I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Древняя техника усиления. Том 3. Горы И Реки Как Картина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 161-243

  Глава 161. Двойная радость портрета Будды
  
  - О, какая извращенная техника! - невольно с радостью сказал Цин Шуй.
  - Цин Шуй, ты опять говоришь какие-то пошлости? - тихо сказала Вэньжэнь У-Шуан и подошла к нему.
  - Хе-хе, эта техника слишком грубая и могущественная. Если развиться до девятого уровня, то станешь непобедимым. Жаль, что очень сложно овладеть этой техникой, - пожаловался Цин Шуй.
  У-Шуан несколько раз взглянула на страницы, прежде чем уйти. Она боялась, что ее изящные руки станут огромными и мускулистыми, если она овладеет Девятью волнами великих золотых ладоней Будды. Поэтому она не заинтересовалась этим. Закатив глаза, она вернулась в свою маленькую комнату.
  Для первого и второго уровня все, что нужно было эксперту - это время. Если есть время, можно овладеть начальными уровнями. У Цин Шуй не было недостатка во времени. Способ циркуляции Ци на третьем уровне был неясен. Также основа развития должна быть способно произвести невероятно высокий уровень Сяньтянь Ци.
  "Забудь об этом. Сначала я овладею первыми двумя уровнями. Основываясь на моем уровне силы, я смогу достичь второго уровня, и моя сила сильно возрастет".
  В действительности, на девяти континентах должно быть множество искусств развития, состоящих из девяти уровней. Обычно они не были такими загадочными, как Девять волн великих золотых ладоней Будды. Они способны не только увеличивать атаку, но и позже атаковать противника. Однако, атаку первой волны теоретически уже невозможно выстоять.
  Цин Шуй иногда гадал, кем был тот человек. Он обладал такой божественно загадочной техникой. Наследие мужчины должно было происходить из какого-то древнего, забытого рода или из великой и могущественной секты. В конце концов, это бы объяснило, почему он владеет таким сокровищем.
  Вдруг он вспомнил, что в Портрете Весеннего Дворца была его бумага из звериной кожи, и Цин Шуй поспешно вынул ее.
  Звериная бумага была размером с ладонь. Когда Цин Шуй дотронулся до бумаги, он почувствовал, что ее текстура невероятно гибкая и слегка теплая. Более того, материал не казался очень уж плохим. Возможно, она действительно была сделала из кожи дьявольского чудовища.
  Цин Шуй что только не предполагал, но, увидев какие-то слова, написанные на звериной коже, он вдруг потерял дар речи.
  "Пилюля небесного Ян!".
  Изумленные, Цин Шуй продолжил чтение. Рецепт приготовления: плод небесного Ян, член Огненного золотого тигра, член Серебряного великого быка, член Снежноледяного громового козла, желчный пузырь Дьявольской змеи...
  Пилюля для усиления Ян? (мужская сексуальная сила)
  Цин Шуй потерял дар речи. У этого крепкого, мускулистого мужчины было еще два предмета, кроме Девяти волн великих золотых ладоней Будды. У него также был Портрет Весеннего Дворца и Пилюля небесного Ян...
  Цин Шуй не только был неизвестен первый предмет из рецепта "Пилюли небесного Ян, но и остальные предметы представляли собой 15 разновидностей членов различных дьявольских чудовищ. Членов, принадлежащих дьявольским чудовищам... Скорее умрешь, чем сможешь кастрировать 15 различных дьявольских чудовищ...
  Что из себя представлял Плод небесного Ян?
  - У-Шуан, как ты думаешь, что это? - Цин Шуй дал ей набор техник Формы тигра. У-Шуан озадачилась, глядя на рецепт. Вдруг Цин Шуй беспомощно увидел, как У-Шуан применяет Рев тигра и Удар тигриного хвоста.
  Когда У-Шуан прочла содержание рецепта, краска слегка выступила на ее бледном лице и белоснежной шее.
  - Бесстыдство, - невольно заявила она.
  - У-Шуан, что такое Плод небесного Ян? - Цин Шуй ощущал, что этот рецепт может ему пригодиться. Естественно, ему это нужно было не для того, чтобы повысить свою сексуальную мощь.
  - Плод небесного Ян - это плод предельного Ян, - Вэньжэнь У-Шуан ответила как-то неестественно.
  - Его можно съесть? - Цин Шуй смог угадать примерно 70-80% свойств плода, как только услышал его название. Но он продолжил спрашивать, чтобы узнать больше информации.
  - Нет, ты не можешь съесть его. Однозначно не можешь, - взволнованно ответила Вэньжэнь У-Шуан, ее белоснежное лицо было искажено паникой.
  - Я не могу съесть его? Почему? - озадаченно спросил Цин Шуй. - Так как это - главный ингредиент рецепта, его наверняка можно есть, верно?
  - Что ж... Однажды был один человек, который съел его. В итоге его член взорвался и отмер, - наконец ответила она застенчиво. Вэньжэнь У-Шуан боялась, что Цин Шуй станет любопытно и он попробует этот плод.
  После этого она опустила голову и не смела взглянуть на Цин Шуй. Цин Шуй замер.
  - Взорвался член? Настолько страшно?
  - В любом случае, ты не можешь съесть его. Прекрати говорить об этом, - застеснявшаяся Вэньжэнь У-Шуан надулась, ее глаза увлажнились.
  - У-Шуан, мне нравится, когда ты так выглядишь. Возможно, однажды мой член тоже взорвется из-за тебя, - Цин Шуй беспомощно смотрел на грустную У-Шуан.
  - Если ты не съешь его, ты не пострадаешь от... взрыва, - тихо ответила У-Шуан, снова напоминая об этом Цин Шуй.
  - Каждый день я смотрю на тебя, такую бесподобно красивую, лишь смотрю, но не могу дотронуться до тебя. Словно каждый день я ем Плод небесного Ян. Возможно, мой член взорвется однажды из-за тебя.
  - Не говори чепухи. Или ты хочешь, чтобы тебя побили? - Вэньжэнь У-Шуан казалась очень несчастной из-за слов Цин Шуй.
  - У-Шуан, давай заглянем в книгу. До этого она тебя очень заинтересовала. Хе-хе... Подожди, не уходи! - Цин Шуй достал книгу, содержащую Портрет Весеннего дворца, а У-Шуан в панике убежала.
  - Наглец, будь серьезнее!
  Цин Шуй ухмыльнулся. Книга, содержавшая Портрет Весеннего дворца, была всего 40 страниц в толщину. Цин Шуй чувствовал, что вещи, принадлежавшие мужчине, не могут быть обычными. В конце концов, две других вещи оказались настоящими сокровищами. Поэтому ценность этой книги была высокой.
  Цин Шуй пролистал книгу и обнаружил лишь рисунки, без единого слова. Какими живыми и реалистичными они были. Цин Шуй успокаивал себя, глядя на будоражащие кровь рисунки. Человек на рисунке был лысым мужчиной, заставившим Цин Шуй подумать о монахе-грешнике, наслаждающемся удовольствиями с женщинами.
  На каждой странице было по два рисунка, а всего в книге было показано 72 техники действий между мужчиной и женщиной. Цин Шуй медленно читал ее. Последние восемь рисунков содержали изображения женщины, держащей мужское достоинство во рту, между ее грудей и даже вставившей его в место, еще более бесстыдное, чем ее соблазнительная щель.
  Проведя за чтением этой книги около четырех часов, Цин Шуй очень возбудился, инструмент у него в штанах стал огромным и твердым. В это время Вэньжэнь У-Шуан вышла из своей комнаты и увидела Цин Шуй. Она замерла на мгновение, прежде чем смущенно забежать обратно к себе в комнату, как в укрытие.
  Цин Шуй горько засмеялся: "Черт, я потерял свое лицо".
  Цин Шуй опустил взгляд и изучил свой агрегат. "Уровень моей эрекции должен быть достаточным, верно?.."
  Если бы кто-нибудь из Секты буддистов стал свидетелем подобного, они однозначно поразились бы. Там бы точно нашелся кто-то, кто смог бы вытерпеть его пошлость, после того, как он закончил читать "Портрет веселого божественного Будды". Он бы не пошел искать женщин, я сохранял бы этот уровень ясности. Это показывало, насколько силен был его дух по сравнению с остальными.
  Жаль, что Цин Шуй не знал, что это было великолепное сокровище Веселой секты, "Портрет веселого божественного Будды". Портрет содержал божественный навык. Кроме предка секты, никто не смог бы раскрыть его секретов.
  Несмотря на свою загадочность, Веселая секта была способна кое-что получить относительно техник развития. Особенно они требовали союза между мужчиной и женщиной. Поэтому сила секты росла экспоненциально. Если кто-то познавал секреты этого портрета, то становился могущественным экспертом.
  Очень жаль, что оригинальная книга "Портрет веселого божественного Будды" была утеряна много лет назад. В руках Веселой секты теперь была только копия. Кто бы мог подумать, что через серию удачных совпадений Цин Шуй завладеет "Портретом веселого божественного Будды" в стране Цан Лан?
  После того, как его побеспокоила У-Шуан, Цин Шуй больше не был заинтересован в чтении. Вместе с рецептом Пилюли небесного Ян и Техникой девяти волн золотых ладоней Будды он убрал книгу в свою Сферу вечного фиолетового нефрита.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/10943
  Переводчики: Kent
  
  Глава 162. Красавица страны Цан Лан
  
  После того, как его побеспокоила У-Шуан, Цин Шуй больше не был заинтересован в чтении. Вместе с рецептом Пилюли небесного Ян и Техникой девяти волн золотых ладоней Будды он убрал книгу в свою Сферу вечного фиолетового нефрита.
  Он вспомнил, что изготовление Пилюли небесного Ян требует внутренностей дьявольской змеи, которые он получил, убив Королевскую змею золотых колец. Змеи - очень развратные создания. Этот рецепт также был очень пошлым и не позволял даже внутренностям змеи остаться без дела.
  Так как у него имелись внутренности змеи, один ингредиент из рецепта Пилюли небесной Ян у него уже был. Цин Шуй оставалось только посмеяться, когда он вспомнил о том, что ему необходимо десять членов дьявольских чудовищ для того, чтобы изготовить пилюлю.
  Проехав по безлюдным полям и долинам, примерно месяц спустя они наконец мирно добрались до страны Цан Лан!
  - Мы наконец прибыли в пункт назначения! Это было так скучно! - радостно сказала Вэньжэнь У-Шуан, спустившись с кареты, запряженной дьявольскими металлическими быками. Ее голос звучал так, словно она избавилась от тяжкого бремени.
  Двое мужчин лишились возможности навредить кому-то, поэтому Цин Шуй не стал утруждать себя по их поводу. Двое крепких мужчин повторяли свои благодарности, садясь в карету с металлическими быками. Затем они быстро уехали.
  "Интересно, будут ли они все так же рады, когда узнают, что больше не могут использовать свое мужское достоинство", - думал Цин Шуй, глядя на то, как удаляется карета.
  Городские стены страны Цан Лан возвышались, словно гигантский дракон. Широкие, черные городские ворота были открыты, сквозь них тек непрекращающийся поток людей. Она заслуживала свое звание большого города. Она действительно впечатляла. Издали она была похожа на ползучего, свирепого зверя, испускающего загадочную ауру!
  Цин Шуй вместе с У-Шуан решил выйти из кареты и войти в город пешком.
  В его прежней жизни Цин Шуй знал, что в процветающих городах на их шумных улицах очень много людей, занятых множеством дел. Теперь он понимал, что они ни в какое сравнение не идут с тем, что он видел сейчас. Ошеломляющее количество людей входило и выходило через городские ворота. Каждый раз, проходя через ворота, они платили пошлину в виде медной монеты. Это также способствовало прибыли страны Цан Лан. Было хорошо, что земли в мире девяти континентов было действительно много. Иначе огромное количество людей просто задавило бы друг друга на смерть.
  - У-Шуан, давай войдем. Надо найти место, где можно поесть и отдохнуть! - Цин Шуй посмотрел на бесконечный поток людей, потом взял У-Шуан за руку и направился к городским воротам.
  У-Шуан знала, что Цин Шуй опасается, что она врежется в кого-нибудь в толпе. Поэтому он вел ее, проталкиваясь через толпу. У-Шуан позволила Цин Шуй вести ее, отчего на его лице расползлась улыбка.
  Когда они прошли через городские ворота, перед ними открылась прямая и широкая дорога. Огромная толпа людей здесь начинала рассеиваться - каждый шел в свою сторону. Вдоль дороги, неподалеку от городских ворот было два ряда магазинов и торговых павильонов. Здесь были павильоны высотой в сто метров - лишь немного ниже городских стен.
  У Цин Шуй открывались глаза. По сравнению со страной Цан Лан Город Сотни Миль казался игрушечным домиком.
  На улицах было множество дьявольских чудовищ. Встречались даже редкие дьявольские чудовища уровня Сяньтянь.
  Люди, ехавшие на них, обладали сильными духовными чувствами. Они изредка бросали взгляды на Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан. Цин Шуй знал: это происходило потому, что те люди ощущали их с У-Шуан способности Сяньтянь.
  Большинство практиков боевых искусств на земле девяти континентов уже имели собственных верховых животных. В конце концов, мир был огромен, бесконечен. Даже Сяньтянь не способен путешествовать на такие большие расстояния пешком. Более того, в мире существует множество быстрых зверей. Однако обычная лошадь не будет так уж отставать от Красного коня или лошадей У Чжуй.
  Лошадь У Чжуй и Красный конь были боевыми конями высокого качества высотой в три метра. Обычный волк не осмелится даже приблизиться к ним.
  Когда редкий летающий конь пролетал в воздухе, люди вокруг выказывали свою зависть.
  Многие Сяньтянь не имели даже хороших лошадей. Они не желали иметь коней низшего сорта, поэтому предпочитали их вообще не иметь.
  Цин Шуй и У-Шуан оглядывались вокруг, идя по дороге. Взгляд Цин Шуй в основном останавливался на красавицах. Он сокрушался о том, как их много в таком огромном месте. Более того, стандарт красоты здесь был намного выше, чем в Городе Сотни Миль. Все же они не могли сравниться с Вэньжэнь У-Шуан, но их вид мог развеять скуку.
  - Цин Шуй. Хоть эти девушки и красивы, тебе не следует пускать слюни. Твой вид...
  Цин Шуй вытер рот, отчего У-Шуан рассмеялась. Еще больше людей стало откровенно пялиться на такую редкую красавицу.
  - Ты видишь, как много людей смотрит на тебя? Кажется, что они хотят съесть тебя. От этого мне не по себе. Я делаю это ради тебя. Если они смеют смотреть на мою женщину, тогда я буду смотреть на их. Я должен взять то, что было забрано у меня, - улыбнулся Цин Шуй.
  - Кто это твоя женщина? У тебя нет никакого стыда, - У-Шуан толкнула Цин Шуй в лицо.
  Действия У-Шуан создавали ощущение, что они вдвоем флиртуют, отчего многие люди вокруг смотрели на них. Их взгляды были подобны мелодичной музыке для Цин Шуй.
  "Идите дальше и зеленейте от зависти. Завидуйте, ревнуйте. Мне нравится, когда вы, ребятки, так делаете", - с гордостью думал Цин Шуй.
  Они нашли постоялый двор, который казался вполне приличным. Они решили отправиться в Секту небесного меча после того, как отдохнут один день.
  Хотя они вошли в страну Цан Лан, от десяти до пятнадцати дней у них занял бы путь от ее южного конца до северного. Было блестящей идеей спросить и узнать о том, что Секта небесного меча находится не очень далеко от них. Они узнали, что в карете, запряженной обычными лошадьми, их путь займет два-три дня.
  Это была еще одна бессонная ночь для Цин Шуй. Естественно, он не ослаблял своих ежедневных тренировок. В этом мире, где человеческая жизнь была на столько же стоящей, как травинка, тот, у кого нет силы, легко мог столкнуться с возможностью быть растоптанным до смерти.
  - Цин Шуй, давай сегодня осмотрим окрестности, а завтра направимся в Секту небесного меча, - Вэньжэнь У-Шуан лениво взглянула на Цин Шуй.
  Цин Шуй остался, не имея другого выбора. Эта несравненная красавица была бесподобна среди ее поколения, и она сказала это, словно маленькая девочка. Ее спокойное, изящное лицо выражало счастье, удовольствие и кокетство. Увидев его, Цин Шуй согласно кивнул, не подумав и секунды...
  Теперь У-Шуан вела Цин Шуй за руку, когда они шли по улицам. Они рассматривали все, даже игрушки для детей. Однако они ничего не покупали. Цин Шуй подозрительно смотрел на живот У-Шуан.
  От этого взгляда У-Шуан вспыхнула.
  - На что ты смотришь? Почему у тебя такое буйное воображение?
  - У-Шуан, что тебе нравится? Старший брат купит это тебе, - Цин Шуй видел, как У-Шуан уже некоторое время смотрит на нефритовый браслет.
  - Я просто рассматриваю, не хочу ничего покупать. Я не так много видела в прошлом, поэтому хочу насладиться этим сейчас, - Вэньжэнь У-Шуан не обеспокоил тот факт, что Цин Шуй вел себя, словно был старше, пока она пыталась вспомнить прошлое.
  Цин Шуй был очень подавлен. Он знал, что у У-Шуан было сложное детство и испытала не так много. Когда она сказала это, любой мог почувствовать горечь в ее словах.
  - У-Шуан, мы обойдем всю страну Цан Лан, прежде чем отправимся в Секту небесного меча? - спросил Цин Шуй.
  - Ха-ха, в этом нет необходимости. Мы направимся в Секту небесного меча в обед. Но все равно спасибо!
  Цин Шуй почесал нос: "Женщины такие странные!".
  Вдруг Цин Шуй почувствовал сверху чье-то сильное присутствие. Вдобавок, многие люди вокруг смотрели наверх, издавая звуки горести, похвалы, вздохов и фанатизма.
  Золотокрылый громовой кондор с золотым, сияющим телом пролетел над ними. Когда его крылья были расправлены, их размах составлял примерно 200 метров. Только его крылья были золотыми, в то время как тело было чернильно-черным. Самой удивительной частью этого зверя была серебристая "корона", находившаяся на его голове. Благодаря цветовому контрасту она очень бросалась в глаза.
  После того, как он рассмотрел Золотокрылого громового кондора, взгляд Цин Шуй привлекла девушка на кондоре, одетая в древние китайские одежды. Он не знал, как описать эту девушку или, скорее, госпожу.
  Ее брови были словно нарисованы черной краской. Ее глаза были словно мерцающие звезды, темные, как чернила, и очень глубокие. Ее выражало презрение ко всему миру. Ее безупречная кожа была величественна и впечатляла. Он словно сравнивал портрет красавицы с величественным пейзажем. По сравнению с ней другие женщины были просто оскорблением ее красоте.
  Ее фигура была гибкой и изящной, отчего сводила людей с ума. Она стояла на сильном дьявольском чудовище, ее волосы развевались. От этого ее появление было похоже на сон.
  Была другая женщина, находившаяся на том же уровне, что и его божественный мастер!
  Гул обсуждений поднялся вокруг, но Цин Шуй ничего не слышал. Его мысли были полны божественной красавицей и аурой этой женщины!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/10944
  Переводчики: Kent
  
  Глава 163. Прибытие в Секту небесного меча
  
  Через некоторое время Цин Шуй вернулся в чувство и увидел, что Вэньжэнь У-Шуан насмешливо смотрит на него. Было редкостью, что это изящное лицо покраснело перед У-Шуан. Для женщин смущение мужчины настолько же очаровательно и привлекательно, как и женское.
  - Какая прекрасная девушка. Даже я завидую, когда смотрю на нее, - У-Шуан улыбнулась, глядя на Цин Шуй.
  - Чему ты завидуешь? Она не милее тебя, - улыбнулся Цин Шуй.
  - Ты не честен. Ты остолбенел, когда посмотрел на нее. Ты никогда не был таким со мной. Посмотри на множество людей, все еще пораженных ее красотой. Разве я когда-нибудь становилась причиной подобного? - У-Шуан моргнула своими красивыми глазами и улыбнулась.
  - Это из-за того, что у нее Золотокрылый громовой кондор и из-за кое-каких других факторов. Если бы у тебя также было такое сильное дьявольское чудовище, с тобой произошло бы то же самое. Да даже если бы я был на ее месте. Я помню, как был изумлен, когда впервые увидел тебя. Образ, который я так люблю, в той позе, когда ты принимала ванну, ц-ц, - Цин Шуй хмыкнул.
  У-Шуан была и раздражена, и счастлива, но в итоге она так смутилась, что спрятала лицо. Ее глаза увлажнились, и она сказала с неудовольствием:
  - Нахал. Я запрещаю тебе упоминать об этом в будущем.
  Ответом Цин Шуй служило только его хихиканье.
  Оба продолжили свою бесцельную прогулку. Естественно, были люди, которые смотрели на них как на пару, хорошо подходящую друг другу. Были те, кто восхищался ими, но были и другие, которые завидовали и пошло мечтали оказаться на их месте.
  - Юный господин Пань, вы видите? Эту девушку. Как она? Она не уступает главной изящной красавице Земного рая, верно? - послышался высокомерный голос.
  - Ц-ц. Цветы сливы, орхидея, бамбук и хризантема - все они по-своему сильны! Черт побери, у меня не может быть другой девушки, но я точно должен заполучить эту, - раздался довольно высокий, резкий голос. Хотя голос был очень тихим, он не ускользнул от ушей Цин Шуй.
  Цин Шуй нахмурился и посмотрел в сторону, откуда послышался голос. Он увидел несколько ярко одетых парней, смотрящих на него и Вэньжэнь У-Шуан. Впереди стоял привлекательный молодой человек. Можно было сказать, что он был из состоятельной семьи, судя по его высокомерному виду.
  - Мисс, меня зовут Пань Лун. Приятно встретиться с вами. Я чувствую, что судьба свела нас вместе, и для меня будет честью пригласить вас в Резиденцию Пань, - низким, мягким голосом сказал юноша У-Шуан.
  - Извините, но у меня есть дела и мне необходимо бежать. Мы оценим, если вы, ребята, покажете нам дорогу, - У-Шуан надеялась решить все мирно и не обижать никого сразу же, как только они прибыли на новое место. В конце концов, это был не Город Сотни Миль.
  - Мисс, наш юный господин Пань - молодой господин рода Пань, довольно уважаемая фигура у Западных ворот страны Цан Лан. Старший юный господин Пань также является защитником Секты небесного меча, - худой мужчина, стоящий позади юного господина, подло улыбнулся У-Шуан.
  - Снова прошу извинить меня, но мы торопимся! - услышав о Секте небесного меча, У-Шуан невольно почувствовала гордость и на миг замерла, прежде чем ответить.
  Услышав о Секте небесного меча, Цин Шуй был поражен, но через мгновение улыбнулся.
  В глазах Пань Лун его выражение лица было другим. Он не в первый раз видел такое лицо. Обычно у него появлялось больше шансов, когда на лицах людей появлялось подобное выражение. Если они войдут в Резиденцию Пань, он заставит эту девушку слушать его.
  - Она уже сказала, что мы торопимся. Почему вы так многословны и задерживаете нас? Пожалуйста, дайте пройти, - медленно сказал Цин Шуй и взял У-Шуан за руку, собираясь уйти.
  - Юнец, это Западные ворота. Лучше подумай хорошенько. Нам юный господин великодушно выказывает вам свое гостеприимство... Вам лучше не вынуждать нас сделать ваш путь тяжелым, когда мы предоставляем вам легкий путь, - угрожающе улыбнулся худой мужчина. Он привык вести себя заносчиво и не собирался терпеть упреки Цин Шуй, который явно был чужестранцем.
  Цин Шуй не хотел создавать суматоху. Секта небесного меча была ведущей сектой страны Цан Лан, поэтому кто знал, не было ли вокруг их скрывающихся экспертов? Более того, никто не узнает, что здесь произошло. Если он убьет, потеря перевесит выигрыш. Услышав, что род Пань занимает положение защитника Секты небесного меча, он больше не опасался. Даже если этот человек в будущем станет его семьей, ему все равно будет необходимо устроить ему взбучку.
  Цин Шуй не знал, что положение защитника Секты небесного меча очень уважаемо в стране Цан лан. Пань Лун полагался на то, что "его старший брат Пань Янь - защитник Секты небесного меча", чтобы извлекать себе выгоду на Западных воротах.
  Так как он узнал, кто этот человек, Цин Шуй больше не нужно было вести себя осторожно.
  - Тяжелый путь? Катись отсюда, - Цин Шуй улыбнулся и тяжело ударил худого мужчину, отправив его в полет.
  - Цин Шуй. Забудь об этом, пойдем, - Ц-Шуан слегка потянула Цин Шуй.
  - Подлец, уходишь, побив человека? - Пань Лун никогда раньше не выказывали неуважения. Хотя род Пань не считался очень уж большим родом, они были хорошо известны на Западных воротах вот уже сотни лет.
  Вдобавок, глава рода Пань был в хороших отношениях с властителем города. Он был тем, кто всегда ходит через Западные ворота.
  - Ухожу? Зачем мне уходить, если я еще не побил тебя? - Цин Шуй ухмыльнулся и задал ему крепкую взбучку. Эта группа бесполезных людей полагалась на репутацию своей семьи, добавляя себе вес. Они издевались над слабыми, но приходили в ужас от сильных. Они издевались над добрыми простолюдинами, сами ничего из себя не представляя. Их уровень развития был настолько слабым, что аж жалко.
  Трое из них были на уровне Боевого командующего, несколько - на вершине уровня Боевого командующего, и Цин Шуй мог легко справиться с ними.
  Пань Лун сейчас очень сожалел. Мужчина средних лет, который был на вершине уровня Боевого Командующего и защищал Пань Луна, сказал своему господину, что этот парень был экспертом Сяньтянь и что у них нет никаких шансов отбиться от него.
  Цин Шуй, как ни в чем не бывало, вместе с У-Шуан покинул их и направился прямо в Секту небесного меча. Цин Шуй не мог не улыбаться, вспоминая состояние Пань Лун, в котором он оставил его.
  - Подумать только, что эта жаба возжелала плоти лебедя. Он действительно считается, что может сравниться с жабой вроде меня? - радостно сказал Цин Шуй.
  - Пф! - Вэньжэнь У-Шуан очаровательно расхохоталась над словами Цин Шуй.
  "Кто мог бы описать его вот так?".
  Три дня спустя.
  Цин Шуй смотрел на Гору небесного меча в стране Цан Лан, которая возвышалась на тысячу ли. Горный хребет был расположен так, что напоминал гигантский меч, устремленный в небо. Поэтому он имел такое название - Гора небесного меча.
  Самый большой род страны Цан Лан, Секта небесного меча, располагался на вершине Горы небесного меча - Пике небесного меча.
  Цин Шуй и У-Шуан взбирались по крутому утесу, пробираясь по едва видневшейся "горной тропе" и достигли середины пути до Пика небесного меча. Лестница, ведущая в облака, наполняла Цин Шуй трепетом от гигантских масштабов строительства.
  - Кто идет?
  Лестница, ведущая в облака, была витой и извилистой, как изгибающийся в небе дракон. Когда они повернули за угол, послышался оклик, за которым они увидели двух юношей, облаченных в желтое.
  - Я Цин Шуй из Города Сотни Миль, ученик Ие Цзянъэ. Я буду признателен, если двое братьев помогут мне и известят секту о моем прибытии.
  - Ты Цин Шуй? Единственный ученик Боевой тети Цзяньи? - изумленно спросил юноша.
  Цин Шуй был поражен.
  - Ты знаешь меня?
  - Конечно, знаю. Почти все в Секте небесного меча знают. Боевая тетя Цзянъэ говорила, что не принимает больше учеников. Теперь все желают знать, каким влиянием должен обладать человек, чтобы суметь изменить мнение великой Боевой тети Цзянъэ.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/11419
  Переводчики: Kent
  
  Глава 164. Божественный мастер Секты небесного меча
  
  - Конечно, знаю. Почти все в Секте небесного меча знают. Боевая тетя Цзянъэ говорила, что не принимает больше учеников. Теперь все желают знать, каким влиянием должен обладать человек, чтобы суметь изменить мнение великой Боевой тети Цзянъэ.
  Цин Шуй горько улыбнулся, услышав слова юноши. Казалось, его божественный мастер обладала уникальным положением в Секте небесного меча.
  - Ну, и как ты себя чувствуешь, увидев меня лично? - с улыбкой спросил Цин Шуй.
  - Лучше слышать о тебе слухи, чем видеть тебя лично. Хе-хе! Не обижайся, то по тебе не скажешь, что ты обладаешь удивительной силой. Хотя, кажется, ты очень привлекателен для женщин, - сказал юноша. Подумав мгновение, юноша хихикнул и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан.
  Цин Шуй помрачнел, потому что понял, что этот юноша испытывает к нему негативные эмоции. Однако он был прямым и простым. Цин Шуй всегда симпатизировал таким людям. Ему не нравились двуличные лицемеры, которые в лицо говорят одно, а за спиной - совсем другое.
  - Так мы можем подняться? - Цин Шуй поднял голову и посмотрел на бесчисленные ступени.
  - Я проведу вас на верх, ребята. Начальство приказало, в независимости от того, кого я встречу, всех нужно вести в главный чертог, - с улыбкой сказал юноша.
  - Тогда спасибо за беспокойство, - спокойно сказал Цин Шуй.
  - Никакого беспокойства. Я здесь самый обычный ученик. Меня зовут Хуан Лян. Если вы не сложили обо мне плохого мнения, я надеюсь, что останусь с вами на связи в будущем, - весело сказал юноша.
  - Ладно... - еле слышно сказал Цин Шуй.
  Его тон показался юноше слегка презрительным, но он не обиделся. В Секте небесного меча было почти десять тысяч учеников. Чтобы их приняли как учеников к одному из десяти Старейшин, необходимо было установить свои достоинства и пройти обряд почета из их прежней реинкарнации. Чтобы быть принятым в ученики к одному из десяти Старейшин, необходимо было обладать определенными качествами. Поэтому для обычного ученика вроде него, охраняющего гору, было нормально быть презираемым.
  Цин Шуй вовсе не презирал таких людей. К несчастью, Хуан Лян сейчас не знал об этом!
  Они быстро продвигались, втроем поднимаясь по лестнице, которая словно бы вела на небо. Во время своего подъема они увидели нескольких юношей в желтых одеждах, которые также быстро шли. Когда они прошли мимо Хуан Лян, они сказали, что у них есть кое-какие дела снаружи.
  Не меньше получаса занял у них подъем, и наконец они достигли конца лестницы. Они увидели широкий простор, который казался безлюдным. Они видели множество идущих куда-то учеников Секты небесного меча, одетых в желтое, зеленое, синее, алое и фиолетовое.
  Сила каждого человека в Секте небесного меча была представлена цветом одежд, разделяя их по силе и положению. После короткого наблюдения можно было заметить, что желтые одежды означали низкую силу. Алый цвет принадлежал Стражникам, фиолетовый - Защитникам. Старейшины носили, что пожелают. Например, Байли Цзинвэй нравился золотой, а Ие Цзянъэ - белоснежный.
  "Какая большая", - вздохнул Цин Шуй!
  Стоя на этой высокой вершине, он ощущал, что духовное влияние здесь было очевидно богатым и сильным. Он видел ясные облака, их великолепие словно окунуло его в сказку.
  Глядя на этот красивый вид, Цин Шуй услышал взрыв звонкого хохота. Затем он услышал знакомый голос Байли Цзинвэй:
  - Цин Шуй, наконец ты прибыл. Этот старый чудак думал, что это займет у тебя несколько лет.
  Казалось, Байли Цзинвэй ничуть не изменился с тех пор, как Цин Шуй впервые встретил его. У него было молодое лицо несмотря на его седые волосы. Его брови, казалось, стали немного длиннее. Однако его энергия была еще более внушительна, чем прежде, что показало Цин Шуй его выздоровление.
  - Старик, вам не следовало приходить сюда лично. Просто позовите меня, и я приду к вам, - Цин Шуй с уважением поклонился.
  - О чем ты говоришь? Раз ты здесь, я должен увидеть тебя, все остальное неважно. Твой мастер будет здесь совсем скоро. А это? Эта девочка очень одаренная, - Байли Цзинвэй хихикнул. Он лучезарно улыбался Вэньжэнь У-Шуан.
  - Моя де... подруга. Я хотел узнать, примите ли вы ее в Секту небесного меча, мягко сказал Цин Шуй под "убийственным" взглядом Вэньжэнь У-Шуан.
  - Я принимаю. Конечно, я принимаю. Сегодня наша Секта небесного меча обрела еще одного Защитника, - открыто сказал Байли Цзинвэй.
  В этот момент Цин Шуй увидел своего божественного мастера. Ее одежды были все так же белоснежны. Ее естественная красота, способная править империями, выражала ее прекрасный, чистый характер.
  Настроение Цин Шуй стало уравновешенным и радостным, когда он увидел Ие Цзянъэ. Это было очень странное чувство!
  Уголки ее рта немного приподнялись, образовав очаровательный изгиб губ, когда она увидела Цин Шуй.
  - Ты пришел. Ты навел порядок в своих делах?
  - Нет, я займусь ими, когда обрету мою истинную силу через несколько лет, - хихикнул Цин Шуй и посмотрел на эту женщину-богиню. Он невольно вспомнил похожую на нее великолепную женщину, чья красота разбивала сердца и заставляла людей страдать. Она стояла на Золотокрылом громовом кондоре.
  - Пойдем в главный чертог, Сюйсюй. Здесь слишком много людей, - сказал Байли Цзинвэй и посмотрел на учеников Секты небесного меча, шедших мимо в разноцветных одеждах.
  Они вчетвером прошли в высокий и невероятно величественный чертог.
  - Твой мастер очень красива. Она ничуть не уступает женщине на Золотокрылом громовом кондоре, - мягко сказала Вэньжэнь У-Шуан Цин Шуй, который последний входил в чертог.
  Цин Шуй слегка улыбнулся. Подобные фразы доставляли ему больше всего боли. Если бы он похвалил другую женщину по ее примеру, У-Шуан точно расстроилась бы. Если бы он вместо этого похвалил ее, это было бы немного притворно. И точно не подходило к данной ситуации.
  - Ты ведь У-Шуан, верно? Ты очень милая, неудивительно, что этот ребенок пришел с тобой, - Ие Цзянъэ взглянула на нее и улыбнулась.
  - Но это вы милая. Когда я стою перед вами, я немного завидую вам, - сказала Вэньжэнь У-Шуан, улыбаясь. Она тоже немного нервничала.
  "У-Шуан точно знает, что говорить".
  - Цин Шуй, завтра для тебя и У-Шуан мы проведем церемонию официального вступления в Секту небесного меча. Мы также объявим У-Шуан 99-м Защитником, - открыто сказал Байли Цзинвэй.
  - Почему бы нам также не объявить, что я становлюсь 100-м Защитником? - спросил, подумав, Цин Шуй.
  - Почему? Ты также прорвался в Сяньтянь? - удивленно спросила Ие Цзянъэ.
  - Должно быть, прорвался. Я уже прикончил двух экспертов Сяньтянь и еще одно Дьявольское чудовище уровня Сяньтянь - Королевскую змею золотых колец. Я даже забрал ее кожу, она находится у подножия горы.
  Яркие глаза Байли Цзинвэй засияли еще ярче. Уголки рта Ие Цзянъэ сложились в очаровательную, невероятную улыбку, по сравнению с которой солнце и луна померкли.
  - Цзянъэ, ты вовремя заполучила сокровище. Потенциал Цин Шуй неизмерим. Кто посмеет сказать, что твоя Вершина туманного облака никого не получит в будущем? У тебя также будет кто-то для участия Вершины туманного облака в Битвах сект. Ты даже сможешь участвовать в боевых сражениях между округами.
  - Господин Старейшина, господин, за кем лучше всего последовать У-Шуан? - с улыбкой спросил Цин Шуй.
  - Ей будет лучше всего с нашей третьей младшей сестрой, Чжу Цин. В ее группе - только женщины, поэтому все техники могут развивать только женщины, - без тени сомнения ответил Байли Цзинвэй.
  - Спасибо вам, господин Старейшина, - сказала Вэньжэнь У-Шуан и поклонилась.
  - Ха-ха, давайте позовем их всех сегодня. Давайте сейчас же есть и пить! - Байли Цзинвэй расхохотался.
  - Вам не нужно звать, мы уже здесь!
  Послышались глубокие голоса. Восемь мужчин и женщин вошли в чертог. Они были разного возраста, но все без исключения источали энергию Сяньтянь.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/11420
  Переводчики: Kent
  
  Глава 165. Повелитель Секты небесного меча Гунсунь Саньцянь
  
  Послышались глубокие голоса. Восемь мужчин и женщин вошли в чертог. Они были разного возраста, но все без исключения источали энергию Сяньтянь.
  Возглавлял группу высокий, умный и красивый эксперт средних лет. Он слегка улыбался и был неописуемо грациозен. Его волосы были серыми, хотя это лишь прибавляло ему мужской привлекательности и производило впечатление того, что он многое испытал в жизни. Именно этот мужчина, производящий сильное впечатление, заговорил ранее.
  Среди них была всего одна женщина, она стояла поодаль от них. Поэтому Цин Шуй заметил ее с первого взгляда. Все ее черты были изящны: маленькое лицо; красивая, очаровательная фигура; великолепная, пышная грудь; гибкая талия; красивые, совершенные глаза. Даже ее сдержанная манера говорить и держать себя.
  Должно быть, это она была его третьей Боевой тетей, Чжу Цин. Однако она так ухаживала за собой, что выглядела как молодая замужняя девушка в свои тридцать лет. Она была не очень высокой и могла даже считаться кругленькой, если бы не ее идеальные пропорции тела, благодаря которым она выглядела гибкой и изящной.
  Остальные эксперты были мужчинами в возрасте, за исключением одного, который казался юношей, но на самом деле ему было не меньше сорока лет. После Ие Цзянъэ он был среди них самым молодым.
  - Ты, должно быть, Цин Шуй. Мы первым делом собрались все вместе, потому что ты исцелил нашего Старейшего Боевого брата. Ты нам очень любопытен и одновременно мы благодарны тебе. Я человек, который говорит то, что думает, так что надеюсь, что ты понял меня! - с улыбкой сказал возглавлявший группу седой изящный мужчина.
  - Цин Шуй, это твой Второй Боевой дядя Гунсунь Саньцянь, который также является Повелителем Секты небесного меча, - Ие Цзянъэ улыбнулась и представила его Цин Шуй.
  - Я бы хотел выразить свое почтение Повелителю. Также я предпочитаю слышать прямые речи, а не лицемерные, даже если они мне не очень приятны, - с поклоном сказал Цин Шуй.
  - Ха-ха, хорошо. Ты мне нравишься. Я довольно много слышал о тебе от Старейшего Боевого брата. Если вокруг нет посторонних, я предпочитаю, чтобы ты называл мне Боевым дядей, - грациозный мужчина улыбнулся и сердечно сказал ему.
  - Это твоя третья Боевая тетя Чжу Цин...
  - Это твой четвертый Боевой дядя...
  ***
  Когда Чжу Цин была представлена, Цин Шуй услышал красивый смех в его сторону, раздающийся со стороны этой красивой молодой женщины. Ее голос был мелодичным и даже чувственным. Он считал ее улыбку очень красивой. Вдобавок, ее яркие глаза и белые зубы делали ее очень очаровательной.
  - Чжу Цин, мы поручаем У-Шуан на твое обучение. Хорошая новость: теперь у тебя есть еще один ученик, который носит звание Защитника, - засмеялся Байли Цзинвэй.
  - У-Шуан еще и такая великолепная красавица. Я, Чжу Цин, обрела чудесную ученицу, - Чжу Цин тепло взяла Вэньжэнь У-Шуан за руку.
  - Ученик выказывает вам свое почтение, Мастер, - У-Шуан поклонилась Чжу Цин.
  - Ха-ха, забудь о правилах этикета. Более того, ты присоединилась к нам, уже достигнув Сяньтянь. Как твой мастер, я сделаю тебе за это подарок, - Чжу Цин улыбнулась.
  - Цзянъэ, твой последний юный ученик очень интригует. Через два года, возможно, даже второй Боевой дядя не сможет сравниться с его мужественностью, - Чжу Цин хитро посмотрела на Ие Цзянъэ.
  - Гм, Чжу Цин. О чем ты говоришь? - неловко спросил грациозный мужчина. Ходили слухи, что множество женщин из Вершины Чжу Цин втайне дерутся за внимание сильного, мужественного Повелителя.
  Чжу Цин очень часто дразнила его этим.
  Когда настал вечер, все наконец разбрелись по своим собственным сектам. Все вернулись на свои вершины!
  - У-Шуан, усердно тренируйся и не позволяй другим цеплять тебя. Иначе я буду вынужден забрать тебя, - сказал Цин Шуй, неохотно уходя.
  - О чем ты говоришь? Ладно, и ты тоже, - кокетливо сказала Вэньжэнь У-Шуан. Было неясно, Цин Шуй подразумевал усердно тренироваться или не проигрывать остальным.
  - Цин Шуй, пойдем. Мастер отведет тебя на Вершину туманного облака, - сказала Ие Цзянъэ Цин Шуй и направилась к выходу из чертога.
  - Цин Шуй, поднимайся.
  Цин Шуй с сомнением посмотрел на Белоснежного журавля, на которого Ие Цзянъэ сказала ему забираться.
  - Вершина туманного облака отличается от остальных. Это отдельная вершина, окруженная бездонными пропастями. Без летающего зверя или не имея уровень развития сферы Боевого Святого можно и не мечтать взобраться на небеса, - Ие Цзянъэ запрыгнула на спину журавля и объяснила Цин Шуй.
  Боевой Святой. Как далеко для Цин Шуй. В мире девяти континентов есть разные сферы развития: Боевой Студент, Боевой Воин, Боевой Генерал, Боевой Командующий, Сяньтянь, Боевой Король, Боевой Святой, Боевой Император, Ложный Бог и Божество. Все они разбиты на десять ступеней. Хотя он был Сяньтянь, еще сложнее было прорваться в сферу Боевого Короля. Достижение же сферы Боевого Святого после Боевого Короля было еще более пугающим и сложным заданием.
  Цин Шуй и Ие Цзянъэ стояли рядом друг с другом на Белоснежном журавле, окруженные облаками и туманом. Глядя на широкое, бесконечное звездное небо, люди казались жалкими, незначительными существами.
  Цин Шуй был очень возбужден, возможно, от того, что впервые летел верхом. Спина Белоснежного журавля была такой широкой, что представляла собой небольшую площадь. Белоснежные перья были жесткими, как сталь.
  Очень быстро они прибыли на Вершину туманного облака. Цин Шуй смотрел на горную вершину, спрятанную среди облаков и тумана. Туман здесь был плотнее, чем в других местах.
  - Мастер, ты жила на Вершине туманного облака все эти годы одна? - Цин Шуй смотрел на безмолвную горную вершину и чувствовал, как здесь пустынно. Вдалеке он видел заросли сорняков и деревьев. Иногда были слышны животные.
  - Верно. Теперь нас будет двое? - Ие Цзянъэ улыбнулась и похлопала Белоснежного журавля.
  После того, как Ие Цзянъэ несколько раз похлопала по нему, Белоснежный журавль издал два крика и улетел.
  - Пойдем, я покажу тебе Вершину туманного облака. Когда я сказала, что не буду брать учеников, так как у меня был Белоснежный журавль, мне отдали Вершину туманного облака. Я не ожидала, что ты появишься здесь. Кажется, я очень эгоистична, - мягко сказала Ие Цзянъэ и посмотрела на Цин Шуй.
  На Вершине туманного облака было ветрено. На самый верх вела широкая лестница. Это добавляло месту божественности и торжественности.
  Они вдвоем шли по лестнице и болтали о всяких пустяках. Из-за окутывающего их тумана они казались богами. Ие Цзянъэ казалась еще более необычной, существом, превосходящим этот мир.
  На самой вершине был высокий, впечатляющий чертог. Однако он был не так велик, как тот чертог на Вершине небесного меча. За чертогом следовали ряды комнат. Цин Шуй знал, что на других вершинах живут ученики его Боевых дядь и теть. А ему придется остаться в этих комнатах...
  - Мастер, ты не чувствуешь себя одиноко на этой горе? - спросил Цин Шуй, ощущая уединенность этого места.
  - Одиноко? Возможно, в прошлом. Когда ты привыкаешь к уединению, то осознаешь, что человек чувствует одиночество, когда создает проблемы, - мягко сказала Ие Цзянъэ. В ее словах было неописуемое очарование и печаль.
  - Ты имеешь ввиду одинокое женское сердце?
  - Негодник, что ты несешь? Ты напрашиваешься на тумаки? - сказала Ие Цзянъэ так, как почти никогда не говорила.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/11421
  Переводчики: Kent
  
  Глава 166. Мягкое место для богини? Становясь Защитником
  
  - Негодник, что ты несешь? Ты напрашиваешься на тумаки? - сказала Ие Цзянъэ так, как почти никогда не говорила.
  - Мастер, однажды ты очень сильно помогла мне, так позволь мне подарить тебе это, - Цин Шуй передал ей магический плод силы, магический плод проворности и две маленьких восстанавливающих гранулы, которые он приготовил для нее.
  - Эм?.. Столетний огненный фрукт и фрукт чистого ветра. Как ты достал такие ценные вещи? - изумленно спросила Ие Цзянъэ.
  - Они домашние... если ты не против...
  Ие Цзянъэ развеселили слова Цин Шуй, она мягко, звонко засмеялась. Ее смех был божественным. Цин Шуй ощущал необъяснимое ликование, когда слушал ее смех.
  - А тебя за язык не тяни. Ты говоришь, что вырастил фрукты, которые созревают через сто лет? А это что? - Ие Цзянъэ указала на маленькую керамическую склянку, в которой лежали две маленькие восстанавливающие гранулы. Она понимала, что Цин Шуй объяснит ей, что это, если сам захочет, поэтому решила не давить на него.
  - Я изучаю алхимию и владею специальным котлом для лекарственных пилюль. Это - две пилюли, которые я оставил специально для тебя, Почитаемая, - Цин Шуй подмигнул ей.
  Ие Цзянъэ улыбнулась и молча посмотрела на Цин Шуй.
  Цин Шуй не смог вынести ее острого, проницательного, испытующего взгляда и признался:
  - Это маленькие восстанавливающие гранулы, которые я изготовил. Они увеличат уровень твоего развития на двадцать процентов.
  Улыбка снова озарила лицо Ие Цзянъэ. Цин Шуй почувствовал удивление и смущение.
  - Значит так: ты оставишь их себе. Разве у тебя нет планов на будущее? Они сильно помогут твоим навыкам. И прекрати думать, что я старая. Мне еще нет и тридцати.
  Цин Шуй был потрясен. Он ответил не сразу:
  - Человек может съесть только две пилюли. Это будет просто потерей моих запасов. Я уже съел свои две, их свойства и вкус довольно неплох. Я оставил их специально для тебя, но их осталось не так много. Я отправлю позже вечером две пилюли Старому мастеру. У меня даже нет еще пилюль, чтобы отдать другим старейшинам.
  Ие Цзянъэ не показалось странным, что Цин Шуй может изготовить подобные лекарственные пилюли. Она знала, что он был выдающимся учеником, и уж точно загадочным.
  Ие Цзянъэ неторопливо провела Цин Шуй по Вершине туманного облака. Во время прогулки оба - божественная Ие Цзянъэ и Вершина туманного облака - источали ауру неземного умиротворения. Цин Шуй не мог не спросить:
  - Мастер, ты ешь каждый день?
  Сбитая с толку, Ие Цзянъэ посмотрела на Цин Шуй, задавшего вопрос с неподдельным интересом. Мастер засмеялась.
  - Я такой же человек, как и все, поэтому, конечно же, я ем. Что-то не так?
  - Принятие пищи кажется слишком земным занятием для моего Мастера. Все, кто видит Мастера, думает, что ты неописуемая богиня, божество, которая поддерживает свою жизнь вечными фруктами глубоко в горах или лесах, - Цин Шуй почесал нос, слегка смущенный.
  - Божество? Это звучит по-варварски. Мне нужно посчитать это за комплимент, что я не выгляжу, как человек? В качестве наказания сегодня ты готовишь ужин. Он должен быть более изысканным, чем тот, что я ела у рода Цин, - Ие Цзянъэ ухмыльнулась.
  - Не проблема!
  Цин Шуй всегда был послушен, полон благодарности и лишен какой-либо непочтительности. Будет ложью сказать, что у него не было личных мотивов - кто не возжелает такое небесное божество? Цин Шуй всегда интересовался женщинами старше него и богинями, но сейчас он не мог удовлетворить свой интерес.
  Этим вечером Цин Шуй воспользовался своим Фруктом пьяного аромата и накрыл стол, который ломился от деликатесов. Ие Цзянъэ это сильно впечатлило, раньше она понятия не имела о кулинарных способностях Цин Шуй. Пир в роде Цин был приготовлен его матерью, и она не думала, что этот парень может готовить так же. Судя по аромату, его способности были даже выше.
  Вечером Цин Шуй выбрал случайную комнату, в которой он будет жить. Цин Шуй удивило, что он обнаружил кастрюли и поварешки на Вершине туманного облака. Ему вдруг стало любопытно, как готовит божественный Мастер.
  На второй день, когда Цин Шуй закончил свою утреннюю тренировку, колокол в Великом чертоге прозвонил три раза! Звук был мелодичным, но давящим и режущим слух! Его было слышно на десять миль в округе, но он не оглушал, если стоять прямо под колоколом.
  - Цин Шуй, пойдем. Мастер Секты готовит официальную инаугурацию для тебя и У-Шуан, а также церемонию по случаю вступления вас в звание Защитников! - сообщила Ие Цзянъэ Цин Шуй, стоящему рядом с ней.
  - Мне нужно будет каждый раз, когда я захочу войти, полагаться на Мастера? - спросил Цин Шуй, взбираясь на Белоснежного журавля.
  - Да, так что будь послушным, или я оставлю тебя одного куковать на Вершине туманного облака.
  Цин Шуй слушал божественный голос, который читал ему нотацию по вроде бы обычной теме. Он чувствовал себя спокойным и свободным. Он знал, что многие завидовали ему за то, что он стал учеником Ие Цзянъэ. Они жаждали не столько боевых искусств, сколько ежедневного общения с этим божественным существом. Было великим удовольствием каждый день слушать ее небесный голос.
  Когда они прибыли, перед Великим чертогом уже организованно собрались люди. Здесь было не так тесно, как казалось в просторном Великом чертоге. Люди выстроились в ряды, и Цин Шуй изучал толпу. В каждом ряду было по девяносто человек, рядов всего тоже было девяносто. Таким образом, публика состояла из восьми тысяч ста человек.
  Все глаза были устремлены на Цин Шуй. Они размышляли о личности Цин Шуй, но ни один шепоток не послышался, когда он спустился вниз вместе с Ие Цзянъэ. Цин Шуй восхитился строгой дисциплиной в Секте небесного меча.
  Цин Шуй не отрывая глаз смотрел на море людей. Они стояли в соответствии со своим рангом. Те, кто был в жёлтых рубашках, занимали самые дальние ряды, а те, кто был в красных - первые. Он разглядел Байли Уфэн в красной рубашке и ухмыльнулся над высокомерным юношей, который ответил ему скупой улыбкой.
  Остальные Защитники были одеты в фиолетовое и построены сбоку. У каждого был свой серебристый, трех футов в длину Меч индиго. Они стояли поодаль от остальных рядов людей.
  За минуту все они прибыли, один за другим, и Байли Цзинвэй показался как раз вовремя!
  - Чжу Цин и Цзянъэ. Позвольте этим двоим выразить свое почтение Великому мастеру перед тем, как мы объявим, что отныне они носят звание Защитника! - торжественно сказал Гунсунь Саньцянь.
  Выражение почтения Великому мастеру во Внутреннем великом чертоге обозначало, что Цин Шуй и У-Шуан вступают в Секту небесного меча. Цин Шуй не имел шанса раньше увидеть Великий чертог, поэтому он только сейчас понял его ширину и просторность. Теперь у него появилась возможность осмотреть его: величина измерялась в сотнях миль во всех измерениях, в нем было множество разнообразных, величественных скульптур.
  Чжу Цин очаровательно улыбнулась.
  - Вам двоим лучше подготовиться к испытанию. Вы лишитесь своего звания Защитника, если однажды проиграете тому, кто не имеет этого звания.
  - Я не боюсь этого, хе-хе, - Цин Шуй хихикнул в сторону хорошенькой, прекрасной Чжу Цин.
  Из толпы послышались вздохи, когда Цин Шуй и У-Шуан объявили девяносто девятым и сотым Защитниками.
  После объявления двое людей подошли к ним. Каждый держал фиолетовую рубашку, серебряный меч и бутыль с Пилюлей тигриной жизни. Четыре уровня Библиотеки Секты небесного меча открылись им! Среди всех привилегий Защитников самой желанной был доступ к Библиотеке.
  ***
  Ошеломленно Цин Шуй строго следовал всему, что ему говорили, но он осознал, что церемония закончилась, только когда увидел, что толпа исчезла.
  - Мастер, разве ты не обещала мне большого подарка, когда я стану частью Секты небесного меча? Почему я до сих пор не получил его, хотя этот день уже близится к концу? Я не смогу уйти без него, - Цин Шуй смотрел на фиолетовую рубашку, серебряный меч и бутыль с Пилюлей тигриной жизни у него в руках. Он вспомнил о том, что упоминала Ие Цзянъэ.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/11422
  Переводчики: Kent
  
  Глава 167. Вызов с вершины Хоутянь?
  
  - Мастер, разве ты не обещала мне большого подарка, когда я стану частью Секты небесного меча? Почему я до сих пор не получил его, хотя этот день уже близится к концу? Я не смогу уйти без него.
  - Ты мой единственный ученик, так что я не забыла. Кроме того, кому еще я могу отдать это, кроме тебя? - с легким смешком сказала Ие Цзянъэ.
  В это время к ним подошла У-Шуан. Ие Цзянъэ смотрела на Цин Шуй:
  - Сегодня оставайся на Вершине небесного меча. Будут люди, которые бросят вызов тебе и У-Шуан. Я приду к тебе перед заходом солнца.
  - Мм, хорошо. Как скажете, Мастер, не стоит беспокоиться из-за меня, - Цин Шуй улыбнулся. Он смотрел, как Ие Цзянъэ улетает на Белоснежном журавле. Неземная красота была все такой же ошеломительной. Спокойствие Ие Цзянъэ на Белоснежном журавле и великолепной женщины на Золотокрылом громовом кондоре было похожим в величии и убийственности их потрясающей красоты.
  - Цин Шуй, ты снова спишь наяву!
  - Кхе-кхе.
  В этот момент подошел лучезарный Байли Уфэн.
  - Мои поздравления по поводу звания Защитника. Я здесь еще и для того, чтобы поблагодарить тебя за исцеление моего дедушки.
  - Я исцелил твоего дедушку по своему желанию, как он и говорил. Судьба - странная, возвращающаяся штука. Все бесценное происходит взаимно, - Цин Шуй засмеялся. Было что-то хорошее в этом высокомерном молодом человеке.
  - Теперь ты видишь? Куча людей ждет сражения с тобой. Они решились на это еще до того, как ты прибыл. Это случилось, когда они услышали, что Младший дядя Мастер Цзянъэ приняла тебя в свои ученики, - с легкой улыбкой сказал Байли Уфэн.
  Хотя Байли Уфэн был внуком Байли Цзинвэй, он был также его наследным учеником и выражал свое почтение "Молодому дяде Мастеру" Ие Цзянъэ. Отсутствие его родителей также означало, что не возникнет никаких неловких ситуаций.
  - Ты близок к ним? - Цин Шуй вопросительно смотрел на Байли Уфэн.
  - У нас ни плохие, ни хорошие отношения, но есть некоторые, кто близок к правящим Старейшинам. Они не в восторге от незнакомых Защитников, выскочек.
  В это мгновение более десяти подростков подошли к ним, одетые в такие же красные одежды, как Байли Уфэн. Это означало, что они Руководители - те, кто надеется стать Защитниками или даже Старейшинами.
  - Должно быть, это Брат Цин Шуй. Добро пожаловать! Некоторые из нас хотели бы обменяться парой ударов с тобой и этой красивой девушкой. Что ты думаешь? - говорил высокий, красивый парень с привлекательными глазами. Жаль, что Цин Шуй не нравились эти женские глаза на его лице.
  Обмен ударами - тонкий намек на его намерения. Прямо сказать, это означало спарринг. Это также было предлогом слабого ученика бросить вызов более сильному противнику.
  Остальные бездеятельно смотрели на Цин Шуй и У-Шуан глазами, которые немного дольше задерживались на У-Шуан. Цин Шуй очень не нравились такие взгляды.
  - Он лучший среди красных рубашек, Цзинь Сюй. У него самые блестящие среди всех не-Сяньтянь, - спокойно прокомментировал Байли Уфэн.
  Цин Шуй понимал, что это служит ему напоминанием: на вершине Хоутянь можно владеть необычными техниками, способными ранить Сяньтянь.
  - Мы будем ждать на поле для битвы, - сказал Цин Шуй, широко ухмыляясь, и пошел назад в Великий чертог.
  Там собралась приличная толпа и несколько Защитников. Защитников можно было отличить по цвету их рубашек. Все они с ликованием смотрели на заварушку. Там был грузный молодой человек в фиолетовом, который получал удовольствие от каждого момента, отчего было сложно прочитать его.
  - Пойдем, У-Шуан. Давай побьем собаку, прежде чем кидаться на льва, - лениво заметил Цин Шуй и слегка улыбнулся У-Шуан.
  - Брат Уфэн, пойдем, тоже посмотрим, - хихикнув, сказал Цин Шуй Байли Уфэн.
  - Конечно! - Байли Цзинвэй снова скупо ухмыльнулся.
  Когда Цин Шуй прибыл на фиолетовое Поле битвы, парень по имени Цзинь Сюй стоял в центре поля, держа свой меч. Его глаза были закрыты, голова слегка наклонена. Он был учтив ко всем, кроме Цин Шуй. К нему Цзинь Сюй был высокомерным, заносчивым, показушным и идиотическим...
  Около поля было несколько учеников-девушек, включая тех, что носили желтые рубашки. Казалось, они были по уши влюблены.
  Были почитатели и среди Защитников. Хотя они смотрели с презрением, потому что обладали более высокими навыками.
  Девять континентов были полны ауры. Вдобавок, будучи экспертами, они все же выглядели молодо. Например, Гунсунь Саньцянь выглядел на тридцать лет, хотя ему было почти восемьдесят.
  Ученицы Вершины Чжу Цин были очаровательны, но все, кто был частью Секты небесного меча, обладали невероятным талантом и прекрасным телосложением. У них были пропорциональные фигуры, очень прямые, здоровые, крепкие. Их фигуры, очертания, мышцы были совершенны.
  Цин Шуй, держа серебристый трехфутовый Меч индиго, медленно поднимался на Поле битвы. В это же время Цзинь Сюй поднял голову и открыл свои привлекательные глаза, в которых была лишь злоба и желание драться.
  Он считался лучшим бойцом; даже начинающие Сяньтянь могли уступить его необычным техникам. Он сомневался, что этот молодой, словно точеный мужчина может быть Сяньтянь. Не щадя себя, он тренировался усерднее, чем практики одного с ним возраста. Он вспылил, когда услышал новость о том, что Цин Шуй становится Защитником.
  Как мог кто-то быть таким счастливчиком, пройти через просветление и достичь Сяньтянь? Его восприимчивость и сила воли были не слабее, чем у Цин Шуй, но он не получал просветления и не мог прорваться. Хотя спешить было некуда, его жажда заполучить преимущества Сяньтянь сжигала его.
  Чем больше спешки, тем меньше скорость. Однако, он не мог не брать в расчет свою гордость. Он завидовал еще больше от того, что Цин Шуй достиг Сяньтянь в более юном возрасте. Победа в этой битве послужит утешением его амбициям.
  Цин Шуй стоял, не шелохнувшись, держа свой меч.
  - Брат Цин Шуй, мне нужно будет побеспокоить тебя, чтобы кое-чему научить, - Цзинь Сюй чувствовал, как в нем зашкаливает адреналин, но он был вынужден соблюдать эту маску.
  - Давай начнем, - с улыбкой ответил Цин Шуй. У него не было никакого интереса в спарринге с подобными дилетантами: чем скорее закончится драка, тем скорее он сможет уйти.
  Цзинь Сюй не думал вести себя осмотрительно. Он пошел напрямик и вынул свой длинный изумрудный меч. Коротко кивнув, он искусно прыгнул в сторону Цин Шуй, атакуя его справа. Обычно человек держит меч правой рукой, что создает ему проблемы при защите своей правой стороны.
  Цзинь Сюй гордился своей скоростью и силой. К несчастью, его противником был удивительный Цин Шуй.
  Цин Шуй ждал, держа меч в ножнах. Когда противник приблизился к нему на опасное расстояние, Цин Шуй ударил мечом по поясу Цзинь Сюй, как будто меч всегда там и был.
  Бум!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/11423
  Переводчики: Kent
  
  Глава 168. Необходимо быть сильным и высокомерным!
  
  Цзинь Сюй стоял, пораженный. Остальные ученики Секты небесного меча также молчали. Даже защитники и заместители были потрясены.
  Цзинь Сюй собрался, и кровь залила его лицо. Он был слишком беспечен? Как он может сражаться с ним, если выронил свое оружие? Была ли это форма унижения?
  - Можешь поднять свой меч и попробовать снова, но в этот раз будь осторожнее, - сказал Цин Шуй, улыбаясь. Хотя его глаза были ясными, другим от них становилось не по себе.
  Цзинь Сюй стиснул зубы и поднял свой длинный меч, чтобы снова атаковать Цин Шуй. В этот раз он был крайне осторожен, но все равно смог сделать лишь одно движение!
  Клац!
  Клац!
  ***
  Цин Шуй снова заставил его выронить меч, а обе его руки онемели!
  Внизу поля битвы глаза и сердца всех людей также замерли. Цин Шуй не использовал свою Ци из Сяньтянь с начала до конца. Он даже не сделал ни одного шага с того места, где стоял.
  - Я сплю? Неужели он правда может победить Цзинь Сюй так легко? - это восклицание пробудило остальных, которые все еще были в шоке.
  - Какой красивый и какой сильный! - вздыхая, сказала девушка.
  Цин Шуй посмотрел на Цзинь Сюй, сидящего на поле. Он выглядел побито и качал головой, вздыхая. Если бы он смог встать, его шансы прорваться в Сяньтянь резко возросли бы. Однако, если он не был решительным, он так и будет вялым всю свою жизнь.
  В толпе были видны самые разные выражения лиц и желания. Кого-то привлекла толпа, а кто-то хотел увидеть унижение. Некоторые хотели взять свое у других, пока они находились в самом подавленном состоянии. Цин Шуй был очень раздражен.
  - Я, Цин Шуй, сегодня начинаю боевое испытание. Сегодня любой может бросить мне вызов. Я приму его, кто бы его не бросил. Однако с завтрашнего дня никто не должен больше беспокоить меня. С завтрашнего дня я буду использовать свои навыки, чтобы убивать! - в его тоне было равнодушие к подобным сражениям, но у него не было выбора. Словно все внизу поля были для него клоунами.
  - Выскочка!
  - Заносчивый!
  - Самодовольный!
  - У него столько эго, но старшей сестре он нравится...
  Многочисленные мнения и оскорбления сыпались, не прекращаясь, но Цин Шуй их игнорировал.
  - Ты деревенская задница. Ты еще не видел мира. Сегодня я покажу тебе, что есть люди сильнее самого сильного! - послышался злобный голос, и на поле битвы ступил мужчина.
  Цин Шуй смотрел на крепкого мужчину, который не смог удержать себя. Он был высоким, большим, а его конечности были неестественно толстыми и огромными. Он был Геркулесом с парой бычьих глаз и колтуном на голове. Цин Шуй предполагал, что такие люди очевидно являются сильными, но тупыми. Как он смог также прорваться в Сяньтянь?
  Цин Шуй с первого взгляда понял, что этот мачо полагается на свою силу. Он не говорил лишних слов. Цин Шуй ждал, пока его противник займет позицию и подаст сигнал, что готов. Цин Шуй рванулся прямо на мужчину. Его скорость была слишком быстрой, и легкий золотой слой покрыл его правую руку.
  В это время он неожиданно достиг второго уровня Девяти волн великой золотой ладони Будды в Сфере вечного фиолетового нефрита! К несчастью, первая попытка продемонстрировать этот навык была на этом толстом и мускулистом человеке.
  Мужчина мгновенно вылетел с поля, его полет сопровождали звуки двух сломавшихся костей. Он беззвучно пролетел, потому Цин Шуй еще легко обошелся с ним.
  - Опять только одно движение! - воскликнул кто-то внизу поля битвы.
  Многие зрители затихли. Сяньтянь потерял сознание лишь после одного удара...
  - Я подожду 15 минут. Если никто не бросит мне вызов, я уйду. Те условия, которые я предложил раньше, все еще в силе. С завтрашнего дня никто не посмеет побеспокоить меня, - Цин Шуй использовал свой самый низкий голос, чтобы равнодушно произнести эти слова. Он выражал ошеломительную претенциозность.
  - Я решила выйти за него. Он - самый особенный мужчина из всех, кого я видела, - потерявшая голову женщина внизу поля смотрела на Цин Шуй.
  - Посмотри на себя. Разве ты не видишь, что рядом с ним уже есть красавица? - презрительно прошептала другая женщина.
  Вокруг поля была тишина.
  - Я не могу позволить Защитникам Секты небесного меча потерять свой дух, даже если мы проигрываем наши битвы. Я не хочу, чтобы остальные смотрели на нас, как на трусов! - вслед за этим голосом на поле вышел высокий, крепкий молодой человек, одетый в пурпурное.
  - Старший заместитель Хо Нань. Он выиграл десятое место Старшего заместителя во время прошлого испытания. Его сила на второй ступени Сяньтянь, - воскликнул кто-то.
  - В этот раз мне интересно.
  - Посмотрим, каким высокомерным этот ребенок будет теперь. Он так доволен, побив начинающего Защитника Сяньтянь.
  ***
  Цин Шуй не обратил внимания на эти обсуждения, глядя на решительного юношу, держащего толстый стальной посох. Он также услышал, что тот является десятым среди Старших заместителей.
  Что это меняло? Ему было плевать на его вторую ступень Сяньтянь - он был способен убить экспертов четвертой ступени Сяньтянь. Вдобавок, он изучил Девять волн великой золотой ладони Будды, что прибавляло его подавляющей силе еще больше мощи.
  Он смотрел на этого высокого, крепкого и глупого юношу, который был упорным и бесстрашным. Цин Шуй не хотел быть слишком свирепым, но ему все же нужно было припугнуть молодое поколение.
  - Очень хорошо, ты настоящий мужчина! - хихикнул Цин Шуй. Слова Цин Шуй вызвали очередную волну возмущения, но они не слишком оскорбляли его. Если кто-то проклинал его, он не был бы против убить кого-нибудь из них.
  - Давай! - Хо Нань держал горизонтально свой стальной посох.
  Цин Шуй покачал головой и мгновенно увеличил свою скорость до предела. Серебряный меч в его руке объединился с небольшой техникой Прыжка тигра. Он разрубил стальной посох, у которого было время лишь на защиту своего владельца.
  Все услышали лишь громкий рев и звук столкнувшегося друг с другом металла!
  - Снова лишь одно движение! - в этот раз голос был громче. Окружавшие люди со злобой смотрели на этого потрясенного эксперта.
  - Он опять лишил противника сознания!
  В этот раз еще до того, как Цин Шуй закончил говорить, все покинули поле битвы. Тех, кто был без сознания, тоже унесли.
  Цин Шуй смотрел на единственного человека, который остался - Вэньжэнь У-Шуан...
  Действия Цин Шуй быстро стали известны в Секте небесного меча, и даже Глава Секты и остальные Старейшины слышали об этом. Все они были изумлены, но счастливы. Что же касается раненых - они сами бросили вызов Цин Шуй. В этих стычках раны были неизбежны.
  Он остался на Вершине небесного меча вместе с Вэньжэнь У-Шуан до полудня. Хотя люди вокруг него продолжали странно пялиться на него, Цин Шуй было плевать.
  В обед Вэньжэнь У-Шуан вернулась на Вершину Чжу Цин. У Цин Шуй не было летающего создания, а его божественного мастера не было здесь. Цин Шуй оставалось только прогуливаться по Вершине небесного меча. Устав от того, что остальные смотрят на него, как на придурка, Цин Шуй нашел уединенную тропу и пошел любоваться красивыми видами вершин.
  Гора была прекрасна благодаря ее величию, мощи и изящности. Ее возвышенная энергия делала эту гору еще более желанной. Говорят, что бессмертные и тайные мастера любили жить высоко в горах, что показывает, что горы являлись раем.
  Гора небесного меча была большой, и Секта небесного меча занимала лишь небольшую ее часть. Поэтому здесь было множество пустынных горных вершин, которые не были исследованы. В конце концов, им не было никакого дела до существ, живущих в рамках времени.
  Цин Шуй дал волю своему воображению и начал бесцельно представлять разные вещи. Места, до которых он доходил, становились все более и более мрачными. Только когда Цин Шуй решил вернуться, его острый слух уловил тихий звук. Хотя он был очень тихим, Цин Шуй расслышал его.
  Это был женский голос, а также стоны от того, что она развлекалась с мужчиной!
  Цин Шуй не мог не попытаться увидеть, кто мог заниматься этим здесь. Они должны были прийти сюда по делу. Когда он прибыл в Секту, было начало февраля. Теперь был почти март. Они не боялись отморозить свои "инструменты", делая это здесь?
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/12351
  Переводчики: Kent
  
  Глава 169. Секрет третьего старейшины Чжу Цин
  
  Цин Шуй прошел в направлении голоса и нашел легко обнаруживаемую пещеру. Когда Цин Шуй подошел ближе, то понял, что вход в пещеру достаточно широк, чтобы в него вместе могли пройти двое людей.
  Голоса становились все слышнее. В них было удовольствие и страсть.
  Женский голос притягивал, он был громким, эмоциональным. Цин Шуй слышал учащенное дыхание и высокие стоны. Это невероятно возбуждало Цин Шуй - он верил, что ее стоны способны привлечь вагон мужчин.
  "Дерьмо, да здесь постель. Кажется, она находится здесь уже довольно долго!".
  Быстрым взглядом он увидел два белоснежных тела, переплетенных на кровати друг с другом, словно змеи.
  Цин Шуй был поражен - на кровати было две изящных женщины. Впервые Цин Шуй стал свидетелем секса двух женщин-лесбиянок.
  Одна женщина взобралась на другую, она целовала и посасывала ее груди. Цин Шуй понял, что стоны, которые он слышал, издает женщина, лежащая на спине и наслаждающаяся действием.
  С этого угла обзора он видел округлую, задорную попку женщины сверху. Он ясно видел даже влажность ее вожделенной норки.
  Цин Шуй исподтишка разглядывал женщину, лежащую внизу, с фигурой песочных часов. Ее белоснежные ноги заставляли кровь Цин Шуй закипать. В конце концов, уже прошло много времени с тех пор, как Цин Шуй в последний раз делал это.
  Цин Шуй наблюдал за женщиной снизу и видел ее закрытые глаза и слегка приоткрытый рот. Ее черты были скрыты, но проникающие в душу стоны раздавались, не прекращаясь. С первого взгляда Цин Шуй узнал в этой очаровательной женщине никого иную, как третьего Старейшину - Чжу Цин.
  - Мастер, детка по имени У-Шуан поистине красива. Мастер уже думала о том, чтобы сделать это с ней?.. - высокая женщина сверху наклонила голову.
  - У-Шуан. Ее сердце уже отдано этому отродью. Это бесполезно. Твой мастер уже пыталась полюбить парней, но я не испытываю к ним интереса, - Чжу Цин вздохнула.
  - Янь эр такая же!
  Услышав это, Цин Шуй поспешно отступил. Учитывая, что второму старейшине Гунсунь Саньцянь было более восьмидесяти лет, его третья Боевая Тетя могла считаться молодой. Цин Шуй не хотел ничего иметь с этой "старушкой". Будет невероятно неловко, если его заметят.
  Однако Цин Шуй не ожидал, что она интересуется женщинами. Казалось, ему следует предупредить У-Шуан. Он вспомнил случай, когда Чжу Цин страстно вела под руку У-Шуан. Неужели она намеренно заигрывала с ней?
  Потеряв интерес к прогулке, Цин Шуй вернулся в Великий чертог и нашел там Ие Цзянъэ. В момент, когда его взгляд упал на Ие Цзянъэ, Цин Шуй почувствовал себя очень странно. Словно он смотрел на жену, которая ожидала возвращения своего мужа.
  Цин Шу встряхнул головой, выкидывая из нее смущающие мысли. Он рассказал Ие Цзянъэ о том, чему стал свидетелем с Чжу Цин.
  - Цин Шуй, ты так талантлив. Ты смог продемонстрировать свою мощь в момент, когда только прибыл сюда. Ты не только ранил Защитника Сяньтянь, но и побил заместителя Старейшины до бесчувствия. Ты думаешь, Мастер должен похвалить тебя?
  Цин Шуй смотрел на своего красивого учителя, пытающуюся подавить свой смех, и горько улыбнулся.
  - Я просто опасался будущих проблем. Разве так не вышло лучше?
  - Твои остальные Боевые дяди пришли ко мне и сказали, что ты лишил их своих лиц. Однако мне нравится, что ты побил их всех. Лучше уж я успокою их после их травм, чем ты будешь побит. Они также приходили, чтобы в свою очередь успокоить меня.
  Ее мягкий голос зародил тепло в сердце Цин Шуй. На самом деле Цин Шуй никогда не думал об Ие Цзянъэ как о своем мастере. Мастер - почетное звание, которым ученики должны обращаться к своему учителю. Поэтому тот, кто делится своими навыками и знаниями раз и навсегда становится уважаемым мастером. В конце концов, согласно китайским традициям, учитель на один день приравнивается к отцу на всю жизнь.
  Чувства Цин Шуй к Ие не достигли такого предела. Это была просто еще одна форма обращения к ней. Однако благодарность Ие Цзянъэ и Байли Цзинвэй никогда не сможет быть полностью отплачена Цин Шуй за всю жизнь. Поэтому Цин Шуй уважал Ие как учителя и никогда не заходил слишком далеко в заигрывании и подтрунивании над ней. Более того, он никогда не позволял себе иметь пошлые мысли о его божественном учителе.
  - Мастер, мне нужно кое-что обсудить с тобой, - Цин Шуй нахмурился.
  - Просто скажи прямо. Почему ты так вежлив? Если твоя просьба не переходит границы моей силы, я все сделаю.
  - Я хочу спуститься с горы и остаться в стране Цан Лан. Жизнь в горах не подходит моему способу развития. Мне интересно, сможешь ли ты удовлетворить мою просьбу? - Цин Шуй высказал довольно странную причину.
  Ие Цзянъэ была поражена, а затем слегка кивнула:
  - Ты можешь спуститься, но ты будешь должен возвращаться в горы по крайней мере раз в месяц.
  - Нет проблем. Значит, я могу уйти сегодня?..
  - Не-а! Не забывай, что сегодня ты должен... готовить для меня! - несколько смущенно ответила Ие Цзянъэ.
  Когда Цин Шуй услышал "не-а", его сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Когда он дослушал предложение до конца, он лишь горько улыбнулся и кивнул:
  - Ты хочешь повторить вкус еды, которую я готовлю?
  Ие поняла, что Цин Шуй, кажется, шутит, и ответила:
  - Конечно, а кто не захочет? Разве это не требует много времени? Я боюсь, что даже если я потрачу всю жизнь на это, то не смогу повторить того вкуса.
  Цин Шуй согласился со словами Ие. В конце концов, даже 100 лет поисков могут быть недостаточными, чтобы повторить тот же самый вкус.
  - У меня есть способ, который позволяет повторять вкус моих блюд. Давай вернемся на туманную вершину! - Цин Шуй засмеялся.
  Стоя на спине белоснежного журавля, Цин Шуй думал о том, что он может стать свидетелем того, как Ие Цзянъэ готовит ужин. Он действительно с нетерпением ждал этого. Он представлял, как эта богиня держит в своих руках половник и котелок...
  Когда образ предстал перед Цин Шуй, он был поражен ее красотой. Она выглядела чистой и изящной. Она была неописуемо теплой, была способна влюбить в себя до безумия.
  Она казалась небожительницей, спустившейся с небес. Если бы он мог общаться с ней, жить вместе с ней. Если бы они могли провести вместе хотя бы день, это было бы незабываемо. Возможность есть блюда, которые она приготовила, порождала странное чувство неизвестного удовлетворения.
  Он должен тяжело работать, чтобы развить "Цветок божественной красоты" до финальной формы. Он не может позволить остальным уничтожить ее.
  Цин Шуй оставил 100 Фруктов пьяного аромата Ие Цзянъэ. Ие не верила, когда обнаружила, что изящный вкус еды получается благодаря этому маленькому фрукту. Попробовав блюда, которые приготовила она сама, она была даже счастливее, чем когда прорвалась в Сяньтянь! Ее красота сияла, когда она увидела, как Цин Шуй оставляет ей 100 фруктов.
  Она еще раз убедилась, что "Еда и секс - лучшие удовольствия!".
  На следующий день он пошел увидеться с У-Шуан и предупредить ее насчет Чжу Цин. Лицо У-Шуан залилось краской, скрытая горечь появилась на нем, когда он взглянула на Цин Шуй. Однако она верила ему, ведь Цин Шуй никогда раньше не лгал ей, особенно в подобных вещах.
  - Я просто говорю тебе, потому что ты попалась у нее на пути... Не позволяй этой старухе подцепить тебя. Напоминай себе, что получишь истинное удовольствие, только если будешь делать это с мужчиной, - Цин Шуй хмыкнул.
  - Ты хочешь, чтобы тебя побили? - У-Шуан постучала Цин Шуй по плечам.
  - Помни, что я сказал. Сегодня я отправляюсь с гор вниз. Я буду возвращаться только раз в месяц и оставаться здесь на два дня! - было уже позднее утро, и обычные ученики Секты небесного меча начали свои стандартные тренировки. Защитники и выше их рангов тренировались в своем собственном темпе в личных комнатах или помещениях для тренировок.
  - Ты должен позаботиться о себе там, снаружи. Также соблюдай осторожность во всем, что ты делаешь, - Вэньжэнь У-Шуан склонила голову.
  Беспокойство было видно на ее лице. Цин Шуй протянул руки и мягко обнял ее.
  - Расслабься, я еще не сделал тебя своей женщиной. Как со мной может что-то случиться?
  Вэньжэнь У-Шуан нахмурилась. Цин Шуй покинул гору.
  Прибыв в страну Цан Лан, Цин Шуй решил, что если он не исследует улицы этой процветающей страны, как он сможет простить себя? Поэтому Цин Шуй решил покинуть гору. Со Сферой вечного фиолетового нефрита Цин Шуй не боялся потерять время.
  Первым местом, куда Цин Шуй решил отправиться, стало место, которого не было в Городе Сотни Миль - аукционный дом!
  У Цин Шуй было с собой довольно много денег. Поэтому он хотел купить что-нибудь полезное. Он не беспокоился о хранении, потому что у него была пространственная сфера, в которой хватит места для того, что он купит на аукционах!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/12352
  Переводчики: Kent
  
  Глава 170. Зал аукциона, Фрукт потенциала?
  
  Поразмыслив, Цин Шуй прямо отправился нанять карету у подножия горы. Он попросил направиться к самому большому залу аукциона в стране.
  Ближе к обеду Цин Шуй уже стоял перед залом аукциона, известным как Зал аукциона страны. В солнечном свете золотые слова названия на вывеске резали глаз. Очевидно, что эти слова написал какой-нибудь известный каллиграф.
  Зал аукциона страны находился в центре процветающей страны Цан Лан. Это было главным местом на пересечении двух самых больших дорог страны. Без связей и возможностей никто не смог бы попасть в такое редкое место.
  Чтобы иметь слово "страна" на вывеске, зал аукциона должен иметь связи с силами, подобными Секте небесного меча, или с ней самой!
  Фиолетовый, торжественный зал аукциона занимал большое пространство. На крыше была фиолетовая резьба в виде огромного парящего дракона и танцующего феникса. Резьба была очень реалистичной и производило сильное впечатление богатства и силы.
  Перед широкой фиолетовой хрустальной дверью стояло множество роскошных карет. Цин Шуй смотрел на бесконечный поток людей, которые входили и выходили.
  - Вход свободный?
  - Господин, чтобы войти, необходимо заплатить десять серебряных монет.
  Около двери стояло два ряда женщин с тонкими ногами и изящными фигурами. Самая красивая из женщин издали улыбнулась Цин Шуй и сказала.
  "Мелодичный голос, сладкая улыбка, дружелюбие. Какой профессионал!" - подумал Цин Шуй.
  - Я должен заплатить, просто чтобы войти?
  - Это ограничивает количество входящих людей и останавливает подлых карманников! - сказала женщина-швейцар и уверенно улыбнулась.
  Цин Шуй видел, что люди, которые входят внутрь, охотно засовывают десять серебряных монет или даже серебряную купюру в 100 серебряных монет в высокое декольте швейцаров. Иногда оттуда был слышен громкий мужской смех.
  Вот каков был этот мир. Ситуация была очень знакома Цин Шуй - он видел много подобного в Городе Сотни Миль.
  В двух рядах было не менее сорока молодых и красивых женщин. Цин Шуй подумал немного и решил, что не стоит пропадать десяти серебряным монетам. Он также улыбнулся и положил десять серебряных монет в декольте этой определенно милой девушки.
  Во время этого движения он несколько раз сжал ее. Она была теплая, мягкая, немного упругая. Улыбка девушки не изменилась, а Цин Шуй вошел через фиолетовую хрустальную дверь.
  В этом потоке людей те, кто мог делать ставки, не беспокоились насчет десяти серебряных монет. Более того, многие с легкостью расставались с сотней серебряных монет. Только благодаря доходу от пошлины за вход прибыль Зала аукциона страны должна была значительно расти.
  Когда он вошел через фиолетовую хрустальную дверь, перед ним возник большой зал. Он был чрезвычайно широк. Внутри было шумно, мебели было очень мало. Когда Цин Шуй был снаружи, он увидел, что в Зале аукциона страны проходят два раунда ежедневных аукционов. Один - утром, остальные - после обеда. Каждый раунд длится около трех часов.
  Аукцион был свободным. В нем было три уровня вип-зон над залом аукциона, каждая стоила тысячу серебряных монет!
  - Господин, вам нужна вип-зона?
  Когда Цин Шуй вошел, женщина в сексуальной униформе зала аукциона улыбнулась ему и задала вопрос. Внешность этой женщины очевидно была намного выше уровнем, чем у швейцаров снаружи. Важным было то, что эти женщины могли сопровождать посетителей в отдельные вип-комнаты наверху. Во время аукциона посетитель мог делать все, что захочет, с этой женщиной.
  Цин Шуй очень желал поиграть с этой умно-выглядящей женщиной, когда увидел, что она очень красива. С другой стороны, она была так по-скромному очаровательна, что было сложно подумать о ней в таком ключе.
  Черная униформа плотно облегала сексуальную, округлую фигуру, демонстрируя изгибы так ясно, что повергала смотрящего в отчаяние. Когда он подумал, что она должна была пройти через многих мужчин и даже особым образом удовлетворять их, он решил выкинуть подобные мысли из своей головы.
  - Извини, я на мели.
  Слова Цин Шуй лишили окружающих дара речи. Зачем было объявлять всем, что у тебя нет денег? Можно же сказать, что тебе просто не нужно это? Несколько других женщин, включая девушку в униформе, удивленно уставились на Цин Шуй.
  - Раз так, извините, что побеспокоила вас. Пожалуйста, следуйте за мной - я провожу вас на ваше место, - женщина снова профессионально улыбнулась.
  Был обед, и оставался еще час до начала послеобеденного аукциона. Зал был почти полный, и несколько теней проследовали наверх. Вип-зона наверху была вне поля зрения.
  - Господин, пожалуйста, садитесь сюда.
  Цин Шуй увидел, как женщина покрутилась своей милой фигуркой и пригласила толстого мужчину средних лет, а затем быстро поднялась с ним наверх. Цин Шуй ничего не почувствовал. На земле девяти континентов было много красавиц, и среди них было некоторое количество, которые работали таким образом. Поэтому ему не было жаль. Ценности каждого далеки от своих желаний, и в Соблазнительном запахе ночи было множество бесподобных красавиц.
  Цин Шуй видел, что все, у кого было богатство и сила, брали с собой наверх красавиц, но много людей оставалось и в зале. В конце концов, тысяча серебряных монет не является маленькой суммой.
  Богатые заботятся о своем имидже. У них нет недостатка в женщинах. Более того, многие казались такими толстыми, что вызывали сильное сомнение в возможности увидеть их ступни.
  Впереди зал был низким, а сзади - высоким. Неважно, где был человек, ему было видно сцену!
  Скоро аукцион должен начаться.
  Акционер и его помощник казались средних лет, они были спокойны. На них была одежда, благодаря которой они выглядели влиятельными и опытными. Когда они вышли, то улыбнулись, поприветствовали людей внизу и мгновенно объявили о начале аукциона.
  Первым лотом был Меч серебряного океана, сделанный из океанского серебра. Он мог защитить от яда, но его атакующие возможности были заурядными. Он был полезен в местах с вредными испарениями или с низким уровнем ядов.
  Акционер представил меч и сказал:
  - Стартовая цена - тысяча серебряных монет, каждое повышение цены должно быть не меньше, чем на 50 серебряных монет.
  Спустя очень долгое время кто-то сказал:
  - 1050 серебряных монет!
  После этого никто ничего не сказал.
  В мире девяти континентов была Пилюля против яда, которая была дешевой и ее легко можно было взять с собой. Поэтому Меч серебряного океана был скорее ценностью для коллекции.
  Цин Шуй не ожидал, что его так легко продадут. Он не был заинтересован им. Ему были больше интересны лекарственные травы и странные предметы. Он не хотел впустую тратить свои деньги. В конце концов, у него с собой было не так много денег.
  Вторым лотом был детеныш пустынного чудовища, Однорогий серебряный волк первой ступени!
  Что удивило Цин Шуй, так это то, что ставки очень быстро выросли до 350 000 серебряных монет.
  Цин Шуй не знал, что детеныши дьявольских чудовищ, яростных чудовищ и пустынных чудовищ очень дорогие. В конце концов, легче дрессировать маленького детеныша, и шанс, что он отвернется от тебя, сильно снизится.
  Небольшой интерес ко второму лоту превратился в сильное возбуждение. Детеныш Однорогого серебряного волка был продан кому-то с третьего этажа. Это было вполне обычно, и не в первый раз такое происходило. В итоге только беспомощные вздохи разнеслись по залу.
  Следующие несколько лотов представляли из себя оружие и снаряжение. Они были полезны, и на них ставки были высоки. Однако ничто не сравнилось с Однорогим серебряным волком. Цин Шуй не требовалось оружие. Более того, это оружие не казалось божественным.
  Когда Цин Шуй уже почувствовал себя подавленным, он услышал, как аукционер произнес:
  - Представляем сотый лот. Клиент сказал, что это Фрукт потенциала, но его истинные свойства неизвестны. Клиент сказал, что тот, кто съест фрукт, будет нести свои последствия. Стартовая цена - 10 000 серебряных монет, каждое повышение цены не может меньше, чем на 500 серебряных монет.
  Когда акционер позволил начинать, мгновение стояла тишина, а заем люди начали спорить между собой!
  - Они с ума сходят по тому, что неизвестно. Они начинают ставить такие высокие ставки, хотя должны будут нести свои последствия.
  - Посмотри, он может быть отравлен?
  - 12 000 серебряных монет!
  Когда двое людей закончили говорить, раздался голос.
  - 13 000!
  Когда Цин Шуй услышал слова "Фрукт потенциала", он озадачился, а потом его охватило радостное волнение. В "Западной Фантазии" Фрукт потенциала мог увеличить свойства. Каждый человек максимум мог съесть 100 плодов. Он не был уверен в свойствах этого Фрукта потенциала. Цин Шуй смотрел на маленький плод размером с персик. Он был черным, как чернила, и выглядел зловеще.
  Фрукт потенциала был редкой вещью, на которую можно было наткнуться лишь случайно. Так или иначе он хотел заполучить его. Он не ожидал, что цена за одно мгновение взлетит до 30 000 серебряных монет.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/12658
  Переводчики: Kent
  
  Глава 171. Величественное убранство, Земной Рай
  
  - 32 000! - раздался голос с третьего яруса.
  - 50 000! - Цин Шуй поднял цену прямо до 50 000, чтобы сказать остальным, что он собирается заполучить этот лот. А также чтобы сказать, что у него есть деньги.
  После слов Цин Шуй на мгновение все умолкли.
  - Этот господин назвал цену в 50 000 серебряных монет. Кто даст больше? - тепло улыбнулся аукционер.
  - 80 000! - раздался голос с третьего яруса.
  Цин Шуй горько улыбнулся. Он знал, что встретился с упрямым ослом. Даже за 30 000 монет ему было бы сложно купить этот Фрукт потенциала.
  Чтобы предотвратить кровожадное соревнование цен, тебе необходимо заплатить 10% самой высокой ставки, которую ты назвал, потому что являешься возможным победителем лота. Это должно было отпугнуть людей от намеренного повышения цены и раздутия ее донельзя.
  - Ах Бяо, проверь происхождение этого парня. Выясни, откуда он, - сказал хорошо одетый крепкий мужчина сильному юноше в черном одеянии солдата.
  Крепкий мужчина сидел на удобной высокой софе, достигавшей высоты шеи взрослого человека. Высокая женщина в униформе была полураздета, из-под одежды выглядывала ее грудь. Было видно половину ее дерзкой попки. Она стояла, опустив голову к нижней части тела мужчины, посасывая его член.
  В это место приходили, чтобы насладиться уникальной униформой и духовным удовлетворением!
  - 100 000! - беспомощно выкрикнул Цин Шуй.
  - 100 000 серебряных монет. 100 000 серебряных монет, кто даст больше?
  Аукционер взволнованно объявил со сцены и начал снова хвастать свойствами Фрукта потенциала. Он уже сказал, что свойства неизвестны, но теперь начал выдумывать его способности и неясно описывать их, чтобы подогреть возбуждение публики.
  С того момента, как Цин Шуй поднял ставку, лот превратился в противостояние между ним и мужчиной с третьего яруса. Теперь все наслаждались зрелищем.
  - У этого молодого иностранца есть яйца. Даже если у него есть деньги, ему не следует идти против кого-то из Секты гигантского меча. Его удача изменит ему, - прошептал голос кому-то неподалеку.
  - Верно. Брат Ху не просто внук Старейшины Секты гигантского меча, но и прямой наследник рода Ху, - произнес мужчина рядом с ним.
  - 150 000! - яростно произнес голос с третьего яруса.
  - 300 000! - Цин Шуй выкрикнул поразительную сумму. Цин Шуй думал об этом. Если другая сторона даст больше, он сдастся.
  - 300 000 раз!
  - 300 000 два!
  - 300 000 три, продано! Поздравления этому господину, который выиграл лот Фрукта потенциала за 300 000 серебряных монет, - акционер радостно поздравил Цин Шуй.
  - Дурак!
  - Идиот!
  ***
  - Ах, как он осмелился сражаться со мной! Ох! Ааа! - крепкий мужчина вздыхал под быстрые движения рта девушки в униформе. Чувственная женщина использовала свой язык, облизывая его мерзкий член.
  Хотя Цин Шуй потратил все свои деньги, он ликовал. Если его деньги уйдут, он заработает еще. Одна хорошая вещь уходит, взамен приходит другая. Всегда нужно использовать возможности, которые всплывают перед тобой. Это было кредо, которым Цин Шуй пользовался всю свою жизнь.
  Цин Шуй было плевать на обсуждения окружающих. Что насчет внука Старейшины Секты гигантского меча или прямого наследника рода Ху? Пока он был с Сектой небесного меча страны Цан лан, все можно было решить. Цин Шуй заботился лишь о людях, которые обладают более высоким уровнем развития.
  Аукцион продолжался. Не имея ни денег, ни желания продолжать смотреть аукцион, Цин Шуй ушел вместе с Фруктом потенциала. Без денег на еду, Цин Шуй думал, что ему необходимо пополнить свои запасы, чтобы ему не пришлось тяжко с вещами, которые ему нужны.
  - Брат, пожалуйста, подожди!
  Он еще недалеко отошел от зала аукциона, как услышал, как кто-то зовет его. Цин Шуй улыбнулся. Когда он был в доме аукциона, он знал, что брат Ху с третьего яруса однозначно так просто не отпустит его.
  Брат Ху, возможно, зал, кто в стране был сильным, а кто не мог нападать. Как он мог отпустить странника, который уронил его лицо? Люди в мире девяти континентов больше всего ценят репутацию. Можно потерять деньги, но не репутацию.
  Цин Шуй обернулся и увидел юношу в черном костюме. Он выглядел довольно крепким, но был для Цин Шуй ничем. Цин Шуй чувствовал, что такие люди ведут себя так, словно играют в игру. Говорят, что эксперты ко всей жизни относятся как к игре, и Цин Шуй сейчас прекрасно понимал это чувство.
  - Ищешь меня? - Цин Шуй слегка улыбнулся.
  - Мой юный господин хотел бы пригласить к себе брата. У него есть, что обсудить с тобой, - юноша в черном улыбнулся.
  - Кто твой юный господин? Почему я должен идти и встретиться с ним? Кем он себя возомнил? - Цин Шуй продолжал улыбаться.
  Цин Шуй ненавидел таких людей, которые называли себя юными господами или джентльменами. Это был признак поколения бумеранга. Без защиты прежних поколений они представляют собой кучу дерьма. Члены рода из больших родов обычно не такие высокомерные и невежественные, как местные тираны.
  - Я оказал тебе честь, назвав тебя братом. Не наглей, - лицо юноши мгновенно изменилось, и пять так же одетых юношей появились рядом в мгновение ока.
  - Мне не нужно, ребята, чтобы вы выражали мне свое почтение, но сейчас мне хочется задать трепку, - Цин Шуй отправил в полет нескольких юношей с шестой ступенью сферы Боевого Солдата. Пятеро из них потеряли сознание, остался один, который говорил с ним.
  - Мусор!
  Цин Шуй подошел к единственному юноше в сознании и сказал.
  Видя, что еще не слишком поздно, Цин Шуй решил осмотреть эту выдающуюся местность страны Цан Лан. В конце концов, торговцы, имеющие свое имя, начинающие бизнес, имели магазины, выходящие фасадом на это место, были людьми с силой.
  Не важно, куда ты идешь. С деньгами у тебя есть сила. С силой у тебя будут деньги.
  Проходя через множество роскошных перекрестков, он прошел по двум самым успешным и широким дорогам страны Цан Лан. Одна вилась с востока на запад, другая - с юга на север. Ширина дороги была не меньше 1 000 метров, и на ней могли свободно разминуться несколько огромных карет, запряженных огромными чудовищами.
  Цин Шуй следовал за потоком толпы. Он поднял голову и увидел по диагонали от Зала аукциона страны не менее роскошное здание.
  - Земной рай!
  Какое стильное название. Цин Шуй стоял на расстоянии и смотрел на два слова темно-золотого цвета, волшебно сияющие под полуденным солнцем. Затем он почувствовал легкий аромат.
  "Этот аромат способен сравниться с черными рыбами и Во всех смыслах питательным супом", - Цин Шуй ощущал неотразимый запах, будучи на расстоянии 500 метров от здания. На его вывеске было написано "Земной рай".
  Цин Шуй замер. Подумать только, что возможно приготовить такие пахучие деликатесы. Только по одному запаху это место заслуживало своего названия!
  Земной рай. Цин Шуй думал, что такое величие возможно только во сне. Обед давно уже прошел, но бесконечный поток людей проходил через широкий вход. В большинстве своем - состоятельные богачи.
  Цин Шуй смотрел на несколько гнутых серебряков в своей руке, которых не набиралось и на 10 серебряных монет. Когда он подошел ко входу, Цин Шуй увидел старика с одной ногой. Перед ним стояла сломанная миска, в которой было несколько медяков.
  Цин Шуй обрадовался, увидев официантку, несшую сумки с просроченной едой. Она прошла к старику и нескольким ребятам, казавшимся бродягами.
  Неважно, каким богатым и цветущим было это место, в нем были и бродяги. Цин Шуй достал все свои монеты и отдал старику и ребятишкам, входя в Земной рай. Ему все равно не хватало, чтобы поесть.
  Женщина-швейцар кивнула и поприветствовала Цин Шуй с улыбкой!
  Цин Шуй отвели на второй этаж, потому что первый уже был полностью занят. В Земной раю не бронировали места, со всем обращались одинаково. Это поразило Цин Шуй. Трудно было поверить, что такой роскошный ресторан не имеет приватных комнат.
  - У вас здесь есть комнаты для бронирования? - Цин Шуй смотрел на милую официантку.
  - Да, они у нас были, но недавно их убрали! - официантка улыбнулась.
  - Можешь сказать мне, почему? - Цин Шуй хотел знать, что случилось. Что разозлило хозяина Земного рая и заставило убрать приватные комнаты. Приватные комнаты приносили много денег.
  Официантка тихо сказала:
  - Я слышала от кого-то, что пять лет назад официантка накрывала на стол в вип-комнате. К несчастью, в той комнате ее изнасиловали юные господа. После этого та официантка покончила с собой!
  - Поэтому ваш хозяин убрал приватные комнаты? - удивленно спросил Цин Шуй.
  - Мм, верно. Наш хозяин даже убил тех распутных юношей на месте и выкинул их на улицу. Она мгновенно приказала в тот же день убрать все приватные комнаты. С тех пор никто не осмеливается заигрывать с официантками в Земном раю, - в глазах официантки было столько почтения, когда она упоминала своего хозяина.
  Цин Шуй заказал несколько самых дорогих блюд. Он думал, что однозначно должен встретиться с таким хозяином. Более того, он и был-то здесь, чтобы встретиться с хозяином.
  Вскоре официантка накрыла ему на стол. Цин Шуй пригласил ее присоединиться к нему, но она отказала. Ему оставалось самому наслаждаться деликатесами.
  Когда он попробовал еду, он понял, что она далека от черной рыбы и Во всех смыслах питательного супа из Сферы вечного фиолетового нефрита. Он вскоре пришел к мысли, что довольно сложно самому достигнуть такого уровня кулинарных навыков.
  - Как тебя зовут? Как мне обращаться к тебе? - Цин Шуй спросил официантку, стоящую рядом, пока он ел.
  - Вы можете называть меня Маленькая Шу! - с улыбкой сказала девушка.
  Ее улыбка была сладкой, полной юношеской живости!
  - Маленькая Шу, что произойдет с тем, кто не заплатит за еду? - неловко спросил Цин Шуй.
  - Есть, но не заплатить? У нас не было ранее подобного случая. О, пять лет назад люди перестали есть, не оплачивая. Никто не смеет делать этого, - ответила Маленькая Шу удивленно.
  - Маленькая Шу, если я скажу тебе, что у меня нет денег, ты мне поверишь? - Цин Шуй продолжал есть и спрашивать.
  - Неважно, поверю я вам или нет, - мягко улыбнулась Маленькая Шу.
  - Почему? Вы тут не боитесь, что вам не заплатят? - Цин Шуй был озадачен. В конце концов, он действительно не собирался платить. Более того, так он сможет встретиться с хозяином.
  - Наш хозяин дал слово, что вы можете наслаждаться здесь едой бесплатно. Неважно, когда вы пришли, вы поедите бесплатно, - радостно сказала Маленькая Шу.
  Цин Шуй был потрясен. У него уже появилось несколько врагов в стране Цан Лан, но друзей - нет.
  - Маленькая Шу, прекрати обманывать меня. Что происходит? У меня действительно вообще нет денег. Ты можешь устроить для меня встречу с хозяином? - Цин Шуй дожевал последний кусочек и сказал, вставая.
  - Наш хозяин решил это, только благодаря тому, что вы сделали пожертвование тем бедным людям у входа. Поэтому мы можем бесплатно накормить вас. О более важной причине вы узнаете, встретившись с нашим хозяином. Пойдемте, наш хозяин хочет встретиться с вами, - Маленькая Шу повела Цин Шуй наверх по лестнице.
  Цин Шуй был очень смущен, но ему оставалось лишь следовать за милой, умной девушкой наверх. Конструкция этажей была такова, что посетители ели по центру, а по краям тянулись ряды коридоров.
  Длина и ширина каждого этажа была не менее 100 метров. Однако этажей было немного. На шестом этаже находилась кухня. Самый высокий этаж был открыт для публики.
  Вскоре они поднялись на пятый этаж, и даже направление лестницы изменилось. Перед ними стояли две стражницы, они кивнули, увидев Маленькую Шу. Маленькая Шу и Цин Шуй поднялись наверх и направились на шестой этаж.
  Обстановка шестого этажа была очень простой, на нем было лишь несколько комнат. Посередине стояла ширма, несколько валунов и вечнозеленые деревья. Здесь даже была трава!
  - Наш хозяин внутри, но вы можете войти сами! - Маленькая Шу улыбнулась и указала на ширму.
  Цин Шуй подошел к ширме и замер, заметив гибкую бесподобную красавицу в пурпуре, стоящую за ширмой! Одетая в пурпурное, она казалась еще более спокойной и грациозной. Ее вытянутые, дерзкие глаза феникса с длинными ресницами были неописуемо очаровательны. Она все же не была похожа на его божественного мастера, но могла свести с ума.
  Она была тихой девушкой, ее изящная поза и взгляд завораживали. Это была Хоюнь Лю-Ли, женщина с превосходным сочетанием интеллигентной красоты и очарования!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/12659
  Переводчики: Kent
  
  Глава 172. Воссоединение
  
  Это была действительно Хоюнь Лю-Ли. Хотя она была по-другому одета, она производила впечатление спокойствия и класса. Цин Шуй был уверен, что это самая изящная и очаровательная женщина из всех, кого он встречал.
  Цин Шуй озадаченно пялился на нее! Он никогда бы не подумал, что хозяином Земного рая является такая великолепная женщина. Подумать только - женщина, которая вела себя скрытно в Городе Сотни Миль, является хозяином Земного рая в стране Цан Лан. Более того, она смогла убить тех мерзавцев и выбросить их на улицу, оставшись при этом не раненой.
  - Почему ты не узнаешь свою старшую сестру, прибыв в страну Цан Лан?
  Ее голос был все таким же хриплым и притягательным. Она задевала за душу. С ее внешностью, уникальным очарованием, умным, тихим видом, она любого могла поразить и привлечь.
  - Как это возможно? Это просто было слишком внезапно. Разве кто-то не сказал когда-то, что три вещи в мире делают нас счастливыми. Первая - новый уровень развития, вторая - первая брачная ночь, третья - воссоединение с друзьями в чужих краях. Разве я не столкнулся с третьим случаем? Я просто никак не могу оправиться от счастья! - Цин Шуй ухмыльнулся.
  - С тех пор, как мы последний раз виделись, ты стал очень умело говорить сладкие речи. Подумать только - ты смеешь дразнить свою старшую сестру, - сказала Хоюнь Лю-Ли. Ее сексуальные губы, словно цветок, представляли собой соблазнительный изгиб.
  Дьяволица. Очаровательная дьяволица. Цин Шуй ощущал, что она подобна демону. Он вспомнил юного господина Пань, которого встретил, когда вошел в страну Цан Лан. Он тогда упомянул женщину из Земного рая. Он был уверен, что это была Хоюнь Лю-Ли. Она была точно той, в которую были влюблены большая часть мужчин страны Цан Лан. Она была не самой красивой, но умела красть мужские сердца.
  - Как я могу осмелиться на это? Я не хочу быть выкинутым на улицу, - Цин Шуй медленно успокаивался.
  - Тебе не нравится мой подход? - Хоюнь Лю-Ли смотрела на Цин Шуй, продолжая улыбаться.
  - Нет, мне очень нравится. Мне нравятся люди, поступающие по совести. Человек счастлив только тогда, когда знает свое предназначение и делает то, что должен. Это должно быть сделано, несмотря на сожаления и упреки, - Цин Шуй пытался говорить, сохраняя свое лицо серьезным и задумчивым.
  - Мм, я не скажу тебе, что ты глубокий человек. Ты нравишься старшей сестре. Выпьем чаю, - услышав слова Цин Шуй, красивые глаза Хоюнь Лю-Ли моргнули, а затем она ослепительно улыбнулась, словно на мгновение расцвели свежие цветы.
  Цин Шуй не воспринял всерьез фразу "Ты нравишься старшей сестре", но все равно был очень рад. Было удивительно встретить кого-то знакомого в стране Цан Лан, особенно когда это женщина с невероятно благоприятным впечатлением о себе.
  Было свободное место, и Цин Шуй увидел потрясающий меч, висящий на стене неподалеку. Должно быть, здесь Хоюнь Лю-Ли тренируется.
  Они вдвоем сели за кофейный столик, сделанный из дерева ананаса, и Хоюнь Лю-Ли достала пару пурпурных чашек для чая. Она наполнила чашки кипящим чаем.
  - Почему ты вдруг прибыл в страну Цан Лан? У тебя здесь какие-то дела? Или ты остаешься здесь надолго? - Хоюнь Лю-Ли взяла чайную ложечку.
  - Я прибыл сюда надолго. Я давно желал посетить эту страну и планирую остаться здесь на какое-то время. Осмотревшись как следует, я смогу решить, когда вернуться назад, - Цин Шуй отпил чай, закрыв глаза и наслаждаясь вкусом.
  - У тебя есть какие-то проблемы? Могу ли я чем-нибудь помочь тебе? - Хоюнь Лю-Ли вновь наполнила чашку Цин Шуй. В ее голосе была искренность.
  Цин Шуй горько улыбнулся. Правда, у него не было денег, но и без чьей-либо помощи это не является для него проблемой. Со Сферой вечного фиолетового нефрита он не умрет с голода. Цин Шуй был благодарен Хоюнь Лю-Ли за заботу, и особенно ее заботливому тону. Она боялась, что с ним что-то случится.
  - Ха-ха, ты уже знаешь, что я собираюсь есть бесплатно? - Цин Шуй улыбнулся, глядя на Хоюнь Лю-Ли, которая боялась задеть его гордость.
  Хоюнь Лю-Ли лишь улыбнулась ему в ответ.
  - Сегодня я здесь, чтобы встретиться с хозяином Земного рая и обсудить дело. Однако, я не ожидал, что хозяином окажется потрясающая красавица, которая ранее уже помогла мне, - Цин Шуй выпил чаю.
  - Прекрати так говорить. Если ты здесь, чтобы обсудить дело с хозяином Земного рая, работать проще с кем-то знакомым. Но готовься к последствиям, - Хоюнь Лю-Ли пожурила его.
  - Конечно. Я обращаюсь к тебе как к лучшему другу, поэтому не хочу больше говорить о делах. Я обнаружил, что чем больше ты зарабатываешь, то тратишь много денег на помощь детям из бедных семей, чтобы они обрели все самое необходимое. Поэтому я не знаю, сколько зарабатывает Земной рай, - Маленькая Шу кое-что рассказала о делах Хоюнь Лю-Ли, которые требовали много денег.
  - Не беспокойся о деньгах. Я трачу определенную сумму на бедных, но посмотри на цены, которые здесь установлены. Они довольно крутые - результат нужды и стандарта. Мой ресторан нацелен на богатых, нацелен выуживать из их кошельков деньги, - Хоюнь Лю-Ли отпила немного чая и очаровательно сдвинула брови.
  - Ты очень много думала. У меня есть кое-что очень ценное для твоей кухни, что будет даже лучше твоих самых изысканных деликатесов. Я сразу хотел извлечь из этого выгоду, но, так как это твой ресторан, у меня нет причин не дать это тебе. Если ты перестанешь зарабатывать много денег, я буду ценить, если ты дашь твоему младшему брату немного еды и денег, - Цин Шуй почесал нос.
  Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуй, надувшись.
  - У тебя действительно есть что-то такое? Ты правда думаешь, что твоя старшая сестра будет недостойно обращаться с тобой? Разве я когда-нибудь так делала? Я так плохо выгляжу в твоих глазах?
  Цин Шуй думал об этом и согласился. Думая о ценности Железного котла золотого огнива, Цин Шуй бросило в холодный пот. До сих пор Цин Шуй не понимал, почему эта женщина подарила ему такую ценную вещь, как Железный котел золотого огнива.
  Мысль об этом смутила Цин Шуй, пот капал у него со лба. Хоюнь Лю-Ли также выглядела озадаченной.
  - Что случилось? Тебе нехорошо?
  - Нет, я просто подумал о Железном котле золотого огнива, который дала мне старшая сестра, - Цин Шуй горько улыбнулся.
  Хоюнь Лю-Ли застыла на мгновение, а затем рассмеялась. Ее хриплый голос был подобен наркотикам, отчего Цин Шуй было сложно вырваться. Она была притягательной дьяволицей.
  - Когда ты прорвалась в Сяньтянь? - внезапно спросил Цин Шуй.
  - Несколько лет назад...
  Хоюнь Лю-Ли быстро поняла, что Цин Шуй проверяет ее. Она пожурила его:
  - Негодник. Ты стал хуже. Ты не можешь просто прямо спросить меня? Не играй в игры. Так не может продолжаться, мне следует наказать тебя.
  - Какое наказание ты выберешь для меня? Я согласен на все, кроме женитьбы, - извиняющимся тоном сказал Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуй своими красивыми глазами, не моргая. Только когда Цин Шуй стало не по себе, она хитро сказала:
  - Я начала ощущать, что мой живот болит, ноги подкашиваются. Наказание для врача будет следующим: дай мне совет.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/12660
  Переводчики: Kent
  
  Глава 173
  Мягкокостые руки, Лечебные Гранулы королевского класса.
  
  Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуя своими немигающими прекрасными глазами. Только когда Цин Шуй стал чувствовать себя некомфортно, она хитро заметила: "Я недавно почувствовала боль в ногах и на талии. Наказание для доктора - сделать мне массаж".
  Капельки пота скатились по лицу Цин Шуя. Хоюнь Лю-Ли расстроилась, когда заметила это. "Негодяй, я всего лишь попросила о массаже. Это так плохо?"
  "Вы действительно хотите массаж? - Цин Шуй вытер пот с бровей, понимая, что он не может уследить за ходом мыслей этой дамы. Она была необузданной и непостижимой, дамой, которая была сложена и очаровательная, как дьяволица. Цин Шуй не смел даже надеяться, что она заинтересуется таким мужчиной, как он. Цин Шуй чувствовал - она была на том же уровне, что и его богоподобная хозяйка, и та дама на Золотокрылом Громовом Кондоре. Только если те двое были как богини, эта была демоницей.
  
  "Пфф, конечно", сердито сказал Цин Шуй. Ее своенравность была очаровательна.
  "Так и быть! У меня, в самом деле, есть несколько техник массажа, которые даже лучше, чем у мастеров. Я сделаю моей даме свой первый массаж". Цин Шуй вспомнил, что когда он занимался алхимией, он знал технику мягких костей, отличавшуюся от акупунктурного или ортопедического массажа. Эта техника включала в себя массаж для расслабления мышц и костей. Она улучшала состояние мышц и костей, развивала потенциал человека и - что самое главное - использовалась в форме массажа.
  Хоюнь Лю-Ли остолбенела от согласия Цин Шуя. Услышав его заигрывания, она зарделась от стыда. Но, тем не менее, встала, бросив на Цин Шуя беглый взгляд, и сказала: "Сюда!"
  Цин Шуй не уловил изменения в выражении лица Хоюнь Лю-ли и последовал за ней в самую дальнюю комнату по ее требованию.
  Когда он взглянул на ее великолепное телосложение, Цин Шуй был одурманен таким потрясающим зрелищем. Он был в трансе от вида ее хрупкой и стройной спины, ее изгибов, красивых стройных ног и линии, ведущей от тонкой талии до пышных бедер.
  Цин Шуй не знал, когда это началось, но он заметил, что ему нравилось смотреть на прекрасных дам сзади. Это все вина Юй Хэ! Цин Шуй стал вспоминать свои непонятные отношения с Юй Хэ и что как-то однажды даже приклеился к ее прекрасной заднице пластырем.
  Войдя в комнату, Цин Шуй понял, что это была маленькая, но уютная и мечтательно декорированная гостиная. Прочувствовав атмосферу комнаты, Цин Шуй понял, что сюда не так часто попадали мужчины.
  Гостиная была не очень большой, но в ней казалось было много мебели. Стояла одноместная софа, одна кушетка для двоих, одна для троих и большой диван, похожий на маленькую кровать. Все цвета выдержаны в роскошном фиолетовом. Даже стены и полы были фиолетовыми, что делало маленькую комнату похожей на райское поднебесье.
  
  "Мне сесть или лечь?" Хоюнь Лю-Ли опустила голову и мягко спросила.
  "Будет лучше, если вы для начала ляжете на живот", - слегка неуклюже сказал Цин Шуй. В конце концов, он находился в такой неземной комнате и просил несравненную, манящую красавицу улечься на живот.
  Слова Цин Шуя снова заставили лицо Хоюнь Лю-Ли залиться ярко-красной краской. И это сделало ее еще более прекрасной в этой пурпурной комнате и заставило Цин Шуя оцепенеть на какое-то время.
  Хоюнь Лю-Ли медленно легла на самый большой диван. В своей фиолетовой одежде на фиолетовом диване с окружающими стенами и потолками она создавала самую прекрасную картину, изображающую настоящую красоту!
  Цин Шуй глубоко вздохнул, сдерживая биение своего сердца. Он медленно сел на край софы и вытянул руки. Он положил их прямо на прекрасные плечи Хоюнь Лю-Ли.
  Даже под плотным слоем фиолетовых одеяний, Цин Шуй все еще могу чувствовать, насколько она была поразительно худой и гладкой. Он заметил, что энергия Ци из Древней Техники Усиления автоматически циркулировала синхронно с техникой массажа, которую Цин Шуй вспомнил.
  "Ммм!" застонала тихонько Хоюнь Лю-Ли, спохватилась и тут же сжала зубы и зарылась своим прекрасным зардевшимся лицом в мягкие подушки.
  Цин Шуй медленно массировал. Однажды войдя в это состояние, он мог забыть обо всем вокруг. Его руки медленно двигались от ее плеч вниз с нарастающей силой.
  Вид Хоюнь Лю-Ли, лежащей внизу, был так прекрасен, что невозможно было его описать. Особенно этот изгиб между ее тонкой талией и пышными бедрами. У Цин Шуя затряслись руки, когда они приземлились на ее талии.
  Хоюнь Лю-Ли давно уж позабыла, где она была. Она чувствовала себя такой безвольной и онемевшей, что ей казалось, что все косточки покинули ее тело. Она чувствовала себя так комфортно, что время от времени издавала такие стоны, которые бы взбудоражили воображение любого. Однако каждый свой вскрик она немедленно подавляла.
  Цин Шуй замешкался перед тем, как прикоснуться к этой манящей попке. Это чувство исключительной гладкости и потрясающей упругости заставило его руки остановиться на мгновение. Через секунду он снова пришел в себя и продолжил массаж.
  Когда руки Цин Шуя приземлились на будоражащей попке Лю-Ли, она заметно напряглась, что заставило Цин Шуя задуматься, из-за массажа ли это или по какой-то совершенно иной причине.
  В конце концов, закончив с ягодицами, он перешел к еще более чувственным бедрам. Хоюнь Лю-Ли покинули последние силы. Сопротивляться этим уютным ощущениям у нее просто не было сил. Если еще какое-то время назад она хотела остановить массаж, особенно, когда Цин Шуй коснулся ее задницы, то сейчас это ощущение комфорта заставило ее полностью потерять контроль над собой и утонуть в восхитительной эйфории, даже в моменты сомнений и колебаний.
  Раз массаж ягодиц был закончен, Хоюнь Лю-Ли решила не останавливать массаж. Однако она не ожидала того, что случилось дальше, когда дело дошло до верхней части ее бедер. Она возненавидела это чувство еще больше, потому что это делало ее еще неустойчивее, а крики, которые она издавала, смущали все больше и больше.
  Подавленные стоны продолжились с перерывами, однако обильные капли пота не падали со лба Цин Шуя. Если бы не его самоограничение и нежелание связываться с еще большим количеством женщин, он бы давно получил свое.
  Когда Цин Шуй схватился за ее прекрасные стопы, облаченные в длинные чулки, Хоюнь Лю-Ли подняла алое от стыда, смущенное лицо и посмотрела на Цин Шуя. "Переверни меня, у меня нет сил".
  Цин Шуй улыбнулся, поднял ее, перевернул и подсадил повыше. Хоюнь Лю-Ли не смела взглянуть в его глаза. Когда она вспомнила это покалывающее чувство расслабления и свои ужасные вскрики, волна стыда окатила ее.
  Думая о том, как это парень натирал ее попку, она не могла не смотреть на него, поняв, какой он нежный, но в то же время привлекательный и даже чарующий молодой человек. Несмотря на свою деликатность, он без сомнения источал мужественность.
  Цин Шуй потер нос и спросил: "Как ощущения? Лучше? Вы все еще чувствуете неприятные ощущения в талии и боль в ногах?" Коснувшись пальцами кончика своего носа, он ощутил тонкий аромат красного лотоса!
  Увидев, что Цин Шуй нюхает свою руку, Хоюнь Лю-Ли опустила свое прекрасное лицо. Его рука только что... на ее попке... Ох уж этот негодяй....
  "Спасибо, сейчас гораздо лучше. Было очень приятно", честно призналась Хоюнь Лю-Ли. Однако ей казалось, что этот негодяй воспользовался ею. Ведь он не просто коснулся всей ее спины и ягодиц, он даже массировал их.
  Хоюнь Лю-Ли не могла не вспомнить ту сцену, когда она познакомилась с ним в Городе Сотен Миль. Он был так груб с ней!
  "Ты не можешь перестать избавиться от своих гадких мыслей обо мне, так?"
  "Еще чего! Маловата ты для этого!"
  "Не маленькая, однозначно не маленькая. Не важно, где". Хоюнь Лю-Ли все еще помнила все его предыдущие действия. Этот негодяй еще и гордо выпрямил спину.
  "Не будь таким бесстыжим! Не будь таким грубым со мной!"
  Хоюнь Лю-Ли подумала о той сцене, когда она передавала ему Железный Котел Золотого Огнива. Так было хорошо тогда!
  "Старшая Сестра, ты все еще помнишь времена, когда ты подарила мне Железный Котел Золотого Огнива?"
  Сердце Хоюнь Лю-Ли на мгновение замерло, когда она услышала эти слова. Подумать только! Этот парень думал о том же, что и она. Было ли это то, что называют соединеньем двух сердец? В единое целое?
  "Вы однажды сказали, что я никогда не забуду о вас, даже когда стану опытным алхимиком".
  Хоюнь Лю-Ли сделала вывод и ответила на эти слова Цин Шуя.
  "А, что? Может же статься, что ты уже стал опытным алхимиком?" В сердце Хоюнь Лю-Ли закралась загадочная мысль о Цин Шуе, неописуемая мысль. Когда Цин Шуй касался ее тела, чего никто никогда не делал раньше, это чувство постепенно росло. И оно становилось сильнее, когда он касался ее ягодиц.
  "Мне еще далеко до опытного алхимика. Без специальных рецептов и лекарственных трав мой путь будет долгим. Однако я уже могу создать особые лекарственные средства, с которыми всегда готов поделиться со Старшей Сестрой". Цин Шуй даже не знал, так ли это, однако она уже крепко засела в его голове.
  
