и стройматериалами. На такой позитивной ноте мы и расстались.
   Семён передал мне список привезённого им, они вывезли очень многое. Главное это всё оружие и патроны. Стрелковое оружие, включая пулемёты. Целая машина с тремя 82-мм миномётами "Поднос" и минами, в ней же взрывчатка. Много обмундирования и обуви. Армейские палатки и прочая утварь. Две машины гружены консервами, мешками с сахаром, крупами, ящики с мылом.
   В общем не с пустыми руками.
   - Вить, мы вывезли там всё. Здесь только треть, остальное перепрятали в надёжном месте. Нужно будет забрать, - я кивнул, прижимистые хлопцы.
   На этом месте пробыли неделю, оставили гарнизон. Старшим - старлей Бредихин Николай. Имеет опыт боевых действиях. С ним я съездил к главе администрации, договорились о графике обучения ополчения. Мы отдали два пулемёта и полтора десятков автоматов АК - 74 и АКС-74. К ним несколько цинков с патронами. Прямо от сердца оторвали. Но если городок подомнут под себя какие-нибудь нехристи, то накроется наша база там. Кстати, в этом городе сохранилась старинная Троицкая церковь, красивейший комплекс зданий. А также собор Успения Пресвятой богородицы и Благовещенский храм. Боевые машины оставили здесь, на этой же территории остались легковушки перешедших людей. Мы же рванули обратно, в машинах ехали по одному водителю и по двое в передней и замыкающей. Я, как раз и ехал в последней, когда поднялась стрельба. Колонна, практически не снижая скорость проехала мимо понтового бумера , разгоревшегося чадным огнём. По рации нам передали, что какие-то чудилы решили остановить нас. Ну и получили очередь из пулемёта.
   В Арбаже складывается обстановка не так легко. Администрация не смогла взять всё в свои руки. Стихийно организовались несколько группировок из местных и приезжих. Вчера была перестрелка, к нам не суются, внушает мощная морда нашего БТРа и охрана с автоматами.
   И ещё нас нашёлся особист - Толик, круглолицый и невысокий колобок. Вернее - он Талгат, татарин по национальности. Именно его с ещё двумя хлопцами Семён отправил на разведку. Ночью те вернулись.
   Ну что сказать, ситуация невесёлая. Среди приезжих появились ушлые ребята с оружием. Несколько десятков полицаев и вояк с семьями. Они решили, что пришло их время. За неделю подгребли под себя приезжих, кого уговорили, а кого-то припугнули и заставили. Но, в общем, они смогли организоваться в некую общину. Их лозунг - забрать и поделить. А так как сопротивляться им открыто не кому, то они и начали буреть. Вроде и идея неплохая - наладить жизнь людям. Но они быстро забрали несколько участков в промзоне Арбажа, местные боятся высунутся, а приезжих построили. Начали гонять на работы за кусок хлеба. Оно может и правильно, но грабить и насиловать это уже беспредел. А вчера эти ухари загасили попытку ухода большей части приезжих. Зачинщиков восстания расстреляли, остальных загнали обратно.
   Вот, сейчас мы сидим и планируем операцию по возвращению законной власти. Свежевыросшие бандюки обосновались на территории текстильной фабрики "Рассвет". Трёхэтажное небольшое здание. Штурмовать ночью не решились. Народ вперемешку, можно много невинных положить. Поэтому наши вояки спланировали операцию на утро. А ночью подогнали БТР с выключенными ходовыми огнями к соседнему участку и замаскировали как смогли. Под утро ребята заняли позиции вокруг здания. Меня не пустили, рассказываю с чужих слов. Пару снайперов и пулемёт на высотке.
   Утром, после восьми часов началось оживление. Бандюки стали выгонять народ на работы, сами занимались охраной и мародёркой. Несколько наших под шумок внедрились в толпу и по сигналу начали бузу. Возмущённые крики из толпы упали на благодатную почву, люди начали шуметь. Из здания администрации фабрики подтянулись вражеские бойцы и начали угрожать оружием. Именно в этот момент БТР проломил хлипкое ограждение из сетки и въехал на территорию фабрики, поведя башней он открыл огонь из спаренного пулемёта ПКТМ в упор. С тылу тоже захлопали одиночные выстрелы. Пол минут и остался только фарш из бывших людей. Дальше зачистка, сбор оружия и прочего. На мой взгляд чересчур радикально мы решили вопрос. Но мне ответили, что подобных бандитских поселений уже много и бороться с этим можно только так. Я подтянулся позже. Люди испуганы, по городку разбросаны несколько тысяч беженцев, а организовывать их некому.
   Ну не нам же этим заниматься. Не угадал, именно нам. Иначе будет повторение случившегося. Нашли хозяйственника согласившегося взяться за наведение порядка. Молодой мужчина, с оригинальным татарским именем Рашид, на вид вполне вменяем. К нему в помощь выбрали еще десяток человек. Кто-то будет отвечать за снабжение и мародёрку - очень важное направление сейчас, кто-то за продукты и ГСМ. Важны врачи и строители. Зима, вот-вот снег пойдёт, а люди живут в палатках или холодных зданиях. Несколько дней ответственные собирали информацию о том, что же у них есть. Единственная котельная города пока ещё работает, но нужно думать о подвозе топлива. А также об отключении лишних потребителей. Учитывая, что власть самоустранилась, мы привлекли местных специалистов к решению общих проблем. С углём и мазутом для котельной не всё просто, зато есть разработки торфяника, тоже подходящего под наши нужды.
   А Семён уговаривает меня, что сейчас каждая минута важна. И надо им срочно выезжать за оставшимся имуществом. Для этого перевёл суда большинство Мишиных ребят. Зато мы смогли сформировать приличную колонну. БТР остался у нас, уж больно прожорлив этот мастодонт. УРАЛы тоже не прокормишь - 35 литров соляры на 100 км, но всё-таки. Пришлось мне отдать, скрипя сердце , свой КАМАЗ с краном. Ребята выехали с утра, в каждой машине водитель и сопровождающий. В авангарде и замыкающим ехали наши легковушки, в них пулемётчики, я видел также и гранатомёты в тубах.
   Обещали вернуться через два дня. А у нас в посёлке начался бум строительства. Новый глава города Рашид (старый кстати вошёл в его команду, ну бывает, не умеет руководить в кризисное время) развернулся. Вывел тяжёлую технику за город, возводить укрепления. Сам городок неплохо защищён природой. С запада большое озеро Шуван, на юге и северо-востоке леса. Три дороги ведут в город, объехать по просёлку не очень-то получится - болотистые здесь места. Вот бульдозеры сгребают землю, строя защитные рвы. Свободными останутся только дороги с пропускными пунктами на них.
   Новая администрация конфисковала всю тяжёлую и грузовую технику, склады, включая ГСМ взяли под контроль. Несколько городских автоцистерн ушли в поиск за горючкой в сопровождении охраны.
   А я очень соскучился по своим женщинам и детям. Всё на бегу. Дочь вообще не узнаю среди других детей.
   Семён вернулся через три дня, - все люди живы, машины и груз цел, пришлось пострелять немного, это весь его комментарий. Разгрузившись, отдохнув ночь, они опять собрались в рейс. Назад они вернулись быстро , через день. Сзади тащился грузовик, тянущий платформу с танком Т-72. Порадовал так же наливняк с солярой.
   На мой вопрос последовал ответ, - подарили.
   Позже мы наш танк вкопали в своём секторе ответственности. Да, из-за расположения базы - нам выделили западную, ближнюю к нам, дорогу из города. Поэтому мы участвовали в сооружении блокпоста на ней с последующим несением дежурств.
   А пока я организовал всей бригаде помывку и баню. Потом сидели у нас дома, мы с Мишкой за хозяев. И шесть человек командного состава наших вооружённых сил, остальных отправили отдыхать. В честь успешного выполнения задуманного я выставил бутыль с нашим фирменным самогоном от Степаныча. Чудо, как хорош. Получше элитных сортов виски будет. А разнообразные настойки какие получаются, мечта. Заедали кабанятинкой оттуда, немного жестковата, но народ даже не заметил её дикое происхождение. Когда хлопнули по третьей стопке, народ расслабился и начались разговоры за жизнь.
   Из присутствующих - старший сейчас Геннадий, майор, бывший начштаб полка. Он у них за командира. Мой старый знакомый - капитан Сеня, главстрелок и на его совести состояние стрелкового вооружения.
   Круглолицый Толик тоже в капитанском звании - наш особист, и старлей Саша- разведка, симпатичный, жгучий брюнет.
   Дима, невысокий очкарик, летёха - скромный парнишка, наш маркони и спец по электронике. И последний - Игорь, тот самый прапор, что продал мне защитные, новейшие каски "Ратник". Под сороковник, плотный и очень подвижный. Игорь - десантура, о чём говорит тельняшка, с которой он не расстаётся.
   И именно Игорь, после очередного тоста, вдруг начал объяснять нам с Михаилом несправедливость жизни:
   - Вить, вот смотри с чего всё началось. Вначале они, - и крепыш показал пальцем в потолок, - навязывали всем свои комплексы. Чернокожий значит не чёрный, это тёмно-шоколадный белый. И почему-то весь мир должен этим потомкам африканских негров. Потом нам доказывали, что геи это замечательно и не стоит этого боятся. Дальше хуже, смена пола в детском возрасте - пожалуйста, вплоть до того, что некоторые страны не вписывают в документы пол у новорожденных, типа - вырастут, сами определятся, кем стать. Ну не бред, а?
   И почему-то жертвой для откровений был выбран я. Тогда пришлось выйти под благовидным предлогом, принести солений и удар принял Миша.
   Когда через пятнадцать минут я вернулся, народ хлопнул ещё по рюмахе и разошёлся.
   - Нет, Игорёк, это уже Семён встрял.
   Это началось намного раньше, когда девяносто первом, три дятла во главе с Борькой-алкоголиком развалили страну. Ну пойми ты, англичане семь лет уходили с Евросоюза, делили квоты на рыбную ловлю и таможенные сборы. А тут огромная страна и за один вечер - бац и нету, - при этом Сеня крепко в сердцах хлопнул по столу.
   Вот где корень бед, надо было тщательно разбираться с территориальными спорами, а они были и остались. И делить не только армию.
   Спор затянулся, мы с Мишкой вообще многих вещей не знали и видимо это только подстегнуло ребят на откровения. За вечер такого понаслушались , о причинах войны и ошибках руководства. Точку поставил наш командир Геннадий. Мужику под полтинник, седой уже весь, но подтянутый.
   - Ребят, я вам так скажу, оставьте ту войну на Украине. Ситуацию создали американцы, они всё сделали для этого. Наверное, рассчитывали отсидеться за большой лужей , не получилось. А теперь мы имеем то, что имеем. Предлагаю расходиться, уже поздно, завтра дел много.
   - Вить, надо переговорить с утра, дело одно есть, это Геннадий уже ко мне обратился
   - Ну так подходи, заодно вместе позавтракаем.
   С утра наш главком пришёл с Семёном. Позавтракав омлетом и напившись чаю, мы перешли к делу.
   - Сень, ну рассказывай про своего друга, - Геннадий предложил начать разговор товарищу.
   - Ну не то, чтобы друзья, но служили мы вместе в Таджикистане. Ну можно сказать и друг. Боря Савченко, тогда старлеем был, комвзвода разведки. А я только взвод получил, зажали нас духи, если бы не ребята Савченко - здесь не сидел бы. И потом по жизни пересекались. Вот такой мужик. А несколько дней назад встретились опять, ну ещё в первую ходку. Пересеклись с вояками, разговорились и нас пригласили в гости.
   - Короче, для тех, кто не знает, в области из наших стояли только несколько ракетных полков РВСН с тех обеспечением. Ни мотострелков, ни танкистов с артиллеристами. Чисто ракетчики и прикрывающие их зенитчики. Так вот, когда амеры долбанули по городу ракетой, попало не только по городу. Разделяющаяся боеголовка, больше досталось ракетчикам. Они, молодцы, успели отработать мобильными "Ярсами ", но и им прилетело. А сидели они кучно, на севере области в Юрьянском районе. ПВО, правда снесли ещё две ракеты, иначе области хана бы было. Ну не суть.
   - Так вот мой кореш служил в 76 ракетном полку, майор - комбат разведки и охраны. И в тот момент находился на их базе технического снабжения, в 130 км от Арбажа. Вот с его ребятами я и пересёкся.
   - Короче говоря, посидели мы, пообщались. Я немного рассказал о нас, без особых подробностей, конечно. Сказал, что прибились к городку на взаимовыгодных условиях. Так он хочет перетереть с нашим руководством на предмет перебраться к нам. Кстати, Т-72 и наливняк с дизтопливом они подогнали нам, безвозмездно, так сказать.
   - Семён, а нам какая с этого выгода. Сколько у него человек?
   - С людьми всё в порядке, у него на переподготовке были местные ребята. Есть срочники тоже из местных и конечно, в основном, офицеры. Они сумели быстро сориентироваться и вывезти семьи в часть. У них под ружьём около 120 человек плюс гражданские.
   Вот, видишь, Сень. Это серьёзное подразделение, они быстро приведут местных к знаменателю, подомнут под себя. А нам что делать в таком случае. Как охранять портал. Его же не унесёшь в другое место.
   Дальше мы кумекали по-разному. Неожиданно Миша поддержал вояк.
   - Ребята, давайте посмотрим реально на вещи. Что происходит сейчас? Народ самозабвенно занимается мародёркой и это дело конечно нужное. Но пойдёт время, консервы закончатся. Запасы боеприпасов тоже не вечные, если, конечно, не наладят выпуск необходимого. А мы будем катиться в средневековье. Но больше всего человек нуждается в еде и чистой воде. А где это всё взять?
   - А вот в таких вот городках. В Арбаже кроме деревообработки и текстильной фабрики ни хрена нет из производств.
   - Зато нас не затронула пока радиация и развито сельское хозяйство. И мясо -молочка и земледелие. А вот силёнок у нас, как раз мало. Наш десяток и ополченцы это не серьёзно против банды. Раз, два отобьёмся, потом они объединятся и подомнут нас. И будет тогда здесь хозяйство Кривого или имамат Джумата какого-нибудь.
   Миша смутился от такой длинной речи и налил себе воды.
   - Так что нам жизненно необходимо усиление, а такое подразделение решило бы наши проблемы. А вот как сделать всё правильно, давайте думать.
   Нам только осталось задуматься над этой речью.
   Без сомнения сейчас весь криминал, включая зеков и многочисленных колоний региона объединился и чем-то же они занимаются.
   - Ладно ребята, давайте я потолкую с местной администрацией. Семён, составишь компанию?
   Рашида мы нашли на центральной котельной города. Он ругался с прорабом, заставляя того менять разработанный график работ. Нам пришлось покурить четверть часа.
   - Виктор, вы меня ждёте?
   - Да, Рашид Ильдусович. Надо обсудить кое-что и желательно не на бегу.
   - А может ко мне заскочим, жена такой зур бэлиш приготовила, - видя наше недоумение он пояснил.
   - Как, вы не ели зур белиш ? Это очень вкусно, такой пирог с мясной начинкой. Заодно пообедаем и поговорим.
   От такого предложения отказываться просто преступно и через полчаса мы сидели за столом и жадными глазами смотрели как хозяйка разрезает дымящийся пирог. Я вам скажу - зул бэлиш это очень вкусно. Румяное тесто с начинкой из рубленной говядины и картошки. Я только усилием воли остановился на двух кусках.
   Хозяйка заработав свою толику славы, подала нам чай и вышла.
   Теперь настала пора серьёзных разговоров. Для начала я попросил Рашида обрисовать ситуацию в городе.
   В принципе не так и плохо. Оказывается, котельных в городе аж семь штук. Остальные ведомственные, одна в банном комбинате. А центральная - многофункциональная. Сейчас налаживается теплоснабжение города. И главное это проблемы с электроснабжением. Кировская ТЭЦ-4 пока работает, но перебои с электричеством всё чаще.
   - Мужики , наше счастье, что центральная котельная, два года назад прошла модернизацию. Установили две немецкие паротурбины на 15 000 кВт каждая. Так что совсем без света не останемся, это Рашид поделился с нами новостями.
   - Запасы еды достаточны пережить зиму. С ГСМ хуже, но пока техника работает. Город перекрыт от проникновения транспорта, но нет толкового вояки спланировать нашу оборону.
   Разговор пошёл в нужную нам сторону, и я привёл Мишкины аргументы.
   Новый мэр заметно меньжуется , не хочет вешать себе на шею лишние рты. Не все беженцы втянулись в работу. Многие сидят у входа в администрацию и требуют лучшего питания и достойного жилья, а работать пока не собираются. А тут ещё сотни три ртов.
   Договорились о следующем. Мы встречаемся с майором на нашей территории, обсуждаем варианты, потом думаем, принять или нет.
   На этом расстались. А через два дня мы уже катили в составе нашей колонны в Яранск. Перебрасывали часть вывезенного Семёном, обмундирование, оружие с боеприпасами и ГСМ. Семь Уралов и несколько внедорожников в охране. Мой КАМАЗ забрали наши мародёры, он удобней, экономичнее и имеет кран. Прицепили к нему прицеп и катаются по району. В Котельничах наладили с местными отношения, это ближайший к нам железнодорожный узел. У них с промтоварами побогаче, а у нас те же консервы и патроны.
   Я убедительно попросил ребят забрать или выкупить техническую и медицинскую литературу, все справочники на бумаге, что найдут. Скоро это будет на вес золота. Также Степаныч просил оборудование небольших механических мастерских. Откуда электричество у нас там?
   А спасибо Лёшке, нашему главному электрику. Оказывается, много несложного оборудования будет функционировать без электроники, ну как в поствоенные годы. Да, запускается вручную и нет контрольно-измерительных функций.
   Например, наши бензогенераторы. Запуск со шнурка и без электроники - нестабилизированное напряжение, для примитивных потребителей непринципиально. Так и с остальным электрооборудованием. На нашу удачу Сенины мародёры сняли где-то с крышы большого общественного здания несколько десятков солнечных панелей вместе с накопителем и сейчас всё это монтируется на наших крышах. Алексей обещает наладить ограниченную подачу напряжения в больницу.
   А пока мы подъезжаем к Яранску. Смотрю, они пошли по нашему пути. На въезде в город блокпост. Стоят блоки, с налёта не проехать и что-то похожее на укрепление из мешков. Ну, нам в город сейчас не нужно, и мы съехали на просёлок. Вот и наш укреплённый пункт. Наблюдающий нас опознал и открыл ворота. А ничего они устроились. Стены периметра из профлиста, а внутри сюрприз. Установили бетонные панели ограждения, где-то в промзоне разобрали забор. Основания вкопаны в землю. Большую часть участка занимает ангар из лёгких конструкций. Это склад дерева и стройматериалов. К нему приткнулись легковушки, часть стоит на кирпичах, а несколько на ходу. Два жилых заглубленных здания, типа больших блиндажей.
   В капонирах БТР-82 со своей 30-мм пушкой и 7.62-мм пулемётом ПКТМ и БМП-3 с мощной 100-мм пушкой и неуправляемыми ПТР, очень весомая поддержка. И ещё три 82-мм миномёта на случай активных боестолкновений.
   Ребята нам очень обрадовались, хотят уже повидаться с близкими.
   Загнали внутрь технику, Бредихин на радостях обещал ухой накормить. Сейчас это опасно, вода из реки заражённая, но здесь есть изолированный пруд и ребята таскают оттуда рыбку.
   Мы рассказали свои новости, Коля свои. Здешняя администрация как-то пооперативней нашей оказалась. Они допёрли до тех же мыслей, что и мы. И теперь их крышует бригада нацгвардейцев. Они дислоцированы южнее города, патрулируют окрестности. Отлавливают бандюков, в общем здесь в этом плане порядок. Побывали они и у нас, узнали, что представляем Арбаж. Ихний подполковник этому обрадовался, значит город с севера прикрыт, всё меньше проблем. Наладили связь. Радиосвязью мы пользуемся, на обоих базах смонтированы комплексы "Акведук" и в машинах мобильные рации. Отведав ушицы, жалкое подобие того, что готовит Степаныч, ушли спать.
   С утра перешли с Мишей на ту сторону. Наша проблема в том, что нам нужно контролировать два опорных пункта, две смены по 10 человек на базу это уже 40 бойцов. Плюс Семён с Игорем и ещё 5 человек заняты мародёркой. Как закрыть дыры? Пока выручают Мишины ребята. Так что мы перебросили на ту стороны стройматериалы и произвели ротацию. Коля Бредихин уходил во второй волне и ввёл в курс дела сменщика. В Арбаже получилось сменить ребят только через пять дней. Поэтому мы переманили ещё десяток из подходящих к себе в команду. Выбирали по принципу - знаю такого, можно взять. Т. е. ребята находили знакомых из числа полицейских или армейцев. Предварительно говорили с ними, потом уже мы с Геной определялись. При обоюдном согласии сразу же перебрасывали людей на ту сторону, чтобы не успели разнести новости.
   Эту неделю я отдыхаю, я дома. Несколько дней отсыпался, играл с детьми, гуляли всей семьёй по посёлку, который носит название Ближний. Делами старался не заниматься. Вангел отлично справлялся с хозяйственными делами. У нас получился такой классический аграрный посёлок и что мне очень нравится, никакой коммуны. Каждый занимается чем хочет, крутится - вертится. Наряду с товарно-денежными отношениями присутствует конечно и натуральный обмен, но это нормально. Физической массы денег не хватает, может использовать российские железные деньги?
   По крайней мере для внутреннего использования. Налоги мы, конечно, собирали, но всего два - с дохода и земельный. Первый формировал бюджет поселения, а второй шёл на благоустройство.
   Остро не хватает свода законов, ну не судить же по местным законам. Убил человека, заплатил виру и гуляй на свободе. Этим нам предстоит заняться. Наши вооружённые силы состояли из отряда Никандра и ополчения. Наша оборонная стратегия - раскинутая на десяток километров сеть обнаружения врага. Охотники или лесовики пришлют гонца, если увидят чужую лодку или людей в лесу.
   Так что серьёзных проблем у нас, слава богу, пока не наблюдается. Симбиоз из моих близких, местных и Мишиных ребят оказался на удивление удачным. Общим языком общения стал конечно русский, лучше-хуже, но все могли объясниться. Объединяющим фактором оказалась религия, народу понравилось ходить в церковь и отмечать вместе праздники. Здание церкви приросло ещё одной головой- куполом, прибавилось утвари. Это отец Павел навёл контакты с епархией из Яранска. Появился постоянный актив, церковь выглядела ухоженной.
   Школа не пустовала, хорошо у нас много учебной литературы. Больница очень востребована. Вот и в этот раз я перебросил оборудование из разграбленной стоматологической клиники. Семён привёз два рабочих кресла в комплектации и весь инструментарий с лекарством.
   А вот в Дальнем развитие посёлка идёт по другим законам. Старшим посёлка дружно избрали Игоря Ильича Пархоменко. Степаныч здесь конкретно завис, даже Валю с Линой перевёз на время. Вдвоём крутят свои проекты. Здесь не получается развивать аграрный сектор. Нет, народ планирует обзаводится садами и огородами. Но собрались тут только выходцы из развитого мира и в основном технари. И все их планы связаны с созданием примитивной промышленной базы. Они всерьёз рассматривают вопрос о строительстве мини ГЭС. Прямо под боком озеро и несколько рек. И изменить ситуацию я не смогу. Другой вопрос, что нужно разбавлять их. Ч асть силовиков перевести к нам.
   А сейчас я улыбаюсь, смотрю как Рита вышла с Юлькой на руках и посадила её катать на Зевса, придерживая рукой. Тот, отлично понимая, оказанное доверие осторожно шагает по траве. Подросший Андрюха самостоятельно попытался оседлать Норда, не получилось, свалился и от обиды заплакал. Пришлось вставать, реквизировать на помощь Байкала и катать сына.
   - О, ваше высочество, наш падишах изволил обратить на нас внимание? это жена подколола меня.
   - Ритка, я так соскучился по вам , - и я притянул её к себе. Жадно вдохнул родной запах, там мы простояли минуту, пока детки опять не потребовали нашего внимания.
   Рита с Аней очень удачно сосуществовали. Первая, более домашняя. Занималась домом и детьми. Несколько часов в день она работала в больничке. Аня же часто брала Норда и уходила побродить по лесу. Как правило, возвращалась не с пустыми руками.
   Вечером, после ужина игрался с детьми. Уложив их, посидел с моими девочками. Они подвалились ко мне с двух сторон, а я млел от счастья.
   Мне очень нравилась наша жизнь до катастрофы. А нынешняя категорически не устраивает. Мотание между двумя посёлками, двумя мирами. Людские трагедии, человеческая агрессия - как мне это надоело. И что сделать, чтобы изменить ситуацию, пока не вижу выхода. Много людей зависят от моих способностей. Если раньше в нашем посёлке было под сотню жителей, то сейчас уже несколько сотен зависят от меня.
   Чёрт, ну почему так несправедливо. Ладно надо работать, но в голове я постоянно прокручиваю комбинации, как мне уйти от этих порталов. Вот наладим жизнь там - здесь и нужно поэкспериментировать.
   А через два дня отпуска я перешёл с двумя парнями через средний портал. Там новости, прибыл майор - ракетчик на двух машинах.
   Остановился он на нашей базе. Высокий и подтянутый шатен с осунувшимся от забот лицом.
   - Савченко Борис, - назвался сам и представил своих попутчиков, двоих офицеров.
   - Ну, мы уже встречались с местным руководством. В принципе у нас нет значительных разногласий. Решили вопрос с нашим размещением, нам выделят участок в промзоне на севере, а на южном, наиболее опасном въезде придётся строиться. Там будет не большой укрепрайон.
   Дальше мы делились планами, я собирался постепенно уходить на ту сторону, передав охрану порталов воякам. Но это дело неблизкого будущего.
   Меня пригласили поприсутствовать на встрече, где окончательно будет принято решение о взаимодействии с ракетчиками.
   Городок брался интегрировать их семьи в местную жизнь. Взрослым -работу, детям - садик и школу. Опять-таки больница, пропитание, тепло и электричество.
   Военные тоже не с пустыми руками приходят, всё-таки сидят на базе материально-технического снабжения двух полков. Только дизтоплива более 100 тысяч тонн, бензина - 15 тысяч тонн, минеральные масла, продукты питания в мешках и ящиках. Из боевой техники, кроме устаревших БТР-82, они недавно получили новые образцы. Это БПМ -97 "Выстрел", созданный совместно с концерном "КАМАЗ". Получилась лёгкая, вместительная и скоростная машина. Использование узлов КАМАЗа позволило удешевить производство, а расход топлива в разы меньше, чем у БТРа.
   Вооружение оправдывает название это или 30-мм пушка с пулемётом "Корд" или КПВТ с 30-мм гранатомётом "Пламя".
   А самое интересное это наличие трёх новейших БПДМ "Тайфун-М". Созданная на базе БТР-82, боевая противодиверсионная машина предназначена для охраны ракетных комплексов РВСН. Вооружена скромно - дистанционно управляемый пулемёт ПКТ. Всё
   Главная изюминка - комплект аппаратуры, позволяющий вести наблюдение за окружающей обстановкой. Комплекс всепогодный и всесуточный, в него входит РЛС и оптико-электронная система с тепловизионным каналом. Даже БПЛА входит в комплект.
   Наш главком, Геннадий восхищённо просвещал меня на ухо.
   - Ты представляешь, такую в колонне иметь - горя не знать. Бронетехнику засекает до 6 км, человека до 3 км. Сейчас главная опасность это попасть в засаду, а с такой машиной можно не переживать.
   - А ты поторгуйся, Ген. Посмотрим, чем сможем расплатиться.
   Через полтора часа говорильни, наконец-то стороны пришли к соглашению, и мы разошлись.
   По дороге назад увидел занятную картинку. Через посёлок гнали небольшой табун лошадей. Да не простых, а знакомых. Я их уже видел, когда покупали со Степанычем на конеферме наших двух. Только эти, сразу видно элитные, сухие и поджарые. Это вам не рабочие лошадки.
   Остановились поинтересоваться. Оказывается, мужики напоролись на брошенную конеферму, часть лошадей разбежалась. Остальных забрали. Большую часть распродали людям для работ на участках. Все уже поняли, что лучше лошадки в наших условиях для участка нет.
   - А эти для понтов, городских катать, на них только гонки устраивать. А сколько корма нужно, это со мной делился мыслями старший "ковбой", мужик средних лет.
   -Так что решили забить на мясо, всё польза. А они, бедные, там без воды несколько дней были. Хорошо мы заехали.
   - Да вы чего, сдурели - на мясо. На хрена тогда спасать нужно было, отпустили бы и всё, это уже я вызверился на этих дебилов.
   - А чего ты орёшь, нужны, так забирайте. А то сразу орать, а куда я их зимой дену. Ни места, ни корма.
   Хм, забирай. Мне они тоже не особо. Но ведь жалко красавцев.
   - А упряжь там была какая?
   - Этого полно, кому эти сёдла и ремешки нужны. Кстати, несколько мешков овса отдам. Если заберёте лошадок.
   В результате быстрых переговоров забрали 11 лошадок за смешную цену - ПМ с коробкой патрон. Нам отдали на первое время 5 мешков овса.
   По поводу пород - наличествуют не менее трёх различных групп. Я ещё тот специалист, но что все верховые это однозначно, судя по статям.
   Отогнали наше приобретение на базу. Ребята с энтузиазмом выгнали технику из тёплого бокса и завели лошадей. А я взял несколько человек и на Урале погнали на ту конеферму.
   Что здесь случилось непонятно. В здании всё перевёрнуто мародёрами, но следов стрельбы нет. Видимо хозяин попал в переделку. Из конюшен стали выносить все сёдла и упряжь. Тяжеленые, но слышал, что качественные сёдла очень дороги в производстве. Забрали даже специальные кормушки и поилки.
   На базе обиходили, как смогли мой табун. По крайней мере они в тепле, сыты и воды хватает.
   В течение двух недель я по 2 3 лошади переводил на ту сторону. Наши отнеслись к пополнению очень позитивно. Пока определили их по домам. Сразу же начали строительство конюшни. Люди в свободное время приходили поработать или просто обиходить животных.
   Я, воспользовавшись небольшим отпуском, пригласил женщин покататься. Мы выбрали себе приглянувшихся. С помощью специалистов оседлали и выехали в сопровождении собак. Аня очень лихо едет, мы же с Ритой плетёмся за нею. Но всё равно нам очень понравилось. Надо постоянно это делать. Другого то транспорта не предвидится.
   А мне пора обратно, производить очередную ротацию наших ребят.
   А сегодня я увидел редкое зрелище над Арбажем. Два дельтаплана парили в небе. То удаляясь на несколько километров, то возвращаясь. Когда они приземлились, я прикинул место - за городом в паре километров. Взял машину, одного бойца и выехал. Дельтапланы приземлились на ровном участке поля.
   Недалеко стоял пикап, около него лежали два летающих машинки. Нам навстречу выдвинулся мужчина лет 45. За его спиной молодая девушка лет шестнадцати и парень постарше на костылях.
   Я поспешил успокоить мужчину, - здравствуйте, меня зовут Виктор. Увидел ваши полёты, решил познакомиться. Вы не беспокойтесь, мы из Арбажа, военные, контролируем западную дорогу.
   Мужчина расслабился, а парень с костылями опустил длинную палку. Вояка, собрался с нею защищаться.
   - Да, но мы должны сложить аппараты.
   - А мы можем помочь, говорите, что нужно делать.
   За 15 минут мы свернули первый дельтаплан. Отстегнули часть трубок из какого-то композитного материала - лёгкие и прочные. На ровном участке разложили машинку, отстегнули обшивку из ткани - она на молниях, и разобрали каркас. Вторую машинку ещё быстрее, закинули всё в кузов.
   Пока работали, познакомились. Валера, преподаватель физики в ВУЗе и энтузиаст воздухоплавания. Толик, его сын и бывший студент того же университета. После неудачной посадки получил серьёзную травму и сложный перелом нижней конечности. И дочь Ленка, очень серьёзная и спортивная особа.
   К нам попали с группой беженцев, живут в общежитии. Валера устроился в группу по разбору заброшенных зданий в промзоне. Ну жить то как-то нужно. Сегодня они в первый раз поднялись в воздух - дочь уговорила.
   Я предложил посидеть у меня дома. Они не соглашались, но я сломил сопротивление, сообщив, что сегодня банный день. У них были проблемы с помывкой. Заехали к ним в общагу, и они взяли чистые вещи. Я забросил их домой, выделил комнату. Сегодня и в самом деле планировалась баня для личного состава. А завтра выходной день. Так что у меня был заготовлен приличный шмат оленины оттуда и пакет с рыбкой от Абуны. В отсутствии Степаныча именно он снабжал нас речной рыбкой. А я периодически баловал своих ребят. У нас было две женщины - жёны моих ребят, перешедших с мужьями на дежурство. Они помогали ребятам с готовкой и стиркой. А сейчас девочки кашеварили на плите. Нарубили куски мяса и поставили тушиться. А я поставил большую кастрюлю под уху.
   Когда баня прогрелась, я отправил сначала женщин. Они взяли с собой Лену и пошли мыться. А мы с мужиками тяпнули в честь наступающего выходного. Я проверили мясо - ещё жёсткое. А уха в процессе, вынул из кастрюли марлю с хвостами и головами. Пошла картошка с морковкой. Куски рыбы следующие, как закипит. В мясо тоже пора добавлять картошку. Вместе дотушится.
   Женщины парились долго, мы успели по три дринка принять. Потом настала наша очередь. Народу многовато, пустили сначала гостей и часть наших. Помоются, мы пойдём. В тесноте - да не в обиде.
   А вечером праздник живота. Ребята давно сдружились, настроение хорошее, знают, что через 10 дней вернутся к семьям и безопасности. А я наблюдал за гостями. Отец постоянно пасёт ситуацию. Толик немного взъерошенный, может характер колючий, а может временная инвалидность так влияет. А Лена активно греет уши, пристально рассматривая говоривших, как это умеют делать без стеснения дети. Расходились поздно, вернее ушла только дежурная тройка. Остальные ночуют у меня, слава богу пять комнат.
   - Валер, оставайся, это я заметил направившихся к выходу гостей.
   - Да не удобно стеснять.
   - А вы и не стесните, занимайте ту комнату. Вон, молодёжь уже носом клюёт.
   Зачем мне они нужны?
   Ну, во-первых, жалко их. А во-вторых, я в них заинтересован. Попробую переманить туда, нам ох как нужна возможность быстрого перемещения. И, вообще, всю жизнь мечтал научиться летать на лёгком самолёте. С этим сейчас проблема, а вот дельтаплан реальнее.
   Утром после завтрака ребята ушли на службу, и мы с гостями остались дома.
   - Наверное, Вы, Валера думаете, зачем он с нами возится?
   - Есть такой момент, -ответил тот.
   - А у меня есть причина. Только предварительно хотел задать несколько вопросов. У вас два таких аппарата?
   Видя нерешительность мужчины, поторопился объясниться.
   - Понимаете, господа. Недалеко от сюда у нас свой посёлок. Очень благополучный и в хорошем месте. Туда многие бы хотели попасть, но у нас нет возможности всех приютить. Берём только нужных нам, это жизнь. А к вам, мой интерес такой. Нужно быстрое сообщение по воздуху. Поэтому если у вас есть ещё один аппарат для меня, то тогда будет интересное для вас предложение.
   Валера задумался, - есть Толика птичка.
   - Пап, - рванулся в бой сын, недовольный ответом отца.
   - Подожди, Толь.
   - Есть аппарат, к сожалению, Толик не сможет долгое время летать. А что за предложение?
   Тут настала моя очередь тянуть время.
   - Скажите, а вас устраивает жизнь здесь, - и я сделал соответствующее движение кистью.
   - Ну, это однозначно лучше, чем там, - и Валера показал на север.
   - Смотрите, я предлагаю вам жизнь в очень хорошем месте, работу на ваш выбор и строим вам дом. За это - дельтаплан и вы меня учите летать.
   - Вы посоветуйтесь тут , а я сейчас приду.
   Чтобы дать им время поговорить , вышел на улицу, подышать.
   Вернулся через 10 минут. Дети раскрасневшиеся, отец тоже, но настроен решительно.
   - Виктор, а если мы согласимся?
   - Если согласны, через пару дней переезжаем. У вас много вещей?
   - Вещей только пару сумок. А вот наши птички занимают немало места, я из-за них вожу прицеп. Килограмм под двести.
   - Ясно, тогда я так понимаю, что мы договорились?
   Дождавшись подтверждения, спросил - у вас остались там вещи?
   - Только прицеп.
   - Ну тогда забирайте его и возвращайтесь.
   Когда перешли средний портал, Валера с семейством ожидаемо отключился. Мне пришлось ждать, пока они придут в себя.
   - Что это значит? - произнёс он, очнувшись.
   - Всё нормально, мы перешли портал в другой мир. При переходе происходит кратковременная потеря сознания. Так что подымайтесь.
   Интересно смотреть на их эмоции. Недоверие, изумление и надежда в чудо.
   - Да, ребята, это наша Земля, но в тысячном году от Рождества Христова. Прошу пожаловать.
   Потом пятнадцать минут объяснений. Сначала упрёки в обмане, потом, после моих объяснений - робкие улыбки. Молодёжь так очень даже возбудилась от перспектив.
   А ещё через 20 минут нам подали карету. Это кто-то из мелких углядел и сообщил взрослым. Так что я разместил ребят пока у Степаныча. Там хозяйничала только Аза. Девушка уже отлично говорила по-русски. Она же с удовольствием занялась гостями.
   А утром я встретился уже совсем с другими людьми. На завтрак пригласил их к себе. Девочки расстарались, блины с красной икрой, сметаной и копчёной рыбой.
   Мои гости выспались, у Валеры ушло из глаз выражение усталости и настороженности. Дети с удовольствием лопали угощение. Вот, что значит провести ночь в нормальной обстановке.
   Я оставил их на Риту, а сам забрал Аню и пошёл побродить по лесу, собак выгулять. Норда то Аня выгуливает регулярно, а вот Зевс застоялся. Настроение стрелять не было, уж больно день хороший, люблю такой. Пасмурно, пошёл снег. Довольно тепло для этого времени года, безветренно. Сыпет пушистый снег, тихо и красиво. Мы стали под большой сосной, прикрытые ветками. Я прижал к себе свою вторую жену.
   - Анечка, как вы тут, без меня?
   - Плохо, - и она улыбнулась, уткнувшись носом мне в шею.
   Я нашёл её губы и начал нежно целовать. Увлёкшись, уже жадно впился в них.
   - Вить, ты что здесь хочешь меня? - и она мягко отстранила тёплой ладошкой мои ищущие губы.
   М-да, зимой в лесу, это конечно экшен.
   Тогда надо быстрее домой. Зайдя в дом, вспотевшие от быстрой ходьбы, мы прямиком отправились в спальню.
   Рита всё поняла и увела детей играться. А я дорвался до любимой женщины, мы боролись друг с другом, крутились в разных позах, пока не получили своё. Потом лежали обнявшись. Спустились вниз, когда Рита позвала. А я никак не привыкну к своему положению двоеженца.
   И поэтому не смотрю Рите в глаза.
   - Ваше султанское величие, можно наливать? это Рита забавляется, смотря мне в глаза. Вместо ответа я подошёл к ней и воспользовавшись, что руки у неё заняты обнял, прикоснулся к губам. И постарался передать свою любовь в этом чувственном поцелуе.
   - Так, всё обедаем. А ты, - и пальчик упёрся мне в грудь, - сегодня мой и попробуй только меня разочаровать.
   Утром я проверил, как идёт стройка конюшни - практически закончена. Идут работы на крыше.
   С Валерой мы прошлись в поисках места для взлёта. Подходящим оказался длинный склон холма, резко обрывающийся к реке. Только нужно вырубить несколько деревьев и кустарник.
   А в Арбаж начали прибывать грузовые колонны с сопровождением нескольких автомашин. Переезд ракетчиков длился полтора месяца, пока не вывезли всё, включая ГСМ. Разобрали даже казармы, сняли двери, оконные рамы и сантехнику. Параллельно они начали строительство зданий на юге посёлка. Мне очень даже устраивало такое положение дел. В перспективе желательно уйти из Арбажа, оставить только дом. Тогда полегче нам станет, не надо распылять силы.
   Эта ситуация разрешилась сама собой в один прекрасный день.
   Меня вечером подкараулили, когда я вышел во двор, дали чем-то по башке. Очнулся связанный в чужом доме, вернее на диване какого-то кабинета. Голова трещит от боли, верёвки впились в запястья. С трудом встал, проверил дверь - заперта. На улице темно, окно на втором этаже. Через полчаса пришли двое, вояки. Оба капитана, интересно, зачем сейчас-то погоны носить?
   - Доброй ночи, это ко мне обратился один из вошедших.
   - Просим прощения за такой способ доставки, но нам нужно было с тобой поговорить. А сам бы ты не пришёл.
   Не дождавшись ответа, мужик продолжил.
   - Меня зовут Георгий, я начштаба части, которая пришла сюда. Это мой заместитель. Вы не против поговорить с нами?
   - А если против, отпустите?
   - Отпустим, но не сразу.
   - Может для начала развяжете руки, верёвочки ваши жмут. - Говоря это, я лихорадочно перебирал варианты произошедшего. Связано ли это с порталами. Или хотят отжать что-то. Мужика я узнал, круглолицый, симпатичный, бабы таких любят. Был вместе с Савченко, тогда на встрече с Рашидом.
   Наконец-то мне разрезали верёвки, и я с наслаждением стал разминать руки.
   Вот видите, мы заинтересованы в хороших отношениях. А что бы не мучать тебя, скажу сразу, мы знаем о проходе в другой мир.
   Понятно, кто-то проболтался.
   - Мы случайно узнали, один ваш разоткровенничался под этим делом. Ну и мы установили наблюдение за этим переходом. И вот ты появился вчера, только что никого и вдруг идёшь. Не хочешь объяснить это?
   - Да нет, ваш человек по пьяни придумал всякого. А я на охоте был, вас даже не заметил.
   - На охоте, а следы из никуда. Или ты летать умеешь. Мы даже засняли на видео, хочешь посмотреть?
   - Ты пойми, добрый человек. Нам эта информация очень нужна, и мы её выбьем по-любому. Так что лучше расскажи сам. Мы же не от хорошей жизни интересуемся. У нас семьи за спиной и, если есть возможность перетащить их из этого ужаса - мы на всё пойдём.
   - Да, ну допустим есть переход. А что вам известно о нём?
   - Очень мало, что там ничего не слышали о войне и с экологией всё в порядке.
   - Да, не густо. А со мной что собираетесь делать?
   - Да ничего, переведи нас туда и гуляй.
   - Ну смотрите, переход в самом деле есть. Это так называемый пространственный переход куда-то в район канадской тайги. Я случайно его нашёл, он срабатывает только на меня. За несколько лет у нас там организовался посёлок единомышленников. А тут война и катастрофа. Так семьи остались там, а мы вынуждены переходить сюда в поисках промтоваров и прочего. У нас там аграрная коммуна. Переход не пропускает за раз больше 3 4 человек и только минимум вещей. Так что так.
   Дальше меня расспрашивали ещё полчаса. О тветы вроде убедили, меня оставили в покое и даже принесли поесть и воду.
   А рано утром ещё в темноте за мной пришли.
   - Смотри, Витя, мы тебе верим, но, если что, порежем на кусочки. Переходим сейчас, пока ваши не подняли тревогу. Мне опять связали руки, и мы вышли на мороз. Кроме Георгия ещё два бойца, у каждого рюкзак и прилично оружия. Один нёс пулемёт ПК, другой снайперку , а старший - навороченный АК. Идти нам минут сорок, не меньше. Я мандражировал, как всё пройдёт ? Мне обязательно надо уговорить их развязать мне руки. Подойдя к порталу, вояки зачарованно уставились на мерцающую завесу.
   - Так, мужики , это силовое поле. Проходим вместе. Но это ещё не переход, он внутри. Держаться меня, что-то пойдёт не так, нас разрежет пополам. Дальше, вам придётся развязать мне руки, иначе не пройдём.
   - Не, Вить, развяжем на той стороне.
   - Да мы туда не сможем перейти. Мне нужны руки для манипуляций, просто так переход не откроется. Не веришь, попытайся пройди через защиту.
   Георгий сделал знак помощнику и тот попытался просунуть руку. Ага, сейчас. Щит сразу приобретает твёрдость каменой стены.
   - Убедился? Давайте, решайтесь, чего вы боитесь?
   - Ладно, стой спокойно, - и мне освободили руки.
   Дальше прошло как по нотам, пройдя портал мужики свалились как подкошенные. Лихорадочно переворачивая тяжёлые тела, я избавил их от оружия. Даже мой ПММ забрал у помощника. Теперь быстро стянуть поясные ремни и связать руки. Третьего не успел, он начал приходить в себя. Пришлось приголубить прикладом автомата по чердаку. Надеюсь, это он меня вырубил вчера.
   - Ну, господа, это совсем другое дело. А то на куски порежем.
   Господа офицеры немного сбледнули с лица.
   - Где мы и что собираешься делать?
