I Am Superfluous, 我是多余人: другие произведения.

Древняя техника усиления. Том 4. Двенадцать Картин Красавиц

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 244-312(из 342, том 5 начинается с 343 главы)

  http://tl.rulate.ru/book/51/20609
  Переводчики: Kent
  
  Глава 244. Превзойдя тысячу ударов молотом. Воплощение ясных глаз и белых зубов.
  
  "Смотри скорее, сегодня два новых оружия! Они точно был лучше предыдущих, если бы у меня был такой меч, я бы с легкостью поймал дикого вепря", смеялся человек в простой одежде, трогая зазубренный меч на полке.
  "Использовать против диких кабанов..."
  "Да эти мечи ни к селу, ни к городу, такая цена огромная", вздохнул молодой человек.
  "Обменяться можно, пойду и принесу семейное сокровище", радостно вскрикнул мужчина.
  "Не хвастайся тут своими игрушками", усмехнулся другой.
  Цин Шую было все равно, он весь погрузился в процесс изготовления оружия. Он не планировал его продавать, но если деньги станут нужны, он был не против продать их подешевле, хотя хотелось бы, конечно, равноценного обмена.
  Он думал о тысяче ударов Техники, ему казалось, это всего лишь переходная фаза; но вот уже третий меч был сделан с помощью Техники Тысячи Ударов, но никаких изменений не происходило. Он надеялся, что прорыв Техники Тысячи Ударов повысит уровень его Кузнечного Искусства.
  -----------
  "Сестра Минъюэ, этот плохой человек так и не приходит к нам".
  В комнате на втором этаже первого здания Дворца Цанхай стояли Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, глядя на синее небо из окна.
  "Ты скучаешь по нему, не видя его всего один лень?" Цанхай Минъюэ приподняла верхнюю губу и рассмеялась.
  "Кто скучает? Вот еще! Подумать только, мы умоляли его помочь этой женщине, а теперь он вдруг стал с ней так близок, хотя она выглядит довольно привлекательной для мужчин", засмеялась Хоюнь Лю-Ли, не без тени разочарования.
  "Они не были близки тогда, но насчет сейчас я не уверена". Цанхай Минъюэ посмотрела на Хоюнь Лю-Ли и улыбнулась едва заметной улыбкой. К ней вернулась ее естественная отстраненность. Тем временем Лю-Ли продолжала что-то бессвязно бормотать про себя.
  Однако Хоюнь прекрасно понимала, что Цанхай Минъюэ вернулась к прежней себе только из-за Цин Шуя. Она и изменилась только из-за него. Она никогда не встречала никого, кто бы так разговаривал с ее Старшей Сестрой, но она знала в то же самое время, что даже сам Цин Шуй больше такого никогда не сможет сделать с Минъюэ.
  "Как ты, Сестра, поняла, что между ними ничего не было?"
  Девушки продолжали вести свой простой девичий разговор.
  "Интуиция!" засмеялась Цанхай Минъюэ.
  "Сестра, ты сердишься на него?" вкрадчиво спросила Хоюнь.
  Цанхай Минъюэ подняла брови в изумлении: "С чего бы мне на него сердиться? Лю-Ли, ты можешь бегать за ним, если тебе хочется,
  ------------
  Цин Шуй опустил молот в тысячный раз, сверкающее сияние подразумевало, что Меч был готов. Он внимательно проверил новое оружие, которое выглядело точно так же, как и все предыдущие, и понял, что Кузнечное Искусство требовало долгих тренировок, и что у него не получится все быстро и гладко за пару дней. Без труда не вытащишь и рыбку из пруда. Цин Шуй всегда верил в эту пословицу. Положив на полку Зазубренный Меч, обладавший теми же свойствами, что и первый, он удовлетворенно посчитал свои поделки. Ровно четыре меча.
  Расплавив очередной кусок Кузнечного материала, он заметил у входа трех дам. Три молодые и симпатичные дамы, дополнявшие красоту друг друга, стояли вместе, озаряя пространство прекрасной аурой. Особенно хороша была девушка лет 25-26, с красивыми изгибами тела, высокой грудью, которая в меру выступала, но и не была излишне большой, поднимая ее розовую блузку; от такой девушки у любого мужчины слюнки бы потекли. У нее были нежные черты лица, ясные глаза, зубы цвета белоснежного нефрита, ее белый аккуратный носик был словно вырезан из камня; она очень отличалась от других дам. Брови полумесяцем, стройная мягкая лебединая шея... В ее глазах читались ум и элегантность. Она была одной из самых красивых женщин, которые встречались Цин Шую за последнее время, после Цанхай Минъюэ, Хоюнь Лю-Ли и Цинхань Е.
  Поначалу все три зашедших женщины показались ему красивыми, но заметив эту посередине, Цин Шуй понял, что их красота была бледна в сравнении с красотой этой девушки. Те две, других девушки, были фигуристыми, с плотной грудью, круглыми бедрами, сводившими мужчин с ума. Глядя на их мокрые лица, фантазия Цин Шуя разыгралась, и он подумал, что как дождь увлажнил их ресницы, наверное, они часто становятся влажными, из-за мужчин.
  Девушки были одеты в разноцветную одежду, что навело Цин Шуя на мысль, что это представительницы секты Радости заявились в его магазинчик. Не удивительно, что они были такими сексуальными и фигуристыми, а их лица - такими чувственными. Ежедневные контакты с мужчинами улучшали их внешний вид, придавая им очарование ведьм. Жаль, что они уступали в сравнении с высокой, нежной и умной подругой, стоявшей посередине.
  Цин Шуй еще поразглядывал их втихаря, удивленный увиденным, потом склонил голову и продолжил работать. Другие мужчины в цехе не могли отвести глаз от полных грудей и округлых бедер, жадно разглядывая их, пуская слюни, позабыв подобрать упавшие челюсти. Многие пытались приблизиться к красавицам в надежде "случайно" столкнуться с ними, но та, что посередине, бросала на них сердитые взгляды, отпугивая особо наглых. В ее взгляде чувствовался арктический холод, заставлявший их замереть на месте, уступая девушкам дорогу.
  Две другие девушки кокетливо улыбались толпе мужчин, которых они не ставили ни в грош, презрительные улыбки играли на их пухлых губах. Одна дама подошла к полкам и нахмурила брови. Повернув голову к Цин Шую, она громко спросила: "Тот, который ты сейчас делаешь, будет таким же, как эти?"
  Ее голос был нежными и привлекательным, чувственным, хоть и немного резким. Этот голос сразу же проникал глубоко в сердце.
  Цин Шуй поднял голову и просканировал ее. Она, молча, наблюдала за ним своими ясными глазами, стоя перед полкой с оружием и не делая даже попыток потрогать мечи. Он, не отрываясь, смотрел на безупречное, умное и нежное лицо этой дамы и понимал, что она просто не желает дотрагиваться до оружия, побывавшего в столь многих руках.
  "Хм, такой же, можешь подойти и посмотреть, если захочешь купить", Цин Шуй отвел взгляд и вылил расплавленный металл в серебряную заготовку.
  Девушка, казалось, не особо любила разговаривать, услышав слова Цин Шуя, она подошла поближе и стала молча наблюдать. Те двое из Секты Радости тоже подошли и встали рядом, поглядывая на Цин Шуя с интересом своими прозрачными сияющими глазами.
  Цин Шуй никак не отреагировал на их внимание и продолжил подготовку к ковке Зазубренного Меча, одновременно пытаясь определить, кто же была эта женщина. Видя, с каким почтением обращались с ней две ее спутницы, Цин Шуй чувствовал, что она, если еще не Сяньтянь, то точно на вершине Хоутянь. Аура вокруг нее была жесткой, но, скорее всего, она родилась такой, умной с жестким присутствием, которое сеет страх в людях вокруг.
  Две другие дамы тоже были на вершине Хоутянь. Добиться таких высот в столь юном возрасте было признаком большого таланта. Достичь вершины Хоутянь в возрасте около 30 лет считалось хорошим результатом.
  Цин Шуй ковал меч, удар за ударом, глаза новых гостий вспыхивали от изумления. Все новички не могли оторвать глаз от того, как орудовал Цин Шуй своим молотом. Остальная публика в кузне уже привыкла к этому.
  Сделав тысячу ударов, Цин Шуй хотел было остановиться, когда понял, что на этот раз обычного свечения не появилось. Когда его радостное возбуждение поутихло, он продолжил махать молотком, просто и щедро обрушивая удары на заготовку меча.
  Еще 15 ударов, и знакомый свет зажегся, гораздо ярче, чем в предыдущие разы. Хоть он быстро погас, он привлек внимание всех посетителей в цехе. Сияние исчезло, меч вернулся в обычное состояние, и все показалось, что это была галлюцинация. Однако три девушки, стоявшие поблизости, отчетливо видели этот особенный свет.
  Своим Небесным Видением Цин Шуй просканировал оружие, которое выглядело теперь еще проще, чем все предыдущие. Его ждало крайнее изумление. Он увидел пять слов.
  Одноцветное Божественное Оружие Первого Уровня!
  Цин Шуй знал, что в искусстве ковки было семь уровней. Оружие первого уровня называлось Одноцветное Божественное Оружие Первого Уровня, доспехи - Одноцветные Божественные Доспехи Первого Уровня.
  Пробившись за пределы одной тысячи ударов молотом, чтобы достичь уровня первого цвета, он подумал, что, скорее всего, для двух цветов понадобятся две тысячи ударов... Он пока дошел до 1015 ударов, сколько же еще попыток ковки ему предстоит для того, чтобы достичь и пробить уровень двух тысяч ударов? Сколько молотов разобьются всмятку? Десять тысяч ударов? Сто тысяч ударов? Или бесчисленное количество?
  Цин Шуй уставился на свой новенький зазубренный меч, постепенно приходя в себя. Никто не смел его побеспокоить. Он решил еще раз использовать свою Технику Небесного Видения.
  Зазубренный Меч, одноцветное божественное орудие, увеличивает силу на 100, стойкость - на 30, проворность - на 10!
  "Черт!" не сдержавшись, выкрикнул Цин Шуй и осекся. Оглядевшись смущенно, он увидел людей, которые в шоке смотрели на него, а потом дружно расхохотались.
  Сконфуженный Цин Шуй потер нос и посмотрел на трех дам. Та, что посередине, слегка опустила голову, а две ее спутницы веселились и бессовестно разглядывали Цин Шуя. Однако его не интересовали женщины, которые развлекаются каждую ночь.
  Увеличение силы на сто означало примерно пятьсот цзинь. Даже культиваторы Сяньтянь соблазнятся таким оружием. Цин Шуй не ожидал, что перейдет границу тысячи ударов. Хотя дополнительные атрибуты нового божественного меча были не особо щедрыми, однако благодаря им, это оружие было гораздо лучше предыдущих. 30 к стойкости могли увеличить способности воина; увеличение скорости было еще более ценным прибавлением. В мире девяти континентов все, что касалось скорости, пользовалось уважением.
  Цин Шуй опустил молоток и медленно взял в руки Зазубренный Меч. Он немедленно почувствовал огромную силу в своей руке, распространяющуюся по всему телу. И тут же его тело будто покрылось слоем доспех, а в ногах появилась легкость.
  И только сейчас Цин Шуй, наконец, взглянул на пришедших дам, и сказал: "Это орудие не продается, только на обмен". С этими словами он передал меч умнице, стоявшей посередине.
  Дама замешкалась на секунду, вытянула холодную тонкую руку, цвета белого нефрита, и взяла в руки меч.
  В тот же момент ее глаза засверкали, засияли, как звезды в ночном небе, ее губы разошлись в удивленной полуулыбке, обнажив ряд белых зубов.
  Она была самым настоящим воплощением крылатой фразы - "ясные глаза и белые зубы"*!
  
  
  *китайское идиоматическое выражение, обозначающее "милую юную даму".
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21051
  Переводчики: Kent
  
  Глава 245. Немезида Дрессировщика Чудовищ. Колокольчик, потрясающий душу.
  
  Это была настоящая юная красавица. Цин Шуй был тут же очарован сияющей и величественной красотой девушки, стоявшей перед ним. Ее легкая улыбка медленно просачивалась в самую глубину его сердца.
  Он отвернулся. От этих глаз. Он не знал, куда деться от смущения, внезапно охватившего его, но на его спасение в магазин вошел человек с вышитой сумкой через плечо.
  "Черт, Ян Лаосань, ты и впрямь притащил этот сломанный колокольчик своих предков?" сказал один молодой человек тому парню, который принес вышитую сумку.
  "Бай Ланцзай, это моя семейная реликвия, а не сломанный колокольчик!" сердито ответил парень по имени Ян Лаосань. Он, наверное, беспокоился, что Цин Шуй поверит наговорам его друга, и тогда его и без того слабая надежда окончательно улетучится.
  Цин Шуй улыбнулся, глядя на двух молодых людей, особенно на весельчака Бай ЛАНЦЗАЯ, А САМ УЖЕ ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО ПРЕДМЕТ В ВЫШИТОЙ СУМКЕ БЫЛ ЧЕМ-ТО ОСОБЕННЫМ, ИЗЛУЧАВШИМ ДУХОВНУЮ ЭНЕРГИЮ, БОЛЕЕ ТОГО, ЧИСТЕЙШУЮ ЭНЕРГИЮ.
  "Господин, не слушайте вы этот бред. Это сокровище передается у нас из поколения в поколение. Взгляните на него, смогу ли я обменять это на один из ваших мечей?" серьезно сказал Ян Лаосань.
  Цин Шуй снова улыбнулся. Ему не терпелось взглянуть на содержимое вышитой сумки.
  "Если эта вещь хороша, поверь, обмен будет честным, ты ничего не потеряешь".
  "Взгляните!" Ян Лаосань осторожно передал Цин Шую сумку.
  Цин Шуй медленно протянул руку к сумке. Легкий, но отчетливый звон колокольчика раздался в кузнице. Открыв сумку, Цин Шуй выудил пурпурный колокольчик самой тонкой работы. Размером он был как раз с ладонь; от него исходило глубокое гулкое ощущение, однако две небольшие дырочки на боку слегка портили общий вид. Круглый шарик внутри купола излучал еле заметное фиолетовое свечение, придавая колокольчику демоническую красоту.
  Торжественная и одновременно простая аура была особенно сильна, сердце Цин Шуя затрепетало. Его радости не было предела. Он мечтал об этом предмете. Это был Колокольчик, Потрясающий Души, очень знакомый ему предмет!
  Колокольчик, Потрясающий Души! Этот колокольчик использовался для отпугивания демонических чудовищ. Стоило один раз встряхнуть его, как все дьявольские чудовища убегали в страхе.
  Цин Шуй понятия не имел, откуда у Ян Лаосань был этот божественный предмет. Он был уверен, что в мире девяти континентов существовали сокровища, но иначе, чем в его прошлой жизни. Например, тысячелетнее мрачное дерево, он смог найти также и внутренности дьявольского чудовища, собрать небесный шелк, найти панцирь черепахи, которой пять тысяч лет, но где найти даосскую курильницу-восьмигранник? Сможет ли он овладеть этим методом варки лекарств?
  "Господин, ну как?"
  "Ин Шуй посмотрел в глаза Ян Лаосань, полные надежды, слыша, как дрожит его голос, было видно сразу, как сильно этот парень мечтает о зазубренном мече. Для большинства людей его мечи были как Божественное Оружие для культиваторов.
  Молодой человек был крепким, здоровым, около тридцати лет отроду, но, к сожалению, совсем не культиватором. По его одежде было видно, что он простой охотник.
  "Ты знаешь ценность этой вещи и как ее используют?" с ухмылкой спросил Цин Шуй.
  Молодой человек вдруг смущенно замотал головой, и разочарование наполнило его сердце. Как только он мог мечтать о том, чтобы поменять неизвестную вещь непонятного назначения на меч, стоимостью в пять миллионов таэлей?
  "Как насчет вот такого? Мне этот колокольчик очень сильно по душе. Но я обещал тебе, что не оставлю тебя в убытке. Ты не хотел бы попасть на уровень Сяньтянь когда-нибудь в жизни?"
  Эти слова крайне удивили парня. Даже девушки рядом удивились!
  "Я ничего не понимаю в боевых искусствах, да и средств у меня нет этим заниматься, так что самый лучший возраст для тренировок я уже упустил. Я даже не смею думать о том, чтобы добиться чего-то выше, чем уровень Боевого Солдата шестого уровня, не говоря уж про Сяньтянь. Это вовсе мне недоступно".
  Цин Шуй дослушал его и вынул коробочку с Божественной Таблеткой Трансформации. Сняв крышку с запечатанной фарфоровой бутылочки, он предложил таблетку молодому человеку. Этот предмет был лекарством только для обычных людей, гениев культивации же она могла убить, как яд.
  "Эта таблетка поможет тебе добиться десятого уровня сферы Боевого Командира немедленно. Однако она уничтожит твои шансы попасть в Сяньтянь. Подумай хорошенько. Если хочешь, бери ее, она тебе облегчит путь. А что касается мечей, выбирай любой", сказал Цин Шуй.
  "Так удивительно! Я слышал о таких лекарствах, но они слишком дороги. Если бы не это, я бы давно уже прикупил себе такую".
  "Вот повезло этому Ян Лаосань! Подумать только, какой-то сломанный колокольчик..." завистливо сказал Бай Ланцзай, глядя широко открытыми глазами на все происходящее.
  
  Ян Лаосань подумал несколько мгновений. Все молча смотрели на фарфоровый бутылек. Переведя взгляд на улыбающегося Цин Шуя, Лаосань взял бутылочку в руку, открыл ее и вытряхнул таблетку прямо себе в рот.
  Цин Шуй слегка расстроился. Он никогда не мог разглядеть, как выглядит вживую эта Божественная таблетка Трансформации. Что же Ян Лаосань такой нетерпеливый!
  Не успев сделать и трех вздохов, Ян Лаосань вспыхнул золотым светом на мгновение так, что окружающие даже не заметили. С этого самого момента сильнейшая аура стала исходить от Ян Лаосань. Цин Шуй с улыбкой смотрел на него. Он чувствовал, как таблетка поднимает уровень культивации до второго уровня сферы Боевого Командира. Как много энергии содержалось в этой маленькой таблетке! Она силой открывала его меридианные каналы и Даньтянь.
  Процесс этот должен был быть крайне мучительным, причиняя людям боль, которую практически невозможно было выдержать. Однако таблетка была так сильна, что подавляла эти болезненные ощущения претерпевания "полной и глубокой перемены",
  Ян Лаосань чувствовал огромное количество силы в своем теле, он был вне себя от радости, слов не хватало, чтобы описать то, что он чувствовал в тот момент. Он хотел немедленно пасть ниц перед Цин Шуем в благодарность за это.
  Цин Шуй остановил его рукой.
  "Хорошо, забирай меч и иди. Все на тебя смотрят", с улыбкой он сказал парню.
  Ян Лаосань улыбнулся и почесал затылок. Потом он схватил первый попавшийся меч с полки и покинул кузницу.
  Увидев, как щедро Цин Шуй отблагодарил Ян Лаосяня за какой-то "сломанный колокольчик", вся толпа тоже устремилась к выходу. Цин Шуй недовольно покачал головой, глядя на горящие страстью глаза зевак. Переведя взгляд на прекрасную даму, державшую божественный меч, он заметил интерес в ее глазах.
  "Значит, этот меч идет только обмен?" еще раз спросила она.
  "Это меч гораздо лучше остальных", со смешком ответил ей Цин Шуй.
  Она еще раз посмотрела на оружие в своих руках, потом снова на Цин Шуя. "Наверное, я не смогу ничего сейчас принести. Я изначально принесла деньги и планировала купить его".
  "Вам нужно принести что-нибудь, что заинтересует меня, тогда забирайте меч. Драгоценные камни, руду, медицинские рецепты... Все, что меня заинтересует, все подойдет", вежливо ответил Цин Шуй.
  "Рецепты? У меня есть парочка. Но я ходила ко многим алхимикам, они все сказали, что они бесполезны. Я принесу тебе на днях, посмотришь". С этими словами прекрасная леди еще раз протянула свою тонкую белую руку и сняла браслет с запястья. Цин Шуй сразу заметил черный драгоценный камень на нем, чуть лучше того, что мать Цанхай Минъюэ подарила Хоюнь Лю-Ли, но тоже третьего уровня.
  Девушка нехотя передала браслет Цин Шую. "Как насчет этого? Что еще нужно дать взамен?"
  Цин Шуй недовольно ухмыльнулся, покачал головой и ответил: "Джентльмен не забирает подарки. Как насчет этого - ты просто принесешь мне рецепт, забирай меч".
  Цин Шуй был в прекрасном настроении и чувствовал себя очень щедрым. Более того, он заметил, что той девушки сильно понравился меч, да так, что она готова была отдать свой драгоценный браслет. Но взгляд ее при этом был наполнен грустью, видно было, что она привязана к этой вещи. Это было чистое чувство, Цин Шуй сразу понял.
  "Ты не боишься, что я убегу с этим мечом?" Девушка была удивлена тому, с какой легкостью кузнец был готов расстаться с товаром. Надо же, он давал товар вперед.
  "Это оружие стоило мне только какого-то времени. Я бы даже хотел, чтобы ты убежала с ним. Потому что когда я тебя встречу, я смогу забрать тебя в качестве оплаты", радостно сказал Цин Шуй.
  "Ох, уж лучше я тебе рецепт принесу!" сказала девушка и ушла с мечом, однако, не сделав никаких замечаний Цин Шую за дерзкие слова. Две дамы из секты радости быстро последовали за ней.
  А все мысли Цин Шуя были о Колокольчике, Потрясающем Души. Его самая главная цель была отпугивать дьявольских чудовищ, да так, что они даже могли нападать на своих владельцев от ужаса. Цин Шуй давно мечтал заполучить эту штуку, потому что с тех пор, как у него появилась жар-птица, он знал, что может улететь от неприятелей на нем. Однако если у противника будет летающее чудовище посильнее его огненной птицы, у него не было никаких шансов спастись.
  Зато теперь Цин Шуй смеялся от радости. Какая полезная вещь был этот колокольчик! Это была кара всем дьявольским чудовищам, которую использовали дрессировщики чудовищ и владельцы зверей-перевозчиков.
  Ценность колокольчика почти равнялась ценности Цветка Жизни. Он схватил колокольчик, пытаясь вложить в него энергию Ци Древней Техники Усиления.
  "Хм, улучшение?" подумал Цин Шуй, почувствовав, как колокольчик быстро впитывает Ци. И вновь его переполняла радость. Если он смог использовать Ци Древней Техники Усиления для улучшения Колокольчика, значит, он в будущем сможет стать предметом ужасающей силы. Цин Шуй продолжил транслировать Ци, постепенно передавая ее по своим каналам.
  Через 15 минут он понял, что больше трансляция не работает, он знал, что колокольчик достиг насыщенного состояния. Цин Шуй тихонечко встряхнул колокольчик.
  "Уу, у-у!"
  Раздался звук, не дающий покоя душе, как иглы впиваются в кожу головы, совсем не такой, каким он был раньше. Неужели это эффект от передачи энергии Ци Древней Техники Усиления?
  Какое счастье, что на тот момент в кузнице никого не было. Однако ужасающий звук попал-таки на улицу, вызвав беспорядок и крики прохожих.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21052
  Переводчики: Kent
  
  Глава 246. Тысячелетняя холодная сталь. Врезаешься в людей, как какой-то хулиган!
  
  Итак, колокольчику, потрясающему душу, требуется вливание энергии Ци, после чего он начинает издавать звуки, действительно вызывающие дрожь в сердце. Им можно было пользоваться как для отпугивания дьявольских чудовищ, так и для людей. Однако Цин Шуй чувствовал, что этот колокольчик больше воздействовал на чудовищ, чем на культиваторов, потому что никто из окружающих не почувствовал неприятных ощущений, в том время как дьявольские чудовища должны были в панике терять рассудок и пускаться наутек.
  Цин Шуй подумал, что если бы ему пришлось улетать от преследователей на своей жар-птице, ему было бы достаточно позвонить в колокольчик в сторону летающих чудовищ врага, чтобы паника привела к гибели их владельцев.
  Глядя на две дырочки размером с горошину у колокольчика на боку, он пришел к выводу, что они не очень-то и мешают, и снова принялся вливать в него энергию. Древней Техники Усиления, от чего колокольчик снова легонечко зазвенел.
  Новое приобретение сильно подняло настроение Цин Шую. В мире девяти континентов всегда существовала угроза нападения демонических чудовищ. Люди старались укреплять физическую силу еще и из-за большого количества монстров вокруг.
  Аккуратно поместив колокольчик в пространственную сферу, Цин Шуй вернулся к тренировкам. Так много еще ему нужно было выковать - сапоги, латы, подвески. Одна мысль о предстоящей работе приводила его в восторг. Он всегда был таким: когда у него была цель, он мог работать над ее достижением, как проклятый. Например, он не бросал тренировать даже базовую технику владения мечом; а иначе как бы он пробил и истинную сферу, и темную. Его неутомимый дух привел к тому, что он смог пробить уровень тысячи ударов молотом и создать божественное оружие.
  Мысли Цин Шуя вернулись к его недавнему достижению - одноцветному божественному мечу. Он с нетерпением ждал оплаты за него, рецепт алхимического лекарства. Может быть, эта девушка, купившая меч, имела особый статус в радостной секте, а может, Цин Шуй чувствовал, что ей можно доверять, но он даже не сомневался, что рецепт будет стоящим. В конце концов, при желании ее легко можно будет найти.
  "Мгм, приступим. Начиная с этого момента, я должен ковать не меньше двух оружий в день. По крайней мере, один меч и один другой предмет", определил Цин Шуй новую задачу.
  Был почти полдень, в магазине было пусто, Цин Шуй методично работал молотом, удар за ударом, отрабатывая технику ковки.
  После тысячного удара вдруг показалось слабое сияние, от чего Цин Шуй непроизвольно вздохнул. Ему не удалось пробить границу тысячи ударов, да и полученные атрибуты оказались гораздо слабее предыдущих.
  Цин Шую даже есть не хотелось, он решил посвятить все свои усилия новому мечу. Он знал, что самое главное сейчас было стабилизировать качество получаемых продуктов. Было нелегко удержаться на уровне божественной сферы первого уровня. Если он сейчас не заложит устойчивую базу, потом сильно пожалеет об этом.
  Вошедший в цех Ху Ю решил не беспокоить Цин Шуя, видя его серьезное лицо. Последний весь погрузился в процесс, пытаясь создать безупречное оружие, делая все, что в его силах, чтобы довести каждый удар молотком до идеального состояния. Но даже при всем этом после тысячного удара снова появилось слабое сияние, означавшее, что меч готов. Он горько вздохнул и решил просканировать его Техникой Небесного Видения.
  +60 к силе, +50 к выносливости?!
  
  Глядя на эти атрибуты, Цин Шуя, словно к земле пригвоздило. Он-то думал, что до первого уровня божественной сферы таких достижений не бывает, в лучшем случае +30 ко всему. А тут его меч был даже не одноцветным божественным оружием первого уровня, однако результат поражал. Теперь он, по крайней мере, начал понимать, какова разница между имеющимися у него навыками на тот момент и легендарной божественной сферой. Он решил не продолжать работу после того, как выковал два меча подряд, потому что это отнимало много силы духа. Если продолжить, то качество продукта на выходе было бы только хуже.
  Он аккуратно разместил два новых оружия на полках в магазине.
  Через пару часов молодой человек вошел в магазин. На плече у него висела кожаная сумка. Цин Шуй сразу узнал его: это был парень с белоснежными зубами. Увидев его, Цин Шуй заулыбался. С той самой стычки между ними Цин Шуй знал, что тот вернется. Глядя на кожаную сумку, в которой, очевидно, лежало что-то объемное, Цин Шуй понял, что парень принес к нему что-то на обмен. Жестом он пригласил гостя пройти. Молодой человек заговорил первым.
  "Мистер, не желаете взглянуть на тысячелетнюю холодную сталь?" с улыбкой сказал парень и передал сумку Цин Шую.
  "Тысячелетняя сталь?" Открыв сумку, Цин Шуй увидел огромный кусок материала, похожего на лед, сверкавшего бриллиантовым светом. Он протянул руку, чтобы потрогать сокровище.
  "Осторожно, она холодная, можно обжечься!" поспешил предупредить гость.
  Однако казалось, что Цин Шуй не чувствует никакого холода. Он держал кусок металла твердой рукой, ощущая духовную энергию, исходящую от материала. Вспомнив информацию из открывшихся ему чертежей, он предположил, что эта сталь подойдет, как нельзя, лучше для кованых сапог, потому что энергия, которую он чувствовал, была с оттенком элемента ветра. Кроме этого, Цин Шуй чувствовал легкое присутствие экстремального холода. Он на него, конечно, не действовал, но простой человек легко бы обморозился от ледяного прикосновения холодной стали. Какая мощь была бы в ней, если бы можно было выковать из нее что-нибудь подвижное, например, хлыст.
  Только через какое-то время Цин Шуй смог прийти в себя и спросить: "Говори, что ты хочешь за нее?"
  "Я бы обменял ее на оружие", осторожно ответил парень, потому что знал, какой бы ценной ни была эта холодная сталь, никто никогда не дал бы за этот кусок пять миллионов серебром. Хоть это и был редкий материал, не многие кузнецы взялись бы за нее, потому что их квалификации просто не хватало. Поэтому и цена на него была не такой высокой, как казалось поначалу.
  "Конечно, выбирай, можешь взять любой меч в моем магазине. Обрати внимание, что есть оружие с более слабыми атрибутами, тебе лучше подержать их в руке, проверить, прежде чем выбрать. И еще: если у тебя будут материалы такого уровня, как твоя тысячелетняя сталь, приноси сразу мне. Я за деньгами не постою или возьмешь любое оружие, мне все равно", с улыбкой сказал Цин Шуй. Для него все эти зазубренные мечи были один пшик. Это для других они имели огромную ценность. Как говорится, что русскому хорошо, то немцу - смерть.
  Молодой человек радостно закивал: "Конечно, у моих друзей есть такая тысячелетняя сталь, я им скажу".
  Молодой человек выбрал последний меч с самыми мощными атрибутами. Да и не ждал Цин Шуй, что сможет обменять все три меча в один день. И, тем не менее, радость переполняла его. У него был колокольчик, потрясающий душу, что превосходило по ценности все его мечи вместе взятые.
  "Кажется, мне стоит выковать побольше таких мечей", про себя отметил Цин Шуй. Чем больше мечей, тем больше покупателей он сможет привлечь, а значит, больше редких и ценных материалов заполучить.
  Как всегда, он опустил холодную сталь в пространственную сферу и, не чувствуя больше настроения для кузнечных практик, он решил закрыть магазин до конца дня.
  Цин Шуй больше всего обожал бродить по улицам, разглядывая спешащую толпу, отпустив все свои мысли и "заперев дверь" в свое сознание. Как зомби, он влился в людской поток, ни о чем не думая. Это был хороший способ освободить ум, слушая разнообразные разговоры на улицах. Ему нравилось это состояние. Пустая голова, никаких мыслей. Обычно он проводил все свободное время за культивацией, упорно пытаясь достичь поставленных целей. Однако иногда нужно было отложить все заботы в сторону, не ощущая никакого давления, провести время без волнений, пусть даже совсем чуть-чуть. Однако время поджимало, и свободных минут ему выпадало все меньше и меньше. Поэтому он ценил каждую минуту, потому что только в такие мгновения он чувствовал себя наиболее расслабленным.
  Наслаждаясь свободой, Цин Шуй не поднимал головы, бредя по улице и глядя себе под ноги, просто следуя за толпой. Время от времени он "просыпался", когда хотел.
  Через некоторое время, которого бы хватило, чтобы догорела палочка с благовонием...
  Бум!
  ... он неожиданно во что-то врезался. Что-то очень мягкое и упругое. Подняв голову, Цин Шуй встретился глазами с девушкой. Это была та самая красавица, которая чуть раньше забрала оружие из его кузницы.
  Было лето, люди были одеты в очень тонкую и легкую одежду. Цин Шуй непроизвольно увидел упругие соски девушки, торчавшие под тонкой тканью ее блузы. Подумать только, он прямо в них и врезался. Какое приятное чувство! Он сразу вспомнил юную Сян Юань, в которую вот также дважды врезался. Интересно, как она там поживает? Забыла ли его, повзрослела, наверное?
  Смущенно потирая нос, Цин Шуй рассмеялся. Девушка закатила глаза и холодно уставилась на него. У нее явно не было настроения, она просто пришла занести рецепт, а тут такой конфуз! Она удивилась, когда увидела, что Цин Шуй гуляет по улице, а не торчит в своем цеху, и вообще этот Цин Шуй был довольно интересной личностью с такими разными сторонами своей характера. Что за хулиган, так врезаться в девушку?
  "Ты в порядке? О чем задумался? Ты часто так в людей врезаешься на улицах?" мрачно спросила она.
  "Не так часто, как хотелось бы. Была тут одна девчонка, в которую я регулярно врезался", усмехнулся Цин Шуй в ответ.
  Девушка: "..."
  Тут она вынула серебряный листочек и передала его Цин Шую.
  "На, посмотри, достаточно ли этого? Если нет, будем обсуждать цену".
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21053
  Переводчики: Kent
  
  Глава 247. Алхимический рецепт? Первый уровень Колокольчика, потрясающего душу.
  
