I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Ancient Strengthening Technique / Древняя техника усиления. Общий файл.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.11*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Парень по имени Цинь Шуй переродился в другом мире на континенте Зеленого Облака и начал свой путь качка и мстюна за обиду нанесенную его матери. История про то как накачать магическую бицуху и запикапить стаю высококлассных сучек.

  Древняя техника усиления
  
  
  
  (http://tl.rulate.ru/book/51)
  Парень по имени Цинь Шуй был перенесен в другой мир, и очутился на континенте Кюсю. Штормы из крови и ветра были тут частым явлением, из-за чего никто не удивлялся трупам и костям. Молодой воин Цин Шуй выбрал свой путь развития и потратил десять лет на тренировки, чтобы отомстить за свою мать.
  
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 1.
  Эта маленькая деревня находилась в горах, тут были красивые пейзажи усеянные цветами. Это было процветающее место. Аромат голубого неба витал в воздухе поднимая дух народа.
  Мальчик около пяти лет сидел на холме. Тело этого мальчика было очень худым и ужасно слабым. Витая в своих мыслях, он не проронил ни слова. Если бы кто-нибудь увидел этого мальчика, он был бы ошеломлен этим милым личиком и двумя красивыми, черными глазами. Единственное, что выражали его глаза, так это одиночество, не подходящее его возрасту.
  'Почему я очутился в этом мире? Этот мир совсем отличается от моего, и имеет совершенно другую историю. Только одну вещь он знал об этом мире, что этот континент называется Кюсю!'
  'Почему вся моя семья может практиковать боевые искусства, а я не могу даже малость от этого? Если я делаю простейшее упражнение, то мне становится тяжело дышать, сердцебиение учащается, и я даже могу потерять сознание!' Цин Шуй бормотал про себя это уже много раз.
  'Все еще остается тайной, каким образом я очутился тут. Я лишь играл в Фантазию Западного Путешествия с одноклассниками'.
  'Цин Шуй! Цин Шуй!' послышался женский голос. Цин Шуй вернул свое наивное и счастливое выражение лица.
  'Мама! Я тут!' - Крикнул он и помахал рукой, направляясь в сторону деревни, из которой пришла его мать.
  'Зачем ты снова убежал так далеко, дитя? Мне ведь приходится тебя возвращать, пока не стало совсем поздно'. Женщина засмеялась и с любовью взяла за руку маленького Цин Шуя. Он мгновенно почувствовал тепло на сердце. Когда он попал в этот мир, то был в утробе матери и еще не родился. Несмотря на то что прошло пять лет, он до сих пор не знал, почему оказался тут, но сейчас ему не хотелось об этом думать. И хотя другие люди видели в нем лишь мусор, он знал что его мать любит его, и относится как к сокровищу.
  Несмотря на то, что Цин Шуй никогда не видел своего отца, эта красивая и грациозная женщина растила его с младенчества. Мать Цин Шуй звали Цин Юи, и она была членом семьи Цин. Эта горная деревня была одна из самых крупных. Семья Цин так же была одной из самых влиятельных в радиусе более чем сотня ли. Семья Цин имела много связей, а так же наследовала семейное боевое искусство, благодаря этому, они могли считаться одними из трех наиболее влиятельных семей города.
  Будучи одной из крупнейших семей, они не могли позволить легко себя провоцировать. Цин Шуй знал, что в этом мире распространены боевые искусства. Все члены семьи Цин должны были практиковать боевые искусства, начиная с пяти лет, однако Цин Шуй был исключением.
  Любой нормальный член семьи мог практиковать грубую технику физического укрепления. В предыдущей жизни он так же хотел стать экспертом, для того чтобы свободно передвигаться по всему миру и жить свободно.
  Сейчас, когда появилась такая возможность, он оказался лишь мусором, неспособным практиковать боевые искусства. После того как он подумал о себе, он взглянул на прекрасную женщину рядом с ним, на собственную мать. Она смотрела на него прекрасными и добрыми глазами. Ее взгляд был наполнен любовью и надеждой.
  Взглянув в ее глаза, Цин Шуй опустил свою голову. Он боялся, что она увидит выражение его лица. Он все еще боялся взглянуть своей матери в глаза, так как каждый родитель желает, чтобы его ребенок был кем то выдающимся. Вполне естественно, что его мать не смотрит на него как на мусор, и он боялся ее разочаровать.
  Он боялся, что в один день, его мать, которая воспитывала его пять лет, бросит его.
  'Цин Шуй, ты не голоден? Ты ушел играть, и забыл что уже время кушать.' Эта женщина всегда была очень добра и заботлива. Цин Шуй чувствовал, что его мать не была обычной. Для начала, Цин Шуй чувствовал, что его мать, дочь главы клана Цин, так как ей везде выказывали уважение, однако позже он узнал что это было еще не все.
  'Мама, я бесполезен. Другие дети могут тренироваться, а я нет. Мама думает что я отброс?' - Цин Шуй выглядел очень угрюмо.
  Сердце Цин Юи сжалось. Она хотела дать своему сыну все, тем не менее, он не был в состоянии заниматься боевыми искусствами. Так пусть он живет в деревне, не зная проблем и печали. Если такова его судьба, то пусть будет так.
  'Шуй-эр, все дети дороги своей матери. Если твоя мать не будет тебя любить, то кто тогда? Я скажу тебе, ты не мусор, ты моя гордость. В сердце твоей матери - ты важнейший человек. Если ты счастлив, то и я счастлива'. Цин Юи подняла его и поцеловала в лоб.
  Цин Шуй уже давно привык к такому обращению. Он почувствовал себя счастливым. Ему было неважно, кто обзывал его отбросом, но он чувствовал себя недостойным любви своей матери.
  Их деревня находилась в северной части. В десяти милях от дома потомков семьи Цин. Главе Семьи Цин - Цин Луо было уже 100 лет, и он уже развился до вершины уровня Хоутан. Несмотря на то, что ему было 100 лет, он выглядел как мужчина среднего возраста. Достигшие уровня Хоутан могли прожить 200 лет, в тот момент, когда обычные люди не доживали до 30.
  Цин Юи была дочерью главы семьи. У Цин Луо было 4 сына и одна дочь, Цин Юи была младшей среди всех и к ней относились как к сокровищу. В любом случае, сейчас, он имел более 12 внуков и внучек. Можно сказать, что они умели делать детей. Цин Луо был счастлив, имея целых два поколения успешных детей, даже несмотря на отброса Цин Шуя. Имея столько потомков, у Цин Шуэ не было особых обязанностей.
  Семья Цин была велика и располагалась в двух деревнях. Цин Юи держа Цин Шуэ на руках, вошла в тренировочное поле. Тут была единственная внучка Цин Ло, у которой были грозные кулачки. Каждый из ее ударов был силен как маленький тигр!
  Цин Юэ взглянула в глаза ее сына, который выглядел подавленно, и испускал мрачные вздохи. Видеть маленького, но довольно сильного ребенка для него было скорее плохо, чем хорошо. Она мягко прижала его голову к своей груди, чтобы он не мог видеть, как другие дети тренируются. Однако звуки 'Ха', 'Хо', 'Ха', которые он слышал, только и напоминали ему о том, как он бесполезен.
  
  
  Глава 2. Три года спустя.
  Время течет так же быстро, как и стрела пущенная в бесконечность. Три года минуло в одно мгновение. Цин Шуй подрос, но по прежнему выглядел слабым и худым. Его отличительная черта - пара красивых черных глаз, казалось, стали еще более очаровательными за это время. Для Цин Шуя это время было не очень интересным. Он так же не мог развивать боевые искусства.
  'Цин Шуй! Цин Шуй!!' Это бежал юноша, имеющий тело, крепкое как у тигра.
  Всякий раз, когда у него было свободное время, Цин Шуй любил бегал на близлежащие холмы и горы. Он любил тишину и уединение. Будучи на природе, он успокаивался, и мог немного отпустить бремя, которое нес в своем сердце. Когда он вырос, частота и его пробежек увеличились.
  Цин Шуй обернулся и увидел человека, который его звал. Это был его лучший друг - Цин Ху.
  Цин Ху был моложе Цин Шуя на на год. Он уже освоил прием 'Голубой Лотос' наследственного боевого искусства клана Цин до 3го уровня Боевого Воина.
  Развитие в этом уровня имело 10 областей. Это были Боевой Студент, Боевой Воин, Боевой Генерал, Боевой Командующий, Прирожденный, Боевой Король, Боевой Святой, Боевой Император и Лжебог. Каждый из этих областей имел 10 уровней.
  Цин Ху был самым младшим внукам в клане Цин, вместе с ним были еще 3 одногодок. Было много членов того же поколения, что и Цин Шуй в клане Цин, которые презирали его, в этом мире все решает сила! Тот, кто не может заниматься развитием, будет всего лишь отбросом для всех. Единственным его другом был Цин Ху.
  В тот момент, когда Цин Шуй попал в этот мир без единой капли таланта, уже было определено что он обречен на одиночество.
  Цин Шуй прожил в всего 15 лет. 18 в предыдущей жизни и 8 в этой. Его сознание было более устойчивым, чем у обычных детей, он никогда не плакал и не чувствовал себя одиноким. Несмотря на все издевательства, никто не видел как он плакал или истерил.
  Цин Шуй также старался не ссориться с этими подлыми детьми из-за мелочей. Несмотря на множественные насмешки и холодные взгляды, он оставался равнодушным. Тем не менее он дорожил дружбой с Цин Ху. Несмотря на то что Цин Ху был всего лишь ребенком, по сравнению с ним, он все равно был рад иметь верного друга.
  Глава клана Цин, Цин Луо достиг вершины области Хоу Тиан (п.п. Сам не понял что за область такая). Из 4х его сыновей, трое уже достигли области Боевого Командующего 8 уровняю Некоторые из них были на пике 8го уровня.
  Исключением был лишь второй сын, Цин Хе. Цин Хе уже достиг области Боевого Командующего 9го уровня. Однако, сколько бы он не пытался пробиться на уровень Хоу Тиан, у него все еще не получалось.
  Сейчас, Цин Хе нужно было полностью сосредоточиться на развитие, надеясь совершить прорыв на 10й уровень и достигнуть вершины области Хоу Тиан. Лишь когда в клане будет 2 эксперта достигнувших вершины области Хоу Тиан, они будут способны бороться с семьей Ши из Города Сотен Миль.
  В третьем поколении, так же было несколько гениев. Старший внук Цин Цзы, прорвался на 7ю ступень области Боевого Воина в возрасте 21 года, так как его лично обучал Цин Луо!
  Другой выдающийся гений был Цин Ю, достигнув 6ю ступень области Боевого Воина в возрасте 13 лет. Его скорость развития была еще больше чем у Цин Цзы! Зная это Цин Луо мог засыпать счастливым и просыпаться с улыбкой. Цин Ю был гением, благословленным небесами, гением среди гениев!! Цин Луо возлагал на него большие надежды.
  В этом мире, развитие означало все, даже споры между людьми были в основном о развитии. Это слово 'развитие' было отравой для Цин Шуя. Он ненавидел все что с было с этим связано. Сейчас, большую часть времени свободную от еды или сна он проводил в горах.
  С течением времени, его характер становился холоднее и холоднее, Цин Юи была единственной кто получала от него улыбки. Даже Цин Луо был неспособен изменить это ледяное выражение лица.
  Цин Шуи не знал, что каждый раз, когда Цин Юи смотрела на его одинокую фигуну, в ее сердце была боль. За эти три года, Цин Юи собрала много различных медицинских трав для Цин Шуя, стараясь вылечить его слабость, но все это было бесполезно. Ледяное выражение его лица было даже когда он спал, только во время хорошего сна он улыбаться в своем сердце.
  'Эй, Цин Ху, почему ты бегаешь играть вместо занятия развитием? Ты не боишься что Отец накажет тебя за прогулы?' Лицо Цин Шуи немного расслабилось, и появилась тень улыбки после подшучивания над Цин Ху.
  'Не проблема, это даже не больно, нечего бояться!' Цин Ху легко отмахнулся. Цин Шуи чувствовал, что ответ Цин Ху был с ноткой претензий на взрослость.
  'Хорошо, давай возвращаться! Если откажешься, Тетя Юи снова будет тебя искать'. Цин Ху сказал это командным тоном.
  Цин Шуй мягко вздохнул, глянул на крепкое тело Цин Ху, сравнивая его со своим хилым и слабым телом. 'Стоит ли жить так? Будучи неспособным развиваться остаток жизни? Почему существует так много историй о Героях, которые были перенесены в другой мир и становились имбалансными мастерами. Почему я исключение из этих историй?' раздраженно подумал Цин Шуй.
  Цин Шуй и Цин Ху вернулись в поместье, когда Цин Юи уже собиралась идти искать его. Увидев детей, Цин Юи поспешно повела их в залу для совместного ужина. Сегодня был последний день месяца. В этот день клан Цин проводит совместный ужин, где собирается вся семья. Таким образом это было место для обмена новостей и сближения всех членов семьи.
  Возле Цин Луо, за главным столом сидели Цин Хе, Цин Цзы и Цин Ю. Все остальные оставшиеся члены второго и третьего поколения не имели такой привилегии - сидеть за главным столом клана Цин.
  Несмотря на то, что Цин Цзы и Цин Ю относились к третьему поколению, они могли сидеть за главным столом благодаря своему таланту и силе. Расположение мест назначал сам Цин Луо Он хотел воспитывать остальных членов клана, создавая атмосферу дружественной конкуренции. Возможность сидеть за главным столом была знаком почета. Это было нечто, чего все хотели добиться. Те, кто сидели за главным столом, уважались в клане больше всего.
  Цин Шуй тихонько закончил есть возле Цин Юи, остальные члены клана обычно собирались вместе, относительно уровня развития, за исключением Цин Шуя. С малых лет, он привык к одиночеству. Как мать, Цин Юи, ощущала себя беспомощной, видя что ее ребенок лишен друзей и товарищеских отношений.
  Цин Юи держала эти чувства глубоко в сердце. 3 года.... За эти 3 года, казалось что его поведение полностью изменилось. В прошлом, были моменты, когда Цин Шуй показывал свою детскую сторону. Теперь, казалось что он утратил все детское в себе. Когда Цин Юи смотрела на одинокую фигуру своего ребенка, у нее невольно текли слезы по лицу.
  Она сломалась и заплакала слезами от чувства беспомощности за все эти 3 года.
  
  
  Глава 3. Преобразование тела!
  Цин Шуй понуро вышел из особняка семьи Цин. У него не было другого места, кроме близлежащих холмов и гор. Придя в это место, где он уже был бесчисленное количество раз, глаза его направились в сторону линии горизонта, мысли о самоубийстве не покидали его разум. Тем не менее, каждый раз когда он думал о самоубийстве, в его сознании всплывало лицо с нежным взглядом, преисполненным надеждой, ради которого стоило жить. Это было лицо его матери.
  Цин Шуй не желал оставаться мусором. Чем больше он об этом думал, тем больше гнева чувствовал в своем сердце. Когда гнев дошел до точки извержения, следы безумия мелькнули в его глазах, и он заорал в сердцах 'Чертовы небеса, Я никогда не сдамся!! Слышите меня?? Если вы желаете раздавить меня, ТО Я САМ РАЗДАВЛЮ ВАС', голос его раздавался эхом далеко по местности.
  После того как он прокричался, он начал побежал вверх по горе. Ему нужно было выплеснуть свой гнев, весь накопленный негатив. Он чувствовал, что взорвется, если не выпустит пар.
  Дух его был бодр, но плоть слаба. Пробежав небольшое расстояние, он почувствовал щемление в груди, но несмотря на боль, продолжил бежать дальше.
  Все его тело болело, дыхание было неровным, по лицу стекали ручейки от пота. Все это лишь подгоняло его бежать дальше.
  'Я не проиграю, я должен стать сильнее, я долен терпеть...' Цин Шуй повторял это себе, не останавливаясь ни на миг. Он бежал и бежал, пока, наконец, не свалился без сил.
  Время шло медленно, небо уже потемнело, луна поднялась и прошла половину пути. Нежный серебристый свет луны освещал Цин Шуя, словно в этом месте на землю спускались ангелы. Цин Шуи все еще был без сознания, со своим худым и слабым телом, он дошел до середины перевала, прежде чем упасть без сознания.
  Тем временем в клане Цин, Цин Юи уже заметила пропажу сына и была в панике. Она сразу отправилась искать его на близлежащие холмы. Однако, сколько бы она не искала, она не могла его найти, но сдаваться не собиралась.
  Цин Юи вернулась в клан Цин и начала раздавать приказы всем слугам и рабам присоединиться к поискам. Все были испуганы безумным видом Цин Юи. Только сейчас они все вспомнили что она по прежнему является экспертом, ее предыдущий грациозный и спокойный вид исчез без следа.
  А тот же момент прежде чем Цин Шуи очнулся, в его голову ворвался огромный поток знаний. Это выглядело так, словно дверь, которая раньше была заперта, внезапно открылась.
  Техники Усиления, Медитации, Алхимии, Готовки, Охоты, Скрытого Оружия, Кузнечные, Строительные и другие ремесленные навыки...
  'Что!??!? Разве не эти способности были у меня в игре[Западная Фантазия]? Почему они появились в моей голове именно сейчас? Так же были методы культивации. К сожалению, кроме Древней Техники Усиления, остальное кажется бесполезным'.
  Цин Шуй был очень взволнован, в его игре, людская раса имела самую высокую способность к обучению. Те, кто занимался развитием, могли достичь таких высот, что стояли на уровне с демонами и небожителями. Цин Шуй понимал, что в этом мире нет демонов и богов, однако тут были сильные воины, способные превратить в руины целый город всего лишь взмахом руки!!
  Из опыта игры, Цин Шуй знал, что сильнейшими являются не специальные боевые техники, а элементарные техники укрепления и развития, создающие фундамент для силы. Даже без каких либо боевых искусств, только за счет укрепления основ, можно стать непобедимым, особенно если практиковать и боевые искусства и техники усиления. Как говорится, любые боевые искусства бесполезны, если тело не может их выдержать.
  Цин Шуй также понял, что все описанные методы развития прочно отпечатались в его сознания. Кажется он приобрел способность мгновенно запоминать то, что видел единожды. Кажется это называется Эйдетическая Память.
  Как мираж, образы различных навыков мелькали в его сознании, огромный образ Инь-Ян появился в его голове.
  Древние сказания гласят 'После того как мир был создан, он был слишком нестабилен и хаотичен. Творец разделил его на Инь и Янь, и мир стабилизировался .'
  Образ Инь-Ян постепенно сократился до размера семечка, а затем начал медленно и вращаться. С каждым оборотом символ испуска небольшое количество энергии. Эта энергии потекла по всем меридианам его тела, постепенно изменяя их.
  В этот момент Цин Шуй почувствовал, как его тело налилось силой. От такого происшествия он был немного ошарашен. 'Может я умер от удара током во время игры? Откуда здесь способности из Западной Фантазии? Может это галлюцинации от истощения?'
  Цин Шуй все еще до конца не пришел в себя. Несмотря на то, что все его чувства обострились, он все еще не мог прийти в сознание. Ему казалось что этот символ будет крутиться вечность! Цин Шуй не был уверен, но было такое чувство, словно этот символ изменит его судьбу!
  Внезапно, он услышал как его зовут.
  'Мама?' Он услышал как Цин Юи отчаянно звала его, и почувствовал тепло на сердце. Он хотел отозваться, но тело не слушалось его.
  'Цин Шуи!! Цин Шуи!!!'
  'Он здесь! Мы его нашли!' сказал незнакомый голос рядом с ним.
  'Цин Шуи!!' Даже не видя свою мать, он ощущал, что лицо ее было в панике, и глаза ее наполнились слезами.
  После этого он почувствовал знакомые объятия, Цин Юи крепко его обняла. Это теплое чувство напомнило ему, как эта женщина в одиночку его воспитывала, отдавая всю любовь. Он все больше и больше ненавидел своего отца, оставившего его мать в одиночестве. Сознание его медленно погрузилось в сон.
  Он уснул с улыбкой на лице, ведь у него было ощущение, что завтра солнце будет светить для него намного ярче чем раньше!
  
  
  Глава 4. Древняя техника усиления.
  На следующий день, когда солнце только начало подниматься, Цин Шуи наконец очнулся. Он почувствовал что Цин Юи сидела на краю его кровати и держала его за руки. Следы обеспокоенности и усталости были видны на ее глаза, ее красивые глаза передались ему по наследству.
  Увидев что Цин Шуи очнулся, Цин Юи обняла его со и заплакала от счастья.
  'Дорогая матушка...' Цин Шуи нежно ее позвал. При мысли, что она всю ночь была возле него, ожидая что он очнется, сердце его сжалось. Он вновь почувствовал себя недостойным сыном.
  Когда он позвал ее, Цин Юи почувствовала следы сожаления в его голосе. В этом мире сила значила все, неважно, сколько у тебя денег, если ты был очень низкого уровня развития. В этом мире действовал закон джунглей.
  Цин Юи крепко обняла своего сына, чувствуя что и она подвела его, ведь он был не виноват в своей слабости.
  'Мама, тебе следует поспать. Ты, наверное, устала за всю ночь, что сидела возле меня.' Цин Шуи мог только попытаться уговорить ее, говоря в детской манере. Как жаль что он не мог развиваться. Имея интеллект 26 летнего, и высокое понимание вещей, он безусловно был бы гением.
  Но сейчас... Вздохнул он... Сожаление не приносит пользы.
  В конце концов, его самого уговорили еще поспать. Сначала Цин Шуи хотел подняться, но Цин Юи обняла его, и он послушно лег обратно. Цин Юи заснула первой, все таки за эту ночь она довольно сильно устала. Видя что с Цин Шуи все хорошо, она наконец могла расслабиться.
  Дождавшись пока его мать заснет, Цин Шуи тихонько поднялся и вышел из комнаты, он был переполнен энтузиазмом. Он ощущал, что он уже не тот бесполезный отброс, которым был вчера. Может быть..... теперь она наконец сможет встать на дорогу развития. Не важно, что он был намного старше остальных детей, его желание развиваться было настолько велико, что никакие преграды были ему не страшны.
  Цин Шуи хотел проверить свою теорию. Когда он вышел из особняка Цин, то побежал на максимальной скорости. В этот момент его сердце затрепетало, он боялся что это все иллюзия, что его мечта о культивации так и не сбудется.
  На одном дыхании он пробежал половину расстояния до вершины горы. Дышать было тяжело, но не настолько как раньше. Это было значительное изменение. После небольшого размышления, он пришел к выводу, что все это благодаря образу Инь-Ян в его сознание.
  Цин Шуй закрыл глаза, медленно входя в состояние медитации. Его дух постепенно вошел в собственное сознание, где находился символ Инь-Ян. Символ по прежнему вращался, испуская энергию и изменяя тело и органы Цин Шуя.
  Пока он находился без сознания информация об основных техниках укрепления уже прочно засели в его голове. Он уже решил, что начнет тренироваться, чтобы укрепить собственное тело. К тому же, его тело уже немного изменилось, и было не таким хрупким как раньше. Он был уверен, что используя Древнюю Технику Усиления, в совокупности с символом Инь-Ян ему не понадобится много времени чтобы догнать остальных культиваторов!
  Время текло быстро, солнце уже давно зашло. Солнце плыло по небосводу, заливая сиянием все вокруг, растения цвели и испускали приятный аромат, радующий сердца людей.
  Цин Шуи тем временем перебирал различную информацию у себя в голове и решил сконцентрироваться на технике укрепления тела. Наиболее важным моментом техники было создание прочной основы. Крепость его тела и костей. Пока что, разница между ним и другими практикующими была в слабости его тела.
  Укрепление основ - было фундаментом практикующего, техники, которая появилась в сознании Цин Шуя. Она так же была одной из самых древних, созданных человечеством, техник развития. Практикующие ее становились в вершине этого мира! Не было бы ложью сказать, что все остальные техники происходят от Древней техники усиления, которую планировал практиковать Цин Шуи. Не будет преувеличением сказать, что это одна из сильнейших методик развития в этом мире!
  Практика Древнего Усиления позволяет культиватору создать идеальное телосложение. Эффект от техники был несколько схож с эффектом от вращающегося знака Инь-Ян. Техника Древнего Усиления также позволяет укрепить кости, мышцы и внутренние органы. Тело практикующего сможет соперничать в крепости со сталью! Кроме того, эта техника позволяла повысить живучесть практикующего!
  Цин Шуи мог вспомнить детали данной техники без малейших усилий, это подтверждало, что теперь у него Эйдетическая память! (п.п. Мгновенно запоминает и ничего не забывает... злопамятный короче)))
  Цин Шуи нашел уединенное место, чтобы начать практиковать Технику Древнего Усиления. Чтобы практиковать данную технику, нужно уединение. Практикующему нужно успокоить свое сердце, и циркулировать Ци внутри тела.
  Цин Шуи начал изучать и анализировать Технику. После пары попыток, он был еще не в состоянии собрать даже малейшую Ци. Цин Шуи знал, что Рим не за один день стоили. Для того чтобы стать сильным, нужно много трудиться. Будь все просто, то мир уже заполонили бы сильные эксперты.
  Цин Шуи упорно продолжал свои попытки собрать Ци, каждая неудача лишь усиливала его упорство.
  Постепенно Цин Шуи почувствовал онемение в теле. Казалось, что он тренировался уже целую вечность, но все еще был неспособен сконцентрировать Ци.
  Спустя еще час, Цин Шуи открыл глаза и понял, что уже настал полдень. Он знал что скоро ему придется идти домой, ведь его мать будет беспокоиться. Несмотря на то, что он целый пол дня сидел в одном месте, он не чувствовал себя уставшим. Он не спеша встал и направился обратно в особняк Цин.
  Придя в особняк, Цин Шуи понял, что тренировка молодого поколения клана Цин еще не закончилась. Сейчас, глядя на их занятие боевыми искусствами или практикой с мечом, он не чувствовал ничего. Его зависть и ревность совершенно испарились, сейчас, их место занимало желание превзойти их!
  При входе во двор он столкнулся с Цин Луо. 'Цин Шуи, ты снова ходил гулять? Тебе стоило бы сначала отдохнуть и выздороветь для начала'. Цин Лоу мягко его укорил.
  'Дедушка, я просто прогуливался, не беспокойтесь обо мне, свежий воздух благотворно на меня влияет, я чувствую себя хорошо' Цин Шуи почувствовал, что его дед действительно волновался за него.
  'Тебе стоит быть более осторожным. Сегодня я послал в Город Ста Миль, чтобы купили стебель 100летнего женьшеня. Мы можем извлечь его экстракт, который ты будешь принимать после еды' сказал Цин Луо с заботливым взглядом.
  Цин Луо мог сказать, что Цин Шуи имел исключительный интеллект. Каждое его предложение было четким и оформленным, даже его менталитет был практически как у взрослого человека. Как же жаль, что он не мог заниматься своим развитием... Цин Луо тяжело вздохнул.
  
  
  
  Глава 5. Цин Шуи Развивается!
  Эти дни были мирными и спокойными, несмотря на то, что Цин Шуи не мог сформировать даже нить из Ци, он все равно продолжал практиковать Технику Древнего Усиления. Он верил, что рано или поздно у него все получится.
  Символ Инь-Ян в его сознании постоянно подпитывал его тело, изменяя и улучшая его конституции. Улучшения затронули не только кости и мышцы, даже внутренние органы становились крепче.
  Цин Шуи все еще выглядел довольно хило. Однако несмотря на это, он мог чувствовать намек на жизненные силы в своем организме. Глаза его стали еще очаровательнее и стали обладать притягивающей глубиной.
  Цин Шуи не собирался никому раскрывать состояние своего тела, и факт того, что оно теперь был в состоянии практиковать боевые искусства. Изначально, он хотел сохранить это в тайне от всех, но в душе жаждал дня, когда Цин Юи сможет им гордиться. Поэтому Цин Шуи решил рассказать правду своей матери.
  Вернувшись с гор, он увидел как члены клана 3го поколения ревностно практиковали секретную технику клана - Искусство Синего Лотоса.
  Из-за того, что Цин Шуи не был в состоянии развиваться, между ним и другими членами клана был большой разрыв, и они не заботились о том, чтобы бросить на него взгляд, когда он проходил мимо.
  Цин Юи стояла у входа в дом. Это было место, где они жили все это время. Тут был небольшой сад, в котором росли различные растенияи цветы, а также небольшое озеро с лазурными карпами.
  Цин Юи стояла у озера, ее прекрасное лицо и грациозные движения излучали ауру красоты, которая присуще рыбам в воде или птицам в воздухе. Цин Юи словно сошла с картины. Однако были и моменты, когда от нее исходила печаль.
  Цин Шуи уже не в первый раз видел свою мать в таком виде. 'Что же я могу сделать сейчас?' вздохнул он. Для начала, ему нужно было стать сильнее, намного сильнее. Цин Шуи уже в возрасте 1 года мог понимать разговоры, естественно Цин Юи не знала об этом и часто разговаривала с ним.
  Цин Шуи тихо вышел со двора и перед входи закричал 'Мама! Я в порядке, я вернулся!'. Он не хотел, чтобы его мать знала, что он был свидетелем ее отчаяния ранее. Он сделал вид словно только что вернулся.
  После того как Цин Юи услышала его голос, выражение ее лица мгновенно изменилось на приветственную улыбку, на лице не осталось ни следа бывшей меланхолии.
  Цин Шуи почувствовал укол боли в своем сердце. 'Мать так много страдала, делая счастливый вид, чтобы я за нее не беспокоился. Только ночью, пока никого не было рядом, она могла плакать'.
  'Матушка, я полностью выздоровел. Теперь я способен развиваться!' Цин Шуи радостно улыбнулся.
  Цин Шуи заметил искры счастья в ее глазах, ее надежда еще не была погашена!
  'Что ты такое говоришь!! Не заставляй меня волноваться, я всего лишь хочу чтобы ты был счастлив..' Цин Юи мягко отругала Цин Шуи, ведь по всеобщему мнению экспертов, вылечить его было невозможно. Не было никакого способа для него развиваться, из-за слабого сердца.
  Цин Шуи знал, что ему так просто не поверят.
  'Мама, это правда. Эти несколько дней дедушка варит мне отвар фиолетового женьшеня. Дедушка сказал что этот 100летний женьшень бесценен!' Цин Шуи говорил возбужденно, чтобы быть похожим на ребенка.
  Услышав это, Цин Юи немного поверила, что телосложение Цин Шуи могло чуть-чуть измениться. Затем она сказала 'Цин Шуи, я хочу чтобы ты рассказал мне все что произошло, я хочу все знать, прежде чем сделать выводы'.
  'Два дня назад, я начал употреблять 100летний женьшень. Я начал чувствовать себя полным энергии, даже моя одышка исчезла! Мама запретила мне далеко бегать, ведь мое сердце может не выдержать, но я чувствовал себя превосходно, потому и побежал так далеко. Я бежал быстрее и быстрее, до горы и обратно к поместью, и ничего плохого не случилось!' быстро объяснил Цин Шуи.
  'Это правда? Шуи-эр, ты мне не врешь??' глаза Цин Юи уже были влажными от слез.
  'Это правда. Дедушка уже знает об этом, он проверял мой пульс, и сказал что я в порядке. Чтобы увериться в этом, он пригласил доктора Ву, потому я и пришел позвать мою мать пойти со мной!' Цин Шуи легонько потянул ее за рукав.
  'Хорошо! Давай пойдем вместе' Цин Юи счастливо взяла его за руку. Подавив волнения в своем сердце, она направилась за ним. Однако Цин Шуи чувствовал, что в душе она вне себя от радости. Я постараюсь, чтобы она была счастлива всегда!
  'Глава клана Цин, мои поздравления! Молодой мастер Цин Шуи не имеет никаких проблем с телом. На самом деле, он даже немного крепче обычных людей, а его скорость восстановления просто поразительна' С энтузиазмом сказал доктор Ву.
  В этот момент, всего от нескольких слов доктора, подтверждающих восстановление Цин Шуи, слезы потекли по лицу Цин Юи. Она крепко обняла Цин Шуи. Цин Шуи улыбался, он знал что это были слезы радости.
  'Мама, дорогая... не плачь' он аккуратно вытер ее слезы.
  Проводив доктора Ву, Цин Луо вернулся со смешанными чувствами. Изначально Цин Шуи имел слабое и хилое тело, абсолютно непригодное для занятий боевыми искусствами. Цин Луо был очень опечален этим. В конце концов, Цин Шуи был сыном его горячо любимой дочери. Тем не менее, если бы Цин Шуи мог восстановиться, он несомненно был бы гением. Если бы он вырос гением, то несомненно, стал бы искать возмездия за свою мать. Возможно, это карма.....
  'Дедушка, мама, я хочу начать тренировать боевые искусства!' от этих слов вздрогнули как Цин Юи так и Цин Луо.
  
  
  
  Глава 6. Искусство Синего Лотоса.
  Цин Луо почувствовал одновременно и счастье и горечь. Ранее, судьба распорядилась так, что Цин Шуй не сможет развиваться, конечно это было не так страшно, он жил бы внутри клана и ни в чем не нуждался бы. Тем не менее, теперь, когда он был здоров и в состоянии практиковать боевые искусства, его будущее былл неизвестно. Станет он гордостью или трагедией клана Цин....
  По сравнению с Цин Луо, Цин Юи была просто вне себя от счастья. Ее сын был в порядке, и больше никто не будет его обзывать и унижать. Цин Юи беспокоилась, что если бы не это чудесное изменение, его сын обезумел бы от желания достичь силы.
  'Цин Шуи, в данный момент, я не могу вернуть тебя в твой законный дом (п.п. отцовский клан судя по всему). Тем не менее, теперь ты встаешь на дорогу культиватора. Будущее зависит лишь от тебя, только ты можешь вернуть то, что по праву твое.'
  Из его воспоминаний, будучи ребенком, Цин Шуи мог понимать фрагменты сказанного Цин Юи. Этого было достаточно на данный момент. Когда он станет сильнее, то безусловно, захочет узнать правду о прошлом. Цин Луо тихо вздохнул и похлопал Цин Шуя по голове.
  'Мама, кажется дедушка не хочет позволять мне тренироваться?' Цин Шуи сказал это с любопытством и сомнением.
  'Разве такое возможно? Твоего дедушку лишь беспокоит то, что, будучи практикующим, тебе придется вступать в поединки с другими культиваторами. Он беспокоится что ты можешь быть ранен' сказали Цин Юи нежным голосом и погладила его по голове.
  'Мама, а ты можешь научить меня? Я хотел бы начать прямо сейчас'. После всего, он еще не освоил первый уровень Древней Техники Усиления. Древняя Техника Усиления раскрывает свой потенциал лишь когда дополняет боевые искусства. Это будет его первый опыт в тренировках боевых искусств, к тому же он надеялся что сможет изучить и показывать парочку крутых движений.
  'Хорошо. Пойдем со мной. Я передам тебе свое понимание о Дао боевых искусств' Цин Юи выглядела счастливой.
  'Хорошо!'
  Кабинет Цин Юи был очень просторным, чистым и аккуратно организованным. Слабый запах древних книг витал в комнате.
  'Цин Шуи, культивирование боевых искусств может быт очень сложным. Ты не боишься?' спросила Цин Юи присаживаясь напротив Цин Шуи.
  'Я не боюсь, мама. Неважно сколько препятствий будет у меня на пути, я буду идти по ним как по ступенькам, и не повторю своих ошибок!'
  Цин Юи мягко рассмеялась, характер этого ребенка был такой же как и у его отца.
  'Цин Шуи, развитие боевых делится на 2 части. Первая - это основы, второе - боевые приемы. Только объединив их вместе, можно показать свою истинную силу.'
  'В таком случае, чем крепче основа, тем сильнее будут приемы?' спросил Цин Шут глядя на нее.
  'Можно сказать, что практика боевых приемов, без прочного основания, ничем не увенчается'
  'Мама, тогда.... можешь ли ты научить меня семейной технике Синего Лотоса?'
  'Хорошо. Техника Синего Лотоса передается из поколения в поколение уже очень давно. Кроме укрепления тела, Искусство Синего Лотоса также включает в себя защитные и наступательные техники. Многие другие методы культивации используют в основном наступательные техники. '
  'Ничего себе.... Тогда получается что Техника Синего Лотоса находится на высшем уровне, по сравнению с другими?' спросил Цин Шуи.
  Цин Юи продолжила 'Когда то давно, предок нашего клана, культивировал Искусство Синего Лотоса до 9 уровня проявления лотоса. Он был одним из величайших практиков того времени, спустя множество поколений, наш клан Цин опустился до того, что живем в маленькой горной территории'.
  'Мама, а что значит 9 проявлений лотоса?'
  'Искусство Голубого Лотоса подразумевает, что при достижении каждого этапа будет появляться Лотос, который может быть использован как для атаки, так и для защиты. Предок мог использовать целых 9 лотосов!!'
  'Мама, а на каком уровне находится твое развитие? Сколько лотосов ты можешь призвать?' спросил Цин Шуи.
  'Всего лишь 2 на данный момент' ответила Цин Юи с ноткой смущения.
  'Хмм. А сколько может дедушка?' продолжил Цин Шуи.
  'Твой дедушка достиг стадии Проявления третьего лотоса. Он сильнейший человек клана Цин' ответила Цин Юи.
  'Тогда на сколько этапов можно разделить Искусство Голубого Лотоса? До какой ступени можно развиться?'
  'Искусство Синего Лотоса делится на 10 этапов. Для воинов уровня Боевой Воин и Боевой Генерал невозможно проявить даже 1 лотос. Только достигнув стадии Боевого Командующего 7 уровня можно проявить 1 лотос. Второй лотос можно открыть на уровне Боевого Командующего 8 уровня. И, наконец, третий лотос появляется на уровне Боевого Командующего 10 уровня (Пик Хоу Тиан)'
  'Тогда как предок развился до стадии Проявления 9 лотосов?' Глядя на Цин Шуи, Цин Юи тихо вздохнула... Несмотря на то что Цин Шуи был очень умен, она не могла рассказать ему этого сейчас.
  'Методы развития для более поздних уровней Голубого Лотоса давно утеряны... Сейчас высшая точка развития это Пик Хоу Тиан. Что касается этапов Прирожденного, то мы не знаем как развиваться дальше. Вот почему ваш дедушка застрял на Пике Хоу Тиан. Ну все, сейчас мама будет учить тебя начальным позициям'.
  Цин Юи рассказывала Цин Шую о различных меридианах и энергетических каналах в человеческом теле. До этого Цин Шуй уже знал это из Техники Древнего Усиления, поэтому обучение давалось ему легко. После того как лекция закончилась, он так же понял больше в культивировании Древней Техники Усиления.
  Спустя 2 часа.
  Когда Цин Юи ушла, Цин Шуи медленно вошел в состояние медитация.
  Медитация - это была основа всей практики на пути культивирования. Особенно актуально это было для высших уровней развития. Если человек не мог достичь гармонии и успокоить свое сердце, то далеко он не продвинется.
  Если бы Цин Юи видела, с какой легкостью он вошел в состояние медитации, то она была бы поражена. Его талант был невероятен.
  Цин Шуи начал практиковаться по формуле Искусства Голубого Лотоса, входя в состояние, схожее с тем, что описано в Технике Древнего Усиления, достигая области фантазии, его душа словно выходила из его тела.
  Сначала, Цин Шуи мог чувствовать нить Ци толщиной в волос, исходящей из его Даньтяня, и текущей по его энергетическим каналам. Эта нить Ци казалось чрезвычайно хрупкой, словно готовая сломаться в любой момент.
  Постепенно, после того, как она сделала цикл дня и ночи, вернулась обратно в Даньтянь.
  Цин Шуй наконец то удалось сконцентрировать Ци! Его лицо было полно восторга.
  'Наверное, если бы я рассказал матери о своих успехах, она бы очень удивилась' сказал он улыбаясь.
  
  
  
  Глава 7. Очищение.
  Цин Шуи никогда не чувствовал себя лучше. Словно он умирал от жажды в безжизненной пустыне, и вдруг перед ним появился оазис с водой. Это чувство радости от резонанса между телом и душой.
  Цин Шуи вышел из тренировочной комнаты.
  'Мама' позвал он с радостным выражением лица.
  Цин Юи была приятно удивлена, Цин Шуи медитировал не так долго. Она все еще была в восторге от того, что он так быстро смог войти в состояние медитации, так он еще и казалось завершил первичную подготовку.
  'Мама! Я наконец то смог сконденсировать Ци, правда всего лишь толщиной в волос'
  Услышав это, Цин Юи обомлела. Ее губы задрожали, а лицо стало красным.
  'Цин Шуи, быстро, дай мне свою руку' нетерпеливо сказала она.
  Цин Шуи послушно подошел, и протянул руку.
  'Цин Шуи, начни циркулировать Ци как я тебя обучала'
  Через некоторое время, Цин Юи крепко обняла Цин Шуи.
  'Цин Шуи! Ты гений..... настоящий гений!' взволнованно сказала Цин Юи.
  Сердце Цин Шуя наполнилось теплом, при виде счастливой матери. Несмотря на то, что она и раньше всегда улыбалась, он знал, что она хотела быть сильной ради него. Теперь он видел, что эта радость шла от всего сердца.
  'Мама пойдет, и сделает кое что вкусное для маленького гения' сказала Цин Юи и потрепала его за голову.
  Когда Цин Юи ушла, он покачал головой. Его реальный возраст был ненамного моложе Цин Юи. Тем не менее, находясь в этом маленьком теле, он должен был говорить как ребенок, и отношение к нему было как к ребенку.
  Находясь с мамой, он не чувствовал никаких забот. Единственное его желание на данный момент, было сделать мать счастливой.
  'Мама, можно я выйду прогуляться? Мне нужно немного размять ноги. А завтра я присоединюсь к практике остальных учеников'.
  Цин Шуи посмотрел с оттенком уверенности, которой не было до этого момента. Он был уверен, что теперь, он не слабее других учеников.
  Цин Шуи улыбнулся совсем по детски.
  Каждый раз, когда она видела глаза Цин Шуи, она невольно проваливалась в свои воспоминания, но довольно быстро приходила в себя.
  Цин Шуи вышел из особняка Цин, и отправился в свою секретную пещеру, которую обнаружил во время своих прогулок по горам. Все последнее время, он практиковал Древнюю Технику Усиления в этой пещере.
  Пещера была маленькая, размером с комнату. Когда он впервые нашел эту пещеру, то ожидал найти там какие-нибудь таинственные сокровища, или инструкции по высокоуровневым боевым искусствам. Его ожидания не оправдались, он не нашел ничего из того, что ожидал. Он нашел только кулон с нефритом овальной формы. Подвеска была потрепанная и поношенная, изначально Цин Шуи хотел выкинуть ее, но увидел высеченный на ней знак Инь-Ян. Тогда он решил сохранить его. Взяв его в руки, он почувствовал исходящее от него тепло.
  Кулон напомнил ему о символе Инь-Ян в его сознании, и тогда он решил носить его на шее, скрыв под одеждой. После того, как он его нашел, он приходил тренироваться в эту пещеру каждый день. Сегодняшний день не был исключением, несмотря все неудачные попытки достичь первого уровня Техники Древнего Усиления, он продолжал каждый день тренироваться. У него даже не было и мысли чтобы сдаться.
  Ранее, пока Цин Шуи пытался достичь первого уровня Техники Древнего Усиления(далее ТДУ), ему нужно было сформировать поток Ци, в результате чего его Даньтянь должен был стать чем то сродни водоворота.
  В этот раз все было по-другому. После успешной попытки сконденсировать Ци по методу культивации Голубого Лотоса, в его Даньтяне появилось небольшое облако.
  Сидя со скрещенными ногами, Цин Шуи активировал ТДУ. К его удивлению, нить Ци, которую он сформировал, после тренировки Искусства Синего Лотоса, начала циркулировать по его меридианам, как и описано в ТДУ.
  После некоторого времени, циркулирующая нить Ци стала чуть толще, а поток - сильнее.
  Возможно это и было целью ТДУ. Нужен был катализатор для ее активации? Нить Ци сформированная Искусством Голубого Лотоса и была этим катализатором. Это и могло быть причиной, по которой ТДУ так же делилось на уровни.
  ТДУ делилось на 9 уровней, на начальных уровнях оно могло изменить структуру Даньтяня, а на последних можно было достичь Формации Ядра!
  'Пока что забуду об этом, сейчас мне нужно достичь первого уровня, об остальном буду беспокоиться потом' подумал Цин Шуи.
  Закрыв глаза, Цин Шуи медленно начал циркулировать свою Ци. Его Ци циркулировала по пути ТДУ, когда она дошла до района груди, его кулон засиял мягким светом. Свет был исключительно мягкий, не ослепляя, на него было приятно смотреть.
  Пока Цин Шуй тренировал ТДУ, он не замечал что существует 2 потока Ци. Только когда Ци завершила большой круг в соответствии с Искусством Голубого Лотоса, он понял, что есть 2 потока, один поток синий, а второй желтый, и сходятся в его Даньтяне.
  Его Даньтянь также эволюционировал, Цин Шуи почувствовал, что смог образовать водоворот Ци. Этот водоворот постоянно возобновлялся, и был способен производить огромное количество энергии.
  'Так значит мое предположение было верным, для того чтобы получить эффект от ТДУ, необходим толчок, боевое искусство. Неудивительно, что после долгих попыток я так и не добился результатов ранее'.
  'Синее Ци происходит от Искусства Синего Лотоса (далее ИСУ), а желтое, наверное, от ТДУ' к такому выводу пришел Цин Шуи.
  'Наконец, формирование Ци закончилось успехом, мое развитие также зависит от ТДУ и знака Инь-Ян в моем сознании, который медленно усиляет все мое тело. На данном этапе, если не считать уровень развития боевых искусств, то он не будет уступать другим в силе удара и крепости тела.'
  'Я не могу забывать про тренировку ИСУ. Было бы неплохо достичь проявления Девяти лотосов. Как жаль, что методы культивации высших уровней Проявления лотоса утеряны' Цин Шуи сокрушенно покачал головой. Знал что его мать должна что то знать об этом, но не может рассказать ему сейчас.
  'На данный момент овладение ТДУ важнее, чем ИСУ. Я буду тренировать ИСУ для того чтобы отвлечь взгляды, и скрыть существование ТДУ'.
  'Сегодня, мне удалось постичь основы ТДУ, думаю это неплохое начало. Я не должен переоценивать себя. Мать говорила, что гордость не раз была причиной краха практикующих. Я буду совершенствоваться шаг за шагом, постепенно.'
  Когда Цин Шуи открыл глаза, то увидел слой грязи, и почувствовал неприятный запах исходящий из всех пор его тела. Может ли это быть Очищение?
  
  
  
  Глава 8. Божественная сила.
  Начиная со второго дня, Цин Шуи присоединился к третьему поколению клана Цин в их ежедневных тренировках. Это всегда было мечтой Цин Шуи. Множество раз, проходя мимо тренировочного двора, у него не было другого выбора, кроме как смотреть на них издалека, пока члены третьего поколения занимались своими тренировками.
  Теперь, когда он восстановился, первое его решение было начать тренировки. Вторым его решением стало присоединение к ежедневным тренировкам клана Цин. Старший, который следил за тренировками был 4м сыном Цин Луо и отцом его лучшего друга Цин Ху, и звали его Цин Хай.
  Развитие ИСЛ могло считаться только с областей Боевой Воин, Боевой Генерал и Боевой Командир. Каждая область делилась на 10 уровней. В результате клан Цин практиковал 3 версии ИСЛ. Это был низко-, средне- и высокоуровневые версии ИСЛ.
  Когда культиватор достигает уровня Боевой Ученик (п.п. он же Боевой Студент, просто звучит чуток лучше), нет необходимости в делении на 10 уровней. Пока он тренируется, он будет Боевой Ученик. Культиватор области Боевого Ученика развивается минимум 3 года, прежде чем стать Боевым Воином самой низкой ступени.
  После конденсации одной нити Ци, Цин Шуй мог рассматриваться как Боевой Воин 1 ступени. Он был самым слабым среди учеников 3го поколения, но одним из самых уверенных среди них.
  'Цин Шуи, поздравляю, ты наконец добился своего' Цин Хай улыбнулся.
  Цин Шуи кивнул. Сегодня был первый день, когда он официально будет практиковаться в тренировочном дворе клана Цин. Цин Шуи медленно оглядел скромный двор. Огромные напольные плиты были сделаны из синего камня, а крыша была сформирована так, что была похожа на павильон.
  Практикующие боевые искусства никогда не пропускали свои тренировки и в дождь и в зной. Их главным приоритетом всегда будут оставаться тренировки.
  Культивация Голубого Лотоса всегда проходит в уединенном месте. Независимо от вашего уровня развития, у вас будет отдельная комната. Тренировочный двор предназначен для улучшения боевых позиций и боевых приемов.
  Это был обычай клана Цин, тренировать молодое поколение сразу после того как они создадут основной фундамент и внутреннюю силу.
  В тренировочном дворе, младшие члены клана практиковали как последние ступени низкоуровневой ИСЛ, так и простые движения, координацию и гибкость тела.
  Обычно, ученики могут начать практиковать боевые техники, по достижению области Боевого Воина 6 класса.
  В данный момент, среди всех членов 3го поколения клана Цин, только Цин Цзы и Цин Ю имеют достаточно уровня для практики боевых техник. Все члены 3го поколения с нетерпением ожидают момента, когда у них появится такая возможность. Более того, многие из них, не могли дождаться достижения области Боевого Командующего 7 ступени, уровня, при котором открывается проявление Первого Лотоса. Проявленный Лотос можно использовать как для нападения, так и для защиты.
  В клане Цин, если достигнуть области Боевого Воина 6 класса, то отпадает необходимость в посещении ежедневных тренировок. Поэтому Цин Шуи не видел здесь ни Цин Ю, ни самого известного гения клана Цин, Цин Цзы.
  Цин Шуи в данный момент смотрел, как Цин Ху поднял огромный камень, размером с небольшую скалу, весящий примерно около 200 Джин! Цин Шуи хотел пойти и попробовать, но он понимал, что в отличии от Цин Ху, который находился на 3м уровне развития ИСЛ и все же для него это было немного проблемно, Цин Шуи отбросил эту идею. Он не хотел поднять переполох, ведь он был всего лишь на первом уровне развития ИСЛ.
  В конце концов, Цин Шуи имел сознание взрослого человека. Он не боялся потерять лицо, и уж тем более считал себя на уровень выше этих сорванцов.
  В предыдущем мире, если 8летний ребенок сможет поднять камень весом в 20 Джин, это уже будет считаться чудом.
  Цин Шуи осмотрелся вокруг и решил проверить свои силы на камне весом в 50 джин. Несмотря на то что его нынешний уровень развития был невысок, с силой от тренировок ДТУ, его количество внутренней энергии выше, чем у других детей.
  Цин Шуи взялся за скалу, и используя все свои силы попытался поднять ее. После этого во дворе раздались взрывы смеха. Всем казалось, что Цин Шуи, переоценивает свои силы, пытаясь поднять такой большой камень
  Цин Шуи, казалось не замечал всех этих смешков, он был в приподнятом настроении. Цин Шуи посчитал, что это произошло потому, что когда он попытался поднять камень, то не почувствовал никакого веса и перерасходовал свои силы, таким образом потеряв равновесие. Все окружающие ученики думали, что у него не хватало сил для поднятия такого камня.
  'Чего это вы смеетесь? Может лучше продолжите тренировку?'. Голос принадлежал парню, 14-15 лет на вид. Цин Ху был недоволен презренными взорами, которые все бросали на Цин Шуи.
  'Цин Шуи, ты в порядке? Быть может тебе стоит начать с чего то поменьше?' спросил Цин Ху с встревоженным видом.
  Цин Шуи был благодарен, при виде такой искренности от Цин Ху. Что касается смеха и презрительных взоров, Цин Шуи не обращал на них внимания.
  'Я в порядке, спасибо Цин Ху' Цин Шуи улыбнулся.
  'Цин Шуи, все нормально? Тебе следовало сначала разогреть тело и сделать растяжку, прежде чем пытаться поднять камень в 50 джин' проинструктировал его подошедший парень.
  'Спасибо за указания, я приму их' Цин Шуи ответил с улыбкой. Он знал что этого парня зовут Цин Ян. Цин Ян был из третьего поколения членов клана, он был сильнейшим после Цин Цзы и Цин Ю. его уровень развития уже достиг вершины Боевого Воина 5го класса. В прошлом, он никогда не издевался над Цин Шуи, и даже иногда помогал. Поэтому Цин Шуи имел благоприятное представление о нем. Ян Цин улыбнулся, и ушел, напоследок напомнив Цин Шуи не забывать об осторожности.
  Всего 16 человек находилось во дворе на данный момент. Большая часть клана Цин была мужского пола. Кроме семьи Цин Ху, в котором была девочка, у остальных было в среднем по 4 мальчика. Сестру Цин Ху звали Цин Бей, помимо того, что она была девочкой, она была еще и самой младшей в третьем поколении.
  'Цин Шуи Геге, вы должны заботиться о себе. Тетя Юи снова будет волноваться' Цин Бей пыталась передать всю серьезность ситуации, широко раскрыв глаза.
  Глядя на эту милую девочку с серьезным видом качающую головой, Цин Шуи забыл, что сам он тоже был 8 летним ребенком, и не просто ребенком, а довольно милым мальчиком.
  После провала первой попытки, Цин Шуи решил предпринять вторую попытку.
  Контролируя свою силу, он медленно поднял камень в 50 джин! Успех! Он почувствовал, что этот камень был для него как пёрышко. После этого он перешел 80 джин, затем 100, потом 180 джин!!!
  Настало время обеда, Цин Шуи уже дошел до места, где находились камни в 200 джин. После увиденного, все члены третьего поколения клана Цин, включая Цин Яна, смотрели на него с благоговением и широко раскрыв глаза. Если бы Цин Хай не ушел с тренировочного двора, то он тоже был бы в шоке!
  Когда Цин Шуи поднял камень в 200 джин, оказалось что он тратит много энергии на это. Успех! Этот успех отражался шоком в глазах окружающих и абсолютной тишиной.
  Цин Шуи заметил, что когда он поднимал камень в 180 джин, ему не хватало сил. Однако, в этот самый момент желтая нить Ци сформированная ДТУ, автоматически начала циркулировать по его меридианам. Цин Шуи почувствовал огромный приток энергии, и ему легко удалось поднять этот камень.
  Когда он поднимал скалу в 200 джин, он не хотел чтобы все считали его монстром, иначе у него появятся проблемы. В результате, он сделал вид что растратил всю энергию.
  'Цин Шуи, вот это да! Я даже не мог представить, что в таком худощавом теле находится столько энергии! Когда я поднимал скалу в 200 джин, мне пришлось использовать ИСЛ, чтобы осилить ее. Однако.... Ты был в состоянии поднять его с помощью собственных сил!' Воскликнул Цин Ху восхищенно, без каких либо намеков на зависть.
  'Это уже предел моих сил' Цин Шуи застенчиво улыбнулся.
  По мере того, как тренировка подходила к концу, все медленно отходили от шока. Сначала Цин Ху уходил, то позвал с собой Цин Шуи, но тот отказал ему, сказал что ему нужна дополнительная тренировка. Когда все ушли, Цин Шуи подошел к самой большой скале. Это был уже не просто камень, это действительно был кусок скалы весом в 800 джин!! Только культиваторы, находящиеся на пике Боевого Воина 5го класса могли поднять его......
  
  
  
  Глава 9. Прорыв на второй уровень!
  Время текло, еще один год прошел, с того момента, как Цин Шуи смог поднять скалу в 800 джин. Это лишний раз доказало преимущества укрепления своего тела, и сделало его более решительном в выборе данного пути.
  Техника Древнего Усиления, очевидно используется для укрепления тела, и символ Инь-Ян, вращающийся в его сознании постоянно испускает волны энергии, питающие его кости и органы. Помимо укрепления костей и органов, символ Инь-Ян постоянно поднимал его внутреннюю энергию к своему пределу.
  Спустя 1 год, Цин Шуи больше не выглядел хрупким и хилым. Несмотря на то, что его тело по количеству мышц отставало от других членов 3го поколения, оно было хорошо сбалансированным.
  Цин Шуи знал, что это было результатом действия как ДТУ, так и символом Инь-Ян. В данный момент, он легко мог поднять камни весом более 1000 джин, однако не хотел показывать всем свои истинные возможности.
  За один год, Цин Шуи достиг области Боевого Воина 2 класса. Несмотря на то, что он был способен конденсировать Ци, никто об этом не знал, и потому все считали что он находится на уровне Боевого Ученика.
  Большинство учеников 3го поколения уже не смеялись над ним, и не называли мусором. Цин Шуи даже не заметил, как отношение к нему изменилось, в конце концов, он был взрослым человеком, за исключением детского дела, и попросту не замечал насмешек.
  Цин Шуи знал, что все насмешки были без злого умысла, лишь потому, что он отличался от них. Разговаривая с другими учениками, он явно видел, что все они еще дети.
  Общение с другими детьми, позволило ему получить второй шанс побыть чистым и невинным ребенком. Естественно, что он не слишком беспокоился о словах других детей.
  Цин Шуи до сих пор не видел и не общался с Цин Цзы и Цин Ю. Все потому, что они не были обязаны участвовать в ежедневных тренировках клана Цин. Тем не менее, он очень часто встречал Цин Яна, которому уже было 16 лет, и излучавшему ауру зрелости.
  В этом мире, 16 лет - это тот возраст, при котором ребенок считается взрослым. Цин Ян достиг Боевого Воина, 6 класса Искусства Синего Лотоса, что было не особо высоко для 16 лет. В скоро будущем, ему также не придется посещать ежедневные тренировки.
  После того, как Цин Ян перешел на новую ступень развития, Клан Цин решил устроить банкет и отпраздновать это событие. Если бы Цин Яну было 17 лет, то не было бы такого празднования, 1 год разницы имел большое значение. Если бы Цин Ян прорвался на 6ю ступень Боевого Воина в 17 лет, до Боевой Командующий 8го уровня был бы предел для него. Крайне мало шансов было бы прорваться к 9му классу, даже не говоря о пике Тянь Хоу. Однако, если достичь 6го класса в 16 лет, то имелись шансы достичь Боевого Командующего 9го уровня в возрасте 40-50 лет. Достижение 10го класса(Тянь Хоу) , было возможным, но требовало определенной доли удачи.
  В пределах 3го поколения, самыми талантливыми и известными были Цин Ю и Цин Цзы. Ян Цин тоже был довольно известен.
  Потенциал Цин Бей был выше среднего, потому что она была девушкой. Женщины имеют небольшую разницу в возможностях культивации, по сравнению с мужчинами, но это компенсируется необходимостью принимать различные лекарства и травы.
  После того, как Цин Шуи закончил свою ежедневную тренировку, он вернулся домой для завтрака с Цин Юи. Так как Цин Шуи выздоровел, то Цин Юи стала чаще улыбаться, и даже ее глаза стали ярче, показывая, что бремя в ее сердце уменьшилось.
  Цин Шуи смутно знал о тяжестях в сердце Цин Юи, он хотел искоренить их полностью, но для этого ему требовалось больше силы. Цин Шуи поклялся себе, что как бы трудно ни было, он однозначно исполнит желания матери.
  'Цин Шуи, я откладывала свою поездку в город больше половины месяца. Я отправлюсь сегодня после еды. В этот раз, мне нужно сопроводить большую партию лекарственных трав, обещай мне, что ты будешь культивироваться дома? В будущем, я буду полагаться на тебя, в битве за свои права против этих подлых кровопийц' Цин Юи сказала и мягко потрепала его по голове. Цин Шуи был умным мальчиком, она не стала скрывать такие вещи от него.
  Цин Шуи кивнул головой, намек на нежелание расставаться мелькнул в его глазах, но он знал, что это необходимо. Он должен был стать сильнее, только так он сможет помочь матери.
  После лекций Цин Юи, он узнал что она вела бизнес, связанный с лекарственными травами, он не мог помочь, но был весьма удивлен. В его сознании содержались знания об Алхимии. Это выглядело просто, но он не до конца понимал эти знания.
  Первоначально, он хотел сопровождать Цин Юи во время поездки. Позже, он решил что это плохая идея. С его силой, он будет лишь обузой для Цин Юи, так как ей придется еще и защищать его. Цин Шуи мог лишь надуться, но отпустить мать.
  'Мама, будь осторожна в этой поездке. Даже если сделка сорвется, пусть безопасность будет на первом месте. Деньги всегда можно заработать заново. У твоего сына только одна мать.' Он хотел, чтобы она помнила о своей безопасности. Он пока что был молод, но в будущем он будет в состоянии защитить ее.
  Цин Шуи знал, что Цин Юи торговала лекарственными растениями. Он также догадался, что бизнес партнеры Цин Юи имели связи со многими кланами и семьями, чья сила была больше чем у клана Цин. Исходя из этого, при разделении выручки, Цин Юи всегда получала короткий конец палки. Даже с учетом того, что ее деловые партнеры забирали большую часть выручки, оставшаяся часть была очень даже солидной. Если Цин Юи откажется заниматься этим, то в желающих перенять дело, недостатка не будет. Поэтому, хоть ей и было немного некомфортно, Цин Юи все же занималась этим.
  Если бы только он мог понять искусство алхимии, то не было бы проблемы приготовить различные лекарственные таблетки: Пилюли малого восстановления, Нефритовые пилюли золотого аромата, Золотые мази, таблетки Красоты, и даже легендарные Светящиеся Семена Будды и 9 Душ Реинкарнации. Если бы он мог делать эти таблетки, то ему принадлежало бы все! Женщины, деньги, власть, сила! Цин Шуи с нетерпением ожидал этого дня.
  Цин Юи ушла, можно было сказать, что Цин Юи - важный источник дохода всего клана. Больше половины дохода клана Цин приходят от Цин Юи. Кроме Цин Юи, в город также отправятся несколько членов клана для сопровождения.
  Цин Шуи принялся за тренировку. Он начал циркулировать Ци по своему телу на основе ДТУ. После года культивации, в дождь или зной, он не прекращал свои тренировки. Хотя клан Цин и был довольно строг в отношении тренировок учеников 3го поколения, однако вне времени отведенного для ежедневных тренировок, они были полностью свободны.
  Хотя Цин Шую было всего 8-9 лет, его сознание было уже взрослым. Он имел представления о важности силы в этом мире. Из-за детского тела, он все еще не мог достичь желаний Цин Юи, поэтому все свободное время он тратил на тренировки.
  В своем теле, потоки синего и желтого Ци, уже были гораздо толще чем целая прядь волос. Цин Шуи усердно тренировал ИСЛ и уже достиг 2й ступени.
  Тем не менее, для ДТУ было несколько странно то, что не достигнув второго уровня, он уже мог пользоваться преимуществами, такие как Очистка. Несмотря на все свои усилия в тренировке ДТУ за прошедший год, он достиг лишь вершины первого уровня, и не мог пробиться на второй.
  В прошлом году он не знал, что ДТУ была лишь искусством поддержки, лишь по стечению обстоятельство Цин Шуи узнал, что может активировать ИСЛ вместе с ДТУ. Это открытие несказанно его обрадовало. Его развитие шло в 2 раза быстрее, чем у других.
  Цин Шуи тихо занимался в своей комнате, циркулируя Ци по всему телу. Казалось что он на грани прорыва, но чего то не хватает. Он не первый раз уже подходил к этой стадии, но всякий раз терпел неудачу. Ручейки пота текли по его лицу, как знак потраченных усилий.
  'Я должен прорваться, ради своей матери, я должен стать сильнее, я не хочу снова называться мусором! Я должен стоять на вершине этого мира!!! АРРРР!!! '.
  Неизвестно сколько времени прошло, как слабый свет появился на востоке в небесах. 'Пенг!!', раздался звук выскочившей пробки из бутылки, Цин Шуи внезапно почувствовал себя хорошо, энергия потекла по всему его телу. Все 360 акупунктурных точек на его теле задрожали в восторге. Это был прорыв на второй уровень ДТУ!
  Тонкие пряди Ци увеличились в 10 раз после прорыва ко второму уровню! После того, как он медленно проциркулировал Ци в течении 36 циклов, Цин Шуи почувствовал океан энергии в своем теле. Он словно видел мир яснее, он мог увидеть муравья с большого расстояния. Он мог расслышать любое слово в радиусе 10 метров.
  Пара слов от переводчика и редактора. Доброго времени суток, переводя эту главу я наткнулся на собственные ошибки в аббревиатуре. Искусство Синего Лотоса теперь будет ИСЛ (как и должно быть), а не ИСУ.
  
  
  
  Глава 10. Скрытое оружие, одинокий проворный кулак.
  Техника скрытого оружия! Цин Шуи думал о технике скрытого оружия.
  Сегодня произошло сразу два счастливых события. В течении долгого времени, он не мог пробиться на следующий уровень ДТУ, но сегодня получилось. Мало того, что его сила росла с пугающей скоростью, теперь он был в состоянии развивать технику скрытого оружия. Цин Шуи знал, что сейчас был век холодного оружия, и скрытое оружие было наиболее опасное, особенно в руках эксперта. Такое оружие легко можно было спрятать и атаковать им из-за спины, защититься от такого было очень сложно. Скрытое оружие было несравнимо с луком или арбалетом, но имело мощь не хуже чем у них.
  Скрытое оружие, может появиться тогда, когда его меньше всего ожидают. Достигнув определенного уровня, можно использовать даже ивовый лист для убийства. Специалисты в области скрытого оружия были превосходными убийцами.
  Когда Цин Шуи прорвался на второй уровень ДТУ, то понял, что ДТУ является основой для скрытого оружия. При более высших уровнях ее культивации, он получит больше способностей и возможностей. Только когда у него будет более крепкое тело, он сможет позволить себе изучить больше.
  Цин Шуи чувствовал, как все его тело наполняется силой. Год назад он смог поднять камень весом в 800 джин, теперь же, благодаря своему прорыву он был способен поднимать камни весом более тысячи джин!
  После прорыва на следующий слой, даже тысяча джин казалось малым весом. Посмотрев в угол комнаты, он увидел огромный каменный блок. БАХ! Всего один удар кулаком и камень разлетелся на мелкие кусочки. После такой демонстрации силы, Цин Шуи чувствовал себя удовлетворенно. Его сила превзошла его воображение.
  Пока он думал о методе культивации скрытого оружия вместе с акупунктурными точками, в его голове всплыл метод, как все это вместе соединить. Техника Одинокого проворного кулака. Эта боевая техника позволяла сделать руки быстрыми и ловкими.
  'Какое странное название' подумал Цин Шуи.
  Одинокий проворный кулак это лишь движение, однако с развитием оно доходило до восьми ударов. Эта техника делает вашу руку невероятно гибкой, и что более важно, скорость и гибкость окажет положительное влияние на любую другую технику.
  Вспоминая историю прошлой жизни, эксперты скрытого оружия всегда достигали больших высот.
  Цин Шуи попробовал медленно и грубо сымитировать десять движений и десять ударов, но не почувствовали никаких изменений.
  Его желудок издал урчащий звук, снаружи уже был полдень. Он находился в комнате в течении двух дней, но лишь этим утром приобрел поверхностные знания об использовании данной техники.
  С удовольствием вымыв все тело и положив еду в рот, он вышел из своей комнаты.
  'Мне действительно скучно. Кроме культивации мне нечем больше заняться. Не могу же я как десятилетний ребенок пойти играть' расстроившись Цин Шуи тряхнул головой.
  Цин Шуи не мог контактировать с детьми своего возраста, потому что они были лишь дети. Со взрослыми он тоже не мог разговаривать, ибо слишком выделялся бы. Хоть он и имеет репутацию умного мальчика, он не хочет становиться монстром в их глазах. Среди всех учеников клана Цин, Цин Шуи занимал самые нижние строчки по развитию, ведь он был всего лишь на втором уровне ИСЛ. Он был самым взрослым в своем поколении, и все еще считался на уровне Боевого Ученика. Цин Ху был на год младше Цин Шуи, а уже был в стадии Боевого Воина. Таким образом Цин Шуи выглядел довольно жалко, на фоне остальных учеников.
  'Забудь об этом, что они могут понять? До тех пор, пока я знаю свой путь все нормально. В один день весь мир посмотрит на меня. Как они могут понят со своими мелкими амбициями? Мой путь далек и сложен'.
  'Цин Шуи!' Цин Шуи услышал как его зовут. Обернувшись, он увидел отца Цин Ху, Цин Хай.
  'Ах, 4й дядя'
  'Почему я не видел тебя на тренировке этим утром? Тебе нездоровится?' Спроси Цин Хай с беспокойством.
  'Я в порядке, не беспокойтесь обо мне 4 дядя, я так увлекся практикой, что поздно заснул и проспал. Будьте уверены, такое не повторится больше' Цин Шуи смущенно покачал головой.
  'Хорошо, что с тобой все в порядке, не забывай следить за своим здоровьем. Путь культиватора долог и требует постоянных тренировок.' Сказал Цин Хай.
  Цин Хай очень гордился усилиями, которые Цин Шуи прилагал в этом году. Он был рад, что племянник так сильно изменился за год. В прошлом Цин Шуи выглядел очень холодно и игнорировал всех, кроме матери, сейчас он выглядел более живым и открытым.
  'Да, я понял, спасибо 4й дядя'.
  После прощания с дядей, Цин Шуи вышел из особняка Цин. Даже во время движения, Цин Шуи повторял движения кулаком, в соответствии с техникой Одинокого Проворного Кулака, пытаясь понять их.
  Древняя Техника Усиления уже сделало его тело более подвижным и гибким. Таким образом, некоторые движения он был уже в состоянии выполнить. Когда он практиковался, его движения, дыхание, различные позиции синхронизировались в один ритм.
  После 1 года, благодаря культивации ДТУ Цин Шую удалось сделать тело твердым как сталь. Однако, он все еще не знал боевых приемов, если бы он вступил в битву, то кроме грубой силы у него ничего не было. Боевые приемы были эффективным выходом энергии, способом направить грубую силу в нужное русло. Но даже так, нельзя было смотреть на него сверху вниз.
  Грубая сила Цин Шуи возникла из культивации ДТУ. Хоть Цин Шуи и знал о пользе ДТУ, нельзя было забывать про другие боевые искусства. С помощью боевых приемов можно было гораздо быстрее и эффективнее убивать противников.
  Постепенно, движения рук Цин Шуи становились более отточенными, люди, которые смотрели на него, были сбиты с толку. Они не могли понять этих хаотичные, но невероятно быстрые движения. Чем больше он тренировался, тем больше понимал, что Одинокий Проворный Кулак это прием для близкого контакта. Он был похож на Драконий захват руки у шаолиньских монахов, только более высокого уровня.
  Практика ИСЛ и ДТУ, открыли ему врата знаний относительно меридиан тела и акупунктурных точек. Он знал все методы атак в акупунктурные точки.
  С помощью Одиночного Проворного кулака можно тренировать гибкость и ловкость рук, это можно использовать для атак в акупунктурные точки, энергетические каналы и чувствительные нервы противника.
  Цин Шуи уже достиг единения со своим делом, и достиг понимания движений руками. Он закрыл глаза, чувствуя каждое свое движение, нейроны в его мозгу анализировали пути воображаемых атак, обороны и отступления. Внезапно Цин Шуи замедлился и молча встал. Он достиг просветления.
  
  
  
  Глава 11. Первое использование скрытого оружия.
  Состояние просветления нельзя найти целенаправленно. Говорят, что 10 лет упорных тренировок не стоят и минуты просветления. Все зависело от удачи и личности.
  Цин Шуи не знал, что в настоящее время он находился в состоянии просветления, он активировал оба своих искусства и медленно, но естественно начал циркулировать потоки Ци, чтобы дополнить его детальное исполнение Одинокого Проворного Кулака. Техника кулака имела глубкий смысл, каждое из движений содержало четкую методологию, отображающую суть Одинокого Проворного Кулака.
  После того, как он очнулся от просветления, небеса уже потемнели. Это было словно сон. Цин Шуи собрал свои мысли и начал повторять каждую позицию, которую он понял. Сила, контроль, мощь и точность каждой стойки потрясла его.
  Это была истинная мощь просветления, он мог получить опыт, даже если не участвовал в битве! Миг просветления позволил силе Цин Шуи пройти невероятные изменения, даже его характер и мышление были затронуты, делая более уверенным.
  Цин Шуи был слишком погружен в свои мысли, даже когда он закончил практику, он не понял что произошло. После того, как он успокоился, он увидел грязь, сочащуюся изо всех пор, и неприятный запах.
  Очищение? Цин Шуи знал, что это был эффект ДТУ, точно также было, когда он прорвался через первый уровень. Если бы он не был свидетелем этого лично, он бы не поверил, что внутри тела может быть столько нечистот.
  'Почему это произошло снова? Очищение было, когда я прорвался на второй небесный уровень.... Может ли быть, что это было эффект от просветления?' подумал Цин Шуи.
  'Это просто немыслимо, неудивительно, что люди говорят, что на просветление можно лишь надеяться. Сила, которую оно приносит, способна бросить вызов небесам! Это словно чит!'
  Цин Шуи побежал к небольшому ручью возле горы и смыл всю грязь со своего тела. После омовения, он решил посмотреть на изменения в своем теле. Его кожа сияла лунным светом, мускулы были как канат, но не слишком перекачанные.
  Он снял свою одежду и выстирал в ручье, затем сел загорать на соседней скале. 'В рассказах, люди которые переносились в другой мир, обычно имеют волшебные накопители, как безразмерный мешок или пространственное кольцо, богатства, они были невероятно сильны и красивейшие девушки окружали их, в отличии от меня' подумал Цин Шуи. Он жил в этой горной деревне уже 10 лет, и он знал, что эти истории редко оказывались правдой. Хотя клан Цин располагался в отдаленном районе, его мать часто путешествовала, и видела многое, также как и Цин Луо, который даже в больших городах расценивается как эксперт. Но они даже и не слышали о вещах, о которых думал Цин Шуи.
  Золото и драгоценности Цин Шуи не имел, но клан Цин имел большую власть на этой территории, и он жил комфортной жизнью. Кроме этого, людям в деревне не нужны большие деньги чтобы выжить, большинство из нихх жили за счет земли, сельского хозяйства и охоты в горах. Нормальные жители не ходили охотиться далеко в горы, ведь там находились сильные и свирепые монстры, и ходили слухи, даже демонические твари!
  Красивые девушки, Цин Шуи вздохнул и облизал свои губы, глянув на свое детское тело и на свой стручок, снова вздохнул. Пройдет еще много лет, прежде чем он сможет наслаждаться плотскими удовольствиями. В своей прошлой жизни он был помешан на видеоиграх, что разрушил все отношения, которые имел.
  После его перерождения в этом мире, с дефектным телом, если бы не любовь Цин Юи, он, вероятно, уже покончил бы с собой. В этом мире, возможность культивироваться означало очень много.
  К счастью, ему удалось изменить свою судьбу. После прорыва на второй уровень ДТУ, в его теле струилась неиссякаемая энергия, подтверждая его решимость идти по сложному пути совершенствования.
  В частности, момент просветления, который позволил Цин Шуи освоить начальные этапы Одинокого Проворного Кулака. Каждый раз когда он думал об этой технике, его руки бессознательно начинали практиковать позиции и движения из техники. Его кулаки двигались достаточно быстро, но и в тоже время плавно, словно текучая вода. Даже если бы он смог успешно выполнить эти мощные движения, без внезапной вспышка просветления, что позволило ему понять основу, он не смог бы полностью завершить изучение техники.
  Когда он медленно вытянул свои руки, одетые в сухую одежду, небольшое чувство удовлетворения распространилось по его телу. Был уже полдень, дел теплый ветер и солнце сияло высоко в небе. Цин Шуи решил идти дальше. Гора находилась недалеко от клана Цин, в ней находилась пещера, которая была укрытием Цин Шуи. Пещера была не далеко, нужно было пройти метров 200.
  На вершине, Цин Шуи мог увидеть фермерские земли, участки зеленых полей казались бесконечными. Земля клана Цин была почти 100ЛИ! Цин Шуи поразился размерами территории. Этот мир был огромен. Если горная деревня была такой большой, то что говорить о близлежащем Городе Сотни Миль?
  Вершина горы была населена дикими животными. Гигантские деревья располагались вокруг, а щебетание птиц и крики неизвестных насекомых наполняли воздух, создавая какофонию звуков. Цин Шуи почувствовал, насколько же полон жизни этот лесной регион. Это было отличное место, для практики техники скрытого оружия.
  Он поднял два маленьких камешка, лежащих на земле, закрыл глаза и начал циркулировать Ци в своем теле в соответствии с принципами Одинокого Проворного кулака. Вместе с осознанием этой техники, он получил знания касательно количества силы, выбора угла и метода, необходимого для его выполнения.
  Цин Шуи стоял неподвижно в течении времени, которое понадобилось бы чтобы заварить чашку чая. Сердцебиение становилось тише и мягче.
  Небольшая желтая птица приземлилась возле Цин Шуи, и энергично прыгала вокруг, не считая Цин Шуи источником опасности. Цин Шуи слился единым с окружающей средой.
  В этот же момент, большая черная птица, размером с орла и размахом крыльев около 3х метров, скользила по воздуху, с острым взглядом. Желтая птичка защебетала в страхе, и начала улетать в направлении от орла. Хищная птица была все ближе и ближе, глаза Цин Шуи распахнулись, в них была заметна предельная концентрация. Легким движением руки, галька отправилась в полет, словно молния, создавая небольшое потрескивание. Такую огромную скорость она приобрела!
  'Бум', Орел упал замертво. Все произошло так быстро, что он не успел издать ни звука. Галька прошла через его голову навылет.
  Цин Шуи слегка улыбнулся. 'Так вот как может быть использовано скрытое оружие.... как ужасающе'. Цин Шуи медленно пошел вниз по склону, к направлению трупа орла. Труп орла приземлился возле леса, на западной стороне горы. Западный регион был местом, в котором члены клана Цин охотились для еды. Это место было опасно для культиваторов низкого уровня. Этот лес также назывался Гринвуд, из-за деревьев, растущих на границе леса.
  Гринвуд был местом, в которые не совались культиваторы, уровень которых был ниже чем Боевой Воин 7 класса. Даже достигнув этого уровня, они не осмеливались в одиночку ходить в этот лес.
  'Хмм... Насколько же он опасен? Я лишь гляну на труп орла и вернусь назад'. Любопытство поселилось в его сердце, и он внимательно осмотрел окрестности. После того, как он не нашел ничего опасного или подозрительно, он медленно направился к трупу гигантского орла.
  
  
  
  Глава 12. Появление демонического зверя.
  Подниматься на гору легко, но спускаться вниз трудно, неизвестно, сделал эту тропу человек, или она сформировалась естественным путем, путь вниз был очень узок, особенно на западной стороне горы.
  К счастью, вершина этой горы была не очень высока, к тому же, Цин Шуи был уверен в своих силах, и бесстрашно шел вперед. 'Даже если станет опасно, я могу сбежать. Тут не должно быть диких зверей, ведь это относительно недалеко от поместья Цин' рассуждал Цин Шуи.
  Успокоившись логическими выводами, тревога в его сердце медленно утихла, и он направился дальше в лес Гринвуд.
  Спуск вниз дался труднее, чем подъем. Цин Шуи уже 30 минут спускался, а ему еще осталось пройти метров 200, а когда он поднимался, он потратил всего 15 минут.
  В сотне метров от нижней части горы он увидел труп черного орла. Он приземлился возле границ леса Гринвуд. Цин Шуи остановился, осмотрел окружение, и убедившись что все нормально, продолжил движение.
  Горный ветер был очень приятен, не обжигал как летний ветер, и не пробирал до костей как зимой. Если бы это место было в его прошлой жизни, то безусловно стало бы популярным курортом или санаторием.
  Хотя Цин Шуи не был здесь раньше, он слышал много страшных историй и предупреждений, в которых рассказывалось об опасностях леса Гринвуд. Цин Шуи собрался, еще раз осмотрел все вокруг, и медленно продолжил движение. Несмотря на опасность, Цин Шуи все же хотел, чтобы где-нибудь в засаде сидело дикое животное, и он смог бы проверить свои силы на нем.
  Орел был мертв, сомнений не оставалось. Галька насквозь пробила череп птицы. Глядя на свою работу, Цин Шуи не знал, что это за птица. Она была похожа на орла из его прошлого мира, разница была лишь в размерах. 'Орел' был намного больше любого другого орла из его прошлого мира. Будь он слабаком, каким был прежде, то этот орел мог бы сам его сожрать. При мысли об этом, он покрепче сжал камешек в руке.
  Он почувствовал уверенность в своих силах. Смотря в будущее, с сердцем полным надежды, словно он мог взглянуть сквозь туман времени. Он хотел счастливой жизни, и это было его главной целью.
  Внезапно, Цин Шуи почувствовал отблески света у себя за спиной. Ощущение было очень резким, после того, как он прорвался на второй уровень ДТУ, уровень его проницательности сильно возрос.
  Хотя Цин Шуи и не был на 100% уверен, где именно мелькнул свет, он мог чувствовать примерное расстояние до него.
  'К югу, позади дерева, ширина которого в 2 обхвата' Это то, что Цин Шуи мог чувствовать, но он не мог определить, животное это было или человек.
  Цин Шуи не шевелился, его кулаки были сжаты, готовые метнуться на защиту. Он не смел двигаться неосторожно или недооценивать врага Он знал, что если это дикое животное, то 30 метров оно может пересечь в одно мгновение. Цин Шуи надеялся, что его сил будет достаточно, чтобы справиться. Он не знал почему, но интуиция твердила ему об опасности, существо скрытое в деревьях было невероятно сильным.
  Время текло, камень в его руку уже был покрыт потом, Цин Шуи знал, что если он отвлечется на такую мелочь, и в этот момент враг атакует, то это будет катастрофа.
  Солнце уже садилось, тень протянулась от деревьев. Цин Шуи сконцентрировался. Он смог увидеть тень животного. Это был волк.... Очень большой волк.
  Цин Шуи был уверен в своей догадке, только волки были так хитры и терпеливы, чтобы ждать в засаде, выжидая подходящий момент.
  Энергия переполняла его тело, Цин Шуи хотел выманить волка.
  'Сю!' Цин Шуи окликнул, надеясь отвлечь волка.
  Не заботясь о том, удалось ли ему отвлечь животное, Цин Шуи сконцентрировал всю энергию в левой руке, и метнул камень со скоростью молнии, целясь чуть выше тени.
  'Бам!' произошел взрыв и поднялось облако пыли.
  В этот же момент огромная тень рванула на него. Несмотря на то, что Цин Шуи этого ожидал, он был шокирован размерами существа. Это был не просто большой волк... Это был Золотой Ужасный волк (Ужа?сный волк - вид рода волки, жил в эпоху позднего плейстоцена на территории Северной Америки). Его тело было 3 метра в длину и 2 метра в высоту. Казалось, что на него не влияют законы гравитации, ведь имея такое огромное тело, он был невероятно быстр. Все тело волка источало намерение убить.
  Пара глаз была заполнена безумием, с проблеском на осторожность. Он не стал больше ждать и бросился в сторону Цин Шуи со скоростью ветра!
  'Это волк?? Разве он не слишком огромен? Его тело больше, чем у буйвола' воскликнул про себя Цин Шуи. Вспоминая животных из зоопарка в предыдущей жизни, тигры и львы, короли животных, перед этим волком были как котята.
  Цин Шуи было страшно, впервые за две жизни он был на грани жизни и смерти. Несмотря на то, что его тело имело значительную силу, его противник весит около 500джин, и обладает ужасающей скоростью и силой.
  Он отступил назад и быстро поднял камешек с земли, скрывая его в правой руке. Цин Шуи надеялся, что используя методы скрытого оружия, он будет в состоянии попасть в голову и убить его мгновенно.
  В условиях предельной опасности, мысли мелькали в голове Цин Шуи. В его мыслях промелькнула мать, дедушка, некоторые ученики 3го поколения. Хотя он никогда раньше не был в битве, где ценой проигрыша была его жизнь, он знал, что должен сохранять спокойствие. Он не мог позволить страху контролировать его, но должен был использовать страх, чтобы сделать свои удары сильнее. Больше не думая и не колеблясь, он отступил назад и выполнил удары Одинокого Проворного Кулака.
  Момент просветления ранее, позволил Цин Шуи получить понимание, как достичь единого состояния с кулаком. Противоречия возникли в его сердце, с одной стороны он боялся Золотого Ужасного Волка, с другой стороны, ему хотелось испытать свои силы.
  'Бах Бах Бах!' практически идеальное исполнение Одинокого Проворного Кулака позволило нанести 3 удара в район мускулистых ног волка, и даже появился шанс на атаку в голову волка. Цин Шуи воспользовался этим шансом и отскочил назад. Цин Шуи нахмурился, его руки дрожали от последней проведенной атаки.
  Как говорится, волк - железная голова, бронзовый хвост, а спина как тофу. Цин Шуи сразу поверил, что часть о железной голове волка является правдой. Тем не менее, упоминалось, что спина волка - его слабое место. Вот только не в случае Золотого Ужасного Волка, его спина была мощной как у буйвола!
  Гигантский Золотой Волк также сделал паузу между атаками, чтобы снова оценить противника. Изначально, волк собирался забрать орла, но он не ожидал встретить здесь человеческого ребенка, и что более странное, инстинкты волка сигнализировали об опасности. Поэтому он решил не нападать на Цин Шуи напрямую, а устроить засаду.
  После успешно проведенной серии атак, Цин Шуи уже не чувствовал трепет в своём сердце, он чувствовал что в силах бороться с Золотым Ужасным Волком.
  Сжав кулак, он медленно активировал ДТУ, Цин Шуи почувствовал, как его энергия стремительно растет, три его предыдущей атаки не могли продемонстрировать всю его силу. Теперь, Цин Шуи успокоился, и решил раскрыть всю свою силу, и проверить где находятся его истинные пределы. В конце концов, он мог потерять жизнь, если будет сдерживаться.
  Возможно, в глазах Цин Шуи отразилось намерение биться во всю силу, и разъярённый Золотой Ужасный Волк высоко поднял голову и завыл. От его воя начала распространяться мощная подавляющая аура. Может быть, волк признал Цин Шуи как достойного противника, после чего начал увеличиваться в размерах.
  'РРРРРРАУРР'
  После оглушительного рева, волк прыгнул на Цин Шуи, его огромное тело было словно гора. Он излучал сильное давление. Ужасный Волк распахнул свою челюсть, которая была заполнена острыми клыками и нацелился на горло Цин Шуи!
  
  
  
  Глава 13. Прорыв на третий небесный уровень!
  Цин Шуи восстановив самообладание, стоял напротив Золотого Ужасного Волка. Волк резко прыгнул на него. Тело Цин Шуи слегка вздрогнуло, наполняясь энергией, и его правая рука метнула камень со взрывной скоростью.
  'Сю'
  Камешек полетел в челюсть волку, создав крайне неприятный звук при полете.
  В момент когда камень вылетел, Цин Шуи решил укрепить свои позиции, и двинулся вперед. Скрестив руки за спиной у волка, он с силой ударил по его задней части.
  'Кача!'
  'Аууууу' волк взвыл от боли (п.п. англ. what does the wolf says?)
  Треск ломающихся костей сопровождался воем, наполненным мучительной болью.
  Используя локти, Цин Шуи оттолкнул волка, используя силу толчка, чтобы отступить. Тяжело раненный Ужасный Волк присел на задние лапы, со страхом глядел на Цин Шуи.
  Цин Шуи был не так спокоен, как казалось внешне. Эта атака сейчас, это было очень опасно. Если бы он не использовал момент, чтобы бросить камень, то не имел бы возможности атаковать одну из задних ног волка.
  Волк был хитрым существом, Цин Шуи не смел его недооценивать и быть неосторожным. Он напряженно смотрел на Золотого Ужасного Волка, в то время как пот ручьями стекал по его телу.
  В этот момент, глядя на волка, раненного им, Цин Шуи немного расслабился. Небольшая потеря концентрации породила чувство оцепенения, оказывая влияние на его мозг. В этот момент Цин Шуи даже не мог прямо стоять на ногах.
  Изношенный кулон из нефрита на его груди начал излучать охлаждающую энергию, появившиеся волны головокружения начали отступать. Это было словно на сухую, пустынную землю пролился дождь.
  Волны охлаждающей энергии все циркулировали внутри него, Цин Шуи почувствовал, что неспособен собрать даже крупицы силы в своих руках. Его тело расслабилось, он даже почти заснул! Все это было чрезвычайно странно!
  Культивирование Цин Шуи находилось на пике второго уровня ДТУ. В этот момент, спокойное и безмятежное состояние привело к прорыву на 3й уровень! Цин Шуи почувствовал, как нити теплого и нежного потока Ци задвигались по всему телу, совершенствуя крепость его костей и энергетические каналы. Нить Ци, после прорыва на третий уровень стала еще толще. Цин Шуи чувствовал, что все энергетические каналы стали толще, и могли пропускать больше энергии.
  Когда его тело восстановило свою силу, Цин Шуи понял, что сила намного превосходила таковую на прошлом уровне. Разница была просто колоссальна. ДТУ имела всего 9 уровней. Каждые 3 уровня образуют ярус, нижний, средний и высший. Теперь, находясь на 3м уровне, он мог пробиться на 4й, и таким образом, перейти на следующий ярус. Он даже не мог представить себе, какую силу даст следующий уровень. Несмотря на то, с каким трудом он прорвался на 3й уровень, Цин Шуи уже предвкушал прорыв на 4й.
  Деактивировав ДТУ, Цин Шуи чувствовал восторг в своем сердце. Не удивительно, что культиваторы, участвовавшие в реальных битвах, получали бесценный опыт, который был намного полезнее, чем длительное обучение.
  Глядя на съежившегося волка, Цин Шуи понял, что тот хочет сбежать.
  Цин Шуи решил не продолжать битву, он был благодарен волку. Если бы не он, то Цин Шуи не смог бы прорваться на 3й уровень так быстро. Цин Шуи осмотрел свои энергетические каналы и Даньтянь, и понял, что ИСЛ также достигло 3го уровня. После интеграции ИСЛ и ДТУ, в ИСЛ которое он практиковал появились изменения, по сравнению с искусством практиковавшимся членами его клана. Цин Шуи не мог определить, в чем именно заключается разница.
  'Я ведь не стал мусором снова, верно?' Цин Шуи нахмурился. Пока он размышлял, золотой волк уже убежал.
  'ДТУ становится все труднее практиковать, я даже не знаю, сколько времени займет прорыв на 4й уровень. В таком случае, не будет ли ИСЛ застаиваться в развитии вместе с ДТУ?'.
  'Забуду об этом, я все еще не до конца освоил Одинокий Проворный Кулак после прорыва на второй уровень. Хм.. Интересно, не появился ли еще какой навык после прорыва на 3й уровень?'
  'Техника уклонения. Это был новая способность, полученная после прорыва на 3й уровень ДТУ. Информация о технике текла в его голову, Цин Шуи находился где то у себя в сознании.'
  'Аргх, почему именно техника уклонения? Даже если это не информация об алхимии, она должна была содержать методику укрепления. Я не знаю как долго я буду пробиваться к 4му уровню, когда я смогу узнать об алхимии больше? В его сознании была информация о различных пилюлях. Малые восстанавливающие, Светящееся Семя Будды, Пилюля Боевого дракона, и даже пилюля Девяти реинкарнаций'
  Как жаль, Цин Шуи хотел узнать методы приготовления этих пилюль как можно быстрее, ведь у клана Цин было множество лекарственных трав, не говоря уже о том, что его мать поставляла их в город. Вот почему Цин Шуи не мог дождаться момента, когда он познает искусство алхимии. Кроме всего прочего, некоторые пилюли могли значительно повысить скорость развития. ДТУ является невероятно мощной техникой, практически бросает вызов небесам, но при этом имеет и определенные ограничения. Если бы он мог создать некоторые из чудесных пилюль, то мог бы ускорить свое развитие раза в два!
  'Так и быть, методы уклонения все же лучше, чем ничего. Выделяющиеся методы не очень подходят мне сейчас. Было бы странно, если бы 10летний ребенок знал все о приготовлении пилюль. Я не должен жаловаться, в конце концов, высокоуровневые техники движения являются невероятно ценными, чтобы спасти свою жизнь в случае крайней опасности. Техника, появившаяся в его сознании была одной из самых высокоуровневых!'
  Цин Шуи закрыл глаза и начал анализировать информацию, тогда он понял, что эта техника хорошо подходит ворам. Оно содержало много информации о сокрытии на ландшафте, маскировке и возможности сливаться с окружающей средой. Столько информации привело Цин Шуи в изумление.
  'Это все может быть использовано для спасения? Это же техники сокрытия, а что мне делать, если меня найдут? Цин Шуи чувствовал, что в этой технике должно быть сокрыто что то большее'
  Действительно, проанализировав информацию дальше, он понял, что техника делится на 2 части - сокрытия и спасения. Также было отмечено, что для ее использования необходима активация ДТУ.
  Называние этой техники было очень простым - Призрачный шаг.
  Цин Шуи не особо заботился о названии техники. Он получил множество полезных принципов из техники Одинокого Проворного Кулака. Он с нетерпением ожидал, чему он сможет научиться у Призрачного шага.
  Тем не менее, простая попытка постичь азы техники вызвали у него головную боль. Он знал, что этот метод не так просто освоить. Если бы не просветление, то он не смог бы освоить Одинокий кулак так быстро. За один день просветления, он постиг опыт, сравнимый с 10 годами практики.
  Техника Призрачного шага была получена из 9 направлений, 8 триграмм расчета, сегмента 'Мистические врата, скрытая Цзя' (п.п. сам не понял о чем они тут). Несмотря на то, что вся информация уже была заложена в его сознание, требовалось время, для его анализа и полного понимания.
  Покачав головой, чтобы окончательно избавиться от головокружения, он направился подальше от леса Гринвуд. В данный момент он не хотел встретить еще одного демонического зверя. Если бы волка оказалось 2, то это место стало бы его могилой. 'Если бы волк действительно оказался не один, то мне очень помог бы Призрачный шаг '.
  Еще одна возможность Призрачного шага заключалась в использовании его для атаки. Скомбинировав Призрачный шаг с Одиноким кулаком, можно было увеличить силу атаки в два или даже три раза! (п.п. Капитан очевидность)
  Когда Цин Шуи взобрался на гору солнце уже зашло. На западе небеса светились красным, отмечая конец этого дня.
  Куй железо пока горячо, Цин Шуи начал культивировать основы Призрачного шага сразу же.
  
  
  
  Глава 14. Все еще мусор.
  Первый этап требовал одного - быть быстрым, настолько быстрым, насколько возможно, до абсолютных пределов скорости, чтобы оставлять остаточные изображения. Для Призрачного Шага требуется знание Девяти направлений, Восемь триграмм Расчета и Мистические Врата, чтобы запутать противника и легко сбежать. Если кто то хочет культивировать Призрачный Шаг к его вершине, то, необходимо использовать все знания из расчетов и использовать в соответствии с методикой Призрачного Шага.
  Время пролетело, как белый скакун проносится по полю, и прошло пять лет. Цин Шуи было уже 15 лет, и его тело росло выше и сильнее. В его глазах был намек на холод, он не обращал внимания ни на что, никто не заслуживал его внимания.
  Цин Шуи все еще считался мусором (п. п. как они достали с этими мусорами уже, а потом эти 'мусора ' еще и бросают вызов небесам)). Его отличие от прошлого, в том, что он не мог культивироваться дальше, после прорыва на 3й уровень небес ДТУ.
  Цин Шуи не был негативным, он воспринимал все спокойно. 2 года назад, он достиг вершины 3го уровня ДТУ. После этого, что бы он не делал, как бы не культивировался, он не мог пробиться. Его культивация ИСЛ также застряла на пике третьего уровня.
  Все эти пять лет, он страдал психологически. Среди всех учеников третьего поколения, он был самым упорным в своем развитии. Его опыт в технике скрытого оружия, а также Одинокого Проворного Кулака уже достигла потрясающих высот, он достиг огромного успеха в освоении обоих методов.
  Даже для призрачных шагов, Цин Шуи осталось немного, для освоения ступени. Несмотря на то, что он еще не освоил всю ступень, он уже мог ускоряться до остаточных изображений, и использовать это для нападения или отступления. Сочетая Призрачные Шаги с Одиноким Кулаком, он добился ужасающей боевой мощи. В данный момент, старший внук в клане Цин, Цин Цзы, уже удалось достичь вершины Боевого Воина 7го класса.
  Цин Ю также культивировался до пика Боевого Воина 7го класса, Цин Ян был на средней стадии Боевого Воина 6 класса. Многие остальные ученики в возрасте 13-15 лет достигали начального этапа Боевого Воина 5-го класса.
  В противоположность всем, Цин Шуи, которому было уже 15 лет, удалось достичь только ИСЛ уровня Боевого Воина 3й степени.
  В ежедневных тренировках, Цин Шуи мог считаться одним из самых старших учеников в третьем поколении, и самым слабым. Первоначально, было еще 2 ученика стадии Боевого Воина 3го класса, они были на год и на два старше Цин Шуи, однако, они достигли Боевого Воина 6го класса в возрасте 16 лет.
  16 лет - это была решающая точка в клане Цин. Те, кто достиг Боевого Воина 6го класса до 16 лет, были надеждой всего клана. Если достичь требуемого уровня к 16ти годам, то ваш статус претерпевал значительные изменения. Даже если бы вы хотели вызвать ветер и дождь (п.п. какая то китайская поговорка), клан постарался бы помочь. Кроме этого, эти ученики становились ответственными за защиту бизнеса клана Цин. Когда основные члены клана Цин, становились сильнее, то их деловые партнеры не могли нагло диктовать свои условия.
  Те, кто достиг Боевого воина 6го класса в возрасте после 16ти лет, будут разосланы в город, чтобы взять на себя ответственность за различные предприятия клана Цин. Их развитие обычно замедляется, ведь они могут культивироваться только в свободное время. В большую часть времени они были слишком заняты.
  Цин Шуи было 15 лет в этом году. Если пройдет еще 1 год, а он не достигнет Боевого Воина 6го класса, то его вышлют из деревни. Цин Шуи знал, что его ИСЛ интегрировалась с ДТУ. Только когда он прорвется в уровне ДТУ, поднимется уровень его ИСЛ. Достичь 6го уровня ДТУ за год было невозможно, человек был либо мечтатель, либо идиот. Вероятность того, что Цин Шуи будет выслан из деревни была почти что 100%.
  Хотя Цин Шуи и был внуком Цин Луо, из-за своего прежнего телосложения, Цин Шуи никогда не видел мир за пределами деревни. В прошлом, он страдал от слабого сердца, и вынужден был оставаться в клане. Теперь, когда ему будет 16 лет, никто не сможет оставить его в клане. Раньше у него было слабое тело, и все это знали. Сейчас же, у него было крепкое тело, и он достиг Боевого Воина 3го класса. Отправка Цин Шуи из клана было лишь вопросом времени.
  'Забуду об этом, не стоит тратить на это так много времени. Мне просто стоит присоединиться к экспедиции, кто знает, может это поможет мне прорваться' Цин Шуи огорченно вздохнул.
  В конце концов, Цин Шуи уже давно решил помочь Цин Юи в ведении бизнеса, а также узнать больше о свойствах различных трав. Цин Шуи все еще возлагал на себя большие надежды, он должен был исполнить все желания матери, и для этого, ему не нужно предаваться отчаянию. Несмотря на то, что он не мог добиться прорыва в ДТУ, сила Цин Шуи была велика. Скрытое оружие, Одинокий кулак, а также техника, которую он не хотел бы видеть у врага - Призрачный шаг, все это заставило бы врагов трепетать о страха. Цин Шуи не имел настоящего противника среди всего третьего поколения, если бы он хотел, то избил бы любого. Причина, по которой он не выделялся была в том, что он был достаточно умен, чтобы не раскрывать все свои карты.
  В данный момент.
  'Шуи Геге' Цин Шуи услышал, как его зовут за пределами его двора.
  Как только прозвучал последний слог, Цин Бей появилась во дворе. Теперь, Цин бей было 13 лет, у нее было восхитительное лицо и сияющие глаза. Цин Шуи уже видел намеки на красоту у этой маленькой девочки. Цин Бей было еще три года, для того, чтобы считаться взрослой.
  Цин Бей была самой молодой и единственной внучкой в клане Цин. Цин Шуи искренне и от всего сердца относился к ней. У него были не очень хорошие отношении я с другими учениками 3го поколения, но к ней он относился иначе.
  'Сяо Бей, я здесь!' Цин Шуи слегка улыбнулся и помахал рукой. Цин Бей можно было считать маленьким гением клана Цин, она достигла Боевого Воина 5го класса в свои 13 лет. Старейшины клана Цин были счастливы талантом Цин Бей, их огорчало лишь то, что она была девушкой. В конце концов, независимо от возраста, ее придется выдать замуж за постороннего человека. Уже сейчас, в возрасте 13 лет, было много людей, желающих заранее с ней обручиться.
  2 года назад, после того, как Цин Шуи достиг вершины 3го уровня ДТУ, он не смог пробиться дальше. Его интуиция говорила ему, если у него не будет битвы насмерть или очередного просветления, то вряд ли он сделает прорыв в ближайшее время. Поскольку он не мог культивироваться дальше, он начал учить основам Одинокого Проворного Кулака Цин Ху и Цин Бей. Цин Шуи начал учить их около полугода назад. Отношения Цин Ху и Цин Бей можно было рассматривать также близко, как и брат/сестра по крови.
  С остальными учениками 3го поколения он редко общался. Цин Ю и Цин Цзы он мог видел лишь несколько раз за год. Тоже самое было для Цин Ян, Цин Хуэй и Цин Цюань. Кроме того, если ученик достигал Боевого Воина 6го класса, он должен был усердно практиковать боевые техники к основной культивации.
  Можно сказать, что в клане Цин, путь к истинной силе начинается с достижения Боевого Воина 6го класса. Кроме этого, ученики, достигшие Боевого Воина 6го класса, соревновались в поединках между собой, а также с некоторыми стершими из клана Цин. Все, кто был ниже Боевого Воина 6го класса оставался лишь зрителем.
  Цин Ху и Цин Бей уже пол года обучались Одинокому Проворному Кулаку с Цин Шуи. Глядя на них, Цин Шуи понял, как же ему повезло, что он постиг просветление. После полугода обучения, Цин Ху запомнил лишь 1/3 из 360 акупунктурных точек на человеческом теле, но еще был далек от полного понимания. В реальном бою, он понял лишь пути атак по блечам и передней части груди и головы.
  Цин Бей была немного успешнее, чем Цин Ху, она уже успела запомнить все акупунктурные точки, но ее применение их в битве было примерно такое же, как и у Цин Ху.
  'Ты пришла одна? А где Цин Ху?' спросил Цин Шуи с любопытством. За прошедший год, каждый день, без задержки, Цин Ху и Цин Бей посещали Цин шуи и практиковали Одиночным Кулаком.
  'Цин Ху был ранен Лан Ян'Эр из клана Лан, поэтому он не смог прийти'. Гнев и беспомощность слышался в ее голосе.
  
  
  
  Глава 15. Лан Ян из клана Лан.
  'Лан Ян'Эр?'
  Это имя было знакомо Цин Шуи, воспоминания всплыли в его голове, когда он прокручивал это имя. В его сознании появился образ стройной и красивой девушки, яркая пара глаз, элегантная манера поведения, маленький ротик и ямочки на щечках. Идеальная картина, сродни молодой розе.
  Несмотря на внешность, она была очень гордым человеком. Причина, почему Цин Шуи вспомнил ее имя было то, что они оба были 15 лет, только она была гением из гениев, а он был редким мусором. Цин Шуи встретил ее случайно, и вспомнил из-за ее репутации. Она слыла одним из лучших гениев небес во всем регионе. Ее талант был даже лучше чем у гения клана Цин, Цин Ю. И таким образом, она была гордостью клана Лан.
  Клан Лан является одним из самых больших кланов, он был второй по величине, не уступая клану Цин. С точки зрения таланта, в третьем поколении ее талант был даже выше, чем таланты клана Цин.
  Клан Лан всегда хотел сместить клан Цин со звания защитника Деревни. Поэтому клан Лан не жалел усилий, чтобы воспитать учеников 3го поколения, они были теми, кто нес амбиции и надежды клана.
  'Цин Бей, как тяжелы травмы Цин Ху?' озабоченно спросил Цин Шуи.
  'Не то, чтобы сильно пострадал.. Он пострадал только внешне, ушибы на теле и лице. После проигрыша, он не захотел показывать свое лицо и спрятался в комнате, чтобы избежать неловкости' Цин Бей хихикнула, выражая свое отношения к действиям Цин Ху.
  'Почему ты смеешься?' Цин Шуи также находил это довольно забавным. Тем не менее, проигрыш Лан Ян'Эр можно было простить, ведь это было ожидаемо.
  Цин Бей подавила свой смех, ее восхитительное лицо показало выражение задумчивости, позже он понял почему.
  'Брат сказал, что он влюбился в Лан Ян'Эр' застонала Цин Бей. Цин Шуи нравилось смотреть, как эта милашка вздыхает. В конце концов, в Кюсю, люди созревают раньше, в 16 лет они уже считаются взрослыми и могут вступать в брак.
  'Он влюбился, потому что был избит??' Цин Шуи был сбит с толку.
  'Хмм, выглядит так, словно Цин Ху еще недостаточно получил от этой маленькой девицы' Цин Шуи наморщил лоб и размышлял.
  На этот раз Цин Бей была сбита с толку.
  'Шуи Геге, ты ведь одного возраста с Лан Ян'Эр, почему вы зовете ее маленькой? Это звучит странно, как если бы вы были старше ее' Цин Бей посмотрела на Цин Шуи.
  После трансформации тела, личность Цин Шуи также претерпела изменения, в конце концов он уже был взрослым, только его тело было маленьким. После того, как он смог культивировать ДТУ, он перестал быть таким подавленным. С малых лет, Цин Шуи, которого знала Цин Бей был спокоен и уверен.
  Цин Шуи давно знал, что Цин Ху был влюблен в Лан Ян'Эр. Как потомок большого клана, несмотря на то, что ему было только 14 лет, Цин Ху уже знал кое-что о чувствах между мужчиной и женщиной.
  Цин Ху был молод, но у него был определенный образ мышления, он знал чего хочет. Когда он признался Лан Ян'Эр, то был отвергнут много раз. Все таки, девушки взрослеют раньше, а Цин Ху был еще и моложе на год. В глазах Лан Ян'Эр, Цин Ху был лишь маленьким ребенком, из-за его доставучести, она решила поставить ему ультиматум.
  'До тех пор, пока ты не победишь меня, я не выйду за тебя замуж'.
  Цин Ху не думал об этом много, в его сердце, даже если он не сможет победить эту девушку, он все еще хотел жениться на ней. В результате его избили до синяков на лице и теле. Все таки различия в уровне культивации не могут быть исправлены горящей страстью любви.
  Это был первый раз, когда Цин Ху был избит Лан Ян'Эр. По сравнению с Цин Ху, Лан Ян'Эр несла репутацию гения клана Лан, Цин Ху знал, что жениться на ней было труднее, чем достичь небес!
  Это началось пол года назад.
  После этого, Цин Ху и Цин Бей начали изучать основы Одинокого Проворного Кулака у Цин Шуи. Цин Шуи мог чувствовать, что во многих позициях Одинокого Кулака, были следы Тай-чи. Одинокий Кулак специализируется на близком контакте, на человеческом теле было очень много слабых тел, поразив некоторые из которых, можно было убить с одного удара.
  'Брат добровольно вызвал ее на поединок, но проиграл' сказала Цин Бей .
  Как ему не проиграть? Он был на уровне Боевого Воина 5го класса против 7го класса. Это была слишком большая разница. Цин Шуи улыбнулся и покачал головой.
  'Шуи Геге, Одинокий кулак, которому вы научили нас, был очень грозным, просто, у моего брата не хватило уровня культивации, если бы он тоже был на 7м уровне, то не проиграл бы'.
  'О чем ты говоришь?' Цин Шуи взволнованно спросил. Цин Шуи знал, что на континенте Кюсю, боевые приемы делились на 4 царства: Хоу Тянь, Сиань Тянь, Легендарные и Божественные. Каждое из этих царств делится на 4 вида: Хуан<Мистический<Земля<Небо.
  Цин Шуи слышал, что ИСЛ классифицируется как царство Хоу Тянь небесного вида, в то время как техника семьи клана Лан, Запечатанное Льдом Фехтование могла расцениваться как царство Хоу Тянь вида Земли. Интересно... а к какому виду относится его ДТУ? Цин Шуи не знал.
  Цин Шуи использовал Одинокий кулак против Золотого волка, и до сих пор, еще не бился с человеком, поэтому, когда услышал, что Цин Ху достойно дрался против противника на 2 уровня выше его, благодаря этой технике, то захотел узнать все подробности.
  'Изначально, Лан Ян'Эр даже не считала брата за противника, и сдерживалась. Для нее не было необходимости использовать всю силу против кого-то, кто недавно прорвался на 5й уровень. Она использовала пальцы вместо меча, и сильно недооценила брата, в результате чуть не проиграла за 3 движения. Она отступила в тот момент, когда вся ее рука онемела'.
  После этих слов Цин Бей, Цин Шуи сделал вывод, что Цин Ху был нацелен на точку Ю-Чи на ее руке.
  'После этого, Лан Ян'Эр не осмеливалась его недооценивать, и тут же использовала всю свою силу и высококлассную боевую технику. Мой брат мог только блокировать некоторые ее атаки, и все же проиграл' сказала Цин Бей.
  'Возможно, это не так уж плохо. Этот инцидент закалит сердце Цин Ху. Может быть, Лан Ян'Эр хотела подстегнуть его мотивацию быть экспертом'.
  Цин Шуи провел рукой по лбу, думая о будущем. Как он мог отправиться в отдаленные регионы и бросить вызов сильнейшим экспертам континента Кюсю, если он не может справиться с одним человеком из клана Лан?
  Если бы он хотел добиться возмещения для Цин Юи, то определенно ему пришлось бы столкнуться с одним из главенствующих кланов.
  
  
  
  Глава 16. Почтенная профессия - Я хочу быть алхимиком!
  Если бы Цин Шуи хотел добиваться изменения условий торговли Цин юи, то он, безусловно, должен был столкнуться с одним из больших кланов.
  Цин Шуи пошел с Цин Бей посетить Цин Ху, кроме внешних травм, ничего серьезного не было. Усадьба Цин Хай была похожа на поместье Цин Юи, они оба располагались внутри массивного двора клана Цин.
  Комнаты были просторные и светлые, хотя конструкция была проста и несколько грубовата. В конце концов, Цин Клан с неодобрением относился к чрезмерным расходам на вещи, которые не нужны для культивации. Цин Ху не желал покидать комнату, не говоря уже выходе в гостиную или даже из поместья, он не хотел чтобы кто-нибудь увидел его опухшее лицо!
  "Цин Шуй, попробуйте чай, который я заварила для вас!" Жена Цин Хай, Сун Ян тепло встретила их
  "Тетя, нет необходимости утруждать себя!" сказал Цин Шуй, глядя на тетушку Ян. Цин Шуй чувствовал, что тетя Ян был самой красивой в клане Цин после Цин Юи. Длинные распущенные волосы связаны в сеточку, с прекрасными формами лица, со светлой кожей и с тонкой талией, с гигантскими пиками и двумя упругими округлостями ниже. Тетя Ян на самом деле выглядела моложе своего возраста! Теперь, когда Цин Шуй был уже около 30 + лет в сумме в этом и предыдущем мире, он не чувствовал в себе бушующие гормоны большинства подростков и не было никакого горящего желания. Тем не менее, зрелые и очаровательные дамы, как Сун Ян до сих пор заставляли его сердце трепетали.
  'Был ли он MILF охотник из легенд?' (п.п. так реально написано, это не моя выдумка).
  'Цин Ху бывает довольно хлопотным, он не должен так глубоко падать в реку любви, ведь у Лин Ян'Эр уже есть жених, и это сын лорда города Небесной реки. Если Цин Ху не откажется от своих притязаний, это может стать проблемой для всего клана'.
  Цин Шуи слышал, как Цин Хай подавленно вздохнул, он тоже чувствовал, насколько важен этот вопрос. Зная Цин Ху, это будет проблемно, ведь если тот решил, то становится очень упрям.
  '4я Тетя, а город Небесной Реки далеко отсюда?' касательно знания континента, у Цин Шуи были довольно ограниченные познания.
  Город Сотни Миль был небольшим городом, возле деревни Цин. Город Сотни Миль был самым маленьким городом в стране Канг Ланг. Цин Шуи слышал, как Цин Юи говорила, что Город Ста Миль имел 1000Ли в окружности.
  В деревне Цин поговаривали, что Город Сотни миль был 100 миль в окружности 100 лет назад, с тех пор он развивался и рос.
  'В этом мире есть 9 континентов. Каждый континент имеет 81 страну, у каждой страны 81 город. Страна Канг Ланг принадлежит к северо-западному материку под названием континент Зеленого Облака. Город Сотни Миль был самым маленьким городом в западной части континента. Невозможно было сравнивать Город Ста Миль и Город Небесной Реки, ведь последний был в 10 раз больше. Ходят слухи, что там есть мастера области Сянь Тянь' сказала тетя Ян.
  'Сянь Тянь? Разве это не тот слой, который не может достигнуть дедушка. Он говорил, что мастера этого уровня за гранью человеческого понимания'.
  'Верно, мастера этого слоя невероятно сильны, и являются гордостью для всего континента! На этом континенте, кроме культиваторов, есть еще и укротители демонических зверей. Эксперты в этой области ценятся не меньше, чем высокоуровневые культиваторы'.
  'Хаха, ну, кажется мы слишком уже углубились' Цин Хай немого натянуто рассмеялся.
  'Нет, нет, я хочу больше узнать о укротителях. Как они покоряют демонических зверей?' любопытство загорелось в сердце Цин Шуи.
  'Как правило, только после того, как зверь живет и развивается более пятисот лет, его можно называть демоническим зверем. Все демонические звери сформировали демоническое ядро внутри своего тела' сказал Цин Хай, словно вспоминая все это перед собой, словно был участником этого события.
  'Укротитель зверей, у которого нет контрактного демонического животного, не может считаться настоящим укротителем. Кроме этого, укротители могут использовать специальную технику запечатывания, чтобы сформировать контракт после того, как дикий зверь превратился в демонического зверя'.
  'После эволюции, все демонические животные получат интеллект, а те, кому уже есть тысяча лет, становятся умнее и хитрее людей. Таким образом, требования для укротителя очень суровые, недостаточно просто быть сильным, он также должен быть суровым и бесстрашным, а также специалистом в техниках запечатывания' объяснил Цин Хай, медленно потягивая чай.
  Развитие до области Сянь Тянь делилось на Боевой Ученик, Боевой Воин, Боевой Генерал и Боевой Командующий. Переход в область Сянь Тянь можно было считать естественным препятствием, которое пропускало лишь некоторых избранных. Цин Луо уже много лет находится на 10м уровне Боевого Командующего, не в силах сделать последний рывок.
  Все ученики 3го поколения клана Цин были уже Боевыми Воинами. Многие ученики 2го поколения достигли области Боевого Генерала. Только Цин Луо был на пике Боевого Командующего. Всего один шаг отделял его от области Сянь Тянь. Но этот шаг... не каждый мог его преодолеть, это было самое большое сожаление всей жизни культиваторов.
  Хотя ИСЛ рассматривался как метод уровня Хоу Тиан, он был на вершине этого уровня, ведь он был Небесного вида. Методы уровня Сянь Тиан сродни звездам на небе, суть и концепции были слишком непостижимыми для большинства культиваторов, поэтому даже метод развития Хоу Тиан небесного вида считался чрезвычайно ценным. Лишь немногие из кланов с глубокими корнями имели возможность практиковать техники развития уровня Сянь Тянь или даже выше!
  Культивирование ИСЛ позволяло достичь пика Хоу Тиан. Те, кто достиг Области Сянь Тянь, увеличивали свою жизненную силу более чем в два раза и могли прожить от 300 до 500 лет. Культиваторы Сянь Тянь были слишком редкими даже в большом городе, как такой эксперт мог существовать в такой маленькой деревне? За сто миль до города, даже культиватор пика Хоу Тиан считался экспертом.
  Цин Шуи выслушав всю информацию, обнаружил много преимуществ от достижения области Сянь Тянь. Одного того, что культиватор мог жить до 500 лет уже было достаточно чтобы вдохновлять всех культиваторов на попытки достичь эту область.
  Цин Шуи не знал, что именно его уровень культивации отличался от остальной части клана. Самые сильные ученики 3го поколения клана Цин достигли 7го уровня Боевого Воина.
  Боевые Ученики не рассматриваются как культиваторы, только те, кто достиг слоя Боевого Воина могли считаться таковыми.
  Даже несмотря на то, что ИСЛ был методом уровня Хоу Тиан, все еще существовала маленькая вероятность прорваться к области Сянь Тянь. Процент успеха был около 1%. Перед ИСЛ, все остальные техники уровня Земли, Таинственного и т.д. были просто мусором. Кроме изгоев секты, никто не практиковал эти низкоуровневые техники.
  Несмотря на то, что практикующие были весьма распространены, было много других способов выжить в этом мире. Наиболее уважаемые профессии были укротители, алхимики и лекари.
  Есть также много людей, которые решили стать архитекторами, поварами, кузнецами и т.д., но это все было не столь почетно как укротитель, алхимик или лекарь.
  Как говорит пословица: 'в каждой профессии можно стать мастером, если прилагать достаточно усердия и любви к работе'. Это говорило о том, что какую бы профессию вы ни выбрали, если стать в ней мастером, то к вам придет богатство и почет.
  В этом мире, любой алхимик, независимо от его степени профессиональности были невероятно почетными. Алхимики могли создать пилюли восстановления, блокировки боли, и даже пилюли, которые повышают шанс прорыва в степень Сянь Тянь на 50%!!! Даже если алхимик низкоуровневый, кто знает, какие пилюли он сможет производить завтра?
  Цин Шуи тщательно обдумал всю информацию, которую ему рассказали 4й дядя Цин Хай и его жена Ян Сун, и решил избрать путь алхимика. В один день, его будут почитать во всем континенте!
  
  
  
  Глава 17. Старший внук клана Цин.
  Путь, который избрал себе Цин Шуи был долог и тернист, но несмотря на это, он был максимально уверен в себе.
  '15 лет.. Прошло 15 лет, с момента его рождения в деревне Цин, быть может, настало время исследовать этот мир? Достигнув пика 3 уровня ДТУ, Цин Шуи чувствовал, что его физическая сила на уровне 10000джин. В дополнение к этому, он обладал некоторыми техниками, у него не было сомнения, что он не сможет защитить себя' Цин Шуи глубоко задумался. Если не испытывать тяготы мира, и прятаться от опасностей, то он не сможет закалить свое тело и дух. Для него было очень сложно прорваться на 4й уровень ДТУ.
  'Мать должна вернуться через несколько дней, тогда я с ней попрощаюсь' решил Цин Шуи и был уверен в правильности решения.
  'Почему в легендах, люди, которые попали в другой мир имеют божественные оружия, или кольца хранения, а у меня ничего такого нет. Основной характеристикой таких людей было одно слово - гении, и я здесь, живой пример того, кто был перенесен в другой мир, и все же я не гений..' Несмотря на то, что он никогда не признавал, что он мусор, сейчас он это признал.
  'Так неудобно носить вещи, без пространственных колец, но я, хотя бы, обладаю уникальной техникой ДТУ. Благодаря ей крепость моего тела уже достигла немыслимых высот, и способно достичь силы удара в 10000 джин. Кроме того, моя сила эквивалентна Боевому Воину 7го класса. Из моих наблюдений, я мог бы сказать, что я отправлю в полет большинство из учеников 3го поколения только с одного удара' Цин Шуи гордо подумал про себя.
  'С моей силой, используя технику Одинокого Проворного Кулака, я мог бы атаковать с силой в 10000 джин в наиболее слабые места противников, и несомненно, покалечить их'.
  Цин Шуи бормотал про себя эти слова, после того, как ушел из поместья Цин Ху. Он был очень горд собой, и думал о вещах, которые узнал. Тем не менее, ему хватало разума контролировать свою гордыню.
  'Я не должен быть высокомерным и переоценивать себя, мир велик, единственный путь - это все время совершенствоваться' тихо напомнил себе Цин Шуи.
  Достигнув пика 3го слоя ДТУ, он чувствовал себя прекрасно, но факт того, что он не мог пробиться на 4й уровень, угнетал его. Переход на 4й уровень знаменовал переход в другую сферу. Наверняка произойдет много изменений с его телом и уровнем силы. Кроме этого, Цин Шуи желал навыки, которые будут ему доступны после достижения 4го уровня.
  'Цин Шуи это ты?' Голос назвал его имя, пока он витал в своих мыслях.
  Подняв голову, Цин Шуи увидел старшего внука калана Цин, Цин Цзы, который звал его. Цин Цзы был общительным и дружелюбным, хоть и редко разговаривал с Цин Шуи. Каждый раз, когда они разговаривали, то Цин Цзы был вполне дружелюбен к нему.
  Цин Цзы было 25 в этом году, он был крупного телосложения, с ногами тигра и талией медведя.
  'Брат Цин Цзы, вы нашли время, чтобы прийти сюда сегодня?' Цин Шуи чувствовал, что это немного странно. Ученики 3го поколения, достигнувшие 6го класса Боевого Воина тратили все время на тренировки.
  'Хехе, разве я не могу отдохнуть, сразу после прорыва?' Цин Цзы почесал голову и сказал прямолинейно. Глядя на такие действия Цин Цзы, Цин Шуи чувствовал, как расстояние между ними сокращается. Разница в их возрасте была не очень велика, и у ни имелись общие интересы и темы.
  'Еще один прорыв? Поздравляю брата Цин Цзы' Цин Шуи поздравил с искренней радостью. Цин Шуи знал, что будь на месте Цин Цзы другой ученик третьего поколения, то над ним уже издевались бы и пускали саркастичные намеки на то, что Цин Шуи мусор. Но Цин Цзы был другим. Он был известен своей прямотой. Если бы Цин Цзы существовал в предыдущем мире Цин Шуи, то он был бы известен как простак, которого можно обмануть.
  Цин Цзы с небольшой горечью улыбнулся, словно прорыв произошел через удачу..
  'Цин Шуи, тебе тоже следует упорно тренироваться. Дай мне знать, если тебе будет необходима помощь, я сделаю все от меня зависящее' от таких слов, Цин Шуи почувствовал тепло, это были искренние слова.
  'Не беспокойся, в будущем, я буду еще сильнее чем ты, тебе не придется расстраиваться' Цин Шуи шутливо ответил Цин Цзы. Это звучало шуткой, но в тоже время, Цин Шуи был серьезен в этом.
  'Я считаю, что ты на это способен. Если ты сможешь превзойти меня, я буду рад. Чем сильнее ты будешь, тем счастливее буду я' Цин Цзы засмеялся и похлопал Цин Шуи по плечу.
  'Как? Ты был бы счастлив, если бы я был сильнее тебя?' спросил Цин Шуи с любопытством. Он знал, что в крупных кланах, конкуренция между членами клана очень высока. Ведь сильные ученики в один момент могут стать главой клана.
  Тем не менее, хвост феникса не может быть сравним с головой курицы! Глава маленького клана был сравним с вассалом большого.
  Цин Цзы был очень силен, и имел высокие шансы унаследовать позицию главы клана. Хоть Цин Цзы и был простым и честным человеком по своей природе, он был дальновидным. Рано или поздно, Цин Луо уделит внимание Цин Цзы как прямому приемнику.
  'Просто потому что мы одна семья. Если ты сможешь достичь пика Хоу Тиан, то как я могу быть расстроен этим? Тем более, если это мой двоюродный брат' Цин Цзы был прямолинеен.
  Цин Шуи не знал, искренне он говорит, или просто идиот. Но тем не менее, он почувствовал себя бодрее от этих слов.
  Цин Шуи и Цин Цзы шли и болтали.
  'Брат Цин Цзы, ты был за пределами деревни?'
  Цин Цзы не удивился этому вопросу, он почесал голову и улыбнулся, 'Я никогда не был в местах, дальше чем Город Сотни Миль'.
  'Брат Цин Цзы, ты не хотел повидать мир? Мир, наполненный цветом и волнением, надеждами и мечтами молодых людей' Цин Шуи был сосредоточен на культивации все эти годы, и ни разе не выходил за пределы деревни. Он даже не был в Городе Сотни Миль. Хоть в этом мире не существовало ни автомобилей, ни самолетов, можно было добраться на лошади. Путешествие в Город Сотни Миль займет 2 часа на лошади.
  'Я слышал от дедушки, что внешний мир полон опасностей и предательства, надеяться можно только на себя. Если ты не достиг определенного уровня силы, то лучше оставаться в клане, и не выходить, иначе можно запросто потерять жизнь' Цин Цзы сказал с хмурым видом.
  Из затуманенного взгляда Цин Цзы, было ясно, что он тоже стремился за пределы деревни Цин. Молодые амбициозны, и полны мечт. Однажды стать экспертом, и с легкостью путешествовать через континент, обладая именем, которое будет передаваться из поколение в поколение!
  'Безусловно, придет день, когда мы достигнем такого уровня, что будем словно короли, смотреть на этот кусок земли с пренебрежением' Цин Шуи решительно смотрел вдаль.
  Цин Цзы взглянул на Цин Шуи и оторопел. Он никогда не думал, что Цин Шуи, слабейший член клана, будет говорить такие вещи.
  В этот момент Цин Шуи дал Цин Цзы ощущение неправильности, испуская ауру уверенности.
  
  
  
  Глава 18. Упоительная красота.
  'Может ли он на самом деле стоять на вершине Кюсю в один день?' ошарашено пробормотал Цин Цзы. Эта мысль была навеяна аурой, которая была у Цин Шуи.
  Цин Цзы покачал головой, пытаясь отбросить эти мысли. Как он мог представить себе такую нелогичную вещь? В конце концов, всем было известно, что Цин Шуи родился со слабым телом. Одно то, что он может практиковать боевые искусства, уже чудо, но встать в вершине мира.... Маловероятно.
  Глядя на Цин Шуи, который прямо сиял уверенностью, Цин Цзы мог сказать, что Цин Шуи особенный. Он отличался от учеников третьего поколения. В его глазах были следы холода и пренебрежения, несвойственные для его возраста.
  Двое стояли на вершине небольшой горы возле деревни Цин. Цин Шуи наслаждался красотой природы, воздух был пронизан духовной Ци, даже простые люди могли дожить до 150 лет в этой области.
  Стоя на вершине, им открывались бесконечные горизонты, а также давало чувство избранного, глядящего вниз на массы.
  'Неудивительно, что все люди хотят находиться на вершине и восхищаться открывающимся видом'.
  Цин Шуи и Цин Цзы беспечно болтали о разном. Хоть клан Цин и был большим и сильным кланом в этом горном регионе, их влияние не такое уж и большое. Они не сопоставимы по силе с большими кланами, проживающими в Городе Сотни Миль. Если бы не Цин Луо, который достиг пика Хоу Тиан, крупные кланы не замечали бы клан Цин.
  В конце концов, эти кланы проживали в Городе Сотни Миль более тысячи лет, они имели глубокие корни и богатую историю. Их связи были несравнимы со связями клана Цин. К счастью, клан Цин обладал уникальной техникой культивации, поэтому несмотря на немногочисленность, с ним приходилось считаться.
  Пока они разговаривали, к ним подошла Цин Бей.
  'Цин Цзы Геге, Шуи Геге, к нам прибыли гости. Дедушка хочет, чтобы вы вернулись назад' сказала Цин Бей на одном дыхании.
  'Гости? Откуда?' бровь Цин Цзы приподнялась при этом вопросе.
  Выражение лица Цин Цзы изменилось всего на секунду. Цин Шуи заметил это движение, и подумал про себя, что Цин Цзы не так прост как выглядит.
  'Не уверена что правильно расслышала, но кажется из Города Сотни Миль' Цин Бей невинно моргнула.
  'Город Сотни Миль!' воскликнул Цин Шуи.
  Это название было очень знакомо ему. Цин Шуи даже знал названия некоторых крупных кланов из этого города. Цин Юи торговала лекарственными травами в этом городе.
  'Цин Шуи, Цин Бей, давайте возвращаться' Цин Цзы направился обратно. От каждого его шага исходила дрожь, словно это шел тигр или дракон.
  'Как я и думал, старший внук клана Цин не так прост' Цин Шуи блуждал в своих мыслях, пока они направлялись в деревню. Если бы Цин Цзы был честным и простым, каким казался, он не смог бы стать следующим главой клана.
  В настоящее время, среди всех учеников третьего поколения, Цин Цзы был сильнейшим. Цин Шуи был исключением, ведь его сила не попадала в обычные рамки.
  Как только они втроем вернулись к входу в особняк клана Цин, они увидели отряд породистых лошадей, привязанных возле поста. Одна из лошадей была полностью красного цвета, 4 метра в длину и 2 в высоту, она была самой величественной среди всех. Эта лошадь была мускулистой, энергичной, прямо королевская лошадь. Казалось, что в ней был божественный дух, так как ее аура далеко выходила за пределы обычной лошади.
  Благоговейное выражение появилось на лице Цин Шуи, когда он наблюдал за этой лошадью. Было ясно, что она принадлежала кому то из большого клана. Эта лошадь создавала ощущение, что у нее достаточно сил, чтобы львы и тигры уступали ей дорогу.
  Хотя Цин Шуи видел не так уж много зверей, он знал, что обилие духовной Ци в воздухе может позволить животному расти больше чем обычно. Не только дикие звери, но и домашние звери могли изменяться.
  Цин Шуи не беспокоил размер лошади, но ее аура... С высоко поднятой головой, словно император над подчиненными, ее аура могла устрашать других лошадей.
  'Подготовка этой лошади к поездке, занимает половину времени всей подготовки'.
  'Ее кости твердые и широкие, ноги у нее очень мускулистые. Взобраться на нее, словно взобраться на облако, скорость, с которой она движется, воистину потрясает'.
  'Брат Цин Цзы является экспертом по лошадям?' спросила Цин Бей.
  Цин Цзы покачал головой 'Нет, я всего лишь послушал, что говоря другие люди. Все лошади меркнут перед этой огненно-красной лошадью'.
  Цин Шуи вспомнил некоторые истории, которые он слышал в предыдущей жизни. 'Император Вэнь однажды получил лошадь с родословной льва, способной покрывать тысячи ли одним шагом'.
  'Эта огненно-красная лошадь также должна иметь родословную льва' подумал Цин Шуи.
  Видя, что Цин Цзы и Цин Бей вошли в двор, он улыбнулся. Похоже теперь он может посмотреть на нее поближе.
  'Эй, красная лошадь, твой высокомерный вид раздражает меня, я заставлю тебя признать меня' Цин Шуи протянул руки, желая коснуться гривы лошади.
  Когда его рука была уже в одном сантиметре от гривы, конь фыркнул, словно предупреждая о последствиях.
  'Как смеешь ты быть таким упрямым, кусок дерьма!' Цин Шуи не мог сдержать свое раздражение и начал извергать поток ругательств. Если бы его увидели в этот момент, то были бы сильно удивлены, что он может так ругаться.
  Цин Шуи позволял себе терять контроль, только когда никого не было вокруг.
  Цин Шуи по прежнему хотел подчинить себе эту лошадь. Проигнорировав предупреждение, он продолжил тянуться к ней рукой.
  4-х метровое длинное тело красной лошади встало на дыбы. Звук, который она издала, был схож с ревом дракона, мускулистое тело было готова растоптать Цин Шуи.
  'Кажется у тебя вспыльчивый нрав, не так ли?' Цин Шуи хлопнул ее по крупу, прежде чем прыгнуть в воздух и приземлиться на заднюю часть коня. Его силуэт был наполнен аурой властности. 'Вот! Я взобрался на тебя, кусок ты дерьма!' Цин Шуи закричал в момент своего триумфа.
  'Ох, молодой человек, вы и в самом деле способны взобраться на моего скакуна'. Нежный голос словно ветер, зазвенел в ушах Цин Шуи.
  В попытке найти источник голоса, Цин Шуи обернулся, и увидел девушку, около 20-и лет возрастом. Она была одета в красный верховой корсет, она была восхитительна, ее сексуальный ротик, казалось, хотел надуться. Все сердце Цин Шуи задрожала от такой прекрасной картины перед ним.
  