  Так как это был подарок, то он вполне мог отдать весь набор. Цин Шуй вручил Хоюнь Лю-Ли Магический Плод Силы, Магический Плод Проворности и две Маленькие восстанавливающие гранулы! Цин Шуй заметил, что все практикующие врачи признавали Магический Плод Силы и Магический Плод Проворности, однако они называли их Столетний Огненный Плод Силы и Плод Ясного Ветра.
  
  Услышав, что Цин Шуй специально хранил их для нее, Хоюнь Лю-Ли счастливо взглянула на него и проглотила все плоды и таблетки. Ощутив эффект от Маленьких восстанавливающих гранул, она взглянула на Цин Шуя, не скрывая своего удивления.
  "Подумать только! Ты способен изготовить медицинские препараты Королевского Класса, первого уровня! Это невероятно. И как мне теперь тебя звать? Гением или монстром?" Прекрасные глаза Хоюнь Лю-Ли наполнились счастьем и, в большей степени, изумлением.
  
  Цин Шуй также не считал Маленькую Восстанавливающую Гранулу лекарством Королевского Класса, Первого Уровня. А иначе как же быть с Большой Восстанавливающей Гранулой или другими Гранулами с более высокими требованиями?
  "А как медицинским средствам присваивают категории?" Цин Шуй сделал вывод, что Хоюнь Лю-Ли должна знать разные категории лекарств, раз она так легко смогла определить королевский класс его таблеток.
  "Я не совсем уверена. Те таблетки, которые считаются Королевским Классом, уровень 1-й, имеют уникальные характерные особенности увеличивать общие способности на несколько процентов. 10% дают лекарства 1-го уровня, 20% - второго, а 100% - это уже уровень десятый!" со смехом сказала Хоюнь Лю-Ли.
  "Тогда как быть с Императорскими Гранулами?" продолжил зондировать почву Цин Шуй.
  "Понятия не имею. В Стране Цан Лан все еще нет алхимика Императорского Класса".
  Едва закончив это предложение, Хоюнь Лю-Ли внезапно посмотрела на Цин Шуя с удивлением. Справившись со своим оцепенением через какое-то время, она произнесла, "А когда ты прорвался в Сяньтянь?"
  Цин Шую эти слова показались очень знакомыми, как и Хоюнь Лю-Ли. Подумать только, разве не об этом Цин Шуй ее уже спрашивал раньше? Этот вопрос был причиной того, что она позволила себя трогать.
  "Я не могу припомнить ни одного экстраординарного талантливого человека рядом с собой, кто бы мог стать сяньтяньским алхимиком в столь юном возрасте". С улыбкой произнесла Хоюнь Лю-Ли, поднявшись и начав натягивать свои фиолетовые сапоги.
  "Мы даже не начали говорить о главном до сих пор". Видя, что уже темнеет, Цин Шуй решил перейти к основной проблеме.
  
  "Вы, наверное, чертовски проголодались. Не желаете ли лично заняться готовкой?" предложил Цин Шуй и улыбнулся красавице.
  Хоюнь Лю-Ли застенчиво сказала, "Старшая Сестра никогда не готовила раньше. Я... даже не знаю, как это делается".
  Цин Шуй взглянул на смущенное выражение ее лица и нашел его очень забавным. Для женщины с сяньтяньскими способностями не уметь готовить было нормой.
  "Я научу. Я гарантирую, что вы научитесь готовить лучше всякого здешнего повара".
  "Не думаю, правда. Я никогда раньше не готовила..."
  "Слушайте меня и будьте умницей!"
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  
  Когда Хоюнь Лю-Ли увидела исключительно неприглядную, но, тем не менее, вкусную еду, ей показалось, что она увидала самого жуткого монстра. Однако попробовав ее на вкус, она в изумлении уставилась на Цин Шуя.
  Это все приготовила она сама. Проблема была в другом: как такая едва приготовленная еда могла быть насколько вкусной? Это было лучше, чем у Главного Повара Земного Рая Мэй Яньсюэ. Но самое невероятное было в том, что не так много специй было добавлено, кроме одного ароматного пурпурного плода.
  Для Цин Шуя вид был не важен. Хоть еда, приготовленная красавицей, выглядела не очень аппетитно, вкус был отличным. Поэтому он не спеша наслаждался своей едой и улыбался. Когда он был почти сыт, он заметил, что и Хоюнь Лю-Ли стала есть, даже не смотря на то, что она всю дорогу хмурилась.
  "Хорошо, хватить думать об этом. Дело в плоде. Но его мало осталось. Вам нужно подумать о том, как вы будете справляться со всем этим, когда ваши запасы подойдут к концу". Цин Шуй подумал о конце Постоялого двора Юй Хэ и решил прямо изложить свое беспокойство.
  Хоюнь Лю-Ли продолжала хмуриться и взглянула на Цин Шуя, обдумав его вопрос. "Сколько плодов ты можешь достать? Какое количество требуется? Сколько у тебя их сейчас?"
  Цин Шуй улыбнулся и кивнул, полный радостного волнения от решительности этой дамы. Она также смогла разглядеть корень проблемы довольно быстро.
  "Я могу обеспечить вас тысячей плодов. Конечно, если вы можете продолжить видеться со мной, в год я обеспечу 800. Каждый плод позволить производить 100 тарелок еды для достижения этого уровня вкуса. У меня сейчас в наличии пять сотен". Цин Шуй хорошенько все обдумал. Так как он мог выращивать ежегодно около тысячи Фруктов Пьяного Аромата, он решил слегка ограничить свое предложение.
  Услышав слова Цин Шуя, глаза Хоюнь Лю-Ли вспыхнули, и она кивнула, "Хорошо, договорились. Сколько стоит каждый фрукт? И за какую цену мы бы его смогли продавать?"
  Цин Шуй покачал головой. "Не обращайте внимания на цену плода. Проблема в том, что его невозможно производить массово, поэтому вам необходимо контролировать количество продаж".
  Хоюнь Лю-Ли кивнула и продолжила есть. Потом с улыбкой сказала: "Я использую один фрукт в день, и продавать буду только тем старшим, кто исключительно избирателен и богат. Одна чашка еды в день на человека. Каждая тарелка будет стоить 8000 таэлей серебром. Ты берешь 6000, а я возьму 2000. Как думаешь?"
  Цин Шуй улыбнулся и медленно покачал головой. До него стало доходить осознание, насколько могут быть богаты люди, о которых говорит Хоюнь Лю-Ли. В конце концов, в процветающей и обеспеченной Стране Цан Лан не меньше 90 миллионов жителей.
  "Вам 7000, а мне тысячу", Цин Шуй продолжил мягко, покачивая головой. Хоюнь Лю-Ли не поняла его улыбки. Она пообещала с ним хорошо обращаться. Это же он поставщик плодов, так что она может проигнорировать свои затраты. Таким образом, она показывала, что ни в коем случае не хотела воспользоваться Цин Шуем. Она сначала предложила поделить 6-2, потом 7-1, но этот парень продолжал отказываться от ее предложений.
  Цин Шуй посмотрел на эту умную красотку, которую никак не мог соблазнить, и сказал: "Если вы действительно сможете продавать чашку за 8000 таэлей, то мы можем поделить 6 к 2. Однако я возьму 2, а вы - 6."
  "Определенно нет!" твердо ответила Хоюнь Лю-Ли.
  "Нам обязательно так четко проводить черту? Как насчет 50 на 50? Если ответ все еще "нет", то я отказываюсь поставлять вам товар". Цин Шуй предполагал о таком варианте и уже подумал об итоге спора.
  Немного поразмышляв, Хоюнь Лю-Ли снова явила на лице демоническую соблазнительную улыбку и сказала: "Вы правы. Нам не нужно таких четких границ. Сделаем, как вы скажете".
  
  "У меня сейчас ни копейки и остановиться негде. Как вы думаете, могу я переночевать у вас?" сконфуженно произнес Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли растерянно пожала плечами, и соблазнительная улыбка исчезла с ее губ.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/13529
  Переводчики: Kent
  
  Глава 174
  Вершина Сяньтянь, Цанхай Минъюэ!
  
  Хоюнь Лю-Ли растерянно пожала плечами, и соблазнительная улыбка исчезла с ее губ.
  "У меня здесь есть несколько свободных комнат. Вы можете выбрать, какая вам по душе, а чуть позже дам вам немного денег!" Круглые щечки Хоюнь Лю-Ли вспыхнули завораживающим розовым цветом.
  "Ха-ха, как замечательно, наконец, встретить старую знакомую. Чудо просто, что у меня есть еда и даже денежки появятся! Я даже ночь проведу с красавицей, а, может, и вовсе семью заведу!" - засмеялся Цин Шуй.
  "Язык, как помело. Ты наглеешь с каждой минутой", Хоюнь даже покраснела, услышав слова Цин Шуя.
  "Да, конечно. Я вдруг понял, что мы чужие люди. Вам удобно сейчас поведать мне о своем славном прошлом и что вам пришлось пережить?" Цин Шуй не мог не поражаться тому, что Хоюнь была главой всего Земного Рая. Он с самой их первой встречи в Городе Сотни Миль был в благоговейном страхе от нее. Сейчас же, когда ему открылся и ее статус, и ее власть, он понял, что ее положение совпадало с ее личностью и аурой.
  
  Она кокетливо взглянула на Цин Шуя: "Какое славное прошлое и жизненный опыт? Я добилась этого успеха только благодаря своему Мастеру. Она меня просто обожала".
  "У вас такая потрясающая Мастер? Вам очень повезло. Кажется, что ваша Мастер была весьма необычной и обладала исключительной силой. Подумать только, она так легко поставила вас на место Главы Земного рая". Цин Шуй сначала хотел сказать, что Хоюнь могла безнаказанно казнить парочку блудных сынов у всех на глазах, и ей бы за это ничего не было, но передумал.
  "Конечно, у нее чрезвычайно огромная сила. Хи-хи!.." произнесла Хоюнь Лю-Ли, хихикая.
  "Что? Что смешного?" расстроился Цин Шуй.
  "Ничего, просто захотелось засмеяться. Если бы вы пожили в Имперской Столице Страны Цан Лан, вам бы не пришлось задавать мне этот вопрос". Хоюнь Лю-Ли дразнила Цин Шуя, смотря на него своими лучистыми бездонными глазами птицы Феникс.
  "Но почему?" Цин Шуй старался избегать взгляда Хоюнь, проникающего в самую душу.
  "Потому что мой Мастер - Цанхай Минъюэ!" воскликнула Хоюнь гордо с выражением достоинства на лице.
  "Кто? Цанхай Минъюэ? Она знаменита? Я никогда о ней не слышал", удивленно уставился Цин Шуй на Хоюнь.
  "Я знала, что вы раньше о ней не слышали. Она единственная культиваторша в Стране Цан Лан на вершине Сяньтяня! Что вы скажете сейчас, достаточно ли она могущественна?!" продолжала дразнить Хоюнь.
  
  Цин Шуй был действительно ошеломлен на этот раз. По идее, самой сильной сектой в Стране Цан Лан была Секта Небесного Меча. Самый сильный в секте - Байли Цзинвэй, некто на 8-м уровне Сяньтяня. Раньше он думал, что Байли Цзинвэй самый сильный в Стране Цан Лан. Даже если это было не так, он должен был считаться равным с другими культиваторами. Кто же знал, что есть кто-то могущественнее Байли Цзинвэя с его 8-м уровнем.
  Чтобы достичь уровня Короля королевства Боевых искусств, нужно было пройти 10 уровней королевства Сяньтяня. Было очень трудно увеличить свою культивацию с первого до десятого уровня. Особенно на десятом уровне было чрезвычайно трудно достичь вершины. Экстремальный уровень Сяньтяня состоял в накоплении всей силы с первого до десятого уровня. Поэтому это было чудовищно тяжело. Например, Цин Ло, который дошел до вершины Хоутянь. Он застрял там на целых 20 лет. А ведь в городе Сотен Миль не так и много было людей, которые бы дошли до уровня вершины Хоутянь. Само собой, разные техники энергетического роста и энергетические лекарства тоже играли роль в его прорыве. Большую часть времени культиваторы могли надеяться только на свою удачу и судьбу.
  И так происходило не только с Боевым Командующим, Сяньтянь и Боевым королем, но и с уровнем Боевого Святого.... С каждым королевством было так. Самыми сложными были Королевства Превосходства. Однако все это стоило того, поскольку культиватор наращивал внутри себя силу, ужасающую своей мощью.
  
  "А из какой секты ваш учитель? Ее секта тоже из Страны Цан Лан?" Цин Шуй очнулся от размышлений только спустя несколько мгновений после своего вопроса.
  "Ха-ха, я бы не осмелилась так много спрашивать о делах своей учительницы. Однако она не часто появлялась в Стране Цан Лан. Она мне рассказывала, что она обычно летала по своему Континенту Зеленого Облака, но я понятия не имею, какие у нее были планы". Хоюнь заправила за ушко пару прядей волос, открыв чувственные раковины ушей, сиявшие, как горный хрусталь.
  "Как удобно должно быть иметь летающее средство передвижения. Я целых два месяца добирался до Страны Цан Лан" пожаловался Цин Шуй.
  "Ага. Моя учитель говорила, что подарит мне молодого летающего зверя Сяньтянь на дрессировку. Через три года он сможет летать. Я бы смогла отправить вас, куда душа пожелает, так ведь?"
  "Конечно, конечно, было бы прекрасно. В компании с такой красавицей разве можно желать большего?"
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  
  Цин Шуй выбрал комнату, похожую на комнату Хоюнь Лю-Ли. Хотя ночь только начиналась, он с удовольствием улегся в мягкую кровать.
  Его мысли заполнила очаровательная фигура Хоюнь Лю-Ли. Прекрасный силуэт в пурпурном одеянии... Он вспоминал, как его руки трогали каждую частичку тела Хоюнь Лю-Ли.
  "Сила! Мне нужно больше силы!" пробормотал Цин Шуй, проваливаясь в Королевства Бессмертного Пурпурного Нефрита.
  
  
  Лекарственные травы в королевстве Цин Шуя росли исключительно хорошо без особых усилий с его стороны. Черные рыбы и черепахи наводнили кристальный пруд, однако на этот раз было ощущение, что жизненная сила, которую они источали, была сильнее. Золотая Лечебная Черепаха лежала без движения на дне пруда. Другие черные черепахи и рыбы даже не думали с ней враждовать.
  
  Вынырнув из королевства дремы, Цин Шую пришла в голову мысль о Питательном Плоде, который он приобрел недавно за астрономическую сумму. Вынув его, он обнаружил, что плод размером с яблоко, гладкий, блестящий и без видимых дефектов. С волнением Цин Шуй использовал свою силу, чтобы разделить Питательный Фрукт напополам, продолжая свои размышления.
  "Без семян?" крайне расстроился Цин Шуй. Были бы там семена, ему бы стоило 300 тысяч таэлей серебром. Если эффект от него будет похож на эффект плодов усиления, с которыми он был знаком, то у Цин Шуя был шанс слегка увеличить силу, съев его.
  "деньги дело наживное, я всегда могу их заработать", успокаивал себя Цин Шуй, впиваясь зубами в плод.
  300000 серебряных таэлей были потрачены на покупку, поэтому Цин Шуй не дал пропасть ни единому кусочку. Даже если бы он был ядовитым, он все равно съел бы его. Широко открыв рот, он решительно откусил кусок. Он был ароматным и хрустящим, и оставлял долгое сладкое послевкусие! Цин Шуй прикончил фрукт в один присест.
  "И никакой реакции?" прождав полдня, Цин Шуй так и не почувствовал никаких изменений.
  Никаких изменений ни в силе, ни в проворности, ни в стойкости, зрении, слухе... все оставалось таким же, как раньше. Неужели эффект от Питательного Плода несущественен?
  
  Однако пока Цин Шуй киснул в плохом настроении, он почувствовал, что его энергетический уровень претерпел трансформацию. Как будто кто-то проткнул бумажное окно. Он смог чувствами определить точное положение Хоюнь Лю-Ли в ее комнате.
  Как будто он лично присутствовал там, хотя он видел только ее силуэт. Как во сне. Все, что он видел, было как в тумане. Хотя он видел ее целиком, лежащую в кровати, он не видел ее так же четко, как воочию.
  "Мои энергетические чувства настолько усилились?" - сердце Цин Шуя запрыгало от радости. "Усиление Энергетических Ощущений означает увеличение моей силы. Для культиваторов, рост духа был всегда самым тяжелым. Многие застревали на границе между Хоутянь и Сяньтянь из-за недостатка духа. Когда Цин Шуй пробил 4-й уровень Древних Техник Усиления, его дух был недостаточным, чтобы поддерживать 49-й уровень циркуляции Ци. Только после встречи с Золотым Кабаном, будучи на краю смерти, его стремление к выживанию взорвало его внутренние силы. Это вызвало мощный рост духа, приведший его к прорыву к Сяньтянь!
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14379
  Переводчики: Kent
  
  Глава 175
  Безупречный. Трогательный.
  Цин Шуй продолжил фантазировать о Хоюнь Лю-Ли и в своих снах. Во сне он чувствовал, как ее дьявольски соблазнительное тело трется о его чресла. Ее знакомый сексуальный голос окончательно потерял контроль и доводил всех, кто его слышал, до исступления.
  Превозмогая усталость, Цин Шуй проводил руками по телу Хоюнь, касаясь каждой его части. Уткнувшись головой в два ее прекрасных холма, Цин Шуй нежно ласкал выступающие на их вершине розовые бутоны.
  Хоюнь Лю-Ли была очаровательна и крайне дерзка в постели. Она даже позволила Цин Шую попробовать позы, которые он изучил в Портрете Дворца Весны, чем крайне порадовала его.
  ---------------------
  На следующий день ближе к рассвету Цин Шуй очнулся от своего сладкого сна. Сев в кровати, он стал вспоминать будоражащий сценарий его ушедшего сна и сетовал: "Почему все прекрасные сны так быстро заканчиваются?"
  Проснувшись и быстро совершив все утренние омовения, Цин Шуй открыл дверь и увидел Хоюнь, практиковавшуюся в танце с мечом.
  Она была одета в пурпурное, волосы заколоты булавкой. Черные волосы длиною до плеч парили в воздухе, отражая каждое ее движение. Она орудовала мечом, и серебряный браслет на щиколотке поблескивал из-под полы, когда она притоптывала ногой в ритм или танцевала по комнате.
  Выражение ее лица было полно достоинства и спокойствия. Движения ее тела были грациозны и ловки. Ее скорость была сродни волнам океана, медленная и неуклонная, и в то же время наполненная непередаваемым очарованием!
  Цин Шуй не моргая уставился на живой силуэт Хоюнь Лю-Ли, особенно на ее нефритовые ноги. Увидев их, он почувствовал, как кровь забурлила в его венах, когда он вспомнил свои ночные фантазии.
  Очаровательные глаза птицы феникс, прямой сексуальный носик, изысканно очерченные прекрасные губы - все это составляло портрет красавицы, затрагивающей струны души любого. Хоюнь была как будто святой дьяволицей. Будучи невольно ошеломленным этой красотой, он снова вспомнил вчерашний сон. На секунду ему показалось, что он все еще в своем сне!
  "На меня приятно смотреть?"
  Ее нефритовое тело плавно двигалось прямиком к завороженному Цин Шую. Она тихонечко засмеялась. Ее легкая улыбка имела неописуемый шарм, затрагивавший струны души и с намеком на соблазнение.
  "Не просто приятно, вы безумно красивы". Цин Шуй тер нос, уставивший на роскошную Хоюнь Лю-Ли. И вновь он непроизвольно вернулся в мыслях своих в ночную фантазию. Как было бы хорошо воплотить ее в жизнь!
  "Спасибо за гранулы и эти удивительные плоды. Если бы не они, я бы не смогла испытать того, что испытала сегодня. Подумать только, моя скорость увеличилась, даже танец с мечом стал в разы быстрее". Взгляд Хоюнь Лю-Ли сверкал разноцветными огнями. Он отчетливо видел это, стоя всего в футе от нее.
  Приятный запах ее тела защекотал ноздри Цин Шуя. Не только это, еще и выступающие холмы ее груди были всего лишь на расстоянии вытянутой руки.
  Цин Шую так хотелось сделать вперед хотя бы полшага, приласкать и обнять Хоюнь, успокоить зуд в своем сердце, как это было во сне. Это было все равно, что видеть тарелку димсам, но не иметь возможности сесть и съесть их. От аромата слюнки текут, он непрерывно и безустанно спешит тебе, принося еще бОльший соблазн.
  Может быть, из-за танца с мечом лицо Хоюнь вспыхнуло розовой тенью, сделав ее еще более привлекательной. Ее волосы слегка растрепались, добавив ей очарования. Даже капелька пота на ее прямом и чувственном носе выступила.
  Цин Шуй со смехом протянул палец и вытер капельку пота с ее носа. "Почему вы такая вежливая? В тот день, когда вы мне подарили котелок, я даже вас не поблагодарил, как следует. Вот только не говорите, что вы ко мне относитесь, как к члену семьи, хорошо?"
  Цин Шуй улыбался как можно убедительно. Пятнышко размером с фасолину - знак Бессмертного Царства Пурпурного Нефрита - между его бровей наполняло его улыбку демоническим шармом.
  Хоюнь слегка испугалась этого едва заметного движения Цин Шуя, так же как и его симпатичного лица.
  "А кто же тогда будет вам семьей?!"
  Раздражение в голосе Хоюнь делало его звучание низким и сексуальным.
  "Уважаемая. Сейчас, когда вы закончили свою культивацию, наступает моя очередь культивировать. Если нет, то я не смогу больше себя контролировать". Цин Шуй потирал нос и улыбался.
  "Контролировать что?" с подозрением спросила Хоюнь, наклонив голову.
  "Вы знали, что ваш вид вызывает во мне безумный огонь, пожирающий мое сердце? Я не могу дождаться, когда смогу столкнуть вас всей своей силой. Вы понимаете, с чем мне приходится сейчас иметь дело? Это чувство невыносимо..." Цин Шуй горько улыбнулся.
  
  На секунду Хоюнь застыла от изумления. Потом она пришла в себя и улыбнулась. Эта улыбка была сродни распускающемуся цветку. Она сказала: "Разве у сестры такая смертельная и опасная красота?" Цин Шуй неожиданно для себя вытянул руки и обхватил ладонями ее лицо. Под ее потрясенным взглядом он сделал несколько шагов назад, чтобы начать свои утренние тренировки.
  Каждое утро у него была привычна тренировать Кулак Тайчи для успокоения пламени в сердце. Со спокойным сердцем и ровным дыханием его шаги становились тяжелыми и медленными. Его движения казались медленными, как у улитки, но временами волшебно быстрыми.
  
  Закончив тренировку Кулак Тайчи, он немедленно приступил к техникам Формы Тигра.
  Каждая поза, каждый подход был выполнен идеально со свирепостью тигра в каждой атаке, сопровождаемой тигриным рыком.
  Тело Цин Шуя блестело от пота после этих двух разных практик боевых искусств. Хоюнь заметила издалека, что его аура постоянно превращалась из ауры милосердного и доброго Старшего в ауру бесстрашного убийцы с саблей наперевес!
  Цин Шуй был полностью погружен в свои тренировки, особенно тщательно он отрабатывал Удар Хвоста Тигра, который ему однажды уже пришлось использовать. Это было чрезвычайно зловещий ход. Мало того, что сила его была ошеломляющей, но еще и стоило ударить противника в жизненно важную точку, у того не оставалось никаких шансов на выживание.
  Они вместе позавтракали, и этот завтрак был невероятно искусно приготовлен этой редкой красавицей. Без Фрукта Пьяного Аромата вид этих блюд был ужасным, вкус был бы еще хуже. В лучшем случае можно было бы распознать, что это вроде бы приготовлено и, может быть, даже догадались, какое именно это было блюдо.
  С трепетом Хоюнь Лю-Ли взглянула на Цин Шуя, как будто ожидая его вердикта.
  "Давайте есть! Почему вы не едите?"
  Цин Шуй опустился на стул и улыбнулся, заметив, что Хоюнь стоит, как вкопанная.
  "Хотите, я закажу для вас другие блюда на кухне? У меня паршивые кулинарные способности. Я боюсь, вы к такому не привыкнете", сказала Хоюнь с извиняющейся улыбкой.
  "Я еще ничего не попробовал, как вы можете судить, привыкну я к такому или нет? Выглядит гораздо лучше, чем раньше. И у вас получается намного лучше по сравнению с другими новичками".
  Закончив говорить, Цин Шуй начал вкушать еду с огромной скоростью. Еда была не слишком солона и не слишком перчена. Хотя она и не была исключительно вкусной, однако приготовлена она была такой красавицей!
  Глядя, как Цин Шуй набивает живот, не меняя выражения лица, Хоюнь Лю-Ли не могла не почувствовать, как волна радости наполняет ее. Радость была радостью простоты. Это было счастье, потому что кто-то ел еду, приготовленную тобой лично для него.
  "Цин Шуй, а правда, что ты побил Ху Илана?" со смехом спросила Хоюнь Лю-Ли.
  "Ху Илана? А кто это?" на секунду замешкался Цин Шуй.
  "В этом районе его все называют Брат Ху. Он живет на деньги своего клана и за счет власти его дедушки. Этакий никудышный мот".
  "А, он? Нет, я с ним никогда не встречался".
  Цин Шуй с улыбкой позволил Хоюнь Лю-Ли пересказать ему весь его путь от начала и до конца. Он заставил ее кататься со смеху, да так, что она даже отметила, что он, Цин Шуй, был тираничнее самих тиранов.
  "Старшая Сестра поможет тебе отогнать всех этих случайных людей", Хоюнь замешкалась на секунду, прежде чем сказать это Цин Шую.
  "О, спасибо большое, если вас не затруднит. На каком уровне силы Клан Ху и Секта Гигантского Меча?"
  "Клан Ху можно было бы назвать большим и впечатляющим с его переплетенными корнями. Что же касается Секты Гигантского Меча, его силы чуть слабее по сравнению с Сектой Небесного Меча. Предок Клана Ху один из старейшин Секты Гигантского Меча. Поэтому Клан Ху считается мощным. Однако есть много кланов наподобие Клана Ху, у которых те же самые корни, что и у сект Страны Цан Лан. Тем не менее, они все равно должны оказывать мне уважение".
  "Любой, кто не окажет вам должного уважения, по сути, напрашивается на скандал. В будущем, означает ли это, что мне можно вести себя чуть более высокомерно?" засмеялся Цин Шуй.
  "Разве вы уже не высокомерны? Я бы не посмела обидеть вас".
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14381
  Переводчики: Kent
  
  Глава 176 Если у тебя есть Способность, ты преврати меня в нимфоманку.
  
  "А вы разве не достаточно высокомерны? Я бы не осмелилась вас обидеть".
  Услышав кокетливый тон Хоюнь Лю-Ли, Цин Шуй вдруг почувствовал, что эта женщина перед ним - самая женственная из всех, кого он встречал.
  До ухода Цин Шуя Хоюнь Лю-Ли передала ему серебряные банкноты стоимостью в миллион таэлей, что просто лишило его дара речи. Подумать, как щедра была она. Хотя он хотел от нее больше денег, чтобы позволить себе купить любые дорогие предметы, что пожелает его душа, все равно он не ожидал, что она ему даст такую сумму.
  "Это слишком много!" Цин Шуй смотрел на банкноты и стеснительно улыбался.
  "Если бы я собиралась добавлять плоды, что ты дал мне, в супы и продавать их, я бы дала тебе небольшую часть прибыли. Я уже не провожу четкую линию между мной и тобой, почему же ты сейчас обращаешься со мной, как с чужой?" с негодованием сказала Хоюнь Лю-Ли, впихивая банкноты в ладони Цин Шуя.
  Цин Шуй горько улыбнулся, глядя на огромную кучу банкнот в руке. Он не мог понять, она была такой понимающей или так быстро соображала. Он уже достал из закромов 400 Фруктов Пьяного Аромата.
  Поскольку события развивались так драматично, Цин Шуй остался в Земном Раю. Заняться ему было нечем, он временами ходил по магазинам в окрестностях, особенно в зал аукционов. Хотя он и был постоянным посетителем там, ему не везло в поисках редких товаров.
  
  Цин Шуй сделал ставку на амулет, большей частью, потому что он выглядел в точности, как тот, который он хранил в своей памяти. Он выглядел как золотой замочек, исполненный с большой искусностью. Это был простой орнамент самого низшего уровня Западной Фантазии, но его цену подняли до 100000 серебряных таэлей. С самого своего первого визита Цин Шуй посещал вип-комнаты во избежание неприятностей.
  У него все еще не было возможности попробовать на вкус ни одну из дам в униформе здесь, с тех пор как Хоюнь Лю-Ли взялась его везде сопровождать. Из-за этого каждый раз, приходя сюда, он понимал, что потратил тысячу серебром впустую. Если честно, у Цин Шуй не было никакого интереса к этим дамам, через которых прошли тысячи и даже сотни тысяч мужчин. Тем не менее, было бы неплохо иногда насладиться массажем.
  Цин Шую не был нужен этот амулет, потому что это был простой золотой замок долголетия, однако исполнен он был очень искусно. Больше огорчало то, что у него уже висел лунный камень на шее - подарок его богоподобной учительницы, который он не смел снимать.
  "Это вам!" - поняв, что ничего уникального в замочке не было, он решил подарить его Хоюнь Лю-Ли.
  "Мне?" сексуальное и утонченное лицо ее наполнилось удивлением.
  Каждый раз, видя ее лицо, Цин Шуй боролся с желанием дотронуться до него руками. Ее глаза были так обворожительны, ее вздернутый носик так манил. Все эти черты вместе с манящим маленьким ртом создавали уникальную красоту.
  
  Не удивительно, что молодой Учитель Пан сказал, что Вэньжэнь У-Шуан была не так привлекательна, как она!
  "Вам нравится?... Вам не нравится?" рука Цин Шуй повисла в воздухе. В конце концов, это была безделушка, стоившая ему каких-то десять тысяч таэлей серебром. Возможно, ей просто не нравились его дары.
  "Я хочу, чтобы вы его надели на меня", кокетливо сказала она.
  Цин Шуй замешкался на мгновение, прежде чем его руки скользнули по ее шее под волну черных длинных волос. Расстояние между их лицами было меньше ширины ладони. Цин Шуй чувствовал аромат воздуха, выдыхаемого ее прекрасным вздернутым носиком. Ему так захотелось, чтобы что-нибудь испортило эту картину - безупречную кожу, которая просто не могла сверкать еще нежнее и быть еще более прозрачной.
  Нос Цин Шуя не был таким привлекательным, как у нее, обычный прямой нос. Поэтому их носы нежно коснулись друг друга.
  Этот момент был чудесным, завораживающим, как будто их сердца слились вместе. Это был особенный момент, заставивший сердца учащенно биться. Цин Шуй увидел, как на ее белоснежной прозрачной коже снова вспыхивает розовая заря. Это придавало ей еще большего великолепия.
  
  "Прекрасно!" нежно произнес Цин Шуй, увидев трогательное лицо Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй также чувствовал себя немного подавленно. Хоюнь Лю-Ли оказалась умной и сдержанной женщиной, которая была похожа на Ши Цинчжуан. Вдобавок к своему статусу и власти, она также была уважаема всеми вокруг. Даже некоторые талантливые или самопровозглашенные талантами молодые люди высокого происхождения из Страны Цан Лан не скрывали своего низкого происхождения по сравнению с ней. В конце концов, они были просто несравнимы с ней ни в каком из аспектов.
  Она была культиватором Сяньтянь бесподобной красоты, владелицей Земного Рая, купавшейся в богатстве. У нее также был сильнейший учитель, который ее обожал и поддерживал.
  Ведущая красавица Страны Цан Лан, красавица, подобной которой не было в ее поколении!
  Возможно благодаря своему первому впечатлению о ней, Цин Шуй обращался с Хоюнь Лю-Ли, как со Старшей Сестрой в этой стране. Более того, он и сам был Сяньтяньским культиватором и однажды даже убил культиватора Сяньтянь 4 уровня. Сорвав однажды Ветвь Великого Золотого Будды Девятого Вала, он увеличил свои способности многократно. Демонстрация полной доблести Второй Волны была ну никак не слабее Удара Хвоста Тигра. Но что было важнее, так это мысли Цин Шуя, поэтому не стоило ему страшиться ее присутствия.
  
  "Спасибо!"
  "Пожалуйста. Если вы в будущем найдете себе мужчину по душе, то вам придется вернуть мне этот золотой замок", со смехом сказал Цин Шуй.
  Услышав слова "золотой замок", Хоюнь Лю-Ли вздрогнула и посмотрела на Цин Шуя. Поначалу она не придала этому большого значения и просто радовалась подарку от Цин Шуя. Но сейчас она была в растерянности.
  
  Была такая традиция в мире девяти континентов. Когда две стороны были помолвлены или пообещали беречь себя друг для друга, молодой человек дарил даме замок. Богатые дарили золотые замочки, фиолетовые золотые или трехцветные каменные замки. Люди попроще дарили замки из серебра. Эти замочки служили символом. Однажды получив замочек, дама как бы начинала принадлежать этому мужчине. Называли это Замком Соединенных Сердец, который показывал, что у этой дама была чьей-то дамой сердца.
  Цин Шуй на самом деле подумал, что это амулет, а не тот самый замок. Когда оба пришли в себя, замочек уже плотно висел на шее Хоюнь Лю-Ли.
  "Ладно, пора идти!" Хоюнь Лю-Ли потянула задумавшегося Цин Шуя за рукав. Он видел сзади, как ее прозрачные ушные раковины порозовели.
  Время шло очень быстро, и уже месяц подходил к концу. Цин Шуй пообещал своей богоподобной учительнице возвращаться хотя бы раз в месяц!
  "Я уеду на пару дней, но скоро вернусь!" сказал Цин Шуй Хоюнь Лю-Ли перед отъездом.
  "Вам нужна моя помощь?"
  Цин Шуй посмотрел на эту прекрасную все понимающую женщину и тихонько покачал головой.
  Направляясь в Секту Небесного Меча во второй раз, Цин Шуй чувствовал умиротворение. Когда он отправился туда в фиолетовом костюме, он понял, что многие с удивлением смотрят на него. В их глазах читалось замешательство.
  
  Цин Шуй знал, что возможно они не узнавали его как Защитник. Согласно правилам Секты Небесного Меча, каждый, кто был рангом ниже, чем Старший, должен был носить одежду определенного цвета. Каждый цвет представлял отдельный ранг. Впервые Цин Шуй надел фиолетовый и чувствовал себя слегка не в своей тарелке.
  "С каких это пор в Секте Небесного Меча такой молодой Защитник?"
  "Мне не знаком этот Защитник. С какой он вершины?"
  "Этот Защитник очарователен. Если бы только я могла быть с ним", пробормотала молодая девушка в желтом платье, соблазнительно гладя на Цин Шуй.
  "Нимфоманка!"
  "А что в этом такого? Если у тебя есть способности, надо было превратить меня в нимфоманку для себя, идиот!"
  На что парень лишь удивленно взглянул на девушку.
  Цин Шуй и вовсе потерял дар речи. Какая дерзость! Вот уж и впрямь по виду не скажешь.
  "Цин Шуй, ты вернулся!"
  Цин Шуй горько улыбнулся про себя, услышав знакомый голос. Обернувшись, он увидел перед собой зрелую и соблазнительную фигуру Чжу Цин, улыбавшуюся ему.
  "Третья Боевая Тетушка!"
  Цин Шуй улыбнулся и выказал свое уважение, как младший старшему!
  Цин Шуй смотрел на эту соблазнительную и, как казалось, смиренную женщину, и вспомнил, как однажды застукал их в другой дамой, кувыркавшихся в пещере. Ее крики, полные восторга и соблазнения так и звучали в его голове!
  "Ты только вернулся? Не мог бы ты подняться прямо сейчас на Вершину Облака тумана?" сказала Чжу Цин, кокетливо прищурив глаза.
  "Так и есть, вернулся. Тетушка, а У-Шуан сейчас не на Вершине Чжу Цин?" подумав о том, что он целый месяц не видел Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй вдруг почувствовал, что очень сильно хочет увидеться с ней.
  "Соскучился за месяц?" Чжу Цин продолжала соблазнительно улыбаться, заставив Цин Шуя почувствовать себя крайне неудобно. Хорошо, что он хоть и не поддерживал лесбиянок, но не испытывал к ним неприязни. Однако он все равно считал это чем-то неприятным.
  "Хорошо, иди поищи ее на Вершине Чжу Цин. Твоя возлюбленная тоже по тебе соскучилась!"
  "Спасибо, Третья Боевая Тетушка!" улыбнулся Цин Шуй и немедленно ушел.
  
  Увидев, как спешит Цин Шуй, Чжу Цин задумалась. Неужели любовь между мужчинами и женщинами так хороша? Неужели секс между ними мог быть хорош? Почему же она так не любила мужчин и не хотела бы, что мужчина даже дотрагивался до нее..?
  
  С возвышавшейся по центру Вершиной Небесного Меча остальные вершины выглядели, как мириады звезд вокруг луны. Только Вершина Туманного Облака не была соединена с другими, остальные примыкали к главному пику.
  Цин Шую был хорошо знаком это маршрут. Только здесь его бы остановили, когда парень достигал входа к Вершине Чжу Цин, потому что именно тут девушки-ученики были в приоритете.
  Увидев Цин Шуя, одетого в фиолетовый костюм Защитника, девушки караульной службы не могли скрыть радости в глазах. Еще несколько девушек узнали Цин Шуя и тоже засветились от счастья.
  "Вы, должно быть, пришли к Защитнице У-Шуан, подождите, пожалуйста!"
  Одну из караульных кое-как послали за У-Шуан, так она не хотела уходить.
  "Защитник Цин Шуй, меня зовут Цзюаньцзюань. Теперь если мы в будущем увидимся и заговорим, вы уже не сможете сказать, что не знаете меня!" сказала круглолицая девушка с милой улыбкой.
  
  "Я Юаньюань!"
  "Я - Нацзя!"
  Цин Шуй: "..."
  Увидев приближающуюся У-Шуан, Цин Шуй быстро улыбнулся оставшимся девушкам и потащил за собой У-Шуан, стараясь поскорее сбежать от туда. Да-да! Он, в самом деле, сбегал!
  
  Когда Вэньжэнь У-Шуан вышла, она увидела растерянного Цин Шуя, окруженного толпой с десяток девушек. Когда он заметил ее, он выглядел, как будто увидел спасительницу. У-Шуан не сдержалась и начала смеяться.
  "Цин Шуй, хорошо себя чувствуешь? Столько дам желает с тобой познакомиться!"
  
  
  
  Парочка спустилась с Вершины Чжу Цин и пошли прогулочным шагам среди тихих гор.
  У-Шуан усмехнулась и сказала:
  "Ты настолько счастлива?" удивился Цин Шуй, глядя на красавицу, которая очевидно радовалась его смущению.
  "Конечно. Ты даже не знаешь, как мило ты выглядел там", сказала У-Шуан и снова рассмеялась. Ее яркие глаза, белые зубы и гармоничная аура вместе с фиолетовым костюмом Защитницы излучали дурманящее очарование.
  "Милый?" Цин Шуй потерял дар речи, впервые получив комплимент от такой красавицы. Он бы предпочел, если бы она видела в нем зверя.
  "Мы месяц не виделись. Ты скучал по мне?" усмехнулась У-Шуан, "Я - нет. С чего бы мне по тебе скучать? Ты исчез на месяц и ни разу меня не навестил", с улыбкой сказала У-Шуан, глядя на горы вдалеке.
  "Я очень скучал. Ты здесь, поэтому мне это место кажется таким знакомым, дружелюбным и теплым!" Цин Шуй смотрел на стройную фигуру У-Шуан, которая как обычно выглядела исключительно элегантно. Только эту ее странную меланхолию он не мог расшифровать.
  У-Шуан с дрожью обернулась на Цин Шуя. С едва заметной улыбкой она произнесла: "Я по тебе тоже скучала. Я рада тебя видеть. Не могла никак привыкнуть тому, что не видела тебя этот месяц. Я даже не знаю, когда появилось это чувство".
  "Хе-хе, в будущем ты все равно станешь моей женщиной. Я буду возвращаться и проводить с тобой два дня каждый месяц. В это время ты можешь мучить меня, как хочешь. Как тебе такая идея?" Цин Шуй взял нежные руки У-Шуан в свои.
  "ничего хорошего из твоих уст никогда не выходит. Не вздумай мне грубить, пока я не позволю тебе этого!" кокетливо ответила У-Шуан.
  
  "Хорошо, хорошо, в будущем я обещаю дождаться, пока вы не скажете: "Цин Шуй, я хочу этого. Ну-ка давай, быстро стал груб со мной!" с ухмылкой сказал Цин Шуй.
  "Фи! Когда это ты стал таким негодяем?"
  "Если бы я не был негодяем, разве смог бы я видеть твою улыбку, которая способна разрушать города? У-Шуан, я хочу видеть твою улыбку без всякого беспокойства", сказал Цин Шуй и слегка сжал ее ладонь.
  Время летело очень быстро. Когда он поднялся, был уже полдень, а сейчас уже и солнце катилось к закату!
  "Цин Шуй, из змеиной кожи Короля Кольца Золотой Змеи, которую ты передал в Секту Небесного Меча, уже сделали 320 единиц легкого оружия. Больше 20 единиц оставили специально для тебя, остальные были использованы для караула Кольца Золотой Змеи в 300 единиц!
  "Название подходящее. Тебе самой досталось?" спросил Цин Шуй.
  "Защитникам в них нет надобности, поэтому их раздали караулу. И сейчас у охранников сила существенно возросла. Караул Кольца Золотой Змеи весь состоит из этих охранников".
  "Поздно уже. Пора возвращаться!" У-Шуан сказала, поняв, что прогулка и затянулась.
  Цин Шуй кивнул и медленно зашагал назад в ту сторону, откуда они пришли.
  "Цин Шуй, ты хоть скучаешь по дому? Я так скучаю по своей старшей сестре".
  "Скучаю, но человек должен стремиться к большему. Я хочу стать хорошим человеком". Цин Шуй намеренно сказал это, как бы между делом.
  "Какая достойная фраза! Я сегодня встречаюсь с этим хорошим человеком!" громкий голос нарушил тишину в окрестностях.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14382
  Переводчики: Kent
  
  Глава 177. Она одинока. Одинока, как фейерверк.
  
  "Какая достойная фраза! Я сегодня встречаюсь здесь с этим хорошим человеком!" громкий голос нарушил тишину в окрестностях.
  Цин Шуй радостно щебетал с У-Шуан и не ожидал, что кто-то так близко к ним подошел. Слишком безрассудно с его стороны!
  Он поднял голову и заметил, что рядом находятся три на вид молодых человека. Каждый из них был не старше 30 лет. Было видно, что они хорошо натренированы и взгляды их были резки. Тот, что в середине был особенно спокоен. В его глазах читался ум.
  Украдкой Цин Шуй наблюдал за ними. Троица была одинаково одета в фиолетовой, цвет, который было позволено носить только Защитникам Секты Небесного Меча. Более того, от них исходили тончайшие струи мистической ауры. Даже Хо Нань, десятый закрепленный кандидат на позицию Старшего, не смог бы равняться с ними. Было похоже, что Цяо Чу, еще один кандидат на место Старшего, был среди них.
  "Извините, я сегодня занят. Вы, ребята, можете прийти в другой раз, но только в следующие три дня. Потому что я снова уеду!" потянув У-Шуан за руку, тихо сказал Цин Шуй, готовясь уходить.
  Эти трое были лучшими кандидатами на место Старших в Секте Небесного Меча. Ни одного из них не было, когда Цин Шуй прибыл. Они услышали, что Цин Шуй высокомерно отзывался о Защитниках Секты Небесного Меча, и пришли в ярость. Плохо, что Цин Шуй ушел с горы до того, как они смогли его найти.
  Сегодня им сказали, что Цин Шуй снова вернулся. Поэтому они хотели вызвать его на бой за свою честь, не смотря на то, что Цин Шуй сам стал Защитником Секты Небесного Меча.
  "А с чего ты такой высокомерный? Я, Хай Син, отсутствовал в тот раз. Если бы я был на месте, ты считаешь, ты смог бы дальше гнуть свою линию со своими ничтожными навыками?" с презрением произнес худой и высокий юноша слева.
  "ха-ха. Я не высокомерный. Я не думал, что мои способности позволят мне тут командовать. Однако ваши паршивые навыки я бы постеснялся даже упоминать".
  "Завтра утром на арене. Я вызвать тебя на честный бой!" сказал крепкий бровастый и глазастый молодой человек посередине и улыбнулся. Он удерживал Хай Сина, готового взорваться от злости.
  "Хорошо. Хотя на самом деле вам не нужно этого делать!" сказал Цин Шуй и отправился восвояси, утянув за собой У-Шуан.
  
  "Иногда бывает, что человеку нужно настоять на своем, даже если он знает, что неправ!" произнес молодой человек, во взгляде которого явно читалось желание подраться.
  "Цин Шуй, он ведущий кандидат на позицию Старшего, Те Суншань. Говорят, что он вот-вот получит второй класс Сяньтянь, он самый сильный среди всех зарезервированных кандидатов", сказала У-Шуан, шагая рядом с Цин Шуй.
  Она не беспокоилась за него, потому что знала, что Цин Шуй может победить. Однако всегда лучше знать врага в лицо!
  "Все в порядке. Я должен справиться с человеком его уровня. Я просто не хотел привлекать к себе много внимания. Однако, кажется, что это невозможно!" беспомощно заявил Цин Шуй.
  "Пф, когда это ты не высовывался? Как это ты и не привлечешь внимания?" в голосе У-Шуан зазвучали грустные нотки. Неужели его слова на арене в тот день можно назвать попыткой "не высовываться"?
  Цин Шуй: "..."
  "Тебе надо возвращаться. Ты не сможешь тут выжить", сказала У-Шуан на входе к Вершине Чжу Цин и улыбнулась своей прекрасной улыбкой.
  
  Когда Цин Шуй вернулся в зал Вершины Небесного Меча, уже окончательно стемнело. Несмотря на то, что высоклассные световые камни освещали все вокруг, перед залом было тихо и безлюдно. Цин Шуй заметил знакомую даму, стоявшую в одиночестве. Чудесная фигура, которая могла заставить государства упасть к ее ногам и города разрушиться, стояла, осунувшись, словно мешок с костями.
  "Как же она одинока! Даже фейерверк не так одинок, как она!" - вот что вдруг почувствовал Цин Шуй.
  Было поздно и ясно, что прекрасная женщина поджидала именно его. Было бы еще прекраснее, если бы она была его женой, но, к сожалению, она была его Учителем. Он почувствовал легкий укол ревности. Однако его тронуло то, что она ждала его.
  "Учитель!" нарушил Цин Шуй покой мыслей Ие Цзянъэ.
  Ие Цзянъэ повернула голову, нежно улыбнулась и сказала: "ТЫ вернулся!"
  Цин Шуй смотрел на эту исключительную выдающуюся женщину и на ее улыбку, что возносилась над всем миром людей. Он почувствовал сильную ревность. "Учитель, давайте вернемся на Вершину Облака Тумана. Мне там теплее".
  Сопровождаемые криками Белоснежного Журавля, Цин Шуй и Ие Цзянъэ взмыли в небо, уносимые журавлем в сторону Вершины Облака Тумана.
  
  "Цин Шуй, каково тебе было без нас целый месяц?" Ие Цзянъэ шагала рядом с Цин Шуем, когда они поднимались по первому пролету лестницы, ведущей к Вершине.
  Цин Шуй попросил подняться пешком. Иначе Белоснежный Журавль донес бы их к самой вершине.
  "Ха-ха, было хорошо. Только через опыт внешнего мира можно тренировать сердце, чтобы оно стало еще более твердым. Когда ум человека неспокоен, легко прекратить тренировки и даже утопить себя в бутылке. Сильному требуется крайняя целеустремленность и решительное сердце", сказал Цин Шуй и мягко улыбнулся.
  "Есть что рассказать мне?" повернула к нему голову Ие Цзянъэ с улыбкой.
  "Хм... Учитель, я думаю, что вы бы смогли пробить 4 уровень Сяньтянь и выйти на 5-й, если бы влюбились немедленно", на полном серьезе сказал Цин Шуй.
  Ие Цзянъэ так странно посмотрела на Цин Шуя, что он заволновался. Он даже не думал, что есть иной способ перехода для изменения практик. Однако такой шаг требовал от человека большого риска.
  Цин Шуй понимал, что такая богиня, как Ие Цзянъэ, стала бы наиболее эффективной, если бы основательно влюбилась раз и навсегда.
  "А это можно сделать силой? Мерзавец, ты еще осмеливаешься дразнить свою учительницу", сказала Ие Цзянъэ, улыбнувшись и ни на йоту не поменяв выражения лица.
  "Увы, это невозможно форсировать. Я даже не знаю, какой мужчина равнялся бы с такой почтенной Старшей, как вы. В этом-то и вся проблема", с горькой улыбкой произнесла Цин Шуй.
  "Ты напрашиваешься на тумаки? Ты действительно просишь своего Учителя найти парня и выйти замуж?" Редко, когда Ие Цзянъэ позволяла себе кокетничать.
  "Ха-ха! На самом деле, я надеюсь, что Учительница никогда не выйдет замуж. Потому что тогда я смогу видеть почтенную Старшую каждый день, быть рядом с вами каждый день, слушать ваши учения каждый день, делать массаж моей великолепной Старшей каждый день!" с ухмылкой сказал Цин Шуй, честно глядя на нее.
  "Мерзавец, я сказала, тебе не разрешается называть меня "старшей". Разве я старше?" сказала Ие Цзянъэ кокетливо и посмотрела на элегантное и соблазнительное лицо Цин Шуя.
  Чего Цин Шуй ждал от нее, так это больше "эмоций и удовольствий". Только тогда она бы раскрепостилась и отпустила мысли из своей головы!
  Глядя на счастливую улыбку Цин Шуя, Ие Цзянъэ с облегчением улыбнулась сама. "Спасибо тебе, Цин Шуй. Я осознала, что стала гораздо счастливее после встречи с тобой".
  "Между нами не нужны благодарности. Я полностью готов сделать для вас, что угодно. Вы мой Учитель. Кроме кровных родственников, вы самый близкий мне человек. Разве Учитель оставит меня в беде?"
  "Твоя учитель одинока. Кроме моего учителя, который скончался, и моих боевых братьев и сестер, у меня никого нет, только ты!"
  Ие Цзянъэ и Цин Шуй постепенно добрались до главных ворот зала Вершины Облака Тумана.
  "Цин Шуй, я пойду приготовлю поесть, давай поужинаем вместе. Мои кулинарные способности значительно улучшились за последнее время!" Эти слова Ие Цзянъэ снова ввели Цин Шуя в ступор. Ну, мы же все люди, все живем в мире людей!
  
  Цин Шуй забежал взглянуть, как готовит Ие Цзянъэ. Что бы ни делала эта богоподобная женщина, она все делала с исключительной грациозностью!
  
  После еды Цин Шуй засобирался.
  "Цин Шуй, обещай, что не поранишь их слишком сильно в завтрашней битве!"
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14383
  Переводчики: Kent
  
  Глава 178. Битва! Повышение до Старшего! Конец близости между Учителем и Учеником.
  
  "Цин Шуй, не порань их там слишком сильно во время завтрашнего матча".
  Цин Шуй был ошарашен. Он не зал, что она так быстро узнает про заварушку. Слухи, наверное, разошлись, пока они с Вэньжэнь У-Шуан добирались до Вершины Чжу Цин.
  Ну, эти трое ответят!
  "о, не беспокойтесь. Что бы вы ни думали, я все еще один из Секты Небесного Меча", с ухмылкой сказал Цин Шуй. Он планировал изувечить одного из них, так как он уже наговорил лишнего. Однако пришлось оставить эту идею из-за того, что сказала Ие Цзянъэ.
  "Хорошо, иди отдыхай. Ты только вернулся, так что хороший сон тебе не повредит!" поднявшись с места, сказала Ие Цзянъэ.
  "и вам тоже. Вам тоже нужно отдохнуть!" с улыбкой произнес свои слова Цин Шуй.
  Они зашагали в сторону дома на заднем дворе. Вдруг Цин Шуй повернул голову, чтобы взглянуть на Ие Цзянъэ.
  "Учитель! Вам одиноко? У вас есть какие-то цели? Может, вы чего-то хотите?"
  "Цин Шуй, подойди к своему Учителю. Мне нужно кое-что тебе сказать", мягко прозвучали слова Ие Цзянъэ.
  
  Оба медленно зашагали в сторону вершины горы. Луна ярко светила на звездном небе, но Цин Шуй видел, какой одинокой и беспомощной была Ие Цзянъэ под светом луны. Ее выдающаяся одинокая фигура глубоко засела в сердце Цин Шуя.
  С древних времен красавицы всегда были одиноки!
  Хотя была уже весна на дворе, тепло разливалось вокруг, ночи стояли зябкие. Однако эта легкая прохлада была нипочем Цин Шую и Ие Цзянъэ. Холодный ветерок раздувал рукава платья Ие Цзянъэ. Ее одежда была белее снега, она выглядела бессмертной. И в то же самое время такой слабой и хрупкой.
  "Если бы она могла найти себе мужчину, сил которого бы хватило защищать ее, лелеять, носить ее на руках. Если она найдет такого мужчину, может быть, она станет счастливой".
  Она одинока от того, что нет ничего, чего она хочет или о чем переживает!
  "Я сирота. Ты знаешь, каково это, когда в мире нет ни одной родной души?" - мягко сказала Ие Цзянъэ.
  Ее слова поразили Цин Шуя до глубины души. Без рода и семьи ребенку очень печально жить на свете. Цин Шуй подумал о такой вероятности - остаться одному во всем мире.
  
  В своей прошлой жизни Цин Шуй имел счастливую и здоровую семью, родителей, которые всей душой любили его, брата, который всегда хорошо с ним обращался. Он мог быть неуправляемым, разбазаривая любовь родителей, доводя их до нервного срыва. Но что бы ни было, он всегда был их сыном; он был их кровинушкой, они видели в нем свое сокровище.
  Даже прибыв в мир девяти континентов, у него была мать, которая любила его. Он чувствовал самую сильную материнскую любовь в мире. Он не мог себе даже представить, каково это быть сиротой, но мог только вообразить всю неуверенность и беспомощность. Как будто в чужом городе, где нет никого из любимых людей.
  Цин Шуй знал, что для того, чтобы изменить это одиночество духа, особенно у сирот без семьи, им нужно было иметь своих детей, чтобы они помогали им чувствовать себя лучше. Они могли использовать своих детей и других важных в их жизни людей, чтобы создать новую семью, но Цин Шуй знал, что Ие Цзянъэ так быстро не изменишь.
  Закончив говорить, Ие Цзянъэ молча смотрела на прекрасную яркую серебряную луну в небе. Яркий лунный свет, который освещал ее, добавлял ее виду еще большей горечи.
  Даже войдя в Сферу Бессмертного Фиолетового Нефрита, сердце Цин Шуя все еще было заполнено одиноким силуэтом Ие Цзянъэ. Под ее яркой одеждой была грусть и боль, о которых никто не знал.
  Хоть Ие Цзянъэ и не сказала об этом, Цин Шуй видел, что там нечто большее, чем просто ее сиротство. Цин Шуй понял, что на плечах богоподобной Ие Цзянъэ лежит тяжелый груз.
  Цин Шуй понимал, что он был недостаточно силен, поэтому продолжил свою культивацию. Он бы смог решить все эти проблемы, если бы у него было достаточно силы. Он снова и снова прогонял Древнюю Технику Усиления. Месяц интенсивных тренировок позволял ему пройти 69 циклов Ци, которые немного увеличили его силу.
  Цин Шуй обнаружил, что если делать десятиинтервальные циклы (то есть 10-й, 20-й, 3-й) Древней Техники Усиления, если сила не увеличивалась десятикратно. Например, его сила увеличилась на тысячу, когда он пробил 59-й цикл, но на три тысячи, когда он пробил 60-й цикл.
  
  На следующий день Цин Шуй сделал свои утреннюю зарядку на вершине горы. Кроме боя с тенью, он особенно сосредоточился на трех основных формах борьбы на мечах, повторив их сотни раз. Фиолетовые одежды Секты Небесного Меча, которые были надеты на нем, усиливали его темперамент, делая его более зрелым и более очаровательным.
  
  
  
  Пропитанный четвертым слоем Ци Древней Техники Усиления, повторяя и совершенствуя все свои действия, он добился удивительных положительных результатов. Ци Древней Техники Усиления неожиданно придавало твердости и оружию тоже!
  Ие Цзянъэ издалека наблюдала, как он тренирует бой с мечом, ее глаза были исполнены вдохновения, особенно когда она увидела желтый луч Сяньтяньской энергии Ци в дюйм длиной, исходящий от кончика лезвия меча Цин Шуя. Она даже рот приоткрыла от удивления. К сожалению Цин Шуй не видел этой прекрасной сцены.
  После завтрака Цин Шуй и Ие Цзянъэ прибыли в главный зал Вершины Небесного Меча и увидели множество людей, прогуливавшихся по арене позади зала.
  
  "А вы знали, что заместитель Старшего, Те Суншань, вызвал нового Защитника Цин Шуя на бой?"
  "Цин Шуя? Этого великолепного человека, который поражал других одним ударом?" в приятном удивлении воскликнул некий юноша.
  "какой потрясающий человек! Если он побьет Старшего Те, тот согнет его в рог. Ничего хорошего не происходит с высокомерным человеком".
  "Это верно. Парнишка слишком разошелся. На этот раз нашла коса на камень".
  ...
  "Цин Шуй, я смотреть на это не буду, но ты обещал их не слишком ранить", еще раз напомнила ему Ие Цзянъэ.
  Цин Шуй выдавил из себя улыбку. Это было потому что, что он сказал как-то, что использовал свое боевое искусство для убийства. Наверное, его богоподобная учительница боялась, что он их убьет.
  Проходя мимо арены, Цин Шуй заметил Те Суншаня, одетого в фиолетовое, стоящего прямо посреди арены!
  "Цин Шуй здесь!" - закричал кто-то, и сотни взглядов упали на Цин Шуя.
  "Ого, фиолетовая одежда такая красивая. Мне нравится!" - произнесла какая-то женщина.
  "Мне нравится его дикость. Слишком плохо, что я не настолько сильна, как он, а то я бы пошалила с ним".
  ....
  Цин Шуй немедленно заметил фиолетовые одежды Вэньжэнь У-Шуан в толпе. Хотя она не сильно выделялась из общей толпы, она была там самой красивой.
  Он улыбнулся и кивнул ей. Цин шуй вышагивал по арене, держа в руке серебряный меч, который подарил ему Байли Цзиньвэй, что вызвало немало обсуждений среди зрителей! Кто-то говорил комплименты, кто-то выкрикивал обидные слова; большинство учениц Вершины Чжу Цин говорили о Цин Шуе.
  "Защитник Цин Шуй - самый красивый Защитник в Секте Небесного Меча. Я бы была счастлива, если бы в будущем у меня была хотя бы эфемерная надежда на отношения с ним", страстно сказала высокая женщина, хватая Цин Шуя за руку.
  "Я была бы рада, если бы он провел со мной хотя бы одну ночь", небрежно бросила свои слова женщина с овальным лицом, польстив Цин Шую.
  Стоявшая неподалеку Вэньжэнь У-Шуан тихонечко улыбнулась: "Этот мальчик вырос".
  
  "Тебе не нужно этого делать", сказал Цин Шуй Те Суншаню без особых эмоций.
  "Вне зависимости от исхода, я не пожалею о том, что встал сегодня на ту арену, поэтому будь такая возможность, я бы повторил свой выбор. Или же я не прощу себе этого, и моя культивация остановится", твердо заявил Те Суншань.
  
  "я сказал те слова до того, как мои боевые навыки позволили мне убивать. Ты не боишься, что я убью тебя?" энергия Цин Шуя выплескивала теперь без ограничений, сопровождаемая тигриными рыками, которые потрясли умы и души окружающих. Доведя Форму Тигра до минимального успешного уровня, Цин Шуй обнаружил, что он мог прибавить к своей энергии еще и волны Рыка Тигра, которые доводили всех до исступления.
  Люди под ареной хотели было проклясть его, говорили, что он эгоист, что он фальшивый насквозь, но оставили эту затею, почувствовав эту мощную энергию.
  "Как культиватор боевых искусств говорю, всегда есть риск умереть. А уж раз я стою тут сегодня, значит, не пожалею ни о чем, даже если погибну. Давай, не экономь силы", тихо рыкнул Те Суншань и тряхнул длинным стальным мечом.
  "Давай, покажи мне свои самые сильные ходы или у тебя не будет никаких шансов сделать ни одного!" Цин Шуй держал свой меч, не вынимая его из ножен.
  Низкие волны Тигриного Рыка все еще звучали эхом вокруг и обволакивали тело Цин Шуя. Эта сила была непрерывна, как морская волна.
  Вдруг вежливость Те Суншаня как ветром сдуло, и длинный меч в его руке засветился серебряным лучом Сяньтяньской энергии Ци. Он поднялся и понесся по направлению к Цин Шую, свирепо рубя мечом воздух вокруг.
  Незаметно для остальных Цин Шуй вдохнул энергию Ци в серебряный меч. Он не выпускал Ци из своего меча. Увидев, как меч Те Суншаня, несущую энергию десяти тысяч и Сяньтянской Ци, разрубил воздух, он почувствовал, будто волны Тигриного Рыка разрубило пополам.
  Со стороны зрителей казалось, что Цин Шуй отошел в сторону, чтобы избежать скорости свет Те Суншаня. Это было невероятно странно!
  Цин Шуй небрежно стоял, избегая первого шага. Это было так обыденно, как будто он был обычным светским человеком, незнакомым с боевыми искусствами. Когда Те Суншань промахнулся, он взмахнул рукой и скользнул в сторону, сделав в воздухе сальто. Воздух отозвался свистом.
  Цин Шуй снова отошел в сторону, чтобы достать меч из ножен быстро, как молния, и направил острие на Те Суншаня, заставив его пошатнуться, спотыкаться метров на пять или шесть, пока он не восстановил равновесие.
  
  "Все еще желаешь драться? Я обещал одному человеку не нанести тебе вреда", мягко произнес Цин Шуй.
  Толпа меж тем комментировала, каким слабаком оказался Те Суншань!
  "Что это такое? Первый заместитель Старшего не может выстоять и трех движений. Не такие уж они и продвинутые, какой смысл продолжать?" - недовольно ворчал один человек.
  "он высокомерный. Его не волнует эта битва. Если на его месте был я, я бы тоже так себя повел. И все равно Те настоял на этой драке. Такое унижение".
  "да не деритесь вы больше, какой смысл?"
  "Просто не оставляй за собой этот титул. Это бессмысленно!" - даже такие выкрики были в толпе.
  .....
  Те Суншань выдавил из себя улыбку.
  Цин Шуй слегка зашел за края арены. Глаза людей, которые пришли посмотреть на Цин Шуя, загорелись лихорадочно, выражая свое почтение и восхищение. В конце концов, Цин Шуй бы Защитником Секты Небесного Меча.
  
  Цин Шуй вдруг обнаружил, что Вэньжэнь У-Шуан уже исчезла. Он горько улыбнулся. Эта девочка ушла, убедившись, что он был в безопасности. Она о нем беспокоилась!
  Дойдя до главного зала, Цин Шуй увидел Ие Цзянъэ, стоявшую там с улыбкой на лице. Так стало уютно Цин Шую от ее нежности. Он чувствовал, что Ие Цзянъэ ему и учитель, и друг. Хотя он звал ее мастером, не было чувств мастера и ученика между ними обоими. В конце концов, она не обучала его боевым искусствам. У них не было такого полнокровного взаимодействия, она не была строгой учительницей, не вела его, как родительница.
  "Старшая, но почему вы все еще здесь? Разве вы не заняты все время?" - сказал Цин Шуй с ухмылкой.
  Ие Цзянъэ молча смотрела на него. В этот момент она не понимала, насколько безрассудно было сделать его своим учеником. Было ли это так называемым "родством"? Ие Цзянъэ не замечала, каким выдающимся или талантливым станет Цин Шуй, когда выбирала его. Она просто чувствовала, что этот мужчина - большой ребенок. Он был нежен, красив и приятен на вид.
  "Вот опять зовешь меня старшей. Смотри, тебя тоже начнут называть старым", сказала она с легкой улыбкой на губах. И тон ее был тоже слегка игривым.
  "Другие пусть зовут меня старым. Я не боюсь, если они начнут меня называть стариком или вовсе старикашкой. На самом деле, я жду не дождусь этого", сказал Цин Шую без всякого стыда.
  Все также улыбаясь, Ие Цзянъэ посмотрела на него и сказала: "Ты научился плохим вещам. Ты хотел, чтобы я называла тебя старикашкой?"
  Цин Шуй покраснел от стыда. Все знали, что так позволительно называть друг друга только пожилым супругам. Это был все тот же мир девяти континентов, поэтому Цин Шуй взглянул в улыбающееся и изумительно утонченное лицо Ие Цзянъэ и рассмеялся: "Как так вышло? Я бы не посмел!"
  "Хорошо. Я только что закончила беседу с другими Старшими. Мы хотим повысить тебя до Одиннадцатого Старшего Секты Небесного меча", с улыбкой сказала Ие Цзянъэ, дразня Цин Шуя своим взглядом.
  Цин Шуй замер, как вкопанный, "А так можно? Если честно, я даже Защитником не хотел быть. Если бы не вы, я бы был счастлив, оставаясь обычным учеником".
  "Нельзя. С сегодняшнего дня ты одиннадцатый Старший Секты Небесного меча. Завтра мы проведем церемонию инаугурации для тебя. Также отношения между нами, как отношения между учеником и учителем, закончены. С этого момента я больше не твоя Учитель", улыбнулась Ие Цзянъэ.
  Сердце Цин Шуя сжалось от боли, когда он безучастно взглянул в глаза Ие Цзянъэ.
  Он не считал ее своей учительницей, которая бы сильно повлияла на его развитие, или ментором, или кем-то вроде материнской фигуры. Возможно, ее имя было бы простой строчкой в его выпускном аттестате. Но почему же так тяжело было вынести мысль, что он вот-вот потеряет ее? Он почувствовал себя брошенным.
  "Я бы не хотел этот титул Старшего. Я вам больше не нужен? Я сделал что-то плохое, что испортило наши отношения?" пытливо всматривался Цин Шуй в лицо Ие Цзянъэ.
  Ие Цзянъэ же выглядела вполне счастливой, когда произнесла: "Я уже решила. Сегодня ты станешь Старшим Секты Небесного меча, как и я. Мне больше нечему тебя учить. Твой потенциал в будущем непостижим. У меня даже нет квалификации быть твоим учителем", сказав эти слова, Ие Цзянъэ выглядела очень довольной.
  "Нет, мне все равно. Вы моя учитель. Я всегда буду называть вас Учителем".
  Услышав это, Ие Цзянъэ даже захихикала.
  А потом беспомощно сказала: "Я уже выгнала тебя за дверь. В любом случае, я не твой мастер, а ты не мой ученик".
  Цин Шуй потер нос и скромно сказал: "Учитель, скажите, как вас называть, если не учителем. Старшей сестрой? Цзянъэ?"
  Эти слова поразили Ие Цзянъэ. "Цин Шуй и Цзянъэ" звучало странно, неописуемо. Помолчав какое-то время, она сказала: "Может, будешь звать меня Десятой Старшей?"
  "Да, так тоже хорошо. Ах, да, учитель, а каковы обязанности Старшего в Секте?"
  Цин Шуй хитро поглядывал на свою бывшую учительницу.
  Молча посмотрев на Цин Шуя, Ие Цзянъэ поняла, что все ее слова были бесполезны. "Старший должен защищать секту и поддерживать ее статус".
  "Учитель, а как мне поддерживать его?" - все сомневался Цин Шуй.
  "Посещай Соревнование по Обмену между сектами раз в три года, принимай вызовы и борись с давлением других сект, если такое случится", - Ие Цзянъэ казалось, что Цин Шуй никогда не перестанет называть ее мастером. "Секта Небесного Меча имеет марку самой большой секты в стране Цан Лан, так что ты должен быть готов принять любой вызов из других сект в Стране Цан Лан. Так же нужно участвовать в мероприятиях по обмену боевым опытом с сектами из других стран", с улыбкой продолжила Ие Цзянъэ.
  "Моя сила невелика, да и не буду я все время присутствовать на горе".
  "Ах, твоя сила слаба? Ты только что победил Те Суншаня одним движением. Твоя техника владения мечом достигла уровня настоящего мастера, и ты все еще говоришь, что твоя сила слаба? Это ли не плевок в лицо другим?" с негодованием сказала Ие Цзянъэ.
  Впервые Цин Шуй увидел сексуальное выражение лица Ие Цзянъэ. Уставился на нее, не говоря ни слова! Не зря говорят, запретный плод сладок. Такие снежные королевы становятся еще красивее, когда лед тает.
  Цин Шуй быстро отогнал от себя все эти чарующие мысли. Не хотел он ее осквернять, даже мысленно.
  "Учитель, а как долго ждать до Триеннале Соревнований Обмена между сектами?"
  "Через полгода. То есть в конце этого года все произойдет", ответила Ие Цзянъэ.
  "Учитель, давайте вернемся к вершине Облака Тумана. Я послезавтра уеду. Даже если я не вернусь к концу месяца, не беспокойтесь обо мне. Я обязательно вернусь до конца года".
  Цин Шуй думал, что будет возвращаться в Секту каждый месяц. У него не было летающего бизона, поэтому он физически не сможет вовремя возвращаться.
  Ие Цзянъэ подумала о том же, кивнула головой и напомнила, что уж к концу года он был обязан вернуться.
  На следующий день Цин Шуй был продвинут до одиннадцатого Старшего Секты Небесного меча. Его имя уже было хорошо известно в Секте, репутация у него была хорошая. Он стал образцом для подражания у молодежи и повышения их мотивации к работе. Он стал объектом воздыхания множества молодых учениц Вершины Чжу Цин.
  Если бы Цин Шуй знал, что станет объектом сексуальных фантазий целой группы девчонок, о чем бы он подумал?
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14384
  Переводчики: Kent
  
  Глава 179. Ликер на тигриной кости и Пьяный туман
  
  Возвратившись в Страну Цан Лан, Цин Шуй продолжал жить в Земном Раю. Он готовился варить ликер, когда обнаружил рецепт создания вина в Книге Кулинарного Искусства, что привело его в полный восторг.
  Он знал, что помимо некоторых тортов, ценной частью Кулинарного Искусства были ликеры. Ну, Эр Хун, Ликер на Тигриной Кости, Ликер Жемчужной Росы, Сливовое Вино, Ликер Сотни Вкусов, Вино из Желчи Змеи и легендарный Пьяный Туман - вино богов.
  Были все рецепты, кроме Пьяного Тумана. На приготовление Ликера Жемчужной Росы и Ликер Сотни Вкусов требовалось больше времени, так как собрать росу было трудно, много ингредиентов для Ликера Сотни Вкусов не были доступны в тот момент. Цин Шуй мог бы приготовить Ликер на Тигриной Кости, Сливовое Вино или Вино из Желчи Змеи. Что же до Ну Эр Хуна, для его приготовления была нужна девственница, что собственно не входило в его планы.
  Цин Шуй захотел приготовить один ликер для начала и остановился на Ликере на Тигриной Кости. Тигриные кости было легко найти. В любой клинике бы ему дали тигриные кости сейчас, не то, что в прошлой жизни, когда они были дефицитом. Кроме тигриной кости в ликере были зерновые, фрукты, травы. Цин Шуй провел два дня, пока окончательно не собрал все нужные ингредиенты.
  Хоюнь Лю-Ли смотрела на Цин Шуя, жонглирующего всякими необычными штуками и спросила озадаченно: "Цин Шуй, что ты собираешься делать со всем этим?"
  "Вино!"
  "Вино? А ты знаешь, как?" - удивленно посмотрела Хоюнь Лю-Ли на Цин Шуя. Ликеры в Земном Раю изготавливались на специальных виноварнях и стоили довольно дорого.
  "на самом деле, это очень легко", начал Цин Шуй, перебирая ингредиенты. "Смесь красного сорго, кукуруза, рис, пшеница, рис, расколотый, сушеный картофель с приправами из барды, шелуха и вода. Основной процесс виноделия вовлекает в себя пропаривание, брожение, фильтрация, и старение. Ингредиенты, которые пропариваются, становятся восприимчивы к микроорганизмам, которые становятся ферментами брожения, которые затем приводит к ферментативному разложению, и, наконец, ферментированию вина. Спиртовой осадок фильтруется, оставляя сладкое вино. Для густоты нужно пропарить зерно и использовать приготовленные ингредиенты, чтобы в итоге получить вино.
  Хоюнь Лю-Ли тупо уставилась на Цин Шуя, объяснявшего ей процесс, параллельно упорно работая. Она все еще была в состоянии смущения; разница в профессиях не давала ей понять даже примерно, что только что сказал Цин Шуй.
  Ликеры в государстве девяти континентов были похожи на зерновые напитки вроде домашнего пива и самогона с высокой питательностью и подходящие обоим полам. Распитие алкоголя на всех континентов было делом обычным. Вреда здоровью это не приносило и даже отдаленно не было похоже на вкус чая. Таким образом, столетнего или даже тысячелетнего самогона было предостаточно.
  
  "Для этого напитка нужны тигриные кости и травы?" - Хоюнь глазам следила за Цин Шуем, выкладывавшим странного вида инструменты для брожения, заметив тигриные кости и травки, разложенные на столе.
  "Да, я готовлю вино под названием Ликер на Тигриной Кости. Он питателен и, безусловно, полезен", с улыбкой ответил он стройной красавице.
  "Питательный? Почти все вина на девяти континентах имеют питательные свойства". Взгляд Хоюнь Лю-Ли выражал сомнение. В конце концов, их готовили из разных зерен и употребляли в холодную погоду.
  "Это вино отличается от остальных. Все ингредиенты в их винах есть в моем, но не все мои ингредиенты есть в их напитках".
  "Цин Шуй, не тяни, расскажи, что там особенного в твоем вине", кокетливо сказала Хоюнь Лю-Ли. Ее привлекательный и завораживающий голос с естественной хрипотцой был полон очарования, которое бы могло свести с ума любого мужчину.
  "Ох, у него не просто райский вкус, но он по-особенному питателен для мужского, ну, ты понимаешь, чего. Выпив его, человек сможет быть с женщиной без устали. И женщины могут стать красивее, выпив этого вина", быстро закончил предложение Цин Шуй, глядя на красавицу, которая стала еще более очаровательной и манящей.
  Наконец!
  "У него и впрямь такой удивительный эффект?" - скромно спросила Хоюнь, ее соблазнительное, пленительное лицо покрылось густой краской.
  "Конечно, кости тигра укрепляет Ян..."
  "Флиртуешь со смертью? Я имею в виду омолаживающий эффект", сказала Хоюнь Лю-Ли с гримасой на лице и легонько стукнула Цин Шуя.
  "А, вы об этом!"
  Кокетливый взгляд Хоюнь в тот момент был неописуем. Цин Шуй повидал немало женщин неземной красоты: Вэньжэнь У-Шуан, Ие Цзянъэ, та дама на Златокрылом Громовом Кондоре, но эта красавица перед ним была смертельно соблазнительна.
  Она была как дьявол высшего класса, которая могло выпить из любого мужчины все соки.
  "Конечно, разве я когда-либо лгал вам?" Цин Шуя бросило в пот.
  Хоюнь Лю-Ли очаровательно улыбнулась, заметив его внезапную неловкость. Ее привлекательность и уникальный голос был еще более очаровательным и еще более заманчивым, чем ангельский голос Ие Цзянъэ. Она была недостижимой богиней, но в то же время и демоном, который всегда был рядом с вами, но никогда не принадлежал вам!
  
  Цин Шуй собрал все ингредиенты для пропаривания и ферментации. В конце концов, добавил Магический плод Силы и два Фрукта Пьянящего Аромата. Полный решимости, Цин Шуй даже добавил две капли крови Золотой Лечебной Черепахи!
  В итоге Цин Шуй вздохнул с облегчением.
  "Самостоятельное виноделие не только насыщает и питает тебя. Самое важное здесь - испытать чувство удовлетворения".
  "Это я понимаю, это чудесное чувство. А знаете, какого чувства я ищу?" - со смехом посмотрела Хоюнь Лю-Ли на Цин Шуя.
  "Какое?" - не отводил своего взгляда Цин Шуй.
  "пожинать плоды, не тратя время на сеяние, на самом деле очень удовлетворяет!" - мило и соблазнительно засмеялась Хоюнь, даже развязно подмигнув Цин Шую, морща свой очаровательный носик. Ее застенчивая очаровательность дьявольски манила!
  
  "Через сколько дней будет готов твой Ликер?" - спросила Хоюнь Лю-Ли, как будто ей не терпелось его испить.
  "С чего такая спешка? Вы хотите поскорее его испить? Этот ликер лучше подходит мужчинам, потому что помогает печени и оживляет энергию Ян..." Цин Шуй не понимал, почему она так нетерпелива.
  "А как же красота?" - удивленно спросила Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй потерял дар речи. Не удивительно, что говорят, что красивые люди волнуются за свою внешность больше других. Он и не думал, что такая красавица будет так желать сделать себя еще более красивой.
  "Вы прекрасны снаружи, поэтому нет нужды увеличивать свою внешнюю красоту еще больше. Да мужчины начнут умирать, исходя носовым кровотечением, если вы станете еще красивее", искренне ответил Цин Шуй.
  "Немедленно прекратите и скажите лучше, когда мы сможем его попробовать", смутилась Хоюнь Лю-Ли и потянула Цин Шуя за рукав.
  Однако козыри он уже раскрыл, так что пришлось Цин Шую послушно ответить, что готово вино будет утром, когда закончится процесс брожения. Сказав это, он пулей вылетел прочь, закрыв нос. Неземной соблазнительный смех Хоюнь Лю-Ли звучал за его спиной.
  Цин Шуй понял, что чем больше они были вместе, тем меньше он мог сопротивляться ее привлекательности. Он боялся, что в один момент не сможет себя контролировать и наброситься на нее.
  На самом деле он с нетерпением ждал последнего вина - Пьяного Тумана. Даже название предполагало, что люди, пьянея, попадали в мир грез. Цин Шуй представлял, что этот напиток мог бы иметь тот же эффект, что и наркотики. Хотя он и не знал, каково это - принимать наркотики. Из того, что он слышал, он знал, что это было похоже на чистую эйфорию.
  Пьяный туман бы мог принести неземное удовольствие; это было бы как испытывать оргазмы каждый день!
  Цин Шуй собирал ингредиенты для варки, готовил приправы, медицинские травы. Однако прогресс был невелик, так как ему пока не хватало полного набора ингредиентов ни для одного рецепта.
  К счастью, был Фрукт Пьянящего Аромата. Когда Цин Шуй был в Царстве Бессмертного Фиолетового Нефрита, он добавлял Фрукт Пьянящего Аромата к вкуснейшей черной рыбе, что делало его таким вкусным, аж слюнки текли. Жаль, что Хоюнь Лю-Ли не могла его попробовать. Если бы она попробовала, она бы уже не смогла есть обычные блюда, разве что она не наелась их досыта в Царстве Бессмертного Фиолетового Нефрита. Это все равно, когда хочется соленых огурчиков, объевшись мяса.
  С тех пор, как Цин Шуй защелкнул золотой замочек на шее Хоюнь Лю-Ли, их отношения превратились в отношения между братом и сестрой. Как и раньше, Хоюнь могла легонько стукнуть Цин Шуя, дразня его.
  Цин Шуй решил, пусть все идет своим чередом. Хотя он и не стал бы ничего форсировать сам, однако по доброй воле тоже пока ничего не получилось. Но чтобы ни было, Цин Шую нравился естественный успех.
  Хорошими женщинами невозможно пресытиться, их всегда будет мало, так что нет нужды жадничать. Пока он мог дотронуться до нее, чувствовать ее, как женщину, Цин Шуй никогда не сдастся, но и не будет никого заставлять силой.
  "Малышка Лю-Ли!" закричал Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  "А вы знаете историю про стеклянную чашку?" Цин Шуй вспомнил историю о том, как Генерал Цзюань Лянь случайно разбил стеклянную чашку.
  "Расскажи, я вся внимание!"
  "Генерал Цзюань Лянь случайно разбил стеклянную чашку, и Королева-Мать заставила его..."
  
  На самом деле не было никакого Нефритового Императора, Королевы-Матери или Генерала Цзюаня; Цин Шуй продолжал рассказывать Хоюнь Лю-Ли историю своей прошлой жизни. Когда она задавала вопросы, Цин Шуй выдумывал новые истории.
  Эти истории искренне трогали Хоюнь Лю-Ли, она слушала со стеклянными глазами, так жалела девушек в стеклянных осколках!
  
  "Ты бы смог быть бессердечным Генералом Цзюань Лянь?" неожиданно спросила Хоюнь Лю-Ли и пристально посмотрела на Цин Шуя, приведя его в тупик этим вопросом. Чего это с ней? Он посмотрел на нее в ответ: "Генерал всего лишь хотел вернуться в Райский Дворец"
  Хоюнь Лю-Ли улыбнулась: "Хорошая история, расскажи Старшей Сестре еще что-нибудь в другой раз".
  
  Цин Шуй в оцепенении кивнул, понимая, что ну никак не поспевает он за этой дамочкой. Иногда он даже был не уверен в том, что именно она хотела выразить. Женщины такие странные и такие непостоянные создания!
  Ночью Цин Шуй вошел в Царство Бессмертного Фиолетового Нефрита. Хотя время, которое он провел за культивацией медицины, было невелико, тем не менее, это было не важно, важнее было его упорство. После его 10 тысяч еще оставалось 20 тысяч опытов до получения Большой Восстанавливающей Гранулы!
  В Секте Небесного Меча тоже были алхимики. Таблетка Тигриной Силы, которую дали Цин Шую, когда он стал Защитником, была все еще при нем. Он достал ее из кармана и немедленно принял эту красивую и блестящую голубую таблетку.
  Он сидел, скрестив ноги. Таблетка увеличила скорость культивации на три дня. Цин Шуй практиковал Древнюю Технику Усиления уже на 69 уровне и обнаружил, что эффекты от таблеток были невелики. Скорость увеличивалась, но минимально.
  На следующий день во время обычной утренней тренировки он решил обучить Хоюнь Лю-Ли тренировочным методам Скачущего Оленя и Формы Тигра!
  "А ликер готов? День прошел!" - спросила Хоюнь Лю-Ли в третий раз.
  "Да. Мадам, есть ли гипноз сильнее вашего? Вы все время задаете мне этот вопрос, и у меня уже голова болит".
  "Хорошо, открывай!"
  "..."
  
  Когда он распечатал винную бочку, волна пьянящего аромата вырвалась наружу, описать его можно было одним словом - насыщенный!
  Цин Шуй увидел, что Хоюнь Лю-Ли закрыла глаза. Он видел ее лакомые, очаровательные ресницы, ее розоватое привлекательное лицо, ее прямой и заманчивый нос и очаровательные, соблазнительные очертания ее губ. Эта зрелая, привлекательная сторона ее ему смертельно нравилась.
  Цин Шуй наполнил доверху стеклянный фужер. Ликер на Кости Тигра выглядел чистым, плотностью чуть выше воды. Он источал аромат, который завораживал мужчин.
  "Я выпью, раз вы не пьете!" - и Цин Шуй выпил подряд два бокала, наполовину наполненных.
  "Ага, не пей один!" Хоюнь распахнула свои очаровательные глаза, подошла и взяла бокал из рук Цин Шуй.
  Это было вино высшего класса. Вино беспрецедентного вкуса, дававшее ощущение легкого тепла в области диафрагмы. Цин Шуй почувствовал легкий всплеск энергии Ци Древней Техники Усиления. Хотя он и был небольшим и почти незаметным, он все равно ощутил его.
  Могло ли оно стать дополнением? Единственная цель дополнительных техник была увеличить настоящую силу.
  Когда он повернулся к Хоюнь Лю-Ли, он смотрела на него. Она тоже была удивлена, возбуждена, одурманена и удовлетворена, как никогда!
  "Вот это мы будем пить с этого дня!" - Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуя. Ее глаза были полны пьяного блеска, ее соблазнительный маленький рот скривился в прекрасной гримасе.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14617
  Переводчики: Kent
  
  Глава 180. Прекрасный шеф-повар Земного Рая, Китайское блюдо - Прыжок Будды через стену.
  
  "С этого дня мы будем оба пить этот напиток!" - Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуя, ее глаза были наполнены пьяного света, соблазняя его прекрасными очертаниями своего манящего маленького рта.
  "Хорошо, вы можете его сохранить для себя на будущее", с улыбкой сказал Цин Шуй. Ее
  "Почему? А вы разве не хотите пить его?" - с удивлением посмотрела на него Хоюнь Лю-Ли.
  "Я хочу, очень хочу, но после того, как я его выпью... Посмотрите на меня! Я напрашиваюсь на неприятности!" - опустил глаза Цин Шуй.
  Смущенная Хоюнь Лю-Ли проследила его взгляд и увидела существенное возвышение. Ее очаровательное лицо покраснело, как наливное яблоко, она быстро отвела взгляд. Как будто олененок запрыгал вместо ее сердца, она даже не знала, что и сказать. Улыбнувшись, она продолжила прихлебывать вино.
  "Вы все еще пьете?"
  Хоюнь Лю-Ли подняла свое прекрасное мило лицо и скромно сказала, с едва уловимым раздражением: "Ну не пропадать же продукту, давайте прикончим бутылку!"
  Цин Шуй улыбнулся и смотрел, как она допила Ликер на Кости Тигра из своего бокала и нетерпеливо облизала губы. Ее хрупкое и красивое лицо раскраснелось, излучая завораживающую привлекательность.
  Она смотрела на Цин Шуя и не могла успокоить участившееся сердце. Она подумала про себя: "Это парнишка очень симпатичный. Почему мое сердце так часто бьется, когда я вижу его?"
  "Разве вы не испытываете дискомфорт?" - покрасневшая Хоюнь Лю-Ли бросила на Цин Шуя быстрый взгляд.
  "Мне придется смириться с этим. Мужчина должен быть суров к себе, и постепенно в будущем я смогу стать успешным", со смехом сказал Цин Шуй. В т же самое время глубоко внутри он боялся мощи этого Ликера. Если бы он был обычным человеком, наверное, ему было бы трудно решить эту проблему.
  "Вам нельзя больше пить", кокетливо запротестовала Хоюнь Лю-Ли и забрала бокал из рук Цин Шуя. Она невольно снова заметила вздыбившиеся одежды Цин Шуя и покрылась багровой краской, излучая феерический ядовитый соблазн.
  "Ликер не настолько плох, между прочим. Несмотря на то, что там внизу все набухает от него... очень сильно. Тем не менее, из-за него я не теряю свои природные инстинкты, он не заставит меня бесконтрольно желать женщину. Ликер дает мне стальную твердость духа, так что беспокоиться вам не о чем", смущенно заулыбался Цин Шуй.
  "А я так беспокоилась!" - с иронией провоцировала Хоюнь Лю-Ли Цин Шуя и шлепнула его сердито по груди. Ее тело закипело, стоило ей коснуться его. Запах мужчины долетел до ее ноздрей, заставляя пошатнуться и упасть прямо на Цин Шуя.
  Он автоматически удержал ее, схватив за талию, и ее соблазнительное тело оказалось прямо в его объятьях!
  Время как будто застыло. Цин Шуй чувствовал ее полную упругую грудь, ее женский аромат заставил его забыть обо всем. Палатка в его штанах также упиралась в ее мягкий треугольник, что заставило ее еще больше вздыбиться.
  Гладкое нефритовое тело трепетало в объятиях Цин Шуй, ее тело охватило огнем. Не контролируя себя, она обхватила Цин Шуя за шею и взглянула в его глаза.
  Будучи на таком близком расстоянии от ее волшебного прекрасного лица заставило участиться сердце Цин Шуя. Ее нежная сверкающая прозрачная кожа источала пьянящий аромат, от которого можно было сойти с ума. Цин Шуй нежно наклонился к прекрасным ее губам, чтобы поцеловать. Хоюнь Лю-Ли повернула голову, и его поцелуй приземлился прямо на ее щечку. Ее щека была шелковой, исключительной, чудесной, нежной, с легким женским ароматом. Цин Шуй был будто во сне.
  "Отпусти меня, Цин Шуй", скромно, но твердо сказала Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй нехотя выпустил ее из своих объятий и тихо сказал: "Простите, не смог совладать с собой".
  Цин Шуй знал, что не нужно было извиняться перед ней в тот момент, но она не хотела быть с ним слишком близко. Возможно, он бы ей не понравился.
  Хоюнь Лю-Ли испытывала сложные чувства. Как будто кто-то разлил разные приправы в ее сердце: она чувствовала горечь, сладость, пряность одновременно, она не понимала, стоит ли ей этому радоваться, или огорчаться, или беспокоиться по этому поводу. Все было сложно в ее сердце.
  "Цин Шуй, не нужно извиняться. Мое сердце сейчас в таком смятении. Понимаете, о чем я говорю?" - нервно и с горечью произнесла смущенная Хоюнь Лю-Ли, стоя перед Цин Шуем.
  "Веселее, я не чувствую никакого давления. Я просто поддался импульсу. Но как было устоять? Я же мужчина, если бы не моя реакция, я бы очень пожалел о дальнейшем. Я просто сожалею, что осквернил вас, сестра".
  Цин Шуй протянул руку, чтобы дотронуться до ее лица, но неуклюже остановился на полпути. Хоюнь Лю-Ли сделала шаг к нему и прижалась вспыхнувшей щекой к его ладони. Опустив голову, чтобы не встречаться с ним взглядом, она не подумала, что снова увидит его увеличившийся бугорок.
  Что еще больше приводило ее в неистовство внутри, так это то, что кончик этой "палатки" касался нижней части ее тела. Хоюнь Лю-Ли чувствовала удивительный жар и легкую пульсацию.
  "Плохо!"
  Хоюнь Лю-Ли пулей вылетела из комнаты, оставив Цин Шуя с неловкой улыбкой на лице.
  Цин Шуй не думал, что он действует слишком импульсивно, но ему было так уютно в ее объятиях. Он испытывал благодушие, еще больший комфорт, чем когда он делал ей массаж. Его руки снова трогали ее выступающую круглую попку. Его "палатка" силой прижималась к ее мягким чреслам.
  
  
  Каким-то образом оказалось, что на обед приглашена еще одна персона. Это была прекрасная молодая девушка, с кожей белой, как снег. Белоснежные одежды на ее изысканном и утонченном теле сидели как влитые.
  Ее тело было с прекрасными формами, но стройное и пропорциональное. Груди были большими и круглыми, казалось, что им было тесно в этих одеждах. Глаза ее были яркими и чистыми, улыбка, подобная полумесяцу, была полна приятного аромата соблазнения, который резко контрастировал с ее целомудренно белой одеждой.
  Подобное притягивает подобное. Еще одна флиртующая и очаровательная женщина; Цин Шуй взял себя в руки и вошел в комнату.
  "Цин Шуй, познакомьтесь, это сама красивая и талантливая шеф-повар в Земном Раю, Мэй Яньсюэ!"
  "Это Цин Шуй, те самые фрукты были его. Он поможет тебе в твоем кулинарном искусстве".
  Прекрасные дамы поднялись, когда Хоюнь Лю-Ли представляла свою спутницу.
  "Большой брат Шуй, не будьте эгоистом, если что-то знаете, научите сестренку", - ее голос был сладким и резким, ее белоснежная кожа имела легкий розовый оттенок, источавший румянец, здоровье и молодость.
  Наконец-то кто-то назвал его старшим братом, и это была милая дама. Когда она поднялась, Цин Шуй обратил внимание, что у Мэй Яньсюэ фигура чертовски хороша.
  "Ха-ха, я не сравнюсь с вами, прекрасная имперская шефиня, в вопросах кулинарного искусства, но могу поделиться рецептами. Если вы не против, я запишу их и немедленно вам передам", сказал Цин Шуй с улыбкой.
  
  Было приятно побеседовать с прекрасными дамами. Хотя Мэй Яньсюэ не обладала исключительным и непреодолимым шармом, как Хоюнь Лю-Ли, она однозначно была хороша в постели. Должно быть, ночь с ней могла бы доставить истинное удовольствие. Ее крупное тело немедленно вызывало мысли уложить ее в постель.
  "Хорошо, давайте сядем и пообедаем!" мягко настояла Хоюнь Лю-Ли.
  В этот раз Фрукт Пьянящего Аромата не добавили в еду, но может быть, он к нему привык, может, это было лучшее блюдо Мэй Яньсюэ, Цин Шуй почувствовал, что еда была очень вкусной. Впечатлял уровень кулинарного искусства этой прекрасной леди.
  
  "Большой брат Шуй, почему же вы не делитесь рецептами? Мне они срочно нужны", сказала смущенно Мэй Яньсюэ после еды и потянула Цин Шуй за рукав, когда он уже собрался уходить.
  "Я собирался написать их. Вы так нетерпеливы", с улыбкой промолвил Цин Шуй.
  Однако, после его слов о ее нетерпении, белоснежное лицо Мэй Яньсюэ вспыхнуло красным. Ее глаза превратились в два тонких полумесяца, когда она смотрела на него, в полной растерянности, не зная, что ей делать дальше. Ее милое, в то же время глупое поведение была особенно хорошо для дамы с таким сексуальным телом.
  Цин Шуй закончил писать рецепты жареной утки, прыжка Будды через стену и булочки на пару.
  С булочкой на пару Цин Шуй помедлил. Он дал три рецепта Мэй Яньсюэ, но не написал другие, например, Фрукт Дающий Плоды. Не то, чтобы он ей не доверял, в конце концов, она хорошая знакомая Хоюнь Лю-Ли, но он чувствовал, что не стоит давать ей все, что он знал, ведь они только познакомились, и он не знал, увидятся ли они еще в будущем.
  Глаза Мэй Яньсюэ светились от счастья, когда она увидела рецепты. Ее интересовала только готовка, так она была одержима кулинарией. Если бы не это, она бы не добилась такого высокого уровня кулинарных навыков в таком молодом возрасте.
  Она с первого же взгляда поняла, насколько ценны эти рецепты для ее опыта, она понимала, какую ценность они имели в принципе.
  "Большой брат Цин Шуй, эти рецепты бесценны".
  "Ха-ха, да ладно. Вы подруга старшей сестры Хоюнь Лю-Ли, и вы самая красивая и самая талантливая шеф-повар во всем Земном Раю. Я надеюсь, Земной Рай продолжит процветать в будущем, поэтому поделиться с вами этими рецептами было более чем уместно", сказал Цин Шуй со смешком.
  Мэй Яньсюэ была умна. Хотя Цин Шуй прямо и не сказал этого, она поняла значение его слов между строк. Так как она не была близка с ним, он дал ей эти рецепты только ради Хоюнь Лю-Ли.
  "Не беспокойтесь, эти блюда появятся только в Земном Раю", сказала Мэй Яньсюэ, глядя на Цин Шуя, слегка надув свои нежные губы.
  После ухода Мэй Яньсюэ, двое остались наедине, Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли. И только сейчас в воздухе снова поднялась неловкость. Хоюнь Лю-Ли бросала укорительные взгляды на Цин Шуя.
  "Мне нужно уйти, но я не знаю, когда я вернусь. Возможно, я вернусь еще раз до конца года", спокойно и мягко сказал Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли заметно задрожала: "Это все потому, что я не позволила вам..."
  Цин Шуй выдавил из себя улыбку: "Глупенькая, о чем вы думает? Почему такая красивая голова забита такими отвратительными вещами? Вам нужно наполнять ее здоровыми и положительными мыслями в будущем. Договорились? Хорошая девочка",
  Говоря это, Цин Шуй гладил Хоюнь по голове.
  "Вы мне не нравитесь; вы нездоровы. Вы подлец, плохой человек..."
  Цин Шуй улыбнулся и посмотрел на Хоюнь Лю-Ли, которая, по-видимому, больше и слов обидных не знала, только "подлец" да "плохой". Он обрадовался этой вспышке, потому что утром ее мрачное настроение кольнуло его в сердце.
  
  
  Покинув Земной рай, Цин Шуй планировал посетить известную достопримечательность Гроты Тысячи Будд в Стране Цан Лан. В своей прошлой жизни он никогда не бывал на Горе Тысячи Будд, поэтому ему захотелось посетить ее в мире девяти континентов, как только представится возможность.
  Все знаменитые места имели отличный фен Шуй и сильнейшее духовное влияние. Почти все достопримечательности страны Цан Лан были населены сектами и старейшими семьями.
  Знаменитая местность Гора Небесного Меча была населена Сектой Небесного Меча, Озеро Звездной Луны - Сектой Звездной Луны, в Долине Ладана жила Секта Долины Ладана, Лес Радости был населен Сектой Леса Радости...
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14618
  Переводчики: Kent
  
  Глава 181 - Укротитель Зверя Неземной Красоты, Маленькая Лоли.
  
  В Пещере Тысячи Будд не было других сект, но она все равно считалась священной землей в Стране Цан Лан. Многие пытались проникнуть в пещеру, надеясь, что Будда вотрет в них частичку своей Ци. Ходили слухи, что Ци Будды могла отогнать зло и болезни, усилить тело и даже увеличить продолжительность жизни!
  Естественно, Цин Шуй не верил в эти слухи. Хотя нет дыма без огня, возможно, люди испытывали некий эффект плацебо.
  
  Роскошный экипаж летел по главным дорогам столицы Страны Цан Лан, пока Цин Шуй лениво возлегал внутри. Он время от времени поднимал шторы и выглядывал наружу.
  Пещера Тысячи Будд находилась на Горе Цан Лан. Гора Цан Лан была в самой длинной цепи гор во всей стране Цан Лан. Ее форму можно было сравнить со змеей, извивающейся, деля страну на две половины. К счастью, от Земного Рая до этого места можно было добраться на лошадях всего за полдня. Однако для этого пришлось пересечь огромный каньон.
  Поначалу водитель не хотел ехать по этому маршруту, потому что если бы им повстречались бандиты или свирепые животные, им бы пришел конец. Только после того, как Цин Шуй предложил двойную сумму за поездку, он согласился. В конце концов, чем больше риск, тем больше награда.
  Уже наступил полдень, улицы были полны экипажей, запряженных лошадьми и разными животными. Некоторые перевозили роскошные товары, некоторые слишком медленно передвигались. Цин Шуй рассматривал толпу через окно своей кареты.
  Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняков, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняки, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Но в отличие от их желаний, уровни и цели у каждого социального класса были иными.
  Через какое-то время Цин Шуй снова посмотрел в окно, потирая сонные глаза. Он понял по окружению, что они давно съехали с главной дороги и въехали в горный район. Цин Шуй знал, что они уже в том самом каньоне Гор Цан Лан!
  Каньон смог разрезать горы Цан Лан. К счастью, до другого конца гор было всего пять километров, лошади шли галопом, так что пятнадцати минут хватило бы вполне. К сожалению, это называлось "срезать путь", поэтому дорога была полна опасностей. В этом районе скрывалось много демонических зверей. Обычно по этому маршруту путешествовали только мощные культиваторы или авантюрные рисковые торговцы.
  В ширину большой каньон был несколько километров, по центру была плоская тропа. Как только упряжка ступала на нее, возничий увеличивал скорость. Тропа не была такой же гладкой, как основные дороги Страны Цан Лан. Поэтому Цин Шуй проснулся.
  
  То, чего они боялись, в итоге и случилось. Лошади заржали от ужаса, и Цин Шуй оцепенел, увидев серебристого белого тигра, стоящего прямо посреди тропы и преградившего им путь.
  Тело тигра было чисто белым. Длиной он был метров пять, высотой под два метра. Его конечности были крепки и мускулисты, четырехметровый хвост хлестал, как стальной канат.
  Цин Шуй созерцал это гигантское чудовище. Его белая шерсть была исключительно прекрасна, но мощная аура, которую он излучал, говорила Цин Шуй, что это было воистину демонический зверь.
  "Снежный Тигр Белого Нефрита!" - крикнул побледневший кучер.
  но не этого испугало бы Цин Шуя. Что заставило его открыть рот от изумления, так это маленькая женская фигурка. Сродни маленькой фее, облаченная в белоснежный мех, она сидела верхом на животном. Цин Шуй был ошеломлен ее чертами и ее аурой. Ее аура была на 70% похожа на ауру ее богоподобной учительницы.
  Все еще в оцепенении, Цин Шуй размышлял о прекрасной малышке. Неужели она дочь его учительницы? Он встряхнул головой, потому что эта идея ужасала его. Он не хотел даже думать об этом. "Эта девчушка - укротительница зверей?"
  Эта мысль совершенно неожиданно пришла ему в голову. Однако он чувствовал, что девчушка не культиватор; чем больше он смотрел на нее, тем больше она напоминала ему его богоподобную учительницу.
  Цин Шуй вышел из кареты. Лошади были парализованы ужасом, даже у водителя ног обмякли и не держали его.
  Цин Шуй медленно пошел навстречу гигантскому Снежному Тигру Белого Нефрита с цветущей улыбкой на лице, которая сама по себе разливалась по его лицу от вида этой милейшей девочки. Она поистине была слишком прекрасна. Если бы у него была такая прекрасная дочь, как бы он был счастлив! "Убивающая сила" маленьких девочек была самой мощной. Несмотря на пол врага, они убивали людей налево и направо, подобно гигантскому тигру.
  Девочка не запаниковала, увидев его. Большие кристально-чистые глаза малышки были полны любопытства. Цин Шуй смог почувствовать симпатию с ее стороны.
  Однако белый тигр, на спине которого она приехала, был в растерянности. Он гарцевал туда-сюда, казалось, не мог успокоиться, издавал низкий рык, который шел из глубины его горла. Как будто предупреждал Цин Шуя не подходить близко.
  Девчушка протянула свою маленькую кукольную ручонку и похлопала тигра по голове. "Тигреночек, не бойся!"
  Цин Шуй почувствовал тепло в сердце, когда услышал детский голос и слова малышки.
  Гигантский белый тигр и, правда, успокоился после ее слов. Несмотря не это, его глаза все еще с осторожностью смотрели прямо на Цин Шуй.
  Успокоив тигра, девочка спрыгнула с него прямо на Цин Шуя, который стоял вплотную к тигру.
  Цин Шуй рефлекторно поймал девочку.
  "Папа! Ты - моя папа!" - обняла девчушка Цин Шуя за шею и радостно засмеялась.
  Цин Шуй чуть не умер прямо там. Он понимал, что в его возрасте он вполне мог быть отцом. Он же не такой старый еще? По крайней мере, по нему никто не мог точно определить его возраст. Иначе Мэй Яньсюэ не звала бы его "старшим братом".
  "Почему ты называешь меня Папой?" - с горечью спросил Цин Шуй, чувствуя полную беспомощность.
  "Ты пахнешь как папа, поэтому ты папа!"
  Цин Шуй громко задышал. Неужели все дети в этом возрасте такие?
  "А откуда у тебя тигр?" - Цин Шуй понимал, что с ребятишками надо быть терпеливее.
  "У меня много больших друзей. Они все хотят за мной ходить, но такие все некрасивые! А этот самый красивый из всех больших друзей. Поэтому я решила, что с ним буду играться", на полном серьезе объясняла девочка.
  Цин Шуй обливался потом. Эта мелочь даже не думала врать. В любом случае, он была еще такой юной, что от нее пахло материнским молоком. Знала ли он вообще, что такое ложь?
  "Где твоя мама?" обнял Цин Шуй ребенка и заглянул в ее кристальные глаза.
  "Что такое мама?"
  Цин Шуй: "..."
  Он даже не знал, что и сказать. Что такое мама, она не знала. Он сделал вывод, что у нее ее просто нет. Однако она сказала, что он пахнет, как Папа, значит, папу-то она раньше видела.
  "Малышка, как тебя зовут?"
  Цин Шуй поднял ее на руки.
  "Папа зовет меня Луань Луань".
  "А чем занимается твой папа?" спроси Цин Шуй.
  "Папа все время со своими уродскими большими парнями. Иногда он взлетает высоко в небо, но не хочет брать с собой Луань Луань!" мило лепетала девочка.
  Вероятнее всего, отец Луань Луань был дрессировщиком зверей, и однозначно очень могущественным!
  "Почему ты больше не с папой?"
  "Я ему больше не нужна. Вчера дома было много народу. Они вытащили много блестящих орудий и кричали, что папина смерть пришла. Я даже не знаю, что потом было", начала всхлипывать Луань Луань.
  "не плачь, Луань Луань, будь послушной девочкой, хорошо? Луань Луань не боится белого тигра, ты очень смелая! А смелые дети не плачут просто так", запаниковал Цин Шуй. Он понятия не имел, как успокоить ребенка.
  "Я не боюсь их вообще. Они все такие послушные. Все меня слушаются, что бы я им не приказала", с этими словами настроение девочки заметно улучшилось.
  Цин Шуй обнял несчастное дитя, но продолжал недоумевать, почему она настаивает, что у него запах ее отца. Ее отец был, вероятно, могущественным заклинателем зверей, судя по внешности девочки, ее мать была небесной красоты.
  
  Осознав слова девочки, Цин Шуй понял, что она настоящая легенда из древних книг, ожившая перед его глазами. Он был в полном шоке от ее заявлений, что демонические монстры уровня Сяньтянь подчиняются ей.
  Легенда гласила, что только те могут иметь эту способность, кто обладал Мистическим Сердцем Семи Отверстий. Этот тип людей не только не имели барьеров для входа в Сяньтянь, но и прогресс в культивации у них проходил очень мягко. Достигнув уровня Сяньтянь и пробив следующее царство, сложность прохождения для них падала в десять раз.
  Те, кто пробился до уровня Боевого Короля или Боевого Святого, почти все имели Мистическое Сердце Семи Отверстий. Однако количество людей, обладавшим этим загадочным сердцем, было предельно мало. Одно было точно. Они бродили по всем девяти континентам, ни о чем не беспокоясь. Их имена были увековечены, они всегда оставляли память о себе в последующих поколениях.
  "Луань Луань, пойдешь со мной в следующий раз, хорошо?" не было у Цин Шуя никаких мотивов просить девочку остаться с ним. Он просто беспокоился, что она будет страдать или ее обманут. Несмотря на свое мистическое сердце, она была всего лишь ребенком. Ее восприятие мира могло быть испорчено обманщиками или людьми со злыми намерениями.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14619
  Переводчики: Kent
  
  Глава 182. Третья волна Девятого Вала, Длань Великого Золотого Будды.
  
  Это была интуиция!
  "Хм, раз ты папа, конечно, я пойду с тобой, Папа".
  Цин Шуй потерял дар речи. Он думал, что скажет его богоподобная учительница, если он приведет с собой эту девчушку.
  "Тогда что делать с тигром?" спросил Цин Шуй и посмотрел на свою "Дочь".
  "Забудь, он сам уйдет. Когда надо, он снова появиться, если я позову. Мы же вот сейчас не видим Серенького и Беленького", радостно сказала девочка.
  "Какого Серенького? Какого Беленького?" удивился Цин Шуй.
  "Глупый папа. Ну, другие два друга".
  Сказав это, девочка прокричала своим детским голоском: "Серенький! Беленький!"
  Пронзительный крик кондора и громкий медвежий рык раздались в ответ.
  Через мгновение Цин Шуй как вкопанный уставился на гигантского кондора с белоснежными перьями и горного гризли, высотой больше 5 метров, приближавшихся к ним. Все трое были демоническими животными...
  "Луань Луань, ты заставляешь их слушаться тебя?"
  "Только этих троих. Остальные не слушаются Луань Луань. Я даже просила Тигренка, Беленького и Серенького побить тех, кто не слушается".
  Цин Шуй: "..."
  "Один раз я увидела большого огненного льва в тот раз. Он был такой красивый, а слушаться не хотел. Я позвала Тигренка, Беленького и Серенького, чтобы они побили его, но Беленький схватил меня и унес. А серенький и тигренок убежали от страха", сердито сказала Луань Луань и надула губки.
  Цин Шуй потерял дар речи. Этот гигантский огненный лев был сильнее этих троих демонических чудовищ. Казалось, что малышка укротила только троих монстров, но, тем не менее, и их масштабы были ужасающими. Самое главное, что в будущем девчушке не составило бы труда добраться до вершины Сяньтянь, а может быть и стать Боевой Королевой и Боевой Святой.
  Цин Шуй отнес ребенка в карету, и они спокойно пересекли долину. Добравшись до широкой плоской тропы на въезде на другую половину Страны Цан Лан, карета покатилась ровно и больше не тряслась на камнях.
  Когда солнце стало готовиться ко сну, Цин Шуй уже держал малышку за руку и стоял прямо у входа в Пещеру Тысячи Будд!
  "Папа, что это? Почему так много людей?" детским голоском спрашивала Луань Луань.
  Пока Цин Шуй вел за руку девочку, чья красота приведет в будущем к падению городов и стран, бесчисленные взгляды окутывали их. Все они были направлены на Луань Луань, Цин Шуй уже жалел ее за эту смертельную красоту.
  "Пойдем, я проведу тебя к Золотому Будде!"
  "Папа, на ручки!" сказала Луань Луань своим звонким и мелодичным голоском, протягивая к нему свои ладошки.
  Люди вокруг бросали на Цин Шуя взгляды зависти.
  "если бы только у меня был такой ангелочек", жаловался некий дядюшка.
  "И не мечтай о такой красивой дочери с твоей-то рожей!"
  Дядюшка: "..."
  "Только такой очаровательный парень может стать отцом такого милого маленького ангелочка".
  "мать этой девочки неземной красоты, должно быть".
  Цин Шуй потерял дар речи!
  Войдя в Пещеру Тысячи Будд, Цин Шуй вдруг увидел, что она больше, чем он ожидал. У него даже было чувство, что она абсолютно полая, один коридор был высотой больше сотни метров! Цин Шуй не видел конца извивающееся тропы, а поток людей превращал это место в оживленный базар.
  "папа, я вот это хочу.... И вот это!"
  Цин Шуй понял, что вокруг нет ни одной статуи Будды, когда впервые вошел в эту пещеру. Однако было множество прилавков, и даже ресторанчики и кабаки в углублениях стен пещеры.
  Всякий раз, проходя мимо какой-нибудь лавочки, Луань Луань хватала какую-то мелочевку. В конце концов, она же всего лишь ребенок!
  "Луань Луань, я куплю тебе все, что ты хочешь. Но не забывай, что за все эти вещи я должен заплатить". Тут он понял, что ему придется ее учить уму-разуму.
  Они зашли за угол. И только когда он увидел множество гигантских статуй золотого Будды, Цин Шуй понял, как величественна эта пещера. Множество статуй по 50 метров в высоту стояли в определенных местах. У каждой статуи была странная поза. Цин Шуй вел Луань Луань через толпу. У него было чувство, что вот-вот он что-то поймет, но никак не могу ухватить, что именно. Не осознавая этого, Цин Шуй стал имитировать позы статуй, постепенно ускоряясь. Его острое зрение сканировало каждую статую Золотого Будды. Он направлялся к Пещере Тысячи Будд.
  Техника Ци третьей волны Девятого Вала Длани Великого Золотого Будды, которую он никак не мог уловить, начала двигаться в нем сама по себе! Она раскрывалась в нем и увеличивалась без особого сопротивления, образуя цикл, который сам по себе выстреливал из его рук!
  Три сильнейшие волны выстрелили неожиданно. До взрыва, Цин Шуй пытался подавить свою Ци, но было слишком поздно. Пока вокруг него не было много народу, он шел очень быстро; те немногие, кто были вокруг, оборачивались на него в изумлении.
  Закончена. Третья волна закончена. Цин Шуй был вне себя от радости. Это чувство, как будто он узнал, что неземная красотка влюбилась в него.
  Вдруг он понял, что ребенок исчез. Он быстро повернулся и побежал назад по дороге, по которой они пришли.
  Найдя, наконец, Луань Луань, он увидел упрек в ее глазах. Съедаемый стыдом, он обнял малышку крепко-крепко. Проведя с ней меньше половины дня, Цин Шуй вдруг поняла, что она уже заняла важное место в его сердце.
  Может, потому что она была так похожа на его богоподобную учительницу?
  "папа и дальше собирается бросать Луань Луань?" обиженно сказала девочка, надув губки. Печаль наполнила ее большие сверкающие глаза.
  Цин Шуй снова крепко обнял ее, чувствуя вину за то, что огорчил ребенка.
  "Луань Луань, не плачь. Я обещаю, больше никогда тебя не оставлю, хорошо?"
  "Обещаешь?" серьезно произнесла она, подняв голову.
  "Обещаю, и слово свое сдержу!"
  "Поклянись на пальчике!" с этими словами Луань Луань протянула свой мизинчик.
  С усмешкой Цин Шуй вытянул свой мизинец и пожал им маленький пальчик Луань Луань. Тепло разлилось по его сердцу. Он не знал, каково это - быть отцом, но верил, что, наверное, вот так все и есть, как сейчас.
  Цин Шуй подхватил Луань Луань на руки и снова взглянул на гигантские статуи Будды.
  Могло ли быть, что Длани Великого Золотого Будды Девятого Вала, который он только что получил, он смог достичь, потому что убил того, кто имел к ним отношение?
  Все еще в замешательстве, Цин Шуй думал об этом, продолжая разглядывать статуи, одну за другой. Однако прежнего чувства он уже не испытывал. Все они были в разных позах, но он ничего не чувствовал. Однако заставил себя запомнить все позы, въесться в кору головного мозга, что вполне было возможно при его исключительно долговременной памяти.
  Вдруг он понял, что остался один в Пещере Тысячи Будд. Было уже поздно, ребенок на его руках заснул. Цин Шуй тихонечко переложил ее в своих руках, чтобы ей было удобнее спать.
  Он не понимал, каким образом у малышки появилось белоснежное лисье пальто. Она была очень чистой, не только не пахла грязью, но и источала уникальный аромат, не как все дети. Более того, она не могла бы выживать все это время, если никто о ней не заботился...
  
  Цин Шуй снял комнату на входе В Пещеру тысячи Будд, уложил девочку удобно в кровати, укрыв ее одеялом, и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита на Третью Волну!
  Цин Шуй повторял эту практику многократно, потом попытался соединить ее с Рыком Тигра и Твердым Быстрым Кулаком. К сожалению, даже после множественных попыток, у него ничего не вышло.
  Ощущая ритм третьей волны, Цин Шуй постепенно включил ее в позы статуй Золотого Будды, которые он заставил себя запомнить. Он смог повторить удары с мощной убийственной силой, в которой он чувствовал себя очень комфортно.
  "Ага, вот она истинная доблесть Длани Великого Золотого Будды Девятой Волны!"
  Как безумный, Цин Шуй все повторял свои удары в воздух Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Мощные волны врезали в воздух, вызывая громкие звуки, подобные звучанию Будды. Они резали нервы.
  В последующие мгновения Цин Шуй использовал почти все позы статуй Золотого Будды, пока его энергия Ци Древней Техники Усиления окончательно не иссякла в его Даньтяне.
  
  Счастливый, Цин Шуй улегся на пол Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Подумать только, как много он приобрел в одной единственной поездке в Пещеру Тысячи Будд! Он не просто осознал Третью Волну, но еще и смог найти самую невероятную девочку на свете.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14620
  Переводчики: Kent
  
  Глава 183. Божественное создание? Меч Большой Медведицы.
  На следующий день Цин Шуй снова привел Луань Луань в Пещеру Тысячи Будд, чтобы взглянуть на тысячи статуй Золотого Будды; только на этот раз они просто восхищались прекрасными видами.
  Прошлой ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй посвятил все свое время практике Третьей Волны и даже достиг удовлетворительного уровня силы, вдохновленный Руками Тысячи Будд.
  
  Когда он впервые попробовал Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны, он чаще использовал только свою брутальную силу. Сейчас же он добавил больше техничности своим движениям. Только благодаря идеальному сочетанию силы и техники, его движения приобрели грозную силу.
  Техника без силы были просто формой и показательным выступлением; практиковать боевые искусства без силы было бесполезно, потому что имея большую силу. Можно было побить десятерых, если ты владеешь навыками боевых искусств!
  Тот, кто обладает только мускулами, проиграет, встретившись лицом к лицу с более сильным оппонентом или любым человеком, способным искусно использовать свою силу. Предыдущее его исполнение Длани Великого Золотого Будды Девятой Волны было подобно увальню, использующему свою брутальную силу. Соединив Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны с Руками Тысячи Будд, он понял, как эффективно использовать силу.
  Цин Шуя проснулся от того, что его ребенок неземной красоты щипала его за нос! Посмотрев на девочку, лицо которой было так великолепно в таком малом возрасте, Цин Шуй почесал нос, задумавшись, а будет ли еще такая красота на девяти континентах в обозримом будущем.
  "Луань Луань, ты голодна?"
  Цин Шуй улыбнулся девочке, лежавшей у него на руках.
  Покормив ребенка, Цин Шуй еще раз привел ее к тысячам статуй Золотого Будды, чтоб взглянуть на них в последний раз перед отъездом.
  "Луань Луань, а ты всегда играла с Ху Ху и остальными в Горах Цан Лан?" спросил Цин Шуй. Выйдя из Пещеры Тысячи Будд, Цин Шуй шагал по окрестностям Гор Цан Лан.
  Горы Цан Лан были известны как хребет Страны Цан Лан - эти извилистые горы не только делили страну на две половины, они практически простирались по всей ее длине. Они также соединялись с печально известными и опасными Горами Великого Зверя девяти континентов.
  "Да, я всегда катаюсь на Ху Ху. Иногда с Бай Баем и Сереньким не так весело", ответила Луань Луань, хлопая ресницами своих огромных прелестных глаз. Она прыгала вокруг, играясь, тянула и толкала Цин Шуя.
  "Весело играть в горах? Где ты обычно играешь?" - ему ничего не приходило на ум, поэтому Цин Шуй решил поболтать с девчушкой и поближе с ней познакомиться.
  "Очень весело! Особенно в той пещере, ага, там еще такие большие люди, лысые, но с волосами, один там такой был, и еще там один такой, лежал все время... пещера на той стороне горы, не так-то легко ее отыскать; если бы не Бай Бай, мы бы ее никогда не наши... там еще яйца внутри всякие..." бормотала Луань Луань.
  Цин Шуй понимал, что мысли ребенка были очень необычными, они прыгали от одной детали к другой, как у любой женщины. Однако любопытство Цин Шуя только росло; даже высокая статуя стала еще более загадочной после описания Луань Луань.
  "Луань Луань, а мы можем пойти посмотреть?! Цин Шуй чувствовал себя так, будто пытался обмануть ребенка.
  "Хорошо, я попрошу Бай Бая отнести нас туда".
  Цин Шуй держал Луань Луань на руках и встал на спину Белоснежного Стервятника. Ему было немного стыдно из-за того, что он зависел от этой малышки; как и в Сетке Небесного Меча, когда ему приходилось просить свою богоподобную учительницу, чтобы куда-то полететь.
  А ведь они даже были похожи!
  
