I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Древняя техника усиления. Том 2. Легенда О Городе Сотни Миль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 116-160

  
  Глава 116. Сюрприз четвертого небесного уровня
  Цин Шуй понятия не имел, сколько прошло времени, прежде чем ему вернулись чувства. Последним, что он помнил, был прорыв, а также Дьявольский кабан золотой стали, жадно смотревший на него.
  Он быстро оглядел окрестности и нигде не увидел Дьявольского кабана золотой стали, а ведь тот загнал его в тупик! В конце концов, перед тем, как упасть в обморок, он был несколько раз атакован Дьявольским кабаном золотой стали. Когда он непрочно стоял на своих ногах, он чувствовал на себе сильные удары!
  "Как, я все еще жив? Хоть я и прорвался, этот Дьявольский кабан золотой стали мог с легкостью убить меня, когда я потерял сознание", - Цин Шуй терялся в догадках.
  "Забудь об этом, я не должен много об этом думать. Все обернулось удачно, и я пережил катастрофу. И да, я наконец прорвался!", - Цин Шуй был очень счастлив. В конце концов, он дни и ночи напролет мечтал о прекрасной жизни, которая настанет, когда он прорвется. Он испытывал разочарование раз за разом, и вот, наконец, он сделал это!
  Думая о своем прорыве, Цин Шуй был вне себя от счастья. Он прикрыл глаза, чтобы почувствовать изменения в себе. Цин Шуй пошевелился - скорость была в два раза больше, чем когда он съел магический плод проворности!
  "Ха-ха-ха!", - Цин Шуй истерично засмеялся, поднял руки и ударил кулаками. Огромный валун сорока метров в ширину разлетелся на кусочки во все направления.
  Бум!
  За звуком последовал легкий дымок, и Цин Шуй истерично засмеялся!
  "Неудивительно, что было так сложно прорваться. Неудивительно, что я застрял на прежнем уровне на семь лет, не имея возможности прорваться. Четвертый небесный уровень такой сильный!". Цин Шуй ощущал, что четвертый небесный уровень Древней техники усиления в целых 10 раз сильнее третьего небесного уровня.
  "Неудивительно, что говорили, будто из девяти небесных уровней Древней техники усиления ключевые - четвертый и седьмой!" - Цин Шуй чувствовал, как внутри него кипит энергия, автоматически смешиваясь с Древней техникой усиления.
  Когда Цин Шуй достиг четвертого небесного уровня, это означало, что Древняя техника усиления Цин Шуй усовершенствовалась до своего среднего уровня. Цин Шуй знал, что прогресс с третьего на четвертый уровень, также как с шестого на седьмой, будут сопровождаться огромным увеличением силы. Он просто не ожидал, что он станет в 10 раз сильнее.
  Каждый раз, когда он переходил на следующий уровень, с первого по третий, его способности складывались. На вершине третьего небесного уровня Цин Шуй мог самое большее сгенерировать около 20 тысяч цзинь, но, чтобы разбить этот валун, ему потребовалось явно больше 20 тысяч цзинь. Цин Шуй чувствовал, как внутри у него бурлит энергия (кубический метр скалы - около 5 000 цзинь).
  Прорвавшись на четвертый уровень, он чувствовал себя очень странно. Как это можно описать? Это было так, будто он смотрел на красивую госпожу, и эта госпожа была к тебе очень благосклонна; или подобно тому, как если бы у него был секс с бесподобной красоткой, и после него он ощутил просветление разума и тела. Четвертый уровень Древней техники усиления функционировал самостоятельно - однажды востребованный, он создавал взрывную силу.
  Древняя техника усиления была лучшим навыком, не подчиняющимся законам физики. Она не только увеличивала силу, но также и защиту, и способности к восстановлению!
  Цин Шуй использовал свое внутреннее зрение и проверил свой Даньтянь. Он понял, что "туман" в его Даньтянь исчез. На его месте теперь была золотая жидкая капелька размером с боб!
  "Разжижающий Даньтянь!".
  Цин Шуй был в восторге. Это было качественное изменение - из газообразного в жидкое состояние. Вот почему его способности невероятно усилились в десять раз. Это невозможно было переоценить - он был всего лишь размером с боб, и сила, которую он содержал, была ужасающая.
  Цин Шуй понимал, что, если будет усердно тренироваться в будущем, с увеличением своих способностей эта золотая жидкая капелька также будет постепенно увеличиваться до тех пор, пока не заполнит весь Даньтянь. Думая о том, насколько сильной была всего лишь одна капелька, Цин Шуй не мог не начать воображать, как будет ужасен, когда весь его Даньтянь заполнится этой золотой жидкостью.
  Уровни Древней техники усиления включали в себя не только боевую силу - даже его успехи в сексе должны были невероятно усилиться. Его кости, мириады энергетических потоков, вены, его кожа и плоть даже должны были качественно улучшиться.
  "Хм? Что это пахнет?" - Цин Шуй заметил, что опять проходит через очищающие нечистоты. Все его тело было покрыто слоем темно-серой грязи. Этого не произошло, когда он прорвался со второго на третий небесный уровень. Это было, когда он только начал использовать Древнюю технику усиления, так же, как когда прошел через просветление. В этот раз, кажется, его тело существенно улучшилось, и в результате огромное количество грязи вышло из его тела!
  Окрыленный своим прорывом, Цин Шуй сначала не почувствовал странный запах, пока не проверил состояние своих ран. После быстрого осмотра окрестностей, Цин Шуй быстро взял воду из Королевства вечного фиолетового нефрита и вымылся.
  "Черт бы все это побрал!".
  Глядя на состояние своей кожи после очищения, он подумал, какого черта ему, парню, нужна такая хорошая кожа?
  Его раны полностью исцелились, даже не оставив после себя шрамов. Кулон с лунным камнем, который ему дала Ие Цзянъэ, все еще висел у него на шее, испуская мягкий голубоватый свет. В лунном камне была небольшая трещина!
  "Может быть, это из-за Дьявольского кабана золотой стали?.." - пришла к Цин Шуй мысль, но он быстро отбросил ее. В конце концов, он никак не мог это выяснить. Было чудом уже то, что он вообще остался жив!
  Войдя на четвертый небесный уровень, тяжелые, упругие мышцы Цин Шуй куда-то делись. Его кожа стала белоснежной, и его мужественный облик слегка улучшился. Хотя он не отличался прекрасными физическими данными, и у него было не очень-то много мышц, Цин Шуй прекрасно знал, какая ужасающая сила скрыта в его теле.
  Тело вернулось в свое естественное состояние!
  "В будущем будет намного проще побеждать сильных, представляясь им таким дрищом!" - Цин Шуй поднял свою одежду и надел ее. После его прорыва он чувствовал, как в нем просыпается чувство превосходства и он становится еще более дерзким. Возможно, уровень силы соответствует уровню дерзости. Его стал еще увереннее и от этого еще более привлекательным.
  Теперь Цин Шуй желал встретиться с Дьявольским кабаном золотой стали. Со своими усилившимися способностями, сейчас Цин Шуй был уверен, что сможет выжить, или даже победить или укротить его, обладая силой более 20 тысяч цзинь. Он не удержался и усмехнулся, представив, как скачет на этом чудовище-мутанте. Однако Цин Шуй понимал, что почти бесполезно надеяться снова встретиться с Дьявольским кабаном золотой стали.
  Тем не менее, именно благодаря Дьявольскому кабану золотой стали он смог прорваться на четвертый небесный уровень. Без него, один лишь бог знает, когда бы он достиг этого! Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло!
  Увидев, что солнце уже садится и полдень остался далеко позади, Цин Шуй подумал о своей матери и остальных и помчался назад. Он чувствовал себя, словно летящие облака или стремительно бегущая вода, и Цин Шуй с гордостью рассмеялся.
  Держась извилистой тропы, он наконец добрался до внешней стороны Гор диких кабанов. Увидев карету с Металлическим быком, Цин Шуй испустил большой вздох облегчения. Как будто целая вечность прошла с тех пор, как произошла смертельная схватка.
  Стояло лето, поэтому было еще светло. И даже когда солнце уходило за горизонт, все освещал сумеречный свет.
  Вокруг не было видно даже диких кабанов. Должно быть, они ушли поболтать о своих планах и наделать маленьких кабанчиков со своими кабанихами. Как только Цин Шуй появился, Цин И и остальные радостно закричали и бросились к нему.
  Увидев, что Цин Шуй невредим, все они почувствовали облегчение.
  - Ах, как жаль, что Золотой кабан смог ускользнуть. Иначе я бы схватил его и заставил тащить нашу карету.
  Шутка Цин Шуй лишила Цин И дара речи. Возможно, только ее сыну могла прийти в голову идея о том, чтобы чудовище-мутант везло карету. Что же касается того, что "Золотой кабан смог ускользнуть", - Цин И подсознательно перевела, что это Цин Шуй смог ускользнуть от него. Хотя, это было не далеко от правды.
  - Залазь внутрь, давайте как можно скорее покинем это место. Я не хочу снова столкнуться с этим чудовищем-мутантом! - быстро скомандовала Цин И.
  В этот раз, когда они залезли в карету, стало душно. Цин Шуй улыбался, когда бросал взгляд на остальных и быстро отводил его. Цин Шуй хотел обнаружить вспомогательные навыки, которые он приобрел, совершив прорыв.
  Цин Шуй уставился на два символа, которые стали золотыми!
  "Искусство кулинарии".
  "Путь воспитания жизни".
  Цин Шуй с гордостью улыбнулся и почувствовал себя очень расслабленно. Раньше его бы не заинтересовали кулинарные искусства, но с тех пор, как он попробовал черную рыбу и черепах, выращенных в Королевстве вечного фиолетового нефрита, его взгляды переменились. Теперь он мог совершенствовать свое кулинарное искусство, а удвоенное Королевством вечного фиолетового нефрита, все это очень радовало Цин Шуй.
  Еда и секс - вот природа мужчины!
  Это выражение полностью отражает мысль о том, что еда и удовольствия с женщинами - самые важные вещи в жизни. Конечно, если кто-то предпочел бы назвать удовольствия с женщинами созданием потомков, его можно было бы назвать святошей. Важность создания после себя потомков была выражена в словах мудрецов из прошлого и была очень убедительна!
  Цин Шуй не мог не взглянуть на Кулинарное искусство. Под золотыми символами было множество уведомлений и более 500 видов рецептов, но Цин Шуй они сейчас не интересовали. Ммм, названия звучали прекрасно, например
  Утоляющий голод Радужный феникс, снежные красные сливы, Весенние прятки под зимней луной, яйца Цилинь, Божественная рыба, Золотой жареный поросенок, печень дракона, хвост феникса и Слегка пропаренное тысячелетнее черепашье мясо - уйма вкуснейших блюд.
  Цин Шуй продолжил чтение, и в самом конце кое-что привлекло его внимание!
  Кулинарные методы улучшения внешнего вида, в то время как вкус зависит от ингредиентов, приправ и уровня огня. Из всего этого приправы считались самыми важными, хотя и остальное тоже должно было быть качественным.
  Цин Шуй продолжил чтение. Он надеялся встретить что-то по-настоящему полезное!
  Он увидел рецепты изготовления разных видов приправ!
  Как приготовить приправы для мяса!
  Как приготовить приправы для морепродуктов!
  Как приготовить приправы для вегетарианских блюд!
  Как приготовить приправы для ультра-вегетарианцев!
  Как приготовить приправы для супа!
  Как приготовить приправы для тушеного мяса!
  В самом конце Цин Шуй увидел несколько концентрированных приправ, от которых он лишился дара речи!
  Как приготовить особые приправы для печени дракона и хвоста феникса!
  Приправы подходят для большинства мифологических тварей!
  -...
  Глядя на всевозможные рецепты изготовления приправ, на первый взгляд, большинство из них казались не очень сложными. Просто было очень много разных сочетаний, и вся важность была в их правильном смешивании. Среди них были даже те, для которых требовалось использовать лекарственные травы в качестве ингредиентов, а также различные части дьявольских существ уровня Сяньтянь.
  Цин Шуй почесал нос. Древние люди были действительно очень могущественны. Было поразительно обнаружить такие блюда, как печень дракона, хвост феникса и яйца Цилинь среди рецептов. Здесь были вещи, которые никак не могли сравниться с блюдами из его прежнего мира. Некоторые были похожи названиями, но по сути - были абсолютно другими. Цин Шуй припомнил, что в его прежнем мире было блюдо под названием "Бородатая лапша дракона", которое заграницей называлось просто пастой...
  Увидев, что многие ингредиенты из рецептов было невозможно собрать, Цин Шуй слегка упал духом. "Где я смогу найти измельченный член дракона?!".
  "Кажется, мне остается только попытаться собрать их или найти им замену, чтобы изготовить нестандартные приправы!". Цин Шуй был в глубокой печали, но, поразмыслив немного, решил не принимать это близко к сердцу.
  Теперь Цин Шуй понимал, что самые известные повара в мире продадут душу ради этих нестандартных ингредиентов. Казалось невозможным, чтобы деликатесы, приготовленные с этими приправами, не стали лучшими деликатесами во всем мире девяти континентов!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5565
  Переводчики: kent
  
  Глава 117. Состояние Сяньтянь
  Еще до того, как Цин Шуй изучил всю информацию на его просторах сознания, его грубо пробудила Цин Бэй:
  - Шуй, очень скучно, расскажи что-нибудь.
  Цин Шуй посмотрел на надувшуюся Цин Бэй:
  - Что ты хочешь, чтобы я рассказал? Почему бы тебе не поговорить, а я послушаю!
  - Не пойдет, я хочу послушать, как ты говоришь, - Цин Бэй состроила гримасу, которая обезоружила Цин Шуй.
  - Хорошо, о чем ты хочешь, чтобы я говорил? Я даже не знаю, что говорить, так почему ты хочешь послушать меня? - Цин Шуй дразнил ее, глядя на милое личико Цин Бэй.
  - Шуй, многие распускают слухи о тебе и большой госпоже из рода Ши, что вы оба очень близки. Это правда? - Цин Бэй моргнула своими невинными глазами.
  - Очень близки? - неловко рассмеялся Цин Шуй. Цин Шуй знал, что до происшествия с Гунъян Сюаньтун люди называли их прелюбодеями. В конце концов, виноград, который есть кто-то другой, - кислый виноград.
  Более этого, это были лишь слухи, но даже будучи слухами, это пробуждало зависть у многих людей, и даже ненависть. Однако после происшествия с Гунъян Сюаньтун никто не осмеливался обсуждать это в открытую.
  - Если ты веришь, что это правда, значит, это правда, если не веришь, значит - этого никогда не было! - Цин Шуй протянул руку и нежно погладил Цин Бэй по голове.
  - Цин Шуй, я не разрешаю тебе больше гладить мою голову. Я уже выросла, - возразила Цин Бэй.
  Время лениво текло...
  Когда солнце скрылось за Горами диких кабанов, небеса потемнели. Луна сегодня была полной примерно на 70%, и красивый лунный свет мягко освещал землю, покрывая ее, как муслин.
  - Уже ночь, давайте разобьем здесь лагерь и отдохнем. Нам следует дать перерыв нашему Металлическому быку, - сказала Цин И двум возницам и остальным.
  - Я поохочусь на каких-нибудь диких тварей, я устал от сухих пайков! - воскликнул Цин Шуй, пока они устанавливали палатки.
  - Хорошо, будь осторожен и не уходи слишком далеко! - напомнила Цин И.
  - Да, я знаю, никаких проблем!
  Цин Шуй заметил вдали лесистую местность. Кроме нее, неподалеку была казавшаяся заброшенной горная долина. По пути туда больше не встречались громоздкие вершины и гигантские горы - вместо этого были бесчисленное количество непрерывных холмов.
  Хотя стояла ночь, здесь должно было быть множество разных тварей! После того, как он прорвался на четвертый небесный уровень, он ощущал безграничное количество силы, циркулирующей по его телу. Каждый раз, когда он делал шаг, он мог управлять своей движущей силой. Он мог сделать шаг длиной от одного до десяти метров. Энергия из Древней техники усиления наполняла все его тело, и самым важным было состояние его боевого сердца! Это было достоинством силы: когда сила культиватора увеличивалась, его уверенность пропорционально возрастала, изменяя состояние его сердца!
  Эта долина была очень крошечной. После своего прорыва на четвертый уровень, Цин Шуй мог видеть ночью так же ясно, как днем. Вся долина была погружена в тишину - слышна была только болтовня грызунов.
  Может быть, потому что долина была маленькой, но все создания, которые выходили наружу ночью, все были маленького размера.
  После прорыва, помимо удвоения скорости, его сила, плотность его тела, его чувства, его способность выдерживать давление, способность к восстановлению и жизненные силы увеличились в десять раз!
  На четвертом небесном уровне Древней техники усиления энергия всегда циркулировала и никогда не прекратила бы движение, если бы только полностью не иссушилась из-за астрономически высокого потребления. Например, при изготовлении золотой лекарственной мази теперь он мог поддерживать исконный огонь во время всего процесса, не прерывась.
  Сейчас Цин Шуй держал в руках два камня. После случая с Золотым кабаном, Цин Шуй намеренно убедился, что готов применить камни в форме биты, которые по обеим сторонам имели острые края. Даже если камни не способны были разрушить защиту Золотого кабана, Цин Шуй все равно держал эти камни в своем поле зрения.
  Он медленно продвигался вперед, внимательно следя за окрестностями.
  Внезапно, движение его кисти!
  "Сю! Цы! Пу!".
  Звуки прозвучали одновременно. Благодаря этому он увидел, какая быстрая скорость. Спокойно и не торопясь, Цин Шуй медленно прошел 100 метров, прежде чем остановиться перед норой в дупле гигантского дерева.
  Внутри дерева была туша однорогого козла, в его голове была дыра, похожая размером на дупло дерева - из нее текла кровь
  Взвалив тушу на спину, Цин Шуй прикинул, что она весит около 40 цзинь. Этого должно хватить для ужина.
  Когда он вернулся, палатки уже были установлены. Они зажгли огонь, который должен был согревать их ночью, но в нем не было необходимости летней ночью. Вместо этого его использовали для отпугивания диких тварей, а также как способ приготовления еды.
  Так как у них не было других приправ, Цин Шуй просто промыл тушу чистой водой, удалил из нее кости и внутренности и передал то, что осталось, Цин И и двум возницам. Цин И каждый раз, когда отправлялась в путь, брала с собой этих двух возниц. Они были кровными братьями, и не имели других увлечений, кроме езды взад и вперед по большим городам. Поэтому они с радостью нанимались возницами к торговцам. Помимо удовольствия, они также получали немного золота на пропитание.
  Обычно те, кто много путешествует, весьма сведущи в искусстве приготовления пищи, и могут даже считаться специалистами. В конце концов, вместо того, чтобы питаться сухими пайками, можно было охотиться на диких тварей.
  Они собрались вокруг костра, чтобы поесть жареного мяса. Хотя вкус не мог сравниться с черной рыбой и черепахами, но, учитывая их ситуацию, все мог считаться вполне сносным!
  Войдя в свою палатку, Цин Шуй быстро вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита. В конце концов, культивация была важнее всего. В этом ориентированном на культивацию мире, индивидуальная сила была самой важной вещью.
  "Состояние четвертого небесного уровня должно быть примерно похожим на уровень Сяньтянь. Более того, мое текущее состояние даже превзошло первые три уровня Сяньтянь", - молча заключил Цин Шуй.
  Исконный огонь!
  Цин Шуй поднял свою правую руку, и мгновенно сантиметровый шар сероватого огненного уголька появился на его ладони. Этот оттенок серого немного сверкал и был полупрозрачным. Он никогда раньше не думал, что серый цвет может быть таким красивым. Жар был такой силы, что был способен плавить воздух. Если бы не сила Цин Шуй, его ладонь превратилась бы в пепел.
  "В будущем должна появиться новая атакующая техника. Жаль, что шар размером только с сантиметр. Но этого должно быть достаточно!" - размышлял Цин Шуй.
  Хотя сила его исконного огня не была всемогущей, она уже была очень устрашающей!
  Цин Шуй спокойно управлял исконным огнем. Интенсивность огня все уменьшалась, пока уголек совсем не сжался. Это вовсе не означало, что исконный огонь стал слабее. Напротив, сила еще больше увеличилась! Сжимая субстанцию огня, он повышал его температуру и делал его еще более ужасающим.
  Самым очевидным признаком Сяньтянь была Ци из Сяньтянь, которую они всегда демонстрировали.
  Он активировал Древнюю технику усиления, и ее энергия ринулась в его увеличенные энергетические потоки и точки, быстро набирая обороты - первый круг Ци, второй... и так до 49-го круга.
  Когда Цин Шуй яростно ударил, его кулак выпустил землисто-желтую Ци толщиной в дюйм - она покрывала поверхность его кулака. Медленно подняв другую руку, Цин Шуй стал ощупывать поверхность Ци.
  Цин Шуй был абсолютно уверен, что Ци из Сяньтянь была белого цвета. Вдобавок, Ци из Сяньтянь обладала убийственной силой. Даже те, кто только ступил в Королевство Сяньтянь, были способны производить Ци длиной в полфута. Но тогда почему его Ци была только дюйм в длину? Более того, она была землисто-желтого цвета и не обладала никакой смертельной силой. Вместо этого, от этой землисто-желтой Ци было очень тяжелое, твердое ощущение.
  Во время сражений культиваторы Сяньтянь обязательно использовали свою Ци. Если оба культиватора Сяньтянь были на одном уровне, побеждал тот, кто, у кого была лучше защита. Поэтому защитные доспехи и аксессуары ценились, как драгоценные сокровища.
  Цин Шуй к этому времени уже сделал кое-какие успехи в его шагах свободного духа, технике иайдо и в Падении меча. Он чувствовал, что совершенствуясь в этих техниках, он сможет в итоге приобрести силу, способную позволить ему чувствовать себя на высоте.
  Скорость - тоже сила, увеличение скорости вдвое позволяло ему добиваться лучших результатов. Когда он объединял свою новоприобретенную силу и скорость во время применения быстрого одиночного удара, в результате он получал абсолютную сумму всех этих составляющих.
  "Ха-ха, наконец-то я на уровне Сяньтянь!" - Цин Шуй улыбнулся, наблюдая изменения в своем теле. Усиление его плоти, его чувств, его способности к восстановлению, способности выдерживать давление и его жизненных сил.
  Благодаря усилению жизненных сил Цин Шуй чувствовал, что его продолжительность жизни увеличилась во много раз.
  "Хм, я приобрел около 500 лет жизни".
  Он наконец осуществил мечту многих - достиг Сяньтянь. Более того, он еще был так молод. Обещание, которое он дал Цин И - растоптать род Янь в течение пяти лет - теперь стало на шаг ближе к своему исполнению.
  "У меня куча времени. Когда я достигну вершины четвертого небесного уровня, моя сила перейдет на более высокую степень. О, я забыл, я же еще не просмотрел всю информацию, когда совершил прорыв", - Цин Шуй был несказанно рад. Сяньтянь, он действительно достиг Сяньтянь!
  ***
  Жизнь начинается с усиления тела, просветления и заботы о духе - с комбинации материальной формы и внутреннего духа, поддерживающих друг друга. Защита духа защитит тело, а когда защищено тело, защищен и дух.
  Забота о духе: управление стрессом, наслаждение увлечениями, поддержка нравственности, и т.д.
  Забота о Ци: упражнения, дыхательные техники.
  Забота о теле: закаливание и совершенствование плоти, медицинские средства и боевые техники.
  "Хах, Техника мимикрии девяти животных?" - Цин Шуй был полон замешательства, продолжая просматривать оставшуюся информацию
  "Я думал, она известна как Техника мимикрии пяти животных, которую используют в качестве упражнения. Почему она стала Техникой мимикрии девяти животных?".
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5566
  Переводчики: kent
  
  Глава 118. Гарцующий олень из Техники мимикрии девяти животных
  "Техника мимикрии девяти животных?".
  Техника мимикрии девяти животных была навыком, позволяющим имитировать метод культивации Ци девяти древних существ.
  "Ммм, дракон, феникс, птица Рух, журавль, слон, медведь, тигр, обезьяна, олень!".
  "Хм, это очень похоже на пять животных из Техники мимикрии пяти животных!" - Цин Шуй посмотрел на пять животных, которых он уже видел в Технике мимикрии пяти животных.
  Могло ли быть, что Техника мимикрии пяти животных произошло из Техники мимикрии девяти животных? Возможно, сложность остальных четырех была слишком высока, их было слишком сложно имитировать, или, может быть, причина была в том, что эти животные не существовали?
  Но слон, которого сложно не заметить, был здесь. Цин Шуй был сильно озадачен, но решил сначала закончить чтение.
  Цин Шуй начал было думать об этом, но потом решил забыть. В этом не было ничего странного. Он сам пересек разные измерения и даже овладел уникальными древними техниками. В древности даже могущественные легендарные существа, такие как драконы и фениксы, не были доминирующими, поэтому Техника мимикрии девяти животных стала просто техникой поддержания здоровья. Стоит сказать, что этот способ поддержания здоровья был все еще очень актуален. Ведь всем должно быть известно, что древние люди кое-что понимали в своем здоровье!
  Техника мимикрии девяти животных, также известная как Техника мимикрии Ци девяти животных, имитировала движения девяти различных животных для защиты, атаки и уклонения!
  От дракона до оленя - Цин Шуй прочитал все и понял, что все они во многом схожи. Например, имитация слона и медведя концентрировалась больше всего на неуклюжей силе. Старые поколения считают, что слон сильнее медведя. Однако, это не так. Сложно сравнить их силу. Помимо неуклюжих движений, медведь также совершает также абсолютно убийственно движение: задняя защита железных гор!
  "Поднять что-то легкое, как если бы оно было тяжелым; поднять что-то тяжелое, как если бы оно было легким?" - Цин Шуй был очень озадачен! Он решил подумать об этом позже!
  Тигр концентрировал атмосферу. Аура яростного тигра спускалась с гор, а после это взбиралась в гору. Обезьяна концентрировалась на гибких движениях, используя обе руки и ноги. Скорость и ловкость оленя проявлялась в его галопе.
  Цин Шуй продолжил и перелистнул на место про дракона, феникса, птицу Рух и журавля, но информация была слишком сложной и требовала времени, чтобы усвоить и понять ее. Это были не те навыки, которыми можно овладеть за день или два. Цин Шуй был счастлив, что использование Древней техники усиление позволяло ему лучше управлять и совершенствовать Технику мимикрии девяти животных.
  Под Техникой мимикрии девяти животных был какой-то оттиск!
  "Кажется, понимание всех навыков Древней техники усиления - это базис, даже Кулинарное искусство!".
  "Рецепты лекарственных блюд?" - Цин Шуй разглядел кое-что полезное в самом конце. Ему нравились вещи в таком духе. У него были рецепты для лекарств, приправ, а теперь - еще лекарственных блюд.
  Рецепт создания лекарственных блюд, улучшающих физические данные!
  Рецепт создания лекарственных блюд, улучшающих цвет лица!
  Рецепт создания лекарственных блюд, удаляющих шрамы и родинки!
  Рецепт создания лекарственных блюд, усиливающих половое влечение!
  ............
  "Это и есть способы заботы о здоровье!" - Цин Шуй застыл от свалившихся на него сюрпризов. Но все это было к лучшему.
  Прочитав всю информацию, Цин Шуй заскучал. В конце концов, он только что тренировал свои навыки. Может, ему следует попытаться попрактиковаться на одном из животных из Мимикрии девяти животных!
  После опыта нескольких сражений с культиваторами Сяньтянь, особенно после сражения с Дьявольским кабаном золотой стали, Цин Шуй понял всю важность скорости. Все боевые искусства в мире можно оценить по скорости. Это была универсальная истина!
  Наконец, Цин Шуй решил попрактиковаться на олене из Техники мимикрии девяти животных. Потому что ему нужно было только лишь потренировать низкий уровень галопа оленя, чтобы вдвое увеличить свою скорость!
  20% скорости четвертого небесного уровня было более половины скорости, которой он владел до прорыва. Она была быстрее, чем его скорость после употребления магического плода проворности. Он был очень взволнован.
  Гарцующий олень обладал уникальным способом циркуляции Ци. Олень был проворным, ловким и не требовал много энергии. Цин Шуй следовал способу циркуляции Ци, как было описано. Он перенес Ци из Древней техники усиления в обе ноги, в энергетические потоки Чжуян Мин, Чжутай Ин и Чжутай Ян...
  Цин Шуй замер в этой позиции, закрыл глаза, чтобы почувствовать изменения в своем теле. Когда Ци из Древней техники усиления поступила в поток Чжутай Ин точки Юнцюань, он вдруг почувствовал рывок огромной силы, и его тело сорвалось с места со скоростью выпущенной стрелы.
  Он пробовал несколько раз, передвигаясь туда и обратно на самой высокой скорости. Однако, это было так, словно он не управлял своим телом во время движения - он чувствовал себя неловким и неуклюжим. Через несколько попыток он остановился и попытался мчаться строго прямо!
  Неизвестно, сколько времени прошло, а фигура Цин Шуй все продолжала передвигаться. Когда он наконец остановился, довольная улыбка появилась на его лице.
  "Это так сложно тренировать, но я наконец приловчился!" - Цин Шуй улыбнулся и выхватил черепаху из пруда, чтобы сделать суп.
  Вид черепашьего супа заставил его подумать о Ши Цин Чжуан. Однажды она сказала, что отыщет его, чтобы поесть его черепаший суп, но с тех пор он ее не видел.
  Черепаший суп вдруг стал для него безвкусным. Мысли Цин Шуй полностью заполнила фигура холодной красавицы, стоящей перед ним. Он приложил все свои усилия, чтобы избавиться от мыслей об этой красивой фигуре, но он остановился - он не мог не скучать по ней.
  Он уловил суть использования Гарцующего оленя, но, чтобы достичь состояния, когда его скорость удвоится, ему еще нужно было много тренироваться. Однако Цин Шуй вовсе не спешил. У него была техника, было время, так чего опасаться?
  Когда Цин Шуй насильно выбросило, была уже поздняя ночь, и мертвая тишина наполняла воздух. Цин Шуй не хотел спать, поэтому он встал и вышел из палатки.
  Он смотрел на ясную луну, повисшую в ночном небе, и его мысли вернулись к его прежней жизни. Он был младшим сыном, у него было два старших брата. Финансовая ситуация его семьи в деревне была сносной. Оба его родителя работали, а его братья завели свои семьи. Его старший брат также преуспел в карьере.
  Он был единственным разочарованием своей семьи. Он поступил на третий курс университета, закончив школу в 18 лет. Он тратил дни напролет на интернет-игры, каким-то образом завел себе девушку, но умудрился расстаться с ней меньше, чем через месяц. Девушка была милой и красивой, но он предпочитал проводить весь день перед компьютером, а не с ней.
  Он не ожидал, что попадет в мир девяти континентов еще до завершения первого семестра в университете. "Мои родители, должно быть, очень огорчены от того, что потеряли меня. Но, слава богу, в деревнях у людей большие семьи. У наших родителей осталось два моих брата", - Цин Шуй вздохнул.
  Он молча помолился огромному звездному, ночному небу, желая счастья своим братьям и мечтая обрести свое.
  Он был под опекой своих родителей и защитой своих братьев в своей прежней жизни. В этой жизни у Цин Шуй не было отца - у него было 18 лет опыта и любящая мать. Он был доволен. Воспоминания о его прежней жизни постепенно стирались.
  В этой жизни самым близким родственником Цин Шуй была его мать. Думая о роде Янь, Цин Шуй давно решил, что отправится к ним. Неважно, кто это был, он стократ отплатит тем, кто издевался над его матерью, даже если они были семьей отца, которого он никогда ранее не встречал!
  "Мама, подожди еще немного. Твой сын уже сделал кое-какие приготовления!" - Цин Шуй поднял голову и глубоко вздохнул.
  На следующий день, после простого завтрака они снова отправились в путь. Цин Шуй видел, что подавленное состояние после вчерашнего столкновения с Дьявольским кабаном золотой стали постепенно рассеялось, особенно у Цин Бэй, которая снова принялась болтать без умолку.
  Цин Бэй уже была на вершине 8-го уровня боевого солдата и понимала, что она - маленький гений рода Цин не только на словах, но и на деле. Так как ранее Цин Бэй хорошо себя показала, Цин Ло дал ей два из четырех магических плодов силы, позволив ей превзойти всех, кто был на 7-м уровне.
  - Брат Шуй, какова сейчас твоя сила? Говорят, что ты убил Бай Чжун уровня Сяньтянь, это правда? - снова начала любопытствовать Цин Бэй.
  Цин Шуй чувствовал себя беспомощным, глядя в эти большие щенячьи глаза. Цин Бэй любила крутиться вокруг него с тех пор, как они были детьми. Она выросла строгой, правильной и элегантной, ее тело созрело, и пропорции ее тела приняли правильное соотношение. В сочетании с ее изящным лицом и парой огромных милых глаз, она была маленькой красавицей!
  Эта маленькая девочка все еще висла у него на руке, совсем как в детстве, или просила его посадить ее к нему на спину. Цин Шуй каждый раз отказывал ей - ее повзрослевшее тело всегда приводило его в замешательство, когда она украдкой атаковала его и запрыгивала к нему на спину.
  Цин Шуй чувствовал себя так, словно избегал маленькой девочки!
  - Ты веришь, что я сейчас - культиватор Сяньтянь? - хихикнул Цин Шуй.
  - Я не верю в это! - Цин Бэй уверенно покачала головой.
  - Ха-ха! Я тоже в это не верю! - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Брат Шуй, ты такой противный. Так ты убил Бай Чжун? - Цин Бэй надула губы.
  Вот каким на самом деле был мир, почитающий силу. Юная девочка, которая еще даже не повзрослела толком, в порядке вещей спрашивает, не убил ли ты человека. Если бы это происходило в его прежнем мире, все было бы по-другому, но сейчас это считалось нормальным. Вот уж точно - окружение формирует человека!
  - Ты поверишь, если я скажу, что правда убил его?
  - Я не знаю!
  - Ты веришь в это?
  - Я не верю, но это не значит, что я не не верю! - мрачно сказала Цин Бэй.
  Через пять дней они достигли пункта назначения, южную горную гряду!
  Воздух здесь был чище и свежее, чем в других местах. Здесь ощущалось величие природы, до такой степени, что можно было ощутить вокруг себя Ци неба и земли. Неудивительно, что здесь росли лекарственные травы.
  Они стояли на у подножия горной гряды и рассматривали горы - они были такими высокими, что уходили в облака. Они видели широкую извилистую горную тропу, уходящую наверх, и дома, расположившиеся по двум сторонам тропы.
  Люди звали это место цитаделью южной горной гряды. Они выживали благодаря охоте и сбору лекарственных трав. Карета с Металлическим быком продолжила подниматься по извилистой тропе. Склон не был очень крутым, а извилистая тропа была очень длинной, поэтому скорость, с которой они двигались, была вполне приемлема. Другого пути не было, горная гряда была слишком широкой!
  Может быть, потому, что они уже бывали здесь раньше, или потому, что сюда часто прибывали люди, чтобы приобрести лекарственные травы, но они очень быстро нашли многие из них. Тут были лекарственные травы, которые Цин Шуй не смог узнать, но об остальных он знал из книг.
  Если в семье были лекарственные травы, они договаривались о цене и покупали их. Если нет, они продолжали подниматься. Хорошо, что лекарственные травы были легкими, поэтому они складывали их в карету сразу после покупки.
  Два Металлических быка везли их карету, и у них была еще одна отдельная карета для хранения лекарственных трав!
  Цин Шуй чувствовал, что все это ему знакомо. Это было похоже на то, как он ходил за покупками по разным улицам в его прежней жизни. Цин Шуй было легко благодаря добродушным людям, живущим в горах! Цин Шуй не любил аристократов, которые всегда были разодеты, задирали свой нос выше некуда и смотрели свысока на бедняков только потому, что у них были деньги. Вонючки!
  Они дошли до другой горы, и Цин Шуй не заметил большой разницы с предыдущей. На каждой горе было поселение, примерно размером со среднюю деревню - около 2 000 домов. Самая большая семья состояла из десяти человек, в то время как самая маленькая состояла по меньшей мере из пяти-шести человек! Эти горы были приспособлены для жизни. Здесь даже были каменные двери, чтобы предотвратить ночные нападения диких тварей и яростных чудовищ!
  Вскоре после того, как они стали взбираться на гору, Цин Шуй и остальные услышали громкие спорящие голоса прямо перед ними. Тропа была перекрыта!
  Цин Шуй стало любопытно, он выпрыгнул из кареты и подошел ближе. Группа людей столпилась вокруг молодого толстяка. Он весил около 300 цзинь. Однако его круглое тело выглядело упругим и не было до крайности жирным. Его лицо было каким-то детским. Казалось, что толстяк выдохся. Он лежал и пытался вдохнуть больше, чем мог! Люди толпились вокруг, разговаривая, и Цин Шуй случайно услышал обрывки их разговоров.
  - Какой грешник, какой грешник!
  - Небеса лишились глаз. Такая острая боль, как жаль! - не удержался и сказал старик.
  - Почему мы должны жалеть его? Почему того, кто пожелал своим родителям, братьям и сестрам смерти, должно быть жалко? Он уже давно должен быть мертв! - уставилась на старика и с ненавистью сказала милая замужняя госпожа около 30 лет.
  - Ах, - старик вздохнул.
  .........
  - Ммм, я думаю, еще есть шанс спасти его!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5567
  Переводчики: kent
  
  Глава 119. Загадка маленького толстяка
  - Эй, надежда еще есть.
  - Братишка, ты говоришь, что это маленького толстяка еще можно спасти? - вздыхавший старик удивленно посмотрел на Цин Шуй.
  - Ага. Старик, в чем проблема? - услышав спорящие голоса, Цин Шуй не смог удержаться от вопроса.
  - Эх... С тех самых пор, как родился этот маленький толстяк, несчастья преследуют нашу семью одно за другим. Когда ему было три, его мать покинула этот мир из-за серьезной болезни. Когда ему было семь, его отец ушел на охоту и был съеден огромным медведем. Тот сожрал его подчистую, не оставив даже костей. После этого случая его воспитывал старший брат.
  Когда ему было двенадцать, он подхватил странную болезнь. Каждый раз, когда она проявлялась, он терял свою память и никого не узнавал. У маленького толстяка от рождения была божественная сила, и только старший брат смог убедить его в этом. Но однажды, когда наступил новый приступ, симптомы ухудшились, и он убил собственного брата!
  Цин Шуй вздохнул. Когда он только увидел маленького толстяка, он сразу понял, что тот страдает от "молчаливого безумия". Иногда у него наступали прояснения. Но когда болезнь снова брала верх, он переставал кого-либо узнавать и мог даже начать нападать на людей.
  - У этого дитя горькая судьба. Мы даже не можем утолить его голод. После того, как он убил своего брата, он потерял много веса, и, если бы люди не помогли ему, он бы уже давно покончил жизнь самоубийством. Перед тем, как убить брата, он яростно кричал о том, чтобы маленькому толстяку не дали умереть. Маленький толстяк должен продолжать жить! Это был единственный аргумент, с помощью которого мы убедили его не кончать жизнь самоубийством, - горько сказал старик.
  Цин Шуй почувствовал грусть, когда услышал, что этот маленький толстяк потерял много веса из-за недостатка еды. Насколько же толстым он тогда был раньше?
  "Молчаливое безумие" проявляется в потере контроля над эмоциями и разумом. Цин Шуй приблизился к толстяку и присел рядом с ним. Затем он достал золотую иглу и ввел ее в акупунктурную точку Байхуэй толстяка.
  Активировав свою технику небесного видения, он увидел в его потоке скопление твердой Ци размером с соевый боб, который препятствовал нормальному течению Ци. Пока проход для Ци был закрыт, "молчаливое безумие" не отпустит его.
  Цин Шуй перенес капельку своего исконного огня через иглу, чтобы размягчить шарик затвердевшей Ци и помочь толстяку прочистить его энергетические потоки.
  - Младший брат, что ты делаешь? Он же умрет! - воскликнула молодая женщина.
  - Наш врач сказал, что эту болезнь невозможно вылечить. Это душевная болезнь!
  - Новорожденные телята не боятся тигра! - пренебрежительно сказал дородный мужчина, державший в руках большую сумку. Он считался лучшим местным врачом.
  Цин Шуй немного повременил, затем вынул иглу. В это же мгновение толстяк пошевелил мизинцем!
  Толпа удивленно смотрела, как толстяк открыл глаза и в замешательстве осмотрелся. Когда он открыл глаза, Цин Шуй понял, что толстяк не такой взрослый, как ему казалось раньше, - в его глазах виднелась детская непосредственность.
  - Божественный врач! Он так легко исцелил его!
  - Божественный врач!
  - Божественный врач!
  Неизвестно, кто первым начал выкрикивать слова "Божественный врач". Вскоре уже вся толпа вопила их. Цин Шуй был слегка смущен. В конце концов, он не привык к подобным ситуациям.
  Тот дородный мужчина исчез без следа. Это было хорошей чертой тех, кто жил в горах. Они будут завидовать или осыпать тебя саркастичными замечаниями, но никогда - ревновать или ненавидеть!
  - Маленький толстяк, быстро поблагодари этого божественного врача. Именно он спас тебя! - быстро приказал старик толстяку.
  - Это вы спасли меня? - голос толстяка был низким и приглушенным. Но в нем можно было расслышать жизненную силу Ци!
  - Пожалуй, что так, - тепло улыбнулся Цин Шуй.
  Глаза маленького толстяка блуждали по толпе, а затем остановились на Цин Шуй.
  - Спасибо, вы - хороший человек.
  - .....
  - Я бы хотел последовать за вами, чтобы отдать свой долг за вашу доброту, - слова толстяка поразили Цин Шуй.
  - Твоя болезнь вылечена, больше она не побеспокоит тебя. Нет никакой нужды благодарить меня. Я спасал тебя не для того, чтобы ты отплатил мне, - раздраженно ответил Цин Шуй. Ему вовсе не был нужен толстяк, который собирался повсюду следовать за ним.
  - До того, как моего брата не стало, он сказал мне, что я буду обязан последовать за тем, кто спасет мне жизнь, чтобы отплатить ему. Я очень сильный, и я могу много сделать для тебя, - приглушенный голос толстяка звучал очень по-детски.
  - Толстяк действительно очень силен. Однажды он голыми руками убил в горах гигантскую обезьяну! - добавил старик.
  Гигантская горная обезьяна - яростное чудовище 8-го уровня. Если он смог убить ее голыми руками, то его сила равняется не меньше, чем 5 000 цзинь. Цин Шуй был поражен. Это была действительно божественная сила, данная от рождения. Одно только его тело обладало силой в 5 000 цзинь. Как ужасающе. В этой уединенной области он смог бы стать повелителем, если бы захотел.
  - Пожалуйста, возьмите его с собой. Мы будем переживать, если он останется в горах! - умоляла красивая молодая женщина.
  Цин Шуй сдвинул брови и посмотрел на красивую молодую женщину, которая всегда была остра на язык. Ранее он лишь мельком взглянул на нее. Теперь же он пригляделся - она была истинной красавицей. Овальное лицо и очаровательные глаза феникса. Ее волосы были заплетены сбоку в косу и прибавляли ей 30% очарования. Ее грудь была так развита, что едва умещалась под одеждой, а ее гибкая талия была такой тонкой, что ее можно было обхватить одной рукой. Ее попка была большой и упругой, а длинные ноги были белоснежными. Ее розовые одежды очень привлекали к ней внимание, как если бы она была единственным журавлем в стае куриц. Она была действительно красива, но ее слова больно резали...
  Увидев, что Цин Шуй смотрит на нее, она кокетливо подмигнула ему. К несчастью для нее, Цин Шуй не испытывал интереса к недоброжелательным женщинам.
  Уже стемнело, и Цин Шуй решил все-таки принять этого маленького толстяка себе в последователи. В конце концов, дорога предстояла неблизкая.
  - Мама, давай остановимся здесь на ночь и продолжим путь утром. Что же касается толстяка, позволь ему присоединиться к нам.
  Цин И засмеялась и кивнула.
  Когда люди с гор узнали, зачем они прибыли сюда, многие сразу же выступили вперед и принялись предлагать свои травы, создавая новую проблему для Цин И и остальных.
  - Божественный врач, у меня дома также есть травы. Приходите ко мне позже, я передам вам их, - тихо прошептала красивая молодая женщина, практически соблазняя Цин Шуй. С тех пор, как он сделал это с Ши Цин Чжуан, больше он этим не занимался. Теперь же такая соблазнительная женщина заставила его жезл встать, и он почувствовал, как внутри у него разгорается огонь страсти.
  - Завтра, сейчас уже слишком поздно, - Цин Шуй овладел собой и улыбнулся.
  Маленький толстяк, когда узнал, что Цин Шуй готов взять его с собой, очень обрадовался. Только теперь Цин Шуй узнал, что этому двухметровому толстяку, весившему 300 цзинь, всего 15 лет - он был даже на год младше него!
  В итоге они решили остановиться у маленького толстяка и вернуться к нему, когда закончат завтра покупку трав.
  Когда они добрались до дома, толстяк смущенно сказал:
  - Позвольте мне приготовить для вас еду.
  В конце концов Цин Шуй удалось остановить его. Перед этим они уже успели поохотиться и убить двух диких оленей, чтобы съесть их на ужин.
  Во время еды Цин Шуй наконец понял, почему маленького толстяка так называют. Его аппетита хватило бы на троих, хотя, вспоминая его от природы данную поразительную силу, этого следовало ожидать.
  "После некоторых приготовлений я смогу вырастить из него своего сторонника", - Цин Шуй уже начал думать о том, как будет тренировать толстяка. Если ему ничего не удастся, он сможет отдать толстяка в банду Зеленого волка, чтобы закалить его на протяжении 2-3 лет.
  Ночью Цин Шуй вошел в свою пространственную сферу. После его прорыва Цин Шуй заметил, что и пространственная сфера претерпела кое-какие изменения. Помимо улучшения своих физических данных, у него значительно увеличилась даже скорость накопления опыта в алхимии. Это также касалось и техники исконной иглы!
  Сейчас его Древняя техника усиления уже достигла полных 50-ти кругов циркуляции Ци. Шаги свободного духа и быстрый одиночный удар достигли своего предела.
  Покинув пространственную сферу, Цин Шуй решил взорваться на вершину горы. Сегодня ночью луна светила ярко. Горный воздух был невероятно свежим.
  Он лениво поднимался в гору, и его шаги были подобны горной кошке: ловкие, быстрые и бесшумные.
  Вскоре после того, как он начал подниматься, ясно послышался четкий звук, нарушивший тишину ночи. Цин Шуй замер. Этот звук был похож на стон, который Ши Цин Чжуан издавала в порыве страсти.
  "Секс в общественном месте?" - он снова ощутил поднимающуюся в нем похоть.
  "Давайте сделаем из этого бесплатное представление", - Цин Шуй двинулся в сторону, откуда раздался звук.
  За огромной скалой!
  Перед взглядом Цин Шуй предстали крепкий мужчина и молодая женщина с формами в позе стеснительной пастушки. Мужчина снова и снова жестко входил в женщину, а она издавала стоны удовольствия.
  Когда Цин Шуй разглядел черты лица женщины, он был ошеломлен. Это была никто иная, как та молодая замужняя женщина, которая приглашала его к себе.
  Цин Шуй узнал также и этого крепкого парня. Он был тем самым врачом с большой сумкой!
  Взгляд Цин Шуй упал на грудь женщины. Белоснежные холмики колыхались и тряслись от каждого толчка, и Цин Шуй это сводило с ума.
  У женщины от удовольствия были закрыты глаза, она позволяла крепкому парню самому управлять ритмом.
  Через несколько мгновений мужчина замедлил темп и издал громкий стон удовлетворения, а женщина, находившаяся сверху, упала на него - ее тело подрагивало под лунным светом.
  - Милая девочка, тебе понравилось? Скажи ведь, что я намного лучше твоего мужа! - парень удовлетворенно засмеялся и несколько раз сжал груди женщины.
  - Не напоминай. Его член остается твердым всего несколько секунд. Он становится мягким, еще даже не успев войти в меня. Как он может удовлетворить меня? - пожаловалась женщина.
  - Ха-ха, если в будущем тебе захочется потрахаться, разыщи меня. Я свободен в любое время. Удовольствие гарантировано!
  - Ты такой противный!
  "Дерьмо, как дико! Как говорится, женщина в 30 лет подобна развратному волку, а в 40 - дикой пуме. Тайком уходить посреди ночи, чтобы потрахаться, только потому, что ее муж не может удовлетворить ее?" - Цин Шуй тихо вздохнул.
  - Еще раз! - мужчина подмял женщину под себя и начал делать это в позе миссионера.
  - Ах, тот молодой врач, а ведь он хорош, - женщина тихо стонала.
  - Ты, развратная сучка - после того, как удовлетворю тебя, я пойду к молодой красивой вдове, которая предлагала травы. Уверен, что она будет еще лучше тебя, - крепкий мужчина продолжал бешено делать ритмичные толчки.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5703
  Переводчики: kent
  
  Глава 120. Очарование Юй Хэ
  Мужчина наваливался на красивую женщину под собой. Его руки держались за длинные гладкие ноги женщины, чтобы поддерживать себя и как можно выше поднимать ее зад. Его толстый и твердый член без остановки входил и выходил из нее, заставляя женщину испускать стон с каждым толчком.
  Как только он закончил говорить, что будет развлекаться с красивой молодой вдовой, торгующей травами, после того, как закончит с этой развратной сучкой, когда его член входил и выходил, он уже не смог снова войти, вынув его. Он почувствовал огромную боль. Когда он посмотрел вниз, он испытал такой ужас, что потерял сознание. Камень превратил его член в мясной фарш.
  Цин Шуй равнодушно уходил. "Поганый сквернослов. Сначала я хотел убить его, но лучше было оставить его в живых и превратить его жизнь в ад".
  Когда Цин Шуй ушел, а мужчина потерял сознание, его громкий крик заставил женщину, которая все еще содрогалась от экстаза, посмотреть вниз и увидеть произошедшую трагедию. Она закричала.
  В тишине ночи этот крик разнесся далеко. Множество людей схватили факелы и стали подниматься в гору. Возможно, на гору взобралась какая-нибудь дикая тварь, поэтому у каждого с собой было оружие.
  Когда они пришли, они увидели рану в нижней части тела врача, который был без сознания, его обнаженное тело и красивую молодую женщину, чья одежда была в беспорядке. Слухи об их взаимоотношениях подтвердились - они были замешаны в мутном дельце. Единственным вопросом было, как мужчина лишился своей самой важной части тела.
  - Ты, гребаная шалава, тащи свою задницу сюда! - другой сильный мужчина поднял женщину и потащил назад. К несчастью, Цин Шуй не был свидетелем этой сцены.
  На следующий день все снова пошло своим чередом, однако кое-кто шептался о человеке, потерявшем свои яйца. Цин Шуй знал, что они говорят о враче-сквернослове. Поговаривали также о каких-то женщинах-мегерах, имеющих какие-то делишки "на стороне".
  Самой популярной темой было, кто же лишил врача его яиц. Некоторые предполагали, что это была та женщина, другие - что ее муж. Эти гипотезы смешили Цин Шуй.
  Около полудня они почти расправились с покупкой трав, полностью заполнив карету. Благодаря помощи толстяка, они могли легко продолжать путь. Он знал, какими травами обладает каждый дом, поэтому покупка шла эффективнее.
  Они быстро закончили свои приготовления. Когда они уже решили уезжать, к Цин Шуй подошел тот самый мускулистый врач, поддерживаемый женщиной средних лет.
  - Божественный врач, я знаю, что твои медицинские навыки невероятны - помоги мне! - этот врач смотрел на Цин Шуй, словно он был алхимиком уровня Сяньтянь, и думал, что он сможет изготовить для него лекарство, способствующее регенерации частей тела.
  - Хм, что произошло с тобой? Где вы ощущаете дискомфорт? - Цин Шуй с сомнением смотрел на неуклюжего, плотного мужчину. Его взгляд блуждал по всему его телу.
  - Простите, но я бессилен. Эта штука полностью уничтожена! - с жалостью сказал Цин Шуй, покачав головой.
  Окружавшие их люди начали тихо обсуждать между собой, как этот человек требовал, чтобы женщины спали с ним в качестве оплаты за лечение. Вскоре человек почувствовал такой стыд, что не осмелился снова просить Цин Шуй и в панике скрылся из виду.
  "Как врач, ты вел себя недостойно. Мне плевать, какие там у тебя были делишки, но я не могу простить тебе сквернословия и использования слабых!" - Цин Шуй ни капельки не сомневался, что поступил правильно!
  Когда они вернулись, их новым членом семьи стал маленький толстяк. Старик рассказал о нем Цин И и Цин Шуй много хорошего и беспокоился о нем.
  - Ты должен слушаться их указаний и не создавать им проблем. Продолжай жить. И оправдай ожидания своего брата!
  - Я понял, дедушка У. Спасибо тебе и всем остальным за то, что помогали мне все эти годы! - с благодарностью сказал толстяк.
  На обратном пути Цин Шуй думал о том, что это путешествие того стоило. Очень даже стоило! С ними ехал маленький толстяк. Точнее, он был по-настоящему большим толстяком, но так как был еще юн, его называли маленьким толстяком.
  Когда они выбрались из южной горной гряды, уже стемнело, поэтому они разбили свои палатки у подножия горы.
  - Давай, толстяк, проверим, насколько ты силен, - сказал толстяку Цин Шуй.
  - Как ты собираешься проверить это? - с сомнением посмотрел на него толстяк и посмотрел на свои руки.
  - Просто ударь меня так сильно, как только сможешь, - с улыбкой сказал Цин Шуй.
  Толстяк покачал головой:
  - Нет, я боюсь, что покалечу тебя!
  - Ха-ха-ха, как ты можешь покалечить большого брата Шуй? Большой брат Шуй может уложить тебя на лопатки одной рукой! - Цин Шуй хихикнул.
  - Ты действительно хочешь, чтобы я ударил тебя? - чтобы окончательно убедиться, спросил толстяк.
  - Не беспокойся, вложи всю свою силу. Ты не нанесешь мне вреда! - Цин Шуй развел руками, давай сигнал толстяку атаковать его.
  Толстяк перестал отнекиваться, сделал шаг вперед и ударил. Цин Шуй знал, что изначально это был фирменный удар рода Чжун. Но у толстяка была божественная сила, и удар у него был, как у тигра - быстрый и жесткий!
  - Хм, неплохо. У тебя хорошая скорость и сила, но сейчас ты словно неотшлифованный нефрит, - Цин Шуй остановил кулак толстяка. Он чувствовал, что удар был чуть сильнее 5 000 цзинь.
  Толстяк быстро высвободил свой блокированный кулак и соединил его с другим своим кулаком. Он присел и попытался снова ударить Цин Шуй. Цин Шуй увидел в нем агрессию и внушительность.
  К несчастью, его теперешняя сила ни в какое сравнения не шла с той, что была у него раньше, поэтому Цин Шуй легко остановил оба кулака толстяка. Толстяк убрал руки и перестал атаковать.
  - Большой брат Шуй, я больше не буду пытаться ударить тебя. Это слишком удручает.
  Со вчерашнего дня толстяк последовал примеру Цин Ху и начал называть его большим братом Шуй. Цин Шуй не возражал - ему нравилось, когда его называли большим братом.
  - Маленький толстяк, давай поиграем! - не отставал от него Цин Ху.
  Толстяк посмотрел на Цин Шуй. Он кивнул.
  Только после того, как Цин Шуй кивнул, толстяк принял предложение Цин Ху. Цин Шуй понял, что хоть толстяк и юн, но очень осторожен!
  Цин Ху съел два магических плода энергии, которые дали ему 1 000 цзинь силы. Хотя его сила равнялась 4 000 цзинь, его самой большой силой была помощь в навыках и техниках.
  Эта схватка казалась Цин Шуй немыслимой. Только благодаря своей силе и рефлексам, толстяк сражался с Цин Ху на равных. Это служило примером мощи чистой силы.
  Хоть путешествие стоило того, Цин Шуй не обнаружил никаких трав, которые вызвали бы его интерес. От этого он был немного расстроен.
  Спустя полмесяца Цин Шуй и остальные вернулись в Город Сотни Миль в целости и сохранности!
  В медицинской лавке рода Ци жили уже около двадцати человек. Больше всего Цин Шуй удивила его великолепная четвертая тетя, которая открыла магазин одежды полмесяца назад в Городе Сотни Миль.
  Цин Ху, Цин Хай, Юань Ин и Цин И были теми, кто всегда работал в медицинской лавке рода Цин. Культивация была главной задаче Цин Цзян и Цин Хэ, поэтому их обычно не волновали дела медицинской лавки.
  После того, как Цин Ю вернулся в лавку и увидел Цин Шуй, он радостно кинулся к нему.
  Цин Шуй смотрел на Цин Ю, которого он не видел вот уже полгода. Казалось, он стал более крепким.
  - Если бы я знал, что вы, ребята, отправитесь веселиться, я бы приехал раньше. Было ужасно скучно сидеть здесь почти месяц.
  Когда Цин Шуй уехал, Цин Цзы и Цин Ху еще были в деревне рода Цин и не смогли поспеть вовремя.
  ***
  - Большой брат Шуй, дедушка заставил спросить меня, где мой большой брат собирается жениться. В Городе Сотни Миль или в деревне рода Цин? - рассмеялся Цин Ю.
  - Дедушка спрашивает меня? - изумленно спросил Цин Шуй.
  - Ага. Дедушка сказал, что ты решишь это дело. Свадьба назначена на восьмое число следующего месяца! - радостно сказал Цин Ю, но недоуменно посмотрел на Цин Шуй.
  - Я решу это дело? Я холостяк, - мрачно прошептал Цин Шуй.
  - Хе-хе, я передал тебе его слова. Дедушка сказал, что ты можешь все устроить по своему желанию! И не отказывай старику. Ты все устроишь и станешь воспитывать следующие три поколения рода Цин! - Цин Ю закончил говорить и рассмеялся.
  - Остался почти месяц. Большой брат Цзы хотел бы, чтобы она была в деревне рода Цин или в Городе Сотни Миль? - Цин Шуй молча думал, сколько у него в распоряжении финансов.
  - Конечно, мой большой брат хочет, чтобы она была в Городе Сотни Миль. Но, даже если бы мы все этого хотели, будет очень сложно устроить свадьбу в свадебном чертоге Города Сотни Миль, - прямо сказал Цин Ю.
  - Хорошо, что вы все за Город Сотни Миль. Просто отдохните пару дней, а мы позаботимся о свадьбе большого брата Цзы, - Цин Шуй похлопал Цин Ю по плечу. Совсем легонько, но Цин Ю пошатнулся.
  Цин Ху таскал везде толстяка и искал ему комнату. Цин Шуй прошел в гостиную. Два поколения рода Цин обычно останавливались здесь.
  Он толкнул дверь в гостиную. Когда Цин Шуй вошел, он обнаружил здесь два поколения, которые прибыли в Город Сотни Миль. Цин Шуй почесал голову и поприветствовал каждого из них. Затем он убедился, что именно он ответственный за свадьбу Цзы. От этого он слегка помрачнел.
  - Цин Шуй, ты - надежда нашего рода Цин. Тебе в самом деле придется тренировать этих братишек в будущем, - засмеялся Цин Хай. Раньше он тренировал их.
  - Четвертый дядя, больше не хвали меня. Чем больше ожидания - тем больше разочарование. Я не поскуплюсь научить их тем навыкам, которыми владею, если они смогут научиться им, но все же будет лучше, если тренировать их будет четвертый дядя. Они действительно боятся вас.
  Слова Цин Шуй спровоцировали всех от души рассмеяться!
  - Я хочу открыть больницу при медицинской лавке рода Цин, - медленно сказал Цин Шуй, когда воцарилась тишина. Цин Шуй из своего опыта уже понял, что его компетенция в медицине заметно увеличилась. Поэтому Цин Шуй подумывал о том, чтобы открыть больницу, специализирующуюся на лечении тяжелых болезней. Он не только сможет улучшить свои навыки в медицине, но и заработать немного дополнительных денег.
  - Твой дедушка сказал тебе, что ты можешь делать все, что считаешь нужным. Тебе не нужно никого спрашивать, просто делай, если хочешь. Весь род Цин поддержит тебя, - лениво проговорил Цин Хай и отпил чая.
  От этих простых слов у Цин Шуй потеплело на душе. Цин Шуй понял, что после того, как исцелил Юй Дун Хао, убил Бай Чжун и вылечил Байли Цзинвэй, он занял особое положение в роде Цин.
  "Так будет лучше. Это избавит меня от многих проблем в будущем". Он вышел из медицинской лавки рода Цин и направился на постоялый двор Юй Хэ. Прошел уже месяц. Хотя он на месяц вперед снабдил Юй Хэ черной рыбой, он узнал от Цин Ху, что за это время Юй Хэ разыскивала его четыре раза. Вэньжэнь У-Шуан - два раза, и один раз - Цин Лан. Теперь, когда он вернулся, ему следует навестить их.
  Когда увеличивается сила, улучшается также внешний вид, душевные качества и даже возрастает легкомыслие. Однако больше всего Цин Шуй чувствовал улучшения в силе. Его мировоззрение тоже изменилось к лучшем. Теперь ему казалось, что любую проблему можно легко решить.
  Цин Шуй вошел на постоялый двор Юй Хэ и обнаружил, что дела по-прежнему процветают. Красивая официантка сладко улыбнулась, когда увидела Цин Шуй, и указала своей милой ручкой на лестницу, имея ввиду: "Юй Хэ наверху!".
  Цин Шуй улыбнулся девушке и пошел наверх. Он чувствовал себя странно - будто он шел на встречу со своей девушкой из его прежней жизни.
  Когда Юй Хэ увидела Цин Шуй, ее нескрываемое счастье очень порадовало Цин Шуй.
  - Когда ты вернулся? - весело спросила Юй Хэ.
  - Я только что вернулся домой и сразу же отправился увидеться с вашим величеством Юй Хэ, - Цин Шуй посмотрел на все так же изящную, элегантную, преисполненную достоинства Юй Хэ. Ему стало легко на душе.
  - Ты сильно по мне скучал? - засмеялась Юй Хэ и провела Цин Шуй в комнату.
  - Конечно! Каждый день, когда я не видел тебя, казался мне равным трем годам. Я и представить не мог, что это путешествие займет тридцать лет. Я день и ночь невыносимо скучал по тебе, даже не мог спать. Моя голова была полна образами вашего величества Юй Хэ. Я пришел увидеть тебя сразу, как только приехал. Я еще даже не присел, - у Цин Шуй сейчас было отличное настроение - болтать с красивыми женщинами было одним из самых любимых его занятий.
  - Ты такой болтун. Все, что ты умеешь - это говорить пустые приятные слова. Скажи мне, сколько девушек купились на этот твой трюк? - Юй Хэ было очень радостно, она болтала с ним, будто он был самым близким ее другом.
  - О каких это трюках ты говоришь! Такой благородный, привлекательный и элегантный мужчина, как я, нравится многим красивым женщинам, между прочим. За ночь я должен буду посетить десятки их спален. Какое испытание! - на лице у Цин Шуй появилось великое горе.
  - Давай, скромняжка, хвастайся дальше. Что каждую ночь посещаешь десятки женщин. Да ты бы уже выдохся сейчас! - засмеялась Юй Хэ.
  - Я - непревзойденное чудо. Переспать с сотнями женщин за одну ночь для меня так же легко, как пошевелить ладонью. Все, кто попробовал, остались довольны! Не хочешь ли ты...- Цин Шуй медленно начал.
  - Ладно, больше не говори ничего! - раздраженно сказала Юй Хэ и очаровательно посмотрела на Цин Шуй.
  - Я не видел тебя целый месяц; я ведь скучал по тебе. Что бы ты не говорила, ты должна вознаградить меня каким-нибудь способом! - достаточно лишь намекнуть, не говоря ни о чем прямо, чтобы подразнить чувства великолепной женщины. Самое прекрасное чувство - это изумление.
  Юй Хэ молча смотрела на Цин Шуй. В ее глубоких и красивых глазах отразилось смущение. Когда Цин Шуй уже хотел было уйти, Юй Хэ вдруг обняла Цин Шуй за шею и мягко поцеловала его своими сексуальными, нежными губами.
  Цин Шуй не успел опомниться, а очаровательное лицо Юй Хэ залилось краской. Она тихо сказала:
  - Ладно, я вознаградила тебя. Теперь ты доволен?
  Он услышал ее тихий, притягательный голос, увидел ее бесподобно красивое лицо, ее блестящее, сексуальное тело, взглянул на ее подтянутую попку - Цин Шуй вспомнил, как врезался в нее. В его сердце зародилось мягкое, сладкое, упругое и неописуемое чувство влечения.
  Он думал о ее груди, ее губах, и снова о ее красивой попке. Он поднял голову и увидел Юй Хэ, которая смотрела на него с укором. Цин Шуй просто улыбнулся. К несчастью, его изящные черты, красивые глаза, легкая сиреневая точка между бровями сделали улыбку Цин Шуй очаровательной. Она была так притягательна, как может быть притягательна только мужская улыбка.
  - Я доволен! Конечно, я доволен! - Цин Шуй просто пошутил, поэтому он не думал, что Юй Хэ поцелует его. Он был приятно удивлен, но почему-то у него на сердце было нелегко.
  Это в прошлом Цин Шуй бесстыдно ухлестывал за ней, но сейчас все его мысли были посвящены Ши Цин Чжуан. Он чувствовал, что в будущем едва ли у него что-то получится с Юй Хэ, поэтому он хотел быть с ней просто друзьями - лучшими друзьями.
  - Большая сестра Юй, я снова принес несколько черепах. Как ты на это смотришь? - Цин Шуй сменил тему. Он боялся, что не сможет контролировать то, что может произойти между ним и Юй Хэ.
  - Ты хочешь сказать, что они такого же качества, как и черные рыбы? - глаза Юй Хэ ярко сверкнули.
  - Хмм, я принес две. Тебе следует приготовить их и попробовать, - сказал Цин Шуй и повел ее из комнаты.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5704
  Переводчики: kent
  