  Цин Шуй смотрел на прекрасное лицо девушки. Хоть ее утонченность и красота не задевали струн души так, как это могла Цанхай Минъюэ, а ее очарование было несравнимо с очарованием Хоюнь Лю-Ли, она обладала внешностью высочайшего класса.
  "Ха-ха, рецепты неплохи. Но другие не нашли им применения, потому что ингредиенты трудно найти. Взгляни, если ты считаешь, что они тебе подходят, то я тебе их подарю. Если нет, то называй свою цену. Ну, как?"
  Девушка протянула ему свою белоснежную руку из-под объемного рукава. Цин Шуй принял серебряную страничку с рецептом, не отрывая глаз от ее прекрасной улыбки. Когда он наконец-то посмотрел на рецепт, два слова в самом верху страницы привели его в изумление.
  Гранула Красоты!
  Цин Шуй четко осознавал, что следующим рецептом, который откроется в море его сознания, был именно рецепт гранулы красоты. Он быстро прочитал рецепт. Ингредиентами были Нефритовый Бамбук, Женский Зефир, тысячелетняя Суть Земли, Аромат Мускуса, кровь тысячелетнего василиска и кровь черепахи пяти тысячи лет от роду.
  Изучив информацию, он почувствовал, как закрытый рецепт в его сознании претерпевает некоторые изменения, будто бы в него добавлена новая информация. Панель опыта в его сознании, ранее заполненная наполовину, претерпела полную трансформацию, и рецепт гранулы красоты вдруг открылся, а панель опыта снова опустела, что означало необходимость снова набрать 500 000 очков к опыту для того, чтобы заполнить ее.
  Гранула Основы Фэншуй!
  Еще одна знакомая Цин Шую гранула. Однако люди мира девяти континентов были с ней незнакомы, потому что происходила она из мира Западной Фантазии. Он был не совсем уверен в ее эффекте, потому что все гранулы в итоге отличались от тех, которые он помнил из своей прошлой жизни.
  Цин Шую захотелось поскорее прочитать рецепт для алхимии, однако вспомнив, что девушка все еще рядом, он решил подождать, пока она не уйдет, и потом уже серьезно заняться изучением рецепта. Глупо было бы стоять, как болван, погрузившись в свои мысли, когда рядом была такая красивая девчонка.
  Еще раз беглым взглядом просмотрев рецепт, он обнаружил, что гранула красоты не особо эффективна. Единственным выдающимся эффектом от нее было то, что она сохраняла внешний вид на протяжении 30 лет.
  Цин Шуй потерял дар речи. Почему гранула красоты открылась ему после Большой Восстанавливающей гранулы? Он же думал, что это потому, что эта гранула красоты какая-то особенная, не уступающая по мощности большой восстанавливающей грануле. Он был сильно разочарован.
  "Я принимаю твой рецепт в качестве оплаты. Однако эффект от нее всего лишь 30 лет молодости. Чушь какая-то... И вообще эти тысячелетние василиски еще существуют?" спросил Цин Шуй, чувствовавший себя несколько подавленно.
  "А ты алхимик?" удивилась девушка наводящим вопросам Цин Шуя.
  "Можно и так сказать, однако я умею делать только определенные лекарственные средства. К сожалению, все мои рецепты требуют таких ингредиентов, которые почти невозможно собрать", с горьким вздохом ответил Цин Шуй, вспомнив рецепт гранулы пяти драконов и большой восстанавливающей гранулы. Такие же ограничения были и в рецепте гранулой красоты.
  "Ну, раз так, то, может, продашь мне Гранулу Красоты, когда приготовишь ее? Если получится?" глаза девушки, широко распахнутые, были полны надежды.
  "Ты думаешь, у меня получится?" Цин Шуй удивленно смотрел на красавицу. Он все еще помнил, как она говорила, что ни один алхимик не взялся приготовить эту гранулу. Почему она решила, что у него получится? Или она просто боялась, что он потребует меч назад?
  Девушка покачала головой и ответила: "Честно говоря, логически рассуждая, не должно получится. Однако моя интуиция говорит обратное. Кроме того, я думаю, что это не займет у тебя много времени".
  Цин Шуй молча смотрел на девушку. Женская интуиция - страшное дело.
  "Так что это за Плоды Красоты такие? Ты слышала о них?" Цин Шуй знал, что этот ингредиент - самый важный в рецепте. Он мог заменить практически любой ингредиент в рецепте, кроме этих самых плодов.
  "Странно, я никогда о них не слышала, не встречала даже упоминаний о них, хотя я прочитала около сотни тысяч книг", серьезно ответила девушка, уже не боясь, что Цин Шуй передумает обмениваться с ней товарами.
  "А, может, в мире девяти континентов они называются по-другому?" нахмурившись, спросил Цин Шуй.
  "Хм, я не думала об этом. Может быть, но у нас даже рисунков нет, как они выглядят. Всякий раз, как в каком-то рецепте появляется ингредиент "Плод Красоты", рецепт можно похоронить, алхимики только руками разводят. Слышала я о плоде под названием Зеленый Фрукт, говорят, у него похожие свойства, и продается он по астрономической цене. В народе Зеленый Плоды называют Плодом Красоты. Однако все алхимики, которые пытались его использовать, говорят, что это ерунда. Поэтому у зеленого плода дурная слава среди алхимиков, почти все они знакомы с этим зеленым плодом, а толку-то".
  "Как только все получится, я подарю тебе гранулу, но ты за это угостишь меня ужином", улыбнулся Цин Шуй и ушел.
  Глядя вслед уходящему Цин Шую, девушка слегка нахмурила брови, подумала, развернулась и тоже пошла по своим делам.
  Цин Шуй вернулся к себе домой, сжимая в ладони рецепт гранулы красоты. Его смущало то, что панель опыта в его сознании немедленно наполнилась, стоило ему прочитать рецепт. Может быть, наблюдение тоже было своеобразным опытом, может, поэтому так случилось.
  Первое, что он сделал в своей резиденции, пространственная сфера. Там он глубоко погрузился в море собственного сознания.
  Улучшенный рецепт Гранулы Красоты: Плод Красоты, Плод Повышения Энергии, Плод Увеличения Проворности, Плод увеличения Стойкости, Плод Телесности, Нефритовый Бамбук, Женский Зефир, Суть Земли Тысячи Лет, Аромат Мускуса, кровь василиска тысячи лет, кровь черепахи пяти тысяч лет, Линчжи тысячи лет, тысячелетний женьшень и корень тысячелетнего горца остроконечного.
  "Почему рецепт у меня в голове более понятный, чем тот, что на листочке?" смущенный, Цин Шуй задавался этим вопросом. Просматривая эффект от гранулы, он обнаружил, что кроме сохранения красоты на протяжении 30 лет, эта гранула еще и добавляла 20% к силе. Ага! Эффект от гранулы был сравним с эффективностью Большой Восстанавливающей гранулы. Неудивительно, что это рецепт открылся позже. Цин Шую вдруг захотелось рассмеяться. Ему было смешно от того, что то, что другие считали недоступным, ему было легко раздобыть. Большинство ингредиентов уже были в его пространственной сфере, правда, этим растениям было около 300 лет. Беря во внимание действие Цветов Жизни, хоть они и были всего на одной ветке пока, он мог сэкономить как минимум десять процентов времени.
  Самое большое преимущество Цин Шуя была сфера Вечного Фиолетового Нефрита, только он мог пользоваться возможностью расширять время, а экзотические цветы и деревья вырастали сами по себе по мере его продвижения вверх по уровням сферы.
  Сохранение внешнего вида на тридцать лет его мало интересовало, но прочитав про увеличение силы на 20%, он загорелся радостным ожиданием. Ему просто необходимо было найти эти Плоды Красоты. У него должна получиться медицинская гранула королевского уровня, за которую люди будут готовы отдать многое.
  Выйдя из моря сознания, Цин Шуй неожиданно загрустил. Настроения ковать у него не было, все, что ему оставалось, так это беспомощно смотреть на алхимические рецепты в руках. Ну как тут не расстраиваться? Грануле Пяти Драконов не хватало Лунной Травы, Большой Восстанавливающей Грануле - Хвоста Феникса, а теперь еще эти Плоды Красоты.
  Решив много не думать, Цин Шуй переключил все свое внимания на культивацию. Его Древняя Техника Усиления застряла на 89 уровне, не давая ему пробиться на 90, как он ни старался. Он провел сет тренировок, после чего, собравшись, было покинуть сферу, он вдруг вспомнил про колокольчик, потрясающий души, который он припрятал чуть раньше тем же днем.
  Вынув колокольчик, он решил проверить его на своей огненной птице. Понимая, что это может зайти далеко, и тогда будет поздно о чем-то жалеть, он все-таки позвонил. Держа колокольчик, он включил поток энергии Ци Древней Техники Усиления и легонько встряхнул.
  "Динь, динь". Резкий звук, разрезая воздух, отозвался эхом.
  Ничего?
  Цин Шуй видел, что его жар-птица никак не реагирует на звон колокольчика. Энергия, которую он вложил в первый удар, уже ослабла, ему пришлось повторить манипуляции.
  На этот раз он вложил намного больше Ци в колокольчик, тот аж стал темно-фиолетовым. Глаза Цин Шуя излучали сияние, он активировал Технику Небесного Видения, глядя на колокольчик. На первом уровне Колокольчик, Потрясающий Души, должен был вызвать бешенство у дьявольских чудовищ в радиусе 200 метров, так, что те теряли способность отличать друзей от врагов, нападая на всех подряд вокруг. На этот раз Цин Шуй мог четко увидеть расстояние и эффект от колокольчика своим небесным видением. Да! Колокольчик был настоящим. Именно то, чего он хотел.
  Он еще раз встряхнул его. На этот раз интенсивность пронзительного звука была в несколько раз выше, чем в предыдущий раз. Количество энергии, вложенное в него на этот раз, было в два раза больше. Естественно, он не стал направлять колокольчик на свою жар-птицу. Глядя на переливавшийся разными цветами колокольчик в руке, он знал, что это смерть для дьявольских чудовищ. Интересно, если довести колокольчик до девятого или десятого уровня, сможет ли его сила уничтожать чудовищ немедленно на месте?
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21108
  Переводчики: Kent
  
  Глава 248. Одноцветные сапоги первого уровня. Только девушки могут их носить?
  
  Когда энергия, влитая в колокольчик, рассеялась, Цин Шуй снова занялся тщательным изучением нового магического атрибута. К сожалению, он понимал, что существенных изменений ждать не приходится, пока колокольчик не повысит свой божественный уровень.
  По грубым подсчетам он провел около 12 дней в своей пространственной сфере. Оставалось еще три дня до того, как его выкинет оттуда. Цин Шуй внимательно осмотрел все кузнечные инструменты и материалы и принял решение перенести их в кузницу.
  Для начала Цин Шую предстояло стабилизировать основы своего мастерства. Что касается куска тысячелетней холодной стали, он решил, что из нее он выкует сапоги. Соединив ее с порошком из костей дьявольских чудовищ, он изготовит каркас сапог, а кожу и мех пустит на голенища. Однако он прекрасно понимал, что такие сапоги сможет носить только культиватор уровня Сяньтянь и выше. Люди на уровнях ниже не смогут вытерпеть ужасающую холодность энергии Ци тысячелетней стали. Решив подумать об этом позже, Цин Шуй сосредоточился на своей текущей работе.
  Для начала он решил выковать обычный меч, тонкий меч с зеленым лезвием в три фута длиной. В пространственной сфере ему ничего не мешало, он мог сфокусировать всю свою суть на кузнечном деле, оттачивая удары молотом до идеала. Лишь четкие звонкие удары нарушали спокойствие сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  С тысячным ударом молота снова появилось слабое золотистое сияние. Изучив меч Небесным Видением, Цин Шуй пришел в замешательство. Усиливающие эффекты были те же самые, что и у предыдущих орудий, никаких значительных улучшения не последовало совсем. Не останавливаясь, Цин Шуй продолжил работу теперь уже над вторым мечом. Он решил не давать эмоциям влиять на состояние его сердца и отбросил все сомнения в сторону. На этот раз он добился абсолютного состояния души, думая только о работе, войдя в медитативное состояние. Его сердце, ум и тело слились воедино, сосредоточившись на единственном деле, не давая ожиданиям и надеждам затуманить мысли. Он настолько погрузился в процесс, что потерял счет ударам.
  Слабое сияние появилось совершенно неожиданно, Цин Шуя будто кто-то разбудил. Глядя на конечный продукт, он заметил, что новый меч гораздо лучше первого. Активировав Небесное Видение, он с нетерпением принялся за изучение меча.
  Сила +120! Стойкость +30! Проворность +30!
  "Ха-ха-ха! Одноцветное божественное оружие", Цин Шуя просто разрывало от радости. Наконец получилось!
  Рубанув мечом, Цин Шуй почувствовал, как его сила увеличилась примерно на тысячу цзинь, скорость и защита возросли так, будто он только что съел магический плод увеличения стойкости.
  Цин Шуй сравнил свои ощущения в процессе ковки с предыдущими разами. Ему показалось, что может быть, он достиг удивительного состояния отрешения на этот раз, поэтому ему удалось вновь создать божественный меч.
  Отдохнув, он выковал еще два меча, но их атрибуты были похожи лишь на те, что были у предыдущих мечей. Они даже приблизительно не могли сравниться с сегодняшним одноцветным мечом небесного уровня.
  Временно отложив в сторону работу над оружием, Цин Шуй решил обратить свое внимание на другие вещи, латы и сапоги. Материал для сапог у него уже имелся. Были еще остатки кожи Золотой Змеи. Имея в своем арсенале небольшой опыт прорыва в Технике Тысячи Ударов Молота, ему не терпелось попытаться создать другие предметы. Освежив в памяти чертежи, он решил выковать пару сапожек.
  Ковка сапог сильно отличалась от процесса создания мечей. Для подошвы Цин Шуй поначалу использовал простые кузнечные материалы в качестве основы. Для того чтобы создать каркас сапог, молот не подходил, если ему нужна была определенная форма. Поэтому ему пришлось активировать Ци Древней Техники Усиления и Технику Божественных Рук, чтобы отлить идеальную форму для сапог. После этого он покрыл будущие сапоги кожей Короля Золотых Змей, активировав первобытное пламя для укрепления кожи и соединения вместе подошвы, каркаса и кожаного верха. Когда сапоги были закончены, Цин Шуй не мог поверить своим глазам. Внешне продукт был симметричным и гладким. Размер подходил под стройную женскую ногу. Поверхность сапог сияла нежным блеском змеиной кожи, легкий золотистый свет переливался с трепетным зеленым. Затем он украсил сапоги золотыми изображениями короля змей, превратив сапоги в роскошный товар. Сапоги получились красивыми, очень красивыми. Единственное, что не нравилось Цин Шую, это то, что получились, очевидно, женские сапоги. Ни один парень не захочет надеть на себя такую красоту. С другой стороны, если надеть их на парня, вся красота улетучится, что будет несправедливо по отношению к таким прекрасным сапогам.
  Активировав Технику Небесного Видения, Цин Шуй был снова поражен результатом. Ему даже пришлось глаза протереть, чтобы убедиться, что он все правильно понял.
  Уровень: 1 одноцветный божественный продукт. Эффект: увеличение скорости на 10%.
  Вот это увеличение! Одна только строчка с этими словами привела Цин Шуя в состояние шока, он и не ожидал, что у сапог может быть такой эффект. Кроме того, это же была его первая попытка! Как тут не радоваться? Значит, ему нужно пробовать создавать и другие предметы, аксессуары, доспехи и ремни. До чего же великолепная эта Техника Тысячи Ударов Молотом!
  "Эти сапожки хорошо подойдут девушкам с идеальными ногами, Хоюнь Лю-Ли, Чжу Цин и Ши Цинчжуан", подумал Цин Шуй и решил, что никогда не продаст их парням с вонючими ногами, которые только испортят его прекрасное творение.
  Посмотрев на часы, он решил сделать еще одну пару. Борясь с усталостью, он сосредоточил все свое бытие на ковке...
  Дзинь!
  Внешне и по содержанию сапожки получились точь-в-точь, как первые. Прекрасные образы Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли всплыли в его сознании; он вспомнил Цинхань Е и их "двойную культивацию"... Теплая улыбка появилась на лице...
  "Давненько я их не видел", вздохнул Цин Шуй. Невольно он вспомнил про свою маму, членов своего клана, Минъюэ Гэлоу, малышку Юй Чан, Ши Цинчжуан, Ю Хе, свою богоподобную учительницу, Луань Луань, Вэньжэнь У-Шуан и Чжу Цин...
  Думая о них, он вдруг понял, какой долгих путь он прошел. Однако до вершины было еще так далеко, так много предстояло сделать. Культивация - бесконечный путь, наполненный падениями и опасностями, если он честно хотел стать хозяином своей судьбы, ему нужно было без устали двигаться вперед!
  После этого он вышел из пространственной сферы и лег на кровать, немедленно погрузившись в глубокий сон.
  Ночь прошла без единого сна!
  На следующий день, когда он пришел в кузницу, был уже почти полдень. Цин Шуй поставил новенькие мечи на отдельную полку, как бы отметив, что они не продаются, а идут только на обмен. Две пары прекрасных сапожек отправились туда же.
  Такие сапоги требовали обязательного вливания Ци, которая увеличивала скорость того, кто их надевал, до уровня, наиболее подходящего данному культиватору. Ни один простой человек не смог бы выдержать их, поэтому Цин Шуй решил, что даже если ему предложат что-то стоящее, простым людям в обмене ему придется отказать.
  "Мистер, вы принимаете только обмен за эти сапожки?"
  Цин Шуй поднял голову и увидел молодую замужнюю даму из очень богатого клана. У нее не было никакой культивации, поэтому Цин Шуй подумал, что вероятность того, что она принесет что-то, что заставит его зудеть от нетерпения, была равна нулю.
  "Ага, только обмен", кивнул он в ответ и продолжил ковать золотистый каркас для следующей пары сапог. Молодая женщина постояла, подумала, потом с неохотой покинула магазин. Может быть, она не смогла вспомнить ничего ценного из своих вещей, равных по стоимости этим сапогами, поэтому и ушла, сдавшись.
  После нее еще несколько человек приходили в магазин и хотели приобрести сапоги. Естественно, это были женщины, некоторые приводили с собой своих женихов и мужей. Некоторые просили назвать цену. Все хотели приобрести сапоги, сколько бы они ни стоили.
  Слушая их высокомерный тон, Цин Шуй только улыбался и отвечал в том же духе, заставляя их замолчать.
  "1 миллиард золотом..."
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21861
  Переводчики: Kent
  
  Глава 249. Плохой кузнец лучше того, кто каждый день обнимается со свиньей.
  
  "1 миллиард золотом..."
  Цин Шуй поднял голову и серьезно ответил толстяку средних лет, чьи руки обнимали тонкую талию очаровательной девушки. Взгляд толстяка был крайне высокомерным, Цин Шую сразу он не понравился.
  "Ты... ты.... Что за дерьмо ты продаешь? Как это может быть таким дорогим?" лицо толстяка побагровело. Однако никто не запрещал Цин Шую устанавливать цену, сами спросили, просто не ожидали, что Цин Шуй выпалит такую сумму. Толстяку показалось, что Цин Шуй вздумал подшутить над ним.
  "Ага, я уже сказал, что за деньги они не продаются, но вы сами заставили меня назвать цену. Никто же не заставляет вас покупать", ответил Цин Шуй и вернулся к своим делам.
  "Да кем ты себя возомнил?! Ты просто паршивый кузнец!" презрительно проворчала девушка рядом с толстячком.
  "Паршивый кузнец лучше тебя, той, которая из-за денег обнимает эту свинью каждый день", внезапно прозвучал мелодичный голосок.
  Подняв голову, Цин Шуй распахнул от удивления глаза, увидев входящих в его магазин Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Голос принадлежал Хоюнь, которая смотрела, не отрываясь на Цин Шуя, кокетливо прищурив глаза. Цин Шуй потер нос и уставился на нее в ответ.
  Красотка рядом с толстяком хотела было вступить с Хоюнь в словесную перепалку, однако осеклась, увидев девушек неземной красоты. По их поведению и грации она поняла сразу, что они из той категории людей, с которыми ей никогда в жизни не сравниться.
  Толпа в магазине немедленно замолчала, глядя на двух красавиц, вошедших в цех. Даже слова ее, такие жестокие и неприятные, прозвучали, как мелодия, благодаря очаровательному и милому голосу и исключительной красоте, так что все закивали, будто соглашаясь с нею. Когда красавицы совершают ошибки, даже боги прощают их, не говоря уже о кучке смертных. Ее слова отражали то, что было в сердцах у окружающих, просто не каждый осмелится произнести такое вслух.
  Следующая фраза: "Пойдем домой, зачем тебе стоять тут и терпеть презрение?!" была сказана Цанхай Минъюэ, которая с нежностью смотрела на Цин Шуя, заставляя окружающих и вовсе потерять дар речи. Цин Шуя очень тронула их забота. Слова его подруг прозвучали как бальзам на душу. А мужчины вокруг сходили с ума от зависти!
  "Мистер Кузнец - личность экстраординарная, подумать только, у него в женах такие красавицы. Как можно оставлять их одних дома и работать в кузне?"
  "Настоящий мудрец никогда не раскроет всех карт в своих руках. Настоящий эксперт, проходя через поле цветов, не позволит ни одному пестику замарать его".
  "Стоит кузнецу захотеть, женщины сами откроют перед ним двери и будут ждать его!"
  ........................
  Услышав такие разговоры, Хоюнь и Минъюэ раскраснелись от смущения. Особенно Минъюэ, которая сердито смотрела на Цин Шуя, понимая, что всякий раз, имея дело с ним, она попадала в неприглядные для нее ситуации.
  Если бы Хоюнь Лю-Ли не настояла, они бы ни за что не пришли сегодня в магазин. В тот день, когда она увидела Цин Шуя с другой женщиной, она места себе не находила. Дела-то у этого паршивца шли неплохо! Однако, только войдя в кузницу, они услышали, что какая-то дама обзывает Цин Шуя паршивым кузнецом. В этот момент Хоюнь Лю-Ли почувствовала обиду за него, он, конечно, был тот еще хулиган, но как кузнец не заслуживал такого презрения.
  "Выходите, пожалуйста, мы закрываемся!" сказал Цин Шуй. Посетители переглянулись и вышли.
  
  "Цин Шуй, ты в порядке? Мне так больно видеть, что с тобой так обращаются. Даже больнее, если бы со мной так говорили", тихонько сказала Хоюнь, подойдя к нему поближе.
  "Родители приглашают тебя на обед к ним домой, вот мы зашли спросить, придешь или нет", добавила Цанхай Минъюэ, как ни в чем не бывало.
  Цин Шуй улыбнулся и потянулся к одной из полок.
  "Ну-ка примерьте-ка, вы удивитесь, как быстро вы начнете бегать".
  Девушки: "..."
  "Какие красивые сапоги!" взяла пару в руки Хоюнь.
  Цанхай Минъюэ подумала, постояла, глядя с удивлением на Цин Шуя.
  "Я для вас создал эти сапожки. Пока потерпите их не очень высокое качество. Однако эффект от них хорош, померяйте, вам понравится", пожал плечами Цин Шуй.
  Хоюнь радостно воскликнула: "Я их прямо сейчас надену!" Цин Шуй перевел взгляд на Цанхай Минъюэ.
  "Не волнуйся, я просто хотел сделать вам подарки, ничего не нужно мне взамен", Цин Шуй неуклюже потер нос и засмеялся. Его бы очень расстроило, если девушки отвергли подарки, ведь он так много над ними трудился. Цанхай Минъюэ протянула руку и приняла пару прекрасных сапожек из рук Цин Шуя. Она молча восхищалась красотой сапог, ее сердце постепенно оттаивало при мысли, что он сделал это собственными руками специально для нее.
  "Ого, они увеличивают скорость?" с удивлением воскликнула Хоюнь. Цин Шуй кивнул в ответ. Глядя на стройные ноги Хоюнь в новых сапожках, он с удовлетворением подумал, что эти сапоги будто созданы для прекрасных дам.
  "Подумать только! Быстрее на 10%! О боже, как ты смог такое сделать, Цин Шуй?" Хоюнь уже отплясывала по цеху, размахивая мечом. "Сестра Минъюэ, смотри, у меня теперь получается!"
  Меч, которым орудовала Хоюнь, был тот самый первый меч, который выковал Цин Шуй. Грациозные движения девушки были похожи на облака в небе, удары ее меча - на летающих драконов, крутящихся в воздухе, как змеи, извивающиеся в траве направо и налево! Цин Шуй смотрел во все глаза. Цанхай Минъюэ тоже внимательно наблюдала за своей ученицей. Потом она перевела взгляд на сапоги в руке. Через некоторое время Хоюнь остановилась, пот капельками росы выступил у нее на лбу, лицо раскраснелось, она смотрела на Цин Шуя, не моргая, и было не совсем понятно, радовалась она или была смущена.
  "Я скоро еще лучше сделаю, девочки!" засмеялся Цин Шуй и пошел к выходу.
  "Тебе часто встречаются такие люди, как сегодня?" вдруг спросила Цанхай Минъюэ, которая была по природе не болтливой и лишнего не говорила.
  "Нет, разве я похож на такого, с кем можно так обращаться? Но все равно, спасибо за беспокойство", со смехом ответил Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ ничего не сказала больше. Цин Шую оставалось только смущенно улыбаться, потому что по ее глазам он понимал, что она постепенно меняет свое отношение к нему. Он просто хотел вернуть те дни, когда он мог запросто дразнить ее, называть ее Юэюэ, видя, как она смущается от этого. Сейчас же была только большая пропасть между ними, и казалось, что уже ничего не поможет ему вернуть то самое время, когда они могли просто шутить вместе.
  ----------
  Кузнечный цех был всего в нескольких кварталах от резиденции Цанхай. Хоюнь Лю-Ли шла впереди, ведя за собой своих друзей. Она то шагала, то пускалась бегом, проверяя свои новые сапожки на прочность. Странно было бы, если она, получив такие превосходные сапоги, не стала бы их тут же тестировать.
  
  Супруги Цанхай были очень рады видеть Цин Шуя. Однако они не могли не заметить холодность, с которой их дочь обращалась с ним, однако ничего не могли поделать.
  "Цин Шуй, как твои дела? Почему так долго тебя не было?" жена Цанхая спросила с нежной улыбкой.
  Что оставалось Цин Шую? Только почесать голову и засмеяться. Однако Цанхай Минъюэ при этом закатила глаза. Этот парень вечно перед ее родителями ведет себя, как честный парень.
  Супруга Цанхая подала гостям вкуснейший ужин, а Цанхай вынул бутылку вина на кости тигра, которое Цин Шуй ему оставлял перед своим уходом. Наслаждаясь вином, лица гостей раскраснелись, а ужин закончился на самых радостных нотах. Однако атмосфера внезапно поменялась, когда Цанхай неожиданно сказал:
  "Цин Шуй, на самом деле, есть один вопрос, которым бы я хотел тебя побеспокоить", торжественно произнес он.
  "Старейший, все, что угодно, пожалуйста, говорите", серьезно сказал Цин Шуй. Даже Цанхай Минъюэ напряглась, потому что знала, что ее отец никогда не просит других о помощи, тем более такого юного парня, как Цин Шуй.
  "Что если у меня вдруг не останется сил защищать Клан Цанхай, тогда я надеюсь, что ты станешь защищать Юэюэ", со вздохом сказал Цанхай, и глаза его наполнились грустью.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21862
  Переводчики: Kent
  
  Глава 250. Дополнительное увеличение: Холодный Яд. Штормовые Облака Надвигаются.
  
  "Что если у меня вдруг не останется сил защищать Клан Цанхай, тогда я надеюсь, что ты станешь защищать Юэюэ", со вздохом сказал Цанхай, и глаза его наполнились грустью.
  "Отец, что-то случилось?" Цанхай Минъюэ побледнела, глядя на Цанхая, паника замелькала в ее прекрасных черных глазах.
  "Юэюэ, я просто говорю, что если. Не волнуйся", Цанхай смотрел на Цанхай Минъюэ любящими глазами. Хотя лицо Цин Шуя не изменилось, в сердце его началась настоящая буря. Он знал, что если слова Цанхая могли означать только одно - что-то плохое вскоре случиться с ним. Первое, о чем подумал Цин Шуй, это секта Бессмертного Меча. Однако успокоившись, он вспомнил, что Цанхай не считал их за своих соперников, глядя на них с пренебрежением. Цанхай смотрел на Цин Шуя в ожидании ответа. Не смотря на то, что у Цин Шуя никогда не было отца, он симпатизировал Цанхаю, в конце концов, Цин Шуй был отцом своей приемной дочери.
  "Обещаю. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы позаботиться о вашей дочери", сказал Цин Шуй, словно гвоздь забил, словно резал металл, так уверенно он это произнес. Однако тревога не покидала Цин Шуя: без Цанхая у него в Южном Городе не останется никакой поддержки. Если враги решат напасть на него в будущем, скорее всего, у него не получится даже сбежать из этого города.
  Атмосфера в комнате стала тяжелой. Глаза Цанхай Минъюэ покраснели. Впервые Цин Шуй видел ее такой хрупкой, он никогда бы не подумал, что в ее характере есть и такая черта.
  "Отец, может, уедем отсюда? Если мы уедем, ничего плохого не случится!" в панике Цанхай Минъюэ вцепилась в рукав Цанхая.
  "Слишком поздно. Я никогда не думал, что после тридцати лет произойдут такие огромные изменения", горько усмехнулся Цанхай.
  "Отец, кто именно пытается разобраться с тобой?" слезы без остановки текли по лицу Цанхай Минъюэ. Она всегда была такой дотошной, такой умной, как она могла упустить тяжесть ситуации? Ее мать, напротив, была спокойна, пытаясь сгладить обстановку. Однако какой актрисой бы она ни была, полностью скрыть своего напряжения она не могла.
  "Секта Бессмертного Меча. Я в жизни бы не подумал, что этот глупый старик в Секте сможет пробиться через тридцать лет", лицо Цанхая скривилось от боли.
  "Старший, неужели у нас нет даже самого маленького шанса?" нахмурился Цин Шуй. Если он бы смог заставить Колокольчик, потрясающий души, пробить 4-й уровень, он бы с уверенностью мог поразить летающих дьявольских чудовищ.
  "Бесполезно, у этого старика "Черный Монархический Сокол-Чемпион, его скорость крайне высока, ни одно летающее чудовище не сможет убежать от его преследования".
  Цин Шуй уже слышал об этом чудовище. Монстры с названиями "монарх", "имперский" или "королевский" были невероятно мощными дьявольскими чудовищами.
  "Старший, сколько у нас времени?" Цин Шуй не переставал думать о колокольчике в пространственной сфере. Как жалко, что времени мало.
  "Около месяца, я полагаю. Он хочет переловить всех в моем клане, и тебя тоже. Иначе бы он давно сделал первый шаг", ответил Цанхай.
  "Старший, потяните время, как только можете, чудо вполне может случиться", серьезно сказал Цин Шуй, зная, что раз Цанхай попросил позаботиться о его дочери, значит, он уже принял решение сражаться до смерти, чтобы у членов его семьи было время, чтобы убежать.
  "Отец, это из-за того случая со мной?" Цанхай Минъюэ вспомнила про мастера Фэн и двух раненых старших. Она вспомнила также случай, когда Цин Шуй публично унизил толстяка из Секты Бессмертного Меча. Она не знала наверняка, связаны были эти события или нет, печаль омрачала ее душу и мысли. Ощущение беспомощности постепенно росло в ее сердце, она не смела даже подумать, что может потерять отца, который всегда был ее поддержкой и опорой! Тут она вдруг поняла, что отец хотел, чтобы Цин Шуй позаботился о ней...
  "Глупая девочка, это не имеет к тебе никакого отношения. 30 лет назад твой отец ослепил одного его друга. Тогда мы решили, что кто-то один должен умереть - либо я, либо он, мы не могли ходить под одним небом. Но тогда наша культивация была одинаковой, но я был более вертким. Кто бы мог подумать, что этому слепому дураку так повезет, и он пробьется на более высокий уровень?" засмеялся Цанхай, пытаясь разрядить обстановку.
  Покидая резиденцию Цанхай, Цин Шуй начал обдумывать это дело. Сначала он думал, что культивация Цанхай была на вершине Боевого Короля. Однако теперь он сделал вывод, что и Цанхай, и тот слепой старик в Секте Бессмертного Меча, давно пробили следующий уровень. Чувства Цин Шуя были обострены, как никогда, он чувствовал, какой невероятной была их аура, несмотря на то, что они намеренно ее не показывали. Если бы он хотел сбежать, все равно должна была быть надежда. Если бы Цин Шуй выковал ожерелье, оно бы могло увеличить скорость его жар-птицы. Вообще скорость его феникса не уступала скорости Черного Сокола-Чемпиона, а если еще скормить ему плоды увеличения проворности, энергии, стойкости, добавить две малые восстанавливающие гранулы....
  Цин Шуй надеялся, что пока Цанхай жив, ему можно мирно существовать в городе какое-то время. Кто бы мог подумать, что что-то подобное произойдет? Цин Шуй бы никогда не думал о том, чтобы отступить назад в Город Тысячи Миль, он не хотел навлечь неприятности на то место, где проживали члены его клана. Хоть Цанхай и уверял их, что дело в нем, Цин Шуй чувствовал, что была вероятность того, что и его действия вызвали все эти проблемы.
  Войдя в пространственную сферу, первое, чем он решил заняться, это увеличить уровень колокольчика, потрясающего души. После этого он культивировал Древнюю Технику Усиления и скрытые техники владения оружием. Он знал, что если придется драться с кем-то более высокого уровня, выиграть без секретных трюков не удастся. Его глаза вдруг вспыхнули светом радости, когда он вспомнил кое о чем.
  Тысячелетняя холодная сталь!
  В конце концов, он же кузнец, почему бы ему не выковать оружие для себя? Он решил использовать тысячелетнюю холодную сталь, чтобы выковать себе иглы, размером с его золотые иглы, в качестве тайного оружия.
  Он очистил кусок стали с помощью первобытного пламени, вылил остатки жидкой стали в форму. Весь процесс Цин Шуй производил с помощью Техники Святых Рук и энергией Ци Древней Техники Усиления, наполняя каждую иглу сутью своей энергии Ци. После этого с помощью Техники Тысячи Ударов он погрузился в процесс ковки. Он очень хотел увидеть, какие атрибуты увеличения приобретет конечный продукт, ведь металл был непростым!
  По окончании работы, получилась иглы длиной в 25 сантиметров. Цин Шуй спрятал одну в руке так, что со стороны было практически невозможно ее заметить. Сияние, которое излучала игла, было почти прозрачным, холодный воздух, исходящий от нее, заставлял окружающих дрожать от холода.
  После этого он приступил к повышению уровня колокольчика. По своему опыту он знал, что колокольчик выдерживал процесс очистки до десяти раз на дню. Каждый раз в процессе очистки от колокольчика исходило легкое фиолетовое свечение. Цин Шуй понял, что ему необходимо продолжать повышать уровень колокольчика без остановки до тех пор, пока процесс не достигнет предела.
  После этого он приступил к тренировке нового скрытого орудия - стальных игл, сам себе удивляясь, насколько эффективными были они. Так как они были очень тоненькими, то нацеливать их можно было только в сердце или глаза врага. Погруженный в свои практики, он забыл об очень важной вещи.
  "Гррр, как я мог забыть об этом?" Цин Шуй немедленно активировал Небесное Видение и тщательно изучил новенькую стальную иглу. Прочитав о дополнительных атрибутах, он пришел в изумление.
  Дополнительное усовершенствование: Холодный Яд!
  Цин Шуй голову ломал полдня и так и не понял, как ему удалось достичь этого. Но судя по этому названию, атака игл была сродни холодному яду, просто он не совсем понимал, до какой степени она была сильной. Он не совсем понимал, что случилось, но это что-то было явно отличной вещью. Чем больше яда, тем лучше, в конце концов, яд означало однозначную смерть противника.
  