  Учитывая безумную скорость Летающего Зверя во второй раз, путешествие, занимавшее на земле несколько дней, укладывалось в пару часов быстрого полета. Цин Шуй обнаружил, что на спине парящего Белого Ястреба появляется трещина, как турбина, для перехватывания порывов ветра и увеличения скорости полета.
  "папа, смотри, вот оно!"
  Цин Шуй посмотрел в том направлении, куда указывала девочка. Это была существенная часть величественной скалы. Невозможно описать внушительность открывшегося пейзажа и пленительных видов этого горного хребта.
  В его прошлой жизни горы казались большими и высокими, но по сравнению с тем, что он видел сейчас, это был просто детский сад. Горы более 8 тысяч метров здесь были делом обыденным; не говоря уже о постоянно разряженном воздухе в наполненных энергией девяти континентах.
  Вход в пещеру наполовину скрыт. Белый Ястреб твердо и легко приземлился у входа, несмотря на свои гигантские размеры. Цин Шуй спрыгнул, держа малышку на руках.
  Луань Луань легонько похлопала склонившуюся к ней голову Белокрылого Стервятника и засмеялась.
  Стервятник негромко вскрикнул и взмыл в воздух.
  Цин Шуй взял в руку ладошку Луань Луань и подошел вплотную к высоким воротам. Только очень внимательный прохожий да пролетающие мимо Летающие Монстры смогли бы заметить этот припрятанный вход; никто бы и не распознал эту маленькую выступающую точку посреди огромных и бесконечных скал и гор.
  Пещера была тускло освещена, хотя на потолках были Световые Камни высочайшего качества, сверкавшие как легендарная светящаяся жемчужина. Поверни выключатель, и интерьер будет выглядеть как гигантский зал.
  Если быть точным, пещера внутри была не такой большой по сравнению с Пещерой Тысячи Будд - меньше половины. Четыре десятиметровые балки поддерживали потолок пещеры, будто Небесные Столпы.
  Время от времени птицы пролетали по просторному залу. Цин Шуй даже приметил небольшого ящера среди них. Точки птичьего помета усыпали пол. Казалось, что птицы и ящероподобные дикие звери населяли эту пещеру.
  "Папа, тут так весело играть. Можно найти много яиц", заметила Луань Луань, глазами пробегая по расщелинам в каменных стенах, ища птичьи гнезда.
  Цин Шуя тронуло то, что малышка считала весельем собирание яиц.
  Что же это за место? Как здесь мог оказаться гигантский зал, в такой неприметной скале - может быть, это гробница? Цин Шуй разглядывал окружающие его предметы.
  Он не заметил ничего особенного, ни статуй, которые упоминала Луань Луань, даже обрыскав всю пещеру во второй раз.
  "Луань Луань, а где тот крепкий мужчина, про которого ты рассказывала? Что-то я его не вижу", Цин Шуй наблюдал, как малышка развлекалась, бросая камушки в вероятное место птичьего гнезда. Казалось, ей совершенно не скучно.
  "Ой, он тута", - пальчиком показала девочка на каменную стену.
  
  Обратив внимание на то, что Цин Шуй стоит как вкопанный, Луань Луань подскочила радостно и нажала на маленький гладкий каменный столб, выдававшийся в стене. Дверь со скрежетом открылась перед Цин Шуем.
  Пространство внутри было намного меньше зала, размером с три комнаты, хотя высота была такой же, как и в холле. Из темноты выступили очертания огромной статуи, которую упоминала Луань Луань.
  Ее размер был сопоставим с размером статуй Будды в Пещере Тысячи Будд. У нее было доброжелательное выражение лица, одета статуя была в знакомое Цин Шую даосское одеяние. Огромный величественный тигр возлегал у его ног. Должно быть, это и был тот большой спящий парень, о котором говорила Луань Луань. Что поразило Цин Шуя, так это властное присутствие, которое излучала гигантская даосская статуя.
  Цин Шуй был в замешательстве. Что это? Божественное Создание?
  Цин Шуй увидел, что Луань Луань было неуютно, он предположил, что присутствие можно было ощутить только человеку с усиленными навыками. Маленький ребенок вроде Луань Луань не будет способен почувствовать их.
  
  Цин Шуй сделал вперед три шага и почувствовал непреодолимое ощущение присутствия, открывающегося перед ним. Возникло ощущение, что все его кости сдавило, еще больше погружая Цин Шуй в догадки по поводу природы этой статуи.
  На девяти континентах не было божества; так называемое божество было бойцом, который прошел культивацию до определенного уровня скромности и божественности.
  
  Цин Шуй сделал каких-то десять шагов, но чувствовал себя без сил. Треск его костей был отчетливо слышен. И это после того, как он достиг Четвертой Волны Древней Техники Усиления! Если бы не она, его бы давно раскрошило на кусочки.
  Древняя Техника Усиления автоматически включила свои потоки и циркулировала с большей скоростью; капля золотой росы в его диафрагме быстро завертелась.
  Цин Шуй теперь полностью полагался на Древнюю Технику Усиления и свою беспрецедентную грубую физическую силу, трансформированную образом Инь-Ян в его сознании, чтобы противостоять каменному давлению статуи.
  Пот рекой тек с него. Скорость Древней Техники Усиления достигла своего пика.
  Бам!
  Пройдя потоком через 69 цикл, Древняя Техника Усиления с легкостью достигла 70-ого уровня!
  Цин Шуй твердо держался на ногах, обнаружив с удивлением, что капля золотой росы в его диафрагме изменилась в размерах с маленькой фасолины до размера виноградины. Она вращалась, и интенсивный поток Ци Древней Техники Усиления медленно циркулировал внутри.
  "Я даже не думал, что достигну 70-ого уровня; неужели это из-за давления божества?" улыбнулся Цин Шуй и взглянул на гигантскую статую. Такая жалость, что нельзя больше приблизиться к ней хотя бы на шажок.
  Цин Шуй вздохнул. Он хотел взглянуть на статую поближе, но казалось, что больше сопротивляться давлению будет невозможно, даже Боевому Королю.
  "папа, потяни за нее, а то у меня не получается".
  Цин Шуй увидел, как Луань Луань положила в его ладонь тонкую серебряную цепочку. Другой конец цепочки был за статуей.
  Цин Шуй потерял дар речь. Он смотрел на эту восхитительную маленькую девочку, которая называла его Папой. Почему она не подтолкнула его к этой статуе? Вместо того чтобы предлагать потянуть за цепочку? Она понимала, что он не сможет подойти близко? Или ей было просто весело тянуть за цепочку?
  Цин Шуй схватился за тоненькую цепь и с небольшим усилием потянул за нее. Цепочка натянулась, но объект на другом конце ее стоял, как вкопанный. Цин Шуй испугался, что цепь лопнет.
  "Папа, сильнее!" настаивала на своем Луань Луань.
  Цин Шуй постепенно увеличивал силу, и до него стало доходить, что цепь очень крепка, а объект на том конце был изрядно тяжел. Он приложил 2000 цзинь силы, и только тогда раздался скрежет тяжелого предмета, передвигаемого по земле.
  Цин Шуй увидел, что он вытащил какую-то прямоугольную коробку. Он был в шоке. Коробка была небольшой - примерно полтора метра в длину, четверть метра в ширину и всего-то десять сантиметров в высоту!
  "Почему же она такая тяжелая?" Цин Шуй был по прежнему в изумлении, медленно подтягивая коробку на себя. Он не осмеливался тянуть ее энергичнее - боялся, что цепь лопнет. Девочка не смогла бы ее сдвинуть с места, а он сам просто не смог бы приблизиться к ящику.
  Такая маленькая вещь была настолько тяжелой. В каменном полу пещеры осталась борозда от ящика! Цин Шуй сгорал от любопытства, что же было в коробке.
  При ближнем рассмотрении, он заметил слой пыли толщиной в три пальца на крышке. Судя по слою пыли, коробка была очень древней. Опустив растянувшуюся цепь, Цин Шуй увидел, что цепь по-прежнему сияет серебром. Цепочка тонюсенькая с палец младенца смогла вытянуть вещь весом в тысячу килограмм! И хотя она была длинной, она смогла выдержать такую мощную силу. Эта цепь и сама была большой ценностью!
  Цин Шуй нащупал замок и распахнул крышку.
  Раздался щелчок.
  Ящик открылся. Взору Цин Шуя открылся меч - серебристо-белый древний меч метр в длину и десять сантиметров в ширину. Цин Шуй схватил меч. Он был очень тяжелым!
  Он был сделан из белого изысканного металла, а на его лезвии была гравировка Большой Медведицы.
  Меч Большой Медведицы!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14983
  Переводчики: Kent
  
  
  Глава 184 - Усовершенствование мышц и костей под властным давлением. Поднять как перышко что-то тяжелое!
  
  Сделанный из изысканной платины с гравировкой в виде Большого Ковша!
  Меч Большой Медведицы!
  Цин Шуй смотрел на меч с гравировкой. Он был тяжелый с духом примитивного несовершенства. Древний дизайн с семью звездами придавал его виду живости и достоинства.
  "Папочка, можно я подержу, можно я подержу", Луань Луань увидел красивый меч в руках Цин Шуя и начала вопить от желания поиграться с ним.
  Цин Шуй криво усмехнулся и положил меч на пол.
  Луань Луань вложила все свои силенки, пытаясь поднять его, но сдалась, расстроилась, назвала меч "паршивым" и убежала обратно в холл грабить птичьи гнезда.
  У меча большой медведицы не было ни конца, ни края. Он был создан в результате аккумуляции всех сил галактики. Если им размахивать, эффект был как от метеоритного дождя! Он создавал грандиозное давление, как будто кто-то раскачивал горы и реки.
  "Какой хороший меч! Он мне подходит", подумал Цин Шуй. У этого Меча был внушительный вес, не меньше 200 цзинь, что отлично подходило ему для проверки своих навыков поднимания тяжестей без усилий.
  Рассмотрев меч со всех сторон, Цин Шуй вдруг обнаружил, что ножен у него нет. Его взгляд упал на старинный ящик. Неужели это и есть ножны? Удивленный, Цин Шуй поднял сундук.
  Текстура его была уникальной, среднего веса, но очень твердая. От него исходило древнее чувство достоинства, но не такое, как от Меча. Наоборот, его аура была примитивной.
  Цин Шуй немедленно поместил ящик и цепочку прямиком в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он взмахнул Мечом Большой Медведицы в воздухе, и немедленно почувствовал, как высвобождается грандиозное давление. Цин Шуй улыбнулся. Вот что такое сила галактики!
  Огромная ценность меча лежала в силах галактики Большой медведицы. Цин Шуй продолжил размахивать мечом, окруженный чрезвычайным давлением, продолжая тренироваться в ударах, прицеливании, рубки и в технике меча Тайчи!
  Цин Шуй интуитивно вспомнил технику меча Тайчи. Это была единственная техника работы с мечом для усиления тела, которую он знал, единственная, которая была непрактичной и фокусировалась в больше степени на внешней стороне боя. Однако вместе с Тайчи и поддержкой энергии Ци древней техники усиления эффект был потрясающий. Для того, чтобы отбиться от врагов, возможно, это техника была бы бесполезной, однако для улучшения физической силы человека она была самой подходящей.
  Только когда стемнело, Цин Шуй осознал, что провёл целый день в тренировках. Он наскоро совершил омовение в сфере вечного фиолетового нефрита и переоделся в чистую одежду.
  Направившись к выходу, Увидел белокрылого Кондора, лежащего на полу, и малышку, мирно спящую его мягких перьях. Ее спящее лицо было прекрасным. Цин Шуй хлопнул себя по голове, понимая, что отец из него никудышный.
  Цин Шуй достал кровать, кухонную утварь и стул прямо из Сферы вечного фиолетового нефрита и приготовил немного ухи из чёрной рыбы. Аромат разбудил малышку, она подпрыгнула, увидев еду, которую приготовил Цин Шуй.
  Малышей тем и хороши, что не задают лишних вопросов, особенно когда едят что-нибудь вкусное. Слопав тарелку ухи, она довольно похлопала себя по животику и снова улеглась, намереваясь заснуть на кровати.
  Цин Шую ничего не оставалось, кроме как разбудить её. Нельзя было спать с полным животом. Девчушка с неохотой раскрыла глаза. Цин Шуй попытался развлечь ее, рассказывай сказки, чего он не делал уже много, много лет. С усилием, но ему удалось не давать малышке спать ещё целый час.
  Когда опустилась ночь, совершенная тишина накрыла все вокруг. Со странным чувством Цин Шуй смотрел на маленькую девочку, которая глубоко спала под одеялами. Так или иначе, он вляпался по самые уши с этим маленьким ангелом. Казалось, она очень доверяет ему, говоря, что он пахнет как её отец. Может быть, это был запах естественной ауры? Возможно, стоило познакомить её с богоподобной учительницей. В сфере фиолетового вечного нефрита Цин Шуй продолжил свои тренировки как обычно. Только в этот раз он больше фокусировался на девяти волнах ладони великого золотого Будды и мягком контроле меча большой медведицы.
  На следующий день Цин Шуй продолжил тренироваться с мечом, стоя рядом с божественной статуей, тренируя удар за удром, уколы, рубку и технику меча Тайчи. Цин Шуй вдруг понял, что тренировки под давлением божественной статуи позволили ему качественно усовершенствовать искусство владения мечом, - ещё одно преимущество нового приобретения!
  И это преимущество нужно было использовать для усовершенствования его мышц, костей и всего тела под властным давлением присутствия статуи, ровно так же, как некоторые люди проводит свои тренировки под водопадом или в море. Это был очередной метод тренировки под ошеломляющим давлением, который делает тебя ещё сильнее, не просто физически, но и морально.
  Невыносимое давление также позволяло Цин Шую пережить серьезный прогресс техники усиления: она становилось более утончённой, позволяла ему быть более активным, существенно увеличивая предел прочности его энергетических каналов.
  Так довольно быстро прошло несколько месяцев, до конца года оставался каких-то тридцать дней. Он пообещал своей богоподобной учительнице, что вернётся в секту небесного меча до конца года. Цин Шуй не ожидал, что проживёт с малышкой в пещере почти полгода. За это время Цин Шуй достиг прорыва, добившись 73-го цикла древней техники усиления. Он также научился демонстрировать три основных техники владения мечом на высоком профессиональном уровне с помощью меча Большой медведицы, выстроив крепкую основу для того, чтобы поднимать тяжелые предметов легко, как перышко, что еще больше укрепило его отвагу. Этого невозможно было добиться с помощью голой брутальной силы. Это было что-то, на что Цин Шуй потратил целых полгода, чтобы только ухватить идею, но объяснить это словами было очень трудно. После долгих тренировок человек должен был стать способным поднимать объект в 100 цзинь, используя всего 80 цзинь, 70 или даже меньшее количество сил.
  Шесть месяцев упорных тренировок, вместе с тем опытом, который он получил ранее, позволили Цин Шую использовать силу чуть больее 1000 цзинь, чтобы овладеть мечом Большой медведицы в той мере, в которой он желал этого. Также он усовершенствовал галоп оленя и форму тигра, повысившихся до нового успешного уровня, ещё больше увеличив его мощь. Цин Шуй сожалел о том, как быстро проходило время в горах. Он вспомнил, как собирал урожай Магических плодов энергии и магических плодов проворности совсем недавно, и вот они снова взошли и созрели. Прошло уже почти 18 лет с тех пор, как он впервые ступил на землю мира девяти континентов. Практика владения мечом в течение полугода, особенно с помощью меча Большой медведицы, а также с помощью увеличения его силы от жизни в горах, позволили ауре Цин Шуя продвинуться вперёд.
  Взгляд его был ясным как обычно, но в нём появилась дополнительная привлекательность, увеличилась его мужественность, он стал более зрелым и стабильным, как никогда. С помощью своих усилий за эти полгода Цин Шуй приблизился к божественной статуе ещё на 10 шагов, находясь под невыносимым давлением. Но до самой статуи было ещё не меньше 50 шагов. Цин Шуй и не знал, стоит ли ему радоваться этому или огорчаться. Возможно, невыносимое давление статуи заставляло его так чувствовать себя, но он был рад тому, что его способности достаточно быстро улучшались. В то же самое время, он все больше убеждался, что божественная статуя, возможно, изображала одного из фальшивых богов или священного воина. Жалко, что не мог он рассмотреть ее с более близкого расстояния.
  Девчушка в то время жила ещё более интересной жизни по сравнению с жизнью Цинн Шуя, путешествуя с белокрылым кондором по полдня. Но она обязательно возвращалась на обед, потому что ей очень нравилось то, что готовил для неё Цин Шуй. Цин Шуй предположил, что малышке было что-то около пяти лет и что ей было пора начинать тренировки. Он воспользовался магическим плодом увеличения энергии и магическим плодом увеличения ловкости, и даже прогревал её энергетические каналы энергией Ци древней техники усиления ежедневно. Более того, вечерами он обучал её чтению и письму. Ему иногда казалось, что он устроился на работу нянькой! Было довольно трудно, но, в общем и целом, это доставляло ему огромное удовольствие: жизнь в пустой пещере делала его счастливым, он видел прогресс своей маленькой ученицы, постепенно он обучил её галопу оленя, форме тигра и Тайчи.
  Девочка с Мистическим Сердцем Семи Отверстий однозначно отличалась от других детей. Её скорость и талант заставляли Цин Шуй испытывать зависть, но все равно он бы очень рад. Прожив вместе полгода, он окончательно признал в ней свою дочь.
  
  Он чувствовал, что с его нынешними способностями, даже если бы ему пришлось встретиться в бою с людьми, которые знали техникум ладони великого золотого Будды девятый вал мы, он бы справился с ними без проблем. Конечно, он теперь будет использовать меч большой медведицы. Под этим невыносимым давлением статуи он усовершенствовал свою общую отвагу. Особенно техника галопа оленя достигла настоящего прорыва, позволяя Цин Шую приобрести невероятную скорость.
  Цин Шуй планировал выбрать ещё одно животное из техники мимикрии девяти животных для изучения. В конце концов, было трудно добиться полного мастерства, владея только частью методики.
  
  "Луань Луань, нам с тобой придётся покинуть это место". Цин Шуй особо нечего было упаковать, но он тихонечко спрятал кровать, кастрюли, тарелки и другие вещи обратно в сферу вечного фиолетового нефрита.
  "Хорошо, мы можем, наконец, уехать отсюда. Папочка, а куда мы пойдём?" радостно спросила Луань Луань, запрыгивая ему на колени.
  "В секту Небесного меча!"
  Цин Шуй объяснил малышке путь, и они полетели по направлению к секте небесного меча на белокрылом кондоре.
  Уже наступила морозная зима. Из меха снежные лисы Цин Шуй сшил простую одежду для своей малышки. Хоть она и была тёплой, выглядела эта одежда скверно. Однако красоту девочки, которая в будущем могла вызвать падения городов и королевств, ничем не испортишь, девчушка выглядела изумительно очаровательной и красивой.
  Им хватило одного дня, чтобы прибыть к вершине небесного меча. Белокрылый кондор облетел вершину, сделав несколько кругов до приземления, огласив окрестность громкими криками.
  "Папочка, Беленький говорит, что на этой горе есть опасные дьявольские чудовища," сказала Лунь Луань, округлив глаза.
  "Опасные дьявольские чудовища? Должно быть, они ещё сильнее белокрылого. Что это за дьявольское чудовище, которое может испугать белокрылого Кондора одной лишь своей аурой?" - задумался Цин Шуй.
  Секта небесного меча была ведущей сектой страны Цан Лан. С более чем 1000 летней историей она, наверняка, имела какой-то большой и опасный секрет. Например, парочку монстров, которые бы охраняли и присматривали за сектой.
  "Давай папочка тебя понесёт", - за эти полгода он так привык чувствовать себя отцом. Он не знал, радоваться этому или печалиться.
  Люди немедленно принялись шептаться, увидев его с такой исключительной красивой маленькой девочкой, особенно когда она сказала: "Папочка, тут так много людей!"
  Все вокруг онемели от удивления, так и стояли, открыв рты.
  "Ох, Только у него могла бы быть такая прекрасная дочь".
  "Но почему его дочь так похожа на Боевую Сестру Цзянъэ?" - удивленно сказала одна дама.
  Лицо Цин Шуя потемнело, это был плохой знак.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14984
  Переводчики: Kent
  
  Глава 185 - Исчезновение настоящего укротителя дьявольских чудовищ.
  "Но почему его дочь так напоминает Мастера Ие Цзянъэ?" - с любопытством спросила молодая ученица.
  Лицо Цин Шуя потемнело: "Черт!"
  "Если дальше так пойдет, возникнет большое недопонимание", Цин Шуй чувствовал, что может доставить своей богоподобной учительнице много неприятностей, да и себя отмыть уже не сможет, однажды войдя в эту реку.
  "Ие Цзянъэ однажды сказала, что больше учеников брать не будет, однако взяла Старшего Цин Шуя в ученики. Одинокий мужчина и женщина наедине на Вершине Облака Тумана?"
  "Ага, разве это не здорово видеть, что получилось от их учебы?" - болтали ученицы друг с другом.
  "А нам откуда знать? Можешь попросить Старшего Цин Шуй взять тебя в ученице и попробовать на себе! Разве не здорово?" - бесстыдно заявила одна из них.
  Цин Шуй замер в шоке от услышанного. Хотя он и не боялся слухов, он забеспокоился за свою богоподобную учительницу Ие Цзянъэ. Сплетницы обожали делать из мухи слона! И эти начинающиеся сплетни опечалили его.
  Заметив острый взгляд Цин Шуя, девушки спешно ретировались!
  Ничего не разлетается быстрее сплетен! Очень скоро почти все члены Секты Небесного Меча знали, что Цин Шуй привез с собой маленькую девочку с гор. Более того, богиня Ие Цзянъэ была матерью ребенка по всей вероятности.
  После очередной встречи группа Старших с улыбкой покидали большой зал. Увидев маленькую девочку рядом с Цин Шуем, которая выглядывала с любопытством из-за его спины, они потеряли дар речи, разинув рты от изумления!
  Все перевели удивленные взгляды на Ие Цзянъэ, стоявшую неподалеку.
  В тот момент Белый Журавль воспарил в небо, издавая громкие вскрики. Ие Цзянъэ удивленно смотрела на своего питомца. Потом она медленно пошла навстречу малышке и присела около нее, намереваясь побеседовать. Цин Шуй не мог не заметить поразительное сходство между двумя красавицами и их экстраординарными аурами.
  "Как поживает твой Отец?"
  Цин Шуй раскрыл глаза от изумления, уставившись на Ие Цзянъэ. Почему она задала этот вопрос? Неужели слухи были правдой?
  Луань Луань опустила голову.
  "Я не знаю. Там было много людей. Они махали мечами..."
  В таком юном возрасте она уже знала, что такое меч. Удивительно, она послушно отвечала Ие Цзянъэ. Но почему? Похожее притягивается или же... кровные узы?
  "Скорее скажи, как тебя зовут!" Ие Цзянъэ легонько приобняла Луань Луань, а глаза ее наполнились грустью.
  "Меня зовут Луань Луань. А кто ты? И почему ты так похожа на Папу? Но пахнешь ты по-другому", спросила девчушка Ие Цзянъэ, и глаза ее расширились от раздиравшего ее любопытства.
  "Цин Шуй, нам сначала нужно вернуться на Вершину Облака Тумана".
  Поприветствовав улыбкой Байли Цзинвэй и других, Цин Шуй подхватил Луань Луань и оседлал Белоснежного Журавля вместе с Ие Цзянъэ.
  "Тетушка, а твоя птица такая же сильная, как мой Беленький?" Луань Луань высвободилась из объятий Цин Шуй и стала играть перьями журавля.
  "Беленький?" с нескрываемым удивлением переспросила Ие Цзянъэ.
  Цин Шуй с грустной улыбкой объяснил: "Белокрылый Кондор возит эту малышку".
  Лицо Ие наполнилось любовью. Она счастливо смотрела на маленькую девочку, не отводя глаз. Только через какое-то время она прошептала Цин Шую: "Большой брат, видишь? Луань Луань теперь со мной".
  Прозрачные слезы полились рекой по небесному лицу прекрасной Ие. Цин Шуй беспомощно смотрел на нее и не знал, как ему реагировать. Казалось, что это были слезы радости, не боли.
  "Учитель, вы в порядке?" нежно поинтересовался Цин Шуй, когда Ие немного успокоилась.
  "Все хорошо, все хорошо. Цин Шуй, как ты ее нашел?" - с любовью смотрела Ие на Луань Луань, которая беззаботно играла перьями журавля.
  Цин Шуй пересказал всю историю с самого начала, как он встретил это маленькое чудо.
  "Ох!" - вздохнула Ие Цзянъэ. Помешкав, она медленно начала говорить: "Помнишь, я говорила тебе, что я сирота? На самом деле, у меня была семья на Континенте Вестерия. Скажу больше, я была из клана укротителей зверей. Клан Ие заставили работать на самый мощный клан Континента Вестерия, но мы отказались. После этого сильнейший класс с Гор Короля Львов захотели устроить брак между ними и кланом Ие, но мы снова сказали нет. Кто бы знал, что из-за этого они разрушат весь клан Ие?
  Цин Шуй не верил своим ушам. Он не смел ее перебивать, зная, что история не закончилась.
  "Хотя мой Клан Ие был невелик, мы считались настоящим кланом укротителей. Однако из-за неожиданного нападения на нас, мы не смогли себя защитить. Мой отец прикрыл нас, чтобы мы с братом могли спастись. Я улетела на Белоснежном Журавле, а мой старший брат - на белокрылом Кондоре.
  Убежав от этого кошмара, я всегда была одинока. Я понятия не имела, что стало с моим братом. В конце концов, Белоснежный Журавль привез меня в Страну Цан Лан на континент зеленого облака. Здесь я и встретила своего учителя. Когда вы только прилетели на белокрылом кондоре, я сразу поняла, что малышка - дочь моего брата. Она так на него похожа! Но, увы, кажется, что мой брат уже..." - Ие горько вздохнула.
  "Да малышка уже получила благословение богов тем, что родилась в одной семье с вами!" - улыбнулся Цин Шуй.
  "Все равно я должна поблагодарить тебя за то, что позаботился о ней", улыбка Ие вернулась на ее успокоенное лицо. Однако было видно, что она заставляет себя улыбаться.
  "Не стоит благодарности. Эта малышка называет меня своим Папой. Я даже чувствую, будто она - моя настоящая дочь, но не знаю пока, надолго ли это", - сказал Цин Шуй, с любовью глядя на девочку.
  Ие Цзянъэ рассмеялась, услышав слова Цин Шуя. Этот большой ребенок стал отцом для маленького ребенка всего лишь за полгода?
  "Цин Шуй, как ты справлялся эти полгода с ребенком на руках?"
  Цин Шуй все рассказал Ие, включая и то, как он шил одежду для малышки, как учил ее читать, тренировал ее в боевых искусствах и даже как попу ей подтирал!
  Ие тихонько слушала, и ее замечательная улыбка расцветала на ее лице.
  Особенно, когда она услышала, что Цин Шуй учил малышку письму и чтению. Она чувствовала огромную теплоту в своем сердце. Ведь малышка была частью ее клана. Взгляд, с которым она смотрела на Цин Шуя, был преисполнен нежности.
  
  Через какое-то мгновение Белоснежный Журавль опустился на Вершину Облака Тумана.
  "Учитель, Белокрылый Кондор не может подняться в горы. Луань Луань говорит, здесь есть исключительно мощная дьявольская Ци в этих горах", припомнил Цин Шуй слова девочки.
  Мистическое Сердце Луань Луань было способно слышать голоса дьявольских чудовищ и даже понимать их мысли.
  "Ха-ха, здесь на вершине Сяньтяня есть золотая обезьяна. Это чудовище охраняет Секту Небесного Меча. Я пойду поищу его попозже, все будет в порядке", засмеялась Ие Цзянъэ.
  Вот уж точно она была из клана укротителей!
  "Ах да, Луань Луань дружит с еще двумя Сяньтяньскими чудовищами", сказал Цин Шуй. Белокрылый кондор спас два поколения Клана Ие, отца Луань Луань и Цзянъэ.
  "Еще двое? Мистическое Сердце Семи Отверстий?" - бриллиантовым светом вспыхнули глаза Ие Цзянъэ, и грусть поселилась в глубине ее зрачков.
  Цин Шуй кивнул головой в согласии, глядя пристально на свою учительницу. Ее красота снова ввела его в транс, он тупо уставился на нее, потеряв ход всех своих мыслей.
  "Насмотрелся? Пошли. Смотри, как далеко девчушка убежала", привела его в чувство Ие Цзянъэ. Она намеренно прервала его ступор, хоть и не знала, о чем он так задумался.
  "Ха-ха, простите меня, Учительница. Я почувствовал незнакомое мне до этого чувство счастья, когда увидел, как вы обнимаете Луань Луань", забормотал что-то невнятное Цин Шуй.
  "Пойдем уже!"
  Цин Шуй посмотрел на прелестную Луань Луань, убежавшую далеко вперед.
  "Учитель, а когда начнется Соревнование по обмену между сектами?"
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14985
  Переводчики: Kent
  
  Глава 186 - Клан Янь, Страна Янь Цзян, Правитель Страны
  
  "Учитель, когда начнутся Триеннале? Игры по обмену между сектами?"
  Ие Цзянъэ, шагавшая вверх по ступеням рядом с Цин Шуй, улыбнулась и взглянула на него:
  "Официальное начало через десять дней. Некоторые крупные секты и кланы Страны Цан Лань прибудут сюда уже через пять".
  "Учитель, на континенте Зеленого Облака какой ранг у Страны Цан Лан?" Цин Шуй припоминал, что только на одном континенте Зеленого Облака было около 81 страны. Чтобы в будущем было легче проводить сравнения, ему нужно было узнать авторитет Страны Цан Лан.
  Ие Цзянъэ засмеялась и сказала: "Страна Цан Лан находится на самой западной точке Континента в самом теплом климате. Он не так суров, как на севере Континента Шэнлу, но и не расслабляется под божественной аурой, как восток Континента Шэньшэнь. Таким образом, среди девяти континентов наш континент на последнем месте. Страна Цан Лан тоже имеет один из наименьших рангов. Окружающая среда определяет людей. Север континента Шэнлу холодный, как лед, люди там поэтому жизнелюбивые и устойчивые. Восток континента Шэньшэнь полон гениев культивации, там наибольшее количество людей, достигших божественного ранга.
  Цин Шуй и не ожидал, что Страна Цан Лан находится на дне свалки. Теряя остатки надежды, он спросил: "А как Страна Цан Лан по сравнению с Янь Цзян?"
  Ие Цзянъэ посмотрела задумчиво на Цин Шуя и произнесла: "Страна Янь Цзян находится к югу от центра Континента Зеленого Облака, очень близко к Стране Цан Лан. Однако рейтинг у нее в двадцатке лучших, если не выше, по всему континенту".
  Цин Шуй как-то спросил Байли Цзинвэя о способностях Клана Янь, но ему сказали, что их реальные способности были никому не известны. Сейчас же Цин Шуй понимал, что учитель Байли Цзинвэй, возможно, боялся, что правда нанесет удар по Цин Шую. С его опытом, как он не понимал, о чем думает Цин Шуй?
  Он думал поехать туда на пару лет после достижения вершины Сяньтянь. Однако даже в такой неуважаемой стране как Цан Лан любой, кто достигал вершины Сяньтянь, так просто не добивался своего. В конце концов, в горах их поджидала демоническая человекообразная обезьяна, охранявшая вершину.
  Страна Янь Цзян занимала место в двадцатке лучших, Коан Янь был одним из самых выдающихся в стране. Цин Шуй вспоминал, как мать ему рассказывала про этот клан в Городе Янь. Она не говорила, что Город Янь находился в стране Янь Цзян, или что Клан Янь был одним из сильнейших в стране. Она, наверное, беспокоилась, что Цин Шуй испугается этого. Несмотря на то, что она понимала, что Цин Шую суждено было попасть в Клан Янь, она всячески пыталась его остановить. Только сейчас Цин Шуй понял причину, стоявшую за всеми ее попытками.
  Цин Шуй, наконец, понял, что так взволновало его мать, когда он пообещал ей, что в течение пяти лет он направится в Клан Янь. Она не могла расслабиться. Она беспокоилась за него с того момента, как он решил, что заставит Клан Янь страдать так, как они еще никогда не страдали.
  "пять лет, почти пять лет. Все-таки я должен туда пойти". Очевидно, Цин Шуй не изменил своих намерений.
  Цин Шуй прекрасно знал, что если ему было суждено пойти на Клан Янь, его уровень Древней Техники Усиления должен был быть не ниже пятого. Только тогда у него могла появиться маленькая надежда, ведь наверняка в Клане Янь были люди, достигшие как минимум уровня Боевого Командующего.
  "Цин Шуй, я понимаю, что возможно в прошлом у тебя бывали передряги. Ты знаешь, что на мне самой тяжелый груз кровной вражды, но я все-таки должна тебе это сказать. Не надо действовать импульсивно. Не заставляй тех, кто жив, снова чувствовать печаль. Пусть те, кто умер, покоятся с миром. Если ты знаешь, что это невозможно, оставь эту затею", Ие Цзянъэ мягко произнесла, задумчиво глядя вдаль.
  "Учитель, не беспокойтесь. Я не сделаю ничего глупого. Однако я никогда не смогу забыть, никогда. Я просто на время похороню это внутри, пока не придет тот день, когда я сам не раскопаю это чувство, раскрывая его по кусочкам", спокойно сказал Цин Шуй, но в его уверенном тоне не было ни капли сомнения.
  "Я считал, что позабыла. До нынешнего момента я помню хриплые крики отца, как он говорил "Тянь Эр, Гэ Эр, если уйдете сейчас, не смейте возвращаться. Помните, никогда не возвращайтесь. И даже не думайте о мести. Вы должны жить дальше, продолжать жить дальше..." - проговорила Ие Цзянъэ, и ее глаза подернулись слезами.
  "Но сейчас с Луань Луань вы видите надежду?"
  "Да. Но только надежду. Я не хочу, чтобы она несла этот груз. Я хочу, чтобы она просто жила своей жизнью. Но с Мистическим Сердцем...если она пожелает тренироваться и будет прикладывать усилия, она сможет достичь уровня Боевой Королевы к 30 годам. Она сможет приручить 10 дьявольских чудовищ высокого уровня", с грустью сказала Ие Цзянъэ, глядя на довольного Цин Шуя.
  "А почему вы не рады узнать, что Луань Луань обладает Мистическим Сердцем?" - удивленно спросил Цин Шуй.
  Эти двое поднимались по лестнице, следуя за Луань Луань, направляясь к вершине горы.
  Ие горько произнесла:
  "Весь мир девяти континентов в курсе, что обладающие Мистическим Сердцем способны стать серьезными экспертами высшего класса. Однако никто не знает, что такие люди живут не больше 30 лет, в два раза меньше обычного человека".
  Ее слова повергли Цин Шуя в шок. Сейчас он понимал, почему Ие так сомневалась, что у Луань Луань Мистическое Сердце, когда услышала про еще двоих дьявольских чудовищ. И поняв это, она почувствовала и удивление, и боль.
  Небеса завидуют тем, кто талантлив. Такие люди всегда балансировали на чашах весов. С одной стороны им давали благо, с другой что-то обязательно уравновешивало его. Просто такова природа - где-то прибывало, а где-то убывало.
  Глядя, как Цин Шуй встал как вкопанный, Ие Цзянъэ вздохнула. Она почувствовала легкое тепло, наблюдая за ним, радуясь, что кто-то так трепетно беспокоиться о ее маленькой племяннице.
  "Можно ли как-то спасти ситуацию или увеличить продолжительность жизни?" - спросил Цин Шуй, придя в чувство. Его брови плотно сошлись на переносице, горя гневом.
  "Персик Бессмертия, который зреет раз в две тысячи лет, может продлить жизнь на 50 лет, но это вещь, найти которую можно только случайно, если сильно повезет. Легендарная буддийская божественная оболочка и божественное лекарство алхимиков, Золотой Ароматный Нефрит, имеют тот же эффект. Еще есть знаменитый Цветок Реинкарнации шести путей, алхимическое высшее божественное лекарство, Омолаживающая Гранула Десяти Ароматов и Гранула Поворота и Удлинения Судьбы".
  "Вот уж неожиданный поворот. Подумать только, как много вещей могут увеличить жизнь. Судя по названиям, это редкие сокровища". Цин Шуя больше удивило то, что Золотой Ароматный Нефрит мог удлинить жизнь аж на 50 лет. Подумать только, Омолаживающая Гранула Десяти Ароматов могла сгладить отрицательные стороны жизни с Мистическим Сердцем. Что же касается Гранулы Поворота и Удлинения Судьбы, Цин Шуй сомневался. Разве она не была лекарством всего лишь 2-ого уровня? Казалось, его знания были лишь верхушкой айсберга.
  
  Мысли Цин Шуя погрузились в алхимию. Он решил посвятить больше времени своему мастерству и коллекции редких трав, потому что он знал, какие ингредиенты были необходимы для создания Золотого Ароматного Нефрита и Омолаживающей Гранулы Десяти Ароматов. Получить их будет очень нелегко.
  "Учитель, как насчет других вещей, что еще может удлинить жизнь?" не сдавался Цин Шуй.
  "Кроме Магического Плода долголетия, прибавляющего пять лет жизни, все средства бесполезны. Более того, Плод можно принимать только один раз и продлить жизнь совсем не на много", беспомощно ответила Ие Цзянъэ.
  "Плод Долголетия? Его трудно найти?"
  "Плод Долголетия находится в том же классе, что и столетний Плод Огненной Силы и Плод Чистого Ветра, поэтому ему для созревания потребуется столько же времени". Ие Цзянъэ удивилась тому, что Цин Шуй не знал ничего о
  Теперь Цин Шуй знал и догадывался, что, возможно, это был один из характерных плодов, которому еще предстоит появиться. Он почувствовал себя счастливее, зная, что каждый мог увеличить жизнь как минимум на десять лет. Кажется, ему придется поднимать уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита до 4-ого, а лучше 5-ого уровня.
  Чтобы подняться до 3-его уровня, он переспал с двумя дамами. Хотя сфера не изменилась, когда он проделал то же самое несколько раз с Минъюэ Гэлоу. Может, ему нужно было спать с разными женщинами?
  Цин Шуй грустно улыбнулся. Неужели это все из-за того, что Сфера Вечного Фиолетового Нефрита была исключительно похотлива? Более того, было еще кое-что, в чем он был точно уверен. Он должен был рассмотреть этот вариант ради спасения Луань Луань.
  "Папа, Тетя, быстрее! Ну почему вы такие медленные?" - девчушка уже добежала до вершины и оттуда кричала Цин Шую и Ие Цзянъэ.
  Цин Шуй почувствовал себя неловко, услышав, что его зовут папочкой при Ие Цзянъэ. Ие Цзянъэ завлекала его взглядами, источая пьянящее очарование, освещавшее всю планету и превосходившее ее.
  Цин Шуй подхватил на руки внезапно налетевшую на него Луань Луань.
  "Учитель, какие секты обычно принимают участие в Соревнованиях? И как они проходят?" спросил Цин Шуй, увиливая от манящего взгляда Ие Цзянъэ.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14986
  Переводчики: Kent
  
  Глава 187 - Цин Шуй и Ие Цзянъэ
  
  "Учитель, секты на соревнованиях одни и те же? В чем они соревнуются?" спросил Цин Шуй, отвернувшись от игривого взгляда Ие Цзянъэ и обняв Луань Луань, вихрем налетевшую на него.
  "Они все могущественные секты и кланы Страны Цан Лан. Обычно пока у них есть власть, они объединяются и обмениваются. Изначально это были дискуссии и простые обмены. Но со временем это превратилось в соревнование. Однако есть ограничения по количество сект, допускаемых до участия. Большинство участников это секты и кланы, которые привозят молодежь для учебы".
  Сделав небольшую паузу, Ие Цзянъэ продолжила:
  "Обычно соревновались только чуть больше десяти сект. Все они - самые влиятельные в Стране Цан Лан. Например, Долина Страстного Аромата, Секта Радостного Леса, Секта Гигантского Меча, Корпус Единственного Меча, Клан Ло Серебряного Копья..."
  Цин Шуй тихонечко записывал названия, но услышав названия Долина Страстного Аромата и Секта Радостного Леса, он не мог не удивиться. Непроизвольно спросил: "Откуда они берут такие имена? Такие странные".
  "В Долине Страстного Аромата посреди года всегда разливается аромат горящего ладана. Чтобы соответствовать этому, секта, расположенная там, поменяла свое название", Ие несла малышку на руках, шагая рядом с Цин Шуем к главному холлу.
  "А радостная секта и Секта Радостного леса? У них почему такие названия?" с любопытством смотрел Цин Шуй на Ие Цзянъэ.
  "Ты вообще ничего не знаешь или только притворяешься? Разве ты не знал, что означает слово Радостный (??)?" прекрасное лицо Ие Цзянъэ закраснелось от гнева, она ускорила шаг, оставив Цин Шуя глупо стоять за своей спиной.
  Цин Шуй был поражен ее красотой, которую подчеркивала и обнажала красота ее щек. Все еще находясь под покровом гипноза, Цин Шуй нахально сказал: "Это слово означает "культивацию дуэта" между мужчиной и женщиной?"
  "Пфф, ты специально это делаешь", Ие пустилась в бегство, не поворачивая головы.
  "Да не специально я. Я просто интересуюсь. Но это правда? Двойная культивация. Разве эти священные тексты не самые сильные методики культивации? А у нас они есть?"
  Ие Цзянъэ неожиданно засмеялась, услышав первое предложение, но не успел он закончить свои слова, она спешно прикрыла ему рот своей ладошкой. Цин Шуй незамедлительно воспользовался шансов понюхать ее ладони, почувствовав легкий аромат, похожий на аромат орхидей. Он широко раскрыл глаза, как бы впитывая в себя восхитительное сияние красоты Ие Цзянъэ, ощущая мягкость ее белых ладоней, прижавшихся к его губам.
  Цин Шуй автоматически высунул язык и легонько лизнул внутреннюю поверхность ладони Ие. Она начала хватать воздух ртом от шока, немедленно одернув руку в панике и легонько шлепнув Цин Шуя по голове.
  Луань Луань громко расхохоталась. Вся эта суета не ускользнула от ее цепкого взгляда. Продолжая хихикать, она дразнила Цин Шуя:
  "Папа непослушный. Папу нашлепали!"
  Прибыв на туманную вершину, Луань Луань будто принесла жизнь. Куда бы она ни шла, она была окружена смехом. Ие Цзянъэ вела себя так, словно она вложила в эту маленькую родственницу всю свою надежду, она не могла нарадоваться на Луань Луань.
  "Учитель, Луань Луань последует за мной или за вами в ее культивации?" Цин Шуй чувствовал, что если Луань Луань последует за ним в формировании физического тела, это поможет ей увеличить продолжительность жизни.
  Подумав немного, Ие Цзянъэ ответила: "Я думаю, будет лучше, если ты возьмешься ее обучать".
  
  Время текло, Цин Шуй и шагу не сделал с Вершины Облака Тумана. Сплетни ходили по секте, только его они не волновали. Для него это было всего лишь чепуха, которую распространяли неумные люди.
  На пятый день в горах появились первые посетители. Те члены секты, кто отвечал за встречу гостей, организовали им место на других незанятых вершинах. Цин Шуй время от времени приводил малышку посмотреть на них.
  Одним вечером прибыла команда из более чем двадцати участников. Что привлекло внимание Цин Шуя, так это то, что у каждого с собой был гигантский меч. Каждый меч был около полутора метров в длину, двадцать сантиметров в ширину. Они казались ужасно неуклюжими и трудными в обращении.
  Секта Гигантского Меча. Цин Шуй сделал вывод, что это были представители Секты Гигантского Меча. Как только они появились, Цин Шуй сразу же вспомнил того парня из Клана Ху, который подрался с ним за Магический Плод Силы, а также Старшего Ху из Секты Гигантского Меча.
  Гости прибывали бесконечным потоком, было много красивых людей в толпе. Цин Шуй не моргая смотрел на разных красивых девушек. Там были и высокие, и низкие, и с формами, и худенькие. Что касается мужчин, он немедленно устранил их из поля своего зрения, потому что ни один из молодых не был сильнее или хотя бы равной с ним силы. По крайней мере, таких в Стране Цан Лан не было совсем. Поэтому он не беспокоился и с удовольствием проводил время, разглядывая красивых девчонок.
  В спешке прошел целый день. Цин Шуй и его малышка сидели верхом на белокрылом кондоре, возвращаясь на вершину Облака Тумана. К счастью, теперь кондор мог спокойно влетать и покидать территорию Секты Небесного Меча, что существенно облегчало жизнь Цин Шуй.
  На шестой день Цин Шуй стоял на вершине Секты небесного меча и разглядывал людей из других сект. Его острые чувство давали ему немыслимые способности. Особенно после того, как Плод Возможностей поднял его духовные чувства на новый уровень, Цин Шуй использовал свою способность беспрепятственно видеть и слышать все и всех на большом расстоянии. Чудесное было ощущение.
  "Как давно ты вернулся? Забыл обо мне?" мелодичный голос вернул Цин Шуя к реальности. Он улыбнулся, увидев Вэньжэнь У-Шуан. Несмотря на то, что они не виделись полгода, ее беспрецедентная красота по-прежнему трогала его за душу. Однако на этот раз нотка жалости появилась в его душе.
  "Чепуха, я никогда не забуду свою маленькую Шуаншуан. Ты же моя будущая жена. Просто у нас не было свадебной церемонии. Даже не надейся, что я тебя забуду",
  Сказав это, Цин Шуй подошел к Вэньжэнь У-Шуан. Он решил, что применит к ней новую тактику. Он будет вести себя как можно отвратительнее, обычно это приносило невообразимо положительный результат.
  Вэньжэнь У-Шуан: "..."
  Вэньжэнь У-Шуан улыбалась, краска постепенно заливала ее лицо. Она не знала, как реагировать на новое интимное прозвище, которым Цин Шуй назвал ее чуть раньше. Она чувствовала что-то среднее между радостью и беспомощностью.
  "Эта маленькая девочка..."
  Цин Шуй потерял дар речи.
  "Другие меня не знают, но ты-то должна. В любом случае, как у меня могла появиться такая большая дочь?" разочарованно протянул Цин Шуй, не скрывая эмоций на лице.
  И это выражение лица заставило Вэньжэнь У-Шуан расхохотаться.
  "Вэньжэнь У-Шуан, пойдем, посмотрим на гостей", Цин Шуй потянул ее за собой.
  Гневно посмотрев на Цин Шуя, Вэньжэнь У-Шуан с удовольствием позволила ему, нисколько не сопротивляясь.
  Цин Шуй еще раз взглянул вниз на горную тропу. В этот момент там стояло около десяти молодых культиваторов, парни и девушки. Девушки все были одеты в нарядные одежды, их туго сидящие платья обтягивали их прекрасные фигуры, которые излучали грандиозное очарование каждым своим движением. Их полные круглые попки покачивались на каждом шагу, наполненные дьявольски соблазнительной грацией.
  "У-Шуан, из какой секты эта группа?" поинтересовался Цин Шуй.
  "Секта Радостного Леса и Секта Радости", мягко ответила У-Шуан.
  Он не получил внятного ответа об этих ребятах от своей учительницы. Сейчас у него был шанс, и он не собирался его упускать.
  К его удивлению, все девушки были высший класс, особенно их фигуры. Они были чарующе прекрасны, в то время как парни были мускулисты и привлекательны.
  Цин Шуй зачарованно смотрел на У-Шуан.
  "Почему их так называют?"
  Вэньжэнь У-Шуан густо покраснела и ничего не сказала. Почувствовав на себе взгляд Цин Шуя, юная и невинная Вэньжэнь У-Шуан не знала, как солгать ему, поэтому небрежно ответила: "Не знаю!"
  "Малышка Шуаншуан, ты такая непослушная! Лучше скажи. Если не скажешь, твой хозяин не против снова отравить твою жизнь", шутливо пригрозил он. Он обожал видеть выражение ее небесно прекрасного лица.
  "Ты напрашиваешься на тумаки!" застенчиво воскликнула У-Шуан.
  "Да, правда, я не имею понятия", Цин Шуй схватил ее за другую руку и приблизился к ее лицу. Обе ее руки лежали в его ладонях.
  "Ну ладно, слушай. Секта Радости лежит в глубине Радостного Леса. Раньше его так не называли. Просто многие ученики из этой секты любили часто заниматься лю... любыми поисками радости, поэтому и лес так назвали - Радостным. Вот поэтому Радостный Лес стал местом проживания Секты Радости, поэтому и чужаков туда не пускают".
  Цин Шуй пристально смотрела на застеснявшуюся Вэньжэнь У-Шуан. Какая драма разворачивалась в Секте Радости. Самый обычный лес превратили в место, где ученики занимались публичным сексом....
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/14987
  Переводчики: Kent
  
  Глава 188. Соревнования по обмену между сектами. Сердце Цин Шуя разбито.
  Цин Шуй продолжать держать Вэньжэнь У-Шуан за руки, а сам с интересом посматривал на всех этих флиртующий дам. Он понимал, что красавица У-Шуан была гораздо обаятельнее их, и фигуры этих долговязых кляч не шли ни в какое сравнение.
  "Разве не прекрасен этот вид?" У-Шуан видела, как Цин Шуй, не мигая, смотрел на красоток, каждая из которых имела достаточно привлекательности, чтобы вызвать желание у любого мужчины.
  "Прекрасен. Но они не сравнятся с тобой!" - ответил Цин Шуй, не поворачивая головы, по-прежнему сверля глазами выдающиеся округлости приезжих дам.
  Странное чувство поразило У-Шуан, когда она поняла, как сосредоточен был взгляд Цин Шуй на внешности этих девушек. Он бы предпочла, чтобы он не сводил глаз с нее...
  "У-Шуан, расскажи мне про Культивацию в Дуэте? Мне очень интересно, как можно поднять свою культивацию, совершая тот самый акт?" казалось, что Цин Шуй больше говорит сам с собой, нежели спрашивает у У-Шуан.
  Вэньжэнь У-Шуан вдруг захотелось найти нору и закопаться в ней, так она была шокирована его словами, долго не приходя в себя от смущения.
  "У-Шуан, а ты будешь принимать участие в Соревнованиях по Обмену?" Цин Шуй продолжил, как ни в чем не бывало, сменив тему и оторвав взгляд от толпы девушек только для того, чтобы увидеть свекольно-красное лицо У-Шуан.
  Он протянул руку и дотронулся до ее лица, гладкого, нежного, слегка теплого на ощупь. Сжал его в ладонях. Его руки онемели от покалывания, он дотронулся до ее лба и обеспокоенно произнес: "Да у тебя жар".
  У-Шуан сердито отбросила руку Цин Шуя от своего лица. Она ничего не могла с ним поделать. Образ, который она пыталась хранить, давно исчез. Ее прошлое я, которое раньше и не знало, что такое стыд или злость, сейчас снова и снова испытывало разочарование и беспомощность из-за Цин Шуя.
  
  На следующий день Цин Шуй не пошел никуда. Прибыли дамы из Долины Страстного Аромата. Если бы Цин Шую пришлось увидеть эти прекрасные фигуры, он однозначно был бы счастлив, очень счастлив.
  Потому что одной из них была никто иная, как Ши Цинчжуан.
  Когда-то Ши Цинчжуан сказала Цин Шуй, что собирается присоединиться к большой секте. Так как Цин Шуй не особо знал о различных сектах, он не уточнил, к какой именно. А она сама, будучи сдержанной, не имела привычки начинать разговор.
  Так что Цин Шуй и не подозревал, что он упускает в тот день, не увидев прибытия красавиц из Долины Страстного Аромата.
  Ши Цинчжуан знала, что Цин Шуй находился в Секте Небесного Меча, но все равно было страстно, что ее названный жених был здесь, а она ничего не чувствовала. Не видясь с ним больше года, она поняла, что ее чувства к нему почти полностью угасли.
  Цин Шуй тем временем проводил время за играми с Луань Луань на Вершине Облака Тумана. Вчера он узнал от Вэньжэнь У-Шуан, что все Защитники и Старшие должны будут принять участие в соревнованиях.
  Соревнования обычно длились десять дней. Начиналось все с боев в сфере Хоутянь. Первые 4 дня проводились бои для участников в сфере Хоутянь, следующие четыре - между Защитниками, и последние два дня - между Старшими.
  Хоть со стороны и казалось, что они всего лишь обменивались ударами, на самом деле они серьезно соревновались. Тот, кто мог бы победить Секту Небесного Меча, вскоре наверняка бы стал править всей Страной Цан Лан.
  Таким образом, проходившие раз в три года между сектами Соревнования по Обмену были на самом деле битвой за лидерство в Стране Цан лан. Так что последняя победа должна была остаться за Сектой Небесного Меча.
  Цин Шуй заметил, что количество людей в каждой группе разное, где-то было 200 человек, а где-то всего около двадцати. Но он понимал, что в битвах выступят немногие.
  Еще три дня прошло. Цин Шуй не показывал носа с Вершины Облака Тумана. Он полностью погрузился в свои тренировки, заодно обучая Луань Луань, в то время как Ие Цзянъэ находилась на Вершине Небесного Меча.
  Сегодня был последние гости прибыли в Секту Небесного Меча, а также сегодня окончательно утверждался список сект, участвующих в соревновании. Правила соревнований были нестрогими, без ограничений по количеству участников. Однако за раз выступало только по одному участнику.
  Правило было такое: Секта Небесного Меча назначала человека, который выходил вперед для начала соревнования, а затем любой желающий присоединялся. Правило это не было нигде прописано, однако с общего молчаливого согласия всеми соблюдалось.
  В конце концов, они подводили итоги и выясняли, какая секта выиграла наибольшее количество раундов. Конечно же, было важно также выяснить самого сильного победителя, в конце концов.
  "Цин Шуй, соревнования начинаются завтра. Не хочешь взглянуть?" - спросила Цин Шуй только что вернувшаяся домой Ие Цзянъэ.
  "Посмотрим. Мне нужно идти. Там так много людей, я уверен, будет здорово", как ни в чем не бывало засмеялся Цин Шуй. Хотя идти он совершенно не хотел, более того, не хотел смотреть на соревнующихся из Хоутянь.
  "Как хочешь. Но тебе обязательно нужно присутствовать последние два дня", сказала Ие Цзянъэ и унесла свою племянницу в главный холл.
  
  "Ха-ха боевой брат Тун, ты видел эту красотку из Долины Страстного Аромата? Разве ты не любитель таких красоток? Эти недоступные считаются лучшими из лучших", сказал пухлый молодой человек, глядя на симпатичного приятеля.
  "Конечно, так и есть. Это красота высшего класса. Те, с кем я заигрывал раньше, даже в подметки ей не годятся. На этот раз я должен завоевать ее сердце и заставить ее втюриться в меня. Я, Толь, обожаю этот момент - когда айсберг тает", фривольно заметил Тун.
  "Оооо, у Боевого Брата Туна появилась уверенность в себе?" сказал пухляк, прищурив глаза.
  "Толстяк, когда это я, Тун, проигрывал? Просто я скрываю свою истинную натуру как Молодой Мастер Клана Тун, а как иначе?"
  "Верно, верно. Так значит, Боевой Брат Тун собирается завоевать сердце этой холодной красавицы на этот раз?" Длинные и узкие глаза толстяка блеснули, а хитрая ухмылка осветила его лицо.
  "Толстяк, сыграем в игру "Герой спасает красавицу?" с ухмылкой сказал Тун своему пухлому приятелю.
  Толстяка аж в пот бросило: "А не надоело? Может, придумаешь что-нибудь новое? Боевой Брат Тун, на самом деле у меня есть способ заставить красотку упасть в распростертые объятия Боевого Брата", сказал Толстяк с совершенно искреннем выражением лица и ухмыльнулся.
  "Да? Толстячок, поделись-ка со мной. Хоть ты уродлив и толстоват, у тебя всегда есть куча веселых идей", беззаботно ответил Тун.
  Продолжая ухмыляться, толстяк сказал: "Когда эта красавица выйдет на бой, ты тоже выходи. С твоими способностями, Боевой Брат, ты легко ее победишь. Я слышал, что такие холодные красавицы обладают уникальной чертой, которая является их самой большой слабостью".
  "Черт тебя подери, толстяк, хватит тянуть кота за хвост. Рассказывай, скорее, давай, иначе я поколочу тебя, мамочку будешь на помощь звать", по Туну было видно, как он сжимает кулаки. Похоже, он и не думал шутить.
  "Скажу, скажу. Разве не здорово было бы, а?"
  "Скорее!"
  "Холодные красавицы обычно чисты, целомудренны и одержимы чистотой. Они ненавидят, когда парни их трогают. С твоей культивацией, Боевой Брат, тебе не составит труда как бы случайно воспользоваться ею. К тому моменту все, что тебе нужно будет сделать, это хорошо это обыграть и извиниться перед ней, чтобы оставить о себе хорошее впечатление", длинные глаза толстяка удлинились еще больше.
  "Но я Сяньтянь, разве мне можно выходить на бой?"
  "А что? Есть четкие правила, когда Сяньтянь выходить, а когда нет?"
  "Ты, толстяк, настоящий развратник. Подумать только, что тебе пришла в голову такая идея. Я не могу больше, пойду и возьму ее силой прямо сейчас", сказал Тун, полный желания.
  Длинные и узкие глаза толстяка смотрели на Туна, но смешливость во взгляде сменилась холодом!
  
  В этот момент в комнате Ши Цинчжуан сидела, обняв колени, на белоснежной кровати. Даже пижама не могла скрыть ее фантастическую фигуру, которая только усиливала ее холодное соблазнительное очарование.
  Приезд в Секту Небесного Меча заставил ее думать только о Цин Шуе, его голосе, его внешности. То, что случилось между ними, то и дело вспыхивало в ее памяти, заставляя ее вспоминать отдельные моменты. Бледно-розовая краска заливала ее лицо. Легкая улыбка освещала его. Она вся погрузилась в воспоминания.
  К сожалению, никто вокруг не мог оценить ее улыбку. Даже улыбка растаявшего айсберга не смогла бы сравниться с улыбкой с легкой тенью смущения, свет которой исходил прямо из глубины ее сердца. Это была смертельная улыбка.
  "Негодяй, я приехала в Секту Небесного Меча, но даже не вижу тебя".
  В этот момент Цин Шуй усердно тренировался в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, ни сном, ни духом о том, что девушка небесной красоты думает о нем. Ему такое и во сне бы не приснилось - чтобы такая девушка так переживала о нем.
  
  
  Соревнование началось на следующий день на специальном ринге. Толпа народу быстро заполнила пространство.
  У каждого были свои обязанности. Кроме тех, кто должен был участвовать в боях, все были обязаны следить за порядком и стоять на страже.
  И вот ученик секты Небесного Меча вышел на ринг!
  Соревнование было так себе - просто обмен улыбками. Только когда секта проиграла 3 раунда подряд, они послала кого-то более высокого калибра, чтобы взять пару раундов и увеличить сумму выигрышей в свою пользу.
  Первый день закончился без особого волнения!
  Цин Шуй ни ходить туда, ни даже спрашивать не стал. Но на второй день он решил взглянуть. В конце концов, заняться особо на Вершине Облака Тумана был нечем.
  Ночью он обнаружил, что безымянная ветвь в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита уже выросла. Сто лет ей понадобилось, чтобы прорасти, и еще сто лет, что вырасти в маленькую веточку...
  Веточка была короткой и толстой, ее нежный зеленый цвет был прекрасен.
  
  Настал второй день соревнований. Сегодня они были более напряженными, чем вчера. Даже ранения были неизбежны. Но как только стало видно, что-то бойцы намеренно наносят друг другу эти ранения, в толпе среди представителей разных сект поднялся гул недовольства.
  Ранения стали все чаще и чаще, в итоге никто не спускался с арены невредимым!
  Так все и шло, пока не вышел Ши Цинчжуан. Пронеслась толпа радостных криков приветствия холодной красотке из Секты Страстного Аромата, и люди замерли в ожидании.
  "Какая надменная красота".
  "Она слишком крута. Жаль, что мужчины не смогут добраться до ее холодного сердца, она окончательно замерзнет".
  ...
  На поединок с Ши Цинчжуан вышел робкий юнец. Все устремили свои взгляды на них. Молодой человек немедленно густо покраснел, его руки задрожали. Неожиданно он объявил о своем поражении, чем вызвал незамедлительный хохот зрителей.
  Посреди смеющейся толпы, теплый и симпатичный молодой человек с серебряным копьем смело шагнул на ринг с нежной улыбкой на лице. Пара глаз его сверлили прекрасное, но такое недоступное лицо Ши Цинчжуан.
  "Я - Тун из Секты Серебряного Копья. Сегодня я сражен твоей красотой..."
  Вжик!
  Ши Цинчжуан испытывала отвращение от одного только вида этого заносчивого юнца. Он так нагло улыбался, произнося избитые фразы, которые она слышала тысячу раз. Не удержалась и ударила мечом, чтобы прервать его речь.
  Но Тун с улыбкой отбил удар. Он был известный гений из Клана Тун, который всегда получал то, чего хотел, и избытка в женщинах не испытывал. Стоило ему только пальцем поманить, как толпа красоток послушно шла за ним.
  Но ему не нравились те, кто приходили сами и напрашивались. Он любил неприступных красоток. Чем больше дама его презирала, тем больше она нравилась ему. Чем дальше она была, тем больше он хотел ее испортить. В Стране Цан Лан этот Клан Тун славился своим высокомерием, поэтому он, Тун, был таким дерзким. Он вырос с осознанием того, что если Клан Тун были лучшими, он тоже был лучшим.
  На ринге Тун легко отбивал атаки Ши Цинчжуан, ни разу не оторвав восхищенный взгляд с ее фантастической фигуры.
  Тун хотел воспользоваться ею и извиниться. Увернувшись от ее меча, он притворился, что хочет схватить ее за запястье, но соскользнул прямо к ее чарующей груди.
  Сдержанность Ши Цинчжуан не помогала ей скрывать отвращение на ее лице, она резко сделала блок мечом, отклонившись назад. И тут она использовала удар Хвоста Тигра. Удар, который уничтожил бы его способность иметь потомство, производимый с гигантской скоростью.
  И удар ей удался!
  Тун закусил губу. Поток крови оросил арены. Его бледное белое лицо покрылось потом, взгляд сменился на взгляд глубокой ненависти. Серебряное копье сверкнула в его руке как серебристый дракон, легко и свободно парящий над ареной.
  Раз!
  И лезвие копья проткнуло насквозь Ши Цинчжуан прямо внизу живота. От удара она слетела с ринга. Кровь брызнула во все стороны, как бы дорисовывая портрет раненой печальной красавицы!
  Цин Шуй верхом на белокрылом кондоре только приземлялся на Вершине Небесного Меча, когда все произошло. Он увидел, как Ши Цинчжуан летит с арены. Рана на ее животе пронзительно зияла, звучал жуткий громкий треск. И в этот момент в его сердце будто что-то оборвалось!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15364
  Переводчики: Kent
  
  
  Глава 189 - Убийство в Ярости! Стирая отбросы с лица земли.
  
  В этот момент фраз "горя яростью" и "волосы дыбом от злости" было недостаточно, чтобы описать гнев Цин Шуя!
  Цин Шуй впал в ступор на секунду. Он удивился, увидев Ши Цинчжуан, очень удивлен. Он так был поражен прекрасной и грустной сценой, что надеялся, что это все ему просто показалось.
  Спрыгнув со спины белокрылого кондора, Цин Шуй огляделся. Его волосы до плеч перебирал ветер, фиолетовая точка между бровей налилась кроваво-красным цветом, придавая ему угрожающе демонический вид на обычно таком элегантном лице. Он жаждал крови.
  
  Цин Шуй быстро приземлился, успев поймать Цинчжуан до того, как ее тело ударилось о землю. Глядя на несчастную красотку, которая была наполовину окрашена своей кровью, он почувствовал ужасную боль, которая мешала ему дышать.
  "Цинчжуан! Цинчжуан!" - кричал он. Он выбрал лучшую банку Золотой Мази от Ран, которую недавно изготовил, и даже скормил ей последние несколько Маленьких Восстанавливающих Гранул для увеличения возможностей тела на 20%!
  "Ну почему я не умею изготавливать Гранулу Пяти Драконов?" - сожалел Цин Шуй. Если бы у него была Гранула Пяти Драконов, она бы очень быстро поправилась.
  Похлопав несколько раз по спине Цинчжуан, он срочно вынул набор Золотых Игл, который давно не использовал, чтобы быстро запечатать ее энергетические каналы вокруг раны.
  Цин Шуй смотрел на бледное, жалкое и прекрасное лицо. Она с трудом дышала, но ее глаза выглядели также недоступно и прекрасно, когда она пыталась улыбнуться, не сводя с него взгляда!
  Цин Шуй смотрел, как ее колотит. Он пытался передать Ци Древней Техники Усиления в тело Ши Цинчжуан.
  Наконец несколько человек из Долины Страстного Аромата смогли пробиться через толпу.
  "Чжуан Эр!"
  "Боевая сестра!"
  Цин Шуй увидел прекрасную женщину среднего возраста и еще одну высокую, очень красивую дам с серьезным лицом.
  "Учитель, Боевая Сестра, со мной все хорошо!" слабым голосом отвечала Ши Цинчжуан.
  "Держите ее и не двигайте. И не убирайте золотые иглы!" Цин Шуй передал Ши Цинчжуан прекрасной даме среднего возраста.
  Затем он перевел взгляд на арену. Подошедшие дамы также бросали яростные взгляды на юношу на арене.
  "Я убью его", сказала высокая красавица и собралась было сделать шаг вперед.
  "Вернись, он Сяньтянь, не ходи", мягко окликнула ее другая.
  "Учитель, я..."
  "Присмотри лучше за Цинчжуан. Он все равно уже труп".
  Голос Цин Шуй был тих, но многие вокруг очень хорошо услышали эти слова.
  Высокая дама посмотрела на Цин Шуя с удивлением.
  
  С момента падения Цинчжуан прошло несколько мгновений - три вздоха. И только когда Цин Шуй двинулся к рингу, в толпе началось живое обсуждение.
  "Ого, как он уничтожил этот цветочек! Здорово было".
  "Иди маму свою уничтожь, еще лучше будет", сказала громко девушка ученица из Долины Страстного Аромата.
  Парень: "..."
  
  "Клан Серебряного Копья восхитителен. Такой молодой эксперт Сяньтянь! Кажется, что будущее Клана Тун в стране Цан лан будет многообещающим!" тихо сказал старик и вздохнул.
  "Тун, вы мне нравитесь. Мне и раньше нравилась ваша холодность и кровожадность. Как бы мне хотелось, что бы вы проткнули меня! Мне нравится это прекрасное чувство".
  "Идиот!"
  "Безмозглый!"
  
  Все устремили свои взгляды на Цин Шуй. Никто и не заметил, как простенький белый меч с гравировкой из семи звезд появился в руке у Цин Шуй.
  Несмотря на серьезное ранение Ши Цинчжуан, это было не впервой. Ранее случались и смерти. Согласно правилам, ранения и смерти были неизбежны во время боя, поэтому каждый сам за себя нес ответственность в таких случаях.
  Долина Страстного Аромата была в ярости, но они ничего не могли поделать, разве что отправить своего эксперта, чтобы ранить противника. Если бы они послали более опытного, то возможно та, другая сторона, немедленно объявила бы поражение. Старшие из Клана Тун предпочтут штрафное поражение, чем смерть такого бойцы. Однако мало кто из молодого поколения в стране Цан Лан мог бы победить Туна.
  "Кто это? Такой молодой"
  "Очаровательно. Мне он нравится!"
  ...
  Цин Шуй держал меч Большой Медведицы и взошел на ринг.
  В этот момент Тун пришел в себя и стоял на краю. Удар Ши Цинчжуан, которым она хотела уничтожить его способность к произведению потомства, уже не причинял боли. Просто она промахнулась на его счастье, иначе его яйца бы уже болтались отдельно от его тела.
  Даже не смотря на это, ему было неприятно. По ощущениям, ему придется не меньше десяти дней восстанавливаться, пока у него не начнет снова вставать. Думая о том, что ему придется воздержаться от компании женщин, он почувствовал прилив ненависти.
  Он видел парня, который поймал его противницу, было видно, что у них довольно близкие отношения. Она так соблазнительно улыбалась молодому человеку, что он почувствовал сожаление, что эта улыбка адресовалась не ему.
  Рука с копьем напряглась. У него было страстное желание убить кого-нибудь, особенно эту очаровательную парочку перед ним.
  "Ты заслуживаешь смерти", Цин Шуй смотрел на учтивого юношу перед собой. Он был самым молодым экспертом Сяньтянь, даже моложе него самого.
  "Ха-ха, ты? Давай убей меня, если сможешь", закричал Тун и выставил вперед серебряное копье.
  Аура ярости окружила Цин Шуя.
  Цин Шуй улыбнулся безжалостной улыбкой, не скрывая возникшую ауру. Она выплескивалась, распространяясь, как множественные волны от рыка тигров, чьи звуки заставляют испытывать тревогу любого.
  Пока Тун раскачивал копьем, Цин Шуй сделал первый шаг. С выдающейся скоростью Меч Большой Медведицы в его руке незамедлительно произвел идеальный удар. Только с помощью полного самоконтроля смог Цин Шуй растворить ярость, которую он подавлял.
  Лица людей из Клана Тун побледнели в тот момент, когда Цин Шуй высвободил свою ауру. Старик подбежал к арене со скоростью света: "Ах, ты подлец, не смей!"
  Даже если сам король Ада был там, меч бы продолжил свои удары. Меч большой медведицы обрушился на копье, которое в панике использовал Тун для блокировки.
  Неприятнейший визжащий звук металла огласил окрестности!
  Тишина повисла в воздухе, когда Цин Шуй тихо стоял на ринге.
  "Ого, ни кусочка не осталось. Свирепо, фантастика!" глаза прохожего светились от восхищения.
  "Если бы я был таким храбрым! Это чувство, когда ты взрываешь другого, наверное, сравниться с сексом с женщиной!" - сказал другой прохожий с глубокими вдумчивыми глазами.
  Первый прохожий: "..."
  Кровь в воздухе означала, что человека разнесло на мелкие кусочки. Серебряное копье, сломанное пополам, валялось далеко-далеко. А старик только добрался до ринга.
  "Не сметь? Ты теперь считаешь, что я не смею?" взгляд Цин Шуй вцепился в старика. Он понимал, что старик гораздо сильнее, не слабее его богоподобной учительницы.
  "Ай-ай-ай, сынок, сынок..."
  Резкие крики старика нарушили тишину, он смотрел на Цин Шуя налившимися кровью глазами. Скрежеща зубами, он громко произнес: "Тебе надо было убивать его? Зачем?"
  "Зачем? Потому что он заслужил смерти!" Цин Шуй стоял, забрызганный кровью противника, что делало его вид еще более устрашающим.
  "Ты тоже заслуживаешь смерти".
  
  У арены стали собираться члены секты Небесного Меча.
  "Может, поднимемся?" сомневаясь, сказала Чжу Цин.
  "Давай не будем?" тихо ответила Ие Цзянъэ.
  "Почему? Этот Ту Тун самый старый из Клана Тун. Он не самый сильный, у него силы 4-го уровня Сяньтянь".
  Цин Шуй посмотрел на Ие Цзянъэ с легкой улыбкой.
  "Он справится".
  Чжу Цин и другие Старшие удивленно смотрели то на Ие Цзянъэ, то на фигуру в боевой стойке на сцене.
  "Ха-ха, старик. Если тебе суждено здесь умереть, это будет считаться смертью от старости?" таким презрительным тоном сказал Цин Шуй, что у любого кровь бы вскипела от такой наглости. Он не сводил глаз с могучего крепкого старика.
  Старик также держал в руке серебряное копье в четыре метра длиной. Копье извивалось, как дракон, было видно, что это не просто оружие, а целое произведение искусства. От него исходила легкая аура.
  
  Старик посмотрел на сломанное пополам копье. Тун был его внуком и важным членом, который вел Клан Тун к вершине Страны Цан Лан, а может быть, и за ее пределы. Однако все было разрушено этим молодым охальником, стоящим перед ним.
  "Подлец, я хочу возмездия ради своего ребенка".
  Его голова с серебряными волосами взлетела, и звук драконьего рыка от копья раздался вокруг.
  Рык тигра схлестнулся с рыком дракона. Громкие оглушающие звуки наполнили небеса, люди внизу в изумлении не могли отвести глаз.
  Старик сделал шаг, нанося удар копьем в сторону Цин Шуй, и спрятавшийся дракон показался из глубины морей. Рык дракона становился еще более волнующим, и копье, нападающее на Цин Шуя, было похоже на живого дракона.
  Мечи сверкали!
  Используя Меч Большой Медведицы, Цин Шуй собрал все силы галактики и быстро ринулся на своего противника. Неудержимым потоком силы галактики обрушились на старика.
  Вступив в близкий бой, Цин Шуй ощутил необычность копья, он испытал сильнейшую дрожь, их оружие столкнулось. Однако он легко оттеснил оружие старика, оставшись твердо стоять на ногах.
  С другой стороны, старик смотрел на Цин Шуя в изумлении.
  Он знал, что дракон отбить любые нападения, но он не думал, что противник сможет так легко оттолкнуть его назад, не получив при этом никаких повреждений. Это требовало большого количества энергии.
  Дракон еще раз попытался уколоть Цин Шуй все силой Ци Сяньтяня, режущими движениями приближаясь к Цин Шую, как дракон машет хвостом. Цин Шуй держал меч наготове, выпуская желтый луч Ци от края лезвия, и еще раз нанес удар прямо по голове дракона.
  Дзинь!
  На этот раз Земная Ци Сяньтяня отразила половину силы противника, и вернула другую половину обратно дракону, заставив его отступить. Потеряв равновесие, старик уронил копье дракона, не справившись с силой удара меча Цин Шуй.
  И немедленно меч Цин Шуй нанес атакующий удар, как штормовой ветер с громом и молниями! И рык тигра подавил рык дракона!
  Вершина Тигра! Подавляющая мощь!
  Кончиком меча он продолжал атаковать и рубить снова и снова, силой тигра обрушиваясь на драконье копье. С поддержкой Цин Древней Техники Усиления, Цин Шуй удавалось избегать ранений, но у Тун Ту кровь уже показалась в уголках губ.
  Цин Шую не было нужды оставлять старика в живых, так как молодого он уже убил, уничтожив два поколения. Тот факт, что он вызовет ненависть всего Клана Тун, был неоспорим, но его это мало волновало.
  "Все еще хочешь продолжить? Лучше возвращайся и займись организацией похорон. У тебя осталось полдня жизни", без эмоций сказал Цин Шуй, отводя свой меч и безжалостно глядя на бледное лицо Тун Ту.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15366
  Переводчики: Kent
  
  Глава 190 - Не останавливай меня
  
  Слушая равнодушную речь Цин Шуя, Тун Ту чувствовал беспомощность такую, какую не испытывал никогда. Как будто герой потерял всю свою славу и ум, как будто красавица оплакивала свои чары, которые невозможно было восполнить.
  "Дайте дорогу Клану Тун и дайте мне умереть в покое. Если не дадите, я не отпущу тебя, даже превратившись в приведение", спокойно сказала Тун Ту, глядя на Цин Шуя. Он знал, что скоро умрет.
  "Не мое это дело, как ты будешь умирать. А что касается твоих слов, фи, ты был бесполезен живым, что ты сделаешь мне после своей смерти? Но я не сжигаю мосты; меня они не волнуют, и я не буду о них беспокоиться", равнодушно сказал Цин Шуй.
  "А вы, парни, езжайте домой и передайте всем. Скажите главе клана и Старому Учителю не показывать носа из Города Серебряного Копья сотню лет!" - произнеся эти слова, он откашлялся кровью и упал на землю.
  Подбежали несколько членов Клана Тун и унесли труп. Сломанные половинки копья они тоже захватили с собой.
  Тишина воцарилась над Ареной, никто не смел выйти на бой. Хоть и способности Тун Ту были невысоки, его уникальные техники владения оружием вместе с копьем дракона отпугнули бы культиваторов даже пятого уровня.
  
  Клан Тун из Города Серебряного Копья считался одним из самых выдающихся кланов Страны Цан Лан. В клане было несколько стариков с отличными копьями и высоким уровнем мастерства. Самый сильный из них был всего на класс ниже Байли Цзинвэя. Считалось, что его Копье Черного Дракона было очень необычными орудием, и если бы ему пришлось сразиться с Байли Цзинвэем, было трудно сказать сразу, кто бы вышел победителем из того поединка.
  "каковы настоящие способности Старшего Цин Шуя? Как его учитель, вы можете сказать?" то ли в шутку, то ли всерьез спросила Чжу Цин.
  "насчет этого я не уверена", смущенно улыбнулась Ие Цзянъэ. С одной стороны, когда ученик силен, мастер удостаивается большой чести. Но с другой стороны, если ученик сильнее учителя, но не выучил ни одной техники своего учителя при этом... Такое было трудно понять.
  После ухода людей из Клана Тун, Цин Шуй захотел уйти с ринга. Однако в этот момент неожиданно на арену вышла девушка.
  Она была хорошо сложена, с потрясающей фигурой. Ее присутствие очаровывало, она источала пьянящий шарм, статно шагая по рингу. Ее прекрасные волосы рекой стекали по плечам. Прекрасные глаза как цветение персика, прямой нос, пухлые губки цвета вишни, которые сводили с ума, несмотря на то, что это были не самые красивые губы, которые видел Цин Шуй.
  Она была гибкой, как змея, ее зад выступал под нужным углом, образуя изгибы неземной красоты. Она плавно ступала своими длинными ногами, будто фея прогуливалась по волшебному лесу.
  "ого! Самая красивая женщина из Секты Радости!" - крикнул кто-то из толпы.
  "Радостная Секта, тот, кому посчастливиться подержать женщину из этой секты в руках, умрет от счастья", провожая красавицу глазами, сказал какой-то дядюшка, цокая языком.
  "Девушки из Секты Радости не только красивы, но и умелы в постели, они лучше всех. Парни, вступившие в эту секту, живут лучше, чем божества", - страстно заметил молодой человек.
  А ты прав, жаль, что требования для вступления в их секту слишком суровы. Даже если кому-то и удастся туда попасть, нет гарантии, что ему позволят заниматься Культивацией Дуэтом", пожаловался другой юнец.
  Цин Шуй взглянул на девушку и не мог не признать, что в красоте своей она не уступала Вэньжэнь У-Шуан. Однако мысли Цин Шуя были заполнены только Ши Цинчжуан, поэтому он решил проигнорировать эту красавицу.
  "Я вызываю тебя на бой!" раздался женский голос с нотками сексуального магнетизма. Звук его был прекрасным, похожим на голос Хоюнь Лю-Ли, что заставило Цин Шуя замереть.
  "Я только убиваю, я не принимаю участия в соревнованиях", Цин Шуй не сдержался и посмотрел на это соблазнительное очаровательное лицо, особенно на эти сексуальные мягкие губы, которые сводили мужчин с ума.
  "Я не боюсь!" - крикнула девушка, не меняя выражения лица. Она была прекрасна, серьезна и упряма.
  "Довольно, я не свободен. Не заставляйте меня", Цин Шуй сделал движение, как бы собираясь уходить.
  "Беспокоишься за девушку из Секты Страстного Аромата?" - дама протянула руку и заблокировала Цин Шую путь.
  Цин Шуй ткнул Мечом Большой Медведицы прямо в плечо девушки. Атака была молниеносной, как будто звезды погнались за луной. Хруст костей резал слух. Девушку откинуло на несколько шагов, но она устояла. В уголке ее губ засверкала тонкая струйка крови.
  "Я не свободен. Но если ты продолжишь стоять у меня на пути, я не против тебя прикончить".
  Направляясь к секте Страстного Аромата, Цин Шуй не мог скрыть свое раздражение.
  "Цзянъэ, я и не знала, что твой ученик так хорош", сказала Чжу Цин Ие Цзянъэ. "Подумать только, такой кажется скромный молодой человек и так жестоко рвет цветы", засверкали глаза Чжу Цин.
  Ие Цзянъэ сохраняла спокойствие, но глубоко внутри она переживала сложные чувства. Несколько дней назад этот парень рассказывал ей, как обучает маленькую девочку чтению и боевым искусствам, что даже подтирает ей зад. А сейчас было даже трудно сравнить того теплого доброго человека с тем Цин Шуем, который стоят на арене.
  "Да, кажется, нынче модно стало разрушать цветники", возбужденно сказал дядюшка в толпе.
  "А еще моднее будет, если ты пойдешь и жестоко уничтожишь свою маму", зло сказала девушка из Секты Радости.
  Дядюшка: "..."
  
  Цин Шуй подошел к прекрасной даме среднего возраста, которая несла на руках Ши Цинчжуан, и сказала: "Передайте ее мне. Она должна выздороветь к концу соревнований", на этих словах он протянул руки.
  Очаровательная дама посмотрела на Цин Шуй и нахмурилась, как будто желая что-то ему сказать. Однако она промолчала и аккуратно передала Ши Цинчжуан в руки Цин Шуя.
  Он осторожно нес Ши Цинчжуан, подняв голову и говоря прекрасной женщине средних лет: "Она моя невеста, вам не нужно беспокоиться за нее".
  Дамы просто замерли от изумления!
  Вэньжэнь У-Шуан молча наблюдала за всем происходящим. На лице ее была легкая улыбка, но тысячи и тысячи мыслей носились в ее голове. В конце концов, она так и осталась стоять в оцепенении.
  
  Цин Шуй отнес Ши Цинчжуан к Ие Цзянъэ, но ничего не сказал, потому что беспокоился, что она не одобрит эту идею.
  Но Ие Цзянъэ сказала: "Пойдемте, я отправлю вас обоих на Вершину Облака Тумана. Она в порядке?"
  Ши Цинчжуан давно уже спала. Неся ее обмякшее тело на руках, Цин Шуй не чувствовал ничего, кроме жалости. Ее холодное лицо было таким бледным, как будто было лишено всей крови.
  "Все в порядке, она поправится через пару дней под моим присмотром", произнес Цин Шуй, не поднимая головы.
  Ие Цзянъэ испытывала странные чувства. Парень, который был так уважителен и, по всей видимости, даже влюблен в нее, сейчас даже не смотрел на нее. Было ощущение, что у нее отобрали то, что принадлежало ей по праву.
  Она чувствовала себя очень необычно, некомфортно и даже разочарованно!
  она была уверена, что не влюблена в парня, который обращался к ней как к учительнице. Но почему ей стало грустно, видя как холоден он с ней сейчас?
  По пути Цин Шуй не произнес ни единого слова. Чем больше он так себя вел, тем неуютнее себя чувствовала Ие Цзянъэ. Однако про себя она сказала: "Он вырос. Это нормально, что у него есть те, кого он любит. Чего переживать?"
  Приведя мысли в порядок, Ие Цзянъэ улыбнулась и по-другому посмотрела на обеспокоенное лицо Цин Шуя. Она поняла, что парнишка был очень влюбчив. Проблемы, в которые он вляпался в Городе Сотни Миль, тоже были из-за дамы, из-за хозяйки постоялого двора Юй Хэ.
  
  Какой легкомысленный!
  Очень скоро белоснежный журавль приземлился на Вершине Облака Тумана. Цин Шуй спешился и, улыбаясь, произнес:
  "Учитель, спасибо вам! Вы можете возвращаться к работе!"
  "Почему? Раз у тебя теперь есть невеста, тебе можно отстраниться от меня? Я тебе надоела?" в шутку сказала Ие Цзянъэ.
  "Как такое возможно? Тем более, видите, как она серьезно ранена. Что нам делать? Чему тут вы можете помешать?" - горько сказал Цин Шуй.
  "Я только начала думать, что ты возмужал, но сейчас ты опять плохо себя ведешь. Как ты можешь дразнить меня?" с легким раздражением ответила Ие Цзянъэ и направилась к белоснежному журавлю, - "У меня в комнате много одеял. Если у тебя нет, можешь взять у меня".
  Со странными ощущениями Ие спешно покинула вершину.
  Цин Шуй занес Ши Цинчжуан в свою комнату и уложил ее в кровать.
  Проверив все ее раны, он вынул девять Золотых Игл. Казалось, маленькая восстанавливающая гранула и золотая мазь от ран возымели свое действие, но все-таки самым эффективным лечением были Золотые Иглы.
  Укрыв Ши Цинчжуан одеялами, Цин Шуй ухмыльнулся: "У меня не просто не хватает одеял. Мне всего не хватает. Кажется, придется пойти в комнату Учительницы!"
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15368
  Переводчики: Kent
  
  Глава 191 - А что, и Богини носят нижнее белье.
  "так, самому одеял не хватило. Пойду-ка я к Учительнице".
  Хихикая, Цин Шуй направился к комнате Ие. Рядом с главным холлом был небольшой дворик с шатром. Ие Цзянъэ жила в этом двухуровневом павильоне.
  Войдя, он обнаружил, что лестница сделана из простой древесины, что придавало ей деревенский вид. Светло-зеленый цвет лестницы, однако, был исключительно красивым. Он тряхнул головой, как бы жалуясь, что Луань Луань каждый день бывает здесь, а он, Цин Шуй, впервые ступил в стены этого павильона.
  В этот момент сверху раздался голосок: "Папа, поднимайся, давайте будем спать все вместе с Тетушкой".
  Цин Шуй чуть не лопнул от радости, и горячие слезы увлажнили его глаза. Эта девочка никогда не забывала о нем, неважно, где и когда, настоящий ангел!
  Отворив дверь, он увидел небольшую гостиную. Место отличалось от покоев Хоюнь Лю-Ли. Гостиная Ие была выполнена в очень простом стиле. Два ряда белоснежных диванов, сочетавшихся с белыми стенами и белым полом. Во всей комнате не было ни пылинки.
  Если кому-то нравился фиолетовый, то кому-то явно импонировал белый. Это касалось и одежды. Ие Цзянъэ обожала наряжать малышку в белое, к счастью, ей этот цвет был очень к лицу.
  Кроме двух диванов здесь были белые шкафы, стоявшие в ряд. Цин Шуй медленно приближался к спальне, его сердце билось все чаще и чаще.
  Цин Шуй ругал себя за то, что он такой растяпа, приближаясь к комнате. Он уже почти вошел в комнату прекрасной девушки, чего он так волновался? Какой растяпа.
  Открыв дверь в спальню, Цин Шуй почувствовал спокойствие. Комната была очень маленькой, в ней помещалась только кровать и шкаф.
  Размер кровати тоже был невелик, двум людям на ней было не уместиться. Покрывала и одеяла были аккуратны и чисты, без единой складочки.
  Подойдя к кровати, он уловил легкий томительный аромат. Глубоко втянув воздух, он подумал: "Мм, запах моей учительницы".
  "Забудь про это! Я просто возьму пару одеял!" - тут же отогнал от себя эти мысли.
  Схватив два одеяла и приготовившись уходить, он случайно поймал взглядом нечто, заставившее его лицо замереть. Между одеялами лежала пара белых трусиков....
  Ага, значит, и богиням нужны трусики....
  Взгляд Цин Шуя приклеился к этим трусикам, что бы он ни делал, не мог оторвать взгляд от них. Ткань трусиков казалась очень непрочной и наполненной аурой соблазнения. Держа одеяла одной рукой, Цин Шуй протянул другую к белью.
  Потрогав их, Цин Шуй почувствовал дикое возбуждение. Материал был такой гладкий и ароматный. Этот аромат принадлежал его богоподобной учительнице.
  Придя в себя через несколько секунд, Цин Шуй почувствовал себя крайне неприятно. Он совершенно потерял над собой контроль. Очнувшись, он быстро затолкал трусики обратно в кровать и побежал с огромной скоростью прочь из шатра.
  Вернувшись в комнату, он обнаружил, что Ши Цинчжуан все еще крепко спит. Цин Шуй укутал ее еще в пару одеял и вошел внутрь своей пространственной сферы, чтобы взять черепаху.
  Во всех смыслах питательный суп!
  Во всех смыслах питательный суп был способен питать и увеличивать силу оружия. В то же самое время он был способен напитать тело, что особенно подходило раненым. Поэтому Цин Шуй приготовил во всех смыслах питательный суп как тонизирующее средство для выздоровления Ши Цинчжуан.
  Она проснулась в тот момент, когда Цин Шуй начал готовить. Увидев его и одеяла, укрывавшие ее, она вытянула руки, чтобы выбраться из-под одеял.
  Цин Шуй подскочил: "Давай я сам!"
  Подняв одеяла, он с нежность смотрел на Ши Цинчжуан. "Я помогу, что бы ты ни захотела сделать".
  Лицо Ши Цинчжуан зарделось.
  "Ох, я понял. Нечего стесняться. Давай я тебе помогу", Цин Шуй поднял Ши Цинчжуан и понес в другую комнату.
  "Я сама! Ты выйди!" Ши Цинчжуан опустила голову, стесняясь смотреть ему в глаза.
  "Смотри, какие у тебя ранения, не надо сопротивляться. И вообще, какой такой части твоего тела я еще не видел?" говорил Цин Шуй, снимая с нее юбки, смутив Ши Цинчжуан настолько, что она уткнулась лицом в его объятия.
  Руки Цин Шуя ненароком коснулись ее запретных мест. Однако он знал, как сильно Ши Цинчжуан была ранена, поэтому у него не было намерений себя неприлично вести.
  И, тем не менее, его сердце заныло, когда он почувствовал гладкость ее кожи. Не слыша никаких звуков долго время, Цин Шуй спросил: "Что с тобой, Ши Цинчжуан, ты не можешь помочиться?" Цин Шуй поддерживал ее и шептал ей на ушко со смехом.
  "Ты здесь, я не могу помо..." и ее стыдливый голосок перешел в неслышный шепот.
  "Просто расслабься".
  "Тебе нельзя смотреть или слушать..."
  
  И только через какое-то время журчание вырвалось наружу. Ши Цинчжуан было так стыдно, что она даже не смела смотреть на Цин Шуя, пока он нес ее обратно в постель.
  Цин Шуй вытер ей лицо и руки влажным полотенцем, ее обычно бледное лицо порозовело от смущения.
  Секунду спустя послышался гипнотизирующий аромат, почуяв который, Ши Цинчжуан посветлела лицом, как будто чистые солнечные лучи озарили его. Она вспомнила первый секс с Цин Шуем. Он также готовил для нее суп, запах которого было невозможно забыть.
  И не только суп был незабываемым. Всякий раз, вспоминая, как развивались события, она чувствовал, как жар приливает к ее щекам. Почему она тогда проявила инициативу и совершила такой постыдный поступок?
  Наверное, он считал ее легкодоступной и нехорошей женщиной..?
  "О чем ты думаешь? Почему ты так растеряна?" - с нежной улыбкой спросил Цин Шуй, поднося к ней большую чашку с Во всех Смыслах Питательным Супом.
  Ши Цинчжуан очнулась от раздумий, услышав голос Цин Шуя. Она увидела его с тарелкой супа в руках. Цин Шуй тихонечко подул на суп и зачерпнул полную ложку.
  Глядя на суп, Ши Цинчжуан стеснительно спросила: "ты считаешь меня легкодоступной?"
  Цин Шуй удивленно посмотрел на нее: "Почему ты это спрашиваешь? О чем ты говоришь?"
  "Вы продолжаете напоминать мне о том, что было между нами... и сказали даже... что я уничтожила вас. Вы так всегда с женщинами обращаетесь? Я была не в себе в тот раз", чуть не плача сквозь зубы произнесла Ши Цинчжуан. Смущение на ее лице заставило Цин Шуй снова вспомнить, какой милой она была.
  "Ах, вы про это? Ну, вы на самом деле обошлись со мной по-варварски в тот раз, но... Мне понравилось. Мне нравится, что ты только со мной так груба", засмеялся Цин Шуй и протянул ложку с супом с сексуальному рту Ши Цинчжуан.
  "Вы ужасный, ужасный, ужасный человек!" тихонько пробормотала Ши Цинчжуан и выпила суп.
  "Ши Цинчжуан, давай твой муж и хозяин расскажет тебе все про пестики и тычинки", объяснял Цин Шуй, продолжая кормить ее супом.
  Ши Цинчжуан тактично молчала.
  "Жил да был человек. А также жили женщины, которые очень хорошо с ним обращались. Однако он их не любил, он бегал только за теми, кто не обращал на него внимания. Более того он говорил, что жену не сравнить с наложницей, наложницу не сравнить с женщиной, которую он увел у другого. Делать это с чужими женами было его самым большим удовольствием и приносило ему несравнимое количество радости", продолжал Цин Шуй, а глаза Ши Цинчжуан наполнялись подозрением и сомнением.
  "Я говорю о сердцах других мужчин. Не перебивай меня и слушай. Ешь и слушай", Цин Шуй скормил красавице еще одну ложечку во всех смыслах питательного супа.
  "Мужчины на самом деле надеются, что женщины будут элегантны и красивы, наполнены грацией и шармом, обладать экстраординарной аурой. И не важно, что холодны они, как лед; даже лучше, что они добиваются, наконец, такой недоступной женщины. Все это ради шоу, чтобы люди увидели. Дома же он хочет, чтобы женщина была зрелой, любящей, заботливой, уважающей старших и не флиртующей с другими парнями. А ночами он хочет, чтобы его женщина была наполнена огнем желания и отпускала своих внутренних демонов наружу. Как похотливая нимфоманка. Чем похотливее, тем лучше", Цин Шуй
  Помолчав немного, Цин Шуй снова протянул ложку супа Ши Цинчжуан. Окунув ложку в тарелку, он кормил ее, снова, и снова, и снова. Закончив с тарелкой супа, Цин Шуй снова наполнил ее и продолжил процесс.
  "Ты думаешь, я свинья?" бессильно пожаловалась Ши Цинчжуан.
  "Если бы свиньи были так прекрасны, разве мужчины бы гонялись за женщинами? Они бы искали себе свиней". Цин Шуй убрал ложку изо рта Ши Цинчжуан и положил ее себе в рот.
  Сердце Ши Цинчжуан забилось. Он ел той же ложкой, что и она. Она обдумывала его слов и недоумевала: "Неужели то, что он говорит, правда?"
  Цин Шуй выпил несколько тарелок супа. День еще не кончался, он использовал энергию Древней Техники Усиления для лечения ран Ши Цинчжуан. Рана была рядом с пупком, огромная дыра ныряла глубоко внутрь. С помощью мистических техник с иголками, золотой мазью от ран, двумя каплями крови золотой лечебной черепахи и несколькими маленькими восстанавливающими гранулами, рана выглядела совсем незначительно.
  Почувствовав руки Цин Шуя, нежно гладящими ее пупок, Ши Цинчжуан боялась встретиться с ним взглядом, и намеренно отвела глаза в сторону!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15369
  Переводчики: Kent
  
  Глава 192 - Разница между плохим человеком и человеком, который плохо себя ведет.
  
  Настроение Соревнований по обмену улучшилось с отъездом Клана Тун, особенно, когда все услышали пожелания Тун Ту на смертном одре и его предупреждение всему клану.
  "Дайте дорогу клану Тун, и пусть члены клана донесут мои слова до главы клана Тун. Не пытайтесь мстить за меня, даже не думайте о мести, и не покидайте город серебряного копья сотню лет. Это был очевидный знак уважения противнику. Это означало, что они решили в будущем даже не думать о том, чтобы возглавить страну Цан Лан. Многие люди этого не поняли. Как же молодой парень из секты небесного меча мог обладать такими силами? Да так, что Клан серебреного копья, который имел очень высокий ранг в стране Цан Лан, признал свое поражение. Они подчинились унижению своего противника.
  Неужели этот парень из секты небесного мяча был таким мощным? Несколько седовласых мужчин не верили своим глазам и терялись в догадках.
  Хоть Цин Шуй и не добился желаемого уровня, с поддержкой всей секты небесного меча кто осмелится пойти против него? Через 10 или 20 лет насколько сильнее станет он? Тун Ту был очень стар и сразу понял всю серьезность проблемы, когда осознал, что он не может убить этого мальчишку. Тун ту смотрел далеко в будущее. Он беспокоился, что его клан не придумает ничего лучше, чем попытаться отомстить Цин Шую за его смерть. Они уже проиграли, выбрав неверную стратегию. Да как вообще секта небесного мяча могла позволить им такое, зная, что у них есть Цин Шуй? Через 10 или 20 лет в будущем было очень вероятно, что клан Тун будет полностью уничтожен этим жестоким и безжалостно мужчиной.
  улыбался, глядя на соревнование. В прошлом Гунсунь Санъань приходилось выходить на бой и подавлять противников восьмым уровнем Сяньтянь. Всем было известно, что способности Байли Цзинвэя были сильно ослаблены после ранений, и были слабее, чем у Ие Цзянъэ.
  После знакомства с Цин Шуем раны, которые мучили алхимиков Сяньтяня, не только затянулись, но и позволили многим восстановить свои способности. Байли восстановил своё мастерство до восьмого уровня. Что было особенно важно, с таким редким талантом как Цин Шуй в секте небесного меча не был ничего невозможного на пути секты к невероятным высотам, а может и даже к вершине правления континентом.
  
  Соревнования шли полным ходом, а Цин Шуй проводил время на вершине Облака Тумана, ухаживая за Ши Цинчжуан. В полдень он услышал нежный голосок дочурки:
  "Папа..."
  Ши Цинчжуан удивленно посмотрела на невероятно красивую маленькую девочку, позвавшую Цин Шуя по имени. Ее огромные глаза были как два кристалла, длинные ресницы выступали над веками, ее маленький носик радостно морщился, когда она увидела Цин Шуя, вбежав в комнату. Однако заметив Ши Цинчжуан, он остановилась и заморгала.
  Ши Цинчжуан смотрела на девочку с не меньшим удивлением.
  "Когда ты успел завести такую большую дочку? Она такая красивая".
  "Я подобрал ее. Уже полгода назад", ответил смущенный Цин Шуй.
  "Не подобрал, не подобрал. Подобрать это плохо, подбирают только паршивые вещи", сказал Луань Луань, и слезы горечи наполнили ее глаза и готовы были в любой момент пролиться водопадом по ее лицу.
  "Не подобрал, нет, конечно. Это небеса подарили мне маленького ангела", Цин Шуя бросило в пот, пока он лихорадочно подбирал слова утешения для малышки.
  Зная, что малышка пришла за едой, Цин Шуй решил сменить тему: "Детка, ты пришла, потому что почувствовала запах?" Он вспомнил, как она морщила носик, вбегая в комнату.
  Девочка улыбнулась и сказала "да", шаря глазами по комнате. Цин Шуй похлопал ее по голове. Он подогрел остатки супа в кастрюле, прежде чем подать ей тарелку.
  Зачерпнув ложкой суп, он подул на него, чтобы остудить, и скормил девочке, ложку за ложкой. Ши Цинчжуан была поражена красотой этой сцены, когда Цин Шуй кормил девочку. Она припомнила и то, как он кормил ее раньше, точно также, с ложечки.
  У нее даже появилось чувство, что если бы эта девочка была их дочерью, она бы была вне себя от блаженства.
  "Наелась?" спросил цен Шуй с улыбкой, когда тарелка опустела.
  "Еще хочу", посмотрела Луань Луань на кастрюльку в стороне.
  Выпив еще одну чашку, она похлопала себя по животику и выпустила довольную отрыжку. Собравшись было уже уходить играть дальше, она вдруг повернулась и сказала: "Тетушка, ты очень красивая!"
  Цинчжуан пришла в себя и заулыбалась. Редко когда можно было увидеть ее улыбку, чистую, как у ребенка. Ее холодное красивое лица становилось в эти моменты невероятно мягким и теплым. Цин Шуй потерял дар речи. Малышка оставляла после себя превосходные разрушения!
  Дети не умеют лгать, особенно такие малыши, как Луань Луань. Они восхищаются только настоящей красотой, судя своими глазами и сердцем. Даже красивый, но плохой человек покажется им уродливым. Чем младше ребенок, тем лучше они различают между добром и злом. Как младенцы кричат, не переставая, если их на руки берет злой человек.
  "Что ты делаешь?" спросила Ши Цинчжуан, увидев, что Цин Шуй снимает обувь и направляется к кровати.
  "С тобой болтаю. Я тоже устал, прилягу ненадолго", сказал Цин Шуй и нырнул под одеяла, с удовольствием отметив про себя, что это одеяла, принадлежавшие его богоподобной учительнице, а рядом с ним лежала девушка непревзойденной красоты!
  Цинчжуан потеряла дар речи. Для начала, кровать была маловата. Для одного она была просторной, но двум людям на ней было бы тесновато. Она не привыкла к такому и начала чувствовать себя не в своей тарелке и нервничать.
  Цин Шуй посмотрел на слегка смущенное, гордое и прекрасное лицо. Слишком плохо, что он мог только смотреть из-за ее ранения. А если бы не рана, у него и не было бы такой возможности лечь с ней в одну кровать.
  "Цинчжуан, вот ты и согрела постель для своего муженька. Так уютно", соблазнительно сказал Цин Шуй.
  "Ты плохо себя ведешь!" кокетливо сказала Цинчжуан.
  "Цинчжуан, а знаешь разницу между плохим человеком и человеком с плохим поведением?" спросил, улыбаясь Цин Шуй, укладываясь на бок. Одну руку он положил на живот Цинчжуан, чтобы ее рана наполнялась потоком Цин Древней Техники Усиления.
  Цинчжуан почувствовала тепло и покалывание внизу живота от его руки, рана начала слегка зудеть. Она понимала, что Цин Шуй помогает ей вылечиться. Она закрыла глаза, чтобы не смотреть в его демонические и опьяняющие глаза.
  "а какая разница? Оба плохие люди", Цинчжуан сказала, не открывая глаз.
  Цин Шуй засмеялся, а потом сказал:
  "Цинчжуан, давай я объясню тебе эту огромную разницу. Плохой человек это просто человек с дурной натурой, в то время как плохое поведение... Что ты думаешь?"
  Посмотрев на нее, Цин Шуй как красная краска залила ее прекрасное лицо, столь прекрасное, что любого могло толкнуть на преступление.
  "Цинчжуан, я в шоке, почему ты все время говоришь о моем плохом поведении. Ты считаешь, что..."
  "Даже не смей! Ты плохой. Ты все это говоришь, чтобы подразнить меня" - быстро перебила Цинчжуан, зная, что то, что имел в виду Цин Шуй, будет для нее неприличным и стыдным.
  "поцелуй меня и я больше ни слова не произнесу. Идет?" - Цин Шуй бесстыдно приблизил к ней свое лицо.
  "Не идет!" - ясно и резко ответила она.
  "Хочешь, чтобы я поцеловал тебя слева или справа?"
  "Ниоткуда".
  "ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя, или чтобы ты меня поцеловала? Подумай хорошенько над ответом. Если ты ответишь неправильно, твой муженек возьмет тебя силой, ха-ха", сказав это, Цин Шуй даже вытащил руку из-под одеяла и сделал несколько неприличных жестов в воздухе.
  "Я болею, а ты все равно дразнишь меня!" сказала Цинчжуан, сердито сверкая глазами.
  Ши Цинчжуан нанесла ему тяжелый удар. Ледяная красавица вела себя как испорченная девчонка. Удивленный вид Цин Шуя заставил Ши Цинчжуан осознать в себе разительные перемены, что также очень сильно смутило ее.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15370
  Переводчики: Kent
  
  Глава 193 - Фейерверки быстро остывают, красота скоротечна
  
  Когда стало уже почти совсем темно, Ие Цзянъэ вернулась с Вершины Небесного Меча на Вершину Облака Тумана. Весь день ее сердце было не на месте, она беспокоилась о том, что опрометчиво разрешила Цин Шую взять у нее одеяло. Теперь она сожалела об этом и надеялась, что Цин Шуй не посмеет войти в ее комнату. В шкафу снаружи комнаты было полно одеял, она молилась о том, что Цин Шуй еще не ходил в ее комнату.
  Войдя в дом, особенно в свою комнату, она окаменела. Два набора одеял исчезли, но сейчас это уже было неважно. Она поняла, что забыла убрать свои трусики утром. Она оставила их под одеялами, а сейчас лежали напоказ прямо на кровати, и их явно кто-то трогал.
  Тут лицо богини заалело, как летний закат. К сожалению, некому было оценить такой великолепный вид!
  "Умри, Цин Шуй, вонючий Цин Шуй!"
  Чем больше она думала об этом, тем больше росло в ней чувство стыда. Как могли ее ношеные трусики попасть в руки этому юнцу? Кто знает, о чем подумал этот мальчишка?..
  
  Появление Цин Шуя сорвало все Соревнования По Обмену. И молодежь, и старики чувствовали вдруг, что соревнования потеряли весь вкус. После того, как Байли Цзинвэй показал великолепный этап совершенствования на восьмом уровне Сяньтянь, никто и не смел выйти против него. Кроме того, в секте Небесного Меча была дьявольская обезьяна на вершине Сяньтяня.
  "Разве Бессмертный из Небесного Меча не был ранен? Как же он смог стать настолько опытнее и посвященнее, чем раньше?"
  Волна обсуждений привела к тому, что люди стали отказываться от мысли выйти на бой против него!
  Хоть соревнования обычно длились 10 дней, в этот раз было решено закончить через пять. Люди из других сект постепенно разъезжались по домам. По сравнению с предыдущими Играми, впервые Секта Небесного Меча так ярко и успешно выступила. Волшебное излечение Байли Цзинвэй от ран отпугнуло остальных игроков. Вдобавок присутствие Цин Шуй, одаренного молодого бойца Секты, избавило Секту Небесного Меча от каких-либо беспокойств на последующую пару сотен лет.
  В конце концов, почти никто, кроме, нескольких Стариков из больших сект, больше не хотел откусить от ломтя Страны Цан Лан!
  Ши Цинчжуан пожила у Цин Шуя еще пару дней и уехала вместе с Фэнь Сянгу. И больше раненых в соревнованиях не было. Через несколько дней Цин Шуй почувствовал, что у Ши Цинчжуан, возможно, были какие-то чувство к нему, ведь она дала ему увидеть растаявшую сторону айсберга.
  Все эти дни Ие Цзянъэ намеренно избегала встречи с Цин Шуем, и даже смотрела на него иначе. Неуютно было Цин Шую от этого. Неужели все из-за одеял?
  Хм... Цин Шуй подумал про трусики, которые он трогал... он был в тупике.
  "Я совершил ошибку. Все это так ново для меня, мне просто не хватает опыта!" чувство сожаления переполняло его.
  Цин Шуй думал о том, как виноват он был в том, что трогал ее белье, что бросил его просто так кровать... Надо было просто забрать их с собой, проблем бы было меньше сейчас. И сувенир бы остался...
  А вдруг она подозревала, что он проделал с ее трусиками какие-нибудь грязные штучки?
  Цин Шуй осознал, что дело гораздо серьезнее и ему нужно все прояснить. Иначе, она так и будет на него смотреть с укоризной. Не в силах больше терпеть этого и окончательно потеряв покой, он пошел к Ие Цзянъэ и вызвал ее на разговор.
  "Цин Шуй, что за спешка? Что-то срочное?" - удивленно спросила Ие Цзянъэ, спускаясь по лестнице. Впервые Цин Шуй с такой срочностью искал с ней встречи.
  Цин Шуй старался говорить как можно серьезнее.
  "Учитель, я должен поговорить с вами о том случае, когда я пришел за одеялами в вашу комнату. Я нечаянно увидел ваши трусики, и подумал, что странно, что даже богоподобные учителя носят трусы... мне показалось это невероятным. Чтобы убедиться, что я не сплю, я зачем-то схватил их руками. Я клянусь, что больше ничего такого не делал", - на одном дыхании выпалил Цин Шуй и почувствовал огромное облегчение.
  Ие Цзянъэ опустила голову, чтобы скрыть ярко-красное лицо. Цин Шуй говорил так быстро, что не дал ей даже возможности его остановить. Особенно когда она услышала, что она носит трусы, ей вдруг стало так неловко, что она потеряла дар речь, но в то же время легкую радость от того, что она для него имела какой-то особый божественный статус....
  "И ты искал меня, чтобы сказать все это?" - мягко сказала Ие, чуть успокоившись.
  "Ага. Эти несколько дней... вы так на меня смотрели... как будто я какой-то прелюбодей. Я себя ужасно неловко чувствовал, поэтому мне надо было все прояснить. Я даже спать бы не смог", горько сказал Цин Шуй.
  Когда Ие Цзянъэ услышала, что ничего такого с ее трусиками Цин Шуй не делал, она слегка смутилась. А что такого можно сделать с парой трусов? Она не знала, как много грязных вещичек крутилось в голове Цин Шуя. Среди всего прочего, он слышал от людей и читал в книжках много всякого скабрезного про нижнее белье...
  
  Время после окончания Соревнований по Обмену побежало быстро, и вот уже Китайский Новый год был на пороге. Вся секта Небесного Меча была в празднествах. Впервые Цин Шуй праздновал новый год не дома. Незаметно год прошел. Цин Шуй думал про Клан Цин, его мысли уносились вдаль в те времена, когда он праздновал новый год в деревне Цин.
  "Я надеюсь, с Матерью все в порядке. Она, должно быть, думает обо мне и беспокоится. Я надеюсь, все в Клане Цин в порядке! Когда я уезжал, Фэн Яньфэй была на сносях, наверное, она уже родила малыша Цин Цзы. Это значил, что уже четвертое поколение Клана Цин появилось на свет!"
  
  Он думал про Минъюэ Гэлоу и про малышку. Он не знал, будут ли они праздновать с кланом Цин, и живут ли они до сих пор с кланом. Тень Минъюэ Гэлоу глубоко засела в сердце Цин Шуя, не мог он забыть эту чистую, святую, достойную и красивую женщину.
  "Папа!"
  Радостный голосок вернул Цин Шуя из облака его мыслей на землю. Подняв голову, он увидел Ие Цзянъэ, держащую за руку Луань Луань, одетую как ангелочек. Вид такой исключительной утонченной богини с невозможно красивой малышкой был невероятным, как туман, одурманивал и лишал дара речи.
  "Что случилось? Соскучился по дому и маме?" нежный голос Ие радовал Цин Шуя как в первый раз.
  "мама? Почему у меня нет мамы? Я тоже хочу маму"... неожиданно шумно заявила Луань Луань.
  Цин Шуй и Ие Цзянъэ переглянулись. Глаза маленькой девочки светились надеждой.
  "Луань Луань, на самом деле тетушка и есть твоя мама. Помнишь, как она была счастлива, когда впервые встретила тебя? Она так боялась, что ты ее не узнаешь, что она сказала, что она твоя тетя. Ты не думаешь, что вы очень походи. Она самая близкая и самая добрая", - беспомощно выдумал Цин Шуй. Луань Луань была еще совсем маленькой, поэтому поверила бы во все, что угодно. Поэтому чтобы сделать ее счастливой, он солгал. У пятилеток такая летучая память.
  Ие Цзянъэ смотрела с улыбкой на то, как Цин Шуй общается с девочкой. Она была счастлива. Может потому, что она познала глубочайшее одиночество без семьи и родни, но она не хотела, что эта малышка почувствовала то, что чувствовала она.
  Чтобы убедиться, что ребенок поверил в эту историю, Ие Цзянъэ кивнула и сказала, что это правда. Когда малышка радостно назвала их "мама" и "папа", Ие покраснела. Цин Шуй заметил это и обнял радостную Луань Луань. Вся картина была настолько милой, что можно было задохнуться от счастья. Они так подходили друг другу - счастливо, божественно, прекрасно, идеально.
  Цин щей планировал отпраздновать свой китайский новый год с Хоюнь Лю-Ли в Земном Раю, но не смог потревожить Луань Луань. Вдобавок Ие Цзянъэ чувствовала себя одинокой. Сейчас с ангелоподобной дочерью ей было гораздо лучше. И еще одна причина, по которой Цин Шуй остался на горе, была Вэньжэнь У-Шуан.
  
  Даже через полгода ему так и не выпал шанс повидаться с Хоюнь Лю-Ли. Она и сама была довольно одинокой. Фейерверки быстро гаснут, красота увядает. Красивые женщины была настолько одиноки, что не было никого вокруг, кроме них самих, кто бы восхищался их красотой.
  Плоды из сферы Вечного Фиолетового Нефрита поспели, но некому было их использовать. Цин Шуй дал Ие Цзянъэ два Плода Увеличения Выносливости, также и малышке досталось. Он также смог собрать немного Плодов Пьяного Аромата.
  Цин Шуй все думал о том, когда же он достигнет четвертого уровня Вечного Фиолетового Нефрита. Его также беспокоил Плод Продления Жизни, можно ли облегчить участь Мистического Сердца семи отверстий Луань Луань. Могла ли награда за четвертый уровень Сферы Фиолетового Нефрита увеличить ее жизнь?
  Цин Шуй полагал, что поднятие по уровням пространственной сферы имело отношение к женщинам. Он занимался любовью с двумя женщинами ранее, и пространственная сфера поднялась на два уровня. Может ли быть, что всякий раз, занимаясь с женщинами сексом, он поднимал уровень пространственной сферы? Много раз Цин Шуй пытался даже искать женщин за деньги.
  Колокола пробили новый год. Под светом луны и световых камней вся Секта Небесного Меча была прекрасная. Издалека она выглядела как гигантский Лунный Меч, слегка наклоненный, подпирающий купол неба, пренебрежительно смотрящий на весь человеческий мир.
  Цин Шуй и Ие Цзянъэ вели малышку на прогулку вокруг Горы Небесного Меча. Цин Шуй с удивлением наблюдал множество молодых парней и девушек вместе, многие из них были Защитниками Секты, но также было много и обслуги. Все женщины были с вершины Чжу Цин. Под лунным светом они особенно близко прижимались друг к другу и даже шептали что-то друг другу на ушко!
  Всякий раз, завидев Цин Шуя или Ие Цзянъэ, они переставали целоваться и обниматься и смущенно здоровались:
  "Здравствуйте, Учитель Ие, здравствуйте, Старший Цин Шуй".
  Цин Шуй со смехом отвечал: "Да мы просто проходим мимо. Извините за беспокойство, продолжайте, ребята!", чем всех обескураживал, Ие в том числе.
  "Мамочка, Секта Небесного Меча не запрещает парням и девушкам взаимодействовать, так ведь?" - продолжал веселиться Цин Шуй.
  Ие Цзянъэ очевидно была в шоке, с упреком глядя на Цин Шуя. Но он сделал вид, что не замечал. Он же пошутил, но сразу же пожалел о сказанном. Теперь он хотел поскорее замять это дело!
  "Секта Небесного Меча не запрещает взаимодействие по взаимному согласию, но не заходи слишком далеко..."
  
  Дни во время Нового Года в Секте Небесного Меча проходили довольно монотонно. Конечно, была иллюминация, праздничные плакаты, полная луна, но все это не шло в сравнение с ночным видом на Страну Цин Лан вдалеке.
  Помимо караульных, все разъезжались в это время. У них было чуть больше полумесяца, чтобы поехать домой и навестить родственников.
  Когда Цин Шуй и Ие Цзянъэ повели малышку осматривать достопримечательности, он не заметил одинокую Вэньжэнь У-Шуан. Когда она увидела Цин Шуя рядом с Ие Цзянъэ и потрясающе красивым ребенком, она вдруг почувствовала, как гармонична и тепла эта картина. Однако глубоко в ее сердце поселилось большое разочарование.
  "Ты говорил, что сделаешь все, что в твоих силах, чтобы добиться меня; ты хотел, чтобы я стала твоей женщиной, но почему ты не рядом? Разве я не всегда рядом с тобой? Почему ты все больше и больше отдаляешься?"
  