  Глава 121. Во всех смыслах питательный суп
  Юй Хэ поспешно следовала за Цин Шуй и смотрела на двух размером с голову черных черепах, лежащих на панцирях - спиной на земле, лапами вверх.
  - Давай поедим что-то вкусное на обед, а то, что останется, передадим на кухню - пусть все попробуют, - предложил Цин Шуй.
  - Хм, хорошо!
  Когда Юй Хэ закончила давать указания, она повела Цин Шуй на верхний этаж постоялого двора Юй Хэ. Цин Шуй смотрел в окно, рассматривая окрестные здания, а потом перевел взгляд далеко за горизонт. Его сердце наполнилось отвагой.
  Юй Хэ вздрогнула, когда она заметила перемену в Цин Шуй. Она ясно ощущала, что аура Цин Шуй стала намного сильнее. Неизбежно она почувствовала себя одиноко.
  - Цин Шуй, что ты планируешь в будущем? - Юй Хэ отвела взгляд, чувствуя пустоту в своем сердце. Она молча бранила себя за свое сегодняшнее поведение. И она не знала, почему продолжает смотреть на Цин Шуй.
  - Хм, через несколько лет я хочу начать исследовать мир. Я хочу оставить после себя след во всех красивых местах этого мира девяти континентов, - Цин Шуй улыбнулся и посмотрел в бескрайнее небо.
  - Ты собираешься сделать это один? Ты возьмешь меня с собой?
  Цин Шуй был ошеломлен, и как только он собирался задать вопрос, Юй Хэ со смехом прервала его:
  - Старшая сестра просто дразнит тебя. Ха-ха, а на одно мгновение ты испугался! Пойдем вниз, я думаю, что черепаший суп должен быть уже готов!
  Сказав это, Юй Хэ спустилась по лестнице. Несмотря на лучезарную улыбку, освещавшую ее лицо, ее сердце было полно горечи. Она не смогла не прервать Цин Шуй, когда увидела его ошеломленное лицо. По крайней мере, у нее осталась возможность оставить все так, как есть - красивым воспоминанием, а не услышать жестокий ответ. Так она могла надеяться. До тех пор, пока Цин Шуй не соединит свою судьбу с другой женщиной, она будет счастлива.
  Они спустились, и официантка принесла им кастрюлю черепашьего супа и две миски. Когда распространился аппетитный аромат, Цин Шуй глубоко вдохнул. В конце концов, кулинарные способности главного повара на кухне Юй Хэ были в разы лучше, чем у Цин Шуй.
  - Пахнет вкусно, и пока не проигрывает черной рыбе, - сказала Юй Хэ и наполнила миски супом, передав одну Цин Шуй.
  Цин Шуй медленно пробовал вкус, и когда суп достиг его горла, он испытал неописуемое удовольствие. Он ощущал себя человеком, умирающим от жажды, который сделал наконец первый глоток воды. Юй Хэ испытывала то же самое. Они переглянулись, улыбаясь во весь рот. Кто не любил хорошую еду, причем с такой высокой питательной ценностью, способную насытить тело?
  - Ничего страшного, если мы продадим его? - Юй Хэ была не уверена.
  - Глупенькая, хоть у нас его немного, но все же больше, чем мы можем съесть. Но нужно наесться вдоволь, - Цин Шуй засмеялся.
  - Перестань вести себя так по-взрослому, я запрещаю тебе говорить, что я глупенькая! - со смехом добавила Юй Хэ. Какое странное чувство - мужчина на 10 лет моложе нее обзывает ее глупенькой!
  - Хе-хе, что ты имеешь ввиду, говоря "вести себя по-взрослому". Я и есть взрослый.
  Юй Хэ проигнорировала его слова и продолжила есть суп. Когда они закончили кастрюлю супа, она снова спросила.
  - Такой вкусный суп, как нам следует продавать его? - озадаченно спросила Юй Хэ, глядя на Цин Шуй.
  - Такой прекрасный суп, всего одна миска этого супа позволит мужчине сделать это 3-5 раз за ночь без всяких вопросов, при этом не имея никаких побочных эффектов, - Цин Шу серьезно ответил и потер нос.
  - Ты испорченный идиот! Я задала тебе серьезный вопрос о цене супа, а ты отвечаешь мне какими-то пошлостями, - Юй Хэ надулась.
  Цин Шуй весело улыбнулся Юй Хэ:
  - Я всего лишь говорю, что этот суп - очень ценный, и будет иметь большой спрос. В конце концов, какой мужчина не захочет чувствовать себя драконом в постели, удовлетворяя женщину, которую любит.
  - Если ты продолжишь говорить в таком духе, я буду игнорировать тебя! - Юй Хэ не знала, как ей вести себя с Цин Шуй, который любил так цеплять ее.
  - Ладно-ладно, я больше не буду так говорить. Прикажи на кухне приготовить огромную кастрюлю черепашьего супа и брать 10 серебряных монет за миску. Что же касается названия, мы назовем его Во всех смыслах питательный суп!
  - Не будет ли 10 серебряных монет - слишком дорого?
  - Дорого? С самого начала мы продавали все роскошного качества. Эти аристократы могут позволить себе потратить от нескольких сотен до нескольких тысяч серебряных монет в борделе за одну ночь. Только представь, как они приходят поесть наш суп перед тем, как занырнуть в бордель. Я думаю, он будут более чем готовы заплатить 10 серебряных монет.
  - Ты - несносный мальчишка...
  - Я могу предоставить лишь ограниченное количество супа. А здесь много состоятельных людей. Я гарантирую, что, однажды попробовав суп, они будут приходить за ним каждый день. В конце концов, дома их будут ждать юные и красивые жены, чтобы подарить им счастье.
  - Ау!
  - Ай! Извини, я был неправ! - Юй Хэ внезапно свалила Цин Шуй на диван. Она била Цин Шуй, а Цин Шуй стонал от боли, пока Юй Хэ в панике не упала на Цин Шуй. Более того, она ощутила, как определенная часть его тела стала твердой как сталь.
  - Не вини меня, это все эффект от Во всех смыслах питательного супа! Посмотри, как быстро он действует, - Цин Шуй засмеялся, а Юй Хэ взволнованно вскочила.
  - ...
  В итоге они решили, что постоялый двор Юй Хэ будет подавать по две огромных кастрюли супа в день. После этого Цин Шуй поспешно ушел. Он не мог выносить недовольный взгляд Юй Хэ.
  Перед тем, как он ушел, Юй Хэ дала ему купюру стоимостью в 30 000 серебряных монет. Это была выручка с продажи черной рыбы за месяц, который он отсутствовал.
  Вдобавок к тому, что он получил раньше, в целом у него теперь было 40 000 серебряных монет. Сейчас Цин Шуй чувствовал, что зарабатывать деньги не так уж и сложно. Обычные люди могли бы заработать такую сумму только за всю свою жизнь. Для богатых же 40 000 серебряных монет были просто грошами, которыми можно было оплатить ослепительно красивых девушек на одну ночь.
  Заметив, что солнце стоит еще высоко, Цин Шуй решил навестить Вэньжэнь У-Шуан!
  "Интересно, как она отреагирует, когда поймет, что я достиг Сяньтянь. Она пообещала мне, что, если я смогу достичь Сяньтянь за 10 лет, она согласится быть моей", - Цин Шуй улыбнулся, вспомнив слова У-Шуан.
  В "Соблазнительном запахе ночи" с Цин Шуй обращались как с одним из владельцев. Поэтому он легко поднялся на четвертый этаж и подошел к месту, где две красивые стражницы охраняли вход на верхний этаж "Соблазнительного запаха ночи".
  - Нам следует остановить его? - маленькая женщина справа спросила грудастую стражницу слева.
  - Маленькая госпожа приказала, чтобы он входил и выходил свободно, - не моргая, ответила грудастая стражница.
  - Но маленькая госпожа...
  - Синь Жань, послушай старшую сестру. Я никогда не ошибаюсь! - уверенно заявила грудастая стражница, повернув голову и посмотрев на маленькую стражницу с изящными чертами.
  Обе стражницы отступили, и Цин Шуй понял, что и У-Гоу, и У-Шуан внутри. Он улыбнулся и слегка кивнул стражницам, прежде чем толкнуть дверь и войти.
  Главный чертог был таким же большим, как и прежде. Сейчас стояло лето, и клубы пара поднимались над бассейном. Что же касается двух красавиц, их нигде не было. Остановившись, он поднял голову и прислушался. Цин Шуй решил пройти за искусственную гору. Вдруг он услышал какую-то суматоху.
  Шаги Цин Шуй были бесшумны, так как он хотел устроить сюрприз. Цин Шуй подкрался и возник с другой стороны искусственной горы. После этого ему открылась сцена, которая ошеломила его.
  - Ааа! Ааа! Убирайся!!!
  Цин Шуй мгновенно умчался, прикрывая рукой нос. Он чувствовал, что у него сильное носовое кровотечение. Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан вместе принимали ванну. Перед глазами Цин Шуй застыли их идеальные белоснежные тела. Но это было не самое худшее. Худшим было то, что Вэньжэнь У-Шуан изогнулась, пока Вэньжэнь У-Шуан, стоя перед ней, мыла ей спину. Эта белоснежная, идеальная попка смотрела прямо в сторону Цин Шуй, на таком близком расстоянии! Пруд был буквально сразу за искусственными горами... Самое интимное место У-Шуан было прямо перед его глазами!
  Причиной его носового кровотечения стала именно поза У-Шуан - такая ангельская красавица и в таком положении...
  Сестры Вэньжэнь никак не ожидали, что кто-то появится здесь. В конце концов, снаружи стояла стража, вдобавок, Вэньжэнь У-Шуан была на уровне Сяньтянь. Она должна была чувствовать, если кто-то подкрадывается к ней.
  И вот кому-то это успешно удалось. Более того, кто-то увидел их в таком неловком положении. Сначала Вэньжэнь У-Шуан разозлилась. Но увидев, что это был Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан запаниковала и закричала на него, чтобы тот убирался.
  Перед тем, как выбежать, Цин Шуй успел бросить взгляд на зрелую, полногрудую фигуру Вэньжэнь У-Гоу. Две красивых сестры - у Цин Шуй сегодня был удачный день...
  Цин Шуй уже начал представлять, как он сам стоял бы сзади У-Шуан и мыл ей спину в этой позе. Это ощущение...
  Когда послышался звук их шагов, Цин Шуй сразу же спрятал все свои пошлые мысли под замок и закрыл на ключ. Он смущенно смотрел на двух девушек. Сестры Вэньжэнь уже были полностью одеты, но от них все еще исходил запах, который ни с чем невозможно было спутать.
  - Ты уже получил сполна от моей сестры У-Шуан. Зачем ты вернулся? - Вэньжэнь У-Гоу быстро справилась с собой и кокетливо смеялась, как будто бы между ними и Цин Шуй ничего не произошло.
  Цин Шуй неловко стоял перед ними. Он не знал, известно ли было Вэньжэнь У-Гоу, что на самом деле произошло, когда он обезвреживал яд У-Шуан.
  - Я вернулся сегодня в обед, с вами все в порядке? - несмотря на ее действия, Цин Шуй все равно видел, что лицо У-Гоу слегка красное.
  - Конечно, с нами все в порядке, хе-хе. Кое-кто не уставал упоминать тебя при мне.
  Перед тем, как уйти Вэньжэнь У-Гоу рассмеялась:
  - Мне нужно уйти, оставляю вас вдвоем поболтать. Так или иначе, братишка, спасибо, что вылечил У-Шуан!
  - Не нужно благодарности, я сделал то, что должен был сделать. Я бы счастлив помочь, - Цин Шуй почесал нос и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан.
  После того, как У-Гоу ушла, Вэньжэнь У-Шуан сказала:
  - Спасибо за твои фрукты чистого ветра, - она оправилась от своего смущения и первая начала разговор.
  - Ты хорошо себя чувствуешь? Были какие-нибудь осложнения после лечения?
  Вэньжэнь У-Шуан чувствовала себя очень странно, болтая с Цин Шуй о своем теле. Но все же она кивнула:
  - У меня теперь все хорошо. Я не ожидала, что ты в самом деле окажешься алхимиком. Ты становишься для меня все большей и большей загадкой. Я не могу понять, кто ты.
  - Хе-хе, так или иначе, я не видел тебя целый месяц. Я чувствую, что мои навыки владения мечом стали никуда не годными. Давай, я составлю тебе компанию в тренировке! - предложил Цин Шуй.
  ***
  "Как это возможно?". Меч вылетел из руки У-Шуан после первого же удара Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5705
  Переводчики: kent
  
  Глава 122. Ци из Сяньтянь!
  "Как это возможно?". Меч вылетел из руки У-Шуан после первого же удара Цин Шуй.
  "И еще раз!".
  В этот раз Вэньжэнь У-Шуан успела сделать десять движений, пока его снова не победил Цин Шуй!
  - Ты прорвался и достиг Сяньтянь! - Вэньжэнь У-Шуан застыла. Она смотрела на Цин Шуй.
  - Ммм, не так давно я прорвался, да.
  Вэньжэнь казалось, что все это нереально. Ему понадобилось для этого 17 лет? Но как тогда логически можно это объяснить, ведь ему всего 16? И он уже культиватор Сяньтянь? И ведь он только что с легкостью победил ее, культиватора Сяньтянь, съевшего два фрукта чистого ветра.
  - Поздравляю! Если остальные узнают, что ты теперь - культиватор Сяньтянь, многие из них предпочтут разбить свою голову о стену. Даже я немного завидую тебе! - Вэньжэнь У-Шуан ослепительно улыбнулась после недолгого удивления!
  - Хе-хе, ты обещала, что дашь мне 10 лет, и, если за это время я прорвусь в Сяньтянь, ты ответишь на мои ухаживания. Хе-хе! - Цин Шуй принял выражение голодного волка.
  Вэньжэнь У-Шуан замерла, затем сказала, насмехаясь над собой:
  - Верно. Смешно даже подумать об этом. Когда я говорила, что подожду десять лет, уже тогда я подумала, что ты сможешь достичь Сяньтянь намного раньше. Но кто бы мог подумать, что тебе понадобится всего полгода. Полгода! Мне называть тебя гением или дьяволом?
  Вэньжэнь У-Шуан странно улыбнулась и посмотрела на Цин Шуй.
  - Лучше называй меня мужем! - серьезно сказал Цин Шуй и почесал нос.
  - Негодяй. Я обещала только, что позволю тебе ухаживать за мной, если ты прорвешься и достигнешь Сяньтянь, а также если победишь меня в схватке. Я могу дать тебе право ухаживать за мной, но соглашусь я на твое предложение или нет - это уже другой вопрос, - Вэньжэнь У-Шуан была поражена. Она опустила голову, в ее голосе была и радость, и обвинение.
  Цин Шуй улыбнулся, но не стал продолжать. Он внезапно вспомнил, что его Ци из Сяньтянь не была обычного молочно-белого цвета. Наступил отличный шанс спросить ее об этом.
  Цин Шуй быстро выпустил свою Ци и покрыл поверхность ладоней дюймовым слоем землисто-желтого цвета.
  - У-Шуан, почему моя Ци не такого цвета, как у остальных?
  Вэньжэнь У-Шуан посмотрела на толстую, глубокую землисто-желтого цвета Ци и не сдвинулась с места. Она собралась с мыслями и сказала:
  - Подумать только, это же Ци земной стихии Сяньтянь!
  - Ци земной стихии Сяньтянь? Ты имеешь ввиду, что даже Ци у культиваторов Сяньтянь может расщепляться на пять элементов? - Цин Шуй знал о пяти элементах: металл, дерево, вода, огонь и земля.
  Вэньжэнь У-Шуан странно посмотрела на Цин Шуй, затем улыбнулась и сказала:
  - Ты действительно очень удачливый негодник. У большинства людей Ци из Сяньтянь не ассоциируется с пятью элементами. Возьмем, к примеру, меня. Мою Ци нельзя классифицировать по пяти элементам. Только боевые техники Легендарного уровня или выше можно классифицировать по свойствам пяти элементов.
  Цин Шуй был поражен, услышав о Легендарном. Боевые техники подразделялись на четыре уровня: Хоутянь, Сяньтянь, Легендарный и Божественный. Каждый уровень, в свою очередь, подразделялся еще на четыре ступени: Королевская, Мистическая, Земная и Небесная. Цин Шуй не удивился бы, если бы Древняя техника усиления оказалась бы техникой Легендарного уровня. Раньше он мог лишь догадываться. Теперь он получил подтверждение. Он был счастлив, но и шокирован. Также он был горд - в целом он чувствовал себя очень приятно.
  Он не был уверен, к какому уровню отнести Древнюю технику усиления. Но, даже если бы она была техникой с уровня Хоутянь Королевской ступени, он бы все равно упорствовал в тренировках. А теперь подтвердилось, что она как минимум с Легендарного уровня. Разница между техниками различных уровней была огромна. Техника с уровня Сяньтянь Мистической ступени никогда бы не сравнилась с техникой с уровня Сяньтянь Земной ступени. Конечно же, были случаи, когда гении или монстры делали из "говна" "конфетку".
  - Какие свойства Ци земляной стихии Сяньтянь? - он не совсем понимал. Цин Шуй посмотрел на улыбающуюся Вэньжэнь У-Шуан.
  - У каждого элемента Ци из Сяньтянь - свои свойства. Свойство металла - это острота, огня - атака, воды - текучесть, дерева - восстановление, а земли - крепость и защита! - медленно объяснила Вэньжэнь У-Шуан и подняла свой деревянный меч.
  - Я знаю некоторые основные свойства пяти элементов. Но что насчет особенных свойств? - Цин Шуй жаждал узнать, какие особенные свойства он сможет использовать в бою.
  Слыша, как настойчив Цин Шуй, она искоса бросила на него долгий взгляд. Цин Шуй также понял, что поспешил, и неловко улыбнулся.
  - Это все потому, что я слишком тороплюсь. О, дорогая, уважаемая старшая сестра, прости меня и поделись частью своих знаний со мной.
  - Твоя Ци земной стихии Сяньтянь увеличивает твою физическую защиту в два раза. Также она может уменьшать в два раза Ци из Сяньтянь, возвращая половину противнику. Это означает, что когда твоя Ци столкнется с Ци кого-то другого на таком же уровне, как ты, воздействие Ци всех остальных уменьшится наполовину, в то время как твоей - наполовину увеличится. Теперь ты понял? Я уверена, что ты счастлив услышать это, - кокетливо сказала Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй был очень счастлив, настолько, что не мог поверить. "Ох**ть. Может ли быть что-то еще более ох**нным, чем это? Ммм, верно, есть еще другие четыре элемента. Надо бы послушать и узнать больше", - размышлял сам с собой Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан изумленно смотрела на Цин Шуй и продолжила, когда он поднял голову.
  - Я знаю, о чем ты хочешь спросить. Я кое-что знаю и могу поделиться с тобой этим, чтобы убить скуку. Ци металлического элемента Сяньтянь увеличивает остроту в один раз и способна проломить защиту, которая сильнее в один раз. Она также увеличивает остроту металлических предметов! Ци огненной стихии Сяньтянь увеличивает разрушительную силу и повышает уровень огня в один раз. Среди пяти элементов огонь может наносить самый большой ущерб. Атаки при помощи Ци водной стихии Сяньтянь будут на 30% устойчивее, также она уменьшает расход Ци наполовину. Этот элемент - самый выносливый! - на одном дыхании выпалила Вэньжэнь У-Шуан.
  - А что насчет Ци древесного элемента Сяньтянь? - увидев, что Вэньжэнь У-Шуан остановилась, Цин Шуй снова начал напирать и задавать вопросы.
  - Ци древесного элемента Сяньтянь увеличивает защиту на 30% и в три раза увеличивает способности к восстановлению! Ци из Сяньтянь также способна помогать в исцелении ран, и это - самое важное условие, которое помогает стать лучшим алхимиком! Конечно же, это всего лишь рекомендации. Немногие способны овладеть техниками Легендарного уровня и выше. Лично я наткнулась на эту информации в каких-то древних записях!
  - А разве пять элементов не противоречат друг другу? Почему ты не сказала, что они противоречат? - Цин Шуй был озадачен.
  Вэньжэнь У-Шуан мягко улыбнулась. Ее улыбка успокаивала.
  - Противоречия между пятью элементами - это лишь идея, но не абсолютная. Например, огонь и вода: вода может затушить огонь, но и испариться от нагрева. Перед лицом абсолютной силы не существует идеи слабости или противоречий!
  Далее Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан попробовали, на что способна Ци земной стихии Сяньтянь у Цин Шуй. Все было так, как сказала Вэньжэнь У-Шуан - она могла уменьшать силу удара противника наполовину. Первоначально, когда Ци двух культиваторов Сяньтянь, развивающих обычные техники, не могут столкнуться. Но при встрече с Ци из Сяньтянь различных элементов, они не просто сталкивались, но и наносили противнику большой урон.
  Что же касается физической защиты - она увеличилась в два раза, и Цин Шуй абсолютно не обращал на нее внимания. После прорыва на четвертый небесный уровень, его физическая защита увеличилась в 10 раз. Техника, которой владела Вэньжэнь У-Шуан, возможно, была более низкого уровня. Цин Шуй не хотел дальше думать об этом. Чем больше он об этом думал, тем больше становилось его волнение.
  Через время к ним вернулась Вэньжэнь У-Гоу. Это было хорошо, так как Цин Шуй хотел разузнать цены на имущество в Городе Сотни Миль. Род Цин хотел устроить новую комнату для молодоженов в медицинской лавке рода Цин. Но у Цин Шуй теперь были деньги, и он решил сделать свадьбу более грандиозной.
  "Дедушка даже не отправил немного денег. Может быть, он знает, что у меня есть деньги!" - у Цин Шуй потеплело на сердце. Ему нравилось это ощущение.
  - Тетя У-Гоу, приблизительно сколько будет стоить купить небольшой дом около медицинской лавки рода Цин? - "вежливо" спросил Цин Шуй, глядя на Вэньжэнь У-Гоу.
  - Пфф! - Вэньжэнь У-Шуан разразилась смехом - редкое зрелище. Цин Шуй был почти ослеплен ее белыми сияющими зубами. Ее яркие глаза и белые зубы - божественная красавица!
  - Этот... парень, похоже, старается вывести меня из себя, - смеясь, сказала Вэньжэнь У-Гоу.
  - Просто шутка. Более того, вы такие юные и красивые, почему вы боитесь этого? Я уверен, что вы не настолько невоспитанны. Вы такие уверенные, зрелые и все знающие красавицы! - Цин Шуй изумленно смотрел на Вэньжэнь У-Гоу, зрелую, как персик - казалось, легкий толчок, и из него потечет сок.
  - Хорошо, я знала, что ты скажешь что-нибудь в этом духе. Для чего тебе нужен дом? Чтобы скрыть там какую-нибудь красотку? Кого ты планируешь там спрятать? - Вэньжэнь задала еще три вопроса.
  Цин Шуй горько засмеялся.
  - Один из моих братьев женится в следующем месяце. Не знаю, почему, но старик поручил мне все устроить.
  Они были поражены, но уже через мгновение Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан разразились смехом.
  - Твой дедушка также пытается научить тебя нести ответственность. И все же интересно, что именно тебе поручили это задание. Ведь у тебя нет никакого личного опыта!
  Вэньжэнь У-Гоу рассмеялась, сказав это!
  Цин Шуй почесал нос.
  - Значит, вы обе понадобитесь мне, чтобы просветить меня, а затем придете на мероприятие. Так сколько будет стоить покупка небольшого дома около медицинской лавки рода Цин?
  - Около 350 000. Так вышло, что у меня есть один, причем в неплохом районе. Что, если сестры подарят его тебе? - Вэньжэнь У-Гоу очаровательно улыбнулась.
  - Хоть вы и очень богаты, но почему вы дарите его мне? Вы что, держите меня за альфонса? - Цин Шуй в шоке уставился на Вэньжэнь У-Гоу, на его лице было написано: "лучше не совершай глупостей".
  - Воспринимай это как знак благодарности за то, что ты обезвредил яд У-Шуан. Что ты об этом думаешь? - Вэньжэнь У-Гоу мягко улыбалась и не моргая смотрела на Цин Шуй. Она говорила очень искренне.
  Цин Шуй не смог удержаться от шутки:
  - Я добровольно помогал обезвреживать яд У-Шуан. Вы, должно быть, знаете, что некоторые люди готовы помогать другим, не прося ничего взамен. Это приносит радость - просто помогать, без всякого вознаграждения.
  Милые глаза Вэньжэнь У-Шуан смотрели на Цин Шуй. Их смеющийся взгляд опьянял.
  - Конечно, я знаю. Потому что я сама такая, - с улыбкой ответила Вэньжэнь У-Гоу.
  Услышав это, Цин Шуй почувствовал себя странно. Он не мог понять смысл, скрытый за этими словами Вэньжэнь У-Гоу. Он хотел понять, что тем парнем, которому сейчас помогала Вэньжэнь У-Гоу, был он сам. Но как это возможно?
  - Если ты не согласен на это, тогда как насчет того, что мы все же делаем это - ты принимаешь от нас дом, и, если ты когда-нибудь вспомнишь обо мне, сделай мне какой-нибудь стоящий подарок. Например, мне могут понадобиться лекарства, помогающие сохранить молодость. Или Золотая гранула Сяньтянь, - Вэньжэнь У-Гоу сказала это так заурядно, будто просто шутила.
  Цин Шуй немного подумал и кивнул.
  - В будущем я принесу тебе Золотую гранулу Сяньтянь, - Цин Шуй радостно улыбнулся. Пока его денег было достаточно, чтобы купить дом, но было еще много всего, что ему было необходимо приобрести.
  - Позволь У-Шуан сопроводить тебя и показать тебе дом и убедиться, что он тебя устраивает! - Вэньжэнь У-Гоу передала Цин Шуй большую связку ключей.
  - Цин Шуй, приготовь мне твою фирменную черную рыбу и черепах. Я страстно желаю их, но тебя не было, а я была слишком смущена, чтобы искать тебя! - Вэньжэнь У-Шуан высунула язык и бессознательно облизала губы.
  Цин Шуй тяжело смотрел на Вэньжэнь У-Шуан. Он не ожидал, что такая изящная госпожа будет вести себя так сексуально на глазах у других.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5706
  Переводчики: kent
  
  Глава 123. Вэньжэнь У-Шуан
  - Я забыл. Я думал, что ты человек, которому не требуется еда смертных. А ты не хочешь создать пруд для разведения рыб? Я продам тебе несколько. Когда бы твои ребята не захотели бы поесть, они всегда будут им доступны. Это очень удобно, - Цин Шуй смущенно смотрел на Вэньжэнь У-Шуан.
  - Ты становишься все противнее. Ммм, и лучше уговариваешь людей! - Вэньжэнь У-Шуан казалась в хорошем настроении, и она начала говорить всякую чушь Цин Шуй.
  - Вот этот дом, напротив, - они немного прогулялись, и Вэньжэнь У-Шуан посмотрела вдаль.
  Цин Шуй последовал за взглядом Вэньжэнь У-Шуан. Это был трехэтажный, высокий, серебристый павильон. Он казался очень изящным по сравнению с окружавшими его зданиями!
  - Ладно, я не пойду с тобой внутрь. Тебе нужно пойти самому и взглянуть! - Вэньжэнь У-Шуан улыбнулась и остановилась, когда они подошли ко входу.
  - Почему? Ты боишься, что у меня злые намерения? - изумленный взгляд Цин Шуй остановился на попке Вэньжэнь У-Шуан. Он вспомнил чарующий вид в бассейне "Соблазнительного запаха ночи": притягательная сцена красивой белоснежной нагнувшейся попки.
  - Негодник, как ты смотришь! - сказала Вэньжэнь У-Шуан раздраженно, ее щеки запылали.
  - Тебе следует просто сопровождать человека, который так много сделал для тебя впервые, - Цин Шуй поймал кураж. Он взял ее за ее мягкие руки и повел внутрь.
  Цин Шуй ощущал только мягкость ее маленькой руки. Она была нежной и изящной, а также приятно прохладной посреди знойного лета. Очень приятное ощущение.
  - Ммм, почему ты такой противный...Что ты имеешь ввиду под "так много сделал для тебя впервые"? - лицо Вэньжэнь У-Шуан, на котором не было ни капли косметики, вспыхнуло.
  - Я - первый мужчина, который обнял тебя, помог тебе раздеться, ммм, и я должен стать первым, кто дотронется до той твоей части тела...
  - Прекрати! - Вэньжэнь У-Шуан развернулась и воспользовалась другой рукой, чтобы закрыть рот Цин Шуй. Ее красивые глаза увлажнились, ему стало жаль ее.
  - Прости, я просто хотел порадовать тебя. Мне нравится, как ты выглядишь, когда мягко улыбаешься, когда скромно улыбаешься, и даже твой милый вид, когда ты смущена. Хоть я и развратный, но никогда не нанесу тебе вреда, - Цин Шуй медленно убрал ее руку, которая закрывала ему рот, одновременно ведя ее дальше за другую руку.
  Вэньжэнь У-Шуан серьезно посмотрела на Цин Шуй.
  - Ты еще молод. Ты можешь быть загипнотизирован мной, или я могу даже нравиться тебе, и ты можешь хорошо со мной обращаться. Однако, я чувствую, что ты думаешь не только обо мне. Кажется, что в твоем сердце есть место для другой женщины, о которой ты думаешь больше.
  В это мгновение Цин Шуй был поражен. Женская интуиция такая сильная. В его сердце был Ши Цин Чжуан, которую он не мог отпустить, и даже думал, что будет только с Ши Цин Чжуан, пока у него не начало все складываться с Вэньжэнь У-Шуан.
  - Хорошо, ты не должен винить себя. Я очень рада, и я чувствую твои намерения. Ты не такой, как остальные парни, которые хотят лишь обладать. Цин Шуй, пускай все идет своим чередом. Сейчас тебе нужно сконцентрироваться на других вещах и не слишком часто искать женского общества. Иначе твои тренировки сильно пострадают, - Вэньжэнь У-Шуан вернула себе свой обычный изящный и зрелый вид и улыбалась, показывая свою уверенность.
  - Спасибо, но я думаю, что сейчас мне уже тяжело искать женского общества, - Цин Шуй мягко улыбнулся Вэньжэнь У-Шуан.
  - Ты не преданный человек. Не думай, что я не знаю, что у тебя есть какие-то отношения с кем-то из рода Ши, так же, как и с кем-то с постоялого двора Юй Хэ. Они - высокородные госпожи Города Сотни Миль, и обе - бесподобные красавицы. Но вот чего я не пойму, так это того, что твои цели всегда старше тебя, и они как минимум уже помолвлены! - Вэньжэнь У-Шуан серьезно посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй ошеломленно уставился на Вэньжэнь У-Шуан, ему стало душно. Подумать только, его считали человеком с особыми предпочтениями. Он вспомнил о воюющих государствах из его прежней жизни. Многие из них начались из-за чужих жен. Из 12 жен, 10 были украдены у других. А теперь он сам стал человеком, который не только уводит девушек у других мужчин, но и демонстрирует интерес к женщинам, которые уже заняты.
  - Тебе нравится уводить чужих женщин, а также тебе нравятся зрелые женщины, у которых уже были мужчины, особенно вдовы? - до того, как Цин Шуй смог что-то ответить, слова Вэньжэнь У-Шуан лишили его дара речи.
  - Где ты об этом услышала? - в недоумении спросил Цин Шуй.
  - Сестра говорит, что из 10-ти мужчин по меньшей мере 6-ти нравятся зрелые женщины, и по меньшей мере 8-ми - милые вдовы. Я подвожу итог о том, что ты прекрасно подходишь этому списку, - сказав это, Вэньжэнь У-Шуан моргнула своими милыми глазами.
  - Чего? Твоя сестра ввела тебя в заблуждение. А твоя сестра не говорила тебе, что мужчины больше любят женщин, более развратных в постели, особенно тех, которые очень активны? - бессильно сказал Цин Шуй.
  - Я запрещаю тебе говорить такие пошлые вещи! - раздраженно ответила Вэньжэнь У-Шуан.
  - Ладно-ладно, только тебе можно говорить, а мне - нельзя. Давай сначала пойдем и посмотрим дом! - Цин Шуй потянул за собой Вэньжэнь У-Шуан и прошел через широкую дверь из красного дерева.
  Этот дом считался маленьким, но, учитывая, что он располагался в процветающей части Города Сотни Миль, он был хорошей находкой. Дворик был просторным, с небольшой цветочной клумбой и даже маленьким прудиком для редких рыб. Дом был построен недавно, поэтому внутри ничего не было. Он, должно быть, будет неплохо выглядеть, если сюда поставить кое-какую мебель и кровать. Дом был полностью закончен, в него можно было сразу поселиться.
  - Ты доволен? - Вэньжэнь У-Шуан позволила Цин Шуй держать ее за руки, и увидев, как серьезно осматривается Цин Шуй, не удержалась от вопроса.
  - Доволен, очень доволен! Будет неплохо, если все так продолжится!
  Не услышав в словах Цин Шуй никакого смысла, Вэньжэнь У-Шуан озадаченно посмотрела на него. "Что будет неплохо, если так продолжится?".
  - Я действительно думаю, что будет неплохо вот так держать тебя за руки до самой смерти! - мягким голосом сказал Цин Шуй и сильнее сжал руку Вэньжэнь У-Шуан.
  Сердце Вэньжэнь У-Шуан затрепетало, как будто его слегка подтолкнули слова Цин Шуй. Она посмотрела на его изящное лицо, которое могло заставить забыть о его возрасте. Его милые глаза обладали каким-то мужским агрессивным очарованием и способны были разглядеть многие скрытые от глаз вещи.
  После ночной тренировки Цин Шуй чувствовал, что немного продвинулся. Теперь Цин Шуй ощущал, что все встает на свои места, и его жизнь становилась мирной и стабильной.
  Сегодняшнее утро было редкостью, когда в медицинской лавке рода Цин в Городе Сотни Миль собрались все члены семьи. Даже Цин Цзы примчался назад в Город Сотни Миль. Еще несколько дней назад он был в деревне рода Цин и обсуждал с родом Фэн свадьбу, которая должна была состояться в Городе Сотни Миль.
  Хорошо поев, Цин Шуй позвал Цин Ю, Цин Ху, Цин Бэй и маленького толстяка.
  - Брат Шуй, ты хочешь нам что-то поручить? - улыбаясь, спросила Цин Бэй.
  В конце концов, все в роде Цин, кто не знал, чем заняться и не был слишком занят, должны были помогать в приготовлениях к свадьбе Цин Цзы. Это была свадьба старшего внука рода Цин, она должна была стать грандиозным событием.
  - Я получил дом, вот ключи. Вам, ребята, нужно доставить туда мебель! - Цин Шуй улыбнулся и передал деньги и ключи Цин Бэй, а затем сказал им адрес.
  - О, дом готов! - Цин Бэй радостно взяла вещи.
  - Цин Бэй, спроси брата Цзы, какую мебель любит наша будущая невестка, перед тем, как что-либо покупать! - Цин Шуй дал указание Цин Бэй. Остальные были неотесанными простофилями, поэтому им лучше было сопровождать ее в качестве телохранителей.
  Цин Шуй вспомнил, что скоро им нужно будет заняться подготовкой приглашений на свадьбу. Кого им следует пригласить?
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5707
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 124. Арена на свадебном банкете (1)
  Кого пригласить?
  Цин Шуй шел и продолжал размышлять: "Дедушка поручил это мне. Сколько людей я знаю? Забудь, это все-таки торжество, тем веселей".
  В его прежней жизни у Цин Шуй не было никаких увлечений, кроме каллиграфии. Ведь он не был больно взрослым, а увлекался таким занятием, которое, казалось, не подходило его возрасту. Подумать только, что сегодня он сможет применить свои навыки на практике.
  "В первую очередь спрошу у мамы, что мне следует сделать для людей, с которыми они в близких отношениях. И не хочет ли он сам отправить свадебные приглашения", - Цин Шуй хотел вернуться в свою комнату, но решил вместо этого направиться в гостиную.
  Цин Шуй увидел свою мать и третью тетю в гостиной и поднял тему свадебных приглашений.
  - Ох, это... мы пригласим тех гостей, которых мы, соответственно, хотим пригласить! - засмеялась Цин И.
  Цин Шуй помрачнел, но все же это было неплохо. Когда Цин Шуй уже собрался уходить, Цин И окликнула его. Цин Шуй озадаченно посмотрел на Цин И.
  - Цин Шуй, ты же знаешь, что в Городе Сотни Миль есть определенные правила? Например, даже есть некоторый регламент по заключению брака! - немного пессимистично сказала Цин И.
  - Регламент? Здесь есть регламент даже для свадьбы? - Цин Шуй удивленно посмотрел на мать.
  - В Городе Сотни Миль всегда существовал обычай - во время свадьбы устраивать арену. В день свадьбы семья жениха должна устроить арену и принять вызов от любого, кто ступит на нее. Любой из семьи жениха может выступить в защиту, но, если все они проигрывают, они покрываются позором, - Цин И с беспокойством смотрела на Цин Шуй.
  - Хм? Есть такое правило? - Цин Шуй был удивлен. Свадьба была радостным событием, но они должны были устроить что-то вроде сражения. Это точно был мир, в котором почиталась сила.
  - Именно так. Изначально это был всего лишь способ взаимодействия молодежи. Но теперь род Цин привлек на себя слишком много внимания. Я боюсь, что найдутся люди, которые не захотят остаться в тени, и арена для них станет лазейкой, которой они воспользуются. Арена устраивается на свадьбах семей, члены которых практикуют боевые искусства, и любой может принять участие в схватке. Таковы правила. Конечно, все может обойтись благополучно, но бывали случаи серьезных ранений и даже смертельного исхода. Обе стороны не могут друг друга обвинить или начать мстить!
  Услышав это, Цин Шуй застыл, но скоро улыбка появилась на его лице.
  - Мама, не беспокойся и просто доверяй своему сыну!
  "Дедушка поручил это дело мне, значит, он доверяет мне. Я точно все сделаю как надо. Слава богам, я прорвался на четвертый небесный уровень. Если бы этого не произошло, вот тогда мне было бы не по себе!" - размышлял Цин Шуй, готовясь писать свадебные приглашения.
  Свадебные приглашения были способом выказать уважение к тем, кто должен был прибыть с поздравлениями. Это было торжественным и серьезным делом. Не важно, насколько близкими были отношения - нужно было отправить свадебное приглашение каждому. Чем выше статус человека, тем больше важность свадебного приглашения.
  "Ммм, я действительно знаю не так-то много людей. Старый господин Юй и Юй Хэ, сестры Вэньжэнь. Что же касается рода Ситу, рода Ши и родя Сян и прочих людей из рода Юй - предоставлю их дяде и остальным!" - поразмыслил Цин Шуй и взял кисть.
  "Стоит ли отправить приглашение также в кузнечную лавку Огненного облака, Хоюнь Лю-Ли?" - Цин Шуй подумал о загадочной госпоже, которая дала ему железный котел золотого огнива.
  "Придет она или нет, а я все же отправлю ей приглашение. В конце концов, она оказала мне огромную помощь. Вдобавок, эта госпожа очень таинственная и загадочная, я не могу перестать думать о ней".
  ***
  В великом дворце Небесного Речного Города!
  - Ты позволишь нашему сыну умереть вот так? Как властитель Небесного Речного Города, ты не способен защитить даже собственное дитя. А теперь это чудовище, убившее нашего сына, все еще на свободе. Ты не чувствуешь, что уже потерял свои отцовские права? - хмурилась и кричала очаровательная женщина на Гунъян Сюаньтун.
  Гунъян Сюаньтун был печален. Даже если он вкладывал все усилия, что скрыть новости от своей жены, она все равно умудрялась узнать о них.
  С Тань Юэжу приходилось непросто. Она была родом из влиятельного рода Тань в Небесном Речном Городе. Она слишком сильно опекала своего сына. Из-за материнской опеки Гунъян Юй жил легкой жизнью при поддержке рода Гунъян и рода Тань и не подчинялся никаким правилам вот уже последние 25 лет. Он смог выжить во все эти годы, пока те, кто проклинал его, упрекал в чем-то, жаждал убить его - все погибли у него на глазах. Ужасно, что он пал в маленьком Городе Сотни Миль, пал навсегда.
  - Юэжу, я чувствую себя еще хуже, потеряв своего сына. Однако на их стороне был кто-то из Секты небесного меча. Более того, наш сын был убит, когда сам пытался убить кого-то. Если мы ввязались в это дело, род Гунъян и род Тань испытали бы на себе жуткий гнев Секты небесного меча, - меньше, чем за месяц, волосы и виски Гунъян Сюаньтун поседели.
  - Секта небесного меча, хм. Ты и правда думаешь, что Секта небесного меча разгневалась бы на род Гунъян и род Тань из-за смерти какого-то незначительного человека? - Тань Юэжу холодно посмотрела на Гунъян Сюаньтун.
  Гунъян Сюаньтун безумно любил свою красивую жену, которая была намного моложе него. Она была не только красивой, но и очень умной. Многие проблемы легко разрешались благодаря всего двум-трем ее словам.
  - Пришла новость о том, что старший внук рода Цин женится 8-го числа следующего месяца. Я хочу, чтобы в этот день он умер. Что же о Юй Дун Хао, я хочу, чтобы его страдания были хуже смерти. Я хочу, чтобы он увидел, как его роковая внучка умирает прямо у него на глазах.
  ***
  - Брат Шуй, брат и толстяк сражаются с Ситу Бу Фань! - Цин Шуй только что покончил со свадебными приглашениями, когда увидел вбегающую в панике Цин Бэй.
  - Сражаются? Кто из них это начал? - Цин Шуй чувствовал, что овчинка выделки не стоит. Они двое не смогут победить Ситу Бу Фань, но и не особо пострадают от него. Для юношей было неплохо иногда подраться.
  - Не знаю, но у них всех полно синяков, - Цин Бэй успокоилась, когда увидела, что Цин Шуй не собирается паниковать.
  - Как идут покупки? - обыденно спросил Цин Шуй.
  - Мы все закончили этим утром. Золовка Яньфэй тоже в Городе Сотни Миль, поэтому мы ходили все вместе. Золовка очень милая. Брат Шуй, твоя будущая жена тоже должна быть очень милой, правда? - ухмыльнулась Цин Бэй.
  - Ты уже зовешь ее золовкой Яньфэй. Кажется, вы сдружились, - улыбнулся Цин Шуй. Он сразу же выкинул из головы все, что сказала девочка. Если бы он начал расспрашивать, то это бы никогда не закончилось. Он припомнил внешность женщины, на которой женился Цин Цзы, милое лицо и горячая фигурка. Он подумал, что брата Цзы ждут отличные ночи. Ему нужно будет спросить брата Цзы, каково это...
  - Ладно, если им хочется драться, пускай дерутся. Все будет хорошо. Возьми эти свадебные приглашения вместе с приглашениями в гостиной и разыщи Цин Ян, Цин Шань и Цин Ши. Разнесите их. О, точно - где брат Цзы? - Цин Шуй передал несколько написанных им свадебных приглашений Цин Бэй.
  - Брат Цзы проводит все свое время с невестой эти последние несколько дней, они наслаждаются обществом друг друга. Он больше нечего делать, как ждать, когда она выйдет за него, - засмеялась Цин Бэй и ушла, взяв приглашения.
  Цин Шуй знал, что, когда дойдет до свадьбы, окажется, что многие дела лучше было поручить старшим. Конечно, если бы он объявил, что обладает способностями культиватора Сяньтянь, его статус стал бы еще выше.
  Днем Цин Шуй был очень занят, но все же находил достаточно времени для культивации, особенно практики в алхимии. Рецепт гранулы Пяти драконов скоро должен был открыться. Пару раз Цин Шуй даже удалось передохнуть. В его планах было сначала открыть все рецепты, а уже потом искать травы.
  Ему необходимо было найти и купить ингредиенты, необходимые для развития кулинарных навыков, и травы для лекарственных блюд. Ему также нужно было найти семена или способ перенести их в Королевство вечного фиолетового нефрита, чтобы избавить себя от проблем в будущем!
  Время пробежало очень быстро. Цин Шуй вдруг обнаружил, что до свадьбы Цин Цзы осталось всего три дня!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5803
  Переводчики: kent
  Глава 125. Арена на свадебном банкете (2)
  Время пробежало очень быстро. Цин Шуй вдруг обнаружил, что до свадьбы Цин Цзы осталось всего три дня!
  Декор брачной комнаты был уже почти завершен. В Городе Сотни Миль торговлей занимался также род Фэн. Когда он впервые услышал о медицинской лавке рода Цин и торговом магазине рода Фэн, он представил, каким огромным они станут альянсом. Только когда он прибыл в Город Сотни Миль, он понял, что торговые магазины и медицинские лавки лишь немного превосходят размерами обычные лавки.
  В этот день в Город Сотни Миль прибыли Цин Ло, Цин Цзян и Цин Хэ. В конце концов, для них это было большим событием. Цин Хэ сначала не хотел было ехать, но Цин Ло уговорил его. Путь занял у них несколько дней.
  - Дедушка, ты в самом деле умеешь расслабляться и наслаждаться жизнью. Всего одно твое слово, и всю работу сбросили на меня. Если бы ты захотел, ты бы мог поручить это дело дяде и остальным, - улыбнулся Цин Шуй, когда увидел Цин Ло.
  Цин Цзян и Цин Хэ также улыбнулись, когда увидели Цин Шуй. Их доброжелательные улыбки порадовали Цин Шуй - это того стоило, даже несмотря на усталость!
  - Ха-ха, старик еще кое-что понимает в людях. У тебя будет блестящее будущее, лучшее из всего рода Цин. Цин Шуй, хоть ты и дитя моей дочери, я вижу тебя не хуже, чем детей моих сыновей, - Цин Ло протянул руку и дружески похлопал Цин Шуй по голове.
  - Дедушка, что бы ни случилось, я всегда буду оставаться частью рода Цин! - открыто сказал Цин Шуй, улыбнувшись. Его улыбка была очень честной, тем, кто видел ее, становилось легко.
  - В этот раз я собираюсь наесться черной рыбой. Твой третий дядя как-то принес ее мне. Попробовав ее, вся остальная рыба и мясо, которые нам обычно нравились, становятся безвкусными, - улыбка не исчезала с лица Цин Ло с тех пор, как он встретил Цин Шуй.
  - Ха-ха, дедушка может есть все, что захочет. А черепахи даже вкуснее, чем черная рыба. Они все выведены в пруду неподалеку. Позже мы приготовим тебе шикарный обед, чтобы ты насладился отличной едой, - Цин Шуй с компанией болтали, идя к воде, а затем вернулись в гостиную, взглянув на пруд.
  В гостиной собрался весь род Цин. Едва ли их было достаточно, и их возможности не были поразительными. Среди них не было культиваторов Сяньтянь. Конечно же, Цин Шуй был исключением.
  - В тот день Цин Хэ, Цин Шуй и Цин Ю отправятся в торговый магазин рода Фэн за невестой; Цин Цзян, Цин Ху и Цин Хай останутся дома развлекать гостей. После того, как все вернутся, Цин Хэ займется ареной. Ммм, Цин Шуй, и ты тоже, - Цин Ло пригладил брови.
  Цин Ло продолжал давать указания, касавшиеся разных мелочей и традиций, которые были очень важными. Только теперь Цин Шуй понял, насколько проблемная штука - свадьба.
  - Вам, ребята, нужно обсудить, что использовать в качестве свадебной колесницы. А я пойду встречусь с парочкой старых друзей, - Цин Ло закончил свою речь и вышел. Остальные провожали его взглядом до двери.
  В итоге после обсуждения было решено, что они воспользуются обычной конной колесницей, но украсят ее так щедро и роскошно, как только возможно!
  Свадебный банкет должен был состояться в медицинской лавке рода Цин. В конце концов, пространства там было достаточно. Арена была также построена на территории медицинской лавки рода Цин. Было принято, чтобы арена располагалась недалеко от банкета.
  Два дня спустя они утвердили дорогу. Дорога совершала круг, не пересекала дважды одного и того же места и не разворачивала в обратную сторону. Это символизировало жизнь новобрачных, которая двигалась только вперед.
  В медицинской лавке рода Цин - Цин Шуй, Цин Цзы, Цин Ян, Цин Шань... почти все представители трех поколений рода Цин были сегодня здесь и готовы веселиться. Большое событие было назначено на следующий день, но они решили устроить небольшую вечеринку!
  - Брат Цзы, ты счастлив? - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Я счастлив. Совсем скоро у твоего брата будет кому согревать его постель, - крепкая фигура Цин Цзы в сочетании с его открытым смехом заставили бы кого угодно рассмеяться.
  - О Боже, благослови меня и пошли мне красавицу. Я тоже хочу жениться, - наигранно возопил Цин Шань.
  Услышав мольбу Цин Шань, все залились смехом.
  Цин Шуй посмотрел на Цин Шань, улыбнулся и сказал:
  - На самом деле, если ты не будешь все время думать о том, где бы отыскать красотку, ты поймешь, что тебя окружает такое количество красавиц, что ты даже не будешь знать, кого выбрать.
  - Ты думаешь, что все такие, как ты? Невольно окружены красотками не знают, какую выбрать? У тебя уже есть сказочно красивая женщина. Ммм, и похоже, еще одна где-то в тени, и еще красотка, скрытая в доме. Ты тот тип мужчины, который не поймет страданий умирающего от голода, - горестно сказал Цин Шань.
  - Кхе-кхе! - Цин Шуй хотел начать оправдываться, но в итоге закашлялся, от чего все разразились смехом.
  - Брат Цин Шуй, я слышал от Цин Шань, что твоя принцесса - культиватор Сяньтянь. Как насчет поделиться с нами несколькими секретами о том, как подцепить красоток Сяньтянь? Я бы тоже не отказался от трех красавиц уровня Сяньтянь, цыц-цыц, кто бы не отказался? Ночью я бы тонул в экстазе, а днем они были бы моими телохранителями. Моя жизнь стала бы свободной и легкой!
  Слова Цин Ю лишили Цин Шуй дара речи. Этот парень был слишком взрослым, чтобы иметь такой большой аппетит. Он не смог не спросить:
  - Цин Ю, почему только три женщины? Почему не одна, не две или не больше?
  - Соль женщин - в их качестве, а не количестве! Например, брат Цин Шуй, с тебя достаточно красавицы-принцессы!
  - В таком случае, почему тебе нужны три? - озадаченно спросил Цин Шуй. Другие также недоумевали. В конце концов, его слова друг другу противоречили.
  - Изначально я тоже думал только об одной, но, поразмыслив, я понял, что сложно сражаться за женщин высшего класса. Чем сильнее женщина, тем выше ее ожидания. Поэтому я выберу количество, а не качество. Но если их будет слишком много, я умру от изнеможения, поэтому я размышлял об этом три дня и решил, что женюсь на трех! - серьезно сказал Цин Ю.
  Цин Шуй был поражен. Он не ожидал, что у Цин Ю с таким крепким телосложением, который всегда был таким наивным и простым, есть такая юмористическая и развратная часть души. Атмосфера оживилась.
  Незаметно для себя Цин Шуй пил, пока ему не пришло время входить в Королевство вечного фиолетового нефрита. Остальные тоже наелись до отвала, выпили по последнему бокалу вина и разошлись по своим комнатам.
  На следующий день весь род Цин проснулся очень рано. Колесницы были готовы, так же, как и хлопушки с фейерверками, свитками и прочим.
  Цин Хэ вел Цин Цзы, Цин Шуй и те, кому это было поручено, вместе с щедро украшенными колесницами образовывали их хвост, как у дракона. Они медленно продвигались в сторону торгового магазина рода Фэн.
  Расстояние было небольшим, они добрались до них меньше, чем за час. После этого Цин Цзы внес невесту в колесницу. Сцена была очень яркой. Они вернулись в медицинскую лавку рода Цин. Дорога обратно заняла немного больше времени, потому что они вынуждены были петлять. Когда они прибыли на место, было всего лишь позднее утро.
  Многие гости уже прибыли. Несмотря на это, все равно нужно было обмениваться любезностями. Более того, положение рода Цин было весьма загадочным после происшествия с родом Гунъян из Небесного Речного Города.
  Цин Ло и Цин Цзян первыми поздравили род Фэн, и Цин Шуй снова встретился со взрослой госпожой Фэн Уси. Она совсем не изменилась. На очаровательном лице не было и следа ее настоящего возраста, она была бесконечно привлекательна. Все самые достойные госпожи Города Сотни Миль не смогли бы сравниться с ней.
  Она стояла здесь, от нее исходила аура спокойствия. Ее прелестная полная фигура источала ауру, прямо противоположную юности. От нее было ощущение зрелости. Она была элегантной госпожой, красивой и сексуальной женщиной, настоящей женщиной.
  Она подарила Цин Шуй свою очаровательную улыбку, от чего его сердце замерло. Он тайно завидовал мужчине, который проводил с ней ночи и делал с ней все, что захочет. Она не была ошеломляюще красива. Однако она была той женщиной, на руках у которой не жалко было умереть.
  Цин Шуй улыбнулся и сказал Фэн Уси:
  - Здравствуйте, тятя Си!
  Фэн Уси мягко улыбнулась:
  - Цин Шуй, ты заметно вырос и окреп!
  Цин Шуй был поражен! Он думал: "Она соблазняет меня, намекает мне!". Когда он как раз хотел вежливо ответить ей, его глаза наткнулись на сцену, происходящую на арене. Цин Ху, который все это время был на арене, принимал своего первого противника!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5804
  Переводчики: kent
  