   - Всё потом, отдохните пока.
   Нам пришлось больше часа загорать, пока прискакала кавалерия. Я-то хоть шевелился, а мужики замёрзли. Пришлось их забрасывать в телегу , сами не смогли.
   Я определил их пока к собакам. Там потеплее. Их обыскали потщательнее, там у каждого ещё холодняк нашли, потом дали одеться и связали в сенях, где они и сидели под охраной Зевса.
   А вечером был допрос. На моё счастье, в нашем посёлке находился Толик, который особист с ещё одним прапором. У них опыта всяко поболее. Я для поддержки взял Атти, его представительская внешность сразу расположила к разговору.
   После вдумчивой беседы мы узнали, что один из наших встретил сослуживца. То да сё, ну и проболтался. Это Толику на заметку, надо болтуна возвращать. Теперь главное, про портал знают только они втроём. Даже жёнам не говорили. И Савченко не в курсе, он через чур щепетильный, как они сказали, не подписался бы.
   Всё что надо мы узнали. А теперь, что с ними делать.
   Добрый Толик сразу предложил спустить тела под лёд.
   - Вить, надо решать быстро. Ну, исчезли они, бывает. Дезертировали. А что семьи оставили, да мало ли. Может бандюки завалили.
   А вот меня червячок грызёт. Если бы они порешили болтуна или ещё как наследили кровью, тогда понятно. А так, кинули товарищей, конечно, но за семьи переживают.
   Не знаю.
   - А сами как думаете, господа офицеры? Есть вариант, вас в рабство продать. Это Земля прошлого, сейчас тысячный год. Рабство процветает, продадим арабам или индусам, и никто не узнает. Что выбираете?
   Зависли мальчики, носы повесили, оба варианта не устраивают.
   Ладно, подождём пару дней. Утром опять собрались, Миша со своим активом, мои с Никандром и Толик.
   Рядили по-разному. Судьбу пленников решили быстро, а вот более важное для нас - куда расти.
   Что интересно, идею подал Анатолий. А она в том, чтобы начать внедрение в местное общество. Завязки с Суварским эмиром есть, пошлём посольство от несуществующего итальянского государя и будем торговать.
   А наш филиал в Арбаж будем потихоньку сворачивать. Пленников пока оставляем здесь, есть намётки, как их использовать без ущерба для себя. А для этого пленники написали несколько писем. Одно Георгий написал своему командиру. Просил прощения и как-то объяснял свой побег. Другие семьям, где все трое писали жёнам, что бы те выполняли наши просьбы.
   Тянуть не стали, вечером втроём, с Толиком и прапором, перешли на ту сторону. Торопились, что бы нас не связали с исчезновением людей. В посёлке на первый взгляд всё спокойно. Наш особист растворился в темноте, так сказать, на разведку ушёл. Я же навестил ребят, узнал, когда Семён обещался быть. Через день должен прийти из поиска.
   За эти дни Толик познакомился с семьей Георгия. Те очень встревожены исчезновением главы семьи. Жена плачет, боится худшего. Теперь надо договариваться с Савченко.
   С ним встретились на следующий день, говорил Геннадий. Как и договорились, мы рассказали, что не тянем два поселения и поэтому решили оставить Арбаж. Наши интересы простираются на юг. А нашу базу дарим безвозмездно, танк остаётся тоже естественно. Часть машин пока оставляем , позже заберём. Расстались по-хорошему, договорились передать дела через несколько дней.
   Эти дни ушли на подготовку, я практически бесплатно забрал несколько мешков железной мелочи из отделения Сбера, пригодится. В свете новых планов нашёл семью ювелиров. Нет, не евреев. Обычные люди, папа с сыном умеют гранить камни, есть оборудование. Даже пару станков для кручения цепочек различной конфигурации. А ещё попалась нам опытная швея, тоже со своими машинками. А муж у неё работал на фабрике, где меховые шубы шили. А из скоммунизденных обрезков дома шил симпатичные изделия. Тоже в тему.
   Зашли мы на местный рынок, он не прекращал работу ни на один день. Люди обменивали здесь вещи на продукты, и попадались любопытные вещи. И, неожиданно встретил Егор Михайловича, того местного самородка, что делал подрамники для подарочных зеркал.
   Постарел, продаёт свои подделки. Поставил пару ящиков и выложил на импровизированный прилавок - чеканку, самодельные светильники из гильз от 30-мм пушки и прочую рукотворную самодельщину.
   Мы поздоровались, я узнал, что он живёт один. В нынешнее время пытается выжить, торгуя здесь и принимая заказы. Он варил и паял посуду, короче мастер на все руки.
   - А Николай Степанович не с тобой? поинтересовался он у меня.
   - Хотелось бы с ним повидаться.
   У меня тут же сработала чуйка и я предложил попозже к нему подъехать домой. Через два часа встретились, ну и я сделал Егор Михайловичу предложение, от которого он не смог отказаться. Пришлось присылать грузовик, чтобы вывезти всё его добро.
   А вечером, перед отъездом, мы производили операцию, изъятия семей. Начали с жены Георгия, уединились с ней и показали письмо. Та и верила и нет, только плакала. Наконец решилась , вытерла слёзы и пошла собираться. Хорошо, все живут компактно. Она же помогла уговорить оставшиеся две семьи.
   А рано утром мы уехали, колонна из семи грузовиков и БТРа. Еще ехали с нами две легковушки. Письмо Савченко должны вручить после обеда. Он, естественно, свяжет два события, наш отъезд и исчезновение семей пропавших. Вот, чтобы он не намудрил, ему подкинут письмо, где его начштаб выкручивается с объяснениями.
   Да, а эту базу надо расширять минимум раза в два. Что я и поручил Геннадию, а сам с большей частью людей перешёл. Здесь уже началась оттепель, март месяц. Днём подтаивает, надо срочно перемещаться с людьми в Ближнюю. Пока лёд ещё держит мы перебрались домой. В Дальней осталась часть вояк и все производственники. Они уже отстроились и ждут не дождутся весны. Там остался Игорь Ильич старшим. Я же забрал Степаныча с его дамами , хватит, нагулялся. Прихватил Толика, Сашу, Семёна, Игоря и ещё пару офицеров с семействами.
   Будем им там дома ставить.
   А мои авиаторы начали первые полёты. Склон холма очистили общими усилиями и даже установили конус ветроуказатель из ткани. Теперь ясно не только направление, но и приблизительная сила ветра. И первым заданием для них было определение направления трассы. Мы, потихоньку , начали с двух сторон прокладывать грунтовку между нашими двумя посёлками. И определиться с лучшим направлением здесь очень помог Валера. Он сам выбрал место приложения своих сил. Сговорился со Степанычем, Егор Михайловичем, нашим главэлектриком Лёшей и ещё одним парнем из Мишиных, толковым слесарем. Они проталкивали инженерные проекты. Вот один из них, сейчас мастырил паровую машину с высоким КПД. Мне хвастались, уже пыхтит и крутит маховик. Конечно, они использовали железо оттуда. В планах у них лесопилка. Возьмут в долю местных и будут рубить копейку. Молодцы, я только за. Но размещать производство будем в сторонке. Хочу спокойно по утрам в тишине любоваться природой. Ну барин я или погулять вышел , в конце концов.
   Начать учиться летать помешали другие планы. Пришлось переходить в Яранск, перевели вместе с семьями группу Коли Бредихина. А Геннадия с ребятами вернули семьям. Мы решили увеличить не только участок нашей базы здесь. Я не могу часто делать ротации, поэтому ребята будут по несколько месяцев жить на базе, вместе с семьями.
   Гена хорошо продвинулся, он хватанул приличный кусок, соток тридцать и обнёс бетонным забором. Кроме существующих блиндажей, в которых будем хранить наш арсенал, начали строительство нескольких маленьких домиков и казармы. Запланирована баня, прачечная и столовая.
   А мне пора в город. Взял свободный внедорожник с прицепом, двоих ребят и в город. Сначала наш путь лежит по заведениям соцкультбыта.
   Это местный драмтеатр. Двухэтажное помпезное здание театра , с атлантами у входа, в данное время эксплуатировалось не по назначению. Часть первого этажа занимали беженцы. Мы прошли через вестибюль, в кабинетах жили люди. С трудом нашли какую-то тётку, имевшую отношение непосредственно к театру. Познакомились, я поинтересовался гримёркой и костюмерной.
   - Ой, да кому сейчас это нужно. Руководство сбежало, теперь здесь разместили беженцев, а вот я в роли коменданта.
   - А если вам Ольгу Михайловну, так она с мужем тоже здесь проживает. Только надо выйти на улицу и зайти сзади, у нас там пристройка.
   Выяснилось, что Ольга Михайловна это костюмерша театра, бессменно проработавшая на этом месте более 20 лет. Она освободила свой дом родственникам, а сама с семейством перебралась жить тут.
   Нашли её мы быстро, напросились в гости. Немаленькое, одноэтажное здание пристройки служило складом и костюмерной. Здесь были свалены остатки декораций и прочего около театрального мусора. В нескольких комнатах и жила хозяйка.
   Она была очень похожа на мою покойную бабушку. Высокая, возраст под полтинник, хотя могу ошибиться. Ещё интересная, фигуристая, но голова полностью седая. Впечатление положительное. Предложила чаю, и мы согласились. Я представился учредителем одного симпатичного посёлка неподалёку, типа набираем нужных людей. Ольга Михайловна скептически отнеслась к своей ценности для посёлка.
   - Так мы то вам зачем? Я с мужем полжизни в театре. Я костюмер и швея, муж портной, дочка тоже пошла по нашим стопам, она тоже умеет шить. Но вообще - то она наш гримёр и визажист.
   Пока мы беседовали, я послал бойца на рынок, и он притащил свежую выпечку и смородиновое варенье.
   К этому времени подтянулись остальные члены семьи.
   Супруг, Борис Игнатьевич, высокий, немногословный и худой, сутуливший плечи и близоруко щуривший глаза. Дочь, Светлана, очень симпатичная молодая, сероглазая женщина. И не менее симпатичная пятилетняя егоза, Машка, младший член семьи.
   - Хорошо, что вы все в сборе. Немного о нас. Мы находимся в очень хорошем и тихом месте, и с экологией у нас всё замечательно. И нам нужны такие, как вы, для работы по специальности.
   Дальше пошли расспросы, не на все я мог ответить. А решающее слово, как я понял за старшей женщиной.
   - Ольга Михайловна, вы довольны своим положением здесь и ближайшими перспективами?
   Дождавшись скептической гримасы, я продолжил.
   - А если нет, то, что вы теряете? Я понимаю, нас вы не знаете и опасаетесь. Давайте так, мы возвращаемся через два дня. Захватим вашего супруга, через дней пять-шесть вернём. Тогда решайте.
   Ольга Михайловна встала, пристально посмотрела мне в глаза.
   Ух-ты, я какая сила в них. Но я выдержал, даже слегка ей улыбнулся.
   - Хорошо, только пожалуйста следите за Борисом. Он очень непрактичен.
   - Договорились, обещаю вернуть в целости , - и мы оговорили время выезда.
   Далее мне нужна лодочная станция или что тут у них есть. Проехали по набережной, расспросили местных. Пришлось ехать за город, километрах в пяти, слияние рек Лум и Ярань образовало приличное озеро. И на нём был местный яхт-клуб и лодочные гаражи. Нашли и местного сторожа. Слегка поддатый дядя Яша с удовольствием пообщался с нами. Я поинтересовался, чья яхта стоит на краю пирса. А там стоял приличных размеров парусник. Состояние корпуса оставляло желать лучшего, но посудина не разграблена.
   - Ну будем считать, что это моя лодка. Хозяина нет в живых, и только я охраняю здесь всё от разорения.
   Мы прошли на парусник, метров 25 в длину. Мощная деревянная мачта, парусное вооружение отсутствует.
   Но дядя Яша пояснил , что всё в комплекте имеется и он не дорого возьмёт.
   Взял и в самом деле не дорого. Мы стребовали с него разборку яхты, включая киль, движок, якорь и вообще всё, что можно снять.
   Договорились на два автомата с цинком пятёрки и три гранаты Ф-1. За это он мобилизует свой колхоз и в течение трёх дней разбирает лодку.
   - Быстрее никак, вам же аккуратно нужно, чтобы собрать потом. Будем пахать с ребятами допоздна. Только вы уж не обидьте, нам без оружия никак, на окраине живём.
   В течение трёх дней мотались по городку, скупали запасы стекла, на рынке скупили всё холодное оружие. Расплачивались патронами. Через два дня забрал Бориса, перед переход присели на дорожку. Мужчина держит небольшую сумку, собирается трястись на машине.
   - Значить так , Борис, через минуту мы попадём в нужное нам место. Это переход в другой мир, вот смотрите, - и я подошёл к порталу. Он среагировал на меня, заиграл на солнце.
   Борис зачарованно смотрел на переливы силового поля. Понятно, почему жена за главным в их семье. Пришлось взять его под руку и перейти на ту сторону.
   Под голову Бориса пристроил его же сумку, дождался, когда откроет глаза.
   Это что же, мы уже там?
   - Конечно, осмотритесь. Видите, совсем другой лес. Это наша Земля, только моложе на тысячу лет. Мы в 1027 году, приблизительно. Это один из наших посёлков, - и я показал рукой.
   - А вот к нам спешит местный староста, Игорь Ильич, как дела?
   Потом мы провели небольшую экскурсию гостю. Вечером гостили у бывшего главного инженера. Хозяйка похвасталась пирожками с мясом, яйцом и рисом, и капустой. А основное блюдо жаркое из дичи.
   Игорь Ильич выставил самогоночку собственного изготовления, настоянную на смородине. Налопались, в темноте уже решили прогуляться.
   - Борис, от вас зависит, где жить. Что Вы решили?
   - Я бы хотел здесь, конечно, здесь так спокойно. Но, Вы же понимаете, решать будут девочки.
   Девочки решили положительно, но я в целях сохранения тайны перевёз их к нам. А потом целую машину добра вывезли из пристройки. Швейные машины и всякие прибамбасы. Все наряды упаковали в герметичные мешки и тоже забрали. Я вывез цветной занавес сцены из шёлковой и бархатной ткани. А это несколько огромных рулонов. А также аксессуары и всё, что нам казалось уместным забрать. Перевели новых поселенцев на следующий день.
   А теперь на пристань. На подъезде увидели ободранный остов яхты. В стороне гора оборудования, включая электронное. Блин, ну зачем нам эхолот и прочее. Всё равно не переживёт портала. Длинная мачта, как будем переносить такую?
   Значит смотри, начальник. Ободрали, как бог черепаху. Даже частично борта, паруса в двойном экземпляре. Здесь всё упаковали, - дядя Яша показал на несколько плотных тюков. В наличии весь такелаж, даже добавил от себя малёхо. Короче, всё, как договаривались. А вы не с пустыми руками?
   - Дядя Яша, не переживай, мы работаем честно, - и я махнул рукой помощнику. Он вынес два АК-74 с патронами, отдельно гранатная сумка.
   Мужик заметно повеселел, - а может ещё чем помогу?
   В результате его помощи мы забрали чью-то навороченную алюминиевую скоростную лодку Беркут S -Jacket. Я подумал, что неплохо будем иметь для форс-мажора скоростное судно. Длиной 5 метров, при ширине 1.65 метра лодка весит 230 кг. Берёт 4 человека и груз 400 кг. К ней идёт 50-сильный «Mercury ». 60 километров в час спокойно делает. Взяли ещё несколько лёгких навесных моторов и связку вёсел. Сверху кинули спасательные круги и жилеты.
   За всё это я отдал два ПМа с запасными обоймами.
   Фура полная.
   Всё, теперь домой. В течение двух недель перебрасывали всё на тут сторону. Потом, по вскрывшимся рекам перевезли на барже наше добро с новой семьёй.
   Для чего весь этот геморрой? Объясню.
   На нашем собрании актива месяц назад мы решали, как развиваться и я предложил врастать в жизнь этого мира. Что у нас есть близость к сильному и богатому государству, Камско-Волжская Булгария. Некоторые связи во втором по значимости городе, Суваре и определённая перспектива развития дипломатических отношений.
   Я же представился торговым посланником некоего государства в центральной Европе, предположительно одного из многочисленных итальянских княжеств. Подробностей я не доводил. Теперь, у нас реально есть некие возможности по торговле. И это не только зеркала. Допустим, наш липовый государь отправит такую же левую дипломатическую миссию в Сувар к местному эмиру. Мы подготовимся соответственно. Какая вероятность, что нас разоблачат?
   Невысокая, ну допустим, мы пересечёмся с другими торговцами и дипломатами. Они что, знают все мелкие княжества в Европе. Да их сотни только на территории современной Германии, Франции и Италии.
   Теперь, надо только избежать ответного визита, это нужно продумать.
   В результате длительного мозгового штурма мы решили:
   - Строить судно побольше для дипломатической экспедиции.
   - Пошить наряды, соответствующие этой эпохе.
   - Подготовиться, подтянуть местный язык. Я имею в виду среднебулгарский, ходивший сейчас в халифате. От него позже пошёл современный чувашский.
   Вот этими вопросами мы и занимались. Заработавшая лесопилка начала заготовку досок для судна.
   Нарядами для дипмиссии , я рассчитываю, что займётся Ольга Михайловна с семейством. Об этом я ей и поведал.
   Языковой подготовкой с удовольствием занялась наш вундеркинд Аза.
   Рассказывает о реальной жизни здесь Никандр и наш хозяйственник Вангел. Оба хорошо говорят на русском и отвечают на наши вопросы. Кто учувствует в экспедиции?
   А мы давно составили такой список людей. На большом судне естественно идёт Никандр с командой. Теперь дипломаты это старлей Саша с женой Алёной. Выбраны не просто так. Во-первых фактура. Роскошная пара, чернявые, видно породу. Алёна высокая, с хорошими формами. Оба полиглоты. Александр в своём училище готовился как переводчик. Хорошо знает испанский и немного китайский. Алёна в совершенстве английским и хорошо итальянским. Жила там 11 лет с родителями. Наш особист Толик будет организовывать в городе местное подполье, заведёт связи в криминальном и торговом мире. Ему в помощь, что он мусульманин и неплохо ориентируется в этих вопросах. Естественно, с нами едет группа силовой поддержки. Это Игорь и ещё семь человек. Конечно все берут семьи. Георгий с сотоварищами и семействами будет отрабатывать долги там, где скажем. Да, Ольга Михайловна тоже, кто же будет нас обшивать и Аза переводчик.
   Здесь оставляем Семёна с ребятами. В дальнем Гена с Игорем Ильичом. Да, я с семьей естественно в списке на первой строчке
   Ну, как-то так. А на курсы языка стараются ходить все отъезжающие.
   Творческая группа в лице женщин и наших костюмеров начали разрабатывать одежду, герб и цвета. А цвета мы выбрали малиновый и изумрудный. Именно таких цветов театральный занавес мы тиснули. В качестве образца я отдал местные плащи. Ольга Михайловна их доработала по своим эскизам. И теперь шьют с двух кусков цветного шёлка. И тёплая подкладка, конечно. Гербом взяли льва, похожего на символ Пежо. Он вырезался с ткани золотого цвета и пришивался на спину. Убойно получилось. Называется эта красота сагум. Ольга Михайловна набросала, что могли носить сейчас европейцы. Кроме вышеуказанных плащей, позаимствованных у римлян туники, штаны брэ , как нижнее бельё.
   Узкие и цветастые штаны у мужчин, шоссы обтягивающие чулки.
   Женщины щеголяют платьями котт , длинные вуали скрывают лица.
   Так что нашему костюмеру пришлось сидеть несколько вечеров и рисовать эскизы нарядов, чтобы они получились красивыми, удобными и смотрелись современно.
   Мужики дружно отказались от обтягивающего, кроме Александра. Ему и супруге уже есть наряды из театральной костюмерной.
   Для нас свободные штаны и плащи. А вот для наших силовиков двухцветные плащи с геральдическим львом, их пошьём с запасом.
   В одно прекрасное утро я убедился, что всё крутится и я никому не нужен. Поэтому кликнул Никандра с командой и на нашем лёгком шлюпе мы решили пройтись по округе, размяться.
   За три дня дошли до Сытного, где старостой Симдян, и не задерживаясь вышли в Вятку. Остановились в одной из боковых речек на ночёвку. Завтра назад. Я свистнул собак, взял ружьё и в сопровождении Абуны как грузчика пошёл поискать нам ужин. Как назло, в этом месте почти нет камыша и водоплавающие не попадаются, пришлось идти дальше. Наконец Норд встал в стойку и поднял мне небольшую стаю уток. Дуплетом снёс несколько, довольный Абуна в сопровождении Норда усвистали доставать с болота мою добычу. Я же устало опёрся на ружьё. Неожиданно Зевс издал утробный рык и вздыбил шерсть на загривке. Так он реагирует на серьёзную опасность, медведь рядом или человек.
   Блин, я же даже не перезарядился. Зевс крутанулся на месте реагируя на опасность. Мне пришлось сунуть руку под куртку за пистолетом. Что-то ударило меня по спине, я начал разворачиваться, увидел человека с поднятой рукой и тут мне верёвка захлестнула горло, сильный рывок бросил на землю и выбил остатки воздуха. Н а миг потерял сознание. Спасло, что правая рука попала под петлю. Попытался ослабить верёвку, но резкий рывок помешал мне. Я боролся с удушьем, фоном слышал крики и рык собаки. Неожиданно верёвка ослабла, и я онемевшей рукой освободил горло. Развернувшись на бок, увидел два набегающих силуэта в 10 шагах от меня. Через боль сунул руку глубже и нащупал рукоять пистолета. Выпростав руку, передёрнул затвор и в упор разрядил пол обоймы. С трудом приподнялся, откашливаясь. У моих ног лежали двое вооружённых людей. Поодаль ещё трое и моя собака. Скинув верёвку с шеи на полусогнутых, подполз. Контроль не требуется, Зевс повырывал им глотки. Последний его - это долбанный ковбой с арканом. Зевс так и свалился с ним, разорвав гортань. А пса добили , изрубив голову. Даже непонятно, где что. У меня навернулись слёзы. Верный друг, спас мне жизнь, ценой своей. Попытался нащупать пульс, испачкавшись его кровью. Бесполезно. Сбоку на меня бросился Норд вылизывая руки. Потом он обнюхал друга и заскулил. Абуна сбросил нашу пернатую добычу на землю и помог мне подняться. Минут пять приходил в себя, посмотрел на нападающих. Добротно вооружены, мечи, секиры и топоры. Недешёвая защита кованные кольчуги и щиты. Абуна уже освободил их от всего полезного, оставив в исподнем. А ребята непростые, вряд ли они впятером лазят по лесу. Недалеко должен быть лагерь. С трудом поднялся, шея саднит и с трудом кручу головой. Потихоньку оклемался, надо двигаться.
   Сунул Норду тряпку с одного из бандитов, убедившись, что он понял, мы побежали за ним. Переходя временами на ходьбу, пробежали пару километров на юг. Впереди блеснула река, Норд насторожился, и я прибрал его на поводок. Подползя ближе, увидел большую лодку и лагерь на берегу. Сидят двумя группами у костров, много - человек тридцать, один прохаживается отдельно, наверное, часовой. Чтобы не заметили, отошли в лес. Место на реке мне знакомо. Это выше нас по Вятке на 5 км.
   Возвращались уже в потёмках. Тела никто не потревожил. Мы вырыли яму, я завернул в тряпки тело собаки. Вдвоём опустили его и закидали землёй. В холмик я забил палку, к неё привязал ошейник. Вот и всё, что осталось от верного друга.
   Если бы не он, меня бы в лучшем случае продали на рабском рынке или закопали бы сейчас в землю. Спасибо тебе друг, я не забуду твой дар.
   По пути назад встретили наших. Они встревоженно окружили нас. Пришлось на ходу рассказывать о произошедшем. Без аппетита поел кулеш и заставил себя заснуть.
   Разбудили меня через несколько часов. Ребята уже собрали лагерь и готовились отплывать. По времени, часа четыре. В полной тишине при неверном свете луны сплавились до входа в Вятку. Затем развернули лодку и по течению дрейфовали вниз. Прижимались к правому берегу. Когда увидели темнеющую ладью, пристали к берегу. Как можно тише мы вышли к лагерю. Наши действия продумали заранее. Рассредоточиваемся. Наша ударная сила это мечники Никандр, Рэфа, Атти, Радек и Абуна со своими дротиками выдвинулись к лагерю. Уго в свободном полёте, отстреливает опасных противников. А я захожу сбоку. Дождавшись сигнала, Атти выдвинулся к спавшему часовому и прирезал его. Потом они окружили меньшую группу, я же подполз к основной. Теперь сигналом будут мои действия.
   Подсвеченные луной и рдеющими углями, вокруг костра спали человек двадцать. В принципе они ничего страшного по понятиям этого мира не сделали. Наверняка плывут торговать, а по пути немножко грабить и убивать. Но у меня свои счёты с ними. Выдернув чеку, я бросил гранату в самую гущу спавших. Сам спрятался за холмиком, закрыв глаза и уши.
   Рвануло знатно, и вспышка осветила лес. Сразу раздались крики и стоны. Я прицелился и очередями из автомата валил вскакивающие силуэты. Перезарядился и уже одиночными добивал врагов.
   С другой стороны поляны донеслись предупреждающие крики Никандра, что не надо стрелять. Тогда я просто сел, предоставив моим бойцам завершить разгром. Они пробежались по телам и добили раненых. Живых не осталось. Потом разожгли большой костёр и занялись осмотром. У нас раненых нет. Впятером они быстро порубали своих. А я немного намусорил, кровью залито всё вокруг. Никандр укоризненно перебирает амуницию и оружие, типа, что нельзя было поаккуратнее ?
   Ага, двадцать опытных бойцов, поаккуратнее. Когда стало солнце, мы позавтракали, тела поскидывали в реку. Всё добро в ладью. По крайней мере Никандр считает, что это новгородская ладья. Большая, я замерил 28 метров в длину. Где-то 8 метров в ширину и высота бортов 3 метра. Два паруса, сейчас спущенные. Двенадцать пар вёсел, которые убраны внутрь. Три надстройки, кормовая это явно каюта капитана и склад инструмента. Носовая, что-то типа кубрика на 30 человек с кирпичной печкой. А в центре грузовой трюм, глубиной 4 метра.
   Здоровая лайба. Бросать не хочется, тем более она не пустая. Какие-то мешки и полосы меди. Никандр облазил всё судно. Наконец мы решились, привязали наш ялик, подняли основной парус, благо ветер попутный и пошли вверх по течению. Позже поставил и второй парус, оба прямоугольные. Похожи на льняные, пропитанные жиром.
   Путь назад занял больше четырёх дней, судно тяжёлое, иногда садились на вёсла. Пришли домой днём. На языке вертелась фраза, ответить Степанычу, вот, махнул не глядя, принимай. Но язык не повернулся, настроение ни к чёрту.
   Весь следующий день провалялся дома, играл с детьми, жёны понимающе окружили меня заботой.
   А утром встал, заряженный энергией. После завтрака вышел на улицу, погода солнечная. Наши все столпились на берегу, сейчас они затаскивают ладью по смазанным жиром брёвнам на стапель.
   - Вить, а не надо строить новое судно, это переделаем. Сделано толково, переберём и получится конфетка.
   В течение трёх дней бедную ладью разобрали до каркаса, остался киль и часть шпангоутов. Наши Кулибины уже прикинули изменения в конструкцию. Но не хватает специфических знаний, нужен моряк с подобным опытом. Придётся искать на той стороне. Жаль, что нельзя использовать навигационное оборудование с яхты.
   Перед переходом я имел беседу с нашим электронщиком. Лёша предложил попробовать поместить сотовый в свинцовый ящик или в клетку Фарадея. Сразу скажу, свинцовый ящик не помог. Перейдя на ту сторону, попал в обстановку пограничного гарнизона. Пару бойцов дежурят, остальные занимаются хозяйственными делами. Меня напоили чаем и рассказали новости. Недавно была стычка местных военных и каких-то пришлых. Даже задействовали миномёты. Наши победили, но сигнал нехороший.
   В сопровождении трёх бойцов проехали к пристани. Нашли дядю Яшу, как всегда, ошивается у воды.
   Поздоровавшись и потрепавшись о новостях, спросил об интересовавшем меня.
   - Не знаю, наши всё больше рыбачки. Верфи у нас нет, никто не строит сам лодки.
   - Хотя, подскажу адресок в городе, есть там один занятный дед, бывший мореман. Ходил на рыболовецком судне вторым помощником, держал у нас катер. Потом продал, как раз перед войной. Подъедете в город , может живой. Зовут Борис Анатольевич, лет под шестьдесят.
   Искали мы мужика два часа, неуловимый какой-то. Все его видели только-что и нигде нет. Нашёлся в гараже, возится с мотором. Поздоровались, разговорились. Живёт один с внуком. Родители его пропали, внук отдыхал у деда, когда началось. Выживают потихоньку. Рыбачат для себя, есть деревянная лодка. На продажу не особо люди рыбу опасаются покупать, заражённая. Глаза невесёлые, нелегко деду. Прошли в квартиру. Пацан пятнадцати лет, шустрый, организовал нам кипятка. Заварка и сладости у нас свои. На мои вопросы Борис Анатольевич ответил:
   - Ту яхту знаю, хозяин брал меня пару раз покататься. Ничего сложного из оборудования там нет. Только зачем вам навигация, спутники, наверное, уже не работают, буи тоже не обслуживаются. Да и бассейн у нас несложный, я его неплохо знаю. Нужны магнитный и гироскопический компасы, эхолот обязательно, лаг для измерения скорости, навигационный сектант. Вся электроника к чёрту, работать не будет. Ну и по мелочи хронометр, бинокль, барометр. Главное карты региона, может у меня и остались, не помню, - и дед хитро посмотрел на меня.
   - А вы куда мотаться собрались, сейчас опасно. Шмальнут с берега и привет.
   После взаимного прощупывания дед подтвердил, что занимался ремонт яхт, калымил с ребятами.
   На моё предложение немного подумал и выдал, - когда уходим?
   Забрали его вместе с юнгой и шмотьём.
   На той стороне сразу перебросили их в Ближнее. Разобрав проект наших Самоделкиных, дед попросил время. Два дня прикидывал, просчитывал, потом выдал свой вариант. По нему, мы оставляли только киль, он сделан и дуба, имеющего естественную кривизну и несущие шпангоуты. Остальное меняется. Мачта меняется на нашу с яхты. И целый месяц у них занял поднять обшивку.
   Я не влезал в работу специалистов. У меня своих дел хватало. Меня начали готовить к полётам. Теорию я уже слушал, разбирал и собирал машинку и теперь немного практики. Повисел на конструкции, похожей на дельтаплан. Я влез в своеобразный кокон, меня подтянули в горизонтальное положение и с опорой на руки пытался переносить вес тела. Когда Валера решил, что можно, меня взяла в первый полёт Лена. Летим тандемом, я за её спиной. По весу мы проходим. Запугав меня, девчонка скомандовала, с помощью отца мы оттолкнулись и сразу скачком поднялись вверх, благодаря встречному ветру. Девчонка покатала меня с полчаса, мы парили, подымаясь по тепловым слоям. Она показывала мне виражи, а потом как-то быстро мы приземлились. О т волнения я вспотел и руки дрожали, но настроение от ощущения полёта отличное.
   Сразу к полётам меня не допустили. Сначала пробежки с дельтапланом по ровной местности и попытки взлететь на пару метров. Потом на холме. Первый самостоятельный полёт у меня случился через несколько недель. Вслед за Леной я и взлетел. Ощущение счастья захлестнуло, как идиот разулыбался. Правда, когда подумал о приземлении, которое я не очень умел, сразу стало страшно. Но Лена рядом, и я успокоился. Мы вместе парили в восходящих потоках, и я с неохотой увидел её знак, что нам пора спускаться.
   Из погодных условий, не подходящих для полётов это гроза, сильный ветер, туман. Вес моей птички 35 килограммов, серо-голубого цвета, сливающегося с небом, мне очень эта незаметность нравится.
   И через день мы с Валерой по воздуху прибыли в Дальнее. Я перевёл очередную смену на ту сторону, и мы вернулись обратно. С этих пор каждый день , кроме непогоды , вылетали на облёт наших владений. Одного меня пока не выпускали, опыта мало.
   Отвлёк от полётов меня Лёша, притащил мне странную конструкцию, куб со стороной сантиметров 150. Назвал её мой изобретатель гордо своим именем. По сути, это клетка Фарадея из хорошо проводимых ток материалов с добавлением свинцовых пластин. Что интересно - сработало. Старый мини-радиоприёмник исправно включился после перехода. У меня аж голова закружилась от перспектив. Это же и рации, и компы можно перебрасывать сюда.
   В течение недели Лёша изготовил новый кубик с метровой гранью, только тяжеленный зараза.
   Первым делом я забросил сюда несколько лэптопов и ноутбуков. А также жёсткие диски с накопленной информацией. Это передал нашей творческой группе.
   Пришлось вызывать в Ближнее Диму, нашего штатного электронщика и специалиста по связи. Вдвоём с Лёшей они подготовили мне список оборудования для связи. Мне пришлось бегать, искать их по городу, платить приличные деньги. Три стационарных, обеспечивающих надёжную связь между нашими посёлками и несколько десятков портативных. К этому антенное хозяйство. До кучи грёб цифровые фотоаппараты, почти даром отдавали, сотовые телефоны тоже, как органайзеры.
   Но в первую очередь это рации и перебросили электронику к нашему новому судну.
   В последний раз вылетел один. Непривычно, приспособил рюкзачок и мой карабин в специальные зажимы. Мало ли. Теперь я успевал намного больше.
   На обратном пути пролетел над посёлком, полюбовался панорамой. Распаханные поля, скот в пойме, народ трудится и наша пристань с тремя лодками. Новое судно стоит на стапеле, идут внутренние работы, обещают конфетку.
   А вечером мне устроили выставку мод. Предо мной прохаживались три женщины, все красавицы. Это мои жёны и супруга будущего посла великого княжества Алёна. Ольга Михайловна выбрала из готового и перешила наряды для них. Женщины сразу вцепились в платья куртуазного века с пышными юбками. Костюмер их жёстко обломала. Она и так пошла на риск. Сейчас носят бесформенные накидки с плащами, а она подготовила облегающие платья в стиле Гвиневры, супруги короля Артура из фильма. На наших женщинах смотрится очень красиво, не украли бы таких красоток.
   Мужики будут одеты в цветастые бархатные накидки и плащи. Ну это только дворяне, т. е. Александр со свитой. Я записал себя в торгового представителя нашего государя. Тоже не мало.
   Проверил как идёт подготовка подарков. Из театрального реквизита выбрали шикарный головной убор фиолетового бархата, усыпанного стекляшками, и наш ювелир приводил его в порядок, обещал подшить несколько красивых золотых цепочек. Похоже на корону властителя. Большое зеркало в половину роста, я такого, большого ещё не привозил. А Егор Михайлович делал раму для него. Я знал, что Суварский эмир не равнодушен к породистым лошадям и попросил изобразить арабского скакуна. И сейчас мастер наносил чеканку на рисунок. Ещё наши спецы изготавливали верительные грамоты на итальянском в виде красивых свитков, запечатанных печатями с нашей геральдикой. А ещё ребята притащили с того мира шикарный макет двух мачтовой бригантины, размером в полтора метра. Кто-то не поскупился, наверное, подарок босу. Дорогие сорта дерева, кость и драгметаллы.
   Это наши подарки.
   К середине июня мы спустили на воду «Альбатрос», так назвали новое судно. Как положено разбили бутылку шампанского. Выкрашенное синим цветом с белыми парусами, на основном гордо реял наш золотой лев гигантской величины. На носу судна столяр вырезал фигурку ангела, простёршего руки вперёд, и покрасил его тоже золотым. Я не в первый раз ходил по судну. В корме технический отсек, там установлен наш мотор дизель «Mercury » в 250 л.с. Для такого судна откровенно слаб, но это для маневрирования. Он установлен на поворотно-откидном станке, что нам очень удобно. Здесь же ёмкость с топливом, техническое помещение и камбуз с печкой. В центре кубрик для экипажа и четыре каюты господ. А также кают-компания. На носу каюта капитана и рубка. В ней сведено всё оборудование и рулевая. На штурвал не решились, вместо него колдершток. Это вертикальный рычаг, соединённый с концом румпеля. Короче это рулевое, вполне легкое. Сам пробовал.
   Сейчас по судну лазили специалисты, связисты тянут антенны. Никандр копается в снастях. Степаныч на корме с движком.
   У нас получился большой трюм, грузоподъёмностью около 100 тонн. При этом осадка уменьшилась с почти трёх метров до полтора в полу загруженном состоянии за счёт облегчения корпуса.
   Да, ещё на судне два якоря, всё как полагается. Спасательные круги, жилеты и надувная трёхместная лодка.
   Вёсла изготовили новые, полегче. Вообще отъезжающие высказывают нездоровый интерес работами на судне. Не терпится им. Как там другая цивилизация поживает.
   Я же занимался вопросами подготовки. Из захваченного груза было много меха, и я попросил скорняков сшить нам шубы на зиму. Господам покруче - из соболя, нам попроще, бобровые.
   С той земли я перебросил несколько сотен килограмм технического серебра, столового и ювелирного. После элементарной очистки у нас получилось более-менее чистое серебро, с небольшими добавками. Очищенное с высокой степенью - оно очень мягкое , нам не подошло бы. Взяв за образец талер, времён Священной Римской империи с изображением святого Иоахима, мы сделали свои чеканы, с изменённым изображением и начали клепать собственные серебряные монеты. Большие чуть меньше 30 граммов и мелкие по 1.5 грамма. А также медные монеты различного достоинства. Надеюсь, федеральная резервная система на нас не обидится. Вышло десяток тяжёлых мешков. Образцы этих денег мы в нарядных мешочках преподнесём в подарок.
   Вот сейчас ко мне вернулось хорошее настроение. Мы строим планы на будущее. Я, наконец-то, занялся любимым делом, полётами. Не забываю и про охоту, частенько выбираюсь. Пока только с Нордом, хотя растёт смена Зевсу. Дело в том, что он успел оприходовать молодую сучку и когда она ощенилась, я выбрал себе друга. Это оказался первый в помёте кобель. Назвал Барсом за своеобразный окрас. Не знаю, что получиться от смешения кавказца с алабаем, но щенок мне уже нравится. И не только из-за его отца. Самостоятельный и упорный, вот уже полчаса пытается пережевать мой тапок. Живёт пока у нас в доме, и гадит регулярно, еще не может терпеть до улицы. Ну ничего, будем заниматься.
   Мы в округе разведали сверху все поселения, и наши представители навестили их с торговыми предложениями. И сейчас нередко вижу дремучих лесовиков с котомками, подходящими к нашему посёлку с мешками. В основном шкуры и дары леса, уносили изделия из металла и керамики. Очень ценили чугунки и эмалированную посуду, включая вёдра. В сам посёлок их не запускали, для этих целей построили гостевой дом, где можно было отдохнуть, переночевать и провести торговлю.
   Наша техническая группа решила обеспечить посёлок стабильным электричеством. Они нашли место для установки микро-ГЭС на 0.5 мВт.
   Остались пустяки, найти где-то турбину с генератором и соответствующей аппаратурой.
   Место то они нашли отличное, стремнина на маленькой речке. Водяное колесо отлично станет здесь. Как оказалось не всё так страшно. Водяные электрогенераторы популярны в этой местности.
   Так что пришлось мне переходить на ту сторону. Расспросы привели нас в небольшую деревню, где местный чудак пристроил немецкую микро-ГЭС на ручье. Поигрался и забыл. На наше счастье, установка была отключена от вращения и стояла законсервированная. За пистолет ПМ местные дехкане дали нам разобрать конструкцию. Недорого за возможность запитать посёлок.
   Кстати, в Дальнем уже поставили такую, только мощнее, в 5мВт.
   Не могли подсказать вовремя.
   И наконец наш «Альбатрос» вышел в пробное плавание, отсутствовал три дня. Вернулся с незначительными неисправностями. Я отдал приказ готовиться, через неделю уходим. Перед этим, перевёл команду Коли Бредихина на ту сторону, вернув назад отработавшую смену.
   С Семёном и Вангелом обсудили все вероятные проблемы. Радиосвязь у нас будет несколько дней с судна, потом всё. Но я запаковал свою птицу, думаю пригодится. Размещаться на судне начали с раннего утра. Одна каюта наша. Жёны и дети. А вот Норд будет жить на палубе. Барса оставляю на Лину, обещала заботиться о нём.
   Саша с Алёной и своей дочкой , как наши дипломаты во второй каюте.
   Никандр, с Барой и Азой в третьей и в последней - семейство Ольги Михайловны. Наш капитан с внуком у себя. А Анатолий старший в кубрике. Разделили на женскую и мужскую часть. Ну что делать, это не пассажирское судно.
   Отошли от родного берега на вёслах, на верёвке за нами наш шлюп. Это для возвращения команды Никандра. Первые три дня до выхода в Вятку мы притирались. Поначалу было неудобно, все привыкли к просторам, дети капризничали. Потом ничего, притёрлись. Теоретически мы можем не останавливаться на ночёвку, с нашими приборами и опытом капитана это возможно. Но торопиться некуда, да и народ устаёт. Поэтому раз в три дня устраивали более длительные ночёвки. Останавливались в деревушках, для обмена. Нам нужен товар в виде меха и даров леса, трюм почти пустой. В Сытном остановились для помывки, по Вятке шли 4 дня, только на парусах. Вообще наше судно вызывало восторг у местных. Белые паруса вместо грязно серых и золотые - ангел на носу и лев на парусе.
   После Вятки вышли в Каму и через 3 дня причалили к Джукетау (Жукотин), это первый крупный город. Здесь мы зависнем надолго, у нас есть планы. Поэтому пришлось снять дом недалеко от порта. Сейчас я уже не стеснялся, сразу сунул местному служащему в нос свой серебряный охранный фирман. Даже гроша не взял с меня. Зато приставил двух охранников к нашему судну после того, как я дал ему серебряную монету. Хотя на судне всегда есть наши дневальные из трёх человек , но портовая охрана не помешает.
   Мы посетили местные термы за городом, где в два этапа помылись и покайфовали в бассейне. Желающих, за отдельную плату, обслужили массажисты обоих полов. Т. е. два дня мы отдыхали после плавания.
   А затем начались дела. Мы прошлись по рынку и лавкам, скупили необходимые нам вещи. Это дорогая одежда западного образца. Здесь Ольга Михайловна придирчиво отбирала понравившееся ей. Дорого получилось. Кстати, мы расплачивались нашими деньгами. В меняльной лавке нам обменяли их на местные дирхемы без проблем. Перевешали на весах и выдали местные с удержанием своей маржи.
   Так вот, не думал я , что одежда с хорошей ткани со всяким украшениями в виде золотых шнурков и колокольчиков столько стоит. Качественная кожаная обувь тоже дорога.
   А на следующий день рабский рынок. Мы с Никандром уже имеем опыт. Нам нужны крепкие парни с военным опытом. Нашли местного мужичка, который подрабатывал этим, подсказывая у кого лучше какого раба купить. И, надо отдать ему должное, он нас не обманул. Мы выбрали 14 человек, которые нам подошли по всем параметрам.
   Потом накормили их, сводили в купальню отмыться. Взяли нормальную одежду им и домой. Дома познакомились, мы сообщили невольникам, что через 3 года беспорочной службы они получат вольную. Условия для службы предлагаем неплохие, одежда, кормёжка и вооружение. От них наша охрана. С этого дня старший у них чех Радек, помощники Рэфа и Атти. Будут заниматься боевой подготовкой. Вооружили мы их трофейным оружием от тех бандитов, что подарили нам ладью. Недостающее и кое-что из защиты купили сегодня в знакомом мне магазине. Сплошные расходы, зато теперь они похожи на отряд.
   А когда мы выдали им малиново-изумрудные котты с изображением нашего льва, наши дамы заволновались от восторга. Пришлось поручать раскрасить их щиты в такие-же цвета.
   К концу недели мы решили собираться, осталось последнее. Опять невольничий рынок. На сей раз брали с собой наших женщин, это их епархия. Нужно набрать им служанок. Ну не можем мы приплыть с посольством, а ни охраны, ни слуг. Охрану, слава богу набрали, теперь женщины ходят выбирают себе служанок.
   Поначалу наши дурёхи стали упрашивать меня выбирать всяких убогих ой, посмотри на бедняжку, одноглазая, давай её возьмём, жалко же.
   Пришлось объяснять им политику партии. Если всех жалеть быстро окажемся среди невольников. И вообще нужно соответствовать этой эпохе и принятым здесь отношениям. Поэтому пришлось мне давать своё разрешение на выбор. Я искал молоденьких , здоровых и не замученных. Мы расспрашивали девушек о предыдущем месте, об опыте работы. Так что в конце концов, после недовольных пререканий, мы выбрали каждой женщине по служанке. Внешней красотой я не руководствовался.
   Остальной штат доберём в Суваре. Девчонок отмыли и приодели, такие хорошенькие стали , юность рулит.