  
  
  Глава 19. Портрет красоты.
  Цин Шуи смотрел на эту красоту в огненно-красном корсете. Его ум словно остановился, он не мог думать ни о чем, кроме нее. Его взгляд выдавал в нем соблазненного человека.
  Девушка в огненно-красном корсете заметила взгляд Цин Шуи, и слегка нахмурила брови, она не была уверена в намерениях Цин Шуи. Это было отчасти потому, что глядя на эти очаровательные глаза Цин Шуи, она не думала, что он способен на грязные мысли.
  И все же, Цин Шуи едва ли может быть обвинен. В конце концов, он был одинок в предыдущей жизни, его опыт в любовных делах был нулевой. В настоящее время ему было 15 и в его теле бушевали гормоны. В тот момент, когда он увидел эту девушку, он был словно мотылек, летящий на пламя. Цин Шуи чувствовал, что эта девушка идеальна во всем, ее красота была не из этого мира. Ее лицо было словно из нефрита, она словно сошла с картины. Единственным минусом было то, что лицо ее было холодно, словно у ледяной принцессы. Тем не менее, даже самые известные кинозвезды из прошлого мира не могли сравниться с этой девушкой.
  'Привет, это твоя лошадь? Можно мне на ней прокатиться?' Цин Шуи успокоился, и задал вопрос девушке, который сильно удивил ее.
  Когда Цин Шуи спрашивал, он использовал все силы, чтобы удержаться на лошади. Несмотря на то, что он спрашивал разрешение владельца, он не собирался слазить с лошади.
  'Ты хочешь прокатиться на моей лошади?' спросила девушка холодно, ее холодное лицо контрастировало с огненно-красным корсетом, делая ее еще красивее.
  Цин Шуи понял, что выглядит глупо. Хозяин еще не дал ему разрешение взобраться на скакуна, а он уже сидит на нем. Ее вопрос звучал так, словно она хочет сказать ему, что ее разрешение все еще имеет значение.
  Цин Шуи сделал еще один кульбит и приземлился на землю, застенчиво улыбаясь. Вблизи он увидел, что девушка была довольно высокой, а ее ноги были длинные и белоснежные. 'Ты из Города Сотни Миль?' спросил он.
  'Да!' ответила она, и это не было секретом. Любой идиот, взглянув на нее мог сказать что она не местная.
  Когда Цин Шуи собирался продолжить разговор, вышел Цин Луо в сопровождении другого старика и юноши.
  Наряд старика был прост и без всяких украшений, было видно, что наряд сшит аккуратно и идеально подогнан. В сочетании с тяжелой аурой, исходящей от старика, легко можно было понять, что это не простой старик, а какая-то важная персона.
  Юноша за стариком был того же возраста, что и девушка в красном, но его одежда отличалась от одежд старика. Его одежда была сделана из тончайшего шелка и хлопка, показывая благородное происхождение. Единственное, что может в нем отталкивать, это высокомерный взгляд и надменное выражение лица, словно этот мир принадлежал ему.
  Цин Шуи увидел, что они улыбались. Они уже собирались уходить?
  'Цин Шуи, подойди и поприветствуй твоего дядю Нан Тяна' Цин Луо поманил Цин Шуи.
  'Дядя Нан Тян, младший Цин Шуи приветствует вас!'
  'Ааа, так это и есть сын Цин Юи?' спросил старик с удивлением. Цин Шуи была еще молода, но имела уже такого взрослого сына. 'Рад видеть тебя, мальчуган' тепло сказал Ситу Нан Тян.
  'Позволь мне представить тебе. Цин Шуи, это мой вну Ситу Бу Фан, и эта девушка Ши Цин Чжуан!'
  'И она моя невеста!' Ситу Бу Фан добавил с улыбкой, но в этой улыбке.. был след холода.
  'А, вот как.. Как жаль'. Цин Шуи не мог срыть чувства внутри него. Возможно потому, что Цин Шуи не понравился Ситу Бу Фан. Ему не понравился этот высокомерный взгляд, когда тот сказал, что Ши Цин Чжуан была его невестой.
  Цин Шуи, при первом же взгляде на девушку в красном, понял, что ее красота несравнима с любой другой девушкой, существующей в этом мире. Несмотря на то, что она была холодна, Цин Шуи был уверен, что ее улыбка была сравнима с цветами, цветущими весной.
  'Ты.. ты. .. Что ты сказал?' Ситу Бу Фан был возмущен до заикания. Он принадлежал к одному из 4ех крупнейших кланов в городе, он был молодым мастером клана Ситу, с ним никогда так не разговаривали.
  Смысл слов Цин Шуи был ясен, как день, он хотел разозлить Ситу Бу Фана.
  Глядя на то, как Ситу Бу Фан выходит из себя, Цин Шуи наполнился презрением. Ситу Бу Фан был лишь избалованным ребенком большого клана. Если бы он вышел во внешний мир, полагаясь на свои силы, то несомненно очень быстро попал бы в неприятности.
  Повернув голову, Цин Шуи посмотрел на Ши Цин Чжуан. Она не обращала внимания на их перепалку. Она спокойно поглаживала гриву лошади.
  Гигантская лошадь закрыла глаза и замерла, словно наслаждаясь тем, что Ши Цин Чжуан гладит ее.
  'Бу Фан! Сколько раз я тебе говорил? Ты должен быть вежлив и уважать других! Твое терпение должно быть огромно, ты должен смотреть в будущее, ты забыл все, чему я тебя учил?' Ситу Нан Тян сердито ругал внука. Цин Шуи усмехнулся, он чувствовал комфорт, наблюдая за тем, как Ситу Бу Фана отчитывают.
  Ситу Бу Фан кротко опустил голову и не смел перечить деду.
  'Цин Шуи, тебе не следует грубить Ситу Бу Фану' Цин Луо также отругал Цин Шуи, но его тон был теплым и нежным, словно Цин Луо оценил действия Цин Шуи.
  Гнев разьедал сердце Ситу Бу Фана, он подумал, что если бы он встретил Цин Шуи в другом месте, то явно наказал бы мальца за дерзость.
  Так ее зовут Ши Цин Чжуан!
  В сердце Цин Шуи, поселилось это имя, он чувствовал, что она не только была красива, даже ее имя звучало элегантно. Она должно быть из клана Ши из Города Сотни Миль. Клан Ши был также одним из 4ех сильнейших кланов, и он был самым сильным из четырех. Ходят слухи, что Лорд города был выходцем из клана Ши.
  Достигнув входа в деревню Цин, Цин Луо замедлил шаги и сказал 'Брат Нан Тян, я посещу вас в следующий раз, когда буду в Городе Сотни Миль'.
  'Брат, не нужно быть таким вежливым, мы ведь товарищи, клан Ситу и клан Цин братья, нет необходимости в церемониях' сердито ответил Ситу Нан Тян.
  После этого, Ситу Нан Тян и еще двое покинули клан Цин.
  'Этот чертов старый лис! Прошло так много лет, а он все также хитер!' Цин Луо беспомощно вздохнул.
  'Дедушка, Ситу Нан Тян показался неплохим человеком, разве он так плох?' Спросил Цин Шуи.
  'Хахаха, ты маленький лис, думаешь, что дедушка не в состоянии понять, о чем ты думаешь? Мне кажется, что ты хитрее, чем Ситу Нан Тян в твоем возрасте' Цин Луо расхохотался.
  'Дедушка... ты меня обижаешь, как я могу быть таким хитрым' Цин Шуи усмехнулся.
  'Ты умен, достаточно умен, чтобы быть подозрительным, и хорошо разбираешься в людях, как жаль, что твое тело настолько слабо. Если бы не это, то ты, несомненно, достиг бы значительных высот в мире боевых искусств' Цин Луо похлопал Цин Шуи по плечу с противоречивым выражением лица.
  
  'Дедушка, зачем ты меня остановил! Этот ребенок клана Цин повел себя грубо, я должен был дать ему взбучку' Ситу Бу Фан скрежетал зубами от злости.
  'Ах' Ситу Нан Тян выдохнул, он посмотрел на своего внука, следы разочарования читались в этом взгляде. Его талант в боевых искусствах можно было считать как выше среднего, но его взаимодействие с людьми было просто ужасным. Ситу Бу Фан был высокомерным, потому что имел за спиной поддержку клана Ситу. Но он не понимал, что за пределами города, это не значило ровным счетом ничего. Их город и их кланы были пылинкой по сравнению с великими городами континента Зеленых облаков.
  
  
  Глава 20. Градации медицинских трав.
  После того, как компания Ситу Нан Тяна покинула их, Цин Луо взял Цин Цзы, Цин Шуи и еще нескольких учеников третьего поколения и вернулся в особняк. Цин Шуи хотел знать, зачем приезжали люди из Города Сотни Миль, но воздержался от вопроса.
  В момент, когда Цин Шуи вернулся в особняк Цин, он встал как вкопанный. Он увидел знакомое лицо и улыбнулся, Цин Юи вернулась.
  'Мама! Ты вернулась!' Цин Шуи подбежал к Цин Юи и обнял ее. Незаметно прошло время, Цин Шуи уже был на уровне головы и плеч Цин Юи.
  Глядя на его прекрасную мать, Цин Шуи почувствовал бурю эмоций в своем сердце. Возраст не оставлял следов своего прикосновения на ее лице, Цин Юи выглядела также, как и пять лет назад. Эта прекрасная женщина кормила его с пеленок, ничего не ожидая в ответ. Это была его мать, ближайший человек в мире.
  В прошлом, когда он был моложе, он жил под защитой и заботой Цин Юи. Теперь, когда он вырос, он будет защищать Цин Юи, и она будет гордиться им.
  'Цин Шуи, я только вернулась. Ты так сильно вырос. Ты почти с меня ростом' Цин Юи щипала щеки Цин Шуи, изучая его лицо. Цин Юи улыбнулась, глаза ее излучали радость 'Пойдем домой'.
  'Мама, ты самая красивая на свете!' словно они и не были разделены эти пять лет, Цин Шуи держал ее за руку, так же как и в детстве.
  Цин Юи была немного обескуражена последним комментарием. Цин Шуи был ее единственным ребенком, и она была его поддержкой. Цин Юи волновалась за будущее своего сына. 'Хмм, он все еще на третьем уровне, даже после 5 лет. Талант Шуи'Ер в боевых искусствах не очень хорош. Вздох. Я не должна надеяться слишком много, то, что он может культивировать - уже подарок небес'.
  'В конце концов, надо ценить что имеешь!' Цин Юи перестала беспокоиться. Когда она улыбнулась, это было так ярко, словно восход солнца.
  Цин Шуи беспокоился о своей культивации. Несмотря на то, что он сумел увеличить количество циклов циркуляции ДТУ от 36 до 48 за последние пять лет, он знал, что нынешней силы недостаточно. С его уровнем культивации можно и не думать о внешнем мире.
  Независимо как, но он должен стать сильнее. Только будучи достаточно сильным, он сможет защитить дорогих людей. Глядя на свою мать он подумал 'Даже если придется стать врагом всему миру, я не позволю ей страдать!'
  'Шуи'Эр, не имеет значения прорвался ты до 4го уровня или нет. Когда достигнешь нужного возраста, мать научит тебя ведению бизнеса. С твоим интеллектом, ты можешь преуспеть в этом деле. По крайней мере, ты будешь жить в комфорте.' Цин Юи сделала голос мягче, чтобы не показывать свое беспокойство. Если Цин Шуи поймет, что ее это беспокоит, то будет чувствовать вину.
  Если Цин Шуи постоянно винил бы себя, как мать, как она могла быть счастлива? Хоть ее мечты и не могут сбыться, но жить так, и довольствоваться тем, что есть, не так уж плохо.
  Цин Шуи улыбнулся, он знал, что Цин Юи говорит о 4м уровне ДТУ.
  В конце концов, никто не понимал его проблемы лучше, чем он сам. Он не хотел быть успешным купцом. После наблюдений, он мог сказать, что Цин Юи тщательно подбирала слова, чтобы не задеть его гордость, он хотел рассказать ей все свои секреты. Но кто мог поверить в это? Нет. Он не может рассказать никому, пусть лучше эти секреты останутся похороненными в его сердце.
  'Но все же, пусть мать знает о моей истинной силе' Цин Шуи думал о том, как лучше сообщить это матери.
  'Мама, зачем к нам приезжал клан Ситу?' Цин Шуи решил спросить это у Цин Юи. Цин Шуи знал, что его мать не стала бы намеренно скрывать от него что то. Конечно, Цин Шуи знал, что у нее тоже есть секреты, он узнал об этом, когда был младенцем.
  'Они хотели получить несколько стеблей 1000-летнего Линчжи' Цин Юи беспомощно вздохнула.
  Цин Шуи вздрогнул, услышав слова 1000-летний Линчжи. В прошлом мире, найти 100-летний Линчжи было проблемой. Кто бы мог подумать, что в этом мире существует 1000-летний Линчжи.
  Даже в мире Кюсю духовные травы были редкостью. В
  'Мать, эти 1000летние травы, чрезвычайно дорогие?' спросил Цин Шуи, увидев выражение тоски на ее лице.
  '100-летние и даже 800-летние травы, пока не достигли 1000 лет - это обычные лекарственные травы. С 1000-летнего возраста, эти травы считаются чрезвычайно драгоценными. Разница между таким растением и обычным как между небом и землей. Многие алхимики создают таблетки для культивации или долгой жизни. Во время создания, они должны соблюдать строгие критерии рецепта. Если алхимик использует 999-летний Линчжи вместо 1000-летнего, то эффект таблетки может быть потерян и все обернется неудачей' Цин Юи мягко улыбнулась и объяснила свои знания Цин Шуи.
  'Класс драгоценных растений? Ингредиенты классифицируются по возрасту? Если да, то что насчет 10000-летних растений?' Цин Шуи хотел знать об этом деле больше. В конце концов, Цин Юи была экспертом в этом деле.
  'Лекарственные растения и их компоненты могут классифицироваться как Драгоценный, Класс Нефрит, Царский, Королевский, Императорский, Святой и Божественный класс'.
  'Кроме классификации в их класс, стоимость травы зависит от возраста. Чем старше она в пределах класса, тем она дороже. С возрастом они оцениваются так'
  0-999лет - класс Обычных растений
  1000-2999лет - класс Драгоценных растений
  3000-4999лет - класс Нефритовых растений
  5000-6999лет - класс Царских растений
  7000-7999лет - класс Королевских растений
  8000-8999лет - класс Императорских растений
  9000-9999лет - класс Святых растений
  10000+лет - класс Божественных растений.
  'Шуи'Эр, почему ты внезапно заинтересовался травами?' Цин Юи рассмеялась, она чувствовала гордость, за такого добросердечного и крайне умного мальчика.
  'Кто бы не хотел такой драгоценный материал, ххее' усмехнулся Цин Шуи.
  Цин Юи выглядела немного удрученной, 'Для этих трав, даже если бы имели драгоценные травы или более высших сортов, все равно это было бы бесполезно.. Мы не можем использовать травы, как угодно. Обычно мы можем только продавать их, или обменять на некоторые таблетки алхимиков. Конечно, обмен не всегда выгоден для нас, и мы несем некоторые потери'.
  Глаза Цин Шуи засверкали, услышав слово Алхимики.
  Цин Шуи знал, что партнеры были не совсем честны с Цин Юи. Он не хотел, чтобы она грустила, и решил оставить эту тему.
  'Может быть, что травы драгоценного и выше класса не могут использоваться напрямую? Он знал, что люди в предыдущем мире не могли потреблять 100-летний женьшень без побочных эффектов!'
  
  
  
  Глава 21. Быть сильным - это трудно.
  'Может ли быть, что травы драгоценного класса не могут потребляться напрямую?'
  Цин Юи похлопала Цин Шуи по лбу и мягко сказала 'Травы общего класса могут потребляться напрямую после незначительной обработки, но полезный эффект будет лишь 10-20%. Большинство лекарственной силы будет потрачено зря. Когда травы имеют возраст 500 и более лет, трава не может потребляться без обработки. Если проигнорировать этот факт, то вместо пользы, трава может причинить серьезный вред, и даже убить'
  'В таком случае, есть ли способ обработать эти травы правильно? ' предположил Цин Шуи, заранее зная ответ.
  'Алхимик!'
  Видя, что Цин Шуи крайне заинтересован в профессии алхимика, Цин Юи принялась ему объяснять 'Травы, которые не могут потребляться напрямую, обрабатываются алхимиком, который превращает их в пилюли. Используя различные методы, он извлекает сущность лекарственных трав и формирует в таблетки. Таким образом, он предотвращает потерю лекарственной силы'.
  Так вот почему. Цин Шуи начал лучше понимать. Изначально, он думал, что потребляя травы напрямую, тело просто неспособно поглотить такое количество энергии и избыток рассеивается в виде отходов. Однако он не ожидал, что все наоборот. Избыточная энергия способна убить человека.
  'Мама, так как травы и медицинские ингредиенты делятся на классы, есть ли такие же у алхимиков? В чем разница, между таблетками, созданными алхимиком третьего и алхимиком пятого ранга?'
  'Чем выше ранг алхимика, тем лучше качество его таблеток. Очевидно же, что алхимик обычного уровня, не сможет сделать создать пилюлю драгоценного уровня' ответила Цин Юи.
  Ранги алхимиков схожи с классификацией растений. Они сопоставимы друг другу. Обычный, Драгоценный, Нефритовый, Царский, Королевский, Имперский, Святой и Божественный. Эти восемь классов лекарственных трав сопоставимы с классами алхимиков. Разница лишь в том, что каждый класс алхимика делится на десять уровней.
  'Хмм, похоже на Западную Фантазию. Чем выше ранг алхимика, тем выше ранг пилюли. Тем не менее, я до сих пор не знаю, когда смогу освоить искусство алхимии, подаренное ему ДТУ. Каким классом он станет?' глаза Цин Шуи сверкали при этой мысли.
  'Клан Ситу из Города Сотни Миль хочет купить драгоценные травы. Может ли быть так, что они нашли алхимика?' вспоминая высокомерного Ситу Бу Фана и холодный взгляд Ши Цин Чжуан, когда Ситу Бу Фан объявил о том, что она его невеста, Цин Шуи стиснул свои кулаки. 'Может ли это быть причиной, того, что Ши Цин Чжуан насильственно обручили с Ситу Бу Фаном?'
  Цин Юи посмотрела на Цин Шуи в шоке. Этот ребенок.... Он все верно понял. Она улыбнулась и потрепала волосы Цин Шуи: 'Ты верно подумал. Причина того, что клан Ситу настолько прославился в Городе Сотни Миль в том, что один из сыновей Ситу Нан Тяна стал алхимиком нефритового ранга'.
  'Всего лишь алхимик нефритового уровня, и уже столько высокомерия?' воскликнул Цин Шуи.
  Услышав это, Цин Юи чуть не закашлялась кровью.
  Слегка хлопнув его по голове, она сказала: 'Что значит 'Всего лишь нефритового ранга? Даже во всем Городе Сотни Миль известных алхимиков по пальцам можно пересчитать. Хоть один из сыновей Ситу Нан Тяна и стал алхимиком нефритового ранга, он естественно может быть высокомерным' Цин Юи хихикнула.
  Цин Шуи мягко качнул головой и улыбнулся, видя что Цин Юи выглядит веселой.
  'Если алхимики так почитаемы, то почему они не оставят этот маленький город, и не отправятся развиваться в крупные города? Зачем себя ограничивать?' не мог понять Цин Шуи.
  'Ты не понимаешь одну вещь. Лучше быть большой рыбой в маленьком пруду, или маленькой рыбой в большом пруду? В других городах, его статус словно простой камень, а в маленьком городе - сродни алмазу'.
  Теперь Цин Шуи понял.
  'Со статусом 1-уровневого алхимика нефритового ранга, он не выделялся бы во внешнем мире' Цин Шуи все больше и больше волновала перспектива отправиться в путешествие по Кюсю. Жаль, что у него недостаточно сил, для путешествия. Мир за пределами деревни не только захватывающий, но и опасный. Цин Шуи не хотел умирать просто так.
  'Говорят, что алхимики имеют ужасающую мощь. Алхимики Царского уровня и выше, обычно имеют уровень культивации выше области Сянь Тянь' слова Цин Юи потрясли Цин Шуи.
  'Сянь Тянь? Культиватор области Сянь Тянь может уничтожить Город Сотни Миль одним движением пальца. Не говоря уже о Культиваторах области Сянь Тянь, которые еще и алхимики. Просто быть алхимиком - уже очень престижно. А если он еще и культиватор области Сянь Тянь? Наверное ему поклоняются как богу!'
  Профессия алхимика удивительно. Однако эта профессия имеет строгие требования, для того, чтобы стать алхимиком. Для создания таблетки Царского ранга или выше, нужно быть культиватором области Сянь Тянь. Только достигнув этой области, он сможет использовать Внутренний огонь, необходимый для создания таких пилюль.
  'Достигнуть области Сянь Тянь - само по себе уже невероятно трудно. Если я хочу достигнуть алхимика Драгоценного или Нефритового ранга, будут ли требования также высоки? В конец концов, в городе, с населением более одного миллиона всего лишь несколько алхимиков нефритового ранга' размышлял Цин Шуи.
  'Самое сложное в обучении алхимиков, это необходимость запомнить и понять всю информацию книги 'Анналы медицины континента', 'Энциклопедия 10000 растений' и 'Формула травяных комбинаций'. Запомнить так много информации - первое ограничение, которое отсеивает 85-90% желающих стать алхимиками'.
  'Только после завершения запоминания этих книг, ученику присваивается звание Медицинский врач. Если ты действительно хочешь стать алхимиком, то дальше придется искать мастера-наставника. Под его руководством можно будет понять искусство алхимика'.
  'Для создания таблеток Обычного и Нефритового класса, процесс извлечения растительного экстракта известен. Но достигнув области Сянь Тянь, появится возможность создания таблеток Царского ранга'.
  'О.. я понял. Мама, а эти три книги есть в нашей библиотеке?' спросил Цин Шуи в нетерпении.
  
  
  
  Глава 22. Бесполезная ложь.
  'О, я понял. Мама, а я смогу найти эти три книги в нашей библиотеке?' нетерпеливо спросил Цин Шуи.
  Эти три книги, упомянутые Цин Юи, не были редкими или особо ценными, они были довольно распространенными. Просто из названия книг, можно понять о том, что в них содержатся базовые знания для алхимиков.
  'Таким образом, копия этих книг может быть даже у простолюдинов. Почти все взрослые в деревне Цин листали эти книги, пытаясь запомнить как можно больше. Многие из них ходили на охоту за пределы деревни, и имели шанс обнаружить ценные травы'.
  Цин Шуи решил стать алхимиком, и хотел начать читать книги прямо сейчас. Так как он не мог ничего поделать с достижением 4го уровня ДТУ, Цин Шуи хотел получить полное представление об искусстве алхимии, и выяснить, насколько она похожа на алхимию, которую он знал из 'Западной Фантазии'.
  'Цин Шуи, с чего вдруг такой интерес к чтению?' Цин Юи видела неподдельный интерес Цин Шуи к знаниям в этих книгах.
  'Хехе, мама, ты ведь занимаешься лекарственными травами, поэтому я хочу как можно больше понять о травах и помогать тебе в бизнесе. Возможно в будущем я даже смогу стать алхимиком' сказал Цин Шуи полушутя.
  'Маленький негодник, ты думаешь что стать алхимиком так просто?' Цин Юи мягко улыбнулась.
  'Неважно, будем смотреть в будущее, после всего, наше угнетение ничего не значит. Как говорится: один должен страдать, чтобы другой добился больших высот' Цин Юи ласково потрепала волосы Цин Шуи.
  'Мама, я планирую покинуть деревню Цин в ближайшие несколько дней. Я хочу увидеть внешний мир. Мне уже 15, а я никогда не выходил за пределы деревни, все будут звать меня деревенщиной' Цин Шуи очень хотел отправиться во внешний мир. Он также знал, что эта тема заставит Цин Юи беспокоиться, ведь его сила все еще на 3-м уровне ИСЛ.
  Цин Юи нахмурилась в беспокойстве. Она винила себя, что не взяла Цин Шуи с собой в Город Сотни Миль. Цин Юи боялась, что Цин Шуи так понравится блеск города, что он откажется возвращаться. Он ведь будет страдать от издевательств за пределами деревни Цин, ведь у него не хватало сил, чтобы защитить себя.
  Цин Юи не знала, что Цин Шуи уже давно достиг взрослого в плане психического состояния. Его не волновали чужие слова и издевательства. Он давно понял, что в этом мире лишь Сила имеет значение.
  Глядя на нахмуренные брови Цин Юи, Цин Шуи знал, что она беспокоится. Он хотел покинуть деревню, но ему нужен был разумный предлог.
  'Мама, ты волнуешься за меня?' Цин Шуи моргал невинными глазами, чтобы сделать атмосферу менее напряженной.
  'Цин Шуи, если ты так хочешь, то подожди несколько месяцев, и мы поедем в Город Сотни Миль вместе, хорошо?' Цин Юи чувствовала горечь в сердце. Ее лекарственный бизнес был крайне необходим для выживания клана Цин. Кроме того, у нее намечалась огромная сделка. Она колебалась, с одной стороны она хотела его сопровождать, с другой стороны, она не могла бросить бизнес.
  Цин Шуи подошел к ней и сказал 'Мама, на самом деле я не так слаб, как кажется. Я должен кое что тебе сказать' Цин Шуи хотел сказать правду, но он должен был придумать что то похожее, чтобы Цин Юи поверила.
  'Маленький негодник, немного повзрослел и уже имеешь секреты? Ну ладно, давай, рассказывай что ты скрывал' Цин Юи мягко поругала Цин Шуи.
  'Пять лет назад, в нижней части западных гор, я случайно встретил старца. Увидев меня, старец засмеялся и сказал что эта встреча, должно быть, предопределена судьбой. Старец осмотрел меня и сказал что мой метод культивации не подходит мне. После этого, он научил меня технике укрепления, которая может повысить прочность сухожилий и костей. Кроме того, перед уходом, он показал мне несколько боевых техник. Тогда я был молод и невежественен и многое не понял. Тем не менее, я практиковал эту технику пять лет. Теперь, спустя пять лет, я жалею, что не узнал у него больше. Я думаю, что этот старец был культиватором области Сянь Тянь. ' Цин Шуи вывалил целую кучу выдуманных фактов, перемешанных с правдой.
  Цин Юи все еще не верила ему, она заметила множество нестыковок в его истории, и все же, молча ждала пока он закончит.
  'Ты сказал что ты практиковал ее пять лет, какова твоя реальная сила сейчас?' Цин Юи чувствовала, что он хочет ее успокоить, и все же, надеялась, что Цин Шуи говорит правду.
  'Хмм, старик не говорил, так что я не уверен чего я достиг. Тем не менее, могу сказать лишь то, что я могу тягаться с любым из двадцатки лучших учеников третьего поколения' Цин Шуи расплывчато объяснил ей, что он довольно силен.
  'Судя по тому, что ты так в себе уверен, я могу использовать лишь часть своей силы, опустив ее до уровня Боевого Воина 6го уровня и проверить твои силы' сказала Цин Юи, глядя на него с ожиданием. Ей и самой было интересно, чего он достиг за пять лет.
  Цин Шуи улыбнулся, его схема удалась 'Если я смогу победить, мама разрешит мне покинуть деревню?'.
  Цин Юи колебалась какое то время, глядя на уверенного Цин Шуи, она не могла определить ей радоваться или горевать. Она беспокоилась, что Цин Шуи сможет победить, и тогда ей придется его отпустить, но с другой стороны, это докажет, что его сила сравнима с Боевым Воином 6го уровня! А это был великолепный результат. Он сможет защитить себя за пределами деревни.
  Цин Юи поставила Цин Шуи ультиматум: 'Если победишь меня, то я разрешу тебе отправиться за пределы деревни'. Даже если он действительно окажется сравним с Боевым Воином 6го уровня по силе, она будет украдкой поднимать свои силы, и он не сможет ее победить.
  Цин Шуи радостно улыбнулся: 'Хорошо, я готов' .
  Цин Юи была в области Боевого Командующего 8го уровня, если она будет использовать свои силы на уровне Боевого Воина 6го уровня, то он определенно не проиграет.
  
  
  
  Глава 23. Вопросы о боевых классах.
  'Ну что ж, давай посмотрим, чему тебя научил старик!' Цин Юи засмеялась и приготовилась к бою.
  На самом деле, Цин Шуи всегда задавал себе вопрос, почему старший из третьего поколения клана Цин, Цин Цзы, считался сильнейшим, если он был всего лишь Боевым Воином 8го уровня. Для сравнения Цин Ю в 18 лет был на пике 7го уровня Боевого Воина и считался непревзойденным гением. В тоже время, второе поколение клана Цин, прорвалось до 8го уровня Боевого Командующего и даже до 9-го.
  Хоть Цин Цзы и считался лидером в третьем поколении, ему было далеко даже до Боевого Генерала. Даже если он прорвется к области Боевого Генерала в течении 5 лет и к области Боевого Командующего в возрасте 40+, то он все равно сильно отставал от второго поколения, которое в возрасте 40 лет уже были Боевыми Командующими 8го уровня.
  Очистив разум от размышлений, Цин Шуи знал, что здесь что то крылось. Определенно, либо с культивацией у 3го поколения были проблемы, либо все члены второго поколения были гениями из гениев. Как могло появиться так много гениев в одном поколении? Подозрительно...
  Из-за спарринга, Цин Юи и Цин Шуи перешли в задний двор. Задний двор был очень просторным, с высокими 10-метровыми стенами по кругу. Вдалеке лежало несколько собак, размером с быка, они лениво озирались на своем посту, создавая видимость того, что они что то охраняют. Эти собаки назывались Тигровыми мастифами, и напоминали Тибетских мастифов из прошлого мира Цин Шуи, только Тигровые мастифы были больше, мускулистее и свирепее!
  К сожалению, в этом мире было много животных, которые были значительно сильнее и больше этих собак. Эти мастифы могут быть использованы лишь как сторожевые собаки. Любые звери, которые водились в округе, легко могли убить этих мастифов. Эти собаки лишь выглядели сильными, но против дикого зверя у них не было ни шанса.
  Все эти мысли мелькали в голове Цин Шуи всего мгновение, после чего он глянул на Цин Юи, которая уже приняла боевую позицию. Цин Шуи также показал свою готовность. Чтобы продемонстрировать свои намерения, Цин Шуи ударил кулаком, просто используя физическую силу, без помощи внутренней Ци, этот, казалось бы, медленный удар, на самом деле содержал в себе огромную силу и был направлен в сторону Цин Юи.
  Цин Юи была в шоке. Цин Юи знала, просто глядя на этот удар. Этот удар... он содержал в себе силу, далеко превышающую силу Боевого Воина 6го уровня.
  Цин Юи не теряя времени активировала внутреннее Ци и вытянула правую руку, собираясь поймать удар ладонью.
  'Хехе' Цин Шуи ждал этого, как только его кулак должен был коснуться ее ладони, он перенес направление своей атаки с невероятной скоростью. Первоначально сжатая в кулак ладонь разжалась, и только 1 указательный палец был вытянут на подобии меча. Он быстро нанес удар в акупунктурные точки Шао Шан, Ю Джи, Тай Юань, Ли Цюэ ее правой руки.
  Цин Юи была словно замороженная статуя, настолько она была шокирована! Она обнаружила, что ее правая рука полностью лишена силы и онемела! Она не ожидала, что Цин Шуи освоил такую страшную технику, способную заблокировать энергетические каналы противника. Этот вид боевых искусств очень мощный, но тренировать его невероятно трудно. Он требует от практикующего глубокие знания о меридианах, энергетических узлах и акупунктурных точках. Те, кто успешно освоили эту технику, без сомнения, были в несколько раз сильнее обыкновенных практикующих. Тем не менее, для того, чтобы освоить эту технику, требуется невероятно много усилий. Необходимо учитывать реакцию противника, скорость, силу и угол атаки. Все это должно быть просчитано в доли секунды.
  'Кажется он говорил правду, когда рассказывал о технике, позволяющей ему увеличить свою силу. Этот ребенок полон сюрпризов, даже его аура при атаке была необычной. В дополнение ко всему, эта техника, такую редко встретишь на континенте Зеленых облаков. Цин Шуи использовал идеальный момент для атаки!'
  Цин Юи была восхищена! Ее сын в самом деле изучил технику Блокировки меридиан! Если он смог освоить эту технику, то возможно, он имеет все шансы стать и алхимиком!
  Обыкновенные алхимики были лишь немногим лучше врача. Без использования внутреннего огня шансы на успешное создание пилюли сильно понижались. Это была одна из причин, почему алхимики были редкость. Маленькие кланы не могли позволить себе создание пилюль с большим процентом неудач, это было слишком затратно.
  'Наш клан Цин не имеет достаточно ресурсов для подготовки алхимика' Цин Юи огорченно вздохнула.
  'Мама, ты в порядке? С рукой все нормально?' Цин Уши провел по ее руке, циркулируя своей Ци, убирая боль и дискомфорт в ее руке.
  'Шуи'Эр, ты вырос...' Когда Цин Шуи передавал его внутреннее Ци Цин Юи, она могла чувствовать насколько мощным был этот поток. Теперь, Цин Юи полностью была убеждена, что история про старца была правдой. К ее удивлению, она ощутила неизмеримо глубокую ауру в Цин Шуи.
  'Мать позволяет тебе покинуть клан Цин, но ты должен заботиться о себе, безопасность превыше всего. Тебе не разрешается уходить слишком далеко, и ты должен вернуться до конца года, к ежегодному собранию членов клана' Цин Юи потрепала его за волосы. После всего, она не может отступить от своих слов, и запретить ему отправиться в путешествие.
  'Мама, я хочу прочитать те три книги по лекарственным травам. После года путешествия, я хочу помочь тебе с твоим делом' улыбнулся Цин Шуи.
  'Хорошо, если ты хочешь знать больше - это всегда хорошо, мама поддержит тебя. Я отведу тебя в библиотеку клана в любое время'.
  Услышав, что он сможет попасть в библиотеку клана Цин, Цин Шуи обрадовался. Ведь библиотека открыта для тех, кто достиг Боевого Воина 6го уровня и выше. Таким образом, у него не было возможности побывать там ранее.
  'Мама, у меня вопрос, касательно боевых классов!' Цин Шуи задержался, чтобы задать вопрос, который давно его терзает.
  'Спрашивай, я не стану скрывать что-либо'.
  'Почему в нашем клане нет Боевых Генералов? Почему так много людей, с уровнем Боевого Командующего? Что это значит? Как такое произошло?'
  Цин Юи выслушав вопрос, заметно побледнела. Зачем ему задавать такой вопрос? Этот ребёнок, он слишком умён! Он настоящий гений!
  'Потому что... они использовали определенные пилюли. Исключение - твой второй дядя и дедушка. Если бы не это лекарство, большая часть 2-го поколения было бы на уровне Боевого Генерала, и лишь некоторые 1-го уровня Боевого Командующего'.
  'Что?? Существовали такие поразительные таблетки? От этой таблетки культивация растет как на дрожжах?' Цин Шуи был поражен до глубины души. Как могла существовать такая поразительная вещь в этом мире?
  'Не только это, если твой естественный потенциал высок, то таблетки могут поднять уровень с Боевого Генерала 1го уровня прямиком к пику Хоу Тиан!(Боевой Командующий 10 ур) Даже если потенциал невысок, то уровень поднимется с Боевого Генерала 1го уровня к Боевому Генералу 10го уровня!' объяснила Цин Юи.
  'Что за таблетки такие? Как могут существовать такие таблетки, буквально бросающие вызов небесам?'
  
  
  
  Глава 24.
  'Что за такие чудесные таблетки? Неужели существуют такие пилюли, бросающие вызов небесам?'
  Цин Шуи чувствовал, что это слишком невероятно, одна таблетка может дать такой потрясающий эффект? С ее помощью можно преодолеть 10 или даже 20 лет культивации в один момент.
  Алхимия слишком невероятна! С ее помощью можно создать нечто, что попирает законы небес!
  'Название этой таблетки - Калечащая Божественная Пилюля' сложное выражение лица было у Цин Юи в этот момент, словно было множество вещей, которые она хотела сообщить Цин Шуи, но не знала как.
  'А почему она называется Калечащая Божественная Пилюля?' это название дает впечатление, что не все так просто.
  'Учитывая что эта таблетка может поднять уровень культивации, то ее можно классифицировать как Божественного ранга. Тем не менее, прежде чем использовать ее, необходимо взвесить все свои возможности. Побочные эффекты таблетки необратимы и ужасны' вздохнула Цин Юи беспомощно.
  'Какие у нее побочные эффекты?' Цин Шуи знал, что не может все быть так просто, чем сильнее эффект, тем сильнее побочный эффект. В конце концов, Цин Шуи имел опыт двух жизней. Эта таблетка была слишком хороша, чтобы быть правдой, она не могла не иметь побочных эффектов.
  'Да. Для использования таблетки необходимо иметь 10й уровень Боевого Воина и быть не старше 30 лет. В зависимости от таланта, пилюля поднимет уровень культивации до Боевого Генерала или до Боевого Командующего. Тем не менее, есть ограничения. Использовавшие таблетку культиваторы никогда в жизни не смогут прорваться на вершину Хоу Тиан. Их максимум - это 9й уровень Боевого Командующего. Те, кто используют таблетку Навсегда остановятся в развитии' Цин Юи мягко пояснила.
  Цин Шуи почувствовал облегчение в сердце, когда услышал объяснение. Если бы такая мощная таблетка не имела побочных эффектов, это была бы трагедия. Появилось бы бесчисленное количество сильных культиваторов, которые творили бы все, что только захотят. К счастью, таблетки имели серьезные ограничения, и к тому же, были Божественного ранга, не каждый сможет их достать, а достав, трижды подумает перед использованием.
  Большинство культиваторов не станет выбирать такой путь, ведь это означает поставить крест на своей культивации.
  Цин Юи видела, что Цин Шуи поражен, но продолжала говорить:
  'Достижение области Сянь Тянь является мечтой любого культиватора. Много ли людей достигает эту область? 0,1%? Даже 0,01%. Надежды прорваться к области Сянь Тянь единственный источник мотивации не принимать такую пилюлю. Ингредиенты для создания Калечащий Божественной пилюли крайне редки и дороги'.
  'Мама, но члены нашего клана принимали эту таблетку, не так ли?'
  'Члены второго поколения, кроме твоего 2го дяди, принимали эту таблетку' тихо пробормотала Цин Юи.
  'Получается... что второе поколение уже никогда не сможет достичь пик Хоу Тиан?' Цин Шуи почувствовал небольшое сожаление при этих словах.
  Цин Юи поморщилась 'Цин Шуи, в те дни, у клана Цин практически ничего не было. Твой дедушка рискнул и обосновался здесь, наш клан Цин постепенно начал наращивать силы, и после 20 лет тяжелого труда, мы превратились в относительно небольшой клан. В то время, потенциал твоего второго дяди считался как выше среднего. Твой дядя в то время уже достиг 2й степени Боевого Генерала, в то время как остальные члены клана не могли прорваться к 1му уровню области Боевого Генерала!'
  Цин Шуи заметил, что Цин Юи замедлилась, и ничего не стал говорить, ожидая продолжение.
  'До этого, нас сильно притесняли в Городе Сотни Миль. Тем не менее, твой дед прорвался на вершину Хоу Тиан, и тогда, 4 клана решили убить его. Они боялись, что клан Цин потеснит их господство'.
  'Удача была на нашей стороне, ваш дедушка раскрыл их план вовремя, и забрал все драгоценные пилюли. Она хотел, чтобы у клана Цин был луч надежды, и не позволил второму дяде выпить эту таблетку. Хоть твой дедушка и имел культивацию на уровне Хоу Тиан, он был один, он не мог бороться против четырех кланов в одиночку'.
  'У нас не было выбора, нам пришлось принять эти таблетки и прорваться к области Боевого Командующего. Поняв, что мы приняли таблетки, четыре клана отступили, но было уже поздно, определенный ущерб уже был нанесен. Во втором поколении, кроме второго дяди, никто не имел шанса на развитие. Теперь ты понимаешь, насколько важно третье поколение? Мы не позволим кому то из вас принять эту пилюлю без особых причин'.
  Не удивительно, что она называется калечащей пилюлей, полезный эффект просто потрясающий, но из-за побочных эффектов, трижды нужно подумать перед использованием.
  'Основные пользователи этой пилюли - это культиваторы с ограниченными возможностями, которые понимают, что никогда в жизни не достигнут области Сянь Тянь'.
  'В мире девять континентов с населением более 10 миллионов человек, сколько из них достигнет области Сянь Тянь? Именно по этой причине, несмотря на то, что Калечащая Божественная таблетка имеет такие страшные побочные эффекты, многие кланы яростно копят их. В этом году, по стечению обстоятельств, дедушке удалось получить семь таких таблеток. Четыре из них уже использованы, остается три '.
  'Мама, если бы в прошлом, 2е поколение не использовало бы эти таблетки, могли ли вы достигнуть области Сянь Тянь?' Цин Шуи был немного разочарован.
  Глядя на выражение его лица, Цин Юи поняла, что он имел ввиду.
  'Глупышка, думаешь это так просто? Прорыв к области Сянь Тянь зависит от самого индивидуума. Сянь Тянь означает получение понимания пути Небес. Без внезапной вспышки озарения, достичь эту область практически невозможно. Твой дедушка уже 60 лет пытается пробиться на эту область, и не может!'
  'Понимание пути Небес??' Цин Шуи глубоко задумался, услышав это.
  
  
  
  Глава 25. Библиотека клана Цин. Появление старейшины Лин!
  'Понимание Пути небес?' мысли Цин Шуи спутались, при этих словах.
  Цин Шуи вспомнил просветление, которое он постиг ранее, и оценил всю пользу от него. За короткий период, он получил почти 10 лет культивации. Неужели кроме просветления не было способа постичь Путь небес? Казалось, что другого способа действительно нет. В конце концов, представление о Пути небес зависит от кармы и судьбы индивидуума. Просветление - это крайне редкое состояние.
  Были некоторые случаи, когда у культиваторов было просветление, но не на пике Хоу Тиан, также как и у Цин Шуи.
  Цин Шуи хотел спросить Цин Юи о других методах постижения Пути небес, но Цин Юи сказала: 'Цин Шуи, мы пришли в библиотеку'.
  Цин Шуи огляделся, и понял, что они уже пришли. Перед ним было 3х-этажное каменное здание. От него исходила скрытая и гнетущая атмосфера. Не было никаких окон в этом здании, и даже дверь была сделана из каменных плит.
  Ширина дверей составляла 3м, высота - 4 м. На двери была табличка с вырезанными на ней словами 'Библиотека клана Цин'.
  Каменная дверь была плотно закрыта. В конце каждого года, библиотека открывается лишь на два месяца. В течении двух месяцев, ученики 6го уровня Боевого Воина и выше имеют возможность войти и выбрать из большой коллекции методы культивации. В остальные десять месяцев, в библиотеку был разрешен вход лишь второму поколению клана.
  Это был первый раз, когда Цин Шуи видел библиотеку. В клане Цин были собственные правила. Хоть в библиотеке и не было много ценных книг, в ней было много разных боевых техник. Помимо боевых техник, были также методы культивации, располагающиеся на 2-м и 3-м этаже библиотеки. Относительно общие книги располагались на первом этаже. Ученикам клана Цин, которые достигли необходимого уровня, разрешается просматривать и копировать некоторые книги.
  Единственное ограничение было в том, что методы клана было запрещено раскрывать посторонним!
  Цин Шуи поднял руку и постучал три раза по каменной двери. Через некоторое время дверь отворилась, старик с седыми волосами открыл двери. Цин Шуи молча смотрел на старика, он отличался от любого человека, которого Цин Шуи видел ранее.
  'Старейшина Лин, я привела Цин Шуи в библиотеку, чтобы позаимствовать некоторые книги' Цин Юи почтительно поприветствовала старика.
  Глядя на Цин Юи, можно было понять, что она давно знает этого старика.
  'Ах, это малышка Цин Юи, заходи, заходи! Столько времени произошло с твоего последнего визита' старейшина Лин тепло улыбнулся. Сказав это он посмотрел на Цин Шуи. Его взгляд на мгновение прояснился, а потом снова словно вернулся в прежнее состояние.
  'Так это ты Цин Шуи, хорошо, хорошо!' Старейшина Лин с улыбкой похвалил Цин Шуи. Цин Шуи был очень удивлен, потому что он знал, что старейшина Лин редко хвалил кого-то. Даже Цин Цзы не получал от него комплиментов.
  'Дедушка Лин, Цин Шуи приветствует вас!' Цин Шуи низко поклонился и почтительно поприветствовал старейшину.
  'Молодой человек, хахах' Старейшина Лин засмеялся, по одной богу ведомой причине.
  После этого, Цин Юи и Цин Шуи проследовали за старейшиной Лином в библиотеку.
  Когда они вошли внутрь, Цин Шуи понял, что внутри она была больше, чем он представлял себе, и не было естественного света. Единственный источник света был нефритовый жемчуг прикрепленный к стене. Свет от него был мягкий и приятый.
  'Старейшина Лин, я хочу позаимствовать некоторые книги по элементарным медицинским знаниям для Цин Шуи' сказала Цин Юи.
  Старейшина Лин медленно пошел в неприметный угол библиотеки и вытащил несколько книг, которые были покрыты пылью. Он слегка похлопал их, чтобы убрать пыль и вернулся.
  В течение всего времени, Цин Шуи постоянно наблюдал за старейшиной Лином. У него было чувство, что этот старик не просто хранитель библиотеки, он создавал ощущение невероятно сильного эксперта! Но мгновение спустя Цин Шуи отбросил эту мысль. В клане Цин, сильнейшим экспертом был Цин Луо, насколько может быть силен старейшина Лин?
  'За последние 40 лет, эти книги лежали в одном месте, и никто не соизволил даже взглянуть на них. Можете не возвращать эти книги, после того как изучите. Даже если бы вы не взяли их сегодня, их все равно пришлось бы убрать, ведь их никто не читает' старейшина Лин передал книги Цин Шуи.
  Цин Шуи чувствовал, что Старейшина Лин сегодня очень странный. Старейшина Лин, которого все знали, был неразговорчивым и предпочитал тратить все свое время в тишине и одиночестве. Но сегодня он был неожиданно разговорчив!
  Цин Шуи принял книги от старейшины, и все равно, его не покидало чувство, что этот старик не так прост и скрывает свои возможности за молчаливостью и неуклюжестью.
  'Спасибо, Дедушка Лин!' Цин Шуи искренне поблагодарил старейшину Лина. После того, как он оглядел книги, которые ему дал старейшина, то кроме 3х книг по медицине, там была еще 1 книга 'Основы владения мечом'!
  Цин Шуи хотел спросить, но старейшина Лин первым сказал 'После того, как ты изучишь все книги, то можешь просто выкинуть их, можешь не возвращать их'.
  Так как книги были в его распоряжении, он решил, что оставит их у себя. Какие методы скрыты в книге 'Основы владения мечом'? Москва не сразу строилась, и он может много чего почерпнуть, даже если в ней всего лишь основы.
  Попрощавшись со старейшиной, они вышли наружу, и тяжелая каменная дверь плотно закрылась за ними.
  Цин Юи уже давно считала старейшину Лина частью своей семьи. Несмотря на то что он был стар и любил одиночество, она знала, что в своем сердце, старейшина Лин рассматривает потомков клана Цин как собственную плоть и кровь. Особенно Цин Юи, с самых малых лет он приглядывал за ней, и не жалел для нее ничего. Спустя много лет, Цин Юи все еще глубоко уважала его.
  Цин Шуи был в восторге. Прижимая к себе книги он подумал 'В предыдущей жизни я сильно пристрастился к играм. Чтение книг? Посещение библиотеки? Не интересно. Кто бы мог подумать, что теперь я по своей воле буду желать посетить библиотеку'!
  'Люди очень непредсказуемы!'
  
  
  
  Глава 26. Континентальные Медицинские Хроники.
  Вернувшись домой, в Поместье Цинь, Цинь Шуи положил книги на стол и решил сначала просмотреть содержание "Континентальных Медицинских Хроник".
  В этой книге было лишь несколько глав - "Пути к здоровому образу жизни", "Органы человеческого тела", "Меридианы и энергетические каналы", "Причины возникновения болезней", "Способы укрепления тела за 4 периода". Цинь Шуи продолжал изучать содержание, пока наконец не заметил...
  "Способы развития жизненной активности, тела и духа как единого целого".
  Увидев интересующую его главу, Цинь Шуи прекратил листать страницы и решил углубленно изучить эту тему.
  В медицинской терминологии описывалось 5 эмоций - радость, гнев, тоска, тревога и страх.
  Любые, даже самые незначительные перемены в эмоциональном состоянии, могут повлиять на функции внутренних органов. В каждом отдельном случае существует источник потенциальной энергии, который при правильном использовании может вернуть чувство ясного сознания. Напротив, негативное воздействие на этот источник могло повлечь за собой подавленное и вялое состояние. В китайской медицине этот источник потенциальной энергии также известен как "5 эмоций", но как вариант, при смешении пять эмоций называются по-иному - дух.
  Чем сильнее дух человека, тем мощнее будет его ментальная сила! Каждое явление в природе следует своему циклу - существует как высшая точка, так и низшая.
  Усмири свои эмоции, ведущие к апатии, принеси гармонию в свое сердце и познай бесстрашие, успокой свои мысли и забудь об усталости. Достигнув плавного потока Ци, ты сможешь исполнить любые свои желания! "Это формула для тренировки духа!"
  После этой фразы Цинь Шуи почувствовал, что формула действительно приносит пользу. В то же время, он понял всю суть фразы "все океаны берут начало от единственной капли воды". Если ему нужно сформировать прочную основу - прежде всего, он должен уделить максимум времени постижению самых основных знаний.
  Цинь Шуи продолжил читать о взаимодействиях пяти эмоций и функциях внутренних органов.
  "Счастье влияет на сердце, Гнев воздействует на печень, Тревога оказывает влияние на легкие, Тоска влияет на разум, а Страх воздействует на почки." 5 эмоций были тесно связаны с функциями человеческого тела. Дух, в свою очередь, имел первостепенную важность. Чем сильнее был дух, тем более мощной ментальной силой обладал человек. Сохранение спокойствие перед лицом опасности, контроль своей деятельности в состоянии покоя - эти качества присущи только человеку, обладающему сильным духом!
  Когда Цинь Юи видела, что Цинь Шуи был полностью сконцентрирован, в сердце ее расцветало счастье, но в то же время она беспомощно качала головой. В конце концов, все молодые люди - мечтатели, и Цинь Юи не хотела, чтобы ее сын зашел слишком далеко в своих мечтах. Не допустила ли она ошибку, решив направить Цинь Шуи по пути Алхимии?
  "Ах, лишь встретив на своем пути преграды, которые заставят его бороться, Цинь Шуи сможет понять, какой путь ждет его впереди" говорила Цинь Юи сама себе.
  Казалось, что волны концентрации, исходившие от Цинь Шуи, были осязаемыми. Он продолжал внимательно читать, он словно забыл, что Цинь Юи все еще была в комнате. "Перелившись через край, пять эмоций могут стать корнем недуга. Чрезмерный гнев, уныние и другие эмоции сначала поражают тело, а затем и дух!"
  Помимо пагубного воздействия на дух, негативные эмоции, такие как Гнев, Тоска, Беспокойство и Страх, также оказывают негативное влияние на Ян Ци.
  "Ян Ци!" Увидев это название, Цинь Шуи сконцентрировался еще сильнее. Он понял, что Ян Ци - это та же Жизненная Эссенция. Жизненная Эссенция - это источник энергии человека. Иными словами, если Жизненная Эссенция истощена - человек может расстаться с жизнью.
  Цинь Шуи неожиданно склонил голову и поймал на себе любящий взгляд Цинь Юи. Осознав, что он слишком глубоко погрузился в чтение и буквально забыл о ее существовании, Цинь Шуи заерзал на месте и неловко улыбнулся.
  "Прости, мама, эта книга оказалась такой интересной, что я просто забылся."
  "Не переживай, дорогой, я счастлива. В конце концов, как гласит пословица - "Только огромная воля и страсть позволят вершить поистине великие дела." Кажется, в будущем наш Шуи'Эр станет прекрасным доктором." Цинь Юи ласково улыбнулась. Своими словами она будто нарочно снизила планку для Цинь Шуи. Она не хотела, чтобы ее упрямое чадо чувствовало себя угнетенным из-за неспособности стать алхимиком. В конце концов, и богатства целого клана Цинь могло оказаться недостаточно, чтобы Цинь Шуи стал даже самым заурядным алхимиком.
  Цинь Шуи прекрасно понял, что Цинь Юи имела в виду. Когда он был младше, его можно было назвать отстающим в развитии, даже учитывая его годы и опыт из предыдущего мира. Его склад ума и мысли были еще не вполне зрелыми. Он мог лишь проклинать небеса, наградившие его слабым телом и заставившие столкнуться с такой преградой на пути к развитию. Однако, Цинь Шуи много почерпнул из своего опыта. Он постоянно подвергался насмешкам со стороны членов семьи, постоянно сдерживал эмоции и совершенствовал образ мыслей. В настоящий момент его силе духа и решительности позавидовали бы многие.
  "Не стоит беспокоиться о Шуи'Эре, мама. Я уже взрослый. Я стану твоим щитом, на который можно положиться в моменты печали или усталости, я стану алебардой, которая поразит твоих врагов, если они только посмеют угрожать тебе. Неважно, чего захочет мама, я всегда исполню это. И горе тем, кто посмеет сомневаться во мне." Цинь Юи была невероятно тронута, услышав такие слова. Она изо всех сил старалась держать себя в руках, но в конце концов счастливо рассмеялась.
  Как могла она быть несчастливой, когда ее сын наконец вырос!
  "Матушка, завтра я ухожу. Как я и обещал, я не стану слишком рисковать и вернусь к семье Цинь до конца года. Матушка может быть уверена, что я смогу постоять за себя." Цинь Шуи заверял в этом маму снова и снова, он не хотел, чтобы она беспокоилась.
  Цинь Юи почувствовала теплоту в сердце и легко вздохнула. То, чего она боялась больше всего, наконец случилось. Больше откладывать было невозможно. Она погладила Цинь Шуи по голове, погрузившись в воспоминания. "Ах... как быстро вырос мой мальчик."
  "Будь осторожна, мама. Неважно, что случится в будущем, пусть даже семья Цинь потеряет все свое состояние, эти деньги можно будет вернуть. Пожалуйста, напомни дедушке не поступать слишком опрометчиво. Я хочу, чтобы все вы были в безопасности," - искренне попросил Цинь Шуи.
  По лицу Цинь Юи побежали слезы. Цинь Шуи понял, что она невольно вспомнила о другом... о его отце, о человеке, который бросил их! Заметив одиночество и беспомощность в ее глазах, Цинь Шуи стиснул зубы и тихо произнес клятву: "Рано или поздно, я должен бросить этот вызов. Я получу достаточно силы, и тогда смогу исполнить самые сокровенные желания матушки."
  Из того, что бормотала Цинь Юи, когда Цинь Шуи был еще совсем маленьким, он знал, что отец его был из невероятно могущественного клана. В любом случае, он знал - даже если бы он мог увеличить свою силу, до тех пор пока он не совершит прорыв в область Прирожденного, ему будет крайне сложно в одиночку противостоять древнему клану, существующему вот уже более тысячи лет.
  
  
  
  Глава 27-28. К Заоблачным Горам.
  На следующее утро Цинь Шуй проснулся с улыбкой на лице.
  Он наконец-то смог достичь 48 циклов Ци для активации Древней Техники Усиления. Казалось, каждая клеточка его тела дрожала от восторга.
  Вот уже 5 лет Цинь Шуи не мог продвинуться дальше пика 3-го Небесного уровня Древней Техники Усиления. Но за все эти 5 лет он не расслаблялся ни на секунду. Он упорно продолжал практиковать культивацию изо дня в день, и теперь эта практика, наконец, дала результат. Находясь на пике 3-го Небесного уровня, Цинь Шуи с каждой активацией Древней Техники Усиления уже мог циркулировать Ци до 36 раз. И хотя он все еще находился на том же уровне, сейчас он уже мог циркулировать Ци более 48 раз за одну активацию.
  Путем проб и ошибок Цинь Шуи выяснил, что с каждым новым кругом циркуляции Ци его сила увеличивается. Это было, пожалуй, единственным утешением для него, так как он все еще не мог совершить прорыв на 4-й небесный уровень Древней Техники Усиления. Кто знает, может быть однажды, благодаря увеличению своей физической силы, он сможет прорваться на новый уровень... Неважно, насколько маленьким был шанс на такой прорыв, Цинь Шуи хватался за него, словно утопающий за соломинку.
  И хотя за все эти 5 лет Цинь Шуи смог лишь увеличить количество циклов с 36 до 48, это стоило ему в сотню раз больше усилий, нежели остальным. Увеличив циркуляцию на 12 кругов, он уже был способен осилить не 10 000 джин, а все 13 000. Сила увеличилась практически на 30%! Цинь Шуи даже представить себе не мог, насколько тиранической была бы его сила, если бы он смог развить культивацию до 108 кругов или даже больше. Этот способ циркуляции происходил из Древней Техники Усиления, и Цинь Шуи казалось, что ему не было предела, точнее, не существовало определенного максимального числа циклов. Но развитие лишь 12 новых циклов заняло у него 5 лет... Он не мог представить, сколько времени уйдет на развитие 108 или более циклов.
  Но увы, сейчас Цинь Шуи был неспособен совершить прорыв на 4-й небесный уровень Древней Техники Усиления. Если бы он мог это сделать, ему не пришлось бы с таким трудом увеличивать количество циклов. Его сила тут же увеличилась бы в разы! В конце концов, 4-й небесный уровень считался средним в Древней Технике Усиления. Это была уже совершенно другая область, по сравнению с предыдущей.
  С восходом солнца Цинь Шуи, вскочив с кровати, открыл дверь и направился на задний двор. Даже будучи способным культивировать Древнюю Технику Усиления, он по-прежнему оставался самым прилежным и упорным культиватором во всем клане Цинь.
  Возможно, причиной этому был символ Инь-Ян в его сознании, постоянно подпитывающий его душу, но по сравнению с остальными Цинь Шуи обладал невероятной стойкостью и силой духа. Сейчас ему требовалось лишь 2 часа сна в сутки. Практически все время, что Цинь Шуи бодрствовал, он тратил на культивацию.
  Но несмотря на все это, Цинь Шуи никак не мог избавиться от клейма отброса. Почему он все еще не мог прорваться? И хотя в настоящий момент его сила уже была на вершине области Боевого Воина, она практически ничего не стоила в его глазах. Только обладая достаточной мощью он сможет поступать так, как посчитает нужным, и защищать то, что ему дорого.
  Реинкарнация - есть.
  Талант - есть.
  Интеллект - есть.
  Удачные схватки - есть.
  Так почему же он все еще не может совершить прорыв!? Чем он так провинился, что заслужил такое? Цинь Шуи горько усмехнулся. В мыслях его тут же всплыли различные бои, произошедшие за все время культивации Древней Техники Усиления.
  Одинокий проворный кулак!
  Цинь Шуи знал, что техника Одинокого проворного кулака была одной из наиболее сложных боевых техник. Его навык в этой технике уже был развит до невероятно высокого уровня, практически до совершенства, благодаря тому внезапному просветлению. Если бы не оно, то даже после 10 лет оттачивания техники Одинокого проворного кулака Цинь Шуи все еще был бы далек от области, которой достиг на данный момент. Он доверял этой технике, и доверие было вполне обоснованным. К тому же, он не использовал внутреннюю Ци. Можно было лишь догадываться, насколько устрашающими были бы удары Цинь Шуи, если бы он использовал энергию Ци вместе с техникой Одинокого проворного кулака.
  Техника Одинокого Проворного Кулака имела глубокие корни. Основные ее понятия и сущность брали свое начало в техниках скрытого оружия. Обе эти техники строились на общих принципах. Невозможно было точно определить, как давно они переплелись, поскольку техники скрытого оружия обычно обеспечивали победу более слабого практикующего. (не совсем понятен принцип -.-)
  Очнувшись от воспоминаний, Цинь Шуи понял, что настало время отправляться. Он вернулся в комнату, собрал "Континентальные Медицинские Хроники", "Энциклопедию 10 000 Трав", "Формулу Сочетания Трав", и наконец "Основные Техники Меча". Упаковав книги, он решил оставить на столе письмо. В этом письме он заверял Цинь Юи, что вернется до конца года и умолял ее попрощаться со старшими от его имени.
  Помимо рек, окружавших клан Цинь с юга и востока, примечательным местом в округе был огромный участок плодородной земли, идеально подходящий для фермерства. Если идти по течению восточной реки, можно было добраться до Города Сотни Миль. Само собой, тропа не вела прямо в город, по пути попадалось еще множество маленьких деревень и городов.
  Абсолютная власть Клана Цинь распространялась на сотню ли вокруг, многие соседние кланы зарабатывали на жизнь фермерством или охотой под защитой клана Цинь.
  Цинь Шуи покинул деревню Цинь и направился в сторону запада. На западе деревни Цинь находились горы и Лес Гринвуд, где Цинь Шуи однажды встретил Золотого Ужасного Волка. Цинь Шуй решил перейти через западные горы, чтобы добраться до Заоблачных Гор. Он выбрал этот путь, чтобы укрепить свой дух и получить какую-то выгоду от своей культивации.
  Казалось, Цинь Шуи ушел из дома совсем неподготовленным - за спиной его был лишь небольшой мешок. Он взял 4 книги, 2 комплекта чистой одежды и несколько сухих пайков. По пути к западным горам он не переставал ворчать про себя: "Жалкий мешок, дурацкий мешок, где теперь, черт возьми, мои накопители? Будь проклят этот дрянной мешок!"
  Времени, что длилось это бормотание, хватило бы для сжигания ароматической палочки. [прим.: около 15 минут]. Цинь Шуи, наконец, добрался до подножия западных гор. Отыскав неподалеку 2 камня размером с гусиное яйцо, Цинь Шуй крепко сжал их в руках и направился в горы.
  Горный район в округе был полон опасностей. Дикие звери не представляли для Цинь Шуи угрозы, но если он столкнется со зверем более высокого уровня, это будет совсем другое дело. В конце концов, он находился в дикой местности, и для безопасности следовало вооружиться.
  В этом мире 9-ти областей, зверей можно было разделить на 4 разных уровня: Дикие Звери, Яростные Звери, Звери Пустошей и Демонические Звери. К диким зверям относились наиболее слабые создания. К демоническим относились те, кто уже сформировал в себе демоническое ядро. Их сила могла напрямую зависеть от возраста - чем дольше они жили, тем более устрашающей была сила. Поговаривали, что даже культиваторы уровня Прирожденного не были способны одолеть демонического зверя того же уровня! Оказалось, что Золотой Ужасный Волк, которого до этого встретил Цинь Шуй, был лишь на уровне Яростного Зверя.
  Цинь Шуи знал, что сравнивать культиваторов, живущих в спокойствии и безопасности и тех, что шли по пути риска - все равно, что сравнивать яйцо с камнем. У тех, кто ни разу не вступал в битву, силы не хватит надолго. Именно поэтому Цинь Шуи и решил направиться к Заоблачным Горам. Он хотел получить боевой опыт и в то же время укрепить свой дух и, наконец, найти способ совершить прорыв.
  Лишь очутившись в дикой местности, человек понимать природу Небес и Земли. Чтобы осознать всю ценность жизни, нужно было узреть духовную значимость всех пяти стихий природы!
  Каждый день, помимо культивации Древней Техники Усиления, Цинь Шуи уделял много времени изучению 4 книг, что он взял с собой. В настоящий момент, больше всего он углубился в изучение "Континентальных Медицинских Хроник". Цинь Шуи то и дело вскрикивал от удивления, когда понимал, что знания предков в области медицины достигали, а иногда и превосходили современные источники из предыдущего мира!
  Говорят, что человек, прекрасно практикующий боевые искусства, уже наполовину успешный ученый в области медицины. Те, кто отличился в практике боевых искусств, также обладают некими медицинскими навыками, связанными с травмами и ранениями, а также с меридианами и акупунктурными точками человеческого тела. Цинь Шуи продолжил читать и ни капли не удивился, когда узнал, что информация из книги точно совпадают с той, что он почерпнул из Древней Техники Усиления.
  Лишь у подножия Заоблачных Гор Цинь Шуи в полной мере осознал, что значит слово "просторный". Насколько мог охватить его взор, повсюду простирались величественные вершины гор, которым, казалось, не было конца.
  В этот момент поднялся прохладный горный ветер. Стояло лето, и этот ветерок приятно освежал после палящего летнего солнца. Цинь Шуи начал подниматься по горной тропе с помощью Призрачного Шага. Он хотел культивировать этот прием до той стадии, когда можно будет использовать каждый шаг с минимальной затратой силы.
  Прошла неделя. К этому моменту Цинь Шуй уже не знал, как далеко он продвинулся. Он знал лишь то, что перешел 5 гор и одолел более 300 зверей Дикого и Яростного уровня. Среди этих 300 зверей был и Гигантский Земляной Слон, встреча с которым впечатлила Цинь Шуи больше всего.
  Поначалу Цинь Шуи боялся бросать вызов такому врагу. Гигантский Земляной Слон достигал 5 метров в ширину и 15 метров в длину! Как бы он смог биться с таким зверем на равных? Идти в лобовую атаку было бы чистым безумием. В плане силы и размера Цинь Шуи не шел с ним ни в какое сравнение, и поэтому у него был лишь один выход - временно отступить.
  И хотя слон был колоссальных размеров, а тело его было твердым, как сталь, это никак не влияло на его движения! Все его мускулы двигались невероятно гармонично, и он, сотрясая землю, бросился к Цинь Шуи со скоростью, которой невозможно было ожидать от такого огромного зверя.
  Оценив возможности и силу противника, Цинь Шуи понял, что в настоящий момент он не обладал достаточной силой, чтобы даже ранить этого яростного зверя. Если он хотел одержать победу, нужно использовать хитрость вместо грубой силы. С помощью Призрачного Шага Цинь Шуи провел Гигантского Земляного Слона через целую серию невероятных телодвижений, и наконец заманил его на край скалы. Полагаясь на свою быстроту и ловкость, Цинь Шуи использовал Призрачный Шаг для уклонения от смертельного удара. Через мгновение, он появился за спиной слона и со всей своей взрывной силой нанес удар по его задней ноге. Прием сработал, и Цинь Шуи удалось столкнуть слона со скалы.
  Издав ужасный рев, полный ярости и страдания, слон рухнул вниз, и треск ломающихся костей прокатился по округе.
  Взглянув на гигантское тело у подножия горы, Цинь Шуи безмолвно уставился на свои руки. Несмотря на то, что он мог осилить 13 000 джин, для смертельного удара ему потребовалась вся его сила. Как только Цинь Шуи осознал, какую жестокую победу он одержал, по лицу его расплылась улыбка. Должно быть, именно так себя чувствует владыка диких земель. Благодаря своей силе и хитрости он искалечил Гигантского Земляного Слона до неузнаваемости!
  После этой схватки Цинь Шуи стал ценить Древнюю Технику Усиления еще больше... Если бы он развивал развивался с помощью обычных методов, его сила меркла бы в сравнении с той, что ему дала Древняя Техника усиления. Эта техника бесспорно была самой мощной, и при развитии до высшего уровня совершенство его тела можно будет сравнить с Богами и Демонами!
  И хотя Цинь Шуи довольствовался победой, впереди ждала более серьезная проблема. У него заканчивалась питьевая вода. За последние 3 дня он не встретил по пути ни источников воды, ни каких-либо зверей.
  "Черт, у меня проблемы. Раз здесь нет воды, значит, нет и зверей. Неудивительно, что я не встретил ни одного за эти 3 дня." (я два раза не повторяю, два раза не повторяю -.-) Облизывая пересохшие губы, Цинь Шуи нахмурился. Внезапно, огромная тень заслонила солнечный свет. "Что?" - Цинь Шуи удивленно склонил голову и через мгновение изменился в лице, готовясь к худшему.
  
  
  
  Глава 29. Линия между Жизнью и Смертью.
  "Что?" - Цинь Шуи удивленно склонил голову и через мгновение изменился в лице, готовясь к худшему. Громадная тень, заслонив небо, стремительно приближалась к нему. От взмахов крыльями поднялся такой мощный ветер, что даже огромные камни весом в несколько сотен джин беспорядочно раскатились по сторонам, словно забыли о законах гравитации.
  Цинь Шуи тут же направил внутреннюю Ци вниз, к самым ступням, привязав себя к земле. Камень в его правой руке также был полностью заряжен циркулирующей Ци из Древней Техники Усиления.
  Цинь Шуи метнул камень прямо в огромного летающего зверя, и в тот же миг отступил на приличное расстояние с помощью Призрачного Шага. Он решил целиться прямо в сердце зверя. Он знал, что таким крошечным камнем невозможно будет нанести зверю большой урон, едва ли получится ранить его таким оружием. Единственным выходом было прицелиться в самую слабую точку.
  "Фью!", камень, издав ужасный звук, рассек воздух с такой скоростью, что практически преодолел звуковой барьер.
  "ИИииИиииКК!", раздался пронзительный крик, в котором слышался неподдельный гнев и отчаяние. Летающего зверя отбросило назад.
  Цинь Шуи знал, что не попал в сердце, однако судя по крови, фонтаном брызнувшей сверху, ему удалось ранить зверя. Отступив на безопасное расстояние, Цинь Шуй все пытался определить, что же за зверь парил в воздухе. Приглядевшись поближе, он остолбенел от удивления! Размах крыльев этой огромной птицы был около 30-40 метров. Голова ее напоминала голову орла или кондора. Все тело было покрыто черными как смоль перьями, лишь на голове виднелось белое пятно.
  "Зверь Пустоши 3-го уровня, Белоголовый Черный Нефритовый Кондор!", выдохнул Цинь Шуи.
  С тех пор, как Цинь Хаи объяснил ему основы различных профессий Континента 9 Провинций, Цинь Шуи провел несколько небольших исследований в профессии укротителя зверей, а также изучил описания разнообразных существ, населяющих этот мир.
  Всего существовало 4 уровня зверей. Дикие < Яростные < Звери Пустоши < Демонические. Каждый уровень подразделялся на 9 ступеней. В целом, систему рангов зверей можно было разделить на ступени, с 1 по 36. Белоголовый Черный Нефритовый Кондор, паривший перед Цинь Шуи, относился к 21 ступени. Неудивительно, что от него исходила такая устрашающая аура.
  Только звери пустоши, сформировавшие демоническое ядро, могли достигнуть области демонических зверей. Даже самый слабый демонический зверь обладал силой, близкой к силе культиватора области Прирожденного. Чем дольше прожил демонический зверь, тем сильнее он становился. Разница в силе на каждой ступени демонического уровня была подобна разнице между Небом и Землей.
  Цинь Шуи все смотрел на Белоголового Кондора, рассекающего крыльями воздух. Тело его было невероятно огромным, а лапы в обхвате достигали размера взрослого мужчины.
  Из книг, прочтенных ранее, Цинь Шуи знал, что Белоголовые Черные Нефритовые Кондоры склонны затаивать злость. Рана, которой он наградил Кондора, была сущим пустяком. Гораздо важнее было то, как он оскорбил весь его род! По холодному и злому блеску в глазах Кондора было видно, что эта птица ни за что не оставит его в покое, пока один из них не погибнет. Кондор просто ждал подходящего момента, чтобы застать Цинь Шуи врасплох.
  Перехватив камень в правую руку, Цинь Шуи выжидающе уставился на Кондора. Возможно, именно этот камень заставил птицу задуматься и потерять бдительность. При атаке первым камнем, Кондор почувствовал в нем неестественную силу. Как говорится, пуганая ворона и куста боится. И теперь, зная силу Цинь Шуи, Кондор не собирался безрассудно бросаться в бой, чтобы получить смертельную рану из-за своей слепой ярости.
  Облизав пересохшие губы, Цинь Шуи почувствовал сильную жажду. Он не выпил ни капли воды за последние 3 дня. Более того, за это время он ни разу не встретил даже намека на других летающих существ! И теперь он знал, почему. Очевидно, виной этому был огромный Кондор, парящий перед ним. Этот хищник, должно быть, распугал всю живность в округе.
  Так больше не могло продолжаться, ему было жизненно необходимо найти источник воды. Если поблизости были другие звери, в крайнем случае, можно было пить их кровь, чтобы выжить. Холодные искры блеснули в его глазах: "Отлично. Сегодня, несмотря ни на что, мне нужно спланировать все так, чтобы этот гигантский кондор не смог сбежать."
  Несмотря на огромные размеры, в воздухе кондор чувствовал себя, как рыба в воде. [да ладно :D] Его габариты никак не влияли на скорость! И аура, исходившая от него, была чрезвычайно устрашающей. Эта птица обладала огромной силой, а ее когти могли раскалывать горы и крушить камни. Даже удар черных крыльев мог обратить противника в пыль, а клюв мог спокойно разорвать человека пополам.
  Величественное создание, обладающее ошеломительной силой. Пот уже ручьями бежал по лбу Цинь Шуи, а он все обдумывал, как можно победить этого кондора.
  Цинь Шуи нервничал, но не чувствовал страха. Если сегодня ему не удастся победить, это будет означать его верную гибель. "Если я не могу противостоять одной несчастной курице уровня Пустоши, почему я все еще жив? Неужели все обещания, данные мной матери, были лишь пустыми словами, брошенными на ветер?"
  "Твою ж мать, эта чертова птица меня достала. Хочешь сражаться? Спускайся сюда, я с радостью составлю тебе компанию на пути в ад. Не хочешь? Тогда просто отвали от меня! Какого черта ты торчишь в воздухе?!" - сыпал проклятиями Цинь Шуи. [Ублюдок, мать твою, а ну иди сюда...]
  Однако, эти проклятия не давали никакого результата.
  Цинь Шуи знал, что это был не выход. Он не мог просто стоять на месте, как идиот, позволяя этой пернатой твари раздражать себя!
  Задумавшись ненадолго, Цинь Шуи решил просто лечь навзничь. Ветер, что Кондор поднял своими крыльями, уже разметал осколки огромных камней. Однако, как только Цинь Шуи улегся на землю, он отыскал поблизости маленький обломок скалы и незаметно спрятал его в левой руке.
  Цинь Шуи закрыл глаза и положился на удачу. Он не верил, что будучи всего лишь на 3-м уровне Древней Техники Усиления, сможет противостоять острым когтям и клюву Белоголового Черного Нефритового Кондора. Это были не какие-нибудь заурядные когти и клюв - вполне вероятно, что даже Цинь Шуй не смог бы выдержать и одного удара.
  Однако, чего Цинь Шуи точно хватало, так это терпения. Сам факт того, что он тратил все свободное время на культивацию, уже доказывал невероятную силу его духа. Он мог быть терпеливым, если сам того хотел.
  Время все текло. Цинь Шуи, прикрыв глаза, мельком следил за происходящим. Все его тело было напряжено, он был готов в любой момент атаковать, если появится шанс убить Кондора с одного удара.
  "Черт возьми, он вообще думает сражаться? Проклятый монстр, торчит на одном месте. Не хочет ни спускаться, ни улетать." - проклинал птицу Цинь Шуи.
  Возможно, некий Бог услышал слова Цинь Шуи, так как птица вдруг начала кругами приближаться к нему.
  "Погоди у меня, коварное пернатое чучело! Я до тебя доберусь!", яростно бормотал Цинь Шуи.
  Но и Белоголовый Кондор не был глупцом. Оказалось, он пытался разведать обстановку. Он приближался кругами, а затем снова улетал на недосягаемое расстояние. Это продолжалось довольно долго, но наконец, Кондор решил рискнуть и со скоростью молнии бросился к Цинь Шуи.
  Именно этого момента он и ждал. Цинь Шуи тут же открыл глаза и бросил оба камня, целясь в глаза Белоголового Кондора. Камни моментально преодолели дистанцию в 10 метров. Метнув их, Цинь Шуи сразу свернулся, приняв позу кролика, а энергия Ци из Древней Техники Усиления наполнила все его тело.
  "ИиИкк!"
  Раздался пронзительный крик, но огромное тело Кондора ни капли не замедлилось. На самом деле, его скорость даже увеличилась!
  В этот решающий момент тело Цинь Шуи походило на карпа, выпрыгнувшего из воды. Сконцентрировав Ци в руках и ногах, Цинь Шуи вложил в прыжок всю свою силу. Отдача была невероятной, казалось, его руки вот-вот сломаются.
  Осознав свою ошибку, Белоголовый Кондор издал недовольный крик.
  Цинь Шуи взглянул на красное пятно, расползающееся на его груди. Это была рана длиной около фута, и она сильно кровоточила! Даже несмотря на то, что ему удалось уклониться от основного удара, Кондор все же ранил его острым когтем. Рана была очень глубокой, практически доставала до кости. Пусть Цинь Шуи и избежал смерти, ему все же нанесли серьезную травму.
  Глядя на кровь, непрерывно текущую из открытой раны, Цинь Шуи дрожал от невыносимой боли. Неужели именно сегодня он расстанется с жизнью? От этой мысли в сердце закралась горечь. Многие моменты пронеслись у него перед глазами, особенно воспоминания о Цинь Юи. Перед своим уходом Цинь Шуи неустанно заверял ее, что будет беречь себя. Ему ужасно не хотелось умирать здесь и сейчас!
  Цинь Шуи ведь только собрался помочь Цинь Юи исполнить ее мечты, он не мог просто умереть здесь. Если он не выживет, что станет с Цинь Юи? Она лишиться поддержки, потеряет свою единственную кровинку. Одни только мысли об этом причиняли боль намного сильнее, чем от открытой раны. Что будет, если ее начнут унижать? "Нет, этому не бывать", решил Цинь Шуи, стиснув зубы. "Я не могу погибнуть здесь."
  Вопреки воле Цинь Шуи, сознание начало покидать его, а кровь постепенно залила все тело и одежду. Вместе с одеждой, она попала и на подвеску с символом Инь-Ян, которую он всегда носил на шее...
  
  
  
  Глава 30. Область Бессмертных Фиолетового Нефрита.
  Как только сознание стало покидать Цинь Шуи, его кровь попала на подвеску с символом Инь-Ян, отчего та окрасилась в фиолетовый цвет. Подвеска начала испускать волны мягкого фиолетового света, медленно охватившего Цинь Шуи, словно ласковые объятия матери. Невооруженным глазом было видно, как подвеска поглощала кровь Цинь Шуи, а волны фиолетового света становились все мощнее и мощнее.
  Казалось, это мгновение длилось целую вечность. В этот самый момент, затуманенное сознание Цинь Шуи прояснилось, но он едва ли мог вообразить, какая невероятная картина предстанет перед ним, как только он откроет глаза.
  Он ясно помнил, что несколько секунд назад был на грани гибели, а его сердце было переполняли обида и нежелание оставлять Цинь Юи одну. Так что же случилось на самом деле? Первое, что осознал Цинь Шуи - он был уже не в горах. Казалось, что пейзаж каким-то образом изменился. Место, где он сейчас находился, было сравнительно небольшим, около 100 метров, и одним взглядом можно было окинуть всю панораму.
  "Что я здесь делаю? Неужели, люди попадают сюда после смерти?" Цинь Шуи встал, оглядываясь по сторонам. Он осмотрел свое тело и ахнул от удивления.
  "Мои раны затянулись!?" - изумленно воскликнул Цинь Шуи, глядя на свою разорванную и окровавленную одежду. Он был уверен, что битва с Белоголовым Черным Нефритовым Кондором ему не привиделась, как не привиделась и огромная рана на груди! Однако... последним, что он запомнил, была его смерть, но все же он не погиб.
  "Хмм, где вообще находится это место? Какого черта я здесь делаю?" - Цинь Шуи снова огляделся по сторонам.
  "О, здесь есть вода!" Губы Цинь Шуи уже потрескались от ужасной жажды, а в горло словно насыпали песок.
  Посреди этого загадочного пейзажа он заметил небольшой пруд!
  Забыв о всякой опасности, Цинь Шуи бросился к источнику и напился вволю. Лишь после этого он заметил, что вода была необычайно приятной на вкус. Она не только утолила жажду и голод, но даже его тело, казалось, наполнилось неиссякаемой таинственной энергией.
  Только теперь Цинь Шуи внимательно взглянул на этот маленький пруд. В глубину он достигал около 10 метров, а вода в нем сверкала, словно россыпь кристаллов. Пруд казался невероятно чистым, никакие загрязнения его не тронули.
  "Ну и ну!" - Цинь Шуи чувствовал, что этот день продолжает удивлять его странными событиями. Теперь, окончательно придя в себя, он заметил еще и загадочное дерево, а заодно и каменную статую на краю пруда. Размером эта статуя была со взрослого человека, а в обхвате была словно огромное дерево.
  Каменная статую испускала величественную ауру, будто это был некий император, повелевающий всем в этом загадочном месте. Подойдя ближе, Цинь Шуи увидел на статуе надпись: [Область Бессмертных Фиолетового Нефрита]... Так вот, что это было за место.
  Эти слова были написаны твердым каллиграфическим почерком на самой верхушке статуи. Они сразу бросались в глаза и излучали таинственную ауру, которая привлекла внимание Цинь Шуи.
  Опустив глаза, Цинь Шуи увидел еще больше надписей.
  [В Область Бессмертных Фиолетового Нефрита может войти лишь правитель этой области. Ни одной человеческой душе, кроме правителя, не позволено находиться здесь, покуда она жива.]
  "Может войти лишь правитель... Возможно ли, что я правитель этой области?" - Цинь Шуи искал хоть какую-то зацепку. Он понятия не имел, что происходит, и потому решил прочитать остальные надписи на статуе.
  [В сравнении с внешним миром, время в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита течет со скоростью 100:1] Прочитав эту надпись, Цинь Шуи подпрыгнул от волнения. Сотня дней в этой области будет равняться единственному дню в реальности!
  Прочитав, казалось, все надписи, Цинь Шуи заметил еще несколько слов у основания статуи.
  [Как только первый уровень Области Бессмертных Фиолетового Нефрита будет открыт, в ней появится таинственное дерево. Сотню лет это дерево цветет, и лишь раз в эту сотню лет оно дает 10 плодов. Они известны как Плоды Повышения Энергии. Обычные люди, попробовав эти плоды, могут увеличить свою силу на 500 джин. Алхимики также используют их для изготовления таблеток. Запомните: эффект от Плодов Повышения Энергии может суммироваться до 2 раз, употреблять больше - бессмысленно.]
  Оставшаяся надпись гласила:
  Эффекты:
  [Открытие 2-го уровня Области Бессмертных Фиолетового Нефрита];
  [Открытие 3-го уровня Области Бессмертных Фиолетового Нефрита];
  И так до
  [Открытие 9-го уровня Области Бессмертных Фиолетового Нефрита.]
  Закончив читать, Цинь Шуи взглянул на могучее таинственное дерево позади статуи. Неужели это действительно Дерево Повышения Энергии, о котором говорилось в надписях? Дерево достигало около 2 метров в высоту, а ветви его были толстыми, словно стальные колонны из предыдущего мира. И хотя эти ветви были очень короткими, около фута в длину, они все же выглядели мощными и крепкими.
  Цинь Шуи взглянул на верхи увидел 10 блестящих кроваво-красных плодов, свисавших с ветвей Дерева. Плоды источали очень приятный аромат, от которого просто слюнки текли. У Цинь Шуи тут же возникло предположение о том, как эта загадочная область может повлиять на его будущую культивацию. Как только он представил, какие возможности перед ним открываются, лицо его озарила улыбка. "В этой области на меня больше не действуют обычные ограничения! Я могу делать, что угодно. Поверить не могу, что я все еще не совершил прорыв на 4-й уровень Древней Техники Усиления!"
  "Ох, жаль, что в эту область может попасть только один человек. Цинь Ху и Цинь Бей тоже нашли бы здесь много полезного. Ладно, все и так неплохо, я никому не выдам эту тайну. Люди и так готовы убивать даже ради меньшей выгоды, нежели эта. Я не должен навлечь на себя неприятности" - решил Цинь Шуи.
  Цинь Шуи не знал, сколько времени прошло. Он уже исследовал Область Бессмертных Фиолетового Нефрита вдоль и поперек. Это таинственное место было размером около 1 гектара. Глядя на рыхлую пурпурную землю под ногами, он чувствовал, что это место идеально подошло бы для земледелия.
  Осмотрев местность, Цинь Шуи понял, что выхода из нее не было. Как же теперь вернуться во внешний мир?
  Как только он подумал об этом, то тут же осознал, что снова находится в горах, там же, где был до этого! Словно Область Бессмертных Фиолетового Нефрита уже подчинилась его воле.
  "Войти!"
  "Выйти!"
  "Войти!"
  "Выйти!"
  Стоило ему только подумать, и он мог с легкостью войти в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита. Цинь Шуи радостно продолжал переноситься между этими измерениями, словно ребенок, играющий с любимой игрушкой.
  Закончив развлекаться, Цинь Шуи надолго задумался. "Как вообще появилась эта странная Область? Почему она выбрала именно меня?" Несмотря на весь свой интеллект, он все еще не мог ничего понять, и потому решил пока не задумываться об этой тайне. В любом случае, она не предвещала беды.
  Цинь Шуи внимательно осмотрел свою одежду. Горько усмехнувшись при виде этих изорванных лохмотьев, он достал новый комплект одежды и начал переодеваться. В этот момент он заметил, что подвеска Инь-Ян исчезла.
  Цинь Шуи лихорадочно обыскал все вокруг, даже перенесся в Область Бессмертных, но подвески Инь-Ян и след простыл! "Может ли это быть связано с Областью Бессмертных Фиолетового Нефрита?"
  Если бы в тот миг Цинь Шуи мог взглянуть на свое отражение, он бы тут же прекратил искать подвеску. Потому что прямо между его бровями теперь красовалась крошечная фиолетовая жемчужина, размером с фасолинку. Формой эта жемчужина в точности напоминала подвеску Инь-Ян! Каким-то таинственным образом она слилась с телом Цинь Шуи, когда он потерял сознание.
  Эта маленькая жемчужина между его бровей походила на финальный штрих, которого не хватало шедевру. Она словно добавляла некого потустороннего магнетизма прекрасным глазам Цинь Шуи. Он и прежде был довольно хорош собой, но теперь, с этой каплей магнетизма, его аура стала действительно необычайной.
  Поскольку подвеска была утеряна, не было смысла хранить и цепочку. Переодевшись, Цинь Шуи выбросил эту цепочку и лишь после этого осознал, что Белоголовый Кондор исчез. Оглядевшись по сторонам, он наконец увидел тело Кондора где-то вдалеке.
  "Он мертв?" Приблизившись к телу, Цинь Шуи осмотрел его и понял, что причиной смерти стали 2 камня, которые он метнул в Кондора. Камни попали точно в цель и теперь торчали в глазах птицы. "Ужасно. Неужели его стая была настолько важна? Даже будучи раненым, он все еще хотел убить меня. Должно быть, эти камни задели его мозг. Какая жуткая смерть!"
  "Что ж, во всяком случае, сегодня у меня на ужин жареный Белоголовый Кондор!" (изверг какой >:D)
  
  
  
  Глава 31. Ограничения иного измерения.
  "Что ж, во всяком случае, сегодня у меня на ужин жареный Белоголовый Кондор!"
  Узнав о различных эффектах и чарах Области Бессмертных Фиолетового Нефрита, Цинь Шуи не мог сдержать улыбки даже во сне. Теперь, когда он стал правителем этого измерения, сумка была ему больше не нужна. Как она могла сравниться с легендарными накопителями? Цинь Шуи хрипло рассмеялся. Казалось, весь его гнев, все тревоги и переживания, которые тяготили сердце, мгновенно рассеялись, благодаря этому смеху.
  Цинь Шуи достал нож, кремень, соль и фарфоровую кружку из бесполезной теперь сумки и отыскал поблизости сухие ветки, чтобы разжечь костер.
  "Теперь можешь пялиться на меня сколько угодно, глупая курица. Если бы взглядом можно было убить - я бы уже был мертв. Ну давай, тебе же нравится висеть в воздухе и глазеть на меня? Так теперь ты увидишь, как я зажарю твои куриные ножки. Без всякого жира жилы и мясо будут жесткими, как раз подойдут, чтобы подкрепиться. Глядишь, они смогут укрепить мои собственные ноги." - гневно рассуждал Цинь Шуи, ощипывая и обмывая несчастного кондора.
  Всего несколько дней назад Цинь Шуи умирал от жажды. Но сейчас у него был немалый запас воды из Области Бессмертных Фиолетового Нефрита! Обмывая тушку, он не мог избавиться от чувства, что тратит эту воду зря. В конце концов, вода из кристального пруда обладала магическими свойствами, стоило ли использовать ее для таких целей? К тому же, Цинь Шуи не был уверен, что источник будет вновь наполняться водой сам по себе. Измерив уровень воды, он выяснил, что пруд вмещал в себя около 800 000 литров воды. (Небольшой? Оо)
  Цинь Шуи отрезал большой кусок от лапы гигантского кондора и начал обжаривать его на костре. Первый раз он делал это сам, раньше он лишь наблюдал, как готовят другие члены клана Цинь. Оказалось, это было не так просто, как хотелось бы!
  В результате этого эксперимента, мясо получалось то слишком пережаренным, то слишком сырым. Лишь после нескольких попыток получилось нечто более-менее съедобное.
  Забыв о том, что есть сырое опасно, Цинь Шуи жадно вгрызся в кусок мяса. В конце концов, он жарил мясо в первый раз, и ел приготовленное с удовольствием. Утолив голод, он взглянул на тушу кондора. Он был таким огромным, что даже после кулинарных экспериментов Цинь Шуи его масса почти не уменьшилась.
  Закончив трапезу, Цинь Шуи решил спрятать оставшуюся тушу в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита.
  "Должно быть, это судьба! Кто бы мог подумать, что небеса будут так добры ко мне? Случайно найденная подвеска оказалась настоящим сокровищем! Даже ночь с самой очаровательной красавицей не смогла бы сделать меня счастливее!" И хотя Цинь Шуи еще не провел ни одной ночи ни с какой красавицей, он и не торопился. Он знал, что в этом мире сила и мощь обеспечивают неограниченную власть. Если ты достаточно могущественен, то можешь даже заполучить женщину силой. Кто посмеет встать у тебя на пути? Именно это и было нужно Цинь Шуи, абсолютная мощь! Взять хотя бы эту драгоценную подвеску для сравнения. Неизвестно, сколько кармы нужно накопить за все жизни, чтобы получить ее!
  Подумав о своей боевой ране, Цинь Шуи вспомнил о подвеске, что висела у него на шее. "Черт, в следующий раз, что бы я ни нашел - нужно сразу же капнуть на это своей крови. Кто знает, какая еще старая и потрепанная вещь может оказаться сокровищем. Если я что-то потеряю - так тому и быть, после драки кулаками не машут!"
  Солнце уже клонилось к горизонту. Его яркие лучи освещали все вокруг, покрывая горы золотистым светом. Несколько горных вершин под этими лучами выглядели особенно завораживающе и напоминали Золотые Статуи Будды.
  Никогда в своей жизни Цинь Шуи не был так восхищен. Сейчас его состояние можно было назвать "вторым уровнем просветления Будды" - "гора не кажется горой, а река не кажется рекой" [1]. Даже если бы перед ним была куча навоза, она произвела бы на него не меньшее впечатление.
  "Ну хватит. Я должен продолжать культивацию в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита. Время идет со скоростью 100:1, надо же! Нужно использовать его по максимуму!" Цинь Шуи с легкостью перенесся в другое измерение. Теперь, когда он был спокоен, он заметил, что воздух здесь был пропитан мощной духовной энергией, даже сильнее чем во внешнем мире.
  Цинь Шуи уселся, скрестив ноги, вошел в состояние медитации и активировал Древнюю Технику Усиления.
  1-й круг Циркуляции Ци, 2-й круг Циркуляции Ци...
  За последние 5 лет Цинь Шуи усовершенствовал культивацию от 36 кругов циркуляции до 48 кругов. В этот раз, когда он активировал Древнюю Технику Усиления, он без труда достиг 48-го круга. Цинь Шуи был абсолютно спокоен, торопиться было некуда. В конце концов, он только недавно дошел до 48-го круга. Он не хотел слишком спешить, чтобы потом не пострадать от отклонения Ци.
  Время шло, Цинь Шуи медленно продолжал культивацию. Почувствовав усталость, он ненадолго прерывался. Почувствовав жажду - делал глоток воды. Он развивал культивацию с упорством настоящего безумца, попутно совершенствуя Призрачный Шаг, Одинокий Проворный Кулак и искусство скрытого оружия. Также Цинь Шуи полностью изучил все 3 медицинские книги, которые взял с собой. Поскольку время здесь текло со скоростью 100:1, он хотел использовать эту особенность по максимуму.
  Продолжая культивировать в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита, Цинь Шуи вовсе забыл, сколько дней прошло. Он знал лишь то, что запас жареного мяса у него закончился. Теперь он питался только водой и сухими пайками, которые купил у клана Цинь.
  Окончательно устав жевать одни сухие пайки, Цинь Шуи решил выбраться из этого измерения и приготовить еще мяса. На этот раз, после стольких неудачных попыток, Цинь Шуи наконец удалось приготовить что-то съедобное. К тому же, он обнаружил еще один эффект иного измерения. Очевидно, еда в нем могла храниться сколько угодно и не портиться! Ее состояние и вкус никак не изменялись.
  Закончив жарить мясо, Цинь Шуи уже был готов вернуться в иное измерение, как вдруг остановился в изумлении. По какой-то причине он не мог войти в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита!
  "Эээ, почему я не могу войти?" Цинь Шуи не мог в это поверить, и продолжал пытаться... Взглянув на небо, Цинь Шуи понял, что прошло уже примерно 2 часа, и за эти 2 часа он пробовал войти в иное измерение около 1000 раз! Ему ничего не оставалось, кроме как предположить, что в том измерении существовало какое-то ограничение и некие правила для входа.
  Каждые 2 часа, проведенные во внешнем мире, равнялись примерно 16 дням в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита. Когда Цинь Шуи пил из кристального пруда, он заметил маленькую фиолетовую жемчужину прямо между своими бровями! Как только он ее увидел, то тут же понял, что это была своего рода уменьшенная версия подвески, которую он носил на шее.
  Глядя на свое отражение, Цинь Шуи слегка нахмурился. С его тонкими чертами лица, его вполне можно было назвать привлекательным. "Черт, я должен выглядеть более мужественно, иначе меня могут принять за какую-нибудь девчонку. Хотя, если подумать... Если я окажусь в безвыходной ситуации, то с помощью этой милой мордахи я смогу выпросить еду" - Цинь Шуи пытался найти хоть что-то забавное в своем отчаянном положении.
  "Арр, сейчас не время шутить." С тревогой в сердце Цинь Шуи продолжал снова и снова пытаться войти в иное измерение, но безуспешно.
  "Да какого лешего, хватит издеваться надо мной! Черт, если я не смогу войти снова, можно будет просто спрыгнуть с этой горы." Цинь Шуи мог позволить себе потерять над собой контроль и сыпать ругательствами, только когда никто его не видел.
  Солнце уже ушло за горизонт, а Цинь Шуи все пытался попасть в иное измерение. Каждый час он пробовал перенестись в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита снова и снова, пока не наступила полночь.
  Этой ночью было полнолуние, с неба лился серебристый свет, мягко освещающий горы. Жаль, что Цинь Шуи был не в настроении любоваться таким прекрасным пейзажем. Он уже сходил с ума от раздражения, бессознательно ощупывая жемчужину между бровей и вздыхая с облегчением всякий раз, когда находил ее на месте.
  Цинь Шуи продолжал пытаться перенестись в иное измерение, но все было бесполезно. Что бы он ни делал, он не мог унять злость в своем сердце.
  После полуночи Цинь Шуи снова попробовал войти в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита. К своему удивлению, ему удалось это сделать! Он едва не прослезился, когда смог перенестись в иное измерение. Наконец часы беспрерывных попыток дали результат.
  "Выйти!"
  "Войти!"
  "Выйти!"
  "Войти!"
  Наверстывая упущенное за все неудачные попытки, Цинь Шуи продолжал переноситься туда и обратно.
  Спустя несколько дней, Цинь Шуи наконец выяснил, в чем была причина. Максимальный срок, который можно было провести в ином измерении, составлял около 15-16 дней, то есть примерно 2 часа во внешнем мире. Каждую ночь, после окончания периода Цзы [2], цикл восстанавливался, и можно было провести в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита еще 16 дней.
  "Почему это правило не было написано на той каменной статуе? Я так много нервничал понапрасну." Выяснив ограничения этого измерения, Цинь Шуи, наконец, расслабился. За эти несколько дней он произнес столько ругательств, сколько не произносил за всю свою жизнь.
  Следующие несколько дней Цинь Шуи безвылазно провел в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита, пока его не выбросило оттуда силой. Используя разницу в скорости течения времени, Цинь Шуи воспользовался шансом и освежил в памяти 3 медицинские книги, что носил с собой. Совершив трансформацию тела и обнаружив в своем сознании символ Инь-Ян, Цинь Шуи заметил, что его память и восприятие достигли невероятного уровня...
  "Основные Техники Меча", как вовремя я прочитал эту книгу."
  ***
  [1] - 2-й уровень Просветления Будды.
  Существует 3 уровня просветления. 1-й уровень - когда ты молод, ты видишь гору и реку, и для тебя они просто гора и река.
  2-й уровень - когда ты взрослый, ты становишься более скептичным, и все кажется не тем, чем является на самом деле. Гора уже не кажется горой, а река - рекой.
  3-й уровень - когда ты стар, ты становишься мудрым. Гора и река снова становятся просто горой и рекой, но они содержат в себе какой-то глубокий смысл, который ранее был незаметен. Это делает их уникальными и удивительными.
  [2] Период Цзы - время между 11 часами вечера и 1 ночи.
  
  
  
  Глава 32. Основные Техники Меча.
  Дочитав все 3 медицинские книги, Цинь Шуи почти физически ощущал, что извлек из них пользу. Особенно из "Формулы Сочетания Трав" - в этой книге были перечислены и описаны эффекты, которые можно получить путем смешивания различных трав. К примеру, в некоторых случаях, при смешивании двух лечебных трав вполне мог получиться яд. И наоборот, если смешать две ядовитых травы, то эти травы могли уничтожить весь отравляющий эффект друг друга, и с помощью конечного продукта можно было спасти человеку жизнь!
  В основном в "Формуле Сочетания Трав" говорилось о сложных реакциях и взаимодействиях между свойствами трав, такими как тепло, холод, влага, жар, охлаждение. Также книга подробно объясняла все детали, которые необходимо было знать при смешении лекарств.
  После воздействия символа Инь-Ян на память Цинь Шуи, ее можно было с полной уверенностью назвать идеальной. Несмотря на то, что он не мог понять всю эту подробную информацию за такой маленький короткий срок, он все же смог ее запомнить. Каждый раз, когда он в чем-либо нуждался, он просто доставал нужную информацию из глубин памяти, словно перелистывая книгу. (чертоги разума, я выбираю вас :))
  Цинь Шуи знал, что его желание ступить на тропу Алхимика еще было очень далеко от осуществления. Это ведь совсем не та Алхимия, что во всяких MMO RPG, когда можно просто бросить травы в котел, и лекарство приготовится само собой. Как можно так упрощать всю суть Алхимии? Не говоря уже о том, что на 9 континентах этого мира Алхимия была профессией с самыми высокими требованиями и самыми тяжелыми условиями!
  Для совершения одного шага требовалось столько усилий, что хватило бы на сотню, даже на тысячу других шагов - вот где нужно была непреклонное упорство! Этим качеством Цинь Шуи обладал в полной мере, а обнаруженное им иное измерение только придало уверенности.
  Цинь Шуи мог находиться в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита лишь по 2 часа в день - естественные ограничения этого измерения в конце концов выталкивали его во внешний мир. Это значило, что один день его жизни можно было сравнить с 15 днями для остальных! Цинь Шуи не был дураком, он очень ценил эту временную особенность иного измерения и использовал любую возможность усовершенствовать культивацию.
  Обычно Цинь Шуи специально выбирал время между 9 и 11 часами вечера, чтобы перенестись в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита. Таким образом, после периода Цзы (11 вечера - 1 ночи) ограничения сбрасывались и он снова мог войти туда. Днем Цинь Шуи путешествовал или сражался со зверями, которым не посчастливилось встать у него на пути. Однако, после схватки со зверем 3-го уровня Пустоши, Белоголовым Черным Нефритовым Кондором, он больше не встречал таких опасных противников.
  Солнце нещадно обжигало тело Цинь Шуи, пот с него буквально бежал ручьями. В этот момент, когда каждая мускула на теле выделялась, он походил на грациозного леопарда.
  С тех пор, как Цинь Шуи обнаружил Область Бессмертных Фиолетового Нефрита, тревожное выражение почти исчезло с его лица. Теперь он выглядел более расслаблено и беззаботно.
  "Черт, с такой внешностью, в предыдущем мире я был бы первоклассным жиголо. Танцевал бы с мерзкими богатыми бабами, а потом отбирал бы их деньги. Но здесь, в Мире Девяти Континентов, внешность не имеет никакого значения! Мне нужна только власть!" Каждый раз, когда Цинь Шуи видел в отражении свое прекрасное лицо, он невольно начинал злиться.
  В чертах лица Цинь Шуи не было никакого намека на женственность. То ли от природы, то ли по его собственному желанию, на его лице всегда было выражение прохладного безразличия, а глаза блестели притягательной силой. Фиолетовая жемчужина между бровей дополняла и оживляла этот портрет.
  И хотя Цинь Шуи постоянно взлохмачивал свои волосы, он все еще выглядел привлекательно. Кроме того, он был в прекрасной физической форме. Глядя на него, люди могли лишь восхищаться его внешностью.
  Цинь Шуи знал - до тех пор, пока ему по пути встречаются источники воды, буду встречаться и звери. Так что не было нужды беспокоиться о запасах еды. После бесчисленных экспериментов с жаркой мяса, его навыки достигли невероятно высокого уровня. И вкус, и запах, и цвет приготовленного им мяса были превосходными.
  Проведя весь день в пути, Цинь Шуи перенесся в иное измерение, чтобы отдохнуть, а затем начал совершенствовать культивацию. Ее текущий уровень позволял достичь 48 кругов циркуляции Ци. Он точно помнил, что для первого небесного уровня Древней Техники Усиления требовалось 12 кругов циркуляции Ци, а для второго небесного уровня - 24 круга циркуляции. Теперь, на третьем небесном уровне, нужно было создать 48 кругов циркуляции Ци... Может быть, следуя этой схеме, для прорыва на следующий небесный уровень необходимо достичь 96 кругов?
  Размышляя об этом, Цинь Шуи не мог не вспомнить случай, когда он прорвался с 12 кругов циркуляции на 13 и с 24 кругов на 25.
  Что же это за препятствие?
  Цинь Шуи усмехнулся. Он знал, что по пути культивации не так уж просто продвинуться. Даже если он пробьется на 49-й круг циркуляции, после этого ему нужно будет достичь 96 кругов, потом 192, потом 384...
  Не удивительно, что после доведения Древней Техники Усиления до высшей точки тело культиватора становилось подобным Богу или Демону. С каждым кругом циркуляции сила практикующего увеличивалась. Только благодаря физической мощи своего тела, культиватор уже обладал невероятной силой!
  Каждый раз, когда Цинь Шуи встречал какую-то преграду на пути развития, он начинал циркулировать энергию Ци, пытаясь совершить прорыв. Некая ответная реакция действительно существовала. За последние 5 лет, каждый прорыв на следующий круг для Цинь Шуи был подобен выстрелу пробки из бутылки. И хотя эта бутылка была не такой уж большой, боль все же была мучительной.
  В Древней Технике Усиления существовали две основных преграды. Первая - при переходе и 3-го на 4-й уровень, то есть с низшего яруса на средний. Вторая - при прорыве с 6-го уровня на 7-й, с среднего яруса на высший.
  Циркулируя энергию Ци, Цинь Шуи снова и снова пытался достичь 49-го круга, но без толку. Преграда была подобна огромной горе, и сколько он ни пытался, не мог продвинуться ни на шаг. Стиснув зубы, Цинь Шуи пытался пересилить боль. В этом и заключалась основная суть Древней Техники Усиления - использовать боль от сопротивления, чтобы укрепить тело!
  Цинь Шуи вздохнул и решил сделать перерыв. Казалось, что совершить прорыв через главную преграду, на 4-й небесный уровень Древней Техники Усиления, будет довольно просто.
  Во время перерыва Цинь Шуи решил до конца понять содержание 3-х книг, которые носил с собой. Его взгляд упал на "Основные Техники Меча". Он еще не начинал читать эту книгу, но знал, что она будет очень сложной. В конце концов, как гласило название, в этой книге были изложены самые основы любого искусства фехтования в Мире Девяти Континентов. Любой, кто владел мечом, наверняка прочитал эту книгу!
  Цинь Шуи подозрительно прищурился. Откуда такая заурядная книга взялась в Библиотеке Клана Цинь?
  "Неважно. Нужно хотя бы взглянуть на нее. Каждый в Мире Девяти Континентов знает, что в этой книге изложены самые низшие техники владения мечом. Кроме того, что эти техники низкого уровня, они такие слабые, что их едва ли можно было отнести даже к такому уровню. Однако, основы владения мечом строились именно на этих техниках! Поэтому, лишь освоив их, можно было перейти на более продвинутый уровень искусства владения мечом.
  Открыв "Основные Техники Меча" на первой странице, Цинь Шуи увидел название книги и подзаголовок, из которого было ясно, что это только первый том: "Основные Техники Меча (Начинающий уровень)". Возможно, существуют еще средний и продвинутый уровни?
  Игнорировав эту мысль, Цинь Шуи продолжил читать: "Знакомство с Мечом".
  Меч принято считать самым основным среди мириадов других видов оружия. Меч несет в себе великодушие, он всегда окутан аурой героизма! Его даже можно назвать Богом среди оружия, ему свойственна некая элегантность. Из чего же состоит Меч? Из следующих составляющих: Клинок, Острие, Лезвие, Сердцевина, Плечо, Ребро, Гарда, Рукоять и наконец Ножны.
  После введения следовало описание различных стоек с мечом и способов атаки. Основные способы атаки включают в себя: Захват, Замедление, Постановка, Переход, Укол, Рассечение, Разрубание. Во время практики меч должен следовать движениям тела. Используя меч в качестве оружия, следует сохранять единство Меча, Духа и энергии Ци.
  Глядя на этот элементарный материал, который был знаком любому Боевому Воину, Цинь Шуи невольно задавался вопросом: "Неужели миллионы воителей, использующих мечи, могут сохранять упомянутое здесь единство?" В конце концов, чем проще вещь, тем более сложная основа в ней заложена. Весь базовый материал был составлен из знаний миллионов воинов.
  Путь Меча включает в себя 3 составляющих - Скорость, Точность и Решительность. Эти 3 слова являются своего рода мантрой, дополняющей каждую основную атаку меча. Доведя атаку до совершенства, можно убить противника с одного удара!
  В Пути Меча особу важность также имели координация движений, постановка, способ передвижения и форма. (какая форма? -.-)
  Когда владелец меча развивал культивацию до высшей точки, он мог использовать любую часть меча в качестве оружия! Достигнув однажды объединения тела с оружием, даже безоружный воин сам становился подобен острому обнаженному мечу.
  
  
  
  Глава 33. 10 лет для ковки хорошего Меча.
  Цинь Шуи продолжал читать, и воображение его разыгрывалось все сильнее и сильнее. Он мечтал о том дне, когда наконец сможет достигнуть легендарной области Единения Человека и Меча, а также Единения Человека с Небесами. Он тут же встряхнул головой: "Путешествие длиной в тысячи миль начинается с единственного шага. Нужно прекратить витать в облаках и начать действовать. В конце концов, у меня нет никакого опыта владения мечом. Я едва справился с упражнениями вроде Кулака Тай-Чи и фехтования Тай-Чи. Это были лишь стойки, в которых практически не было смысла.
  Помимо основных способов атак - Захвата, Замедления, Постановки, Перехода, Укола, Рассечения и Разрубания - в книге подробно описывалось, какая затрата силы была необходима для каждого удара, а также говорилось о позиции меча, постановке тела и правильном дыхании. Были в этой книге и изображения людей, выполняющих различные атаки мечом.
  Чем больше Цинь Шуи читал, тем больше был озадачен. "Как приемы из "Основных Техник Меча" могут быть такими сложными? Если они действительно так сложны, что же думать о продвинутом уровне владения мечом? Как я смогу тренироваться, если не понимаю даже базовые техники?"
  Каждый раз, когда Цинь Шуи видел иллюстрацию, он сравнивал ее с тем, что было описано в книге и практиковал прием. Используя пальцы вместо меча, в одной руке он держал книгу, а второй практиковал атаку. Раз за разом, пытаясь достичь совершенства.
  Время за этими тренировками текло незаметно. Он не знал, сколько точно времени прошло, так как в ином измерении не было смены дня и ночи. Цинь Шуи, словно безумец, практиковался до тех пор, пока в энергии Ци не начинались отклонения. Он рассчитывал постигнуть всю суть владения мечом за время своего путешествия.
  "Я смогу совершенствоваться, лишь выкладываясь по полной. Даже если я буду близок к отклонению Ци, я должен это сделать!" - Цинь Шуи был полон решимости.
  Решимости и упорства Цинь Шуи было не занимать. Он прекрасно понимал, что был подобен металлу. Металл должен вытерпеть удары кузнечного молота, чтобы затем переродиться в огне и стать хорошим мечом. Кроме того, символ Инь-Ян в его сознании укреплял его дух и разум, что обеспечивало высокий уровень восприятия. Все это вместе с твердым характером Цинь Шуи и эффектами иного измерения объединялось в такую гремучую смесь, для которой не было ничего невозможного!
  По сравнению с 3-мя остальными медицинскими книгами, том "Основные Техники Меча" был довольно тонким. К тому же, в нем описывались все основные позиции с мечом. Запомнить их было намного легче, чем "Формулу Сочетания Трав" или "Континентальные Медицинские Хроники".
  На последней странице книги было сказано, что сущность меча можно описать с помощью четырех основных понятий - "Применение знаний", "Все сложное в простом", "Скорость есть непобедимость", "Назад к природе".
  Цинь Шуи понимал все эти сущности, кроме последней - "Назад к природе". Он имел лишь размытое представление о том, что понималось под этой фразой, но не знал ничего конкретного.
  Первое понятие, "Применение знаний", гласило о том, что следует выбирать подходящие обстоятельства, правильное место и время для каждого способа атаки. Иными словами, совершать правильные действия в подходящее время.
  Сущность второго понятия, "Все сложное в простом", состояла в том, что не следует стремиться к абсолютному превосходству формы. Наибольшее значение имеет не форма, а цель. Красивое владение мечом - это прекрасно, но оно не идет ни в какое сравнение с истинной мощью. Фактически, чем сложнее техника владения мечом, нем проще она будет выглядеть на деле. Из этого понятия следовало, что техники воинов, постигнувших Дао владения мечом, могут выглядеть даже неуклюжими.
  Третье понятие, "Скорость есть непобедимость", подразумевало, что для всех боевых искусств, существующих в этом мире, справедлива одна и та же философия. Как только ты достигнешь подходящей скорости, ты сможешь победить любого, стать непобедимым. Жаль, что это было лишь в теории. В конце концов, у кого хватит смелости назвать себя самым быстрым в мире?
  Последнее понятие, "Назад к природе", Цинь Шуи едва ли мог понять. Он не осознавал, к какой области относится эта фраза. "Может, это из легендарной области...? Постигнув мастерство владения мечом, ты сможешь вложить суть меча во все на свете. То есть, все что угодно можно было использовать как меч! (Что :-\)
  Суть меча! Цинь Шуи погрузился в раздумья, и мысли его устремились куда-то далеко.
  Закончив читать книгу, Цинь Шуи закрыл глаза и приступил к медитации. Он хотел успокоить свои мысли и сердце, чтобы суметь понять все детали, описанные в книге.
  Прошло немало времени, прежде чем Цинь Шуи снова открыл глаза. Вот что действительно представляли собой основы владения мечом! Неважно, насколько сложной была та или иная техника, неважно, в какой области находился воитель, крупица "Основных Техник Меча" всегда будет существовать внутри него!
  "Если это действительно так, может ли такое быть, что развив "Основные Техники Меча" до высшей точки, я постигну и мощь продвинутого уровня?" - подумал Цинь Шуи.
  Запас мяса гигантского кондора и сухие пайки уже давно закончились, и Цинь Шуи ничего не оставалось делать, кроме как охотиться. Когда он покинул иное измерение, уже светало. И хотя за 1 день во внешнем мире Цинь Шуи мог провести в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита примерно 15 дней, он разделял время пребывания там на 3 части. Всю последнюю часть этого времени он оставался в ином измерении, пока оно само не выталкивало его во внешний мир.
  Прошло уже около месяца, и за это время Цинь Шуи узнал массу нового. Он также проводил время на природе, созерцая всю красоту 5-ти стихий и пытаясь постигнуть суть небес.
  Состояние сердца человека также играло важную роль. Тот, кто обладал большим сердцем, действительно мог вместить в себя больше. Человека же с мелкой душой можно было сравнить с лягушкой, живущей в колодце, которая никогда не сможет вообразить или оценить всю красоту огромного мира.
  Цинь Шуи удалось загнать дикого кабана. Он избавился от щетины, распорол живот кабана, удалил внутренние органы и кровь, а затем начисто вымыл тушу. Даже голова не осталась без внимания.
  "О, какая неосмотрительность!" - самокритично рассмеялся Цинь Шуи.
  К счастью, этот дикий кабан был довольно жилистым, в нем не было лишнего жира. Последнее время Цинь Шуи питался именно мясом диких кабанов. Особенно он пристрастился к свиным ножкам. За такое лакомство он был готов умереть. Чтобы порадовать свой желудок, Цинь Шуи пустил без малого целое стадо кабанов на свои кулинарные эксперименты.
  В настоящий момент Цинь Шуи чувствовал, что его кулинарные навыки были развиты выше среднего. Приготовленная им еда была невероятно вкусной, даже по сравнению с лучшими блюдами из ресторанов и таверн.
  Пообедав, Цинь Шуи спрятал 3 оставшиеся ножки в ином измерении, а затем подошел к костру и подобрал с земли палку длиной в 3 фута и 3 дюйма.
  Войдя в Область Бессмертных Фиолетового Нефрита, Цинь Шуи провел довольно много времени, практикуя основные атаки мечом - Захват, Замедление, Постановка, Переход, Укол, Рассечение и Разрубание. Теперь он орудовал бутафорским деревянным посохом, словно мечом, и этот посох практически оживал в его руках, доводя каждую атаку до совершенства. Цинь Шуи уже мог атаковать обеими руками с большой скоростью, благодаря практике Одинокого Проворного Кулака. Без этого приема ему пришлось бы очень долго развивать такую проворность.
  Все это было благодаря внезапному просветлению, случившемуся ранее. Все навыки, полученные Цинь Шуи за время тренировок, словно были сконцентрированы его собственными руками. Поэтому, во время практики Цинь Шуи удавалось достичь двойных результатов, потратив при этом гораздо меньше сил, и он продвигался вперед с огромной скоростью.
  Как говорится, "Нужно 10 лет, чтобы усовершенствовать навыки фехтования, и 100 лет, чтобы подчинить себе меч!"
  Искусство владения мечом было невероятно трудным. Глубоко в душе Цинь Шуи знал, что если он хочет преуспеть в этом искусстве, он должен потратить на это огромное количество времени и сил. В любом случае, Цинь Шуи не беспокоился. Как-никак, он был правителем Области Бессмертных Фиолетового Нефрита.
  Меч следует движениям тела, тело ведет меч, воитель должен суметь достигнуть единения тела с мечом, тела с Ци и Ци с Духом. Хотя Цинь Шуи еще был новичком в этом деле, он уже ясно понимал некоторые его законы.
  Он понимал, что использование Ци для контроля меча, правильного дыхания и техники боя должно сочетаться со способом движения и формой. Однако, Цинь Шуи не имел ни малейшего понятия, как можно объединить Ци и Дух.
  Но сейчас ему и не нужно было полностью понимать все это. В настоящий момент он должен был освоить три мантры, дополняющие технику владения мечом - Скорость, Точность и Решительность. Особенно Скорость.
  В настоящий момент, Цинь Шуи в одиночку уже мог справиться с 10 противниками. И если ему удастся овладеть мантрой скорости, он будет подобен тигру, который смог отрастить крылья!
  Для постижения сути Скорости Цинь Шуи неустанно практиковал различные формы атак под разными углами. Таким образом, он решил практиковать самые элементарные формы движений с мечом. Выхватывание меча из ножен, возвращение обратно в ножны, Иайдо. Что Цинь Шуи действительно хотел усовершенствовать в настоящий момент, так это технику Иайдо, так как эта техника по большей части основывалась на Скорости. Достав меч из ножен, ты тут же должен убивать. Скорость должна ошеломлять противников, не оставляя им ни единого шанса защититься!
  
  
  
  Глава 34. Иайдо.
  Цинь Шуи начал старательно практиковать искусство Иайдо. Он пытался представить себе самое незамысловатое движение с мечом, и в его воображении проносились нечеткие тени.
  Когда Цинь Шуи уставал, он делал небольшой перерыв, напивался воды из пруда, ел мясо убитых им зверей и даже читал книги. Несколько раз Цинь Шуи даже подумывал о том, чтобы съесть Плод Повышения Энергии. Но всякий раз, когда он видел эти блестящие красные плоды, он тут же отказывался от этой идеи. Он отказывался не потому, что боялся отравиться. На самом деле, он и сам не знал, почему.
  "Зачем так спешить? Время есть всегда, так что я попробую эти плоды чуть позже." Отбросив эту идею, Цинь Шуи снова начал читать "Континентальные Медицинские Хроники", "Энциклопедию 10.000 Трав" и "Формулу Сочетания Трав". Он перечитывал их уже второй раз, стоит ли говорить, что он запомнил все содержание этих книг! Однако, несмотря на это, Цинь Шуи собирался прекратить читать их лишь тогда, когда он сможет сформировать собственное мнение на основании теорий, изложенных в этих книгах! Только тогда он сможет пересмотреть старые знания и получить новые. Только тогда он сможет быть наставником!
  Конечно же, он не забросил "Основные Техники Меча". Напротив, сейчас он прежде всего был сфокусирован на тренировке этих техник. Если бы жители Мира 9-ти Континентов знали, насколько Цинь Шуи был одержим и как много времени он проводил, совершенствуя простейшие приемы с мечом, они наверняка назвали бы его сумасшедшим.
  Ко всему прочему, Цинь Шуи практиковал технику Иайдо. Должно быть, он уже выполнил ее миллионы раз. Он был твердо уверен в том, что практика - главный фактор успеха, и выполняя простейшие движения снова и снова, он превращал эти движения в нечто совершенно удивительное!
  Именно этого и хотел Цинь Шуи - превратить что-то заурядное в что-то невероятное. Поскольку в "Основных Техниках Меча" были изложены самые азы владения мечом, фундамент знаний становился все крепче, пока продолжались упорные тренировки. В дальнейшем с такими знаниями можно было достичь невероятно высокого уровня владения мечом!
  Прошел еще месяц. В Области Бессмертных Фиолетового Нефрита Цинь Шуи практиковал технику Иайдо уже целых 3 года... Можно сказать, что во всем мире только Цинь Шуи мыслил таким образом. Только обладая немалой решимостью, можно было проводить столько времени за подобной практикой.
  Время от времени, он практиковал приемы выхватывания меча и его возвращения в ножны. Цинь Шуи уже сбился со счета, сколько деревянных шестов он сломал за это время. По началу эти шесты были всего лишь в палец толщиной. Однако, совершенствуя свои навыки, он заменял шесты все более и более толстыми. Сейчас шест был толщиной с запястье.
  Каждый раз, когда Цинь Шуи практиковал технику Иайдо, ему было тяжело держать деревянный шест из-за силы трения. Ему пришлось испробовать не один шест, прежде чем он отыскал редкое Железное дерево Скририус и сделал из него меч. Железное дерево Скририус было известно своей жесткостью. Цинь Шуи видел у семьи Цинь мебель, сделанную из этого дерева, и потому смог узнать его и сейчас.
  Однако, Цинь Шуи не знал, что помимо мебели, из Железного дерева Скририус изготавливали немало различного оружия.
  Обнаружив это дерево, Цинь Шуи решил начать практиковать что-нибудь новое, кроме самых простых движений. Он забрался на вершину горы и стал осматривать окрестности в поисках подходящей площадки для тренировок. Уже стоял август. Стало прохладно, но Цинь Шуи не боялся холода, несмотря на то, что носил совсем легкую одежду. Его телосложение не позволило бы ему замерзнуть, даже если бы он был наполовину раздет.
  Цинь Шуи беззаботно устремился вниз, пытаясь найти подходящее место. Он прошел мимо холма, на котором росло гигантское дерево. Оно было таким огромным, что понадобилась бы целая толпа людей, чтобы обхватить его. Дул приятный ветерок, и желтеющие листья уже кружились в воздухе, сорвавшись с ветвей.
  Цинь Шуи бессознательно применил технику Иайдо и пронзил лист мечом, который он смастерил из Железного дерева Скририус. Затем он пронзил второй лист, третий... Но многие листья все же смогли достигнуть земли.
  Меч из Железного дерева Скририус выглядел простым и грубоватым, но его твердость не подвергалась сомнению. Раньше Цинь Шуи приходилось использовать для практики обычные деревянные шесты... В конце концов, шест - это всего лишь шест, и он неспособен передать всю суть владения мечом. Поэтому Цинь Шуи использовал свою невероятную силу и придал шесту форму меча.
  Цинь Шуи тут же остановился и выбросил вперед левый кулак, ударив по стволу гигантского дерева. От удара с дерева посыпался целый ворох листьев. Цинь Шуи тут же выхватил меч и замахнулся на эти листья.
  Помимо техники владения мечом, в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита Цинь Шуи практиковал и Призрачный Шаг. И теперь, используя этот мистический прием, он чувствовал себя словно рыба в воде, стремительно перемещаясь среди падающих листьев и нанося удары под разными углами.
  И хотя эта техника казалась очень простой, на самом деле она была глубоко продуманной. Неважно, под каким углом Цинь Шуи атаковал, он мог нанести целый град ударов с невероятной скоростью!
  Цинь Шуи провел много времени, атакуя падающие листья, и лишь когда бедное дерево осталось совсем голым, он отправился на поиски других гигантских деревьев. (Живодер :D)
  В самый разгар поисков он столкнулся с большой птицей, которая попыталась напасть на него из засады. Конечно, она была не такой огромной и устрашающей, как Белоголовый Черный Нефритовый Кондор, и с помощью техники Иайдо Цинь Шуи удалось попасть в голову птицы с одного удара. Однако, несмотря на тяжелое ранение, птица умудрилась улететь. Меч был довольно коротким, и им невозможно было задеть мозг птицы при атаке.
  Цинь Шуи вздохнул. Если бы меч был длиннее, он бы наверняка смог убить эту птицу. Сейчас атака его меча была больше похожа на комариный укус. Неважно, насколько яростным может быть этот укус, он не способен убить!
  Особенно Цинь Шуи беспокоился о том, что будет затруднительно убить огромного зверя одним ударом такого меча в голову. Однако, при схватке с человеком у него не возникло бы никаких проблем.
  Время шло, и благодаря Цинь Шуи все деревья в округе опали гораздо быстрее. Он понял, что пришла пора возвращаться к семье Цинь.
  Цинь Шуи покинул дом почти полгода назад. Уже скоро наступит ноябрь. За эти полгода, каждый листок в окрестностях стал мишенью для практики владения мечом.
  "Мне хватит одного месяца, чтобы добраться до Деревни Цинь!" - воскликнул Цинь Шуи.
  Решение покинуть Деревню Цинь было правильным, оно позволило Цинь Шуи извлечь для себя много пользы. Самой ценной наградой для него было не мастерство в технике Иайдо, а Область Бессмертных Фиолетового Нефрита. После месяцев напряженных тренировок, Цинь Шуи смог достичь невероятно высокого уровня владения мечом. Если присмотреться, можно было увидеть в каждом из тысяч опавших листьев небольшое отверстие, пробитое мечом. Цинь Шуи мечтал, что когда-нибудь с помощью техники Иайдо он сможет нанизать все листья на меч, не дав им упасть на землю.
  Вот какой области достигло мастерство владения мечом Цинь Шуи. В целом, время, потраченное им на практику, можно было приравнять к 10 годам! Как говориться, "10 лет, чтобы усовершенствовать навыки фехтования". Ровно 10 лет ему понадобилось, чтобы достичь мастерства в единственной технике.
  Кроме 2-х часов в день, уходивших на культивацию в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита, все остальное время Цинь Шуи тратил на путешествие. Глядя на величественные горы, окружавшие его, Цинь Шуи ощущал, насколько ничтожны на самом деле люди. Ему не терпелось вернуться домой, и потому он направился в сторону Деревни Цинь.
  Его Древняя Техника Усиления все еще находилась на стадии 48 кругов циркуляции. Что бы он не делал, ему не удавалось совершить прорыв. Но несмотря на неудачи, Цинь Шуи был очень взволнован. Он верил, что как только ему удастся прорваться на 49 круг циркуляции - он сможет достигнуть 4-го небесного уровня Древней Техники Усиления.
  Наступила ночь. Закончив свою культивацию в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита, Цинь Шуи беспомощно вздохнул. Эта преграда была подобна огромной горе, преграждавшей его путь, и он никак не мог сдвинуться с места... Не было никаких шансов прорваться на следующий уровень!
  В этот момент он склонил голову и взглянул вверх, на 10 блестящих кроваво-красных плодов, свисавших с ветвей Дерева Повышения Энергии.
  "Возможно, пришло время испробовать Плоды Накопления Энергии?"
  