  Глава 126. Арена на свадебном банкете (3)
  Первым, кто бросил вызов, был юноша из рода Фэн. Традиционно сражения на арене начинал кто-то из семьи невесты. Через несколько раундов они обычно проигрывали семье жениха. Это символизировало способности семьи жениха защитить замужнюю госпожу. Поэтому чаще всего арена была просто развлечением.
  Юноша, вышедший на арену, был малоприметным членом рода Фэн, поэтому его легко победил Цин Ху. Конечно же, они старались не переусердствовать, поэтому все было мирно.
  Банкетный стол располагался неподалеку от арены, поэтому все имели возможность наблюдать за сражениями на арене. Конечно же, с ростом веселья атмосфера все более оживлялась.
  Когда столько людей наблюдают, сражение не может быть обыденным. Должно быть какое-то волнение, чтобы разогреть людей. Ведь все они были молоды.
  Если бы это было просто шоу, они бы просто обменялись несколькими ударами. Но сейчас атмосфера накалилась, поэтому сложно было проиграть тому, кого ты превосходил по силе. Поэтому Цин Ху в итоге был повержен.
  Цин Бэй хотела ступить на арену, но Цин Хэ остановил ее. Семье жениха запрещалось выпускать на арену женщин, если им было, кого еще от себя представить.
  Цин Ю ухмыльнулся и вышел на арену. Он легко победил весьма обученного юношу из рода Фэн, который победил Цин Ху. На какое-то время к арене потеряли интерес.
  Цин Шуй смотрел на Цин Хэ. Он хотел присоединиться к сестрам Вэньжэнь, так же, как и к Юй Хэ. В конце концов, он не виделся с ними с того дня, как они прибыли в город.
  Загадочная женщина Хоюнь Лю-Ли отсутствовала в Городе Сотни Миль, поэтому ее не было видно. Найти столик Вэньжэнь У-Шуан оказалось просто. Много людей крутилось вокруг сестер, мерцающих, как луна.
  Взгляд Цин Шуй случайно упал на столики, за которыми расположился род Ши, но он не увидел знакомой фигуры, хотя род Ши прибыл уже довольно давно. Цин Шуй был расстроен.
  Юй Хэ сидела за столиком рода Юй, но Цин Шуй отказался от мысли встретиться с ней!
  Отодвинув в сторону грустные мысли о Ши Цин Чжуан, Цин Шуй направился к столику сестер Вэньжэнь. Пробираясь к ним, он улыбался, особенно тем людям, которых он видел впервые.
  Наследники крупнейших родов Города Сотни Миль стояли вокруг Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан и поглядывали на них как изголодавшиеся волки. Однако из старшие сказали им несколько слов, и их распутные сыновья неохотно отвели взгляды.
  - Вы привыкли к этому? У меня не было времени присоединиться к вам раньше, - смущенно сказал Цин Шуй, подходя к столику Вэньжэнь У-Шуан.
  - За исключением некоторых отвратительных взглядов, все нормально. Это первый раз, когда я с У-Шуан посетила такое мероприятие. Посмотри, как они счастливы! - Вэньжэнь У-Гоу улыбнулась и указала на столик по центру, за которым сидели Цин Цзы и Фэн Янь.
  - На самом деле, эти раздражающие взгляды - лучшее доказательство очарования женщины. Если бы они смотрели не на вас, вы бы опечалились! - рассмеялся Цин Шуй.
  - Похоже на правду. Ха-ха, это не означает, что я должна быть благодарна им за их бесстыдные взгляды, показывающие, что мы все еще очень красивы? - усмехнулась Вэньжэнь У-Гоу.
  - Не обязательно. Просто относись к ним, как к бездомным собакам. Неважно, как бесстыдно смотрит на тебя пес, тебе не станет неловко, правда? Более того, думай о своем собственном очаровании - даже пес поддался твоим чарам, ай-ай!.. - Цин Шуй наполнил их бокалы вином.
  - Слоновая кость не может получиться из собачьей пасти. В твоей голове много странных мыслей, но все они очень проницательны. Давайте выпьем, а затем иди исполнять свои обязанности. Нет никакой нужды обременять себя нашим обществом, - ухмыльнулась Вэньжэнь У-Гоу и подняла свой бокал. Эта ослепительная улыбка, белоснежные зубы, слегка изогнутые красивые глаза и зрелое очарование заставляли людей вокруг ронять слюнки.
  Цин Шуй выпил с ними бокал вина, а затем направился к столику старого господина Юй под завистливыми взглядами распутных сыновей. Его дедушка, старый господин Ши из рода Ши, Ситу Наньтянь и добродушный старый господин из рода Сян.
  - Подойди, подойди. Для начала в качестве наказания выпей 3 бокала вина за то, что не подошел поприветствовать старика перед тем как идти к хорошеньким девушкам, - радостно сказал Юй Дун Хао, что было редкостью.
  - Ничего подобного. Старый господин, вы играете нечестно. Едва ли я проходил здесь. Разве я не спешил? - Цин Шуй выпил 3 бокала, но затем другой старец, сидящий от него слева, заставил его выпить еще несколько бокалов.
  На арену из рода Фэн давно уже никто не выходил. Теперь пришел черед молодого поколения других родов Города Сотни Миль бросить вызов роду Цин. Желающие выступали от крупных родов.
  Среди них был человек на уровне Боевого командующего из рода Ситу, который легко победил Цин Ю. Цин Хэ убедился, что он серьезно не пострадал и ступил на арену. Другого выбора не было. Никто из третьего поколения не смог бы справиться уровнем Боевого генерала и выше. Что же касается способностей Цин Шуй - никто не был в них уверен. Они только знали, что он заметно продвинулся, обладает блестящими медицинскими навыками и имеет надежный тыл в качестве почитаемого человека. Но все это не особо касалось боевых навыков. Поэтому Цин Хэ решил сам ступить на арену.
  Под ареной было много людей, поэтому никто не заметил, что рядом появился обычно выглядящий человек средних лет. Он выглядел так заурядно, что никто бы не вспомнил его, увидев однажды. Но его глаза были очень яркими и сияли как звезды. Человек, не отрывая глаз, смотрел на противоборствующие стороны на арене.
  Цин Хэ поднялся на арену, и ситуация изменилась. После того, как несколько юных наследников главных родов были повержены, старшие тоже "активизировались". Хоть Цин Хэ и считался специалистом среди второго поколения, он все же не был лучшим.
  Когда Цин Хэ победил маленького худого человека из рода Ситу, Ситу Ба, который присутствовал на банкете, встал и медленно направился к арене.
  Поначалу Ситу Ба отказался от своей мести роду Цин. Но он не ожидал, что род Цин устроит свадьбу и, что более важно, что здесь будет свадебная арена. Ситу Ба поддался искушению.
  Среди третьего поколения был его сын Ситу Луань, среди второго - он сам находился на вершине Хоутянь. Даже если бы два рода столкнулись, шансы выигрыша Цин Ло равнялись бы 50%. Если бы дело дошло до первого поколения, у рода Цин не было бы никаких шансов выиграть у рода Ситу.
  Думая о том, что это его лучший шанс, он решил ступить на арену. Как только глава рода Ситу ступил на арену, атмосфера тут же переменилась.
  Это означало, что род Цин и род Ситу не собираются заводить дружеские отношения, напротив, вполне могут стать врагами. Ситу Ба знал о последствиях, но не собирался отступать.
  Когда Ситу Ба направился к арене, почти все повернулись к нему. Когда он взошел на арену, чтобы сразиться с Цин Хэ, лицо Цин Ло помрачнело. Ситу Наньтянь, сидевший с ним за одним столиком, засмеялся:
  - Все они - из молодого поколения. Пусть себе развлекаются и получше узнают друг друга!
  - Получше узнают друг друга? Ситу Наньтянь, ты думаешь, что я настолько стар, что мои глаза уже не видят ясно? - очевидно, что Цин Ло был в ярости.
  Ситу Наньтянь продолжал радостно улыбаться и смотреть на Цин Ло, пока старый господин Ши и старый господин Ю, а особенно Юй Дун Хао, уставились на Ситу Наньтянь.
  - Ты действительно хочешь расстроить свадьбу в семье брата Ло? - в тоне Юй Дун Хао не чувствовалось угрозы, но он бросил взгляд, полный нескрываемой ненависти.
  - Сынок, это всего лишь обмен ударами, а не серьезная битва! - выкрикнул в сторону Ситу Ба Ситу Наньтянь, в сердцах обвиняя Юй Дун Хао в надоедливости. Он был далеко от арены, поэтому все, кто были рядом, слышали, что он сказал. Те, кто был достаточно умен, поняли скрывшийся за этими словами смысл, и от этого даже роду Цин стало не по себе.
  Ситу Ба громко рассмеялся:
  - Забудь, я не буду драться, иначе люди назовут род Ситу хвастунами! - сказав это, он спрыгнул с арены и вернулся к банкету.
  Каждый из рода Цин, включая Цин Ло, были разъярены. Шепот пронесся между людьми, что еще больше опозорило род Цин.
  - Один только Ситу Ба из рода Ситу лишил род Цин возможности что-либо сделать, - громко сказал юноша.
  - В конце концов, они из деревни рода Цин. Должно быть, это милое маленькое местечко, но здесь, в Городе Сотни Миль, им нет места. В конце концов, род Ситу - крупный род Города Сотни Миль!
  - Я определенно должна выйти замуж за кого-то из рода Ситу! - женщина чуть не упала в обморок, увидев мускулатуру Ситу Ба.
  - Моя дочь должна выйти замуж за кого-нибудь, как род Ситу, если бы мы их стоили! - сказала невероятно уродливая женщина.
  - Твоя дочь? Ах, лучше забудь об этом. Даже если ты им заплатишь, они не согласятся! - не было понятно, кто это сказал, но явно в точку.
  - Кто, кто это сказал? Я такая милая, что не так с моей дочерью?
  - Пффф!
  ***
  Членам рода Цин оставалось только молча терпеть оскорбления. Это было нелегко. Были славные времена, но бывали и плохие. В конце концов, всегда бы нашелся кто-нибудь лучше.
  Фэн Уси продолжала улыбаться, ее лицо ничуть не изменилось. В некоторых обсуждениях был замешан род Фэн. Но ее лицо с самого начала было таким уравновешенным, что вызывало изумление.
  Цин Шуй застыл. Он хотел взойти на арену, но удержал себя. В конце концов, Ситу Ба ушел. Не мог же он просто подойти и ударить его.
  - Если ты не сражаешься, то я буду! - в это мгновение раздался резкий голос с нотками металла. После этого заурядный мужчина средних лет поднялся на арену.
  Цин Шуй видел, что его шаги были очень легкими, размер каждого шага был одинаковым. Хоть его походка была очень странная, зато скорость - очень быстрая. Словно он использовал один шаг, чтобы покрыть расстояние двух шагов.
  Мужчина казался спокойным и очень обычным, но все же он был словно острый. Его аура была словно острый меч!
  - Покажите свой класс, - Цин Хэ улыбнулся и в почтении сложил руки.
  Мужчина также сложил руки и сказал:
  - Пожалуйста!
  Цин Хэ был на вершине 9-й степени Боевого командующего, а также отлично владел Искусством синего лотоса. Было не очень хорошо, что сейчас он развил только два лотоса: один - для защиты, другой - для атаки.
  Два лотоса были размером с чаши. Они были белоснежными, сияющими и полупрозрачными, от них исходил легкий холодок.
  Мужчина не дрогнул, выражение его глаз изменилось - они были полны презрения. Увидев, что Цин Хэ готов, мужчина рванулся в сторону Цин Хэ, словно ветер!
  "Это плохо!" - увидев такую скорость, Цин Шуй понял, что у Цин Хэ проблема!
  Цин Шуй проклинал самого себя. Почему здесь так много культиваторов Сяньтянь? В прошлом, когда они жили в деревне рода Цин, они никогда не слышали о таком количестве культиваторов Сяньтянь. Даже в Городе Сотни Миль сначала казалось, что нет культиваторов Сяньтянь. Но выяснилось, что многие скрывались в тени. Когда он прибыл в Город Сотни Миль, казалось, что культиваторы Сяньтянь были везде, куда не укажи. Вэньжэнь У-Шуан, Юй Дун Хао, которого он исцелил, Гунъян Сюаньтун, Байли Цзинвэй, Ие Цзянъэ, а теперь и этот странник...
  От удара кулака мужчины лотосы разлетелись. Цин Хэ блевал кровью, вылетая из арены!
  - Ха-ха, с каких пор род с культиватором Хоутянь имеет право устраивать арену? Если арена установлена, тогда ты должен быть морально готов погибнуть! - от мужчины исходила ядовитая аура. - Я убью их всех, а затем направлюсь к роду Гунъян за второй половиной гранулы Возбуждения точек и исчезну. Секта небесного меча - ничто за пределами страны Цан Лан, - сам себе сказал мужчина, глядя на улетающего Цин Хэ.
  Цин Шуй ясно ощущал кровожадную ауру этого мужчины. Это была аура человека, который убил многих. Цин Шуй застыл и начал думать о том, как эти несчастные столкнулись с таким человеком. "Он должен быть либо беглецом, либо наемным убийцей!".
  Род Цин и остальные на банкете сорвались с места и побежали к Цин Хэ, приземлившемуся на приличном расстоянии. Цин Шуй первым достиг Цин Хэ. Кости на его левой стороне груди были сломаны, поэтому его грудь впала. Это произошло благодаря тому, что часть удара он смог блокировать лотосом. Если бы нет - он бы уже был мертв!
  - Нет смысла смотреть, он уже мертвец! - обыденным голосом сказал мужчина.
  Цин Шуй активировал свою Технику небесного видения и взглянул. Его сердце чуть не выпрыгнуло от радости, когда он понял, что сердце Цин Хэ - на правой стороне. Он быстро достал золотые иглы и ввел их ему в грудь и живот, защищая сердце и главные потоки Цин Хэ. В этот раз ему понадобились все девять игл.
  - Унесите второго дядю в комнату, с ним все будет в порядке!
  Напряженные члены рода Цин с облегчением выдохнули, услышав слова Цин Шуй. Цин Ю, Цин Ху и несколько других бережно подняли Цин Хэ и унесли.
  Цин Шуй поднял голову и тяжело уставился на мужчину на арене. Его голос был спокойным, но в его словах звучала ярость:
  - Ты всего лишь культиватор Сяньтянь! Ты играешь со смертью!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5805
  Переводчики: kent
  
  Глава 127. Великолепный вынос мусора
  - Ты всего лишь культиватор Сяньтянь! Ты играешь со смертью!
  Слова Цин Шуй заставили мужчину посмотреть на него с удивлением. Он обнаружил, что глаза Цин Шуй невероятно ясные. Мужчине даже захотелось отвести от них взгляд.
  Он нашел это замечание чрезвычайно смешным. Тяжелыми шагами, в которых чувствовалась сила, мужчина подошел к Цин Шуй. На его лице заиграла жестокая улыбка.
  Он знал, этот изящно выглядящий очаровательный молодой человек - его следующая цель. Когда он убьет этого юнца, можно будет считать, что его миссия выполнена. Одна лишь мысль об этом заставила его губы изогнуться в усмешке, демонстрируя ряды белоснежных зубов. От этого его заурядное лицо стало более цепляющим.
  - Цин Шуй, не будь опрометчивым! - выкрикнул Цин Ло, пытаясь остановить Цин Шуй, который уже сделал два шага вперед. Цин Ло чувствовал себя невероятно несчастным и беспомощным - он уже видел, как его сына чуть не избили до смерти.
  - Цин Шуй, он по меньшей мере на второй ступени Сяньтянь. Ты уверен, что сможешь победить его? - Юй Дун Хао сдвинул брови и посмотрел на Цин Шуй. Он знал, что Цин Шуй делал успехи во множестве странных техник. Он все еще не понимал, как он смог убить Бай Чжун.
  Слова Юй Дун Хао ошеломили окружавших их людей, включая род Цин. Если бы Юй Дун Хао не был на уровне Сяньтянь, люди бы скорее всего посчитали, что он безумец.
  Цин И ничего не говорила, но крепко сжимала руки Цин Шуй. Ее сердце разрывалось от боли: ее старший брат уже страшно покалечен. Что, если ее сын действительно выйдет на арену, и количество жертв лишь увеличится?
  - Мама, дорогая, верь в меня. Я не шучу со своей жизнью. Убить его - не такая уж проблема, - Цин Шуй улыбнулся, глядя на Цин И, а после этого уверенно кивнул Юй Дун Хао.
  Если бы не правила арены, несколько других членов рода Цин из третьего поколения с налившимися кровью глазами тут же бросились бы на арену и попытались убить соперника. Цин Шань с ненавистью кричал что-то, в его глазах стояли слезы. Как он мог не страдать, когда увидел, как его отца так ужасно покалечили?
  Во взгляде Цин И, которым она смотрела на Цин Шуй, были смешанные чувства. Она понимала, что ее сын становился все более и более таинственным, и она больше не понимала его. Несмотря на это, ее материнская любовь осталась неизменной.
  Она медленно отпустила руку Цин Шуй. Он улыбнулся ей в ответ, повернулся и пошел на арену.
  Все, за исключением сестер Вэньжэнь, недоверчиво уставились на Цин Шуй. Он что, ищет смерти? Они никак не могли понять, что Цин Шуй собирается сделать. Если бы они знали, что Цин Шуй хочет взойти на арену, они бы не поверили в это.
  Воцарилась тишина, буйная толпа теперь не осмеливалась даже громко дышать. Цин И не могла не заплакать, глядя вслед Цин Шуй.
  Цин И молча смотрела в спину Цин Шуй. Ее слабый, маленький мальчик, который был не способен заниматься культивацией, наконец вырос и даже стал опорой рода Цин. Жалкий образ из прошлого сегодня заменился высоким, внушающим надежду видом...
  Встав напротив мужчины, Цин Шуй уставился на его заурядное лицо.
  - Сегодня ты не просто умрешь. Я намереваюсь выяснить, кто спровоцировал тебя сделать это. В будущем, уверяю, я нанесу им визит.
  - Мальчишка, сегодня для начала подумай, сможешь ли ты выжить.
  Мужчина жестоко засмеялся и повторил свой удар, отправив кулак в сторону Цин Шуй. Кровожадность мелькнула в его глазах, губы искривились в неприятной улыбке.
  Цин Шуй стиснул его кулак. Теперь, когда Цин Шуй прорвался на четвертый небесный уровень, он мог точно сказать, что сбросил свою земную оболочку и перешел на более высокий уровень. Раньше, когда он был на вершине третьего небесного уровня, его уровень силы равнялся силе на вершине Хоутянь. После прорыва и стабилизации, его настоящая сила равнялась четвертой ступени Сяньтянь. Теперь Цин Шуй не переживал насчет первых трех ступеней Сяньтянь.
  Он смотрел на приближающийся кулак, который мог стереть в порошок культиватора на вершине Хоутянь, и не мог прекратить думать о том, каким крошечным и слабым он был. Уровень силы Цин Шуй до и после прорыва можно было сравнить с разницей между светом пылающего костра и луны.
  Сначала, пока кулак приближался, Цин Шуй хотел воспользоваться быстрым одиночным ударом, чтобы размазать противника. Но, подумав еще раз, он понял, что сейчас у него появилась прекрасная возможность показать всему миру, что с этого момента у рода Цин тоже есть культиватор Сяньтянь!
  Древняя техника усиления бес остановки циркулировала, перемещая всю силу его тела в руки. Цин Шуй выбросил их со всей своей силой в сторону мужчины, который все еще жестоко улыбался, мчась в его сторону. Даже под угрозой смерти Цин Шуй хотел, чтобы мужчина умер с обидой на сердце.
  В это мгновение приблизительно 25 000 цзинь ужасающей силы почувствовались словно давление огромной горы.
  Глаза мужчины стали круглыми, как блюдца. В одно мгновение в них появилась паника, подавленность и недоверие!
  "Бум!" - громкий звук прокатился эхом. От произошедшего столкновения даже часть арены сломалась. Даже следа не осталось от культиватора Сяньтянь. Только в воздухе виднелась разлетающиеся брызги крови.
  Цин Шуй неподвижно стоял на арене. Его долговязая фигура напоминала громоздкую гору!
  Было так тихо, что можно было услышать, как летит муха.
  - Ого, это было мгновенное убийство?
  Неизвестно, кто сказал эти слова.
  Несколько мгновений спустя под ареной возник хаос. Третье поколение рода Цин возбужденно и весело кинулось к Цин Шуй и окружило его. В их глазах было поклонение и трепет.
  - Сильный, ты на самом деле такой сильный! - изумленно сказал Юй Дун Хао, как только оправился от шока.
  - Цин Хэ не смог даже блокировать единственный удар. Но после атаки Цин Шуй от мужчины даже волоска не осталось. Каков же уровень силы Цин Шуй? - недоверчиво спрашивали друг друга остальные роды Города Сотни Миль.
  Лица членов рода Ситу были отвратительными. Особенно после тех слов Ситу Ба. Разве теперь он не превратился в клоуна?
  Цин И испустила вздох облегчения, и слезы радости побежали по ее лицу. В это мгновение в ее сердце осталась только гордость.
  Старый господин рода Ши не сказал ни слова. Он беззвучно смотрел на Цин Шуй, думая о том, правдивы ли слухи об этом братишке и его внучке. Не стоит ли прояснить это?
  - Ладно, теперь моя очередь стоять на арене. Вы, ребята, идите, займитесь своими делами, приготовления для свадьбы брата Цзы еще не завершены! - Цин Шуй горько улыбнулся и оглянулся вокруг.
  - Почему ты собираешься дальше стоять на арене? Ты думаешь, найдутся еще идиоты, желающие бросить тебе вызов? Теперь те, кто думал, что род Цин ничего стоит победить, больше так не считают. Ты показал им, как великолепно умеешь выметать всякий хлам! - глаза Цин Ю засверкали.
  После того, как род Ситу услышал эти слова, им оставалось только подавить свой гнев и горько улыбнуться!
  Свадебный банкет продолжился, но больше никто не осмелился ступить на арену. Как мог кто-то еще хотеть сражаться? Прах культиватора Сяньтянь был рассеян по ветру всего от одного удара. Многие женщины, молодые девушки и замужние женщины, мамочки - все хлопали своими красивыми ресницами, глядя на Цин Шуй. В их глазах было восхищение, любопытство и даже почтение.
  Воспользовавшись состоянием Цин Хэ как предлогом, Цин Шуй неловко скрылся от многочисленных взглядов. Несмотря на это, свадьба должна была продолжаться.
  Цин Шуй случайно наткнулся на Фэн Уси. Лицо этой женщины, казалось, сверкало красотой, как лунный свет и лучи солнца. Она кокетливо смотрела на Цин Шуй, ее ресницы не переставая моргали. Цин Шуй видел, что Фэн Уси таинственно посмеивается над ним - от этого не находил слов. Когда раздался звук ее кокетливого смеха, Цин Шуй понял, что даже опытные взрослые мужчины не смогли бы устоять от ее чар.
  Цин Шуй думал о схватке и шел подальше от толпы. Этот мужчина был слишком беспечным и не использовал всю свою силу. Когда он почувствовал опасность, было уже слишком поздно. Он уже не мог избежать своей судьбы и умер с сожалением.
  Цин Шуй взглянул на свои белоснежные руки. Эти руки спасли двух культиваторов Сяньтянь, но и убили двух культиваторов Сяньтянь. Обе человеческих жизни, которые он отобрал, принадлежали культиваторам Сяньтянь.
  После того, как Цин Шуй ушел, атмосфера потеплела. Огромная ухмылка расползлась на лице Цин Ло. Даже Ситу Наньтянь позволил заставить себя выпить с Цин Ло несколько бокалов вина.
  Фэн Уси чувствовала, что женитьба Фэн Яньфэй с членом рода Цин была правильным решением. Она видела, каким страстным был Цин Шуй и как сильно ценил семью. Как жаль, что в роде Фэн больше не было девушек, которые бы подходили Цин Шуй. Сишуй, эта девушка... слишком холодна!
  Праздник продолжался до вечера, пока толпа постепенно не разошлась. Жених с невестой уже отправились в свой новый дом, а молодежь околачивалась вокруг них, подшучивая над ними*.
  (*Древняя китайская традиция - беспокоить новобрачных в их комнате. Гости должны были подшучивать над молодоженами).
  ***
  В новом доме.
  Цин Цзы оглушительно хохотал, когда Фэн Яньфэй называла его огромным глупым медведем, от чего молодое поколение лопалось от смеха. Цин Шуй не мог не вспомнить о красавице и чудовище, когда смотрел на Цин Цзы и его новую золовку, Фэн Яньфэй.
  - Брат Цин Цзы, сегодня ночью ты должен усердно поработать, ах! Ты должен отработать стоимость приданого, - дразнил Цин Хуэй.
  Цин Шуй взглянул на Цин Хуэй, который считался одним из самых пошлых парней среди молодого поколения рода Цин, и громко рассмеялся.
  - Маленький брат, прекрати болтать чепуху! - воскликнула Фэн Яньфэй в притворном гневе.
  На столе в спальне были накрыты великолепные блюда. Все три поколения рода Цин собрались здесь.
  - Ха-ха, брат, это Во всех смыслах питательный суп, его приготовил для тебя Цин Шуй. Он сказал, что после его употребления у тебя хватит выносливости на три круга войны с золовкой, - ухмыльнулся Цин Ю.
  - Дерьмо, не впутывай меня! - Цин Шуй был слегка смущен, услышав свое имя. Он не думал, что Цин Ю станет использовать его как щит.
  - Цин Шуй, даже ты захотел посмеяться надо мной вместе с ними, - раздраженно надулась Фэн Яньфэй.
  Цин Шуй лишь неловко улыбнулся и протянул свою руку постучать по голове Цин Ю и продолжил:
  - Я гарантирую, что слова Цин Ю - чистая правда. Этот суп обладает чудотворным эффектом для мужчин. Я гарантирую, что после сегодняшней ночи Цин Цзы захочет есть этот суп каждый вечер!
  - Пу! - Цин Ю подавился черепаховым супом.
  - Ба, ты больше не можешь? Цин Ю, посмотри, какой ты мускулистый, и не можешь даже съесть еще ложку...
  Все разразились смехом, после чего Цин Цзы и его жена выпили на брудершафт. Все остальные удалились в медицинскую лавку рода Цин, оставив пару наедине.
  Когда они вернулись в лавку, они поняли, что Цин Ло и остальное второе поколение - все здесь. Они отдыхали в гостиной и лениво болтали за чашкой чая.
  - Все сядьте, сегодня пускай третье поколение нашего рода Цин сядет и болтает, - улыбнулся Цин Ло.
  Цин Шуй знал, что все так закончится. К черту все, позже он использует культивацию в качестве предлога, чтобы потихоньку уйти.
  - Цин Шуй, сюда! - Цин Бэй помахала рукой.
  Цин Шуй улыбнулся и сел рядом с Цин И и Цин Бэй.
  - Цин Шуй, когда ты прорвался в Сяньтянь? - Цин Ло радостно смеялся, глядя на Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5807
  Переводчики: kent
  
  Глава 128. Имя, которое сотрясло Город Сотни Миль
  - Цин Шуй, когда ты прорвался в Сяньтянь? - Цин Ло радостно смеялся, глядя на Цин Шуй.
  - Несколько дней назад, когда мы были на южной горной гряде и собирали травы. На обратном пути я неожиданно прорвался, - Цин Шуй думал о том страшном моменте. Он все еще не понимал, почему тот Дьявольский кабан золотой стали не убил его. Трещина на лунном камне должна была появиться от удара Дьявольского кабана золотой стали. Могло ли это быть как-то связано с лунным камнем?
  - Хе-хе, в нашем роде Цин тоже есть теперь мастер Сяньтянь! - засмеялась Цин Бэй.
  Благодаря словам Цин Бэй все осознали, что Цин Шуй теперь - культиватор Сяньтянь, и странно уставились на него. Шестнадцатилетний Сяньтянь! Кто знает, как далеко он еще зайдет?
  Если есть человек, который стал более великолепным, чем раньше, даже если он еще мал, кто-то будет ревновать. Если же человек изначально был на другом уровне, им можно только восхищаться.
  В глазах трех поколений рода Цин был только энтузиазм. Цин Ло радовался успехам своего отпрыска. Больше никто не будет насмехаться над родом Цин, они даже могут надеяться стать большим родом. Он теперь сможет жить не одну сотню лет и, возможно, увидит взлет рода Цин своими глазами.
  - Цин Шуй, какие у тебя планы на будущее? Я знаю, что ты не останешься в роде Цин и даже в этом крошечном Городе Сотни Миль, - спокойно сказал Цин Ло.
  - На три года я останусь в Городе Сотни Миль. После этого я в первую очередь отправлюсь к роду Янь! Что же до остального, я еще об этом не думал. Если я проверну дело с родом Янь, я отправлюсь в Секту небесного меча, чтобы отплатить за доброту своему мастеру! - серьезно сказал Цин Шуй, глядя на Цин Ло.
  Цин Ло слегка сдвинул брови. Даже дяди, тети и Цин И - все содрогнулись. Когда этот день придет, они знали, будут ли они радоваться или беспокоиться.
  - Эй, Цин Шуй, я уверен, что ты со всем справишься, но дедушка все же беспокоится. Я не стану тебя останавливать идти к роду Янь. Я тоже надеялся когда-нибудь увидеть этот день с тех пор, как почувствовал горечь обиды и оскорбления. Но не оставить после себя наследников - это еще более серьезно. Цин Шуй, ты понимаешь, о чем говорит дедушка?
  - Я понимаю! Дедушка, тебе не нужно беспокоиться. Три года. После этого я буду достаточно уверен в себе и пойду к роду Янь. Я верну им сполна - в десятки, сотни раз, если кто-то осмелится оскорблять мою мать или род Цин, - с улыбкой медленно сказал Цин Шуй. Этот твердый, но мягкий голос был необычно зрелым и глубоким, с шармом, свойственным только мужчинам.
  - Хорошо. Цин Шуй теперь вырос. Дедушке полегчало, когда он услышал твои слова. Мужчины рода Цин должны быть дерзкими, но еще жизненно важно, чтобы они были умными! - от души рассмеялся Цин Ло.
  Без сомнения, самым счастливым человеком сейчас была Цин И. Этот случай лежал у нее камнем на сердце вот уже 17 лет. Сегодня она наконец увидела надежду избавиться от своего бремени. Каким бы ни был исход, она должна узнать правду. Она скучала по маленькой девочке, которую забрали, когда ей было всего несколько месяцев от роду.
  Глаза Цин И были полны слез, но она ярко улыбалась Цин Шуй.
  - Я больше ни о чем не жалею в своей жизни, услышав намерения своего сына!
  "Просто подожди, мама, дай своему сыну немного времени!" - молча думал Цин Шуй.
  Спустя час Цин Шуй под предлогом скрылся от смущения. Все ясно понимали, что Цин Шуй возвращается к культивации, и поняли, что его прорыв в Сяньтянь не был случайностью. Старательность Цин Шуй заставляла третье поколение, и даже второе поколение, испытывать стыд.
  Цин Шуй крепко запер дверь в комнату. С тех пор, как он начал входить в Королевство вечного фиолетового нефрита, он приобрел эту привычку. Члены семьи Цин знали, что больше всего культивации Цин Шуй может помешать тот, кто прервет его. Поэтому, когда Цин Шуй развивался, никто его не беспокоил. Теперь они точно не стали бы.
  Цин Шуй вошел в пространственную сферу и посмотрел на черных рыб и черепах. Цин Шуй выдохнул, когда понял, как эти маленькие существа способны быстро расти, питаясь только водой. Качество их мяса было несравненным, и Цин Шуй не хотел ничем кормить их по двум причинам. Первая: он знал, что загрязнит воду в пруду, хоть Цин Шуй и знал, что вода в пруду обладает сильной способностью к очищению. Вторая: Цин Шуй чувствовал, что кормление их обычной едой ухудшит блестящий вкус их мяса...
  Лечебные травы продолжали расти. Вся пространственная сфера пахла лекарственными запахами трав. Цин Шуй несколько раз глубоко вдыхал каждый раз, когда входил в пространственную сферу.
  Его опыт в алхимии должен был заполниться через два или три дня, и тогда он сможет получить рецепт гранулы Пяти драконов. Цин Шуй чувствовал волнение, просто думая об этом, но он испытывал головную боль каждый раз, когда смотрел на список ингредиентов и частей тела дьявольских существ, которые требовал этот рецепт.
  "Хмм, Сиреневый льволень Байли Цзинвэй. Если я смогу встретить мастера, я обязан попросить у него оленьи рога, которые льволень сбросит, повзрослев!" - Цин Шуй обрадовался, подумав, как ловко он нашел способ заполучить оленьи рога уровня дьявольского чудовища.
  Он не мог не думать о восхитительно красивом мастере, когда вспоминал о Байли Цзинвэй. Ее красота была способна править миром и была подобна яркой луне у горизонта. Ее невероятно изящная, ангельская манера поведения заставляла Цин Шуй испытывать к ней почтение. По сравнению с ней Вэньжэнь У-Шуан казалась более смертной, что делало ее в глазах Цин Шуй более земной. Однако Ие Цзянъэ была неприкасаема, как туман, и не позволяла затаить какие-нибудь непочтительные мысли.
  Цин Шуй покачал головой, чтобы избавиться от отвлекающих мыслей, и продолжил культивацию. Цин Шуй уже начал тренировать рубящую позицию из базовой техники владения мечом!
  В рубящей позиции важно было рассчитывать время и силу. Это был навык, позволявший рубить и уничтожать цель с немыслимой силой и давлением. Хотя это казалось просто, на самом деле это было вовсе не так. Рубящую позицию было лучше всего использовать после того, как противник уже подавлен. Она использовала вспышку энергии, чтобы зарубить противника одним движением.
  После прорыва на четвертый небесный уровень, Цин Шуй стал обладать прекрасной физической силой. Важной частью рубящей позиции было легкое поднятие тяжелых предметов. Чем тяжелее оружие, тем мощнее удар. Однако, если ты был способен понять, как "поднимать легкие предметы, словно они тяжелые", то мог убить простой веткой от дерева.
  "Поднимать легкие предметы, словно они тяжелые", - Цин Шуй не мог понять идею. Он мог легко поднимать тяжелые предметы при помощи своей ужасающей силы, но и этот навык был еще слабо развит. При это совсем другое дело - поднимать легкие предметы, словно они тяжелые.
  Утром Цин Шуй проснулся рано. Лето заканчивалось, наступала осень. Погода по утрам и ночью была немного морозной. Он хотел пойти тренироваться в саду после того, как проснулся, но обнаружил, что открытый двор уже занят десятью тренирующимися фигурами.
  Цин Шуй вздрогнул. Он вдохновил их!
  Когда они увидели Цин Шуй, они радостно поприветствовали его и продолжили тренировку. Утром Цин Шуй обычно медленно циркулировал Древнюю технику усиления, чтобы собрать духовную Ци неба и земли. А затем он тренировал свое тело и кости.
  Посещая среднюю школу в своей прежней жизни, он изучал не только простые упражнения, но еще и Тайчи. Он ясно помнил 24 позиции Тайчи. К несчастью, он думал, что они были бесполезны в его прежней жизни, поэтому не утруждал себя практиковать и исправлять их. Так или иначе, он еще помнил их правильную форму.
  Тренировка Тайчи утром получилась неплохой. Он прошел на просторное место, расставил ноги, поднял вверх руки, согнул колени и поднял ладони в жесте Тайчи.
  Цин Шуй чувствовал, что это может иметь эффект на Древнюю технику усиления или на его опыт в культивации. Он начал тренировку.
  Часть гривы дикой кобылы; Белый журавль расправляет крылья; Касание колена и шаг вперед; Игра на лютне.
  Цин Шуй медленно совершал движения, и чем больше практиковался, тем больше чувствовал, что растет, и даже его разум расширился. Неудивительно, что Тайчи обладала способностью очищать дух. Теория инь и ян в "Книге изменений", изучение точек китайскими врачами, упражнения Дао в сочетании давали ряд техник, содержащие свойства инь и ян, соотнесенные с человеческим телом и следующие по природным схемам. Древние люди называли это "Тайчи".
  Цин Шуй тренировался дальше: Обратное раскручивание предплечья; Левая хватка хвоста воробья; Правая хватка хвоста воробья; Единый бич... Поворот тела; Отклонение; Парирование; Удар; Закрытие - он делал одно упражнение за один вдох.
  24 позиции Тайчи были очень умными. Они защищали использующего их и в следующее мгновение атаковали противника. Это был также первоклассный способ тренировки Ци и очищения души. Однако было сложно добиться удовлетворительного состояния без понимания.
  Цин Шуй решил добавить в свои ежедневные утренние тренировки еще одно задание - тренировку Тайчи!
  Цин Хэ мог вставать с постели в дневное время. Хоть он и слышал о том, что Цин Шуй достиг Сяньтянь, он был рад, но также и печален.
  Молодожены также проснулись рано. Их лица светились. Они сначала накрыли чай дедушке, а затем Цин Цзян. Вместе они шумно и оживленно завтракали.
  Никто не дразнил их из третьего поколения, но взглядов взрослых и их легкого смеха было достаточно!
  В течение дня имя Цин Шуй обошло весь Город Сотни Миль. В этот раз многие лично видели, как Цин Шуй за одно мгновение убил Сяньтянь. Теперь сила рода Цин в Городе Сотни Миль признавалась всеми.
  Цин Шуй предвидел все это уже очень давно. Он знал, что сможет сделать это еще до того, как прорвется на четвертый небесный уровень, но тогда едва ли он мог защитить себя. Теперь, все остальные Сяньтянь не могли стать его противниками.
  Дело Цин Цзы было уже завершено, так что теперь ему нужно было открывать больницу. С его сильными алхимическим навыками и впечатлением от вчерашних событий сделать это будет просто. Цин Шуй думал, как ее назвать. Он размышлял, как его медицинские навыки усиливают потоки Ци, Даньтянь, кости и мышцы.
  "Боевая больница!" - Цин Шуй решил использовать это название.
  Сначала он планировал открыть больницу в медицинской лавке рода Цин, но, поразмыслив, он решил выбрать другое место. Цин Шуй бесцельно обдумывал это, гуляя по улицам.
  "Бам!".
  "Упс! Я опять в кого-то врезался!" - подумал Цин Шуй.
  "Почему я снова врезался в кого-то!" - Цин Шуй бессознательно думал об изящной девушке из рода Сян и наконец поднял глаза. Эй!
  - Извини, я снова врезался в тебя! - Цин Шуй протянул руку, чтобы помочь подняться с земли надувшейся девушке, чьи глаза были полны слез.
  - Ты не думал смотреть на дорогу, когда идешь! - глаза Сян Бао странно смотрели на Цин Шуй.
  - А ты вообще не смотришь на дорогу. Как я умудрился врезаться в тебя дважды? - Цин Шуй смотрел на изящное и маленькое лицо Сян Бао. Неужели эта лолита намеренно врезалась в него снова?
  - Я просто хотела проверить, изменился ты или нет. Я не ожидала, что ты вообще не изменился! - Сян Бао смотрела Цин Шуй со "скрытой горечью".
  - Ты не раскаешься, даже если умрешь? - засмеялся Цин Шуй.
  - Я намеренно позволила тебе врезаться в меня, - раздражаясь, сказала Сян Бао.
  - Зачем?
  - Нет никакой причины. Разве я не могу просто хотеть этого? - красивое лицо Сян Бао порозовело. Она подняла свои маленькие, чарующие глаза на Цин Шуй.
  Цин Шуй слегка придвинулся. Он думал о ее поведении и правильно угадал, что Сян Бао что-то испытывала к нему, но он не знал, радоваться ли ему или расстраиваться.
  - Хорошо, девочка. У дяди есть дела. Иди и поиграй, - сказал Цин Шуй так "покровительственно", как только смог, и протянул руку, чтобы погладить ее по голове.
  Сян Бао с изумлением смотрела на него и возмущенно откинула его руку.
  - Я говорила тебе не называть меня девочкой, я старше тебя! Не пытайся всегда вести себя таким взрослым. И даже не думай избавиться от меня!
  * Род Дин теперь будет упоминаться как род Сян - ошибка перевода. Примечание переводчика с китайского на английский.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/5808
  Переводчики: kent
  
  
  Глава 129. Боевая больница (1)
  Цин Шуй горько улыбнулся, чувствуя себя беспомощным. Он смотрела на Сян Бао, которая бесстыдно повисла на его руке.
  - Ты что, влюбилась в меня? - Цин Шуй смотрел на безупречное маленькое лицо.
  - Мечтай. Как можно влюбиться в тебя? - лицо Сян Бао порозовело и выглядело очень милым.
  - Что ж, тогда это хорошо! - с преувеличением воскликнул Цин Шуй.
  - Что ты имеешь ввиду? Я настолько ужасна? - чистые глаза Сян Бао со злостью смотрели на него, и она ущипнула Цин Шуй за руку своими маленькими ручками. Кажется, сегодня эта девочка очень активна.
  - Нет, ты классная. Ужасно то, что у меня уже есть невеста, - с улыбкой сказал Цин Шуй и почесал нос.
  - Ты о Ши Цин Чжуан из рода Ши? О вас с ней полно слухов. Она - невеста Ситу Бу Фань. Даже не думай, что сможешь воспользоваться положением культиватора Сяньтянь и отобрать ее! - ясные глаза Сян Бао озадаченно посмотрели на Цин Шуй.
  Благодаря напоминанию Сян Бао, Цин Шуй осознал, что у него теперь действительно достаточно силы, чтобы отвоевать Ши Цин Чжуан. Кажется, настало самое время наконец решить это дело и забрать ее.
  - Эй... не думаешь же ты в самом деле отбить ее? - тревожно спросила Сян Бао.
  - Ладно, хватит дурачиться. У меня есть дела! - Цин Шуй посмотрел на свою правую руку, которую Сян Бао все еще сжимала. Хотя ему нравилось это ощущение мягкости и удобства, было ужасно, что Цин Шуй не имел никакого желания связываться с этой маленькой лолитой. Ему не нравились избалованные упрямые маленькие девочки!
  - Даже не думай избавиться от меня! Я уверяю, что пойду следом! - Сян Бао надула губы и посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй похолодел, желая скорее отделаться от этой юной госпожи из рода Сян. Больше всего ему не нравились такие прилипчивые, надоедливые девушки.
  - Ладно, я не пойду за тобой. Тебе действительно нужно идти? Кажется, ты готов съесть меня живьем! - Сян Бао стало не по себе, когда она увидела ясный, но полностью лишенный эмоций взгляд Цин Шуй. Ей оставалось только отпустить Цин Шуй, иначе он еще сильнее отдалился бы от нее.
  Цин Шуй развернулся и ушел, не сказав ни единого слова. От этого Сян Бао сердито топнула ногой. "Плохой Цин Шуй, вонючий Цин Шуй! Что значит, я не ужасна? Эта Ши Цин Чжуан - ледяная коробка! Надеюсь, она заморозит тебя до смерти!".
  Цин Шуй казалось, что он шел не быстро, хотя на самом деле он шел во много раз быстрее, чем обычный человек. Ему встречалось много магазинов по обеим сторонам улиц. Какие-то сдавались в аренду, какие-то нанимали помощников, какие-то искали бизнес-партнеров, и, конечно же, какие-то продавались!
  В мире девяти континентов было огромное количество сокровищ. Но было ужасно, что в нем было слишком много людей. К счастью, земли было больше, чем можно было себе представить. Было много мест, в которых скрывались различные опасности. Существование дьявольских существ спровоцировало малозаселенность многих областей. Те, кто могли позволить себе жить в таких местах, были специалистами по крайней мере уровня Сяньтянь или выше. Если кто-то обладает силой, он может разбогатеть.
  На перекрестке Цин Шуй хотел повернуть направо, но услышал какую-то заваруху слева от него. Кажется, что-то произошло. У Цин Шуй было время побродить по городу, поэтому он решил пойти взглянуть!
  - Доктор Янь, ваши медицинские навыки уже помогли вам "залечить" моего дворецкого до смерти. Что, вы думаете, нам следует сделать? - голос был полон раздражения.
  "Ммм, звучит очень знакомо!".
  Цин Шуй казалось, что он узнал голос. Потеряв терпение, он стал пробиваться вперед, чтобы увидеть, что происходит. Цин Шуй улыбнулся. Владельцем голоса был юноша, которого однажды уже победил Цин Шуй. Кажется, это был брат Ши Цин Чжуан!
  Цин Шуй взглянул на мужчину, лежащего на земле. Ему было за 50 лет. Его лицо было темно-багряным, а дыхание - очень слабым. Раздраженный юноша стоял напротив двух женщин. Одна госпожа, стоявшая ближе, имела высокую, изящную фигуру. Ее грудь и бедра были налитые и округлые. Цин Шуй замер, когда увидел ее лицо.
  У нее был нездоровый вид, лицо было бледным. В ее милых, ясных глазах было равнодушие, ее розовые губы были плотно сжаты, брови немного сдвинуты. Она смотрела на пациента, лежащего на земле.
  - Вы несете бред. Когда это наша госпожа сделала это? С ним все было в порядке после нашего лечения. Теперь понятно, что он был отравлен, но, когда он пришел, у него была только головная боль.
  Цин Шуй поднял голову и посмотрел на госпожу, которая говорила. Ей было около 17-18 лет, немного моложе, чем та болезненная красавица. У нее был длинный конский хвост, а ее яркие глаза еще сильнее подчеркивали ее красоту.
  - Вам бы лучше помочь дяде избавиться от яда. Здесь я ничего не могу сделать для него! - мягким голосом сказала равнодушная госпожа, к которой обращались доктор Янь. Ее голос был очень мягким, с притягательной хрипотцой. Он был очень чарующим!
  - Я несу бред? Любой может подтвердить, что мой дворецкий посетил вашу больницу, а когда вернулся, впал в это состояние. И вы думаете, что мне не следует стоять тут перед вами, доктор Янь?
  Дерзкий взгляд юноши блуждал по телу госпожи, особенно по ее груди!
  - Хм, Ши Муши, не думайте, что я не знаю о ваших намерениях относительно госпожи Моянь. Разве вы пришли сегодня не за тем, чтобы силой заставить ее подчиниться вам?
  - Сюэ Эр, нет нужды больше говорить об этом. Юный господин Ши, вам лучше отнести дядю в Сотый медицинский чертог. Как бы не было уже слишком поздно, - слова госпожи были настойчивыми, но она произносила их медленно, хоть и убедительно.
  "Что за странная госпожа. Она не может считаться несравненной красавицей, но никто не сможет устоять от ее чар!" - Цин Шуй с любопытством смотрел на госпожу.
  Раздался резкий голос:
  - Ты надеешься, что я еще раз побью тебя, прежде чем ты уползешь? Хватит использовать такие бесстыдные методы антиморальных действий. Я сделаю так, что госпожа будет еще сильнее презирать тебя.
  Увидев, что Ши Муши хотел продолжить, Цин Шуй не смог удержаться и заговорил.
  Ши Муши чуть не взорвался, услышав эти слова. Он увидел, что это был человек, который заставил бы его проснуться, даже если бы он спал. Более того, он видел, как этот человек убил специалиста Сяньтянь за пару секунд всего лишь одной рукой днем ранее на банкете. Теперь, когда Цин Шуй возник так внезапно, он был изумлен еще больше.
  - Брат Цин Шуй, это ты! Вы, ребята, берите дядю Фу и несите в Сотый медицинский чертог! - Ши Муши отдал распоряжения и с улыбкой посмотрел на Цин Шуй.
  - Брат Цин Шуй? Когда это мы успели стать так близки? - более того, казалось, что Ши Муши по меньшей мере на 1-2 года старше него!
  - Ха-ха, я посетил вчера свадебный банкет брата Цин Цзы, - без тени стыда сказал Ши Муши. Когда появился Цин Шуй, его высокомерие полностью испарилось.
  Цин Шуй втайне восхищался им за то, что у него была такая толстая кожа. Это не прибавляло ему достоинства, но он также не боялся потерять лицо, ведя себя с ним так фамильярно, называя его братом направо и налево. Слава Богу, он не делал это слишком громко!
  Госпожа, которую звали Мо Янь, с любопытством смотрела на юного, элегантного человека, который заставил юного господина Ши унижаться перед ним, чтобы завоевать его расположение. Ей было очень приятно смотреть на это, но она не подавала виду.
  - Спасибо! - сказала госпожа и развернулась, чтобы проследовать обратно в больницу.
  - Погодите секунду!
  Госпожа застыла и посмотрела на Цин Шуй.
  - У вас какое-то дело?
  - В вашу больницу нужны люди? Я тоже обладаю кое-какими медицинскими навыками и был бы рад поработать у вас.
  Госпожа озадаченно посмотрела на Цин Шуй.
  - Я также согласен работать без жалования! - поразмыслив, сказал Цин Шуй.
  Госпожа еще более задумчиво смотрела на Цин Шуй.
  - За каждый день, что я буду работать там, я буду платить вам сотню серебряных монет! - серьезно сказал Цин Шуй, еще немного подумав.
  Госпожа была полностью сбита с толку!
  - Если вы не согласны, тогда две сотни монет. Я просто хочу лечить людей. Я бедный парень, я не могу предложить больше! - с печальным видом сказал Цин Шуй.
  - Пфф! - улыбка озарила болезненное, но красивое лицо - казалось, будто целый мир оттаял. Она была все такой же несравненной красавицей.
  - Тебе следует проконсультироваться в хорошей больнице. Твоя болезнь может быть серьезна! - госпожа мило указала на его голову. Его сердце выпрыгивало из груди от вида ее изящности и очарования.
  - ...
  Ши Муши безжизненно смотрел на Цин Шуй, но он был очень поражен. Это был высший уровень подката к девушкам, полностью противоположный его собственным методам. Всего лишь нескольких слов было достаточно, что она запомнила его навсегда.
  Если бы Цин Шуй мог узнать мысли Ши Муши, он бы определенно был подавлен. Цин Шуй не хотел открывать больницу ради денег. Дохода с постоялого двора Юй Хэ ему было достаточно. Возможность - вот, что было важно. А денег ему хватало. Таким образом он пришел к неестественной идее безвозмездной работы в больнице на какое-то время. Кто же знал, что госпожа в итоге будет смотреть на него, как на полного психа!
  Цин Шуй развернулся и снова без всякой цели побрел по улицам, думая о том, где бы ему основать больницу.
  Ши Муши последовал за Цин Шуй. Цин Шуй посмотрел на него, озадаченный.
  - Брат Цин Шуй, между тобой и моей сестрой что-то было? - Ши Муши осторожно спросил Цин Шуй, бросив на него немного странный взгляд.
  - Кхе-кхе, твоя сестра что-то рассказала тебе? - Цин Шуй был немного сбит с толку. После слов Ши Муши он уже не знал, что и думать. Причиной, по которой Цин Шуй сегодня не побил его, был Ши Цин Чжуан.
  - С тех пор, как пошли слухи, сестра и шагу не ступила за порог дома. У нее отсутствующий взгляд. Этого никогда не случалось раньше. Даже когда я спрашиваю ее, она ничего не говорит. Я бы хотел спросить: слухи правдивы?
  - Не спрашивай меня, иди и спроси свою сестру! - попытался беспечно сказать Цин Шуй, хотя он действительно волновался о Ши Цин Чжуан. - - Ммм, а это неплохое место! - Цин Шуй смотрел на продающийся маленький магазинчик размером с дом. Он находился недалеко от медицинской лавки рода Цин!
  - Ты хочешь купить этот маленький дом? - удивленно спросил Ши Муши.
  Цин Шуй кивнул и вошел внутрь. В магазине было три этажа. Владелицей была замужняя госпожа средних лет с довольно приятным видом. Услышав, что Цин Шуй намерен купить магазин, она мгновенно ярко заулыбалась, как цветок.
  - Старшая сестра, скажите прямо свою цену. Если она меня устраивает, я беру его. Если нет, я отправлюсь дальше! - Цин Шуй было не по себе от ее лицемерной улыбки.
  - Цена фиксированная - 100 000 серебряных монет! Ммм, почтенный брат, не уходи, мы всегда можем договориться!
  Цин Шуй остановился.
  - Все стараются сводить концы с концами, один удачнее другого. Более того, я недавно купил один недалеко отсюда несколько дней назад!
  Состоятельная госпожа средних лет стиснула зубы:
  - 50 000 серебряных монет - это самая низкая цена!
  - 30 000. Если ты готова, я тут же куплю его. Ты лучше других знаешь, сколько стоит этот дом! - с улыбкой сказал Цин Шуй. Он понимал, что этот вид магазина был слишком маленьким и что будет достаточно сложно вести в нем дела. Цин Шуй знал, что только он сможет хорошо здесь все устроить. Для лечения ему требовалось только выписывать рецепты пациентам и направлять их в медицинские лавки или медицинские чертоги. Он собирался сконцентрироваться только на консультациях и акупунктуре.
  - Почтенный брат, не будь так жесток. Если ты возьмешь его за 30 000, я потеряю 10 000!
  Цин Шуй хранил молчание. Он лишь улыбнулся, глядя на госпожу.
  - 35 000. Давай сойдемся на 35 000, и тогда каждый из нас потеряет по 5 000. Мне, вдове, нелегко заботиться о своих детях! - госпожа решила сыграть на эмоциях.
  - Хорошо, да будет так, - Цин Шуй заметил, что что "противник" затронул тему тяжелой участи вдовы и заботы о детях и решил не выяснять, правда ли это. Более того, ему было все равно на эти 5 тысяч серебряных монет.
  Управление было на месте, и они быстро совершили сделку. Замужняя госпожа быстро удалилась. Цин Шуй осознал причину, только когда ступил внутрь. Все три этажа были абсолютно пусты: не было даже ни одного стола!
  В будущем это место должно стать Боевой больницей!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/6118
  Переводчики: kent
  Глава 130. Боевая больница (2)
  - Эй, почему ты все еще здесь? - Цин Шуй стало не по себе, когда он заметил, что Ши Муши все еще идет за ним.
  - Я бы хотел попросить тебя о помощи.
  Ши Муши говорил с заметным волнением. Он выглядел так, словно никогда раньше не просил никого о помощи. Цин Шуй был поражен. Какую именно помощь просит от него Ши Муши?
  - Что тебе нужно? - спросил Цин Шуй, глядя на лицо Ши Муши, на котором отражались противоречивые эмоции.
  - Если ты свободен, ты не мог бы посетить мою старшую сестру? - Ши Муши серьезно посмотрел на Цин Шуй. В его голосе слышалась искренность.
  Цин Шуй никогда бы не поверил, что Ши Муши будет просить его о таком. Более того, он просил так искренне. Цин Шуй недоумевал, знает ли Ши Муши о том, что было между ним и Ши Цин Чжуан.
  - Зачем? - низким голосом спросил Цин Шуй. Он не смог бы описать, что сейчас испытывал.
  - Однажды я случайно заметил, как моя сестра машинально водит карандашом по бумаге. Знаешь, что она написала?
  Цин Шуй покачал головой.
  - Твое имя. Лист бумаги был полностью исписан словами "Цин Шуй"!
  Даже вернувшись в медицинскую лавку, он не прекращал думать о словах Ши Муши: "Твое имя. Лист бумаги был полностью исписан словами "Цин Шуй"!". Если бы кто-то сказал ему, что Ши Цин Чжуан влюбилась в него, Цин Шуй никогда не поверил бы. Хоть он и овладел ею, это не была любовь. Может быть, она написала его имя, потому что ненавидела его?
  После этого Цин Шуй сделал для себя уродливую дощечку. Используя красные чернила из киновари, он от руки написал слова "Боевая больница". Глядя на кривенько написанные слова, Цин Шуй осознал, что кое-что понимает в искусстве целительства.
  Члены третьего поколения перенесли в больницу несколько столов, стульев и даже кроватей. Столы и стулья поместили на первом этаже, кровати - на втором. Третий этаж остался пустым.
  Цин Шуй повесил дощечку и разместил на входе несколько петард. Это была самая неопрятная больница в истории! В ней даже не было ничего медицинского!
  На другой дощечке Цин Шуй написал, что именно с этого дня больница открыта. Консультации будут бесплатными, в независимости от тяжести болезни.
  Он не мог изготавливать ничего, кроме золотой лекарственной мази - ее у него была уйма. Поэтому он наполнил много бутылей этим порошком и поместил их на столе. Не имея другого выбора, он должен был использовать золотую лекарственную мазь как замену отсутствующим у него травам.
  - Цин Ху, Цин Ю, помоги мне соорудить полку или что-то вроде шкафа. Лучше, если она будет прозрачной.
  - Хорошо, понятно!
  Звук петард привлекал толпы людей. Цин Шуй мог слышать их спорящие голоса. Он начал раздавать брошюры.
  - Это правда? Он может излечить даже странные болезни и неизлечимые недуги? Кто же в это поверит! - послышался презрительный голос старика с козлиной бородкой.
  - Он тот, кто убил культиватора Сяньтянь - Цин Шуй из рода Цин, - сказал неизвестный.
  Можно сказать, что Цин Шуй был очень известен в Городе Сотни Миль. Конечно же, слышать его имя было совсем не то же самое, что встретиться с ним лично. В то же мгновение, когда кто-то назвал имя Цин Шуй, поднялся невообразимый шум, который привлек еще больше людей!
  - Доктор Цянь, именно он вылечил старца из рода Юй, вернув ему его силу уровня Сяньтянь. Ни один другой врач не мог с этим справиться. Как ты думаешь, он сильнее тебя? - засмеялся худощавый тридцатилетний молодой человек.
  - Ааааах, такой юный и такой привлекательный, да еще и культиватор Сяньтянь, который может лечить болезни. Я хочу за него замуж! - жеманно завопила пухлая маленькая госпожа.
  - Эх, милая госпожа, я думаю, тебе лучше отказаться от этой идеи. Даже специалисты Сяньтянь не смогут выдержать твою красоту!
  Было неизвестно, кто сказал это, но от его фразы все разразились хохотом.
  В этот момент человек в одеждах охотника прошел мимо с паникой на лице, поддерживая свою правую руку. Его лицо выражало горечь.
  - Доктор, мою руку почти полностью уничтожило яростное чудовище. Помогите мне, эта боль убивает меня!
  Охотник и не думал возражать против молодости Цин Шуй. Он закатил рукав поврежденной руки.
  Цин Шуй изучил рану - ее поверхность была ярко-красная, из нее даже текла свежая кровь. Рана была такой глубокой, что была видна даже белизна костей. Цин Шуй быстро надавил на несколько акупунктурных точек, чтобы остановить кровотечение. К счастью, охотник был достаточно силен. Иначе он бы не смог вынести это.
  "Не думал, что мне так скоро понадобится золотая лекарственная мазь", - Цин Шуй достал бутыль первоклассной золотой лекарственной мази. Она обладала свойством дезинфекции, поэтому он приложил порошок прямо на рану.
  - Ааах, как хорошо!
  Цин Шуй безумно вспотел, услышав восклицание человека...
  - Помни, сильно не напрягай эту руку в течение трех дней. После этого с рукой все будет в порядке, - дал указания Цин Шуй.
  - Можешь продать мне бутыль этого лекарства, что ты использовал? Оно чудесно! Оно ведь не слишком дорогое, верно?
  - Не беспокойся. Моя больница сегодня работает первый день. Бери бесплатно. Но только сегодня. Я начну брать деньги завтра. Поэтому, если ты хочешь получить бесплатную консультацию или лечение, быстро беги получать новые травмы сегодня, чтобы успеть воспользоваться предложением!
  - ...
  Охотник с радостью взял бесплатную бутыль и ушел.
  - Все это видели. Он - божественный врач. Нет нужды говорить что-то еще о его этике или медицинских навыках!
  Глядя на то, как охотник рекламирует его, Цин Шуй, естественно, почувствовал на сердце радость.
  Несколько людей из толпы также попробовали получить консультацию у Цин Шуй. Все они ушли довольные. Один из них имел неизлечимый недуг, другой - хромал вот уже 20 лет. Но Цин Шуй смог вылечить их.
  В обед пришла Юй Хэ!
  - Мой великий врач, открыл больницу и не сообщил маленькой госпоже? Разве это не оскорбление? - лениво рассмеялась Юй Хэ.
  Цин Шуй почесал нос и застенчиво ответил:
  - Я просто развлекаюсь, к тому же боялся, что ты занята. Поэтому я не сообщил тебе.
  - Ха-ха, уже обед. Давай пообедаем вместе! - сегодня Юй Хэ была одета в белую блузку с высоким воротником. Ее волосы были аккуратно убраны, а ее красивое лицо вдобавок к чувственным изгибам тела источали неотразимое очарование.
  - Снова пялишься на меня? Ты всегда пялишься на меня, ты еще не нагляделся? - в глазах Юй Хэ был намек на смех.
  - Хе-хе, всегда нужно любоваться красотой, когда предоставляется шанс!
  - Хм! Снова! - Юй Хэ больше не могла этого выносить и разразилась смехом. Вид красивой женщины замужнего возраста, смеющейся над ним, очень тронул Цин Шуй.
  Увидев, что его больница пуста, Цин Шуй оставил дверь незапертой, пока Цин Ю и Цин Ху не вернулись. После этого он покинул больницу вместе с Юй Хэ.
  - Почему ты вдруг решил открыть больницу? Только не говори мне, что тебе опять не хватает денег!
  - Ага. Богатой наследнице вроде тебя никогда не понять страданий обычных людей! - дразнил ее Цин Шуй.
  Юй Хэ чуть не лишилась чувств. Она уставилась на Цин Шуй. Разве она не делила с ним доходы от продажи черной рыбы 50/50? Куда делись все его деньги?
  - Как идет продажа Во всех смыслах питательного супа? - настроение Цин Шуй поднялось, ведь он общался с красивой Юй Хэ.
  - Все так, как ты и говорил: те люди, которые однажды попробовали его, теперь приходят за ним каждый день. Цин Шуй, неужели этот суп действительно обладает... этим... эффектом?
  Цин Шуй почувствовал дрожь возбуждения и посмотрел на сконфуженную, нервничающую Юй Хэ. Он не мог немного не подразнить эту зрелую госпожу.
  - Хм, каким эффектом? - Цин Шуй состроил предельно серьезное лицо.
  - Эффект, где мужчина и женщина - оба сильны! - быстро и бессвязно пробормотала Юй Хэ.
  - А, этот. Естественно, я говорил тебе об этом ранее. После этого супа мужчина может выдержать три круга великой войны и удовлетворить все желания своей женщины... Ой, не уходи! Ведь ты сама хотела узнать об этом! - Цин Шуй со смехом выкрикнул вслед Юй Хэ.
  Во время обеда с Юй Хэ Цин Шуй снова настоял на разговоре об эффектах черепашьего супа, что спровоцировало Юй Хэ запихивать его едой с целью заткнуть его.
  После обеда число пациентов Цин Шуй увеличилось в несколько раз. Все было благодаря рекламе его утренних пациентов, особенно парню, хромавшему 20 лет. За очень короткое время новость о больнице Цин Шуй уже была широко известна!
  Не то, чтобы он устал - он просто к этому еще не привык. Когда он вернулся в медицинскую лавку рода Цин, его семья, естественно, стала задавать его вопросы. Цин Шуй знал, что они делали это потому, что переживали за него. Поэтому он лениво болтал и просто проводил время с ними вместе.
  На следующее утро, когда Цин Шуй проснулся, он почувствовал беспокойство. Завтра он наберет достаточно опыта, чтобы открыть рецепт гранулы Пяти драконов! Как он может не волноваться?
  После завтрака Цин Шуй поспешил в свою Боевую больницу. Может быть, было еще слишком рано, но посетителей не было. Цин Шуй открыл дверь, сел за стол и потерялся в своих мечтах.
  Несколько часов спустя начали прибывать пациенты. Однако у них были какие-то обычные болезни вроде простуды. Цин Шуй даже не взял с них денег, предписав им бесплатные лекарства. Бедным и страдающим людям он вовсе не возражал помогать бесплатно. Он мог расценивать это как накопление кармы.
  Когда Цин Шуй отпустил первую партию пациентов, в больницу ворвалась женщина. Точнее, женщина, держащая на руках маленького ребенка.
  - Доктор, быстрее взгляните на мою дочь! - его поразил мелодичный, полный паники голос.
  Цин Шуй невольно взглянул на дитя, которое держала женщина. Девочке было около двух лет, глаза ее были закрыты, дыхание - учащенное и поверхностное. Ее изящное личико было невероятно бледным.
  Цин Шуй перевел взгляд на женщину, и его сердце затрепетало. Ей было около 25-26 лет, на ней была грубая одежда. Но она не могла скрыть ее сияния. Ее лицо было нетронуто макияжем, и это никак не портило ее красоту. У нее были глаза феникса, округлая грудь, острые плечи и изящная шея. Все это говорило о ее благородном происхождении.
  Цин Шуй был безмерно шокирован тем, что такая молодая замужняя женщина носит такую заурядную одежду, которая придает ей своего рода святую ауру. Без сомнения, она была красавицей!
  - Дайте мне ребенка! - Цин Шуй поднял девочку, одной рукой изучая ее.
  - Доктор, ну что? Есть какое-то лечение для моей дочери? - спросила молодая красивая женщина.
  Цин Шуй был слегка поражен. Казалось, эта женщина знала, от какой болезни страдает ее дочь. Однако не было никакого способа спросить ее об этом прямо.
  - Вы посещали раньше другие больницы?
  - Ах... Все они сказали, что моя дочь слаба от рождения и не сможет пережить определенный возраст. Они не могли предложить никакого лечения, - женщина вздохнула, как будто заранее знала результат и пришла сюда, чтобы бросить вызов остаткам надежды.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/6119
  Переводчики: kent
  