  Все остальное время Цин Шуй посвятил боевым техникам. Он все еще находился на третьей волне Дланей Великого Золотого Будды Девятого Вала. Эта техника была ошеломляющей. Он не знал, когда на него снизойдет момент перехода на новый уровень. Эта техника была очень тяжелой, так, что Цин Шуй понимал, что владей он пятой волной на своем уровне культивации, даже Цанхай не посмеет отразить его удар. Слишком ошеломляющей была мощь этой техники.
  Что касается малой стадии успеха формы журавля, до следующей стадии была пропасть. К счастью, у него все лучше и лучше получалось изо дня в день, хоть и с медленной скоростью. Да и это к лучшему было, не все можно заставить сбыться, некоторые вещи даются шаг за шагом, не иначе.
  Штормовые облака надвигались на его мир. Цин Шуй чувствовал, что уровень опасности был не меньше, чем тогда в Городе Тысячи Миль, когда Гунъян Сюаньхун примчался, чтобы уничтожить его и его клан. Тогда его спасли его богоподобная учительница и Байли Цзинвэй. Только кто же станет его спасителем на этот раз?
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/21863
  Переводчики: Kent
  
  Глава 251 - Сапоги из Холодной Стали. Ощущения от сапог. И от женщин
  
  Вихрь всегда предшествует шторму.
  Цин Шуй отбросил все неприятные мысли и погрузился в скучные и сухие тренировки. С тех пор, как он прошел Двойную Культивацию с Цинхань Е, его возможности существенно увеличились. Жидкость в его диафрагме из виноградины выросла в грецкий орех, энергия в самом ядре была пугающе чистой.
  Какая жалость, что он так и не пробил цикл в девяносто дней. Цин Шуй с нетерпением ждал, какие возможности подарит этот цикл, однако предсказать переход на новый уровень было невозможно, оставалось только ждать.
  Что же касается Древней Техники Усиления, даже если Цин Шуй сам двигался быстро, она так скоро не продвигалась. Жидкость в диафрагме очень живо вращалась, тяжелые и грандиозные выбросы энергии Ци Древней Техники Усиления циркулировали по его телу уже сами по себе. Цикл за циклом широкая и трудная дорога к девяностому циклу была все еще заблокирована на восемьдесят девятом цикле, который каждый день укреплял его Ци Древней Техники Усиления, оставляя немного энергии для следующего раза. До восемьдесят девятого уровня количество Ци было просто пугающим, хотя она и не пробивалась на следующий цикл. Но стоило только перейти его границу, его позвоночник, диафрагма, кости, сухожилия, мышцы и все тело значительно укрепились.
  Открыв глаза, Цин Шуй огорченно вздохнул. Даже намека на прорыв не было! Он подумал, если этот цикл так труден, то что его ждет на пути к вершине 4-го уровня Древней Техники Усиления!
  Он понимал, что сейчас был период аккумуляции, потому что девяностый уровень подразумевал наличие огромного пространства для аккумуляции энергии и сил, требующегося для перехода на 99-й уровень, как барьера между четвертым и пятым уровнями Древней Техники.
  Закончив с обязательными тренировками, Цин Шуй вспомнил про большой остаток тысячелетней холодной стали и те мужские сапоги, которые он начал делать из золотой мраморной кожи Короля Змей. Он начал выплавлять сталь, чтобы выковать из них еще одну пару сапог. К ковке он приступил с особой осторожностью, тщательно и дотошно производя удары молотом в Технике Тысячи Ударов. На этот раз он запомнил каждый удар. На 1100 ударе он почувствовал прилив бодрости. Наверное, добиться такого уровня ему позволило то, что он сумел достичь состояния полного забвения. С помощью своих особенных чертежей и методов он создал "скелет" будущих сапог, радуясь тому, что все эти образцы, чертежи и примеры из его сознания помогают ему в работе, без них он бы даже не знал, с чего и начать.
  На этот раз Цин Шуй подумал, что неплохо было бы создать универсальные сапоги и для мужчин, и для женщин. Хотя кожа была золотистого цвета, сапоги оказались не такими элегантными, как предыдущие. Цин Шуй решил вырезать из кожи змеи только вкрапления золотистых мраморных колец. Трогая зернистую текстуру золотой змеиной кожи, Цин Шуй сомневался, правильно ли он делает. Кожа Короля Змей была знаменита вкраплениями золотых колец, и именно эта часть кожи была сутью змеиной силы, имевшей большую практическую ценность, чем части цвета зеленого изумруда. В конце концов, он пришил кожаный верх к каркасу сапог и продолжил выплавку. На этот раз он начал с теплого огня, за которым последовали несколько мгновений большого обжига, чтобы кожа золотой змеи и тысячелетняя холодная сталь окончательно слились вместе, а затем он снова убавил силу первобытного пламени.
  Когда появилось золотистое сияние, обозначившее успешное завершение процесса, Цин Шуй с нетерпением решил проверить новые сапоги небесным видением. Эта пара сапог, сверкавшая и искрившая, будто настоящее золото, была не такой красивой, как сапоги Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, они выглядели слегка агрессивно, как раз для мужчин.
  Увеличение скорости на10%, Силы на 50%, Проворности на 30% и Стойкости на 10%!
  Хоть особые навыки, о которых так мечтал Цин Шуй, еще не появились, но и эти атрибуты сделают любую битву. Одноцветные божественные сапоги были такими мощными! Что же будет, когда он сможет выковать семицветный предмет? Цин Шуй страстно желал всем своим сердцем, чтобы это поскорее случилось, однако если всерьез подсчитать, сколько времени этот процесс займет, то любой потеряет дар речи.
  Эти сапоги Цин Шуй сделал для себя. Он знал, что с каждый цзинь силы возрастает его надежда. Все это время тренируясь, он пытался выковать предметы, которые смогу увеличить его способности. Он даже решил выковать доспех и ожерелье для своей жар-птицы.
  Наконец у него появилась возможность на себе ощутить, каково это носить сапоги, увеличивающие скорость. Быстро надев золотые сапоги на себя, он с удовольствием обратил внимание на прекрасный вид этих сапожек - выполнены они были с большим мастерством!
  "И нисколько не холодно. Даже так приятно тепло в них", очень удивился Цин Шуй. Ему казалось, что подошва сапог, сделанная из тысячелетней стали, будет ледяной, что до костей будет пробирать. Однако даже прохлады не ощущалось. Снаружи кожа была прохладной на ощупь, а внутри было тепло.
  Когда Ци Древней Техники Усиления автоматически устремилась к сапогам, загадочная энергия потекла обратно от подошвы и каркаса сапог. Ощущения были похожи на те, какие бывают, если съесть мороженое под палящим солнцем душного лета, или когда происходит проникновение во время секса. Удивительное чувство.
  "Черт, даже от сапог такие ощущения!" Цин Шуй не знал, плакать или смеяться. Он также не знал, почувствовала ли это Хоюнь Лю-Ли, когда надела сапожки, или Цанхай Минъюэ. Вряд ли женщина, не имевшая опыта секса, могла распознать эти ощущения, однако чувство это было необыкновенным. Думая о том, какой счастливой была Хоюнь Лю-Ли, примерив сапожки, ее радостное волнение, отражавшееся на лице, когда она танцевала с мечом, Цин Шуй понял, что причина такого подъема настроения была именно в этом, а вовсе не от радости, что скорость увеличилась.
  Сразу за новым достижением Цин Шуй решил изобразить Шаги Журавля в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита и поразился результатам. Сапоги увеличили его скорость не меньше, чем на 15%! Но в описании такого не подразумевалось.
  "Хм, может, это потому что я использовал Ци Древней Техники Усиления в качестве катализатора?" вспоминал Цин Шуй, как использовал Ци во время ковки и закалки сапог. Постепенно Цин Шуй приноровился к увеличивающейся скорости и понимал, что это имеет непосредственное отношение к энергии Ци Древней Техники Усиления. Управляя потоком энергии, Цин Шуй добился того, что сапоги все время меняли свой эффект, то усиливаясь, то ослабляясь. В-общем они стоили затраченных усилий.
  Привыкнув к сапогам, Цин Шуй снял их и засобирался на выход. Покинув Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй решил заняться укреплением своего духа. Он не хотел копить ненависть в сердце, однако его ждало так много опасностей. Его ждала мать, Город Ян напоминал о себе вспышками в памяти, богоподобная богиня в Секте Небесного Меча тоже скучала по нему, ему еще предстояло увеличить жизнь Луань Луань, и потом он не забыл об инциденте на Гряде Короля-Льва.
  Все оставшееся утро Цин Шуй усердно трудился в кузнице. Посетители приходили и уходили, однако ему не удалось ничего продать или обменять, никаких хороших металлов и драгоценных камней так никто и не принес.
  К полудню Цин Шуй закрыл двери кузницы и направился в резиденцию Цанхай. Он старался избегать лишнего внимания, но и не прятался, давая понять Секте Бессмертного Меча, что убегать он никуда не собирается. Он помнил, что Цанхай говорил, что их недруги были не готовы к наступлению, хотя они по-прежнему контролировали ситуацию. По идее можно было и убежать, но Цин Шую и в голову не приходило бросить пару Цанхай на произвол судьбы и принести их в жертву. Да и Цанхай Минъюэ не оставит своих родителей, она предпочтет погибнуть в бою.
  В задумчивости он добрался до ворот резиденции. Войдя, он увидел Цанхай Минъюэ у небольшого пруда. Он вдруг увидел, как она худа, как она одинока. В прошлом он бы и не подумал, что эта величественная красавица на Златокрылом Громоподобном Кондоре может быть такой грустной и одинокой. Она была как яркая луна в ночном небе. Ему вдруг стало так грустно.
  Цанхай Минъюэ беспокоилась из-за того, что не знала, что их ждет в будущем. Она боялась, что случится самое страшное, и не знала, как ей поступить в случае беды.
  Цин Шуй медленно подошел и встал рядом с ней. Повернув голову, он еще раз посмотрел на ее прекрасное лицо. Стройная белая шея, прозрачные ушные раковины, светящаяся кожа казались такими хрупкими, что дотронься он до них - они сразу сломаются. Ее уникальная внешности делала ее похожей на картину, недоступную, как луна в небе.
  "Не надо волноваться. Надо подумать, как избежать столкновений. А может быть, все вовсе и не так, как кажется", вкрадчиво сказал Цин Шуй.
  "Я вдруг оказалась в таком замешательстве. Мне очень страшно, я не знаю, что мне следует сделать", также тихо ответила Цанхай Минъюэ. Какой бы гордой и идеальной она ни была, она была просто женщина, которая вдруг оказалась перед лицом неприятностей. Она просто растерялась и не могла успокоиться.
  "У вас есть я, мы сможем что-нибудь придумать все вместе. Нет ничего невозможного, если очень хочется. Пока мы прикладываем усилия, нет ничего, что нам было бы не по силам". Цин Шуй хотел поддержать ее и подбодрить. Если бы он тоже ударился в отчаяние, она бы чувствовала еще большее отчаяние и беспомощность. Цин Шуй знал, что их шансы повернуть ситуацию в свою пользу ничто малы, однако какой смысл был топить себя в отчаянии. Как мужчина он должен быть стойким и непоколебимым, даже если тело его не широко, сердце его - огромно.
  "Нет ничего невозможного, если очень хочется", тихо повторила за ним Цанхай Минъюэ. Ее черные глубокие глаза смотрели на Цин Шуя, бледнота отступала с ее лица.
  "Почему ты решил зайти в гости сегодня?" удивилась Цанхай Минъюэ, что Цин Шуй сам вдруг заявился в резиденцию.
  "Просто я беспокоюсь о тебе, чего непонятного? Ты мне покоя не даешь. Вода в озере может быть очень чистой, однако если топиться в нем, то получается очень мучительно...."
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/22279
  Переводчики: Kent
  
  Глава 252. Все мы - семья. Соблазн? Ошейник.
  
  "Просто я беспокоюсь о тебе, чего непонятного? Ты мне покоя не даешь. Вода в озере может быть очень чистой, однако если топиться в нем, то получается очень мучительно...."
  "Пффффффффффффффф"
  Увидев улыбку на лице богини, Цин Шуй замер, он и не ожидал, что когда-нибудь еще ему выпадет возможность полюбоваться ее улыбкой. Она была прекраснее самых красивых вещей на свете. Ее смех был уникальным, не таким, как голос Хоюнь Лю-Ли соблазнительным с хрипотцой, и не таким высокомерным, как у Ие Цзянъэ. Ее голос был чем-то между, с нотками уникального магнетизма. Отведя от него взгляд, Цанхай Минъюэ сказала кокетливо: "Только и умеешь, что всякую чушь пороть".
  Цин Шуй был вне себя от радости. Наконец-то ее эмоции расслабились, постоянное беспокойство было не только бесполезным, но и опасным для здоровья. Она вышла к озеру только для того, чтобы не беспокоить своим настроением родителей.
  "Пойдем, пора обедать. А то они пойдут нас искать", тихо сказала она и посмотрела на Цин Шуя, который не мог отвести от красавицы радостных глаз. Ей нравилась его улыбка. Она была так похожа на улыбку ее отца.
  Супруги Цанхай, увидев их дочь вдвоем с Цин Шуем, тоже обрадовались, что их взаимоотношения снова обрели гармонию. Хоюнь Лю-Ли и вовсе всегда была рада видеть Цин Шуя. Цанхай видел в Цин Шуе тень себя молодого, хотя он понимал, что Цин Шуй обладал более выдающимися способностями. Что важнее всего, он был умен и проворен, мог видеть вещи насквозь, не как большинство людей его возраста. А имея дело с проблемой, он оставался спокойным, следя за каждым своим движением. Он был очень загадочным. Цанхай бы хотел увидеть, как высоко вскарабкается этот парнишка в будущем.
  "Старейший, я бы хотел переехать к вам обратно", сказал Цин Шуй по окончании обеда. Все удивленно посмотрели на него.
  "Этот дом - твой дом, делай что хочешь. Мы очень надеемся, что ты поживешь еще здесь", с улыбкой сказала Цанхай Минъюэ. Ее доброжелательный тон и теплые слова привели Цин Шуя в полный восторг. После того, как он отошел от первоначального шока, конечно!
  "Никто не трогал твою комнату. Пойдем, мы поможем тебе застелить постель!" Цанхай Минъюэ потянула Хоюнь Лю-Ли за рукав.
  Цин Шуй последовал за девушками, все недоумевая, что повлияло на такие изменения в поведении Минъюэ. Однако его ожидал холодный душ:
  "Не разбегайся там особо в своих мечтах. Я просто выражаю благодарность за поддержку".
  Цин Шуй рассмеялся, его ясные глаза смотрели на Цанхай Минъюэ, не моргая, заставляя ее еще больше смутиться. Сказав свои слова, она быстро отвернулась и заспешила вперед. Она понимала, что эти невинные прекрасные глаза станут когда-то ей возмездием. Она уже сожалела о сказанном, потому что чувствовала, будто предает себя и неуклюже отрицает то, что на самом деле происходит в ее душе.
  Тут Цин Шуй и вовсе расхохотался раскатисто, так, что Цанхай Минъюэ опять пала духом.
  Комната Цин Шуя была чистой, без единой пылинки. Девушки прошли в спальню и поменяли постель. Глядя на их склонившиеся прекрасные фигуры, Цин Шуй чувствовал довольство собой и, конечно же, пошлые мысли опять заполнили его голову. Когда он сможет, наконец, остепениться и построить уютное гнездышко с прекрасной женщиной? В будущем они бы завели детей, было бы настоящим благословением баловать и играться со своими карапузами. Тут он вспомнил о своей помолвке с Ши Цинчжуан. Если бы они поженились, нашли теплое местечко, родили бы ребенка, разве не прекрасно было бы жить им втроем? А может и еще ребятишек завели бы... Однако вскоре в его памяти всплыло испуганное выражение лица его матери. Чувство беспомощности мучило его. Быть разлученной с собственной кровью и плотью было настоящей агонией. Потом ему вспомнилась упрямица на улице Города Ян. Та девушка, до боли похожая на его мать. Он видел ее собственными глазами, слышал ее голос, он бы уверен, что это она, но ничего пока не мог поделать.
  Встряхнув головой, Цин Шуй решил, что нужно прекратить думать обо всех этих делах, пока не нарастит достаточно силы, иначе так недолго и с ума сойти. Подняв голову, он увидел своих подруг, стоящих перед ним, смотрящих на него теплыми глазами, как летнее солнышко, что ласкает лица прохожих.
  "Цин Шуй, не думай ни о чем. Все будет хорошо", сказала Хоюнь Лю-Ли, зная, что он опять думает о своих несчастьях.
  "Все в порядке, просто разбежался в своих мечтах..." спокойно сказал Цин Шуй и протянул два листка бумаги своим спутницам.
  На листочках он подробно расписал методы культивации от Галопа Оленя до Формы Журавля. Он также изложил свои замечания и мысли по поводу. Это позволит им найти нужный путь к этим формам в максимально короткие сроки. Он хотел, чтобы они смогли поднять свой уровень культивации, насколько это было возможно, ведь совсем скоро их ожидали особые события. Цанхай Минъюэ оторопела, прочитав эти рецепты. Хоюнь Лю-Ли бегло просмотрела записи и сердечно поблагодарила Цин Шуя. Она с одного взгляда уловила суть Галопа Оленя, понимая, что эта форма поможет поднять ее уровень. Сначала она нахмурилась, читая листок, потом ее лицо быстро просветлело, и она радостно закивала головой.
  "Ах, да! Спасибо за сапоги", сказала Минъюэ.
  Цин Шуй ухмыльнулся и ответил: "Хватит церемоний, разве мы не одна семья?"
  Минъюэ: "..."
  Хоюнь Лю-Ли сверлила взглядом Цин Шуя, источая соблазнительное очарование, которое пробирало его до самых костей. Ему пришлось бороться с желанием схватить ее и повалить, сжимая ее прекрасную мягкую грудь. Он намеренно облизывал губы, глядя на нее, хотя, если честно, это было единственное бесстыжее движение, которое он знал! Это всегда работало с Цанхай Минъюэ, приводя ее в замешательство. Но не тут-то было. Хоюнь Лю-Ли, вместо того, чтобы смутиться, выставила свою грудь вперед и тоже облизала свои губы кончиком тонкого розового языка. Тут Цин Шуя чуть кровью не вырвало. Что?! Он не знал, что делать. Если бы Цанхай Минъюэ не было рядом, он бы воспринял это, как руководство к действию. Девчонка-то играла с огнем! Однако тут ему пришлось придержать себя. Что же ему еще оставалось?
  "Днем пойду в кузницу. Можете пока тренироваться по моим рецептам. Вам пока нужно только ознакомиться с тем, как и где можно применять эти методы". Цин Шуй постепенно собрался с мыслями и решил, что лучше ему ретироваться на время.
  
  
  Добравшись до колокольчика, потрясающего души, Цин Шуй решил, что не станет тратить время впустую, ни единой минутки. Он надеялся, что однажды ему выпадет шанс заполучить какой-нибудь особенный предмет, навроде Машины Времени или прибора для телепортации. Если бы это случилось, то им бы даже не пришлось оставаться в этом городе, не планировать пути отступления.
  В кузнице Цин Шуй проверил, как идут дела у Ху Ю и его Формы Тигра. Он хотел бы, чтобы Ху Ю ушел от него, так как не хотел навлекать на этого ни в чем не повинного парня беду. Однако засомневался в своем решении.
  Найдя кусок голубой бронзы, Цин Шуй приступил к очередной поделке. Думая об ожерелье для жар-птицы, Цин Шуй добавил еще бронзы в заготовку из серебристой глины, чтобы сделать большой, но в то же время тонкий ошейник.
  "Черт. Ну и размерчик у моей птицы. Я даже не знаю, как ковать-то этот ошейник".
  Цин Шуй шаг за шагом соединял кусочки бронзы, добавляя все больше материала. Ему пришлось закрыть дверь в магазин, чтобы никто его не беспокоил. С помощью первобытного пламени он выплавлял из металла все примеси, оставляя только самую суть. Так прошло много времени.
  Наконец он вылил жидкий металл в заготовку и принялся орошать еще несформированный ошейник энергией Ци Древней Техники Усиления, терпеливо ожидая, когда бронза остынет и затвердеет. После чего Цин Шуй, несмотря на то, что бронза была еще обжигающе горячей, вынул ее из формы. Ширина ожерелья была всего в четыре пальца. Поместив его на платформу, он начал мастерски ковать.
  После множества попыток, Цин Шуй уже ухватил самую суть кузнечного дела. Он в совершенстве овладел Техникой тысячи ударов молотом. Однако такую большую вещь он ковал впервые. Поэтому процесс был не совсем гладким. Все, что он ковал ранее, были небольшие предметы, самые длинные из них были мечи. Удар за ударом, Цин Шуй смотрел на ошейник, постепенно обретающий форму. Скорее всего, он едва ли сможет использовать тысячу ударов, как в случае с мечами или сапогами. Да и последние тоже претерпели не больше ударов, ведь все, что было за тысячей ударов, можно было скорее назвать закалкой, а не ковкой. Так что сапоги его были сделаны с помощью Тысячи Ударов и сотней ударов полировки.
  Выбросив из головы все лишние мысли и подсчеты, Цин Шуй принялся тщательно работать над ошейником, надеясь прийти к божественному уровню. Однако чем больше он думал об этом, тем больше дела шли не по плану. Он не смог войти в нужное медитативное состояние, он даже не был уверен в количестве ударов молотом, но надеялся, что их было около 1050.
  Бронзовый ошейник вышел красивым, с зеленоватым свечением, без дополнительных рисунков и узоров.
  Цин Шуй подумал, вот было бы здорово овладеть какой-нибудь техникой ваяния по металлу, которая бы увеличивала силу предметов.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/22280
  Переводчики: Kent
  
  Глава 253. Бронзовый Ошейник. Беда с красавицей.
  
  Цин Шуй погрузился в мысли, потому что вспомнил, что некоторые чертежи в этом мире имели особые спрятанные в них характеристики. Новый ошейник не был украшен никакими узорами, его вид был чистым, без примесей других металлов. Обычно бронзовые изделия бывают мягкими, но первобытное пламя Цин Шуя очистило ее и оставило только самую бронзовую суть, которая была во много раз крепче и тверже обычной бронзы. Вдобавок с помощью Техники Тысячи ударов плотность ошейника была исключительной. В общем, ошейник получился на порядок лучше по сравнению с обычными ошейниками.
  Активировав Технику Небесного Видения, Цин Шуй проверил ошейник и выяснил, что он получился одноцветным божественным предметом с возможностью увеличивать скорость на 10%! Эта простая строчка привела Цин Шуя в полный восторг, потому что для его жар-птицы 10% к скорости было не малым улучшением. Одноцветные божественные предметы увеличивали способности на 10%, что в числовом выражении равнялось ста баллам к определенному атрибуту. Ну как тут не радоваться? Вместе с сапогами этот ошейник получился на тот момент лучшим изделием, который Цин Шуй смог создать на текущем уровне своих кузнечных навыков.
  Цин Шуй прихватил ошейник и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. С пронзительными криками ему навстречу летела его жар-птица. Забравшись на нее, Цин Шуй надел на питомца бронзовый ошейник. Птица будто сразу почувствовала мистическое влияние своего нового украшения. С радостными криками она взмыла в небо и стала кружить в облаках пространственной сферы. Ее гигантские крылья как опахало поднимались вверх и опускались вниз, придавая животному еще больше величественности.
  После проверки Цин Шуй покинул сферу и вернулся в кузницу, снова открыв магазин для посетителей. На полках лежали пять оружий, три зазубренных меча и два меча с зеленым лезвием. В его голове были чертежи с предметами для разного пола. Цин Шуй решил изготовить один из наборов доспех. Защита таких лат должна быть ужасающе мощной, простые мечи и сабли им были бы нипочем.
  У него оставался довольно большой кусок тысячелетней стали, которую Цин Шуй хотел использовать для сапог для супругов Цанхай. На этот раз все будет зависеть от семьи Цанхай, если уж Цин Шуй хочет выжить в столкновении с Сектой Бессмертного Меча. Думая о возможных неприятностях он не чувствовал ни ужаса, ни страха в сердце. Напротив, он был в радостном предвкушении приближающейся неизбежной битвы. И эта радость пугала его. Он не мог понять, откуда у него взялось это чувство.
  Говоря о материалах - у него ведь была еще суть закаленного металла, которую ему еще ни разу не довелось использовать. Вот на этот раз он и решил, что сделает что-нибудь из нее. Он очень сильно жалел, что его уровень в ковке был невысок.
  "Если я буду работать изо всех сил, то я смогу иметь дело с сутью металла 20-го уровня. У меня есть восемь кусков сути металла десятого уровня, значит, я могу очистить шесть из них и создать три куска двадцатого уровня, судя по теории ковки". Но стоило Цин Шуя извлечь суть закаленного металла и приступить к ее очистке, в магазин вошло несколько человек. Увидев молодого человека и знакомую девушку, Цин Шуй горько усмехнулся. Поначалу он думал, что когда он попугал кучку хулиганов своим мечом и оставил легкую царапину на шее у девушки с волосами, убранными в хвостик, этого им хватит, чтобы напугаться. Однако они все-таки осмелились вернуться. Цин Шуй продолжил заниматься своими делами, понимая, что пока они не мешают ему, он не будет обращать на них внимания.
  "Малышка Аи, этот кузнец напал на тебя?" произнес симпатичный молодой человек с умным взглядом.
  "Да, малыш, ты должен отомстить за меня >.< , впервые в жизни я подверглась такой жестокости", надула губки девушка, глаза ее наполнились слезами, а голос ее звучал приторно сладко.
  Вот тут Цин Шуй начал постепенно раздражаться. Не было у него ни времени, на настроения разбираться с каким-то богатеньким Буратино из какого-то клана из-за какой-то случайной женщины. Если бы Цин Шую и впрямь было до нее дело, он бы не стал ее ранить и доводить ситуацию до абсурда.
  "Ого, третий молодой мастер Клана Ци такой мужественный!" кокетливо сказала дама в откровенном наряде.
  "Шлюшка!" неожиданно ответил на ее реплику какой-то человек из толпы.
  "Кто это сказал? Выходи, коль кишка не тонка, пусть все полюбуются, как я затрахаю тебя до смерти!" женщина в откровенной одежде выкрикнула громким голосом.
  Все вокруг: "..."
  Цин Шуй и сам был в шоке от услышанного. Он думал, женщины, которые так одеваются, обычно очаровательные и не допускают таких крепких словечек. Если бы этот мужчина был сейчас один, он был бы не против оказаться в той ситуации, которую она предложила.
  Толпа в магазине разразилась насмешливым хохотом.
  Однако Цин Шую было не до смеха. Он чувствовал на себе, как взгляд молодого мастера Клана Ци сверлили его острее любой шпаги. Цин Шуй поднял голову, глядя молодому мастеру прямо в глаза. Парнишка только вступил в Сяньтянь. Взгляд Цин Шуя ничего не выражал, ему было все равно, просто ему не хотелось обижать клан, стоявший за ним. А хотя и на это ему тоже было наплевать.
  "Ого, Цин Шуй, людно у тебя тут. Нужна наша помощь?" неожиданно прозвучал очаровательный голос Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй склонил голову, приветствуя своих прекрасных подруг.
  "Мисс Цанхай, очень рад видеть вас здесь", неожиданно произнес Третий молодой мастер Клана Ци, сделав шаг навстречу Цанхай Минъюэ. Цин Шуй замер от удивления.
  "Ага, что ты здесь делаешь?" равнодушно ответила Цанхай Минъюэ, даже не улыбнувшись. Улыбка на ее лице предназначалась только Цин Шую.
  "Пинтянь, кто это? Почему ты ее мне не представишь?" поспешила к нему девушка, кокетливо обхватив за руку третьего молодого мастера Клана Ци. Она была полна ревности и зависти, увидев его завороженные глаза при взгляде на двух красавиц, только что прибывших в кузницу. Она его таким еще никогда не видела.
  Шлеп!
  "Катись ты!"
  Цин Шуй глазам своим не верил: третий молодой мастер клана Ци ударил свою девушку по лицу, от чего она даже на пол упала!
  "Мисс Цанхай, во всем вина этой глупой женщины, вы должны знать, каким глупым бывает поведение женщин, она осмелилась надеяться, что я поведусь на ее красоту. Я, Ци Тяньпин, не какой-то там похотливый и развратный мужик!".
  Тут-то Цин Шуй и раскусил его план. Он хотел показать, какой он "хороший" перед Цанхай Минъюэ. Цин Шуй готов был посмотреть, что после того, как молодой мастер увидел Минъюэ, он немедленно решил, что женщина рядом с ним была низкопробная, и подумал, почему бы не отпихнуть ее в сторонку, чтобы красавица Цанхай не подумала его неправильно.
  Хоюнь уже стояла рядом с Цин Шуем и с беспокойством наблюдала за всей разворачивающейся ситуацией. Цин Шуй ей был очень за это благодарен, что она вот такая, всегда беспокоится о других. Однако люди в толпе вдруг стали переводить свои взгляды на них с Хоюнь. Даже Цанхай Минъюэ вдруг по-новому взглянула на них - так хорошо эта парочка смотрелась вместе. Никто из окружающих не обращал внимания на девушку с волосами, собранными в хвостик, которая пыталась вытереть кровь, сочившуюся изо рта. Она с ненавистью посмотрела на Ци Тяньпина, Цин Шуя и Цанхай Минъюэ и молча покинула цех.
  "Мисс Цанхай, интересно, а не откажете ли вы мне в чести пообедать с вами?" Ци Тяньпин пожал плечами как ни в чем не бывало и с улыбкой предложил Цанхай Минъюэ продолжить встречу. Она безмятежно посмотрела на него, в глазах ее не было ничего, кроме равнодушия, однако от нее исходила внушительная аура. Этого было достаточно, что Ци Тяньпина бросило в ледяной пот. Его беспечность как ветром сдуло, и он в панике попытался ретироваться. Любой мужчина в итоге сталкивается с одним - отказ. Поэтому в этом мире парни ухлестывали только за девушками с равной силой или слабее. Потому что настоящие культиваторши им были не по зубам.
  Цин Шуй смотрел на Цанхай Минъюэ, посмеиваясь про себя. Мало, кто мог себе позволить так долго и пристально смотреть на Минъюэ. Цин Шуй в этом сегодня воочию убедился, увидев, каким жалким выглядит парень, получивший отказ от самой Цанхай.
  Увидев смеющиеся глаза Цин Шуя, вся оставшаяся шатия-братия клана Ци, которые заявились, чтобы преподать Цин Шую урок своей "приязни", вдруг ударились в бегство, задрав хвосты, вслед за своим лидером третьим молодым мастером. Да и остальная толпа, видя, что развлечения на сегодня закончены, тоже стала расходиться, оставив несколько зевак, пришедших подивиться на божественные мечи работы таинственного кузнеца.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/22296
  Переводчики: Kent
  
  Глава 254. Сердце бьется в радостном предвкушении. Боевые доспехи золотых колец готовы!
  