   Всё, с утра отплыли. До Сувара ещё 4 дня плавания. Я ещё с Жукотина отправил гонца с письмом для Альмас-ходжи. Где извещал, что в скорости прибудет посольство моего господина.
   В Сувар подходили после обеда. Наконец-то, на судне стало тесновато после Жукотина. Народ устал и с нетерпением ждал окончания плавания. Мы уже переоделись в новые одеяния. Меня тоже нарядили дворянином. Мои женщины наотрез отказались одеваться купчихами, беднее Алёны. Устроили мне вырванные годы. Соответственно я стал мелким бароном. Ребята решили, что так лучше. К дворянству сейчас особое отношение. Вернее, дворяне относятся к остальным с презрением. А это будет мешать мне.
   Подходили к порту не торопясь, давая жителям оценить красоту нашего судна. Приятным сюрпризом оказалось, что нас ждали. Представитель моего хорошего знакомого Альмаса, представился нам и предложил место в карете. Мы с Александром разместились с удобством, я пытался разговаривать с мужчиной на местном. Его звали Ирнак, мы промучались минут десять. Потом Ирнак перешёл на старославянский, которым я владею значительно лучше.
   Альмас-ходжа принял торжественно, спустившись навстречу по ступенькам. Нас приняли в красивой зале, после лёгкого перекуса, мы перешли к делу. Кроме Ирнака, который переводил, никого рядом не было. Естественно, я сразу представил Сашу, как полномочного представителя нашего великого князя Лотаря великого же княжества Лигурия. Его сейчас не существовало и вообще на территории современной Италией продолжительное время идут перманентные войны между папами и императором, которых поддерживают различные силы. Паписты в итоги победят. Активно вмешиваются в дела местных франки, греки и скандинавы, пытаясь оттяпать куски пожирнее. Так что мы придумали такую версию нашего появления. Алесандро - целый граф и любимец правителя, о чём я по секрету поведал Альмасу. Я же мелкий барон. Не очень знатен, зато богат и пользуюсь абсолютным доверием великого князя. И сейчас я представляю больше торговую миссию нашего посольства.
   Альмас поинтересовался, как, я, будучи дворянином, занимаюсь торговлей.
   - Дорогой Альмас-ходжа. Я третий сын в семье и мне было уготовлена судьба наёмника или священника. Я взял решение своей судьбы в свои руки. Теперь у меня есть всё, о чём я мечтал. А торговля, так я не сам ею занимаюсь. Для этого у меня есть помощники.
   Так проговорили о наших планах. Мы пытались больше слушать. Саша сказал, что мы, конечно, представимся булгарскому владыке , но планируем держать посольство в Суваре. По крайней мере так я рекомендовал.
   На это Альмас отреагировал очень положительно, с благодарностью посмотрев на меня. А после вручения подарков и мешочка с нашими монетами, которые он внимательно рассмотрел, так вообще стали друзьями.
   В конце беседы затронули тему приобретения достойного нашему положению дома.
   Альмас обещал решить этот вопрос в ближайшее время.
   Мы заранее планировали приобрести дом для посольства во внутренней части города и ещё один у берега для торговых дел. Именно второй частью плана завтра и займёмся. А пока Альмас уже договорился и для нас сняли большую часть местной гостиницы.
   Ирнак будет сопровождать нас столько, сколько нужно. Ну понятно, и поможет, и проследит.
   Гостиница была в черте города, недалеко от небольшой мечети. Хозяин радостно кланялся и подобострастно кивал Ирнаку. Несколько двухэтажных зданий с каменным низом и деревянным верхом объединялись, образуя внутренний двор. Договорившись с хозяином, Ирнак организовал нам пять телег для перевозки людей и вещей с судна.
   В течение двух часов были перевезены все, кроме дежурной тройки наших охранников. Что интересно, наше судно так и осталось в главном порту, только перевели в конец пристани. Зато рядом поставили постоянный пост из нескольких солдат.
   Народ наконец-то отмылся, отъелся и настроился отдыхать. Нам же как раз нужно продумать дальнейшие ходы. Пока всё неплохо. Заранее извещённый Альмас нас принял и думаю, поможет попасть на приём к эмиру. Грубых ошибок сегодня не сделали. Нам как воздух, нужно знание местной обстановки. Поэтому договорились, что как устроимся, Толик начинает изучение местной обстановке снизу. И ему в помощь его мусульманские корни. Да и язык у него хорошо пошёл, говорит, что есть общие слова с татарским.
   С утра с Ирнаком отправились икать нам дом. Потратили целый день, но пока ни на чём не остановились. Зато на следующий день зацепились за интересный вариант. Продавался большой дом с участком земли, недалеко от моего друга Балезина. К сожалению, он отсутствовал в данное время, но его слуга обещал передать ему информацию о нас. Так вот , дом в хорошем состоянии и что интересно, продавец сообщил, что можно выкупить участок по соседству. Домик там небольшой, зато большой сад и бассейн для рыбок. За оба участка запросили 1200 дирхем. После вмешательства Ирнака отдали за 900.
   Через три дня я стал владельцем обоих участков. После лёгкого ремонта мы туда и переехали всем коллективом самодеятельности. Другого слова у меня не нашлось. Нам приходилось приспосабливаться, выкручиваться из различных ситуаций. Я провёл беседу с народом, особенно его женское частью на предмет болтливости. Сейчас хоть хорошо, нас не понимают, а потом спалимся. Поэтому я слёзно просил придержать языки. Если что, ссылаться на меня или Сашу. Типа, косноязычные мы, барин не велел.
   Всё это время я виделся с Альмасом, а в последний раз он сообщил, что подобрал нам жильё в элитной части города. Его бывший владелец не угодил эмиру, попал в опалу и продаёт строение.
   Дом средней величины, двухэтажный, но с приличным участком и каменным забором. На первом этаже хозяйственные службы и пару небольших залов. На втором комнат, спальни и общего назначения.
   - Вик, бывший владелец просит 5000 дирхемов и торговаться не будет. Это совсем недорого, он очень торопится убраться из города, это Альмас лично сопровождает меня при осмотре дома.
   Вот так мы и стали владельцами элитной недвижимости.
   Переехали через три дня. Кроме слуг обоих полов, моего семейства и Сашиного, мы взяли с собой семью Ольги Михайловны и Азу. Из силовиков с нами пять новобранцев, купленных в Жукотин с Радеком во главе и три семейства наших силовиков.
   Основная часть вояк осталась в торговом представительстве. Именно там будут происходит важнейшие события для нас.
   Через три дня нас пригласил на аудиенцию Суварский эмир. Наши женщины во главе с Ольгой Михайловной суматошно ударились в панику, ничего не готово. Пришлось их обломать, пригласили только нас двоих. Женщины сейчас только приложение к мужчине и это не светский раут конца 18 века.
   Зато в указанное время мы сидели при параде ждали карету. После обеда за нами приехали. С собой мы везли подарки. Их незаметно перехватили при входе слуги, нас же провели в небольшую комнату и предложили напитки и сладости. Меня немного потряхивало, сейчас увижу местного божка. Иди, знай, что ему в голову придёт. Скажет голову с плеч и привет. Долго нас не мариновали, через полчаса пригласили на выход. Аудиенция была не в большом зале, как мне казалось, а в кабинете. У входа нас внимательно осмотрели, но сабли не забрали. Знак отличия дворянина, нельзя оскорбить.
   Эмира звали Мумин ибн Ахмад, молодой мужчина лет тридцати. С ним стояло два советника и стоявшие сбоку и грозно выглядевшие пара воинов. Нас представили, сначала Александра, потом меня. Мы вручили верительные грамоты, которые забрал один из советников. Потом слуги вынесли подарки. Роскошный головной убор эмир с интересом осмотрел, на бригантину долго всматривался, удивляясь такому судну. Но когда развернули большое зеркало в великолепно выполненной раме с изображением арабского скакуна, хозяин кабинета был сражён. Он любовался собой, крутился перед зеркалом как какая-то девчонка перед свиданием. В результате остался доволен, расспросив нас о мелочах, типа как добрались, отпустил с богом.
   Выдохнули спокойно только в карете. А дома накатили благородного виски в честь пройденного этапа. Многое зависело от благорасположения эмира, о чём мне и поведал на следующее утро Альмас. Заодно немного ввёл нас в курс дела. Рассказал о придворной возне и наиболее значимых лицах. Те два советника и были основными тяжеловесами. Абу Ицхак ибн чего-то там являлся казначеем и по совместительству главой тайной службы эмирата. Именно его вассалом был наш Альмас.
   Противником и противовесом являлся Талиб ибн Микаил, глава вооружённых сил. А эмир умело пользовался их уравновешивающим друг друга влиянием.
   Это что касается внутренних междоусобиц. А были ещё внешние враги, не хотевших усиления, набирающего влияние на булгарского правителя эмира. Один из таких поганцев и организовывал на меня и моих людей покушения. Здесь нужно ещё тщательно разбираться.
   А вот своё удовлетворение подарками эмир выразил, пригласив нас на охоту. Чёрт , из нас всадники ещё те. Если я ещё как-то держусь, то Саша не знает с какого бока подходить к лошади. И ведь не откажешься, пришлось разыгрывать, что Александр повредил ногу и ему предоставили карету. Ну а я осторожно залез на горячившегося коня, которого мне предоставили. Охота заключалась в загоне всякой живности типа волков и лисиц. Мне удалось отстать от основной кавалькады и встретить удачливых охотников через два часа.
   - А что, Вик, у вас не в почёте конная охота? - спросил у меня эмир, когда мы расположились на фуршет.
   - Ну у нас мало места для таких развлечений, мы же на островах живём.
   - А, ну тогда понятно.
   Так мы проговорили о мало значимых вещах. В конце эмир поинтересовался у меня секретом изготовления наших зеркал.
   Пришлось объяснять, что их знает только несколько человек и охраняют этот секрет как зеницу ока.
   - Да, - задумавшись отреагировал Мумин ибн Ахмад.
   - Я бы тоже охранял такой секрет.
   По окончании охоты ко мне подошёл человек от эмира и пригласил нас с жёнами вечером на дипломатический приём.
   Надо понимать, что это высокое доверие и я рассыпался в благодарностях.
   Попадалово , я надеялся, что Саша перехватит эту дипломатическую тягомотину. А он конкретно клинит, и теперь все решили, что я реальный руководитель нашей миссии.
   Вечером, наши женщины естественно опять не успели приготовиться, но я в приказном порядке заставил выдвигаться. Заранее заинструктировал , как себя вести там. С Сашей договорились о взаимодействия.
   На этот раз действительно оказался приём. Ярко освещённый дворец, мы поднялись по каменным ступеням и попали в небольшую залу - предбанник. К нам подошёл Альмас и попросил представить наших женщин. Потом он развлекал нас, показывая гостей и объясняя кто есть кто. Присутствовали в основном представители религиозных конфессий и дипломаты с Востока. Из западных , несколько северян и один итальянец. А вот это опасно, может расколоть. А в общем сказывалось, что это не двор правителя страны, а приём у местного эмира. После получаса болтания по комнате нас пригласили в большую залу, где чуть погодя мы лицезрели эмира, вышедшего из боковой двери и усевшего на небольшое возвышение. Все вначале замолчали, потом продолжили общение. Никакой музыки и танцев. Я же с большим неудовольствием смотрел, какой эффект вызвали наши женщины. Стройные и яркие красавицы в длинных платьях, только подчёркивающих женственные фигуры. Рита была в чёрно-бордовом, а Аня ярко красном. Усилиями Ольги Михайловны детали одежды - пояски, вышивки и украшения выгодно оттеняли их достоинства. Вначале я любовался ими, а теперь меня начало раздражать , с каким любопытством на них пялятся окружающие. Мои красавицы не были единственными здесь. Ещё несколько женщин были на приёме, одеты дорого, но стандартно. Одеяние скорее скрывают фигуру, зато много золота навешено.
   Неожиданно было, когда к нам подошёл невысокий человек в белой тунике и накидке коричневого цвета с нашитыми крестами. Он заговорил с нами на греческом, потом перешёл на славянский. Перед нами Атталиат Михаил, представитель православной церкви Константинопольского патриархата. Он как-то ненавязчиво определил, что мы с Сашей православные, даже крестики наши рассмотрел. Очень его заинтересовала официальная религия нашего княжества. Ну я отмахался, ответив, что наш князь склоняется к католицизму, но не запрещает принимать православие. После двадцати минут оживлённой беседы церковник напросился к нам в гости, пришлось приглашать. Ещё на приёме были несколько мусульманских священнослужителей в своих белоснежных тюрбанах, а также высокий и нескладный католический священник в чёрной сутане и католическим крестом на животе. Он тоже с интересом посматривал на нас.
   Подходили к нам важные господа, здоровались, пытались поговорить, убеждались, что мы косноязычны и уходили. Тот итальянец, которого мы опасались, оказался генуэзцем. Пробовал общаться на латыни, потом перешёл на итальянский. Говорили они на разных диалектах итальянского, единый итальянский образовался только в девятнадцатом веке, поэтому разговора толком не получилось.
   Нас пригласили за стол, вернее возвышение, сидеть приходилось на подушечках. Неудобно, зато недалеко от эмира. Рядом с ним сидели две молодые женщины, наверное, жёны. Мы старались много не есть и пить только воду. Иди знай, вдруг у нас есть тут недоброжелатели.
   К концу приёма все устали неимоверно и с облегчением вернулись домой, когда это стало удобно.
   Грек припёрся на следующий же день, вот настырный. Немолодой, за пятьдесят, сухощавый с умными карими глазами. Видя наше нежелание делиться информацией, решил начать сам. Он рассказал, что здесь в Суваре есть приличных размеров православный храм, единственный в государстве. К слову сказать положение католиков было ещё хуже, они не получили право на постройку своего храма. Я не знал, что обе христианские церкви формально ещё едины. Конечно, разногласия Римского папы и Константинопольского патриарха нарастали, но пока не привели к великой схизме. Но, естественно , оба церковника стремились подложить друг другу свинью. И то, чем сейчас занимался грек, называется переманивать паству у соперника. А мы и переманивались, не говоря точного да или нет. Пусть святой отец предложит нам что-либо интересное. Даже такая нейтральная наша реакция была принята благожелательно. В конце встречи отче спросил о наших чудесных зеркалах. Я объяснил, что изготавливается их десяток в год и они очень дороги в производстве. Вопрос, можем ли мы привезти несколько штук для высших сановников, заставил меня задуматься. С одной стороны, у меня договор с Альмасом на поставку зеркал без рамок только ему. И он исправно, без обмана , платил за эксклюзив.
   С другой стороны, если такой же эксклюзив получит отец Михаил, наши доходы увеличатся.
   После раздумий я обещал подумать о вопросах поставки зеркал. Но только при условии продажи исключительно на территории Византии. Не думаю, что там у Альмаса большие связи.
   На следующий день мы с Сашей начали заниматься конной выездкой и фехтованием за городом. Негоже быть профанами в таких делах, какие же мы тогда дворяне. Несколько лошадей и карету для выезда пришлось приобрести сразу. Так что мы брали с собой наших преторианцев и выезжали в степь. Там Радек гонял своих вояк, приучая к совместному бою. Когда не каждый сам за себя, а в строю, прикрывая щитом и себя и товарища. Мы же сначала учились премудростям "вольтижировки", а потом чех гонял нас с учебными саблями.
   Через две недели вернулся Балезин и сразу навестил нас. Давненько мы не общались, на радостях обнялись. Потом он рассказывал о своём плавании вниз по реке. Я же передал наши последние новости.
   - Слушай, Балезин. Помоги мне купить несколько толковых слуг.
   - А кто тебя интересует?
   - Ну, пару толмачей со знанием местного, арабского и греческого. А также толковый управляющий имением и ещё человек, разбирающийся в торговых делах.
   В ответ мой собеседник заразительно засмеялся, ударяя себя при этом рукой по коленке. Успокоившись и вытерев выступившие слёзы, он разродился наконец умной мыслью:
   - Извини, дорогой Вик. Ты меня сейчас рассмешил. Где ты видел раба, который бы разбирался в местных торговых делах. Толмача ещё можно поискать, а вот остальных нужно искать среди свободных. Найти хорошего управляющего непросто, но можно. Знающего местные законы крючкотворца и понимающего в торговле - очень трудно отыскать. Такие люди давно пристроены. Но я поищу.
   А что бы легче было искать я вручил несколько подарков. Это был набор охотничьих ножей из качественной стали, а также образцы искусственных тканей, которые мы привезли с собой. Это вискозный шёлк, полиуретан и прочая химия. Но ярчайшие цвета и тонкость выделки поразила торговца. К концу вечера нам удалось договориться с Балезиным. Мы завозим эксклюзивную продукцию, а он предоставляет нам своё место на пирсе, склады и магазин в городе. А также развозит нашу продукцию по другим городам и странам. Прибыль пополам. Это не так выгодно мне, но нужно заинтересовать купца и наладить торговлю. Нам нужны средства и связи.
   На очередной встрече с Альмасом, я поинтересовался, как у них обстоят дела с банковской сферой. Меня не поняли, пришлось объяснять, что я имею в виду не менял, а солидное учреждение, которое давало бы не менее солидным людям деньги в долг на развитие или другие нужды. После долгого обдумывания он ответил. Кроме менял, были ещё услуги ломбарда, где можно было заложить ценную вещь и забрать её, заплатив процент ростовщику. А вот деловых, депозитных банкиров здесь не наблюдалось. Это я выяснил заранее у Балезина.
   Тогда я предложил Альмасу создать такой банк, якобы у меня на родине это практикуется. Это должно быть солидное заведение, дающее людям деньги в долг под обеспечение недвижимостью, товаром или ювелирными украшениями. А также банк должен принимать на хранение депозиты и денежные вклады граждан. Возможно, также проверка монет на подлинность и финансовые операции между гражданами.
   Вот такую тему я задвинул. Альмас меня долго расспрашивал о нюансах, потом надолго замолчал.
   - Дорогой Вик, это очень хорошая идея. Но есть проблемы. Наша религия отрицательно относится к ростовщичеству, и мусульманин не может этим заниматься.
   - Хорошо, во главе будет стоят не мусульманин. И банк будет регулярно делать щедрые пожертвования мечетям.
   Альмас продолжил задумчиво поглаживать свою бороду.
   Значит ты, Вик, предлагаешь нам вместе создать такой банк?
   -Да, у нас есть такой опыт. Но нужно прикрытие местной власти.
   - Хорошо, что ты это понимаешь. Это выше моих полномочий. Я обращусь к своему патрону Абу Ицхаку. Он, как раз может это решить.
   На том и расстались. Дома я прокрутил разговор в голове. Теперь только ждать. Зачем я начал этот разговор?
   Ну , нашей общине нужно выживать как-то. Запас зеркал, тканей и прочего модернизма закончиться, чем тогда торговать?
   Развивать промышленность, значить заниматься прогрессорством. Значить раскопать всё вокруг наших посёлков, загадить их. Нет, этого я не хотел. Поэтому решился на этот разговор.
   И ещё одно, мы с Альмасом поднимаем очень приличные деньги на моих зеркалах. Уже сейчас у меня на руках более 100 000 серебряных дирхем. А деньги любят, когда они работают. Думаю, такая проблема не только у меня. Значить надо искать пайщиков банка.
   Через день меня пригласил к себе Балезин, - извини, Вик, что сам не приехал к тебе, но ведь ты хотел познакомиться с человеком, который хорошо знает наши торговые дела и вообще знаком с большей частью чиновников. Это Рекана, - и купец показал мне на мужчину лет сорока. Одет не богато, но аккуратно. Смотрит немного искоса, изучает меня. Но при этом спокоен и уверен в себе.
   - Рекана был ближайшим помощником моего компаньона и сейчас, в связи с отъездом последнего, остался без работы.
   Теперь я пристально посмотрел на мужчину. Как выяснилось, он хорошо знает греческий и арабский. Немного хуже славянский. По крайней мере поговорить мы смогли.
   Рекана сначала с затруднением, а потом свободнее говорил со мной.
   Занимался у бывшего хозяина торговыми операциями, тот держал два магазина в Суваре и один в Булгаре. Торговали в основном тканями и железными изделиями. Рекана был типа управляющего и казначея. Человек нужный. Нам такой давно был нужен. Но я не хотел просить Альмаса, да и купцу у меня доверия больше. Поэтому я взял Рекану с собой в наше представительство. Познакомил с ребятами, в первую очередь с Георгием. Он как-то быстро вошёл в эту сферу, купи-продай, и с людьми у него получается ладить. Договорились с Рекану об оплате его услуг и должностных обязанностях. По его же предложению мы выкупили магазин его бывшего хозяина, находившегося в хорошем месте рядом с рынком. Спустя неделю магазин заработал, наняли продавца и охранника. Через магазин будем продавать нашу ткань и металлоизделия.
   Вообще я начал переводить наши внутренние отношения на самоокупаемость. Так с Никандром заключил договор, согласно которому, он сам определяет, что возить и чем торговать. В общак отдаёт четверть и свободен. Разумеется, наши просьбы по логистике он выполняет. На такие же рельсы я хочу перевести наших торгашей, но здесь нужно подумать. Чтобы не было разделения на первый и второй сорт, мы перевозили семьи наших к нам во внутренний город, где они жили часть времени. Я постоянно торчал в нижнем городе, занимаясь делами. Сегодня пригласил нашего нового управделами Рекану к нам вечерком с семьей. К моему удивлению, он отказался, сославший, что ребёнок болеет. Я из вежливости спросил, что с ребёнком, ответ меня поразил своей обыденностью и смирением перед судьбой:
   - Да дочка сильно простудилась, лихорадка. Лекарь сказал, что лечить бесполезно, пару дней от силы ей осталось. Вот не хочу жену оставлять одну.
   Я с ребятами, которые нас слышали, только переглянулся. Что , вот так просто смириться с потерей ребёнка. Вот времена, вот нравы. Вернее, низкий уровень медицины.
   - Рекана, я тебе сочувствую. Но если позволишь, я приведу своего лекаря. Очень хороший лекарь, поверь.
   Мужчина нерешительно посмотрел на меня, затем опустил глаза в пол.
   Ну не хочешь и флаг тебе в руки, но через мгновение он уже пристально посмотрел на меня и в его глазах я увидел робкую надежду.
   Вечером я подъезжал к его дому с Ритой и нашим единственным хирургом из первой партии беженцев из Арбажа. Ещё два парня сопровождали нас на лошадях, место здесь неспокойное.
   Нас провели в дом. Одноэтажное строение с небольшим земельным участком. Кроме хозяина встречала его супруга, полненькая кареглазая женщина и видимо сын, парень лет семнадцати.
   Мы отказались от угощения и попросили отвести наших врачей к девочке. Были они там недолго, минут двадцать. Затем попросили оставить нас одних.
   - Вить, девочка лет десяти. Двухстороннее воспаление лёгких в запущенной стадии, но, думаю, можно поставить на ноги, лекарства у нас имеются, это Рита начала разговор.
   - А вы Николай, что скажете? - обратился я к нашему хирургу. Нам нельзя ошибиться. Если девочка умрёт у нас в руках, то лучше не начинать.
   - Да ты что, Виктор? Я тебя не узнаю. Если мы ей не поможем, она умрёт через несколько дней, - вспыхнула моя жена.
   - Рит, если у неё шанс невелик, и она умрёт, то потом на нас повесят ярлык демонопоклонников и сожгут на костре. Причём всех. Ты этого хочешь?
   Я, конечно, сгустил краски, но доля правды в моих словах есть. Здесь легче относились к смерти - бог прибрал, значить хороший человек был. А вот нестандартное лечение сто пудово отнесут к нечистой силе.
   Виктор, это наш хирург встрял в наши пререкания.
   - Шанс помочь девочки очень высокий. А что бы нас ни заподозрили в плохом, надо девочку забрать к нам на время.
   Хм, вот что значит мужчина, без эмоций, выдал нам решение.
   Я попросил зайти Рекану с семейством.
   - Рекана, мои лекари говорят, что могут помочь твоей девочке. Но ты же понимаешь, всё в руках аллаха. Поэтому, если решишься доверить нам девочку, мы заберём её на несколько дней к себе.
   Мужчина задумался и мне показалось, что он хочет отказаться, но его жена с такой силой вцепилась в его руку, что он не стал ничего говорить и вышел с нею из комнаты. Вернулись они через пять минут.
   - Вик, я согласен, но я должен там присутствовать.
   - Рекана, ты можешь приехать к нам тоже, но лечение долгое, ты хочешь пожить у нас? Может лучше отправить с девочкой маму, а ты будешь заезжать вечерами?
   Этот вариант всех устроил, и мы забрали женщину с ребёнком. В нашем доме во внутреннем городе подготовили комнату для них. Ребёнка уложили, у неё был сильный жар, и она металась без сознания.
   Мои лукавые женщины подготовили лекарства и инъектор, маму под каким-то предлогом отвлекли и вывели из комнаты. За несколько минут они обкололи девочку и скормили ей таблетки. Когда мать вернулась, девочка лежала обложенная мокрыми полотенцами, чтобы быстрее сбить жар.
   Ход лечения мне доводила наш главный терапевт. Факт в том, что через два дня температура спала, девочка начала есть и появилась положительная динамика. В дальнейшем лечение давали в виде сиропов, таблеток, ингаляции и обильное питьё. С таким уходом через неделю маму с ребёнком выписали домой. Отца только один раз пропустили по нашей просьбе на территорию внутреннего города. И он, убедившись, что дочка ожила, уехал счастливый.
   Потом Рекана благодарил меня, пытался дать подарок, на что я ответил, что для своих мы не пожалеем дорогих лекарств. С этих пор между нами было полное доверие. Рекана не только занялся нашими торговыми делами, но и решал проблемы среди чиновничьей братии.
   А сегодня я остался ночевать в нашем торговом представительстве. Большая часть наших, включая силовиков жила здесь. Никандр со своими через пару дней после нашего прибытия в Сувар ушёл в обратный путь, загрузившись нужными нам товарами. И сейчас я сидел с ребятами, делясь информацией. Хитроглазый Толик рассказывал о своих контактах с криминальным миром. Особист сумел добыть немало интересного. Нижний город держали три бандитских группировки. Одна работала в основном в районе порта, и контролировала этот сектор. Все торговцы, грузчики и складские платили им дань. Вторая, опекала рынки и третья, самая слабая работала около мечетей и общественных заведений, обирала попрошаек и нищих.
   Так, вот, Толик предлагал перехватить контроль над первой, самой мощной бандой. В неё входило три сотни активных боевиков. Малина, естественно, была в районе порта и верховодил там некто Турсун. Толик смог втереться ему в доверие, ликвидировав пару конкурентов и сейчас он стал бригадиром, надзирающим над грузчиками. И эта должность позволяла учувствовать в сходках. Ближайшая будет через три дня. А мы сидели и решали, вписаться или нет. Взвешивали за и против. Неожиданно слово взял Георгий, тот капитан, который хотел использовать меня как отмычку. Кстати, всё время он и два его подельника вели себя очень пристойно. А сам Георгий оказался толковым мужиком. Вот и сейчас он расставил точки над "и".
   - Ребята, если есть возможность закрепиться в местном криминалитете, надо делать. Это сфера серых схем и незаконных сделок. Нам это не нужно? Мы так сильны здесь и ничего не боимся?
   Обведя нас взглядом, он продолжил:
   - На сколько я понял Анатолия, на сходе будут пару десятков бригадиров и местный бос с поддержкой. Для нас их уделать раз - плюнуть. Тушим освещение, что у них там - факелы. И в приборах ночного видения делаем ненужных, адекватных оставляем. Справимся сами. При этом немножко пугаем оставшихся, ну чтобы в штаны напрудили. А затем показываем, что мы вменяемые люди и с нами лучше дружить. Немного расширяемся за счёт других банд и всё.
   Дальше мы вырабатывали наши действия, решили продвигать Толика в крёстные отцы. А чтобы он не зазнался, его будут немножко контролировать.
   Поэтому, к вечеру третьего дня все наши силы были сосредоточенны в районе порта, рядом с таверной. Преторианцы без опознавательной атрибутики работали снаружи. А наши силовики, коих было 17 человек в бронниках и современном вооружении сосредоточились в одном из зданий рядом с таверной. Я, естественно, не присутствовал, как ценный кадр. По сигналу, когда все главари были на месте, в таверну ворвались преторианцы и уложили всех мирно отдыхающих бандитов мордами вниз. Кого-то порезали, не без этого. Затем занырнул наш спецназ, закинули шоковую гранату в подвальную комнату, где происходило сборище. Выволокли нужных, ненужных порешили там же.
   На следующий день власть в банде поменялась. Ходили слухи о демонах, уничтоживших главарей. Но несогласные с новой властью быстро закончились или прогнулись. Криминальной сообщество всколыхнулось, но через несколько дней успокоилось. Всё вернулось на круги своя. Только теперь уже мы, вместо кривого Турсуна , контролировали порт.
   А меня пригласил на посидеть второе лицо эмирата, сам Абу Ицхак.
   Роскошный дворец с большим садом за высокими стенами.
   Я ожидал переговоров в кабинете, а меня пригласили в термы, на территории дворца. Целый комплекс из мрамора и дерева. Грех отказываться от такого наслаждения. Сам хозяин, вначале, участие в банных наслаждениях не принимал. Со мною был Альмас и ещё один мужчина. Нас закутали в простыни и отправили из прохладной раздевалки в парилку. Не особо жарко, градусов 50, но высокая 100 % влажность. Потом мы перешли в сухую парилку, здесь уже около 80 градусов, но влажность низкая. Стены парилок украшены сценами на греческую тематику. Распаренные, мы вышли в помещение с двумя бассейнами, один с подогретой водой, а вот второй с холодной - в самый раз. Когда мы напарились, нас отвели в зал с каменными столами. Меня уложили на тёплый камень, и здоровый дядя начал мять меня, растирая щёткой какие-то жидкости по телу. Я расслабился и почти уснул. Под конец ополоснулся и накинув чистую тунику вышел в следующее помещение. Там сидели хозяин дома, тоже в лёгкой тунике и мои собратья по парилке. Пришлось тоже полу сесть, полу лечь. Перед нами стояли тарелочки , вазочки с едой и кувшины с напитками. После парилки очень хотелось пить, судя по запахам пива здесь нет. Зато мне понравился освежающий напиток с кислинкой. Так в неторопливых разговорах мы провели больше часа. Прислуживали нам полуодетые женщины, юные и фигуристые девушки. М ы переоделись и переместились в основное здание. Наконец перешли к делу, Абу Ицхак попросил меня ещё раз объяснить концепцию устройства банка. После расспросов и ответов, я даже показал рисунок предполагаемого здания банка. Одноэтажное здание состояло из операционного зала, хранилища и служебных помещений. Рисунок был выполнен цветными карандашами нашим художником и очень понравился хозяину. Он попросил разрешения забрать его. Под конец встречи Абу Ицхак объяснил мне, что решение о банке в руках аллаха и надо теперь убедить эмира.
   И этот вопрос завис на некоторое время.
   Вернулся Никандр со своей командой, привёз очередную партию вкусняшек. Около тридцати зеркал карманного размера и десяток настольного. Я половину отделил для торговли с греком. Также судно было забито изделиями из качественной стали и рулонами искусственной ткани. Это пойдёт Балезину и в наш личный магазин. В течение недели реализовал всё привезённое. Отцу Михаилу дал два маленьких зеркала на пробу. После того, как он расплатился со мной золотом по очень достойной цене, отдал ему на реализацию остальное.
   В один из вечеров меня срочно пригласили к Абу Ицхаку. Я сначала обрадовался подвижкам в нашем деле. Но потом показалось странным такая спешка. Меня сразу проводили к хозяину дома. Там, также присутствовал Альмас.
   После обязательных приветствий и угощения восточный менталитет, нельзя сразу переходить к делу. Но когда мы исчерпали обмен любезностями, Абу Ицхак перешёл к делу:
   - Дорогой Вик, позволь мне перейти к делу, которое касается семьи нашего эмира.
   Такое вступление немного меня расслабило, вроде прямой проблемы нет.
   - Младшая жена нашего господина должна принести ему скоро ребёнка. Но первые её роды прошли неудачно и дитё родилось мёртвым. Сейчас она испытывает сильные боли и повитухи говорят, что она опять родит мёртвого ребёнка. А наш эмир безумно любит младшую жену и хочет от неё сына.
   После последовала пауза и я поинтересовался, - дорогой Абу Ицхак, мы очень переживаем за супругу нашего эмира, но чем я могу помочь?
   - До меня дошли слухи, что у тебя есть искусные лекари и они вытащили дочь твоего слуги с того света. Могут они помочь нашему горю?
   Настоящее гестапо, хорошо у них работает разведка, откуда узнали про тот случай с дочерью Реканы. Хотя хозяин дома не только казначей, но и начальник местной сигуранцы. Ему положено знать обо всём, но какая падла стучит у меня? И как ответить?
   - Уважаемый Абу Ицхак, действительно у меня есть хороший лекарь. Но он не всесилен и всё в руках аллаха. А если чудо не произойдёт и мать с ребёнком умрут, нас обвинят в этом?
   - Я знал, Вик, что ты это скажешь. Его высочество дал гарантии вашей неприкосновенности, но, прошу тебя, надо очень постараться.
   - Кстати, мой господин обещал в случае удачных родов, решить положительно вопрос с нашим банком.
   Вот зараза, умеет вовремя подвесить морковку.
   - Хорошо, но нужно, чтобы два моих лекаря осмотрели госпожу. Один из них мужчина.
   Это исключено, мужчина не может прикоснуться к госпоже.
   - Хорошо, но он должен хотя бы осмотреть её, не касаясь, а женщина лекарь будет ему помогать.
   - Н а это возможно мой господин даст разрешение.
   Договорились сегодня же навестить будущую мать. Несмотря на позднее время нас пропустили к супруге эмира. Я остался снаружи, а Рита с Азой, взятой в качестве переводчика и помощницы, а также Николай вошли в женские покои. Отсутствовали долго, около часа.
   Уже дома они рассказали картину болезни.
   - Вить, это совсем молодая девочка, лет семнадцати. Первые роды прошли неудачно, сейчас положение не очень хорошее. Девочка худенькая и огромный живот. Плюс у неё боли, вся оттёкшая, возможно проблемы с сердцем. Короче здесь нужен как минимум акушер, а лучше бригада врачей с оборудованием.
   - Ага, сейчас вызову скорую. Короче, мы можем помочь ей родить?
   - Виктор, здесь нужен специалист акушер. Мы одни не справимся, - отреагировал наш хирург.
   Ясно, а так хотелось провернуть идею с банком. Чёрт.
   Хотя в Арбаже у нас есть врач акушер. Но туда и обратно месяц плавания.
   На следующий день мы обсуждали эту проблему в нашем активе. Саша, Толик и Георгий выслушали меня, им тоже очень нравилась наша идея с банком. Это возможность закрепиться здесь и зарабатывать деньги на нашем ноу-хау, а не продавать остатки товара оттуда.
   - Вить, а если на твоём дельтаплане? Мы же везли его на корабле, если я правильно помню, - подал идею Саша.
   - Да ну. Несколько дней полёта по незнакомой местности. Я ни разу далеко не отлетал от нашего посёлка. Надо с воздуха найти места пригодные для взлёта посадки. Нее, это очень рискованно.
   -Подождите, это уже Георгий влез в разговор. А зачем лететь по нашему речному пути. От Казани до Арбажа 320 км по автотрассе плюс до Сувара еще 30 км. Итого 350, а если вообще по прямой, то где-то 270 км, не больше. Вить, какая скорость у твоего пепелаца?
   - Ну, зависит от условий от 30 до 100 км/ч.
   - Ага, берём среднюю 50 км/ч. Итого 7 часов полёта.
   - Да я же заблужусь, это же не самолёт со штурманом, карту не посмотришь, руки заняты. Да и 7 часов физически трудно, висеть на руках. У меня только десяток недолгих вылетов.
   - А если мы перед глазами закрепим планшет с картой и магнитный компас. Я покажу, как ориентироваться на местности, - дожимает меня Жора.
   М-да, и хочется, и колется. Теоретически можно, погода стоит хорошая, солнечная и с небольшим ветерком.
   Решили вернуться к разговору, после моего разговора с Абу Ицхаком.
   В этот же вечер мы с ним получили аудиенцию у эмира.
   - Ваше высочество, положение у вашей жены очень тяжёлое, - выждав несколько секунд я, не встретив возращений, продолжил, - но для этого мне нужна опытная в родах лекарица. За нею уже послали, но требуется несколько дней. Гарантии успешных родов нет, но шанс есть. Всё на волю вашего величества.
   После этого я склонил голову и отступил на шаг.
   Мумин ибн Ахмад тяжело смотрел на меня, что-то взвешивая.
   - Хорошо, давай Вик, я обещаю, что вас не тронут, только сделай всё для моей девочки.
   - Тогда разрешите идти, надо подготовить всё необходимое.
   А рано утром наше судно с частью экипажа отчалило по направлению к столице Булгара. Наша задача, найти с воды удобное для взлёта места. К счастью, такое нашлось через полчаса. Высадившись, я изучил его. Небольшая, лысая возвышенность. Лёгкий ветер, погодные условия подходящие. Вот только мандраж. Мы споро разгрузились, мне помогли собрать дельтаплан. Подвесили рюкзачок с НЗ и карабин. Сам я обрядился в свой кожаный костюм. Кто-то пожертвовал своими солнцезащитными очками. Перед носом как морковку ослу, прикрепили планшет с подробной картой района и компас с нанесённой меткой маршрута. Что бы не тянуть кота за хвост, я влез в кокон и крикнул, - от винта.
   Несколько шагов и я в воздухе. Угол атаки взял немного крутой, но выправился. Теперь постепенный набор высоты и поиск подходящего попутного потока. Наше судно с людьми быстро превратилось в небольшую щепочку. На высоте 500 метров я перешел к планированию в нужную сторону. Быстро успокоился, вначале всё было интересным, потом проплывающий подо мной лес убаюкал. Через пару часов начал уставать. Захотелось пить, но не садится же для этого. С трудом достал сосательный, мятный леденец. Стало легче. Ещё через три часа онемела спина, и потряхивало руки. Судя по карте мне ещё 2 3 часа лёта. Не дотяну, надо садиться и отдохнуть. Место нашлось на опушке леса, приличный и ровный участок с возвышением в центре.
   Посадка вышла жёсткая, устал. С трудом вылез из своей подвески, закрепил дельтаплан. Только потом упал в траву. Через пол часа очухался, попил и перекусил. Так, время 15.00. Не хочется тут ночевать, ещё немного посижу и надо лететь. Ветерок усилился, слегка порывистый, но в пределах допустимого.
   После пробежки взлёт, тело протестует против такого насилия.
   Два с половиной часа и появились знакомые места, у меня сразу отлегло от сердца. Я очень боялся заблудиться. Вот и наш посёлок, я думаю, что наши хлеборобы меня простят за посадку на их поле.
   Приземление получилось как по заказу, мягкое. Но оценить его некому, да и я устал дико, просто зафиксировал это в уме. Минут через пять прибежали пацаны. Потом меня тормошили, помогли встать и повели в дом.
   Отвели попариться в чужой дом, где в бане топилась печь. Потом мы сидели у Степаныча и ужинали. Я после баньки быстро отошёл. Потом уже сидели чаёвничали и рассказывал наши новости, слушал ихние. По моей просьбе пригласили нашу акушерку Майю Семёновну.
   Выслушав меня, она покачала головой:
   - Виктор, без специалистов и аппаратуры там нечего делать.
   - Майя Семёновна, Вы не торопитесь отказываться. Знаете, сколько раз нам там приходиться делать невозможное. Нам очень важно спасти эту женщину и её ребёнка.
   - Да я всё понимаю, но не резать же её, чтобы узнать патологию плода. Мне необходим хотя бы аппарат УЗИ.
   - А если я найду его?
   Это хоть что-то. Я Вам напишу список необходимого инструментария и лекарств.
   В тот же вечер я встретился с нашим электронщиком Лёшей.
   - Интересная задача. О портативных УЗИ я слышал, но его надо запитать, собственных батарей надолго не хватит.
   - Нужен источник питания, - и наш электронный гуру увлёкся интересной задачей.
   - Допустим это будут солнечные панели, метрового размера одна такая даст 300 ватт. На пару потребителей типа принтер, комп или ещё что такое нужно штуки три. Лучше пять. После поставить контроллер, заряжающий аккумуляторную станцию, инвертор с синусоидальным выходом и готово.
   - Лёша, ты с кем сейчас говорил, я ничего не понял в твоих фазоинверторах.
   - Неважно, вот приблизительный список необходимого для того, чтобы запитать несколько потребителей.
   Отлично, хоть что-то. Лёха, готовься, завтра едем в Дальнее. Потом договорился, чтобы к утру подготовили наш скоростной катер «Беркут».
   Рано проснуться не смог, всё тело ломило, дал себе поспать до 8 часов, потом быстрый завтрак и боец, умеющий управлять нашим катером уже ждёт нас в лодке. Два часа и мы на месте. Ещё два часа на сборы сменному составу. Геннадий со товарищами и семействами не ожидали такого, но вояки есть вояки, собрались быстро.
   Перешли на ту сторону, нас встретили ребята Коли Бредихина. Раз улыбаются, значить серьёзных проблем нет. Я отправил Лёшку с ребятами на поиски необходимой электроники. С солнечными панелями нас обрадовал Николай. Просто молча отвёл к ангару и показал стопку, сложенную у стены. Лёша проверил и одобрительно кивнул. Одной позицией меньше.
   - Да ребята ободрали с дальней АЗС. Так десяток стоял сверху на здании , не особо видно. Да и вышка нужна для разборки. А мы на КАМАЗе краном подняли пару человек и осторожно разобрали.
   - Отлично, с меня пару бутылок элитного виски от Степаныча.
   Смотрю, ребята разулыбались, да и домой скоро.
   - Коль, а как обстановка здесь?
   - Нормально, армейцы прикрыли здесь город, происшествий мало. Больше производственных неурядиц.
   - Ну и отлично, потом поговорим.
   Я взял машину и троих свежих бойцов. Мы рванули в город по делам, сначала наведаться к градоначальнице. Алёна Александровна Глушкова, мэр Яранска вела совещание, увидев меня, приглашающе махнула рукой. Хм, это доверие, мне разрешили поприсутствовать на обсуждении местных проблем. А их хватает, источники мародёрки заканчиваются. В крупные города, где загрязнено, не лазят, жить ещё хочется. Да и люди научились пользоваться дозиметрами, фонящие вещи уничтожают, иногда вместе с продавцом. Посевную провели неплохо, хотя с ГСМ не всё просто. Народ в основном расселен по семейным общежитиям. Наиболее успешные строятся потихоньку , ввели местные деньги купоны. Есть конечно проблемы гуманитарного плана. Например, много детей, оставшихся без родственников. Некоторых забрали в семьи, но большую часть нужно устраивать в интернат. Для этого подыскивают подходящее помещение и кадры.
   Я скромно сидел в углу и ждал окончания оперативки, а в голове крутилась мысль про детей. Жалко, а что, если их к нам забрать. Раздать по семьям и помогать обществом их подымать.
   Поэтому, когда мы остались одни с Алёной Александровной и обменялись новостями, я задал интересовавший меня вопрос.
   - Скажите, дорогая Алёна. А сколько у вас беспризорных детей?
   - Ну почему беспризорных, просто сейчас они разбросаны по городу и у них нет подходящих условий. У меня их чуть больше трёх сотен, в возрасте от шести до тринадцати лет. Которые постарше, уже устроились сами. А зачем Вам эта информация?
   - Да жалко их просто, если вы нам их отдадите, мы их заберём в семьи и будем помогать таким. И дети вырастут в нормальных семьях. Зачем же их в интернат.
   - Ну не знаю, надо посмотреть, какие у вас условия для них и всё тако.
   - Уважаемая Алёна Александровна, Вы же немного нас знаете, почему ищете в наших поступках худшее. А попасть к нам сложно будет. Поэтому если доверяете, я забираю всех. Только не сразу, надо подготовить людей к приёму такой массы детей.
   И женщина прослезилась, подошла ко мне и обняла.
   - Хорошо, мы посоветуемся, и я вам сообщу.
   После этого я попросил помощь «пошариться «по бывшему отделению банка. Мэр удивилась, но ответила:
   - Да пожалуйста, там всё ценное давно оприходовали, сейчас там наши агрономы сидят, я напишу записку, чтобы дали вам «пошариться ». И Алёна улыбнулась мне, сразу превратившись из замотанного управленца в симпатичную женщину.
   Мы с ребятами подскочили к бывшему банку. Мужик , хозяйствующий здесь хмуро прочитал записку, и махнув рукой внутрь здания, сказал:
   - Ищите сами, ни черта там нет кроме старого железа.
   Мы спустились в подвальное помещение. Здесь было много нам интересного, массивные шкафы, целое помещение с банковскими ячейками или, как их называют, депозитные ячейки. На каждой номер и два замка. Один ключ по идее хранится в банке, второй у клиента.
   Вот же зараза, придётся резать. Я сомневался, связываться или нет с этим металлом. Но в одном из ящиков нашёл связки ключей с бирками от каждой ячейки. Проверил, подходят. Теперь меня жаба задавит всё оставлять здесь.