  Глава 131. Рецепт гранулы Пяти драконов
  - Ах... Все они сказали, что моя дочь слаба от рождения и не сможет пережить определенный возраст. Они не могли предложить никакого лечения, - женщина вздохнула, как будто заранее знала результат и пришла сюда, чтобы бороться за последний шанс для ее дочери!
  Цин Шуй не был удивлен. Ситуация маленькой девочки была похожа на его собственную, когда он был младше, только хуже. Цин Шуй еще раз взглянул на девочку. Она была изящной и безупречной, как прекрасно обработанный нефрит, и понравилась бы каждому, кто увидел ее. Но ее глаза были плотно закрыты, а ее бледное лицо - искажено болью.
  - Я могу вылечить ее, но дитя еще слишком юное. Я могу лишь делать кое-какие процедуры ежедневно, и настаиваю на том, что это нужно будет делать долгое время. Вам нужно будет ежедневно приходить ко мне.
  Сказав это, Цин Шуй применил Ци из Древней техники усиления, чтобы успокоить точки и потоки крови в голове девочки и изменить состояние ее врожденной слабости. Было очень плохо, что девочка была так мала и он мог лишь смягчать ее состояние.
  - Правда? Вы правда можете вылечить ее? Вы говорите правду? - удивленно сказала госпожа. Она была так удивлена, что бессознательно схватила Цин Шуй за руку.
  Цин Шуй утвердительно кивнул!
  Женщина осознала, что все еще держит Цин Шуй за руку и отпустила ее. Краска залила ее лицо, добавляя ее открытому лицу особый шарм.
  Цин Шуй держал малютку и проводил рукой по ее спине. Ее маленькое личико стало розоветь, а ее глаза с длинными ресницами медленно открылись.
  Кристально-чистые большие глаза в сочетании с ее изящным маленьким личиком - она была словно кукла. Она моргала и смотрела на Цин Шуй. Она была очень милой!
  Цин Шуй мягко улыбнулся малютке. Ему нравилось держать ее на руках. Нужно было признать, что девочка вызывала сильную симпатию. Только одна ее милая внешность могла завоевать сердца многих. Те, кто видел ее, однозначно хотели подержать и потискать ее.
  - По-моему, у нас взаимная симпатия! - мягко сказал Цин Шуй, глядя на малютку. - Ладно, на сегодня достаточно. Теперь вам нужно ежедневно приходить сюда. Самое большее это займет полгода, после чего она будет полностью здорова! - Цин Шуй вернул девочку госпоже.
  Поначалу у госпожи не было никаких ожиданий. Она была почти во всех окрестных больницах, но ответом ей служило утверждение, что только алхимик уровня Сяньтянь сможет помочь ее дочери. Однако, у нее не было времени, чтобы ждать, поэтому, даже если она нашла бы алхимика уровня Сяньтянь, возможно, было бы уже слишком поздно.
  В отчаянии она стала носить свою дочь везде в поисках больниц и в надежде на чудо. Она начинала поиски рано утром, когда многие больницы были еще закрыты, стуча в одну дверь за другой, но единственным ответом было то, что это не в их силах. Или же двери вовсе не открывали.
  Она видела, что жизненные силы ее дочери угасают, и ее собственное сердце падало в пропасть. Отчаяние, безнадежность, горе мучили ее. Горе было ножом, разрезающим ее сердце. Ее чувства делали ее жизнь хуже смерти.
  Она попала в Боевую больницу, которая только открылась, и ни секунды не думая, вошла, оцепеневшая от предыдущих разочарований.
  - Доктор... сколько... сколько это будет стоить? - госпожа приняла на руки ребенка и спросила, ощущая нерешительность.
  Цин Шуй мог сказать, что у нее проблемы, и улыбнулся ей, сказав:
  - Мне кажется, у нас с малюткой возникла взаимная симпатия, так что забудьте обо всякой оплате! Я надеюсь увидеть ее здоровой и счастливой!
  - Но как? Доктор, просто скажите мне стоимость, и я заплачу, я точно заплачу.
  Цин Шуй был тронут ее поведением. Он ей сопереживал.
  - Тогда скажите, сколько у вас сейчас денег?
  - За прошлый год я потратила все мои деньги и даже продала свой дом. Но самое большое счастье - это возможность моей дочери выздороветь. Я сделаю все, чтобы найти работу и заработать денег. Доктор, можете быть уверены. Вы - мой спаситель, так что что бы не случилось, я не буду отсрочивать свою оплату вашего лечения, - искренне сказала женщина и улыбнулась. Каждый в ее решительном голосе услышал бы, несмотря на его жесткость и усталость, что она обязательно заплатит деньги.
  - Вы берете свою дочь и скитаетесь, где попало. А где же ваш муж? - Цин Шуй не мог и помыслить, как кто-то мог позволить такой красивой женщине оказаться в таком затруднительном положении.
  - Муж? Хах, он оставил меня ради госпожи с силой! - она насмешливо хмыкнула, ее взгляд устремился вдаль, будто она поддалась воспоминаниям.
  - Извините, я заставил вас вспомнить ужасные события, - неловко улыбнулся Цин Шуй.
  - Ничего. Я уже было забыла о существовании того человека, пока вы не напомнили. Благодарю вас, доктор, я не забуду о вас! - сказав это, женщина развернулась и хотела уже уйти.
  - У вас сейчас нет ни гроша. Вас легко смогут обмануть, когда вы отправитесь искать работу со своей маленькой дочерью и в таком состоянии. Более того, ваша дочь еще очень мала. Сможете ли вы найти время для работы? - с утешением в голосе сказал Цин Шуй.
  Госпожа промолчала. По правде сказать, она уже искала работу. Те, кто нанимал ее себе в помощники, немедленно прогоняли ее, когда видели, что у нее есть ребенок, которого нельзя оставить без присмотра. Тех же, у кого были злые намерения, отвергала уже она.
  - Если вы не против, вы можете пойти со мной в медицинскую лавку рода Цин. Когда у вас будет время, вы можете помогать по хозяйству. Там у вас будет еда и кров. Так вам будет, где жить, и мне будет легче лечить малютку. Через полгода, если вы захотите уйти, я дам вам сумму, достаточную, чтобы вы сняли себе жилье. Если же вы захотите остаться - я буду только рад. Что вы об этом думаете?
  В итоге, она согласилась. Она никогда не забудет доброту, с которой к ней отнесся Цин Шуй. Если ей представится случай, она обязательно отплатит ему за его доброту.
  Приближался обед.
  - Сестра Минъюэ, пойдемте вместе. Я помогу вам нести Юйчан!
  Цин Шуй теперь знал, что эту красивую замужнюю молодую госпожу звали Минъюэ Гэлоу. Это имя интриговало его, но он не осмелился расспрашивать. Маленькую девочку звали Минъюэ Юйчан!
  Цин Шуй помог Минъюэ Гэлоу донести Юйчан до медицинской лавки рода Цин, которая была недалеко от больницы.
  У нее на сердце потеплело, когда она увидела свою дочь в руках мужчины по имени Цин Шуй. Она не плакала и не вела себя беспокойно. Вместо этого она мило щупала уши и нос Цин Шуй, пока он притворялся диким чудовищем и пугал ее, заставляя ее без остановки смеяться. В то же время ей было немного грустно. Мужчина без семьи едва ли была правильной семьей, а ребенок, не знающий отцовской любви - несчастный ребенок!
  Цин Шуй был очень счастлив, когда шел рядом с Минъюэ Гэлоу. Они постоянно дразнили Юйчан, и все втроем выглядели счастливой семьей.
  Поначалу Минъюэ Гэлоу немного волновалась. Но, когда она вошла в медицинскую лавку рода Цин и увидела радостно приветствующих ее членов рода Цин, он успокоилась и захотела остаться здесь.
  Цин И радостно взяла у Цин Шуй Юйчан. Любовь, льющаяся из ее глаз, поразила Минъюэ Гэлоу. Цин Шуй понимал, что, должно быть, его мать думает о своей собственной бедной дочери. Эта его сестра была примерно того же возраста, когда ее забрали.
  Они накрыли обед, чтобы поприветствовать Минъюэ Гэлоу и ее малютку. Цин И даже специально приготовила суп из черной рыбы для маленькой девочки. Остальные обедали черепашьим супом.
  "Хаха, рецепт гранулы Пяти драконов наконец открыт!".
  В Королевстве вечного фиолетового нефрита Цин Шуй радостно рассматривал рецепт гранулы Пяти драконов. Затем он помрачнел, увидев, что он более высокой сложности, чем рецепт маленькой восстанавливающей гранулы. Кроме того, что для нее требовался тысячелетний снежный лотос, так еще и рога тысячелетнего оленя и трава, росшая на дьявольских чудовищах. Но Цин Шуй был благодарен, что требовались именно оленьи рога - он мог получить их от Байли Цзинвэй.
  Остальные ингредиенты можно было купить, и это навело Цин Шуй на мысль, что все, что можно купить за деньги, ничего не стоит. Подумав об этом, он почувствовал себя нелепо. Подумать только, у него не было денег, а он уже считал, что то, что можно купить, - не лучшее...
  Свойства гранулы Пяти драконов мгновенно нейтрализовывали все негативные эффекты, полностью обезвреживая яд, отражая духовные атаки, избавляя от галлюцинаций! За исключением внутренних ран и смертельных травм, она могла исцелить все внешние повреждения за очень короткое время и немного улучшить физическое состояние человека. Если это был не смертельный случай, но очень тяжелые раны, принятие этой гранулы Пяти драконов помогало продержаться человеку еще 24 часа!
  "Могущественная, своенравная. Достаточно было бы возможности полностью избавлять от всех негативных эффектов, но она также может исцелять внешние повреждения за короткое время. Более того, если травма не становится причиной мгновенной смерти, она помогает продержаться дополнительные 24 часа. За эти часы много чего может произойти".
  Древняя техника усиления уже прорвалась на уровень циркуляции Ци до 55 кругов, что немного улучшило его способности. Цин Шуй чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, когда видел улучшение своих способностей, хоть и небольшие. Пока улучшения были постоянными, он мог надеяться.
  Следующим лекарством в списке была большая восстанавливающая гранула, но для нее требовался опыт в 10 000. Цин Шуй знал, что было невозможно достигнуть этого за короткую продолжительность жизни, но все же ему было любопытно, какими эффектами обладала эта гранула, требуя такое абсурдное количество опыта.
  Он продвигался спокойно, но успешно. В его ежедневные дела добавился еще один пункт. Пока Юйчан не могла четко говорить. Ей нравилось цепляться к Цин Шуй, заставляя его носить ее с собой, когда у него было время. Всех из рода Цин, и даже Минъюэ Гэлоу, это очень удивляло.
  Поэтому Цин Шуй часто дразнили. Цин Ю даже предложил Цин Шуй взять эту девочку в свои дочки, от чего все разразились смехом.
  Но Цин Шуй не было смешно. Потому что девочка действительно начала звать его "папой" благодаря подстрекательству Цин Ю.
  По первой Цин Шуй чуть не лишался чувств. Но время шло, девочка все больше так называла его, и Цин Шуй больше не казалось это странным. Она назвала его "папой" так много раз, что он уже привык.
  Дни шли, и репутация Боевой больницы распространялась все дальше и дальше. За его консультацией приезжали даже из других городов.
  - Это вы - врач из Боевой больницы? - голос, преисполненный презрения, вернул Цин Шуй в чувство.
  Цин Шуй вздрогнул, когда увидел роскошно одетого юношу. Ему не понравился его тон. В нем слышалось, будто он был самым неподражаемым человеком во всем мире девяти континентов!
  - Ммм, это я. Что вас беспокоит? - хоть Цин Шуй и основал больницу, он сделал это не ради денег. Поэтому, если к нему на консультацию придут неискренние люди, он и палец о палец не ударит.
  - Не меня. Пойдемте с нами. Наш юный господин хочет встретиться с вами, - сказав это, юноша просто вышел наружу.
  Цин Шуй остался равнодушным, покачал головой и продолжил смотреть по сторонам. Ему не нравились такие слуги, которые ни во что не ставили других. Они были просто отвратительны.
  Юноша вышел, но понял, что за ним никто не идет. Он разозлился - врач из маленькой больницы осмеливается быть таким дерзким.
  - Ты не слышал, я...
  - Убирайся!
  Цин Шуй прервал его на полуслове, даже не подняв головы. От этого юноша пораженно посмотрел на него. Он даже забыл о ненависти.
  - Ты, плут, ты знаешь, кто я? - юноша стиснул зубы и злобно посмотрел на Цин Шуй.
  Цин Шуй улыбнулся, глядя на возмущенного юношу, и просто сказал:
  - Ну точно пес!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/6120
  Переводчики: kent
  
  Глава 132. Нет спасения на грани смерти
  Цин Шуй улыбнулся, глядя на возмущенного юношу, и просто сказал:
  - Ну точно пес!
  - Хорошо, хорошо! Я заставлю тебя пожалеть о твоих словах, - юноша тяжело дышал и пыхтел от гнева, а потом развернулся и ушел. Цин Шуй даже было неинтересно возиться с такими людьми.
  - Доктор, меня беспокоит что-то в районе головы! - раздался мелодичный, живой голос, полный привлекательности.
  Цин Шуй, услышав этот голос, даже не поднял голову. Горькая улыбка отразилась на его лице.
  - Мой большой босс, сестра У-Шуан. Бедняжка, почему твоя голова болит? Подойди, позволь мне погладить ее, - Цин Шуй пленительно ухмыльнулся Вэньжэнь У-Шуан.
  - Говорят, что эта Боевая больница - самая популярная в Городе Сотни Миль. Почему ты не сказал мне, что это ты открыл ее? Ты не считаешь меня своим другом? - Вэньжэнь У-Шуан пристально смотрела на Цин Шуй.
  - Хе-хе, конечно же, я считаю тебя своим другом. И уже давно ќ- своим собственным. Я никому ничего не сообщил, потому что не хочу никого беспокоить, - спокойно сказал Цин Шуй. Он бессознательно начал гладить голову У-Шуан.
  У-Шуан засмеялась, но все же краска залила ее лицо. Она вдруг поняла, что имел ввиду Цин Шуй, сказав, что давно считает ее "своим собственным другом"...
  - Твои медицинские навыки уже более впечатляют, чем у некоторых других алхимиков Сяньтянь. Почему ты обосновался здесь? Только не говори мне, чтобы заработать денег.
  - Конечно, я делаю это ради денег, - Цин Шуй спокойно улыбнулся и начал машинально рисовать на листе бумаги.
  - Тогда почему ты прогнал того парня? Хоть он всего лишь слуга, но он из состоятельного рода Дун. Тебе следовало бы знать, что богатые люди больше всего боятся смерти, - немного в замешательстве спросила Вэньжэнь У-Шуан.
  - У меня есть несколько своих правил. Я не собираюсь лечить таких людей. Что же касается остальных, даже если у них нет денег, я не буду возражать против их лечения!
  - Ты имеешь ввиду, например, мать и дочь, которые только что ушли в медицинскую лавку рода Цин? Я видела этого маленького ангела, - красивые глаза У-Шуан блеснули, когда она сказала это. Казалось, она была тронута.
  - Когда ты была маленькой, ты, должно быть, была таким же ангелочком, - слегка улыбнувшись, поддразнил ее Цин Шуй.
  - То есть ты говоришь, что сейчас я не ангел?
  - Ты - красавица, сошедшая с небес. Но я недоумеваю - ради кого ты спустилась? Я буду очень ревновать к этому человеку! - поспешно сказал Цин Шуй, довольно правдиво.
  - Хм, я больше не буду болтать с тобой о всякой ерунде. Хм, о, да - каким людям ты собираешься отказывать в лечении? Скажи мне, я очень любопытная! - спросила Вэньжэнь У-Шуан, пока Цин Шуй продолжал рисовать на листе бумаги.
  - Тем, у которых в ауре чувствуется слишком много намерения убить.
  - Но почему?
  - Они слишком часто устраивают резню, поэтому должны быть готовы умереть в любой момент. Если они умрут, значит, такова воля небес, - загадочно объяснил Цин Шуй.
  - И, кому еще?
  - Тем, которые слишком подвержены крайностям - либо слишком добрым, либо слишком злым. И тем, кто слишком верен стране, так же, как и изменникам!
  - Я понимаю, почему ты не хочешь лечить слишком злых. Но что насчет тех, кто слишком добр по натуре? И почему - изменников и патриотов? - с любопытством спросила У-Шуан.
  - Те, кто слишком верен, может считаться изменником. Изменники, с другой стороны, тоже могут считаться верными. Такие люди заслуживают смерти. Зло живет в тех, чья доброта слишком ослепительна. Почти все, кто "слишком добр" - люди, жаждущие славы. Такие люди тоже умрут молодыми, и я не собираюсь лечить их, - Цин Шуй не вдавался в подробности и лепетал У-Шуан какую-то чушь.
  - Как доброта может стремиться к славе?
  Цин Шуй взглянул на неизменившееся выражение лица У-Шуан и продолжил:
  - Те, кто выглядят невероятно добрыми, делают это ради репутации или денег. А иначе, зачем им хотеть выйти на свет. Если они тратят бешеные деньги на благотворительность, ты не задумываешься, откуда они берут эти деньги? Наверняка, они добыты жестокими методами. А потом использовать деньги, добытые такими способами, на благотворительность - ты не находишь, что таким образом они ищут славы?
  - И, кому еще? - казалось, У-Шуан заинтересовалась.
  - Тем, кто невероятно беден, и тем, кто невероятно богат. Особенно тем, кто готов пойти на все ради денег! - засмеялся Цин Шуй.
  У-Шуан безмолвно смотрела на Цин Шуй, но в ее глазах видно было не прозвучавший вопрос.
  - Слишком бедные очень много страдали, поэтому смерть для них может расцениваться как своего рода облегчение. Слишком богатые чрезмерно наслаждались своей жизнью. Для них смерть можно считать формой "конфискации". Те, кто готов ради денег пойти на все, творят ужасные дела, поэтому заслуживают смерти, - Цин Шуй положил карандаш, которым рисовал, и начал легонько постукивать по столу, набивая легкий ритм.
  - И, кому еще? - кажется, любопытство У-Шуан достигло своего предела: ее красивые глаза сверкали сказочным светом.
  - Тем, которые не так на меня посмотрели. Тем, у кого нет денег. Тем, кто более красив, чем я. Тем, у кого красивые девушки или жены...
  - Стоп-стоп-стоп! Лучше скажи, кого ты согласен лечить! - Вэньжэнь У-Шуан беспомощно смотрела на Цин Шуй.
  - Я буду исцелять только таких, как ты: незанятых бесподобных красавиц, - засмеялся Цин Шуй.
  - А что насчет платы за консультацию? - томным, мелодичным голосом спросила Вэньжэнь У-Шуан. Она вспыхнула.
  - Выйти за меня... будет достаточно!
  Вэньжэнь У-Шуан закатила глаза.
  - Ладно, мне не следует так много шутить с тобой. У меня есть просьба, и мне требуется твоя помощь.
  - Расскажи мне. В этом огромном мире, просто встретить тебя - уже судьба. Среди миллиардов людей тех, кого я знаю, всего 50. Ты занимаешь особое место в моем сердце. Неважно, что тебе нужно, если я могу помочь, я помогу. Даже если это не в моих силах, я все равно сделаю все возможное ради тебя, - несерьезно сказал Цин Шуй, но его слова шли прямо от сердца. В этом мире Цин Шуй чувствовал себя в разы свободнее, чем в своем прежнем мире. Ко многим вещам он относился легко, как к шутке. Но более всего он ценил людей, которые были ему дороги - неважно, родственников или знакомых.
  - Знаешь, почему я тогда пострадала от Королевской змеи золотых колец? Знаешь, что она охраняла?
  Глаза Цин Шуй блеснули. Каждый сошел бы с ума, имея шанс заполучить небесные материалы и земные сокровища. То, что охраняло дьявольское чудовище, должно было быть поистине хорошей штукой! Но, из-за недостатка сведений, Цин Шуй не смог сформулировать свое предположение.
  - Хм, я не могу угадать. Но точно то, что может взволновать тебя, должно быть ценным сокровищем, - воскликнул Цин Шуй.
  - Это - фрукт Змеи золотых колец!
  - Фрукт Змеи золотых колец? Какими свойствами он обладает? - Цин Шуй чувствовал, что его любопытство возбуждено до крайности. Этот фрукт как-то связан со Змеей золотых колец, верно?
  - Проглотив его, ты приобретешь двойное количество устойчивости против змеиного яда. А также сможешь продлить свою молодость еще на 10 дополнительных лет, - Вэньжэнь У-Шуан легко засмеялась.
  - Я не думал, что ты, с такой бесподобной красотой, несравнимой с красавицами древности и настоящих дней, такая красивая, словно лотос и нефрит, будешь так много внимания уделять своей внешности, - глаза Цин Шуй затуманились, когда он погрузился в описание красоты У-Шуан.
  - Я действительно так прекрасна? - радостно спросила У-Шуан, услышав похвалу Цин Шуй.
  - Конечно, мои слова даже ценнее, чем чистое золото.
  - Если это так, я должна буду еще больше внимания уделять своей внешности. Хоть у культиваторов Сяньтянь продолжительность жизни составляет 500 лет, их период молодости всего лишь на 20-30 лет дольше, чем у обычных людей. Для них 40 лет - это предел, после которого их юность начинает увядать. У нас юность может длиться примерно до 70 лет. Поэтому сейчас нужно очень позаботиться о внешности, иначе в будущем я буду выглядеть, как бабушка...
  Неудивительно поэтому, что лекарства и гранулы, способные увеличивать период юности, так высоко ценились. Не говоря о женщинах, даже мужчины жаждали заполучить их. Эти травы и лекарства было не так-то просто купить, даже имея достаточно денег.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/6121
  Переводчики: kent
  
  Глава 133. Красивая Минъюэ Гэлоу
  - Ты хочешь, чтобы я разобрался с Королевской змеей золотых колец? - Цин Шуй не боялся яда Королевской змеи - ему не казалась ужасной перспектива сражения с дьявольским чудовищем. Сейчас Цин Шуй был абсолютно уверен в своих способностях.
  - Хм, я думала об этом раньше. После того, как мне удалось спастись, и после того, как я съела два фрукта чистого ветра. Могу с уверенностью сказать, что остаться невредимыми не станет для нас проблемой. Более того, твои медицинские навыки так хороши, что вообще не о чем беспокоиться.
  Цин Шуй смотрел на У-Шуан и понимал, что его собственная личность претерпела изменения. Он стал более дружелюбным и естественным. Ему нравилось заводить новых друзей, а в будущем, если он отправиться в неведомые, странные места, как тепло ему будет на душе, если с ним рядом будет кто-то знакомый.
  - Отлично. Я хочу посмотреть, как выглядит Королевская змея. Когда придет время, я помогу тебе обезвредить яд... Я могу сделать это снова... хе-хе, когда ты хочешь отправиться? - Цин Шуй чувствовал, что будет очень скучно все время сидеть здесь взаперти, поэтому иногда ему следует делать что-нибудь захватывающее.
  - Если ты не против, мы отправимся завтра. А теперь тебе следует подготовиться, - Вэньжэнь У-Шуан вспыхнула.
  Больше никого не было, поэтому Цин Шуй и У-Шуан лениво болтали в Боевой больнице. Это выглядело так повседневно, будто два приятеля собрались поболтать о том, о сем под лучами солнца.
  - Юный господин, это - Боевая больница! - внезапно раздался голос, прервав беседу Цин Шуй и У-Шуан!
  Это был юноша, которого ранее прогнал Цин Шуй. Но теперь с ним было более 10 человек. Во главе, стоя рядом с тем юношей, стоял другой юноша с величественным видом. Ему было около 30 лет, у него были искренние глаза, украшенные красивыми бровями.
  - Я учтиво говорил с ним, но он унизил не только меня, но и юного господина! - юнец, приукрасив историю ложью, смотрел на юного господина.
  - Ах, Ван, отойди, - пренебрежительно распорядился юный господин.
  После этого он направил свой взгляд на Цин Шуй. Увидев Вэньжэнь У-Шуан, его, его глаза вспыхнули, но он продолжал смотреть на Цин Шуй.
  - Доктор, приношу свои извинения за действия моего подчиненного.
  Цин Шуй бросил взгляд на юного господина.
  - Все в порядке. Я тут пытаюсь управлять больницей. Вы намереваетесь снести ее, притащив с собой так много людей?
  Юный господин застыл, а затем взглянул на людей позади себя.
  - Возвращайтесь. Разве я не говорил вам, ребята, чтобы вы не шли за мной? Почему вы все еще здесь? Ван, отведи их обратно.
  - Юный господин, Мастер не позволил их покидать юного господина.
  - То есть ты говоришь, что мои слова ничего не стоят? - лицо юного господина похолодело.
  - Хорошо-хорошо, мы уже возвращаемся. Все, возвращаемся! - Ван беспомощно бросил взгляд на юного господина и удалился.
  - Доктор, вы видите...
  - Что ж, неплохая работа, теперь вы можете идти, я очень занят! - Цин Шуй лениво перебил юного господина, который от этих слов застыл там, где стоял.
  - Доктор, я действительно очень сильно прошу вас о помощи.
  - Есть три случая, когда я не провожу консультации. Сегодня вам не повезло, - сказал Цин Шуй и взглянул на У-Шуан, которая вот-вот расхохоталась бы.
  - Ах! Доктор, вы не могли бы мне сказать об этих трех случаях? Тогда я приду, когда вы будете свободны, - прямо спросил юный господин.
  - Первый случай: когда я разговариваю с красивыми девушками. Второй случай: когда пациент мне неприятен. Третий случай: когда я в плохом настроении. К сожалению, сегодня ваша удача отвернулась от вас - вы подошли под все три случая, - Цин Шуй даже не открыл глаза, когда говорил.
  Юный господин глупо стоял тут, пока У-Шуан разрывалась от смеха, глядя на его подавленное лицо.
  Постепенно юный господин стал "успокаиваться", когда пораженно смотрел на смеющуюся У-Шуан. Его сердце затрепетало.
  - Прекрати пялиться на мою женщину. Осторожно, пока я не выкинул тебя отсюда, - легкий голос дошел до ушей юного господина. - А!
  - Ай, я ничего не имел ввиду, просто ваша жена - очень красивая. Это было ненамеренно! - неловко ответил юный господин.
  Вэньжэнь У-Шуан, пораженно ахнув, подняла глаза на Цин Шуй. Сердце Цин Шуй забилось быстрее, когда он понял, что она не опровергла слова юного господина. По всей видимости, она не видела в этом необходимости.
  - Доктор, я...
  - Хорошо, если вы хотите, чтобы я вылечил ваш недуг, тогда через полмесяца принесите несколько 2 000-летних трав, тысячелетний женьшень и тысячелетний снежный лотос. Помните об этом, а иначе - не беспокойте меня. Я только даю вам шанс. Кстати, ваш недуг могу вылечить только я. Вам больше не нужно ничего говорить, пожалуйста, возвращайтесь, - улыбнулся Цин Шуй.
  Уважение мелькнуло в глазах юного господина, перед тем как он поклонился и ушел.
  - Ты хочешь сказать, что знаешь, какой у него недуг? - недоверчиво спросила У-Шуан.
  - Хе-хе, он родился с недостатком элемента Ян в организме. Его мужское достоинство неспособно становиться твердым, поэтому он не способен насладиться радостью воссоединения мужчины и женщины, - засмеялся Цин Шуй.
  - Ты дерзишь все больше и больше. Я больше не позволяю тебе говорить подобные вещи в моем присутствии, - лицо Вэньжэнь У-Шуан сияло как солнце, то ли от слов Цин Шуй, то ли от каких-то своих мыслей.
  - Но твой запрос был слишком чрезмерным. Откуда ты знаешь, что он сможет себе позволить заплатить за это? - Вэньжэнь У-Шуан осознала, что Цин Шуй был очень интересным. Этот умный и своенравный маленький мужчина всегда удивлял ее.
  - Хе-хе, положение этого юного господина - исключительное. Среди его телохранителей были трое уровня Сяньтянь, остальные - вершины Хоутянь. Хоть я и не уверен насчет того, какова точно его сила, он, без сомнения, тоже находится на уровне Сяньтянь, - Техника небесного видения Цин Шуй позволяла ему быстро оценить силу других культиваторов.
  - Ох, ладно. Я загляну к тебе завтра перед тем, как мы отправимся в Долину золотого кольца! - У-Шуан улыбнулась и ушла.
  Глядя на сегодняшний заработок, - стопку медных монет - Цин Шуй не был уверен, что чувствует. Он не хотел принимать деньги, но бедные пациенты настаивали на оплате. Раз так, он решил брать с каждого медную монету и расценивать свою работу как прибавку к карме.
  Закрыв двери, Цин Шуй убрал бутыли с золотой лекарственной мазью. Он не особо боялся воров - в конце концов, здесь не было ничего по-настоящему ценного.
  Небо уже потемнело, и лучи заходящего солнца окрасили город в красивый цвет. Цин Шуй шел по улицам, чувствуя покой. Это чувство было невероятно чудесным и даже дарило ему ощущение блаженства.
  Хотя Цин Шуй весь день консультировал, он не устал. Он вернулся в медицинский зал рода Цин. Цин И как раз обнимала прелестную маленькую девочку с макияжем, играя с ней.
  Заметив Цин Шуй, девочка радостно назвала его папой. Цин И засмеялась и посмотрела на Цин Шуй. Было весело наблюдать неловкость на лице своего сына.
  - Папа, обнять, обнять!
  Возможно, из-за естественного расположения Цин Шуй, или, возможно, из-за перемещения ей энергии из Древней техники усиления, но между прелестной девочкой и Цин Шуй развились уникальные отношения. Их близость была почти родственной!
  Или потому, что Цин Шуй был тем, кто спас девочку из когтей смерти. В сердце маленькой девочки Цин Шуй уже занял огромное, важное место.
  Цин Шуй, смеясь, сгреб в объятия Юйчан.
  - Мама, завтра я должен буду отправиться в путь и вернусь только спустя полмесяца.
  - Ох, ладно. Будь осторожен и заботься о себе! Сегодня вечером я что-нибудь приготовлю, чтобы все мы вместе смогли поболтать и поужинать.
  - Девочка, где твоя мама? - Цин Шуй обнимал малютку и кружил ее в воздухе.
  - Мыть, одежда! - если бы не частое взаимодействие Цин Шу и девочки, ему однозначно было бы трудно понимать, о чем она говорит. Даже теперь он должен был угадывать и пытаться понять значение речи маленькой девочки.
  Взяв девочку с собой в ванную комнату, Цин Шуй наконец наткнулся на Минъюэ Гэлоу. Хоть Цин Шуй и видел ее ежедневно, его все еще привлекала ее материнская любовь и изящество. Ее изящное и зрелое лицо производило такое впечатление, будто она никогда не злилась. Ее чувственная фигура ничуть не проигрывала Юй Хэ. Возможно, часть ее очарования была в маленькой девочке - материнская любовь делала Минъюэ невероятно привлекательной.
  Женщина всегда будет считаться самой красивой, когда будет улыбаться, выражая материнскую любовь, и держать на руках свое дитя.
  - Сестра Минъюэ...
  Цин Шуй внезапно увидел, что среди груды одежды, которую стирала Минъюэ, было его одеяние, которое он выбросил в стирку сегодня в обед. Должно быть, она заметила это.
  - Хм, Цин Шуй, ты уже вернулся. Ты измотан? - радостно спросила Минъюэ Гэлоу, поднявшись.
  Цин Шуй быстро взглянул на белоснежные руки Минъюэ, когда она подняла их, чтобы пригладить несколько прядей выбившихся волос. Ненамеренно у нее получилось сделать это очень изящно. Она казалась святой, и даже ореол окружал ее голову.
  - Верно. Сестра Минъюэ, не обременяй себя моей одеждой, я сам в состоянии постирать ее! - немного смущенно заявил Цин Шуй.
  - Почему ты свысока смотришь на сестру? Ты хочешь сказать, что я плохо стираю? - Минъюэ подняла руку и нежно сжала носик малютки, заставив ее хихикать, уклоняясь.
  - Я все думаю, повезет ли мне когда-нибудь иметь такую красивую жену и такую прелестную дочь, как Минъюэ и Юйчан. Тогда я буду очень счастлив, - Цин Шуй обнял милую девочку и начал над ней подшучивать вместе с ее матерью. Слышался их веселый смех. На душе у Цин Шуй потеплело.
  - Как я могу свысока смотреть на сестру. Просто погода холодная, и вода может повредить твои руки. Когда люди увидят это, они скажут, что вместо того, чтобы тебя защищать, я издеваюсь над тобой, - подразнил ее Цин Шуй.
  - Хе-хе, о такой женщине, как я, никто вообще не станет беспокоиться. Спасибо тебе за спасение девочки. Ты добр к сестре, я за всю свою жизнь не смогу отплатить тебе, - улыбнулась Минъюэ Гэлоу.
  - Хах, я уже говорил, судьба соединила меня с ней. Не важно, что, где и когда - эта девочка будет считаться моей родственницей. Так или иначе, сестра, ты еще цветешь, поэтому не будь столь отрицательно настроена. Заботься о себе и о малютке и не думай слишком много о плохом. Не важно, в чем тебе понадобится помощь, не забудь разыскать меня, а иначе я разозлюсь!
  Невозможно, чтобы Минъюэ не была тронута словами Цин Шуй. Ее благодарность была неописуема, как к человеку, приславшему уголь среди зимы. Она пыталась выяснить мотивы Цин Шуй, почему он хотел делать это. Если из-за ее красоты, она бы согласилась с его волей без колебаний. Не потому, что Цин Шуй был подлым и развратным, а из чувства благодарности.
  - Сестра Минъюэ, мне придется отсутствовать около полумесяца. Тебе не стоит волноваться о состоянии своей малютки. Просто оставайся здесь, пока я не вернусь, и веди себя, как дома, - Цин Шуй знал, что ее единственной родственницей была ее дочь. Слабая женщина, воспитывающая ребенка - как сложно им выжить?
  На второе утро спозаранку Вэньжэнь У-Шуан прибыла в медицинскую лавку рода Цин. Когда Минъюэ заметила Цин Шуй с такой неземной красавицей, она вдруг поняла. У Цин Шуй было настоящее сердце доктора. Он действительно предложил ей помощь, потому что заботился о ней, а не из-за ее красоты. Она думала о дочери, называющей его папой. Минъюэ чувствовала себя счастливой, на ее лице играла чистая, беззаботная улыбка.
  А в это время Цин Шуй почувствовал, что только такая женщина, обладающая способностями, достойна его!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/6122
  Переводчики: kent
  
  Глава 134. Путешествие в компании красавицы
  
  - Это действительно так смешно? - Цин Шуй смотрел на Вэньжэнь У-Шуан, которая смеялась без остановки во время их путешествия. Он был мрачен.
  Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан ехали в карете, запряженной лошадью. Цин Шуй был возницей, а Вэньжэнь У-Шуан указывала путь. Поэтому штора, закрывающая окно между возницей и внутренней частью кареты, была откинута. Одна внутри кареты, другой снаружи - оба весело болтали, коротая время.
  Когда утром они уезжали, Юйчан обнимала Цин Шуй, называла его папой и не отпускала его в поездку. Вэньжэнь У-Шуан видела всю эту сцену и даже сама подошла обнять девочку.
  Каждый раз, когда она вспоминала, как Цин Шуй без толку пытался уговорить маленькую девочку, ей становилось смешно. Они едва ли проделали путь в несколько ли, а Вэньжэнь У-Шуан смеялась уже в третий раз. Ее мелодичный смех был немного своенравным, но изящным. Можно было подумать, что, неважно, что делает красавица, - она всегда делает это красиво.
  - Смешно, очень смешно. Когда я думаю о том, как ты выглядел, я не могу не смеяться.
  Цин Шуй промолчал. В воздухе слышался только мелодичный смех Вэньжэнь У-Шуан. Цин Шуй выглядел угрюмым, хотя в душе чувствовал себя счастливым. В конце концов, эта веселая мысль была способна развеселить красавицу.
  - Я все-таки не понимаю. Что смешного в том, что моя дочь называет меня папой, - Цин Шуй повернул голову и тяжело уставился на торчащую грудь Вэньжэнь У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Шуан увидела взгляд Цин Шуй и легонько хлопнула его.
  - На что ты уставился? Ты уже мужчина с семьей и дочерь, тебе нужно хорошо с ними обращаться и перестать заигрывать с женщинами! Я так завидую твоему милому ребенку!
  Цин Шуй улыбнулся и сказал то, что заставило Вэньжэнь У-Шуан опустить штору:
  - Не стоит завидовать. Если хочешь, мы можем завести себе одного. Ребенок будет очень милым и прелестным! Кажется, тебе нравятся дети, ммм, не опускай штору... У-Шуан...
  Внезапно наступила тишина, и Цин Шуй стало не по себе. Вдруг его слова ранили ее... обычно, когда он шутил с ней, она так не злилась.
  Время медленно текло. Цин Шуй было от того, что Вэньжэнь У-Шуан не отвечала ему, когда он несколько раз обращался к ней. Он понял, что сильно ранил чувства Вэньжэнь У-Шуан. Ему стало совсем не по себе.
  - У-Шуан, какой дорогой мне следовать? Мы доехали до перекрестка, - Цин Шуй наконец выехал на перекресток. Он думал, что теперь она точно должна что-то сказать.
  Штора отодвинулась, и она указала Цин Шуй путь. Штора снова была задвинута - должно быть, настроение у нее было поистине мерзким. Даже ее красивые глаза слегка покраснели.
  - У-Шуан, прости меня. Я больше не буду говорить ничего подобного! - Цин Шуй торжественно и серьезно извинился.
  Вэньжэнь У-Шуан посмотрела на Цин Шуй. Ее взгляд был противоречивым. Она сказала:
  - Позволь мне рассказать тебе немного о своем прошлом. Я раньше никому не рассказывала об этом.
  - Хорошо! - Цин Шуй взглянул на унылую Вэньжэнь У-Шуан и продолжил молча править каретой.
  - Моя сестра и я - из обычной семьи, на самом деле, очень бедной семьи. Несмотря на это, мы четверо были очень счастливы. Сестра была на 8 лет старше меня. Когда мне исполнилось два года, с моим отцом случился несчастный случай. И так бедная, но все же счастливая семья в одно мгновение попала в отчаянную ситуацию. Моя мать пыталась выживать со мной и моей сестрой на протяжении трех лет. Это были очень тяжелые три года. В год, когда мне исполнилось пять лет, моя мать погибла от изнеможения. Моей сестре было 13, она стала брать меня с собой на рынок. Мы жили, не зная, когда нам удастся поесть в следующий раз. Так продолжалось до тех пор, пока мы не встретили моего мастера.
  Слушая ее грустный голос, Цин Шуй ощущал ее горе. А ведь это он в детстве считал себя несчастным, но у него, по крайней мере, была мать, которая любила его. Но у нее был другой случай.
  - Когда я услышала, что ты сказал, я подумала о своем прошлом. За детей нужно нести ответственность, растить их. Если в будущем у меня будут дети, я сделаю их самими счастливыми людьми в мире девяти континентов, - пробормотала Вэньжэнь-Шуан, будто во сне.
  
  "Так вышло, потому что мои слова были слишком безответственными", - горько подумал Цин Шуй.
  - У-Шуан, не грусти. Все уже кончилось, в будущем все будет хорошо. Мое положение не лучше твоего. Ты была пару раз в медицинской лавке рода Цин. Честно говоря, я никогда не встретил человека, которого смог бы называть отцом.
  Услышав слова Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан не смогла не взглянуть на Цин Шуй.
  Цин Шуй поделился с ней о том, что он знал, включая историю про род Янь.
  - Ты правда планируешь направиться к роду Янь через несколько лет, чтобы отплатить им за то, что они сделали? - слезы стекали по лицу Вэньжэнь У-Шуан, когда она слушала его историю. Особенно когда она услышала, что у Цин Шуй есть старшая сестра, которую забрали, когда ей был всего лишь год от роду.
  - Мне плевать, кто они, те, кто издевался над моей матерью, - они заплатят за то, что сделали. Каждый год отсрочки будет означать, что они должны будут заплатить в разы больше. Десять лет отсрочки будут означать, что они заплатят в 10 раз больше! - решительно и спокойно сказал Цин Шуй.
  - Твоя мать должна быть счастлива, имея такого сына. Но я надеюсь, что в будущем ты еще обдумаешь это и попробуешь найти решение проблемы, - искренне сказала Вэньжэнь У-Шуан, откинув в сторону свое горе.
  - У-Шуан, поэтому твоя сестра все еще не замужем? - Цин Шуй вспомнил, что Вэньжэнь У-Гоу одинока.
  Вэньжэнь У-Шуан вздохнула.
  - Сестра говорит, что еще не встретила мужчину, который бы ей понравился. Она говорит, что лучше проведет свою жизнь в одиночестве, чем с мужчиной, который ей не нравится.
  - У-Шуан, а что насчет тебя? Ты уже выросла. У тебя есть мужчина, который тебе нравится? Быстренько скажи своему старшему брату! Старший брат поможет тебе приглядеть за ним!
  - Нет! - Вэньжэнь У-Шуан не стала упрекать его за то, что он назвал себя старшим братом, хотя был младше нее, но все же она прямо отклонила его вопрос.
  - У тебя скрытые намерения. Я боюсь, что, если бы у меня был мужчина, который мне нравился бы, ты бы затыкал его своими иголками. Так что были бы серьезные последствия, - щеки Вэньжэнь У-Шуан залились краской, возможно, от упоминания акупунктуры, вспомнив, как ее лечил Цин Шуй.
  - Хе-хе, ты хорошо меня знаешь. Если бы я узнал, что у кого-то есть злые намерения насчет тебя, я бы так затыкал его, что он ушел бы от меня в таком же состоянии, как тот юноша, который вчера приходил за лечением.
  Вэньжэнь У-Шуан была ошеломлена. Она вспомнила о юноше, у которого была нехватка энергии Янь или что-то вроде того, отчего он страдал импотенцией и не имел возможности иметь дело с женщинами...
  - У-Шуан, мне нужно кое-что обсудить с тобой! - внезапно заявил Цин Шуй.
  - О, давай!
  - Ты бы хотела присоединиться к Секте небесного меча? - Цин Шуй вспомнил, что его красивый мастер говорил ему, что культиватор Сяньтянь может присоединиться к Секте небесного меча в качестве защитника по рекомендации.
  - Секта небесного меча - самая крупная секта в стране Цан Лан. Кто не захочет присоединиться к ней? Ужасно, что присоединиться к ней возможно только по рекомендации по крайней мере защитника главной ветви, - Вэньжэнь У-Шуан вздохнула.
  - Хоть я и не защитник, я смогу рекомендовать тебя. Почему бы тебе через некоторое время не отправиться в Секту небесного меча вместе со мной? - Цин Шуй хотел использовать Секту небесного меча, чтобы порисоваться.
  - Ммм, а я и забыла, что ты - ученик в Секте небесного меча. Хорошо, я надеюсь, что твоей репутации достаточно! - Вэньжэнь У-Шуан посмотрела на Цин Шуй.
  Ее улыбка была великолепна!
  Через три дня они уже были близко от Долины золотого кольца. Цин Шуй уже мог разглядеть вдали извилистые долины, плотно покрытые растительностью, деревьями, старыми виноградными лозами и сорняками.
  Здесь было множество возвышающихся, словно башни, деревьев. Их ветви были толщиной в человеческую руку. Цин Шуй был поражен - раньше он видел только маленькие деревья в его прежней жизни.
  Долина золотого кольца была названа так в честь Змей золотых колец, обитающих здесь. Многие места в мире девяти континентов назывались в честь дьявольских чудовищ или диких тварей, живущих в них. Прекрасным примером были Горы диких кабанов!
  - У-Шуан, ты смышленая, поэтому я научу тебе технике движений, - Цин Шуй думал о Гарцующем олене из Техники мимикрии девяти животных.
  Цин Шуй поднял руку.
  Вэньжэнь У-Шуан сомневалась, но в итоге взяла руку Цин Шуй.
  Цин Шуй снова испытал знакомое мягкое прикосновение. Он успокоился и не торопясь поделился с Вэньжэнь У-Шуан ключевыми моментами, демонстрируя ей движения Гарцующего оленя.
  Цин Шуй объяснял Вэньжэнь У-Шуан детали с учетом акупунктурных точек. Чтобы помочь Вэньжэнь У-Шуан понять лучше, он даже собственноручно показал одну за другой акупунктурные точки на ногах Вэньжэнь У-Шуан. Хоть это и было кокетливо, результат был очевиден.
  Вэньжэнь У-Шуан всегда умела замечать детали и быстро все схватывала. Но все же она не смогла достичь Сяньтянь раньше.
  - Вау, поразительно, она сильно увеличивает скорость. С другой стороны, она сильно уменьшает количество Ци! - Вэньжэнь У-Шуан весело использовала Гарцующего оленя и прыгала с такой грациозностью, что это выглядело очень очаровательно.
  Цин Шуй радостно наблюдал за ней. Подумать только - позиция Гарцующего оленя менялась в зависимости от того, кто ее применял. У него она выглядела более текучей, а у Вэньжэнь У-Шуан - грациозной. Одинаковыми были ловкость и скорость.
  Тренировка в Долине золотого кольца заняла у них полдня.
  Цин Шуй заметил, что скоро стемнеет. Он сказал:
  - У-Шуан, давай отдохнем здесь этой ночью и отправимся дальше завтрашним утром.
  - Ммм! Хорошо! - Вэньжэнь У-Шуан все еще была словно пьяна от счастья. В конце концов, техника движений была редкостью, поэтому каждый мечтал о возможности увеличения собственной скорости.
  Цин Шуй горько улыбнулся, глядя на то, как Вэньжэнь У-Шуан почти не обращает на него внимания. Только когда Цин Шуй закончил жарить мясо, Вэньжэнь У-Шуан остановилась и прибежала, чтобы усесться рядом с Цин Шуй. Цин Шуй добавил кое-какие приправы и продолжил жарить мясо, от которого распространялся прекрасный аромат.
  - Что ты думаешь? Ты хочешь переднюю ногу, заднюю ногу или член? - с улыбкой спросил Цин Шуй, держа в руках обе ножки ягненка и член.
  - Отвратительно! - улыбнулась Вэньжэнь У-Шуан и взяла переднюю ножку.
  Запах, а также навыки Цин Шуй были неплохи, к тому же он добавил пряности, которые приготовил сам. Хоть еще и была разница между его кулинарными способностями и пряностями, все же все было очень вкусно.
  Дикий ягненок зажарился до золотистой хрустящей корочки. Эта жирная корочка очень сильно пахла и была неописуемо вкусной. Хотя Вэньжэнь У-Шуан ела маленькими кусочками, она управилась с едой очень быстро.
  - Еще?
  Цин Шуй повернулся и чуть не подавился. Он внезапно вспомнил пошлую шуточку из его прежней жизни о том, что происходит, когда женщина говорит мужчине, что хочет еще.
  Он быстро передал ей большой кусок мяса с бедрышка ягненка.
  - Ты жаришь мясо лучше, чем я! - закончив, Вэньжэнь У-Шуан наконец сделала замечание. Цин Шуй был очень тронут. Она ела очень долго без единого слова, но, слава богу, в итоге он удостоился хорошей оценки.
  Они установили палатку у подножия горы. Мужчина и женщина, одни на огромном пространстве - Цин Шуй очень хотел, чтобы что-нибудь произошло. Но это были только мысли.
  Яркая луна повисла высоко в небе. Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан стояли, глядя в глубину ночного неба.
  - Уже поздно, давай немного отдохнем, - мягко сказал Цин Шуй и помог Вэньжэнь У-Шуан снять плащ. Он смотрел на притягательную красавицу, изящную, словно нефрит, под лунным светом.
  - Ммм! - впервые на Вэньжэнь У-Шуан смотрел мужчина с такого близкого расстояния посреди ночи! Цин Шуй был очарован ее сияющей бесподобной красотой.
  - У-Шуан, ты очень красивая! О, как бы я хотел обнять тебя! - Цин Шуй слегка улыбнулся и вдруг очнулся от своего транса.
  Вэньжэнь У-Шуан скромно подняла голову и моргнула своими красивыми глазами. К удивлению Цин Шуй, она нежно обвила свои руки вокруг шеи Цин Шуй, оказавшись в его объятиях.
  Красавица в его руках, ее мягкое, блаженное прикосновение заставили Цин Шуй закрыть глаза и инстинктивно обхватить Вэньжэнь У-Шуан за ее тонкую талию.
  Он ощущал гладкость ее кожи, чувствовал ее тонкий аромат, и его руки инстинктивно сжали ее крепче!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 135. Убийство дьявольского чудовища
  
  Ощущение мягкой упругости ее объятий помутило ему разум. Его руки нежно обнимали гибкую талию Вэньжэнь У-Шуан.
  - Я не разрешаю тебе думать о других вещах, или делать другие вещи. Это всего лишь секундное объятие! - Вэньжэнь У-Шуан подняла глаза и покраснела.
  - Я буду послушным. Имея возможность обнять тебя, слыша, что ты позволяешь мне обнимать тебя, я уже ощущаю, что небеса благоволят мне. Позволь мне обнимать тебя вот так каждый день, хорошо? - Цин Шуй наклонил голову и улыбнулся У-Шуан.
  - Мечтай! Каждый день? Только сегодня, и то потому, что я чувствую, что ты подавлен. Поэтому, ради нашей завтрашней безопасности сестре приходится немного пострадать, У-Шуан опустила голову, в ее голосе слышалась скромность.
  Цин Шуй был невероятно счастлив. У-Шуан не была из разряда неразборчивых девушек, позволяющих легко обнимать их. Сегодня она сделала это в качестве утешения Цин Шуй, но уже можно было сказать, что он ей не противен, и что он ей даже немного нравится. Может быть, благодаря тому, что он обезвредил в ее организме яд и затем занял в ее сердце особое место.
  - Ну что, ты наобнимался? - спросила У-Шуан.
  - Нет, мне будет мало, даже если мы будем обниматься целую вечность. Я просто хочу всегда обнимать тебя вот так, - тихо прошептал Цин Шуй на ухо У-Шуан, намеренно добавляя в свой голос туманности.
  У-Шуан не знала, как ей реагировать на то, что Цин Шуй как ни в чем не бывало обнимает ее. Она не могла ясно мыслить, более того, в ее сердце зародилось какое-то неописуемое чувство. Цин Шуй все-таки уже что-то значил для нее. Он был тем, на кого можно было положиться - что-то вроде семьи, хотя все-таки не совсем семьи.
  У-Шуан наклонила голову, глядя на привлекательного мужчину, который обнимал ее. Непонятно, когда его ясные, привлекательные глаза успели превратиться в глаза зрелого, умного мужчины.
  - Детка, я правда неплох! - Цин Шуй протянул руку и щелкнул по носу У-Шуан.
  - Иди прочь, маленький негодник, я запрещаю тебе называть меня деткой! - У-Шуан протянули руки, пытаясь дотянуться пальцами до носа Цин Шуй. Но кто знал, что Цин Шуй откроет в этот момент рот и нежно поймает им ее пальцы.
  - Ай! - Вэньжэнь У-Шуан вскрикнула в шоке и быстро убрала свои руки, глядя на Цин Шуй.
  - Хе-хе, в моей деревне всех девушек звали детками. В этом нет ничего плохого! - Цин Шуй продолжал дразнить уже притихшую У-Шуан.
  - Я запрещаю, не называй меня так! - У-Шуан неожиданно рассмеялась, закончив предложение.
  - Давай отдохнем. Завтра утром нас ждет работенка, - Цин Шуй нежно взял У-Шуан за руки и повел ее вниз с горы.
  После ночной культивации Цин Шуй был очень доволен. Когда у него были улучшения, он чувствовал себя счастливым. Древняя техника усиления уже прорвала 55 кругов циркуляции Ци несколько дней назад, и теперь достигла 56 кругов. Однако ему было еще далеко до 96 кругов.
  Утром Цин Шуй проснулся вовремя и на открытом воздухе тренировал Тайчи, а также базовую технику владения мечом: колющая позиция (иайдо), перехватывающая позиция и рубящая позиция. Цин Шуй постоянно тренировал их.
  Состояние понимания возникает только в том случае, если бесчисленно много тренироваться. Цин Шуй достиг Сферы истин меча, потратив астрономическое количество времени на отработку одних и тех же движений. Естественно, он был влюблен в те таинственные сферы, которые следовали за Сферой истин меча.
  Медленно и видимо тяжело Цин Шуй тренировал позиции Тайчи. Он будто пытался толкать гигантскую гору, обладая всего лишь небольшим количеством силы, почти не прилагая усилий. Все это было очень странно.
  У-Шуан открыла глаза и издали наблюдала за действиями Цин Шуй. Она была озадачена. Казалось, Цин Шуй знал очень много. Более того, во время их общения У-Шуан чувствовала себя по-настоящему счастливой. И это несмотря на то, что иногда Цин Шуй говорил то, что заставляло ее краснеть.
  "Он спас мне жизнь, но каждый раз, когда я думаю об этом... этот дерзкий, плохой парень действительно трогал меня там, а после у него не было и тени раскаяния. И он так открыто говорил об этом. Если вдруг это случится снова, он на этом не остановится...".
  - У-Шуан, какой длины эта долина? - они прошли уже 20-30 ли и встретили Змей золотых колец самых разных размеров. Но он до сих пор не ощущали присутствия Королевской змеи уровня Сяньтянь.
  - Я не уверена, но нам нужно пройти еще столько же, чтобы добраться до фруктов змеи золотых колец. Давай будем надеяться, что Королевской змеи там не будет, - с надеждой сказала У-Шуан и взглянула на Цин Шуй.
  - Разве ты не говорила раньше, что в это время фрукты как раз созревают? Так почему тогда Королевской змее понадобится оставить их? Тем не менее, ты очень прекрасна, когда так наивна, - поспешно сказал Цин Шуй и взял У-Шуан за руки.
  - Я просто говорю, что у нас может появиться такой шанс, а иначе, зачем же я тогда позвала тебя с собой, - надулась Вэньжэнь У-Шуан, а Цин Шуй хихикнул. Он любил, когда У-Шуан так делала.
  - Мы скоро будем на месте, будь осторожен! - прошептала Вэньжэнь У-Шуан и оттолкнула Цин Шуй.
  Оба мелкими шажками медленно продвигались вперед, так как эта часть долины была извилистая и сложная - их пределы видимости не превышали 10 метров. С опаской двигаясь дальше, они использовали склоны долины как прикрытие.
  Когда они повернули за угол, глаза Цин Шуй загорелись. Неподалеку был ручей, и Цин Шуй хватило одного взгляда, после которого он быстро отвел глаза.
  Королевская змея золотых колец!
  Цин Шуй остолбенел, увидев эту гигантскую тварь. Королевская змея было около 100 метров в длину, а в обхвате была равна двум или трем взрослым людям. Змеиная кожа была ярко-зеленого цвета и украшена золотыми круглыми символами. Ее глаза вспыхивали светом, словно фонарь, от чего человеческие сердца леденели.
  Королевская змея золотых колец лежала на земле, ее тело было замысловато свернуто. Над ее головой было растение с полметра высотой, сиявшее тремя видами излучения: золотым, ярко-зеленым и серебристо-белым. На этом растении виднелись золотые фрукты размером с кулак.
  Цин Шуй знал, что это растение - ни что иное, как Растение змеи золотых колец. Кажется, чтобы заполучить фрукты, им сначала нужно будет пройти мимо их хранителя.
  Цин Шуй взглянул на У-Шуан. Она уже обменялась с этой тварью парочкой ударов и смогла спастись от нее живой!
  - Тело Королевской змеи твердое, словно субстанция стали. Ее единственная слабость - это глаза. Однако она плюется ядом, опасаться также следует ее хвоста. Обычно культиваторы Сяньтянь не выдерживают даже одного единственного его удара, - сказала Вэньжэнь У-Шуан, в ее глазах был виден ужас после ее прошлого опыта.
  - Ты боишься? Зачем же ты хотела прийти сюда? - улыбнулся Цин Шуй.
  - Ведь ты здесь, со мной. Одна я бы никогда не вернулась, - естественно ответила У-Шуан.
  "Эта детка использует меня как пушечное мясо", - горько подумал Цин Шуй.
  - Я привлеку ее внимание, пока ты украдешь фрукты. Помни - начинай действовать, только когда я уведу ее прочь, - Вэньжэнь У-Шуан уставилась на Королевскую змею.
  Услышав это, Цин Шуй был тронут. Как он может позволить У-Шуан так рисковать? Схватив У-Шуан, которая уже собиралась рвануть к змее, Цин Шуй прошептал:
  - У-Шуан, давай я привлеку ее внимание. Но помни, когда сорвешь фрукты, нужно выкорчевать само растение. У меня есть на него планы.
  Цин Шуй уже приготовил два камня размером с гусиное яйцо. Решительно взглянув на У-Шуан, он рванул с места. В это же мгновение Цин Шуй метнул кусок скалы размером с голову человека, целясь в голову Королевской змеи.
  Бум!
  Камень врезался в нее, но Королевская змея осталась невредимой. Раздался разрывающий уши злобный вой, а гибкое, мускулистое тело поднялось на треть своей высоты - 30 метров. Тварь разглядывала Цин Шуй, а затем бросилась на него. Не стоило вводить себя в заблуждение ее громадными размерами - движения змеи были подобны ветру: невероятно быстрые и ловкие.
  Цин Шуй применил свои шаги свободного духа, ловко переступая из стороны в сторону либо продвигаясь вперед, пока хвост Королевской змеи крушил склоны горной долины, поднимая в воздух клубы пыли.
  "Дерьмо", - Цин Шуй оглянулся. Склоны горной долины были полностью уничтожены от столкновения. Он бы сильно удивился, если бы его тело смогло выдержать такой удар хвоста этой большой твари.
  Цин Шуй крепко схватил два камня размером с гусиное яйцо и, когда увидел огромный объект, рассекающий со свистом воздух, рванул с места. Огромная скала, которую метнула змея, развалилась на куски.
  После того, как Цин Шуй удалось выжить в схватке с чудовищем-мутантом, - Дьявольским кабаном - он заготовил скрытое простое оружие. Эти камни с гусиное яйцо были тому примером. Он также приготовил толстые камни с зазубренными краями.
  Цин Шуй уже собирался применить в действии свое скрытое оружие, когда вдруг к нему рванулась огромная голова змеи. Ее скорость была подобна стреле, пущенной из лука. Во время рывка она плевала в Цин Шуй липкой ядовитой жидкостью.
  "Дерьмо!" - выругался Цин Шуй, быстро отступая и уклоняясь. Хотя Цин Шуй прорвался на четвертый небесный уровень и наслаждался теперь десятикратным увеличением всех своих показателей, он вовсе не был уверен, что сможет выдержать воздействие яда Королевской змеи.
  В момент, когда ядовитый туман рассеивался, шаги свободного духа Цин Шуй достигли своего предела, и его тело стало словно мираж. Под коварным углом он метнул оба камня со скоростью молнии.
  - Шшш! - раздался режущий слух визг. Тело Королевской змеи судорожно скорчилось. Цин Шуй, у которого не было места для маневра, отлетел в сторону, врезавшись в склон.
  Когда Цин Шуй врезался в склон, в нем образовалась вмятина в форме человеческого тела!
  Цин Шуй в середине схватки увидел, что один из глаз Королевской змеи ослеп. Причиной, по которой она несколько секунд не двигалась, была эта травма.
  Цин Шуй снова выругался. События развивались похожим образом с его прошлым опытом - схваткой с Белоголовым кондором чернильного нефрита, но в этот раз он смог только повредить один глаз твари. Когда Цин Шуй снова показался ей на глаза, она схватила его и затрясла в воздухе его неподвижное тело.
  Казалось, что огромное тело Королевской змеи полностью скрутило Цин Шуй, оставив только его голову и две руки, торчащих над ее кольцами. Это произошло из-за того, что Цин Шуй беспрестанно боролся.
  Раздался звук ломающихся под давлением костей Цин Шуй. Если бы на его месте был любой другой культиватор Сяньтянь, его кости уже давно превратились бы в пыль!
  Пасть Королевской змеи со щелчком открылась. Ее жемчужно-белые клыки сверкали от яда и источали запах гнили. Они приближались к Цин Шуй.
  В это мгновение Цин Шуй, вопреки всем ожиданиям, вдруг успокоился. За момент до того, как Королевская змея ударила его, Цин Шуй выбросил вперед руку и скрутил толстый язык Королевской змеи, сильно дергая за него.
  Ужасающая сила Цин Шуй сильно скручивала язык змеи. Не говоря о змеином языке, он смог атаковать голову Королевской змеи и нанес ей большой урон благодаря применению более 200 000 ли силы. Как жаль, что он атаковал голыми руками, словно крошечная иголка, пытающаяся поранить ноги человека. Он никак не мог сильнее покалечить змею.
  Пока Королевская змея жестоко мотала головой из стороны в сторону, оставшийся невредимым глаз вдруг возник прямо перед Цин Шуй. Без колебаний Цин Шуй выбросил свой правый кулак, целясь прямо в него.
  Снова раздался режущий слух визг Королевской змеи! В это же мгновение, когда кулак Цин Шуй был в глазу Королевской змеи, он надавил сильнее с целью достичь мозга Королевской змеи! Призвав сероватый исконный огонь, он направил его в мозг Королевской змеи, сжигая его изнутри.
  Крепко сложенное тело змеи постепенно обмякло и после нескольких спазмов неподвижно застыло.
  Цин Шуй приложил силу, чтобы выбраться из-под тела Королевской змеи. Он увидел заплаканное лицо красавицы: Вэньжэнь У-Шуан, стоящая неподалеку, пристально смотрела на него!
  - Детка, я неплох, правда? - Цин Шуй протянул руку и потрепал У-Шуан за нос.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 136. Сердце и неопределенные чувства
  