  "Подождите, пока я вот эту работу закончу, потом пойдем домой", с улыбкой сказал Цин Шуй своим спутницам. Он снова погрузился в свои дела, не подозревая, как двусмысленно прозвучали его слова. Толпа в магазине еще не разошлась, все смотрели на Цин Шуя с огромной завистью. Получается, что женщина, которая игнорирует третьего молодого мастера Клана Ци, принадлежит этому юноше демонического вида? Как такому не удивиться? Цанхай Минъюэ вновь пришлось смириться с непреднамеренными намеками Цин Шуя. Она лишь молча кивнула головой в ответ на его слова. Цин Шуй не заметил ее реакции, но зато хорошо почувствовал ее по ее действиям. Она опустила голову с еле заметной улыбкой и внимательно наблюдала за процессом выплавки эссенции металла.
  Если бы Цин Шуй понятия не имел, как выплавлять металл, все, что он мог сделать, это соединить два куска Закаленной Эссенции в один большой кусок. Однако не все так просто. Сплав считался одним из древнейших искусств в ковке. В процессе легирования плотность и чистота Эссенции Закаленного металла существенно увеличивались, основательно меняя саму эссенцию.
  Цин Шуй не был против того, чтобы его подруги наблюдали за процессом. Использование пламени не было чем-то необычным. Культиваторы Сяньтянь использовали Пламя Сяньтянь. Цин Шуй использовал первобытное пламя, которое так и выстреливало прямиком из его ладоней. Серебряные языки огня длиной в несколько сантиметров источали тепло, медленно нагревая кузнечную печь.
  Поместив два куска закаленной металлической эссенции десятого уровня в печь, он начал плавку. После перехода на 4-й уровень Древней Техники Усиления его первобытное пламя увеличилось на пару десятков сантиметров и стало плотнее и толще. Сила жара тоже соответственно увеличилась. Не будет преувеличением сказать, что Цин Шуй довел первобытное пламя до идеального состояния.
  Постепенно два куска закаленной металлической сути слились в одно. В этот момент Цин Шуй увеличил подачу пламени из своих рук, и печь раскалилась до ужасающей температуры! Цин Шуй собрался с силами и, терпя огромный жар, продолжил поддерживать огонь в кузнечном горне, которому, кстати, все было нипочем, даже безумный огонь первобытного пламени. Такие температуры необходимы для того, чтобы очистить эссенцию от различных примесей, оставив только суть для наилучшего качества металла.
  Процесс шел медленно, требуя много времени, лоб Цин Шуя покрылся крупными каплями пота. И только увидев, как сплав сверкнул черным глянцем, он понял, что у него получилось. Он не ожидал, конечно, что работа будет настолько интенсивной, но зато он понял, что процесс выплавки драгоценных магических камней будет не из легких. К тому же успешность была очень низкой при таких трудозатратах.
  Вынув из горна полученный кусок остывшей уже металлической эссенции, Цин Шуй был более чем удовлетворен результатом.
  В кузнице оставалось совсем мало народу, а Хоюнь и Минъюэ, скучая, бродили по магазину. Цин Шуй убрал полученный металл и предложил:
  "Пойдемте, думаю, что возвращаться сюда днем нет смысла. Вы уже поели?"
  "Я хочу пообедать сегодня у тебя. Ты готовишь", радостно прощебетала Хоюнь Лю-Ли, от блеска в ее глазах у Цин Шуя тихонечко ёкнуло сердце. Цин Шуй состроил гримасу в ответ и перевел глаза на Цанхай Минъюэ. Он тут же поймал себя на мысли, что постоянно смотрит на эту леди, когда нужно принять решение. Сам себе удивлялся, почему так.
  "Что? Нам все равно, как ты скажешь!" угадала его мысли Цанхай Минъюэ.
  Умывшись, Цин Шуй закрыл двери кузницы и повел двух подруг на улицу.
  "Давайте купим продуктов. Можете посмотреть и выбрать, что вам хочется". Цин Шуй повел их к небольшому зданию недалеко от его дома. В этом здании на первом этаже располагался большой продуктовый рынок, на котором продавались свежие овощи, фрукты и все необходимое. Цин Шуй составил компанию Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, которые выбрали два вида овощей из довольно большого выбора в магазине. Цин Шуй, вдруг заприметив мясо дикой курицы Силки, пошел и купил одну для бульона. Это ему напомнило один из ингредиентов для Гранулы Красоты, а именно кровь тысячелетней куры Силки. У него тут же испортилось настроение. Неужели такая курица вообще существовала в природе? Как же курица могла жить тысячу лет? Кому скажи - рты раскроют от удивления.
  Цанхай Минъюэ не могла избавиться от мыслей, роящихся в ее голове. Она посмотрела на Цин Шуя. Будто почувствовав ее мысли, Цин Шуй ответил ей многозначительным взглядом, в котором читалось полное замешательство. Минъюэ отвела глаза. Ее сердце бешено застучало, пробудив в ней странное ощущение, совершенно незнакомое ей и, в то же время, такое особенное. Она ждала это чувство уже давно.
  Тут им попался большой аквариум с десятками плавающих змееголовых окуней и пятью черепахами, радостно резвящихся в воде.
  "А давайте приготовим окуня на пару и черепаший суп!" предложил Цин Шуй.
  "У нас полно еды, оставь несчастных созданий в покое!" тихо ответила Цанхай Минъюэ. Она с любопытством наблюдала, как в воде двигаются сильные и прекрасные окуни и черепахи. Цин Шуй почесал голову. Девушки, несмотря на всю свою красоту и силу, оставались девушками. Их естественная мягкость и нежность не давала места жестокости и распутству. Может быть, они бы и стали есть готовое блюдо, если бы не видели, как эти рыбы будут приготовлены. А если увидеть, как убивают этих живых существ, они, определенно, предпочтут умереть от голода, только бы не есть их.
  Со всеми специями из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита еда никогда не получалась ужасной, как бы плохо ее не приготовить. С Минъюэ и Хоюнь в качестве помощниц, Цин Шуй не мог не вспомнить прекрасные моменты, когда он наедине с Цанхай Минъюэ оказался на кухне, постепенно теряя над собой контроль. Как давно это было...Цанхай Минъюэ старалась не смотреть Цин Шую в глаза. Она понимала, что всякий раз, когда их взгляды сталкиваются, ее сердце начинало трепетать от желания.
  Редко им выпадала возможность пообедать втроем. Однако они сидели теперь за столом, и никто из них не мог прикоснуться к еде. Цин Шую было трудно представить, как он будет брать еду с одной тарелки с Цанхай Минъюэ. Вспоминая свою прошлую жизнь, он припомнил времена, когда они с товарищами обедали на пароходе, а некая прекрасная дама смотрела на них с отвращением, как на оборванцев из сельской местности. Ей была противна сама идея, что ей придется делить свою еду с ними. Поэтому Цин Шуй пялился на свою пустую тарелку, погрузившись в воспоминания.
  "Цин Шуй, ты в порядке? Ты совсем отключился. О какой красавице ты там думаешь, что на тебе лица нет?" игриво принялась дразнить Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй смущенно улыбнулся в ответ.
  "Я счастлив разделить пищу с двумя самыми красивыми девушками в мире. О ком еще мне думать?"
  "Ха-ха, редко от тебя услышишь такие комплименты. Обычно ты только на публику играешь. Пф!"
  Цин Шуй как загипнотизированный слушал звонкий голосок Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй даже не обиделся на ее дерзкие замечания, потому что знал, что он частенько вел себя, как чудак на букву "м".
  "Цин Шуй, нам пора домой!"
  Закончив обед, девушки засобирались. Цин Шуй проводил их и решил вернуться в кузницу. Он решил, что нельзя терять времени, надо было в тот день еще успеть выковать боевые доспехи, шлем и, может быть, еще и браслет. Он надеялся, что ему снова удастся добиться одноцветного божественного уровня. Для своей же собственной безопасности, ему было просто необходимо увеличить свою силу до максимально возможного для него уровня. Да и ради Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли он тоже был готов сделать все, что было в его силах.
  Заперев за собой двери цеха, он вынул два выплавленных куска Закаленной Металлической Эссенции класса 20. Доспехи ковались из разных частей и только потом собирались в готовое изделие.
  Цин Шуй снова взялся за закаленную эссенцию и изготовил каркас будущих доспех. Затем покрыл каркас кожей змеи с рисунком кольцами. Он надеялся, что у этих доспех будет не только особая защита, но и какие-то неизвестные эффекты появятся, может, дополнительные атрибуты.
  Работая над латами, он не переставал удивляться, насколько трудоемким был этот процесс. К его счастью, у него был подробный чертеж, который он использовал пошагово в своей работе. На этот раз он старался сделать все идеально. Одну за другой он изготавливал части будущих лат. Для каждой он использовал Технику Тысячи Ударов. Наконец, он соединил все вместе, и неожиданный луч света уже знакомого золотистого оттенка вспыхнул перед его глазами!
  Остолбенев, Цин Шуй рассматривал потрясающие доспехи. Готовая верхняя часть лат выглядела величественно и источала благоговейное присутствие. Защита выросла на 10%, но распространялась только на тело под доспехами.+50 к стойкости, сила на 30, проворность - на 10%!
  Цин Шуй отбросил в сторону радостные ожидания и продолжил работать над нижней частью доспех. Оказалось, что в каждую отдельную часть можно вложить разные атрибуты. Это прибавляло ему уверенности в будущих успехах.
  С нижней частью все оказалось быстрее и проще. Скорость его работы увеличилась, и ровно за половину времени, потраченного на верх, он закончил нижнюю часть лат. Используя Технику Небесного Видения, он увидел, что атрибуты у полученных доспех оказались теми же, что и у верхней части.
  Цин Шуй почувствовал себя невероятно довольным собой, настолько, что это было сравнимо с сексом с прекрасной женщиной. Подходы разные, а результат один и тот же. В конце концов, если он продолжит волочиться за юбками, он быстро потеряет к ним интерес. И вообще мало, кто из людей может похвастаться тем, что имеет талант и способности и грамотно их реализует, получая огромную радость от проделываемой работой. Кто может доказать, что чего-то стоит.
  Это было то же удовольствие, как радость от того, когда обе Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли надели его сапоги. Чувство радости и тепла, казалось, будет вечно жить в его сердце.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23160
  Переводчики: Kent
  
  Глава 255. Я не уйду, даже если мне придется умереть. Обними меня?
  
  Видеть, как Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли носят сапожки, выкованные им самим, доставляло Цин Шую большую радость.
  Сейчас он любовался на законченные Боевые Доспехи с узором в виде золотых колец. Доспехи были покрыты змеиной кожей, внутри лат была закаленная металлическая эссенция. Поэтому Цин Шуй дал своему новому произведение название Боевые Доспехи Золотых Колец.
  Взглянув на солнце, Цин Шуй с удивлением обнаружил, что уже почти вечер, так долго он провел за работой, однако результатом он был больше, чем доволен.
  Пока все было относительно спокойно вокруг, только Цин Шуй понимал, что это затишье перед бурей. Когда настанет час икс, воющий ветер и шторм накроет окрестности. Он до сих пор не был уверен, что сможет без потерь пережить его.
  Аккуратно отложив Боевые Доспехи Золотых Колец в укромное место, Цин Шуй был рад, что они стали одним из предметов, которые смогут обеспечить ему безопасность. Подготовив себе сапоги и защиту, Цин Шуй решил посвятить остальное время ковке шлема, ремня, браслета и ожерелья. Ни одна возможность увеличить силу не должна была остаться без его внимания.
  Смеркалось, поэтому Цин Шуй решил закрыть кузню и вернуться в резиденцию Цанхай. В конце концов, он обещал всем переехать к ним обратно. Как вдруг его охватило непонятное чувство тревоги.
  Это было ощущение, от которого волосы встают дыбом. Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и занял выжидательную позицию.
  Буквально через мгновение в кузнице появился некий человек. Цин Шуй видел элегантного мужчину средних лет в фиолетовом плаще, только усиливавшем ауру достоинства, исходившую от него. У него был ясный взгляд опытного человека, прямой нос и высокомерно поджатые губы. Было видно, что это мужественный и необычный человек с доминирующей аурой.
  "Я же точно чувствовал, что здесь кто-то есть. Где все?" пробормотал про себя пришелец.
  Цин Шуй внимательно наблюдал за ним. Он явно был соперником Цанхая, хотя и слегка уступал ему, однако был гораздо сильнее Старших из Секты. Цин Шуй был уверен, что этот человек из Секты Бессмертного Меча. И человек этот явно пришел по его душу.
  Жаль, что Цин Шуй не мог атаковать из сферы в реальность, так бы он отпугнул этого незнакомца.
  Человек в плаще закрыл глаза и начал молча пытаться ощутить движение в окружающем пространстве, по другую сторону которого Цин Шуй силой пытался удержать себя от нападения. Даже если бы у него ничего не вышло, Цин Шуй все равно бы мог успешно спрятаться снова в Сфере. Однако что-то было не так, Цин Шуй никак не мог понять, что именно. Поэтому атаковать он так и не решился. К тому же он не хотел заранее вспугнуть врага. Если бы ему удалось пробить 90-ый цикл Древней Техники Усиления, он бы без промедления вышел на бой.
  "Интересно, Прародитель добрался до резиденции Цанхая?" задумчиво проговорил человек.
  На этих словах глаза Цин Шуя залило кровью, он сжал кулаки так сильно, что между ладонями показались капельки крови. Изо всех сил он пытался контролировать себя, на всякий случай надев новые доспехи и сапоги и вызвав свою жар-птицу, готовясь к возможной атаке. Однако в этот момент он услышал вздох незнакомца:
  "Кажется, тут и впрямь никого". С этими словами он выбежал из задней двери со скоростью вспышки света.
  "Черт, может обдурить меня пытается?" Цин Шуй подозревал, что неприятель мог притвориться уходящим, поэтому подождал некоторое время, прежде чем выйти из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, и тоже ринулся к выходу. Он побежал к резиденции Цанхай, хотя вполне возможно, что то, что сказал пришелец, было лишь попыткой выудить его на улицу, он не находил себе места. Ему нужно было убедиться лично, что семья Цанхай была в порядке.
  Добежав до дворца, Цин Шуй не увидел ничего необычного. Было почти темно, он тихонечко вошел в дом и наконец, выдохнул, услышав знакомые голоса. Войдя в зал, он увидел, что в честной компании не хватает только его, и смущенно улыбнулся.
  "Цин Шуй, что с рукой?" Хоюнь Лю-Ли вдруг заметила следы крови на ладонях Цин Шуя и подбежала к нему, схватив его за руки.
  "Правда, что стряслось?" Цанхай тоже заметил, что с Цин Шуем было что-то не то. "Разве можно так поцарапаться обеими руками?" удивленно спросил он.
  "Просто я услышал, что Предок Секты Бессмертного Меча собрался сюда", с горечью ответил Цин Шуй и улыбнулся, чтобы успокоить всех окружающих.
  Встревоженные Цанхай Минъюэ с матерью быстро подошли к нему. Надо же! Цин Шуй в панике спешил к ним, не убоясь смерти, услышав, что что-то может случиться с семьей Цанхай!
  "Цин Шуй, давай вымоем руки и наложим повязку", улыбнулась ему мама Минъюэ. Цин Шуй смыл кровь с рук и обнаружил, что ранки начали затягиваться, так что в повязке не было нужды. С того момента, как он начал практиковать Древнюю Технику Усиления, его способность к восстановлению была поразительной.
  "Давайте сначала поужинаем, потом поговорим", сказал Цанхай, опередив Минъюэ, которая что-то собиралась сказать, но не решилась.
  Ужин прошел в тишине, ни у кого не было аппетита. Девушки и вовсе почти ничего не съели. Цин Шуй тоже был встревожен тем, что им предстояло пережить.
  "Папа, скажи, немедленно! Иначе я заснуть не смогу", закончив ужин, Цанхай Минъюэ села рядом с отцом и настойчиво попросила.
  "Все займет не больше полумесяца. За это время мы должны быть начеку и дождаться возможности выступить первыми. Когда наступит время, вы должны будете выслушать мои распоряжения", сказал Цанхай.
  "Старший планирует задержать их, чтобы мы могли убежать?" поднял голову Цин Шуй и посмотрел на Цанхая горящими глазами. Его глаза были полны бойцовского духа и желания драться.
  "Я не уйду. Я не уйду, даже если придется погибнуть!" упрямо сказала Цанхай Минъюэ. Цин Шуй потер нос. В его планы бегство тоже не входило, хотя и знал, что беда неминуема.
  "Ох, этот слепой старик достиг седьмого уровня Боевого Короля. А я всего лишь на вершине 6-го. Ему хватит сотни движений, чтобы уничтожить меня", горько вздохнул Цанхай.
  Цин Шуй быстро проанализировал сказанное. Цанхай способен продержаться сотню ударов. Если бы он обеспечил Цанхая 10% дополнительной скорости, 10% защиты, плевать на силу, плюс его техники, которые бы пригодились в бою! Что вселяло в Цин Шуя надежду, так это то, что Боевой Король 7-го уровня не был непобедимым!
  "Старейший, неужели у нас нет даже малейшего шанса на победу?", спросил Цин Шуй, не желая сдаваться. Он не верит в чудеса, но верил в то, что всего можно было добиться при желании и приложении максимума усилий.
  "Тридцать лет назад я ослепил один глаз старика. Если его другой глаз тоже ослепнет, мы бы без проблем спасли свои жизни".
  Эти слова вселили еще большую надежду в Цин Шуя. Найдя дорогу, он всегда без устали по ней двигался. Цин Шуй посмотрел на Цанхая с полной серьезностью:
  "Который глаз у него здоровый?"
  "Левый", удивленно ответил Цанхай. Он снова понял, что Цин Шуй - загадочный парень, и вполне был способен на что-то, чего никто не ожидал. Цанхай Минъюэ тоже смотрела на Цин Шуя. Сложные, но радостные чувства переполняли ее.
  Полмесяца. Цин Шуй подумал, что ему хватит этого времени на подготовку. К счастью, он уже начал готовиться.
  После ужина Цин Шуй и девушки отправились вместе к строению позади дворца.
  "Цин Шуй, отец сказал, что нет никакой гарантии, что мы останемся в живых. Когда время настанет, при первой же возможности забирай Хоюнь Лю-Ли и уезжай. И будь с ней поласковей, хорошо?" невозмутимым тоном сказала Цанхай Минъюэ.
  "Еще раз такое скажешь, получишь по попе", также невозмутимо ответил ей Цин Шуй. И непонятно было, всерьез он это говорил, или это была шутка такая.
  "Вот паршивец, это для твоего же блага. Я не могу оставить родителей. Но вы - другой случай", сердито сказала Цанхай Минъюэ.
  "Я не уйду. Не уйду, даже если придется умереть", сказала Хоюнь Лю-Ли и улыбнулась. Однако за этой улыбкой читалась полная уверенность в своих словах.
  "Лю-Ли, и ты туда же?" глаза Цанхай Минъюэ покраснели.
  "Все, что у меня есть, я получила от тебя, моя Учительница. Если я уйду, я себе этого никогда не прощу", снова твердо сказала Хоюнь Лю-Ли, обращаясь к Минъюэ. Цанхай Минъюэ повернула голову к Цин Шую и посмотрела на него своими прекрасными сияющими глазами. Цин Шуй посмотрел на нее и сказал:
  "Не волнуйся. Все может быть не так, как мы себе это представляем. Прилагаемые усилия всегда являются решающим фактором. И каждый человек - кузнец своего счастья. И своей судьбы".
  "Спасибо тебе, Цин Шуй", совершенно серьезно сказала ему Цанхай Минъюэ.
  "Опять разводишь церемонии. Мы - одна семья. Почему ты со мной обращаешься, как с чужаком? Что бы ни случилось, я буду на твоей стороне. И есть Лю-Ли. И мы всегда будем вместе", широко улыбаясь, ответил ей Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ не сердилась на Цин Шуя за его слова. И без этого было трудно принять то, что Цин Шуй делал для них. Не было у него никаких злых намерений, он не доставал ее приставаниями, ни разу не попытался воспользоваться ею, хотя любой другой на его месте бы не смог остановиться. Может из-за всего этого она не гнала его прочь. Что же касается его дурацких шуточек, всех двусмысленных фразочек и прочего, это тоже уже ничуть не сердило ее.
  Думая обо всем этом, Цанхай Минъюэ чувствовала глубокое тепло по отношению к Цин Шую. Может быть, потому что они оказались в такой затруднительной ситуации, она вдруг поняла, что так много еще не сделала в жизни. Например, она никогда не любила. Не бывает, чтобы женщина не мечтала о любви. Однако она и не ожидала, что с ней это случится внезапно. Однако, увидев, что ей, возможно, осталось жить несколько дней, а не целая жизнь, как она раньше думала. Тогда она не хотела вступать в какие-то романтические отношения, боясь, что они станут препятствием в ее культивации. Но сейчас она не хотела оставлять за собой нереализованные сожаления. Она хотела просто почувствовать, пусть ненадолго, пусть просто телом, а не душой...
  "Цин Шуй..."
  Цин Шуй уже собрался уходить к себе, когда услышал ее тихий голос. Удивленный, он обернулся, испытывая легкий дискомфорт.
  "Обними меня? Как бы ты обнял свою жену".
  Цин Шуй онемел. Он и думать не мог, что Цанхай Минъюэ на такое способна. Он подумал сначала, что неправильно расслышал ее слова. Но потом увидел, что Хоюнь Лю-Ли тоже с удивленным выражением лица смотрит на свою подругу.
  "Долго не думай. Я просто боюсь, что мне мало осталось. Хочу оставить себе что-нибудь на память". Смущенная Цанхай Минъюэ храбро подняла голову и посмотрела Цин Шую прямо в глаза. Ее темные глубокие глаза вспыхнули, ее богоподобное лицо светились неповторимой красотой.
  Цин Шуя раздирало двойственное чувство. Цин Шуй понимал, что Цанхай Минъюэ всерьез задумалась о смерти и не хотела оставлять свою жизнь пустой, не испытав настоящей любви. Ей хотелось тепла и незабываемых объятий.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23161
  Переводчики: Kent
  
  Глава 256. Нефритовые кости Небожительницы (Цанхай Минъюэ). Браслет, усиливающий разрушения.
  
  "Обними меня. Обними, как обнял бы жену!"
  Цин Шуй знал, что она боялась, что не сможет выжить в предстоящей схватке. Она не хотела, чтобы ее чувства испарились в воздухе, поэтому ей хотелось почувствовать теплое и незабываемое прикосновение.
  "Девочка моя, тебе нужно быть осторожнее с такими словами. Иначе ты не найдешь ни одного мужчину, который осмелится обнять тебя", сказал Цин Шуй, простирая руки и обнимая Цанхай Минъюэ за ее осиную талию. Впервые Цин Шуй обнимал ее. В этот момент он почувствовал, как Цанхай Минъюэ бьет дрожь. Цин Шуй подавил свое желание, стараясь не думать о том, как ее высокая грудь прижимается к его груди. Однако к его ужасу, огненный стержень в его брюках взмыл в небеса, предательски прижимаясь к ее животу.
  "Э!" Цанхай Минъюэ не выдержала и попыталась высвободиться из его объятий. Она начала извиваться, ее упругие груди еще больше терлись о грудь Цин Шуя, непроизвольно заставляя его еще больше сжимать ее в своих объятиях. Он просто потерял над собой комфорт от этих божественных ощущений и аромата ее тела. Минъюэ постепенно перестала отталкивать его и положила ему голову на плечо. Ее дыхание согревало его шею, его сердце бешено стучало, наполняясь невыносимым желанием, а его огненный жезл вздымался еще выше. Однако Цин Шуй решил не предпринимать никаких решительных действий, а просто подарить ей воспоминания, да и понимал он, что она не готова ни к чему более интимному.
  "Хочешь, я приду к тебе сегодня, мы можем продолжить сегодня вечером", прошептал Цин Шуй, нежно облизывая кончик ее ушка.
  "Нет, не делай этого!" задрожала Цанхай Минъюэ. Потом она засмеялась, легонько оттолкнула Цин Шуя и притянула Хоюнь Лю-Ли к нему:
  "Лю-Ли, возвращаю!" Развернулась и ушла.
  Цин Шуй больше не мог себя контролировать. Ему хотелось схватить эту женщину за задницу и засадить ей со всей силы. Однако в этот момент в его руках оказалась другая красавица.
  "Я, что? Вещь на прокат что ли?" огорчился Цин Шуй. Он крепко обнял Хоюнь Лю-Ли, вспоминая, как она его недавно дразнила. Настал момент для мести. Глядя на Хоюнь Лю-Ли, он видел, что она ведет себя, как покорная жена, боясь поднять на него глаза. Цин Шуй взял Хоюнь Лю-Ли за подбородок, глядя на нее самым бесстыжим взглядом.
  "Ты красива, как дьяволица", все крепче обнимая ее, он распустил руки, ощупывая ее упругую попку. Несмотря на ее видимое сопротивление, он не ослаблял хватку, все крепче обнимая ее.
  Промучив ее несколько минут, он выпустил ее, вернулся к себе в комнату, тяжело дыша и пытаясь подавить в себе огонь. Обнимать двух красивых женщин и не фантазировать о продолжении было трудной задачей. Первое, что должен научиться делать человек, это контролировать себя. Если не умеешь контролировать себя, то ты просто человек самого низкого пошиба. Такие люди и уважением не пользуются, и влияния за свою жизнь не обретают.
  Отринув в сторону все лишние мысли, Цин Шуй вошел в сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Проведя стандартные тренировки, он погрузился в ковку. Он решил изготовить доспехи для Цанхаев. Он уже сделал ему сапожки, дело осталось за латами.
  Увеличить его скорость на 10%, силу на 30, проворность на 30, стойкость - 10%! Цин Шуй был очень доволен. У законченного продукта были те же улучшения, что и у его сапог. Однако золотые сапоги для супруги Цанхай оказались не так хороши.
  "Может, проблема в каркасе?" Основа его сапог и сапог Цанхая была изготовлена из тысячелетней холодной стали, а сапожки для его супруги - из закаленной эссенции. Материал имел огромное влияние на конечный результат. Поэтому Цин Шуй и старался покупать только материалы редкие и экзотические, какой бы высокой не была их цена.
  Браслет!
  Закончив с доспехами для всех, Цин Шуй решил выковать браслет. Он еще не понимал, как им пользоваться, но следуя чертежам, Цин Шуй выплавил остатки закаленной металлической эссенции 10 уровня. Проведя сплавку, он получил материал, которого должно было хватить на пять браслетов. Хотя браслет был невелик в размере, на его изготовление требовалось много времени. И кроме этого, Цин Шуй понятия не имел, какими эффектами будет обладать готовый продукт, или какие улучшения в способностях ждут того, кто наденет его.
  С оружием обычно основными атрибутами были стойкость и проворность. С этими улучшениями сила человека взмывала к небесам, как ракета. Доспехи же, само собой, увеличивали защиту. Сапоги - скорость. Что же с браслетами-то?
  Из своего опыта Цин Шуй сделал вывод, что должны быть еще какие атрибуты, которые можно увеличить, расширить и улучшить. Но что именно? Может быть, какие-то магические силы или улучшение общего физического состояния. Под общим физическим состоянием подразумевалась жизненная сила, а под магией - сила ума и духа.
  Самое главное в процессе изготовления предметов было качество ударов молотом. К счастью для Цин Шуя руки его были проворны, опыт его вырос в несколько раз с начала работы кузнецом. Однако, несмотря на все эти приобретения, его способности были далеки от вершины. Следуя графикам в чертежах, он изготовил форму из серебряной глины, хитро изогнутую, очищенную потоком Ци его Древней Техники Усиления.
  После бесчисленного количества ударов появилось знакомое слабое свечение, и Цин Шуй почувствовал грандиозное удовлетворение. Наконец, новый предмет!
  Разрушительная сила +10%, сила +30%, проворность +20%, стойкость +20%.
  От слов "Разрушительная Сила" Цин Шуя дрожь взяла. Разрушительная сила была гораздо мощнее обычной атакующей силы. Что важнее, эта способность активизировалась в критической ситуации, давая более высокие шансы нанести врагу критические повреждения. Например, если боец мог лишь сломать кости своего оппонента, то с увеличением разрушительной силы, он бы мог разнести кости врага в пух и прах, оставив только мелкие кусочки, используя в своих атаках силу всех стихий, как холодный яд.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23162
  Переводчики: Kent
  
  Глава 257. Неумолимые Затруднения. Все хорошее когда-нибудь заканчивается.
  
  Цин Шуй никогда бы не подумал, что браслет несет в себе такую разрушительную силу. Подумать только, какой-то неприметный браслет мог увеличить силу разрушения на целых десять процентов. В трудную минуту этих десяти процентов хватит, чтобы отправить противника на тот свет.
  В этом была вся удаль разрушительной силы. С виду незначительная, она могла в последний момент слона свалить с ног.
  Цин Шуй надел браслет на руку. Тут же он почувствовал агрессивную мощь, растущую в его теле. Цин Шуй подумал, что было бы неплохо увешать себя такими аксессуарами, чтобы наверняка увеличить свою разрушительную силу. Но вероятность того, что они сработают все вместе, была ничтожна.
  Цин Шуй тут же приступил к работе над новым браслетом, снова культивируя свою Ци Древней Техники Усиления до максимума. Не останавливаясь ни на секунду, он ковал и ковал новые доспехи и браслеты. Изготовив две пары сапог, полный набор доспех, три набора боевых юбок, пять браслетов, он почувствовал, что пора выходить из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  Изготовив юбки, которые получились чуть выше колена, он понял, что к ним нужна защита для колен и ног. В итоге весь комплект получился смелым и в то же время женственным. Его свойства были такими же, что и у его Доспех Золотых Колец.
  Впервые Цин Шуй был так вымотан работой. Покинув сферу, он забылся глубоким сном.
  Проснувшись рано утром, он вспомнил все, чтобы было накануне, и немедленно вынул все изделия. Доспехи сверкали в лучах утреннего солнца, еще больше радуя его глаз. Он думал, что ему нужно позвать с собой его подруг. Улыбка заиграла на его губах, когда он вспомнил, как хорошо они провели прошлый вечер.
  Заметив вышедших из своего дома девушек, он поспешил к ним, любуясь их небесной красотой. Женщины всегда красивы, когда только просыпаются. Это состояние утренней истомы делает их еще более красивыми. Однако какая жалость, что мало кому удается полюбоваться их красотой.
  Девушки тоже заметили Цин Шуя. С любопытством они пошли к нему навстречу, привлеченными большой стопкой предметов в его руках.
  "Что это, Цин Шуй?"
  "Это вам. Возьмите по комплекту, а остальное оставьте Старейшим", с улыбкой протянул подарки Цин Шуй.
  "Нам?"
  "А для кого же еще? Быстрее, разбирайте. А эти две пары сапог для родителей", поторапливал их кузнец. Цанхай Минъюэ открыла, было, рот, но так ничего и не сказала, молча взяв комплект из рук Цин Шуя. Хоюнь Лю-Ли тоже быстренько схватила свой подарок. Цин Шуй был счастлив.
  "Это можно примерить?" сказала Хоюнь Лю-Ли, моргнув своими прекрасными глазами. Цин Шуй улыбнулся и утвердительно кивнул в ответ. Хоюнь тут же направилась обратно в свой дом.
  "А ты не хочешь примерить?" Ему самому не терпелось посмотреть, как прекрасно она будет выглядеть в этих магических доспехах. "Я всем сделал такие".
  Цанхай Минъюэ не сводила глаз с черного браслета. Он был прекрасен и загадочен. Его не было в ее комплекте, но она протянула к нему свою белоснежную руку. Цин Шуя будто замкнуло. Он рефлекторно надел браслет на белоснежное запястье и как загипнотизированный уставился на божественное лицо Минъюэ. В этот момент вышла Хоюнь Лю-Ли в костюме, состоявшем из золотой юбки и высоких зеленых сапожек. Хоть Цин Шуй и готовил себя к этому, однако он все равно остолбенел от ее удивительной красоты.
  Хоюнь была очень сексуальной, а в этом костюме она выглядела еще прекраснее. Хитрыми глазами она смотрела на Цин Шуя, и того охватило чувство, что она просто высасывает из него все силы своей красотой.
  "Дьяволица!" Это было лучшее слово для описания Хоюнь Лю-Ли. Она будто излучала пламя своей походкой, топя Цин Шуя в его самых безумных фантазиях.
  "Ну, как? Я хорошо выгляжу?" Хоюнь подошла к Цин Шую, покачивая бедрами, и покружилась на месте. Ее длинные черные волосы рассыпались по ее женственным плечам.
  "Да!" все что смог проговорить Цин Шуй. Достав еще один браслет, он смущенно надел его на ее тонкую руку.
  Цанхай Минъюэ лишь с улыбкой наблюдала за ними.
  "Как ты мог надеть браслет на Сестру Минъюэ, забыв про меня?" Обвиняющий тон Хоюнь Лю-Ли удивил Цин Шуя.
  "Что ты! Я бы никогда... я только с радостью..." Цин Шуй быстро застегнул браслет на руке Хоюнь.
  "Все эти дни не снимайте его, не оставляйте его без присмотра. Отдайте эти вещи Старейшему, надеюсь, они ему пригодятся", с этими словами Цин Шуй передал оставшиеся вещи в руки Цанхай Минъюэ.
  "Юэюэ, как наденешь, не забудь мне показать!" крикнул Цин Шуй вслед девушкам, направляясь к воротам. Все, что он получил в ответ, было хихиканье Хоюнь Лю-Ли и свирепый взгляд Цанхай Минъюэ!
  За завтраком супруги Цанхай с улыбкой смотрели на Цин Шуя, даже Цанхай Минъюэ смущалась от их радостных взглядов.
  "Спасибо, Цин Шуй. Эти доспехи очень кстати. С ними у меня получится с десяток дополнительных ударов", с улыбкой сказал Цанхай.
  "Старейший, вы слишком скромничаете. На этот раз на кону наши жизни", честно ответил Цин Шуй.
  "Хорошо, но если все-таки все случится, вы должны выслушать мои инструкции", на этот раз серьезно проговорил Цанхай. Цин Шуй тяжело вздохнул и кивнул головой. Он понимал, что инструкция будет касаться их побега...
  Глаза Цанхай Минъюэ подернулись слезами, но она промолчала. Однако упрямство в ее глазах говорило все. Цанхай улыбнулся. Когда время придет, у него получится заставить Цин Шуя увезти его дочь прочь от беды.
  