  
  
  Глава 35. Плоды Повышения Энергии.
  Цинь Шуи взглянул на 10 блестящих кроваво-красных Плодов Повышения Энергии. Мысль о том, что они увеличат его силу на 500 джин, грела душу. Жаль, что человек мог съесть только 2 плода, есть больше будет просто бессмысленно. Если бы эффект мог суммироваться бесчисленное количество раз, он бы использовал эту возможность по максимуму и повышал бы свою силу на 5.000 джин каждый год.
  Сейчас Цинь Шуи обладал силой в 15.000 джин, и он не был слишком воодушевлен эффектом Плодов Повышения Энергии. Всего лишь 500 джин? Не так уж много, чтобы прийти в восторг. Однако, каким бы маленьким ни было повышение силы, все же это был хоть какой-то бонус. К тому же, он все еще не мог совершить прорыв на 4-й небесный уровень Древней Техники Усиления. И хотя шанс был довольно маленький, Цинь Шуи все же надеялся, что сможет прорваться с помощью Плодов Повышения Энергии.
  Тщательно все обдумав, Цинь Шуи приблизился к могучему Дереву Повышения Энергии и смерил взглядом 10 блестящих плодов. Их приятный аромат окутал его, и наконец он протянул руку и попытался сорвать с ветки один из плодов.
  "Эй! Так ведь не должно быть? Я не могу его сорвать!" Цинь Шуи уже сталкивался с таким раньше. Когда он пытался сорвать плод, он применил лишь несколько дюжин джин, но так и не смог сорвать его! Мало того, Дерево Повышения Энергии даже не пошевельнулось, когда Цинь Шуи использовал свою силу.
  "Прекрасно! Замечательно!" - удивленно воскликнул Цинь Шуи. Он попробовал применить больше силы, примерно несколько сотен джин, но сорвать плод все равно не удалось!
  "Черт!" Теряя терпение, Цинь Шуи применил еще больше силы, и наконец смог сорвать Плод Повышения Энергии. Для этого ему понадобилось около 500 джин.
  Цинь Шуи задумался. Эти плоды повышают силу на 500 джин, и чтобы сорвать их - также нужно 500 джин. Первый раз ему в голову пришла такая удивительная мысль. Впрочем, он не был удивлен - в Мире Девяти Континентов встречались и более странные вещи. Та же Область Бессмертных Фиолетового Нефрита была куда более удивительной. Цинь Шуи встряхнул головой, отбрасывая эти мысли. С тех пор, как он стал осваивать Древнюю Технику Усиления, его способность воспринимать всякие странности неплохо развилась.
  Обычный человек никогда бы не смог сорвать эти плоды...
  Размером они были примерно с ладонь Цинь Шуи и испускали легкие волны тепла. Если сжать этот плод крепче, можно было ощутить обжигающий жар. Глядя на блестящий плод, Цинь Шуи откусил небольшой кусочек на пробу.
  Плод был немного жестким и хрустящим, но очень приятным на вкус, и испускал притягательный аромат. Но самым странным было то, что этот плод не имел семян. Цинь Шуи очень скоро съел его целиком, после чего почувствовал волны энергии Ци, текущие через точку Даньтянь по всем его энергетическим каналам и меридианам и наполняющие все дело безграничной силой.
  Цинь Шуи активировал Древнюю Технику Усиления, и все его тело постепенно приобрело красноватый оттенок. По сравнению с остальными его попытками активировать Технику, эта была довольно слабой, но при этом он спокойно довел циркуляцию Ци до 48 кругов. В этот момент Цинь Шуи открыл глаза, но вместо его обычного уверенного выражения лица, в этот раз в глазах читалось замешательство.
  Хотя ему и не удалось совершить прорыв, его волновало совсем не это. Он был очень озадачен тем, что вместо 500 джин Плод Повышения Энергии увеличил его силу на все 2.000 джин! Кроме того, помимо повышения силы, этот плод еще и укрепил кости и жилы! К сожалению, Цинь Шуи уже прошел 2 круга очищения, и из-за этого эффект Плодов Повышения Энергии был незаметен. И все же, он был поражен... Обычный человек принял бы эти плоды за божественный дар!
  "Я думал, в описании было сказано, что эти плоды увеличивают силу на 500 джин..." Цинь Шуи размышлял об этом полдня, но так и не пришел ни к какому выводу. В любом случае, он при этом ничего не потерял. В конце концов, больше - лучше, верно?
  Поскольку употребить можно было лишь 2 плода, Цинь Шуи не стал терять времени и тут же съел второй плод. В этот раз он не стал долго наслаждаться вкусом и сразу же проглотил его. "Черт!" - выругался Цинь Шуи. В этот раз он получил лишь 500 джин силы!
  Пытаясь понять, в чем подвох, Цинь Шуи перебирал в голове причины. Может быть, такой большой бонус к силе дается только после первого плода? Или его тело просто какое-то особенное? А может, это из-за того, что он является правителем Области Бессмертных Фиолетового Нефрита...
  Проглотив оба Плода Повышения Энергии, Цинь Шуи увеличил свою силу на 2.500 джин, то есть, примерно на 20% его изначальной силы. В конце концов, Древняя Техника Усиления бросает вызов самим небесам, укрепляя тело культиватора. То есть, по большей части она сфокусирована на физической силе и способах защиты.
  На ветвях дерева осталось еще 8 блестящих Плодов Повышения Энергии. Цинь Шуи сорвал их и завернул в одежду, решив подарить 2 плода Цинь Юи и 2 плода Цинь Луо, когда он вернется в Деревню Цинь. Как распределить остальные плоды, он еще не знал. В любом случае, спустя год во внешнем мире, в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита пройдет уже целых 100 лет, и он сможет получить еще 10 Плодов Повышения Энергии.
  За это время Цинь Шуи выяснил, что запас кристально чистой воды в пруду иного измерения автоматически пополняется до изначального уровня после каждого "сброса". Цинь Шуи был невероятно рад этому открытию, так как он знал, что эта вода обладала магическими свойствами. Он посмотрел под ноги, на слегка фиолетовую землю, и задумался: "Стоит ли посадить здесь что-нибудь? Если я этого не сделаю, это будет пустая трата плодородной почвы, но что я могу посадить? Ааа, знаю, лекарственные травы!"
  Цинь Шуи уже немало знал о Траволечении и Медицине Дан. Именно поэтому он хотел посадить лекарственные травы в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита. Если удача улыбнется ему, он сможет вырастить ценные и дорогие травы. Однако, сейчас у него не было семян даже самых обыкновенных дешевых трав.
  Взяв в руку тяжелый деревянный меч, он подумал, что тот выглядит незакончено, и решил вырезать на нем 3 слова.
  Даже выбежав на дорогу, чтобы вернуться в Деревню Цинь как можно скорее, Цинь Шуи продолжал практиковать технику Иайдо. Он где-то прочитал высказывание, что воин должен достичь того момента, когда меч ни на миг не будет покидать его руку. Именно к этому моменту Цинь Шуи и стремился.
  "Скоро я буду дома, год уже почти заканчивается. Нужно не забыть отпраздновать мое совершеннолетие. В следующем году я уже буду считаться взрослым и смогу жениться на какой-нибудь красавице, завести много детей и продолжать самостоятельно сражаться в Мире Девяти Континентов."
  Семью Цинь можно было назвать Семьей Культиваторов, и поэтому члены этой семьи выходили замуж и женились позже других. Например, старший внук, Цинь Цзы, все еще не был женат. Так случалось, потому что после свадьбы супруги могли забыть о своей культивации и начать слишком наслаждаться семейной жизнью.
  Неудивительно, что те, кто не обладал особым талантом культивации, раньше всех могли создать семью и завести детей. После этого они могли помочь семье Цинь в ведении различных дел.
  В глазах семьи Цинь, Цинь Шуи был именно тем, кто мог создать свою семью раньше остальных. В конце концов, для них он был просто мусором. От него не было бы особого толку, даже если бы он решил продолжать путь культивации.
  Цинь Шуи размышлял о Мире Девяти Континентов, особенно о том месте, где он сейчас жил. Большинство семей позволило бы своим детям жениться и выходить замуж примерно в 16-18 лет, а в 20 лет они были бы уже староватыми для этого!
  Сам Цинь Шуи не был уверен, как он относится к раннему браку. Он знал, что в предыдущем мире молодой человек мог жениться только в 22 года, а девушка могла выходить замуж с 20 лет. Однако, если принять во внимание его реальный возраст, то в этом году ему уже будет за 30. Он надеялся, что сможет найти красавицу, которая станет его постоянной любовницей.
  Как только Цинь Шуи подумал о девушках, в мыслях сразу же возникла Ши Цинь Жуань. Он мог лишь беспомощно вздохнуть, так как Ши Цинь Жуань была самой прекрасной девушкой из всех, что он видел. К тому же, она не являлась его родственницей. Но у нее уже был жених - этот заносчивый осел, Ситу Бу Фан. Да и все красавицы из соседних регионов либо уже были помолвлены, либо были малолетними девчонками.
  Тащить в постель чужих жен Цинь Шуи не собирался. Малолетками он тоже не интересовался. Его привлекали лишь те женщины, которые были старше него. Ши Цинь Жуань идеально отвечала этому требованию...
  
  
  
  Глава 36. Возвращение к семье Цинь.
  Год уже заканчивался, и Цинь Шуи наконец добрался до вершин западных гор, недалеко от Деревни Цинь. День клонился к закату, и небо окрасилось в красновато-желтый цвет. Вглядевшись в даль - туда, где виднелся вход в Поместье Цинь - Цинь Шуи увидел незабываемый силуэт. Эта грация и это очарование словно отпечатались в его сердце, навсегда оставшись в памяти.
  Это был силуэт Цинь Юи. Как только Цинь Шуи увидел ее, в сердце тут же возникло неописуемое чувство теплоты. Он неосознанно ускорял шаг, пока не достиг невероятной скорости.
  "Мама!" В эту секунду Цинь Шуи почувствовал себя настолько счастливым, что слезы невольно потекли по щекам. Он вспомнил все, что пережил за эти полгода, вспомнил, как чуть не погиб. Но он все же выжил, и наконец-то вернулся домой, к матери.
  Услышав знакомый голос, Цинь Юи вздрогнула. Обернувшись, она увидела несущегося к ней Цинь Шуи и крепко обняла его.
  "Ах, малыш, почему ты плачешь? Дай-ка я взгляну на тебя. Хмм, волосы у тебя отросли, ты повзрослел, даже стал выше!" Цинь Юи ласково провела рукой по его лбу, пытаясь пригладить растрепанные волосы.
  "Ой, Шуи-эр, что случилось? Откуда у тебя на лбу эта фиолетовая точка? Выглядит довольно странно, но тебе даже идет." Цинь Юи дотронулась до фиолетовой жемчужины на лбу Цинь Шуи.
  "Эээ, да так... ничего, я и сам не знаю, что случилось. Может, какое-то странное насекомое укусило. Как-никак, я целых полгода путешествовал!" - Цинь Шуи быстро выдумал оправдание. К счастью, за последние 2 месяца фиолетовая жемчужина немного потускнела и уже не так сильно привлекала внимание.
  "Дорогая матушка, почему ты здесь? Разве тебе не нужно посетить Город Сотни Миль перед новым годом?"
  "Хаха, кто бы мог подумать, что все так совпадет? Я приехала сегодня в надежде увидеть Шуи-эра, и Шуи-эр действительно вернулся! И раз уж он здесь, в этом году я уже не отправлюсь в Город Сотни Миль." Глаза Цинь Юи счастливо заблестели, она улыбнулась и потрепала Цинь Шуи по щеке.
  Сердце Цинь Шуи переполняли эмоции. Он не знал, как долго Цинь Юи ждала его здесь, но он был абсолютно уверен в том, что это был уже не первый день ее ожидания у входа в Поместье Цинь.
  "Мама, Шуи-эр уже совсем взрослый. Позволь мне в будущем разделить с тобой все невзгоды и переживания, хорошо? Не беспокойся, просто дай мне все уладить." Благодарность переполняла его так, что он не мог больше произнести ни слова. Однако, ему и не нужно было ничего говорить. Той любви, которую они испытывали друг к другу, было достаточно.
  "Идем домой. Скоро наступит новый год, и мама должна лично сшить тебе новую одежду." - сказала Цинь Юи, и они вместе отправились к Поместью Цинь.
  Увидев семью Цинь, Цинь Шуи не ощутил почти никаких перемен. Разве что из-за приближения нового года везде царила праздничная атмосфера. На входе к семье Цинь и другим соседним семьям висели красные фонари и разноцветные атласные ленты, развевающиеся на ветру. Оглянувшись, он увидел детей из разных семей, играющих на улице. Старшие члены семей в это время закупались товарами для нового года на оживленной рыночной площади.
  Чувствовалось приближение праздника!
  Цинь Шуи вошел в Поместье Цинь, и лишь одна вещь удивила его. Члены семьи Цинь, которые обычно относились к нему с холодком, встретили его очень тепло. Озадаченный Цинь Шуи тоже улыбнулся в ответ.
  "Цинь Шуи, ты вернулся! Ты только что прибыл?" Цинь Хаи, который уже собирался уходить, остановился и радушно поприветствовал его, не дав сказать ни слова.
  "Хорошо, что ты вернулся. Твоя мама провела у входа почти целый месяц, она ждала там от рассвета и до заката! Теперь, когда ты наконец здесь, ты должен заботиться о ней!" Цинь Хаи быстро удалился, не желая встречаться глазами с Цинь Шуи.
  "Ма... матушка..." - только и смог пробормотать Цинь Шуи, прежде чем его голос сорвался.
  Цинь Шуи знал, что он очень дорог Цинь Юи. Хоть она и позволила ему покинуть Деревню Цинь, он знал, что она сделала это очень неохотно. Несмотря на свои переживания и страх, она не сказала ни слова против. Она всегда страдала молча и в одиночестве.
  Вскоре они прошли в общий двор, а затем в комнату. Цинь Шуи наконец-то снял сумку с плеч и подумал о 8-ми Плодах Повышения Энергии, которые у него остались.
  "Мама, каким-то удивительным образом я нашел эти прекрасные плоды, пока путешествовал." Цинь Шуи открыл сумку и достал оттуда блестящие красные плоды.
  "Столетние Огненные Плоды Силы!" - воскликнула Цинь Юи, потрясенная до глубины души.
  Цинь Шуи сам был шокирован. Но лишь тем, что Плоды Повышения Энергии из Области Бессмертных Фиолетового Нефрита были известны и во внешнем мире. Что ж, в конце концов, теперь ему не придется все объяснять.
  "Ты знаешь об этих плодах, мама?" - ошарашенно спросил Цинь Шуи.
  "Это Столетние Огненные Плоды Силы, они растут только возле тысячелетних вулканов. Они созревают целую сотню лет, и каждый плод повышает силу человека на 500 джин. Но это еще не все, эти плоды также укрепляют тело! Кроме того, они могут расти только в особенных условиях, которые очень трудно создать, так что эти плоды невероятно ценные. Если использовать такой плод для приготовления таблеток, то в конечном итоге они получатся как минимум Драгоценного Уровня!" - объяснила Цинь Юи.
  Цинь Шуи уже знал все это, только название самих плодов было другим. Он мог лишь мысленно вздохнуть. Когда он узнал, что эти плоды называют Плодами Повышения Энергии, название уже показалось ему глупым. Но кто мог подумать, что их новое название, Столетние Огненные Плоды Силы, будет звучать еще тупее!
  "Какая жалость!"
  "Какая жалость?" - Цинь Шуи взглянул на мать, которая с сожалением смотрела на плоды.
  "Жаль, что один человек может употребить только 2 таких плода за всю жизнь. Если бы было иначе, эти 8 плодов повысили бы твою силу до невероятного уровня."
  "Мама, я думал, что это самые обычные фрукты, и потому уже съел 2 штуки. После этого я почувствовал, что моя сила стала намного выше, поэтому я решил взять их с собой! Раз уж эти плоды могут повышать силу и укреплять тело, съешь и ты!"
  Сначала Цинь Юи не хотела есть плоды, чтобы сохранить их для Цинь Шуи. Но узнав, что он уже съел 2 плода, она больше не стала колебаться.
  "Быстрее, съешь 2 плода, мама! Кто знает, какие еще неожиданные эффекты они дают. Не беспокойся о том, что они закончатся. Я знаю место, где растут эти плоды, и оно очень хорошо спрятано. Я абсолютно уверен, что его не найдет никто, кроме меня!" - ложь Цинь Шуи становилась все более неестественной. Это уже была целая паутина лжи.
  Поддавшись убеждениям Цинь Шуи, Цинь Юи съела 2 плода, и сила ее увеличилась на 1000 джин. Это заставило Цинь Шуи задуматься. Он все еще не мог понять, почему эффект был не таким, как у него, когда он первый раз попробовал плоды в Области Бессмертных Фиолетового Нефрита.
  Цинь Юи спрятала оставшиеся плоды и достала новый комплект атласной одежды. Материал точно был из Города Сотни Миль, но причудливой вышивке Цинь Шуи понял, что каждый предмет одежды Цинь Юи сшила сама. Она всегда шила ему одежду, с самого раннего детства.
  "Давай же, примерь!" - радостно предложила Цинь Юи.
  Она помогла ему надеть пурпурную атласную мантию, и она пришлась ему как раз по размеру. Цинь Юи знала размер его одежды и обуви лучше всех, даже лучше самого Цинь Шуи.
  "Мой сынок теперь словно прекрасный принц!" - засмеялась Цинь Юи, любуясь его новой одеждой. Ее улыбка создавала ощущение, что она излучала теплый свет. В этот момент Цинь Шуи почувствовал, что безмерно счастлив иметь такую мать, как Цинь Юи.
  Материнская любовь была безграничной!
  
  
  
  Глава 37. Ночной рынок в городе Заходящего Феникса
  После примерки атласной мантии с вышитыми сложными узорами, Цинь Шуи стоял перед зеркалом, любуясь своим отражением, и своими изящными чертами лица. Вдобавок едва заметная крапинка фиолетового жемчуга, он также испускал непревзойденное изящество и элегантность, но не до такой степени, чтобы его спутали с девушкой. Тем не менее, его текущий внешний вид определенно попадает под описание красивый.
  Цинь Шуи не знал, как другие парни чувствовали бы себя, если остальные называли их красивыми, но лично он хотел бы выглядеть грозно, чем его текущий внешний вид.
  Цинь Шуи с горечью рассматривал свое великолепное одеяние. Этот стиль одежды в целом очень похож на тот, что носит Ситу Бу Фан. Это не было новой прихотью, так как клан Цин и различные семьи в деревне Цин будут носить схожую одежду каждый новый год. Даже Цинь Шуи сам носил прежде этот стиль, но это не вызывало неудобство. Возможно подсознательно, после встречи с Ситу Бу Фан у него не было ни малейшего желания быть похожим на него.
  'Если это было сделано не лично для меня матерью, я бы точно это не носил!' ворчал про себя Цинь Шуи.
  Когда Цинь Шуи повернул голову, и увидел счастье в глазах Цинь Юи, он беспомощно вздохнул. Чья мать не хотела бы, чтоб её ребенок хорошо выглядел? Кроме того, как могла такая красавица как Цинь Юи дать жизнь некрасивому ребенку?
  'Хорошо выглядишь, хехе. В будущем, как много разобьешь женских сердец, Шуи'эр.' Цинь Юи заявила смеясь, нежно поправляя воротник, рукава и платье Цинь Шуи.
  'Мама, сходим в город! Я никогда не был там раньше, и я помню, как Цинь Ху сказал, что город шумный и полон мероприятий в новом году!'
  Глядя на Цинь Юи, Цинь Шуи не мог не почувствовать дрожь в сердце, вспомнив слова Цинь Хая. Он не ожидал, что Цинь Юи будет на самом деле стоять за воротами и ждать его благополучного возвращения день за днем.
  'Хорошо!' Цинь Юи согласилась! С намеком вины в её глазах, Цинь Юи не могла не вздохнуть. Она всегда была занята в городе Сотни Миль, управляя внешним бизнесом для клана Цинь и пренебрегла Цинь Шуи в его ранние годы детства. Цинь Юи могла только в свободное время вернуться и навестить Цинь Шуи в определенное время года. К счастью, этот ребенок был независимым по своей природе и понимал общую картину.
  Небо снаружи не полностью потемнело, все деревья на улицах были украшены 'Камнями света'. Эти Камни Света были похожи на обычные камни, но способные излучать слабый свет. Существовало много сортов Камней Света, говорят, что Камни Света, используемые деревней Цинь были самого низкого качества, поэтому лучи света, излучаемые от них, были самыми слабыми. Ходили слухи, что в некоторых больших городах на континенте Зеленое Облако, камни света высшего качества, способны излучать свет, который был сравним с лунным светом.
  В это время ночи обычно горели уличные фонари, однако из-за праздничного сезона, уличные фонари не горели, камни света заняли их место. Несмотря на это, эффект камней света, по мнению Цин Шуи, был намного лучше, чем свет от ламп. Следуя за Цин Юи, они вышли из клана Цин к городу Заходящего Феникса.
  Город Павлония получил свое название от возвышающегося дерева Павлония, посаженное в городе. По легенде, в древние времена на вершине дерева Павлония жил феникс. В конце концов, после того, как он улетел, название города было изменено на город Заходящего Феникса! Даже сейчас, каждый мог услышать захватывающую истории от Старейшин, с подробными объяснениями, которые были настолько яркими, словно, старейшины видели феникса своими собственными глазами.
  Поскольку город Сто Миль и город Заходящего Феникса были расположены на некотором расстоянии от деревни Цин, учитывая, что для посещения города Сотен Миль, необходимо пройти горными тропами, многие люди находили это неудобным. Таким образом, большинство людей выбирали для посещения близлежащий процветающий город Заходящего Феникса, и это был единственный город в непосредственной близости!
  
  Так что, в целом, люди будут посещать город Заходящего Феникса для покупки и продажи предметов! Еще один главный момент, который следует отметить, что даже влиятельные купцы из города Сотен Миль приезжают в город Заходящего Феникса, чтобы открыть магазины и вести свой бизнес; продают и приобретают звериную кожу, мясо, зерновые культуры. Их главная цель состояла в том, чтобы приметить развивающихся воинов, которые как правило шли к горе 1,000,000 Ли для развития. Этим развивающимся воинам нужны припасы, и они часто останавливаются в городе Заходящего Феникса, чтобы сделать свои покупки, или что-нибудь продать.
  
  Расстояние между деревней Цин и городом Заходящего Феникса было чуть более тысячи метров. Несмотря на название "Город Заходящего Феникса", в действительности этот город считается частью деревни Цин. Это произошло потому, что в радиусе 100 Ли (50 км), все окружающие области были названы деревней Цин. Это оставило Цин Шуи чувства благоговения, это было, как будто город Заходящего Феникс был столицей клана Цин.
  
  Дорога была заполнена людьми, поскольку клан Цин имел главенствующую власть в регионе, многие люди взяли на себя инициативу, учтиво приветствовать их, проходя мимо.
  
  Озорные дети заразились оживленной атмосферой, невинно резвясь и играя друг с другом. Глядя на такую сцену, любой улыбнется в своем сердце.
  
  "Шуи'эр, как твои успехи на тренировках в течении этого полугода?" Спросила Цин Юи рассматривая теперешнего Цин Шуи, который уже был выше ее на пол головы.
  
  "Не так уж плохо!", Сказал Цин Шуи улыбнувшись во время ответа, что сделало Цин Юи очень счастливой.
  
  Поскольку Цин Шуи так ответил, это значит, что в действительности было не так все и плохо, Цин Юи знала, что Цин Шуи никогда бы не преувеличил факты, чтобы повысить свою собственную силу. Она знала, что ее сын был не таким слабым, как выглядел!
  
  Мать и сын непринужденно общались, не замечая, как прибыли к входу в город Заходящего Феникса. Цин Шуи наконец-то увидел легендарное дерево Павлония, в честь которого городу дали свое название. Кстати говоря, даже Цин Шуи было трудно в это поверить. Это был его первый раз здесь, за прошедшие 10 лет, он никогда даже не ступал ногой из особняка Цин, даже если он уходил, то только в горы вблизи клана Цин.
  
  Цин Шуи был ошеломлен размерами возвышающиеся дерева Павлония. Дерево было высотой более 100 м, а толщина, понадобилось бы более 10 человек для полного обхвата основного ствола. Многие ветви и листья были сродни гигантским зонтиком, подумал он про себя "Возможно, феникс действительно когда-то жил в этом дереве".
  
  Город Заходящего Феникса не может считаться малым, в радиусе 10 Ли, даже сейчас, когда близилась ночь много людей до сих пор остались бродить по улицам. Не говоря уже о том, что это было праздничное торжество, приближение нового года. Каждый был в отпуске, для того чтобы отпраздновать это событие, продавцы на улицах были заняты продавая свои товары, крича громким голосом, пытаясь привлечь больше клиентов к своим магазинам! Этот уровень оживленного города можно сравнить с городами из прошлой жизни Цин Шуи!
  
  Цин Шуи обнаружил, что после прибытия в город, он часто видел множество красивых девушек; с нефритовой белой кожей, длинными и стройными ногами, а также с пышными фигурами. Как мог быть дефицит красивых девушек с таким их количеством на улице! Как могло быть, что всем этим красивым девушкам было так далеко до красоты Ши Цин Чжуан.
  
  Было много симпатичных девушек застенчиво поглядывающих на Цин Шуи, каждый раз Цин Юи замечала это, дразня: "Шуи'эр, смотри, как много красивы молодых дам с интересом, поглядывают на тебя."
  
  Цин Шуи чувствовал себя счастливым в этот момент. Он не был счастлив от бесчисленных взглядов красивых девушек, он был счастлив, потому что Цин Юи больше не была в депрессии как раньше.
  
  Когда они рассматривали людей на улицах; родители сопровождали своих детей, парни гуляли с девушками, пожилые бабушки и дедушки поддерживали друг друга, наслаждаясь атмосферой...
  
  Цин Шуи невольно видел намеки беспомощности и нежелания, мигающие в глазах Цин Юи, и он мог догадаться, что примерно Цин Юи думает. В любом случае, к нему текущему, до тех пор, пока он не достигнет царства Xiantian(не смог ни с чем сопоставить), он ничего не смог поделать ...
  
  "Мама, что ты думаешь? После этой ночи меня, наконец, можно считать взрослым. Ранее ты обещала мне, что после моей церемонии совершеннолетия, ты позволишь мне узнать о моем отце." Спрашивая, Цин Шуи нежно держал за руки Цин Юи. Когда Цин Шуи упомянул своего отца, пугающий, острый, как бритва, холод блеснул в его глазах. Увидев это, Цин Юи не могла не трепетать, когда она почувствовала грозную ауру, испускаемого от Цин Шуи.
  
  "Что обещала, я естественно выполню. Однако, ты не должен идти против моих слов!" Цин Юи выпустила натянутую улыбку, смотря на Цин Шуи заботливым взглядом.
  
  "Не волнуйся, мама. Со мной на твоей стороне, даже если обрушаться небеса, я никуда не уйду и буду поддерживать тебя! "
  
  П.п. - в дальнейшем cultivater будет переводиться как 'развивающиеся воины', либо синонимичными словами.
  П.п. - Не смог сопоставить слово Xiantian.
  
  
  
  Глава 38. Ежегодные соревнования среди третьего поколения (часть 1).
  "Не волнуйся, мама. Со мной на твоей стороне, даже если обрушаться небеса, я никуда не уйду и буду поддерживать тебя!"
  Смотря на Цин Шуи, который был в хорошем настроении, Цин Юи внезапно почувствовала, что Цин Шуи стал таким надежным. Его худощавое тело стало неожиданно надежным, подумав об этом, она почувствовала нарастающую нежную теплоту в своем сердце. Ее сын наконец-то вырос!
  И мать, и сыть медленно прогуливались по улицам, наслаждаясь веселым смехом толпы, наблюдая происходящее на шумной улице.
  Стоя возле Цинь Юи, Цинь Шуи наслаждался мирной обстановкой. Даже по середине этой оживленной улицы, до тех пор, пока Цинь Юи была с ним, и даже если обрушаться небеса Цинь Шуи будет чувствовать себя в безопасности. Безопасность была не от того, что Цинь Юи могла защитить его, а от того что кто-то в этом мире его любит. Проведя аналогию, еще в своем предыдущем мире, даже в благополучном густонаселенном городе, каждый бы чувствовал, что город был пустым. Это одиночество происходит от нехватки родительской любви, которая является причиной бесконечного чувства беспокойства в сердце.
  Была уже поздняя ночь, как Цинь Юи и Цинь Шуй вернулись в клан Цинь. Было только 2 дня до нового года. Хотя Цинь Шуи не ясны традиции этого мира, к счастью традиции клана Цинь похожи на те, когда он был на Земле. Также, в своей предыдущей жизни, Цинь Шуи родился в бедной деревне и поэтому празднование нового года почти не отличалось. Поиск подходящей пары, запуск фейерверков, подношения в знак уважения предыдущих поколений и т.д.......
  Второй день, Цинь Шуи и Цинь Юи вместе сделали генеральную уборку, на самом деле там было не так много прибирать. Хотя и были слуги, Цинь Юи не нравится, когда другие люди входили в ее дом. Единственным исключением был Цинь Шуи.
  Вчера ночью, несмотря на позднее возвращение, Цинь Шуи все же использовал два часа времени и развивался внутри Области Фиолетового Нефрита Бессмертия (ПОМЕТКА: У прошлого переводчика было Область Бессмертных Фиолетового Нефрита). Не было необходимости задавать вопросы, с таким выгодным временным расширением область помогала ему, как мог он не воспользоваться каждым шансом, он мог и игнорировать дерьмо снаружи? Не важно насколько он был занят, он мог создать дополнительное время на это.
  Глядя на пустое место, с расширением времени 100:1, Цинь Шуи мог не беспокоится, но думает про себя: 'Эх, какая трата.' Какая эта трата, не выращивать духовную травы внутри Области Фиолетового Нефрита Бессмертия. Первоначально, Цинь Шуи хотел выращивать травы Драгоценного класса внутри пространственной области, но как не печально это было, последний пучок 1000-летнего женьшеня уже был куплен кланом Ситу. Они даже сделали специальную поездку. Это свидетельствует о том, на сколько ценным была трава Драгоценного класса.
  'Забудь об этом, я буду ждать до тех пора пока он мне не встретиться в будущем. В конце концов, с 15 акр земли я могу посадить достаточно травы и с эффектом ускорение времени, выращивание травы здесь в течении года будет эквивалента ста годам, хехе.' Сейчас Цинь Шуи 15 лет, если он сейчас посадит траву, то, когда ему будет 20 лет, то у него будет много 500-летнего духовных трав Обычного качества.
  Подумав об этом, сильно перевозбудился. Если однажды решив что-то, нужно просто сделать это немедленно, поскольку нет никакого смысла в нерешительности. В конце концов, как можно так легко просто купить траву Драгоценного класса? Даже если они обыщут город Ста Миль, там может не быть даже одного пучка Драгоценного класса. Так как он уже решил начать посадку трав сначала Обычного Класса, он тем не менее должен выделить границу, чтобы гарантировать, что все еще будет место в будущем для трав Драгоценного класса.
  'После нового года, я пойду и куплю несколько саженцев Обычного класса, или пойду искать в дикой местности. После всего, текущий я может быть признан как имеющий знания о разных видах духовных трав!' Цинь Шуи молча решил, что он должен сделать это сразу, при первой возможности.
  'Ах... Цинь Шуи, когда ты вернулся? Я слышал, что эти полгода ты отправился практиковать свое развитие?'
  При звуке этого голоса, Цинь Шуи обернулся. Этот знакомый голос принадлежал Цинь Ян. Они не виделись с их последней встречи, когда Цинь Шуи впервые вошел в тренировочный двор, и весь этот путь, когда Цинь Ян прорывался к 6 уровню Боевого Воина. Цинь Ян был непохож на юношей других больших кланов в деревне Цинь, которые смотрели свысока и насмехались над Цинь Шуи в прошлом.
  Обычай клана Цинь, практика во внутреннем дворе, не ограничивалась только третьим поколением клана Цинь. Кроме членов клана Цинь, было много других членов третьего поколения от других больших кланов в деревне Цинь. Когда считать соотношение, было намного больше членов из других кланов по сравнению с только кланом Цинь. Например, члены третьего поколения из клана Лан также использовали внутренний двор. Все члены клана Лан имели выдающиеся достижения за эти последнии 2 года, даже больше чем члены клана Цинь.
  'Эй, это было в то время, это выглядит так, словно твое развитие снова улучшилось!' По истечении пяти лет, Цинь Шуи еще мог различить уровень силы Цинь Хай с первого взгляда. Сейчас, основываясь на наблюдениях Цинь Хай был на пике 7 уровня Боевого Воина.
  Цинь Шуи почувствовал, что его младший двоюродный брат, гений Цинь Ю уже давно превзошел 7 уровень области Боевого Воина. Он только знал, что Цинь Зи все еще был на 8 уровне области Боевого Воина
  'Интересно, выглядит так, что конкуренция в этом году будет более оживленной!' Ухмыльнулся Цинь Шуи. В конце года соревнование было не ограничено только кланом Цинь, другие кланы также участвовать. По правилам клана Цинь, ученики из клана Цинь должны быть минимум 6 уровня Боевого Воина прежде, чем они могут участвовать в соревновании. Ранее, несколько лет назад, несколько юношей из других кланов проходили мимо деревни Цинь и прибыли как раз во время ежегодных соревнований. Естественно, вспыльчивые юноши под предлогом дружбы и обменом опыта в боевых искусствах, также участвовали.
  На поверхности, хотя это называлось 'соревнованием', на самом деле это было больше обмен опытом. Только другие известные кланы из ближайших регионов были клан Лан из деревни Цин, также клан Фен и клан Тон из города Заходящего Феникса.
  'Брат Цинь Ян, похоже в этом году ты раскроешь свое мастерство.' Улыбнулся Цинь Шуи.
  Цинь Ян горько улыбнулся и сказал: 'Как может это так просто, ты не знаешь, что Лан Е из клана Лан, Фен Хишуи из клана Фен и Тон Ганг из клана Тон уже прорвались на 9 уровень Боевого Воина.'
  'Что? Боевой Воин 9 уровня? Как это возможно? Старший брат Цинь Зи только на 8 уровне, это значит, что нет никого из нашего клана Цинь способного драться против них?' Цинь Шуи пока не хотел раскрывать свою настоящую силу. Как странно, за эти 5 лет был такой огромный сдвиг и думать, что другие члены кланов 3 поколения сравняться с 3 поколениям клана Цинь. Похоже, что решение того года, когда члены 2 поколения приняли Божественную Калечащую пилюлю, также не имело других альтернатив.
  'Повезло, у нас еще есть Цинь Ю, гений нашего клана. Он уже прорвался к пику уровня Боевой Воин и его сила должна быть достаточной, чтобы справиться с этими 9 уровнем Боевого Воина из других кланов, оставляя другую мелкую рыбешку на вас.' Цин Ян сиял. Когда говорил о Цин Ю. В конце концов, когда кланы имели сильных людей, они были в лучшем положении, чтобы бороться за будущие выгоды.
  Любой непутевый из кланов или сект с тысячелетней историей мог быть полным неудачником или бесполезным лентяем и до сих пор смотреть на других свысока.
  После этого, ходил вокруг встречаться с другими людьми из клана Цинь, также ходил отдать свое почтение Цинь Луо. Цинь Луо всегда обожал и дорожил им, несмотря на титул мусора. Это может быть потому, что Цинь Луо только одна дочь и его отцовская любовь к Цинь Юи перешла к нему.
  'Цинь Шуи, ты возмужал за эту половину прошлого года, хотя ты должен помнить, что нельзя заставлять себя на пути развития. Если путь полон препятствий, всегда есть другие пути, доступные для тебя. Ты должен не быть слишком сосредоточен и целеустремленно следовать, предполагаемым путем, который может тебя не подойти, когда ты можешь достигнуть больших высот, если вместо этого ты выбрал другой путь. Основываясь на твоем интеллекте, дедушка больше не будет пытаться тебя переубедить. Твоя судьба в твоих руках.' Цинь Луо любезно сказал, посмотрев на Цинь Шуи, который скоро станет взрослым.
  'Не беспокойся дедушка, я знаю свой предел, я буду в порядке.' Цинь Шуи знал, что не было необходимости говорить сейчас больше.
  На второй день после прошедшего нового года, на улицах было по-прежнему шумно, как и каждый впитывал живую атмосферу. Цинь Шуи гворил о многих вещах с Цинь Юи, прогуливаясь по улицам.
  На четвертый день, Цинь Луо повел весь клан Цинь отдать дань уважения своим предкам.
  Прошел еще один год, предыдущий год был необычным для Цинь Шуи. Ему было 16 лет в этом году, это было также временем для церемонии совершеннолетия, а также время, чтобы решить на каком пути он хотел бы оставить след в будущем.
  
  Глава 39. Ежегодное соревнование среди 3 поколения (часть 2).
  В мгновение ока прошел канун нового года. Чем ты старше, тем быстрее проходит время, но для Цинь Шуи было неважно как долго оно тянется. Хотя Цинь Шуи в настоящее время имел преимущество Области Фиолетового Нефрита Бессмертия, даже до него он уже был известен своим упорством и решительностью. Каждый день, в назначенное время, будь то дождь или солнечная погода, он всегда упорно шел по пути своего развития.
  Чем больше усилий Цинь Шуи прикладывает в свое развитие, тем больше он выставляет себя мусором. По количеству усилий вкладываемое в развитие, можно сказать, ему не было равных, еще он не способен прорваться на 6 уровень Искусства Синего Лотоса до 16-летия. Какая жалость... В итоге предназначение Цинь Шуи, путь по которому он хочет идти, по крайней мере в глазах многих, мог не иметь ничего общего с внутренним развитием.
  Сегодня был 4 день в новом году, и завтра был день ежегодных соревнований для 3 поколения! Цинь Шуи ни разу не проявлял какого-либо интереса к этому, даже когда был моложе. Однако, в этом году, он решил посмотреть, как другие из его поколения будут драться.
  Цинь Шуи вышел из внутреннего двора, после того как провел два часа, которые были равны пол месяца, практикуясь в пространственной области, но все еще не способен сломать главное препятствие! Цинь Шуи чувствовал крайне неспособным и бессильным. Это главное препятствие с 3 небесного уровня к 4, можно сказать был камнем преткновения, как гигантская высокая гора, упорно блокируя его путь развития.
  Глядя на огромный тренировочный двор клана Цинь, ощущалась неистовая атмосфера, еще оживлённее, чем раньше. Причина этому была потому что, завтра начнутся ежегодные соревнования 3 поколения от каждого клана. Там было много людей, включая жителей из ближайших регионов, которые нахлынули сегодня во двор и в то же время тайно изучали уровень силы участников. Это уже вошло в обычай на протяжении многих лет.
  Приближался полдень. Тем не менее, в разгар зимы, несмотря на солнце приближающиеся к зениту, жар, выпущенный золотыми лучами не был невыносимым, вместо этого был почти приятным. Лучи солнечного света пробуждали чувства лени, как можно скорее лечь и наслаждаться лучами солнца, вместо работы.
  Цинь Шуи оцепенел на мгновение, прибыв в тренировочный двор. Слой ярко-красного ковра был установлен по всему двору, вызывая чувства праздничной радости и страсти, казалось яркий цвет отражал возбуждения толпы.
  'Цинь Шуи Ге, я здесь!' Цинь Шуи повернул голову и увидел Цинь Ху, подзывающий его!
  Цинь Шуи не пересекался с Цинь Ху последние полгода, он быстро обнаружил, что его двоюродный брат уже достиг 6 уровня Боевого Воина! Хотя Цинь Ху не достиг пика 6 уровня, Цинь Шуи по-прежнему чувствовал глубоко взволнованным в своем сердце. Талант Цинь Ху не мог считаться плохим, ему действительно удалось значительно развиться за короткие полгода!
  Глядя на нынешний уровень развития Цинь Ху, Цинь Шуи очевидно желал счастья для него! Изначально, даже если Цинь Ху не удастся покорить 6 уровень до 16 лет, Цинь Шуи будет по-прежнему использовать другие возможные средства, чтобы помочь Цинь Ху из тени для усиления его развития.
  'Цинь Ху, довольно впечатляюще, но ты должен работать усерднее в будущем если ты хочешь закрепиться где-нибудь еще, кроме деревни Цинь!'
  'Хаха,' Цинь Ху рассмеялся в знак согласия. Цинь Ху был таким же высоким как Цинь Шуи, только его тело было более мускулистым и хорошо сложеным чем у Цинь Шуи.
  Цинь Шуи знал, что мотивация Цинь Ху быстро росла из-за Лан Ян'ер. Если нет, то как ленивый Цинь Ху сделал такой огромный шаг вперед за такой короткий промежуток времени!
  Как говорится 'Покрасневшее лицо приносит море несчастий! (п.п. китайская идиома)' Или проще говоря 'роковая женщина', простыми словами женщина может мотивировать человека, но с другой стороны, женщина может также стать причиной гибели простым движением пальцев.
  На мгновение, крутящиеся сложные мысли можно увидеть в глазах Цинь Шуи, но, когда Цинь Ху посмотрел в его сторону, Цинь Шуи быстро вернулся в норму.
  Когда они пробивались сквозь эту толпу, Цинь Шуи почувствовал, что там действительно сегодня много народу в дворе. Проверяя лица в толпе, он только смутно узнал несколько знакомых, но большинство из них были ему неизвестны.
  'Цинь Шуи ге, известный парень Лан Е из клана Лан!' Цинь Шуи искал лица в толпе, пытаясь найти практикующих воинов из других кланов, которые прорвались к 9 уровню развития, Цинь Ху прервал его, указывая в определенном направлении.
  В отдаленном направлении стоял худощавый юноша на вид около 20 лет. Он имел чрезвычайно ленивый вид, тем не менее его взгляд обладал шармом, который заставлял людей посмотреть на него дважды. Его глаза не излучали величие, также они были холодными и наполнены убийственным намерением. Это был взгляд, полный непреклонный решимости.
  'Он человек с сердцем из стали и его достижения конечно не второстепенные вещи, такие как прорыв к 9 уровню Боевого Воина.' Это то, что интуиция Цинь Шуи поведала ему. Он мог рассказать о силе Лан Е с одного взгляда.
  Хотя Цинь Шуи не знал насколько силен он сейчас, он точно знал, что он был сильнее чем все эти так называемые гении, но насколько, он сказать не мог. Все что он знал, что его сила все еще довольно далека от достижения двери в царство Xiantian.
  Рядом с Лан Е стояла красивая девушка. Глаза девушки источали вспышки блеска, что был способен всех очаровать, кроме самых волевых людей. Ее светлая кожа выглядела еще прекрасней с ее шелковистыми черными волосами и этими громадными парой вершин, словно горы, спереди ее грудь качалась, когда она шла. В добавок у нее была гибкая талия и длинные стройные ноги, сочетаясь с ее белоснежными туфлями, весь ее образ был словно у целомудренной и праведной святой.
  'Не удивительно, что молодой мастер из клана Небесной Реки хочет, чтобы она была его, так вот почему!' Цинь Шуи взглянул на прекрасную девушку рядом с Лан Е, повернув голову обратно, он обнаружил, что Цинь Ху давно замеченный Лан Ян'ер и пристально смотрел на нее с влюбленным взглядом.
  Возможно из-за пристального взгляда на ней, Лан Ян ер повернула свой взгляд на этих двоих, ее красивые глаза были наполнены слабым отпечатком отвращения, а также некоторым презрением. После обнаружения Цинь Ху, она подняла кулак в его направлении.
  Горечь в сердце Цинь Ху была неописуемой. Он не знал почему, но любовь, что он чувствовал уже достигла стадии вырезана в его костях и выгравирована в его сердце (п.п. китайская идиома). Причина почему он так усердно развивался все из-за нее! Небеса справедливы и не подведут никого кто ставят на старания. Из-за его тяжелой работы, Цинь Ху удалось прорваться на 6 уровень Боевого Воина, когда ему было 15 лет, но несмотря на это различия в уровне развития между ним и Лан Яр было слишком огромным, чувство поражения нахлынуло в его сердце.
  Хотя Цинь Шуи также новичок с точки зрения любви и отношений, он все еще мог понять какую боль переживает Цинь Ху. В конце концов, когда он не мог развиваться, насмешки, унижения и боль, что он чувствовал, хотя это не одно и тоже, это было похоже на то, что Цинь Ху чувствовал прямо сейчас.
  После первого взгляда, Цинь Шуи не пожалел еще один взгляд на нее. Не смотря на ее красоту, сравнив ее с Ши Цин Чжуан, у нее будет много не хватать. Кто просил Цинь Шуи любить женщин, что были старше его? Не только их тела должны быть полностью развиты, но и их ум должен созреть. Цинь Шуи не осуждал молодых девушек, которые ведут себя кокетливо и злятся все время. Говоря о кокетливости, Цинь Шуи нравилось, когда это делала зрелая девушка. Когда взрослая девушка делает это, она испускает чувства восхищения, что привлекает его, в отличии от незрелых молодых девушек.
  После этого, Цинь Шуи наконец остался с Цинь Ху. За эти полгода они не общались друг с другом. Естественно, у них было много новостей, которыми они хотели поделиться друг с другом. Ведь они были двоюродными братьями, которые вместе играли в детстве.
  'Цинь Ху, развитие не имеет границ, так как ты еще молод, ты должен воспользоваться шансом и погрузиться в развитие. Такие вещи как женщины, после того как ты станешь сильным, много женщин непременно бросятся к тебе в твои объятия. Когда это произойдет, ты узнаешь, что красивая девушка не заслуживает и одной монеты.'
  Цинь Шуи чувствовал, что женщины из города Ста Миль, будь то в развитии, манере поведения, одежды или даже манера речи, все это было гораздо выше, чем у женщин из деревень.
  Хотя все это возможно из-за разности в образовании и деньгах. Мужчин всегда притягивают девушки определенного стандарта. Рождение прекрасной дочери, женившись на привлекательной жене? Деньги принимали в этом участие как напрямую, так и косвенно.
  Конечно, были исключения из этого правила. Некоторые девушки из деревень иногда имели ауру, что даже затмевала городских. Однако, это было очень редко, и даже если это случалось, то этот драгоценный камень быстро урвут другие. В конце концов, как могли люди только ждать тебя, чтобы прийти и схватить?
  Что касается мыслей Цинь Шуи, которые заметно отличались от нормы, Цинь Ху чувствовал, что они были немного странными, но каким-то образом это казалось вполне логичным. Каждый раз, когда он говорил с Цинь Шуи, тяжесть в сердце уменьшалась, и Цинь Ху мог чувствовать себя расслабленным.
  'Завтра соревнования, Цинь Шуи ге, ты примешь участие?'
  
  
  
  Глава 40. Ежегодные соревнования среди 3 поколения (часть 3).
  Цинь Шуи был уже на ногах как рассвело. После утреннего душа, он вошел во внутренний двор клана Цинь и сделал простую растяжку. Утренний воздух был свежим в это время дня. Что Цинь Шуи хотел делать, было развитие Ци в своем теле, практикуя простые дыхательные техники, просто глубоко дыша.
  Древняя техника усиления делала акцент на укрепление тела и костей. Каждый день в обязательном порядке, Цинь Шуи тренирует Одиночный Проворный Кулак, координируя его мышцы тела, увеличивая силу на высшем уровень. В идеальном состоянии гармонии, не говоря о 100% возможном силе удара, даже удары могут усилиться на 200% или еще выше.
  Тишина во дворе была прервана рычанием лежащего мастиффа (п.п. порода собак), но увидев, что это был Цинь Шуи, они вскоре успокоились и вернулись в свои обычные покорные позы.
  'Призрачные шаги!' Мелькнула тень, в то время как Цинь Шуи ускорился, проходя через двор. Цинь Шуи знал, что набор Призрачных шагов состоял из сути всех техник побега. Этим можно пользоваться даже для уклонения и побега, когда противник был чудовищно сильнее чем ты сам, только на этом основании можно сказать как таинственна была эта техника.
  Не только это, но в его арсенале был также Одиночный Проворный Кулак! Цинь Шуи не мог не чувствовать, что обе техники Призрачного Шага и Одиночного Проворного Кулака прекрасно дополняли друг друга, можно сказать идеальная комбинация. Эти два навыка он получил от Древней Техники Усиления, вероятно они и вправду дополняли друг друга... Это открытие вело в замешательство Цинь Шуи. Могут ли другие навыки, которые я получу также идеально сочетаться друг с другом? Как жаль, что он еще не прорвал границу к 4 небесному уровню, несмотря на столь долгое время. Навыки, что он уже узнал искусство скрытого оружия, Одиночный Проворный Кулак и Призрачные Шаги, он уже их развил до такого состояния, где будет трудно развить их больше в ближайшем будущем.
  Тем не менее, Цинь Шуи знал, что прогресс на пути развития был словно парусной лодки против течения! Мало того, что трудно пробиться после определенного уровня, даже можно потерять силу, если долго оставаться на одном уровне.
  Квинтэссенция сущности Одиночного Проворного Кулака заключается в двух словах 'Одиночный' и 'Скорость', необходимо тренироваться до тех пор, пока один удар будет настолько быстрым и проворным, что он бы трансформировался в два, два в четыре и так далее. Что касается Призрачных Шагов, квинтэссенция основы можно описать словом 'Призрачный'. Нужно развивать технику до такой степени, чтобы быть непредсказуемым, словно тень и быть неуловимым словно призрак.
  Кроме того, Цинь Шуи теперь искусен в обращении с мечом. Размышляя о сущности основ техники меча через Иайдо (п.п. искусство внезапной атаки или контратаки с использованием катаны), мантра из трех слов - Скорость, Точность, Решимость. Скорость словно молния, Точность относится к одноручному мечу, в то время как Решимость относится к психологическому состоянию. Суть меча сводится к: 'Это хорошо, что я не достал свой меч, но если я его сделал, то должен победить с одного удара, не давая противнику контратаковать.'
  Было еще утро, когда он закончил свой режим, Цинь Шуи может слышать звуки владельцев магазинов, звуки смеющихся детей на улицах, и мелодичные звуки поющих птиц.
  Когда он вошел в свою резиденцию, повеяло вкусным запахом. Цинь Шуи посмотрел на стол, только чтобы увидеть Цинь Юи улыбающаяся ему. На столе стояло два блюда из овощей, и два блюда из мяса дикого кабана, запах был настолько манящим, что подогревало его аппетит.
  'Шуи'ер, скорее съешь свою еду, давай пойдем и посмотрим позже на соревнования. Наблюдая за сражениями других, это может принести пользу твоему развитию, даже больше, чем обычное развитие.' Цинь Юи просила Цинь Шуи поесть, пока она рассказывала об преимуществах ему.
  'Я долгое время планировал посмотреть сегодня ежегодные соревнования, мама, я уверен, что сегодня будет интересно' Цинь Шуй сказал с усмешкой. Глядя на элегантные черты Цинь Шуй любой был бы шокирован увидев, что его манеры за столом были ужасны. Вооружившись ненасытным аппетитом, он поглощал все со скоростью, что соперничала со скоростью боевых солдат. Цинь Юи могла только наблюдать с остолбеневшим выражением на лице.
  В его глазах, он не беспокоился о том, что люди о нем подумают. Цинь Шуй отлично знал, что самым важным была сила. Если ты достаточно силен, тогда неважно что ты делаешь или как ты не воспитан, люди начнут подражать тебе. Если ты был слаб, тогда неважно каким элегантным ты оказался, люди будут думать только какой ты чистоплюй.
  'Ешь медленнее, дорогой, никто не собирается отнять твою еду.' Цинь Юи поспешно сказала, пока ее глаза пузырились от смеха.
  'Мама, кто будет поддерживать порядок и будет ведущих на этих соревнованиях?' Цинь Шуй внезапно спросил.
  'Судьями в этом году будут кланы Цинь, Лан, Фэн и клан Тун, а также кто-то из города Ста Миль.' Цинь Юи с готовностью ответила. Казалось, всегда так было в прошлом.
  Когда Цинь Шуй бросился во двор, он обнаружил, что внутренний двор был завален кучей людей. Это было, как если все из ближайших регионов разом пришли, если они могли это сделать! Это было не удивительно, однако, общество из Мира Девяти Континентов состояло из развивающихся воинов.
  Несмотря на площадь, будучи плотно набитой людьми, не было ни единой души, которую можно разглядеть на просторной арене. В задней части арены были представители от различных кланов, которые все сидели на стульях со столом перед ними.
  Стоящие в нижней части судейской площади, были члены из разных судейских кланов. К примеру, члены третьего поколения клана Цинь собираются вместе со вторым поколением. То же самое было для клана Лан, Фэн, Тун. Разумеется, там также было много отдельных групп людей, стоящих там рассеянной кучей, но это были те, кто не имел ни статуса, ни власти.
  Цинь Шуй подошел к членам клана Цинь.
  'Ох, Цинь Шуй здесь, я думал ты всегда ненавидел смотреть эти ежегодные соревнования?' смеясь сказал Цинь Цзы, посмотрев в сторону Цинь Шуй.
  'Хаха, это событие настолько раздуто, что все вокруг меня говорят, что в этом году будет интересно. Также, это возможно мой последний шанс посмотреть это событие. В конце концов, после церемонии совершеннолетия, я не знаю куда мой путь приведет меня.' Цинь Шуй ответил с легкой улыбкой на губах.
  Приветствия беспрерывно текли из окружения и Цинь Шуй улыбался всем в ответ. Все члены третьего поколения прибыли те, кто был 6 ранга Боевого Воина и выше; Цинь Цзы, Цинь Ю, Цинь Хуэй, Цинь Ян......... Цинь Ху, Цинь Бэй.
  Текущий уровень развития Цинь Бэй был уже на пике 7 уровня и был только волосок до прорыва на 8 уровень. Она действительно оправдывала свое имя маленькой гении клана Цинь. Несмотря на то, что она самая молодая, ее развитие уже превзошло многих.
  Мгновение спустя, Цинь Юи и остальная часть второго поколения прибыли. На сцене был дедушка Цинь Луо, которого Цинь Шуй естественно знал. Рядом с ним был Лан Юй из клана Лан, которого Цинь Шуй встречал прежде. Однако, что касается клана Тун и Фэн, Цинь Шуй никого из них не встречал прежде. Клан Тун отправил крепкого мужчину среднего возраста, в то время клан Фэн очаровательную молодую девушку.
  Цинь Шуй не мог не рассмотреть очаровательную молодую девушку несколько раз. Ее кожа была белой и гладкой словно белый шелк, ее пара горящих глаз были чрезвычайно пленительны. Она была одета в лазурное платье, которое плотно обтягивало ее фигуру с красивыми округлыми формами, демонстрируя всем контуры ее тела, легкая улыбка украшала взрослое и соблазнительное лицо. Цинь Шуй не мог определить ее точный возраст, но он полагал, что она уже не так молода.
  Цинь Шуй растерялся при оценке красоты клана Фэн, он был в шоке увидев стоящего на сцене Ситу Нань Тянь. Не думал, что судья, представитель из города Ста Миль будет этот старый лис, Ситу Нань Тянь. Заметив присутствие Ситу Нань Тянь, Цинь Шуй не мог не просканировать толпу несколько раз, так как он не знал, был ли Ситу Бу Фань среди зрителей вместе с Ши Цинь Чжуан. Глубоко в своем сердце, он имел сильное желание увидеть ледяное лицо Ши Цинь Чжуан снова...
  Как ожидал Цинь Шуй, главным судьей из пятерки был хитрый старый лис! Ситу Нань Тянь объяснял правила, а его громкий и звучный голос достиг всех в толпе.
  Правила были стандартными: не убивать, не отравлять, без скрытого оружия, как только противник сдастся, победитель должен остановиться.
  После объяснений правил, начало соревнований было объявлено сразу.
  Что удивило Цинь Шуй, было то, что в правилах также указано, что из всех участников сегодня кто останется на ногах будет считаться сильнейшим в 3 поколении.
  Все-таки это было не так плохо, у всех было 3 попытки на арене. Это значит, что если ты проиграл первый раунд, то ты можешь сражаться и дальше, пока не проиграешь 3 раза. Единственное условие, что ты должен быть в состоянии дальше участвовать!
  После объявления о начале соревнований, главный судья удалился. Во дворе воцарилась тишина, зрители ждали, чтобы увидеть, кто будет первым участником. После короткого момента, на арену вышел Цинь Ху.
  Клан Цинь знал, что это их боевой стадион, эти боевые соревнования должен начаться с одного из своих!
  
  
  
  Глава 41. Цинь Бэй против Лан Ян'эр.
  Несмотря на отсутствие в соревнованиях ограничений по количеству участников от каждого клана, кланы могли выбрать только тех, кто достиг в развитии минимум 6 уровня Боевого Воина. Это было из-за огромной разницы между 5 и 6 уровнем. Воин с развитием 5 уровня может считаться немного сильнее обычного человека. Прорвавшись к 6 уровню, развивающиеся войны могли полноценно ступить на путь развития. В результате, не важно, как много было отправлено 5 уровневых Боевых Воинов, они будут бессильны против 6 уровня. Они были бы побеждены одним движением, словно яйцо, разбившись об скалу.
  Цинь Ху был первым соперником, и как только он прорвался к 6 уровню Боевого Воина, он решил проверить свою новую приобретенную силу на арене. Вскоре после того как он зашел, противник схожего возраста вошел на арену.
  Может потому, что Цинь Ху был с пустыми руками, его оппонент не принес с собой оружие, когда пришел на арену.
  'Клан Цинь, Цинь Ху!'
  'Клан Лан, Лан Син!'
  После того как представили двух бойцов, Ситу Нань Тянь объявил начало битвы.
  Цинь Шуй был не уверен, что Цинь Ху учил другие боевые техники клана Цинь, но он уверен, что техника Цинь Ху ничто по сравнению с Одиночным Проворным Кулаком, которому он его обучил! В глазах Цинь Шуй, удары и стойки, выполненные Цинь Ху, выглядят весьма неуклюжими, но это было достаточно для борьбы с Лан Син.
  Зрители арены могли сказать, когда дошло до уровня силы, скорости атаки и движения тела, Цинь Ху был наравне с Лан Син. Однако, только на основе странной техники кулака, что он использует, Цинь Ху полагался на свои проворные руки, чтобы в достаточной мере защититься от Лан Син и даже успешно заставив его отступить на один шаг. После этого обмена, оба участника отступили, Лан Син стоял в стороне с хмурым лицом, разминая свои онемевшие руки, словно получив удар тока.
  Не давая противнику передышку, Цинь Ху бросился вперед, внимательно оценивая наилучший путь атаки. Цинь Ху мог уже считаться осведомленным о расположении слабых акупунктурных точек организма человека и важных меридианах. Однако, встретившись с человеком равным по силе, несмотря на знания позиций и слабых мест, вероятность удара в конкретную акупунктурную точку была не высокая. Даже так, исполнение Цинь Ху было блестящим, а после второго обмена Лан Син был ошарашен.
  Несмотря на его онемевшие руки, Лан Син силой сжал пальцы в кулак и взревел, устремившись к Цинь Ху. Казалось, что он выучил урок, и хотел поставить на свою выдающуюся скорость и движения тела, чтобы бороться с Цинь Ху вместо борьбы в лобовую.
  Цинь Ху спокойно выстоял, несмотря на скорость Лан Син. Цинь Ху знал, если Лан Син хотел победить его, это не будет так легко. Каждый раз, когда Лан Син хотел ударить Цинь Ху, он должен был бы подойти на расстояние удара Цинь Ху с его ужасающими кулаками. Цинь Ху слегка поднял руки и приготовил кулаки, нанося разрушительные атаки при первой возможности. Постепенно реакция Лан Син стала все медленнее и медленнее, в то время как атаки Цинь Ху все быстрее и быстрее! Это был эффект от испытания реальных боевых действий!
  Поскольку правила запрещали атаки, которые могли бы стать причиной смерти, и кроме того между Цин Ху и Лан Син не было ненависти, Цинь Ху воздерживался от атак в акупунткурные точки, расположенные в области головы, которые могли привести к смерти. Выжидая время и подходящую возможность, Цинь Ху, наконец, прыгнул вперед, застав своего противника врасплох. Используя свои ловкие руки, чтобы выполнить Одиночный Проворный Кулак, он переместился за спину Лан Син и умело ткнул в акупунктурные точки Тянь Чжу, Фу Фэнь, Да Чжу, Фэй Юй вокруг шеи Лан Син.
  Даже Цинь Шуй был в восторге от изящного исполнения Цинь Ху. Когда Цинь Ху огляделся, Цинь Шуй с легкой улыбкой, слегка кивнул в сторону Цинь Ху, показывая свое одобрение.
  После боя, клан Лан отправил еще двоих воинов 6 уровня, которые также были побеждены Цинь Ху, в той же искусной манере. На данный момент, не только другие кланы были поражены выступлением Цинь Ху, даже 2-ое и 3-е поколения собственного клана почувствовали, что он был невероятен.
  Постепенно, Цинь Ху проигрывал 7 уровню Боевого Воина. Даже его проигрыш был с триумфом. После чего, 7 уровень Боевого Воина из клана Тун проиграл воину с уровнем 7 из клана Лан, они в свою очередь проиграли девушке из клана Фэнь.
  В конце боя из 7 уровневых единственная кто осталась стоять была Лан Ян. Не было никого кто смог бы с ней состязаться ниже 8 уровня. Глядя на непокорную женщину, стоявшую на арене, которую он любил, сладостно-горькое чувство всплыло в сердце Цинь Ху.
  Действительно, Лан Яр была маленьким гением, гордостью клана Лан. Даже Цинь Ян и Цинь Хуэй потерпели поражение в ее руках. Короткий миг славы, принесший своему клану Цинь Ху, быстро рассеялся, в центре внимания оказался клан Лан.
  Глядя на Лан Ян, которая была в приподнятом настроении и всем своим видом показывая свое высокомерие. После того, как она победила еще одного 7 уровневого участника, который был на пике перехода на следующий, Цинь Бэй стиснула зубы и прыгнула на арену.
  'Вздох, забудь об этом, пусть этот маленький ребенок испытает боль от поражения, это будет полезно для ее дальнейшего развития.' Цинь Хай сказал с горечью.
  Несмотря на разный уровень развития, Лан Ян, будучи на пике 7 уровня, а также Цинь Бэй, которая только что вошла на 7 уровень; Цинь Бэй не показывала страх, в то время как она прищурила глаза и неотрывно наблюдала за Лан Ян.
  Лан Ян уже полностью повзрослела, она уже прошла через период полового созревания, и может обдуманно очаровывать мужчин, они бы цеплялись за кокетливое выражение в ее взгляде. Для сравнения, Цинь Бэй была полностью созревшей розой, которое испускает чистое и живое чувство.
  'Ты не мой соперник, просто послушно отступи, старшая сестра не желает видеть твою боль.' Лан Ян широко улыбнулась, с блеском в ее глазах, они сузились в форме полумесяца.
  'Ах, какая жалость. Даже если она была бы старше, ее характер безусловно мне не подходит. Кроме того, Цинь Ху в нее влюблен.' Цинь Шуй говорил себе, пока смотрел на очаровательное лицо Лан Ян.
  'Десять движений! Мне нужно лишь десять движений, чтобы победить тебя. Если за это время ты продержишься, то я признаю свое поражение.' Цинь Бэй спокойно сказала, от ее слов каждый присутствующий был ошеломлен.
  Даже Цинь Шуй был ошеломлен. Он считал, что Цинь Бэй как кроткий маленький ягненок, оказалось это было не так. Цинь Бэй фактически рискнула всем!
  Возможно, это заявление было унижением Лан Ян, она не ожидала, что Цинь Бэй будет такая дерзкая. Ее улыбка застыла на ее лице, она мрачно сказала: 'Ах так, тогда тебе нужно быть более осторожной.' Лан Ян достала свой светло-голубой острый меч, с которым она побеждала бесчисленное кол-во раз. Цвет меча был таким же прозрачным как вода, его можно сравнить с прозрачными глазами женщины.
  В ответ, Цинь Бэй достала набор рукавиц, которые были сделаны из цепей и оборудованы ими. Рукавицы покрыли полностью ее руки. Она повернула голову в сторону ожидающей ее Лан Ян.
  Цинь Шуй знал, что цепи рукавиц Цинь Бэй были сделаны из шелка ледяного шелкопряда, которого недавно нашли в северных районах. Он был невосприимчив к режущим и рубящим атакам обычного оружия. Ранее под ареной, когда сражался Цинь Ху, Цинь Бэй уже рассказывала Цинь Шуй о происхождении цепей рукавиц. Они были куплены Цинь Луо, в клане Цинь была лишь одна такая пара рукавиц. Это оружие можно считать выше среднего, так как пользователь может двигаться быстро, по сравнению с обычными тяжелыми рукавицами из золота и стали, замедляющие пользователя.
  Цинь Бэй первая сделала свой ход, Цинь Шуй лишился дара речи. Не только Цинь Шуй, даже весь клан Цинь был в шоке. Кто мог знать, что Цинь Бэй уже достигла начальной стадии Шага Лотоса клана Цинь. Объединив Шаг Лотоса с Одиночным Проворным Кулаком это было поистине ослепительное зрелище!
  Конечно, было недостаточно, чтобы описать это изумление. Что действительное было великолепно, так это исполнение Одиночного Проворного Кулака Цинь Бэй, которое было даже эффектнее чем у Цинь Ху. Казалось, что Цинь Бэй уже поняла истинную сущность слов 'Одиночный' и 'Быстрый', она по-настоящему поняла истинную суть этой техники!
  Цинь Бэй была словно свирепый леопард, гибкая и ловкая, но она также обладала властной силой. Она заставила зрителей задыхаться от волнения, когда она приблизилась к Лан Ян.
  'Не удивительно, что этот маленький ребенок посмела заявить такое. Похоже, она хочет использовать психологическое давления битвы в сочетании с инициативой, которую она перехватила, постоянно подавляя Лан Ян.' Цинь Шуй пришел к этому выводу, пока смотрел как Цинь Бэй наносит удары с давлением словно гора Тай, заставляя Лан Ян отступать.
  Чтобы победить в битве, нужно идти путем храбрости к победе. В настоящее время, это описание лучше всего подходило к ситуации между Цинь Бэй и Лан Ян. Сложные удары Цинь Бэй были словно штормы тайфуна. Ее руки словно змеи, безжалостно наносили удары.
  'Восьмое движение!' Сказала Цинь Бэй и ее тело мелькнуло, избегая горизонтального взмаха меча Лан Ян.
  Привыкнув к ударам меча Лан Ян, Цинь Бэй не теряла больше времени. 'Я уже видела все твои техники', сказала она, прежде чем броситься вперед со скоростью метеора, и беспощадно ударив кулаком по Лан Ян в акупунктурную точку Тянь Ту, которая отправила ее в бессознательное состояние.
  Это было девятое движение Цинь Бэй!
  
  
  
  Глава 42. Одно движение.
  После победы Цинь Бэй, зрители замолкли от шока. Даже Цинь Луо был растерян, глядя на главу клана Лан Лан Юй. Его собственная внучка обладала силой сродни сильному ветру, поднимающий листья и победила гения - Лан Ян, которая на два года старше ее.
  Лан Юй неподвижно стоял в недоумении, но через мгновение, он быстро приказал нескольким членам своего клана позаботиться о бессознательной Лан Ян подальше от арены. Цинь Бэй не стала стоять на арене, прежде чем уйти с нее она сказала только одну фразу. 'Я здесь, потому что не могла терпеть ее высокомерия.'
  После своей мирной фразы, Цинь Бэй покинула арену. Но ее слова уже достигли ушей Лан Юй, он тайно сказал в своем сердце, 'Маленькое отродье, твои действия можно считать еще более самонадеянными и тщеславными, чем моей Лан Ян.'
  Несмотря на конкуренцию между великими кланами, они были необходимы, чтобы полагаться друг на друга, они работали вместе, защищая и поддерживая деревню Цинь. К счастью Цинь Бэй была молода, несмотря на ее высокомерные слова, в ее тоне проскальзывали нотки озорства. Кроме того, хитрая леди с пышными формами и парой огненных глаз из клана Фэн, прикрыв рот, звонко рассмеялась, мгновенно развеяв неудобную атмосферу. Взглянув на эту пару пленительных глаз, Цинь Шуй почувствовал порочное жжение внизу, его сердце дрогнуло, а его глаза загорелись желанием.
  'Какая горячая красотка, я не знаю какой счастливчик может обнять ее и уснуть ночью. Взгляните на эти гигантские вершины. Боже мой! Это взрослое и соблазнительное лицо в сочетании с кокетливыми взглядами сверкающие в ее очаровательных глазах, как мог любой мужчина устоять перед ней?' Прошептал Цинь Шуй, зачарованный.
  После чего, арену поделили Цинь Цзы с высокой и стройной леди с пышной фигурой из клана Фэн. В ее руках были две чакры (п.п. индийское метательное оружие) огненно-красного цвета.
  Оружие, которое Цин Цзы решил использовать, удивило Цин Шуй. Это было потому что оружие, которое использовал Цинь Цзы было большим серебристым топором, в высоту Цинь Цзы! Ширина головки топора было около одна треть от человеческого тела, полностью закрывающую грудь и область живота человека.
  Цинь Шуй оценил вес оружия, которое должно быть около 150 цзинь (75 кг). Внушительный вид топора излучает некое психологическое давление, заставляя противника слегка паниковать, только увидев это огромное оружие. Через мгновение они начали дуэль.
  После того как объявили их имена, Цинь Шуй узнал, что эта девушка была из клана Фэн, использующая две чакры в качестве оружия, ее звали Фэн Янь.
  После первого обмена ударов, Цинь Шуй мог сказать, что если противник не воспользуется неожиданной атакой, либо уловкой, то победит Цинь Цзы. Как он и ожидал, Цинь Цзы владел огромным топором, словно ласточка, летящая в небе, не было и намека на неуклюжесть, которое обычно присутствует в обращении с таким громоздким оружием. Его мастерство владения топором было на высоте, которую многие люди не смогут достичь!
  Для сравнения, Фэн Янь в более сложной ситуации. Как женщина, ее силу нельзя сравнивать с Цинь Цзы. Если бы нее превосходная ловкость, она бы давно была побеждена.
  Цинь Цзы спокойно исполнял свои техники, без намека на торопливость в его действиях. Если он чрезмерно нацелится на победу, Фэн Янь может воспользоваться его беспечностью. Цинь Цзы оставался спокойным, было ли это сила или скорости ударов, каждый удар был исполнен в совершенстве.
  'Брат Цинь Цзы, я признаю свое поражение. Спасибо за проявленную ко мне милость!' Фэн Янь отступила, она сказал это в очень спокойной и достойной манере, глядя на Цинь Цзы с оттенком восхищения в ее глазах.
  'Спасибо, что позволила мне выиграть!' Цинь Цзы по-доброму улыбнулся.
  'Я желаю брату Цинь Цзы удачи в следующем бою. Если ты свободен, эта маленькая сестра хотела бы узнать тебя получше.' Фэн Янь застенчиво сказала, повернулась и удалилась с арены.
  'Ооххх~' свист раздался из зала.
  'Этот проклятый маленький ребенок завел роман в середине соревнований.' Прекрасный лидер клана Фэн нежно улыбнулась. После чего она взглянула на Цинь Луо, который счастливо смеялся, он слегка кивнул головой в сторону лидера клана Фэн.
  Соревнование продолжались, Цинь Цзы встретился с другим парнем. Только тогда парень осознал, что Цинь Цзы действительно проявил милосердие, когда он сражался с Фэн Янь.
  Огромный топор с силой сродни торнадо проносился по арене. Очень немногие из 8 уровневых Боевых Воинов могли продержаться более 10 раундов, столкнувшись с ним. Люди всегда притягивались к сильным людям! Особенно, когда взрывная сила была с убийственным намерением, это было чрезвычайно великолепное зрелище. Несмотря на то, что сила Цинь Цзы была далека от тиранической, это было достаточно, чтобы заставить аудиторию смотреть на него в новом свете.
  Цинь Луо не прекращал улыбаться. Цинь Ху, Цинь Бэй и теперь Цинь Цзы, все они в его глазах сияли блеском, подавая пример всему 3-му поколению. Для сравнения, Лан Юй из клана Лан и парень средних лет из клана Тун качали головами в отчаянии. Особенно Лан Юй, прекрасный маленький гений клана Лан проиграла девушке, моложе ее на два года. Не говоря уже о том, что члены клана Лан, которые были направлены против Цинь Цзы все безжалостно разбиты.
  Это было словно Цинь Цзы временно имел божественную мощь. Его крепкое тело переполняла свирепая сила; он выглядел как доблестный генерал, забивающий своих врагов, защищая свои земли. Было больше, чем несколько взглядов, потерянных в восхищении, они были прикованы к его мускулистому телу.
  Какая девушка не хотела иметь такого мужа? Глядя на добродушную улыбку Цинь Цзы, громкие хвалебные голоса вместе с криками восторга от молодых девушек беспрерывно раздавались из-под арены.
  'Этот мир всерьез сумасшедший!' Цинь Шуй качал головой, наблюдая за зрителями.
  Внезапно воцарилась тишина, на арену вошел 9 уровня Тун Ган с зеленым стальным мечом в руках. Цинь Шуй осматривал аудиторию, он знал, что меч был популярным видом оружия людей Мира Девяти Континентов. Действительно, более чем половина аудитории имели в качестве оружия мечи.
  Сталкиваясь с кем-то, кто имел уровень развития выше, чем сам, скорость и свирепость, что показывал Цинь Цзы ранее, начали уменьшаться. Разрыв в развитии между воинами - это было не шутка, и различия в силы были очевидны. Разница в один уровень был сопоставим с огромной пропастью, которую невероятно трудно преодолеть. Конечно, были воины, которые могли победить кого-то на один уровень выше, но процент появления такого человека можно сравнить с перьями феникса и усиками жирафа. Это было крайне редко.
  Тун Ган обрушил нескончаемый поток ударов своего зеленого меча, сравнимые с тяжелыми волнами океана. Каждый раз, когда топор и меч сталкивались, первая волна энергии удара меча блокировалась огромным топором Цинь Цзы, пока вторая волна, с силой равной первой, немедленно устремлялась к Цинь Цзы.
  Наконец, после непродолжительной защиты, энергия Цинь Цзы постепенно уменьшалась, в конце концов он был побежден. Тем не менее, он заработал уважение аудитории, а голоса одобрений и искренние аплодисменты звенели, пока Цинь Цзы покидал арену.
  Соревнование продолжалось, Фэн Сишуй победил Тун Ган, но в итоге проиграл Лан Е. Все они использовали мечи, но после наблюдения их битв, Цинь Шуй презрительно фыркнул. Неважно как он наблюдал, он чувствовал, что удары меча наносимые этими 9 уровневыми Боевыми Воинами из других кланов были просто ужасны в его глазах. Их мечи были слишком медленными и жесткими.
  Последний соперник, бросивший вызов Лан Е, был гением клана Цинь, Цинь Ю. Глядя на Цинь Ю, Цинь Шуй не мог не вздохнуть. Прочность тела Цинь Ю, особенно спины и талии, можно сравнить с тигром и медведем соответственно. И особенно его бицепсы, по крайней мере на 30% больше чем у Цинь Цзы. Его оружием было пара гигантских молота, каждый был размером с серебристый большой топор Цинь Цзы. Молоты были крайне загадочны. Никто не знал какие материалы были использованы для создания этих молотов, которые светились тусклым черным светом.
  Даже зрители были ошарашены, что... уровень силы членов 3-го поколения безумен! Есть ли необходимость каждому из них владеть таким гигантским оружием?
  Цинь Цзы и Цинь Ю были оба сыновьями Цин Цзян, они были братьями по крови!
  Цинь Ю, который был на 10 уровне Боевого Воина, только выполнил единственное движение своими гигантскими молотами, вынудив Лан Е покинуть арену. Владея обоими молотами, он помчался к Лан Е, закрутившись как волчок. Танец двух молотов был таким быстрым, что не было открытых мест и отлично скоординированы, что было непробиваемым даже ветром.
  В этот момент улыбки вспыхнули на лицах всего клана Цинь. Один удар... Только одним ударом Цинь Ю заставил выйти Лан Е из соревнований. Цинь Ю даже сдерживался во время удара. Если бы он не сдерживался, то даже не смотря на 9 уровень Боевого Воина, даже Лан Е был распылен между двумя молотами.
  После короткого молчания, фанатичные крики и возгласы раздавались из аудитории. Цинь Ю стоял на вершине арены с лицом, наполненный коварством, словно у гоблина. Вместе с массивным строением тела, он излучал демонический шарм, молодые девушки в волнении выкрикивали одобрения.
  Однако после этого, лицо, которое было знакомо Цинь Шуй появилось на арене и холодно воскликнуло: 'Я также хочу сражаться!'
  'Бу Фань, перестань нести чушь.' сказал Ситу Нань Тянь.
  'Забудь об этом, так как Бу Фань уже ступил на арену, пусть дети вместе поиграют!' Лан Ю улыбаясь сказал.
  'Хмм, поскольку брат Лан так сказал... как на счет остальных?' Ситу Нянь Тянь посмотрел на судей, спрашивая их мнения.
  Остальные судьи быстро согласились, такая ситуация была довольно распространенным явлением.
  'Одно движение, если я не смогу победить тебя одним движением, то эта битва закончится моим поражением!' Ситу Бу Фань насмешливо улыбнулся. В глазах Цинь Шуй, Ситу Бу Фань выглядел идиотом, глупо выкрикивая такое бессмысленное заявление, пытаясь заставить трепетать аудиторию.
  
  
  
  Глава 43. Великолепный удар Цинь Шуй.
  'Одно движение, если я не смогу победить тебя одним движением, то эта битва закончится моим поражением!' Ситу Бу Фань насмешливо улыбнулся. В глазах Цинь Шуй, Ситу Бу Фань выглядел идиотом, глупо выкрикивая такое бессмысленное заявление, пытаясь заставить трепетать аудиторию.
  Тем не менее, Цинь Шуй знал, что несмотря на манию величия Ситу Бу Фань, он должен был видеть боевую силу Цинь Ю, и все же, он все-таки осмелился выйти на арену и заявил такое. Уровень развития Ситу Бу Фань должен быть на пике Боевого Воина или возможно он уже прорвался в область Боевого Командующего.
  Цинь Ю, глядя на красивого и высокомерного парня перед ним, почувствовал внезапный порыв разбить своими молотами голову Ситу Бу Фань.
  Цинь Шуй не чувствовал ничего, кроме отвращения, когда он смотрел на тошнотворную улыбку на лице Ситу Бу Фань. Какой напыщенный козел!
  'Вперед мальчик, я дам тебе первые три хода, если я не сделаю это... Я боюсь, что ты даже не сможешь атаковать меня.' Услышав это, лицо Цинь Ю исказилось в отвращении. Он не терял времени, и бросился вперед, орудуя своими парными молотами с богатырской силой. Быстро и яростно!
  Ситу Бу Фань словно плавающий лист в середине торнадо, спокойно уклонился от удара влево, в результате Цинь Ю промахнулся.
  'Первое движение!'
  Услышав провокацию Ситу Бу Фань, Цинь Ю попытался разрубить своими молотами, с взрывной скоростью словно молния, Ситу Бу Фань. Все также насмешливо, Ситу Бу Фань мгновенно отступил и продолжил свою провокацию.
  'Второе движение!'
  Только Ситу Бу Фань закончил говорить, в этот момент он уклонился от атаки двух молотов; Цинь Ю соединил оба молота вместе в положение, напоминающее знак '?'. Он сформировал оружие шириной более 5 м, выполняя свою ураганную технику, кружась словно волчок, с такой же стремительной скоростью прямо к Ситу Бу Фань.
  На мгновение, сама арена задрожала от ужасающей силы вызванной техникой Цинь Ю. Однако, Ситу Бу Фань использую свою необычную технику движения, делал полшага вперед, назад, влево и вправо. Уклоняясь от удара молотов на расстоянии в тонкую бумагу. Его уровень мастерства был таков, что даже в разгар своих атак Цинь Ю изменял направления атаки своих молотов!
  'Третье движение!'
  'Аххх!' Цинь Ю снова взревел. Неизвестно если он так паниковал или подбадривал себя, он маневрировал своими парными молотами снова, целясь в грудь Ситу Бу Фань.
  В этот момент, Ситу Бу Фань скривил свои губы, образовав неприятную улыбку, он ударил своим кулаком. Когда он ударил, из его кулака вылетели волны слабого зеленого света, окутывая его, создавая впечатление, что его кулак увеличился в размере!
  'Ча Ча!'
  'Пу!'
  Первый звук произошел во время удара кулака об оружие, а второй звук от Цинь Ю невольно выплюнувший свежую кровь. Он был вышвырнут из арены от воздействия удара и потерял сознание.
  'Ох, мне очень жаль, я и так сдерживался. Кто мог подумать, что брат Цинь Ю был таким слабым, что случайно получит травму из-за меня.' Ситу Бу Фань беспечно сказал, в это же время восхищенно посмотрев на свой кулак. 'Что за пафосная сволочь!' Цинь Шуй не мог ясно мыслить, увидев это, гнев исказил его лицо.
  Цинь Луо был также задет, но он быстро восстановил свое самообладание. После того, как Цинь Ю унесли для лечения, на лицах всех членов клана Цинь отобразилась злость.
  'Уровень Боевого Командующего, он должно быть достиг этого уровня!' Перешептываясь, зрители арены начали свою дискуссию.
  'Впечатляюще, он действительно одним ударом победил Цинь Ю, я полагаю, что он должен быть как минимум на 2 уровне Боевого Командующего.'
  'Чушь, что вы знаете. По моим наблюдениям, он должен быть Боевым Командиром 5 уровня. Мой двоюродный брат, будучи Боевым Командиром 2 уровня, но по сравнению с Ситу Бу Фань он все еще слишком слаб', возразил тощий юноша.
  'Ах, я вижу, брат. Твой двоюродный брат действительно потрясающий, может смогу подружиться с ним в будущем?'
  'Без проблем!' ответил тощий юноша.
  'Интересно, твой двоюродный брат занят на днях, у него будет время встретиться?'
  'О, конечно у него было бы время, но какая жалость, он был убит 2 года назад!' Тощий юноша покачал головой, депрессивно вздыхая.
  Парня, который разговаривал с худощавым юношей стошнило кровью и потерял сознание, 'Мертвые люди... Я не хочу встретить мертвецов буээээ..................
  Ситу Нан Тянь старался изо всех сил подавить восторг в своем сердце и едва сделал это. Про себя он сказал: 'Что за сборище деревенщин, сражаться, чтобы увидеть кто сильнейший? Даже если ты сильнейший, и что? В конце концов, только с одного удара ты проиграл моему внуку. Посмешище, что за пустая трата времени.'
  Как главный судья, он не мог разразиться смехом, поэтому хитрый старый лис мог только фальшиво растеряться, тихо кашляя.
  Стоя на арене и глядя на восхищенные лица зрителей, Ситу Бу Фань улыбался все шире и шире. Цинь Шуй почувствовал тошноту, глядя на отвратительную улыбку на его лице. Не выдержав больше, Цинь Шуй выпрыгнул на арену.
  'Это ты? Ты хочешь бросить мне вызов?' Ситу Бу Фань нахмурил свое лицо. Он наслаждался восхищенными взглядами как неожиданно, он увидел другого юношу, вышедшего на арену. Это действие словно пощечина по его лицу, он пытается украсть его славу?
  Глядя на этого показушного ублюдка, Цинь Шуй давно хотел ударить его в лицо и заставить ползать по земле.
  'Цинь Шуй!'
  Цинь Шуй слышал, как Цинь Юи звала его, беспокойство омрачило ее прекрасное лицо. Повернув голову, он спокойно показал жестами Цинь Юи, что все под контролем и не стоит волноваться.
  'Одно движение, если я не смогу победить тебя за одно движение, то я признаю свое поражение!' Цинь Шуй знал, что лучший способ унизить высокомерного ублюдка, это воспользоваться его собственными словами.
  Ситу Бу Фань возненавидел Цинь Шуй еще с первой встречи. Он чувствовал угрозу от него. Его собственная невеста Ши Цин Чжуан известна как ледяная принцесса. Она никогда не разговаривает с любыми парнями, даже если это ее собственный жених - Ситу Бу Фань! Тем не менее, она говорила с Цинь Шуй!
  Услышав заявление Цинь Шуй, что он победит его одним движением, Ситу Бу Фань громко рассмеялся. Но даже прежде чем он закончил смеяться он резко поперхнулся, услышав знакомую провокацию от Цинь Шуй.
  'Вперед мальчик, я дам тебе первые три хода, если я не сделаю это... Я боюсь, что ты даже не сможешь атаковать меня.' Цинь Шуй сказал это имитируя поведение Ситу Бу Фань ранее.
  Зрители не могли сдержаться, поскольку начали смеяться. Ситу Бу Фань знал, что слова, произнесенные Цинь Шуй, были насмешкой над его поведением ранее. Все его высокомерие сменилось обжигающим чувством намерения убийства, его лицо было потеряно действием Цинь Шуй.
  С яростным выражением лица, Ситу Бу Фань бросился вперед, ударив кулаком и целясь в грудь Цинь Шуй, но Цинь Шуй с помощью Призрачного Шага, словно лист летящий в торнадо, имитировал действия Ситу Бу Фань и слегка уклонился влево.
  'Первое движение!'
  Зрители на короткое время были ошеломлены, но быстро взревели от смеха. Все слова и действия Цинь Шуй на арене были точно такими же, как и Ситу Бу Фань ранее!
  'Ах!' У Ситу Бу Фань больше не было надменного выражения, он сам не знал почему при каждой встречи с Цинь Шуй он испытывал необъяснимый гнев настолько сильный, что его кровь вскипала.
  'Второе движение!'
  Цинь Шуй легко увернулся от разъяренного удара Ситу Бу Фань.
  Ситу Бу Фань больше не смел недооценивать противника, он наконец использовал технику кулака. Оба его кулака испускали слабый зеленый свет, посылая нескончаемый град ударов в Цинь Шуй с несравненной молниеносной скоростью. Со стороны Цинь Шуй был в трудном положении, но внутри он был спокоен, используя Призрачный Шаг, растворяясь и выходя из тени, уклоняясь от ударов в последний момент.
  'Третье движение!' Цинь Шуй выплюнул слово, вызывая ненависть Ситу Бу Фань, поднявшуюся до небес.
  'Ты, кусок дерьма, если у тебя действительно есть способности, то не уклоняйся, давай напрямую схлестнёмся!' Наполненный убийственным намерением, 'Буум, буум!' Звуки его ударов кулака разносилось эхом в воздухе, Ситу Бу Фань увеличил скорость и нацелился на жизненно важные области голова Цинь Шуй. Кажется, что Ситу Бу Фань больше не заботился о своей гордости и правилах соревнований. Он стремился убить!
  Действительно разъярён, Цинь Шуй смотрел на все более отчаянные удары Ситу Бу Фань. Цинь Шуй больше не колебался и полностью придал своим рукам божественную силу, вливая энергию Ци от Древней Техники Усиления, он резко выстрелил обе свои ладони в воздух. С его силой в 20000 Джин, он поймал руки Ситу Бу Фань в середине его серий ударов.
  'Ка Ча!'
  'Пу!'
  'Аргх!'
  Первый звук произошел, когда взрывной удар прервал атаку Ситу Бу Фань. Второй звук раздался от взрывного удара в его грудь, заставив выплюнуть свежую кровь. И наконец, третий звук прозвучал перед тем как Ситу Бу Фань потерял сознание. Усилиями Цинь Шуй, Ситу Бу Фань вылетел из арены.
  'Это ты хотел схлестнуться со мной напрямую, так что не вини меня за это.' Цинь Шуй посмотрел на свои руки и застенчиво сказал: 'Ох, мне очень жаль, я и так сдерживался. Кто мог подумать, что брат Бу Фань был таким слабым, что случайно получит травму из-за меня.'
  Однако, на этот раз никто не смеялся. Все зрители молча смотрели на Цинь Шуй, словно их голоса были украдены нереальной ситуацией только что произошедшей. Даже клан Цинь смотрел на него, словно пораженные молнией. Цинь Шуй застенчиво почесал голову, приняв выражение хорошего поведения и сказал: 'Я здесь, потому что не мог терпеть его высокомерия.'
  Под ареной, услышав это, лицо Цинь Бэй начало краснеть от смеха. Она безостановочно смеялась, даже после того как начали течь слезы. Это было последнее, что она сказала, после победы над Лан Янь!
  
  
  
  Глава 44. Церемония совершеннолетия.
  Став свидетелями безупречной победы Цинь Шуй над Ситу Бу Фань, Цинь Луо на мгновение онемел, но он сумел восстановиться. Взглянув на Ситу Нан Тянь стоящего с каменным лицом, неловко смеясь каждый раз, когда Цинь Луо вспоминал слова Цинь Шуй, сказанные после того как он вышел из арены, и он невольно поежился. 'Я всего лишь Боевой Воин 3 уровня. Все знают, я мусор в развитии. Мне удалось победить просто потому, что у меня больше грубой силы, чем у других.'
  Не было ли это эквивалентно пощечины в лицо предыдущим участникам соревнования? Тем не менее, Цинь Луо любил это. Человек должен быть таким! Сила решает все, только с достаточной силой ты имеешь право голоса.
  Ситу Нан Тянь хотел найти яму и спрятать свое лицо. Даже после тысячи размышлений, не важно сколько он думал, он никогда не ожидал, что такой мусор как Цинь Шуй мог победить его внука! Только теперь он узнал, что 'мусор', который был всеми высмеян в деревни Цинь, был спрятанным тузом. Качая головой, он выдохнул 'Цинь Луо... Ах ты старый лис.'
  Ситу Нан Тянь не знал, что Цинь Луо также был в неведении относительно настоящей силы Цинь Шуй!
  Изначально Ситу Нан Тянь планировал взять с собой Ситу Бу Фань, который был Боевым Командующим 3 уровня, полностью подавить членов клана Цинь. Кто знал, что произойдет обратное, превратив клан Ситу в посмешище, это может распространиться даже в городе Ста Миль.
  После боя решили, что Цинь Шуй стал самым молодым экспертом клана Цинь. За одну атаку он настучал Боевому Командующему 3 уровня Ситу Бу Фань до бессознательного состояния. Какой силой он обладает в действительности? Минимум, чтобы сделать такое, он должен иметь уровень развития на один или два уровня выше чем Ситу Бу Фань.
  Хотя он заполучил свою долю внимания, Цинь Шуй знал, что в скором времени будут проблемы. Во-первых, давайте не будем говорить о других вещах, только допрос его семьи принесет ему головную боль. К счастью, Цинь Шуй уже давно предвидел что такой день наступит и уже приготовился. Ложь, которую он неохотно скормил Цин Юи в этом году будет светом, ведущий его из этого тоннеля.
  После того как Цинь Шуй сошел с арены, он мог видеть выражения членов клана третьего поколения, начиная от восхищения, удивления, уважение и даже обожание. В прошлом, третье поколение всегда смотрели на Цинь Ю, восхищаясь его мышцами и взрывной силой. Однако, только сейчас они обнаружили, что 'мусор' в глазах окружающих, был человек, который значительно превзошел то, что люди считали воплощением силы. Человек, который молча терпел их грубые слова и мучения, скрывает свою истинную силу, пока не появилась причина ее использовать. Как они могли не восхищаться Цинь Шуй?
  Все в клане Цинь знали, что Цинь Шуй всегда тратил все свои усилия, игнорируя еду и напитки, все ради улучшения его развития. Несмотря на это, его всегда называли мусором. Если бы он не работал так усердно, и его сила была бы низкой, тогда люди бы говорили, что он никто иной как ленивая задница. Если бы он работал еще усерднее, но без успехов в развитии, люди бы только сказали, что он глупый и бестолковый. Действительно, сила это все. Слабость означает, что независимо от того, что ты делал, ты будешь не прав.
  По сравнению с членами третьего поколения, второе поколение и Цинь Луо только почувствовали огромный шок к показанной силе Цинь Шуй. Человек, который обладал силой, не смотря на свое клеймо мусора. Из года в год он терпел усердное развитие закаливая себя, выдерживая одиночество и страдая от саркастичных замечаний и сплетен окружающих. Пятнадцатилетняя молодежь на самом деле имела психическую стойкость, чтобы нести все это?
  После того как Цинь Юи увидела Цинь Шуй, она помчалась к нему заключая его в объятия. Этот ребенок все время был сильным, терпя все это. Ее ребенок действительно вырос. Она знала, что причина, почему Цинь Шуй затрачивал столько сил на развитие была в том, что ранее, независимо от того, что он делал, он был неспособен развиваться! Теперь, когда небеса дали ему шанс, конечно он схватит его.
  Что Цинь Юи не знала было то, что истинная причина почему Цинь Шуй так старался, чтобы требовать возмещения за нее! Восстановление человека, изгнанного из законного дома, ее мужа! Если бы она узнала, что Цинь Шуй старается ради нее, то она, вероятно, была бы ошарашена.
  'Малыш Шуй, ты настолько силен. Я тоже не могла терпеть отвратительные действия показушного ублюдка Ситу Бу Фань. Страдающий от иллюзий, что он самый сильный в мире. Он просто воняет высокомерием! Но сейчас, это здорово! Малыш Шуй фактически раздавил его одним движением, и даже заставил его отхаркиваться кровью. Даже если он выздоровеет, его лицо и гордость исчезнут.' Цинь Бэй радостно говорила, словно она была той, кто победил Ситу Бу Фань. Она возбужденно болтала, улыбаясь все шире и шире.
  'Хаха говори о себе. Маленькая Бэй, ты лучше жди, когда Лан Янь найдет тебя. Ты заставила ее испытать такой позор.' Цинь Шуй смеялся, прерывая болтовню Цинь Бэй.
  Цинь Шуй знал, что будет 'сеанс допроса'. Вскоре, как и ожидалось, под пристальным взглядом Цинь Луо, Цинь Шуй в очередной раз кормил ложью о старике в горах, что однажды рассказал Цинь Юи, остальным членам второго поколения. Хотя, они не спешили верить ему, но результаты, которые он показал ранее, не могли лгать. Что вижу, в то и верю? Цинь Шуй прославился, тратя огромные усилия на развитие!
  Даже так, у них все еще были сомнения относительно того, почему Цинь Шуй был не способен прорваться через третий слой Искусства Синего Лотоса. После обсуждения, они могли только сделать вывод, что тело Цинь Шуй не подходило для развития Искусства Синего Лотоса.
  После битвы, имя Цинь Шуй звучало по всей деревне Цинь, он стал примером для молодого поколения. Первоначально, когда Цинь Шуй был помечен как мусор, у него было невыразительно лицо, и никто не смотрел на него дважды. Теперь, когда он знаменит, все вдруг поняли какое у него утонченное лицо. За последние несколько дней, Цинь Шуй обнаружил, что много людей, которых он не знал приходили говорить с ним. Было даже много женщин в деревне, бросавшие застенчивые взгляды на него. Все это вызывало у Цинь Шуй растерянность, должен он плакать или смеяться. В дополнении к этому, было много предложений брака, однако все они были отвергнуты Цинь Шуй. Что он хотел сейчас это добраться до царства СяньТянь. Как можно беспокоится о том, что не получил жену?
  В течении 10 дня китайского нового года, Цинь Шуй и остальные прошли церемонию совершеннолетия. Церемония была самая важная в мире девяти континентов. Брак, рождение детей, создание семьи и начало собственной карьеры, со всем эти можно смириться, но только после того, как ты пройдешь церемонию совершеннолетия.
  Чтобы отметить церемонию совершеннолетия, нужно поклониться небу, земле и своим предкам. Вместе с Цинь Шуй проходили церемонию Цинь Шань и Цинь Ши.
  Цинь Шань не любил развитие, так что его отправят в город Ста Миль управлять бизнесом клана Цинь. Цинь Ши с другой стороны был увлечен развитием, но к сожалению, его талант был ограничен, и он только достиг 4 уровня Искусства Синего Лотоса в возрасте 16 лет.
  До этого думали, что все троя из них будут отправлены из деревни для помощи в бизнесе клана Цинь в город Ста Миль. Они не ожидали, что Цинь Шуй словно сияющий драгоценный камень упавший с неба.
  Особенно Цинь Луо, он чувствовал, что ситуация произошла слишком быстро, словно была нереальной. Первоначально, после того как клан Ситу унизит клан Цинь, победив Цинь Ю одним ударом, никто бы не подумал, что мусор семьи выскочит и отбросит назад по турнирной таблице клан Ситу. В тот момент, Цинь Луо был в шоке, не в силах поверить своим глазам.
  'Ах, счастье обычно происходит в самые неожиданные моменты.'
  --
  Церемония совершеннолетия быстро закончилась, теперь, когда все знали потенциал Цинь Шуй, как они могли отправить его только для ведения бизнеса?
  Вопреки ожиданиям, Цинь Шуй добровольно захотел отправиться в город Ста Миль и помочь Цинь Юи. Столкнувшись с огромным кол-вом возражений, даже от Цинь Юи. Цинь Шуй не смягчился. Приняв решение о чем-то, он редко передумывает. В конце концов, смешав ложь с истиной и сказав Цинь Луо, что его развитие достигло критической стадии и вероятно испытав новые вещи это поможет ему в дальнейшем развитии...
  
  
  
  Глава 45. Божественная калечащая таблетка.
  Празднование нового года будет закончено только в конце месяца. Церемония совершеннолетия завершилась на десятый день нового года. Клан Цинь сейчас был счастлив как никогда. Особенно случай с Цинь Шуй, когда он победил высокомерного Ситу Бу Фань, глубоко отпечаталось в сознании каждого, подняв свой престиж на новый уровень.
  Одиночный Проворный Кулак, в особенности, когда его используют Цинь Ху и Цинь Бэй, имел силу свыше нормы. Не было секретом, что именно Цинь Шуй был тем, кто обучил их. Другие члены клана Цинь могли только завидовать, но слишком стеснялись просить Цинь Шуй обучить их этой технике.
  Цинь Луо имел высокую дальновидность, он увидел преимущества Одиночного Проворного Кулака и был восхищен этой техникой. Он уже подходил к Цинь Шуй для обсуждения, если Цинь Шуй позволит всем членам клана Цинь развивать эту особую технику кулака. Одним из основных пунктов развития этой техники было оттачивания ловкости и гибкости своих рук. Это будет только на пользу членам клана в будущем если они начнут использовать другие техники.
  Цинь Луо догадывался, что техника Одиночного Проворного Кулака была не секретной. Так как Цинь Шуй уже обучил Цинь Ху и Цинь Бэй этой технике, он надеялся, что Цинь Шуй попросит своего учителя (древнего старика), чтобы он обучил других членов клана также.
  'Нет проблем!' Цинь Шуй ответил прямолинейно. Во-первых, техника была открыта, когда он начал тренировать Древнюю Технику Усиления. У него не было учителя (древнего старика). Во-вторых, для тренировки Одиночного Проворного Кулака талант был очень важен. Даже если он распечатает копии и распространит их по всей деревне это будет бессмысленно. Единственных кого он обучит этой технике будут члены его клана.
  После того как Цинь Ю выздоровел он погрузился в глубокую депрессию. Лучший ученик клана Цинь третьего поколения, не мог даже заблокировать единственный удар Ситу Бу Фань. Он своими руками опозорил весь клан Цинь.
  Глядя на депрессию своего сына, Цинь Цзян попытался поднять ему настроение рассказывая, что произошло после того как он потерял сознание. Цинь Ю чувствовал, что эта история была полным вымыслом. Это было слишком неправдоподобно, особенно то, что Цинь Шуй победил Ситу Бу Фань одним ударом. Если бы не тот факт, что так много людей были свидетелями этого события, то никто бы не поверил в такое. Услышав эту историю, Цинь Ю собрал нескольких близких друзей и даже пошел подтвердить это к Лан Е из клана Лан. У Лан Е была репутация человека, который не обманывал, наконец он поверил, что история была правдивой.
  Только после проверки Цинь Ю немного оправился от депрессии. Тень самодовольного лица Ситу Бу Фань отпечаталось в его сознании, словно дурной сон. Он не мог не винить себя, что недостаточно силен чтобы раздавить своими молотами голову Ситу Бу Фань. Цинь Ю мог только жалеть о том, что не смог лично увидеть, как Цинь Шуй сделает посмешищем Ситу Бу Фань.
  Цинь Ю всегда был импульсивным человеком. Не оправившись от ран, он уже вскочил с постели и бросился искать Цинь Шуй. Цинь Цзян мог только смотреть на быстро отдаляющийся силуэт Цинь Ю, качая головой. Он знал, что таков был его сын и его бесполезно останавливать.
  Цинь Шуй был в шоке, обеспокоенно глядя на бегущего к нему Цинь Ю. Разве Цинь Ю не должен быть в постели выздоравливать? Как он мог даже бегать?
  'Ай, Цинь Ю, ты должен хорошо отдохнуть, так как ты получил травму!' Цинь Шуй сказал с улыбкой, когда он смотрел на своего младшего двоюродного брата.
  Цинь Ю покачал своей головой, проигнорировав его вопрос.
  'Я слышал, что малыш Цинь Шуй отделал Ситу Бу Фань как маленького щенка, и я почувствовал себя лучше.' Цинь Ю взглянул на Цинь Шуй, его глаза блестели от восторга.
  Цинь Шуй знал, что Цинь Ю был воплощением силы среди третьего поколения, он всегда уважал тех, кто был сильнее его. Он был тем, кто обладал взрывной силой, о чем свидетельствует его выбор оружия.
  'Хе-хе, я посчитал его пафосную рожу раздражающей. К счастью, у меня было достаточно сил, чтобы выбить его из арены. Только представь его заносчивость, а потом ее сбили через несколько минут.' Цинь Шуй покатывался со смеху, болтая с Цинь Ю.
  'Хехе!' Привлекательный голос полный смеха витал вокруг.
  'Как вам двоим не стыдно унижать кого-то за его спиной?' Цинь Юи слышала их разговор о Ситу Бу Фань и подавляя желание открыто рассмеяться нежно ругала их.
  'Мама!', 'Тетушка!'.
  'Цинь Шуй, я передала остальные 6 Столетних Огненных Плодов Силы твоему дедушке. Он был очень счастлив, когда увидел эти плоды, и сказал мне, что даст тебе что-нибудь в качестве компенсации.' Цинь Юи сказала с сияющей улыбкой на лице.
  Цинь Шуй был мгновенно ошеломлен. Он знал, что Цинь Луо имел доступ к сокровищнице, расположенной внутри секретной комнаты, в которой хранятся все ценные предметы предыдущих поколений клана Цинь.
  Оправившись от удивления, Цинь Юи позвала обоих с собой для встречи с Цинь Луо. 'Цинь Ю, после встречи с дедом, не забудь попросить у него два плода. Не волнуйся, я помогу тебе убедить вашего дедушку.' Цинь Юи сказала Цинь Ю, похлопывая его по плечу. 'С тетушкой здесь, несомненно будет доля и для тебя.'
  'Спасибо тетушка!' Цинь Ю был так взволнован, что его лицо покраснело. Он всегда был склонен к силе. Теперь, когда он узнал, что плоды увеличат его силу на 1000 джин как он мог оставаться спокойным? Если бы его сила увеличилась на 1000 джин, он бы так просто не проиграл Ситу Бу Фань.
  Прибыв в дом своего дедушки, Цинь Луо расслабленно наслаждался днем, поливая растения во дворе. По его высокому и прочному телу, невозможно определить возраст. Ему было более 100 лет! Тем не менее, учитывая продолжительность жизни экспертов ХоуТянь, он был только среднего возраста. Жаль, что Цинь Луо был одиноким. С тех пор как его жена умерла, он никогда не женился и зависел от себя, воспитывая своих детей. Теперь, когда его внуки выросли, члены второго поколения поощряют и поддерживают его на второй брак. Однако Цинь Луо отказался вступать в брак.
  'Папа!'
  'Дедушка!' Цинь Шуй и Цинь Ю поздоровались с Цинь Луо.
  'Хахаха, отлично!' Цинь Луо был в приподнятом настроении, и все знали, что причина этому был Цинь Шуй. Скорее всего, после высокомерных действий Ситу Бу Фань, клан Цинь не потерял своей репутации в городе Ста Миль. В будущем, когда клан Цинь будет вести свой бизнес в городе Ста Миль, он не будет находиться под постоянным давлением.
  Тем не менее, сейчас было по-другому. Цинь Шуй легко одолел одного из молодых мастеров четырех великих кланов города Тысячи Миль и косвенно затронул их гордость. Должно быть бесчисленное количество претендентов ждущих его в городе для высвобождения своего гнева.
  'Цинь Шуй, так как ты дал нам Столетние плоды, я позволю выбрать любой предмет, который тебе понравится из сокровищницы клана Цинь. В конце концов, мы не можем слепо принять твою доброту без возмещения компенсации.' сказал Цинь Луо.
  Это было в первый раз, когда Цинь Шуй пришел в эту комнату. Комната была простая и без украшений и состояла только из кровати, книжной полки, стола и набора стульев.
  'Дедушка, что вы говорите, мы же одна семья! Хотя плоды были ценны, эффект не может быть сложен. Единственный правильный выбор для меня отдать их вам. В конце концов, я часть клана Цинь!' Тепло сказал Цинь Шуй с оттенком непоколебимости в своем голосе. Его дедушка всегда любил его. Он мог вспомнить, когда он был молод, Цинь Луо прошел весь путь до города Ста Миль, чтобы купить 100-летний фиолетовый женьшень для лечения.
  Цинь Луо был очень счастлив, но несмотря на это, он все еще хотел, чтобы Цинь Шуй попросил что-нибудь, так как это было правило клана Цинь. Те, кто сделал вклад всегда получит вознаграждение.
  Смотря на решительного Цинь Луо и на легкий кивок Цинь Юи, дающая свое согласие, Цинь Шуй решил попробовать свою удачу...
  'Хмм, если это так, мог бы дедушка дать мне Калечащую божественную таблетку?'
  
  
  
  Глава 46. Обстоятельства рождения Цинь Шуй.
  'Хмм, если это так, мог бы дедушка дать мне Калечащую божественную таблетку?'
  Просьба Цинь Шуй почти довела Цинь Луо до сердечного приступа. Сложные эмоции застыли в его глазах, когда он смотрел на Цинь Шуй. 'Ты должен знать о последствиях Божественной Калечащей Таблетки. Сейчас у тебя яркий и почти безграничный потенциал, поэтому нет никакой необходимости даже думать об этой таблетке.'
  'Да, Шуй, твой дедушка прав. Ты не должен искушать себя внезапным увеличением силв и похоронить свой будущий потенциал!' Цинь Юи едва оправившись от шока из-за просьбы Цинь Шуй, спешно пыталась убедить его передумать. В конце концов, это она рассказала о последствиях Божественной Калечащей Таблетки.
  Горечь возникла в сердце Цинь Шуй. Его будущий потенциал был безграничный, но в настоящее время он застрял в проклятом узком месте, неспособный сделать прорыв! Этот шаг на 4 небесной уровень, он неспособен его преодолеть в течении 6 лет... целых 6 лет!
  'Я понимаю, дедушка, мама, будьте уверены, я не буду делать того, что повредит мой будущий потенциал.' Цинь Шуй показал ободряющую улыбку, только он один понимал свою беспомощность, которую чувствовал.
  Услышав непоколебимую уверенность Цинь Шуй, Цинь Луо и Цинь Юи слегка расслабились, но не сдавались, постоянно напоминая о пагубных последствиях этой таблетки снова и снова.
  Невольно Цинь Шуй уже стоял на вершине 3-его поколения, и стал ослепительной звездой клана Цинь. Все, за исключением Цинь Шуй, были влюблены в него и в его будущие достижения. Цинь Шуй не нравилось быть в центре внимания, раскрывая способности так скоро. В конце концов, можно ли сравнивать его нынешние способности с поистине чудовищными развивающимися воинами континента? Только из-за того, что Ситу Бу Фань был таким раздражающим, и ради будущего клана Цинь, у него не было выбора, кроме как выйти на арену. Также была еще одна причина, спрятанная глубоко в своем сердце.
  'Это из-за того, что у чертова Ситу Бу Фань невеста Ши Цинь Чжуан. Если мне не комфортно, тогда конечно, я должен помешать этому, тогда мне станет легче!' Думая об этом, Цинь Шуй тихо вздохнул. Он не знал почему именно Ши Цинь Чжуан продолжала появляться в его сознании.
  Цинь Шуй покачал головой, пытаясь очистить свой разум от таких мыслей. Мысль о Ситу Бу Фань заражающий ледяную холодную красоту было достаточно, чтобы его эмоции вышли из-под контроля в виде пылающих волн гнева. Сила и власть. Только эти две вещи были важны в мире девяти континентов. С достаточной силой он мог сделать все что пожелает, и даже взять тех, кого захочет.
  В то время как Цинь Шуй терялся в своих мыслях, Цинь Луо достал запечатанный ящик и передал его Цинь Шуй. 'Поскольку ты не передумал, дедушка выполнит твое желание... но Цинь Шуй, ты должен обещать мне, что никогда, даже не при каких обстоятельствах не воспользуешься этой таблеткой. Если ты это сделаешь, любые надежды на область СяньТянь растворяться в воздухе, словно облако дыма. Твоя мать и я с нетерпением ждем твоего будущего прогресса. Имей это в виду.'
  Даже сейчас, Цинь Луо напоминал Цинь Шуй об опасности Божественной Калечащей Таблетки. Он опасался, что Цинь Шуй будет чувствовать, что область СяньТянь слишком трудно достичь. Также, в будущем будут силы, которые спровоцируют или унизят его, Цинь Шуй в порыве отчаяния, может воспользоваться Божественной Калечащей Таблеткой, похоронив свой потенциал.
  В конце концов, церемония совершеннолетия уже была проведена и Цинь Шуй уже не мальчик, он официально считается взрослым. Цинь Луо верил, что он все обдумает и примет правильное решение. Так как мужчина всегда имеет свои секреты, Цинь Луо не спрашивал по какой причине ему понадобилась Божественная Калечащая Таблетка. 'Вздох, если бы я знал, что он попросит именно это...' Цинь Луо качал головой. Если бы он знал, что Цинь Шуй захочет Божественную Калечащую Таблетку, он не был бы таким настойчивым предлагая Цинь Шуй выбрать любой предмет из сокровищницы клана!
  Цинь Шуй поблагодарил своего дедушку, получив запечатанную коробку. Он заметил, что у Цинь Ю покраснело все лицо, казалось, что он хочет что-то сказать, но не хотел прерывать ранний разговор.
  'Дедушка...' После раздавшегося слово не было других звуков в течении долгого времени.
  Цинь Луо улыбнулся, его любимым внуком был Цинь Ю, когда он был еще ребенком, таким образом, как он мог не знать, о чем думал Цинь Ю? Каждый раз, когда он что-то хотел, Цинь Ю показывал особое выражение на своем лице. Цинь Луо только что получил шесть 100-летних Огненных Фруктов Силы, а также Цинь Ю с таким выражением лица. Как Цинь Луо не мог понять, что хочет его внук?
  'Хахаха, малыш, я знаю, что ты хочешь Столетние Огненные Фрукты Силы. Я дам два тебе без вопросов, но ты должен обещать мне, что ты будешь стараться и работать усерднее. Кроме того, после увеличения твоей силы, ты можешь бесцельно бросать вызов другим, хвастаясь своей силой. Если хочешь кому-то бросить вызов, то сразись со своим братом Цинь Шуй.' Сказав это, Цинь Луо достал 2 Столетних Огненных Фруктов Силы и передал их Цинь Ю.
  Цинь Шуй и Цинь Юи радостно наблюдали как Цинь Ю заметно волнующийся, держал плоды. В этот момент, можно было видеть смесь удивления, радости, искренности и благодарности к Цинь Юи в глазах Цинь Ю.
  Затем они втроем отошли и Цинь Ю сказал: 'Тетушка, брат Цинь Шуй, я сейчас пойду и увеличу свою силу. Я встречусь с вами после этого.' Он даже не дождался их ответа, развернулся и ускакал во всю прыть.
  Глядя на рвение Цинь Ю, Цинь Юи засмеялась и сказала Цинь Шуй: 'Твой маленький двоюродный брат Цинь Ю не сможет спокойно спать несколько дней, он слишком взволнован.'
  'Хехе, именно. В этом мире помешанном на развитии нет ничего радостнее, чем большое повышение в силе?' Цинь Шуй улыбнулся.
  После возвращения домой, Цинь Шуй решил открыть запечатанную коробку посмотрев на печально известную Божественную Калечащую Таблетку. Внутри коробки лежала маленькая белая бутыль размером с ладонь. Только Цинь Шуй захотел открыть ее, он был немедленно остановлен Цинь Юи.
  'Опрометчиво открывать его Шуй, или эффективность таблетки со временем уменьшится.'
  Цинь Шуй прекратил свои действия, 'Хмм, просто взглянуть запрещено?' Цинь Шуй действительно хотел знать, как выглядит эта печально известная таблетка.
  'Нет.' Уверенно ответила Цинь Юи.
  Если я не могу взглянуть на нее, то просто возьму ее с собой. Сегодня был 15-ый день месяца. Это была дата Фестиваля Фонарей в предыдущем мире. Такие игры как отгадывания загадок не было популярно в мире девяти континентов, но вся деревня была оживленной, суетящийся с шумом и волнением. Люди были везде, словно каждый кто жил в деревне гуляли на улице, наслаждаясь праздничной атмосферой Дня Фестиваля Фонарей.
  'Мама, там так оживленно, давай не будем оставаться запертыми здесь.' Цинь Шуй хотел хорошо провести свое время и насладиться праздничным настроением вместе с Цинь Юи. Кроме того, такая возможность была редкой для обоих из них.
  'Хорошо!' Цинь Юи с радостью согласилась.
  В конце концов, как и во время нового года, Цинь Шуй и Цинь Юи решили поехать в город Заходящего Феникса. Единственная разница была в том, что при встрече с Цинь Шуй многие приветствовали его!
  Особенно для младших возрастных групп. Сила в этом мире была словно богатство в его предыдущем мире с точки зрения статуса. Цинь Шуй в глаза молодых людей считался как 'чрезвычайно богатым'.
  Заставило Цинь Шуй криво улыбаться было то, что там было много обаятельных красавиц, которые по своей собственной воле первыми представлялись Цинь Шуй, заставляя его нервничать и искать место, чтобы скрыться. Это было впервые за две его жизни, когда красивые девушки первыми говорили с ним.
  'Цинь Шуй, смотри туда, очаровательная красавица прямо там, с интересом поглядывает на тебя.' Цинь Юи радостно дразнила Цинь Шуй, показывая пальцем в определенном направлении.
  Цинь Шуй посмотрел в то направление, его взгляд упал на 5-6 летнюю маленькую девочку, чьи прелестные черты лица словно вырезаны из нефрита, красивая словно кукла. Маленькая девочка с любопытством смотрела на Цинь Шуй.
  'Ого, действительно красавица, но только после 20 лет.' Смеялся Цинь Шуй, нежно улыбаясь маленькой девочке.
  Когда они вернулись обратно в клан Цинь уже наступил сумрак. Солнце медленно садилось, окрашивая всю землю тусклым красным цветом. И мать, и сын болтали, сидя на креслах, расположенных во дворе.
  Через несколько мгновений Цинь Шуй решил, что настало время получить обещанные ответы от Цинь Юи.
  'Мама, ты когда-то обещала мне кое-что. Ты можешь рассказать мне сейчас о прошлом? О моем отце?' обычно мягкий тон голоса Цинь Шуй превратился в стальной, несмотря на то, что он пытался замаскировать его.
  
  
  
  Глава 47. Обстоятельства рождения Цинь Шуй(2).
  'Мама, ты когда-то обещала мне кое-что. Ты можешь рассказать мне сейчас о прошлом? О моем отце?' обычно мягкий тон голоса Цинь Шуй превратился в стальной, несмотря на то, что он пытался замаскировать его.
  Дрожь пробрало тело Цинь Юи от горечи в сердце, она вздохнула: 'Будь что будет.'
  Глядя на Цинь Шуй, Цинь Юи постепенно успокоилась. Однако, она не ожидала, что Цинь Шуй уже имел представление о 70-80% всей истории.
  'Цинь Шуй, ты уже взрослый человек, даже если бы ты не просил меня, я бы все равно тебе все рассказала.' вздохнула Цинь Юи.
  Цинь Юи колебалась некоторое время и сказала: Янь Чжун Юэ хорошо запомни это имя, поскольку это имя твоего отца. Чжун Юэ потомок клана Янь из страны Янь Цзян. Клан Янь считается закрытым кланом, одним из основных существующих кланов во всей стране Янь Цзян, с глубоко укоренившимися корнями и связями более чем 1000 лет. Полномочия клана Янь настолько ошеломляющие, что они могут полностью уничтожить другой клан легким взмахом пальца или растоптать их.
  Предаваясь воспоминаниям, Цинь Юи продолжила.
  'Твой отец имел прямую родословную и был одним из лидеров в своем поколении'. После разговора, Цинь Юи мягко улыбнулась Цинь Шуй и продолжила: 'Если посмотришь на него, то несомненно узнаешь, ты очень на него похож.'
  'В тот год, мы случайно встретились, когда он пришел к западному горному региону, вблизи нашего клана для развития. Ты веришь в любовь с первого взгляда? Ах... Это случилось с нами. Однако, старейшины из его клана категорически запретили нам быть вместе сказав, что я не достойна его любви, не говоря уже о том, чтобы стать частью известного клана Янь. Позже, твой отец проигнорировал их, оставив страну Янь Цзян и с радостью переехал сюда, чтобы жениться на мне.'
  'Через два года у нас родилась дочь'. Остановившись на мгновение, чтобы еще больше удивить сына, она продолжила: 'Эта была твоя старшая сестра... Однако, счастье длилось не долго, члены клана Янь нашли нас. Твоей старшей сестре было 5 месяцев, когда старейшины клана Янь захотели разделить нас. Они хотели, чтобы Чжун Юэ ушел с ними, поскольку уже был заключен другой брак, устроенный со старшей дочерью из клана Сяо.
  'Власть клана Сяо в стране Янь Цзян уступала только клану Янь. Старшая дочь клана Сяо имела очень властный характер и долгое время любила твоего отца еще с детства. Эта было больше чем любовь, она была почти одержима. Думая заключить союз через брак, клан Янь естественно не было против. В конце концов, когда два самых сильных клана в стране Янь Цзян объединятся, даже если были разногласия с другими кланами, не было никаких причин отказываться от этого союза. С их точки зрения всей картины, они решили пожертвовать любовью между твоим отцом и мной... Для клана Янь те, кто не мог принести никакой выгоды в лучшем случае будут использованы в качестве пешки, а затем их выбросят.' Цинь Юи подавила рыдания и продолжила.
  'Твой отец не согласился, но как клан Янь мог сдаться так легко? Пригрозив уничтожением всей деревни Цинь и моей жизнью, твой отец мог только покорно подчиниться. Но и это был не конец. Для страховки они даже забрали мою маленькую дочку с собой, и только оставили единственное предупреждение. 'Если ты когда-нибудь рискнешь сделать хоть один шаг в клан Янь, мы создадим твой дочери судьбу намного хуже, чем смерть.'
  'С этим предупреждением, они преуспели в том, что хотели сделать. Они разделили нашу семью и подстраховались безопасностью твоей старшей сестры, ни я, ни твой отец больше никогда не пытались встретиться все эти годы.'
  'Только я действительно почувствовала, что вся надежда в мире была уничтожена, на пике депрессии и в шаге от безумия, именно тогда я почувствовала жизнь в своей утробе... Я была беременна тобой малыш Шуй... Ты моя надежда и спасение, ты вывел меня из тьмы к свету.'
  'Малыш Шуй, мое самое сокровенное желание посетить клан Янь, но я не хочу идти туда хнычущей, словно попрошайка. Я хочу прийти туда с величием и гордостью, чтобы снова увидеть свою дочь. Все эти годы... я даже не знаю, как она жила, не знаю, есть ли кто любящий ее.' После этого Цинь Юи больше не могла контролировать свои эмоции, слезы свободно лились ручьем с ее лица, она положила свою голову на плечо Цинь Шуй, дрожа с каждым вздохом.
  Цинь Шуй выдохнул, даже не осознавая, что держит в руках. Оказывается, его ранние предположения были далеки от истины. Он никогда не мог подумать, что эти старейшины клана Янь воспользуются такими отвратительными методами, вынудив их расстаться и забрали у них старшую сестру. Он всегда считал, что это отец отказался от них.
  Обнимая Цинь Юи, он сдерживал слезы в своих глазах. Сколько Цинь Юи страдала, испытав эти психологические пытки и все же она должна была нести этот груз в одиночестве.
  'Не волнуйся мама, что они сделали с тобой, я сделаю так, чтобы они полностью заплатили за все'. Цинь Шуй спокойно заявил, словно затишье перед бурей.
  Его стальной голос был заполнен уверенностью. Давление, исходившее от Цинь Шуй было крайне угнетающим. Цинь Юи может только чувствовать мщение в своем сердце.
  'Цинь Шуй, не относись к этому серьезно. Все что я хочу для тебя, чтобы ты прожил свою жизнь в мире и счастье, а не в мести. Пожалуйста, будь счастлив малыш Шуй, я не хочу видеть, чтобы ты встал на путь, от которого не будет возврата, ты и понятия не имеешь на сколько могущественен клан Янь. Причина, по которой мама тебе рассказала все эти вещи, так как ты должен это знать. Но если ты действительно встанешь на путь мести и с тобой что-то случиться, я не знаю, как я буду жить дальше. Кроме того, все это случилось давно в прошлом, шрам на моем сердце уже зажил' Цинь Юи выдавила слабую улыбку, посмотрев на Цинь Шуй.
  Несмотря на это, слова, сказанные ранее отпечатались внутри него. 'Мое самое сокровенное желание посетить клан Янь, с величием и гордостью увидеть свою дочь.' Цинь Шуй знал, Цинь Юи так просто не сдастся.
  Он был уверен, что Цинь Юи определенно планирует посетить клан Янь. Даже если это будет означать смерть, она все равно отправится туда, даже если она пойдет туда в качестве попрошайки, она бы все равно отправилась без стеснения, все ради собственной дочери!
  'Мама, не волнуйся, я никогда не хвастался, и не лгал тебе. Пять лет. Дай мне пять лет, и я растопчу весь клан Янь. Определенно. Верь в меня. Всего пять лет - это все что я прошу. За эти пять лет я хочу, чтобы ты жила счастливо и не думала о посещении клана Янь. Если ты действительно уйдешь и с тобой что-то случится, я уничтожу всех и каждого с фамилией Янь. Разорву их корни (п.п. имеется в виду родословная) и уничтожу любые следы их существования. Я человек слова.' Цинь Шуй беспокоился и у него не было выбора, кроме как потянуть время. Только после того как он станет сильнее он сможет выполнить свое обещание.
  Цинь Юи успокоилась от слов Цинь Шуй. Когда он сказал, что, если с ней что-нибудь случится, он предаст забвению предков клана и уничтожит весь клан Янь. Она подсознательно чувствовала, Цинь Шуй в будущем хватит сил для этого, но не могла сказать почему.
  После утешения Цинь Юи, она успокоилась, но пылающий огонь зажегся в ее сердце. Пять лет, Цинь Шуй сказал ей подождать пять лет, могут ли они посетить клан Янь с высоко поднятой головой через пять лет?
  После рождения Цинь Шуй, Цинь Юи мечтала, что, когда он вырастет и станет мастером своей техники развития, Цинь Шуй сможет вернутся в клан Янь и потребует обратно свое наследие и родословную. Но кто знал, что Цинь Шуй родится с болезненным телом и не сможет осваивать техники развития?
  Это было все принятие желаемого за действительное, она вскоре поняла, как клан Янь мог заботиться о внебрачном ребенке без таланта к развитию техник усиления? Было много других гениев в клане Янь в конце концов. Это было очень распространено, когда потомки клана Янь развлекаются с другими женщинами, оставляя после себя внебрачных детей, не говоря уже о том, что связи в таком большом клане будут слабыми и напряженными, все было основано на прагматизме и преимуществах.
  Еще тогда, Цинь Юи решила, что Цинь Шуй проживет мирную жизнь в деревне Цинь. После того как он вырастет и заведет собственную семью, тогда он отправится один в клан Янь, искать новости о ее дочери и любимом человеке, которого она всегда любила.
  Действительно, Цинь Шуй был частично прав о некоторых вещах. Исходя из этого, он мог сделать вывод, что ему повезло не поддаться депрессии в тот момент.
  Каждый раз, когда он видел безнадежное выражение в глазах Цинь Юи, Цинь Шуй мог чувствовать волны нарастающей боли в своем сердце. Небеса были справедливы, они посчитали целесообразным предоставить ему сродство с кулоном Инь-Янь, в свою очередь, он будет развивать технику усиления поставив на кон свою жизнь, в надежде однажды встретится с кланом Янь.
  На самом деле, это цель была поставлено Цинь Шуй давно, только сейчас, услышав всю историю, он подтвердил свое решение и продолжит смотреть вперед. Цинь Шуй понял, что не должен затмить свой разум и сердце ненавистью. Он знал, что разрушительные эмоции будут только отдалять его от поставленной цели.
  'Мама, все будет в лучшем виде, больше не волнуйся. В будущем просто оставь этот вопрос мне. Однажды, клянусь, я позволю всем в этом мире узнать свое имя и что ты моя мать.'
  