  Когда Цин Шуй выбрался из-под останков змеи, покрытый змеиной кровью, он увидел неподалеку Вэньжэнь У-Шуан с заплаканным лицом.
  Вэньжэнь У-Шуан бросила Растение змеи золотых колец и фрукты змеи золотых колец, которые она держала в руках, и, игнорируя зловоние змеиной крови, покрывавшей всего Цин Шуй, крепко обняла его и тихо всхлипнула.
  - Уже все хорошо, не плачь. Будь хорошей, послушай меня! - Цин Шуй слегка похлопал по спине Вэньжэнь У-Шуан, утешая ее. Теперь, глядя на Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй ощущал, что все это того стоило.
  - Единственной причиной, по которой я хотела прийти сюда, были фрукты змеи золотых колец. Я не думала, что ты будешь сражаться с Королевской змеей золотых колец, зная лишь, что это однозначно закончится смертельным исходом. Прости меня! - Вэньжэнь У-Шуан обвила руками его шею, отказываясь отпускать его.
  - Хорошо, У-Шуан, ничего. Разве я сейчас не в порядке? Просто я грязный, а теперь испачкал и тебя, - тепло улыбнулся Цин Шуй.
  Только через некоторое время Вэньжэнь У-Шуан отпустила Цин Шуй. Ее лицо было все покрыто слезами, словно кристалликами. Сердце Цин Шуй разрывалось от боли, когда он видел ее такой. Внезапно он потерял над собой контроль и наклонился, чтобы нежно поцеловать ее лицо и вытереть слезы.
  Они были немного солеными. Когда его губы коснулись изящного лица Вэньжэнь У-Шуан, мягкое и тонкое чувство заставило Цин Шуй замереть.
  Вэньжэнь У-Шуан покраснела и запаниковала, не зная, что делать. Обычно элегантная и зрелая госпожа паниковала, как маленькая девочка, и выглядела очень мило.
  - У-Шуан, пойдем и посмотрим, как выглядит сердце дьявольского чудовища, - Цин Шуй чувствовал себя исключительно счастливым и блаженным.
  - Ммм!
  Цин Шуй медленно освободился от объятий Вэньжэнь У-Шуан. Видя, какой она была потерянной, он понял, что стал первым мужчиной, который поцеловал ее. Возможно, после этого она окончательно влюбилась в него, иначе она бы так не паниковала и не была так потеряна.
  Обдирая кожу Королевской змеи золотых колец, Цин Шуй знал, что она хороша. Более того, она была огромной, поэтому он смог достать много кожи, а также внутренностей, костей и, что самое важное, сердце. Это было сердце дьявольского чудовища, самая важная часть дьявольского чудовища. Наконец, он отрезал большой ломоть змеиного мяса, приготовившись сжарить его. Это было мясо дьявольского чудовища. Плохо было только то, что змея была слишком большой, иначе он забрал ее домой всю целиком.
  Сердце дьявольского чудовища было обычно серебристо-белого цвета, разного размера. В большинстве случаев, чем больше было сердце, тем сильнее оно было. Когда Цин Шуй достал сердце Королевской змеи золотых колец, он обнаружил, что оно было размером с голову человека, полупрозрачное, сверкающее серебристо-белым цветом.
  Оно было теплым и гладким. Несколько раз надавив на него, Цин Шуй понял, что оно очень жесткое, но имеющее некоторую эластичность, как силикагель.
  - У-Шуан, возьми его, я посмотрю, есть ли тут еще что-нибудь! - Цин Шуй передал сердце любопытной Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй видел, что только одна кожа змеи образовала гигантскую груду. "Слава Богу, что я достаточно силен! Я даже смог самостоятельно сдвинуть с места Королевскую змею золотых колец!".
  - У-Шуан, подожди меня. Я вымоюсь, а то я весь покрыт змеиной кровью. Хочешь присоединиться ко мне? Я помогу тебе потереть спину, - Цин Шуй взглянул на Вэньжэнь У-Шуан, держащую в руках сердце.
  - Нет нужды, негодник. Ты достаточно получил от меня, - отпарировала Вэньжэнь У-Шуан в легком раздражении.
  Цин Шуй насмешливо ухмыльнулся. Волоча за собой большой кусок змеиной кожи, он направился к знакомому озеру. Когда он проходил мимо Вэньжэнь У-Шуан, он увидел Растение змеи золотых колец и подобрал его.
  - Не подглядывай! - сказав это, Цин Шуй ухмыльнулся и отправился к озеру под взглядом ошеломленной Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй смотрел на маленькое озеро примерно в 1000 метров шириной. Вода была такой чистой, что можно было разглядеть дно. Но было очень плохо, что в нем не было никакой рыбы или креветок, или хотя бы червей, лягушек или вроде того. Цин Шуй снял с себя всю одежду и вымылся в воде. После этого он быстро посадил Растение змеи золотых колец в Королевстве вечного фиолетового нефрита, прямо рядом с прудом.
  Затем он бросил змеиную кожу в озеро. Кожа Королевской змеи золотых колец была твердой, как сталь, но в то же время удивительно легкой. Самое важное, она была не мягкой, но легкой. Поэтому Цин Шуй не мог выбросить ни малейшего ее кусочка.
  Вымыв ее, Цин Шуй свернул змеиную кожу в огромный рулон. Он мог бы поместить ее в Королевство вечного фиолетового нефрита, но это было его секретом, которым он ни с кем не хотел делиться. Не то, чтобы он не доверял людям, - просто это создало бы много проблем.
  В конце концов, у них ведь есть карета!
  Цин Шуй вернулся к Вэньжэнь У-Шуан. Он увидел, что она абсолютно чистая, без следа крови, которая покрывала всю ее одежду!
  - Ты сменила одежду?
  - Да! А что?
  - Я хотел... подглядеть... - громко возопил Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан молча закатила глаза.
  - Пойдем, пока еще рано. Мы еще можем успеть выйти из Долины золотого кольца до темноты! - Цин Шуй подобрал несколько змеиных костей и внутренних органов.
  - Ммм! - Вэньжэнь У-Шуан передала Цин Шуй сердце Королевской змеи золотых колец и подняла хлопковую сумку. Увидев, что из нее что-то выпирает, Цин Шуй понял, что это фрукты змеи золотых колец.
  - Почему? Тебе не нравится это сердце? - улыбнулся Цин Шуй.
  - Кроме алхимиков, эта штука полезна только другим дьявольским чудовищам. Я никак не смогу использовать его, даже если ты отдашь его мне, - Вэньжэнь У-Шуан держала маленькую хлопковую сумку и казалась очень уравновешенной. Цин Шуй почувствовал непреодолимое желание крепко прижать ее к себе.
  Увидев странный взгляд Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан рассмеялась и отошла. Цин Шуй смотрел на ее изящную фигуру, мягкие линии, очаровательный вид того, как она шла. Она была ослепительной красавицей.
  - Цин Шуй, ты разбираешься в алхимии? - с любопытством спросила Вэньжэнь У-Шуан на их обратном пути.
  - Да, но сейчас я могу создать только две вещи и не могу найти все необходимые ингредиенты, - ответил Цин Шуй. Это он мог не скрывать.
  - Ты можешь изготовить Золотую гранулу Сяньтянь? - аккуратно спросила Вэньжэнь У-Шуан. Ее глаза заблестели.
  - Прямо сейчас - не могу, но в будущем - кто знает. Если я достану рецепт Золотой гранулы Сяньтянь, так же, как и все необходимые ингредиенты, то я смогу изготовить ее, - ответил Цин Шуй, поразмыслив.
  - Хоть я и не разбираюсь в алхимии, но все же кое-что знаю о Золотой грануле Сяньтянь. Ты не знаешь, какой должен быть уровень успеха, чтобы изготовить Золотую гранулу Сяньтянь?
  - Не знаю!
  Цин Шуй и правда не знал. Идея об успешности изготовления все еще пренебрегалась им. В конце концов, с исконным огнем вряд ли его постигнет неудача.
  - Один к тысяче!
  - Черт, чтобы преуспеть один раз из тысячи, нужно потратить впустую столько драгоценных ингредиентов, - до этого Цин Шуй слышал от нее, что ингредиенты, требуемые для Золотой гранулы Сяньтянь, очень дорогие. Чем полагаться на Золотую гранулу, чтобы достичь Сяньтянь, проще было положиться на самого себя и прорваться на этот уровень. Иначе уровень навсегда останется Сяньтянь, без возможности прорваться на уровень Боевого императора.
  - Я не разрешала тебе браниться! - Вэньжэнь У-Шуан постучала Цин Шуй по голове.
  Это действие было таким знакомым. Подумав немного, она даже сказала то же самое, когда ударила его в прошлый раз!
  - Ладно, я еще не поблагодарила тебя за то, что ты научил меня комплексу движений. Думаю, они дополнят мои лунные шаги и намного увеличат мою скорость, - Вэньжэнь У-Шуан вспомнила о странной технике, которой Цин Шуй научил ее.
  Все техники Цин Шуй были вспомогательными, поэтому давали наилучший эффект при использовании с другими навыками и техниками, позволяя достигать в них максимального успеха.
  - Почему ты так вежлива. Осторожно, я могу попросить у тебя компенсацию. Тебе следует еще немного потренировать эту технику. Когда ты добьешься успеха, твоя скорость увеличится на 20%, - мягко сказал Цин Шуй, управляя каретой, которая ехала с умеренной скоростью.
  - Какую компенсацию ты хочешь? Я могу дать тебе что угодно из того, что у меня есть, ммм, кроме себя, - она улыбнулась и посмотрела на Цин Шуй.
  - Забудь, кроме такой драгоценности, как ты, у тебя больше нет ничего стоящего.
  Вэньжэнь У-Шуан слегка наклонила голову и украдкой взглянула на высокую и широкую спину Цин Шуй.
  - Кожи Королевской змеи золотых колец достаточно, чтобы изготовить много одежды. Каждую из них можно будет продать достаточно дорого, - сказал Цин Шуй.
  - Ты планируешь продать их? - изумленно спросила Вэньжэнь У-Шуан.
  - А что нам еще с ней делать? Мы же не сможем носить ее всю.
  Вэньжэнь У-Шуан ненадолго застыла, размышляя, а затем сказала:
  - Почему бы тебе не представить ее как подарок твоей Секте небесного меча? Я верю, что это сможет немного увеличить их способности. Если им будет от этого польза, Секта небесного меча определенно наградит тебя. Тогда ты сможешь просить, чего захочешь. Иногда деньги - самое дешевое, что у нас есть.
  - Хмм, не могу сказать, детка, что твои догадки почти сравнялись с моими способностями видеть пользу, - Цин Шуй развернул голову и протянул руку, желая постучать Вэньжэнь У-Шуан по голове. Но увидев, что ее красивые волосы убраны, он понял, что не стоит этого делать, и вместо этого неловко улыбнулся.
  Вэньжэнь У-Шуан развеселилась из-за комических действий Цин Шуй. Ей нравилось смотреть на смущенного Цин Шуй.
  - Цин Шуй, здесь все пять фруктов змеи золотых колец. Я возьму один себе и еще один оставлю своей сестре. Что же касается остальных трех, ты можешь отдать их тете, а также матери твоей дочери, - сказав это, Вэньжэнь У-Шуан ярко улыбнулась и посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй смотрел на коварную Вэньжэнь У-Шуан. Редко можно было увидеть ее такой. Умная и зрелая женщина становится еще более привлекательна, когда ведет себя так мило.
  - Ты думаешь отдать Золотую гранулу Сяньтянь своей сестре? - Цин Шуй припомнил взгляд, полный надежды, который был у Вэньжэнь У-Шуан, когда она говорила о Золотой грануле Сяньтянь. Она предназначалась не для нее, поэтому он догадался, что она хочет отдать ее своей сестре.
  - Да, она мне ближе вех. Когда наших родителей больше не было рядом, несмотря на ее юный возраст, она заботилась обо мне и защищала меня три года. Ни разу она не подумала о том, чтобы бросить меня. Теперь, когда я достигла Сяньтянь, я надеюсь, что и моя сестра сможет жить долго, рядом со мной!
  - Доверься и оставь это мне, - серьезно сказал Цин Шуй.
  - Ммм, я верю тебе! - она нежно улыбнулась Цин Шуй. Ее улыбка была такой теплой и спокойной!
  - Я сохраню это сердце для того, чтобы использовать в будущем в алхимических целях. Я надеюсь, что ты не против!
  - Эти вещи все - твои, нет нужды обсуждать это со мной. Ты говорил, что я слишком вежлива. А ты сам? - сердито ответила Вэньжэнь У-Шуан. Ее милые губки, немного надутые, были подобны лепесткам цветов. Их небольшой изгиб придавал им захватывающую дух красоту.
  Они ехали днем, а отдыхали ночью. Наконец, полмесяца спустя, они вернулись в Город Сотни Миль!
  Услышав, что Цин Шуй вернулся, Минъюэ Гэлоу встала на пороге, ожидая его. От нее исходила какая-то праведная красота и чистота матери. Она держала на руках свою маленькую девочку.
  - Папа! - малютка вырвалась из рук и побежала навстречу Цин Шуй.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 137. Семья, согревающая сердце
  
  - Папа!
  Цин Шуй посмотрел на прелестную подпрыгивающую малютку и заключил ее в объятия. У-Шуан с нежностью улыбалась.
  - Ладно, загляни ко мне, когда будешь свободен. Больше не буду отвлекать тебя, - У-Шуан со смехом легонько похлопала по щечке маленькой девочки и ушла.
  - Ты вернулся! - только теперь сказала Минъюэ.
  Цин Шуй смотрел на Минъюэ Гэлоу, которую он не видел полмесяца. Святость ее материнской любви очень привлекала его. По сравнению с тем, когда он уезжал, ее улыбка стала еще шире и была полна теплоты. Каждое движение, которое она совершала, было способно загипнотизировать. Более того, она была невероятно дружелюбна и легко сходилась с людьми.
  - Сестра Минъюэ, ты привыкла здесь? - Цин Шуй весело вел их троих по направлению к медицинской лавке рода Цин.
  - Да, все люди здесь такие милые ко мне и к моей дочке. Благодарю тебя, если бы не ты, моя дочь...
  - Минъюэ, Юйчан уже относится ко мне, как к отцу. Я уже говорил, что нам с ней суждено было встретиться. Когда я лечу ее, я даже более счастлив, чем ты, так что не беспокойся на этот счет.
  Цин Шуй в волнении прямо назвал ее Минъюэ. Он не хотел, чтобы Минъюэ почувствовала себя подавленной от того, что с ней обращаются, как со слугой.
  Минъюэ Гэлоу почувствовала, как на ее сердце потеплело от слов Цин Шуй. Неизвестно, когда это началось, но Цин Шуй был уже глубоко запечатлен в ее сердце.
  Самым важным было то, что сейчас Цин Шуй поддерживал ее. Можно было сказать, будто сами небеса поддерживают ее. Она чувствовала, что если бы не было Цин Шуй, то небеса бы рухнули.
  - Вы всегда можете считать это место своим домом. Люди, которые живут здесь, - ваши родные. Ты согласна, Юйчан? - засмеялся Цин Шуй, медленно провозгласив каждое слово своей дочке. Хоть его голос не звучал громко, он гремел в сердце Минъюэ подобно грому, и слезы невольно побежали по ее щекам.
  - Папа, дом, ха-ха!
  Цин Шуй поцеловал щечки маленькой девочки и пошел вместе с Минъюэ в медицинскую лавку.
  Был обед, поэтому здесь была только Юань Ин. Остальные были заняты своими делами; даже Цин Цзы со своей женой кое-что делали по дому.
  Недавно род Цин, во время отсутствия Цин Шуй, начал небольшой торговый бизнес, производя импорт и экспорт товаров. Главными товарами были мех чудовищ, каменный уголь и особые товары. Цин Цзы и его жена тоже помогали в этом новом деле. Они уже все спланировали и хотели начать это уже давно. Единственным, что останавливало их, была нехватка денег. Перед тем, как отправится в Долину золотого кольца, он дал им около 30 000 серебряных монет в качестве их начального капитала.
  - Цин Шуй, та девушка, с которой ты был, - твоя невеста? Она так красива, и вы очень мило смотритесь вместе! - радостно заметила Минъюэ, пока они шли.
  Глядя на то, как счастлива была Минъюэ болтать с ним о его "невесте", Цин Шуй молча бранил того болвана, который бросил Минъюэ. Такие мужчины не знаю, как лелеять женщин. Как он смог позволить такой хорошей женщине, как Минъюэ, страдать?
  - Она очень красивая, как и сестра Минъюэ, но она не моя невеста. Я никому не нужен. А ты не хочешь меня, сестра Минъюэ? - улыбнулся Цин Шуй.
  - Ай! Нет-нет. Эта сестра уже стала цветком, который потерял свой цвет. Как я могу быть достойна быть с тобой? Самое большое желание сестры - видеть, что ты счастлив.
  - Не говори так, ты очень чистая и праведная. Он оставил тебя, потому что был слеп. Будь больше уверена в себе. Ты ничуть не проигрываешь остальным, и даже красивее многих из них, - Цин Шуй взял ее за руку, желая приободрить ее.
  - Благодарю тебя, Цин Шуй! - Минъюэ вспыхнула, от чего у Цин Шуй перехватило дыхание - так она была красива.
  Этим вечером, услышав, что Цин Шуй вернулся и что им предстоит огромный пир с мясом дьявольского чудовища, члены рода Цин были бесконечно шокированы. Цин Шуй привез немного плоти Королевской змеи.
  Мясо дьявольских чудовищ было несравненно вкусным. Все в этом мире знали, что, чем выше уровень дьявольского чудовища, тем вкуснее оно на вкус. Более того, их плоть хранилась очень долго, даже под палящим летним солнцем - мясо не портилось, даже если хранилось под открытым небом на протяжении полумесяца.
  Когда Цин И осознала, что Цин Шуй убил дьявольское чудовище уровня Сяньтянь, она сразу развеселилась, но вскоре стала упрекать Цин Шуй. Она все повторяла ему, чтобы он больше никогда не пытался сделать это снова.
  - Брат Цин Шуй, мой кумир... Счастливое будущее младшего брата теперь полностью зависит от тебя. Обучи меня до уровня Сяньтянь и найди мне жену, достигшую Сяньтянь...
  Все разразились смехом, услышав слова шутника Цин Ю. Молодое поколение сразу начало словесно "избивать" Цин Ю. Он взмолился перед Цин Шуй, но безуспешно. Цин Шуй ощущал счастье, чувствуя теплоту его семьи. Он понял, что у Цин Ю толстая кожа и что он неуязвим перед всеми издевками.
  Третье поколение рода Цин не было многочисленным, поэтому они не могли считаться большой семьей Цин. Однако отношения между ними были близкими, как у настоящих братьев. Они готовы были на все ради друг друга. Цин Бэй, единственная девушка из третьего поколения, получала больше заботы и любви, чем остальные.
  Сейчас Минъюэ и Юйчан жили у рода Цин, и теперь маленькая Юйчан стала всеобщим центром внимания. Всем казалось, будто она и правда настоящая дочь Цин Шуй.
  Малютка была самой любимой в роде Цин. Любой, кто видел ее, невольно подбегал к ней и брал ее с собой по магазинам. Неважно, что она хотела купить - она получала это. Особенно Цин И - она больше всех баловала малютку. Возможно, она перемещала на нее свою любовь к утраченной дочери.
  Ночью гримасы маленькой Юйчан стали головной болью Цин Шуй. Она настаивала на том, чтобы приходить в его комнату перед сном, не оставляя ему выбора.
  Неважно, что малютка хотела спать в комнате Цин Шуй. Проблемой было то, что она хотела, чтобы и Минъюэ Гэлоу была там с ней, отказываясь разлучаться с ней.
  Цин Шуй ошеломленно стоял, а Минъюэ ярко вспыхнула, желая насильно унести девочку.
  Малютка крепко вцепилась в рубашку Цин Шуй, отказываясь уходить.
  - Минъюэ, все в порядке. Малютка скоро уснет, поиграв немного, - Цин Шуй взял на руки Юйчан.
  Немного времени прошло после того, как они закончили ужинать. Из-за своей культивации Цин Шуй предпочел жить на верхнем этаже медицинской лавки, потому что там его никто не беспокоил. Когда Минъюэ и маленькая Юйчан решили жить с родом Цин, их тоже поселили на верхнем этаже.
  Малютка крутилась и вертелась у него на кровати, а Цин Шуй играл с ней. Должно быть, она была счастлива. Цин Шуй уже давно обращался с ней, как со своей собственной дочкой. Он не знал, что будет испытывать, когда в будущем будет обнимать свою настоящую дочь, но сейчас Юйчан была его дочкой.
  Стояла уже поздняя осень. По ночам было довольно прохладно. Лунный свет проникал через окно, освещая комнату мягким сиянием, отчего помещение казалось очень красивым.
  В серебристых лучах лунного света Минъюэ казалась богиней, облаченной в серебряный атлас. Цин Шуй потерялся в ее праведном, красивом лице, когда Юйчан заснула. Когда малютка заснула, Цин Шуй застыл, словно осень под светом прожекторов, думая о том, как прекрасно было бы иметь такую чистую и нежную жену, как она.
  Когда Минъюэ уловила ошарашенный вздох Цин Шуй, она ощутила, как неописуемая эмоция тронула ее сердце. Казалось, она могла сказать, о чем думал Цин Шуй.
  Осознав, что Минъюэ смотрит на него, Цин Шуй поспешно изменил выражение лица и неловко улыбнулся.
  - Ты выглядишь потрясающе красиво, когда укачиваешь Юйчан... это гипнотизирует...
  Слова Цин Шуй повергли ее в шок. Ее затуманенные глаза опустились, не осмеливаясь взглянуть на Цин Шуй. Скромная Минъюэ в такой тихой позе источала волны добра, очарования и изящества, по-прежнему оставаясь в лучах луны.
  Он был взволнован, потерявшись в своих мыслях. Цин Шуй вдруг шагнул к Минъюэ и заключил ее в свои объятия.
  Ощущая в своих руках налитое тело Минъюэ, Цин Шуй забыл обо всем на свете. С тех пор, как он попробовал Ши Цин Чжуан, он жаждал снова испытать это ощущение. Хотя в "Соблазнительном запахе ночи" было полно женщин, Цин Шуй презирал мысль о том, чтобы платить деньги за секс. Он не хотел секса только для того, чтобы насладиться ощущениями плоти. Если бы он стал так делать, он постепенно превратился бы в пустое судно.
  Сначала Минъюэ хотела отстраниться от него. Но затем, вспомнив о том, сколько Цин Шуй сделал для нее, она решила этого не делать. Она знала, что Цин Шуй вел себя так из-за юношеской страсти. Ее ярко-красные губы были плотно сжаты, но, когда она оправилась от шока, она открыла рот.
  Без единого протеста Минъюэ закрыла глаза, позволив Цин Шуй делать все, что он захочет. Через время легкий стон сорвался с ее губ, и она снова испытала чувство, которое не испытывала уже очень давно. Она открыла глаза и посмотрела на Цин Шуй, но он был полностью во власти восторга.
  Цин Шуй жадно облизывал свои губы, прижимая к себе гибкое тело Минъюэ.
  Медленно обе руки Цин Шуй покинули гибкую талию Минъюэ и переместились ниже, сжимая красивую попку. От этого ощущения Цин Шуй полностью забылся.
  Постепенно на обоих оставалось все меньше и меньше одежды. Лицо Минъюэ уже пылало красным, когда она смотрела, как Цин Шуй снимает одежду с ее верхней части тела. Две противоречивых слезы скатились по ее лицу.
  Вдруг Цин Шуй остановился, в его глазах появилась озабоченность. Он смотрел на белоснежную грудь Минъюэ, а потом перевел взгляд на ее полные слез глаза.
  Однако одна его рука уже накрыла мягкую грудь Минъюэ, пока другая рука поглаживала взад и вперед промежность Минъюэ.
  Понимая, что потерял контроль, Цин Шуй поспешно накинул покрывало на Минъюэ Гэлоу, закрыв от себя вид ее красивого тела.
  - Я... прости, я чудовище, - с болью сказал Цин Шуй.
  Минъюэ смотрела в ясные глаза Цин Шуй. Хотя Цин Шуй и на себя накинул покрывало, она видела его эрекцию.
  - Не вини себя. Я не виню тебя, я правда не виню тебя. Я уже говорила, что отдам тебе все! - увидев, что голова Цин Шуй прояснилась, Минъюэ мягко улыбнулась. Ее праведная аура, смешанная с ее красотой, прекрасно смягчила обоих.
  - Старшая сестра, я не хочу воспользоваться тобой, пока ты находишься не в лучшем положении. Если бы я зашел дальше, не было бы никакой разницы между мной и теми чудовищами, которые похотливо жаждали тебя, - Цин Шуй нежно обнял Минъюэ поверх покрывала.
  - Ты совсем другой. Старшая сестра больше никогда не выйдет замуж. Забота, которую ты проявляешь ко мне и к Юйчан - это то, что я никогда не забуду. Я чувствую себя несчастной, когда смотрю на тебя такого. Если ты не возражаешь против того, что старшая сестра - цветок, который уже отцвел, тогда возьми меня, прямо сейчас, - мягкие слова Минъюэ снова пробудили огонь страсти в сердце Цин Шуй.
  Следует мне сделать это? Или нет?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 138. Исцеление неизлечимого недуга
  