  Вэньжэнь У-Шуан молча смотрела на удаляющиеся силуэты Цин Шуя и Ие Цзянъэ; она смотрела, как он уходит вдаль, и последние капли терпения покидали ее сердце.
  Две чистые ясные слезы из уголков ее прекрасных глаз покатились вниз, как горные реки. Она повернулась и пошла к Вершине Чжу Цин.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15528
  Переводчики: Kent
  
  Глава 194. Сложный Рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы
  Продолжая счастливо играть с малышкой Луань Луань и Ие Цзянъэ, Цин Шуй и не подозревал, что где-то девушка, красивее которой нет в целом поколении, пытается стереть из своей памяти все следы о нем.
  Направляясь домой, они видели, как тут и там небольшими группами люди продолжают празднования под светом луны. Все радостно разговаривали обо всем на свете, пили вино и обсуждали женщин.
  "Цзянъэ и Цин Шуй, идите сюда!"
  Цин Шуй обернулся и увидел, что им машет Байли Цзинвэй, только что вышедший из зала.
  Войдя в зал, они обнаружили Байли Цзинвэя, Гунсунь Саньцяня и Чжу Цин с бокалами вина. Цин Шуй и Ие Цзянъэ присоединились к их столу, и в компании стало сразу веселее.
  "Цзянъэ, я счастлив видеть тот день, когда ты вернулась к жизни. То, что у тебя теперь есть малышка, как она зовет вас "папа" и "Мама", просто замечательно", радостно сказал Байли Цзинвэй.
  Чжу Цин и Гунсунь Саньцянь тоже улыбались, глядя на счастливых Ие Цзянъэ и Цин Шуя. Цин Шуй отвечал им такой же счастливой улыбкой, а малышка таращила свои огромные глаза, будто соревнуясь с окружающими, чьи глаза больше.
  Ие Цзянъэ улыбалась стеснительно, не отрывая взгляда от девочки. Глаза ее светились мягким светом, как солнце, луна и звезды. На секунду переведя взгляд на Цин Шуя, она нахмурилась, как будто увидела что-то, тряхнула головой, и лучезарная улыбка снова вернулась на ее лицо.
  Байли Цзинвэй улыбнулся и сказал: "Хорошо, хорошо, это тоже хорошо. Нам все нравится. Вы слишком много пережили за эти годы, пора бы уже сложить с себя весь груз. Иногда свалить груз со своих плеч означает взвалить его на себя".
  Глаза, скрывавшиеся под длинными бровями, Байли Цзинвэя отражали мудрость, бескрайнюю, как пропасть!
  Ие Цзянъэ посмотрела на Байли Цзинвэя. Ее учителя больше не было рядом, поэтому она с огромным уважением относилась к своему самому Старшему Боевому брату с неизмеримой мудростью и ценила его слова больше всего. То же самое чувство она испытывала к своему отцу, Байли Цзинвэй был ей и как брат, и как отец.
  Она подумала о том, что ее ждало впереди, если она свяжется с этим парнем, становившимся сильнее день ото дня. Вспоминая сцену его жесткости на Арене и сцену его теплоты и крайнего терпения, когда он кормил девчушку, Цзянъэ подсознательно начинала чувствовать, как привлекателен и загадочен был этот парень.
  "Давайте, давайте, наполняйте бокалы!" со смехом крикнул Гунсунь Саньцянь.
  Все быстро подняли кубки и выпили вина.
  "Сегодня все мы просто друзья! Давайте просто поболтаем!" - с улыбкой продолжил Гунсунь Саньцянь.
  В конце концов, он был властителем с аурой закаленного опытного эксперта высокого статуса. Хвала небесам, что остальные были его Боевыми Братьями и Сестрами много лет. Цин Шуй незачем было волноваться, Луань Луань своим Мистическим сердцем всегда могла определить злонамеренность человека. И это делало ее особенно бесстрашной.
  "Цин Шуй, ты так блестяще выступил, что просто ослепил нас всех. Слава богам, что ты принадлежишь к Секте Небесного меча. У Цзянъэ дар к предвидению!" На этих словах Чжу Цин засмеялась. Смех ее был полон зрелого очарования, что сразу напомнило Цин Шую сцену, которую он случайно увидел в пещере.
  Он ясно вспомнил двоих, сплетенных телами, белоснежными, прекрасными, грациозно двигающимися вместе. Сегодня ее прекрасный смех снова превратился в тот сладострастный крик в ушах Цин Шуя.
  Подумать только, такая соблазнительная и очаровательная женщина любит только женщин. Какая красота растрачивается!
  Глядя на эту хрупкую и очаровательную 3-ю боевую тетушку, все, что он мог сделать, это искренне рассмеяться. Он подсознательно не хотел связываться с ней!
  Пора было по домам, и Цин Шуй с Ие Цзянъэ отвели малышку обратно на вершину Облака Тумана. Несмотря на то, что был первый день нового года, Цин Шуй не хотел терять ни секунды времени и забывать о своих тренировках.
  Придя к себе в комнату, он заперся и вошел в сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Сегодня был день, которого Цин Шуй очень долго ждал. Сегодня был день, когда появится рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы.
  Цин Шуй продолжил работать над Золотой Мазью от Ран, хоть уровень опыта увеличивался с очень низкой и жалкой скоростью. Однако хорошо, что он почти достиг всего массивного списка требований к опыту, тем не менее, чтобы полностью овладеть им, ему понадобится оставаться в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита и заниматься алхимией как минимум неделю.
  Он взглянул на безымянную ветку. У нее появился новый росток, который рвался вперед с мощной жизненной силой, но Цин Шуй все никак не мог определить, что именно это было. Непонятно было, сколько времени понадобится для его роста, но это давало Цин Шую возможность наблюдать и узнавать все больше о нем. Это уже превратилось в привычку смотреть на безымянную ветку и ждать, расцвела она или нет, а может, дала плод, всякий раз, когда он входил в сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Затем он взглянул на лекарственные растения. Хоть они были там всего пару лет, созреванием они соответствовали двум сотням лет; один вид их приносил ему огромное чувство удовлетворения. Хоть двухсот лет было не достаточно, однако эти лекарственные травы должны были дойти до возраста тысячи лет за каких-то восемь лет пребывания в сфере. Мысль о том, что у него будет большое поле тысячелетних лекарственных трав, приводила Цин Шуй в волнение. Жаль, что время не могло сдвинуться на восемь лет вперед!
  Охваченный неожиданным импульсом, Цин Шуй медленно обошел всю Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Когда он впервые проверял эту область, только обнаружив существования Сферы, он решил, что это будет его тренировочная площадка. Сегодня, медленно обойдя ее кругом, он заметил, что территория значительна в своих размерах. Земля в 3-4 гектара была на самом деле довольно обширной.
  Видя, что записи рецептов не особо изменились, он пожалел, что не появились новые надписи после того, как активировался 4-й райский слой. Глядя, как Золотая Лечебная Черепаха медленно ползет по берегам, Цин Шуй в восхищении потерял дар речи, наблюдая, как она летит, держась своим четырьмя лапками за воздух. Неужели это не вызывает зависть у тех черепах, которые умеют только ползать?
  Услышав звон, Цин Шуй радостно открыл глаза. Он собрал достаточно опыта, чтобы получить, наконец, рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы. Мягкий звук этот очень тешил душу Цин Шуя.
  В возбуждении он смотрел на рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы, отражавшейся в его голове!
  рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы: Цветок Жизни, Рог тысячелетнего Оленя, Кроваво-красная Камелия, кровь тысячелетней камелии, кровь черепах пяти тысяч лет, костный порошок тысячелетнего тигра, хвост Птицы Феникс, Магический Плод силы, Магический Плод проворности, Плод Увеличения Выносливости, Плод Улучшения Физической Силы, Дурман Обыкновенный, тысячелетний кровавый Коралл!
  "Черт, черт, черт!" - подавленный Цин Шуй кое-как дочитал рецепт до конца. Он никогда не слышал о Цветке Жизни, но судя по названию, он понимал, что этот ингредиент не так-то просто найти. Он слышал о кроваво-красной камелии, но никогда не видел ее. Рог оленя и кровь тигра он сможет найти. Что же касается костного порошка тысячелетнего тигра... он даже с белоснежного тигра Луань Луань не наскребет его, не говоря уж о том, что тому тигру и нет тысячи лет.
  А от одного названия Хвост Феникса у него разболелась голова. В его прошлой жизни подразумевались бы перья из хвоста феникса. Он не знал, существуют ли фениксы в мире девяти континентов. У него уже был Плод Усиления, Плод Увеличения Проворности и Увеличения Выносливости, но где ему достать Плод Улучшения Физической силы?
  Дурман и Тысячелетний Кровавый КОРАЛ и вовсе лишили Цин Шуя сил. Первый исчез без следа, а второй был глубоко на дне океана.
  "Это невозможно, ну что это за рецепт такой?" - беспомощно вздохнул Цин Шуй. Какой толк был от рецепта, если он не мог собрать все ингредиенты?
  Как Цин Шуй мечтал о том, чтобы обойтись без Хвоста Феникса. Разве что этот ингредиент был названием лекарственной травы, которая выглядела как хвост феникса. Если нет, то это сведет его с ума. Перья из хвоста феникса... Да он был в ступоре от одного названия! Что касается других составляющих - кровь тысячелетней раковины, костный порошок тысячелетнего тигра, кровь тысячелетнего коралла - это все звучало более или менее достижимо.
  Так. Он забыл взглянуть на эффект от Большой Восстанавливающей Гранулы. Даже если он не сможет ее создать, эффект нужно узнать!
  Результат воздействия Гранулы: увеличение общей силы на 20%, удлинение жизни на 20 лет, излечение внутренних ран за короткий срок. В течение первого часа после принятия гранулы силы лечащегося увеличатся на один раз, затем способности его ослабятся на уровень обычного человека на месяц. Каждый человек может принять только одну гранулу, все последующие смогу лишь лечить внутренние повреждения.
  Не веря своим глазам, Цин Шуй смотрел на рецепт. Увеличение мощности на 20% - такой же эффект давала и Маленькая Восстанавливающая гранула. Но зато она продлевала жизнь на 20 лет. Самое сомнительное было в одноразовом увеличении силы на час. Представьте себе, вас побили и жизнь ваша под угрозой, но вдруг ваши силы увеличиваются. Надо понимать, что один плюс один не всегда равно двум!
  С жадностью смотрел Цин Шуй на рецепт, но решил отложить его и взглянуть на следующую информацию. Там было всего одно предложение, которое означало, что он находится в 200 000 опыта от следующей гранулы Красоты!
  Гранула Красоты? Что за вещь требует 300 000 единиц опыта? Его уже утомил рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы, которая требовала 100 000 единиц. И все равно он был далек от того, чтобы сотворить ее. Может быть, он так и не сможет создать ее в течение всей своей жизни...
  Глядя на эффект гранулы, но не способный ее создать, Цин Шуй чувствовал глубокое неудовлетворение и подавленность. Ему даже расхотелось собирать опыт для получения следующего рецепта и Таблетку Райского Определения.
  В конце концов, он разогнал все негативные мысли. В мире девяти континентов все было возможно. В своей прошлой жизни он продавал рецепты за копейки. Эксперты в оборванной одежде покупали их и спасали мир.
  Удлинение жизни на 20 лет заставило Цин Шуя задуматься о Луань Луань. Если бы он смог создать эту гранулу, Луань Луань прожила бы на 20 лет дольше. Вместе с Плодом Долголетия это составит 30 лет. За эти 30 лет он бы сумел создать лекарство для спасения жизни малышки.
  Цин Шуй чувствовал себя совсем беспомощным. Чувство, что он охраняет гору золота и умирает от голода. Даже дышать стало трудно. В раздраженных чувствах Цин Шуй издал рык тигра, не сдерживая себя и высвобождая весь свой гнев!
  Тай Чи. Как зачарованный, он повторял позы из Тай Чи. Такая питательная техника для ума возымела свой огромный эффект. Снова и снова он повторял движения...
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15698
  Переводчики: Kent
  
  Глава 195. Первый снег в новом году.
  
  С фанатизмом Цин Шуй повторял позы Тай Чи. Такая техника кулачного боя питала голову с огромной силой. Снова и снова он повторял движения...
  Наутро первого дня нового года только пара учеников занимались своими обычными практиками. Большинство не спало всю ночь, празднуя новый год, поэтому вокруг стояла тишина.
  Проснувшись, Цин Шуй увидел белый снег, медленно падающий на землю, которая уже была покрыта толстым слоем. Все казалось было укутано в серебряное одеяло, и мир был невероятно прекрасен!
  Снег начался где-то в середине ночи. Белый снег означал год хорошего урожая и считался знаком благословения. Цин Шую нравилось видеть порхающие снежинки, чья необъятная и нескончаемая чистая белизна очищала его сердце.
  Выйдя на снежок на пороге дома, Цин Шуй, готовый к тренировкам, вдруг заметил движение в стороне и увидел Луань Луань, одетую в теплую стеганую курточку. Она бежала вприпрыжку к нему, ее звонкий смех сверкал вместе с падающим снегом в воздухе. Ие Цзанъэ, одетая в белый костюм, шла за ней следом, будто богиня, ступающая по снегу посреди кружения снежинок, поражая своим великолепием.
  У Цин Шуя не было слов, чтоб описать ее красоту. Как будто она была существом, возвышавшимся над всем человеческим миром, ни разу не вкусившим и кусочка земной пищи. Каждая ее эмоция - нахмурится ли она, или рассмеется - меняла эмоциональное состояние всех, кто был рядом. Ее внешность не была схожа со строгим великолепием леди на Златокрылом Кондоре, не распространяла величие, как горы и реки; ее красота превосходила человеческий мир. Они двое были с разных полюсов.
  "Папа! Снег идет!" - кричала Луань Луань, радостно бегая кругами.
  Подхватив ее на руки, Цин Шуй подбросил малышку в воздух несколько раз, чем вызвал звонкий детский голосок сорваться в бесконечный смех, смех, который отразился эхом от вершины Облака Тумана.
  Ие Цзанъэ стояла в сторонке, тихо наблюдая за этой сценой. Она наслаждалась ее теплом, погрузившись в воспоминания о своем детстве, когда ее отец точно так же играл с ней. Она не смогла сдержать улыбку. Задумчиво смотрела она на Цин Шуя и Луань Луань.
  "Луань Луань, а покажи папочке, как ты знаешь Форму Тигра?" - сказал Цин Шуй, наигравшись с малышкой.
  "Хм, хорошо!"
  Несмотря на толстые одежды, она держалась уверенно. Потом она показала Галоп Оленя, и глаза Цин Шуя наполнилась радостью. Ее умелые прыжки были почти идеальны!
  Увидев, как она показывает Форму Тигра, Цин Шуй вдруг понял чуть больше о том, какой силой обладало Загадочное Сердце Семи Отверстий. Во время представления от нее исходил слабый свет ауры силы. Ее ручки живо двигались, как лапки свирепого тигренка. Подумать только, она ухватила саму суть Формы Тигра!
  Цин Шуй не сдержал возгласа восхищения ее потрясающим талантом! Ее будущее, несомненно, было блестящим. Но оставалась проблема увеличения ее жизненного цикла, которая беспокоила Цин Шуя.
  Разрыв Тигра, Выпад Тигра, Подъем Тигра... Она без сучка, без задоринки исполнился все эти базовые движения. Цин Шуй не научил ее всему, потому что хотел, чтобы процесс был более естественным.
  
  Даже после инцидента с нижним бельем и попыткой Цин Шуя объясниться перед Ие Цзанъэ, настроение между ними оставалось странным. Поэтому ему нравилось, что они не остаются наедине, и с ними всегда малышка, и атмосфера не была такой напряженной.
  Странно, что Ие Цзанъэ пришла к нему сегодня утром, Цин Шуй взглянул на богиню, не зная, о чем та думала. Он только понимал, что она находится в каком-то ступоре, наблюдая за ним и Луань Луань.
  "Малышка хочет попросить поесть".
  Цин Шуй улыбнулся, услышав эти слова Ие Цзанъэ. С тех пор, как Ши Цинчжуан уехала, Цин Шуй создал пруд на Вершине Облака Тумана, запустив в него несколько черных рыб и черепах. Ие Цзанъэ пробовала их в Городе Сотни Миль и подозревала, что есть в этом какой-то "секрет"!
  Но оказалось, что еда из них получается вкуснее, чем еда из Плодов Пьянящего Аромата. Один раз попробовав его кухню, когда он ухаживал за раненой Ши Цинчжуан, Луань Луань стала приходить к нему поесть каждый день. А сегодня и Ие Цзанъэ с собой привела!
  Они были как семья, наслаждавшаяся первым завтраком нового года. Ие Цзанъэ была все еще в задумчивости. Сколько лет прошло с тех пор, как она в последний раз чувствовала это? Эта сцена, где двое наслаждаются принятием пищи вместе, как семья после долгого расставания, приводила ее в невероятное замешательство. Она чувствовала ностальгию, понимая, что этот момент надолго врежется в ее память.
  Был первый день нового года, будто новая жизнь начиналась в новом году. Луань Луань катала снежки вдалеке. Ее звонкий смех не замолкал ни на мгновение.
  "Учитель, как велик мир девяти континентов?" - Цин Шуй обвел взглядом необъятные просторы, лежавшие перед ними. Отсюда даже массивная Страна Цан Лан казалось небольшой.
  "Никто не знает наверняка, как велик этот мир. Потому что никому не удавалось дойти до его края, опять же есть много очень опасных мест. Попав однажды в такую опасную зону, никто не возвращается, вне зависимости от уровня культивации. Несчетное количество людей погибло от этих неизвестных опасностей", ответила Ие Цзанъэ, глядя на зачарованного Цин Шуй, так жадно вглядывавшегося вдаль.
  "Мне интересно, какой уровень самых сильных людей там и вдруг мир за пределами еще интереснее. Учитель, вы когда-нибудь думали отважиться и пуститься за пределы девяти континентов однажды?" - Цин Шуй перевел свой взгляд на Ие Цзянъэ.
  Его слова ввели ее в ступор. Она об этом и не думала раньше. Может, он хочет, чтобы она отправилась вместе с ним?
  В этот момент у нее было ответа на такой простой вопрос. В итоге она вздохнула и покачала головой, отведя смущенный взгляд в сторону.
  "Помните слова Старого Мастера? Когда ты научишься сажать, ты на самом деле можешь научиться собирать, а если нет, то ты так ничего не посадил".
  Услышав это, глаза Ие Цзанъэ посветлели. Она очень, очень серьезно взглянула на Цин Шуя.
  Он вдруг почувствовал себя неуютно под этим пронзительным взглядом. Он начал тереть нос, краска залила его лицо. Это смущение шокировало Ие Цзанъэ. Подумать только, даже такой как Цин Шуй мог испытывать смущение, каким милым он выглядел в этот момент!
  На его счастье малышка окликнула его издалека, поэтому Цин Шуй смог быстро сбежать от Ие Цзанъэ. Глядя на его прямую спину, Ие Цзанъэ улыбнулась нежно и мягко.
  В середине дня Цин Шуй подумал, что пора навестить Вэньжэнь У-Шуан. Подумать, он не виделся с ней целый месяц! Когда Цин Шуй подошел к Вершине Чжу Цин, девушки-ученицы на вершине со страхом ждали его из-за его нового статуса Старшего и той самой жуткой сцены на Арене. Цин Шуй улыбнулся и сказал, что ищет Вэньжэнь У-Шуан.
  Две девушки немедленно убежали передать сообщение!
  Очень скоро они возвратились, однако знакомая фигура так не и не появилась. Цин Шуй был слегка потрясен!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15699
  Переводчики: Kent
  
  Глава 196. Не могу тебя забыть. Форма Медведя Техники мимикрии девяти животных
  
  
  Две девушки быстро возвратились, однако знакомая фигура так и не появилась. Цин Шуй замер в изумлении!
  Цин Шуй не мог объяснить, почему его сердце ушло в пятки. Он тихо смотрел на приближавшихся к нему женщин. Он хотел знать, почему.
  "Защитница У-Шуан сказала, что она занята и не может встретиться со Старшим Цин Шуем. Она также просила передать Старшему Цин Шую, чтобы не искал ее снова", тихо произнесла одна девушка, странно глядя на Цин Шуя.
  Цин Шуя охватили сложные чувства. В его предыдущей жизни он жил в сельской местности, не имея ни денег, ни силы. У него не было никого годного таланта, что заставляло его частенько чувствовать себя ничтожным. Он не мог соревноваться с другими, не смел даже думать о том, чтобы проявить инициативу с женщинами. Чем красивее и выше была женщина, тем больше Цин Шуй ее избегал. Он также не знал, как попросить женщину остаться с ним или как ее обмануть, потому что чувствовал, что любви силой не добьешься.
  До начала культивации он был бесполезным человеком. Его разбитое и ничтожное сердце и дальше вырождалось. Даже сейчас ему не хватало уверенности в себе перед женщиной, но его самооценка была теперь очень высока.
  Он не понимал женщин. Кто бы мог сказать, что он понимал женщин? Хоть сила его была несравнима, он не любил бороться или заставлять кого-то остаться с ним. Он верил, что успеха можно добиться естественным путем. Он просто чувствовал, что нужно дать природе действовать самой, как это было с Минъюэ Гэлоу и Ши Цинчжуан.
  Всякий раз, когда что-то касается человека, это влияет на его мысли и решения. Цин Шуй даже подумал о том, что, возможно, Вэньжэнь У-Шуан полюбила другого в полгода его отсутствия. Ведь Секта Небесного Меча не была похожа на Город Сотни Миль, здесь было много мужчин Сяньтянь, среди которых было достаточно красивых и зрелых экспертов.
  Человек с недостатком уверенности в себе был особенно слаб в вопросах любви. Цин Шуй стоял в ступоре. Девушки не смели его отвлекать и просто смотрели на Цин Шуя, который уставился в пустоту невидящими глазами.
  Прошло некоторое время, прежде чем Цин Шуй взглянул на вершину Чжу Цин. Почему она не сказала ему прямо в лицо? Она даже не хотела видеть меня. Как до такого дошло? Если ты нашла другого, просто скажи. Я шутил и дразнил ее, когда говорил, что украду ее сердце обратно.
  он посмеялся над собой, потом окончательно повернулся, будто желая стереть что-то, что принадлежало ей. На обратном пути он делал большие шаги, чувствуя себя окончательно разгромленным.
  "Ты собираешься и в самом деле забыть меня вот так? Я отказываюсь это принимать!"
  Цин Шуй не так далеко ушел, когда услышал знакомый голос.
  Подняв голову, он увидел Вэньжэнь У-Шуан перед собой. Она с упреком смотрела на него. Его сердце потеплело, он подошел к ней и обнял так крепко, как если бы она была для него самым ценным человеком на земле. Как будто он боялся ее снова потерять.
  "Я пыталась тебя забыть, но не смогла. Я не позволю тебе забыть меня", Вэньжэнь У-Шуан обхватила его за шею и горячо прошептала.
  В этот момент радостное настроение Цин Шуя не позволило ему даже слова произнести, он чувствовал, что обрел что-то, что мог потерять навсегда. Он обнимал ее крепко, как будто пытаясь слиться с ней в единое целое. Ни единой грязной мысли не было в его голове.
  "Цин Шуй, ты меня задушишь", сердито сказала она прямо ему в ухо.
  Он слегка расслабил руки и сосредоточился на ее исключительно прекрасно лице, слегка бледном и осунувшемся. "Когда устану - отпущу. Не важно, как сильно я страдаю, я уважаю в тебе все. Честно, я очень хочу, чтобы ты полностью была моей. Если я тебе не нравлюсь, я все равно не хочу отпускать тебя, но я не хочу, чтобы ты была несчастной".
  Она слушала его слова. Негодование в ее душе постепенно уходило. Она подняла глаза и с восхищением взглянула в его нежные и серьезные глаза.
  "Цин Шуй!"
  Цин Шуй с удивлением посмотрел на ее покрасневшее лицо. Оно было так прекрасно и соблазнительно, но он сдерживал себя от каких-либо поспешных поступков.
  "Я хочу поцеловать тебя".
  Цин Шуй смотрел на красавицу перед собой. Ему показалось вдруг, что он оглох. Он вспомнил, как несколькими днями ранее пытался поцеловать Ши Цинчжуан, но не так и не получил своего.
  Цин Шуй наклонил голову и поцеловал эти сексуальные пухлые губы. Они были мягкими и сладкими. Он держал эти нежные губы своими губами и потянул их, проведя по ним языком.
  Вэньжэнь У-Шуан не делала ничего, только обнимала его за шею. Ее прекрасно лицо налилось пурпуром, она крепко сжимала челюсти. Цин Шуй не мог раздвинуть ее зубы, поэтому ему оставалось только лизать и посасывать бутон ее губ.
  И, тем не менее, чувство было великолепным, особенно, когда он с восхищением смотрел на ее пленительное раскрасневшееся лицо с тонкой нежной кожей. Красота ее потрясала до глубины души.
  Он осыпал поцелуями ее щеки, лоб, ее прекрасный нос. Рука его соскользнула и схватила круглую упругую попку.
  "Ах!"
  Злобный план Цин Шуя сработал, и он снова поцеловал ее в губы. Его язык добрался до ее нежного языка, он всасывал всю жидкость внутри ее рта, как почувствовал жгучую боль.
  "Прости, ты дотронулся до моей... я запаниковала и укусила тебя", виновато сказала Вэньжэнь У-Шуан и посмотрела на Цин Шуя, который с упреком улыбался, вытирая кровь из уголка губ.
  "У тебя не было крови в твой первый раз. У меня была", выдавил из себя улыбку Цин Шуй.
  В конце концов, Цин Шуй жил при дворе соблазнительного запаха ночи, он знал все об этом. Услышав, как Цин Шуй дразнит ее, она чуть не сказала: "Тебе мало крови? Продолжай заговаривать мне зубы".
  Цин Шуй смотрел на эту маленькую женщину, обнимая ее и целуя в прекрасные губы. Она слегка возмутилась, но на этот раз ему было легче просунуть язык в рот Вэньжэнь У-Шуан. Он мягко прикусил его и отпустил, она в панике убрала свой язык подальше. Цин Шуй снова направил свой язык в ее рот, засосав ее язычок, отпустил, засосал снова...
  "Если бы я не вышла, ты бы просто ушел и никогда больше не пытался меня найти?" Вэньжэнь У-Шуан держала его за руку, когда они медленно шли по свежевыпавшему снегу.
  "Я не знаю, в какой-то момент я хотел ворваться на Вершину Чжу Цин, чтобы увидеть тебя. Я думал, что ты нашла другого, лучше меня. Если честно, я в себе не очень уверен, я чувствую, что мне за тобой не угнаться", на этих словах Цин Шуй подхватил Вэньжэнь У-Шуан и понес ее как принцессу. Она вскрикнула, но быстро успокоилась, свернувшись в клубочек в его объятиях.
  "Если бы я не выбрала тебя, я бы осталась одинокой. В тот раз я вдруг почувствовала, что ты маленький, хоть и загадочный. Однако я видела в тебе мальчишку. А потом я поняла, как ты вырос и повзрослел. Я была счастлива, но количество женщин вокруг тебя стало расти", сказала Вэньжэнь У-Шуан как будто во сне.
  "Иногда вещи выходят из-под моего контроля. Люди во многих ситуациях бывают беспомощны. У-Шуан, я серьезен в своих намерениях. Я знаю, что я жадный", беспомощно сказал Цин Шуй. Он не хотел расставаться ни с Ши Цинчжуан, ни с Минъюэ Гэлоу, ни с Вэньжэнь У-Шуан.
  "Не нужно так расстраиваться. Знающий мужчина никогда не останется один, и ты в будущем встретишь еще много женщин. Ты доволен?" странно сказала Вэньжэнь У-Шуан и спрыгнула с его рук.
  Цин Шуй покачал головой: "Только глупая женщина вроде тебя могла влюбиться в меня".
  
  Первый день нового года Цин Шуй провел с Вэньжэнь У-Шуан, поцеловал ее еще с десяток раз, каждый раз заставляя ее краснеть от смущения.
  Он не думал о том, что начав сближаться физически и узнав, что думает о нем Вэньжэнь У-Шуан, они укрепили свои отношения. Его руки зато получили доступ к телу, особенно к ее круглой и прекрасно очерченной попке. Она позволяла рукам Цин Шуя дотрагиваться до нее.
  "Все еще трогаешь ее?" Вэньжэнь У-Шуан смотрела, как он поглаживает ее руками.
  Вернувшись на Вершину Облака Тумана, Цин Шуй обнаружил, что день почти закончился. Быстро доев ужин с Ие Цзянъэ, Цин Шуй пошел в свою комнату и прямиком отправился в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Добившись большого успеха в Галопе Оленя и Форме Тигра, Цин Шуй был готов изучить Форму Медведя Техники мимикрии девяти животных.
  Форма Медведя была мощной, но стабильной, но использование силы и мощи в ней было особенно важно. Она была одновременно неуклюжей и умелой, техника использования силы для побед! Она включала в себя выпад Медведя, Позу Медведя, Ослепление Медведя и Наклон Медведя!
  У Формы Медведя была своя уникальная техника трансляции Ци. Единственное, что удивило Цин Шуя, было то, что эта техника передачи Ци не имела названия, но была удивительно мощной. Добившись небольшого успеха, боец мог увеличить свою силу на тысячу цзинь. Три тысячи цзинь достигал мастер на большой стадии, десять тысяч цзинь - на большой идеальной стадии. Цин Шуй знал, что получить их будет труднее, чем в Галопе Оленя и Форме Тигра.
  Стиль формы медведя казался неуклюжим, но сила ее была твердой и свирепой. Это достигалось благодаря технике передачи Ци и эффект от особенных методов, Выпада Медведя, Наклона Медведя и Ослепления Медведя. Эти техники плюс техника передачи Ци давало обычному человеку невероятную силу, стоило ему овладеть сутью этого мастерства.
  Единственным недостатком была низкая скорость. Она служила для аккумуляции силы горы и основания, создавая ощущение неподвижной горы.
  Если бы он достиг большого успеха в Форме Медведя и использовал свою силу для демонстрации серьезной убойной техники Формы Медведя, эффект был бы впечатляющим. Если бы он смог при этом передать крепость тела и невероятную силу Древней Техники усиления, то он бы мог победить противника одной только силой. Эти техники хорошо сочетались с его земной энергией Ци Сяньтяня.
  Все сложно поначалу. Цин Шуй попытался использовать технику трансляции Ци в Форме Медведя. Было трудно понять ее, он обнаружил, что форма медведя гораздо сложнее предыдущих.
  Цин Шуй обдумывал будущее, выходило, что более продвинутые Техники мимикрии девяти животных были еще сложнее. Даже простые вспомогательные средства этой техники давали значительный и впечатляющий результат. Цин Шуй вновь восхитился грозной силой вспомогательных средств и мощностью техник при использовании в бою.
  Снова и снова транслируя Ци, он медленно начал движение Ци в своем теле. Автоматическая циркуляция Древней Техники Усиления в его теле стала уже сродни инстинкту и не мешала другим его навыкам. Она только поддерживала их, как щит.
  Продолжая транслировать Ци, он отвлекался только на приготовление пищи в пространственной сфере. Он даже приготовил кастрюлю супа и медленно подогревал его на огне, поддерживая нужную температуру, чтобы иметь возможность в любой момент выпить его.
  С помощью Древней Техники Усиления Цин Шуй смог снизить работу вполовину, чтобы не терять здоровье. Однако только через десять дней Цин Шуй стал слегка понимать ее. Он едва справлялся с техникой, чтобы передавать энергию Ци в своем теле. Он чувствовал, будто тело его потяжелело на тысячу цзинь. Хотя тысяча цзинь для него было всего ничего, тем не менее, он начал чувствовать себя неуклюжим, скованным. Однако сила его значительно возросла.
  Цин Шуй понял, что достиг начальной стадии Формы Медведя. Он был счастлив. Продолжая держать себя в Форме Медведя, он попробовал самые простые навыки. Он не мог научиться навыком мощной убийственной силы, пока не добрался бы до малого уровня.
  Цин Шуй даже попытался добавить рык тигра к форме медведя или использовать форму тигра, будучи в состоянии формы медведя. К сожалению, намерения были прекрасны, но реальность жестока. Однако Цин Шуй верил, что сможет успешно сочетать их в будущем.
  Так продолжалось, пока его не выкинуло из Сферы Вечного фиолетового нефрита!
  На второй день нового года в секте Небесного Меча похолодало как никогда. Снег падал все сильнее и дольше. Танцующие снежинки поражали своими размерами и красотой.
  Цин Шуй неуклюже опробовал форму медведя на снегу, однако получилось гораздо лучше, чем в самом начале. В душе он гордо поздравил себя с достижением!
  "Ха-ха, мама, посмотри на папочку! Он похож на медведя!"
  Звонкий смех вперемешку с невероятным смехом Ие Цзянъэ заставили Цин Шуй оторваться от практик и беспомощно взглянуть на своих прекрасных богинь.
  "Луань Луань, тебе тоже надо научиться форме черного медведя", со смехом сказал Цин Шуй и подхватил девочку на руки.
  "Я не хочу, не хочу, она некрасивая!" - замотала Луань Луань головой, как бубном, и закричала что есть силы.
  Цин Шуй не испугался этого. Когда она культивирует форму медведя, едва ли она поймет, что это была именно форма медведя. Кроме того, они и не поймет и не увидит, что выглядит как медвежонок. Только со стороны это будет заметно.
  "Хорошо, хорошо, не будем учить! Мы не будем ее учить!" Цин Шуй чмокнул ее в круглую, как яблочко щечку.
  Услышав, что не нужно учить форму медведя, Луань Луань обрадовалась и куснула Цин Шуя прямо за нос! Ие Цзянъэ не смогла сдержать смех.
  "Учитель, если вы не против, может, поучитесь немного со мной?" - сказал смущенный Цин Шуй, потерев укушенный нос.
  Ие Цзянъэ тоже весьма удивилась. Улыбнувшись, она ответила: "Конечно, ты совершенно не умеешь хранить свои секреты!"
  "С чего бы это? Вам я раскрою двенадцать секретов, даже если у меня будет только десять!" - засмеялся Цин Шуй.
  
  Услышав слова Цин Шуй, Ие Цзянъэ не перестала улыбаться, но глубокое тепло разлилось по ее сердцу. Его заботливые мысли о ней были как долгожданный дождь, беззвучно оросивший ее застывшее сердце.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15700
  Переводчики: Kent
  
  Глава 197. Даже бессмертные не устоят. Чжу Цин.
  
  Цин Шуй продолжил практику формы медведя, а малышка радостно смотрела на него снаружи. Малышка хихикала, а Ие Цзянъэ внимательно смотрела за каждым движением Цин Шуя. Она понимала, что ее сила не сравнится с силой человека, который когда-то был ее учеником.
  Казалось, что секретам его не было числа. Чем больше она узнавала его, тем более загадочным он ей казался. Казалось, он преуспевал без чьей-либо помощи. Может быть, у него был какой-то мистический учитель, которого просто рядом с ним не было? А может, прогресса можно было достичь, изучая книги по культивации?
  Разве можно было познать суть, всего лишь тщательно изучая литературу? Казалось, что он понимал все: медицину, приготовление отваров, боевые навыки, и даже кулинарное искусство. В каждой категории он добивался мастерства, заставляя других смотреть на него с уважением.
  Что за человек он был? Его рост был невероятным. В будущем он должен был стать самым могущественным героем на земле девяти континентов. Может, это даже не займет у него много времени.
  Казалось, что и малышку благословила удача. С его любовью и заботой, возможно, ее проблему можно будет решить в будущем.
  
  Снег прекратился. Утром Цин Шуй вышел прогуляться вокруг Горы Небесного Меча в одиночестве и полюбоваться красотами гор. Цин Шую были не знакомы сантименты, но ему нравилось смотреть на величественные виды и пейзажи, бесконечный горизонт, широкое звездное небо, высокие могучие горы, бескрайние мрачные моря и бурные реки. Эти виды давали ему ощущение, что и его личные горизонты расширялись. Как будто небо, которое видит лягушка, находящаяся внутри колодца, резко становилось огромным, стоило ей покинуть колодец.
  Он шел и любовался широтой белизны гор Небесного Меча. Он шагал грациозной походкой... Каждый шаг его был длиной в пять метров. Он уже привык к этому, ему нравилась эта спешка. Вот что он называл странствием. Только это и стоило называть настоящим странствием.
  Очнувшись ото сна, Цин Шуй обнаружил, что стоит у скрытого входа в пещеру, секретную пещеру, где он случайно подглядел за Третьей Боевой Тетушкой Чжу Цин.
  Почувствовав что-то подозрительное, он обернулся и обнаружил, что рядом с ним стоит Чжу Цин и пристально смотрит. Неожиданная встреча с этой женщиной вернула его в сознание.
  "Здравствуйте, Третья Боевая Тетушка!"
  "Почему ты здесь, Цин Шуй?" - с удивлением смотрела на него Чжу Цин.
  "Я хотел полюбоваться горами в снегу, поэтому просто бесцельно гулял тут и случайно оказался в этом месте. А вы, почему здесь, Третья Боевая Тетушка?" - по сути Цин Шуй говорил абсолютную правду, но вопрос, последовавший за его объяснением, потребовал от него большой смелости.
  "Это мое личное место отдыха. Пойдем, отдохнем вместе. Нам есть что обсудить!" - сказала Чжу Цин, приглашая Цин Шуя войти.
  Цин Шуй тщетно пытался выдумать предлог, чтобы уйти, но Чжу Цин не дала ему такой возможности. Не попрощавшись, он уйти не мог, это бы выдало чувство вины, которое он испытывал.
  Собравшись с духом, Цин Шуй снова вошел в пещеру. Наконец, он смог побывать в этом месте по хорошей причине. Пещера была ни высока, ни велика, длиной и шириной около пятидесяти метров. Было много камней, которые закрывали вид.
  Оглядевшись вокруг, он заметил, что здесь довольно чисто и нет и следа дьявольски чудовищ.
  Когда Цин Шуй снова заметил кровать, роскошная Чжу Цин уже сидела на ее краю. Он не мог удержаться от воспоминаний о том, как два прекрасных белоснежных тела слились друг с другом в экстазе. Даже шелковая грудь и нефритовые ноги третей боевой тетушки пронзили снова его сознание. Он поднял голову и увидел улыбку на лице Чжу Цин. Улыбка эта наводила на размышления!
  Она поднялась, чтобы, как ни в чем не бывало зажечь фиолетовую лампадку. Лампадка в палец толщиной источала сладкий экзотический аромат. Запах был приятный. Еле заметный дымок кружился, поднимаясь и исчезая в воздухе.
  "Садись же, или ты боишься, что я тебя съем?" - нежно сказала Чжу Цин, садясь на кровать и похлопав ладонью рядом с собой.
  Цин Шуй вдруг понял, как прекрасна Чжу Цин. Более того, у него возникло непреодолимое желание подойти и обнять ее, но он немедленно подавил это желание.
  Его взгляд упал на белоснежную постель. Она была новенькой. Почему здесь только боевая тетушка Чжу Цин? А где другая женщина?
  Цин Шуй с недовольством ощутил, как низок уровень самоконтроля у него сегодня. Третья боевая тетушка Чжу Цин была роскошной, зрелой, как медовый персик. Ее хорошо сложенное тело имело округлости в нужных местах, и не имело ни капли лишнего там, где этого быть не должно было. Ее обнаженное тело так и мелькало в мыслях Цин Шуя. Он как наяву слышал стоны экстаза, они непрерывно звенели в его ушах.
  Цин Шуй ощутил желание особенно остро, он даже бессознательно приближался к кровати. В этот момент она скинула одежды. И вот она стояла, абсолютно обнаженная, прямо перед ним.
  Ее белоснежное тело предстало перед его взором. Слегка дрожащая грудь была полна и упруга, ее талия была стройной, а бедра широки. Вид ее округлостей немедленно убил все здравомыслие Цин Шуя.
  Ее обнаженное тело было как масло в огне Цин Шуя. Не в силах больше терпеть, он заключил эту восхитительную женщину в свои объятия. Одежда с его тела быстро слетела на пол!
  Каждая частичка тела Чжу Цин поражала Цин Шуя своей красотой, особенно розовые альвеолы ее груди, которые Цин Шуй страстно целовал. Она испытывала отвращение к мужчинам, но не могла даже пошевелиться. Увидев большой эрегированный член Цин Шуя, она напугалась и побледнела.
  Цин Шуй еще никогда не горел от желания так, как сегодня. Когда он увидел горящий фимиам, у него в подсознании мелькнула мысли, но раздвинув эти белоснежные стройные ноги и войдя в нее всем свои горящим орудием, он понял, что все идет как надо!
  Но вдруг раздался стон боли, глаза Чжу Цин наполнились слезами. Ее прекрасное лицо помрачнело, она испытывала невыносимую боль. Цин Шуй не знал, как себя чувствовать. Третья боевая тетушка оказалась девственницей. Она не просто никогда не была с мужчиной, она их ненавидела. Может быть, у нее был неприятный опыт с незнакомыми мужчинами, когда она была еще маленькой?
  Цин Шуй прижался к ее телу и почувствовал нефритовую гладкую кожу. Его руки также сжимали огромную грудь Чжу Цин.
  "Что это за фимиам? У него такая огромная сила". Цин Шуй встретился глазами с глубокими чарующими глазами Чжу Цин.
  "Ты догадался? Это фимиам Экстаза, которому даже бессмертные не в силах сопротивляться", грустно сказала Чжу Цин.
  "Зачем ты делаешь это?" - сердито спросил Цин Шуй.
  Чжу Цин замолчала. Ни звука не произнесла.
  Цин Шуй продолжил силой двигаться в ней. Хочешь меня одурманить? Ну, тогда я заставлю тебя почувствовать экстаз. Ее тихие стоны звучали все громче. Может быть, время прошло, и ее боль поутихла? В конце концов, она была культиватором.
  Постепенно Цин Шуй стал слышать тот знакомый возбужденный стон снова, он стал работать с усиленной энергией. Стоны становились громче. Цин Шуй закрыл глаза, ее лицо порозовело.
  "Ну, что? Мужчина или женщина лучше?" - мстительно сказал Цин Шуй, с силой внедряясь в нее.
  "Ах, ты и впрямь все узнал", выдохнула Чжу Цин. Ее глаза излучали необъяснимое очарование.
  "Если бы не хотела, чтобы другие узнали, ты бы этого не делала. Нет стен, через который не пройдет ветер. Я просто не понимаю, зачем ты это делаешь со мной". Цин Шуй обхватил ее прыгающее вверх и вниз тело.
  "Я больше не хочу жить, как раньше", неожиданно обняла она его в ответ. Ее тело задергалось с силой, она прижалась к нему. Ее нежные стоны звучали одновременно как плач, и как песня.
  "Тебе хорошо?" отчаянно крикнул Цин Шуй и прикусил ее сияющее прозрачное ушко.
  "Я чуть не умерла. Никогда я себя так не чувствовала!" сказала удивленная Чжу Цин. Ей понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя, лицо было полно нежности, как тишина воцаряется после шторма.
  "Ты так и не признаешься, зачем ты это сделала сегодня?" - наседал на нее Цин Шуй, требуя признания.
  "Хм!"
  Цин смотрел на ее раскрасневшееся лицо.
  "Сегодня это было случайно. Но я давно хотела сделать это. Я не думала, что все так быстро произойдет. Я хотела найти мужчину, потому что не хотела быть собой прежней. Просто когда я смотрю на мужчину и думаю о том, что нужно будет с ним делать, я начинаю чувствовать невыносимое отвращение. Однако я не ненавижу тебя, после своего первого раза", неуверенно сказала она, продолжая наслаждаться физическим удовольствием.
  "Ах, ты не ненавидишь меня, поэтому ты решила одурманить меня и изнасиловать?"
  "Что ты такое говоришь? кто ж так говорит о другом человеке?"
  Еще раз доставив ей удовольствие, Цин Шуй и сам выпустил свой огонь наружу.
  Цин Шуй никогда не думал об этом в своем сне. Раньше у него были сны про то, как он покупает женщину, чтобы продвинуться на четвертый уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Сейчас он совершенно случайно разрешил эту проблему. Цин Шую не терпелось проверить, поднялась ли Сфера Вечного Фиолетового Нефрита на четвертый уровень на самом деле.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15701
  Переводчики: Kent
  
  Глава 198 - Слово, любовь. Чудесный Плод.
  
  Цин Шуй очень хотел узнать, был ли 4-й уровень в сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  Чжу Цин лежала на груди Цин Шуя с крайне довольным выражением лица. Ее мягкие груди были прижаты к груди Цин Шуя, заставляя его орудие, которое все еще было в ней, оставаться полностью эрегированным. Он немедленно сделал еще один толчок, вызвав тихие стоны Чжу Цин.
  После раунда страсти лицо Чжу Цин было цвета красного заката, услаждая взор. Ее большие красивые глаза изучали шелковое сияние, ее тело неразлучное с телом Цин Шуя, расслаблено лежало на новенькой постели.
  
  "Третья боевая тетушка, ты довольна? " - буднично спросил Цин Шуй, подоткнув подушку. Ему очень не понравилось, что она использовала Ошеломляющий Аромат. Не смотря не это, он провалялся с ней в кровати целых полдня.
  
  "Ты теперь будешь ненавидеть меня за то, что я использовала Ошеломляющий Аромат?"
  "Нет, я тебя просто ненавижу", сказав это, Цин Шуй поднялся и оделся.
  Чжу Цин потеряла дар речи; отношение Цин Шуя изменилось со скоростью перелистываемой страницы. Чуть ранее он дразнил ее, но вдруг в одно мгновение превратился в чужака. Хоть она и не собиралась провести с ним остаток жизни, тем не менее, волна разочарования его поведением накрыла ее.
  
  Чжу Цин удрученно смотрела на Цин Шуя, облачавшегося в свои одежды. Возможно, она совершила ошибку?
  Горько ухмыльнувшись, она собрала одежду и с удивлением обнаружила, что градус ее страсти к женщинам после того, что случилось между ней и Цин Шуем, сильно уменьшился. Вот почему ей было так больно от холодности Цин Шуя.
  
  Одевшись, Цин Шуй снова посмотрел на хрупкую Чжу Цин. Он знал, что эта женщина была в несколько раз сильнее Ие Цзянъэ, и даже он, возможно, не сравнится с ней. Но, не смотря на свою огромную силу, она все-таки была женщиной.
  
  "Неважно, какие у тебя намерения, после этого мы чужие друг другу", сказав это, Цин Шуй развернулся и вышел из пещеры.
  
  Чжу Цин молча стояла, чувствуя крайнее беспокойство. Она ни на что не надеялась, но жалела, что нельзя начать сначала. Она не знала, что Цин Шуй ненавидит женщин, которые лгут ему, почти так же сильно, как он ненавидел манипулятивных с.чек.
  
  Многим мужчинам пришелся бы по душе метод, который использовала Чжу Цин, Цин Шуй испытывал отвращение.
  
  Цин Шуй чувствовал крайний дискомфорт в душе. Он не был безэмоциональным человеком. Сколько людей в мире останутся равнодушными после того, что случилось между ним и девушкой? Если бы Цин Шуй был бессердечным, у него бы не было намерения жениться на Ши Цинчжуан. Если бы не тот факт, что между ними была интимная связь, он бы и не думал мешать их помолвке с Сыту Буфанем.
  Что касается Чжу Цин, Цин Шуй испытывал смешанные чувства. С самого начала у него не было никакого желания трах..ь эту женщину. Хоть и была она красивой и зрелой, чтобы тронуть его сердце, Цин Шуй сразу же потерял всякий интерес к ней, как к женщине, с момента, когда узнал о ее предпочтениях. Он был не против лесбиянок, просто девушки в его гареме не должны любить других девушек.
  
  Что делать, если Цин Шуй был безнадежно влюблен во всех девушек в своем гареме? А тут он просто стал "жертвой"? В этот момент было слишком поздно сожалеть о содеянном.
  
  После акта любви Цин Шуй решил провести четкую границу между ними. Понимая, что это безжалостно, он все равно сделал так и ушел.
  Выдавив из себя эти слова, Цин Шуй почувствовал отчаяние в сердце. И это состояние сердца было для него крайне отвратительно.
  
  Отойдя подальше, Цин Шуй немедленно вошел в свою пространственную сферу. Ему было интересно, сможет ли его пространственная сфера поднять уровень. Но когда он вошел...
  В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита не было даже намека на изменения. Это очень удручило Цин Шуя; у него были такие большие надежды на улучшения...
  "Может, мои неприличные мысли повредили этому? Тогда почему же пространственная сфера так успешно усовершенствовалась в прошлые два раза? Может, с повышением уровня, мне придется больше заниматься сексом с женщинами?" - нахмурившись, он отогнал от себя эти мысли.
  Раз его сфера не поднялась до 4-го уровня, Цин Шуй вышел из нее с тяжелым сердцем. Поначалу он думал, что нашел ключ к разгадке, надо же, все оказалось впустую.
  "Уф, оставим все на волю судьбы. Этого силой не добьешься".
  Вспоминая трогательное выражение лица Чжу Цин, его первым душевным порывом было утешить ее. Ведь в первые минуты после секса женщины особенно эмоционально уязвимы.
  После инцидента Цин Шуй ни разу не спустился с Вершины Облака Тумана. Он культивировал форму медведя, форму тигра и галоп оленя практически каждый день. Он уже расшифровал суть Формы Медведя и записал ее, после чего передал технику культивации Форм Медведя и Тигра Ие Цзянъэ. Эти методы были вспомогательными техниками, крайне сложными для культивации.
  
  Как мгновение ока пролетели десять дней. Ученики секты Небесного Меча, уезжавшие на праздники, вернулись в секту. Но вершина Облака Тумана была по-прежнему окутана одиночеством.
  Цин Шуй проводил день, играя с малышкой и строго ведя ее в ее культивации.
  За эти десять дней Цин Шуй не сумел культивировать Форму Медведя до малейшей успешной стадии, но каким-то образом до него стала доходить суть этого уровня.
  Сегодня Цин Шуй, Ие Цзанъэ и Луань Луань пошли вместе на прогулку. Вдруг Ие Цзянъэ заговорила, чем вызвала крайнее недоумение у Цин Шуя.
  "Третья Старшая Сестра сошла с ума и очень серьезно".
  Сердце Цин Шуя побежало в груди. Неужели это из-за него? Знала ли Ие о том, что случилось? Хотя дело наверняка не в этом. Судя по характеру Чжу Цин, она не рассказала бы об этом никому.
  "Я знаю, что ты силен в медицинском искусстве. Она так сильно похудела за последние десять дней, выглядит крайне осунувшейся. Можешь сходить к ней, помочь?"- медленно сказала Ие Цзянъэ и посмотрела на Цин Шуя.
  
  Цин Шуй выдохнул с облегчением. Он не боялся, что другие узнают. Просто он не хотел для себя неприятностей.
  
  Однако культиваторы Сяньтянь обычно были невосприимчивы к любым болезням. Главное, чтобы внутренние органы были не повреждены.
  Каким-то внутренним чувством Цин Шуй понимал, от чего страдает Чжу Цин. Дела сердечные. Однако был ли он причиной тому? В любом случае, раз уж его богоподобная учительница попросила его о помощи, ему ничего не оставалось, как нахмурить брови и пойти взглянуть.
  "Давай пойдем прямо сейчас. Мы полетим на Вершину Чжу Цин", заметила Ие Цзянъэ.
  "Полетели!" - беспомощно ответил Цин Шуй.
  "Что происходит? Между вами какое-то недопонимание?" - Ие Цзянъэ, разумеется, заметила нежелание Цин Шуй и с подозрением спросила.
  "С чего бы это? Пойдемте уже!" Цин Шуй силой воли заставил себя расслабиться.
  Вскоре Бессмертный Журавль рассекал крыльями воздух над Вершиной Чжу Цин. Эта вершина выглядела точно так же, как и Вершина Тумана, только здесь было оживленнее, чем в тихом уединении Вершины Облака Тумана.
  Когда Журавль приземлился, Цин Шуй обратил внимание, что много учениц смотрят на него с любопытством. Они были в ужасе, восхищении, взгляды их лучились.
  "Ого. Боевая Тетушка Ие и Старший Цин Шуй!" - истерично воскликнула одна из послушниц.
  "Старший Цин Шуй так молод! Он стал Страшим в таком юном возрасте!"
  "Эти двое так мило смотрятся вместе!" - вздохнула другая.
  Выражение лиц Цин Шуй и Ие Цзянъэ было крайне странным. Ие взглянула на Цин Шуя со скрытой горечью. Цин Шуй чувствовал себя ужасно виноватым, но так и не смог понять, что именно значит ее взгляд.
  Они вошли в главный зал, прошли сквозь него и вышли на небольшой двор позади. На дворе возвышалось небольшое здание, у дверей которого стояли две девушки. Увидев Ие Цзянъэ и Цин Шуя, они согнулись в поклоне. Ие и Цин Шуй продолжили свой путь, не останавливаясь, и вошли в комнату.
  Войдя внутрь и оглядевшись, Цин Шуй обнаружил просторную комнату, гостиную, судя по всему, через которую они прошли дальше к комнате, расположенной на западной стороне.
  В комнате мужчина уговаривал Чжу Цин:
  "Старшая сестра, съешь что-нибудь. Если не съешь, тело не сможет бороться с болезнью".
  Цин Шуй узнал этот голос, который принадлежал кому-то из Старших, а именно Девятому Старшему.
  "Малыш Кунь, оставь меня. Я в порядке... просто нет аппетита".
  Услышав звуки хриплого голоса, Цин Шуй был в шоке. Он мог определить, что голос принадлежал Чжу Цин, но он так изменился. Ведь ее голос был мелодичным, наполненным очарования, исключительно нежным.
  Войдя в комнату, Цин Шуй не поверил своим глазам, увидев осунувшуюся и хрупкую Чжу Цин в кровати. Такая огромная перемена произошла с ней всего за каких-то десять дней!
  Нефритово-белое лицо стало мертвенно-бледным. Даже прекрасные глаза ее потускнели, все тело превратилось в мешок с костями.
  Мужчина держал в руках тарелку каши из лотоса и пытался покормить Чжу Цин. Однако она мотала головой и отказывалась есть.
  Только мужчина сделал вторую попытку, как тарелка дымящейся горячей каши исчезла из его рук и оказалась в руках Цин Шуя.
  Аккуратно сев на край кровати Чжу Цин, Цин Шуй сказал: "Боевая Тетушка, сердце разрывается, видя, как ты похудела. Может, съешь ложечку за меня?"
  Чжу Цин замерла на мгновение, увидела улыбающегося Цин Шуя, пытавшегося покормить ее кашей. Все еще не веря своим глазам, она моргнула глазами, словно пыталась очнуться от миража.
  Под изумленными взглядами Малышка Кунь и Ие Цзянъэ, Чжу Цин прикончила тарелку каши.
  Двое из четырех людей в комнате были крайне, крайне удивлены. Что случилось только что? Почему Чжу Цин, которая упрямо не желала есть, вдруг съела целую тарелку, стоило Цин Шую предложить ей?
  Ие тихонько вышла из комнаты, захватив с собой Девятого Старшего Боевого Брата, и закрыла за собою дверь.
  "Зачем ты это делаешь с собой? Не хочешь больше жить?" Цин Шуй поставил тарелку и посмотрел на женщину, которая была совершенно не похожа на ту, что была с ним пару дней назад.
  "Я не знаю. Я чувствую, что внутри меня не осталось ни капли силы. Я не хочу двигаться, не хочу ничего делать. Слова, которые ты сказал, крутятся в моей голове, я чувствую себя ужасно. Я никогда не хотела, чтобы ты был со мной, даже пыталась избегать тебя с того дня. Однако эти слова сделали мой мир серым".
  Цин Шуй слушал ее хриплый голос и видел, как розоватый оттенок медленно начал покрывать ее болезненное лицо. Он смутился, не зная, радоваться или переживать.
  "Спасибо, что навестил. Я очень рада".
  Услышав это, Цин Шуй приподнял ее вместе с одеялом. Она была как пушинка, даже с тяжелым одеялом она была гораздо легче, Чем в тот день. "Выздоравливай. Ты должна. На самом деле, я тоже много думал о тебе. Я намеренно пытался вызвать в тебе злость в тот день".
  "Я знаю, я ничего и не жду от тебя. Я знаю, что ты знал о моих отношениях с женщинами, что ты меня презираешь. Я довольна тем, что ты пришел сегодня".
  Улыбка на лице Чжу Цин выглядела такой жалкой и такой прекрасной. Она легонько обняла Цин Шуя и поцеловала его.
  "Я не презираю тебя. Никто не смеет тебя презирать. Ты глубоко в моем сердце. С того дня ты все время появляешься в моих мыслях, я просто силой гоню их от себя. Если бы я знал, что ты так заболеешь, я бы раньше пришел", не мог справиться с собой Цин Шуй. Ну не умел он бросать женщину, которая ему нравилась и которая любила его!
  "Я буду ухаживать за тобой. Впредь тебе запрещено такое творить с собственным телом!" Цин Шуй с силой похлопал ее по мясистой заднице.
  Чжу Цин кокетливо запротестовала. Она была такой слабой, что хотелось ее защитить.
  Проведя сеанс акупунктуры для укрепления ее основания и развития энергии и внутреннего потенциала, Цин Шуй быстро восстанавливал ее энергию. Все потому, что груз упал с ее плеч. Сама причина была устранена, поэтому болезнь ее сердца была быстро излечена.
  "Помни мои слова. В будущем обходись с самой собой получше. И еще, не надо связываться с женщинами в будущем. Если не сможешь решить эту проблему и тебе захочется снова, обращайся ко мне..."
  Чжу Цин покраснела и закрыла рот Цин Шуя ладошкой, закатив глаза. В этом болезненном состоянии она излучала еще больше женственного очарования. "Тебе нельзя этого произносить. Обещаю, не буду с женщинами в будущем".
  "Пойду я. Я навещу тебя через несколько дней. Вот ты вроде взрослая женщина, а ведешь себя, как ребенок, и не можешь о себе позаботиться", - дразнил ее Цин Шуй, собирался Золотые Иглы.
  "Цин Шуй!"
  "Хм, что такое?" - спросил Цин Шуй, не понимая, чего тянет Чжу Цин.
  "Обними меня!" - сказала она тихонечко.
  Цин Шуй улыбнулся, поднял ее подбородок, глядя прямо в глаза этой красавице. Его руки подхватили ее под руки, и он обнял ее крепко, как будто пытаясь склеить их сердца в одно.
  "Спасибо тебе, Цин Шуй!" - страстно сказала Чжу Цин, крепко обхватив Цин Шуя за шею.
  Цин Шуй и Ие Цзянъэ покинули комнату и пошли обратно к Белоснежному Журавлю. Высоко в небе Ие не моргая, с удивлением смотрела на Цин Шуя. Глаза ее, превосходящие весь мир вокруг, могли видеть вещи насквозь.
  "Просите чего хотите, только не смотрите на меня так, учительница. Как будто вы не знаете, какой красотой обладаете! Вы способны сокрушить города и страны", сказал Цин Шуй, стеснительно потирая нос.
  "Ты в хороших отношениях с моей Боевой Сестрой?" после долгого молчания спросила Ие Цзянъэ. Цин Шуй замешкался.
  "Ээээ..."
  "Тебе нравится моя Боевая Сестра?" - снова спросила Ие.
  "Учитель, вы хотите спросить, в каких я с ней отношениях?" - прямо сказал Цин Шуй.
  Ие Цзянъэ промолчала.
  Цин Шуй улыбнулся, но тоже ничего не сказал. Он не хотел рассказывать правду, а Ие Цзянъэ корила себя за то, что не в курсе того, что происходит. Но какое ей дело до их отношений?
  
  На вершине Облака Тумана Цин Шуй снова вернулся в свой мир, где его ничего не волновало, кроме его тренировок. Иногда он приводил малышку, чтобы погулять в диких зарослях Гор Небесного Меча. Конечно же, время от времени они летали на Белокрылом Кондоре. А также девочка вовсю тренировалась в Галопе Оленя.
  
  В дикой природе Цин Шуй всякий раз надеялся обнаружить какой-нибудь странный или уникальный плод, но пока ничего не находили. Это его не расстраивало. Сегодня он привез малышку на гребень Горы Небесного Меча, где бездонный пейзаж был крайне опасен и захватывал дух. Они пролетели чуть ниже вершины и рядом с изогнутой аркой горы, которая своим видом напоминала меч.
  "Папа, смотри туда!" - закричала Луань Луань, глядя прямо на определенную точку.
  Последовав глазами за ее взглядом, Цин Шуй обнаружил, что вдалеке на стенах скалы в горах была небольшая темная точка. На самой вершине висел огромный красивый красный плод, похожий на кокос и размером с голову ребенка.
  "Чудесный плод!"
  Вот то, что искал Цин Шуй. Именно этот плод приходил ему на ум
  "Луань Луань, а ты можешь попросить Беленького приблизиться к этой точке?" спросил Цин Шуй. Зрение у малышки было хоть куда! Цин Шуй с волнением ожидал, что это за фрукт. Он еще не знал, каким эффектом он обладает в мире девяти континентов, но вещь это
  Была, что надо.
  Яркий цвет и ароматный запах означали, что фрукт давно поспел, просто какое-то время висел на ветке. Немедленно сорвав его, Цин Шуй передал Чудесный Плод Луань Луань.
  "Только не ешь. Поедем обратно и спросим у твоей мамы, съедобный ли он. Может, это плохой фрукт", сказал Цин Шуй.
  Побив камни на скале, Цин Шуй аккуратно и медленно освободил корешки. Он боялся повредить корневую систему, ведь тогда вся лоза могла бы безнадежно испортиться.
  Поиграв с малышкой в прятки, Цин Шуй пересадил лозу в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Цин Шуй вертел в руках фрукт, осматривая окрестности. Ему показалось странным, что вокруг не было ни одного дьявольского чудовища, охранявшего плод. Если бы их не было, плод сорвали бы давным-давно. Неужели "Чудесный Плод" был не самого лучшего качества?
  Сделав круг, он ничего больше не обнаружил. Утомленная малышка давно заснула у него на руках. Было уже поздно, и Цин Шуй попросил сонную малышку велеть Кондору отвезти их обратно на Вершину Облака Тумана.
  Цин Шуй все смотрел на Чудесный Плод, излучавший легкий красный свет, чувствуя, что он не должен быть испорченным. Последние несколько дней он провел за исследованием опасных мест вокруг, но ничего приличного так и не обнаружил. Он, конечно, нашел несколько неплохих, как ему казалось, вещей, но показав их Ие Цзянъэ, был высмеян за то, что привез мусор.
  Вернувшись на Вершину Облака Тумана, они увидели, что их ждет Ие Цзянъэ. Это его странно обрадовало, он вдруг почувствовал вне себя от радости!
  Ие Цзянъэ сделала шаг вперед и забрала ребенка из рук Цин Шуя. Тонкие руки ее, коснувшиеся его грудной клетки, заставили его сердце ухнуть.
  Ие Цзянъэ мягко сказала: "Вы вернулись!"
  Тут она заметила в его руках Чудесный Плод и воскликнула в изумлении: "Чудесный Плод?!"
  "Хм, вы знаете о нем?" - радостно спросил Цин Шуй. С названием он угадал. Лицо Ие Цзянъэ замерло от удивления, должно быть, стоящую вещь они нашли.
  "Чудесный Плод один из самых удивительных фруктов на земле девяти континентов, он крайне ценен", сказала Ие Цзянъэ, потрогав фрукт.
  "Какими эффектами он обладает? Насколько он ценен?"
  "Лучше всего его давать детям до 12 лет для увеличения их потенциала. Каждый ребенок может принять его единожды для увеличения потенциала на 10%. В будущем во время процесса культивации скорость прогресса такого ребенка увеличится еще на 10%", с улыбкой объясняла Ие Цзянъэ.
  "А есть побочные эффекты?" спросил Цин Шуй. У Чудесного Плода, о котором он слышал раньше, были побочные эффекты.
  "Нет. А ты что-то слышал об этом?" - спросила Ие Цзянъэ, и странное чувство кольнуло ее.
  "Пусть Луань Луань попробует его. Она увидела его своими зоркими глазками", Цин Шуй передал фрукт Ие Цзянъэ.
  "На самом деле, это может увеличить ее жизнь на три года. 10% ее потенциала будут равны 10% ее жизненного цикла. Чудесный Фрукт удивителен, он может увеличивать способности каждого, кто попробует его. А у детей младше 12 еще и прогресс в культивации увеличится в будущем", объясняла Ие Цзянъэ.
  "Только малыши получают увеличение в скорости культивации?"
  "Хм, когда Сяньтянь съест его, все его способности сразу же увеличатся на 10% и жизнь удлинится сразу на пятьдесят лет", сказала Ие Цзянъэ, держа в руках плод.
  "Ну и что, что мы добавим по пятьдесят лет к своим жизням? Да даже если он добавит еще три дня к жизни Луань Луань, мы должны отдать плод ей. Каждый день приносит больше надежды", вздохнул и совершенно серьезно произнес Цин Шуй.
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15850
  Переводчики: Kent
  
  Глава 199. 4 уровня Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  
  "Ну и что, что мы добавим по пятьдесят лет к своим жизням? Да даже если он добавит еще три дня к жизни Луань Луань, мы должны отдать плод ей. Каждый день приносит больше надежды", вздохнул и совершенно серьезно произнес Цин Шуй.
  Цин Шуй не на публику говорил это. Увеличение способностей на десять процентов и пятьдесят лет жизни звучало очень соблазнительно, но плод был нужнее Луань Луань.
  Ие Цзянъэ улыбнулась, пробормотала "Увидимся завтра", и вышла из комнаты.
  Цин Шуй потер нос. Закрывшись в своей комнате, он вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он все думал про Чудесный Плод. На горе он просто ткнул росток в землю. Сейчас же он выкопал ямку, полил ростки хорошенечко, растение было невысоким, но у него было много веточек.
  Проверив все в сфере и чувствуя радость в душе, Цин Шуй начал новый день тренировок. Древняя Техника Усиления все еще была в цикле семидесяти дней, но под давлением загадочного божества, его мышцы развились, и капля росы размером с виноградину в диафрагме была тревожаще плотной.
  Прогнав три последовательных цикла Древней Техники Усиления, Цин Шуй сделал паузу и приготовил еды в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Цин Шуй накрыл стол у пруда, чтобы отдохнуть и насладиться ужином.
  Его взгляд упал на книгу, которую он когда-то забросил в сферу. Это был Портрет Весеннего Дворца, которую он выбрал, чтобы полистать на досуге.
  Она была такой яркой и вызывала бурление сердце; описание техник были живыми и графичными. Было ощущение, что они так и предстают перед твоими глазами, особенно те позы, где прекрасные изгибы женских тел были прописаны с удивительной реалистичностью.
  Эти картинки заставили Цин Шуя полыхать от желания. Он подсознательно использовал Технику Райского Видения и впал в ступор...
  Красные точки и линии появились на фигурках на рисунках. Было видно восемь исключительных энергетических каналов и даже "орудия" мужчин.
  Цин Шуй протер глаза. Однако картинки продолжали появляться, пока он использовал Технику Райского Видения. Картинки были связаны друг с другом. Неужели это Культивация Дуэтом?
  Цин Шуй обрадовался. Эта загадочная техника была мечтой каждого мужчины. Они могли получать неземные удовольствия и одновременно культивировать себя. Кроме того, Цин Шуй знал о дополнительных эффектах Инь и Ян.
  Инь и Ян в одиночку не существуют долго. Все создания небес и земли имели и Ян, и Инь. Рай был Ян, земля была Инь; день был Ян, ночь была Инь, верх был Ян, низ - Инь; жар был Ян, холод - Инь. Даже в человеческой анатомии внешняя оболочка тела была Ян, внутренние органы - Инь. Внутри сердце и легкие, расположенные выше в теле, были Ян, почки и печень, расположенные ниже, были Инь. Суть почки была Инь, "огонь ворот жизни" - Ян.
  Инь-Ян портрет Тайцзи. Цин Шуй перевернул первую страницу Портрета Весеннего Дворца и посмотрел на красные точки и линии. На этот раз он сосредоточился на венах. Его тело вспыхнуло, заставив его стянуть с себя одежду.
  По первой картинке Цин Шуй подсознательно проследовал по тропе мужчины на картинке и подключил канал ЦИ Древней Техники Усиления. Цин Шуй оказался в зоне, чувствуя себя отдохнувшим и энергичным.
  Следуя порядку рисунков и соответственно подключая свою энергию, Цин Шуй стал подозревать, что этот путь приведет его к состоянию непобедимости.
  Цин Шуй понял, что Портрет Весеннего Дворца в его голове постепенно вращался с нарастающей скоростью параллельно с Культивацией Дуэтов, обогащая его энергией.
  
  Пролистав десять портретов, он остановился. Чувствуя себя вполне отдохнувшим, он понимал, что эта техника задействовала много его энергии и заняла много времени. Перекусив и подремав, Цин Шуй решил изучить технику Дуэтной Культивации. Если бы рядом была красавица, он бы попробовал все эффекты техники прямо сейчас.
  Портреты заняли почти половину дня. Цин Шуй попытался культивировать Ци в разных позициях. Вдруг он осознал чудесную суть Культивации Дуэтом. Она циркулировала везде, прямо как в книге. Путь передачи энергии был долгим и широким, циркулируя вперед без остановки.
  Постепенно внутренние органы и восемь энергетических каналов его тела формировали различные потоки, которые усиливали, трансформировали и передавали Ци...
  Цин Шуй знал, что именно это и есть Двойная Культивация. Ци от пары сливалась и трансформировалась, согревая каналы, создавая гармоничное слияние Инь и Ян, приносящие пользу обоим партнерам...
  Успешно культивация 72 картинок заняла неделю. Цин Шуй обнаружил, что это был метод передачи Цин в разных позициях. Проще говоря, она усиливала радости практики Двойной Культивации.
  Цин Шуй тренировался уже неделю, и огонь страсти изводил его. В частности его друг внизу оставался в эрегированном положении целую неделю. К своему счастью Цин Шуй обнаружил, что эта культивация также усиливала и умственные силы человека.
  обучаясь использованию этой техники одним усилием воли, он провел в сфере целых пятнадцать дней. Он знал, что время подходит к концу.
  В этот момент он неожиданно почувствовал вибрации в сфере. Границы всех четырех стороны, казалось, отступают. Вдалеке появился Китайский Зонт. Цин Шуй рассмеялся от радости.
  "Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, наконец, обновилась!"
  Цин Шуй и не думал, что когда-то сможет воочию увидеть обновление сферы. Необычные ощущения невозможно было описать словами. Время пролетело быстро, всего несколько мгновений. Но казалось, что прошла целая вечность.
  "Может быть, обновление сферы связано с ментальными силами?" - удивлялся Цин Шуй.
  Если это было так, то Цин Шуя это не радовало. Он оставил путь, не используя силу ума. Техника культивации медитирования появлялась во время его вспомогательных тренировок, но он не продолжил ее изучение.
  Медитация имела один важный эффект - увеличение мыслительных сил! Цин Шуй смотрел, не моргая, на эти простые слова, но не мог их никак применить. До нынешнего момента ему его мыслительные силы были не нужны, и он отложил их тренировку.
  Сейчас он понимал, что ему нужно учиться всему, все было полезно. Не было бесполезных техник, только бесполезные люди. Цин Шуй решил начать практиковать медитацию с завтрашнего утра.
  Он поспешил на четвертый уровень сферы, чтобы посмотреть, какие награды его ждут. Радостно направляясь к каменной табличке, он чувствовал, как его сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
  Сфера вечного фиолетового нефрита значительно увеличилась. Он увидел, что пруд стал не менее 50 метров в длину, но глубина его не изменилась.
  "Посмотрим-ка, что хорошего тут появилось!"
  Цин Шуй всегда считал, что хорошим нужно наслаждаться медленно, поэтому и на этот раз сдержал свой порыв и начал с самого первого уровня!
  Первый уровень Сферы вечного фиолетового нефрита открылся. Он увидел, что плод Дерева Силы рос сам по себе. Он поспевал каждый век, принося по десять плодов за раз. Каждый фрукт увеличивал силу на 500 цзинь, его можно было использовать и в таблетках. Однако принимать можно было только две гранулы максимум - есть больше было бесполезно.
  Второй уровень открылся, обнаруживая Дерево Проворности, которое тоже росло само по себе. И оно тоже созревало раз в столетие, принося по десять плодов. Скорость увеличивалась на 50% у тех, кто вкушал эти плоды. Их тоже можно было использовать для очистки гранул. И снова только по две гранулы. Однако если принять еще две гранулы, скорость могла увеличиться вдвое за пятнадцать минут!
  На третьем уровне дерево Выносливости давало по десять плодов каждые сто лет. Каждый плод увеличивал защиту бойца на 500 цзинь. И вновь только две гранулы, остальные не приносили никакой пользы. Плоды можно было использовать в медицине.
  Для медицинской культивации можно было добыть кровь Золотой Лечебной Черепахи пяти тысяч лет отроду, что заменяло любое обычное животное.
  Цин Шуй был бесконечно рад увидеть 4-й уровень!
  Четвертый уровень открыл ему Дерево Телесности, которое также давало по десять плодов за раз каждый век, и каждый плод увеличивал продолжительность жизни на 50 лет! Плоды можно было использовать в медицине. Принять можно было не более двух гранул.
  Цин Шуй был тронут до глубины души. Наконец-то созрели Плоды Телесности, малышка могла увеличить жизнь на сотню лет. А также эти плоды были одним из ингредиентов для Большой Восстанавливающей Гранулы.
  Вне себя от радости, Цин Шуй еще раз огляделся вокруг!
  Ему также досталась тысячелетняя раковина, кровь которой можно было использовать для создания лекарств. И ею тоже можно было заменить всех обычных лекарственных животных.
  Слезы навернулись на глаза Цин Шуя. Небеса не оставили его. Нет, они дали ему то, чего ему так не хватало.
  Еще одной наградой было старое Китайское Зонтичное Дерево десяти тысяч лет с огненной птицей наверху, который можно было спрятать и использовать в бою. Последние поколения древних фениксов хранили небольшие следы родословной.
  Цин Шуй был в глубоком шоке от одной только фразы "с огненной птицей наверху, который можно было спрятать и использовать в бою. Последние поколения древних фениксов хранили небольшие следы родословной".
  Цин Шуй не мог оторвать взгляд от старинного Китайского Зонтичного Дерева вдали. Считалось, что феникс приземляется на Зонтичное Дерево, но эта фирмиана был гораздо больше, чем та, что росла в Городе Падающего Феникса. Ее ветки были крепки, листва пышной, крона затемнялась высоко наверху. Высота его достигала пятидесяти метров. Если бы не четвертый уровень, многие лекарственные травы пострадали бы.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15851
  Переводчики: Kent
  
  Глава 200. Дьявольское Чудовище Цин Шуя. Огненная птица.
  
  Цин Шуй чувствовал, что удача повернулась к нему лицом. Мечта, о которой он даже думать не смел, так просто исполнилась. Он всегда страстно желал иметь собственное дьявольское чудовище, но не думал никогда, что его желание исполнится. Он даже не ставил себе это долговременной целью.
  Придя в чувства, Цин Шуй увидел, что в списке есть еще пара вещей.
  Ему досталась перила, сто листочков который можно было выращивать каждые десять лет. Шисо придавал освежающий вкус еде и использовался в соусах, в качестве приправы к бульону и прочее.
  Ему достался тимьян, сто листочков которого можно было выращивать каждые десять лет. Шисо придавал освежающий вкус еде и использовался в соусах, в качестве приправы к бульону и прочее.
  Цин Шуй заметил два огромных листа травы около Дерева Пьянящего Аромата. Первые три предметы были бесценны, пара других тоже были бесценны. Более того, Цин Шуй знал, что последние два ингредиента требовались в кулинарном искусстве в качестве специй.
  Наградой четвертого уровня Сферы Вечного Фиолетового Нефрита было также расширение его земель до 6 с половиной гектар. Цин Шую пришла в голову мысль, что именно четвертый уровень был поворотной точкой. Неужели могут быть награды лучше, чем в четвертом уровне?
  На первых двух уровнях он получал в награду только растения, а на третьем - животное. Подумать только! Четвертый уровень принес ему не только тысячелетнюю Раковину и феникса, а настоящее дьявольское чудовище, которое можно использовать в бою.
  С удовлетворением Цин Шуй подумал о том, что его феникс был одним из дьявольских чудовищ, с огромной силой.
  Когда Цин Шуй взглянул на пруд, его поджидал еще один сюрприз. Золотая Медицинская Черепаха была размером со стандартную ванну, но серебристая тысячелетняя Раковина была размером с огромный резервуар и толщина ее панциря была с колено! Она была слегка приоткрыта и излучала бледное сияние на дне водоема.
  Достигнув четвертого уровня Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, пруд раскрылся на один уровень, и даже черные рыбы и черепахи расползлись по нему. Довольный увиденным, Цин Шуй обратил свой взгляд на гигантскую фирмиану.
  Он хотел поближе рассмотреть огненную птицу. Он давно знал о существовании фениксов, они всегда будоражили его воображение. Он пытался определить то чувство, которое заполняло его, постепенно приближаясь к своему драгоценному подарку.
  "Курлык!"
  С громким криком гигантская огненно-красная птица слетела с вершины дерева. Будто огненные шары озарили окрестности своей красотой. Птица выглядела точь-в-точь как на рисунках. Но ей недоставало самого главного - короны феникса.
  С возбуждением Цин Шуй наблюдал, как огненная птица спускается, не сводя с нее глаз и не моргая. Когда птица раскрыла крылья, он обнаружил размах в сто квадратных метров! От нее исходила мощная огненная аура.
  
  "Эта птица выглядит гораздо мощнее белоснежного журавля и белокрылого кондора". Цин Шуй догадался по мощной ауре огненного создания.
  Запрыгнув на спину огненной птицы, Цин Шуй почувствовал огромное чувство удовлетворения от достижения, он не мог нарадоваться тому, что и у него теперь есть дьявольское чудовище. Не простое, а мощное летающее чудовище.
  А дальше последовало то, от чего Цин Шуй не знал, плакать или смеяться. Всякий раз, пролетая над прудом, феникс выхватывал черную рыбу или черепаху из воды и съедал.
  Цин Шуй гладил теплые перья огненной птицы. Увидев, что птица насытилась, съев десять черных рыбин и пару черепах, он вздохнул с облегчением. Он боялся, что птица сожрет его золотую медицинскую черепаху или тысячелетнюю раковину.
  "малышка, не ешь ту старую черепаху и раковину, договорились?" сказал Цин Шуй, не ожидая того, что птица неожиданно понимающе вскрикнет в ответ. По этому крику Цин Шуй мог сказать, что птица прекрасно поняла его слова.
  Чтобы проверить свои догадки, Цин Шуй попытался использовать силу мысли, чтобы птица выполнила разные трюки, и у него это получилось. Цин Шуй был вне себя от радости.
  Сфера Вечного Фиолетового Нефрита была еще довольно мала, не позволяя лететь с большой скоростью. Поэтому Цин Шуй решил использовать скорость и мощь его птицы за переделами сферы чуть позже.
  Видя, что подходило время, когда его вот-вот выкинет из сферы, Цин Шуй умылся и переоделся в одежду для выхода. Он сложил книгу, рецепты, страницы Дланей Великого Золотого Будды девятой волны. Он осторожно попросил огненную птицу не трогать растения и другие вещи. И феникс радостно курлыкнул в ответ!
  Только после этого довольный Цин Шуй покинул сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  Он немедленно отправился спать, потому что было глубоко за полночь. Он отложил пока мысли покататься на огненной птице, чтобы не привлекать ненужное внимание экспертов Секты Небесного Меча. Да и со старой дьявольской обезьяной могли возникнуть проблемы.
  Наутро Цин Шуй вскочил с кровати, пропустив утренние тренировки, и позвал свою огненную птицу. Феникс с радостью появился перед ним. Птица кричала с радостью, источая такую мощную ауру, что Цин Шую только и оставалось, что в изумлении восхищаться ею.
  Цин Шуй уже научился чувствовать сильнейшую ауру своей птицы в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  Вскочив на свое чудовище, Цин Шуй пролетел на ней, не давая никаких особых инструкций. Ее огромные крылья резали воздух с огромной мощью. Вот тогда Ие Цзянъэ и заприметила стройную фигурку на спине огненной птицы.
  Она бы никогда не подумала, что это был Цин Шуй. Всего за день до этого он летал на белокрылом кондоре, и тут вдруг появился на спине огромного дьявольского чудовища. Более того, демоническая аура его была второй по силе среди всех монстров всей Секты Небесного Меча.
  Ие Цзянъэ заметила, что с появлением Цин Шуя она стала легче принимать новшества. Она постепенно стала понимать, что нет ничего невозможного. Все, что происходило, было нормальным.
  Цин Шуй стоял на спине птицы и испытывал ощущения быстрого полета. Чувство ветра на его лице вызывало в нем неудержимые эмоции, поднимавшиеся из самой глубины его сердце, когда он смотрел на широкие поля и реки мира девяти континентов, простиравшихся под ним. Чувство, что он испытывал, так сильно отличалось от того, что он чувствовал, катаясь верхом на спине Журавля или Кондора.
  "Скорость полета самая лучшая. Даже если бы я решил полететь в деревню Цин и обратно, больше двух дней бы это не заняло", подумал Цин Шуй с волнением. Его путешествия в Страну Цан Лан ранее занимали около двух месяцев.
  Цин Шуй вынул Плод Увеличения Силы и Плод Увеличения Проворности. Он бросил их огненной птице, и та издала радостный крик, съев угощение. Цин Шуй мог явно различить радость в ее криках.
  Жаль, что у него совсем не осталось Маленьких Восстанавливающих Гранул, ему бы не помешали парочка таких. Он не был уверен, пойдут ли гранулы на пользу его чудовищу, но Плоды Силы и Проворности явно ему пришлись по душе. Давать птице плоды Увеличения Телесности было бессмысленно, потому что десять лет жизни для дьявольского чудовища были сущей ерундой.
  Жаль, что плоды Увеличения Стойкости еще не созрели, но они уже были на подходе. Цин Шуй чувствовал, что стойкость для его дьявольского чудовища будет самой важной. Возьмите, например любое летающее дьявольское чудовище. До того, как оно превратится в дьявольское чудовище, оно будет просто диким зверем или свирепым зверем. И летать подолгу у него не получается из-за нехватки стойкости. Особенно это касалось именно летающих монстров. И только потом, имея демоническую суть, улучшая стойкость, они летают все дальше и дальше. Их суть заключалась примерно в том же самом, что и Даньтянь человека. Чем сильнее была суть дьявольского чудовища, тем сильнее оно становилось.
  Цин Шуй не мог налюбоваться на божественно прекрасную птицу и испытывал чувство глубокого удовлетворения. Это было такое чувство, которого он никогда раньше не испытывал. Долгое время он откладывал мечту о путешествии по миру девяти континентов только потому, что у него не было дьявольского чудовища Сяньтянь. Сейчас имея собственного летающего монстра, ему казалось, что его план по покорению мира нужно было снова вернуть к жизни.
  Он приказал птице возвращаться. Когда они приземлились на Вершине Облака Тумана, он увидел Ие Цзянъэ и малышку Луань Луань.
  "О, красивая птичка!" радостно закричала девочка.
  Цин Шуй спрыгнул. Малышка подбежала и начала гладить горящие красные перья феникса. Цин Шуй с улыбкой посмотрел на Ие Цзянъэ.
  "Ха-ха, я его подобрал..."
  Ие Цзянъэ смотрела на птицу с совершенно искренней улыбкой на лице. Тихая богиня обладала особенно чистой и теплой улыбкой, когда смотрела на Луань Луань.
  "Учитель, я, наверное, отлучусь на несколько дней", сказал Цин Шуй, поднимая ребенка на руку.
  "Гм, я знаю, Секты Небесного Меча не будет там, куда ты направляешься. Тебя ждет огромный мир. Мы обсудили это с Боевыми Братьями и остальными. Так как ты всего лишь называешься Старшим в Секте Небесного Меча, ты можешь в будущем вступать в любые секты".
  Что-то особенное во взгляде Ие Цзянъэ заставило Цин Шуя ощутить щемящую грусть.
  Цин Шуй вздохнул и настроение его постепенно упало.
  Ие Нежно спросила: "Когда ты вернешься?"
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15852
  Переводчики: Kent
  Глава 201. Начальная стадия. Искусство божественной культивации
  
  "Я еще не знаю, но вам не стоит волноваться о малышке. Я придумаю, как решить ее проблемы. И еще я напишу вам искусство культивации. Вы должны вести ее в будущем в ее культивации", Цин Шуй старался отвлечь внимание девочки, пока он говорил все это Ие Цзянъэ.
  "гм, будь осторожнее там, ведь ты будешь совсем один".
  Цин Шуй слышал сопротивление в голосе Ие Цзянъэ. Хотя раньше казалось, что она не имела привычку беспокоиться о других. Цин Шуй улыбнулся, ему это доставляло большое удовольствие заставить Ие Цзянъэ беспокоиться о нем.
  Вернувшись из полета, Цин Шуй чувствовал, что нужно попрощаться с Вэньжэнь У-Шуан и... Чжу Цин. Почти полмесяца прошло с их последней встречи.
  "Как быстро пролетело время!"
  Когда Цин Шуй прибыл на вершину Чжу Цин, на карауле не было учениц. Сегодня там были еще и мужчины ученики, которые появились недавно на вершине, можно было заметить несколько парочек!
  Невероятно! Он навел справки о том, где найти У-Шуан и обнаружил, что она живет теперь в собственном дворе. Она была Защитницей уровня Сяньтянь в Секте Небесного Меча, ей было положено.
  
  "Чжу Цин больше не запрещает ученика мужского пола заходить на вершину?" спросил Цин Шуй у У-Шуан при встрече, с ноткой удивления в голосе.
  "Да. Около десяти дней назад она отменила все правила и больше не запрещает мужчинам и женщинам влюбляться друг в друга", ответила Вэньжэнь, уловив эту нотку удивления в его голосе.
  Цин Шуй захихикал и продолжил: "Не пригласишь меня присесть?"
  Вэньжэнь У-Шуан покраснела, замешкалась и позволила Цин Шую войти. Ее дом был невелик с маленькой уютной кухней.
  У белоснежной стены стоял розовый диван. Перед ним - небольшой обеденный стол из дерева. Цин Шуй не моргая смотрел на Вэньжэнь У-Шуан, стоявшую у софы.
  "Мне нужно уехать на некоторое время", Цин Шуй взял ее за руки, усаживаясь вместе с ней на диван.
  "Как надолго?" - спросила Вэньжэнь с большим напряжением.
  "Понятия не имею, но думаю, довольно долго!" - спокойно ответил Цин Шуй.
  Вэньжэнь У-Шуан замолчала, опустив голову. Цин Шуй не ожидал от нее такой реакции. Держа ее за руку, он прижал ее к своей груди:
  "Эх!"
  Вэньжэнь У-Шуан не отдернула руки и позволила ей покоиться в объятиях Цин Шуй.
  В этот момент их отношения перешли границу дружбы. Цин Шуй не стал больше ждать и поцеловал Вэньжэнь У-Шуан прямо в губы, языком касаясь ее лакомого ароматного языка.
  На этот раз Вэньжэнь У-Шуан ответила ему взаимностью, взяв на себя инициативу и начав играть языком Цин Шуя. Потеряв себя от удовольствия, Вэньжэнь У-Шуан закрыла глаза.
  Постепенно оба оказались на софе. Вэньжэнь У-Шуан забралась на Цин Шуя, который от удивления раскрыл глаза, но не переставал целовать ее. Такая позиция, да еще и что-то твердое, толкающее ее снизу, заставило ее густо покраснеть.
  Рефлекторно Вэньжэнь У-Шуан сжала ноги, чем вызвала смех Цин Шуя, чьи руки уже вовсю исследовали ее упругий зад.
  Руками придерживая ее за ягодицы, Цин Шуй совершал поступательные движения. Его твердый член становился все тверже и тверже, пока, наконец, не отправил его прямо на небеса!
  "Ммммм..."
  Легкий стон раздался из губ Вэньжэнь У-Шуан. Она медленно открыла глаза, излучавшие неописуемое очарование. Цин Шуй перевернул ее, прижав к дивану.
  Целуя ее лицо и губы, Цин Шуй спустился вниз и стал языком проводить по контурам ее сосков прямо через одежду. Как чудесны были эта упругость и этот аромат!
  "Цин Шуй, нельзя!" Вэньжэнь У-Шуан тяжело задышала, пытаясь отвести руки Цин Шуя, снимавшего с нее одежду.
  Он ее мягко приобнял и прекратил наступление. Он увидел тень легкой грусти на ее лице.
  Цин Шуй сомкнул свои губы с ее губами, его язык змеей проник в ее рот, раскрасневшийся и припухший после того, как он отпустил ее.
  "У-Шуан, я хочу потрогать тебя", выдохнул Цин Шуй, глядя на смущенную Вэньжэнь У-Шуан, опустившую голову низко-низко.
  Тишина в ответ!
  "Можно?" - шептал Цин Шуй, нежно лаская языком ушки У-Шуан.
  "Мммм" - раздался нежный возглас согласия, но никто бы не догадался, были ли это звуки любви У-Шуан, или же просто Цин Шуй так мастерски манипулировал ее темпераментом.
  Одной рукой подняв ее подбородок, другой рукой Цин Шуй ощупал ее торчащие от возбуждения соски. Цин Шуй смотрел на пьянящее элегантное и стыдливое лицо У-Шуан, тонувшей в своем желании.
  Остановившись на мгновение, Цин Шуй с удовлетворением смотрел, как одежды распахнулись, и волосы Вэньжэнь рассыпались по плечам.
  К его великому сожалению, У-Шуан позволила его рукам бродить только по верхней части ее тела. Что же касается остальных жизненно важных областей, У-Шуан сохраняла остатки разума и крепко охраняла их. Это слегка раздражало Цин Шуя, но и этого хватило ему. С силой он снял одежду с У-Шуан. Ее розовые торчащие соски и белоснежные холмы, казалось, излучают святой огонь и аромат.
  Теряя контроль, Цин Шуй наклонился к груди, обхватил ртом один розовый сосок и начал нежно его посасывать. Лицо У-Шуан было красным как помидор. Она вся дрожала и трепетала от волн неземного наслаждения.
  --
  вернувшись на Туманную Вершину, Цин Шуй все еще пребывал в воспоминаниях о произошедшем. Когда температура поднималась, и дело набирало обороты, он в панике выбежал из покоев У-Шуан, боясь окончательно потерять над собой контроль. Заглянуть к Чжу Цин у него не хватило смелости после этого, поэтому он решил прямиком вернуться домой.
  В тот момент он почувствовал острое желание взять Вэньжэнь У-Шуан силой. Но заметил, что она сама испытывала какие-то затруднения, но боялась о них сказать, поэтому он решил не продолжать.
  Три дня пролетели незаметно. Цин Шуй каждый день играл с маленькой девочкой. Он не совсем понимал, почему Ие Цзянъэ всегда составляет ему компанию, но ему нравилось ее присутствие.
  Когда созрел Плод Стойкости, Цин Шуй знал, что пора отправляться в путь. В этот раз Цин Шуй не стал навещать Вэньжэнь У-Шуан, но все-таки пошел к Чжу Цин.
  На пути туда многие приветствовали его, хоть большинство ничего и не говорили, даже узнав, что он идет навестить Чжу Цин. В конце концов, все понимали, что он очень близок с Вэньжэнь У-Шуан и в доверительных отношениях с Чжу Цин, но были и те, кому это не нравилось.
  "Вам не кажется, что между Учительницей и Старшим Цин Шуем что-то есть?" сказала девушка-ученица своей подружке.
  "Что-то? Что ты имеешь в виду? Дела секты? Ну, они оба старшие!" - удивленно ответила та.
  "Ты такая глупая! Ходят слухи, что учитель влюбилась в Цин Шуя, что они уже даже сделали ЭТО", тихо прошептала первая.
  Вторая в ступоре проговорила: "Этого не может быть, это неправильно!"
  Цин Шуй обливался потом. Через какое-то время голоса затихли вдали, и он уже не слышал продолжения их разговора.
  На дворе Чжу Цин не было охраны. Войдя внутрь, Цин Шуй увидел Чжу Цин, выходящую из покоев ему навстречу. Его глаза посветлели, когда он увидел ее. Хотя ее худоба все еще сохранялась, аура ее уже не была такой темной, как раньше. Ее сексуальные ключицы казались изящно вырезаны искусным мастером. Хотя она и потеряла немного веса, ее грудь и попа не пострадали. Напротив, ее формы еще больше очертились.
  Заметив Цин Шуй, Чжу Цин, улыбнулась улыбкой зрелой опытной женщины. Это была настоящая женщина, она пахла женщиной, она была страстной и очаровательной, как настоящая женщина.
  "Цин Шуй!" ее голос, еще слегка хрипловатый, был легок и приятен уху.
  "Но почему ты все еще так худа?" Цин Шуй подхватил ее на руки как принцессу.
  "Что ты творишь среди бела дня?" смущенно сказала Чжу Цин, не смея поднять головы.
  "Ха-ха, тебя хочу творить среди бела дня", засмеялся Цин Шуй и горячо прошептал ей в ухо.
  "Запри дверь".
  Цин Шуй занес Чжу Цин в ту же самую комнату, где они были в прошлый раз. Заперев дверь, он прижал Чжу Цин к кровати.
  "Я соскучился по тебе!" тихо проговорил он, нежно глядя ей в глаза.
  Чжу Цин улыбнулась: "Я тоже. Ты мне снился каждый божий день".
  Цин Шуй поцеловал горячие алые губы Чжу Цин. Обеими руками он водил по ее телу, хватая за грудь, над которой, как казалось, было не властно время.
  "Я завтра уезжаю!" неожиданно произнес Цин Шуй.
  Чжу Цин замерла на мгновение от удивления, потом горько улыбнулась: "Ну, раз так, то я хочу заняться с тобой любовью сегодня со всей силой", после чего потянула Цин Шуя за шею и продолжила поцелуи.
  Когда их одежды упали на пол, Цин Шуй покрыл поцелуями нефритовую кожу Чжу Цин, невероятно мягкую и нежную на ощупь. Ее смущенный взгляд не мог скрыть желания, которое она испытывала.
  Какая же она была красотка!
  Цин Шуй неожиданно вспомнил технику Культивации Дуэтом. Видя страсть на лице Чжу Цин, он понимал, что она уже была в плену желания...
  Цин Шуй вошел в нее... в этот момент он провел свою Ци на основе метода Двойной Культивации, наслаждаясь ее прекрасным телом.
  Может от того, что она знала, что он уезжает, Чжу Цин сегодня была особенно страстной. И в тот момент, когда энергия Ци плавно направлялась прямо в орудие Цин Шуя, Чжу Цин вдруг ясно осознала присутствие чистой энергии в той точке, где его Ян и ее Инь сливаются в едином потоке. Замерев от шока, Цин Шуй вдруг забеспокоился, что у этой техники культивации была демоническая природа, крадущая энергию Инь женщины, чтобы напитать его собственную энергию Ян. В этот момент чистая энергия вошла в его Даньтянь и увеличила размер золотой жидкости в его энергетических каналах.
  И тут в момент паники, его Ци Древней Техники Усиления активизировалась и потоком вошла в тело Чжу Цин.
  После такого обмена Цин Шуй почувствовал теплую волшебную энергию, зарождающуюся в его теле, питавшую каналы его Даньтянь и каплю золотой жидкости в области диафрагмы. Зная, что Чжу Цин не теряет энергии, он расслабился и продолжил получать удовольствие.
  Постепенно Цин Шуй обнаружил, что количество энергии уменьшалось с каждым обменом. Волшебная энергия в последующие разы была уже не такой сильной. Сейчас обмен энергией был минимальным.
  Казалось, что и Чжу Цин ощущает изменения в своем теле, когда она посмотрела на Цин Шуя с совершенно диким выражением глаз.
  "Боевая Тетушка, ты не против побыть сверху?"
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15853
  Переводчики: Kent
  
  Глава 202. Новая встреча с Владелицей Златокрылого Громоподобного Кондора.
  
  Чжу Цин замешкалась, но потом стеснительно перевернулась и забралась на Цин Шуя сверху. Ее полные белые круглые ягодицы прижались к его телу, когда она направляла Цин Шуя внутрь себя.
  .............
  Оставив Чжу Цин недавно созревшие плоды Увеличения Стойкости, Цин Шуй добавил еще и несколько других плодов. Цин Шуй не мог сдержать своего смеха, когда увидел удивленный взгляд Чжу Цин.
  Заодно заскочив в дом Вэньжэнь У-Шуан, он и там оставил плоды Увеличения Стойкости и Улучшения Телесности перед тем, как вернуться на вершину Облака Тумана. До своего отъезда он хотел улучшить силу тех, кто был ему так дорог. Как жаль, что не осталось Маленьких Восстанавливающих гранул. Иначе он бы и их передал Чжу Цин.
  "Уезжаешь завтра?" Казалось, что у Ие Цзянъэ было что-то на уме, когда она задала этот вопрос.
  "Эм, да, я потом кое-что хорошее вам передам", ответил Цин Шуй. "Вы должны знать, что это. Это для вас и для малышки. Что касается Формы Медведя и Формы Журавля, сначала сами изучите, а потом введите и малышку. Просто оставьте все остальные методы культивации до пор до времени. Если встретите какие-то уж совсем легендарные методы, тогда попробуйте. Ах, да, не говорите малышке, что она изучает форму медведя. Она их терпеть не может".
  Цин Шуй и ей передал несколько плодов и листок бумаги из кожи чудовища. Воспользовавшись возможностью, он внимательно посмотрел на нее. Она была олицетворением красоты и чистоты. Цин Шуй не хотел очернять ее образ в своих фантазиях. Это было бы сродни греху...
  "Я тихонько уеду, не говорите малышке", сказал Цин Шуй, выходя из комнаты.
  Ие знала, что Цин Шуй хотел побыть один, но ей так не хотелось его отпускать.
  Проведя ночь за культивацией, Цин Шуй вошел в свою пространственную сферу и продолжил тщательно изучать Технику Двойной Культивации снова и снова. Он думал о том, какое соединение он пережил с Чжу Цин ранее этим утром, особенно их позы и страстное и полное желания лицо Чжу Цин.
  Энергия, сгенерированная техникой двойной культивации, была чистейшего качества. Это особенно радовало Цин Шуя. В самый первый раз энергия была равно полугод усилий в труднейшей культивации. Вот в чем было преимущество дуэтной культивации, и поэтому многие мужчины, культивировавшие эту технику, нуждались в нескольких женщинах.
  Нас следующий день еще до рассвета Цин Шуй уже сидел верхом на фениксе и летел вниз с гор. Он не заметил грациозную фигуру в тени, которая молча смотрела ему вслед.
  Покинув горы, Цин Шуй приказал птице снизить скорость и направиться к Земному Раю. Он намеревался навестить Хоюнь Лю-Ли, ведь прошло уже почти восемь месяцев с их последней встречи.
  Утро подходило к концу, когда Цин Шуй, наконец, добрался до Земного Рая. Спустившись с феникса, он вошел прямиком в замок.
  Цин Шуй не ожидал увидеть ту же самую официантку, которая работала в самый первый день его появления здесь. Официантка тоже удивилась и обрадовалась, увидев Цин Шуя, чем вызвала у последнего небольшой ступор.
  "Мистер, почему вы здесь? Хозяйка сказала, как только вы тут появитесь, немедленно сообщить ей!" улыбнулась служанка.
  "Что? Так срочно?" засмеялся Цин Шуй и почесал нос.
  "Хозяйка сказала немедленно", засмеялась девушка и повела Цин Шуя вверх по лестнице.
  Цин Шуй вновь ступил на знакомый балкон размером с просторную площадку. Однако он был поражен тем, что увидел. Вдалеке была женщина, которая размахивала мечом в грациозном танце. Ее скорость была подобна полету птицы. Ее подвижность была как у водного дракона, блистательная и лучиста, испуская дух жизни, как тысячелетнее дерево. Она была как луна наполовину закрытая облаками, как снег, парящий в воздухе.
  Разглядев ее черты лица, Цин Шуй окончательно потерял дар речи. Эта женщина была та же самая, которую он видел ранее верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре!
  Ее брови были изогнуты как прекрасная арка, глаза горели, как звезда Сириус в небе. Радужка ее глаз была оттенка чистейшего черного цвета, безграничной глубины. В выражении ее глаз было врожденное высокомерие, холодное нефритовое тело ошеломляло окружающих своей красотой. Ее тело было тонким и длинным, а плечи как лезвия ножа, и у нее была тончайшая талия водной змеи!
  Цин Шуй уставился на эту прекрасную женщину, чья красота могла сравниться только с красотой его богоподобной учительницы. Ее красота была как распустившийся цветок, вызывая в людях растущее желание. Он немедленно почувствовал к ней влечение, как мотылек летит на огонек.
  Вначале женщина не заметила Цин Шуя, вернее она подумала, что это служанка земного рая стоит вдали. Когда она присмотрелась и поняла, что эта фигура принадлежит мужчине, Ци ее тела стало мощным потоком извергаться из нее.
  Столкнувшись с такой мощной аурой, Цин Шуй все-таки смог противостоять ей. Более того, он молча растворил давление этой аурой, что вызвало удивление у его соперницы.
  Цин Шуй также не мог ожидать, что эта женщина была никто иная, как Цанхай Минъюэ, учительница Хоюнь Лю-Ли. Она была единственным культиватором, дошедшим до вершины Сяньтянь во всей Стране Цан Лан.
  Хоть его догадки еще не подтвердились, ошибки быть не могло.
  "Учитель, хм... Цин Шуй!"
  Хоюнь не заметила поначалу Цин Шуя. Но затем радостно сказала:
  "Учитель, это Цин Шуй, про которого я много рассказывала", Хоюнь пожала руку Цанхай Минъюэ, мило гримасничая.
  
  Цин Шуй почесал нос и слабо улыбнулся. Хоюнь Лю-Ли превращалась в ребенка около своей учительницы.
  В этот момент Цин Шуй уже подошел к ним вплотную.
  "Этот Младший имел честь встретить Старшую и раньше", - как дитя перед старшей, Цин Шуй с уважением отвесил поклон. Хоть учительнице Хоюнь было не больше тридцати, никто не знал, сколько ей на самом деле лет.
  "Между нами нет никакой связи. Не стоит кланяться".
  В ее голосе звучали стальные нотки. Только в самом начале мельком посмотрев на Цин Шуя, она больше не удостоила его взглядом.
  "Цин Шуй, она всегда так себя ведет. Не принимай это на себя", пыталась растопить лед Хоюнь.
  "ого, малышка уже начала защищать своего возлюбленного", улыбнулась Цанхай Минъюэ, с удивлением посмотрев на свою ученицу. Хотя тон ее голоса был все тот же, ее внешность гипнотизировала настолько, что было невозможно избавиться от ее чар.
  Увидев след улыбки на лице Цанхай, внутри Цин Шуя начал разгораться огонь желания. Такой невероятной и неописуемой была эта улыбка!
  
  "Учитель, не шутите так!" Хоюнь выглядела взволнованной.
  "Я здесь, чтобы кое-что тебе подарить. Мне нужно уезжать и я вернусь только через очень долгое время", улыбнулся Цин Шуй.
  "Уехать надолго?" удивленно переспросила Хоюнь.
  "Да, я хочу поехать в другие места Континента Зеленого Облака, например, в столицу. Но я вернусь в город Сотни Миль через три года", Цин Шуй передал Хоюнь Лю-Ли сверток с несколькими тысячами Плодами пьяного аромата и 90 листов шисо и тимьяна.
  Когда Цин Шуй упомянул, что хочет повидать столицу Континента Зеленого Облака, яркий свет вспыхнул в глазах Цанхай Минъюэ.
  "О, мне все равно! Но ты должен будешь сопровождать меня через два дня. Твоя комната все еще пустует и ждет тебя", сипловатый голос Хоюнь Лю-Ли был таким сексуальным, как будто она пыталась ему на что-то намекнуть.
  "Учительница, это не то, что вы подумали", Хоюнь закатила глаза, заметив удивленное лицо Цанхай Минъюэ.
  "А на самом деле, почему бы тебе не составить ему компанию и не поехать с ним в путешествие на следующие три года?" засмеялась Цанхай Минъюэ и ущипнула Хоюнь Лю-Ли за щечку своей белоснежной божественно прекрасной рукой.
  "Как же Земной Рай, который вы мне передали?" - с грустью ответила Хоюнь.
  "Это все слова. Просто оставь его. Или малышка любит зарабатывать денежки?" засмеялась Цанхай Минъюэ.
  Слова Цанхай Минъюэ помогли Цин Шую понять кое-что в ее характере. Вокруг нее была впечатляющая атмосфера. Она была решительной, уверенной в своих решениях, не топталась на месте. И это качество ее личности только подчеркивало ее очарование.
  "Этот бизнес - кровь учительницы, миссия, которую вы мне поручили", Хоюнь Лю-Ли ответила, не совсем понимая, о чем идет речь.
  "Ха-ха, в мире девяти континентов власть означает все. Имея власть, что тебе Земной Рай? С достаточным количеством силы мы можем иметь десятки, сотни таких. Раньше я думала, что ты не любишь особо менять место. Поэтому я передала тебе Земной Рай. Сегодня, если ты хочешь путешествовать с Цин Шуем, я поддержу тебя полностью. Я пошлю вас обоих в столицу континента прямо завтра. Верхом на моем чудовище будет быстрее".
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/15854
  Переводчики: Kent
  
  Глава 203 - Красавица делает массаж
  
  "Учитель, а нам правда можно?" - спросила Хоюнь Лю-Ли, схватив за руку Цанхай Минъюэ и украдкой поглядывая на Цин Шуя.
  "А когда твоя учительница тебя обманывала? Я раньше не говорила, но мой настоящий дом - Континент Зеленого Облака. И ты моя единственная ученица, поэтому я тоже воспользуюсь случаем и привезу тебя домой познакомить со всеми", сказала Цанхай Минъюэ с теплой улыбкой.
  Цин Шуй молча стоял в сторонке. "Упрямство этой леди не из обычных. Интересно, а в постели с мужчиной она так же своенравна?" злорадно подумал Цин Шуй, одновременно завидуя тому мужчине, с которым она окажется.
  "А в вашей семье, учитель, много людей?" осторожно спросила Хоюнь Лю-Ли.
  Видя, как Хоюнь нервничает, Цанхай Минъюэ не смогла сдержаться, и ее сексуальные красные губы коснулась легкая улыбка. Даже Цин Шуй, который встречал в своей жизни такую даму, как Ие Цзянъэ, не мог не попасть под колдовские чары этой неземной красоты.
  "Я единственная в семье, и нас только трое - я и мои родители. Они очень милые люди, ты им понравишься", сказала Цанхай Минъюэ с улыбкой.
  Каждый раз, улыбаясь или нахмуриваясь, эта леди заставляла других жить в ее ритме, она воздействовала на эмоции окружающих. Видя ее улыбку, люди начинали улыбаться, когда она была счастлива, люди тоже чувствовали себя счастливыми. Если кто-то видел, что она грустит, он начинал грустить вместе с ней...
  Эта пара учитель-ученик была самой лучшей. Цин Шуй и без того считал Хоюнь Лю-Ли опьяняющей дьяволицей. Увидев же эту даму, которая могла сравниться с теми, о ком в его прошлой жизни говорили, что они могу разрушать целые страны и причинять людям страдания, он понял, что великой дьяволицей была именно она, а Хоюнь Лю-Ли была простым демоном низкого уровня культивации.
  "Цин Шуй, давай вместе поедем завтра!" сказала Хоюнь Лю-Ли, отчего-то не глядя ему в глаза, будто избегая его взгляда.
  Цанхай Минъюэ посмотрела на свою ученицу, которая была прекрасно сложена и очень красива. Она никогда не думала, что она так быстро влюбится, причем, не осознавая этого. Просто этот парень был странноват. Подумать только, она не смогла распознать его уровень культивации. Он, наверное, молод, очень молод!
  "Хорошо, но что ты планируешь насчет Земного Рая?" - спросил Цин Шуй с нежной улыбкой.
  "Да ладно, никто в Стране Цан Лан не осмелится причинить неприятности этому место, я просто оставлю его Яньсюэ. Может быть, я вернусь через какое-то время.
  "вы двое продолжайте болтать. Я пойду, отдохну!" Цанхай Минъюэ тепло посмотрела на Хоюнь Лю-Ли, повернулась и пошла по направлению к ее комнате. Ее свободно сидящее черное пальто делало ее похожей на королеву или правительницу ночи.
  "Итак, это твоя Учитель", отошел от опьяняющего вида Цин Шуй и подошел к Хоюнь Лю-Ли.
  "А что? Ты раньше ее видел?" удивилась Хоюнь Лю-Ли?
  "Я мельком увидела ее в первый день, когда приехал в страну Цан Лан. Она стояла верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре. Я почувствовал, что она очень сильна, но я бы никогда не подумал, что она твоя учитель и что она самый сильный человек во всей Стране Цан Лан. Теперь я понимаю, что она не коренная жительница Страны Цан Лан", объяснил Цин Шуй.
  "Я думаю, она принадлежит к рангу божеств. Я никогда не видела женщины, красивее ее", посмотрела на Цин Шуя с очаровательной улыбкой, ее слова не могли скрыть гордость и уважение, которые она испытывала к своей учительнице.
  "Да ты и сама очень даже ничего. Поэтому не понижай свои стандарты. На самом деле, есть много факторов, определяющих, красив человек или нет. Это еще зависит и от угла зрения", со смехом сказал Цин Шуй.
  Услышав такие слова, Хоюнь Лю-Ли обрадовалась, но от стеснения опустила голову. "Цин Шуй, тебе что-то нужно посетить на Континенте Зеленого Облака?"
  "Нет, просто хочу поехать и посмотреть, какой там мир. Разве не говорят, прочти тысячу книг и пройди тысячу ли. Полезно иногда гулять", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  "Тогда у тебя есть какие-то планы, когда доберешься до Континента Зеленого Облака?" - Хоюнь схватила его за рукав и потянула по лестнице на самый верхний уровень.
  "Нет, просто хочу исследовать территорию. Может быть, повезет, и я смогу неожиданно попасть в божественное состояние культивации. Я буду стоять над всеми с красотками по обе руки и наслаждаться жизнью..."
  Хоюнь Лю-Ли не сдержалась и расхохоталась. "Ну, почему всякий раз, когда ты получаешь власть, обязательно нужны красотки? Это что аксессуары какие-то? Для тех, у кого есть власть?"
  Цин Шуй почесал нос и сказал: "Это у нас шутка такая, междусобойная. Братишка так шутит. Я просто позаимствовал ее у него, к месту", неловко оправдывался он.
  Увидев смущение на него лице, Хоюнь Лю-Ли и вовсе не могла остановиться от звонкого обворожительного смеха. Так захотелось Цин Шую схватить ее и обнять в этот момент!
  Выйдя на крышу замка, дневное зимнее солнце окружило их не только теплом, но и бесконечной красотой. Половина крыши была под специальным навесом из деревянных планок, с диванчиком и кроватью, остальная часть крыши была под открытым небом. Всегда можно было спрятаться в тенек или насладиться солнцем, хоть летом, хоть зимой.
  Стоя на самом верху, они наслаждались открывавшимся видом. Они видели пейзажи и вблизи и так далеко, что только горные вершины в туманной дымке сливались с горизонтом. Цин Шуй смотрел на Хоюнь Лю-Ли, тихо стоявшую рядом с ним: "А какие у тебя планы, когда ты прибудешь на Континент Зеленого Облака? Я, может, буду бегать то там, то сям, а ты? Последуешь за учительницей?"
  Хоюнь Лю-Ли на секунду замерла, потом опустила голову и сказала: "Так ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой или боишься этого?"
  "Я волнуюсь из-за того, что это тебя утомит. Я не могу заставить такую нежную красавицу пройти через лишения", грустно улыбнулся Цин Шуй и потер нос.
  "Я тоже Сяньтянь. Не ставь меня в один ряд со слабыми женщинами. Я даже о тебе смогу позаботиться, если буду рядом", скромно ответила она.
  "Ты умеешь готовить?" - серьезно спросил Цин Шуй.
  "Нет!" смущенно ответила Хоюнь Лю-Ли. Если бы не Фрукт Пьянящего Аромата, ее еда была бы просто несъедобной.
  "А стирать умеешь?"
  "Я могу научиться!" - ее голос еще больше смягчился.
  "Тогда что ты умеешь? Поделись со мной. Мне очень интересно, как ты можешь позаботиться о людях. Хотелось бы узнать", сказал Цин Шуй, глядя на засмущавшуюся Хоюнь Лю-Ли.
  "Я умею делать массаж..."- сказав эти слова, она словно в ступор впала. Да и Цин Шуй тоже замер...
  Хоюнь Лю-Ли припомнила, как Цин Шуй делал ей массаж.... Как она могла подумать о том, чтобы делать это лучше него? В то же самое время воспоминания о самом процессе заставили ее запаниковать.
  "О, массаж это хорошо. Мне массаж еще никогда не делали. А как ты научилась делать массажи?" Цин Шуй улыбнулся и спросил у Хоюнь Лю-Ли, придя в себя.
  Она подняла красное лицо и сказала: "Учительница и я всегда делали друг другу массаж, поэтому я думаю, что я делаю довольно приличный массаж. Конечно, он не идет ни в какое сравнение с твоими техниками, ну теми... в тот день..."
  "Хорошо, может, попробуем?" сказал неожиданно Цин Шуй, "просящим" взглядом смотря на Хоюнь Лю-Ли.
  "Угу!" немедленно ответила Хоюнь Лю-Ли, "Пойдем вон туда!" Она закатала рукава и пошла к ближайшей кровати. На этой кровати тоже были фиолетовые простыни и одеяла.
  Цин Шуй с улыбкой посмотрел на Хоюнь, которая изображала из себя храбрую массажистку, и распластался на кровати лицом вниз, вытянув руки и ноги по сторонам!
  Хоюнь Лю-Ли сжала зубы и села у кровати. Медленно вытянув свои стройные дрожащие руки, она нежно начала массировать плечи Цин Шуя.
  Когда ее руки коснулись его плеча, Цин Шуй не сдержался и вскрикнул. Впервые он получал настоящее наслаждение от массажа, да еще и от такой красавицы!
  Руки Хоюнь касались тела Цин Шуя. Хоть его и скрывал целый слой одежды, все равно она чувствовала тепло и освежающий аромат мужчины, что заставило ее почувствовать себя неловко. Она никогда не была рядом с таким сильным мужчиной, это ее очень сильно смущало.
  Стройные руки начали с плеч и продолжили со спиной. Она давила, сжимала, месила, щипала, Цин Шуй был очень доволен процедурой. Он чувствовал давление на различные акупунктурные точки на спине, он не знал, намеренно она это делает или просто случайно на них попадает, особенно мириад точек вдоль позвоночника.
  Согласно китайской медицинской практике, массаж помогает, оживляя точки на коже, мышцы, суставы, нервы, кровеносные сосуды и лимфатические узлы. Он улучшает циркуляцию крови и ускоряет метаболизм. Таким образом, массаж улучшает сопротивление тела к воспалению, заживляет раны, ослабляет мышечные боли. Массаж расслабляет вены и каналы, разжижает кровяные сгустки, снижает боль и припухлости, и очень полезен при многих заболеваниях. Техника Цин Шуй "Бескостные Руки" подняла эту теорию на большую высоту с применением Ци Древней Техники Усиления.
  Цин Шуй чувствовал невероятный комфорт, ему захотелось спать. Он сопротивлялся сну, потому что чувствовал эти руки, давящие на его талию с демонической энергией.
  Дыхание Цин Шуя потяжелело, но он не знал одного: Хоюнь Лю-Ли была в растерянности. Если она пойдет ниже, то ей придется массировать его.....
  Вспомнив прошлый раз, она подумала, что этому негодяю довелось помять ее ягодицы, хотя ощущения были приятными.
  Стиснув зубы, Хоюнь Лю-Ли положила руки на попу Цин Шуя и слегка прихватила ее. Цин Шуй издал похотливый стон удовлетворения. Этот звук заставил Хоюнь Лю-Ли покраснеть от стыда. Она одернула руки. Ее кожа была такой тонкой, что даже шея ее была покрыта слоем красной краски, от чего у Цин Шуя аж слюнки потекли от желания....
  .
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16098
  Переводчики: Kent
  
  Глава 204 Красный Луань
  
  "Разве ты не кричала громче меня тогда? А я закончил массаж, так ведь?" ухмыльнулся Цин Шуй и поднялся в кровати.
  "Прекрати говорить об этом. Нам нельзя" искренне сказала Хоюнь Лю-Ли. Она вспомнила, как у нее даже сил не было, чтобы попросить его прекратить, но сдержать те самые крики никак не получалось.
  "Твои навыки неплохи. Было очень приятно. Не удивительно, что тогда ты .... Ха-ха".
  "Ты так раздражаешь. Я запрещаю тебе больше об этом вспоминать".
  "А может мне сделать тебе еще один массаж?" с ухмылкой сказал Цин Шуй.
  "Нет!" твердо заявила Хоюнь Лю-Ли. Ее вспыхнувшее лицо было особенно соблазнительным.
  Цин Шуй продолжал улыбаться.
  "Ну и как? Ничего массаж?" - тихо спросила Хоюнь, опустив голову.
  "Хорош, но не закончен. Обычно, когда не заканчиваешь массаж, чувствуешь себя крайне некомфортно. Помнишь, когда я закончил массаж полностью в тот раз?" Цин Шуй чувствовал сожаление. Он трогал эту попку, но слишком мало, ему хотелось еще.
  