   Договорился с мужиком , что подкину ему экологически чистой копчёной рыбки, а мы поработаем здесь несколько дней.
   Вернувшись на базу, отправил ребят на грузовике с инструментом и бензогенераторами на демонтаж ячеек. На это у нас ушло почти 4 дня. Потом день перевозили всё на базу. Но это всё уже было без меня.
   Вечером вернулся Лёша, он смог-таки надыбать портативный УЗИ аппарат, продавцу понравилась наша машина, пришлось отдать. Время деньги. Лёшка объяснял мне функционал этого сканера итальянской фирмы ESAOTE. Мне то зачем эти подробности , забрали нужное нам, сменяемых ребят и утром рванули назад. На катере домчались до Ближнего.
   А теперь Майя Семёновна, я пригласил её и Лешка научил работе с новым сканером. Врач для опыта уложила нас и опробовала машинку, вроде осталась довольна. Батареи сканера хватает на несколько часов работы. Так, сегодняшний день на сборы и вперёд.
   С Валерой прикидывали наш перелёт. Кроме меня, планируется Лена тандемом с врачом. А вот тут и вышла затыка.
   - Виктор, а какой вес нашей пассажирки? - Оказалось, глубокоуважаемой Майе Семёновне не помешает похудеть. При росте 168 см её вес составляет под 80 кг.
   - Виктор, не потянет наша птичка такой тандем. Даже если весь груз ты потащишь, Ленка весит 48 кг плюс врач 80 и одежда, считай в сумме минимум 130 кг. Для этой модели перегруз.
   Блин, не ужели всё зря. Может на катере, но спалимся же. Тут только ленивый не заметит , как объяснить потом эту дьявольскую лодку, летящую по волнам. Дельтаплан другое дело, летим в малонаселённой лесной местности, мало-ли Икар какой объявился.
   Смотрю, Валера мнётся.
   - Валер, может есть ещё варианты ?
   - Вообще есть один, но я бы не хотел его афишировать.
   - Дело в том, что у меня кроме этих трёх птичек, есть мотодельтаплан. Игрушка, конечно, нам нём в основном Толик летал. Не знаю, он после сложного перелома ещё сил не набрал
   - Пап, да я в отличной форме, - не удержался парень.
   - Всё равно , Ленка пару раз только вылетала на нём. А намотал 20 уже часов в воздухе.
   Отец задумчиво посмотрел на сына.
   Вот же жучара Валера. То - то я тогда, когда их перевозил, обратил внимание на большой объём их прицепа, вещей то немного оказалось. А он ещё один агрегат припрятал.
   - Валер, а потянет аппарат наш груз?
   - Этот потянет, малыша зовут «Форсаж», очень приличная птичка 500 лошадок движок, максимальная взлётная масса 500 кг. Крейсерская скорость 80 км/ч. Взлетает с любого пятачка.
   - Так это же классно, Валера, решай, кто полетит. Дело архиважное, ты в накладе не останешься.
   - Ладно, Толик полетит, когда вылет?
   - Завтра, с утра пораньше. Готовьте машину и пассажирку. Всё необходимое вам принесут.
   С утра я наблюдал за посадкой. Наш врач с опаской разместилась на заднем сиденье.
   Кроме бака на 30 литров , у него сзади стоит штатная ёмкость на 160 литров. Накрепко принайтовили ценный груз и НЗ. Я понаблюдал за их взлётом. Короткий разбег и они в воздухе. Теперь моя очередь, взял тот же НЗ, карту и оружие. Несколько шагов и я лечу, набрав высоту, развернулся на курс. Толик уже прилично опередил меня.
   Конечно, мотодельтаплан крутая вещь, выше потолок и скорость, да и дальность полёта несоизмеримо выше. Толик скинул скорость, чтобы мы выровнялись. Но всё равно моя птичка лучше, абсолютное ощущение полёта и счастья. А на тарахтелке этого нет, да и привязан к горючке.
   Этот полёт прошло намного легче. Толик ориентировался по карте и компасу, через пять часов я начал искать наше судно. Одни должны ждать на том же месте неделю. Пришлось покружить, взял за ориентир реку и нашёл-таки. Сделал круг над рекой, убедился, что меня заметили и пошёл на посадку. Неожиданностей не случилось, кроме Майи Семёновны, которая устроила нам нервы и нам пришлось слушать, как она поседела за время полёта.
   А уже вечером мы подъезжали к дворцу эмира. Не сразу удалось попасть внутрь, пока охрана сообщила о нас кому следует прошло полчаса.
   О твели к женскому крылу, меня попросили остаться. А Рита с Азой и Майя Семёновна прошли внутрь. Риту я назначил старшей и запретил им общаться с чужими. Вся информация должна сначала поступить ко мне.
   Ждал долго, успел перекусить. Наконец вышли наши женщины и мы прошли в отдельное помещение.
   Майя Семёновна, вот же зараза, отлично понимая, что я жду её доклада, сделала паузу, попросила воды, типа не может говорить, так горло пересохло.
   - Виктор, ситуация непростая. Мать ослаблена, очень похоже, что у неё есть проблемы с сердечком. На лицо многоплодность , двойня. Мальчик и девочка, только кесарево поможет ей. Тогда выживут и мать, и двойняшки.
   - Какой шанс успешной операции?
   Пожевав губами, врач ответила:
   - Если у меня будет ваш хирург и ассистент, прогноз положительный. Весь инструментарий и лекарства, включая наркоз есть. Главное, чтобы сердце не подкачало.
   Полчаса спустя меня провели к эмиру.
   На его вопрос я ответил, - Ваше Высочество, нам повезло, лучшая лекарица здесь. Хочу Вас поздравить, у Вас будет двойняшки. Мальчик и девочка.
   После этих слов каменная маска с лица мужчины спала, он даже улыбнулся.
   - Ты обещаешь, что всё будет хорошо?
   - Нет, к сожалению, Ваше Высочество. У вашей жены есть проблемы с сердцем и ей невозможно родить двоих детей обычным способом.
   - Что значит обычный способ и как можно иначе родить, кроме как заповеданного богом.
   - Есть способ, у нас так рожают в сложных случаях.
   Затем в течение полу часа на меня оказалось колоссальное давление. Потом я убеждал в необходимости резать. Я приводил примеры, как воинов после ранений зашивают. Кое-как убедил.
   Потом камнем преткновения стал мужчина хирург и категорический отказ допустить его к телу женщины.
   В итоге, когда я в очередной раз сказал, что женщина умрёт, эмир наконец решился, но с несколькими требованиями. При операции будут присутствовать мамки и мужчина не прикоснётся к телу женщины непосредственно. Кроме живота, всё тело будет скрыто тряпками.
   Фух, как же трудно с вами господа дикари.
   Операция будет произведена, когда акушер определит. Вышло через три дня. Наша бригада в лице трёх врачей и Азы отбыла вместе со мной естественно, ко дворцу. Мы тащили с собой несколько сумок с необходимым. Я , с его Высочество остались ждать, с нами было ещё трое это двое его советников, Талиб ибн Микаил и Абу ибн Ицхак. Один не добро посматривал на меня, второй же рассматривал пролетающих птичек в окно. Третьим был мула в белом тюрбане перебирающий чётки, он сел в сторонке и, казалось, не обращал внимание на происходящее.
   Что-то долго они, я начал переживать. Что будет, если что-то пойдёт не так. Выпустят ли нас, если да, то сможем ли мы продолжать работать тут или придётся перебираться в другой город. П роверил, на месте ли мой пистолет. Буду отстреливаться и спасать наших женщин. Прошло больше двух часов, когда из комнаты, где происходила операция, выбежала девушка, потом женщина постарше вышла и что-то сказала Эмиру. Мы все с замиранием сердца следили за его реакцией и когда его напряжённое лицо расслабилось, и он громко крикнул, - Радуйтесь правоверные, у меня родился сын. Сразу все кинулись поздравлять властителя.
   Не понял, а куда дочь делась или она не в счёт?
   Нас повели в другое помещение, где был накрыт стол, т. е. помост для еды. Нас посадили, причём меня рядом с эмиром. Все, кроме меня прочитали молитву «Бисмиллях Ал-Рахмани Ал- Рахим» и ещё одну, я тоже прошептал что-то соответствующее моменту, молодые девушки подали нам чаши для омовения рук, и мы приступили к трапезе. Ч естно говоря, не лез кусок в горло. После того, как мне подали второму после эмира чашу для омовения, все стали злобно поблёскивать на меня глазами, невольно не захочешь есть. Только Абу ибн Ицхак ухмыльнулся в бороду. После заздравиц эмиру, его сыну и жене, хозяин неожиданно поблагодарил меня за моих умелых лекарей.
   С радостью дождался момента, когда можно будет уйти. Я встретил только Николая, нашего хирурга. Он и рассказал, как прошло. Были осложнения с матерью, могли её потерять, но обошлось. А дети вполне здоровые, их сразу унесли мамки к кормилице. Наши женщины остаются здесь до выздоровления матери, да и за детьми надо проследить. О бещали все условия для Риты и Майи Семёновны. Они только просили передать с посыльным их личные вещи, которые мы в этот же день и отправили.
   Почти неделю они провели во дворце и только когда мать начала вставать и прогуливаться по дворцу, а дети вполне быстро набирали вес, их отпустили. Бедная Рита похудела, под глазами тени. Мы с Аней окружили её заботой и вниманием. Наконец-то, а то Андрей с Юлькой постоянно спрашивали, где мама.
   А сегодня к нам в дом явился посыльный от эмира. Он вручил мне послание. В нём указ эмира о создании банка. Отдельно мне вручили шикарный кинжал, сантиметров 30 длиной, с ручкой украшенной драгоценными камнями. Явно редкая вещь, посланник сказал, что это редкий индийский булат. Также вручил кольцо с пальца эмира, дающее право входа в его дворец в любое время.
   - А также мой господин дарит тебе этих коней, - и посыльный показал рукой в сторону окна.
   А там чудесная картина, слуги держат горячившихся коней, но каких. Явно арабские скакуны судя по небольшой голове и грациозной шее, ровная, короткая спина и широкая грудь. Чистые скакуны, но какова масть один белоснежно белый, второй в контраст жгуче вороной.
   Да, крутой подарок, придётся выезжать на этих красавцах, только боязно это же не наши спокойные лошадки.
   Я поблагодарил посыльного. Д а, сработало , у меня в руках наше финансовое будущее.
   Через два дня отправились тем же составом обратно. Дражайшей Майе Семёновне я вручил с царского плеча шикарную соболиную шубу. Угадал , сразу прошло недомогание.
   Мне очень понравилось перемещаться по воздуху, поэтому Толика я рекрутировал в личные пилоты. После того, как вручил ему пистолет и пообещал научить стрелять, он сам не отходил от меня. Да и ему самому скучновато было на одном месте, а со мной не застоишься, постоянные приключения. Вон как глаза горят после Сувара.
   Конечно, комфортнее перемещаться на мотодельтаплане. До Дальнего час. До Сувара три с половиной, если поднажать.
   Вот я и в Яранске, забрал и Лёшку, который остался в Дальнем. Нам нужно прибарахлиться. Оргтехника и прочее для банка. Лёшу с бойцами отправил на поиски. Так, а что там ребята наворотили ? В ангаре сложены под сотню банковских ячеек и десяток массивных шкафов. Неплохо, только морока перебрасывать это до Сувара.
   С утра навестил мэра, договорился, что в ближайшие дни заберу детей. В обоих поселениях оставил информацию о желающих забрать детей ещё до отлёта в Сувар. На удивление многие проявили интерес , особенно когда узнали о денежной помощи, в течение трёх лет мы пообещали выплатить около пятидесяти монет серебром. На эти деньги можно отстроиться и прикупить живности.
   Так что подумав, решили забрать всех. Переводили партиями по 30 40 человек, вначале малышей. Там нас ждали помощники и два врача, детей быстро приводили в чувство и отводили в здание школы, где временно размещали. В течение двух недель перевёл всех. Здесь в ближнем оставил 78 детишек. В Дальнем жили в основном выходцы с той Земли. Они предпочитали брать малышню, чтобы вырастить как своих. А вот местные брали тех, кто постарше, чтобы помогали по хозяйству. Основная масса малышей ждала судно Никандра, для перевозки. Я зафрахтовал его на перевозку детей, а потом и нашего железа, так что до осени он будет занят. В Яранске без перемен , Лешка уже нашёл нам пять ноутбуков и лазерный HP принтер, сейчас занимается зарядной станцией для солнечных батарей.
   Я же занялся поисками подходящих нам банковских работников. Вернее, нам нужен бухгалтер и специалист, понимающий в банковских делах. Работники местного отделения Сбера растворились в новой реальности, те кто нам попались, не устраивали меня. Неожиданно, на рынке я увидел, как мужчина лет сорока продавал коллекцию старинных монет. Разговорились, он специализировался на греко-римском периоде. Дорогое удовольствие, собирать монеты того времени. Оказалось, не факт. Монеты имеют ценность за свою редкость и состояние. А если более потёртая или не такая редкая, можно было легко приобрести за 100 200 долларов. Сергей, а так звали моего собеседника, интересно рассказывал об этом. Я поинтересовался, почему продаёт, он замкнулся, сказал обстоятельства так сложились.
   А меня этот парень заинтересовал, и я представился руководителем одной общины , пригласил его посидеть в кафе. Таких много появилось, как только люди успокоились, нашли работу, появился и спрос и на ресторанчики.
   Вот и сейчас мы разместились в небольшом таком на берегу пруда. З аказал нам по борщу, по 200 граммов водочки и закуски.
   Сергей, крупный, плечистый мужчина с аппетитом ел. М ы умяли первое. Махнули ещё по одной и стали ждать мясо.
   Сергей рассказывал про своё хобби, оказывается для этого надо изучать историю того периода. К сожалению, он хуже знал историю нашего региона, хотя безусловно свободно ориентировался и в этом. П оказывал мне разные монеты, в основном медные, но в хорошем состоянии. Без лупы я бы ничего не понял, а с ней и его пояснениями монетки заиграли историей. Сергей мне рассказывал о правителях, чеканивших эти чешуйки. Были серебряные и золотые, состояние как новые.
   - Ну конечно, золото люди всегда прятали в кубышку, вот они и в таком хорошем состоянии и сохранились. А медь имела хождение, монеты истирались, терялись. В зависимости от почвы, где их нашли и их состояние.
   Интересно.
   - Сергей, а не хотите поработать по этой специальности?
   Мужчина растерялся, - а где же это требуются нумизматы?
   - А мне требуются.
   Сергей как-то сник и потерялся.
   - Сергей, рассказывай, что у тебя случилось, что ты такой потерянный, может смогу помочь.
   После минутной паузы он всё-таки решился.
   - Да, обычная история. С женой пахали на двух работах каждый, взяли ипотеку и надо было гасить кредит. А сына упустили, сначала начал покуривать, потом колоться. Когда кинулись, поздно. Нет, его мы привели в чувство, но он связался с плохой компанией, наделал долгов. И сейчас нас прессуют, заставляют расплачиваться. Я уже машину отдал, выплатил только половину. Вот начал коллекцию распродавать.
   - Ну понятно, а какая специальность у вас с женой?
   - Да, сейчас такие никому не нужны, жена работала бухгалтером в банке, а я там же начальником отдела кредитования.
   - Сергей, а скажите мне такую вещь. Гипотетически представьте себе фантастику, вы оказались где-нибудь в раннем средневековье. И у вас есть приличные деньги и желание организовать банк. Что бы вы сделали для этого ?
   - Не, в те времена банки были в руках итальянцев. Там мафия.
   - А если представить, что банков ещё нет, не придумали их, есть менялы и ломбарды.
   Сергей задумался, - ну тогда я бы занялся кредитованием купцов и знати. А также создал бы сеть банковских учреждений, чтобы купцы вкладывали деньги в банк одного города под вексель, а в другом обменивали бы его на деньги. Нет риска что ограбят. Ведь в те времена деньги возили мешками, тяжёлые они.
   - Ну понятно, мне просто занятно. А как Вы смотрите на переезд в другое место?
   -Да я бы с удовольствием, но эти подонки следят за нами.
   - Хорошо, я предлагаю вам решить ваши проблемы с этими лихими хлопцами и организовать переезд вашей семьи. А также ссуду на первое время, достаточную для строительства жилья. Взамен вы с супругой работаете на меня не менее трёх лет. Не за просто так, насчёт зарплаты договоримся.
   - Не знаю, неожиданно как-то.
   - Сергей, я скоро уезжаю из Яранска, решайте сейчас.
   Через полминуты у меня появился первый банковский работник.
   На следующий день забрали его семью, заодно заехали к его кредиторам, трое моих ребят зашли к ним в дом, вышли через десять минут с парой сумок.
   - Да нормальные ребята, даже поделились средствами и оружием. Вот такие хлопцы , - и старший группы показал большой палец.
   Я только шёпотом спросил у юмориста, - живы?
   - Да, но не совсем здоровы.
   Сергея пока определил на нашу базу, нужны его советы. В общем обрисовал ему свои планы , и он дал нам несколько советов.
   С утра проехал в промзону, нашёл мастерскую, где заказал две тысячи латунных пластинок. Договорился на изготовление по моим эскизам. Мне просто понравилась вывеска на мастерской:
   «Выполняем работы по художественной, объёмной гравировке, нанесение рисунка на все виды материалов» и прочее.
   Оказывается, у ребят был 3-D фрезерно гравировальный станок. С компа заливается картинка и он фрезой наносит рисунок, может даже из камня сделать бюст.
   М не же нужна работа попроще. Заказал из латунного листа 4 мм пластинки размером 3 х 10 см с фасками. Потом на одну стороны надо нанести одинаковый рисунок. Я подобрал подходящий из их компа. Это красивый орнамент на растительную тему. На другой стороне чистая поверхность. В уголке отверстие для шнурка. Я планирую использовать такие бирки, люди будут сдавать у нас деньги, в замену получать такую бирку с указанием суммы и ID клиента. Подделать такую не смогут с тем уровнем развития. Ребята обещали сделать через пару дней.
   За эти дни я переманил ещё семью. Женщина работала в госбанке , в отделе по утилизации денег, включая железные. До этого трудилась в нескольких отделениях банка на разных должностях, начинала с операционистки.
   Прискакал Лёшка, пристал с предложением купить 3-D принтер и был послан не морочить мне голову. Но этот фанатик неугомонный достал в конец. Заставил слушать и, честно говоря, я заинтересовался. Он показал мне сделанную им фотку. Нечто футуристическое, какой-то столик с вертикальной рамкой и насадкой сверху. По сравнению с этим, виденный мной накануне гравировальный станок это плевок древней старухи по сравнению с красотой юной девушки.
   Итак, 3-D принтер Dabot Mooz весом 15 кг с рамкой 8х8 инч. Что он может всё, что выдаст комп. Три сменные головки, первая с экструдером, позволяющая работать с пластиками, придавая им любую форму. Вторая головка с фрезой и третья лазер, выжигающий на любой поверхности рисунок. Это металл, кожа, дерево, стекло и прочие материалы. То есть можно задать монету или бюстик, рисунок на стекле, лишь бы прошло в рабочую камеру. В свете наших будущих задумок не помешает.
   - Лёшь, а что просят за это чудо?
   - Ну, хозяин хочет карабин Мосина с оптикой , образца 1938 года , другой длинноствол не желает.
   - Ладно будет ему «мосинка ». Скажи Геннадию, что нужно для дела, я разрешил.
   Вот времена, такое чудо отдать за бесценок. Хотя кому он сейчас нужен.
   Постепенно мы перебросили на тележке тяжёлое железо на ту сторону и перешли сами с нашими новыми семьями. Теперь доставка банковских ячеек и сейфов в Ближний на совести Никандра. А вот в Сувар потащит уже наш «Альбатрос». Его загрузят также мешками с цементом, арматурой и прочими необходимыми в строительстве вещами.
   Создание банка согласовывали неделю. В итоге, учредителями банка стали мы, как представители княжества Лигурия, Абу ибн Исхак, как частное лицо и он же, как казначей эмира Сувара, достопочтенного Мумин ибн Ахмада. Допускается привлечение мелких инвесторов.
   Официально, банк открывало наше княжество, и эмир не имел к нему прямого отношения. Но по договору, его гвардейцы будут охранять наше здание. Вообще, финансово эмир совсем не вкладывается. Его величество прикрывает нашу контору перед духовенством и патроном. На этом его участие заканчивается. Именно мы с Абу ибн Ицхаком вносим в равных долях деньги. Строительство тоже на нас. Опять же по договору, внешнюю часть здания строит компаньон. А фундамент и внутреннею часть уже мы. Прибыль делится в равных пропорциях между тремя учредителями. Всё, самое важное мы протолкнули.
   Сейчас активно завозили из местных каменоломен белый известняк для отделки наружных стен и гранит для фундамента и основного строительства.
   Место нам определили в нижнем городе в тихом районе, но рядом с одним из рынков. На рытьё котлована согнали несколько десятков человек. С моей стороны за стройкой приглядывал наш инженер строитель. Его задача - делать расчёты и следить за правильностью работ. Проблем с рабочей силой не было изначально, сказали пригонят столько, сколько нужно. Через две недели закончили фундамент, а я ждал прибытие «Альбатроса». Он везёт цемент с арматурой, другие стройматериалы и часть наших сейфов. Мы возведём внутренние помещения из бетона, а потом начнём подымать наружные стены.
   Пока шло строительство банка, я больше времени стал уделять семье и себе, любимому. Через день подымался в воздух, раза два в неделю выезжали шумной кавалькадой за город. Катались, тренировались в фехтовании. Иногда я с Аней брал Норда и выходил в лес на охоту в сопровождении нескольких ребят. В последнее время Норд только с Аней выбирался из города, у меня не было на это времени.
   Наша портовая группировка немного потеснила рыночную, отобрав центральный рынок, что примыкает к порту. Криминальное сообщество всколыхнулось, но через неделю успокоилось. Кто-то неудачно упал на улице, кто-то решил, что оно не стоит того. Особенно после того, как местная охранка стала хватать рыночных деятелей среди белого дня.
   Открытие первого в мире банка состоялось в середине октября.
   Эмир лично посетил церемонию открытия, заранее оповещённое купечество, с удивлением смотрело на роскошное здание. Облицованное белым камнем, здание с портиками у входа отлично смотрелось. Детали архитектуры скрывали массивность, осталось впечатление надёжности и солидности. На фронтоне красовался наш флаг со львом. В свите эмира были и представители мусульманского духовенства. Я, честно говоря, опасался этого момента. Религия долгое время будет играть ведущую роль в делах государств.
   - Не переживай, Вик, это ко мне подошёл Абу ибн Ицхак.
   - Наш первый имам, его дядя по материнской линии и поперёк эмира слова не скажет. Так, что здесь всё нормально.
   А на следующий день мы открывали наш банк для клиентов. У входа красуются четыре гвардейца эмира в полной экипировке. Кстати, они у нас на балансе, жадина эмир и тут сэкономил. Дальше вход в операционный зал с десятков отдельных кабинетов, где клиенту предложат напитки и решат его дела. Еще несколько административных помещений с проходом через охранника. Решётка отделяет подвальные помещения от операционного зала. Здесь у нас отдельно зал с депозитными ячейками и через стену помещение основного хранилище. Оба защищены мощными кованными решётками, по два замка врезаны в них. Один ключ у охранника, другой у работника банка. В конструкции этого этажа мы использовали армированный бетон и тамошние замки с ригелями, входящими в пол и перекрытие.
   Первые два дня народ заходил, знакомился с условиями и уходил. На третий день какой-то хозяин мастерской взял кредит под имеющийся у него металл. Его заставили перевести сырьё на наш склад. После оценщика местный нотариус подтвердил сделку, и мы выдали первый кредит. В подарок первому клиенту вручили неплохой охотничий нож. Через день прорвало, пошли купцы, хозяева местных мастерских и лавок и даже пару представителей местной аристократии. Эти попытались качать права, типа креста на вас нет или не гневите аллаха. Ненавязчивое упоминание имени эмира и главного имама города решало все проблемы. Через две недели нам пришлось нанимать дополнительный персонал и аккумулировать наличные средства.
   Я уговорил нашего крёстного папу трети города Анатолия, вкладывать деньги в наш банк.
   Незаметно в заботах пришла зима.
   Полёты на дельтаплане пришлось прекратить ввиду неудобства полётов, а вот на мотодельтаплане наоборот зимой лучше.
   Крепкие зимние ветра способствуют лёгкому и стремительному планированию. Поэтому мы с Толиком одевались по-зимнему и перемещались между Ближним и Суваром за 4 часа.
   Вообще , Толик после первого посещения Сувара влюбился в местную эпоху. Я с трудом заставлял его возвращаться. Более того, Валера жаловался, что дочь Лена достаёт его, не хочет сидеть дома.
   Это привело меня к мысли, поискать ещё пару таких аппаратов в том мире. Валера даже подсказал посёлок, недалеко от Арбажа, где жили два его товарища, фанатика этого дела.
   Через месяц я уже перебрасывал два мотодельтоплана и три дельтаплана на эту сторону. Удалось выкупить их у хозяев. Кто-то не пережил смутные времена, и родственники с довольствием избавились от лишнего железа. Другой, получил травму, несовместимую с занятием дельтапланеризмом.
   В итоге у нас получилась целая служба планеризма. Три моторизированных и шесть дельтапланов разных модификаций.
   Я начал самостоятельно делать облёты на мотодельтаплане. Волшебного ощущения полёта, конечно, нет, зато комфортно и значительно быстрее перемещение. Немаловажно возможность брать пассажира и некоторое количество груза. Через месяц уже самостоятельно или с пассажиром перелетал между городами. При этом не уставал так сильно. Очень удобно, перебрасывал очередную вахту из Дальнего наружу. Мои жёны поочерёдно побывали дома, а сегодня у меня день рождение. Обычная, некруглая дата. Но мои благоверные решили устроить мне праздник. Они раздобыли аудиопроигрыватель и подготовили обалденный номер. Уложили меня с комфортом на подушки, а когда заиграла красивая восточная музыка, две мои красавицы в полупрозрачных одеждах выплыли в центр комнаты. У меня даже дух перехватило от красоты их тел и танца. Одетые в изощрённые восточные одежды, которые больше открывали, чем скрывали, две красавицы изгибались, показывая мне свои прелести, дразнили чертовки. Не верится, что эти прелестницы мои жёны. Чем я заслужил это? Спасибо там наверху, что устроил так мою судьбу. Мне очень нравится эта жизнь, грех жаловаться.
   Но не всё спокойно шло у нас. В одну из ночей постучали гости, заявился наш крёстный папа с охраной. Вечером зарезали одного из наших людей, лейтенант оттуда, работавший с Анатолием. Хуже всего, что его перехватили в центре города, вместе с семьёй. Женой и маленьким сыном. По любым законам, семья неприкосновенна. Беспредельщика выявили и сейчас нам надо решить, как реагировать.
   Собрали наш актив, реагировать решили жёстко, нельзя прощать. Прикрытие наверху за мной. Мой компаньон по совместительству глава тайной службы эмира. Будет держать ушки на макушке.
   В убийстве замешаны главари конкурирующей группировки и кое-кто из руководства города.
   В течение следующего дня наши ребята, с помощью местных помощников, разведали места проживания людей, отдавших приказ на покушение на нас. К вечеру были стянуты доступны нами силы. В три часа ночи началась операция, с использованием современных средств, штурмовые группы проникали на вражескую территорию. Зачищали кардинально, мужчин уничтожали всех, остальных только при необходимости. Короткий допрос и в расход. Ценности забирали с собой, отдельная бригада проникала вслед за штурмовой и работала над этим. Под утро взяли штурмом усадьбу человека, отдавшего приказ на убийство. Что интересно, что им оказался ближайший сподвижник главного вояки города Талиб ибн Микаэла. Этого господина вместе с семьёй забрали с собой для вдумчивого допроса. Оказывается, правая рука эмира крышевал рыночную мафию города и когда мы потеснили их, он решился на убийства, чтобы испугать нас. Немного ошибся, мы отомстили за смерть нашего товарища. Теперь нас боялись трогать, да что там, смотреть в нашу сторону опасались.
   По итогам операции неплохо прибарахлились, а главное к нам в руки попал компромат на уважаемого человека. О чём ему сразу стало известно.
   А нам пришлось проводить зачистку и через десять дней мы стали контролировать все рынки города.
   В связи с эти м я имел неприятную беседу с Абу ибн Ицхаком. Оказывается, что власти в курсе дела и мне предложили оплачивать часть прибыли в фонд эмира. Ну, что же справедливо. Так же мне порекомендовали делать пожертвования в пользу верховного имама.
   Ничего не меняется под луной.
   Зима вступила в свои права, сковала реки льдом, завалила окрестности города снегом. Интенсивность нашей деятельности поубавилась, я только периодически переходил на ту сторону, для смены ребят, прикрывающих наш портал. Зима, это период деловых приёмов. Здесь отсутствовали балы позднего периода, но часто приглашали на приёмы в дома знати, мы тоже устраивали такие посиделки. Женщины туда не допускались, зато жёны первых лиц города устраивали девичники, куда приглашались и мои жёны, причём к статусу моих жён все относились нормально. Ну да , две жены, есть целые гаремы, о чём и я подумываю шутка. А вот византийский святоша Аттилиат Михаил с непониманием посматривал на меня. У меня с ним активизировались отношения. Дело в том, что кроме наших деловых отношений по реализации товара на территории Византии, наши люди стали захаживать в единственный православный храм. И мне пришлось проводить с ними беседы на счёт сохранения тайны относительно нашего появления здесь, никаких откровений на исповеди, вплоть до отлучения от общества.
   А в последнее время мне докладывают, что наши преторианцы стали оказывать знаки внимания служанкам в частности , и к женщинам в общем. К этому мы отнесли положительно, но только при условии венчания. А для этого нужно сначала крестить их в православную веру. Вот я и встретился с архимандритом Михаилом, так называлась его должность в епархии. Беседа получилась познавательной, собеседник довёл до меня ситуацию с продвижением агрессивного ислама на территорию континента. И для святого отца очень важно появление новый паствы. Вообще крещение язычников было важней функцией церкви и пастырь, приведший в лоно церкви новых прихожан получал весомые очки. Поэтому наши отношения резко улучшились. На его вопрос о моём многожёнстве я сослался на языческое прошлое, решение родителей о второй жене. А в русло православия я пришёл позже. И сейчас прошу отче посоветовать, как быть, от обеих у меня по ребёнку, развестись не получиться. Ответ поразил меня образцом средневековой казуистики. Типа, если нельзя, но очень хочется, то можно. Святой отец будет молиться за меня, но в принципе он меня понимает и думает, что достаточно помогать святой церкви и этим замолить грех многожёнства. А красноречивый его взгляд объяснил мне всё. Церковь позабудет про это недоразумение, пока я её нужен.
   Очень настойчиво отец Михаил предлагал послать в наше княжество своего представителя для развития отношений. С большим трудом отмахался, на ответную просьбу, помочь нашему молодому храму в Ближнем церковной утварью получил положительный ответ.
   Усиление наших около криминальных структур не прошло незаметно. Участились наезды на нас со стороны силовых структур. За всем этим стоит незабвенный Талиб ибн Микаэль. А когда нам с Сашей прислали вызовы на судебные поединки я всерьёз озаботился. Как таковых дуэлей в это время ещё не знают. А вот вызов на судебный поединок, чтобы разрешить конфликт с божьей помощью практикуется.
   А самое гадостное, что вместо себя, истцу разрешается выставить замену. После консультаций с моими компаньонами стало ясно, что комендант города не успокоится, пока не уничтожит нас.
   На мой вопрос, а что если с уважаемым Талиб ибн Микаэлем, не дай аллах, что-нибудь нехорошее произойдёт, Абу ибн Ицхак ответил:
   - Ну, если он споткнётся на улице и сломает себе шею, значит такова воля аллаха, - и он о чём-то хорошем помолился , закатив глаза.
   В течение нескольких дней наши люди разрабатывали операцию устрашения.
   А затем произошла череда непонятных событий. Уважаемый комендант города, Талиб ибн Микаэль в одно прекрасное утро вышел из дома, остановился полюбоваться на облака или может на гадящую сверху ворону, и тут на него падает огромный камень, венчающий колонну, украшающую вход в дом. Благоверный муж остался жив, камень зацепил вскользь голову, сломав ключицу. Но этого хватило, чтобы он превратился в растение на долгие годы.
   А уж досадное происшествие с его племянником, неудачно навернувшегося с лошади и одного из приближённых несчастного Талиб ибн Микаэля, провалившегося под лёд вместе с каретой никого не удивило. А именно эти люди требовали судебного поединка. Так как явного покушения на этих достойных людей не было, всего лишь злой рок или воля всевышнего, то и реакции со стороны эмира не последовало. Только появились слухи, что с этими странными итальянцами лучше не сориться. Всевышний явно им благоволит.
   Наш банк потихоньку прирастал клиентами, купеческая активность немного упала, зато потянулись за ссудами владельцы бизнесов. Банку пришлось покупать большой участок за городом на берегу для складирования заложенных товаров, также красовались три судна, ожидающих, когда их хозяева рассчитаются по долгам.
   Штат работников заметно увеличился. Несколько оценщиков, два крючкотворца, оформляющие договора о ссуде, десяток специалистов по работе с клиентами. Для знатных посетителей отдельный вход и особые условия. Первые желающие положить деньги на хранение, пришла вдова купца, продавшая бизнес мужа. Она опасается хранить большие средства дома, да и родственники неровно дышат к его кубышке. Банк же берёт на хранение деньги и по завершению года выплатит хоть и мизерный процент, но всё лучше, чем будут лежать под подушкой. Мы выдали ей латунную пластинку с указанием суммы вклада и её ID. Теперь при предъявлении этой пластины и тайного слова она получит назад свой вклад. Бухгалтерия велась в гроссбухе и на компе в секретной комнате. Наша троица бухгалтеров заносили клиентов и суммы в специальную программу, позволяющую быстро работать с данными. Электроснабжение было пока только в нашем доме. На крыше раскинулись солнечные батареи. Десяток мобильных раций обеспечивали связь внутри города. Пока стационарная мощная радиостанция обеспечивала устойчивую связь с ними.
   Наши финансовые дела идут весьма неплохо. Сейчас затишье, связанное с зимним периодом. Но мы успели забросить , благодаря летней навигации наших обоих суден , достаточно товара. По крайней мере наш магазин в Суваре успешно торговал, совместный с Балезиным бизнес тоже процветает. Но основные деньги мне стал приносить святой отец. Если мой компаньон Альмас нам приносил на зеркалах в среднем 4 5 тысяч серебряных дирхам в месяц, то грек в разы больше. Причём платил полновесным золотом. Золото мы не сдавали в банк, это наша финансовая подушка. Оба зимних месяца наш актив работал над условиями оплаты наших людей. С местными всё понятно, наёмные люди. Получают заплату, а вот своих мы посадили на другие условия. Те, кто приносят нам, деньги просто платят налог в нашу казну. А вот силовики и прочие бюджетники, для них мы и разрабатывали систему финансовых и моральных стимулов. Полтора десятка наших преторианцев получили вольную, почти все приняли православие и переженились. Теперь у них значительно улучшились условия. Они покупают или строят сами жильё, за хорошие показатели в службе - добавки в зарплате.
   На совете актива приняли решение о покупке на рабских рынках ещё партии молодых ребят, решили набрать 50 человек. Жить будут пока в казарме, на территории нашего загородного участка у реки. Этим занимается чех Радек и наш главпрапор , который десантник.
   Перед рождеством отправили дипмиссию в столицу Булгар. Я отмазался, дел и тут много. Глава, естественно - Саша, с ним Алёна. Ему в помощь Георгий и ещё двое наших из силовиков. Десять преторианцев в фирменных одеяниях и доспехах. Подарки подготовили царские, задачи поставили реальные, представиться перед монархом. Если получится - выбить разрешение на организацию в основных городах сети банков. Для этого в делегацию наш эмир включил святош и своих представителей. Санный поезд из пары десятков саней выехал в столицу по льду Волги или как её называют сейчас река Итиль.
   Я же, воспользовавшись своим законным правом, стал почти каждый день выезжать с семейством в лес, выгулять лошадей и поохотиться. С собой брал солидную свиту, хватит прежних ошибок. Здесь люди обозначают свой статус богатыми одеждами и свитой. Если ты хочешь скромно и не заметно проскользнуть - флаг тебе в руки, но не возмущайся, что кучер залётного купца огреет тебя кнутом по спине. Сам виноват, нужно обозначать себя.
   Раз в месяц перелетал с Толиком или Леной на мотодельтаплане в Ближний или Дальний. Там народ сидел в изоляции и завидовал нашим приключениям. Я только обещал подумать на предмет ротации и переброске нужных людей весной в Сувар. В Ближнем я отдыхал душой и телом, не хватало только Риты с Анькой и детей. Здесь всё нормально, коллектив сложился. Верховодили Миша и Вангел. Всё ровно, работает школа и больница. Люди ходят в церковь, я подкинул им церковной утвари от византийцев, прониклись, но тутже получил бунт в собственном доме. Наш главный поп - отец Николай, узнав, что это подарок от византийцев, поставил мне ультиматум. Он должен встретиться с архимандритом. Упёрся с выражением фанатика на лице.
   - Ну встретитесь вы с ним, дальше что. Это очередной ссыльный поп из Константинополя. Вы хотите раскрыться перед ним и поставить нас всех перед фактом возвращения на ту сторону?
   - Я что, похож на идиота? Наоборот, наше происхождение нужно держать в тайне. Но ведь это такая возможность изменить историю христианства. Ведь сейчас это единая церковь и мы можем немножко подтолкнуть процесс в нужную сторону.
   - Хорошо, а как это поможет нашей общине выжить в этом мире?
   Отец Николай, подумав, ответил:
   - Если у нас получится, мы сможем помочь вам интегрироваться в местное общество на качественно другом уровне.
   Теперь уже мне пришлось взять паузу. Ну на фига козе баян, попасть под влияние церкви. Хотя и плюсы огромны, в это время церковь всесильна.
   - Хорошо, и что Вам нужно для вашей миссии?
   - Ну для начала перейти на ту сторону.
   На мой немой вопрос он пояснил:
   - Вы, Виктор, не поверите, но церковь там сохранила многое и главное людей. Мне нужно встретиться с несколькими важными людьми, если получиться договориться, мы сформируем делегацию.
   - Отец Николай, а Вы понимаете, как легко разрушить нашу жизнь, раскрыв нашу тайну?
   - Хорошо понимаю, и приму всё, чтобы удержать секрет в тайне. Кстати, на той стороне ходят разные слухи среди людей о нашей общине. Кто-то что-то разболтал. Всё на уровне слухов, но имейте в виду.
   Поэтому я взял с собой попа и свежую смену охраны портала. На той стороне глобальных перемен не наблюдалось, всё местечковое. Слухи о нас действительно ходили, но наши ребята направили их в нужное русло. Кому-то проболтались про болота, где мы сидим в тайном схроне и чертей, которые нас охраняют. Короче говоря, ходила куча абсурдных перешёптываний , серьёзные люди отмахивались от них.
   Наши ребята не сидели сложа руки, они отрабатывали заявки по нашим спискам. Тут и медикаменты, и электроника, инструменты и предметы первой необходимости. Необходимые для нас люди дефицитных специальностей, врачи, инженеры и вообще люди с руками. Порадовали нас семья стоматологов со своим оборудованием. В обоих наших посёлках работали стоматологи с примитивным оборудование. А нам нужно ещё иметь в Суваре своих специалистов. Больше всего прибилось силовиков с семьями. Наши ребята, встретив хороших знакомых и сослуживцев, закидывали удочки насчёт присоединиться к нам. Отобрав подходящих, переселяли их к нам.
   Отец Николай нас покинул в первый же день, обещал сообщать об новостях. Долго сидеть тут не имело смысла и мы перебрались обратно. Основную часть новеньких я брал в Ближнее. По льду на телегах мы за пару дней перебрались домой. Дорога между нашими посёлками строилась потихоньку всё это время встречными направлениями. Именно вырубаемый здесь лес использовался на лесопилке и для нужд народа.
   Назад в Сувар летели с Леной на разных аппаратах. Девушка добилась разрешения от отца пожить у нас. И мы пассажирами взяли семью стоматолога с минимумом оборудования. Стоматологическое кресло с оборудованием мы завезли в предыдущую навигацию. У нас хватало страдающих от зубной боли. Удалить то зуб мы могли, но ведь зуб с кариесом можно элементарно вылечить. Вообще проблема с зубами характерна для этого времени. Даже первые люди города щеголяли дырами во рту. А когда к сорока годам зубов не оставалось, приходилось переходить на каши. Так что актуальность зубных врачей налицо.
   Наша делегация ещё сидела в Булгаре. Верховный эмир их принял, подарки вроде понравились, он только был недоволен, что мы сразу не отметились у него. Так что пока обращаться к нему за поддержкой в вопросе банка преждевременно. Блин, чувствую придётся мне ехать.
   В Суваре всё спокойно, клан Абу ибн Ицхака подмял под себя военное руководство городом. Его зять, бек Фурза, был назначен эмиром руководить гарнизоном. Он состоял из 500 бойцов и конной сотни. Задачи гарнизона это отражения атак кочевников-половцев , периодически проверяющих богатый город на крепость. Как правило, несколько тысяч всадников подлетали к городу в надежде застать его врасплох. Но такого не происходило, затем они разоряли посад и склады купцов по реке и спалив десяток домов, растворялись в степи.
   Местные вояки умели воевать из-за стен с такими наскоками, и новый начальник гарнизона особо не утруждался.
   А я же обдумывал новую поездку в Булгар. Нужны козыри в беседе с правителем, вернее его визирем, достопочтенным Котраг ибн Кубрат. Сей вельможа успешно фактически руководил столицей и большей частью страны. Вот к нему и нужен подход. Чрезвычайно набожный, к идее ростовщичества, то есть сужению денег под процент правоверному относится отрицательно. Но не фанатик, с ним можно договориться. Это мне объяснил Абу. Вот как только к нему подкатить.
   Собирались в дорогу вдумчиво, ехала моя семья, Толик для налаживания отношений в криминальном мире и наши новые преторианцы в количестве дюжины. Выехали на трёх повозках, с сильными лошадями с раннего утра можно проскочить дорогу по льду за один день. Солнечный морозный день, накатанная дорога, частые попутчики и мы въезжаем в столицу. На воротах я показываю охранный фирман эмира Сувара, не сразу, но пропускают. На первое время останавливаемся в местной гостиницу. На улицах города оживление, вообще столица выгодно отличается от провинции. Много каменных зданий, общественных и частных. Белоснежные мечети и бани, караван-сараи и дворцы местной знати.
   Вечером встретились с Александром и Георгием. Саша возмущался местной бюрократией. Выслушав ребят, я понял, что в принципе мы представились великому эмиру, но на этом наши достижения исчерпаны. Больше успехов нет. Нам нужно собирать информацию об визире и местном обществе, обо всех значимых людях. Это первое, затем нужно знакомиться с представителями местного истеблишмента.
   А для этого нужен приличный дом, где можно принимать солидных гостей. И мне пришлось напрячь свои деловые связи для поиска подходящей недвижимости. Купить что-то во внутренней части столицы нереально, это мне уже объяснили. Даже весомые посольства Византии и халифата размещались вне его стен. Поэтому мы искали дом в хорошем районе с большим участком. А здесь неожиданно сработали наши связи с греческом попом. Православного храма здесь нет, но греческая община довольно большая и существует с давних пор. Вот они и предложили нам усадьбу одного богатого купца. Большое двухэтажное здание с хозяйственными пристройками и приличным участком. В приватном разговоре с главой греческой диаспоры, он прямо сказал, что если мы сможем договориться о строительстве в столице православного храма, то здание отойдёт нам бесплатно. Пришлось расставлять точки над "И". Мы будем работать над этим вопросом, но без всякой связью с покупкой. Мы друг друга поняли, через день оформили документы на покупку дома, и две недели там работала большая бригада рабочих, производя ремонт помещений. Здание большое, пять десятков человек свободно разместятся, есть конюшня на десяток лошадей и пару выездов. На фронтоне установили наш двухцветный флаг со львом. Постепенно все перебрались сюда. За этот месяц удалось собрать важную информацию. Великий эмир не особо занимается делами государства, всем занимается визирь, его полномочия ограничивались только властными полномочиями эмиров в крупных городах. Но в столице и провинции именно его слово становилось решающим. Да и в городах от него зависело многое. Поэтому жизненно важно поладить с ним.
   Первая наша встреча произошла на дипломатическом приёме. В отличии от Сувара, здесь присутствовали послы всех значимых стран. Десяток азиатов и арабов, из западных бросились в глаза, конечно, греки, гости из Киева, скандинавы и немцы с итальянцами. Много представителей духовенства всех конфессий. Я пообщался со знакомым мне уже греком Фокой и чубатым посланником великого киевского князя Ярослава по прозвищу" Мудрый". Саша принял на себя генуэзцев и венецианцев. Нами интересовались, но пока только присматривались. Оказывается, греческая диаспора влиятельна и Фока представил меня важному визирю. Немолодой для этого времени, лет сорок пять, полноватый мужчина в традиционном для ислама одеянии с аккуратной бородкой. Одет неброско, сразу и не скажешь, что это второй человек в государстве. На мой поклон он ответил намёком на кивок, но его взгляд изучающе задержался на мне.