  Цин Шуй отправился в кузницу. Там уже работал Ху Ю. Напарник радостно приветствовал Цин Шуя.
  "У меня получилось движение Ци! У меня получилось!" дважды повторил он. Цин Шуй улыбнулся и сказал:
  "Тогда сегодня можно приступать к изучению техники владения молотом".
  Цин Шуй не запер двери в кузницу. Он боялся, что человек в фиолетовом плаще мог заявиться к нему в любой момент, а поток людей на улице и в магазине дал бы ему дополнительное время.
  Цин Шуй объяснил своему партнеру основные моменты Техники Тысячи Ударов. Он научил его вкладывать в удар свою силу, показав в замедленном темпе, как это делается, и потом предложил самому Ху Ю попробовать.
  Рука Ху Ю полностью зажила после лечения, которое прописал ему Цин Шуй. За это время он еще больше укрепил свои мышцы и набрал силы.
  Полдня прошли в учении. Ху Ю вполне овладел Техникой Тысячи Ударов, хотя и не в совершенстве. Он планировал дать ему еще два магических плода увеличения силы, однако у него ничего не осталось в запасе, кроме припасенных на экстренный случай плодов увеличения проворности. Он их приберег для себя, когда нужно будет прокладывать маршрут побега. Эти плоды резко увеличивали проворность в течение 15 минут.
  Подумав немного, Цин Шуй сказал:
  "Брат Ху Ю, мне больше не нужна кузня. Я, возможно, больше никогда сюда не вернусь. Ты должен тренироваться в Технике Ударов и циркуляции Ци каждый день".
  "Почему ты уходишь?" удивленно и грустно спросил Ху Ю.
  Цин Шуй покачал головой:
  "Все хорошее когда-нибудь кончается. Я очень счастлив, что встретил здесь своего брата Ху. Если судьба так распорядится, мы еще встретимся. Но сегодня я должен попрощаться с тобой, брат".
  Ху Ю нахмурился и тяжело вздохнул.
  "Брат, тебя ждут великие дела. Если ты когда-то еще будет в наших краях, ты должен зайти и навестить своего старшего брата. Если ничего не случится, я буду здесь".
  Сказав это, Ху Ю почувствовал огромную благодарность этому молодому парню, понимая, что тот не останется в его кузнице навсегда, как бы ему не хотелось.
  "Не волнуйся. Мы обязательно встретимся. Держись, брат!"
  Цин Шуй ушел, не оборачиваясь. Не было в его сердце печали. Ху Ю не был частью его семьи, хоть и напоминал ему его старшего брата. Если и настало время расставаться, то нужно сжигать все мосты и ни о чем не жалеть.
  Цин Шуй вернулся в резиденцию Цанхай. Незаметно для себя самого, он так глубоко впустил в свое сердце Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, что не мог перестать думать о них.
  Изначально целью его путешествия в Город Зеленого Континента было потренироваться и приобрести новый опыт. Он не ожидал, что эти девушки присоединятся к нему. Однако время шло, а чувство росли. Какими бы ни были эти чувства, друзей у Цин Шуя было немного, однако Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли стали ему настоящими компаньонками.
  Иногда ему казалось, что их отношения отличаются от просто дружеских. Но это была не любовь. Цин Шуй и не ждал от них любви. Однако отношения были запутанными и сложными.
  Вернувшись во дворец, Цин Шуй увидел, что Цанхай Минъюэ снова стоит у пруда в задумчивости. Он понимал, что она опять в тревоге.
  "Юэюэ, не волнуйся. Пойдем, Старший Брат обнимет тебя..."
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23163
  Переводчики: Kent
  
  Глава 258. Женщина всегда остается женщиной. Удивительные парящие шаги журавля.
  
  "Юэюэ, не волнуйся. Идем, Старший Брат обнимет тебя..."
  Не успел Цин Шуй закончить предложение, как Цанхай Минъюэ повисла на нем, обрушившись в рыданиях. Цин Шую ничего не оставалось, как стоять в шоке. Он просто хотел, чтобы она расслабилась, а тут такое! Держа сотрясающуюся от всхлипов Минъюэ, Цин Шуй почувствовал глубокую печаль в сердце. Какой бы сильной или выдающейся ни была женщина, она оставалась женщиной, связанной эмоциями и душевной добротой. Она знала, что все будет не так просто, как говорил Цин Шуй, она знала, что есть вероятность, что самое страшное произойдет с ее родителями. Ее просто охватил настоящий ужас.
  Она старалась не показывать свою слабость родителям, чтобы они меньше о ней волновались. С Хоюнь Лю-Ли она была Мастером, поэтому не могла себе позволить никаких срывов. И только в Цин Шуе она видела тень своего отца, неспособная выдержать боль в сердце, она просто упала в его объятия, дав волю своим чувствам.
  Цин Шуй молчал, зная, какой огромный груз лежит на ее плечах. Иногда нужно было выпускать эмоции. Он просто гладил ее по спине, помогая ослабить напряжение.
  Цанхай Минъюэ дрожала, все крепче прижимаясь к Цин Шую. Звуки сдерживаемых рыданий глухо раздавались в ее груди. Сердце Цин Шуя разрывалось от горечи.
  "Юэюэ, все будет хорошо. Ничего плохого не случится", нежно успокаивал ее Цин Шуй.
  Подняв голову, она посмотрела на него своими глубокими черными глазами, наполненными слезами. Она никогда бы не подумала, что позволит себе такую слабость. Всего в паре сантиметров от ее лица, Цин Шуй чувствовал легкий аромат лаванды, исходящий от нее. Ему так захотелось поцеловать эти неземные вишневые губы! Однако видя ее печальный взгляд, он, конечно же, подавил свои желания и снова обнял ее.
  Однако такие объятия не подавили кое-что пониже пояса в его теле. Устыдившись взгляда Цанхай Минъюэ, он густо покраснел. Увидев его растерянное лицо, Цанхай Минъюэ не смогла сдержать смеха. Она ущипнула его за щеку и отпихнула от себя. Наконец-то она освободилась от его объятий и ощущения металлического жезла, тычущегося ей в живот.
  "Спасибо, я никогда этого не забуду", продолжала смеяться Цанхай Минъюэ. Она была так блистательно красива, что Цин Шуй сделал мысленный снимок, который навсегда отпечатался в его памяти.
  Но что она имела в виду, говоря такие слова? Неужели у нее было предчувствие, что они не смогут избежать беды?
  ...................................................
  У Цин Шуя было много свободного времени, ему не нужно было идти в кузницу. Вернувшись в свою резиденцию, он хотел подняться на второй этаж, но внезапно передумал и решил заняться своими утренними упражнениями.
  "Надо тренироваться!" подумал он.
  Форма Журавля!
  Он довел до совершенства малую стадию успеха, но еще не пробился на большую стадию, несмотря на бесконечные тренировки. Активировав Ци журавля и выполнив Шаги Журавля, Цин Шуй поймал себя на том, что его мысли заняты не этим. Все, о чем он мог думать, это Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
  
  Через какое-то время внезапно раздался шум. Взглянув на вход в дом, он увидел двух красавиц, входящих к нему. Они были одеты в золотые боевые доспехи и зеленые боевые сапоги, от чего Цин Шуй просто потерял дар речи, так они были хороши! Длинные нефритовые ноги, легкая улыбка, элегантная аура, которую они источали, - от всего этого у Цин Шуя слюнки потекли. Он, не мигая, смотрел на их плавные бедра, покачивавшиеся при ходьбе.
  "Цин Шуй, очнись. Ты же хотел посмотреть на Сестру Минъюэ в ее боевом костюме? Скажи, она красавица?"
  "Красавица, Красавица, Красавица..."
  Цанхай Минъюэ строго взглянула на Цин Шуя, который уже в десятый раз бормотал слово "красавица".
  "Хватит! И убери это тупое выражение со своего лица, где ты слышал, чтобы так комплименты делали?"
  Цин Шуй глупо хихикнул и попытался привести себя в чувства. Они знали, что по утрам Цин Шуй тренируется, а, значит, пришли намеренно, чтобы он показал им свои секреты, ведь им тоже нужно было максимально увеличить свою силу.
  Даже тренируясь в некрасивой и неуклюжей форме медведя, эти красавицы были так грациозны, что у Цин Шуя кровь носом пошла. Кто бы мог подумать, что форму медведя можно исполнять с такой пластикой, совсем не так, как у него получалось. Помнится, Луань Луань так не понравилась эта форма, что она просто высмеяла его своими жесткими замечаниями.
  Они начали тренироваться вместе, и телесный контакт был неизбежен. Подавляя желания, соблюдая серьезность, Цин Шуй пытался вести себя максимально профессионально.
  Затем он показал им идеальную стадию формы тигра и галопа оленя, а также форму журавля, которая была уже на вершине малой стадии успеха.
  Когда девушки приступили к форме журавля, стало понятно, что они совсем ее не знают. Как два журавленка, которые пытаются научиться летать. Однако чутье Цин Шуя давало ему ощущение, что дыхание и аура воительниц постепенно меняются. Его духовные силы претерпели еще одно улучшение. Возможно, это был эффект от Двойной Культивации с Цинхань Е.
  Тот, кто с головой погрузился в процесс, никогда не сможет четко увидеть себя так, как это сможет наблюдатель со стороны.
  Подсознательно Цин Шуй и сам приступил к тренировке формы журавля, включая ее в свои атаки. Концепция "оставлять раны с каждым ударом сабли" не давала ему покоя. Впервые он смог ощутить непревзойденную плавность своих атак.
  Девушки даже остановили свои тренировки, глядя на движения Цин Шуя. Его силуэт был как облако, как текущая вода, прекрасен в боевом танце. Цин Шуй внезапно понял суть формы журавля, невольно думая о картине с Белым Журавлем, которую он повесил в своей сфере, простирая руки, как крылья, выдавая позы настоящего журавля. Естественно, энергия Ци бушевала по всему телу. Излучая Ци с каждым выдохом, Цин Шуй не прекращал этот бесконечный цикл. Он добавил понимания парящим шагам журавля, его силуэт постепенно ускорялся и превращался в одно мутное пятно.
  Девушки в изумлении наблюдали за его размытым силуэтом. Скорость его была настолько высока, что казалось, что он и не покидал одного места. Чем дольше наблюдала Цанхай Минъюэ, тем больше она понимала, что что-то не то. Она чувствовала, что Цин Шуй сделал несколько движений за время, пока она просто моргнула глазами!
  Глядя во все глаза и сфокусировав все внимание, она смогла уловить момент, когда Цин Шуй приблизился к ней, тут же вернувшись на начальную точку. И все это за один миг. Скорость была сравнима со скоростью ее отца, нисколько ей не уступая. Тут она поймала себя на мысли, что этот мерзавец не только приблизился к ней, но и за грудь ее успел потрогать. Терпение Цанхай Минъюэ по отношению к нему и впрямь не имело границ!
  Цин Шуй смутился, поняв, что его застукали, тут же ретировался на свою позицию.
  Шаги Парящего Журавля!
  Он не ожидал, что сможет пробить большую стадию успеха! Его тело стало легче на 20%, а скорость увеличилась и перешла ту границу, что отделяла его от большой стадии.
  Самым важным было том, что ему удалось увеличить свою скорость в три раза. Хотя уровень потребления энергии был безумно огромным, Цин Шуй не жаловался. Он твердо верил, что скорость - это главное оружие.
  Огромная радость наполнила Цин Шуя. Он с удовольствием продолжил тренировать девушек до самого полудня. Уставшие дамы бросали недовольные взгляды на своего тренера, однако тот ни на секунду не давал им опомниться, загоняв их до ручки. От техники галопа оленя до формы журавля, полностью выжимая весь их потенциал, выжимая из них все силы. Ну, неужели этот парень совсем не умеет обращаться с девушками?!
  Видя, как пот заливает их лица, Цин Шуй только смеялся, игнорируя их жалобы. В конце концов, он переключился на форму тигра и по-настоящему атаковал их. Конечно, он смягчал удары кулака, не забывая при этом пощупать их мягкие тела...
  Небо потемнело, девушки отправились принять ванну и переодеться. Цин Шуй тоже приготовился принять душ. Теперь в его арсенале были Шаги Парящего Журавля, что придавало ему особой уверенности в себе.
  Пусть будет ветер и дождь, он не испугается. Думая про того человека в фиолетовом одеянии и о слепом предводителе секты бессмертного меча, которые хотели ему навредить, он чувствовал кипящую ярость. Если бы он раньше одолел эту форму, он бы давно изувечил того фиолетового соперника.
  "Хорошо было бы, если бы Сфера Вечного Фиолетового Нефрита не имела ограничений по времени", с сожалением вздохнул он. Ему не пришлось так жадно стараться, будто змее, пытающейся проглотить слона.
  Стоя в комнате, ничего не делая, он погрузился в воспоминания. Он скучал по маме, думая, чем она сейчас занимается. Мамы всегда волнуются за своих детей, даже когда она за тысячу миль от них. То же самое было и с ним. Он ничего так сильно не хотел, как вернуться поскорее в Город Тысячи Миль.
  Потом он вспомнил свою невесту, Ши Цинчжуан, надеясь, что у нее все хорошо в Долине Пьянящего Аромата. Уже два года прошло с тех пор, как он в последний раз встречался с ней, он не мог не думать о том, что, возможно, она уже охладела к нему. Не зря говорят, что ничто не переживает проверку временем. Неважно, влиятельным ли было что-то, внушало ли благоговение, было ли полно славы, через 10, 100, 1000 или 10000 лет оно будет похоронено на дне бесконечной реки времени под названием история.
  Однако после бури всегда появляется радуга. Цин Шуй не боялся предстоящей передряги, более того, он ждал, когда же прекрасная радуга ознаменует окончание беды!
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23164
  Переводчики: Kent
  
  Глава 259. Сцена трагедии. Непонятная смерть Хоюнь Лю-Ли.
  
  Следующие несколько дней прошли относительно спокойно. Цин Шуй бездельничал большую часть дня. Он занимался укреплением формы журавля и тренировкой парящего шага журавля, параллельно контролируя наращивание культивации своих подруг. За эти дни он также выковал шлем в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, который обладал похожими свойствами со всеми доспехами. Увеличение защиты, силы, стойкости и проворности на 10%. Однако он остался недоволен такими результатами. Ему хотелось бОльших магических качеств. Хотя в стычке с врагом любое, даже самое малое увеличение способностей, пойдет ему на пользу.
  "Цин Шуй, что-то скучно стало. Пойдемте, прогуляемся и развеемся!" вдруг предложила Хоюнь Лю-Ли, когда вся компания мирно завтракала одним прекрасным утром. Солнце было еще высоко, а они все очень сильно устали за последние несколько дней. Не устояв перед умоляющим взглядом Лю-Ли, он согласился подышать свежим воздухом городских улиц. В конце концов, все ощущали на себе огромный стресс, и прогулка бы им не повредила. Он все еще волновался, не вздумают ли члены Секты Бессмертного Меча захватить их в плен, чтобы шантажировать Цанхая, или и вовсе убить их на месте.
  "Не забудьте надеть боевые доспехи и взять с собой оружие!" предусмотрительно напомнил он девушкам. На всякий случай.
  Цин Шуй, Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ решили прогуляться по Древнему Южному Пассажу неподалеку от их дома. Перед их уходом, Цанхай настоятельно велел им быть осторожными и возвращаться как можно скорее домой.
  На улицах города царила обычная для этого времени сутолока, толпа никогда не иссякала, каждый был занят своим собственным делом. Громкие выкрики зазывал из лавочек раздавались тут и там, весь этот шум сливался в одну необычную, но гармоничную мелодию большого города.
  У Хоюнь Лю-Ли сегодня было особенно хорошее настроение. Она настойчиво тащила своих друзей то к одному, то к другому магазину, хотя ничего и не покупала. Цанхай Минъюэ рассматривала витрины равнодушным взглядом, если бы не Хоюнь, она бы и вовсе не стала ходить по магазинам.
  Они бродили по улицам Пассажа, не следя за временем и расстоянием. Красота спутниц Цин Шуя привлекала множество внимания. Цин Шуй, которого тащили за собой красавицы, тоже подвергся пристальному вниманию - его щедро поливали завистью, презрением и проклятиями.
  Внезапно они повернули на еще одну улицу, которая оказалась совершенно пустой. Будто они ступили в другое измерение, хотя улица была огромной и широкой. Неожиданные перемены заставили Цин Шуя напрячься. Рядом шла другая маленькая улочка, которая продолжала жить бурной торговой жизнью. Здесь же была пустыня.
  "Почему здесь никого нет?" спросил Цин Шуй Цанхай Минъюэ. Та побледнела. Как они могли так бездумно сюда попасть? Только она собралась ответить Цин Шую, как раздался неожиданный голос.
  "Это улица известна как Кровавая Улица. Обычно здесь проходят все бои. С виду кажется чисто, но на самом деле тут повсюду кровь!" Голос был наполнен ненавистью!
  Цин Шуй увидел целый отряд людей, одетых в белое, с длинными мечами наперевес, выходящими из-за ближайшего угла. Впереди них шли два пожилых человека, один крепкого телосложения, другой довольно хрупкой комплекции. Голос принадлежал последнему.
  Лицо Цин Шуя вытянулось, девушки побледнели. Цин Шуй не знал, что делать, девушки рассчитывали на него, как на настоящего мужчину, но были ли у него способности, чтобы их защитить?
  Цин Шуй насчитал не меньше двадцати бойцов.
  "Вы все проделали такой долгий путь, чтобы нас поймать. Не устали ждать нас каждый день?" нахмурился Цин Шуй.
  "Ждать? Ты думаешь, мы за тобой охотимся? Да нужен ты нам! Мы собирались разделаться с вами через пару дней, но раз уж вы сами пожаловали, можно и сегодня исполнить желание моего внука!" старик, стоящий слева, сплюнул на землю, его ненавидящий взгляд пробирал до костей всех стоящих вокруг.
  "Старший Ин, разве Прародитель не велел нам не делать ничего безрассудного?" тихо спросил хмурый старший, все это время тихо стоявший рядом с ним.
  "Прародитель давно отдал приказ изловить всю шайку. Если мы оставим эту троицу здесь навеки, то наша работа сделана. И Прародитель наверняка щедро одарит нас в благодарность. Старший Сунь, не указывай мне, мы вполне способны похоронить этих троих на этой улице", презрительно ответил Старший Ин.
  "Ну..."
  "Если мы оба займемся ими сегодня, я соглашусь на твои условия", буднично сказал Старший Ин.
  "Ты серьезно?"
  "Это простейшая задачка на уровне Сяньтянь. С тремя неизвестными", ответил Ин Старшему Сунь, не сводя глаз с Цин Шуя и его компаньонок.
  "Цин Шуй, что нам делать?" спокойно спросила Хоюнь Лю-Ли, однако было видно, что она сильно напугана. Цин Шуй понятия не имел. Эти двое перед ним были на уровне Боевых Королей. Несмотря на только первый уровень, их было двое. У Цин Шуя были бы шансы против одного. Бежать было бессмысленно. Даже если он бы вызвал жар-птицу, он предполагал, что его противники не дадут всем троим времени, чтобы забраться на нее. Тем не менее, Цин Шуй призвал огненную птицу, надеясь, что хотя бы девушки смогут улететь. Они должны были спастись при любой удобной возможности.
  К сожалению, его противники немедленно перешли в нападение, стоило только Цин Шую пошевелиться. Он успел только оттолкнуть девушек в сторону и убедиться, что Жар-птица подлетела достаточно близко, чтобы забрать их с собой.
  Цин Шуй быстро придумал план. Если девушки успеют забраться на жар-птицу, Цин Шуй прикажет ей лететь в резиденцию Цанхай. А он сможет сбежать, используя технику парящих шагов журавля и Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.
  "Старший Сунь, оставь этого юнца мне. А ты с твоим Железноперым Соколом займитесь птичкой и девчонками", сказал Старший Ин, протягивая ладони в сторону Цин Шуя. Из его рта показался белый дым.
  Цин Шуй волновался, ведь это был его первый матч с противником уровня Боевого Короля. Даже если он и был на первом уровне, его силы были безграничны по сравнению с Сяньтянь, настолько непреодолимой была пропасть между ними.
  Цин Шуй зарычав, словно тигр, струйки желтоватого дыма показались из-под его рук, сложенных в форме лап тигра. Сила Цин Шуя достигла тридцати тысяч цзинь, что не составляло большой разницы по сравнению с силой противника. Цин Шуй вполне мог сразиться с ним. Его форма тигра была идеальной. Свирепый тигр был известен Королем всех Чудовищ. Даже обычная атака когтями достигала по силе двух тысяч цзинь. Амурские и бенгальские тигры достигали трех метров в высоту и весили до шести сотен цзинь. Их удар достигал веса в тонну. Титулы королей просто так никому не доставались.
  Цин Шую хватало силы и техники. Чего ему точно недоставало, так это опыта реального боя. Он опусти свои ладони на противника с оглушающим грохотом.
  Цин Шуй почувствовал, как из него засочилась кровь. Однако Ци Древней Техники Культивации, постоянно циркулировавшая в его теле, быстро затянула рану. Он подумал: "На что вообще способен этот Боевой Король? Неужели это он в полную силу так борется?"
  А старший Ин в этот момент еще больше удивился. Даже если он и не планировал убивать этого парнишку, его удары должны были, по крайней мере, сильно ему навредить. Он не ожидал, что его молодой противник устоит перед его атаками.
  После первого столкновения Цин Шуй понял свой уровень. Сбылась его мечта - он всегда хотел сразиться с воином, только что достигшим уровня Боевого Короля.
  Старший Ин неожиданно обнажил огромное лезвие, при виде которого Цин Шуй чуть не закричал. Это был Клинок, Сотрясающий Небеса. Огромное и тяжелое оружие. Цин Шуй прикинул, в нем было не меньше двух метров. Ширина почти тридцать сантиметров, толщиной в пару сантиметров, а остротой, как самое заточенное лезвие. Оружие было выковано из бронзы и излучало огромную мощь. Подавляющую мощь.
  Его противник умел поднимать тяжести легко, будто перышко. Чтобы хотя бы удержать в руках такое тяжелое оружие, воину необходимо было быть очень и очень сильным.
  Цин Шуй пытался достать Меч Большой Медведицы, который весил две тысячи цзинь, удерживая его своей гигантской силой в триста тысяч цзинь. Вообще воины, которые могли владеть тяжелыми мечами, обычно либо рождались с суперспособностями, либо проходили интенсивную культивацию, отрабатывая способность поднимать тяжести с легкостью. Была существенная разница в том, чтобы владеть оружием в 50 цзинь или в 500 цзинь, даже если они обладали одинаковой силой.
  Цин Шуй понимал, что козырная карта его противника был его клинок, потому что он незамедлительно достал его сразу после первого столкновения. Казалось, что противник торопился забить победное очко.
  Раздался жуткий крик!
  Цин Шуй поднял голову и не мог сдержать смеха. Черный Железноперый Сокол, который был гораздо меньше размером, чем его жар-птица, пытался потушить полыхающие свои перья. А жар-птица, кружившая неподалеку, выпустила очередной огненный шар фиолетового цвета.
  Фиолетовое Пламя!
  Цин Шуй знал, что его чудовище огнедышащее, он просто не ожидал, что пламя окажется фиолетовым и быстрым, как скорость света. При контакте с целью огненный шар взрывался. Однако Цин Шуй не знал, сколько таких шаров за раз может выдохнуть его птица. Всплеск ауры ощущался в воздухе. В момент, когда Цин Шуй отвлекся на свою жар-птицу, Старший Ин собрал всю свою энергию в виде короны вокруг головы и перегородил Цин Шую путь длинным клинком. Он даже не пытался спрятать свою ауру, напротив, он старался ошеломить ею Цин Шуя. Аура была настолько интенсивной, что даже ученики Секты Бессмертного Меча отступили на несколько шагов.
  Однако Цин Шуй не терял бдительности и молниеносно нанес ответный удар своим Мечом Большой Медведицы. Звук скрежета металла был настолько пронзительным, что у всех вокруг заложило уши. Цин Шуй заметил, что на его мече нет ни царапинки. Однако и на клинке противника тоже не осталось ни одной отметины.
  Тираническая Ци Меча! Поза Силы!
  Первый метод открывал воину путь к немедленному подавлению противника абсолютной силой. Второй был нацелен на то, чтобы самому уклониться от атаки врага. Однако сила и техника противоречили друг другу. Если одно было сильно, то другое страдало. Все зависело от самого бойца.
  Цин Шуй успешно увернулся от клинка Старшего Ин, задействовав Основной Принцип Владения Мечом, который он пробил на уровень Тайной Сферы. Когда Цин Шуй легко уклонился от удара и немедленно нанес удар своим мечом, Старший Ин замер от удивления, будто привидение увидел.
  "Тайная Сфера, ничего себе, может, ты и вовсе не человек, малыш?" Эти слова повергли Цин Шуя в шок. Этот старый чудак еще и ругать его умудрялся. Это на поединке-то не на жизнь, а на смерть!
  Однако другое беспокоило Цин Шуя. В стороне начался бой между Старшим Сунь и Цанхай Минъюэ. К счастью, жар-птица уже обезглавила Железнокрылого Сокола и была готова к атаке вместе с Цанхай Минъюэ, чтобы повернуть исход боя в ее пользу. С другой стороны Хоюнь Лю-Ли оставалась в стороне, полностью лишенная защиты. Слишком была велика разница между ее возможностями и присутствующими бойцами Секты, которые полностью блокировали ей путь к отступлению.
  "Старший Сунь, это юнец упрямый! Поторапливайся с девчонками и давай на подмогу!" выкрикнул Старший Ин, понимая, что не сможет защитить себя от Базового Принципа Владения Мечом Цин Шуя. Единственное, что он мог сделать, это держать его на расстоянии клинка.
  Цин Шуй не ожидал, что именно этот принцип окажется самым мощным в бою. Тайная Сфера была на порядок выше Сферы Истины. Несмотря на то, что он только пробился в новую сферу, его сила уже выросла на 20%.
  Однако Цин Шую никак не удавалось убить противника. И воспользоваться секретным оружием он тоже не мог. Чтобы ими воспользоваться, нужно было проникнуть в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, а у него не было столько времени. Каждая доля секунды была на вес золота.
  За время этой короткой схватки Цин Шуй почувствовал уникальность своей техники владения оружием. Это было странное особое чувство, точное и неповторимое в то же самое время. Неудивительно, что каждый Боевой Король стремился довести свою культивацию до Тайной Сферы. Ведь даже базовые принципы смогли оттеснить Боевого Короля, поставив его в жалкое положение защиты.
  "Это рыжеволосое чудовище очень агрессивное. А его тупой хозяин обладает какими-то странными техниками, да еще и быстер, как молния. Потерпи еще немного, я через тридцать ударов освобожусь", свирепо пыхтя, прорычал Старший Сунь.
  Цин Шуя очень беспокоил Старший Сунь. Все его атаки блокировал божественный клинок Старшего Ин, он никак не мог добраться до Минъюэ, чтобы помочь ей. И тут его осенило! Этот старикашка просто пытается выиграть время. Он использовал свой гигантский меч как щит. Его защита была тверда, даже капля воды не смогла бы просочиться. Было видно, что бесчисленные бои закалили старика, его опыт играл против Цин Шуя.
  "Лю-Ли!"
  Внезапно раздался встревоженный голос Минъюэ. Жар-птица издала истошный громкий крик.
  Сердце Цин Шуя сжалось. Он обернулся и увидел реку крови...
  Хоюнь Лю-Ли висела в воздухе на лезвии меча. Ее кровью было залито все вокруг. Вся ее грудная клетка и каждое ребро были полностью разрушены. Старик нанес огромный порез, простиравшийся от ее защитной юбки до уголка левого глаза. Порез был настолько глубоким, что было видно все кости.
  Цин Шуй не моргая смотрел на трагедию, разворачивающуюся у него на глазах. Боль и ужас пронзили его, когда тело Хоюнь мешком рухнуло в сторону, обездвиженное и, по всей видимости, бездыханное.
  "Лю-Ли..."
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23557
  Переводчики: Kent
  
  Глава 260-1. Убивать! Убивать! Слезы Цин Шуя. Святые Длани.
  
  С разбитым сердцем Цин Шуй наблюдал за разворачивающейся на его глазах трагедией. Он беспомощно смотрел на неподвижное тело Хоюнь Лю-Ли.
  "Лю-Ли..."
  И тут Цин Шуй заорал со всей силы, завыл так страшно и безнадежно, что все вокруг просто оглохли от мощи его крика. По звуку его хриплого голоса всем было ясно, что это его сердце плачет. Его сердце воет.
  И тут энергия Ци Древней Техники Культивации, которая быстро циркулировала в его теле, стала вдруг еще более агрессивной. Сила его стала еще глубже и плотнее, вращаясь с бешеной скоростью в его теле.
  Как молодой рысак на скачках, молниеносная энергия Ци Древней Техники Культивации не давала упасть его боевому духу и не снижала скорость. Сосуды в его глазах превратились в кровавую паутину, придавая его взгляду поистине демонический вид. Меч Большой Медведицы легонько подрагивал в его руках от переполнявшей его силы.
  "Пха!"
  Всего один вздох издал Цин Шуй. Четкий и громкий. Никогда он не мог бы подумать, что Ци Древней Техники Усиления может достигнуть такой тревожащее безумной скорости. Его переполняла злость, с которой ему было очень трудно совладать.
  Вместе с громким щелчком пришло осознание, что он снова пробил очередной уровень. Его Ци вышла на 90-й уровень. Однако, несмотря на неожиданный поток грандиозной силы, растущей в его теле, радости ему это не принесло.
  Воспользовавшись временной отключкой Цин Шуя, Старший Ин бесшумно взмахнул огромным Клинком, Сотрясающим Небеса, и нанес удар по Цин Шую со злобной ухмылкой на лице. Смертельный удар...
  Как только Старший Ин взмахнул клинком, глаза Цин Шуя, залитые кровью, немедленно заметили движение. Его сердце сбилось с ритма. Его глаза давно потеряли ясность, обнажив демоническое присутствие. На долю мгновения замерев в воздухе, его меч обрушился на клинок врага с огромной скоростью.
  Ведомый чистой ненавистью, Цин Шуй на волне взрывной силы перестал думать, единственное, что вело его в этой битве, это неизвестность - жива ли была Хоюнь Лю-Ли или нет. Мысль о ней заставила его вложить всю силу ярости и атаковать так агрессивно, как никогда в жизни.
  Меч, украшенный подсознательной ненавистью, наполнился третьей волной! Меч третьей волны!
  Бам!
  Огромный клинок Старшего Ин улетел далеко в сторону, а в его грудную клетку последовал удар. В этот момент он понял, что с ним все покончено.
  Исполненный ненависти, Цин Шуй разнес грудь Старшего Ин в клочья одним ударом ноги. Его тело немедленно обмякло, скукожилось, и как тряпичная кукла полетело в каменную стену, находившуюся далеко за его спиной. Посреди дождя из крови, хлынувшего на всех вокруг, раздался громкий звук падающего Небесного Клинка, Сотрясающего Небеса, заставив Старшего Суня затрепетать от ужаса.
  Цин Шуй увидел, что Цанхай Минъюэ тоже ранена, ей было трудно держать себя в руках. Если бы на ней не было доспех, то, скорее всего, ее раны были бы гораздо серьезнее. Жар-птица тоже была покрыта шрамами и ранами, а ее огненные перья разлетались по всей округе. Ей сильно досталось, потому что все это время она пыталась закрыть собой Цанхай Минъюэ от толпы нападавших и принимала опасные удары на себя. Она уже давно не могла извергать фиолетовое пламя.
  Цин Шуй горестно смотрел на Хоюнь Лю-Ли, лежавшую без движения на земле в луже крови. Он с досадой забросил свой Меч в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Шаги парящего журавля!
  