  Следует мне сделать это? Или нет?
  Сейчас в голове Цин Шуй был полнейший хаос. Особенно после того, как Минъюэ сказала, что больше никогда снова не выйдет замуж. Если такая правильная и скромная женщина сказала это и Цин Шуй после этого продолжит отвергать ее, тогда она точно подумает, что Цин Шуй смотрит на нее свысока.
  Цин не был джентльменом, но он не был и лицемером. Он просто был мужчиной, который следовал своим основным инстинктам. Цин Шуй быстро обнял Минъюэ и в этот момент решил, что никогда не оставит ее.
  Покрывало и одежда были отброшены, включая нижнее белье и всю одежду Цин Шуй.
  - Цин Шуй, не смотри! - Минъюэ тихо опустила голову. Она ясно ощущала горячий взгляд Цин Шуй, испепеляющий ее тело.
  Цин Шуй взял Минъюэ на руки и мягко положил на кровать.
  Ее красота под лунным светом казалась безграничной. Цин Шуй лег на нее сверху, вдавливая ее в кровать.
  Стоны и задыхающиеся вздохи раздавались эхом в тишине ночи. Праведное лицо Минъюэ исказилось в бешеной страсти. Это очарование и красоту было невозможно описать.
  ***
  - Минъюэ, ты не жалеешь об этом? - Цин Шуй обнимал ее, лежа в постели.
  - Нет... пока дело касается тебя, я ни о чем не жалею! - мягко ответила Минъюэ.
  - Ты станешь моей женщиной. Теперь у меня есть красивая жена и прекрасная дочь, - серьезно отметил Цин Шуй, глядя на страстное лицо Минъюэ.
  - Цин Шуй, мне кажется, это будет несправедливо по отношению к тебе, - с горечью сказала Минъюэ Гэлоу. В конце концов, ей было ясно, что она вдова, а ее дочь не имеет никакой кровной связи с Цин Шуй.
  - Мы не будем обсуждать никакую справедливость и прочую ерунду. Так как я готов к этому, Юйчан - моя дочь, моя кровная дочь! Или ты хочешь, чтобы в будущем, когда она вырастет, она спросила, где ее отец? И ты ответишь ей, что у нее нет отца? Я люблю ее, так же, как и тебя. Я не могу без вас. Этого должно быть достаточно, - решительно сказал Цин Шуй, глядя в красивые глаза Минъюэ.
  Услышав что-то вроде "признания в любви" от Цин Шуй, Минъюэ ощутила тепло, разливающееся у нее в груди, и слезы счастья потекли у нее из глаз.
  - Цин Шуй, почему ты такой хороший, почему? Почему ты такой хороший? - бормотала Минъюэ в объятиях Цин Шуй.
  - Папа!
  Маленькая Юйчан проснулась. Цин Шуй взял малютку и положил ее между ним и Минъюэ. Счастливая семья из трех человек смотрела на лунный свет. Глядя на эту сцену, Минъюэ чувствовала радость и грусть.
  С тех пор, как он обрел Королевство вечного фиолетового нефрита, это была первая ночь, когда он не вошел в нее. Красивые женщины всегда были причиной падения великих героев. Цин Шуй молча смотрел на горизонт, потерявшись в своих мыслях.
  Далекий свет постепенно становился все ярче, освещая небо на востоке. Может быть, из-за усталости, но Минъюэ заснула. Цин Шуй нежно поцеловал ее в лоб и подоткнул одеяло малютки, а затем встал с кровати.
  Во время своей утренней практики Цин Шуй никак не мог успокоиться. В его голове постоянно всплывал образ праведной Минъюэ, постепенно превращаясь в ледяное лицо Ши Цин Чжуан.
  Во время завтрака все с любопытством смотрели на Минъюэ Гэлоу. Очень скоро на ее лице появилась застенчивость.
  - Сестра Минъюэ сегодня такая красивая! - радостно воскликнула Цин Бэй.
  Слова Цин Бэй невольно побудили нескольких членов рода Цин взглянуть на Цин Шуй. Однако лицо Цин Шуй осталось неизменным. Он радостно играл с маленькой Юйчан.
  Новобрачные - Цин Цзы и Фэн Яньфэй - также с любопытством смотрели на Цин Шуй. Особенно Яньфэй - ее глаза ярко сверкали, когда она смотрела на него.
  Цин Шуй не волновала их реакция. Он спокойно ел свой завтрак. После завтрака, под любопытными взглядами членов рода, Цин Шуй решил взять маленькую Юйчан прогуляться с ним по улицам.
  - Брат Шуй, я хочу пойти с тобой!
  - Брат Шуй, подожди меня!
  - ...
  Сначала он хотел взять только маленькую Юйчан, но кто же знал, что это превратится во что-то вроде семейного выхода.
  Цин Шуй смотрел, как Цин Ю мчится вперед, расталкивая и распихивая богатых людей на своем пути. Но когда перед ним возникали бедные, он становился невероятно вежливым и добрым, и даже помог старушке перейти дорогу!
  Цин Шуй лишился дара речи. Он не знал, что Цин Ю так ненавидит богатых людей.
  Цин Шуй решил сегодня составить компанию маленькой Юйчан и вернуться в Боевую больницу завтра. Он решил, что следующей весной отправится в Секту небесного меча вместе с Вэньжэнь У-Шуан.
  - Доктор, подождите!
  Цин Шуй обернулся, услышав знакомый голос. Не был ли это тот богатый юный господин, у которого в организме недоставало элемента Ян? Тот, кто прервал его беседу с У-Шуан?
  "Неужели он выполнил мои условия? Тысячелетний женьшень, тысячелетний снежный лотос?" - сердце Цин Шуй трепетало, но его лицо оставалось спокойным, когда он смотрел на юного господина.
  - Доктор, согласно вашим указаниям, я подождал полмесяца и принес вам то, что вы просили. Взгляните...
  Цин Шуй увидел выражение абсолютной веры в глазах юного господина и покачал головой. Не был ли он так уверен в нем потому, что он запросил у него такую астрономическую цену?
  - Ждите меня в Боевой больнице.
  Цин Шуй оставил маленькую Юйчан с Цин Бэй и остальными и отправился в Боевую больницу. Когда он прибыл, юноша уже ждал его. Увидев, что Цин Шуй пришел, он улыбнулся.
  - Здесь травы, которые вы просили. Каждому стеблю по меньшей мере 1 500 лет. Пожалуйста, взгляните! - юноша поставил на стол два замысловато украшенных ящика.
  Цин Шуй улыбнулся и открыл ящики, и богатая духовная Ци наполнила воздух. Тысячелетний женьшень был фиолетового цвета, толщиной в руку. Тысячелетний снежный лотос источал заметный свет. Довольный качеством трав, Цин Шуй улыбнулся, и оставил себе ящики.
  - Пойдемте на второй этаж.
  - Вы думаете, что я смогу излечить недуг, который многие другие считают неизлечимым? - оценив скорость, с которой он собрал необходимые травы, Цин Шуй понял, что связи этого юного господина ничуть не проигрывают даже в сравнении с Сектой небесного меча.
  - Понятия не имею. Но я уже потратил бесчисленное количество сокровищ и денег, посещая бесчисленное количество врачей. Каким-то образом я почувствовал, что вы видите меня насквозь. Даже если в этот раз меня снова постигнет неудача, мне нечего терять, - с горечью ответил юный господин.
  Цин Шуй почувствовал восхищение честностью этого юноши!
  - Лягте и снимите одежду, - Цин Шуй достал свои девять золотых игл, которые ярко сверкнули.
  - Вы действительно знаете, от какой болезни я страдаю? - удивленно спросил юный господин.
  - В вашем организме с рождения не хватает элемента Ян, поэтому вы не способны ничего сделать с женщинами, - ответил Цин Шуй, пока юный господин становился все более смущенным. - Нет никакой нужды смущаться. Разве, когда вы вылечитесь, все это не останется в прошлом? Верьте в меня! - Цин Шуй, узнав личность этого юного господина, осознал, что испытывает к нему симпатию. Решительный, зрелый и не высокомерный. Цин Шуй надеялся стать другом тем, кто владел подобными качествами.
  Смет промелькнул в глазах юного господина, когда он услышал слова Цин Шуй. Это был взгляд, полный надежды! Цин Шуй знал, что юный господин и правда верит, что у него есть способ вылечить его.
  Цин Шуй уже видел обнаженные тела трех красивых женщин. У него был нулевой интерес к мужчинам. Глядя сейчас на обнаженное тело юного мастера как врач, он сохранял полную серьезность. Глядя на вялый инструмент юного господина, Цин Шуй ввел иглу за иглой в акупунктурные точки Синьюй, Шэньюй, Минмэнь, Чжиши Цихай и Вэйгун в нижней части тела юного господина.
  Все эти точки имели связь с пятью органами и шестью внутренностями. Эти точки имели большой потенциал нанести серьезное повреждение в человеческом теле от малейшего надавливания. Однако, под воздействием комбинации золотых игл и техники исконного огня они были способны усилить телосложение и дух, а также регулировать количество влаги и тепла в организме.
  Недостаток элемента Ян спровоцировал развитие скрюченной почки. К счастью, повреждена была только одна почка. Самым большим достоинством Ци из Древней техники усиления была способность увеличивать жизненные силы, восстанавливать внутренние органы, прочищать энергетические потоки, усиливать кости и плоть, а также выращивание Даньтянь.
  Молодой господин стал испытывать такую боль, что она была почти невыносима. Постепенно его тело стало горячим, он быстро вспотел. Он буквально лежал в луже пота.
  Внезапно его ранее постоянно вялый инструмент начал ощущать тепло. Молодой господин так разволновался, что в его возбужденных глазах можно было увидеть кровь.
  Юный господин ощущал, как его инструмент постепенно возбуждается, и слезы потекли по его лицу. Это были слезы счастья!
  Юный господин каждый раз, когда видел отчаяние в глазах своих родителей, всегда винил во всем себя. Подсознательно он всегда ощущал, что не равен другим мужчинам, снова и снова разочаровывая девушек, которые любили его.
  Их разочарование было причиной его грусти. Он был тем, кто страдал от этого больше всех.
  Когда его инструмент стал твердым, как сталь, Цин Шуй медленно вынул золотые иглы!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 139. Третий уровень Королевства вечного фиолетового нефрита
  Юноша ушел, перед этим сказав свое имя - Лай Чусун из рода Лай страны Чу Цзян.
  Страна Цан сама по себе была очень большой, но Цин Шуй уже поставил перед собой цель обойти все девять континентов.
  Род Лай был очень уважаем в стране Чу Цзян. Цин Шуй был очень рад - чем больше у него было друзей, тем больше возможностей. Если бы ранее он не встретил такого сильного специалиста, как Байли Цзинвэй, последствия были бы ужасными.
  Кинув оценивающий взгляд на Лай Чусун перед тем, как тот ушел, Цин Шуй был очень тронут. Какой прямой и признательный человек!
  После того, как Лай Чусун ушел, Цин Шуй закрыл двери Боевой больницы и взял ящики с двумя тысячелетними лекарственными травами. "Ха-ха, наконец я смогу изготовить маленькую восстанавливающую гранулу и гранулу Пяти драконов!".
  Одна только мысль об этом очень взволновала Цин Шуй, но ему еще нужно было подумать о некоторых приготовлениях. Так как ранее он не мог заполучить тысячелетние лекарственные травы, Цин Шуй не искал другие ингредиенты. Поиски недостающих материалов могут занять у него еще 3-5 дней.
  Цин Шуй вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита с двумя ящиками, собираясь оставить их там на хранение. Но, когда он вошел в сферу, он был ошеломлен!
  "Улучшение? Третий уровень Королевства вечного фиолетового нефрита?" - Цин Шуй увидел, что Королевство вечного фиолетового нефрита значительно увеличилось. Он прикинул, что в длину и ширину она увеличилась более, чем на 40 метров. Теперь она была около 180 метров в длину и занимала площадь в 50 му*.
  (*50 му примерно равняются 33 000 квадратным метрам, или 8-ми акрам).
  Цин Шуй, конечно же, был очень счастлив. В его руки только что попали тысячелетние лекарственные травы, а теперь еще и Королевство вечного фиолетового нефрита усовершенствовалось. Неудивительно, что люди говорят - хорошие вещи приходят парами. Это было действительно захватывающе.
  Пруд в центре, который раньше был 20 метров в ширину, стал теперь более 30 метров в ширину с глубиной в 20 метров. Большой косяк черных рыб и черепах радостно плавал в нем, периодически накидываясь друг на друга или гоняясь друг за другом.
  "Теперь я могу увеличить количество черных рыб и черепах. Хм, как сюда попала золотая черепаха?" - Цин Шуй наслаждался видом расширенного пруда, как вдруг он увидел блеск золотой черепахи размером с голову взрослого человека. Она плавала в пруду и была поистине великолепна.
  Она казалась властелином пруда - куда бы она ни поплыла, и черные рыбы, и черепахи уступали ей дорогу. Цин Шуй удивленно смотрел на все это. Как она попала сюда?
  "Ммм, как же я забыл? Какова награда за достижение третьего уровня Королевства вечного фиолетового нефрита?" - Цин Шуй очень разволновался и побежал к стальному камню напротив пруда.
  Цин Шуй рассматривал описание третьего уровня Королевства вечного фиолетового нефрита.
  Третий уровень Королевства вечного фиолетового нефрита активирован: автоматическое добавление Дерева магических плодов защиты, созревающих раз в 100 лет и приносящих каждый раз по десять плодов. Каждый плод способен увеличить защиту на 500 цзинь. Человек может съесть максимум два плода, каждый последующий не принесет никакого улучшения. Но их можно использовать в алхимии!
  Награда: 5 000-летняя золотая лекарственная черепаха. Может выделять достаточное количество крови для алхимических целей, заменяя требуемые ингредиенты обычных дьявольских чудовищ.
  Это было настоящей наградой Королевства вечного фиолетового нефрита. Цин Шуй был изумлен. "Черт побери, эта маленькая штука прожила уже 5 000 лет? Почему кажется, что все как-то связано с алхимией? Но мне нравится это".
  Он не думал, что за достижение третьего уровня Королевства вечного фиолетового нефрита ему достанется награда в виде маленького животного, более того, животного, которому 5 000 лет. Если бы любому другому созданию было 5 000 лет, оно, возможно, превратилось бы в сильного дьявольского монстра.
  "Ммм, есть еще другие награды?".
  Дерево пьяного аромата: приносит плоды раз в десять лет. Каждый раз созревает 100 плодов пьяного аромата. Могут быть использованы в приготовлении пищи, создании приправ... вкус бесподобен. Применения одного плода достаточно!
  Цин Шуй смотрел на маленькое деревце меньше метра в высоту. На нем висело 100 плодов фиолетового цвета размером с грецкий орех. Они источали заглушающий все остальные запахи аромат. "Одно только название говорит мне, что плоды весьма неплохи. Ха-ха, в будущем я смогу наслаждаться прекрасной едой".
  Цин Шуй сорвал магические плоды защиты и плоды пьяного аромата. Для начала он сам попробует их. Цин Шуй быстро проглотил два магических плода защиты. Они увеличивали защиту, и он предпочел бы их магическим плодам силы. В конце концов, небольшое увеличение силы ничего не значило для уровня Цин Шуй.
  Но магические плоды защиты казались низшего качества по сравнению с магическими плодами проворности. Вместо того, чтобы принять удар, он мог просто избежать его. Более того, обладание скоростью приравнивалось к обладанию силой. Скорость была единственной техникой в мире, которую невозможно было победить!
  Цин Шуй увидел, что на Дереве магических плодов силы и Дереве магических плодов проворности выросли следующие десять плодов, которые скоро должны были созреть. Подумать только, прошел уже почти год.
  Цин Шуй воскликнул, как быстро летит время - так много всего произошло с тех пор, как он прибыл в Город Сотни Миль. Он даже прорвался на уровень Сяньтянь меньше, чем за полгода. Конечно же, Цин Шуй мог сравнивать только с четвертым небесным уровнем Древней техники усиления.
  Цин Шуй невольно вспомнил Ши Цин Чжуан, а затем - Минъюэ Гэлоу. Он застыл.
  "Кулон Инь-Ян? Королевство вечного фиолетового нефрита? Почему оба повышают свой уровень после наслаждения женщинами? В прошлый раз, когда произошло незапланированное событие и у меня был секс с Ши Цин Чжуан, Королевство вечного фиолетового нефрита усовершенствовалось до второго уровня. В этот раз то же самое произошло после ночи с Минъюэ Гэлоу", - Цин Шуй стоял, в неверии уставившись в пространство.
  "Какой пошлый кулон! Неудивительно, что он назван кулоном Инь-Ян. Может быть, он требует слияния Инь и Ян для того, чтобы повысить свой уровень?" - Цин Шуй не знал, радоваться ему или огорчаться.
  Цин Шуй не мог дождаться усовершенствования Королевства вечного фиолетового нефрита до девятого уровня. Награды определенно будут хороши. На третьем уровне, помимо Дерева магических плодов защиты в качестве награды появилась также 5 000-летняя золотая лекарственная черепаха и Дерево пьяного аромата. Если бы он достиг девятого уровня!..
  После магических плодов силы, проворности и теперь защиты Цин Шуй знал, что следующими должны быть магические плоды жизни и духа. И он уже догадывался, какими свойствами они будут обладать. Магические плоды жизни, возможно, обеспечат небольшое увеличение продолжительности жизни, а магические плоды духа увеличат духовную энергию.
  Цин Шуй в нетерпении ждал других наград вроде золотой лекарственной черепахи и Дерева пьяного аромата - он не знал, чего ему ожидать. После того, как появились магические плоды силы, Цин Шуй уже ожидал остальные четыре типа плодов. Вот чего он не ожидал, так это других наград вроде золотой лекарственной черепахи и Дерева пьяного аромата.
  Цин Шуй ничего не почувствовал, съев магические плоды защиты, - только Ци из Древней техники усиления немного распухла. Он ощутил, что Ци из Древней техники усиления теперь циркулирует быстрее.
  Цин Шуй глядел на оставшиеся магические плоды защиты и думал, что этого было мало. Их едва ли хватало тем, кому он собирался их отдать, не говоря уж об алхимии.
  Покинув Королевство вечного фиолетового нефрита, Цин Шуй увидел, что прошло совсем немного времени. Он вышел, чувствуя себя исключительно освеженным. Он шел по улицам Города Сотни Миль и ощущал нечто особенное. Уверенность, смелость и даже то чувство, от которого все вокруг казались мелкими и незначительными.
  Цин Шуй знал, что это было результатом увеличения его способностей. Теперь в Городе Сотни Миль его имя стало достаточно известным, слава о нем даже доходила до соседних городов. Он был самым молодым культиватором Сяньтянь из когда-либо живших. Гений, который мог родиться только во влиятельной семье, насчитывающей многие годы истории.
  Случай с Ши Цин Чжуан всегда заставлял Цин Шуй чувствовать себя неловко. Ему казалось, что его удерживают силой!
  "Теперь, когда у меня есть деньги и возможности, почему бы мне на один раз не стать высокомерным, не стать властным? Потратить так много времени на то, чтобы найти решение проблемы, которую можно решить силой, в то время как у меня силы достаточно - ну не глупо ли?".
  Цин Шуй почесал голову и направился в медицинскую лавку рода Цин.
  - Как, ты научился смотреть на дорогу? Я уж думала, ты снова врежешься в меня, - пробормотал хриплый, милый голос.
  Цин Шуй горько улыбнулся Сян Бао. Он редко выходил на улицу, но почти каждый раз, когда он это делал, он натыкался на эту лолиту. Слава Богу, он не врезался в нее в этот раз.
  - Юная госпожа, почему вы всегда следуете за мной? - Цин Шуй уступил ей дорогу и прошел дальше.
  - Эй-эй, как ты можешь быть таким. Каждый раз ты бросаешь меня, я настолько отвратительна? - Сян Бао всхлипнула.
  Цин Шуй обернулся и посмотрел на Сян Бао. Восемнадцатилетняя девушка была словно цветок. Более того, Сян Бао была известна своей красотой в Городе Сотни Миль. Она была милее, чем грудастая Сян Юань с детским лицом. Конечно, за исключением мнения тех, у кого были особые предпочтения.
  "Невозможно спрятаться от того, кто ищет тебя", - вздохнул Цин Шуй. Ему вовсе не нравилось тратить свое время на маленьких девочек. Он просто не любил таких незрелых девушек.
  Сян Бао видела, что Цин Шуй хранит молчание, и слезы, которые она не могла больше сдерживать, хлынули из ее глаз. Она размышляла о первом, втором и теперь третьем разе. Каждый раз он оставлял ее без тени сомнения, видя в ней проблему и даже не желая поговорить с ней. Ее сердце разрывалось от боли, слезы словно жемчужины текли по ее лицу, подобному белому нефриту.
  - Почему ты так себя ведешь? Как будто я оскорбил тебя! - Цин Шуй не мог подобрать слова. - Чего ты хочешь? Чтобы остальные подумали, что я оскорбил тебя? - Цин Шуй подошел к ней.
  - Ты правда оскорбил меня!
  - ...
  - Почему каждый раз, когда ты видишь меня, ты хочешь скрыться? Я настолько тебе отвратительна? - горько сказала Сян Бао, ее красивые глаза покраснели.
  - Потому что у меня есть дела. Более того, мы вроде не очень близки, - Цин Шуй было неприятно видеть плачущую и жалующуюся Сян Бао. Ему определенно не нравились такие девушки.
  - Ты лжешь. Почему ты всегда так обращаешься со мной? У меня тоже есть право на поиски своего счастья. Как ты можешь вот так захлопывать передо мной дверь? - низким голосом сказала Сян Бао и вытерла слезы.
  - Ах, я просто хочу, чтобы ты быстрее сдалась и не тратила зря на меня время, - серьезно сказал Цин Шуй, вздохнув.
  - Но я хочу, я хочу этого. Даже если я буду знать исход, я все равно буду делать это без колебаний. Я не жалею. Я просто хочу делать это, - в затуманенных глазах Сян Бао появилась решительность, когда она посмотрела на Цин Шуй.
  - Ну, раз ты счастлива делать это, не буду тебя останавливать. Не врывайся в мою нормальную жизнь. К тому же, у меня уже есть кое-кто, кто мне нравится. Более того, ты просто не в моем вкусе.
  Это было лучше, чем продлевать агонию. Так Сян Бао не будет чувствовать себя хуже в будущем. Цин Шуй решил срубить все ее мысли о нем на корню, иначе бы они засели в ее голове слишком глубоко. Иначе его собственная жизнь превратилась бы в кошмар.
  Нерешительность неизменно приводит к проблемам! Цин Шуй прекрасно знал этот принцип. Цин Шуй оставил ошеломленную Сян Бао и развернулся, чтобы уйти.
  Сян Бао смотрела на постепенно удаляющуюся фигуру, и слезы снова потекли по ее лицу. Она стояла посреди улицы и выглядела очень беспомощной и жалкой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 140. Величественный, чистый фрукт святого алмаза
  Цин Шуй еще не успел развернуться и полностью скрыться из виду. Сердце Сян Бао снова утонуло в ледяной воде. В этот раз это было более мучительно, чем в прошлые.
  К тому времени, как он вернулся к роду Цин, еще не наступил обед. Минъюэ Гэлоу играла с маленькой девочкой. Увидев, что Цин Шуй вернулся, ее лицо мгновенно залилось багровой краской.
  - Папа, высоко! - увидев Цин Шуй, радостно позвала малютка и подняла свои маленькие ручки.
  Цин Шуй поднял ее и закружил в воздухе. Этот мелодичный голос ребенка был подобен счастливому ангелу. Цин Шуй забыл обо всем, погрузившись в море счастья от чистоты этой улыбки.
  - Минъюэ, пойдем, я кое-что отдам тебе в комнате, - в этот момент в медицинской лавке рода Цин были только Юань Ин и Минъюэ Гэлоу.
  - Ммм!
  Каждый раз, когда взгляды Минъюэ Гэлоу и Цин Шуй пересекались, она в панике старалась избежать его взгляда. Скромность этой зрелой, очаровательной женщины была очень соблазнительна. Цин Шуй понял, что это чувство было подобно оленю, гарцующему у него в сердце.
  Одной рукой Цин Шуй нес девочку, другой держал мягкую руку Минъюэ Гэлоу. Он даже с озорством подмигнул ей, отчего она еще больше смутилась.
  Войдя в свою комнату, Цин Шуй увидел аккуратную стопку покрывал, сложенных Минъюэ Гэлоу. Он вспомнил чудесную сцену, когда их тела были переплетены, и невольно его глаза остановились на изящной груди Минъюэ Гэлоу.
  - Цин Шуй, прекрати смотреть! - тихо сказала Минъюэ Гэлоу, не в силах больше выносить этого.
  - Это поможет тебе продлить молодость на десять лет. Эти два тоже неплохи. Прими их в качестве подарка от своего мужа! - Цин Шуй с ухмылкой достал фрукт змеи золотых колец и магические плоды защиты.
  Магический плод защиты не только увеличивал Ци, но и усиливал мышцы и кости, так же, как и внутренние органы. Он также увеличивал выносливость и силу.
  - Папа, кушать, кушать! - малютка протянула свои крошечные ручки, чтобы схватить плоды!
  Цин Шуй уже давно приготовил для нее красный плод, но еще не наступило время, когда ей можно было давать такие вещи. Взгляд, которым Минъюэ Гэлоу смотрела на Цин Шуй, был очень теплым. Она даже не возражала против того, чтобы Цин Шуй называл себя ее мужем. Она медленно съела все плоды.
  Она была слабой. Съев магические плоды защиты, Минъюэ Гэлоу очень скоро почувствовала их таинственные свойства. Обычно она быстро уставала, когда носила на руках маленькую Юйчан, но теперь ей казалось, что у нее неограниченное количество энергии. Это было удивительное ощущение.
  - Благодарю тебя, Цин Шуй, - на возвышенном, чистом и красивом лице заиграла теплая улыбка.
  - Ты все еще слишком вежлива со мной. Будь осторожна, я могу отшлепать тебя за это по попке, - Цин Шуй улыбнулся, озорство плескалось в его глазах. Этот взгляд напомнил Минъюэ Гэлоу о том, что произошло ночью.
  - Отшлепать попку! - ухмыльнулась и воскликнула маленькая Юйчан.
  Видя озорную улыбку Цин Шуй, Минъюэ Гэлоу бросила на него соблазнительный взгляд. В этом соблазнительном взгляде было слишком много чистоты, поэтому сердце Цин Шуй тяжело забилось. Он очень хотел сейчас упасть с ней на кровать, но маленькая девочка была рядом.
  - Минъюэ, ты не хочешь научиться боевым искусствам? - подумал Цин Шуй. Для того, чтобы принять Золотую гранулу, необходимо достичь вершины Хоутянь. Цин Шуй надеялся, что она проведет с ним долгие годы, если получит дополнительные 500 лет жизни как культиватор Сяньтянь.
  - А я смогу тренироваться? - изумленно спросила Минъюэ Гэлоу.
  - Конечно, ты сможешь. Я собираюсь помочь тебе достичь Сяньтянь. Благодаря этому у тебя появятся дополнительные 500 лет жизни, и мы сможем взять с собой маленькую девочку и отправиться путешествовать, - Цин Шуй улыбался, держа на руках девочку, которая уже уснула.
  - Сяньтянь... желанная мысль. Минъюэ должна поблагодарить тебя, хотя это всего лишь мечта.
  - Хе-хе, теперь ты моя. За что здесь благодарить? С таким мужем у тебя есть надежда достичь Сяньтянь! - Цин Шуй улыбнулся и шагнул к ней. До его носа донесся легкий аромат Минъюэ Гэлоу.
  - Ах! - она смотрела на Цин Шуй, ее лицо покраснело.
  - Минъюэ!
  - Ммм!
  - Я хочу поцеловать тебя!
  Держа в руках малютку, Цин Шуй наклонил голову и "клюнул" Минъюэ Гэлоу в губы, подобные лепесткам цветка. Он нежно посасывал ее губы, медленно и мягко.
  Мягкое прикосновение, легкий вкус влажности и сладости, гладкость и блаженство... Он нежно покусывал их. Медленно, он раскрыл рот Минъюэ Гэлоу и начал посасывать ее маленький язык, наслаждаясь сладким нектаром ее рта.
  Глаза Минъюэ Гэлоу были полузакрыты, выражение ее милого лица, кажется, просило о большем, неохотно поддаваясь ему. Это действительно разожгло огонь в Цин Шуй. Наконец, Цин Шуй отпустил выбившуюся из дыхания Минъюэ Гэлоу.
  Цин Шуй слышал голоса людей, доносившиеся снаружи. Он понял, что это вернулась его мать. Он передал малютку обратно Минъюэ Гэлоу и сказал:
  - Я буду внизу. Позже принеси нашу дочь обедать.
  - Ммм, иди уже, - ее милое лицо выглядело так, будто она только что занималась сексом, и было очень соблазнительным.
  Цин Шуй вошел в комнату Цин И. Увидев Цин И, он достал фрукт змеи золотых колец и два магических плода защиты.
  - Мама, это тебе! - Цин Шуй улыбнулся. Перед Цин И улыбка Цин Шуй всегда получалась глупой и честной.
  - Алмазный фрукт! - Цин И была изумлена, увидев магический плод защиты. Она всегда удивлялась, когда Цин Шуй приносил невероятно ценные предметы.
  Неважно, были это магические плоды силы, магические плоды проворности или магические плоды защиты - им всем требовалось 100 лет, чтобы созреть. Более того, они могли расти только в особой окружающей среде, поэтому они ценились не меньше, чем тысячелетние лекарственные травы.
  - Что это за золотой фрукт? - Цин И с любопытством смотрела на фрукт змеи золотых колец.
  - Это - фрукт змеи золотых колец. Кое-что, что позволит моей маме оставаться юной еще десять лет! - с улыбкой сказал Цин Шуй.
  - Мама уже старая и ей нет в этом нужды. Сохрани его для своей будущей жены, - Цин И улыбнулась Цин Шуй.
  - В этом нет никакой спешки!
  - Цин Шуй, у мамы есть кое-что, что нужно обсудить с тобой, - с волнением сказала Цин И.
  - Говори, твой сын внимательно слушает все, что ты говоришь, - ухмыльнувшись, сказал Цин Шуй.
  - Мама этого не сделает. Более того, мама не будет возражать против твоего решения. Я просто хочу спросить, какие у тебя планы на Минъюэ? - спросила Цин И, мягко улыбаясь.
  - А, это. Ты просто обращайся с ней, как со своей невесткой, что ты об этом думаешь? - Цин Шуй почесал голову.
  - Конечно, почему нет? У Минъюэ была тяжелая жизнь. Отбросив ее прошлое, с тех пор, как она тебе понравилась, ты должен с ней хорошо обращаться. Даже если у тебя будет другая женщина в будущем, ты не можешь просто бросить ее, - серьезно сказала Цин И.
  - Мама знает меня лучше всех. Как я смогу так поступить? - радостно сказал Цин Шуй. Он не ожидал, что так легко отделается. Он думал, что встретил возражения. Цин Шуй беспокоился только о Цин И. А если Цин И не возражала, то ему было все равно, что подумают остальные!
  В конце концов, его положение теперь изменилось. Вдобавок, Минъюэ была женщиной, у которой уже был ребенок. Она была милой, и это могло повредить их репутации.
  - Мама, ты - самая демократичная мама! - Цин Шуй размышлял о двух разных мирах. Что, если это была женщина, которая развелась или стала вдовой? В его прошлой жизни, даже парни с девушками могли снять комнату и делать все, что пожелают.
  - Мама, мне нужно кое-что обсудить с тобой.
  - О, что ты хочешь обсудить со мной? - с улыбкой спросила Цин И, ее голос немного дразнил его.
  - Эти... эти слухи обо мне и Ши Цин Чжуан - это правда. С тех пор, как произошел тот случай, я хотел решить это дело. Поэтому, в первую очередь я должен был сообщить тебе и подготовить тебя к этому, - неловко сказал Цин Шуй.
  Цин И пораженно смотрела на Цин Шуй, перед тем как странно спросить:
  - А что насчет У-Шуан?
  - О, насчет У-Шуан - посмотрим, как пойдут дела! - радостно сказал Цин Шуй.
  - Ты - негодяй. Такой флирт в таком юном возрасте. Но ты - мой сын, поэтому я поддерживаю тебя. Если бы ты имел способность заполучить всех красавиц в мире, мама была бы счастлива, - Цин И улыбнулась и погладила Цин Шуй по голове.
  Цин Шуй потерял дар речи, но мама лучше всех знала своего сына!
  - Цин Шуй, до тех пор, пока дело не касается бесчестия, чего-то абсолютно безрассудного или того, что небеса и земля не перенесут, мама всегда поддержит тебя. Но девушка из рода Ши уже помолвлена с родом Ситу. Неужели ты думаешь о том, чтобы отбить ее?
  - Нет никакой нужды в том, чтобы отбивать ее. Род Ситу сам откажется от своих притязаний. Я направлюсь прямо к роду Ши и попрошу у них руки девушки. Тогда род Ши сам настоит на том, чтобы род Ситу расторг помолвку! - немного подумал и сказал Цин Шуй.
  - Ах, подумать только - род Цин принуждает кого-то силой! - вздохнула Цин И.
  - Даже если я не пойду к ним свататься, род Ши все равно может расторгнуть помолвку, потому что, я точно знаю, Ши Цин Чжуан вообще не нравится Ситу Бу Фань. Насколько я ее знаю, она скорее всего вообще откажется от замужества! - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Что бы ты не выбрал, я уверена в тебе. Иди и делай то, что считаешь нужным.
  Цин И нежно обняла Цин Шуй и сказала:
  - Мой сын вырос и уже отдаляется от своей матери! - Цин И улыбнулась.
  - Мама, как ты можешь так думать? Сын всегда будет очень близок со своей матерью. Даже если человек переходит все границы, если он непостоянен и бесчестен, если он разводится с женой или заводит себе гарем - мать у него всего одна.
  Цин Шуй говорил это обиженным тоном, и Цин И не могла прекратить смеяться. Она смотрела на Цин Шуй, который хоть и был культиватором Сяньтянь, но все еще оставался ее ребенком. Он всегда будет лучшим ребенком на свете, тем, кем она больше всего гордится.
  Немного погодя стали прибывать люди. Цин Шуй прямо отдал четыре магических плода защиты Цин Ю, Цин Ху, Цин Бэй и Цин Ши. Он оставил себе два плода для другого применения.
  В обед Цин Шуй планировал отнести черную рыбу и черепах на постоялый двор Юй Хэ. Хотя он оставил там партии, которой должно было хватить больше, чем на полмесяца, кто знал, не испытывают ли они недостатка в его поставке. Сейчас было самое время посетить постоялый двор Юй Хэ.
  После обеда Цин Шуй отказал всем, кто хотел присоединиться к нему, и один направился на постоялый двор Юй Хэ. Ему хотелось смеяться, когда он вспоминал, как Цин Бэй сердито надулась!
  Постоялый двор Юй Хэ стал самым большим и самым знаменитым рестораном во всем Городе Сотни Миль. Увеличение количества черной рыбы, а также Во всех смыслах питательный суп стали причиной ошеломительного числа покупателей каждый день. Хотя были еще те, кто не попробовал их, все же, прождав десять дней или даже полмесяца, они могли наконец их попробовать!
  Во всех смыслах питательный суп был даже популярнее черной рыбы, особенно среди мужчин. Были даже те, кто прибыли очень издалека только для того, чтобы попробовать Во всех смыслах питательный суп. Один человек рассказывал десяти, десять - сотне. Во всех смыслах питательный суп давно стал признаком божественной жизни, обязательным пунктом в меню всех людей, которые приезжали сюда.
  - Молодая госпожа наверху. Сюда, пожалуйста! - Цин Шуй улыбнулся этой красивой девушке, которую снова встретил здесь. В этот раз его снова встретила она, причем она мило ему подмигивала, когда говорила с ним.
  Цин Шуй улыбнулся ей и направился наверх. Этот путь был ему слишком знаком.
  Чувства, которые он испытывал к Юй Хэ, были очень сложными. Он хотел дать ей больше времени. На такой знакомой лестнице воспоминания сцены, которая произошла между ним и Юй Хэ, промелькнули у него перед глазами.
  Пускай все идет своим чередом!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 141. Плод пьяного аромата
  Когда Цин Шуй увидел Юй Хэ, она просматривала счета. Должно быть, она подсчитывала доходы за месяц, а, возможно, только за сегодняшний день!
  Услышав шаги, Юй Хэ подняла голову и увидела Цин Шуй. В ее красивых глазах виднелась улыбка. Она сказала:
  - Ты вернулся! - она не скрывала радости.
  - Ммм, сестра Юй выглядит занятой. Может быть, мне стоит вернуться в другой день! - хотя Цин Шуй и говорил, что посетит ее в другой раз, сам же он шагал по направлению к Юй Хэ.
  - Валяешь дурака сразу же, как только вернулся. Ладно, мой дорогой занятый человек, сестра благодарит тебя за то, что ты посетил меня! - Юй Хэ засмеялась и налила Цин Шуй чашку чая.
  - Ты - босс постоялого двора Юй Хэ. Посмотри, как ты сейчас занята. Теперь постоялый двор Юй Хэ широко известен. Сестра Юй приобрела известность и прибыль, - Цин Шуй улыбнулся и принял чашку у Юй Хэ.
  - Все это благодаря тебе. Ты в любой момент можешь стать причиной разорения постоялого двора Юй Хэ. Не знаю даже, порадует это меня или огорчит. Все покупатели приходят сюда за черной рыбой и за Во всех смыслах питательным супом. Если однажды ты покинешь нас, либо закончатся черные рыбы с черепахами, и мой постоялый двор тут же закроется, - Юй Хэ улыбнулась и села напротив Цин Шуй.
  Цин Шуй был поражен. В следующем году он собирался направиться в Секту небесного меча. Тогда он не сможет поставлять черную рыбу и черепах. Хотя постоялый двор Юй Хэ заработал достаточно много за это время, но, если однажды он больше не сможет предложить черную рыбу и черепах, покупатели будут сильно разочарованы. Все это, возможно, приведет к тому, что постоялый двор закроется. Если это случится, он станет причиной проблемы Юй Хэ.
  Увидев, что взгляд Цин Шуй устремлен куда-то в пространство, Юй Хэ мягко улыбнулась и помахала своими тонкими пальцами перед Цин Шуй.
  - Почему ты так задумчив? Не думай об этом слишком много, просто предоставь это судьбе.
  - Хорошо, иначе я оказался бы в беде, если бы ты принялась плакать и не отпустила бы меня!
  - Бесстыдник. Что ты имеешь ввиду - принялась плакать и не отпустила бы тебя? - очаровательно сказала Юй Хэ и закатила глаза.
  Немного позже Юй Хэ уже с волнением переспросила:
  - Ты снова уезжаешь? Надолго?
  - После нового года я, возможно, уеду! Не беспокойся, возможно, появится другой выход. Все, что ни делается - все к лучшему! - Цин Шуй поднял голову и посмотрел на неестественно угрюмое лицо Юй Хэ.
  - Ты уедешь после нового года? Ты уедешь надолго? - возможно, Юй Хэ не заметила, что в ее тоне слышалась привязанность и нежелание.
  Глядя на ослепительную старшую сестру перед ним, он думал о сложных чувствах к ней. Он вспомнил тот потрясающий первый раз, когда они встретились. Он думал об округлой сексуальной фигуре, зрелом и уравновешенном милом лице и о чарующей сцене, которая произошла между ними, когда она впервые назвала его мальчишкой...
  - Не уверен. Возможно, я вернусь через год, возможно - через 3-5 лет. Цин Шуй размышлял об идее отправиться в Секту небесного меча. Страна Цан Лан была очень далеко. Цин Шуй хотел, чтобы весь род Цин отправился в страну Цан Лан. Ему еще предстояло продумать, каким образом осуществить это.
  - О, кажется, теперь мне будет сложно угнаться за тобой. Ты расправил крылья и скоро воспаришь в небо. Единственный мой вопрос - будешь ли ты помнить, что у тебя есть такая сестра, как я? - Юй Хэ улыбнулась.
  Хотя Юй Хэ улыбалась, Цин Шуй мог сказать, что в ее улыбке была натянутость. Когда он услышал слова Юй Хэ, Цин Шуй ухмыльнулся и потрогал голову Юй Хэ.
  - Молодая госпожа, почему ты так много думаешь? Ты в самом деле довольна своим текущим положением? Ты не хотела бы достигнуть Сяньтянь? Ты не хотела бы исследовать этот огромный мир? Почему ты не спрашиваешь, возьму ли я тебя с собой, чтобы исследовать вместе мир девяти континентов? Почему ты не ждешь, что я возьму тебя с собой?
  Юй Хэ была потрясена. Она смотрела на Цин Шуй. В ее глазах отражалась надежда, но вскоре она заменилась подавленностью.
  - Во всем мире девяти континентов нет никого, кто не хотел бы достигнуть Сяньтянь, но уже слишком поздно! Можно видеть его, но никогда не достигнуть!
  Цин Шуй ухмыльнулся и сказал:
  - Если ты не прилагаешь усилия, как ты можешь знать, что не способна достигнуть этого? Сестра Юй, если ты будешь усердно тренироваться, в будущем я найду способ, чтобы ты достигла Сяньтянь.
  Цин Шуй думал, что даже если у него будут средства и способности получить ингредиенты для изготовления Золотой гранулы Сяньтянь, в силе оставалось требование: тот, кто ее употребляет, должен достигнуть вершины Хоутянь.
  Глядя на то, как удивленно и с сомнением Юй Хэ смотрит на него, Цин Шуй не имел другого выбора, как продолжить озвучивать идею.
  - Ты сама видела мои достижения. Если бы ты собственными глазами не видела их, ты бы никогда не поверила. Я не стал бы болтать попусту.
  Юй Хэ видела полный решительности взгляд Цин Шуй и вспоминала, что он сделала для нее. Он исцелил ее дедушку при помощи таинственного искусства исцеления. Она вдруг поняла, что не так уж хорошо знает его. Но она знала, что он хорошо к ней относится, и этого было достаточно. Обдумав это, Юй Хэ ярко улыбнулась.
  Вдруг Цин Шуй подумал о плоде пьяного аромата. Все сто плодов, которые он собрал, все еще были в Королевстве вечного фиолетового нефрита. Очень удобно было иметь эту сферу. Это был его самый главный скрытый козырь!
  Сегодня, помимо посещения Юй Хэ, он также хотел испытать свойства этих плодов пьяного аромата. Цин Шуй хотел использовать их в качестве замены черной рыбе и черепахам, когда в этом будет необходимость.
  Взяв плоды пьяного аромата, он передал их Юй Хэ и сказал:
  - Попроси кого-нибудь приготовить обычное мясное блюда, а затем добавить немного этого. Хотя, лучше приготовь две кастрюли черепашьего супа. В одну из кастрюль, с обычными черепахами, добавь это. В другой кастрюле приготовь Во всех смыслах питательный суп.
  Юй Хэ смотрела на фиолетовые плоды размером с грецкий орех, размышляя над словами Цин Шуй. Ее глаза сверкнули, и она быстро ушла. Когда она вернулась, она села рядом с Цин Шуй и спросила:
  - Что это за маленький фрукт?
  До носа Цин Шуй долетел легкий аромат, похожий на запах орхидей. Он не смог удержаться и два раза глубоко вдохнул, пьянея от запаха. Затем он улыбнулся и сказал:
  - Юй Хэ, ты прекрасно пахнешь!
  Юй Хэ вспыхнула.
  - Негодник, быстро говори мне, что это за фрукт и какими свойствами он обладает?
  - Это плод пьяного аромата. Что касается свойств - я не уверен!
  Юй Хэ беспомощно смотрела на мужчину, который все время удивлял ее. Ей оставалось только ждать результата. В конце концов, у него всегда был какой-нибудь сюрприз.
  Немного погодя Юй Хэ спросила, что приключилось с Цин Шуй. Цин Шуй вспомнил, что у него еще есть фрукт змеи золотых колец. Естественно, он отдал его Юй Хэ.
  Узнав его свойства, Юй Хэ приняла его без тени сомнения. Цин Шуй мог только воскликнуть в сердцах, что больше всего женщины беспокоятся о своей внешности и молодости, неважно, насколько они красивы.
  - Хм, какой освежающий запах! Раньше такого запаха не было, как будто он стоит прямо у меня перед глазами! - Юй Хэ в шоке посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй закрыл глаза и вдохнул этот освежающий запах, в котором можно было утонуть. Казалось, что этот аромат проникал прямо в тело. Этот запах опьянял.
  Вскоре официантка принесла две кастрюли супа. Цин Шуй увидел, что это была все та же милая девушка, которую он уже встречал. Увидев, что Цин Шуй и Юй Хэ сидят рядом, она бросила на Цин Шуй хитрый взгляд и подмигнула своими ясными глазами!
  Из эти двух супов один был Во всех смыслах питательным супом, другой - супом с обычными черепахами и добавленным в него плодом пьяного аромата. Опьяняющий запах исходил от супа, в который был добавлен плод пьяного аромата.
  - Цин Шуй, он пахнет даже лучше, чем Во всех смыслах питательный суп! - Юй Хэ изумленно посмотрела сначала на суп, потом - на Цин Шуй.
  - Давай попробуем и посмотрим, каков он на вкус. В конце концов, этот суп приготовлен из обычных черепах, - улыбнулся Цин Шуй. Это превзошло все его ожидания. Награда за третий уровень Королевства вечного фиолетового нефрита была действительно хороша. Плод не обладал никаким другим свойством, кроме улучшения вкуса пищи, поэтому вкус должен был получиться поистине великолепным.
  - Правда, я и забыла, что этот суп приготовлен из обычных черепах, пока ты не напомнил мне. Давай попробуем! - Юй Хэ потянула за собой Цин Шуй и подошла к маленькому столику, на котором стояли две кастрюли с супом.
  Увидев, что Юй Хэ держит его за руку, Цин Шуй подумал: "Она думает подлизаться ко мне, потому что я скоро уезжаю?".
  - Это правда очень вкусно, намного лучше, чем Во всех смыслах питательный суп. Цин Шуй, попробуй немного! - Юй Хэ села и нетерпеливо зачерпнула еще ложку черепашьего супа с добавленным плодом пьяного аромата. Затем она поднесла ложку ко рту Цин Шуй.
  Цин Шуй был поражен. Юй Хэ уже потом поняла, что эта была ложка, которой ела она сама, и что это было слишком кокетливо. Она уже хотела было убрать ложку, когда Цин Шуй быстро взял ее в рот и проглотил суп.
  Свежесть, которая наполнила его рот, была нектаром высшего качества. Ощущение было, будто тебя куда-то уносит... просто неописуемо. И что более важно, было ощущение, будто ты совсем потерял голову.
  "Неудивительно, что он называется плодом пьяного аромата".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 142. Визит роду Ши с целью сватовства?
  Они оба быстро закончили суп и не могли не просить еще. Ощущение того, что невозможно было остановиться, было тяжело вынести!
  Юй Хэ потрогала свой немного увеличившийся маленький живот и лениво растянулась, очень довольная.
  - Подумать только, какое наслаждение - хорошо поесть. Неудивительно, что все любят вкусную еду!
  - Святоши говорят, что еда и секс - природа мужчины! Это показывает, что еда и секс - самые приятные занятия! - Цин Шуй с удовольствием облизал губы.
  - Бесстыдник. Ты не можешь прекратить думать об этом! - кокетливо запротестовала Юй Хэ. - Правда, этот суп, он обладает такими же свойствами, как Во всех смыслах питательный суп? - с волнением спросила Юй Хэ. В конце концов, хоть он и был вкусный, многие мужчины приходили за ним только из-за этого свойства.
  - Каким свойством? - озадаченно спросил Цин Шуй.
  - Негодник, ты всегда доволен, когда заставляешь меня произносить это вслух. Я спрашиваю о свойстве, которое делает секс лучше, - Юй Хэ произнесла это так тихо и так мило, что он онемел!
  - Хе-хе, черепахи всегда были прекрасным средством увеличения сексуальных возможностей мужчин. Обычные черепахи не настолько хороши, как Во всех смыслах питательный суп, но все же питательные. А теперь они стали невероятно вкусными. Как и черная рыба, пока не будет импульса, спрос будет больше предложения. Но, в конце концов, не все захотят так наедаться каждый день. Слишком много подобной активности - будет слишком скучно...
  - Кажется, что ты очень часто занимаешься этим, раз знаешь об этом все, - Юй Хэ искоса взглянула на мальчишку, который дурачил ее, и с озорством моргнула своими красивыми глазами.
  - Кхе-кхе! Я вычитал это в книгах, в книгах! - Цин Шуй неловко потер свой нос.
  Увидев, что Цин Шуй смущен, Юй Хэ радостно улыбнулась. Зрелое очарование вдобавок к уравновешенной красоте - она была так красива, что могла свести с ума!
  - Черт побери, я проиграл. Подумать только, я проиграл! - пробормотал Цин Шуй.
  - Цин Шуй, напомни название этого фрукта? Я забыла, - Юй Хэ смотрела на Цин Шуй, в ее глазах было сильное желание узнать.
  - Плод пьяного аромата! - сказал Цин Шуй и посмотрел на Юй Хэ.
  - У тебе есть еще? Оставь несколько сестре, чтобы утолить мой голод, когда у меня не будет ничего получше! - Юй Хэ догадывалась, что у него не так уж много таких ценных запасов!
  - Оставлю, но немного! - Цин Шуй поразмыслил и понял, что 100 - этого недостаточно. Едва ли он мог поставлять по два плода в день. В конце концов, они вырастут снова через месяц. Поэтому он не сможет накопить много плодов до того, как уедет в следующем году. Это не решало проблему надолго.
  - Хорошо, если этого хватит, чтобы поесть мне. Я тут подумала, когда ты уедешь, я закрою постоялый двор Юй Хэ! - Юй Хэ улыбнулась.
  - Закроешь? Почему? Тебе что, наплевать на постоялый двор Юй Хэ? - удивленно спросил Цин Шуй. Он будет чувствовать себя виноватым, если станет причиной закрытия постоялого двора Юй Хэ.
  - Я уже обдумала это. Я хочу тренироваться, я хочу достигнуть Сяньтянь. Когда я добьюсь этого, я разыщу тебя! - казалось, что Юй Хэ шутит, но Цин Шуй ощущал решительность в ее глазах.
  Цин Шуй ничего не сказал, но оставил ей оба оставшихся магических плода защиты перед тем, как попрощаться. Выйдя с постоялого двора Юй Хэ, Цин Шуй взял карету.
  - Сэр, отвезите меня к роду Ши, - сказал Цин Шуй мужчине средних лет, у которого на висках уже виднелась седина.
  - Как скажете!
  Примерно через час карета остановилась около великолепного дворца. Цин Шуй вышел из кареты и заплатил вознице, а затем принялся рассматривать самый роскошный дворец в Городе Сотни Миль.
  Будь то количество земли, на которой он стоял, или цвет, в который он был выкрашен - все было самым роскошным. Имя Ши обладало силой они были в ответе перед Городом Сотни Миль. Они были влиятельным родом в Городе Сотни Миль, и даже род Ситу не мог с ними сравниться. Однако, количество людей, достигших Хоутянь, у них было меньше, чем у рода Ситу.
  Черная дверь была примерно 10 метров в ширину. Снаружи здание было багряного цвета, создавая ощущение величия. По обеим сторонам двери стояли десятки стражников в серых доспехах.
  - Кто идет? Это резиденция властителя города! - спросил худой, сильный мужчина, которому было около 30 лет, и остановил Цин Шуй.
  Цин Шуй был поражен. Он всегда думал о роде Ши как о роде Ши, и совсем забыл, что род Ши к тому же является резиденцией властителя города. Вот почему у них было так много стражи. Неудивительно, что род Ши так впечатлял.
  - Брат, сообщи, пожалуйста, что пожаловал Цин Шуй из рода Цин, чтобы выразить свое почтение роду Ши! - Цин Шуй улыбнулся.
  - Ты - Цин Шуй из рода Цин? Пожалуйста, подожди, - молодой мужчина также был поражен. Он быстро вошел в резиденцию.
  Только теперь Цин Шуй обнаружил, насколько стал известен, во крайней мере в Городе Сотни Миль! Хотя быть известным было немного утомительно, уважаемым людям это помогало избегать многих проблем.
  Вскоре молодой мужчина вернулся.
  - Пожалуйста, сюда. Властитель города уже ожидает вас в гостиной.
  Цин Шуй, следуя за мужчиной, вошел в резиденцию. Внутри было так просторно, что аж хотелось вырвать. Искусственные горы, пруды, павильоны, статуи - здесь было все!
  Вдоль их пути стояли ряды стражников, почти все они держали мечи. Они выглядели довольно впечатляюще. Каждый из них был высоким и стоял прямо. В конце концов, они работали под начальством властителя города. У каждого из них была впечатляющая аура. Цин Шуй подумал, что однажды должен обязательно посмотреть, насколько впечатляюща резиденция властителя города Страны Цан Лан.
  - Прямо, сюда, пожалуйста!
  Услышав это, Цин Шуй поднял голову и осознал, что они уже дошли до входа в гостиную.
  - Брат, пожалуйста, не стесняйся и возвращайся к своей работе! - Цин Шуй улыбнулся, а затем вошел в гостиную.
  Обстановка в гостиной была очень простой. В просторной гостиной было только несколько столов и стульев, а на возвышении стоял чрезвычайно длинный стол. В это время за ним сидел старший, просматривая какие-то свитки.
  Услышав какие-то звуки, старший поднял голову, и пара ярких, умных глаз уставилась на Цин Шуй.
  Когда Цин Шуй увидел старшего, он узнал в нем человека из рода Ши, который сидел за одним столиком с его дедушкой на свадьбе Цин Цзы. Поэтому он узнал в нем старшего из рода Ши - Ши Динтянь!
  - Какой редкий гость, Цин Шуй. Никогда бы не подумал, что ты придешь сюда, - Ши Динтянь казался чрезвычайно рад видеть Цин Шуй.
  - Старший, я пришел сегодня, чтобы обсудить лично с вами одно дело, - Цин Шуй поклонился Ши Динтянь, как положено было делать младшим.
  - Осмелюсь не принять твою вежливость, теперь ты - культиватор Сяньтянь. Нет нужды следовать традициям, - быстро сказал Ши Динтянь.
  Так говорили в мире девяти континентов. Когда человек достигал Сяньтянь, только его старшие могли принимать его почтение. Что же касается остальных, даже если они были старше него, но не были Сяньтянь, они не моги принимать его. Иначе их продолжительность жизни укоротилась бы!
  Цин Шуй знал об этом, но ради человека, который скоро должен был стать его старшим, он однозначно был способен принять эти традиционные правила.
  - Не уверен, что привело тебя сюда, Цин Шуй. Что ты хочешь обсудить со старшим? - Ши Динтянь улыбнулся. Цин Шуй не заметил радость в его глазах.
  - Я пришел, чтобы посвататься! - медленно сказал Цин Шуй и поднял голову, чтобы посмотреть на Ши Динтянь.
  Ши Динтянь был ошеломлен.
  - Все мои дочери уже замужем и имеют детей, восемь из моих внучек уже также замужем, за исключением двух. Одна из них уже помолвлена, а та, что осталась, еще младенец. Ты не ошибся?
  Если бы Цин Шуй знал, что Ши Динтянь говорит это намеренно, он однозначно сказал бы, что этот старший - хитрый лис!
  - Я прошу у вас руки Ши Цин Чжуан.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 143. Цин Чжуан, я скучал
  - Я прошу у вас руки Ши Цин Чжуан.
  Сказав это, Цин Шуй взглянул на Ши Динтянь, который был потрясен. Цин Шуй думал, что в худшем случае он поставит его в затруднительное положение. В конце концов, жаль будет не использовать свои навыки. Конечно, он бы использовал их против парня, за которого выйдет Ши Цин Чжуан!
  - Цин Чжуан уже помолвлена с родом Ситу! - лицо Ши Динтянь почернело, когда он сказал это. Атмосфера была напряженной.
  - Это легко решить, просто отмените свадьбу! - Цин Шуй мягко улыбнулся.
  Услышав слова Цин Шуй, Ши Динтянь разгневался. Дело было не в словах Цин Шуй, а в обыденном тоне, каким он произнес их.
  - Свадьба - это большое событие, а не детская игра. Как мы просто отменим свадьбу? Для этого должна быть веская причина! - Ши Динтянь уставился на него.
  - Причина? Причина в том, что мне нравится Цин Чжуан, я хочу, чтобы она стала моей женой. Этой причины должно быть достаточно!
  - Нет, эта причина слишком неправдоподобна. Мы с Ситу Наньтянь - друзья вот уже десятки лет, эта свадьба была назначена более двадцати лет назад! - Ши Динтянь покачал головой.
  - Что ж, будет ли это правильно, ведь я уже сделал это с Ши Чжуан? - с сомнением спросил Цин Шуй.
  - Что? Негодяй! Слухи были правдой? - в ярости взревел Ши Динтянь.
  - Ха-ха, а какая причина вам нужна? Вы просто прямо скажете Ситу Наньтянь, что я хочу жениться на Ши Чжуан. Я побью любого, кто осмелиться драться со мной, - Цин Шуй изо всех сил старался говорить прямо и просто.
  Причиной, по которой Цин Шуй так говорил, было то, что он знал, что Ши Динтянь также хочет отменить свадьбу с родом Ситу, но не может найти подходящего оправдания. В конце концов, обе семьи связаны крепкими узами. Люди в мире девяти континентов ценили обещания и держали их!
  Каждый раз, когда он видел мрачное лицо внучки, ему становилось не по себе. Он ненароком понял, что его внучке отвратителен Ситу Бу Фань, и что именно он - причина ее депрессии. Несмотря на это, он был бессилен. Поэтому Ши Динтянь продолжал откладывать свадьбу. По этой причине Ши Цин Чжуан была все еще не замужем в свои 24 или 25 лет.
  - Тебе действительно нравится Цин Чжуан? Ты уверен, что хочешь сделать это? - Ши Динтянь больше не спрашивал Цин Шуй о причине и перешел к другим вопросам.
  Цин Шуй кивнул. Симпатия есть симпатия. Женщина, которой он обладал, должна была стать только его. Что же о любви - ее можно взрастить. В конце концов, она нравилась ему, поэтому будет просто влюбиться в нее. На самом деле, после того, как у Цин Шуй был с ней секс, у него появился дополнительный интерес. Это была любовь!
  - Цин Шуй утвердительно кивнул.
  - Ты нравишься Цин Чжуан? - серьезно задал вопрос Ши Динтянь.
  - Я не уверен, но я уверен, что понравлюсь ей. Я ей не отвратителен. В конце концов, между нами было... Мы можем провести некоторое время вместе, и она полюбит меня, - Цин Шуй понимал, что как только старший согласится, дело будет сделано.
  На самом деле Ши Динтянь уже давно все спланировал, но Цин Шуй все еще оставался в неведении!
  - Ах! Я не стану ввязываться в ваши юношеские дела, но оставь дело с отменой свадьбы мне. Если ты будешь вместе с Цин Чжуан, надеюсь, ты будешь хорошо с ней обращаться. Цин Чжуан была несчастна все эти годы! Все ей были безразличны, она даже едва произносила пару слов за несколько дней! - вздохнул и медленно сказал Ши Динтянь.
  - Можете быть уверены, я ужасен для своих врагов, но со своими родственниками и женщинами я обращаюсь в тысячу раз лучше! - ухмыльнулся Цин Шуй.
  - Ха-ха-ха! Хорошо, мне понравилось, что ты сказал. Как настоящий мужчина! - улыбнулся Ши Динтянь.
  - Старший, с Цин Чжуан сейчас все хорошо? - Цин Шуй слышал от Ши Муши, что в последнее время Ши Цин Чжуан не очень радостна. Он решил воспользоваться возможностью спросить у старшего.
  - Цин Чжуан подавлена, она даже сильно похудела. Раньше она выходила на улицу каждые несколько дней. Но сейчас она кажется очень подавленной, всех игнорирует и не хочет ни с кем видеться. Она даже не выходит на задний двор, - Ши Динтянь вздохнул.
  - Старший, могу я пойти проведать Цин Чжуан? - с беспокойством спросил Цин Шуй.
  Ши Динтянь замер. Он сомневался. Сложно было решить!
  - Не беспокойтесь. Я просто хочу увидеть ее и попытаться развеселить! - быстро заявил Цин Шуй, увидев сомнения Ши Динтянь.
  - Хорошо, но если она не захочет видеть тебя, сразу же уходи!
  Цин Шуй из объяснений старшего понял, что Ши Цин Чжуан располагается на задней стороне внутреннего дворика. Когда Цин Шуй направился туда, лицо Ши Динтянь озарила довольная улыбка, опытная и потворствующая.
  До внутреннего дворика было недалеко, и Цин Шуй шел, оглядывая окрестности. Самый эффектный вид был на множество павильонов, размещенных здесь. Должно быть, их построил кто-то очень уважаемый. Цин Шуй знал немного о пяти элементах и восьми триграммах, а также кое-что понимал в Фэн Шуй. Павильоны больше частью располагались вблизи гор или воды, их географическое местоположение было неплохим.
  Расположение в таком месте с отличным Фэн Шуй должно было иметь хороший поток небесной Ци, рождаемой в горах и реках. Горы запасали ветер и обеспечивали благоприятное расположение для естественного и активного восприятия Ци. С другой стороны, вода поддерживала жизненные силы. Хотя горы и вода были искусственными, теория все равно работала!
  Внутренний дворик был очень просторным, с небольшим садом, в котором росло несколько фиолетовых кленов. Несколько багровых листьев сорвались с них от порыва ветра. Была уже поздняя осень, но многие деревья еще буйно росли и цвели.
  Худая, гибкая фигура, одетая в багровые одежды, сотканные из перьев, с длинными волосами, покрывающими плечи, стояла под одним из фиолетовых кленов. От это вида веяло одиночеством, но он хорошо сочетался с окрестностями: гармоничная, хоть и одинокая сцена.
  Вид сзади... невероятно красивый вид сзади... но вид одинокий. Цин Шуй, бросив единственный взгляд, могу уже сказать, что это была Ши Цин Чжуан. Но, когда он увидел ее вид сзади, от которого веяло одиночеством, пробирающим до костей, сердце Цин Шуй чуть не разорвалось от боли. Даже если бы на его месте был другой мужчина, он почувствовал бы то же самое. Не только те, у кого есть физические взаимоотношения, могут испытывать душевную боль. От одного только взгляда на ужасно одинокий вид сзади сердце начинало разрываться.
  Она услышала звук шагов. Ши Цин Чжуан медленно повернулась. Холодное, красивое лицо предстало перед Цин Шуй. Оно было таким же холодным и красивым, как и всегда. Таким же изящным, как раньше. Ее холодная красота в сочетании с багровыми одеждами, украшенными перьями, представляла собой убийственную силу.
  Когда она увидела Цин Шуй, удивление мелькнуло на ее холодном лице.
  - Цин Шуй?
  Когда Цин Шуй услышал этот сомневающийся голос, его ноги чуть не подкосились. Если бы он не знал, что то, что произошло между ними, был ее первый раз, он точно начал бы сомневаться в том, что же она за женщина. Он был ее первым. Как она могла не узнать его, когда не прошло еще и полгода?
  Он припомнил их прежние встречи. Пока она была холодной, к ней несложно было подступиться. Ее самая обычная улыбка была ошеломляющей красоты, самой красивой из всего поколения!
  - Ммм, кажется, имя верное. С тобой все в порядке? - Цин Шуй почувствовал грусть. Такая заминка не была фантастическим ощущением.
  - Я в порядке. Почему ты здесь? Чтобы увидеться со мной? - выражение лица Ши Цин Чжуан немного изменилось, когда она увидела Цин Шуй. От этого Цин Шуй почувствовал себя немного лучше. По крайней мере, она помнила его.
  - Именно так. Я только что встретился с твоим дедушкой, и с его согласия пришел увидеться с тобой.
  - Ах! - Ши Цин Чжуан была в легком шоке.
  - Цин Чжуан, я скучал! - мягко сказал Цин Шуй.
  - Ах, не говори этого! - в легкой панике Ши Цин Чжуан отвела взгляд.
  Цин Шуй в ее взгляде видел еще множество других чувств, кроме паники. Возможно ли, что у этой детки есть какие-то другие затруднения или проблемы?
  - Я пришел сегодня, чтобы сосвататься!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 144. Специалист в роде Ситу?
  - Я пришел сегодня, чтобы сосвататься!
  Цин Шуй сказал это медленно, наблюдая за лицом Ши Цин Чжуан, на котором появилась паника. Он очень ясно произнес каждое слово.
  - Сосвататься? К кому еще сосвататься? - Ши Цин Чжуан снова озадачилась.
  Он увидел, что Ши Цин Чжуан вовсе не притворяется, будто она в неведении. В голове Цин Шуй мелькнуло несколько мыслей. Самой ясной была та, что она никогда не думала о том, что они могут быть вместе.
  - Я говорил с твоим дедушкой по поводу того, чтобы ты стала моей женой! - угрюмо сказал Цин Шуй.
  - Я? Разве ты не знаешь, что я уже помолвлена с родом Ситу? - Ши Цин Чжуан удивленно смотрела на Цин Шуй.
  - Я знаю. Но ты будешь только моей. Неужели ты в самом деле хочешь выйти за Ситу Бу Фань? - Цин Шуй поднял голову и посмотрел на холодную красавицу.
  Красивые глаза Ши Цин Чжуан смотрели на Цин Шуй, не моргая. Она вздохнула:
  - Я ни за кого не выйду замуж, ни за кого!
  - Почему? Я понимаю, что сейчас могу тебе не нравиться, но я также точно знаю, что тебе не нравится Ситу Бу Фань. Или тебе правда все равно, что той ночью мы... - в панике сказал Цин Шуй.
  - Хватит. Разве я тебе уже не говорила, что мне не нравится Ситу Бу Фань? Забудь о том, что произошло той ночью. Воспринимай это так, как будто ничего и не было! - Ши Цин Чжуан вновь стала неприступно холодной.
  - Если бы я убил Ситу Бу Фань, что бы ты тогда сделала? - Цин Шуй был прерван Ши Цин Чжуан и от этого чувствовал раздражение, но все еще контролировал себя и говорил спокойно.
  - Хоть ты уже и достиг Сяньтянь, лучше тебе этого не делать. Не подвергай своих родственников опасности так легко.
  Цин Шуй не был глуп. Слова Ши Цин Чжуан заставили его задуматься о многом. Он с сомнением смотрел на Ши Цин Чжуан, чувствуя себя немного оскорбленным ее бессердечными словами.
  Глядя в ясные глаза Цин Шуй, в которых было то, что она не могла описать, Ши Цин Чжуан почувствовала, как ноет ее сердце. Она вздохнула и сказала:
  - Я знаю не так много, но все же, насколько мне известно, в роде Ситу есть специалист, который путешествовал за пределы города. Этот человек отважился отправиться в путь много лет назад и вернулся в род Ситу не так давно. Он - специалист Сяньтянь, он является культиватором Сяньтянь уже десятки лет. Говорят, у него есть могущественные связи.
  - По этой причине ты отвергаешь меня? - разбитое сердце Цин Шуй снова потеплело. Кажется, она не была такой уж бессердечной.
  - Цин Шуй, в жизни происходит много неприятностей, и я прошла через них всех. Я даже сомневаюсь сейчас в своем собственном достоинстве, потому что выгляжу, как зомби. Будущее перед тобой такое ясное с таким множеством возможностей, так почему ты настаиваешь на этом смертельном исходе? - Ши Цин Чжуан вздрогнула, ее длинные ресницы затрепетали - она выглядела такой несчастной, что, глядя на нее, сердце разрывалось от боли!
  - Кто сказал, что это смертельный исход? Избавившись от всех препятствий на этом пути, ты все еще будешь называть его смертельным исходом? - Цин Шуй встал напротив Ши Цин Чжуан, тяжело глядя в ее холодные, красивые глаза.
  - Цин Шуй, не будь ребенком. Послушай меня. Ты - талант, благословленный небесами, почему ты действуешь так импульсивно? Вокруг так много хороших женщин. Когда ты проявишь чудеса боевой доблести, все женщины будут у твоих ног! Если ты не сможешь сдержать себя сейчас, ты нанесешь большой вред своей семье. Сила сект слишком ужасающа! - мягко и тепло сказала Ши Цин Чжуан, натянутая улыбка появилась на ее холодном лице, словно теплое солнце посреди зимы, словно весна вернулась, словно цветы зацвели!
  - Неужели есть кто-то сильнее Секты небесного меча? - Цин Шуй не мог не спросить, когда услышал, как Ши Цин Чжуан упомянула секты. В конце концов, он кое-что слышал о сектах от своего божественного мастера.
  - Я слышала что-то неясное о том, что есть кто-то, сильнее Секты небесного меча, но не в стране Цан Лан! - холодный голос Ши Цин Чжуан был словно музыка для слуха Цин Шуй.
  - Не важно, кто это будет, я уничтожу всех, кто осмелится встать на моем пути. Юная госпожа, только ты можешь стать моей женщиной в этой жизни. Никто пусть и думать не смеет отобрать тебя у меня! - с улыбкой говорил Цин Шуй и смотрел на холодное, милое лицо Ши Цин Чжуан. Но его улыбка не выражала радости, выражение его лица было смертельно серьезным.
  Ши Цин Чжуан мягко улыбнулась. Это была первая настоящая улыбка, которую он увидел у нее сегодня. Прежняя ее улыбка была всего лишь изящным изгибом уголков ее губ. Но сейчас она улыбалась по-настоящему. Ее белые жемчужные зубы заставили его замереть.
  - Разве я сказала, что хочу выйти за такого маленького негодяя, как ты? - Ши Цин Чжуан мягко улыбнулась и посмотрела на Цин Шуй.
  Невозможно было отрицать, что мягкая улыбка Ши Цин Чжуан привела Цин Шуй даже в больший восторг, чем вкус супа с плодом пьяного аромата. Это была неописуемая радость.
  - Я взрослый мужчина, ты сама сказала это той ночью...
  - Ты хочешь быть избитым? - милое лицо Ши Цин Чжуан порозовело, отчего оно стало еще более притягательным. Сейчас она выглядела даже привлекательнее, чем тогда после секса, когда она была отравлена афродизиаком. В конце концов, в этот раз она была в сознании и только один Цин Шуй сейчас мог наслаждаться очарованием этой несравненной красавицы!
  - Будь уверена, скоро состоится наша помолвка. Мы поженимся, когда ты захочешь выйти за меня. Цин Чжуан, что скажешь? - Цин Шуй протянул руку, желая взять за руку Ши Цин Чжуан, но она бросила на него косой взгляд и отдернула руку.
  - Тебе не позволено трогать меня! Я тебе уже все сказала. Ты не глупый, просто не делай того, о чем потом пожалеешь!
  Когда Цин Шуй попрощался с Ши Динтянь, он попросил старшего передать послание роду Ситу: "Я размажу любого, кто осмелится сражаться со мной за Цин Чжуан". Кто не согласен с его решением, будет уничтожен!
  Когда Ши Цин Чжуан упомянула, что у кого-то из них есть связи за пределами страны Цан Лан с теми, кто сильнее Секты небесного меча, Цин Шуй понял, что они не станут гореть желанием искать драки в стране Цан Лан. Более того, вряд ли этот человек из рода Ситу был защитником.
  Культиватор Сяньтянь мог стать защитником только в секте вроде Секты небесного меча. Так что, если он является Сяньтянь уже десятки лет, он должен суметь справиться с ним. Более того, его мастер-богиня наверняка отправила кого-нибудь присматривать за ним. Было приятно знать, что кто-то присматривает за тобой!
  - Старший, я отправлю своих старших с подарками в честь помолвки в ближайшие два дня. За эти два дня мы в первую очередь должны разорвать помолвку Цин Чжуан! - сказал Цин Шуй Ши Динтянь перед тем, как уйти.
  ***
  На следующий день. Род Ситу.
  - Разрыв помолвки?! - Ситу Бу Фань озадаченно спросил Ситу Наньтянь.
  - Да, род Ши хочет разорвать помолвку. Они сказали, что этот парень Цин Шуй хочет жениться на Цин Чжуан и что он просил передать, что размажет любого, кто осмелиться сражаться с ним за Ши Цин Чжуан! - прорычал Ситу Наньтянь.
  - Дедушка, наш старый предок вернулся? Неужели наш род Ситу собирается терпеть это унижение? - в глазах Ситу Бу Фань была ненависть.
  - В первую очередь иди к себе, дедушка знает, что делать! - Ситу Наньтянь отправил Ситу Бу Фань, а сам глубоко задумался, сидя у себя в комнате.
  Ситу Бу Фань молча ушел, но ненависть в его глазах пылала все ярче и ярче. Если свадьбу отменят, это будет худшее унижение в его жизни!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 145. Безымянная ветвь и 5 000-летняя золотая черепаха
  Этой ночью во дворце рода Ситу...
  - Дедушка, Наньтянь бесполезен, он заставляет род Ситу уже в который раз терпеть унижения! - полным слез голосом сказал седовласый Ситу Наньтянь, заискивая перед седым старцем.
  - Наньтянь! Очнись и говори ясно. Дедушка решит все твои проблемы!
  Седой старец поднял Наньтянь, говоря твердо и величественно!
  Ситу Наньтянь рассказал историю о том, как Цин Шуй вынудил род Ши разорвать помолвку с родом Ситу.
  - Какая дерзость! Разрыв помолвки? - в ярости проревел Ситу Цзяньи. Сейчас он казался совсем другим человеком, а не тем добродушным старцем несколько мгновений назад!
  В мире девяти континентов для мужской стороны было очень оскорбительно столкнуться с разрывом помолвки с женской стороны! Конечно, совсем другое дело, если невеста происходит из более состоятельного рода с более высоким положением. Однако даже в таком случае это было очень постыдно, и люди начинали шептаться, что парню не удалось подняться вверх по социальной лестнице. В будущем ему было особенно трудно найти себе даму с таким же статусом!
  Ситу Цзяньи был дедом Ситу Наньтянь, тем самым "древним предком" рода Ситу. Он достиг вершины Хоутянь 50 лет назад и смог прорваться. Он в одиночку покинул Город Сотни Миль и обошел множество мест, прежде чем наконец обосноваться в Секте туманного облака, располагавшейся в стране Цзянье к югу от страны Цан Лан. Что же насчет того, каким образом он сумел прорваться, Ситу Цзяньи не говорил ни слова! А Ситу Наньтянь ни разу не осмелился его об этом спросить!
  - Он - культиватор Сяньтянь, которому не исполнилось еще 17 лет, ученик Секты небесного меча? -взгляд старшего превратился из благожелательного в ледяной и кровожадный.
  - Да, этот негодяй убил сына властителя Небесного Речного Города. Дело было улажено Бессмертным небесного меча.
  - Наньтянь, подойди и сядь, пожалуйста. Расскажи мне все, что ты знаешь об этом негодяе Цин Шуй. Как этот человек осмелился вступить в Секту небесного меча и искать проблем у нашего рода Ситу! Он играет со смертью! - Ситу Цзяньи снова принял подобающий вид.
  Ситу Наньтянь знал, что его дедушка был человеком, жадным до крови, до того, как достиг Сяньтянь. Хотя обычно он выглядел вежливым и дружелюбным пожилым человеком, когда он гневался, то способен был убить.
  - Ты сказал, что он убил культиватора Сяньтянь всего лишь одним ударом? Расскажи мне детали! - Ситу Цзяньи вздрогнул в недоверии.
  Когда Ситу Наньтянь закончил, Ситу Цзяньи улыбнулся:
  - Этот идиот Сяньтянь умер по своей глупости. Он слишком сильно недооценил противника и был убит еще до того, как смог использовать свои способности Сяньтянь. Однако сила этого парня действительно велика, но он еще и оказался умнее!
  "Гений, а что, если этого гения благословили сами небеса? Всегда наступает день, когда гений терпит крах!".
  - Дедушка, Секта небесного меча - сильнейшая в стране Цан Лан, а этот парень Цин Шуй теперь их ученик. Если мы тронем его, не станет ли это для нас проблемой, дедушка? - с сомнением спросил Ситу Наньтянь.
  - Хм, сильнейшая. Ее можно было назвать сильнейшей 30 лет назад. Но с тех пор, как этот старший пережил две тяжелых травмы, появилось уже по меньшей мере три силы, способных сравниться с Сектой небесного меча. Они стали слабее, чем Секта туманного облака. Ты думаешь, Секта небесного меча выступит против Секты туманного облака?
  - Дедушка, Город Сотни Миль находится в стране Цан Лан. Если что-то произойдет, не будет ли это удобнее для Секты небесного меча?
  - Наньтянь, ты не понимаешь. Город Сотни Миль располагается на самом юго-западном крае страны Цан Лан, в то время как Секта туманного облака находится в стране Цзянье к югу от страны Цан Лан. В отношении расстояния Секта туманного облака примерно равняется Секте небесного меча!
  - Дедушка, тогда что нам следует делать? - Ситу Наньтянь был словно ребенок перед Ситу Цзяньи, не способный принимать никаких решений.
  - Разве он не был слишком высокомерен? Разве он не сказал, что уничтожит нас? Посмотрим, кто умрет первым. Твой дедушка является культиватором Сяньтянь вот уже 30 лет, в конце концов!
  Следующие два дня Цин Шуй провел мирно, играя с маленькой Юйчан, когда у него появлялось время. Эти две ночи из-за тренировок он не обнимал Минъюэ Гэлоу. Цин Шуй заставлял себя входить в Королевство вечного фиолетового нефрита каждый раз, пытаясь не думать о красивой фигуре Минъюэ Гэлоу, ее уравновешенном, чистом лице и о божественном, очаровательном виде, который она имела, когда кричала сладким, соблазнительным голосом.
  Красавицы всегда были причиной падения героев. Какая красавица, ставшая причиной падения городов и империй не стала причиной падения их жителей? Даже твердый, несгибаемый мужчина вряд ли устоял бы против сладкого соблазна!
  Цин Шуй вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита и тяжело тренировался. Его Древняя техника усиления достигла уже 62 кругов. Он добился малого успеха в мастерстве Гарцующего оленя из Техники мимикрии девяти животных, что увеличило его скорость на 20%.
  Вспомогательные навыки Гарцующего оленя увеличивали скорость. Было три ступени мастерства Гарцующего - ступень малого успеха, ступень большого успеха и ступень совершенства!
  Ступень малого успеха увеличивала скорость на 20%, большого успеха - на 50%. Достигнув ступени совершенства, можно было увеличить скорость в два раза. Но достижение уровня мастерства малого успеха уже показалось Цин Шуй требующим слишком много времени, и еще больше времени потребовалось бы, чтобы достичь среднего уровня мастерства. Что же касается абсолютного мастерства - оно зависело от удачи и понимания.
  После того, как он столкнулся с Дьявольским кабаном, Цин Шуй стал выше ценить скорость. Поэтому Цин Шуй решил тренировать именно Гарцующего оленя вместо техник, наносящих больший урон. Чтобы достигнуть ступени малого успеха, он посвятил половину своего тренировочного времени на увеличение мастерства Гарцующего оленя!
  С тех пор, как Королевство вечного фиолетового нефрита достигло третьего уровня, его пространство чрезвычайно расширилось, от чего Цин Шуй чувствовал себя очень счастливым. В его прошлой жизни его семья владела семью му* земли, из которых самый большой участок равнялся 3,5 му. И даже этого казалось ему много для работы в поле: прополка, сбор урожая - хлопка, кукурузы и солода. 3,5 му было слишком много. Сейчас в Королевстве вечного фиолетового нефрита у него было более 50 му земли, драгоценная земля - и вся его!
  (*Напоминание: 3 му примерно равняются половине акра или 2 000 квадратным метрам).
  Цин Шуй прогуливался по Королевству вечного фиолетового нефрита и был очень удивлен, обнаружив, что черная ветвь проросла. Это была черная ветвь, которую он взял вместе с субстанцией золота. Это открытие очень порадовало Цин Шуй, и его удивление возросло, когда он увидел, что стальное дерево цветет!
  Цин Шуй прикинул, сколько прошло времени. Приблизительно 50 лет. Если тот старик сказал правду, тогда, чтобы прорасти, ветви требовалось около ста лет...
  Чему требуется сто лет, чтобы прорасти? Сколько времени этому потребуется, чтобы зацвести, дать плоды и созреть им?
  Цин Шуй смотрел на зеленый росток на угольно-черной ветви. Хотя зеленый росток был размером примерно с ноготь, он уже был невероятно полон жизни!
  "Это хорошо. Нечего беспокоиться, ведь в Королевстве вечного фиолетового нефрита полно времени. Обычно чем больше времени требуется, тем более ценная эта вещь. Даже если ей требуется сто лет, чтобы прорасти, дать листья и плоды она сможет примерно через 500 лет. Чему может потребоваться 500 лет или даже больше? Это что-то даже более ценное, чем награды от сферы?" - у Цин Шуй разыгралось воображение.
  Забудь об этом, время покажет. Цин Шуй выбросил из головы безымянную ветвь. Сначала он думал, что она бесполезна и никогда не прорастет. Но теперь, когда она проросла, Цин Шуй начал думать, что это действительно хорошая штука.
  Глядя в пруд, Цин Шуй осознал, что Золотая лекарственная черепаха "принимает солнечные ванны" на песке около пруда. Она одна принимала тут солнечные ванны, но с чего бы это черепахе сознательно лежать на спине и загорать?
  Цин Шуй подошел к Золотой лекарственной черепахе, четыре лапки которой торчали в воздухе. Ярко-золотой цвет придавал черепахе величественность, и Цин Шуй захотел потрогать ее!
  Возможно, она заметила Цин Шуй, но она тут же проворно перевернулась. Цин Шуй, теряясь в догадках, был удивлен действиями этой маленькой черепахи. Черепахи обычно не задирают свои лапы в воздух. Когда они оказываются на спине, они не способны самостоятельно перевернуться. Но эта Золотая лекарственная черепаха переворачивалась туда-сюда, как ей вздумается.
  Когда она увидела Цин Шуй, ее глаза закатились, но она не убежала прочь. Цин Шуй спокойно поднял ее и бережно рассматривал эту маленькую черепаху, которая прожила 5 000 лет.
  Символ долговечности!
  Черепашка была очень умной, она как будто знала, что Цин Шуй не навредит ей. Ее золотые маленькие глазки продолжали вертеться, она даже стала проворно залазить на плечи к Цин Шуй.
  Хотя она была размером всего лишь с человеческую голову, Цин Шуй был поражен, когда поднял ее. Эта малютка весила по меньшей мере 500 цзинь. Он не смог не воскликнуть: "Вся сущность заключена здесь!".
  "Крошка, в будущем будет множество шансов для выпуска твоей крови!" - Цин Шуй щелкнул черепаху по голове, и она тут же спряталась в панцирь.
  "Ммм, все-таки это черепаха. Причем хорошо натренированная и с навыками самозащиты!".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 146. Не лучше ли стать подлым на один раз?
  Этим утром Цин Шуй проснулся вовремя. Это стало его привычкой, а привычки бывают хорошими и плохими. Например, человек может иметь привычку наносить удар левой рукой. Однажды заметив такую привычку своего противника, ты заставишь его жалеть о ней всю свою жизнь!
  Слава о Боевой больнице распространялась все дальше. На крыльце стояли толпы народа, внутри людей было битком. Большинство были бедняками или простолюдинами. Постепенно многие узнали, что юный владелец Боевой больницы почти бесплатно лечит бедных, а иногда вообще не берет с них денег. И, что более важно, он был самым уважаемым культиватором Сяньтянь в Городе Сотни Миль.
  Эта новость привлекла множество привлекательных незамужних женщин Города Сотни Миль, включая молодых дам из уважаемых родов и семей! Все они надеялись понравиться культиватору Сяньтянь и таким образом подняться по социальной лестнице и обрести высокое положение!
  Даже женщины особых профессий приходили к нему за консультацией, от чего Цин Шуй чувствовал себя беспомощным. Они всего лишь пытались как-то выживать. Очень часто Боевая клиника была забита какими-то левыми людьми, болтающими какую-то чепуху!
  Многие люди преследовали другую цель: они хотели хвастаться, что встречались с культиватором Сяньтянь!
  Были также некоторые женщины, которые высказывали свое желание немножко покувыркаться с Цин Шуй. Но с тех пор, как его требования повысились благодаря окружавшим его женщинам - Юй Хэ, Вэньжэнь У-Шуан и Минъюэ Гэлоу - он не проявлял никакого интереса к посредственным женщинам. Цин Шуй всегда тосковал по ночным шалостям, но все-таки ему было отвратительно такое безответственное поведение!
  Когда Цин Шуй только отпустил своего последнего посетителя, вошел седой пожилой мужчина с глазами яркими, как звезды, с высоким, крепким телосложением. Цин Шуй замер, когда увидел его.
  Духовное чувство Цин Шуй было уже достаточно сильным. Кажется, это было свойством его кулона Инь-Ян - определять сильные ауры. Когда Цин Шуй увидел старца, он был уверен, что его способности лишь немного уступают способностям его прекрасного мастера. Но это было всего лишь то, что невольно просачивалось через хорошую защиту старца.
  Цин Шуй ясно ощущал сильное желание убить у старца, который пытался изо всех сил контролировать это и не давать просачиваться своей ауре.
  Конечно, этот старец был Ситу Цзяньи. Ситу Наньтянь сообщил ему, что Цин Шуй практикует медицину в Боевой больнице. Ситу Цзяньи захотел лично увидеть его благословленный небесами талант, о котором он столько слышал.
  Когда он увидел Цин Шуй, его первым впечатлением было, что этот парень - очень хорош собой и харизматичен. Он был юн и подобен молодому вину. Его глаза были ясными, милыми и обладали неописуемым очарованием.
  Ситу Цзяньи чувствовал себя странно, потому что вообще не мог ощутить его ауру, как будто бы он был обычным человеком. Это очень изумило его. Если бы он ранее не составил себе портрет Цин Шуй, Ситу Цзяньи подумал бы, что этот юноша никак не может быть Цин Шуй!
  Но все это была ерунда. Существуют некоторые техники, позволяющие скрывать ауру. Просто Ситу Цзяньи очень низко ценил их. Пока он постоянно поддерживал свою защиту, подобные техники были ему абсолютно бесполезны.
  - Уважаемый старший, пожалуйста, сюда! - тепло сказал Цин Шуй.
  Говоря это, Цин Шуй воспользовался своим внутренним зрением, чтобы оценить этого опытного старца. Цин Шуй заметил, что почти все воины Сяньтянь имеют повреждения своих точек и энергетических потоков, кто-то больше, кто-то меньше. Если не принимать мер, при некоторых обстоятельствах повреждения могут появиться из-за небрежности.
  Пока Цин Шуй не был абсолютно уверен, но все же на 80% ощущал, что этот человек - специалист Сяньтянь из рода Ситу. Он подумал: "Он действительно играет со смертью, ища со мной встречи. Неужели он предоставляет мне такую прекрасную возможность?".
  - Я недавно почувствовал, что место между грудью и животом немного болит. Доктор, пожалуйста, взгляните! - ухмыльнулся Ситу Цзяньи. С тех пор, как Цин Шуй убедился, что это - специалист из рода Ситу, его улыбка казалась ему фальшивой.
  - Позвольте мне применить технику акупунктуры. Я уверяю уважаемого старшего, что вы будете мгновенно избавлены от боли! - улыбнулся Цин Шуй.
  Цин Шуй тайно радовался тому, что акупунктура была навыком докторов в мире девяти континентов. Не было ни одного случая убийства людей при помощи игл. Поэтому, когда Цин Шуй достал семидюймовые серебряные иглы, Ситу Цзяньи не удивился.
  Цин Шуй не хотел использовать золотые иглы из страха, что старец обнаружит уникальность материала, отчего Цин Шуй будет тяжело действовать из-за возросшего подозрения противника. Возможно, тогда старец даже достанет какой-нибудь уникальный скрытый предмет с убийственной силой! Поэтому он достал серебряные иглы, которые он все время использовал в Боевой больнице.
  Ситу Цзяньи оголил торс, на котором бугрились сильные, крепкие мышцы, твердые, как металл. Кажется, у него были очень сильные жизненные силы, его кожа не показывала никаких признаков старости!
  Цин Шуй на глаз оценил размеры его крепкой груди. Семидюймовая серебряная игла вряд ли достигнет сердца. Мышцы на его груди были даже толще, чем мягкая женская грудь. Более того, для его серебряных игл было проблемой уже просто проколоть его мускулы.
  Так что было хорошо, что Цин Шуй не желал уколоть его в сердце. Техника исконной иглы может не только спасать людей, но и поразительно умеет наносить урон человеку. От ее свойств волосы встанут дыбом.
  Цин Шуй сказал Ситу Цзяньи лечь и расслабиться, а затем ввел иглу в акупунктурную точку Шаньчжун на груди. Она могла не только избавить от боли. Более важно было то, что Цин Шуй объединил загадочную технику акупунктуры с огненной Ци из исконного огня!
  Точка Шаньчжун соприкасалась с точками Цзутайинь, Цзушаоян, Тайян, Шоутайян. Если добраться до них, то человек потеряет всю свою силу, почувствует себя очень возбужденным и впадет в горячку.
  Цин Шуй был не совсем уверен, поэтому проделал тот же самый трюк с фатальными акупунктурными точками Ситу Цзяньи - Цзювэй и Цзюйцюэ, соприкасающимися с точками, соединяющимися с главной точкой. Если надавить на них, они воздействуют на брюшные стенки, вены, печень, кишки, заставят трепетать сердце и даже приведут к смерти из-за застоя крови.
  Это были главные и фатальные акупунктурные точки человеческого тела. После такого урона, даже если кто-то и выживет, то будет полумертвым!
  - Как вы себя чувствуете? - Цин Шуй не вынимал иглы и улыбался Ситу Цзяньи.
  Ситу Цзяньи заметил, что боль, которая была между грудью и животом, действительно пропала. Кажется, этот парень действительно кое-что соображает в медицине. Но ему было все еще непонятно, почему Цин Шуй закрыл свою ауру. Он пытался несколько раз испытать его, но у него вообще не было никакой защиты. Если бы это был настоящий культиватор Сяньтянь, было бы невозможно, чтобы он был таким незащищенным.
  - Доктор, это вы основали Боевую больницу? Согласно слухам, вы доктор уровня Сяньтянь, - Ситу Цзяньи медленно одевался.
  - Слухи на то и слухи, что их надежность оставляет желать лучшего. А что думает уважаемый старший? - сказал Цин Шуй, пытаясь отвлечь внимание.
  - Ха-ха, твои слова звучат разумно! - Ситу Цзяньи улыбнулся, но его подозрение все возрастало. Этот парень был действительно умен, но он все еще не был уверен, что он действительно достиг Сяньтянь. Ситу Цзяньи хотел убить его при помощи одной лишь ладони, прямо разобравшись с ним раз и навсегда!
  Но время было неподходящим - снаружи было много людей. Также он боялся атаковать не того. Врачи считались особенными - никто не осмелится убить невинного доктора. Кто никогда не болел, не получал травм? Поэтому убийство врача навлечет гнев народа!
  Так или иначе, ему было все равно на эти несколько дней. Он должен был сам увидеть, как Цин Шуй планирует избавиться от тех, кто станет у него на пути.
  Глядя на то, как старший, которого Цин Шуй считал членом рода Ситу, уходит, он улыбнулся. Если бы Цин Ю увидел эту улыбку Цин Шуй, он точно сказал бы, что это была самая "пошлая" улыбка в мире!
  - Перед твоими глазами каждый день проходят столько красавиц, должно быть, ты ведешь очень наполненную жизнь! - засмеялась Вэньжэнь У-Шуан и вошла в больницу.
  "Один Сяньтянь заходит сразу после того, как ушел другой, к тому же - несравненная красавица. Когда это Город Сотни Миль успели наводнить культиваторы Сяньтянь?" - у Цин Шуй всегда было отличное настроение, когда он видел красивую У-Шуан.
  - Ладно, ты знаешь, кто был этот культиватор Сяньтянь? - поддразнивающе спросила Вэньжэнь У-Шуан. - Не думала, что наш юный господин Цин также запрячет красавицу у себя дома. Подумать только, в его сердце уже поселилась красавица Ши Цин Чжуан! - Вэньжэнь У-Шуан улыбнулась. Однако ее улыбка была как покалывание во всем его теле, отчего ему стало не по себе!
  Уже многие знали, что Цин Шуй хотел сражаться с родом Ситу за Ши Цин Чжуан. В конце концов, новости о разрыве помолвки родом Ши и о желании Цин Шуй жениться на Ши Цин Чжуан разнеслись очень быстро. Вэньжэнь У-Шуан была прекрасно информирована, и не было странным, что она хотела знать об этом деле все!
  Дела божьи всегда скрыты, но скандалы всегда становятся широко известны. Многие уже приготовились к хорошему шоу. Не было никаких шансов, что род Ситу, такой уважаемый род в Городе Сотни Миль, стерпит такое унижение!
  - У-Шуан, был один случай. Теперь она моя женщина, и я не хочу, чтобы она выходила за род Ситу в такой ситуации! - горько сказал Цин Шуй.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 147. Завершение маленькой восстанавливающей гранулы
  - У-Шуан, был один случай. Теперь она моя женщина, и я не хочу, чтобы она выходила за род Ситу в такой ситуации! - горько сказал Цин Шуй.
  - Ладно, давай не будем об этом. Я пришла, чтобы помочь тебе в твоей проблеме. Этот человек был из рода Ситу!
  Слова Вэньжэнь У-Шуан еще больше укрепили мнение Цин Шуй, что этот человек на самом деле был специалистом из рода Ситу. Он был рад, что смог раскрыть его скрытый ход. Когда придет время, он уничтожит этого старого пердуна.
  - Ладно, раз с тобой все в порядке, я пойду, - Вэньжэнь У-Шуан улыбнулась и развернулась, чтобы уйти.
  - У-Шуан!
  Вэньжэнь У-Шуан остановилась и обернулась, чтобы посмотреть на Цин Шуй. В ее глазах все еще была легкая улыбка. Но от этой улыбки Цин Шуй становилось еще хуже.
  - Спасибо тебе! - в итоге выдавил он из себя. Ему далось это нелегко.
  Вэньжэнь У-Шуан улыбнулась и ушла. Сердце Цин Шуй упало, когда Вэньжэнь У-Шуан вышла. Он понимал, что в будущем он останутся только друзьями. Хоть он и ожидал подобный ответ, все же ему было горько, когда правда всплыла. Он вспомнил моменты, которые он разделил вместе с Вэньжэнь У-Шуан: первый раз, когда он увидел ее захватывающую дух красоту; очаровательная сцена, когда он лечил ее; и кокетливый момент в Долине золотого кольца несколько дней назад. Цин Шуй даже думал, что он действительно нравится этой бесподобной красавице.
  Цин Шуй стоял в оцепенении. Он знал, что, женившись на Ши Цин Чжуан, потеряет Вэньжэнь У-Шуан. Не то, чтобы он не хотел двойную игру, но он чувствовал, что она этого не заслуживает. Это было бы ударом для них обоих!
  Вэньжэнь У-Шуан была бесподобной красавицей и вдобавок культиватором Сяньтянь. Даже если бы она искала себе мужчину, она искала бы лучшего. Такая женщина вряд ли станет делить мужчину с другой.
  Цин Шуй не был расположен оставаться в Боевой больнице. Он решил закрыть ее и направиться домой, но встретил Цин Лан!
  - Я помог тебе собрать предметы, которые ты просил!
  Цин Шуй был поражен, когда вспомнил, что просил Цин Лан собрать ингредиенты, требуемые для изготовления маленькой восстанавливающей гранулы, за исключением тысячелетнего женьшеня и ингредиентов для гранулы Пяти драконов. Среди ингредиентов была "Трава лунного света", которую нужно было использовать в течение часа после выщипывания. Вдобавок, "Трава лунного света" росла только на Центральном континенте. Поэтому не было никакого шанса изготовить это сейчас. Но он постепенно собирал и выращивал требуемые лекарственные травы в Королевстве вечного фиолетового нефрита. Однажды, когда к нему в руки попадет "Трава лунного света", он тут же начнет процесс изготовления!
  Цин Шуй принял от Цин Лан большой пакет.
  - Цин Лан, спасибо за труд!
  - Это всего лишь то, чем я мог помочь!
  Цин Ю был очень доволен Цин Лан - однажды поверив человеку, он уже никогда не изменит своего мнения. Он думал о том, что произошло. Многие люди жили отдельно от рода Цин, и он сам хотел, чтобы Цин Лан и компания также покинули их. Но пока они не только обеспечивали его информацией, но и не избегали контактировать с ним. Пока их сила была ограничена, это очень согревало сердце.
  После того, как Цин Лан ушел, Цин Шуй достал множество коробок, открыл их один за другим. Морской конек, столетняя Змея королевского хлопка, аметист, камелия, железнодорожная трава беггарстикс, эпимедиум, роза Чероке, рога столетнего оленя и внутренности трехсотлетнего Краснопоясного динодона!
  Лекарственные травы из его памяти памяти появлялись у него перед глазами одна за другой, их качество было неплохим. Цин Шуй не беспокоился насчет цены, поэтому достал лекарственные травы, которым было сотни лет или больше. В конце концов, травы в Королевстве вечного фиолетового нефрита были еще молодыми!
  "Ха-ха! Наконец я могу изготовить маленькую восстанавливающую гранулу!" - Цин Шуй довольно рассмеялся.
  Вспомнив, что маленькая восстанавливающая гранула увеличивает в целом все способности на 10%, Цин Шуй очень разволновался. У него уже была чудовищная сила не менее 250 000 цзинь. 10% будут равны силе в 25 000 цзинь. Более того, человек может принять две маленьких восстанавливающих гранулы, что в целом даст ему дополнительную силу в 50 000 цзинь, позволяющую ему прорваться. Тогда он будет обладать ужасающей силой в 300 000 цзинь.
  Также она увеличит скорость, выносливость, защиту, жизненные силы... все это увеличится на 10%. После принятия двух, скорость будет равна достижению ступени большого мастерства Гарцующего оленя. Очень жаль, что можно было принять только две гранулы, иначе бы он постоянно принимал маленькую восстанавливающую гранулу...
  Отбросив все посторонние мысли, он аккуратно уложил все ингредиенты обратно в коробки и оставил их в Королевстве вечного фиолетового нефрита. После этого он закрыл Боевую больницу и вернулся к роду Цин. Когда он вспомнил о сцене с Вэньжэнь У-Шуан, он почувствовал себя подавленным и беспомощным. Когда он сможет достигнуть такого состояния, чтобы пересекать поле цветов и не раниться об их шипы?
  "Почему, когда другие люди путешествуют через пространство и время и даже имеют много жен и наложниц, все они живут в гармонии и даже помогают главному персонажу присматривать за красавицами. Почему у меня нет такой удачи?.. Почему, когда дело касается меня, слова просто не идут из меня? Неужели мне не хватает уверенности? Или способностей? Или я не разбираюсь в женских сердцах?" - угрюмо размышлял Цин Шуй.
  После обеда Цин Шуй играл с маленькой девочкой перед тем как отправиться наверх, предупредив всех не беспокоить его, пока он не вернется.
  Мысли Цин Шуй был полностью заняты маленькой восстанавливающей гранулой. Он был рад, что прорвался на четвертый уровень Древней техники усиления и что его способности теперь взлетели до небес. Если бы он изготовил маленькую восстанавливающую гранулу до того, как прорвался на четвертый уровень, тогда бы он не смог увеличить свои способности настолько, насколько он мог сделать это сейчас! Это было бы полнейшей пустой тратой драгоценного предмета!
  Крепко закрыв дверь, Цин Шуй быстро вошел в Королевство вечного фиолетового нефрита.
  Он успокоился, промыл лекарственные травы, собрал их и начал раскладывать в необходимых пропорциях...
  Закончив приготовления, Цин Шуй начал циркуляцию до 62 круга Древней техники усиления. Спустя долгое время тяжелых тренировок золотая капля его Даньтянь, которая была размером с боб, теперь стала размеров с арахис! Он ощущал очевидное увеличение его способностей!
  Что больше всего радовало Цин Шуй, так это то, что тысячелетний женьшень можно было использовать дважды. Это означало, что Цин Шуй дважды сможет изготовить маленькую восстанавливающую гранулу. Более того, благодаря Железному котлу золотого огнива уровень успеха будет очень высоким!
  Добавив лекарственные травы в правильных пропорциях в Железный котел золотого огнива, вспыхнул исконный огонь, и Цин Шуй закрыл глаза, используя свое духовное чувство, чтобы ощущать изменения в Железном котле золотого огнива, управляя уровнем огня.
  Сероватый исконный огонь постепенно горел все сильнее, и слышно было звук кипения из Железного котла золотого огнива. Цин Шуй держал свои глаза закрытыми, словно медитирующий монах, далекий от мирских благ.
  В середине процесса он добавил каплю крови золотой лекарственной черепахи, которую он приготовил заранее. Делая это ранее, он был изумлен, потому что кровь Золотой лекарственной черепахи была золотого цвета, и была густой, как паста!
  Время постепенно шло, огни продолжали яростно жечь, постепенно начав затухать спустя шесть часов. Достигнув длину в дюйм, они могли так продолжать гореть еще три дня!
  Ничего не ев и не пив за эти три дня, Цин Шуй тихо открыл глаза. Его яркие глаза вспыхнули, а затем радостно взглянули в котел. "Черт, если бы я не прорвался на четвертый уровень Древней техники усиления, у меня не было бы никаких шансов выдержать это и изготовить маленькую восстанавливающую гранулу!".
  Цин Шуй ощущал, что все, что он знает, связано с Древней техникой усиления. Подождав немного, Цин Шуй больше не мог терпеть и открыл Железный котел золотого огнива.
  Послышался невероятный лекарственный запах, опьяняя того, кто нюхал.
  Внутри было шесть полностью золотых маленьких восстанавливающих гранулы, каждая размером с арахис!
  "Ха-ха-ха!" - Цин Шуй не мог сдерживать себя и громко расхохотался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 148. Форма тигра и женское сердце
  После того, как он смог изготовить маленькую восстанавливающую гранулу, он больше не считал себя убогим. Впервые он изготовил лекарство третьего уровня, и это было очень захватывающе. Добиться успеха с первого раза, частично благодаря свойствам Железного котла золотого огнива.
  Когда он смотрел на Железный котел золотого огнива, он не мог не думать о Хоюнь Лю-Ли, но очень плохо, что вскоре к нему в голову снова пришла Вэньжэнь У-Шуан. "Неужели я такой жадный, или просто сплю наяву? Многие состоятельные семьи в мире девяти континентов имеют много жен и наложниц. Только простолюдины довольствуются моногамным браком. Не то, чтобы они не хотят иметь множество жен и наложниц, просто они не имеют достаточно силы, чтобы добиться этого!".
  "Сила, везде требуется сила!".
  Цин Шуй взял две маленьких восстанавливающих гранулы и сел, скрестив ноги, начиная быстро циркулировать Древнюю технику усиления!
  Взрывной, импульсивный фонтан Ци поднялся из его Даньтянь. Нельзя было точно сказать, приятное или неприятное это было чувство. Цин Шуй постепенно остановился, когда пылающая Ци была поглощена Древней техникой усиления.
  Цин Шуй ощущал, что его способности значительно увеличились, автоматическая циркуляция Древней техники усиления казалась сильнее и доставляла более приятное ощущение. Цин Шуй начал отмечать изменения... в своей скорости и силе!
  Когда все завершилось, прошло полдня. Маленькая восстанавливающая гранула подходила для тех сильных людей, которые достигли по крайней мере Сяньтянь, иначе это было бы не просто пустой тратой гранулы, но еще и способности человека не сильно бы увеличились!
  Поместив оставшиеся четыре гранулы в специально созданную фарфоровую склянку, Цин Шуй посмотрел на оставшиеся ингредиенты, подумал немного и решил проделать все еще раз. Вдобавок к имеющимся четырем, изготовив еще шесть у него будет целых десять маленьких восстанавливающих гранул. Он положил их на хранение парами!
  "Подумать только, что обе попытки оказались успешными. Мой уровень успеха действительно высок? Или это просто уровень успеха в алхимии в мире девяти континентов слишком низок?" - Цин Шуй так и не понял, но так как для него все складывалось хорошо, он перестал размышлять об этом.
  Изготовление маленьких восстанавливающих гранул заняло половину его доступного времени. Преуспев в этом процессе, настроение Цин Шуй улучшилось, и он провел оставшееся время, изучая использование Формы тигра из Техники мимикрии девяти животных.
  В его прежней жизни тигр был королем леса. В древние времена тигр также считался одним из небесных созданий.
  Дракон двигался с облаками, пока тигр - с ветром. Тигр делал акцент на настоящем, используя ауру для подавления чужой!
  Цин Шуй видел, что Форма тигра обладает техникой особых энергетических потоков - "Рев тигра". На уровне совершенного мастерства исполнение движений будет словно сопровождаться ревом тигра, заставляя трепетать сердце и душу!
  Было несколько убийственных движений в Форме тигра, включая Гору тигра, Спуск тигра, Вход тигра в джунгли и Удар тигриного хвоста!
  Главными чертами были упор на кулаке, духе, использовании ритма для призвания силы и использование Ци для взрывной силы. Форма тигра делала большой упор на сильном присутствии, яростном и разрушительном намерении!
  Причиной, по которой Цин Шуй выбрал Форму тигра из Техники мимикрии девяти животных, была в использовании только его рук. Цин Шуй тренировал быстрый одиночный удар, поэтому другие кулачные техники позволят ему легче побеждать. К тому же это была одна из самых таинственных техник!
  Попрактиковав некоторое время "Рев тигра", он отдельно тренировал владение мечом, Гарцующего оленя и даже пытался смешивать эти навыки!
  Время никого не ждет. Вскоре его выкинуло из Королевства вечного фиолетового нефрита.
  Он подошел к окнам и посмотрел на уличные огни. Многие люди наслаждались ночной жизнью и не собирались расходиться по домам!
  (Каждый раз, когда Цин Шуй выбрасывает из сферы, это происходит примерно в 23.00).
  Цин Шуй, которому не хотелось спать, открыл дверь и увидел, что в комнате Минъюэ Гэлоу все еще горит свет. Затем Цин Шуй поразило, что во всех комнатах свет еще горел. С тех пор, как они стали использовать Световые камни, они испускали мягкий свет даже тогда, когда все спали. Если у них были какие-то дела, они просто увеличивали количество Световых камней, чтобы увеличить количество света.
  Он подошел к двери Минъюэ Гэлоу и постучал. К его удивлению, дверь открылась и Цин Шуй потрясенно замер, увидев через зазоры в двери спящую Минъюэ Гэлоу, лежащую на края кровати рядом с маленькой девочкой. Обе спали глубоким сном.
  Погода стала холодной. Цин Шуй увидел, что Минъюэ Гэлоу ничем не накрыта, ее изящная фигура свернулась калачиком, а руки были плотно прижаты к груди.
  Мягко толкнув дверь, Цин Шуй медленно подошел и нежно накрыл ее покрывалом.
  Брови Минъюэ Гэлоу были близко сведены, как будто ей снился плохой сон. Ее глаза были крепко закрыты, а ее лицо было бледным.
  - Отдай мою дочь, чудовище, отдай ее! - Минъюэ Гэлоу бормотала во сне. Две слезы прочертили дорожки на ее лице.
  - Минъюэ, проснись! Никто не сможет отнять у нас нашу дочь! - прямо ей в ухо сказал Цин Шуй и схватил ее за руки.
  Минъюэ Гэлоу открыла покрасневшие глаза. Увидев Цин Шуй, она замерла, а потом снова вернулась в его объятия, позволяя Цин Шуй нежно вытирать ее слезы.
  - Что случилось, Минъюэ? У тебя был плохой сон? - мягко спросил Цин Шуй.
  - Этот негодяй хотел отнять мой дочь. Я так напугана! - Минъюэ Гэлоу посмотрела на маленькую девочку, которая крепко спала.
  - Не думай об этом. Минъюэ, пока я рядом, никто не сможет даже думать о том, чтобы оскорблять тебя и нашу дочь. Больше веселись и будь счастлива!
  - Уже поздно, что случилось? - с беспокойством спросила Минъюэ Гэлоу.
  В конце концов, было уже поздно. Когда Цин Шуй появился в ее комнате, ее сердце забилось быстрее, хотя они оба уже прошли через физические взаимоотношения.
  - Твой муж скучает по тебе, или этого недостаточно? - Цин Шуй смотрел на тихую Минъюэ Гэлоу, и почувствовал, как ему становится жарко. Изготовление маленьких восстанавливающих гранул не помогло ему избавиться от проблем с Вэньжэнь У-Шуан!
  - Ммм... - Минъюэ Гэлоу не знала, что сказать Цин Шуй. Что он имел ввиду, говоря, что скучает по ней, называя себя ее мужем и даже спрашивая, все ли у нее в порядке... У них был секс. Многие подумали бы об этом, услышав это, и он в итоге даже спросил об ее согласии...
  Цин Шуй приподнял подбородок Минъюэ Гэлоу, посмотрел на ее очаровательное, тихое лицо, на красивые губы словно лепестки цветка. Цин Шуй нежно запечатлел поцелуй на ее губах и начал посасывать их.
  Возможно, он был неловким во время первой попытки, но ко второму разу он уже приноровился. Для Цин Шуй поцелуй был теперь словно прогулка по парку, и он даже мог добавить несколько трюков!
  Постепенно поцелуй Цин Шуй становился жадным и неистовым. Его руки тоже не торчали без дела, сжимая ее великолепную грудь, ощущая удивительное блаженство. Он стал ласкать два возбудившихся соска, заставляя Минъюэ извиваться, словно от зуда!
  Постепенно оба избавились от одежды. У чувственной красавицы была белоснежная кожа, такая гладкая и нежная, будто переполненная влагой. Ее стройные длинные ноги были великолепны! Он обхватил ее за гибкую талию.
  Увидев невероятно красивую, стройную фигуру, Цин Шуй сглотнул.
  Цин Шуй опасался разбудить малютку. Он взял обнаженную Минъюэ и посадил ее сверху, и своим пылким возбужденным оружием...
  Раздался хриплый, соблазнительный стон, когда Цин Шуй поместил свои руки ей на колени, а Минъюэ обхватила его за шею. Цин Шуй двигался быстро, его глаза не моргали, праведное лицо Минъюэ было искажено страстью. Соблазн не позволял Цин Шуй остановиться, он будто бы хотел съесть Минъюэ.
  В комнате воцарился мир, когда Цин Шуй обвил руками Минъюэ Гэлоу и положил ее на кровать, накрыв прекрасно пахнущим стеганым одеялом. Цин Шуй нравилось, когда Минъюэ лежала у него на груди. Иногда он дразнил ее грязными шуточками, от чего она смущенно жаловалась ему и без остановки смеялась!
  - Ты о чем-то думаешь? - Минъюэ Гэлоу прижала свое лицо к груди Цин Шуй.
  - Минъюэ, как ты думаешь, женщины готовы делить мужчину с другими женщинами? - Цин Шуй хотел узнать, что об этом думают женщины.
  Минъюэ Гэлоу улыбнулась и посмотрела на Цин Шуй.
  - Цин Шуй, почти невозможно, чтобы мужчина в мире девяти континентов обладал только одной женщиной. С другой стороны, женщины - очень странные создания. Им нравится завидовать, отбивать. Если у мужчины нет женщины, это означает, что у него нет способностей. Те, у кого есть способности, обладают множеством женщин. На самом деле есть много женщин, которые скорее станут делить выдающегося мужчину с другими вместо того, чтобы потратить всю свою жизнь на бесполезного, обычного мужчину. Конечно же, есть и исключения!
  Цин Шуй услышал слова Минъюэ Гэлоу, и в его ясных глазах мелькнула решительность!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 149. Кого заносит?
  