  
  
  Глава 48. Непрекращающееся очарование.
  Цинь Шуй всегда хотел, чтобы Цинь Юи не держала в себе печаль и тревоги, выразив свои самые глубокие мысли. Только сделав это, она сможет расслабиться. В течении стольких лет Цинь Юи переносила эту боль в полном одиночестве, каждый раз беспомощно вздыхая при вспоминании о случившимся. Поделившись проблемой значит вдвое ее уменьшить (п.п. Британский афоризм). Теперь она не будет нести это бремя в одиночку. Цинь Шуй был полон решимости разделить бремя и поклялся Цинь Юи, что он пойдет с ней в клан Янь через 5 лет.
  После их разговора, Цинь Шуй записал суть техники Одиночного Проворного Кулака на листе бумаги, в том числе схему всех меридианов и акупунктурных точек человеческого тела. В конце концов, Одиночный Проворный Кулак имел только одно движение. В какой степени остальные члены клана Цинь смогут освоить эту технику зависит от их собственного уровня понимания.
  В этот период времени, после выздоровления Лан Янь, она сразу же бросила вызов Цинь Бэй, желая смыть позор и унижения, которое получила на соревновании. Однако, из-за своей гордости, она не пришла лично бросить вызов, послав слуг вместо нее.
  В глазах Цинь Шуй, Цинь Бэй была маленьким дьяволом и под маской жизнерадостного человека скрывался разум полный озорных идей. В конце концов, у Лан Янь не было никакого выбора, кроме как прийти лично, так как независимо от того как Лан Янь пыталась спровоцировать или бросить вызов Цинь Бэй, она просто игнорировала ее. Она оставляла только один и тот же ответ: 'Так или иначе, твой проигрыш был засвидетельствован всеми, так что ты можешь говорить все что ты хочешь до тех пор, пока люди могут в это поверить.' Лан Янь была в ярости, что аж тошнило кровью, когда она услышала это. Не имея другого выбора, она могла только ответить: 'Хорошо, очень хорошо... Берегись в следующий раз.'
  'В следующий раз? Какой следующий раз? Я все еще буду каждый раз раскатывать тебя по земле, когда мы будет драться.' Цинь Бэй безжалостно возразила, не заботясь о позоре Лан Янь на публике. Цинь Шуй почти мог видеть дьявольские рога, растущие из головы Цинь Бэй, в то время как она тихо улыбалась.
  Что касается техники Одиночного Проворного Кулака, который Цинь Шуй передал членам 3-го поколения, то они все были довольны. Они часто спаринговались друг с другом, используя технику кулака и соревновались в том, кто больше сможет раскрыть потенциал техники. Все знали, что Одиночный Проворный Кулак состоял только из одного движения, чем выше твое понимание техники, тем больше возможностей применения ты сможешь придумать. Таким образом, все усердно тренировали технику, оттачивая ловкость и гибкость своих рук и запоминали жизненно-важные акупункутрные точки в человеческом теле.
  Между членами 3-го поколения была постоянная конкуренция. С тех пор как Лан Янь узнала, что именно Цинь Шуй обучил Цинь Бэй технике, с помощью которой одержала победу в битве, она также начала активно ненавидеть его. При каждой их встрече, Цинь Бэй ненавистно и свирепо смотрела на него.
  Цинь Шуй, который давно повзрослел, отказался опускаться до уровня Лан Янь. Он только чувствовал, что Лан Янь была словно ребенок, напоминая ему Ситу Бу Фань.
  Цинь Шуй до сих пор ежедневно усердно тренируется. Помимо тренировки в течении дня, он заходит каждую ночь в Область Фиолетового Нефрита Бессмертия. Несмотря на это, у него не было никакого признака прорыва к 49-му кругу циркуляции Ци. Недавние повторные неудачи заставили почувствовать Цинь Шуй сокрушительное поражение, которое никогда прежде не испытывал.
  Глядя на ветви Повышающего Энергию Дерева, с которого Цинь Шуй взял плоды, он наблюдал как росли новые фрукты. Тем не менее, Цинь Шуй знал, что для полного созревания плода должен пройти год в Области Фиолетового Нефрита Бессмертия.
  Цинь Шуй планировал уехать в город Сотни Миль через несколько дней. После этого он планировал приобрести саженцы обычного класса и выращивать их внутри пространственной области. 'Обычный класс и что? Он все еще мог получить неплохую прибыль за продажу столетних трав через год. С деньгами он мог купить саженцы высших классов, а затем воспользоваться ими самому.'
  Цинь Шуй возлагал большие надежды на духовные травы, он хотел изучить искусство созданий таблеток и стать алхимиком. Только тогда все знания и формулы духовных таблеток откроются в его голове, у него больше шансов по сравнению с другими, чтобы достичь царство СяньТянь. В том году, когда старейшины клана Янь насильно разделили Цинь Юи и Янь Чжун Юэ, Цинь Юи упоминала, что старейшины клана Янь с силой СяньТянь могут уничтожить всю деревню Цинь взмахнув своим пальцем. Все зависит от уровня твоей силы!
  'СяньТянь была важнейшая граница для достижения других сфер развития. Воин, сделавший шаг в область СяньТянь может считаться достигшим небес. Тем не менее, для каждого человека, который смог ступить в область СяньТянь, появлялись бесчисленные миллионы других преград.'
  Думая о Божественной Калечащей Таблетке, которая была у него, Цинь Шуй сильно хотел воспользоваться ей, чтобы преодолеть 4-ый небесный уровень. Однако, он не забывал о риске, он понимал, как только он ей воспользуется, то вероятность войти в область СяньТянь была близка к нулю, и он никогда не сможет отомстить за Цинь Юи в своей жизни.
  Без других вариантов, Цинь Шуй может только стиснуть зубы и продолжать усердно тренировать технику усиления в Области Фиолетового Нефрита Бессмертия. У него было сильное чувство, что в тот момент, когда он прорвется к 49-му кругу циркуляции Ци, в этот же момент он войдет в 4-ый небесный уровень Древней Техники Усиления.
  ---------
  Сегодня был посетитель клана Цинь, из-за которого Цинь Шуй сильно волновался. Этот человек был судьей на ежегодных соревнованиях от клана Фэн. Эта была очаровательная леди, что ему приглянулась! Цинь Шуй глубоко дышал, это было тем, что мы называем взрослая женщина, зрелая как персик, с ее колыхающимися округлыми формами, как будто она была соблазнительницей, особенно эти две огромные вершины, качающиеся спереди. Ее платье было настолько обтягивающим, что можно надеяться, как ее двойные вершины вырвутся в любой момент. Цинь Шуй думая об этом пустил слюну.
  Стройная и гибкая талия, округлый низ, нежная и сливочная кожа и пара очаровательных глаз. Из-за совокупности всех этих факторов Цинь Шуй неспособен определить фактический возраст леди из клана Фэн.
  Когда она взглянула на Цинь Шуй, ее красивые глаза пронеслись мимо, в тот момент, Цинь Шуй мог видеть, насколько они были очаровательны. Казалось, они были наполнены определенным выражением туманности в сочетании с намеком восхищения, который был способен затронуть глубочайшие чувства всех, кроме мужчин с сильной волей.
  'Хмм, зрелые женщины, в самом деле мои любимые!' Финь Шуй взволнованно фантазировал.
  'Цинь Шуй правильно? Как и следовало ожидать, трудно даже для меня, увидеть твой истинный уровень силы.' Ее прекрасный голос был чрезвычайно приятен на слух. Просто слушая ее голос, пробуждалось чувство комфорта в его сердце.
  'Да, я Цинь Шуй! А вы?' Цинь Шуй решил спросить напрямую.
  'Мое имя Фэн Уси из клана Фэн, но ты можешь звать меня тетушка Си!' В этот момент, голос Цинь Луо, наполненный смехом, стелился вокруг.
  'Тетушка Си, рад встретить вас!' послушно ответил Цинь Шуй.
  'Ах, старейшине Цинь Луо действительно повезло, такой молодой герой появился в 3-ем поколении в вашем клане Цинь. Это заставляет всех остальных вам завидовать!' Фэн Уси смеялась, хваля обоих одной фразой.
  Цинь Луо пригласил Фэн Уси в свою гостиную и внезапно по пути, Фэн Уси протянула руку и схватила Цинь Шуй за руку, потянув его с собой. Потрясенный внезапным движением, Цинь Шуй даже не смог среагировать, его разум оцепенел, слепо следуя за Фэн Уси. Он не знал, что Фэн Уси посчитала его чрезвычайно очаровательным, поскольку она могла видеть признаки нервозности, смешанные с волнением на его покрасневшем лице.
  Цинь Шуй мог чувствовать, что руки Фэн Уси были гладкими и шелковистыми на ощупь. Кровь прилила к его голове, когда они посмотрел на Фэн Уси, казалось, что она беспечно шла впереди.
  'Эхх, она обращается со мной как с ребенком!'
  Цинь Шуй щелкнул языком от небольшого раздражения и расширил свои ноздри, вдыхая аромат, испускаемый Фэн Уси, его сердце забилось быстрее. Такой редкий тип зрелой женщины, интересно, с кем она спит ночью.
  Цинь Шуй чувствовал, что был чрезвычайно злым, его разум был наполнен сценами из художественных фильмов, который он смотрел в предыдущей жизни. Он фантазировал о том, как он делает это с Фэн Уси, будучи звездами из видео, пробуя все позиции...
  Только после того как они вошли в гостиную, Цинь Шуй пришел в себя от своих фантазий.
  'Какой грех!' Цинь Шуй был зажат между молотом и наковальней, и молча ругал себя за свои прежние мысли.
  'Я здесь, чтобы обсудить вопрос между Юэ Жу из моего клана и вашим Цинь Цзы. Эти двое вполне совместимы друг с другом, так что я хочу устроить брак между ними, что вы думаете?'
  Цинь Шуй знал, что Юэ Жу (п.п. анлейтер изменил имя девушки, ссылаясь на оригинал) была той, кто сражался с Цинь Цзы во время ежегодных соревнований. Он потер нос, думая: 'Думаю они поженятся в ближайшее время.'
  
  
  
  Глава 49. Таинственная Фэн Уси.
  Еще во время ежегодного соревнования зрители взяли на заметку взаимную заинтересованность между Фэн Юэ Жу и Цинь Цзы, особенно лидеры обоих кланов.
  После ежегодного соревнования решили, правда с ее слов, Фэн Юэ Жу искала Цинь Цзы под предлогом обмена опытом. Взаимодействия между ними начали становится все чаще и чаще, и от горячих взглядов, которыми они обменивались, можно видеть, как они уже упали в бушующую реку любви.
  Особенно после того, как клан Фэн увидел выступление Цинь Шуй на ежегодных соревнованиях, они решительно согласились улучшить свои отношения с кланом Цинь через брачный союз.
  Таким образом, Фэн Уси лично приехала, надеясь устроить брак как можно скорее!
  'Отлично, отлично, этот вопрос решен. Завтра я заставлю Цинь Цзян лично приехать в клан Фэн и доставить подарки по случаю скорого союза и после этого мы выберем благоприятную дату для двух влюбленных вступающих в брак.' Цинь Луо захохотал. Он был в очень хорошем настроении.
  'Хахаха, старейшина Цинь Луо действительно прямой человек. Я думаю эти двое молодых влюбленных будут чрезвычайно рады услышать об этом.' Фэн Уси слегка улыбнулась и только сейчас она перестала сжимать руку Цинь Шуй.
  'Ах дедушка, брат Цинь Цзы женится?' Цинь Шуй казался пораженным, но небольшое волнение можно было услышать в его голосе.
  'Ага! Взрослый мужчина и женщина должны поженится. Твоему брату Цинь Цзы уже 26, и его талант в развитии может рассматриваться в лучшем случае чуть выше среднего. Настало его время создать семью и помочь с бизнесом клана.' ответил с улыбкой Цинь Луо; без намека на сожаление в своем голосе.
  'Кеке, Цинь Шуй, ты ревнуешь, что твой брат Цинь Цзы женится? Ты хочешь, чтобы тетушка Си познакомила тебя с красивыми девушками, которых я знаю? Я действительно не знаю кому из этих леди повезет выйти за тебя.' Фэн Уси мягко дразнила Цинь Шуй.
  Как мог старик Цинь Луо не видеть намерения Фэн Уси? Это было нормально для людей показать фаворитизм. Фэн Уси имела ясный ум и доброе сердце с чрезвычайно высоким уровнем предвидения. Он знал, что она не воспользуется Цинь Шуй.
  Цинь Луо также скрывал восхищения к этому молодому лидеру клана Фэн. Ее уровень развития входил в первую тройку во всей деревне Цинь. Цинь Луо знал, если бы не несчастный случай произошедший в прошлом, уровень развития Фэн Уси не просто был на таком же уровне, и мог даже считаться словно фениксом, парящим сквозь девять небес.
  Услышав, как Фэн Уси говорила о браке, Цинь Шуй в уме размышлял. До тех пор, пока не решится вопрос с кланом Янь, он даже не мог рассматривать возможность брака. Сейчас Цинь Шуй хотел продолжить идти своим путем для обретения силы, поэтому у него не было желания флиртовать с девушками.
  'Тетушка Си, я еще молод, поэтому временно оставлю эту идею.' ответил Цинь Шуй, счастливо хихикая. В своем сердце, даже Цинь Шуй почувствовал к себе отвращение за свои действия, которые он сделал. 'Ах, если я был все еще в своем мире я бы непременно получил премию за лучшего актера'.
  Действительно, после того, как он прибыл в этот мир, его личность изменилась. Являясь спокойным и собранным снаружи, оставляя хорошее впечатление о себе, и показывал свою истинную сущность, когда никого не было рядом. К примеру, когда все идет не так, он может ругаться и сквернословить только когда никого нет рядом. Когда закончились ежегодные соревнования, хорошее впечатление о нем переросло в восхищения. Цинь Шуй стал образцовым примером для младших поколений.
  'Кеке, не нужно спешить.' Фэн Уси улыбнулась, в этой улыбке Цинь Шуй заметил нотку коварства. Качая головой, он подумал, что ему показалось, но спустя мгновение он понял, что не ошибся. Выражение лица этой зрелой женщины было соблазнительным и притягательным.
  Закончив обсуждение брачного союза, Фэн Уси сразу ушла. Однако перед отъездом, она пригласила Цинь Шуй, сказав ему приезжать в клан Фэн как можно чаще. В конце концов, два клана скоро будут связаны.
  'Цинь Шуй, эта особенная женщина ест людей, даже глотая их скелеты, тебе лучше быть осторожным. Если бы не тот случай, она бы не пришла сюда.' Цинь Луо загадочно предупредил его, прежде чем замолчать.
  Цинь Шуй чувствовал, что его дедушка пытался сказать что-то между строк, но глядя на выражение Цинь Луо, Цинь Шуй знал, что его дед не собирался вдаваться в подробности. Он сказал столько в попытке предупредить его. Теперь, когда Цинь Шуй был настороже, не было необходимости Цинь Луо продолжать беседу.
  В течении следующих нескольких дней, Цинь Шуй присоединился к остальным членам 3-его поколения для тренировок. По сравнению с прошлым, было много учеников, пришедших раньше, чтобы позаниматься с Цинь Шуй в надежде, что он даст им советы в их развитии.
  После нового года, Цинь Шуй решил последовать за Цинь Юи, чтобы помочь ей в бизнесе в городе Ста Миль. Сначала, все старейшины клана Цинь были шокированы его просьбой. Однако, видя непреклонного Цинь Шуй, вместе с заготованной замаскированной ложью, в конце концов под влиянием его аргументов у них не осталось выбора, кроме как согласиться с его пожеланием.
  Помимо своего 3-го дяди и его жены, которые остались в городе Ста Миль праздновать новый год, Цинь Юи была ответственной за сопровождение Цинь Цзы, Цинь Шань, Цинь Ши и Цинь Шуй в город Ста Миль.
  Цинь Ю и Цинь Ху хотели также уехать, но Цинь Луо отказал их просьбам, сказав им не делать глупости и отнестись к этому серьезно. Цинь Луо тихо вздохнул: 'Цинь Шуй уже пошел наперекор правилам клана Цинь. Эти хлопоты из-за его силы.' Впоследствии, Цинь Луо мог только посмеяться.
  Путешественники запрыгнули в экипаж, который был запряжен двумя гигантскими лошадьми. Увидев двух лошадей, Цинь Шуй вспомнил породистого скакуна Ши Цинь Чжуан. Тем не менее, следуя своим мыслям, он вспомнил высокомерного ублюдка - Ситу Бу Фань.
  Был только один маршрут путешествия для тех, кто хотел пойти в город Ста Миль. Ширина дороги была достаточной для двух экипажей. Рельеф дороги был полностью горным, что делало его трудным для плавной езды. Таким образом, путешественникам понадобиться около четырех часов, прежде чем они смогут прибыть к месту назначения.
  Пейзаж хоть и не был наполнен видами густых лесов и открытых морей, тем не менее был живописным. Было много различных типов и форм захватывающих скал и камней вдоль пути, которые привлекли интерес Цинь Шуй. 'Когда я стану сильнее в будущем, я должен оставить свои следы на всех континентах этого мира'.
  Путешествуя в дороге, особенно сидя в повозке, может быть довольно неинтересным и скучным. Беседа между ними вскоре стала средством скоротать время, и вскоре все познакомились друг с другом.
  Мало того, что они из одного клана, они также были родственниками. Таким образом, их отношения улучшались после знакомства.
  Особенно для Цинь Ши, который был сыном Цинь Хэ и имел обстоятельства аналогичные Цинь Шуй. Он прекрасно ладил с Цинь Шуй. Цинь Ши был чрезвычайно увлечен развитием, но его талант был ограничен, он только достиг 4-го уровня Искусства Синего Лотоса. Не говоря уже о том, что их возраст был примерно одинаковый. Цинь Шуй лишь на месяц старше него. Видя, как Цинь Шуй удалось преодолеть свои пределы и достигнуть такой силы, Цинь Ши не терпелось познакомиться с Цинь Шуй, в надежде получить от него совет по развитию.
  Цинь Шуй очень сильно восхищался личностью Цинь Ши. Он был словно зеркальным отражением себя, разделяя ту же участь. Цинь Шуй не мог не думать, что его судьба могла быть и такой, если бы не его произошедшее случайное событие.
  Несмотря на потраченные усилия, из-за отсутствия таланта, Цин Шуй был обречен быть не в состоянии развиваться. Тем не менее, он никогда не сдавался и не жаловался; уверенно идя вперед.
  'Мы приедем в город Ста Миль в ближайшее время, и после этого я приведу вас всех в 'Юй Хэ', чтобы насладиться вкусной едой!'
  
  
  
  Глава 50. Процветающий город Сотня Миль.
  'Мы приедем в город Ста Миль в ближайшее время, и после этого я приведу вас всех в 'Юй Хэ', чтобы насладиться вкусной едой!'
  Глядя на счастливую Цинь Юи, Цинь Шуй пришел к выводу 'Юй Хэ' должен быть одним из лучших трактиров в городе.
  Вскоре, они смутно могли увидеть огромные городские стены города. Когда запряженная лошадь остановилась у городских ворот, Цинь Шуй не мог сравнить зрелище перед его взором и драмами, которые он смотрел в прошлой жизни.
  Городские стены были высотой в 15 метров и толщиной 30 метров. Цинь Шуй воскликнул от удивления, когда он определил толщину стены. Все стены были вырезаны из огромных плит камня Лазурита. Однако, что действительно поразило Цинь Шуй, он не мог найти никаких трещин при детальном рассмотрении!
  'Действительно, это мастерство двух мастеров, архитектора и конструктора! Скрытые в глубине его сознания также была информация касательно искусства и мастерства архитектуры и строительства. Это только потому, что он их еще не разблокировал.
  Мало того, что городские стены прочные и высокие, громадные черные металлические ворота выглядели несравненно толстыми и тяжелыми, испуская угнетающее чувство.
  'Чтобы открыть эти стальные ворота потребуется по крайней мере силы двадцати человек.' Объясняла Цинь Юи увидев, как Цинь Шуй смотрит на них.
  По обе стороны от входа, по стойке смирно, стояли 30 охранников. Они носили желтую форму боевых гвардейцев, держа в руках острые мечи.
  Также там было два охранника, ответственные за проверку вещей тех, кто входит и выходит из города и каждый посетитель, который хочет войти в город должен заплатить пошлину в размере 1 медной монеты! Для тех, кто ехал в повозке должны заплатить в 2 раза больше, в то время как купцы с караванами должны платить четырехкратно!
  Очень быстро, настала очередь повозки клана Цинь платить пошлину. К большому удивлению Цинь Шуй, два охранника просто помахали им и отошли в сторону, позволяя им проехать бесплатно. 'Мама, почему нам не нужно платить пошлину?'
  Цинь Юи слегка улыбнулась, 'Несмотря на то, что мы не очень могущественный клан у нас еще есть небольшая известность и авторитет в этом городе. В конце концов, они должны воздать нам должное из-за твоего дедушки будучи на пике царства СяньТянь. Также из-за твоего второго дяди, который недавно достиг 10 уровня Боевого Командующего.'
  Въехав в город, глаза Цинь Шуй начали светиться от волнения. Просторные улицы были шириной около 50 метров, а дороги вымощены мрамором. Было настолько просторно, что Цинь Шуй не мог увидеть всю улицу не покрутив головой.
  Подумать только, что город Сотни Миль мог быть до такой степени процветающим. Только на строительство городских стен, а также мраморных улиц должны были потратить бессчетное кол-во силы и ресурсов. На улицах не было простых магазинов и гостиниц, все они выглядели чрезвычайно богатыми.
  Торговые магазины были по обе стороны улицы, а толпа создавала шумную атмосферу. Улицы были очень просторные; кроме обычных лошадей были и другие экзотические свирепые чудища тянущие торговые повозки.
  Чудесные достопримечательности в любом направлении оставляя Цинь Шуй плененным. Он сосредоточил свое внимания на всем боясь пропустить что-нибудь интересное. Случайно, он сосредоточил свое внимание на странно выглядевшего зверя, который тянул повозку.
  'Ого! Ого! Большой парень, кто это? Почему он такой огромный?' Цинь Шуй указал на красного зверя, который весил, примерно, как пять быков.
  'Это огненный бык. Не обращай внимание на его громадный размер, на самом деле у него мягкий характер. Хотя его скорость считается средней, уровень силы и выносливости у него очень высокий, поэтому огненные быки, как правило, используют для перевозки тяжелых грузов.' Цинь Юи улыбнулась, когда увидела любопытство Цинь Шуй, объясняя ему детали.
  Карета клана Цинь ехала дальше, пока они не прибыли в еще более роскошную улицу. Цинь Шуй чувствовал, что это место было центром города. Было намного больше людей, домов и магазинов по сравнению с предыдущими улицами. Конечно дизайн был таким же. Пешеходы должны ходить ближе к краю улицы, в то время как центр был для повозок или для тех, кто был верхом на лошадях или зверях.
  Карета остановилась перед огромным зданием. С любопытством, Цинь Шуй огляделся вокруг и увидел четыре больших слова на вывеске возле дверного проема: 'Медицинская фирма клана Цинь'. В это месте находился собственная семейная фирма!
  Здание было высотой в пять этажей и не обладало ни изяществом, ни красотой. Посмотрев на это здание можно только почувствовать печаль, оно излучало унылое чувство.
  'Давайте зайдем и посмотрим, так как во время нашего пребывания в этом городе мы будем ночевать здесь.'
  Цинь Шуй, Цинь Шань и Цинь Ши следовали за Цинь Юи в соседнее здание, в тот момент, когда они вошли глаза Цинь Шуй заискрились. Какое просторное пространство, длина и ширина должно быть не менее 100 метров или больше. Подумать только, наш клан Цинь был достаточно богат, чтобы владеть таким большим участком земли в городе Сотня Миль, кажется у нас здесь есть определенный статус в конце концов.
  Напротив, земельного участка находился сад около 200 метров в длину и ширину, который был окружен низкой каменной стеной.
  Цинь Шуй забрел в сад и обнаружил, что это место используется для посадки лекарственных трав. Обнаружив множество трав, посаженных здесь, огромная улыбка появилась на его лице.
  Что сделало его таким возбужденным было не кол-во трав, которые здесь выращивали, а множество видов, что были здесь! Бессмертная Трава, Бессмертный Цветок, Ночное Благоухание, Великий Земной Корень, Женьшень, Фиолетовый Гибискус...
  Этот сад, принадлежащий клану Цинь назывался Столетний Лекарственный Сад, имя сада было написано рядом с входом.
  Первоначально, Цинь Шуй планировал купить рассаду и казалось теперь не было никакой необходимости беспокоится об этом, принимая во внимание множество различных видов лекарственных трав в саду. Улыбка на его лице была все шире и шире. Кажется, участок земли в Области Фиолетового Нефрита Бессмертия больше не будет голым и пустым.
  Там было двое молодых людей, которые в настоящее время заняты работой внутри сада. Они копали ямы, сажали травы и убирали сорняки. Цинь Шуй был здесь. Чтобы найти людей клана Цинь, а не этих простых рабочих. Только теперь он понял, что здесь было мало членов клана, работающих с Цинь Юи. Был склад для хранения всех собранных трав, но кажется, что бизнес клана Цинь был нацелен на продажу обычных трав.
  'Цинь Шуй!'
  Услышав, что кто-то зовет его, Цинь Шуй повернул голову и понял, что это было его третий дядя Цинь Ху!
  'Третий дядя, это место отличное! Это место, более процветающее по сравнению с нашей деревней.' Цинь Шуй смеялся, идя к своему дяде.
  
  
  
  Глава 51. Женщина по имени Юй Хэ.
  'Ты в самом деле победил Сыту Бу Фань?'
  "Третий Дядя, от кого ты об этом слышал? По оценке Цин Шуя его третий дядя не должен был знать об этом"
  
  "Это дело уже было обнародовано широкому кругу кланов располагающихся в Городе Сотни Миль. Таким образом, многие из этих самопровозглашенных гениев из более молодых поколений желают выступить против тебя."
  
  Цин Шуй слегка усмехнулся, только лишь молодые поколения? У них недостаточная квалификация, чтобы вынудить его воспринимать их всерьез. Разумеется, среди молодых поколений могут быть скрыты "одаренные" которым тоже посчастливилось столкнуться со случайными явлениями и получили извращенную силу от этих стычек. Однако, такие прецеденты имели мало общего друг с другом.
  
  "Ты в это веришь, третий дядя?" Цин Шуй спросил с усмешкой, Цин Шуй знал, что его третий дядя был даже более твердолобым нежели Цин Цзы. Третий Дядя Цин Ху надеялся на ошибку. Его характер можно было бы описать надлежащим образом всего одним словом: Честность.
  
  "Если говорить серьезно, я не знаю следует ли мне этому верить или нет. Впрочем, после выслушивания столь многих богатых молодых мастеров которые ожесточенно бранили Сыту Бу Фаня, называя его свинорылом, который полностью потерял лицо и гордость их Города Сотни Миль, у меня не остается выбора как поверить, что это правда."
  Пока говорил, Цин Ху наблюдал за Цин Шуй. Что-то в Цин Шуй изменилось, но он не мог понять что именно, словно... Его тихий и скромный племянник стал совершенно другим человеком, переполненным уверенностью.
  "Хехе, просто потому что я обладаю большей грубой силой, я случайно довел этого свинорыла до бессознательного состояния." Цин Шуй, в глазах старейшин Клана Шуй, всегда был честным и благоразумным ребенком, но то, что он только что произнес было гораздо проще сказать, чем сделать...
  
  Рот Цин Ху слегка приоткрылся, но он ничего не сказал, лишь расплылся в лучезарной улыбке.
  "Пойдем, третий дядя знал что все вы будете здесь сегодня и уже разобрался с резервированием в гостинице Юй Хэ. Давайте же проследуем туда и насладимся первоклассными блюдами на обед."
  
  Всего 3-5 членов Клана Цин работали в Медицинской Лавке Клана Цин. Остальные были наемными рабочими, почти все из которых разъехались в отпуска по случаю празднования нового года. Обычно, из Клана Цин тут присутствовали лишь Цин Ху с женой и Цин И... Сейчас в общей сложности присутствовало 6 человек. Помимо трех других из старшего поколения, тут были Цин Шуй, Цин Шань и Цин Ши.
  
  Цин Ши был сыном Цин Ху и сейчас, когда Цин Ху с женой узнали, что их сын прибыл в Город Сотни Миль, они не были уверены, стоит радоваться или печалиться. Его возвращение в Город Сотни Миль для помощи в бизнесе означал, что талант в развитии ограничен, но с другой стороны иметь возможность видеть их сына каждый день была тоже не плоха.
  
  Гостиница Юй Хэ располагалась на той же роскошной улице Города Сотни Миль, что и Медицинская Лавка Клана Цин, где они разгружались. Следовательно, вместо взятия лошади с телегой, шестеро решили пройтись. Это полностью способствовало намерениям Цин Шуй'я, так как помимо осмотра всех интересных вещиц, выставленных на улицах, он так же хотел воспользоваться шансом подцепить симпатичных дам из Города Сотни Миль.
  По пути в Гостиницу Юй Хэ, Цин Шуй осознал вопреки всеобщему мнению, не смотря на их пребывание в богатом Городе Сотни Миль, красивые дамы были не лыком шиты. Местные дамы уделяли внимание состоянию их платий и их чувство вкуса сводилось к выставлению на показ контуров и линии их грациозных тел.
  
  "Хахаха, Цин Шуй в самом деле теперь взрослый, посмотрите как он втихую пожирает глазами красоток." Жена Цин Ху, Юань Ин невольно расплылась в улыбке, поймав Цин Шуйя вертящего головой в направлении хорошо сложенных дев.
  
  "Тетушка, нельзя не восхищаться красотой. Я всего лишь молодой мужчина ищущий отдыха и красоты." Цин Шуй ответил в своей обычной манере.
  
  "Ох ты... Этот маленький озорник действительно интересен. Подумать только, что ты додумался до такой идеи чтобы разглядывать красивых девочек."
  
  Повернув голову по направлению голоса, Цин Шуй обнаружил молодую женщину, смотрящую на него. Ее грудь была пышной, но не слишком большой. Ее ноги были близки к идеалу, длинные с прямой линией кости от бедра до тонкого колена. Контуры ее ног изгибались внутрь и наружу в ключевых местах, в то время как ее стройная талия была сродня водяной змеи, гибкая и грациозная. Ее изящная и тонкая шея была чрезвычайно сексуальна и ее чувство стиля было элегантным и аккуратным. У нее были чарующие черные глаза с загадкой во взоре, а нос сродни нефриту и небольшой рот украшенный полными красными губами, которые были слегка вздернуты к верху.
  "Приятель, любопытно, подхожу ли я по критериям, чтобы привлечь твой взгляд." Молодая девушка дразня пофлиртовала с Цин Шуйем.
  
  "О моя милая леди, разумеется вы полностью заслуживаете моего внимания. Пожалуйста, позвольте мне не сводить с вас взгляд до скончания времен, даже после того как пересохнут океаны и развеются горы, я по прежнему буду желать лицезреть ваш чарующий лик. Ваша красота подобна искусству, прекрасному творению!" Серьезно ответил Цин Шуй.
  Из-за слов Цин Шуйя девушка не смогла больше сдерживаться и рассмеялась, а звук ее смеха заставил сердце Цин Шуйя слегка замереть. Было невероятно приятно слышать его.
  'Молодая мисс Юй, это мой сын Цин Шуй, пожалуйста, не слушайте его бредни. Мой сын полон извращенной логики.' Цие И счастливо представил обоих, очевидно будучи довольно знакомым с юной особой, что привлекло интерес Цин Шуйя.
  'Ах, так это легендарный Цин Шуй, я слышала что отброс из Клана Сыту был вами сокрушен. Отличная работа!' Красивая молодая женщина, по фамилии Юй воскликнула усмехаясь и подмигивая. Просто наблюдение за ней сделало Цин Шуйя слегка охмелевшим.
  Цин Шуй не ожидал, что весть о его победа над Сыту Бу Фаньем так далеко распространится, даже эта молодая особа знала об этом. Хмм, Гостиница Юй Хэ, а фамилия этой женщины так же была Юй, могла ли эта гостиница принадлежать ей?
  'Пойдем, зарезервированная комната уже готова и ожидает вас. Оставьте приготовление ужина на меня.' Молодая девушка улыбнулась, проводя Цин И и Юань Ин вперед.
  Вскоре, Цин Шуй вернул голову и осознал, что они прибыли в Гостиницу Юй Хэ. Это здание было даже выше, чем их медицинская лавка Клана Цин, а контраст выражал некую долю экстравагантности, наводя на мысли, что это одна из лучших гостиниц в городе.
  На вершине здания развивался флаг, словно дракон и феникс танцевали друг с другом в потоках ветра, со словами: 'Гостиница Юй Хэ' написанными на них.
  Помимо того, что оно было внушительным и величавым, здание так же было сконструировано весьма практично. Не смотря на зимнюю погоду снаружи, интерьер Гостиницы Юй Хэ был полон красоты, тут стоял аромат цветов и пели птицы, а также кругом проходили над текущей водой мосты. Температура контролировалась, чтобы гостям было максимально комфортно. Чувствовалось, словно тут царила весна.
  Позаботились о каждой мелкой детали. Все было сделано для комфорта и удобства постояльцев, как и было запланировано. Для примера, даже гостиничные официантки были первоклассными красотками, но разумеется так как это заведение не располагалось в квартале красных фонарей как бордели, все было благопристойно.
  Исходя из этого, можно было понять, что в столовой Гостиницы Юй Хэ, можно было вкусить нечто большее, чем предлагалось повсеместно обитателями Города Сотни Миль. Только некоторые с определенным статусом или богатые семьи могли бы себе такое позволить. Не смотря на огромные цены, Гостиница Юй Хэ была забита до отказа.
  Очевидно, лучшие места располагались в верхней части здания. Очень быстро, они поднялись на верхний этаж Гостиницы Юй Хэ, и вошли в комнату, окна которой выходили на улицу. Взирая отсюда можно было целиком увидеть роскошную улицу и даже внушающие городские стены на горизонте.
  Только после этого молодая девушка по фамилии Юй ушла. От других, Цин Шуй Узнал, что ее полное имя было Юй Хэ, и она заправляла этим местом. Она была одним из членов клана относящегося к Клану Юй Города Сотни Миль.
  
  
  
  Глава 52. Посещение Сада Сотни Медицин.
  (перевод Black Cheshir)
  
  Перед тем как покинуть Гостиницу Юй Хэ, Цин Шуй все же съел свое тофу [1] перед Юй Хэ. Чувствуя себя крайне удрученным, Цин Шуй чуть не расплакался. Как это могло произойти? Разве он не единственный, кто был квалифицирован есть чужие тофу? Перед тем как Цин Шуй и компания ушли, Юй Хэ насмешливо потягивая его за щеку заявила, что в будущем все будет бесплатно для Цин Шуя, если тот пожелает посетить Гостиницу Юй Хэ.
  
  Цин И с восторгом улыбался, смотря на смущенное выражение лица Цин Шуйя; Хотя она бы брызнула кровью если бы знала о чем думал Цин Шуй. В реальности Цин Шуй чувствовал безмерное удовлетворение и наслаждался тем как подобные нефриту руки Юй Хэ растягивали его лицо. Единственное, что его волновало, это факт что крепкого молодого мужчину в роде него публично дразнили как маленького мальчика и делала это женщина всего на пару лет старше. Цин Шуй слегка отчаялся. Может ли быть, что она тоже собирается обращаться со мной как с маленьким ребенком?
  Как только они вернулись в Медицинскую Лавку Клана Цин, Цин Шуй сконцентрировался на том, как лучше пересадить травы из Сада Сотни Медицин в Чертог Фиолетового Нефритового Бессмертия. Ранее он мог переместить их лучше; Задержка в один день приравнивалась к утрате сотни дней. Следовательно, Цин Шуй был крайне озабочен повторным посещением Сада Сотни Медицин для пересадки целебных трав в его пространственную сферу.
  "Мама, я хочу посетить Сад Сотни Медицин. Известно ли тебе как много разновидностей духовных трав там можно найти?"
  "Приблизительно 1200 разных типов, не смотря на то, что эти травы распространенного ранга, спрос на них на рынке поражающе огромен." Цин И незамедлительно ответила, очевидно будучи крайне осведомленной в медицинских делах.
  "Когда травы в Саду Сотни Медицин будут цвести? А после того как окрепнут, что нужно делать? Как мы их соберем?" Цин Шуй, видя как осведомлена Цин И, продолжил свои вопросы.
  "Там множество видов трав, способы выращивания и сбора которых разнятся. Для большинства наших трав период для расцвета рознится от 10 месяцев до двух лет. Для некоторых трав не имеет значения собрали ли мы их через год после цветения или через 20. За некоторыми травами, даже после сбора, нам достаточно просто ухаживать как обычно и через какое-то время снова можно будет их собирать. Примером могут быть листья чайных растений. Нам достаточно срывать листья перед тем как их засушить и они готовы для использования в качестве лекарств. У большей части других трав, после того как они окрепли, мы сможем использовать проросшие ростки, чтобы пересадить травы заново."
  После своих объяснений Цин И подозрительно посмотрела на Цин Шуйя. Ей было интересно с чего бы Цин Шуй так вдавался в подробности.
  "Хехе, просто мысли." Цин Шуй ерошил свои волосы застенчиво улыбаясь в ответ.
  "Мама, впредь предоставь управление Садом Сотни Медицин мне, так я смогу увеличить свои знания." Цин Шуй ликующе потер ладони.
  "Хмм, я могу согласиться с твоей просьбой. На самом деле не так уж о многом ты можешь заботиться здесь в Саду Сотни Медицин. В дополнении к посадке и сбору трав,в обязанности включено устройство лавок на улицах города и доставка наших трав в аукционные дома." Цин И разъяснила важные моменты которые стоит знать Цин Шуйю.
  
  После получения Цин Шуй провел все свое время в Саду Сотни Медицин. Здесь произрастало бесчисленное множество трав. Ростки некоторых были высотой с человеческий рост, в то время как другие достигали не более пальцы в размере. Травы выглядели так, словно были посажены без всякого плана, так как травы разных размеров делили одни участки земли. Однако в этой на первый взгляд хаотичной рассаде была красота.
  Похоже, что знания подчерпнутые из трех прочитанных медицинский книг ранее - наконец-то пригодились. На основе эффектов каждой травы и времени до их цветения Цин Шуй перенес порцию трав, которые он посчитал полезными в его Чертог Фиолетового Нефритового Бессмертия.
  К своему удивлению Цин Шуй даже нашел несколько редких духовных трав таких как: снежный лотос, женьшень и линзхи которые выращивали в Саду Сотни Медицин. Цин Шуй подошел ближе к участку земли площадью около 10 фунтов. Исходя из его расчетов этим редким травам было около 2-3 лет. Насторожено озираясь по сторонам Цин Шуй делал то, что получалось у него лучше всего - переместил небольшую порцию в его спиритическую сферу.
  
  В течении всего дня с, стараясь скрыть свои действия, Цин Шуй мог выбрать лишь 3-5 стеблей лучших трав которые могли быть найдены в Саду Сотни Медицин которые были перемещены в его спиритическую сферу. После тяжелого рабочего дня земля в Чертоге Фиолетового Нефритового Бессмертия не была столь заброшенной как раньше. Зеленое пятно красовалось там куда были перемещены ростки трав. Цин Шуй не хотел взращивать слишком много одинаковых трав. Он желал заполнить все пространство пространственной сферы широким спектром видов трав. Так или иначе, очевидно это было не возможно сделать в кротчайшие сроки.
  "Хмм, я должен сходить на склад", подумал Цин Шуй. Он хотел узнать были ли там какие-то травы, которые он упустил.
  
  Склад располагался неподалеку от входа в Сад Сотни Медицин. Открыв массивные ворота, толкнув тяжелые створки от себя, Цин Шуй вошел и приметил хорошую вентиляцию, осуществляемую маленькими окошками под самой крышей.
  
  Тут в кладовой было много столов на которых стояли закрытые мешки и корзины. Похоже полностью высушенные травы были помещены в мешки, а в корзинах на половину высушенные, на половину вяленные. Хранилище было не таким уж большим, около 30 квадратных футов. Цин Шуй продолжил исследовать склад и прошел в его конец где наконец нашел, что искал. Прямо перед ним было много корзин полных разноцветных семян различных размеров, принадлежащих различным видам трав.
  "Это... Это же семена редкого Цветка Белой Пории, Листьев Агонии и Белых Трубчатых Лингсхи!" Цин Шуй взволновано взял в охапку несколько пригоршней семян каждого вида. Только после чаепития и завершения задач Цин Шуй смог смирить возбуждение в сердце. В любом случае, пусть и придется расшибиться в лепешку, но он должен раскрыть весь потенциал и выжать все по максимуму их удивительных свойств Чертога Фиолетового Нефритового Бессмертия, в противном случае, он просто идиот.
  К наступлению ночи сделанное за день вымотало Цин Шуя. Не смотря на усталость он не уснул мгновенно. Это уже стало для него привычкой входить в Чертог Фиолетового Нефритового Бессмертия для еженочного взращивания. С небольшим усилием воли, Цин Шуй вошел в пространственную сферу где его ожидал сюрприз...
  [1] съесть свой тофу - приударить за
  
  
  Глава 53. Обнаруженное Сокровище?
  
  Ночью, после того как Цин Шуй вошел в Чертог Фиолетового Нефрита Бессмертия, его лицо ломилось от самодовольной улыбки, видя что его усилия по пересадке ростков уже принесли свои плоды. Будучи ранее пустынным участок земли теперь был полон разнообразных цветов зеленых, желтых и красных трав, начавших прорастать на этом клочке земли. Было чрезвычайно приятно видеть это и ощущать атмосферу жизни и здравия, ранее не присущую заброшенной пустыши.
  Наблюдая за большой цветущей зоной в Чертоге Фиолетового Нефрита Бессмертия, Цин Шуй медленно прогулялся к центру сферы где располагалось озеро с кристально чистой водой. Спиритическая энергия, испускаемая кристалической водой, хорошо чувствовалась, когда Цин Шуй подумал: 'Хмм, может я бы мог разместить тут рыб и черепах? Я бы мог съесть их как только они вырастут. Блюда которые я недавно ел в Гостинице Юй Хэ были крайне вкусными."
  
  (TL: Как коварно... вот обжора)
  
  "Черепаший суп очень питательный. Полезные компаненты в нем очень важны для мужскогш рганизма. Однако, почему Юй Хэ заказала для нас именно это блюдо? Возможно, это было для третьего дяди Цин Ху?" Цин Шуй почесал голову сбитый с толку пытаясь догадаться. В конце концов, Юй Хэ несравненной, обворожительной и горячей чиксой, но Цин Шуй не мог понять ее намерений.
  "Как коварно думать, что третий дядя, будучи на первый взгляд честным, на самом деле охотился за красотками прямо под носом у тетушкий Юань Ин. Какая искусная маска. Настоящий мужчина не должен так легко раскрывать свои намерения."
  
  Чем больше Цинь Шуй думал об этом, тем больше убеждал себя, что так и есть. В тот день Цин Шуй заметил, что во время обеда третий дядя выпил много мисок черепахового супа. Не смотря на то, что Цин Шуй тоже не мало выпил, но не могло же быть, что Юй Хэ в нем заинтересована? Единственная причина по которой он пил черепаховый суп, так это потому, что ему нравился вкус. Все таки у Цин Шуя не было партнера чтобы изливать пыл содержащийся вего бедерах, так с чего бы ему так лелеять свою маленькую птичку? Если он выпьет слишком много, разве это не выйдет ему боком, раз ему вск равно не добиться желаемого?
  
  Изначально, Цин Шуй хотел немедля выпустить несколько живых рыбок в кристальное озеро для эксперимента, но после небольшого обдумывания, передумал.
  
  "Некуда спешить, я сделаю это как только у меня появится возможность достать живых рыбок."
  
  Прочистив голову от лишних мыслей, Цин Шуй сел и скрестил ноги, начав практику Древней Усиляющй Техникт. Только после того как он немного освоится с ней его путь станет проще. Один цикл развития, два цикла развития... Время шло, пока Цин Шуй не дождался 48ого цикла барьера, он собрал всю свою энергию, избегая неприятных последствий и пытаясь продавить барьер со всей силой. Конечным резултатом была... неудача. Не было и малейшего признака, что барьер двинулся.
  
  "Какого хрена! Почему по прежнему не выходит? Мой потенциал в самом деле так слаб?" Цин Шуй вздохнул с явной тоской в глазах. Хмуря брови, он поднялся. Не смотря на сниспосланные бесценные вещи пред ним в купе с тем, что Цин Шуй использовал время культивации в пространственной сфере, он попрежнему не мог пробиться через 4ый райский слой. Безмерное чувство разочарования, какого он не ощущал прежде, разрасталось в его сердце. Если он не сможет пробиться через четвертый райский слой Древней Усиляющй Техники, он навсегда останется никчемным червяком. Не говоря уж о Клане Янь, он даже не сможет сравниться с несколькими главными кланами Города Сотни Миль.
  
  Техника лайдо, которую он постиг через <Базовую Технику Меча>, уже достигла некоторой степени успеха. Чтобы значительно увеличить свои силы за короткое время, Цин Шуй решил сосредоточить внимание на "проникающих" эффектах его искусства меча. Используя трехсловную мантру - Быстрый, Точный, Решительный, Цин Шуй хотел основываться на сущности мантры и сконцентрировать всю его мощь на кончике меча.
  
  Кстати, это было легкр, но прервать процесс было не просто. Не смотря на трудности, Цин Шуй все же удерживал его Деревянно Железный Меч Скрайриус и выделывал им дуги в воздухе. Ощущение тезники подсказывало, что что-то не так. Снова и снова Цин Шуй обдумывал каждое движения пока размахивал им, стараясь определить оптимальную позицию.
  
  На следующий день, с рассветом Цин Шуй проснулся вовремя. Как говориться: 'ранняя пташка - съедает червячка'. Глубоко вздохнув, Цин Шуй насладился свежим утренним воздухом.
  
  После этого, он направился на первый этаж здания, где неуклюжий увидел упорно практикующий Повторные Одиночные Удары.
  
  'Вау, он встал даже раньше меня!' Цин Шуй видел как Цин Ши старается осознать концепцию техники. Не смотря на то, что позиция имеет значение, в конечном итоге, талант играл ключевую роль в процессе развития.
  
  'Цин Ши, ты уже проснулся!' Цин Шуй улыбнулся приветствую Цин Ши.
  'Хехе, Цин Шуй, ту тоже уже проснулся. Что поделать, я не так талантлив, поэтому я должен более усердно тренироваться, по сравнению с другими, это единственный путь следуя которому я бы мог поспевать за другими.' Цин Ши был крайне оптимистичен, и просто видя эту его честную улыбку, сразу всплывала картинка его отца, Цин Ху.
  
  С первого взгляда, Цин Шуй мог сказать, что техника Повторных Одиночных Ударов практикуемая Цин Ши была полна пробелов в защите. В общем, Цин Шуй откорректировал стойку Цин Ши, и проинструктировал его о том как использовать силу и правильно наносить удары.
  
  После, Цин Шуй самолично помог Цин Ши практикой в спарринге, озвучивая его ошибки и позволяя Цин Ши приобрести неоценимый опыт, за что Цин Ши был безмерно благодарен.
  
  После завтрака.
  'Цин Шуй, так как это твой первый визит в Город Сотни Миль, тебе стоит осмотреть улицы вместе с Цин Шань и Цин Ши. Все таки, молодым как должна нравиться оживленная обстановка.' Предложил Цин Ху. Он был очень рад, что Цин Шуй одолел отпрыска Клана Сыту. Из-за Цин Шуйя, лицо Клана Цин и его репутация возросла в Городе Сотни Миль.
  
  'Да, хорошо, я сам хотел это предложить, в конце концов это место гораздо больше нашей Деревни Цин. Я уверен, на улицах много чего интересного.' Усмешливо улыбнулся Цин Шуй.
  Позднее, три подростка вышли из Медицинской Лавки Клана Цин. Глядя на оживленную толпу на улицах, можно было увидеть даже нескольких незнакомых всадников, экзотических зверей, которые громкой поступью грандиозно шагали заставляя люд расступиться. В частности, Цин Шуй любил таких свирепых зверей. Он знал, что профессия дрессировщика зверей была увлекательной в этом мире. Если бы он когда-нибудь узнал секретные техники для приручения зверей и приручил нескольких свирепых зверей и заставил подчиняться, разве это было бы не круто?
  
  Уличные прилавки по обеим сторонам улицы были полны всяких необычных и интересных штуковин. Прежде чем Цин Шуй и остальные ушли на прогулку, Цин И дала ему банковскую выписку на сотню серебром. Не смотря на то, что это не было такой уж большой суммой, это так же не было и мало. Все же, в сравнении, этого бы хватило на шестерых членов Клана Цин чтобы отобедать в Гостинице Юй Хэ.
  
  Три подростка не спешно шли, изучая каждый уголок на суетливой улице. Внезапно, они увидели старика, устраивающего магазинчик на земле. Старик был столь неприглядным что казался одной ногой в могиле, но в его глазах можно было заметить причудливый огонек. Единственная причина по которой Цин Шуй заметил этот магазинчик - это обходящие то место стороной прохожие, не заинтересованные в предложенном стариком. Это создавало небольшой пустой участок посреди улицы.
  
  Вниманию было представлено всего две вещи. Первой была черная древесная ветвь размером с руку ребенка, и темный смуглый кусок камня. Цин Шуй был крайне озадачен, зачем старику выставлять на показ такие уродливые вещицы?
  
  Было много заинтересовавшихся, но после взгляда на товар, все расходились, похоже их не интересовали эти штуки. Из-за любопытства Цин Шуй присел и тщательно осмотрел обе грязные на вид вещицы. 'Старик, что это такое? Можешь назвать мне цену?'
  
  Светлые глаза старика обратились к Цин Шуйю. Хотя Цин Шуй проявлял интерес к его товару, старик не проявлял радости, безэмоционально смотря на вещицы, 'Я даже не уверен. Все что я знаю, что этой ветви около 60 лет, но посмотри на нее, по прежнему цела и невредима, без следа гнили. Что до этой субстанции похожей на камен, я знаю лишь, что она безумно прочна, даже кузнецы не смогли ее переплавить.'
  Сердце Цин Шуя замерло, возможно, прямо как в прочитанных им рассказах в его предыдущем мире, он наткнулся на сокровище? Однако, он немедля отогнал мысль, все же, как может сокровище так легко быть найдено? Все же, этот камень был несравненно прочен и Цин Шуй был заинтересован в его покупке.
  
  'Старик, могу ли я по быстрому проверить эти вещи?' Цин Шуй хотел проверить, так ли этот камне-подобный объект прочен как говорил старик.
  
  'Братишка, сколько угодно.' Беспечно ответил старик.
  Цин Шуй сперва подобрал грязную на вид ветвь, и в тот момент как он каснулся ее, он почувствовал невероятную жизненную силу струящуюся в ней. Точнее, Цин Шуй ощущал изобилие спиритической энергии источаемой этой черной ветвью. Это... Было нечто схожее со спиритической энергией источаемой кристаллическим озером в его Чертоге Фиолетового Нефритового Бессмертия. Баз сомнений, Цин Шуй понял, что эта ветвь и в самом деле сокровище, только вот он не был уверен чем именно оно было.
  
  Далее, Цин Шуй взял черную смуглую камне-подобную субстанцию в свои руки, тихо, так, чтобы никто не заметил, Цин Шуй использовал часть его 20,000 жин силы, непосредственно направляя мощь, чтобы сокрушить его. Зная, что будь это обычный камень или металл, после такого уровня давления которое приложил Цин Шуй, то объект бы несомненно развалился на куски.
  Однако, не было ни малейших изменений на этом камне-подобной субстанции. Цин Шуй смотрел на него в изумлении. В его голове проскользнула мысль, но это была лишь догадка.
  'Может ли это быть... Эссенция Металла? Материал был прочнее железа раз в 100!'
  
  
  Глава 54. Вызов из Города Сотни Миль.
  - Неужели это может быть... субстанция железа? Вещество, по крайней мере в сто раз тверже железа!
  Если эта похожая на камень штука действительно была легендарной субстанцией железа, это означало, что он обнаружил настоящее сокровище. В любом случае, Цин Шуй уже отбросил все мысли о сохранении своих денег. Он был готов пойти на все, чтобы приобрести субстанцию. Деньги, которые потрачены, всегда можно заработать заново, но, если он упустит шанс обрести сокровище, кто знает, сколько времени пройдет, прежде чем ему выпадет подобная удача снова.
  - Старик, сколько ты хочешь за две этих вещи? - Цин Шуй решил не тратить впустую время и не торговаться.
  - Однажды мне предложили 80 серебряных монет за эту ветвь, но я не согласился. Однако сейчас, чтобы выжить, у меня просто нет выбора, и я вынужден продать ее. Сынок, если ты готов купить ее за 80 серебряных монет, то вместе с ней ты получишь и темный камень.
  Без колебаний Цин Шуй сразу же достал купюру, которую Цин Йи дал ему, и заплатил старику за обе вещи. Как только он взял их, он сразу же поместил их в свою вместительную сферу, потирая руки от ликования. Около других прилавков, неподалеку от него, Цин Шань и Цин Ши все еще торговались о цене каких-то любопытных штуковин с уважаемыми торговцами.
  Не успев и моргнуть, Цин Шуй остался всего с 20 серебряными монетами. Но на его взгляд, две приобретенные им вещи однозначно стоили и большего. Цин Шуй знал, что даже за тысячу или десять тысяч золотых монет при других обстоятельствах он мог и не мечтать приобрести такие сокровища.
  Направляясь к Цин Шань и Цин Ши, Цин Шуй обнаружил, что оба они сейчас рассматривали нефрит в форме кулона. Цин Шуй ничего не знал о нефритах, как определяется их качество и цена. Однако в глазах Цин Шань он видел, что его брата этот нефрит зацепил. Хитрый торговец со своим колющим взглядом также заметил возбужденное выражение лица Цин Шань.
  - Братишка, этот нефритовый кулон наивысшего качества. Посмотри на его чистый зеленый цвет, его огранку и твердость! - средних лет торговец с энтузиазмом предлагал свои изделия.
  Все торговцы коварны и хитры по своей натуре, и Цин Шуй чувствовал, что этот торговец перед ним был одним из тех, кто овладел искусством продавать. В его прежнем мире подобного человека назвали бы успешным комиссионером. Высота его голоса, количество рождаемых сомнений, с увлечением выдаваемая информация, улыбка, манера разговаривать - все было тщательно продумано, чтобы расположить к себе покупателя. Как много людей смогли бы устоять при этом?
  - Цин Шань, за сколько он хочет продать его? - Цин Шуй слегка улыбнулся, когда заметил, как Цин Шань ухватился за это. Он подумал: дурак! Неужто ты понятия не имеешь о бесстрастном лице? Только взглянув на тебя, становится ясно, что ты решился купить это. Глядя на тебя, торговец был бы полным идиотом, если бы не обработал тебя!
  - 50 серебряных монет, - Цин Шань сморщил лоб, услышав ответ.
  Хотя Цин Шуй не разбирался в нефрите, он знал, что какого бы качества он ни был, стоя 50 серебряных монет, он явно не мог быть стоящим.
  - 50 серебряных монет? Это дорого? Забудь о нем, Цин Шань. Немного раньше, когда я бродил по улицам, я заметил другой прилавок. Среди прочих товаров, там был и нефритовый кулон, такой же, как этот! Тот торговец продавал его всего за 10 серебряных монет, пойдем к нему, взглянем на его товар. Мы всегда сможем вернуться сюда позже.
  Речь Цин Шуй прервала хитрого торговца, чей коварный план сейчас разрушался.
  - Это правда? Как далеко он находится? Нефритовый кулон в самом деле выглядит так же? - Цин Шань был взволнован. Молча наблюдая за выражением лица торговца, на котором настойчивость сменялась паникой, Цин Шуй понял, что его тактика верна.
  - О, прилавок действительно недалеко. Будь уверен, нефритовый кулон выглядит точно, как этот. Более того, я слышал, что в соседнем от того прилавке дают бесплатное угощение, если ты покупаешь их нефритовые украшения. Пойдем! - Цин Шуй расплылся в широкой улыбке.
  - Стойте! Стойте! Не торопитесь, о цене всегда можно договориться. Юные господа, сколько вы хотели бы отдать за этот нефрит? - хитрый торговец почти плакал, видя, как Цин Шань собирается уходить.
  - Хм, как насчет 10 серебряных монет за кулон и вдобавок к нему за этого маленького нефритового льва? - Цин Шуй указал на маленького резного льва из нефрита, который казался далеко не новым. После своего опыта с кулоном Инь-Ян, Цин Шуй стал интересоваться потрепанными, изношенными вещами.
  Сначала торговец хотел снова начать торговаться, но увидев стальную решимость в глазах Цин Шуй, ему оставалось лишь обвинить свою неудачу и принять предложение.
  - Цин Шуй, этот лев твой, спасибо. Как удачно ты оказался здесь, если бы не ты, меня бы нещадно ободрал этот торгаш с черным сердцем. Так или иначе, сейчас у меня осталось 50 серебряных монет, - заявил Цин Шань, с удовольствием передав нефритового льва Цин Шуй.
  - Хехе, как мог быть точно такой же нефритовый кулон? Как только я увидел этого торговца, сразу понял, что он дурной человек. Подумать только, на что он готов был пойти, чтобы обмануть меня.
  Цин Шуй рассматривал своего нефритового льва, идя по улицам, и разговаривал с Цин Шань и Цин Ши. Прошло несколько часов, а он так и не обнаружил ничего необычного в нефритовом льве. 'Разве возможно, чтобы столько сокровищ оказались сразу в одном месте?' - вздохнул Цин Шуй. В то же время Цин Шань, с того момента, как купил кулон, был настолько увлечен им, что доставал его и начинал любоваться им каждые несколько минут. Качая головой, Цин Шуй не мог понять, с чего это Цин Шань влюбился в этот прозаичный нефритовый кулон. Будь он на его месте, он смог бы обожать эту штуку, только если бы она обладала такими же мистическими свойствами, как его нефритовый кулон Инь-Ян.
  Тем временем они набрели на еще более шумную улицу. Не говоря уж о том, что прилавки по обеим сторонам улицы выглядели еще более роскошно. Здесь были прилавки с одеждой и, что более важно, магазины оружия!
  - Пошли в оружейную! - Цин Шуй повел их прямо в богато выглядящий магазин.
  Различие между магазинами оружия и кузнечными мастерскими было в том, что в магазинах все снаряжение уже было изготовлено и готово к продаже. В кузнечной мастерской же тебе нужно оставлять заказ, определяя длину оружия, материал, из которого его изготовят, форму и т.д.
  Как только он вошел в магазин, глаза Цин Шуй загорелись. Здесь были мириады самого разного оружия: сабли, копья, мечи, древки, топоры, кнуты, трезубцы, алебарды, молоты...
  По оценке Цин Шуй, здесь было около 30 видов оружия. Он задумчиво почесал голову... Не было ли здесь всего 18 типов оружия? Внезапно, в это мгновение, волосы у него сзади на шее встали дыбом, и Цин Шуй почувствовал пристальный взгляд с намерением убить, направленный ему в спину.
  Быстро обернувшись, он различил контуры входящих неприятелей. Ситу Бу Фань посреди пяти или шести других подростков, только что вошел в магазин. Злой взгляд принадлежал Ситу Бу Фань, казалось, Цин Шуй оставил у него на сердце тень. Учитывая, что Ситу Бу Фань узнал его даже со спины.
  Цин Шуй ясно ощущал ярость, исходящую от Ситу Бу Фань. В конце концов, Цин Шуй действительно сильно его оскорбил. Юный господин, принадлежащий одному из четырех великих родов Города Сотни Миль, проиграл какому-то деревенщине, да еще и на пять лет младше него? Если это было недостаточно оскорбительно, как насчет командующего третьего уровня, который проиграл солдату третьего уровня, проиграл какому-то недоноску ниже его по классу.
  Не обращая внимания на Ситу Бу Фань, Цин Шуй окинул взглядом остальных юношей, стоящих позади него. Все они были одеты в дорогие наряды, с намеком на высокомерие, заложенным в складке между бровей. Казалось, будто эти юноши происходят из различных крупных родов и могущественных фракций Города Сотни Миль.
  - Подумать только, ты осмелился ступить в мой Город Сотни Миль. Я как раз собирался искать тебя в деревне Цин. Спасибо, что избавил меня от этого, - сейчас в облике Ситу Бу Фань не было больше тех амбиций, которые преобладали в нем, когда он ступил на арену рода Цин.
  - Это и есть тот деревенщина, что победил тебя? - презрительно спросил один их юношей позади Ситу Бу Фань.
  Этому юноше на вид можно было дать 25-26 лет. Не понимая, почему, Цин Шуй испытывал к нему то же отвращение, что и к Ситу Бу Фань.
  Яблоко от яблони недалеко падает. Эти богачи выросли вместе, их холили и лелеяли. Такие люди всегда смотрят на остальных свысока, пока не осознают, что они всего лишь лягушки из колодца.
  - Да, это тот недоносок, который подло напал на меня. Я не ожидал, что его сила так огромна, и упустил момент, - произнес Ситу Бу Фань с ненавистью, изображая праведную ярость. Цин Шуй смотрел на него во все глаза. Первый раз он видел кого-то, кто был лучшим актером, чем он сам.
  Эти слова не только Цин Шуй, но и Цин Ши, и Цин Шань нашли нелепыми и начали оглушительно хохотать.
  Насмеявшись вдоволь, Цин Ши пренебрежительно ответил:
  - Подло напал? И у тебя хватает наглости нести такую чушь? В тот день Цин Шуй великодушно дал тебе возможность сделать три хода. Подумать только, почитаемый командующий не смог победить солдата с преимуществом в три хода. Более того, как генерал, ты не смог даже просто противостоять ни одной из его атак. Ты захлебнулся в крови и рухнул в беспамятстве! Тьфу! Твое лицо теперь даже более тощее, чем задница твоей мамаши!
  Цин Шуй рассмеялся, он никогда бы не подумал, что вроде бы безобидный Цин Ши тоже способен использовать психологические атаки.
  Однако его последнее предложение было последней каплей для Ситу Бу Фань.
  - АААААААААААА, Я УБЬЮ ТЕБЯ! СРАЖАЙСЯ СО МНОЙ! - завопил он в безумстве. Все тело Ситу Бу Фань содрогалось от ненависти, он смотрел на Цин Шуй налитыми кровью глазами, похожий на разъяренного быка.
  
  
  
  Глава 55. Ошеломляющий.
  Разглядывая, какое безумие светилось из глаз Ситу Бу Фань, Цин Шуй понял, что 'лицо' важнее самой жизни для таких людей, как Ситу Бу Фань. 'Ладно, раз он и так разгневан, почему бы мне не подлить масла в огонь'.
  - Бросаешь мне вызов? А ты этого достоин? Если бы каждый хотел сразиться со мной, не было бы это слишком проблематично? - холодно ответил Цин Шуй, с презрительной ноткой в голосе.
  С самого начала, наблюдая за этой группой юношей, с того момента, как увидел их, у него возникло неблагоприятное впечатление. Хоть он и видел, что уровень их культуры был высок для их возраста, Цин Шуй не сомневался, что этот эффект достигнут благодаря приему духовных лекарств. Для образования тех, кто был ниже боевого командующего, эффекты духовной медицины могли иметь положительный эффект. Это происходило потому, что таблетки стряпали алхимики низкого уровня, и в теории они не имели никакого эффекта на тех, кто был одного уровня с боевым командующим и выше.
  Глядя на высокомерные выражения их лиц, можно было подумать, что эти 25-26-летние юнцы ни к кому не испытывают уважения. Они воображали, что со своей скудной долей силы они могут считать себя наивысшими существами в их Городе Сотни Миль. Цин Шуй мог испытывать лишь презрение к таким людям.
  Хоть великие роды Города Сотни Миль и насчитывают историю в несколько сотен лет, их потомки - птицы низкого полета, которые захлебываются в своем тщеславии, с гордыней как у Люцифера. Это можно сравнить только с лягушкой, которая живет на дне колодца, не имея ни малейшего представления об огромном мире вокруг нее.
  - Ты, ты... ты... - Ситу Бу Фань давился словами, заикался, никогда он не страдал от такого жуткого унижения. - Блядь! Прекрати увиливать, или ты боишься? - в этот момент Ситу Бу Фань выхватил свой меч и направил его в Цин Шуй, снова бросая вызов.
  Цин Шуй сдвинул брови. Согласно правилам боя в мире девяти континентов, когда в тебя направляют меч, у тебя есть два выхода. Первый: ты принимаешь вызов, и тогда победитель решает, жить побежденному или умереть. Второй: ты сдаешься!
  На самом деле, Цин Шуй вовсе не хотел так скоро снова оказаться в центре внимания, едва достигнув Города Сотни Миль. Несмотря на то, что он был сильнее сверстников своего поколения, в сравнении с мощью четырех великих родов Города Сотни Миль, ему еще было к чему стремиться. Небольшая часть его силы может не позволить ему слоняться по городу, не приняв вызова, но он также не был идиотом или лягушкой из колодца, как этих 5-6 юношей, которые сейчас окружали его.
  Вздохнув, Цин Шуй понял, что находится между молотом и наковальней. Если он проиграет, подвергнется нескончаемому позору. Если выиграет, подобным вызовам не будет конца. Даже если он победит всех воинов молодого поколения в Городе Сотни Миль, кто даст гарантию, что старшие воины из великих родов не начнут на него охоту. Что за напасть.
  Сдаться? Цин Шуй никогда не пойдет на это. Хоть известное выражение и говорит, что настоящий мужчина не реагирует на провокации, сейчас перед ним стояли подонки, как бельмо на глазу.
  - Если ты хочешь поскорее встретиться со смертью, я помогу тебе. Выйди наружу и жди меня, мне нужно купить оружие, - Цин Шуй сдвинул брови. Он понимал, зная характер этих юных господ, что чем больше он церемонится, тем больше они будут садиться ему на шею. Против таких людей лучшим методом утихомирить их высокомерие было показать им силу.
  - Это отродье кажется довольно уверенным, ты уверен, что справишься с ним? - спросил один из юнцов рядом с Ситу Бу Фань, пока все они выходили из магазина оружия.
  - Ты сомневаешься во мне? Верь в меня. В тот раз я был безоружен, и когда я отвлекся, он подло атаковал меня. В этот раз я намерен показать ему разницу между небом и землей. Я хочу показать ему, каким ничтожным насекомым он является. Я хочу, чтобы его голова склонилась от позора, чтобы он понял, что в Городе Сотни Миль нет места для таких, как он, - с ненавистью скрипнув зубами, ответил Ситу Бу Фань.
  Цин Шуй оставил без внимания их слова. Ненависть? Пускай ненавидят, чем больше эмоции влияют на них, тем более уязвимыми они становятся. Больше не думая о них, Цин Шуй проследовал к полке с оружием и стал выбирать.
  Глядя на цены оружия и проверяя количество денег в его сумке снова и снова, Цин Шуй уронил челюсть. 'Черт, кажется, я могу себе позволить только деревянный меч. Плевать, тогда я куплю его'. Прежний его магический железный меч уже пришел в негодность из-за постоянных тренировок, направленных на улучшение навыков владения мечом в Королевстве Вечного Фиолетового Нефрита.
  - Хозяин, продашь мне этот деревянный меч дешевле? - он рассматривал меч, стоящий 18 серебряных монет, хотя работа была изысканной, а весил меч тяжелее, чем он ожидал. Но края острия меча не были такими острыми, как ему хотелось бы, они были тонкими и тупыми, и в целом меч больше походил не на оружие вовсе, а на украшение или детскую игрушку.
  - Никаких торгов, этот меч был сделан лично нашим кузнецом, - средних лет хозяин твердо стоял на своем. Не имея другого выбора, Цин Шуй оставалось лишь криво улыбнуться, покупая деревянный меч.
  Когда наконец Цин Шуй вышел из магазина, у всех его противников отвисла челюсть, особенно у Ситу Бу Фань, меч в его руке непроизвольно подрагивал.
  - Что ж, отлично, отлично, отлично... - сказав это, Ситу Бу Фань ощетинился с такой ненавистью, что казалось, его зубы сейчас вывалятся от того, насколько Цин Шуй не уважает его.
  Цин Шуй пожал плечами. Дело ведь было не в том, что он не желал купить подходящее оружие. Но с тем количеством денег, которое у него осталось, у него просто не было другого выбора. 'Какая ненужная трата. Знай я, что Ситу Бу Фань настолько взбесится, я бы лучше просто отломил ветку дерева, принимая вызов. Она с равным успехом способна вспороть Ситу Бу Фань вены, и могла бы избавить меня от очередной проблемы'.
  - Проклятый деревенщина не имеет ни малейшего понятия о смерти.
  Несмотря на брань в его сторону, Цин Шуй ничего не почувствовал. Он не мог опуститься до их уровня.
  На этот раз Ситу Бу Фань не стал недооценивать Цин Шуй. Он медленно вынул синий драгоценный меч, и в этот момент показалось, что клинок вспыхнул синим цветом, испуская холод и стремительно понижая температуру вокруг них.
  - Мой меч также известен как ледяной меч. Готовься встретить своего создателя! - еще не закончив предложение, Ситу Бу Фань прыгнул вперед, быстро и яростно. Меч в его руке выписывал дуги, тесня и заставляя отступать Цин Шуй.
  - Раз ты хочешь поиграть, я сыграю с тобой! - техника иайдо, которую он освоил благодаря мантре из трех слов, уже была испытана миллионы и миллионы раз для того, чтобы обратить что-то заурядное в экстраординарное. В технике иайдо, которую применил Цин Шуй, не было ничего нереального. Она была простой и достаточно обычной, с одним ударением на слово 'скорость'. Скорость, которую он освободил, придала его атаке такую быстроту, что ему заслепило глаза.
  Простой меч Цин Шуй сверкал с яркостью кометы. Он слепил глаза наблюдателям, и даже ему самому. Хоть он и не мог видеть смертоносные удары Ситу Бу Фань, Цин Шуй не волновался. До того, как удар достигнет его, в этот промежуток времени, Цин Шуй знал, что успеет нанести сотню таких ударов.
  - Бах! - меч Цин Шуй угодил прямо в точку Ю Чи на запястье Ситу Бу Фань. Удар был не просто быстрым, как молния, он был невероятно точным. Подобное возможно, только если тренироваться с мечом десятилетиями.
  Ситу Бу Фань стоял молча, даже не осознав, что произошло. Когда чувства вернулись к нему, его глаза превратились в блюдца от недоверия. Глядя на его ошарашенный вид, Цин Шуй не смог удержаться и подмигнул ему.
  Ситу Бу Фань долго не мог понять, что за атаку использовал Цин Шуй. 'Не было ни одного шанса победить его безоружным, и теперь, когда я полагался на остроту моего клинка, чтобы без усилий победить его, он сделал лишь один удар. Причем этот удар был из разряда базовой техники владения мечом!'
  - Что за хрень? Это отродье использовало удар из базовой техники, это же невозможно, верно? Хоть внешне это было похоже на то, но скорость и сила были невероятными. Не знал, что этот удар может быть использован таким образом, - пробормотал один из юнцов Ситу Бу Фань, когда пришел в чувство.
  - Недоносок, я не знаю, что за колдовство ты используешь. Попробуй-ка на вкус и мой меч! - другой юноша, прежде смотревший на Цин Шуй свысока, теперь быстро передвигался в форме буквы Z, обнажив свой меч и направив его на Цин Шуй.
  Цин Шуй спокойно изучил меч его нового противника. Внешне меч казался грозным, не имеющим равных по силе удара. Однако по тому, как его противник ступал, по углу его атак и даже по направлению его взгляда Цин Шуй понял, что это обман, главной задачей меча было создать видимость невероятной силы, заключенной в нем. Притворяясь, что не заметил этого, Цин Шуй решил несколько раз открыться противнику. Слишком долго этот юнец был ему бельмом на глазу.
  Стоя неподвижно, без намека на то, что он собирался сделать, он вдруг нанес удар с еще большей силой и скоростью. 'Иллюзия фехтования!' Юнец завопил. Когда мечу оставалось преодолеть всего три дюйма до его тела, Цин Шуй выполнил призрачные шаги, отодвигаясь влево, и легким движением запястья провернул деревянный меч в руке так, что его края коснулись земли. Он взмахнул клинком, и плоская его часть оказалась у виска его противника с поразительной скоростью.
  - Опа!
  Высокомерный юнец замер и потерял сознание. Удар Цин Шуй поразил его в голову. Ему достаточно было легкого движения ладони, чтобы забрать его жизнь, если бы Цин Шуй захотел.
  Может быть от шока, испытанного при виде того, как Цин Шуй победил двух их друзей, или от того, что боялись быть осмеянными в глазах толпы, но остальные юнцы не стали больше ждать. Они все разом обнажили свои мечи и бросились на Цин Шуй.
  Глядя на их разъяренные лица, Цин Шуй беспомощно покачал головой и начал выполнять призрачные шаги. 'Один удар, одна смерть'. Его силуэт вспыхивал, когда он ступал в тень и из тени, пока его деревянный меч разил с невероятной скоростью.
  
  Глава 56. Новая встреча с Ши Цин Чжуан
  Увидев пораженное лицо Ситу Бу Фань, Цин Шуй с гордостью развел руками и засиял. Вокруг без сознания лежали все друзья Ситу Бу Фань.
  В сердце Ситу Бу Фань закралась горечь. Его друзья, особенно Ши Цзун Яо из рода Ши, уже достигли пятого боевого уровня командующих. Он вспомнил, что, когда он проиграл Цин Шуй, после возвращения в Город Сотни Миль, именно Ши Цзун Яо громче всех бранил Ситу Бу Фань на чем свет стоит. Он обзывал его свиной башкой и прочими мерзкими названиями, втаптывая в грязь лицо Города Сотни Миль. Подумать только, что сейчас деревенщина победил Ши Цзун Яо. Возможно, это поражение еще более унизительно, чем его собственное?
  Такова человеческая натура. Когда человек единственный оказывается побежденным, он неизбежно считает себя ничтожеством. А если не он один, но и все его более образованные, чем он, приятели проигрывают, его бесчестию приходит конец. И правда была в том, что человек, стоящий перед ним, сильнее их всех.
  Тем временем шум схватки привлек внимание множества людей на улице. Не желая становиться зрелищем, словно животное в клетке зоопарка, Цин Шуй приблизился с Цин Ши и Цин Шань, чтобы покинуть это место. Но как только он повернул голову, его сердце замерло. Неужели ему не померещилось? Ледяное лицо человека, которое являлось в его снах, было прямо перед ним.
  Ши Цин Чжуан!
  На Ши Цин Чжуан была надета огненно-красная юбка в складку, ее холодные глаза выражали озабоченность. Она стояла, не произнося ни слова, и просто молча рассматривала его.
  Цин Шуй почувствовал, как его сердце забилось сильнее. Та, которую он всегда желал, стояла прямо перед ним и пристально смотрела на него. Несмотря на прожитое время, равно двум жизням, он все еще был невинен и имел достаточно опыта общения с противоположным полом. Хоть он и прочел множество книг по теории свиданий и просмотрел множество художественных фильмов, как они могли сравниться с реальностью? Облизнув губы, он приказал себе не нервничать и поприветствовал Ши Цин Чжуан.
  - При... Привет! Как ты? Ты помнишь меня? В тот день, когда ты посетила деревню Ши, я был одним из тех, кто скакал на твоем угольном коне, - Цин Шуй пригладил свои волосы и быстро улыбнулся, чтобы сгладить неловкий момент, когда он заикнулся.
  Холодное выражение лица Ши Цин Чжуан стало понемногу оттаивать, а ее сексуальные красные губы постепенно изобразили легкую улыбку. Ах, эта улыбка, она была подобна блеску возвращающего к жизни солнцу посреди смертельно холодной зимы, легкому ветерку, освежающему во время невыносимого летнего зноя. Цин Шуй обнаружил, что из его головы вылетели все слова, которые он собирался сказать. Он затерялся в ее улыбке.
  - Иди за мной, - прозвучал приятный, ласковый голос Ши Цин Чжуан, перед тем как она развернулась и пошла прочь.
  В сердце Ситу Бу Фань зародилось невыносимо сложное чувство, смесь горечи и подавленности. Ши Цин Чжуан была девушкой, с который он был помолвлен, когда они были еще младенцами, а она не удостоила его даже мимолетного взгляда.
  Цин Шуй сделал шаг, но потом быстро опомнился. С огромной усмешкой на лица он повернулся к Цин Ши и Цин Шань, чтобы попрощаться. Улыбка на его лице могла означать лишь одно - это была усмешка человека, рассчитывающего на секс. После того, как оба его приятеля ушли, он быстро последовал за силуэтом Ши Цин Чжуан.
  Как только Цин Шуй услышал три слова, холодно произнесенные Ши Цин Чжуан, он сразу сосредоточил все свое внимание. Хоть ему и не нравились надменные, высокомерные девушки, но ему казалось, что это и есть настоящая сущность Ши Цин Чжуан! Более того, она ведь даже не взглянула на своего жениха, зато заговорила с ним. Он молча улыбался сам себе. 'Хе-хе, похоже, я действительно популярен'. Не говоря о том, что Ши Цин Чжуан была самой красивой девушкой из тех, кого он встречал.
  Позади них Ситу Бу Фань скрежетал зубами от расстройства. Его ядовитый взгляд, полный ненависти, был направлен вслед Ши Цин Чжуан и Цин Шуй. Стиснув зубы, он поклялся: 'Сукина блудствующая парочка, однажды я буду ласкать ее прямо у тебя на глазах'.
  Пока они шли рядом, то ли случайно, то ли намеренно Цин Шуй задел своим плечом Ши Цин Чжуан.
  Ши Цин Чжуан сдвинула брови и холодно посмотрела на Цин Шуй, шедшего рядом с ней. К ее удивлению, она обнаружила, что у этого мальчишки изящные, утонченные черты, его лицо не лишено элегантности и необходимой меры мужественности, а в его глазах - ясная решимость. Это был мужчина, который знал, чего он хочет добиться в будущем. Ненароком она не могла не сравнить его с теми изнеженными мужчинами, которые окружали ее. Они казались учтивыми и добросердечными, но на самом деле исподтишка все время смотрели на нее глазами, полными вожделения. Разница была, как между небом и землей.
  Его глаза были особенно прекрасны. В них было что-то чарующее, что заставляет людей смотреть в них, не отводя глаз. В складке между его бровями было что-то героическое, что могло свести с ума множество девушек. К тому же, его веселая улыбка казалась полной восторга и веселья, но Ши Цин Чжуан могла сказать, что эта улыбка была обманчива. Она видела в улыбке Цин Шуй свойственные ей самой отчуждение и гордость. Так или иначе, Ши Цин Чжуан не могла не признать, что этот мальчишка по-настоящему красив.
  Внезапно Ши Цин Чжуан похолодела. 'Как я могу потерять голову от внешности человека, который к тому же моложе меня'.
  - Старшая сестра Чжуан, почему ты так смотришь на меня? - прервал ее размышления Цин Шуй, назвав ее определением, казавшимся вполне подходящим. В конце концов, Ши Цин Чжуан была на пять лет старше него.
  Услышав, как он обратился к ней, Ши Цин Чжуан чуть не подпрыгнула от удивления, но быстро овладела собой. Кажется, что Цин Шуй вполне уместно называть ее подобным образом.
  - Ты не знаешь, что создал огромную проблему? - спокойно спросила Ши Цин Чжуан.
  - Проблему? О какой проблеме ты говоришь? Или ты о тех отбросах? - ответил Цин Шуй со смехом. Цин Шуй чувствовал, что ее вопрос вполне может быть неясным намеком на беспокойство о его благополучии, и это согрело ему сердце.
  - Отбросах? Может, ты и прав, но ты знаешь, кем являются эти отбросы? - губы Ши Цин Чжуан слегка дернулись, удерживая смех, вызванный шуткой Цин Шуй.
  Цин Шуй покачал головой, уставившись на Ши Цин Чжуан в ожидании ответов.
  - Ты, должно быть, знаешь, что Ситу Бу Фань принадлежит к роду Ситу. Среди тех отбросов был мой второй брат, Ши Цзун Яо, а также молодой господин из рода Дин. А знаешь ли ты, что род Дин огромен даже по меркам рода Ситу? Ты действительно не похож на других, раз прибыл в Город Сотни Миль впервые и уже рассорился с тремя крупнейшими родами.
  - Дерьмо, - Цин Шуй никогда бы не подумал, что брат Ши Цин Чжуан мог быть среди тех, кого он победил. Однако, после всех объяснений Ши Цин Чжуан не выглядела удрученной и не проявляла признаков тревоги или упреков, даже после того, как узнала, что именно он побил ее брата.
  - Хоть ты и победил их, ты все же должен знать, что несмотря на их происхождение, они не являются лучшими отпрысками своих великих родов. Возьмем, к примеру, моего второго брата. Под предлогом ухода за моими родителями, он использовал бесчисленное количество духовных лекарств и достиг пятого боевого уровня командующего. И что с того? Что это дало ему? У него огромный недостаток настоящего боевого опыта. Даже командующий первого уровня с отточенными навыками в реальном бою с легкостью победит его, - объяснила Ши Цин Чжуан, приподняв брови. Казалось, будто она пытается предупредить о чем-то Цин Шуй, о том, что не было сказано.
  - Хе-хе, неужели ты волнуешься или беспокоишься за меня? - весело улыбнулся Цин Шуй. Лично он не беспокоился ни о чем.
  
  
  
  Глава 57. Бесконечный флирт, или любви всегда мало
  Цин Шуй было очень радостно в этот момент, и он становился все более дерзким. Если бы не необычные обстоятельства, он бы никогда не осмелился произнести эти слова и выиграть преимущество у Ши Цин Чжуан.
  Слушая плавную речь Цин Шуй, Ши Цин Чжуан чувствовала себя очень странно. Она была самой младшей в семье, единственной дочерью. С самого детства и до сих пор она была словно сияющая жемчужина под лучами любви и заботы рода Ши.
  Из-за ее холодной и надменной натуры, даже когда она была младше, остальные дети ни разу не назвали ее старшей сестрой. И вот впервые ее так назвал мальчик младше нее, но только этот мальчик уже мог считаться взрослым мужчиной! Подобное ощущение было для нее ново.
  - Ты бы лучше прекратил так много болтать! Я еще отомщу тебе за то, что ты сделал с моим вторым братом! - Ши Цин Чжуан была очень взволнована. Очевидно, что этот мальчишка подтрунивает над ней, но она не чувствовала ни малейшей капли злости. Вместо этого, ей дико хотелось засмеяться. Это было ей несвойственно и никогда не происходило ранее.
  Милая недовольная гримаса смущения Ши Цин Чжуан словно ударила током Цин Шуй. Он запечатлел ее в глубинах своей памяти. Храня молчание, он продолжал бросать короткие взгляды на Ши Цин Чжуан. Ее холодная красота была необычна и невероятно привлекала его. Цин Шуй не был уверен, что именно надменная натура делала Ши Цин Чжуан столько притягательной, но все-таки запретный плод сладок для всех людей.
  - Хоть твоей силы сейчас хватило, чтобы победить группу этих юных господ, тебе следует опасаться будущего возмездия. В конце концов, хоть эти представители великих родов и не были их сливками, для жителей Города Сотни Миль оскорбить одного из них - значит растоптать их 'лицо' и гордость. Осмелюсь сказать, многие из них захотят бросить тебе вызов и создать тебе проблемы ради того, что восстановить свое 'лицо'.
  Цин Шуй задумался на мгновение. Ему ничего не оставалось, как согласиться с тем, что это действительно создавало ему проблемы. В будущем его ждут множество противников, которые направят свои мечи ему в грудь, бросая вызов. И где только ему найти время, что вырвать эти сорняки один за другим. Еще до того, как он натворил шуму, Цин Шуй уже задумывался об этом. Кажется, он сильно недооценил грозящие ему последствия.
  - Старшая сестра, ты не знаешь, среди великих родов, у кого из юного поколения Города Сотни Миль лучшее образование? - Цин Шуй понимал, что если его противники хотят восстановить свое 'лицо', они определенно отправят на схватку с ним прежде всего лучших представителей своего молодого поколения. Если он будет знать их сильные стороны, когда встретится с ними, он по крайней мере будет знать, чего ожидать.
  - А ты довольно оптимистичен, если считаешь, что можешь задавать подобный вопрос. Кажется, ты действительно уверен в себе. Но все же я скажу, что твоя сила превосходит все ожидания. Глядя на то, как ты молод, я не могу представить, как ты тренировался, чтобы достигнуть твоего настоящего уровня силы. Что касается ответа на твой вопрос... Есть два противника, которых тебе стоит опасаться. Ситу Луань из рода Ситу и Дин Лан из рода Дин. Оба они из третьего поколения, им немного за тридцать, к тому же они оба достигли второго и третьего боевого уровня командующего, - в голосе Ши Цин Чжуан слышалась нотка беспокойства.
  Ши Цин Чжуан подумала, что столько раз, сколько ей было весело сегодня, едва ли обычно набиралось за год. Она тоже не могла ничего с собой поделать и исподтишка посматривала на мужчину перед ней, хотя едва ли он был обычным мужчиной.
  Получив информацию от Ши Цин Чжуан, Цин Шуй с облегчением выдохнул. Слава Богу, возможности сильнейших представителей третьего поколения не превосходили его ожидания. Гений второго поколения, Цин Хэ из рода Цин, обладал примерно таким же уровнем силы к своим тридцати годам. Не зная, отчего, но Цин Шуй бессознательно ощутил, что способен скрестить клинки с противниками второго и третьего поколения, достигшими уровней боевого командующего.
  - Спасибо за информацию. И знаешь, что, старшая сестра? Тебе следует больше улыбаться. Ты как цветущая роза, и выглядишь так ослепительно, когда улыбаешься, что не будет преувеличением, если я скажу, что твоя красота способна заставить королей отказаться от своих империй, - Цин Шуй продолжал дразнить Ши Цин Чжуан, пока розоватый оттенок ее лица становился все более насыщенным.
  - Младший брат, ты хочешь оказаться побитым? - вспыхнув, Ши Цин Чжуан подняла руку и толкнула Цин Шуй в плечо. Первый раз она сделала подобное движение, свойственное маленькой девочке.
  Цин Шуй продолжал улыбаться как идиот, позволив Ши Цин Чжуан повалить его на землю. Он даже не почувствовал никакой боли, думая лишь о том, как пылает лицо Ши Цин Чжуан, как ослепительная ее улыбка, запечатленная навечно в его памяти. Есть два типа женщин, которые могут сделать мужчину счастливым. Первый тип - несравнимо восхитительная красавица, способная переворачивать королевства по своему желанию. Второй тип - прелестная женщина. Такая женщина красива потому, что очень мила с тобой. Ши Цин Чжуан без сомнения относилась к первому типу, и, если бы она могла вести немного более мило, она бы сводила всех мужчин с ума.
  - Так или иначе, я уже взрослый и больше не ребенок, так что ты обязана обращаться со мной, как со взрослым, так? - в глазах Цин Шуй была явная серьезность, когда он говорит это Ши Цин Чжуан.
  Все мужчины в своей жизни когда-нибудь флиртовали с противоположным полом. Главное в этом деле - знать, когда вовремя остановиться. Если зайти слишком далеко, девушка просто развернется и уйдет прочь.
  - Хорошо. Сейчас я должна идти, а ты позаботься о себе сам, взрослый малыш! - раздался легкий смешок, когда Ши Цин Чжуан уходила. Звук этого смеха походил на дьявольские чары, обволакивающие его мозг и не отпуская его.
  'Такая красивая. В будущем ты станешь моей' - сейчас это была единственная мысль Цин Шуй. Раньше он никогда ничего не хотел так сильно. Так вот что люди называют 'страстным желанием' и 'страстью'.
  Есть множество предметов страсти: богатства, власть, женщины. Они могут быть источником вдохновения и мотивации, но если они полностью овладевают человеком, рано или поздно это плохо закончится.
  - Когда будешь свободна, ты всегда можешь навестить меня в медицинской лавке рода Цин. Будь уверена, я смогу развеселить тебя - крикнул Цин Шуй вслед удаляющейся фигуре Ши Цин Чжуан. Несмотря на то, что он провел так мало времени с ней, никогда раньше ему не было так хорошо. Невозможно было сказать, когда они снова встретятся. Поэтому Цин Шуй не мог позволить Ши Цин Чжуан уйти вот так.
  Возможно, Ши Цин Чжуан услышала искренность в его голосе, но она неожиданно кивнула перед тем, как скрыться из виду. Ее вид со спины можно было сравнить с порханием бабочек над цветами.
  Бодро ступая по улице, Цин Шуй решил вернуться в медицинскую лавку рода Цин. Оказалось, был уже полдень. Когда он вернулся в лавку, то с удивлением обнаружил там Цин И, его третьих дядю и тетю, Цин Шань и Цин Ши. Все они ждали его, и сейчас внимательно смотрели на него со странным выражением глаз.
  - Цин Шуй, ты действительно использовал приемы из базовой техники владения мечом, чтобы одолеть Ситу Бу Фань и его дружков?
  
  
  Глава 58. Тайна Ситу Луань
  - Цин Шуй, ты действительно использовал приемы из базовой техники владения мечом, чтобы одолеть Ситу Бу Фань и его дружков?
  К радости Цин И примешивалось изумление. Ведь она была достаточно знакома с юнцами, которых одолел Цин Шуй, и имела представление об уровне их силы. Она не могла не почувствовать гордости. Наивысшую гордость мать испытывает, когда видит, как ее дитя ярко проявляет свои таланты. Это ее вознаграждение и один из наиболее трогательных моментов в жизни.
  - Так, вам всем не следует смотреть свысока на базовую технику владения мечом. В ней таятся основы, которые позволили бы вам глубже понять действия меча, - серьезно ответил Цин Шуй, ведь это действительно было так.
  - Цин Шуй, как ты сумел это сделать? Среди людей, которых ты победил, был один по имени Ши Цзун Яо, я лично знаком с ним. Справиться с его силой - это не в потолок плюнуть, - третий дядя Цин Ху подозрительно сдвинул брови.
  - Здесь в самом деле нет никакого секрета. Вы же все знаете разнообразные варианты ударов, перечисленные в базовой технике, верно? Среди прочих, жалящий удар развивает самую большую скорость. Я практиковал этот удар сотни миллионов раз, я даже потерял счет, и обрел просвещение в отношении 'истины' меча. Я думаю, что, если другой воин будет тренироваться так же, как я, повторяя одно простое движение сотни миллионов раз, он также сможет обрести просвещение, - Цин Шуй ощущал, что у него нет необходимости держать это в тайне. В конце концов, сколько еще было таких, как он, кто мог бы себе позволить растрачивать время, повторяя одно простое движение меча? Сколько было тех, кто обладал артефактами растяжения времени, бросающими вызов самим небесам и способными помочь осуществить им это?
  Все онемели, услышав слова Цин Шуй. Десять лет уходит на то, чтобы отточить навыки владения мечом, это всем известно. Однако, подумать только, простейшие приемы техники владения мечом после бесчисленного количества повторений могут освободить такую ужасающую силу, скрытую в них. Какой переворот сознания... Какой силой воли должен обладать мечник, чтобы достичь такого результата? Взгляд каждого был направлен на Цин Шуй и выражал благоговение и уважение.
  Ослепительная улыбка расцвела на лице Цин И, когда она взлохматила волосы Цин Шуй, а сердце ее наполнилось противоречивыми чувствами. Она ощущала, что чем старше был Цин Шуй, тем более загадочным становился. Сюрпризы, преподнесенные ей Цин Шуй, превосходили все ее ожидания. Она не могла не восхититься древним старцем, который обучил Цин Шуй.
  ***
  В одной из роскошных комнат Города Сотни Миль.
  Рослый, крепкого телосложения мужчина в цветастом одеянии полулежал на уютной кровати. Подле него полуобнаженная, с большой грудью женщина, прикрытая легким покрывалом, что-то говорила молодому человеку.
  У женщины была копна длинных темных волос, молочного цвета кожа, тонкая талия. Она была прелестна. Ее уши, маленькие и слегка торчащие, были невероятно привлекательны.
  В течение часа стоны становились все громче и громче, пока внезапно не наступила тишина. Мужчина холодно улыбнулся, встал и оглядел комнату.
  Он вышел в коридор и спустился по лестнице. Это был отдельный богатый внутренний дворик, чувствовалось, что его владельцы не испытывали недостатка в средствах, когда строили его. Везде лежали красные ковры, от коридоров до главного чертога. Это место казалось подходящим для того, чтобы его дама жила в роскоши, ни в чем не нуждаясь.
  Как только мужчина вошел в великий чертог, его красивое лицо мгновенно преобразилось. Боль и страдание сменились надменностью и самоуверенностью. Все мужчины в великом чертоге стояли, приветствуя вошедшего человека.
  - Брат Луань все так же не имеет себе равных по силе, - принялся льстить худощавый и на вид слабый юноша, сопровождая свое высказывание хвалебным жестом в сторону брата Луань.
  Брат Луань похотливо улыбался. Эта улыбка была понятна всем мужчинам.
  Человек, которого звали брат Луань, был никем иным, как Ситу Луань из рода Ситу, сильнейшим представителем молодого поколения. Выглядело, будто он шутит и веселится с окружившими его братьями, хотя на самом деле ему становилось не по себе, когда он слышал, как его превозносят.
  - Брат Луань, юноша из деревни Цин недавно побил в схватке твоего младшего брата, как перед этим побил Ши Цзун Яо, - сказал крепло сложенный юноша со спиной тигра и талией медведя.
  - Дин Чень, разве твой младший брат Дин Си не был среди побежденных? - Ситу Луань и все остальные сели, и молодая дама быстро подала им чай.
  Чайные чашки были сделаны из пурпурного песчаника, что свидетельствовало о богатстве рода Ситу. Собравшиеся здесь люди были расточительными, распутными сыновьями или учениками богачей из великих родов. Слюнки текли от изобилия восхитительно вкусных угощений. Ели они вволю, не отказывая себе и в любовных развлечениях.
  - Хе-хе, - Дин Чень сконфуженно засмеялся.
  - Дин Чень, ты довольствуешься малым и не стремишься возвыситься. Только не говори мне, что тебя устраивает, что тот парень, Дин Лан, скоро станет главой рода Дин. Что с того, что ты не старший внук? Ты все еще можешь все изменить в свою пользу, очернив репутацию Дин Лан и выгнав его из рода Дин, - Ситу Луань знал, что за глупой внешней честностью и прямотой скрывается безжалостная, жестокая натура.
  - Время еще не пришло, нужно еще немного подождать. Когда время настанет, брат Луань протянет мне руку помощи, - Дин Чень продолжал смеяться.
  С тех пор, как Ситу Луань повредил нижнюю часть туловища во время обучения, он испробовал все средства и опросил бесчисленное множество врачей, но безуспешно. Все его надежды развеялись по ветру. Неважно, насколько обворожительной или привлекательной была женщина - ничего не получалось. В порыве гнева от убил всех врачей, у которых просил совета, оставшись единственным хранителем своей тайны.
  После этого все свои усилия он направил на обучение. Но его предыдущая девушка знала об этом. У него не оставалось иного пути заставить ее молчать, кроме как угрозами принудить ее убить всю ее семью. Ей оставалось только подчиниться и получить... смерть за все свои усилия.
  - Дин Лан знает об этом? - спросил Ситу Луань, искоса глядя на Дин Чень.
  - Он знает, но ни разу не показал ни малейшей озабоченности по этому поводу. Как он вообще способен так высоко ценить эту кучку людей? - в голосе Дин Чень слышались противоречивые эмоции.
  - Хм, этот парень всегда задирал нос. В будущем, когда он погибнет, он даже не будет знать, кто убил его, - холодно заключил Ситу Луань.
  - Нам итак уже сели на шею какие-то неудачники. В конце концов, Дин Лан один из наиболее чтимых представителей молодого поколения в Городе Сотни Миль. Мы не должны ничего предпринимать. Посмотрим, как долго он вытерпит свое унижение.
  Все находившиеся здесь были представителями великих родов Города Сотни Миль. Дин Чень был из рода Дин. Единственным мотивом, который заставлял Дин Чень заводить дружбу с Ситу Луань, была надежда на то, что он поможет ему избавиться от Дин Лан.
  ***
  Цин Шуй в медицинской лавке рода Цин был занят своими делами. Он ни капельки не беспокоился за тех ничтожеств, которых он победил. Пока они не являются к нему и создают проблем, Цин Шуй не стоит о них и думать. Даже если бы они стали при свидетелях грабить магазины или убивать средь бела дня, ему было бы все равно. В конце концов, Цин Шуй не был настолько добр и не являлся Иисусом.
  Вечером он вошел в Королевство Вечного Фиолетового Нефрита. Он думал о двух сокровищах, которые поместил во вместительную сферу ранее этим днем. Он искал хрустальный пруд, перед тем как найти темную ветвь, обладавшую духовной силой. Несмотря на то, что он рассматривал ее по крайней мере полдня, он все еще не мог сказать, как ее можно использовать. В итоге он решил посадить ветвь в грунт неподалеку от увеличивающего энергию дерева. Затем он полил ее небольшим количеством воды из хрустального пруда.
  Что же касается субстанции железа, то он поместил ее на влажный грунт радом с хрустальным прудом и сел, скрестив ноги, чтобы подготовиться к обучению. Рьяно стараясь достигнуть 49-го круга после своего сокрушительного проигрыша, Цин Шуй использовал свое время, что тренировать свои призрачные шаги, быстрые одиночные удары, технику скрытого оружия, а также удары из базовой техники владения мечом.
  Цин Шуй надеялся, что вскоре сможет достигнуть 4-го небесного уровня древней техники усиления!
  
  
  
  Глава 59. Вожделение Цин Шуй
  Цин Шуй мог бы навсегда остаться в Королевстве Вечного Фиолетового Нефрита, пока не был бы выброшен оттуда насильно. Имея такие редкие сокровища, он не хотел терять ни одного мгновения.
  Последние несколько дней о молодом поколении Города Сотни Миль не было ничего слышно. Цин Шуй был приятно удивлен, и хоть и находил это довольно странным, он не собирался тратить свое время на выяснение причин. Он был полностью сконцентрирован на изучении и отработке своих знаний о различных духовных травах, которые он пересадил в Королевство Вечного Фиолетового Нефрита.
  Сейчас в его вместительной сфере было уже приличное количество растительности. Зеленые, желтые, красные и прочие цвета создавали великолепный вид. Они могли бы стать усладой для глаз путника в бесплодных землях Королевства Вечного Фиолетового Нефрита.
  Духовные травы не были уже всего лишь небольшими саженцами. Пространство вместительной сферы с ее эффектом растяжения времени ускорило их рост, и теперь они представляли демонстрировали мощь жизненной силы. По оценке Цин Шуй, помимо эффекта растяжения времени, на рост растений влияла таинственная вода из хрустального пруда, которая, казалось, была насыщена безграничным духовным ци (циркуляцией духовной силы). Из опыта, приобретенного в Сотом Лекарственном Саду, он усвоил, что все духовные травы увядают и умирают. Однако, глядя на то, как пересаженные им травы излучают мощную жизненную силу, он понял, что здесь, во вместительной сфере, они никогда не завянут и не погибнут.
  Глядя на это море зелени, Цин Шуй ощутил покой в своем сердце. Рост трав и уверенность в своих знаниях как будто бы взбодрили его. Ему было на что положиться, в сравнении с теми юношами из больших родов.
  На самом деле, этот источник его богатства потребовал бы по меньшей мере десяти лет, чтобы созреть. Десять лет во внешнем мире равнялись тысяче во вместительной сфере. Огромное море духовных трав возрастом в тысячу лет - как мог бы кто-то вырастить такое огромное количество растений? Мысль об этом привела Цин Шуй в сильное волнение и возбуждение.
  Но цыплят по осени считают. Помотав головой в попытке избавиться от нахлынувшего возбуждения, Цин Шуй направился к темной ветви, которую ранее он посадил в грунт. Он обнаружил, что поверхность ветви стала более гладкой и влажной, но больше никаких изменений не было. Цин Шуй не был уверен, прорастет ли эта темная ветвь или корень и сможет ли зацвести и дать плоды.
  Дела в медицинской лавке рода Цин шли относительно медленно, без намека на спешку. Большинство покупателей составляли аптекари и владельцы магазинов духовных трав в Городе Сотни Миль, которые приходили за покупкой ингредиентов.
  Помимо владельцев магазинов, приходили также простые жители Города Сотни Миль, которые были больны и пытались найти медицинскую помощь. Кроме этих двух типов покупателей, были еще те, кто хотел приобрести редчайшие травы, которые невозможно было найти в других магазинах трав или аптеках.
  Медицинский магазин рода Цин не только торговал духовными травами, но и обеспечивал их поставку. Они выращивали травы самостоятельно и закупали их в других местах. Часть трав они получали от людей, которые ходили за ними в горы, а также от тех, которые сами их выращивали. Конечно, закупочная цена была значительно ниже розничной, так как травы нуждались в некоторой последующей обработке, перед тем как род Цин сможет выставить товар на продажу.
  Кроме того, медицинская лавка рода Цин имела торговое соглашение с Небесным Речным Городом. Они обычно обменивали редкие и ценные травы, в которых был недостаток в Небесном Речном Городе, на редкие и ценные травы, дефицитные в Городе Сотни Миль. Это была беспроигрышная ситуация!
  Мысли о Небесном Речном Городе невольно напомнили Цин Шуй о Лань Янь, девушке, по которой истосковался его двоюродный брат Цин Ху. Хоть Лань Янь уже расцвела, обладала фигурой настоящей женщины и была очаровательна, он не мог ничего с собой поделать и видел в ней только ребенка.
  Цин Шуй всегда чувствовал, что от этой девушки - одни проблемы.
  Причиной, по которой род Цин имел торговое соглашение с Небесным Речным Городом, даже более огромным и процветающим, чем Город Сотни Миль, было очень близкое родство рода Цин с родом Хуа из Небесного Речного Города.
  Цин Ло однажды спас жизнь главе рода Хуа. Они близко сошлись, нашли общий язык и побратались. К тому же они не допытывали друг друга о прошлом, они лишь знали, что один из них был из Небесного Речного Города, а другой - из деревни Цин.
  Только намного позднее, когда они посетили друг друга в честь праздников, Цин Ло обнаружил, что его названый брат Хуа Суй Юнь принадлежит к роду Хуа, одному из богатейших родов Небесного Речного Города, и в настоящий момент является его главой.
  Хотя род Хуа считался влиятельным в Небесном Речном Городе, было достаточно других родов, которые превосходили его по положению и силе. Так или иначе, Небесный Речной Город трудно сравнить с Городом Сотни Миль.
  Цин Шуй слышал, как Цин И говорила, что теперешний глава рода Хуа, Хуа Суй Юнь, смог достичь легендарного Королевства Сяньтянь, еще больше укрепив положение рода Хуа в Небесном Речном Городе. Зная все это, кажется, что его сила равна силе Цин Ло, но здесь нужно сказать несколько слов о том, что их отличало.
  Сяньтянь и Хоутянь - небеса и земля. Цин Ло был на самой вершине Хоутянь, на десятом боевом уровне командующего. Если бы он смог сделать последний крошечный шаг, вступив в Королевство Сяньтянь, он мгновенно превратился бы из воробья в феникса! К сожалению, в Мире девяти континентов было множество тех, кто находился на том же уровне развития, как Цин Ло. Легко ли было сделать этот последний шаг? Подсчитанная вероятность осуществления последнего шага на пути к Королевству Сяньтянь даже меньше, чем 1 из 10 000!
  С тех пор, как Хуа Суй Юнь достиг Королевства Сяньтянь, он передал управление всеми делами рода своему сыну. Позднее он постоянно повторял: как бы ни были незначительны дела, в которых роду Цин могла бы понадобиться помощь, род Хуа сделает все возможное, чтобы помочь. В результате они заключили торговое соглашение, благодаря которому денежные сундуки рода Цин стали стремительно наполняться.
  Отношения двух родов были очень близки. Хуа Суй Юнь давно уже обращался с Цин И, как с собственной дочерью. Да и всеми торговыми делами между родами Цин и Хуа занималась Цин И.
  - Мама, когда ты в следующий раз соберешься в Небесный Речной Город, ты возьмешь меня с собой? Я хочу полюбоваться на Небесный Речной Город! - заявил Цин Шуй после того, как узнал детали взаимоотношений, возникших между их двух семьями.
  - Ладно, мне следует представить тебе дедушку Юнь, - улыбнулась Цин И.
  - Хорошо. Кстати о духовной траве, которую они прислали последней партией из Небесного Речного Города. Что это за сорт? - Цин Шуй дрожал от возбуждения. Хоть он примерно знал ответ на свой вопрос, он все же решил спросить, чтобы окончательно убедиться.
  - Это цветок четырехлистник. Духовная трава, растущая только в Небесной Речной Долине Небесного Речного Города. Хотя она и выглядит обычной, ее свойства и достоинства невероятны. Она - ключевой ингредиент для приготовления универсального лекарства от серьезных болезней, и во всем Городе Сотни Миль только род Цин владеет этой травой.
  Как он и думал, это был четырехлистник. Цин Шуй был взволнован, как будто встретил старого друга. Наконец он нашел что-то знакомое в этом мире! Цин Шуй взял четырехлистник и внимательно стал изучать его.
  В его прежнем мире четырехлистник считался никчемной травой. Подумать только, что здесь, в Городе Сотни Миль, она считалась ценным товаром. Насколько он знал, эта трава по классификации духовных трав относилась к третьему разряду. Из трав этого разряда только алхимики были способны создавать лекарства.
  Цин И обычно посещала Небесный Речной Город дважды в год. Каждая поездка занимала по меньшей мере месяц. Первая поездка была в начале года, вторая - в течение осени. Цин И совсем недавно вернулась из Небесного Речного Города, и до следующего посещения оставалось по меньшей мере полгода.
  - Мама, ты знаешь, какие из родов самые сильные в Городе Сотни Миль? - спросил Цин Шуй, помогая Цин И разбирать партию духовных трав, пришедшую из Небесного Речного Города.
  - На первый взгляд, самые сильные роды - Ши, Ситу, Юй, Дин. Но если говорить о легендарных воинах, достигших Королевства Сяньтянь, никто не знает, сколько их среди них. Но сколько из тех, кто достиг Королевства Сяньтянь, захотели бы по собственному желанию остаться в таком маленьком городе? Более крупные и могущественные города предлагают невообразимые богатства и преимущества, которые завлекают воинов Сяньтянь присоединиться к ним, - медленно пояснила Цин И.
  - Та хозяйка постоялого двора Юй Хэ, которую ты недавно встретил, принадлежит к роду Юй! - продолжила Цин И с веселым выражением на лице, вспомнив, как Юй Хэ пощипала Цин Шуй за щеку.
  - О! - невольно в памяти всплыла молодая девушка немного старше него, дразнившая его. Ее фигура была идеально пропорциональна, округлая грудь не была чрезмерно большой. Ее стройное тело имело идеальное количество плоти, чтобы крепко сжимать его в объятиях сутки напролет. Почти взрослое лицо с едва уловимым озорством в чарующих глазах невероятно возбуждало. Какой вкус, он обязательно должен его попробовать.
  Цин Ши Чжуан была холодна и надменна, но Юй Хэ была изящна и кокетлива. Одна была снежной королевой, другую можно было назвать озорным котенком.
  'Сто лет кармы и судьбы требуется, чтобы встретиться в одной лодке, в то время как тысяча лет кармы и судьбы должно пройти, чтобы разделить одну подушку. Хе-хе, встретить меня равноценно тысяче лет кармы и судьбы, им обеим нечего и думать о том, чтобы сбежать'. Цин Шуй потер нос, представляя, как обнимает этих двух представительниц женского пола и спит с ними каждую ночь. Эти фантазии заставили его сердце забиться в предвкушении, и он не мог дождаться того, как устремится к ним и повалит их на пол.
  Цин И, стоявшая рядом с ним, была смущена и озадачена внезапной переменой в лице Цин Шуй, и в ней возникло острое желание ударить сына.
  
  
  Глава 60. Путь к Дао зарабатывания денег
  - Эти четыре великих рода состоят в теплых отношениях? - спросил Цин Шуй. Он очень сильно сомневался, возможно ли это, видя, как конкурируют друг с другом великие роды в Городе Сотни Миль.
  - Отношения между родами, к счастью или нет, подобны соперничеству саранчи за каждую травинку. Но, несмотря на активное соперничество, нередки межродовые помолвки. Примером может служить молодое поколение: Ситу Бу Фань из рода Ситу и Ши Цин Чжуан из рода Ши. В целом отношения между родами можно описать как дружественные и даже родственные, но с долей враждебности.
  'Без сомнения, можно не беспокоиться насчет Ши Цин Чжуан и Ситу Бу Фань, за них давно решили, что они поженятся. Не из-за этого ли у такая холодная натура?' - Цин Шуй чувствовал, что Ши Цин Чжуан уже оставила глубокий след в его сердце. Как он ни старался, он не мог забыть ее. Поэтому его интересовало все, что так или иначе касалось Ши Цин Чжуан.
  - Сравнима ли экономическая мощь родов из деревни Цин, которые ведут свои дела здесь, в Городе Сотни Миль, с экономической силой четырех великих родов? - Цин Шуй знал, что помимо рода Цин, еще роды Лань, Тун и Фэн владеют бизнесом в Городе Сотни Миль.
  - Нет. Даже все роды из деревни Цин вместе не сравнимы с одним великим родом из Города Сотни Миль. Так или иначе, твой дед все еще остается тем, кто достиг вершины Хоутянь. Но даже если они забыли об этом, им все еще стоит опасаться вражды с нами, зная отношения между родом Цин и родом Хуа из Небесного Речного Города, - пояснила Цин И. Тебе не нужно беспокоиться о старшем поколении четырех родов, у них кишка тонка связываться с тобой. Но тебе нужно опасаться козней молодого поколения. Особенно Ситу Луань из рода Ситу, так же, как и Дин Лан из рода Дин. Они невероятно сильны. Оба они имеют талант, схожий с талантом твоего второго дяди, и у них есть все предпосылки, чтобы достигнуть вершины Хоутянь к сорока годам.
  Цин Шуй ожидал этого. Он понимал, что причиной рассказа Цин И является ее беспокойство за него. Изобразив беззаботность на своем лице, Цин Шуй слегка улыбнулся Цин И, чтобы успокоить ее.
  Цин И чувствовала, что с Цин Шуй что-то не так, что у него есть какие-то секреты, которыми он не хочет делиться с ней. Без видимых причин ее ребенок был преисполнен безграничной уверенности, как будто бы был совсем другим человеком. Если бы не кровное родство и не ощущение связи с Цин Шуй, она бы заподозрила, что перед ней человек, с которым она не знакома.
  Недавно Цин Шуй понял, что получение денег - отличное дело, но сейчас он ощущал себя невероятно бедным. Его будущие богатства могли появиться из Королевства Вечного Фиолетового Нефрита, но это было... в будущем. Сейчас, даже если бы он захотел просто купить что-то на улицах города, у него не было ни гроша. Не стоило и говорить, что те записи об огранке и ковке ювелирных изделий, которые он открыл накануне, остаются бесполезными, пока он не продал исходный материал.
  Но все было не так плохо, как казалось на первый взгляд. Ему всего лишь нужно было подождать еще несколько лет, и он будет купаться в деньгах благодаря эффекту растяжения времени в его вместительной пространственной сфере. Но он не мог ждать, ему нужны были деньги сейчас! 'Я же не могу просто брать и просить денег у матери каждый раз? Всего два дня назад она дала мне 100 серебряных монет!' До этого Цин Шуй не имел ни малейшего представления о деньгах. Он вырос в роде Ши и никогда ни в чем не нуждался. Теперь же, когда он прибыл в Город Сотни Миль, он начал понимать ценность денег. На купюру в 100 серебряных монет можно без проблем полмесяца кормить семью из пяти человек. Или можно было позволить себе посетить Дом Ночных Ароматов (бордель) и развлекаться с лучшими шлюхами целую ночь.
  Гуляя по улицам, Цин Шуй начал задумываться о том, как ему заработать деньги. Бесцельно прогуливаясь по улицам процветающего Города Сотни Миль, было легко не заметить, как пролетело время и в мгновение ока наступил вечер. На улицах Города Сотни Миль было всегда оживленное настроение. В толпе, наводнившей улицы, слышны были голоса торговцев, зазывавших возможных покупателей. Это не было хаосом, напротив, так было легче всего проникнуться этим оживленным настроением города. Цин Шуй остановился, удивленный. На этой стороне улицы он увидел пожилую женщину с милой маленькой девочкой, продававших три огромных ведра для воды.
  Цин Шуй заметил эту пару, потому что они сильно выделялись среди прочих уличных торговцев. Пожилую женщину, у которой отсутствовала рука, сопровождала маленькая девочка примерно десяти лет. Хоть одежда маленькой девочки и была потрепана, она не была грязной, напротив, невероятно чистой. В карих глазах было любопытство, длинные ресницы моргали, не переставая. Она была прелестна. Но, судя по ее твердому рту цвета вишни, можно было сказать, что девочка может быть очень упрямой.
  Нараставший интерес заставил Цин Шуй приблизиться к трех огромным ведрам для воды, чтобы только посмотреть, что в них. Там оказалось десять миниатюрных черных рыбок и несколько детенышей речных черепах. Когда Цин Шуй наклонился, чтобы получше рассмотреть их, он поймал исполненный надежды взгляд маленькой девочки.
  Цин Шуй почувствовал, как горечь наполняет его сердце. Он не был ни хорошим, ни плохим человеком. Он никогда не намеревался избавить от страданий всех людей. Но он все еще мог сделать все возможное для нуждавшихся в помощи людей, которых он случайно встречал.
  Цин Шуй всегда хотел узнать, может ли загадочная вода из хрустального пруда способствовать росту животных... Кажется, сейчас было самое время попробовать.
  - Младшая сестра, ты не могла бы мне сказать, сколько стоят эти рыбы и черепахи? - спросил Цин Шуй с участием в глазах.
  Маленькая девочка прелестно моргнула и продолжила не отрываясь смотреть на Цин Шуй.
  Старший брат, ты же не лжешь? Ты действительно хочешь купить их?
  Маленькая девочка при помощи небольшой сети выловила всех рыбок и черепах. Так как их размер не позволял продавать их в качестве еды, маленькая девочка предложила своей бабушке попытаться продать их как домашних животных.
  - Ага, конечно, хочу. Скоро наступит ночь, ты не хочешь вернуться домой и отдохнуть вместе со своей бабушкой? - Цин Шуй легко засмеялся.
  - Их поймала Ни на берегу ручья. Если старший брат захочет, Ни могла бы показать тебе место, где можно поймать таких рыбок и черепах, и тебе не придется тратить на них деньги! - серьезно объяснила молодая дама по имени Ни с невинностью в глазах и улыбнулась, показав два очаровательных тигриных клыка.
  - О, но я непременно хочу именно этих рыбок и черепашек, которых поймала Ни. Большой брат может объединить содержимое трех ведер в одно и заплатить тебе две серебряных монеты за них? - закончив предложение, Цин Шуй перелил содержимое двух других ведер, объединив их в одном. Затем он достал свои последние деньги и протянул две серебряных монеты маленькой девочке.
  - Старший брат... Две серебряных монеты - это слишком много, эти рыбки и черепахи не настолько дорогие... - маленькая девочка неистово замахала руками в несогласии и отступила на один шаг.
  Цин Шуй за одно мгновение почувствовал нарастающую симпатию к этой маленькой девочке. Он улыбнулся и ответил:
  - Глупенькая, старший брат говорит, что они стоят этих денег, и этого тебе должно быть достаточно. Возьми же их и пойди купи что-нибудь вкусное для бабушки.
  Маленькая девочка сомневалась какое-то время, но в итоге все же согласилась:
  - Старший брат, как твое имя, где мне найти тебя?
  - Мое имя - Цин Шуй. Если ты захочешь найти старшего брата, просто направляйся в медицинскую лавку рода Цин. Младшая сестра, если тебе понадобится помощь, неважно, большая или маленькая, ты всегда можешь рассчитывать на меня, идет? - Цин Шуй погладил Ни по голове, продолжая улыбаться.
  - Хорошо, идет, старший брат!
  После этого Цин Шуй видел, как маленькая девочка, держа два пустых ведра в одной руке и поддерживая свою бабушку другой, медленно покидала улицу. Но сделав несколько шагов, она обернулась и посмотрела на Цин Шуй, с широкой улыбкой во все лицо, снова обнажившей ее тигриные клыки.
  Сначала виднелись их удлиненные заходящим солнцем тени, а затем их очертания окончательно скрылись из виду.
  Затем Цин Шуй нашел уединенное место и вошел в пространственную сферу, держа ведро воды с рыбками и черепахами, которое он только что купил. Подойдя к центру хрустального пруда, сначала он выпустил в воду маленькую черепашку.
  - Хмм, - Цин Шуй глядел на детеныша речной черепахи, плававшего неподалеку в воде, и через короткое время ему показалось, что черепашка стала куда активнее и проворнее, чем была.
  Цин Шуй был невероятно взволнован. Похоже, эффект растяжения времени действовал на животных даже лучше, чем на растения. Особенно на рыб, которые всего через три дня в хрустальном пруду достигнут съедобного размера.
  Его глаза блеснули, когда в голове всплыла одна мысль. Это был он! Это был путь к богатству! Мне нужны всего лишь маленькие рыбки! Хе-хе, мне следует придумать нормальное объяснение всему этому, чтобы не вызывать у людей подозрений.
  
  
  Глава 61. Слюнки текут
  Встряхнув головой, Цин Шуй отбросил все сомнения и выпустил оставшихся маленьких рыбок и речных черепах в хрустальный пруд. Он возлагал большие надежды на безграничную духовную энергию, содержащуюся в водах хрустального пруда, которая, возможно, повлияет на развитие животных.
  Широко ухмыляясь, Цин Шуй дико захохотал, потирая руки от удовольствия. Он понимал, что в ближайшем будущем эти маленькие рыбки и речные черепашки станут источником его дохода.
  Цин Шуй был занят своим развитием внутри пространственной сферы, попутно наблюдая за ростом рыбок и черепах. Через три дня он заметил, что рыбки и черепашки не только существенно увеличились в размерах, но и стали значительно энергичнее, в их глазах появился едва уловимый черный блеск, будто бы они стали умнее. Это открытие повергло Цин Шуй в ужас. Если это было действительно так, не станут ли они через десять лет в пространственной сфере дьявольскими чудовищами?
  Но он тут же понял, что этого не случится. 'Хм, нет, в конце концов, не могут же рыбы и креветки достигнуть столетнего возраста? Только черепахи живут так долго'.
  Как только он вышел из пространственной сферы, нервные клетки в его мозгу словно взорвались. Цин Шуй необходимо было подумать о том, как увеличить свой доход и сохранить свою тайну. Лучшим выходом было в самом деле выращивать рыб, креветок, крабов и черепах в пруду внутри Сотого Лекарственного Сада.
  Сейчас сердце Цин Шуй полыхало огнем. Только там, где есть цель, есть мотивация. Глаза Цин Шуй светились все ярче и ярче, пока он представлял различные варианты решения всех своих проблем. Он не заметил, что уже настала ночь, когда вернулся в медицинскую лавку рода Цин.
  - Цин Шуй, наконец-то ты здесь. Мы все ждали тебя, чтобы поужинать вместе. Сегодня тетя Цин И приготовила свои лучшие блюда - жареную рыбу и твой любимый питательный черепаховый суп! - возбужденно провозгласил Цин Ши, не заметив, что лицо Цин Шуй побледнело при упоминании о его любимом супе.
  Однако именно в этот самый момент у него в голове что-то щелкнуло. 'Вон он! Момент, который я могу использовать. Черт, да я гений!'
  - Мама, а ингредиенты дорогие? - спросил Цин Шуй, указывая на жареную рыбу и черепаховый суп.
  - Да, они значительно дороже по сравнению с мясом. В Городе Сотни Миль не разводят рыб, поэтому их привозят из других мест. Что касается черепах, они растут слишком медленно, чтобы представлять из себя выгодный товар, а при желании охотиться на них в дикой природе обнаруживается, что их относительно мало.
  - Возможно, окружающая среда Города Сотни Миль не позволяет разводить морских существ?
  - Нет, не из-за окружающей среды. Выращивание рыб занимает много времени, поэтому Город Сотни Миль снабжается рыбами извне.
  - Мама, я бы хотел попробовать разводить рыб нашем Сотом Лекарственном Саду.
  Цин И была озадачена, неужели она только что не объяснила сложности, связанные с разведением рыб? С чего бы Цин Шуй быть заинтересованным в этом деле? Ее сын действительно становился все загадочнее.
  - Хе-хе, мам, не волнуйся. Я гарантирую, что рыбы, которых я выращу, будут однозначно лучше тех, что ты покупаешь, - Цин Шуй улыбнулся, глядя прямо на Цин И очень честными глазами.
  На следующий день Цин И дала Цин Шуй купюры в 300 серебряных монет, разрешив ему делать все, что он посчитает нужным. Цин И искренно улыбнулась - похоже, Цин Шуй оставался все же тем, кого она отлично знала.
  Бродя по улицам в поисках живой рыбы, он вдруг вспомнил слова Ни. Глаза Цин Шуй засверкали от волнения, и он пустился бежать к берегу ручья, который упоминала Ни.
  Золотой сумеречный ручей находился недалеко от долины среди близлежащих гор. Несмотря на свою внушительную ширину, ручей был мелководным. Он располагался неподалеку от окраин Города Сотни Миль. Если быстро идти пешком, до него можно было добраться за 15 минут.
  Глубина была по колено, а вода была невероятно прозрачной. Можно было легко разглядеть многочисленных водных обитателей: маленьких рыбок, креветок, крабов и даже черепах. Но они не были откормлены в домашних условиях, и их размер был даже меньше ладони.
  - Ой! Неужели это Ни? - Цин Шуй увидел Ни вместе с двумя другими детьми примерно ее роста. Они держали в руках свои маленькие рыболовные сети.
  - Ни! - крикнул Цин Шуй.
  Маленькая девочка обернулась. Прелестная улыбка озарила ее лицо, и она бросилась бежать.
  - Старший брат, зачем ты здесь? - Ни уставилась на Цин Шуй, с любопытством хлопая своими ресницами. - Старший брат, тебе нужно больше рыб и черепах? Поэтому ты сегодня здесь? - Ни возбужденно потянула Цин Шуй за руку в сторону двух других детей. - Позволь моим друзьям выполнить задание старшего брата! Так ты справишься быстрее!
  Цин Шуй был тронут тем, с каким энтузиазмом Ни бросилась помогать ему.
  - Ладно, младшая сестра. Спроси своих друзей, их устроит, если я заплачу им по десять медных монет за каждое ведро? - Цин Шуй предложил цену, в пять раз превышающую обычную.
  - Старший Брат, это слишком много. Достаточно будет монеты или двух, - Ни категорично отвергла предложение Цин Шуй.
  - Будь послушной, прислушайся к старшему брату. Хоть старший брат и не богат, я не собираюсь недостойно с вами обращаться, ребята.
  Услышав заверения Цин Шуй, Ни счастливо улыбнулась и побежала собирать своих друзей.
  Вскоре Ни привела еще десять детей, и они все вместе потратили полдня, собирая бесчисленное количество рыбок, креветок и черепашек.
  На сердце у Цин Шуй теплело, когда он видел, как усердно работают эти бедные дети. В конце он дал им по серебряной монете за каждое ведро с морскими созданиями.
  Теперь, когда Цин Шуй привык к денежному исчислению в этом мире, он понял, что одна серебряная монета была равна ста долларам в его прежнем мире!
  Еще спустя полдня около 20 ведер было наполнено морскими существами, которых наловили дети. Войдя в пространственную сферу, Цин Шуй вылил содержимое больше половины ведер в хрустальный пруд.
  Детей следует по-настоящему наградить за их старания. Цин Шуй был безмерно доволен результатами ловли. Здесь были самые разнообразные рыбы: черная рыба и амура составляли большинство пойманной рыбы. Что касается видов черепах, то здесь был только один вид - черная черепаха.
  Цин Шуй притащил длинную ветку дерева и повесил на нее оставшиеся восемь ведер, затем быстро вышел из пространственной сферы и поспешил в медицинскую лавку рода Цин. Балансируя четырьмя ведрами на каждой стороне, Цин Шуй торопился добраться до пруда внутри Сотого Лекарственного Сада. Чтобы ускорить рост существ, Цин Шуй заменил морскую воду водой из хрустального пруда перед тем, как снова поместить рыб в ведра.
  По пути сюда Цин Шуй встретил Цин Ши, который расхохотался, став свидетелем того, как нелепо выглядел Цин Шуй. Его смех привлек внимание Юань Ин и Цин И, с добрыми улыбками взглянули на Цин Шуй.
  Цин Шуй, игнорируя Цин Ши, поспешно продолжил путь к пруду, куда наконец неуклюже вывалил содержимое восьми ведер. Он надеялся, что его догадка верна, и вода, содержащая ци, будет хоть немного способствовать росту морских созданий.
  Только покончив с этим, он почувствовал себя в безопасности. Следующим шагом было найти компаньона, которому он будет продавать ингредиенты. Невольно в памяти всплыл постоялый двор Юй Хэ. Тот черепаховый суп и улыбчивая молодая женщина. Особенно та улыбчивая молодая женщина. Цин Шуй обнаружил, что хочет сотрудничать с ней.
  Потерявшись в своих фантазиях, он почти видел Юй Хэ. Этот образ изящного личика, это гибкое, грациозное тело, которое украсило бы бикини из его прежнего мира, и эта улыбка, полная мучительных обещаний. Она приближалась к нему все ближе и ближе. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди, он жадно сглотнул, когда внезапно...
  - О чем ты думаешь, вонючее отродье? У тебя аж слюни текут!
  
  
  Глава 62. Случайное столкновение
  - О чем ты думаешь, вонючка? У тебя аж слюни текут!
  Цин Шуй вздрогнул и быстро провел пальцами вокруг рта, но не обнаружил никаких следов слюны. Это выглядело невероятно нелепо, и Цин И согнулась пополам от смеха.
  Цин Шуй стоял рядом с Цин И, наблюдая, как в пруду лениво плавают рыбы, креветки, крабы и черепахи разных размеров. Один день в его пространственной сфере равнялся ста дням здесь. В планах Цин Шуй было понемногу менять местами рыб из пространственной сферы и отсюда.
  Однако, день спустя возникла непредвиденная проблема. Черные рыбы из его первой партии, выпущенной в хрустальный пруд, стали намного больше и свирепее. Они начали с жадностью пожирать других, более мелких рыб... Продумав столько деталей перед тем, как внедрить свой план, Цин Шуй упустил из виду такой очевидный факт.
  Цин Шуй подавленно вздохнул, глядя на нескольких остававшихся в хрустальном пруду рыб и черепах. Они были как на подбор. Неизвестно оставалось, почему черные рыбы съели остальных представителей своего же вида: для них это было естественно или же была другая причина. Несмотря на все это, черепахи были живы. Кажется, зубы черных рыб были не способны повредить панцири черепах.
  Благодаря эффекту растяжения времени, всего за несколько дней черные рыбы в длину достигали почти полметра. Черные речные черепахи стали размером с ладонь. Было странно, что пока черные рыбы становились все свирепее, черные речные черепахи казались все более подвижными и шустрыми.
  В Сотом Лекарственном Саду Цин Шуй незаметно выпустил в пруд несколько рыб и черепах, которых он взял из пространственной сферы. Возможно, из-за наличия кувшинок или большего количества морских обитателей в нормальном пруду, или из-за изменения среды, но черные рыбы казались здесь менее свирепыми. Сейчас они не показывали никакого намерения сожрать других рыб.
  Развитие и обучение всегда было главной целью Цин Шуй. Поэтому большую часть времени, проводимого им в пространственной сфере, Цин Шуй пытался прорваться через 48-й круг Ци. несмотря на то, что он застрял на 48-м круге, годы неустанных тренировок увеличили потоки его энергии, сделали предельно сильными его кости и мышцы. Ведь Древняя техника усиления делала упор на закаливании тела. Цин Шуй не удивляли прочие преимущества техники, несмотря на то, что он не мог прорваться дальше. В добавок, у Цин Шуй было сильное предчувствие, что однажды он прорвется через 49-й круг Ци и окажется на вершине Хоутянь.
  Бессонная ночь быстро подошла к концу. С утра Цин Шуй как обычно помогал Цин Ши преодолевать трудности на его пути к овладению одиночными быстрыми ударами. После завтрака Цин Шуй покинул медицинскую лавку, отправившись в безлюдное место, чтобы войти в пространственную сферу. Там он выловил двух черных рыб и перенес их в ведро, наполовину наполненное водой. Цин Шуй накрыл ведро крышкой перед тем как отправиться по улицам города в направлении постоялого двора Юй Хэ. Конечно же, по пути туда он не забывал заглядываться на хорошеньких девушек, встречавшихся ему на улицах.
  Очень быстро он добрался до постоялого двора Юй Хэ.
  - Господин, вам помочь? - молодая девушка в сексуальном костюме официантки профессионально улыбнулась, заметив Цин Шуй.
  Неудивительно, что дела в постоялом дворе Юй Хэ шли в гору! Все официантки здесь не просто носили сексуальную форму, они еще были красавицы, как на подбор! Когда Цин Шуй был здесь в прошлый раз, он слишком много внимания уделил Юй Хэ и не имел шанса восхититься этими красотками.
  - О, я пришел, чтобы встретиться с вашей хозяйкой. Ты можешь просто передать мое имя - Цин Шуй. Скорее всего, она захочет встретиться со мной, - Цин Шуй легко улыбнулся, рассматривая прелести официантки.
  - Хорошо, одну минуту.
  После того, как официантка ушла, Цин Шуй спокойно и сосредоточенно, не моргнув и глазом, продолжил пожирать глазами всех официанток на постоялом дворе. Плотно облегающая форма была особенно сексуальна, потому что не показывала слишком много. Она лишь приоткрывала самые аппетитные части тела - верхнюю часть груди, шею, плечи, колени. Возбуждала страстные желания, оставляя немного для воображения. Особенно очертания их упругих попок, белоснежные ножки и проглядывающие через одежду щелки. Такое сочетание однозначно соблазняло мужчин прийти сюда, даже если они не хотели есть. Из своего прежнего мира Цин Шуй знал, что, если дать девушке на чай, можно позволить себе немного поласкать ее. Однако он не осмелился попробовать это здесь.
  Задорные попки, длинные стройные ноги и белоснежная кожа официанток заставили сердце Цин Шуй забиться сильнее.
  - Они хорошенькие, правда? - шепнул на ухо Цин Шуй очаровательный, полный магнетизма голос.
  - Невероятно! - непроизвольно ляпнул Цин Шуй. После этого он обернулся и увидел Юй Хэ, уставившуюся на него с выражением, которое можно было описать как улыбчивое, но все же без улыбки. 'Дерьмо' - выругался Цин Шуй.
  Прелестная фигурка в белоснежной женской военной одежде придавала Юй Хэ очаровательный и абсолютно невинный вид. Она буквально источала сексуальность. Ее пухлые красные губы, ее то ли улыбчивое, то ли нет выражение лица заставили уронить Цин Шуй челюсть.
  - Ох, ты выглядишь намного лучше них! - поспешно объяснил Цин Шуй немного сбивчиво.
  Юй Хэ взглянула на Цин Шуй с веселым блеском в глазах. Все еще смотря в его ясные глаза, Юй Хэ чувствовала, что Цин Шуй был искренен. Как восхитительно, даже сотни фраз похвалы от других мужчин не сравнились бы с одним предложением от этого парня.
  - Пойдем, сегодня старшая сестра угощает тебя, - радостно сказала Юй Хэ.
  - Хорошо. Передай это твоему повару, это сырые ингредиенты для сегодняшней еды. Это однозначно удивит тебя, - Цин Шуй протянул Юй Хэ ведро.
  Юй Хэ с подозрением взглянула на Цин Шуй, прежде чем снять крышку с ведра. После чего она тихо ахнула в изумлении. В воде было две черных рыбы, казалось, еще живых. Блеск их чешуи, ясность их глаз... это были рыбы высочайшего качества, которых только можно было приобрести за деньги. Однако она подозревала, что причина визита Цин Шуй кроется не просто в желании пообедать с ней.
  - Синьюэ, передай это Дяде Хун и скажи, чтобы приготовил их лично специально для нас.
  Юй Хэ отдала небольшое ведро одной из официанток, отдав указания.
  - Пойдем, следуй за старшей сестрой наверх, - Юй Хэ потянула Цин Шуй за руку, увлекая его вверх по лестнице.
  Цин Шуй не торопился, рассматривая в восхищении элегантную, прелестную фигуру Юй Хэ. Она шла впереди него, и он имел прекрасную возможность наблюдать волнующее покачивание бедрами, пока они поднимались по лестнице.
  Завороженный этим видом, Цин Шуй не сразу понял, что Юй Хэ остановилась. Увлеченный, Цин Шуй продолжил подниматься, когда внезапно - пуф! - раздался блаженный звук, вознесший его к Девяти Небесам. Цин Шуй врезался лицом прямо в подтянутую попку Юй Хэ. В это мгновение Цин Шуй почувствовал, будто его куда-то уносит. Ощущение этой мягкой плоти, упругости мышц в сочетании с дурманящим запахом украли у него душу. Все это повергло его в ошеломляющее состояние экстаза.
  