   Да, нелегко с тобой дядя будет. Мнения о себе немереного, но умён, знает себе цену. Упрям, если что-то решил, будет следовать курсу, даже себе в ущерб.
   Разведка доложила, что у Котраг ибн Кубрат три жены, но детей аллах не дал. Поэтому, наверное, он много время уделяет управлению. Что ж, будем работать.
   Анатолий сошёлся со своими коллегами, отнеслись с насторожённостью , но информацией делились.
   Мы открыли здесь свой магазинчик, мне приходилось вести светский образ жизни, принимать нужных людей и участвовать в местных тусовках. Это непременно охота, я не люблю облавную охоту, но приходится терпеть. А вот выехать с семьёй и охраной за город - это с удовольствием.
   В этот раз выехали, взяв с собой телегу. В ней мой дельтаплан в разобранном виде. Я его притащил сюда и когда невмоготу стало от желания полетать, решился выехать подальше за город. Сегодня погода хорошая, температура градусов десять ниже нуля с лёгким ветерком. Нашли подходящую поляну на опушке леса. С помощниками быстро собрал конструкцию. Переоделся в зимний комбинезон, на всякий случай взял с собой обычный НЗ в рюкзаке и карабин. Проверив, всё ли в порядке сделал пару шагов и сразу меня подхватил порыв ветра. Быстро набрал высоту и начал по увеличивающейся спирали кружить под облаками. Темная громада леса в одном месте перешла в белоснежное поле степи. Попалась мне внизу большая кавалькада всадников, лошадей с полсотни. Они начали махать мне руками и пытались догнать, но куда там. Лошадь по снегу никогда не догонит птицу в небе. Я виражом скользнул вправо на солнце и по большому кругу полетел к лесу. Налетался вдосталь , когда начали неметь щёки, пошёл на посадку. Сел образцово, стал как вкопанный. Сначала разобрали мою птичку, потом я начал переодеваться, когда из леса выметнулись всадники, вернее с лесной дороги. Надо отдать должное, наши преторианцы сразу встали в шеренгу, прикрылись щитами и выставили копья. Но силы неравны, наших десять, а эти всё вываливаются из леса. Похоже это те степняки. Я приготовил карабин, они умоются кровью, ещё не ясно, кто - кого. Но всадники остановились за пару десятков метров и вперёд выехал их главарь в сопровождении трёх охранников. Подняв руку, он крикнул, что нам не надо беспокоиться. Да я бы и не беспокоился, но со мной моя семья, включая детей. Пришлось мне тоже выдвигаться вперёд в сопровождении нескольких ребят. А для этого пришлось стянуть мой комбинезон и одеть своё штатское. Предводитель с интересом смотрел за моим переодеванием. Познакомились, он представился сотником Арабханом. На вид чуть младше меня, лет тридцать с копейкой. Одет богато и жеребец породистый, горячится под седоком. Одним прыжком Арабхан соскочил на землю и предложил мне присоединиться. Нас быстро окружила челядь. Через двадцать минут уже стоял шатёр, в нём горела печка, согревая воздух до комфортного. А мы на подушках пили приятный согревающий напиток. Мне, так как раз в тему, немного продрог.
   Я уже понял, что этот лихой джигит видел мой полёт. И сейчас он с горящими глазами расспрашивал меня об этом. Пришлось изворачиваться, что один умелец смастерил эту чудную птицу. Нет, никакого колдовства здесь нет и джины, пери и прочая сказочная нечисть мне не помогала. Пришлось опять собрать птичку и показать взлёт. Парень просто лучился энергией, предложил за птицу своего жеребца, потом десяток. Пришлось притормаживать его и объяснять, что сразу полететь не получиться. День прошёл быстро. С Арабханом мы нашли общий язык. Договорились, что, когда станет потеплее, я поучу его летать. А пока он напросился к нам в гости. По отношению к нему охраны на воротах стало понятно, что он не последний человек в городе.
   А пригласил я его к нам на следующий день. Мы серьёзно готовились к этому. И вот почему, быстро выяснили, что этот парень является родным братцем нашего визиря. Очень удачно подвернулся нам сей товарищ.
   Прибыл Арабхан с небольшой свитой и не с пустыми руками, мне подарил красивый кинжал, а для моих женщин ювелирные украшения, узнал ведь.
   Я тоже отдарился красивой зажигалкой в бронзовом корпусе и каждой из его жён по карманному зеркальцу. А было у него их две, как у меня. Это уже я узнал. Я пригласил своих красавиц к беседе, Арабхан вначале удивился, что жёны появились тут, а потом наоборот с интересом их слушал. Ну да, эти иностранцы, что с них взять. Он с любопытством пробовал новые для него блюда и расспрашивал он наших путешествиях. Пару раз разговор сворачивался на дельтаплан. Вот же пристал. Да я ему подарю его, лишь бы помог с братцем.
   Ответный визит мы нанесли по его же просьбе через неделю. Я взял несколько человек охраны, мы с Сашей и наши жёны.
   Да, недурственные апартаменты. Наш новый знакомец жил во внутренней части города, небольшой, но очень красивый дом на холме, зато участок земли огромный, сейчас лысые фруктовые деревья и замёрзший большой пруд. Наверное, летом здесь благодать.
   Встреча пошла как-то не форматно. Наших жён пригласили на женскую половину, а нас отвели в небольшую залу, со стенами, украшенными сюжетами из древнегреческого эпоса. Собственно, мы уже многое знали друг о друге. Арабхан пока служил сотником в личной гвардии великого эмира, но понятно, что большая карьера не за горами.
   Я же рассказывал о нашей миссии, о планах по созданию банковской системы. В отличии от брата Арабхан серьёзно выслушал меня о преимуществах банка.
   - Да, это удобно. Не надо возить с собой мешок с деньгами и кучу охранников. В этом городе сдал, в другом получил. За это не жалко отдать несколько дирхамов. Слушай, Вик, а этот ваш умелец, может для меня изготовить ещё одну такую птицу?
   Господи, вот достал. Ни о чём другом думать не хочет.
   - Ты не подумай, я просто очень люблю быструю езду. А на птиц всегда любовался с детства, очень им завидовал.
   - Ты знаешь, а я во сне летаю. Вот лечу как птица, как увидел тебя там в небе, ни о чём больше думать не могу.
   Дома, мои женщины делились впечатлениями. У нашего джигита две жены, старшей под тридцать, младшей семнадцать лет. Обе красавицы. Ребёнок один, дочь пятнадцати лет.
   - Вить, такая красотка, одно загляденье. Была бы я парнем, женилась бы, это Рита балагурит.
   - А что, муженёк, женись на девчонке и сразу все наши проблемы решаться, - внесла свою лепту Аня.
   - Ага, а наш старый пенёк - визирь плевать хотел на племянницу и что тогда нам делать с этим ребёнком.
   - Ребёнком ? Т ы бы видел её фигуру, абсолютно созревшая женщина. Слюшай , такой персик, соком исходит, это Рита пародирует кого-то из фильма.
   - А вообще, милый, здесь девочки в тринадцать лет попадают в гаремы, в восемнадцать у неё уже двое детей. Поэтому и взрослеют рано.
   - Рит, да что вы ко мне привязались с этим персиком. Нам дело сделать нужно, а потом персики есть.
   К этому разговору мы вернулись спустя месяц. Днём уже стало тепло, температура опускалась к нулю и в очередной раз заявился Арабхан. Мы с ним частенько пересекались, вместе выезжали за город.
   - Вик, когда же ты покажешь, как надо летать. Ты же обещал, как потеплеет.
   - Дорогой Арабхан, ну не по грязи же летать. Хотя почему нет. Но научится летать непросто.
   - Я всё отдам, ты только назови цену.
   Вон как разговор повёл, а почему бы не поговорить напрямую.
   - Скажи мне, друг. Ты имеешь влияние на брата?
   - Смотря в чём.
   - Хорошо, я скажу прямо. Нам очень нужно разрешение на организацию банков в четырёх городах. Что скажешь?
   После минутного раздумывания мой собеседник ответил:
   - Вряд ли, мой брат не пойдёт на это. Нужны очень веские основания.
   - А если бы мы породнились и это стал бы наш семейный бизнес. Под эгидой нашего княжества организуем сеть банков по типу, как Суваре. Это большие деньги, поверь мне , и большое влияние.
   На этот раз раздумья были дольше.
   - Ты хочешь жениться на моей дочери?
   - Ну я других девушек рядом не вижу.
   - Хорошо, я тебя понял. Я был бы рад породниться с тобой, но удаться ли уговорить моего брата. Да и Мадина уже обещана, хотя ладно. Дай мне время.
   А через три дня у нашего дома остановилась группа всадников. Мне вручили приглашение на аудиенцию с визирем, причём срочную, немедленно. Как-то больше смахивает на арест. Приглашён только я.
   Через час уже сидел в приёмной. Рядом слонялись солидные люди. Одни быстро заходили, других не торопились принимать. Я ждал всего двадцать минут. Судя по завистливым взглядам это круто. Меня провели по нескольким коридорам, и я попал в зимнюю оранжерею. Здесь был устроен небольшой пруд с рыбками, и владетельный вельможа брал у слуги корм и лично кормил рыбок. Закончив с этим важнейшим занятием, он сполоснул руки, вытер о полотенце и сделал мне приглашающий жест.
   Далее, безо всяких предисловий он сказал:
   - У меня есть десять минут, что бы Вы мне рассказали о ваших банках.
   Как хорошо, что я захватил свои документы. Накануне набросал основные моменты, которые хотел донести до визиря. Поэтому мне хватило времени чётко обрисовать основные наши направления деятельности с примерами уже работающего банка. Надо отдать должное визирь сразу уловил основную задумку. Задал несколько вопросов, потом начал прохаживаться между рядами цветов. Мне приходилось следовать за ним в фарватере.
   Потом он наконец заговорил. Его смущала только наша ссудная деятельность.
   - Брать с правоверного процент за заём это противоречит заповедям мудрецов. Это харам.
   - Но, с другой стороны, пророк Муса допускает ростовщичество. Скажите, Вик, а Вы в самом деле умеете летать?
   - Ну, не совсем, это надо показать.
   - Хорошо, завтра и посмотрим.
   Интересно девки пляшут, а ведь он в принципе не против создания банка, а хочет выторговать себе особые условия.
   На следующий день полетать не получилось, была непогода, пасмурно и пошёл мокрый снег. А вот, через день мы выехали к уже знакомой полянке. Около сотни всадников и несколько экипажей. На поляне развернули шатры для женщин. Мы, не торопясь собрали птицу, давая рассмотреть процесс. Потом я переоделся в комбинезон, несколько шагов и я в воздухе. Сделав круг над лесом, приземлился, опять взлетел, покружив сел. Ко мне подбежал Арабхан, - Вик, а можно мне.
   Глаза горят как у ребёнка, даже жалко разочаровывать.
   - Уважаемый, вот так сразу не получится надо учиться.
   - А вместе она подымет нас?
   - К сожалению нет. Мы тяжёлые, не взлетит. От силы с ребёнком или лёгкой женщиной.
   Джигит задумался на секунду, потом улыбка заиграла на его лице.
   - Вик, а хочешь познакомиться с Мадиной. Она лёгкая, её птица подымет?
   Я рассеянно кивнул, неужели получится. Из шатра привели женщину, когда она скинула шубку, оказалась тоненькой девочкой с симпатичной мордашкой. Явно восточные кровя, немного раскосые глаза, нежная кожа лица. Карие глаза стреляют на меня с любопытством.
   Посмотрев на её отца, я спросил у красавицы, - Мадина, хочешь полетать?
   Это надо видеть, на её лице отобразилась такая противоречивая гамма эмоций. Совсем ребёнок, не умеет скрывать. Переборов страх она наконец кивнула, - Да, очень.
   Пришлось вешать дополнительную сбрую для тандема. Мой аппарат был приспособлен к таким полётам. Проблема была, во что одеть девушку. В шубке она не помещалась в кокон.
   Тогда ей подобрали тёплый халат и обмотали пуховым платком. Сам грозный визирь стоял рядом и наблюдал за процедурой. Наконец устроил девушку над собой. С большим чем обычно усилием направил нос птицы под нужным углом, более длинная пробежка и мы оторвались от земли.
   Надо мной раздался девчоночьий визг, восторг поборол страх и Мадина только попискивала на виражах. Я дал ей поглазеть на зимний лес вблизи, а потом поднялся метров на пятьсот. Надо мной было испуганное молчание:
   - Эй, там на верху, ты живая?
   Весёлое "Да" было мне ответом.
   - Идём вниз? - категоричное "Нет".
   Ясно, полетаем ещё малость. Мы погоняли косулей в степи, пронеслись над рекой и повернули назад. Посадка вышла немного резкая, ну не привык я к дополнительному грузу.
   А вечером делились мнениями.
   На подколки по поводу женитьбы на девчонке, я огрызался и предлагал другим пожертвовать собой ради дела.
   А уже в спальне Рита сказала, - а эта девчонка на тебя глаз положила, когда мы к ним приезжали в первый раз. И нам прямо об этом сказала. Её отец хочет отдать за друга отца, богатый человек, но в возрасте и немножко не форме. Короче этакий неряшливый пузан. А тут мы заявились, вот она и сопоставила что к чему. Немножко погрела ушки, когда отец с дядей встречались и тебя обсуждали. А на дядю она имеет немалое влияние, любимая племянница как-никак.
   - Рит, я не знаю, чем это закончиться, но, а что с ней то делать, если всё сладится?
   - В каком смысле что с ней делать?
   - Ну молоденькая же совсем.
   - Хм, не переживай, ты бы видел её не в верхней одежде. Завязки на груди лопаются. Запомни, она уже женщина и готова к отношениям. Да что я тебя уговариваю, охренеть не встать. Не хочешь, не женись. Нам больше останется.
   А ещё через два дня мы втроём, вместе с двумя братцами , сидели, или вернее, полулежали в доме старшего. И за распитием настоящего китайского чая, обсуждали наше дальнейшее сотрудничество. О свадьбе на девочке никто уже не заикался, момент проходной и само собой разумеющийся.
   Мы обсуждали устав наших банков. Споры возникли, когда дошли до ссудной политики. Бились над каждым пунктом. Пришлось пойти на уступки, для местных граждан процент по ссуде в половину ниже. Всемогущий визирь оказался патриотом, его не интересовали интересы единоверцев в целом, а только свои сограждане.
   Прибыль делится на три части. Кроме моей, его доля. Деньги он фактически не вкладывает, зато выделяет подходящее здание и охрану. Третья доля идёт в местные бюджеты, то есть эмирам городов, что логично. По результатам деятельности сети банков договорились встретиться через год для корректировки нашей деятельности.
   А теперь о свадьбе. А уж надеялся, что мы по-быстрому распишемся в местной мэрии и адью. Ага, сейчас.
   У современных мусульман только два праздника в году, это окончание поста и завершение паломничества в Мекку. Остальные события чтят, но не празднуют, вспоминают, но не устраивают пиров.
   Пиры бывают по другим поводам. Гость в доме - праздник, рождение ребёнка - праздник, обрезание сына - ещё какой праздник. А свадьба - самый большой праздник.
   И тут мне поплохело, мне уже не кажется хорошей идеей таким путём развивать свой бизнес. Да мне года будет мало, чтобы всё это пройти.
   Нужно встречаться с муллой, для изучения свадебных обычаев.
   Перво-наперво это сватовство, то есть обговаривание условий заключения брака. А мы сейчас разве не договорились?
   Обязательно договориться о размере калыма, которым сторона жениха одаривала сторону невесты. Невеста, кстати, тоже приходила в дом мужа с приданным, в основном постельное и тряпки.
   После трёх кругов сватовства при достижении обоюдного согласия проходили обряды, на которые приглашались будущие родственники. Предсвадебный период долог, это только чернь быстро женилась.
   Мои будущие родственники с улыбкой смотрели на мою отвисшую челюсть. Они милостиво разрешили сократить для меня, как иностранца срок женитьбы до полугода.
   Таким образом сейчас стороны принципиально дали друг другу слово. Свадьба будет осенью. От меня особо ничего не требуется, они сами займутся подготовкой. Главное - мы договорились об условиях свадьбы. С моей стороны калым составит некоторое количество остродефицитных товаров - зеркал, а также заморские ткани ядовитых расцветок. Работы по созданию банков в Булгаре, Биляре и Жукетау (Жукотин) начинаем сразу. Для этого достопочтимый Котраг ибн Кубрат выделял мне своего помощника, который будет заниматься нашими делами. На этом я и откланялся.
   Домой пришёл в непонятных чувствах, вроде дело сдвинулось с мёртвой точки, но почему же мне кажется, что меня как пацана, поимели.
   Так как договор мы заключили, я не видел причин, отказывать своему будущему тестю в обучении. Так как сам недавно проходил всё это, я начал с теории. Затем соорудил макет перекладины с упряжью и подвешивал Арабхана в горизонтальное положение, заставляю висеть так, периодически работая плечами, наклоняя конструкцию.
   Когда пришла весна, мы начали пробовать летать. Для начала я вызвал Ленку со своей птичкой. Именно она в первый раз взлетела с новым покорителем воздушной стихии. После пары таких полётов в тандеме, когда эмоции немного поутихли, мы начали давать ему повзлетать. Это короткая пробежка, взлет и посадка через пару десятков метров. И только , когда он почувствовал себя уверенно, решили выпускать самостоятельно в небо. Перед ним взлетела Лена, потом Арабхан. Они поднялись метров на 300, покружили над лесом и полями. Через полчаса сели. Неужели я был такой же, вспотевшее лицо, дрожащие руки, но сколько счастья в глазах.
   А за нами пришёл "Альбатрос" и мы, оставив в посольстве Сашу с Алёной и десятком силовиков, вернулись в Сувар. Здесь пришлось садиться и составлять список необходимого для создания трёх банков. Общим решением сделали ответственным Георгия. Отправим его с поддержкой на ту сторону. Пусть набирает новые штаты, оргтехнику и стройматериалы. В Арбаже тоже было отделением банка, наверняка остались сейфы и депозитные ячейки. А заодно пусть разберётся со своим бывшим командиром. Я не переживал, что он переметнётся к противнику. Георгий показал себя очень неглупым и заинтересованным товарищем. Да и семья его остаётся у нас.
   Так что я с ним на мотодельтаплане отправился в Ближний. Там перекинул на ту сторону в районе Арбажа с двумя бойцами. В Дальнем произвёл ротацию состава и забрал нашего отца Николая и двумя молчаливыми братьями. С ними было несколько ящиков. Но сначала я имел беседу с их старшим. Он назвался отцом Михаилом, доверенное лицо митрополита Вятского и Слободского - Марка. Произвёл впечатление человека умного и искушённого. Непростой дядька, наш простодыра, естественно, выболтал часть наших секретов. Ну, многое отец Николай просто не знает.
   - Виктор, мы в курсе только самого факта наличия портала в XI век. Я хочу Вам объяснить, что русская православная церковь в основном сохранила своё влияние на большей часть России, Украины и Белоруссии. В отличии от официальных властей. Да, патриарха пришлось выбирать другого из-за гибели прежнего. Но мы выжили и пытаемся объединить народ, пусть под эгидой матери церкви. Вы же не хотите, чтобы люди скатились в варварство и язычество ?. Вот и мы не хотим. И кое-что у нас уже получилось. Районы наименее пострадавшие от ударов, в европейской части страны потихоньку оживают, и мы помогаем им в этом.
   - А тут такая возможность, немного подправить историю церкви, не допустить раскола и схизмы. Не дать Византии ослабнуть и не допустить захвата её турками. Это для нас принципиальный вопрос. Поэтому предлагаю работать вместе.
   Неожиданно, честно не ожидал. Даже если он только наполовину прав, нам это поможет в обоих мирах.
   - А что у вас в ящиках, отец Михаил?
   - А пожалуйста, мы их не забивали, думали, что придётся показать.
   Это иконы, ценные документы из Ватикана и литература. Никакого оружия.
   - Хорошо, а что дальше? Куда вы хотите направиться?
   - Нам нужно выйти на представителя Константинопольского духовенства. Можете помочь?
   - Хорошо, но давайте договоримся. Никаких подробностей о нас и о портале. Поймите, если про нас станет известно, сомнут с обеих сторон. А так, глядишь и поможем друг другу.
   Святой отец молча кивнул, и я был уверен, что этот не проболтается. Поэтому мы через день перешли обратно. Святых отцов с багажом доставил Никандр, причём денег он с них, естественно, не взял. По-моему, наоборот пожертвовал мешочек серебра. Я же, не дожидаясь , вылетел в Сувар.
   Нам нужно срочно увеличивать наш флот. Два судна это неприлично мало для нас. Желательно десяток. Ну, десятка пока нет, а вот три судна стоят у нашего причала. Это неудачливые купцы оставляли в залог. По происшествии определённого времени контрагенты не смогли расплатиться с банком и суда перешли в нашу собственность. Сейчас нужно набирать команды, перегонять суда в Ближний на ремонт. Это я повесил на Бориса Анатольевича, капитана "Альбатроса". Он понимает в этом и главное ему это интересно, сразу ухватился за идею стать адмиралом. Только завалил меня требованиями денег и комплектующих. Я послал его к нашим бухгалтерам. А с той стороны притащим необходимое, список передам ребятам Геннадия, пусть крутятся. А лучших я обещал премировать поездкой в Сувар. Будем проводить ротации, часть силовиков возвращать в Дальний, а оттуда к предкам. А то они от зависти начали бузить. Вообще мы обросли мяском. Появился устойчивый приток денег, наши вооружённые силы насчитывают в двух городах почти семь десятков преторианцев, хорошо вооружённых и неплохо подготовленных и полторы сотни наших вояк, раскиданных между двумя посёлками и двумя городами. И это немного, нужно обосновываться в столице, Биляре и Жукотине.
   В планах Константинополь, дальше я просто представить не мог. Д ля этого требовались люди, специалисты. Этим сейчас занимается Георгий, вопросами снабжения ребята из-под Яранска. Они прочёсывают города и округу в поисках нужного.
   За это лето мы обосновались ещё в трёх городах страны, наконец-то заработали банки, и сразу появился спрос на наши услуги по обналичиванию. Особенно купцы оценили возможность сдать деньги, например в Булгаре, а получить в Жукотине. Конечно, услуга не бесплатная, но никакого риска быть ограбленным. На небольшие вклады мы выдавали красивые жетоны. Сделанные из великолепно выделанной кожи, на внутренней стороне наша оригинальная символика, на лицевой ID клиента и сумма вклада. Чтобы получить вклад, нужно предъявить жетон и сказать кодовое слово. Для солидных клиентов выдавали латунные пластинки. Между банками планировали наладить связь по рации. А пока данные передавали наши суда, курсирующие по рекам. А наша флотилия уже состоит из восьми больших судов. Капитаны сами крутятся, покупая и продавая товар. Ну и конечно выполняя наши просьбы. Дорога между Дальним и Ближним завершена, вполне приличная грунтовка. Если хорошие лошади, то можно за день добраться. Но обычно два дня уходит на дорогу. Зато мы не привязаны так к рекам. Наш воздушный флот тоже пополнился. Теперь у нас двенадцать дельтапланов и пять мотодельтапланов. Желающих учиться летать отбирали при конкурсе двадцать человек на одно место. Мои женщины не захотели. Аня не любит высоту, а моя любимая старшая жена в положении. Е й противопоказанно. Вот так. Для меня отпуском был переезд в Ближнее. Неделя отпуска там возвращала к жизни. С улыбкой вспоминаю о своих планах когда-то - жить в лесу, только твоя семья и природа. Несбыточная мечта. Да и привык я уже находиться в центре событий.
   В столице мне приходится бывать раз в месяц, встречаюсь Арабханом, обязательно вместе выбираемся на полетать. Потом с восторгом обсуждаем полёт. Говорим о свадьбе, в конце месяца состоится это мероприятие. А я, как говориться ни бум-бум. С невестой видится не дают, не положено. Только на свадьбе, я её видел только два раза мельком. Поэтому уговорил папашу организовать нам встречу на пять минут. Вечером Мадину привели в комнату, где мы с Арабханом сидели и ещё две пожилые женщины. Моя невеста прикрыта никабом , лица не видно, только глаза поблёскивают. Мы поздоровались, я поинтересовался о её жизни. Стесняется девочка, отвечает с запинками.
   - Мадина, а хочешь ещё полетать?
   Вот, отреагировала сразу, закивала, - да, очень хочу. Мне даже снится, как я лечу сама.
   - Станешь моей женой, обещаю, научу летать. А пока прими мой подарок. - И я вручил красавице коробочку с серьгами. Их подобрали мои женщины, сказали, что Мадине очень подойдут.
   Мерять постеснялась, но ручка высунулась, цапнула коробочку и спряталась обратно. На этом наше свидание закончилось.
   Такие сейчас нравы, женщину не спрашивают, хочешь - не хочешь, мужа увидишь в первую брачную ночь.
   Кстати, началась пора мальчишников и девичников. От меня только требовалось присутствие.
   А на саму свадьбу прибыла наша делегация на "Альбатросе" Обе мои женщины, детей оставили в Ближнем на Валю. Рита, несмотря на беременность, отказалась остаться дома. А также наши ребята с жёнами, кто смог отмазаться от своих обязанностей и погулять на свадьбе. Всем интересно побывать на таком мероприятии.
   С утра я уже был замордованный и мало что понимал. Поэтому обрадовался, когда хоть что-то начало происходить. Нас повезли в мечеть, где специально приглашённый главный мулла начал религиозный обряд. Он больше похож на чиновника в муниципалитете. Проверили все условия договора, потребовали показать калым и тарту (оговоренные подарки). Что интересно, что всё происходило без нас. Так положено. За невесту были два свидетеля, вместо жениха - его родители. За их отсутствием - посаженные родители. Их роль играл Михаил с супругой. Мулла читал выдержки из Корана, связанные с бракосочетанием. На этом обряд "никах" закончился. Начался пир в нашем доме. Гости много говорили и дарили подарки, чаще золото и драгоценности. Сам великий эмир прислал подарок - набор золотой посуды, инкрустированной камнями. Поистине царский подарок.
   Хуже всего, что пир продолжался три дня. Мы с молодой женой очень устали. В первую же ночь стал вопрос о сексе. Я сам устал и видел, что Мадину шатает от усталости. Поэтому пришлось обратиться к сведущим людям. Оказалось, что, конечно, желательно провести первую брачную ночь, тогда простыню с кровавым пятном пронесут перед гостями. Но, в принципе это не обязательно. После свадьбы - дело молодых, когда им лечь в постель. С моей точки зрения, глупо принуждать её к сексу. Она неопытна, испугана. Девочка даже не раздевается передо мной, стесняется, только в темноте. Ведь всю жизнь она провела на женской половине дома. Ни один мужчина не то, чтобы прикасаться, а не смотрел на неё. Поэтому я поговорил с жёнами и решил отложить секс на потом. Когда последние гости покинули наш дом, мы два дня тупо отсыпались. Младшая жена проводила всё время с моими старшими. Как звучит? Диковато, ну так получилось.
   Не знаю, о чём они общались, но сегодня вечером я в первый раз увидел жену. Её вывели мои сводни. Одетая в облегающее платье, юная девушка сама с удивлением рассматривала меня. А она действительно красавица. Уже не детская фигурка и в самом деле, платье подчёркивает налитую грудь. Девушка с удивлением наблюдает как я обнимаю своих жён и целую в губы. Покраснела и отвела глаза. Мда.
   По происшествии нескольких дней отправил судно с семьёй обратно в Сувар, здесь остался только необходимый для работы посольства и банка персонал. Сам же я отправлюсь по воздуху. В тот же день мы вылетели на двух птичках. Ленка с Мадиной на одной, я на другой. Что бы не устать, и познакомиться лучше с женой мы решили остановиться на ночёвку в лесу. Через три часа я уже высматривал удобное и безлюдное место. Приземлились нормально. Я отправился подстрелить нам на ужин что-нибудь пернатое. Пара уток пожертвовали собой ради нашего ужина. Девчонки сидели у костра и зачарованно смотрели на него, я же закопал в угли обмазанные глиной освежёванные тушки. Наверное, не лучшая была идея. Лена не знает местного, Мадина славянского, мне приходится переводить. Милой беседы не получилось. Я уложил уставших девчонок в большой спальный мешок. А сам пристроился в сторонке от костра. Ночью придётся кемарить в полглаза, периодически подкидывая дрова в костёр. Поэтому утром был никакой, быстро попили чайку и в дорогу. Через три часа мы были дома. Я скинул все дела на Степаныча и Валеру, познакомил Мадину с Валей и детьми. А сам ушёл спать, даже не мылся, вырубило от усталости за все эти дни.
   Проснулся вечером, как резко понял, что выспался и обрадовался, что я дома. Потянувшись, услышал ойканье. Это моя младшая сидит в ногах на нашей огромной кровати и рукодельничает.
   - Мадин, ты отдыхала?
   - Немного, после обеда, а я не сплю много. Пойдём в "банью ", это она так смешно баню назвала.
   Банька это дело. Степаныч протопил нашу баньку, и мы вдвоём знатно попарились, три круга сделали с выбеганием на улицу и купанием в речке. Потом сидели в горнице у них и пили пиво с сушёной рыбкой. Через час Валя привела домой Мадину и моих мелких. Все раскрасневшиеся, зато чистые. Пока мы накачивались пивком, Валя накрыла стол. Сегодня вареники с картошкой и жаренным луком. Господи, как мне не хватало вот такого застолья среди близких людей. Я просто растёкся по столешнице на расслабоне. Под вареники мы хлопнули со Степанычем по пару рюмах его вискаря. Валя поддержала нас своей наливкой, на донышке налили Мадине. Та храбро глотнула и замотала рукой. Не надо ей , она же с другим воспитанием. И вообще мусульмане не потребляют.
   Я задумчиво оглядываю свою жену. Хороша, но я не хочу, чтобы она морочила нам голову со своим харамом. Но если тяпнула наливки, значит полностью полагается на мужа , наш человек. После ужина мы семьёй гуляли. Я с Мадиной, дети и Лина, следящая за Юлькой. Девочка подросла, налилась спелостью, но осталась коренастенькой. Нас провожал Байкал и подросший Барс. Узнал, бродяга, активно работает хвостом. Прижал меня большой, лобастой башкой к дереву и не отпускает. Будем больше время займусь тобой дружище.
   Ночью устроились вчетвером на нашей кровати. Дети не захотели возвращаться к Вале. Мадина довольна, опасается оставаться наедине. Я только плотоядно посматриваю на её фигурку в ночнушке. Так мы провели три дня. Днём я гулял с женой, разговаривали обо всём и ни о чём. Девушка узнала, что кроме женской половины гарема есть ещё мир. Я брал её с собой на охоту, постепенно она стала сопровождать меня везде. Её поразило наше огнестрельное оружие, вначале она взвизгнула от испуга, а потом оценила его мощь. Через неделю мы уже стали друзьями, девушка перестала дичиться при виде меня полуодетого. Сама позволяет рассматривать себя , я же не мог удержаться от комплиментов её красоте. Она уже не краснела, а задорно смеялась. Случайные прикосновения уже не вызывают ступора. А когда я в шутку обрызгал её водой, а она в ответ облила меня по пояс, я скинул прилипшую к телу рубашку и подхватил смеющуюся девушку на руки. Так мы и застыли, наши глаза были очень близко и дыхание наше перемешалось. Её огромные глаза ещё улыбались, но смешинка постепенно уходила, а на её смену пришло что-то другое. Неожиданно она провела прохладной ладошкой по моей щеке, я прижался к её руке. так мы и стояли несколько минут, пока не прибежали дети. С этого момента у нас с Мадиной появились причины уединяться. После обеда я увлёк её в лес, и мы долго целовались до одурения. Валя, увидев её опухшие губы только понимающе улыбнулась. А после ужина она увела детей к себе. Мы же остались вдвоём. Первые мгновения было неудобно, а потом я решился и обнял девушку. Наконец-то одни, Мадина очень стеснялась раздеваться, но я не стал гасить светильник. Ага, сейчас , самое вкусное делать в темноте. Я , не торопясь раздевал девушку, любуясь совершенством тела. Потом разделся сам. Мадину начала бить дрожь, и я обнял её. Стал нашёптывать на розовое ушко всякую чушь, когда она согрелась, начал жадно целовать её. Дорвался маньяк до молодого тела это я себе, комментирую так сказать. С лица перешёл на руки, шейку. А вот и грудочки , нежные бутоны алых сосков. Им особое внимание. Мадина только вздрагивала, когда я неосторожно касался сосков. Но постепенно она увлеклась, стала сама проявлять инициативу. Взяла мою голову в свои руки и начала неумело, но со страстью целовать меня. Мои освободившиеся руки зажили своей жизнью, изучая молодое тело. Наконец я могу рассмотреть всё, включая волшебный треугольник волос между ножек. Когда нетерпение затопило нас, девушка сама легла на спину, раздвинула ноги и увлекла меня к себе. Стараясь быть деликатным, я вошёл в неё, она только на мгновение вонзила ногти мне в спину, через несколько движений отпустила. Дальше помню только фрагментами , уснули через час, вымотанные. Испорченную простынь, жена кинула на пол. Уснули обнявшись. Только утром проснулся один. Мадина исчезла, простынь тоже. Не успел я встать, когда ко мне поднялась жена с подносом в руках. Одета только в мою майку. Голые ножки настроили меня на определённый лад, не до завтрака.
   - Вик, пожалуйста, у меня всё болит там, - попросила жёнушка.
   Пришлось успокаиваться и приступать к завтраку. Глазунья с зелёным луком и куском свежего хлеба. А моя жена сидит в ногах и смотрит, как я ем. Нет, что-то в мусульманских женщинах есть. Я, орудуя вилкой, рассказываю смешные случаи, а Мадина заразно смеётся, показывая мелкие и ровные зубки. Ради этой улыбки расскажу ей ещё что-нибудь смешное.
   С этого дня, между нами, не осталось неудобных моментов, мы перешли к следующей стадии наших отношений. А через два дня кончился медовый месяц, и мы вылетели с утра в Сувар.
   Жёны встретили нас по-разному, Рита скептически, а Аня спокойно. Она взяла шефство над младшей женой. Я видел, что она подарила Мадине чешский пистолетик с кобурой и учила им пользоваться. Мадина, высунув язык, разбирала его и чистила промасленной ветошью. Стрелять мы ездили за город. Но спустя неделю Рита меня простила, ещё бы знать за что. Сама же нас свела, но постепенно мы стали семьёй.
   Это я себя хочу убедить в этом. На самом деле в моём сердце только Ритка, но жизнь так выкружила и что с этим делать не знаю.
   К началу холодов перебрались в Ближнее. Я буду мотаться по делам, а жены пусть сидят дома. У старшей жены наметился животик, а Аня с Мадиной увлеклись охотой. Берут с собой Норда и пару человек охраны. Или я беру Барса и хожу с ними. Наш главный пилот Лена учит Мадину азам полётов. Берёт её с собой на облёт нашей территории. Наконец появилось время подумать, я иногда гулял один, брал Барса и занимался им. Конечно, поздно заниматься им серьёзно, он не станет таким как отец. Но охранника я из него сделаю. Так гуляя с собакой, я думал о наших перспективах.
   Святых отцов во главе со старцем Михаилом я отвёз в Сувар и познакомил с греком. Потом они исчезли на полтора месяца. Вернулись недавно и я перевёл группу назад. О результатах их миссии мне ничего не известно. Но отец Михаил сказал, что обязательно свяжется со мной.
   По итогам первых месяцев работы нашей сети банков выяснились недостатки в работе. Мы внесли изменения, стали тщательнее относиться к клиентам. Недобросовестных занесли в чёрный список, наоборот постоянным предложили дополнительные услуги, например по передаче срочной информации в другие города. Но в общем направление правильное, просто прибыли мы пока не ощутили. Много пришлось вкладывать в развитие, деловые люди пока выжидают, хотя идут помаленьку.
   В Яранске жизнь города постепенно наладилась. Банды отвадили от нас, заработали некоторые производства. Появились торговые караваны из других городков, обменивающие промышленные товары на сельхозпродукцию. Ушло у людей ощущение безнадёжности, сложнее стало вербовать нужных людей. Как-то люди устроились, появилась работа. Хотя, зачем я себя обманываю, необходимым нам специалистам мы делаем предложения, от которых не отказываются.
   Но где-то отец Михаил прав. В Яранске несколько приличных церквей и в последнее время народ потянулся в храмы. Хотят заполнить вакуум в душе, образовавшие при развале мира. Даже появился мужской монастырь за городом. Монаси въехали в пустующее трёхэтажное здание дома инвалидов. И за пару месяцев привели в порядок и здание , и участок с хозяйственными пристройками.
   Так что первый месяц зимы я отдыхал от суеты, раз в месяц делал круг Дальний - Сувар и обратно. Почти каждый день занимаюсь своим псом. Барс взял черты обоих пород, от матери более мощную стать и развитый шерстяной покров. От отца грация, свойственная этой породе. Светло бежевый с белой грудью, Барс выглядел внушительно. Характер такой же независимый, как у отца. От матери взял злобу и бесстрашие. С последним я боролся, не дело, что пёс задирает молодого медведя. Но он ещё большой щенок , остепенится. Для его дрессуры привлекал ребят. А как ещё выработать недоверие к незнакомым. Никаких подачек из чужих рук. Признаёт только хозяина, терпимо относится к домочадцам. Нелегко было приучить его не мешать на охоте. Лаять он и так не любитель, к концу зимы мы с псом научились понимать друг друга без звуков.
   А на рождество к нам в Ближний пожаловала серьёзная делегация православных священников. Семь, явно не рядовых, святых отцов. Причём отец Михаил присутствовал, но не был старшим. У читывая наше знакомство, именно с ним я общался. Надо отдать должное, эти ребята не пытались качать права. На праздник они помогали нашему Отцу Николаю провести службу, но наши осведомители на заметили попыток общения с паствой и поселенцами.
   Поэтому я и общаюсь пока с ними.
   Несколько вечеров мы проговорили , в том числе и о религии.
   Отец Михаил умеет рассказывать интересно. Он объяснил источник конфликта между двумя ветвями христианства.
   Теологические споры рано или поздно перешли в политические. В один тугой узел смешались территориальные и экономические интересы. Изначально обе церкви не могли определиться в отношении к сущности Христа, что в нём первично человеческая или божественная ипостаси, не получалось договориться об отношении к книгам Ветхого завета, символу веры, церковный календарь и прочее. Дальше проявились различия социального характера безгрешность папы, целибат, обряд причастия, запрет повторного брака и многое другое. Сказалось конечно и этническая составляющая. Православные это греки и славяне, то есть восточная Европа, ментально отличаются от западных народов. А в итоге пошла борьба за влияние, территории и тупо за бабки. Римская католическая церковь стремилась к доминированию и после несколько попыток раскола, таки отделились. Константинополю отошла Греция с южной половиной Италии, территория современной Турции и вся восточная Европа.
   К Риму отошла Западная Европа и северная Африка.
   Сейчас правит папа Бенедикт IX , а в Константинополе сидит Алексий Студит. Отец Михаил намекнул, что у них есть средства убеждения и давления на обоих. Цель, не допустить великой схизмы и направить вектор развития в Азию. Не допустить покорения Византии турками-сельджуками. Противостояние арабской экспансии на север и запад.
   Ничего себе у ребят задумки. А вот какие у них планы на счёт нас?
   - Я сейчас говорю от имени святого синода Русской православной церкви, грубо говоря это остатки выживших иерархов церкви, так называемый Совет девяти постоянных членов, архиереев. К нам присоединились также несколько представителей других ветвей христианства. Наши задачи я вкратце обрисовал. По вашей колонии здесь и там мы не собираемся как-то мешать, вмешиваться в вашу жизнь, даст бог, сами к нам придёте. Даже наоборот, принято решение прикрывать вас от неприятностей. Например Вы, Виктор, в курсе, что в Яранске образовалась группа военных, которые хотят проверить невероятные слухи, ходящие при вас?
   - И что это за слухи такие?
   - Ну, они очень близки к реальным, только людская молва преувеличила всё до уровня сказки, так вот, ваших людей сейчас пасут. Мы поможем вам, ну, если, конечно, договоримся о главном.
   А вечером мы пытались понять, надо нам это или нет. Сошлись на том, что служить отмычкой для церковников мы не хотим. И лить воду на их мельницу, помогая завоевать два мира тоже нет желания. А будут давить, захлопнем дверь и перейдём домой, в XI век. О чём я и передал уважаемой делегации.
   Вернуться к этому вопросу пришлось через две декады. Меня вызвали на новые переговоры.
   Непонятно каким образом, но в Яранск прибыл новый патриарх РПЦ
   Дионисий (в миру Пётр Николаевич Порубай). Он до катастрофы являлся митрополитом Воскресенским, викарием патриарха и по совместительству управляющий делами Московской патриархии. А сейчас выбран главой Р ПЦ. Именно он прибыл с маленькой свитой на самолёте Ан-24. Оказывается в Яранске осталась в рабочем состоянии взлётно-посадочная полоса для небольших судов.
   Нашу небольшую группу пригласили в здание бывшего районного суда. Но перед этим меня попросили встретиться с Дионисием с глазу на глаз.
   Я понимаю степень заинтересованности церкви в нас, или вернее во мне, как к отмычке двери. Сам глава набирающей силу РПЦ прибыл только ради меня. Но не хочу я этой участи.
   Рассчитывал увидеть убелённого сединами старца, а передо мной молодой ещё мужчина, лет 45 -50, не более. Крепкий , с роскошной бородой, Дионисий внушает уважение. Внимательно оглядев меня, он заговорил.
   - Я понимаю, Виктор, Ваши сомнения. Вы опасаетесь, что церковь поглотит вашу общину и посадит Вас на цепь.
   - Разрешите только , я опишу В ам геополитическую обстановку на территории нашей страны и ближайшего нашего окружения.
   - Централизованная власть, как таковая , рухнула в первые же дни катастрофы. Региональные элиты пытались продержаться, но условия изменились и их смели более решительные и беспринципные. В результате разгул беспредела, бандитизм стал нормой жизни. Это в Яранске всё тихо, Вы не представляете, что делается в больших городах. Кто не погиб от последствий бомбардировки, влечёт жалкую жизнь, участь их ужасна. Мы знаем о фактах каннибализма и рабства.
   - В этих нелёгких условиях мы и решили попытаться объединить наш народ под сенью матери церкви. Дать всем надежду на лучшую жизнь. Так получилось, что у церкви есть некоторые ресурсы для этого. Не забывайте про обители и монастыри, которые приняли многих желающих.
   - Я, будучи и монахом, и игуменом монастыря, и архиереем много общался с людьми самых разных сословий и , к сожалению, не часто видел в их глазах искреннее желание быть ближе к богу.
   - А сейчас иначе, люди страждут получить лучик надежды. Именно сейчас они оказались перед выбором и сердца их раскрылись. Они готовы пойти на многое, чтобы вернуть веру в бога. Поверьте мне, это так. В немногочисленные оставшиеся церкви ломятся прихожане. И мы видим свою главную задачу помочь им. Найти надежду, не обязательно бить лоб в поклонах, но необходимо очистить сердце для бога, выжечь ту мерзость, что пришла сейчас к нам.
   - Церкви тоже непросто, мы же не армия, не власть, наши ресурсы сейчас очень невелики. И нам тоже нужна вера, чтобы вести за собой людей.
   - А тут Вы, с Вашей способностью открывать дорогу в прошлое. Виктор, для нас шанс попасть в то великое время, это не глоток свежего воздуха, это скорее купель святой воды для умирающего от жажды. Это сверхважно, уникальная возможность для верующих зарядиться тем ощущением близости к богу. Ведь есть многочисленные подтверждения, что в то время физически ощущалось его присутствие. А Вы очень ценны для нас, и мы склонны считать, что эта метка всевышнего. Простому человеку такое не дано. Отсюда и наши предложения вашей общине. Сейчас, когда искусственные барьеры между стран рухнули, Русская Православная Церковь вновь стала едина, по крайней мере на территориях России, Украины и Белоруссии. Также к нам присоединились другие конфессии христианства на нашей территории. И я надеюсь, что мы найдём приемлемые формы сотрудничества.
   - И ещё, Виктор, а портал единственный или есть другие?
   Блин, вот же пытливый друг молодёжи. Вообще красиво говорит, убедительно.
   После приличной паузы я ответил, - Нет, Пётр Николаевич, есть ещё один, но он очень маленький. Пропускает только одного человека и пару кило железа, всё.
   - Значить возможно есть и другие?
   - Вполне вероятно, нужно их искать.
   - Виктор, а портал ведёт в тоже место, но в прошлое. Или есть варианты?
   - Интересный вопрос, в обоих порталах, вход и выход совпадают. И время тоже.
   - Виктор, было бы здорово, есть бы Вы нашли большой портал ближе к Византии. Нам бы не приходилось добираться по нескольким месяцам.
   Это типа что? Мы уже договорились?