  Беспокойство и ярость, которые переполняли его сердце, подвели его к самому краю его разрушительной силы. Старший Ин струсил при виде кровавых глаз Цин Шуя. Он даже не пискнул, увидев смерть Старшего Иня. Он не верил, не понимал, что произошло. Он просто хотел выжить.
  "Минъюэ, займись Лю-Ли. Я вернусь через три вздоха".
  Сердце Цанхай Минъюэ затрепетало, когда она услышала этот хриплый голос и окровавленные глаза своего друга. Она быстро развернулась и поспешила к Хоюнь Лю-Ли.
  Долго сказка сказывается, но недолго дело делается. Нагло переговорив со Старшим Сунем, Цин Шуй набросился на него. Боковым зрением Цанхай Минъюэ видела Цин Шуя, устремившегося навстречу врагу. Как молния Цин Шуй приблизился к старшему Сунь. В панике последний попытался ударить мечом. Его удар был настолько мощным, что вспышки пламени возникали на острие меча.
  Цанхай Минъюэ в ужасе увидела, как меч промахнулся мимо цели, однако смол задеть живот Цин Шуя. На лице Старшего Суна заиграло злорадство, однако, увидев, что его противник устоял на ногах, он задрожал от ужаса. И в тот же момент...
  Цин Шуй применил разрывающие когти Тигра, которые раньше никогда не использовал. Это была чудовищная атака. Цин Шуй легко пронзил своей рукой грудную клетку Старшего Суна. Другой рукой он разнес его голову, как молотом. Не на кусочки, на крошки разбилась его голова! Чем больше Цин Шуй думал о Лю-Ли, тем больше ему хотелось стереть этого жалкого Суна в порошок. И даже это не утихомирило бы его ненависть. Вынув из своего живота меч Старшего Суна, Цин Шую даже стало легче. Кровь полилась из его живота, но это его не остановило. Он бросился к Лю-Ли, оставляя за собой кровавые следы. Но ему было все равно. Энергия Ци Древней Техники Усиления уже залечивала его рану, он даже не посмотрел на Цанхай Минъюэ, пролетев прямиком к бездыханной Хоюнь Лю-Ли.
  Лицо Хоюнь Лю-Ли было залито кровью, все ее тело было сплошное кровавое пятно. Цин Шуй приложил ладонь к ее носу, чтобы проверить, дышит она или нет. В тот же момент он вынул Золотые Игры и вытянул правую руку. Постепенно его рука стала прозрачной, будто было сделана из прозрачного сверкающего нефрита.
  Это была техника мистических святых ладоней.
  "Лю-Ли, слушай меня, ты не можешь умереть, ты не можешь умереть! Я не дам тебе умереть, ты слышишь?" из глаз Цин Шуя потекли слезы. Его хриплый голос срывался на крик.
  Он вонзил золотые иглы в самую главную точку на ее груди - ШаньЧжун, точку смерти.
  Цанхай Минъюэ опустилась на колени рядом с Хоюнь Лю-Ли. На ее ресницах дрожали слезы. Она не могла заставить себя плакать, хотя сердце ее разрывалось от горя. Она не знала, что ей делать. Телом, лежащим на земле, должна была быть она, но кто же знал, что Хоюнь Лю-Ли в последний момент кинется защищать ее, закрыв собой?
  "Цин Шуй, как она?"
  Хоюнь Лю-Ли уже не была похожа на живого человека, Цин Шуй, весь в крови, сжался от огромной раны на своем животе. Но в этот момент он думал только о том, чтобы вернуть Хоюнь к жизни. Слезы без остановки лились из его глаз.
  
  Цанхай Минъюэ не могла отделаться от воспоминаний сцены боя, когда Цин Шуй, рискуя жизнью, с безумной скоростью разделывался с врагами. И ему еще хватало сил пытаться спасти Хоюнь Лю-Ли.
  И вдруг ее осенило, что вероятность того, что Хоюнь Лю-Ли останется в живых, была мала.
  Цин Шуй без устали вставлял иглу за иглой. Техника Святых Ладоней, пара сверкающих и прозрачных рук проворно двигалась по телу, облаченному в тонкую окровавленную ткань. Звук сломанных костей, встающих на свои места, можно было слышать по всей улице.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23558
  Переводчики: Kent
  
  Глава 261. Сгибая кости и рассеивая прах. Неужели ее может спасти двойная культивация?
  
  Цин Шуй был бледен, как мел, казалось, в его лице не осталось ни капли крови. Слезы текли из его глаз.
  Цанхай Минъюэ, увидев реакцию Цин Шуя и бездыханное изуродованное тело Хоюнь Лю-Ли, выхватила меч и приставила к своей шее.
  "Минъюэ!" Хриплый голос раздался, пронзив Цанхай Минъюэ, словно разряд тока.
  "Я, я во всем виновата, я... Я бесполезное чудовище. Это все из-за меня, Цин Шуй..." И тут слезы хлынули из ее глаз нескончаемым потоком.
  "Если ты это сделаешь, тебе не кажется, что получится, что она впустую рисковала своей жизнью?" твердо сказал Цин Шуй, ни на секунду не переставая втыкать божественные иглы в тело Хоюнь Лю-Ли. Семь серебряных игл образовали Астральный Ковш на ее теле, а дополнительная пара игл увеличивала интенсивность лечения. С девятой иглой Цин Шуй обессилел. Рухнув на землю, он выплюнул сгусток крови изо рта.
  "Цин Шуй....."
  "Погоди чуток, мы сейчас уйдем отсюда", неожиданно сказал Цин Шуй, поднялся на ноги и, покачиваясь, направился к бойцам Секты Бессмертного Меча, которые еще не успели убежать, но уже знатно намочили свои штаны. Один даже вскрикнул и рухнул без сознания на землю, как тряпка.
  "Мы тут не причем, пожалуйста, не убивай нас.."
  "Это не моя вина, не убивай меня".
  Как тигр, спускающийся с горы в стадо овец, ведомый намерением убивать и жаждой крови, среди врагов, разбегающихся в панике, Цин Шуй настиг каждого. Ни одному из культиваторов не удалось пробежать больше трех шагов. Смерть шла за ними тяжелой поступью...
  Плотный кровавый туман окутал воздух улицы. Смертельная тишина воцарилась вокруг. Цин Шуй стоял среди трупов, осматривая окрестности. Он весь был окрашен кровью. Не иначе сам Бог Смерти явился сегодня за Сектой Вечного Меча.
  
  Вернувшись к Хоюнь Лю-Ли, он нанес на ее раны Золотую Мазь от Ран. Он извергал ругательства.
  "Пять Гранул Дракона, Большая Восстанавливающая гранула, чтоб они провалились!" кричал он. Цанхай Минъюэ стояла в сторонке, не понимая, что он делает. Цин Шуй осторожно поднял Хоюнь Лю-Ли на руки и горько вздохнул. Все, что он мог сделать, это сшить золотыми иглами остатки жизненной силы ее меридиан. Выживет она или нет, оставалось под большим вопросом.
  Взгромоздившись на израненную жар-птицу, он сказал: "Медлить нельзя, надо ехать".
  Вернувшись в резиденцию Цанхай, они увидели встревоженных супругов Цанхай, не верившим своим глазам. Выражение лица Цанхая было угрюмым, агрессивная аура убийства исходила от него.
  "Отец, Мама!" Цанхай Минъюэ вскрикнула, будто потерянное дитя, наконец вернувшееся домой.
  ..................................................................
  "Что с девочкой?" Жена Цанхая чувствовала глубокую боль в сердце. В ее глазах заблестели слезы.
  "Посмотрим, если в следующие три дня не умрет, значит, выкарабкается. Вы с Минъюэ обмойте ее, потом позовите меня. Только иглы не трогайте, я там воткнул ей в грудную клетку акупунктуру", слабым хриплым голосом сказал Цин Шуй. Все видели ужасные раны на его теле. Никто не мог понять, что произошло. Цанхай Минъюэ была жутко подавлена. Даже жар-птица выглядела ужасно грустной.
  "Хорошо, хорошо!" женщины торопливо согласились и аккуратно унесли Хоюнь Лю-Ли.
  "Цин Шуй, как же твои раны..."
  "Я в порядке, мне надо умыться", успокоил их Цин Шуй и ушел к себе в дом. Он выглядел таким одиноким и потерянным.
  "Юэюэ, что же в итоге случилось?"
  "Мы натолкнулись на пару старших из Секты Бессмертного меча. С ними были их ученики. Больше двадцати человек".
  "И? Что в итоге?" Цанхай с тревогой смотрел на Цанхай Минъюэ.
  "Все мертвы. Ни одного не осталось в живых".
  "............................................"
  На этих словах в доме воцарилась тишина.
  
  
  Цин Шуй обмылся. Он смазал большую рану на животе Золотой Мазью, забинтовался и переоделся в чистое. Его лицо было все еще бледнее бледного. Отправив жар-птицу в пространственную сферу, он вернулся в свой дом. Если бы не его техника первобытных игл и святых рук, Хоюнь Лю-Ли бы уже была мертва.
  Внезапно в дверь постучали. Открыв дверь, он увидел бледную Цанхай Минъюэ:
  "Иди в ее комнату, мы ее помыли и переодели".
  Цин Шуй кивнул и попытался улыбнуться. Однако у него плохо получилось. Улыбка была неприятной, еще хуже, чем слезы в его глазах. Она не смогла спрятать ту ужасную боль, что поселилась в его сердце.
  Цин Шуй поспешил на выход, ведь жизнь Хоюнь Лю-Ли была для него сейчас самым главным. Еще важно было приготовиться к ответному удару Секты Бессмертного Меча.
  Молча дойдя до дома, где жили Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, они вошли в большую комнату и сразу поднялись на второй этаж. В гостиной на втором этаже стоял стол, два кресла и диван. Стены и пол были из дерева, украшенные фиолетовыми узорами в виде цветов. Рядом была кухня, а справа от нее две спальни, которые принадлежали девушкам. К северу и югу от кухни были еще две комнаты, которые, судя по ауре, исходящей от них, принадлежали паре Цанхай.
  Войдя к Хоюнь Лю-Ли, они увидели ее, лежащую на кровати, умытую и совсем обескровленную, будто удар сабли унес с собой и ее небесную красоту.
  "Цин Шуй, может, ты сначала отдохнешь?" обеспокоенно спросила мать Цанхай Минъюэ, глядя на бледного Цин Шуя.
  "Все в порядке, не волнуйтесь за меня. Минъюэ, лучше ты иди и хорошенько выспись. Хозяйка, вы не могли бы пойти с ней, она сегодня в плохом настроении". Цин Шуй все еще боялся, что Цанхай Минъюэ снова вздумается наделать глупостей из-за эмоций, переполнявших ее сердце.
  Сжав зубы, Цанхай Минъюэ вышла из комнаты. Цин Шуй вздохнул и сел рядом со своей боевой подругой, которая уже сделала свой шаг навстречу смерти. Его сердцу стало так тепло, когда он стал вспоминать, как они проводили время в Городе Тысячи Миль. Он всегда испытывал благоговейное восхищение ее небесной красотой и характером. Взяв в руки ее ледяные ладони, он прошептал:
  "Лю-Ли, просыпайся. Ты должна проснуться. Я обещаю, я сделаю все, что ты захочешь, только очнись".
  Цин Шуй горько улыбнулся. Если она не проснется в течение следующих трех дней, вернуть ее в сознание будет уже невозможно. Да и сейчас она была жива только за счет поддержки золотых игл.
  Вдруг Цин Шуй почувствовал энергию двойной культивации, которая начала медленно разогреваться и циркулировать в его тело, автоматически вливаясь в тело Хоюнь Лю-Ли помимо его воли. Миллиарды вещей в мире можно разделить на Инь и Ян. Ян сам по себе не дает жизнь. Инь сама по себе не растет. Цин Шуй направил свою энергию Ци Древней Техники Усиления в ее тело, а ее энергия, которую формировала двойная культивация, вливалась в него. Цин Шуй разволновался, он не знал, какими чудесными качествами обладает эта двойная культивация. Он никак не мог предположить, что это спасет ее, но попытаться можно! По крайней мере, навредить ей еще больше уже невозможно.
  Постепенно он стал чувствовать слабые признаки реакции от ее тела. Цин Шуй аж подпрыгнул от радости. Цанхай Минъюэ, которая услышала его радостный крик, встала в дверях и стала молча наблюдать за происходящим.
  Цин Шуй начал "гонять" свою Ци вперед и назад. Через четыре часа бледное лицо Хоюнь Лю-Ли стало возвращаться к жизни. Повернув голову, он увидел Цанхай Минъюэ, стоявшую у входа. Он понимал, что если у него не получится вернуть к жизни Лю-Ли, Минъюэ никогда не простит себя за то, что случилось. Никогда в жизни.
  Однако рана на лице Хоюнь была такой ужасной, что было понятно, что даже если она выздоровеет, этот шрам навсегда останется на ее лице. Рана шла от уголка левого века до самой нижней губы.
  "Минъюэ, не волнуйся. Лю-Ли поправится, теперь я точно знаю. Тебе нужно отдохнуть. И прекрати чувствовать себя виноватой. Это то, что она сама хотела сделать для себя. Если ты продолжишь себя изводить, ей только станет еще хуже". Цин Шуй похлопал Цанхай Минъюэ по плечу, пытаясь успокоить ее.
  Они вышли в гостиную, где их уже ждали родители. Цин Шуй снова поприветствовал их и вздохнул. Сев на диван, он почувствовал огромную слабость. Хоть основные раны его уже закрылись, благодаря высокой заживляемости его организма, он еще не совсем пришел в себя.
  "Старейшие, Минъюэ, я немного посплю. А потом я снова займусь акупунктурой для Лю-Ли!" Цин Шуй вздрогнул, нехарактерная для него слабость охватила его, и он повалился на диван.
  Никто больше ничего не сказал. Цин Шуй закрыл глаза, и его дыхание постепенно выровнялось. Цанхай Минъюэ отправила родителей в их комнаты, а сама вернулась с одеялом к Цин Шую.
  Глядя на его демонические черты, она была вынуждена признать, что он был чертовски красив. Устыдившись своих мыслей, она накрыла его одеялом, наклонившись над ним. Видя, как он хмурится даже во сне, она вдруг поняла, что этот человек просверлил-таки дыру в ее сердце, как червь точит яблоко, в ее сердце поселились незнакомые доселе чувства. В этот момент она поняла, что бы ни случилось, она никогда его не сможет забыть. Ее сердце бешено билось, она склонилась над его лицом еще ниже. Вдруг она подпрыгнула от испуга - Цин Шуй схватил ее за руку. Всмотревшись в его лицо, она увидела, что его брови по-прежнему нахмурены, а глаза крепко закрыты.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/23711
  Переводчики: Kent
  
  Глава 262. Сколько же груза на его плечах? Меч третьей волны.
  
  Ее сердце билось бешено, когда она слегка наклонилась над Цин Шуем. Вдруг он схватил ее за руку. Запаниковав, она заметила, что Цин Шуй спал с крепко закрытыми глазами.
  "Мама, подожди немного, еще немного... Я приведу тебя в Город Ян!"
  Слушая, как Цин Шуй говорит во сне, она вдруг почувствовала глубокую жалость к нему.
  "Мама, я бесполезный сын, я не могу отомстить Клану Ян, я не могу забрать тебя...."
  Она видела, как в уголках его глаз блестят слезы.
  Подумать только, он собирался уничтожить клан Ян... Она не стала убирать руку из руки спящего Цин Шуя. Несмотря на то, что ей было немного больно, она протянула другую руку и положила ее на руку Цин Шуя, чтобы хоть как-то поделиться своим теплом. Может быть, он был слабым, но только во сне.
  "Лю-Ли, Лю-Ли, ты должна проснуться".
  "Учительница, в один прекрасный день, мы пойдем вместе на Хребет Короля Льва и отомстим вместе за вас. Обещаю, что до тридцатилетия Луань я найду лекарство для ее Мистического сердца семи отверстий".
  Цанхай Минъюэ слушала, как Цин Шуй бормочет во сне. Каким же загадочным человеком он был, столько проблем было на ее душе, столько груза не плечах...
  "Минъюэ, Минъюэ, я..."
  Взволнованно, она насторожилась, ожидая, что он скажет дальше. Однако он больше ничего не сказал, а наоборот погрузился в более глубокий сон. Цанхай Минъюэ вздохнула с сожалением. Она сидела на краю дивана, держа Цин Шуя за руку, а солнце постепенно садилось. Еще четыре часа пролетели, как одно мгновение.
  Цин Шуй постепенно просыпался. Ему снились разные люди. Вдруг он увидел, что Цанхай Минъюэ в задумчивости сидит рядышком. Одетая в простую домашнюю одежду, она, тем не менее, была неописуемо красива. Тут он понял, что крепко вцепился в ее руку, такую нежную и мягкую, что он с огромной неохотой отпустил ее. Одеяло, которым он был укрыт, пахло точно так же, как сама Минъюэ.
  "Спасибо!" Цин Шуй проснулся окончательно и сел.
  "Зачем ты благодаришь меня? Ты совсем меня не любишь!", расстроено сказала Цанхай Минъюэ. Она все еще чувствовала себя виноватой. Хоть и не было в том, что произошло, никакой ее вины, Цанхай Минъюэ бы предпочла сейчас лежать раненой вместо Хоюнь Лю-Ли.
  Цанхай Минъюэ улыбнулась и посмотрела на Цин Шуя. Видя ее удрученный вид, он решил поднять ей настроение и нажал ей на кончик носа.
  "Прекращай винить себя. Мы все в одной ложке. Молись, чтобы Лю-Ли поскорее выздоровела".
  
  Цин Шуй вошел в комнату к Хоюнь Лю-Ли и заметил, что все-все вокруг, даже ее пижама, были фиолетовыми. В первый раз он и не обратил на это внимание.
  С помощью техники святых ладоней он начал похлопывать, натирать, массировать ее тело, передавая Ци Древней Техники Культивации по своим каналам ее телу, чтобы выстроить заново основу тела, укрепить ее телосложение, стимулировать скрытый потенциал. И затем последовали следующие четыре часа двойной культивации, после чего он почувствовал, что в Хоюнь Лю-Ли стала постепенно возвращаться жизненная сила. Он остановился, только когда совсем стемнело. С улыбкой он признал, что жизнь Лю-Ли спасена, но было трудно сказать, как скоро она сможет проснуться.
  
  Тем временем в Секте Бессмертного Меча.
  "Два идиота..." раздавался рев человека в фиолетовом плаще.
  "Властитель, кто это сделал? Цанхай?" спокойно спросил крепкий, как железная башня, мужчина средних лет.
  "Все мертвые там, на Кровавой Улице. Кто ж теперь скажет, кто это сделал? Подумать только, что они такое натворили. И это не проклятый Цанхай, они с женой не покидали резиденции". На этих слова Властитель Секты Бессмертного Меча не сдержался и начал извергать проклятия.
  В этот момент в зал вошел молодой человек лет тридцати, одетый как простолюдин. Он поклонился и сказал:
  "Властитель, мы все узнали!" его голос звучал так просто, что даже если послушать его несколько раз, никогда не запомнишь на слух.
  "Говори!" сказал мужчина в фиолетовых одеждах и нахмурил брови. Два десятка пожилых мужчин с волосами разного оттенка седины - от серого до серебристо-белого, стоявших в комнате, тоже насторожились и приблизились, чтобы услышать, что за новости принес гонец.
  "Это сделал тот молодой человек, который приехал к Цанхаям!"
  "Что?"
  "Что?"
  "..."
  "Рассказывай все по порядку, ничего не упускай!" завопил "фиолетовый", яростно вращая глазами.
  И молодой человек начал свой рассказ в деталях, будто видел все своими глазами, заставляя всех старших Секты Бессмертного меча ахать от удивления и злости. Закончив рассказ, он также тихо, как пришел, удалился из комнаты.
  "Нельзя оставлять его в живых! Нельзя оставлять этого подонка в живых!" прозвучал приговор Секты Бессмертного Меча.
  "Властитель, мы должны уничтожить этого человека. Если мы этого не сделаем, мы не продержимся тут и двадцати лет", твердо сказал крепкий на вид старик. Глаза его были полны силы духа.
  
  "Двадцать лет? Старший Чжугэ слишком консервативен", горько ухмыльнулся Властитель Секты Бессмертного меча.
  "Но как удается такому молодому и неопытному парнишке постепенно уничтожать всю нашу секту?" презрительно спросил старик с треугольными глазами.
  "Дурак!" Прозвучал глубокий низкий голос, от которого сердца присутствующих забились чаще.
  "Прародитель!"
  Все в зале склонились в почтительном поклоне перед стариком, неожиданно появившемся между ними. Он был одет в белое, волосы его были длинными и закрывали глаза. Время от времени между прядями было заметно, что его правый глаз белый и пустой.
  "Без меня этот парень в одиночку сотрет вас с лица земли за пять лет", фыркнул старик и подошел к Повелителю Секты.
  "Прародитель, мы должны их уничтожить?" с поклоном спросил последний.
  "Это даже не обсуждается. Чи Эр, разошли всем инструкции. Те, кто встречал на своем пути людей из резиденции Цанхай, не должны покидать Южный Пассаж. Если покинут - найти и уничтожить их. А сами приготовьтесь к походу на резиденцию Цанхай. Посмотрите, как я буду драться с Цанхаем. Это поможет вам в вашей культивации".
  "Так точно, Прародитель!"
  И старик исчез из зала...
  
  Цин Шуй накрыл Хоюнь Лю-Ли одеялом и тихонечко вышел из комнаты. У двери все четыре часа караулила Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй, мне так грустно", тихо проговорила она.
  "Всем плохо сейчас. Лю-Ли будет очень счастлива, когда очнется. Она готова сделать для тебя все, что захочешь. Если с тобой все будет в порядке, она будет счастлива!" с улыбкой попытался успокоить Цин Шуй нахмуренную подругу.
  "Я позже приду и проведаю ее, часа через четыре. А тебе стоит пойти отдохнуть!" Руки у Цин Шуя так и чесались обнять ее, но он сдержался и молча покинул ее.
  Вернувшись в свою комнату, он вошел в сферу Вечного Фиолетового Нефрита и немедленно заснул там на своей кровати. Он был слишком утомлен. В реальности ему просто не хватило бы времени, чтобы восстановиться.
  Он проспал целый день. Когда он проснулся, он постепенно выполнил комплекс Тайчи, но только очень медленно из-за своих ран. Однако тело его был крепче крепкого благодаря культивации Древней техники Усиления. Уровень заживления ран был невероятным. Более того, образ Инь-Ян в его голове закалял и излечивал его кости, мышцы и вены. Несмотря на сильнейшее ранение в живот, он излечился меньше, чем за полдня. Он знал, что каждый раз в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита у него было около половины месяца. Само собой, что за такое время его раны залечились, хотя снаружи прошло всего каких-то четыре часа. Только благодаря этому подарку небес - его пространственной сфере - он так рисковал в реальности.
  Проснувшись, Цин Шуй почувствовал себя гораздо лучше. Раны его почти полностью затянулись. Он решил посвятить весь следующий день культивации Древней техники Усиления.
  Капля в его Даньтянь не увеличилась в размере после того, как он пробил 90-й цикл, только ощущения изменились, она стала более компактной, а на ней появились золотистые вкрапления. Капельки были размером с кончик иглы, но сверкали очень ярко! Магическая сила поднималась из его Даньтянь. Поток Ци был медленным, но очень пылким, страстно циркулируя по его широким и крепким меридианным каналам.
  Эти странные золотистые вкрапления циркулировали вместе с Ци по его ранам и заходили в каждую раненую область на его теле и залечивали ее.
  Пробившись сквозь 90-й уровень, Цин Шуй чувствовал, как все его силы воспарили в небеса и вошли в фазу аккумуляции. По достижении 99-го уровня его силы должны были собраться в ужасающую мощь.
  Проведя за культивацией Древней Техники Усиления весь день, вылечив свои раны энергией Ци Древней Техники Усиления, Цин Шуй с удовлетворением убедился еще раз, что ему хватило одного дня, чтобы заживить дыру в животе. Он уже привык к таким чудесам, а вот раньше он бы и не поверил в такое.
  Подняв свой меч Большой Медведицы, Цин Шуй начал тренироваться в технике владения мечом, пытаясь вернуть те ощущения, которые появились у него во время боя, когда он исполнил технику Меча Третьей Волны. Тогда в бою он испытывал такое волнение, что объединил Длани Великого Золотого Будды с техникой владения мечом. Поэтому сейчас он снова и снова махал мечом. Поняв, наконец, глубину техники Основы Меча, он старался, чтобы каждый последующий взмах меча был тверже предыдущего, будто бы пытаясь слиться с простотой окружающей природы. Взмах меча был точным и живым.
  Цин Шуй вспоминал ощущения от Меча третьей волны. Тогда он видел раненую Хоюнь Лю-Ли. В нем бурлила ярость, именно она позволила ему пробить 90-ый цикл. Тогда он собрал всю силу в мече, стараясь достичь пика своих возможностей, и у него получилось! Он смог исполнить технику меча третьей волны.
  Он начал понимать, что сейчас он был рядом, но суть все время ускользала из его рук. И вдруг он вспомнил Форму Тигра!
  "Ага!"
  Цин Шуй левой рукой исполнил форму тигра, постепенно поднимая ауру до уровня Горы Тигра, постепенно доводя циркуляцию энергии и ауры в своем теле до самого пика и тут! Меч Большой Медведицы рванулся вперед! Меч третьей волны!
  "Вот оно как!" Цин Шуй бы вне себя от радости, продолжая серию ударов. Через какое-то время Цин Шуй исполнил технику Меча третьей волны, чувствуя себя очень довольным, когда он вновь смог приложить яростную силу вложить в свой удар.
  Сделав короткий перерыв, Цин Шуй сварил целую кастрюлю Во Всех Смыслах Питательного Супа в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита и даже добавил в него капельку крови золотой лечебной черепахи. Сварив суп и съев две тарелки, он продолжил работать над Древней Техникой Культивации. Когда он закончил 90-й уровень, он почувствовал такое особенное удовлетворение, будто принял прохладную ванну в самый жаркий летний день.
  Позволив своему телу окончательно восстановить свои силы и выполнив традиционные тренировки, Цин Шуй приготовился выходить из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Он обмылся и переоделся в чистую одежду.
  Собравшись было выходить, он краем глаза он увидел вибрирующий Цветок Жизни. Сердце Цин Шуя ухнуло...
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/24398
  Переводчики: Kent
  Глава 263. Насмотрелся? Шторм приближается.
  
  Только собравшись выходить, Цин Шуй увидел, как Цветок Жизни приветствует его. Радость наполнила его сердце. Медленно подойдя к трепетному Цветку Жизни, он вспоминал эффекты от его применения - удлинение жизни, а также его можно было добавлять в лекарство, только вот какой лекарственный эффект он давал, ему было неизвестно.
  Стоя перед цветком, Цин Шуй раздумывал, сорвать его или нет. Хорошенько все обдумав, он сорвал цветок и унес его с собой из сферы, успокоив себя тем, что через год цветок должен зацвести снова.
  В реальности была поздняя ночь. Цин Шуй увидел, что в шатре Цанхай Минъюэ было светло, как днем, от Световых Камней, поэтому он решил подняться в здание. Дул прохладный ночной ветерок. В помещении было пусто, пока он не заметил Цанхай Минъюэ, очевидно, заснувшую в ожидании на диване в гостиной. Видимо, она была так истощена, особенно в психологическом плане, что не смогла подняться к себе. Он помешкал, потом осторожно поднял ее на руки и понес наверх.
  Приятные ощущения. Она была легкой и мягкой. Цин Шуй не успел сделать и пары шагов, как она проснулась. Открыв глаза, она перепугалась, но постепенно успокоилась, разглядев знакомые черты.
  "Я заснула, пока ждала тебя", смущенно сказала сонная Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй улыбнулся и опустил ее на землю.
  "Иди отдохни. Я побуду здесь. Не забудь дверь запереть..."
  Минъюэ недовольно глянула на Цин Шуя и ушла к себе. Услышав щелчок замка, Цин Шуй прыснул со смеху.
  Достав цветок жизни, Цин Шуй пошел проведать Хоюнь Лю-Ли. Он сел на край ее кровати и призадумался. Что же делать с этим цветком? Цветок жизни нужно было быстрее применить, пока он не засох и не потерял свои свойства. Обычному человеку он должен был прибавить десять лет жизни, поэтому и для Хоюнь Лю-Ли не будет вреда попробовать этот цветок.
  Цин Шуй подошел к двери Цанхай Минъюэ и постучал. Дверь тут же распахнулась. Цанхай Минъюэ все еще была в той же простой домашней одежде, источая легкий аромат орхидеи.
  Цин Шуй смотрел на ее завораживающую фигуру, высокую грудь идеальной формы, вздымавшую тонкий слой одежды. Ее прекрасные изгибы и идеальные формы застали Цин Шуя врасплох. Он стоял и размышлял, поместится ли ее грудь в его ладони или все-таки будет больше.
  "Насмотрелся?" раздраженный голос Цанхай Минъюэ вернул его в реальность.
  "Ах, да! Чудесно! Идеальный размер, то, что нужно!" ухмыльнулся Цин Шуй, нагло глядя Цанхай Минъюэ прямо в глаза. Ее гневу не было предела.
  "Ты, мерзавец, все наглеешь!" фыркнула она, опустив голову.
  "Ха-ха, пойдем, мне нужна твоя помощь", Цин Шуй быстро развернулся. Иногда он действовал слишком импульсивно. Цанхай Минъюэ вошла за ним в комнату Хоюнь Лю-Ли и села у ее кровати. Она нежно взяла ее за руку.
  "Минъюэ, надо ее вот этим накормить..."
  Цанхай Минъюэ увидела нежный и прекрасный цветок в руке Цин Шуя. Он был роскошным и таким живым. Она посмотрела на Цин Шуя вопрошающим взглядом.
  "Этот цветок может разбудить Лю-Ли и очень скоро", объяснил Цин Шуй.
  "Аа!" быстро взяв в руки цветок, Цанхай Минъюэ растерянно спросила: "А как мне его ей скормить?"
  "Через рот..."
  "А почему бы тебе не сделать этого?"
  "Такая близость неуместна..."
  "Тебе противна Лю-Ли?" грустно спросила Цанхай Минъюэ.
  "Кто я такой, по-твоему?" огорчился Цин Шуй.
  "Я просто предположила!" попыталась сгладить ситуацию Цанхай Минъюэ. "Может, ты тогда выйдешь, пока я ее кормлю?" Цанхай Минъюэ было неприятно от одной мысли, что он будет смотреть, как она кормит ее изо рта в рот.
  "Нет", расплылся в улыбке Цин Шуй.
  "Ах, ты..."
  "Мне нужно помогать, чтобы энергия Ци продолжала циркулировать в ее теле, иначе еда просто не пройдет вниз по пищеводу", смущенно объяснился Цин Шуй, потирая нос.
  "Тогда не смотри!" несколько раз повторила Цанхай Минъюэ
  Цин Шуй сел на краешек кровати и взял Хоюнь Лю-Ли за руку. Двойная Культивация начала немедленно циркулировать между ним и ею.
  "Не смотри!" повторила Минъюэ.
  "Да не смотрю я!" рассмеялся Цин Шуй, видя, с какой неохотой Цанхай Минъюэ взялась за его поручение.
  "Этот цветок скоро потеряет свою силу. Чем дольше ты оттягиваешь, тем меньше в нем силы!" Цин Шуй показал на цветок жизни в руке Цанхай Минъюэ.
  "Ой!" Цанхай Минъюэ вскрикнула, быстро откусила лепесток, прожевала несколько раз. Цин Шуй не мог оторвать глаз от ее прозрачных губ. Никакими словами в мире не описать живые изгибы этих божественных губ. Он не мог поверить, что женщина может достичь такого уровня естественной красоты.
  Бульк!
  Цин Шуй покраснел. Он был так загипнотизирован, что не заметил, как громко сглотнул слюну. Покраснев от стыда, он опустил голову. Цанхай Минъюэ подпрыгнула от испуга. Она засмеялась, глядя на пристыженного Цин Шуя. Он упустил возможность увидеть изумительную улыбку Минъюэ и к тому моменту, когда он, наконец, поднял голову, Цанхай Минъюэ уже прижалась губами к губам Хоюнь Лю-Ли, крепко закрыв глаза.
  Цин Шуй погрузился в эту сказочную сцену. В его мыслях он проигрывал эту сцену снова и снова, представляя себя на месте Хоюнь Лю-Ли...
  У Цанхай Минъюэ ушло больше часа на то, чтобы скормить Хоюнь Лю-Ли Цветок Жизни. Ей пришлось не обращать внимания на Цин Шуя, который весь час сидел, тупо уставившись на нее. Закончив, Цанхай Минъюэ молниеносно улетела в свою комнату, не говоря ни слова. А Цин Шуй продолжил Двойную Культивацию, обмениваясь Инь и Ян с Хоюнь Лю-Ли. Ци Древней техники усиления постоянно вливалась в ее тело и стимулировала ее жизненные силы, помогая ей переварить и распределить по телу цветок жизни.
  Минуты капали, Цин Шуй все больше радовался, видя, как жизненная сила Хоюнь Лю-Ли восстанавливается. Девять игл в ее грудной клетке начали тихонечко подрагивать.
  Цин Шуй не сомкнул глаз до следующего дня. Когда Цанхай Минъюэ проснулась, она увидела, что Цин Шуй по-прежнему на том же месте, на котором она оставила его предыдущим вечером.
  "Цин Шуй, когда она очнется?" тихо спросила она, глядя на Хоюнь. Сейчас казалось, что Лю-Ли находится в состоянии глубокого сна. Она выглядела иначе, чем накануне; с лица сошла бледность. Сердце Минъюэ заныло, когда она увидела огромный кровавый шрам.
  "Она так обожает Цин Шуя. Даже если она выздоровеет, это шрам... Даже если Цин Шуй примет ее, она не сможет принять себя. Я знаю ее слишком хорошо", думала про себя Цанхай Минъюэ.
  "Должна уже... Еще пару часов надо. Я чувствую", радостно сказал Цин Шуй и начал потихоньку вынимать Золотые Иглы. Впервые Цин Шуй пропустил утреннюю культивацию. Он молча ждал пробуждения Хоюнь Лю-Ли. Цанхай и его жена тоже радовались, видя, как Хоюнь Лю-Ли поправляется, и с нетерпением ждали, когда она откроет глаза.
  "Пойду каши сварю для малышки Лю-Ли! Ей пойдет на пользу!" мать Минъюэ быстро ушла на кухню, оставив Цанхая наедине с Цин Шуем.
  "Старый слепец завтра собирается в наступление". От этих слов Цанхая Цин Шуй задрожал. Беспомощная улыбка покоилась на усталом лице Цанхая. Ни убежать, ни драться. Разве может быть что-то хуже, чем такая патовая ситуация? И в воцарившейся тишине Хоюнь Лю-Ли вдруг раскрыла глаза. Слабый стон вырвался из ее губ, обратив внимание присутствующих людей.
  "Лю-Ли!"
  "Лю-Ли!"
  На крики Цин Шуя все собрались в комнате.
  .........
  "Я не умерла, хе-хе", слабо улыбнулась Хоюнь Лю-Ли. Улыбнувшись, она потянула рану на лице, от чего она застонала от боли. Она быстро поднесла руку к лицу. Цин Шуй и остальные встревожились, заметив это движение. Было ужасно понимать, что женщина непревзойденной красоты в один миг превратилась в ужасную и обезображенную шрамами.
  "Я уродлива?" тихо спросила Хоюнь Лю-Ли через какое-то время спокойным голосом.
  "Нет, ничуточки!" ответила Цанхай Минъюэ.
  ...................
  "Как же я голодна, мамочка, можно мне что-нибудь покушать?"
  "Конечно, доченька, еще минуточку", ответила жена Цанхая и поспешила прочь.
  Цин Шую было очень трудно. Он знал, что Лю-Ли понимает, что с ней случилось; просто она старалась не показывать другим, чтобы те не расстраивались за нее, притворялась, будто ей все равно. Но она не знала, что чем больше она притворялась, тем тяжелее было всем остальным.
  "Нисколько не уродливая. Ты по-прежнему красивая!" Цин Шуй попытался разуверить ее, сидя на краю ее кровати. Он не хотел говорить, что могло вылечить шрам на ее лице, потому что это бы еще больше ее расстроило.
  Наконец мама Минъюэ принесла каши и покормила ею Хоюнь Лю-Ли. Лучшей еды для выздоравливающей и не придумаешь. Слишком питательная пища после такой болезни только навредит.
  "Я в порядке, вы идите и занимайтесь своими делами, я еще посплю", сказала Хоюнь Лю-Ли после того, как поела немного. Никто не ответил ни слова. Супруги Цанхай вышли с грустными улыбками, а Цанхай Минъюэ села рядом с ней на кровать.
  "Лю-Ли, если хочешь плакать, плачь". Глаза Минъюэ были красными и усталыми.
  "Старшая сестра, что с тобой? Почему я должна плакать? Тем, кому удалось избежать смерти, должно повезти в жизни. Я очень счастлива. Я буду просто ждать своей удачи", хихикнула Хоюнь, опять потянув свои раны и скривившись от боли.
  "Лю-Ли, я оставлю тебя, не буду тебе мешать. Скорее выздоравливай, чтобы мы всегда были вместе", тихо сказала ей Цанхай Минъюэ. Все поняли двойственность ее слов, но никто не хотел произносить это вслух. Все беспокоились, чтобы ничем не спровоцировать Хоюнь Лю-Ли. Ее огромный шрам на лице был теперь главной проблемой.
  "Да что с вами? Шрамы в десять раз страшнее моего и то вылечивались. И она станет еще красивее, чем раньше. Самое главное сейчас - восстановиться", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  "Правда?" удивилась Цанхай Минъюэ. В глазах Хоюнь Лю-Ли мелькнул луч надежды.
  "Когда я вам лгал? Нам просто не хватает одного ингредиента, но я уверен, что скоро его найду. Не только шрам уйдет, но и выглядеть она станет еще красивее и еще на 30 лет дольше проживет".
  "Но это же великолепно!" радостно сказала Цанхай Минъюэ. Хоть она и поглядывала на Цин Шуя с недоверием, она искреннее обрадовалась за Хоюнь Лю-Ли.
  Однако Лю-Ли знала, что они это говорят, чтобы успокоить ее. Не существовало такого лекарства, которое могло убирать шрамы, а если и существовало, то было настолько редким, что его и не найти. Ходили только легенды о чудесных лекарствах, сделанных из плоти и костей мертвецов.
  Цин Шуй поторопился. Даже если он сможет синтезировать Гранулу Красоты, нигде не упоминалось, что она способна убирать шрамы.
  После того, как Цин Шуй и Цанхай Минъюэ ушли, Хоюнь Лю-Ли больше не смогла сдерживать слезы. Еле слышно всхлипывала она, одна в своей комнате...
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/24399
  Переводчики: Kent
  