  
  Глава 63. Обед с красавицей
  Время мгновенно остановилось. Цин Шуй бессознательно задержался в этой неловкой позиции, и его руки сами собой поднялись и обхватили Юй Хэ за талию. Непроизвольно у Цин Шуй отключился разум, им завладели инстинкты. Нежно он начал тереться носом и губами в месте соприкосновения, загипнотизированный запахом. Он сетовал на тонкую гладкую шелковую ткань, отделявшую его от пропуска в рай.
  - Эй, братишка, хватит! - воскликнула Юй Хэ в праведном гневе, мгновенно придя в ужас от своего остроумия.
  Остолбеневший Цин Шуй смущенно убрал руки и медленно поднял голову, чтобы увидеть рдевшие алые губы, недовольно поджатые. В ее глазах виднелся намек на холодное раздражение. 'Как красива' - промелькнула мысль в голове Цин Шуй, пока он приходил в себя. Запинаясь, он все же произнес: 'Эмм, я... я не виноват, ты неожиданно остановилась, и я врезался в тебя. Это была случайность!' Цин Шуй потер нос, избегая смотреть в глаза Юй Хэ. Через некоторое время негодующее лицо Юй Хэ смягчилось. Кто бы смог долго злиться на такого милого Цин Шуй.
  Юй Хэ безмолвно смотрела на Цин Шуй и не могла не думать: 'Этот паренек предначертан стать моей погибелью? Хоть он и моложе меня, его все же уже можно считать взрослым. Если бы такое сделал кто-либо другой, я бы сразу изувечила его...'
  Юй Хэ не могли не смутить действия Цин Шуй. Она даже почувствовала необъяснимое волнение во время их соприкосновения.
  Остановившись, чтобы успокоиться, Юй Хэ сказала смущенно:
  - Пойдем. Если ты осмелишься проделать это снова, я тебя кастрирую.
  Цин Шуй, обладавший блестящим актерским талантом, притворился покорным и ответил со щенячьими глазами:
  - Не надо, я все еще хочу жениться и иметь детей в будущем, так что мне еще нужен мой маленький друг.
  - Довольно. Идем. Ты знаешь, как перехитрить меня. Все еще прикидываешься честным? Хм, должно быть, ты считаешь, что старшая сестра совсем ослепла. Из тебя не плохой актер, но и недостаточно хороший. С этого момента я тебя игнорирую, - слова Юй Хэ изумили Цин Шуй. Несмотря на то, что он действительно был немного пошлым, в той ситуации его намерения не было!
  Они поднялись на верхний этаж постоялого двора Юй Хэ и вошли в комнату, соседнюю с той, в которой Цин Шуй обедал в прошлый раз. Когда они вошли, у Цин Шуй возникла уверенность, что комната принадлежит девушке. Здесь был пушистый диван размером в целых три, желтый стол из дерева ананаса, обои с изображением неба и облаков и деревянное напольное покрытие. Чувствовался слабый запах орхидей, распространявшийся по всей комнате и даривший ощущение свежести вошедшим. Юй Хэ закрыла за ними дверь и слегка улыбнулась Цин Шуй.
  Цин Шуй сделал вывод, что эта комната, возможно, принадлежит Юй Хэ.
  Повернувшись, он увидел, что Юй Хэ расположилась на белом пушистом диване. Ее кожу цвета белого нефрита подчеркивала ее белая военная форма. На утонченном лице красивые черные глаза выражали элегантность и даже благородство. Это прелестное гибкое тело, откинувшееся назад, заставляла в возбуждении закипать его кровь.
  Глядя на воздействие, которое она производила на смотревшего на нее Цин Шуй, Юй Хэ не могла не ухмыльнуться. Однако эта ухмылка быстро исчезла с ее лица, уступив место румянцу на ее щеках. Очевидно, воспоминания о том, что недавно произошло, были еще свежи в ее памяти. Цин Шуй удивился реакции Юй Хэ, и чтобы спасти ее из этого неловкого положения, быстро сменил тему:
  - Старшая сестра, могу я взглянуть на твою комнату? - Цин Шуй знал, каков будет ответ, но не мог устоять от того, чтобы задать вопрос Юй Хэ.
  - Нет, - Юй Хэ прямо отклонила запрос. Ее элегантность в сочетании с прямотой очень нравилась Цин Шуй.
  - Тук-тук!
  - Войдите, - ответила Юй Хэ, услышав стук в дверь.
  Синьюэ вошла в комнату, неся огромное блюдо. От него исходил приятный аромат. Цин Шуй думал, что это должны быть две черных рыбы, которые он принес.
  - Младшая госпожа, Дядя Хун не смог ничего с собой поделать и съел одну из рыб. Если бы я не напомнила ему о вашем приказе, боюсь, от этих двух рыб ничего не осталось бы.
  После того, как Синьюэ поставила блюдо, Юй Хэ пригласила ее попробовать рыбу вместе с ними. Кулинарные навыки Дяди Хун были на втором уровне, согласно системе Города Сотни Миль, и не нашлось бы никого, кто осмелился бы оценить их до первого уровня.
  - Спасибо, но, когда Дядя Хун ел первую рыбу, он предложил и мне попробовать. Вкус превзошел все мои ожидания, мы оба никогда не пробовали ничего настолько необыкновенно вкусного, - весело ответила Синьюэ и вышла.
  - Какая дерзость, младший брат, - улыбнулась Юй Хэ.
  Обстановка была немного...странной. Парень и девушка, одни в комнате. Парень молчаливо смотрит на нее. От этого Юй Хэ было немного не по себе. Взгляд, которым Цин Шуй смотрел на нее, был подобен взгляду, которым смотрят на свою собственную женщину. В нем читалось обожание, любовь, восхищение и гордость...
  'О чем я только думаю, он всего лишь ребенок. В конце концов, я старше него на десять лет, почему же я витаю в облаках. Через несколько лет я состарюсь и сморщусь, он наверняка не может и представить меня такой,' - Юй Хэ молча бранила себя.
  Чувствуя, как горят ее щеки, Юй Хэ поспешно сказала:
  - Давай проверим кулинарные навыки Дяди Хун! - Юй Хэ взяла палочками кусочек рыбного мяса и элегантно поместила его к себе в рот. Ее движения были очень приятны для глаза. Цин Шуй не имел никакого желания есть, только смотреть на Юй Хэ. Одно только наблюдение за тем, как она ест, наполняло его удовольствием.
  - Это слишком вкусно! И когда это Дядя Хун успел так усовершенствовать свои навыки? Даже самые известные повара в мире не смогли бы добиться такого вкуса!
  Наконец Юй Хэ заметила, что Цин Шуй не ест, а смотрит на нее, как идиот. Она знала, что Цин Шуй пришел сюда по другой причине, но она не могла понять, чего же он хотел.
  Поразмышляв, Юй Хэ не стала больше терять времени и продолжила есть. Цин Шуй невероятно расстроился, когда увидел, что треть рыбы уже съедена Юй Хэ. Как он может упускать свой шанс пообедать с красивой девушкой?
  Вернувшись в чувство, Цин Шуй принялся жадно пожирать еду, словно голодный волк. Рядом с ним Юй Хэ продолжала изысканно есть. Огромная разница в их стилях поедания была еще более очевидна при взгляде на грязь, которую Цин Шуй развел на своей половине стола.
  - Вкуснятина! - Цин Шуй потер свой животик.
  Юй Хэ бросила на Цин Шуй взгляд, выражавший нечто среднее между изумлением и подозрением.
  - Ну давай, скажи мне, зачем ты пришел сюда сегодня. Хоть я и признаю, что эта рыба была одной из лучших, что я когда-либо ела, я ни за что не поверю, что она была единственной целью твоего прихода.
  - Хе-хе, я просто хотел иметь возможность пообедать с тобой. Если тебе не составляет компанию красивая девушка, неважно, насколько райская еда, она будет для меня со вкусом пепла.
  - Глупенький малыш, красивые девушки окружают тебя повсюду, стоит тебе лишь открыть рот. Ты хоть знаешь, зачем существуют красивые девушки? - Юй Хэ не могла удержаться, чтобы не подразнить Цин Шуй.
  - Красивые девушки существуют для того, чтобы их нежно любили.
  
  
  Глава 64. Достаточно объятий?
  - Красивые девушки существуют для того, чтобы их нежно любили.
  Юй Хэ замерла, странно рассматривая Цин Шуй. Она видела только ясные глаза Цин Шуй, также смотревшего на нее. В его взгляде она ощущала надежность и нежное покровительство. И откуда у молодого парня такой взгляд. Кроме этого, в его глазах была мудрость и предусмотрительность. В них также была и цель, и все эти качества были украшены его галантностью. Это было невероятно привлекательно!
  - О, так ты знаешь, как нужно любить женщин? - засмеялась Юй Хэ. В данный момент она чувствовала ликование, но не до конца понимала, почему. Она лишь знала, что чувствует в своем сердце покой и ощущает себя в безопасности.
  - Я все для нее сделаю, буду нести с ней ее бремя, защищать ее и сделаю ее счастливой, - вопрос Юй Хэ застал Цин Шуй врасплох. Не имея достаточно времени, чтобы подумать, он ляпнул какой-то бред.
  Юй Хэ не могла не засмеяться над его глупым ответом. В этот момент она поняла, что у Цин Шуй действительно чистое сердце. Она почувствовала, что он станет хорошим мужем для своей будущей жены.
  - Если старшая сестра захочет, чтобы ты влюбился в нее до безумия, ты сделаешь это? - Юй Хэ продолжала дразнить Цин Шуй, но в ее вопросе была скрыта серьезность.
  - Старшая сестра - одна из самых восхитительных красавиц в нашей стране. Мне кажется, что список твоих поклонников мог бы содержать половину всего населения. Ты действительно считаешь, что тебе нужно, чтобы именно я влюбился в тебя до безумия? - Цин Шуй серьезно взглянул на Юй Хэ. Сейчас он думал - если Юй Хэ говорила серьезно, Цин Шуй в целом не был против. В конце концов, Юй Хэ была как раз в его вкусе. Зрелая женщина на 10 лет старше него, ммм...
  - Хе-хе, сестра просто дразнит тебя. Ах... женщина вроде меня - кто бы еще захотел меня, кто бы холил и лелеял меня теперь? - Юй Хэ горько улыбнулась. Что-то промелькнуло из глубины ее взгляда, когда он посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй не ответил. Он знал, что Юй Хэ была из рода Юй и обладала высоким статусом. Неужели Юй Хэ действительно могла влюбиться в него? Только если бы Цин Шуй был болен на всю голову, только тогда он бы поверил в это. Возможно, в ее глазах он был просто неопытным мальчишкой, которого можно подразнить, над которым можно посмеяться. В действительности же она нуждалась в сильном мужчине, способном защитить ее.
  Чем красивее женщина, тем вероятнее она окружена развратниками. Есть два способа заполучить желанную девушку. Первый - когда обе стороны хотят этого. Второй - быть настолько настойчивым, что никто не осмелиться сказать и слова против. Человек, обладающий достаточной силой, имеет в распоряжении миллионы способов разрушить счастье влюбленных, или прямо вынудить мужчину оставить девушку.
  - Итак, нам не следует так далеко отклоняться от главной темы. Цин Шуй, старшая сестра вполне способная отгадать намерения, с которыми ты пришел сегодня ко мне. И я скажу тебе, что какие бы ты не предложил условия поставки мне той рыбы, которую мы попробовали, я соглашусь на них, - Юй Хэ моргнула своими красивыми ресницами, глядя на Цин Шуй.
  Цин Шуй легко засмеялся, глядя на лениво откинувшуюся на диван Юй Хэ.
  - Товар ценится больше, если его трудно достать. Этот вид рыбы я вывожу при помощи особого метода, и ее количество ограничено. Самое большее, я смогу обеспечить тебя десятью такими рыбами в день. Но, если такие красивые девушки, как ты, захотят пообедать со мной, неважно, сколько нужно будет рыбы, я смогу достать ее.
  - Только десять рыб в день... Хотя это действительно мало, я думаю, что даже если цена будет достигать 100 серебряных монет за одну рыбу, клиенты все равно будут требовать еще, - буркнула себе под нос Юй Хэ.
  - Ты уже знаешь, насколько эта рыба вкусная, и я могу гарантировать тебе, что кроме меня, никто больше не сможет поставлять тебе такую рыбу. То, что нам нужно сейчас - это хорошая рекламная стратегия. Мне кажется, что даже если предлагать за нее 1000 серебряных монет, не говоря уж о ста, люди все еще будут жаждать попробовать ее!
  Глаза Юй Хэ сверкнули:
  - Вау, я и не думала, что у младшего брата вроде тебя тоже может быть деловая хватка.
  Цин Шуй чуть не лишился чувств, услышав, что Юй Хэ обращается к нему подобным образом. Он почувствовал, как его накрывает волна уныния, переполняя его.
  - Ты сам разводишь рыбу? - спросила наугад Юй Хэ, пристально изучая Цин Шуй.
  - Думаю, можно сказать и так. Но если кто-нибудь еще задаст тебе этот вопрос, пожалуйста, не говори им, что это я. В конце концов, дело связано с деньгами, - смущенно ответил Цин Шуй.
  - Тебе не хватает денег? Хе-хе, старшая сестра не собирается обманывать тебя. Как насчет 30% твоей доли прибыли и 70% моей?
  Цин Шуй с улыбкой отверг ее предложение:
  - Не то, чтобы мне не хватает денег, у меня их вообще нет! Как насчет 50 на 50? Заработаем на этом вместе.
  Сдвинув брови, Юй Хэ некоторое время размышляла, и в конце концов согласилась принять это предложение. Она подкралась, словно тигрица к своей добыче, и обняла Цин Шуй. Цин Шуй стоял, онемев и остолбенев от ее действий. Ее действия перенесли Цин Шуй на девятое небо, а разум его померк.
  - Счастливого сотрудничества, - шепнула Юй Хэ на ухо Цин Шуй, когда обнимала его.
  Очаровательный, притягательный голос нежно прозвучал у его уха. Цин Шуй почувствовал, что пылает, а его уши стали красными. Это ощущение резко отрезвило его. После неловкости, которая сначала было овладела им, Цин Шуй быстро овладел собой. Теперь он чувствовал только радость.
  - Счастливого сотрудничества! - ответил Цин Шуй и уже сам обнял Юй Хэ в момент, когда она уже отстранялась от него. Он ощутил, как внизу им овладевает похотливый огонь.
  Юй Хэ, испытывая шок, с трудом выдохнула. Она никогда бы не подумала, что Цин Шуй может быть таким дерзким. Хоть Цин Шуй и был на 10 лет младше, его уже вполне можно было считать мужчиной. Однако, во время его объятия, Юй Хэ не показала ни намека на раздражение или отторжение.
  Изучая Юй Хэ с такого близкого расстояния, Цин Шуй испытывал трепет. Ее красота умела волновать души мужчин. Ее изящное лицо, ясные глаза, подобные драгоценным камням - ему казалось, что Юй Хэ - ангел, парящий в небе. Ее утонченность не поддавалась сравнению. А Цин Шуй обнимал ее все крепче.
  - Уф, может, достаточно объятий? - мягко спросила Юй Хэ, аккуратно пытаясь отстраниться от Цин Шуй.
  - Недостаточно. Даже если бы я обнимал тебя всю жизнь - и тогда было бы недостаточно, - Цин Шуй продолжал обнимать ее, прильнув своим лицом к ее шее.
  - Братишка, твои уста действительно сладки. Однако, я не разрешаю тебе делать так в будущем. Хм, маленький шалунишка, - мягко ответила Цин Шуй, но даже не шевельнулась в попытке избавиться от его объятий.
  Цин Шуй неохотно опустил руки, высвобождая Юй Хэ и чувствуя небольшое расстройство. Этот сценарий не собирался развиваться согласно сюжетам романов и 'художественных' фильмов для взрослых, которые он смотрел в своей прошлой жизни. Не собиралась же эта девушка съесть его как пума?
  'Быть может, у меня не главная роль', - нахмурился Цин Шуй. 'Так или иначе, я прочел недостаточно романов для взрослых и не усвоил, как нужно соблазнять девушек', - покачал головой Цин Шуй. Вдруг его внутренний голос возразил: 'Нет! У меня - главная роль! Я буду сам управлять своей судьбой и сделаю все по-своему'.
  После того, как Цин Шуй ушел, Юй Хэ размышляла над тем, что было у нее на душе. Она чувствовала, что Цин Шуй уже закрался ей в сердце. Очевидно, она не могла и помыслить, что способна влюбиться в Цин Шуй, парня, на столько лет моложе нее. И все же его действия не вызвали у нее отвращения или раздражения. Она ощущала лишь радость и счастье, пока они обменивались шутками, проводя время вместе.
  В первый раз она встретилась с ним из любопытства. Молодой парень, тихий и застенчивый, который победил Ситу Бу Фань. Не так ли говорят, что отношения между мужчиной и женщиной всегда начинаются из любопытства, а затем постепенно превращаются в настоящую любовь?
  Во второй раз они встретились, когда Цин Шуй показал ей необычных черных рыб. Это было самым вкусным блюдом, которое она когда-либо пробовала. Выглядывая в окно и наблюдая за удаляющимся Цин Шуй, Юй Хэ не могла не испытывать радость. Каким же загадочным был молодой человек, только что обнимавший ее.
  
  
  Глава 65. Соблазнительный запах ночи
  Цин Шуй получил свое вознаграждение сразу за полмесяца доставок рыбы на постоялый двор Юй Хэ. Зная, что Цин Шуй нуждается в деньгах, Юй Хэ сразу же достала 1 000 серебряных монет и выплатила их ему. Цин Шуй не мог не думать о том, какой она молодой и состоятельный предприниматель, и испытывал к ней восхищение.
  'К черту мою бабушку, неужели зарабатывать деньги так легко?' - Цин Шуй поднял глаза на Юй Хэ, которая, не моргнув и глазом, легко рассталась с 1 000 серебряных монет.
  Цин Шуй без колебаний принял деньги. В конце концов, когда более 150 черных рыб будут проданы, их общий доход достигнет 15 000 серебряных монет! Даже после деления прибыли 50/50, Цин Шуй достанется 7 500 серебряных монет.
  'Спокойствие. Только спокойствие', - повторял себе Цин Шуй, когда взял деньги и вышел с постоялого двора.
  В приподнятом настроении он думал о том, что может сделать с этими деньгами. Он был рассеян и бесцельно бродил по городу. Когда же он вновь пришел в себя, он осознал, что потерялся. Он стоял прямо посреди какой-то другой роскошной улицы, на которой было полно поющих и смеющихся людей.
  Особенно много их было около здания в самом конце улицы - они как раз заходили внутрь. Подойдя чуть ближе, Цин Шуй почувствовал душистый запах губной помады и пудры.
  'Вау, я чувствую запах, даже находясь так далеко. Может быть, это место, где продают косметику для женщин? Пойду-ка, взгляну'. Приглядевшись внимательнее, он заметил, что все входившие в здание были мужчинами, молодыми и старыми. Выражения их лиц... вызвали любопытство Цин Шуй. Он не имел представления о том, что это может быть за место.
  Улыбка скользнула по его губам, когда он приблизился ко входу в здание. 'Соблазнительный запах ночи' - глядя на название здания, Цин Шуй понял.
  Значит, это был бордель. Здание было похоже на постоялый двор Юй Хэ: много ярких цветов и красивых девушек. Единственным отличием было то, что в этом месте он мог развлекаться с этими девушками, как пожелает.
  Конечно, Цин Шуй раньше уже слышал о дурной славе 'Соблазнительного запаха ночи'. Это место было раем для мужчин. Каждая женщина из 'Соблазнительного запаха ночи' была несравненной красавицей. Было много мужчин, которые положительно отзывались об 'услугах', оказываемых в этом месте. Было также много таких, кто бы потратил свои сбережения, накопленные и заработанные тяжелым трудом за год, чтобы провести одну ночь с одной из этих красоток, зазывающих к себе.
  Мимо Цин Шуй проходили мужчины самых разных возрастов. Были пожилые мужчины 50-60 лет, были и юноши 13-14 лет. У входа стояло несколько пленительных красавиц, которым было чуть больше 20-ти, красиво одетые, призванные служить своего рода рекламой. Они флиртовали с проходящими мимо мужчинами, пробуждали в них похоть и убеждали их войти внутрь здания.
  'В мире девяти континентов был обычай, согласно которому даже юноши 13-14 лет уже знают то, что происходит между мужчиной и женщиной. Не удивительно, что те, кто происходит из крупных родов, могут себе позволить посещать бордель'.
  Цин Шуй стоял около входа. К пожилому мужчине, проходившему мимо него, обратился трепетно звенящий голос:
  - Господин, вы так хороши в постели. Пожалуйста, не забудьте заглянуть к Янь, когда в следующий раз будете здесь.
  Тряся головой, Цин Шуй безмолвно уставился на пожилого человека. Неужели его 'агрегат' все еще работает? 'Интересно, есть ли в этом мире средства для улучшения потенции'.
  - Юный хозяин, почему бы вам не зайти и воспользоваться нашими услугами? Мы сделаем вас очень счастливым. Неважно, в какие игры вы любите играть - мы составим вам компанию, - невероятная красавица улыбнулась ему, заигрывая, когда приглашала его войти.
  Цин Шуй чувствовал, что она заметно отличалась от остальных девушек из этого борделя. На вид ей было около 26-30 лет, и, похоже, она уже давно занималась подобной работой.
  - Юный хозяин? Я стал юным хозяином, - Цин Шуй хотелось засмеяться.
  'Я не слишком молод?' - Цин Шуй потер нос, задумавшись. 'Мужчины, которые здесь не пользуются моментом - идиоты. Эх, попробую относиться к этому как к воспитанию своего сердца'. Без особых усилий убедив себя, Цин Шуй вошел в 'Соблазнительный запах ночи'.
  - Юный хозяин, вы такой интересный. Вы здесь первый раз? - девушка слегка улыбнулась, продолжая вести Цин Шуй за собой.
  - Ох, как ты узнала? Неужели слова 'первый раз' написаны у меня на лбу? - спросил Цин Шуй с подозрением в голосе.
  - Ха-ха-ха! - живой смех сотряс внушительную грудь девушки. Ее лицо выражало влюбленность. Ее красоту мог превзойти только закат солнца, у нее были плотные округлые формы. Особенно ее пока, ах, что за дерзкая попка! Цин Шуй желал поместить на нее свои ладони.
  'Как жаль, что она кончила в борделе', - подумал про себя Цин Шуй.
  - Юный хозяин обладает чувством юмора. Хоть слова 'первый раз' и не написаны на вашем лбу, из выражения лица и поведения юного хозяина я смогла заключить, что это первое посещение юного хозяина. Более того, если я правильно догадалась, юный хозяин еще ни разу не был с женщиной. Только у девственников сердце бьется так быстро, когда они приходят сюда, - объяснила девушка, нежно глядя на Цин Шуй, соблазняя его.
  Цин Шуй критично изучал эту женщину. Ее брови были подобны полумесяцам, глаза были ясные и влажные, нос был утонченным, а губы - рубиново-красными. На ней был легкий макияж, подчеркивавший ее красоту. Она была высокой и стройной, ей было около 26-30 лет.
  Цин Шуй почувствовал себя неловко, когда о его девственности открыто заявила случайная женщина с улицы. Однако из их разговора Цин Шуй определил, что эта женщина обладала отличным навыком наблюдения и умела анализировать на разряд лучше, чем все остальные люди.
  - Только посмотрев на мое лицо, ты смогла определить, что я девственник - это слишком позорно, - мог ли он подумать, что его назовут девственником во время его первого посещения борделя.
  - Юный хозяин, есть разница между теми, кто является девственниками, а кто нет. У последних на лице похоть и улыбка вожделения. Что же касается вас, вы другой. Я долго наблюдала за вами.
  Пока они говорили, девушка вела Цин Шуй по главному залу. Бесчисленное множество красоток в откровенных нарядах наполняли зал, некоторые разговаривали с клиентами, а кто-то просто удобно откинулись в креслах.
  - Юный Хозяин, вы можете выбрать любую девушку, на которую упадет ваш взгляд. Удовольствие гарантировано!
  Цин Шуй приостановился. Он весь дрожал. В этот момент Цин Шуй почувствовал, что женщина перед ним была не так проста, как казалась на первый взгляд. Что она скрывает? Может быть, она - владелица борделя?
  - О, если это так, то я хочу тебя. Ты сможешь удовлетворить меня?
  
  
  Глава 66. Очаровательная красавица
  - О, если это так, то я хочу тебя. Ты сможешь удовлетворить меня?
  Слова Цин Шуй испугали девушку, но она быстро справилась с собой и с развратной улыбкой ответила:
  - Конечно, я смогу. Следуйте за мной!
  Взгляд Цин Шуй блуждал по главному залу, вылавливая образы красивых девушек в месте, которое отложится в его памяти.
  'Хе-хе-хе, неужели...' - Цин Шуй ликующе потирал руки, чувствуя волнение.
  Цин Шуй следовал позади девушки, молча проводя сравнения. Другие девушки в борделе хоть и были красивыми, но не производили впечатление величия, которое исходило от этой необычной девушки.
  Цин Шуй чувствовал себя странно. Может ли в этом крыться причина того, что ему нравятся женщины старше него? Несмотря на это, девушка перед ним хоть и была величественная и страстная, это можно было расценить как сарказм по отношению к месту, в котором она работала.
  Однако, размышляя дальше, он понял, что это просто-напросто логично. Даже в борделе была необходимость иметь кого-то более ценного, кто обладает большим количеством навыков и искусств, чтобы лучше удовлетворять клиентов. Бывало даже, что девушки начинали с этого места и в конце выходили замуж за богатых мужчин и становились их госпожами.
  ***
  Если бы не острый слух Цин Шуй, он бы не смог расслышать стоны удовольствия, доносившиеся изнутри комнат.
  Одна только мысль об этом взволновала его. Кроме стонов, были слышны прочие громкие звуки, которые вызывали в памяти все порнографические фильмы, которые он смотрел в своей прошлой жизни. Образы женщины, сексуально поднявшей свою попку, и парень сзади нее, делающий это в собачьем стиле, вспыли в его голове. Образ был столь реален, что Цин Шуй не мог не содрогнуться в возбуждении.
  Цин Шуй медленно следовал за девушкой, продолжая восхищаться обстановкой здания. Розовые обои украшали стены коридоров, а красные ковры покрывали полы всего здания.
  - Недешево!
  Они поднимались, и чем выше был этаж, тем более дорогая обстановка на нем была. Она соответствовала качеству женщин. Поднявшись на 4-й этаж, все женщины могли считаться топ-уровнем, самыми сливками. Абсолютно каждая из этих женщин была способна свести мужчин с ума. Неважно, как они выглядели, какая у них была фигура - все они были лучшими, без сомнения.
  Когда он ступил на 5-й этаж, глаза Цин Шуй засияли. Обстановка 5-го этажа отличалась от остальных. Разница была как между небом и землей. На 5-м этаже было только две доблестного вида женщины, стоявшие в героической позе стражников. Увидев Цин Шуй и девушку, они поклонились и с уважением произнесли:
  - Добро пожаловать обратно, Госпожа.
  Цин Шуй понял, что его догадка была верна, однако он не избавился от подозрений. Он просто бесцельно бродил по улицам до того, как решил войти в 'Соблазнительный запах ночи'. Неужели простое совпадение, что он встретил владелицу борделя?
  Искусственные горы и камни украшали большой зал на 5-м этаже, напоминая гористую местность. Здесь даже был бассейн с теплой водой, сооруженный для развлечения гостей. Немного дальше виднелся деревянный дом белого цвета, окруженный цветами всевозможных окрасок и видов. Цин Шуй казалось все это сюрреалистичным. Он будто ступил в другой мир.
  - Вы довольны этим местом? - девушка повернулась к Цин Шуй и улыбнулась.
  Цин Шуй огляделся перед тем, как кивнуть. Подобие улыбки коснулось его губ.
  - Позвольте мне сначала принять ванну. Если вы хотите освежиться, можете воспользоваться этим бассейном. Когда закончите, вам дадут новый комплект одежды, чтобы вы могли переодеться.
  Цин Шуй не возражал. Как он мог не воспользоваться случаем и не отдохнуть в этом райском месте. Он быстро разделся и прыгнул в подогретый бассейн.
  В бассейне Цин Шуй полностью расслабился. Воды в нем было только по пояс, но горячая вода испарялась, образуя слои белых туманных завихрений, парящих над ним. Казалось, что это бассейн на небесах.
  Закончив принимать ванну, Цин Шуй улегся на краю бассейна, теряясь в своих фантазиях о том, что будет дальше. 'Неужели она хочет сделать со мной это? Но она определенно кажется другой, не как остальные'. Хоть девушка и выглядела величественно, но находясь в подобном окружении день за днем, не могла ли она поддаться искушению и развратиться?
  Цин Шуй встряхнул головой, приводя свои мысли в порядок. Вскоре Цин Шуй услышал приближающиеся шаги. Это была молодая горничная, несшая ему новый комплект одежды.
  Насухо вытершись, Цин Шуй переоделся и начал подробно исследовать все, что его окружало, оценивая искусство дизайнера. Внезапно прозвучал голос:
  - Извините, надеюсь, вы недолго ждали? - донесся прелестный голос.
  Цин Шуй обернулся и окаменел. Перед ним возникла очаровательная, красивая женщина, источавшая дьявольское притяжение. В отличие от Ши Цин Чжуан, которая была холодна, словно зима, она, напротив, была словно весенний бриз. Ее ясные глаза пробуждали страсть, а ее сексуальный маленький рот искривился в легкой улыбке.
  Ее угольно черные волосы до плеч прибавляли к ее очарованию еще 30%. Белоснежная пижама на ней демонстрировала изгибы ее тела, а цвета белого нефрита ноги, казалось, сияли тем порочным светом, который вводил мужчин в транс. В данный момент Цин Шуй с трудом мог себя контролировать. Все, чего он хотел - это броситься на нее прямо сейчас и ласкать ее в свое удовольствие.
  Прибегнув к силе воле, которой он в себе не ожидал, Цин Шуй сжал свои пальцы, насильно сдерживая себя. Почесав свой нос, он спросил:
  - Извини, ты кто?
  - Вау, у вас память, как у золотой рыбки? Не прошло и часа, как мы выделись в последний раз, - девушка легко засмеялась.
  - Это действительно ты? - как она могла так радикально измениться, приняв ванну? Цин Шуй не мог сейчас сопоставить между собой лицо, которое было перед ним, со зрелым лицом, которое он видел раньше.
  Цин Шуй смотрел на девушку перед ним, не моргая. Неужели это был тот же человек? Хоть голос и аура казались теми же, осанка и характер немного отличались. Эта девушка перед ним была на 30% элегантнее, и от прежней знойной, страстной ауры не было и следа.
  - Я не верю тебе.
  - Старшая сестра, я сдаюсь. Я так больше не играю, - вышла откуда-то первоначальная девушка.
  - Что за дерьмо? - сейчас Цин Шуй был полностью сбит с толку. Не мог же он невольно быть предметом пари?
  Выражение лица Цин Шуй становилось все более и более неприглядным, пока он смотрела на двух красивых сестер.
  - Я все еще здесь и пришел сюда, чтобы развлекаться с женщинами. Как вы смеете так неуважительно относиться к клиентам?
  Обе сестры, остолбенев, уставились на Цин Шуй. Они только что поняли, что совсем забыли о Цин Шуй.
  
  
  Глава 67. Сяньтянь, Вэньжэнь У-Шуан
  Закончив свои излияния, Цин Шуй уставился на двух красивых сестер, бестолково потирая свой нос. 'Бл***, я был слишком груб? Даже если я хочу выставить их дураками, я не могу быть настолько прямым. В любом случае, мне не следует лишаться девственности в подобном месте.
  - Ээ, это не то, что вы подумали.
  - Понятно. На самом деле, я привела тебя сюда по другой причине. Это ты тот самый Цин Шуй, что одолел группу заблудших молодых господ из четырех великих родов?
  Цин Шуй недовольно сдвинул брови. Никому бы не понравилось, если бы за ним шпионили и разоблачали. Даже при том, что это был он, кто одолел ту кучку бездельников, его имя не должно стать известным всем вокруг: четыре великих рода однозначно предпочитают хранить его в тайне. Если только они не приложили усилия, чтобы выяснить его, его имя никак не могла стать им известным.
  - Не заблуждайся, мы не проводили специального расследования. В тот день, когда ты победил всех тех юных господ, я была неподалеку и стала свидетелем всему происходящему. А сегодня, когда я случайно увидела тебя на улице, моей сестре стало любопытно. Не похоже было, что ты здесь ради предлагаемых услуг, и поэтому то, что произошло ранее, было спланировано, - едва уловимый смех виднелся в красивых, очаровательных черных глазах младшей сестры, когда она пыталась успокоить гнев Цин Шуй.
  'Красота, способная низвергать империи!' - когда он увидел ее улыбку, Цин Шуй почувствовал, что описание подходящее.
  - Вы родные сестры? Вы вдвоем владеете 'Соблазнительным запахом ночи'? - спросил Цин Шуй, успокоившись.
  - Ага. Мою сестру зовут Вэньжэнь У-Гоу, а меня - Вэньжэнь У-Шуан! - может быть, она пыталась казаться честной, но Вэньжэнь У-Шуан сказала свое имя, хотя он ее не просил об этом.
  - 'Соблазнительный запах ночи' - дело, которым владеет моя старшая сестра. А я просто проходила мимо и решила помочь, - Вэньжэнь У-Шуан наклонила голову, улыбаясь Цин Шуй.
  - У тебя есть еще вопросы, которые ты хотел бы задать? - спросила Вэньжэнь У-Гоу, с ноткой кокетства в голосе.
  По сравнению с Вэньжэнь У-Шуан, Вэньжэнь У-Гоу была словно рождена соблазнительницей: все в ней - ее характер, ее черты лица, ее фига, его поведение, ее чувство стиля - все это указывала на то, что она была пожирательницей мужских сердец. Хоть Вэньжэнь У-Шуан и превосходила свою старшую сестру в чертах лица и исходящей ауре, Цин Шуй был твердо уверен, что, если бы он должен был выбирать между ними двумя, для постели он бы выбрал Вэньжэнь У-Гоу. В конце концов, всем мужчинам в постели нравятся более пылкие женщины. Он бы скорее переспал с горячим цыпленком, чем с мертвой рыбой, при любом раскладе.
  'Однако, если бы я смог промыть мозги и научить младшую сестру Вэньжэнь У-Шуан быть со мной непослушной, хе-хе-хе, я бы мог умереть с чистой совестью!' - Цин Шуй снова принялся фантазировать.
  'Как предупреждали святые и монахи, 'Избегай чревоугодия и похоти!'. Но я всего лишь простой смертный, я не ошибаюсь, напротив, я прав. Амитабха!' - Цин Шуй начал отрешенно бормотать невнятные слова, повергнув в любопытство двух сестер.
  - Я не понимаю. Чтобы управлять этим делом, требуется кто-то, обладающий уверенной поддержкой и силой, - Цин Шуй обратился к Вэньжэнь У-Гоу. Хоть у него и было ощущение, что этот вопрос выглядит как вторжение в ее личную жизнь, Цин Шуй все же решил идти до конца и спросить. В конце концов, две сестры знали о нем все, в то время как он ничего не знал о них.
  - Кто сказал, что у нас недостаточно силы? Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан? - Вэньжэнь У-Гоу медленно моргнула своими красивыми глазами, дразня Цин Шуй.
  Услышав это, Цин Шуй снова повернулся, чтобы более пристально изучить Вэньжэнь У-Шуан. Ее черты казались созданными самим Богом, воплощением совершенного ума. Ее очаровательное лицо еще больше подчеркивалось ее карими глазами. В дополнение к ее белоснежному, высокому точеному носу и ее красноватым сексуальным маленьким губам, ее можно было описать как белоснежный лотос посреди вулканического угля.
  Ее фигура не была столь совершенна, как у ее старшей сестры, но в ней было что-то, напоминающее Юй Хэ, но не сильно. Можно было разглядеть два возвышающихся очерченных холмика и контуры ее задорной попки, даже сквозь пижаму. Ее длинные, стройные ноги белоснежно сияли, пробуждая в мужчинах страсть.
  Эта женщина была буквально очень близка к идеалу. Ее тело в целом излучало ауру, похожую на ауру небесного существа.
  - Эта аура невероятно загадочная! - ясные глаза Цин Шуй сфокусировались на Вэньжэнь У-Шуан. Его взгляд продолжал блуждать по ее телу, пока он пытался разгадать тайну.
  Щеки Вэньжэнь У-Шуан вспыхнули, то ли от горячего пара, поднимавшегося от подогретого бассейна, то ли от внимательного изучения Цин Шуй. А может, от слов своей старшей сестры: 'Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан?'.
  Хоть Цин Шуй и не заметил никакого скрытого смысла в предложении, У-Шуан покраснела, как будто поняла какую-то непристойную шутку своей старшей сестры.
  'В Городе Сотни Миль известно всего несколько людей с уровнем развития на вершине Хоутянь. Но что касается достигших Сяньтянь, никто не знает точное количество таких людей из великих родов. 'Соблазнительный запах ночи' - невероятно популярное место среди мужчин. Возможно, даже те юные господа из различных великих родов были не прочь пошуметь здесь'.
  Это значило, что 'Соблазнительный запах ночи' под защитой. Это значило, что кроме этих двух сестер, был еще кто-то, обладавший необъятной силой и значительным статусом, кто оставался в их тени.
  - Прекрати свои дикие догадки. Мы обе с сестрой были сиротами, нас удочерил учитель. К сожалению, несколько лет назад он скончался. В прошлом, пока наш учитель был жив, никто не осмелился бы создать проблемы 'Соблазнительному запаху ночи'. После его кончины мы никому не осмелились сообщить об этом, и поэтому все еще оставались под видимостью защиты, обеспеченной именем нашего учителя. К счастью для нас, в начале этого года У-Шуан совершила прорыв. Только тогда я окончательно расслабилась, - объяснила Вэньжэнь У-Гоу.
  Цин Шуй сдвигал брови все сильнее и сильнее, пока слушал объяснение Вэньжэнь У-Гоу. Даже если У-Шуан совершила прорыв, что с того? Даже если она достигла боевого уровня командующего, ее силы все еще недостаточно, чтобы остановить юных господ из разных родов, желающих создать им проблемы. Только если не...
  - ЧТО ЗА, неужели это возможно?... Сяньтянь? - выдохнул Цин Шуй в шоке, отшатнувшись назад и глядя на Вэньжэнь У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Шуан скромно кивнула:
  - В момент кармической удачи я совершила прорыв. По правде говоря, для меня это все еще словно сон, - закатывая свои рукава и высвобождая свои белоснежные руки, Вэньжэнь У-Шуан открыла одну руку, медленно и осторожно. В то же мгновение из нее хлынула невероятная волна энергии. Эта аура, которую она освободила, была острее 10 000 мечей, стремящихся поразить Цин Шуй. Но она быстро прекратила это.
  Цин Шуй стоял, ошеломленный. Недавно он сам изучал ауру культиваторов Сяньтянь. Какая ужасающая аура, особенно давление, которое она оказывает. Казалось, культиваторы Сяньтянь могут убить его так же легко, как и взмахнуть ладонью. Энергию Ци Сяньтянь они могут использовать так, чтобы она окутывала запястья, ладони или даже оружие.
  Девушка перед ним казалась такой молодой. Подумать только, она прожила 500 лет! Она уже ступила на путь, через дверь к которому многие другие и не надеются пройти!
  Глядя на Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй мог сказать, что она была действительно отмечена небесами. Как далеко она сможет пройти по этому пути в будущем? С величием, которое ей подарили Небеса, она была словно свирепый тигр, взбирающийся на гору, или водяной дракон, появившийся из моря.
  - Поздравляю! Ты - первый человек, которого я встретил, который прорвался в легендарное королевство Сяньтянь. На самом деле, я думал, что все культиваторы Сяньтянь - старые люди с белыми волосами, ну или по крайней мере, люди среднего возраста, - Цин Шуй улыбнулся, пошутив над своим невежеством.
  - Спасибо. На самом деле, причина, по которой мы пригласили тебя сюда, была в том, что нас разбирает любопытство по поводу твоей техники владения мечом. Как ты смог достичь такого уровня? Если это возможно, пожалуйста, расскажи нам! - во взгляде Вэньжэнь У-Шуан было что-то, против чего ни один мужчина не мог бы устоять.
  - Я не больно умный человек. Все, что можете увидеть - это самая базовая техника владения мечом. Я практиковал одни и те же движения с мечом на протяжении 10 лет, выполнил неисчислимое количество упражнений с мечом, чтобы достичь того уровня, на котором нахожусь сейчас, - Цин Шуй дотронулся до своего носа, сбивчиво объясняя.
  Обе, У-Гоу и У-Шуан, смотрел на Цин Шуй в изумлении.
  После этого Вэньжэнь У-Шуан весело сказала, пока свечение проникало через ее черты:
  - Я только... Я только не уверена, то ли у тебя выдающийся интеллект, то ли ты идиот.
  Цин Шуй с подозрением посмотрел на нее.
  - Мой учитель однажды сказал, что движения, записанные в базовой технике владения мечом, не такие простые и элементарные, как они кажутся по описанию. Тогда я не могла понять смысла этих слов. Однако сегодня, когда я вижу тебя, я знаю, что уже достиг сферы истин меча и осознал истинное назначение меча.
  
  
  Глава 68. Сфера истин меча
  - Сейчас это кажется очень странным, да и мое видение было размыто. Как может быть кто-то вроде тебя, такой молодой и находящийся не в королевстве Сяньтянь, способен достичь Сферы истин меча? Хоть движения, которые ты тренировал, были невероятно просты, они требуют неординарной мудрости и много лет оттачивания до того, как станет возможным издали ощутить дверь в Сферу истин меча, - Вэньжэнь У-Шуан вопросительно смотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй смущенно потер свой нос, когда заметил выражение восхищения на лице Вэньжэнь У-Шуан, когда она смотрела на него.
  - Я всего лишь умею выполнять базовые движения, и у меня было несколько озарений благодаря моему упорству и бесконечной отработке одного простого движения на протяжении более 10 лет. Не представляю, чтобы кто-то еще захотел потратить такое огромное количество усилий, оттачивая один простой базовый удар.
  Вэньжэнь У-Шуан улыбнулась:
  - Вот поэтому я и говорю, что ты либо идиот, либо гений. Однако, ты прав, трудно представить, что кто-то захочет сделать то же, что сделал ты.
  Цин Шуй оставалось только нелепо улыбнуться. 'Помню, я мог только изучать книги и самостоятельно экспериментировать, без наставника, который мог бы направить меня. Поиск совершенства казался чем-то нормальным, я чувствовал, что все делаю правильно. Доводя до совершенства простое движение из базовой техники, превращая тривиальное в невероятное. Кажется, каким-то бессознательным образом, он смог рискнуть и достичь Сферы истин меча! Но, что же значит истина меча?' - Цин Шуй только сейчас узнал это название - Сфера истин меча.
  - Что на самом деле обозначает название 'Сфера истин меча'? - наклонив голову, спросил Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан бросила быстрый взгляд на Цин Шуй, прежде чем ответить:
  - Уровни овладения боевыми техниками можно классифицировать следующим образом: Начальный, Сведущий, Проворный, Мастер, Предок, Истина, Создание, Небеса, и наконец, Божественное совершенство! Пределом овладения боевыми техниками на вершине королевства Хоутянь является уровень Предка. Даже в Сфере истин только избранные из достигнувших королевство Сяньтянь могут получить озарения и осознать это состояние. Так что скажи нам, как ты считаешь, ты заслуживаешь нашего любопытства?
  - Сфера истин обозначает переходную точку из Хоутянь в Сяньтянь. А сейчас я встретила кого-то моложе меня, чей уровень развития не достиг даже королевства Сяньтянь, но кто уже может воспринимать озарения из Сферы истин. Как же мне не быть любопытной?
  - Эй, давайте лучше перенесем нашу беседу за искусственные горы. Блюда с фруктами и десертами уже готовы и ждут нас, - прервала их Вэньжэнь У-Гоу, хлопая ресницами в сторону Цин Шуй.
  Все трое проследовали к подножию искусственной горы. В компании двух очаровательных красавиц Цин Шуй не мог не испытывать радость. Однако он полностью понимал разницу между его текущим уровнем и королевством Сяньтянь. Большинство людей отдали бы все, чтобы узнать, как У-Шуан достигла уровня Сяньтянь, но не Цин Шуй.
  Когда все трое уселись, Цин Шуй бросал многочисленные взгляды на обеих - Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан. Одна была воплощением суккуба, другая была святой и чистой, как небесная дева.
  - На самом деле, я бы хотела попросить у тебя помощи кое с чем, - искренне сказала Вэньжэнь У-Шуан.
  - Помощи? Но ты на уровне Сяньтянь, чем я могу помочь тебе? - в его глазах блеснула озадаченность, когда Цин Шуй посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан.
  - Это касается твоей техники владения мечом. Я бы хотела лично попробовать технику владения мечом в Сфере истин. Это очень сильно поможет мне в понимании озарений и в достижении Сферы истин. Конечно же, я не жду, что ты мне окажешь помощь, не попросив ничего взамен. Я тебе отплачу, - серьезно сказала Вэньжэнь У-Шуан.
  'Используя мою технику владения мечом, сразиться с ней не будет проблемой, но она сказала, что отплатит мне? А может эта оплата быть...' -Цин Шуй начал посмеиваться внутренним голосом, когда представлял различные возможности, сохраняя при этом внешнее спокойствие.
  - Да-да, братишка, что ты об этом думаешь? Почему в твоих глазах я вижу намек на похоть? - Вэньжэнь У-Гоу дразнила Цин Шуй.
  'Черт, это было так заметно?'. Однако Цин Шуй уверенно ответил:
  - Я уже взрослый, не маленький братишка. Называйте меня мужчиной.
  Цин Шуй в какой-то степени ненавидел тот факт, что он молод, потому что это позволяло многим девушкам от 20 до 30 лет считать всего лишь маленьким мальчиком. Его огорчала эта мысль. 'С чего они взяли, что мое ружье не умеет убивать? Оно уже давно переполнено страстью, вычищено и ждет своего часа уже много лет. Просто дайте мне шанс, и я покажу вам, на что годно мое ружье, в любое время'.
  Слова Цин Шуй заставили замереть двух сестер, а затем они разразились хохотом, отчего Цин Шуй почувствовал себя еще более беспомощным.
  - Почему бы тебе не позволить старшей сестре найти тебе женщину, которая превратит тебя в настоящего мужчину, - Вэньжэнь У-Гоу развратно улыбнулась, дразня Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан встала рядом, улыбаясь и глядя то на сестру, то на Цин Шуй. Впервые за долгое время она видела свою сестру счастливой. Если бы не тот факт, что Цин Шуй был так молод, она бы однозначно решила, что ее старшая сестра влюбилась в Цин Шуй.
  - Нет никакой необходимости обременять старшую сестру поисками кого-то еще. Так как для меня это первый раз, почему бы вместо того, чтобы доставлять удовольствие другим, вместо этого не доставить его старшей сестре, - Цин Шуй не собирался просто так оставить в покое Вэньжэнь У-Гоу после того, как настрадался от того, как она его дразнила. Поэтому он решил открыто объявить о своих намерениях, позволив страсти отразиться в его глазах и развратно рассмеявшись.
  К сожалению, этот развратный смех и полный страсти взгляд совсем не шли Цин Шуй. 'Убийственное намерение' Цин Шуй осталось без внимания.
  - Ладно-ладно, давайте перестанем шутить. Ты составишь компанию У-Шуан в ее отработке техники владения мечом. А я вечно занята! Давайте поужинаем вместе позже, - Вэньжэнь У-Гоу посмотрела на Цин Шуй с намеком, перед тем как уйти.
  Глядя на соблазнительный задний вид У-Гоу, покачивающиеся бедра, белые стройные ноги под ее платьем, Цин Шуй состроил гримасу. Какая соблазнительная женщина.
  - Давай пройдем в тренировочный зал на самом верху здания и сразимся друг с другом, - мягко сказала Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй согласно кивнул и последовал за У-Шуан на верхний этаж здания. По пути Цин Шуй не мог не рассматривать украдкой эту небесную деву.
  Ее красота могла бы быть оскорблением для всех остальных земных женщин в мире, если бы ее можно было сравнивать с ними. Вместо этого, ее красота была необъятна, как заходящее солнце или природный простор. Она была словно снежный лотос, святая и чистая, несравнимо величественная и элегантная!
  Глядя на белоснежную пижаму, в которую была одета У-Шуан, в момент, когда он достала два деревянных меча и передала их Цин Шуй, он не смог не спросить:
  - Э, а тебе не нужно сменить одежду?
  - Нет, все отлично. Если твоя одежда кажется тебе неудобной, здесь есть другой комплект одежды. Правда, эта одежда для женщин...
  Лишившись дара речи, Цин Шуй оставалось молча принять деревянный меч. Он снова начал фантазировать. 'А что, если я 'случайно' разрежу ткань пижамы У-Шуан, хе-хе-хе, какой прекрасный вид откроется'.
  - Куда ты смотришь! Не думай, что я не знаю, о чем ты думаешь. И почему все вы, мужчины, полны похоти, - Вэньжэнь У-Шуан не просто предупреждала, в ее голосе слышны были нотки смеха. Она давала своей улыбкой надежду, а также излучала уверенность, утонченность, понимание и принятие.
  - Красивыми вещами должны восхищаться все. Стоит только кому-то сказать это, как прелестные девушки видят в этом проблему. Однако, ты кажешься исключением. Как повезет тому мужчине, которому ты достанешься в будущем, - весело улыбнулся Цин Шуй.
  - Хм, что ты говоришь? Ты меня хвалишь или проклинаешь? Тебе не следует так сосредотачиваться на преследовании женщин в таком молодом возрасте. Когда ты станешь сильнее, бесчисленное количество красивых женщин будет ждать тебя в этом мире.
  - Я боюсь, что тебя уведет с собой какой-нибудь грязный жеребец, пока я стану сильнее, - сказал Цин Шуй, усиленно изображая на своем лице горечь и сожаление.
  - Ты все еще дразнишь меня! Я все равно не собираюсь так рано выходить замуж, - Вэньжэнь У-Шуан игриво надулась.
  Вид этой чистой девы, которая вела себя подобным образом, даже Цин Шуй заставил воскликнуть: 'Боже, спаси меня!'.
  Сейчас Цин Шуй мог наконец расслабиться. Раз она не собирается рано выходить замуж, после того, как он окрепнет, у него будет множество шансов.
  - Ты готова? Я собираюсь начинать, - Цин Шуй взял в руки деревянный меч и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Шуан кивнула, размахивая своим деревянным мечом.
  - Сю! - хоть это и был простой удар мечом, его скорость была быстрая, как молния. Однако Вэньжэнь У-Шуан легко отразила его, легко переступая своими белоснежными ногами. Ее тело покачивалось, словно танцуя, как ива на ветру, когда она атаковала Цин Шуй. Ее меч рассекал воздух горизонтально, целясь в запястье Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан не использовала свою энергию Ци из Сяньтянь!
  Быстрый одиночный удар и приемы техники в сфере истин меча практически объединились. Удары Цин Шуй, будучи быстрыми, как молния, также были сравнимы с жестоким ураганным ветром во время шторма. Несравнимо проворные и ловкие, как рыба, плавающая в океане!
  
  
  Глава 69. Чудотворная золотая гранула Сяньтянь
  Вэньжэнь У-Шуан чувствовала, что удары Цин Шуй становились все быстрее и сильнее!
  Глядя на то, как легко Вэньжэнь У-Шуан уклоняется от его атак, он становился все угрюмее. Ведь он потратил столько времени, совершенствуя свою технику владения мечом. В конце концов, какой от всего этого толк, когда ни один из его ударов не может достигнуть цели.
  Цин Шуй и не подозревал, насколько подавлена была Вэньжэнь У-Шуан. Ее шок был неописуем. Еще когда Цин Шуй только начал свои атаки, она могла увидеть разницу между ними. Только благодаря использованию техники уровня Сяньтянь и шагов лунного танца она смогла уклониться от его ударов. Если бы не это, Вэньжэнь не могла сказать, что была бы способна сделать хотя бы три движения против Цин Шуй.
  'Вот в чем разница между сферами Предка и Истины'. Техника владения мечом у Вэньжэнь У-Шуан, хоть она и не достигла Сферы истин, была уже на Стадии великолепного владения на уровне Предка. Все уровни могут быть разделены еще на четыре стадии: Начальная стадия, Срединная стадия, Стадия вершины и Стадия великолепного владения.
  Хотя Стадию великолепного владения на уровне Предка отделял от Сферы истин всего лишь какой-то волосок, разницу между ними была как между небом и землей. Это было аналогично тому, как если бы специалист, достигший вершины Хоутянь, неважно, насколько он был бы силен, сошелся в бою с человеком, только вступившим в королевство Сяньтянь. Специалист с вершины Хоутянь был бы полным ничтожеством и не смог бы отразить ни одной атаки.
  Шаги лунного танца у Вэньжэнь У-Шуан уже были отработаны до Стадии великолепного владения уровня Предка! Несмотря на это, она лишь с трудом могла уклоняться от ударов меча из базовой техники владения мечом Сферы истин. Это очень наглядно демонстрировало разницу в силе между двумя уровнями.
  Цин Шуй не знал, что приходилось применять Вэньжэнь У-Шуан во время сражения с ним. Она даже прибегла к одной из самых ценных техник уровня Сяньтянь - технике телодвижений.
  - Стой! - атаки Цин Шуй были подобны волнам в океане. Каждый следующий удар был сильнее предыдущего, и без единого намека на потерю ритма они следовали один за другим. Она также заметила, что Цин Шуй наносит может атаковать с любого угла. Его удары были непредсказуемы и коварны. Если бы не шаги лунного танца, с помощью которых она уклонялась, она бы уже давным-давно проиграла.
  Как жаль, что он не может использовать энергию Ци уровня Сяньтянь. Если бы он достиг уровня Сяньтянь, скорость и сила его атак, преумноженные энергией Ци, показали бы всю мощь Сферы истин.
  Цин Шуй прекратил атаковать, глядя на сбившую дыхание Вэньжэнь У-Шуан. На ее лбу виднелся пот, а ее щеки раскраснелись. Цин Шуй заметил, что теперешняя Вэньжэнь У-Шуан больше похожа на смертную женщину, а не на небесную деву.
  Вэньжэнь смотрела на Цин Шуй, потеряв дар речи. Ее сердце наполнилось разочарованием. Его лицо тоже немного покраснело, но он вовсе не задыхался! Час напряженного боя ничего не значил для Цин Шуй? Она не знала, что Цин Шуй развивался, используя Древнюю технику усиления, и что она сильно увеличивала выносливость тела. Если бы она знала, это бы не показалось ей странным. Без использования энергии Ци, она продержалась достаточно долго, но чего ей это стоило. Однако, если бы она использовала Ци, без сомнения, она бы с треском одержала победу над Цин Шуй.
  Хоть она и была подавлена, ее глаза все же сияли, когда она смотрела на Цин Шуй. Она уже решила, что в будущем сделает Цин Шуй своим партнером по спаррингу. Если она не будет сражаться с Цин Шуй в полную силу, это поможет ей лучше понять техники владения мечом. Прорыв в Сферу истин может зависеть от уровня ее озарений и кармической удачи.
  - Могу я задать тебе вопрос? - Цин Шуй смотрел вслед Вэньжэнь У-Шуан, выходящей из тренировочного зала.
  - Конечно, можешь. И не надо формальностей, мы уже друзья, - Вэньжэнь У-Шуан весело улыбнулась, и ее улыбка была теплой, словно весенний бриз.
  - Ты знаешь, сколько существует способов прорваться в Сяньтянь? И что ты почувствовала, когда впервые попала туда? - Цин Шуй наконец встретился с человеком, достигшим Сяньтянь, поэтому он не собирался стесняться задавать вопросы. В конце концов, даже если без конца искать представителей уровня Сяньтянь, их можно в итоге так и не найти. А сейчас перед ним был не только представитель Сяньтянь - это была горячая красотка, как же он мог упускать свой шанс?
  Вэньжэнь У-Шуан моргнула своими красивыми глазами, пристально изучая Цин Шуй.
  - Ты достиг уровня боевого командующего?
  Цин Шуй с досадой покачал головой:
  - Я не уверен. Формально я всего лишь на третьем уровня боевого солдата. Однако, даже если мне придется сражаться против специалиста на вершине Хоутянь, я не думаю, что это доставит мне хлопот.
  - Бесстыдник! - рассмеялась Вэньжэнь У-Шуан.
  Это был первый раз, когда Цин Шуй увидел такое выражение на лице У-Шуан. Никаких слов не хватило бы, чтобы описать это, и Цин Шуй просто пялился на нее с отвисшей челюстью. Казалось, время мгновенно остановилось, когда ее смех, словно все сияющие цвета радуги, полностью занял все мысли Цин Шуй.
  - Насколько я знаю, если только два надежных способа прорваться в королевство Сяньтянь. Первый - ты должен поймать 'момент судьбы' и пройти благодаря просветлению. Второй - употребить золотую гранулу Сяньтянь, которую могут изготовить алхимики. Тот, кто достиг вершины Хоутянь и выпил эту гранулу, гарантированно могут ступить в королевство Сяньтянь.
  - Золотая гранула Сяньтянь? - Цин Шуй озадаченно смотрел на Вэньжэнь У-Шуан, он ни разу не слышал о каком-то чудотворном лекарственном средстве, которое способно позволить ступить на порог королевства Сяньтянь, доступ куда был отрезан бесчисленному количеству желающих.
  Видя, как поражен Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан хихикнула - она легко могла догадаться, о чем сейчас думал Цин Шуй.
  - Золотая гранула Сяньтянь - действительно чудотворное лекарство. Однако, ты знаешь, из каких ингредиентов оно изготавливается?
  У Цин Шуй были некоторые предположения. В конце концов, для столь чудотворной гранулы и ингредиенты должны быть весьма необычными, верно?
  - Первый, и самый ключевой ингредиент - это сердце дьявольского чудовища.
  Дерьмо! Дьявольские чудища, живущие по одиночке как минимум 500 лет, имеют что-то вроде сердца в своем теле. Чудовище с уровня Сяньтянь намного сильнее людей, достигших уровня Сяньтянь. Люди с уровня Сяньтянь не одолеют чудовище с уровня Сяньтянь даже двое против одного. Конечно, есть и исключения, но в основном сила чудовищ с уровня Сяньтянь намного больше людей, достигших этого уровня.
  - Кроме дьявольского сердца, чтобы изготовить золотую гранулу, алхимикам нужны чрезвычайно редкие ингредиенты, например, бессмертный волчий цветок, оленьи рога, женьшень, линчжи... И всем этим ингредиентам должно быть самое меньшее 1 000 лет. Что же касается таких ингредиентов, как оленьи рога, существо должно быть как минимум на уровне дьявольского чудовища.
  Цин Шуй потерял дар речи. Его совсем не вдохновил список ингредиентов. Собрать все перечисленные ингредиенты было так же сложно, как достать сердце дьявольского существа.
  - Кажется, эта золотая гранула Сяньтянь действительно классная штука, -прошло всего полдня, а Цин Шуй чувствовал себя беспомощным и измотанным.
  Вэньжэнь У-Шуан не могла не рассмеяться, увидев смущенное выражение лица Цин Шуй.
  - О, я забыла упомянуть еще кое-что. Те, кто рассчитывает достичь королевства Сяньтянь при помощи золотой гранулы Сяньтянь, будут бесконечно слабее тех, кто добьется этого своими силами. Ведь они не ждут подходящего момента прозрения, чтобы прорваться туда.
  Слова Вэньжэнь У-Шуан заставили Цин Шуй почти зарыдать:
  - Что за дерьмо, достать золотую гранулу Сяньтянь уже итак очень сложно, и в конце ты обречен быть слабее, чем прочие культиваторы Сяньтянь. Это так нечестно! - разбушевался Цин Шуй.
  - Никакой брани, - Вэньжэнь У-Шуан подняла руку и постучала по голове Цин Шуй.
  Цин Шуй замер, когда легкое постукивание белоснежной ручкой унесло все его мысли. Он был в состоянии, которое давно не испытывал.
  
  
  Глава 70. Постигая алхимию
  Цин Шуй стоял, не шелохнувшись. Эта маленькая нежная ручка, стучащая по его голове, повергла его в непонятное состояние сознания, которое затопили разные эмоции - удовольствие, покой, счастье.
  Кроме этого он ощущал что-то вроде прозрения, порождая какое-то знание в его разуме. Цин Шуй сконцентрировался на своем внутреннем состоянии, на границе своего сознания, потеряв всякое представление о том, что происходило вокруг.
  Просветление! Это было просветление!
  Красивые глаза Вэньжэнь У-Шуан недоверчиво смотрели на Цин Шуй. Он стоял здесь с абсолютно отсутствующим видом. Вспышка радости мелькнула на его лице, его глаза смотрели куда-то вдаль, словно видели какой-то сказочный мир, но оставались поразительно ясными и выражали умиротворенность. Вэньжэнь У-Шуан, которая сама уже прошла через просветление, поняла, что сейчас происходит с Цин Шуй.
  Зона алхимии, прежде покрытая дымкой в его разуме, сейчас начала гореть золотым свечением на просторах сознания Цин Шуй.
  Цин Шуй не знал, насколько похожа была алхимия этого мира на то, что он знал о ней. Хотя ранее он смог узнать траву в этом мира, которую также можно было найти в 'Западной фантазии', он не был уверен в том, что таблетки будут тоже аналогичными.
  Цин Шуй быстро просмотрел информацию, которая ему раскрылась, но, к его разочарованию, она содержала лишь предварительные сведения. Но Цин Шуй вдруг почувствовал сильное возбуждение, осознав, что ему также открылись алхимические рецепты. Даже если иметь все духовные травы и необходимые ингредиенты, нет никакой надежды на то, что алхимик сможет создать лекарство, не имея рецепта. Но...
  'Алхимический рецепт? Почему здесь он только один?'
  'Алхимический рецепт золотой мази, необходимые ингредиенты: кровоостанавливающие растения, женьшень, экстракт дудника и т.д....
  Алхимический рецепт нефритового лекарства золотого запаха, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!
  Алхимический рецепт таблеток боевого дракона, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!
  Алхимический рецепт небольшой восстанавливающей гранулы, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!
  Алхимический рецепт улучшенной восстанавливающей гранулы, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!
  Алхимический рецепт пылающего потомка Будды, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!
  Алхимический рецепт гранулы реинкарнации девяти душ, уровня мастерства недостаточно, информация закрыта!'.
  Когда Цин Шуй закончил изучать алхимические рецепты, там было еще более десяти прочих рецептов. Он понял, что здесь было множество медицинских лекарств, которых не существовало в 'Западной фантазии'. В конце концов, игра есть игра. В реальности много деталей, которые не может отразить игра.
  Цин Шуй смотрел на доступную на его уровне мастерства информацию и понимал, что она равна нулю. Все, что он мог состряпать, была золотая лекарственная мазь, но для этого у него даже не было ингредиентов.
  'Хм, я ведь еще не увидел способы изготовления', - Цин Шуй поспешно снова стал просматривать открытую ему информацию.
  Способы изготовления лекарств: требуется подходящий тип огня для очищения ингредиентов. Затем, когда все ингредиенты поместили в котел, необходимо применить Древнюю технику усиления, чтобы добиться лучшего результата. Чем выше уровень мастерства, тем больше вероятность успеха!
  Помимо уровня мастерства, на успех в изготовлении также влияет класс изготавливаемого лекарства, класс ингредиентов и даже вид котла и используемого огня!
  'Котел лекарственной стряпни? Виды огня?'. Цин Шуй однажды читал о них в одной из медицинских книг. Котел хорошего качества - это то, без чего алхимик не может обойтись, но вид используемого огня еще более важен.
  Требующийся тип огня по крайней мере должен был происходить из специально изготавливающихся штуковин, называющихся грунтовый огонь. Достигнув королевства Сяньтянь помимо каменного, земного огня можно было использовать огонь Сяньтянь, чтобы улучшить качество лекарств. Было абсолютно невозможно изготовить лекарства, используя огонь от обычных дров или древесного угля.
  Ну, не невозможно. Но огонь от дров или древесного угля просто-напросто слишком низкой температуры для того, чтобы изготовить лекарство. Чаще всего алхимики используют огонь, получаемый из каменного или земного огня.
  Использование огня Сяньтянь слишком иссушает культиватора. Для создания лекарств не слишком сложных и ценных, алхимики обычно используют огонь, полученный из каменного или земного огня. Что же касается грунтового огня, его обычно использовали алхимики, достигшие уровня Сяньтянь. Нет нужды говорить, что результат был несравним с каменным и земным огнем.
  Настоящее состояние Цин Шуй было поразительным. Он лишился способности ощущать свое физическое тело и стал чем-то вроде астральной проекции. Теперь он мог физически войти в свое море сознания, в то время как раньше мог лишь наблюдать его как зритель.
  Однако Цин Шуй не знал, что это была лишь половина просветления. Основное состояние просветления требует от человека полностью окунуться в свое бессознательное, забыть все - забыть даже себя.
  Вэньжэнь У-Шуан стояла рядом и смотрела на неподвижного Цин Шуй. 'Этот парень невероятный счастливчик - легкое постукивание по голове, и он обрел такие огромные кладези?'.
  Она решила оставить Цин Шуй одного и спустилась по лестнице. В конце концов, невозможно было узнать, как долго Цин Шуй будет находиться в состоянии просветления. Она и так сначала чуть было не приняла отрешенный вид Цин Шуй за страдания от атак сердечных демонов и не вернула в чувство. Это уничтожило бы все знания, которые он обрел бы от полного цикла просветления.
  - У-Шуан, почему ты спустилась одна? Где тот братишка? - лукаво засмеялась Вэньжэнь У-Гоу.
  - У него просветление.
  - О, ладно, - беспечно ответила Вэньжэнь У-Гоу. - ЧТО? - воскликнула она. Ее зрачки расширились, когда она посмотрела на свою сестру У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Шуан с улыбкой объяснила:
  - Этот братишка кажется чертовски удачливым. Он обрел просветление после того, как я постучала ему рукой по голове - невероятно.
  Остолбенев на мгновение, Вэньжэнь У-Гоу овладела с собой и глубоко вздохнула:
  - Состояния просветления невозможно специально добиться. Нет абсолютно никакой гарантии, что ты сможешь ощутить это. Это происходит благодаря кармической удаче и различным сочетанием правильных обстоятельств. Было множество тех, кого прервали до того, как они обрели полное просветление, а затем их развитие остановилось. Вот что сейчас происходит с этим парнем.
  - Это правда. К его счастью, он встретил меня сегодня. Если бы не это, кто знает, сколько лет прошло бы до того, как в будущем он смог бы обрести это просветление, - Вэньжэнь У-Шуан слегка покраснела и улыбнулась.
  -У-Шуан, этому парню суждено стать кем-то необыкновенным. А ты знаешь, что я никогда не ошибаюсь. Тебе было бы неплохо подумать начет того, что выйти за него в будущем. В конце концов, хорошего мужчину трудно найти, -сказала Вэньжэнь У-Гоу.
  - Хм, в ближайшем будущем у меня нет таких планов. Я не желаю выходить замуж так скоро. Сейчас я хочу сконцентрироваться на увеличении моей силы и дожидаться, пока старшая сестра достигнет Сяньтянь. А уже потом я смогу подумать и о таких вещах, как женитьба, - серьезно ответила Вэньжэнь У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Гоу оставила без внимания покрасневшие щеки на ангельском лице Вэньжэнь У-Шуан, и беззастенчиво продолжила:
  - Я достигну Сяньтянь? Забудь об этом. Иметь сестру, достигшую уровня Сяньтянь - это уже и так подарок небес. Что касается Сяньтянь - я никогда не питала надежд прорваться на этот уровень. Мое единственное желание - чтобы ты была счастлива. Чем больше сила, тем больше опасность, вот почему я хочу, чтобы ты ближе познакомилась с этим парнем. Суметь достигнуть Сферы истин до Сяньтянь - я никогда не слышала о том, что это возможно. Для тебя будет лучше иметь его в друзьях. А что касается женитьбы - это я оставляю на твое усмотрение.
  
  
  Глава 71. Древняя техника: огни Инь-Ян
  Сейчас Цин Шуй купался в счастье. Помимо раскрывшихся алхимических методов и рецептов, ему открылось еще огромное количество информации.
  Древняя техника: огни Инь-Ян!
  Небеса и землю можно разделить на Инь и Ян. Небеса - Ян, земля - Инь. Не только они, но и каждое живое существо может быть определено как Инь или Ян. Древний огонь Инь-Ян был способен сжечь что угодно в этом мире, объединяя силу и мягкость. Он был одним из первоначальных видов огня из тех, что когда-либо существовали. Его можно было использовать для изготовления лекарств, закалки клинков, их создания, ковки и обработки и много чего другого...
  'Ха-ха-ха, небеса действительно добры ко мне. Что бы мне не понадобилось, я это получаю!' - Цин Шуй оглушительно засмеялся на просторах своего сознания.
  Содержание и способы развития Древней техники: огни Инь-Ян также были открыты. Цин Шуй улыбнулся, потому что древние огни Инь-Ян требовали энергии Ци из Древней техники усиления, чтобы активировать их.
  'Хе-хе-хе, моя Древняя техника усиления все еще вне конкуренции!!'
  Однако, было странно, казалось, что, если он хотел что-либо изучить, он делал это с ужасающей скоростью. Невольно, пока Цин Шуй читал о способах развития Древнего огня Инь-Ян, его тело само собой циркулировало энергию Ци из Древней техники усиления согласно этим способам. К его удивлению, его прогресс можно было сравнить с галопом лошади по широкому полю, хотя удивляться было нечему.
  Древнюю техника: огни Инь-Ян нельзя было измерить в уровнях или стадиях. Она воспроизводилась благодаря энергии Ци из Древней техники усиления, а интенсивность огня зависела от уровня культиватора Древней техники усиления.
  'Ах, почему эту технику так просто развивать?' - Цин Шуй чувствовал, как в его ладони усиливается жар.
  Это означало, что он успешно овладел Древними огнями Инь-Ян!
  Если бы Цин Шуй знал, что прошел просветление лишь наполовину, возможно, он не нашел бы это странным.
  Цин Шуй полностью сосредоточился на овладении Техники древних огней Инь-Ян. Например, во время активации техники, как происходило движение энергии Ци и как научиться контролировать интенсивность освобожденного огня.
  Пока температура постепенно возрастала, циркуляция энергии Ци из Древней техники усиления становилась все медленнее, в то время как сила, необходимая для поднятия температуры становилась все больше. Казалось, что энергия Ци из Древней техники усиления как будто сжималась!
  Медленно прошло около 15 минут. Но эти 15 минут показались вечностью. Лицо Цин Шуй то пылало красным, то синело как от холода. Температура его рук и всего его тела поднялась до такого уровня, что он мог чувствовать только онемение, пока его бросало то в жар, то в холод. И наконец - бам! - горящий уголек с дюйм величиной материализовался словно взрыв фейерверка на поверхности его ладони.
  'Так это и есть огонь Инь-Ян?' - Цин Шуй рассматривал серый уголек в своей ладони. Странно, но он совсем не чувствовал жара. Напротив, от уголька исходил леденящий холод. Цин Шуй стоял, не шелохнувшись.
  Землю и небеса можно определить как Инь и Ян, так же, как ночь и день. Чернота ночи и дневной свет, лед и пламя образуют единое - Инь-Ян!
  Уголек был всего с дюйм величиной, но Цин Шуй ясно ощущал, какая ужасная сила заключена в нем.
  Это огонь Инь-Ян, который способен сжечь что угодно!
  Рассматривая огонь Инь-Ян в своей руке, Цин Шуй продолжил изучать способы его развития.
  'Что? Разделить огонь Инь-Ян?' - Цин Шуй уставился на способы, пораженный.
  Способы развития других техник с подобной природой обычно в первую очередь разделили бы компоненты огня Ян и огня Инь, развивая их отдельно перед тем, как соединить вместе. Однако, Техника древнего огня Инь-Ян предлагала сделать все наоборот. Она провозглашала единство Инь и Ян, а затем предлагала разделить их на огонь Ян и огонь Ин!
  Причиной, по которой нужно было разделить огонь на два компонента, являлись все ингредиенты, которые обладали природой либо Инь, либо Ян. Ингредиенты Инь требовали огня Инь, использование же огня Ян принесло бы чрезвычайно мало пользы. Для ингредиентов Ян нужно было использовать ужасающую огненную энергию огня Ян, чтобы добиться от них задуманного.
  Многие ингредиенты предполагали использование огня Ян в начале, затем огня Инь и в конце снова огня Ян. Естественно, были и исключения. Однако, чтобы успешно изготовить редкие духовные ингредиенты, иногда требовался огонь, объединявший в себе Инь и Ян.
  Сероватый уголек уже успел развеяться, поэтому снова активировал энергию Ци из Древней техники усиления и попытался разделить компоненты Инь-Ян. В итоге в его левой руке появился огонь Ян, а в правой - огонь Инь.
  Практика творит чудеса!
  Сейчас время пролетело, словно всадник по знакомой дороге в сравнении с пешей прогулкой в парке. Постепенно левая половина тела Цин Шуй стала нагреваться, пока правая его часть леденела. Инь и Ян, Ян и Инь, казалось, что у него все получается. Все его тело теперь было разделено, слева - Ян, справа - Инь.
  Если он не смог обнаружить их даже в состоянии просветления, скорее всего, у этой техники просто не было изъянов. Однако Цин Шуй забыл о том, что он сейчас в состоянии просветления! Он знал лишь, что похоже сам Бог помогает ему сегодня. От нежного постукивания прелестной девичьей ручки ему открылась алхимия и техники древнего огня, казалось, он не мог нигде ошибиться!
  Может быть, Вэньжэнь У-Шуан - его звезда, приносящая ему удачу? Скорость его обучения была быстра, как молния, особенно после ее постукивания. Кажется, в будущем ему следует встречаться с ней почаще и позволять ей почаще бить его по голове, и кто знает, может, именно так он и достигнет Сяньтянь.
  Цин Шуй быстро прервал все отвлекающие мысли и сконцентрировался на овладении Древней техникой: огни Инь-Ян.
  Цин Шуй обнаружил, что в момент, когда он активировал Древнюю технику усиления, его тело перестало испытывать неудобства от разделения на вулканическое пламя и леденящий холод. В первый раз, когда он испытал это ощущение, ему стало не по себе. Сейчас же он испытал только волнение.
  Разделение Инь-Ян на два компонента требовало разделения внимания, создавая две вещи одновременно и сохраняя спокойное состояние разума. Сколько людей действительно могут делать это? Концентрироваться на двух невероятно опасных вещах в одно и то же мгновение, оставаясь умиротворенным.
  На этот раз Цин Шуй мог сказать, что его явно настигла кармическая удача. Дело было не в состоянии просветления, в котором он сейчас находился: даже если бы он потратил 20 лет, не было никакой возможности так быстро овладеть сутью этой техники.
  Бам, бам!
  С поверхности обеих ладоней Цин Шуй снова вырвались угольки размером с дюйм.
  Огонь Ян в его левой руке был белым, уголек был белоснежным. Огонь в правой руке был черным, уголек был чернильно-черный!
  Странно, поразительно!
  Цин Шуй смотрел на два противоположных друг другу уголька в его руках.
  От одного исходила сильная знойная аура, от другого же - невероятно леденящая. В легендах говорилось, что белый огонь был способен ранить саму душу и дух. Однако энергия, содержащаяся внутри, хоть и была ужасна, никак не могла помочь ему начать изготавливать различные духовные ингредиенты. В конце концов, его Древняя техника усиления с энергией Ци была всего лишь на третьем уровне.
  Получше изучив на практике технику, потренировавшись еще несколько раз, Цин Шуй остановился и начал изучать другую открытую информацию.
  'Хе-хе-хе, еще одна отличная вещь'.
  
  
  Глава 72. Техника первой божественной нити хаоса
  'Хе-хе-хе, еще одна отличная вещь'.
  У Цин Шуй потекли слюнки. Счастье буквально навалилось на него и застало врасплох. Да уж, счастье действительно приходит, когда его не ждешь!
  Техника первой божественной нити хаоса!
  Одно только название заставило Цин Шуй затрепетать. Он был уверен, что эта техника нити однозначно связана с Древней техникой: огни Инь-Ян. Могли ли все открывшиеся техники основываться на Древней технике усиления? Способны ли дополнять друг друга до совершенства?
  'Так, для начала посмотрим. Не считая этой, сегодня я открыл алхимию и Древняя техника: огни Инь-Ян, которых уже хватило бы на всю мою жизнь'.
  'Все-таки не было ошибкой полностью погрузиться в игру, ха-ха-ха. Спасибо, 'Западная фантазия', - ухмыльнулся Цин Шуй.
  'Хм, а это... набор техник акупунктуры!' - Цин Шуй вздрогнул. Сначала он думал, что это набор боевых техник, и кто бы мог подумать, что вместо этого здесь окажутся техники акупунктуры!
  'Древняя техника усиления хочет научить меня лечить болезни?' - в его глазах мелькнула озадаченность, и он продолжил изучать открывшуюся информацию.
  Техника первой божественной нити хаоса была одной из самых первых техник акупунктуры, существовавшая еще в древние времена. В основе используется энергия Ци из Древней техники усиления. Используя энергию огня Инь-Ян, известного так же как Исконный огонь, можно сочетать ее с этим набором техники нити и лечить болезни и раны у бессмертных и демонов!
  'Дерьмо, ты серьезно? Слишком много силы!' - Цин Шуй обомлел от счастья, ему определенно нужно выделить время на изучение этого набора техники нити.
  Какая проблема больше всего волнует культиваторов?
  Ранение - вот то, с чем, как правило, сталкивается культиватор. Отчасти поэтому лечащие врачи и алхимики пользуются таким почетом в этом мире девяти континентов. Если тебе оказывает покровительство невероятно сильный культиватор, можно ли это оценивать как своего рода богатство?
  'Сейчас меня едва ли можно назвать алхимиком, я полагаю. Пусть сейчас я могу сварганить только золотую мазь, в будущем я намерен стать несравненным алхимиком. Каждый алхимик начинает с того, что становится непревзойденным врачом, ведь только врачи могут достаточно знать все эффекты и характеристики самых разных лекарств и ингредиентов'.
  Он словно обнаружил древесный уголь посреди бушующей метели! Этот сюрприз был слишком неожиданным, и счастье, накрывшее его, было слишком внезапным. Шесть лет... На протяжении шести лет не было и намека на прорыв. А сейчас он внезапно открыл столько невероятных техник и знаний. Если это было чем-то вроде компенсации, Цин Шуй был более, чем доволен ею.
  Техника первой божественной нити хаоса, способ циркуляции энергии Ци, точки акупунктуры и информация о лечении различных болезней наводнили его разум. Сейчас Цин Шуй действительно ощутил, насколько крут и таинственен этот набор техники нити.
  Цин Шуй на просторах своего сознания претворил в жизнь слабые тени двух золотых нитей и медленно стал тренироваться.
  'Как же классно быть на просторах сознания! Я могу создать что-то из ничего!'.
  'Ну давай, сделай для моих объятий красавицу!' - страстно позвал Цин Шуй.
  Ах, нет ответа... Может, это работало только с предметами, которые могли помочь ему понять открывшиеся техники...
  'Открывшиеся техники действительно можно было сочетать, и то проворство и ловкость, которые он обрел, практикуясь в быстром одиночном ударе, сейчас ему пригодились. Все его навыки чрезвычайно помогали ему в понимании и использовании Техники первой божественной нити хаоса.
  Удача тоже была своего рода навыком. Теперь Цин Шуй проверил это. Если бы не его первое просветление, во время которого он овладел быстрым одиночным ударом, сейчас ему не было бы так легко тренировать Технику первой божественной нити хаоса.
  Техника нити, помимо залечивания ран, могла также воспламенить скрытый талант, смягчить потоки энергии Ци, помочь в восстановлении, увеличить физическую силу и качество энергии Юань...
  Неизвестно, сколько прошло времени, когда Цин Шуй постепенно начал выходить из своего особенного состояния. Он обнаружил, что все еще стоит в тренировочном зале на верхнем этаже 'Соблазнительного запаха ночи'. Это было последнее место, которое он помнил до того, как Вэньжэнь У-Шуан слегка постучала ему по голове.
  'Эй, что это за вонь?' - Цин Шуй огляделся вокруг, а потом взглянул на свое тело.
  'Дерьмо! Снова очищающие нечистоты?!' - из пор Цин Шуй выходила слоистая серая субстанция, похожая на масло.
  После восклицаний, Цин Шуй разделся догола. Когда он уже собирался зайти в подогретый бассейн, вошла Вэньжэнь У-Шуан и уставилась на Цин Шуй, не моргая.
  - НА ПОМОЩЬ! Здесь извращенка!!! - завопил Цин Шуй, быстро прыгая в бассейн.
  - Ты... Что ты говоришь! - Вэньжэнь У-Шуан сейчас, вероятнее всего, хотела провалиться сквозь землю.
  Особенно, когда она видела болтающуюся между его ног штуку. Ее щеки запылали со странным сиянием.
  - Эх, - всхлипнул Цин Шуй. - Ты уже все видела, как же я женюсь на тебе в будущем! - Цин Шуй изобразил на лице невероятную горечь и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан так, будто его поимели в зад от 3 до 5 здоровых мужиков.
  - Это... Ты, шалун, почему ты разделся, не проверив, есть ли кто-то рядом? Можно подумать, мне это было нужно, ты... Ты безобразник! - в панике оправдывалась Вэньжэнь У-Шуан. В конце концов, она была женщиной, и вид голого Цин Шуй все еще стоял у нее перед глазами, не желая стираться из памяти.
  Цин Шуй заканчивал мыться. Он, само собой, был очень счастлив. Что с того, что Вэньжэнь У-Шуан ненамеренно увидела его голым - ему от этого хуже не стало.
  В его прежнем мире, исследования ученых показали, что 80% мужчин и женщин, после того, как увидели обнаженное тело представителя противоположного пола, имели некоторые неблагочестивые намерения...
  - Хм, не могла бы ты сначала передать мне мою одежду? - вымывшись, Цин Шуй понял, что оставил свои вещи далеко от бассейна и сейчас вынужден был просить о помощи эту ослепительную красавицу. Что за редкая удача, в самом деле.
  Вэньжэнь У-Шуан похолодела, странно глядя на Цин Шуй, со скрытой горечью во взгляде. Потом она шагнула в сторону кучи вещей и подняла ее.
  Волна мужского запаха попала прямо в ноздри Вэньжэнь У-Шуан, заставив ее и так красные щеки запылать еще сильнее, что еще больше подчеркнуло ее красоту.
  - Жалкое дитя, тебе лучше называть меня старшей сестрой. Если нет - я не передам тебе твою одежду. За всю мою жизнь, прежде я никогда не подавала одежду ни одному мужчине, - сказала Вэньжэнь У-Шуан, с озабоченностью в голосе.
  Цин Шуй вздрогнул, когда понял, о чем говорила Вэньжэнь У-Шуан. Легкое разочарование возникло в его сердце, но очень скоро это чувство отодвинулось на задний план. Он понял, что это нормально. Сейчас он был никем, как мог кто-то на уровне Сяньтянь влюбиться в него?
  Неважно. Приложив усилия, можно добиться чего угодно. В спешке не было необходимости, уже сейчас у него было множество преимуществ. Чтобы завоевать девушку, требуется время и усилия!
  - Могу я вместо этого называть тебя младшей сестрой? - спросил Цин Шуй, мрачнея.
  - Нет, жалко дитя, поторапливайся и называй меня уважительно. Если нет, я выкину твою одежду. Если это произойдет, я бы посмотрела, как ты собираешься выйти отсюда, - Вэньжэнь У-Шуан очаровательно моргнула.
  - Быть послушным, хорошо, старшая сестра. Пожалуйста, верни мне мою одежду...
  
  
  Глава 73. Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан
  - Быть послушным, хорошо, старшая сестра. Пожалуйста, верни мне мою одежду...
  Вэньжэнь У-Шуан замерла, не зная, как ей реагировать на это - злиться или смеяться. Все-таки она выбрала последнее и рассмеялась, бросив Цин Шуй груду одежды перед тем, как выйти.
  Цин Шуй поспешно оделся, закончив смывать грязь со своего тела. Чувствуя себя очень бодро, он вышел из тренировочного зала с улыбкой на лице.
  'Кажется, очищающих нечистот в моем теле стало значительно меньше. В прошлый раз грязь была черной, а сейчас она серая', - мысли об этом подняли Цин Шуй настроение.
  После того, как он оделся, вернулась Вэньжэнь У-Шуан и посмотрела на Цин Шуй с загадочным выражением в глазах.
  - Ты провел в состоянии просветления полдня, так почему ты не добрался до Сяньтянь? - спросила Вэньжэнь У-Шуан с любопытством в голосе.
  - Просветления? - изумленно спросил Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан остановилась, пораженная. Кажется, этот парень до сих пор не подозревает, что прошел через просветление. Эй, что за отсталость. На свете было множество людей, которые были на грани просветления, но так и не прошли сквозь него. А этот парень перед ней...
  Она закатила глаза. Этот парень даже не знал, что прошел через просветление. Воистину, неужели небеса слепы? Или он находится под покровительством кого-то из небесных божеств.
  - Эм, ты вошел в состояние просветления, должно быть, ты очень удачлив! - часть Вэньжэнь У-Шуан хотела улыбнуться, другая ее часть старалась вести себя воспитанно. В конце концов, именно ее действия стали причиной того, что Цин Шуй вошел в это необычное состояние.
  - Хм, могу я снова тебя побеспокоить? - серьезно спросил Цин Шуй.
  Глядя на серьезное лицо Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан не могла не хихикнуть. Она ответила:
  - Говори. Не важно, что тебе нужно, если старшая сестра может помочь тебе, я однозначно это сделаю.
  'Бог мой, это женщина передо мной, кажется, помешана называть себя старшей сестрой'.
  - Не могла бы ты снова постучать по моей голове, может быть, это секретный способ достигнуть Сяньтянь, - Цин Шуй медленно вытянул шею, ловя запах, похожий на аромат магнолии, исходящий от тела Вэньжэнь У-Шуан.
  - Ты действительно считаешь, что я побью тебя, ты, дурная голова? - Вэньжэнь У-Шуан не могла прекратить хихикать, протягивая руку и сильно стуча по голове Цин Шуй.
  - Ай, ты действительно хочешь моей смерти? Женщины правда злобные существа, - Цин Шуй завопил от боли, переигрывая.
  - Как ты себя чувствуешь? Ты прошел через просветление, но не достиг Сяньтянь. Следовательно, то, что ты обрел, должно быть, весьма неплохо! - с любопытством спросила Вэньжэнь У-Шуан.
  - Я чувствую себя отлично. Я действительно очень благодарен твоей драгоценной маленькой ручке. Такое изящество, истинное олицетворение женственности! Да еще обладающая таким чудесным свойством, как я могу отплатить тебе? Ааах, я знаю... Эх, у меня нет выбора, я пожертвую собой и женюсь на тебе!
  - Мечтай! - три черных складки появились на лбу у Вэньжэнь У-Шуан.
  - Давай, дай мне шанс, как я могу завоевать тебя? Предложи свое условие, неважно, каким бы жестоким оно ни было. Это оставит мне проблеск надежды, а иначе я буду горестно тосковать по тебе! - без труда не выловишь и рыбку из пруда. Из своего прежнего мира он знал, что одной из успешных тактик завоевания наивных женщин было прилипнуть к ним, как липучка.
  - Братишка, прекрати болтать чепуху. Кхм, 10 лет. Я дам тебе 10 лет, чтобы победить меня. Если я все еще буду нравиться тебе, я позволю тебе завоевать меня. Но я не даю тебе никакой гарантии, что полюблю тебя.
  - Хорошо, 10 лет. Эти 10 лет я не позволю тебе быть с остальными отвратительными мужчинами. Если ты полюбишь другого, а я буду сильнее, я сразу же верну тебя обратно. И тебе нельзя плакать по этому поводу! Кстати, лучше всего тебе оставаться одной эти 10 лет, пока я не стану сильнее! - беззастенчиво ответил Цин Шуй.
  - Пф, ты все еще осмеливаешься продолжать. Тебе лучше быть осторожнее, пока я не побила тебя до слез! - Вэньжэнь У-Шуан, не в силах выносить это дальше, решила дать Цин Шуй нагоняй.
  Цин Шуй понял, что пришло время уходить. То, что произошло с ним здесь сегодня, все еще казалось сюрреалистичным. Этот день однозначно врезался ему в память!
  - Мне пора возвращаться, пока моя семья не стала беспокоиться обо мне.
  Простые слова Цин Шуй доставили У-Шуан боль. Цин Шуй невольно заметил ее подавленность. Человек, проживший две жизни, Цин Шуй мог сказать, о чем думают люди по их малейшим изменениям на лице. Вэньжэнь У-Шуан была слишком невинна, ее эмоции читались на ее лице, как открытая книга.
  - Маленькая Шуаншуан, в следующий раз ты можешь обращаться со мной, как с другом, или как с родственником, или даже как со своим мужчиной. Однако, больше я не разрешаю тебе бить меня, хорошо. Неважно, с какими трудностями ты столкнешься, я сделаю все возможное, чтобы избавить тебя от них! - серьезно сказал Цин Шуй, глядя ей в глаза.
  Вэньжэнь У-Шуан слегка дернулась, но не отказала Цин Шуй. Может быть, она ощутила зарождавшуюся нежность в своем сердце. Она лишь слегка улыбнулась, подняв руку и постучав по голове Цин Шуй.
  - Ах, дотрагиваясь до моей головы, ты со мной заигрываешь. Прекрасно, так как ты теперь моя, продолжай, делай, что хочешь, я не против, - Цин Шуй взял руки Вэньжэнь У-Шуан в свои и не отпускал.
  - Хм, ты просишь, чтобы я тебя побила? Этот мальчишка снова заигрывает со мной! - Вэньжэнь У-Шуан отдернула руку, браня Цин Шуй.
  - Я уже мужчина, а не мальчишка... - беспомощно ответил Цин Шуй.
  ***
  Цин Шуй покинул 'Соблазнительный запах ночи'. Обернувшись, чтобы посмотреть на красивую девушку, видневшуюся в окне, он помахал ей на прощание.
  Пока он выходил наружу, он слышал сногсшибательные звуки 'па-па' собачьего стиля и стоны удовольствия, доносившиеся из других комнат.
  'Дерьмо! Я тоже хочу заняться этим'.
  Внутри 'Соблазнительного запаха ночи' было тепло, как весной, снаружи на улице был жуткий зимний мороз. К счастью Цин Шуй, благодаря своему развитию он закалял свое тело. Мороз никак не мог навредить ему.
  Он попал сюда случайно, а уходил с легким сердцем. Это было также приятно, как развлекаться с грудастой девушкой. Но что Цин Шуй мог знать о сексе? Все, что он знал, была информация, полученная из фильмов и романов в его прежнем мире. Ее единственным интимным опытом был случай с Юй Хэ. Хотя, когда он недавно держал за руки У-Шуан, ощущение тоже было неплохим, способным заставить его сердце биться быстрее.
  'Заниматься этим с У-Шуан должно быть невероятно приятно, да?' - Цин Шуй снова начал фантазировать, волнуя кровь. В таком состоянии было чудом, что он как-то сумел найти дорогу на знакомую улицу. В итоге Цин Шуй добрался до медицинской лавки рода Цин. Подумать только, сколько он обрел всего за один день.
  'Это уже мой второй опыт просветления. Большинство людей достигают Сяньтянь уже во время своего первого просветления, но для меня Сяньтянь все еще очень далекая, неуловимая мечта. Забудь об этом. Некоторые события нельзя торопить, может быть, я подберусь ближе, если перестану стремиться к этому. В этом мире девяти континентов сколько людей желают прорваться на уровень Сяньтянь? А сколько в итоге достигли его? Да, некоторые события не нужно торопить'.
  
  
  Глава 74. Техника небесного ока и Техника святых всевышних рук
  Когда он вернулся к роду Ци, Цин Шуй увидел Цин И, которая кормила рыб и черепах в пруду. Глядя на умиротворенный вид Цин И, Цин Шуй почувствовал удовлетворение.
  Цин И услышала приближающиеся шаги, и улыбка мелькнула на ее лице, когда она обернулась и увидела, что это был Цин Шуй.
  - Цин Шуй, подойди! Посмотри на размер этих рыб, что случилось? Кажется, вчера я их не видела.
  - Хм, должно быть, вчера эти рыбы прятались среди водорослей. Но что случилось с другими рыбами и креветками поменьше? Черные рыбы свирепы, кажется, они могут съесть все, что угодно, и растут очень быстро. Я подозреваю, что они съели маленьких рыб, - сделал вывод Цин Шуй.
  Эти черные рыбы хоть и были больше, чем остальные мелкие рыбы, были размером только с ладонь. Как только черные рыбы увеличивались до размеров ладони в его пространственной сфере, Цин Шуй тут же переносил их в этот пруд. Что же касается рыб длиной со ступню, то их он не осмеливался переносить. Они тут же съели бы все в их поле зрения!
  - Хм, может быть, здесь слишком много водорослей. Но не могут же все маленькие рыбы и креветки быть съеденными этими черными рыбами? - спросила Цин И озабоченно.
  - Если это продолжится, через несколько дней у нас не останется ничего, кроме черных рыб и черепах! - Цин Шуй предвидел это после того, как то же самое произошло в Королевстве вечного фиолетового нефрита. - Не переживай, я пойду и куплю их еще. Давай лучше попробуем на вкус несколько крупных рыб.
  Цин Шуй уже знал их вкус, но он хотел дать возможность и Цин И попробовать их. Хотя черные рыбы и не выросли до подходящего размера, их уже вполне можно было есть.
  - Хм, он все еще слишком мелкие. К чему торопиться, если ты хочешь попробовать, мы можем купить их где-нибудь, - улыбаясь, сказала Цин И.
  - Их так много в этом пруду, какая разница, что они немного меньше. Я обещаю, что рыбы, купленные в другом месте, никогда не будут такими вкусными, как эти, - засмеялся Цин Шуй и выловил несколько рыб.
  - Хватит, хватит! - воскликнула Цин И, останавливая Цин Шуй, который собирался поймать еще несколько штук.
  Цин Шуй знал, что Цин И прекрасно готовит. Он облизал губы в предвкушении - он знал, что ему даже не придется ничего говорить, но каждый вечер у них теперь будет необыкновенно вкусный ужин.
  ***
  Палочки для еды стучали за обеденным столом так быстро, что изумляли Цин Шуй. Он горько смотрел на свою чашку с рисом, пока его дядя Цин Ху, а также Цин Шань и Цин Ши рядом с ним с невероятным аппетитом поедали рыбу.
  - Я никогда не пробовал такой вкусной рыбы, она даже лучше, чем мы ели на постоялом дворе Юй Хэ! - заметил с удовольствием Цин Ху, потирая свой живот. Цин Шань и Цин Ши быстро закивали в согласии.
  В течение вечера Цин Шуй еще раз вошел в свою пространственную сферу. Он вздохнул, думая о том, что это место все-таки лучшее. Прошел еще один день, и рыбы размером со ступню прекратили увеличиваться. Единственным отличием было то, что их чешуя стала еще ярче, зато черепахи, напротив, немного выросли и стали проворнее.
  Цин Шуй наконец смог расслабиться. Поначалу он думал, что черные рыбы продолжат расти, и, если бы это произошло, он не имел ни малейшего представления о том, что делать. Значит, размер его хрустального пруда в пространственной сфере тоже был не безграничен.
  Что же касается черепах, то при обычных обстоятельствах они бы уже прожили достаточно много лет. В этом мире девяти континентов было много диких тварей, свирепых чудовищ и даже заброшенных чудовищ, которые погибли, не успев достигнуть возраста в 500 лет и сформировать у себя дьявольское сердце. На это были способны только твари, которые при благоприятных обстоятельствах сумели добыть различные духовные травы и фрукты, удлиняющие их продолжительность жизни, а также речные и наземные черепахи. В общем, было очень сложно эволюционировать в дьявольское чудовище.
  Поэтому Цин Шуй не переживал, что эти рыбы смогут стать дьявольскими чудовищами. Таким тварям достичь состояния Сяньтянь было даже сложнее, чем добраться до небес. Что же касается черных черепах, то существовало множество свидетельств о том, что даже в возрасте 1 000 лет они не достигали заброшенного уровня. Не было никакой уверенности в том, что эти существа смогут эволюционировать и сформировать дьявольское сердце спустя 500 лет.
  Однако, что же касается мяса черепах, то чем старше они становились, тем вкуснее становилось их мясо! Именно поэтому у Цин Шуй не было никаких опасений, и он собирался растить их до возраста в несколько сотен лет или даже в 1 000 лет, чтобы попробовать на вкус их мясо.
  Легенды гласили, что самое вкусное мясо - у дьявольских чудовищ, но тех, кто попробовал его, можно было пересчитать на пальцах одной руки. Цин Шуй испытывал непреодолимое желание. Однажды, когда он станет достаточно силен, он непременно убьет на охоте несколько дьявольских чудовищ и отведает их плоти.
  Внутри пространственной сферы Цин Шуй мог сконцентрироваться на изучении множества техник. Хотя беспокоиться было не о чем. В конце концов, у него было неограниченное количество времени.
  Когда он был голоден, он просто жарил рыбу. Когда он чувствовал усталость, он пил немного воды и отдыхал. Он даже поместил кровать внутрь пространственной сферы. Более того, он обнаружил, что в пространственной сфере приправы не пропадали и оставались как новые, поэтому он притащил сюда огромное количество соли и прочих приправ на хранение в пространственную сферу. В конце концов, без приправ и жизнь не та: без добавления приправ ее можно было оценить только вторым сортом, скучным и безвкусным.
  - Исконный огонь! - Цин Шуй поднял обе свои ладони, и на поверхности обеих возникли вращающиеся сероватые угольки. Используя это пламя, Цин Шуй медленно поджарил рыбу.
  Исконный огонь отбирал у него слишком много энергии. Цин Шуй мог использовать огни Инь-Ян только на протяжении четырех часов. В конце концов, он был всего лишь на третьем уровне Древней техники усиления.
  Сидя внутри пространственной сферы, утолив свой голод, Цин Шуй еще раз просмотрел всю открывшуюся после прорыва информацию. К его невероятному удивлению, он обнаружил еще две техники - Технику небесного видения и Технику святых всевышних рук!
  Изучив содержание обеих техник, Цин Шуй обнаружил, что они основаны на медицине. Техника небесного видения после активации энергии Ци из Древней техники усиления давала ему что-то вроде рентгеновского видения: он мог рассмотреть внутренние органы и тайные каналы течения энергии в человеческом теле с целью быстро определить зону ранения.
  А техника святых всевышних рук позволяла сращивать кости, увеличивала точность движений его рук, скорость и ловкость. Более того, после активации этой техники, Цин Шуй мог накапливать энергию Ци из Древней техники усиления в своих руках и передавать ее в тело пациента, давая ему целый ряд преимуществ.
  Цин Шуй онемел от своих открытий. Одной только открывшейся алхимии ему хватило бы на всю его оставшуюся жизнь. А сейчас он обнаружил еще две врожденных техники, которые можно было сочетать, которые увеличивали его медицинские навыки. Каждая из них заставила Цин Шуй трепетать, действительно не было ничего лучше Древней техники усиления!
  Алхимия открылась ему через просветление, сколько же еще было скрыто на затуманенных просторах его сознания и могло открыться в следующих просветлениях?
  Просветление! Виднеющийся путь на небеса! Когда же ему снова удастся испытать его?
  К счастью Цин Шуй, основы Небесного видения и Святых всевышних рук были невероятно просты в овладении. Все техники имели в своей основе общую идею, все они зависели от энергии Ци из Древней техники усиления.
  Как жаль, что его сила была всего лишь на третьем уровне. Если бы он смог прорваться на четвертый, без сомнения, Цин Шуй знал, что тогда он точно бы ступил в королевство Сяньтянь!
  
  
  Глава 75. Проблемы с черными рыбами
  Последние два дня Цин Шуй полностью посвятил своему развитию и пониманию открывшихся ему техник. Сейчас, когда он испытал всю силу энергии Ци из Сяньтянь, он не мог дождаться прорваться туда.
  В эти два дня постоялый двор Юй Хэ успел нанять нового повара с необыкновенными способностями. Неважно, парил ли он, поджаривал, тушил, запекал или делал суп - вкус его блюд был настолько неописуемым, будто он накрывал банкет самим богам.
  За эти два дня много жителей города и даже приезжих уже услышали новости о божественной еде, но большинство из них считало это слухами. В конце концов, еда есть еда. Как может быть настолько невероятным вкус или само блюдо?
  Но в итоге, истина возобладала, потому что с постоялого двора Юй Хэ разносился непревзойденный запах готовящейся рыбы далеко по улице и заставлял облизываться толпы людей, возбуждая у них аппетит и завлекая не проходить мимо. Запах был настолько сильный и притягательный, что, только вдыхая его, можно было ощутить вкус рыбы.
  Решающим фактором было ограниченное количество черной рыбы, которое мог продать постоялый двор Юй Хэ. Даже когда цена становилась невероятно высокой, в очереди все еще стояли люди, жаждущие попробовать ее. В итоге, только те, у кого был статус и достаточно денег, могли насладиться рыбой. От этого Юй Хэ чувствовала себя беспомощной. В конце концов, поставка только десяти рыб в день была недостаточной для размеров и репутации высшего класса постоялого двора, каким являлся постоялый двор Юй Хэ.
  Несмотря на небольшое количество предлагаемой рыбы, новости о вкусе рыбы очень быстро распространялись, привлекая все больше посетителей и способствуя росту популярности постоялого двора Юй Хэ.
  Род Юй был одним из великих родов Города Сотни Миль, и, хотя многие посетители были недовольны малым количеством продаваемой рыбы, они не осмеливались громко возмущаться об этом. Но все же вскоре старшие представители рода Юй узнали об этом и сами попробовали рыбу. Они были не в силах остановиться. Как десяти рыб в день может быть достаточно для всех них?
  Юй Хэ, как представитель молодого поколения, попала в затруднительное положение. Она выросла на глазах у этих взрослых, они уже более 10 лет имели близкие отношения с ее отцом. Ведь чем для них были деньги? Даже если бы черная рыба стоила в два раза дороже, или даже в десять раз, это абсолютно их не волновало.
  Под огромным давлением, Юй Хэ ничего не оставалось, как подчиниться требованиям старых знакомых. В конце концов, они были столпами Города Сотни Миль.
  Естественно, когда люди увидели, как процветает дело в постоялом дворе Юй Хэ, они также захотели отхватить свой кусок. Используя все возможные способы, они пытались раскрыть секрет нового повара. Хотя сама Юй Хэ не собиралась делиться информацией, около нее было достаточно шпионов и слуг, более разговорчивых, стремящихся втереться к ней в доверие.
  Все эти склоки невероятно докучали Юй Хэ, и она мрачнела каждый раз, когда упоминалась черная рыба, и невольно в ее памяти всплывала фигура молодого человека. Десять рыб в день действительно было слишком мало. Что задумал Цин Шуй? Почему он отказался от таких легких денег? Ей захотелось прямо сейчас побить его.
  'Хм, но он сказал, что выращивает этих рыб каким-то особым способом, именно поэтому он может поставлять их так мало. Десять рыб в день - это максимум, который он может обеспечить в день', - вспомнила слова Цин Шуй Юй Хэ.
  Было много тех, кто умолял Юй Хэ продать им больше черных рыб, но безуспешно. Она ссылалась на более ранние заказы, огромное количество сил, требующихся для изготовления рыб, недостаток времени у повара и прочее, отказывая в их просьбах.
  'Нет, так дальше не может продолжаться. После разговора с дядей хун, половина из ста рыб, которые должны быть проданы за десять дней, уже употреблены всего за три дня. Мы должны еще сильнее уменьшить количество продаваемой рыбы'.
  Среди покупателей было множество хитрых людей, желающих переманить главного повара, но Юй Хэ не переживала по этому поводу. Неважно, насколько талантлив повар, секрет был в молодом человеке по имени Цин Шуй!
  В северном районе Города Сотни Миль находился павильон, древний, но изящный. Обстановка павильона была невероятно роскошной. Ни у кого и мысли не возникало, что он подлежит продаже - владельцем этого места был кто-то весьма состоятельный и обладающий высоким статусом.
  - Ты смог узнать, кто главный повар на постоялом дворе Юй Хэ? - спросил низким голосом высокий коренастый мужчина средних лет, с усами, похожими на стальные иглы, глазами, сверкающими как молния. Он был одет в расшитый шелком наряд. Его руки были длиннее, чем у остальных.
  - Бестолковый кретин, ты его упустил. Нужно было раскрыть шире свои глаза и проверить тех, кто выглядел подозрительно на постоялом дворе Юй Хэ. Проваливай!
  - Вас понял! - фигура, склонившая в низком поклоне во время всего разговора, быстро удалилась.
  Добродушный пожилой мужчина, неся на тарелке черную рыбу, подошел и сказал:
  - Ба, давай попробуем рыбу.
  - А, дядя Лэй. Вам следовало бы предоставить слугам обслуживать нас. Давай присядем. Обед с дядей Лэй точно позволит понять истинный вкус блюда. Однако, эта рыба... в ней действительно что-то есть, даже мы с нашим статусом можем приобрести только одну в день. Как досадно! - сердито заявил Ситу Ба, ведя пожилого человека к обеденному столику.
  Пожилой человек согласно кивнул. Оба приступили к еде, и переглянусь понимающими взглядами.
  - Блестяще, блестяще, эта рыба действительно очень вкусная. Мне всегда будет мало. Чтоб ее, - горестно сказал пожилой человек.
  - Если бы нам удалось переманить главного повара постоялого двора Юй Хэ, мы бы смогли есть это каждый день. Но род Юй умеет хранить секреты. До сих пор нам не удалось выяснить, кто же у них главный повар.
  - К черту главного повара, - фыркнул пожилой мужчина. - Я, со своим многолетним опытом, могу сказать, что нет никакого 'главного повара' на постоялом дворе Юй Хэ. Никто не может обеспечить такой особенный вкус. Секрет только один - рыба. Запах ли, вкус, ощущения, когда ты жуешь ее - все это благодаря рыбе, - говоря это, пожилой человек, которого называли дядя Лэй, быстро поедал блюдо.
  Ситу Ба замер. Этот дядя Лэй был почетным гостем рода Ситу и очень близким другом Ситу Наньтянь. Он был алхимиком Драгоценного уровня. Его почитали бы даже в самых крупных городах континента.
  - Что? Дядя Лэй, вы говорите, что секрет в рыбе? Нет никакого главного повара?
  - Хоть я и стар, мои глаза все еще остры. Ты, должно быть, знаешь, что они продают только десять рыб в день, что означает, что эту рыбу невозможно выводить массово. Поэтому они контролируют поставку, - глаза дяди Лэй зловеще блеснули.
  - Дядя Лэй, вы считаете, что нам нужно найти источник этой черной рыбы? Если мы сможем поставлять большие партии, совсем скоро мы будем купаться в золоте. Что ж, нанять культиватора Сяньтянь не будет проблемой для рода Ситу, - глаза Ситу Ба сверкнули, как у пожилого мужчины.
  - Это может быть нелегко, но нам не следует сдаваться, пока есть хоть малейшая надежда. Нужно поставить несколько человек смотреть за главным входом и боковыми выходами постоялого двора Юй Хэ. Пусть высматривают того, кто принесет сюда ведро с десятью рыбами.
  Цин Шуй не имел ни малейшего представления о проблемах, возникших из-за черных рыб, и о расстройстве по этому поводу Юй Хэ. Естественно, он также не знал о планах, вынашиваемых родом Ситу.
  
  
  Глава 76. Снова дразня Юй Хэ
  Цин Шуй занимался развитием в Королевстве вечного фиолетового нефрита до тех пор, пока не выходило его время. Цин Шуй заворчал, обнаружив себя на кровати. Почти каждый раз его время в пространственной сфере заканчивалось посреди глубокой ночи.
  На второй день он проснулся рано и прошел во двор.
  Издали к нему приближался Цин Ши и поприветствовал Цин Шуй издалека, на что Цин Шуй ответил: 'И тебе доброго утра!'. Внезапно невольно он каким-то образом активировал Технику небесного ока и увидел внутренние органы, тайные потоки и высшие точки энергии Ци у Цин Ши.
  Он скоро заметил, что затраты энергии здесь дальше больше, чем при активации Древних огней Инь-Ян!
  Цин Шуй был приятно удивлен: в сфере медицины были известны многие болезни и недомогания, которые было легко обнаружить, например, померяв пульс, и вылечить верно выписанным количеством лекарств.
  Однако существовало множество внутренних повреждений или зачатков болезней, например, рака, которые не так-то просто обнаружить до появления первых внешних признаков.
  'Техника небесного видения даже более эффективна, чем рентгеновские лучи из моего прежнего мира!' - Цин Шуй остолбенел. Цин Шуй уже пробовал использовать Технику небесного видения, но только сейчас он полностью осознал всю ее силу.
  Взглянув на Цин Ши, Цин Шуй понял, насколько энергетические потоки Цин Ши тоньше его собственных, а энергетические проходы запечатаны, из-за чего потоки энергии были очень слабыми или вообще прекратили движение из-за преграды. Что же касается внутренних органов и строения скелета, они у Цин Ши казались лучше, чем у обычно. Размышляя дальше, Цин Шуй догадался, что именно более тонкие, чем обычно, потоки энергии, возможно, являются причиной низких боевых способностей Цин Ши.
  - Цин Шуй, что случилось? Почему ты замер? - Цин Ши мягко смотрел на Цин Шуй.
  - А, ничего, просто мысль в голову пришла! - небрежно сказал Цин Шуй.
  - Хе-хе, ты задумался о какой-то женщине?
  Двое молодых людей принялись болтать, как будто им нечем было заняться. Они стали обмениваться шутками обо всем на свете. Они болтами о том, о сем. О том, кто является самой милой девушкой из самых разных родов, об их внешности, фигурах, поведении и даже некоторых непристойных темах, упоминая женщин, о которых они мечтали и фантазировали...
  После разговора они приступили к ежедневной утренней практике развития. Цин Шуй руководил Цин Ши. Цин Шуй не заботился о собственной практике. В конце концов, с таким сокровищем, как пространственная сфера, нет нужды тратить время на развитие вне ее.
  Вскоре Цин И и Юаньин позвали их за стол. По запаху, который доносился до них, Цин Шуй мгновенно определил, что на завтрак они приготовили черную рыбу.
  - Ха-ха, кажется, на завтрак у нас что-то очень вкусное! - радостно воскликнул Цин Ши после утренней практики.
  Цин Шуй собирался ответить ему, как вдруг увидел кого-то, входящего в медицинскую лавку рода Ци, кого-то ослепительно красивого!
  Юй Хэ!
  Когда Юй Хэ увидела Цин Шуй, она с озорным блеском в глазах высунула в его сторону язык. Это очаровательное действие заставило обоих, Цин Шуй и Цин Ши, остолбенеть с идиотским видом.
  - Чт... Что ты здесь делаешь? - Цин Шуй озадаченно смотрел на нее. В конце концов, прошло всего 4-5 дней, вместо десяти согласно их договоренности.
  - О, так ты не рад мне! - Юй Хэ надулась на Цин Шуй.
  - Нет-нет-нет, как это возможно? Я всегда помню о тебе. Такую грациозную девушку, как ты, я всегда рад принять у себя! Просто твой визит очень неожиданный и застал меня врасплох, - быстро ответил Цин Шуй. Это была правда, что образ Юй Хэ всегда стоял у него перед глазами.
  От этого чувства даже во сне Цин Шуй млел бы от счастья!
  Их голоса были далеко слышны во время их разговора, и, услышав голос Юй Хэ, Цин И и остальные вышли и пригласили ее войти. Со своих наблюдений Цин Шуй понял, что его мать и Юй Хэ находятся в доброжелательных отношениях.
  Когда Цин Шуй вошел в комнату, первое, что он увидел, были семь или восемь пачек денег, лежащих на столе. Глубокие морщины появились на его лбу. 'Нееет, мои деньги'. Он не обратил внимания на едва заметную горечь, промелькнувшую на лице Юй Хэ. В конце концов, именно он установил границу в десять рыб в день.
  Один Цин Шуй чувствовал себя неловко, когда они приступили к еде. Стол сотрясался от смеха, а Юй Хэ подняла большой палец вверх, делая комплимент кулинарным способностям Цин И.
  Естественно, Цин Шуй был очень счастлив завтракать вместе с такой красивой девушкой. И даже более важно, Юй Хэ была в его вкусе. Однако он подозревал, что у визита Юй Хэ есть другая, более важная причина.
  - Сестра Цин И, рыба действительно очень вкусная.
  - Кхе! - Цин Шуй внезапно подавился.
  Цин И странно посмотрела на Цин Шуй. Почему это он так отреагировал? Более странно, почему Юй Хэ вдруг назвала ее сестрой? Хотя отношения между ними и были неплохими, но все же не настолько, чтобы называть друг друга сестрами.
  Юй Хэ была очень весела. Глядя на то, как Цин Шуй ест, она начинала улыбаться. Однако, когда их взгляды пересекались, Цин И заметила счастье, очарование и даже озабоченность в глазах Юй Хэ.
  Когда они закончили завтракать и Юй Хэ собралась уходить, она вдруг остановилась и посмотрела на Цин Шуй, прежде чем заговорить:
  - Цин Шуй, как насчет пройтись со мной? Тетя Юй хочет с тобой кое-что.
  Цин Шуй заметил жест Цин И, согласно кивнул и вышел вместе с Юй Хэ.
  'В чем Конфуций был прав, так это в том, что и с женщинами, и с презренными мужчинами очень сложно иметь дело', - пробубнил Цин Шуй, идя впереди Юй Хэ.
  - О чем ты там бормочешь? Я не уловила, - сказала Юй Хэ.
  - Я сказал, что очарование тети Юй достигает девяти небес, и подумал, насколько счастлив будет тот мужчина, который сможет украсть твое сердце!
  - Маленький балбес, почему ты вдруг подавился во время завтрака, мне очень любопытно! - с улыбкой спросила Юй Хэ, глядя на Цин Шуй.
  Смотря на Юй Хэ, Цин Шуй не мог не вспомнить их неожиданное столкновение, как она была привлекательна, как красива. Он мог думать только об этом. Он почувствовал непреодолимое желание обнять ее.
  - Тетя Юй, я был неправ! - после этого Цин Шуй врезался прямиком в линию между двумя холмиками Юй Хэ, крепко обняв ее за спину. Естественно, он не забыл насладиться запахом ее тела.
  Юй Хэ, ахнув, застыла, забыв даже оттолкнуть Цин Шуй, который позволял себе вопиющие вольности.
  Цин Шуй сам не помнил, как так вышло, но раз уж дело было сделано, он решил пользоваться моментом. Закрыв глаза, он начал шевелить своей головой вправо и влево, прямо между двумя грудями Юй Хэ. Внезапно он почувствовал, как на вершине этих холмиков отвердели соски. Не раздумывая, он отдался инстинкту. Цин Шуй открыл рот и обхватил один из сосков через тонкую рубашку Юй Хэ.
  Цин Шуй никогда раньше не испытывал ничего подобного!
  - Ай! - наконец овладев собой, Юй Хэ жестко отпихнула Цин Шуй. Ее лицо исказилось от гнева, а ее глаза увлажнились. Казалось, она готова была сорваться и заплакать.
  - Т... ты издеваешься надо мной!
  Даже сейчас, испуганная и несчастная, Юй Хэ не проявляла признаков истерики. Цин Шуй почувствовал, что сейчас Юй Хэ странным образом еще более привлекательна. Больше не выглядя как успешная молодая бизнес-леди, она казалась слабой, нежной маленькой женщиной, которая за свою жизнь прошла через многое.
  
  
  Глава 77. Другой Сяньтянь
  - Т... ты издеваешься надо мной!
  Глядя на Юй Хэ, которая сейчас казалась слабой и беспомощной женщиной, по его телу прошла волна жара. Он проделал то же действие снова и заключил ее в объятия. Хотя действия были теми же, в его объятии не было сексуальных намерений.
  - Прости, я готов нести за это ответственность! - серьезно заявил Цин Шуй. Его сердце больно кольнуло, глядя на готовое заплакать лицо Юй Хэ.
  - Ответственность? - невольно переспросила Юй Хэ, замерев.
  - Эм... будь моей женщиной, я женюсь на тебе и буду хорошо с тобой обращаться, - неловко пояснил Цин Шуй, потирая нос.
  Через мгновение Юй Хэ расхохоталась. Ее смех был словно капли дождя на цветках груши, и она сама не имела ни малейшего понятия, почему смеется. Она смеялась не над Цин Шуй, который хотел ее, как гиена хочет отведать мертвечины. В конце концов, она не заслуживала сравнения с мертвечиной, как и Цин Шуй - с гиеной. Нет, она смеялась над собой, и ее смехе проскальзывала беспомощность.
  - Почему ты смеешься? Ты любишь меня? Проведя со мной некоторое время, ты заметила все мои достоинства?
  Юй Хэ продолжала смеяться, глядя на серьезного парня перед ней. Она была в недоумении на саму себя. Она не отреагировала резко на бесстыдные действия Цин Шуй. Она чувствовала только, как он зародил в ее сердце какое-то тепло. Вместо того, чтобы ощущать себя неуютно, она наоборот была в легком возбуждении. Юй Хэ покраснела:
  - Ты еще очень молод, не говори ничего спонтанно. Один раз я забуду твою дерзость. Но в следующий раз я не покажу тебе никакой снисходительности, - сказав это, Юй Хэ стиснула зубы.
  Цин Шуй не мог не видеть всю прелесть этой юной женщины. Он не знал, как ему реагировать на ее слова - летать от счастья или падать духом.
  - Тетя Юй!
  - ЧТО? Зови меня сестра Юй!
  - Ты хотела о чем-то поговорить со мной?
  - Да, о черной рыбе, - Юй Хэ оправилась от шока, заправила прядки волос за уши, принимая вид зрелой женщины.
  - Ты посчитала, что поставка десяти рыб в день - это слишком мало?
  - Да, те, у кого достаточно денег и связей, заказали всё. Даже люди, которые прибыли из других мест и остановились на моем постоялом дворе, начали жаловаться. Ты сможешь поставлять мне больше рыбы? - упрашивала Юй Хэ Цин Шуй, моргая своими красивыми глазами.
  Оба направлялись к постоялому двору Юй Хэ. Многие среди толпы на улице часто рассматривали их; у них было ощущение, что они были бы хорошей парой. Цин Шуй был высок и красив, и что более важно, он производил впечатление учтивого и уравновешенного человека, чего обычно не хватало более зрелым мужчинам. Он вызывал у людей зависть и в то же время желание познакомиться с ним поближе. Его глаза притягивали, а лиловая точка между бровями придавало ему слегка зловещий вид, очаровывающий еще больше людей.
  Пышная фигура Юй Хэ была прелестна, как нефрит. Она была на голову ниже Цин Шуй, а ее улыбка была немного кокетлива. Ее глаза сияли и были ясными, а ее нос словно был сделан из нефрита. Ее холмики и упругая попка были округлыми, словно дыни, и в сочетании с белоснежными стройными ногами против них любой мужчина не смог бы устоять.
  Идя по улице, они болтали, и под конец Цин Шуй согласился увеличить количество рыб до 20-ти. Это был максимум, на который он был согласен, иначе черные рыбы перестанут быть такими популярными.
  - О, и еще: некоторые уже разгадали секрет черной рыбы, тебе следует быть осторожнее. Я боюсь, они постараются навредить тебе, - объяснила Юй Хэ с волнением на лице.
  Казалось, это не удивило Цин Шуй. То, что вызывает ревность, непременно привлекает внимание!
  - Я подозреваю, они уже устроили слежку за людьми около нас, высматривая, с кем мы взаимодействуем, пытаясь обнаружить источник черных рыб, - задумчиво сказал Цин Шуй.
  Цин Шуй действительно уже заметил людей, шпионящих за ним. Благодаря своему уникальному способу развития, его чувства были во много раз острее других культиваторов. Даже чувства некоторых, кто достиг Сяньтянь, были не настолько обостренными.
  - Ты хочешь от них избавиться? - Юй Хэ сдвинула брови.
  - Нет, не тревожь их преждевременно. В конце концов, они всего лишь пешки, не имеющие власти.
  - Тогда как ты сможешь поставлять мне рыбу? - Юй Хэ сморщила лоб. Ведь это было большой проблемой - их противники прятались во мраке, что означало, что они не желают открытой вражды с родом Юй.
  - Не беспокойся, оставь это мне. Я найду способ тайно передавать тебе рыбу, - убедил Юй Хэ Цин Шуй, моргнув глазами.
  Вскоре они пришли на постоялый двор Юй Хэ. Поскольку было еще утро, здесь не было много покупателей. Цин Шуй быстро огляделся - две пары, три подростка, двое высоких крепких мужчин средних лет и столик, за которым сидело восемь человек - три девушки и пятеро парней.
  Затем Цин Шуй посмотрел на место около окна, где сидел пожилой мужчина и молодой человек. Они выпивали вместе. У пожилого человека были седые волосы, его аура свидетельствовала о его невероятно большом возрасте. Одет он был просто. Но рассмотрев его внимательнее, можно было заметить яркий блеск в его глазах, а его кожа у него была, как у младенца. Он выглядел словно отшельник, сошедший с гор, и невольно заставлял людей снова и снова рассматривать его.
  Что же касается юноши, то он был красив, с бровями в форме меча, прямым носом и тонкими губами. Цин Шуй мог с уверенностью сказать, что этот молодой человек обладает непоколебимой решительностью. Он был высоким, на нем были замысловатые одежды, что говорило о его состоятельности. Сильнее всего внимание привлекала его аура, подобная обнаженному острому мечу.
  'Интересно', - мелькнула мысль в голове Цин Шуй.
  Когда он снова посмотрел на пожилого мужчину, он обнаружил что тот тоже с интересом смотрит на него. Взгляд этого пожилого человека был невероятно загадочным. Цин Шуй слегка кивнул ему, на что пожилой человек улыбнулся. Однако в его улыбке не было и намека на дружелюбие, что заставило Цин Шуй почувствовать себя брошенным в клетку без возможности освободиться.
  Изумление росло в сердце Цин Шуй, когда он ощутил, что энергия, наполняющая взгляд старика очень похожа на ту, что он испытал совсем недавно.
  'Дерьмо, еще один Сяньтянь. Почему вдруг в Городе Сотни Миль так много культиваторов Сяньтянь? И, кажется, он намного сильнее Вэньжэнь У-Шуан. Должно быть, он прорвался в королевство Сяньтянь много лет назад' -молча сделал вывод Цин Шуй.
  Когда Цин Шуй безмолвно активировал свою Технику небесного видения, он ясно увидел лучи радуги, пробивающиеся из глаз старца, но у него не было времени размышлять об этом. Цин Шуй обнаружил, что Даньтянь старца кажется сильно поврежден. Очертания его Даньтянь напоминали букву 'W'. Поврежденные потоки энергии около его Даньтянь были очень тонкими по сравнению с остальными толстыми потоками в теле мужчины.
  Цин Шуй чувствовал энергию Ци из Сяньтянь, окружающую старца, когда он повернулся в сторону Юй Хэ и осознал, что не имеет ни малейшего понятия о том, что происходит. Он знал лишь, что является целью этого пожилого человека. Судя по качеству его Ци, Цин Шуй мог сказать, что пожилой мужчина почти точно является специалистом, и поэтому не мог понять, чем он вдруг так заинтересовал его.
  На самом деле причиной, которая вызвала его интерес к Цин Шуй, было то, что старец понял, что не может увидеть Цин Шуй насквозь. Если бы Цин Шуй был стариком, достигшим Сяньтянь, возможно, это бы не удивило пожилого мужчину. Однако судя по всему, Цин Шуй не было и двадцати. Это вызвало в нем сильное любопытство и интерес к нему.
  - Младший брат, ты не возражаешь составить компанию этому пожилому человеку, чтобы выпить с ним одну-другую?
  Как только этот добрый голос прозвучал, Цин Шуй почувствовал, как ослабело его тело. Он понял, что старец использовал свою энергию Ци из Сяньтянь.
  Застыв на мгновение, Цин Шуй быстро оправился и улыбнулся. Но молодой человек рядом со старцем бросил на Цин Шуй колкий взгляд, словно хотел бросить ему вызов.
  
  
  Глава 78. Байли Цзинвэй
  - Сестра Юй, не могла бы ты пойти на кухню и накрыть два блюда с черной рыбой для это почтенного старца? - Цин Шуй с улыбкой посмотрел на Юй Хэ.
  Юй Хэ кивнула и ушла отдать распоряжения.
  Цин Шуй прошел к столику, за которым сидел пожилой человек, и спросил:
  - Могу я узнать, почему вы ищете меня? - обратился Цин Шуй к старцу, садясь рядом с юношей.
  - О, ничего особенного, мне лишь кажется, что нам было предначертано встретиться. Так или иначе, когда мой взгляд впервые упал на младшего брата, я сразу почувствовал между нами некую связь! - весело объяснил старик. Его голос выражал невероятную доброту, что заставляло чувствовать себя с ним легко.
  - Осмелюсь отказаться от ваших похвал. Вы можете называть меня Цин Шуй или младший брат. И мне тоже кажется, что нам было предначертано встретиться сегодня, - объяснил Цин Шуй, почесывая затылок.
  - Цин Шуй, какое хорошее имя. Мое имя - Байли Цзинвэй, а это мой внук, Байли Уфэн. Мы прибыли сюда на каникулы. Так как меня зовут Байли, я всегда ощущал связь с Городом Сотни Миль*. Недавно я услышал, что этот постоялый двор известен своей черной рыбой, и захотел узнать, понравится ли мне вкус. Увы, у них количество ограничено десятью рыбами, и вся рыба уже была продана. Теперь мне только остается ждать до завтра, какая досада, - вежливо объяснил Байли Цзинвэй.
  Этот старец был действительно доброжелателен. Как культиватор Сяньтянь, несмотря на повреждения потоков его энергии и Даньтянь, он легко мог использовать свою силу и статус, чтобы насладиться черной рыбой. Ему не было никакой нужды следовать глупым правилам.
  - Старик, так вышло, что я знаю здесь владельца. Не беспокойтесь, совсем скоро у вас будет возможность попробовать рыбу, - немного смущенно пояснил Цин Шуй. В конце концов, он был поставщиком черной рыбы.
  - О, если это так, прекрасно! Разве я не говорил, что нам было предначертано встретиться! Прекрасно, не могу дождаться, когда попробую и увижу, действительно ли эта рыба так хороша, как ходят слухи, - засмеялся Байли Цзинвэй.
  - Если бы мы были достаточно настойчивы, мы бы уже наслаждались рыбой. Дедушка, тебе не стоит так хвалить его. Мы не должны полагаться на помощь неудачников! - недовольно заявил Байли Уфэн, поднимая бокал вина.
  - Уфэн, причина, по которой я взял тебя сюда, была показать тебе места и научить взаимодействовать с другими людьми. Нельзя всего добиваться силой. Что, если ты встретишь проблему, которую невозможно будет решить одной лишь силой? Что ты тогда будешь делать? - Байли Цзинвэй мягко бранил своего внука.
  Глядя на мудрого и дальновидного Байли Цзинвэй, Цин Шуй чувствовал, что перед ним человек, который уже прошел через многое и понял тоже многое. Глядя в ясные и грустные глаза Байли Цзинвэй, Цин Шуй не мог чувствовать, будто смотрит в тяжелое и большое прошлое.
  - Уфэн, помни об этом. Если ты хочешь обрести прочное положение в мире девяти континентов и достичь великих высот, нельзя забывать об отношениях с людьми. Чего стоит одна лишь сила? Только смерти.
  - Я понял, дедушка.
  Байли Цзинвэй улыбнулся и продолжил:
  - Ты часто остаешься дома, сосредотачиваясь только на развитии, и свысока смотришь на окружающих. Однако всегда найдется кто-то сильнее тебя. Как ты думаешь, насколько ты силен среди своих сверстников?
  Байли Уфэн опустил голову и задумался:
  - Думаю, найдется не больше десяти людей моложе 30-ти лет в Стране Цан Лан, которые способны одолеть меня.
  - Уфэн, ты действительно считаешь, что тебе нет равных ниже королевства Сяньтянь? Размышляя таким образом, ты не сильно отличаешься от лягушки на дне колодца. Это не говоря о том, что в одной только Стране Цан Лан более десяти культиваторов Сяньтянь моложе 30-ти. Даже юноша, сидящий рядом с тобой, может одолеть тебя, сделав всего десять движений.
  Колкий взгляд Байли Уфэн пристально уставился на Цин Шуй, в его глазах виднелось сомнение. Однако слова дедушки не могли быть ложными, и все же он не мог принять, что в таком маленьком месте, как Город Сотни Миль, может найтись кто-то, способный победить его. Уфэн нашел это невероятным.
  Цин Шуй тоже был удивлен, он не ожидал, что его втянут в разговор Байли Цзинвэй. Глядя на поведение Байли Уфэн, Цин Шуй понял, что рано или поздно этот парень придет сразиться с ним.
  - Старец, прекратите шутить, - громко засмеялся Цин Шуй.
  Байли Цзинвэй лишь улыбнулся, но из его взгляда, выражавшего мудрость, понимание и доброту, Цин Шуй понял, что все его секреты были как на ладони у старика.
  В этот момент две милых официантки принесли черную рыбу, так взволновавшую Город Сотни миль. Вкусный запах разнесся по постоялому двору, заставив остальных покупателей смотреть на них с завистью.
  - Какой аппетитный запах. Старик посетил много разных мест, но никогда не чувствовал такого запаха раньше, - Байли Цзинвэй взглянул на черную рыбу.
  - Что ж, Цин Шуй, Уфэн, давайте пообедаем и поговорим вместе!
  Цин Шуй остановился после двух кусочков, наблюдая за дедушкой и внуком, делящих между собой вкусную рыбу.
  - Я ошибался. Раньше я думал, что лучшие блюда и вино подают на постоялом дворе 'Небесный мир смертных' в стране Цан Лан. Однако они не идут ни в какое сравнение с этой черной рыбой. Хоть запах и похож, но стоит только попробовать ее на вкус, как сразу становится ясна разница! - неясно проговорил Байли Цзинвэй с полным ртом рыбы. - И правда, я не думал, что наше путешествие в Город Сотни Миль окажется столь удачным, что нам удастся попасть на настоящий праздник божественной рыбы. И что я обрету такого друга, как ты. Цин Шуй, давай выпьем вместе! - Байли Цзинвэй поднял свой бокал вина.
  Цин Шуй поспешно поднял свой:
  - Старец, вы из Страны Цан Лан? - наугад спросил Цин Шуй.
  - Эх, ты прав. Ты хочешь что-то узнать? Этот старик все еще кое-то знает о том, что происходит в Стране Цан Лан. Ранее я сказал, что нам предначертано встретиться, и, если у младшего брата есть какие-то проблемы, требующие моей помощи, просто обратись ко мне. В конце концов, у меня есть кое-какое положение в Стране Цан Лан, - старец, рассматривая лицо Цин Шуй, понял, что у него есть несколько вопросов или даже трудные задания, которые ему необходимо выполнить.
  - Старец, какова сила рода Янь из столицы Янь в стране Янь Цзян?
  