   Но дальше Дионисий предложил нам создать группу по изучению порталов на научной основе с использованием подходящих мозгов и оборудования.
   Заманчиво. Нужно опять собираться нашим активом и хорошо думать.
   В результате длительных переговоров, растянувшихся на несколько дней, мы договорились о следующем :
   Церковь просит у нас право прохода и помощь в усилении влияния православия в Булгарии. А также приветствует совместные проекты в области создания сети банков и коммуникации между нашими анклавами. Ну логично, им тоже нужны финансы для продвижения своих проектов. То есть в этом мире мы действуем вместе. От РПЦ обещание не вмешиваться в дела наших поселений, помощь в старом мире. Мы договорились, что на месте нашей базы начнётся весной строительство женского монастыря, а в Арбаже соответственно мужского. Территории монастырей включат в себя наши порталы и обезопасят нас. Конечно, этим мы будем зависимы от них. Но и они от нас не меньше. А там будем посмотреть. Это предварительные договорённости. Взяли паузу для окончательного решения.
   Первым делом я перешёл в Яранск, чтобы выяснить обстановку. Коля Бредихин, командующий нашим опорным пунктом, в общем подтвердил информацию. Интерес к нам нешуточный. Исчезновение массы людей в неизвестном направлении, заставило народ напрячь мозги. Есть разные версии, мне, например нравится, что мы остатки исчезнувшей расы гиперборейцев и забираем людей в свои чертоги, практически Эдем.
   Наш актив размышлял несколько дней, в итоге решили заключить договор с церковью. Не самый худший партнёр, могут, конечно, кинуть, даже обязательно кинут. Но потом, когда станут на ноги. А пока будут помогать. Есть несколько моментов, которые нужно включить в договор, но в основном мы «за». От имени Синода договор подписал патриарх Дионисий.
   О влиятельности, набирающей силу церкви я понял, когда через десять дней перешёл на ту сторону.
   Вокруг нашей базы шла стойка. Несколько единиц тяжёлой техники занимались котлованом под большое здание. Мне даже показали проект. Будущие монахи, вернее монашки, не собираются жить затворницами в старинного типа здании. Нет, на проекте трёхэтажное красивое здание со службами и большим участком. Для нас планируется отдельное здание, похожее на большие мастерские. По крайней мере, в них спокойно пройдут грузовики.
   Почему здесь разместят именно женский монастырь я не знаю, нужно будет поинтересоваться.
   А пока я перевёл большую группу «паломников» с баулами в Дальний, сейчас формируем санный караван, по льду для переброски в Сувар. Братья монахи не производят впечатление истощённых молитвами. Крепкие ребята с мозолистыми от оружия руками. А в сумках явно не только молитвенники. Бедный папа, мне тебя уже жалко. Беги, бедолага, пока я их придержу.
   Зимние морозы сменились оттепелями, на носу март месяц. Мадина уже летает сама, правда боится удалятся. А вот когда мы с Валерой и Леной четвёркой оправились в групповой полёт, моя младшенькая не подкачала. Твёрдая пятёрка, это не я, это Валера похвалил. Мы изучали возможные маршруты передвижения по рекам в сторону Чёрного моря. Сейчас они, конечно, сложные. Из Волги можно через Оку и несколько перекатов попасть в Дон и соответственно Азовское море. Или же опять-таки через Оку и Десну попасть в Днепр и Чёрное море.
   Я же решил сам начать исследования порталов. Вспомнили обострённое чутьё на них у Цезаря. И я стал брать с собой различных двортерьеров, гуляя рядом с порталом. К сожалению, ни Барс, ни Байкал особо на них не реагировали. Ожидаемо чемпионом по нюхачеству оказался мелкий кабысдох. Вечно мешающийся в ногах, бес мохнатой рыжей масти. Но именно он сразу среагировал на портал, при чём я ещё не открыл его, силовое поле не сработало, а этот залился лаем на пустое место. На все три портала он реагировал одинаково, хотя не совсем. На большой, тот, что в Дальнем лаял дольше. С этого дня я стал приучать Прошку, так назвали его за попытки выпрашивать вкусняшки, к поиску подобных мест. Заходил с разных сторон и в разное время суток, за удачное нахождение кусочек сушёного мяса. Через месяц этот наглый потц вовсю шантажировал меня и моих собак, шкодил им по мелкому, а потом убегал под мою защиту. Конечно, маленькая собачка это, как правило, мелкая душонка. Но зато хорош, метров за пятьдесят начинает реагировать на портал. Причём, конечно, не на запах, а на какие-то ещё физические изменения. Округу в радиусе пары десятков километров мы уже изучили, переходов больше не нашли. Начали продвигаться на юго-запад.
   В нашу группу исследователей включили ещё двоих ребят. Оба разведчики с хорошей физической подготовкой. Коля и Дима. Первый имел опыт полётов на параплане, второй нет. Но они быстро схватили лётное дело. Так что мы вылетали впятером Валера с Ленкой, я и два новеньких. В первый же день долетели до Волги в районе современных Чебоксар. 185 километров прошли за три часа. Потом стали лагерем, ребята обживали его, а я с Димой и Прошкой, который благополучно пересидел у меня за пазухой, отправились побродить по окрестностям. Лучше бы не ходили, очень сложный рельеф. Множество оврагов и балок, затопленных весенними осадками. Правый берег реки крутой, левый пойменный, сейчас затопленный водой. Так что, побродив, вернулись в лагерь. Здесь уже кипит жизнь в прямом и переносном смысле. На треноге булькает уха, снаряженная Валерой. Коля закончил обустройство лагеря, палатки, спальники и всё такое. Ленка старается оправдать доверие, она буквально устроила мне вырванные годы, уговаривая включить в экспедицию. И сейчас демонстративно суетилась, накрывая поляну кусок брезентухи , служащий нам вместо стола. А там пара жареных курочек и хлеб. Есть конечно продукты долговременного хранения, их мы не достаём.
   Все сидят и ждут, когда Валера решит, что ушица готова. Один оборзевший Прошка клянчит у Лены подачку. Знает, что у меня бесполезно. А девушка слаба на вымогателей, думает, что я не замечаю, как она отщипывает от курицу кусочки.
   Спать укладываемся пораньше, распределяем дежурства, только Лена освобождена. Она забирает мелкого подхалима и уходит в палатку. Моя вахта вторая, с 23.00 до 1.00.
   Проснулся утром от холода в пять. Отправил Валеру спать, сам занялся костром. Минут через сорок начал подтягиваться народ. После завтрака вылетели на запад в направлении Нижнего Новгорода. Приблизительно через три часа нашли подходящую полянку. Повторили вчерашний ритуал, мы на прогулку, народ на хозяйстве. Рельеф здесь куда удобнее. Больше проходимых участков, обошли точку приземления по кругу и начали расширять спираль поиска. Прохор Барбосович носится по лесу и никаких знаков не подаёт. Ну мы и не надеялись. Завтра продолжим. Валера, как наиболее опытный из нас занимается нанесением на карту нашего маршрута и точек привязки. Вечером Николай порадовал нас, подстрелил кабанчика. И сейчас за сотню метров от лагеря чувствуется аромат жаренного мяса. Прошка сразу бросил нас и полетел продавать родину. А вот Дима вдруг поднял руку и присел. Так же молча он показал направление. Метрах в двухстах от нашего лагеря, восточнее нас он заметил двух человек. Они наблюдали за ребятами, нас не замечают. Дима показал мне, что обойдёт их сбоку и пригнувшись, растворился в кустарнике. Я же наблюдаю за ними через прицел карабина. Вроде агрессивности не проявляют, не выцеливают из лука, хотя у одного точно лук в руках, другой вооружён копьём. Дима материализовался неожиданно и оба партизана свалились на землю , это он приголубил их прикладом.
   Я подбежал к ним и помог связать руки. Встревоженным товарищам крикнули, что всё в порядке. Перетащив обоих к костру и устроив поудобнее, оба спецназовца растворились в лесу. Надо понять, это два одиноких охотника или часть большой группы. Партизаны очнулись через десять минут. Испуганно глядят на нас, ну мы отличаемся от привычного им образа. Я приказал огнестрел припрятать, на пояса повесили приличного размера тесаки. Так мы просидели в тишине полчаса. Валера доводил нас до умопомрачения, дожаривая кусочки кабанятины. Когда вернулись ребята, ужин был готов.
   Недалеко, на реке, они нашли маленькую лодку-долблёнку с примитивными вёслами. Следы ведут к ней, больше ничего такого они не заметили. На всякий случай Коля разместился в сторонке от нас, наблюдая за лесом. Потом поест. А этих туземцев Дима развязал, они с трудом поднялись. Невысокие, чуть выше Ленки, а в ней метр шестьдесят. Одеты в куртки из серой ткани, похожей на мешковину. Пояса из кожаного ремешка, у каждого по котомке, на ногах кожаные порты неопределённой формы. Пока они отдыхали, я осмотрел их котомки, один плохонький нож, куски кремния, наколотые для использования как режущее и в качестве наконечников для стрел.
   Попытки разговорить их особого успеха не дали. Тогда мы усадили их на бревно к костру и дали по куску мяса и хлеб.
   Взяли с опаской, понюхали хлеб, Тот, что постарше, полез в мешок, опасливо поглядывая на нас. Достав свой ножик, он стал нарезать мясо на куски.
   Иди ты, футы-нуты , может ему вилку дать. Тот степенно нарезал свой кусок мяса, а потом всё стало на свои места. Они начали жадно глотал жаренное мясо, отрывая куски. По-моему, даже не пережёвывая, хлеб они оставили на потом. Отщипывая по кусочку и жмурясь от наслаждения ложили в рот.
   А потом Лена подала нам чай с травками. У нас у каждого своя кружка, но нашлись запасные у нашей хозяюшки.
   К чаю отнеслись с опаской, но, когда он остыл выпили.
   Ну теперь можно поговорить. Я, как самый языкатый начал называть славянские слова, когда перешёл на булгарский, старший партизан закивал головой, процесс пошёл. С трудом, но мы друг друга понимали. Эти ребята с небольшой деревушки, что на этом же берегу. Занимаются собирательством, корешки всякие, если удастся подстрелить утку удача. Может подранок попадётся, застали бы нас спящих, тоже, наверное, оприходовали бы. Я расспросил их о деревеньке, стали неопределённо махать рукой. Боятся, я же пояснил, что может придём с торговлей, повеселели, сказали точнее и даже назвали имя старейшины.
   На ночь оставили их у костра, а утром проводили до лодки. Сами же после завтрака продолжили путешествие. К обеду мы добрались до точки слияния Волги и Оки. В наше время здесь расположен Нижний Новгород. Здесь мы зависли на четыре дня, пока вдруг вероломный Прохор не залился знакомым, истеричным лаем. Портал оказался в низинке , среди кустарника. Мы вырубили всё в диаметре нескольких метров от него. Сложили из камней большую пирамиду. Пусть местные охотники гадают, кто и для чего здесь развлекается. Соваться в портал я не собираюсь. Задачу по обнаружению портала ближе к юго-западу мы выполнили, привязали его к карте. Завтра вылетаем назад.
   360 км по прямой мы одолели за полдня без посадок. Намного легче лететь за опытными товарищами, да и не надо переживать о правильности курса. С этого же дня мы стали готовить экспедицию. Количество участников определило наличие мотодельтапланов. Добираться пёхом, по неразведанному лесу дней десять, если не больше. А по воздуху полдня. Поэтому берём все пять аппаратов. Это девять человек. В моём кроме меня и Прохора за пазухой, ещё летит Байкал. Хотя он не очень хорошо переносит полёты, но придётся потерпеть. Дело в том, что без серьёзной собаки трудно. Ночью приходиться делиться на вахты и спать в пол глаза. А с Байкалом можно дрыхнуть. Итого на ту сторону переходят кроме меня ещё пятеро, все подготовлены к жизни в лесу. На месте остаётся Валера с Леной и наш прапор из силовиков.
   Добрались по воздуху без проблем, два дня занимались оборудованием лагеря и разведкой местности. Наведались в ту деревеньку. Небольшая, десяток убогих землянок. Мы зашли в опустевшее поселение. В домах горячие печи, а народ исчез вместе со скотиной. Тогда мы сели в центре единственной улочки, а я, оставив оружие, кроме короткострела стоял, оглядывая лес. Через двадцать минут откуда-то сбоку вышел знакомый уже нам охотник. Поздоровались, я раскрыл мешок и показал товары на обмен. Обычный английский набор, рваное одеяло на кусок земли размером Подмосковье. Нет, одеяло у нас в самом деле присутствовало, и оно очень понравилось старосте. Пришлось подарить, в порядке наведения связей. А вот ножи и несколько керамических кружек мы обменяли на меха. Ожидаемо, вызвали оживление наборы иголок и ниток. Собственно, нам не нужна сейчас эта торговля, но здесь остаются трое наших и мне будет спокойнее, если с местными у нас будет мир, да любовь. Поэтому из поселения уходили гружёными. Кроме мехов, взяли сушёную рыбу и вяленое мясо. Кое-что из овощей. Наш прапор лично пообщался с местными, договорились со старостой, что он пришлёт пацана, если грядут неприятности. Одеяло то отрабатывать необходимо.
   А мы с утра вшестером перешли защитный барьер. Ну что можно сказать о новом портале, немаленький и это хорошая новость. Размерами похож на тот, что в Дальнем, но повыше. Перешли все сразу.
   Крупный промышленный и транспортный центр, расположен на слияний двух великих русских рек Волги и Оки. Последняя разрезает город на две части. Высокий правый, нагорный берег и левый, низменный, заречный.
   Первым делом мы определились с нашим точным местоположением. Вылазка на местность дала возможность это сделать.
   Итак, мы километрах в пятидесяти к востоку от Нижнего, на северной стороне реки. Гигантский промышленный центр на другой стороне Волги. Остаток дня мы занимались изучением обстановки и окрестностей. Дозиметр показал незначительное превышение нормы радиации в воздухе, но воду великой реки употреблять в пищу не следует. В скипятили воду из реки и получили на стенках котелка приличную накипь. Вода, набранная в бутылку, на следующий день стала зеленоватой и на поверхности образовалась маслянистая плёнка.
   Такую пить, последнее дело. У нас с собой есть запас нормальной воды на несколько дней, но нужно искать воду, пригодную для питья. В течении трёх дне продвигались на запад к городу. Слава богу, встреченные нами источники воды с мелких речушек оказались подходящими. Даже рыба водится и раки, а последние - большие поклонники чистой воды, в заражённой не живут.
   Мы двигались вдоль трассы, в населённые пункты не заходили, таились. Когда подходили к окраинам города, затрещал дозиметр. Осматривали издалека. Впечатление ужасное, у нас в Кировской области почти нет разрушений, кроме промзоны города. Здесь же гуманисты хорошо постарались, долбали по городу и промпредприятиям.
   Разрушения видно даже издалека. В этой части города, расположенной на нашем берегу, остались несколько полуразрушенных жилых свечек, состояние частных домов непонятно, на первый взгляд в порядке. А дальше хорошо видно покорёженные остатки металлических конструкций цехов. Нам здесь делать нечего, жить здесь ещё долго будет невозможно. Поэтому развернулись и пошли севернее, нам нужно выйти на трассу Бор - Макарьево. Наша цель - проверить одно местечко. Если вернуться на восток по этой дороге, то там должен располагаться Богородицкий скит Благовещенского мужского монастыря. Идущий с нами парнишка Коля, навязанный нам монахами, ещё не заслужил сана и являлся послушником. Но ему дали определённые полномочия для общения с братьями. А целью нашей экспедиции является налаживание связи с местными религиозными общинами на предмет охраны выхода с портала. Легче сделать что-то подобное, как в Яранске со строительством монастыря на месте портала, чем возводить полноценную военную базу. С монастыря взятки гладки, все слухи можно списать на этих странных богомольцев, наверное, сектанты какие-то.
   Поэтому к вечеру вышли к искомой трассе и расположились на ночлег. Ужин готовили из своих продуктов, боялись заразы. Дозиметр успокоился по мере удаления от Нижнего. А вечером стали свидетелями чьих-то разборок. Трасса в трёхстах метрах от нашего лагеря, услышав стрельбу, выдвинулись к дороге. А там обычные и милые сердцу разборки в стиле Робин Гуда. Засада на караван, три грузовика под охраной легковушек стоят поперёк дороги. Легковушки подожгли сразу пулемётным огнём, теперь радетели за права бедных добивают охрану. В течение пятнадцати минут всё завершилось, на обочине дороге остались только две догорающих машины, грузовик с парящим, повреждённым движком и десяток обобранных тел.
   Лихо у них тут. У нас «Робин Г удов» быстренько отогнали от жилья. Вся Кировская область была относительно спокойная. Изредка шалили на дорогах, но только на одиночные машины охотились. А здесь так с огоньком действуют ребята , азартно. Мы, естественно, не ввязывались в драку, убедились, что опасности нет и вернулись.
   Утром вышли на восток, двигаясь по дороге, при малейшем шуме углублялись в лес. Судя по карте, нам топать тридцать пять километров. Погода откровенно радует, солнечно, свежий ветерок не даёт вспотеть. Благодать, остановились только на обед, доели вчерашний ужин. Вечером можно будет поохотиться. Счётчик рентген молчит. Мы с Байкалом добыли пяток пернатых, неспециально, так получилось. Углубились в рощицу, а мой пёс моментально отреагировал на птиц. Пришлось доставать ружьё, и утки близко подпустили и взлетели так кучно, грех не воспользоваться. Здесь же общипал дичь и промыл в ручейке. Заодно поменяли воду во фляжках и в двадцатилитровой ёмкости. Н а ужин встали пораньше. Осталось немного до цели, но мы решили не торопиться. Запекли в углях наш ужин, оставили на завтра немного мяса, остальное зверски уничтожили за ужином. А с утра решили зайти в деревушку, указатель с дороги показывал, что в трёх километрах от нас Дуплёво. Туда прошло несколько телег и колонна грузовиков под охраной. Надо узнать обстановку. Заходить не пришлось, по дороге встретилась нам телега, влекомая понурой кобылой. Возчик, крепкий мужик, увидев вооружённых людей попытался ускорить ход телеги, но усталая лошадь не отреагировала на крики и понукания. Телега тогда вообще встала, мужик схватил в руки ружьё и смотрел на нас:
   - Добрый день, Вы не бойтесь нас. Мы идём в Дуплёво, хотели только поинтересоваться как там, безопасно?
   Чуть успокоившись, увидев, что только я подошёл к нему и оружие осталось за спиной, мужчина ответил:
   - Ну если вы проблем приносить не будете, то спокойно. На околице, конечно, проверят, не без этого. А чего это вы к нам, в глушь и ещё пешком?
   - Да мы, собственно, в скит, который где-то рядом. Хотели узнать обстановку. Остались вот без машины, теперь пешком туда чапаем.
   - В скит значит, есть такой, ещё несколько километров и будет съезд направо. Вот по нему минут десять пешком и будет скит значить. А что, решили в монахи податься, много грешили наверное?
   - Ну, грешили не больше остальных. А так верно, мой боец вот, решил изменить жизнь, - и я показал на Николая. Тот спокойно отреагировал на это, только кивнул утверждающе.
   Вот доставим его в скит и двинем дальше. А что, Вы не хотите с нами перекусить, расскажете о том, что у вас происходит. А с нас вот угощение.
   Мужчина явно хотел отказаться, когда вдруг из мешков в телеге показалась головка ребёнка. На свет божий вылезла хорошенькая девочка лет десяти. Понятно, чего отец опасается.
   - А вы дадите собаку погладить, - спросила шустрая девчушка.
   - Дадим, только попозже, надо сначала познакомиться с ним.
   Я подозвал Байкала, усадив его. - А зовут его Байкал, это лайка, охотничья порода. Мы умеем давать лапу, ну ка Байкал, дай нам лапу. Пёс стал охотно совать мне лапу.
   - А теперь девочке, тебя как зовут, красавица?
   - Света, - засмущалась та.
   - Байкал, дай Свете лапу, - убедившись, что контакт налажен, мы раскинули дастархан прямо на брезентухе телеги. Выложили остатки птицы и немудрёную снедь. Недаром говорят, что совместная трапеза сближает. Через полчаса мы знали приблизительный расклад. Про деревню особо не говорили, полста домов, с КПП на въезде, типичный аграрный посёлок.
   А вот про скит, узнали больше. Построен совсем недавно в 2000 году на территории заброшенной воинской части. С К атастрофой скит получил новую жизнь. К ним прибилась воинская часть и беженцы из Нижнего. Восстановили полуразрушенные здания и коммуникации. Сейчас это большой посёлок со своей администрацией. Именно местные вояки патрулируют эту трассу, не очень качественно, как мы заметили.
   Перекусив, распрощались с мужчиной и его симпатичной дочуркой, её вручили кулёк леденцов. Я всегда имею с собой леденцы, чтобы отбить жажду.
   Найти скит проблемы не составило. На дороге стоял типичный блок пост, несколько бетонных блоков, мешающих быстро проехать этот участок. А также старая БМП-1 и окоп с мешками песка. Здесь загорало отделение солдат. Нас заставили положить оружие в сторонку. Я объяснил, что следуем в скит, сопровождаем парня, нуждающегося в духовном исцелении.
   Пришлось ждать около часа, пока к нам не вышел человек непонятного обличия, одет в фуфайку и какой-то халат. Поговорив с нашим Николаем, он махнул бойцам на блокпост. Старший объяснил нам правила, действующие на территории поселения. Мы понятливо выслушали и направились за нашим провожатым. Пройдя военный городок, где кипела жизнь , по дорожке углубились в лес. Через пять минут вышли к скиту. Он представлял собой несколько домиков для братии и одноглавую, симпатичную, деревянную церквушку. Заметно, что строили с любовью. Несколько монахов копались на огороде, задницами к верху. Нас же провели в один из домиков. Обычная однокомнатная изба. Нас встретил мужчина, представился отцом Александром. Он уединился с Колей, оставив нас одних.
   А ничего так, уютно. Вкусно пахнет варевом от печки. Тикают ходики, так и тянет скинуть сбрую и покемарить несколько часиков.
   Отсутствовали они минут десять.
   - Смотрите, в нашем скиту нет настоятеля, я диакон. А вам, судя по тому, что рассказал Николай, нужно в Богородицкий монастырь. До катастрофы мы относились к Благовещенскому монастырю, что расположен был в городе. Вся братия погибла во время бомбардировки, как и большинство жителей. Теперь мы относимся к Оранскому Богородицкому мужскому монастырю. Настоятель - игумен Нектарий, он сможет вам помочь. Но до него не близко, надо переправиться на ту сторону реки и там километров семьдесят пять. Ну здесь я попробую помочь, туда ходят караваны. Узнаю и сообщу вам когда. А пока отдыхайте, скоро будем кушать. А вечером растопим баню. Так что располагайтесь. Так мы провели здесь четыре дня, отоспались, отъелись, прямо санаторий. Нас особо не заставляли следовать их правилам. Но нам не трудно изобразить чтение молитвы перед едой и перекреститься на красный угол. Вместо богослужения мы гуляли по территории, познакомились с местным начальством. Командовал тут капитан Васильев. Солдатики определяли ритм жизни поселения. Мы представились, объяснили наше прибытие сопровождением монаха по их делам. На удивление, братья пользовались немалым уважением и наше объяснение было принято. Д оговорились также о взаимодействии в случае непредвиденных обстоятельств. А потом вечером прислали гонца от Васильева. Завтра идут несколько фур с сопровождением, для нас найдётся местечко. Выехали рано, около часа добирались до паромной переправы через реку. Ширина реки в этом месте около пятисот метров. Мы на пяти грузовиках под охраной двух внедорожников и одного БТРа съехали с переправы. В монастыре были через два часа. Он, конечно, впечатляет, целый городок. На значительной территории, обнесённой приличным забором, располагался монастырь. Три больших храма, особенно впечатлил собор Владимирской Божьей Матери, пятиглавый величественный храм очень величественен. Забор явно достроен после катастрофы. На нижней части ещё заметно белая краска, а надстроенная часть была только частично покрыта штукатуркой. Хорошо сохранилась синяя и желтая окраска стен храмов и золочёные купола. А рядом с монастырём ожидаемо раскинулся городок. К существующим домикам добавились несколько улиц частных домов. А также несколько больших двухэтажек. На встречу с игуменом пригласили только меня уже под вечер. Молодой мужчина с небольшой бородкой в возрасте около полтинника. Спокойные серые глаза с интересом рассматривали меня.
   - Извините, что рассматриваю, но вот это письмо, переданное мне от Святого Синода, заставляет делать это. Я ещё не встречал такой просьбы. Вы в курсе написанного здесь, - и игумен поднял бумагу, которую держал в руке.
   - Ну, очень приблизительно.
   - Тогда я вкратце передам содержание. Ну в начале общая ситуация, Вам это будет не интересно. А вот здесь, митрополит просит оказывать конкретно Вам всю возможную помощь. Причём пределы этой помощи должны определить Вы. Я перечитывал это место несколько раз и даже не знаю, каким секретом вы должны обладать, что бы Вас церковь наделила такими полномочиями.
   Вот же деятели, ну зачем трезвонить о наших делах на каждом углу. Пришли, тихонько сделали своё дело и ушли.
   Разговор незаметно ушёл в сторону, отец Нектарий рассказал о себе. Родион Морозов в 90-х работал журналистом в АиФ, неоднократно ездил в командировки в Чечню, Дагестан, Северную Осетию и Приднестровье. Что-то его торкнуло и заставило оставить светский мир в 1999 году. Этот монастырь уже третий в его карьере. Говорить он умеет конечно, так и втягивает в откровенный разговор.
   Я немного рассказал о себе. Понимаю, что придётся открыть немного занавес. Иначе не добиться нам его помощи. А нам нужно, чтобы его епархия срочно начала строительство допустим скита на месте портала. Тогда наша логистика значительно упростится.
   - Отец Нектарий, что касается дела, с которым я приехал. В десятке километров от Богородицкого скита нужно срочно начать строительство ещё одного. Причем в строго определённой точке.
   Я смотрел на недоумение и даже возмущение в его глазах.
   - Виктор, Вы представляете в каких условиях мы сейчас существуем. Мы с трудом выживаем, потому что несколько десятков тысяч беженцев находятся под нашим попечением. Там дети и старики, и всем нужна наша помощь. Строительство скитов конечно богоугодное дело, но всему своё время.
   Я слушал святого отца и думал о своём.
   - Извините, святой отец. Вы разрешите я попытаюсь немного объясниться. В первую очередь многое я сказать не могу, за такие тайны уничтожат сотни тысяч и решат, что это того стоило.
   - Месяц назад, ко мне прилетел ваш патриарх Дионисий. Вы представляете, что должно было случиться, чтобы в это смутное время ко мне в деревню прилетел глава церкви. Мы сидели несколько часов вдвоём, и именно он уговаривал меня заняться этим делом. Я сомневался, мне не хотелось заниматься всем этим, но он был очень настойчив. Честно, я даже не знаю, как Вас убедить, не раскрывая сути.
   - Патриарх Дионисий, сказал только, что для всего христианства архиважна наша миссия.
   Игумен поглаживал своё крест, посматривая на меня.
   - Ну вот Вы, святой отец, хотите попасть в Константинополь XI века ещё до великой схизмы.
   Вот, наконец-то проняло. Глаза округлились, перестал тискать свой пуподёр.
   - Что Вы имеете в виду, машину времени?
   - Не совсем, но Дионисий сказал, что это божье чудо. Более я сказать не могу. А скит нам нужен для защиты при пространственных прыжках.
   Более пяти минут игумен молчал, в глазах заметна работа мысли. Причём порой проблёскивал фанатичный блеск. Да, умный дядька, комп в голове просчитывает комбинации.
   - Хорошо, я понял. Вы побудете у нас пару дней?
   - Время у нас немного, но пару дней подождём. Эти два дня мы слонялись по городку. Прошлись по местному базарчику, я прикупил своим жёнам серебряные украшения. Продавала молодая женщина, муж мастер-ювелир, а она стояла на рынке. Байкалу присмотрел симпатичный ошейник и торжественно поменял. Старый убрал в сумку.
   Назад ехали на двух внедорожниках, с нами отправили несколько человек. Двое строителей и дюжий охранник. С утра домчались за час до переправы. Потом уже мы указывали направление. От скита около семи километров. Машины пришлось оставить под охраной. Я помог разметить контуры будущего скита, а потом мы проводили ребят к машинам, а сами перешли на ту сторону. Кстати, поинтересовался , чем скит отличается от монастыря. Оказывается, скит более закрыт, никаких посетителей. Устав строже и образ жизни братии более уединённый. То, что нам и надо. Да здравствует новый скит. Сколько ещё таких нам придётся основывать, чтобы приблизиться к цели ?
   На той стороне нас встретили ребята. У них без происшествий. Соскучились, летать я запретил, чтобы не примелькаться раньше времени.
   Пообедав, решили вылетать. Все соскучились по дому.
   Так что вечером, я парился со Степанычем, Мишей и Вагнелом. Вкратце рассказал им свои новости, выслушал ихние. А новости были, меня дожидается группа монахов для перехода на ту сторону в Яранск. Причём их старший хочет со мной встретиться.
   Интересно, что у них протухло?
   Оказывается, не у них, у нас.
   Средних лет мужчина, с абсолютно белой, седой головой. Я с ним знаком шапочно. Познакомились, Игорь - так сказать руководитель монашеской делегации. Имеет не самый маленький ранг в своей иерархии. По моим догадкам, он явно не простой богомолец. Взгляд у него сложный. А новости его меня огорошили.
   - Виктор, мы налаживаем связи с Константинополем через отца Михаила в Суваре. И нам пришлось раскидывать там сеть своих осведомителей. Вы там неплохо поработали и мысль прибрать к рукам криминальный мир неглупая. Ваша ошибка, Виктор, в том, что ваши люди получили на месте неограниченную власть и никем толком не контролируются. К сожалению, несколько человек организовали заговор против конкретно Вас, Виктор. При ближайшем посещении города они планируют Вас похитить и использовать сами понимаете как. Они ещё не решили, перебирают варианты. Похитить Вас или вашу семью и шантажировать ими.
   - Игорь, а откуда такие точные данные, - не поверил я.
   - Ну, что знают двое - знают все. А в заговор вовлечены шесть человек. Вот их имена, - и на стол легла бумажка.
   Так, кто тут у нас. Ну, кто бы сомневался, Георгий и один из его людей. Что неприятно, так это Толик татарин и ещё трое силовиков.
   - Если хотите, мы вам поможем решить эту проблему.
   Подумав, я ответил, - спасибо Игорь, пока мы проверим эту информацию, если что, то обратимся за помощью.
   Нам этом и расстались. Тьфу, как в душу насрали.
   А что, если и здесь в наших посёлках созданы такие заговоры? Какие у меня гарантии, что у тех нет сообщников.
   И кому я могу доверять, как себе. В первую очередь это Степаныч, Миша и Никандр. Из силовиков, Геннадий и Коля Бредихин. Поэтому с утра выехали конной группой в Дальний. Там проверили работу поселения, образцовый порядок. Не к чему придраться. Пообщался с нашим командиром Геннадием. Сидел у него дома с ребятами. С удовольствием наблюдал за детской суетой. У него трое малых. Ну не верю я, что он в курсе дела. После еды мы вышли на улицу. Нас сопровождали трое ребят ещё с первого набора. Они не знакомы с Геной.
   - Ну, рассказывай, Вить, что случилось? Я же вижу, что ты не зря приехал.
   - Не зря, Гена. У нас заговор.
   По мере своего рассказа я внимательно наблюдал за выражение лица собеседника. Чёрт побери, или он классный актёр или в первый раз слышит про это.
   - Мда , тогда понятна твоя охрана. Надеюсь, меня не подозреваешь?
   - Подозревал бы, сейчас не разговаривали бы. Да и как ты бы с ними связывался бы. Думаю, что все члены заговорщиков там, в Суваре.
   В тот же день перешёл на ту сторону. Здесь вовсю идёт стройка, наших тут осталось пять семей во главе с Колей Бредихиным. После разговора с ним мы решили, что завтра забираем его семью, вместо него оставляем летёху.
   А уже потом втроём сидели у Гены дома и думали, как выкручиваться из ситуации.
   Самым лучшим было бы наше незаметное появление в Суваре. Теоретически это возможно, если задействовать наш воздушный флот.
   В Суваре у нас почти два десятка преторианцев, которые вряд ли замешаны, разные культуры. И двенадцать силовиков. Шесть под подозрением. Плохо то, что Анатолий там за крёстного папу и нужно его кем-то заменить.
   То есть у нас есть двадцать крепких парней, которые могут постоять на стрёме. И шесть непричастных к заговору. Про семьи я сейчас не говорю.
   Сколько человек я могу взять с собой. Ну теоретически человек пятнадцать, вот как незаметно попасть в город.
   На следующий день мы выехали домой. С собой везли Бредихина и его двух бойцов. Я решил сделать его старшим силовиков в Суваре. Ну нравиться мне этот человек, прямодушный, но жёсткий. Хороший командир. То, что нужно. Другое дело, что надо уравновесить его возможности другой силой. Нужен противовес.
   После обсуждения в близком кругу составили план операции. Вылетаем через день, задействуем все пять мотодельтапланов и семь простых. С нами полетит парочка бравых монахов, знакомых с ситуацией. Один был заместителем Игоря - Дима. Молодой улыбчивый парень с открытой улыбкой. В той жизни он зарабатывал на жизнь киллером. Руки по локоть, потом осознал и пришёл к богу. Я говорил с ним. Странноватый хлопец, говорит, что нужно защищать веру, чем он и занимается.
   Вылетели часов в десять утра, пока собрались , то да сё. Да и торопиться особо некуда. Дело в том, что нам нужно перехватить наш "Альбатрос". Он приблизительно, должен быть на Каме. Поэтому рассчитываем сегодня ночёвать на половине пути.
   Так и получилось, летели над лесом, штурманом сам Валера. Он же первым нашёл нам место под ночлег. Не торопясь, поужинали, ребята, кто в первый раз сегодня поднялся в небо, громко выражали свой восторг. Было двое, кто молча сидели с зелёной физиономией. Ну, небо не их стихия. Учтём на будущее. На следующий день вылетел один Валера. Он должен найти наш кораблик и договориться, где нас подберут.
   Валера заставил нас поволноваться, уже скоро темнеет будет, а его нет. Сел он незаметно, только что не было, бац и он перед нами. Радостно помогли ему разоблачиться и оттащили его коня.
   Нашёл он наших. В дне пути перед Жукотиным. Они наметили место встречи с нами. Это поляна в трёхстах метрах от реки. Именно из-за поисков удобного места Валера и задержался.
   Перед Суваром мы высадились на сушу, дальше судно пойдёт без нас. Все наши птички в разобранном виде покоились на корме, накрытые брезентом. Мы же заехали в город через северные ворота. Для этого наняли три телеги, в них и погрузились. На воротах не стал я щеголять охранным фирманом. Заплатил положенную сумму за въезд, дальше мы заселились в один из караван-сараев. Я с пятью ребятами вечером прошёл во внутренний город. Надо было видеть недоумение Саши с Алёной, когда мы постучались в двери. Пришлось вводить его в курс дела. Он, естественно, отказывался верить. Поэтому предложил не горячиться, а подождать результата проверки. Для этого Саша направил на завтра приглашение для Анатолия и Георгия посетить нашу официальную резиденцию во внутреннем городе в связи с юбилеем Алёны. Он и в самом деле через неделю. К сожалению, собрать всех участников заговора не представляется возможным. Они заподозрят неладное, ведь в таком расширенном составе никогда не встречались. А мы установили в здании полную блокаду, закрыли всю прислугу. Никто не мог выйти из дома. Наши преторианцы перешли на особый режим. Теперь, патрули по три человека обходят участок даже ночью. Пока не будет отмена особого положения.
   А в полдень, я с двумя ребятами, тайком вышли из нашего дома. Забрав оставшихся девять человек, мы на телегах выехали за город в направлении нашей базы у реки. Именно там сосредоточенны склады и казарма с ребятами. Там, кроме четырёх заговорщиков и ещё шести не запятнавших себя, также двадцатка нового пополнения во главе с Радеком. Так что ребят я разместил неподалёку. Ждать недолго, часа три, отдав указание следить за нашей базой, если заметят неладное, действовать по ситуации.
   Вечером ждали гостей. Конечно, столы не накрывали, цель другая. Когда у нашего дома остановилась карета и вышли Анатолий с Георгием при своих супругах, я выдохнул с облегчением. Брали их у входа, когда они пропустили жён вперёд. Пятерка нашего спецназа не дала им ни единого шанса. Как говорится, взяли без шума и пыли. Женщины не сразу поняли, почему мужья задержались. Пришлось их вежливо, но настойчиво отвести в специальную комнату. При этом обыскали на предмет наличия колющего и стреляющего. Мужиков развели по разным комнатам.
   Допрашивать будем попозже. На рысях выметнулись из города. Нас пятеро и девять человек подобрали по дороге. Из базы никто не выходил, всё спокойно. Народ отдыхает после трудового дня. Преодолев забор, один из наших, открыл ворота, и мы быстро просочились внутрь. Сначала я нашёл своего чеха. Быстро объяснил ему ситуацию, и он ушёл собирать своих. Наши силовики живут в отдельных домиках с семьями. Аккуратно проверили, удача, трое из четырёх собрались вместе в одном из домиков. Последний заговорщик отсыпается перед дежурством. Командует операцией Коля Бредихин, до конца он не верил в предательство. Распределили дальнейшие действия, я не вмешиваюсь за отсутствием опыта. Пятеро зашли в дом, несколько криков и всё затихло. Ещё трое ушло за оставшимся. В доме, наши бывшие офицеры лежат на полу, мордами вниз. Ручки связанны. Даю команду перевести их под охрану в казарму, туда же собираем их семьи. Неприятно смотреть на женщин с трясущимися губами, кричащими и требующимися разобраться. Их с детьми тоже определяем в закрытое помещение. Короткое общение с оставшимися верными нам офицерами.
   Я двумя фразами ввёл их в курс дела. Предупредил их, что до окончания разбирательства они на домашнем аресте. Оружие у них забрали, но оставили их с семьями. Теперь наши гвардейцы будут охранять базу. Также оставил девять человек здесь, сам с охраной вернулся домой. Николай настоял присутствовать при допросе.
   Первым занялись Анатолием. Наш особист и специалист по тайным операциям, не побоюсь громкого слова - криминальный босс города. Со связанными сзади руками он сидел на стуле.
   Сразу, как я зашёл, он набросился с обвинениями, - Витя, что за херня. Вы, что совсем ох...ли.
   Я дал ему высказаться, со мною в комнате были ещё двое. Это наш прапор - здоровяк и упрямый Бредихин.
   Толик, не дождавшись реакции, замолчал. А я-то ещё надеялся, что это ошибка. Но вот эти, вдруг опустившиеся плечи и безнадёжность на лице мне всё сказало.
   - Толя, с заговором всё понятно. Нам известно всё ваше подполье. Но, очисти совесть, назови остальных. Пусть это будет информация с третьей стороны. не хочу, чтобы невинные пострадали. Давай, я жду.
   Анатолий долго тяжело молчал, потом спросил :
   - Что будет с нашими семьями?
   - А это зависит, были ли они в курсе событий.
   - Судя по реакции твоя Гуля знает, что ты собрался делать с моей семьей. Так что ты сам ответил на свой вопрос. Вот скажи честно, чтобы ты сделал на моём месте?
   Дальнейшее мы ожидали , Толик замычал и вдруг резко, головой вперёд, бросился в окно, только удар ноги прапора заставил его изменить траекторию и упасть, не долетая до окна. Чего он хотел добиться этим поступком непонятно. Может покончить с собой, надеялся, что тогда семью не тронут?
   Георгий немного поломался, но тоже признался. Подтвердил, что их было шестеро. Оставшиеся могли догадываться, им делали намёки и завуалированные предложения.
   Беспокойная ночь и утром мы перевезли обоих главарей с семьями на загородную базу. Заговорщики дали нам некоторые подробности, но они уже не были важны. Оставшуюся шестёрку освободили из-под домашнего ареста объяснив ситуацию. Но при первой же возможности переправлю их подальше.
   Теперь остался вопрос, что действительно делать с семьями. Об этом мы спорили вечером.
   - Витя, ты же знаешь, что Георгий дважды предал. Горбатого могила исправит. Толик оказался таким же подонком. Нельзя их оставлять в живых. А вот детей жалко, не знаю, что с ними делать. И взрословатые ведь уже, в другую семью не отдашь. Будут помнить, кто папку то приговорил, это Александр, руководитель нашего посольства горячится. Граф хренов, проспал заговор. Его первого собирались зачистить, вот он и вышел из себя.
   Мда , проблема. Тут ещё бывший киллер Дима с глазами голубого анхена предложил решить этот вопрос силами церкви.
   - Дима, ты чего с дуба рухнул. Детей убивать последнее дело. Жёны в основном знали о планах, а это же ещё дети, некоторые совсем маленькие.
   - Зачем же так радикально. Мы предлагаем перевезти их в дальний скит в где-нибудь в Эфиопии. Поселим там с семьями, пусть возделывают поля и богу молятся.
   - А что, хорошая мысль. Первое здравое предложение за сегодня.
   -А на кого заменим Толика в роли крёстного папы?
   Этот вопрос подвесили в воздухе. Пока есть его заместитель, один из тех, кто остался нам верен.
   Вообще у меня назрели вопросы к самому себе и нужно определяться, неправильно как-то мы идём, потерялась ясная цель. Ну не ради же банальных бабок всё затеялось. Ведь совсем другие замыслы были.
   В течение недели разгребли наиболее наболевшие вопросы. Декабристов с семьями у нас забрали монахи. Наша совесть спокойна, они будут жить, а как это зависит о т них.
   Финансовые наши дела порадовали, наконец-то деловые люди почувствовали выгоду. Мы смогли наладить сообщение по радио между филиалами банков для обмена клиентской информацией. Теперь получить деньги незаконным путём стало невозможно. А в ситуациях, когда клиент погибал, не оставив распоряжений на счёт своих финансов, деньги доставались нам, то есть основным акционерам. Так что, как мне доложили, скоро нужно будет расширять хранилища.
   Обратно возвращались в похожем порядке, погрузились на "Альбатрос" высадились на прежнем месте, и через полтора дня были дома. На хозяйстве остался Бредихин и Александр. Коля будет командовать нашими силовиками, Саша официальный глава нашей миссии и контактирует с местными властями. А Радек натаскивает наших гвардейцев. Ни одна из сторон не имела возможности провернуть что-то похожее на переворот. А ещё вездесущие братья в полглаза присматривают на всеми.
   Через два дня устроили сход актива. Мои жёны, Степаныч с супругой, Миша с парой ребят, Вангел с Никандром и Геннадий со своими замами.
   Я в течение получаса описал сложившуюся ситуацию:
   - Таким образом, наши финансовые дела более чем успешные. Оба посёлка развиваются неплохо. Есть грандиозные планы. Я вот, о чём хотел вас спросить. У меня одного такое ощущение, что мы стали тормозить ? Ещё год назад у нас была понятная цель, развитие и обеспечение финансовой стабильности. Создание хороших условий для наших семей и посёлков в целом. Этого мы в принципе достигли. Практически все отстроились, живут в достойных условиях и занимаются любимым делом. Кто-то растит хлеб, кто-то защищает нас.
   - Но вот последние события в Суваре показали, что наше развитие опережает наши возможности. Мы не в состоянии контролировать все сферы нашей деятельности. Ну не можем мы съесть такой каравай целиком.
   - Вы абсолютно уверенны, что в наших, разросшихся в разы посёлках и городах на Волге, не замышляются подобные планы по переделу собственности ? Ну как Анатолий, прикинул , что зачем делиться с другими, ему и одному маловато будет.
   Дальше начался галдёж, все старались вставить свои пять копеек. А я наблюдал за всеми. Интересно, Степаныч в сомнениях мнёт кепку. Миша задумчиво крутит пуговицу на рубашке, Гена пытается что-то доказать своим ребятам, мои жёны только переглядываются.
   Спустя двадцать минут обстановка успокоилась и народ начал уже не так эмоционально брать слово. Были предложения, создать контрразведку, отслеживающую такие поползновения. Создать финансовые рамки для автономно работающих специалистов. Делать частые ротации, чтобы не успевали созревать заговоры. Много чего наговорили, в том числе интересного, что не мешало бы внедрить.
   Неожиданно заговорил Степаныч, всё это время молчавший:
   - Вить, а сам то, что предлагаешь ? Я же тебя знаю неплохо, наверняка что-то придумал?
   Народ попритих , все расселись на места, выжидающе глядя на мою персону.
   - Ну, я действительно долго думал о нас. Может я больше знаю, не всю информацию можно выкладывать. Но вот что мне кажется.
   - Смотрите, у нас появился сильный, если не союзник, то временный попутчик. Это Русская Православная Церковь. Пока мы здесь решали свои проблемы, вначале пытались выжить, потом встать на ноги, на той стороне мир начал развиваться по другим законам. Я разговаривал с немалыми чинами РПЦ и даже с патриархом Дионисием. В отсутствии светский властей, церковь осталась единственной силой, которая может и хочет объединить людей и не дать скатиться миру в хаос. У церкви тысячелетний опыт в этом. И посмотрите, что происходит там, - я махнул рукой в сторону портала.