  Глава 264. Ты ей нравишься, просто она этого пока не понимает.
  
  Слезы хлынули по ее щекам, ее слабые всхлипы были почти неслышны.
  Хоюнь Лю-Ли хотела умереть еще в тот момент, когда приняла смертельный удар на себя. После того, как меч обрушился на нее, она почувствовала острую боль на своем лице. Однако ей было уже все равно, потому что она была уверена, что не выживет от ран. Но теперь, открыв глаза и увидев знакомые лица Цанхай Минъюэ и Цин Шуя, она обрадовалась. Было так здорово иметь возможность жить, такой второй шанс мало, кому дается в жизни. Когда она почувствовала огромный шрам под своими пальцами, она поняла, что теперь стала уродливой, даже не глядя в зеркало. Шрам был таким ужасным, что даже слово "уродливый" не достаточно описывало его...
  Она всегда так гордилась своим лицом, но теперь, когда красота исчезла, она жалела, что когда-то была красивой. Шок, который она испытывала сейчас, был больше, чем тот шок, который испытывал какой-нибудь культиватор Сяньтянь, культивация которого внезапно прекращалась.
  "Так даже лучше. Я просто смогу всегда быть одна с этого момента..." решила вдруг для себя Хоюнь Лю-Ли. Приняв такое решение, она стала думать об улыбке Цин Шуя и обо всем, что случилось между ними с того самого момента, когда она встретила его в Земном Раю, о каждом радостном событии, связанном с ним. Крупные слезы продолжали капать из ее глаз, оставляя большие мокрые разводы на фиолетовой постели.
  
  Цин Шуй и Цанхай Минъюэ вышли из гостиной. Они прекрасно понимали, что сердце Хоюнь Лю-Ли разбито. Она не хотела, чтобы другие видели ее слабую сторону. В конце концов, все, что они могли сделать, это оставить ее в покое, чтобы она могла привыкнуть к своему новому состоянию.
  "Цин Шуй, что будет делать с Хоюнь Лю-Ли? Она очень расстроена". Цанхай Минъюэ и сама была опечалена всем происходящим. Никто не понимал Лю-Ли лучше нее. Глубоко в душе она понимала, что Хоюнь Лю-Ли потеряла не только красоту, но и Цин Шуя.
  "Не нужно об этом беспокоиться. Я найду способ восстановить ее внешность. Честно, я больше беспокоюсь из-за того, что должно случиться завтра", со всей серьезностью сказал Цин Шуй.
  "Точно, завтра нас ждет препятствие посерьезнее!" послышался издалека голос Цанхая.
  "Отец!"
  "Старейший!"
  Цанхай с женой шли навстречу Цин Шую и Цанхай Минъюэ, приветливо улыбаясь. Цин Шуй понимал, что Цанхай всегда сохранял железное спокойствие, несмотря ни на что. Наверное, для того, чтобы добиться в жизни успеха, это качество - одно из самых важных. Проблемы не решить, если ты ослеплен злостью и ненавистью. Будет трудно прийти в себя из этого состояния, и это никогда хорошо не заканчивается.
  "Старейший, кто еще помимо Старого Слепца из Секты Бессмертного Меча обладает особенно сильной культивацией?" Цин Шуй вспомнил про человека в фиолетовом плаще. Если в Секте было много таких, как тот культиватор, тогда их шансы на выживание были крайне малы.
  "Прародитель Секты Бессмертного Меча, Чжу Гэцзянь, Боевой Король 4-го уровня и следующий за ними Старший, Боевой Король 3-го уровня!"
  В сфере Боевых Королей разницы между уровнями достаточно, чтобы уничтожить противника, а бойца с разницей в два уровня и вовсе не победить. Когда-то Цанхай был выше Старого Слепца, он превосходил в силе всю великую Секту. Однако сейчас секта легко могла его уничтожить, если вдруг они пробились на новые уровни...
  "А в Южном Городе у секты есть неприятели? Кто хотел бы уничтожить Секту Бессмертного Меча?" спросил вдруг Цин Шуй.
  "Есть, конечно, но пока Слепой здесь, никто не рискнет!" засмеялся Цанхай. Он знал, что задумал Цин Шуй, однако понимал, что полагаться на помощь со стороны в их положении было бесполезно.
  "А если Слепой умрет?" глаза Цин Шуя загорелись от этой идеи. Сердце Цанхая дрогнуло на секунду, но в итоге он лишь покачал головой: "Никто в Южном Городе не может его убить!"
  Цин Шуй не ответил, но его глаза горели решимостью.
  "Цин Шуй, помни, ты можешь рассчитывать на меня завтра. И ты должен слушаться меня, что бы ни случилось", торопливо продолжил Цанхай, заметив свет надежды в глазах Цин Шуя.
  
  Солнце ярко светило с востока, заливая золотом землю. Цин Шуй вдруг понял, что уже почти полдень, а у него с утра во рту маковой росинки не было.
  "Ладно, надо заняться культивацией. Потом днем можно пойти домой и пообедать вместе", подумал Цин Шуй, возвращаясь на место утренних тренировок.
  Шаги Парящего Журавля! Цин Шуй решил больше ни о чем не думать, кроме скорости. Он решил вложить всю свою силу немедленно, если это бы помогло увеличить его скорость до предела его возможностей. Цин Шуй тренировал Парящие Шаги и продолжал циркуляцию Ци Древней Техники Усиления. Шаги Парящего Журавля существенно истощали его мощь, хотя считалось, что скорость увеличивалась прямо пропорционально потребляемой силе. В его случае скорость была еще выше.
  У большого потребления энергии были и свои плюсы. Он бы мог заманить в ловушку одного из Старших из Секты Бессмертного Меча. В своей последней битве со Старший Инем, расстояние между ними было слишком велико, поэтому он не смог незаметно атаковать его. Более того, Старший Ин перекрывал дорогу огромным клинком, заставив Цин Шуя отступить, не добившись своего. Хотя Цин Шуй добился серьезного продвижения в своей культивации, пробив 90-й уровень циркуляции Ци. Пройдя этот уровень, он почувствовал громадное увеличение в силе. Своими тренировками в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита только отточили его мастерство.
  Цин Шуй терпеливо культивировал, делая перерывы время от времени, и снова приступал к тренировкам. Было уже за полдень, когда Цин Шуй остановился. Он вынул Колокольчик, Потрясающий Души, и неторопливо продолжил его очистку. С того момента, как колокольчик продвинулся на более высокую ступень, прошло много времени, и с тех пор никаких изменений не происходило. Цин Шуй провел процедуру очистки с десяток раз без остановки, даже на полпути войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы освободить часть очищенной энергии! К сожалению, Колокольчик не никак не хотел улучшаться. Цин Шуя это сильно расстраивало, потому что когда наступит час икс, он будет стоять против Секты Бессмертного Меча, самой могущественной секты во всем городе, а он не сможет воспользоваться Колокольчиком в полную силу. Он не хотел сожалеть об этом потом всю оставшуюся жизнь. Цин Шуй знал, что Колокольчик лучше всего подходил для того, чтобы нарушать естественный порядок вещей в мире девяти континентов. Только его уровень был слишком низок!
  Посмотрев на небо, Цин Шуй решил, что пора сделать перерыв и навестить Хоюнь Лю-Ли. Войдя к ней в комнату, он увидел, что она проснулась. Хоюнь поприветствовала его легкой улыбкой. Улыбнувшись ей в ответ, Цин Шуй сел на край ее кровати и взял ее за руку. Хоюнь Лю-Ли тут же отодвинулась и освободила свою ладонь, однако Цин Шуй настойчиво схватил ее за обе руки. Не говоря ни слова, он стал циркулировать Ци Древней Техники Усиления, чтобы согреть ее меридианы, кости и внутренние органы.
  "Лю-Ли, я знаю, что ты не поверишь мне все равно, поэтому не стану говорить лишнего. Просто хочу, чтобы ты знала, что я - все тот же Цин Шуй, а ты - все та же Хоюнь Лю-Ли, которую я хорошо знаю".
  В глазах Лю-Ли читался весь спектр эмоций - от радости и тепла до одиночества и разочарования. Цин Шуй не решился продолжать разговор, растерявшись от ее реакции и не зная, что ему делать дальше. Даже пошутить у него не получалось, не говоря уже о заигрываниях и его любимых пошлостях. Что бы он ни сделал сейчас, все бы привело к негативным мыслям в ее голове и только усугубило бы ситуацию.
  "Лю-Ли, как ты себя чувствуешь? Я осмотрел твои раны, они уже почти зажили. Давай я вынесу тебя на прогулку!" сказал Цин Шуй, глядя Хоюнь Лю-Ли прямо в глаза.
  "А мне можно вставать?" удивленно спросила Лю-Ли. Ей явно надоело лежать в кровати.
  "Конечно! Давай потихоньку!" улыбнулся Цин Шуй и подхватил ее на руки. "Знаешь, когда я увидел тебя, растерзанную, у меня сердце просто на кусочки рассыпалось. Если с тобой что-то случилось, я бы себе никогда этого не простил!" тихо добавил он внезапно осипшим от волнения голосом.
  "Прекрати, Цин Шуй, я знаю. Сестра Минъюэ мне обо всем рассказала. Ты глупый, почему ты так себя ведешь? Если что-то случится с тобой, я не смогу даже умереть спокойно", ответила ему Хоюнь Лю-Ли, обхватила его за шею и расплакалась.
  "Как она посмела такое тебе рассказать, ну я ей задам!" сердито сказал Цин Шуй.
  "Не смей!" вдруг подняла заплаканное лицо Хоюнь Лю-Ли. Ни следа грации и шарма не осталась на ее лице, однако в глазах Цин Шуя она нисколько не изменилась. Он по-прежнему видел прекрасную девушку, как бывает, когда любишь кого-то, даже если у этого человека есть недостатки.
  "Хорошо, не буду!" сказал Цин Шуй и легко понес ее на руках.
  "Знаешь, Ты нравишься сестре Минъюэ. Просто она этого еще не осознала. Пожалуйста, будь с ней повежливее. Я никогда не видела, чтобы она так к парню относилась, как к тебе относится", сказала Хоюнь Лю-Ли и задумчиво посмотрела на Цин Шуя.
  "Лю-Ли, а тебе я нравлюсь?" внезапно серьезно спросил Цин Шуй. Сказав эти слова, он почувствовал шок, который испытала Хоюнь. Она отвела глаза и сказала: "Нет, не нравишься. Ты мне больше не нравишься".
  "Лю-Ли, а если я стану инвалидом в один прекрасный день, ты будешь чувствовать отвращение ко мне? Возненавидишь меня?" тихо спросил он.
  "Никогда. Я буду по-прежнему любить тебя, что бы ни случилось с тобой..." И тут Хоюнь Лю-Ли запаниковала. Он увидела, как хитро улыбаются его глаза, и замолчала.
  "Вот оно что, Лю-Ли. А мне ты тоже нравишься. Ты всегда в моем сердце прекрасная и очаровательная Лю-Ли". Сказав эти слова, Цин Шуй наклонился и поцеловал ее прямо в бледные губы.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/25440
  Переводчики: Kent
  
  Глава 265. Монетка из Небесного Дворца. Второй Уровень Колокольчика, сотрясающего Души.
  
  На этих словах Цин Шуй наклонился и поцеловал ее прямо в бледные шубы. Хоюнь Лю-Ли слегка посопротивлялась, потом закрыла глаза и сдалась. Она не могла остановить дрожь в теле. Цин Шуй целовал ее в нежные губы, слегка посасывая их, покусывая и потягивая время от времени. Однако Хоюнь Лю-Ли плотно сжала зубы. Цин Шуй не стал настаивать, он была еще совсем слаба. Он медленно поднял голову, однако его руки все еще сжимали ее пухлую попку. Удивительные ощущения самого Цин Шуя заставили дрожать: давненько он держал в руках женщину. Он даже почувствовал реакцию в нижней части туловища. Он быстро и аккуратно опустил Хоюнь Лю-Ли на землю. Помимо багрового шрама, на бледном нежном лице Хоюнь виднелся болезненный румянец. Для Цин Шуя ее вид был сродни неземной красоте. Всякий раз в ее сердце теплело, когда он видел ее.
  Хоюнь думала: "Значит, я ему нравлюсь, этот взгляд не может лгать". Неуверенности в ее душе поубавилось. Теперь, с ее новой внешностью, она думала о том, что если бы с Цин Шуем случилось нечто похожее, она бы не почувствовала никакой разницы. Однако мужчины и женщины думают по-разному - вот что ее беспокоилось.
  Цин Шуй помогал ей сделать первые шаги из дома. Недалеко от них Цанхай Минъюэ радостно улыбалась, наблюдая, как ее подруга постепенно выздоравливает. Хоюнь тоже посветлела лицом, Цин Шуй не мог нарадоваться, глядя на нее. Он не был уверен, но возможно, это была радость от того, что она жива и она выздоравливала.
  "Цин Шуй, что значил этот твой порыв?" вдруг спросила Хоюнь Лю-Ли без какого-то злого умысла.
  "Порыв? Кто сказал, что это был порыв? Лю-Ли, если бы этого не случилось, я бы все равно так поступил. Я бы даже уложил тебя в постель, потому что боюсь, что другой возможности у нас с тобой может и не быть". Цин Шуй поддерживал ее под руку, капельки пота выступили на ее лбу, так было ей трудно. В итоге ему снова пришлось поднять ее на руки.
  "Ой, не говори такие вульгарные вещи!"
  "Лю-Ли, а если бы завтра нам нужно было умереть, ты бы пожалела?" Цин Шуй обнял Лю-Ли. Ее стройное тело было таким податливым и гибким, было приятно обнимать ее. Она была хорошо сложена. Прекрасные ключицы, сексуальные бедра, стройные ноги и тонкая талия. Она была очень худой. Но при этом грудь и попа были пухлыми, но не слишком большими. Они были гибкими и упругими. У нее была поистине впечатляющая фигура.
  "Не пожалела бы. Я бы никогда не пожалела. Я довольна и счастлива. Спасибо тебе, Цин Шуй!" радостно ответила Хоюнь Лю-Ли. Она была прекрасна, ее улыбка будто скрывала этот шрам.
  "Тогда или я тебя целую, или ты меня целуешь. Выбирай!" с ухмылкой предложил Цин Шуй.
  "Я не..."
  Тут Цин Шуй наклонил голову и снова закрыл ее губы поцелуем. Его длинный язык искал ее розовый нежный язычок. Они гонялись друг за другом, переплетаясь в поцелуе. Посасывая ее губы, он почувствовал, что хочет большего.
  Во второй раз в жизни Хоюнь Лю-Ли целовалась с Цин Шуем. И во второй раз это была неожиданная атака. Однако на этот раз он не нервничала, а чувствовала, как пульс радостно бьет по ее венам. Ее язык, наконец, встретился с языком Цин Шуя и успешно боролся за право доминировать. Цин Шуй держал ее на руках, как настоящую принцессу, а его правая рука нашаривала по ее прекрасным ягодицам. От этого мягкого ощущения Цин Шуй словно онемел; возбуждение зашкаливало, заставляя их обоих дрожать от приятного волнения. Постепенно Хоюнь Лю-Ли стала издавать легкие стоны, будто электричеством пронизывавшие Цин Шуя с ног до головы. Эти стоны, словно песня любви, были из-за Цин Шуя и для него одного.
  Цанхай Минъюэ наблюдала за целующимися Цин Шуем и Хоюнь Лю-Ли. Она всегда надеялась, что они будут вместе, и теперь ее желание было на шаг ближе к исполнению. Однако в то же самое время глубоко в сердце она почувствовала, что теряет что-то важное.
  "Он мне все равно не нравится....." пробормотала она.
  Цин Шуй медленно оторвался от задыхавшейся Хоюнь Лю-Ли. Ее прекрасное лицо раскраснелось. Она приоткрыла глаза. Цин Шуй встретился с ней глазами и снова поцеловал в губы. Хоюнь Лю-Ли снова закрыла свои прекрасные глаза. Цин Шуй то отпускал ее губы, то снова присасывался к ним. Они были так близки друг к другу. Хоюнь Лю-Ли почти касалась своими ресницами ресниц Цин Шуя. Когда она моргала, они как опахалом обмахивали глаза Цин Шуя, соблазняя его щекочущими движениями. Цин Шуй все агрессивнее целовал ее, руки его заходили все дальше - он добрался до соблазнительной складки между ее ягодицами...
  У Цанхай Минъюэ не было никакого желания наблюдать за такой нервирующей сценой, однако она не могла отвести взгляда от разворачивающихся перед ее глазами событий. Ей даже было видно, куда направлял Цин Шуй свои шаловливые руки. Ее сердце бешено билось, она густо покраснела. В панике она отошла от окна, когда увидела, что Цин Шуй ее заметил!
  "Лю-Ли, ты вся влажная..."
  "Мерзавец, ничего больше не говори, неси меня обратно, я хочу переодеться", Хоюнь Лю-Ли спрятала лицо на груди Цин Шуя. Его тонкая одежда не спасала от ощущения ее горячего дыхания на его теле, которое сводило его с ума. Она случайно коснулась губами его груди, даже слегка потерявшись ими об его кожу. Возможно, она даже ощутила его напрягшиеся соски.
  Когда парочка вернулась к лестнице, Цанхай Минъюэ уже и след простыл. Цин Шуй улыбнулся, увидев, что дверь в ее комнату крепко заперта. Он знал, что она внутри. Цин Шуй вошел в спальню с Хоюнь Лю-Ли на руках и уложил ее в кровать.
  "Хочешь, помогу тебе переодеться?" дразнил Цин Шуй свою подружку.
  "Не нужно. Я могу и сама ходить. Я хочу переодеться..."
  Цин Шуй криво усмехнулся и вышел из спальни под смех Хоюнь Лю-Ли.
  "Отдохни, я пошел вниз!" тихо сказал он. Выйдя из комнаты, он увидел Цанхая и его жену, стоявшими неподалеку в ожидании.
  "Старейшие!"
  "Цин Шуй, давай все обсудим сегодня. Я боюсь, что у нас больше времени для этого не будет", тихо сказал Цанхай.
  "Я думаю, что у меня есть пара идей по этому поводу", послушно сказал Цин Шуй.
  "Цин Шуй, возможно, ты не сможешь принять все, что мы сейчас тебе скажем. Но настал такой момент, когда я не хочу больше обманывать тебя. Не могу больше скрывать, просто надеюсь, что ты сможешь увезти отсюда Юэюэ и Лю-Ли".
  Цин Шуй молчал.
  "Ты поймешь, о чем я думаю, когда ты сам станешь отцом. Все, что мы хотим, это чтобы Юэюэ была в безопасности. За все приходится платить. Это долг тридцатилетней давности", горько улыбнулся Цанхай.
  "Увезти? Старший, а куда нам уезжать, если что-то с вами случится?" покачал Цин Шуй головой. Цанхай вынул золотую монету в пять сантиметров в диаметре со шнурка на груди. На ней серебром было вырезано слово "Дворец".
  "Это монетка из Небесного Дворца. Возьмите ее и отправляйтесь в Небесный Дворец", с этими словами Цанхай передал монету Цин Шую.
  Жена Цанхая улыбнулась ему: "Обещай нам, что будешь заботиться об Юэюэ всю оставшуюся жизнь, хорошо?"
  Цин Шуй смущенно посмотрел на нее.
  "Ты нравишься нашей девочке. Просто она еще не поняла этого. Мы надеемся, что ты будешь заботиться о ней, пока она не осознает это. Это и будет нашим с Цанхаем завещанием".
  Когда Цин Шуй услышал слова этой женщины, он не мог не вспомнить, что его говорила Хоюнь Лю-Ли. Точь-в-точь ее слова. Просто когда Лю-Ли ему говорила такое, Цин Шуй воспринял это как шутку. Но когда сама мать Цанхай Минъюэ говорила об этом, должно быть, это было правдой. В конце концов, кто может знать свою дочь лучше, чем собственная мать.
  Сказать, что Цин Шуй не был счастлив слышать эти новости, было бы неправдой. Но больше всего он испытывал огромное удивление. Он бы никогда не подумал, что Цанхай Минъюэ когда-то посмотрит на него иначе, потому что он был уверен, что Минъюэ нравятся мужчины другого типа, как Цанхай, например, кто-то, больше похожий на того мужчину средних лет в фиолетовом плаще. Цин Шуй просто понимал, что он еще не созрел, а Цанхай Минъюэ уже была несравненной красавицей и зрелой женщиной. Цин Шуй все думал о своей семье, глядя на чету Цанхай. Они уже сделали все, что было в их родительских силах, любовь отца была огромной, как горы, а любовь матери - вечной, как небеса.
  "Цин Шуй, прими это. Мы верим тебе, что ты хорошо позаботишься о Юэюэ", Цанхай положил медальон в руку Цин Шую. Цин Шуй вдруг почувствовал тяжелую ответственность на своих плечах, как только медальон оказался в его руках. Вся жизнь Цанхай Минъюэ. Сможет ли он вынести такую ответственность? Небесный Дворец был Небесным Дворцом. Цин Шуй знал об этом. Это была одной из величайших сект в мире девяти континентов, которая держала свою позицию уже более десяти тысяч лет. В тот день Цин Шуй видел, что Цанхай использовал Удар Небесного Меча и Шаги Облака Тумана. Он понял, что Цанхай и сам мечтал о том, чтобы присоединиться к Небесному Дворцу. У Цин Шуя было много вопросов про эту Секту, но он воздержался. Он знал, что у Цанхая были на то причины. Более того на разговоры совсем не оставалось времени.
  Цин Шуй беспомощно кивал головой. Слишком много дорог предлагала жизнь, особенно, когда цена за выбор была очень высока, так высока, что можно было оказаться разваленным в лепешку.
  "Берите свою жар-птицу и улетайте. Если нужно будет, просто выруби Юэюэ, сделай все, чтобы заставить ее уйти...Посмотри на битву между мной и Слепцом, готовься, что на 50-й примененной технике придется бежать. Я еще напомню. Но Тун откроет вам путь".
  Цин Шуй внимательно слушал, да и любой на его месте послушал бы!
  Ночью Цин Шуй снова зашел проведать Хоюнь Лю-Ли. Она тоже чувствовала тяжелый груз на своих плечах. Даже если они должны были убежать, а дадут ли им убежать? Даже если они должны были сбежать, от Слепца все равно необходимо было избавиться, иначе они просто не смогу и шага сделать. Когда Цин Шуй вернулся в свой штаб, ему уже было пора входить в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Зайдя туда, он собрал свои Золотые Доспехи, сапоги, шлем, браслеты, золотые иглы, колокольчик....
  "Ах, Колокольчик!" схватил он зачарованный предмет в руки. С помощью энергии Ци Древней Техники Усиления он снова и снова очищал его, пока вспышка яркого света не озарила сферу.
  "Кажется, небеса не оставили его!" радостно сказал Цин Шуй.
  Колокольчик, Сотрясающий Души, второй уровень, наконец, имел большой шанс сводить с ума и приводить в бешенство дьявольских чудовищ в радиусе 300 метров. Они не смогут различать между врагом и хозяином и будут нападать на все и всех вокруг.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/25441
  Переводчики: Kent
  