  
  Глава 79. Страна Цан Лан на континенте Зеленого облака
  - Старец, какова сила рода Янь из столицы Янь в стране Янь Цзян?
  Байли Цзинвэй со смехом посмотрел на Цин Шуй и ответил вопросом на вопрос:
  - Что ты знаешь о мире девяти континентов, говорит ли тебе что-нибудь название страны Цан Лан и знаешь ли ты, какова твоя собственная сила?
  Под внезапным натиском трех вопросов Цин Шуй осознал, что в самом деле почти ничего не знает. Но раз он это понял, единственное, что ему остается делать - задавать вопросы! Старик перед ним был вовсе не простым человеком. Он обязан был использовать свой шанс и вытянуть из старца то, что ему известно о мире, в котором он живет.
  - Пожалуйста, просветите юношу, - искренно взмолился Цин Шуй.
  Байли Цзинвэй улыбнулся и кивнул.
  - Под солнцем, которое светит девяти континентам, наш континент Зеленого облака расположился на самой западной границе этого мира. Известно ли тебе, что на северной и западной границе континента ужасные опасности подстерегают тебя повсюду? Например, в западном регионе протянулись горы длиной в 10 миллионов ли*, и еще никому не удалось пересечь их, частично из-за недостатка еды и воды.
  (*Ли - китайская единица измерения длины, равная примерно 0,5 км - прим. переводчика).
  Цин Шуй тихо слушал, а его мысли вернулись назад на те полгода, которые он провел здесь.
  Страна Цан Лан - одна из 81 страны на континенте Зеленого облака и находится в самом западном регионе. Площадь, которую занимает эта земля, необъятна, и стратегически хорошо расположена.
  - Мало кто из жителей страны Цан Лан, включая культиваторов, когда-либо покидали эту страну. Большинство граждан страны Цан Лан самое большее отправятся к границам между страной Цан Лан и другими государствами, или посетят один из 81 города страны. Город Сотни Миль - один из таких городов, но также один из самых слабых и маленьких городов.
  Естественно, Цин Шуй знал это - в этом городе было чрезвычайно трудно встретить культиватора Сяньтянь.
  Байли Цзинвэй отпил глоток из своего бокала, глядя на толпу на улице, и тихо сказал:
  - Столица Янь - столица страны Янь Цзян. А род Янь можно расценивать как 'королевский' род и защитник столицы Янь. Что же касается силы рода Янь - тут даже я не знаю точно. В конце концов, вся сила, которую они демонстрируют, может быть всего лишь видимостью. Я ведь не из страны Янь Цзян, так что я не могу быть уверен. Однако одно я знаю точно: в роде Янь культиваторов Сяньтянь определенно больше одного.
  От слов Байли Цзинвэй у Цин Шуй перехватило дыхание: получается, род Янь считается защитником целой страны. Это кое-что говорит об их силе!
  - А я надеялся растоптать род Янь, достигнув Сяньтянь... Что за шутка, что за детская шутка. Я пообещал матери, я попросил дать мне пять лет... Могу ли я победить весь род Янь за пять лет? - Цин Шуй чувствовал невероятную боль в сердце.
  Глубоко задумавшись, Цин Шуй очнулся, заметив, что дедушка с внуком уставились на него - в их глазах было что-то странное. Затем он выдавил из себя улыбку:
  - Старец, сколько всего в мире существует культиваторов Сяньтянь?
  Байли Цзинвэй лишь слегка улыбнулся и положил свои руки на столик, а затем заявил:
  - Цин Шуй, этим миром управляют различные отшельнические секты и великие роды. Имеющие силу имеют и право голоса. Ты понимаешь?
  Цин Шуй задумался над словами, прежде чем с сомнением ответить:
  - Я все еще не понимаю!
  - Хорошо, подойдем с другой стороны. Город Сотни Миль - маленький город в стране Цан Лан, и касательно некоторых вещей Город Сотни Миль обязан следовать правилам страны Цан Лан - платить налоги и прочее. Теперь ты понимаешь? Именно поэтому сила страны Цан Лан настолько больше Города Сотни Миль. Можно сказать, что страна Цан Лан является попечителем Города Сотни Миль! - медленно объяснил Байли Цзинвэй, глядя на Цин Шуй.
  - То есть вы говорите, что, если кто-то обладает достаточной силой, он может управлять столицей или даже целой страной, оставаясь в тени? - с подозрением спросил Цин Шуй.
  - Мда, ты действительно умен. У тебя в прошлом были какие-то дела с родом Янь? Если это необходимо, я могу помочь тебе. Конечно же, я не всемогущ, но, если это будет в моих силах, я помогу тебе, - искренне заверил Байли Цзинвэй Цин Шуй, улыбаясь.
  Цин Шуй понимал, что Байли Цзинвэй был человеком с выдающимся положением. В конце концов, он не только знал, что род Янь обладает достаточной силой, чтобы быть защитником страны, он еще мог так просто говорить ему такие слова.
  - Благодарю вас. Если мне понадобится ваша помощь, я разыщу вас.
  Несмотря на то, как просто говорил старик, Цин Шуй видел искренность в его глазах. Однако бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Цин Шуй не верил, что старик станет помогать ему чисто по доброте душевной. Он просто все еще не выяснил, что хочет от него этот старик.
  - Прекрасно, если тебе понадобится моя помощь, просто зажги этот 'Цилиндр огненного облака'. До тех пор, пока ты в стране Цан Лан, самое большее через три дня к тебе явятся люди, чтобы помочь. И я тоже буду спешить к тебе.
  Немного подумав, Цин Шуй принял цилиндр. Цин Шуй был все еще молод и в некотором роде невежественен. Если бы он только знал, что эта штука, которую он держит в руках, является цилиндром со спасательным сигналом из 'Секты небесного меча' - никто бы не смог предугадать его реакцию.
  - Спасибо, старец.
  - Не стоит благодарности, я же говорил, что нам предначертано встретиться здесь. Значение этой судьбоносной встречи очень простое. Просто-напросто мы можем быть полезными друг другу, - лицо Байли Цзинвэй озарилось теплой улыбкой.
  Цин Шуй почувствовал, что старик говорит правду, и его мнение о старике невольно улучшилось еще на несколько пунктов. Но слова, которые он произнес, заставили Цин Шуй слегка задуматься.
  - Старец, вы сказали, что нам было предначертано встретиться. Так могу ли я быть чем-то полезен вам? - Цин Шуй решил выяснить это прямо.
  Байли Цзинвэй медленно произнес:
  - Полезен ил нет - какая разница. Неясно, повзрослеешь ли ты достаточно, пока я еще жив. Но все же я чувствую, что сейчас тебя можно сравнить с гадким утенком, который однажды превратится в прекрасного лебедя. Я всего лишь хочу посеять какое-то количество кармы и освободить путь своим потомкам.
  Эти слова повергли Цин Шуй в оцепенение. Байли Цзинвэй планировал слишком далеко в будущее. Но Цин Шуй поразило не то, что Байли Цзинвэй назвал его таким особенным. А то, что согласно 'обещанию на будущее', он вряд ли станет беспокоить себя помощью Цин Шуй против рода Янь!
  - Вы действительно считаете, что я достигну больших высот в будущем? - рассмеялся Цин Шуй.
  - Всего лишь моя интуиция. Но она обычно не подводит. Хоть я и стар, блеск моих глас все еще не погас, - засмеялся Байли Цзинвэй. В его смехе слышалась мудрость.
  - Боюсь, я разочарую вас, - вздохнул Цин Шуй.
  - Не переживай. Помогать другим - тоже своего рода развлечение. Я расценю это как вложение, - старик продолжал смеяться, глядя ясными глазами на Цин Шуй.
  - Если вы правы, и я действительно стану тем, кто будет способен потрясти этот мир в будущем, я никогда не забуду вашу помощь и доброту.
  
  
  Глава 80. Поцелуй Юй Хэ
  Автором большинства тем в разговоре между Цин Шуй и Байли Цзинвэй являлся Цин Шуй, в то время как Байли Цзинвэй отвечал ему. За этот короткий период времени Цин Шуй существенно расширил свои знания и начал понимать многие вещи, например, о знаменитых землевладениях и сильных сектах в стране Цан Лан: Секта небесного меча, Долина фимиама, Секта радости и Секта гигантского меча...
  Во время их разговора, от начала и до самого конца, Байли Уфэн ни проронил ни слова. Цин Шуй мог сказать, что Уфэн был невероятно горд и немногословен. У него было никакого желания затрагивать Уфэн.
  Перед тем, как дедушка с внуком ушли, Уфэн обернулся, посмотрел на Цин Шуй и бросил:
  - Будь уверен, я найду тебя в будущем.
  Когда они вышли, Цин Шуй лишь криво улыбнулся, положил Цилиндр огненного облака в пространственную сферу и поднялся по лестнице.
  Тук-тук-тук!
  Цин Шуй поднял руку и постучал в дверь Юй Хэ, прежде чем толкнуть дверь и войти. Он обнаружил Юй Хэ, стоящую около окна. Он подошел к ней и заметил позу Юй Хэ: Цин Шуй не мог не почувствовать притяжение к Юй Хэ. Ее изящная фигура, очень женственная, загипнотизировала Цин Шуй.
  Говоря о женственности, Цин Шуй думал о представлениях из его прежнего мира. Женственность - это нежный вид, изящная поза, лукавый блеск в глазах, заботливый жест и даже застенчивая реакция. Все это может источать ауру женственности!
  Пока Цин Шуй предавался воспоминаниям из своего прежнего мира, Юй Хэ внезапно заговорила:
  - Ты знаком с этим пожилым человеком? - с любопытством спросила Юй Хэ.
  - Нет, я не знал его до сегодняшнего дня. Какая-то проблема? Или сестра Юй что-то знает о Байли Цзинвэй?
  Каждый раз, произнося слова 'сестра Юй', Цин Шуй чувствовал, будто ему всаживают нож в сердце, и тяжело вздыхал.
  - Байли Цзинвэй? Ты сказал, что это пожилого человека зовут Байли Цзинвэй? - зрачки Юй Хэ расширились.
  Цин Шуй вопросительно посмотрел на нее. Подозрение закралось ему в сердце.
  Глядя на озадаченное лицо Цин Шуй, она знала, что он ждет от нее объяснений. Хлопая своими красивыми ресницами, она ответила:
  - Я не совсем уверена, но однажды я слышала, что лидером Секты небесного меча из страны Цан Лан является некто по имени Байли Цзинвэй. Но я не уверена, что этот человек - именно он.
  Секта небесного меча! Цин Шуй ахнул от удивления. Он только что узнал от Байли Цзинвэй, что вся власть над страной Цан Лан заключена в руках Секты небесного меча, и более того, что Секта небесного меча - крупнейшая секта во всем 81 городе на континенте Зеленого облака!
  Остановившись, чтобы переварить открывшиеся ему факты, Цин Шуй понял, что то, что сказала Юй Хэ, скорее всего правда, и тот человек вполне может быть лидером Секты небесного меча. Несмотря на поврежденный Даньтянь и энергетические потоки, давление, которое он излучал, немыслимо превосходило то, что шло от Вэньжэнь У-Шуан. Если бы его Даньтянь не был поврежден...
  - Судя по тому, как выглядел этот пожилой мужчина, это весьма вероятно. И полностью совпадает со слухами о том, что он добр, предусмотрителен и умен. Говорят, у него связи со многими людьми у власти, а его умение оценивать способности окружающих безошибочно, - задумчиво сказала Юй Хэ.
  Слова Юй Хэ заставили Цин Шуй снова задуматься над словами Байли Цзинвэй, которые тот сказал ему. Неужели Цин Шуй действительно суждено господствовать в этом мире? Цин Шуй не был в этом уверен: он не мог даже прорваться на 4-й уровень, потратив шесть лет. Не ошибся ли Байли Цзинвэй?
  - Сестра Юй, какова сила Секты небесного меча?
  Юй Хэ не имела об этом представления. Она приняла естественное положение, раскинувшись на диване, одна ее нога изящно покоилась на другой. Это элегантное движение ног добавило ей еще большей привлекательности и неотразимого очарования.
  Глядя на затуманенный взгляд Цин Шуй, Юй Хэ слегка сдвинула брови. Цин Шуй быстро оправился, смущенный.
  - У меня не было никаких таких намерений. Просто ты слишком красивая, и полна изящности, и я не могу выносить этого дольше.
  Юй Хэ, потеряв дар речи, краем глаза следила за Цин Шуй. Младший брат питал какие-то странные идеи, но все его слова были так сладки и приятны для ее ушей.
  - Что? Чего ты не можешь выносить дольше?
  - Это как есть черную рыбу, но тебе позволено только смотреть, а не пробовать. Это невыносимое чувство, - серьезно объяснил Цин Шуй. - Почему бы тебе не дать мне попробовать? - застенчиво добавил он.
  Юй Хэ покраснела, ее глаза расширились:
  - Ты что, хочешь съесть меня? Иди к черту! - может быть, оттого что раньше Цин Шуй уже заигрывал с ней, но слова Цин Шуй очень разозлили ее.
  Цин Шуй остолбенел, бессознательно отзеркаливая ее движения. Цин Шуй сделал шаг навстречу и заключил Юй Хэ в свои объятия.
  Хоть и стояла зима, в комнате было тепло, как весной. На Юй Хэ была надета очень тонкая рубашка, и когда Цин Шуй прижался к ней, он смог ясно ощутить тепло, исходившее от ее тела. Это ощущение заставило его сердце забиться быстрее, невероятно взволновав его.
  Обе его руки покоились на гибкой талии Юй Хэ, и его губы сами собой нашли губы Юй Хэ и поцеловали их.
  Юй Хэ была совершенна ошарашена, и невольно открыла свой рот шире, ахая от удивления.
  Цин Шуй не имел ни малейшего представления о том, что он творит, и продолжал целовать ее. Используя свой язык, чтобы исследовать губы и язык Юй Хэ, он все с больше силой обнимал Юй Хэ, прижимаясь к ней все ближе и ближе.
  'Воу-воу!'
  Прошло неизвестное количество времени, прежде чем они расцепились.
  - Кхе-кхе! - Юй Хэ не хватало воздуха. - Ты пытаешься задушить меня до смерти! - лицо Юй Хэ было невероятно красным. Ее розовые губы слегка припухли из-за поцелуя и выглядели даже сексуальнее, чем прежде. Неудовлетворенный, Цин Шуй снова потянулся своим ртом навстречу к ее...
  - Ты, оставь меня! - Юй Хэ мило надулась в смущении.
  Цин Шуй нервно убрал свои руки, которые все еще были на тонкой талии Юй Хэ... Как только он высвободил ее из своих объятий, он не мог не вернуться на мгновения раньше: утонченная и мягкая текстура ее губ, исполненная ароматом. Он поднял голову и увидел озадаченность в глазах Юй Хэ.
  'Что со мной происходит? Я позволяю этому мальчишке заигрывать со мной, а он становится все более дерзким. Но что означает этот поцелуй? Почему я не высвободилась? Так не может продолжаться дальше, все станет только хуже', - все эти мысли в панике быстро промелькнули в голове Юй Хэ.
  - Извини, ты мне нравишься, ты мне действительно очень нравишься!
  
  
  Глава 81. Сожаление
  - Извини, ты мне нравишься, ты мне действительно очень нравишься!
  Слова Цин Шуй абсолютно бездумно вырвались из него, наполненные искренностью.
  Юй Хэ склонила голову, не говоря ни слова.
  - Я знаю, что сейчас мне самое время извиниться перед тобой, но я должен тебе сказать. Ты мне в самом деле очень нравишься. Мне нравится, как ты выглядишь, мне нравится твой характер, мне нравится твой ум. Я не желаю оправдываться. Я признаю, что полон страсти, я развратный парень, я абсолютно теряю контроль над собой, когда вижу красивых девушек. Но глядя на тебя, в моем сердце что-то екает. Если ты влюбишься в другого парня, та боль, которую я буду испытывать, будет невыносима. Я не знаю, что еще сказать, - Цин Шуй сказал это как-то насмешливо и в то же время горестно.
  У Юй Хэ отвисла челюсть, пока она смотрела на Цин Шуй. Хоть она и знала, что в мире девяти континентов существует множество типов людей, это был первый раз, когда она слышала, чтобы кто-то так открыто назвал себя развратным. Кроме того, этот парень признавался женщине, которую он любил, в том, что его сердце готово выпрыгнуть из груди, когда он смотрит на красивых женщин. Он безумен или искренен?
  То ли он идиот, то ли невероятно правдив, то ли невыносимо уверен в себе?
  Однако все это было уже не важно. Важно было то, что этот парень уже оставил в ее сердце неизгладимый след. Юй Хэ чувствовала себя абсолютно потерянной в этой ситуации.
  Посмотрев на озабоченное выражение лица Юй Хэ, после недолгих сомнений, Цин Шуй приблизился и распрямил на ней смявшуюся одежду. В его взгляде возникла нежность, заставив сердце Юй Хэ снова забиться быстрее. И почему его глаза такие ясные?
  - Цин Шуй, старшая сестра благодарит тебя за твои чувства. Я нравлюсь тебе, и я очень счастлива слышать это, но ты не знаешь, что старшая сестра - вдова... Никогда в жизни я больше не могу быть вместе с другим мужчиной, - Юй Хэ заставила себя улыбнуться, нежно поглаживая лицо Цин Шуй.
  Вдова. Цин Шуй не то, чтобы был невероятно поражен этой новостью, ведь Юй Хэ было почти 30. Но как, обладая такой изящной и элегантной фигурой, он может оставаться одинокой? Однако, он все-таки был слегка удивлен этим откровением.
  Согласно обычаям мира девяти континентов, хотя и сложно было говорить о равенстве полов этого ориентированного на культивацию мира, все же можно было встретить женщин во главе семьи или секты в своих уважаемых группах.
  Однако все же были группы людей с несколько нелепым положением - например, вдовы. Вдовы в мире девяти континентов вынуждены следовать своей несчастной судьбе: чем более молода вдова, тем больше у нее бед. Неважно, насколько она красива, очаровательна - большинство мужчин не согласятся на все это.
  Если вдова снова хотела выйти замуж, ей необходимо было получить согласие семьи своего покойного мужа. Это был нерушимый обычай, установленный много веков назад. Но все же со временем это правило немного изменили. Это стало исключительном правом для богатых семей. Это означало, что однажды выйдя замуж за представителя семьи с высоким положением и большой силой, даже если жених должен был умереть, женщине не позволялось снова выйти замуж. Даже если девушка так и не вышла замуж за мужчину, а была всего лишь помолвлена с ним, а жених умер, ей также не разрешалось выйти замуж снова. Женщина должна была войти в семью жениха и стать в ней игрушкой, страдая от своей судьбы хуже, которая была хуже смерти.
  Конечно, если семья невесты обладала столь же высоким положением и властью, подобных ограничений не было.
  Глядя на готовое заплакать лицо Юй Хэ, на ее сексуальный вырез и линию, разделяющую ее грудь, Цин Шуй недоумевал. Кто был тем счастливчиком/неудачником, ее покойным мужем?
  - Мне все равно, что ты вдова. Я просто хочу защищать тебя, и хочу, чтобы ты проводила больше времени со мной. Общаться с тобой, видеть твою улыбку, слышать твой голос - каждый раз, когда ты краснеешь, мое сердце трепещет. Не думаю, что я смогу жить без тебя! - Цин Шуй накрыл своими руками руки Юй Хэ, которая все еще гладила его лицо.
  Юй Хэ не шевелилась, слушая признание Цин Шуй. Она озадаченно смотрела на Цин Шуй, ее лицо было очень изящным.
  Она горько покачала головой:
  - Цин Шуй, ты еще так молод... Через несколько лет ты забудешь это чувство, которое питал к старшей сестре. Сейчас тебе следует сосредоточиться на своей карьере и своем развитии. Я всего лишь цветок, который вот-вот увянет. Да и те люди никогда не позволят мне снова выйти замуж.
  Цин Шуй сдвинул брови. Хоть он и знал обычаи, он впервые сталкивался с ними лицом к лицу. Можно было сказать, что ситуация была скользкой, потому что Цин Шуй действительно хотел, чтобы Юй Хэ была его.
  Внезапно Цин Шуй решил, что до тех пор, пока он не войдет в род Янь, он не станет заводить никаких отношений. Но после встречи с Вэньжэнь У-Шуан и Байли Цзинвэй он немного изменил свои взгляды. Цин Шуй из своего прежнего мира знал о силе влияния. В этом мире девяти континентов все было точно так же. Хотя Цин Шуй и не хотел полагаться на внешние факторы при уничтожении своих врагов, но и подавлять свои желания он тоже не собирался. Если однажды его сила достигнет вершины, тогда он установит свои правила и создаст свои обычаи.
  - Какой силой я должен обладать, чтобы иметь дело с теми людьми? - Цин Шуй нежно взял изящное лицо Юй Хэ в свои руки.
  С еще более озадаченным лицом, она потрясла головой и изумленно уставилась на Цин Шуй.
  - Не трать понапрасну свою силу, свою жизнь. Старшая сестра ценит твои намерения, они просто не хотят, чтобы старшая сестра снова вышла замуж, и...
  Юй Хэ неестественно запнулась, не закончив предложение.
  - И что? Неужели они хотят еще чего-то от тебя? - Цин Шуй почувствовал, как внутри нарастает ярость, я его голос стал громче.
  - Нет... Они не хотят, чтобы я открыто встречалась с другим мужчиной, - мягко сказала Юй Хэ, глядя в сторону.
  - Что? - Цин Шуй замер. Невозможность открыто встречаться с мужчиной означала, что она может встречаться тайно? Цин Шуй стало очень любопытно, что же это за семья.
  Юй Хэ тихо склонила голову, исподтишка наблюдая за реакцией Цин Шуй.
  - Но ты еще так молода, как они могут обрекать тебя на жизнь в одиночестве?
  Юй Хэ молчала, пока еще щеки краснели все сильнее, а потом она сказала:
  - Ты должен быть по меньшей мере культиватором Сяньтянь, чтобы другая сторона согласилась отпустить меня. Потому что только если ты достиг Сяньтянь, они не сочтут это для себя постыдным.
  Сяньтянь, по меньшей мере Сяньтянь. Цин Шуй ненавидел то, что сейчас он был так слаб. Словно огромный ров отделял бесчисленное количество желающих от вступления на порог Сяньтянь. Сможет ли он преодолеть этот барьер? Кто знает, как много времени потребуется! Жениться на Юй Хэ становилось так же тяжело, как подняться к небесам.
  
  
  Глава 82. Субстанция экстракта золота
  - Старшая сестра, дай мне время, и я определенно женюсь на тебе, - Цин Шуй потер нос, придавая себе впечатление надежности.
  - Когда это я успела согласиться выйти за тебя! - запротестовала Юй Хэ в кокетливой вспышке гнева.
  В продолжение своего протеста Юй Хэ торжественно добавила:
  - Развивайся, не жалея сил. Не витай в облаках. Старшая сестра больше не ищет себе мужчину и не собирается жениться. В будущем, когда ты достигнешь определенных высот и возможностей, множество хороших женщин будет ждать тебя. С той точки зрения я буду ничто для тебя.
  Юй Хэ перевела взгляд в окно, глядя далеко за горизонт. Этот ее одинокий и беспомощный взгляд заставил Цин Шуй ощутить себя, будто иголку вонзили прямо ему в сердце. Но что он мог сделать? С его уровнем силы он не имеет никакого права говорить об ее защите.
  Сила, везде нужна сила. Даже если Юй Хэ не любит его, что ж, если он приобретет достаточно силы, он сможет что-нибудь сделать, чтобы она стала счастливее.
  Цин Шуй знал, что все, что он сейчас сказал, было ложью. Без силы никто не мог ничего обещать. Более того, допустить, чтобы такая зрелая женщина, как Юй Хэ, вдруг влюбилась в него - Цин Шуй не верил в это. Возможно, он чувствовала, что он недостаточно силен, недостаточно зрел, или не заслуживает доверия. Очень трудно влюбиться в человека с таким количеством недостатков.
  Как нет ненависти без причины, так и любовь не может существовать, ни на что не опираясь. Большинство женщин здесь любили могущественных мужчин - следуя логике его прежнего мира, где большинство женщин любили мужчин с состоянием.
  Но последнее предложение Юй Хэ возбудило в Цин Шуй желание съесть Юй Хэ, прямо здесь и сейчас.
  - В будущем, если я когда-нибудь полюбила кого-то, я бы выбрала тебя. В конце концов, твоя кожа гладкая, как нефрит, даже женщины завидуют тебе из-за нее. И твой образ очень милый, и более того, ты так фамильярен со всеми. И твое умение целоваться тоже такое...
  Цин Шуй потерял дар речи, ведь это был его первый поцелуй! Как он может быть хорош в чем-то, чего он никогда не делал раньше.
  Цин Шуй ушел. Он был тем, кто стал бы упрашивать и стелиться в ноги, чтобы получить желаемое. Но в любом случае, он признавал, что тело Юй Хэ очень привлекало его. Хотя его чувства к Юй Хэ еще не были любовью, но по крайней мере он знал, что его симпатия к Юй Хэ достигла очень высокого уровня.
  Любовь строится на симпатии, и, если в начале нет никакой симпатии - не может быть и речи о любви. Даже если любовь вырастает из ненависти, все равно какой-то период любви предшествует симпатия.
  Был почти полдень, когда он вернулся в медицинскую лавку рода Цин. Видя понимающий взгляд Цин И, Цин Шуй смущенно засмеялся.
  - Наш Цин Шуй вырос! - после этого Цин И выдохнула:
  - Однако, некоторых женщин лучше оставлять нетронутыми. Хоть они и милые, но внутри них скрываются ядовитые пауки и скорпионы. Ты все еще молод, и твое сердце легко поддается соблазнам, поэтому не позволяй красоте затуманить тебе глаза, - Цин И сжала руки Цин Шуй, мягко объясняя.
  Цин Шуй ясно понимал, что имела ввиду Цин И. Она беспокоилась, что он потеряет себя в погоне за красотой, и переживала за него. Если его слабостью является похоть, им сможет легко управлять любая красивая и хитрая женщина, и в итоге она оставит лишь шрамы на его сердце, или того хуже, сделает из него яростное чудовище, оставив лишь тень от него прежнего.
  - Мама, не беспокойся, твой сын - умный человек! - Цин Шуй продемонстрировал обнадеживающую улыбку.
  - Цин Шуй, как много ты знаешь о Юй Хэ? Мама не пытается лезть в твои дела. Если у тебя есть возможности, не важно, кто ты, никто не осмелится сказать, что она плохая женщина, которая приносит несчастье своему мужу? Пока ты любишь ее, а она к тебе искренна, мама всегда будет тебя поддерживать. Я просто надеюсь, что ты не станешь обременять себя красивой женщиной до того, как еще донца не повзрослел, - с теплотой пояснила Цин И.
  Глядя на Цин И, Цин Шуй мог только вздохнуть. Она возлагала все свои надежды на своего сына - на него. С самого детства у Цин Шуй не было отца, и он бы никогда не узнал его, если бы увидел. Неважно, насколько он беспомощен, он косвенно вынуждал Юй Хэ страдать и выносить огромное давление.
  После полудня Цин Шуй отправился в 'Соблазнительный запах ночи' и практиковался в игре на мечах с Вэньжэнь У-Шуан. Он оттачивал свой навык владения мечом во время всего спарринга с Вэньжэнь У-Шуан. Как ни крути, его навык не шел ни в какое сравнение с ее - ведь она была культиватором Сяньтянь. Цин Шуй усвоил суть разящего положения меча. Сутью было слово 'разить'. Если он мог сосредоточить всю свою силу на одной простой точке, он мог увеличить свою силу в несколько раз, даже больше, чем в 10 раз!
  Вот теперь, стоило ему ненароком сосредоточить свою силу на конце своего деревянного меча, когда он коснулся деревянного меча Вэньжэнь У-Шуан, он случайно разрубил ее меч на две части.
  Этот случай заставил обоих - Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан - замереть. Цин Шуй замер от того, что обнаружил эффект и метод переносить свою силу, а Вэньжэнь У-Шуан - от того, что была шокирована: помимо техники иайдо, Цин Шуй использовал еще какую-то технику. Более того, этого техника также была из Сферы истин меча.
  Только сейчас Цин Шуй осознал суть этого движения. Если бы он был на уровне Сяньтянь и наполнил бы свое оружие Ци из Сяньтянь, он бы без вопросов смог бы раздробить любую броню, словно нож, входящий в масло.
  Вечером Цин Шуй вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. Собираясь начать свое развитие, он внезапно увидел твердый черный камень, который он ранее купил у старика, а также ветвь, которую он посадил в землю. На поверхности этой скользкой темной ветви были капельки воды, но она все еще не показывала никаких признаков того, что собирается прорасти.
  Сделав несколько шагов и приблизившись к черному камню, Цин Шуй взял его. Ему сказали, что ни один кузнец не мог ничего сделать с ним. Вдруг в его голове мелькнула мысль. Сейчас же я обладаю Техникой исконного огня!
  Цин Шуй принял решение, что использует свои техники огня, что на самом деле представляет из себя этот черный камень.
  Он активировал Ци из 48 кругов Древней техники усиления, использовал Древнюю технику: огни Инь-Ян, и сероватый исконный огонь вспыхнул в его ладони, охватывая черный камень языками пламени.
  Через время Цин Шуй заметил, что часть камня стала мягче. Это привело его в несравнимое возбуждение.
  'В самом деле, моя догадка была верной: Древние огни Инь-Ян могут размягчить все, что угодно!'.
  Он позволил процессу продолжаться, пока Ци в его теле не была полностью израсходована. Усевшись и скрестив ноги, он отдыхал, восстанавливаясь до своего оптимального состояния. Затем он снова активировал исконный огонь.
  Процесс обработки продолжился, и наконец, после того, как часть черного слоя камня расплавилась, на поверхности показалось что-то желтое. Теперь камень был унылого грязно-желтого цвета. Цин Шуй почесал голову, озадаченный. Что это, черт возьми? Изначально он считал, что это была субстанция железа, но сейчас желтый цвет говорил о том, что этот черный камень не может быть субстанцией железа!
  'Субстанция экстракта бронзы?' - Цин Шуй был в замешательстве. Он продолжил процесс обработки.
  Цин Шуй тратил время с умом: кроме обработки камня, он также занимался развитием и отработкой других техник - быстрого одиночного удара и призрачных шагов.
  Через три дня в Королевстве вечного фиолетового нефрита Цин Шуй обнаружил, что камень снова изменил цвет. Из унылого грязно-желтого он стал багряно-желтым!
  Еще через три дня багряно-желтый превратился в золотой.
  Теперь, когда цвет стал золотым, Цин Шуй был уверен, что это была не субстанция экстракта бронзы.
  Но что же это тогда? Может ли это быть субстанцией экстракта золота? В конце концов, только золото может быть такого цвета.
  Субстанция экстракта золота была самой чистой формой золота. Глядя на субстанцию экстракта золота размером с персик, Цин Шуй понимал: чтобы изготовить такое количество экстракта золота, необходимо по меньшей мере 100 тонн золота.
  Цин Шуй был словно громом поражен!
  Глядя на бесценную субстанцию экстракта золота, Цин Шуй потерял челюсть. Если для субстанции железа требовалось 100 тонн железа, цена субстанции железа без сомнения должна была превышать цену за 100 тонн железа. То же самое можно было сказать о субстанции экстракта золота. По его грубым подсчетам, этот экстракт размером с персик в его руках стоил по меньшей мере 2 миллиона золотых монет.
  
  
  Глава 83. Кузнечная лавка Огненного облака
  Небольшой шарик субстанции экстракта золота в самом деле стоил 2 миллиона золотых монет. Это ощущение внезапно навалившегося богатства - Цин Шуй временно был не способен поверить в это.
  Субстанцию экстракта золота, помимо изготовления из огромного количества золота, можно было добыть на самых глубоких уровнях золотых шахт. Однако ее количество там было настолько мизерным, что становилось несущественным.
  Субстанция экстракта золота - самая чистая форма золота и имеет дополнительные эффекты: поглощение ядов и даже изгнание демонов. И не только это: если использовать экстракт золота для усиления оружия, или нанести небольшой слой субстанции экстракта золота на поверхность оружия, это сделает его невероятно острым и даже улучшит на несколько уровней. В конце концов, среди всех пяти элементов, металл (золото) был самым острым.
  Глядя на субстанцию экстракта золота в своих руках, Цин Шуй прикинул, что она весит около 1 цзинь и пробормотал:
  - Для чего это можно использовать? Забудь об усилении оружия, я даже не знаю, хватит ли мне ее, чтобы покрыть оружие!
  На самом деле, Цин Шуй ошибался. В действительности, этого количества субстанции экстракта золота хватило бы, чтобы усилить по меньшей мере три оружия или доспеха, и еще бы осталось, чтобы изготовить или улучшить уровень прочего снаряжения ручной работы.
  Любое из изделий ручной работы было бесценным сокровищем. Если бы он использовал субстанцию экстракта золота, чтобы изготовить боевой доспех, это наверняка наделало бы шума в мире девяти континентов. Не многие были способны на подобную расточительность.
  'Эм, нет никакой нужды думать об изготовлении или покрытии поверхности оружия. У меня даже нет оружия, так что же еще я могу с ней сделать?' - Цин Шуй задумался и посмотрел на субстанцию экстракта золота у себя в руках.
  'Я понял! Золотая нить! Субстанция золотой нити!' - радостно выкрикнул Цин Шуй.
  Цин Шуй улыбнулся - наконец он понял, что ему нужно: золотые нити для акупунктуры! На просторах своего сознания он видел записи о семи золотых нитях тоньше волоса, крепче стали! Кажется, сейчас он сможет создать их.
  Если бы он пошел дальше и изготовил бы из чистой субстанции экстракта золота нити... Цин Шуй ухмыльнулся - оружие, пусть меньше и тоньше, чем большинство видов оружия, изготовленное из субстанции золота, будет неописуемо бесценным сокровищем.
  У Цин Шуй ни разу не возникло мысли обменять субстанцию экстракта золота на деньги. Он понимал, что однажды изготовленные из нее золотые нити по своей полезности и стоимость намного превзойдут эти деньги.
  Приняв решение изготовить божественные золотые нити, Цин Шуй почувствовал себя невероятно довольным. Конечно, из своего опыта в двух мирах он знал, что состоятельность без власти и силы приведет лишь к катастрофе. Частично поэтому он не хотел прямо обменивать субстанцию экстракта золота на деньги. В конце концов, не будет ли лучше, если у него будет что-то, способное помогать ему в лечении, способное увеличить его силу, как Байли Цзинвэй, способное отдать ему долг чести?
  Внезапно туча промелькнула на лице Цин Шуй. Как он собирается изготовить божественные золотые нити, которые существуют на просторах его сознания? Нет таких форм и слепков, достаточно подходящих для изготовления тонких, как волос, божественных золотых нитей из его сознания.
  Забудь об этом, просто игнорируй это. Сейчас он просто продолжит обработку. Активируя исконный огонь до своего предела, Цин Шуй стиснул зубы. Хотя исконный огонь и был способен сжечь или обработать все, что угодно, основываясь на настоящей силе Цин Шуй, были еще вещи, которые огонь еще не мог полностью обработать. Однако обработка субстанции экстракта золота - это то, что он все-таки был способен сделать.
  Постепенно субстанция экстракта золота в ладонях Цин Шуй приобрела приняла жидкое состояние, без намека на какие-либо примеси. Она сияла золотым цветом, от нее исходил великолепный блеск.
  Цин Шуй медленно погасил исконный огонь. Он намеревался найти завтра кузнечную лавку и форму, которая была бы похожа на божественные золотые нити из его просторов сознания. Таким образом он сможет изготовить золотые нити.
  Не зная об этом, он потратил уже около десяти дней в Королевстве вечного фиолетового нефрита, и во время процесса обработки продолжил свое просветление улучшением использования исконного огня. Можно сказать, он убил сразу двух зайцев - обработал субстанцию золота и улучшил Технику древних огней Инь-Ян.
  После этого Цин Шуй принялся практиковаться в техниках разящего меча, обращая внимание на управление своей силой, перемещая свою Ци на конец меча. Тренируясь на грани своих возможностей, казалось, он был даже способен научиться яйцом сдвигать горы!
  С тех пор, как Цин Шуй скрестил клинки с Вэньжэнь У-Шуан, казалось, он что-то понял. Но это ощущение было очень иллюзорным: вроде бы здесь, а вроде бы нет - это делало его неспособным полностью понять обретенное озарение.
  Тренировка за тренировкой, наблюдение - попытки поймать то самое чувство, когда он разрубил меч Вэньжэнь У-Шуан.
  Угол атаки, правильное количество силы, резкое движение кистью - Цин Шуй наконец понял. Мириады факторов привели его к использованию такого удара!
  В итоге, после бесчисленного количества тренировок, Цин Шуй наконец почти уловил то же чувство, как во время удара против Вэньжэнь У-Шуан. Сначала неловкое, это чувство становилось все более сильным.
  Цин Шуй знал, что одиночная тренировка не поможет ему добиться таких же результатов, как прямой спарринг. Время пришло - никакие озарения, пришедшие во время одиночных тренировок, не смогут сравниться с теми, которые настигают тебя при наличии кого-то, кто реагирует на твои атаки.
  Вскоре Цин Шуй выбросило из пространственной сферы. Уставший Цин Шуй заснул сразу же, как только его голова коснулась подушки.
  На второе утро, после завтрака, Цин Шуй шел по улице с намерением найти кузнечную лавку.
  - Здесь есть где-нибудь неподалеку кузнечная лавка? - Цин Шуй спросил Цин И, перед тем, как покинуть дом - он не хотел потерять время, если потеряется!
  - Кузнечная лавка? Здесь множество магазинов, торгующих оружием, но самый известный - это, без сомнения, кузнечная лавка Огненного облака рода Бай. У них более 100 лет истории, - объяснила Цин И.
  Вскоре после этого Цин Шуй нанял конный экипаж, прямо как если бы он поймал такси в своем прежнем мире, и сказал извозчику, куда ехать.
  Очень скоро Цин Шуй увидел большую красную вывеску кузнечной лавки Огненного облака. Над вывеской был вырезан сильный мужчина, держащий в руках молот, а под вывеской - различное изготовленное оружие.
  Расплатившись с извозчиком, Цин Шуй прошел ко входу в лавку. Черные ворота лавки были широко открыты, в них втекали и вытекали потоки покупателей.
  'Вау, кажется, дело на подъеме', - пробормотал Цин Шуй и с улыбкой вошел в кузнечную лавку Огненного облака.
  После того, как он вошел, только одно слово могло описать его чувства - просторно!
  В просторном главном зале было изобилие оружия, готового к продаже. Какого только оружия здесь не было: сабли, копья, мечи, алебарды, топоры, крючья, трезубцы, хлысты, дубины, молоты, тиски, прутья, пики, палки, метательные звезды, луки, арбалеты, шипы и щиты...!
  Цин Шуй ощутил, что температура внутри немного выше по сравнению с температурой снаружи. В любом случае, лучше быть в тепле, чем на холоде, ведь все еще шла зима.
  Глядя на море покупателей, выбирающих оружие, он подумал: 'Они же толпятся здесь не для того, чтобы просто погреться, верно?'.
  Цин Шуй задумался.
  - Здравствуй, господин, могу я чем-то помочь? - раздался приятный голос, заставив Цин Шуй обернуться.
  
  Глава 84. Семидюймовая золотая игла
  - Здравствуй, могу я чем-то помочь? - Цин Шуй услышал красивый, мелодичный голос.
  Он удивленно поднял голову. В его поле зрения стояла молодая женщина - это у нее был этот ангельский голос. Но когда он увидел владелицу этого голоса, он испытал странное чувство. Сама женщина не была сногсшибательна, она выглядела довольно заурядно. Однако ее гибкая, изящная фигура добавляла ей красоты.
  Ей было около двадцати, у нее была бледная кожа и узкие, как у лисы, глаза. Хотя все ее черты по отдельности не представляли ничего особенного, сложенные вместе, они были довольно соблазнительны на ее тонком овальном лице.
  У нее была полная, но не слишком большая грудь - два холмика вздымались под ее одеждой, возбуждая в любом мужчине желание добраться до них. Ее попка казалась еще более пышной по сравнению с ее тонкой талией, а ее полные, но стройные ноги придавали ей еще больше женственности.
  В целом, она была скорее соблазнительна, чем красива.
  - Здравствуй. Я бы хотел узнать, нет ли у вас формы, при помощи которой можно было бы изготовить инструмент тоньше, чем волос, - в действительности, Цин Шуй понадобилось немного времени, чтобы изучить женщину.
  - О, да, вы пришли по адресу. На этой улице не более трех кузнечных лавок, но только в этом магазине есть все, чтобы удовлетворить ваши нужды. Я надеюсь, что у нас есть то, что вы ищете. Пожалуйста, пройдемте со мной, - женщина хихикнула.
  Цин Шуй смотрел на эту посмеивающуюся женщину и чувствовал ее чарующее обаяние. Ее сексуальность была ее обычным состоянием. Хоть ее лицо и было заурядным, но ее руки, шея, плечи, область между ключицами и грудью и ее булочки были красивыми и изящными.
  Можно было смотреть на нее часами и не устать, навсегда запечатлев ее запоминающуюся фигуру в своей памяти.
  Цин Шуй улыбнулся и проследовал за женщиной во внутреннюю комнату - ведь он искал форму и неоконченное оружие.
  Они прошли через серую железную дверь в одну из многочисленных комнат на северной стороне магазина. Комната была не слишком большой, около пяти метров в длину, трех в ширину и пяти в высоту.
  - Здесь находится одна из самых маленьких форм и резервуаров, которые мы создали. О, а вот и формы для игл, которые вы искали, - женщина указала на десятки черных, плохо различимых предметов, располагавшихся в неприметном углу комнаты. Каждый из них был толщиной в руку и имел множество маленьких углублений.
  - Эти предметы способны выдержать высокую температуру? - с сомнением спросил Цин Шуй, взяв форму, которая подходила под его требования. Он беспокоился, что форма не сможет выдержать высокую температуру субстанции экстракта золота.
  Женщина рассмеялась. Это сбило Цин Шуй с толку. Но в это же время он думал о том, что обворожительное лицо этой женщины действительно красиво. Хоть ее внешность и не поражала, она все же не была лишена какой-то неуловимой красоты. Ее лицо не отличалось совершенством, но все же обладало изящностью и красотой другого рода. В сочетании с этим изящным и сексуальным телом, она была невероятно соблазнительна.
  - Все формы одинаковы, так же, как и их технические характеристики. Не беспокойтесь, они выдержат высокую температуру. Если вам удастся найти железо без примесей, холодное железо или темную сталь, эта форма поможет вам изготовить инструмент. Эти формы созданы из особого материала, к тому же они одноразовые, так что вам незачем беспокоиться.
  Голос женщины был музыкой для ушей Цин Шуй. В нем слышался смех, и от этого он казался еще более мелодичным, красивым и сглаживающим все сомнения Цин Шуй.
  - О, вот как! Я всего лишь любитель и не особо разбираюсь в этом. Спасибо за твой совет. Сколько это стоит? - Цин Шуй поднял форму, которая отвечала его требованиям.
  - Ха-ха, двенадцать серебряных монет! - со смехом сказала женщина.
  Цин Шуй не был уверен, дорого это или нет, но так как у него имелись тысячи серебряных монет, он с радостью заплатил и вышел из магазина. Женщина проводила его с улыбкой.
  - Ты управляешь этой кузнечной лавкой Огненного облака? - Цин Шуй видел несколько людей в магазине, но судя по всему, они были наняты недавно и им недоставало той величественности, которая была у женщины.
  - Ха-ха, моя семья управляет этой кузнечной лавкой уже на протяжении стольких поколений, что она стала своего рода символом города. Я здесь лишь для того, чтобы помочь отцу сегодня, - ее голос, обволакивающий, словно масло, приобрел еще большую сверхъестественность.
  - У тебя прекрасный голос! - Цин Шуй сделал ей комплимент, потерев свой нос и серьезно глядя на женщину.
  Из своего прежнего мира Цин Шуй знал, что женщины любят похвалу и комплименты мужчин. Как только мужчина осознавал это, ему следовало бы одаривать женщин комплиментами так, как будто завтрашний день не настанет. Многие женщины были падки на такие сладкие, ничего не стоящие комплименты и позволяли мужчинам раскопать себя так же, как свиньи откапывают клубни.
  В своей прошлой жизни Цин Шуй не хотел переходить на этот уровень, потому что чувствовал, что все это - ложь. Однако, поразмыслив, он не видел в этом ничего плохого.
  Благородство всегда останется благородством, а бесчестие всегда будет бесчестием. Жизнь всех живых существ в этом мире в конечном итоге стремилась к преумножению самой себя. И почему ее должно волновать, каким способом это произойдет? В конце концов, победитель забирает всё, а смеется тот, кто смеется последним!
  Женщина слегка оторопела, услышав слова Цин Шуй. Но она быстро сменила выражение лица и стала улыбаться, словно цветок:
  - Спасибо за ваши добрые слова, мне понравился ваш комплимент.
  Цин Шуй расплылся в улыбке. Он не спрашивал имени женщины, потому что знал, что шансы встретить ее снова минимальны. Он не хотел ввергать ее в меланхолию и добавлять самому себе проблем.
  Когда он отошел в уединенное место, Цин Шуй сразу вошел в пространственную сферу и достал форму для золотых игл. Цин Шуй изучал крошечные углубления для игл. Расстояние между углублениями было небольшим, и сами углубления были непрозрачными и лишь слегка выдавались на другой стороне формы. Цин Шуй понял, что здесь должен был быть кончик иглы. Форма на ощупь была прохладной, а материал был ему неизвестен.
  Цин Шуй активировал Древнюю технику усиления и медленно запустил Ци до 48 круга, после этого активировал Технику огней Инь-Ян с целью обработки субстанции золота, которую он держал в руках. Цин Шуй уже умел управлять исконным огнем на достаточно высоком уровне.
  Когда наконец он расплавил субстанцию экстракта золота в своих ладонях до жидкого состояния, он не остановился. Он продолжал поддерживать жар до тех пор, пока не нагрел золото настолько, что оно стало источать огромное количество тепла.
  Затем Цин Шуй осторожно, капля за каплей, наполнил каждое из углублений. Он видел, как жидкая субстанция экстракта золота постепенно легко наполнила каждое углубление для иглы благодаря наклонным краям.
  Цин Шуй приблизительно знал, что одной капли достаточно, чтобы наполнить одно углубление для иглы. Эти иглы были тонкими, но прочными, и каждая из этих тонких игл весила около одного или двух таэль*.
  (*Таэль - китайская единица веса, равная примерно 50 граммам - прим. переводчика).
  Цин Шуй продолжал использовать свой исконный огонь, осторожно наполняя каждое углубление для иглы каплей жидкой субстанции экстракта золота.
  Девять. Цин Шуй проверил, что наполнил ровно девять углублений.
  Через время иглы полностью остыли. Цин Шуй слегка встряхнул форму, и перед Цин Шуй возникли девять сияющих семидюймовых золотых игл. Они были чуть-чуть толще волоса, но были твердыми и острыми. В отличие от серебряных игл, эти золотые иглы были более плотными и тяжелыми. Цин Шуй проверил золотые иглы в действии, и они легко проткнули покрытый серебром деревянный меч.
  Оружие, сделанное из субстанции экстракта золота, должно быть в самом деле мощным!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4440
  Переводчики: kent
  
  Глава 85. Ши Цин Чжуан
  Цин Шуй всегда хотел оружие из субстанции экстракта золота из-за ее большой плотности; даже обычное оружие вроде трехдюймового Меча Индиго, сделанное из экстракта, весило бы около сотни цзинь. Его собственная физическая сила, острота оружия, его скорость и навыки уровня Истины должны помочь ему увеличить его силу.
  Однако он мог только мечтать об этом. Фактом было то, что пока он был не способен достигнуть этого. Правдой было то, что не так много людей захотели бы потратиться на роскошное оружие и доспехи из субстанции экстракта золота, особенно, если есть другая альтернатива. Например, существовали другие материалы, которые стоили намного меньше субстанции экстракта золота, несмотря на то, что результат был почти таким же.
  Цин Шуй собрал свои золотые иглы и покинул Королевство вечного фиолетового нефрита. Снаружи сферы прошло не так много времени. Он с хлопком вышел из Королевства вечного фиолетового нефрита, пройдя через фиолетовую дымку, и направился к медицинской лавке рода Цин.
  Заурядное, но женственное лицо женщины, которую Цин Шуй встретил в кузнечной лавке Огненного облака, стояло у него перед глазами. Цин Шуй встряхнул головой, пытаясь избавиться от навязчивого образа.
  Вдруг Цин Шуй услышал стук копыт. Цин Шуй с любопытством посмотрел, пытаясь понять, кто едет. Когда он увидел, его глаза загорелись: это был Угольный - конь Ши Цин Чжуан.
  Так как он уже давно не видел Ши Цин Чжуан, Цин Шуй не мог не пялиться во все глаза на коня. Он увидел Ши Цин Чжуан, одетую в огненно-красный корсет, и опустил глаза на коня, в то время как на ее лице отразилось беспокойство от головокружения. Она выглядела так болезненно, что казалось, она может упасть с коня в любой момент.
  'Что-то здесь не так!' - пробормотал Цин Шуй. Он активировал свою Технику небесного видения и изучил Ши Цин Чжуан.
  'Хм, ее кровь течет слишком быстро, а ее дыхание прерывисто. Здесь также что-то типа газа, который воздействует на ее нервную систему и ее сознание', - Цин Шуй быстро анализировал состояние Ши Цин Чжуан.
  Внезапно Угольный оказался рядом с Цин Шуй. Он услышал стук копыт, донесшийся до него. Цин Шуй понял, что Ши Цин Чжуан находится под действием какого-то наркотика, потому что в это мгновение Цин Шуй встретил отсутствующий, бессознательный взгляд Ши Цин Чжуан.
  Ши Цин Чжуан выглядела так, будто случайно встретила Цин Шуй. Ее затуманенные глаза блеснули. Вдруг она обхватила рукой Цин Шуй:
  - Забирайся, помоги мне скрыться от людей, которые гонятся за мной.
  Сначала Цин Шуй хотел запротестовать, но, когда он услышал вторую часть предложения, он быстро забрался на коня позади Ши Цин Чжуан. Поскольку ему понадобилось для этого всего лишь мгновение, Угольному не пришлось даже сбавлять ход.
  Хотя верхом на Угольном было теперь два человека, его скорость ничуть не изменилась, как если бы на нем сидел только один человек. Он поскакал невероятно быстрым галопом. Без сомнения, он был лучшим из лучших: в глазах Цин Шуй, высокий и сильный Угольный был словно львы и тигры из его прошлого.
  Хотя Угольный скакал ровно, Цин Шуй и Ши Цин Чжуан все равно было неудобно. Цин Шуй вовсе не был хорошим наездником, ему оставалось только вцепиться покрепче в тонкую талию Ши Цин Чжуан. От ощущения ее мягкости и биения ее сердца у Цин Шуй закружилась голова.
  То, что последовало дальше, только усилило головокружение Цин Шуй. Хотя Цин Шуй держал Ши Цин Чжуан за талию, она не только не побранила Цин Шуй, но и еще сильнее откинулась к нему в объятия, совсем расплавляя ему мозг.
  Цин Шуй обнимал красивое тело, о котором мечтал, чувствовал жар ее тела, его гибкость и мягкость. Но когда он посмотрел в ее мрачные глаза, Цин Шуй почувствовал, будто на него вылили ведро ледяной воды.
  Теперь Цин Шуй был уверен, что Ши Цин Чжуан находилась под действием афродизиака, причем очень сильного. Ему сложно было осознать, что кто-то такой сознательный, как Ши Цин Чжуан, может ступить на такой путь. Цин Шуй обнимал Ши Цин Чжуан, и на его сердце становилось нелегко. Следует ли ему воспользоваться этим, оказать ли медицинскую помощь, или что-то другое?
  'Как мне спасти ее?' - Цин Шуй был растерян. Прямо сейчас он мог обнимать ее, целовать ее, или даже трахнуть ее, но что-то его останавливало...
  'Хм, преследователи близко?' - Цин Шуй услышал какие-то нарастающие звуки позади себя и взглянул назад.
  - Дерьмо! - Цин Шуй не удержался и выругался. Он хлестнул лошадь, чтобы та поскакала быстрее, потому что Ситу Бу Фань и еще несколько человек скакали на огромном Леопарде огненного ветра и все больше приближались к ним.
  Тело этого Леопарда огненного ветра представляло собой сочетание красного и белого. Передняя его часть была огненно-красной, а задняя - белоснежной. Он был пять метров в длину, два в высоту. Хоть он и был очень мускулист, но был невероятно проворен. Хоть он и был только на уровне яростного чудовища, его скорость и сила впечатляла. Единственным недостатком была малая выносливость, что означало, что он больше подходил для коротких бросков, а не для длинных дистанций.
  Цин Шуй посмотрел на Ши Цин Чжуан в его руках, которая была не в себе. Сейчас она выглядела совсем не как снежная королева, но это делало ее еще более привлекательной.
  Теперь руки Ши Цин Чжуан принялись наугад касаться различных частей тела Цин Шуй. Цин Шуй же оставалось одной рукой держаться за ее гибкую талию, а другой - держаться за голову Угольного, перенося энергию Древней техники усиления в его тело.
  Цин Шуй понимал, что ему нужно продержаться еще немного. Им нужно оторваться от Леопарда огненного ветра, который нес на себе много людей и скоро должен был выбиться из сил.
  Цин Шуй прижался к спине Ши Цин Чжуан. С тех пор, как он вскочил на коня, все его тело было прижато к спине Ши Цин Чжуан. Его реакция была такой сильной, что он чувствовал, что его вожделение вот-вот разорвет его. Его отвердевшее хозяйство упиралось между округлыми упругими ягодицами Ши Цин Чжуан, и от трения, возникавшего из-за скачки, его накрывали волны экстаза.
  Угольный, благодаря поддержке Цин Шуй энергией из Древней техники усиления, скакал так быстро, как будто был под воздействием стероидов, и вскоре оторвался от преследователей. Цин Шуй даже смог расслышать их безжалостные вопли и проклятия.
  Цин Шуй не испытывал никакой доброжелательности к этому отбросу общества... Самоуверенный, высокомерный, дерзкий, холодный и даже желающий таким способом вернуть себе невесту - он был чудовищем.
  Угольный, неся на себе Цин Шуй и Ши Цин Чжуан, пересек несколько широких авеню и оказался за пределами города.
  Вдруг Цин Шуй обдало холодом: 'О, мой бог!'.
  Руки Ши Цин Чжуан бессознательно обхватили член Цин Шуй, приближая его к неожиданной разрядке.
  'Ты ухватилась за одну мою часть тела, я же должен вернуть тебе долг вдвойне!', - рука Цин Шуй, которая до этого была на талии Ши Цин Чжуан, обхватила ее груди.
  'Вау!' - Цин Шуй застонал от удовольствия. Так вот, каково это - полно, мягко, гладко и блаженно. Это ощущение было очень приятным и принесло ему необъяснимое удовлетворение, заставив его сердце забиться быстрее, а разум - очиститься от всех мыслей.
  Может быть, потому, что Цин Шуй ласкал ее грудь, может быть, благодаря своим инстинктам, но внезапно глаза Ши Цин Чжуан прояснились. Ее лицо порозовело и приняло соблазнительный вид - побочный эффект употребления наркотика.
  Цин Шуй понял, что теперь он увидит лишь лицо снежной королевы, и глядя на прояснение Ши Цин Чжуан, Цин Шуй безумно испугался.
  - Ты так много позволила себе со мной, но я - лишь немного, - прошептал Цин Шуй, помедлив немного, не желая убирать руку. Ощущение ее груди не давало остановиться.
  Внезапно дыхание Ши Цин Чжуан участилось и перешло в мелодичный стон. Затем она развернулась и обвила руками шею Цин Шуй. Она начала покусывать губы Цин Шуй, оставляя влажные следы на его лице.
  'Съесть ее или нет?'
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4441
  Переводчики: kent
  
  Глава 86. Обезвреживая яд
  'Съесть ее или нет?'.
  Сомнения зародились в сердце Цин Шуй, пока он смотрел на Ши Цин Чжуан, лишенную всякой сдержанности после отравления афродизиаком. Хоть он и знал один способ, как излечить ее - он был слишком чудовищным.
  Его медицинских навыков было вполне достаточно, чтобы обезвредить яд в Ши Цин Чжуан, но, если он это сделает, ничто не будет отличать его от чудовища. Несмотря на это, Цин Шуй в самом деле хотя бы один раз хотел побыть чудовищем.
  Темная сторона его души показалась на поверхности, или, если быть точнее, его эгоистичная сторона, когда эта мысль мелькнула в голове Цин Шуй. Не воспользоваться таким удачным моментом - нужно быть полным глупцом или идиотом!
  Им все сильнее овладевала похоть!
  Он крепко обнимал Ши Цин Чжуан, пока лошадь галопом не миновала ворота города. Стражник, охранявший вход в город, увидев лошадь Ши Цин Чжуан, не стал препятствовать этому. Кроме того, Цин Шуй крепко обнимал человека на лошади. Он был так тих, что не осмелился даже поднять голову. Казалось, он был в очень близких отношениях с владельцем лошади.
  Выехав за пределы города, Цин Шуй позволил Угольному скакать, куда ему вздумается. После того, как они миновали город, его руки не теряли времени даром и без остановки ласкали красивые линии тела Ши Цин Чжуан.
  'Дерьмо, так холодно. Нужно найти подходящее место, чтобы трахнуть ее и обезвредить яд. Или нам просто следует заняться сексом у всех на виду в каких-нибудь кустах? Я не боюсь холода, но боюсь, что ее нежная кожа может пострадать', - Цин Шуй рассматривал окрестности, ругаясь себе под нос.
  - Отпусти меня! - послышался хриплый голос.
  Цин Шуй, услышав голос, в шоке опустил голову, чтобы взглянуть на Ши Цин Чжуан. Ее лицо исказилось в экстазе. Она яростно трясла головой, пытаясь вернуть себя в чувство, а из уголков ее рта текла кровь.
  Она прикусила себе язык, чтобы прояснить сознание. Цин Шуй испытывал незнакомую ему боль. Он остановил коня и слез с него, нежно придерживая Ши Цин Чжуан, все еще не выпуская ее из своих объятий.
  Все мысли о сексе с Ши Цин Чжуан испарились из его головы. В сердце Цин Шуй осталась только подавленность и восхищение ее неумолимой решимостью!
  - Тебя отравил Ситу Бу Фань, - Цин Шуй вынужден был напомнить ей. Он знал, что Ши Цин Чжуан также понимает это. Ранее она безумно целовала Цин Шуй, и даже хваталась за его мужское достоинство, не желая останавливаться.
  Цин Шуй жалел, что поспешил и не насладился как следует вкусом изящного маленького рта Ши Цин Чжуан. Ему следовало бы взять инициативу в свои руки и снова поцеловать ее, наслаждаясь ее языком и губами, но у него не было возможности сделать это, пока они были верхом.
  - Я знаю! - в ее глазах мелькнула невыносимая боль и беспомощность, когда она попыталась снова вернуть себе ясность ума. Но страсть снова заполнила ее нежное лицо, а ее глаза затуманились.
  Когда Цин Шуй собирался объяснить, какие методы есть в его распоряжении, которые могут помочь излечить ее, Ши Цин Чжуан, покоившаяся у него в руках, прошептала ему на ухо:
  - Оседлай коня, примерно в десяти ли отсюда находится мое небольшое поместье. Моя лошадь знает путь, быстрее... Я...не могу... больше контролировать это...
  Хозяйство Цин Шуй чуть не выпрыгнуло из штанов, когда он услышал эти слова. Так приятно было слышать нежный голос, исполненный страстью. Так много перевернулось. 'Вот и на моей улице скоро праздник!', - Цин Шуй поспешно поднял Ши Цин Чжуан и влез на лошадь.
  Чтобы преодолеть расстояние в десять ли, обычно требовалось около часа времени, если идти пешком. Но если ехать верхом, это занимало время, равное завариванию чашки чая! На полпути Ши Цин Чжуан потеряла над собой контроль и снова принялась целовать лицо и губы Цин Шуй. В этот раз Цин Шуй не сомневался: он мгновенно взял инициативу в свои руки и жадно целовал Ши Цин Чжуан, пока его руки ласкали ее тело, а она стонала в экстазе.
  Превосходно!
  Внезапно Угольный замедлил шаг, и Цин Шуй оглядел окрестности. Это место действительно было трудно найти. Не было никаких шансов найти его, если только уже не знаешь о его существовании.
  Цин Шуй взял на руки Ши Цин Чжуан и толкнул дверь. Дверь была сделана из камня и была невероятно тяжелой. Было совершенно невозможно открыть ее, не обладая несколькими сотнями цзинь силы. Вполне возможно, это было сделано, чтобы оградить дом от диких тварей.
  Войдя, Цин Шуй закрыл каменную дверь, оставив Угольного в саду.
  Внутри двора было очень чисто и свежо. Здесь не было сорняков, и Цин Шуй казалось, что он здесь уже бывал. В поместье было два этажа, по две комнаты на каждом. Осмотревшись, Цин Шуй принял решение и взбежал на второй этаж. Он вошел в комнату около лестницы и приблизился к кровати с белоснежным покрывалом.
  Он посмотрел на Ши Цин Чжуан в его объятиях, которая уже начала раздеваться, и в глазах Цин Шуй мелькнула неуверенность. Он понимал, что, если упустит это шанс, он будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
  'Боюсь, она возненавидит меня после этого. Но даже если так, если я не могу обрести ее любовь, тогда я заставлю ее навсегда возненавидеть меня'.
  'Ненависть начинается с любви. Если я не могу заставить ее полюбить меня, тогда я заставлю ее ненавидеть меня. Ненавидеть меня до скрежета зубов от ярости и засыпать каждую ночь с мыслью обо мне!' - решил Цин Шуй.
  Больше не сомневаясь, Цин Шуй нежно положил Ши Цин Чжуан на кровать. Аромат цветов наполнял комнату, но Цин Шуй не заметил его - он был полностью поглощен запахом Ши Цин Чжуан.
  Сначала он почувствовал, как в нижней части тела поднимается огонь похоти, который он не старался подавить. Его мужское достоинство опухло до такой степени, что он опасался, как бы не взорваться. Ши Цин Чжуан под воздействием афродизиака уже окончательно потеряла над собой контроль и безумно целовала Цин Шуй, дико царапая его тело.
  Этот страстный поцелуй заставил кровь Цин Шуй вскипеть, и очень скоро оба лежали обнаженными на кровати. Только теперь Цин Шуй понял всю силу своего огня. Его кровь бурлила, он даже не был способен больше думать. Он лег сверху Ши Цин Чжуан и вошел в нее. Он стал выполнять ритмичные движения, стараясь получить все, что он заслуживал. Это ощущение... Оно было таким естественным. Стоны удовольствия разносились по комнате, и оба - Цин Шуй и Ши Цин Чжуан - переплели свои тела, безумно извиваясь от страсти.
  Теперь Цин Шуй наконец познал вкус женщины...
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4442
  Переводчики: kent
  
  Глава 87. Второй уровень Королевства вечного фиолетового нефрита
  Цин Шуй смотрел на Ши Цин Чжуан, которая забылась в глубоком, мирном сне. Только во сне ее холодное лицо становилось таким теплым и нежным. Цин Шуй сдвинул брови, он знал, что затем она будет испытывать невыразимо огромную боль. Однако он совсем не сожалел об этом, вспоминая то приятное чувство онемения, которое он испытывал в нижней части своего тела. Подумать только, что женщины так восхитительны.
  Цин Шуй обнял спящую Ши Цин Чжуан, ощущая гладкость ее кожи, наслаждаясь этой шелковой мягкостью и нежно целуя ее щеки.
  Теперь Цин Шуй более тщательно изучил комнату, в которой находился. Она выходила на юг, казалось, сейчас было послеобеденное время. Тепло зимнего солнца вливалось в комнату через окна, создавая радостную атмосферу.
  Цин Шуй нежно накрыл Ши Цин Чжуан покрывалом, прикрывая ее соблазнительную фигуру. Он глубоко вздохнул. Если бы она была его женой... он был бы невероятно счастлив иметь такую очаровательную жену, как она.
  Глядя на Ши Цин Чжуан, которая глубоко спала, Цин Шуй прикинул, что она проснется не скоро. Он медленно оделся и подошел к окну, глядя за горизонт и уносясь далеко в своих мыслях.
  Он только что съел вишенку с торта. Эмоции, которые сейчас испытывал Цин Шуй, были очень сложными. Он не мог выразить их в словах. Он чувствовал радость - в конце концов, на стиль его мыслей сильно влияла его прежняя жизнь. Ши Цин Чжуан была даже более красива, чем все великие кинозвезды и актрисы из его прежней жизни. Конечно же, овладев ею, он испытывал удовлетворение. Он также чувствовал своего рода желание, произрастающее из его симпатии к ней, а также было чувство потери...
  Для женщин нет ничего более ценного, чем первый раз. Не удивляйтесь, но у мужчин все точно так же. Даже если первый раз у мужчины случился с хозяйкой стрип-бара, мужчина всегда будет помнить эту женщину!
  Цин Шуй обернулся, чтобы посмотреть на крепко спящую Ши Цин Чжуан, и вздохнул. Правильно ли я поступил? Станет ли все снова по-прежнему между нами?
  После этого он отошел в дальний угол дома и вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита.
  Сцена, которая возникла перед ним, заставила Цин Шуй оцепенеть.
  Потому что теперь пространственная сфера многократно расширилась, и стала просторнее, чем была прежде, примерно в 1,5 раза. Цин Шуй стоял прямо в центре, тупо смотря по сторонам.
  'Так, похоже, я каким-то образом повысил уровень пространственной сферы!', - Цин Шуй радостно бросился к стальному камню. Прежде чем достигнуть надписи на стали, Цин Шуй заметил, что даже хрустальный пруд удвоился в размере и стал глубже. Если раньше рыбы и черепахи теснились в хрустальном пруду, то теперь они плавали далеко друг от друга.
  За это время черные рыбы заметно выросли и размножились. Всего за три дня у маленьких и больших рыб чешуя начинала ярко сиять. Что же касается черепах, они все еще были размером с ладонь и не размножались. Цин Шуй очень хотел, чтобы черепахи росли так же, как рыбы, но он знал, что не стоит форсировать события. Обычно продолжительность жизни черепах измерялась в веках и даже тысячелетиях.
  Глядя на более чем 200 черепах, плавающих в пруду, Цин Шуй испытывал непреодолимое желание снова приготовить черепаший суп. Черепахи не просто были питательными, в этом мире они являлись символом удачи. Он вспомнил, как на постоялом дворе Юй Хэ съел первую порцию черепашьего супа. Этот божественный вкус, и эффекты: улучшение кровообращения и потоков энергии Ци; коллаген, который делает кожу гладкой; уменьшение количества холестерина и повышение уровня кальция. Только дураки не станут есть это. В добавок ко всем этим достоинствам, было также множество способов его приготовления: сварить, приготовить на пару или хорошенько зажарить с овощами.
  Думая об этом, он внезапно осознал, что Ши Цин Чжуан до сих пор ничего не ела. Ей необходимо восстановить энергию после того, как яд обезврежен, и после приятного секса. Почему бы ему не приготовить для нее черепаший суп?
  Цин Шуй рукой поймал черепаху, отбросил ее панцирь, извлек внутренние органы и отделил мясо. Цин Шуй использовал воду из хрустального пруда, чтобы помыть и приготовить ее, добавив различные приправы, чтобы улучшить вкус.
  Хотя Цин Шуй и не знал точный рецепт приготовления черепах, все, что ему нужно было делать - варить мясо, пока оно не сготовится. Конечно, не только это, но он был уверен в качестве и вкусе. В конце концов, это черепашье мясо было из черепахи, жившей в хрустальном пруду Королевства вечного фиолетового нефрита.
  Вдруг Цин Шуй вспомнил, что до сих пор не посмотрел надпись на стали. Цин Шуй приглушил огонь и поспешно направился к стальному камню.
  На вершине стали все еще были выгравированы слова 'Королевство вечного фиолетового нефрита'.
  Цин Шуй продолжал смотреть вниз. Когда ему открылся первый уровень пространственной сферы, в ней было магическое дерево энергии, приносящее 10 плодов каждые 100 лет. Каждый из плодов был способен дать человеку дополнительные 500 цзинь силы, а также мог использоваться как алхимический ингредиент. Но после использования двух плодов эффекта не будет.
  Что же касается второго уровня, на нем должно было появиться магическое дерево проворности, которое приносит 10 плодов каждые 100 лет. Каждый из плодов способен увеличить скорость человека на 50%, и также может быть использован как алхимический ингредиент. Кроме того, возможно дважды увеличить свою скорость и ловкость, съев два плода. Если же употребить еще один плод после двух, скорость вырастет еще на 50% на 15 минут.
  Третий уровень Королевства вечного фиолетового нефрита все еще был закрыт...
  'Вау, магическое дерево проворности, свободное увеличение скорости и ловкости. После постоянного эффекта увеличения благодаря употреблению двух плодов, я смогу временно еще больше увеличить скорость!', - в глазах Цин Шуй сияло возбуждение. Его скорость действительно сможет поспорить с небесами, увеличившись на 150%...
  Для Цин Шуй была ясна важность магического плода проворности. Боевые искусства под этим небом все делали упор на скорости. Скорость также была формой силы!
  'Съев два плода, я смогу сложить увеличение моей скорости. Даже учитывая, что я не на уровне Сяньтянь, даже не прорвавшись на 4-й уровень Древней техники усиления, этого увеличения скорости будет достаточно, чтобы одержать победу в неожиданных ситуациях'.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4443
  Переводчики: kent
  
  Глава 88. Сила магического фрукта проворности
  Увидев надпись на стальном камне, ясно свидетельствующую, что второй уровень Королевства вечного фиолетового нефрита открыт, Цин Шуй взглянул на магическое дерево проворности, стараясь разглядеть какие-то различия.
  Рядом с магическим деревом энергии было также еще одно дерево, которое не выглядело каким-то другим. Плоды на нем были почти абсолютно такими же, как магические плоды энергии, только их цвет был зеленым. Это был сказочно красивый оттенок зеленого, не имевший ничего общего с цветом незрелых плодов.
  Плод выглядел обычным только на первый взгляд. Внешняя сторона необычных вещей обычно либо полна деталей, либо величественна и духовна.
  Цин Шуй не понимал, почему он открыл второй уровень пространственной сферы - он встряхнул головой и перестал думать об этом. Так или иначе, это было неважно, ведь это было хорошей новостью!
  'Не потому ли это, что я трахнул красивую женщину?'.
  Кажется, лампочка зажглась в мозгу Цин Шуй.
  Основываясь на существовании магических плодов силы и проворности, Цин Шуй мог утверждать, что на следующем уровне пространственной сферы ему возможно станут доступны магические плоды выносливости, физических данных и магии. Конечно, должны быть и другие плоды, о которых он сейчас не мог знать, ведь он основывался в своих знаниях лишь на руководство для новичков в игре, в которую он играл, причем не слишком правильно.
  В его пространственной сфере был дизайн Инь-Ян. Может ли быть, что и они с Ши Цин Чжуан сегодня составили Инь-Ян?
  Цин Шуй в шоке уронил свою челюсть. 'Возможно ли, что я должен заниматься любовью с женщиной, чтобы повысить уровень своей пространственной сферы?'.
  Цин Шуй внезапно утратил все чувства, в его голове была только одна мысль: 'Эта пространственная сфера такая развратница!'.
  Цин Шуй покачал головой: 'Может быть, это совпадение? Должно быть так!'
  Цин Шуй снова посмотрел на зеленый магический плод проворности. Всего их было десять, каждый размером с кулак взрослого человека. Основываясь на своем прошлом опыте, Цин Шуй просто сорвал плод.
  Он был достаточно тяжел, и весил около половины цзинь, но он не удивился этому благодаря своему опыту с магическим плодом энергии. В конце концов, этот магический плод проворности был точно таким же, как магический плод энергии, за исключением цвета.
  Цин Шуй посмотрел на чистый магический плод проворности и откусил его. 'Хм, он мило хрустит, но я не чувствую вкуса'.
  Цин Шуй понимал, что это отличный плод, хоть и безвкусный. Он быстро доел магический плод проворности и съел еще один.
  'В прошлый раз я почувствовал волну тепла, когда съел магический плод энергии. Почему в этот раз я ничего не чувствую?', - озадаченный, Цин Шуй сел на землю и активировал Древнюю технику усиления.
  Именно тогда, когда Цин Шуй недоумевал, почему у него нет никакой реакции, волна чистой Ци возникла у него в животе и распространилась по всему телу. Это приятное чувство было подобно тому, как если бы он вылез из грязи.
  Три миллиона шесть сотен тысяч его пор почувствовали себя прекрасно.
  'Это чувство намного приятнее того, что было, когда я съел магический плод энергии'.
  'Мое тело в самом деле теперь чувствует себя намного легче'. Он сделал шаг, обычный шаг, но этот шаг поразил Цин Шуй, потому что он был примерно в два раза длиннее нормального шага. Это было захватывающе! Так быстро, так далеко, так глубоко!
  'Это и есть эффект магического плода проворности!', - Цин Шуй ясно ощущал, что его тело стало легче, как будто он сбросил тяжелый груз. Все его тело было преисполнено силы!
  'Скорость - это сила, но лишь теперь я понял, каково это. Раньше я понимал только, что чем быстрее скорость, тем больше сила удара. Но если бы сегодня я не испытал это на себе, я бы никогда по-настоящему не понял, как глубоко это воздействует на меня!', - Цин Шуй был приятно удивлен, как если бы он украл еще одну чужую жену.
  Он сорвал оставшиеся восемь плодов, чтобы они не помешали вырасти другим плодам в будущем. В конце концов, через сто лет здесь появятся еще десять!
  Затем он прошелся по пространственной сфере. Ему нужно было время, чтобы привыкнуть к внезапному удвоению его скорости.
  Сначала он попытался идти, затем побежал трусцой, затем побежал быстрее и совсем быстро. Много раз Цин Шуй чуть не падал или не врезался во что-нибудь.
  Когда Цин Шуй наконец смог использовать свою скорость в призрачных шагах, в пространственной сфере прошло три дня. Кастрюля вкуснейшего черепашьего супа уже была в желудке Цин Шуй.
  Он думал о запахе. Вкус был, как у пищи богов, и чем-то походил на вкус слюны Ши Цин Чжуан, когда он целовал ее. Это ясно демонстрирует, насколько вкусным был черепаший суп.
  Нехотя Цин Шуй поймал еще одну черепаху, снова выбросил ее панцирь, удалил внутренности и отделил мясо. По сравнению с первым разом, Цин Шуй управлялся с этим более ловко и быстро.
  Когда Цин Шуй покинул пространственную сферу, снаружи не прошло и четырех часов. Цин Шуй, держа в руках кастрюлю, медленно подошел к комнате Ши Цин Чжуан.
  Он тихо вошел в комнату.
  Ши Цин Чжуан все еще крепко спала, ее брови были сдвинуты. У нее было выражение лица, будто она вот-вот проснется. Цин Шуй поставил кастрюлю, миску и маленькую ложку на деревянный стол.
  Поставив еду, Цин Шуй медленно подошел к кровати и присел на ее край, тихо глядя на Ши Цин Чжуан. Он знал, что, возможно, у него больше никогда не появится такой возможности, поэтому пользовался случаем.
  Цин Шуй хотел бы так смотреть на нее вечно, но вдруг к нему пришла мысль, что нужно уйти. Он не знал, откуда у него появилась эта мысль, но он почувствовал, что так будет правильно.
  Когда Цин Шуй решил уйти, он взглянул на слабую и изящную Ши Цин Чжуан, лежащую на кровати. Цин Шуй забеспокоился, что какой-нибудь подлец или чудовище войдет в комнату и заставит его сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
  Поэтому на его сердце было неспокойно. Он боялся того, что она может сделать, когда проснется, от того, как он повел себя с ней, особенно учитывая то, что она помолвлена. В добавок, ее жених отравил ее афродизиаком, а затем ее по сути похитили...
  Если ее тупой жених будет болтать всякую чушь в Городе Сотни Миль, репутация Ши Цин Чжуан будет разрушена. Хотя, вероятнее всего, он не станет распространять слухи. Цин Шуй и не надеялся, что люди вокруг него не станут болтать.
  Когда он увидел, что одежда Ши Цин Чжуан разбросана вокруг кровати, от верхней одежды до нижнего белья, Цин Шуй медленно сложил ее. Он поднял нижнее белье Ши Цин Чжуан, маленький кусочек похожей на шелк ткани. Хоть в этом не было ничего возмутительного, в его прошлой жизни были кружева и плетки, и все же это до сих пор заставляло кровь мужчины бежать быстрее.
  Покрывало не могло скрыть сексуальные очертания обнаженного тела Ши Цин Чжуан, и Цин Шуй озадаченно смотрел на нее. Он не хотел обладать этим лишь мгновение. Ему нравилось, чтобы вещи становились его навсегда, чтобы они были только его, особенно если это касалось женщин. Никто не смел забрать у него женщину после того, как он утвердил ее за собой, если только женщина не любила другого и не ушла добровольно.
  Пока Цин Шуй был занят своими фантазиями, лежащая на кровати Ши Цин Чжуан открыла свои ясные глаза.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4444
  Переводчики: kent
  
  
  
  
  
  Глава 89. Снежная королева Ши Цин Чжуан
  Пока Цин Шуй был занят своими фантазиями, лежащая на кровати Ши Цин Чжуан открыла свои ясные глаза.
  Когда он увидел пару ясных, холодных глаз, сердце его резанула боль. В ее взгляде был только лед - и ничего больше. Ни радости, ни раздражения, ни даже ненависти.
  Она молча наблюдала за Цин Шуй, не моргая. Цин Шуй не мог смотреть ей в глаза, чувствуя вину за то, что он сделал.
  - Должно быть, ты голодна, я принес тебе немного супа! - Цин Шуй не знал, что сказать, и это была попытка найти какую-то другую тему для разговора, чтобы нарушить тишину и попытаться разрядить атмосферу.
  Цин Шуй изо всех сил пытался смягчить свой голос, наполняя его теплотой и нежностью. Цин Шуй сдвинул брови, когда она продолжила молчать и смотреть на Цин Шуй, заставляя его бояться того, что с ней что-то не так.
  Вдруг Ши Цин Чжуан бросила взгляд на сложенную одежду, прежде чем снова посмотреть на Цин Шуй. После того, как она осознала, что эта одежда - ее, в ее глазах появилась паника.
  Эта паника успокоила Цин Шуй. По крайней мере, она была способна что-то чувствовать - все лучше, чем то состояние, в котором она находилась прежде.
  - Я хочу одеться... Пожалуйста, выйди, - спокойно сказала Ши Цин Чжуан, овладев собой. Ее голос был словно божественная музыка, и Цин Шуй стало очень приятно.
  - Тебе нужна моя помощь, чтобы одеться? Твое тело все еще ослаблено, - обеспокоенно добавил Цин Шуй. Он волновался, что ей все еще нужно время, чтобы оправиться от их диких занятий любовью.
  - Нет, я справлюсь сама. Просто выйди! - Ши Цин Чжуан села, прикрывая свое тело покрывалом, и вздохнула, опустив голову.
  Сейчас она выглядела очень хрупкой, заставляя наблюдателя чувствовать грусть и сожаление. Цин Шуй бросил длинный взгляд на Ши Цин Чжуан и медленно вышел из комнаты, думая о том, как ему общаться с ней позже. Что, если она не хотела стать его женщиной.
  До него доносились звуки натягиваемой одежды, перемежаемые всхлипываниями. Грусть наполняла комнату. Цин Шуй не мог больше выносить этого и ворвался в комнату, увидев, как Ши Цин Чжуан лишь наполовину надела свои трусики. Она испустила вздох удивления, увидев ворвавшегося Цин Шуй.
  Было непонятно, что выражал этот вздох: смущение, застенчивость или злость!
  - Убирайся! Тебе нельзя подглядывать! - неистово закричала Ши Цин Чжуан, и наконец слезы беспомощности покатились по ее лицу.
  Сердце Цин Шуй разрывалось от горечи и боли. Эта нефритовая кожа, эти холмики - Цин Шуй даже не обратил внимания на тело Ши Цин Чжуан, когда подошел и крепко обнял ее.
  - Не трогай меня! Убирайся! Я больше никогда не хочу видеть тебя! - сорвалась Ши Цин Чжуан, рыдая у него в объятиях.
  - Прости меня, я был слишком настойчив, - Цин Шуй впервые попал в подобную ситуацию, поэтому он тоже испытывал панику. Цин Шуй продолжал обнимать Ши Цин Чжуан, помогая ей с ее одеждой. Через некоторое время Цин Шуй удалось успокоить ее, и она взглянула на тонкое лицо Цин Шуй, не зная, что сказать.
  Сначала Ши Цин Чжуан изо всех сил пыталась вырваться из его объятий. Но после того, как он приложил огромные усилия, чтобы надеть на нее одежду, она наконец успокоилась.
  На лбу Цин Шуй блестел пот. Он чувствовал себя так, будто рубился в битве целых три дня и наконец сумел полностью одеть Ши Цин Чжуан.
  - Эм, я принесу тебе суп, - мягко сказал Цин Шуй, протянув руки, чтобы нежно стереть слезы с ее лица.
  Цин Шуй снял крышку с кастрюли, и запах мгновенно наполнил комнату. Даже девушка, у которой не было никакой страсти к этому блюду, как у Цин Шуй, была взволнована этим вкусным запахом.
  Цин Шуй налил полную миску горячего черепашьего супа, испускающего пар. Он сел на кровать, зачерпнул ложкой суп и принялся остужать его, прежде чем поднести ложку ко рту Ши Цин Чжуан.
  Может быть, Ши Цин Чжуан была голодна, может быть, она не могла устоять против запаха черепашьего супа, но она невольно открыла рот и выпила ложку.
  Цин Шуй был доволен, наблюдая, как Ши Цин Чжуан ела суп, которым он кормил ее. Каждый раз, когда она открывала рот, Цин Шуй не мог не вспоминать поцелуи, которыми они обменивались в порыве страсти.
  Даже съев весь черепаший суп, аппетит Ши Цин Чжуан все еще не был утолен. Она застенчиво посмотрела на Цин Шуй, а затем на кастрюлю от черепашьего супа. Увидев это, Цин Шуй понял, что Ши Цин Чжуан все еще хочет есть, но слишком застенчива, чтобы сказать об этом открыто.
  В его прежнем мире была пословица - путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Кажется, она была верна и в этом мире.
  - Я хочу еще, - наконец сказала Ши Цин Чжуан, покраснев. Она выглядела так изящно, что Цин Шуй не мог отвести от нее взгляд.
  Ши Цин Чжуан в итоге съела еще три миски черепашьего супа.
  - Это так вкусно, ты его приготовил? - яркий блеск мелькнул в глазах Ши Цин Чжуан.
  - Ага, ммм, тебе все еще больно? - Цин Шуй еще несколько раз открыл и закрыл свой рот, прежде чем неловко указать куда-то в нижнюю область ее тела.
  Ши Цин Чжуан наклонила голову и прикусила губы.
  - Хорошо, хорошо, я больше не буду говорить об этом. Я просто волнуюсь, если тебе все еще больно... у меня есть кое-что, что можно съесть. Это должно помочь тебе восстановиться, - Цин Шуй неловко засмеялся.
  - И что же это? - может быть, ей было все еще очень больно, когда она наклонила голову и тихо спросила Цин Шуй.
  То, о чем упоминал Цин Шуй, было не что иное, как магический плод проворности. Он очень долго их подготавливал, чтобы отдать их Ши Цин Чжуан. В конце концов, после того, что он сделал с ней, неважно, что произойдет в будущем, сейчас он должен был позаботиться о ней, разделить с ней свои радости и достижения.
  - Фрукт чистого ветра! - удивленно воскликнула Ши Цин Чжуан.
  Цин Шуй снова пришел в замешательство. 'Этот фрукт существует и в этом мире девяти континентов? То же самое было и с магическим плодом энергии!'.
  - Фрукт чистого ветра? А он очень распространен? - спросил Цин Шуй, в его тоне слышалась озадаченность. Невежественный Цин Шуй не имел другого выбора, кроме как использовать 'Древнего старца' как оправдание. Опять Ши Цин Чжуан должна была ему объяснить происхождение этих фруктов.
  - Фрукт чистого ветра растет только на крутых скалах, там, где ветер невероятно сильный и его потоки никогда не прекращаются. Невероятно сложно сорвать его. Он созревает за 100 лет и невероятно ценится. Обычно только летающие твари имеют шанс обнаружить его, и каждый съеденный фрукт способен увеличить силу того, кто его съел, на 50%. Однако этот эффект прекращается после употребления двух фруктов. Как ты достал целых две штуки этого бесценного фрукта?
  - Древний старец однажды подарил мне их. Он лишь сказал, что они очень ценные, и попросил меня съесть два, а остальные отдать тому, кто мне очень дорог, - не моргнув, сказал Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4519
  Переводчики: kent
  
  Глава 90. Мгновенное очарование и мягкость
  - Древний старец однажды подарил мне их. Он лишь сказал, что они очень ценные, и попросил меня съесть два, а остальные отдать тому, кто мне очень дорог. Не будет никакого дополнительного эффекта, если я съем больше двух фруктов - не моргнув, сказал Цин Шуй.
  Цин Шуй неизменно использовал некоего древнего старца как предлог. Каждый раз, когда у него не было другого подходящего объяснения, он начинал говорить об этом 'могущественном' старце.
  - Съесть мне? - Ши Цин Чжуан была слегка удивлена, когда спрашивала.
  Цин Шуй решительно закивал, соглашаясь.
  - Я - тот самый человек, который больше всего дорог тебе? - Ши Цин Чжуан странно смотрела на Цин Шуй.
  - Не-а, ты мой второй самый дорогой человек, - Цин Шуй потер нос и передал ей магические плоды проворности.
  Ши Цин Чжуан не могла принять это. Она с любопытством уставилась на Цин Шуй, и пробормотала: 'Этот мальчишка - червь, преисполненный похоти, но сейчас он и я... Он даже не задумался, прежде чем ответить. Похоже, эта самая важная женщина действительно глубоко засела ему в душу'.
  - А кто тогда самый дорогой для тебя человек? Почему тогда ты не отдашь ей этот фрукт чистого ветра? - не важно, какой была ее логика, но с этой женщиной у него тоже должны были быть эмоциональные моменты.
  - Самый дорогой для меня человек - моя мать Цин И. Я уже отложил для нее два фрукта. Если бы у меня были только эти два фрукта, я бы однозначно сохранил их для нее, - извиняющимся тоном ответил Цин Шуй, серьезно глядя в глаза Ши Цин Чжуан.
  - Хе-хе, я не виню тебя. На самом деле мне нравятся верные сыновья. Неважно, каким бы злым или ужасным не был человек, до тех пор, пока он сохраняет почтение к родителям - он человек. В моих глазах, сколько бы он не согрешил, пока он сохраняет почтение к родителям, его можно простить, - искренне добавила Ши Цин Чжуан.
  - Ты так красива, когда улыбаешься. Почему ты не улыбаешься чаще? - улыбка Ши Цин Чжуан была так прекрасна, что повергала людей в ступор. Только много позже Цин Шуй снова обрел чувства.
  Ши Цин Чжуан остолбенела, искоса глядя на Цин Шуй:
  - Следи за своей речью. Однажды я уже считала тебя джентльменом, но ты оказался чудовищем, - в ее голосе не было злобы, только беспомощность.
  - Но я лучше, чем чудовище. В любом случае, я не мог ничего сделать... ты же знаешь, в какой ситуации ты оказалась в тот раз, я хотел быть сдержанным... но ты...
  - Ты... мелкое тухлое яйцо, замолчи... - тихо перебила его Ши Цин Чжуан, а ее лицо стало красным, как закат.
  Цин Шуй засмеялся. Быть способным растопить лед снежной королевы до такой степени - это можно было расценивать как расширение его возможностей. Вдобавок, она была его первой женщиной, и это наполняло его гордостью.
  - Это действительно мне? - Ши Цин Чжуан откинулась на подушку.
  - Конечно! Разве я не сказал, что ты самый дорогой для меня человек после моей матери? - Цин Шуй передал ей плоды.
  - Льстец! Так или иначе, ты уже получил от меня все, что хотел, - сказав это, Ши Цин Чжуан взяла плоды.
  - Но... у меня это тоже был первый раз! - тихо сказал Цин Шуй.
  - Иди к черту! - ответила Ши Цин Чжуан.
  Съев магические плоды проворности, Цин Шуй обнаружил еще одно их свойство. Они могли излечивать раны. После того, как в порыве страсти Ши Цин Чжуан исцарапала его тело, Цин Шуй решил съесть еще один плод, чтобы залечить порезы. Но кто знал, что Ши Цин Чжуан узнает фрукт.
  - Никому не говори правду об этих фруктах чистого ветра! - с улыбкой напомнил Цин Шуй Ши Цин Чжуан.
  - Эм, конечно, я не хочу себе лишних проблем.
  - Могу ли я еще надеяться увидеть тебя в будущем? - Цин Шуй опустил голову, ожидая ответа Ши Цин Чжуан. Он бы не удивился, если бы она возненавидела его навсегда.
  Ши Цин Чжуан озадаченно взглянула на него, прежде чем покачать головой:
  - Может быть, нам не суждено быть вместе. Цин Шуй, просто позволь всему идти своим чередом. Не спрашивай меня, почему, ты поймешь это в будущем.
  Он ожидал таких слов Ши Цин Чжуан. Несмотря на это, Цин Шуй упал духом.
  Увидев удрученное выражение лица Цин Шуй, Ши Цин Чжуан неожиданно добавила:
  - Но все же я бы хотела есть этот суп, что ты готовишь, каждую неделю. Хотя нет, я хочу есть его каждые три дня.
  Цин Шуй криво улыбнулся, глядя на серьезную Ши Цин Чжуан. В самом деле, женщины непредсказуемы!
  - Давай уйдем. Что насчет Ситу Бу Фань? Почему ты не разорвешь помолвку с этим мерзавцем? - спросил Цин Шуй, пока выходил.
  - Есть много того, что я не в силах изменить. Иногда люди живут не только ради себя. Даже видя перед собой непреодолимую стену огня, они не раздумывая прыгнут в нее, - ответила Ши Цин Чжуан.
  Слова Ши Цин Чжуан задели что-то в сердце Цин Шуй. Он и не догадывался, что она была не властна над помолвкой. В этот момент множество мыслей из пронеслось в его голове, но самой главной была мысль, что он никак не может помочь ей! Потому что Цин Шуй теперь знал, что она готова была делать вещи, которых вовсе не хотела делать.
  Цин Шуй очень хотелось узнать причину, но сейчас было не подходящее время. Если бы она хотела рассказать ему, она бы уже это сделала.
  Они снова взобрались на Угольного. Только в этот раз ощущение было совсем другим. В тот раз Ши Цин Чжуан была почти в бессознательном состоянии. В этот раз у обоих была ясная голова, что навеяло какую-то романтичность.
  Особенно когда Цин Шуй обнимал за талию Ши Цин Чжуан. Его нижняя часть снова терлась об упругую, округлую попку Ши Цин Чжуан. Он снова почувствовал возбуждение. Неловкость ситуации очень волновала Цин Шуй, а Ши Цин Чжуан оставалась безмолвной.
  - Я не могу контролировать это. Если я ничего не могу поделать из-за слов самой красивой женщины, от которых скрипят зубы, мне следует пойти и умереть. Это абсолютно нормально, почему бы нам не сделать шаг назад и не попробовать справиться с этим. Нам нужно поскорее добраться до города, - Цин Шуй снова сморозил глупость.
  - Твоя извращенная логика меня убивает! Хватит так зверски издеваться надо мной! - тело Ши Цин Чжуан слегка изогнулось.
  Из-за ее изгиба ее упругая попка слегка наклонилась. В этот момент Цин Шуй немного сменил свою позу, и его твердый жезл впился в нее, прижимаясь к ее промежности. Хоть они и были одеты, оба издали стон.
  Тело Ши Цин Чжуан обмякло, когда она потеряла контроль, пока Цин Шуй надавливал все сильнее. Благодаря движениям Угольного, твердый жезл Цин Шуй постоянно упирался в нее... хотя это и не удовлетворяло его так же, как секс, но все равно очень возбуждало.
  Потому что в этот раз Ши Цин Чжуан была с ясной головой!
  Глядя на застенчивую улыбку на ее лице, Цин Шуй безмерно наслаждался своими ощущениями. Он чувствовал, как тело Ши Цин Чжуан содрогается, а его обволакивает что-то влажное и теплое.
  Ши Цин Чжуан уже полностью забылась и направляла отвердевший жезл Цин Шуй в себя, пока ее накрывало счастье.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4520
  Переводчики: kent
  
  Глава 91. Эволюция призрачных шагов
  Цин Шуй крепко обнимал мягкое, податливое тело Ши Цин Чжуан. Он смотрел, как краска заливает ее щеки, и ее сказочная внешность заставляла трепетать его сердце. Женщины так красивы, так восхитительны.
  Цин Шуй не знал, было ли это так для других женщин, но у Ши Цин Чжуан все ее поры источали аромат; даже ее пот едва заметно приятно пах.
  Угольный скакал галопом по небольшой тропе. Цин Шуй продолжал давить своим жезлом в Ши Цин Чжуан, крепко обнимая ее сзади и позволяя движениям коня нести их к удовольствию. Внутрь и наружу - Цин Шуй ласкал грудь Ши Цин Чжуан, обхватывая ее все сильнее, пока стоны Ши Цин Чжуан становились все более громкими и сильными.
  ***
  - Мы приближаемся к городским воротам, так что тебе лучше сейчас слезть. Помни, пока я сама не найду тебя, не приходи ко мне по собственному желанию. Так будет лучше для нас обоих, - тихо прошептала Ши Цин Чжуан и остановила лошадь. Ее усилия, которые она прикладывала раньше, все еще были видны по ее розовости щек.
  Цин Шуй продолжал обнимать ее за талию, затем подался вперед и чмокнул ее в губы, прежде чем слезть с Угольного.
  - Женщина, я понесу за это ответственность. Если ты столкнешься с какими-то проблемами, просто скажи мне, я сделаю все, что в моих силах, чтобы решить какие угодно проблемы!
  Удрученный взгляд Цин Шуй был исполнен железной решимостью. В его ясном взгляде виднелась любовь, когда он смотрел в глаза Ши Цин Чжуан. Она не оскорбилась, когда Цин Шуй употребил слово 'женщина', обращаясь к ней. Она лишь кивнула в ответ и ускакала прочь.
  Этот красивый силуэт все удалялся все дальше, пока не совсем не скрылся из виду.
  Был уже полдень, когда они вернулись в город. Когда он проходил через ворота, глаза стражника странно блеснули. 'Черт, он помнит меня? Вот это память'.
  Направляясь к роду Цин, Цин Шуй вздыхал о том, как, бывает, чудит судьба. Сегодня, по воле случая, он и Ши Цин Чжуан - оба потеряли отдали друг другу свою невинность. Теперь, когда он думал об этом, он понимал, что это произошло из-за серии сложившихся случайностей. Могло ли быть, что с сегодняшнего дня удача повернулась к нему? Купаться в богатстве так же приятно, как обнимать красивую женщину.
  На самом деле, в голове Цин Шуй была еще одна мысль. Он намеревался избить жениха Ши Цин Чжуан, Ситу Бу Фань, до полусмерти. По крайней мере он хотел покалечить нижнюю часть тела Ситу Бу Фань, чтобы он не смог производить потомство.
  Когда он подумал об этом, Цин Шуй вдруг вздрогнул - не был ли он слишком жестоким? Затем он снова подумал о том, что сделал Ситу Бу Фань и что бы произошло, если бы у него все получилось. Это заставило Цин Шуй снова вернуться к своему намерению. Чтобы расправиться с этим мерзавцем, ему не следовало думать, жестоки ли его методы или нет.
  Вернувшись домой, Цин Шуй направился прямиком в Сотый лекарственный сад. В саду в изобилии росли травы, наполненные жизненной энергией, явно отличаясь от того, что было. До этого Цин Шуй полил их водой из хрустального пруда в его пространственной сфере. Результатом была бодрящая Ци, исходящая от трав. Увидев результат, Цин Шуй пожалел о том, что боялся, что другие что-то заподозрят. К счастью, они не особо стремились задавать вопросы. В конце концов, хорошие вещи куда легче принять.
  Дни свободно текли. Цин Шуй тратил установленное время на свое развитие, а остальное время тратил на то, что бродил по улицам и искал сокровища. В основном он искал духовные травы. В конце концов, просто активировав Ци из Древней техники усиления, он сможет наполнить жизненной энергией эти травы. Это позволит ему легко оценить ценность трав.
  Большинство редких и ценных трав обычно можно было наполнить жизненной энергией. Колебания, производимые жизненной энергией, можно было легко распознать при помощи Ци из Древней техники усиления. Следовательно, Цин Шуй следовало посетить остальные медицинские лавки в свое свободное время, в надежде отыскать редкие духовные травы.
  Ночью Цин Шуй развивался в своей пространственной сфере, практикуясь во всех известных ему техниках. Древняя техника усиления, Древние огни Инь-Ян, техники исконных игл, призрачные шаги, быстрый одиночный удар, и наконец, навыки в алхимии!
  Что касается алхимии, Цин Шуй все еще не мог практиковаться в ней из-за недостатка ингредиентов. Но больше всего Цин Шуй удивило, что его техника уклонения - призрачные шаги - заметно улучшилась в скорости. В конце концов, после того, как он съел магические плоды проворности, его скорость удвоилась! Тень Цин Шуй в Королевстве вечного фиолетового нефрита перемещалась так неуловимо быстро, что казалось, будто он находится на грани существования. 'Хм, это улучшение очень расширило пределы техники призрачных шагов, что же произошло?'.
  Постепенно скорость его шагов становилась все быстрее и быстрее. Самое странное было то, что скорость его движений не производила абсолютно никакого ветра. Каждый шаг казался естественным, как волны океана.
  Уголки рта Цин Шуй изогнулись, когда он разразился смехом.
  'Вдохновение, вот что важно!', - улыбнулся Цин Шуй.
  Когда он экспериментировал со своей новоприобретенной скоростью, во время применения техники призрачных шагов он уловил момент вдохновения и начал развивать свой собственный стиль техники, основанный на самих основах призрачных шагов. Результатом снова стало удвоение скорости уже после того, как он съел магические плоды проворности. Двойное увеличение скорости означало взрывную силу его атак, которые также должны были стать вдвое сильнее. В конце концов, скорость - форма силы.
  'Ай!', - воскликнул Цин Шуй, обнаружив, что техника призрачных шагов преобразилась во что-то, именуемое шагами свободного духа.
  'Что за? Повышение уровня? Но почему не открылись какие-то новые техники? Изменилось только название!'.
  'Значит, это шаги свободного духа. К черту их, они кажутся бесполезными, хотя название и звучит лучше по сравнению с призрачными шагами', - безуспешно пытался утешить себя Цин Шуй, обходя окрестности своей недавно улучшенной пространственной сферы.
  Рост духовный трав, посаженных здесь, был намного заметнее по сравнению с травами в Сотом лекарственном саду. Травам внутри пространственной сферы уже можно было дать несколько десятков лет. Оглядывая травяной сад, Цин Шуй вдруг заметил цветущую в нескольких метрах от него сливу. Внезапно его охватило внезапное томление, овладевшее полностью его сердцем, и он вспомнил стих из своего прежнего мира.
  'В углу у стены цветки сливы лежат
  Пытаясь пробиться сквозь холод и мрак
  Зима приближается, слива умрет
  Но прежде она все же вдруг зацветет'.
  Он любил идею, которая была в этом стихе. Неважно, если кому-то суждено умереть, если он успел прожить яркую жизнь. Глядя на различные духовные травы в своей пространственной сфере, Цин Шуй не мог снова не вспомнить о золотой грануле Сяньтянь. 'Должен ли я воспользоваться ею?'.
  http://tl.rulate.ru/book/51/4521
  Переводчики: kent
  
  Глава 92. Вэньжэнь У-Шуан в беде
  Цин Шуй понимал, что чтобы надеяться лишь на собственную силу, чтобы изготовить золотую гранулу Сяньтянь - нужно быть полным дураком. Это было даже тяжелее, чем рассчитывать на прорыв своей собственной силы. Некоторые материалы требовалось добыть из дьявольских чудовищ уровня Сяньтянь. Как он сможет заполучить эти необходимые материалы до того, как достигнет королевства Сяньтянь?
  Более того, даже если бы он был на уровне Сяньтянь, неужели ему было бы легко охотиться на дьявольского чудовища уровня Сяньтянь? Когда-то в Городе Сотни Миль было три человека, достигших Сяньтянь, а также мастер уровня Сяньтянь, которым удалось поохотиться Бронежелезного дьявольского медведя. В итоге выжил только мастер уровня Сяньтянь, потеряв половину своей жизни. Он не просто с трудом остался жив, его уровень культивации был полностью потерян. Остальные трое, достигшие Сяньтянь, погибли.
  Этим мастером уровня Сяньтянь был никто иной, как дедушка Юй Хэ. Во многом именно потому, что весь его уровень культивации был утерян, Юй Хэ стала невестой другого мастера уровня Сяньтянь из другой семьи. Как жаль, что у жениха так неудачно сложилась жизнь - он умер спустя три дня после свадьбы, не успев насладиться жизнью с Юй Хэ.
  Он знал о существовании этого мастера Сяньтянь из уст Юй Хэ. Изначально были еще кое-какие дела вне Города Сотни Миль, которые побудили их к союзу с родом Юй. Но после падения мастера уровня Сяньтянь из рода Юй, другие, обладавшие властью, начали пожирать эти предприятия. С точки зрения выгоды, сила была единственной защитой!
  Этот случай глубоко тронул Цин Шуй. В этом мире, ориентированном на культивацию, сила была всем. Если бы в роде Цин был мастер уровня Сяньтянь, не говоря о деревне Цин, даже если бы они хотели распространить свою силу в Городе Сотни Миль, это было бы очень просто. Они могли бы поступить как сестры Вэньжэнь, которые находились под покровительством мастера уровня Сяньтянь до того, как У-Шуан достигла королевства Сяньтянь. Они бы заняли достойное место и легко зарабатывали деньги, не боясь внешних угроз.
  На следующий день Цин Шуй готовился идти в 'Соблазнительный запах ночи'. В конце концов, прошло некоторое время с его последнего посещения. Изначально они договорились, что Цин Шуй будет посещать 'Соблазнительный запах ночи' раз в два дня, но из-за различных обстоятельств, Цин Шуй не смог найти время сходить туда. Через время у Цин Шуй стало теплеть на сердце, когда он ходил туда. Каждый раз, когда он видел Вэньжэнь У-Шуан, он улыбался от всей души.
  В этом мире девяти континентов у Цин Шуй почти не было близких друзей. После каждого взаимодействия с Вэньжэнь У-Шуан, он чувствовал, что становится ей все ближе. В Городе Сотни Миль было всего два места, которые он посещал. Одним был 'Соблазнительный запах ночи', вторым - постоялый двор Юй Хэ.
  Что касается Ши Цин Чжуан, он не встречал ее с тех пор, как вернулся в город. Но все же она была очень дорога ему. Как же он хотел увидеть ее снова.
  Когда он пришел во двор, он увидел Вэньжэнь У-Гоу. Она была очаровательна и кокетлива, как и всегда. Но с тех пор, как Цин Шуй овладел Техникой небесного видения, он понял, что кроме медицинского состояния, он также может видеть кое-что еще. Например, биение сердца. И сейчас Цин Шуй мог сказать, что Вэньжэнь У-Гоу была невероятно расстроена и обеспокоена, хотя внешне выглядела прекрасно.
  - Где У-Шуан? - Цин Шуй без всякого стеснения назвал Вэньжэнь У-Шуан по имени.
  - Она кое-что должна сделать, и не может попрактиковаться с тобой в игре на мечах в течение нескольких дней.
  - Что-то не так? Что-то случилось с У-Шуан? - он знал, что две сестры были очень близки, так что не могла ли причина расстройства и беспокойства У-Гоу быть как-то связана с У-Шуан?
  Вэньжэнь У-Гоу молча посмотрела на Цин Шуй, и в ее ясных глазах Цин Шуй увидел намек на панику. Вэньжэнь У-Гоу вздохнула:
  - У-Шуан отравило дьявольское чудовище, а сейчас она в пути к Небесному речному городу, чтобы отыскать алхимика, который изготовит для нее противоядие.
  - Она отравлена? Дьявольским чудовищем? - Цин Шуй сдвинул брови. Учитывая силу Вэньжэнь У-Шуан, ей не грозил ни один из ядов обычных тварей.
  - Это яд Королевской змеи золотых колец. Очень повезло, что У-Шуан смогла быстро скрыться. Если нет, я боюсь представить последствия, - ответила Вэньжэнь У-Гоу.
  Королевская змея золотых колец. Цин Шуй знал, что это была дьявольская змея уровня Сяньтянь. Она была невероятно огромна, около 50 метров в длину и 1 метра в ширину. У нее была круглая голова, а ее черная кожа была покрыта пересекающимся бриллиантовым узором. Голова и хвост змеи были отмечены золотым кольцом, что и дало змее название.
  У нее был невероятно сильный яд. Этот яд был способен полностью лишить чувств и стать причиной остановки сердца. Цин Шуй не знал, почему, но у него появилось зловещее предчувствие.
  - У-Шуан отправилась в Небесный речной город одна?
  - Да, не беспокойся на этот счет. У нее есть лекарство, чтобы держать яд под контролем около месяца. Если она сможет найти алхимика, который изготовит гранулу Пяти драконов, в течение месяца, с ней все будет в порядке, - убеждала его Вэньжэнь У-Гоу. Казалось, она пыталась дать какую-то опору Цин Шуй, видя, как он обезумел.
  У каждого есть свои моменты слабости. Цин Шуй понимал, что кроме друг друга, у Вэньжэнь У-Шуан и Вэньжэнь У-Гоу нет ни семьи, ни друзей. Если это было бы не так, Вэньжэнь У-Шуан не позволили бы отправиться в путешествие в одиночку.
  Цин Шуй не мог сказать, что особенно преуспел в изготовлении лекарств, но он кое-что знал о грануле Пяти драконов. У него сейчас не было никакой возможности изготовить ее. Единственным, что он мог сейчас состряпать, была лекарственная золотая мазь от ранений.
  - У тебя есть какой-нибудь способ связаться с У-Шуан? - Цин Шуй сдвинул брови, он чувствовал себя невероятно беспомощным, как зажравшийся богатенький мальчишка, умирающий от голода. У него не было возможности использовать кладези информации с просторов его сознания, потому что они были закрыты!
  - Она сказала, что в независимости от того, удастся или нет ей обезвредить яд, она вернется через месяц, - Вэньжэнь У-Гоу вздохнула. В воздухе повисло напряжение.
  - Дай мне адрес, куда она отправилась, возможно, у меня есть план. Я волнуюсь, что У-Шуан не сможет продержаться месяц! - Цин Шуй вспомнил, что однажды прочел, что, если яд из обычной Змеи золотых колец, без сомнения мастера уровня Сяньтянь способны излечить от него в течение месяца. Однако, что касается Королевской змеи золотых колец, даже мастера уровня Сяньтянь не смогут долго бороться с ним. Возможно было сдержать распространение яда примерно 15-20 дней.
  Как говорится, в крайних случаях, любому доктору (даже жулику) всегда рады. Вэньжэнь У-Гоу без колебаний сообщила, куда направилась У-Шуан. Если кто-то был способен вселить ей надежду, она была готова схватиться за этот шанс и довериться этому человеку, и неважно, какие от этого будут последствия.
  Цин Шуй смотрел на обеспокоенное лицо Вэньжэнь У-Гоу, пока она без колебаний указывала ему направление. Он вздохнул: 'Если бы у меня были плохие намерения, Вэньжэнь У-Шуан действительно столкнулась бы с проблемой'.
  На самом деле, Цин Шуй ошибался. Вэньжэнь У-Гоу за свою жизнь уже встретила мужчин всех типов. Не могло же ее подвести ее шестое чувство и умение оценивать? Она знала, что Цин Шуй, даже преисполненный страсти, когда необходимо было сделать что-то важное, был тем, кому она могла бы доверить свою жизнь.
  http://tl.rulate.ru/book/51/4522
  Переводчики: kent
  
  Глава 93. Первый опыт в алхимии
  Цин Шуй тщательно запомнил место пребывания Вэньжэнь У-Шуан. Она отправилась к роду Сюэ в Небесном речном городе. Согласно Вэньжэнь У-Гоу, алхимик из рода Сюэ, Сюэ Динцзян, был названным братом их учителя, поэтому в поисках алхимика в Небесном речном городе Вэньжэнь У-Шуан обязательно нанесет визит алхимику Сюэ.
  Покинув 'Соблазнительный запах ночи', Цин Шуй серьезно задумался, стоит ли ему отправляться вслед за Вэньжэнь У-Шуан. Ведь даже если он отправится, что он сможет сделать?
  Пока он бесцельно бродил по улицам, в его голове стоял образ смеющейся Вэньжэнь У-Шуан. Лицо этой милой женщины, будто принадлежащее небожительнице, не выходило у него из головы.
  Внезапно Цин Шуй почувствовал порыв ветра. Этот ветер не был произведен перемещениями потоков воздуха, но тем, кто бежал очень быстро, бежал прямо к Цин Шуй, оставаясь невидимым.
  Цин Шуй совсем не радовала эта ситуация.
  Очевидно, этот человек был или дерзок, или искал себе на голову проблемы. С его скоростью, особенно после употребления двух магических плодов проворности, было очень просто уворачиваться. Однако он был по-настоящему расстроен, ведь кто-то по совпадению стремился вывести его из равновесия. Что ж, он примет это.
  'Бам!', - юнец врезался в Цин Шуй.
  - Ааааа! - взвизгнул голос.
  Цин Шуй смотрел на 23-24-летнего юношу, впечатавшегося в землю. Его темнокожее тело было огромным, на нем была надета униформа боевого солдата.
  - Е**ть твою мать! Ты осмелился сбить с ног младшего брата этого юного господина. Ты что, не знаешь, кто главный в Городе Сотни Миль? - послышался странный голос.
  Цин Шуй сдвинул брови, увидев фигуры, которые стояли около юнца. Один, во главе, был примерно 25-26 лет, он был бледен и носил дорогую вышитую одежду. Именно он презрительно смотрел на Цин Шуй, браня его как идиота.
  С запозданием Цин Шуй разглядывал этого человека. Хоть у него был и добрый нрав, но он ненавидел, когда кто-то оскорблял его мать. Его взгляд стал острым, как меч, его глаза вспыхнули, когда он уставился на юнца.
  - На что ты уставился? Е**ть твою мать, ты, сын ш...
  - АААААААА!
  Цин Шуй сделал движение, быстрое, словно молния. Он стремился ударить юнца в промежность, и раздался звук лопающихся орехов, заставив онеметь свидетелей.
  - Если вы не хотите умереть, заберите этот мусор и убирайтесь! - сказал Цин Шуй, не оборачиваясь.
  В глазах толпы Цин Шуй был демоном. Они и моргнуть не успели, как их юный господин распластался на земле, больше никогда не надеясь стать отцом.
  Оставшиеся на мгновение уставились друг на друга, затем быстро подхватили юного господина и убрались прочь.
  Цин Шуй успокоился и лениво побрел обратно в медицинскую лавку рода Цин. Он все еще был безразмерно несчастен. Он хотел убить юнца из-за оскорбления Цин И, но в конечном итоге не стал этого делать. Он не хотел запачкать свои руки в крови из-за какого-то дурака.
  Однако он не заметил, что затененный силуэт наблюдал за всеми его движениями и действиями. В глазах незнакомца мелькнул странный блеск, когда он сообщил остальным, чему стал свидетелем.
  Цин Шуй не заметил его, потому что все его мысли были заняты изготовлением гранулы Пять драконов. Но у него не было рецепта. Напрягаясь, он заставлял себя вспоминать, как он играл в 'Западную фантазию' в своем прошлом мире, пытаясь припомнить какие-то игровые знания. Две лекарственные пилюли первого уровня вместе с двумя лекарственными пилюлями второго уровня смогут синтезировать лекарственную пилюлю третьего уровня.
  Его глаза засияли: 'Даже если не получится, я ничего не теряю'.
  Главной задачей для Цин Шуй сейчас было найти лекарство второго уровня. Лекарства первого уровня были обычными. Лекарства второго уровня состояли из трав, которым по меньшей мере было 100 лет. Цин Шуй вернулся прямиком в медицинскую лавку и взял несколько пучков столетних трав.
  Черт.
  Вдруг Цин Шуй замер. Он внезапно понял, что у него нет котла для изготовления лекарств.
  Не теряя времени, Цин Шуй снова отправился в кузнечную лавку Огненного облака. По правде говоря, причина, по которой он вернулся в кузнечную лавку Огненного облака, состояла в том, что в ней были товары лучшего качества по сравнению с остальными. И конечно же, в том, что в ней был милый помощник.
  Когда он вошел, мужчина средних лет участливо обратился к нему:
  - Юный господин, что вы ищете? В нашем магазине достаточно различных видов вооружения. Даже если у нас нет того, что вы ищете, мы сможем изготовить это для вас, если вы нам дадите три дня.
  - О, дядя, в вашем магазине продаются котлы для изготовления лекарств, которые используют алхимики? - улыбнулся Цин Шуй.
  - Ага, у нас они есть. Вы можете взглянуть, они находятся в восточной комнате. Они стоят 10 серебряных монет за штуку, - дядя средних лет указал на комнату с улыбкой на лице.
  Алхимик - профессия, требующая уйму денег, и поэтому обычно только богатые роды могли себе позволить воспитывать алхимика. Цин Шуй воскликнул в сердцах: 'Дерьмо, этот паршивый котел стоит 10 серебряных монет. Даже имея талант, но не имея денег, никогда не сможешь себе ничего позволить'.
  Цин Шуй взглянул на котлы, изготовленные из обычных материалов. За 10 серебряных монет было по-настоящему сложно найти котел хорошего качества, но он наконец выбрал себе один и вышел.
  Цин Шуй не стал возвращаться в медицинскую лавку рода Цин. Он нашел уединенное место и вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. Он сконцентрировался на воспоминаниях, открытых на просторах его сознания, и смешал различные травы. Четырехлистный цветок, так же, как и Коренной цветок руна, были разделены на порции. Причиной, по которой Цин Шуй выбрал Коренной цветок руна, были его обезвреживающие яд свойства: улучшение кровообращения, восстановление Ци и выведение смертельного газа из внутренних органов. Он был способен повысить иммунитет организма против ядовитого вещества.
  Через некоторое время Цин Шуй увеличил огонь, и звук кипящей воды стал громче. Через час, когда Цин Шуй уже не мог дольше поддерживать исконный огонь, он услышал звуки, которое издает получившаяся смесь.
  'Успех?', - Цин Шуй ощущал несравнимую радость. Обычно, если изготовление лекарства терпело фиаско, случался своего рода небольшой взрыв.
  Руки Цин Шуй тряслись, когда он снимал крышку. Он обнаружил слой белого мутного порошка на дне котла.
  'Что это?'.
  Цин Шуй на мгновение замер. Он зачерпнул белый мутный порошок из котла. Его было очень мало, всего лишь щепотка.
  'Это лекарство третьего уровня?', - с подозрением вопрошал Цин Шуй. Почему оно в порошкообразной форме?
  Цин Шуй погрузился глубоко в море своего сознания и обнаружил, что он действительно успешно сварганил лекарство со своих просторов сознания!
  Цин Шуй был невероятно счастлив благодаря своей первой удачной попытке. Он тут же повторил весь процесс, останавливаясь, только чтобы восстановить Ци после использования исконного огня снова и снова.
  Чем больше надежда, тем больше разочарование. Все эти усилия позволили изготовить ему ничто иное, как золотую лекарственную мазь.
  'Как я могу изготовить гранулу Пяти драконов?', - спрашивал он сам себя, высыпая весь мутный порошок в нефритовую бутыль.
  Он погрузился в медитацию с целью восстановить потраченную энергию. На сегодня он решил прекратить попытки, но вдруг что-то вроде индикатора внезапно возникло под сектором с золотой лекарственной мазью на просторах его сознания!
  'Индикатор опыта: 0,5%. 99,5% необходимо, чтобы открыть следующее лекарство из списка - Небольшую восстанавливающую гранулу'. Цин Шуй улыбнулся. Он наконец ступил на путь алхимика!
  http://tl.rulate.ru/book/51/4523
  Переводчики: kent
  
  
  
  
  Глава 94. Ситу Ба в ярости
  Цин Шуй наконец встал на путь алхимии. Он всегда проявлял упорство и настойчивость, поэтому он намеревался достичь желаемого и стать самым уважаемым человеком в этом мире - алхимиком.
  Однако в его сердце закралось беспокойство, смешанное с радостью. Для того, чтобы открыть информацию, касающуюся гранулы Пяти драконов, нужно было пройти долгий путь. Он беспокоился о состоянии Вэньжэнь У-Шуан, сможет ли она бороться с распространением яда? Если она не сможет, что ему делать?
  Цин Шуй не понимал, почему Вэньжэнь У-Шуан занимало у него в сердце такое важное место. 'Что со мной происходит? Ши Цин Чжуан и Юй Хэ и так несладко, почему же я беспокоюсь еще и за У-Шуан?'.
  Он провел в своей пространственной сфере три дня, чтобы изготовить один цзинь Золотой лекарственной мази и приобрести еще немного опыта. Однако он все еще был разочарован своим прогрессом. Если его подсчеты верны, то чтобы получить 100% опыта, ему необходимо потратить по меньшей мере 600 дней в пространственной сфере, варганя лекарства сутки напролет.
  Беспомощный, Цин Шуй покинул Королевство вечного фиолетового нефрита. 'Забудь, здесь нельзя спешить. Я сделаю, что смогу, и буду надеяться на лучшее. У-Шуан, ты тоже должна держаться'.
  Цин Шуй вышел из пространственной сферы и вернулся в медицинскую лавку рода Цин.
  ***
  В это же время в резиденции Ситу глава рода Ситу испытывал смесь невероятной злости и беспокойства, глядя на своего младшего сына, Ситу Шан. Ситу Шан лежал на кровати, кровь без остановки текла из его промежности.
  - Быстро, позови врача Лэй! - взревел Ситу Ба.
  - Да-да-да! - слуга в панике выбежал.
  Снаружи несколько юношей стояли на коленях, не смея шелохнуться. Они были вместе с Ситу Шан, у которого с утра произошла стычка с Цин Шуй. Обычно они задирали всех местных и творили самые разные злодейства с Ситу Шан.
  Ситу Ба было около 60. Из-за занятости в боевом продвижении, он женился поздно и имел только двух сыновей. Один из них был самым сильным из третьего поколения рода Ситу - Ситу Луань. Другим сыном - Ситу Шан.
  Хотя тайна Ситу Луань тщательно скрывалась, его отец, Ситу Ба, естественно, знал о ней. Несмотря на это, он не мог ничего поделать и лишь возлагал все свои надежды на своего младшего сына. Хотя в боевом отношении Ситу Луань был невероятно силен, Ситу Ба знал, что не следует отдавать бразды правления в роде Ситу ему в руки. Ситу Луань уже было не суждено когда-либо произвести на свет наследника рода Ситу!
  Но более важной была темная сторона души Ситу Луань. В его сердце была лишь злоба и множество черных дыр. Его однажды его тайна раскроется, будет очень легко уничтожить его.
  Но сейчас, даже Ситу Шан был ранен до такой степени - было ли это равнозначно уничтожению целой линии воспроизведения потомства у главной ветви рода Ситу? Его младший сын, Ситу Шан, был очень развратным. Эта травма для него была хуже, чем смерть. Злость Ситу Ба уже достигла своего предела, когда он взревел. Ему нужна была цель, чтобы излить на нее свою злость.
  - Кто? Кто это сделал? КТО ЭТО СДЕЛАЛ? - Ситу Ба трясло, когда он заорал на коленопреклоненных юношей.
  - Бай Цян в настоящий момент отслеживает передвижения этого парня, мы... мы скоро сможем дать ответ... - заикаясь, сказал один из дрожащих юношей, со слащавой миной на лице.
  - Дерьмовое отродье, и зачем я вас держу!
  Ситу Ба взвыл и ударил юношей, стоящих перед ним на коленях. В этот момент на него навалилась тяжесть целой горы, как будто разъяренный тигр накинулся на него, чтобы сожрать свою добычу. Тела юношей разорвало на части, от них остались лишь лужи крови и куски плоти. Кровь также покрывала все лицо и одежду Ситу Ба, отчего он выглядел, как безумный демон.
  В этот момент юноша по имени Бай Цян, который следовал за Цин Шуй, вернулся. Увидев ужасающее зрелище, он мгновенно почувствовал, как слабеет, и преклонил колени. Его жутко трясло.
  - Говори, кто сделал это с моим Шан? - быстро спросил Ситу Ба. Его голос был даже более устрашающим, чем когда он выл.
  - Его... его... - Бай Цян нещадно дрожал, пытаясь успокоиться.
  - Говори, и я пощажу тебя. Если нет, ты кончишь так же, как они, - острый взгляд Ситу Ба не отрывался от исполненного страхом Бай Цян.
  - Его зовут... Цин Шуй из рода Цин.
  - Дерьмовое отродье, ты вздумал шутить надо мной? Ты думаешь, что сможешь сохранить себе жизнь, если скажешь это? - Ситу Ба снова ударил, и Бай Цян далеко отбросило. С самого начала он не собирался щадить его.
  Раздались звуки падающих костей, кровь забила фонтаном в воздух.
  - Жизнь юного господина Шан уже вне опасности. Но в будущем он не сможет завести потомство, - низким голосом прошептал дружелюбный седой старик, когда подошел к Ситу Ба.
  - Спасибо, дядя Лэй, - бессильно выдохнул Ситу Ба.
  - Мне нужно встретиться с Отцом, так что оставляю Шан на ваше попечение.
  - Не беспокойтесь, я позабочусь о юном господине.
  Когда он ушел, Ситу Ба дал волю чувствам. Горе затопило его. Как говорится, для женщины хуже всего похоронить отца в юности, мужа в зрелости и сына в старости. Не может быть ничего больнее этого. Хотя обстоятельства у Ситу Ба были несколько иными, он чувствовал то же самое.
  В этот момент в резиденции Ситу на мечах тренировался Ситу Бу Фань, пока Ситу Наньтянь руководил им, указывая ему что-то и поправляя ошибки. Так как родители умерли, когда он был совсем юн, он всегда слушал Ситу Наньтянь, пока рос.
  Ситу Наньтянь был предыдущим главой рода, у него было 10 сыновей. Ситу Ба был его младшим сыном и в то же время сыном с самым большим потенциалом, возможностью достичь Сяньтянь. Ситу Ба был полностью занят своим развитием, поэтому у него была жена и только двое сыновей. Это было чрезвычайной редкостью для юного господина из рода с таким положением и силой.
  Может быть, поэтому ему удалось достигнуть вершины королевства Хоутянь в таком молодом возрасте.
  Изначально Ситу Наньтянь не хотел передавать положение лидера рода Ситу Ба. Но он сделал это из-за настойчивости Ситу Ба, тем более он пообещал, что однозначно передаст положение лидера рода в момент, когда достигнет Сяньтянь.
  Эти слова зародили ужас в Ситу Наньтянь, но он все же согласился. В конце концов, Ситу Ба был ближе всех к Сяньтянь. Хотя в роде Ситу было несколько господ, которые достигли вершины Хоутянь, братья и сестры Ситу Ба хотели просто наслаждаться жизнью и не желали обременять себя проблемами, связанными с руководством рода.
  - Дедушка, неужели Цин Шуй действительно так силен? Каждый раз, когда я сталкивался с ним, я оказывался побежденным еще до того, как мог выяснить его истинную силу, - спросил Ситу Бу Фань, закончив практиковаться с мечом.
  - Помни, ни во что не впутывай себя с ним в будущем. Тебе следует сосредоточиться только на своем пути развития. Ты одарен больше, чем большинство, и вдобавок, наш род все еще считается богатым. В ближайшем будущем твой дядя Лэй состряпает своего рода гранулу, которая сможет быстро повышать уровень культивации во время приема пищи. Пока ты будешь принимать ее, прорваться на уровень Сяньтянь до 40 лет не представиться такой уж фантазией. Когда ты ступишь в королевство Сяньтянь, каждый в Городе Сотни Миль в твоих глазах будет лишь муравьем.
  Глаза Ситу Бу Фань блеснули странным огнем. Он подождет, пока не прорвется на уровень Сяньтянь, прежде чем хорошенько поиграть с Цин Шуй.
  В этот момент в сад, где находились Ситу Бу Фань и Ситу Наньтянь, ворвался черный как туча Ситу Ба.
  - Отец!
  - Дядя, вы здесь! - с уважением произнес Ситу Бу Фань.
  - Фань, мне нужно кое-что обсудить с твоим дедушкой, - объяснил Ситу Ба.
  - Понятно, - улыбнулся Ситу Бу Фань и ушел.
  - Отец, этот мелкий бастард Цин Шуй покалечил моего сына Шан.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4754
  Переводчики: kent
  Глава 95. Трагедия бессилия
  - Отец, этот мелкий бастард Цин Шуй покалечил моего сына Шан.
  - Что? Что ты сказал? Поясни. Почему произошла стычка между Шан и мелким бастардом?
  - Ты должен знать характер этого ребенка Шан. Он каким-то образом встретил Цин Шуй и дерзил ему. В итоге, Цин Шуй просто размазал его, - с ненавистью сказал Ситу Ба, его руки были сцеплены и тряслись. - Род Цин обычно выступает в защиту провокаций. Они осмеливаются делать это, даже не заботясь о нашем положении в Городе Сотни Миль. Отец, я обязательно должен изувечить Цин Шуй. Или же как я смогу держать голову прямо в будущем?
  Услышав, что говорит Ситу Ба, Ситу Наньтянь не спешил с ответом. В душе он чувствовал то же, что и Ситу Ба. Как он может хорошо себя чувствовать, если его собственный внук оказался в таком незавидном положении? Если бы его просто побили и не причинили вреда, но теперь у него не будет возможности стать отцом. Такое унижение слишком тяжело вынести.
  - Род Цин по-настоящему не знает, что такое смерть. Неужели они думают, что, имея лишь одного представителя, достигшего вершины Хоутянь, они могут позволять себе делать все, что пожелают в Городе Сотни Миль? Ба, отведи Шан к роду Цин. Неважно, как, я хочу обсудить это. Нам нужно выиграть битву логики до того, как сделать ход. С тех пор, как род Цин пренебрег всеми нормами, нам больше нет нужды особо заботиться о последствиях, - ответил Ситу Наньтянь и глубоко задумался.
  Услышав ответ Ситу Наньтянь, Ситу Ба согласно кивнул и собрался уходить.
  - Возьми больше людей, позови своего третьего дядю. Помни, мы пойдем только после того, как состояние Шан стабилизируется, - добавил Ситу Наньтянь и отпил чай. Теперь он вовсе не был так спокоен, как до этого разговора.
  ***
  Цин Шуй продолжал свои тренировки и повышал свои умения в изготовлении лекарств. Дела на постоялом дворе Юй Хэ шли все лучше и лучше, пока вкус черной рыбы становился невероятно известным. Это была пища богов, или вроде того, как говорили слухи.
  Результатом стало еще большее количество покупателей. Среди них был и дядя Лэй из рода Ситу. Они могли говорить, что чудесный вкус получается благодаря выдающимся кулинарным способностям повара, хотя на самом деле всему виной была сама рыба.
  Хотя дела на постоялом дворе Юй Хэ процветали, Юй Хэ приходила во все большее расстройство из-за того, что сейчас ее старшие братья и дяди захотели разделить с ней постоялый двор Юй Хэ.
  Юй Хэ знала, что это только лишь из-за черной рыбы. Они завидовали доходам, которые получала Юй Хэ, поэтому они хотели отхватить кусок. После этого они смогли бы постепенно узнать, кто является поставщиком черной рыбы, и им бы хватило богатства, чтобы заполучить поставщика себе, оставив ни с чем Юй Хэ и единолично почивая на лаврах.
  Все это было очень ясно Юй Хэ. В конце концов, он знала историю этих людей. Поэтому у нее не было иного выхода, кроме как найти причины отказать им. Это делало ее несчастной. К счастью, дедушка Юй Хэ безумно любил ее. Хотя он уже и не был на уровне Сяньтянь, кое-какая сила у него все-таки осталась. Более того, он все еще был среди них старшим.
  Юй Хэ пребывала в задумчивости, когда Цин Шуй вошел к ней в комнату. Дверь была открыта, так что Цин Шуй смог увидеть сдвинутые брови Юй Хэ, в которых угадывалось беспокойство. Однако даже это беспокойство ничуть не преуменьшало ее красоту.
  - Тук-тук-тук! - Цин Шуй постучал по двери, пробуждая Юй Хэ от своих размышлений. Поняв, что это Цин Шуй, она посмотрела на него, насупившись.
  - Что случилось? Ты ведешь себя, как маленькая девочка. Ты что, фантазировала о прекрасном принце, скачущем к тебе на своем белом скакуне в золотых доспехах, чтобы жениться? Ну что ж, вот он я, здесь, - улыбаясь, подошел Цин Шуй.
  - Пфф, твоя черная рыба стала для меня источником бесконечных проблем, - Юй Хэ слегка надулась, заставив Цин Шуй сглотнуть. Ему очень нравилось, когда она так делала.
  - Проблем? Что произошло? - Цин Шуй не слишком удивился. В конце концов, все хорошее вызывает у других ревность и зависть.
  - Члены моего рода вечно создают проблемы. Обычно им нет никакого дела до меня. Кроме моего дедушки, никто не обращается со мной, как с членом рода Юй. Теперь, когда они видят, что постоялый двор Юй Хэ гребет деньги, все они хотят отхватить себе кусок. Если бы не мой дедушка, постоялый двор Юй Хэ уже давно разорвали бы, - с раздражением объяснила Юй Хэ.
  - Оу, с твоим дедушкой все в порядке? - Цин Шуй не хотелось комментировать действия членов рода Юй, и он нашел предлог сменить тему.
  - Он очень стар, нижняя часть его туловища парализована. Однажды он достиг Сяньтянь, а сейчас заканчивает свою жизнь в таком жалком состоянии, - глаза Юй Хэ покраснели от слез.
  Цин Шуй знал, что она была очень близка со своим дедушкой, он с детства растил ее. Когда Юй Хэ назначили помолвку, ее дедушка был на уровне Сяньтянь. Кто знал, что жениха ждет такая плохая судьба и что он умрет до того, как осуществить свой брак с Юй Хэ. В тот момент, когда ее дедушка был еще на уровне Сяньтянь, аннулировать брак было бы так же просто, как хлопнуть в ладоши. Было не очень удачно объявлять об аннулировании брака прямо после несчастного случая, поэтому ее дедушка решил повременить. Но судьба распорядилась так, что вскоре после этого произошел несчастный случай с дьявольским чудовищем, ранившим ее дедушку. 18-летняя Юй Хэ с тех пор стала вдовой, и оставалась ей до сих пор в свои 28.
  Критерий аннулирования брака в семье жениха был прост. Если их просил об этом кто-то, достигший уровня Сяньтянь, они шли навстречу. Они лишь хотели, чтобы у них было какое-то основание для этого. Однако из-за этого критерия вышло так, что обворожительная красавица потеряла 10 лет своей юности, обреченная на вечное одиночество.
  Во всем Городе Сотни Миль с населением в 5 миллионов человек, количество культиваторов Сяньтянь можно пересчитать на пальцах двух рук!
  - Через три дня моему дедушке исполнится 80. Ты сможешь пойти со мной? - тихо прошептала Юй Хэ.
  Цин Шуй был слегка озадачен, с чего вдруг Юй Хэ внезапно пригласила его? После того, что произошло между ним и Ши Цин Чжуан, он решил сосредоточиться только на Ши Цин Чжуан. Что же касается Вэньжэнь У-Шуан, его забота происходила из чистой дружбы, ни больше, ни меньше.
  Момент, когда искра любви пробегает между мужчиной женщиной, всегда неуловим и застает врасплох!
  Дело было не в том, что он ни разу не думал об обладании Ши Цин Чжуан, Юй Хэ и Вэньжэнь У-Шуан. Однако время течет, люди меняются. Вэньжэнь У-Шуан была той, которая могла заставить его сердце уйти в пятки. И если бы не непредвиденные ситуации, человеком, которого бы он хотел добиться больше всего, была бы никто иная, как У-Шуан. Однако, такова жизнь. Кто знал, что случай с Ши Цин Чжуан возникнет ни с того, ни с сего. Теперь Цин Шуй только хотел быть внимательным к Ши Цин Чжуан. К сожалению, никогда ничего не было так просто, как казалось.
  Потому что даже сейчас Цин Шуй не мог понять, что творилось на душе у Ши Цин Чжуан!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4755
  Переводчики: kent
  