   - Люди начали кучковаться возле монастырей, бандиты не нападают на такие посёлки. Более того, выяснилось, что караваны с участием братии тоже не трогают. Ну разве совсем отмороженные. Против таких объединяются все, независимо от принадлежности.
   - Таким образом церковь там это единственная сила, способная со временем построить новое общество. Конечно, оно будет отличаться от прежней России. Ну так другие альтернативы намного хуже.
   - И вот тут вопрос. Церковь очень хочет проникнуть сюда к нам. Говорят, что хотят предотвратить раскол в христианстве, подправить историю в пользу Византии. Здесь ещё намешаны религиозные догматы. Всё-таки сейчас люди ближе к богу, чем в 21 веке.
   - Так, что получается, церковь ломится сюда, а ворота то у нас. Сейчас они готовы договариваться и поддерживать нас. Неудачный переворот в Суваре раскрыли именно монахи. Очень серьёзная организация у них. И они предлагают нам союз с определёнными условиями.
   - Так вот - я вижу два варианта. Договориться с ними и потесниться немного, да придётся трудиться и на них. Но в замен много плюшек и главное это жить в двух мирах под сенью могущественного союзника.
   - Второй вариант, это остаться независимыми, но тогда придётся забыть о 21 веке, прикрыть калитку и рассчитывать здесь только на себя.
   - Всё, я рассказал вам, что меня тревожит в последнее время. Предлагаю с горяча не рубить. Давайте соберёмся через два дня здесь, не надо распространять информацию среди всех, но с теми, в ком вы уверены, обсудите.
   На этом и разошлись. Народ покидал собрание задумчивый.
   Как я и предполагал, не захотели люди остаться затворниками. Да и притулиться к церкви намного приятнее, чем лечь под какую-либо этническую группировку во главе с набравшим влияние князьком.
   Поэтому выбрали семь человек, куда, кроме меня вошли хозяйственники, вояки и предприниматели. Задача этого штаба - выработать предложения к руководству церкви, чем и занялись с азартом с этого дня.
   Я же осуществлял общее руководство, направляя гениальные мысли в нужное русло.
   Последнюю неделю я переходил дважды на ту сторону. В Яранск для ротации личного состава и в Арбаж для проверки строительства вокруг порталов.
   В обоих городках при переходе мы попадали в просторные помещения, немногословные монахи встречали нас, предлагали определённый сервис, включая сопровождение.
   Напрягало, что они сопровождали нашу группу, пока мы находились здесь.
   Сам для себя я всё решил и подталкивал в нужном направлении наш штаб. В итоге родились несколько страниц наших предложений.
   И так, что мы предлагаем:
   - Мы передаём нашу развивающуюся банковскую сеть церкви для её последующего развития с охватом Византии, Европы и стран Востока и Азии. Допустимо, это будет происходить под эгидой несуществующего княжества. За это будем просить незначительный процент, которого нам с лихвой хватит, учитывая какие масштабы могут быть у этого начинания.
   - Мы, используя наши связи в Волжско-Камской Булгарии, продвигаем интересы РПЦ
   - Предоставляем наши логистические возможности, которых пока не имеет РПЦ.
   - Мы передаём наши наработки по переходу через портал.
   - И самое главное - мы обязуемся развивать наше "ноу-хау", это систему порталов в нужных направлениях. Таким образом РПЦ получит неоспоримые преимущества.
   Оформив документы с доказательной базой и финансовыми ссылками, я попросил аудиенции у патриарха.
   Ответ пришел через три дня. Патриарх приглашает меня в свою резиденцию. Для чего за мной вышлют самолёт.
   Во, какой почёт. Самолёт ради одного человека. Разрешили взять одного сопровождающего. Я остановился на Михаиле. Думаю, что там мне нужнее будет хорошая голова, чем мышцы.
   Присланный самолётик удивил своим дизайном. Мы ожидали какой-нибудь кукурузник или чешскую "Цесну", а это оказался современной российской разработкой, многоцелевой самолётик"Цикада-4". Обтекаемая форма, кабина расположена под крылом с двумя моторами. Нас усадили на заднее сидений, кроме лётчика с нами еще сопровождающий.
   Так как дальность полёта на пределе, нас попросили оставить всё тяжёлое. Только личное оружие и смену белья.
   Оказалось, что патриарх обосновался во Владимире, в одном из городских монастырей. Городу повезло, он находится на некотором удалении от крупных промышленных центров. Похвастаться развитой оборонкой и тяжёлой промышленностью он не мог, ну немного машиностроения, химпрома и предприятия энергетики. Вероятно, поэтому он почти не пострадал.
   Самолетик оказался тихоходный, семьсот километров он пилил четыре часа. По прилёту нас разместили в настоящей гостинице, располагающейся в тихом районе. Двухэтажное здание старинной постройки. Просторный двухместный номер. Мы с удовольствием повалялись в ванной с горячей водой, вечером сходили перекусить в ресторанчик неподалёку. Нас ненавязчиво сопровождали два парня.
   А с утра, после завтрака, за нами заехали. В черте города располагается Богородице - Рождественский монастырь, являющийся в данное время резиденцией патриарха. Нам интересно было поглазеть на величественные соборы, но машина проехала к неприметному двухэтажному домику внутри парка. З авели в помещение, где предложили чай. Через полчаса я один прошёл в кабинет отца Дионисия.
   Поздоровались, как старые знакомые. Обменялись последними новостями. Затем я произнёс подготовленную речь и передал собеседнику наши намётки будущего договора.
   Отец Дионисий, не читая мягко отложил бумаги.
   Это хорошо, что вы первые затронули этот вопрос. На наш взгляд вы забрали себе больше, чем сможете переварить. Вам надо было неустанно идти вперёд, наращивать ваше присутствие в регионе. Вы же застыли в развитии. Естественно, рано или поздно вас бы подмяли под себя. Финансы то через вас пошли немалые.
   - А по вашему предложению - и какой же процент вы бы посчитали приемлемым для себя?
   Так, значит по сути предложения приняты, осталось поторговаться с ними. А вот торговля не задалась, наши предложения о 15 % скатились к малосимпатичной цифре в 3%.
   - Смотрите, Виктор, планируется развить сеть банков под эгидой третьих сторон, на большей части цивилизованного мира. Сейчас Византия является финансовым и торговым центром всей известной цивилизации. - И глава РПЦ прочитал мне небольшую справку о состоянии экономики и денежных массах, сосредоточенных в стране в XI веке.
   Он называл огромные, нереальные цифры. Оказывается, римляне в результате грабежа завоёванных провинций накопили сотни тысяч тонн золота. Дакия, Испания, Африка и Аравия дали завоевателям неимоверное количество этого металла. Большая его часть досталась византийским правителям.
   Таким образом нам показали необоснованность наших притязаний на такие огромные суммы. Тем более как проверить?
   Поэтому остановились на 5 % от общей суммы прибыли.
   Дальше мы подробно обсудили наши планы по развитию портальной системы. Очень важно приблизить их к Константинополю. Меня проинформировали, что начались работы по строительству скита в Нижегородской области по указанным координатам.
   Если мы задержимся здесь на несколько дней, нам подготовят подробные предложения по нашему взаимодействию.
   В гостинице мы с Мишей пообщались по итогам переговорам:
   - Мишь, у меня было стойкое ощущение, что нам кинули как подачку эти 5 %. Они свободно могут раскрутить эту тему и без нас. За ними, я так понимаю Константинопольский патриарх. Вот что им действительно важно - это наши порталы. Мишь, нам вежливо показали наше место.
   Потом пили виски, купленное в магазинчике. Да, представьте себе, очень дорогое и не самое крутое. Но настоящий " Чивас" сейчас купить это круто.
   - Вить, вовремя перейти на правильную сторону, это надо уметь. Ну смотри, заперлись бы мы на той стороне. Да, бабки хорошие. Но сколько бы времени понадобилось для наших "друзей" в Суваре и твоих родственников в Булгаре, чтобы они поняли, что за нами нет мощной поддержки. Что мы фактически дутый пузырь?
   - Думаю, максимум ещё год. Потом бы закопали бы где-нибудь на бережке, семьи в рабство, денежки бы поделили. Не согласен?
   - Да согласен, конечно, Мишь. Но противно на душе.
   - А ты смотри на это с другой стороны. Кем мы были там? Странноватыми, повёрнутые на экологии ребятами. Кем бы мы были сейчас? Уже обычными беженцами от катастрофы, дай бог, попасть в нормальное место и иметь какую-нибудь работу, тёплую постель и безопасность.
   - А реально, кто мы сейчас, благодаря тебе? Сила, с которой считаются. Только надо всё по уму сделать. Не нам тягаться с такими мастодонтами, как Византия и РПЦ. Так, что Витька, наливай.
   Возвращались мы уже довольные визитом. На душе спокойно, значить всё правильно мы обтяпали.
   Так и отчитались на собрании актива. Противников случившегося нет, никто не страдает наполеоновскими планами. А вот скорректировать наши планы нужно обязательно. Банковскую сферу потихоньку передаём братьям, торговлю и флот, наоборот, развиваем. Увеличение армии бессмысленно, только силы самообороны. А вот воздушному флоту самое пристальное внимание. Нужны специалисты в этом вопросе. Легкомоторная авиация и планеры здорово нам бы помогли. А ещё интереснее мотопланер, ему не нужен буксировщик. Используя силу винта, он самостоятельно взлетает и возвращается. В полёте винт втягивается в фюзеляж и планер переходит в планирующий полёт, как обычный.
   Мне нужно увеличивать нашу десантную группу. Необходимо человек десять разведчиков и пять семь для охраны наших птичек и базового лагеря.
   Так прошёл почти год. Моей команде удалось установить ещё один портал в Воронежской области. А дальше начался кошмар. Я мотался с ребятами между точками на нашей воздушной кавалерии. Мы сильно уставали от этого напряжения, а нашим союзникам требовалось значительное увеличение трафика через окна, что это чуть не привело к трагедии. По требованию заказчика мы вылетели в Нижний, провести группу «паломников» с оборудованием и несмотря на неблагоприятную погоду, решили взлетать. Из-за плохой видимости один из нас врезался в дерево. Слава богу, остался жив, но теперь будет долго восстанавливаться.
   Поэтому, когда мне настойчиво предложили провести серию исследований моего влияния на порталы, вернее защитное поле, я согласился. Пришлось значительно сократить нашу деятельность, ну благо пришла зима и это стало нетрудно. Я пару месяцев торчал во Владимире. Мирило меня с ситуацией только то, что со мной вся семья. Оба ребёнка и три жены. Рита скоро родит, поэтому я не особо сопротивляюсь непрерывным анализам, включая пункцию мозга. Меня опутывали датчиками, сканировали в различных режимах. Домой приходил злой и усталый от своей нынешней роли лабораторной крысы.
   Нам выделили домик на территории режимного учреждения. По крайней мере там существовал пропускной режим. Пользуясь моментом, мы ходили по магазинам, здесь даже драматический театр есть. И мы, конечно, почтили его своим присутствием. На мой взгляд шла заумная хрень, но женщинам понравилась. Я думаю, что важнее для них был не спектакль, а возможность навести марафет и выйти в свет в красивых вечерних платьях. У нас то в Ближнем не особо в них походишь.
   Когда к исследованиям моего организма подключились физики, дело потихоньку стронулось с мёртвой точки. Они пытались определить уникальные параметры моего биополя и его влияние на защиту портала. Поэтому, к сожалению моей семьи, вся лаборатория вместе с нами перебралась в Яранск. У портала учёные развернули свою аппаратуру, а я наслаждался тем, что меня перестали доить. Я с умным видом сидел в кресле рядом с силовым полем и слушал умных людей. Руководитель физиков, Марк Евгеньевич, просвещал меня на элементарные около физические темы. У нас образовался небольшой кружок по интересам. Наш руководитель, академик, заведующий кафедры ведущего ВУЗа страны, уже пожилой, за семьдесят, был необыкновенно интересным человеком. Худощавый, среднего роста, с обаятельной улыбкой, Марк Евгеньевич обладал профессиональным для лектора, мягким, бархатистым голосом. Я был готов часами слушать его на любые научные и не только темы. Это могли быть разговоры о медицине, космосе, физике, о забавных экспериментах и так далее. Вторым членом нашего кружка был Слава, улыбчивый и приветливый парень тридцати лет. К этому возрасту он растерял большую часть своей шевелюры, но приобрёл звание кандидата физико-математических наук. Специалист по нано-кристаллам и физике твёрдого тела, удивительно эрудированный парень. Эта парочка явно сработалась, буквально понимая друг друга с полуслова. Ну и третьим членом клуба являлся ваш покорный слуга. Эти двое неугомонных частенько пытали меня о наших путешествиях по прошлому. Особенно Слава, судя по фанатичному блеску глаз, мечтал попасть в нашу компанию хроно - путешественников.
   Вообще , в этом коллективе были представители различных направлений физики. Это квантовая физика, электродинамика, специалисты по нанокристаллам и прочее. И конечно для создания новых приборов в группу включили инженеров электронщиков и программистов.
   - Витенька , это наш руководитель так с высоты своего возраста именует меня.
   - В моей лаборатории мы проводили эксперимент. Взяли кристалл бериллиевого сплава, размером 2 х 3 мм. Раскачали его структуру, в результате спалили пол этажа корпуса. Получили шаровую молнию, 10 в пятой степени ампер на квадратный сантиметр. Вот только собрать эту энергию пока не получается. Вот, за чем будущее. Зачем нефть и газ, нанокристаллов море, только качай энергию.
   - А вы же, батенька, представляете собой большой природный бионанокристалл , то есть ты состоишь из мини кристалликов, с зёрнами порядка нанометра. Каждый из них рождает такой вот луч, каждая из таких мини частичек имеет вектор «Е» и выдают наружу огромный вектор напряжённости электрического поля. То есть электрически активные клетки твоего тела, в частности нейроны, поглощая энергию, допустим из космоса, выдают в одинаковой фазе направленный вектор «Е» и возникает интересный резонанс, и по направлению они совпадают. Вот этот согласованный вектор напряжённости создаёт огромное количество энергии, достаточное для пробития силового поля. Всё, в этом твой секрет, Виктор.
   Фу, а я-то в глубине душе был уверен в мистическом происхождении моего феномена, на худой случай в божественном. А, оказывается, я просто набор нанокристаллов. Просто их вектора напряжённости по непонятной прихоти природы смотрят в одну сторону.
   Что касается наших исследований, то вот его теория.
   Что принято считать индивидуальным биополем, Марк Евгеньевич называет волновым пакетом (цуг волн). Клетка человека излучает уникальный электромагнитный волновой пакет. В комплексе человек является носителем, пусть будет «биополя», являющегося результатом наложения цуг.
   И в результате наложения цуг происходит резонанс. Меняя его частоту, можно получить минимальную или максимальную амплитуду. Последняя может достигать огромных, космических величин. В моём случае учёный считает, что уникальная частота резонанса позволяет точечно прокалывать силовой экран, развивая сумасшедшие энергетические показатели. И вот над этим они и бьются сейчас. Пытаясь подобрать ускользающий диапазон частоты.
   Мы провели сотни опытов, перемещались между порталами. Других «пациентов» подтягивали для участия в опытах. Пока наконец нашей группе не удалось, пусть на мгновение, снять силовое поле. Теперь стало ясно, что мы на правильном пути. К весне был создан комплекс оборудования, позволяющий на несколько минут открывать портал. Допустим, я свободно снимал защиту и держал её сколько угодно долго. А вот для нашего оборудования требовалась небольшая мини ГЭС рядом, необходимая пиковая мощность порядка 350 кВт. А также в комплект оборудования входила мощная батарея суперконденсаторов. Так называемые ионисторы, помесь конденсатора и химического источника тока. Выходя на пик мощности, комплекс выдавал импульс в 1000 ампер.
   Так, что нашему руководителю приходилось на время экспериментов договариваться с местными энергетиками. И, к сожалению, не было даже речи о создании мобильного источника питания для нашей группы. Поэтому, когда мы смогли стабильно прокалывать защиту наших порталов, меня потихоньку освободили от этих занятий наукой.
   С одной стороны, было ужасно интересно приподымать завесу тайны. Мы, практически создали машину времени.
   С другой, мне очень не хватает наших путешествий. Дальних полётов и неожиданных открытий. А как здорово было опять собрать нашу группу воздухоплавателей. Получив разрешение, мы начали собираться в очередное путешествие. Перед переходом меня пригласил на посидеть Марк Евгеньевич. Мы собрались уже привычной нам тройкой за чашкой чая. Мой бывший руководитель был немного задумчив. Неожиданно он прервал наше увлекательное обсуждение о будущем перелёте.
   - Витя, я хотел поговорить с Вами на одну деликатную тему. Надеюсь, что вне зависимости от результата нашей беседы, её содержание останется между нами.
   Дождавшись моего кивка, он продолжил:
   - Понимаете, Виктор. Наши исследования по нынешней тематике закончены , мы достигли очевидных успехов, и наш наниматель остался доволен. Мы все заработали дивиденды на этом.
   - Вопрос о другом, мы со Славой и нашим электронщиком, разработали некий прототип прибора. З адались целью изменить вектор напряжённости твоего поля, чтобы совершать временные проколы на заданные промежутки. Сейчас ты прыгаешь на фиксированный промежуток, составляющий 994 года. А почему не прыгнуть на тридцать лет и попытаться не допустить катастрофу. А почему не прыгнуть на две тысячи лет и не пообщаться с нашим господом. Ты как, Виктор, не против?
   Я так увлёкся описываемыми перспективами , что не сразу отреагировал на вопрос:
   - Я бы не отказался.
   -Ну вот, мы создали такой аппарат. Нужно его довести до ума. Наш заказчик не очень заинтересован пока в нём, поэтому , надеюсь разговор останется между нами.
   - А что за волшебная машинка времени получилась?
   - Ну, волшебства в ней мало, скорее это приставка к тебе. Сам аппаратик представляет собой анализатор и преобразователь спектра твоего излучения. Эта машинка может направлять встречный вектор для уменьшения твоего и в этом случае прыжок по времени будет короче. Или же помочь твоему, тогда прыжок увеличивается.
   - Сразу скажу, из-за характеристик линейности пространства невозможно рассчитать точно прыжок. Увеличив в два раза вектор, совсем не обязательно, что ты прыгнешь в два раза дальше. Это только эмпирически. Нужно работать, причём желательно в тайне от остальных.
   Проговорив ещё полтора часа, мы договорились, что я включу в состав своей группы Славу и Игоря, это инженер электронщик и программист. Без него у нас не получиться адаптировать новый аппарат. На этом интересном разговоре мы расстались.
   Переход домой был очень радостен. Нашего семейства прибыло, три месяца назад Рита подарила мне дочь, назвали Ирой. А Мадина в положении, четвёртым месяц, вот так. Конец апреля, почва постепенно подсохла. Я отводил душу на охоте или просто на прогулках по лесу. Тихо, спокойно на душе. Наши финансовые дела в порядке, деньги поступают исправно. Ф лотилия насчитывает двадцать одно судно среднего для этого времени тоннажа. Торговля развивается семимильными шагами. Наши суда, укомплектованные совместными экипажами частые гости в Великом Новгороде, доходили и до Константинополя. А вот я там ещё не бывал, а ужасно хочется. Воздушная флотилия тоже пополнилась. Братья помогли приобрести машинки, теперь у нас семь мото и одиннадцать простых различных модификаций.
   Не торопясь, мы начали собираться к дальней экспедиции. Нет, как подготовиться к неожиданностям мы уже знаем , что из продуктов и оборудования. Вопрос был в комплектовании группы и наших возможностей по перевозке научного оборудования. По предварительным подсчётам, нам придётся три мотодельтаплана гнать гружёнными двумя солнечными батареями и кучей баулов.
   Еды и вещей брали по минимуму, добудем или купим на месте. А вот оружие и патроны по максимуму, оружейных лабазов там не предвидится.
   Поэтому состав группы такой. Десять одиночек, включая Виктора с Леной, меня и проверенных бойцов. И все семь мотодельтапланов, пять грузовых с припасами, ещё два с пассажирами - Славой и Игорем.
   А, ну и Прохор Собакевич, конечно , как же без него. У меня для него сшита специальная сумка, где он дрыхнет весь полёт.
   Итого нас девятнадцать человек. Направление нашего путешествия - на запад. Попытаемся добраться до Рима. Если уже прыгать в более глубокое прошлое, то пуп земли находился в Риме. Ребята не возражали, а наши научники только пожали плечами.
   Отлёт назначили на послезавтра. Вечером собрались всем активом, я вкратце сказал, что мы собираемся продвинуться дальше и возможны задержки. Но на всякий случай я назначил своими приёмниками триумвират - Михаил , Никандр и Геннадий.
   Очередное прекрасное утро мы встретили на нашем холме. Всё уторкано по сумкам и закреплено. Наш неизменный руководитель полётов Валера и штурман Лена разработал план перелётов. До Рима без малого 4 000 километров. Если делать в день по 350 км нам понадобится двенадцать дней. Можно смело добавить неделю на нелётную погоду и непредвиденные обстоятельства.
   В первый день пролетели даже больше 400 км на энтузиазме. В последующие дни придерживались плана. Кто-то из наших после обеда уходил вперёд и выискивал нам подходящее место для ночлега. Мы старались беречь горючее для наших машинок, поэтому они летели выше нас. Каждый пятый день устраивали день отдыха. Желающие уходили на охоту , запасали мясо, все мылись и отдыхали. Москва в это время ещё не существовала, ну может быть в виде поселения. Вообще крупных населённых пунктов на территории будущей России мы не заметили. Европейская тайга, которая сейчас, может быть, сохранилась только в Кировской области, тянулась под нашими крыльями. Все значительные поселения располагались по берегам рек. Значительных дорог, проложенных между поселениями по лесу, не заметили. Естественно, мы постарались расположить трассу полёта около Киева, ну интересно же, каков он, мать городов русских
   Немного из истории:
   Киевом с 862 года правили Рюриковичи. Три братца- варяга, Рюрик , Синеус и Тревор прибыли по просьбе славянского княжества, а затем и их потомки правили сначала Киевом, а потом Московским царством. Последним из их рода был царь Фёдор Иоаннович , сын Ивана Грозного и Василий Шуйский. А наиболее известный киевский князь Владимир Красное Солнышко, который силком окрестил свой народ, являлся незаконным сыном Святослава и прибыл из Новгорода. Сумел силой покорить киевский престол и вошёл в историю , даже канонизирован церковью. Именно на X и XI века пришёлся пик расцвета княжества, пока по нему не прошлись метлой монголы и постепенно статус Киева увял, перейдя к Москве. Но сейчас у Киева есть почти двести лет расцвета.
   Сначала мы пролетали Владимирские и Суздальские земли, сами города неказистые, княжеский детинец в центре, деревянные стены городища и посады вокруг. Мы старались пролетать стороной, а потом на видео их рассматривали. Южнее оставили Рязань, судя по карте мы в землях Черниговского княжества.
   Р ешили задержаться в этом княжестве, километров пятьдесят выше столичного города Киева. Наш лагерь, естественно, расположили в густом лесу. Приземлялись в стороне, на лугу. Оборудовали как положено. Палатки, круглосуточная охрана.
   Недалеко от нас вдоль реки расположена грунтовка и стоит постоялый двор с харчевней. Там останавливаются купцы, передохнуть перед посещением города. Наши разведчики разведали обстановку и предложили воспользоваться купеческим судном.
   В лагере мы оставили обоих научников , Валеру с Леной и Толиком, и охрану конечно. Не хочется вернуться и застать только сожжённые птички. Поэтому пять бойцов на прикрытии. У них кроме обычного огнестрела ещё два РПК-16 с магазинами на 100 патронов и ночными прицелами.
   Наша же группа выдвинулась в составе девяти человек, естественно автоматы и карабины, даже несколько гранат Ф-1 на всякий случай. экипированы мы как положено , наши фирменные плащи со львами, кольчуги и туранские шлемы. Небольшие шиты с таким же знаком Пежо и конечно холодняк. Кто с саблями, кому прямые мечи удобнее. Великих фехтовальщиков среди нас нет, уповаем на другие возможности.
   Так и вышли, до постоялого двора недалеко, километра три, по утренней прохладе самое то.
   Большое деревянное здание с обширным двором, конюшнями и складом стоял на левой стороне Днепра. На нас посмотрели с недоумением, ну да, кто же сейчас ходит пешком. Ну да наши воинственные рожи и богатое вооружение сняло все вопросы.
   Выплыл нам на встречу видимо хозяин этого двора, шустрый полный мужичок. Быстро проведя фейс контроль, угодливо согнулся. Мой славянский не сразу, но был понят. Я сказал, что мы остались без транспорта и хотим остановиться здесь, дождаться наш корабль. Я уже давно наловчился общаться с местными. Строгая градация на сословия, отсюда и обращение к нижестоящим. Нет, без унижения, но властно, не давая сомнения в праве так говорить. Вот и я приказал дать нам жильё на всех и организовать помывку с постирушкой. Хозяин несколько секунд соображал, потом предложил мне отдельную комнату, остальным две больших. Питание он обещал достойное, ближе к вечеру будет баня, а белье сразу девки заберут. Я кинул ему золотой аванса. Мужик бережно поймал его и начал раздавать дворне указания, расселить нас. С деньгами у нас всё тип-топ. Даже на случай попадания в глубокое прошлое, наш нумизмат Сергей отобрал изрядное количество древнегреческих и римских монет различного достоинства.
   Вечером, после помывки, сидели всем табором за большим столом, двое наших на всякий случай поедят позже. Охраняют наши сумки в комнате. Ну не доверяю я местному гостиничному сервису.
   Ожидаемо, было много мясо, в основном дичь, немного овощей и мы заказали напитки. Ради интереса заказали кроме кваса - мёд, сыта и берёзовицу. Сыта это тоже медовый напиток, пить лучше после еды. Его так и назвали, типа - всё сыт, можно и сладкое теперь. Хмельный берёзовый сок, это понятно, но удивило, что квасы, кроме простого, житного из ржи или ячменя, были медвяные и ягодные. Мы быстро поняли, что сейчас разница между алкогольными и безалкогольными напитками весьма условная. Поэтому, когда народ прилично захмелел с непривычки, я приказал пить только воду.
   Сам же сидел во главе стола и изображал большого человека, и тоже вытирал жирные руки о штаны. О времена, о нравы, надо соответствовать. И окружающие воспринимали нас нормально, значить мы не выделяемся из образа.
   На следующий день нам повезло, прибыли посудины с Новгорода. Два купца, постарше возрастом верховодил. Я пригласил их за стол, где сидел с тремя ребятами. Они назвались, старший - Жировит , помоложе - Жила. Выпили, перекусили, познакомились. Я рассказал нашу неприхотливую историю, типа по глупости остались без транспорта, вот теперича кукуем, ждём наше судно.
   Купцы купились, предложили за пару золотых взять девять человек на борт до Киева. А что - это дневной переход. У них на каждом судне по пятнадцать человек. Жировит предложил завтра присоединяться , его судно везёт в основном меха, место занимают не мало, а вес никакой. У Жилы, наоборот, груз железа, судно перегружено.
   Так что к вечеру следующего дня мы подходили к причалу. Пока купцы перекрикивались с таможней, мы, заплатив небольшую мзду сошли на берег. Удивило, что ширина великой реки в это время в районе древнего города значительно уже. Судя по следам, предместья нижней части города, где мы находились, постоянно заливают наводнения. Нас высадили на берегу притока Днепра реки Почайна. Пришлось нанимать две телеги до города. Е хали со скоростью пешехода и с интересом глазели на столицу Великого княжества. Пока вокруг нас зеленели луга, на горизонте вырастал город. Проехав предместья, мы подъехали к стенам города. Высотой метров пять, в основном деревянные, местами сложенные из камня. Без проблем миновали ворота, несколько стражников только лениво посмотрели в нашу сторону. Наш возница за пару медяков согласился провести нам экскурсию по древнему городищу.
   Город в основном застроен по квартальной системе, двухэтажные срубы и дома на столбах. Сильно заметно слияние двух стилей. Доминировало в архитектуре домов языческое начало с причудливыми башенками и галереями переходов. Хотя уже появлялись более строгие каменные особняки в княжеской части города. Ближе к ней мы подивились на деревянные мостовые. Сейчас правит Ярослав Мудрый и его детинец, носящий его же имя огорожен от остального города глубоким рвом с водой и насыпным валом с деревянным частоколом. Солидно отгородился великий князь от своих сограждан. Чтобы не привлекать ненужного внимания мы поехали дальше. Ну конечно остановились полюбоваться построенным лет тридцать назад храмом Успения Богородицы или Десятинная церковь. Само здание, построенное греческими мастерами, поражает размерами и отделкой. Наш гид сказал, что храм украшает 25 куполов, мы не пересчитывали, но похоже на то. Объехали её по кругу. Интересное решение материала стен, слой коричневатого кирпича-плинфы чередовался с розоватым камнем и оттого стены казались полосатыми.
   Мы не могли не зайти в храм. Слава богу, все крещённые и с крестиками. Всё-таки греки кудесники в строительстве. Внутри сложная конструкция колон, два яруса аркад, боковые двухэтажные помещения, три нефа, заметно влияние язычества - пирамидальность и наращение масс. Короче нам понравилось, мы присоединились к группе паломников и помолились. Назад, возница повёз нас к городской стене, где располагался постоялый двор для людей среднего достатка. Р ровели здесь три дня побывали на базаре, поглазели на княжеский выезд. Ничего толком не увидели, нас оттеснили княжие гридни. Ну и ладно, хотя, когда ещё увидишь Ярослава Мудрого, блин.
   Заглянули в ряды, где торгуют острым и опасным железом. Я выделил деньги на доворужение ребят. Они очень неплохо владели ножами, но с саблями и прочим длинным клинковым оружием была проблема. Поэтому решили брать то, что нашим бойцам сподручнее. Так приобрели неплохие наконечники для копий, длинные в виде ланцета и листа, останется только на месте вырезать подходящее древко.
   Набрали хлопцы, кто булаву, кто топор на длинной рукояти. Кистеньки взяли все, уж очень понравились эти гирьки на цепочке или ремешке. Спрятанные до поры до времени, лёгким движением руки они вылетали из рукава. Теперь каждое свободное время ребята тратили на освоение, благо дед, у которого мы их приобрели, показал элементарные приёмы.
   А вечером я понял, что нам кого-то очень не хватает. Нет, не женщин. Хотя и женщина бы подошла, но мужчина был бы сподручнее. У нас нет толмача , переводчика. Там, куда мы направляемся в ходу древнегреческий и латынь. И не зная точно в какое время нас забросит, мы рискуем оказаться в роли соседской собаки - вроде понимает, но сказать ничего не может.
   Поэтому утречком направились на рабский рынок. Да, такой здесь был и не один. Оказывается, Киевская фактория удобно расположена для концентрации и отправки на рынки Царьграда славянских и тюркских рабов, которых поставляют князья и торговцы. Скандинавы тоже охотно скупали живое мясо и увозили за море.
   Так что, это мы удачно зашли.
   Поэтому сначала определились на рынок с какой специализацией нам нужно. Молодые девушки и крепкие парни нам не нужны, невольничьи ряды для мастеров тоже. Поэтому, имея некий опыт нашли некого мужичка, восточной наружности, который подрабатывал этаким посредником между покупателями и продавцами. Нам пришлось полдня искать нужного нам человека, ну зачем нам невольник, со знанием арабского, индийского, хазарского, зато совсем недорого. А в нагрузку к нему пожилая женщина, практически бесплатно, может убирать и готовить.
   Меня подвели к парнишке, лет шестнадцати, чернявый, худой как палка. Левая рука перебинтована грязной тряпкой.
   - Ну и что за отбросы ты мне предлагаешь? - наехал я на посредника.
   - Так торговец уверяет, что отрок знает большинство европейских языков. То, что вы искали.
   Я подсел к пареньку, заговорил на славянском. Ответил сразу, говорит в общем понятно. Зовут его Яннис, родился в семье греческого торговца. Попал в плен к степнякам, был продан в служки католическому священнику. С ним попал в одно из итальянских княжеств. Жил в монастыре, принял целибат и сан. Через несколько лет был лишён сана за выражения взглядов несовместимых с вероучением.
   Охренеть, ну и помотало парня. Ему кстати 25 годков, а выглядит подростком. Что касается нашего вопроса. В совершенстве владеет греческим, латынью, включая вульгарную, а также ломбардское и венецианское наречия. Хуже владеет тюркскими наречиями, но изъяснится может.
   Неплохой набор, но мне не нравится его физическое состояние, на лицо горячка, весь высох, держится из последних сил, только глаза поблёскивают.
   - А что у него с рукой, ты что мне дохлое мясо продать хочешь, это я начал орать на продавца.
   Раскрыв повязку, обнаружил отсутствие части руки выше кисти.
   Поорав для вида, я купил бедолагу за несколько серебряных монет, практически даром. Вернувшись домой, попросил одного из наших вояк, который являлся нашим походным фельдшером заняться парнем.
   Через час он отчитался, - парню досталось, ампутация кисти где-то месяц назад, рано плохо зажила. Пришлось дать ему местный наркоз и чистить рану. Сейчас он спит, нужно следить за его состоянием. Антибиотики я уже начал давать, явно начиналась гангрена. Кроме этого, у него сломано ребро и многочисленные побои. Ему бы в стационар на пару недель.
   - Влад, ну, где ты тут видишь стационар. Бери его под свою опеку , очень нужный нам товарищ.
   Ещё два дня мы проторчали здесь из-за Яна, так он просил его называть. Когда Влад доложил, что парню получше, мы засобирались назад.
   Договорили с владельцем небольшого судна, и он доставил нашу компанию к месту, недалеко от нашего лагеря.
   Там нас обрадовали, что отловили трёх лазутчиков. Ими оказались какие-то местные проходимцы. Толи охотники, толи бандиты, высматривающие что плохо лежит. Пытались под покровом ночи прирезать наших охранников.
   Выпытав, кто такие, оказалось это члены шайки местного Робин Гуда, стригущего купцов. Поэтому без зазрения совести прирезали их.
   А что с ними делать, они же сдадут нас, много больно увидели.
   С Яном я разговаривал каждый день. Этот молодой мужчина испытал столько, что хватило бы десятерым с лихвой. Я не совсем понял, что за разногласия у него с попами. Такой принципиальный хлопец попался.
   На нас смотрит с восторгом, а когда понял, что завтра полетит, ему даже поплохело от восторга. Говорит, что часто представлял, как летит, наподобие Икара. На этом я его и подловил. Мы заключили договор - от него верная служба, от нас научить его летать как птица.
   Через день мы отправились дальше, через Галицкое княжество. Потом прошли севернее, через Венгерское королевство , чтобы не пересечься с половцами. Зачем нам проблемы с агрессивными степняками.
   На четвёртый день ночевали на территории южной Венгрии. Судя по карте, строго на юг от нас начинаются земли Византии. Если продолжать движение на запад, мы окажемся в сфере влияния древних римлян. А у них было достаточно упорядоченное управление территориями. Не думаю, что они будут рады нашей непонятной компании. Непросто будет передвигаться по их территории. А оказаться на землях их врагов - кельтов и германцев тем более. Эти варвары сначала резали, потом думали.
   А вот Греция довольно удачно пристроилась к своему могущественному соседу. Во II III веке до н. э. Рим начал поглощение Эллады. Правившие средиземноморьем на протяжении тысячелетий могущественные греки к этому времени утратили свои позиции. А поднимавший голову Рим не замедлил покорить соседа. Конечно, греки сопротивлялись, череда Пунических и Македонских войн заставили признать поражение, сначала Этолийский , затем Ахейский союзы не смогли ничего противопоставить захватчикам. С тех пор греки довольно мирно сосуществовали с Римом, успешно торговали. Римляне же, вобрав в себя эллинскую культуру и религию продолжили покорение колоний.
   Поэтому, крепко подумав, мы решили основать лагерь в Балканской Греции. Для его поиска вылетят три машинки - Валера с Леной и, разумеется, я с Прошкой, нам нужно найти портал. Критерии для поиска места под лагерь таковы - естественно это подходящие условия для полётов, т. е. холм с лысой вершиной. Важна уединённость и отсутствие жилья по близости. Желателен выход к морю.
   Так что мы неделю мотались по этим местам. Садились в подходящих местах, если не обнаруживали опасность для себя. Я обшаривал долины и склоны холмов. Повезло нам, когда уже не надеялись. Между мощными горными кряжами раскинулась немаленькая, изолированная долина с ручейком, бодро бегущим к морю. Добраться до неё можно только с альпинистским снаряжением. Выход к морю не очень удобен для подхода судна, но, если затратить пару дней, можно расчистить подход к берегу.
   Поэтому с облегчением вернулись к ребятам. Те наладили лагерь, успели поохотиться, запасти вяленное мясо и рыбку насушили. Даже не горят желанием перебираться на новое место, засранцы. Пока мы там напрягали глаза и лазили по склонам, они устроили тут курорт. Пришлось привести всех в чувство. На следующий день мы перебрались на новое место. Наши разведчики в первый же день обнаружили несколько пещер, в которых когда-то обитали местные хищники. Сейчас в них пусто, для жилья могла подойти одна из них. Метров тридцать в глубину, она сужалась в конце. Можно разместить там склад. Общими усилиями разгребли накопившийся мусор, кости животных, окаменевшие экскременты и прочее. Получилось весьма недурно. В глубине пещеры мы складировали наши припасы и всю летающую технику. У входа установили две палатки, не все захотели спать в пещере. Для нашей единственной женщины мы поставили палатку внутри пещеры. Туалет оборудовали в ложбинке. Разведчики, побродив по долине, доложили, что хищников не наблюдается, ну возможно какие-нибудь горные барсы пожалуют. А вот копытных полно, горные козлы и их сородичи. Решили, что боеприпасы тратить на охоту не будем. Ограничимся ловушками и пращами, а что, надо привыкать. Тем более море под боком и рыбы в заливчике полно. Голодными не останемся. В течение нескольких дней мы обживали новую территорию. Наш новый член экспедиции стремительно поправлялся. Рана поджила и ребро видимо тоже, он перестал кособочиться. Даже набрал пару килограммов. Частенько Ян сидел около нашей девушки, и они о чём-то разговаривали. Лена показывала ему наших птичек и махала рукой в сторону облаков. Ну понятно, сошлись два одиночества. Ой, берегись Валера, появится у тебя однорукий зять.
   Портал находился в середине долины, на небольшой полянке. По размеру защитного экрана относится к средним. Наши научники сразу приступили к его изучению. Раскинули обе солнечные батареи и начали зарядку аккумуляторов. Я пока не вмешивался, пару раз вылетал на обследование окрестностей. Ближайший населённый пункт - небольшой рыболовецкий посёлок на пару десятков домов. Убогие лодки-долблёнки, а также лёгкие, с деревянным каркасом и натянутыми шкурами, находился в часе полёта от нас. В море я видел паруса кораблей, попадались даже крупные, тонн на 150. Они всегда жались к изрезанным берегам. Далеко в открытое море не выходили, чистые каботажники.
   А вечером Слава сказал, что они готовы к эксперименту. Они-то готовы, а вот я не очень. Иди знай куда нас занесёт. Слава понял мои сомнения, - Вить, мы настроили прибор так, что нас должно занести на сотню лет назад максимум. Где-то в VIII век. Так что переживать не нужно.
   - Да? А возвращаться как планируем?
   - Возврат штатно, система стремится к равновесию, откуда стартанули, туда и вернёмся. Ты же так всегда переходишь назад. Мы только учтём влияние прибора.
   Блин, и хочется, и колется. Ну, в конце концов , ради этого эксперимента мы и пёрлись сюда. Поэтому ещё раз проинструктировал остающихся. Они ждут нас в течение восьми месяцев, проблем с этим нет. Потом прячут технику, необходимую нам для возврата и вылетают сами назад.
   Переходят десять человек, включая Яна, Славу и Игоря. Берём оружие, максимум боеприпасов и научное оборудование, короче грузимся по полной.
   Выход завтра, с утра. После завтрака проверили ещё раз наличие и отсутствие и помолясь приступили. После отмашки Славика, что можно я снял рукой силовой экран, провёл всю группу. Всё, назад пути нет, перед нами портал. С виду привычный, может ртутное марево плотнее - или кажется. Перешёл первым, привычно сглотнул, уравновешивая разницу давлений, ребята перешли за мной. Наших новичков сразу придержали , они безвольно повисли на наших руках. Долина немного изменилась, гуще перелесок, прохладней градусов на пять. Очнулись ребята. Наши разведчики разбежались по окрестностям. Собственно, нам нужно выдвигаться к берегу. Остаток дня посвятили оборудованию лагеря, соорудили шалаши, нужник конечно же. На следующий день приступили к валке подходящий деревьев. Инструмент в виде лучковых пил и топоров у нас имеется. Нам нужен плот, чтобы выбраться из долины. Так что, через три дня у нас имелось плавсредство. К нему мачта с парусом и две пары вёсел. Дождавшись попутного ветра, а мы хотели посетить ту деревеньку, наверняка сейчас там тоже кто-нибудь живёт, мы, оттолкнувшись , начали активно грести, чтобы преодолеть силу прилива.
   Интересно, в какое время мы попали. В любое, кроме того, в котором остались наши товарищи. В будущее однозначно нет, ночное небо показало полное отсутствие летательных аппаратов.
   Около часа шли под парусом в нужном направлении вдоль берега. Потом ветер изменился и нас начало сносить в море, поднялась волна. Это же неспокойное средиземное море, такие шторма бывают, как в океане. С перва пытались выгребать к берегу, потом решили отдаться на волю волн. Робкое предложение вплавь добираться до берега было решительно проигнорировано. Идиотов нема, плыть голышом несколько километров и остаться без снаряжения. Болтало нас остаток дня и всю ночь. Пришлось принайтовить рюкзаки и самим привязаться. Благо были запасы пресной воды и на небе облака. Не так палило солнце. Зато рано утром начали просыпаться, полный штиль, вода как зеркало. Хлопцы попрыгали в воду, на горизонте пусто и небо чистое. Это плохо, значит будет жарко. И непонятно куда плыть. Один из наших разведчиков сказал, что нам нужно вон в том направлении. Только парус безвольно болтается и непонятно как далеко нас ночью отнесло. Стало припекать, зато поднялся ветерок. Поставили парус, ветер боковой, но пусть уже куда-нибудь принесёт. Через два часа мы заметили парус по правому борту. Ну сейчас кто может плыть, или торговцы, или вояки, а возможно и берберийские пираты , или сейчас другие беспредельничают. Поэтому начали готовиться к приёму гостей. Достали кольчуги и щиты. А под ноги положили автоматы. Почти у всех моих бойцов были подствольники под 40-мм гранаты. Осколочные и зажигательные, поражающие на дальности до 400 метров. Убойные штучки, если уметь пользоваться. А мои умеют.
   С трёхсот метров разглядели корабль. Большой, трапециевидной формы парус опущен и судно на вёслах подходит к нам. Метров тридцать пять в длину и шесть в ширину, больше похож на торговца.
   Судя по столпившимися у борта вооружённым людям, с хлебом, солью не торопятся. Быстро договорились о порядке наших действий. Нам позарез нужно захватить этот корабль, желательно целеньким и с живым экипажем. Поэтому изображаем жертв кораблекрушения, а там по обстоятельствам.
   Борт судна навис над нами, сверху раздались гортанные крики. Яник начал отрабатывать наши вложения, - кричать, чтобы оружие оставили на плоту и подымались. Ну, где-то так мы и представляли местное гостеприимство. Дармовое мясо на вёсла. Холодняк, кроме ножей мы отложили. Все поддели заранее кольчуги, Яну я отдал свою старую. Нас по одному вытягивали верёвкой. Меня выдернули наверх, я не удержался и завалился на бок. Меня подтолкнули к нашим, окружили полтора десятка вооружённых тесаками джигитов. Ребят стоят, терпят, пока их обыскивают на предмет колющего, режущего. Наши ножи вызвали удивление, мужичок в разноцветных тряпках, явно местный командир, с недоумением рассматривает американский хищный воронённый нож. Последним подняли Яна, однорукий упал на палубу и пытался подняться, что вызвало гомерический хохот. Ну, что же, сейчас и мы повеселимся.
   Я засунул нашего переводчика за свою спину. По сигналу ребята начали работать. Основным оружием сейчас стали пистолеты, их пираты даже не отобрали, так, один покрутили в руках и бросили под ноги. Захлопали выстрелы, сначала вывели из строя нескольких лучников. Потом наиболее опасных типов. Стреляли по конечностям, не ожидавшие проблем, господа флибустьеры просто полегли под ударами наших спецов. Оставшиеся троица, во главе с капитаном, тупо глядела на происходящее. Наконец, главарь понял, что сейчас его будут кончать, и с рёвом кинулся на меня с тесаком в руках. Я от неожиданности выстрели ему в вооружённую руку, случайной попал по основания его оружия и тесак, блеснув на солнце, исчез в волнах моря.