  Весь оставшийся день Цин Шую больше не попадалась на глаза упрямая дама Цанхай Минъюэ. Он очень хотел ее увидеть, потому что ее вид услаждал взор. Он даже хотел запомнить те моменты, когда она была особенно прекрасна.
  Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли радостно болтали о том, что произошло с ними за последнее время. На самом деле, двум представителям противоположного пола вполне легко общаться друг с другом, но при условии, что они друг другу нравятся. По крайней мере, у Цин Шуя было очень приятное впечатление о Хоюнь Лю-Ли.
  "Как так вышло, что у тебя так много разнообразных плодов сразу? Это же удивительно".
  "Я их сам вырастил. Но ты особо на них не рассчитывай, к сожалению, их не так много", смущенно сказал Цин Шуй, потерев нос.
  Услышав такие слова, Хоюнь Лю-Ли потеряла дар речи. Ей нестерпимо захотелось его придушить.
  Вечером Цин Шуй сам приготовил особый ужин с черепахами и черной рыбой из сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Он добавил Плод Пьянящего аромата, шисо и тимьян. Ему очень нравилось, что вкусы этих специй не конфликтовали друг с другом.
  У Цин Шуя были на самом деле вполне эгоистичные мотивы. Он хотел узнать, заинтересуется ли его едой та прекрасная дама, с царственной внешностью, силой которой можно было уничтожить государство и заставить людей страдать. Однако его ждало разочарование, так как она лишь отпила из чашки Во Всех Смыслах Питательного Супа и съела немного черной рыбы, но остального ничего и не попробовала.
  Цин Шуй загрустил. Казалось, что она не хочет говорить, по крайней мере, с ним точно. Она даже и не смотрела особо на него, заставляя его чувствовать себя неудачником. Все, чем он так гордился, рядом с ней не стоило даже упоминать.
  Возможно, Хоюнь Лю-Ли чувствовала его грусть, поэтому старалась говорить одинаково и с Цанхай Минъюэ, и с Цин Шуем. Она даже налила Цин Шую добавку.
  Увидев это, Цанхай Минъюэ ухмыльнулась, но ни слова не сказала. Цин Шую снова выпал шанс полюбоваться ее прекрасной улыбкой.
  Ум Цин Шуя заполонили образы Цанхай Минъюэ. Он все время думал о ее прекрасных бровях, ее ярких проникновенных глаз, которые сверкали, как звезды, но были черными, как чернила. Ее вид казался полным презрения к остальному миру. Он бы не уверен, что найдется человек, который бы смог подчинить себе такую женщину.
  На следующий день Хоюнь Лю-Ли передала все дела по управлению Земным Раем Мэй Яньсюэ, включая и те подарки, которые привез ей Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ позвала свое чудовище, а Цин Шуй помрачнел лицом. Он чувствовал присутствие жар-птицы. Он забыл вчера, прибыв в Земной Рай, отправить ее обратно в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Еще раз он увидел прекрасного Златокрылого Громоподобного Кондора, позади которого летела его жар-птица, такая же большая, как и он. Казалось, что Кондор пытается стряхнуть Жар-птицу со своего хвоста.
  Цин Шуй стоял, пораженный. Неужели его жар-птица - мужчина, а кондор - женского пола?
  Когда феникс увидел Цин Шуя, он радостно закружил над ним.
  Однако Цанхай Минъюэ удивленно посмотрела на жар-птицу и перевела взгляд на Цин Шуя. Не сводя с него своих черных, как чернила, глаз, она произнесла: "Мне нравится твоя большая птица".
  Цин Шуй ошарашено смотрел на нее, в его мыслях кружились эти слова: "Мне нравится твоя большая птица", и странное и одновременно радостное возбуждение стало наполнять его.
  Цин Шуй и думать не смел о том, чтобы богиня с такой волшебной аурой сказала такие слова. Если бы только она знала его мысли в тот момент, она бы просто уничтожила его!
  Цин Шуй посмотрел на Цанхай Минъюэ и сказал: "Он хоть и большой, но единственный у меня. Вы можете погладить его, если хотите. Покатайтесь или поиграйте с ним, только не забирайте навсегда..."
  Хоюнь Лю-Ли с укоризной взглянула на него, чем заставила его устыдиться своих слов. Цин Шуй не знал, была ли она в курсе того, что случилось с их птицами ранее, но он точно знал, что Цанхай Минъюэ ничего не поняла.
  Цин Шую стало страшновато, что его похоть превосходила все ожидания...
  Цанхай Минъюэ отвела глаза от огненной птицы. Она опять не смотрела на Цин Шуя, заставляя его сокрушаться из-за этой горделивой дамы. Поэтому он решил воспользоваться возможностью порадовать себя.
  Впервые она заговорила с Цин Шуем в таком тоне. Он был в изумлении. Неужели птицы феникс существовали в этом мире. Он не мог не спросить: "А что такое Красный Луань?"
  "Ты не знаешь, что это такое? У тебя есть красный Луань, но ты не знаешь, что это?" Цанхай Минъюэ посмотрела на Цин Шуя крайне удивленным взглядом.
  "Я не знаю. Мне случайно достался этот феникс", Цин Шуй говорил полную правду.
  "Феникс. Хм, и так тоже верно. Красный Луань это смешанное чудовище в мире девяти континентов. Говорят, что у него одна линия родства с Горящим Фениксом, может, что они и эволюционировали прямиком от легендарных фениксов. Однако шансы малы, ведь фениксы это всего лишь мифические божественные чудовища в мире девяти континентов", Цанхай Минъюэ жадно смотрела на огненную птицу Цин Шуя.
  Мутировавшее чудовище! Цин Шуй совершенно позабыл о них! Сейчас он понял, что жар-птицы на самом деле были Красными Луанями в мире девяти континентов. Считалось, что Красный Луань был самым сильным из всех мутантов, и имел самый высокий уровень мощности. Что касается феникса, они считались легендарным дьявольским чудовищем высшего ранга, но никто и никогда их не видел вживую.
  "Вы можете лететь на Красном Луане с Лю-Ли. Я полечу впереди", сказав это, она села верхом на Златокрылого Громоподобного Кондора, грациозно, как фея.
  Хоюнь Лю-Ли все еще в изумлении рассматривала гигантскую птицу Цин Шуя. Она однажды сказала, что как только у нее появится ее собственное дьявольское чудовище, она отвезет Цин Шуя в любую точку мира, куда только он пожелает. А сейчас эта мысль была смешной. Он был вовсе обычным человеком, каким она считала его раньше...
  Чем больше Хоюнь думала о нем, тем более беспомощной она себя чувствовала. Прошло меньше года, а она уже не могла его поймать. Когда она впервые его увидела, она была впереди него...
  "Поехали, поехали!" Цин Шуй схватил Хоюнь Лю-Ли за ее маленькую ручку и потянул ее прямо на спину огненной птицы!
  С криками кондора и жар-птицы, они летели в воздухе с невероятной скоростью. Один золотой, другой красный. Цин Шуй не мог даже описать свои чувства в тот момент. Раньше ему требовалось два месяца, чтобы добраться до этого места, он помнил, как завидовал, когда видел впервые златокрылого громоподобного Кондора. И всего за год он смог стать обладателем летающего дьявольского чудовища сильнее, чем тот самый Кондор. Было так приятно ловить завистливые взгляды остальных!
  "Ого, Златокрылый Громоподобный Кондор!"
  "какая большая птица!"
  "Разве у тебя нет своей птицы?" - дразня, спросила его дама.
  "Когда это она у меня была?" - удивился парень.
  "Разве у тебя нет большой птички внизу?" - соблазнительно ответила дама.
  Парень: "..."
  Цин Шуй очень ясно услышал этот диалог. Его бросило в пот!
  Он даже не смел взглянуть на Цанхай Минъюэ, летевшую рядом на Златокрылом Громоподобном кондоре. И не смел смотреть на Хоюнь Лю-Ли. Хорошо, что за каких-то пару вздохов они покинули это место!
  Огненная птица очень тесно следовала за Златокрылым Громоподобным кондором и постоянно пыталась устроиться на его перьях. Цин Шуй потерял дар речи. Неужели этот похотливый летун был мужчина? Подумать только, какой он был излишне активный.
  В те моменты, когда жар-птица переходил границы, Златокрылый Кондор издавал протестующие крики и шлепал его своими крыльями. Однако похотливая птица не только не пугалась, но и легко уворачивалась.
  Цин Шуй и впрямь не знал, что сказать. Он только думал, успел ли его феникс сделать свое дело со Златокрылым Громоподобным Кондором...
  Оказавшись за пределами Страны Цан Лан, птицы полетели рядом друг с другом. Размах их крыльев занимал около 200 метров в окружности, примерно, как футбольное поле. Благодаря большому размеру их крыльев, полет был мягким.
  Впервые Цин Шуй был в таком долговременном полете и радовался этому, как дитя. Ему приходилось по два месяца проходить половину Страны Цан Лан, которая находилась на северо-западе от Континента Зеленого Облака. Столица континента лежала дальше к востоку. Чем дальше к востоку, тем ближе был процветающий Средний Континент.
  Такой высокий полет приводил Цин Шуя в полный восторг, как говорится, на седьмом небе от счастья или, как говорили люди в его предыдущей жизни "За девятым раем".
  Это выражение имело различные интерпретации в Даосизме и Буддизме. Цин Шуй не знал, что и думать. Но у него было его личное мнение по поводу этого выражения. Он считал, что все начинается с единицы и заканчивается девяткой. Поэтому девятый рай относился к непостижимым небесам невероятной высоты.
  Им понадобился день, чтобы вылететь за пределы страны Цан Лан. Они решили остановиться на ночлег. Цин Шуй не знал, откуда Цанхай Минъюэ успела достать палатку и остальные вещи. Они были в дикой природе, Цин Шуй решил войти в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита для тренировок. Он решил извиниться и обещал прийти позже.
  Хоюнь забеспокоилась. В конце концов, в такой глуши могло случиться все, что угодно. Самыми опасными в мире девяти континентов были дьявольские чудовища.
  "Все в порядке, не волнуйся!"
  Тут Цин Шуй вспомнил, как Ие Цзянъэ говорила, что страна Янь Цзян находится на юго-востоке, поэтому он спросил стоявшую неподалеку Цанхай Минъюэ.
  "Эээ, мы можем пролететь мимо Города Янь по пути? Я бы хотел там побывать!" Цанхай Минъюэ смотрела на звездное небо. Цин Шуй повторял про себя, что вне зависимости от того, что делала эта дама и как себя вела, ее красота была величественной. Каждое движение было самой природой, каждое действие было исключительно прекрасно. В конце концов, во всем мире не было красоты большей, чем она.
  "Город Янь? Это в Стране Янь Цзян?" - спросила Цанхай Минъюэ, повернув к нему голову. Под ночным небом она была настолько красивой, что заставляла окружающих терять дар речи.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16099
  Переводчики: Kent
  
  Глава 205. Какой уровень силы мне нужен, чтобы растоптать Клан Янь?
  
  "Город Янь? Столица Страны Яньцзян?" Цанхай Минъюэ взглянула на него и спросила. Под ночным небом она была так прекрасна, что околдовывала людей своей непревзойденной красотой.
  "Ага", отчаянно ответил Цин Шуй. Одна мысль о своей матери давила на его сердце большим узлом и была самой большой проблемой на поверхности. Подумать только о 19 годах мучений, которые пришлось пережить его матери, особенно агония, которую она испытала, будучи разделенной со своей плотью и кровью... ОН подумал о Малыше Юйчан и Луань Луань, особенно о той девочке в Городе Сотни Миль. Уже год прошел с тех пор, как они виделись в последний раз, он по ней ужасно скучал, не говоря о его сестре. Она была разделена с Цин Шуем на целых 19 лет, кто знает, сколько страданий выпало на ее долю?
  Цанхай Минъюэ с удивлением смотрела на этого загадочного парня. В его глазах мелькало столько сложных эмоций. Там была и нежность, и сожаление, и страдание, и ненависть, злость, беспомощность, надежда...
  Цанхай Минъюэ не ожидала, что взгляд человека может быть настолько сложным. Ясные глаза Цин Шуя были наполнены невероятной целеустремленностью.
  Он был человеком с прошлым, но что за прошлое могло вызвать такую реакцию у человека? Цанхай Минъюэ понимала, что этот парень становится все более и более приятным в ее глазах.
  Скажи об этом тем, кто лично знал Цанхай Минъюэ, они были бы крайне удивлены. Потому что приятный - это была высшая оценка, которую Цанхай Минъюэ могла дать мужчине.
  "Хорошо, мы остановимся там", тихо сказала она.
  Цин Шуй не ожидал услышать ее согласия, поэтому смотрел на нее, не отрываясь.
  Цин Шуй думал о том, чем он должен заняться по прибытию в Город Янь. На данный момент его уровень силы был недостаточно высок. Клан Янь все еще сможет разбить его без усилий.
  "Я все думаю, стоит ли мне появляться в Клане Янь, когда мы приедем в Город Янь завтра", горько вздохнул Цин Шуй.
  "У тебя проблемы? Или тебе неудобно говорить об этом? Если ты не против, я могу послушать. Может, тебе полегчает".
  Цин Шуй с удивлением посмотрел на прекрасное лицо Цанхай Минъюэ.
  Он не ожидал от нее такой поддержки. Неважно, насколько она была прекрасной, Цин Шую и в голову бы не пришло посягнуть на тело такой женщины, которая казалось равнодушной ко всему.
  "Какова настоящая цель вашей поездки?" спросил Цин Шуй, нерадостно взглянув на Цанхай Минъюэ.
  "Ты думал, я о тебе забочусь? Или хочу влезть в твои дела? Я просто боюсь, что ты не умеешь думать. И если что-то случится с тобой, достанется и моей глупой ученице", ответила Цанхай Минъюэ, глядя на луну.
  "Можно спросить у вас кое-что?" - Цин Шуй не сводил глаз с возвышенного прекрасного и гипнотизирующего лица Цанхай Минъюэ.
  "Говори".
  "Какой уровень силы мне понадобится, чтобы сокрушить Клан Янь?"
  Глаза Цанхай Минъюэ почернели, как бездонный океан. Ее хрупкое тело задрожало. Ее завораживающий взгляд заставил Цин Шуя почувствовать нарастающее желание.
  Город Янь был столицей страны Янь Цзян. На Континенте Зеленого Облака было 81 государство, столица была сосредоточением силы каждой страны. Клан Янь правил Страной Янь Цзян.
  "Парнишка хочет стереть Клан Янь с лица земли?" в шоке спросила Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй молча смотрел на нее, ожидая ее ответа.
  "Континент Зеленого Облака - один из самых слабых в мире девяти континентов. И, тем не менее, его силу не стоит игнорировать. Среди всех 81 государств, страна Янь Цзян занимает 15-е место. Если ты хочешь победить Клан Янь, тебе нужно, по крайней мере, быть Боевым Генералом 5-го Уровня, это по приблизительной оценке", со вздохом ответила Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй давно подозревал, что в Клан Янь прячется Боевой Генерал. Но он не думал, что Клан Янь окажется таким сильным. Поразмышляв над этим какое-то время, Цин Шуя горько вздохнул.
  "Спасибо, но я думаю, завтра не нужно будет пролетать над Городом Янь. Давайте сразу полетим в столицу Континента Зеленого Облака", с улыбкой сказал Цин Шуй Цанхай Минъюэ.
  "Хорошо, что ты так решил. Судя по твоему потенциалу, это всего лишь вопрос времени. Я надеюсь, что ты сдержишь себя. Это то, что нельзя делать в спешке. Когда ты повзрослеешь, все эти мелкие проблемы будут решать гораздо проще, по щелчку пальцев. Если ты хочешь совершать великие дела, надо учиться терпению", глубокие черные глаза Цанхай Минъюэ были полны красотой и мудростью, они излучали ауру, которая заставляла людей невольно склоняться в поклоне от восхищения.
  Цанхай Минъюэ ушла, зная, что Цин Шую нужно побыть одному в тишине.
  Когда она ушла, Цин Шуй вошел в Сферу Вечного фиолетового нефрита и немедленно занялся культивацией. Пятый Боевой Генерал, как далеко этот уровень?
  Он не думал, что в Клане Янь были такие сильные бойцы. Входить в чей-то дом через брак все равно, что нырять в глубокое море. Подумать только, что его мать и сама была жертвой. Для него исполнить этот долг благодарности перед ней означало только одно - он был обязан прорваться на пятый небесный уровень Древней Техники Усиления.
  Одна мысль об этом вызывала у Цин Шуя депрессию.
  "Если бы зов крови проснулся в моей жар-птице, мне бы это чрезвычайно помогло", Он знал, что кровь, просыпающаяся в дьявольском чудовище, превращает его в чудовище уровня Боевого Генерала.
  Однако это было маловероятно, все равно, что искать иголку в стоге сена!
  
  Что касается формы Медведя, Цин Шуй окончательно изучил ее. Исполнение этой формы помогло Цин Шую избавиться от сдерживаемых эмоций в сердце. Ничего не скажешь, эта техника была очень специфичной.
  Например, Ослепление Медведя было простой тряской тела, но сила вибрации, содержащаяся в этом движении, была ужасающей! Доведенная до крайней степени, она позволит телу человека даже ломать железо!
  Цин Шуй прогонял циклы безымянной техники культивации. На данный момент он уже знал ее, как свои пять пальцем. Его тело становилось тяжелым, он знал, что недалек тот момент, когда он пробьет границы самого маленького уровня успеха.
  Низший уровень успеха Формы Медведя открывался тогда, когда боец научался увеличивать вес своего тела, тогда как высокий уровень успеха достигался, когда боец умел делать свое тело снова легким. Что касается Великой степени идеального владения, человек должен испытать эту форму на себе.
  Неуклюжее тело и движется неуклюже, но сила его была невероятно жестокой. Сила разрыва была чистой брутальной силой. Хоть движения и выглядели неуклюжими, тело становилось исключительно проворным.
  Сотрясая телом в описанной манере, Цин Шуй внезапно ощутил чудесные чувства. Ему казалось, что весь груз и негативные эмоции улетучились из его сердца.
  Окружающее пространство покрылось трещинами. Они были широкими и длинными, не менее двух метров, и выглядели как нити паутины.
  Это бы прорыв на низшую стадию успеха Формы Медведя. Цин Шуй понял это, придя в себя от шока. Увеличение и уменьшение силы в его теле позволили Цин Шуя осознать прорыв на новый уровень.
  Эти ощущения долго оставались в его мыслях. Вибрации Ослепления Медведя и впрямь помогали бойцу избавиться от негативной энергии, вызванной давлением и гневом. Кто бы мог подумать, что Форма Медведя способна очищать сердце и мысли и снижать стресс! Категория, к которой принадлежала Форма Медведя - искусство питающее жизнь - и впрямь оправдывала свое название.
  Цин Шуй не знал, что его Ослепление Медведя достигло крайне высокой степени совершенства, похожего на его Сферу Меча Истин.
  Трещины в окружающей среде были подтверждением тому. Однако Цин Шуй не знал, какой именно уровень ему поддался!
  
  Остаток времени Цин Шуй провел за культивацией Древней Техники Усиления. Он намеревался культивировать до верхнего края 4-го Небесного Уровня как можно скорее, чтобы попробовать пробиться на пятый.
  Только вступив на пятый уровень Древней Техники, у него могла появиться малая надежда выступить против Клана Янь!
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16100
  Переводчики: Kent
  
  Глава 206. Юная Мисс из Клана Янь, которая продает чайные листья
  
  Только достигнув 5-го Небесного Уровня Древней Техники Усиления, он сможет надеяться на то, что только позволит себе направиться в Клан Янь!
  Цин Шуй вернулся на место стоянки только под утро. Встретившись глазами с Хоюнь Лю-Ли, он почувствовал такое тепло в сердце. Он был доволен, что такая леди о нем беспокоилась!
  Он чувствовал себя очень благодарным. В его прошлой жизни такая женщина была бы вне досягаемости для него; в его нынешней жизни он мог ощущать тепло и заботу такой непревзойденной красавицы.
  Цанхай Минъюэ оставалась самой собой, как будто ничего в мире не волновало ее. Она излучала сильнейшее доминирующее присутствие, которое могло бы заставить любого немедленно отступить. Она была прекрасна, так прекрасна, что ее красота могла бы разрушать государства и заставлять людей страдать.
  Ее холодность отличалась от холодности Ши Цинчжуан, ее гордость была гордостью одиночки. Она была из тех, кто равнодушен ко всему. Легко было найти друга, но любовь... она была как феникс, которая парила сквозь облака; никто не понимал ее или ее мыслей. Никто не знал причин, не знал, чего она хотела и какие цели преследовала.
  Троица продолжила свой путь, перекусив самой простой едой. Они уже были на территории Страны Цзян Янь. Цин Шуй взглядом оценил, что путешествие над территорией этой страны займет у них еще два дня. Златокрылый Кондор и жар-птица без труда одолеют этот путь. Поговорив с Цанхай Минъюэ накануне, Цин Шуй передумал и решил не останавливаться в Городе Янь.
  Хоть и цель была трудна, по крайней мере, она у него была, и была вероятность достичь ее. Цин Шуй знал, что пробить пятый Небесный уровень будет очень нелегко. Его знание алхимии могло помочь ему найти нужный рецепт или очистку на основе тех рецептов, которые у него уже были, для помощи в его культивации.
  Хоюнь путешествовала по переменке то с Цин Шуем, то с Цанхай Минъюэ. Цин Шую было смешно от этого, но и приятно, девушка просто не хотела никого обидеть.
  В Стране Цзян Янь был 81 город. Они влетели в Город Моюй, лежавший на самых дальних границах страны, но не остановились в нем. Глядя на него вниз с высоты, они едва различали его границы - так велик он был. И, тем не менее, высокие здания выглядели маленькими и незначительными.
  С высоты можно было смотреть далеко вперед. Стоя на высоте, человек привыкает смотреть на вещи сверху вниз. Кажется, что можно сохранить энергию и силу, не делая этого, а глядя только вперед. Постепенно это чувство начинает им нравиться. И те, кто смотрят вниз на остальной мир, все стоят очень высоко. И не просто опускают голову, а смотрят с презрением на всех остальных.
  За два часа они пролетели мимо зданий, гор, лесов города. Города поменьше были всего в 1000 ли в диаметре, большие занимали десятки тысяч ли. (1 ли=500 м). Потому Цин Шуй отправился в путешествие, только заполучив огненную птицу. Иначе это было бы просто невыполнимой задачей, разве что он бы научился техникам, переносящим человека на любое расстояние как на короткое, или же он доберется до легендарной "контрольной точки".
  Цин Шуй был очень удивлен, когда впервые столкнулся с описанием "контрольной точки". То, о чем он думал, было известно, как магический предмет, считавшимся настоящим сокровищем в мире девяти континентов. Он не был разделен на уровни, так как использовалось по другому назначению, но все же это была настолько мощная вещь, что волосы шевелились на голове!
  Легенда гласила, что "контрольная точка", существовавшая в мире девяти континентов, позволяла обладателю немедленно оказываться в любой из девяти назначенных точек. Девять точек соответственно располагались в столице каждого континента. А правдой это было или нет, никто не знал, потому что не было никого, кому в руки попадался этот предмет.
  Цин Шуй страстно желал обладать "контрольной точкой", это могло сэкономить ему массу времени и помогло бы в моменты побегов. Но у него не было и малейшего понятия, как начинать искать этот мифический предмет.
  Сильный ветер в небе был незаметен бойцам Сяньтяня. Обычного человека бы давно сорвало вниз мощными порывами. Он бы дышать не смог от ощущения, что его режут на части острыми бритвами. Вот такой была скорость Златокрылого Громоподобного Кондора и жар-птицы.
  Даже при таком сильном ветре они передавали Ци Сяньтяня, когда разговаривали. Иначе они бы не смогли расслышать друг друга. Поэтому они старались не разговаривать во время полета. Конечно, все было бы иначе, если бы они летели сидя. Ямки на спинах летающих чудовищ могли скрыть до половины роста человека. Однако скорость полета была так высока, что те, кто слабее, даже сидеть бы не смогли, так как такая скорость была бы невыносима для них.
  Стоя на самой высокой точке, они могли видеть небо, такое огромное и бесконечное, что легко было почувствовать себя незначительным и беспомощным. Возможность увидеть такие пейзажи радовала Цин Шуя особенно сильно.
  Они летели, не останавливаясь, до следующего дня. В полдень Цанхай Минъюэ взглянула на Цин Шуя и предложила: "Город Янь прямо перед нами. Пусть чудовища отдохнут, а мы перекусим. Мы на пару часов остановимся, потом снова в путь".
  Цин Шуй с удивлением посмотрел на нее, но она уже повернулась к нему спиной. Но ее слова обрадовали Цин Шуя. Хоть он и передумал останавливаться в городе Янь, было бы неплохо сходить на разведку и осмотреться, раз уж они пролетают мимо.
  Он хотел поблагодарить Цанхай Минъюэ, но передумал. Он чувствовал благодарность, несмотря на ее отстраненность, гордыню и несокрушимость.
  Час спустя, они спешились в одном из малолюдных мест и наняли крытый экипаж. Затем они отправились в самый большой ресторан города "Постоялый Двор Красного Клена".
  Янь не особо отличался от Страны Цан Лан, не богаче и не беднее их столицы. Цин Шуй сидел в карете вместе с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли посередине.
  Экипаж был невелик и едва вместил в себя троих человек.
  Цанхай Минъюэ снова дала Цин Шуй понять, что она уникальна, когда, не мешкая села в стороне от него. Она все время держала дистанцию.
  Окруженный красавицами, Цин Шуй чувствовал себя нерадостно. Когда чуть раньше он поймал на себе взгляд Цанхай Минъюэ, ему показалось, что ей все равно, что он мужчина. И он понимал, что ей и дела нет до него...
  "Лю-Ли, давай поменяемся местами, я хочу в окошко смотреть", тихонько сказал Цин Шуй.
  "Хм, ага", Хоюнь задумалась было, но быстро согласилась поменяться с ним. Хоюнь Лю-Ли повернула свою выпуклую попку к нему, и ему страшно захотелось уткнуться в нее лицом.
  Цанхай Минъюэ молча глянула на суету, повернула голову и снова стала смотреть наружу, но выражение ее лица не изменилось ни на йоту!
  Цин Шуй прислонился к окну и стал разглядывать людей и лавочки. Что только не продавалось там! Были слышны голоса, подзывающие покупателей, а также тех, кто пытался сторговаться до лучшей цены.
  Проехав мимо очередной лавочки, он заметил, что вокруг столпилось много людей. Но голос, который он услышал, поверг его в шок!
  "Это же Юная Мисс из Клана Янь продает чайные листья. Какое унижение для Клана Янь", прозвучал ехидный женский голос.
  "Она только называется Юной Мисс. Разве она выглядит, как Юная Мисс? Она и со служанкой в клане Янь не сравнится. Нет ничего стыдного в том, что она пытается выжить", спокойно возразил старик.
  "Остановите коляску!" - неожиданно крикнул Цин Шуй.
  Быстро выйдя из кареты, ничего не говоря Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, он направился к толпе.
  "Учитель, что с ним?" - встревожено спросила Хоюнь у Цанхай Минъюэ.
  "Давай пойдем и узнаем".
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже вышли из экипажа. "Сэр, подождите нас 15 минут. Если мы не вернемся к тому моменту, можете уезжать", сказав это, Хоюнь Лю-Ли протянула возничему серебряную банкноту.
  Цин Шуй прекрасно слышал все даже с такого расстояния, его обостренное чувство слуха позволяло ему.
  "Уф, этого ребенка и, правда, жаль. Хоть она и Юная Мисс из Клана Янь, она даже не сравнится с ребенком из семьи простолюдинов", некая тетушка говорила с жалостью.
  Цин Шуй шел очень медленно, постепенно пробираясь к самому центру толпы.
  "Мастер Сяо, это ведь ваша старшая кузина? Та, что продает чайные листья?" - прозвучал удивленный молодой голос.
  "Ха-ха, кузина? Разве она заслуживает этого звания? Она даже не дочь моей тетушки, а незаконнорожденная дочь Клана Янь", прозвучал другой голос, полный презрения.
  "Почему же ты не разрешил подкатить к ней? Она такая очаровательная и симпатичная", похотливо сказал первый молодой человек,
  "Хочешь умереть? Ты не успеешь дотронуться до нее, как Го Полу вырежет всю твою семью. Если это случится, я тебе помочь ничем не смогу", парень, к которому юнец обращался как к Мастеру Сяо, говорил свои слова с ноткой ненависти в голосе.
  "Неудивительно тогда, что никто не решается дразнить ее, хоть она и брошена тут бродить по улицам. Го Полу любит ее? Почему он не заберет ее с собой?"
  "Го Полу очень бы хотел этого, он даже поклялся жениться на ней. Но эта упрямица плевать на него хотела".
  Цин Шуй уже присоединился к толпе. Он увидел простую тележку по продаже чайных листьев, которых в горах или рядом с реками можно было найти бесчисленное множество. Однако было видно, что эти чайные листья были собраны с особой тщательностью.
  Когда Цин Шуй увидел девушку, стоящую за прилавком по продаже чайных листьев, странное чувство охватило его. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что эта девушка была дочерью его матери, которая пропала 19 лет назад. Ее лицо, которое на 70% напоминало лицо его матери, казалось таким юным и таким родным. Когда Цин Шуй увидел родимое пятно размером в фасолинку в уголках ее глаз, он окончательно убедился в том, кем она ему приходится. Высокая и стройная фигура была тонка и хрупка. Она была худенькой, но не костлявой. Она была вполне хорошо сложена.
  Цин Шуй чувствовал себя очень странно, с нетерпением ожидая встречи с его незнакомой старшей сестрой. Это была плоть и кровь его матери, он чувствовал зов крови. Он очень хотел забрать ее с собой, увезти к матери, защищать ее. И это чувство не исчезало. Неужели правду говорят - кровь гуще воды?
  Увидев, как она несчастна, Цин Шуй почувствовал глубокую боль в сердце. Он не знал, почему ему было так больно, даже лицо побледнело.
  Глядя на это хрупкое создание с таким серьезным зрелым взглядом, с ноткой равнодушия в ясных глазах, Цин Шуй не видел ничего, кроме несгибаемой воли в этой прекрасной девушке.
  Цин Шуй вдруг обнаружил, что, несмотря на толпу, никто не торопился покупать чайные листья.
  "Сэр, почему так много людей вокруг, а никто не покупает чайные листья?" обратился он к старику, стоявшему рядом.
  "Эх, может из-за этого Молодого Мастера Сяо? Кто осмелится пойти и купить?" вздохнул старик.
  "Что вы имеете в виду? Расскажите, пожалуйста. Я просто думал купить чайку", Цин Шуй хотел узнать побольше про свою кровную сестру, которую раньше никогда не видел.
  "Если хотите купить чайных листьев, дождитесь, когда Мастер Сяо уйдет!" - снова вздохнул старик и больше ничего не сказал.
  Цин Шуй смотрел на свою сестру, молча стоявшую за прилавком. Он очень хотел знать, что заставляло 10-летнюю девушку так сильно грустить.
  "Мастер, посмотрите, Цин Шуй и эта девочка так сильно похожи!" - с изумлением сказала Хоюнь Лю-Ли, глядя на Цанхай Минъюэ.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли последовали за Цин Шуем и стояли совсем рядом с ним.
  Когда Цин Шуй сделал шаг вперед, чтобы купить чайных листьев, двое мужчин лет тридцати подошли к телеге.
  "Упакуйте вот это и вот это, я покупаю", один из них показал на половину чайных листьев.
  "Ха-ха, их, наверное, подослал Го Полу! Если бы не он, она бы давно сдохла с голоду на улице!" - голос принадлежал Юному Мастеру Сяо. Цин Шуй не сдержался и посмотрел на лицо молодого человека. Он подумал: "Этот наверняка из клана Сяо".
  Цин Шуя очень заинтересовал этот Го Полу. Пойти против Мастера Сяо мог только очень необычный человек. Видимо, Клан Го и сам Го Полу имели сильное прикрытие.
  "ха-ха, ну? Каково тебе? Жалеешь, что не послушалась мою тетушку?"
  Цин Шуй нахмурился, вновь услышав этот отвратительный голос. Он уже схватил небольшой камень, готовый в любую минуту запустить его в лицо этого поддонка, когда его руку перехватила маленькая теплая ладошка.
  Цин Шуй оглянулся и увидел Цанхай Минъюэ, качавшую головой. Она была так близко к нему, что он даже чувствовал ее дыхание аромата орхидеи. Нежность руки тронули его до глубины души.
  Она беспокоилась за него?
  Цин Шуй с бледным лицом смотрел на фигуру, удалявшуюся от толпы. Эта небольшая, но несгибаемая спина, кажется, обладала несокрушимой силой. Ему было очень грустно.
  Цин Шуй нашел в толпе болтливую женщину, заплатил ей денег и быстро разузнал всю историю.
  "Пять лет назад Хозяйка Сяо, которая была теткой Молодого Мастера и официальной Молодая Хозяйка Клана Янь, захотела связать свой клан свадебными узами с одним сильным кланом. Но Янь Цинцин была против этого брака. Поэтому Хозяйка Сяо использовала самые грязные методы и вынудила Клан Янь изгнать Янь Цинцин из дома, при этом не разрешая ей далеко уезжать. Ян Цинцин даже руки на себя хотела наложить, чтобы прекратить этот ужас. Однако Хозяйка Сяо сказала ей: "У тебя есть мать, которая хочет приехать и забрать тебя. Ты что? Не хочешь больше увидеться с женщиной, которая дала тебе жизнь?" И вот Янь Цинцин так и осталась на улице, все ждет свою мать".
  Цин Шуй стоял в полной растерянности. Чувство неописуемой боли и беспомощности приводило его в дрожь. Ничего не видя и не слыша вокруг, он лишь чувствовал теплое покалывание в ладонях.
  Цин Шуй не знал, что Хоюнь Лю-Ли схватила его за другую руку и смотрела обеспокоенно на него. В ее глазах отражалась его боль.
  Цин Шуй заставил себя выдавить подобие улыбки, когда он пришел в себя. Он не понимал Цанхай Минъюэ, но прекрасно понимал очаровательную и гордую Хоюнь Лю-Ли. Нежный встревоженный взгляд ее согрел его изнутри.
  Сердце человека способно согреться только от сердца другого!
  Цин Шуй не знал, как и когда Цанхай Минъюэ отпустила его руки. Но ему немедленно стало не хватать этих ощущений - близости ее кожи, эти чувства взволновали его. Думая об этом, он чувствовал себя немного глупо...
  "Я думаю, нам нужно уезжать. Я больше не хочу здесь оставаться", с болью сказал Цин Шуй.
  "Хорошо, уедем немедленно!" - немедленно согласилась Цанхай Минъюэ.
  До своего отъезда Цин Шуй запомнил имя - Го Полу.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16101
  Переводчики: Kent
  
  Глава 207. Столица Континента Зеленого Облака. Другая сторона Цанхай Минъюэ.
  
  Верхом на огненной птице Хоюнь Лю-Ли молча сопровождала Цин Шуя. Не говоря ни слова, она заставила его чувствовать себя виноватым за то, что ему не нравится такая умная и прекрасная женщина.
  Думая о том, какая у Цанхай Минъюэ упрямая и негибкая спина, Цин Шуй довел себя до состояния, когда желудок сворачивается в узел. Он ничего не мог с собой поделать, он чувствовал себя беспомощным, бессильным и замерзшим.
  "Два года... почти два года. Я и мама заберем тебя, и заставим тех, кто мучает тебя, отплатить за это в десять раз больше", тихо утешал себя Цин Шуй.
  Полет лежал посреди широких просторов мира девяти континентов. Один только полет из страны Цан Лан на Континент Зеленого Облака занял у них целых два месяца.
  Если бы он отправился в путь, как раньше, на металлических дьявольских буйволах, ему бы понадобилось два месяца, чтобы проехать половину Страны Цан Лан. Цин Шуй потом покрывался от одной мысли, когда ему приходилось проезжать через 60 города.
  Континент Зеленого Облака был известен также как Город Зеленого Облака. Когда Цин Шуй стоял на равнинах Города Зеленого Облака, он чувствовал загадочных воздух в этой простой и немудреной земле. Этот воздух успокаивал и убаюкивал.
  Не войдя в столицу Континента, никогда не догадаешься о ее процветающем богатстве. Очень многие Сяньтянь проживали в этом месте. Некоторые зарабатывали себе на жизнь, некоторых специально приглашали сюда.
  Из всех девяти континентов мастера собирались здесь. Чем богаче было место, тем сильнее были кланы и семьи, тем влиятельнее они становились.
  "Пойдемте ко мне домой. Познакомлю вас с этим местом", Цанхай Минъюэ посмотрела на Цин Шуй и выдала такую редкую улыбку.
  "Это нехорошо. Я лучше найду постой".
  "Цин Шуй!" - Хоюнь Лю-Ли посмотрела на него.
  "Это мое первое приглашение. Если бы не Хоюнь, я бы с тобой тут не разговаривала", Цанхай Минъюэ сказала Цин Шую, сдвинув брови.
  И Цин Шую пришлось согласиться. Они приземлились в столице Континента на территорию, похожую на гигантскую площадь. Цин Шуй просканировал глазами гигантские размеры площади с самым обычным названием - Площадь Зеленого Облака. Быстро осмотревшись, Цин Шуй предположил, что периметр ее составляют десятки метров, гигантские звери собирались постоянно на ней, одни взлетали, другие садились.
  Огромные чудовища, чьих названий Цин Шуй даже не знал, повсюду сновали в небе. Никто не знал, как много элиты, кланов, семей жили на этом континенте. Как говорится, даже самый величайший отшельник отступится перед шумной ярмаркой.
  В Городе Сотен Миль была Вэньжэнь У-Шуан и великий учитель Клана Сыту; кто знал, какие силы спрятаны в Столице Континента, расположенной в густонаселенном континенте. Иногда то, что на виду, не есть большинство; как полные суда идут тих, а наполовину наполненные раскачиваются.
  Стоя наверху, Цин Шуй ощущал, как у него захватывает дух от широты земель Столицы Континента. Она была огромна, широка, богата и наполнена улицами возрастом в тысячи и десятки тысяч лет. Архитектурные сооружения были просты и величественны. Магическое присутствие сохранялось с течением времени, оно было непоколебимым и внушающим благоговейный страх.
  "Это граница Города Зеленого Облака. Есть еще пять мест, похожих на Площадь Зеленого Облака, и много меньших Площадей Зеленого Облака. В каждой части страны по одной на каждой стороне, самая большая находится в сердце Города Зеленого Облака. Крупным чудовищам нельзя останавливаться в людных местах, но Площадь Зеленого облака достаточно велика, чтобы вмещать в себя парковку для крупных монстров и различных лавочек", Цанхай Минъюэ привела Цин Шуя и Хоюнь Лю-Ли на территорию с множеством машин.
  "Мы пойдем к вам домой пешком? Как далеко идти?" - Цин Шуй спросил в спину Цанхай Минъюэ, появление которой вызвало у всех окружающих мужчин обильное слюноотделение.
  "Мы поедем в экипаже, тут недалеко".
  Цин Шуй удивился, когда увидел настоящую кибитку, запряженную лошадкой. Если быть точным, это было чернющее создание, которое называлось лошадью, но на самом деле это была Черная Драконоподобная Лошадь.
  Черный Дракон был пяти метров в длину и больше двух в высоту. Он был черным, как чернила, его гигантская голова походила на голову дракона. Считалось, что у Драконоподобной Лошади одна кровь с Черным Драконом, но сила его была меньше, чем у дьявольских чудовищ. Едва ли она была близка к силе брошенных монстров. Преимущества его были в легкой дрессировке, высокой скорости и высокой выносливости, а также способности за день преодолевать большие расстояния.
  "Драконоподобные Лошади существуют только в Городе Зеленого Облака?" - спросили они у Цанхай Минъюэ, усевшись в кибитку.
  "В принципе, они существуют только на Хребте Черного Дракона, я знаю, что и в других столицах есть Черные Драконоподобные Лошади", Цанхай Минъюэ ответила и отвела взгляд.
  Скоростные брошенные животные были нужны, чтобы путешествовать по дорогам. Они подходили многим кланам, даже Сяньтянь иногда пользовались ими, так как они могли выбирать лучших из тысяч демонических чудовищ. Большинство людей нуждалось в определенном транспорте. Если бы не Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй даже бы и не знал, когда у него появится собственный транспорт.
  Черная Драконоподобная Лошадь скакала со скоростью ветра. Древние улицы Города Зеленого Облака были выложены брусчаткой, от чего звуки галопа Лошадей звучали особенно звонко.
  "Сколько ехать до вашего дома? Если далеко, то мы могли бы поговорить, обсудить что-нибудь или послушать о Городе Зеленого Облака", Цин Шуй пытался разговорить молчаливую Цанхай Минъюэ.
  "Около часа. Я расскажу то, что знаю. В городе никто не смеет говорить, что знает его хорошо. Кто на самом деле понимает город с населением в несколько миллиардов? Мы сейчас в южной части города. В южной части власть не в порядке".
  Цин Шуй подумал о словах Цанхай Минъюэ и вспомнил свою прошлую жизнь, когда даже в самых маленьких городках существовали банды. Были небольшие кланы, где отличному игроку никогда не удавалось пересилить местного главаря. А в таком месте, как столица континента, такие банды переплетались и глубоко укреплялись корнями, потому что жили и развивались в одном месте долгие годы.
  Человек здесь был, как иголка в стоге сена, слишком занят своими делами. Здесь никто не будет для тебя ничего делать без получения выгоды, всему есть свой резон. Цин Шуй подумал об этом и почувствовал себя лучше. Он слишком узко смотрел на вещи. Мир был слишком велик, ему не стоило считать себя важной персоной. В мире девяти континентов мало кто может оставить в памяти свои имена.
  "Здесь есть сильный фигуры, которых стоит избегать, так как ты очень от них отличаешься - Имперский Аристократ, Секта Радости и Секта Божественного Меча!" - медленно сказала Цанхай Минъюэ.
  "Секта Радости? Они родственники такой же секты в Стране Цан лан?" - неуверенно спросил Цин Шуй.
  "Да, Секта Радости в Стране Цан Лан это их ответвление. Проще говоря, секта в Стране Цан Лан составлена из группы людей из секты Радости отсюда".
  Цин Шуй не мог не вспомнить красотку из Секты Радости, которую он ранил. Он мельком услышал, что она самая красивая женщина в секте, возможно, у нее были какие-то связи. Он почувствовал себя слегка неуютно, но быстро отогнал от себя эту мысль.
  Выйдя из экипажа, Цин Шуй увидел, что они остановились перед великолепным поместьем. Снаружи виднелись павильоны и террасы, нефритовые башни...
  
  Главная улица была древней и простой, но малые улицы были гораздо щедрее. Цин Шуй уже не удивлялся улицам двухсотметровой ширины.
  Он посмотрел на две больших иероглифа наверху ворот, Цан Хай!
  Это поместье было неописуемо лучше, чем все виллы из его прошлой жизни, просто несравнимо. Цин Шуй осмотрел пейзаж вокруг и увидел продвинутую архитектуру и деревянное зодчество исключительной тонкости.
  В таком просторное поместье Цин Шуй не заметил ни одного рабочего. Цанхай Минъюэ провела Цин Шуя и Хоюнь Лю-Ли по холмам, маленьким озерцам, лесам и уютным домикам позади поместья, когда неожиданно появились двое.
  Они были парой приблизительно тридцати лет. Мужчина был красив и развит, пьяняще зрел и мудр. Женщина была с отличной фигурой. Ее зрелая сдержанность вызывала желание рассыпаться в реверансах. Лицо без косметики было прекрасно, как картина. Глаза были глубоки и очень похожи на глаза Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй тихо прокомментировал: "Какая божественная пара!"
  У мужчины оказался хороший слух. Его глаза вспыхнули и быстро пробежались по Цин Шую.
  И тут Цанхай радостно побежала навстречу прекрасной даме, обняла ее и закричала: "Мама!"
  И тут же обняла элегантного мужчину: "Папа!"
  "Деточка, не утомилась так бегать?" - сказал мужчина и почесал прекрасный носик Цанхай Минъюэ.
  Магнетический голос его был очаровательным. Цин Шуй теперь понял, почему Цанхай Минъюэ не смотрела ни на одного мужчину, у нее был богоподобный отец. Девочки всегда сравнивают мужчин со своими отцами подсознательно. Цин Шуй никогда не видел никого, хоть отдаленно похожего на этого мужчину, даже Гунсунь Саньцянь из Секты Небесного Меча не подходил.
  "Я не устала нисколько. Я так по вас соскучилась!" - кокетливо ответила Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй не ожидал такой легкости от такой высокомерной дамы!
  "Юэюэ, представь нам своих друзей. Ты никогда никого не привозила в наш дом", прекрасная дама сказала с улыбкой, с обожанием протянув Цанхай Минъюэ свой руки.
  Какой же мелодичный голос был у этой женщины! Аура чистой любви была так сильно похожа на ауру самой Цанхай. Наверное, она будет такой же царственно зрелой, как и ее мать, в будущем.
  "Юэюэ, трудно поверить, что у такой высокомерной богоподобной женщины такая кличка", Цин Шуй все еще не верил своим глазам. Обычно неэмоциональная, безразличная, отстраненная и самодовольная девушка вдруг повернулась с неожиданной стороны.
  "Ой, чуть не забыла! Это моя ученица Хоюнь Лю-Ли. Красивая, правда? А это Цин Шуй", радостно ответила Цанхай Минъюэ.
  "Вот это двуличность, как она может так играть?" Цин Шуй не мог успокоиться и продолжал осуждать Цанхай Минъюэ. Затем он развернулся к небесной паре и с поклоном сказал: "Позвольте с моим самым большим почтением".
  "Ха-ха, молодой человек. Неплохо, неплохо. У моей дочери хороший вкус!" сердечно рассмеялся элегантный мужчина, похвалив Цин Шуя.
  Цанхай Минъюэ и ее мама встревожено посмотрели на Цин Шуя. Цанхай возмутилась: "Папа, ну что ты такое говоришь?"
  Цанхай все же была шокирована тем, что ее отец похвалил Цин Шуя. Она-то думала, что он скажет что-нибудь вроде "Неплохо". А тут такое! Она впервые слышала такие слова от отца. На его уровне было мало достойных похвалы мужчин, особенно молодых.
  "О, Его почтение подобны небесному бессмертному, я не заслуживаю вашей похвалы", таков был разумный ответ со стороны Цин Шуя, потому что он понимал, что у мужчины перед ним огромная сила, которую было трудно измерить. Хотя он мог ощутить отвагу самой Цанхай Минъюэ, находившейся на вершине Сяньтянь. Однако ничего не было понятно по этому джентльмену, можно было только догадываться.
  Боевой Генерал!
  "Учитель, оба ваших родителя так молоды, как мне к вам обращаться?" Хоюнь Лю-Ли была сама непосредственность, как невинное дитя.
  Цин Шуй и слова не мог сказать; они больше не выглядели, как учитель и ученица. Птицы одного поля... Не удивительно, что говорят, что самое трудное - это угадать, что на сердце у женщины.
  "Язык у него подвешен, так ведь, Цин Шуй? Ха-ха, я дожила до таких лет, а впервые встречаю такого уникального юношу", дружелюбно сказала прекрасная леди.
  Впервые Цин Шуй ощутил силу этой женщины. Вся семья была настолько восхитительна, ведь они обладали силой, вдвойне больше, чем Цанхай Минъюэ.
  Может быть, она только что перешла на уровень Боевого Генерала?
  "Уважаемая, пожалуйста, не хвалите меня. Мне так стыдно. Смотреть на вашу семью - мечта. Я чувствую себя частью чего-то очень, очень важного сейчас", скромно улыбнулся Цин Шуй.
  "Ох, так расскажите нам", засмеялась леди, обнаруживая зрелое присутствие такой силы, что колени отказывались держать тело.
  "Гены это самое главное. Мне нужно найти даму с наилучшими генами для брака в будущем. Тогда успех моей дочери будет неизмерим, и сэкономит ей двадцать лет упорного труда".
  "Ха-ха, как моя дочь?" - пошутил элегантный мужчина.
  "Папа, опять ты шутишь обо мне", пожаловалась Цанхай Минъюэ, даже слегка покраснев.
  "Ха-ха не так просто увидеть мою дочь. Ну ладно, парень, я поддержу тебя. Если у тебя в городе будут какие-то проблемы, просто назови мое имя. Они удивятся".
  "Благодарю, Старейший", Цин Шуй встретился глазами с джентльменом, и двое обменялись понимающими улыбками. Цанхай Минъюэ показалось в этот момент, что ее продали.
  Имя джентльмена было Цанхай Цанхай. Цин Шую показалось это имя приятным и сильным, будто только один человек заслуживал этого имени.
  "Пойдемте, выпьем чего-нибудь. У меня есть запасы неплохого вина!" радостно сказал мужчина, игнорируя укоризненные взгляды своих женщин.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16284
  Переводчики: Kent
  
  Глава 208. Черный Драгоценный камень. Класс женщины похож на Алкоголь.
  
  "Давайте выпьем! У меня коллекция хорошего алкоголя!", радостной сказал мужчина, проигнорировав упреки во взглядах его женщин.
  Цин Шуй любовался особой гармонией небесной пары. Прекрасная зрелая женщина излучала нежность и шарм своей женственной ауры. Она была исключительно обворожительна, сама суть всех зрелых женщин. Естественная роскошь - вот с чем не сравнится ни одна молодая девушка.
  Глядя на манеры и действия Цанхай, Цин Шуй предположил, что тот любит алкоголь. Он любил пить и любил коллекционировать хороший алкоголь. Хотя мать Цанхай Минъюэ не очень одобряла его пристрастия. Цин Шуй все никак не мог понять, почему в его прошлой жизни распитие алкоголя всегда осуждалось, а питие в мире девяти континентов не считалось вредом. Более того, его считали одним из видов питания тела. Кроме того, никакой алкоголь не мог принести особого вреда таким мощным мужчинам, как они.
  Было видно, что жена Цанхая его никогда не пилила, не за что. Мягкий и нежный мужчина казался одним из тех, кто уважает женщин. Цин Шуй не мог найти ни одного недостатка в этом человеке по имени Цанхай Цанхай. Он был почти идеальным.
  
  Подойдя ближе к уютному дому, Цин Шуй поглядывал на Цанхай Минъюэ, буквально на глазах превратившейся в дитя. Её милые манеры смущали Цин Шуя, он даже начал думать, что с ним что-то не так. Он не мог отвести от неё глаз! При этом он, конечно, не забывал поддерживать разговор, да и другие участники также оборачивались на них время от времени и перекидывались с Цин Шуем и Хоюнь Лю-Ли парой фраз.
  У Цин Шуй редко получалось вот так вот поболтать ни о чем с малознакомыми людьми, но семья Цанхай были людьми с большим жизненным опытом, они были дружелюбны, открыты, любой человек чувствовал себя вполне комфортно рядом. Цин Шуй все переживал, как же их дочь получилась такое роскошной красавицей. Цин Шуй думал, что только любящий родитель может вынести такую неземную красоту.
  Они быстро вошли в первую комнату. Это была гостиная с удобным нужным и очень простым дизайном.
  "Все садитесь сюда. Чувствуете себя как дома. Мы очень рады гостям!' - сказал хозяин с самой дружелюбной улыбкой, войдя в комнату.
  "Принеси бутылку "Полунебесного" у меня в кабинете. Наша дочь так редко привозит сюда своих друзей. Я счастлив, очень счастлив!" - радостно произнёс хозяин дома. Его жена закатила глаза, улыбнулась Цин Шую и Хоюнь и вышла из комнаты. Возможно, она пошла принести так называемое "Полунебесное".
  Цин Шуй умирал от зависти к этому человеку. С такой женой и такой красавицей-дочкой, о чем еще можно было мечтать?
  "Папа, ну кто же о дочери такое говорит? Теперь люди подумают, что у меня нет друзей", Минъюэ обхватила руку отца и мягко упрекнула его.
  С самого момента знакомства с семьей Цанхай Цин Шуй сокрушался, что Цанхай Минъюэ так шокируеще привлекательна. Он понимал, что ее убийственна сила может оказаться гораздо мощнее ее божественной красоты. Но сердце предавало его...
  Цин Шуй чувствовал, что как только женщина начинает заигрывать и мило себя вести, она становится еще более влиятельной. Ее красоту и очарование невозможно оценить.
  "Я думаю, многие завидуют вам и восхищаются вами!" сказал Цин Шуй этому мужчине, похожему на божество.
  "Хм, каким образом?" на полном серьезе спросил мужчина, как ни в чем не бывало. Мягкий и благородный тон его голоса ублажал слух. Он настоящий волшебник; из того, что мог видеть Цин Шуй, он мог сделать вывод, что этот мужчина любой женщине составил бы идеальную партию.
  "Ваша дочь такая милая только рядом с вами. Если бы я своими глазами не видел, то не поверил бы, что эта сдержанная и строгая женщина может быть такой очаровательной. Каждый мужчина на свете позавидовал бы вам, видя, что небеса благословили вас такой дочерью", сказал Цин Шуй хозяину дома и озорно посмотрел на Цанхай Минъюэ.
  От таких слов лицо Цанхай Минъюэ порозовело. Пара бездонных глаз засветились, с подозрением поглядывая на Цин Шуя. Игривость, характерная только маленьким женщинам, вновь неожиданно появилась в выражении лица этой божественной женщины.
  "Ха-ха, но моя дочь может быть очень милой. Ваши слова говорят о том, что на людях моя дочь неприступна", было видно, что мужчина получает удовольствие от диалога, в котором обсуждается его замечательная дочка.
  "Не совсем неприступна. Она просто слишком отстраненная; вряд ли найдется мужчина, способный достучаться до нее. По крайней мере, я никого не встречал. Конечно, у них нет никаких шансов", подшучивал Цин Шуй. Было не ясно, комплимент это или, напротив, оскорбление, даже сам Цин Шуй не был уверен.
  "Ха-ха, ты читаешь мои мысли! Стандарты у нее высоки. Я боюсь, что она никогда не выйдет замуж", с улыбкой ответил хозяин дома.
  "Папа, опять?"
  Мужчина с обожанием взглянул на Цанхай Минъюэ, потом перевел взгляд на Цин Шуя и сказал:
  "На самом деле, когда любая дочь находит себе любимого человека, ее отец одновременно счастлив и разочарован. Позволить кому-то забрать у тебя твою маленькую девочку, которую ты тридцать лет растил, не самое лучшее чувство".
  "Папа, ну кто же такое о дочерях рассказывает?" надула губки Цанхай Минъюэ. При этом она сердито посмотрела на Цин Шуя.
  Однако ж тот только улыбался и смотрел на ее глубокие, счастливые и сердитые одновременно прекрасные и грустные глаза. Он понял, что она все же милейшая женщина.
  Глядя на молчаливую Хоюнь Лю-Ли, Цанхай радостно сказал: "Лю-Ли, у тебя такое красивое имя, но ты сама еще красивее. Чуть попозже я подарю тебе подарок. В конце концов, ты названная ученица моей дочери. Я не думал, что она будет брать учеников на ее-то уровне. С этого момента ты должна звать меня Старшим Дядюшкой. Я и твоя Старшая Тетушка будем обращаться с тобой, как с дочерью. Она всегда была милым ребенком, а ты ее делаешь счастливой. В будущем может считать этот дом своим домом".
  "ха-ха, Лю-Ли, зови его крестным отцом. Если будешь звать его своим крестным отцом, мало кто осмелится обидеть тебя. Пусть папочка подарит тебе много подарков. Если честно, наши отношения учителя и ученика больше не существуют. Это просто название, давай официально положим им конец", с улыбкой сказала Цанхай Минъюэ.
  Хоюнь Лю-Ли замешкалась на мгновение, прежде чем радостно сказала "крестный отец". Она хотела было поклониться, но ее быстро остановили, объяснив, что это лишнее.
  Цин Шуй стоял, потирая голову. Сердце женщины непонятно и невообразимо. Однако! Цанхай Минъюэ в родном доме совсем свергла образ гордой, отчужденной, презрительной, непокорной и неэмоциональной богини в глазах Цин Шуя.
  "Уважаемый Старший? А можно мне подарок? Смотрите, у вас теперь есть крестная дочь. Может и мне достанется немного удачи от такого приятного события".
  Не успел Цин Шуй закончить, появилась хозяйка дома с бутылью. Она улыбнулась, глядя на Цин Шуя: "мы планировали подарить тебе самый ценный подарок, но нам нужно убедиться, что сердцем ты готов к нему. Мы поддержим тебя".
  Слова женщины поразили всех, кроме хозяина дома. Цин Шуй выдавил из себя улыбку. Неужели самым ценным подарком была Цанхай Минъюэ? Неужели это значило, что они поддержат его, если он будет добиваться ее?
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли быстро поняли смысл этих слов. Цанхай Минъюэ открыла, было, рот, но ничего не сказала, только смущенно посмотрела на Цин Шуя. А вот слова этой женщины сильно взбудоражили сердце Хоюнь Лю-Ли.
  Для Хоюнь Лю-Ли Цанхай Минъюэ была самой красивой, самой лучшей женщиной. Она была идеальной, ее доброта к Лю-Ли была безгранична. Лю-Ли готова была сделать все для нее, но у нее никогда не было возможности показать свою благодарность. Она подчинялась своей учительнице во всем.
  А теперь? Она смотрела на эту благородную пару, которые стали ей крестными отцом и матерью, которые изо всех сил старались найти своей дочери достойную пару и увидели Цин Шуя в этой роли. Она чувствовала, что может быть Цин Шуй и был хорошей партией для ее учительницы. Может быть, она все больше отдаляется от него. Что еще она могла сделать для своей учительницы? У нее была мечта, но ей ничего не оставалось, как отказаться от нее. Ей нужно было отказаться от этого мужчины, отпустить его еще до того, как между ними завязались отношения.
  Цанхай Минъюэ, безусловно, заметила задумчивое выражение лица своей ученицы и догадалась, о чем та призадумалась. Она подошла, села рядом с ней и ущипнула Хоюнь Лю-Ли за щечку. Цин Шуй аж заревновал. Ему самому захотелось пощипать Лю-Ли за щечки, такая она была хорошенькая.
  "Ты моя глупая девочка, я же люблю тебя. Мне неинтересно это животное; совсем. Твое сокровище является сокровищем только для тебя. Понимаешь, малышка?"
  "Кхе-кхе", Цин Шуй закашлялся, задохнувшись от таких речей и чуть не упав со стула.
  Пара Цанхай заулыбались, пытаясь скрыть неловкость. Вот получилась оказия!
  "Давай. Вот мое драгоценное Полунебесное. Я раньше не хотел его пить, но сегодня я счастлив, потому что в моем доме появилась крестная дочь! Давайте все попробуем это вино".
  Теперь-то ему стало понятно, что это его крестная дочь влюблена в этого парня. Ну и облажался он!
  "Девочка, вот тебе подарок от твоей крестной матери. А чуть попозже ты получишь подарок побольше", с этими словами хозяйка сняла с себя ожерелье. На цепочке висел большой черный драгоценный камень, излучавший легкое магическое сияние.
  "Черный камень!" Цин Шуй не сводил с него глаз. Камень был, очевидно, выше классом, чего лунный камень на его шее. Его сияние и глянцевая поверхность, очевидно, отличались от его камешка.
  Может, это и была разница в классе?
  Цанхай Минъюэ схватила Хоюнь Лю-Ли, которая отказывалась от подарка, и заставила ее надеть на себя цепочку: "Почему ты не хочешь принять подарок моей матери? Это же подвеска с черным камнем третьего уровня. Она может увеличить твою скорость вдвое".
  Услышав эти слова, Цин Шуй убедился окончательно, что такие волшебные драгоценные камни существовали в мире девяти континентов. Ореол от этих камней улучшал показатели. Он лично почувствовал влияние своего лунного камня, как только надел его на себя.
  Камень третьего уровня удваивал скорость. Все, что увеличивало статистику, было делом полезным. Как оказалось, такие драгоценные камни имели редкие составляющие, их было трудно произвести и трудно огранить, да так, что некие магические процессы были задействованы.
  Надев ожерелье с подвеской из черного камня, Хоюнь стала еще более привлекательной и загадочной.
  "Неудивительно, что все женщины в запрещенных фильмах в моей прошлой жизни носили ожерелья, браслеты, ремни, кольца, серьги и прочее. Даже если они не надевали их, эти украшения ощущались", подумал Цин Шуй.
  Красота женщины опирается на ее класс. А класс как в алкоголе: чем дольше ферментируешь его, тем вкуснее он. Женщины класса цветочной вазы были прекрасны, как распустившиеся цветы. Прекрасны, но эфемерны.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16285
  Переводчики: Kent
  
  Глава 209 Вино на кости тигра увеличивающее Ян и очищающее Красоту
  
  Красота женщины в ее классе. А класс как с алкоголем: чем дольше ферментируешь его, тем вкуснее он. Женщины класса цветочной вазы были прекрасны, как распустившиеся цветы. Прекрасны, но эфемерны.
  Цин Шуя тронули слова Цанхай Минъюэ: "Твое сокровище является сокровищем только для тебя". Подумать только, Хоюнь Лю-Ли видела в нем сокровище, он ей настолько нравился...
  Цин Шуй не понимал, почему она подарила ему Железный котел золотого огнива тогда в Городе Сотни Миль. Неужели он уже тогда ей понравился? Или она полюбила его по приезду в страну Цан Лан?
  Он знал, что мужчине, чтобы влюбиться, нужно мгновение. Ему нужно всего несколько мгновений, чтобы понять, трогает его это или нет, и влюбиться. Хотя чаще всего это просто желание, а не любовь.
  С другой стороны, женщине, чтобы влюбиться в мужчину, нужно гораздо больше времени, иногда и целая жизнь.
  Он не мог сказать, нравится ли он Хоюнь Лю-Ли по-настоящему или это только дружеские чувства.
  Где-то между разговорами Цин Шуй взял себя в руки и заметил, что перед каждым гостем уже стоит маленький бокал с темно-зеленой жидкостью, от которой шел чистый и глубокий аромат.
  "Старейший, что это? Полшага от бессмертия? Странное какое-то название", глубоко вдохнув аромат, спросил Цин Шуй.
  "Вино так называется. Бокал "Полшага От Бессмертия" позволит тебе ровно на полмгновения почувствовать себя божеством", со смехом сказал хозяин.
  "Хватит придумывать, можно подумать, я раньше его не пробовала. Оно вкусное, но глупо говорить, что оно придает чувство божественности. Кто знает, каково это? Быть божеством?" - жестко сказала его жена, понимая, что ее муж разбрасывается громкими словами.
  Цанхай Минъюэ не сдержала свой смех, услышав перебранку своих родителей. Цин Шую понравилась эта милая сцена. Со своей матерью он тоже себя так чувствовал. Хоть его семья и была бедной в его прошлой жизни, чувства всегда были одинаковыми!
  Не все подняли бокалы. Кстати, бокалы были малюсенькие, на один маленький глоток, что давало понять, что вино было исключительно ценным. Если уж Боевой генерал так жадничал на этот счет, это было точно не самое простое вино.
  Почувствовав вино во рту, Цин Шуй определил его тонкий вкус, который вызывал обильное слюноотделение. Спустившись вниз к желудку, оно вызвало особенно комфортное ощущение по всему телу, а также стимулируя его мозг.
  Цин Шуй понял, что вино было хорошим, но не лучше его Ликера на Тигровой Кости. Помешкав мгновение, Цин Шуй вынул бутылку своего невероятного вина.
  Это был еще один новый эффект от четвертого уровня. Ему больше не нужно было входить в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы достать оттуда нужную вещь.
  В прошлый раз Цин Шуй оставил целую бочку Ликера Хоюнь Лю-Ли, но сварил еще одну и оставил в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  "Старейший, вы похожи на ценителя вин. Я немного соображаю в виноделии. Попробуйте. Мне кажется, вам понравится", сказал Цин Шуй, доставая бутылку вина перед изумленными взглядами окружающих и передавая ее Цанхаю.
  "О, прекрасно, прекрасно, у тебя добрая душа!"
  Хоюнь Лю-Ли покраснела, вспомнив, что было между ними в прошлый раз, когда они вместе с Цин Шуем пили это вино. Она сразу узнала Ликер на Кости Тигра.
  Цанхай Минъюэ такая реакция подруги удивила. Что-то странное происходило между ними? Или может быть, этот парень задумал навредить ее отцу? Если нет, то странная была у Хоюнь Лю-Ли реакция. Возможно, она слишком много себе надумала....
  "Старший, попробуйте. Сравните его со своим Полшага До Бессмертия", сказал Цин Шуй с улыбкой, когда хозяин дома решил убрать бутылку.
  Цин Шуй не подумал, что хозяин боялся, что вино, которое он выделал, было не совсем презентабельно, и он просто не хотел поставить Цин Шуя в неловкое положение перед его дочерью.
  Жена его, однако, улыбнулась, забрала бутылку из рук мужа и открыла ее. Немедленно всю комнату наполнил еще более насыщенный аромат, чем от предыдущего вина. И только тогда хозяин дома отреагировал. Да и жена его была удивлена.
  "А это не легендарное вино на кости тигра, увеличивающее Ян и очищающее красоту?" - изумленно произнес хозяин дома.
  Цин Шуй тоже удивился, услышав длинное название, которое очень подходило к его вину. Когда название вина прозвучало, выражение лиц всех присутствующих сильно изменилось.
  "Давайте, давайте, все! Попробуем же. Это вино редко встречается, даже маленький глоток его очень ценен!" сказал мужчина и наполнил чашки.
  "Крестный отец, оно и правда такое ценное?" спросила покрасневшая Хоюнь Лю-Ли.
  "Все верно. Даже в книгах пишут об этом вине, оно время от времени появляется. Я и твоя крестная мать имели возможность однажды попробовать это вино. Вкус у него не идеальный, но эффект т усиления тела, улучшения внешнего вида, постепенного увеличения сил и укрепления Даньтянь невероятен!"
  Цин Шуй хотел было сказать, что есть еще один важный эффект, который заключался в укреплении одной штуки, которая находится у мужчин внизу. В конце концов, невозможно было укротить эту вещь никакими культивациями, ни дуэтными, ни потребляя сокровища с высшей энергией Ян. Однако многим людям этого было не понять. Влияние нижних районов их тела было велико, но не безгранично.
  "Ооо, подумать только, как оно хорошо. Я целую бочку выпила за последние полгода..."
  На этот раз все изумленно смотрели на Хоюнь Лю-Ли. Она вдруг смутилась под их взглядами, ее прозрачная кожа покрылась густым слоем красной краски.
  Хозяин все никак не мог понять, как это Цин Шую удалось достать целую бутылку такого вина, но услышать, что его крестная дочь выпила целую бочку его за полгода!
  "Лю-Ли не зря я почувствовала, что ты похорошела! Так это благодаря Вину на кости тигра, увеличивающему Ян и очищающему Красоту!"
  В волнении Цанхай Минъюэ чуть было не сказала "ускоряет Ян". Все равно она была очень смущена. Когда Цин Шуй впервые увидел ее, он подумал о том, как люди говорят, что чем высокомернее и грациознее женщина, тем более привлекательна она, когда смущается. Многие люди любили стеснительных женщин, потому что скромная женщина всегда прекрасна.
  "Это неправда!" смущенно отреагировала Хоюнь Лю-Ли.
  "Если ваше почтение так полюбили это вино, я могу еще достать. Или почему бы мне не дать вам рецепт? Вы сами сможете его сделать, когда захотите его снова попробовать", сказал Цин Шуй.
  "Это слишком хорошее вино и слишком ценное. Так не пойдет", твердо ответил хозяин дома.
  "Ну, хорошо, в таком случае сделаем так. Давайте обменяемся! У вас есть еще такие же черные драгоценные камни, который вы подарили Хоюнь Лю-Ли. Как насчет этого?" с улыбкой предложил Цин Шуй.
  "и так тоже не пойдет. Твое вино слишком ценно. Ты многое теряешь", засмеялся мужчина.
  "Хорошо, тогда почему вы не отдадите мне то, что для вас ценнее всего?" с ухмылкой сказал Цин Шуй.
  "Ты имеешь в виду тумаки?" - сердито спросила Цанхай Минъюэ.
  Все расхохотались. Цин Шуй с интересом продолжал наблюдать за женщиной, которая так сильно изменилась с тех пор, как он впервые увидел ее, стоящую верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре. Сердитый ее взгляд был так прекрасен, так прекрасен...
  Цин Шуй знал, что она вела себя так только в присутствие родителей. Он понимал, что она по-прежнему та же бесстрастная женщина. Но что-то может измениться, начиная с сегодняшнего дня.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16286
  Переводчики: Kent
  
  Глава 210. Есть что-то еще за пределами Стадии Великого Совершенства?
  
  "Поедим, отдохнем, а потом Юэюэ покажет вам наши владения. Я уж не пойду, вы, молодежь, сами развлекайтесь", сердечно сказала хозяйка дома и добавила. "Ах, да, позже она поможет вам с комнатами, где вы будете жить"
  После обеда Цанхай Минъюэ повела Цин Шуя и Хоюнь на двор, где возвышалось множество построек, в которых можно было выбрать любую комнату на постой.
  "Учитель... Сестра Минъюэ..."
  Цин Шуй захихикал, услышав, как Хоюнь заикается. Даже ему было неудобно слышать новое обращение!
  В итоге Цин Шуй выбрал небольшой шатер, а Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ выбрали себе другой павильончик.
  "Ну, что? Хотите тур по окрестностям сегодня?" спросила Цанхай Минъюэ и посмотрела на Цин Шуя.
  "Забудьте, давайте лучше завтра с утра. Уже поздно. Нам надо отдохнуть после стольких дней путешествия", ответил Цин Шуй, глядя на нее. Все-таки судьба такая странная и запутанная штука. Как же случилось, что он оказался вместе с этой прекрасной женщиной? Хотя они едва ли могли считать себя даже друзьями. В самый первый раз, когда он увидел ее верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре, он был загипнотизирован ее красотой. Он даже не думал, что ему выпадет шанс вот так просто общаться с ней.
  Мир девяти континентов был огромным, поэтому возможность встретиться с незнакомцем дважды равнялась нулю. Поэтому Цин Шуй и не думал, что когда-нибудь встретиться с нею снова. Поэтому он сохранил ее образ в своей памяти, чтобы медленно любоваться ею.
  "Тоже хорошо. Пойдем, я приготовлю комнату для тебя", Цанхай Минъюэ подхватила Хоюнь Лю-Ли за руку и повела ее в сторону жилища Цин Шуя.
  Цин Шуй поплелся за ними.
  У павильона были два уровня. На первом уровне была гостиная, на втором была спальня. Войдя в дом, Цин Шуй сразу заметил, что все сияло чистотой, а Цанхай Минъюэ уже принесла с собой одеяло и начала стелить постель.
  Цин Шуй не отрываясь, смотрел за простыми манипуляциями этой грациозной и красивой женщины и никак не мог отделаться от мысли, что он мечтал бы жениться на такой, как она. Он тоже хотел иметь ангелоподобную дочку, как Луань Луань, чтобы обожать ее и заботиться о ней. Это ли не счастье?
  Какая жалость. Этого Цин Шуй себе пока позволить не мог. Дело Клана Янь тяжелым грузом лежало на его сердце. С тех пор, как увидел ту упрямую девушку, которая по всей вероятности была его старшей сестрой, он не мог успокоиться. Только культивация помогла бы ему забыть об этом, ведь всякий раз, вспоминая ее, его мысли становились чернее тучи.
  Он случайно встретил ее в Городе Янь. Неужели это судьба-злодейка? Цин Шуй снова погрузился в раздумья, не видящими глазами уставившись на Цанхай Минъюэ.
  Прибравшись, девушки заметили, что Цин Шуй стоит, как вкопанный. В его глазах не было даже проблеска света. Они понимали, что он погрузился в какие-то тяжелые воспоминания по тому неприятному выражению лица, которое появилось на нем.
  "Не думай так много, все будет хорошо. Верь в себя. Какой смысл себя так мучить? Только еще больше расстроишься. Хотя я не совсем уверена, в чем дело, но я все равно верю в тебя", тихо сказала Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй, высыпайся, просто постарайся на время забыть об этом", убеждала его Хоюнь, не скрывая беспокойства в голосе.
  Цин Шуй вздохнул. Проводив их, он улегся на удобную кровать и уставился в потолок.
  Но было еще довольно рано, поэтому он решил погрузиться в пространственную сферу. За эти два месяца он достиг 75-го уровня циркуляции. Более двух месяцев культивации внутри пространственной сферы приравнивались трем годам культивации снаружи.
  Три года прилежной культивации прибавляло пять циклов циркуляции Ци. Цин Шуй не знал, радоваться или огорчаться. Древняя Техника Усиления слишком обманчива - приращение пяти циклов намного увеличивают силу. Особенно после 70 циклов, каждый раз он пробивал дополнительный цикл, он чувствовал нарастающую сложность. Цин Шуй задумался, что, возможно, он пробьет Пятый Небесный Уровень после того, как количество пройденных циклов дойдет до 99.
  Итак, его путешествие до вершины 4-го небесного уровня (98 циклов) подразумевало еще 23 цикла. Исходя из этих подсчетов, даже с помощью пространственной сферы, ему требовалось еще 12 лет.
  Беря во внимание распределение времени и оставшиеся ему два года, у него выходило 25 лет. То есть он мог проводить только по 4 часа внутри пространственной сферы каждый день
  Цин Шуй задумался. С культивацией до 4-го уровня у него проблем не возникло, но они появятся, когда он попытается пробить пятый. Ему понадобилось около 7 лет вступить на 4 уровень. Хоть это и был переломный момент и 5-й уровень должен даться ему легче, Цин Шуй понимал, что даже три или пять лет будут просто агонией, а уже про семь лет и подумать было страшно.
  Расстроенный Цин Шуй снова вошел в пространственную сферу и приступил к культивации. Только полностью погрузившись в нее, он смог временно позабыть о своих бедах. Он забыл о давлении будущего, множестве людей позади него, что у него не было права на ошибку, о его сестре в Клане Янь и его матери Цин И.
  Кроме долгих тренировок Древней Техники Усиления, Цин Шуй также практиковался в алхимии. Он надеялся, что откроет рецепты в течение этих двух лет, которые окажутся очень полезными в его практике.
  В свободное время он тренировался в технике иглоукалывания. Он знал, что эта золотая игла станет его козырем, особенно вкупе с первобытным огнем.
  Что же касается Дланей Великого Золотого Будды, в ней он уже был опытным бойцом. Тогда, в Пещере Тысячи Будд, его Техника Следа Ладони Будды была уже на довольно высоком уровне. Он обнаружил, что техника Следа Ладони Будды сама по себе была чрезвычайно мощной техникой атаки двумя руками.
  Было еще кое-что. Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны была силой ауры. В ней не было поз. Вместо них в технике использовалась атака извращенно чудовищной аурой. Ее можно было использовать вместе с любой боевой техникой, что удваивало эффект при приложении только половины усилий.
  Цин Шуй всегда ценил скорость. Поэтому каждый день он тренировал Технику Галопа Оленя. В этой технике Цин Шуй, к его огромной радости, уже достиг Стадии Великого Совершенства, поэтому его скорость удвоилась. Однако он все равно продолжал тренировки, так как обнаружил, что его скорость продолжает расти, но меньшими темпами, чем раньше.
  Цин Шуй всегда удивлялся. Боевым искусствам не было границ, что же было после Стадии Великого Совершенства? Как боевой солдат становился боевым командиром, потом Сяньтянь, а потом Божественная Сфера. Что же было после Божественной Сферы?
  Убежденный в этой теории, Цин Шуй продолжал тренировки Галопа Оленя. Пока он чувствовал улучшения, не важно, как медленно они наступали, он без устали практиковался. У людей может быть лимит, но в то же самое время они были безграничны!
  На второй день Цин Шуй проснулся вовремя. Небо уже посветлело, а Цин Шуй признался себе, что давненько он не спал на такой удобной кровати.
  Совершив омовения, он приступил к зарядке для костей и мышц. Тайчи, быстрый одиночный удар, След Ладони Тысячи Будд. Цин Шуй провел целый сет движений в каждой технике с различной скоростью от крайне быстрой до очень медленной, и наоборот. Со стороны эти упражнения выглядели очень гладкими и основательными, особенно потрясающая техника Следа Ладоней Будды вместе с Кулаком Тайчи.
  "Сестра Минъюэ, по вашему опыту, что за техники он использует?"
  Хоюнь и Цанхай, две изумительные красавицы, наблюдали за тренировками Цин Шуя из окна.
  "Понятия не имею. Он один из самых непостижимых людей, которых я встречала. Ничего о нем сказать не могу", засмеялась Минъюэ, "Хоюнь, сестра, скажи честно, как далеко зашли отношения между тобой и этим отпрыском?"
  Хоюнь покраснела: "На самом деле мы просто друзья. Мы просто близкие друзья и все".
  "Никаких отношений, а он дал тебе выпить того вина кости тигра?"
  "Серьезно, между нами ничего нет. Он никогда не говорил, что у него какие-то виды на меня. Может, один только инцидент...." Хоюнь опять вспыхнула от стыда.
  "Расскажи, сестра, может, я чем помогу".
  "Он... подарил мне подарок. И повесил на шею", Хоюнь достала из-под одежды золотую подвеску.
  "Ты поэтому в него влюбилась?" спросила Минъюэ, и странный взгляд блеснул из-под ее ресниц.
  "На самом деле, я до сих пор не знаю, что со мной. Я думаю о нем постоянно и хочу видеть его. Я не хочу, чтобы он грустил, хочу, чтобы он веселил и развлекал меня".
  Цанхай Минъюэ растерялась при этих словах! Она никогда раньше не испытывала таких эмоций по отношению к парню. Если однажды какой-то парень вызовет такие эмоции в ее сердце, побежит ли она за ним?
  Хоюнь понимала чувства, которые переживала растерянная Цанхай Минъюэ. Она чувствовала то же самое - в то время, когда только влюбилась в него. Сейчас же она более четко ощущала свои собственные эмоции.
  После завтрака троица пошла прогуляться по улицам города.
  "А мы прямо как семья бессмертных!" - со смехом сказал Цин Шуй.
  "Пфф!" фыркнула Цанхай Минъюэ. "Сегодня я отведу вас к Южному Древнему Проходу. Это место было основой для большинства крупных кланов и семей, а также один из самых процветающих районов в Столице".
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16426
  Переводчики: Kent
  
  Глава 211. Коварный Загадочный Камень
  
  "Сегодня я отведу вас к Южному Древнему Проходу. Это место было основой для большинства крупных кланов и семей, а также один из самых процветающих районов в Столице".
  Услышав анонс, Цин Шуй не смог сдержать свою радость.
  "Южный Древний Проход?"
  Причина, по которой Цин Шуй так страстно желал оказаться там, таилась в том, что он слышал, что там находились самые влиятельные кланы и семьи. Он очень хотел увидеть их общие способности и уровни этих людей, населявших Континент Зеленого Облака.
  Все трое вышли из резиденции Цанхай, и Хоюнь немедленно встала по левую руку Цанхай Минъюэ, которая неожиданно оказалась посередине.
  Цин Шуй естественно заметил это движение и почувствовал, что она намеренно его избегает. Цин Шуй всегда проявлял пассивность в отношениях. Он проявлял активность только в случаях с Ши Цинчжуан и Минъюэ Гэлоу, потому что им двигало чувство ответственности и большое желание взять эту ответственность на себя. Поэтому он понимал, что был влюблен в обеих - в Ши Цинчжуан и Минъюэ Гэлоу вне зависимости от обстоятельств.
  Однако с Хоюнь Лю-Ли он понимал, что ему трудно проявлять инициативу. Он знал, что на самом деле он не нравится ей, и сам не хотел начинать отношения с еще одной женщиной. Поэтому даже если у него и возникали похотливые чувства и обманные желания, он не собирался активничать с ней.
  Но чаще всего он полагался на волю природы. Он и не форсировал события, и не ставил ограничений. Хотя Цин Шуй понимал, что ему трудно не держать все под контролем.
  В пути Цанхай Минъюэ улыбалась, как цветок божественной красоты. Каждый раз, видя это, Цин Шуй не уставал удивляться, насколько женщина могла быть такой красивой.
  Ее ошеломляющая аура не зависела от ее уровня культивации, а была у нее с рождения. Это была горделивая аура, аура высокой самооценки, но не ее высокомерия. Это другие чувствовали, будто она выше их и недоступна, вне зоны досягаемости. Пара ее черных глубоких прекрасных глаз имела опьяняющий шарм, заставлявший человека испытывать эмоции с ней в унисон. В то же самое время она излучала некое равнодушие, что помогало ей держать дистанцию.
  От нее исходила аура прекрасного, но, тем не менее, ядовитого цветка мака в темноте. В ней был непреодолимый смертельный яд, от которого бы любой хотел погибнуть.
  "Расскажите побольше про черный драгоценный камень третьего уровня? Мне очень интересно узнать", задал Цин Шуй вопрос, пока они шли по дороге. Когда он повернул голову, он близко-близко увидел лицо Цанхай Минъюэ. И вновь его сердце ухнуло, особенно при виде розовато-бледной шеи и прозрачной кожи ушей. У него даже в горле пересохло. Непреодолимое желание поцеловать ее душило его.
  И Цанхай Минъюэ как почувствовала его горящий взгляд, когда она, сделав еще пару шагов, наконец, сказала: "Есть много типов мистических камней в мире девяти континентов. Каждый из них имеет цели вырастить силы практикующих бойцов. Есть желтые камни, которые впитывают определенное количество электрических элементальных сил, красные камни, которые впитывают огненный элементал, голубые камни - водный, зеленые камни, которые впитывают силы деревянного элементала".
  Цин Шуй прекрасно понимал объяснение Цанхай Минъюэ, но вспомнил, что зеленые камни увеличивают силы земного элементала. Казалось, что память его подвела.
  А Цанхай Минъюэ продолжила: "Камни выше нацелены увеличение сопротивляемости воина. Обычно только те, у кого 4-ый и выше уровень, получают большую силу. Есть еще несколько типов камней, например, черный камень, которые представляют особую ценность. Красный агат, который усиливает атаку, из той же серии, что и черный камень. Агат третьего уровня увеличивает скорость атаки на 10%, четвертого - на 20, а пятого - на все 40 процентов. И список можно продолжать, но никто не знает максимальный уровень".
  "Красный агат хорошая вещь. Если бы у меня появился красный агат десятого уровня..." - поцокал Цин Шуй языком, думая о том, какой ужасающей силы его атака могла стать. Вот бы найти такой камень для себя...
  "есть еще маленький загадочный лунный камень, который увеличивает защиту. Лунный камень третьего уровня ставит защиту на 10% выше, четвертый уровень увеличивает защиту на 20%, а камень пятого уровня - на 40%. И опять же нет границ уровням этих камней".
  "А какие еще есть редкие камни?" продолжал интересоваться Цин Шуй.
  "Множество. Мир девяти континентов не испытывает в них недостатка. Есть еще солнечный камень, про который говорят, что он увеличивает силу атаки посильнее красного агата. Шарира может очень сильно увеличить духовность. Световой камень увеличивает продолжительность жизни. И наконец, легендарный мистический камень. Только его эффект никому не известен. Но есть еще множество других камней".
  Цин Шуй был впечатлен. Но он слышал о легендарном мистическом камне много нехорошего. Его заполняли смешанные чувства. Он услышал много важной и интересной информации, но его не оставляло ощущение, что он всем эти когда-то уже обладал. Чувство это было потрясающим.
  Цин Шуя также удивила огромная ценность черного камня третьего уровня. Невероятно!
  Все эксперты желали иметь эти предметы. Ведь они могли увеличить способности до значительного уровня. Поэтому и цена камней была высока. Причина дороговизны частично зависела и от того, что найти эти вещи было тоже трудно. Чем реже была вещь, тем дороже она была.
  Даже если их носили люди с меньшими силами, Цин Шуй припоминал, что скорость, с которой они улучшали свои показатели, тоже значительно увеличивалась. Он понимал, что если ему когда-то и достанется черный камень третьего уровня, его способности однозначно увеличатся. Конечно, лучше найти камни уровнем выше, четвертого, пятого...
  "Эти камни все находятся на законченном уровне, или нужно, чтобы они прошли через руки специалистов для обработки?" Цин Шуй знал, что уровни камней были бесчисленными.
  "Камни добываются в мистических шахтах. Сырые камни все на первом уровне. Конечно, им необходима огранка и полировка. Чтобы перейти на второй уровень, им нужна очистка. Чтобы получить один камень более высокого уровня, требуются два камня уровня ниже. Я знаю, что успехом увенчается только одна попытка из десяти. А в получении камня третьего уровня и вовсе 1% успеха. То есть из ста попыток только одна удачная. Я не знаю, как насчет других", сказала Цанхай Минъюэ.
  Каждая ее улыбка делала ее лицо еще более привлекательным. Царственная красота, без единого изъяна, легко вводила Цин Шуя в ступор.
  Вот как соединялись камни. Значит, сила самих камней имела значение. Их можно было очищать, чтобы удвоить уровень. Жаль, что уровень успеха был столь ничтожным. Естественно, что эти предметы были редкостью.
  "Можно ли оправлять эти камни в ожерелья?" спросил Цин Шуй. Успех камней был ощутим именно при носке, значит, их нужно было огранять в украшения.
  "Конечно, ты можешь вставлять их в любые украшения. Ожерелья, подвески, ремни, доспехи... Все зависит от качества этих предметов. Если качество низкое, то есть вероятность, что украшение не выдержит мистические силы камня".
  "Это означает, что я могу вставить их в любое украшение, и нет ограничений по количеству? Значит, я буду выглядеть очень впечатляюще, если надену камни по всему телу?" спросил Цин Шуй.
  Услышав это, Цанхай Минъюэ улыбнулась.
  "У большинства материй, из которых шьют одежду, не выдержат силу камней, даже тончайший шелк или парча. Ходят слухи, что шелк Японского Дубового Шелкопряда может сопротивляться, но это только слухи. Только доспехи или боевой наряд выдерживает камни, например, самое лучшее из известных ныне - Золотые Доспехи. Их можно украшать только четырьмя камнями пятого уровня. Камни более высокого уровня эта броня уже не выдержит в таком количестве. Но никто не видел камней качеством выше пятого".
  Цин Шуй слушал, потирая нос и неуклюже улыбаясь.
  "Значит, на данный момент самые распространенные это ожерелья, подвески, ремни, подвязки и ножные браслеты. Можно надеть много на себя, но обычно в один предмет вставляется один камень. Самый лучший камень, который я когда-либо видела, был в ожерелье в форме лазурного дракона из водного нефрита. Но в нем был только один черный камень пятого уровня".
  Это название показалось Цин Шую знакомым. В его прошлой жизни такого же качества был его Меч Большой Медведицы. Оказалось, что это очень ценный предмет в мире девяти континентов.
  Вспоминая свой Меч Большой Медведицы, он не мог не спросить: "А в оружие можно вставлять камни?"
  "Конечно, в мире девяти континентов люди предпочитают вставлять драгоценные камни именно в оружие. В рукоятку меча можно вставить до трех камней, а есть мечи, чьи лезвия усыпаны камнями. Согласно историческим записям, самое большое количество камней, вставленных в меч, было десять. Три на рукоятке и семь на лезвии!"
  Цин Шуй был вне себя от радости после этих слов. Он знал, что Меч Большой Медведицы не такая простая штука. Более того, он чувствовал, что те семь звезд на лезвии Меча были похожи на семь драгоценных камней. Может быть, в мече была сокрыта какая-то тайна?
  Троица продолжала свой путь, а Хоюнь Лю-Ли тихо слушала разговор Цин Шуя и Цанхай Минъюэ. Она время от времени одаривала их своей очаровательной улыбкой.
  Цин Шуй решил, что нужно внимательно слушать каждое слово Цанхай Минъюэ. Со стороны казалось, что он погружен в свои собственные мысли, но это было не так.
  Цин Шуй уже овладел достаточно большим количеством вспомогательных техник, но он был не уверен, может ли огранка камней приравниваться к такой технике. Из диалога с Цанхай Минъюэ он понял, как удивительны драгоценные камни в мире девяти континентов. Он немедленно решил, что хочет заняться огранкой драгоценных камней. В конце концов, каждый дополнительный уровень увеличивал влияние камня вдвое. Это было слишком соблазнительно.
  Если бы он овладел искусством выделки камней, он бы смог носить на себе целую кучу камней седьмого уровня и даже выше. Плюс способность очищать эти камни..... Ха-ха, с одним только эффектом от этих камней, убивать людей станет так же просто, как убить собаку. Как легко будет!
  "ТЫ думаешь о том, чтобы увешать себя кучей камней 7-го и 8-го уровня и щеголять в них? " засмеялась Цанхай Минъюэ. Ее черные прекрасные умудренные опытом глаза и жемчужно-белые зубы ослепляли красотой. Цин Шуй опять почувствовал огонь желания, особенно когда увидел случайно мелькнувшую полоску нежного розового язычка.
  Однако его неприятно удивили его слова. Получается, она видела его насквозь? И он все время выглядел идиотом?
  "Ха-ха, как будто ты сама не мечтала. Просто с этим могут возникнуть проблемы", сказал Цин Шуй, как ни в чем не бывало.
  Цанхай молнией взглянула на Цин Шуя и еще шире улыбнулась, излучая пьянящее очарование. "Да, проблема есть. Однажды придет день, когда у тебя не будет никаких проблем, и ты сможешь огранить множество камней седьмого уровня, не забудь про меня? Договорились?"
  "Без проблем, если у меня получится успешно очистить свой первый драгоценный камень седьмого уровня или выше, вы первая получите его от меня", пообещал Цин Шуй.
  Теперь ему нужно было овладеть навыками огранки камней. Даже если бы он овладел ею, не стоило посвящать в это других людей, так как это могло навести на него много неприятностей.
  Слова Цин Шуя заставили Цанхай Минъюэ вновь взглянуть на него ее коронным загадочным взглядом. А Цин Шуй, не поняв его в очередной раз, решил его просто проигнорировать.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16427
  Переводчики: Kent
  
  Глава 212. Юэюэ, пора кормить ребенка.
  
  "Хорошо, как происходит процесс очистки камней?" сказал Цин Шуй с улыбкой, потирая нос. Он вдруг понял, что со стороны выглядит как ученик, жадный до знаний.
  "Мой дорогой Мастер-плавильщик божественного уровня, Сэр Цин Шуй, слушай внимательно..." - тут Цанхай Минъюэ поняла, что шутка не удалась, поэтому спешно продолжила рассказ: "Процесс обработки камней это навык, которым может овладеть любой. Конечно, от человека требуется знание некоторых простых методов. На самом деле, большинство считает, что все дело в удаче. Кому-то повезет за одну попытку, а у кого-то и сотня попыток провалятся. Как только создатель претерпевает неудачу, два камня в работе нужно уничтожить".
  "Не слишком ли суровое наказание? Подумать, что камни нужно полностью уничтожить! Цена слишком высока", пробормотал Цин Шуй.
  "Ха! Не только наказание сурово, но и успех очень маловероятен. 1% вероятности того, что у тебя получится камень третьего уровня. И чем выше уровень, тем реже успех", засмеялась Цанхай Минъюэ, ей было очень приятна вовлеченность Цин Шуя в ее рассказ.
  "А вы видели процесс обработки?" Троица продолжала медленно шагать. Мимо проходило много людей, многие с любопытством разглядывали их. Конечно, эти две дамы своей красотой вполне могли разрушить государство и принести страдания его людям.
  "Видела несколько раз, но все это были попытки вырастить камень 2-го уровня до 3-го. И все провалились. Сам процесс кажется очень простым, очищающий котел нужно поддерживать на том же огне, что и при алхимии. И даже лучше, когда мастер может культивировать свой собственный огонь до начала очистки камней. Большинство говорят, что все зависит от личной удачи, потому что никому так и не удалось выявить единый метод успешной очистки", объяснила Цанхай Минъюэ.
  Стоило ей упомянуть каналы Ци, все стало совсем запутанным. Как воспоминания Цин Шуя о его прошлой жизни. Если человек не ухватывал сути мастерства выделки камней, его успех был крайне невысок. Как только он понимал суть и овладевал нужными навыками, успех достигал 100%.
  Однако жаль, что среди вспомогательных техник Цин Шуя не было мастерства выделки камней. Он был не уверен, наступит ли тот день, когда он сможет приобрести столько удивительные навыки. Даже если этот день и наступит, он не знал, каков будет его успех. Он никогда раньше не думал, что мастерство это такое мощное и в то же самое время такое противоречивое.
  Тут он вспомнил про свой лунный камень, который ему подарила его богоподобная учительница, и снял его. Держа его в руке, он видел множество трещин на нем. Мысли его немедленно улетели вдаль, к Ие Цзянъэ, в Секту Небесного Меча.
  "А этот камень первого или второго класса?" спросил он у Цанхай Минъюэ. Судя по свечению камня, он не был похож на камень третьего уровня и эффект от него не был 10%. Поэтому он хотел уточнить.
  "Это камень второго уровня, лунный камень", не задумываясь, ответила Цанхай Минъюэ.
  "Так много ли всего камней в мире девяти континентов?" Цин Шуй понимал, что все камни в руде, но сколько ее - не был уверен.
  "Не нужно волноваться о количестве, пока ты готов платить за них высокую цену, найти их будет не трудно. Сколько захочешь. Если камень первого уровня стоит сотню таэлей серебром, то тысячи таэлей тебе не хватит даже для обработки камня второго уровня. Даже с миллионом серебряных монет, тебе будет трудно купить камень третьего уровня. Потому что для выделки камня высокого уровня, в расход идут тысячи и десятки тысяч камней уровня ниже. Как тут оценить его? Хотя камни первого уровня довольно дешевы", улыбнулась Цанхай и продолжила путь, держа Хоюнь Лю-Ли за руку.
  "Разве нет хороших плавильщиков? Ну, тех, у кого высокий рейтинг успешности в выделке камней? Должны же быть такие, я хотел бы у них поучиться". Первое о чем подумал Цин Шуй, была кузница.
  "Плавильщики? Нет такого названия. Так называют тех, у кого работы нет нормальной, такой работы не существует. Если есть желание работать с камнями, тебе нужно идти в ????. Там много продается подходящих котлов по выгодным ценам. Цена будет назначаться за каждое использование, с собой нужно принести собственные камни. И помнить, что успех и провал зависят только от твоей личной удачи".
  "То есть, нет людей, которые зарабатывают этим на жизнь", не верил Цин Шуй своим ушам.
  "Не то чтобы совсем нет. Есть крупные секты и уважаемые кланы, где люди специально занимаются этим искусством. Но опять не так и успешно. Более того, кто возьмется за такое? Успех слишком мал, большинство просто делают камни второго уровня из камешков первое уровня, или в лучшем случае добираются до третьего. Просто у большинства не хватает денег на очистку более высоких уровней", продолжала идти Цанхай.
  "а вот и Южный Древний Проход!" показала Цанхай Минъюэ рукой.
  Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли посмотрели в направлении, в котором указывала Минъюэ. Вид открывался грандиозный!
  
  Южный Древний Пассаж был не просто улицей, а комбинацией различных пересекающихся дорог, широких, старинных, с особой атмосферой. Несмотря на то, что улицы шли в разных направлениях, ощущения хаоса не создавалось.
  Здания по бокам были в основном в виде пагод с 4, 8 или 12 углами. Большие дворы и высокие здания, похожие на древние дворцы также украшали Пассаж. Одного взгляда хватило Цин Шую, чтобы оценить присутствие и атмосферу этого места. Здесь не было щедро украшенных зданий, наоборот, излишний декор здесь смотрелся бы как образец дурновкусия.
  
  И все же все здания были прекрасны, и не своим убранством. Это была красота Цанхай Минъюэ - с достоинством и безупречностью, приводящая окружающих к благоговейному восхищению.
  Территория Древнего прохода была велика, он выходил прямиком к южным воротам города. Множественные здания тянулись бесконечно вдоль улиц. Впервые Цин Шуй увидел такую щедрую и просторную застройку. Неописуемое зрелище.
  Люди и экипажи двигались по дороге, везде соблюдался строгий порядок. Можно было видеть группы вооруженных людей. Много женщин всех форм и размеров, некоторые с толстым слоем косметики на лице, другие вовсе без нее. В столице было много людей и красавиц здесь хватало. Может, еще и потому, что большинство людей в мире девяти континентов практиковали боевые искусства и жили в мире большой духовной энергии, поэтому среди них было так много красивых людей. Конечно, Цин Шуй понимал, что никто и в сравнение не шел с красотой Цанхай Минъюэ и его богоподобной учительницей Ие Цзянъэ.
  Хоюнь Лю-Ли зато была сильнее в том, как она себя преподносила. Ее очарование и поза были бесподобны, чем дольше ты ее знал, тем больше начинал это ценить. Она не была похожа на Цанхай Минъюэ или Ие Цзянъэ, которые поражали с первого взгляда. Ее красота просачивалась день за днем и выражалась в тонких деталях.
  В толпе Цин Шуй поймал глазами парочку прекрасных дам, но ни одна не могла сравниться с его спутницами. Только они заставляли его глаза вспыхивать от радости. Они просто были на абсолютно другом уровне.
  "Вы заметили людей в белом с длинными мечами? Они все из секты Легенды. У них самое большое количество учеников в Южном Древнем Пассаже. А эти прекрасные дамы в яркой разноцветной одежды все в основном из Секты Радости", продолжала рассказывать Минъюэ. Трое друзей уже добрались до самой процветающей улицы Пассажа.
  Цин Шуй молча запоминал информацию. Цанхай Минъюэ рассказала ему, что нельзя связываться с Сектой Вечного Меча, Радостной Сектой и Аристократами Имперских Чудовищ.
  Однако он не считал, что им удастся так просто встретить этих людей. И он не знал, насколько они сильны, и не стал задавать Цанхай глупых вопросов.
  Уважаемые кланы, как правило, имели меньшее количество персонала, чем секты, численность некоторых и вовсе измерялась единицами. Сила не всегда лежит в количестве.
  Троица привлекала к себе много внимания. Трудно было не заметить таких красавиц, куда бы они ни направлялись, они ловили на себе взгляды окружающих.
  "Брат, ты видишь вон тех двух красоток? Они прекрасны. Как ангелы с небес. Попробуем с ними познакомиться?" - уродливый молодой человек с крысиными глазками и головой в форме ведра спросил у своего высокого и крупного товарища.
  Шлеп! Шлепок полетел в затылок юноши. "К черту тебя! Познакомиться? Ты не видишь, как много мужчин на них смотрит? И ни один еще не сделал шага?" жестко ответил ему товарищ.
  "Но почему?" спросил с горечью молодой невысокий парень.
  "Дурачина, это говорит о том, что они очень сильны или с мощной поддержкой. Даже если это не так, какие у тебя-то шансы?" со знанием дела отвечал крепыш.
  "Ну, если бы не эти два фактора, может, у нас бы и получилось?"
  "Подумай еще раз. Столько людей пускают на них слюнки. Только у той, что покрасивее, аура, которая людей отпугивает. Если бы мы подошли, чтобы она с тобой сделала?" загадочно сказал крепкий и высокий парень. Цин Шуй посмотрел на него внимательнее. Он четко слышал весь разговор.
  "А что они сделают? Ты думаешь, драться с нами начнут?" несчастный юноша не уставал удивляться.
  "Да все мужики вокруг начнут изображать героев и кинуться их спасать. И будет драка", умно заметил тот, что повыше.
  "Ааа, какой же ты умный, босс. Тогда давай мы будем изображать героев, спасающих красавиц?" похотливо спросил юноша.
  "Иди к черту. Ничего мы не будет делать. Мы тут никто. Пойдем!"
  "Вы это слышали? Вас считают самыми красивыми тут и многие хотят вас похитить!" со смехом сказал Цин Шуй. Он знал, что и девчонки тоже все прекрасно слышали. Постепенно они приближались к этой группе людей.
  "В этих местах много разного народу. Но большинство знают свое место. Если бы не знали, давно бы лежали в могиле. Поэтому и дразнить осмелятся только тех, кто послабее".
  Цанхай Минъюэ не обиделась на то, что Цин Шуй попытался их подразнить.
  "А много людей знают, кто вы такая, Цанхай Минъюэ?" полюбопытствовал Цин Шуй.
  "Ха-ха, я же не знаменитость, потому что большую часть жизни провела в других городах, я редко тут бываю. Хотя когда я была маленькой, родители меня приводили сюда погулять довольно часто", со смехом ответила Цанхай Минъюэ.
  "Черт", сокрушался Цин Шуй.
  "Что такое?" одновременно воскликнули Хоюнь и Цанхай.
  "Я предчувствую, что в ближайшие 15 минут вас попытаются похитить или просто завести разговор. Но будет конфликт", сказал Цин Шуй, потирая нос.
  "Ты серьезно? Ты слишком много думаешь об этом", странно посмотрела Хоюнь на него.
  А Цанхай Минъюэ повернула голову в сторону нескольких молодых людей, стоявших неподалеку. Хоюнь Лю-Ли тоже заметила их.
  "Мисс, не желаете присоединиться и выпить с нами?"
  Цин Шуй потерял дар речи, увидев флиртующего парня в троице мужчин. Довольно симпатичный, но его голова была немного наклонена в сторону. Он смотрел прямо в глаза Цанхай Минъюэ.
  Трое молодых людей возрастом около 25-26 были одеты в элегантные белые одежды. Не зря говорят, что благородство мужчины начинается с его портного. Цин Шуй считал, что если человек не совсем уродлив, то в хорошей одежде любой может выглядеть презентабельно. Понятно, что нужна стать, чтобы выглядеть достойно. Но парень перед ним выглядел высокомерно и без какой-либо доблести. Ну, хоть кожа была гладкой, и на том спасибо.
  Цанхай ничего не ответила им, но повернула голову к Цин Шую. Тихонько взяв его за руку, она сказала: "Цин Шуй, я устала. Давай найдем место для отдыха".
  Голос ее был так нежен, что Цин Шуй не поверил своим ушам. Его рука была в ее ладони, он просто кивнул головой.
  "Дьяволица. Настоящая дьяволица. Она великая дьяволица, которая культивировалась не меньше тысячи лет", подумал он про себя.
  Он понял, что Цанхай, таким образом, решила проблему. Ей был нисколько не интересен парень в толпе, и она просто хотела, чтобы Цин Шуй от него избавился.
  "Так, за удовольствия надо платить", подумал Цин Шуй беспомощно, а вслух сказал: "Юэюэ, давай пойдем домой. Пора ребенка кормить", с этими словами Цин Шуй схватил Минъюэ за руку. Он дотронулся носом до кончика ее носа и потерся об него.
  Окружающие застыли от удивления. Даже Хоюнь на секунду поверила его словам.
  Цанхай Минъюэ смутилась так сильно, что решила прекратить это шоу. Она уже проклинала этого парня за то, что вышел за рамки, но раз начала... Шоу должно продолжаться, иначе, что люди подумают!
  "Ага!"
  Таким образом, Цин Шуй подхватил Цанхай Минъюэ, та потянула за собой Хоюнь, застывшую в ступоре, все трое собрались было уходить.
  "Хотите уйти? А наш молодой Мастер разрешил вам уходить?" один из группы молодых людей ехидно воскликнул. "Вы не знали, что наш Молодой Мастер обожает молодых замужних дам, особенно тех, кто грудью кормит? Вы не знаете, что наш Мастер выпивает по утром чашку свежего человеческого молока?" продолжал гримасничать он.
  Цин Шуй видел, как Молодой Мастер не сводит глаз с мягкой груди Цанхай. Его губы даже подрагивали от похоти...
  Цин Шуй видел, как закипает от возмущения Цанхай, поднял камень и швырнул его, попав прямо по губам охальника.
  Тот застонал!
  "А сейчас нам можно идти?" с ехидцей спросил Цин Шуй.
  "Ты хочешь уйти, побив одного из нас? Наш Молодой Мастер Фэн - внук Старшего Фэн из Секты Бессмертного Меча!"
  "Пфф!"
  И еще одному попало по губам. И еще один заныл.
  "Теперь-то можно?" снова усмехнулся Цин Шуй, глядя прямо на того, кого назвали Молодым мастер Фэн.
  "Нет!" - прозвучал низкий голос.
  Неожиданно появился мужчина средних лет. Он был также одет в белое, его холодный взгляд был направлен на Цин Шуя.
  Видя, что Цин Шуй собрался снова драться, Цанхай Минъюэ схватила его за руку и покачала головой.
  "я верю, что вы видели всю ситуация. Я не хочу никого убивать. Хотя убить вас для меня легче легкого, но я не составлю вам компанию на сегодня. Вы можете легко найти меня в резиденции Цанхай", сказала, помешкав, Цанхай Минъюэ. Она резко взглянула на вышедшего мужчину, потом потянула за собой своих друзей и собралась уходить.
  "Резиденция Цанхай?"
  Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли молчали. Цанхай Минъюэ быстро зашагала вперед, и только отойдя поодаль, выдохнула.
  "Я втянул тебя в неприятности?" спокойно спросил Цин Шуй.
  "Секта Бессмертного меча очень влиятельная. Поэтому я тебе велела не влезать к ним. Даже если бы ты ничего не сделал, я бы сама предприняла меры. Я бы убила его, даже зная, что он из Секты Бессмертного Меча".
  "Это принесет вам и вашему отцу проблемы?"
  "Нет, не беспокойся. Я забыла упомянуть, что мои родители тоже очень влиятельны в нашем районе. Пойдемте, у меня настроение пропало. Давайте найдем, где пообедать и отдохнуть", мягко сказала Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй выдохнул с облегчением.
  "Уф, ты перестарался немного", взглянула Цанхай на Цин Шуя своими мудрыми и прекрасными глазами.
  "Кхе-кхе, это... Я просто старался, чтобы ну... реалистичнее выглядело все?" Цин Шуй припомнил, как уткнулся носом в нос Цанхай., изображая пару. Как было прекрасно это чувство.
  "Ты первый, кто осмелился на такую наглость со мной. Ты не боишься, что я потеряю контроль и убью тебя?" странным тоном заявила вдруг Цанхай Минъюэ.
  Хоюнь Лю-Ли улыбнулась и посмотрела на Цин Шуя.
  "Нет, не боюсь совсем", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  "Пойдемте уже, пора кормить ребенка!"
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16428
  Переводчики: Kent
  
  Глава 213. Райский Дворец. Небесные Громовые Раскаты
  
  "Пойдемте уже, пора кормить ребенка!"
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  Цин Шуй видел, что молчат его дамы, одаренные небесами исключительной красотой. Их слегка надутые губы намекали на то, что они сердятся. Однако очарование их от этого только росло, а он мог безнаказанно ими любоваться. В конце концов, не часто ему выпадает шанс подразнить Цанхай Минъюэ.
  "Ты мерзавец, плохой человек", пробормотала Хоюнь Лю-Ли, будто бы про себя.
  Цанхай Минъюэ высвободила свою руку из руки Цин Шуя, но краска с лица еще не сошла. Цин Шуй хотел удержать на коже ощущения от ее мягких рук, как и то чудесное чувство, когда он коснулся кончика его носа.
  Снова взглянув не ее чудесную фигуру, особенно грудь прекрасной формы, он вдруг подумал, как Молодой Мастер Фэн хотел запятнать ее честь. Ох, уже этот внук Старшего Фэна из Секты Бессмертного Меча!
  Цин Шуй чувствовал недоумение из-за этих троих парней. Ничего такого в том, что один из них был крайне высокомерном. Ничего такого в том, что у него был особый фетиш по молодым замужним женщинам, и пусть даже он и вправду пил грудное молоко каждый день. Он же не напрямую пил, из чашки. В конце концов, в мире много разных людей. Но зачем нужно было так выставляться перед целым миром?
  Что поразило Цин Шуя больше всего, так это не особые предпочтения одного из них, а тот факт, что эти трое так громко кричали об этом посреди бела дня, делая открытое заявление всем людям вокруг. Цин Шуй и не знал, что это было - высокомерие или идиотия.
  Они ушли чуть дальше вглубь Древнего Пассажа и перешли на другую сторону. Хоть инцидент и был неприятным, Цин Шуй не стал много о нем думать. С другой стороны, он понимал, что такие случаи были делом обычным. Такие небесные красавицы были лучшими в целом поколении, было бы странно, если бы за ними не бегали толпы.
  Ему казалось, что у Цанхай Минъюэ должна была быть какая-то репутация в Городе Зеленого Облака, по крайней мере, в южной его части. Он не думал, что на них нападут в первый же день в городе. Но теперь он понял суть этих обстоятельств.
  В мире девяти континентов было очень мало людей с репутацией, чьи имена были известны в мире. Даже если и были имена, передававшиеся из уст в уста на протяжении тысяч лет, они не оставили за собой портретов, так что окружающие понятия не имели, как они выглядят.
  Земля девяти континентов простиралась очень далеко, население измерялось триллионами. Хоть это и не был мир, сформированный разными нациями, каждая страна была числом примерно с большую нацию из прошлой жизни Цин Шуя. В каждой стране жило, по крайней мере, 100 миллионов. Этот мир населяли различные секты и уважаемые кланы. Они были правителями и лидерами в мире девяти континентов. Что же касается обычных людей, те могли и не покидать страну, в которой родились, на протяжении целой жизни. То же самое касалось и культиваторов Сяньтянь, у которых не было летающих чудовищ. Таким образом, люди были ограничены какой-то одной областью. И пустить свое имя в народ по всей стране было нелегким делом. Поэтому славы добивались не отдельные личности, а целые секты и кланы.
  Репутация была привязана к имени секты. Они обозначали себя определенными атрибутами, например, Секта Бессмертного Меча одевалась в белые одежды и носила серебряные мечи, люди Радостной Секты наряжались в свободные трехцветные балахоны. Таким образом, добиться славы одному было очень, очень сложно.
  Секта Небесного Меча была известна по всей Стране Цан Лан, но за ее пределами она была пустым звуком. То же самое касалось Секты Бессмертного Меча. Если бы они вышли за пределы Южных Ворот, они бы быстро избавились от мыслей, что люди будут их признавать. В лучшем случае, какой-нибудь заезжий торговец или культиватор мог слышать их имена, но не более.
  Как говорится, успех зависит от времени, положения и человеческих отношений. В этой области Секта Бессмертного Меча считалась удачливой из-за удобного географического положения. Они обитали у южных ворот тысячу лет, давно выстроив крепкое основание, пустив корни. Как только покинут южную часть города, они не потеряют свою силу. Если останутся, станут еще сильнее.
  Хотя они располагались в так называемой южной части города, часть эта была размером с две-три страны, так как столица континента было очень большой. Сама столица была размером с пару стран довольно внушительных размеров. Что касается духовной энергии, то столица континента Зеленого Облака имела самую мощную духовную энергию, за исключением легендарной обители бессмертных.
  "Юная Мисс Минъюэ, а эта Секта Бессмертного Меча очень сильна? Там есть эксперты такого же уровня, что Старший Цанхай?" Цин Шуй все пытался выяснить силы этой секты и насколько сильной может быть уважаемая секта в столице континента. Вдобавок, ему был интересен уровень отца Минъюэ.
  "А ты можешь опередить уровень культивации моего отца?" Цанхай Минъюэ удивленно прищурила глаз. Удивление делало ее еще более очаровательной. Можно было тонуть глубже и глубже с каждым взглядом на нее.
  Цин Шуй серьезно смотрел на нее, не отрывая глаз. Он видел эти длинные ресницы, как пара опахал из листьев пальмового дерева. Черные ясные глаза. Ее красота была невероятна. Она была как нарисованная картинка.
  "Не могу!" серьезно ответил Цин Шуй, заметив, что Цанхай Минъюэ вот-вот врежет ему по голове.
  Цанхай Минъюэ лишилась дара речи. Ее поразило, что Цин Шуй был способен определить уровень культивации. Под его пристальным взглядом она начала чувствовать себя не в своей тарелке.
  Слава богам, что ничего плохого не было в его взгляде, но его ответ приводил в ярость! Мог или не мог, зачем так долго пялится на нее.
  Цанхай Минъюэ раздражено взглянула на Цин Шуя. Она пока не понимала, что именно она чувствует по отношению к этому парню, которого все никак не могла раскусить. Эти чувства не были ни любовью, ни ненавистью. Вроде он казался простым парнем без каких-либо способностей, а ее отец дал ему такую хорошую оценку при первой же встрече. Впервые она видела, чтобы ее отец так оценил кого-либо, да еще и "очень хорош"!
  Вот вроде бы "хорош" и "неплох" звучит похоже, но разница в значении все равно существенная. Что смущало Цанхай Минъюэ большего всего так это то, что ее мама готова была поженить их двоих, увидев его впервые в жизни. Ей даже казалось, что это шутка такая. Она и не думала раньше замуж выходить, и не думала о том, за кого.
  Все эти мысли сильно смущали ее. Тем более, Хоюнь Лю-Ли была неравнодушна к Цин Шую.
  "Не вижу его, начинаю скучать. Вижу его, радуюсь. Когда я вижу, как он радуется, я тоже радуюсь. Если ему грустно, мое сердце болит за него. Когда вижу его, сердце начинает биться быстрее. Люблю слышать его голос..." - вспоминала Минъюэ слова подруги, и они заставили ее вспомнить слова Цин Шуя раньше сегодня: "Юэюэ, пора домой кормить ребенка". Сердце ее сорвалось, побежало радостно, как будто что-то глубоко тронуло ее. Он говорил с абсолютно серьезным выражением лица, теплым, хотя, может быть, она просто обманывалась?
  Минъюэ не справлялась со своими чувствами. Она сердито смотрела на Цин Шуя, но в душе его желание учиться, его вопросы наоборот радовали ее, а не вызывали ненависти.
  Цанхай Минъюэ понимала, что Цин Шуй был одним из тех, кто очень сдержан и прячет свои настоящие способности. Он был тот, кто удивляет и поражает. Что взволновало Минъюэ еще больше, так это легкая тень ее отца в Цин Шуе. И это не позволяло ей ненавидеть его. Даже когда он ее дразнил, она не чувствовала настоящей злости к нему.
  Особенно остро она почувствовала это, когда увидел его жесткость сегодня днем. Ей понравилось, как он решил проблему, что поддержал ее решение не убивать тех парней. Что же касается того мужчины Сяньтянь, который появился позже, Цанхай Минъюэ знала, что он Цин Шуй принял бы бой и оставил бы обидчика как минимум инвалидом.
  "Секта Бессмертного Меча считается одной из самых сильных сект на этой территории, с большим и разнообразным населением. Поэтому у них связи есть. Нет ничего, что они не могут сделать. Никто не знает наверняка, сколько у них Защитников и Старших в секте, но считается, что около 30 Старших. И наверняка хотя бы один из Старших является Боевым Генералом. Если даже не выше", продолжила рассказ Цанхай Минъюэ, видя, как Цин Шуй нахмуривает брови.
  Цифры Цин Шуя впечатлили. Цанхай Минъюэ была самой сильной в Стране Цан Лан, будучи на самой верхней стадии Сяньтянь. Даже "старая дьявольская обезьяна", которая являлась Защитным Чудовищем Секты Небесного Меча, была просто дьявольским чудовищем Сяньтянь.
  "Есть в Секте Бессмертного Меча кто-нибудь, кто прорвался из сферы Боевого Генерала и достиг сферы Боевого Святого?" поднял голову Цин Шуй и посмотрел на Цанхай Минъюэ сияющими глазами.
  Услышав эти слова, Цанхай Минъюэ поджала свои сексуальные губки. Ее гримаса выражала высокомерие и беспомощность, но Цин Шуй видел только очарование и привлекательность. Эта была улыбка пьянящая и чарующая.
  "Это точно могу сказать. Не только в секте Бессмертного Меча нет никого уровня Боевого Святого, но и в сильнейшем Небесном Дворце Города Зеленого Облака, существующего уже больше десяти тысяч лет, нет ни одного", выдохнула Цанхай.
  Цин Шуй не верил своим ушам. Подумать только, нет не одного Боевого Святого во всем Континенте Зленного Облака. А ему сказали, что одних только Боевых Генералов 30 штук в Секте Бессмертного Меча. Подумать только, ни одного Боевого Генерала среди бесчисленного множества культиваторов боевых искусств!
  
  Видя неверящий взгляд Цин Шуй, Цанхай засмеялась и сказала: "Это не так просто пробить сферу Боевого Генерала и стать Боевым Святым. Ходят слухи, что есть эксперт в Небесном Дворце, который добрался до вершины Боевого Генерала и тренировался 700 лет до своей смерти. И до самой смерти он так и не смог пробить сферу Боевого Святого. На самом деле, на Зеленом Континенте много воинов, достигнув вершины Боевого Генерала, большинство скончались, не добившись прорыва. За последнюю тысячу лет не было слышно ни о ком, кто бы пробил сферу Боевого Генерала и стал Боевым Святым".
  Самая мощная секта в столице континента Зеленого Облака была Небесный Дворец. Цин Шую было хорошо знакомо это название. Среди всех сект, знакомых ему, Небесный Дворец было имя, которое звучало по всему миру девяти континентов. И это была крупнейшая секта на одном из них, но при этом Континент Зеленого Облака был слабейшим из всех девяти.
  Зато Небесный Дворец считался ведущей сектой среди тысяч и десятков тысяч сект!
  Цин Шуй не знал, сколько из тех двенадцати сект, которые он знал в своей прошлой жизни, ему придется повстречать здесь, но в большинстве случаев это были просто совпадения названий. Как Секта Небесного Меча и Секта Бессмертного Меча были похожи по названию, просто нужно же было как-то называться.
  Цин Шую очень хотелось попасть в Небесный Дворец. Он чувствовал, что это не просто совпадение имен. Если эта секта была той, с которой он встречался в его прошлой жизни, ему обязательно нужно было искать убежища именно там, подумать, как записаться туда, как научиться сильным техникам Небесного Дворца, особенно той, которая увеличивает силу на 30%!
  "Значит, вот так трудно пробить Боевого Генерала и стать Боевым Святым?" горько сказал Цин Шуй и потер нос. Ведь были сферы выше десяти уровней Боевого святого, был Боевой Император, Фальшивый Бог и Божественная Сфера. Цин Шуй не ожидал, что на этом континенте, хоть он и был самым слабым, не найдется ни одного достигшего сферы Боевого Святого.
  "Невероятно. Во всей земле Зеленого Облака с бесконечными практиками боевых искусств нет ни единого человека, пробившего сферу Боевого Святого! Какая жалость!" искренне сокрушался Цин Шуй.
  "Все верно. Вход в Сяньтянь блокирует дорогу множеству людей. Только один из десяти тысяч способен вступить в Сферу Сяньтянь. Даже если они туда попадают, сколько смогут продвинуться с первого уровня до вершины десятого? А сколько смогут пробить вершину Сяньтянь, чтобы достичь Сферы Боевого Генерала? Войдя в эту сферу, говорят, еще тяжелее продвигаться, каждый уровень выше и тяжелее на пути к небесам. Опыт потребуется гигантский. Те, кто пробивают верхний уровень Боевого Генерала до Боевого Святого, должны иметь таланты, благословленные небесами, иметь Мистическое Сердце Семи Отверстий, опыт как минимум двух мгновений прозрения. Говорят, что даже некий загадочный предмет требуется", эмоционально сказала Цанхай Минъюэ. Ее мудрые и прекрасные глаза смотрели вдаль и были прекрасны, как звезды на небе.
  Цин Шуй был согласен с ней. Только 4-й небесный уровень Древней Техники усиления занял у него 7 лет жизни. Это означало, что от входа в Сяньтянь его отделяют еще 7 лет. В его мире, он уже бы считался великим талантом, благословленным небесами, но ждать он не мог. Он чувствовал, что его ждет захватывающая и трудная жизнь в этом мире, и он показывает гораздо худшие результаты, чем он ожидал от себя. Например, Цанхай Минъюэ. Она уже была на вершине Сяньтянь в 30 лет. Сравнивая себя с ней, Цин Шуй даже не смел подумать, что он очень силен.
  Конечно, Цин Шуй никогда не собирался рассказывать другим о том, что у него было. Он никогда не менял своего решения о том, что должно оставаться секретом.
  "Давайте пойдем пообедаем, а потом, днем пройдемся еще. Ваше наказание на сегодня - готовка!" Цанхай Минъюэ еще сердилась на него немного за то, что он сегодня так обошелся с ней, но в то же время ничего не могла с ним поделать.
  "Ты умеешь готовить?" спросил Цин Шуй.
  "Я? Нет", сказала, слегка смутившись Цанхай.
  "А раньше готовила?" снова спросил он.
  "Нет", Цанхай казалось, что ее водят за нос, но пока не могла разобрать, в чем подвох.
  Видя, как она замешкалась, Цин Шуй улыбнулся и сказал: "А хочешь приготовить что-нибудь вкусное для своих родителей, хотя бы один раз? Им было нелегко растить тебя до такого возраста и хорошо кормить все эти годы".
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16784
  Переводчики: Kent
  
  Глава 214. Девочка, убей их немедленно, если увидишь эту толпу в будущем еще раз.
  