  Глава 96. Отправка письма Вэньжэнь У-Шуан
  Глядя на удрученное выражение лица Юй Хэ, Цин Шуй слегка кивнул, показывая свое согласие.
  После того, как Цин Шуй согласился на ее просьбу, Юй Хэ заметно повеселела. Заботы, из-за которых ее брови были сдвинуты, наконец отпустили ее. Яркая улыбка, словно распустившийся цветок, играла на ее лице.
  Ее яркая улыбка открыла ее жемчужно-белые зубы. Черные глаза, белоснежная улыбка, нефритовое лицо, в котором видно ум, и счастье.
  Цин Шуй вздохнул. Бремя, которое несла Юй Хэ, было в самом деле тяжелым. Недостаток родительской любви в детстве, ноша положения вдовы - она даже не имела права решить дело со своей женитьбой.
  Постояв еще немного, Цин Шуй порозовел, когда прощался с Юй Хэ. С момента его прихода и до того, как он ушел, Цин Шуй не сделал ни одного движения, не сказал ни слова, которое могло бы означать заигрывание с Юй Хэ. Юй Хэ чувствовала, что что-то не так...Ей казалось, будто Цин Шуй хочет провести между ними невидимую черту.
  Струны ее души натянулись, как будто она внезапно что-то потеряла... Что-то ценное, что у нее было раньше, но что она потеряла из-за своей беспечности.
  Глаза Юй Хэ затуманились, но она заставила себя продолжать улыбаться, глядя вслед уходящему Цин Шуй. Она уже обдумывала это. Цин Шуй и она, как у них может быть какое-то совместное будущее?
  Думая о своей ограниченной свободе, мысленно возвращаясь к временам, когда она шутила над Цин Шуй, говоря, что если бы завела парня на стороне, то этим парнем однозначно был бы Цин Шуй, - Юй Хэ почувствовала, как слезы бегут по ее лицу несмотря на то, что она пыталась сдержать их.
  ***
  После того, как он ушел, Цин Шуй шел по многолюдным улицам, как вдруг наткнулся на перекресток, перекрытый какой-то бандой во главе с улыбающимся дородным мужчиной.
  Цин Шуй мрачно посмотрел на тех, кто перегородил ему путь.
  - Друг, могу я с тобой поговорить, одну секундочку! - парень широко улыбнулся, отрыв свои зубы.
  - Я занят.
  - Хэй, бро, наша банда Зеленого волка просто хочет поболтать с тобой, чего ты такой надменный? - злобно выкрикнул здоровый юнец с крепкими мускулами, казавшийся полным тупицей.
  - Банда Зеленого волка? Что это за черт? - Цин Шуй потряс головой.
  - Между продавцом и покупателем должны существовать дружественные отношения, даже если им не получилось провернуть сделку, правда? - парень, который был во главе, улыбнулся.
  Цин Шуй рассматривал мужчину перед ним. Этому парню было около 24-25 лет, он был преисполнен уверенности в себе. Его глаза были спокойными, его манера поведения казалась расслабленной, даже дружелюбной.
  Цин Шуй снова взглянул на буйных членов шайки позади главаря, все они выглядели скучающими и были не в духе. Отсутствовала малейшая видимость дисциплины.
  - Банда Зеленого волка, только не говори мне, что она образовалась сегодня? Из вашей небольшой кучки?
  - Как ты узнал...
  - Второй простофиля, закрой свой дерьмовый рот! - прервал его тощий юноша, когда перед этим другой мускулистый юноша ненароком ляпнул это.
  - Я не хочу врать тебе, мой друг, то, что ты сказал - верно. Я понял, что ты скажешь, что все мы из бедных семей. На самом деле, нас всего чуть более десяти человек в банде Зеленого волка. Мы все - сироты, и росли на улицах города с самого детства, - вздохнул главарь.
  Цин Шуй засмеялся, глядя в глаза юноши.
  - Меня не волнует, говоришь ты правду или лжешь. Зачем ты мне говоришь все это? Ты хочешь, чтобы я дал тебе денег? Прости, но я тоже беден.
  Главарь уставился на Цин Шуй, остолбенев. Мгновенно он лишился дара речи.
  - Я не попрошайка, я просто хочу работать с тобой! - поспешно сказал главарь. Сейчас ситуация выходила из-под его контроля.
  - Сотрудничество? С чего мне хотеть этого? - Цин Шуй сдвинул брови: почему в этом мире какая-то кучка хулиганов хочет работать с ним вместе?
  - Мы хотим, чтобы ты присоединился к нашей банде. Мы хотим, чтобы ты руководил нами.
  От слов главаря Цин Шуй вздрогнул. Что за черт здесь творится?
  - Я даю тебе пять минут. Посмотрим, сможешь ли ты меня тронуть своими словами.
  - Мы знаем, что ты - Цин Шуй из рода Цин, и надеемся, что в будущем, если тебе понадобится помощь, ты разыщешь нас. У нас есть сети по всему городу, и знаем самые последние новости о том, что происходит. Мы готовы стать твоими руками и ногами. Каким-то образом я чувствую, что ты способен многого добиться, привести нас к величию. Взгляни на нас - кучка прохвостов, у которой нет ничего, кроме грубой силы. Если мы хотим когда-нибудь подняться и владеть силой другого рода, нам остается только выбрать кого-то сильного, за кем мы последуем.
  - Ты говоришь, что знаешь все, что происходит в Городе Сотни Миль? Скажи мне что-нибудь, что подтвердит твои слова.
  - Черная рыба на постоялом дворе Юй Хэ - ты поставляешь ее.
  - ....
  Цин Шуй был невероятно изумлен, но он не позволил себе показать свое удивление. Он лишь взял карандаш с бумагой и написал: 'У-Шуан, скорей возвращайся в Город Сотни Миль, как только увидишь это. У меня есть решение твоей проблемы'.
  - Доставьте это в Небесный Речной Город. Мне плевать, как вы это сделаете. Передайте это письмо человеку по имени Вэньжэнь У-Шуан до того, как истекут 10 дней. Она невероятно красива и направляется к роду Сюэ. Как только завершите это дело, я готов сотрудничать с вами.
  После этого Цин Шуй передал письмо главарю.
  - Здесь 500 серебряных монет. На расходы. Не бойся тратить деньги, я всего лишь требую эффективности. Если у вас не получиться справиться даже с этим, нет никакой нужны искать меня снова.
  Цин Шуй ушел сразу после этих слов.
  - Босс, он стоит того, чтобы мы шли за ним? - с сомнением в голосе спросил тощий парень.
  - Я изучил его историю и обнаружил множество происшествий, которые произошли с ним после того, как он прибыл в Город Сотни Миль. Он определенно необычный человек. Мы точно будем процветать, если объединим свои судьбы с ним.
  Остальные молчали, так как знали об исключительности суждений их главаря. Очень скоро в их глазах светилась убежденность.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4756
  Переводчики: kent
  
  Глава 97. День рождения дедушки Юй
  Когда он ушел, Цин Шуй не был уверен, верное ли он принял решение. В итоге он перестал думать об этом. Самое большее, он потеряет 500 серебряных монет. В конце концов, если бы раньше он держал рот на замке, сейчас бы у него не было столько проблем. Он не боялся проблем. Если по своей небрежности у него получится вернуть Вэньжэнь У-Шуан вовремя, все это однозначно будет стоить того.
  Прошло три дня. Наступил очень шумный день для рода Юй в Городе Сотни Миль. Сегодня был 80-й день рождения старшего в роде. Десять лет назад род Юй входил в число самых видных родов в Городе Сотни Миль. И даже теперь он был одним из четырех великих родов.
  Все мало-мальски известные люди Города Сотни Миль должны были прийти на день рождения Юй и отдать ему свои подарки. Было слишком много людей, желавших завести связи с семьей Юй. В конце концов, в этом городе, в котором население перевалило за миллион человек, род Юй считался очень аристократическим.
  - Мама, я обещал Юй Хэ помощь в праздновании дня рождения ее дедушки. Тебе следует пойти туда вместе с тетей, - Цин Шуй только что узнал, что его мать также навестит сегодня род Юй. Ему оставалось только неловко почесать затылок.
  - Ай, твоя мама слишком стара для таких событий. Мой сын идет вместе с красивой девушкой, - поддразнила его Цин И.
  - Как такое возможно? Тебе сколько всего лет? Многие считают, что ты до сих пор не замужем. Более того, ты до сих пор гипнотизируешь и восхищаешь других своей красотой. Как ты можешь считать себя старой, когда ты так великолепна. Кто скажет, что ты старая - закончит с зубами на полу.
  - Хорошо, я больше не буду сражаться с тобой, ты, маленький негодник. Твой дядя, твоя тетя и я пойдем вместе. Веди себя благоразумно, там полно народу, и навлеки никаких проблем на род Юй! - последний пункт был особенно важен, так как Цин И знала, что Цин Шуй - не самый послушный ребенок!
  Когда Цин Шуй встретился с Юй Хэ, он был ошеломлен. Наряд Юй Хэ состоял из сиреневого платья, расшитого облаками, и небесно-голубой шали. Ее волосы украшал гребень, придавая ей элегантный и благородный вид.
  Ее белоснежная кожа, гибкая шея и ее гордо вздымающаяся грудь заставляли каждого с трепетом рассматривать ее, разинув рот. За ее обнаженной стройной талией следовала округлая, упругая попка.
  Хотя ее ноги и так были достаточно длинными, ее длинные белоснежные туфли придавали ей еще более сказочный вид!
  - Неплохо выглядит? - спросила Юй Хэ, слегка улыбаясь ошеломленному выражению лица Цин Шуй.
  - Очень мило. Ты как будто спустилась с небес!
  Род Юй располагался во внутренней части восточного района Города Сотни Миль. На самом деле, парадную дверь Юй Хэ обычно донимали жуткие столпотворения. Какие-то занятые люди средних лет быстро приветствовали высокопоставленных официальных лиц, которые пришли на празднование дня рождения. У каждого на лице была улыбка. Люди, которые прибывали, также отвечали им улыбками. В основном к парадной двери люди прибывали в роскошных каретах!
  - Госпожа, вы вернулись, - когда Цин Шуй и Юй Хэ сошли с кареты и прошли ко входу, мужчина средних лет натянул на себя свою самую профессиональную улыбку и поприветствовал их.
  Юй Хэ кивнула, и они вошли вместе с Цин Шуй.
  Они однозначно заслуживали статуса видного рода Города Сотни Миль. Вся улица была названа улицей Юй. Цин Шуй впервые попал на эту улицу. Она не была очень длинной, но она вся была собственностью рода Юй. Двор, который использовался для сегодняшнего торжества, был одним из самых центральных и важных мест.
  Когда они вошли, Цин Шуй начал рассматривать удобную и простую внутреннюю обстановку. Здесь были искусственные горы, скалы и вода, но они не казались невероятно дорогими. На самом деле они выглядели очень естественно. Во дворе везде стояли кресла и столики. За всеми столами происходила шумная, бестолковая болтовня. Явно было видно особый статус этих людей, они периодически перетекали от одного столика к другому.
  - Сестра, сюда! - Цин Шуй поднял голову по направлению голоса. Яркий, красивый мужчина появился у них на пути, махая рукой.
  - Пойдем туда. Это мой младший брат Ю й Цзянь!
  - Сестра, я помогу тебе встречать твоих друзей. Тебе следует первым делом встретиться с дедушкой. Старшие говорят, что, если ты не придешь к ним, они сами выберутся, чтобы увидеть тебя. Просто они в самом деле не хотят выходить, Юй Цзянь улыбнулся Юй Хэ. В улыбке была любовь к сестре, а также намек на стыд.
  Обходительный мужчина средних лет подошел с улыбкой, и в его чистом голосе слышалось: 'Наконец Юй Хэ вернулась. Твой дедушка ждал тебя достаточно долго. Иди и встреться со старшими'.
  - О, третий дядя, я поняла. Я сейчас же пойду туда!
  Закончив говорить, Юй Хэ повернулась к Цин Шуй, улыбнулась и ушла.
  - Идем-идем, ты ведь Цин Шуй, верно? Я часто слышу, как моя сестра говорит о тебе. Давай присядем вместе! - Юй Цзянь увлеченно и энергично поприветствовал Цин Шуй.
  Цин Шуй чувствовал себя очень неловко - брат Юй Хэ был намного старше него. Цин Шуй улыбнулся и кивнул. С Юй Цзянь он прошел на ту сторону, где уже стояли столики и кресла на троих.
  Когда они подошли, трое людей уже встали и улыбались, показывая, что они рады видеть Цин Шуй. Две женщины и мужчина. Мужчине было около 30, у него было крепкое тело, толстые брови и огромные глаза. Две женщины были довольно красивы, но они были очень молоды. Они выглядели на 17-18 лет, у них были миниатюрные, но уже полностью развитые фигуры. Обычно 17-18-летние уже могут считаться взрослыми. На одной из девушек было надето зеленое платье, у нее было овальное лицо, светлая кожа и свежие кукольные черты лица. Контраст с ее лицом составляла громадная грудь, с которой не могла поспорить даже грудь Юй Хэ. Цин Шуй недоумевал, как она у нее не отваливается.
  - Цин Шуй, это Дин Лан, а эти двое - Дин Юань и Дин Бао. Они братья и сестры.
  - Здравствуй, Цин Шуй! Я так много раз слышал твое имя, - Дин Лан поднял руку с натянутой улыбкой.
  Улыбающийся Цин Шуй также поднял руку:
  - Ты, должно быть, Дин Лан, здравствуй! Я достаточно слышал о тебе, - Цин Шуй с головы до пят рассматривал этого рослого, решительного юношу. Сейчас он знал, что Дин Лан - самый сильный среди молодого поколения Города Сотни Миль.
  В момент, когда их руки соприкоснулись, Цин Шуй с шоком почувствовал силу Дин Лан.
  Они испытывали хватку друг друга. Со стороны невозможно было сказать, что происходит, но Цин Шуй и Дин Лан оба все понимали.
  - Ты такой устрашающий. Я недавно слышала, что ты угрожал кому-то, - Дин Юань со своей гигантской грудью и детским личиком моргнула своими огромными глазами.
  Цин Шуй с горькой улыбкой смотрел, как многие не спускают глаз с этой девушки. Даже Цин Шуй, у которого к ней не было никакого интереса, ни имел другого выбора, как признать, что Дин Юань была действительно привлекательна.
  - Я никогда сам не стремлюсь создавать никому проблем, причина всегда в других, которые задирают меня. А я не хочу, чтобы меня задирали, поэтому использовал свою силу и покончил с этим, непредумышленно побив их, - сказал Цин Шуй с горькой улыбкой. Это звучало так, будто тот случай действительно произошел не по его вине, и что ему не оставалось ничего другого, так как ему не оставили выбора. Как будто другие люди упрашивали его побить их.
  - Кхе-кхе-кхе. Брат, этот человек такой интересный! - звонкий, милый смех Дин Бао раздался в воздухе.
  Цин Шуй бросил взгляд на Дин Бао, девушку с поведением юной госпожи. Она была очень изящной. Ее лицо было утонченным и маленьким, украшенное парой светящихся глаз, изящный ном и миниатюрный рот.
  Маленькая фигурка определенно была очень изящной. Линии ее тела были очень плавными, очерчивая ее фигуру в форме песочных часов, с великолепной грудью и задорной попкой. К счастью, Цин Шуй не испытывал интереса к юным девушкам, потому что казалось, что все вокруг сходили от них с ума.
  Цин Шуй мог бы подумать насчет них, но ему еще даже не было 17. Если быть точнее, по сравнению с Цин Шуй, они были немного старше него. Однако Цин Шуй казался человеком, игнорирующим свой возраст. Если бы вы сказали, что он выглядит на 20 лет, это не было бы оскорблением. Внешность Цин Шуй очаровательно отличалась от других, заставляя людей ошибаться насчет его возраста. К тому же у него были глаза, способные соблазнить любую женщину.
  Благодаря присутствию Юй Цзянь несколько людей могли радостно болтать. Две юные девушки были невинны и, казалось, абсолютно не понимали ситуацию. Атмосфера слегка потеплела, в особенности Дин Юань и Дин Ба постоянно стали шептаться с Цин Шуй.
  Цин Шуй не мог ответить на некоторые из их вопросов. Он был благодарен, когда вскоре Юй Хэ прикатила Юй Дун Хао в инвалидном кресле. Юй Хэ встала рядом с галантным мужчиной средних лет, который отпускал глупые комментарии.
  После того, как старший Юй чокнулся бокалами со всем компанией, он позволил Юй Хэ везти кресло на ее усмотрение. Другие пожилые люди Города Сотни Миль подходили поздороваться с приглашенными. В итоге они переместились к столику, за которым располагался Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4757
  Переводчики: kent
  
  Глава 98. Техника исконной иглы, бросающей вызов небесам!
  После того, как старый господин Юй чокнулся со всеми, он прямиком отправился к столику, где сидел Цин Шуй.
  - Дедушка!
  - Дедушка Юй!
  - Дедушка Юй!
  Юй Цзянь, Дин Лан и Дин Бао воскликнули с почтением.
  - Цин Шуй здесь, я уже ранее встречался со старым господином Юй.
  Цин Шуй улыбнулся и склонился в почтенном поклоне!
  - Хорошо, хорошо!
  - Мать моя, это твой друг Цин Шуй? Отлично, отлично! - старый господин Юй дважды похвалил Цин Шуй, его голос был ярким и полным энергии.
  Цин Шуй рассматривал Юй Дун Хао в инвалидном кресле. Он выглядел старше 50-ти, с седыми волосами и утонченной внешностью. У него был широкий лоб, и энергичные глаза. Их глубокий взгляд произвел глубокое впечатление на Цин Шуй.
  Казалось, что старый мастер Юй уже избавился от своей депрессии. Говорили, Юй Дун Хао - человек с железной волей. Если бы кто-то другой упал с уровня Сяньтянь и стал простым человеком, он, скорее всего, плюнул на свою жизнь.
  Цин Шуй изучил Юй Дун Хао при помощи техники небесного видения с головы до пят. Энергетические потоки и Даньтянь старого господина Юй предстали перед ним.
  Его Даньтянь был изогнут, как крендель, а его энергетические потоки были сморщены и высушены. Особенно энергетические потоки около его ног. 'Не представляю, как, будучи так ранен, его тело смогло выдержать травму. Ему невероятно повезло вернуться живым'.
  'Его ранения чем-то похожи на ранения Байли Цзинвэй, но в разы серьезнее. Интересно, смогла бы здесь помочь моя техника исконной иглы'.
  Когда он об этом подумал, у него на душе потеплело. Ему следует использовать этот шанс в качестве эксперимента и убедиться, что его техника исконной иглы эффективна. При помощи сочетания техник исконного огня и исконной иглы можно достичь чуда, бросающего вызов небесам.
  Когда свечерело, Юй Дун Хао вернулся назад к себе в комнату. Это было странно, но Юй Хэ потащила его с собой, чтобы отвезти Юй Дун Хао. Цин Шуй чувствовал себя абсолютно не в своей тарелке - ведь они были дедушкой и внучкой, а он - внешней стороной.
  'Ладно, может быть, скажу ему, что у меня на уме!', - Цин Шуй решил следовать за Юй Хэ в комнату старого господина Юй.
  - Цин Шуй, верно? Девочка сказала, что черную рыбу поставляешь ты, она действительно вкусная. Этому старику уже 80 лет, и несмотря на мой возраст, я никогда раньше не ел блюда с таким восхитительным вкусом.
  - Спасибо. Если вы хотите, я позволю сестре Юй готовить вам по одной каждый день, - скромно ответил Цин Шуй.
  - Ах, судьба этой девочки очень горькая. Если бы не она, я бы уже давно потерял волю к жизни.
  Цин Шуй сомневался мгновение, а потом ответил:
  - Старец, я владею чем-то вроде медицинских искусств, я надеюсь, вы разрешите мне попробовать мое лечение на вас? Мои медицинские способности в каком-то роде отличаются от остальных, но есть шанс, что я излечу вас!
  Юй Дун Хао засмеялся:
  - Дитя, спасибо тебе за твои добрые слова. Но я как никто другой знаю, насколько плохо мое состояние. Если нет какого-нибудь чудотворного лекарства или небесных гранул, я навсегда останусь калекой.
  Цин Шуй был впечатлен, насколько умен Юй Дун Хао. Может быть, от того, что он уже отчаялся после бесчисленных страданий в попытках отыскать лечение!
  - Хоть старый господин Юй больше и не надеется, почему бы вам просто не дать мне попробовать? В конце концов, что вы потеряете? - продолжал Цин Шуй, пытаясь убедить старика Юй.
  - Цин Шуй, хватит! - перебила Юй Хэ, беспокоясь, что дедушка вспомнит о событиях прошлого.
  - Хм, ты прав, тогда старик даст тебе попробовать, давай посмотрим на твои экстраординарные медицинские техники, - Юй Дун Хао, напротив, казался радостным, когда согласился на просьбу Цин Шуй.
  Юй Хэ оставалось только безмолвно смотреть на Цин Шуй, пытаясь намеками показать ему, что нужно отказаться от этой идеи.
  Цин Шуй притворялся, что не видит взгляда Юй Хэ, которым она стреляла в него, пока он доставал золотые иглы. Без дальнейших отлагательств, Цин Шуй помог Юй Дун Хао снять одежды и аккуратно приспустил ему брюки, чтобы открыть зону Даньтянь.
  - Может быть немного больно, пожалуйста, потерпите, - напомнил Цин Шуй, приготовляясь.
  - Сделай это, этот старик боится всего, кроме боли. Если я в самом деле выздоровею, я не возражаю, если меня полоснут тысячью ножами и уколют тысячью лезвий.
  Чтобы излечить Юй Дун Хао, во-первых, Цин Шуй нужно воскресить и излечить его атрофированный Даньтянь. Только после этого в Юй Дун Хао снова сможет циркулировать Ци. Он разогрел золотые игры огнем при помощи Ци из Древней техники усиления, а затем начал вставлять их разные участки Даньтянь старика Юй.
  Даньтянь был неописуемо важен для культиваторов. Это была не только самая характерная доля человеческого тела, но и самая слабая. Первая золотая игла была введена.
  Но Юй Дун Хао вел себя так, будто вовсе не чувствовал боли. Даже после того, как игла была введена в его Даньтянь, он даже не заворчал.
  Вторая игла... и так все, вплоть до седьмой иглы!
  Лоб Цин Шуй блестел от пота. После того, как седьмая игла была введена, Цин Шуй использовал свою технику игл, чтобы вернуть Юй Дун Хао ощущение боли. Несмотря на отказ старика Юй, Цин Шуй все равно это сделал. Потому что уровень боли седьмой иглы по сравнению с первой был словно свет светлячка по сравнению с горящим солнцем.
  Активировав Ци из Древней техники усиления, Цин Шуй наполнил иглы своей Ци, а затем медленно перенес ее в Даньтянь Юй Дун Хао.
  Семь золотых нитей были словно семь небесных звезд более глубокого строения. Иглы немного вибрировали, от них исходило золотое свечение. Под воздействием Ци из Древней техники усиления, атрофированный Даньтянь начал постепенно восстанавливать свою изначальную форму.
  Скорость восстановления, как и вибрация золотых игл, была прямо пропорциональна скорости потребления Цин Шуй энергии.
  Юй Хэ беспокойно стояла рядом, часто вытирая маленькой тряпкой пот со лба Цин Шуй. Она слегка покраснела, потому что делала такое интимное действие с Цин Шуй на глазах у своего дедушки.
  Приблизительно два часа спустя лицо Цин Шуй стало бледным и бескровным. Он вынул иглы одну за другой, его тело невольно тряслось.
  - Старый господин Юй, попробуйте активировать вашу Ци. Однако управление Ци обеспечивает только Даньтянь. Не напрягайте его слишком сильно, я просто хочу, чтобы вы чуть-чуть поэкспериментировали, - дал инструкции Цин Шуй. Он тоже отчаянно хотел узнать результаты своего первого медицинского эксперимента.
  Юй Дун Хао закрыл глаза и мгновенно распахнул их. Безумное счастье светилось в глубине его глазах, а он эмоционально воскликнул:
  - Я не сплю?...
  Юй Хэ глядела на радостное лицо своего дедушки, по ее лицу текли слезы. Она безмолвно уставилась на Цин Шуй, надеясь, что она правильно догадалась.
  Юй Хэ была счастлива и охвачена благоговейным ужасом. Цин Шуй, этот мальчишка, действительно смог вылечить атрофированный Даньтянь ее дедушки? Что он делает на этой земле?..
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4758
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 99. Выдающийся могущественный алхимик
  Цин Шуй не заметил эмоции, отраженные в глазах Юй Хэ. Но они не ускользнули от внимания Юй Дун Хао. В этот момент радость, которую он испытывал, была неописуема!
  - Ха-ха-ха! - Юй Дун Хао не мог сдержать смеха, его рука, которую держал Цин Шуй, дрожала от возбуждения.
  - Я не думал, что доживу до этого дня. Как я могу отблагодарить тебя? Ну же, просто скажи, что я могу сделать для тебя. Если это в моих силах, я сделаю это!
  Юй Дун Хао закончил предложение и бросил понимающий взгляд на Юй Хэ. Юй Хэ смущенно опустила голову, не смея посмотреть ни на своего дедушку, ни на Цин Шуй.
  - Старый господин Юй, вы слишком добры. Я не взял с собой подарок, чтобы поздравить вас с вашим 80-м днем рождения. Считайте это лечение небольшим подарком от меня, - улыбнулся Цин Шуй.
  - Нет, как я могу принять его. Неважно, что ты попросишь, если это в моих силах, я однозначно помогу тебе с этим.
  Глядя, как страстно говорил Юй Дун Хао, Цин Шуй кивнул. Он был в состоянии хотя бы отдаленно понять всю беспомощность и отчаяние Юй Дун Хао - упасть с Сяньтянь и стать калекой. Жить жизнь хуже смерти!
  - Будут какие-нибудь пожелания? - Цин Шуй взглянул на Юй Хэ. Юй Хэ заметила этот взгляд и целомудренно отвела глаза. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди.
  - Никаких, - искренне ответил Юй Дун Хао.
  - Хоть ваш Даньтянь и восстановился в некотором роде, но, если вы хотите вновь обрести силу уровня Сяньтянь, вам нужно еще примерно полгода. Я надеюсь, что через полгода вы сможете разрешить проблему замужества с сестрой Юй и семьей ее жениха. Все эти годы она молчаливо страдала.
  - Естественно. Даже если бы ты не попросил меня об этом, я бы все равно это сделал. Так что это не считается, я жду от тебя другой просьбы, - объяснил Юй Дун Хао. Он купался в своей радости, будто тосковал бесчисленное количество лет, всегда надеясь, но не осмеливаясь потерять себя в своем воображении. Сейчас же казалось, что выздоровление не было таким недосягаемым, как казалось раньше.
  Цин Шуй покачал головой:
  - Позвольте мне сейчас повременить. Если в будущем мне понадобится ваша помощь, я приду к вам снова.
  Разочарование мелькнуло в глазах Юй Хэ. Юй Дун Хао заметил это и сказал:
  - Цин Шуй, почему бы тебе с моей вну...
  - Дедушка, тебе нужно сначала отдохнуть, вы с Цин Шуй, должно быть, устали. Цин Шуй потратил много энергии, давайте обсудим все остальное позже, - перебила его Юй Хэ.
  - Ладно, ладно, поговорим об этом позже, - вздохнул Юй Дун Хао.
  Цин Шуй не понимал, почему Юй Хэ перебила его. Он смотрел на золотые иголки у себя в руках, глубоко задумавшись.
  'Божественная техника...', - на сердце Цин Шуй потеплело.
  - В следующие несколько дней я проведу еще несколько сессий акупунктуры. Через три дня ваша Ци будет полностью циркулировать. Через неделю мы сможете снова ходить. Поддерживая циркуляцию Ци, через полгода, я надеюсь, ваша сила восстановится до того уровня, которым вы когда-то владели, - объяснил Цин Шуй. Но он напомнил старому господину Юй ничего не осложнять, потому что все может вернуться обратно, если слишком поторопиться.
  Цин Шуй вздохнул: если бы его настоящая сила была на 4-м уровне Древней техники усиления, он смог бы излечить Юй Дун Хао за один день. Однако он все же был очень доволен результатами эксперимента. Он на самом деле смог вылечить что-то, что большинство в мире девяти континентов считало неизлечимым. Не говоря о том, что через полгода он сможет вернуть себе всю прежнюю силу. Даже если бы это занимало 5 или 10 лет, люди все равно захотят сделать то же самое!
  Когда лечение было завершено, банкет уже закончился.
  - Цин Шуй, спасибо тебе! - радостно воскликнула Юй Хэ, шагая рядом с Цин Шуй до ворот.
  - За что ты благодаришь меня, почему ты так учтива? - Цин Шуй пожал плечами, ведя на поводу лошадь. Они шли вместе с Юй Хэ по улицам Города Сотни Миль. Полуденное солнце удлинило их тени.
  - Хе-хе, я не могу представить, что ты, Цин Шуй, владеешь такой чудодейственной исцеляющей техникой. Ты алхимик? - Юй Хэ взглянула на Цин Шуй, в ее глазах вспыхнул неизвестный, яркий свет.
  - Хе-хе, узнаешь в будущем, - пробормотал Цин Шуй. В конце концов, было еще слишком рано считать его алхимиком. Алхимики занимают уважаемые должности и обладают выдающимся положением в мире девяти континентов. Было совсем немного сил, которые могли противопоставить себя алхимикам.
  - Братишка все еще хранит секреты от меня, - надулась Юй Хэ.
  - А ты кто? Я расскажу мои секреты только моей жене! - пошутил Цин Шуй, его глаза сверкнули.
  Застенчивость появилась на лице Юй Хэ. Вдруг она почувствовала, что Цин Шуй, хоть он и моложе нее, внушает ей доверие. Он каким-то образом повзрослел, и из мальчишки, которого она дразнила, стал настоящим мужчиной, который стоял перед ней и защищал ее!
  - Ты хочешь, чтобы я тебя побила? - Юй Хэ сжала свои изящные руки в кулаки и начала молотить Цин Шуй. Цин Шуй уклонялся от ударов Юй Хэ, оба безудержно смеялись!
  Пожелать здоровья старому господину Юй род Ши, род Дин и род Ситу отправили своих представителей. Они были из второго или третьего поколения, например, Дин Лан, Дин Юань и Дин Бао.
  Цин Шуй очень хотел снова увидеть Ши Цин Чжуан, но ее не было в списке тех, кто должен был прийти на банкет рода Юй от рода Ши.
  От рода Ситу пришел Ситу Бу Фань. Он вел себя как главный и был мрачен и злобен. Юй Хэ сказала, что он был ни кем иным, как представителем молодого поколения Ситу Ба. Цин Шуй похолодел. Он ясно ощущал плохо скрытые враждебные намерения этого парня.
  Цин Шуй понятия не имел, что человеком, которому он раздробил промежность, был никем иным, как сыном Ситу Ба! Но даже если бы знал, Цин Шуй все равно сделал бы то же самое с маленьким червячком Ситу Шан.
  Договорившись о времени, чтобы прийти к Юй Хэ завтра и продолжить лечение Юй Дун Хао, Цин Шуй ушел. Сейчас Цин Шуй не хотел ничего, кроме как прорваться на 4-й уровень Древней техники усиления.
  Время пролетело, и через неделю Юй Дун Хао действительно смог вернуть себе подвижность ног. Хотя энергетические потоки были еще не до конца восстановлены, ожидалось, что он быстро будет поправляться благодаря древней Ци и приему духовных трав.
  Юй Дун Хао, получивший травму более десяти лет назад, вдруг снова смог ходить. Эта новость заставила некоторые роды преисполниться печали, другие - радости.
  Согласно слухам, которые распространял Юй Дун Хао, он был обязан своим выздоровлением потрясающему, выдающемуся и могущественному алхимику. Эти слухи скоро стали считать истиной в первой инстанции. В конце концов, сам Юй Дун Хао был этому подтверждением.
  Это заставило Цин Шуй рассмеяться. Загадочным образом, благодаря несусветной чуши он вдруг стал потрясающим алхимиком, способным творить чудеса.
  Ситу Ба, который ранее хотел отомстить роду Цин, сдерживал себя из-за этих слухов.
  Цин Шуй был очень близок с Юй Хэ... Невероятно близок. Юй Дун Хао обращался с Цин Шуй лучше, чем со своим собственным внуком. Баланс сил в Городе Сотни Миль вот-вот мог сместиться. Из-за этого Ситу Ба не знал покоя и жил в страхе.
  Цин Шуй не обращал внимания на события внешнего мира. Его индикатор алхимии уже достиг 10,8%. Чтобы достичь 100%, нужно было пройти еще долгий путь. Прошла неделя, но новостей от Вэньжэнь У-Шуан все еще не было. Казалось, что даже банда Зеленого волка исчезла без следа.
  Хотя Цин Шуй и понравился главарь банды Зеленого волка, не было никакой гарантии, что он преуспеет в деле.
  'Прошла неделя, если они взяли быстрых лошадей, они уже должны были добраться до Небесного Речного Города. Интересно, нашли ли они уже У-Шуан. Хотя ее конечный пункт назначения - род Сюэ, который был им известен, могли произойти непредвиденные обстоятельства', - Цин Шуй сжал руку в кулак. Он начинал сильно нервничать.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4922
  Переводчики: kent
  Глава 100. Расстроенная Юй Хэ
  Цин Шуй тихо вошел и прошел к пруду посмотреть на длинных черных рыб размером с полступни. В реальности прошло два месяца, почти наступил апрель. Везде цвели цветы, все выглядело таким живым и процветающим.
  Толстые грушевые деревья во дворе были полностью усыпаны белоснежными цветами, Цин Шуй вдыхал их аромат и становился радостным и довольным. Пчелы с занятостью кружили вокруг цветов. Цин Шуй посмотрел на занятых пчел, на спешащую толпу снаружи, и его настроение постепенно выровнялось.
  Люди и животные одинаковы в том, что и те, и другие хотят прожить лучшую жизнь.
  - Ты все думаешь о прелестях Юй, - игривым голосом сказал Цин Ши.
  Цин Шуй взглянул на самоуверенного Цин Ши и рассмеялся:
  - Почему бы тебе не отыскать младшую сестру Сян Юань?
  Цин Шуй недавно узнал, что Цин Ши, к удивлению, понравилась Сян Юань, девушка с огромной грудью. Цин Шуй не мог представить Цин Ши, такого сдержанного парня, вместе с Сян Юань, но он не знал, как у них шли дела.
  - А что с младшей сестрой Сян Юань? Ей уже восемнадцать! На самом деле, она немного старше нас. Я думаю, странно, что тебя интересуют только такие зрелые женщины, как Юй Хэ... Может быть, потому, эта тетя совратила тебя... - со злорадным смешком сказал Цин Ши.
  -...
  Вечером Цин Шуй вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита посмотреть на пруд. Он обнаружил, что количество черных рыб сильно возросло и продолжало увеличиваться. Самая большая была чуть больше ступни величиной, и возможно, больше не сильно изменится в размере, но, казалось, все они становились все более энергичными и проворными.
  Количество черепах также возрастало. Самая большая выглядела как дно тазика, в то время как самая маленькая была со спичечный коробок. Но это было неважно - она должна была стать пищей для черной рыбы.
  Сейчас казалось, что черепахи и черные рыбы стали враждовать между собой. Обе стороны старались охотиться друг против друга, но их количество все равно продолжало увеличиваться. В самом начале здесь было около 200 черепах, но сейчас их было по меньшей мере 1 000. Что же касается черных рыб, их было уже слишком много, чтобы сосчитать, должно быть, их было десятки тысяч. Весь пруд казался наполненным черной рыбой.
  'Прекрасно, теперь постоялый двор Юй Хэ может добавить в свое меню черепаший суп!' - Цин Шуй посмотрел на большую группу черепах и вспомнил, как ел черепаший суп с Ши Цин Чжуан. Это внезапно возбудило его аппетит. В этот период Цин Шуй ел достаточно, но все же хотел еще больше.
  Хотя он смог достичь сорок восьмого круга Древней техники усиления во время своего развития, Цин Шуй не расслаблялся и продолжал занятия каждый день. Хоть в целом сила древней техники и не возросла, но было явное улучшение в его мастерстве.
  Он уже немного преуспел в искусстве фехтования и мог легко использовать меч. Этим он был обязан успехами в быстром одиночном ударе, и ему казалось, что он спустился к нему с небес во время его развития. Цин Шуй знал, что, однажды испытав это чувство, он сможет преуспеть в этой форме владения мечом.
  Что же касается алхимии, Цин Шуй тратил большую часть времени на то, чтобы ежедневно практиковаться в медицине. Цин Шуй уже посадил множество трав в пространственной сфере. За исключением нескольких трав, которые должны были расти тысячелетия, он сам повышал рост трав.
  После того, как Цин Шуй увидел силу Исконных нитей, ему нужно было время, что разобраться в ней. У него уже был неплохой навык в Древних огнях Инь-Ян благодаря постоянным тренировкам и изготовлению трав.
  После того, как он съел два магических плода проворности, его призрачные шаги трансформировались в шаги свободного духа. Улучшение было и в скорости, и в ловкости; он даже чувствовал увеличение своей силы, что давало ему чувство, будто все его тело наполнено бесконечной мощью.
  Цин Шуй размышлял о шести магических плодах проворности, которые у него остались. 'Они мне пока бесполезны, поэтому я могу отдать два своей матери. Я также могу отдать два Вэньжэнь У-Шуан, чтобы помочь ей увеличить свою силу'.
  'Что же насчет двух остающихся. Мне следует отдать оба Юй Хэ, оба - Юй Дун Хао, или по одному каждому из них?' - Цин Шуй вздохнул. Их было слишком мало, чтобы хватить на всех.
  Сейчас Цин Шуй смотрел на большое количество Золотой лекарственной мази, которую он изготовил во время своих упражнений в алхимии, но он все еще не знал, как работает это лекарство. Цин Шуй в самом деле хотел сам попробовать ее, но потом отказался от этой идеи, подумав, как он должен истекать кровью, чтобы сделать это. Он найдет другой способ.
  Цин Шуй проснулся на следующее утро, сел, скрестив ноги, лицом к солнцу; затем он развивался для сорок восьмого круга Древней техники усиления. После он вошел в комнату матери.
  Цин Шуй обычно просыпался достаточно рано, и успевал приготовить завтрак и сделать некоторые упражнения. Теперь он постоянно ел либо черную рыбу, либо черепаший суп, потому что обнаружил, что регулярное их потребление улучшает его физические данные.
  Цин Шуй закрыл дверь и достал два магических плода проворности.
  - Фрукт чистого ветра? Древний старец дал тебе и это?
  Натянув на лицо улыбку, Цин Шуй кивнул:
  - В этот раз мне даже не надо ничего объяснять. Этот древний старец действительно мне сильно помог!
  Цин И взяла магические плоды проворности и с изумлением посмотрела на Цин Шуй. Затем она с уверенностью спросила:
  - Ты уже съел два? А ну-ка, пробегись так быстро, как только можешь.
  Цин Шуй ничего не оставалось, как пробежать на своей самой быстрой скорости.
  Теперь Цин И с улыбкой приняла два магических плода проворности от Цин Шуй. Но она не задавала много вопросов. В прошлый раз Цин Шуй дал Цин И восемь магических плодов энергии, в этот же раз их было только два, но Цин И ничего не спросила!
  Позавтракав, Цин Шуй со скуки решил заняться травами в резиденции Цин. Он воспользовался огненной грязью, самым дешевым ингредиентом, чтобы провести эксперимент.
  'Почему вероятность провала так высока, когда я не использую исконный огонь?', - Цин Шуй сделал пять безуспешных попыток. Во время последней попытки его котел даже взорвался.
  Глядя на обломки, которые остались от его алхимического котла, он понял, что люди, продавшие ему котел, были весьма сомнительными личностями. Стоимость котла была почти неподъемна для начинающих алхимиков, и он снова сокрушился по поводу того, насколько много профессия алхимика требует денег. Становление каждого алхимика сопровождается горой потраченных на обучение денег.
  Став свидетелем такой ситуации, Цин Шуй решил больше не практиковаться. В конце концов, он не слишком беспокоился о времени. С тех пор, как у него есть Королевство вечного фиолетового нефрита, у него стало примерно в десять раз больше времени, чем у других людей.
  Он посетил Сотый лекарственный сад и исподтишка полил травы водой и пруда в пространственной сфере. Сейчас Цин Шуй был ответственным за весь Сотый лекарственный сад, потому что Цин Шуй сказал, что древний старец также был его учителем и научил его нескольким методам выращивания лекарственных растений. За это время травы в Сотом Лекарственном саду внезапно заметно улучшились в качестве и внешнем виде, так что Цин И по сути перенесла всю заботу о Сотом лекарственном саде на него.
  Может быть, от того, что Юй Дун Хао часто ел черную рыбу из пространственной сферы, но его тело восстанавливалось быстрее, чем ожидалось. Многие также пришли к этому заключению. Каждый, кто ел черную рыбу на постоялом дворе Юй Хэ, особенно те, кто ели ее часто, - все обнаружили заметное улучшение своего физического состояния. По этой причине постоялый двор Юй Хэ стал еще более популярным.
  Количество людей. которые имели злые намерения насчет постоялого двора Юй Хэ, сократилось из-за неожиданного выздоровления Юй Дун Хао. В конце концов, в роду Юй был культиватор Сяньтянь.
  Даже потомки рода Юй, особенно глава рода, стали возвращать былую уверенность в себе, утраченную за десять лет. Многие сыновья из рода Юй, склонные к удовольствиям, начали устраивать беспорядки на улицах, флиртовать с женщинами без малейшего беспокойства.
  Теперь у них снова был надежный тыл. Эти блудливые сынки, особенно те, что были неопытны, не могли действовать так безнаказанно, не имея у себя защиты.
  До этого наиболее заносчивыми родами в Городе Сотни Миль были род Ситу и род Сян. В роде Ситу было больше всего человек, достигших вершины Хоутянь, а также алхимик Лэй, которому оставался всего шаг до Сяньтянь. В роде Сян был первый человек за три поколения, названный Сянь Лан. В Городе Сотни Миль было правило: в битве трех поколений старшие не могут атаковать, но, если один из четырех человек имеет культиватора Сяньтянь, эти правила теряют свою актуальность - в силу вступает право сильнейшего.
  Все это не особо повлияло на обыденную жизнь Цин Шуй. Видение Цин Шуй не было ограничено лишь Городом Сотни Миль: он всматривался в широту небес. Однажды, когда его сила достигнет четвертого уровня Древней техники усиления, он отправится в путешествие по девяти континентам. Он посетит самые известные и красивые места на девяти континентах, овладеет новыми боевыми техниками и соблазнит самых прекрасных женщин, чтобы познакомиться с мировой культурой.
  Однако сейчас он мог лишь варганить Золотую лекарственную мазь - перед ним был еще долгий путь к четвертому уровню. Но все же Цин Шуй чувствовал, что доволен своей текущей жизнью. Он развивался и тратил полдня на то, чтобы просто бродить по улицам. Иногда он ходил по магазинам, выискивая редкие сокровища вместе с Цин Ши и Цин Шань. Единственным, что могло испортить настроение Цин Шуй, были стычки с юнцами, которые хотели сразиться с ним.
  С самого своего прибытия, Цин Шуй постоянно выигрывал у всех самых известных юношей, так что сейчас едва ли кто-то стремился бросить вызов Цин Шуй.
  Позавтракав, Цин Шуй вышел на улицу. Вскоре он 'случайно' встретил Юй Хэ. Настроение Цин Шуй заметно улучшилось, когда он увидел Юй Хэ, ее зрелую красоту.
  - Ты сияешь, твоя улыбка подобна цветку. Почему ты так счастлива? - Цин Шуй с улыбкой спросил Юй Хэ.
  Когда она услышала комплименты Цин Шуй, глаза Юй Хэ заулыбались, и она протянула руку, чтобы потрепать Цин Шуй по его прелестным щечкам.
  - Я свободна. Когда семья моего мужа услышала о выздоровлении моего дедушки, они взяли инициативу в свои руки и разрешили мой вопрос!
  - Мои поздравления. В будущем тебе следует найти другого идеального мужа. Не забудь пригласить меня на свою свадьбу, - серьезно сказал Цин Шуй и искренне улыбнулся.
  Юй Хэ не моргая уставилась на него, а затем радостно сказала:
  - Да, конечно!
  Цин Шуй не разглядел разочарования, скрытого за радостью в глазах Юй Хэ. Она чувствовала, будто ей вспороли ножом огромную рану. Юй Хэ быстро обменялась парой любезностей с Цин Шуй, и развернулась, чтобы уйти, сказав, что у нее 'есть еще кое-какие дела'.
  Юй Хэ развернулась и ушла. Когда она уходила прочь, непрошенные слезы катились по ее лицу. 'Почему я до сих пор надеюсь быть с ним, когда я ясно понимаю, что это невозможно? Почему мое сердце разрывается от боли, когда я уже знаю исход? Он словно дракон, который находится на земле в зимней спячке; однажды ему суждено взлететь и унестись прочь, в небо'.
  Юй Хэ не знала, когда успела поместить Цин Шуй так глубоко себе в сердце. Это произошло, когда он поцеловал ее? А может, когда он дразнил ее и осыпал комплиментами? Или, когда он помог ее дедушке вернуть свою силу?
  Юй Хэ запуталась в своих чувствах. Сейчас она знала лишь, что никогда не забудет свои чувства к Цин Шуй. Когда он серьезно сказал: 'В будущем тебе следует найти другого идеального мужа. Не забудь пригласить меня на свою свадьбу', - ей показалось, что она услышала звук своего разбившегося сердца, и почувствовала боль от его разлетающихся осколков.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4923
  Переводчики: kent
  
  Глава 101. Тихая красавица
  Цин Шуй не заметил странного поведения Юй Хэ. Если бы у него не было секса с Ши Цин Чжуан, он бы продолжил флиртовать с Юй Хэ и попросил бы ее руки.
  Однако прямо сейчас все мысли Цин Шуй были заняты тем, как спасти Вэньжэнь У-Шуан, а также как решить проблему Ши Цин Чжуан. Находясь в подобном замешательстве, он подсознательно отверг Юй Хэ. Он искренне поздравил Юй Хэ и пожелал ей вскоре найти того, кого она полюбит.
  Цин Шуй не знал, что Юй Хэ уже немного изменилась. Она как минимум испытывала чувства к Цин Шуй, а как максимум - она чувствовала, что он украл ее сердце.
  Цин Шуй был простым человеком. Идея моногамного брака из его прежнего мира глубоко отпечаталась у него в голове. Так вышло, что Ши Цин Чжуан была его первой женщиной: он чувствовал, что он неотделим от нее. Это не значит, что он никогда не думал о том, чтобы иметь много жен или владеть гаремом, обладая силой управлять всем миром. Периодически подобные похотливые мысли приходили ему в голову. На самом деле, Цин Шуй до сих пор не верил, что такая зрелая женщина, как Юй Хэ, сможет влюбиться в него, по крайнем мере, не сейчас.
  Он думал о Юй Хэ, Ши Цин Чжуан и Вэньжэнь У-Шуан. Он будет вполне доволен обладать одной из них. Если же он бы не был удовлетворен, тогда нельзя было считать, что он живет в настоящем мире; тогда он жил бы в каком-то нелепом сне. Хотя у него и была связь с Ши Цин Чжуан, ему еще нужно было проделать долгий путь, прежде чем полностью завладеть ею.
  Если ты не порываешь с чем-то, когда это необходимо, тебе придется столкнуться с последствиями. Он все еще не следовал своему требованию быть равнодушным по отношению к любой женщине. Это было решение Цин Шуй, которое он обдумывал долгое время.
  Более, чем один раз, Цин Шуй порывался пойти к роду Ши и отыскать Ши Цин Чжуан. Он даже собирался просить ее руки у нее на пороге, но Ши Цин Чжуан была невестой Ситу Бу Фань. Это был не прежний мир. Взгляды людей девяти континентов по этому вопросу всегда приводили в уныние Цин Шуй. Если женщина - чья-то невеста или жена, а другой мужчина имеет на нее виды, то это будет расценено как аморальность.
  Цин Шуй мог быть аморальным, но не имел для этого шанса. Он опасался, что Ши Цин Чжуан не сможет выдержать давления, и это ранит ее. Также он не был уверен, испытывает ли она что-то к нему.
  Был один способ, но, к сожалению, Цин Шуй не мог сделать этого прямо сейчас.
  Например, если бы культиватору Сяньтянь понравилась Ши Цин Чжуан, он бы сразился в честном бою с Ситу Бу Фань за Ши Цин Чжуан. Если бы Ши Цин Чжуан выбрала этого Сяньтянь, Ситу Бу Фань оставалось бы только сдаться. Необходимым условием было то, что оба должны быть женихом и невестой. Если же она была бы женой, ее имя было бы запятнано!
  'Если бы я смог достигнуть Сяньтянь, Ши Цин Чжуан однозначно выбрала бы меня. Мы определенно были бы очень счастливы вместе', - думал Цин Шуй, гуляя по улицам и усмехаясь.
  - Ай! - Цин Шуй почувствовал, как он врезался во что-то. Вдруг он услышал, как кто-то кричит от боли, и пробудился от своих фантазий.
  - Эй, вы в порядке?
  Того, кто был сбит на землю, Цин Шуй определенно уже встречал раньше. Это была Дин Бао. Эта изящная милая женщина! Цин Шуй натянул на свое лицо улыбку и протянул руку, чтобы поднять Дин Бао, сидящую на полу.
  - Ты, я издалека видела, как ты глупо посмеивался. Я была уверена, что ты видишь дорогу, так что осталась стоять. Я не думала, что ты в самом деле врежешься в меня! - Дин Бао сморщила свое изящное, маленькое лицо, и, сидя на земле, потерла места, которыми ударилась: свою округлую грудь одной рукой, а упругую попку - другой.
  Ее милые, но в то же время соблазнительные действия заставили Цин Шуй снова созревшее, изысканное тело. У него не было другого выбора, как признать, что она была красивой маленькой женщиной со своими активами. Он понял, что врезался в ее грудь. Она показалась ему мягкой, но относительно упругой.
  - Я задумался и был беспечен, но ты сама, маленькая девчонка, специально стояла, не двигаясь, и из-за этого ударилась! - шутя сказал Цин Шуй и протянул руку, чтобы потрепать Дин Бао по голове. Когда он опустил руку, он понял, что это было неуместно, и в смущении отдернул руку.
  Возраст Цин Шуй из его прошлой жизни и его текущая жизнь вместе составляли что-то чуть больше тридцати лет, не беря в расчет четыре года без воспоминаний из его прежнего опыта. Таким образом, психологический возраст Цин Шуй был примерно равен возрасту Юй Хэ. Хоть Цин Шуй и любил зрелых женщин, его было большей частью из-за его психологического возраста.
  - Пфф, ты даже не такой взрослый, как я, и ты называешь меня маленькой девчонкой? Цин Ши сказал, что у вас с ним одинаковый возраст. Но все же ты выглядишь так, будто тебе за двадцать, - сказала Дин Бао, надув свои губки и хихикая.
  - Ладно, довольно. Почему ты здесь? Ты просто ждала меня здесь, верно? - игриво спросил Цин Шуй.
  - Мечтай! Кто будет ждать тебя. Мне просто стало любопытно поглядеть на тебя, полностью поглощенного мыслями, как будто ты только что услышал ошеломляющую новость. Давай посмотрим, сможет ли эта сестра помочь тебе. В конце концов, мы знакомы, - Дин Бао моргнула своими кристально-чистыми глазами. Ее глаза казались особенно огромными на ее маленьком лице. Очень завораживающе!
  Цин Шуй знал, что не сможет отбиваться от той игры слов, которую так любили использовать девушки ее возраста. С натянутой улыбкой, он покачал головой.
  - У меня есть дела. Я не хочу больше трепаться с маленькой девчонкой. Поговорим в следующий раз!
  Увидев, что Цин Шуй не обращает на нее внимания, она надула свои губки и несколько раз топнула ногой. Она была гордой госпожой рода Дин, ее холили и лелеяли всю ее жизнь. Она хорошо выглядела и была милой. Люди ее возраста либо были без ума от нее, либо изо всех сил заботились о ней. Но они не отвечали ее ожиданиям - все они были людьми второго сорта. Она бы никогда не посчитала возможным, чтобы этот юнец врезался в нее.
  - Глупый Цин Шуй. Тупица. Посмотрим, как я заставлю тебя отплатить мне за это в будущем...
  Цин Шуй не знал, что кто-то проклинал его за его спиной. Он не хотел общаться с избалованной девчонкой из видной семьи. Дин Бао сказала ему, что он даже младше нее, поэтому Цин Шуй понял, что ему не пристало общаться слишком много с такими, как она.
  Цин Шуй не нравились избалованные девчонки. В добавок, он не любил лолит*. Но Цин Шуй не знал, что эта лолита его уже запомнила.
  (Лолита - термин, появившийся благодаря книге В. Набокова 'Лолита', обозначает юную девушку-подростка 11-14 лет, которая выглядит и ведет себя не по возрасту зрело - прим. переводчика).
  Цин Шуй каким-то образом смог добраться до кузнечной лавки Огненного облака, и как раз вовремя. Его алхимический котел был полностью уничтожен, поэтому он решил купить другой, который бы подходил ему.
  Он ступил внутрь. Цин Шуй заметил, что там было слишком много народу, но та женщина была здесь. На долю секунду Цин Шуй почувствовал своего рода счастье.
  Она словно была телепатом. Когда глаза Цин Шуй остановились на этой женщине, она внезапно подняла голову и увидела Цин Шуй. Ее ясная улыбка вселила покой в сердце Цин Шуй.
  - Вот так совпадение. Мы снова встретились, - раздался притягательный голос девушки. Сердце Цин Шуй слегка затрепетало, ему было это приятно. Он меланхолично вздохнул по поводу блестящих достоинств этой женщины.
  - Ха-ха, это не совпадение. Я не видел тебя в прошлый раз, когда приходил в магазин! - с улыбкой сказал Цин Шуй.
  - Правда? Что бы хотели сегодня? - женщина улыбнулась и подошла к Цин Шуй. Ее красивые глаза были полны энергии и бодрости, когда она смотрела на Цин Шуй!
  Она была тихой женщиной. У нее была элегантная осанка, а ее выражение лица ослепляло и ошеломляло Цин Шуй. Она была чистой, но также кокетливой и потрясающей женщиной.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4924
  Переводчики: kent
  
  Глава 102. Железный котел золотого огнива Хоюнь Лю-Ли
  Она была тихой женщиной. У нее была элегантная осанка, а ее выражение лица ослепляло и ошеломляло Цин Шуй. Она была чистой, но также кокетливой и потрясающей женщиной.
  Хоть он провел не так много времени в Городе Сотни Миль, Цин Шуй повстречал здесь много женщин. Лишь одна женщина могла быть лучше этой - Вэньжэнь У-Шуан. Если сравнивать с Ши Цин Чжуан и Юй Хэ, все они были словно цветки сливы, орхидея, бамбук и хризантема - все они были красивы по-своему.
  - Я хочу котел для изготовления лекарств.
  - Пойдем сюда, - женщина странно взглянула на Цин Шуй. Она быстро посмотрела на него и удивилась, затем вежливо улыбнулась и повернулась, чтобы пройти к складу в северной части здания.
  Цин Шуй был изумлен, потому что комната, в которую она привела его, была совсем другой по сравнению с той, куда они ходили вместе с простоватым дядей средних лет. Однако Цин Шуй не стал ничего говорить, не торопясь разглядывая изящную и величественную фигуру женщины.
  В этот раз они не вошли ни в одну комнату в северной части здания; вместо этого они пошли через северный коридор и вышли из зала. Они вошли во внутренний двор. Двор не был большим; он даже не был так велик, как зал; везде были комнаты. Женщина провела Цин Шуй и открыла дверь в убогий флигель в западной части здания.
  Когда они вошли, Цин Шуй увидел, что это был заброшенный склад. В нем стоял легкий запах плесени. Везде была паутина, на полу валялись забытые вещи. Склад выглядел ужасно, на всем был толстый слой пыли.
  Цин Шуй вздрогнул. Почему она привела меня сюда? 'Она намеревается заключить со мной сделку? Но это место слишком неподходящее!', - Цин Шуй в голову взбрели грязные мысли, но это были всего лишь мысли.
  Цин Шуй потер нос и посмотрел на женщину, которая воспользовалась железным мечом, чтобы избавиться от паутины. Ее покачивающееся тело все еще было красивым. Она была изящной, ее выражение лица было естественным, даже когда она избавлялась от паутины.
  Женщина ловко избавилась от паутины, так, что на нее саму не попало ни пылинки, а затем подошла к груде хлама и достала из нее угольно-черный... котел!
  Она передала его Цин Шуй:
  - Хоть этот котел выглядит и не очень, он намного лучше тех, про там продаются. Он провалялся здесь очень долго, собирая пыль. Я чувствую, что между нами возникла симпатия, поэтому я дарю его тебе. Я надеюсь, скоро ты станешь алхимиком!
  Цин Шуй взял этот угольно-черный, непримечательный котел; в момент, когда он коснулся его, его руки почувствовали тепло. 'Хм? Неужели он сделан из железа золотого огнива?'.
  Хоть Цин Шуй и не был уверен, он был очень близок. Цин Шуй видел запись о золотом огниве в 'Драгоценных записях'. В древности, вещи, которые использовались для того, чтобы получить огонь, назывались огнивом. Они были различными - золотое огниво, деревянное огниво.
  Золотое огниво использовалось, чтобы добывать огонь из солнца, и железо золотого огнива было невероятно ценным. Не только из-за редкости, но и из-за многогранности использования. Лучше всего его силу можно было увидеть, используя железо золотого огнива для создания котлов. Успешность процесса изготовления лекарств удваивалась, и он не мог взорваться. Железный котел золотого огнива был в списке лучших котлов девяти континентов, что показывало его ценность.
  - Ты не знаешь, из какого материала сделан этот котел? - Цин Шуй посмотрел на женщину. Он решил, что она определенно знала, что делала, поэтому он не хотел действовать смущенно. В конце концов, она всего лишь продает ему еще один котел, как в прошлый раз это сделал мужчина средних лет.
  - Похоже, у тебя хороший вкус. Только герою достается лучший меч. Это железный котел золотого огнива, о которых алхимики мечтают в своих снах, - красивые глаза женщины блеснули.
  - Я не хочу его. Он слишком ценный. Мы встречались всего два раза, и мы даже не знаем, как зовут друг друга. Это бесценный товар. Если ты хочешь отдать его, то алхимику уровня Сяньтянь. Это будет куда более естественно, чем отдавать его такому новичку, как я, - Цин Шуй протянул женщине обратно железный котел золотого огнива.
  - Я не знала, что ты настолько честный человек, что только еще больше подтверждает правильность моего решения. Просто считай мой котел вложением. Не забывай меня, когда в будущем станешь могущественным алхимиком, - женщина хихикнула и покинула заброшенный склад.
  Цин Шуй вышел, держа котел с притворной улыбкой. Было бы притворством говорить, что он не хотел этот котел. Одна лишь двойная успешность изготовления могла свести с ума многих алхимиков, не говоря о том, что гранулы, изготовленные в этом котле, приобретали магические свойства.
  - Может быть, у тебя есть какие-то грязные мысли на мой счет? - Цин Шуй задумчиво спросил женщину.
  - Пф, ты еще слишком маленький! - женщина очаровательно закатила глаза.
  - Нет, я не маленький. Однозначно. Я ни в чем не маленький! - Цин Шуй выпрямился.
  Женщина вспыхнула и посмотрела на Цин Шуй. Ее лицо было изящным, очаровательным, нестареющим. Ее глаза были особенно красивы: мудрыми, но ясными. Он был немного выше нее, а его гибкая фигура была даже изящна по сравнению с другими крупными мускулистыми мужчинами. Он неплохо смотрелся со своей высокой и прямой фигурой, от которой веяло учтивостью и естественностью.
  - Не будь таким негодяем! Не обращайся со мной грубо! - женщина побранила Цин Шуй.
  - Ты действительно отдаешь мне его в качестве подарка? - Цин Шуй спросил женщину, когда они вышли на порог кузнечной лавки Огненного облака.
  - Это называется вложением. Не забывай меня, когда в будущем станешь могущественным алхимиком! - с легким смешком сказала женщина.
  - Меня зовут Цин Шуй. А как твое имя?
  - Хе-хе, Хоюнь Лю-Ли!
  Цин Шуй ушел с железным котлом золотого огнива. Он не мог поверить, что что Хоюнь Лю-Ли была так проницательна. Неужели она правда видела, что в будущем он станет алхимиком?
  'Я ей нравлюсь? Бред сивой кобылы!'.
  'Это симпатия?', - Цин Шуй чувствовал, что только это могло быть объяснением. Все, что не имело другого объяснения, можно было объяснить волей симпатии.
  Незаметно промелькнула еще неделя. Цин Шуй жил по ежедневному расписанию. Может быть, из-за железного котла золотого огнива, но не только количество Золотой лекарственной мази удвоилось, но и ее качество улучшилось. Белый порошок теперь испускал легкое золотистое свечение.
  Но прямо сейчас это не было главным улучшением Цин Шуй. То, что делало Цин Шуй невероятно счастливым, было опытом, который он приобретал в двойном размере с момента, как начал использовать железный котел золотого огнива. До этого он мог лишь накапливать лишь 1,8% в неделю, сейчас же он накапливал 4%. Если он продолжит в том же духе, через неделю он сможет изготовить маленькую восстанавливающую гранулу.
  Цин Шуй был очень взволнован!
  Однако, когда он думал о том, что до сих пор не слышал никаких новостей от Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй мгновенно начинал беспокоиться. Прошло уже две недели. Осталась всего одна неделя. Если она не вернется за эту неделю, или не найдет противоядие, яд возьмет свое.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4925
  Переводчики: kent
  
  Глава 103. Родители всегда беспокоятся о своих детях
  От банды Зеленого волка не было никаких новостей. С самого начала Цин Шуй не возлагал на них больших надежд, но Вэньжэнь У-Гоу также сказала, что сообщит Вэньжэнь У-Шуан, чтобы она возвращалась как можно скорее, и тоже очень переживала. Поэтому Цин Шуй больше всего надеялся на то, что Вэньжэнь У-Шуан сможет вернуться. В конце концов, она была культиватором уровня Сяньтянь!
  Цин Шуй в самом деле в этот момент хотел сам отправиться в Небесный Речной Город, но он боялся, что в пути может разминуться с Вэньжэнь У-Шуан. Так что ему оставалось только стиснуть зубы и утешать себя, ожидая.
  Цин Шуй чувствовал, что ограничен этой областью. Он завидовал укротителям тварей, у которых были дьявольские чудовища, особенно тем, у кого были летающие животные, способные переносить людей. Если бы у него было такое летающее создание, его путь в Небесный Речной Город туда и обратно занял бы всего один день.
  Проблемой было то, что даже среди укротителей тварей уровня Сяньтянь было немного тех, кто владел летающими созданиями. Причина была в том, что только летающие создания уровня Сяньтянь были достаточно умны, чтобы переносить людей, особенно на длинные расстояния. В конце концов, невозможно было оценить все достоинства летающих созданий на короткой дистанции. Дьявольские чудовища ниже уровня Сяньтянь не могли летать на дальние расстояния, потому что не имели дьявольского сердца, поэтому очень немногие укротители тварей тратили время на дрессировку летающих созданий ниже уровня Сяньтянь.
  К сожалению, у тварей, которые передвигались по земле, даже если не спали и бежали так быстро, как только могли, подобное путешествие бы заняло около недели. Туда и обратно они съездили бы за полмесяца!
  Цин Шуй отправился передать черную рыбу на постоялый двор Юй Хэ. В этот раз он переносил количество, которого должно было хватить на месяц, что удивило Юй Хэ. Обычно Цин Шуй приносил рыбы только на неделю.
  - Что случилось? Ты собираешься в дальний путь?
  На сердце у Цин Шуй потеплело, когда он увидел участливое лицо Юй Хэ.
  - Я не уверен. Боюсь, что мне придется внезапно уехать, поэтому я сначала решил помочь тебе.
  - Если тебе понадобится помощь, обязательно найди меня.
  - Найду! - Цин Шуй кивнул и улыбнулся.
  Когда Цин Шуй пришел в 'Соблазнительный запах ночи' и увидел беспокойство, застывшее на лице Вэньжэнь У-Гоу, Цин Шуй понял, что она не смогла связаться с Вэньжэнь У-Шуан.
  С самого начала он больше всего надеялся на Вэньжэнь У-Гоу, но он не думал, что окажется в таком положении. Цин Шуй почувствовал себя крошечным. В этом огромном мире путешествия превращались в большую проблему.
  Укротитель тварей, так же, как и алхимик, был очень почитаемой профессией, особенно укротитель, владеющий летающими созданиями уровня Сяньтянь. В первую очередь они мастера уровня Сяньтянь, к тому же они обладают потрясающей силой летающих созданий.
  Цин Шуй помнил заброшенное чудовище третьего уровня, которое он убил - Белоголового кондора чернильного нефрита. К сожалению, у него не было дьявольского сердца. Если бы этот Белоголовый кондор чернильного нефрита был дьявольским чудовищем уровня Сяньтянь с дьявольским сердцем, Цин Шуй, скорее всего, лишился бы жизни.
  Жизнь укротителя тварей, который мог достичь уровня Сяньтянь, была очень тяжела. Если дьявольские чудовище обладали небольшой силой, это вовсе не означало, что их было легче дрессировать. Дрессировка яростных чудовищ и заброшенных чудовищ была ничуть не легче, чем дрессировка дьявольских чудовищ уровня Сяньтянь. Их дрессировка занимала много времени, так как низкий уровень их интеллекта означал, что прогресс шел медленно. В добавок, у них было много ограничений по совместимости.
  Хоть дьявольские чудовища уровня Сяньтянь и были сильнее, но и обладали также высоким уровнем интеллекта. Поэтому, если вы были достаточно сильны, дрессировка дьявольского чудовища уровня Сяньтянь была аналогична дрессировке дикой твари.
  'Не бывает легких профессий!', - беспомощно подумал Цин Шуй.
  У Цин Шуй было столько вспомогательных навыков, но не было ни прогнозирующих, ни авиационных талисманов. Если бы у него был авиационный талисман, он бы доставил его в Небесный Речной Город в мгновение ока, это было бы великолепно!
  'Если бы у меня был летающий бизон уровня Сяньтянь, я бы сейчас так не беспокоился', - Цин Шуй почесал свою задумчивую голову и вздохнул.
  Травам в Королевстве вечного фиолетового нефрита, особенно тем, которые он посадил в самом начале, было уже почти пятьдесят лет. И их качество, и свойства были лучше по сравнению с травами, которым было пятьдесят лет в реальном мире. Травы уже достигли своей максимальной высоты, теперь они становились только более толстыми и влажными, улучшая свое качество и повышая свою жизненную силу! Они росли более энергично и сильно разветвлялись - чем больше им было лет, тем больше было стеблей!
  Цин Шуй никогда не задумывался над тем, что его считали известным, загадочно могущественным алхимиком, о котором было столько слухов. От этого он разразился смехом. Он был алхимиком-практикантом, который не мог даже изготовить настоящего лекарства, по крайней мере пока что, но слухи сделали из него загадочно могущественного алхимика!
  Хорошие новости быстро распространяются, но плохие новости - еще быстрее. Такого рода слухи распространялись особенно быстро. Уже было множество людей, даже тех, кто прибыл из других городов, которые пытались выяснить, как найти загадочно могущественного алхимика.
  Более того, многие роды и секты готовы были дорого заплатить, чтобы заполучить его. Это заставило вздохнуть Цин Шуй по поводу того, как все-таки чертовски популярны алхимики!
  Перед этим Юй Дун Хао пришел в медицинскую лавку рода Цин, чтобы выразить свою благодарность. Это событие не только ошеломило род Цин, но и еще больше подхлестнуло слухи. Ходили слухи даже о браке между родом Цин и родом Юй. Слава богу, никто не узнал истинной цели визита Юй Дун Хао в медицинскую лавку рода Цин.
  Когда Цин Ху узнал, как Цин Шуй излечил Юй Дун Хао, он в ту же ночь передал эту новость Цин Ло. Весь род Цин, особенно Цин И, были переполнены радостью.
  - Так тот древний старец, который всегда давал какие-нибудь вещи дорогому Цин Шуй и обучал его - алхимик, мастер с выдающимися навыками, - выдуманный Цин Шуй древний старец глубоко запал в душу Цин И.
  Цин Шуй оставалось лишь беспомощно подтвердить это, кивнув...
  Новость о том, что род Юй в лице самого Юй Дун Хао посетил род Цин, мгновенно стала причиной возвышения рода Цин. Род Цин не был из Города Сотни Миль, так что даже несмотря на то, что их дела шли неплохо, они оставались всего лишь торговцами. Более того, их дело не было безумно популярным и абсолютно бледнело по сравнению с торговцами родом из Города Сотни Миль. Именно поэтому Ситу Ба был готов напасть на род Цин.
  Но сейчас все изменилось. Кем был Юй Дун Хао? Господином рода Юй, который снова стал мастером уровня Сяньтянь. Его высоко ценили в Городе Сотни Миль.
  - Шан, твой папа не позволит, чтобы твоя жертва была напрасной. Ты восстановишься и станешь здоровым! - сказал Ситу Ба бледному юноше, лежащему на кровати.
  - Я хочу изрубить этого сукина сына, отец. Какой смысл мне жить вот так? - с отчаянием сказал смертельно бледный юноша.
  - Шан, твое поврежденное тело можно излечить. Ты сможешь восстановиться от травмы, когда через культивацию ты достигнешь уровня Боевого короля. Просто трудись, не покладая рук, развивайся, Шан. Как только ты достигнешь вершины Боевого короле, ты сможешь легко вылечить легкие травмы, - с целью разжечь в Ситу Шан желание жить, Ситу Ба сместил возможности Боевого императора на уровень вершины Боевого короля.
  Ситу Шан покачал головой и засмеялся:
  - Твой сын знает свои собственные возможности. Даже не говори о вершине Боевого короля. Я даже не надеюсь на уровень Сяньтянь. Если бы речь шла только лишь об уровне Сяньтянь, тогда я бы попытался, - у Ситу Шан уже появилась мысль о самоубийстве.
  - Не стоит унывать, есть и другие способы. Например, тебя может вылечить Великая лекарственная гранула уровня Императора. Есть также дикий фрукт небесного солнца, который может восстановить твою травму. Говорят, что он обладает и другими свойствами. Переспать с сотней женщин за одну ночь не составит никакого труда! - с целью заставить Ситу Шан продолжать жить, Ситу Ба забыл о том, что ему не следовало бы говорить, как отцу.
  Только родители всегда беспокоятся о своих детях!
  - Может быть, то, что ты говоришь, и правда, но все это безнадежно. Даже обладая всеми богатствами рода Ситу, мы не можем купить Великую лекарственную гранулу уровня Императора. Что же касается фрукта небесного солнца, о нем известно лишь из книг по истории. Отец, твое дитя знает, чего ты хочешь - я не смог жить так, как ты хотел бы.
  Слова Ситу Шан отозвались болью даже в сердце Ситу Ба, сердце человека, сделанного из железа. Как родитель, особенно будучи таким железным человеком, Ситу Ба лишь надеялся, чтобы его дети выросли счастливыми и здоровыми, огражденные от всех бед, но он не смог обеспечить этого. Он был великолепным мастером своего рода, но его возвышенное положение было словно веревкой, которой его связали по рукам и ногам.
  - Шан, есть и другой, более вероятный путь. Поторопись и увеличь свою силу. Если ты сможешь достигнуть уровня Сяньтянь, ты сможешь служить аристократической семье Медицинского короля десять лет. После этого они исполнят одно твое желание. Ты сможешь использовать возможности аристократической семьи Медицинского короля, чтобы излечить свою травму, - сокрушенно сказал Ситу Ба своему сыну, который лишился надежды.
  Ситу Шан молчал. Возможно, он повзрослел после этого происшествия. Он кивнул Ситу Ба!
  - Шан, как мужчина, ты не должен так легко сдаваться. До тех пор, пока ты можешь увеличивать свою силу, все возможно! - Ситу Ба глубоко вздохнул.
  - Я прислушаюсь к тебе, отец!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/4926
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 104. Исцеление (1)
  Незаметно пролетели три дня. Как только Цин Шуй уже решил бы отправляться в Небесный Речной Город, кто бы мог подумать, что члены банды Зеленого волка вернутся: на двух запряженных лошадьми зашторенных каретах они со всех ног прискакали в медицинскую лавку рода Цин в поисках Цин Шуй.
  Цин Шуй был невероятно изумлен, когда они прибыли. У всех более чем десяти членов банды Зеленого волка на теле были ранения, они выглядели невероятно изнуренными.
  - Юный господин, мисс У-Шуан чувствует себя не очень хорошо!
  Цин Шуй рванулся к карете, на которую указывал член банды Зеленого волка. Откинув штору, Цин Шуй увидел милое его сердцу лицо, которое он каждую ночь видел во сне. В нем не было ни кровинки, глаза были тяжело закрыты. Ее длинные ресницы были такими же красивыми, как и прежде, но когда Цин Шуй увидел, в каком состоянии Вэньжэнь У-Шуан, будто иголки вонзились ему прямо в сердце.
  Когда он активировал свою Технику небесного видения, Цин Шуй понял, что яд снова отравляет организм Вэньжэнь У-Шуан. Противоядие, которое она приняла, обладало побочным эффектом. Оно могло погрузить человека в глубокий сон, благодаря чему значительно уменьшалось воздействие яда.
  Достав 500 серебряных монет и вдобавок немного золотой лекарственной мази, он отдал их главарю и сказал:
  - Отведи братьев на постоялый двор хорошенько пообедать. Расходы на лечение я также беру на себя. Идите, развлекитесь сегодня вечером, а завтра приходите ко мне.
  Юноша сомневался, но затем принял деньги и увел остальных членов банды. Цин Шуй повел лошадь Вэньжэнь У-Шуан в медицинскую лавку рода Цин.
  После он взял Вэньжэнь У-Шуан из кареты. Это был первый раз, когда он обнимал Вэньжэнь У-Шуан, хоть и при таких необычных обстоятельствах. Ее тело было очень мягким и легким, ее кожа была гладкой, как шелк. Даже сквозь ее одежды можно было почувствовать ее упругие мышцы.
  Цин Шуй почувствовал легкий запах, похожий на аромат орхидей. Цин Шуй не могло не взволновать очаровательное лицо У-Шуан. Эта женщина с таким бесподобным именем (У-Шуан) была так красива, что была способна разрушать империи!
  - Цин Шуй... - Цин Ши замер, уставившись на Цин Шуй и на бессознательную Вэньжэнь У-Шуан у него на руках.
  Цин Шуй только горько улыбнулся и быстро унес Вэньжэнь У-Шуан, пытаясь избежать пристальных взглядов других членов семьи.
  Цин Ши ворвался в его комнату, когда Цин Шуй укладывал Вэньжэнь У-Шуан на кровать, и спросил:
  - Цин Шуй, кто эта красотка? Она слишком красива, чтобы быть смертной!
  'Он пытается одурачить меня?'.
  - Друг, она была отравлена, и я собираюсь помочь ей обезвредить яд. Не давай никому входить, - Цин Шуй горько улыбнулся и вежливо выставил Цин Ши за дверь.
  Осторожно поглядывая на дверь, через которую вышел Цин Ши, Цин Шуй медленно подошел к кровати и начал рассматривать спящую Вэньжэнь У-Шуан.
  Когда он ранее активировал Технику небесного видения, он увидел, что, за исключением сердца, яд распространился уже по всему телу. Цин Шуй не был уверен, приняла ли Вэньжэнь У-Шуан гранулу Пяти драконов, но сейчас он должен был что-то сделать, чтобы спасти ее.
  Сейчас Цин Шуй должен был выбрать. Он не знал, радоваться ли ему или печалиться. Чтобы использовать свою технику игл, ему придется раздеть Вэньжэнь У-Шуан...
  'Дерьмо, прекрати ломаться и просто сделай это!'.
  Цин Шуй начал с того, что осторожно снял с нее пояс, стараясь не перейти на другие части ее тела. Невольно биение его сердца участилось. Он заставил себя сконцентрироваться на своей задаче.
  Цин Шуй снял почти всю одежду с Вэньжэнь У-Шуан, оставив на ней только нижнее белье. Пару раз он сглотнул, его лоб блестел от пота. Это потребовало от него больше силы воли, чем он ожидал. Закрыв глаза и сделав много глубоких вдохов, он взял себя в руки и снял с нее остатки одежды.
  Когда он изучал обнаженное тело Вэньжэнь У-Шуан, у него из носа чуть не пошла кровь. Странно было то, что на ее теле не было никаких повреждений. Белое, как снег, как нефрит, с кожей такой гладкой и молочной, словно крем. Цин Шуй некоторое время любовался изгибами ее тела, особенно ее белоснежной грудью. Что за чарующий вид, способный взволновать душу любого мужчины.
  - ... - Цин Шуй невольно приблизился, остановившись лишь в нескольких дюймах от груди Вэньжэнь У-Шуан. О, как же он хотел ощутить их в своих руках.
  Цин Шуй не считал себя лицемерным. Однако иногда эмоции берут верх над разумом до того, как сознание может воспротивиться. Невольно поддавшись своему желанию, он несколько раз сжал ее груди, а затем перевел взгляд ниже, на райское место между ее ног.
  'Я не должен...', - в его голове мелькнули мысли о Ши Цин Чжуан и Юй Хэ, и он с трудом отвел взгляд. Прошло еще довольно много времени, прежде чем он опомнился.
  Цин Шуй достал свои золотые иглы и ввел их в три акупунктурные точки на ее груди. Ци Мэнь, Жэ Юэ и Тяньчи! После этого Цин Шуй достал еще три игры и ввел их в живот и два бедра У-Шуан.
  Используя другие шесть игл, Цин Шуй начал высвобождать и направлять энергетические потоки, сопровождая их исконным огнем и заставляя выйти яд.
  Шесть игл дико тряслись, а розоватая Ци с ароматным запахом выделялась в воздух.
  'Вот это сильный яд. Даже с исконным огнем я не могу заставить его выйти'. Беспомощный Цин Шуй взглянул на одну из игл, введенную во внутреннюю часть бедра, в акупунктурную точку Инь Лянь около ее пропуска в рай.
  Игла в точке Инь Лянь тряслась так сильно, что Цин Шуй решил вытащить ее. Когда он достал золотую иглу, из раны потекла розоватая кровь. Что, в конце концов, это за яд такой?
  Не имея особого выбора, Цин Шуй смог лишь закупорить оставшийся яд в нижней части тела У-Шуан. Перемещая оставшийся яд в нижнюю часть тела Цин Шуй снова ввел шесть игл в различные акупунктурные точки, чтобы предотвратить дальнейшее распространение яда. По крайней мере, теперь ее жизнь вне опасности.
  Но кто бы мог предположить, что в этот момент Вэньжэнь У-Шуан откроет глаза!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5307
  Переводчики: kent
  Глава 105. Исцеление (2)
  Но кто бы мог предположить, что в этот момент Вэньжэнь У-Шуан откроет глаза!
  Вэньжэнь У-Шуан не запаниковала, когда увидела, что обнажена. Она спокойно смотрела на Цин Шуй, который в этот самый момент вводил последние две иглы в ее ступни. Хоть она и понимала, что Цин Шуй помогает ей избавиться от яда, она не могла слегка не разозлиться, заметив, что три иглы были введены ей в области груди.
  Золотые иглы в ее теле бешено тряслись, а яд капля за каплей уходил. Вэньжэнь У-Шуан смотрела на все это, и благодаря своему затуманенному взгляду ее глаза еще больше подчеркивали ее очарование.
  Через два часа Цин Шуй вынул все иглы из тела У-Шуан и одел ее. Его руки немного тряслись, когда он надевал на нее нижнее белье, но он смог завершить дело, не потеряв самообладания. Второй раз в жизни он одевал женщину, но кто просил Вэньжэнь У-Шуан оказаться в таком состоянии, полностью без сил.
  Когда Цин Шуй закончил с одеждой, бледное лицо Вэньжэнь У-Шуан стало ярко красным. Избегая смотреть Цин Шуй в глаза, У-Шуан не давала их взглядам встретиться.
  Расправив на ней одежду и накинув на нее одеяло, Цин Шуй заявил:
  - Сначала отдохни, я найду тебе что-нибудь поесть.
  Цин Шуй отпер дверь, вышел из комнаты и обнаружил, что все уже вернулись в медицинскую лавку рода Цин. Был уже вечер, и когда они увидели входящего Цин Шуй, сразу же атаковали его уймой вопросов.
  - Она выздоровела?
  - Цин Шуй, кто эта нереальная красотка?
  - Цин Шуй, вы двое...?
  Закатив глаза, Цин Шуй поспешно объяснил:
  - Яд обезврежен, но ее организм все еще слаб. Ладно, больше никаких вопросов, позвольте мне объяснить, - Цин Шуй, атакованный вопросами, мог лишь улыбнуться. Он решил рассказать своей семье об У-Шуан.
  ***
  - Что? Она культиватор Сяньтянь? Ей что, больше 100 лет? - изумленно спросила Юань Ин, жена дяди Цин Шуй.
  - Эм, около 21-22, я думаю, - Цин Шуй почесал свой нос.
  Все были поражены, услышав это. Это безумие? Молодая девушка возрастом около 20 лет уже достигла Королевства Сяньтянь? И не только это, она была знакома с Цин Шуй?
  Но сколько лет самому Цин Шуй, что он делал в той комнате с этой девушкой, которая на 5-6 лет старше него? Цин И обеспокоилась: 'Неужели моей материнской любви ему недостаточно?..'.
  - Хм, ей нужно поесть чего-нибудь калорийного, чтобы восстановить свои жизненные силы. Почему мы нам не поужинать пораньше? Как насчет... черепашьего супа! В этот раз я побуду поваром, поэтому мама с тетей смогут оценить мои кулинарные способности, - Цин Шуй ударил себя в грудь.
  - Хорошо, но тебе следует составить ей компанию. Я и твоя тетя все приготовим. Шуй, если тебе захочется что-нибудь рассказать своей матери, я всегда здесь, хорошо? - в глазах у Цин И мелькнула решительность.
  Смех Цин Ши и Цин Шань преследовал всю его дорогу наверх. Стиснув зубы, Цин Шуй снова подошел к комнате. По правде сказать, он чувствовал себя невероятно неловко и смущенно, когда думал о том, что снова окажется в одной комнате с Вэньжэнь У-Шуан после того, что произошло.
  Когда Цин Шуй подумал об У-Шуан, в его голове мгновенно возникли образы ее обнаженного тела. У него перехватило дыхание. То, что видели глаза, памяти трудно забыть.
  Он легко толкнул дверь и увидел лежащую на кровати Вэньжэнь У-Шуан. Ее изящная фигура в сочетании с утомленным видом и сбившимися волосами в любом мужчине зародила бы дикие фантазии.
  - Как ты себя чувствуешь? - Цин Шуй заставил себя быть храбрым. Он приблизился и сел рядом с У-Шуан.
  - Хм, сейчас мне лучше, спасибо. Ты - алхимик? - Вэньжэнь У-Шуан спокойно смотрела на Цин Шуй.
  - Наверное, просто у меня недостаточно опыта для изготовления лекарств, - улыбнулся Цин Шуй.
  - Поблагодари от меня твоих друзей, если бы не они, я бы сейчас была в горячей воде.
  - Что произошло? - Цин Шуй припомнил раны, которые были у членов банды Зеленого волка.
  - В самом начале я должна была добраться до рода Сюэ, чтобы найти противоядие. Я тогда думала, что мой учитель и алхимик Сюэ - кровные братья, но кто знал, что человеческие сердца так переменчивы. Алхимик Сюэ был одного возраста с моим учителем. Несмотря на это, когда он увидел меня, он захотел, чтобы я стала его наложницей. Это было необходимым условием для того, чтобы он взялся за мое лечение. В приступе злости я покинула род Сюэ, и так вышло, что я наткнулась на группу людей, которых ты послал. Когда я увидела письмо, которое ты отправил мне, я тут же поспешила обратно в Город Сотни Миль.
  Кто же мог знать, что Сюэ Дин Цзян отправил за мной людей. Таким образом он решил 'спасти' меня, потому что яд в моем теле, по его мнению, уже возобладал. К счастью для меня, твои друзья прорубили кровавый путь, и нам удалось скрыться. Когда я покинула Небесный Речной Город, яд начал овладевать мной. Не имея другого выбора, я выпила Таблетку глубокого сна, которую мой учитель дал мне.
  - Таблетку глубокого сна?
  - Она позволяет впасть в состояние глубокого сна, тем самым постепенно очень сильно замедляя распространение яда. Хоть она и не может использоваться как лекарство, она все же продляет безопасный период, - объяснила Вэньжэнь У-Шуан.
  - Когда я пришел в 'Соблазнительный запах ночи', я был очень обеспокоен, узнав новость о том, что ты была отравлена ядом змеи - дьявольского чудовища. Я сразу же хотел отправиться в Небесный речной город, но я не был уверен, что смогу обезвредить яд. Я сомневался, и в итоге решил отправить членов банды Зеленого волка, чтобы они нашли тебя. Если бы ты не вернулась сегодня, я бы отправился прямиком в Небесный Речной Город, - спокойно сказал Цин Шуй, выражение его лица осталось неизменным.
  Покраснев, У-Шуан ответила:
  - Спасибо тебе, я не думала, что ты так сильно обо мне заботишься, - она вздохнула. Хоть Цин Шуй и видел ее тело, он сделал это, чтобы спасти ей жизнь.
  - Твоя старшая сестра невероятно переживает за тебя, ты бы послала кого-нибудь, чтобы оповестить ее, - переместив Ци из Древней техники усиления в свои руки, Цин Шуй легонько ударил по животу, бокам, ногам и плечам У-Шуан. Он хотел, чтобы энергия Ци стимулировала функции организма У-Шуан, позволив ей быстрее идти на поправку. Однако, каждый раз, когда его руки касались ее мягкой кожи, они начинали слегка трястись, а он сам становился красным. В его голове сразу мелькали мысли о ее обнаженном теле.
  Вэньжэнь У-Шуан, казалось, каким-то образом знала, о чем думал Цин Шуй. Она застенчиво смотрела в сторону, не осмеливаясь взглянуть ему в глаза.
  - Впервые я вижу, как ты краснеешь, - мягко прошептала Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй горько улыбнулся:
  - Я невинен. Я не думаю ни о чем плохом. Не дразни такого честного парня, как я, хорошо?
  - Ты? Честный?
  - Именно так, чистый и невинный, честный и прекрасный. Да, это я, - Цин Шуй нес какую-то чушь.
  - Тогда почему ты сжал меня, когда вводил золотые иглы...
  - ... ты почувствовала это? - Цин Шуй чуть не лишился сознания. У-Шуан знала. Теперь она разорвала его образ в своей голове на кусочки?
  - Конечно, я почувствовала, я просто не могла двигаться, включая глаза. Ты такой пошлый маленький дьявол, пользуешься моментом, когда я в таком состоянии, - Вэньжэнь У-Шуан злилась все больше и больше, в ее глазах начинали плясать вулканические огоньки, когда она смотрела на Цин Шуй.
  - Я бы неправ, но я также и жертва, жертва твоей красоты. Я знаю, что это не делает меня лучше в твоих глазах, но ты всегда была в моих мыслях, уже долгое время. Я потерял контроль, если бы я не воспользовался случаем, я бы не смог называть себя мужчиной. Ты бы могла просто кастрировать меня. Только евнух на моем месте остался бы равнодушен, - беспомощно ответил Цин Шуй, в его голосе была искренность.
  Этот парень...
  - Ты воспользовался моментом, но все еще пытаешься логически оправдать себя, - принялась бранить его Вэньжэнь У-Шуан и надулась. Так или иначе, она уже не выглядела такой разозленной, как раньше.
  Цин Шуй криво улыбнулся и продолжил:
  - Попробуй, можешь ли ты встать с кровати.
  - Я бы хотела, чтобы ты надел мне мои ботинки. В качестве расплаты за свое распутство. Пфф, - Вэньжэнь У-Шуан пошевелила своими нефритовыми ногами, и в ее голосе послышалось кокетство.
  Цин Шуй взял ее ступни и стал надавливать на ее акупунктурные точки Юнцюань, Шаохай, Жангу, Цзиньмэнь, совершая неожиданный интенсивный массаж стоп.
  - Ааа! - невольно вскрикнула Вэньжэнь У-Шуан, прежде, чем успела закрыть рот руками. Она выглядела восхитительно.
  Цин Шуй хихикнул и сказал:
  - У-Шуан, согласно традиции, только муж может помочь своей жене надеть ей ботинки.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5308
  Переводчики: kent
  
  Глава 106. Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан
  Цин Шуй хихикнул и сказал:
  - У-Шуан, согласно традиции, только муж может помочь своей жене надеть ей ботинки.
  - Ах, тогда позволь мне самой это сделать! - она отдернула свою красивую ступню, но в глубине души она понимала, что ей понравился массаж.
  В этот момент снаружи послышался стук в дверь.
  Цин Шуй встал, чтобы открыть дверь, и увидел улыбающуюся мать. Он слегка покраснел.
  - Мама, входи.
  Когда Цин И увидела Вэньжэнь У-Шуан, у нее была лишь одна мысль. Ее изящность сияла, ее красота была несравнима. Она слышала, как Цин Ши сказал, что она выглядит, будто из сказки. Сначала она не поверила в это, но сейчас, глядя на У-Шуан, она поняла, что та действительно будто сошла с небес.
  У Вэньжэнь У-Шуан в этот момент были совсем другие мысли: 'Неудивительно, что дитя так очарователен и харизматичен. У него такая элегантная и красивая мать'.
  - А, здравствуйте, тетя! - Вэньжэнь У-Шуан быстра обулась и встала.
  - Не двигайся. Ты еще слаба, просто ляг. Я приготовила ужин, и сейчас отправлю Цин Шуй, чтобы он принес его тебе. Тебя зовут У-Шуан, верно? Твоя красота действительно несравненна*, - радостно сказала Цин И и с теплотой взяла руку Вэньжэнь У-Шуан, отправляя ее обратно в постель.
  (*'У-Шуан' означает 'несравненная' - прим. переводчика).
  - Тетя, вы все еще красивы, несмотря на возраст. Как меня, У-Шуан, можно сравнивать с вами? Я не стою даже упоминания, - вежливо рассмеялась Вэньжэнь У-Шуан, почувствовав легкое беспокойство в сердце. Она не знала, почему, но она немного нервничала.
  Цин И посмотрела на Цин Шуй, и Цин Шуй кивнул.
  - Пойдем, поедим, У-Шуан. Попробуем мамины великолепные блюда.
  Вэньжэнь У-Шуан не знала, специально или нет Цин Шуй употребил именно эти слова, но, когда она услышала 'мамины', она тут же вспыхнула. Цин И весело подмигивала Цин Шуй.
  'Это дитя так легко находит общий язык с женщинами. Он близок с Юй Хэ, к тому же, много слухов о том, что он близок с Ши Цин Чжуан. Теперь другая, Вэньжэнь У-Шуан. Самое важное, что каждая из них - бесподобная красавица!', - Цин И посмотрела на своего выросшего сына и слегка вздохнула.
  Когда Цин Шань, Цин Ши и Юань Ин увидели Вэньжэнь У-Шуан, они все пришли в изумление.
  - Она так красива, - как в трансе, сказал Цин Шань.
  Так как Цин Ши испытал то же самое раньше, его выражение лица было лучше по сравнению с остальными.
  - Ты - культиватор Сяньтянь?
  - Да!
  - Ты очень милая. Вы с Цин Шуй друзья?
  - Да!
  - Тебе нравится Цин Шуй?
  -...
  Цин Шуй слегка ударил Цин Ши по голове:
  - Маленькие дети не должны спрашивать о таких несерьезных вещах.
  Слова Цин Шуй развеселили всех, и они весело засмеялись. Цин Ши был расстроен. Все это время Цин Шуй, Цин Шань и Цин Ши обычно всегда были вместе и рассказывали друг другу обо всем. Молодые люди рассказывают обо всем друг другу, когда всегда вместе, и конечно же, они часто говорят о женщинах.
  Товарищи, которые вместе идут в бой, соседи по квартире, делящие одну комнату, и братья, вместе посещающие бордели. Вот три пути, по которым можно сформировать крепкие узы в его прежнем мире.
  Цин Шуй, Цин Шань и Цин Ши в первую очередь были двоюродными братьями, к тому же они были вместе, потому что были одного и того же возраста. Поэтому их отношения были близкими.
  - Цин Шуй, поделись хоть немного своим опытом со мной. Как мне заставить влюбиться в меня красивых младших сестер? - полушутя спросил Цин Ши с хитростью в голосе.
  В первую очередь черная рыба и черепахи были очень вкусными, но они также помогали восстанавливаться. Глаза Вэньжэнь У-Шуан засверкали, пока она ела и странно смотрела на Цин Шуй.
  - Тетя, ваши кулинарные способности великолепны. Это самый вкусный деликатес, который я, У-Шуан, когда-либо пробовала. Я была бы очень счастлива обладать такими способностями, как вы.
  - Если вкусно, ешь больше. Если У-Шуан будет нечего делать, просто приходи к нам пообедать. Тетя будет очень рада, если ты будешь приходить часто, - с удовольствием улыбнулась Цин И.
  - Если хочешь завладеть женским сердцем, сначала завладей ее желудком, - серьезно сказал Цин Шуй Цин Шань.
  Цин Шань невероятно энергично закивал.
  -..., - все остальные.
  Был ранний вечер. Снаружи зажгли фонари; от их осветительных камней исходили мягкие лучи света. Так как фонарей было много, на улицах Города Сотни Миль было светло, как днем.
  Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан вместе отправились в 'Соблазнительный запах ночи'. Ночная уличная ярмарка была наполнена шумом и возбуждением; везде разговаривали и смеялись люди. Главными развлечениями ночной ярмарки были змеи и прохладительные напитки, но, конечно же, здесь также был антиквариат и маленькие игрушки.
  Обычными типами людей, которых можно было встретить на ночной ярмарке, были семьи, молодые влюбленные, некоторые близкие друзья и юноши с девушками, питавшие к друг другу чувства!
  - Старший брат, твоя девушка такая милая! Купи ей цветок! - послышался детский голос.
  Цин Шуй опустил голову и увидел маленькую девочку, которой было около пяти лет. У нее были огромные глаза, но в них было не много энергии. В корзине, которую она держала, было около десяти роз.
  Цин Шуй смотрел на эту маленькую девочку. Она говорила очень по-детски. Он не стал отрицать отношения между ним и Вэньжэнь У-Шуан, потому что девочка была еще слишком мала. Лицо Вэньжэнь У-Шуан вспыхнуло красным, но Цин Шуй уже присел на колени перед девочкой.
  - Маленькая девочка, как так вышло, что ты продаешь цветы в таком раннем возрасте? Где твоя семья?
  - Старший брат, твоя девушка такая красивая. Купи ей цветок! - маленькая девочка расширила свои большие глаза и с надеждой смотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй вздохнул, взял цветок и дал маленькой девочке серебряную монету. Он протянул руку, чтобы погладить ее маленькую головку, и молча слегка надавил на ее акупунктурные точки Мучуан, Чжэньин, Фэнлин, Наокун и Фэнфу.
  - Спасибо тебе, большой брат!
  Девчушка отошла, даже не понимая, что Цин Шуй дал ей больше, чем просто серебряную монету. Хоть она знала, что нужно сказать 'спасибо', она выглядела невероятно бестолковой.
  Когда она увидела, как вздыхает Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан тихо сказала:
  - Ты уже дал ей серебряную монету. Этого должно хватить, чтобы помочь ей на какое-то время.
  Цин Шуй покачал головой:
  - Эти деньги не останутся в ее руках. Разве ты не заметила, что она умеет говорить только два предложения?
  Вэньжэнь У-Шуан застыла. Хоть она и была очень умна, она не задумалась так глубоко об этом случае.
  - Ты хочешь сказать, что кто-то управляет ею?
  - Да, поэтому неважно, сколько денег мы ей дадим. Я просто пытаюсь сделать все, что в моих силах, и надеяться, кто бы не действовал за ее спиной, сегодня он позволит ей поесть досыта благодаря серебряной монете.
  Цин Шуй не притворялся хитрым, говоря это. Его семья в его прежней жизни была среднего достатка. Он сам прибыл из деревенской области, поэтому знал все трудности бедноты. Когда позже он прибыл в город, чтобы учиться, он видел много богатых людей и развил в себе ненависть против них. Поэтому, когда бы он ни встретил на улице бедняка, неважно, настоящего или притворного, он всегда доставал из кармана деньги. Он старался сделать все возможное, чтобы помочь исправить ужасающе трагическую ситуацию бедных.
  Он не просил ничего взамен и верил, что те другие, кто был всему этому виной, поймут это. Он просто хотел внести свой вклад. Некоторые из бедных даже не имеют доступа к техникам культивации, что и становится причиной их нескончаемого круговорота бедности. Только благодаря силе возможно добиться лучшей жизни в этом ориентированном на культивацию мире.
  У Вэньжэнь У-Шуан резко повысилось мнение о Цин Шуй. Теплота ее глаз, когда она смотрела на Цин Шуй, теперь была иной. В этот момент она чувствовала только, что Цин Шуй невероятно харизматичный, и не потому, что он помог девочке, а из-за его состояния души!
  - Так почему ты не спас маленькую девочку? - озадаченно спросила Вэньжэнь У-Шуан.
  - Всегда будет причина, по которой это будет существовать. Это не отдельный, одиночный случай - это зло, которое наследуется человечеством. У меня нет такой возможности. Даже если я спасу маленькую девочку - и что? Она не станет счастливой. Более того, нужно подумать о безопасности ее семьи. Если мы спасем девочку, не отомстят ли за нее, отыгравшись на них?
  Глядя на подавленное выражение лица У-Шуан, Цин Шуй продолжил:
  - Хорошо, прекрати думать об этом. Я верю, что справедливость восторжествует в жизни этой девочки. Добро существует во зле, а свет существует во мраке. Если бы в мире не было злодеев, как бы могли существовать хорошие люди?
  В глазах Вэньжэнь У-Шуан, которая смотрела на Цин Шуй, засиял яркий свет.
  - Ты странно мыслишь, но, кажется, в этом что-то есть.
  Цин Шуй горько усмехнулся. Так есть в нем логика или нет? Определенно должен быть Дао 'Извращенной логики'!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5309
  Переводчики: kent
  
  Глава 107. Рецепт маленькой восстанавливающей гранулы - открыт
  - Я не буду заходить с тобой. В честь твоего выздоровления я приготовил для тебя два подарка. Не смотри, что это, пока не окажешься дома! - Цин Шуй достал сумку, в которой было два магических фрукта проворности. Он развернулся, оставив сумку в руках Вэньжэнь У-Шуан.
  В глазах Вэньжэнь У-Шуан было изумление, когда она смотрела вслед удаляющемуся Цин Шуй. После этого она наклонила голову, глядя на ярко освещенный 'Соблазнительный запах ночи', и вошла.
  Как только Цин Шуй вернулся домой, его атаковали вопросами. Взгляд Цин Шань был преисполнен зависти и заставлял спину Цин Шуй обливаться потом.
  Цин И сказала только одно предложение:
  - Цин Шуй, тебе следует хорошенько потрудиться и завоевать ее любовь; ты не должен позволить ей упорхнуть.
  Цин Шуй чуть не свалился со стула, когда услышал это.
  На второе утро Цин Шуй встретился с членами банды Зеленого волка. В этот раз Цин Шуй был очень доволен ими. Так что после обмена любезностями Цин Шуй решил отвести их на постоялый двор Юй Хэ и хорошо накормить.
  В ходе дальнейшего общения Цин Шуй выяснил, что главаря банды Зеленого волка звали Цин Лан. Одинаковая фамилия сразу сроднила его с Цин Лан. Он смотрел на их раны - большинство уже не кровоточили и заживали, оставляя на теле шрамы и струпья.
  'Кажется, моя золотая мазь неплоха'. Цин Шуй вспомнил, в каком состоянии были их раны раньше - скорость их заживления была просто слишком чудесна.
  Когда они прибыли на постоялый двор Юй Хэ, Юй Хэ была шокирована внезапным нашествием гангстеров, какими они выглядели. Но, увидев Цин Шуй, она открыла им комнату на четвертом этаже и дала указание на кухне приготовить прославившуюся черную рыбу. Она даже зашла еще дальше и достала несколько бутылок выдержанного вина 'Овдовевший запах' специально для них.
  Цин Шуй только теперь заметил, что среди более чем десяти членов банды Зеленого волка была пара сестер-близняшек. Они были примерно одного возраста с Дин Юань, а звали их Сяо Вэнь и Сяо Сюэ!
  А этот пузан был известен просто как простофиля. Хоть он и соображал немного медленно, силы ему было не занимать.
  Что же касается остальных членов, то они ничем особенным не выделялись, но Цин Шуй все же помнил их.
  - Как я сказал, с тех пор, как я пообещал вам, я однозначно это сделаю. Чего вы от меня хотите? - Цин Шуй слегка улыбнулся, глядя на Цин Лан.
  - Мы хотим твоей защиты. Если мы хотим укрепить нашу власть в Городе Сотни Миль, нам определенно понадобится кто-то сильный, кто будет присматривать за нами. При нашей настоящей силе мы легко приживаемся почти в любой большой группе или банде Города Сотни Миль, - беспомощно сказал Цин Лан.
  - Какова цель вашей банды Зеленого волка? - спросил Цин Шуй, сдвинув брови.
  - Мы никогда не делаем того, что можно навредить обычному населению. В основном мы охотимся на диких чудовищ, сопровождаем торговцев, нанимаемся в стражники и т.д.
  - Прекрасно. Основываясь лишь на этих пунктах, я пообещаю вам это. Но вам следует быть осторожными и не оскорбить могущественный авторитет и положение, какими, например, обладают четыре великих рода. В конце концов, сейчас моя сила имеет границы, - искренне ответил Цин Шуй.
  Теперь в Городе Сотни Миль с поддержкой Юй Дун Хао и Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй жил, и в ус не дуя. Он не хотел создавать волны беспокойства, до тех пор, пока в этом не было необходимости.
  - Ты не мог бы дать нам еще этой золотой мази? - внезапно спросил Цин Лан, от чего Цин Шуй вздрогнул. Цин Шуй быстро достал треть золотого порошка мази, который он изготовил, и передал Цин Лан.
  - В будущем, разыщи меня напрямую, если понадобится помощь. Обращайся ко мне как к члену банды Зеленого волка.
  ***
  Дни очень быстро снова пошли своим чередом. Но что-то жгло сердце Цин Шуй. Он знал, что день, когда он столкнется с родом Янь, уже не за горами.
  Цин Шуй с яростью занимался изготовлением золотого порошка мази в пространственной сфере. Он был уверен, что его опыт достигнет 100% сегодня, открыв рецепт маленьких восстанавливающих гранул.
  Перед тем, как он начал сегодня, на шкале было уже 99,8%, а теперь, спустя половину дня усилий, он наконец услышал звук уведомления системы.
  Динь!
  Раздался отчетливый звук, когда индикатор Цин Шуй заполнился. Для него это был самый прекрасный звук, который он когда-либо слышал, потому что он означал, что Цин Шуй наконец вошел в братство настоящих алхимиков.
  В это мгновение за область его сознания, которая до этого была затуманена и содержала рецепт маленькой восстанавливающей гранулы, стала золотой, и информация нахлынула на него.
  Рецепт требовал: стебель 1 000-летнего женьшеня, морской конек, 100-летняя Хлопковая змея, аметист, цветок чая, эпимедиум, вечный весенний цветок, лавигата, 100-летние грибы и желчный пузырь 300-летней Королевской багровой змеи.
  Цин Шуй бормотал про себя: 1 000-летний женьшень и желчный пузырь 300-летней Королевской багровой змеи. Черт, змея должна быть как минимум на заброшенном уровне.
  Свойства маленькой восстанавливающей гранулы:
  1. Невероятное улучшение телосложения, в том числе - усиление скелета и выведение всех загрязнений из организма.
  2. Постоянное увеличение силы и скорости до 10%.
  3. На короткое время - все раны внутренних органов очень быстро исцеляются.
  4. Свойства гранулы не накапливаются. При употреблении человеком более двух гранул все свойства утратят свою силу.
  Глядя на свойства гранулы, Цин Шуй не мог сдержать ухмылку. Эта гранула - какое-то безумное извращение.
  Как жаль, что существовал предел приема для человека - не более двух гранул. Не обращая внимания на редкость материалов, Цин Шуй ухмылялся от уха до уха. Наконец, он стал алхимиком. У него в голове теперь был этот рецепт, и глаза Цин Шуй сверкали, когда он представлял себя, купающимся в деньгах. 'Именно так себя чувствуют сыновья богатых и обеспеченных?'.
  Он посмотрел на список требующихся ингредиентов: за исключением 100-летней Хлопковой змеи, вечного весеннего цветка и желчного пузыря 300-летней Королевской багровой змеи, в его пространственной сфере было все остальное.
  'Дерьмо!!!!! Чтобы открыть следующий рецепт, гранулу Пяти драконов, мне нужно набрать 4 000% на индикаторе?', - его настроения как не бывало, когда он, пораженный, пялился на информацию из просторов его сознания.
  '... это же сколько времени понадобится потратить на алхимию, чтобы приобрести 4 000% опыта. Е**ть мать того, кто выдумал эту сраную систему'.
  Полдня Цин Шуй изрыгал проклятия, но затем наконец успокоился. К счастью, у него была помощь в виде Королевства вечного фиолетового нефрита. Подумав об этом, он не мог не предположить, не было ли это все манипуляцией какого-нибудь создания мрака? Все, казалось, буквально падало к нему в руки. Махинации судьбы в действии? Хм.
  ***
  На следующее утро Цин Шуй пошел на постоялый двор Юй Хэ. Заметив его прибытие, официантка остановилась и поприветствовала его:
  - Юный господин!
  Цин Шуй ходил на постоялый двор Юй Хэ так часто, что его можно было назвать его вторым домом.
  - Это - твой доход от рыбы, - Юй Хэ улыбнулась и передала ему пачку купюр.
  Глядя на купюры общей стоимостью в 50 000 серебряных монет, Цин Шуй удовлетворенно улыбнулся. Кажется, эта сумма денег позволит ему приобрести редкие и ценные ингредиенты, необходимые для изготовления маленькой восстанавливающей гранулы!
  - Ты сегодня в хорошем настроении, присядь, я скажу, чтобы тебе принесли несколько блюд с кухни.
  Цин Шуй с радостью согласился. Глядя на улыбку на лице Цин Шуй, Юй Хэ не могла тоже не начать улыбаться. Однако Цин Шуй не заметил, что в улыбке Юй Хэ скрывается глубокая меланхолия.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5310
  Переводчики: kent
  