   Всё, кино закончилось. Ребята сноровисто начали вязать шевелящихся пиратов. Главарь недоумённо смотрел на ушибленную руку, пока его тоже не связали и не определили в трюм. На палубе остались двое, которым не повезло, пули попали в жизненно важные органы, уже перестали дёргаться.
   Сейчас важно оперативно взять ситуацию в свои руки. На нижней палубе сидели прикованные гребцы, человек по двадцать с каждой стороны. Они просто глазели на нас и переговаривались. Ниже находился трюм и не пустой. Значить точно торговое судно. На палубе имелось несколько надстроек, каюты для экипажа , куда мы пока определили бывших хозяев судна. Поиск по судну показал, что неучтённых особей нет. Пленных оказалось двадцать три человека, включая капитана с его двумя помощниками. Судно начало дрейфовать, перекатываясь по волнам. Прежде всего мы перекидали с плота наши вещи, а его привязали к судну. Потом вывели капитана, только теперь я сидел на каком-то мешке, а тот стоял передо мной.
   - Спроси у него, кто такие и почему на нас напали? попросил я Яна.
   После короткого обмена абракадаброй, наш толмач повернулся ко мне.
   Это киликийцы, идут с грузом зерна и сельхозпродукции оттуда, - и он махнул рукой в стороны.
   Ну, раз с зерном, значит из северной Африки.
   - Говорят, что на нас не нападали, наоборот спасли, а мы неблагодарные.
   - Скажи ему, что я сейчас заплачу от жалости. А вещи зачем забрали, в рабы определить захотели? и я, не дожидаясь перевода сорвался с места и брызгая слюной начал качать капитана. Тот меня понял правильно и перестал строить недотрогу.
   Поэтому, пытаясь наладить контакт, я сказал развязать его и принести нам попить, угостить собеседника. Притащили разбавленного вина из амфоры, тоже пойдёт. Потом мы мило обменивались нашими вариантами выхода из ситуации. Капитан категорически не соглашался отдать нам своё судно, а нас не устраивало, что он нас высадит на берегу. Иди, знай, куда завезёт. Он то местный, а мы даже не представляем в какое время попали. Неожиданно, по предложению флибустьера родился компромисс- так называемый суд богов. Мы выставляем наших лучших бойцов, и кто выиграет, так тому и быть. Свидетелями пригласили ходячую часть команды. Те бурно выявили согласие. Только капитан предложил честную схватку без оружия и при этом с испугом посмотрел на наши пистолеты. Ну честная, так честная. Я долго не раздумывал. Один из наших офицеров Олег был инструктором по рукопашному бою. Выходец из конторы ГРУ, побывал в горячих точках, имеет огромный опыт. Выглядит не грозно, среднего роста, сухощавый. Неспециалист не сразу определит его потенциал рукопашника. А вот когда разденется по пояс, тугие мышцы, опоясывающие фигуру - впечатляют. А в движении он напоминает сытого кота. Мягкое, обманчиво - плавное передвижение внезапно взрывается, и противник получает неприятный сюрприз. Незаметные касания и уклонения приводят к тому, что соперник обездвиженный лежит, с трудом разевая рот. Это я сам видел на тренировках. С Олегом наши спецназовцы отказываются спарринговаться. В бою я его конечно не наблюдал, но знающие люди очень его уважают. Поэтому спокойно принял вызов.
   Когда вышел соперник Олега, у меня закралось сомнение в правильности нашего пари. Ну, блин придурок, корабль же в наших руках, что ещё надо. Ведь нужно было догадаться, что не даром капитан настаивает на поединке, был у него козырь в руках. Вон как команда воодушевилась. С другой стороны, мне нужен временный союзник в лице капитана и команды. Ну, не сторожить же их постоянно. В это время люди искренне верили в богов и боялись их оскорбить.
   А соперник нам достался не простой. Среднего для нас роста, среди команды парень смотрелся Гераклом. В ширину едва ли не объёмнее чем в высоту. Чернявый, густо заросшее лицо, только глаза сверкают. Лобастая голова, мощная шея переходит в гору мышц. Руки мощнее чем на моих ногах мышцы. Причём заметно, что парень не просто здоровый от природы, а развил такой мощный корсет.
   Вышел, красуясь, на бёдрах только повязка. Мышцы переливаются, неожиданно он подхватил копьё, валяющееся на палубе и одним движением сломал крепкое древко о колено.
   Я нагнулся и поднял обломок. Недурственно.
   - Олег, справишься?
   Наш представитель уже оценил соперника и спокойно кивнул, - здоровый парень, будет рассчитывать на мощь удара, двигается так себе, скорей всего он борец.
   - Олег, только он должен остаться живым и желательно здоровым.
   Тот кивнул в ответ.
   Так, теперь договор, подозвал Яна и при всех ещё раз повторили условия поединка. Бой до признания поражения, договорились обойтись без крови. Будет честная борьба, наши договорённости также подтвердили при всех. Проигрывает наш, нас высаживают в ближайшей точке и до свидания. Мы выигрываем, судно наше на срок в годовой цикл. Для закрепления договора принесли статуэтку бородатого дядька, наверное Зевса, а может Посейдона, и жаровню с углями, помощник капитана громко воззвал к богам, плесканул в разгоревшиеся угли вина и удовлетворённо отошёл. Я незаметно, пока все глазели на происходящее, расковырял автоматный патрон и высыпал в ладошку порох. Подойдя к освободившейся жаровне, я прочитал с выражением знакомую православную молитву, перекрестил себя и моего бойца и сыпанул порох в жаровню. Вспышка заставила команду испуганно отшатнуться, я же с довольным видом отошёл. Капитан что-то сказал своему бойцу, и его помощник крикнул начинать.
   Соперник не стал с ходу атаковать, а начал обходить нашего по кругу, заставляя его принять положение напротив солнца. Когда это не получилось, Олег спокойно маневрировал по палубе, тот рывком кинулся на нашего, попытаясь подмять под себя. После нескольких неудачных бросков соперник сменил тактику. Поняв, что наш быстрее, он стал в центре круга, образованного зрителями, встав в какое-то подобие боксёрской стойки и подняв кулаки попытался атаковать, сильными и размашистыми ударами гоняя Олега по пятачку. Через некоторое время, видимо тому надоело, и он перестал уклоняться и сблизившись с гигантом, провёл серию незаметных ударов. Тут же соперник как-то просел и заметно потяжелел. Эффектной подсечкой Олег послал парня в полёт по палубе. Врезавшись в мачту, тот с трудом поднялся, одна нога у него подкашивалась. Заметно приволакивая ногу, атлет всё равно кинулся на врага. Лёгкое движение, Олег крутанулся на одной ноге и зарядил сопернику пяткой ноги в район затылка. Нокаут, Геракл разлёгся без сознания на досках палубы, рука неестественно подвёрнута под тело.
   Команда ошарашенно молчала, капитан закрыл глаза. Я сделал знак ребятам, приготовить оружие, если сейчас начнётся бунт. Нет, начали расходиться. Геракла унесли, мы втроём, с Олегом и Яном повели капитана в его каюту. Там нам принесли чаши с разбавленным вином. Капитан недоумённо повторял, как же так , не может быть.
   Оказывается, его боец являлся на последнем олимпийском цикле победителем в борьбе, одолевшим в финале какого-то потомка самого Геракла. А сейчас проиграл оборванцу, причём чисто проиграл, без сомнений. Ну, удар ногой сомнителен, но не запрещён. Олег пояснил мне, что он предварительно отсушил гиганту ногу и провёл серию ударов по болевым точкам. Другой бы не встал, а этот даже попытался продолжить.
   Что бы подсластить пилюлю, я представился. Ну врать мне не привыкать, что мы жрецы грозного славянского бога огня и молний Перуна. От него и наши умения, поражать врагов не расстоянии. А наш борец является лучшим среди лучших, и отмечен самим Перуном. Для подтверждения Олег показал татуировку, набитую в годы, когда он был молодым летёхой. На всё плечо был изображён орёл с молнией в когтях. Очень красочная цветная картинка, капитан с помощником восхищённо зацокали языками. Они сразу успокоились, проиграть такому крутому бойцу, любимцу славянского Зевса не стыдно. Я попросил привести уже пришедшего в себя здоровяка. С мокрой головой, наверное отливали забортной водой , парня звали Полидевком. Очень знакомой имя из греческой мифологии. Он занял собой большую часть каюты.
   Так мы перешли к следующей фазе знакомства. Нашего капитана зовут Антифан, он и его команда совсем не пираты, а мирные торговцы. Ну прихватить лишнего, конечно, не откажутся. Родом они из славного города Дион, что лежит в нескольких днях пути на северо восток.
   Везут вино, маслины и масло. Назад из Африки зерно и продукцию сельского хозяйства. Он повёл нас в экскурсию по судну. Тела двух неудачников уже выкинули в воду. Ранеными занялся наш отрядный Эскулап. Судно, 35 на 6 метров, являлось своеобразной помесью торгового и боевого. Современные боевые суда достигали пятидесяти и более метров в длину и трёх в ширину. Этим достигалось, что вдоль длинного борта помещалось больше гребцов, а узкое сечение позволяло развивать приличную скорость. На триерах и пентерах , где было соответственно три или пять рядов вёсел по тридцать гребцов в ряду было несколько сотен экипажа плюс десант, развивали скорость до десяти узлов при грузоподъёмности до трёх тысяч тонн. Торговые суда напоминали бочонки, соотношение длины и ширины четыре к одному. То есть при длине двадцать метров, ширина пять. Неторопливые с большой грузоподъёмностью.
   А наше судно хозяин заказал по индивидуальному проекту. Более вытянутое в длину, судно являлось метисом от однорядной униремы и торгового келета. Ряд гребцов, по двадцать с каждой стороны. В отличии от военного судна, на нашем был трюм, палуба с надстройками. Таран, конечно, отсутствовал, зато на корме торчит баллиста, метающая стрелы четыре пять метров с железными наконечниками.
   Вообще заметно, что судно построено с любовью, собрано из разных пород дерева. Килевой брус из тёмного дерева, Ян перевёл что это дуб. Шпангоуты из чёрной акации, рангоут сосна, обшивка бук и липа. Два рулевых весла, на носу артемон малый парус треугольной формы на наклонной, носовой мачте. Он позволяет ходить при боковом ветре.
   Обшивка имеет переменную толщину, у киля толще. Тщательная окраска яркого, охряного цвета, видно, что борта натёрты жиром. Ниже ватерлинии обшивка просмолена и обшита свинцовыми листами. Борта при необходимости наращиваются кожаными щитами, чтобы не захлёстывали волны. В трюме должен быть для балласта песок. Но сейчас мы увидели только огромные лари с зерном.
   Антифан уверяет, что корабль под парусами спокойно развивает скорость до 8 узлов. Это 14.8 км/ ч, для торговца очень даже впечатляет. До конца дня мы обсудили все недоразумения, между нами. Слава богу, невозвратных потерь, кроме тех двоих нет. В течение пары недели и эти вернуться в строй. Не то, чтобы мы стали друзьями, но врагами точно уже не являлись. Когда наш капитан понял, что по договору, он наш должник только на годовой цикл, причём мы не претендуем на его прибыль от продажи зерна, то на радостях приказал принести небольшой кувшинчик с каким-то крутым вином. Вся фишка, что налили его в мастосы , это такие кубки, ёмкостью под литр, конической формы без плоского дна. То есть поставить на стол невозможно, не пролив драгоценный напиток. Так мы и грели сосуды в руках, пока не опустошили кубки. К концу дня здорово наклюкались и лично я отрубился в отведённой мне каюте, при этом чуть не придавил Прошку, который привычно кемарил в сумке под мышкой.
   Проснулся утром с тяжёлой головой, вышел на палубу. Матрос, дай бог ему здоровья подал кубок с каким-то кисловатым напитком. Выпив до дна, почувствовал облегчение. Видимо у древних тоже был посталкогольный, абстинентный синдром. Через пол часа чувствовал себя весьма неплохо, мои товарищи тоже. Нас угостили завтраком из лепёшек с твёрдым сыром, маслин и разбавленного вина.
   Когда матросы забегали, я не сразу понял, что что-то происходит. Настроение было благостное, так и хотелось сказать, - я требую продолжения банкета.
   Но вид огромного паруса на горизонте, стремительно режущего волну наперерез нам, заставил меня собраться. Ян переводил Антифана:
   - Проклятые фракийцы, чтобы боги потопили их корабль, чтобы им пить до конца своих дней пустую воду.
   Пользуясь тем, что римский император не торопиться защищать свои провинции, воинственные племена фракийцев занялись разбоем на море.
   Яркий прямоугольный парус спустили и судно тёмного цвета почти слилось с морем. Двигалось оно за счёт мускульной силы гребцов.
   - Антифан спрашивает, может наш бог помочь в этой ситуации, это Ян переводит капитана. Вчера он ещё спотыкался, а сегодня плавно так делает синхронный перевод.
   Я задумчиво посмотрел на приближающееся судно. До него мили три, ряды вёсел согласованно опускаются, толкая корабль. Торопятся, редиски. Наши ребята окружили меня, - ну, что, хлопцы будем делать?
   В результате мы решили атаковать приближающееся судно. Оно нам не нужно, поэтому даём подойти к нам поближе и атакуем. Командует операцией старший по званию и опыту Игорь.
   - Яник , переведи капитану, что сейчас мы принесём жертвы нашему богу. Уже привычно произнеся молитву и перекрестив ребят, я сыпанул порох в угли жаровни. После вспышки я удовлетворённо кивнул, - скажи Антифану , что Перун принял нашу жертву, он дарует нам победу.
   Удивительно, но команда схавала эту белиберду. Все приободрились, я подозвал капитана.
   - Антифан, нужно немного помотать врага, пусть устанут. Они будут атаковать нас тараном?
   Насколько я помню из истории, единственной тактикой в морских сражениях древних было маневрирование. Паруса убирались и капитаны пытались зайти к врагу в бок и насадить его на подводный таран. А потом, сцепившись, десант перебегал на судно врага и добивал выживших.
   - Нет конечно Вик, зачем им топить торговое судно. Будут брать штурмом, у них десанта человек сто двадцать. Уйти от них не получиться. Вот если бы великий Эол наполнил наши паруса ветром, тогда другое дело. А так , - и капитан сплюнул за борт, махнув рукой на провисшие паруса.
   Ясно, я попросил поднять кожаные щиты для защиты экипажа и нас от стрел.
   Фракийцы нагоняли больше часа, наш капитан умело маневрировал, ловя усилившийся ветерок. За это время Ян просветил меня насчёт наших врагов. Потомки великого Спартака, фракийцы считались потомками бога войны Ареса. Эти дикаря доставляли много проблем грекам. Одно время они были покорены македонцами, сейчас же восточные соседи, как и македонцы являлись провинцией великого Рима. Что не мешало им щипать соседей.
   Несмотря на искусство нашего капитана, фракийцы приблизились к нам на триста метров и сейчас шли параллельным курсом. Мы уже слышали воинственные крики, несколько стрел ткнулись на излёте в наращенные борта.
   - Антифан, команда гребцам, пусть убирают вёсла. После пары громких команд наше судно заметно скинуло скорость. Неприятель сблизился метров до семидесяти, сейчас мы отчётливо видело, как скопились вооружённые воины у перекидного мостика. На глаз человек семьдесят плюс лучников около тридцать.
   По команде мои ребята разрядили подствольники. Осколочные гранаты быстро преодолели расстояние между судами. Две взорвались, попав в борт. Остальные рванули в гуще воинов. Крики и стоны раненых показали эффективность этих действий. Вражеская трирема начала разворачиваться на волне. Второй залп уже зажигательными ВОГами накрыл судно. Эффект менее заметный, но когда мы отдалились от триремы на расстояние сто пятьдесят метров, сразу несколько очагов пожара вспыхнуло на судне. Через пятнадцать минут оно вовсю заполыхало. С него в море посыпались люди. Антифан крикнул гребцам приближаться. В течение часа мы подбирали выживших людей. Очень пригодился для этого наш плот. Судно пошло на дно, а мы ещё подбирали моряков. К моему удивлению, греки неплохо плавали. Оставаясь в одних набедренных повязках, они шустро плыли к нам. А уже на судне их принимали головорезы Антифана во главе с Полидевком. Их привязывали к мачте. Всего подняли из воды около семидесяти человек. На дно пошли все невольники - гребцы и часть команды. Разобравшись с пленниками, наше судно подняло парус и мы взяли курс к дому. Через какое-то время мы вдруг резко развернулись. Оказывается, из спасённых было десяток человек - земляков Антифана. Их судно захватили вчера, ближе к вечеру. Собственно, они не сопротивлялись при штурме , была возможность выкупиться из плена. Поэтому судно торговца тихо и мирно сменило хозяина вместе со всем грузом. И сейчас оно дрейфовало в нескольких километрах от нас под охраной небольшой команды. Так мы через час стали владельцами пузатого торгового судна. Охрану повязали и спустили в трюм. На борт второго корабля перевели бывших хозяев и часть нашей команды.
   Я хотел возмутиться, но довольный капитан сообщил мне, что владелец груза и судна, очень богатый человек и он по всем законам должен нам заплатить часть стоимости корабля.
   Через два дня подходили к городу Дион. Он располагается в юго-восточной части Македонии. Как и Афины с портом Пиреи, Дион лежал в нескольких километрах от берега моря. Поэтому мы причалили в небольшом портовом городке. После бюрократических проволочек мы высадились, наш капитан повёл нас к большой лодке, на которой разместились мы и насколько человек во главе с капитаном. Оказывается, по реке, которая соединяет город с морем, мы спокойно доберёмся до Диона. Нам всем было ужасно интересно. Город увидели из далека, высокие стены, местами достигающие десяти метров, защищали его от нападений врага. Стены вырублены из крупных блоков местного камня, доставленные из каменоломни на склоне Олимпа. Установленные через пару сотен метров мощные башни угрожали неприятелю. Так как река изгибалась вокруг стен, я оценил его площадь где-то в 0.8 квадратного километра. Скромные размеры, но нам понравилось его внутреннее устройство. У стен города дома победнее, с деревянным каркасом, обмазанные глиной, кирпичные стены и черепичная крыша. Но к центру уже каменные хоромы. Дом нашего капитана был на противоположней части города, одноэтажный, с традиционным каменным портиком. Нашу команду он разместил на время в доме, внутри сада. Ну, без излишеств, но спать есть где. Уже день клонится к закату, поэтому дёргаться не хочется, поужинаем и спать.
   На завтра, нам устроили экскурсию по городу. Пожалуй, я вчера ошибся. Город оказался значительно больше. Двадцать две улицы рассекали его, причём большинство из них были мощёнными. Как оказалось, что Дион - исторически являлся религиозным и культурным центром Греции. К югу от города расположены знаменитые святилища Зевса и Деметры. Внутри города нам показали несколько святилищ египетских божеств. Вот это я понимаю - мультикультура.
   Мы увидели общественные здания и магазины. Но когда попались общественные бани, мы сразу направили туда свои стопы. Так называемый лаконикум , был большим сооружением круглой формы из тёсанных камней. Благодаря круглой формы жар распространяется равномернее. Сначала нас загнали в парилку - такая комната в форме усечённого конуса. Когда с нас обильно потекло, перевели в помывочную. Дюжие парни предложили нас подкорнать или что-то лишнее подстричь с помощью монстроидальных медных ножниц. Мы дружно отказались. А вот после мытья , на качественный массаж согласились. Через два часа мы попали в эскедру. Ну типа нашего большого предбанника. Там нам предложили лёгкие напитки и на деревянных лежаках мы предались философским размышлениям.
   Потом Антифан повёл нас, изрядно проголодавшихся в полину. Ну, трактир по-нашему. Там мы подкрепились традиционными яствами , рыба, мясо, много овощей, лепёшки и конечно вино. Мы сильно разбавляли его, а не то заработаем цирроз такими темпами.
   Я попросил нашего капитана подыскать нам приличный ночлег. Ну там домик снять. Нас отвезли в каупону , та же полина , но с гостиницей. Это заведение для людей со средним достатком, то что надо.
   В течение нескольких дней мы изучали город, посетили святилище Зевса. Пол дня тряски в повозке и мы на месте. Классический храм того времени, с каменными колоннами.
   Нас поразила красота мозаичных полов с изображениями древних божеств и античных героев. О балдевшие ходили и любовались резными геммами и шикарным жертвенником.
   На следующий день бы побывали в местном театре, прикольно конечно. Посетили красочную виллу Диониса, стадион, где часто проводились спортивные состязания. Часто попадались термы, общественные туалеты, которые мы не преминули посетить. Ну, чтобы при случае невзначай бросить, - а вот бывал я в античных туалетах, вот это конечно отпад, ребята.
   Побывали естественно на рынке и в различных магазинах. Все прикупили себе местные ювелирные украшения из бронзы и полудрагоценных камней. А вот оружейные магазины порадовали разнообразием. Чего только здесь не было. Одного холодняка горы. Тут и кованные бронзовые мечи и более поздние с мягкого железа. Наиболее дорогие понятно кованные стальные. Огромный выбор на любой вкус. Одних только гладиусов , различной формы и материала был целый угол. Знакомые по съёмкам фильмов шлемы, дорийские или коринфские, иллирийские, халкидские и прочие. Лично мне понравился красивый позеленённый фракийский шлем с вытянутым вверх кумполом. Красавчик, хорошо бы смотрелся на стене дома. Вот только тащить замучаешься. Поэтому мы дружными усилиями отказались от массовых закупок, так по мелочи. Ну, Игорь не удержался и купил стальной гладиус с затейливой резьбой на рукояти. Говорит, что очень удобно им работать в тесноте.
   А по вечерам мы беседовали о политическом устройстве провинции. С Яном мы вычислили точный год нашего попадания сюда.
   Древние особо не заморачивались точным исчислением лет. Греки вели счёт от очередных олимпийских игр. И похоже им до лампочки сотворение мира, и фраза - какой сейчас год - ставила в тупик обывателя, - так кажись второй от пятых игр.
   Римляне тоже дружно облокотились на эту тему. Но они хотя бы вели счёт от года правления очередного императора. Так сейчас оказывается двадцатый год правления Элия Андриана. У меня имелся список с хронологией правления римских императоров. Так, вот он взошёл на трон в 117 году, значить сейчас 137 год н. э. Во как, всё-таки мы определились со временем.
   Наследнику Траяна осталось править год. Что касается нашего города, куда мы попали, то он находится на юго-востоке римской провинции Македония. Да, знаменитая Македония, откуда великий Александр уходил править миром, которая в различные времена доминировала в этом регионе, сейчас тихая провинция уже более 300 лет. Греция активно участвовала в войнах Рима на разных сторонах. И в Пунических, и в Парфянских войнах. Македония трижды поднимала хвост на могущественного соседа. После очередной, четвёртой по счёту заварушки, Рим лишил Македонию всех колоний и превратил в провинцию. Потерю суверенитета немного смягчала защита могущественного патрона и отсутствие пошлин на торговые операции. Ничего, народ привык за триста лет. Римское влияние конечно заметно, но в повседневной жизни македонцы продолжают молиться свои богам. Причём так живенько, лично был свидетелем, как помощник нашего капитана грозился почитаемому им Гермесу, покровителю торговцев и путешественников за неудачи в бизнесе перейти под крыло другого, который больше печётся о своих прихожанах. Там прямо и сказал, что со следующей недели начнёт приносить жертвы и воскуривать фимиам другому покровителю. Вообще мне местный пантеон очень нравится. Люди не унижаются перед богами, не ощущают себя рабами, а вполне уверенными в себе индивидами. Периодически боги спускаются с Олимпа, живут среди простых смертных и от них даже рождаются герои - полукровки.
   А вообще, если сравнивать с христианством, пришедшим на смену язычеству , то Костяну и его мамане с последователями надо отдать должное, гениальные люди. Принять христианство как официальную религию это круто. Одним ударом решил вечную проблему взаимоотношений власти и народа. Теперь никаких бунтов, все рабы перед богом. Только одни немножко к нему ближе. А какая мудрая философия - вы там внизу, ну потерпите немного. Понимаем, трудно, нищета, голод, болезни и войны. Зато там , ну на том свете , будет вам вечное блаженство в Эдемском саду. А мы тут, с пиров не вылазя , в роскоши утопая , каких-то пятьдесят лет поживём - мгновение. А потом будем вечно мучаться. Так это нас надо ещё пожалеть.
   Правда , Рим не спасла эта смена религии. Бывшие сильные и гордые граждане Рима стали слабыми и изнеженными. Когда им на смену, служить в легионах пришли варвары, то они же их и похоронили, разграбив предварительно.
   Через неделю нам стало тесно в городе. Дождавшись, когда Антифан притащит нам мешок серебра, нашу долю за спасённый корабль, договорились, что через два дня он доставит нас в нашу долину. Судя по карте, до неё пару дней плавания на восток. Нам надо обогнуть мыс и найти визуально нужное место. Мы закупили необходимое нам для перехода. Вяленое мясо и крупу на первое время, взяли побольше верёвки, вдруг придётся опять вязать плот. Прикупили вязанку крепких заготовок под копья, пригодятся. Серебро обменяли, прилично потеряв при этом, на золото.
   И вот с утра мы уже на судне, помощник капитана привычно орёт на гребцов и судно отходит от пирса. Первый день не торопясь плыли под попутным ветерком. Когда подошли к городу Потидея , ветер переменился и пришлось гребцам сесть на вёсла. Неожиданно подошёл Ян с Полидевком. Здоровяк смущался, а Ян переводил.
   Смысл всего этого спектакля в том, что грек просился с нами. Его так поразил поединок с Олегом и последующий бой, что он согласен пойти к нам в услужение. А это почти добровольное рабство. Первой реакцией было отказать. Я просто прикинул его вес, килограмм сто тридцать. А как мы его перевозить будем по воздуху.
   Парни усмехались, прислушиваясь к нашей беседе. На мои доводы гигант бросился в ноги. Да чтоб тебя, не надо обнимать мои тапочки.
   Антифан, на мой вопрос ответил, что Полидевк свободный человек и может поступать как хочет, а сам был явно не доволен, лишаясь такой боевой единицы.
   Игорь с Олегом своё мнение тоже озвучили. Грек достаточно молод и чертовски силён, был бы полезным членом экспедиции.
   Ну, в принципе, Ленка на мотодельтаплане поднимет здоровяка, в ущерб перевозимому грузу. В последний раз объяснил, что мы уходим очень далеко и он скорей всего не вернётся. Зараза, согласно кивает. А ещё ему придётся учить русский язык. Тоже легкомысленно махнул рукой.
   Ладно пусть пока идёт с нами, а там посмотрим.
   Нашли искомую долину без происшествий через день. Выгрузились на берег, перекидали вещи. Грек вышел с мешком за плечами. На поясе шестидесятисантиметровый ксифос - прямой греческий меч и тяжёлое копье. Целое дерево, трёх метров длиной с древком, толщиной с мою руку, на конце утолщение, видимо китов глушить. Длинный листовидный наконечник из кованной стали. Серьёзная зубочистка. Кожаный доспех с нашитыми металлическими полосами Полидевк обозвал благозвучным названием лорика сегментата. Красиво, бордового цвета вставки, вылитый римский легионер, только в два раза объёмнее. За спиной скутум , традиционный щит, здоровая дура, закинутая за спину.
   С Антифаном договорились, что он ждёт нас у берега до утра. Если нас завтра не будет, пусть возвращается.
   Славик уже проверяет свою аппаратуру, обещает вернуть нас в тоже время, откуда мы пришли. Мы успели перекусить снедью, что запасли в дорогу, когда поступила команда готовиться. Выстроились перед порталом. Защитный экран заиграл бликами, я протянул руку и начал переводить группу. Все одиннадцать , включая трусившего новичка. Переход через портал прошёл штатно. Только похоже не туда. Ни нашего лагеря, ни ребят. А ведь прошло только двенадцать дней, а они должны ждать намного дольше , договаривались на восемь месяцев. А раз нет следов лагеря, пещера по-прежнему загажена животными, значить мы или в более раннем времени, или в значительно более позднем.
   По-быстрому обыскали долину, никаких следов наших. Я с нашими научниками топтался в районе портала, когда раздался страшный рёв и тут же стаккато нескольких стволов. Ребята сливали до упора магазины. Когда мы подбежали к пещере, всё было кончено. Пять наших десантников во главе с Игорем обступили тушу непонятного животного. Даже с расстояния она внушала уважение. Вблизи это оказался огромным пещерным медведем. Шкура сероватого цвета, по размерам значительно превосходящая среднестатистического медведя. Морду ему знатно раскроили, один из ребят сразу взялся снимать шкуру, - зачётная шкурка получится, как хотите, но я её приберу.
   Парень начал сноровисто спускать шкуру. Через час осталась только груда мясо. Ребята вырезали наиболее лакомые кусочки, печёнку, лапы и куски мяса с бедра. Нам хватило на несколько дней.
   А наш новоявленный скорняк разложил шкуру и засыпал её солью. По размерам она заняла приличное пространство. И весит, наверное, немало, но как говорится - вольному воля и бог в помощь. Пусть тащит сам.
   Три дня мы провели на месте, пока Славик не закончил копаться со своей аппаратурой.
   - Виктор, я прикинул варианты. Нам обязательно нужно определиться с точным местным летоисчислением. Как я говорил раньше, время пространство неразрывно связаны. Пространство нелинейно и для данной конкретной точке пространства нужно высчитать коррелирующий коэффициент. Так что, надо определиться с точным временем здесь, тогда я высчитаю этот коэффициент и переброшу нас в нужное время.
   Ясно, что придётся делать вылазку. Вечером мы с Игорем обсуждали варианты наших действий. Я предлагал оставить Славика с товарищем и пару охранников. Но ребята отговорили от разделения, не понятно, что нас ждёт, не стоит ослаблять группу. Так и решили, завтра отплываем.
   После завтрака начали постройку нового плота. Только учли неудачный опыт. Мачта с парусом не предусматривалась. Зато сколотили три пары вёсел, чтобы грести стоя. За день всё было готово. Отплывать решили на следующий день ближе к обеду. Почему не с утра?
   А мы уже с утра отплывали, течение уносит в море. А вот после обеда наоборот прилив. Так что помолясь оттолкнули плот и начали грести вдоль берега. Нам нужно проплыть километров пятнадцать и пристать к долине. За пару часов мы преодолели это пространство. Высадились на каменистом берегу. Плот разобрали, верёвки прибрали, а брёвна аккуратно закатили за скалы.
   Местность здесь пошла более равнинная, через полчаса мы нашли хорошо утоптанную тропу вдоль моря. Нам по пути, по нашим расчётам, до поселения километров двадцать. Если оно было в прошлом, почему ему не оказаться на этом же месте сейчас.
   Игорь построил нас в колонну. Впереди и сзади по одному разведчику. И мы передвигаемся двумя группами. Так мы шли около часа, когда внезапно всё изменилось. Мне по голове что-то стукнуло, я решил, что шишка с дерева и провёл рукой по волосам. Недоумённо посмотрел на руку, окрашенную кровью. Тут же раздался нарастающий шум драки. Крики моих товарищей и вспыхнувшая стрельба. На моих глазах наш десантник присел, готовясь открыть огонь из автомата, опрокинулся, словив стрелу. С грацией ревущего паровоза мимо промчался Полидевк. Вспыхнувшая стрельба быстро заглохла. Через пол часа я принимал неутешительный доклад. У нас двухсотый и два трёхсотых. Мы попали в классическую засаду. Наш разведчик бесславно погиб, поймав несколько стрел. Ещё двое получили ранения, к счастью, несерьёзные. Враг, в количестве пятнадцати человек уничтожен. Ни одного годного к допросу, только несколько хрипящих тел. Лучше всех показал себя наш новобранец Полидевк. В отличии от наших бойцов, носящих плащи поверх камуфляжа, грек был облачён в доспехи. И несколько стрел только чиркнули по железу. Он порубал большую часть врагов. Остальные попали под пули. Погиб наш товарищ, Николай. Скромный паренёк, у него не было шансов против нескольких лучников. Мародёрка не принесла весомых результатов. Десяток медных монет, сомнительного качества железо и пяток луков. После совещания, решили оставить тело погибшего товарища, завёрнутое в бывший парус. Сами мы решили остановиться на ночёвку в паре километров от засады. Настроение ужасное, тяжело терять товарища.
   С утра выдвинулись в дорогу. Впереди три бойца, через несколько сот метров остальные. Через часа три мы вышли к селению. Долго изучали его. Наверное, по местным меркам это городок. Трёхметровые деревянные стены, обмазанные глиной. Несколько улиц, типичное средневековое поселение. Через полчаса мы взяли первого языка. Похожий на купца мужик с двумя слугами выехал из городка. Мы перехватили его через пару километров. Как говорится, даже моргнуть не успел. Но к сожалению этот индивид не смог назвать нам точный год. Только испуганно блеял. Зато указал место, где находился монастырь. Братия должна по определению знать точный год от Рождества Христова. Находился монастырь в часе хода от поселения. Это был большой деревянный сруб с несколькими пристройками. На полях копались мужики в коричневых рясах, заткнутых за пояс.
   Мы дождались, когда выедет повозка с несколькими монахами. Спеленали горемычных. Один их них был старшим. Его и начали примучивать , вернее мои ребята многозначительно щекотали его ножичками, а Ян задавал вопросы. Монах оказался кастеляном монастыря, вёз сельхозпродукцию в город. На вопрос о летоисчислении, немного подумав ответил 713 от Рождества Христова. Проблема в том, что сейчас действует юлианский календарь, введённый ещё Цезарем. До григорианского ещё 870 лет. Надо делать поправку. Поправив шапочку на голове кастеляна, мы растворились в лесу. Назад добрались без приключений. Забрав тело нашего бойца, направились к берегу. С утра собрали плот и через несколько часов отплыли назад. В нашей долине похоронили Николая, поставили деревянный крест на могиле. Ещё день мы готовились, хотя Слава доложил, что оборудование готово к переходу.
   На сей раз подготовились лучше, нацепили на себя всё железо. Первым выпустили грека с наказом, сразу не убивать. Привычная уже процедура перехода и мы в другом времени. Ребята рассыпались по территории. Я отбежал от сработавшего портала и буквально наткнулся на девчонку, вставшая из-за кустика. Пискнувшая Ленка оказалась в моих объятиях.
   - Ленка, привет.
   - Фу, чёрт, как Вы меня напугали , Виктор. Стоило уединиться, как нате вам , до ветру сходить уж нельзя.
   Через полчаса сидели перед костерком и пили травяной сбор. Валера рассказывал об исследовании воздушного пространства этой местности. Почти каждый день они с дочерью вылетали в сторону моря, потом разворачивались и шли над сушей. На карту нанесли ближайшие поселения. Я тоже вкратце поведал о наших путешествиях. Ленка завистливо слушала о наших перипетиях. Глазки блестят от восторга, когда слышит о древних римлянах и греках.
   - Лен, а вон познакомься, Полидевк. Чемпион Олимпиады по борьбе, родился где-то в 105 году н. э. Напросился в нашу команду. Парень понял, что говорят о нём и выпрямился, выпятив могучую грудь. Ленка с уважением посмотрела на него и не удержавшись, подсела ближе.
   Ну всё, теперь запытает бедного атлета.
   Два дня мы отдыхали в подготовленном лагере. Наш скорняк растянул шкуру гигантского медведя и ребята с завистью щупали её. Владелец много времени потратил на выделку. Выскреб её от остатков жира и хрящей. Особо долго он возился с головой. Сейчас шкура должна провисеть растянутой на раме. Впереди ещё долгий этап консервации и сушки, пока шкура примет достойный вид. Зато потом будут завидовать такому трофею.
   Отдыхать хорошо, но пора и домой. Все соскучились по родным. С вечера распределились по машинам. Лене поручили Полидевка , когда гигант понял, что завтра полетит как птица, его восторгу не было предела. А малявка стала его учителем. Грек ходил за нею по пятам, что очень не нравилось Яну. Ну что тут поделаешь, девчонка сама выберет, с кем ей дружить.
   Дорога домой прошла быстрее, уже знакомые ориентиры и места ночёвок. Когда пошли родные леса, сердце начало сжиматься от предвкушения встречи с родными. Как там мои девочки и малые. Как посёлок. Всё-таки нас не было больше месяца. И вот наконец Ближнее. Ещё не убранные поля пшеницы, мы сделали круг над посёлком и пошли на посадку.
   После баньки я сидел в кругу своих. Детвора расселась рядом, девчонки поодаль. Я рассказывал о наших приключениях , а сам не мог наглядеться на Риту , буквально тонул в её глазах. Аня с Мадиной устроили мне скандал. Следующее путешествие в прошлое я прямо обязан взять их с собой. Н стал спорить, отделался туманными обещаниями. В принципе это возможно. Слава сказал, что если использовать ту же точку перемещения из нашей долины, то он гарантирует точность переноса.
   В течение недели мы отдыхали, отсыпались и строили планы на будущее. Степаныч поведал, что наши союзники большими группами несколько раз переходили портал в Дальнем и растворялись в лесах. Часть забрал наш «Альбатрос». Чем они так интенсивно занимаются не понятно. Но, думаю, отчитываться перед нами не будут.
   Чтобы прояснить обстановку, было принято решение перейти портал под Арбажем. Тот, второй. В компанию себе я взял двух надёжных ребят из своей команды. Подготовились, взяли аварийный комплект и привычное оружие.
   Переход прошёл стандартно, а вот дальше начались непонятки.
   Вышли мы естественно на опушке леса, в трёх километрах от Арбажа. Что поразило, так это лайнер высоко в небе. Что-то типа Боинга 777 неторопливо проплывало по небу. На всякий случай мы залегли в кустарнике. В течение часа засекли ещё несколько пролетающих самолёта, все гражданские.
   Что произошло за этот месяц. Тянуть нечего, вышли на грунтовку, ведущую к городу. Через километр дорога неожиданно вышла на асфальтированную дорогу. Отродясь здесь её не было. Нас догнал странный автомобиль, серебристого цвета, он напоминал американский седан Buick LaCrosse. Длинный с мощной радиаторной решёткой и странной эмблемой. В золочённом круге двухглавый орёл.
   Мягко остановился экипаж, опустилось стекло и весело улыбающейся мужчина произнёс, - господа егеря, вас подвезти?
   Всё, разрыв шаблона, я ожидал увидеть круто прикинутого парня, на худой случай попа, а тут немолодой уже мужчина. А главное обращение к нам. Он уважительно назвал нас господами егерями.
   Ясно, что нужно с ним пообщаться.
   - Да, если Вас не затруднит.
   Мы осторожно, боясь запачкать кожаный салон роскошного автомобиля разместились в салоне.
   - А вам, собственно, куда нужно, - спросил этот господин.
   - Да хотелось бы в город, вот остались без транспорта и связи.
   - Ну да, понятно. А что, учения уже закончились?
   Какие учения, а главное какой город, Мы проскочили уже десяток километров, а Арбажем и не запахло. А ещё эта надпись на торпеде РУССКО БАЛТИЙСКИЙ ВАГОННЫЙ ЗАВОД АВТОМОБИЛЕЙ вызывала ассоциации с началом прошлого века.
   - Да, учения закончились. Скажите, что эта за модель, - и я обвёл рукой салон автомобиля.
   - Так это 317-я модель Руссо-Балта. Движок 3.5 литра зверь. А что не катались на такой?
   Я неопределённо качнул головой. Через сорок минут быстрой езды мы подъезжали к городу. По дороге ни разу не попались вооружённые группы людей, даже не было следов разрушений. Голова распухла от предложений. Добила меня табличка Хлынов 5 км. Такое название имел Киров пол тысячи лет назад. Мы въехали в неузнаваемый город. Улицы окраины застроены малоэтажными постройками, не выше двух этажей. Ближе к центру стали попадаться пятиэтажки. Но мне они больше напоминали доходные дома старого Санкт Петербурга, чем привычные хрущёвки.
   - Ребята, а хотите, поехали ко мне. С дороги поди устали, попьём чайку. Расскажете, как там служба.
   Ну, информация нам нужна как воздух, поэтому согласились.
   Наш благодетель жил на втором этаже трёхэтажного дома. Дверь открыла миловидная женщина , похоже супруга. Нас провели в комнату. Хозяин привычно перекрестился на красный угол с иконой, мы с парнями переглянулись и тоже размашисто перекрестились. Что нам, жалко что-ли, однако странно. В наше время такое в городах не встретишь.
   П опросились умыться с дороги. Оружие прибрали в сумки. Хозяйка накрыла чай за большим круглым столом. Для начала познакомились. Хозяина звали Коломейцев Дмитрий Иванович. Майор в отставке, сейчас занимается семейным бизнесом. Нас подобрал по пути, ездил навести отца на хутор.
   Первая неловкость прошла и мы разговорились. Р ебята больше помалкивали, говорил в основном я. Парни с умилением смотрели, как вбежал пацан лет девяти и взобрался на колени к отцу. А мамка мягко взяла его за руку и предложила погулять. Такая мирная картинка умилила нас.
   - Виктор, ваши спутники явно военные люди, а вот Вы для меня загадка.
   - А я, Дмитрий Иванович, немного учёный, немного путешественник. Изучаем пространственно временной континуум. Это я выдал запомненную фразу.
   Видя интерес на лице собеседника, продолжил.
   Вот сегодня какое число?
   - Ну, с утра было 11 сентября 2022 года. А что Вас смущает?
   Ну хорошо, что дата совпадает. Но нам нужны детали.
   - Понимаете, дорогой Дмитрий Иванович. Наша группа изучает возможности перемещения во времени. И сегодня утром мы переместились из нашего времени. Но, вместо привычного нам периода оказались в совершенно незнакомом нам времени. Нам не знакома Ваша машина. Это город в нашем времени называют Киров или Вятка. А Хлынов это название он носил в 1500 году. Поэтому, если Вас не затруднит, описать куда мы попали.
   Наш хозяин сразу построжел , окинул нас внимательным взглядом.
   - А документы у вас имеются, господа хорошие?
   Я растерянно посмотрел на ребят. Я давно не ношу официальных бумаг, кому в лесу их показывать.
   - У меня есть, это ответил мой боец и достал из внутреннего кармана, завёрнутые в полиэтилен документы.
   Дмитрий Иванович осторожно принял их и положил на стол.
   Так, что там у него. Водительские права, военный билет и удостоверение Росохотрыболовсоюза.
   Минут двадцать хозяин внимательно их изучал, потом отложил в сторону.
   - Похоже на настоящие документы, но почему Россия?
   - А что же тут Китай должен быть? возмутился я.
   - Зачем же Китай, Российская Империя.
   - А можно взглянуть на ваше оружие?
   Я достал из сумки свой Калаш, снял чехол и отсоединил магазин. Дмитрий Иванович очень тщательно осмотрел его, пощёлкал механизмом. Проверил ствол, даже понюхал его.
   - Ну, такие документы изготовить непросто, но возможно. А вот ручник так просто не сделать. Я отслужил больше двадцати лет в драгунах , но ваше оружие только отдалённо напоминает наше. Абсолютно точно, что это заводская штамповка, производимая большими партиями.
   -Поэтому я склонен вам поверить. Знаете что, было бы замечательно, если бы вы рассказали о своём мире.
   Затем до позднего вечера мы говорили с хозяином, обменивались информацией. Даже успели поужинать.
   Здешний мир одновременно и похож на наш и, в тоже время разительно отличается. Некоторые исторические персонажи совпадают. До двенадцатого века развитие наших миров совпадает, а вот потом начались расхождения. Москва так и осталась небольшим областным центром, а вот Великий Новгород стал столицей Руси. И вектор развития пошёл не только на восток, но и в сторону скандинавских стран. Сейчас Российская империя занимает всю восточную Европу и часть Германии. На востоке остановились на завоевании западной Сибири, дальше маньчжуры. Церковь играет значительную роль в жизни общества, император, хоть и усидел на троне, но выполняет чисто представительские функции. Правит выборный канцлер и народная Дума. И не было в их истории такого разрушительного XX века с его войнами и революциями.
   Дмитрий Иванович оставил нас у себя ночевать, от греха подальше. У нас же ни документов, ни местных денег. Да и ситуацией не владеем.
   Я долго не мог уснуть. То, что наши союзнички что-то значительное совершили в тысячном году это понятно. Вот я с товарищами сколько мотался туда-сюда. Сколько «бабочек» раздавил своими неуклюжими действиями, но это не приводило к изменениям настоящего. А вот церковники за пару месяцев что-то там наляпали. Может папу римского прищучили, или базилевса похитили, иди знай. Но, если честно, такое настоящее мне нравится. Вот сейчас смотрю за окно, уже поздний вечер, а на улице сидит группка подростков. Мимо проходят девчонки, и никто никого не цепляет. Чувствуется, что в городе спокойно и безопасно. Моим бы понравилось, надо обязательно привезти их сюда.
   А что , прикупим приличный дом, наладим здесь необходимые связи и будем организовывать экспедиции в прошлое, а может и в будущее. Но пока мне интереснее первое. Хочется пообщаться с великим Александром, набраться мудрости у Аристотеля и потолковать по душам с Иешуа или по-нашему с Иисусом. Столько интересного ждёт там, а когда за спиной надёжная крыша и на душе спокойно за родных и страну можно жить, господа. Так что бог нам в помощь и до встречи.
   Июнь 2022 года
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"