  Видя, как замешкалась Цанхай Минъюэ, Цин Шуй улыбнулся ей и сказал: "Хочешь приготовить что-нибудь вкусное для своих родителей хотя бы раз? Им было нелегко растить тебя и кормить до твоих лет".
  Цанхай потеряла дар речи. Она наконец поняла, каким хитрым был этот Цин Шуй, втянув родителей в их разговор. Мало того, что он перегородил ей путь к отступлению в Древнем Пассаже, теперь он еще и родителей приплетает. Все это показалось ей странным.
  "Давайте вернемся. Я приготовлю обед, но ты будешь моей ассистенткой", Цанхай Минъюэ ответила с легкой улыбкой.
  Когда троица вернулась домой, два слова "Цан Хай" в гравировке на двери показались Цин Шую особенно внушительными. Он пока не знал, насколько могущественным был ее отец, но чувствовал, что чрезвычайно могущественным. Он вспомнил его слова, мол, "попадешь в передрягу в Южной части Города, ее можно разрешить одним упоминанием моего имени".
  
  "Ребята, вы вернулись! Давайте я приготовлю обед, подождите немного, скоро будет все готово", сказала мама Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй вздохнул. Вот, что значит настоящее гостеприимство. Простые семейные радости. Семья была не бедной, они могли позволить себе нанять слуг. Однако сами готовили себе еду. Цин Шуй уже однажды попробовал их обед. Хоть она и не сравнилась бы с едой шеф-повара в дорогом ресторане, такую вкусную еду надо было еще поискать!
  "мама, давай я сама", прошептала Цанхай Минъюэ.
  Мама Минъюэ застыла от удивления, потом протянула руку и погладила ее по щеке.
  "Ну, мама, ты иди, отдохни. Твоя дочка знает, как готовить. Я сегодня приготовлю, а вы с папой попробуете".
  Сказав это, Цанхай Минъюэ прошла на кухню. Хоюнь Лю-Ли сразу поняла, что Цин Шуй хочет побыть наедине с Минъюэ. Поэтому не стала им мешать.
  "Цин Шуй, а ты куда собрался? Ты обещал мне помочь", надула губы Цанхай Минъюэ. Увидев, что Хоюнь Лю-Ли уходит, Цин Шуй потянулся было ей вслед. В итоге ему пришлось топать за Минъюэ на кухню!
  Раз Цанхай Минъюэ пообещала матери, что будет готовить, как она могла отпустить Цин Шуя? Под смеющимся взглядом Хоюнь и удивленным - ее матери, Цанхай Минъюэ потащила Цин Шуя за собой на кухню.
  "Что ты собираешься готовить? И хватит вредничать, я не люблю, когда надо мной командуют. Будь нежнее со мной в следующий раз, хорошо?" пробормотал Цин Шуй.
  Лицо Цанхай залилось розовой краской на этих словах. Этот подлец заставил ее потерять лицо перед ее собственной матерью. Он же сам согласился помогать, а теперь хотел сбежать в самый важный момент. Без него-то, что она там наготовит?
  На кухне Цанхай Минъюэ смотрела непонимающим взглядом на корзину полную овощей и на кухонные принадлежности. Смущенно она перевела свой взгляд на Цин Шуя, потому что понятия не имела, с чего начать.
  "Выбери что-нибудь одно: или я готовлю, или я учу тебя готовить. Если я повар, то получится, что ты матери солгала. Хоть и без злого умысла, но все равно ее чувства будут задеты..."
  "Ааа! Ну, тогда ты учи меня", продолжала Цанхай беспомощно смотреть на него. Этот мерзавец еще и задает вопросы, на которые можно дать только один ответ!
  "Сначала надень передник!" скомандовал Цин Шуй.
  Как только Цанхай Минъюэ надела на себя фартук, тепло уютной домашней женщины озарило кухню, буквально загипнотизировав Цин Шуя. Кто женится на этой женщине, того точно можно считать благословленным небесами.
  "Иди и выбери овощи, выкинь испорченные из корзины", шаг за шагом инструктировал Цин Шуй, восхищаясь божественной красотой это женщины, двигавшейся по кухне. Цин Шуй был в восторге, когда женщины пробуждали тепло в его сердце. Например, когда женщина готовит для всей семьи.
  Красивая женщина все делает красиво. Даже если она смущена или наоборот действует, как кулинарный эксперт. Цанхай Минъюэ выглядела потрясающе за работой. Если она искренне захочет учиться и улучшать результаты, Цин Шую ничего больше и не нужно будет от нее.
  Наступило время нарезки овощей. Цин Шуй подумал, что эта богиня, так любившая танцевать со своими мечами, сможет легко орудовать кухонным ножом. Но глядя на эти неуклюжие движения, он не сдержался и начал широко улыбаться, и в итоге расхохотался.
  "Чего ты смеешься? Я первый раз это делаю. Я ошибку что ли допустила?" Цанхай густо покраснела и насупилась.
  "Нужно научиться пользоваться ножом. Смотри", Цин Шуй положил свои руки поверх ее рук и начал учить ее крошить овощи. Только порезав половину овощей, он ослабил хватку и освободил руки Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй не знал, откуда в нем взялась такая дерзость. Наверное, это просто был порыв. Однако он не намеренно воспользовался ситуацией. Ничего такого он не сделал, подумаешь, за руки схватил и потерся немного своим достоинством о ее упругую попку....
  Цанхай Минъюэ быстро научилась нарезать овощи, как положено. Улыбаясь, она вскрикивала от радости, что у нее получается, и бросала быстрые взгляды на Цин Шуя.
  Следующий шаг был гораздо проще. Цин Шуй специально достал свой набор специй и передал их Минъюэ. Когда знакомый аромат наполнил кухню, Цин Шуй вспомнил, как учил Хоюнь пользоваться этими специями с Фруктом Пьянящего Аромата.
  Просто почувствовав аромат, пробуждающий аппетит, Цанхай Минъюэ почувствовала, что наполовину добилась успеха. Когда цвет готовящихся овощей достиг нужного оттенка, она начала сервировать еду. Готовила она впервые, да не просто так, а специально для своих родителей.
  За обеденным столом родители Цанхай Минъюэ не верили своим глазам!
  "Девочка моя, по виду этих овощей я могу сказать, что их точно ты сама готовила. Но вкус! Я не верю, что ты смогла создать такой вкус", начал дразнить ее отец.
  Хоюнь широко улыбалась. Она была уверена, что вид этих блюд был до боли похож на ту катастрофу, когда она сама делала первые попытки готовить. Но, не смотря на вид, вкус этих овощей был отменным. Кто бы мог поверить, что такие уродливые блюда имели такой потрясающий вкус!
  Цанхай Минъюэ радостно ждала реакции окружающих, и удовлетворение от проделанной работы расцветало в ее сердце. Она была благодарна Цин Шую за то, что дал ей шанс, учил готовить и просто сделал ее счастливой. Оказалось, что ощутить состояние счастья было так просто.
  И в самый разгар приятного обеда резкий голос снаружи прорезал тишину: "Люди из Клана Цанхай, выкатывайтесь на хр.н сюда!"
  Цин Шуй увидел, как настроение у Цанхай Минъюэ улетучилось, но она быстро взяла себя в руки и сказала: "Давайте выйдем и глянем, давно уже я не тренировалась. Мне интересно, что за слепой дурак пришел к нашим воротам сегодня".
  Мама Минъюэ посмотрела на нее с улыбкой, наполненной теплотой и нежностью. Самое главное было видно в ее глазах: поддержку и доверие.
  Вся компания вышла из гостиной и увидела группу мужчин в белом с обнаженными мечами. Цин Шуй прикинул, что их было около ста человек с пятью лидерами среднего возраста, около 50 лет.
  В толпе Цин Шуй заметил внука Старшего Фэна и того мужчину среднего возраста с улицы. Цин Шуй перевел взгляд на Цанхай Минъюэ и увидел, как она бросает взволнованные взгляды на своего отца.
  "Дедушка, вот этот поранил ученика нашей Секты Божественного Меча", Фэн Шао поглядывал на противного мужчину средних лет, указывая пальцем на Цин Шуя.
  "Дедушка, они первые начали вести себя грубо со мной", Цанхай Минъюэ видела, как противник показывал на Цин Шуя, поэтому немедленно решила защитить его.
  "Дедушка, я хочу, чтобы этот парень умер. А эту я сегодня же заберу с собой".
  Цин Шуй потерял дар речи. Впервые он встречал такого идиота. Он всегда думал, что идиоты бывают только в книжках, но подумать только, они существовали в реальности! Дразнить людей и преследовать девушек, наверное, приносит много удовольствия!
  Цанхай посмотрел на свою встревоженную дочь, протянул руку и погладил ее по голове: "Девочка, когда в будущем ты увидишь кучку этих бандитов, которых даже со свиньями нельзя сравнить, убей их немедленно".
  Цин Шуй потирал нос и чувствовал, как он вспотел. Слова Цанхая провоцировали еще больше, чем слова Фэн Шао. Сколько шарма, сколько высокомерия! Цин Шуй не знал, насколько силен Цанхай, но почувствовал себя лучше, услышав его слова. Намного лучше.
  Слова отца Цанхай Минъюэ вызвали изумление среди лидеров банды. Как казалось Цин Шую, их культивация была примерно уровня матери Цанхай Минъюэ. Кроме того, их было довольно много. Цин Шуй знал, что один из них был Старшим из Секты Божественного Меча. Волнение Цанхай Минъюэ улетучилось, она обняла отца за руку, как счастливый и любимый ребенок.
  "Ты Цанхай Цанхай?" - мужчина, которого называли "Дедушка" выступил вперед.
  "За последние 30 лет никто не смел вваливаться в двери моей резиденции. Никто не смел называть мое полное имя мне в лицо", отец Цанхай Минъюэ даже не смотрел на то, сколько людей перед ним. Он улыбался и смотрел на свою дочь.
  "Старший Фэн, многие люди приписывают себе фальшивую репутацию. Кто вообще слышал это имя - Цанхай Цанхай? КОГО В ЭТОМ РАЙОНЕ ИСПУГАЕТСЯ МОЯ СЕКТА?" - громко запыхтел человек с ястребиными глазами.
  Лицо Цин Шуя не менялось. Он продолжал мирно улыбаться, глядя на все, сжимая камень в одной руке и золотую иглу в другой.
  Цанхай Минъюэ была поражена спокойствием и умиротворяющей аурой Цин Шуя!
  Просто Цин Шуй давно оценил обстановку по выражению лиц родителей Цанхай Минъюэ. Он понимал, что отец ее был очень могущественным и мог легко назвать огромную толпу группой бандитов. Но самым важным оказалось то, что лицо матери Минъюэ не изменилось ни на йоту. Проанализировав это, Цин Шуй успокоился, потому что знал, что пара Цанхай даже не рассматривала их в качестве противников.
  "Кажется, что вы не хотите уходить отсюда без сувениров от меня", улыбнулся Цанхай Цанхай, его силуэт стал размытым, в одно мгновение оказавшись рядом со Старшим Фэном. Его руки двигались, как мираж, он источал свои техники со скоростью молнии.
  "Бум!"
  В ту же секунду Цин Шуй увидел настоящее проявление блеска во всей его красе, как будто два зеленых дракона пробивали пустоту своим полетом. Тело Цанхая мелькнуло снова, и вот он уже на своем месте. В глазах нормального человека это бы выглядело так, будто он и не двигался вовсе.
  А Цин Шуй видел каждое движение отчетливо, хотя и его собственная скорость даже приблизительно не была сравнима со скоростью Цанхая. Даже с помощью Галопа Оленя, Плода Проворности и Маленьких Восстанавливающих Гранул.
  Цин Шуй полагал, что у Цанхая на теле был Черный Драгоценный Камень очень высокого уровня. Цин Шуй понял, что техника, которую использовал Цанхай, была Ударом Небесного Грома из Небесного Дворца. Сила этой техники была огромна. Но Цин Шуй все равно сомневался в своих предположениях.
  Отряд из ста человек были в полном хаосе. Старший Фэн лежал на земле, весь окровавленный. Даже человек с ястребиными глазами смотрел на Цанхая, не веря в то, что произошло. Он выплюнул слова: "Ты безжалостный!"
  "Безжалостный? Ха-ха, достаточно с вас. Возвращайтесь и спросите у своего предка вашей Секты Божественного Меча, насколько я был милосердным сегодня. Вы заплатили низкую цену. Но это не ваша заслуга. Я просто позаржавел слегка после десяти лет отдыха", засмеялся Цанхай.
  Незваные гости поняли, что попали по-крупному, когда услышали, как Цанхай упоминает их предка. Когда они вернутся, им сильно попадет. Хотя это ерунда по сравнению с тем, что они потеряли сегодня двоих Старших.
  "Можете идти. Я не думал, что найдутся желающие попрыгать у меня на голове и даже попытаются пойти против моей дочери. Вам, наверное, жить надоело. Уе...айте немедленно, я не хочу сегодня убивать", как ни в чем не бывало, сказал Цанхай. "Вы просто кучка мусора. Доченька, запомни, увидишь их еще раз, сразу убей, чтобы сразу избежать неприятностей. Не сможешь убить, скажи мне. Я быстро уничтожу всю Секту Божественного Меча для тебя", засмеялся Цанхай.
  "Папочка, ты лучший", радостно воскликнула Минъюэ.
  Цин Шуй вздохнул, он стал свидетелем того, какая огромная разница между сферами. Он думал, что между уровнями Сяньтянь огромная разница, а теперь он убедился, какое гигантское расстояние лежит между Сяньтянь и Боевым Генералом. Пропасть была астрономической. Цин Шуй не знал, какова на самом деле вся сила Цанхая, но зато понял, что Старший Фэн был в начале своего пути в качестве Боевого Генерала.
  Цанхай смог в секунду уничтожить эксперта уровня Боевого Генерала. Вот такими были по-настоящему сильные люди. Видя это, Цин Шуй только укрепил свою целеустремленность и мотивацию для продолжения тренировок.
  Если бы у него был этот уровень силы, он бы сразу поехал в Клан Янь и уничтожил бы их. И ему больше не нужно было бы испытывать эту агонию, страдания его Матери Цин И прекратились бы. Всякий раз, вспоминая ее, он не мог сдержать желание бросить все и помчаться в Клан Янь.
  Он хотел сказать им, что они должны заплатить за то, что натворили. Нет, они должны заплатить в сто раз больше, в тысячу раз. Это был единственный способ унять боль потери, которую чувствовала Цин И.
  Пытаясь угадать уровень культивации Цанхая, Цин Шуй вдруг подумал, что Минъюэ сама могла не знать его настоящую силу.
  Загадочный человек с силой, подобной силе божества. Только у него могла быть такая дочь, как Цанхай Минъюэ. Он мог остановить ветер и дождь ради нее, отдать ей часть теплого неба и дать ей отличный старт в жизни.
  В будущем человек, за которого она выйдет замуж, должен быть похожим на ее отца. В этой жизни мужчина рядом с ней должен быть однозначно одним из бесподобных легендарных воинов, слава о которых простирается по всему миру девяти континентов!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/16785
  Переводчики: Kent
  
  
  Глава 215. Новая встреча с самой красивой женщиной Радостной Секты
  
  В будущем человек, за которого она пойдет замуж, должен быть похожим на ее отца. В этой жизни мужчина рядом с ней должен быть одним из непревзойденных легендарных бойцов всего мира девяти континентов!
  "Папа, ты очень силен! Я так беспокоилась за тебя", гордо сказала Цанхай Минъюэ своему отцу, продолжая висеть на его руке.
  Цанхай тоже был очень рад. Какой отец не хочет, чтобы его дети им восхищались. Видя, как его дети гордятся им, любой отец радуется.
  После того, как все поговорили и отдохнули немного, пара Цанхай уехала из резиденции, и оставили молодежь наедине. До своего отъезда они снова многозначительно посмотрели на Цин Шуя. Их смеющиеся глаза снова поставили Цин Шуя в неловкое положение.
  "Старшая Сестра Минъюэ, какова настоящая сила Старшего? Эти пришлые были сильными культиваторами, но они даже пошевелиться не смогли", сказала Хоюнь Лю-Ли с восхищением в глазах.
  "Я не знаю, я думала, что мама и папа на начальных уровнях Боевого Генерала, но оказалось, что папа гораздо сильнее. Однако я не знаю, насколько сильнее. Даже один уровень вверх в сфере боевого генерала - и уже разница огромная".
  Услышав слова Цанхай Минъюэ, Цин Шуй укрепился в своих подозрениях. Она действительно не знала истинную силу своего отца, но и не особо беспокоилась, когда он сражался с сектой Бессмертного Меча. Она даже посмела вслух назвать имя отца своим обидчикам ранее. Цин Шуй не знал, о чем она думала. Может быть, она настолько доверяла ему...
  Разобравшись со всеми делами, трое друзей снова собрались на прогулку. В этот раз они, очевидно, были более уверены в себе. Цин Шуй не увеличил свою силу, но уверенность в себе - точно! Рядом с мощным Боевым Генералом, даже если мастер Сяньтянь встретится Цин Шую сегодня на его пути, это будет бой не на жизнь, а на смерть. И трудно было бы предсказать победителя.
  "Мм, Медицина Тысячелетия", Цин Шуй и две его подруги снова шагали по Южному Древнему Проходу. На этот раз они пошли другой дорогой. На пути их встретила простая и ничем не украшенная аптека. Она называлась "Медицина Тысячелетия".
  Сердце Цин Шуя екнуло. Когда в прошлый раз он искал лекарство, он нашел множество лекарств, даже те, что растут в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. И только самого главного лекарство тысячелетия не было в продаже.
  "Минъюэ, ингредиенты в этом магазине все по тысяче лет?" спросил Цин Шуй, не поворачивая голову. Цанхай Минъюэ услышала его, хотя они и были друзьями, называть друг друга по имени было совершенно нормальным, но она никак не могла к этому привыкнуть.
  Она молча посмотрела на высокую и прямую спину Цин Шуя и затем медленно сказала: "Это неплохая аптека. Не очень большой ассортимент, но лекарства тысячи лет есть в продаже. У нее хорошая репутация, поэтому можно и заглянуть туда. А что? Ты алхимик?"
  Цин Шуй сначала удивился, а потом вспомнил, что они познакомились совсем недавно у Хоюнь Лю-Ли. Поэтому неудивительно, что она не знала о его способности стряпать лекарства. Хотя если подумать, он умел готовить только маленькую Восстанавливающую Гранулу, а Золотая Мазь от Ран еще не была поводом для хвастовства.
  "Алхимик? Я умею готовить только одно лекарство, поэтому я не считаю себя алхимиком", Цин Шуй тряхнул головой и засмеялся.
  "Только одно? А почему? Даже самый слабый алхимик умеют готовить разные виды лекарств", удивленно сказала Цанхай Минъюэ.
  "Я улучшил один вид рецепта", Цин Шуй снова повернулся к ней и засмеялся.
  "О, я понимаю, обычные рецепты не для тебя. Тогда когда вернемся домой, я тебе покажу рецепт. Я нашла его случайно, но не хочу его продавать. Но, кажется, что его так просто не разобрать, да и вряд ли вообще что-то получится. И ингредиенты очень ценны", сказала Цанхай Минъюэ, внезапно вспомнив про свой рецепт.
  Однако Цин Шуй неправильно понял ее слова. Женщина небесной красоты, способная разрушать королевства, желала подарить ему нечто, что не смогла продать. Цин Шую было трудно не подумать плохого.
  "Хорошо, когда я смогу получить эту божественную гранулу, я ее тебе первой подарю", Цин Шуй вспомнил вдруг о том, что его первый подарок Железный котел золотого огнива ему подарила Хоюнь Лю-Ли для того, чтобы он всегда мог сделать для ее маленькие восстанавливающие гранулы и еще пару других полезных вещей. Поэтому он всегда хранил для нее что-нибудь полезной.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли последовали за ним в аптеку.
  Войдя внутрь, Цин Шуй увидел небольшое помещение со старой, но довольно чистой мебелью. Поверхность пола была похожа на железный купорос, такая яркая и чистая, что можно было видеть свое отражение. Стойка отполированная, но не прозрачная, не было видно, что находится за ней. Однако и в поверхности стойки тоже отражались окружающие предметы.
  Цин Шуй обнаружил, что и людей в аптеке не много. Несколько человек рассматривали предметы на полке за стойкой. Старик с белыми волосами и бородой за стойкой вежливо отвечал на их вопросы.
  "Тысячелетний Поводник Лучистый (лекарственная орхидея)".
  Цин Шуй уставился на ценник на коробке футом длиной от удивления. Если бы он хотел купить этот товар на те деньги, которые у него были, ему бы совсем не хватило.
  "Тысячелетняя Фиалка, один миллион пятьсот тысяч серебряных таэлей или один Плод Долголетия". Цин Шуй сомневался, глядя на ценник на коробке. Не в цене была проблема, а в том, как высока была цена плода долголетия.
  "Тысячелетний Женьшень, один Плод Долголетия или гранула, продлевающая жизнь на пять лет", Цин Шуй стал понимать происходящее. Владельцу магазина были нужны вещи, продлевавшие жизнь.
  Жаль, что он отдал последние два Плода Увеличения Жизни (плоды телесности) Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй осмотрелся. Ингредиентам в аптеке было по десять тысяч лет, но за большинство просили обмен на другие вещи. Только некоторые предметы можно было приобрести за деньги.
  Хоюнь Лю-Ли видела, что многие вещи можно было обменять на один магический плод увеличения жизни. Она подумала, как просто съела недавно два таких плода, а сейчас Цин Шуй ходил и хмурился.
  "Неужели у него больше нет магических плодов? Неужели у него было только два?" - она молча смотрела на него, сердце ее было в смятении. Сложное чувство было непонятно ей. Она была и тронута, и счастлива, и огорчена...
  Цин Шуй смотрел на тысячелетние препараты в аптеке. Каждый стоял в аккуратной коробочке на полке. Несколько посетителей входили и выходили из помещения. Мужчины то были, или женщины, каждый оставлял ощущение, что они не простые жители. Они все были либо сильными культиваторами, либо богатыми людьми в роскошных нарядах.
  Культиваторы искали подходящие им лекарства, чтобы продвинуться в их культивации. Богатые без особых боевых навыков просто хотели приобрести что-то в подарок.
  "Такая бесценная аптека, а за стойкой один старик присматривает. Неужели он не боится грабителей? Цена этих лекарств кусается", подумал Цин Шуй. А подумать, что в этом районе живут уважаемые и добрые люди?
  Простой человек не сможет открыть такую аптеку. Этот старик наверняка был непростым, некоторым ингредиентам было тысячи лет, они не могли так просто принадлежать одному человеку. Есть какая-то особенность в этом владельце. Все больше задумываясь об этом, Цин Шуй стал разглядывать этого доброго старика с белыми волосами и бородой. Его брови были длинны, а глаза узки. Во взгляд читалась неописуемая благочестивость и теплота. Хотя одет он был в простую одежду, вокруг него читалась глубокая бессмертная аура.
  Чем больше пялился Цин Шуй, тем ярче становились глаза старика, потому что Цин Шуй вдруг обнаружил, что не может увидеть насквозь этого благостного старейшину даже с помощью своей Техники Божественного Видения. Та же ситуация была и с Цанхаем: с виду оба были как простые смертные.
  В двух ситуациях техника подводила: либо перед ним был и впрямь простой человек без культивации, либо он напускал на себя фальшивый образ. Конечно, чтобы спрятать себя от Божественного Видения Цин Шуя, человеку была необходима сила как минимум Боевого Генерала.
  Был ли этот старик сильным культиватором? По крайней мере, Боевым Генералом? Цин Шуй чувствовал, что это невероятно. Неужели старичок в аптеке мог быть супер-сильным?
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли стояли рядом с Цин Шуем. Видя, как он разочарованно рассматривает товары, они поняли, что он не может себе позволить их приобрести.
  "Хорошие вещи деньгами не измеряются. Однако тут я тебе помочь не могу. Здесь можно только обмениваться", мягко сказала Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй, зачем ты отдал мне те два плода Увеличения Жизни, ты бы сейчас их обменял на всякие тысячелетние штуки", с сожалением сказала Хоюнь Лю-Ли.
  "О чем ты говоришь? у меня полно еще..."
  Хоюнь Лю-Ли: "..."
  "Здравствуйте, гости. Что-то присмотрели? Чем я могу вам помочь?" с улыбкой спросил старик, подойдя к ним поближе.
  "Старик, у вас тут написано "Обмен", но у меня нет того, что вы на ценнике указали. Я не знаю, что еще вы ищете". Цин Шуй видел, что это были ингредиенты, продлевающие жизнь, название плода Телесности появлялось чаще всего, однако его богоподобная учительница говорила ему, что для увеличения жизни Луань Луань требовались гораздо более ценные предметы; предметы в продаже были недороги, всего за цену одного магического плода.
  "Кхе!" тихо кашлянул старик. "Все, что продлевает жизнь, подойдет, просто обычные гранулы, продлевающие
  "Я вижу, что тут многое продается за Магический Плод Долголетия, но он более не имеет никакого эффекта, если принять два, зачем вам так много их?" удивился Цин Шуй.
  "На самом деле, эти товары можно обменять на что угодно, просто их цена равна только Плоду Долголетия. Однако я ни разу ничего не обменял на эти плоды. В конце концов, на такие вещи редко попадаются, хоть и увеличивают жизнь всего на пять лет. Поначалу я планировал обменяться, если найду два плода, но за три года никто так ни разу и не предложил". Глаза старика были наполнены одиночеством.
  "В данный момент я могу создать гранулу, которая увеличивает показатели человека вдвое, это касается и продолжительности жизни. Однако один человек может употребить только две, поэтому мне нужно знать уровень силы человека, которому вы пытаетесь продлить жизнь", Цин Шуй вдруг решил для начала провести проверку боем.
  Услышав слова Цин Шуя, старик, очевидно, был сильно удивлен. Его глаза засветились от радости, но и сомнение мелькнуло в них. Однако он продолжал серьезно слушать его.
  "Мистер, а вы не алхимик?" - на этих словах и две дамы, сопровождавшие Цин Шуя, с любопытством обратили на него свои взоры. Спокойные глаза старика отражали приятное удивление.
  Цин Шуй догадался, что причиной удивления стало то, что старик смог распознать уровень Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, но не самого Цин Шуя.
  "Можно и так сказать!" с легкой улыбкой сказал Цин Шуй. Так ему и придется носить этот титул, потому что было очень удобно представляться, путешествуя по миру девяти континентов.
  "Мистер, и вы взаправду можете создать гранулу, увеличивающую жизнь вдвое? Я понимаю, что у вас не будет особого желания полечить внучку старика, но надеюсь, вы дадите ей шанс и просто взглянете на нее? Ей осталось не так много времени, несмотря на ее юный возраст. Она единственная родственница, которая у меня есть. Я не позволю вам уйти, хотя бы не взглянув на нее", искренне сказал старик, и глубокая печаль затуманила его глаза.
  "Цин Шуй, тебе стоит взглянуть!" с сочувствием сказала Хоюнь Лю-Ли и потянула Цин Шуя за рукав.
  Добрая девочка, куда же делать твои высокомерные и независимые манеры?
  "Цин Шуй, у человека больше никого не осталось. Просто попытайся. Я уверена, это не займет много времени", мягко предложила Цанхай Минъюэ, глядя в глаза Цин Шую. Тон ее был нежным и мягким, слова звучали больше, как совет. Трудно было ей отказать. Цин Шуй понимал, что по сравнению с Хоюнь Лю-Ли и ее добротой, у Цанхай Минъюэ было больше преимуществ в ее силе и навыках.
  "Тогда, пожалуйста, куда мне пройти? Я сделаю все, что в моих силах, но прошу не сильно надеяться на меня", смущенно улыбнулся Цин Шуй.
  
  Старик радостно попросил посетителей покинуть аптеку, искренне извинившись, затем он запер дверь и повел троицу наверх.
  Они пошли за них по старинной деревянной лестнице, выкрашенной в фиолетовый цвет. На пятом этаже они остановились и осмотрелись. Перед ними было небольшое помещение в три комнаты.
  Поднявшись наверх, Цин Шуй немедленно учуял запах лекарств. Он понял, что это были ценные тысячелетние лекарства. Он знал, что девушка принимает лекарства, поддерживающие состояние тела.
  На каждом этаже была дверь, старик толкнул дверь на пятом, и они вошли в гостиную. По убранству можно было понять, что это девичья комната. Цин Шуй увидел женщину у окна. Она услышала звуки и повернула голову к двери.
  У Цин Шуя возникло только одно чувство, когда он увидел ее лицо: в его жизни слишком много совпадений. Эта женщина была самой красивой женщиной из Секты Радости, та, которую Цин Шуй ранил на соревнованиях в Секте Небесного Меча. Ему сразу же вспомнилась сцена с арены.
  Ее тело было хорошо сложено, дыхание было чисто как вода, походка очаровывала и удивляла. Прекрасные волосы спадали волнами по ее плечам. У нее были самые прекрасные глаза цветущего персика и прямой выступающий нос. Слегка пухлые вишневые губы были самим распущенными и самыми соблазнительными, какие он только видел в своей жизни.
  У нее была исключительная змеиная талия и пухлые ягодицы. Попа была гладкая, круглая, выдающаяся. Этот изгиб был особенно прекрасен. Пара идеально стройных и прямых ног делали ее походку похожей на походку блуждающей феи.
  "Это ты?" магнетический голос с хрипотцой озарил комнату. Прекрасные глаза были ясны как вода в чистой реке. От удивления она открыла рот и, не веря своим глазам, посмотрела на Цин Шуя.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/17253
  Переводчики: Kent
  
  Глава 216. Тело Девяти Инь. Превращая Обычное в Необычное.
  
  "Это ты?" магнетический голос с хрипотцой озарил комнату. Прекрасные глаза были ясны как вода в чистой реке. От удивления она открыла рот и, не веря своим глазам, посмотрела на Цин Шуя.
  "Вы все знакомы с Е"Эр?" удивился старик.
  Цин Шуй засмеялся неловко. Как бы это сказать? Стоит ли сообщать старейшему, что он-то и был тем, кто ранил его единственную внучку?
  "Мы однажды встречались, но не особо знакомы друг с другом, и разговаривали только недолго", девушка по имени Е"Эр улыбнулась и ответила. Ее походка излучала особый шарм в ритме ее шагов. Только вот по сравнению с прошлым разом она была явно измождена.
  "Дедушка, зачем ты их привел?" девушка подошла к ним, обняла деда и посмотрела на троицу с удивлением в глазах.
  Светящаяся улыбка озарила лицо девушки, когда она увидела Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. "Дамы, вы божественно прекрасны. Я еще не встречала никого, кто мог бы сравниться с вами, за всю свою жизнь". Она повернулась к Цин Шую, и тот увидел бесстыдный смех в ее глазах.
  "Младшая сестра, ты слишком хвалишь. Ты гораздо красивее по сравнению с нами", ответила с улыбкой Минъюэ, от чего Цин Шуй просто в ступор впал. Хоть это было вежливо, а девушка была действительно красива, Минъюэ уловила особую тонкость в красоте хозяйки дома. То есть, если бы вдруг между девушкой и Цин Шуем случился секс, он был уверен, что Е"Эр не уступила бы в своем шарме обеим его спутницам, вместе взятым.
  Цин Шуй был окончательно сбит с толку. Однако ему были не особо интересны представители Секты Радости, поэтому ничего и не сказал
  "Старик, а ты из Секты Радости?" спросил Цин Шуй.
  "Проходите, присаживайтесь. Потом будем разговаривать", старик усадил их на стулья и начал наливать чай. Цин Шуй не пил чай, поэтому придержал чашку, закрыв руками.
  "Давайте по делу! Поговорим о твоей внучке" Цин Шуй перешел к теме их разговора.
  "Хорошо, хорошо. С самого юного возраста в ней было изобилие энергии Инь, у нее было легендарное тело Девяти Инь. Она не смогла бы протянуть и до 35 лет. Я пытался найти врачей и алхимиков, но никто ничего не мог поделать. В конце концов, они предположили, что самое простое и практичное будет искать предметы, увеличивающие продолжительность жизни. Используя Плод Долголетия, чтобы ослабить Инь в ее теле, она сможет прожить дольше", прямо рассказывал старик, несмотря на присутствие Е"Эр. Наверное, она уже и сама знала о состоянии своего тела.
  Услышав слова старика, Цин Шуй поднял глаза на Е"Эр и с помощью Техники Божественного Видения просканировал ее тело. "Неудивительно, что ей старше 30, но подумать только, у нее та же самая чистая нефритовая структура костей, как и у Хоюнь Лю-Ли; этим объясняется ее шарм. Однако энергия Инь в ней так сильна, что даже пугает. Это и есть легендарное тело Девяти Инь", подумал он.
  "ты позволишь измерить твой пульс", вежливо спросил Цин Шуй.
  Замешкавшись на мгновение, девушка протянула ему свою нефритовую руку. Цин Шуй не смотрел на нее просто потому, что она была из секты Радости. Цин Шуй знал, что она все еще была "чистой". Просто никто бы не смог провести с ней Двойную Культивацию. Никто не выдержит холода ее энергии Инь, вливающейся в их тело.
  Цин Шуй понимал, что хотя она и не доживет до 35 лет, энергия Инь делала ее гением культивации. Хотя она была уже в Сфере Сяньтянь, одним из ограничений легендарного тела было то, что с культивацией не увеличивалась продолжительность ее жизни, не смотря на пробиваемые уровни.
  Цин Шуй держал ее запястье. Цин Шуй ощущал небесную гладкость ее кожи, но не осмелился наслаждаться своими чувствами. Он осознал, что во время прямого контакта, искусство культивации из Портрета Весеннего Дворца начинала циркулировать сама по себе и бесконтрольно. И в этот раз она была гораздо мощнее и слаженнее, чем раньше.
  Цин Шуй почувствовал, что потоки Инь в его теле были сильно обогащены Инь тела Е"Эр. Стимуляция была такой степени, что даже пошлые картинки стали появляться в его голове. У него было чувство, что если бы ему выпал шанс заняться двойной культивацией в сексе с этой женщиной, его сила бы выросла в десятки раз.
  Цин Шуй не осознавал, что и она ощущает влияние Культивации Дуэта в этот момент. Она также получила импульс и желание заняться этой техникой с Цин Шуем. Она понимала, что тот же самый сценарий сработал и тогда, в Секте небесного меча. Ее лицо покраснело, как спелый томат.
  "Есть несколько способов излечить тебя. Мне нужно только сбалансировать количество Инь в твоем теле", Цин Шуй медленно объяснил, отпустив ее руку. С нежеланием в сердце отпускал он эту прекрасную ладонь.
  "Какие методы? Ты можешь мне сказать" с оптимизмом спросила девушка, что заставило Цин Шуя горестно вздохнуть про себя. "Какая сильная девушка...", подумал он.
  "Скажу, как есть. Самый легкий способ - найти мужчину с легендарным телом Ян и войти с ним в Дуэтную Культивацию. Использовать его экстремальную энергию Ян и твою - Инь".
  Слова Цин Шуя заставили трех девушек в комнате густо покраснеть. Ну и что, что она была из Секты Радости? Она еще не была с мужчиной.
  Старик не отреагировал никак. Он только повернулся к Цин Шую и спросил: "А как узнать, что у него легендарное тело Ян?"
  "Тела с экстремальной Ян и Инь похожи, только находятся в оппозиции друг к другу. Энергия Ян в Ци Сяньтяня слишком ошеломляющая, она требует вступать в союзы с женщинами, что компенсировать избыток Ян в теле. Самый лучший способ найти тело с огромным количеством Ян это...хммм... найти парня, который, ну, как бы это сказать, наслаждается бесчисленным количеством женщин каждый день", неловко стало Цин Шую, он потер нос.
  "Ага, значит, это твой метод? А есть что-нибудь получше и поэффективнее?" продолжил пытать старик.
  "Найти объект с крайней Ян. Например, легендарный Плод Дракона Ян. Только этот плод сработает. Остальные предметы просто разорвут тело на кусочки. Еще есть альтернатива - кровь огненного феникса. Тоже должно помочь"
  Старик замолчал. Драконий Ян был знаменитым плодом, а вот кровь огненного феникса звучало полегендарнее самых старых легенд...
  "Эти предметы невозможно найти, они попадаются только в случае великой удачи. Я просто перечисляю возможные варианты. На самом деле у меня есть способ облегчить ее состояние. Хотя этот предмет не особо ценный, он должен вступить в противостояние с ее энергией Инь. По самым малым подсчетам, она должна прожить до 50", Цин Шуй подумал о крови золотой черепахи и крови тысячелетней устрицы. Их эффективность не сравнится с Плодом Дракона или кровью Феникса, но они до определенной степени могут быть полезными.
  "Правда? То, что ты говоришь, правда?!" старик оживленно вскочил, его глаза засверкали. Девушка задрожала, увидев реакцию дедушки. Все эти годы дед упорно приглашал врачей и алхимиков на континент, не задумываясь, отдавая свои сокровища в обмен на их диагнозы. Все было ради нее одной.
  Он был единственным родственником и единственной поддержкой, которая осталась у нее после смерти родителей. Слезы радости, подобные чистейшему белому нефриту, полились рекой по ее прекрасному лицу.
  "Дайте мне день, я вернусь!" сказал Цин Шуй и поднялся с места.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже встали, Е"Эр в панике подскочила за ними.
  "Как отблагодарить вас за такое беспокойство? Пожалуйста, сэр, оставьте свой адрес?" торопливо сказал старик.
  "Не беспокойтесь, я сам все принесу. Я должен сделать это сам", Цин Шуй видел, что старик не совсем доверяет ему. Не тому, что у него есть эти предметы, а тому, что они помогут его внучке.
  "Сэр, взгляните на травы в аптеке. Для вас все, что пожелаете", старик был не против отдать все свои травы. Лишь бы в обмен на это его внучка прожила хотя бы до 50 лет.
  "Нет, нам нужно торопиться, давайте я для начала ее вылечу!" улыбнулся в ответ Цин Шуй.
  Однако Цин Шуй не ожидал такой щедрости от старика. Он требовал, чтобы Цин Шуй взял хотя бы один предмет с собой. Долго сомневаясь, Цин Шуй, наконец, принял тысячелетний женьшень и вышел. Глядя ему в след, женщина улыбнулась: "Спасибо, дедушка..."
  Старик взлохматил волосы своей внучки. "Глупая, не надо благодарить дедушку. Это моя вина, что я не спас твоих родителей. Что теперь моя жизнь? Я должен убедиться, что хотя бы ты проживешь до ста лет. По самой меньшей мере".
  "Дедушка!"
  Слезы продолжали течь по лицу Е"Эр, она всхлипывала: "Е"Эр будет рада, пока дедушка рядом. Е"Эр не хочет, чтобы дедушка принес свою жизнь в жертву. Дедушка единственная семья у Е"Эр".
  Цин Шуй и его спутницы покинули аптеку, рассматривая по переменке содержимое коробки.
  "Если я сейчас убегу, я стану профессиональным мошенником?" засмеялся Цин Шуй.
  Хоюнь посмотрела на Цин Шуя и сама расхохоталась.
  "Ага, точно будешь считаться мошенником. Какая жалость, что это не так. Но если ты и есть аферист, то точно высшего класса!" Цанхай Минъюэ присоединилась к ним.
  "Цин Шуй, а как ты познакомился с этой красивой девушкой?" продолжая смеяться, спросила Хоюнь.
  "Ты не поверишь!" Цин Шуй вспомнил, как ранил ее.
  "А ты попробуй. Ты был героем, спасшим ее от беды?" Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ смотрели на него во все глаза самые прекрасные соблазнительные глаза.
  Цин Шуй горько усмехнулся, вспоминая, что тогда произошло.
  "Что?! Ранил ее? Правда?!" Хоюнь была в шоке.
  "Даже подумать об этом! Не зря те парни назвали меня безжалостным. Эх, прекрасные девушки всегда имеют преимущество, куда бы они ни шли. Вы знаете, что красота завоевывает королевства?" засмеялся Цин Шуй.
  "мы знаем такое выражением, я встречала в книжках. Почему ты сейчас спрашиваешь?" с любопытством посмотрела Цанхай Минъюэ на Цин Шуя.
  "Потому что вы обе однозначно принадлежите этому стандарту красоты", ответил Цин Шуй и зашагал вперед.
  "Глупый Цин Шуй, вонючий Цин Шуй. Как наша красота может разрушить королевства?" надула губы Хоюнь и остановилась.
  "... Очевидно, вы двое можете", продолжил Цин Шуй.
  "Дешевый твой рот, хватить преувеличивать!" Хоюнь хмурилась и бросала на спину Цин Шуя гневные взгляды. Обе девушки развернулись и ушли прочь от него.
  
  
  В ту ночь Цин Шуй создал 12 Маленьких Восстанавливающий Гранул в своей пространственной сфере, вдобавок получив кровь тысячелетней раковины, золотой черепахи и даже своей жар-птицы.
  Глядя на гранулы, которые он так усердно создавал, Цин Шуй решил отдать половину хозяевам Клана Цанхай. Оставшееся время он провел, истово тренируясь. В его пространственной сфере не было космических просторов и межконтинентальных колец, но цель свою она оправдывала. Большую часть времени он практиковался в Технике Меча Большой Медведицы. Его атаки были похожи на безжалостные волны океана. Энергия Ци в его теле идеально сочеталась с этой техникой.
  Он также попрактиковался в Ладони Будды, дойдя до третьей волны, мощность которой не шла ни в какое сравнение с силой второй, кроме того, он прекрасно овладел техникой следа ладони Будды из Пещеры Тысячи Будд.
  Вот, чем нужно было ему заниматься каждый день. Каждая из его техник могла считаться непревзойденным искусством, таким образом, он серьезно занимался своей формой и своими позами, доводя их до идеальных. Цин Шуй всегда верил, что только тренировка поможет отточить мастерство, прилагая усилия, любой сможет превратить обычное в необычайное.
  Не важно, насколько профессионален ты. С целеустремленностью, временем и усилиями любой сможет продвинуться вперед, день за днем достигая поставленных целей. Каждый день может стать днем, когда даже самое мелкое превращалось в огненную птицу, как великая птица Рух, восстать и рассечь своими крыльями воздух.
  Мыслями возвращаясь в прошедшее утро, когда его кожа коснулась кожи Е"Эр, Техника Культивации Весеннего Дворца немедленно начинала циркуляцию в его теле, пробуждая Инь, спрятанную глубоко в теле той девушки. Цин Шуй не был уверен, насколько его тело изменилось под воздействием Древней техники усиления, но он чувствовал, что оно не уступает по своей силе телу с избытком энергии Ян.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/17254
  Переводчики: Kent
  
  Глава 217. Форма Журавля из Техники мимикрии девяти животных. Непобедимая скорость.
  
  Цин Шую удалось собрать более десяти капель крови Золотой Лечебной Черепахи. Каждая капля золотой и ядовитой крови была размером с соевую фасолинку. Впервые Цин Шуй собрал почти половину маленького бутылька за один раз. Обычно он брал по капле за раз.
  Цин Шуй заметил недовольный взгляд черепахи и чуть не потерял дар речи. Чего там могла почувствовать такая огромная черепаха? С тех пор, как он впервые добыл у черепахи каплю крови, она больше не выходила "позагорать" на солнышко.
  Столько же крови добыл Цин Шуй и из тысячелетней раковины. Но та не почувствовала ничего. Глядя на качество крови, ему показалось, что она слегка хуже, чем кровь Золотой Лечебной Черепахи.
  
  Самое большое удовольствие для Цин Шуя было видеть улучшения в своих техниках. Ему было приятно и спокойно, что с каждым днем он улучшает показатели и живет полноценной жизнью. Все остальное казалось ему преходящим, как облака, плывущие по небу.
  Чувствуя, что уже пора, Цин Шуй умылся в сфере Вечного Фиолетового Нефрита перед тем, как вернуться в свою комнату и отправиться спать. Ему нравилось спать снаружи сферы, хотя внутри ему бы удалось урвать дополнительных четыре часа отдыха. Он вообще мог спать, сколько захочет в Сфере, и ему бы не пришлось спать снаружи совсем. У него был неограниченный доступ ко времени в сфере. Однако предпочитал он спать снаружи, где в любом случае времени у него было предостаточно.
  Проснулся он, как обычно, рано. Хоть он встретил твердый отказ на предложение записать рецепт Ликера на Кости Тигра от Цанхая, он немедленно приступил к варению ликера сам и подарил бутылочку Цанхаю, чтобы у гостеприимного хозяина была возможность насладиться напитком и сегодня.
  Утренняя гимнастика состояла из тренировки Формы Медведя. Несмотря на то, что ему еще нужно было работать над достижением большой стадии успеха, он чувствовал, что оставалось уже совсем немного. Достигнув этой большой стадии, он сможет существенно усилить свои возможности.
  Цин Шуй дополнительно начал изучать Форму Журавля. Еще до своего путешествия в столицу Зеленого Облака, он расписал эту форму для тренировок для Ие Цзанъэ и сам многое понял. Поэтому он и приступил к изучению Формы Журавля. Прозанимавшись какое-то время, Цин Шуй еще больше удостоверился в том, что является истинным предназначением формы Журавля. Она делала акцент на балансе и позволяла телу тренирующегося становится легче, увеличивая скорость и силу. В описании говорилось, что продвинувшись до определенной стадии успеха, человек мог снизить до 10% своего веса. Большая ступень успеха позволяла снизить 20%, и в итоге на великой стадии успеха - половину веса. Цин Шуй понимал, что это не была потеря реального веса, все дело было в ощущениях. Теряя в ощущениях тяжесть, воин получает возможность показать до 10% больше своей силы.
  "Все равно, что увеличить силу на 10%", думал Цин Шуй. Он ощущал на себе, как всякая последующая форма из Техники Мимикрии 9 животных была сложнее предыдущей. Он не знал, как много форм у него получится выучить.
  К девяти животным относились: дракон, феникс, Рух, слон, жираф, медведь, тигр, горилла, олень. Цин Шуй намеренно опустил форму Гориллы и вот он на форме Журавля. Однако учиться становилось труднее с каждым разом. Конечно, и плюсы, которые он получал, были все существеннее. Поэтому он верил, что в итоге сможет увеличить все свои силы и способности на 50%.
  Цин Шуй продолжал тренироваться бесконечно и без устали прямо перед домом. Суть этой формы лежала в использовании ног, спины, рук, и самое главное - овладеть сетом Мощность Журавля. Это была вспомогательная техника, которую можно было использовать в любое время и сочетать с любой другой боевой техникой. Цин Шуй понял это, когда применил Мощь Журавля вместе с Взмахом Хвоста Тигра, увеличив летальность и проворность последней и добавив ей естественности. Она давала ощущение, что ты поднимаешь что-то тяжелое так легко, будто весит оно, как перышко; она чувствовалась легко, но оказывала сильное и тяжелое воздействие на противника.
  В Форме Журавля не было определенных поз. Как и в Галопе Оленя, только вспомогательные техники. Обычно такие упражнения приносили наибольшую пользу. Хоть Галоп Оленя и стояла последней в списке, Цин Шуй понимал, что по уровню она не уступает Форме Журавля, так как увеличивала скорость бойца на 20% с самой низшей ступени успеха. По трудности она уступала остальным. Возможно потому, что Форма Журавля увеличивала только скорость. Однако Цин Шуй обнаружил и еще одну возможность. Среди всех остальных способностей разница в скорости была всегда небольшой. Например, сила культиватора Сяньтянь была 80 тысяч цзинь. Воин на вершине Хоутянь (на самой вершине боевого генерала Хоутянь) имел силу в 10 тысяч цзинь. Однако в отношении скорости разница была не такой: культиватор Сяньтянь преодолевал за одно мгновение расстояние в 20 метров, а тот, что на вершине Хоутянь, - 10 метров. То есть всего в два раза меньше. Что же касается силы, разница достигала десятков раз. Понятно, что разница в скорости всего в два раза все равно выглядела впечатляюще, как между небом и землей, но тем не менее.
  Скорость была огромным преимуществом. Когда оружие врага уже направилось к твоей голове, а твоя голова уже на полпути к смерти, скорость позволит тебе не иметь никаких преград перед собой. Поэтому среди всех боевых искусств во всем мире скорость - единственная способность, которую нельзя было сокрушить. Поэтому драгоценный камень третьего уровня был одним из самых ценных предметов того же уровня.
  Ужасающая скорость Цанхая во время боя не давала Цин Шую покоя. Он был под огромным впечатлением. По сравнению с Цанхаем Старшие из Секты Небесного Меча выглядели жалко; он бы точно не дал им ни единого шанса ответить на его удары. Вот какой была разница между Боевыми Генералами двух последовательных уровней! Аура того, кто был всего на один уровень выше, могла просто ошеломить противника. Перед лицом абсолютной силы и скорости, техники и навыки были пустым звуком.
  Легкая улыбка заиграла в уголках губ Цин Шуя. Когда она применил Мощь Журавля со своей Ци Древней Техники Усиления, он почувствовал приятное ощущение полета. Однако Цин Шуй знал, что, даже овладев великой стадией успеха, он не сможет полететь. Он знал, что самое главное - это баланс в его теле и взрывное увеличение скорости и силы.
  В Форме Журавля не было атакующих поз, там была цепочка шагов. Однако времени на них у Цин Шуя уже не оставалось. Он понимал, что Форма Медведя вдруг показалась ему сравнительно легкой, настолько сложной оказалась новая техника. Форма Журавля зависела от его дерзости, прогресс в этой форме был делом времени. У него уже получилось включить первые неуклюжие шаги в другие техники, не заставляя себя запоминать движения. Самое главное - ощущения. То, что он чувствовал, было невероятно, соединив форму Журавля с формой Медведя, он понял, что они не только не мешают друг другу, но и выгодно дополняют. Форма медведя была ориентирована на силу и увеличивала его вес. Применяя ее, Цин Шуй чувствовал, что стал тяжелее на тысячу цзинь. Каждый удар был сильным, но твердым, даже его тело было устойчиво, как гора, что увеличивало его сопротивление атакам противника. Попытавшись включить Форму Журавля, Цин Шуй обнаружил, что у медведя получилось... летать! Медведь? Он ощущал, что тяжелое ощущение от формы медведя снизилось, а сила осталась прежней. Одно лишь движение превратило Цин Шуя в несущегося со скоростью медведя с огромной силой столкновения.
  Со стороны за Цин Шуем наблюдала пара Цанхай.
  "Жо Тун, что скажешь про этого парня?" повернул Цанхай голову к своей прекрасной половине.
  "За последние десятилетия это второй молодой человек, которого я никак не могу прочитать. Другие полны ожиданий по отношению к нему, даже мне он очень нравится", сказала прекрасная женщина.
  "Я ревную. Ты даже не постеснялась сказать о том, что он тебе нравится. Я же рядом!" засмеялся Цанхай и взял жену за руку.
  Женщина покраснела и закатила глаза: "О чем ты говоришь? Ты несешь какую-то чушь, а тебе всего лишь 80 лет".
  "Ха-ха, какая жалость, что Юэюэ совсем им не заинтересовалась. Жаль, он мог бы стать самым подходящим женихом для нее", искренне сокрушался Цанхай.
  "Юэюэ может сейчас ничего не чувствовать, но это не значит, что в будущем этого не случится", мило заметила дама.
  Цанхай замер на мгновение. Он был доволен услышанным. Он вообще был доволен своей женой - ее красотой, ее благодетелью. С тех пор, как родилась Юэюэ, он вообще считал себя счастливым человеком. Вспоминая эти ощущения вселенского счастья, когда они растили дочь, он впал в задумчивость.
  Их дочь росла и постепенно показывала, что унаследовала отличные гены, становясь еще более выдающейся во всем, чем оба ее родителя. Ее культивация улучшалась с огромной скоростью. Был один только минус - ей скоро 30, а она так и не встретила любимого человека. В их мире 30 лет считались юностью, тем не менее, Цанхай волновался, что у его дочери завышенные ожидания, что ей обычные парни не по душе. Он неожиданно вспомнил слова Цин Шуя. "Я не встречал человека, который бы составил вашей дочери достойную партию".
  "Ты считаешь, что Юэюэ нравится этот парень?" Цанхай еще раз взглянул на движения Цин Шуя, пока неуклюжие, но уже ловкие и хорошо скоординированные. Среди всех молодых этот молодой человек мог сравниться, пожалуй, только с ...самим собой. Этот парень, безусловно, станет одним из самых известных людей своего поколения.
  "Я не сказала этого. Я только сказала, что есть такая возможность. Он может уже в сердце нашей дочери", зрелая и прекрасная женщина хитро посмотрела на Цанхая.
  "Хорошо, не надо заставлять меня ждать. Сегодня ты делаешь со мной все, что захочешь. Хорошо? Скорее говори", Цанхай притянул женщину в свои объятия и соблазнительно прошептал ей в ухо эти слова.
  "Ты старый извращенец, ищешь смерти?" Женщина положила Цанхаю на плечи свои руки, шепотом произнося каждое слово соблазнительным голосом так, что было слышно только ему.
  Парочка тихо стояла, обнявшись, затем женщина отошла в сторону, бросая на своего супруга очаровывающие взгляды.
  "Дурачок. Ты всегда им был, им и останешься. Неужели ты сам не видишь? Когда в последний раз ты видел свою дочь так близко к парню? Ты заметил выражение ее лица, когда приперлись эти бандиты из секты вечного меча и потребовали смерти этого мальчишки?" все также с улыбкой она сказала Цанхаю.
  Цанхай стоял, лишившись дара речи. Он вспомнил и тревожность, и беспокойство на лице дочери в тот день. Впервые за столько лет Цанхай увидел такое выражение лица своего ребенка по отношению к кому-то за пределами своей семьи. По своему опыту он мог сказать, что она сама не понимала, откуда эта тревога. Пока.
  "Этот парень делает хорошее вино на кости тигра, кстати", неожиданно сказал Цанхай с улыбкой на лице. Он посмотрел на тренирующегося вдалеке Цин Шуя.
  Когда его жена услышала эти слова, она еще больше покраснела. Она вспомнила, как они сходили с ума после того вечера, когда впервые попробовали это вино. Не сомкнулись глаз всю ночь!
  
  За завтраком пятеро сели вместе за стол, как настоящая дружная семья. Каждый излучал прекрасную ауру и отлично выглядел.
  "Старейший, мне, возможно, придется остаться здесь еще и побеспокоить вас немного. Может быть, будут времена, когда я снова причиню неприятности вам. Способностей у меня не много, но вот гранулы, которые я умею очищать. Пожалуйста, примите их в знак моей благодарности", Цин Шуй достал две фарфоровые бутылочки с маленькими восстанавливающими гранулами внутри и поставил их перед парой хозяев. Хоюнь Лю-Ли знала, что это за таблетки, но ничего не сказала, хоть и поджала губы.
  Цанхай Минъюэ замешкалась в смущении. Она не понимала, что происходит, но ей показалось, что Цин Шуй ее намеренно игнорирует. Впервые она почувствовала это. В прошлом ей было мало дело до чувств или действий других.
  "О, это подарок? Ты знаешь алхимию?" с удивлением спроси Цанхай и протянул руку к гранулам в маленькой фарфоровой бутылочке. В этот раз он был всерьез удивлен. С тех пор, как узнал, что Цин Шуй умеет варить Ликер на кости тигра, он понимал, что этот парень особенный.
  "Это медицинские гранулы первого королевского уровня!" Цанхай широко раскрыл глаза в изумлении.
  Когда мать Минъюэ услышала это, она быстро открыла фарфоровую бутылочку. Взглянула быстро и сказала мужу: "Блестит и пахнет, как лекарство королевского уровня. Какие эффекты у него?"
  Последний вопрос она направила Цин Шую.
  "Увеличивает способности на десять процентов".
  "Кхе-кхе, это слишком ценный подарок. Мы не можем этого принять!" Цанхай, услышав об эффекте таблеток, очень заинтересовался, в глазах его загорелся огонек.
  "Но почему же? Одному человеку можно принять только две таблетки, к сожалению, а эффект не особо значительный", сказал Цин Шуй.
  "А вот это правильно! Если нет, то так можно было до бесконечности увеличивать силу. Как ни крути, эти таблетки - лучшее из средств первого королевского уровня", Цанхай посмотрел на Цин Шуя с улыбкой.
  "Лучшее? А что таблетки первого уровня разбиваются на свои подуровни?" Цин Шуй не совсем понял слова хозяина дома и поэтому переспросил.
  Цанхай удивился. Он не ожидал, что кто-то, умеющий создавать восстанавливающие гранулы королевского уровня, не знает основ алхимии.
  "Раз она увеличивает 10% одной способности, то считается королевским лекарством первого уровня. Даже если разные способности увеличиваются, все равно первый уровень. Как твои таблетки", сказал Цанхай, глядя на Цин Шуя. Как будто он хотел что-то увидеть в его выражении лица. Однако его ждало разочарование - снова ничего не смог прочитать.
  "Ааа, вот в чем дело. Ха-ха, я этого всего не знаю, я могу создавать только одно лекарство. Я надеюсь, вы не откажетесь", ухмыльнулся Цин Шуй и потер нос.
  Цанхай был в изумлении. Это лекарство все равно было бесценным, не важно, как оно появилось. Особенно те, кто достиг сферы Боевого Генерала, были заинтересованы в нем. Чем выше уровень культивации, тем большего эффекта они добивались с этими таблетками. Более того, представить нельзя, что такое десять процентов для культиваторов этого уровня!
  Цанхай снял с руки браслет, инкрустированный черным драгоценным камнем, который подарила его жена Хоюнь Лю-Ли, и передал его Цин Шую. "Наверное, тебе больше ничего не захочется, кроме этого, так что прими!"
  Цанхай Минъюэ увидела, что в браслете камень третьего уровня. Она тут же потрогала свой камень, который висел в ожерелье на ее груди. Ее камень был черным камнем четвертого уровня...
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/17385
  Переводчики: Kent
  
  Глава 218. Рецепт гранулы выносливости. Золотой гриб Линчжи.
  
  Цанхай Минъюэ увидела, что в браслете ее отца тоже был черный камень третьего уровня. Она потянулась рукой до черного камня на груди, она-то знала, что этот камень четвертого уровня...
  "Старший, я обещал привезти вам даров, а вы обращаетесь со мной, как с чужаком?" покачал Цин Шуй головой.
  Цанхай задумался. "Ни в коем случае, но тебя с моей дочерью ничего не связывает". Цанхай намекал, что пытался предложить ему руку и сердце дочери, но безуспешно. Цин Шуй же просто хотел, чтобы Цанхай помнил о нем.
  Цанхай Минъюэ услышав фразу "вы обращаетесь со мной, как с чужаком", подумала, что парень-то толстокож. Кем ты еще был, как не чужаком? Однако эти мысли смутили ее.
  "Папа, забудь про это. У меня есть для него один рецепт", улыбнулась Цанхай Минъюэ отцу. Она достала кожаный листок и протянула его Цин Шую. Он принял записку. Увидев ее странный взгляд, Цин Шуй на секунду задумался. Потом торопливо вынул фарфоровый бутылек. Он приготовил его специально для Минъюэ.
  "Прости, что забыл про Замечательную маленькую мисс". Цин Шуй быстро и неловко сунул ей в руки подарок.
  Глядя на его неуклюжесть, хозяева дома улыбнулись. Они очень радовались, что между их дочерью и Цин Шуем происходит какое-то особое взаимодействие.
  Цин Шуй украдкой взглянул на рецепт. "Гранула Выносливости". Из любопытства он пробежался по нему глазами. Для него требовались всего пять ингредиентов, которые он вполне мог быстро собрать. Жаль, что Плода Выносливости у него не осталось. Остальными ингредиентами были: тысячелетний гриб линчжи, гранула внутренностей чудовища, зуб белоснежного волка и кишки дьявольского медведя. Цин Шуй знал, что линчжи есть в Медицине Тысячелетия, поэтому заполучить его не составит труда. Таблетка внутренностей оставалась у него, из внутренностей золотой змеи в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Были еще два чудовища, но их можно было заменить кровью золотой лечебной черепахи и тысячелетнего моллюска.
  Это значило, что он может культивировать гранулу довольно быстро, что его несказанно обрадовало. Жаль, что эффект от гранул не был прописан на рецепте, только название. Хотя можно было догадаться об увеличении выносливости, он не знал особенностей. Однако ингредиенты в рецепте были лучшими в медицине, поэтому действие лекарства должно быть стоящим.
  Цин Шуй внимательно смотрел на Цанхай Минъюэ своим глубоким взглядом, в котором сверкал магический блеск в надежде просканировать и увидеть, что она тоже смотрит и думает о нем. Каждый раз, глядя на нее, он думал, как же благословили ее небеса. Не только небесной красоты, но и значительных талантов она была, не говоря уже про влиятельных родителей, которые обожали свою единственную дочь.
  "Я знаю, какое действие у этого лекарства?" Цин Шую внезапно стало жарко, ведь он пялился на Минъюэ целых три секунды на глазах ее родителей.
  "Эта гранула увеличивает выносливость человека на 10%. И не только человека, но и дьявольского чудовища", пристальный взгляд Цин Шуй смутил его, она бросала теперь на него свои гневные взгляды. Она винила его за то, что он грубо ведет себя с ней перед ее родителями.
  "хм, значит, и чудовищам можно давать". Он задумался. Десять процентов выносливости. Выносливость вещь хорошая. Значит, если можешь выдержать 10 ударов, с этой гранулой выдержишь 11. На максимальной скорости чудовища пролетают 10 тысяч ли, но с гранулой - 11.
  "Хм, неплохо. Хорошая гранула. Я отдам ее тебе, как только получу. И твоей птичке тоже".
  Цанхай Минъюэ покраснела до корней волос, услышав слово "птичка". Ее нежное и очаровательное лицо всех шокировало. Цин Шуй подумал, что, верно, она слышала, что называют "птичкой" в Стране Цан Лан. Некоторые называли так мужской орган. А Цанхай просто вспомнила, как однажды опрометчиво сказала Цин Шую, что ей нравится его "птичка". Еще больше Минъюэ смутило то, что Цин Шуй сказал ей в ответ. Она вообще поняла свою оплошность только когда услышала, как пара флиртует. Она просто притворилась, что не поняла ничего. А про себя отругала Цин Шуя за его пошлость и за то, что дразнит невинную женщину.
  Ей внезапно стало так стыдно за себя. Она мечтала отлупить Цин Шуя.
  Цин Шуй потер нос и неуклюже улыбнулся. Увидев удивленное лицо Хоюнь Лю-Ли, Цин Шуй понял, что та ничего не слышала и не знала о том, что случилось в тот день.
  
  Позже в то утро Цин Шуй вышел один. Две девушки не последовали за ним, узнав, что он идет в аптеку.
  "Лю-Ли, пойдем лучше прогуляемся и поболтаем", Цанхай Минъюэ нежно потянула подругу за руку.
  "Хм, хорошо, я тоже хочу поговорить с тобой, Старшая Сестра!"
  "Только, Лю-Ли, сегодня будем честно разговаривать, без вранья, договорились?" засмеялась Цанхай.
  "Я никогда не лгу своей старшей сестре, никогда", искренне ответила Хоюнь Лю-Ли.
  Цанхай Минъюэ радостно смеялась, глядя вдаль, а потом медленно начала разговор: "Ты избегаешь Цин Шуя из-за меня?"
  После этих слов она посмотрела на притихшую Хоюнь Лю-Ли. Та обещала никогда не лгать, Минъюэ доверяла ей, потому что понимала, что сейчас было лучше молчать, чем солгать.
  "Лю-Ли, буду честна с тобой. Ничего между нами с ним не будет. Если ты будешь избегать его, не станешь ли ты переживать, если он найдет другую?" вздохнула Минъюэ.
  "Я не понимаю, что такое любовь, но знаю, что это что-то, чего можно сильно желать. Что ты думаешь?" зная об упрямстве Хоюнь, Цанхай Минъюэ продолжала настаивать на разговоре.
  "Старшая Сестра, почему он тебе не нравится?" серьезно спросила Хоюнь.
  "Пф!" засмеялась Минъюэ. "Лю-Ли, ты такая милая, всегда говоришь, что думаешь. Иногда что-то хорошо для тебя, но не для других. Как любовь. Что ты думаешь? Если женщина тебе вдруг хочет отдать того, кто нравится ей, ты примешь этот дар?"
  Хоюнь Лю-Ли слушала Минъюэ, замешкалась на минуту и медленно сказала: "Но если он хорош, если он действительно подходит моей старшей сестре?"
  "Ты, малышка, опять надумываешь лишнего. Если я тебе найду другого великолепного мужчину, он тебе понравится? Некоторых вещей силой не добьешься. Я просто хотела тебе сказать, чтобы ты хватала то, что тебе нравится, и не позволяй себе пожалеть об этом", со вздохом ответила Цанхай Минъюэ.
  Хоюнь Лю-Ли помолчала с минуту, потом кивнула и радостно улыбнулась. Это была улыбка облегчения, что, наконец, спал с ее плеч тяжелый груз.
  Цанхай Минъюэ, однако, про себя вдруг подумала, какая же она маленькая глупая девочка.
  
  Цин Шуй шагал к Медицине Тысячелетия и вдруг вдалеке заметил старика. Был примерно полдень, а старик уже заждался. Увидев Цин Шуя, лицо старика озарилось невероятным облегчением, и он сердечно поприветствовал гостя. Цин Шуй вдруг подумал, что наверняка он всех посетителей вежливо попросил покинуть аптеку, так ждал его.
  И снова в комнате Е"Эр девушка радостно вышла навстречу Цин Шую.
  Тот сразу приступил к делу. Достав два бутылька с кровью черепахи и моллюска, он сказал: "Принимать по капле в день".
  Старик смотрел на редкую жидкость в бутылке. Он все еще не верил в то, что это увеличит жизнь его внучки до 50 лет, но не мог произнести это вслух, чтобы не показаться невежливым. Он просто все время пытался "оживить дохлую лошадь". Он очень хотел, чтобы Цин Шуй вылечил его несчастную внучку, но знал, что многие опытные и влиятельные медицинские культиваторы были беспомощны перед лицом их беды.
  Цин Шуй видел сомнение в его глазах и его сердце. "Вы видели многое, должно быть, сделали многое ради своей внучки. Вы знаете, как трудно ее вылечить. Вам трудно поверить в то, что это увеличит ее жизнь".
  "Нет, нет, я верю вам, сэр", неловкая улыбка появилась на лице старца.
  Цин Шуй помедлил немного, достал две бутылочки с таблетками и протянул их старику. "Уважаемый, вы должны узнать, что это".
  С сомнением старик взял один пузырек, открыл его и немедленно закрыл. "Вы выше королевского уровня в медицинской культивации. Значит, у Е"Эр есть надежда", оживился старик, а руки его задрожали.
  "Старик, эти две бутылочки твои. Ограничение для одного - только две таблетки. Ты можешь сразу принять. А твоя внучка пусть подождет месяц после того, как закончит принимать лекарство. Это увеличит ее жизнь еще на 50 лет", мягко сказал Цин Шуй.
  Если и оказывать услугу, то по полной!
  "Сэр, мне это нужно, я не откажусь, подождите секунду!" с этими словами старик вышел из комнаты.
  И вот остались они одни - Цин Шуй и девушка по имени Е"Эр. Атмосфера была неловкой. Только Цин Шуй, конечно, чувствовал это, а девчонка-то смотрела на него с интересом.
  "Тебе, правда, всего восемнадцать лет?"
  Цин Шуй догадался, что она слышала это от других учеников в Секте Небесного Меча. Он был самым молодым Защитником в Секте и самым молодым Старшим.
  "Возраст не имеет значения", улыбнулся ей Цин Шуй в ответ. На материке, как только кто-то достигал Сяньтяня, возраст терял свой смысл, потому что жизнь увеличивалась на дополнительные 500 лет.
  "Хм, это верно. Извини", мягко сказала девушка.
  "Извинить? За что? Это же я тебя ранил тогда, помнишь?" удивленно посмотрел на нее Цин Шуй.
  "В тот раз я думала, что у меня не осталось времени, поэтому захотела сразиться с тобой. Мне было все равно, что у твоей подруги было ранение. Наверное, ты просто был слишком взволнован".
  Цин Шуй понял, что она не боится смерти. Она действительно не боялась умереть.
  "Я тоже был не прав. Не надо было так сильно тебя бить", засмеялся Цин Шуй.
  "Что было, то было, давай больше не будем об этом вспоминать. Если бы не тот раз, мы бы не были знакомы сейчас. Цин Шуй, я - Цинхань Е!" сказала девушка.
  В этот момент вернулся старик, неся в руках большую шелковую сумку, которую он тут же передал Цин Шую. Его лицо светилось довольной улыбкой. Цин Шуй видел, что в мешке лежит что-то большое, как зимняя дыня, но не мог разглядеть, что именно.
  "Что это?" удивленно спросил он.
  "Пятитысячелетний гриб Линчжи!"
  Цин Шуй распахнул мешок и увидел мякоть гриба линчжи внутри в полметра длиной. Он был золотым, по форме как кусок мяса, даже жилки были похожи.
  Это был самый настоящий золотистый гриб линчжи. Цин Шуй вспомнил его медицинское название - Тай суй.
  Тай суй, или плоть линчжи, был ни растением, ни животным, ни грибом, а особым организмом четвертого типа. "Мякоть линчжи выглядит как мясо, ведь это организм. Белое это как жир, а желтое - это его мясистая ткань, она жесткая, как лед".
  Говорили, что линчжи используется как лекарство для бессмертия. Хотя и было доказано, что это неправда, тем не менее, ценность его от этого не умалялась.
  Цин Шуй не ожидал увидеть такой ценный продукт своими глазами. Ему было более 5000 лет!
  Цин Шуй знал, что эта вещь была ценнее всех тысячелетних трав в аптеке.
  "Уважаемый старейший, это слишком ценный дар", замешкался Цин Шуй.
  "Ха-ха, раньше был для меня, но теперь внучка мне дороже в десять тысяч раз. Сэр, это вам, позвольте мне успокоиться уже. Этого не хватит, чтобы отблагодарить вас за то, что вы сделали, но это лучшее, что у меня есть!"
  "Тогда я приму. Мне нравится этот линчжи, он очень мне поможет", Цин Шуй не ждал никакой благодарности за свой поступок, но эта плоть золотого линчжи была выше всяких похвал. Лучшее из того, что ему можно было подарить.
  Собравшись уходить, Цин Шуй и рта не раскрыл, но старик выбрал несколько тысячелетних трав и вручил их Цин Шую. Ему достался тысячелетний снежный лотос.
  Старик настаивал, чтобы Цин Шуй взял больше, но Цин Шуй просто пообещал прийти снова, если ему что-то понадобиться, и вышел из аптеки.
  Выйдя из Медицины Тысячелетия, Цин Шуй аккуратно помести линчжи в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он решил, что позже войдут в сферу и поместит гриб в небольшую топь, вспомнив о том, что эти грибы лучше всего растут в воде.
  День был в самом разгаре, Цин Шуй решил прогуляться по городу и посмотреть, какие еще сокровища получится обнаружить.
  Просторные улицы были заполнены разными лавочками и компаниями, хотя и секты и кланы тоже проживали здесь. Они все-таки были людьми, которым нужно было что-то есть и что-то носить, кормить семьи. Основной фонд секты составляли финансы от их бизнеса.
  Найти сокровища - адский труд, требующий большого терпения. Цин Шуй ничего особого не увидел, полдня пробродив по улицам, хотя несколько красавиц он углядел. Погода стояла теплая, многие девушки были одеты в легкие одежды, никак не скрывавшие их ароматные перси, круглые бедра и стройные талии, привлекавшие внимание множества мужчин.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/17386
  Переводчики: Kent
  
  Глава 219. Мощная древняя техника ковки
  
  Цин Шую было скучно. Он рассматривал красивые попки, особенно круглые, особенно у девушек с длинными прямыми и пропорциональными ногами.
  Его мысли подсознательно уплывали в величайшей красоте Радостной Секты - Цинхань Е. он не стал расспрашивать у нее детали ее жизни, хоть и очень заинтересовался ею, особенно когда старик упомянул тот факт, что сам он не состоит в секте. Цин Шуй не понимал, почему кому-то может быть интересным изучение Двойной Культивации, если не с кем ее практиковать. Цин Шуй чувствовал, что она привлекает его, желая узнать, какого уровня он смог бы достичь, если бы с ней практиковал эту культивацию, но было трудно сказать наверняка, что он хочет этого только ради увеличения собственной силы. Более того, он боялся, что просто не выдержит ее энергию девяти Инь.
  Цин Шуй помотал головой и пошел дальше по древним улицам Южного Города. Он вальяжно прогуливался через толпы людей, рассматривая витрины магазинов. Среди толчеи толпы он чувствовал себя особенно спокойно. Это чувство было странным, но приятным. Покой, который неожиданно охватил его, был похож на чувство божественного прозрения.
  Когда он впервые приехал в мир девяти континентов, Цин Шуй был полон тревоги. И еще больше его беспокоило то, что он узнал о своей матери и Семье Ян. Но здесь он был как младенец, не умеющий ни ходить, ни говорить.
  Когда он рос, он получал общие знания о боевых искусствах на девяти континентах. Однако у него было тело Сяньтянь, которому были неподвластны эти искусства. Тело Сяньтянь на девяти континентах считалось мусором, такой человек не стоил больше, чем обычный человек.
  Однако какое-то время спустя, он неожиданно познал многие дополнительные техники, особенно самую важную - Древнюю Технику Усиления. Преуспев в этом, он не прекратил свои тренировки, продолжал жить активно и жадно, не делая перерывов даже на денек.
  Странное чувство, похожее на божественное прозрение, помогло Цин Шую ощутить, как весь груз падает с его плеч, как дитя не чувствует забот. Это чувство было сознательным, оно возникло само по себе, но дарило ощущение настоящего счастья.
  Даже разношерстная толпа вдруг показалась гармоничной. Цин Шуй старался удержать это состояние, следуя толпе и медленно двигаясь вперед.
  Продержавшись в этом состоянии около 15 минут, Цин Шуй неожиданно уловил расширение его сознания. Все его сознание встрепенулось, и он вышел из этого состояния. Сосредоточившись, Цин Шуй заглянул внутрь себя, и незнакомая дополнительная техника загорелась в его голове. Увидев ее, Цин Шуй успокоился, он был очень рад, но не в экстазе, хотя всегда мечтал об этом.
  Древнее Искусство Ковки!
  В этот момент странное состояние окончательно покинуло Цин Шуя, и тот в шоке прочитал описание Древнего Искусства Ковки. Слишком мощное, слишком невероятное! Вот, что почувствовал Цин Шуй.
  Древнее Искусство Ковки использует энергию Цин Древней техники Усиления как основу для формирования навыков ковки. Обучающийся сможет ковать оружия, доспехи, одежду, ожерелья, браслеты, ремни, сапоги, шлемы, крепления, жилеты, делать гнезда для камней, оправлять камни в металл...
  Цин Шуй не знал, что и подумать, Древнее Искусство Ковки включало в себя ковку, шитье и алхимию. Самое важное было то, что с использованием энергии Ци Древней техники усиления, можно будет создавать защиту, которая увеличивает способности дьявольских чудовищ.
  Ниже приводился список каждого метода ковки и некоторые примеры, но детализированных картинок не было. Только несколько серьезных замечаний по практике, по металлу, который нужно закалять в сталь.
  "Кажется, придется самому искать ингредиенты, трудно будет найти мистические элементы, с которыми я знаком, хотя я же знаю бронзовые крепления, кольчугу, полые серебряные браслеты... это я смогу выковать. Уровень успеха тоже неизвестен, но эти штуки должны быть мощными!" думал Цин Шуй. Он предполагал, что ковка, шитье и алхимия будут появляться постепенно, но не ожидал, что они появятся одновременно и так вдруг. Самое важное, что даже создание драгоценностей было включено в Древнее Искусство Ковки.
  Цин Шуй радовался, что так легко получилось избежать неудобств и сэкономить время. В будущем он сможет изготавливать ожерелья и браслеты для своих дочерей...
  Драгоценные камни, однако, нужно было добывать. Для того чтобы синтезировать драгоценности высоких уровней ему понадобиться много камней. Он знал, что добыть их будет не так легко, как кажется.
  Он был очень доволен, он получил так много за такое короткое время, это стоило того. Его беспокоило то, что он не умеет создавать камни, а тут неожиданно получил такую помощь в подарок.
  Цин Шуй плутал довольно долго, пока не пришел с сознание и не обнаружил себя очень и очень далеко в глубине древней улицы. И тут он заметил, что многие пялятся на него, во взгляде некоторых читалась жалость. Он оглянулся в толпе в растерянности. И тут он услышал разговоры:
  "Может, его девушка бросила, какой-то он потерянный", шептала женщина среднего возраста.
  "Может, он собрался покончить с собой. Страстные молодые люди нынче такая редкость", молодая замужняя дама была погружена в свои мысли.
  "Самоубийство? Слишком много людей..."
  ???????????????????
  
  Однако сегодня у Цин Шуя было прекрасное настроение после такого обильного урожая, он продолжал прогуливаться.
  Экстравагантный огромный мебельный магазин вдруг вырос на его пути.
  Мебель? Цин Шуй заметил роскошные экземпляры из желтого розового дерева и красного сандалового, сделанные из древних деревьев. Хорошего качества, но не особо ценные, по мнению большинства, но не эксперта.
  Цин Шуй, не имея никаких планов, решил зайти посмотреть. Войдя в магазин, он увидел большой холл, плотный поток людей входил и выходил из дверей здания. Возле входной двери 4 больших в человеческий рост статуи улыбающегося Будды с золотыми слитками в руках, хотя Цин Шуй не был уверен, настоящее это золото или нет.
  Из главного холла выходили три широких коридора. По обеим сторонам каждого была выставлена различная мебель. Цин Шуй заметил столы, стулья, диваны, прикроватные столики, комоды и многое другое.
  "Мм, цветной пол!" Цин Шуй восхищенно оглядывался по сторонам, рассматривая роскошные предметы высочайшего качества. Он посмотрел на различные покрытия для пола и оценил качество материалов и разницу в исполнении.
  В мире девяти континентов было много различной древесины, полы обычно делали из дерева, все зависело от качества работы и отделки. Цин Шуй рассматривал товары и прищелкивал языком, - какие разные цены предлагались! Искусство изготовления мебели казалось очень прибыльным: материалов было предостаточно, все упиралось в мастерство. Цин Шуй вдруг понял, что он совершенно беден. Цены на мебель были невероятно высоки.
  Каждый коридор магазина был уставлен товарами, у Цин Шуя глаза разбегались. Просматривая напольные покрытия, он вдруг заметил знакомый рисунок из сандалового дерева.
  Сандаловое дерево - твердый простой и элегантный материал. Запах натурального красного сандала оживляет и придает сил. Цин Шуй мог вообразить себе, какое удовольствие доставляет такой пол в комнате.
  Думая об этом, он вдруг неожиданно почувствовал, что сожалеет, что раньше ничем таким не интересовался. Это была распространенная проблема среди практикующих боевые искусства. Некоторые богатые предприниматели или обеспеченные воины наслаждались жизнью, окружали себя комфортом, прекрасными комнатами с красивым дизайном, с приятным ароматом, витающим в воздухе. Комфортные и огромные кровати с роскошными красотками... Должно быть очень романтично...
  Когда Цин Шуй увидел обычный березовую напольную доску, он увидел, что на нее цена самая низкая; и тут он вдруг понял, что то, что он знал из прошлого, неточно. Цин Шуй знал, что напольные рисунки были высшего качества, за ними шла береза, и только потом, на третьем месте, стоял третьесортный сандаловый пол. Однако березовый пол больше не считался хорошим.
  Пройдя секцию с напольным покрытием, Цин Шуй оказался в отделе диванов и прикроватных столиков, где деревянные диваны роскошного качества и столики заставили Цин Шуя раскрыть глаза от изумления. Обнаружив астрономические цифры на ценниках, он понял, что здешняя мебель создана только для комфорта очень богатых людей.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18167
  Переводчики: Kent
  
  Глава 220. Картина Спускающийся Тигр. Великая стадия успеха Формы Тигра.
  
  
  Цин Шуй продолжил рассматривать картины на стене. Некоторые были настолько большими, что заполняли стену целиком, некоторые - маленькие, размером с ладонь. Но все они были прекрасны, настоящий праздник для глаз!
  Среди всех них Цин Шуй заметил несколько знакомых ему картин, например Портрет Весенней Прогулки, который считался вполне приличным произведением. Все картины продавались по одной цене, и Портрет Солнца, Садящегося в Горах или Картина Спускающийся Тигр. И по своему впечатлению картины не уступали друг другу.
  Цин Шуй любовался на Картину "Спускающийся Тигр", на которой был изображена сцена спуска с горы тигра, великолепного, с ошеломляющей аурой лидера. Цин Шуй вспомнил, что в форме Тигра есть техника под названием Спуск Тигра. Когда он увидел эту картину, он отчего-то чувствовал, что она существенно поможет ему в тренировке формы тигра.
  Тут он обнаружил, что время пролетело очень быстро. То ли от того, что он был слишком увлечен картинами, то ли еще по какой причине, но на улице уже стемнело. Он снял картину Спуск Тигра со стены и пошел назад, в главный холл. Молодые приятные дамы в униформе сновали по залу, помогая покупателям. Однако Цин Шуй не стал к ним обращаться. Единственная причина покупки картины была в том, что она резонировала с ним. Несмотря на ее цену, он все равно намеревался ее приобрести.
  В главном холле одна из девушек заметила Цин Шуя с картиной в руке, прищурила глаза, сложила губки полумесяцем: эта картина считалась относительно хорошей среди всех остальных. Ценник на портрете явно вырисовывал сто тысяч таэлей серебром.
  Цин Шуй подумал, что потратить сто тысяч на картину мог только богатый человека. Увидев улыбку на лице девушки, Цин Шуй предположил, что она посчитала его богатым и поэтому так радостно улыбалась. Оплатив счет, он ушел, не оборачиваясь. Он не хотел видеть интереса во взгляде той девушки. Ведь она улыбалась всякому покупателю, в конце концов. А может быть, платежеспособные парни все выглядят привлекательными для девушек?
  Выйдя из магазина, Цин Шуй поместил свою покупку в сферу Вечного Фиолетового Нефрита и направился во дворец Цанхай. В то же самое время он подумал о том, где бы ему занять денег, чтобы вернуться снова на следующий день. Он понимал, что хорошие вещи за деньги не купишь, однако шопинг требовал денег в любом случае. Точно так же, как сегодня ему понадобились деньги на покупку прекрасной картины. Хоть у него оставалось около десяти тысяч наличными, у него было ощущение, что ему не хватит на другие покупки. Он ведь даже не поднимался на второй этаж, где товары были еще дороже.
  Цин Шуй провел замечательный день и, когда он вернулся во дворец Цанхай, в небе было уже темно, но не в столице Континентов. Световые камни освещали ее. Многие люди не спали ночами, под светом камней город выглядел загадочно, его оживленные улицы гудели от шума толпы.
  Добравшись до резиденции Цанхай, Цин Шуй увидел всю компанию на улице. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли радостно слушали истории родителей Минъюэ об увлекательных событиях, дьявольских чудовищах мира девяти континентов. Какая гармоничная сцена.
  "Ты вернулся. Давайте ужинать", жена Цанхая сказала с улыбкой, первой заметив Цин Шуя.
  "О чем вы, ребята, разговариваете? Вы все такие радостные", с улыбкой сказал Цин Шуй и поприветствовал всех.
  "Крестный рассказывает про то, какой озорницей была Минъюэ в детстве", сказала Хоюнь и засмеялась.
  "О, расскажите мне, пожалуйста, какой же озорной она была". Цин Шуй сел на свободный стул.
  "А давайте сначала поужинаем, а потом поговорим. Тебя не было весь день, нашел что-нибудь интересное?" - перебила Цанхай Минъюэ Хоюнь, которая только раскрыла рот, чтобы начать свой рассказ.
  Цин Шуя успешно отвлекли, хотя на самом деле он не очень и хотел узнавать подробности жизни Минъюэ, поэтому живо отреагировал на вопрос Цанхай:
  "Мебельный магазин в городе неплохое место. Весь день там повел", улыбнулся в ответ Цин Шуй.
  "Весь день провел? Хотел мебель купить?" удивленно спросила Хоюнь Лю-Ли. даже Цанхай Минъюэ удивленно взглянула на парня, который не переставал преподносить им сюрпризы.
  "Там много хороших вещей, картины, например", перебил их Цанхай. Две девушки еще больше смутились при этих словах, переводя взгляд попеременно с Цин Шуя на Цанхая.
  "Кажется, Старейший со мной согласен", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  "Картины это хорошее дело. Люди с высоким уровнем восприятия могут хорошо резонировать с картинами, даже получать пользу от нового уровня понимания", продолжил Цанхай. На этих словах что-то кликнуло в голове Цин Шуя, он закивал головой в знак полного согласия.
  "Давайте уже ужинать, разговоры - потом", настаивала мама Цанхай Минъюэ, Жо Тун.
  ...
  После ужина Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли помогли Жо Тун убрать со стола. Цин Шуй подождал, пока они закончат убираться, и засобирался уходить.
  "Старейший, сколько можно выручить с продажи маленьких восстанавливающих гранул?" внезапно Цин Шуй вспомнил, что ему нужны деньги. В сфере Вечного Фиолетового Нефрита было полно места для серебра, золота и серебряных банкнот.
  Все вокруг удивленно посмотрели на Цин Шуя. Он потер нос и смущенно сказал: "Мне, возможно, понадобятся деньги на некоторые покупки, я боюсь, у меня нет столько наличности".
  "Лучше придержи эти гранулы при себе. Мы и так получили от тебя много всего. Пяти миллионов таэлей серебром хватит?" мягко предложил Цанхай.
  "Пф, когда тебе нужна помощь, ты никогда к нам не обращаешься", пробормотала Хоюнь.
  "Гм, наверное, этого хватит. Должно хватить", подумал Цин Шуй и ответил.
  "Папа, у меня есть, я могу дать ему денег", быстро сказала Цанхай Минъюэ.
  "У меня такой суммы с собой нет, но я могу отдать тебе все, потому что они мне не нужны здесь", сказала Хоюнь Лю-Ли, жалея, что не захватила с собой больше.
  Цин Шуй удивился и сказал: "Спасибо вам всем".
  Вернувшись в свою комнату, Цин Шуй вошел в сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Первое, чем он занялся, это золотой плотью гриба линчжи. Почувствовать присутствие Цин Шуя в сфере, жар-птица поприветствовала его радостными криками. Цин Шуй заранее предупредил огненного питомца не трогать гриб. Иначе сейчас бы он переживал, не слопала ли его птичка такое ценное существо!
  Сфера выглядела как теплица. Ни ветра, ни облачка на небе, ни капли дождя. Цин Шуй вспомнил про свою покупку - картину из мебельного магазина. Он повесил ее на видное место. Тут ему пришла в голову идея сделать экран, на который он сможет вешать все свои картины в будущем. Он решил приобрести такой экран в Мебельном Городе Зеленого Облака на следующий день. Можно было и попроще какой-нибудь, потому что его единственной целью будет разместить картины. Причина, по которой он решил приобрести такую стойку, была в Портрете Гордого Феникса на распродаже в магазине.
  Цин Шуй еще раз посмотрел на картину Спускающего Тигра. Говорят, что тигр, поднимающийся в гору, похож на дракона, взлетающего в небеса. В отношении ауры и взрывной силы тигр был сильнее. Царскую ауру невозможно было остановить.
  На рисунке был запечатлен момент, когда свирепый тигр прыжками спускается с вершины горы, гордо неся свое большое и мощное тело, источая живость и королевскую ауру.
  Цин Шуй немедленно перешел к тренировке формы тигра, глядя на свирепого тигра на картине. Он пытался ощутить ауру тигра с картины перед собой, эту королевскую ауру.
  На этот раз форма Тигра не только источала великолепную ауру, но и оказывала ошеломляющее давление. Ее раньше не было, поэтому Цин Шуй понял, что это было давление королевской ауры картины. Раньше были места, которые ему не очень давались, но на этот раз все шло гладко. Чувство успеха, когда все условия были выполнены, и ему помогала королевская аура, прибавлявшая сокрушительной силы, присутствовало в каждой позе.
  Даже рык тигра звучал иначе. Цин Шуй был полностью доволен Формой Тигра. Она достигла идеальной стадии успеха.
  Цин Шуй остановился и тихо посмотрел на картину Спускающийся Тигр. Форма Тигра достигла идеальной стадии. Подумать только, он совершенно спонтанно приобрел картину, и это помогло ему достичь идеала. За цену в сто тысяч таэлей.
  Цин Шуй чувствовал мистику во всем этом. Эта удачная покупка в Мебельном Магазине принесла ему такую пользу. Форма Тигра на уровне идеальной принесла Цин Шую дополнительные три тысячи цзинь.
  Затем Цин Шуй приступил в Древней Техники Усиления. Она застряла на 75 циклах, но Цин Шуй чувствовал, что 76-й цикл не за горами. Как только он достигнет 98 цикла, он сможет продвинуться на большую ступень совершенства. С другой стороны, ему казалось, что все это иллюзия, и ему придется тренировать все 99 циклов.
  Чтобы пробить пятый небесный уровень Древней Техники Усиления, скорее всего ему придется пройти все сто циклов. Подумав немного, Цин Шуй решил, что не стоит слишком много размышлять по этому поводу. Было тяжело пробивать каждую стадию, которая приносила ему огромную силу и увеличивала способности.
  Если бы не существование противоречивой Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, он бы в лучшем случае смог достичь четвертого небесного уровня за всю свою жизнь.
  Целью Цин Шуя было подумать обо всех возможных способах и средствах повышения его способностей и закончить полный курс своих тренировок. Цин Шуй вспомнил, что Цанхай Минъюэ дала ему рецепт гранулы стойкости. Он решил создать ее, чтобы увеличить свои способности.
  Цин Шуй вытащил жилы золотой королевской змеи, плод увеличения стойкости, отрезал нужную порцию мякоти гриба линчжи, сложил их рядом, затем добыл капельку крови золотой медицинской черепахи и тысячелетней устрицы.
  Закинув все ингредиенты в Железный котел золотого огнива, он добавил нужное количество воды из пруда сферы. Цин Шуй закинул остатки плодов и поставил котел на медленный огонь.
  Услышав булькающие звуки, Цин Шуй прибавил жар первобытного огня и добавил остальные ингредиенты.
  У него уже был опыт создания гранул. Поэтому он чувствовал себя вполне уверенно, работая над новым рецептом. Более того, ему показалось, что это так просто.
  Создание лекарств проверяло терпение алхимика. Без него невозможно получить лекарство. Чем выше качество лекарства, тем больше теории было приложено к работе. Считалось, что некоторые медицинские гранулы Божественного уровня вытягивали из алхимиков всю жизненную силу. Однажды создав такое, была высока вероятность того, что этот алхимик умрет после этого, по крайней мере, половину жизни потеряет точно.
  Маленькая восстанавливающая гранула требовала большой уровень концентрации. Чем больше ты был сосредоточен, тем больше усилий ты прикладывал. Тем лучше становилось твое лекарство, требующее внимания и времени. Это был напряженный процесс.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18168
  Переводчики: Kent
  
  Глава 221. Успешное создание Гранулы Стойкости. Великолепие гор и реки.
  
  
  Когда Цин Шуй услышал мелодичный голос, несравнимая ни с чем радость расцвела в его сердце. Быть в состоянии крайней сосредоточенности и внимания все двадцать четыре часа в сутки было очень утомительно и невыносимо для простого человека. Ментальная сила была причиной, почему алхимики были сильнее представителей остальных профессий.
  Цин Шуй открыл глаза. Для него находиться в состоянии двадцатичетырехчасовой концентрации не было чем-то особенным. В конце концов, он заранее съел плод увеличения силы, его умственный и силовой потенциал существенно увеличился, кроме того, готовить Гранулы Стойкости оказалось в семь раз легче, чем маленькие восстанавливающие гранулы.
  Открыв золотой котел, Цин Шуй увидел больше десяти гранул. Каждая гранула была размером с прозрачную виноградину желтоватого цвета. Несмотря на это, они сверкали и источали великолепное сияние.
  Цин Шуй немедленно принял одну гранулу и быстро растворил ее с помощью циркулирующей энергии Ци Древней Техники Усиления. Плотный и теплый поток вошел в его Даньтянь и восполнил его Ци. Кроме того, энергетическое питание направлялось прямиком в структуру его скелета и мышцы.
  Стойкость - хорошее качество, но Цин Шуй не смог продержаться в этом состоянии долго. Цин Шуй обнаружил, что эффект гранулы растворился довольно быстро.
  Это было второе настоящее медицинское средство, которое Цин Шуй получил сам, кроме золотой мази от ран. Он был очень счастлив и доволен результатами своей алхимии.
  Профессия алхимика почиталась больше всего в мире девяти континентов. Сейчас Цин Шуя вполне можно было считать алхимиком. Хотя он создал только три типа лекарств, эти препараты могли существенно увеличить и улучшить качество жизни богатых покупателей.
  Счастье расцветало в его сердце. У него было все. Профессия, жар-птица, чьи крылья были как его собственные. Он мог положиться на свою птицу. Он мог повидать весь мир девяти континентов.
  Проходя под гигантским Зонтичным Деревом, Цин Шуй подозвал жар-птицу. Прекрасная живая птица отозвалась в ответ, и жар-птица закружила над головой Цин Шуя. Он уже привык к такому ее поведению. Обычный человек бы изумился, видя, как гигантское чудище кружит над ними.
  Цин Шуй положил в клюв своему питомцу новую Гранулу Стойкости. Через мгновение красный светом вспыхнуло небо. Свет птицы был таким великолепным, что казалось, сама птица-феникс проходит через перерождение в нирване. Радостные крики озаряли сферу, и птица продолжала кружить в воздухе над головой Цин Шуя.
  Он достал вторую гранулу. Увидев ее, огненная птица радостно вскрикнула. И вторая гранула отправилась в клюв чудовищу. И вновь красноватое свечение озарило окрестности. Цин Шуй наслаждался прекрасными манерами божественной птицы и свечением ее перьев. Он знал, что красноватое свечение - показатель эффективности его гранул.
  Цин Шуй был счастлив, но он знал, что больше двух гранул давать нельзя. Вернее можно, но толку от них уже не будет. Любая хорошая вещь в мире имела свои пределы. Несмотря на это под настойчивые крики жар-птицы Цин Шуй отправил ей в рот еще одну гранулу, третью по счету. На этот раз ничего не случилось. По результатам этого эксперимента Цин Шуй решил, что предел для человека была одна гранула, для демонического чудовища - две.
  Что же касается следующего дня, Цан Шуй, решил раздать всем по две гранулы. Обнаружив, что у него осталось только три штуки, он впал в уныние...
  Стиснув зубы, Цин Шуй собрал оставшиеся ингредиенты и засел за алхимию снова. Еще десять гранул стойкости. Он даже не сомневался, что и на этот раз его ждет успех. Он отличался от всех алхимиков, у которых успех составляет процентов десять от их усилий. Они из десяти девять попыток проваливали. Но только не он.
  Причина была в первобытном огне, а может быть, дело было в железном котле золотого огнива, в любом случае он был гораздо успешнее остальных. Его котел прибавлял десять процентов к успеху, что также позволяло ему избегать неудач вплоть до сегодняшнего дня.
  Глядя на следующий рецепт, случайно попавшийся на глаза, он увидел, что это Гранула Красоты, требовавшая опыта в 108 тысяч миль. К счастью Цин Шуй обнаружил, что каждая успешно полученная маленькая восстанавливающая гранула дает тысячу к опыту, а гранула стойкости - пятьсот. Какая жалость, что у него закончились ингредиенты, иначе бы он выжал максимум из возможностей его пространственной сферы по растяжению времени, и добился бы увеличения количества своего опыта.
  
  На следующий день Цин Шуй раздал всем гранулы стойкости. На этот раз пара Цанхай была очень сильно удивлена. Цанхай Минъюэ и вовсе дар речи потеряла. Он невидящими глазами уставилась на этого загадочного парня. Она знала, что рецепт таблетки был очень ценным, учитывая редкость и дороговизну ингредиентов. Она смотрела на три гранулы внутри маленького бутылька, который ей вручил Цин Шуй. В ее ушах так и звенели его слова: "Человеку можно принять только одну, дьявольскому чудовищу давать не более двух. Иначе эффекта не будет. Я уже все испытал".
  Цанхай Минъюэ опустила голову: "..."
  Цин Шуй передал три гранулы родителям Минъюэ, три - Хоюнь Лю-Ли и с улыбкой сказал: "Вспомни про них, когда получишь зверя в будущем".
  Хоюнь улыбнулась в ответ, заставив Цин Шуя искренне восхититься переменой в ее отношении. Казалось, что она перестала наконец-то его избегать...
  Хозяева дома прекрасно понимали, сколько времени требуется для создания таблеток такого высокого уровня. Гранула стойкости считалась королевской гранулой первого уровня. У Цанхая закрались подозрения. Цин Шуй получил этот рецепт сутки назад. Учитывая ценности ингредиентов, как он смог создать так много таблеток за такое короткое время?
  Цин Шуй дал паре Цанхай три гранулы, зная, что у них, наверняка, есть дьявольское чудовище.
  "Минъюэ, дай мне денег, пожалуйста, я хочу пойти взглянуть на мебельный магазин еще раз", со смехом сказал Цин Шуй.
  Минъюэ застыла от возмущения. Каким же наглецом был этот парень! Положи ему палец в рот - всю руку оттяпает. Он уже начал называть ее Минъюэ! Цанхай Минъюэ покачала головой и посмотрела на Цин Шуя, молча протянув ему стопку серебряных банкнот.
  "Сестра, давай вместе пойдем. Крестный отец сказал, что там красивая каллиграфия и картины хороши!" радостно предложила Хоюнь Лю-Ли.
  "Хорошо, давай, нам все равно нечем заняться и мы собирались бездельничать весь день. Не желает ли молодой человек, чтобы мы сопроводили его?" язвительно спросила Цанхай Минъюэ.
  В конце концов, все трое оказались в Мебельном городке Зеленого Облака.
  "Где здесь каллиграфия и картины?" немедленно спросила Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй намеренно отвел взгляд от алчной девушки на кассе, которая очевидно расстроилась, увидев его в компании двух других девушек.
  Цин Шуй понимал, что в этом месте была собрана вся возможная мебель, он нашел все, что искал. Радуясь находками, он боролся с желанием купить все, что ему нравилось.
  Глядя на экран в углу коридора, Цин Шуй вдруг понял, что ему понадобятся несколько экранов. Вскоре после появления в магазине трое друзей разошлись по разным сторонам, потому что Цин Шуй решил еще раз испытать удовольствие от искусства, о котором рассказывал старший Цанхай. Поэтому для покупки нескольких картин он решил вначале приобрести приличные экраны для их размещения. Экраны были представлены в большом ассортименте. В будущем они могут послужить двойную службу - ими можно будет делить большую комнату на зоны, используя экраны как ширмы.
  Цин Шуй продолжал бродить по магазину. Большинство мебели были первого и второго уровня. Однако вещи уровнем повыше он пока не встречал.
  Шкафчик из березы. Цин Шуй онемел, глядя на такую простую мебель. Он уже давно потерял все чувства к простым вещам.
  "Столик восьми бессмертных из красного дерева!" - взгляд Цин Шуя случайно упал на прямоугольный стол, источающий приятный аромат. Цин Шуй знал, что это был предмет из самой вершины второго уровня. Он мог по праву считаться предмета класса люкс.
  "Нефритовый стол с отпечатками тигра!" Стол был изготовлен из высококлассного красного дерева, на нем были изображены следы тигра, а белые нефритовые узоры шли по краям предмета. На Цин Шуя этот стол оказал глубочайшее впечатление.
  Он продолжил бродить среди товаров.
  "Ой, я чуть не забыл про кровати!" Цин Шуй оказался в секции кроватей. Глядя на ряды разнообразных спальных мест, он понял, что его перспективы расширяются! Он не пошел вперед, вспоминая в памяти те кровати, о которых он слышал и которые когда-то хотел бы приобрести. Например, Диван, подавляющий Зло, с восьмью Триграммами, нарисованных в изголовье, который по слухам отпугивал зло от своего владельца. Или Бессмертная Вуаль, кровать, изготовленная из особых деревянных материалов. Она была удобна, давала ощущение свежести и отдыха своему владельцу, избавляла от немощности и даже усиливала красивые сны. Кровать Дракона и Феникса из фиолетового сандала. Образы драконов и фениксов были очень живыми. Ночные Сны - название легендарной кровати, которая позволяла забыть о беспокойствах дня, стоило только лечь в нее спать. Одна из пяти самых ценных кроватей в мире.
  Все эти вещи всплыли в памяти Цин Шуя. Однако он не мог решить, какая кровать лучше других. Он решил подняться на второй этаж. В конце концов, ничего подходящего внизу он не увидел.
  Шагнув на второй уровень, он ахнул от удивления. Еще более качественные и роскошные предметы предстали перед его взором. И первым делом он увидел роскошный экран, сразу бросавшийся в глаза своим великолепием! На нем была картина с изображением великолепных рек и гор, написанных лучистыми цветами, которые еще больше украшали ее. Какое эксклюзивное мастерство! Такая картина была способна добавить радости интерьеру любого светского дома.
  Цин Шуй разволновался. Наконец-то он увидел, как выглядит мебель третьего уровня.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18169
  Переводчики: Kent
  
  Глава 222. Белый журавль расправляет крылья. Таинственная Леди.
  
  Величественные реки и горы! Экран был расшит рисунками гор и рек. Картина была яркой, с эксклюзивным мастерством сделанная, созданная для того, чтобы принести в уютный дом немного больше радости. Цин Шуй был счастлив увидеть мебель третьего уровня!
  Глядя на величавую реку и горы, изображенные на ширме, Цин Шуй понимал, что слово "красивый" было невозможно применить к этой картине. Потому что любая просто красивая вещь по сравнению с этой становилась непривлекательной и ничтожной.
  Это было похоже на красоту Цанхай Минъюэ. Красота ее была, как красота Ие Цзянъэ, способна разрушить города и страны, как красота Хоюнь Лю-Ли, способна заставить целые народы страдать. И вместе с тем, невозможно сказать, кто из них троих красивее. Все зависело от личных предпочтений.
  Стойка была в длину около пяти метров и в высоту больше трех. На рисунке горы были как живые, реки имели душу, небеса и земля были как настоящие. На ней быстрые потоки реки рассекали долины, вдалеке еле виднелись гигантские летающие чудовища. В горах размытые фигурки людей и их дьявольских монстров покоряли вершины. Картина обладала исключительной силой и очарованием. Цин Шуй даже почувствовал, что у мастера, вышившего такое произведение, были не только отличные навыки, но и мощная ментальная энергия.
  Один взгляд на картину заставил его почувствовать бренность всего человеческого. Подумать только, что аура от картины может обладать такой силой! Цин Шую очень захотелось узнать уровень культивации создателя произведения. Он отошел в сторонку, чтобы издалека полюбоваться великолепным экраном, то и дело, восклицая про себя о том, как много загадочных и интересных вещей существуют в мире девяти континентов.
  Цин Шуй продолжил осмотр. Два типа картин особенно привлекали его: изображения красивых женщин и картины гор и рек. Первые приносили ощущение радости и обогащали его ум. Последние, особенно величественная картина на экране, не только расширяли горизонты, но и помогали сердцу понять, что не стоит смотреть на мир через горлышко бутылки или уподобляться лягушке, живущей на дне колодца.
  Цин Шуй прошел дальше от картины и, чем дальше он шел, тем больше она ему нравилась. Цена в 500 000 таэлей показалась ему приемлемой. Хоть она и была в пять раз дороже Спускающегося Тигра, Цин Шуй чувствовал, что она того стоит.
  Видимо, от того, что Цин Шуй долго стоял перед ширмой с вышивкой, к нему подошла дама в униформе магазина.
  "Здравствуйте, я могу вам чем-нибудь помочь?" Сладкий голос, теплая улыбка, приятная внешность. Она была высокой и стройной, с прекрасной светлой кожей, а когда она говорила, можно было видеть прекрасные белые зубы, жемчугом сверкавшие в ее маленьком ротике. Приятное зрелище.
  Цин Шуй посмотрел на нее, на ее яркие глаза, похожие на звезды на ночном небе. Как он жалел, что она лишь помощница в магазине для него в эту секунду.
  "Ничем особенным. Скажите, а в магазине много вещей такого качества? А есть выше?" буднично спросил Цин Шуй.
  "Это уже выдающийся предмет на втором уровне, но есть еще несколько предметов, сравнимых по качество. Не желаете взглянуть?"
  Цин Шуй слышал ее спокойной голос. Несмотря на приятный тон, в голосе не было ни соблазнения, ни кокетства, ни пьянящего коварства... Ее голос был ни резким, ни с хрипотцой, просто милый голос девушки-соседки, но почему же Цин Шуя все больше и больше затягивало?
  Глядя на умопомрачительное количество мебели вокруг, он подумал, что ему понадобится много времени на этот магазин, да еще эта продавец была такой красивой, что ему захотелось, чтобы она сопроводила его по всем товарам в лавке.
  "Я покупаю этот экран. Проводите меня позже на кассу, хорошо?" Цин Шуй понимал, что девушке положена комиссия за работу.
  "Пожалуйста, пройдемте". Девушка не настаивала, но и не скромничала, не выражала излишнюю радость, услышав, что Цин Шуй собирается приобрести ширму. И, конечно, она все это время сохраняла рабочую улыбку.
  Цин Шуй последовал за леди и по пути рассматривал прекрасную ...попку продавщицы. Она была не большой, выступающей и круглой, гармонируя с ее талией и парой длинных прекрасных ног. Она шла и мягко и легко покачивала бедрами, услаждая его взор.
  "Сэр, обратите внимание, это картина Белый Журавль Расправил Крылья. Считается одним из самых лучших произведений в нашей коллекции", прозвучал мягкий голос девушки и вернул Цин Шуя из его похотливых мыслей в реальность. Но название картины он расслышал и очень обрадовался. Как он мог вспомнить Портрет Гордости Феникса и забыть про Белого Журавля, Расправившего Крылья? Цин Шуя больше не волновало качество предметов. Они были ему нужны и полезны, ему было все равно, какого они уровня - первого, второго или третьего.
  Цин Шуй посмотрел в направлении, куда указывала рука девушки, и увидел штору длиной и шириной около трех метров. Материал разглядеть пока не получалось, он предположил, что она могла быть соткана из какого-то очень ценного шелка.
  На шторе был изображен журавль, готовый взлететь. Рисунок снова резонировал с Цин Шуем, снова немного иначе, чем картина с тигром или изображение природы на ширме.
  Картина "Спуск Тигра" подчеркивала ауру, точность, аккумулировала силу и выпускала ее. Это была королевская аура, она двигала Цин Шуя вперед. Стоящий экран был более величественным, настолько, что Спуск Тигра рядом с ним мог показаться ребенком, стоящим рядом с крепким мужчиной. Картина с тигром была сфокусирована на ауре личности, а изображение на ширме изображала небеса и землю. Лучше даже не сравнивать эти картины!
  Однако Журавль Расправил Крылья вызывала чувство спокойствия и расслабленности. Зелень природы на рисунке была прекрасна. Журавль стоял у реки и собирался взлететь. У него была легкая поза - вытянутое тело, излучающее гармонию и естественность. Цин Шуй тихо любовался картиной. Соблазнительная улыбка замерла на его лице. Продавщица поглядывала на него украдкой, а потом и вовсе скромно отвернулась.
  Только спустя некоторое время, Цин Шуй пришел в себя и увидел ценник. Пятьсот тысяч таэлей серебром. Но Цин Шуй решил для себя, что держаться за деньги не собирается, и он не стал бы сомневаться, даже если цена была два миллиона.
  "А еще что можно посмотреть?" улыбнулся Цин Шуй.
  Несмотря на то, что он решил вдруг потратить миллион таэлей за раз, Цин Шуй был рад своим покупкам, не жалея монет. Хотя у многих даже обеспеченных семей вряд ли бы набралась такая сумма. Если у человека есть миллион серебряных таэлей, он считался богачом.
  Леди мягко улыбнулась и повела его в следующий зал. На этот раз Цин Шуй не пялился на ее прекрасную задницу, а вертел головой налево и направо, рассматривая мебель. По дороге он узнавал некоторые предметы, о которых знал из прошлой жизни.
  
  Предметы на втором этаже были отличного качества. Даже самые простые здесь были лучше, чем товары на первом уровне. Цин Шую все нравилось, но видя невероятные цены, он не мог себе даже представить реальную цену всего Мебельного Городка.
  Однако кому же принадлежало все это богатство? Наверное, кому-нибудь из Секты Бессмертного Меча, Секты Радости или Аристократам Имперского Чудовища.
  Пройдя к залу, где продавались столы, он увидел богатое разнообразие наборов со стульями и без. Их качество было еще выше предыдущих товаров.
  "Вот это Стол Сотни Чудовищ, Подавляющий Зло, сделанный из тысячелетнего сандалового дерева. Считается, что изображение ста дьявольских чудовищ подавляет любое зло, а некоторые звери даже боятся подойти ближе к этому предмету", рассказывала девушка, попутно показывая на стол и стулья, богато украшенные рисунками. От этих предметов также исходила ошеломляющая энергия. Неудивительно, что многие люди собирали коллекции таких предметов. Сотня чудовищ была вырезана в дереве, все были в разных позах, но идеально координировали друг с другом. И тут Цин Шуй вспомнил про свою Технику Мимикрии Девяти Животных. Он решил, что упускать такой товар не стоит.
  "А есть еще похожие товары?" Цин Шуй понял, что время идет, а там где-то бродят Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  "Есть еще одна вещь похожего качества, сделанная из тысячелетнего сандалового дерева. Я не уверена, что вас заинтересует, но, тем не менее", смущенно сказала его спутница. Цин Шуй не совсем уловил ее смущения, но, услышав, что качество товара соответствует столу сотни чудовищ, сказал: "Давайте посмотрим".
  На втором этаже народу было ровно в десять раз меньше, чем внизу, поэтому Цин Шую было видно все огромное пространство насквозь. Но, тем не менее, одновременно тут присутствовало около трех сотен человек.
  Цин Шуй, однако, не заинтересовался новыми предметами, и решил остановиться на ширме с пейзажем, картине "Белый журавль расправляет крылья" и столе Тысячи Чудовищ, подавляющем зло. В одно мгновение он потратил два миллиона таэлей серебром...
  Не найдя Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, Цин Шуй прошел к кассе только для того, чтобы услышать, что девушки давно ушли. Поблагодарив девушку-кассира, Цин Шуя не мог не заметить ее жадный взгляд, когда она увидела все, что он сегодня приобрел. От такого взгляда захотелось бежать подальше.
  Ему очень хотелось взглянуть на третий этаж магазина, но он был закрыт для публики, а мебели там и вовсе не было. Поэтому попрощавшись, он уехал назад на нанятом экипаже.
  Девушка, чья красота могла бы сравниться с красотой Цанхай Минъюэ, стояла у окна на третьем этаже мебельного магазина. У нее были прекрасные брови, а пара черных глаз излучали загадочный свет. Она была стройной и высокой с соблазнительными изгибами. Несмотря на простую одежду, она выглядела удивительно элегантно.
  Ее шарм был сравним с элегантностью Ие Цзанъэ. Она не была снежной королевой, но такой, которую можно было одновременно сравнить с льдом и пламенем. Ее красота казалась нереальной!
  Увидев, что именно приобрел Цин Шуй, она приказала, не поворачивая головы: "Узнайте, кто это такой!"
  А вдалеке Цин Шуй уже размещал мебель в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Возничий в экипаже в удивлении моргал глазами, увидев, что Цин Шуй из него исчез. Он, было, подумал, что ему все привиделось, но денежки в кармане-то лежали! И еще один человек, среднего возраста, стоявший рядом с отъезжающим экипажем, удивленно и растерянно смотрел вслед коляске, из которой неожиданно исчез пассажир.
  Войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй поставил экран на пустой кусок земли рядом с границами. Здесь он обычно отдыхал и принимал пищу. Повесив картину Спуск Тигра на экран, а штору с Взлетающим Журавлем - позади, он поставил перед ширмой стол с тысячей чудовищ. Поработав декоратором, Цин Шуй чувствовал себя очень уютно, как будто в комнате, с кроватью, столом, стульями, ширмой и шторами, кастрюлями и тарелками, поварешкой и другими вещами.
  После этого Цин Шуй прошелся по своим владениям, навестил гриб Линчжи пяти тысяч лет от роду, которому он в последнее время уделял особое внимание.
  Оглянувшись и увидев, что на улице никого, Цин Шуй быстро вышел из Сферы, и собрался идти как обычно во дворец Цанхай. Он был доволен покупками, однако потратив два миллиона за день, он понимал, что деньги вещь непостоянная.
  Никаких денег не хватит купить все дорогостоящие вещи. Стоили бы его приобретения чуть дороже, и ему уже понадобилась бы просто невероятная сумма. Конечно, у него была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, куда бы он мог украдкой запрятать любые вещи из магазина мебели, никто бы и не заметил. Но делать этого он не хотел. Он знал, что за каждым поступком стоит следствие из поступка, он не хотел вовлекать невинных людей, чтобы просто немного сэкономить. Он знал, что если в мебельном магазине пропадут ценные вещи, ответственность за них понесут простые продавцы.
  Ментальность была важнее всего для Цин Шуя. Он был не против обидеть богатых и бессердечных или использовать их для получения собственной выгоды. Но причинять неприятности невинным людям он не хотел.
  Таковы были его правила, норма, которой следует любой человек, необходимость для выживания. Цин Шуй не нарушал баланс между собой и теми, кто к нему не имел никакого отношения. К тому же, ему нравилось быть хорошим парнем, но не одним из тех, кто пытается быть хорошим со всеми подряд в одностороннем порядке.
  Когда он вернулся во дворец Цанхай, был почти полдень.
  С приезда Цин Шуя, а особенно с того дня, как Цанхай Минъюэ приготовила обед, семья стала добавлять специи Цин Шуя в каждое блюдо. Это и радовало и беспокоило пару Цанхай, особенно самого хозяина. Теперь он мог наслаждаться исключительными блюдами и пить сумасшедшее по вкусу вино на кости тигра, увеличивавшее стойкость и очищавшее красоту, которое так нравилось и мужчинам, и женщинам. Но что будет, когда Цин Шуй уедет?
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18170
  Переводчики: Kent
  
  Глава 223. Можешь притвориться моим мужем?
  
  Это и радовало и беспокоило пару Цанхай, особенно самого хозяина. Теперь он мог наслаждаться исключительными блюдами и пить сумасшедшее по вкусу вино на кости тигра, увеличивавшее стойкость и очищавшее красоту, которое так нравилось и мужчинам, и женщинам. Но что будет, когда Цин Шуй уедет?
  Что, если он переступит через себя и просто попросит Цин Шуя оставить побольше перед отъездом? Приятные вещи кончатся со временем, и теперь Цанхай жалел, что ему не хватило наглости взять рецепт ликера на кости тигра. Теперь вся надежда была только на его дочку. Если бы Цин Шуй стал ему зятем, не только дочь бы получила хорошего мужа, но и он, Цанхай, мог бы наслаждаться прекрасной едой каждый день.
  По поведению Цанхая было видно, о чем задумался этот шестидесятилетний человек. Он с хладнокровием относился к потерям и приобретениям, однако в душе чувствовал себя молодым парнем. Он не хотел, чтобы его дочка упустила такую партию, да и они с женой были бы счастливы за нее.
  "Старший, а вы не знаете, кто владелец Мебельного Города Зеленого Облака?" полюбопытствовал Цин Шуй после обеда. Он был уверен, что это кто-то из респектабельных сект города. Цанхай не удивился, услышав этот вопрос, посмотрел на Цин Шуя и ответил: "Очень могущественный человек. Цин Шуй, ты должен знать, что все эти секты Радости, Вечного Меча или Имперских Чудовищ только кажутся могущественными, это все поверхностное. На самом деле есть очень влиятельные люди, одиночки, которые с виду кажутся совершенно простыми людьми".
  Исходя из услышанного, Цин Шуй понял, что Цанхай даже не рассматривает секту Вечного Меча и другие в качестве противников. По его словам Цин Шуй мог понять, что были и настоящие эксперты, которые выбрали простую жизнь, притворившись обывателями.
  "Если в этом дело, то не мог бы Старейший предупредить меня, кто именно эти люди? Чтобы я их мог избежать в будущем", сказал Цин Шуй, попивая чай.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли одновременно повернули голову на Цанхая.
  "Я расскажу о тех, кого знаю, но если тебе нужно точное количество, я думаю, что его не знает никто. Ты никогда не можешь знать, стоит ли перед тобой простой рыбак или непревзойденный воин", засмеялся Цанхай. "В этом районе Башня Меча имеет исключительное мощное и загадочное присутствие. В башне меча проживает немного людей, но все они ужасно сильные. Репутация их техники владения мечом безупречна и известна по всем городам и весям. Однако это очень загадочная организация. Они открываются только раз в два года и устраивают проверки для интересных людей. И выбирают тех, кто достиг девятого уровня. Тем, кого выберут, крупно повезло".
  "Башня меча? Ты имеешь в виду башню из бамбука в девять ярусов?", удивленно спросила Цанхай Минъюэ.
  "Да, бамбуковая башня. Однако это не простой бамбук. Это бамбук пурпурного дерева из Южных Морей, он покрепче любой стали будет".
  "Старший, а зачем Башне Меча организовывать тесты?" Цин Шуй не понимал, если ты влиятельная секта, то с привлечением учеников не должно возникнуть проблем. Однако в Башне меча было немного людей, они дарили победившим в состязаниях особый ценный подарок. Какой в этом смысл?
  Цанхай покачал головой: "Я не знаю. Некоторые вещи происходят без какой-то особой причины".
  "А Старейший сам проходил тесты?" Цин Шуя начала захватывать эта тема.
  "Ха-ха, конечно, я пытался лет пятьдесят назад", со смехом ответил Цанхай.
  "А какой бы у вас уровень тогда" продолжал любопытничать Цин Шуй. Он хотел узнать, насколько сильна секта Башни Меча.
  "Второй", ответил Цанхай.
  Цин Шуя как громом сразило. 50 лет назад. Цанхай уже должен был быть на вершине сферы Сяньтяня, а был, оказывается всего лишь на втором уровне?
  "Старейший, а больше не хотели попробовать?" продолжал пытать Цин Шуй. Он очень хотел узнать, как далеко можно зайти.
  "Года три назад ходил. Но результатов тебе не скажу", засмеялся Цанхай.
  "Папа, скажи нам, мы никому не расскажем. Я тоже хочу знать", обняла его за руку Цанхай Минъюэ и жалобно надула губки.
  "Нет, сказал нет, значит, нет, вы все равно не поверите. А я не хочу, чтобы моя дочь считала меня лжецом", со смехом ответил Цанхай.
  "Фу таким быть, папочка".
  