  Глава 108. Фетиш Гунъян Юй
  В обед, когда дядя Цин Ху вернулся, ко всеобщему удивлению, он привел с собой Цин Ху и Цин Бэй. Цин Шуй был несказанно рад увидеть их!
  Цин Ху и Цин Бэй также были очевидно счастливы видеть их. Особенно Цин Бэй, она давно считала Цин Шуй своим братом. Сейчас, спустя полгода, они наконец снова встретились.
  Естественно, что молодые люди любят оживленную, бурлящую атмосферу улиц. Цин Шуй как их хозяин, взял их показать им Город Сотни Миль. Он указывал им на живописные места и разные интересные местечки.
  - Шуй, эта заколка такая красивая, - Цин Бэй притянула Цин Шуй ближе и показала на зеленую заколку в виде бабочки, сделанную из нефрита.
  - Хозяйка, сколько за это?
  - Ах, у этой юной госпожи такой хороший вкус. Эта заколка может считаться лучшей среди всего, что я продаю. Как насчет двух серебряных монет? - засмеялась владелица магазина средних лет.
  Цин Шуй заплатил за заколку и передал ее Цин Бэй. Глядя на лучащуюся улыбку Цин Бэй, он почувствовал радость у себя на сердце.
  Этим вечером Цин И и Юань Ин приготовили необыкновенно вкусный ужин для всех членов рода Цин. Когда все пробовали черную рыбу и черепаший суп, хищный взгляд Цин Ху заставил всех разразиться смехом. Естественно, это был первый раз, когда он пробовал черную рыбу.
  ***
  Небесный Речной Город!
  В великолепной главной резиденции мэра Небесного Речного Города красивый юноша сидел во дворе, попивая чай и любуясь цветами. У него была белоснежная кожа, тонкие губы и глаза, словно цветущие персики. Хоть ему и недоставало признаков мужественности, - он больше обладал женскими чертами - люди, которые видели его, думали о нем скорее как о милом мальчике, чем как о неженке.
  - Юный господин, юный господин Ян здесь, он в главном зале, - объявил старый слуга.
  - Понятно, - в хриплом голос юноши слышался оттенок любезности. Он выражал пронзительную силу.
  Он встал и прошел в главный зал, представлявший собой наиболее впечатляющее зрелище во всей резиденции.
  - Янь Ци, ты здесь! - юноша с энтузиазмом поприветствовал Янь Ци сразу, как только увидел его.
  Ян Янь Ци был потомком рода Ян в Небесном Речном Городе. Род Ян можно было считать родом с неописуемой силой, он имел тесные связи с родом Гунъян. Они оба выросли вместе и были невероятно близки, как кровные братья.
  - Брат Юй, ты собираешься в Город Сотни Миль?
  - Верно, не могу дождаться, когда попробую легендарную черную рыбу на постоялом дворе Юй Хэ. Мои увлечения просты... красивые женщины и хорошая еда! Я определенно должен попробовать легендарную черную рыбу, - Гунъян Юй потрогал свой подбородок.
  - Брат Юй, я слышал кое-какие новости, - медленно произнес Ян Янь Ци, глядя на Гунъян Юй.
  - Какие новости? Почему ты мешкаешь? - спросил Гунъян Юй, озадаченный. Обычно Янь Ци был невероятно прямолинеен.
  - Маленькая девочка, нанесшая унижение Лань Янь, сейчас находится в Городе Сотни Миль. И не только - ее брат Цин Ху, тот, что хотел ухлестывать за мисс Лань, также там. Они оба сейчас в городе.
  - Что? Как ты узнал об этом? - Гунъян Юй спросил это с подозрением в голосе.
  - Мне рассказал Ситу Бу Фань из рода Ситу. Его невесту соблазнил бастард Цин Шуй из рода Цин, более того, он был снова повержен Цин Шуй, когда искал у него возмездия. Поэтому он хотел рассказать это тебе в надежде, что это поможет ему отомстить, - сказал Ян Янь Ци.
  - Хе-хе, что за бестолковый парень; он даже не может защитить свою невесту. Конечно, я могу помочь ему. Однако, мое условие - я хочу встретиться с его невестой. Женщина, ради которой сражаются - она должна быть хороша, не правда ли?
  Гунъян Юй облизал губы и пошловато ухмыльнулся.
  ***
  Целых три дня Цин Шуй водил Цин Ху и Цин Бэй по Городу Сотни Миль. Только за эти три дня они уже потратили несколько тысяч серебряных монет.
  Цин Шуй не слишком ужасался на этот счет. В конце концов, разбогатев, человек начинает щеголять своей состоятельностью.
  За эти три дня Город Сотни Миль посетили несколько человек с выдающимся положением. Сидя в карете, запряженной рогатым фламекином, они наслаждались взглядами толпы, куда бы они ни поехали. Это были двое мужчин средних лет, сидящих на козлах. Они были ни кем иным, как возницей и укротителем тварей!
  - Юный господин, куда вы хотите отправиться? - с почтением спросил один из мужчин.
  - Постоялый двор Юй Хэ, - лениво сказал Гунъян Юй.
  Возница направил рогатого фламекина, и через время они остановились около постоялого двора Юй Хэ.
  - Какой прекрасный запах!
  Когда карета остановилась, из нее вышли трое. Это были Гунъян Юй, Ян Янь Ци и торжественно выглядящий мужчина средних лет.
  Им понадобилось три дня, чтобы добраться до Города Сотни Миль. Замечание об аромате было сделано ни кем иным, как мужчиной средних лет.
  - Дядя Чжун, даже вам запах кажется восхитительным. Кажется, репутация постоялого двора Юй Хэ ничуть не преувеличена, - Гунъян Юй был уважителен к этому мужчине.
  - Давайте войдем и проверим слухи насчет вкуса, - мужчина улыбнулся. Улыбка на его лице не казалась естественной, а как будто натянутой... На самом деле, он выглядел еще более устрашающе, когда улыбался, чем когда этого не делал.
  Все трое проследовали на постоялый двор Юй Хэ - под руководством официантки они сели в углу главного зала.
  - Дайте мне три, нет, шесть ваших прославленных черных рыб, - приказал официантке Ян Янь Ци.
  Гунъян Юй пожирал глазами форму официанток. В его глазах была нескрываемая похоть.
  - Прошу извинить, но на сегодня вся черная рыба продана, могут ли уважаемые гости заказать что-нибудь другое вместо этого?
  - Что? Продана? Мы проделали путь в 1 000 миль до Города Сотни Миль. За чем же еще, как не за черной рыбой, мы приехали, - Ян Янь Ци хлопнул кулаком по столу.
  Гунъян Юй и торжественный мужчина ничуть не изменились в лице. Гунъян Юй все еще пожирал глазами официанток с улыбкой на лице и блеском в персиковых глазах.
  - Господин, черная рыба действительно вся продана на сегодня, вы не возражаете вернуться сюда завтра ранним утром, если вы настаиваете именно на черной рыбе? - официантка все еще улыбалась, но в ее глазах появилась нервность.
  - Дерьмо, мелкий постоялый двор в Городе Сотни Миль позволяет себе дерзость пускать пыль в глаза этому юному господину. Верите ли, я не стану сносить это здание у вас на глазах, - заорал Ян Янь Ци, создавая огромный беспорядок.
  - Приведите вашего владельца, - Гунъян Юй сладко улыбнулся расстроенной официантке.
  - Да, господин, пожалуйста, подождите минутку!
  Немного погодя перед ними возникла Юй Хэ.
  - Наши извинения, уважаемые гости. Я уже дала указания на кухню, чтобы вам приготовили блюда. Вам должны все накрыть сказочно быстро, - Юй Хэ, благодаря словам и ауре, которую она чувствовала, понимала, что эти трое покупателей - совсем не простые люди.
  - Это вы - та, что управляет постоялым двором Юй Хэ? - спросил Гунъян Юй. Он был бескрайне восхищен красивыми чертами Юй Хэ.
  Гунъян Юй особенно любил ох**нно молодых жен и вдов. В Небесном Речном Городе он попробовал парочку. Со своим видом и статусом в Небесном Речном Городе у него не было недостатка в женщинах, желающих переспать с ним. Однажды, в Небесном Речном Городе, он соблазнил недавно вышедшую замуж молодую женщину, и трахнул ее прямо на глазах у ее мужа. Бессилие и отчаяние в итоге привели того мужчину к самоубийству. В другой раз он отправил своих людей напоить новобрачных. Он убил мужчину и похитил женщину, перед этим вдоволь наигравшись с ней. Помимо его фетиша к женатым женщинам, его другим увлечением были игры с вдовами.
  Все в Юй Хэ: ее черты, фигура, звук ее голоса, каждое ее действие - невероятно привлекало Гунъян Юй. Очевидно, он кое-что разузнал перед прибытием в Город Сотни Миль.
  - Этот постоялый двор Юй Хэ принадлежит мне, конечно же, я принимаю здесь решения. В качестве извинений, позвольте представить вам наши блюда за счет заведения, - искренне добавила Юй Хэ.
  В глазах Гунъян Юй заискрился свет, радость наполнила его сердце. 'Подумать только, такая красивая женщина существует в Городе Сотни Миль. Да ведь она еще и в моем вкусе. Только глядя на ее лицо, я могу сказать, что у нее сильный характер. Но чем сильнее, тем лучше, я ничего не люблю больше, чем сильных женщин подо мной, с их лицом, искаженным страстью, подчиняющихся каждому моему желанию'.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5311
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 109. Убийство Сяньтянь
  - Как нам следует обращаться к вам? Вы можете звать меня Гунъян Юй, я прибыл и Небесного Речного Города. Сегодня мы здесь, чтобы попробовать легендарную черную рыбу с постоялого двора Юй Хэ. Пожалуйста, простите моего брата Янь Ци за его несдержанность, - поднялся с улыбкой и объяснениями Гунъян Юй.
  Юй Хэ была озадачена неожиданной переменой. Первоначальная убийственная ярость и намерения внезапно исчезли, уступив место улыбающемуся Гунъян Юй.
  - Меня зовут Юй Хэ. Я должна удалиться, чтобы не беспокоить вас, уважаемые гости.
  - К чему такая спешка? Почему бы вам не присоединиться к нам и насладиться вместе с нами обедом? - Ян Янь Ци, взглянув в глаза Гунъян Юй, понял, что его брат заинтересован этой женщиной, причем это не просто интерес. Гунъян Юй должен обладать Юй Хэ.
  Юй Хэ слегка изогнула бровь и с отвращением посмотрела на Ян Янь Ци.
  - Почему ты так смотришь? Ты чем-то расстроена? Ты понимаешь, каким положением обладает мой брат в Небесном Речном Городе? Его желание обладать тобой - честь для тебя, ты, сучка, - Ян Янь Ци пренебрежительно улыбнулся. Род Ян - огромный род, невероятно почитаемый в Небесном Речном Городе. Что для них значит такой мелкий род, как род Юй?
  Он знал, что в роде Юй есть культиватор Сяньтянь, но он был покалечен. Более того, что значит один Сяньтянь? В одном только его роде Ян было несколько культиваторов Сяньтянь.
  - Это постоялый двор Юй Хэ. Я уважаю своих покупателей, но в ответ требую уважения к себе. Пожалуйста, следите за своими словами, или я выгоню вас с моего постоялого двора, - холодно сказала Юй Хэ.
  - Ха-ха-ха! Следить за словами? И что будет, если я не стану? Позволь доступно объяснить тебе. Сегодня ты должна не только составить нам компанию за столом, но и ночью переспать с моим братом.
  Когда раздражение Юй Хэ достигло своего предела, раздался ленивый голос:
  - Что это за пес из рода Ян лает? Это так раздражает, почему бы им не отпустить пса домой, вместо того, чтобы брать его с собой лаять на людей. Хоть лай уж больно громкий, мне что-то не верится, что пес осмелиться напасть на кого-нибудь. Но все же, было бы неплохо, если бы он все же напал. Тогда у меня появилась бы причина убить его, - хоть голос и звучал лениво, в нем ощущалась сила. С улыбкой, которая была не просто улыбкой, Цин Шуй вошел на постоялый двор Юй Хэ.
  Цин Шуй пришел сегодня на постоялый двор Юй Хэ, чтобы передать Юй Хэ рыбу и черепах. В момент, когда он ступил внутрь, он услышал оскорбления из уст Ян Янь Ци, и когда он увидел потерявшую дар речи Юй Хэ, естественно, он выступил вперед, превратившись в рыцаря, спасающего красавицу...
  - Цин Шуй! - увидев Цин Шуй, Юй Хэ почувствовала себя намного лучше. Он был для нее твердой опорой в любой ситуации.
  - Дерьмо, мальчишка, ты что, ищешь смерти? - Ян Янь Ци никогда раньше не испытывал подобного унижения. Он был юным господином великого рода, и с ним никогда раньше не обращались так дерзко.
  - Прости, я не разговариваю с псами. Пожалуйста, лай на своих приятелей-собачонок. Если тебе непонятно, тогда мне придется побить тебя, - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Мальчишка, иди к черту, - Ян Янь Ци был разгневан. Цин Шуй называл его псом направо и налево, абсолютно игнорируя его. Если он не порвет Цин Шуй на кусочки, он не сможет избавиться от ненависти к нему.
  - Янь Ци, осторожнее. Не задирайся, - Гунъян Юй рассматривал Цин Шуй. Он чувствовал, что Цин Шуй - какой-то другой. Как будто у него спрятан козырь в рукаве.
  - Плохой пес, мне придется научить тебя слушаться, - Цин Шуй расхохотался. Он стоял, не шелохнувшись, на своем прежнем месте, спокойно наблюдая, как Янь Ци срывается со стула и целится в него кулаком.
  Цин Шуй поднял руку после того, как начал свою атаку Янь Ци, но - странно - его кулак достиг цели первым.
  - Ка Ча!
  - Ааааааааа!
  Удар был обычным, но его сила оказалась огромной - у Янь Ци было сломано плечо, кости его руки раскрошились.
  - Хах, он настолько слаб? Он позволяет себе дерзить в Городе Сотни Миль, при этом если он не достиг уровня Сяньтянь, он должен быть по меньшей мере на уровне боевого командующего, верно? - замешательство отразилось на лице Цин Шуй.
  От боли в сломанной руке Ян Янь Ци потерял сознание.
  Только теперь Гунъян Юй и дядя Чжун серьезно посмотрели на Цин Шуй. Ян Янь Ци был на вершине уровня боевого генерала. Было не так много людей, способных победить его, среди молодого поколения Города Сотни Миль.
  Но кто знал, что появится этот юнец! Более того, ему потребовался всего один удар, чтобы победить Ян Янь Ци.
  - Братишка, какая блестящая техника удара! - произнес дядя Чжун. На его лице проглядывала улыбка.
  - Спасибо за похвалу, но этот бес - бесполезен, если он знал себе лаять, не умея кусать. Какой глупый пес, - саркастично заметил Цин Шуй. Если эти трое пришли создавать проблемы Юй Хэ, ему не было необходимости быть с ними вежливыми.
  - Вау, какой энергичный юноша. Но разве твоя семья не научила тебя, что нельзя грубить старшим? - сказав это, человек по имени дядя Чжун умышленно показал часть своей ауры.
  На последнем слове 'старшим' его аура сгустилась во что-то вроде толстой белой Ци, которая окружала дядю Чжун. Давление, исходящее от нее, было очень сильным.
  - Культиватор Сяньтянь! - пораженно воскликнула Юй Хэ. Десять лет назад она стала свидетелем того, как ее дедушка проделал то же самое. Эта стена белой Ци длиной в полступни определенно была Ци из Сяньтянь, которой обладали культиваторы Сяньтянь!
  - Девчонка, ты довольно сообразительна, однако, для мальчишки уже слишком поздно, - торжественное лицо дяди Чжун стало звериным, когда он собрался прикончить Цин Шуй.
  - Пожалуйста, не убивайте его, сегодняшний случай этого не стоит. Я сама понесу за это ответственность, - Юй Хэ оттолкнула Цин Шуй и сделала два шага вперед, закрыв его от культиватора Сяньтянь.
  - Юй Хэ... - только теперь Цин Шуй понял, как Юй Хэ беспокоилась о нем. Она хотела стать для него щитом, принести себя в жертву ради того, чтобы он жил в безопасности. Горечь наполнила его сердце - он был полным идиотом и навлек на себя проклятие. Такая прекрасная женщина стоит перед ним, защищает его в то время как это он должен защищать ее. Но как он с ней обращался раньше?
  - Хе-хе, ничего не стоит? Тогда что случилось с моим братом? Он что, сам упал и сломал себе руки? - Гунъян Юй поднялся, зловещий блеск мелькнул в его глазах.
  - Ваш друг напал первым...
  - Е**ная сучка. Сегодня я не только разнесу в щепки твой постоялый двор - я собираюсь ласкать тебя и играть с тобой прямо у него на глазах, - красивое лицо Гунъян Юй в одно мгновение превратилось из ангельски милого мальчика в настоящего дьявола.
  - Ты подписал себе смертный приговор, солдат, - невероятная злоба исказила его черты, когда он оттолкнул в сторону Юй Хэ. Никогда он чувствовал такого желания убить. Даже Ситу Бу Фань не вызывал у него таких эмоций.
  - Тебе? - Гунъян оглушительно расхохотался. Будто это была самая смешная шутка, которую он слышал в своей жизни.
  Цин Шуй не спускал своего ледяного взгляда с лица Гунъян Юй, его жажда крови все больше росла.
  - Дядя Чжун, убейте его! - смеясь, сказал Гунъян Юй.
  Не убивайте его, вы все не можете его убить. Если нет, мой дедушка не пощадит вас обоих, - неистово умоляла Юй Хэ, глядя на дядю Чжун.
  - Твой дедушка? Ха-ха, Юй Дун Хао был культиватором Сяньтянь десять лет назад. Сейчас он всего лишь старый калека, - безумно хохотал дядя Чжун.
  - Вы не смеете оскорблять моего дедушку!
  - Оскорблять? Если бы он сейчас был здесь, я бы лично убил его, - холодно фыркнул дядя Чжун.
  - Вы действительно считаете, что, будучи культиватором уровня Сяньтянь, вы можете позволять себе быть таким заносчивым? - спокойно спросил Цин Шуй, глядя на дядю Чжун.
  - Мальчик, возможно, Сяньтянь не сильно ценится в других местах, но в этом городе я - Бог. Кто сможет остановить меня? Давай, я оставлю твое тело попировать воронам, - сказав это, он рванулся к Цин Шуй. Слой серебристого свечения покрывал его руки. Он тянулся прямо к сердцу Цин Шуй, так быстро, как призрак.
  - Культиваторы Сяньтянь в самом деле не такие уж простаки, - пробормотал Цин Шуй. Однако с тех пор, как он съел два магических плода проворности, его скорость невообразимо увеличилась. Схватив Юй Хэ и шагнув в сторону, он ускользнул от атаки своего противника. Удар пронесся всего на дюйм дальше.
  - Хорошо, хорошо. Даже я не мог бы сказать, что твоя скорость такая быстрая.
  Движения были такими плавными, как передвижения земляного червя в грязи. Он отточил свои шаги свободного духа до предела! Наконец, избежав более десяти ударов дяди Чжун, у Цин Шуй не осталось места для маневра. Он мог лишь беспомощно смотреть, как к нему приближается кулак дяди Чжун. Он был все ближе и ближе, пока на лице противника появлялась гнусная улыбка. Собрав всю свою Ци из Древней техники усиления, он направил ее в свои руки и вытянул их, чтобы встретить удар противника!
  Бум!
  Тело Цин Шуй отбросило в воздух, и он врезался в толстый камень стены постоялого двора Юй Хэ, прежде чем упасть на пол, захлебываясь полным ртом крови.
  Цин Шуй горько улыбнулся. Состояние Сяньтянь было формой, для которой у него не было достаточно силы, чтобы победить ее. Воспользовавшись всей своей силой, он смог только заставить своего противника отступить на полшага?
  С другой стороны, дядя Чжун был поражен до глубины души. Он вложил в этот удар более 80% своей силы, но даже не смог убить этого мальчишку? Его глаза расширились еще больше, когда он увидел, что Цин Шуй поднимается и выплевывает кровь. Не похоже было, что Цин Шуй серьезно ранен. Лишь намерение убить в его глазах еще сильнее укрепилось. Если ему не удастся прикончить Цин Шуй до того, как он повзрослеет, возможно, в будущем, достигнув его возраста, он станет лучшим из всех живущих Сяньтянь!
  Глядя в глаза дяди Чжун, Цин Шуй понял, что сегодня, не важно, как, но он должен убить этого человека с фамилией Чжун!
  Достав еще один магический плод проворности из своей пространственной сферы, Цин Шуй быстро проглотил его. Его движения были такими быстрыми, что никто даже не смог увидеть, что именно он съел. Юй Хэ, с глазами, полными слез, подбежала к Цин Шуй.
  Цин Шуй нежно посмотрел на Юй Хэ и поцеловал ее в лоб. Его окровавленные губы оставили яркий след на месте поцелуя.
  Чувствуя, как активируются свойства магического плода проворности, он понял, что по крайней мере на четверть часа его скорость удвоилась. Он верил, что теперь с этой скоростью, даже если он не сможет убить противника, то, по крайней мере, сильно покалечит его.
  'Эх, на уровне Сяньтянь встречается столько уродов. Они слишком сильны', - он безмолвно зажал в руке золотую иглу.
  - Брат, приготовься к смерти.
  Цин Шуй почувствовал, что аура, окружающая мужчину, сейчас усилилась в разы. Его кулак был покрыт слоем угольно-черной толстой Ци из Сяньтянь. Дядя Чжун хотел убить этим ударом Цин Шуй.
  Сердце Цин Шуй невольно затрепетало от страха, когда он увидел, как к нему все ближе приближается кулак. Все же он полностью активировал Ци из Древней техники усиления и приготовился к своему движению.
  Довольно странно, но Цин Шуй чувствовал, как пространство вокруг него будто бы закрылось под воздействием странного давления. Не было никакой возможности избежать приближающегося удара. Стиснув зубы, Цин Шуй смотрел точно в глаза дяди Чжун.
  В момент соприкосновения Цин Шуй изо всех сил рванулся в сторону, избегая воздействия на жизненно важные зоны. Его правая рука быстро взметнулась и проткнула сердце дяди Чжун золотой иглой. Как только игла вонзилась в него, Цин Шуй активировал всю свою силу и наполнил иглу исконным огнем, усиленным всей Ци его тела из Древней техники усиления!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5437
  Переводчики: kent
  Глава 110. Кризис
  Когда дядя Чжун почувствовал укол в сердце, было уже слишком поздно. Взрыв исконного огня разорвал его сердце, и он мгновенно умер.
  Хотя Цин Шуй и избежал удара в жизненно важные зоны, ладонь, покрытая Ци из Сяньтянь, все-таки поразила его в плечо. Отлетев от столкновения, кости его плеча сломались, плоть была разорвана, а кровь хлестала фонтаном. Однако все, что можно было услышать, когда его отбросило назад, это его безумный смех.
  На мгновение все замерли. Юй Хэ была в панике. Он бросилась к Цин Шуй и заключила его в объятия.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Цин Шуй, лежа на груди Юй Хэ, чувствовал невероятное удовлетворение. Если бы не временное увеличение скорости благодаря магическому плоду проворности, у него не было бы ни единого шанса избежать смертельного удара. Только подвергнув себя невероятной опасности и скрестив удары с человеком по имени Чжун, Цин Шуй смог воспользоваться таким удачным случаем.
  Кровь хлестала из его ран, сделав красной всю одежду Юй Хэ. Своей неповрежденной рукой он быстро нажал на свои акупунктурные точки, чтобы остановить кровотечение и ускорил свое исцеление при помощи техник иглы. Казалось, что каким-то образом нефритовый кулон Инь-Ян на его просторах сознания начал сиять ярче, чем обычно, испуская волны за волнами успокаивающей энергии, притупляющей боль.
  Гунъян Юй пораженно смотрел на труп его дяди Чжун. Это происходит на самом деле или он спит? Как все может закончиться вот так? Он был культиватором Сяньтянь! Оглядевшись, он заметил, что остальные посетители постоялого двора Юй Хэ испарились, оставив их втроем.
  - Цин Шуй, ты в порядке? Не пугай меня! Пожалуйста, с тобой все будет хорошо! - глядя на бледного Цин Шуй, Юй Хэ не могла больше сдерживать свои слезы.
  - Я в порядке. Помоги мне высыпать этот порошок на мое плечо, - Цин Шуй вытащил бутыль, наполненную золотой лекарственной мазью, и передал ее Юй Хэ.
  Юй Хэ взяла бутыль и высыпала золотой порошок на его плечи. В это же мгновение волны холода распространились по всему его телу, и Цин Шуй почувствовал себя очень хорошо. Места, в которых была разорвана плоть, начали сами себя сшивать с невообразимой скоростью. Процесс шел так быстро, что его можно было заметить невооруженным глазом.
  - Что за чудотворный порошок! - радостно воскликнула Юй Хэ, наблюдая за исцелением Цин Шуй.
  Цин Шуй в этот момент прокручивал у себя в голове сцену сражения. Впервые он сражался не на жизнь, а на смерть с культиватором Сяньтянь. Ощущения от того, что он смог выжить, были очень странными. Чего не знала Юй Хэ, так это того, что Цин Шуй дрожал не от страха, а от возбуждения!
  Глядя на слабого, дрожащего Цин Шуй на руках Юй Хэ, Гунъян Юй достал свой меч и приблизился к ним. Его культивация была на десятом уровне боевого командующего. Он был на вершине Хоутянь! Он уже решил, что собирается сделать. Он войдет в Юй Хэ на глазах Цин Шуй, будет ласкать ее, наслаждаться ею в свое удовольствие перед тем, как убить Цин Шуй!
  Но в тот самый момент, когда он собирался воплотить в жизнь свой план, внезапно вошел человек!
  Юй Дун Хао!
  - Дедушка! - неистово позвала Юй Хэ.
  - Все уже хорошо. Отведи Цин Шуй отдохнуть. Я приберусь здесь, - голос Юй Дун Хао был мягким и мирным, но его глаза были острыми, как меч, когда он смотрел на Гунъян Юй, в них было намерение убить!
  Цин Шуй знал, что Юй Дун Хао не будет снисходителен к Гунъян Юй. Даже лишенный чувств Ян Янь Ци не сможет избежать его гнева.
  Хоть это и не означало, что они были в безопасности от последствий из Небесного Речного Города, по крайней мере, они были избавлены от их дальнейших расследований.
  ***
  Цин Шуй лежал на кровати Юй Хэ, пока она снимала с него окровавленную одежду. Она переодела его в пижаму. От покрывала исходил запах Юй Хэ, и Цин Шуй с удовольствием лежал, размышляя, на какой путь ему ступить в будущем.
  Через время вошел Юй Дун Хао с невероятно угрюмым выражением лица.
  - Они из Небесного Речного Города. Более того, этот юноша - сын властителя города.
  От слов Юй Дун Хао воздух словно потяжелел. Небесный Речной Город был одним из самых крупных городов страны Цан Лан. К тому же они умудрились оскорбить властителя Небесного Речного Города.
  - Все они мертвы. Если все сложится удачно, это к лучшему, если все обернется катастрофой - не важно, что мы сделали, добром это не кончится. Когда дело сделано, нет смысла много думать о нем. Я избавился от Гунъян Юй, Ян Янь Ци и человека по имени Чжун. Это должно дать нам время, прежде чем их след приведет к нам, - спокойно сказал Юй Дун Хао. Его слова немного облегчили бремя на душе Цин Шуй.
  Цин Шуй знал, что больше всего сейчас он нуждался во времени. Имея время и пространственную сферу, он знал, что точно сможет прорваться в Сяньтянь!
  - Цин Шуй, ты смог убить культиватора уровня Сяньтянь - твоя сила действительно непостижима, - похвалил его Юй Дун Хао с улыбкой на лице.
  - Мне просто повезло, он был слишком беспечен, - скромно улыбнулся Цин Шуй.
  Видя, как изнурен Цин Шуй, Юй Дун Хао отвел в сторону Юй Хэ прежде, чем оставить Цин Шуй отдыхать.
  Хотя Юй Дун Хао не позволял себе проявлять эмоции, его сердце содрогалось. Этот юноша только что превратил в прах сказочные легенды о том, что культиваторы Сяньтянь непобедимы. Хоутянь убил Сяньтянь!
  Цин Шуй никак не мог успокоиться, чтобы заснуть. Сын властителя города. Не означало ли это, что Гунъян Юй был тем самым человеком, который был помолвлен с Лань Янь?
  'Не создал ли он на пустом месте вдову? Согласно традициям этого мира, Лань Янь теперь была вдовой', - Цин Шуй потер нос. Он знал, что Цин Ху придет в восторг, если это станет известно. Однако такое следует хранить в тайне.
  ***
  Небесный Речной Город, резиденция властителя города!
  - Что? Юй мертв? - по резиденции прокатилось эхо голоса, преисполненного недоверием и злостью.
  - Властитель города, новости из Города Сотни Миль без всякого сомнения точны! - неизвестный юноша поклонился.
  - К.. КТО ЭТО СДЕЛАЛ? - послышался звук разъяренного дыхания, когда крепкое тело пало ниц от горя...
  - Род Цин и род Юй. Даже тела юного господина, дяди Чжун и Ян Янь Ци исчезли без следа.
  - Род Цин и род Юй, я клянусь, что вы оба исчезнете с лица земли! - с яростью взревел голос.
  - Уведомите Совет старейшин. Отправьте пятый полк и прикажите ждать моих приказов, - с ненавистью указывал властитель города.
  - Вас понял!
  ***
  Довольно странно, что даже когда Юй Дун Хао похоронил тела, дело о стычке на постоялом дворе Юй Хэ быстро стало известно. Новость о том, что Цин Шуй убил сына властителя города и культиватора Сяньтянь быстро распространилась по всему Городу Сотни Миль.
  - Этот Цин Шуй из рода Цин, он так силен? Он даже может убить Сяньтянь.
  - Что за чушь, как культиватор Сяньтянь может так легко умереть.
  - Это правда! Более того, он также убил сына властителя Небесного Речного Города!
  - Такой деспот? Давай держаться от него подальше, я думаю, скоро он будет мертв - Небесный Речной Город отомстит.
  ***
  - Цин Шуй, что творится? Слухи говорят правду? - члены рода Цин атаковали его вопросами, когда он вернулся.
  Не имея другого выбора, Цин Шуй дал краткий обзор случившемуся.
  - Вам, ребята, нужно вернуться в деревню рода Цин. Я сам понесу ответственность за случившееся, - решительно сказал Цин Шуй. После некоторого обсуждения, члены рода Цин решили отправить кого-нибудь оповестить главу рода. В конце концов, он прожил так долго и имеет опыт во многих вещах, поэтому у него должна быть какая-то идея о том, как предотвратить катастрофу.
  Вэньжэнь У-Шуан также пришла, чтобы поддержать Цин Шуй. Она сказала, что все разрешится. Глядя на то, как за него переживает Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй испытал странную радость. Остальные роды в Городе Сотни Миль отвернулись от рода Цин. Даже род Юй. Кроме Юй Дун Хао и Юй Хэ, все они ненавидели Цин Шуй за то, во что он втянул род Юй.
  ***
  'Цин Шуй, ты осмелился сражаться со мной из-за Ши Цин Чжуан. Посмотрим, сможешь ли ты выжить в этот раз', - у него на коленях сидела красивая служанка. Ситу Бу Фань ласкал ее по своему желанию, и темная ухмылка виднелась на его лице.
  Фигура служаки была пропорциональна. Сорвав с нее одежду, он наклонил свое лицо к ее груди и стал сосать ее соски. Обе его руки твердо сжимали ее упругую попку.
  - Залезь на меня, - выдохнул Ситу Бу Фань, как будто ему не хватало дыхания.
  Служанка послушно сделала, как ей было велено, и села на Ситу Бу Фань. Она сняла его брюки и попыталась ввести его полужесткого червяка внутрь своей дырочки.
  'Ши Цин Чжуан, однажды я до смерти оттрахаю тебя!'.
  - Ааааа!
  Неважно, как он пытался, он не мог сделать его тверже.
  - Давай, ТРАХНИ ЕЕ, бестолковая штука! - безумно вскричал Ситу Бу Фань, глядя на свой дряблый член. Все было бесполезно, не помогали даже лекарства. Его гнев был страшен. Было неизвестно, проклинал ли он других или самого себя.
  - ПОЧЕМУ ТЫ ВСЕ ЕЩЕ ЗДЕСЬ? ПРОВАЛИВАЙ! - заорал он на служанку, влепив ей пощечину.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5438
  Переводчики: kent
  
  Глава 111. Красота, которая правит миром
  - Новость заслуживает доверия? О том, что род Гунъян и род Ян из Небесного Речного Города сейчас направляются в Город Сотни Миль? - Цин Шуй сдвинул брови.
  Цин Шуй был очень доволен и рад Цин Лан. Настоящие друзья проверяются в моменты наивысшего отчаяния. Между ним и бандой Зеленого волка не просто установилась тесная связь, но и Цин Лан лично сообщал ему о делах в Небесном Речном Городе.
  - Спасибо, Цин Лан. В эти дни больше не ищи меня. Временно покинь Город Сотни Миль, - тяжело сказал Цин Шуй и похлопал Цин Лан по плечу.
  Цин Лан немного повременил, затем вздохнул и вышел.
  'Самое большее через два дня они прибудут из Небесного Речного Города. Что же мне делать!', - Цин Шуй чувствовал себя невероятно беспомощным.
  Расстроенный, Цин Шуй вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. Когда он вошел, его сердце затрепетало - он вдруг заметил Цилиндр огненного облака, который дал ему Байли Цзинвэй.
  Цин Шуй в точности припомнил слова Байли Цзинвэй: 'Пока ты в стране Цан Лан, самое большее через три дня к тебе прибудут люди, чтобы помочь. Я тоже поспешу, если это будет возможно'.
  Цин Шуй знал, что у Байли Цзинвэй огромные связи. Поэтому, более не сомневаясь, он взял Цилиндр огненного облака и вышел из Королевства вечного фиолетового нефрита.
  'Сю!', - раздался невероятно острый, режущий слух звук, и причудливой формы облако вылетело из Цилиндра огненного облака. Оно излучало несравненный свет и парило в воздухе, прежде чем очень медленно рассеяться.
  Хоть облако, созданное пламенем из цилиндра, было большим и достигло огромной высоты, это вовсе не означало, что оно было видимо для всех жителей страны Цан Лан. Цин Шуй предположил, что приятели Байли Цзинвэй должны быть невероятно восприимчивы к этому и каким-то образом способны сообщаться между собой, когда увидят облако.
  'Секта небесного меча, Цилиндр огненного облака! Как давно я видел его в последний раз', - мужчина средних лет из рода Цанхай в стране Цан Лан поднял голову и бросил взгляд на облако, созданное огнем из цилиндра.
  'Хах? Цилиндр огненного облака? Почему оно появилось в воздухе над Городом Сотни Миль?', - пробормотал себе под нос мужчина, летевший верхом на огромном Соколе с пурпурными глазами.
  Многие из Города Сотни Миль также увидели созданное облако, и некоторые, у кого были кое-какие знания, смогли заключить, что это было могущественное приспособление одной из крупнейших сект - Секты небесного меча из страны Цан Лан.
  'Какое милое облако!'.
  'Почему кому-то из Секты небесного меча грозит опасность в нашем Городе Сотни Миль? Те, кто владеет таким могущественным приспособлением, - высшие члены секты'.
  'В самом деле нашлись люди, осмелившиеся наступить на хвост Секте небесного меча? Не повезло им!'.
  ***
  Цин Шуй замер, когда услышал спорящие голоса. То, что он выпустил, - действительно Цилиндр огненного облака Секты небесного меча? Кто такой Байли Цзинвэй?
  'Может быть... Всегда есть выход, неважно, насколько плоха ситуация', - Цин Шуй почувствовал спокойствие.
  - Давайте для начала переживем эту катастрофу, и неважно, какую цену мне придется заплатить! - заверил свою семью Цин Шуй, так же, как Юй Дун Хао и Юй Хэ, чтобы уменьшить их беспокойство.
  - Судя по твоему описанию, человек, которого ты упомянул, Байли Цзинвэй, должен быть главой Секты небесного меча. Его настоящее имя знают немногие. Вместо него он пользуется титулом 'Бессмертный небесного меча', - объяснил Юй Дун Хао, поразмыслив над информацией, которую он получил от Цин Шуй.
  Ожидание - форма пытки, особенно для кого-то вроде Цин Шуй, учитывая ужасающую ситуацию, в которой он оказался. В обеденное время на второй день голос, полный неописуемой ярости, прогремел в воздухе над Городом Сотни Миль.
  В следующее мгновение эхом отозвался низкий, но сильный голос:
  - Род Юй, род Цин, слушайте меня, вашего отца. Вы осмелились убить моего сына, и я даю вам час для того, чтобы предстать передо мной. Если время закончится, а вы не появитесь, не вините меня, когда улицы этого города захлебнутся от крови.
  - Вау, Сокол с пурпурными глазами, это же дьявольское чудовище третьего уровня! - 30-летний мужчина понимающе воскликнул с завистью.
  - Люди из Небесного Речного Города здесь, чтобы отомстить! - выкрикнул кто-то.
  Когда Цин Шуй и Юй Дун Хао вышли и увидели Сокола с пурпурными глазами, Юй Дун Хао вздохнул: 'Даже если бы было 3 или 5 таких, как он, все еще было бы невозможно победить это дьявольское чудовище, за исключением, может, его владельца'.
  Цин Шуй прикинул, что размах крыльев этой птицы равен примерно 100 метрам в ширину. В пурпурных глазах чудовища был острый отблеск света, его словно стальные когти были толщиной в человеческое бедро. Это дьявольское чудовище перед ним было несравнимо по силе с Белоголовым кондором чернильного нефрита, которого он убил во время своих приключений в Горах миллиона ли.
  - Я - Юй Дун Хао из рода Юй. Могу ли я узнать, кто вы, ваше преосвященство? Почему вы говорите, что род Юй и род Цин убили вашего сына? - вопрошал хриплый голос Юй Дун Хао.
  - Юй Дун Хао? Я не ожидал, что ты восстановил свой уровень Сяньтянь. Неудивительно, что мой сын и его защитник погибли в Городе Сотни Миль. Кроме тебя никто бы не смог сделать это.
  - Ваше преосвященство переоценивает мою силу, - Юй Дун Хао бесстрашно смотрел прямо на могущественного мужчину средних лет, который стоял на спине дьявольского чудовища.
  - Переоцениваю тебя? То, что ты сделал, видел мой шпион. Ты держишь меня за дурака? Со своей силой, я могу мгновенно убить тебя. Я, Гунъян Сюаньтун, и люди, которых я сегодня убью, полностью заслуживают этого. И я не запугиваю своей силой слабых. Помимо убийства твоего рода Юй, я также уничтожу весь род Цин!
  - Ты не страшишься гнева небес? Если тебе хочется выместить свою ярость и гнев, будь добр, сделай это с этим стариком. Не вовлекай сюда остальных, они невиновны, - Юй Дун Хао привели в бешенство слова Гунъян Сюаньтун.
  - Невиновны? Бред сивой кобылы. Ты думаешь, никто не видел, как ты убил моего сына и уничтожил его тело? Что же касается защитника, он был на вершине первого уровня Сяньтянь, и он тоже пал от твоей руки. Ты проделал отличную работу, скрывая свою силу, - яростно взревел Гунъян Сюаньтун.
  Цин Шуй был невероятно изумлен. Он сделал вывод, что если они не были преданы членами рода Юй, то его действия увидел шпион из рода Гунъян. Но этот человек сказал, что дядя Чжун был убит Юй Дун Хао. Это значит, что шпион видел только как Юй Дун Хао убирал тело Гунъян Юй, и сделал вывод, что он же убил и дядю Чжун.
  - Про тебя говорят, что ты убил защитника Чжун. Неплохо - в твоих глазах сильный дух, у тебя действительно талант к развитию. Однако я скорее поверю, что защитник Чжун был убит Юй Дун Хао. Невозможно, чтобы Хоутянь убил Сяньтянь! Но я все равно убью тебя сегодня. Ты осмелился дотронуться до членов моего рода Гунъян! Не беспокойся, я не убью тебя сразу. Сначала я позволю тебе жить в муках, прежде чем лично отправлю в ад.
  Услышав его слова, Цин Шуй понял, что этот мужчина собирается использовать их как пример. Он хочет сказать всему миру, что кто бы не осмелился тронуть членов его рода Гунъян, они кончат так же, как и они, и он уничтожит весь их род!
  - Старик, позволь мне кое-что сказать. Не задирай тех, кто молод. Если я каким-то образом выживу, я клянусь перед небесами, что уничтожу под корень всю твою родословную, - голос Цин Шуй звучал решительно.
  - Не задирать тех, кто молод? Прекрасно, теперь я точно убью тебя сегодня!
  - Этому не бывать! - с небес послышался мелодичный голос. Никто не потрудился вслушаться в смысл слов, все были загипнотизированы звучанием голоса.
  Почти все повернули головы в направлении голоса. Далеко в облаках можно было разглядеть летящую белую точку, которая все приближалась, пока не остановилась в воздухе перед Цин Шуй и Юй Дун Хао, преградив путь Гунъян Сюаньтун.
  - Вау! Бессмертный журавль ледяного снега, еще одно дьявольское чудовище уровня Сяньтянь! - кто-то удивленно воскликнул.
  Бессмертный журавль был примерно одного размера с Соколом с пурпурными глазами. Разница была в белых перьях, которые дарили ощущение красоты, а не ужаса.
  - Он намного симпатичнее, чем Сокол! - удивленно воскликнула девочка.
  - Бессмертный журавль - дьявольское чудовище пятого уровня. Его уровень культивации на два уровня выше, чем у дьявольского сокола! - объяснил мужчина.
  - Вы так много знаете, вы культиватор Сяньтянь?
  - ..........................
  - Здесь бессмертный, он стоит прямо здесь! - закричал ребенок.
  Цин Шуй был восхищен и даже поражен красотой девушки. На белоснежном Бессмертном журавле стояла женщина, одетая в платье из белых перьев.
  У девушки была неприметная аура, от нее было ощущение нежности. Хоть ее черты были прикрыты вуалью, по ее невообразимо красивым очертаниям лица и по ее глазам, подобным звездам в небе, можно было с уверенностью сказать, что она была бесподобной красавицей. Ее длинные волосы развевались на ветру, ее кожа цвета слоновой кости давала ощущение несравненной элегантности. Даже ее платье из перьев было неспособно скрыть ее дивные, пропорциональные линии тела и фигуру.
  - Вот это действительно божество, как можно кого-то еще звать красавицами по сравнение с ней?! - вздохнул Цин Шуй, немного богохульствуя.
  - Как прекрасна, это - бессмертная, которая спустилась к нам с девяти небес?
  - Какая красота!
  - Почему она красивее по сравнению с моей женщиной? - прошептал извращенный старик.
  - Иди к черту!
  ***
  Между Бессмертным журавлем ледяного снега и Соколом с пурпурными глазами было около 100 метров.
  Сокол с пурпурными глазами неистово махал своими крыльями, в то время как Бессмертный журавль ледяного снега гордо поднял голову и испустил рев превосходства.
  - Ие Цзянъэ, что все это значит? - Гунъян Сюаньтун сдвинул брови и взглянул на невыносимо красивую девушку, стоящую на спине Журавля ледяного снега.
  - Он - тот, кто выпустил Цилиндр огненного облака. Мне следует вдаваться в подробности? - эмоционально ответила Ие Цзянъэ, ее слова разнеслись вокруг, наполненные необычной мелодичностью.
  - Ты действительно считаешь, что способна в одиночку остановить нас?
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5439
  Переводчики: kent
  
  Глава 112. Богиня и Мастер
  - Ты действительно считаешь, что способна в одиночку остановить нас?
  Когда прозвучало последнее предложение Гунъян Сюаньтун, появились четверо старейшин, полностью седые. Несмотря на возраст, их глаза ярко сияли, они казались полными сил и энергии!
  - Ха-ха-ха, а кто сказал, что она одна? А я тогда где? - раздался громкий смех, и со скоростью молнии появился старец верхом на двухметровом Сиреневом льволене. Скорость у этой 'горы' была не намного ниже, чем у Бессмертного журавля, или, возможно, это было потому, что Бессмертный журавль не показал еще всю свою мощь.
  - Бессмертный небесного меча! - воскликнули четверо, пораженные.
  - Сестра, этот льволень очень сильный? - маленькая девочка подняла голову.
  - Это Сиреневый льволень. Его скорость считается одной из самых быстрых среди наземных дьявольских чудовищ. Кроме полетов и путешествий на море, езда верхом или взбирание в горы не составят для него проблем! - с добротой объяснила девочке грудастая женщина в зеленых одеждах.
  - Байли Цзинвэй! - хоть Цин Шуй и надеялся на его прибытие, все же он был невероятно поражен!
  - Для меня честь, что все вы еще помните этого старика. Что? Вы действительно хотите, чтобы я помешал вам? - добрые черты Байли Цзинвэй будто принадлежали богу долголетия. Его улыбка выражала милосердие и любовь, совсем как у бессмертного.
  - Как мы посмеем. Если уважаемый старейшина хочет вмешаться в это дело, мы уйдем!
  - Вы все, уходим!
  Сокол с пурпурными глазами взметнул крылья и улетел, и четверо старейшин слегка кивнули в сторону Байли Цзинвэй и покинули это место.
  - Старец, этот юноша благодарит вас! - почтенно сказал Цин Шуй. Он вкладывал чувство в каждое слово, а не просто платил принятой любезностью.
  - Ха-ха, Цин Шуй, вот мы и снова встретились! Не о чем беспокоиться, я не сильно утруждал себя, - добрая улыбка Байли Цзинвэй производила сильное впечатление, словно величественные горы.
  - Старец, как насчет того, чтобы сначала пойти к нам отдохнуть и позволить юноше как следует поблагодарить вас. И, э, эта госпожа... - Цин Шуй взглянул на бесподобную красавицу, способную править миром, которая стояла около Байли Цзинвэй.
  Когда люди видели ее с такого близкого расстояния, их сердца трепетали, а души волновались. Особенно от этих красивых глаз, они были так красивы, как мерцающие звезды среди ночи, очень ясные, глубокие, выражающие спокойствие и дальновидность!
  - Это моя младшая сестра, Ие Цзянъэ. Хе-хе, сегодня именно она помогла тебе! Тебе придется принести ей ту черную рыбу, которой ты угощал меня, чтобы она наелась ею вдоволь. Это будет твоя плата за ее помощь. Не беспокойся, он обязательно даст тебе что-нибудь взамен, - Байли Цзинвэй засмеялся, дразня Цин Шуй.
  - Я приготовлю для вас обоих прекрасный обед! - скромно ответил Цин Шуй.
  - Не упоминай об этом. Позднее, я попрошу тебя кое-о-чем, и ты не сможешь отказать мне, хорошо? - мелодичный голос Ие Цзянъэ снова загипнотизировал всех, кто слышал его.
  Цин Шуй инстинктивно кивнул:
  - Даже если ты захочешь, чтобы я взобрался на горы, острые, как бритва, или залез в чан с кипящим малом, чтобы свариться, этот молодой человек даже бровью не поведет!
  - Ха-ха, ты так быстро согласился, смотри, не пожалей в будущем.
  Цин Шуй вместе с остальными пригласил также Юй Дун Хао, но тот улыбнулся и отказался. Он понимал, что у Бессмертного небесного меча другие намерения и он желает поговорить с Цин Шуй наедине. Поэтому он решил вежливо отказаться.
  После обмена любезностями с Байли Цзинвэй, Юй Дун Хао и остальные покинули их, а Цин Шуй повел Байли Цзинвэй и Ие Цзянъэ в медицинскую лавку рода Цин.
  'Вот настоящая сила. Изначально я и все, кто со мной связан, должны были умереть, но всего лишь одно предложение этих двоих, и противники так легко сдались', - Цин Шуй был глубоко впечатлен.
  - Старец, простите, что побеспокоил вас! - пока они шли, чувство благодарности Цин Шуй ничуть не уменьшилось. Хотя Байли Цзинвэй справился с ситуацией, сказав всего пару слов, для Цин Шуй это было дело чрезвычайной важности, которое могло привести к уничтожению его рода.
  - Все хорошо. Цин Шуй, я уже говорил, что нам предначертано встретиться. Ты должен понять, что я счастлив помочь тебе. Когда кто-то состаривается, его единственным желанием становится помогать остальным накапливать хорошую карму, но, естественно, у меня есть и свои цели. В конце концов, в этом мире нет ни ненависти, ни любви без причины. Хотя безрассудных вещей тоже много! - равнодушно заявил Байли Цзинвэй, оглядываясь по сторонам.
  Они прибыли в медицинскую лавку рода Цин, где оставалась только Цин И. Остальные были спешно отправлены в деревню рода Цин, готовые спасаться бегством в западные горы неподалеку от деревни в случае, если они проиграют. Цин Шуй был упрямым. Причина была в нем, и он хотел встретиться с проблемой вместе с Юй Дун Хао и Юй Хэ, но Цин И тоже решила остаться с ним.
  - Цин Шуй! - видя, что Цин Шуй вернулся невредимым, Цин И выбежала и заключила его в свои объятия. Слезы бежали по ее лицу. Это были слезы счастья!
  - Мама, теперь все хорошо, все решено. Это Байли Цзинвэй и мисс Ие Цзянъэ, наши спасители! Нам будет совсем не сложно, мама, приготовить им необычайно вкусный обед, чтобы поблагодарить их, - улыбнулся Цин Шуй.
  Когда Цин И ушла на кухню, Цин Шуй 'специально' пошел к пруду и выловил 3 черных рыбы и 2 черепахи. Сначала Цин Шуй хотел лично приготовить обед, но Цин И захотела, чтобы он составил гостям компанию.
  - Ого, вот это запах! - когда они почувствовали ароматный запах, Байли Цзинвэй прикрыл глаза.
  - Старший брат, запах действительно неплох!
  - Естественно. В этот раз ты раскроешь для себя истинное значение слова 'вкусный', и это в разы более увлекательно, чем культивация.
  Услышав эти слова, Цин Шуй невольно взглянул на Ие Цзянъэ. Кажется, эта небесная красавица была помешана на культивации.
  Обед вскоре был готов, и стол ломился от разнообразных трав, прославленной черной рыбы и черепашьего супа. Аппетитный запах распространялся по комнате, пробуждая у всех аппетит.
  Во время обеда Ие Цзянъэ наконец подняла вуаль, и Цин Шуй охватило благоговение!
  Это была идеальная красота. Что за бесподобная красота, лучистое лицо, изящный скелет - всех этих слов не хватит, чтобы описать ее красоту!
  'Ах, если бы рядом сидела Вэньжэнь У-Шуан, что за прекрасный вид бы был', - эта мысль невольно возникла в голове Цин Шуй.
  Только после того, как Ие Цзянъэ заметила, что Цин Шуй рассеянно уставился на нее, она обнаружила ясность его глаз, наполненных нескрываемым восхищением.
  Что же касается еды, Байли Цзинвэй выражал все свои эмоции, вздыхая и расхваливая еду после каждого глотка, в то время как Ие Цзянъэ элегантно качала головой, каждый раз соглашаясь!
  Цин Шуй смотрел на слегка жирные губы Ие Цзянъэ. Ее губы были красные и полные, они были загадочно изогнуты. Этот изгиб не выражал ни презрения, ни счастья, но был невообразимо красив и не поддавался описанию. Все вместе, ее черты складывались в несравненную красоту, которая способна править миром. Она впечатляла еще больше, если сравнивать ее с изящным маленьким лицом Дин Бао. В ней даже было что-то магическое.
  - Цин Шуй, ты еще помнишь, что кое-что обещал мне? - Ие Цзянъэ слегка улыбнулась.
  - Естественно, я сделаю все, что обещал! - воскликнул Цин Шуй. В конце концов, взамен решению его проблем сегодня, Цин Шуй был готов заплатить любую цену, не упоминая о том, что он был согласен на любые условия Ие Цзянъэ, о которых она попросит его.
  - Я хочу принять тебя в свои ученики, - медленно произнесла Ие Цзянъэ, ее красивые глаза не моргая смотрели на Цин Шуй.
  - Ай! - Байли Цзинвэй горько посмотрел на Ие Цзянъэ.
  Цин Шуй беззвучно смотрел на Ие Цзянъэ, подозревая, что у него проблемы с ушами. В его глазах было замешательство, пока он смотрел на красавицу, способную править миром.
  - Как ты сказал ранее, ты обещаешь сделать все, что угодно. Мне не нужно, чтобы ты взбирался на острые, как бритва, горы или залезал в чан с кипящим маслом ради меня. Я просто хочу принять тебя в свои ученики, - Ие Цзянъэ снова накинула свою вуаль, закрыв свои черты.
  - Я могу согласиться на это, но у меня есть условие... - Цин Шуй был невероятно изумлен и не знал, радоваться ли ему или огорчаться. - Если я могу стать учеником такого прекрасного специалиста, должно быть, я очень удачлив!
  - Что за условие, говори прямо, - спокойно сказала Ие Цзянъэ. Цин Шуй доставляло большое удовольствие слушать ее речь.
  - Став твоим учеником, я надеюсь остаться в Городе Сотни Миль. Я разыщу тебя, когда решу здесь все свои дела. Хорошо? - Цин Шуй не отрывал свой не моргающий взгляд от Ие Цзянъэ.
  - Конечно. Ты очень загадочный, и поэтому я хочу, чтобы ты стал моим учеником. Более того, положение моего ученика будет служить тебе зонтиком защиты в стране Цан Лан, - Ие Цзянъэ слегка улыбнулась.
  Сердце Цин Шуй трепетало, когда он с почтением смотрел на Ие Цзянъэ.
  - Тебе нужно, чтобы я служил тебе, как своему хозяину? - Цин Шуй потер свой нос.
  - Будет достаточно, если ты предложишь чай. Хе-хе, Цзянъэ моя самая младшая сестра, ее будущие достижения не знают границ. На данный момент у нее положение старейшины у текущего главы Секты небесного меча. Так как ты - ученик Цзянъэ, в будущем ей понадобится твоя помощь в решении дел секты. Ей больше не придется быть одной, - радостно рассмеялся Байли Цзинвэй.
  Цин Шуй поспешно предложил чай, поклонившись Ие Цзянъэ:
  - Ученик почтенно предлагает чай своему старому и уважаемому Мастеру!
  Ие Цзянъэ приняла чай, медленно отпила его и ответила:
  - Тебе не нужно говорить слово 'старый', когда обращаешься ко мне... Я не такая уж старая...
  Цин Шуй не осознавал, что Ие Цзянъэ обладает и такой стороной. Он поспешно ответил:
  - Верно, верно. Мастер такая юная и красивая, что способна править миром. Красавица, которую невозможно сравнить ни с кем из всех поколений. Безупречное совершенство, будто бессмертная спустилась с небес, очарование, как у небесного ангела...
  - Ладно, хватит, я не чувствую искренности в твоих словах, - рассмеялась Ие Цзянъэ.
  Цин Шуй потер свой нос.
  - Все слова ученика правдивы, как жаль, что большинство не осмеливается их произносить. Но теперь, к счастью, когда ты мой Мастер, я могу искренне превозносить тебя, старую и почтенную.
  - Все еще называешь меня старой?!
  - ...
  - Услышав все эти сладкие слова, не важно, что, но Мастер должен дать тебе подарок за то, что ты вступаешь под мое покровительство. Хм, позволь мне подумать об этом, - Ие Цзянъэ сдвинула брови и задумалась.
  - Если ты не желаешь, мне ничего не нужно! - Цин Шуй смотрел на омраченное лицо Ие Цзянъэ и чувствовал, как его сердце тает.
  - Что? Я не настолько мелочна... Я просто пытаюсь придумать наиболее подходящую для тебя вещь. Но сейчас при мне нет кучи сокровищ, поэтому это всего лишь жест.
  - Хе-хе.
  - Это тебе. Это кулон с таинственными свойствами. Его ношение увеличивает твою защиту. Когда ты в будущем прибудешь в Секту небесного меча, я приготовлю для тебя другой, большой подарок.
  Сказав это, Ие Цзянъэ сняла с шеи серебряный кулон с драгоценным камнем. Камень был небесно-голубого цвета и имел форму полумесяца.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5440
  Переводчики: kent
  
  Глава 113. Лунный камень?
  - Лунный камень? - воскликнул Цин Шуй. Неужели этот драгоценный камень был лунным камнем? Просто он казался намного более красивым, чем обычные лунные камни. Он казался сказочным.
  - Это название весьма подходит, потому что он и правда похож на луну. Однако этот камень называется Великолепным лунным камнем!
  Цин Шуй не протянул руки.
  - Мастер, он должен быть невероятно ценным, вам следует оставить его себе. Любой другой случайной вещи будет достаточно.
  - Я уже предложила его тебе, просто прими его. Я носила этот кулон десять лет. Теперь он твой! - когда Ие Цзянъэ закончила говорить, она всунула в руку Цин Шуй кулон.
  Когда он получил камень, в момент соприкосновение он заметил, что тот был теплым. Подумав о том, что Ие Цзянъэ носила этот кулон более 10 лет на своей груди, Цин Шуй не смог удержаться и бросил несколько взглядов на ее потрясающую грудь.
  Он держал Великолепный лунный камень и чувствовал слабый запах снежного лотоса. Когда он надел его себе на грудь, Цин Шуй почувствовал на сердце уют и приятное онемение.
  В это мгновение Цин Шуй почувствовал, что был невежлив...
  - Спасибо, Мастер! - поспешно воскликнул Цин Шуй. Он каким-то образом почувствовал, что красивое лицо под вуалью стало смущенным.
  - Мастер, расскажи мне больше о делах Секты небесного меча и о других сектах и знаменитых больших родах в мире девяти континентов, - радостно продолжил Цин Шуй. Не только самая большая проблема была решена, но и прекрасная красавица стала его мастером. Как он мог не быть счастлив.
  - Хорошо, позволь мне больше рассказать тебе о нашей Секте небесного меча. Когда-то Секта небесного меча была самой большой сектой в стране Цан Лан. Конечно, сейчас мы все еще называемся крупнейшей сектой, но на деле, когда доходит до настоящей силы, об этом сложно сказать, - вздохнула Ие Цзянъэ.
  Услышав ее вздох, Цин Шуй понял, что Секта небесного меча пришла в упадок. Цин Шуй ничего не сказал, молча ожидая, пока Ие Цзянъэ продолжит.
  Увидев выражение лица Цин Шуй, Ие Цзянъэ рассмеялась. Ее смех был пустым, только уголки ее губ слегка приподнялись.
  - Наша Секта небесного меча имеет более 7 000 лет истории. Это не упоминая об отшельнических семейных родах и великих сектах, которые существуют более 10 000 лет. В стране Цан Лан наша Секта небесного меча - самая большая, так же, как и сила.
  Цин Шуй уже слышал истории, подобные тому, о чем ему говорила Ие, но Цин Шуй невероятно расстроился. В провинциях на всех континентах в этом мире, все страны были под защитой силы сект и великих родов. Обычно главным был человек с наибольшей силой, и неважно, кто был главным - они должны были обеспечить безопасность и процветание страны, которой управляли.
  - В нашей Секте небесного меча, кроме Мастера секты и моего старшего брата Байли Цзинвэй с должностью Великого старейшины, есть десять других старейшин, таких, как я, а также около 100 защитников, 1 000 стражников, 10 000 учеников. Защитники считаются ниже старейшин, независимо от их позиции или боевой доблести. Минимальное требование к защитнику - достичь уровня Сяньтянь. Поэтому в секте, неважно, кто это, если он ступает в Королевство Сяньтянь, он становится защитником.
  Ие объяснила ему структуру секты.
  Цин Шуй молча щелкнул языком, услышав все это. В одной только Секте небесного меча было около 100 культиваторов Сяньтянь - неудивительно, что она такая могущественная. Для по-настоящему могущественной секты было бы странно, если бы ее сила не выражалась так масштабно. Кроме того, по словам Ие, казалось, что были и другие силы, способные конкурировать с Сектой небесного меча в стране Цан Лан.
  - Мир вокруг действительно огромен и великолепен, - вздохнул Цин Шуй.
  - Иногда это не совсем так. Например, в некоторых странах некоторые великие роды и могущественные секты работают вместе на благо страны. Все источники и блага страны там поровну разделены между всеми членами, а территориальные границы четко определены! Когда наступает внешний враг, все они объединяются.
  - Хе-хе, Цин Шуй, ты должен работать в поте лица. Я надеюсь скоро увидеть, как ты вступаешь в ряды защитников и делаешь своего Мастера счастливым, - дразня, сказала Ие, в то время как Цин Шуй чуть не упал в обморок от ее просьбы.
  - Мастер, все эти защитники - только ученики секты, которые достигли Сяньтянь?
  - Почти все из них, но есть и несколько сторонних культиваторов Сяньтянь, которые захотели присоединиться к нашей секте. Если их прошлое не вызывает подозрений и у них есть рекомендация от учеников нашей секты, мы рады принять их в ряды наших защитников. Поэтому ты должен много работать. Между защитниками и старейшинами есть еще 20 запасных старейшин. Эти 20 - самые сильные из 100 защитников уровня Сяньтянь. Запасной старейшина существует для того, чтобы если один из настоящих старейшин не сможет выполнять свои обязанности по тем или иным причинам, он начнет выполнять их вместо него!
  - Мастер, на каком ты сейчас уровне силы? Ты можешь сказать мне? - с надеждой спросил Цин Шуй.
  - Хе-хе, на 4-м уровне Сяньтянь. Я - самая слабая среди десяти старейшин, и самая одинокая. Они имеют около 10 учеников каждый, а у меня - только ты. Поэтому ты должен работать, не покладая рук! - засмеялась Ие.
  Ее смех был неописуемо элегантен. Можно было разглядеть ее идеальные, жемчужно-белые зубы. Цин Шуй отвел взгляд, боясь неправедных мыслей.
  - Мастер, ведь Небесный Речной Город не станет снова охотиться на род Юй и род Цин, правда? - с беспокойством спросил Цин Шуй. Он боялся мести Гунъян Сюаньтун.
  - Расслабься, я объявлю во всей стране Цан Лан, что ты ученик нашей Секты небесного меча. Я также проверю, что происходит в Небесном Речном Городе, - мягко ответила Ие.
  Она продолжила:
  - 100 лет назад я услышала, что предложение, сказанное Сектой небесного меча, никогда не осмелятся игнорировать или презирать. Но раны моих старших братьев говорят об обратном... Если бы не это, сила нашей секты поднялась бы на новый уровень.
  Ие вздохнула и внезапно посмотрела на Цин Шуй, думая о чем-то.
  - Ах, да, Цин Шуй, я чуть не забыла тебя спросить. Как ты убил того культиватора Сяньтянь из рода Гунъян? - красивые глаза Ие сверкнули.
  Впервые Цин Шуй видел такое сильное изменение в ее лице. Ее лицо было словно неподвижная вода, в которую вдруг кто-то бросил камень.
  - Почему ты думаешь, что именно я убил культиватора Сяньтянь, а не дедушка Юй? - смущенно спросил Цин Шуй.
  - Интуиция!
  От этого слова Ие Цин Шуй захотелось то ли смеяться, то ли плакать. Эта богиня была к тому же женщиной, а женская интуиция всегда была самой опасной.
  - Использовал иглу, - Цин Шуй достал семидюймовую золотую иглу, сияющую золотым блеском.
  Ие и Байли Цзинвэй беззвучно уставились на золотую иглу. Это маленькое оружие в самом деле убило культиватора Сяньтянь? Звучало очень неправдоподобно, словно фантастика.
  - Ты уверен, что эта штука убила культиватора Сяньтянь? - невольно спросил Байли Цзинвэй.
  Цин Шуй оставалось только нести новый бред, мешая его с правдой.
  - Я - врач, эта игла - один из моих медицинских инструментов, которыми я лечу пациентов, - смущенно ответил Цин Шуй.
  - ...
  - Старец, я помогу вам восстановить ваше тело до изначального состояния, - уже и так пораженные и потерявшие дар речи, эти двое, услышав это, изумились еще больше.
  Цин Шуй нравились изменения в лице Ие. Например, ее теперешний изумленный вид был бесценен.
  - Я с самого начала хотел помочь дедушке Байли, с момента, как мы впервые встретились. Но тогда у меня не было уверенности. Но теперь нет никаких препятствий, - Цин Шуй продолжил удивлять их.
  - Ты можешь видеть состояние моих ранений? - озадаченно спросил Байли Цзинвэй.
  - Я - врач, конечно, я могу видеть. Зрение, смешанное с предположением и интуицией, - Цин Шуй сейчас чувствовал, что ему трудно сказать им правду.
  Ие словно спала. Культиватор, не достигший Сяньтянь, способен видеть ранения культиватора 8-го уровня Сяньтянь и говорит, что может исцелить то, что не смогли исцелить многие врачи уровня Сяньтянь.
  Ие уставилась на Цин Шуй и увидела, каким честным он выглядел. Не похоже было, что он лжет.
  - Цин Шуй, ты уверен в своих словах?
  Цин Шуй горько улыбнулся и добавил еще одно предложение, заставившее их поверить ему.
  - На самом деле, дедушка Юй был калекой на протяжении десяти лет, и не так давно он был исцелен загадочным алхимиком. Не было никакого загадочного алхимика...
  - То есть ты говоришь, что ты и есть тот самый загадочный алхимик?
  Цин Шуй наконец снова получил возможность полюбоваться изменениями в лице своего красивого Мастера!
  Может быть, потому, что взгляд Цин Шуй был слишком ясным, но это спровоцировало Ие бросить на него несколько длительных взглядов. Пока Байли Цзинвэй чувствовал лишь удивление и радость, услышав, что Цин Шуй был загадочным алхимиком.
  Этот раз можно было считать третьим, когда Цин Шуй использовал свою технику иглы. Его движения стали очень плавными и уверенными. Ие серьезно стояла рядом и смотрела, как ее новый ученик применяет свою технику. На душе у нее было много сложных чувств...
  На Байли Цзинвэй были длинные брюки, и, хотя его борода уже была белой, его кожа была гладкой. как у младенца. Возможно, это было из-за невероятного несоответствия возраста, но Ие не избегала смотреть на полуобнаженного Байли Цзинвэй!
  Даньтянь Байли Цзинвэй был искривлен в форме 'W', но все еще был в лучшей форме, чем у Юй Дун Хао. В конце концов, Даньтянь Юй Дун Хао был полностью покалечен, в то время как у Байли Цзинвэй был поток Ци через Даньтянь, хоть и в очень ограниченном количестве.
  Введение иглы и использование исконного огня было очень эффективно, восстанавливало поврежденные энергетические потоки и постепенно расширяло ранее атрофированные потоки.
  Восстановление тела и Юань Ци до своего изначального состояния было делом техники исконной нити. Используя исконный огонь, усиливая технику иглы и размышляя о пяти элементарных свойствах травмы, Цин Шуй быстро помог Даньтянь Байли Цзинвэй исцелиться. Он всего лишь немного помог, остальное должен был в будущем завершить сам Байли Цзинвэй, используя свою Ци из Сяньтянь.
  Спустя около четырех часов, благодаря использованию техники иглы в исцелении Байли, Цин Шуй также раскрыл потенциал Байли Цзинвэй и увеличил его собственную способность к восстановлению!
  Чувствуя изменения в своем теле, выражение лица Байли Цзинвэй быстро менялось - шок, огромная радость, недоверие! Ие Цзянъэ впала в глубокое размышление!
  - Действительно загадочно, ха-ха! - Байли Цзинвэй чувствовал это: его Даньтянь уже был исцелен до своего изначального состояния. Спустя три месяца питания Ци из Сяньтянь, он полностью вернет свою прежнюю силу.
  - Цин Шуй, разве я не говорил, что нам было предначертано встретиться? Ты - благодетель этого старика. Я не буду сварлив и не стану продолжать благодарить тебя. В конце концов, мы одна семья! - радостно воскликнул Байли Цзинвэй, он сейчас выглядел как бессмертный.
  Байли Цзинвэй и Ие остановились в медицинской лавке рода Цин на два дня. В эти два дня Цин Шуй сопровождал своего красивого мастера и показывал Город Сотни Миль. Во время их общения Цин Шуй не ощущал скованности от того, что он якобы ученик, а она - мастер, и его поведение становилось все более естественным.
  - Мастер, как ты дрессировала своего Бессмертного журавля? - Цин Шуй осознал, что почти у всех культиваторов Сяньтянь было в собственности что-то великолепное, то, что вызывало зависть.
  - Дрессировала? Мой Бессмертный журавль следует за мной по своему собственному желанию. Я не знаю, как нужно дрессировать дьявольских чудовищ, - на лице Ие Цзянъэ заиграла красивая улыбка.
  - Он сам нашел тебя и добровольно последовал за тобой?
  - Ага. Бессмертный журавль способен понимать простую человеческую речь, но я не знаю, почему он решил следовать за мной, хотя я и не задумывалась над этим. Подобная удача случается нечасто.
  - Я помню из 'Руководства по дьявольским чудовищам', что Бессмертные журавли любят чистых, честных и праведных людей. Поэтому очень маленькие культиваторы способны укротить их. Если Бессмертный журавль решил следовать за тобой, значит, ты чистая, честная и праведная, - со смехом открыто сказал Цин Шуй.
  - Только ты знаешь, какие сладкие слова нужно сказать, чтобы твой Мастер был счастлив! - не уверенная, злиться ей или раздражаться, Ие Цзянъэ решила рассмеяться с Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5441
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 114. Дьявольский кабан золотой стали
  Они вдвоем шли по главной улице Города Сотни Миль. На ней было полно людей, везде продавались всевозможные безделушки и любопытные вещички. Ие Цзянъэ рассеяно блуждала взглядом по сторонам, неспешно прогуливаясь. Затем она спросила:
  - Цин Шуй, ты очень интересуешься дьявольскими чудовищами и 'горами'?
  - Ага, но я о них только мечтаю. В конце концов, я не укротитель тварей! - засмеялся Цин Шуй.
  - Укротитель тварей? - рассмеялась Ие и продолжила. - На самом деле, в наши дни 'укротитель тварей' - всего лишь пустой титул. Настоящих укротителей тварей в нашем мире девяти континентов уже давно никто не видел. Что же касается теперешних 'укротителей тварей', едва ли их можно назвать специалистами - они понимают всего лишь несколько простых слов на языке чудовищ! - с пренебрежением ответила Ие.
  - Мастер, как ты думаешь, что произошло? Я весьма озадачен.
  - Сейчас те, кто называет себя 'укротителями тварей', помимо тех, кто находится на уровне Сяньтянь, - самозванцы. Давным-давно я слышала, что настоящие укротители тварей могли дрессировать дьявольских чудовищ, даже находясь на уровне боевого воина. Они были истинными укротителями тварей. В наши дни где можно найти укротителя тварей, который сможет дрессировать дьявольское чудовище выше его по уровню? Эти самозванцы полагаются только на Пилюлю укрощения тварей, которая помогает им в дрессировке.
  - Пилюля укрощения тварей? Что это? - Цин Шуй понял, что его знания были весьма ограничены.
  - Пилюля укрощения тварей изготавливается из частей различный дьявольских чудовищ. После ее употребления аура усиливается в два раза и позволяет легче усмирять дьявольских тварей в течение 20 часов.
  - Что? И это все? У нее нет никаких других свойств? - подозрительно спросил Цин Шуй.
  - Не-а, - засмеялась Ие и покачала головой.
  - Пилюли укрощения тварей должны быть очень дорогими, верно? - ведь Цин Шуй услышал, что Ие Цзянъэ сказала, что пилюли изготавливают из различных частей тела дьявольских чудовищ.
  - Дороже, чем ты можешь себе представить. Пилюли укрощения тварей - одни из самых ценных пилюль, которые изготавливают алхимики. Даже если у тебя есть деньги, она может не продаваться. В конце концов, пилюля укрощения тварей требует ценные материалы, добытые из более, чем 20-ти различных дьявольских чудовищ. Особенно сердца, внутренние органы. Конечно же, она дорогая, - засмеялась Ие.
  - Но если все дело в ней, разве это не означает, что любой может дрессировать тварей? - Цин Шуй продолжит расспрашивать.
  - Естественно. Как ты уже видел, сильные культиваторы как правило владеют своими собственными 'горами'. Если ты побеждаешь дьявольское чудовище, есть шанс, что оно добровольно последует за тобой. Однако, этот шанс чрезвычайно мал, около 1 к 10 000. Поэтому те, кто владеет 'горами', возможно, пытались снова и снова укротить тварей десятки тысяч или даже миллионы раз.
  Цин Шуй почувствовал радость. 1 к 10 000 - ничто, если иметь силу воли. Так же, как его техника иайдо - разве он не достиг кое-чего, тренируясь несколько сотен миллионов раз?
  После окончания их прогулки Байли Цзинвэй и Ие Цзянъэ уехали. Перед тем, как отправиться в путь, Ие еще раз повторила Цин Шуй не увиливать от его культивации и не забывать, что в будущем он должен стать ее гордостью в секте.
  После этого случая род Юй и род Цин стали обладать наибольшей властью в Городе Сотни Миль. Особенно род Цин, как если бы они были родом из этого города и издавна вели отсюда свои корни. Цин Шуй стал каким-то особенным, люди начали завидовать ему.
  Отношения между родом Юй и родом Цин стали очень близкими. После происшествия репутация постоялого двора Юй Хэ не только не была уничтожена, но наоборот, дела в ней шли превосходно, даже лучше, чем прежде.
  - Цин Шуй, собирайся. Пришло время поехать получить травы. Мы выезжаем завтра в обед! - напомнила Цин И Цин Шуй во время его ежедневной утренней практики.
  Цин Шуй вспомнил, что прошло уже полгода. Дважды в год медицинская лавка рода Цин обменивалась товарами с родом Хуа из Небесного Речного Города.
  - Мама, мы завтра отправляемся к роду Хуа?
  - Нет, нам временно стоит избегать посещать Небесный Речной Город. Завтра мы отправляемся в южную часть горной гряды Синань. Там очень много застав. Ежегодно они тратят большую часть своего времени, чтобы найти и собрать травы. В этот раз мы поторгуемся с ними и, может быть, найдем какие-нибудь редкие и ценные травы, - Цин И встала на цыпочки, чтобы погладить волосы Цин Шуй. В конце концов, Цин Шуй заметно вырос.
  Цин Ху и Цин Бэй не поддавались никаким уговором и требовали, чтобы их взяли с собой. После происшествия они вернулись сюда. С ними было множество других членов семьи. Помимо Цин Ло, прибыли также Цин Хэ и дедушка Линь, который был хранителем книг в тайной библиотеке рода Цин. Почти все прицепились к Цин Ху и Цин Бэй и прибыли в Город Сотни Миль.
  Цин Шуй испытывал радость. 'Такое масштабное передвижение, кажется, будто наш род Цин расширяет свой бизнес здесь, в Городе Сотни Миль'.
  - Тетя, возьмите меня с собой! Я обещаю, что буду слушаться, - Цин Бэй тянула за рукав Цин И и мило хмурилась.
  В итоге они взяли с собой в путешествие Цин Ху и Цин Бэй. В добавок к двум возницам, они вчетвером сидели внутри кареты. Существо, которое везло карету, было металлическим быком низшего уровня. Он был три метра в высоту и два в ширину - любимое существо для путешествий торговцев. Хоть он и медленно передвигался, он был выносливым и сильным.
  В этот раз путешествие туда и обратно должно было занять месяц, и после небольшого обсуждения они остановились на металлическом быке.
  Южная часть горной гряды была на юго-западе от Города Сотни Миль и деревни рода Цин. Между горами было огромное пространство, кишащее бесчисленным количеством тварей. Оно было метко названо 'Чудовищная пасть'. Никто не знал, насколько в действительности опасно в пасти. Там, помимо дьявольских чудовищ, громоздились вершины гор, росли густые, темные леса и располагались опасные топи. Говорили, что даже культиваторы уровня Боевого императора не осмеливались бесстрашно ступать в Чудовищную пасть. Это место было одним из самых опасных на континенте.
  Расстояние до этого места было примерно таким же, как между Городом Сотни Миль и Небесным Речным Городом. Однако они ехали на металлическом быке, и их скорость была в половину медленнее. В пути Цин Шуй болтал, не умолкая, пока Цин И не особо прислушивалась к нему. Неизвестно, думала ли она о Лань Янь.
  - Как продвигается твоя культивация? - члены рода Цин затронули эту тему во время их путешествия, чтобы развеять скуку.
  Дороги за пределами Города Сотни Миль представляли собой заброшенные горные тропы. К счастью, здесь не было слишком много чудовищ яростного или заброшенного уровня - поэтому Цин И позволила ехать с ними Цин Ху и Цин Бэй.
  Цин Ху почесал голову и застенчиво ответил:
  - Седьмой уровень боевого солдата, мне далеко до Цин Шуй.
  - Хе-хе, а ты не спеши. Работай усердно. Сегодня вечером я приготовлю прекрасный ужин. Гарантирую, вы будете довольны, - Цин Шуй подумал о магических плодах проворности, которые снова созреют в следующем году.
  - Хорошо, я знаю, что брат Цин Шуй не предложит ничего плохого. Хе-хе, хоть сейчас я всего на седьмом уровне, многие моего возраста не достигли даже этого. Но я не знаю, как долго мне еще ждать, прежде чем я прорвусь на уровень Боевого генерала.
  Цин Шуй был рад видеть, как Цин Ху занят своей культивацией.
  - Расслабься, просто усердно работай и перестань думать об этом. В будущем у тебя обязательно получиться достичь уровня Боевого генерала. Напротив, если будешь накручивать себя, станет еще сложнее добиться этого.
  - Брат Шуй, если что, не забывай и обо мне, хе-хе, - Цин Бэй села рядом с Цин Шуй и любя обняла Цин Шуй.
  - Даже если я забуду всех на свете, я не смогу забыть тебя. Ты - большая хозяйка нашего рода Цин!
  Слова Цин Шуй заставили всех, находившихся в карете, разразиться смехом.
  ***
  Горы диких кабанов!
  Неделю спустя они добрались до Гор диких кабанов. Эта горная гряда была примерно 100 ли длиной и не могла считаться очень большой. На востоке от нее были Горы туманных облаков. Мгла и туман круглый год окутывали Горы туманных облаков. Видимость была очень плохой - можно было разглядеть что-либо не дальше, чем на расстоянии трех футов.
  В Горах диких кабанов было бесчисленное количество стад чудовищ, похожих на кабанов. Когда Цин Шуй заметил их ужасающее количество, он тут же отбросил все свои мысли, в которых недооценивал кабанов.
  Матерые кабаны были около 2-3 метров в высоту и были очень мускулистыми. Их клыки были около 50 см в длину, и сияли холодным светом. Размер их клыков был вдвое больше по сравнению с их сородичами из прежнего мира Цин Шуй. Красноватый оттенок их кровожадных глаз заставил Цин Шуй подозревать, что они не более чем дикие кабаны.
  Везде были видны их стада. В маленьких стадах было около 20-30 кабанов, в крупных - несколько сотен. Отразить атаку стада из нескольких сотен кабанов способен лишь культиватор уровня Сяньтянь.
  Обычно каретам, следующим по этому пути, следовало быть очень осторожными и опасаться атак диких тигров или стай волков. Кроме культиваторов, большинство людей старались избегать путешествовать через эту область.
  Цин И выбрала эту дорогу, потому что приготовила Порошок тигриного скелета. До тех пор, пока в карете был рассыпан этот порошок, дикие кабаны не осмеливались приближаться.
  В пути все было спокойно. Цин Шуй мог наблюдать за действиями диких кабанов. Их аппетит был огромен, казалось, они способны съесть все. Более того, они очень быстро росли, и всегда находились культиваторы, готовые попытать удачу и убить дикого кабана.
  Вдруг вдалеке Цин Шуй разглядел неиствовавших диких кабанов, в панике лихо разбегавшихся во все стороны. Казалось, что они спасаются бегством.
  - Может, это дьявольское чудовище высокого уровня? - Цин Шуй был встревожен.
  - Тетя, что происходит? - озадаченно спросила Цин Бэй, глядя, как дикие кабаны в безумии разбегаются.
  - Хм, может быть, появилось яростное чудовище! Все хорошо, в этой области водятся только яростные чудовища высокого уровня, - успокоила Цин И Цин Бэй.
  Когда стадо кабанов разбежалось, появился виновник паники. Когда Цин Шуй и остальные увидели его, их лицо исказилось недоверием.
  Прямо перед ними стоял Дьявольский кабан золотого металла. Если приглядеться, он был немного похож на диких кабанов, но не имел клыков, а его разъяренные глаза светились диким огнем. Он даже выглядел немного туповатым.
  Золотой кабан казался около метра в ширину. По сравнению с матерым кабаном он казался крошечным и даже милым, но его движения были невероятно ловкими и быстрыми.
  - Дьявольский кабан золотой стали! - в глазах Цин Шуй мелькнул яркий свет!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5563
  Переводчики: kent
  Глава 115. Четвертый уровень Древней техники усиления
  - Дьявольский кабан золотой стали! - в глазах Цин Шуй мелькнул яркий свет!
  Цин Шуй посмотрел на мать и увидел удивление и панику в ее глазах. Цин Шуй предположил, что его мать также узнала в этом чудовище Дьявольского кабана золотой стали. Цин Шуй узнал его, потому что однажды пересекался с ним в 'Руководстве'. Последние несколько страниц были посвящены различным видам чудовищ-мутантов.
  Чудовища-мутанты в основном мутировали из дьявольских чудовищ, яростных чудовищ и даже диких чудовищ! Чудовища-мутанты были уникальными, очень ценными и ошеломляюще сильными. Цин Шуй ясно помнил описание Дьявольского кабана золотой стали - он был первым в списке, посвященном чудовищам-мутантам в 'Руководстве'.
  Дьявольский кабан золотой стали был мутировавшей версией дикого кабана. Мутация происходила после потребления в пищу нескольких необычных плодов, уникальных камней или даже после поглощения Ци неба и земли.
  Дьявольский кабан описывался сильным, как обработанная сталь, и даже культиватор Сяньтянь первого уровня не мог нанести ему ни малейшего вреда. Он обладал огромной силой и зубами, которые способны были разорвать все, что угодно, даже твердое кованое железо. Его движения были подобны ветру, быстрые и ловкие, и оставалось лишь догадываться, насколько он был силен!
  По правде говоря, Цин Шуй был очень встревожен. Будет очень плохо, если этот Золотой кабан взбесится. Лицо Цин И побледнело. В конце концов, их противник был невообразимо силен и находился всего лишь в ста метрах от них.
  Цин Шуй смотрел в глаза Золотому кабану - они были большими, милыми и даже казались умными. Цин Шуй прекрасно знал, что чудовища-мутанты могли обладать разумом, а их тела были полны сокровищ - их сердце было даже более ценным, чем сердце дьявольского чудовища. Поэтому было не очень хорошо, что Цин Шуй думал только о том, как бы смыться с его пути.
  - Мама, давай выйдем из кареты, и ты уведешь их обратно. Он уже смотрит на нас, поэтому мне нужно найти способ справиться с ним, - Цин Шуй выпрыгнул из кареты.
  - Цин Шуй, ты отведешь их, мама отвлечет его внимание! - заявила Цин И, пытаясь звучать равнодушно, и вышла из кареты с Цин Ху и Цин Бэй.
  - В этот раз мы точно не уйдем. Мы будем действовать вместе, - Цин Бэй надулась от раздражения.
  Цин Ху ничего не сказал, но его взгляд говорил, что он никуда не собирается уходить.
  - Ладно, вы, ребята, говорите так, будто это касается вопроса жизни и смерти. Когда я что-либо делал, не будучи в этом уверен? Мама, доверься мне, возьми их и спрячься. Я скоро вернусь, - непринужденно сказал Цин Шуй.
  Цин И с сомнением посмотрела на Цин Шуй и покачала головой. В этот раз она не верила Цин Шуй.
  - У меня все еще с собой фрукт чистого ветра. Теперь ты должна поверить! - Цин Шуй поспешно достал и поднял фрукт чистого ветра и быстро съел его. Под удивленным взглядом Цин И он рванулся с места и заставил ее увести их в сторону.
  Цин И чувствовала себя беспомощной. Когда дошло до этого, ей оставалось только взять Цин Ху и Цин Бэй вместе с двумя возницами и быстро скрыться!
  Знойный летний полдень был в самом разгаре, не было ни намека на ветер. Когда между Цин Шуй и Золотым кабаном осталось около пятидесяти метров, он быстро повернулся влево и с силой ринулся с места.
  Золотой кабан смотрел на Цин Шуй, его глаза блестели. Возможно, он подумал, что Цин Шуй бросает ему вызов, и бросился на него внезапно, со скоростью молнии.
  'Черт, он настолько быстрый?', - даже под воздействием магического плода проворности Цин Шуй был намного медленнее, чем Золотой кабан.
  Однако с тех пор, как его призрачные шаги эволюционировали в шаги свободного духа, ловкость его движений, с которой он мог уклоняться, значительно выросла таинственным образом. Благодаря этому Цин Шуй продолжал без остановки менять направление своего движения и углубляться дальше в Горы диких кабанов.
  Было бы ложью сказать, что он не боялся. Под палящим летним солнцем Цин Шуй покрылся потом, а он покрылся холодным потом. Золотой кабан подобрался очень близко к Цин Шуй, и расстояние между ними было не больше двух метров.
  Цин Шуй ничего не оставалось, как молча терпеть и продолжать внимательно следить за передвижениями Золотого кабана. Цин Шуй знал, что у дьявольских чудовищ есть дьявольское сердце, которое способно усиливать их атаки и изрыгать сердечную Ци, похожую на Ци культиваторов Сяньтянь. Однако ее воздействие было в разы сильнее, чем обычной Ци культиваторов Сяньтянь.
  Это чудовище-мутант, Дьявольский кабан золотой стали, обладал сердцем даже более сильным, чем дьявольское сердце. Цин Шуй опасался, что этот Дьявольский кабан золотой стали может иметь какой-то скрытый козырь, который может создать ему большую проблему или даже убить, не оставив после него и следа.
  Цин Шуй не осмеливался прямо атаковать его. Он изменял направление с каждым новым шагом, уклонялся - даже если Золотой кабан внезапно атакует его с бешеной силой своего внутреннего сердца, он сумеет избежать удара в свои жизненно важные зоны.
  Через 15 минут Цин Шуй полностью сконцентрировался, и он вместе с чудовищем невероятно быстро переместились глубоко в Горы диких кабанов.
  'Действие магического плода проворности длится только 15 минут. Как только я потеряю его свойства, этот Золотой кабан очень легко разделается со мной. Как только действие плода закончится, я также потеряю увеличение моей силы, и шансы, что он убьет меня, возрастут еще на 30%'.
  После очередного отчаянного уклонения от внезапного рывка Золотого кабана, Цин Шуй вдруг смог нанести ему удар в голову!
  Со стороны!
  Бум!
  Цин Шуй вложил всю свою силу в удар и врезал кулаком прямо в голову Золотого кабана. Раздался оглушительный звук удара в металлическую планку! Рука Цин Шуй содрогнулась и онемела от столкновения.
  После того, как Золотой кабан подвергся такой сильной атаке, он все же не отлетел в воздух. Цин Шуй знал, что для культиваторов было сложно нанести ему какой-либо вред, и он не верил, что лично смог это сделать.
  Удар Цин Шуй был огромной силы - более 20 тысяч цзинь, а этот Дьявольский кабан был всего лишь с метр в длину. Более того, удар пришелся ему в голову.
  Даже забыв о том, что удар сломал кабану череп, он даже не изменил своего направления. Цин Шуй чувствовал себя полностью побежденным. Это было слишком большим несчастьем.
  Казалось, что удар еще больше разъярил Золотого кабана. Он впал в бешенство, и скорость его рывков в сторону Цин Шуй еще больше увеличилась. Его ноги двигались в сторону Цин Шуй с невероятной скоростью.
  'Дерьмо!', - кабан таинственно передвигался, внезапно возникая прямо перед ним. Цин Шуй чувствовал, что у него нет ни единого шанса спастись.
  На его раненом плече появилась новая рана, из нее захлестала кровь. Цин Шуй был слишком занят, чтобы побеспокоиться на этот счет - он пытался уклоняться от нападений Золотого кабана и искал его слабые места.
  Он снова упустил атаку, и на его левом боку появилась еще одна рана. Три его ребра были сломаны, Цин Шуй испытывал ужасную боль, когда пытался вдохнуть воздух. Он уже давно насквозь промок от пота.
  Несколько раз Цин Шуй хотел ударить в глаза Золотого кабана и обнаружил, что глаза - его единственная слабость. Он был недоволен, что даже с ловкостью своего быстрого одиночного удара он не может достать его. Цин Шуй вздохнул в сердцах, сожалея, что у него нет с собой какого-нибудь скрытого оружия и что в этот раз он, скорее всего, распрощается с жизнью.
  Хотя Цин Шуй обладал сильными способностями к восстановлению, количество ран на его теле росло с тревожной скоростью. Пока количество его ран увеличивалось, Древняя техника усиления также все быстрее и быстрее образовывала новые потоки.
  Свойства магического плода проворности испарились. Поэтому также ран у Цин Шуй становилось все больше. Цин Шуй был беспомощен, он чувствовал, как над ним нависла смерть.
  Используя свои рефлексы, он уклонялся от ударов и парировал атаки. Если бы тело Цин Шуй не было таким сильным, он бы уже скорее всего погиб. Но неважно, насколько он был силен - он уже достиг своего предела.
  В глазах Цин Шуй мелькала одна сцена за другой. Вот его мать держит его, маленького, на руках, тихо плача и рассказывая ему истории о роде Янь, думая, что он не поймет. Он вспоминал о страданиях матери и ее надеждах, возлагаемых на него. О временах, когда над ним смеялись и называли неудачником люди из деревни Цин. И позднее... Как он победил Ситу Бу Фань. Как прошел через церемонию посвящения. Как вошел в Город Сотни Миль. Как впервые встретил Ши Цин Чжуан и в самом деле занимался с ней сексом. Как встретил Вэньжэнь У-Шуан. Как убил культиватора Сяньтянь. И наконец, как стал учеником Мастера - бесподобной красавицы...
  Сцены мелькали дальше, демонстрируя ему, как его тело изменилось, когда он начал заниматься боевыми искусствами, овладевать Древней техникой усиления. Как прошел через просветление и очищение, как повышал уровень, как неожиданно приобрел Кулон Инь-Ян. Как вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. Как познал алхимию, как изучал Древнюю технику: они Инь-Ян и Технику исконной божественной иглы хаоса...
  Затем были попытки в алхимии, создание золотой лекарственной мази, лечение Юй Дун Хао при помощи Техники исконной божественной иглы хаоса. Очаровательная сцена, как он лечил Вэньжэнь У-Шуан. Как лечил Байли Цзинвэй. Эти мысли согрели его сердце...
  'Я уже преодолел столько препятствий, меня ждало блестящее будущее. Я не могу принять это, не могу!', - Цин Шуй сделал невероятное усилие, и сильная аура и потенциал рванулись от его тела, как никогда раньше.
  Ци из Древней техники усиления бешено циркулировала без всякого его участия. Казалось, будто ее подстегивает непреодолимая сила, как будто кто-то использовал палец, чтобы продавить существовавшие барьеры. Это невозможно было остановить. Как будто все необходимые обстоятельства сошлись в одном месте. Когда Ци прошла 48-й круг, она и не подумала остановиться, и продолжила совершать следующий круг.
  49-й круг циркуляции Ци!
  В это мгновение Цин Шуй почувствовал взрыв чистой и безграничной силы неба и земли, произошедший в его акупунктурной точке Байхуэй. Его тело онемело. Казалось, будто бесчисленную информацию поместили к нему в мозг, и он испытал невыносимую головную боль. Байхуэй была основной точкой человеческого организма наравне с точкой Даньчжун. Это были две самых таинственных и широких акупунктурных точки человеческого тела. Более того, эти две точки были такими опасными, что их также называли смертельными.
  'Я прорвался, я преодолел препятствия, стоявшие у меня на пути вот уже семь лет! Я достиг четвертого уровня Древней техники усиления!'.
  Цин Шуй, казалось, что он грезит. Это было его последней мыслью перед тем, как он потерял сознание.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5564
  Переводчики: kent
  
  Глава 116. Сюрприз четвертого небесного уровня
  Цин Шуй понятия не имел, сколько прошло времени, прежде чем ему вернулись чувства. Последним, что он помнил, был прорыв, а также Дьявольский кабан золотой стали, жадно смотревший на него.
  Он быстро оглядел окрестности и нигде не увидел Дьявольского кабана золотой стали, а ведь тот загнал его в тупик! В конце концов, перед тем, как упасть в обморок, он был несколько раз атакован Дьявольским кабаном золотой стали. Когда он непрочно стоял на своих ногах, он чувствовал на себе сильные удары!
  'Как, я все еще жив? Хоть я и прорвался, этот Дьявольский кабан золотой стали мог с легкостью убить меня, когда я потерял сознание', - Цин Шуй терялся в догадках.
  'Забудь об этом, я не должен много об этом думать. Все обернулось удачно, и я пережил катастрофу. И да, я наконец прорвался!', - Цин Шуй был очень счастлив. В конце концов, он дни и ночи напролет мечтал о прекрасной жизни, которая настанет, когда он прорвется. Он испытывал разочарование раз за разом, и вот, наконец, он сделал это!
  Думая о своем прорыве, Цин Шуй был вне себя от счастья. Он прикрыл глаза, чтобы почувствовать изменения в себе. Цин Шуй пошевелился - скорость была в два раза больше, чем когда он съел магический плод проворности!
  'Ха-ха-ха!', - Цин Шуй истерично засмеялся, поднял руки и ударил кулаками. Огромный валун сорока метров в ширину разлетелся на кусочки во все направления.
  Бум!
  За звуком последовал легкий дымок, и Цин Шуй истерично засмеялся!
  'Неудивительно, что было так сложно прорваться. Неудивительно, что я застрял на прежнем уровне на семь лет, не имея возможности прорваться. Четвертый небесный уровень такой сильный!'. Цин Шуй ощущал, что четвертый небесный уровень Древней техники усиления в целых 10 раз сильнее третьего небесного уровня.
  'Неудивительно, что говорили, будто из девяти небесных уровней Древней техники усиления ключевые - четвертый и седьмой!' - Цин Шуй чувствовал, как внутри него кипит энергия, автоматически смешиваясь с Древней техникой усиления.
  Когда Цин Шуй достиг четвертого небесного уровня, это означало, что Древняя техника усиления Цин Шуй усовершенствовалась до своего среднего уровня. Цин Шуй знал, что прогресс с третьего на четвертый уровень, также как с шестого на седьмой, будут сопровождаться огромным увеличением силы. Он просто не ожидал, что он станет в 10 раз сильнее.
  Каждый раз, когда он переходил на следующий уровень, с первого по третий, его способности складывались. На вершине третьего небесного уровня Цин Шуй мог самое большее сгенерировать около 20 тысяч цзинь, но, чтобы разбить этот валун, ему потребовалось явно больше 20 тысяч цзинь. Цин Шуй чувствовал, как внутри у него бурлит энергия (кубический метр скалы - около 5 000 цзинь).
  Прорвавшись на четвертый уровень, он чувствовал себя очень странно. Как это можно описать? Это было так, будто он смотрел на красивую госпожу, и эта госпожа была к тебе очень благосклонна; или подобно тому, как если бы у него был секс с бесподобной красоткой, и после него он ощутил просветление разума и тела. Четвертый уровень Древней техники усиления функционировал самостоятельно - однажды востребованный, он создавал взрывную силу.
  Древняя техника усиления была лучшим навыком, не подчиняющимся законам физики. Она не только увеличивала силу, но также и защиту, и способности к восстановлению!
  Цин Шуй использовал свое внутреннее зрение и проверил свой Даньтянь. Он понял, что 'туман' в его Даньтянь исчез. На его месте теперь была золотая жидкая капелька размером с боб!
  'Разжижающий Даньтянь!'.
  Цин Шуй был в восторге. Это было качественное изменение - из газообразного в жидкое состояние. Вот почему его способности невероятно усилились в десять раз. Это невозможно было переоценить - он был всего лишь размером с боб, и сила, которую он содержал, была ужасающая.
  Цин Шуй понимал, что, если будет усердно тренироваться в будущем, с увеличением своих способностей эта золотая жидкая капелька также будет постепенно увеличиваться до тех пор, пока не заполнит весь Даньтянь. Думая о том, насколько сильной была всего лишь одна капелька, Цин Шуй не мог не начать воображать, как будет ужасен, когда весь его Даньтянь заполнится этой золотой жидкостью.
  Уровни Древней техники усиления включали в себя не только боевую силу - даже его успехи в сексе должны были невероятно усилиться. Его кости, мириады энергетических потоков, вены, его кожа и плоть даже должны были качественно улучшиться.
  'Хм? Что это пахнет?' - Цин Шуй заметил, что опять проходит через очищающие нечистоты. Все его тело было покрыто слоем темно-серой грязи. Этого не произошло, когда он прорвался со второго на третий небесный уровень. Это было, когда он только начал использовать Древнюю технику усиления, так же, как когда прошел через просветление. В этот раз, кажется, его тело существенно улучшилось, и в результате огромное количество грязи вышло из его тела!
  Окрыленный своим прорывом, Цин Шуй сначала не почувствовал странный запах, пока не проверил состояние своих ран. После быстрого осмотра окрестностей, Цин Шуй быстро взял воду из Королевства вечного фиолетового нефрита и вымылся.
  'Черт бы все это побрал!'.
  Глядя на состояние своей кожи после очищения, он подумал, какого черта ему, парню, нужна такая хорошая кожа?
  Его раны полностью исцелились, даже не оставив после себя шрамов. Кулон с лунным камнем, который ему дала Ие Цзянъэ, все еще висел у него на шее, испуская мягкий голубоватый свет. В лунном камне была небольшая трещина!
  'Может быть, это из-за Дьявольского кабана золотой стали?..' - пришла к Цин Шуй мысль, но он быстро отбросил ее. В конце концов, он никак не мог это выяснить. Было чудом уже то, что он вообще остался жив!
  Войдя на четвертый небесный уровень, тяжелые, упругие мышцы Цин Шуй куда-то делись. Его кожа стала белоснежной, и его мужественный облик слегка улучшился. Хотя он не отличался прекрасными физическими данными, и у него было не очень-то много мышц, Цин Шуй прекрасно знал, какая ужасающая сила скрыта в его теле.
  Тело вернулось в свое естественное состояние!
  'В будущем будет намного проще побеждать сильных, представляясь им таким дрищом!' - Цин Шуй поднял свою одежду и надел ее. После его прорыва он чувствовал, как в нем просыпается чувство превосходства и он становится еще более дерзким. Возможно, уровень силы соответствует уровню дерзости. Его стал еще увереннее и от этого еще более привлекательным.
  Теперь Цин Шуй желал встретиться с Дьявольским кабаном золотой стали. Со своими усилившимися способностями, сейчас Цин Шуй был уверен, что сможет выжить, или даже победить или укротить его, обладая силой более 20 тысяч цзинь. Он не удержался и усмехнулся, представив, как скачет на этом чудовище-мутанте. Однако Цин Шуй понимал, что почти бесполезно надеяться снова встретиться с Дьявольским кабаном золотой стали.
  Тем не менее, именно благодаря Дьявольскому кабану золотой стали он смог прорваться на четвертый небесный уровень. Без него, один лишь бог знает, когда бы он достиг этого! Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло!
  Увидев, что солнце уже садится и полдень остался далеко позади, Цин Шуй подумал о своей матери и остальных и помчался назад. Он чувствовал себя, словно летящие облака или стремительно бегущая вода, и Цин Шуй с гордостью рассмеялся.
  Держась извилистой тропы, он наконец добрался до внешней стороны Гор диких кабанов. Увидев карету с Металлическим быком, Цин Шуй испустил большой вздох облегчения. Как будто целая вечность прошла с тех пор, как произошла смертельная схватка.
  Стояло лето, поэтому было еще светло. И даже когда солнце уходило за горизонт, все освещал сумеречный свет.
  Вокруг не было видно даже диких кабанов. Должно быть, они ушли поболтать о своих планах и наделать маленьких кабанчиков со своими кабанихами. Как только Цин Шуй появился, Цин И и остальные радостно закричали и бросились к нему.
  Увидев, что Цин Шуй невредим, все они почувствовали облегчение.
  - Ах, как жаль, что Золотой кабан смог ускользнуть. Иначе я бы схватил его и заставил тащить нашу карету.
  Шутка Цин Шуй лишила Цин И дара речи. Возможно, только ее сыну могла прийти в голову идея о том, чтобы чудовище-мутант везло карету. Что же касается того, что 'Золотой кабан смог ускользнуть', - Цин И подсознательно перевела, что это Цин Шуй смог ускользнуть от него. Хотя, это было не далеко от правды.
  - Залазь внутрь, давайте как можно скорее покинем это место. Я не хочу снова столкнуться с этим чудовищем-мутантом! - быстро скомандовала Цин И.
  В этот раз, когда они залезли в карету, стало душно. Цин Шуй улыбался, когда бросал взгляд на остальных и быстро отводил его. Цин Шуй хотел обнаружить вспомогательные навыки, которые он приобрел, совершив прорыв.
  Цин Шуй уставился на два символа, которые стали золотыми!
  'Искусство кулинарии'.
  'Путь воспитания жизни'.
  Цин Шуй с гордостью улыбнулся и почувствовал себя очень расслабленно. Раньше его бы не заинтересовали кулинарные искусства, но с тех пор, как он попробовал черную рыбу и черепах, выращенных в Королевстве вечного фиолетового нефрита, его взгляды переменились. Теперь он мог совершенствовать свое кулинарное искусство, а удвоенное Королевством вечного фиолетового нефрита, все это очень радовало Цин Шуй.
  Еда и секс - вот природа мужчины!
  Это выражение полностью отражает мысль о том, что еда и удовольствия с женщинами - самые важные вещи в жизни. Конечно, если кто-то предпочел бы назвать удовольствия с женщинами созданием потомков, его можно было бы назвать святошей. Важность создания после себя потомков была выражена в словах мудрецов из прошлого и была очень убедительна!
  Цин Шуй не мог не взглянуть на Кулинарное искусство. Под золотыми символами было множество уведомлений и более 500 видов рецептов, но Цин Шуй они сейчас не интересовали. Ммм, названия звучали прекрасно, например
  Утоляющий голод Радужный феникс, снежные красные сливы, Весенние прятки под зимней луной, яйца Цилинь, Божественная рыба, Золотой жареный поросенок, печень дракона, хвост феникса и Слегка пропаренное тысячелетнее черепашье мясо - уйма вкуснейших блюд.
  Цин Шуй продолжил чтение, и в самом конце кое-что привлекло его внимание!
  Кулинарные методы улучшения внешнего вида, в то время как вкус зависит от ингредиентов, приправ и уровня огня. Из всего этого приправы считались самыми важными, хотя и остальное тоже должно было быть качественным.
  Цин Шуй продолжил чтение. Он надеялся встретить что-то по-настоящему полезное!
  Он увидел рецепты изготовления разных видов приправ!
  Как приготовить приправы для мяса!
  Как приготовить приправы для морепродуктов!
  Как приготовить приправы для вегетарианских блюд!
  Как приготовить приправы для ультра-вегетарианцев!
  Как приготовить приправы для супа!
  Как приготовить приправы для тушеного мяса!
  В самом конце Цин Шуй увидел несколько концентрированных приправ, от которых он лишился дара речи!
  Как приготовить особые приправы для печени дракона и хвоста феникса!
  Приправы подходят для большинства мифологических тварей!
  -...
  Глядя на всевозможные рецепты изготовления приправ, на первый взгляд, большинство из них казались не очень сложными. Просто было очень много разных сочетаний, и вся важность была в их правильном смешивании. Среди них были даже те, для которых требовалось использовать лекарственные травы в качестве ингредиентов, а также различные части дьявольских существ уровня Сяньтянь.
  Цин Шуй почесал нос. Древние люди были действительно очень могущественны. Было поразительно обнаружить такие блюда, как печень дракона, хвост феникса и яйца Цилинь среди рецептов. Здесь были вещи, которые никак не могли сравниться с блюдами из его прежнего мира. Некоторые были похожи названиями, но по сути - были абсолютно другими. Цин Шуй припомнил, что в его прежнем мире было блюдо под названием 'Бородатая лапша дракона', которое заграницей называлось просто пастой...
  Увидев, что многие ингредиенты из рецептов было невозможно собрать, Цин Шуй слегка упал духом. 'Где я смогу найти измельченный член дракона?!'.
  'Кажется, мне остается только попытаться собрать их или найти им замену, чтобы изготовить нестандартные приправы!'. Цин Шуй был в глубокой печали, но, поразмыслив немного, решил не принимать это близко к сердцу.
  Теперь Цин Шуй понимал, что самые известные повара в мире продадут душу ради этих нестандартных ингредиентов. Казалось невозможным, чтобы деликатесы, приготовленные с этими приправами, не стали лучшими деликатесами во всем мире девяти континентов!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5565
  Переводчики: kent
  
  Глава 117. Состояние Сяньтянь
  Еще до того, как Цин Шуй изучил всю информацию на его просторах сознания, его грубо пробудила Цин Бэй:
  - Шуй, очень скучно, расскажи что-нибудь.
  Цин Шуй посмотрел на надувшуюся Цин Бэй:
  - Что ты хочешь, чтобы я рассказал? Почему бы тебе не поговорить, а я послушаю!
  - Не пойдет, я хочу послушать, как ты говоришь, - Цин Бэй состроила гримасу, которая обезоружила Цин Шуй.
  - Хорошо, о чем ты хочешь, чтобы я говорил? Я даже не знаю, что говорить, так почему ты хочешь послушать меня? - Цин Шуй дразнил ее, глядя на милое личико Цин Бэй.
  - Шуй, многие распускают слухи о тебе и большой госпоже из рода Ши, что вы оба очень близки. Это правда? - Цин Бэй моргнула своими невинными глазами.
  - Очень близки? - неловко рассмеялся Цин Шуй. Цин Шуй знал, что до происшествия с Гунъян Сюаньтун люди называли их прелюбодеями. В конце концов, виноград, который есть кто-то другой, - кислый виноград.
  Более этого, это были лишь слухи, но даже будучи слухами, это пробуждало зависть у многих людей, и даже ненависть. Однако после происшествия с Гунъян Сюаньтун никто не осмеливался обсуждать это в открытую.
  - Если ты веришь, что это правда, значит, это правда, если не веришь, значит - этого никогда не было! - Цин Шуй протянул руку и нежно погладил Цин Бэй по голове.
  - Цин Шуй, я не разрешаю тебе больше гладить мою голову. Я уже выросла, - возразила Цин Бэй.
  Время лениво текло...
  Когда солнце скрылось за Горами диких кабанов, небеса потемнели. Луна сегодня была полной примерно на 70%, и красивый лунный свет мягко освещал землю, покрывая ее, как муслин.
  - Уже ночь, давайте разобьем здесь лагерь и отдохнем. Нам следует дать перерыв нашему Металлическому быку, - сказала Цин И двум возницам и остальным.
  - Я поохочусь на каких-нибудь диких тварей, я устал от сухих пайков! - воскликнул Цин Шуй, пока они устанавливали палатки.
  - Хорошо, будь осторожен и не уходи слишком далеко! - напомнила Цин И.
  - Да, я знаю, никаких проблем!
  Цин Шуй заметил вдали лесистую местность. Кроме нее, неподалеку была казавшаяся заброшенной горная долина. По пути туда больше не встречались громоздкие вершины и гигантские горы - вместо этого были бесчисленное количество непрерывных холмов.
  Хотя стояла ночь, здесь должно было быть множество разных тварей! После того, как он прорвался на четвертый небесный уровень, он ощущал безграничное количество силы, циркулирующей по его телу. Каждый раз, когда он делал шаг, он мог управлять своей движущей силой. Он мог сделать шаг длиной от одного до десяти метров. Энергия из Древней техники усиления наполняла все его тело, и самым важным было состояние его боевого сердца! Это было достоинством силы: когда сила культиватора увеличивалась, его уверенность пропорционально возрастала, изменяя состояние его сердца!
  Эта долина была очень крошечной. После своего прорыва на четвертый уровень, Цин Шуй мог видеть ночью так же ясно, как днем. Вся долина была погружена в тишину - слышна была только болтовня грызунов.
  Может быть, потому что долина была маленькой, но все создания, которые выходили наружу ночью, все были маленького размера.
  После прорыва, помимо удвоения скорости, его сила, плотность его тела, его чувства, его способность выдерживать давление, способность к восстановлению и жизненные силы увеличились в десять раз!
  На четвертом небесном уровне Древней техники усиления энергия всегда циркулировала и никогда не прекратила бы движение, если бы только полностью не иссушилась из-за астрономически высокого потребления. Например, при изготовлении золотой лекарственной мази теперь он мог поддерживать исконный огонь во время всего процесса, не прерывась.
  Сейчас Цин Шуй держал в руках два камня. После случая с Золотым кабаном, Цин Шуй намеренно убедился, что готов применить камни в форме биты, которые по обеим сторонам имели острые края. Даже если камни не способны были разрушить защиту Золотого кабана, Цин Шуй все равно держал эти камни в своем поле зрения.
  Он медленно продвигался вперед, внимательно следя за окрестностями.
  Внезапно, движение его кисти!
  'Сю! Цы! Пу!'.
  Звуки прозвучали одновременно. Благодаря этому он увидел, какая быстрая скорость. Спокойно и не торопясь, Цин Шуй медленно прошел 100 метров, прежде чем остановиться перед норой в дупле гигантского дерева.
  Внутри дерева была туша однорогого козла, в его голове была дыра, похожая размером на дупло дерева - из нее текла кровь
  Взвалив тушу на спину, Цин Шуй прикинул, что она весит около 40 цзинь. Этого должно хватить для ужина.
  Когда он вернулся, палатки уже были установлены. Они зажгли огонь, который должен был согревать их ночью, но в нем не было необходимости летней ночью. Вместо этого его использовали для отпугивания диких тварей, а также как способ приготовления еды.
  Так как у них не было других приправ, Цин Шуй просто промыл тушу чистой водой, удалил из нее кости и внутренности и передал то, что осталось, Цин И и двум возницам. Цин И каждый раз, когда отправлялась в путь, брала с собой этих двух возниц. Они были кровными братьями, и не имели других увлечений, кроме езды взад и вперед по большим городам. Поэтому они с радостью нанимались возницами к торговцам. Помимо удовольствия, они также получали немного золота на пропитание.
  Обычно те, кто много путешествует, весьма сведущи в искусстве приготовления пищи, и могут даже считаться специалистами. В конце концов, вместо того, чтобы питаться сухими пайками, можно было охотиться на диких тварей.
  Они собрались вокруг костра, чтобы поесть жареного мяса. Хотя вкус не мог сравниться с черной рыбой и черепахами, но, учитывая их ситуацию, все мог считаться вполне сносным!
  Войдя в свою палатку, Цин Шуй быстро вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. В конце концов, культивация была важнее всего. В этом ориентированном на культивацию мире, индивидуальная сила была самой важной вещью.
  'Состояние четвертого небесного уровня должно быть примерно похожим на уровень Сяньтянь. Более того, мое текущее состояние даже превзошло первые три уровня Сяньтянь', - молча заключил Цин Шуй.
  Исконный огонь!
  Цин Шуй поднял свою правую руку, и мгновенно сантиметровый шар сероватого огненного уголька появился на его ладони. Этот оттенок серого немного сверкал и был полупрозрачным. Он никогда раньше не думал, что серый цвет может быть таким красивым. Жар был такой силы, что был способен плавить воздух. Если бы не сила Цин Шуй, его ладонь превратилась бы в пепел.
  'В будущем должна появиться новая атакующая техника. Жаль, что шар размером только с сантиметр. Но этого должно быть достаточно!' - размышлял Цин Шуй.
  Хотя сила его исконного огня не была всемогущей, она уже была очень устрашающей!
  Цин Шуй спокойно управлял исконным огнем. Интенсивность огня все уменьшалась, пока уголек совсем не сжался. Это вовсе не означало, что исконный огонь стал слабее. Напротив, сила еще больше увеличилась! Сжимая субстанцию огня, он повышал его температуру и делал его еще более ужасающим.
  Самым очевидным признаком Сяньтянь была Ци из Сяньтянь, которую они всегда демонстрировали.
  Он активировал Древнюю технику усиления, и ее энергия ринулась в его увеличенные энергетические потоки и точки, быстро набирая обороты - первый круг Ци, второй... и так до 49-го круга.
  Когда Цин Шуй яростно ударил, его кулак выпустил землисто-желтую Ци толщиной в дюйм - она покрывала поверхность его кулака. Медленно подняв другую руку, Цин Шуй стал ощупывать поверхность Ци.
  Цин Шуй был абсолютно уверен, что Ци из Сяньтянь была белого цвета. Вдобавок, Ци из Сяньтянь обладала убийственной силой. Даже те, кто только ступил в Королевство Сяньтянь, были способны производить Ци длиной в полфута. Но тогда почему его Ци была только дюйм в длину? Более того, она была землисто-желтого цвета и не обладала никакой смертельной силой. Вместо этого, от этой землисто-желтой Ци было очень тяжелое, твердое ощущение.
  Во время сражений культиваторы Сяньтянь обязательно использовали свою Ци. Если оба культиватора Сяньтянь были на одном уровне, побеждал тот, кто, у кого была лучше защита. Поэтому защитные доспехи и аксессуары ценились, как драгоценные сокровища.
  Цин Шуй к этому времени уже сделал кое-какие успехи в его шагах свободного духа, технике иайдо и в Падении меча. Он чувствовал, что совершенствуясь в этих техниках, он сможет в итоге приобрести силу, способную позволить ему чувствовать себя на высоте.
  Скорость - тоже сила, увеличение скорости вдвое позволяло ему добиваться лучших результатов. Когда он объединял свою новоприобретенную силу и скорость во время применения быстрого одиночного удара, в результате он получал абсолютную сумму всех этих составляющих.
  'Ха-ха, наконец-то я на уровне Сяньтянь!' - Цин Шуй улыбнулся, наблюдая изменения в своем теле. Усиление его плоти, его чувств, его способности к восстановлению, способности выдерживать давление и его жизненных сил.
  Благодаря усилению жизненных сил Цин Шуй чувствовал, что его продолжительность жизни увеличилась во много раз.
  'Хм, я приобрел около 500 лет жизни'.
  Он наконец осуществил мечту многих - достиг Сяньтянь. Более того, он еще был так молод. Обещание, которое он дал Цин И - растоптать род Янь в течение пяти лет - теперь стало на шаг ближе к своему исполнению.
  'У меня куча времени. Когда я достигну вершины четвертого небесного уровня, моя сила перейдет на более высокую степень. О, я забыл, я же еще не просмотрел всю информацию, когда совершил прорыв', - Цин Шуй был несказанно рад. Сяньтянь, он действительно достиг Сяньтянь!
  ***
  Жизнь начинается с усиления тела, просветления и заботы о духе - с комбинации материальной формы и внутреннего духа, поддерживающих друг друга. Защита духа защитит тело, а когда защищено тело, защищен и дух.
  Забота о духе: управление стрессом, наслаждение увлечениями, поддержка нравственности, и т.д.
  Забота о Ци: упражнения, дыхательные техники.
  Забота о теле: закаливание и совершенствование плоти, медицинские средства и боевые техники.
  'Хах, Техника мимикрии девяти животных?' - Цин Шуй был полон замешательства, продолжая просматривать оставшуюся информацию
  'Я думал, она известна как Техника мимикрии пяти животных, которую используют в качестве упражнения. Почему она стала Техникой мимикрии девяти животных?'.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5566
  Переводчики: kent
  
  Глава 118. Гарцующий олень из Техники мимикрии девяти животных
  'Техника мимикрии девяти животных?'.
  Техника мимикрии девяти животных была навыком, позволяющим имитировать метод культивации Ци девяти древних существ.
  'Ммм, дракон, феникс, птица Рух, журавль, слон, медведь, тигр, обезьяна, олень!'.
  'Хм, это очень похоже на пять животных из Техники мимикрии пяти животных!' - Цин Шуй посмотрел на пять животных, которых он уже видел в Технике мимикрии пяти животных.
  Могло ли быть, что Техника мимикрии пяти животных произошло из Техники мимикрии девяти животных? Возможно, сложность остальных четырех была слишком высока, их было слишком сложно имитировать, или, может быть, причина была в том, что эти животные не существовали?
  Но слон, которого сложно не заметить, был здесь. Цин Шуй был сильно озадачен, но решил сначала закончить чтение.
  Цин Шуй начал было думать об этом, но потом решил забыть. В этом не было ничего странного. Он сам пересек разные измерения и даже овладел уникальными древними техниками. В древности даже могущественные легендарные существа, такие как драконы и фениксы, не были доминирующими, поэтому Техника мимикрии девяти животных стала просто техникой поддержания здоровья. Стоит сказать, что этот способ поддержания здоровья был все еще очень актуален. Ведь всем должно быть известно, что древние люди кое-что понимали в своем здоровье!
  Техника мимикрии девяти животных, также известная как Техника мимикрии Ци девяти животных, имитировала движения девяти различных животных для защиты, атаки и уклонения!
  От дракона до оленя - Цин Шуй прочитал все и понял, что все они во многом схожи. Например, имитация слона и медведя концентрировалась больше всего на неуклюжей силе. Старые поколения считают, что слон сильнее медведя. Однако, это не так. Сложно сравнить их силу. Помимо неуклюжих движений, медведь также совершает также абсолютно убийственно движение: задняя защита железных гор!
  'Поднять что-то легкое, как если бы оно было тяжелым; поднять что-то тяжелое, как если бы оно было легким?' - Цин Шуй был очень озадачен! Он решил подумать об этом позже!
  Тигр концентрировал атмосферу. Аура яростного тигра спускалась с гор, а после это взбиралась в гору. Обезьяна концентрировалась на гибких движениях, используя обе руки и ноги. Скорость и ловкость оленя проявлялась в его галопе.
  Цин Шуй продолжил и перелистнул на место про дракона, феникса, птицу Рух и журавля, но информация была слишком сложной и требовала времени, чтобы усвоить и понять ее. Это были не те навыки, которыми можно овладеть за день или два. Цин Шуй был счастлив, что использование Древней техники усиление позволяло ему лучше управлять и совершенствовать Технику мимикрии девяти животных.
  Под Техникой мимикрии девяти животных был какой-то оттиск!
  'Кажется, понимание всех навыков Древней техники усиления - это базис, даже Кулинарное искусство!'.
  'Рецепты лекарственных блюд?' - Цин Шуй разглядел кое-что полезное в самом конце. Ему нравились вещи в таком духе. У него были рецепты для лекарств, приправ, а теперь - еще лекарственных блюд.
  Рецепт создания лекарственных блюд, улучшающих физические данные!
  Рецепт создания лекарственных блюд, улучшающих цвет лица!
  Рецепт создания лекарственных блюд, удаляющих шрамы и родинки!
  Рецепт создания лекарственных блюд, усиливающих половое влечение!
  ............
  'Это и есть способы заботы о здоровье!' - Цин Шуй застыл от свалившихся на него сюрпризов. Но все это было к лучшему.
  Прочитав всю информацию, Цин Шуй заскучал. В конце концов, он только что тренировал свои навыки. Может, ему следует попытаться попрактиковаться на одном из животных из Мимикрии девяти животных!
  После опыта нескольких сражений с культиваторами Сяньтянь, особенно после сражения с Дьявольским кабаном золотой стали, Цин Шуй понял всю важность скорости. Все боевые искусства в мире можно оценить по скорости. Это была универсальная истина!
  Наконец, Цин Шуй решил попрактиковаться на олене из Техники мимикрии девяти животных. Потому что ему нужно было только лишь потренировать низкий уровень галопа оленя, чтобы вдвое увеличить свою скорость!
  20% скорости четвертого небесного уровня было более половины скорости, которой он владел до прорыва. Она была быстрее, чем его скорость после употребления магического плода проворности. Он был очень взволнован.
  Гарцующий олень обладал уникальным способом циркуляции Ци. Олень был проворным, ловким и не требовал много энергии. Цин Шуй следовал способу циркуляции Ци, как было описано. Он перенес Ци из Древней техники усиления в обе ноги, в энергетические потоки Чжуян Мин, Чжутай Ин и Чжутай Ян...
  Цин Шуй замер в этой позиции, закрыл глаза, чтобы почувствовать изменения в своем теле. Когда Ци из Древней техники усиления поступила в поток Чжутай Ин точки Юнцюань, он вдруг почувствовал рывок огромной силы, и его тело сорвалось с места со скоростью выпущенной стрелы.
  Он пробовал несколько раз, передвигаясь туда и обратно на самой высокой скорости. Однако, это было так, словно он не управлял своим телом во время движения - он чувствовал себя неловким и неуклюжим. Через несколько попыток он остановился и попытался мчаться строго прямо!
  Неизвестно, сколько времени прошло, а фигура Цин Шуй все продолжала передвигаться. Когда он наконец остановился, довольная улыбка появилась на его лице.
  'Это так сложно тренировать, но я наконец приловчился!' - Цин Шуй улыбнулся и выхватил черепаху из пруда, чтобы сделать суп.
  Вид черепашьего супа заставил его подумать о Ши Цин Чжуан. Однажды она сказала, что отыщет его, чтобы поесть его черепаший суп, но с тех пор он ее не видел.
  Черепаший суп вдруг стал для него безвкусным. Мысли Цин Шуй полностью заполнила фигура холодной красавицы, стоящей перед ним. Он приложил все свои усилия, чтобы избавиться от мыслей об этой красивой фигуре, но он остановился - он не мог не скучать по ней.
  Он уловил суть использования Гарцующего оленя, но, чтобы достичь состояния, когда его скорость удвоится, ему еще нужно было много тренироваться. Однако Цин Шуй вовсе не спешил. У него была техника, было время, так чего опасаться?
  Когда Цин Шуй насильно выбросило, была уже поздняя ночь, и мертвая тишина наполняла воздух. Цин Шуй не хотел спать, поэтому он встал и вышел из палатки.
  Он смотрел на ясную луну, повисшую в ночном небе, и его мысли вернулись к его прежней жизни. Он был младшим сыном, у него было два старших брата. Финансовая ситуация его семьи в деревне была сносной. Оба его родителя работали, а его братья завели свои семьи. Его старший брат также преуспел в карьере.
  Он был единственным разочарованием своей семьи. Он поступил на третий курс университета, закончив школу в 18 лет. Он тратил дни напролет на интернет-игры, каким-то образом завел себе девушку, но умудрился расстаться с ней меньше, чем через месяц. Девушка была милой и красивой, но он предпочитал проводить весь день перед компьютером, а не с ней.
  Он не ожидал, что попадет в мир девяти континентов еще до завершения первого семестра в университете. 'Мои родители, должно быть, очень огорчены от того, что потеряли меня. Но, слава богу, в деревнях у людей большие семьи. У наших родителей осталось два моих брата', - Цин Шуй вздохнул.
  Он молча помолился огромному звездному, ночному небу, желая счастья своим братьям и мечтая обрести свое.
  Он был под опекой своих родителей и защитой своих братьев в своей прежней жизни. В этой жизни у Цин Шуй не было отца - у него было 18 лет опыта и любящая мать. Он был доволен. Воспоминания о его прежней жизни постепенно стирались.
  В этой жизни самым близким родственником Цин Шуй была его мать. Думая о роде Янь, Цин Шуй давно решил, что отправится к ним. Неважно, кто это был, он стократ отплатит тем, кто издевался над его матерью, даже если они были семьей отца, которого он никогда ранее не встречал!
  'Мама, подожди еще немного. Твой сын уже сделал кое-какие приготовления!' - Цин Шуй поднял голову и глубоко вздохнул.
  На следующий день, после простого завтрака они снова отправились в путь. Цин Шуй видел, что подавленное состояние после вчерашнего столкновения с Дьявольским кабаном золотой стали постепенно рассеялось, особенно у Цин Бэй, которая снова принялась болтать без умолку.
  Цин Бэй уже была на вершине 8-го уровня боевого солдата и понимала, что она - маленький гений рода Цин не только на словах, но и на деле. Так как ранее Цин Бэй хорошо себя показала, Цин Ло дал ей два из четырех магических плодов силы, позволив ей превзойти всех, кто был на 7-м уровне.
  - Брат Шуй, какова сейчас твоя сила? Говорят, что ты убил Бай Чжун уровня Сяньтянь, это правда? - снова начала любопытствовать Цин Бэй.
  Цин Шуй чувствовал себя беспомощным, глядя в эти большие щенячьи глаза. Цин Бэй любила крутиться вокруг него с тех пор, как они были детьми. Она выросла строгой, правильной и элегантной, ее тело созрело, и пропорции ее тела приняли правильное соотношение. В сочетании с ее изящным лицом и парой огромных милых глаз, она была маленькой красавицей!
  Эта маленькая девочка все еще висла у него на руке, совсем как в детстве, или просила его посадить ее к нему на спину. Цин Шуй каждый раз отказывал ей - ее повзрослевшее тело всегда приводило его в замешательство, когда она украдкой атаковала его и запрыгивала к нему на спину.
  Цин Шуй чувствовал себя так, словно избегал маленькой девочки!
  - Ты веришь, что я сейчас - культиватор Сяньтянь? - хихикнул Цин Шуй.
  - Я не верю в это! - Цин Бэй уверенно покачала головой.
  - Ха-ха! Я тоже в это не верю! - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Брат Шуй, ты такой противный. Так ты убил Бай Чжун? - Цин Бэй надула губы.
  Вот каким на самом деле был мир, почитающий силу. Юная девочка, которая еще даже не повзрослела толком, в порядке вещей спрашивает, не убил ли ты человека. Если бы это происходило в его прежнем мире, все было бы по-другому, но сейчас это считалось нормальным. Вот уж точно - окружение формирует человека!
  - Ты поверишь, если я скажу, что правда убил его?
  - Я не знаю!
  - Ты веришь в это?
  - Я не верю, но это не значит, что я не не верю! - мрачно сказала Цин Бэй.
  Через пять дней они достигли пункта назначения, южную горную гряду!
  Воздух здесь был чище и свежее, чем в других местах. Здесь ощущалось величие природы, до такой степени, что можно было ощутить вокруг себя Ци неба и земли. Неудивительно, что здесь росли лекарственные травы.
  Они стояли на у подножия горной гряды и рассматривали горы - они были такими высокими, что уходили в облака. Они видели широкую извилистую горную тропу, уходящую наверх, и дома, расположившиеся по двум сторонам тропы.
  Люди звали это место цитаделью южной горной гряды. Они выживали благодаря охоте и сбору лекарственных трав. Карета с Металлическим быком продолжила подниматься по извилистой тропе. Склон не был очень крутым, а извилистая тропа была очень длинной, поэтому скорость, с которой они двигались, была вполне приемлема. Другого пути не было, горная гряда была слишком широкой!
  Может быть, потому, что они уже бывали здесь раньше, или потому, что сюда часто прибывали люди, чтобы приобрести лекарственные травы, но они очень быстро нашли многие из них. Тут были лекарственные травы, которые Цин Шуй не смог узнать, но об остальных он знал из книг.
  Если в семье были лекарственные травы, они договаривались о цене и покупали их. Если нет, они продолжали подниматься. Хорошо, что лекарственные травы были легкими, поэтому они складывали их в карету сразу после покупки.
  Два Металлических быка везли их карету, и у них была еще одна отдельная карета для хранения лекарственных трав!
  Цин Шуй чувствовал, что все это ему знакомо. Это было похоже на то, как он ходил за покупками по разным улицам в его прежней жизни. Цин Шуй было легко благодаря добродушным людям, живущим в горах! Цин Шуй не любил аристократов, которые всегда были разодеты, задирали свой нос выше некуда и смотрели свысока на бедняков только потому, что у них были деньги. Вонючки!
  Они дошли до другой горы, и Цин Шуй не заметил большой разницы с предыдущей. На каждой горе было поселение, примерно размером со среднюю деревню - около 2 000 домов. Самая большая семья состояла из десяти человек, в то время как самая маленькая состояла по меньшей мере из пяти-шести человек! Эти горы были приспособлены для жизни. Здесь даже были каменные двери, чтобы предотвратить ночные нападения диких тварей и яростных чудовищ!
  Вскоре после того, как они стали взбираться на гору, Цин Шуй и остальные услышали громкие спорящие голоса прямо перед ними. Тропа была перекрыта!
  Цин Шуй стало любопытно, он выпрыгнул из кареты и подошел ближе. Группа людей столпилась вокруг молодого толстяка. Он весил около 300 цзинь. Однако его круглое тело выглядело упругим и не было до крайности жирным. Его лицо было каким-то детским. Казалось, что толстяк выдохся. Он лежал и пытался вдохнуть больше, чем мог! Люди толпились вокруг, разговаривая, и Цин Шуй случайно услышал обрывки их разговоров.
  - Какой грешник, какой грешник!
  - Небеса лишились глаз. Такая острая боль, как жаль! - не удержался и сказал старик.
  - Почему мы должны жалеть его? Почему того, кто пожелал своим родителям, братьям и сестрам смерти, должно быть жалко? Он уже давно должен быть мертв! - уставилась на старика и с ненавистью сказала милая замужняя госпожа около 30 лет.
  - Ах, - старик вздохнул.
  .........
  - Ммм, я думаю, еще есть шанс спасти его!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5567
  Переводчики: kent
  
  Глава 119. Загадка маленького толстяка
  - Эй, надежда еще есть.
  - Братишка, ты говоришь, что это маленького толстяка еще можно спасти? - вздыхавший старик удивленно посмотрел на Цин Шуй.
  - Ага. Старик, в чем проблема? - услышав спорящие голоса, Цин Шуй не смог удержаться от вопроса.
  - Эх... С тех самых пор, как родился этот маленький толстяк, несчастья преследуют нашу семью одно за другим. Когда ему было три, его мать покинула этот мир из-за серьезной болезни. Когда ему было семь, его отец ушел на охоту и был съеден огромным медведем. Тот сожрал его подчистую, не оставив даже костей. После этого случая его воспитывал старший брат.
  Когда ему было двенадцать, он подхватил странную болезнь. Каждый раз, когда она проявлялась, он терял свою память и никого не узнавал. У маленького толстяка от рождения была божественная сила, и только старший брат смог убедить его в этом. Но однажды, когда наступил новый приступ, симптомы ухудшились, и он убил собственного брата!
  Цин Шуй вздохнул. Когда он только увидел маленького толстяка, он сразу понял, что тот страдает от 'молчаливого безумия'. Иногда у него наступали прояснения. Но когда болезнь снова брала верх, он переставал кого-либо узнавать и мог даже начать нападать на людей.
  - У этого дитя горькая судьба. Мы даже не можем утолить его голод. После того, как он убил своего брата, он потерял много веса, и, если бы люди не помогли ему, он бы уже давно покончил жизнь самоубийством. Перед тем, как убить брата, он яростно кричал о том, чтобы маленькому толстяку не дали умереть. Маленький толстяк должен продолжать жить! Это был единственный аргумент, с помощью которого мы убедили его не кончать жизнь самоубийством, - горько сказал старик.
  Цин Шуй почувствовал грусть, когда услышал, что этот маленький толстяк потерял много веса из-за недостатка еды. Насколько же толстым он тогда был раньше?
  'Молчаливое безумие' проявляется в потере контроля над эмоциями и разумом. Цин Шуй приблизился к толстяку и присел рядом с ним. Затем он достал золотую иглу и ввел ее в акупунктурную точку Байхуэй толстяка.
  Активировав свою технику небесного видения, он увидел в его потоке скопление твердой Ци размером с соевый боб, который препятствовал нормальному течению Ци. Пока проход для Ци был закрыт, 'молчаливое безумие' не отпустит его.
  Цин Шуй перенес капельку своего исконного огня через иглу, чтобы размягчить шарик затвердевшей Ци и помочь толстяку прочистить его энергетические потоки.
  - Младший брат, что ты делаешь? Он же умрет! - воскликнула молодая женщина.
  - Наш врач сказал, что эту болезнь невозможно вылечить. Это душевная болезнь!
  - Новорожденные телята не боятся тигра! - пренебрежительно сказал дородный мужчина, державший в руках большую сумку. Он считался лучшим местным врачом.
  Цин Шуй немного повременил, затем вынул иглу. В это же мгновение толстяк пошевелил мизинцем!
  Толпа удивленно смотрела, как толстяк открыл глаза и в замешательстве осмотрелся. Когда он открыл глаза, Цин Шуй понял, что толстяк не такой взрослый, как ему казалось раньше, - в его глазах виднелась детская непосредственность.
  - Божественный врач! Он так легко исцелил его!
  - Божественный врач!
  - Божественный врач!
  Неизвестно, кто первым начал выкрикивать слова 'Божественный врач'. Вскоре уже вся толпа вопила их. Цин Шуй был слегка смущен. В конце концов, он не привык к подобным ситуациям.
  Тот дородный мужчина исчез без следа. Это было хорошей чертой тех, кто жил в горах. Они будут завидовать или осыпать тебя саркастичными замечаниями, но никогда - ревновать или ненавидеть!
  - Маленький толстяк, быстро поблагодари этого божественного врача. Именно он спас тебя! - быстро приказал старик толстяку.
  - Это вы спасли меня? - голос толстяка был низким и приглушенным. Но в нем можно было расслышать жизненную силу Ци!
  - Пожалуй, что так, - тепло улыбнулся Цин Шуй.
  Глаза маленького толстяка блуждали по толпе, а затем остановились на Цин Шуй.
  - Спасибо, вы - хороший человек.
  - .....
  - Я бы хотел последовать за вами, чтобы отдать свой долг за вашу доброту, - слова толстяка поразили Цин Шуй.
  - Твоя болезнь вылечена, больше она не побеспокоит тебя. Нет никакой нужды благодарить меня. Я спасал тебя не для того, чтобы ты отплатил мне, - раздраженно ответил Цин Шуй. Ему вовсе не был нужен толстяк, который собирался повсюду следовать за ним.
  - До того, как моего брата не стало, он сказал мне, что я буду обязан последовать за тем, кто спасет мне жизнь, чтобы отплатить ему. Я очень сильный, и я могу много сделать для тебя, - приглушенный голос толстяка звучал очень по-детски.
  - Толстяк действительно очень силен. Однажды он голыми руками убил в горах гигантскую обезьяну! - добавил старик.
  Гигантская горная обезьяна - яростное чудовище 8-го уровня. Если он смог убить ее голыми руками, то его сила равняется не меньше, чем 5 000 цзинь. Цин Шуй был поражен. Это была действительно божественная сила, данная от рождения. Одно только его тело обладало силой в 5 000 цзинь. Как ужасающе. В этой уединенной области он смог бы стать повелителем, если бы захотел.
  - Пожалуйста, возьмите его с собой. Мы будем переживать, если он останется в горах! - умоляла красивая молодая женщина.
  Цин Шуй сдвинул брови и посмотрел на красивую молодую женщину, которая всегда была остра на язык. Ранее он лишь мельком взглянул на нее. Теперь же он пригляделся - она была истинной красавицей. Овальное лицо и очаровательные глаза феникса. Ее волосы были заплетены сбоку в косу и прибавляли ей 30% очарования. Ее грудь была так развита, что едва умещалась под одеждой, а ее гибкая талия была такой тонкой, что ее можно было обхватить одной рукой. Ее попка была большой и упругой, а длинные ноги были белоснежными. Ее розовые одежды очень привлекали к ней внимание, как если бы она была единственным журавлем в стае куриц. Она была действительно красива, но ее слова больно резали...
  Увидев, что Цин Шуй смотрит на нее, она кокетливо подмигнула ему. К несчастью для нее, Цин Шуй не испытывал интереса к недоброжелательным женщинам.
  Уже стемнело, и Цин Шуй решил все-таки принять этого маленького толстяка себе в последователи. В конце концов, дорога предстояла неблизкая.
  - Мама, давай остановимся здесь на ночь и продолжим путь утром. Что же касается толстяка, позволь ему присоединиться к нам.
  Цин И засмеялась и кивнула.
  Когда люди с гор узнали, зачем они прибыли сюда, многие сразу же выступили вперед и принялись предлагать свои травы, создавая новую проблему для Цин И и остальных.
  - Божественный врач, у меня дома также есть травы. Приходите ко мне позже, я передам вам их, - тихо прошептала красивая молодая женщина, практически соблазняя Цин Шуй. С тех пор, как он сделал это с Ши Цин Чжуан, больше он этим не занимался. Теперь же такая соблазнительная женщина заставила его жезл встать, и он почувствовал, как внутри у него разгорается огонь страсти.
  - Завтра, сейчас уже слишком поздно, - Цин Шуй овладел собой и улыбнулся.
  Маленький толстяк, когда узнал, что Цин Шуй готов взять его с собой, очень обрадовался. Только теперь Цин Шуй узнал, что этому двухметровому толстяку, весившему 300 цзинь, всего 15 лет - он был даже на год младше него!
  В итоге они решили остановиться у маленького толстяка и вернуться к нему, когда закончат завтра покупку трав.
  Когда они добрались до дома, толстяк смущенно сказал:
  - Позвольте мне приготовить для вас еду.
  В конце концов Цин Шуй удалось остановить его. Перед этим они уже успели поохотиться и убить двух диких оленей, чтобы съесть их на ужин.
  Во время еды Цин Шуй наконец понял, почему маленького толстяка так называют. Его аппетита хватило бы на троих, хотя, вспоминая его от природы данную поразительную силу, этого следовало ожидать.
  'После некоторых приготовлений я смогу вырастить из него своего сторонника', - Цин Шуй уже начал думать о том, как будет тренировать толстяка. Если ему ничего не удастся, он сможет отдать толстяка в банду Зеленого волка, чтобы закалить его на протяжении 2-3 лет.
  Ночью Цин Шуй вошел в свою пространственную сферу. После его прорыва Цин Шуй заметил, что и пространственная сфера претерпела кое-какие изменения. Помимо улучшения своих физических данных, у него значительно увеличилась даже скорость накопления опыта в алхимии. Это также касалось и техники исконной иглы!
  Сейчас его Древняя техника усиления уже достигла полных 50-ти кругов циркуляции Ци. Шаги свободного духа и быстрый одиночный удар достигли своего предела.
  Покинув пространственную сферу, Цин Шуй решил взорваться на вершину горы. Сегодня ночью луна светила ярко. Горный воздух был невероятно свежим.
  Он лениво поднимался в гору, и его шаги были подобны горной кошке: ловкие, быстрые и бесшумные.
  Вскоре после того, как он начал подниматься, ясно послышался четкий звук, нарушивший тишину ночи. Цин Шуй замер. Этот звук был похож на стон, который Ши Цин Чжуан издавала в порыве страсти.
  'Секс в общественном месте?' - он снова ощутил поднимающуюся в нем похоть.
  'Давайте сделаем из этого бесплатное представление', - Цин Шуй двинулся в сторону, откуда раздался звук.
  За огромной скалой!
  Перед взглядом Цин Шуй предстали крепкий мужчина и молодая женщина с формами в позе стеснительной пастушки. Мужчина снова и снова жестко входил в женщину, а она издавала стоны удовольствия.
  Когда Цин Шуй разглядел черты лица женщины, он был ошеломлен. Это была никто иная, как та молодая замужняя женщина, которая приглашала его к себе.
  Цин Шуй узнал также и этого крепкого парня. Он был тем самым врачом с большой сумкой!
  Взгляд Цин Шуй упал на грудь женщины. Белоснежные холмики колыхались и тряслись от каждого толчка, и Цин Шуй это сводило с ума.
  У женщины от удовольствия были закрыты глаза, она позволяла крепкому парню самому управлять ритмом.
  Через несколько мгновений мужчина замедлил темп и издал громкий стон удовлетворения, а женщина, находившаяся сверху, упала на него - ее тело подрагивало под лунным светом.
  - Милая девочка, тебе понравилось? Скажи ведь, что я намного лучше твоего мужа! - парень удовлетворенно засмеялся и несколько раз сжал груди женщины.
  - Не напоминай. Его член остается твердым всего несколько секунд. Он становится мягким, еще даже не успев войти в меня. Как он может удовлетворить меня? - пожаловалась женщина.
  - Ха-ха, если в будущем тебе захочется потрахаться, разыщи меня. Я свободен в любое время. Удовольствие гарантировано!
  - Ты такой противный!
  'Дерьмо, как дико! Как говорится, женщина в 30 лет подобна развратному волку, а в 40 - дикой пуме. Тайком уходить посреди ночи, чтобы потрахаться, только потому, что ее муж не может удовлетворить ее?' - Цин Шуй тихо вздохнул.
  - Еще раз! - мужчина подмял женщину под себя и начал делать это в позе миссионера.
  - Ах, тот молодой врач, а ведь он хорош, - женщина тихо стонала.
  - Ты, развратная сучка - после того, как удовлетворю тебя, я пойду к молодой красивой вдове, которая предлагала травы. Уверен, что она будет еще лучше тебя, - крепкий мужчина продолжал бешено делать ритмичные толчки.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5703
  Переводчики: kent
  
  Глава 120. Очарование Юй Хэ
  Мужчина наваливался на красивую женщину под собой. Его руки держались за длинные гладкие ноги женщины, чтобы поддерживать себя и как можно выше поднимать ее зад. Его толстый и твердый член без остановки входил и выходил из нее, заставляя женщину испускать стон с каждым толчком.
  Как только он закончил говорить, что будет развлекаться с красивой молодой вдовой, торгующей травами, после того, как закончит с этой развратной сучкой, когда его член входил и выходил, он уже не смог снова войти, вынув его. Он почувствовал огромную боль. Когда он посмотрел вниз, он испытал такой ужас, что потерял сознание. Камень превратил его член в мясной фарш.
  Цин Шуй равнодушно уходил. 'Поганый сквернослов. Сначала я хотел убить его, но лучше было оставить его в живых и превратить его жизнь в ад'.
  Когда Цин Шуй ушел, а мужчина потерял сознание, его громкий крик заставил женщину, которая все еще содрогалась от экстаза, посмотреть вниз и увидеть произошедшую трагедию. Она закричала.
  В тишине ночи этот крик разнесся далеко. Множество людей схватили факелы и стали подниматься в гору. Возможно, на гору взобралась какая-нибудь дикая тварь, поэтому у каждого с собой было оружие.
  Когда они пришли, они увидели рану в нижней части тела врача, который был без сознания, его обнаженное тело и красивую молодую женщину, чья одежда была в беспорядке. Слухи об их взаимоотношениях подтвердились - они были замешаны в мутном дельце. Единственным вопросом было, как мужчина лишился своей самой важной части тела.
  - Ты, гребаная шалава, тащи свою задницу сюда! - другой сильный мужчина поднял женщину и потащил назад. К несчастью, Цин Шуй не был свидетелем этой сцены.
  На следующий день все снова пошло своим чередом, однако кое-кто шептался о человеке, потерявшем свои яйца. Цин Шуй знал, что они говорят о враче-сквернослове. Поговаривали также о каких-то женщинах-мегерах, имеющих какие-то делишки 'на стороне'.
  Самой популярной темой было, кто же лишил врача его яиц. Некоторые предполагали, что это была та женщина, другие - что ее муж. Эти гипотезы смешили Цин Шуй.
  Около полудня они почти расправились с покупкой трав, полностью заполнив карету. Благодаря помощи толстяка, они могли легко продолжать путь. Он знал, какими травами обладает каждый дом, поэтому покупка шла эффективнее.
  Они быстро закончили свои приготовления. Когда они уже решили уезжать, к Цин Шуй подошел тот самый мускулистый врач, поддерживаемый женщиной средних лет.
  - Божественный врач, я знаю, что твои медицинские навыки невероятны - помоги мне! - этот врач смотрел на Цин Шуй, словно он был алхимиком уровня Сяньтянь, и думал, что он сможет изготовить для него лекарство, способствующее регенерации частей тела.
  - Хм, что произошло с тобой? Где вы ощущаете дискомфорт? - Цин Шуй с сомнением смотрел на неуклюжего, плотного мужчину. Его взгляд блуждал по всему его телу.
  - Простите, но я бессилен. Эта штука полностью уничтожена! - с жалостью сказал Цин Шуй, покачав головой.
  Окружавшие их люди начали тихо обсуждать между собой, как этот человек требовал, чтобы женщины спали с ним в качестве оплаты за лечение. Вскоре человек почувствовал такой стыд, что не осмелился снова просить Цин Шуй и в панике скрылся из виду.
  'Как врач, ты вел себя недостойно. Мне плевать, какие там у тебя были делишки, но я не могу простить тебе сквернословия и использования слабых!' - Цин Шуй ни капельки не сомневался, что поступил правильно!
  Когда они вернулись, их новым членом семьи стал маленький толстяк. Старик рассказал о нем Цин И и Цин Шуй много хорошего и беспокоился о нем.
  - Ты должен слушаться их указаний и не создавать им проблем. Продолжай жить. И оправдай ожидания своего брата!
  - Я понял, дедушка У. Спасибо тебе и всем остальным за то, что помогали мне все эти