  Цин Шуй не мог понять женское сердце, но слова Минъюэ вызвали у него сильные чувства. Мужчина должен быть действительно сильным, чтобы стать причиной желания женщин делить его.
  - Минъюэ, ты была бы готова делить мужчину с другими? - Цин Шуй взглянул на красавицу, лежащую в него на груди. Удовлетворенный после секса вид Минъюэ был невероятно привлекательным.
  - Я? У меня нет способностей, чтобы сражаться с другими женщинами. Так или иначе, я никогда снова не выйду замуж! - прошептала Минъюэ.
  "Она - женщина, которую бросил муж, да еще и с дочкой. Действительно, если сравнивать, ее положение даже хуже, чем у вдовы!" - молча подумал Цин Шуй и крепче прижал к себе Минъюэ, увидев ее подавленное выражение лица.
  - Я уже говорил тебе, что ты - моя женщина. Ты принадлежишь мне, ты - моя жена. Это никогда не изменится! - нежно сказал Цин Шуй, приподняв подбородок Минъюэ.
  - Но я - женщина, которая уже была замужем и имеет дочь. Не будешь ты ли свысока смотреть на меня... я больше не чиста, я тебя недостойна и даже навлеку на тебя несчастья!
  Цин Шуй так не думал. В конце концов, в его прежнем мире, даже одного дня отношений между парнем и девушкой было достаточно, чтобы затащить девушку в постель. Что же касается развода, повторного брака и любовниц - все это было в порядке вещей!
  - Минъюэ, в моих глазах ты все такая же праведная и чистая. Ужасно, что я не встретил тебя раньше. Что же касается чистоты, можно говорить, что человек нечист по состоянию его сердца и его мыслей. Если же мать с целью заботы о своей дочери, ее воспитания и сбора денег ради ее лечения, не имеет ничего против того, чтобы продавать себя в качестве проститутки ради денег, в моих глазах она будет самой чистой женщиной, которая когда-либо жила на свете! Минъюэ, ты понимаешь, о чем я говорю? Для меня ты бесконечно чиста, ты поняла?
  Минъюэ Гэлоу крепко обняла Цин Шуй, и слезы счастья потекли из ее глаз. Ее улыбка, словно цветок, зацветший после дождя, невероятно трогала за душу.
  - Минъюэ, давай сделаем это еще раз. Раньше мы сделали это слишком быстро. В этот раз, давай займемся этим более медленно! - Цин Шуй улыбнулся и снова вошел в Минъюэ.
  - А, хорошо!
  Минъюэ села сверху Цин Шуй. Цин Шуй нежно держал ее за мягкую, тонкую талию и нежно двигался. Это ощущение страстного упоения невозможно было описать.
  ***
  - Цин Шуй, ты уверен, что хочешь сегодня отправить свадебные подарки роду Ши? - удивленно спросила Цин И.
  - Посмотри, что я приготовил: корова, ожерелья, браслеты...
  Цин И беззвучно смотрела на Цин Шуй. Что это за ответ? Разве не она сама приготовила все эти подарки? Ей было ясно, что этот негодник разыгрывает ее.
  - Хватит, прекрати ходить вокруг да около, я все равно не стану тебя останавливать! - засмеялась Цин И.
  Свадебные подарки в мире девяти континентов означали помолвку и считались священным обычаем. Обычно родители с мужской стороны вместе с другими старшими относили свадебные подарки в дом женской стороны, чтобы попросить ее руки.
  Цин И, дядей Цин Ху и несколько других представителей третьего поколения, которые любили оживленную атмосферу, пошли вместе с Цин Шуй делать предложение. Однако, кроме Цин Шуй, никто не ощущал радости.
  В конце концов, род Ситу сделал заявление: пока Ши Цин Чжуан жива, она - женщина рода Ситу. Когда она умрет, она станет призраком рода Ситу. Они беспощадно уничтожат всякого, кто осмелится замышлять что-то насчет нее.
  Цин Шуй так не думал. В конце концов, этот старший приходил в его больницу, и он уже воспользовался некоторыми подлыми трюками. Он соединил акупунктурные точки Цзювэй и Цзюйцюэ с красным меридианом старика. Он как бы оставил скрытую бомбу в теле старика. Думая об этом, Цин Шуй убеждался в своем деле еще больше.
  - Цин Шуй, хотя род Ситу уже знает, что ты на уровне Сяньтянь, они все равно осмелились сделать подобное заявление. Это означает, что они уже давно все подготовили. Мама беспокоится о тебе, - напомнила Цин И Цин Шуй, перед тем, как они вышли.
  - Мама, не волнуйся. Я обещаю, что ничего не случится.
  Новость о том, что род Ситу находится в пути к роду Ши, также дошла и до рода Ситу.
  - Этот ублюдок ищет смерти. Что ж, я подарю ее ему! - Ситу Цзяньи метал громы и молнии, услышав новость. Поначалу он думал, что после заявления Цин Шуй заляжет на дно или даже вообще откажется от своей идеи. Сейчас же, раз все так обернулось, он воспользуется этим шансом, чтобы избавиться от Цин Шуй.
  В таких делах род Ши оставался не при делах. В роде Ши не было культиваторов Сяньтянь, поэтому и род Цин, и род Ситу не собирались втягивать их в это.
  Цин Шуй и род Ситу сделали свои заявления, а в мире девяти континентов обещание - золото. Поэтому дело со свадебными подарками рода Цин привлекло много любопытных зевак!
  - Дедушка, род Ситу знал о силе Цин Шуй, но все же сделал свое заявление. Я очень беспокоюсь о том, что может случиться с Цин Шуй! - Юй Хэ налила чай для Юй Дун Хао.
  - Детка, что ты чувствуешь к Цин Шуй? - Юй Дун Хао проигнорировал ее вопрос и прямо спросил.
  Юй Хэ мгновенно покраснела и лишилась дара речи.
  Юй Дун Хао вздохнул. Еще до того, как Цин Шуй достиг Сяньтянь, когда он лечил Даньтянь Юй Дун Хао, он чувствовал, что Юй Хэ достойна Цин Шу. Но теперь. Но теперь он мог только печально вздыхать.
  - Детка, хотя Цин Шуй еще молод, он очень осмотрителен и щепетилен. Ты когда-нибудь видела, чтобы он рисковал, не будучи уверенным в чем-то уверенным? Он решителен и знает, когда следует отступить. Он вовсе не кажется молодым и неопытным, скорее тем, кто прожил долгую жизнь и многое повидал, как старик!
  Юй Хэ покраснела еще сильнее, когда поняла смысл, заложенный в словах ее дедушки. Она опустила голову и сказала:
  - Дедушка, вы говорите, что Цин Шуй принял какие-то защитные меры?
  ***
  Цин Шуй смотрел на людей, толпившихся на улицах, и внутренне удивлялся. Он знал, что в Городе Сотни Миль много жителей, но только сегодня он понял, что действительно значит "много"!
  Важно было, что Цин Шуй слушал их комментарии, отфильтровывая не касавшуюся его болтовню.
  - Род Ситу уже ждет!
  - У рода Ситу ужасающе сильная аура!
  - Род Ситу говорит, что покажет роду Цин!
  - Этот несчастный сын из рода Ситу - тот самый, которого Цин Шуй лишил мужского достоинства! Все долги, старые и новые, сегодня будут уплачены!
  ***
  Цин Шуй замер, когда увидел членов рода Ситу. Проход на просторной главной улице Города Сотни Миль был перекрыт множеством огромных камней. Человек, стоявший во главе, был никем иным, как хитрым старцем, которого Цин Шуй подозревал в том, что он из рода Ситу!
  Издали Цин Шуй разглядел всех членов рода Ситу, стоящих позади этого старшего, и разразился счастливым хохотом!
  Так как дорога была перекрыта, у рода Цин не было иного выхода, как остановиться. Они смотрели на равнодушного, спокойного Цин Шуй, пока Цин Шуй улыбался так, будто никогда в мире он не видел ничего смешнее, чем 1 000 членов рода Ситу, заполнивших улицы.
  - Что вы имеете этим ввиду? Главная улица Города Сотни Миль перекрыта членами вашего рода. Что дает роду Ситу право быть такими заносчивыми? - послышался ясный голос Цин Шуй.
  - Камни размещены здесь, чтобы помешать тебе. Род Цин зашел слишком далеко. Если бы род Ситу молча снес бы это, как бы в будущем мы могли поднять свои головы? - острый взгляд Ситу Цзяньи смотрел прямо на Цин Шуй, который сидел в карете.
  - Ха-ха, ты прав. С сегодняшнего дня род Ситу никогда уже не поднимет своей головы! - его речь не была громкой, но его ясный голос эхом разнесся по улице и долетел до каждого, находившегося в толпе!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 150. Драка! Вопрос женитьбы!
  
  - Ха-ха, с сегодняшнего дня род Ситу никогда уже не поднимет своей головы! - спокойно сказал Цин Шуй и улыбнулся. Его речь не была громкой, но его ясный голос эхом разнесся по улице и долетел до каждого, находившегося в толпе!
  Шум обсуждений вокруг них только усилился!
  - Цин Шуй - культиватор Сяньтянь, но кто этот старший из рода Ситу? Он тоже культиватор Сяньтянь? Как он может быть таким агрессивным?
  - Я не думаю, что вы это знаете, но это - Ситу Цзяньи из рода Ситу. Он - дедушка Ситу Наньтянь. Он является культиватором Сяньтянь уже более тридцати лет. Как Цин Шуй, который только достиг Сяньтянь, может сравниться с ним! - сказал грозный мужчина средних лет, довольный сам собой.
  - Старшая сестра, ты думаешь, старший брат Шуй сможет выиграть у этого плохого старшего? - милая маленькая девочка сказала несчастно высокой, красивой женщине рядом с ней.
  - Он может, Яя, разве ты не хочешь, чтобы старший брат Шуй выиграл? - женщина улыбнулась и погладила девочку по голове, балуя ее.
  - Старший брат Шуй должен выиграть. Старший брат Шуй вылечил мою болезнь. Старший брат Шуй - хороший человек! - маленькая девочка по имени Яя мило надулась.
  - Род Ситу ведет себя слишком вызывающе. Будет хорошо, если в этот раз их побьет род Цин, - сказал прохожий А.
  - Нет особой разницы, побьют род Ситу или нет, - беспечно сказал прохожий Б.
  - Это будет провалом сына из рода Ситу. Того, кто потерял свои яйца. Он посмел заглядываться на мою жену, когда она принимала душ, и мне пришлось ох**нно притворяться, будто ничего не было. Я мужчина, но я вынужден терпеть это. У меня есть дети, которых нужно воспитывать, иначе я бы сразился с ним на смерть. Когда Цин Шуй покалечил его яйца, злость, которую я сдерживал, тут же испарилась!
  - ...
  - Молодой человек, всегда есть еще одно небо над самым высоким небом. И всегда есть человек сильнее самого сильного. Сталь легко можно согнуть. Раз ты такой заносчивый, с тобой легко расправятся! - когда Ситу Цзяньи увидел, как самовлюблен Цин Шуй, он тут же вскипел. Он обнаружил, что сегодня склонен к ненависти.
  - Всегда есть еще одно небо над самым высоким небом. И всегда есть человек сильнее самого сильного. Неплохо сказано, но ты не тот человек, который сильнее самого сильного. У меня еще есть кое-какие дела, поэтому не откладывай мой счастливый час! - пренебрежительно выкрикнул Цин Шуй.
  - Ха-ха, как самовлюбленно. Разве ты не говорил, что размажешь всякого, кто осмелится преградить тебе путь? Давай посмотрим, как ты размажешь меня, или сегодня я убью тебя! - Ситу Цзяньи еще никогда никто не игнорировал. Даже когда он был в Облачном Павильоне, он был уважаемым защитником!
  Ситу Цзяньи уже знал от Ситу Наньтянь о том, как Цин Шуй унизил род Ситу, в том числе о том, как он лишил юного господина рода Ситу его яиц. Вдобавок к этому позору, он также захотел отбить женщину, которая уже давно была помолвлена.
  Чем больше он об этом думал, тем больше злился. Он весь кипел от злости. Если он сейчас все ему не выскажет и прямо не убьет его, ему будет сложно избавиться от негодования в своем сердце!
  - Ха-ха-ха! - Ситу Цзяньи с негодованием рассмеялся. Его Ци Сяньтянь яростно поднималась. Серебристо-белая, полуметровая Ци из Сяньтянь медленно выделялась из его рук и источала ужасающе холодный воздух!
  - Мастер Сяньтянь! - многие люди изумленно воскликнули!
  - Человек, являющийся Сяньтянь уже тридцать лет, действительно не может сравниться с человеком начального уровня Сяньтянь. Возможно, он даже выше третьего уровня Сяньтянь! - сказал от же жуткий мужчина средних лет, задрав подбородок и в нетерпении ожидая битву.
  - С маленьким доктором ничего же не произойдет, правда?
  - Маленький доктор также мастер Сяньтянь!
  - Мы в самом деле надеемся, что такой хороший врач не погибнет так трагично! - беспокойно говорили люди, которым он помог.
  ***
  Цин Шуй встал и выпрыгнул из кареты. Он шел навстречу Ситу Цзяньи, шаг за шагом. Он был так изящен, что ни единого звука не прозвучало, пока он шел.
  - Сегодня я очень тороплюсь, поэтому не стану спутываться с тобой. Сегодня - неподходящий день для различных несчастий, иначе я обязательно убил бы тебя на месте. Цин Ю, возьми карету, нам нужно нагонять!
  - Ух ты! Мне это нравится!
  - Он так крут!
  - Мне нравится этот тип! - глаза некоторых девушек загорелись.
  - Да как ты смеешь! - Ситу Цзяньи был невероятно разъярен. Никогда никто не смотрел на него свысока, но он еще не знал, что подвергнется атакам, еще более худшим, чем эта!
  Цин Шуй, как ни в чем не бывало, ударил по двум камням, отправив их в полет. Ширины должно было хватить, чтобы проехать карете. В это мгновение кипящий Ситу Цзяньи направился к Цин Шуй зигзагами, приближаясь с невероятной скоростью.
  Злой Ситу Цзяньи беспощадно выпустил острую Ци Сяньтянь из его кулаков и ладоней, используя все свое тело, чтобы придать ей импульс и попасть в Цин Шуй. Даже обычные люди в радиусе ста метров, окружавшие их, почувствовали, как Ци ударила по ним и сбила их дыхание!
  Цин Шуй автоматически запустил циркуляцию Древней техники усиления до того, как она достигла своей вершины. Он применил свои шаги свободного духа и Технику гарцующего оленя, чтобы удвоить свою скорость. Это было не простое сложение в духе 1+1=2. Скорость, которую сейчас показывал Цин Шуй, оставила далеко позади настоящую скорость третьего уровня Сяньтянь у Ситу Цзяньи.
  В момент, когда они обменялись ударами, Цин Шуй активировал Исконные огни. Целью было спустить курок на скрытой карте, которую он ранее поместил в нем!
  Одним ударом, простым ударом обменялись эти двое. Почти никто не понял, что произошло, но во рту Ситу Цзяньи было полно свежей крови, и он рухнул!
  - Я же сказал, что сегодня неподходящий день для несчастий. Сегодня назначено счастливое событие, поэтому немного красного добавит праздничной атмосферы! - не оборачиваясь, Цин Шуй залез обратно в карету, которую подогнал Цин Ю, когда он закончил говорить, и проехал мимо тихой, но огромной толпы на улицах!
  - Ух ты, мои глаза не обманывают меня?
  - Он снова уничтожил еще одного культиватора Сяньтянь одним ударом... - тупо сказал Юй Дун Хао, стоявший в толпе.
  - Когда я смогу стать таким крутым! Посмотри на лица всех этих дам. Кажется, им не терпится сожрать этого юношу из рода Цин. Я так завидую! - сказал большой толстяк, открыв рот.
  - Толстяк, ты не боишься, что когда надавишь, то животы девушек лопнут? - подшутил молодой человек.
  Эти слова молодого человека спровоцировали волну смеха окружающей толпы!
  Вэньжэнь У-Шуан в белоснежном платье издали смотрела на Цин Шуй и улыбалась. Изгибы уголков ее рта были великолепны и притягательны. Ее прекрасный, высокий нос делал еще красивее и бесподобнее ее и так уравновешенное и элегантное лицо!
  После того, как Цин Шуй и тысяча человек из рода Цин наконец прошли мимо, Ситу Наньтянь и другие словно наконец очнулись от глубокого сна. В панике они бросились к Ситу Цзяньи, который без сознания лежал на земле.
  - Это невозможно... - Ситу Наньтянь и каждый из рода Ситу имели только одну эту мысль!
  - Старший брат Шуй, я безмерно поклоняюсь тебе! - в десятый раз сказал Цин Ю.
  - ...
  Цин И улыбнулась, но ничего не сказала. Он все продолжала смотреть на Цин Шуй. Любой увидел бы на ее лице по-настоящему довольную улыбку. Мать больше всего гордится своим ребенком. Настоящей силы Цин Шуй сегодня было достаточно, чтобы сделать Цин И самым почитаемым человеком в Городе Сотни Миль!
  Они увидели, как Ши Динтянь и тысяча остальных людей из рода Ши приветствуют их с дальнего расстояния. Цин Шуй твердо знал, что род Ши видел драку, которая только что произошла.
  Ши Динтянь зажег бы ладан, даже если бы связался с обычным Сяньтянь. Возможность связаться с молодым Сяньтянь с таким потенциалом - результат аккумуляции кармы предков, не иначе. Вот почему Ши Динтянь собрал тысячу людей, имевших кое-какое влияние, чтобы поприветствовать их за несколько сотен метров, проявляя свое уважение и почтение роду Цин!
  - Старый господин, благодарю вас. Не стоит проявлять столько учтивости, теперь мы все - одна большая семья! - на лице Цин Шуй снова появилась простая и честная улыбка, но в глазах Цин Ю она называлась "убийственно-пошлой".
  - Ха-ха, да, теперь мы - одна большая семья! - радостно сказал Ши Динтянь. Все остальные из рода Ши также широко улыбались, особенно привлекательный мужчина и красивая, зрелая женщина, которые были абсолютно счастливы. Зрелая женщина была похожа на Ши Цин Чжуан, и их схожесть была беспредельна. Единственное, чего у него не было - холодной ауры Ши Цин Чжуан!
  Цин Шуй предположил, что это родители Ши Цин Чжуан. Обе стороны познакомились, и теперь род Цин дарил свои свадебные подарки...
  Цин Шуй смог соблюсти сложный этикет благодаря первоначальной информации от старших!
  - Цин Чжуан не желает выходить. Если ты хочешь увидеться с ней, тебе следует пройти на задний двор! - сказала зрелая женщина Цин Шуй. Ее приятные глаза заставили Цин Шуй не моргая уставиться на нее. В то же время он говорил себе, что она - мать Ши Цин Чжуан. Даже если она очень красиво, у него не должно быть неправильных мыслей!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 151. Флирт с красавицей
  
  Цин Шуй недолго колебался. Он кивнул женщине, а потом взглянул на Цин И. Услышав сиплый смех Цин Ю и остальных, он снова направился на задний двор.
  В этот раз Цин Шуй сказал себе, что использует свое доброе, искреннее сердце, чтобы растопить лед Ши Цин Чжуан!
  Как и в прошлый раз, его желанная женщина была в огненно-красных одеждах. Она была подобна льду, обернутому в уголья. Когда она повернула голову и увидела Цин Шуй, ее лицо не изменилось. Оно не выражало ни радость, ни грусть.
  - Цин Чжуан, я уже размазал тех, кто осмелился помешать нам! - Цин Шуй смотрел на стоическое выражение лица Ши Цин Чжуан. Он не мог не ощущать боль. Ему нравилось видеть ее улыбку, и особенно ее лицо, когда она дулась.
  Услышав эти слова Цин Шуй, Ши Цин Чжуан, очевидно, испытала шок и изумление. Ее ясные глаза затуманились, уставившись на Цин Шуй. Даже теперь Цин Шуй не знал, что Ши Цин Чжуан собиралась сделать.
  - Я здесь, чтобы предложить свою руку. Твоя мать сказала, что ты не захотела выйти, поэтому я решил прийти и составить тебе компанию, - продолжил Цин Шуй. - Дата нашей свадьбы еще не утверждена. Просто дай мне знать, когда ты хочешь выйти замуж. Дата, которую ты выберешь, станет днем, когда я женюсь на тебе. Что ты об этом думаешь? - Цин Шуй смотрел на Ши Цин Чжуан. Она смотрела на него, не отводя глаз.
  - Цин Шуй, ты можешь не принуждать меня? Дай мне немного свободы!
  Цин Шуй замер, услышав слова Ши Цин Чжуан. Когда он оправился, он горько сказал:
  - До тех пор, пока ты не выйдешь замуж и не посмотришь на другого мужчину, я дам тебе свободу, которая нужна тебе. Только не говори мне... что ты не собираешься вообще выходить замуж?
  Ши Цин Чжуан, услышав это, неожиданно ответила:
  - Не обязательно делать так. Пять лет. Спустя пять лет, если ты все еще будешь хотеть меня, я выйду за тебя. Но кто знает, может быть, к тому времени у тебя уже целый гарем будет.
  Цин Шуй потерял дар речи. Однако он уже пообещал ей. Не говоря о пяти годах, даже если бы это были десять лет, он все еще был бы доволен этим. Пока все шло хорошо и Ши Цин Чжуан была согласна, их можно будет считать помолвленными.
  - С сегодняшнего дня ты - моя невеста. Я очень счастлив. Наконец, блистательная красавица - моя невеста. Как у твоего жениха, у меня есть особые привилегии? Например... помочь тебе нагреть твою постель?.. Хе-хе, - засмеялся Цин Шуй.
  - Не-а, никаких особых привилегий. Хотя многие люди говорят, что я уже твоя женщина, я не позволю тебе даже дотрагиваться до меня! - Ши Цин Чжуан очаровательно надулась. Убийственная сила, содержащаяся в этом выражении лица, была чрезвычайно могущественна, особенно у такой снежной королевы, как Ши Цин Чжуан.
  - Почему бы тебе не пригласить своего жениха к себе в комнату. Мне необходимо проверить, не прячешь ли ты там мужчину.
  - Так иди и поищи его!
  Цин Шуй ухмыльнулся и прошел мимо Ши Цин Чжуан, собираясь идти в ее комнату. Когда он ближе подошел к Ши Цин Чжуан, его рука извернулась и схватила за руку Ши Цин Чжуан.
  Ши Цин Чжуан успела издать только небольшой возглас удивления до того, как Цин Шуй затащил ее в ее комнату!
  Это знакомое ощущение ее мягких и нежных маленьких рук, холодных, как ее лицо. Держа ее руки, Цин Шуй захотелось согреть их, вместе с ледяным сердцем. Он хотел увидеть, как Ши Цин Чжуан будет выглядеть, когда растает ее лед!
  - Цин Шуй, что ты делаешь? Ты говорил, что дашь мне свободы! - Ши Цин Чжуан немного паниковала. Она вспыхнула и попыталась вырвать свою руку у Цин Шуй, но он только крепче сжал ее.
  - Я просто хочу держать тебя за руку. А ты что думала, что я хочу сделать? Может быть, ты думала... я не такой обычный мужчина. Если ты хочешь воспользоваться мной, я буду сопротивляться! - дразнил ее Цин Шуй, когда увидел покрасневшее лицо Ши Цин Чжуан.
  - Ты такой дерзкий! Иди к черту! - Ши Цин Чжуан быстро протянула руку и несколько раз ударила Цин Шуй. Это было так мило, это ее движение, когда она била его по груди.
  Нежно глядя на нее, Цин Шуй притянул ее к себе и крепко обнял ее!
  - Цин Чжуан, с тех пор, как мы ушли в тот день, ты всегда была в моей голове. Не знаю, любовь ли это. Мужчины отличаются от женщин. У мужчин страсть всегда приходит первой, перед тем, как развивается любовь. В тот день, когда я впервые встретил тебя в роде Цин, я всегда хотел тебя, с самого начала...
  - Прекрати говорить это. Я не позволяю тебе думать об этом без моего разрешения. Если ты действительно любишь... меня, разве ты не можешь хоть немного уважать меня?! - Ши Цин Чжуан ощущала, что Цин Шуй переходил грань, когда говорил.
  Это было решение, которое открыл Цин Шуй, чтобы растопить сердце Ши Цин Чжуан. Неважно, каким ледяным казалось ее лицо, ему просто нужно говорить всякий бесстыдный бред до тех пор, пока она не сможет сдерживать свои эмоции. Это должно было сорвать слой ее холодности, который скрывал ее настоящую натуру!
  - Естественно, я уважаю тебя. В любом случае, я не буду настолько плохим, чтобы, например, чтобы разорвать твою одежду во время действия... в крайнем случае, тогда я куплю тебе новую. Я не стану поступать так же, как ты в тот раз, когда ты разорвала мою одежду...
  Лицо Ши Цин Чжуан было красным, как помидор. Она спрятала свое лицо на груди Цин Шуй, не смея поднять глаза. Цин Шуй даже еще больше любил очарование Ши Цин Чжуан, когда она смущалась. Он разразился смехом.
  Мгновение спустя!
  - Цин Шуй, я не позволяю тебе в будущем поднимать эту тему...
  Ши Цин Чжуан наконец подняла свое порозовевшее лицо и сказала это со сбившимся дыханием. Цин Шуй скорее смотрел на нее в таком состоянии, чем в ее обычном ледяном образе!
  - Цин Чжуан, ты сейчас так прекрасно выглядишь. В будущем тебе нужно быть такой. Человеку следует подпитываться своими эмоциями, а не прятать их под слоем льда!
  - Я привыкла к этому. Привычки очень ужасны. В любом случае, не думаю, что это плохо. Я не хочу ни ради кого меняться. Никто не обладает такими качествами, чтобы заставить меня измениться ради него, - равнодушно ответила Ши Цин Чжуан.
  Цин Шуй тоже знал, что еще не обладает такими качествами, чтобы изменить Ши Цин Чжуан. Услышав это, он лишь крепче обнял ее, надеясь, что она ощутит тепло его искреннего сердца.
  - Цин Шуй, отпусти меня!
  Цин Шуй почувствовал себя лучше, когда услышал это, и разжал объятия. Слова Ши Цин Чжуан "отпусти меня" не были такими уж холодными. Этой маленькой победы было достаточно, чтобы Цин Шуй почувствовал радость.
  - Цин Чжуан, какие у тебя планы на будущее? - когда Цин Шуй высвободил ее из своих объятий, он стал осматривать ее комнату.
  Комната выглядела просто. Стены и потолок были окрашены в светло-зеленый цвет, давая ощущение вибрации. В комнате была и другая дверь. Увидев это, Цин Шуй направился прямо к ней.
  - Ты не можешь войти туда! - Ши Цин Чжуан взволнованно схватила Цин Шуй.
  - Так там прячется мужчина? - засмеялся Цин Шуй.
  - Иди к черту, входи тогда! - Ши Цин Чжуан надулась и толкнула Цин Шуй к двери.
  - Ха-ха!
  Цин Шуй засмеялся и толкнул дверь. Комната была очень маленькой. Стены были покрашены в невероятно светлый оттенок розового, контрастируя с цветом стен снаружи. Цин Шуй был очень удивлен. Возможно ли, чтобы сердце Ши Цин Чжуан было не таким холодным, как хотело казаться?
  Он увидел немного больше, чем обычно, кровать, накрытую покрывалом. От нее повеяло запахом.
  "Эм, это тот же запах, что и запах тела Цин Чжуан! Ай!".
  Когда взгляд Цин Шуй остановился на кровати, он обнаружил на ней то, что ранее он пропустил. На кровати лежали черные трусики...
  В это мгновение Ши Цин Чжуан вспыхнула и быстро спихнула свои трусики под покрывало!
  - Ты достаточно увидел...
  - О, но ты так и не рассказала мне своих планов на будущее, - Цин Шуй сел на кровать рядом с Ши Цин Чжуан, плечом к плечу.
  Когда Ши Цин Чжуан обернулась назад, ее выражение лица было подобно оленю, попавшему в свет прожектора. Ее прямой нос был очень сексуален, и ее волнующее душу лицо пробуждало в мужчине желание невольно поцеловать ее!
  - Через год, я собираюсь отправиться в секту обучаться искусству!
  Цин Шуй согласно пробормотал что-то, но не спросил, в какую секту она хочет. В конце концов, он не был хорошо знаком с названиями различных сект континента.
  - Твой повелитель-муж не приготовил сегодня никаких особых подарков для тебя. Через год твой повелитель-муж подготовит кое-что, что тебе определенно понравится! - немного поразмыслив, сказал Цин Шуй.
  Ши Цин Чжуан даже не возражала, чтобы Цин Шуй называл себя ее повелителем-мужем.
  - Подарок? Он мне не нужен!
  - Что, если этот подарок поможет повысить твой уровень? - поддразнил Цин Шуй, глядя на Ши Цин Чжуан.
  - О, тогда я должна поблагодарить тебя за подарок, не разочаруй меня! - с юмором добавила Ши Цин Чжуан. Было редкостью, чтобы она так себя вела.
  - Неважно, с тех пор, как я проделал этот путь, чтобы прийти сюда сегодня, позволь твоему повелителю-мужу, мне, дать тебе кое-что в качестве подарка! - закончив говорить, так же, как он научил Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй передал знания о Технике гарцующего оленя Ши Цин Чжуан!
  Хотя Цин Шуй был на несколько лет моложе ее, она ощущала себя беспомощной всякий раз, когда общалась с ним. Незаметно она влюбилась в своего жениха...
  Цин Шуй был невероятно счастлив в этот момент. Техники, которые он открыл, обладали вспомогательными способностями и могли передаваться другим. Однако без Ци из Древней техники усиления, которая поддерживала их, остальные способны были самое большее развить их до небольшого уровня. Однако, возможность обрести увеличение проворности на 20% была не так уж плоха.
  В этот раз Цин Шуй бесстыдно пользовался своим положением. Ее маленькие ручки, гибкая талия, упругая попка...
  - Ты все еще трогаешь? - Ши Цин Чжуан уже потеряла счет, сколько раз она уже дулась на него.
  - Цин Чжуан, подойди и подари мне прощальный поцелуй. Я скоро собираюсь уходить!
  - ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 152. Женщина, у которой все меридианы соединены
  Прошло три дня с тех пор, как Цин Шуй сосватался к Ши Цин Чжуан, и новости распространялись, словно огонь. Цин Шуй стал образцом для молодого поколения, целью, которую они надеялись достичь!
  Спустя три дня после события никто из рода Ситу не появился на улицах Города Сотни Миль. Репутация рода Цин в Городе Сотни Миль взлетела вверх. Вдобавок, Цин Шуй был в хороших отношениях с родом Юй. А сейчас благодаря женитьбе он даже стал родственником властелина Города Сотни Миль, рода Ши!
  - Брат Цин Шуй действительно невероятный, не то, что все мы. Жен нужно отбивать. Когда я достигну Сяньтянь, я сосредоточусь на краже красавиц, которые были помолвлены с другими. Это ощущение кражи будет однозначно лучшим!
  Вот что сказал Цин Ю, когда вернулся, и все остальные члены рода Цин в трех поколениях закивали в согласии. Цин Шуй не знал, смеяться ему или плакать. Что это была за логика?
  Помимо тренировок, Цин Шуй в основном играл с маленькой Юйчан. Но была одна вещь, которую он не мог решить. Это касалось его путешествия в Секту Небесного меча после нового года. Он не мог решить, брать с собой весь род Цин или отправиться одному!
  В Сфере вечного фиолетового нефрита он сосредоточился на тренировке других вещей, помимо Древней техники усиления. Цин Шуй посвящал остававшееся у него время в основном на Технику мимикрии девяти животных, хотя в основном тренировал Гарцующего оленя и Форму тигра. Цин Шуй лишь надеялся, что благодаря им поймет больше техник!
  Каждый раз, делая новое открытие, он записывал его при помощи карандаша и бумаги.
  Тренировки требовали последовательности. Поэтому Цин Шуй сфокусировался только на тренировке Гарцующего оленя, в которой он добился небольшого успеха, так же, как и в Форме тигра!
  "Рев тигра" также считался хорошей техникой для потоков Ци. В конце концов, это была техника потоков Ци с целью сохранения здоровья. Однажды он пообещал научить Минъюэ Гэлоу боевым искусствам, поэтому он мог начать с обучения техникам обеспечения здоровья!
  Каждое утро в роде Цин все, даже члены второго поколения, начинали практиковать Гарцующего оленя и Форму тигра. Самым очевидным достижением Формы тигра была не просто культивация. Она могла увеличивать остроту силы Ци вдобавок к наступательным силам в атаке, но ее свойства были ограничены. На ступени небольшого успеха она увеличивала силу на 500 цзинь, на стадии большого успеха - на 1 000 цзинь, на стадии совершенства - на 5 000 цзинь!
  Так как они не могли практиковать Древнюю технику усиления без Ци из Древней техники усиления, они могли достичь только стадии большого успеха. Дополнительная сила ничего не значила для Цин Шуй, но для остальных, кто не достиг Сяньтянь, успех был впечатляющим. Если они достигали стадии небольшого успеха, это приравнивалось употреблению магического плода энергии!
  Гарцующий Олень повышал скорость и ловкость, Форма Тигра - атаку и убийственные движения!
  - Цин Шуй, я уже так стара и глупа, так что могу разочаровать тебя! - увидев, что Цин Шуй хочет научить ее боевым искусствам, Минъюэ Гэлоу была одновременно рада и взволнована!
  - Не переживай, не напрягайся слишком сильно. Расслабься и прими это как возможность. Если ты сможешь овладеть этим, это будет хорошо, если нет, твой муж подумает о других способах, чтобы ты достигла Сяньтянь, неважно, каких! - Цин Шуй думал, проводя с ней много времени, что не поверит, если каким-то образом Минъюэ Гэлоу станет профессионалом!
  - Ммм, я буду усердно работать!
  - Не напрягайся слишком сильно. Минъюэ, ты очень яркая. Это обязательно сработает! - сказал Цин Шуй и тепло улыбнулся. Он знал, что нужное количество давления сработает как мотивация. Но если давить слишком сильно, человек сломается!
  Конечно, есть некоторые люди, потрясающие люди, которые способны творить чудеса, сталкиваясь с огромным давлением. Но и удача играет важную роль!
  Цин Шуй в первую очередь передал ей "Рев тигра", базис Формы Тигра. Все техники Формы тигра требовали дополнение в виде "Рева тигра"! Так как Минъюэ Гэлоу вообще не знала боевых искусств, она могла начать практиковать только с Рева тигра перед Гарцующим оленем.
  - Хм?
  Цин Шуй был удивлен, когда увидел, что Минъюэ Гэлоу очень быстро продвигается. Она могла медленно активировать меридианы, собрать Ци и запустить ее с первого раза. Это озадачило Цин Шуй. Естественно, он воспользовался Техникой небесного видения и тут же замер!
  "От рождения все потоки меридианов соединены..." - Цин Шуй мог только думать об этом!
  Во-первых, это был шок, а затем чувство сожаления. Такой талант к боевым искусствам, а она раньше не тренировалась. Это была слишком большая потеря для нее - упустить лучший возраст для тренировок!
  Он не знал, хватит ли ему знаний как-то восполнить эту потерю и помочь ей прогрессировать на ее пути культивации!
  - Цин Шуй, так это работает? Я ощутила движение Ци! - Минъюэ Гэлоу прервала размышления Цин Шуй.
  - Ммм, хорошо, очень хорошо! Минъюэ, помни и то, что я говорю тебе. Сосредоточься только на тренировке техники Рева тигра! - сказал Цин Шуй, счастливо улыбаясь!
  Цин Шуй чувствовал, что Минъюэ Гэлоу уже тяжело начинать тренироваться в возрасте двадцати четырех - двадцати пяти лет. Если бы она занималась какими-нибудь ерундовыми техниками, это принесло бы ей скорее вред, чем пользу!
  Все равно, его Древняя техника усиления была техникой по крайней мере Легендарной сферы или выше. Техники обеспечения здоровья также хороши. Рев Тигра - одна из них, разве может она быть чепухой?
  Поэтому Цин Шуй запланировал использовать вспомогательные техники, которые он знал, чтобы позволить Минъюэ Гэлоу прогрессировать на пути культивации. В конце концов, тот, кто родился с соединенными потоками меридианов, более всего подходит для культивации!
  - Ммм, я поняла! - получив одобрение Цин Шуй, Минъюэ Гэлоу была очень счастлива. Она боялась, что окажется слишком глупа, чтобы понять, и не сможет делать все хорошо. Она боялась разочарования в глазах Цин Шуй!
  - Минъюэ, я приду к тебе ночью, чтобы использовать акупунктуру для раскрытия потенциала твоего тела. Это позволит тебе усилить твое телосложение, вычистить грязь в твоих потоках, а также сделать твои тренировки более эффективными! - Цин Шуй решил поторопить прогресс Минъюэ Гэлоу!
  - Ммм! Тогда приходи в мою комнату ночью! Для тебя... я оставлю дверь открытой! - сказав это, Минъюэ Гэлоу покраснела и убежала в здание!
  Цин Шуй горько улыбнулся посмотрел на свое тело. Его самоконтроль становился слабее. Он не смотрел на Минъюэ Гэлоу три дня, а теперь увидел ее очаровательную, уравновешенную внешность. Он не мог не вспомнить ее чистоту и соблазнительность, когда ей было хорошо во время их секса!
  - Брат Шуй, снаружи кто-то ждет тебя! - Цин Бэй вошла и позвала Цин Шуй.
  - Кто ищет меня?
  - Я их не знаю. Там большая красавица и маленькая. Они говорят, что ты встречался с ними! О, точно, маленькая красавица сказала, что ее имя - Яя, а тебя она называла братом Цин Шуй! - хитро сказала Цин Бэй.
  Цин Шуй постучал по головке Цин Бэй и направился ко входу под ворчание Цин Бэй.
  - Брат Цин Шуй!
  Милая маленькая девочка радостно подбежала к Цин Шуй, когда увидела его, и прыгнула к нему на руки!
  - Спасибо, Цин Шуй. Мы уезжаем сегодня и должны попрощаться с тобой. Ты - единственный полудруг, которого мы знаем в Городе Сотни Миль! - высокая, красивая девушка улыбнулась.
  - Полудруг? - Цин Шуй засмеялся.
  - Я не много знаю о тебе, то же, наверно, можешь сказать и ты. Но я чувствую, что ты хороший человек. Мы общались более трех раз, поэтому я могу считать тебя полудругом! - сказала девушка и изящно улыбнулась.
  Цин Шуй знал только, что девушку звали Цяньюй Цинцин, потому что они нашли общий язык. Другая причина - Цин Шуй чувствовал, что они похож. Возможно, она была похожа на его мать!
  На мгновение Цин Шуй подумал, что она - старшая сестра, которую он никогда ранее не встречал. Но Цин Шуй слышал от матери, что у его сестры есть красное пятнышко размером с рисинку в уголке ее левого глаза. Но у этой девушки не было этого пятнышка, да и по возрасту она не казалась на год старше него. Поэтому Цин Шуй откинул эту мысль.
  Девушка не была невероятной красавицей по меркам Цин Шуй. Она не обладала божественной красотой его мастера, которая превосходила мировые стандарты и была способна завоевывать страны и города. Она не обладала бесподобной красотой Вэньжэнь У-Шуан; даже холодность Ши Цин Чжуан была милее, чем она. Но эта девушка обладала несравненным изящным очарованием, ее движения естественным образом привлекали к себе внимание.
  - Если появится возможность, ты можешь найти меня в роде Цяньюй на Центральном континенте. Мы считаемся полудрузьями, и ты уже общался с Яя. Если нет, я не признаю тебя полудругом! - сказала Цяньюй и нежно улыбнулась.
  Ее слова прозвучали бы высокомерно, скажи их кто-то другой. Но когда их говорила она, в них было невыразимое очарование, отчего было невозможно ненавидеть их!
  - Кроме моих родственников, у меня нет друзей. А сейчас у меня появился полудруг, разве ты не чувствуешь честь? - Цяньюй моргнула своими яркими черными, красивыми глазами.
  Цин Шуй ощущал, что очарование этой девушки может превзойти только божественная красота его мастера, превышающая мировые стандарты. Ее очарование вовлекало в себя, словно наркотик. Как ужасно, что он не сможет любоваться ею в будущем!
  - Я действительно чувствую, какая честь мне выпала. И я также должен поблагодарить Яя. Если бы не она, разве я приобрел бы такого ценного полудруга! - сказала Цин Шуй, дразня Яя.
  - Яя, скажи "прощай" брату!
  - Прощай, брат! Ты должен прийти навестить Яя!
  Цин Шуй помахал руками и попрощался с ними. Случайные знакомства, вроде этого, словно две пересекающиеся прямые линии. Однажды они пересеклись, и у них больше не будет шанса снова встретиться в будущем!
  Цин Шуй не был особо подавлен. Болезнь Яя по сути была видом медленнодействующего яда, который сложно было излечить. Так вышло, что они прибыли из Центрального континента сюда и случайно встретились с ним. После того, как он спас жизнь Яя, Цяньюй определила Цин Шуй своим полудругом!
  "Удивительно, как мог кто-то обвести вокруг пальца такую милую маленькую девочку!" - Цин Шуй сомневался даже, знала ли Цяньюй Цинцин о том, кто отравил Яя!
  Глядя на удалявшуюся карету, Цин Шуй решил не думать об этом. В конце концов, это было не его дело!
  ***
  Род Ситу.
  - Кхе-кхе! Наньтянь, помни, не сталкивайся с родом Цин, пока этот парень жив. Для меня это конец, но вам, ребята, не о чем беспокоиться. Этот малец не уничтожит всех нас. Просто не забывайте обходить людей из рода Цин. Научите обуздывать нрав потомков рода Ситу, - слабо сказал Ситу Цзяньи, кашляя кровью.
  - Дедушка, твой внук виновен в твоей ране! - горько стонал Ситу Наньтянь.
  - Наньтянь, жизнь дедушки подошла к концу. Помни то, что сказал дедушка, больше не сталкивайся с ним. У меня есть сборник техник в моей комнате под кроватью - это руководство о том, как я изучал боевые техники Сяньтянь. Если у кого-то будет достаточный потенциал, он сможет достичь Сяньтянь через 30 лет тяжелых тренировок!
  Ситу Наньтянь был очень взволнован, но смотрел на Ситу Цзяньи спокойно и сдержанно.
  - Дедушка, Секта туманного облака может помочь нам?
  Ситу Наньтянь все еще хватался за надежду!
  - Если бы я был жив, Секта туманного облака помогла бы нам, но не когда я уже мертв. Ты понимаешь? - сказал Ситу Цзяньи с затуманенным взором.
  - Я не могу принять это!
  Это были последние слова Ситу Цзяньи.
  Цин Шуй знал о смерти Ситу Цзяньи. Он никогда не собирался оставить его в живых, просто он не позволил умереть ему на месте.
  Цин Шуй не поддерживал искоренение. Он был тем, кто нашел бы выход, пока это возможно!
  Род Ситу спрятался во мраке, пока род Цин ликовал. Они очень счастливо проживали каждый день, и от них ежедневно доносились такие запахи, которым бы позавидовал даже постоялый двор Юй Хэ!
  - Мама, я могу покинуть Город Сотни Миль после нового года. Какие у вас планы, ребята? Я предлагаю все последовать за мной и поселиться в стране Цан Лан, или вы останетесь в Городе Сотни Миль? - Цин Шуй чувствовал необходимость решить эту проблему!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 153. Золотые иглы, усиление телосложения
  - Мама, я могу покинуть Город Сотни Миль после нового года. Какие у вас планы, ребята? Я предлагаю все последовать за мной и поселиться в стране Цан Лан, или вы останетесь в Городе Сотни Миль? - Цин Шуй чувствовал необходимость решить эту проблему!
  Услышав слова Цин Шуй, все в роде Цин, включая Цин И, замолчали. Цин И подняла голову и посмотрела на остальных.
  - Все, говорите. Останемся мы в Городе Сотни Миль или отправимся в страну Цан Лан?
  - Брат Цин Шуй, а что это за страна Цан Лан? Она еще более красива? - с интересом спросила Цин Бэй, ее глаза вспыхнули, как звезды.
  - Понятия не имею. Я там еще не был! - Цин Шуй посмотрел на ее любопытный взгляд.
  - Наши корни - в деревне Цин. Неважно, в Городе Сотни Миль мы или в стране Цан Лан. Хорошо, если в стране Цан Лан много возможностей. Если поселиться там тяжело, мы можем остаться в Городе Сотни Миль, - озвучила свое беспокойство Цин И.
  - На самом деле, если мы отправимся в страну Цан Лан, нам откроется множество возможностей. У меня есть несколько вещей, которые помогут нашему росту в стране Цан Лан. Вам, ребята, нужно только решить, отправляемся или нет! - Цин Шуй думал об этом. После нового года у него будет 500 фруктов пьяного аромата. Одно только это позволит им основать магазин и прокормить весь род Цин. А в будущем будет еще больше возможностей!
  Цин И видела страсть в глазах трех поколений рода Цин. На самом деле, Цин И также хотела в страну Цан Лан. В конце концов, это был самый развитый город в стране Цан Лан, с самым большим населением благодаря многочисленным родам.
  - Тогда решено. Если не возникнет никаких дел, мы все направимся в страну Цан Лан. Старый мастер поддержит Цин Шуй в любых его авантюрах. Тогда то, отправляемся мы или нет, зависит от Цин Шуй, - с улыбкой сказала Цин И.
  Слова Цин И переполнили радостью все три поколения рода Цин. Кто среди молодого поколения не жаждал посмотреть мир?
  - Мама, что насчет дедушки и остальных? Они тоже поедут с нами? - Цин Шуй вспомнил о том, что есть еще дедушка, два дяди и старец-хранитель библиотеки рода Цин в деревне Цин.
  - Когда мы отправимся после нового года, мы обсудим это со Старым мастером. Мы решим все детали позже!
  Так как он принял решение переехать, Цин Шуй увеличил количество продаж черной рыбы и черепах на постоялом дворе Юй Хэ, что увеличило его доход. В конце концов, в Сфере вечного фиолетового нефрита было уже огромное количество черной рыбы.
  Позавтракав, Цин Шуй решил отправиться в Соблазнительный запах ночи.
  В независимости от эпохи, индустрия секса всегда процветает и приносит доход. Цин Шуй смотрел на бесконечный поток посетителей Соблазнительного запаха ночи. Многие входили и выходили.
  Цин Шуй, прорвавшийся на четвертый уровень Древней техники усиления, ясно слышал стоны людей, занимающихся сексом. Цин Шуй направился по лестнице на самый верх.
  На страже все так же стояли две женщины. Цин Шуй не смог не вспомнить, как он вошел и увидел обнаженные тела сестер Вэньжэнь. Особенно он думал о позе Вэньжэнь У-Шуан, от которой кровь начинала бурлить...
  Когда Цин Шуй снова увидел Вэньжэнь У-Шуан, между ними была очевидная дистанция. Цин Шуй не был настолько толстокож, чтобы сказать ей, что хочет ее, когда он уже был с Ши Цин Чжуан.
  Была еще Минъюэ Гэлоу. Цин Шуй начал чувствовать, что его эмоциональный интеллект очень низкий, и его кожа недостаточно толстая!
  - У-Шуан. После нового года мы направимся в Секту небесного меча в стране Цан Лан. Скорее всего, весь род Цин переедет в страну Цан Лан. Какие у тебя планы? - Цин Шуй начал думать, что у него действительно не будет никаких шансов с этой красавицей с несравнимым очарованием в его поколении.
  Если однажды Вэньжэнь У-Шуан прыгнет в объятия к другому, Цин Шуй будет чувствовать себя совсем не хорошо. У всех мужчин есть эгоистичные мотивы. Цин Шуй не был исключением. Более того, то, что Цин Шуй ценил больше всего, помимо родственников, были женщины. Он надеялся иметь несколько милых жен и детей, которых он смог бы баловать. Это согревало бы ему сердце, когда он видел бы эти счастливые сцены.
  - Я могу отправиться в любой момент. Просто извести меня!
  Хотя это была всего лишь легкая улыбка, Цин Шуй чувствовал, что в ней достаточно сопротивления, отторжения, отказа, и даже ненависти!
  - Это тебе. Это может существенно увеличить твою силу! - Цин Шуй передал Вэньжэнь У-Шуан маленькую фарфоровую склянку с двумя маленькими восстанавливающими гранулами.
  - Цин Шуй! - когда Цин Шуй уже собрался уходить, Вэньжэнь У-Шуан остановила его.
  Цин Шуй был озадачен, и обернулся посмотреть на У-Шуан. Ранее, Цин Шуй хотел вынести боль и стереть все мысли У-Шуан!
  - Ты говорил, что будешь изо всех сил ухаживать за мной и не позволишь мне выйти за недостойных мужчин. Ты должен помнить, что говорил!
  Когда Цин Шуй ушел, магические слова У-Шуан все еще звучали в его голове.
  "Кажется, моя кожа еще недостаточно толстая, у меня нет достаточно уверенности. На девяти континентах бесчисленное количество красавиц. Если я надеюсь связаться с еще несколькими, это будет невозможно без силы и толстой кожи!" - Цин Шуй оправился от последних слов У-Шуан и чувствовал себя выше и крепче, чем раньше.
  - Цин Шуй, мне нужно раздеться для акупунктуры?
  Ночью Цин Шуй хотел применить акупунктуру к Минъюэ Гэлоу, чтобы ускорить ее потенциал и усилить ее телосложение. В то же время он хотел дальше расширить и усилить ее потоки энергии в меридианах!
  Видя, как неловко себя чувствует Минъюэ, Цин Шуй подумал о том, что она так легко смущается даже после того, что у них несколько раз был секс! Цин Шуй нравилось, какой скромной и чистой она выглядела во время нескромного действия!
  - Легко столкнуться с проблемами, если на тебе будет одежда! Может, твой муж поможет тебе раздеться? - Цин Шуй нравилась скромная Минъюэ, когда он дразнил ее. Это было очень очаровательно!
  - Я сама! - взволнованно сказала Минъюэ.
  Цин Шуй видел, как она снимает с себя одежды одну за другой, высвобождая мягкую безупречную кожу. Под взглядом Цин Шуй белоснежная кожа розовела, она источала легкий аромат.
  Первый раз Цин Шуй видел, как женщина медленно раздевается перед ним. Более того, она была очаровательной, соблазнительной, молодой замужней женщиной!
  Он не мог не протянуть руки и не схватить ее за округлую грудь. Он ласкал ее. Гладкость, нежность, упругость заставляли желать большего!
  - Цин Шуй, разве ты не говорил, что собираешься применить на мне акупунктуру? - Минъюэ слегка задержала дыхание.
  - Твой муж сначала применяет особую "акупунктуру". Так я смогу полностью сконцентрироваться, когда позже буду применять акупунктуру! - Цин Шуй ухмыльнулся и поцеловал ее красные губы, изогнувшиеся в улыбке.
  Комната была полна стонами и вздохами, равно как и характерными звуками.
  После секса...
  Минъюэ Гэлоу лежала на кровати, обнаженная, с закрытыми глазами. С другой стороны, Цин Шуй был аккуратно одет, чувствуя себя освеженным и полным энергии. Он все еще ощущал желание зайти на второй круг с красивым телом Минъюэ, но уже мог контролировать себя!
  Девять золотых игл вошли в тело Минъюэ, и она вскрикнула, словно от боли и радости.
  Испытывая неприятные ощущения, она открыла глаза и посмотрела на Цин Шуй. Ее лицо было соблазнительно. Было ужасно, что Цин Шуй сейчас не мог насладиться моментом. В конце концов, многие акупунктурные точки были важными; стоит повредить одну, и возникнет большая проблема!
  Чтобы усилить телосложение, необходимо расширить и усилить потоки меридианов, чтобы вычистить грязь из тела!
  Постепенно слой серого пота с легким запахом покрыл тело Минъюэ. Запах был терпим, но сильно отдавал феромонами.
  Лицо Минъюэ покраснело, ее красивые глаза были плотно закрыты.
  Через время Цин Шуй постепенно вынул все иглы. После того, как Минъюэ выдохнула, освободившись от игл, он отнес ее в ванную.
  Он сдерживал жар, поднимавшийся в нем во время долгого сеанса акупунктуры. Теперь все было закончено, и он, естественно, выпустил его!
  После очищения Минъюэ, казалось, приобрела дополнительный слой сияния и очарования. У Цин Шуй была особенно большая ванна. Воды в ней было только по пояс!
  Минъюэ казалось, будто она заползла в нору, держась за края ванны. Ее полная грудь расположилась высоко, позволяя Цин Шуй громко входить в нее сзади.
  Звук каждого движения заставлял ее невыразимо смущаться. Ей было так приятно, что хотелось кричать, но она не хотела создавать слишком много шума. Она боялась, что покажется плохой женщиной!
  