  Днем Цин Шуй не пошел в город, а решил остаться в своей комнате. Он предпочитал одиночество и покой. В такие моменты он мог подумать о своей жизни и дальнейших планах.
  Однако ему не дали насладиться тишиной и покоем, потому что две девушки ворвались к нему в комнату. Они хотели вытащить его куда-нибудь пополдничать вместе и пошататься по улочкам. За два месяца Цин Шуй настолько привык к этим двум, что не удивился их появлению.
  Войдя в комнату, Хоюнь буднично спросила: "Ну, что? Цин Шуй? Не хочешь пройти тест в Башне Меча?"
  "С чего это ты обо мне волнуешься?" хихикнул Цин Шуй. Он понял, что давненько не дразнил свою Хоюнь. А еще он заметил, что она старается не выпячивать свою красоту в присутствии семьи Цанхай.
  "Кто это тут о тебе беспокоится? Иди к черту!" картинно закатила глаза Хоюнь.
  
  Цин Шуй обнаружил, что его воля стала крепче по сравнению с прошлым. Даже видя небесной красоты женщин, вроде Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, он был вполне способен сдержать себя. Если бы на этом месте был прошлый он, он давно бы уже потерял над собой контроль. Он все время сдерживал желание сорваться и обнять их, или вовсе повалить их и прижать своим телом к дивану.
  Цин Шуй уже пробовал женщин вдоволь, как кот покатался в кошачьей мяте. Познав женщину, он хотел их все больше и больше. Говоря об этом, кстати, довольно долго уже у него никого не было.
  "Цин Шуй, мне, на самом деле, нужна твоя помощь. Поэтому я здесь", промямлила невнятно Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй удивился такому тону. Что с ней случилось? Заболела? ЕЙ нужны были лекарства? Цин Шуй уставился на Минъюэ и даже активировал Технику Небесного Видения. Однако к его удивлению, Цанхай Минъюэ была в прекрасном состоянии, никаких болезней у нее он не обнаружил.
  "Ты выглядишь отлично, или все-таки выскочил прыщик на попке или еще на каком укромном месте? Можешь показать, не стесняйся, мы же друзья. Я помогу тебе, ха-ха-ха", не сдержался и расхохотался Цин Шуй, "Я не хвастаюсь, но мои медицинские познания очень глубоки".
  "Иди и умри, псих, несешь всякую чушь", покраснела Цанхай Минъюэ. Родителей рядом не было, и она не выбирала выражения. Цин Шуй не ожидал, что царственная особа на Златокрылом Кондоре будет как девчонка обзываться перед ним. И снова ее красота поразила его в самое сердце.
  Цанхай Минъюэ склонила голову, а глаза ее наполнились слезами.
  "Да что случилось-то? Если это не женитьба только, я согласен на все", продолжал шутить Цин Шуй.
  Она замерла, сердце ее побежало быстро-быстро, и она сказала:
  "Ты мог бы.. ты.... Завтра... Это... Ты мог бы завтра притвориться моим мужем?" Голос Минъюэ становился все тише и тише, она быстро отвернулась. Она не смела посмотреть в глаза Цин Шую. А тот в шоке от ее скромности уже нафантазировал себе всяких пошлых картинок в голове.
  "Притвориться? Что ты имеешь в виду? Если хочешь, я стану тебе настоящим мужем!" громко рассмеялся Цин Шуй.
  Может быть, его расслабленность помогла Цанхай Минъюэ вернуться в нормальное состояние. Его шутки означали, что он прекрасно понимает, что такие просьбы женщина без причины не будет выдумывать. Он не спрашивал о причинах, а просто согласился помочь.
  "Нууу, будь серьезнее", пожурила его Минъюэ.
  "Хорошо, хорошо, не нервничай. Скажи, что именно тебе нужно. Я просто шутил. Даже если твой папа силой заставил бы меня жениться на тебе, я бы все равно не... отказался!" засмеялся Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ снова бросила на него гневный взгляд и сказала: "Завтра, очень близкий друг моего отца собирается нагрянуть с визитом. Он хочет привезти своего сына с предложением помолвиться со мной".
  "А он тебе не нравится?" улыбнулся Цин Шуй.
  "Конечно, он мне не нравится", спокойно ответила Минъюэ.
  "А зря! Говорят, стерпится-слюбится...." Цин Шуй сказал это на полном серьезе, глядя на Цанхай Минъюэ. Но через минуту не сдержался и снова покатился со смеху.
  "Все. Все. Больше не буду тебя дразнить. Скажи, что конкретно я должен сделать, чем помочь-то? Не соблаговолит ли маленькая Мисс быть со мной помягче, пожалеть бедного маленького мальчика?"
  Цанхай Минъюэ: "..."
  Она прекрасно понимала, что ничего не может поделать с этим Цин Шуем. Видел ли кто-нибудь такого наглеца рядом с ней? Рот этого мерзавца мог нести любую чушь"
  Хоюнь Лю-Ли не переставая, хихикала. Она не могла остановиться, чем еще больше смущала Цанхай Минъюэ.
  "Завтра ты притворишься мужем Сестры Минъюэ. Мы скажем, что вы уже давно женаты. И тогда тот парень отстанет от Минъюэ", хихикала Хоюнь Лю-Ли.
  Цанхай Минъюэ специально ее привела, что та сказала именно эти слова.
  "Расслабься! Только как мне к тебе обращаться? Минъюэ, Юэюэ, любимая женушка, сахарочек, дорогая?" Цин Шуй хихикал, а его мысли уносили его все дальше в его фантазии.
  "Услышав "Юэюэ", Цанхай Минъюэ не могла поднять лица. Она вспомнила то самое: "Юэюэ, пойдем, пора кормить малыша".
  "Мне все равно, как ты будешь ко мне обращаться, просто веди себя хорошо. И да - это не повод воспользоваться моим положением", тяжело задышала Цанхай Минъюэ.
  "Ага, мгм... тогда будут трудности. Если мы не будем выглядеть, как пара, нам никто не поверит, так?" Цин Шуй потер нос.
  "Тогда... тебе нельзя вести себя слишком нахально!" опять покраснела Цанхай Минъюэ и опустила голову.
  "Юэюэ, может, мы подумаем о том, как ты меня будешь называть?" добавил Цин Шуй.
  "Хм... Муженек?"
  "Да? Ты скучала по мне, Юэюэ?" опять расхохотался Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ чуть не разревелась, потянула Хоюнь за рукав и пулей вылетела из комнаты.
  
  Когда они вышли, Цин Шуй горько усмехнулся и стал смотреть им вслед через окно. Что заставило Цанхай Минъюэ обратиться к нему с такой просьбой?
  Такие вещи "навреди другому без выгоды себе" не были привычны ему. В конце концов, Цанхай Минъюэ не была его женщиной. Несмотря на то, что они были просто друзьями, он решил помочь ей.
  
  Днем Цин Шуй лениво послонялся по комнате, и, в итоге, вынул из сферы картину Свирепый Тигр Покидает Горы и повесил ее в своей комнате. Лег на кровать и скрупулезно проанализировал каждую точку на картине.
  Несмотря на то, что он уже достиг уровня высшего успеха в Форме Тигра, Цин Шуй вдруг обнаружил, что ему было, что улучшить. Подобно технике Галопа Оленя, практика формы тигра позволяла ему приращивать его способности. Интересно, что же было за Большой ступенью совершенства? Может быть, его ступень не была реальным уровнем? Может быть, стадия после его нынешнего уровня могла по-настоящему считаться Большой Ступенью Совершенства?
  Цин Шуй весь день провел за изучением портрета, впитывая излучавшуюся из него ауру тигра. Он полностью погрузился в концепцию картины.
  
  Вечером Цин Шуй и Цанхай обсудили ситуацию. В конце концов, ему трудно было сопротивляться. Цин Шуй вдруг подумал, что если Цанхай начнет настаивать, то и при встрече с потенциальным женихом, сыном лучшего друга Цанхая, Цин Шуй тоже не сможет устоять. В конце концов, друг Цанхая был рядом с ним уже несколько десятилетий.
  "Цин Шуй, будь осторожнее завтра. Этот парень - эксперт восьмого уровня Сяньтянь. Он запросто может бросить тебе вызов. Ты уверен в себе?" спросил его Цанхай.
  Услышав эти слова, Цин Шуй нахмурился. 8-й уровень Сяньтянь - это лидер секты небесного Меча, Гунсунь Саньцянь. Цин Шуй вздохнул. Почему друзья Цанхая были такими сильными? Даже их последователи имели такой уровень. Цин Шуй еще больше заинтересовался в фигуре Цанхая, кто же он был такой на самом деле.
  "Что будет, если я пораню его завтра?" улыбнулся Цин Шуй в ответ.
  "Хм, если не убьешь, раны не имеют значения", вздохнул Цанхай.
  Ответ слегка удивил Цин Шуя. Дело казалось не таким простым... однако Цин Шуй знал, что если его противник был на одном уровне с Гунсунь Саньцянь, то беспокоиться было не о чем. В конце концов, у него были его скрытые оружия, меч Большой Медведицы и мастерство Золотых Дланей Будды третьей волны...
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18171
  Переводчики: Kent
  
  Глава 224. Понимание Формы Журавля. Малая стадия успеха Силы Журавля.
  
  Цин Шуй тихо смотрел на шторы с прекрасным белым журавлем, расправляющим крылья. Полдня смотрел. Он уже чувствовал как наяву это чувство спокойствия, которое он впервые ощутил, увидев их в магазине мебели.
  Цин Шуй чувствовал, что почти ухватил это, только оно все равно ускользало от него, он не мог до конца его понять. Он смотрел на журавля на картине, пытаясь сердцем ощутить его позу. Журавль на картине вытянулся всем телом, но без напряжения. Цин Шуй подсознательно и сам вставал в позу Формы Журавля из своих практик. И тут же энергия Ци Древней Техники Усиления начала циркулировать в нем сама по себе, без каких-либо усилий с его стороны.
  Цин Шуй приложил всю Цин в позу Мощи Журавля, пытаясь одновременно быть максимально расслабленным, как в голове, так и во всем теле. Как журавль на картине, Цин Шуй позволил энергии Ци Древней Техники Усиления плавно течь по своему телу. Цин Шуй понял, что этот простой способ позволял телу избавиться от жесткости, блокировок отдельных частей. Радостно заулыбавшись, Цин Шуй продолжил медленно повторять позу Мощь Журавля, за которой постепенно включил Шаги Журавля. На этот раз Цин Шуй действительно ощутил, как его тело становится легче. Не намного легче, но чувство было потрясающим. Он помахал руками, совершая мелкие-мелкие движения, практически незаметные. Его ноги проворно совершали сложные движения.
  Цин Шуй постепенно увеличил силу циркуляции энергии Ци Древней Техники Усиления и скорость циркуляции Мощи Журавля. Однако при этом он делал все, чтобы ум оставался в расслабленном состоянии. Таким образом, он полностью погрузился в Форму Журавля, проводя циклы Мощи Журавля и изображая Шаги Журавля. Он не выходил за радиус более метра, не делая резких движений. Тем не менее, ощущение скорого прогресса не оставляло его.
  Цин Шуй не знал, сколько прошло времени. Вдруг его тело охватила легкость, и мощная сила стала подниматься в нем. Его общие силы не увеличились внезапно, и скорость увеличилась не намного. Однако даже десять процентов для него были ощутимой прибавкой. Он достиг малой стадии успеха в Форме Журавля!
  Цин Шуй знал, что вошел в это состояние в тот момент, когда его тело стало ощутимо легче. В тот же самый момент он почувствовал, что суть Формы журавля была в Мощи Журавля. Эта поза концентрировалась на простоте, поэтому тренирующийся не должен был торопиться и тревожиться во время практик. Поначалу необходимо было задействовать небольшое количество Цин. Воин с высоким уровнем понимания и стойкости никогда бы не смог постичь форму Журавля.
  На самом деле для активации Мощи Журавля требовалось совсем небольшое количество энергии. Чем больше тревожность, тем сильнее препятствие. Поэтому раньше Цин Шуй чувствовал себя неуклюже, пытаясь начать тренировать форму журавля. Если бы он не увидел картину Взлетающего Журавля на своих новых шторах, ему бы точно понадобилось больше времени, не меньше года, если не больше.
  Уникальность Формы Журавля была в ее тонкости, ее нельзя было показать, используя полную силу. Это не означало, что воин двигался медленнее. Все журавли в полете кажутся очень расслабленными, хотя двигаются они при этом с огромными скоростями и обладают высокой стойкостью. Вот в чем была польза от формы журавля.
  Цин Шуй добился Большой Стадии Совершенства Формы Тигра именно благодаря пониманию королевской ауры картины "Спускающийся Тигр". Он смог пройти малую ступень совершенства Формы Журавля, приобретя шторы с изображением взлетающего журавля. До этого он смотрел на эти техники словно через бутылочное горлышко. Он посвятил много времени и тяжелого труда пониманию Формы Журавля, но отрицать бессмысленно - окончательный успех пришел именно от этого рисунка.
  Добившись успеха оба раза благодаря этим живым картинам, Цин Шуй вспомнил слова Цанхая о том, что картина может позволить воину понять многие вещи. Цин Шуй чувствовал, что нужно искать прорыва с помощью этих картин в Технике Мимикрии Девяти Животных в будущем.
  Время в Сфере Вечного Фиолетового нефрита всегда пролетало очень быстро. Но на этот раз Цин Шуй был очень доволен. Он был счастлив, что за это время смог потренироваться в десять раз больше, чем обычные люди.
  Прогнав цикл Ци Древней Техники Усиления еще один раз, он пробил 76-й цикл, как и надеялся. Это достижение придало ему еще больше уверенности в себе. Он был не очень уверен в том, что уровни Древней Техники Усиления существенно влияют на уровень культивации в мире девяти континентов, но, тем не менее, был очень рад.
  Цин Шуй вдруг почувствовал, что сможет победить воина на вершине сферы Боевого Командира. Цин Шуй не мог сравнивать свой уровень с уровнем культиваторов Сяньтянь. Просто его техники были уникальными. В битве не на жизнь, а на смерть он был сильнее любого культиватора Сяньтянь, потому что его тренировки в Древней Технике Усиления укрепляли его кости и мышцы кроме всего прочего. Поэтому, будучи на вершине третьего уровня Древней Техники Усиления, он неожиданно для всех смог убить культиватора Сяньтянь невысокого уровня. Пробив четвертый уровень, Цин Шуй сравнял свои способности с культиватором Сяньтянь, по крайней мере, четвертого уровня. Он бы смог выстоять в прямом бою и выиграть у любого воина, практикующего Ладонь Великого Золотого Будды Девятого Вала.
  С тех самых пор он поднялся с 49 до 76 цикла, заработал невероятное увеличение силы, постепенно наращивая ее через 50, 60 и 70-й уровни, что было ощутимо больше по сравнению с предыдущими циклами.
  Цин Шуй все еще не понимал, насколько он силен, хотя точно был уверен, что Цанхай Минъюэ ему не победить. В конце концов, не так-то просто было достичь десятого уровня вершины Сяньтянь. Без сомнения, выгода от достижения вершины Сяньтянь была огромной. Даже культиваторы третьего уровня Сяньтянь не могли победить тех, кто был на самой вершине. Гигантская пропасть лежала между воинами с разных уровней. Можно было надеяться только на особые мощные техники при встрече с кем-то более высокого уровня. Однако даже среди воинов одного уровня побеждал всегда тот, кто был ближе к вершине уровня их культивации.
  Для воина достичь вершины десятого уровня было равно прорыву с первого до десятого уровня, вместе взятых. Поэтому Боевому Командиру было довольно трудно достичь прорыва и стать Сяньтянь, а для Сяньтянь - добиться уровня Боевого Генерала. Поэтому во всей просторной стране континента Зеленого Облака за последние тысячу лет не появилось ни одного Боевого Святого.
  
  Тут Цин Шуй вспомнил о том, что Цанхай Минъюэ попросила его притвориться ее мужем для встречи с мощным культиватором восьмого уровня Сяньтянь, который охотился на нее. Цин Шуй чувствовал, что он, возможно, не сумеет победить кого-то на вершине Сяньтянь, однако попытаться стоило. С его способностями четвертого небесного уровня Древней Техники Усиления он вполне мог справиться, по крайней мере, должен был.
  Если бы он смог достичь вершины своего четвертого уровня древней Техники усиления, сможет ли он бросить вызов кому-то из следующего уровня, как ему это удалось, когда он был на вершине третьего уровня Древней Техники? Другими словами, сможет ли он выцарапать победу над кем-то, кто стоит в самом начале пути в качестве Боевого Генерала, если бы он, Цин Шуй, стоял на вершине своего четвертого уровня Древней Техники Усиления?
  Позволив мыслям разгуляться, он закончил ежедневные тренировки и медленно огляделся в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Место принадлежало только ему, он прогулялся по берегу пруда, который, как оказалось, довольно существенно подрос за последнее время.
  Однако черные рыбы и черепахи больше не плодились в таких количествах. Каждая из них стала еще быстрее, ловить их стало трудней. Он знал, что это из-за регулярных визитов его жар-птицы, которая охотилась на пруду. Потому что те, кто были медленней остальных, просто напросто теряли свои жизни. Животные имеют сильнейший инстинкт самосохранения в опасности, а те, кто вырос в сфере Вечного Фиолетового Нефрита, были еще умнее животных из мира снаружи.
  "Это тоже хорошо. И жар-птица сыта, и рыбы с черепахами не плодятся с катастрофической скоростью", радостно подумал Цин Шуй. Он снова почувствовал радость, увидев свою золотую лечебную черепаху и тысячелетнюю ракушку. Эти два сокровища были мечтой любого алхимика. Они могли заменить любой ингредиент или быть ингредиентом сами в алхимическом рецепте любой сложности.
  Цин Шуй собрал довольно большое количество Плодов Пьянящего Аромата, шисо и тимьяна на берегу пруда. Несмотря на то, что он щедро одарил зеленью и плодами хозяев дворца Цанхай, у него на грядках оставалось еще гораздо больше растений, так что их хватит надолго.
  Однако магические плоды силы, проворности, стойкости и телесности все кончились. Он использовал последние два плода увеличения стойкости, когда создавал гранулу Стойкости.
  Зато лекарственным травам было уже около трех сотен лет, чему Цин Шуй особенно порадовался, такую мощную жизненную энергию они излучали! Ведь экология в сфере Вечного Фиолетового Нефрита была непростой, несравнимой с окружающим миром реальности. Цин Шуй даже чувствовал, что это место больше подходит для садоводства и культивации, чем мир снаружи. Однако самая главная причина, почему он приходил сюда, была в том, что Сфера давала ему в десять раз больше тренировочного времени, чем мир снаружи.
  На следующий день Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли заявились еще до того, как Цин Шуй успел закончить утренние тренировки. Однако это для Цин Шуя был не повод останавливаться. Он лишь мельком взглянул на них в качестве приветствия и продолжил практиковаться в Форме Журавля и Форме Медведя, которые он решил объединить. С виду казалось, что движения его неуклюжие, а на самом деле он ощущал невероятную легкость и странное чувство полета. Да, это была загадочная и свирепая сила, которая сливалась с непринужденностью его движений.
  "Юэюэ, давай на спарринг? Мне, возможно, придется сегодня рискнуть в бою не на жизнь, а на смерть. Ради тебя", ухмыльнулся Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ так не хотела привыкать к его фамильярности. Ей было неприятно слышать, как он зовет ее по ее детской кличке, однако она сама попросила его помочь. Еще хуже было то, что ей самой придется напустить радость на лицо, чтобы скооперироваться с ним.
  Цанхай Минъюэ замешкалась на мгновение, а потом нанесла удар по Цин Шую. Ее действия были похожи на действия ее отца, и в то же самое время, на те движения, которые она тренировала у Хоюнь Лю-Ли, танцуя с мечом. Пара светлых рук превратились в бледное пятно, так быстро они двигались по направлению к Цин Шую.
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18477
  Переводчики: Kent
  
  Глава 225. Трижды назвала муженьком. Цин Шуй согласен на обман.
  
  Цин Шуй видел, что ее атака быстра, а силы она много не прикладывает. Он немедленно схватил ее за руки и сказал: "Не лучшее время вступать в близкие отношения. Для начала обсудим то, что нас ждет сегодня!"
  "Иди к черту!" вспыхнула Цанхай Минъюэ, ее аура выплеснула вперед и пропитала пространство вокруг. Она не пользовалась никакими техниками. Она просто хотела схватить Цин Шуя и побить его голыми руками.
  Цин Шуя давно нужно было записать в ряды ее проклятия. По силе Цин Шуй не уступал ей, ей, воительнице на вершине Сяньтяня! Кроме того, ей показалось, что его сила превосходила ее силу...
  "Эй! Почему ты ведешь себя, как сварливая баба?" Цин Шуй нанес свой коронный удар в технике Быстрый Кулак, которую он давно довел до совершенства. Учитывая то, что Цанхай Минъюэ не использовала никаких особых техник, Цин Шую не составило труда легко схватить ее за руки. Опять!
  Услышав очередную грубость от Цин Шуя, Цанхай Минъюэ почувствовала, как слезы навернулись на ее глаза. Ее прекрасное лицо, несравнимое по красоте даже с небесами, покрылось ярко-алой краской от злости.
  "Ты идиот. Как ты смеешь называть меня сварливой бабой?" Цанхай Минъюэ совсем потеряла настроение. Неожиданно серебряный свет мелькнул в ее руках, она моментально освободила свои руки из захвата Цин Шуя. В ту же секунду, освободив ладони, она взмахнула ими крест-накрест и с силой обрушила их на плечи Цин Шуя со скоростью выстрела звезды. Серебряный свет, появившийся из неоткуда, был так ярок, что ослеплял противника, вызывая временную потерю зрения.
  Соревноваться в техниках владения ладонями? С ним? Цин Шуй ничуть не испугался. Суть формы тигра в слиянии с его техникой одиночного быстрого кулака была его коньком. Каждое движение, как вода, плавное и непрерывное, аура королевского тигра, излучавшаяся в воздух, и высвобождавшийся из глубин его тела рык тигра!
  Может быть, аура Цин Шуя взволновала Цанхай Минъюэ. Глядя на выражение ее лица, Цин Шуй знал, что та самая дама, внушавшая благоговение с вершины своего златокрылого громоподобного кондора, наконец, вернулась! Один только взгляд ее бездонных глаз был тяжел, как гора.
  Ее силуэт вальяжно рассекал облака, ее шаги были легки, как шаги бессмертной. Цин Шуй почувствовал стресс, пытаясь угнаться за ее скоростью. Беспомощный, он смог только выполнить недавно выученные Шаги Журавля, которые он довел до малого уровня успешности. Шаги Журавля были похожи на технику Галопа Оленя, направленные на соединение энергии Ци с другими техниками и искусствами культивации. Они просто поддерживали все остальные техники.
  Начав выполнять Форму Журавля, Цин Шуй немедленно почувствовал легкости и облегчение. Несмотря на все это, Цанхай Минъюэ все же была на вершине Сяньтянь. Даже не смотря на то, что это не была битва между жизнью и смертью, Цин Шую приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы просто оставаться на ногах. Но она продолжала обрушивать на него свои удары...
  А сама Цанхай Минъюэ не успевала удивляться. Она была на вершине Сяньтянь; каким бы талантливым ни был Цин Шуй, она не могла поверить в том, что он уже был в сфере боевого генерала. С самого детства она принимала гранулы для наращивания своей культивации. Вдобавок, она принимала малые восстанавливающие гранулы. На шее у нее был черный драгоценный камень четвертого уровня! И, тем не менее, она лишь слегка смогла подавить его, используя свои способности в полную силу.
  Цин Шуй боролся против Цанхай Минъюэ. Поэтому он не мог пустить в ход свои золотые иглы, спрятанные орудия боя, его первобытный огонь или длани великого золотого Будды... Цин Шуй, который не гнушался использовать свои варварские силы и техники в боях против других, был подавлен красотой женщины перед ним.
  Поначалу Цин Шуй думал, что он сможет использовать чистую силу, чтобы контролировать Цанхай Минъюэ. Однако сейчас у него едва выходило блокировать ее удары с помощью Формы Тигра. Если бы он использовал Форму Медведя, он бы сразу превратился в боксерскую грушу для нее.
  Однако и Цанхай Минъюэ страдала в этот момент. Те места, куда попадали удары Цин Шуя, онемели. Этот малыш был проворный малый, да и силой обладал невероятный. Если бы нее мистические боевые техники, она бы давно проиграла.
  Это ведь был простой тренировочный бой. Цин Шую попало от Цанхай еще несколько раз, он явственно чувствовал, как постепенно сила ударов ослабевает, что очень успокоило его сердце.
  Он не стал использовать Кулак Тайчи. Он его еще не довел до совершенства. Цин Шуй не смог ухватить базовый принцип и эффект от использования силы врага против него самого, не говоря уже о продвинутых эффектах дождя ударов, который никак ему не давался.
  Битва между двумя мужчинами закончилась бы либо великой враждой, либо прекрасной дружбой. Бой между мужчиной и женщиной очень мог спровоцировать вспышку любви между ними.
  Остановившись, Цанхай Минъюэ не могла прийти в себя от недоумения. Она смотрела на Цин Шуя и не понимала ничего. Она чувствовала некую близость к нему. Он был первым мужчиной, который осмелился на такую простоту в отношении нее, допускал вольности, осмеливался вести себя свободно рядом с ней. Она чувствовала, что он сильно отличается от других, он не был назойливым, как другие мужчины, которых она знала.
  "Пожалуйста, будь серьезнее сегодня, не испорть все. Этот человек настоящий тиран", предупредила Цанхай Минъюэ Цин Шуя несколько раз после завтрака.
  "Не волнуйся, твой муженек рядом, расслабься", смеялся Цин Шуй.
  "Юэюэ!"
  Цанхай Минъюэ сверлила его глазами, не веря до сих пор, что это происходит с ней. Однако она ничего не могла поделать, ей приходилось играть по его правилам, она просто смирилась...
  "Ты помнишь, как ты должна меня называть перед всеми?" продолжал Цин Шуй свои подколки.
  Эти слова напомнили вчерашнюю сцену. Однако у Минъюэ не было выбора сегодня. Она опустила голову и тихо сказала: "А просто Цин Шуй нельзя тебя называть, да?"
  "Хорошо, называй, но если он что-то заметит, ты меня потом не вини. Если тебе нравится вероятность того, что он все разузнает, то, пожалуй, можно и вовсе ничего не придумывать и не врать никому",
  "Хорошо! Тогда я буду назвать тебя, как договорились!" вспыхнула Цанхай Минъюэ. Она полдня раздумывала над этим решением.
  "Забудь, не вымучивай! Это будет звучать неестественно, ты так никого никогда не называла. Ты думаешь, он не заметит?"
  "Муженек..."
  Цин Шуя как током поразило! Глядя на смущенное неповторимое лицо Цанхай Минъюэ, слушая ее мелодичный голос, он почувствовал огромное удовлетворение.
  "Хе-хе, Юэюэ, что я тебе говорил? Так-то лучше будет. Я уверен, что ты можешь еще лучше", рассмеялся Цин Шуй.
  "Муженек!" еще раз позвала его Цанхай Минъюэ, шагая рядом с Цин Шуем и внезапно обхватив его под руку.
  Цин Шуй: "..."
  Неужели все женщины рождаются с этими божественными навыками манипуляции?
  Цин Шуй не ожидал такого, он не думал, что все произойдет так естественно. Каждое ее действие дополняло ее убедительные слова...
  "Муженек!" в третий раз произнесла Минъюэ и расхохоталась. Она обняла его за руку, наклонила голову, и нежное тепло отразилось в глубине ее темных глаз. Они все глубже и глубже затягивали Цин Шуя, не давая ему выпутаться из этого омута.
  Она так убедительно изображала жену, что Цин Шуй и сам вдруг захотел в это поверить. Глядя на ее безупречное выступление, Цин Шуй неожиданно почувствовал предательскую краску, заливающую его лицо.
  Он почесал нос, рассмеялся неестественно, а Цанхай Минъюэ уже было не остановить, она все больше вживалась в свою роль. Она даже подумала, что эта игра крайне интересна, когда увидела, что заставила Цин Шуя покраснеть.
  
  Позже тем утром два посетителя появились в резиденции Цанхай. Один был статным мужчиной средних лет, а второй - симпатичный молодой человек с довольно дерзким взглядом в глазах.
  Птицы одного полета.... Глядя на представительного мужчину, Цин Шуй неожиданно почувствовал сердцем, почему вдруг в доме стало так много боевых генералов. Сила жатого гостя была равна силе матери Цанхай Минъюэ, в то время как сила парня могла равняться силе Гунсунь Саньцянь. Он был гораздо сильнее Байли Цзинвэя.
  Отец Цанхай Минъюэ был лучшим другом прибывшего гостя. Цин Шую было интересно, каковы были отношения между двумя этими культиваторами. В этом мире доминирующих боевых искусств, близкая дружба могла исходить либо из одной секты, либо идти из детства, либо зародиться благородя равенству сил.
  "Брат Цанхай, сестра, я привел своего сына, Фу Луна, к вам познакомиться", звонко прозвучал твердый голос мужчины средних лет.
  Цин Шуй, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли вытянулись в линеечку за четой Цанхай.
  "Дядя и тетя, очень приятно с вами познакомиться!" молодой человек улыбнулся и отвесил глубокий поклон в знак уважения. После чего он перевел свой взгляд на Цанхай Минъюэ.
  Цанхай неожиданно почувствовал отвращение, увидев страсть и желание в глазах этого молодого человека, но... ничего поделать он, к сожалению, не мог!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18478
  Переводчики: Kent
  
  Глава 226. Мне больно, но я счастлив!!!
  
  Когда Цанхай увидел молодого человека, особенно его взгляд, наполненный похотью и страстью, он почувствовал раздражение и беспомощность одновременно.
  "Брат Фу, ты приехал! Проходи, проходи, присаживайся!" сказал с улыбкой Цанхай и сердечно обнял своего друга за руки.
  "Минъюэ, кто это?" спросил молодой человек. Когда он увидел, что Цанхай Минъюэ и Цин Шуй стоят, держась за руки, он нахмурился. Он знал, что Цанхай Минъюэ была единственной дочерью в семье.
  "Она моя жена, как вы считаете, кто я тогда?" с ухмылкой сказал Цин Шуй.
  "Жена? Минъюэ, как это могло случиться?" молодой человек выкрикнул, не в силах контролировать себя. Кровь прилила к его нежной светлой коже.
  "Брат Цанхай, что это?" спросил благородный мужчина средних лет, не скрывая удивления в голосе.
  "Брат Фу, Минъюэ постоянно в разъездах. Она в этот раз вернулась и сказала, что уже почти замуж вышла, за Цин Шуя..."
  Услышав слова Цанхая, его властный друг побледнел, а лицо его сына и вовсе скривилось. Его красная физиономия стала выглядеть еще более зловещей.
  "Ты можешь принадлежать только мне, Фу Луну. Только я должен владеть тобой".
  Войдя в замок, молодой человек показался всем элегантным и воспитанным, но когда он увидел Цанхай Минъюэ и Цин Шуя, держащими друг друга за руки, особенно когда он услышал, что Минъюэ вышла замуж за этого парня, он впал в полное бешенство.
  "Я, я... Я когда-нибудь говорила, что хочу за тебя замуж?" сердито воскликнула Цанхай Минъюэ.
  "Юэюэ, не сердись, оно того не стоит. Осторожнее, иначе ты навредишь ребенку", Цин Шуй мягко похлопал Цанхай Минъюэ по спине.
  На этих словах молодой гость окончательно впал в состояние шока. Цанхай Минъюэ закашлялась. Мерзавец позволяет себе молоть языком, как ему вздумается. В тот раз он предлагал покормить малыша грудью, в этот раз он говорит, что она носит его ребенка...
  Цанхай Минъюэ был так стыдно, что она просто уткнулась лицом Цин Шую в плечо, заодно незаметно укусив его. Она не сдержалась. Если бы она не сделала этого, ей было бы гораздо хуже.
  Цин Шуй нежно обхватил ее за талию. Он, наконец, понял, что значит чувствовать боль и при этом быть счастливым!
  "Брат Цанхай, ты не пригласил своего брата на свадьбу дочери, ты ничего не сказал нам об этом. Ты не по-братски обращаешься со мной!" горделивый мужчина почернел лицом, чувствуя, как у него внутри растет раздражение.
  "Брат Фу, твой старший брат пообещал, что позволит Юэюэ и Лун"Эр быть вместе. На этот раз прими это, как факт, что твой старший брат не умеет держать слово!" горько улыбнулся Цанхай.
  "Забудь об этом, это была твоя дурацкая шутка, которую я отчего-то воспринял серьезно. Пойдем отсюда, Лун"Эр!" сказал старший гость со вздохом.
  "Я хочу вызвать тебя на бой. Кто проиграет - тот оставляет Минъюэ в покое". Сердце молодого человека горело от ярости, когда он видел, что Цин Шуй и Цанхай Минъюэ так близки друг другу. А Цин Шуй, на самом деле, был в шоке от слов Цанхая, что, мол, он обещал отдать Цанхай Минъюэ под венец с сыном своего друга. По логике вещей, такой, как Цанхай, никогда бы не стал контролировать брак дочери. Может быть, здесь была какая-то большая тайна?
  "Минъюэ - моя женщина, с чего это я должен принимать твой вызов? Более того, женщина это не вещь, ее не передают из рук в руки", с ухмылкой ответил Цин Шуй.
  "Трус!"
  "Идиот!" не полез за словом в карман Цин Шуй.
  С такими людьми Цин Шуй не церемонился, говорил, что думает, стараясь не опускаться до их уровня. С такими людьми эффективнее было использовать слова покрепче, чтобы побольнее их задеть.
  "Ты осмеливаешься ругаться со мной?" молодой человек в ярости спросил Цин Шуя.
  "Если продолжишь цепляться за мою женщину, я не буду против отмутузить тебя, как следует", спокойно сказал Цин Шуй, даже не глядя в сторону разгневанного гостя.
  "Ха-ха! Отмутузить? Меня? Пойдем! Да я буду не я, если не надаю тебе сегодня!" засмеялся молодой человек. Цин Шуй сначала не осмелился принять вызов, а теперь так просто говорит, что согласен на то, чтобы его избили!
  Не успел молодой гость договорить, Цин Шуй включил Мощь Журавля в Шаг Свободного Духа, применил Форму Журавля и выпустил удар Хвоста Тигра со скоростью молнии. С тех пор, как Цин Шуй убил культиватора Сяньтянь четвертого уровня этим ударом, он миллион раз прогнал его в своих тренировках.
  Бам!
  Цин Шуй нанес сокрушительный удар по Даньтянь противника. Не успев даже вздохнуть, молодой человек отправился в полет. Цин Шуй помнил, что Цанхай сказал, что главное - не убивать, остальное не страшно.
  Цин Шуй планировал поранить его, но услышав "Я буду не я", вдруг решил убить. Однако хозяин дворца попросил... поэтому придется оставить в живых этого мерзавца. Цин Шуй в итоге решил, что заставит его мучиться так, что смерть покажется спасением.
  Кровь брызнула из тела молодого человека, изо рта и из носа. В тот момент, когда парень полетел в сторону от сокрушающего удара, его отец молниеносно метнулся за ним, чтобы поймать. Он повернулся на Цин Шуя, казалось, что даже его ноздри извергают пламя ненависти.
  Цанхаю было очень горько. Но не ожидал, что Цин Шуй изуродует своего противника. Это было еще хуже, чем убить. Для культиватора Сяньтянь вот так вдруг спуститься до уровня простого человека было хуже любой пытки. Мало, кто смог бы выдержать такой удар.
  Все вокруг потеряли дар речи и молча смотрели на Цин Шуя. В глазах отца потерпевшего читалось желание убить обидчика.
  "Брат Фу, быстрее отвези Лун"Эр в Клан Тан, чтобы его раны полечили!" - обеспокоенно сказала мать Цанхай Минъюэ и подбежала к раненому, без сознания лежавшему на полу.
  Друг хозяина дома еще некоторое время пристально смотрел на Цин Шуя, затем раздался громкий свист, и огромное летающее чудовище, гигантский черный ястреб, опустился перед ним.
  Вспрыгнув на спину ястребу, человек крикнул: "Молодой человек, с вами мы еще не закончили!" и быстро улетел прочь.
  Как только они покинули дворец, Цанхай Минъюэ немедленно отбежала от Цин Шуя и странным взглядом посмотрела на него. Даже пара Цанхай смотрела на него обеспокоенным взглядом.
  "Зачем ты его изуродовал?" горько спросил Цанхай.
  "Раз Старейший сказал не убивать, я не стал убивать", серьезно ответил Цин Шуй.
  "Папа, почему ты сказал, что ты согласился отдать меня Фу Луню? Что это было?" мягко спросила Цанхай Минъюэ.
  "Кхе-кхе! Давайте пойдем в мою комнату и там все обсудим!" вздохнул Цанхай.
  Все четверо отправились в зал дворца, где мама Минъюэ заварила чаю и налила всем по чашке. Цин Шуй не особо ценил чай, потому что не совсем понимал вкус этого напитка, но на этот раз чай ему понравился. Он был легким, ароматным, очень освежающим.
  Цанхай быстро отхлебнул чаю и начал рассказ: "Этот властный мужчина средних лет Фу Син. Я его знаю несколько десятков лет. Тогда я еще не был на вершине Сяньтянь, но случайно убил одного распутника. Его клан начал меня разыскивать. Несколько экспертов Сяньтянь обещали убить меня. Отец Фу Сина спас мне жизнь и разрешил мне стать названым братом своему сыну Фу Сину. Таким образом, я стал ему названым сыном, и он смог оказать мне защиту и поддержку, будучи мне почти родственником".
  С горькой улыбкой рассказывал Цанхай эту историю. Сделав еще один глоток, он продолжил: "Я обязан своей жизнью старому мастеру Фу, я названый брат Фу Сину. Когда я познакомился с матерью Минъюэ, Жо Тун, судьба снова сыграла злую шутку, и мы оба влюбились в нее".
  Цанхай Минъюэ посмотрела на свою мать, та немного смущенно моргала своими прекрасными, как звезды, глазами!
  "В конце концов, я женился на матери Юэюэ, но знал, что это поставило между нами, братьями, непреодолимую стену. Более того, он не мог забыть о Жо Тун, да так, что нам с ней пришлось уехать. И вот перед нашим отъездом Фу Син сказал кое-что такое, на что я, не подумав, согласился. Он предложил, что в будущем наши дети, если оба будут сыновьями, станут братьями. Если девочки - то сестрами. А если один будет сыном, а у другого родится дочь, то они поженятся". На этих слова Цанхай усмехнулся нерадостно и посмотрел на Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй впервые в жизни видел случай договоренности о помолвке еще до рождения детей. В мире девяти континентов люди относились к обещаниям с большой серьезностью. Вдобавок, за Цанхаем был должок перед Кланом Фу, долг, который он никак не мог возместить. Однако почему же Цанхай сказал, что можно делать, что угодно, главное не убивать? Цанхай не был бессердечным человеком.
  "Фу Лун всегда был умным и симпатичным ребенком, с самого малого возраста, наши семьи встречались раз в три года. Даже когда он вырос, он произвел на меня самое приятное впечатление. Однако причина, по которой я разрешил вам обоим разыграть тут спектакль и позволил Цин Шую делать с ним, что угодно, кроме убийства, в том, что я стал невольным свидетелем того, как он изнасиловал и убил женщину, а потом убил целую семью. В тот момент мне очень сильно захотелось убить это животное, но у меня долг перед кланом Фу, невосполнимый долг, я просто не смог", на этих словах Цанхай прищурил глаза, вспоминая тот ужасный случай.
  "Животное, ему лучше умереть!" яростно воскликнула Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй, будь уверен, я не позволю ему ничего сделать с тобой. Когда мы втянули тебя в это, мы не думали, что дело примет такой оборот". Цанхай имел в виду, что совсем не ожидал, что Цин Шуй оставит Фу Луна инвалидом одним единственным ударом. Но этот удар был словно дракон, поднимающийся из глубин морей. Ему не составило труда повергнуть эксперта восьмого уровня Сяньтянь, которого этот удар застал врасплох. Тем более, Даньтянь - это самое слабое место любого воина. При ударе в полную силу можно легко убить.
  Цин Шуй знал, что Удар Хвостом Тигра имел такое воздействие, потому что он достиг малой ступени совершенства в Фоме Журавля. Если бы не этот успех, вполне вероятно, что его противник отразил бы атаку на свой Даньтянь или даже вовсе бы увернулся от нее.
  Цин Шуй стеснительно улыбнулся: "Старейший, я опять причинил вам неудобства!"
  "Нет, если честно, я очень доволен исходом дела. Мне просто жалко Фу Сина. Он честный человек, но подумать только, каким зверем вырос его сын!" буднично ответил Цанхай.
  "Старейший, а какие способности у Клана Фу? Фу Син там самый сильный?" немного подумав, спросил Цин Шуй.
  "Это немноголюдный клан, Фу Син среди них самый сильный. Лидер Клана Фу является главой Страны Фу Цзянь.
  Еще один глава государства, и у него не самый высокий уровень боевого генерала. Кажется, Страна Цан Лан и впрямь самая слабая страна на континенте Зеленого Облака. Цин Шуй вспомнил, что Город Ян в стране ЯН Цзян был одним из самых лучших, и сразу ощутил груз, который лежал на его плечах. Груз, который был слишком тяжел.
  Хоюнь Лю-Ли молчала все время, но обеспокоенно смотрела на Цин Шуя все это время. Она не знала, когда именно она начала чувствовать беспокойство и тревогу за этого парня.
  Она так до конца и не понимала отношения между ними с Цин Шуем, а смелости спросить ей не хватало. Да она и не уверена была, влюблена ли она в него или нет. Все чаще я нравилось стоять тихо рядом с ним или составлять ему компанию!
  Когда они направились по своим комнатам, Цин Шуй заметил, что Цанхай Минъюэ избегает встречаться с ним глазами. Он прекрасно понимал, что своими словами сильно обидел маленькую мисс. Однако он был счастлив и доволен.
  Только вот позабыл он о том, что Хоюнь Лю-Ли тоже иногда бросает на него свои взгляды....
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18479
  Переводчики: Kent
  
  Глава 227. Особый Магический Навык?
  
  С того происшествия прошло несколько дней. Жизнь Цин Шуя шла своим чередом. С самого приезда в Город Зеленого Облака он чувствовал, как мало знает и умеет. Один из десяти тысяч является экспертом Сяньтянь; так как Население этого континента было неизмеримо огромно, встретить экспертов здесь не составляло труда.
  Он ожидал, что боевые генералы будут повсюду, считал воинов Сяньтянь бесполезными. Его больше не удивлял тот факт, что как только он достиг определенного высокого уровня, люди, которые он встречал, изменились. Стали возможны совпадения. Как, например, было с дедушкой красавицы Цинхань Е, в котором Цин Шуй, благодаря своим способностям, сразу распознал продвинутого боевого генерала.
  Кроме обычных тренировок, Цин Шуй очень многое познавал из Древнего Искусства Ковки. Он обнаружил, что его самым лучшим эффектом обладает его первобытный огонь. Он обнаружил это случайно, как гром среди ясного неба, но это позволило Цин Шую глубоко осознать все, что он знал благодаря Древней Технике Усиления. Он узнал, что огонь рождается в самом ядре Древней Техники.
  До нынешнего момента Цин Шуй не понимал, на каком уровне было мастерство ковки на девяти континентах. Однако он замечал боевых мастеров то тут, то там, одетых в полные боевые доспехи. Издалека было видно их разнообразие: серебряные, блестящие, золотые, мрачные и скучные, монохромные и разноцветные... Были доспехи тяжелые, с особенно сильной защитой. Особое золото использовалось для хороших и тяжелых доспех, которые давали носящему их способность нейтрализовать некоторые, если не все, атаки. Основной принцип был в компенсации части удара, но слабые нападающие и вовсе не могли нанести никакого ущерба. Благодаря такой защите, каждый боевой мастер в мире девяти континентов надеялся приобрести легендарные золотые латы божественного уровня.
  Цин Шуй не знал, насколько мощным было его Древнее Искусство Ковки, но надеялся, что оно будет повыше уровнем, чем средний уровень навыков на девяти континентах. Однако основной его проблемой было достать материал, так как он знал, что некоторые материалы, необходимые для создания брони, было просто невозможно приобрести.
  В последнее время Цин шуй тщательно исследовал Древнюю Технику Ковки в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он пришел к выводу, что она была похожа на Алхимию. Она требовала сноровки, но в отличие от алхимии, приобретение рецепта не зависело исключительно от опыта. Можно было начать культивировать немедленно, стоило только собрать все материалы.
  В Древней Технике Ковки не было формулы, только техники. Можно было создавать любые предметы, однако нехватка опыта могла привезти к высокой вероятности неудачи, да и в случае удачи, качество будет так себе.
  Опыт... снова требовался опыт. Алхимия требовала опыта, огромное количество требуемого опыта заставило его почувствовать себя не в своей тарелке. Этот цикл Древней Техники усиления было очень трудно тренировать, особенно пробить его границы. Цин Шуй думал, что и с Древним Искусством Ковки будет то же самое: большая разница между уровнями ковки, шитья, алхимии, синтезирования камней, выплавки и вставки.
  Но и в последней части инструкции ни слова не было про уровни. Он решил прикупить несколько котлов для плавки и ковки и стол для шитья.
  У Цин Шуя были большие ожидания по поводу его нового искусства. Он захотел выковать сапоги, которые могли увеличить скорость и силу атаки. Ношение костюмов, созданные с помощью Древнего Искусства Ковки, увеличивало стойкость в защите и добавляло дополнительные мощные возможности. Честно говоря, больше всего Цин Шуй хотел увидеть, будут ли выкованные им предметы иметь особые и редкие качества. Под особенными качествами он имел в виду особые навыки, которые дарили исключительную силу. Например, некоторые доспехи позволяли воину понести незначительные потери, в то время как максимальный ущерб обращался против врага, таким образом, поворачивая ситуацию в пользу воина.
  Жар пробил Цин Шуя от одной только мысли об особых качествах. Даже если он сможет выковать доспехи без брони, все равно был шанс, что появятся особые качества. В любом случае его текущей целью было приобрести навыки, для чего он решил, что хотел бы наделить свои доспехи самой мощной и дерзкой буддийской техникой - освобождением на корабле милосердия. Эта техника давала возможность при определенных обстоятельствах возрождаться после смертельного боя без особых ранений. К этому состоянию обращались, когда нужно была особая сила. Человек, применивший эту технику, превращался, однако, в обычного человека. Требовались особо ценные лекарственные травы и гранулы и долго время для излечения.
  Если у человека был этот навык, навык Спасения на Корабле Милосердия, то эффект был бы невероятным. Но она была слишком чудесной, почти невозможной, но Цин Шуй верил в нее и не сомневался в том, что она существовала и творила чудеса.
  Что касается Оживления и Возрождения Силы Духа, Цин Шуй не знал, что и думать. На девяти континентах ходили слухи, что существует целое искусство оживления. В центральном городе был алхимик, который знал искусство оживления, но он работал только при условии, что воин мертв не менее часа. Что же касается достоверности информации, Цин Шуй мог только надеяться, что это не просто слухи. В конце концов, много невероятных вещей уже случились с ним, да таких, что скажи ему, прошлому, о них, он бы и не поверил.
  Не смотря на то, что слухи казались преувеличенными, Цин Шуй чувствовал, что нет дыма без огня. Что касается тех особых навыках, о которых он мечтал, он понимал, что это какая-то особая мощная боевая техника, но он не был уверен, что именно требовалось для овладения ею.
  Среди особых навыков Мир Четырех Морей считалась техникой исключительной. После ее применения раненый боец мог залечить до 20 процентов своих ран. Цин Шуй полагал, что ее можно было каким-то образом встроить в доспехи, защитные аксессуары, которые стимулировали мистические способности точно так же, как драгоценные камни защищали воина. А может быть, эта техника рождалась сама по себе в бою.
  Еще один чудесный трюк, которому Цин Шуй жаждал обучиться, назывался Кристально Чистое Исполнение, которое позволяло избавиться ото всех ненормальных состояний, например, от отравления или состояние околдованности магическими чарами, за считанные мгновения. И раны тоже залечивало, процентов на десять.
  Много мыслей роилось в голове у Цин Шуя. Чем больше он думал, тем безумнее становились его мечты. Существовало ли это особое умение или это была лишь его фантазия, это было неважно. Даже если они существовали, Цин Шуй понимал, что они все равно будут отличаться от тех, что рождались в его воображении. Все его придуманные умения были сумасшедшими и невероятными. Они все касались исцеления, хотя в действительности немедленно вернуть кого-то к жизни было слишком похоже на сказку. Хоть мир девяти континентов и был волшебным местом, и возможности человека здесь были невероятными, всему есть предел.
  Были и более приземленные и вероятные навыки, о которых думал Цин Шуй. Он надеялся, что когда-то приобретет Звериную Силу, например. Она была похожа на вспомогательную силу Удара Небесного Грома, могла увеличить силу атаки на треть. У Цин Шуя слюнки текли от одной мысли об этой технике. А еще была техника Уничтожения Слабости. Она увеличивала силу атаки и специализировалась на прохождении сквозь тяжелую броню.
  Для ускорения был трюк под названием Сила Свиста. Скорость в мире девяти континентов значила очень много, как уже понял Цин Шуй.
  Еще были Искусство Пробивания Брони и Блеск Брони. Тогда как первая разбивала защиту противника и ослабляла силу его физического тела, последняя значительно увеличивала способность воина противостоять мощным силам!
  Цин Шуй тряхнул головой, чтобы перестать думать об этом. Ему ужасно хотелось воспользоваться этими навыками. Жаль только, что ими и не пахло в обозримом будущем. А может быть, они и вовсе не существовали в природе.
  Чем выше твои ожидания, тем тяжелее будет разочарование и чувство потери. Цин Шуй быстро выбросил из головы все соблазнительные мысли, чтобы бы потом не страдать.
  
  Прошло несколько дней, а мысли Цин Шуя снова разыгрались. Он решил купить себе кузнечное оборудование. Поначалу он планировал приобрести набор котлов для ковки и плавки, а также несколько инструментов вроде молотка. Однако теперь он решил, что нужен полный кузнечный цех для работы с металлом.
  Он мог продавать лекарственные гранулы, если не будет хватать денег. Он заготовил гранулы заранее, чтобы за деньги приобрести те материалы, которые мог себе позволить на тот момент, рассчитывая, что в будущем сможет продавать не только гранулы, но и выкованные предметы. Цин Шуй считал, что это было вполне выполнимо, а взаимодействие с большим количеством людей принесет ему больше опыта, который понадобиться ему в культивации боевых искусств.
  "Цин Шуй, чего это ты тут бродишь?" Мысли Цин Шуя были прерваны очаровательным голоском с приятной хрипотцой. Он сразу узнал Хоюнь Лю-Ли. В последние дни она стала снова общаться с ним, как раньше, в Земном Раю.
  "Думаю открыть кузню, хочешь вступить в совладение?" со смешком предложил Цин Шуй.
  Глаза Хоюнь широко распахнулись, озаряя Цин Шуя туманом молодой весны. Как же прекрасна она была! "Оооо, ты хочешь жизни меня лишить?" подумал Цин Шуй.
  "Цин Шуй, ты серьезно планируешь насчет кузни?" удивленно смотрела на него Хоюнь. В ее глазах читалось недоумение. Однако...
  Ведь Цин Шуй и Хоюнь познакомились в кузне. Глядя в ее глаза, Цин Шуй подумал, что она тоже вспомнила их первую встречу, он и сам мечтательно погрузился в воспоминания.
  "Сто лет нужно, чтобы проплыть вместе в одной лодке, тысячу лет - чтобы засыпать вместе на одной подушке. Чтобы сердца соединились, нужно много времени, поэтому союзы нужно беречь и лелеять. Хоюнь Лю-Ли, как ты думаешь, сколько времени нам понадобилось?" Цин Шуй вдруг осознал, что между ними было родство, хотя он думал, что они никогда больше не увидятся после знакомства в кузне.
  Судьба бывает удивительной! Часто случается то, чего меньше всего ждешь. Когда Цин Шуй увидел Хоюнь Лю-Ли в Земном Раю, он знал, что забыть ее ему уже не удастся. Точно не в этой жизни.
  "Что ты болтаешь, какие годы с тобой?" У Хоюнь Лю-Ли от слов Цин Шуя сердце забыло, как нужно биться. Она вспомнила все их встречи, шутки, массажи и прочее. Сказала, а сама подумала: "Сотню лет, не меньше". Ей понравилось то, что сказал Цин Шуй.
  
  "Пойдем, покажу, какую я куплю кузню!" с улыбкой сказал Цин Шуй, глядя на свою нежную и очаровательную спутницу.
  "хорошо, я позову Цанхай Минъюэ", радостно ответила Хоюнь.
  "Она, наверное, занята, пойдем вдвоем. Давно мы не проводили время вместе", сказал Цин Шуй, а потом спохватился, потому что не понимал, зачем он это сказал.
  Искренность в голосе Цин Шуя смутила Хоюнь Лю-Ли, особенно слова о том, что они мало бывают наедине. Она вдруг почувствовала, что они как женатая пара, в которой супруги долго друг друга не видели.
  "Пойдем, я хочу, чтобы ты была владелицей кузни, как тогда, когда я впервые тебя встретил в Городе Сотни Миль. До сих пор не могу забыть нашу первую встречу. Это было чудесно", вспоминал Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли услышала эти слова, и они окрылили ее. Она забыла все, что он говорил раньше. Ее сердце было очень нежным. Она любила такие спонтанные выражения теплоты.
  "Не буду я никакой собственницей", хныкнула Хоюнь и пошла вперед. Цин Шуй потер нос и засмеялся. Догнав ее в пару прыжков, он зашагал рядом с ней в сторону ворот резиденции Цанхай.
  Он впервые вышел за ворота резиденции за несколько последних дней. Его не пугал Фу Син из клана Фу. Он не волновался по этому поводу, хоть Фу Син и был боевым генералом и сильнейшим в своем клане.
  "Зачем тебе кузница? Ты умеешь ковать оружие?" спросила Хоюнь Лю-Ли, когда они вышли за ворота. Они пошли прогулочным шагом прочь от поместья Цанхай. Цин Шуй рассматривал людей вокруг, наблюдал великое разнообразие, все были заняты своими делами - кто-то суетился, чтобы свести концы с концами, кто-то работал для лучшей жизни, а кто-то и вовсе просто наслаждался ею.
  Люди никогда не будут удовлетворены, хоть и получают все, что хотят. Как и Цин Шуй, который никогда не был доволен текущими способностями и радовался самому малому успеху. Не быть удовлетворенным своим текущим состоянием, жить, надеясь, что каждый шаг увенчается успехом, и означало цепляться за жизнь всеми способами.
  "Ковку я недавно изучил, но еще не практиковал, кхе-кхе. Я сделаю тебе "Пальто Феникса", как научусь, будешь летать, как птичка", пошутил Цин Шуй, вспоминая знаменитое одеяние, которое, как говорили слухи, было самым красивым во всем мире девяти континентов.
  "Хорошо, я буду ждать этого дня", с радостью ответила Хоюнь Лю-Ли. Она искренне радовалась, хоть и знала, что Цин Шуй может пообещать, да не выполнить свое обещание. "Пальто Феникса" действительно было известным предметом, хотя говорили, что на девяти континентах его нет. А еще говорили, что сделано оно из перьев птицы Феникс, но кто ж в это поверит?
  "Цин Шуй, как ты думаешь, для чего живет человек? Почему он всегда недоволен, особенно, когда занимает более высокое положение в обществе? Что означает быть блаженным?" спросила вдруг Хоюнь Лю-Ли после некоторого молчания.
  Цин Шуй видел, что Хоюнь Лю-Ли была в хорошем настроении, только немного расстроена, он не знал, о ком именно она говорит - о нем? О себе? О ком-то еще? А, может, о них обоих?
  "Быть сентиментальной в таком юном возрасте нормально. А девушки, которые о таком спрашивают, обычно оказываются влюбленными", как ни в чем не бывало, сказал Цин Шуй.
  Услышав это, Хоюнь Лю-Ли запаниковала. Она вдруг почувствовала в своем сердце тень Цин Шуя... Она почувствовала, что он ей нравится.
  "Какая чушь! Не нравится мне никто. Быстро отвечай и не сбивай меня. Просто расскажи, что ты думаешь", поспешно возразила Хоюнь Лю-Ли.
  "Какова цель жизни? А много их. Кто-то живет, чтобы наслаждаться свободой от забот по поводу одежды и еды, кто-то обожает удовольствия от музыки и женщина, кто-то любит драться с неприятелями, кто-то - унижать других для своего удовольствия, прикрываясь защитой своих предков", Цин Шуй вспомнил про пижонов из некоторых небезызвестных сект и кланов.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18850
  Переводчики: Kent
  
  Глава 228. Суть Закаленного Металла.
  
  Хоюнь Лю-Ли и Цин Шуй шли бок о бок, и между ними царила безмолвная гармония. Услыхав слова Цин Шуя, Хоюнь предпочла ничего не говорить.
  "Есть те, кто родился и несет груз ненависти и гнева. Вся их жизнь прожита в ненависти, все, что они хотят, это убивать и быть убитыми. Это их ведет, это их драйв, которым вымощена дорога их мести".
  Услышав эти слова, Хоюнь Лю-Ли подняла бровь. В какой агонии должны жить такие люди.
  "Есть те, кто живут для того, чтобы достичь вершины боевых искусств, некоторые гоняются за небесными красавицами, некоторые - за несметными богатствами, кто-то хочет оставить свое имя в веках, а кто-то - поддерживает свои кланы, кто-то хочет стать лордом, кто-то живет ради своего потомства..."
  "Причин так много, цели такие разные. Я этого раньше не понимала, но теперь, услышав тебя, я, пожалуй, соглашусь". У Хоюнь как будто глаза открылись.
  "Неважно, какие у тебя цели, по крайней мере, цель должна быть! Без цели, к которой нужно стремиться, человек просто ждет смерти, так? Многие люди, столкнувшись с неудачей, вдруг обнаруживают, что им больше не за что бороться. И если ты в голове себе чего-то надумала, скажи мне, если я не смогу решить твои проблемы, то, по крайней мере, груз с души спадет", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  "Что ты имеешь в виду? Я в полном порядке. Быстро скажи мне, почему же люди бывают недовольны тем, что у них есть? Чем больше они имеют, тем больше они хотят. Почему так?" тиранила Хоюнь Цин Шуя, а сама в душе не могла остановить хохот.
  "Да нет в этом ничего такого. Сто разных ответов можно дать, сто разных причин привести, довольство - пустое слово. Страсти человеческие никогда не утолить. Чем богаче человек, тем больше денег он хочет. Например, есть у человека один миллион серебряных таэлей, за вычетом его необходимых затрат получается, что он может потратить почти полмиллиона монет на женщин, так? Однако все будет иначе, если его состояние будет оценено в сто миллионов. Я прав?"
  "А можно другой пример? Или ты все время об этом думаешь?" Хоюнь Лю-Ли посмотрела на Цин Шуя с укоризной.
  "Хыр-хыр", захохотал Цин Шуй, "это потому что у меня денег нет!"
  "Хоюнь Лю-Ли: "..."
  "Цин Шуй, а ты чувствуешь себя счастливым?" вдруг спросила Хоюнь, когда они проходили мимо начавшихся рядов магазинов.
  "Я полагаю, сердце все определяет. Например, что бы ты предпочла, быть несчастной, но чтобы люди вокруг считали тебя счастливой? Или наоборот? Быть счастливой, но люди бы думали, что ты несчастна?" со смехом предложил Цин Шуй, потерев нос.
  "Я, естественно, за тот вариант, где я чувствую себя счастливой", уверенно сказала Хоюнь.
  "А как стать счастливым?" снова спросила Хоюнь, пока Цин Шуй замолчал, пытаясь определить, где поблизости была кузнечная лавка.
  "Счастье трудно получить, но на самом деле все просто. Все зависит от характера человека, от цели, которую он перед собой ставит. Например, бедный и слабый парень хочет посвататься к красавице Сяньтянь. Такую цель просто так не добьешься, поэтому стать счастливым почти невозможно. Но с другой стороны, начни он работать шаг за шагом, изменил бы свою цель на обычную девушку, не легче бы стало добиться своей цели? Когда ты всем доволен, за тобой следует твое счастье. Но конечно если бы парень преуспел и женился на красавице Сяньтянь, то ощущение счастья было бы еще сильнее", со смехом говорил Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли закатила глаза, ее прекрасное лицо привлекало внимание многих мужчин, проходивших мимо, прямо головы сворачивали, разглядывая ее.
  "Цин Шуй, нет тут никаких кузнечных лавок на продажу поблизости". Они прошли уже довольно много кузниц.
  "Давай найдем самую маленькую и спросим, вдруг они захотят продать ее. Мы им цену предложим, от которой трудно отказаться", решил Цин Шуй.
  Через некоторое время, услышав множество раз слово "нет", Цин Шуй вошел в кузницу, в которой кузнец средних лет ковал меч.
  "Начальник, вы не продаете лавочку?" прямо спросил Цин Шуй, подойдя поближе к крепкому кузнецу.
  Тот на минутку замедлился, потом, не поворачивая головы, ответил "Не продаю", после чего его мускулистые руки продолжили обрушивать на наковальню сокрушительные удары огромным молотком, выбивая громкие звенящие звуки.
  "Миллион серебром" воскликнул Цин Шуй.
  "Не продается" крепыш даже не раздумывал.
  "Вы в курсе, что при таком напряжении ваше тело и до конца года не протянет?" с улыбкой заметил Цин Шуй.
  На этот раз человек остановился, наклонил голову и стал рассматривать Цин Шуя. Его лицо было печально, глаза полны силы духа. Его плотные губы означали, что он был честным человеком, которому можно было доверять.
  "Два миллиона. Продайте мне кузню, и я вылечу вас от вашей болезни", слегка улыбнулся Цин Шуй.
  "Моя кузница и пятидесяти тысяч не стоит, да даже если у меня будет два миллиона таэлей, я все равно не смогу вылечиться. Зачем ты это делаешь?" плотный человек вдруг замолчал, строго глядя на Цин Шуя.
  "Разве нужны причины для того, чего мы хотим?" на полном серьезе ответил Цин Шуй.
  "Я обещаю, что не возьму денег, если ты вылечишь мою скрытую болезнь. Забирай кузницу. Я только попрошу оставить меня своим помощником", уныло ответил крепыш.
  Цин Шуй внимательно посмотрел на него и сказал: "Хорошо, оставайся здесь в будущем, но все будет принадлежать мне. Я буду платить тебе по десять тысяч таэлей ежемесячно. И если у тебя будут еще какие-то требования, просто дай мне знать".
  После этого разговора Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли вышли. С самого начала до конца беседы Хоюнь не проронила ни слова, она просто молча наблюдала со стороны, и действия Цин Шуя ей показались очень непонятными.
  "Цин Шуй, можно кое-что спросить", осторожно поинтересовалась она.
  "Давай, и не смотри на меня так. Как будто я тебя дразню", усмехнулся Цин Шуй.
  "Почему ты этому кузнецу предложил такие условия? Зачем тебе это?" шепотом спросила Хоюнь.
  "Я почувствовал что-то странное, когда посмотрел на него, как будто у него в сердце большой груз. Несмотря на то, что он человек маленький, в его сердце я учуял несгибаемый дух. И его правая рука показалась мне зажатой, еще год работы в кузне, и он не сможет ее даже поднять", объяснил Цин Шуй.
  Услышав это объяснение, Хоюнь кивнула в знак одобрения, и они пошли назад в резиденцию Цанхай вместе с Цин Шуем. Цин Шуй решил заняться своей древней техникой ковки в той самой кузнице с завтрашнего утра.
  Внезапно Цин Шуй почувствовал присутствие старика у входа в кузнице. Он обернулся назад и увидел несколько больших камней, похожих на уголь, и рядом с ними старика. Цин Шуй подтянул к себе Хоюнь поближе и подошел к старику. Глядя на материал, он понимал, что это металл, используемый в ковке. Там лежало около десяти таких "камней", но он никак не мог распознать, что такого магического было в них.
  несмотря на ободранную одежду старика, на его худое и голодное лицо, его тело было подтянутым и крепким. Глаза были полны надежды на жизнь, и почему-то его лицо напомнило Цин Шую о его отце из его прошлой жизни.
  "Эй, старик, почем продаешь?" спросил Цин Шуй.
  "!0 000 таэлей за штуку".
  "Вот сто тысяч таэлей, беру все", со смехом ответил Цин Шуй.
  "Ах, ох", замямлим старик от возбуждения. К нему подходили и спрашивали насчет товара, но никто так ничего и не приобрел. Старик был изнурен непосильным трудом в шахте, многие его братья потеряли свои жизни, пытаясь добыть драгоценные камни. Поэтому он продавал материалы так дорого. Его многие высмеивали за такую цену, поэтому ему пришлось даже снизить ее до десяти тысяч за штуку.
  Кто бы мог подумать, что ему, наконец, удастся все это продать? Он мог бы и сам жить на эти деньги, и наследникам его погибших братьев дать. Цин Шуй сложил покупки в сумку, помахал на прощание старику и пошел прочь, прихватив свою спутницу Хоюнь Лю-Ли.
  Старик тоже было собрался уходить, как вдруг перед ним появился мужчина средних лет и перегородил путь. "Старик, отдай мне свои камни, я заберу их по двадцать тысяч за штуку".
  "Но я все продал", покачал головой старик.
  "Что? Продал? Вчера же их было десять штук!" мужчина начал задыхаться.
  "Ну, пришел покупатель и все забрал", спокойно вздохнул старик.
  "Кто... Кто? Как он выглядит? Куда он пошел? Как давно это было?" быстро выпалил прохожий.
  "Это был старик с полностью седой головой, и он ушел вон туда уже давненько", старик показал в сторону, противоположную той, куда пошли Цин Шуй с Хоюнь Лю-Ли.
  Мужчина быстро побежал в том направлении и вскоре исчез вдалеке.
  Цин Шуй почувствовал все, что произошло там, своим шестым чувством. Он молча разместил материалы в своей пространственной сфере и снова оказался перед стариком.
  "Старик, спасибо тебе, но ты сюда больше не возвращайся. Я боюсь, этот человек с дурными намерениями".
  Старик кивнул в ответ и пошел своей дорогой. Цин Шуй не хотел, чтобы из-за него пострадал бедный человек.
  
  Они вернулись во дворец, когда был уже полдень. Цин Шуй подробно рассказал обо всем, что случилось с ними, вызвав множество вздохов и вскриков удивления и изумления.
  "Ты хочешь заняться ковкой?" с любопытством спросил Цанхай.
  "Ха-ха, да, вы скоро обо всем узнаете. Я только начал учиться, конечно, но я обещаю подарить вам всем божественные доспехи в скором будущем!" засмеялся Цин Шуй. "Ах, да, я не только кую, я еще и шью, вернее, учусь шить, плавить, очищать камни. Пожалуйста, когда придет время, можете присылать своих друзей ко мне, я дам им скидку в половину цены, ха-ха-ха..."
  Цанхай Минъюэ смотрела на Цин Шуя, не находя слов.
  "Хорошо, хорошо!" супруги Цанхай поддержали Цин Шуя своим смехом.
  "А ты, Юэюэ, хватит дуться! Твой муж тут на полном серьезе говорит. Если будешь дуться, твоим друзьям цену в два раза заломлю!" засмеялся Цин Шуй, потирая нос.
  
  В ту самую ночь Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и направился прямо к своим новым приобретениям. Из того, что он услышал, учитывая желание того мужчины купить материалы по двадцать тысяч таэлей, эти субстанции были неплохи. Цин Шуй поднял один кусок, и, используя всю силу, проверил его на крепость. Поверхность материала была исключительно эластичной. Боясь испортить что-нибудь, Цин Шуй решил проверить материалы непосредственно на первобытном огне.
  Пламя, способное очистить все, что угодно, смягчило черную поверхность материала, открыв что-то металлическое под верхним слоем. Сердце Цин Шуя задрожало от радости, когда он понял, что это.
  Суть Закаленного Металла!
  Эта похожая на уголь штука была сутью металла. Хотя цена ее не могла сравниться с сутью экстракта золота или сутью экстракта серебра, ее гибкость и упругость была второй в списке. Более того, из нее можно было выковать огромное количество вещей.
  После того эпизода с книгой Портрет Весеннего Дворца Цин Шуй привык сканировать каждую вещь свой техникой Небесного Видения. Суть закаленного металла десятого уровня, суть закаленного металла 30-го уровня, даже 50-го уровня. Восемь кусков были на десятом уровне, один на тридцатом, а один аж на пятидесятом!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18851
  Переводчики: Kent
  
  Глава 229. Состояние основательности Цин Шуя.
  
  "Кажется, мне нужно чаще использовать Технику Небесного Видения!" подумал Цин Шуй. Эта техника не только позволяла видеть внутренние органы физического тела человека, но и с ее помощью можно было увидеть предметы изнутри. Так Цин Шуй обнаружил чудеса в Портрете Весеннего Дворца и суть закаленного металла. Мы бы солгали, если сказали, что Цин Шуй не был взволнован. У него появилась металлическая субстанция раньше, чем тот мужчина средних лет прибежал покупать ее. Мысль о том, что он мог потерять такую покупку, будоражила и радовала его еще больше.
  Думая о том, как он отвечал Хоюнь Лю-Ли на ее вопросы о счастье, он понял, что в данный момент был абсолютно счастлив. Он смотрел на суть Закаленного Металла в своих руках и смеялся про себя от радости.
  Счастье лежит ровно внутри зоны способностей человека, может быть, лишь слегка дальше ее границ. Любой счастлив, когда что-то приобретает или реализуется внутри этой зоны. Завышенные ожидания выливаются в уныние, но понимание своих ожиданий может стать первым шагом к решению своих проблем.
  Используя первобытное пламя для очистки остальных кусков субстанции закаленного металла, Цин Шуй обнаружил, что на самом деле у него целых два куска закаленного металла тридцатого уровня!
  Продолжая плавить, Цин Шуй понимал, что примерно так же будет выглядеть процесс плавки драгоценных камней. Два куска субстанции десятого уровня можно выплавить в один кусок двадцатого уровня. Хотя в случае неудачи оба куска будут потеряны.
  Два куска 20-го уровня дают один кусок 30-го. Исходя из этих подсчетов, чтобы получить кусок 30-го уровня, нужно было сплавить вместе четыре куска уровня десятого. Поэтому для получения металлической сути 50-го уровня, ему понадобится 16 кусков Сути Закаленного Металла, и это без учета провальных попыток. Цин Шуй был немного удивлен, держа в руках кусок субстанции 50-го уровня.
  Цин Шуй решил, что если наткнется еще на того старика, он обязательно расспросит его, где он раздобыл эти материалы. Он был уверен, что и тот, второй алхимик, очень хотел бы узнать источник, просто Цин Шуй удачно спровадил старика до того, как произошло что-нибудь плохое.
  
  Цин Шуй застрял в своих тренировках Дланей Золотого Великого Будды на третьей волне, хотя он был уже гораздо искуснее в ее использовании. След ладоней тысячи Будд была слишком сложна, Цин Шую удавались только некоторые ее части, более естественные и гибкие. Самое главное, что Цин Шуй ухватил суть движений третьей волны.
  Ему нравилась сила Дланей Золотого Великого Будды девятого Вала, но судя по своему опыту, Цин Шуй понимал, что использовать ее нелегко. По крайнее мере, он не станет пользоваться ею в толпе.
  Достав Меч Большой Медведицы и начав тренироваться с ним ежедневно, Цин Шуй смог достичь вершины Истинной Сферы, хотя и не вошел в Темную Сферу до сих пор.
  Базовая техника владения мечом были единственной техникой, знакомой Цин Шую. Меч Тайчи, которым он обычно пользовался, не мог сравниться с этим мечом 70-го уровня, который, насколько он знал, оказался одним из лучших оружий. Он колол и тыкал, колол и тыкал несметное количество раз! Молча, со скоростью естественной, стараясь делать это легко и просто. Цин Шуй знал, что этот удар самый главный, он практиковал его больше всего.
  Несметное количество раз!
  Цин Шуй снова ткнул мечом, и снова не было слышно звука воздуха, рассекаемого мечом, словно рыба проплыла в воде, не нарушив прекрасной поверхности, будто никакой энергии не вышло наружу. Казалось, что в мече нет никакой силы, но Цин Шуй знал, что как только он касался цели, волна ураганной силы немедленно извергалась на противника.
  Всеобъемлющая сфера! Неужели это Всеобъемлющая сфера? Еще одна Темная Сфера над Истинной Сферой?
  Темная Сфера!
  Цин Шуй поначалу засомневался в мече в своей руке, сфера техники владения мечом ни на йоту не увеличилась. Но она долго лежала мертвым грузом на вершине Истинной Сферы, не пробивая ее. Все эти дела со сферами были такими ненадежными, очень многое зависело не от восприятия, а от простой удачи.
  Цин Шуй все еще сомневался, вошел ли он в Темную сферу. Истинная сфера - это когда воин видел внутреннее содержание предметов, когда что-то можно было разглядеть насквозь, хорошо понимались правила, была возможность извлечь из предметов максимальную пользу. Темная сфера, по сравнению с Истинной, была на уровень выше. Как рыба не ощущает того, что она в воде, просто подстраиваясь под условия и используя их, так сила внутри человека выходила за границы привычного.
  Темная Сфера позволяла использовать всю свою энергию, не растрачивая ее впустую. Простые люди или некоторые воины, которым была недоступна Темная Сфера, растрачивали энергию. Они ее теряли. Излучаемая ими энергия была формой утечки энергии на самом деле.
  Истинно элитный воин возвращался в свое естественное состояние и был обычным человеком, сохраняя всю силу внутри, не выпуская ее в пространство. Но будучи в бою, он был способен собрать всю свою энергию и направить ее на определенную цель. Выпускаемая им энергия могла быть удушающей.
  Воины сфер ниже темной сферы всегда испускали энергию, вне зависимости от усилий по ее сохранении. Чем сильнее они были, тем больше энергии они теряли, таким образом, по источаемой энергии можно было определить силу противника. Конечно, \то было возможно при равных силах сторон, или когда воин посильнее определял силу слабого противника. Таким образом, только по этой утечке можно определить силу воина.
  Цин Шуй умел сохранять энергию, поэтому ни Цанхай Минъюэ, ни супруги Цанхай не могли прочитать его и были крайне удивлены, когда впервые увидели его. Цанхай был в изумлении, потому что он-то точно умел сохранять энергию настолько, что даже все его прошлые сферы были наглухо запечатаны от посторонних глаз.
  Темнота. Эту сферу мало кто мог достичь. Трудность техник владения мечом была не меньше Энергетических Техник. Более того, на девяти континентах сила ценилась больше энергии, потому что было бесполезно тренировать навыки, не тренируя силу, поэтому сила была в предпочтении.
  Темнота не только позволяла сохранять энергию, она также помогала обращаться с силой. Точно так меч Цин Шуя, вдруг стал спокойным и обычным, без всякой напускной брутальности, потому вся энергия сохранялась в мече, без утечек. В полную силу, в бою, эти утечки составляли до 50%, но в Темной Сфере воин сохранял стопроцентную силу, и даже была возможность слегка ее увеличить, если полностью сосредоточиться.
  Таковы были преимущества Темной сферы, можно было сохранять энергию и увеличивать свои способности. Гораздо мощнее Истинной Сферы.
  Цин Шуй не верил своим глазам, когда вошел в Темную Сферу. Не было никаких особых изменений, просто прибавилась уверенность в технике владения мечом и способность контролировать ее.
  Взмах, тычок, удар, взмах, тычок, удар, простая стойка, дуга, шинковка. Все техники остались на своем уровне. Только удар вошел в Темную Сферу.
  Но и, несмотря на это, ему удалось снизить прикладываемые усилия вдвое. Сферы за Темной Сферой позволяли быстро развиваться и достигать новых уровней за более короткое время. Цин Шуй продолжил тренироваться, терпеливо отрабатывая технику в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита для укрепления в новой Темной Сфере.
  В следующие десять дней, вместо еды и отдыха Цин Шуй провел все свое время в тренировках. И результатами тяжелого и упорно десятидневного труда он остался доволен.
  Колющие удары мечом были простой техникой, нужно было поймать спокойный ритм и наслаждаться тихим величием меча. Цин Шуй знал, что его попадание в Темную Сферу было непосредственно связано с приобретенными картинами. Понимание величественного духа искусства возымело огромное влияние на этот прорыв.
  Время вышло, Цин Шуй принял душ и переоделся перед выходом из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Он еще раз взглянул на десять кусков сути закаленного металла перед уходом, планируя подождать, когда он научиться ковать, и только тогда использовать их.
  Ночь прошла без сна. Цин Шуй использовал тренировочное время в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита по максимуму, до полного изнеможения, поэтому выйдя из сферы, он немедленно свалился спать.
  На следующее утро он чувствовал себя отдохнувшим, предпочтя для утренних тренировок свежий воздух сада, так как в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита сохранялось ощущение отрезанности от мира, как в глубоком темном лесу. По привычке Цин Шуй провел утреннюю гимнастику Тайчи, с удовольствием расслабляясь и снимая напряжение. Теперь он был как обычный человек, тренирующий движения, не прикладывая никакой энергии, даже энергия Ци Древней Техники Усиления, была спрятана от посторонних взглядов.
  Мягко и медленно тренировал он Тайчи, казалось, он был крайне доволен происходящим, даже мысли его были пусты и блаженны. Без каких-либо страстей и эмоций он выполнял движения Тайчи, как тысячи раз до этого, но в этот раз особенно мягко, особенно хорошо. И вот еще один Одиночный Удар.
  Ба-бах!
  Взрыв прозвучал в воздухе.
  Цин Шуй оторопел. Он не прикладывал Ци Древней Техники Усиления, даже силу использовал чуть-чуть, как обычный человек. Но звук! Звук, похожий на громкий хлопок, означал, что он достиг Уровня Мастера Секты!
  В сторонке за ним наблюдали изумленные мадам и месье Цанхай. Они привыкли видеть Цин Шуя за утренними тренировками, но сегодня, когда Цин Шуй появился на лужайке, глаза Цанхая превратились в узкую щелочку. Утечка энергии, которую он чувствовал каждое утро, исчезла. Если бы он не знал, что Цин Шуй в своей культивации почти достиг вершины Сяньтянь, он бы подумал, что перед ним обычный человек, который никогда в жизни и не тренировался вовсе.
  "Жо Тун, это Темнота, он вошел в Темную Сферу!" взволнованно сказал Цанхай.
  "Точно, и я боюсь, будет сложно сказать, кто выйдет победителем, если я вызову его на дуэль", мягко улыбаясь, сказала госпожа Жо Тун. Цанхай на этих словах окончательно потерял дар речи. Жена взяла его за руку. Годы, проведенные супругами вместе, были глубже моря, выше гор.
  "Я бы не хотел, чтобы Юэюэ упустила такую партию. Меня беспокоит, что она не ценит этого парня", с горечью в голосе сказал Цанхай.
  "О чем ты говоришь? Наша дочка самая лучшая. А... хочешь, поспорим?" мило улыбнулась Жо Тун и приподняла подбородок.
  "Поспорить? На что?" Цанхай смотрел на свою жену, чья красота не утратилась с годами. Он еще ни разу не выиграл ни одного спора между ними за все эти годы.
  "Ой, точно, ты ж всегда проигрываешь", смущенно посмотрела Жо Тун на мужа и расхохоталась, обнажив яркие белые зубы.
  "Давай спорить, говори, на что, я точно выиграю на этот раз", Цанхай любовался своего красавицей-женой, огонь снова разгорался в нем, он крепко обнял Жо Тун, прижавшись к ее прекрасным изгибам.
  "День-деньской, что ты творишь!" смутилась Жо Тун, вспоминая, как они веселились прошлой ночью под градусами волшебного ликера на кости тигра.
  "Да мы старики, нам можно делать, все что угодно, чему тут удивляться", радостно посмотрел супруг на прекрасное лицо своей жены и крепко поцеловал.
  "Давай поспорим, останутся ли Юэюэ и Цин Шуй вместе", предложила Жо Тун.
  "Как будем спорить?" разговоры про этих молодых воодушевляли Цанхая.
  "Я спорю, что они поженятся в ближайшие пять лет. Если ты считаешь так же, то спорить не будем", хитро прищурилась Жо Тун.
  "Может, я в другом проигрывал, но этого не будет. Хотя я надеюсь проиграть. На что спорим?" сердечно рассмеялся Цанхай.
  "Через пять лет, по получению результата выигравший озвучивает любую просьбу, но выполнимую, конечно. Как тебе такое?" предложила жена Цанхаю.
  "Хорошо, обещаю тебе все, что угодно, но, увы, мне кажется, ты проиграешь!" со смехом ответил Цанхай, обнял Жо Тун за круглые ягодицы и крепко прижал ее к себе.
  "Ах, ты, похотливый старикашка!"
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18852
  Переводчики: Kent
  
  Глава 230. Темная Тайчи. Девятьсот девяносто девять ударов молотком.
  
  Со звуком ударов он продолжил тренировать Тайчи. Целая череда взрывных звуков радовала его сердце. Он никогда не ожидал, что сможет использовать физическую силу обычного человека для создания эффекта вершины "Поверхностной Силы".
  Поверхностная сила была способна активизировать силу тела до того, как воин достиг Сяньтянь. Для культиваторов это была вершина Хоутянь, сила, которая циркулировала в них, считалась силой поверхности.
  Поверхностная сила* подразумевает, что воин стоит, колени слегка согнуты, сам он расслаблен, плечи сомкнуты, голова прямо, прогоняя силу через свой Даньтянь и под коленками. Нужно направить тело рывком вперед, а силу удерживать, втягивая ее по направлению к спине и талии, затем напрячь ягодичную мышцу, чтобы вызвать силу заново. Внешне тело может быть расслаблено, так как сила проникает в мышцы и плоть. Оно не слишком мягко, но и не слишком напряжено. Вот так работает поверхностная сила.
  Когда воин поднимает руки, они наполнены грубой силой. Верхние конечности жесткие и негибкие, а нижняя часть тела свободна, как ветер, источая чистую силу. Это тоже поверхностная сила. Цин Шуй знал, что те, кто пользуется поверхностной силой, не считаются экспертами на Континенте Зеленого Облака, не говоря уже про весь мир девяти континентов.
  Цин Шуй удивился, потому что он использовал мощь своей поверхностной силы как обычный человек. Однако сила не уступала "скрытой силе".
  "Скрытая сила"* поднимается и спадает вместе с дыханием воина. Она бесформенная, когда энергия Ци попадает в Даньтянь воина, он может использовать толчковую силу циркулирующей в нем крови, чтоб двигать Ци по меридианам и энергетическим канала тела. Это помогает поглотить пять элементов и усилить четыре конечности. Жесткость соединяется с мягкостью, а мягкость обволакивает жесткость. Инь является и Инь, и Ян, и наоборот. Она проходит через мышцы и кости, адаптируясь к мягкому или жесткому, сплетается и соединяется с мириадами точек на теле. После чего Ци становится одним целым с телом и больше не рассеивается без принуждения. И даже при использовании Ци, она полностью не истощается. Вот такой была "Скрытая сила"!
  Культиваторы Сяньтянь использовали свою энергию Ци Сяньтянь, сформированную в их Даньтянь, чтобы усилить свои атаки. Это тоже была своеобразная форма скрытой силы! Энергия Ци Древней Техники Усиления циркулировала внутри тела Цин Шуя, когда он сделал простое движение в Тайчи - Единичный Удар. Он использовал простой единичный удар Тайчи, но истощил 80% своей энергии. Однако никакой реакции или звука не последовало. Просто тишина, как будто никакой силы он не прикладывал. Увидев такой результат, Цин Шуй рассмеялся. Он каким-то образом подобрался к вратам Темной Сферы. Его рука, которой он совершил удар, содержала исключительно потрясающую сокрушительную силу.
  Цин Шуй не ожидал, что его Кулак Тайчи будет следующей техникой, которая пробьется в Темную Сферу. И вновь Цин Шуй понял, что радость живет в непреднамеренных событиях. Теперь, когда его кулак Тайчи пробил Темную Сферу, его атака казалась обычной, без какой-либо глубины. Однако его кажущиеся простыми скоординированные движения создавали впечатляющую атмосферу. Он двигался торжественно и величаво, но одновременно беззаботно, его удары следовали по велению его сердца.
  Цанхай Минъюэ молча наблюдала за ним издалека. Если бы она лично не стала свидетельницей всему этому, она бы никогда не поверила. С тех самых пор, как он появился здесь, чудеса сыпались, как из рога изобилия.
  
  После завтрака Цин Шуй решил нанести визит в кузницу, которую приобрел днем ранее. Он был человеком слова, поэтому пошел, чтобы полечить кузнеца, как и обещал. В мире девяти континентов ранения в энергетических каналах, структуре костей и Даньтянь считались неизлечимыми. Однако Цин Шуй не соглашался с этим, а иначе Юй Дунхао и Байли Цзинвэй так и остались бы инвалидами. Но он и не ожидал волшебства от своей Техники Первобытных Игл и того, что они вылечат то, что ни один врач или алхимик не смог.
  "Цин Шуй, давай пойдем вместе!" предложили Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. И трое вновь пошли вместе по улицам города.
  Странно, но Цин Шуй на этот раз не стал позволять себе пошлые шуточки в адрес Цанхай Минъюэ. Две красавицы шли рядом с ним, каждая несла свою собственную красоту. Хоюнь Лю-Ли была недостаточно красивой для того, чтобы Цин Шуй остановился посмотреть ей вслед. За ее живостью скрывалось чистое сердце. Цин Шуй чувствовал больше тепло всякий раз, когда общался с ней. Цанхай Минъюэ была другой. Она внушала благоговение, она была властной, ее красота была подобная красоте ангела. Это была красота презрения к другим. Цин Шуй считал, что такая красота больше всего волновала его. Однако одного он не мог принять - женщина, которую он желал, была сильнее его. Стоя перед такой женщиной, он чувствовал себя ничтожным, поэтому он подсознательно таких женщин отвергал. Он не был шовинистской свиньей, но не мог принять тот факт, что его женщины могут быть сильнее его. Гордость была у него в крови, поэтому он всегда отворачивался от таких женщин.
  Погруженный в свои мысли, он не заметил, как его красавицы остановились, и смотрят на него.
  "Ты в порядке? Что случилось? Ты опять вспомнил что-то плохое из своего прошлого?" обеспокоенно спросила Хоюнь Лю-Ли. Цанхай Минъюэ было тоже интересно. Вдруг она вспомнила ту девушку, продававшую чайные листья в Клане Ян. Девушка, которая так сильно была похожа на Цин Шуя. Она все еще помнила ту борьбу в его глазах, когда она пыталась его сдержать. Никто не знал, какой груз на сердце у этого молодого человека.
  "Я в порядке. Какие плохие вещи? Я иду рядом с двумя красавицами, ты в курсе? О чем еще можно мечтать?"
  "... ... ... ... ... ... ... ... ... ..."
  
  Войдя в простенький и старый цех, они увидели, как мужчина крепкого телосложения работает с куском металла. Они слышали звон от ударов молотка задолго до входа в кузню.
  "Ты здесь!" крепыш поприветствовал Цин Шуя, его взгляд скользнул по двум девушкам, сопровождавшим его вчерашнего гостя.
  Цин Шуй заметил его взгляд...
  "Пойдем, я попытаюсь вылечить тебя. Тебе понабиться неделя на лечение, я буду каждый день приходить и помогать тебе. Ты сразу поймешь, здоров ты или нет, в конце этой недели", прямо сказал Цин Шуй. Откладывать лечение пациента с поврежденными энергетическими каналами или структурой костей было подобно медленному убийству.
  Ковка была искусством, истощающим физические силы. Простому человеку боевая ковка была недоступна.
  "Прямо сейчас?" удивился кузнец.
  "Конечно, пойдем, это недолго!"
  Кузнец кивнул головой и показал на дверь: "Вот в ту комнату".
  Войдя туда, кузнец снял с себя одежду и оголил мускулистые руки. Он посмотрел на Цин Шуя и спросил: "Мне нужно что-то сделать?"
  "Все нормально, смотри на меня. И имей в виду - это не больно", Цин Шуй достал свои золотые иглы.
  "Да не боюсь я боли", улыбнулся кузнец и лег на кушетку, протянув правую руку Цин Шую.
  "Ты обычно проводишь все время один в кузне?" спросил Цин Шуй, проверяя степень повреждений в руке кузнеца. Хотя он вчера просканировал его своей Техникой Небесного Видения, ему был необходим детальный осмотр. Один из энергетических каналов в правой руке кузнеца был серьезно поврежден, ему осталось в лучшем случае прожить до конца года. А для кузнеца рука без движения означала конец смысла жизни.
  "Да, я здесь один. Эта кузница единственное, что осталось мне от моих родителей. Они надеялись, что я стану великим оружейником. Это еще одна причина, почему я не хотел продавать кузницу", с грустью в голосе ответил мужчина.
  "Ох, но зачем же тогда ты согласился?"
  "Потому что моя рука это моя жизнь. Без кузни я мог бы все еще оправдать надежды моих родителей. Но если я потеряю руку, все, все мои надежды и мечты, пойдут прахом".
  "На самом деле твоя цель не такая уж недостижимая", улыбнулся Цин Шуй, вставляя золотые иглы, обогащенные его Ци Древней Техники Усиления, в руку кузнеца, вызвав в его теле легкую дрожь. Некоторые иглы он доставал и вставлял в другие точки или нажимал на иглы в определенных точках руками.
  Крепыш не имел понятия, что делает Цин Шуй. Он не понимал, почему этот молодой человек взялся лечить его. Он был простым человеком. Даже если Цин Шуй был мошенником, не было нужды затрачивать ан него столько усилий, чтобы захватить его собственность. Видя, с какими красавицами Цин Шуй пришел сегодня, кузнец понимал, что его лекарь не такой простой парень. Вылечить его болезнь и предложить миллионы таэлей может только кто-то очень особенный.
  Значит, он был алхимиком, загадочным и невероятным, но зачем ему понадобилась кузница? Такая маленькая и старая? Может быть, это была его прихоть? Как он сказал в первый свой визит, мол, желаниям причины не нужны.
  Цин Шуй вынул золотые иглы. Кузнец даже не пикнул с самого начала лечения. Цин Шуй молча восхитился стальной стойкости своего пациента.
  "Иди и попробуй руку. Скажешь, если почувствовал разницу", улыбнулся Цин Шуй.
  Крепыш покрутил плечами, помахал руками вперед и назад. Снова и снова и снова.
  "Я чувствую полную силу!" радостно воскликнул он. Ведь до нынешнего дня он мог только вполсилы работать, такой невыносимой была боль.
  "Спасибо, меня зовут Хую**", радостно воскликнул благодарный кузнец. Он был ужасно счастлив, но и о хороших манерах не забывал.
  "Я - Цин Шуй. Мы с тобой будем управлять кузницей вместе", засмеялся Цин Шуй.
  "Этот цех - твой. Но я надеюсь остаться здесь. Кузнечное дело - это моя любовь и моя жизнь", серьезно ответил Хую.
  Цин Шуй вздохнул и молча кивнул головой.
  Двое мужчин вышли в комнату. Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ разглядывали оружия. Увидев ребят, они поспешили к Цин Шую.
  "Покажешь, как куется оружие? Я бы хотел научиться", обратился Цин Шуй к Хую.
  Хую с радостью принялся за работу. Для начала он нашел форму для оружия, которое он выбрал для отливки.
  Глядя на технику, обращая внимание на тонкости и сложные моменты, Цин Шуй обратил внимание, что, в конце концов, меч опускают в холодную воду. После нескольких сотен ударов молота, Хую достал из топки простенький меч. Качество у него было дрянное, но только потому, что Хую показывал Цин Шую ускоренный курс ковки. Две дамы стояли в сторонке и с неописуемым восторгом наблюдали за действиями кузнеца. Они до сих пор не верили, что Цин Шуй всерьез заинтересовался ковкой, хотя это было довольно почетным ремеслом. У кузнецов в мире девяти континентов был высокий статус. Хорошее оружие могло в разы увеличить силу атаки бойца.
  "Давай теперь я попробую!" с рвением сказал Цин Шуй. Хую улыбнулся, глядя на Цин Шуя, вставшего в стойку. Цин Шуй и впрямь был ужасно рад, в конце концов, он впервые занимается настоящей ковкой. Поэтому он был полон приятных ожиданий. Глядя на все материалы, он вдруг понял, что может создать любое оружие, какое пожелает, используя "серебряную грязь". В итоге он решил создать меч с зазубренными краями. Внешний вид оружия для него не имел значения. Его единственным требованием была способность увеличить его мощь.
  Цин Шуй положил в огонь обычный кусок металла, используя свои техники. Очень быстро он приготовил болванку будущего меча. Остудив ее водой, Цин Шуй решил добавить в молот поток Ци Древней Техники Усиления, прежде чем обрушить поток ударов на форму будущего меча. Несмотря на неуклюжие движения, он был невероятно счастлив, все больше увлекаясь новым занятием. Видя, как металл поддается давлению его ударов, Цин Шуя наполняло ощущение удовлетворения.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли не уставали удивляться. Меч, создаваемый из простых материалов, изучал нежное свечение в ответ на удары Цин Шуя. В этот момент Цин Шуй выглядел даже более убедительным кузнецом, чем сам Хую.
  Цин Шуй был новичком! Однако постепенно было видно, что в ходе процесса его меч улучшался с каждым ударом, со стороны никто бы и не подумал, что это его первый меч.
  Может быть, он был прирожденным кузнецом?
  Даже то, как он ударял молотом, было невероятно мистическим. Его удары казались простыми, но в то же время наполненными сложным ощущением тяжести, было видно, как постепенно меч начинал приобретать ту форму, которую он представлял себе в голове. Он создавал меч только по образу из своей головы. В конце концов, когда громогласное эхо отзвучало, Серебряный Меч с зазубренными краями появился на свет, излучая легкое холодное свечение. Цин Шуй вздохнул с облегчением.
  Это был первый меч в его жизни. Он считал количество ударов молота, получилось 999 ударов. И тут в его памяти мелькнула информация, которую он когда читал, что минимальное требование для хорошего оружия было одна тысяча ударов. Чем больше ударов меча было сделано, тем было выше качество создаваемого оружия. Однако с имеющимися материалами и его недавно приобретенными навыками 999 ударов оказались абсолютным пределом. После начала свечения любые другие усилия были излишни, даже если бы он бил молотом еще и еще.
  И вот Цин Шуй держал в руках свой новенький меч. Это был короткий меч в три фута длиной, с зазубринами с одного края. Он изучал холодное свечение, которое лишь добавляло таинственности этому оружию. Его было очень комфортно держать в руках, Цин Шуй чувствовал себя с мечом единым целым. В конце концов, он был создан с помощью его Ци Древней Техники Усиления. Используя Небесное Видение, он исследовал меч.
  +1 к проворности!
  Цин Шуй был в шоке. Неужели он и впрямь сможет увеличить его возможности?
  Примечания переводчика с китайского на английский:
  * Китайцы, практикующие боевые искусства, искренне верят в этот тип силы. Говорят, что Брюс Ли был единственным, кто умел применять Скрытую Силу.
  Поверхностная сила - это сила, которую применяют практики для увеличения силы атаки руками, делая руки твердыми, как железо, что даже камни можно рубить на куски.
  Поверхностная Сила используется воинами, практикующими открытые бои. Внутренняя сила используется внутренними воинами (Здесь переводчик извиняется за то, что для него китайские боевые искусства - темный лес.
  **Имя "Хую" произносится, как английские слова "Who You".
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18995
  Переводчики: Kent
  
  Глава 231. Древняя Техника Ковки это божественная техника!
  
  +1 к Проворности!
  Цин Шуй был в шоке. Дополнительные атрибуты?
  В этот момент Цин Шуй был вне себя от радости. Поначалу он сожалел, что не смог добиться тысячи ударов, боялся, что потерпел неудачу. Но теперь глядя на результат, Цин Шуй сменил сожаление на сияющую радость.
  С помощью Небесного Видения Цин Шуй смог увидеть только один дополнительный атрибут. Он уже привык к таким вещам, в мире девяти континентов все было гораздо сложнее, чем можно было себе представить.
  Цин Шуй был уверен, что этот дополнительный атрибут был результатом работы его техники ковки, потому что его Меч Большой Медведицы не имел никаких дополнительных возможностей. Меч Большой Медведицы сам по себе был ценным мечом высокого качества.
  Прошло довольно много времени, прежде чем Цин Шуй поднял голову и взглянул на Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Они сразу разглядели, что меч, выкованный Цин Шуем, был лучше всех орудий в этой лавке. Таким мечом хотел бы обладать каждый. Он источал свечение, которым обладало только оружие высочайшего качества.
  "Ты и впрямь очень странный человек", произнесла, в конце концов, Хоюнь Лю-Ли, глядя на удивительный зазубренный меч, появившийся на их глазах.
  Схватив меч, она посмотрела на Цин Шуй, потом на Цанхая Минъюэ и сказала: "Потрогай, он такой необычный".
  Цин Шуй знал, что это было ощущение от дополнительных возможностей меча по увеличению проворности. Цин Шуй знал, что именно такое особенное чувство наполняло воина, использовавшего меч, через уникальное свечение, источаемое оружием. Точно также работали мистические драгоценные камни.
  Цанхай Минъюэ, не мигая, смотрела на Цин Шуя. Этот парень не уставал удивлять ее. Держа в руках удивительный Зазубренный Меч, она, находившаяся на вершине Сяньтянь, чувствовала уникальность этого меча. Минутные ощущения, однако, она сразу же учуяла исключительную ценность меча. Божественные оружия могли резать металл, как грязь, позволяя воину показывать свою силу на экстраординарном уровне. Они увеличивали атаку воина особенным способом, добавляя ей скорости. Минъюэ держала в руках некрасивый меч, который очевидно был из разряда божественных орудий...
  "Отдай мне его? Я буду его использовать в танце с мечом. Его приятно держать в руке", с нежной улыбкой сказала Хоюнь.
  "Лучше я тебе получше меч сделаю", радостно ответил Цин Шуй. Он был очень доволен собой. Люди любят комплименты, даже выдающиеся эксперты различных спорных областей. Назвать кого-то или что-то "спорным" может стать и комплиментом, например, назвать эксперта боевых искусств спорным или неправильным могло считаться плюсом ему. Или вот сказать даме, что ее красота может разрушить государства или заставить страдать целые народы, тоже комплимент, воспевание исключительной красоты.
  Хую прошептал еле слышно: "Божественная техника..."
  Цин Шуй замер. Неужели Хую имеет в виду его Древнюю Технику Ковки?
  "Какая такая Божественная техника?" с любопытством спросил он у кузнеца.
  Вопрос Цин Шуя вернул Ху Ю с небес на землю, он взглянул на Цин Шуя, подумал и ответил:
  "Мой клан состоит из нескольких поколений кузнецов. К сожалению, с поколения моего деда мы утратили былую славу и остались с одной маленькой кузницей. Однако стандарты моего деда были всегда высоки, он был хорошо осведомлен во всех техниках кузнечного дела. Однажды он мне рассказал о существовании Божественных Техник. Это было давно, я еще был ребенком, но очень хорошо запомнил это", глаза Хую горели, он пытался вспомнить рассказы до мелочей. "Дед рассказывал мне, что в мире девяти континентов есть Кузнечные Техники, о которых мечтает каждый кузнец. Все оружие в мире девяти континентов с "магическими эффектами" в бою сделано с помощью Божественных техник".
  "Божественные техники? Только с их помощью можно создать мощное оружие?" радостно спросил Цин Шуй. Он понимал, что его Древняя Техника Ковки была непростой, но он не ожидал, что она будет сродни настоящим Божественным Техникам мира девяти континентов. Это были отличные новости. Теперь ему не нужно ничего скрывать.
  "Сияние, которое появляется после того, как ты закончил процесс, называется Божественный Свет. О таком сиянии мечтают все кузнецы. Сияние твоего меча представляет Божественную Технику. Но как мне кажется, ты еще на самом низком уровне". Хую говорил уверенно, показывая большую осведомленность в кузнечном деле.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли с подозрением смотрели на Цин Шуй. Особенно Цанхай. Этот молодой человек вдруг показался ей таким элегантным. Он не был классическим красавчиком, однако глаза его были теплы и красивы. Между бровей у него была родинка, размером с соевую горошинку, которая добавляла ему очарования. Он был парень, которого бы многие сочли привлекательным. Поначалу Минъюэ казалось, что Хоюнь Лю-Ли привлекла его внешность. Однако со времени она увидела другое: как он дарит специально приготовленные для Лю-Ли ценные предметы, редкие фрукты, зреющие раз в сто лет в мире девяти континентов, гранулы. Важнее было то, что он являлся очень юным культиватором Сяньтянь, алхимиком Сяньтянь, даже умел варить вино, Увеличивавшее Ян и Очищавшее Красоту, что удивило даже ее опытного отца. У него были специи, за которые все шеф-повара мира отдали бы душу. А теперь и оружие! С первой попытки он создал оружие с помощью божественных техник, по которым сходят с ума все кузнецы мира. В этот момент Минъюэ увидела, что у него было то, о чем мечтали многие, он достигал сфер, о которых другие даже в мечтах не могли подумать, прикладывая максимум усилий в течение всей жизни.
  Он был молодым человеком, который смог перенести свое боевое искусство в Темную Сферу. Даже она, так много работавшая над своими тренировками, смогла добраться лишь до вершины Истинной Сферы. Эта мысль не давала ей покоя.
  Сферы боевого опыта делились на начинающих, хорошо разбирающихся, опытных, экспертов, предшественников, истинную сферу, темную, небесную, божественную. И каждая сфера далее делилась на уровни: низкий, средний, высокий и совершенный.
  Цин Шуй нашел еще один кусок материала для ковки и решил сделать еще один меч. Теперь все казалось таким знакомым. Он контролировал процесс и прикладывал свою силу гораздо точнее, чем в своей первой попытке. Однако результат оказался вновь довольно грубым.
  Динь-дон!
  Раздался громкий звук, и Цин Шуй снова погрузился в свое мечтательное состояние. Он продолжал бить молотом с высочайшей степенью концентрации. Он осознал, что с волнением и радостью ждет момента, когда готовый продукт окажется в его руках. Но и сам процесс приносил ему много радости.
  Девушки лишь обменивались взглядами и улыбались. Хоть Цин Шуя трудно было сравнить с теми крепкими и мускулистыми парнями, работавшими в кузнях, однако они смотрели на него, погруженного в процесс, и понимали, что его прямая фигура, сила ударов и простота движений делают его исключительно привлекательным.
  Дзинь!
  Яркая вспышка золотистого и серебристого света обозначила успешное завершение работы. Однако Цин Шуй был слегка расстроен - опять 999 ударов!
  Это какой-то барьер? Он был в растерянности, однако, успокоил себя тем, что это всего лишь вторая попытка, и ему необходимо собрать весь опыт Древней Техники Ковки. Он не хотел использовать Суть Закаленного Металла, надежно припрятанную в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, потому что на данном этапе это была бы пустая трата ценного материала. Он бы не осмелился приступить к выплавке камней.
  Используя Технику Небесного видения, он обнаружил, что второй Зазубренный Меч оказался гораздо лучше предыдущего. +2 к атаке...
  Цин Шуй взял в руки новенький меч и немедленно почувствовал небольшое количество силы, простиравшееся от клинка через ладони в тело. Тут он определил, что два балла увеличения атаки были примерно равны 20 цзинь силы; для обычного человека это было бы ощутимо. Если бы этот предмет был, например, топором, то лесорубу дополнительные 20 цзинь не помешали бы в работе.
  Цин Шуй помахал мечом пару раз, потрогал лезвие, постучал по него пальцами, от чего оно звонко загудело в ответ. Второй рукой он поднял меч Хую. Сравнивая два изделия, Цин Шуй понимал, что его меч отличался по качеству, он был лучше закален, по крепости и гибкости он тоже значительно превосходил меч кузнеца. Цин Шуй держал мечи в руках, как вдруг неожиданно скрестил руки и свел оба меча резким движением!
  Дзинь! Брынь!
  И тут не смотря на то, что оба меча были сделаны из одного материала, меч Цин Шуй оказался без единой царапинки, а вот меч Хую разломился на две части.
  Тут Цин Шуй вдруг подумал, что это может задеть Ху Ю, но увидев радостный и страстный взгляд кузнеца, успокоился. Смущенно улыбаясь, Цин Шуй протянул свой меч кузнецу, не говоря ни слова. Тот принял меч в руки и серьезно его осмотрел. Цин Шуй вымыл руки, выглянул на улицу - уже полдень. Он потер нос и кивнул своим дамам, давая понять, что пора возвращаться.
  Выйдя из кузницы, Цин Шуй увидел, что Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли с него глаз не сводят. Он поморгал своими красивыми глазами. Еще моргнул. И еще. Высунул язык и облизнул свои губы.
  "Мерзавец!"
  Хоюнь Лю-Ли отчитала Цин Шуя, потом рассмеялась, и, подхватив свою богоподобную подругу, ушла быстрым шагом вперед, оставив Цин Шуя в одиночестве.
  "Но мерзавцы бывают и хорошими!" промямлил он вслед своим спутницам. Обе были высокими, стройными, даже фигуры у них были похожи. Исключительные красавицы! Они шагали легкими походками, тонкие длинные ноги и приятные изгибы их тел заставили Цин Шуя вспомнить, как он трогал Хоюнь Лю-Ли, делая ей массаж, во рту его пересохло...
  Говорят, что женщины даже спиной чувствуют горящие взгляды мужчин. Они чувствуют, когда пялятся на их нежные точки. Цин Шуй долго смотрел на их удаляющиеся фигуры, только все больше раззадоривая себя.
  Держа первый меч, созданный Цин Шуем, Хоюнь Лю-Ли легко поигрывала им в руке, болтая с Минъюэ. Радостное выражение ее лица было как у женщины, упавшей в огромную реку любви. Однако она сама этого еще не понимала. Цанхай Минъюэ заметила это и вдруг подумала, что причина, по которой она могла четко ощутить чувства Лю-Ли к Цин Шую, была в том, что она смотрела на все происходящее извне.
  "А я стану участницей?" вдруг подумала она. Но тут же твердо встряхнула головой. Она чувствовала, что дверь в ее сердце была еще не открыта. Она еще не пустила в него это чувство. В его сердце не было никого, кем она могла бы дорожить.
  Вдруг впереди послышалось некоторое беспокойство. До ушей Цин Шуя долетели обрывки ссоры!
  Тут он увидел множество мужчин и женщин в белых одеждах, у многих были длинные мечи с собой. Сомнение закралось в его сердце. Разве это не Секта Бессмертного Меча? Кто ж осмелился пойти против них?
  "Что-то происходит, пойдемте, взглянем!" сказал Цин Шуй, догнав своих девушек. Они кивнули в знак согласия и присоединились к нему. Впереди стояла толпа народу.
  "Эта Секта такая неразумная. Они частенько устраивают такие ситуации", вздохнул какой-то старик.
  "Они нечестные. Всегда пытаются скупить товары за низкую цену. Если не продашь, они начинают угрожать или вовсе отбирают все", приятный молодой человек был вне себя от ярости.
  Цин Шуй услышал обсуждения в толпе еще до того, как они приблизились к цели. Все вокруг негодовали по поводу Секты Вечного Меча, обвиняя их в варварских методах.
  "Старик, как ты можешь считать, что десять таэлей серебром это дешево за такое барахло? Ты продаешь его за сто тысяч, ты что, пытаешься всех обмануть?" Цин Шуй услышал высокомерный голос. У него появилось страстное желание надавать наглецу, но он сдержался и решил рассмотреть его поближе.
  Это был молодой человек, лет 25, в белом костюме, от которого Цин Шую вдруг захотелось проблеваться. Просто потому что он был таким огромным толстяком, что в его костюм бы поместилось двое здоровых крепких парней. Каждая нога была толщиной с талию мускулистого мужчины.
  Ростом толстяк был под два метра, и его живот был в два метра в обхвате! Лицо мерзавца было похоже на огромную тефтелину, а глаза нужно было еще поискать - две зеленых фасолинки над малюсеньким носом.
  Но не поэтому Цин Шую хотелось побить мерзавца. Дело в том, что толстяк стоял в обнимку с дамой с прекрасной стройной фигуры. Эта высокая леди выглядела просто ребенком, стоящим рядом с гигантом. Ее прекрасная внешность делала ее просто феей на фоне жирного, как кусок мяса, лица ее спутника.
  Цин Шуй смотрел на эту парочку и недоумевал. Как они справлялись в постели? Этот толстяк мог раздавить свою даму в котлетку. Хотя может она сверху... Тут Цин Шуй задумался, как должно быть эти ноги полны отвратительных жировых комков, его живот мешком свисал гораздо ниже его мужских органов, и какого размера должна быть его сосиска, чтобы пробиться из-под этой гигантской кучи плоти.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/18996
  Переводчики: Kent
  
  Глава 232. Тысячелетний Мрачный Лес. Человек-стрела.
  
  Толстяк явно напрашивался на тумаки.
  "Молодой Мастер Пан, я взял его за 10 тысяч. Вы же не думаете, что я должен потерять все, что есть у моей семьи!" наполовину седой старик умолял толстяка, его морщинистое лицо было искажено гримасой боли. Он тяжело опирался на черную деревянную палку. Цин Шуй подумал: "А может этот материал, похожий на уголь, все-таки стоит 10 тысяч серебром?" Столько стоил корень неизвестного дерева в его сфере, его происхождение ему было неизвестно. В руках старика не было полностью видно его товара, но было видно предмет, толщиной с его руку.
  "Старик, Я Молодой Мастер Пан, всегда получаю то, что хочу", мясная голова большого толстяка медленно приподнялась, но так и не открыла его коротенькую шею. Цин Шуй вдруг захотелось рассмеяться от такого высокомерия. Все было бы иначе, если так бы себя вел красивый и богатый мужчина с хорошим вкусом. Однако отношение этого толстяка вызывало отвращение, потому что в нем не было ни намека на самодовольство.
  "Молодой Мастер Пан, я просто старик, мое дело маленькой. У меня даже сбережений не наберется на десять тысяч. Это просто вещь, которую меня попросили продать. На что вы толкаете меня?" старик начал всхлипывать.
  "Старик, хватит вести себя, как тряпка. Ты считаешь меня дураком, думаешь, меня можно обдурить на деньги? Ты просто мошенник!" Жиртрест выглядел довольным, оглядываясь на толпу, как всезнайка.
  "Черт тебя побери, болван, ты считаешь, что ты тут всех спасаешь, выводя его на чистую воду? Тебя кто-то заставляет покупать у него?"
  Эти слова прозвучали от Цин Шуя. Он видел, что старик уже в отчаянии, и он не притворялся. Видя выражение его лица, Цин Шуй понимал, что старик говорит чистую правду.
  "Кто?! Кто это сказал? Выходи, если хватит смелости, или ты трус и прячешься? Ты у меня попляшешь!" шумно потребовал толстяк.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли улыбались, глядя на Цин Шуя. То, что Цин Шуй сказал, рассмешило их.
  "Посмотри на себя, ты сам трус, кто тебя выпустил из загона, свинья?" холодно улыбнулся Цин Шуй и вышел из толпы, глядя в лицо толстому великану. Эти слова, видимо, задели последнего за живое, потому что толпа загудела оглушительным смехом. Когда шум долетел до ушей толстяка, его большая кабанья голова покраснела, глаза стали еще меньше, и никто не видел смертельного взгляда из-под нависших век. Никто, кроме Цин Шуя. Который продолжал веселиться.
  "Ааа, схватить их, убить их, изуродовать!" толстяк крикнул нескольким парням в белой одежде, окружавшим его. Десятки парней с длинными мечами обступили Цин Шуй, раскачивая своими мечами перед ним, как будто дразня. Цин Шуй подумал, что раз толстяк хотел его смерти, то нужно будет показать ему настоящий ад, не нанося внешних повреждений. Увильнув от нескольких мечей и быстро оказавшись около толстяка, Цин Шуй крайне удивил толстяка, который рванул ему навстречу.
  "Блокируйте его, зарежьте его. Прирежьте его и пойдем в Пионовый Зал веселиться", громко выкрикнул толстяк.
  Очень быстро Цин Шуй переместил себя на расстояние пяти метров от обидчика, но толстячка уже защищали десятки парней в белом. Он хоть и был защищен, но успел побледнеть от страха. Глядя на Цин Шуя, пробивающегося вперед, воины скрестили мечи перед ним. Цин Шую же казалось, их движения были не быстрее улитки. Вдруг ему пришла в голову идея. Он вытянул руки и шлепнул каждого воина в окружении.
  Четкий металлический звук прозвенел лишь единожды, однако это лишь показало, каким быстрым был Цин Шуй! Десять мечей отбросило в сторону его ударом, и на этом он не остановился. Мечи, отброшенные в сторону, полетели в толстяка, которого они же и защищали. И сцена выглядела устрашающей.
  Тонкие длинные мечи разрезали одежду толстяка на полоски, и через секунду перед толпой предстало нагое тело обидчика.
  И вдруг толпа вокруг отринула с отвращением, никто не ожидал увидеть такое. Толстяк в набланшированных тряпках, стоял посреди толпы, все еще пытаясь отойти от шока. Цин Шуй с любопытством разглядывал толстяка. К сожалению, его мужское достоинство было почти не видно в плоти, зажатое в складках и волосах. Никто вокруг самого толстяка не пострадал, хотя перепугались многие!
  В эту секунду все замерли и вдруг разразились заливистым хохотом. Загудели голоса, люди обсуждали увиденное. Толстяк закричал в отчаянии, оглядывая себя.
  "Как же так? Весь его инструмент просто зажало там..." крикнул молодой человек из толпы.
  "Такой маленький парень у него, а девушка с ним красивая. Зря. Отдай ее мне! Со мной девушке не будет скучно", вздохнул дядюшка средних лет.
  "Мама, почему гусеница у дяденьки маленькая, как у меня, но на ней так много волос?" маленький мальчик на полном серьезе спросил у молодой симпатичной мамы.
  "Маленьким детям не следует задавать так много вопросов. Пошли домой, пора готовить обед", молодая мама покраснела и, еле сдерживая смех, повела мальчишку прочь из толпы. Смех вокруг них заставил ее ускорить шаг.
  Многие женщины постарше подошли поближе и нагло высмеивали толстяка.
  "Наконец, кто-то еще более бесполезный, чем мой муженек", смеялась слегка полноватая женщина.
  "Сестра Линь, Брату Линь там не очень хорошо", дразнил ее молодой двадцатилетний парень.
  "Ты, мерзавец, допросишься, что-то слишком живой твой братец Линь. Трижды за ночь не проблема", женщина по имени Сестра Линь соблазнительно посмотрела на него.
  "Жаль ту, которая будет с этим толстяком. Она просто не выживет, если он ляжет на нее. Она просто начнет с ума сходить от ужаса - а что если он перевернется на ее сторону во сне?" немолодая женщина с прекрасной фигурой покатывалась со смеху.
  "Ха-ха, Яньхун права! Страшно подумать только!" Сестра Линь продолжала потеху.
  "Бог знает, может ли он с женщинами. Потому что даже если эта штука встанет, то я сомневаюсь, что его будет видно", комментировали другие дамы.
  Сестра Линь и женщина по имени Яньхун покатились со смеху!
  "Снимай одежду!" крикнул толстяк парню рядом.
  "Ай, Мастер, она не полезет на тебя", молодой человек послушно ответил.
  "Черт, я говорю, снимай, а не рассуждай" сердито закричал обидчик.
  Парень послушно снял с себя верх, который тут же захватил голый великан. Он попытался повязать его вокруг талии, но оказалось, что рубашка была слишком короткой.
  "Черт, ты давай снимай тоже!" заорал он на другого парня.
  Связав вместе две белые рубахи и кое-как прикрыв свое некрасивое тело, а самое главное - его самую некрасивую часть, он поспешил прочь от этого места.
  "Эй, бугай, а кто тебе разрешил уходить?" дьявольский голос Цин Шуя заставил плоть жиряка задрожать. Он обернулся с плаксивым лицом. Никакой он ни был высокомерный, обычный забияка. Его семья имела какой-то вес в секте Бессмертного Меча. Но он всегда ходил в толпе таких же хулиганов, щеголяя и задираясь на улицах, но только со слабыми.
  "Ты и так меня унизил, чего еще тебе нужно?" угрюмо ответил поверженный, удивив Цин Шуя. Не каждому хватит смелости ударить повинную голову. Что подразумевал толстяк, так это его смирение. Он действительно был крайне унижен. Было бы нечестным заставить его потерять еще и жизнь.
  Тут Цин Шуй почувствовал, что кто-то тянет его за рукав. Обернувшись, он увидел Хоюнь Лю-Ли, опустив красное от стыда лицо, она сказала:
  "Все, Цин Шуй, пошли. Ты его и так унизил. Не думаю, что он еще раз осмелится тут показаться".
  Цин Шуй взял ее за нежные хрупкие руки. Впервые на публике они делали это.
  "Еще раз обидишь других, и я отрежу твоего парнишку между ногами. Я покупаю все у старика. Если тебе эта вещь все еще нужно, приходи за ней ко мне. Катись теперь!" не было Цин Шую жалко этого помойника, но способность приспосабливаться у таких, как толстяк, была потрясающей.
  "Старик, продай мне эту вещь, не трать нервы. Не волнуйся, я заплачу столько, сколько ты скажешь", сказал Цин Шуй после того, как толстяк со своей компанией удалились, как побитые собаки.
  "Спасибо за помощь, я не должен брать твоих денег..."
  "Старик, без денег не проживешь. Я помог тебе не за кусок деревяшки, иначе какая разница была бы между мной и тем толстяком? Как насчет этого. Я слышал что-то про 10 000 серебром, это цена, как я понимаю?"
  Но заплатил он в итоге 12 тысяч таэлей.
  Он увидел название на ярлыке - тысячелетняя древесная порода! Это был один из ингредиентов для культивации магических оружий. Кроме тысячелетнего мрачного дерева были еще Внутренние Гранулы, сухожилия дракона, небесный шелк, панцирь черной черепахи, кровь единорога, перья золотого феникса и божественный исцеляющий камень.
  Внутренняя гранула из тысячелетних чудовищ подходила; сухожилия дракона, кровь единорога и перья золотого феникса можно было сразу исключить. У Цин Шуя голова раскалывалась, когда он смотрел на список материалов. Не как можно было найти эти легендарные продукты? Небесный Шелк был крайне редким, хотя его еще можно было обнаружить, а вот панцирь-то требовался черепахи не моложе трех тысяч лет! А Божественные Исцеляющие Камни и вовсе звучало, как шутка! Цин Шуй задумался, что если даже он найдет три предмета из этого списка, то где найти Печь Восьми Триграмм? Она вообще существовала в мире девяти континентов?
  В мире девяти континентов еще ценнее драгоценных камней были легендарные предметы. Например, Линейка, Сжимающая Землю, или Шкатулка для Лунных Драгоценностей. Все это существовало в слухах, никто не видел их в действительности.
  Цин Шуй не был уверен, что существует Искусство Видимости, однако, если оно существовало, то и магическое оружие тоже могло существовать. Ведь были камни и другие магические предметы, излучавшие волшебное сияние. Все это говорило о том, что надежды Цин Шуя были не напрасны.
  "Сначала надо собрать все эти вещи, я просто буду их искать везде, особенно, когда доберусь до процветающего и сильного Центрального Континента, или Континент Божественного Дуншэня, где полно культивационных гранул и энергия Ци превалирует", Цин Шуй отогнал мысли о волшебных мечах и решил сконцентрироваться на тренировке Древней Техники Усиления.
  Он крепко держался за Древнюю Технику Усиления, потому что энергия Ци была основой всего. Цин Шуй встряхнул головой и очнулся - уже полпути прошел. Он обнаружил свою руку в руке Хоюнь Лю-Ли и про себя пожурил себя, что погрузился в свои мысли вместо того, чтобы наслаждаться ее присутствием.
  Когда она почувствовала, что Цин Шуй пришел в себя, она потянула свою руку несколько раз, но он не отпускал ее. Хоюнь взглянула на Цин Шуя своими прекрасными глазами, но этот взгляд заставил Цин Шуя лишь схватить ее ладонь покрепче. Хоюнь почувствовала тепло в теле. И все-таки у нее были чувства к нему...
  "Лю-Ли, почему ты вырываешься? Я закрыл на твоей шее золотой замочек, так что мы связаны", нежно, но крепко держал Цин Шуй ладошку Хоюнь. Хоюнь злилась на него за такие слова, и не злилась одновременно. Может, это он так намекает, что она ему нравится?
  Это была прекрасная сцена, когда Цин Шуй взял Хоюнь Лю-Ли за руку и повел через толпу. Все вокруг завидовали ему, что рядом идет такая красавица. Цин Шуй обожал завистливые взгляды других мужчин. Они доставляли ему истинное удовольствие.
  "Цин Шуй, в будущем ты будешь, как птица Рух, парить над девятью небесами, тебя ждут большие просторы, не углубляйся в романтические отношения, не покрывай себя ранами. Тебе нужно знать, что любовь - это меч с двумя острыми концами. Он оставляет раны в сердце, которые никогда не заживут", вдруг сказала Хоюнь Лю-Ли, женщина с яркими глазами, белыми зубами, непреодолимым шармом, самая привлекательная, которую только встречал в своей жизни Цин Шуй.
  "Девочка, откуда ты такое взяла?" засмеялся Цин Шуй, не моргая, глядя на прекрасное лицо, которое постепенно заливалось краской.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19165
  Переводчики: Kent
  
  Глава 233. Юэюэ, а что ты делаешь в Пионовом Дворе?
  
  "Девочка, где ты такое услышала?" засмеялся Цин Шуй, глядя на прекрасное лицо, покрывающееся краской стыда.
  "Сестра Минъюэ сказала!" опустила она голову и тихо ответила.
  "Она? Она такая же глупышка, как и ты!" Цин Шую хотелось рассмеяться.
  Если бы не их общение за последнее время, никогда бы он не подумал, что эта величественная женщина, способная красотой уничтожить государства, не имеет никакого опыта. Более того, она ведь могла заполучить себе любого мужчину, стоило только взглянуть. Какая жалость, что эта дама с заоблачными стандартами, ни с кем не была помолвлена. Такая пропадала красота! Он даже немного завидовал тому, кто будет приходить к ней каждую ночь. Их роман разбудит зависть в любом человеке. Просто он не ожидал, что у нее будет столько причин не ценить мужчин, и поэтому он даже где-то гордился собой, что не уставал ее подразнить и поддеть временами.
  Несмотря на то, что физической близости между ними не было, но какой-то эмоциональный конфликт все же присутствовал. Было странное чувство, заставлявшее его сердце биться быстрее, особенно, когда он трогал ее руки, флиртуя с ней, в тот единственный раз, когда кончик его носа дотронулся до ее. Забыть эти моменты он не мог.
  "Ты дурак", кокетливо забубнила Хоюнь Лю-Ли, бросая взгляды с упреком. И тут Цин Шуя в пот бросило. Она будет пилить. Она будет вечно недовольной женой.
  "Мы уже у входа в дом, отпусти меня! Хоюнь слегка потянула свою руку из руки Цин Шуя.
  "Ты боишься, что нас увидят?" пошутил Цин Шуй, видя, как неестественно ведет себя Хоюнь Лю-Ли. Ее красота была усладой для глаз. Он с неохотой отпустил ее маленькую мягкую ладонь.
  В доме Цанхай их уже ждала Цанхай Минъюэ.
  "Юэюэ, ты была в Пионовом Дворе?" Цин Шуй услышал это название от толстяка на улице. Наверное, это было какое-то романтическое место, вроде двора Соблазнительного Запаха Ночи, но Цин Шуй просто хотел подразнить эту богиню, у которой ноги похолодели от одного вида обнаженного тела того толстяка. А что бы с ней было, если бы она случайно разорвала одежду во время дуэли? Цин Шую понравилась эта мысль...
  Цанхай Минъюэ опять не понимала, то ли он ее дразнит, то ли серьезно говорит. Она подумала, что у него, возможно, были какие-то цели, и решила объяснить:
  "Это место встреч, а почему великий мастер Цин Шуй хочет посетить его?" ответила она, смущенная темой разговора. Легкая арка ее бровей изогнулась в удивлении, но глаза настойчиво не желали встречаться глазами с Цин Шуем.
  Цин Шуй моргнул, тихонечко вынул кончик языка и облизал губы. Цанхай Минъюэ сплюнула и отвернулась. Святые угодники, как только эта цветущая красавица, способная разрушать страны, сердилась или смущалась, очарование этого небесного лица было неподражаемо.
  "Бордель? Что там продают?" Цин Шуй спрятал язык, которому так и не дали закончить свое подлое дело, и продолжил допрашивать Минъюэ.
  "Пха-ха!" Рассмеялась Хоюнь Лю-Ли, подошла к Цанхай Минъюэ и надолго задержала свой взгляд на Цин Шуе. Взяв подругу под руку, она направилась к гостиной, потому что было уже время обеда.
  Цин Шуй смотрел, как жена Цанхай накрывала стол. Цин Шуй вдруг почувствовал себя неловко. Цанхай и его жена, их дочь Цанхай Минъюэ и крестная дочь Хоюнь Лю-Ли были одной семьей. А он?
  Он вдруг захотел покинуть семьи Цанхай. Например, эта женщина, не являясь даже родственницей ему, каждый день заботилась о его пище. Он видел в ней материнскую фигуру, наверное, именно из-за нее он до сих пор оставался в этой семье.
  Однако пора. Он понимал, что ему пора отправляться в путь. Даже если он здесь пробудет еще очень долго, он решил, что непременно оставит семью Цанхай. И Хоюнь Лю-Ли было бы лучше остаться с ними.
  
  После приятного обеда и не менее приятных бесед о том, о сём, Цанхай посмотрел на Цин Шуя и спросил: "Ты что-то хочешь сказать? Если это так, говори, как есть, о чем ты думаешь, я помогу тебе решить твои проблемы".
  У Цин Шуя был порыв попросить Цанхая разобраться с семьей Ян, но быстро отказался от этой мысли. Дело в Городе Ян было его личным делом, и решить он его должен был сам, своими руками.
  "Старейший, я так долго вас беспокоил здесь, принес столько неприятностей. Я сегодня покину вас", искренне ответил Цин Шуй супругам Цанхай.
  "Цин Шуй, как? Ты уезжаешь?" Хоюнь Лю-Ли была в шоке, едва сумев произнести одну фразу. В голосе ее была паника и ужас.
  "Я выеду на время. Я еще долго пробуду в Южной части Города, хотя, может быть, не месте сидеть не буду", Цин Шуй спокойно ответил побледневшей красавице.
  Видя такую смену настроения Хоюнь Лю-Ли из-за одной только фразы, Цин Шуй решил запомнить это навсегда в своем сердце. Это бледное идеальное прекрасное лицо навсегда останется там, никогда не будет забыто.
  "Но тебе же здесь хорошо, почему тебе приспичило съезжать? Тебе не нравится твоя комната или еда тебе не по душе? Считай наш дом своим домом. У нас с Цанхаем одна дочь. Хоть ты здесь и не долго, но мы полюбили тебя и относимся как к своему племяннику!" на полном серьезе сказала Жо Тун, нахмурив свои прекрасные тонкие брови.
  Надо признать, что ее слова заставили Цин Шуя поколебаться в своем решении. "Мягкий нож" было бы самым подходящим выражением для описания этой ситуации - так он себя чувствовал сейчас, как мягким ножом резали его слова этой прекрасной и нежной женщины.
  Цанхай Минъюэ была просто в шоке с того момента, как Цин Шуй признался в том, что собрался уходить, но хранила молчание. Она смотрела на него, не отрываясь, парой своих глубоких ярких прекрасных глаз.
  "Цин Шуй, этот дом - твой дом. Жо Тун и я надеемся все же, что ты останешься. Подумай про Юэюэ и Лю-Ли. Тебе всегда есть, с кем пообщаться здесь", серьезно сказал Цанхай, лишь слегка улыбнувшись кончиками губ.
  "Я очень счастлив здесь, но мне нужно удалиться. Я обязательно вернусь!" спокойно ответил Цин Шуй, как ни в чем не бывало.
  Жо тун была, очевидно, разочарована. Она смотрела на Цин Шуя, на Цанхая, на их дочь, не проронив больше ни слова. Она видела, что Цанхай Минъюэ, которая поначалу даже с лица спала, пришла в свое нормальное состояние. Жо тун вздохнула. "Юэюэ проводит тебя, когда ты пойдешь искать себе жилье. Она лучше знает окрестности", сказала она с улыбкой Цин Шую.
  Цанхай Минъюэ удивилась такому повороту и постаралась изобразить подобие улыбки. Цин Шуй же подернул плечами, потер нос и ухмыльнулся. Он чувствовал, что хозяйка всячески продвигает ему свою дочку. Цин Шуй только не понимал, зачем такой богине, как Цанхай Минъюэ, была нужна такая забота.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19166
  Переводчики: Kent
  
  Глава 234. Техника Тысячи Ударов Молотом. Непревзойденные кузнецы.
  
  И вновь троица направилась на улицу. Цин Шуй смотрел на двух дам рядом с ним и не мог сдержать смеха. Когда девушки увидели его реакцию, тоже начали улыбаться.
  "Над чем ты смеёшься? Ты так рад, что уезжаешь из нашего дома?" Мягко сказала Цанхай Минъюэ, не глядя ему в глаза.
  "А что? Тебе невыносима мысль, что мы расстаёмся?" Засмеялся Цин Шуй, глядя на прекрасное лицо Минъюэ. Она повернулась и улыбнулась, наконец, посмотрев ему прямо в глаза. "Если я скажу, что мне невыносима мысль, что мы расстаёмся, ты останешься?"
  Цин Шуй потёр нос, грустно улыбнулся и покачал головой, мол, нет.
  "Тогда с чего бы мне по тебе скучать?"
  Цин Шуй услышал эти слова, звучавшие немного соблазнительно в устах этом прекрасной дамы. После всего времени, проведённого вместе, он понял, что так и не привык к ней, не выработал иммунитет против неё. Она была как вино. Чем больше времени проходило, тем более мягкий и ароматным оно становилось, до такой степени, что ему становилось невыносимой мысль, что кто-то ещё попробует это вино.
  "Как считаете, девчонки, сегодня нам встретится что-нибудь интересное?" весело спросил Цин Шуй у своих спутниц.
  Трое друзей медленно шагали по улице, Цин Шуй шёл между двумя красавицами непревзойдённой красоты и ловил себя на мысли, что никогда бы в жизни он из прошлого не поверил бы, что такое возможно.
  "Почему ты спрашиваешь?" Удивленно спросила Хоюнь Лю-Ли.
  "Просто вспомнил ту встречу с молодым мастером Фэн из Секты Бессмертного Меча. У этого извращенца хороший вкус!" Хихикнул Цин Шуй.
  "Ох, и плут ты, Цин Шуй. Хочешь сказать, что мы опасные красотки?" недовольно сказала Хоюнь Лю-Ли.
  "Я и не говорил, ты сама сказала!"
  "Цин Шуй, а что, если ты купишь небольшой дом с отдельным двором поблизости?" вдруг предложила Цанхай Минъюэ.
  "Я подумываю о том же. А вы сможете в любое время пожить у меня", с ухмылкой ответил Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ задержала взгляд на Цин Шуе, она сердилась на его длинный язык. Не встречала она пока парня, который бы так с ней обращался; в её душе смешались разные эмоции - злость и еще кое-что...
  В том районе продавалось много домов, но они были не дешевы. Однако Цин Шуя цена не волновала, потому он присмотрел местечко неподалёку от кузницы. От начала торгов до покупки у него не заняло больше двух часов.
  Его новым домом стал утонченный особняк в три этажа. На каждом уровне было по три комнаты, а позади дома была небольшая лужайка. Ему было достаточно. У Цин Шуя не было завышенных требований к жилищу, он даже из дворца Цанхай решил съехать, потому что никак не мог к нему привыкнуть. А это место он выбрал намеренно не далеко от их резиденции не только из-за близости к своему кузнечному цеху, но и из-за остававшейся угрозы от Секты Вечного Меча и Клана Фу. Случись что - они с Цанхай всегда смогут помочь друг другу.
  Войдя в новый дом, он остался доволен открывшимся видом. На первом этаже был большой холл с полным набором мебели. Когда сюда попадал дневной свет, казалось, что комната покрыта слоем золота.
  "И все же, почему ты решил выехать? Тебя же никто ни в чем не ограничивал в моем доме", мягко спросила Цанхай Минъюэ, войдя за ним следом.
  Подумать только, эта дама все ещё переживала по поводу его переезда. Может быть, ей было невыносимо мысль о том, что он уедет? Он удивлённо посмотрел на Цанхай Минъюэ.
  "Ты всё ещё думаешь об этом? Я так давно надоедаю вашей семье. Тебя это они любит и балуют, потому что ты их ребёнок. Но я не ты, я них сын, я не их зять, мне очень неудобно и Неуютно, что я для них такая
  обуза". Цин Шуй улыбнулся и потёр нос, глядя на Цанхай Минъюэ, направившуюся вверх по лестнице на второй этаж.
  "Цин Шуй, Я никогда бы не подумала, что найдётся человек, который будет так разговаривать с сестрой Минъюэ", сказала Хоюнь Лю-Ли, улыбнулась и быстро пошла вслед за Минъюэ.
  Глядя на две прекрасные дамские попки, поднимавшиеся по лестничному пролёту, Цин Шуй вдруг почувствовал возбуждение. Эти приятные взгляду изгибы, особенно эти мягкие ритмичные шаги... Одна была очаровательной и соблазнительной, другая была подобна танцующей фее, прыгающей с облака на облако.
  Тряхнув головой, Цин Шуй медленно поднялся за ними. Лестница в здании была сделана из прекрасного столетнего дерева, которое в мире девяти Континентов, однако, считалось не самого высокого качества. На втором этаже была гостевая комната и спальня, и небольшой туалет прямо рядом с лестницей. Затем они поднялись на третий этаж, на котором расположились две спальни и ещё одна комната, больше похожая на кладовку.
  "Ха-ха, Это место и впрямь для нас троих!" с ухмылочкой сказал Цин Шуй. Однако ни одна из дам не ответила на его шуточку, Цин Шуй понял, что разговаривает сам с собой.
  Девушки помогли Цин Шую убраться в спальне, чем очень порадовали его. Иногда забота выражается в таких, кажется, незначительных вещах, как сейчас, когда они просто помогали Цин Шую застелить постель.
  Они не стали надолго задерживаться. Спросив девушек об их планах, Цин Шуй тут же поделился своими, предлагая им присоединиться, но предупредил, что, скорее всего, он проведёт большую часть времени за ковкой. А другие заинтересовались похода в кузню, поэтому сказали, что просто пойду погулять. Попрощавшись со своими спутницами, Цин Шуй направился прямиком в кузнечный магазин неподалёку.
  Это почти наступило, но ещё было не очень жарко. Тем более что человек на его уровне культивации Древней Техники Усиления, как правило, уже не чувствовал ни резкого холода, ни удушающий жары.
  Ху Ю встретил Цин Шуя с такой страстью и радостью, что тому стало не по себе. Неприятно было, что брутальный мужчина с такой радостью пялился на него.
  "Брат Ху, магм, я не знаю, где приобрести кузнечный горн и остальное оборудование для кузнечной печи поблизости. Можно тебя попросить?" Цин Шуй попытался выдавить из себя подобие дружественной улыбки, думая о том, что ему ещё необходимо оборудование и для Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  "Без проблем, это запросто!" охотно согласился Ху Ю.
  Цин Шуй жал кузнецу несколько серебряных банкнот, попросив купить два набора оборудования. После его ухода, Цин Шуй поднял молот и начал тренироваться. У кузнеца была его собственная специальная наковальня. Работая на ней, человек мог культивировать свои собственные кузнечные методы, силу, интенсивность огня, подготавливать материалы до отправки в печь. Цин Шуй исполнил Технику Тысячи Ударов молотом, превратив материал для ковки в лист толщиной с кончик ногтя.
  В каждый удар он вкладывал все свое сердце и душу. Кроме того, что руки его были чудовищно сильны и проворны, уровень его опыта в технике ковки рос со скоростью света. После пяти тысячного удара молотком Цин Шуй успокоился и решил вспомнить ощущения, сопровождавшие его в течение всего процесса. Он визуализировать самого себя, машущего молотком, и даже повторил движения в замедленном темпе.
  Посетители, заходившие посмотреть на оружие, в шоке наблюдали за Цин Шуем. Они все с любопытством смотрели, как молодой кузнец машет молотком. Он ударил несколько раз, подал в транс, затем производил ещё несколько ударов, и снова впадаю в транс...
  Цин Шуй продолжал идти своей дорогой: Техника Тысячи Ударов, Сотня Очистительных Движений, пытаясь вспомнить весь процесс перед тем, как начать заново. Древняя техника ударов молотом. казалось, улучшается на глазах, чем больше он практиковался в ней, она возымела ошеломляющий эффект на его работу.
  Это была Техника Тысячи Ударов, которая открылась ему из Древней Техники Усиления. Когда он начал её использовать, он заметил, что это древнее искусство было далеко продвинутой техникой, и оно даже могло увеличить его силу. Он почувствовал, что эту технику вполне можно было попробовать использовать против врага в бою, продемонстрировав владение эксклюзивной техникой. Чем больше Цин Шуй задумывался, тем более невероятной казалась ему она.
  Тут он решил проверить свои догадки и помахал молотом в воздухе, применяя Технику Тысячи Ударов и добавив немного своей энергии Ци и Древней Техники Усиления. Она немедленно превратилась в ту энергию, которая источает воющий волк или мятежный дух.
  Проделав серию взмахов, Цин Шуй убедился окончательно, что Искусство Владения Молотом было не только лучшей кузнечной техникой, но и высококлассным боевым искусством. Цин Шуй был удивлён и восхищён самой мыслью о том, что кузнецы с древних времён были такими опытными и могущественными. Больше того, он почувствовал мнение от того, что любой кузнец при желании мог пробить сферу Сяньтянь или даже стать Боевым Генералом одним только кузнечным молотом.
  Цин Шуй выплавил материалы из руды и приготовился к своей третьей попытке создать меч. В этот раз Он чувствовал существенные улучшения в его навыках владение молотом, как будто он, наконец, ухватил самую суть этой техники. Он медленно начал работать, гораздо медленнее, чем в предыдущие разы. Каждый раз, обрушивая молот на наковальню, он не менял выражения лица, Оставаясь максимально сосредоточенным. Даже сам молот и заготовка будущего меча начали светиться лёгким золотом от его ударов.
  Все посетители кузнецы с удивлением наблюдали на простые и естественные движения молодого кузнеца. Их не покидало ощущение, что они наблюдают за прекрасной сценой истинного мастерства.
  "Движения этого кузнеца такие привлекательные", сказала девушка в костюме.
  "Он и сам привлекательный и молодой", другая дама соблазнительно смотрела на Цин Шуя.
  "Черт, надо же выглядеть так здорово!" с откровенной завистью в голосе громов сказал молодой человек, будто увидев нечто невероятное.
  Цин Шуй не слушал толпу, он был полностью погружён в свою работу. Каждый удар молотом доставляла ему удовольствие, будто какой-то большой груз освобождал его душу. Сделав 999 ударов молотом, Цин Шуй не остановился, но при этом и не появилось то самое свечение, которое означало завершение работы. Поэтому 1000-й удар был им нанесён без промедления!
  1000-й удар сопровождался ещё большим золотым свечение по сравнению с предыдущими двумя предметами. Когда Цин Шуй увидел это золотое свечение, его наполнила бесконечная радость и удивление. Он наконец-то прошел границу между новичком и самым низким уровнем древней техники ковки.
  Цин Шуй любовался зазубренным мечом на наковальне. Он явно выглядел гораздо лучше предыдущих. Он излучал лёгкое свечение, как лучи осеннего солнца пробиваются сквозь разноцветные листья. Его красота была не очевидна, но вместе с тем было в этом оружии что-то простое и незамудренное.
  Цин Шуй не мог дождаться, чтобы поскорее использовать технику небесного видения и проверить новый меч. К его величайшему удивлению, в нем не было дополнительных навыков или вложенных атрибутов, но он добавлял силы в 20 цзинь!
  +20 к силе!
  Его предыдущие попытки давали увеличение силы всего на две единицы! Подумать только, как 1000-й удар молотом настолько изменял качество готового продукта!
  Ещё больше Цин Шуя радовал его собственный прогресс. Если бы он ставил перед собой слишком высокие цели, ему было бы нелегко справляться с возможными неудачами, поэтому он никогда не задумывался лишний раз о девятом небесном уровне древней техники усиление. Сегодня он вдруг понял, что техника 1000 ударов, Которую он мог использовать в бою, была не такой простой, как казалась поначалу. Он не знал раньше, что искусство кузнечного дела было таким мощным, только сейчас он понял какой у него потенциал. Наверное, это было потому, что кузницу ежедневно приходилось выполнять десятки 1000 ударов. За долгие годы их техника достигала чудесных уровней. Эта мысль не давала ему покоя, поэтому он решил довести технику 1000 ударов до идеального состояния в будущем. Это бы ему позволило не только создавать великолепное оружие, аксессуары, доспехи, встраивать драгоценные камни, но и пользоваться своими навыками в боях.
  Цин Шуй вдруг подумал о том, что если он создал меч, прибавлявшее 20 Цзинь к силе, возможно ли было создать оружие, прибавлявшее 200? Ведь тогда даже простая слабая девушка могла бы победить сильного человека, держа в руке этот мяч. 200 цзинь для культиватора Сяньтянь было несущественной прибавкой, но для Воинов, которым только предстояло достичь шестого уровня Мастер боевых искусств, такое оружие было бы смертельным для их врагов. Таких было большинство - большинство людей в мире девяти континентов были Боевыми Солдатами шестого уровня. У любого охотника было больше шансов на выживание с таким оружием, потому что ему бы не пришлось волноваться о встрече с дикими животными. Дополнительные двести цзинь к силе были существенной прибавкой. Магический Плод Увеличения Силы придавал 500 цзинь и считался исключительно ценным продуктом.
  В размышлениях Цин Шуй продолжал любоваться мечом, который он так просто создал, понимая, что получилось очень неплохо. Он протянул руку к рукоятке зазубренного меча. Длина была самой подходящей - около метра. На этот раз он сделал лезвие немного шире. В ладонь шириной, в палец толщиной весь меч весил больше двадцати цзинь.
  В тот момент, когда Цин Шуй схватил оружие, луч силы влился в его тело. Он был очень доволен! Подняв голову, он увидел, что в цеху собралось около десятка человек, которые с любопытством разглядывали его.
  Удивленный Цин Шуй оглядел толпу.
  "Сколько вы просите за этот меч?" спросила элегантная дама с волосами, собранными в хвостик.
  Цин Шуй посмотрел на эту стройную элегантную даму в боевом костюме, которой по виду не было еще и двадцати лет. Она была очень юной, но фигура ее была полностью сформировавшейся. Однако Цин Шую не нравился типаж ее лица - длинные узкие глаза с сексуальным похотливым взглядом.
  "Он не для продажи!" покачал он головой.
  "Не продается? Разве вы не делаете оружие на продажу? Назовите цену, я куплю его", сказала девушка, глядя прямо в глаза Цин Шую. Она не забывала подмигивать ему своими сексуальными глазами, не скрывая намерений.
  Жаль, что до очарования Хоюнь Лю-Ли ей было очень далеко, не говоря уже про Цанхай Минъюэ. Те двое оставляли у людей совершенно иное впечатление о себе.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19381
  Переводчики: Kent
  
  Глава 235. Сердце Цанхай Минъюэ в смятении.
  
  Даже нечего было сравнивать! Разница была слишком велика!
  "Вы захотите скидку процентов в 50, так? Поэтому мое предложение - пять миллионов серебром", с легкой улыбкой ответил он девушке, которая его, судя по всему, совсем не заинтересовала.
  "Пять миллионов таэлей со скидкой? Он возомнил себя божественным кузнецом из рая что ли?!" загудела толпа.
  "Не смешно", сказала девушка. Ее взгляд стал суровее.
  "А по мне видно, что я шучу? Я сам выковал это оружие, никто не заставляет вас его покупать", с презрением смотрел Цин Шуй на девушку.
  Покупательница отошла от шока и серьезно посмотрела на Цин Шуя. Она не думала, что такой молодой кузнец пробудит в нее такие чувства. Ей больше всего нравились такие парни, поэтому она пыталась своим шармом и красотой соблазнить его. Она думала, что он молодой и неопытный, поэтому его легко будет заарканить. Кто же знал, что ей попадется такой крепкий орешек?
  "Как ты смеешь со мной разговаривать в таком тоне? Ты не боишься, что я прикрою твою лавочку?" в глазах девушки мелькнуло злоба, она смотрела на Цин Шуя, сощурив глаза. Тот лишь покачал головой, видя перед собой воина первого уровня сферы Боевого Командира.
  "Не трать мое время. Мне неинтересно. Если хочешь сделать это, делай".
  В этот момент к входу в лавку подъехала повозка с лошадью, которой управлял Ху Ю. Цин Шуй взял свой новенький зазубренный меч и пошел ему навстречу.
  Когда он приблизился к девушке, та неожиданно обнажила меч и произвела взмах, направленный прямиком на живот Цин Шуя. Однако еще до того, как ее меч завершил маневр, Цин Шуй ответил простым взмахом и приземлил зазубренный меч на шее девушки. Хоть его атака была выполнена с меньшей, чем у нее скоростью, его удар оказался первым.
  След алой крови оросил землю. Меч с зазубринами оставил на шее девушки еле заметный порез. Ее прекрасное лицо побледнело, капли пота падали на землю, как весенний дождь.
  Глядя на легкую улыбку Цин Шуя, она поняла, что с этим кузнецом она играет в игры со смертью.
  "Если бы ты хотела убить меня, ты бы уже была трупом. Оставь меня в покое. Если такое еще раз повториться, я убью тебя, не задумываясь", улыбнулся Цин Шуй и медленно отвел меч.
  Остальные люди смотрели на молодого кузнеца, не веря своим глазам. Эти люди все были на Ученическом уровне боевых искусств. Эта дама была их Боевым Командиром и привела их похвастать своей силой и показать свое высокомерие. Может быть, она была игрушкой у какого-нибудь знатного человека, очень влиятельного. Обычно на таких женщин мужчины могли только смотреть и фантазировать у себя в уме, потому что никто не смел осуществить свои желания с нею.
  
  Конституция людей в мире девяти континентов была особенной. Даже обычные люди были способны передвигать вещи весом около 200 цзинь (около 100 кг, прим. переводчика). Выгрузив два комплекта кузнечного оборудования, Цин Шуй стал рассматривать приобретенные товары на предмет качества. Оно было гораздо выше того, что он использовал в кузнице. В знак одобрения он кивнул и попрощался с грузчиками. Мужчины ушли, как и симпатичная девчонка, придерживавшая рану на шее, которая не упустила шанса бросить на Цин Шуя прощальный злобный взгляд.
  Дождавшись, когда все уйдут, Ху Ю сказал: "Осторожнее, Цин Шуй, у этой дамы большие связи". В его глазах читалось беспокойство за друга.
  "Связи? Какие связи?" с интересом спросил Цин Шуй. Самыми сильными в Южном Городе были Секта Вечного Меча, Секта Радости и Аристократы Имперского Чудовища.
  "Сама она ничего собой не представляет, но она любовница третьего Князя Аристократов. Обычно никто не смеет обижать ее из-за репутации этой секты. Я надеюсь, у нее нет никаких злых намерений на твой счет", обеспокоенно воскликнул Ху Ю.
  "Не волнуйся. Лучше скажи, за сколько можно продать такое оружие?" улыбнулся Цин Шуй и протянул зазубренный меч своему напарнику. Тот изучал его, и по безумному восхищению на его лице Цин Шуй понял, что он крайне впечатлен мастерством, с которым выполнено это оружие.
  Через какое-то время Ху Ю вздохнул: "Хорошая вещь, но ей не хватает кое-чего. Не сказать, что она ничего не стоит, просто невозможно пока назвать хорошую цену".
  Цин Шуй понял, что его приятель пытается сказать. Это оружие не представляло никакого интереса для экспертов Сяньтянь. Сфера Сяньтянь была своеобразной демаркационной линией, через которую даже один из десяти тысяч людей не мог успешно перейти. Если учитывать количество людей, живущих в мире девяти континентов, всего экспертов уровня Сяньтянь было не больше нескольких тысяч.
  Однако для культиваторов ниже Сяньтянь оружие должно было стоить доступно. Посетители здесь были завсегдатаями определенных мест, было трудно продать оружие, пока их магазин был неизвестным. Хотя в округе жили несколько обеспеченных людей, большинство были небогаты.
  Цин Шуй засмеялся. Ему еще нужно было посчитать затраты на изготовление меча. После того, как он приобретет нужную репутацию, будут даже те, кто сами принесут ему редкие материалы для изготовления особого оружия. Когда наступят такие времена, он сможет оставлять часть этих редких предметов и для собственного пользования в качестве награды.
  "Большой Брат Хую, надо сделать вывеску, что мы скупаем все виды материалов. Пусть люди используют вещи в обмен, если что-то захотят приобрести. В будущем мы будем изготавливать только такие мечи, поэтому я хочу поднять за них цену", радостно сообщил Цин Шуй, чувствуя, что его славное будущее только начинается.
  "Хорошо, сделаю. Какую поставить цену?" поинтересовался Ху Ю.
  "Так как мы только начали, надо, чтобы о нас узнали. Какую, ты думаешь, мы должны поставить цену, чтобы привести весь город в бешенство?" задал встречный вопрос Цин Шуй.
  "Заоблачную, надо думать..." подумав, ответил Хую.
  "Хорошо, напиши цену на ценнике - пять миллионов таэлей серебром, и быстро распространи эту новость. Не важно, что будут говорить люди, что мы с ума сошли или что мы дураки. Нам нужна слава".
  
  Когда стемнело, Цин Шуй решил вернуться в резиденцию, которую он приобрел ранее. Вскоре он неожиданно увидел Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, идущих ему навстречу. Он потер нос и радостно улыбнулся неземным красавицам.
  "Почему вы, девушки, не пошли домой? Что вы здесь делаете?" спросил Цин Шуй и тут же пожалел, что сказал.
  "Ах, ты не хочешь видеть нас? Устал уже от нас, да?" спокойно спросила Цанхай Минъюэ.
  У Цин Шуя не было даже секунды, чтобы ответить, как Цанхай Минъюэ развернулась и ушла. Хоюнь Лю-Ли смотрела на Цин Шуя с раздражением: "Цин Шуй, ты опять разозлил Сестру Минъюэ, я пойду за ней, посмотрю", и тут же побежала за Минъюэ. Цин Шуй потер нос, раздумывая над тем, как лучше поступить. Женщины, все-таки, загадочные существа. Он так и не понял, что так резко взбесило Цанхай Минъюэ. Может быть, у нее предменструальный синдром?
  Резко уйдя оттуда, Цанхай Минъюэ задумалась над той бурей сложных эмоций, которые разрывали ее в тот момент. Она не понимала, почему так сердится. Он уже сто раз поставил ее в неловкое положение своими словами. Сегодня она даже проводила его посмотреть на дома, помогла ему, заправила ему постель. Но почему ей казалось, что он не хочет ее видеть? Что ему не нравится, когда она рядом?
  Неужели она настолько ему не нравилось? Он не хотел ее видеть? Совсем?
  Она была очень смущена. Может быть, ее сердил тот факт, что она не нравилась Цин Шую?
  "Он мне не нравится. Он мне не нравится. В моем сердце нет для него места. Я не хочу его больше видеть. Никогда", молча повторяла про себя Цанхай Минъюэ.
  "Сестра!" Хоюнь Лю-Ли подбежала к Цанхай Минъюэ, обхватила ее за руку и серьезно посмотрела ей в глаза. "Он всегда себя так ведет. У него нет никаких злых намерений, не сердись, пожалуйста", успокаивала она Цанхай Минъюэ.
  "Да не сержусь я. Давай пойдем и больше о нем не будем", улыбнулась Цанхай Минъюэ и потянула Хоюнь за собой.
  Две девушки начали болтать о своем, о девичьем; но Хоюнь Лю-Ли все равно было немного обидно. Она понимала, что в сердце Минъюэ произошли перемены, пусть даже сейчас у нее еще не было чувство к Цин Шую. Однако она уже начинала беспокоиться о нем, в ее сердце закралась его тень.
  Цин Шуй чувствовал себя беспомощным. Цанхай Минъюэ так резко ушла в своей загадочной вспышке гнева, что он вдруг почувствовал себя так неуютно. Глядя ей вслед, он горько улыбался. Он не знал, как ему следует поступить. Он все еще хотел снова увидеть ее легкую улыбку.
  Ее улыбка не только излучал ауру великой красоты. Она была так прекрасна, что птицы камнем покидали небо, рыбы всплывали без сил на поверхность водоемов. Она была исключительно благородной. Он чувствовал, как она гипнотизирует его своей улыбкой. Даже очаровательная улыбка Хоюнь Лю-Ли не шла ни в какое сравнение с улыбкой Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй стоял, потирая лоб, пытаясь привести мысли в порядок. Женщины были делом хлопотным, но он был готов к таким хлопотам!
  Подойдя к входу кузни, Цин Шуй поднял свои инструменты, которые оставил снаружи с самого утра. Он объяснил Ху Ю, что они позже ему понадобятся. Но под удивленным взглядом Ху Ю Цин Шуй унес инструменты прочь!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19382
  Переводчики: Kent
  
  Глава 236. Кузнечные Планы. Цветы на ветке безымянного дерева!
  
  Отправившись обратно в свой новый дом, Цин Шуй поместил набор инструментов внутрь своей пространственной сферы, затем зашел в ближайшую лавку и купил набор посуды. По возвращению домой, поднявшись на второй этаж, он расставил предметы на кухне и с удовлетворением оглянулся. Здесь ему жить еще довольно долго.
  Поужинать он решил внутри своей сферы. У него было много черной рыбы и черепах в пруду, эта еда ему никогда не надоедала и была, напротив, его самой любимой. У него были мысли увеличить количество водных животных, чтобы его кристальные пруды приносили максимальную пользу. Просто пока никак не выпадал шанс заняться этим. Приготовив себе простую еду, он вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Цин Шуй приступил к культивации своей Древней Техники Усиления. Несмотря на всю свою занятость, он никогда не пропускал занятия культивацией, потому что это была его прямая обязанность - культивировать каждый день. На данный момент он достиг семидесяти семи циклов циркуляции Ци. После этого он перешел к практике Базовой Техники владения мечом. Будучи уже на уровне Темной Сферы, его мастерство можно было описать как гладкое, будто он наслаждался дегустацией вина. Зрителям со стороны это зрелище доставляло невероятное удовольствие - наблюдать за его захватывающими тренировками.
  Закончив тренировки с мечом, он сделал паузу и перекусил, прежде чем перейти к культивации техники кулачного боя. Одной рукой он практиковал технику Длани Великого Золотого Будды девятой волны, а другой - Быстрый Одиночный Удар. В последней технике было всего одно движение, но его потенциал был безграничным. Мастерство в этой технике зависело от интуиции воина и скорость его реакции. Кроме того, это была не просто техника атаки, но и особый навык управления скоростью ладони, который можно было совместить с любой другой безоружной техникой.
  В конце концов, атакующий репертуар Цин Шуя состоял из Базовых Техник владения мечом, Ладоней Великого Золотого Будды, Формы Тигра и Кулака Тайчи. Конечно, были еще и методы скрытого оружия и золотые иглы.
  Вернувшись днем в кузнечный цех, Цин Шуй провел сеанс иглоукалывания для Ху Ю и использовал технику Святых Ладоней, чтобы смягчить его боль. Техника святых ладоней вовлекала работу энергии Ци Древней Техники Усиления. Она была способна соединить кости, укрепить тело, увеличить точность и проворность и вообще приносила огромную пользу пациентам.
  После этого Цин Шуй передохнул в сфере, перекусил и пообщался со своей жар-птицей. Увидев Суть Закаленного Металла, он решил, что пока рано было ее использовать из-за риска испортить, хотя соблазн был велик. Рядом лежали новые инструменты. Один взгляд на молот заставил его вновь задуматься о Технике Тысячи Ударов молотом. Он решил, что нужно продолжать тренироваться с молотом не только в ковке, но и для ближней атаки. Он вскочил и радостно схватился за молот.
  Молот взлетел в воздух, протанцевав несколько плавных ударов, излучая ауру Древней Техники Усиления. Молот был из класса тяжелого оружия, крайне жесткого, если использовать его в бою. Можно было держать его одной рукой, можно было орудовать им двумя руками. Цин Шуй держал свой молоток в правой руке и рубил воздух с огромной силой, грациозно взмахивая им в горизонтальном положении... Танец с молотом становился все более плавным по мере того, как он увеличивал силу, которую прикладывал к оружию. С новым опытом Темной Сферы техника владения молотом у Цин Шуя улучшалась на глазах. Даже если он не достигнет Темной Сферы в технике молота в ближайшее время, он все еще мог, по крайней мере, пробиться в предшествующую ей сферу. Это был своего рода кратчайший путь. По достижению Темной Сферы обучаться становилось гораздо легче. Встретившись лицом к лицу с противником, воин мог легко просчитать все пути его атак. Она давала возможность легко уклоняться от ударов неприятеля и даже моментально уничтожить врага.
  Молот в руках Цин Шуя постепенно превращался лишь в мутное пятно теней, накал страстей рос со скоростью света. Его проворные руки демонстрировали технику кулака Тайчи из темной сферы. Суть Одиночного Удара слилась с Техникой Тысячи Ударов, молот совершал прекрасный танец, грациозно и непрерывно разрезая плотный воздух вокруг. Его движения начали постепенно излучать энергию, внушающую благоговение, переплетая твердую силу, мягкость, гибкость и медленность друг с другом.
  Бумс!
  Громогласный звук прозвенел в тот момент, когда его молот коснулся земли. Цин Шуй замер. Он почувствовал какое-то особое чувство, как будто какая-то информация снова открывалась в море его сознания. С ударами молота у Цин Шуя возникло ощущение, что все его сознание активировалось. Его сердце и ум полностью погрузились в море его сознания. Многочисленные образы предметов возникли в его голове. Он просто смотрел на новую информацию и впитывал ее: шапка, зазубренные заколки, браслеты, ожерелья, серьги, плащи, кнуты из бычьей кожи, летающие камни пяти цветов, маски, чешуйчатая кольчуга, хлысты, кожаные сапоги и ленты.
  Зазубренные Мечи, Мечи из голубой бронзы, Копье-багор, Пика с Зазубренным Наконечником, Топор из голубой бронзы, горный топор, Меч из Мистического Металла, Мечи-близнецы Дракона и Феникса, Серебряный Песок, Металлический брелок, Брелок-лапка, Магическая золотая удочка, Мистический Железный Молото, Изогнутая Сабля, Великая Золотая Сабля.
  Там были не только оружия разных уровней, но и образцы предметов для дрессировщиков мистических чудовищ. Цин Шуй чувствовал себя, как человек, который долго блуждал по незнакомым улицам и вдруг, наконец, увидел указатель. Все эти предметы были бесценны. Он знал, что вся информация открылась ему только потому, что он стал культивировать Древнюю Технику владения Молотом и дошел до Сферы Предшественника.
  Кроме всего прочего, поступила информация об очистке драгоценных камней второго уровня, как гром среди ясного неба. Цин Шуй бы никогда и не подумал, что простая техника ковки, которую он изучил в начале, окажется настоящей дверью, за которой ему откроется столько потрясающих вещей. Он не только прочувствовал силу опыта, приобретенного в результате применения Древней Техники Ковки, но и понял, что она неразделима с Техникой Тысячи Ударов. Если бы Цин Шуй не видел в ней возможность использования в атаке в бою, он бы не стал уделять ей столько внимания и усилий. А в итоге получается, что все его вспомогательные техники приносят ему огромную пользу. Он снова про себя подумал, что не будет игнорировать ни одной вспомогательной техники, и будет вкладывать в них максимум усилий при изучении.
  Хотя у него времени было в десять раз больше, чем у обычного человека, его не покидало ощущения его нехватки. Сейчас с тем количеством предметов, которое ему предстояло изучить, он находился в положении, когда никакого времени ему не будет хватать.
  Картина Инь-Ян в море его сознания медленно вращалась и излучала божественную мощь, постепенно закаляя его скелет и духовные ощущения. Изменения были крайне незначительными, но все-таки это было лучше, чем ничего.
  Цин Шуй знал, что стоило ему пробиться через сферу предшественника в истинную сферу, ему откроется еще больше методов ковки и чертежи предметов, которые еще появятся в будущем. Вступив в Темную Сферу и выше, еще больше мистических возможностей появится у него.
  В своих фантазиях Цин Шуй уже был одет в полный набор божественного оборудования и прокладывал путь к Клану Ян. Для того чтобы по-серьезному бросить им вызов, ему нужны были настоящие прорывы в Древней Технике Усиления, алхимии и ковке.
  Некоторое время спустя он вдруг увидел тысячелетнее мертвое дерево, которое он поместил в воду кристального пруда. Одухотворенный новыми знаниями, Цин Шуй решил его посадить. Если ему повезет, и оно вырастет, будет отлично, если нет, то он ничего не терял. Если вдруг получится его вырастить, у него больше никогда не будет недостатка в мрачной древесине. Демонические ядра, панцирь черной черепахи и небесный шелк можно будет найти где-нибудь, он о них не беспокоился.
  Высадив Мрачное Дерево, Цин Шуй с удивлением взглянул на почти забытый корень безымянного дерева, который он приобрел у какого-то старика давным-давно. Сейчас же на нем распустились цветы!
  "Сотня лет для набухания почек и еще сто лет для того, чтобы распустились цветы! Что это за дерево? Почему ему нужно столько времени для роста?" Цин Шуй был в шоке.
  
  Цин Шуй нахмурился, глядя на розовые цветы, похожие на цветение персика. Они были очень сильно похожи на него, хотя и были небольшие отличия. Цветы светились кристальным светом и издавали крайне приятный аромат.
  Что это за дерево? Оно больше ста лет пролежало под землей Вечной Сферы, пока не выпустило ветки. Они были около метра длиной, толщиной с руку ребенка. На конце каждой ветки розоватые цветы разных размеров распустили свои лепестки, прекрасные, как произведения искусства.
  "Скорей бы узнать, во что вырастет это дерево", радостно смотрел Цин Шуй на безымянное дерево, надеясь на то, что оно понесет магические плоды. У него была масса предположений, он верил, что плоды этого дерева не будут уступать по силе Плодам Увеличения Энергии или Проворности, которые уже были на тот момент в его пространственной сфере.
  Свои догадки он основывал на том количестве времени, которое занял рост этого дерева - чем больше, тем, очевиднее, лучше результат.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19561
  Переводчики: Kent
  
  Глава 237. Создание трехфутового меча из Голубой Бронзы. Вызов.
  
  По возрасту лекарственных трав Цин Шуй определял их ценность. Основной принцип был прост - чем старше, тем лучше!
  Глядя на цветы разных размеров, Цин Шуй почувствовал непреодолимое желание потрогать эти прекрасные цветы. Однако они были такими хрупкими, что казалось, рассыпятся в тот же момент. Несмотря на все это, они, казалось, переполнены ошеломляющей жизненной силой. У простых людей могло вовсе не хватить сил, чтобы их потрогать, не говоря уж о том, чтобы сорвать.
  Осмотрев все в своей сфере, Цин Шуй покинул ее и провел ночь снаружи в своей новой резиденции. Он заснул сном младенца и проспал всю ночь до самого рассвета.
  Как обычно, он прогнал циклы энергии Ци и начал тренировать свои техники. Было уже позднее утро, когда он, закончив завтрак, решил навести визит в свою кузницу.
  Ху Ю уже вовсю работал на наковальне. Увидев Цин Шуя, он сказал: "Вывеска готова, как ты и велел. Давай я вынесу ее, а ты посмотришь", улыбнулся он и ушел в дальнюю комнату.
  Он вынес деревянный рекламный щит, с тонкой эксклюзивной вырезкой на нем, размерами метр в длину и метр в ширину. На нем тонко и мастерски была вырезана информация о драгоценных камнях, полудрагоценных камнях, драгоценных металлах высокого уровня, вместе с ценами. Цин Шуй был не очень доволен качеством рекламной доски, но все равно водрузил ее около входа в магазин.
  "Ты серьезно собираешься продать меч за пять миллионов таэлей серебром?" поинтересовался Ху Ю, не скрывая удивленного выражения лица.
  "Ага, точно", засмеялся Цин Шуй.
  Хую тоже рассмеялся и прикрепил ценник с суммой в пять миллионов таэлей рядом с зазубренным мечом. Меч уже красовался на полочке в магазине.
  "Большой Брат Хую, интересно, как ты посмотришь на то, чтобы изучить мой способ ковки? Может быть, он тебе принесет огромную пользу?" мягко предложил Цин Шуй и посмотрел на напарника. Тот удивился. Он не знал, чем заслужил такого доброго отношения к себе. Все знали, что кузнецы уровня экспертов все были чванливы и высокомерны, не говоря о том, что он не был ни родственником, ни знакомым Цин Шую.
  Неожиданно он вспомнил о том, что Цин Шуй сказал ему при их первой встрече. Разве нужна причина делать то, что хочется? По этим словам Хоюнь смог примерно понять, что за человек был этот Цин Шуй.
  Хую посмотрел на улыбающегося Цин Шуя и пробормотал: "Ты, правда, хочешь научить меня?" В этот момент он почувствовал благодарность в сердце, но все еще был озадачен ситуацией.
  "Естественно. Однако сколько ты выучишь, до какой степени будет глубоко твое понимание того, чем я поделюсь с тобой, будет зависеть только и только от тебя. Однако до того как я поделюсь с тобой этой техникой, тебе придется научиться методу циркуляции Ци для начала. Если не научишься, эффективность этой техники сильно упадет".
  После всех объяснений Цин Шуй объяснил Ху Ю метод циркуляции Ци из формы Рыка Тигра. Поначалу он, было, хотел научить его циркуляции Ци из Формы Медведя, но решил, что Рык Тигра легче практиковать.
  "Я буду делать все, что угодно, пока я могу научиться кузнечной технике высокого класса. У меня нет денег, нет авторитета, нет власти. Я даже не знаю, как мне отблагодарить тебя", серьезно сказал Ху Ю.
  "Ха-ха, просто относись ко мне, как к брату. Других просьб у меня нет!" ответил Цин Шуй также серьезно. Но мысли его были далеко отсюда. Он думал о своей прошлой жизни. Хую так сильно был похож по характеру на его старшего брата из прошлого мира. Его старший брат обожал его и обращался с ним особенно хорошо.
  Это одно единственное предложение Цин Шуя окончательно успокоило Ху Ю. Хоть он и не до конца понимал причины, но он знал, что Цин Шуй не имел никаких злобных намерений в своем сердце.
  "С сегодняшнего дня у Старшего Ху прибавление в семействе. Пока я могу тебе помогать, что бы ты ни попросил, я все сделаю, чтобы быть тебе полезным".
  "Большой Брат Ху Ю, сожги это после того, как изучишь. Можешь задавать мне вопросы, если нужна помощь или чего-то не понимаешь. Я временно займу твою кузницу, чтобы ты смог изучить мою технику после того, как разучишь этот набор методов циркуляции Ци", с этими словами Цин Шуй передал Ху Ю кожаный свиток. Хо Ю кивнул и вышел через заднюю дверь кузницы. Он забрал с собой свитой, и Цин Шуй занялся ковкой в одиночку.
  В этот момент первые покупатели стали входить в магазин.
  "Эй, посмотри, меч стоит пять миллионов серебром!"
  "Что? Где? Дай посмотреть!"
  Поначалу в магазине было несколько покупателей, бродивших между полками. Увидев цену зазубренного меча, между ними началась оживленная дискуссия. Все больше народу прибывало в цех.
  "Сумасшедший, продает этот сломанный меч за такие деньги!" кричал мужчина резким голосом.
  "А что такого особого в этом мече? Разве можно сказать, просто глядя на него? Он способен резать железо, как грязь?" кричал еще один мужчина средних лет.
  "Ага, ага. Эй, кто там впереди, опробуйте меч-то!" кто-то выкрикивал позади толпы. Теперь в кузнице было не меньше тридцати зевак, теснившихся между витринами.
  Наконец кто-то взял на себя инициативу и схватил зазубренный меч.
  "Быстрее, что ты стоишь, как болван?" еще один незнакомый голос раздался, когда схвативший меч стоял, как будто еще не отошел ото сна. Однако он неожиданно ответил: "А ты возьми его, как только возьмешь, сразу все поймешь сам". После чего непрерывный гул удивленных голосов и нетерпеливых выкриков наполнил цех, каждый хотел быть следующим, кому достанется подержать оружие.
  В мире девяти континентов бронза использовалась в производстве украшений. Редко, кто использовал ее для ковки оружия. Оружия, сделанные из бронзы, обычно были слишком мягкими. Если кто-то и использовал бронзу как материал для мечей, кузнец добавлял большое количество других металлов в сплав для укрепления. Однако нужно было знать точную пропорцию добавок и бронзы в сплаве, потому что окончательный продукт мог оказаться слишком твердым или слишком хрупким и быстро сломаться.
  Таким образом, бронзу использовали для изготовления крайне тяжелых вещей, таких как бронзовая тренога, бронзовая кувалда или бронзовый топор.
  Теперь же Цин Шуй использовал чистую бронзу для изготовления меча. Посетители были в изумлении, увидев, какое количество бронзы и пустил на ковку трехфутового меча, вдвое больше, чем в обычных бронзовых мечах, кованных другими кузнецами. У его бронзового меча не было не только "мягкости" обычного меча, но и острота его была вне всяких сомнений.
  В его памяти открылся чертеж Меча из Голубой Бронзы, согласно которому он применил свою Технику Тысячи Ударов Молотом.
  К этому времени в магазине было еще больше спорящих покупателей. Количество людей превысило все ожидания Цин Шуя. Кроме этого, он чувствовал среди них культиваторов Сяньтянь, привлеченных возней и шумом.
  "Мистер, дайте мне реальную цену этого меча. Я очень заинтересован в покупке", поинтересовался молодой человек, глядя на Цин Шуя.
  "Я не торгуюсь!" Цин Шуй даже головы не поднял. Без перерывов звучал ритм его молота.
  "Мистер, вы не считаете, что пять миллионов таэлей серебром это дороговато?" не сдавался молодой человек.
  "Да, я это тоже чувствую", легко парировал Цин Шуй.
  "Если дело в этом, может, продадите его подешвле?" молодой человек спросил снова, не теряя надежды.
  "Конечно, я сделаю вам скидку в 10 таэлей", серьезно ответил Цин Шуй, по-прежнему не поднимая головы и продолжая притягивать взгляды толпы ударами своего молота.
  "Вы шутить изволите?" помрачнел молодой человек, вдруг поняв, что его дурят. Уважение с его лица полностью ушло.
  Ритм ударов не прерывался до тех пор, пока бронзовый свет не озарил кузницу.
  "Шучу? Нет у меня на это времени, да и не стоишь ты того, чтобы шуточки с тобой шутить", самодовольно захихикал Цин Шуй. С самого начала до конца разговора он даже мельком не глянул на молодого человека. Однако его чутье подсказывало, что перед ним мужчина на первом уровне Сяньтянь.
  "Ты хочешь унизить меня? Я вызываю тебя на бой. Если не осмелишься принять мой вызов, забудь. В конце концов, ты всего лишь кузнец". Разъяренное лицо молодого воина постепенно возвращалось в спокойное состояние.
  Цин Шуй молчал. Он продолжал ковать. Он даже не думал спорить с такими людьми, как это парень. Цин Шую было все равно. Как будто крольчонок топтался у него на ноге. Ты даже не можешь начать злиться на такого.
  Хотя кузнечное дело было не совсем низкая профессия, кузнецу необходимо было самому быть на уровне Сяньтянь, чтобы создавать мощные доспехи и оружие. Обычные кузнецы, те, которых в большом количестве видел Цин Шуй, не пользовались уважением у культиваторов.
  "Почему? Ты испугался? Почему молчишь? Отвечай!". Молодой человек бросал взгляды на бронзовый меч, с горящим светом в глазах.
  Настоящий герой всегда знает, когда поклониться, а когда сопротивляться. Ключ к выживанию - умение подстроиться под обстоятельства.
  "А как насчет такого: мой клан возьмет твой магазин под свою защиту. Ты не будем к тебе плохо относиться, дадим тебе много преимуществ. Тебе только нужно будет создавать для моего клана такие мечи, и тогда мы квиты. Как насчет этого?" Но в голосе молодого человека слышались нотки сарказма. Он уже был готов напасть на Цин Шуя или навредить ему.
  Цин Шуй онемел, услышав предложение. Если бы он был простым кузнецом, они бы давно попользовались им и его кузней. Однако сейчас Цин Шуй решил использовать этого парнишку для продвижения репутации его кузнечного цеха.
  "Не будете плохо со мной обращаться и дадите мне преимущества? Больше, чем пять миллионов таэлей за меч?" засмеялся Цин Шуй.
  "Конечно, нет, но мы можем гарантировать, что пока ты делаешь для нас мечи такого качества, мы можем предоставлять тебе сколько угодно красавиц для твоего удовольствия. И еще у нас есть чертежи других оружий, которые помогут тебе увеличить опыт в кузнечном деле. А самое главное - ты сможешь на законных основаниях войти в мой клан, как почетный член, наслаждаясь преференциями", объяснял молодой человек, было видно, что он полон уверенности до краев.
  Цин Шуй снова обрушил молот на наковальню. 999-й удар. После этого он взмахнул мечом еще раз. На этот раз не появилось никаких знаков, ознаменовавших, что его попытка не удалась, не было никаких звуков или специальных эффектов. Просто после тысячного удара знакомый свет озарил кузницу. Новенький бронзовый меч сверкал легким голубым светом, он был непревзойденно хорошо и привлекателен...
  Цин Шуй знал, что полный набор доспехов и оружия должен был излучать семицветное божественное сияние. До этого момента мечи Цин Шуя светились бледно-голубым светом, что говорило о том, что ему еще очень далеко до одноцветного божественного сияния, или двухцветного божественного сияния, не говоря уже о семи цветах.
  Цин Шуй смотрел на законченный продукт с трепетом и ожиданием чуда. Однако реальность оказалась сурова, его новый меч не приобрел никаких вспомогательных свойств. Однако глаза Цин Шуя наполнились радостью, потому что меч все-таки увеличивал способности.
  +30 к Силе! +10 к Стойкости!
  Цин Шуй был ужасно рад, потому что его новый меч давал двойное увеличение атрибутов. В конце концов, он впервые выковал меч согласно древним чертежам. Эффект оказался лучше, чем он ожидал.
  
  Цин Шуй протянул руку и покачал мечом в воздухе, очертив прекрасную дугу. В этот момент он почувствовал эффект от дополнительных атрибутов меча еще больше, чем у его предыдущего зазубренного меча. Сила ударов умножалась в десять раз, в то время как дополнительное увеличение стойкости давало еще больше крепости в атаке и защите.
  "Я доволен. Пока есть улучшения, есть надежда!" радостно подумал Цин Шуй.
  Изучая свой новенький готовый товар, Цин Шуй не обращал внимания на толпу зевак в магазине. Люди были просто в ступоре от происходящего. Большинство из них не собирались ничего покупать, они просто хотели потрогать и на себе испытать загадочность мечей нового кузнеца.
  Большинство только слышали про божественные оружия, которые могут увеличивать силу. И вот на их глазах создавалось такое оружие, разве они могли упустить такую возможность и не попробовать это на себе?
  "Ты вызывал меня на бой? Я принимаю вызов", равнодушно сказал Цин Шуй самоуверенному молодому человеку, который все еще стоял рядом с ним, глядя на Цин Шуя с явным презрением.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19562
  Переводчики: Kent
  
  Глава 238. Высокомерный Кузнец. Цинхань Е из Секты Радости!
  
  Слова Цин Шуя наполнили молодого человека бесконечным удивлением. Он бросал гневные взгляды на Цин Шуя, уверенный в своей победе.
  "Если ты проиграешь, ты пойдешь со мной в мой клан и будешь моим личным кузнецом. С этого момента будешь слушать только мои приказы!"
  "Конечно, но если ты проиграешь, я хочу, чтобы ты держал мой рекламный щит и стоял около входа в кузницу три дня", со смехом сказал Цин Шуй и показал на новенькую афишу у дверей.
  В этот момент еще один голос пронзительно зазвучал в толпе: "Молодой Мастер Ин, вот этот магазин. Про него я вам говорил!"
  Цин Шуй нахмурился, потому что увидел несколько людей, одетых в белое и держащих длинные мечи, на пороге кузни. В этот момент, едва завидев эту униформу, другие посетители немедленно расступились и дали им пройти, не смея загораживать им путь.
  Увидев отличительные знаки Секты Бессмертного Меча, Цин Шуй не мог не ухмыльнуться. Он заметил того гигантского толстяка, сразу поняв, в чем дело.
  Его охватило странное чувство. Почему этот толстяк не пришел разбираться с ним раньше? Ему стало понятно. Толстяк давно обнаружил это место, просто собирал группу поддержки перед тем, как прийти.
  "Маленький толстячок, это он заставил тебя потерять лицо?" мужчина в возрасте за тридцать смотрел на толстяка рядом с ним.
  "Маленький толстячок?" у Цин Шуя чуть кровь из ушей не полилась. Маленький? Мама твоя маленькая! Цин Шуй смотрел, не отводя глаз от хорошо сложенного молодого парня рядом с жирдяем. Он видел ненависть в его глазах.
  "Двоюродный брат, это он, это он смешал меня с грязью. Кроме того, он застыдил всю секту Бессмертного Меча", ответил большой толстяк, а в глазах-то было столько горя, столько жалости! Фу!
  "Я не понимаю, почему дедушка не хотел, чтобы я вмешивался. Малыш, не волнуйся. Твой двоюродный брат здесь, чтобы отомстить за все плохое, что тебе пришлось пережить", молодой человек засмеялся, ведя себя крайне самоуверенно, поглядывая на толстяка.
  "Не волнуйся, брат, я уже забронировал нам двух красавиц высшего класса из высшего уровня Пионового Двора для твоего удовольствия", хоть толстяк и говорил очень тихо, Цин Шуй все равно слышал каждое его слово, будто он стоял прямо над его ухом.
  Опять Пионовый Двор? Высший уровень.... А что и там тоже была разница? Цин Шуй хотел спросить у Цанхай Минъюэ про пионовый двор. Но когда она устроила такую сцену с обидами прошлым вечером, он понял, что с ее характером было бесполезно ждать, что она придет к нему снова по собственному желанию. Цин Шуй вдруг начал волноваться и тревожиться. Он не знал, каким образом обидел Цанхай Минъюэ. Не удивительно, что люди говорят, что с красивыми женщинами всегда очень трудно.
  "Ты, мелкое отродье, ты знаешь, что мы из Секты Бессмертного Меча?" тяжелый и грубый голос вернул Цин Шуя из его размышлений. Голос принадлежал мужчине с поистине геркулесовым телосложением и глазами, излучавшими крайнюю жестокость.
  "Конечно, знаю", ответил Цин Шуй, нисколько не испугавшись его. У него даже хватило наглости улыбнуться в ответ.
  "Отродье, ты не выглядишь тупым, почему ж ты продолжаешь делать глупости? Я искренне не понимаю", сказал крупный крепкий мужчина с холодным смешком и тряхнул головой.
  "А я знаю, почему ты не понимаешь. Тупой ты потому что. Как свинья", равнодушно ответил Цин Шуй, однако тон его голоса вызвал ярость у его обидчика.
  "Я ТР...АЛ твою мамашу! ТЫ ХОЧЕШЬ УМЕРЕТЬ?" геркулес выхватил меч и направился прямо к Цин Шую!
  Наступил на самое больное место - маму упомянул. Теперь Цин Шуй обязательно должен убедиться, что мерзавец увидит небо в алмазах за то, что оскорбил его мать. Его глаза сузились, его взгляд стал острым, как кончик меча. Размахивая огромным молотом в руках, он рванул вперед с силой раскатов грома.
  БАМ! БАМ!
  В момент контакта молот Цин Шуя быстро ударил дважды, и рык поражения раздался эхом, догоняя кровь, фонтаном хлестнувшую во все стороны. Взбешенный Цин Шуй уничтожил свою цель, размозжив ему голову. Ни кусочка, напоминавшего о том, что там была голова, не осталось в получившейся каше.
  "Никто не смеет оскорблять мою мать! Не важно, кто ты такой! Тебе не жить", тихо проговорил Цин Шуй, повернувшись к онемевшей толпе.
  Высокомерный! Какой он Высокомерный!
  "Толстячок, я вроде тебе сказал, что если я тебя еще раз увижу, я раздавлю твой х.й на кусочки. Ты забыл?" Цин Шуй бросил взгляд на ошеломленного толстяка. После этих слов молот в его руке взлетел снова и обрушился на нижнюю часть тела толстяка. Абсолютное месиво.
  "НЕТ, НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!" заорал жирдяй, но было поздно.
  "Помоечник, если захочешь прийти сюда снова, приводи кого-нибудь посильнее", Цин Шуй улыбнулся и обратился к остальным членам Секты Бессмертного Меча, которые были просто насквозь пропитаны кровью товарищей.
  С самого начала Цин Шую не понравились люди из секты бессмертного меча. У него уже был конфликт с молодым мастером Фэн, дедушкой Фэн, несколькими старшими. Теперь этот гигантский толстяк...
  Ученики секты Бессмертного Меча унесли толстяка в бессознательном состоянии, и потоки пота лились, не переставая, с лица молодого мастера Сяньтянь первого уровня. В тот момент, когда Цин Шуй выпустил свою мощную Ци, он уже понял, что совершил огромную ошибку, которую совершенно не стоило совершать.
  Некий молодой человек произнес: "А этот кузнец слишком силен".
  "Я только сейчас узнал, что искусство кузнечного дела можно использовать, чтобы убивать. Этот молот огромное оружие".
  "Я обязательно должна выйти замуж за кузнеца", крепкая девушка была загипнотизирована увиденным.
  "Ну почему я не выучился на кузнеца, когда был помоложе?" жаловался стареющий дядюшка.
  ???????????????????????
  
  Цин Шуй перевел взгляд на молодого самоуверенного парня первого уровня Сяньтянь. А вызов-то он принял!
  "А давай не будем драться? Я буду держать рекламу три дня!" быстро ответил молодой человек, уловив немой вопрос кузнеца.
  Цин Шуй не мог сдержать улыбку.
  А публика вокруг была в ужасе. И даже этого слова не хватит, чтобы описать их чувства от того, какими методами пользовался Цин Шуй в бою. А теперь он стоял и улыбался. Ну что за демонический парень, такой жестокий, такой привлекательный?
  Когда толпа разошлась, Цин Шуй снова взял в руки меч из голубой бронзы. На него не попало ни капельки крови. Цин Шуй намеренно уберег его, потому что он уже решил, что подарить этот меч Хоюнь Лю-Ли. Поэтому он выбрал молот для драки с хулиганами.
  Во всей этой суете прошло почти полдня. Цин Шуй поднял окровавленный молот и смыл с него грязь и кровь. Однако только, было, приготовившись ковать снова, он увидел, как в магазин зашла молодая женщина. Ее фигура была полной, но без излишеств и без намека на жир. Каждое движение было наполнено неуловимым очарованием. Тут Цин Шуй понял, что не важно, сколько раз он ее увидит еще в будущем, он всегда будет помнить тот первый день, когда они встретились.
  Ее змеиная талия, ее походка, длинные стройные ноги, которые создавали неповторимый танцующий ритм, покачивая ее выпуклые ягодицы, все это могло заставить любого мужчину ронять слюнки!
  Она подняла ресницы со своих прекрасных глаз цветения персика. Ее вишневые губы тронула легкая улыбка, когда она посмотрела на Цин Шуя.
  Цинхань Е из Секты Радости!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19635
  Переводчики: Kent
  
  Глава 239. Чарующая как вода. Ограничения Техники Спасения Жизни.
  
  Цинхань Е из Секты Радости!
  Увидев ее, Цин Шуй остолбенел. Он и забыл уже про эту потрясающую красавицу из Секты Радости, он даже не ожидал увидеть ее здесь.
  Увидев, как Цин Шуй нахмурил брови и лицо от удивления, Цинхань Е слегка приоткрыла свои соблазнительные губки. Обнажив два ровных ряда жемчужно-белых зубов, она улыбнулась ему. Ее очаровательное лицо наполнилось кокетством. Соблазнение высшего класса, сравнимое разве что с демоническим шармом Хоюнь Лю-Ли!
  "Ты не рад меня видеть?" она посмотрела на Цин Шуя, улыбка исчезла с ее лица, оставив одно разочарование. Она случайно зашла в эту кузню, а вовсе не намеренно искала Цин Шуя.
  Она просто случайно услышала о появлении нового высокомерного кузнеца, который был очень силен и способен изготовить удивительные оружия. Поэтому она пришла взглянуть, что это за человек. Она и сама не ожидала, что человек, о котором судачили все в округе, окажется Цин Шуем.
  Однако она расстроилась, увидев лицо Цин Шуя, которое выражало недовольство. Ее радостные чувства были похожи на вспышку пламени, которое немедленно потухло, будто в него плеснули чашку с холодной водой.
  Цин Шуй показались знакомыми эти слова. Подумав немного, он вдруг понял, что то же самое говорила ему Цанхай Минъюэ тогда, на днях. Он не знал, почему, но вдруг заволновался, решив, что его улыбка должна успокоить ее.
  "Как такое возможно? Просто я удивился увидеть тебя в добром здравии. Сейчас я отойду от изумления, и все будет в порядке. Я же тот еще развратник, всегда впадаю в ступор, когда вижу красавицу", со смехом ответил Цин Шуй.
  Теперь настала очередь Цинхань Е удивляться. Она никогда не видела Цин Шуя с этой стороны. Обычно он изображал из себя холодного и неэмоционального, на арене Секты Небесного Меча, например, когда она навсегда запомнила его в голове и в сердце. Цин Шуй был далек от настоящего развратника.
  Когда человек обращался с другими с добротой, справедливостью и страстью, это всегда накладывало свой отпечаток в ее сердце. Она думала о том, что Цин Шуй был жесток с ней, но добр с той раненой девушкой. Когда она увидела, как тяжело была ранена та дама, она подумала, что ей досталось по заслугам, и сильно завидовала ей, когда Цин Шуй проявил такую заботу о ней.
  "Ты теперь кузнец?" Е смотрела на Цин Шуя, не зная, что и думать. Она надеялась, что Цин Шуй поболтает с ней и будет обращаться с ней, как со старой доброй подругой.
  "Так и есть, жизнь трудная штука. Я работаю тут, чтобы заработать на жизнь и помочь своей семье", Цин Шуй опустил молоток, стараясь держать естественную улыбку на губах. Цинхань Е никак не могла отфильтровать его слова, она никогда не понимала Цин Шуя. Сейчас она еще больше понимала, как мало его знает. Она не знала, каким он был на самом деле.
  "Как ты узнала, что я здесь?" спросил Цин Шуй.
  "Я мимо проходила и услышала, как люди говорят о высокомерном кузнеце, удивительном мастере, который продает оружие за пять миллионов. Говорят, что уничтожил половину Секты Бессмертного Меча", на полном серьезе сказала Цинхань Е, пытаясь прочитать хоть что-нибудь на его лице. Однако никак, еще больше разочарование постигло ее.
  После ее слов Цин Шуй снова вспомнил ту потасовку с сектой Бессмертного Меча. Нельзя было сказать, что это его не беспокоило. Кто знает, что вздумают они. Они вполне могли прийти к нему, чтобы отомстить. Он не был уверено, что Цанхай защитит его на этот раз. Ему нужно было быть готовым защитить себя самостоятельно. Цин Шуй подумал о том, какие у него были способности, зная, что Боевые Генералы и те, рангом пониже, не были для него настоящей угрозой. Было маловероятно, что в Секте Бессмертного Меча было много экспертов, сильнее Боевых Генералов. Даже если они придут за ним, не было никакой гарантии, что их ждет успех. Просто потому, что самое большое сокровище Цин Шуя был он сам.
  В самые опасные времена он мог спрятаться в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Она была его самой большой техникой сохранения жизни, но и в ней были ограничения. Максимальное время нахождения Цин Шуя в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита было четыре часа реального времени. Четыре часа было не много и не мало. Тем более терпеливый соперник мог прождать и сорок часов при желании. Конечно при условии того, что он знает его секрет. Однако было маловероятно, что они догадаются или поверят в такое, как бы сильно они не напрягали мозги. Преимущество было в том, что Цин Шуй мог полностью спрятать свое присутствие, войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Никто, даже с самым высоким уровнем культивации, не мог заметить его присутствие. Поэтому у Цин Шуя был огромный шанс спасти свою жизнь от преследователей, спрятавшись в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он даже мог воспользоваться своей жар-птицей и сферой Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы завести своих врагов в какое-нибудь опасное место, таким образом, избавившись от врагов чужими руками.
  Цин Шуй понимал, что ему особо нечего было сказать Цинхань Е. Они не были знакомы, они ничего друг о друге не знали. Перекинувшись парой вежливых слов, он не знал, что еще добавить. Что касается дел Радостной Секты, они Цин Шую были не интересны. Он мог бы подумать о Технике Двойной Культивации, однако и ею он не особо интересовался.
  "Наконец я тебя снова увидела. Спасибо за те предметы, которые ты мне дал. Я чувствую, что моя жизненная сила увеличилась значительно, даже мои способности намного улучшились. Очень странное чувство". Цинхань Е вспомнила о том, как Цин Шуй помог ей, добавив несколько десятилетий к ее жизненному циклу, и странное чувство вдруг зашевелилось в ее душе.
  "Не надо благодарности. Твой дед подарил мне плоть Золотого Линчжи, этого достаточно. Более того, я тебя ранил тогда на соревнованиях в Секте Небесного Меча", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  Вспомним о том, как он ранил ее на арене Секты небесного меча, как он, ни на секунду не задумываясь, направил свой удар в ее сторону, в ней проснулось особое чувство. Впервые в ее жизни парень осмелился нанести ей раны, поэтому ее впечатление о Цин Шуе было очень глубоким и очень четким.
  "Это то самое удивительное оружие, которое ты изготовил?" с любопытством спросила Цинхань Е и посмотрела на меч из голубой бронзы, который держал в руке Цин Шуй.
  "Да не особо оно и удивительное. Но со временем, когда я получше изучу Искусство Ковки, я буду делать оружие просто так, убить время", буднично ответил Цин Шуй.
  "Можно мне посмотреть? Все говорят, что оно удивительное". Цинхань Е смотрела на Цин Шуя. Ее соблазнительные глаза были так очаровательны, что Цин Шуй даже не смел прямо взглянуть в них. Он просто передал ей бронзовый меч.
  Как только она взяла его в руки, ее прекрасные прозрачные, как вода, глаза широко распахнулись, она в изумлении смотрела на Цин Шуя. В этот момент ее естественная аура стала настолько сильной, что Цин Шую стало еще тяжелее сопротивляться ее очарованию.
  Стоя от нее всего в полуметре, он боролся с желанием подойти и обнять ее. Этот импульс становился таким мощным, что когда Цинхань Е подняла голову, чтобы в очередной раз посмотреть на него, Цин Шуй выкинул номер.
  Он отступил в панике назад на два шага!
  Он испугался, что потеряет над собой контроль и сделает что-то, о чем потом сильно пожалеет. Выражение удивления на его лице сменилось паникой. Он очень сильно боялся совершить ошибку. Однако Цинхань Е поняла этот его поступок по-своему.
  Держа Меч из Голубой Бронзы, она, ничего не понимая, уставилась на Цин Шуя, отступившего от нее. Неужели она такая страшная? она удрученно смотрела на Цин Шуя.
  "Я такая невыносимая? Я хоть из радостной секты, но у меня никогда не было партнера для... Двойной Культивации", тихо сказала Цинхань Е, слегка опустив голову.
  Люди существа странные и противоречивые. Вроде уверенные, но в то же время низкого мнения о себе. Цин Шуй не ожидал, что Цинхань Е окажется такой же, как все, но ему показалось, что ее очень волнует его мнение о ней.
  "Ты не невыносимая. Просто я боюсь, что затащу тебя в кровать и сделаю то, о чем ты можешь пожалеть", понуро сказал Цин Шуй.
  Вульгарный ответ Цин Шуя сильно смутил Цинхань Е, даже ее милые нежные ушки стали ярко-красными до шеи. Ее ясные глаза наполнились влагой, она смотрела на Цин Шуя, озадаченно пытаясь понять, неужели она выглядела такой доступной.
  Цин Шуй потер нос и смущенно посмотрел на девушку. Даже с его самоконтролем, тело предательски отреагировало. Он снова ощутил ее Ци Девяти Инь и почувствовал, как Техника Двойной Культивации начала активироваться в нем. Он чувствовал непреодолимое желание по отношению к ней, считывая ауру ее пьянительно привлекательного тела.
  Цинхань Е стало так неловко, когда она встретила пристальный взгляд Цин Шуя, в котором разгоралась страсть. Ей ничего не оставалось, как вежливо улыбнуться ему. Эта возбуждающая очаровательная улыбка будто соблазняла его, ему казалось, что она и есть само соблазнение. Непреодолимое желание обладать ею становилось все сильнее, но он старался сопротивляться ее Ци Девяти Инь. Он не хотел провоцировать женщину, способную своей энергией лишить мужчину жизни.
  Постель красавицы могла стать могилой герой. Как бы ни был целеустремлен и силен мужчина, он все равно боится женской соблазнительности. Цин Шуй точно боялся. Он всегда считал, что его желания очень сильны. А чьи не были? Многие крепкие сильные мужчины, потерявшие жизнь из-за красавицы, были целеустремленны и тверды в своих страстях. Пока дело с Кланом Ян не было решено, Цин Шуй будет нести этот груз в своем сердце. Более того, у него была Мастер в Секте Небесного Меча, которой он тоже хотел бы помочь. Он не мог ради своих слабостей проститься с жизнью, слишком много дел у него было в этом мире.
  "Уже полдень, можно угостить тебя обедом?" как ни в чем не бывало, вдруг предложила Цинхань Е, придумав неубедительное оправдание. Она боялась, что Цин Шуй отвергнет ее предложение, поэтому почтительно опустила голову, не смея взглянуть ему в глаза. Она боялась, что он снова скажет что-нибудь или сделает что-то неприятное.
  "Хорошо, подожди меня снаружи. Я закрою лавку!" Цин Шуй вдруг понял, чего хочет от него Цинхань Е по ее поведению. Он презирал себя, свое мягкосердие, за то, что его так легко растрогать.
  
  Когда Цин Шуй закрыл лавку, он присоединился с Цинхань Е. Они шли по улице, когда девушка радостно сказала:
  "Этот меч твой такой удивительный и красивый".
  Поначалу Цин Шуй подумывал отвести ее к себе домой и самому приготовить обед, но сразу же отринул эту мысль. Он боялся, что дома потеряет контроль над собой, и тогда вероятность ошибки была очень высока. Поэтому он повел ее ближайший ресторанчик. Она шла рядом с ним, и легкий аромат орхидей витал в воздухе. Погода была теплой и ясной. Лето в мире девяти континентов никогда не было утомляюще жарким, сколько жарко бы ни было, никто не чувствовал духоты. Насыщенный и освежающий воздух был несравним с тем, к которому Цин Шуй привык в его предыдущей жизни.
  "Он тебе так понравился?"
  "Ха-ха, нет!"
  Ответ Цинхань Е озадачил Цин Шуя. Он не удержался и спросил: "Почему это?"
  "Потому что он слишком дорогой, а у меня нет так много денег!" Цинхань Е моргнула своими прекрасными глазами, способными довести любого человека до исступления, и улыбнулась в ответ.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19812
  Переводчики: Kent
  
  Глава 240. Цинхань Е. Способности Цин Шуя снова улучшаются.
  
  "Потому что он слишком дорогой, а у меня нет так много денег!" Цинхань Е моргнула своими прекрасными глазами, способными довести любого человека до исступления, и улыбнулась в ответ.
  Цин Шуй удивился и с улыбкой ответил ей: "Если он тебе так нравится, забирай, я не возьму с тебя ни копейки".
  "Правда?" удивленно посмотрела на него Цинхань Е.
  "Конечно, правда. Хотя... ты же сказала, он тебе не нравится?" удивленно сказал Цин Шуй. Однако он не подумал, что женщины так ведут себя по какой-то причине. Иногда и без причины. Она просто так могла такое сказать.
  "Мне не нравится его цена. Слишком дорого. Если бы он мне понравился, а денег купить его у меня не было, разве мне не было бы обидно?" с улыбочкой ответила Цинхань Е.
  
  Двое радостно болтали, как на равных. Женственные чары Цинхань Е привлекали взгляды множества мужчин вокруг. Вдруг Цин Шуй как в ступор впал, глядя прямо перед собой. Увидев реакцию Цин Шуя, Цинхань Е подняла голову.
  Недалеко впереди им навстречу шли Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, весело щебеча друг с другом. Цин Шую вдруг стало так неловко, он не знал, что ему следует сказать, так как обе девушки были знакомы с Цинхань Е. Вдруг они подумают, что он решил соблазнить свою пациентку?
  Пока Цин Шуй лихорадочно придумывал различные варианты, кое-что произошло и заставило его еще больше устыдиться.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли увидели Цин Шуя, но тут же отвели глаза и прошли мимо, будто они никогда не были знакомы.
  Цин Шуй смущенно смотрел на Цинхань Е, чувствуя крайнее разочарование. Он заметил, что Хоюнь Лю-Ли с грустью взглянула на него, а глаза Цанхай Минъюэ отражали ничего, кроме равнодушия. Царственная особа верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре полностью вернулась. Цин Шуй знал, что больше не шутить ему с ней, не пытаться добиться ее внимания. Никогда.
  Они не понимали его. Цанхай Минъюэ можно было понять, она всегда с ним так обращалась, но Хоюнь Лю-Ли? В ее глазах еще были чувства к нему. Может быть, она теперь будет считать, что он просто играет с чувствами женщин?
  "Цин Шуй, почему так странно ведут себя твои подруги? Это из-за меня? Хочешь, я им все объясню?" Цинхань Е повернула голову вслед уходящим девушкам, которые еще не пропали из виду.
  "Ты тут не причем. Моя милая дама, не усугубляй ситуацию, и без того там бардак!" быстро остановил ее Цин Шуй и горько улыбнулся.
  Цин Шуй постепенно пришел в себя и обнаружил, что держит Цинхань Е за руку. Это нежное ощущение пришлось ему по душе.
  Рука Цинхань Е наполнилась теплом ладони Цин Шуя, это теплое чувство заставило ее сердце биться чаще, но ей это понравилось. Она была рада услышать слова Цин Шуя, сама не знала, почему. Может быть, ее привлекло присутствие в Цин Шуе Техники Двойной Культивации. Может быть, потому что Цин Шуй прибавил ей несколько десятков лет жизни. А может быть, одной из важных причин стало то ранение, которой он нанес ей в их первую встречу.
  Как только Цин Шуй собрался высвободить свою руку, он неожиданно почувствовал, как Техника Двойной Культивации потоком хлынула по его руке в тело Цинхань Е. Он мог почувствовать эту удивительную энергию, вливавшуюся в тело его спутницы. Она вдруг вся задрожала, как при лихорадке, будто ее пронзило чувство, которое испытывают женщины, достигая пика в половом акте.
  И в это мгновение прекрасные глаза Цинхань Е наполнились влагой, пурпурная краска залила лицо. Цин Шуй впал в транс, глядя на ее очаровательное лицо, он ощущал, что она находится в том же состоянии, что и он.
  Это состояние называлось "состояние сна", однако оно было реальным. В своем сне он был в розовой комнате с Цинхань Е на розовой постели. Вся комната была так прекрасна, что кровь закипала, особенно при взгляде на соблазнительную кровать. Цин Шуй никогда не видел кровать, которая бы внушала такие чувства. Это была двуспальная кровать, полная похотливых мыслей, с толстым розовым матрацем, мягкими пушистыми покрывалами и одеялом. Лежа на ней, он чувствовал, как утопает в ней. В такой кровати с ним рядом могла оказаться исключительно привлекательная и соблазнительная особа. В своем сне Цин Шуй держал Цинхань Е за руку и стоял рядом с кроватью. Он смотрел на Цинхань Е в своем сне, на выражение ее лица. В его голове она одновременно желала его, но и сопротивлялась. Может, и реальная Цинхань Е испытывала те же чувства в своем сердце?
  И тут же Древняя Техника Усиления начала быстро циркулировать энергию Ци в его теле, Цинхань Е была духовно соединена с Цин Шуем. Их души слились в одно. Как будто они были в одном и том же сне вместе, но не могли контролировать свои мысли и могли только чувствовать и наблюдать.
  От следующей сцены в горле Цин Шуя пересохло!
  Там Цинхань Е медленно сняла с себя одежду, оставшись в одном белье. Ее прекрасная стройная фигура была полностью обнаженной.
  В реальности же Цинхань Е была так смущена, что было видно, как она теряет над собой контроль. Она хотела, чтобы та она во сне надела одежду назад, но понимала, что она во сне никак не реагировала на мысли ее реальной.
  От следующей сцены она готова была провалиться сквозь землю от стыда!
  Цинхань Е во сне стояла голая перед Цин Шуем, нежно, как в трансе, снимая с него одежду, а он смотрел на ее белоснежную кожу и ее острые мягкие перси... Ее плоский животик обозначал идеальную осиную талию и выступающую упругую попку. Ее стройные ноги казались еще прекраснее без одежды.
  Когда одежда Цин Шуя была полностью снята, Цинхань Е увидела натренированные мышцы Цин Шуя, его нежную кожу, излучавшую идеальное свечение.
  Она потянула Цин Шуя за руку к кровати. Они легли лицом друг к другу. В этом мире сна все было настолько прекрасно, что можно было потерять сознание. Цин Шуй полыхал от жара, он чувствовал, как пламя сжигает его дотла. Неизвестная техника и Древняя Техника Усиления с огромной скоростью циркулировали в его теле.
  Цин Шуй пошевелился. С дикой силой он обхватил тело прекрасной дамы, его руки вцепились в ее мягкие теплые груди, которые упруго пружинили в его ладонях. Зарывшись в них лицом, Цин Шуй покрыл поцелуями эти два белоснежных холма, засасывая ртом и теряя контроль.
  Почему это чувство было таким реальным, думал Цин Шуй, он знал, что это всего лишь сон. Поэтому он не был против хорошо провести время с Цинхань Е. В конце концов, у него так долго не было женщины. Всякий раз, вспоминая времена, когда он был с Минъюэ Гэлоу, Цин Шуй приходилось тушить это пламя внутри, погружая себя в свою культивацию.
  Однако он не ожидал, что вещи, происходящие во сне, окажутся такими же, как в реальности.
  Когда Цин Шуй в своем "сне" обнял Цинхань Е, она почувствовала расслабление, но сразу же за ним все ее тело охватил огонь, на нее нахлынуло тяжелое и неприятное чувство!
  ...
  Этот момент оба, и Цин Шуй, и Цинхань Е, почувствовали четко, но ничего не могли поделать, будто смотрели со стороны на прекрасную живую порнографическую сцену с собой в главных ролях. Было бесполезно закрывать глаза и пытаться думать о другом, эта сцена всплывала в сознании без их ведома.
  Цинхань Е повернулась и толкнула Цин Шуя вниз, усевшись на него сверху. Этот прекрасный образ и ощущения его тела вдруг заставили Цин Шуя осознать, что такое настоящий экстаз. Ее прекрасные глаза на исключительно соблазнительном лице наполнились туманом, она хватала воздух своим прекрасным маленьким ртом, пьянящие вздохи еще раз прозвучали в комнате, так звонко и так близко к его ушам.
  Как будто вулкан открылся и изверг свою лаву. Цин Шуй начал двигаться, но потерял над собой контроль, его полностью захватила Техника Двойной Культивации, бешено вращаясь по энергетическим каналам его тела.
  Он чувствовал, что Цинхань Е совершенно другая, не такая, как другие женщины. Войдя в ее тело, он ощутил одновременно уколы холода и агонию жара. Хотя тело Цинхань Е полыхало огнем, внутри нее был пронзительно холодно. Цин Шуй знал, что это Ци Девяти Инь, большинство мужчин бы задохнулись от потока этой убийственной энергии. В самом лучшем случае их бы разбил паралич, они бы полностью потеряли все ощущения в нижней части тела. В самом худшем - исход был бы смерть.
  Цин Шуя передернуло от холода, но энергия Ци Древней Техники Культивации немедленно запустило Технику Двойной Культивации, и он почувствовал ослабление холода Инь и начал отогреваться.
  Цинхань Е была как девственница, которая наслаждается самым обычным сексом, так реальны были эти ощущения. Более того, ей не пришлось испытывать боль, как это могло случиться в первый раз.
  Цин Шуй перехватил инициативу, испробовав каждую позу из книги Портретов Весеннего Дворца. Он заметил, что и в Цинхань Е начала циркулировать Двойная Культивация, очень быстро ее Ци слилась с Ци Цин Шуя.
  Этот момент поразил Цинхань Е, она поняла, что Цин Шуй знаком с этой Техникой Культивации Дуэтом, и ее техника лишь выступила в качестве поддерживающей.
  Теперь она поняла, почему мужчины и женщины так бесконтрольно занимаются этим! Ощущения покалывания глубоко проникали в ее кости, будто их две души парили в небесах и наполняли друг друга острым желанием.
  Ощущения в этом "сне" были настолько реальным, что даже их крики были отчетливыми. Эти двое идеально подходили друг другу, поочередно используя все позы, что даже Цин Шуй поймал себя на мысли, что стоит ему подумать о какой-то позе, Цинхань тут же подхватывала ее.
  Цинхань Е стояла на коленях, ее белоснежная круглая попа выступала над поверхностью кровати, она повернула голову, чтобы посмотреть на Цин Шуя своими соблазнительными глазами, как бы приглашая его...
  Время, которое они провели во сне, ощущалось, как будто они провели вместе один день и целую ночь. В течение всего процесса Цин Шуй чувствовал странные ощущения в своем теле, особенно странной была циркуляция Древней Техники Усиления. Потому что в его сне Цин Шуй пробил несколько уровней и вышел на 89 цикл! Когда двойная культивация работала в его теле, Цин Шуй почувствовал, что качество Ци Древней Техники Усиления намного увеличилось. Капля в его Даньтянь изменилась в размере, увеличившись из виноградинки до размера грецкого ореха.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/19813
  Переводчики: Kent
  
  Глава 241. Южный Постоялый Двор.
  
  "Сон" вдруг исчез, как вспышка, и Цин Шуй и Цинхань Е вернулись в реальность. Цин Шуй даже смог уловить вдалеке ходящие фигуры Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  День и ночь во "сне" оказались парой мгновений в реальности. Цин Шуй крепко держал Цинхань Е за руку. Безымянная техника Двойной Культивации все еще циркулировала между ними, даря приятные ощущения. Цинхань Е опустила голову низко-низко, не смея поднять взор.
  Очнувшись, Цин Шуй увидел крайнее смущение своей спутницы. Он вспомнил живые порнографические картинки, которые они вместе рассматривали, и мурашки снова побежали по его телу... Цинхань Е была такой настойчивой, что эта сцена отчетливо отпечаталась в его памяти; это было чувство, которое он никогда не сможет забыть.
  Цин Шуй не ожидал, что та дама из его "сна" станет снимать с него одежду и снимет свою сама. Вспоминая ее соблазнительный шарм, Цин Шуй чувствовал бабочек в своем животе. Все, что произошло между ними, совсем не отличалось от того, как это бывает в реальности. Это было слияние душ, не уступавшее сексу по-настоящему. Это был настоящий обмен мыслями и энергией, самого высокого качества, опыт, который невозможно забыть. Цин Шуй вспоминал все позы, которыми они наслаждались. Он никак не ожидал такой близости с Цинхань Е. У него было ощущение, что он сам контролировал свой сон. Все позы, о которых он думал, немедленно появлялись. А вспоминая ощущения экстаза, он даже слов не находил, чтобы описать его. Он решил, что сохранит это чудесное чувство в своем сердце навсегда.
  Хоть они всего лишь держались за руки в реальной жизни, было ощущение, что их отношения уже случились и на физическом уровне. И эти отношения были ближе, чем, если бы они любили друг друга в реальности.
  "Все еще вспоминаешь?" спросил Цин Шуй, как бы дразня Цинхань Е. Она все еще не смела поднять головы.
  "Ах!" В панике она подняла голову. Знакомое лицо из "сна", полное соблазнительного очарования, предстало в памяти Цин Шуя снова. Ее прекрасные глаза были полны ужаса, она не знала, куда деваться.
  "Так мы идем обедать?" Цин Шуй видел, как неловко сейчас его спутнице, зная, что ее смущало и само происшествие, и то, какую инициативу она проявила в нем.
  "Цин Шуй, я не такая", глаза Цинхань Е сверкали так, что было видно, что она вот-вот расплачется. Цин Шуй онемел от таких слов. Дразнить ее он больше не решился. Он не знал, что он чувствует к ней. Теперь у него к ней были особые чувства, как будто они связаны тем "сном", казавшимся таким реальным..
  "Да все в порядке, пойдем, поедим!" потянул он ее за собой.
  Цин Шуй явно ощущал изменения в своем теле, понимая, что его уровень культивации очень сильно возрос после практики Двойной Культивации души. Капелька в его Даньтянь стала размером с грецкий орех. Сила, источавшаяся из этой воронки, заставила его сердце трепетать особенно часто.
  Цинхань Е время от времени бросала на него взгляды, но когда он поворачивался к ней, она быстро отводила глаза в сторону. Ее тонкие хрупкие ушки порозовели.
  Перед ними появилась вывеска "Южный Постоялый Двор". У Цинхань Е от их чудесного "сна" ноги совсем подкашивались, и Цин Шую пришлось заводить ее внутрь под руку. Цин Шуй впервые был в этом месте. Да и не было у него привычки по ресторанам ходить. Он понимал, что ничего не сравнится с Земным Раем, хотя публики было достаточно много. Расположенный на пяти этажах, ресторан удивлял суетой и людностью на каждом уровне.
  У человека с растущей силой была два пути развития. Первый - стать хулиганом, устраивать сцены и добиваться всего, что хочется, с помощью грубой силы. Второй - оставаться в тени; такие люди чаще всего доводили свою культивацию до вершины. Для последних самым важным было то, что их сердце больше не жаждало репутации и славы.
  "Сэр, мисс, сюда, пожалуйста!" Молодая официантка повела Цин Шуя и Цинхань Е вверх по лестнице. Цин Шуй попросил место на самом верхнем этаже, откуда вид на улицу будет максимально открытым.
  Заказав несколько блюд, в том числе и Медвежью Лапу на пару, абсолютный деликатес из предыдущей жизни Цин Шуя. Однако это блюдо ничем не отличалось от свиных ножек, потому что медвежатина стала доступной, как любой домашний скот.
  Может быть от того, что места на верхнем этаже были дороже, народу здесь было немного по сравнению с нижними уровнями. Поэтому мест у окна оказалось предостаточно, они смогли наблюдать за поток людей и архитектурой зданий соседних улиц.
  Цинхань Е сидела, сомкнув свои сексуальные губки, время от времени бросая на Цин Шуя оценивающие взгляды. Иногда она впадала в ступор и, не отрываясь, глядела на него. Когда она приходила в себя, то обязательно отворачивалась в панике. Ее очаровательное лицо краснело от стыда, как закатное солнышко.
  "Ты что? Тайком рассматриваешь меня?" со смешком спросил Цин Шуй, когда они остались одни. Для него Цинхань Е была прекрасной зрелой женщиной. Он никогда не думал, что у нее окажутся слабые стороны, которые только добавляли ее виду умилительности и скромности. Он знал, что она все еще смущена. Она пережила духовное перерождение после их "физической близости". Это не был сексуальный опыт, но соитие душ и тел, обмен энергетическими потоками. Такое испытывают двое из десятка тысяч людей, в лучшем случае.
  "Цин Шуй, а у тебя Экстремальная Ян, так ведь?" прямо посмотрев на Цин Шуя, Цинхань Е задала вопрос вместо своего ответа. Вот этого Цин Шуй никак не ожидал. Он и не знал наверняка, есть ли в нем экстремальная ЯН или нет, только то, что его энергия Ян была исключительно сильна. Только такая энергия была способна принять энергию Тела Экстремальной Инь Цинхань Е.
  "Я не знаю, у меня нет четкого представления о том, что такое тело экстремальной Ян", ответил Цин Шуй.
  "Тогда скажи, а в реальной жизни ты бы смог.... сделать это?" Цинхань. Е, наконец, осмелилась оторвать свой взгляд от окна и взглянуть прямо в глаза Цин Шую, но ее лицо было все покрыто слоем красной краски стыда.
  "Сделать что?" удивленно спросил Цин Шуй. А в душе он хитро улыбался. Как же он мог отказать себе в удовольствии подразнить ее?
  "Разве ты не говорил тогда, что парень с Телом Экстремальной Ян может делать "это" с женщинами очень долгое время. Ну, прямо как...как у нас в нашем "сне"...Если ты сможешь делать это так же долго в реальности, разве ты не будешь считаться обладателем Тела Экстремальной Ян?
  Цин Шуй с любопытством разглядывал Цинхань Е, пока та пыталась промямлить эти слова. Они были настолько еле слышными, что едва ли он смог бы их расслышать, если бы не его особо острый слух. От этих слов его кровь закипела, он не мог оторвать взгляд от этой аппетитной и очаровательной женщины. Он знал, что если бы у него и в самом деле было Тело Экстремальной Ян, то, скорее всего она бы попросила его убрать из ее тела излишки ее энергии Инь, хотя бы просто для успокоения ее дедушки.
  "Глупая девушка, даже тело с Экстремальной Ян не сможет пройти такое испытание. Я раньше не пробовал, но точно знаю, что у меня просто нет проблем с тем, чтобы заниматься сексом три дня подряд", хихикнул Цин Шуй.
  Услышав, как откровенно описывает Цин Шуй такие интимные подробности своего организма, Цинхань Е слегка запаниковала, глаза забегали от стыда. Выражение ее лица было таким милым, будто бы она впервые влюбилась. И это смущение только усиливало ее пьянящее очарование. Цин Шуй подумал, что она аппетитнее любого деликатеса, который только можно представить на столе. Он не знал, что на самом деле Цинхань Е еще никогда в жизни ни в кого не влюблялась.
  "Ладно, давай есть. У нас в будущем еще много времени", усмехнулся Цин Шуй и передал своей спутнице пару серебряных палочек. Она еще раз пристально посмотрела на него своими прекрасными прозрачными глазами, взяла в руки палочки и стала есть маленькими кусочками. Однако ее мысли блуждали где-то далеко-далеко.
  По правде Цин Шуй и не знал, есть ли в его теле Экстремальная Ян или нет, но сейчас, на четвертом небесном уровне Древней Техники Усиления, его тело, скорее всего, способно зайти далеко за пределы возможностей Тела Экстремальной Ян.
  Обед прошел мрачно. Цинхань Е не поднимала головы, а Цин Шуй чувствовал, будто его разрывает на части. Небеса благословили его встречей с той, кто может пройти с ним через духовную Двойную Культивацию среди десятков тысяч человек. Однако вокруг Цин Шуя было достаточно женщин. Он стал вспоминать всех красавиц, окружавших его. Ши Цинчжуан, которая стала ему невестой, Минъюэ Гэлоу, которая точно принадлежала ему, Чжу Цин, встреча с которой была недоразумением, а еще Вэньжэнь У-Шуан! Он понял, что в его отношениях царил полный бардак.
  Цин Шуй знал, что он не умел особо обращаться с девушками; как, например, случилось с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Даже их дружеские отношения зашли в такой тупик, он даже не знал, должен ли он чувствовать вину, на самом ли деле они были в его сердце...
  Думая обо всем этом, Цин Шуй потирал нос. Ему нужна была свобода выбирать, с какой дамой ему быть. Поняв это, он почувствовал, что груз на его сердце стал чуть легче.
  "Пойдем!"
  Когда они покончили с большей половиной еды на столе, Цин Шуй почувствовал, как его настроение поднялось. Не только силы прибавилось, но и аппетит после "сна".
  "Я пойду назад в кузницы. Ты идешь в Аптеку Тысячи Лет?" спросил он у Цинхань Е, когда они вышли из Южного Постоялого Двора.
  "Ага!"
  "Какие-то дела?" мягко спросил он у своей спутницы, заметив, что она не сводит с него глаз. Тепло заполнило сердце Цинхань Е. Впервые Цин Шуй разговаривал с ней с такой мягкостью и с таким нежным тоном. Она вдруг почувствовала себя очень счастливой.
  "Можно будет тебя еще раз навестить?" спросила Цинхань Е, закусив нижнюю губу.
  "Конечно, можно, приходи в любое время. Я большую часть времени буду в кузнице", со смехом ответил Цин Шуй.
  "Тогда я пошла. Осторожнее с Сектой Вечного Меча".
  Цин Шуй смотрел вслед Цинхань Е. шарм, который она источала, медленно шагая по улице, был, как обычно, прекрасен. И только когда ее стройная фигура исчезла в толпе, он повернулся и пошлее в сторону своего цеха.
  Меч Голубой Бронзы был изначально изготовлен для Хоюнь Лю-Ли, но Цин Шуй подарил его Цинхань Е. Шагая обратно на работу, Цин Шуй намеревался изготовить еще несколько оружий. Он надеялся получить дополнительные атрибуты для своих мечей как можно скорее.
  Добравшись до кузни, он заметил, что Ху Ю уже вернулся. Напарник встретил его с улыбкой.
  "Ты уже поел?"
  "Только что. Ну как тренировки?" со смешком спросил у него Цин Шуй. Ху Ю убирал со стола. Мужчины всегда готовят себе, когда обедают в одиночестве. Ху Ю обедал в одиночестве большую часть своего времени.
  "Хорошо, я позже займусь тобой. Раз ты уже начал развивать свою Ци, ты сможешь тренировать кузнечные техники параллельно с циркуляцией Ци. К тому времени так скучно уже не будет", улыбнулся Цин Шуй и взял молот в руки.
  "Мне нисколько не скучно, когда я тренируюсь!"
  Выбрав кусок материала, он стал бить по нему молотком. Однако контролировать свою силу у него не получалось, что для настоящей техники ковке было крайне важно.
  Цин Шуй же производил один удар за другим. Ритм был относительно медленным, но твердым, такая простая и несложная скорость, но в то же самое время очень продвинутая.
  "Давай пойдем на задний двор. Я помогу тебе с теми вещами, на которые нужно обратить особое внимание", через некоторое время сказал Цин Шуй.
  Оба кузнеца вышли во двор. Цин Шуй был здесь впервые. Маленький дворик шириной и длиной около семи-восьми метров. Маленький, почти пустой, он был залит солнечным светом.
  Ху Ю медленно продемонстрировал позы Формы Тигра, которые запускали движение Ци Тигра (движение Ци Тигра было на самом деле Тигриным Рыком). Новички, особенно те, у кого не было опыта культивации ранее, обычно использовали позы Формы Тигра, чтобы запустить движение энергии Ци Тигра.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/20607
  Переводчики: Kent
  
  Глава 242. Предок Секты Бессмертного Меча. Цветок Жизни.
  
  Цин Шуй
  
  Цин Шуй внимательно смотрел, как Ху Ю практикует Форму Тигра. Для новичка он показывал результаты выше среднего, и не стоило забывать о том, что он никогда не занимался культивацией. Его хорошо сложенное и мускулистое тело было гораздо крепче тела обычного человека.
  
  "Не выкладывайся полностью в атаках. Всегда старайся сберечь процентов тридцать своей энергии", объяснял Цин Шуй. Он трижды показал Форму Тигра трижды, примерял на себя различные позы, объяснял суть Формы Тигра с каждым движением. Ближе к концу тренировки Ху Ю, наконец, смог продемонстрировать хоть что-то отдаленно похожее на Форму Тигра. Начинать нужно было всегда с поз и форм при культивации, прежде чем перейти к работе с духом. После тренировок Цин Шуй вернулся в цех и продолжил практиковаться в своей технике ковки, определившись с целями, а именно - увеличить собственный уровень силы.
  
  Тем временем в районе Южного Города слава о его кузнице постепенно распространялась, о чем Цин Шуй и не подозревал. Особенно после инцидента с убийством молодого воина Секты Бессмертного Меча, все в районе говорили о ней.
  Цин Шуй открыл магазин на некоторое время, а у дверей уже столпились покупатели. Цин Шуй был очень счастлив, хоть и понимал, что они не собирались покупать никакого оружия. Зато кое-кто мог прийти с материалами на продажу, например, драгоценными камнями. Вывеска снаружи хорошо бросалась в глаза.
  "Господин кузнец, сколько вы бы заплатили за это?" молодой человек выложил кусок металлической субстанции на стол. Цин Шуй не особо разбирался в разных видах металлов, по идее, он вообще ничего о них не знал. Однако он обнаружил, что у техники Святых ладоней есть еще одно применение. Он мог пользоваться Техникой Божественных Ладоней, чтобы прочувствовать внутренний состав материалов. Например, драгоценные предметы обычно имеют "духовную силу" внутри; чем больше сила, тем ценнее материал. Соединив технику святых ладоней с техникой божественного видения, он мог более или менее точно оценить предмет. Протянув руку и потрогав черный металл, он с сожалением обнаружил, что в нем ничего ценного нет, однако сила металла была в несколько раз выше, чем у обычного металла.
  "Сто таэлей серебром", сказал Цин Шуй.
  Молодой человек помолчал с секунду и ответил: "Ладно, кажется, честно. Черная Сталь дороже и не продается".
  Глядя на черноватый металл, Цин Шуй радостно запомнил название, взял его в руки и передал парнишке банкноту в сто таэлей. Посетители вокруг загудели с одобрением, глядя, как щедро Цин Шуй оплатил предложенный товар. В других кузнях за такой товар давали не больше восьмидесяти.
  "Ты, правда, скупаешь все подряд?" раздался чей-то голос. Кричавший был молодым человеком около тридцати с густыми черными бровями и безволосым лицом. Он смотрел на Цин Шуя с открытой улыбкой.
  "Все, что написано на рекламном щите. Не волнуйтесь, я платежеспособный. За предметы исключительной ценности я даю взамен предметы равной ценности или выше. Я не обманываю продавцов".
  Молодой человек с умным лицом кивнул одобрительно, услышав серьезный ответ Цин Шуя, но неожиданно заявил: "Жаль, что у меня ничего нет, я бы обязательно обменялся".
  "Эй, я думал, у тебя что-то есть, так что не разводи пустых разговоров. Приходи, когда будет, что показать". Цин Шуй улыбнулся и вернулся к кузнечным материалам, с которыми он работал. В данный момент на полке остался лишь один зазубренный меч, потому что все предметы в кузнице, ране е изготовленные Хо Ю, были распроданы. Некоторые покупатели были в магазине с одной целью - подержать в руках знаменитый меч. Цин Шуй не противился их просьбам и радостно позволил всем попробовать.
  
  -----
  Тем временем в Секте Бессмертного Меча!
  "Лидер, неужели мы позволим этому барахлу продолжать себя так нагло вести? Унижать учеников нашей секты так в открытую? А на этот раз он вообще среди бела дня убил нашего человека", раскрасневшийся старик с длинной белой бородой жаловался мужчине средних лет. Тот встал со своего пурпурного Стула Тайи. Немедленно тяжелая аура присутствия озарила окружающих, острая, как тысячи игл, вонзающихся в сердца. Он был одет в робу, украшенную звездами. Он сощурил глаза в полумесяцы, и в них читалась грусть. Прямой выступающий нос и нежный изгиб его губ выражали высокомерие одиночества. Он был крупным и мужественным.
  "Старший Ин, я знаю, тебе не по себе все, что случилось с твоим внуком. Тот мерзавец мне нипочем. Однако его прикрытие - Цанхай. Цанхай. Знаешь такого?"
  Голос его был наполнен беспомощностью и нежеланием. Как лидер секты Бессмертного Меча, он находился на вершине существования всего Южного Города. Однако этот вонючий мальчишка уже причинил его репутации непоправимый урон, они потеряли двух старших.
  Не в потере старших было дело. Секта Бессмертного Меча немного потеряла от пропажи этих бездельников. Однако Предок Секты настойчиво предупреждал всех членов никогда не злить человека по имени Цанхай.
  "Цанхай? Это тот, который изуродовал Старшего Фэна и Старшего Ху?"
  "Именно. Он тот, кого наш Предок не велел сердить. Когда Старший Фэн стал инвалидом, его понизили в ранге в секте, а внука и вовсе сослали на Остров Земной Реки!"
  Старший Ин содрогнулся, услышав про остров, но попытался слабо возразить: "А что если этот мерзавец продолжит себя так вести? Теперь люди про нас всякие гадости говорят, слухи ходят некрасивые!"
  "Нас не должно волновать то, что говорят другие, однако нам нужно усилить контроль над внутренними делами секты. Я знаю, чем они занимались, когда ходили в город. Если вы еще раз осмелитесь поступать, как вздумается, ища с ним встречи, будьте готовы понести ответственность за все последствия ваших действий", ответил мужчина средних лет и вышел.
  Сердце Старшего Ин забилось часто-часто, услышав такой ответ. Тяжелая аура лидера поселила страх в сердце его послушников.
  
  Мужчина среднего возраста поднял голову, взглянул на небо, вздохнул и пошел по своим делам. Шаги этого человека были удивительными, каждый раз, когда его стопа приземлялась, другая уже была в воздухе. С виду его движения казались медленными, но на самом деле передвигался он с невероятной мистической быстротой. Он быстро оказался у входа в Зал Цзунтан. Все в этом зале было окрашено в черный или серый цвет, оставляя мрачное и давящее впечатление. Очевидно замешкавшись в дверях, он заставил себя войти внутрь. Посередине зала было несколько лестничных пролетов, ведущих глубоко вниз; и лидер устремился вниз по ступеням.
  Через несколько мгновений он оказался в месте с множеством скульптур, изображавших предыдущих лидеров секты. Это был жертвенный зал Секты Бессмертного Меча.
  "Прародитель!" тихонько позвал мужчина. В ответ была тишина. Лидер стоял в безмолвном ожидании. Через некоторое время, которого бы хватило, чтобы заварить чай, ему навстречу неспешно вышел старик. Выглядел он довольно дряхло, глаза его были замутненными, он опирался на трость с набалдашником в виде головы золотого дракона. Когда он поравнялся с лидером, никакого намека на присутствие не ощущалось. Он был полностью одет в белое. Его голова была полностью седой. Казалось, что этот старик - мощный эксперт, вышедший на свет из своего уединения.
  "Прародитель!" мужчина средних лет упал на колени к ногам старика.
  "Чи"Эр, что стряслось?" глаза старика были закрыты, никаких эмоций на его лице. Но при этом смотреть на этого старика было очень неуютно. Хоть его внешность была похожа на внешность Байли Цзинвэй, он излучал совершенно другую ауру. Но, не смотря на его угрожающий внешний вид, голос его звучал благодушно.
  "Прародитель, Чи"Эр бесполезен. Из-за меня репутация Секты Бессмертного Меча запятнана, но я ничего не могу поделать. Чи"Эр просит Прародителя наказать его".
  "Встань", старик помог мужчине подняться. Лидер рассказал всю историю своему предку, не осмелившись упускать детали, но и не приукрашивая ничего. Естественно, Цин Шуй в его рассказе оказался еще более жестоким и беспощадным.
  "всех, кто замешан в скандалах, вне зависимости от их статуса, отправить в заточение на острове Земной Реки", спокойно ответил старик.
  Молодой мужчина с почтением ответил: "Будет сделано, как велит Прародитель".
  "Цанхай, Цанхай! Я терпел тебя 30 лет. Хоть ты и из Небесного дворца, ты должен знать, что есть граница, которую нельзя переходить. Более того, ты также... Чи"Эр, иди назад и займись делами. Я разберусь с этим вопросом".
  После ухода лидера, тело старика вспыхнуло и исчезло из виду.
  -------
  Цин Шуй провел весь день за кузнечными делами и выковал еще пару зазубренных мечей. На этот раз атрибуты усиления были сравнимы с Бронзовым мечом, который он подарил Цинхань Е. Кроме того, первый меч вышел даже чуть лучше - +30 к силе и +20 к стойкости! Второй меч обладал теми же качествами, что и меч из голубой бронзы, но и этим Цин Шуй был крайне доволен. Он блуждал в своих фантазиях - сможет ли он когда-нибудь добиться увеличения атрибутов до ста, тысяч единиц, особенно в скорости? Вот было бы здорово!
  Ночью, войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуя как громом ударило! Он почувствовал, что что-то сильно изменилось, но он был не уверен, что именно. Ощущение жизненной силы внутри его пространственной сферы, очевидно, усилилось, да еще как! Чувство это было крайне прозрачным, чистым, даже поле с травами, которые он посадил, пульсировало, будто подпитываясь жизненной энергией Ци из воздуха.
  Вдруг вдалеке рядом с кристальным прудом Цин Шуй заметил, что метровое дерево дало росток размером с большой палец. Хоть и размер ростка был невелик, однако веточка уже расцвела кроваво-красным. Размер цветков были примерно того размера, что и цветы на безымянном дереве. Однако эти кроваво-красные цветы излучали ошеломляющую жизненную силу!
  Цин Шуй немедленно подбежал к каменной табличке, которая незамедлительно обновлялась всякий раз, когда его пространственная сфера претерпевала обновления. Когда он, наконец, оказался перед табличкой, он увидел два светящихся слова, выбитых на камне.
  Цветы Жизни!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/20608
  Переводчики: Kent
  
  Глава 243. Чудесные цветы из рая, абсолютное сокровище - цветы жизни!
  
  Цветы жизни!
  Когда Цин Шуй увидел эти два слова, он потерял дар речи. Не впервые он встречал название этого ингредиента. Материал в самом начале рецепта создания Большей Восстанавливающей Гранулы был ничем иным, как цветком жизни!
  Неописуемые эмоции охватили его сердце. Поначалу от этого списка ингредиентов у него голова кругом шла. И цветы жизни, и хвост Феникса казались ему недостижимыми. Кто же мог подумать, что ему так просто достанутся в пользование цветы жизни!
  Он вспомнил рецепт Большой Восстанавливающей Гранулы: Цветок Жизни, рог тысячелетнего оленя, окровавленные чайные листья, кровь тысячелетнего моллюска, кровь пятитысячелетней черепахи, порошок кости тысячелетнего тигра, хвост феникса, плод увеличения энергии, плоды увеличения проворности, плоды увеличения телесности, дурман и кровь тысячелетнего коралла!
  На данный момент у него были цветки жизни. Благодаря Байли Цзинвэй, у него были рога тысячелетнего оленя; про кровь моллюска и черепахи говорить тоже не стоило, а также различные плоды проблемы не составляли. Порошок из костей тысячелетнего тигра продавался на разных аукционах, а кровавые листья чая можно было самому собрать в разных местах мира девяти континентов. Хотя придется поднапрячься, чтобы их найти, тем не менее, этот ингредиент не был безнадежным. Дурман мог стать проблемой - Цин Шуй никогда не слышал о нем в мире девяти континентов, а также кровь тысячелетнего коралла была для него новшеством. Несмотря на все это самым проблемным был хвост феникса!
  Мысли так и роились у него в голове, когда Цин Шуй увидел цветки жизни. Он быстро перевел внимание снова на табличку на камне, потому что хотел уточнить, какова была эффективность нового предмета в его сфере.
  Цветы жизни обладали ошеломляющей жизненной силой. Это были чудесные цветы из самого рая. Один единственный цветочек был способен возродить жизненную силу растения в радиусе ста метров и мог увеличить их уровень на десять процентов. 10% увеличения приравнивались к году вызревания. Для тысячелетнего растения десять процентов означали сто лет вызревания. Второе цветение мог увеличить рост и уровень растений в радиусе двухсот метров. Пятый цветок увеличивал площадь воздействия до пятисот метров, шестой - до шестисот; начиная с шестого цветка, сила воздействия увеличивалась на 20%. Седьмой цветок прибавлял 30% к росту и качеству растений; в восьмой раз распустившийся бутон удлинял жизнь растений в радиусе восьмисот метров на 40%; девятый прибавлял 50% к жизненной стойкости и 50% к качеству трав. Десятое цветение в два раза увеличивал качество и рост всех трав на расстоянии двух километров!
  Цин Шуй был в оцепенении, прочтя описание. Если цветы распускались в десятый раз, все его растения созревали в два раза быстрее! Пятисот лет вполне бы хватило, чтобы вырастить тысячелетние растения. Цин Шуй продолжил читать, желая поскорее узнать время, необходимое для цветения.
  "Цветы жизни также известны как Цветы Вечности. Их лепестки никогда не высыхают. Для первого цветка потребуется сто лет, второе цветение произойдет через двести лет..."
  Девятое цветение потребует девятьсот лет! А десятое - две тысячи!
  Цин Шуй расстроился. "Черт побери", выругался он. 6500 лет надо, чтобы цветы зацвели в десятый раз.
  Шесть с половиной тысяч лет! Увидев эти цифры, Цин Шуй почувствовал, как у него кожа на голове немеет. Это означало, что это займет у него 65 лет в реальности, пока появится десятое цветение. Хотя для него, человека с жизненным циклом в пятьсот лет, 65 лет были еще приемлемым сроком.
  Цветок Жизни можно использовать в качестве компонента для алхимии. Цветок первого цветения может заменить любой ингредиент тысячелетнего возраста и ниже. При непосредственном употреблении цветок увеличивал жизнь человека на десять лет. Цветы второго цветения обладали тем же эффектом замены и увеличивали жизнь на двадцать лет. Цветы третьего цветения > замена ингредиентам двух тысяч лет и ниже, увеличение жизни на тридцать лет. Цветы четвертого цветения > замена ингредиентов 3000 лет и увеличение жизни на 40 лет... Цветы восьмого порядка > замена ингредиентов 8 тысяч лет от роду и удлинение жизни на 90 лет! Цветы десятого уровня > замена всего ингредиентов 10 тысяч лет и меньше и увеличение жизни на 200 лет!
  Однако вне зависимости от порядка цветения употребить человеку можно было только один цветок.
  Второе цветение появлялось только после того, как первые цветы отцветут. Цветы моно было собирать в любое время, но время для нового роста равнялось возрасту цветка. Например, если собрать три цветка, придется ждать, когда все три цветка вырастут заново, прежде чем четвертый цветок распустится. Таким образом, если собрать все цветы раннего расцвета, было практически невозможно дождаться созревания Цветов Жизни до десятого цветения.
  "Такой чудесный цветок, а такой капризный. Вырастить его было бы совершенно невозможно, если бы не растяжение времени в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита".
  Думая о Цин И, Цин Шуй решил приберечь цветы десятого цветения. К тому времени Цин И будет уже больше ста лет, и она сможет употребить такой Цветок Жизни и увеличить свою жизнь. Какая жалость, что эффект давался только один раз.
  Неожиданно Цин Шуй вспомнил сон, который произошел между ним и Цинхань Е. Поразмышляв немного, Цин Шуй пришел к выводу, что не может понять одного - была ли связь между этим происшествием и тем, что уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита вырос? Ему пришла в голову мысль, что его кулон Инь-Ян и родинка между бровей были как-то связаны друг с другом. Ян сама по себе не давала жизни, а Инь сама по себе не давала роста. Может быть, это результат того самого слияния их Инь и Ян?
  Сюрпризы всегда приносят радость. Он теперь был на шаг ближе к созданию Большой Восстанавливающей Гранулы и мог видеть свет в конце этого тоннеля. Стараясь тратить время с пользой, он решил посвятить усилия и время на тренировку своих алхимических навыков. Он уже вышел на 89 уровень циркуляции Ци Древней Техники Усиления. Цин Шуй знал, что пробить 90-й цикл будет очень тяжело. Финальный перед прорывом цикл всегда был самым большим барьером.
  Поработав над техникой владения мечом и техникой ковки, пытаясь найти способ увеличить собственную силу в кратчайшие сроки, Цин Шуй понимал, что день похода на Клан Ян стремительно приближается. Он пообещал Цин И, а значит, обязан был сдержать обещание. Было бы отлично, если бы у него получилось выковать божественное оружие. Оно бы ему очень помогло в его борьбе.
  -------
  На второй день Цин Шуй отправился в кузницу и положил на полку еще два зазубренных меча. Рядом с ценником в пять миллионов таэлей серебром он написал, что в обмен принимаются предметы эквивалентные по цене.
  Ху Ю неустанно тренировал Форму Тигра на заднем дворе. Цин Шуй был счастлив видеть целеустремленность этого человека, настойчивого и терпеливого. Он не боялся трудности дороги перед ним, без устали пробиваясь вперед, зная, что это поможет ему приблизиться к его цели.
  Сегодня сразу после открытия дверей кузнечного магазина толпа посетителей хлынула внутрь. Кругом раздавались крики удивления, радости, насмешек и презрения.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"