  
  
  
  
  
  Глава 154. Небольшой успех в Форме тигра; спелый плод
  Время незаметно временно текло. Два месяца внезапно пролетели; осталось всего десять дней до Китайского Нового Года!
  Цин Шуй проснулся утром и посмотрел, как за окном валит снег. Все было покрыто белоснежным покровом. Земля казалась укутанной в серебро!
  Третье поколение рода Цин продолжало развиваться в такую снежную погоду. Несколько десятков людей тренировали одну и ту же позу. Удивительно, но их сила уже немного демонстрировала Рев Тигра!
  Вдобавок к утомительному развитию, которым он занимался внутри пространственной сферы последние два месяца, Цин Шуй также помогал всем в роде Цин развивать Гарцующего оленя и Форму тигра. Сейчас они были на верном пути, но все еще нуждались во времени, чтобы достигнуть ступени небольшого успеха. С любительской точки зрения их аура довольно впечатляла, но этого было недостаточно, чтобы испугать мастера!
  Хотя они радовали Цин Шуй, человеком, который делал его счастливым, была Минъюэ Гэлоу. Люди, обладавшие соединенными меридианами, были действительно гениями развития. За два месяца она достигла ступени небольшого успеха Формы тигра одновременно с Цин Шуй, хотя начала практиковаться позже!
  Цин Шуй было интересно, как быстро Минъюэ Гэлоу развивала бы Форму тигра, если бы владела Древней техникой усиления. Сейчас ей даже больше нравился Гарцующий олень, чем Форма тигра. Ежедневно, помимо провождения времени с маленькой Юйчан, она тратила почти все свое свободное время на тренировки!
  Цин Шуй чувствовал, что, возможно, она так быстро поняла Форму тигра, потому что тщательно тренировала "Рев тигра". Однако, как она могла быть быстрее него? Она была человеком, у которого все энергетические меридианы соединены. С тех пор, как он прорвался на четвертый небесный уровень, в его теле также все меридианы теперь были соединены. Было ли это тоже пониманием техники?
  Цин Шуй думал, что это понимание произошло скорее из-за его опыта его двух продолжительностей жизни!
  Возможно, это успех Минъюэ Гэлоу подхлестнул этих детей. Теперь каждый из них тренировался, как одержимый. Хотя Цин Шуй знал истинную причину ее успеха, ему нравилось смотреть, как расстроенные дети усердно тренируются. Им было стыдно позволить женщине, которая раньше ничего не смыслила в боевых искусствах, обойти их!
  Цин Шуй и Минъюэ Гэлоу достигли ступени небольшого успеха в Форме тигра. Но так как у Цин Шуй было намного больше опыта, чем у нее, и Форма тигра, и Рев тигра, которые он воспроизводил, невозможно было сравнить!
  Что больше всего удивило Цин Шуй, так это то, что небольшой успех в Реве тигра обеспечивал соответствующий рев тигра. Звук, который воспроизводил Цин Шуй, был оглушительным - от него у всех поджилки тряслись, - а у Минъюэ Гэлоу рев был резким и режущим слух!
  "Возможно, звук Рева тигра отличается у мужчин и женщин?".
  Достигнув ступени небольшого успеха в Форме тигра, сила Минъюэ Гэлоу увеличилась до пяти сотен цзинь. Вдобавок к двум магическим плодам выносливости, которые она съела, она обладала примерно семью сотнями цзинь силы. Хотя она все еще выглядела маленькой и слабой по сравнению с обычным сильным взрослым мужчиной, ее сила превосходила его силу более чем в два раза!
  Он открыл дверь и вышел на улицу. Теперь все уже привыкли к этому. Хотя Цин Шуй ушел, все продолжали заниматься, не останавливаясь. Обычно, они практиковали Форму тигра и другие четыре формы вместе, а затем занимались тем, что хотели тренировать дальше. Поэтому все обладали примерно одинаковой силой и могли устраивать друг с другом спарринги!
  Минъюэ Гэлоу всегда вставала рано, но маленькая девочка любила поспать. Минъюэ Гэлоу знала, что Цин Шуй не запирает свою дверь на ночь (это была привычка, которую Цин Шуй недавно приобрел), поэтому иногда она оставляла малютку и уходила, чтобы тайно подоткнуть одеяло Цин Шуй. Цин Шуй притворялся, что не замечает этого, хотя сколько раз ему хотелось, чтобы она в этот момент оказалась рядом с ним, в его объятиях!
  Посмотрев на толстый слой снега, покрывший все вокруг, Цин Шуй прошел на место и встал там, где ежедневно тренировал свои удары Тайчи. Постепенно снежинки, падавшие с неба, облепили Цин Шуй и летали вокруг него. Затем они быстро растворялись в небе!
  В середине тренировки Цин Ло пришел в Город Сотни Миль. К всеобщему удивления, он воспротивился идее того, чтобы род Цин последовал за Цин Шуй и переехал в страну Цан Лан вместе с ним. Он отказывался от этого и сказал, что он, возможно, подумает об этом, если Цин Шуй займет какое-нибудь влиятельное положение в стране Цан Лан.
  Хотя Цин Ло не сказал причины, все уже все поняли. Город Страны Цан Лан был столицей все страны Цан Лан. Это был самый крупный и шумный город с самыми глубокими водами страны Цан Лан. В нем было полно возможностей, и как он не мог стать новой ступенькой для остальных?
  После того, как старик заявил о своем намерении, все третье поколение рода Цин пришло в отчаяние. Им оставалось только тяжело работать над своим развитием. Если у них будет такая же сила, как у Цин Шуй, они получат возможность отправиться в такие места, как страна Цан Лан. Их больше не нужно будет защищать другим людям, как сейчас!
  Примерно на десяти страницах Цин Шуй записал некоторые мысли, приемы, чувства и свой опыт в развитии Гарцующего оленя и Формы тигра. В этих записях были детальные шаги и важная информация о том, как их развивать, так что это могло сослужить большую помощь будущим поколениям!
  Цин Шуй сделал несколько копий этих бумаг, одну из которых специально отдал Минъюэ Гэлоу. Он сказал ей, что после того, как уедет, она станет наставником этой группы детей!
  Минъюэ Гэлоу держала эти бумаги так, словно они весили тысячу цзинь. Когда она посмотрела на Цин Шуй, ее глаза покраснели. Она знала, что он в итоге уедет. Она также знала, что этот день настанет совсем скоро, поэтому не питала никаких особых надежд, что сможет заставить его остаться. К несчастью, хоть она и знала, что этот день расставания скоро наступит, она все еще испытывала несравнимую боль, разрывающую ее изнутри!
  Ее слезы текли, словно жемчужины из разбитого ожерелья. Цин Шуй с разбитым сердцем горько улыбнулся и помог ей вытереть ее слезы, но чем больше он вытирал их, тем больше она плакала. Поэтому он заключил ее в свои крепкие объятия.
  Не в силах больше сдерживать себя, Минъюэ Гэлоу тихо зарыдала.
  - Все в порядке, не плачь. Я же не навсегда уезжаю. Внешний мир не может сравниться с домом. Вы, ребята, должны продолжать развиваться. Когда я встану на ноги, я возьму тебя туда, к себе! - Цин Шуй похлопал Минъюэ Гэлоу по спине, мягко успокаивая ее.
  - Да, я знаю. Я продолжу развиваться. Я найду тебя, когда достигну Сяньтянь, хорошо? Я не питаю особых надежд. Я всего лишь хочу оставаться рядом с тобой с моей маленькой девочкой!
  Минъюэ Гэлоу обняла Цин Шуй, свои мягкие слова она будто произносила самой себе.
  - Минъюэ, ты должна помнить, что ты моя жена, моя женщина. Вдобавок к усилению моей силы и опыта, твой муж также отправляется в путь, чтобы отыскать способ, который позволит тебе прорваться в Сяньтянь. Тогда мы будем проводить много времени вместе! - Цин Шуй взял Минъюэ Гэлоу за плечо и серьезно сказал.
  - Минъюэ, подойди. Твой муж кое-что даст тебе!
  Вчера Цин Шуй обнаружил, что магические плоды энергии в Сфере вечного фиолетового нефрита уже созрели. Естественно, он был счастлив. Это заняло бы сто лет за пределами пространственной сферы. Как жаль, что их было всего десять!
  Магическим плодам проворности требовалось еще несколько дней. Впервые он сорвал магические плоды энергии позже, поэтому разница в созревании с магическими плодами проворности была всего в несколько дней.
  - Что это? - спросила Минъюэ Гэлоу, с удивлением увидев два огненно-красных магических плода энергии.
  - Фрукты, которые увеличат твою силу! Ты увеличишь свою силу на пять сотен цзинь, когда съешь один фрукт. К несчастью, человек может съесть только два фрукта. Иначе твой муж отдал тебе десятки сотен таких плодов! - Цин Шуй с улыбкой посмотрел на нее.
  - Цин Шуй, дарить мне что-то настолько ценное не будет ли...
  - Минъюэ, ты все еще не воспринимаешь себя как мою женщину. Я тебе не нравлюсь? - Цин Шуй, что ему нужно надавить, чтобы она заговорила!
  - Нет, как ты можешь мне не нравиться? Если бы это было так, я бы не позволила тебе делать со мной такие постыдные вещи! - Минъюэ Гэлоу немного запаниковала и слегка смутилась.
  Удивительно, но Цин Шуй не стал дальше дразнить ее. Когда она сказала: "Если бы это было так, я бы не позволила тебе делать со мной такие постыдные вещи", - ее очарование стало поистине магическим!
  Глядя, как она есть два магических плода энергии, Цин Шуй знал, что теперь она больше не слабая женщина. Благодаря ее силе в почти две тысячи цзинь и ее ступенью небольшого успеха в Форме тигра она была способна победить Боевого Воина шестой степени!
  За два месяца она достигла вершины шестой ступени Боевого Воина. Ее понимание и от природы данная связь меридианов энергии при помощи его магической акупунктуры и магических плодов энергии неожиданно позволили настоящей силе Минъюэ Гэлоу увеличиться до невообразимых высот!
  Другой причиной радости Цин Шуй было то, что он обнаружил, что магические плоды проворности имеют свойство постоянного увеличения дополнительной скорости. Не важно время, они обладают свойством увеличения скорости!
  Это был так называемый прогресс того, как магический плод проворности изменяет скорость. Один магический плод проворности на постоянной основе увеличивает скорость на 50%. Пока скорость растет, могут появиться другие соответствующие 50% увеличения скорости!
  После Китайского Нового Года магические плоды проворности созреют. Тогда он даст два плода Минъюэ Гэлоу и два плода Ши Цин Чжуан в качестве обещанных подарков. В итоге у него останется по шесть плодов каждого вида.
  - Позволь мне сохранить их на будущее. Количество оставшихся крайне мало! - Цин Шуй отказался от своего плана отдать оставшиеся плоды остальным членам рода Цин. Он хотел позволить им для начала тяжело поработать и исследовать свой потенциал.
  В будущем будет намного больше возможностей!
  Китайский Новый Год медленно приближался, Цин Шуй и остальные уже приготовились праздновать его в деревне рода Цин!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/9281
  Переводчики: Kent
  
  Глава 155. Поцелуй Ши Цин Чжуан
  Новый год приближался. Цин Шуй и остальные вернулись в деревню рода Цин, чтобы отметить наступление нового года!
  Магические плоды проворности уже созрели. Отдав два Минъюэ Гэлоу, Цин Шуй завершил завтрак и отправился к роду Ши.
  - Мама, если я не вернусь к обеду, вы, ребята, возвращайтесь в деревню Цин. Не ждите меня. Я доберусь сам! - распорядился Цин Шуй, прежде чем уйти.
  - Собираешься к роду Ши в поисках Цин Чжуан? - улыбнулась Цин И.
  - Эм! - Цин Шуй смущенно улыбнулся, вспомнив день, когда он ходил свататься. В тот день Цин И встретилась с Ши Цин Чжуан, сняла сияющий хрустальный браслет со своей руки и передала его Цин Чжуан. Она сказала тогда: "Ты уже член нашего рода Цин".
  Слова Цин И были мудрыми, и от этого Ши Цин Чжуан слегка засмущалась и обрадовалась. После того, как Ши Цин Чжуан приняла браслет, никто уже не будет пускать о ней грязные слухи.
  - Мы будем ждать твоего возвращения, и если ты не вернешься к обеду, мы просто отправимся назад завтра! - Цин И улыбнулась. Так как Цин Шуй собирался уехать после нового года, до этого она хотела провести с ним как можно больше времени.
  - Так тоже неплохо, - Цин Шуй засмеялся и быстро ушел, пока остальные дразнили его и посмеивались.
  В этот раз караул не остановил Цин Шуй, когда он ступил на порог семьи Ши. Ни один стражник не остановил его, пока он шел прямиком на задний дворик!
  Показалась красивая, огненно-красная фигура, двигавшаяся с изяществом и ловкостью бабочки, когда Цин Шуй ступил на задний двор. Он замер. Свойства Гарцующего оленя менялись индивидуально у каждого человека. Хотя техника Гарцующего оленя была вспомогательной техникой, и ей недоставало полного комплекса упражнений для ног, разнообразие свойств, сочетающихся с позицией, полностью демонстрировались представшей перед Цин Шуй фигурой.
  Самым естественным практиком Гарцующего оленя была Минъюэ Гэлоу. Она не была знакома ни с какими техниками движений. Но благодаря практике она могла ловко маневрировать, следуя движениям Гарцующего оленя. Это лишало Цин Шуй дара речи. В то же время он восхищался гениальным талантом, восприимчивостью и непревзойденным потенциалом!
  Цин Шуй стал поодаль и наблюдал за Ши Цин Чжуан. Только когда Ши Цин Чжуан случайно заметила его, она остановила свою тренировку и подошла к Цин Шуй.
  - Женушка, твой муженек пришел проведать тебя! - хотя Ши Цин Чжуан не вела себя очень отстраненно, Цин Шуй не мог слегка не поддразнить ее, заметив ее спокойствие.
  - Ты дурно себя ведешь. Зачем ты здесь? - заявила Ши Цин Чжуан в плохом настроении. Она молча искоса смотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй отдал ей два магических плода энергии и два плода проворности.
  - Это тебе. Эти два фрукта способны увеличить твою силу на тысячу цзинь, а другие два - увеличить в два раза твою скорость.
  Сказав это, Цин Шуй заметил, что Ши Цин Чжуан безмолвно уставилась на плоды. Невольно он спросил:
  - Что? Ты знаешь, что это за фрукты?
  - Столетний Фрукт огненной силы и Фрукт чистого ветра? - Ши Цин Чжуан странно посмотрела на Цин Шуй.
  - Почему ты раньше не сказала? А я все думал, как же тебе объяснить про них, ха-ха, - Цин Шуй выпендривался и неловко улыбался.
  - Я не хочу их!
  Цин Шуй был поражен, услышав ответ Ши Цин Чжуан.
  - Почему? Я говорил, что приготовлю тебе подарок. Может быть, эти фрукты недостаточно хороши, чтобы предстать перед взором великой госпожи?
  - Они слишком ценны! Это будет пустой тратой, если я съем их, - сказала Ши Цин Чжуан.
  - Ах, а я думал, что они слишком просты, чтобы привлечь твое внимание. Все в порядке, возьми их. Они не так уж ценны. Жаль, что ты еще не достигла Сяньтянь. Если бы ты достигла Сяньтянь, я бы смог дать тебе куда больше ценных предметов, - Цин Шуй подумал о Маленькой восстанавливающей грануле и с горечью сказал это.
  Слова Цин Шуй лишили Ши Цин Чжуан дара речи. Она сразу же взяла плоды из рук Цин Шуй и быстро укусила один, быстро съев его. Хотя она действовала быстро, ее движения все же были элегантны.
  Что с этим можно поделать? Неважно, что делает красивая женщина, она все равно выглядит красиво. Ее действия были не только элегантны, но и привлекательны. Однако эта правда верна и для оборотной стороны. Безобразные женщины, неважно, что они делают, всегда выглядят безобразно, неуклюже и даже отвратительно!
  Мгновение спустя щеки Ши Цин Чжуан покраснели из-за свойств магического плода энергии. Крепко держа ее за руку, Цин Шуй направил в нее легкий поток Ци из Древней техники усиления, чтобы помочь ей усвоить плод. Непонятно было, покраснела она из-за того, что съела магический плод энергии, или из-ща того, что Цин Шуй крепко держал ее за руку. Возможно, и то, и другое.
  - Благодарю тебя.
  От этих двух слов, произнесенных Ши Цин Чжуан, у Цин Шуй невероятно потеплело на сердце. Недоверчиво глядя на Ши Цин Чжуан, Цин Шуй заявил:
  - Я не знал, что наша великая госпожа в самом деле знает два этих слова, ха-ха-ха!
  - Пфф! - Ши Цин Чжуан засмеялась. Цин Шуй снова увидел ее белоснежные зубы. Они были красивы, как произведение искусства!
  - Цин Чжуан, у тебя такие красивые зубы! Я даже не верю, что касался их! - Цин Шуй дерзко улыбнулся и насладился смущением Ши Цин Чжуан.
  Цин Шуй продолжал держать ее за руки. Иметь шанс держать ее за руки тоже выпал непросто, поэтому Цин Шуй дорожил этим. Ши Цин Чжуан испытывала легкую неловкость, но не стала убирать руки. Словно она уже привыкла к бесстыдным действиям Цин Шуй. Она никак не реагировала, просто позволяя ему держать ее за руки.
  - После того, как пройдет празднование нового года, я отправлюсь в страну Цан Лан. Возможно, я больше тебя не увижу. Если захочешь найти меня, ты можешь отправиться в Секту небесного меча в свободное время. Я буду там, - сказал Цин Шуй.
  - Эм! - прошептала Ши Цин Чжуан, понизив голос.
  - Цин Чжуан, я уезжаю!
  - Эм!
  - Я буду скучать по тебе, думать о тебе! - Цин Шуй с улыбкой посмотрел на Ши Цин Чжуан.
  - Эм! - Ши Цин Чжуан опустила голову, но Цин Шуй все равно увидел, как ее щеки порозовели.
  - Ты можешь выполнить одну мою маленькую просьбу? - Ши Цин Чжуан не заметила дерзкой улыбки Цин Шуй.
  - Эм? - Ши Цин Чжуан наклонила голову и смущенно посмотрела на Цин Шуй.
  - Могу я поцеловать тебя? Лишь один раз! Я скоро уезжаю и не знаю, когда увижу тебя снова. Боюсь, я сойду с ума, лишь думая о тебе! - горько заявил Цин Шуй.
  Может быть, от того, что между ними была близость до того, как они стали женихом и невестой, но она не только не возразила против слов Цин Шуй, но даже ее уши покраснели от жгучего смущения.
  Глядя на ее застенчивость, Цин Шуй понял, что хоть она и ничего не сказала, она согласна. В конце концов, если бы Ши Цин Чжуан произнесла свое согласие, она не была бы снежной королевой!
  Цин Шуй не был лицемерным. Он подался вперед, и нежно обнял ее за мягкую, гибкую талию. Его голова постепенно приближалась к бесподобному, желанному и надменному маленькому ротику, который он уже испробовал раньше.
  Цин Шуй не стал закрывать глаза, когда их губы соединились. Он наслаждался нежностью и замиранием, которые он испытывал при поцелуе, глядя на красивое лицо Ши Цин Чжуан, подобное льду на огне!
  Возможно, только в такие моменты она хотела бы снять с себя свой слой льда.
  Руки Цин Шуй перемещались по ее спине и наконец ухватились за ее округлую, дерзкую попку. Даже через ее одежду он ощутил гладкость и чувствительную упругость ее попки!
  Когда он схватил ее за попку, рот Ши Цин Чжуан раскрылся шире от удивления. Язык Цин Шуй мгновенно проник в ее рот, мягко проводя по ее языку, наслаждаясь сладостью ее слюны. Тело Ши Цин Чжуан содрогнулось, когда она ощутила дурманящее чувство благодаря навыку Цин Шуй.
  Казалось, время остановилось. Только после того, как Цин Шуй закончил ласкать все ее тело еще один раз, он прекратил поцелуй. С озорством он посмотрел на лицо Ши Цин Чжуан. Ее глаза были плотно закрыты, словно она наслаждалась редким моментом страсти.
  - Ты так красива, когда такая. Цин Чжуан, я люблю тебя!
  Если бы это была любая другая женщина, Цин Шуй не смог бы сказать эти три слова так просто. Однако он ничуть не опасался сказать их Ши Цин Чжуан. В конце концов, он действительно любил ее, и ему особенно нравилось смотреть на ее такое страстное лицо.
  Когда Цин Шуй вернулся в медицинскую лавку рода Цин, был уже обед. Кроме дяди Цин Ху и тети Юань Ин, остальные члены рода Цин уже готовились к тому, чтобы отправиться отмечать новый год в деревне рода Цин!
  - Брат Цин Шуй, почему у тебя набухшие губы? Где ты был сегодня? - Цин Ю засмеялся, когда увидел Цин Шуй.
  - Достаточно. Давайте отправимся в путь, мы еще можем успеть добраться до деревни рода Цин до конца сегодняшнего дня!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/9282
  Переводчики: Kent
  
  Глава 156. Ступая на путь в Секту небесного меча
  Когда он вернулся в деревню Цин, Цин Шуй не мог не думать о том, что прошел уже год с тех пор, как он уехал отсюда. Великолепие города показывало очевидный контраст с бедностью деревни Цин. Но Цин Шуй все еще больше нравилось здесь, потому что это место дарило ему ощущение родства.
  Достигнув рода Цин, что его подвиги уже широко известны. В деревне не было никого, кто не узнал бы его. Многие молодые люди возбужденно звали его "Брат Цин Шуй!", приветствуя его, когда видели его.
  Празднование Нового Года было невероятно веселым, вся деревня была в огнях и ярких цветах!
  Цин Шуй больше не имел возможности участвовать в ежегодном соревновании. Атмосфера сразу стала унылой, потому что Цин Шуй не собирался участвовать. Возможно, потому, что Цин Шуй, который был младше большинства из них, уже достиг уровня Сяньтянь. Как его можно было сравнивать с кем-то старше него, кто еще не достиг сферы Боевого Генерала?
  Поэтому в итоге победитель ежегодного соревнования в этот раз не вел себя, как победитель. А что же касается проигравших, они были еще более подавлены!
  Минъюэ Гэлоу и ее дочь также прибыли в деревню Цин. Хотя никто ничего не говорил об этом, не было ни одного человека, кто бы не знал о том, что Минъюэ является женщиной Цин Шуй и частью рода Цин. Не говоря уж о малютке, с которой Цин Шуй и Цин И обращались как наседки с цыпленком. Второе поколение рода Цин, включая Цин Ло, любили ее до безумия.
  От этого сердце Минъюэ было переполнено теплотой. Чувство того, что кто-то заботится о тебе и любит тебя, было чудесным.
  После нового года Цин Шуй попрощался со своей семьей и приготовился отправиться в Город Сотни Миль, чтобы встретиться с Вэньжэнь У-Шуан перед тем, как вместе с ней отправиться в Секту небесного меча.
  Цин И не могла не расплакаться. Впервые Цин Шуй отправлялся в такое длинное путешествие. Цин Шуй также впервые с тех пор, как вырос, видел, как Цин И плачет. В его глазах Цин И всегда была умной и сильной женщиной!
  Но неважно, насколько женщина сильная, иногда она бывает слабой!
  - Мама, не нужно беспокоиться обо мне. Тебе следует позаботиться о себе и ждать, пока я вернусь. Я отведу тебя к роду Янь, потребую у них объяснений и наконец встречусь с Цин Цин! - Цин Шуй нежно вытер слезы Цин И и попытался хоть как-то отвлечь ее внимание.
  Цин Цин была маленьким младенцем, похищенным родом Янь. Она была старшей сестрой Цин Шуй!
  - Я не настаиваю на этом. Посмотри на свои достижения. Я уже очень счастлива. Я бы предпочла, чтобы ты жил и не рисковал! - сказала Цин И, в ее голосе звучал ужас. Она действительно чувствовала его, но она также хотела отправиться к роду Янь.
  - Не важно, что бы ни случилось, не переживай. Пока твой сын здесь, Мама может перенести свое бремя на мои плечи. Ты должна позаботиться о себе, что бы ни произошло. Я всегда буду рядом с тобой, - эти слова выражали чувства Цин Шуй.
  С благословением рода Цин, Цин Шуй покинул деревню Цин.
  После того, как он добрался до Города Сотни Миль, он нанял карету вместе с У-Шуан. После, когда он увидел Юй Хэ на постоялом дворе Юй Хэ, он ощутил нежелание и отторжение. В итоге он решил, что обоим их сердцам нужно пройти проверку временем.
  - Сестра Юй, я пришел сегодня, чтобы попрощаться. Какие у тебя планы на будущее? - из-за Цин Шуй постоялый двор Юй Хэ был центром волнений в последние несколько месяцев. Многие присматривались к ее бизнесу. К тому же, благодаря его черной рыбе и черепашьему супу он позволил постоялому двору Юй Хэ заработать денег на десять-двадцать лет вперед. Ему было все еще не по себе.
  - Если я не смогу справляться через какое-то время, я продам постоялый двор. Дедушка хотел, чтобы я развивалась по его стопам, поэтому я решила сконцентрироваться на моих тренировках. Возможно, я тоже достигну Сяньтянь. Тогда я смогу объездить девять континентов вместе с тобой и увидеть множество красивых мест! - Юй Хэ улыбнулась. Но в ее глазах Цин Шуй мог видеть отчаяние и грусть.
  Цин Шуй достал два магических плода энергии и два магических плода проворности. Когда Юй Хэ съела их, Цин Шуй передал ей свою Ци, чтобы помочь усвоению плодов. Однако он не сказал ей о свойствах плодов. Это можно было расценить как его компенсация.
  - Отдай их своему дедушке и скажи ему, что это от меня. Это позволит ему значительно увеличить его силу!
  Юй Хэ озадаченно смотрела, как Цин Шуй подходит вместе с Вэньжэнь У-Шуан. Увидев, как красива женщина, которая ждет его, она почувствовала сильное давление, которое сдавливало ей сердце и мешало ей дышать.
  "Юй Хэ, почему ты все еще цепляешься за эту надежду? Вы оба принадлежите к разным мирам. Остаться друзьями - уже можно считать своего рода удачей. Больше не мечтай об этом. Он - дракон среди мужчин. Рано или поздно он точно взлетит в небо".
  Юй Хэ все больше и больше запутывалась в своих чувствах, пока смотрела, как Цин Шуй и У-Шуан садятся в карету. Ее сердце накрыла удрученность, она глупо смотрела на карету, исчезающую у нее из виду.
  - Почему ты не можешь расстаться в этой великолепной красавицей? - У-Шуан посмотрела на слегка удрученного Цин Шуй.
  - Я могу расстаться. Я просто думаю о своей семье! - Цин Шуй хотел передать два магических плода проворности и две маленьких восстанавливающих гранулы Юй Дун Хао, чтобы у него было достаточно сил, если роду Цин вдруг понадобится помощь в будущем.
  Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан наняли огромную палаточную карету, которую везли четверо чудовищных металлических быков. Они могли есть и оставаться в карете, поэтому они взяли с собой самые разные сухие пайки. В конце концов, им предстоял невероятно долгий путь до страны Цан Лан!
  Возницами кареты были двое крепких тридцатилетних мужчин. Когда они увидели Вэньжэнь У-Шуан, они замерли от ее красоты, но потом быстро справились с собой.
  Цин Шуй был в каком-то роде впечатлен их спокойствием. Возможно, они по своей работе встречали множество красавиц!
  После того, как они отправились в путь, Цин Шуй спросил крепкого мужчину, который управлял каретой:
  - Большие братья, сколько займет путь, если я хочу добраться до страны Цан Лан?
  - Около двух месяцев.
  Цин Шуй потерял дар речи. Девять континентов очень велики! Даже чтобы добраться до страны Цан Лан, требовалось около двух месяцев пути при использовании чудовищных металлических быков. Хотя скорость металлических быков не была высокой, они обладали изумительной выносливостью, им требовалось лишь шесть часов отдыха раз в четыре дня.
  Дорога была длинной и утомительной. К счастью, внутри огромной палаточной кареты было несколько небольших комнат. Цин Шуй намеренно нанял огромную карету, предназначавшуюся для большой семьи. Поэтому вдвоем в ней было очень просторно и комфортно!
  Сначала Цин Шуй волновался о том, где он будет тренироваться. Но, увидев их просторную палаточную карету, в которой было несколько маленьких комнат, он с облегчением выдохнул.
  ќ- Цин Шуй, слишком скучно. Расскажи мне шутку! - Вэньжэнь У-Шуан посмотрела на Цин Шуй.
  - Шутку? Хм... хорошо, я знаю много шуток, - уверенно улыбнулся Цин Шуй.
  - Расскажи мне несколько, чтобы развеять скуку! - радостно заявила Вэньжэнь У-Шуан.
  - Хорошо, слушай. Однажды была горная деревня, в которой была курица с невероятной скоростью. Говорили, что она даже быстрее, чем дьявольские создания. Владелец часто уверял людей, что его курица самая быстрая.
  Богатый человек пришел в деревню и влюбился в курицу с первого взгляда. Разговаривая с владельцем, он заявил: "Я дам тебе две сотни тысяч серебряных монет, чтобы ты продал мне эту курицу".
  Владелец ответил: "Я не продаю ее".
  Богатый человек ответил: "Пять сотен тысяч".
  Владелец, казалось, с нежеланием ответил: "Я не продаю ее".
  Богатый человек начал нервничать, услышав ответ, и сделал окончательное предложение в один миллион серебряных монет. Хотя владелец был тронут, он все равно ответил: "Я не продаю ее".
  Богатый человек с ненавистью воскликнул: "Это всего лишь курица. Ты не желаешь продать ее даже за один миллион серебряных монет? У тебя что-то не в порядке с головой?
  В итоге владелец беспомощно ответил: "Я бы продал, но я не могу поймать ее...".
  - Ха-ха, владелец такой смешной! - милый смех У-Шуан был приятен слуху. Она рассмеялась, когда поняла шутку. С ее яркими глазами, красивыми зубами и несравненной изящностью она была бесподобной красавицей своего поколения!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/9283
  Переводчики: Kent
  
  Глава 157. Форма тигра воплощается в жизнь
  Время медленно текло, пока чудовищные металлические быки лениво везли карету. Нельзя было считать, что они двигались очень медленно, ведь их путешествие было длинным. Столкнувшись с этим, Цин Шуй еще больше мечтал о полетах верхом на дьявольских созданиях.
  Они проезжали мимо рынков, на которых толпились люди с телегами, и мимо холмистых просторов. Иногда они слышали устрашающий рев чудовищ или видели сильных дьявольских существ, летающих неподалеку!
  - Давай остановимся здесь на ночлег. Металлические быки также устали, - сказал сильный возница Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан.
  - Хорошо! - Цин Шуй ухмыльнулся, но в его глазах отразилось презрение.
  Цин Шуй вернулся посмотреть на Вэньжэнь У-Шуан и заметил, что ее щеки залились краской. Она, должно быть, тоже услышала "скрытые намерения" в словах двух возниц!
  Цин Шуй сначала думал, что эти два возницы сильные и крепкие. Более того, казалось, они остались равнодушны, когда увидели У-Шуан. Поэтому он решил нанять их для путешествия в страну Цан Лан!
  Он ничего не подозревал, потому что оба мужчины хорошо скрывали это. Цин Шуй не думал, что они собираются развратить У-Шуан. Увидев, что У-Шуан красива, как богиня, они затаили злые мысли и приготовились убить парня этой ночью и взять к себе в жены девушку!
  Если бы они уже не проехали почти одну треть пути и не знали путь в Секту небесного меча, Цин Шуй мгновенно бы уволил этих мерзавцев. Эти двое сильных мужчин, казалось, достигли высокого уровня развития, от них исходила неустрашимая аура. Должно быть, они навлекли позор на множество женщин!
  Было морозно, они находились в поле. Все четверо собрались вокруг костра, чтобы поесть. Вэньжэнь У-Шуан в свете костра выглядела так красиво, что от ее красоты становилось дурно. Милое лицо, слегка задымленное красным светом, заставляло парней ощущать чудовищные порывы.
  Цин Шуй продолжал улыбаться, поддерживая огонь. Даже не видя их, он ощущал их красные взоры. Они открыто пялились на У-Шуан.
  Цин Шуй не забил тревогу насчет этой мелюзги. Он словно наслаждался клоунским представлением и смотрел на У-Шуан. Их взгляды пересеклись. В этот момент Цин Шуй ощутил, что они загадочно общаются, словно один мог сказать, о чем сейчас думает другой.
  В этот момент мужчина, тот, что был сильнее, сидевший рядом с Цин Шуй, внезапно поднялся. Он ловко обнажил яркий короткий клинок из-за пояса и умело приставил его к шее Цин Шуй со стороны спины.
  - Ты играешь со смертью!
  Даже не взглянув, Цин Шуй прямо схватился за ручку кинжала!
  Звуки ломающихся костей раздались в округе, от которых волосы встали дыбом.
  - Ааааа!!!
  Жуткие крики мужчины говорили лишь об одном: Цин Шуй сломал ему одну руку!
  Другой мужчина, который еще не сделал свой ход, остался там, где был, пораженный. Подумать только, что "хилый и тощий" юный господин из богатой семьи сможет нанести увечье Ло Цян, который был на седьмом уровне Боевого Воина.
  - Ааа! Я поступил неправильно. Юный господин, пожалуйста, пощадите меня. Я ничего не понимал и был слеп, раз выбрал вас своей целью! - с покалеченной рукой, мужчина покрылся потом и умолял о пощаде. Он уже ощущал убийственное намерение в глазах Цин Шуй.
  - Ты поступил неправильно? Ха-ха-ха! - Цин Шуй свирепо засмеялся. - Если бы я не обладал навыками, чтобы защитить себя, разве я не умер бы, даже не узнав, что произошло? - Цин Шуй был в ярости.
  Все обернулось хорошо, так как это был он, но, если бы на его месте были обычные люди, они бы ужасно пострадали. Чем больше он думал об этом, тем больше приходил в ярость. У-Шуан пришла в ужас, услышав слова Цин Шуй. Она не боялась за себя, потому что обладала неплохими навыками, но она не могла вынести мысль о том, что случилось бы, если бы все было по-другому.
  Цин Шуй быстро несколько раз ударил по Даньтянь мужчины, а также по нескольким акупунктурным точкам в нижней части его тела. То же самое он сделал с другим парнем. Он не только лишил их уровня развития, но и сделал из них импотентов.
  Цин Шуй не убил их, потому что они все еще оставались их возницами. В мире девяти континентов ценилась сила; слабый падал от руки сильного. Более того, он обрек их на жизнь хуже смерти!
  Это была мирная ночь, и только несколько подавленных криков боли разнеслись по округе, когда они лишились своего уровня развития. Находясь в поле вместе с Цин Шуй и У-Шуан в карете, они не могли сбежать, даже если захотели бы. Более того, они даже не пытались сбежать.
  В Сфере вечного фиолетового нефрита Цин Шуй занялся своей обычной тренировкой. Он тренировал только Гарцующего оленя и Форму тигра из Техники мимикрии девяти животных.
  Цин Шуй держал кулаки наполовину сжатыми. Каждый раз при ударе раздавался устрашающий тигриный рев.
  Когда Гора тигра ударяла, звук тигриного рева заставлял слышащих содрогаться. В этот момент Цин Шуй был словно высокий гигант с повышенной аурой. Он собирал Ци и доводил свою ауру до вершины.
  Затем последовал Спуск тигра. С двумя руками, сомкнутыми вместе, он мог давить на противника. Это высвобождало ошеломительную, разрушительную ауру и обладало великой мощью.
  Все это придавало его фигуре невероятную остроту, а собранная Ци была словно необъятный океан. Ошеломляющие морские воды, казалось, нашли брешь и начали бурно вытекать. Казалось, они были способны уничтожить и даже залить доверху огромную гору!
  Подцепить, Повесить, Указать, Перенести, Вонзить, Разрезать, Сломать
  После этого Цин Шуй тренировал быстрый одиночный удар и шаги свободного духа. Он также практиковался со скрытыми ножами, уколами меча, нанесением удара мечом один за другим. В итоге он попытался совместить Гарцующего оленя с шагами свободного духа. Цин Шуй стремился к высокому уровню совмещения. Он хотел сделать так, чтобы шаги свободного духа и Гарцующий олень стали единым целым. Но Цин Шуй понял, что ему потребуется больше времени, чтобы достичь этого.
  Форма тигра. Цин Шуй посвятил свое время Форме тигра. У Формы тигра было много наступательных техник. Помимо мощных убийственных ударов, были еще Терзание тигра, Атака когтями тигра и Прыжок тигра...
  Форма тигра делала упор на наступательных техниках, связанных с остротой. Цин Шуй недоставало наступательных техник. Сначала он овладевал вспомогательными техниками. Все это время, от убийства экспертов Сяньтянь до Королевской змеи золотых колец, он полагался на устрашающую грубую силу и изумительные свойства исконного пламени.
  Цин Шуй повторял тренировки Формы тигра. Постепенно, благодаря тигриному реву, Цин Шуй почувствовал, что сам словно превращается в гигантского тигра. Он постепенно совмещал технику быстрого одиночного удара и Форму тигра.
  Был лишь один удар, или даже, один прием в быстром одиночном ударе. Он изменялся согласно движениям противника. Форма тигра фокусировалась на остром нападении, и совместно с быстрым одиночным ударом ее мощь безгранично возрастала. Цин Шуй ясно ощущал разницу, словно ум тигра был заменен человеческим. Совмещенная индивидуальность обладала лучшим интеллектом.
  Ум был изначально уникальной чертой быстрого одиночного удара. Свойства, полученные в этой комбинации движений Формы тигра и быстрого одиночного удара, заставили Цин Шуй громко и длительно взреветь!
  "Форма тигра воплощается в жизнь!".
  Цин Шуй чувствовал, что сейчас и в будущем может объединять другие боевые техники. Некоторые из них были прекрасным дополнением к тому, чтобы достичь невероятно мощных свойств. В этом была особая прелесть вспомогательных техник.
  Древняя техника усиления преодолела 63 круга, как он и надеялся. Пока он был счастлив, но знал, что следующий барьер будет еще выше!
  Когда Цин Шуй проснулся следующим утром, металлические быки уже везли карету. Цин Шуй вышел из своей комнаты и заметил, что У-Шуан уже проснулась и стоит рядом с окнами. Она смотрела на горы, видневшиеся вдалеке.
  Когда она увидела Цин Шуй, то улыбнулась так, что могла бы свести с ума любое живое существо!
  Равновесие и чистота обладают тонкой гранью, отличающих их от соблазнительных чар. Более важно то, что они взаимозаменяемы. Некоторым нравятся женщины уравновешенные и чистые, другие предпочитают соблазнительных и распутных женщин, и даже непредсказуемых женщин.
  Цин Шуй смотрел на У-Шуан и улыбался, любуясь ее красивым, бесподобным лицом без капли макияжа. Он смотрел, не отрываясь, на ее прекрасный вид сзади. Но Цин Шуй всегда начинал вспоминать ту сцену, когда она принимала ванну. Ее фигура с соблазнительной озорной попкой поражала его воображение.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/9284
  Переводчики: Kent
  
  Глава 158. Похотливый эксперт Сяньтянь
  
  Цин Шуй с улыбкой смотрел на Вэньжэнь У-Шуан. Он смотрел на ее естественную, несравненную красоту, ее хорошенькую фигуру, ее непревзойденную элегантность. Потрясающий образ ее дерзкой попки, когда она купалась, не выходил у Цин Шуй из головы.
  - Куда ты смотришь? Негодник, - Вэньжэнь У-Шуан заметила, что Цин Шуй уставился на ее ягодицы и кокетливо надулась.
  - Эй, а ты выглядишь потрясающе, когда на тебе нет одежды, - ухмыльнулся Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан старалась изо всех сил сохранять хладнокровие и запунцовела. Она бросила презрительный взгляд на Цин Шуй; она надулась, а ее красные губы выражали недовольство.
  - Ладно, не сердись. Я сварганю что-нибудь приличное на обед, а ты сможешь насладиться этим к своему удовольствию, - Цин Шуй остановил себя, пока его шутки не зашли слишком далеко.
  - Мм, те пайки, что я ела ранее, слишком безвкусные и отвратительные! - горестно сказала Вэньжэнь У-Шуан. Цин Шуй казалось, что она очень тонко флиртует с ним.
  Разглядев привлекательную сторону ее слов, Цин Шуй бесцеремонно ущипнул Вэньжэнь У-Шуан за ее прямой, привлекательный нос.
  Цин Шуй хотел погладить ее по голове, как он делал с Цин Бэй, но он убирала волосы в высокий конский хвост; ему оставалось только ущипнуть ее за прямой и привлекательный нос.
  Вэньжэнь У-Шуан это развеселило. Легко не обращать внимания на его возраст, ведь он является результатом своего собственного развития и положения. Некоторые даже ошибочно полагали, что он старше Вэньжэнь У-Шуан. В глазах Вэньжэнь У-Шуан, однако, дьявольски привлекательное лицо, пленяющее женщин, было всего лишь юношей.
  Она смахнула руку Цин Шуй и похлопала его по голове. Цин Шуй закрыл глаза от удовольствия.
  Это была та самая пара рук, которая способствовала его просветлению в алхимии. Техника исконной божественной иглы хаоса, Древняя техника: огни Инь-Ян и даже развитие маленьких восстанавливающих гранул. Никто не знал, когда он изучил все это. Многие катастрофы были предотвращены благодаря тому просветлению. Род Цин был бы стерт с лица земли, если бы не его алхимия.
  Чем больше Цин Шуй думал об этом, тем больше благодарности испытывал к этой паре рук. Подсознательно он взял эти белоснежные руки в свои. Они были теплыми относительно зимнего холода, но важнее всего было то, что они были мягкими, гладкими и приятными на ощупь.
  - Эй-эй! Что ты делаешь? - Вэньжэнь У-Шуан наблюдала, как Цин Шуй опьяненно смотрит на ее руки, нежно ласкает их. Она почувствовала, как у нее покалывает сердце.
  - Это руки, которые достучались до моего просветления. Это святые руки, и я должен поблагодарить их! - сказал Цин Шуй и слегка чмокнул ее в руку.
  - Ах, щекотно! Тогда вот тебе еще раз! - Вэньжэнь У-Шуан засмеялась и снова постучала Цин Шуй по голове.
  Какая цветущая, очаровательная улыбка!
  В обед Цин Шуй дал измученным возницам перерыв и отправился на охоту за двумя курицами Сяньтянь. Он обещал Вэньжэнь У-Шуан вкусный обед.
  Ощипать перья, выпотрошить, разжечь огонь и разрезать курицу Сяньтянь на кусочки! Цин Шуй двигался с профессиональной быстротой, создавая шедевр.
  Достать котелок! Котелок, который Цин Шуй выудил из своего чемодана, был на самом деле взят из Сферы вечного фиолетового нефрита.
  Цин Шуй добавил в него меньше половины Фрукта пьяного аромата, когда приготовил остальные ингредиенты!
  Когда дурманящий запах наполнил воздух, даже удрученные возницы повернулись, чтобы с увлечением взглянуть на котелок, стоящий перед Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан.
  - Ух ты, почему это так вкусно пахнет? - Вэньжэнь У-Шуан недоверчиво смотрела на Цин Шуй.
  - А почему бы и нет?
  - Я имею ввиду, что никогда не думала, что существует такой соблазнительный аромат. Если бы не сегодня, я бы никогда не узнала о таком удивительном запахе, - прокомментировала Вэньжэнь У-Шуан, облизывая губы.
  Сердце Цин Шуй тяжело забилось, когда он увидел этот розовый язык. Даже Вэньжэнь У-Шуан услышала его, потому что покраснела, увидев, что он пялится на ее губы.
  С одной стороны, двое сильных возниц выглядели особенно удрученно, грызя сухие, безвкусные пайки. Они контрастно выделялись на фоне Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан, пирующих у котелка. Куриный суп был прекрасен, словно нектар, а кусочки курицы были мягкими, ароматными, божественными!
  - Вкусно, невероятно вкусно. Цин Шуй, ты можешь готовить это для меня каждый день? - сказала Вэньжэнь У-Шуан, с удовольствием поглаживая свой раздувшийся животик.
  - Называй меня "мужем", и я буду. Или "муженьком". Если это слишком, "брат" тоже сойдет, - Цин Шуй, что, попробовав однажды курицу, будет хотеться еще. Увы, он не мог отказаться от того, чтобы не подразнить эту невероятную женщину.
  ќ- И не мечтай. Хах, ты уже достаточно добился. Измени свои условия, - Вэньжэнь У-Шуан насупилась, ощущая тревогу, но сохраняла спокойствие.
  - Я изменю свои условия - ты публично объявишь, что являешься моей. Тебе придется согласиться, - шутил Цин Шуй с притворной медлительностью.
  - Нет! Разве это не то же самое? - Вэньжэнь У-Шуан горько посмотрела на Цин Шуй.
  - Тогда давай остановимся на одном простом условии - поцелуй меня. Это просто, это же не...
  - Ах! Искусать твое лицо, вот на что я согласна!...
  Уже десять дней прошло с тех пор, как металлические быки вступили на пустынный горный хребет. Чтобы войти, им нужно было пройти через узкую и длинную долину.
  - Друг, ты уже давно следуешь за нами. Я вступлю в долину, если ты не возражаешь! - внезапно ясным голосом заявил Цин Шуй. Голос был резким, но не громким.
  - Ха-ха-ха, а у тебя обостренные чувства! - в горах послышался дикий смех. Крупный мужчина с раскрасневшимся лицом появился посреди дороги.
  Цин Шуй вместе с Вэньжэнь У-Шуан смерил мужчину взглядом, спустившись с металлических быков.
  У него были грубые черты: чудовищный нос, гигантский рот, пронзительные, но похотливые глаза. На вид ему было около сорока, он был одет как простолюдин. Он глазел на Вэньжэнь У-Шуан, и его взгляд был бы понятен любому мужчине.
  Самой удивительной частью его тела были его руки. Ладони у него были словно лопасти. Они были вдвое больше, чем обычно, на каждой было по десять необычно тупых, золотых пальцев.
  - Говори, зачем ты следуешь за нами? - Цин Шуй нахмурился. Он видел, что мужчина силен, по крайней мере, сильнее, чем парень из рода Ситу. Но ему не казалось странным, что он встретил его в такой пустынной местности.
  - В жизни я желаю только две вещи - еды и женщин! - ответил мужчина со злобным смехом, который вместе с его огромными глазами мог заставить содрогнуться.
  Вэньжэнь У-Шуан было не по себе. Она боялась его дьявольского, пошлого взгляда.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/10940
  Переводчики: Kent
  
  Глава 159. Гибельный удар, Удар тигриного хвоста
  
  Вэньжэнь У-Шуан было не по себе. Она боялась его дьявольского, пошлого взгляда.
  Цин Шуй мягко взял У-Шуан за руку и сказал:
  - У-Шуан, подожди в карете. Я в момент расправлюсь с этим извращенцем.
  - Парень, я не хочу убивать вас. Я всего лишь хочу попробовать вкусную еду, которую ты приготовил. Если ты пообещаешь приготовить мне вкусную еду, которая так аппетитно пахла, и позволишь мне несколько дней побыть с этой женщиной, я отпущу вас обоих, - бесстрашно сказал мужчина, изображая милосердие. Его лицо выражало искренность.
  - Черт тебя побери! Кем ты себя возомнил? - Цин Шуй пришел в ярость, даже больше, чем когда узнал о скрытых намерениях двух возниц.
  В основном из-за тона мужчины, его высокомерия, эгоизма. Он действовал так, словно был самым значительным, впечатляющим человеком. Он также вел себя как добродетель, хотя в действительности был пошлым развратником. Есть пословица: показной пошляк позорнее куртизанки. Его поведение было хуже, чем у куртизанки, которая по крайней мере открыто заявляет о своих действиях.
  Услышав слова Цин Шуй, человек изумился. Не то чтобы раньше его никто не проклинал, но все они были мертвы. Этот парень не знал ничего лучше, чем оскорблять его. Он думает, что он не убьет его?
  - Парень, есть еще время, чтобы изменить свое решение. Если нет, я доставлю тебе такие страдание, что ты предпочтешь умереть! Я также позволю тебе собственными глазами смотреть, как я играю с твоей женщиной, используя самые разнообразные техники, о которых ты даже не подозревал, - лицо мужчины было искажено похотью и злобными намерениями, отпугивающими остальных.
  У-Шуан вспыхнула от гнева, глядя на мужчину. Кроме драки, нет больше способа справиться с таким неотесанным болваном!
  - Есть еще время, чтобы ты убрался, - сказал Цин Шуй, понизив голос и чувствуя презрение. Как такой грубый мужлан может сравнивать свои техники с моими? В моей прежней жизни я просмотрел все фильмы островного государства (Японии).
  Мужчина свирепо смотрел на него, его глаза были подобны медным колокольчикам. Он выбросил свой кулак, и слой золотого света покрыл его руки.
  Как и ожидалось, его сила содержалась в руках. Цин Шуй догадался об этом сразу, как только увидел его руки. Ци из Сяньтянь была скрыта в золотом свете.
  - Парень, я не убью тебя мгновенно. Вместо этого я заставлю тебя заплатить за твою заносчивость. Как я сказал, я возьму твою женщину у тебя на глазах. Впервые я встретил такую красивую женщину. Взгляни-ка на эту кожу, должно быть, она очень приятна на ощупь...
  - Цин Шуй, убей его ради меня, - У-Шуан вспыхнула в гневе, глядя на мужчину.
  Цин Шуй уже шел по направлению к мужчине. Когда У-Шуан произнесла свои слова, Цин Шуй мгновенно увеличил скорость до максимального уровня, одновременно скрестив руки с разрывающем движении и рванулся к груди мужчины.
  Мужчина, естественно, был поражен скоростью Цин Шуй. Луч света вырвался из его огромных, медных глаз. Техника разрыва Цин Шуй казалась острой и сопровождалась низким Ревом тигра, отчего ему было неспокойно.
  Только теперь мужчина увидел в Цин Шуй соперника. До этого он думал о Цин Шуй как о юном мастере из состоятельной семьи со своей наложницей, когда впервые увидел его изящную внешность. Теперь он понял, что был неправ.
  Две его руки, покрытые золотым светом, вошли в контакт с Цин Шуй на его высокой скорости!
  Бум-бум!!!
  Послышалось несколько тяжелых звуков, словно столкнулись две больших горы. Вокруг поднялась пыль. Из-за Рева тигра во время атаки Цин Шуй все было в хаосе и темноте.
  Кто бы мог подумать, что Цин Шуй будет отправлен в полет. В уголках его рта была кровь. Однако он смог приземлиться на ноги.
  С другой стороны, мужчина тоже отступил на три шага, перед тем как восстановить равновесие и в изумлении посмотреть на Цин Шуй.
  Цин Шуй же был изумлен еще больше, потому что он впервые был ранен с тех пор, как прорвался на четвертый уровень Древней техники усиления.
  - Цин Шуй, как ты себя чувствуешь? - У-Шуан в отчаянии подбежала к Цин Шуй, после того, как увидела кровь в уголках его рта. Она знала, что Цин Шуй был очень силен и не ожидала, что он проиграет после одного удара.
  - Я в порядке. У этого человека странная техника. Он может выпускать две мощные силы почти в одно и то же время. Более того, его сила огромно, я вел себя неосмотрительно. Слава богу, я заметил это раньше, - Цин Шуй улыбнулся взволнованной, переживающей У-Шуан.
  Бесстрашный мужчина был поражен. Он полагался на свою "Вторую волну" и побеждал бесчисленное количество экспертов. Он не смог убить противника сегодня, что должно было означать лишь одно: у мальчика хорошая физика. Если бы он развился до "Третьей волны", его противник страдал бы от тяжелых ран, даже если не умер бы.
  Цин Шуй смотрел на его руки, испускающие золотой свет. Он ощущал, что этот мужчина находится на том же уровне, что и его божественный мастер. Кажется, намечается жестокая битва.
  Используя шаги свободного духа, Цин Шуй продемонстрировал скорость, которой он гордился. Ему всего лишь нужно быть быстрее своего противника. Цин Шуй был взволновал возможностью впервые использовать Форму тигра против реального соперника.
  Форма тигра объединилась с быстрым одиночным ударом, продемонстрировав его силу. Цин Шуй вкладывал 80% силы в каждый взмах, стараясь не нарваться на удар противника. Однажды их удары должны были встретиться, и Цин Шуй приготовился противостоять Двойному воздействию противника. В конце концов, сила его соперника была слабее, чем у Цин Шуй. Цин Шуй чувствовал, что у противника примерно 200 000 цзинь силы, в то время как у него - около 300 000 цзинь.
  В битве между экспертами, особенно в битве на смерть, можно быстро приобрести неоценимый опыт. Цин Шуй ощущал больше плавности при использовании Формы тигра по сравнению с одиночными тренировками.
  Постепенно Цин Шуй осознал, что каждый раз, когда его противник использует Технику двойного воздействия, его руки покрываются золотым светом. Благодаря этому у Цин Шуй было время подготовиться к отражению атаки.
  Когда он снова увидел золотой свет вокруг ладоней противника, он понял, что сейчас последует атака!
  Цин Шуй, чья аура давно повысилась до вершины, воспользовался Прыжком тигра, выпустив ошеломляющую ауру. Благодаря этой ауре Цин Шуй выпустил силу из всего своего тела, создав взрыв, которому вторил громкий, дрожащий рев тигра, прорывающийся через небо.
  В этот раз Цин Шуй снова отлетел назад, но и бесстрашный мужчина также истекал кровью. Потому что в момент, когда они столкнулись, Цин Шуй воспользовался самым гибельным и жестоким ударом Формы тигра.
  Ударом тигриного хвоста!
  Цин Шуй из последних сил поднялся на ноги. "Черт побери, эта сила слишком подозрительна. Каждый раз после воздействия удара одной руки, ударяет другая рука, и даже сильнее, чем первая. Невозможно даже защититься от них, остается лишь избегать прямого столкновения".
  Слава богу, он развил Удар тигриного хвоста. Он был подлым, но эффективным.
  - Цин Шуй, Цин Шуй... - Вэньжэнь У-Шуан смотрела на Цин Шуй, истекающего кровью и кричащего. Она дрожала, слезы струились по ее щекам.
  - Не плачь, детка. Это второй раз, когда ты плачешь. Будь хорошей девочкой, улыбнись мне! - Цин Шуй вытер слезы У-Шуан.
  Древняя техника усиления автоматически циркулировала в его теле. Образ Инь-Ян в его сознании постепенно восстанавливал поврежденные органы, мышцы и кости Цин Шуй.
  Услышав слова Цин Шуй, У-Шуан с волнением посмотрела на обеспокоенное, бледное лицо Цин Шуй. Она чувствовала теплоту - ей повезло иметь такого выдающегося парня, которому она нравилась.
  Она протянула свои нежные белые руки и вытерла следы крови из уголков рта Цин Шуй. Цин Шуй ерзал и хотел отодвинуться, но У-Шуан обвила его шею другой своей рукой.
  - У тебя еще есть время, чтобы убраться, - тихо сказал Цин Шуй, чувствуя презрение.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/10941
  Переводчики: Kent
  
  Глава 160. Девять волн великой золотой ладони Будды
  
  Она протянула свои нежные белые руки и вытерла следы крови из уголков рта Цин Шуй. Цин Шуй ерзал и хотел отодвинуться, но У-Шуан обвила его шею другой своей рукой.
  В этот момент Вэньжэнь У-Шуан была нежной. Она осторожно и невозмутимо вытирала следы крови с лица Цин Шуй.
  - Пойдем найдем, умер ли тот мужчина, - восстановив часть энергии, Цин Шуй поднял Вэньжэнь У-Шуан и пошел в ту сторону, куда отправил своим ударом мужчину.
  Крупный мужчина был мертв. Он лежал на земле - его грудь была пробита ударом Цин Шуй, на месте сердца была большая дыра.
  Удар тигриного хвоста получил свое название благодаря тому, что является убийственной техникой. Цин Шуй сам был удивлен, что смог овладеть этим навыком!
  - Мм!
  Цин Шуй разглядел что-то серебристое и блестящее, торчащее из разорванной одежды. Он наклонился, чтобы взять это.
  "Серебряные страницы!".
  Цин Шуй насчитал девять Серебряных страниц. Каждый лист был семи дюймов в длину и пяти - в ширину. Восемь персонажей были золотыми чернилами изображены в правой части первого листа.
  "Девять волн великой золотой ладони Будды!".
  Цин Шуй вспомнил о Двойном воздействии крепкого мужчины, которое он продемонстрировал во время битвы. Неужели он развил эти Девять волн великой золотой ладони Будды?
  - Цин Шуй, что это? Это написано на Серебряных страницах, - У-Шуан изумленно смотрела на серебряные листы. Только ценные сведение могли записываться на Серебряных страницах.
  Серебряные страницы были сделаны не из обычного серебра, а из субстанции серебра. Всего лишь девять листов Серебряных страниц были настолько же ценными, как и девять Золотых игл, которыми владел Цин Шуй.
  - Должно быть, какая-то техника, - сказал Цин Шуй и без колебаний передал листы У-Шуан.
  Это был небольшой жест, но от этого у У-Шуан потеплело на сердце. Она взяла листы и встала рядом с Цин Шуй. Она рассеянно перелистывала страницы, ее внимание было обращено не на сияющие страницы.
  Цин Шуй откопал узелок мужчины. Открыв его, он обнаружил деньги, записи, книгу и бумагу, сделанную из кожи.
  "Книга!" - Цин Шуй возликовал, потому что он любил книги. Даже У-Шуан подошла, чтобы взглянуть.
  Цин Шуй открыл первую страницу, и они оба замерли.
  "Весенний дворец!".
  Персонажи были очень реалистичны и полны жизни. Мужчина был лысым и мужественным, он был изображен крупными мазками. Женщина была бесподобно изящной, а самая важная ее часть была прорисована очень тщательно.
  Первый рисунок изображал женщину, стоящую на коленях на кровати. Ее полные ягодицы были подтянутыми. Позади нее на коленях стоял мужчина, он был наполовину в ней. Женщина на картине была красива, словно цветок персика. Ее глаза были прикрыты, рот полуоткрыт. Она выглядела довольной и оживленной, она наслаждалась этим.
  Цин Шуй отреагировал на эту эротическую картину, которая казалась реалистичнее, чем фотографии из его прошлой жизни. Второй рисунок был еще более неловким. Возбужденный мужчина лежал на кровати, а великолепная красавица стояла на коленях, приподняв свою полную, округлую попку. Загадочная область была ясно представлена Цин Шуй: женщина на рисунке держала руками вставший член, посасывая его часть своим эротичным, маленьким ротиком...
  В этот момент У-Шуан уронила слово "мерзость" и убежала. Ее лицо было красно-малиновым, ее сердце учащенно билось. Цин Шуй ухмыльнулся и восхитился выражением лица У-Шуан.
  Оба смотрели на этот рисунок какое-то время. Цин Шуй был ошеломлен: У-Шуан в самом деле довольно долго рассматривала рисунок. Возможно, она думала, что было бы восхитительно, если...
  - У-Шуан, ты согласна, что это выглядит очень хорошо? - Цин Шуй был особенно рад.
  У-Шуан все еще была в глубоком шоке от того, что такая большая штука может войти в женщину...
  Ей был отвратителен второй рисунок - она никогда бы не подумала, что женщина будет сосать это...
  Хотя У-Шуан и была в Соблазнительном запахе ночи, она никогда не была свидетельницей подобных актов. Она знала об интимных отношениях, но не знала, какого размера оно должно быть, а также то, что женщина может использовать для этого рот.
  - Прекрати, прекрати говорить про эти отвратительные вещи, - сказала У-Шуан смущенно и взволнованно. Воспоминание о том, как он застал ее в ванной, всплыло у нее в голове. Она была в точно такой же позе, как женщина на рисунке, с приподнятыми ягодицами. От этого она покраснела еще сильнее.
  У-Шуан думала о том, как Цин Шуй не открывал взгляд от ее бедер в то утро. Мог ли он думать о том, чтобы повторить действия пары на рисунке?
  - Цин Шуй! Это возмутительно! Прекрати думать о своих глупостях!
  - Хорошо, я сохраню книгу. Дай мне знать, когда захочешь почитать ее, и я передам ее тебе. Или мы можем почитать вместе, - Цин Шуй хихикнул и закрыл книгу.
  - Иди к черту, - У-Шуан швырнула Цин Шуй Серебряные страницы, который умудрился схватить их в полете.
  Цин Шуй решил оставить себе все эти вещи. Он бы мог продолжить ехать верхом вместе с У-Шуан, если бы их не ждали две возницы.
  Мертвецы не рассказывают сказки: Цин Шуй поспешно вырыл яму и похоронил крупного мужчину.
  - У-Шуан, давай продолжим наш путь. Мы проехали только небольшую часть пути в Секту небесного меча. Это действительно неудобно, когда не путешествуешь верхом на летающем звере, - вздохнул Цин Шуй.
  - Ты прав, но Летающие создания очень редки, я даже не уверена, увижу ли когда-нибудь хоть одного за свою жизнь, - У-Шуан с тоской посмотрела в небесную даль.
  По пути обратно в карету Цин Шуй читал Девять волн великой золотой ладони Будды на Серебряных страницах.
  "Я был прав. Вторая волна может наносить такие повреждения?" - Цин Шуй внимательно читал Серебряные страницы, и нашел несколько способов приблизиться к Ладоням Будды.
  Он знал, что в этом мире девяти континентов есть те, кто верит в Будду, но он не был уверен, что здесь был тот же Будда, что и в его прошлой жизни. Говорили, что на центральном континенте есть могущественная Секта Будды, с которой не может сравниться Секта небесного меча.
  Цин Шуй отложил посторонние мысли и продолжил изучать Девять волн великой золотой ладони Будды. Как предполагалось из названия, в этой технике было девять волн; каждая имела свой способ сбора Ци и использовала предыдущие волны в качестве основы.
  Сила увеличивается на десять процентов после освоения Первой волны, в то время как Вторая в качестве дополнительной волны строится на основе Первой. Вторая волна, однако, не увеличивала атакующую силу. Она выпускалась практически одновременно с Первой волной, следуя всего секундой позже.
  После овладения Третьей волной техника повышала волну силы до предела изначальной основы. Она все еще использовала собственную силу эксперта, но сила Первой волны увеличивалась на 20 процентов, а Второй - на 10 процентов. При использовании Первая волна всегда выходила последней, что означало, что самая гибельная сила наступала последней. Это была атака, которая накрывала множеством волн, шедших одна за другой.
  А затем следовала Четвертая! Девятая волна не увеличивала атаку, но была на 10 процентов сильнее Восьмой или на 80 процентов больше Первой.
  "Что за... дьявольская техника!" - Цин Шуй был крайне взволнован.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Временная жена"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"