  Глава 266. Черный Сокол Монарх-чемпион. Сначала я убью твою жену и дочь.
  "Ха-ха! На уровень выше! Второй уровень!"
  На момент Цин Шуй вдруг потерял чувство реальности. Завтра был тот самый день, самый важный день в его жизни. Цин Шуй до последнего сомневался, получится ли у него прокачать уровень колокольчика, сотрясающего души. Весь день он переживал по этому поводу, но результат его крайне порадовал. В его руках переливался нарастающим фиолетовым цветом колокольчик, на который он возлагал большие надежды. Он снова стал вливать в него свою энергию Ци Древней Техники Культивации, а потом слегка качнул его.
  "Лииииииииииииииииииииииииииииииииииииииии" пронзительный звон, подобный скрежету металла, с силой ударяющему по камню, прозвучал в его сфере. Такой звук мог вызвать дрожь в сердцах людей, заставляя их бежать, сломя голову в агонии и панике. Только колокольчик второго уровня обладал такой мощью...
  "Курлык-курлык", в панике прокричала жар-птица вдалеке. Несмотря на то, что она была рождена в пространственной сфере и была исключительно мощным чудовищем, в ее голосе Цин Шуй услышал надрывный страх. Он с удивлением посмотрел на колокольчик еще раз и понял, что даже несмотря на то, что два небольших отверстия в его куполе не были направлены на жар-птицу, его звона хватило для того, чтобы вызвать страх и панику огромной силы в огненном чудовище.
  Не решившись испытывать судьбу еще раз, Цин Шуй решил, что потерять жар-птицу в его планы не входит. Однако результаты работы его удовлетворили сполна. Он даже почувствовал, что подняв уровень колокольчика, ему пришлось использовать в пять раз больше энергии Ци для его активации. Он также ощущал, что мощь, исходившая от колокольчика, была несравнимо больше количества энергии, равного вложенному количеству Ци.
  В день можно было очищать и прокачивать колокольчик до двадцати раз. Проведя все необходимые манипуляции, Цин Шуй сосредоточился на собственной культивации и прокачки теперь уже своих боевых техник. Затем он надел на себя доспехи, боевые сапоги шлем, браслет и захватил с собой набор игл из холодной стали, прежде чем покинуть сферу.
  Идя между домами по саду резиденции, он не мог отделаться от мысли, что завтра неумолимо приближалось.
  Дом девушек был наполнен светом. Цин Шуй вошел и обнаружил всю семью в сборе, одетых в боевые доспехи.
  "Старейшие!" почтительно поприветствовал Цин Шуй хозяев дома.
  "Хм, Цин Шуй, ты выглядишь отдохнувшим", улыбнулась ему супруга Цанхая. Цин Шуй улыбнулся ей в ответ. Она была одета в золотую боевую юбку и цвета зеленого нефрита боевые сапоги. Как всегда, она излучала беспрецедентную элегантность. Юбка сидела на ней идеально, подчеркивая отличную фигуру. Поистине потрясающая женщина.
  "Цин Шуй, ты выглядишь гораздо симпатичнее моего мужа, я уверена, множество девушек еще будут сохнуть по тебе", засмеялась Жо Тун. Цанхай засмеялся с одобрением, ведь он давно относился к Цин Шую, как к своему будущему зятю. Цин Шую неловко заулыбался. Однако его смущение никто не заметил, потому что все взоры устремились навстречу вышедшей их своей спальни Цанхай Минъюэ. Одетая в золотую боевую юбку со шлемом в руке, она была непревзойденно красива. Пышные волны ее волос были убраны в узелок, вся ее фигура излучала королевское великолепие.
  Увидев Цин Шуя, она отвела глаза. Тот достал свои секретные латы, которые он ковал последние два дня. Эти доспехи увеличивали защиту на 10%, плюс добавляли столько же ко всем атрибутам. Однако против тяжелого орудия они были бессильны.
  "Минъюэ, передай это Лю-Ли, она больше не может носить золотую боевую юбку", с этими словами Цин Шуй передал доспехи девушке. Цанхай Минъюэ пробубнила себе под нос слова благодарности, взяв доспехи в руки, и не глядя на Цин Шуя, прошла в комнату к Хоюнь Лю-Ли. Цанхай Минъюэ была в полном смятении - она чувствовала одновременно грусть и радость, понимая, что Цин Шуй выковал особые доспехи для ее подруги. Она ненавидела себя за такие странные мысли!
  Всем присутствующим казалось, что время улетает с бешеной скоростью. Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ вышли из комнаты, держась за руки. Хоюнь улыбнулась слабой улыбкой, обвела взглядом комнату и поприветствовала всех кивком.
  "Цин Шуй, это тебе", Лю-Ли сорвала с шеи ожерелье с черным камнем и отдала его Цин Шую. Тот замешкался, ведь этот камень - особый подарок матери Минъюэ, который означал, что Хоюнь Лю-Ли стала частью семьи в качестве приемной дочери.
  "Мне он теперь не нужен, потом вернешь", улыбнулась Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй не стал отказываться от ее благих намерений и завязал шнурок с камнем у себя на шее. Немедленно он почувствовал волну энергию, захлестнувшую его тело, его ноги наполнились огромной силой. Черные драгоценные камни третьего уровня были очень эффективными, его скорость тут же увеличилась на десять процентов. В доме тут же стало тихо. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли украдкой бросали взгляды на Цин Шуя и перешептывались.
  "Он так хорош в этом наряде..."
  "Цанхай Минъюэ, а, Цанхай Минъюэ, и когда это ты стала замечать, как выглядят мужчины?"
  Цанхай Минъюэ смутилась, но ничего не ответила. Мысли о предстоящей катастрофе, которая надвигалась на них, как снежная лавина, как ушат ледяной воды, окатывали ее с головы до ног. Что же им делать?
  Вдруг Цин Шуй почувствовал невероятно мощное летающее чудовище, держащее путь в их направлении!
  "Они приближаются", горько усмехнулся Цанхай, вставая с места. Цанхай Минъюэ надела шлем и потянула за собой Хоюнь Лю-Ли.
  "Выйдем на улицу", тихо сказал Цанхай, и все вышли из главного здания. Все, кроме Хоюнь Лю-Ли, были полностью одеты в боевые доспехи.
  Через мгновение!
  "Цанхай, ахахахахахахаааа!" Звонкий голос озарил округу! И тут же появился гигантский летающий монстр невероятных размеров! Его огромное тело было гораздо больше тела жар-птицы и златокрылого громоподобного ястреба. Он был серебряного цвета, крепкий, как металл, крылья в размахе достигали ста метров. Толстые и мускулистые ноги с ужасающими острейшими когтями потрясали до глубины души всех, кто созерцал это чудовище.
  Черный Сокол, Монарх-Чемпион!
  Верхом на Соколе стояли два мужчины: один был старый горбун в белом, серебряные волосы которого разлетались по ветру. В его руках был золотистый посох с рукояткой в форме головы дракона.
  Второй человек сразу вспомнился Цин Шую. Это был не кто иной, как тот самый мужчина средних лет, приходивший разыскивать его в кузнице. Цин Шую не удалось почувствовать настоящую силу старого слепца, слишком была велика разница в их силе. Однако и мужчина в фиолетовом никак не давался ему - Цин Шуй так и не смог определить его настоящую силу.
  "Спускайся, слепошарый. Раз уж ты тут, пора расплатиться", разразился Цанхай беспечным смехом, глядя в небо. Старый слепец ухватил мужчину в фиолетовом плаще за руку, и они спрыгнули вниз. Скорость их была подобна огненной стреле, а приземление было бесшумным, как полет совы.
  "Цанхай, ты ослепил меня тридцать лет назад, ну, как? Тебе понравилось убивать мою жену и сына?" захохотал старик.
  "Твой сын сам накликал на себя беду, а твоя жена покончила с собой. Но оставим все это, раз уж ты здесь, специально пришел ко мне, я верну все долги", засмеялся Цанхай.
  "Ха-ха, специально за тобой? Ха-ха, конечно, ты - моя цель. Но! Сначала ты посмотришь, как твоя жена, дочь, зять умрут, чтобы ты испытал агонию похуже смерти", оглушительно захохотал старик.
  Только теперь Цин Шуй смог разглядеть лицо старого слепца, который выглядел довольно обычно, только в правом глазу было белое пятно. Его левый глаз сверкал злобой, однако. Жестокий свет вызывал страх в сердцах других. По этому взгляду было сразу понятно, что старик был человеком злым, получавшим удовольствие от убийств и мучений.
  "Нападать на женщин? Ты не мужчина что ли?" снова презрительно засмеялся Цанхай.
  "Ха-ха, не стоит меня злить. Бесполезно. Можешь говорить, что угодно. Когда ты убил мою семью, почему ты себе этот вопрос не задал? Кому, как тебе не знать, ведь за последние 30 лет ты убил много учеников из моей Секты Бессмертного Меча", холодно добавил слепой горбун, пожирая глазами Цанхая.
  "Те, кого я убивал, смерти заслуживали. Посмотри, во что превратилась твоя Секта Небесного меча? Я виню себя за то, что такой мягкосердечный и не стер с лица земли тебя с твоей сектой тогда, тридцать лет назад".
  "Ага, только какой смысл жалеть сейчас? Я покажу тебе настоящее сожаление, когда ты увидишь, как твоя семья умирает от моих рук", горбун медленно распрямил спину, встав ровно. Внезапно Цин Шую показалось, что старик вмиг помолодел на несколько лет.
  "Я, Цанхай, никогда не жалею о сделанном. Неужели ты не боишься того, что с тобой сделает Небесный Дворец?" холодно ответила ему Цанхай.
  Услышав эти слова, старик продолжил нагло смеяться.
  "Цанхай, тебя же просто выгнали из Небесного Дворца, тебе еще хватает наглости их упоминать! А почему же ты не готовился к этому последние тридцать лет? Раз я решился выступить против тебя, значит, я учел возможную реакцию Небесного Дворца и все просчитал".
  "Ты вступил в Башню Меча!" Цанхай не верил своим ушам.
  "Умница! ХАХАХА!"
  В этот момент Цин Шуй почувствовал огромное количество мощных аур, появлявшихся со всех сторон в резиденции Цанхай.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/26240
  Переводчики: Kent
  
  Глава 267. Падение экспертов. Десять тысяч подготовок ради одного момента.
  
  Старик оглядел окрестности и расхохотался.
  "Хватит этой чепухи. Сегодня я убью твою жену и дочь, и ты на своей шкуре почувствуешь, каково это - терять любимых". Сказав это, старик превратился в туманную тень и подлетел к жене Цанхая!
  "Через мой труп!" фыркнул Цанхай. Воздух вокруг него задрожал, он сделал два шага вперед, преграждая слепцу путь. И только сейчас Цин Шуй увидел оружие Цанхая - короткую шпагу толщиной с палец, сделанную из чистого нефрита.
  "Ай, твое боевое оружие неплохо, подумать только, как оно увеличило твою силу!" с удивлением воскликнул старик, осмотрев снаряжение Цанхая. Затем он посмотрел на Цин Шуя и остальных. Казалось, будто он хотел одурачить Цанхая, вызывая его на прямой бой.
  Дзинь. Дзинь - раздались звуки ударов оружия. Земля, на которой стоял Цанхай, покрылась трещинами, в то время как земля под слепцом осталась нетронутой, даже после столкновения.
  "Этот старик поистине злодей! Шантажом заставил Цанхая выйти на прямое столкновение. Теперь Цанхай вряд ли выдержит больше восьмидесяти ударов", Цин Шуй легко мог предугадать ход столкновения, судя по силе соперников и их тактике.
  Цанхай, естественно, знал, каков план его врага, но у него выбора не было, пришлось играть по его правилам. Он применил свою самую сильную атаку - Удар Небесного Грома. Каждый раз, прикладывая максимум силы в свои удары, ему едва удавалось просто блокировать слепца. Цин Шуй, не отрываясь, смотрел, как противники обменивались ударами. Он не знал, какова была сила удара Небесного Грома, он не знал, какие побочные эффекты у этой атаки. Посох слепца наносил удары, как ядовитый дракон, каждая атака сопровождалась низким вибрирующим звуком, похожим на раскаты грома. Нефритовая шпага Цанхая защищая его тело, будто два зеленых дракона носились вокруг него со скоростью молнии, блокируя удары слепца.
  Атмосфера была удушающей, было невозможно дышать, простому культиватору было просто невозможно находиться рядом с местом битвы - сила слепца и Цанхая оказывала невероятное давление. Цин Шуй стоял рядом с Хоюнь Лю-Ли и с помощью своей ауры пытался облегчить это давление для нее. Жена Цанхая, чья культивация была на первом уровне сферы боевого короля, могла лишь молча наблюдать на борьбу своего мужа. Если бы она вступила в бой, она бы только стала помехой.
  "Цанхай, на-ка, попробуй мою Тройную Тень!"
  Старый слепой продолжал атаковать жену Цанхая. Удар его с виду обычного посоха был настолько полон доминирующей энергии, что вселял в сердца очевидцев безумный страх. Его атаки были по силе равны удару молнии, его аура была подобна ауре дракона, спускающегося с небес. Дракон с небес, тигр из стихии ветра! Старик вроде бы оставался на своем месте, однако каждый его удар превращался в два, а два - в три!
  Сила Цин Шуя, конечно, была гораздо ниже этого уровня, он видел, насколько устрашающими были атаки слепого. Удары тройной тени со стороны выглядели, как какая-то иллюзия. Скорость была такова, что невооруженному глазу не было видно никаких движений. Точно такую же скорость удалось развить Цин Шую в бою с сектой, когда его удар преодолел третью волну.
  Цанхай, конечно же, сразу уловил суть этой атаки, но у него не было выбора - если он хотел победить слепца, ему нужно было дойти до конца. Только чистая сила могла бы пересилить старика, чтобы отбить его мощную атаку. С такой атакой у жены Цанхая не было никаких шансов - ей оставалось смиренно ждать смерти. Глаза ее были наполнены беспомощностью, она лишь качала головой, глядя на тщетные усилия своего супруга.
  Цанхай понимал, что его любимая женщина могла вот-вот погибнуть от рук этого подлеца. Его переполняла ярость. Как он вообще допустил это? Кто сможет выдержать эту боль - видеть, как твоя женщина умирает на твоих глазах.
  "Мама. МАМА..." Цанхай Минъюэ кричала и плакала, и, если бы Цин Шуй не сдерживал ее, она бы давно бросилась в бой, хоть и понимала прекрасно, что в таком случае ее ждала верная смерть. Но и смерть не остановила бы ее.
  Жо Тун стеклянными глазами смотрела на приближающийся к ней посох, чувствуя давящую ауру старика, которая лишала ее сил и не давала даже пошевелиться.
  Горько было Цанхаю. Однако благодаря тому, что он стоял близко к своей жене, с помощью шагов туманного облака он со скоростью, не уступавшей скорости старика, преградил путь его посоху. Немедленно его тело засветилось золотистым сиянием.
  "Божественная Защита!"
  Тень ударила по воздуху, вторая тень ударила рядом с Цанхаем, а третья тень обрушилась прямо на плечо Цанхаю, но была блокирована золотистым свечением.
  "Ну, Цанхай, эта техника - единственное, чего я боялся. Но раз ты уже ее применил, посмотрим, надолго ли тебя хватит, сколько ударов ты выдержишь!" Удары старика были остры, как лезвие; он без устали бил своим посохом, всякий раз вкладывая в свои атаки максимум силы.
  Божественная защита! Цин Шуй был в полном изумлении. По названию он сразу понял суть этого навыка: полный иммунитет против ударов в одном бою. То есть Цанхай мог пользоваться ею только один раз в течение боя. Была велика вероятность, что Цанхай сможет обратить против слепца свои смертельные удары, но почему-то его атакам ничего не мешало, поэтому все опасения старика были напрасны - сил у Цанхая хватало только на то, чтобы отбиваться от смертельных ударов слепца.
  Цин Шую приходилось нелегко - он пытался удерживать Цанхай Минъюэ в своих объятиях. Он знал, он должен был удержать ее на месте, как бы она не сопротивлялась.
  50 ударов спустя, все еще было непонятно, кто победит. Обычно, когда два эксперта высокого уровня сходились в бою, по десяти ударам можно было определить победителя. Но не сегодня.
  "Минъюэ, успокойся!" успокаивал Цин Шуй Цанхай Минъюэ. В этот момент он тихонечко положил в рот плод увеличения проворности.
  "Цин Шуй, спаси моих родителей, пожалуйста..." Цанхай Минъюэ сдалась. Она хотела быть рядом со своей матерью и была готова принять смерть.
  И в этот самый момент старик, изначально направлявший свой удар в сторону Цанхая и его жены, неожиданно метнулся к Цанхай Минъюэ.
  "ЮЭЮЭ!" раздался пронзительный крик матери. Ее глаза сверкали от гнева.
  Силуэт Цанхая мелькнул, словно тень, его скорость снова увеличилась. Однако было поздно, все равно, что закрывать конюшню на замок после того, как все лошади вырвались на свободу. Как же он смог допустить все это?
  
  А в это время внутренне чутье Цин Шуя резко обострилось и достигло своего пика. Сердце исступленно колотилось в его груди. Давление было удушающим, он не мог дышать. То чувство, когда мощный внутренний дух поднимается в тебе, было невероятным, даже ободряющим, хотя он рисковал жизнью и мог погибнуть в любой момент. Много мыслей пролетели в ту секунду в его голове, он вспомнил мать, девушку, продававшую чайные листья в Городе Ян. Он знал, что не может себе позволить умереть сегодня. Не сегодня.
  В сжатых кулаках Цин Шуя появились несколько игл из холодно стали. Он мог видеть, не поворачивая головы - внутреннее чутье давало четкую картинку всего происходящего.
  Описание происходящего, может, и заняло какое-то время, однако в реальности все случилось в доли секунды. Цин Шуй почувствовал растущее давление, будто горы обрушились каменной лавиной. Глядя на Цанхай Минъюэ, которую он все еще держал в руках, он видел, как кровь отхлынула от ее лица. Мертвенно бледная, она с ужасом смотрела вперед.
  Цин Шуй даже не шевелился. Цанхай Минъюэ начала кричать, умоляя Цин Шуя нанести удар, хотела даже оттолкнуть его, но не смогла, огромное давление просто пригвоздило ее к земле. Наконец, дождавшись момента, Цин Шуй с силой оттолкнул Цанхай Минъюэ своей левой рукой в сторону Хоюнь Лю-Ли. Девушки отлетели от Цин Шуя аж на десяток метров.
  Не оглядываясь назад, Цин Шуй применил шаги парящего журавля со всей силой, со всей скоростью, до самого предела! 10% скорости прибавляли ему сапоги, 10% увеличения в скорости давал драгоценный камень на шее, 50% увеличения в проворности от плодов. Скорость Цин Шуя была непревзойденной!
  Когда он почувствовал, что на его спину вот-вот обрушится удар посоха, он резко сдвинулся в сторону, избежав серьезного ранения. Повернувшись лицом к слепцу, он воткнул ядовитые стальные иглы прямо в здоровый глаз старика. Техника секретного оружия была его коньком! Миллионы раз он тренировал этот удар. Скорость его атак была подобна огню молнии, его движения были прекрасны, как произведение искусства.
  Жаль, что для первобытного пламени не хватало времени, для того, чтобы применить его в атаке, необходимо было время. Цин Шуй смог выдержать нужный момент, чтобы избежать фатальных ударов прямо в сердце. Он был уверен в защитных свойствах своих доспех, он был уверен в энергии Ци Древней техники усиления, циркулировавшей в его теле. И вместе со всем этим его доспехи все равно превратились в кашу от удара старика. Когда защита упала на землю, оказалось, что рана Цин Шуя еще серьезнее, чем были раны Хоюнь Лю-Ли. Кровь рекой потекла. Цин Шуй весь был окрашен своей собственной кровью, рекой стекавшей на землю.
  "Захват Дракона!" в агонии заорал старик, выдергивая иглы из своего глаза. В этот момент подоспел Цанхай. Он приготовил это движение для того, чтобы молодые могли сбежать. Цанхай схватил старика за шею, нанося удары руками.
  Старик, однако, был слишком самоуверен. Он считал, что под давлением его ауры никто и пошевелиться не сможет. Но как же так? Как этот мальчишка смог не только двигаться, но и нанести ему удар? Не ожидал он такой скорости от этого юноши.
  30 лет назад Цанхай лишил его одного глаза, а тридцать лет спустя и второго глаза лишился старик. Он чувствовал, что его голова вот-вот взорвется. Он беспомощно пытался освободиться от хватки Цанхая, однако не тут-то было. Цанхай понимал, что старик нацелился на его дочь, поэтому специально применил захват дракона, чтобы удержать врага. Старик был вне себя от ярости, чувствуя, как хаотичная Ци его противника собирается в его Даньтянь. Цанхай, видя ужасную гримасу на лице соперника, вдруг осознал, что и его конец близок. Со всей силой он попытался раздавить шею старика руками, но в этот момент старик исполнил самую мощную атаку уровня Сяньтянь, которую только мог совершить культиватор такого высокого уровня.
  Саморазрушение Даньтянь!
  Эхом прозвучали раскаты грома, старик и Цанхай превратились в одно сплошное кровавое облако, оставив глубокий кратер на том месте, где они стояли. Воронка была несколько метров в глубину, трещины от нее исходили лучами в радиусе ста метров.
  Все были в шоке, кроме Цин Шуя. Превозмогая адскую боль, он встал и позвал мать Цанхай Минъюэ.
  "Старейшая, быстрее, уведите Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли!"
  "Прародитель мертв..." лидер Секты Бессмертного Меча пробормотал, не веря своим глазам.
  "Отец!" закричала Цанхай Минъюэ и разрыдалась.
  Жар-птица уже была рядом, Цин Шуй усадил девушек ей на спину. Нужно было торопиться, лидер и несколько старших Секты Бессмертного Меча были готовы накинуться на них, как дикие звери на добычу.
  Мать Цанхай Минъюэ постояла на месте, где исчез ее муж, потом быстро подлетела к жар-птице, и вся компания взмыла в небо. В тот же самый момент лидер секты бессмертного меча тоже метнулся в их сторону. Его скорость была даже выше скорости матери Цанхай Минъюэ! Выше на целый порядок.
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/26241
  Переводчики: Kent
  
  Глава 268. Колокольчик, Сотрясающий Души, весь в крови. Самая неприглядная смерть
  
  Троица забралась на спину огненной птице с помощью матери Цанхай Минъюэ. Минъюэ до последнего думала, что ее мать отправиться с ними, и когда она поняла, что этому не бывать, было уже поздно!
  "Вперед! Цин Шуй, хорошо позаботься о Юэюэ, ты теперь для нее единственная семья..." крикнула мать Цанхай Минъюэ. Это был крик отчаяния и надежды. Она неожиданно развернулась и пошла навстречу лидеру Секты Бессмертного Меча, который уже бежал ей навстречу. Ее движения были быстрыми, будто наполненными решимости умереть. Она упорно спешила навстречу смерти.
  Все это было ради одного - задержать наступление врага, чтобы ее дочь смогла выкроить мгновение для побега. Цин Шуй зажмурился. Огненная птица распростерла крылья и взмыла в небо!
  "Мама..."
  В слезах Хоюнь Лю-Ли обняла Минъюэ; обе рыдали, обнявшись, Цин Шуй отвернулся, чтобы не видеть сцену смерти матери Цанхай Минъюэ.
  Через несколько мгновений раздался зловещий крик! Цин Шуй увидел гигантское чудовище, взмывшее в небо вслед за ними!
  Черный Сокол Монарх-Чемпион!
  Цин Шуй с горечью увидел, что на спине огромного быстро приближавшегося к ним животного стоят мужчина в фиолетовом плаще, который был весь пропитан кровью. Кровью матери Цанхай Минъюэ!
  "Цин Шуй... Как ты?" спросила Хоюнь Лю-Ли, видя, что Цин Шуй обессиленный лежит в крови на спине жар-птицы.
  "Все в порядке, приглядывай за Минъюэ", тихо ответил Цин Шуй. Слишком беспомощно звучал его слабый голос.
  Цанхай Минъюэ подняла голову и посмотрела на Цин Шуя, которого впервые в жизни видела в таком жалком виде. Во второй раз она видела его, истекающего кровью. Однако на этот раз рана была гораздо серьезнее. В тот день в Южном Городе у него оставались силы для последней схватки, но сейчас он даже на ноги встать не мог.
  "Цин Шуй, Цин Шуй.." Цанхай Минъюэ была почти не ранена, просто невыносимое горе наполнило ее и уже переливалось за край... Видеть Цин Шуя в таком состоянии было еще тяжелее, еще больше печали и сожалений в ее сердце.
  "Минъюэ, не грусти. Твои родители ушли, но они ни о чем не жалели. Они сделали это ради тебя". Цин Шуй видел вдалеке лидера Секты Бессмертного Меча, преследовавшего их на своем Черном Соколе. За ним летело еще несколько летающих монстров, но только Сокол превосходил жар-птицу в скорости.
  "Цин Шуй, я настолько бесполезная... бестолковая..." Цанхай Минъюэ опустилась на колени, обернувшись туда, где остались ее родители.
  "Минъюэ, в жизни невозможно избежать неприятностей. Даже если человек относительно счастлив, у него есть своя боль. Жизнь длинная, тебе еще придется столкнуться в будущем с разными вещами! Научись быть сильной и много трудиться, чтобы ни о чем не пожалеть в конце жизни. Кхе-кхе", Цин Шуй кашлял кровью. Но ему было все равно. Он был счастлив, что жив после таких чудовищных ран.
  "Цин Шуй..."
  "Цин Шуй..."
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли приподняли Цин Шуя и попытались его усадить, удерживая между собой.
  "Цин Шуй, они приближаются, что нам делать?" тихо спросила Хоюнь Лю-Ли, встревожено следя глазами за стремительно приближающимся Черным Соколом. Между ними оставалось меньше километра.
  И хотя Цин Шуй едва ли был сейчас похож на человека, девушки подсознательно все еще рассчитывали на него в сложившейся ситуации. Может быть, в этом разница между мужчиной и женщиной. Женщины всегда остаются женщинами, такова их природа. По крайней мере, в трудные времена они становятся таковыми, как и Цанхай Минъюэ, которая никогда в жизни не думала о том, чтобы положиться на помощь мужчины, кроме, само собой, своего отца. Но сейчас она понимала, что Цин Шуй - единственный, на кого она могла положиться, полностью довериться.
  "Я решил отдаться воле судьбы", ухмыльнулся Цин Шуй. Несмотря на смех, он не блефовал. Им и в самом деле ничего не оставалось, как следовать своей судьбе в случае, если соперники настигнут их. Однако улыбка и легкий налет равнодушия в голосе отчего-то успокоил девушек. Даже сердце в постоянной тревоге когда-нибудь успокаивается!
  Огненная птица летела на довольно высокой скорости, а противники отставали примерно на километр. Это расстояние было ерундой для Сокола, дело пары вздохов. К их счастью, огненная птица пока летела очень быстро; красные луани, мутировавшие чудовища небес и земли были известны своим высоким внутренним потенциалом. Бронзовое ожерелье добавляло 10% к скорости птицы. И даже при всем этом Черный Сокол догонял их. Оставалось меньше восьмисот метров.
  "Цин Шуй, ты боишься смерти?" тихо спросила Цанхай Минъюэ, не мигая, глядя вдаль.
  "Боюсь, очень боюсь", без тени сомнения ответил Цин Шуй. Слезы потекли из глаз Цанхай Минъюэ.
  "Тогда почему ты оттолкнул меня и Лю-Ли? Неужели ты не понимал, что подвергаешь себя опасности?"
  "Страх смерти не означает того, что человек никогда не умрет", улыбнулся Цин Шуй.
  "Цин Шуй, давай я возьму на себя это дело!" Цанхай Минъюэ медленно поднялась с места. Тот покачал головой в ответ:
  "Я еще жив. Я не позволю своей женщине и пальцем пошевелить", засмеялся он. Девушки вздрогнули, особенно Цанхай Минъюэ. Она так странно себя почувствовала, услышав от Цин Шуя такие слова, сказанные с душевной теплотой и заботой. Однако в этот момент никакой романтики не было в его словах. Только тепло и забота.
  И это было точно намерение Цин Шуя. Цанхай Минъюэ была в тот момент предельно уязвима. Ей была нужна забота и поддержка семьи. Он не был ее семьей, поэтому мог лишь использовать статус любовника, который, по сути, так же близок, как и родственник.
  А черный сокол тем временем был в пятистах метрах от них. Они чувствовали его острый взгляд и агрессивную ауру.
  "Минъюэ, Лю-Ли, поддержите меня", Цин Шуй не смог бы выдержать сильный ветер на ногах.
  "Цин Шуй..." с нежностью и жалостью девушки смотрели на своего раненого товарища.
  "Я в порядке, просто поддерживайте меня. Я попробую заняться этой большой птичкой", ухмыльнулся Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ тут же вспыхнула, она вспомнила, как позволила себе вымолвить слова, которые смутили ее настолько, что ей хотелось провалиться под землю. "Мне нравится твоя большая птичка".... Еще больше ее бесило, что Цин Шуй ее дразнит. Все-таки мужчины такие мерзавцы, даже этот...
  Цин Шуй тоже смутился, увидев шок на лице Цанхай Минъюэ. Он потер нос и опустил глаза.
  Но дело делом. Он на глаз оценил расстояние между ними. Меньше 400 метров. Он еще раз настойчиво попросил девушек его поддержать, те, наконец, позволили ему опереться на него; они тут же испачкались в его крови с ног до головы.
  Цин Шуй достал из сферы Колокольчик. Маленький фиолетовый колокольчик источал легкое фиолетовое сияние, которое постепенно усиливаясь, освещая небо вокруг. Фиолетовое гало образовалось вокруг Колокольчика, излучавшего таинственную силу.
  "Цин Шуй, для чего колокольчик?" с удивлением спросила Цанхай Минъюэ.
  "Чтобы напугать большую птичку".
  Цанхай Минъюэ:
  "......................."
  Цин Шуй сжал в руках колокольчик и направил два небольших отверстия прямо на Черного Сокола, который был уже на опасном расстоянии в триста метров от них. Он силой увеличил поток Ци Древней Техники Усиления, циркулировавшую между ним и колокольчиком.
  "Кх!" Цин Шуй задрожал и выплюнул кровь, капли которой упали на фиолетовый колокольчик. В ту же секунду он засиял еще ярче, а следы крови таинственно исчезли с его поверхности. Только не колокольчик впитал кровь, потому что еще одна капелька виднелась на его боку, а будто кровь внезапно исчезла в никуда.
  "Цин Шуй!"
  "Я в порядке!"
  И вот, когда расстояние между жар-птицей и Черным Соколом уменьшилось до двухсот метров, раздался зловещий голос:
  "Все еще пытаетесь убежать? Посмотрим, далеко ли у вас получится", холодно произнес мужчина в фиолетовом плаще. И действительно, бежать было некуда. Они были на высоте десяти тысяч метров. Большинство воинов ниже уровня Боевых Святых не выдержат падения с такой высоты. Если повезет упасть в океан или озеро - останутся инвалидами. А так - большинство Боевых Королей не выживут после такого падения.
  "Бежать? Почему бежать? Вы же сами пришли за своей смертью. Так получайте же!" Цин Шуй снова ввел в колокольчик Ци Древней Техники Усиления и резко встряхнул им в направлении Черного Сокола.
  В воздухе показалась фиолетовая дымка, которая тут же ударила по хохолку сокола. Колокольчик мелодично резонировал. Неужто это была сама суть звука?
  Цин Шуй снова усилием воли заставил Древнюю Технику Усиления циркулировать, но его трясло. Его лицо было бледнее белой простыни.
  Но ему было все равно. Потому что в этот момент перед его глазами разворачивалась сцена, приводившая его в полный восторг. Как только фиолетовая дымка коснулась головы Черного Сокола, птица издала резкий крик, хаотично захлопав крыльями и сбившись с курса...
  Лидер Секты Бессмертного Меча слетел со спины сокола и полетел вниз. Более того, он заметил, что гигантские когти Сокола, способного разрушать горы и крушить валуны, направлены прямо на него. Огромные крылья, способные закрыть собой небо и солнце, направлялись прямиком к нему.
  Предводитель был бледен от ужаса. Не было никаких сомнений, что он погибнет от падения с такой высоты, поэтому он яростно пытался забраться обратно на спину своему летающему чудовищу. Но он никак не ожидал, что его птица, которую он приручил, которая всегда его слушалась, вдруг выпустит свои когти! Летя в воздухе вниз, он никак не мог применить свою силу. Он бы не испугался этих когтей, стоя на земле. Но он пулей летел к земле с высоты десяти тысяч метров, огромные крылья хлопали по нему, оглушая и не давая опомниться. Он громко закричал. Отчаянием был наполнен этот смертельный крик.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/26748
  Переводчики: Kent
  
  Глава 269. Мысли двух девушек. Минъюэ Гэлоу пробивается в Сяньтянь
  
  Увидев, как лидер Секты Бессмертного Меча рухнул с небес на землю, как комета, Цин Шуй вдруг понял, что его душераздирающий крик прозвучал для него как самая прекрасная мелодия.
  Он опустил голову, чтобы поближе рассмотреть волшебный Колокольчик, ощущая невероятное удовлетворение. Повернувшись к своим подругам, он увидел, как близка и как прекрасна была Цанхай Минъюэ. Она не отрываясь, как под гипнозом, смотрела на него. Цин Шуй видел свое отражение в паре темных, глубоких и прекрасных глаз. Веер ее густых ресниц был так прекрасен, что и сам Цин Шуй, казалось, впадает в транс. Облокотившись на Цанхай Минъюэ, Цин Шуй чувствовал мягкость и упругость ее тела. Хоть боль раздирала его на части, это чувство успокаивало его. Это было счастье сквозь боль.
  Он перевел взгляд на Хоюнь Лю-Ли. Рядом с ним она чувствовала невероятную уверенность. Она смотрела на него со светлой улыбкой на лице, и даже шрам придавал ей уникальное очарование. Цин Шуй подумал, что эта рана никак не повлияла на ее красоту. Глядя на Цин Шуя горящими глазами, как только женщина может смотреть на своего мужчину, она чувствовала себя счастливой. Она понимала, что Цин Шуй любит ее, и ей было все равно, как она выглядела в глазах других.
  "Что нам теперь делать? Поедем в Небесный Дворец?" спросила Цанхай Минъюэ, продолжая поддерживать Цин Шуя и помогая ему сесть обратно на спину жар-птицу.
  "Мы не вернемся. Нам надо найти место для восстановления сил. Как подлечимся, мы вернемся назад, чтобы вырвать эту Секту Бессмертного Меча с корнем. Поэтому пока никакого Небесного Дворца", хорошенько подумав, сказал Цин Шуй. Будучи в таком жалком состоянии, он не мог себе этого простить, пока не отомстит своим обидчикам.
  "Цин Шуй, Секта Бессмертного Меча обречена, но есть еще Радостная Секта, Имперские Аристократы и многие другие, кто жаждет их крови. Ты думаешь, нам достанется кусок этого пирога, когда мы вернемся?" Цанхай Минъюэ нахмурила свои соболиные брови, глядя вдаль. Цин Шуй впал в ступор, глядя на нее. Он чувствовал, что она силой заставляет себя выйти из состояния глубокой печали, стараясь мыслить холодно и здраво. Под пристальным взглядом Цин Шуя она вдруг смутилась, запаниковала и отвела взгляд, делая вид, что осматривает окрестности. Эта суета умилила Цин Шуя.
  "Подумать только, Юэюэ может быть такой милой. Я всегда думал, что она только и умеет, что с презрением смотреть на этот мир", подумал Цин Шуй, придя в себя после минутного ступора. Лицо Цанхай Минъюэ раскраснелось, она все еще старалась не смотреть на Цин Шуя. Через какое-то время она сказала слабым голосом:
  "Цин Шуй, я бы хотела вернуться домой и похоронить родителей".
  Понимая, что никто не позаботиться о теле ее матери, она снова почувствовала такую глубокую боль в сердце, что начала задыхаться. Она никогда не думала, что этот день настанет, и вот он настал, и она была в полной растерянности. Ничего не осталось от ее отца, но он умер с улыбкой на лице. Он убил старого слепца и умер с чувством выполненного долга.
  Небо уже посветлело. Впереди возникла горная цепь. Цин Шуй приказал жар-птице найти место для приземления. Со смертью предводителей Секта Бессмертного Меча больше ничем не угрожала им, поэтому они спокойно искали себе убежище.
  "Давайте сделаем передышку, я потом провожу тебя, когда немного сил поднаберусь, хорошо?"
  Цин Шуй искал место, где бы он мог спокойно провести пару недель в сфере Вечного Фиолетового Нефрита, чтобы залечить раны.
  Цанхай Минъюэ посмотрела на Цин Шуя и покачала головой. Ее глаза наполнились слезами.
  "Нет, я вернусь сама. Ты и так уже пострадал. Я не хочу, чтобы ты еще рисковал из-за меня".
  В этот момент огненный зверь приземлился на равнине, простиравшейся из-за большой нависающей скалы, образуя укромное место. Он приметил ее из-за густых веток деревьев, обрамлявших ее края.
  "Твои родители передали тебя в мои руки. Как я могу позволить тебе рисковать в одиночку?" тихо ответил он Цанхай Минъюэ. Услышав эти слова, она вдруг почувствовала себя неловко, как будто ушат холодной воды вылили на нее. Она поняла, что он всего лишь выполняет предсмертную волю ее родителей. Она горько усмехнулась и поблагодарила Цин Шуя. А он и не заметил перемены в ее настроении.
  Девушки подхватили его под руки и помогли спуститься с жар-птицы. Цин Шуй отправил своего монстра держать вахту в окрестностях. Трое друзей отправились на поиски места с наименьшим склоном и наиболее укромного и удобного.
  "Смотрите, там маленькая пещера!" сказала Хоюнь Лю-Ли и показала рукой на вход в пещеру, спрятанный за несколькими соснами.
  "Будьте осторожны, там могут быть дьявольские чудовища!" напомнил им Цин Шуй и призвал огненную птицу назад.
  
  А в это время в Аптеке Клана Цин в Городе Сотни Миль происходили большие перемены!
  Прекрасная дама с прекрасной фигурой, молодая замужняя леди непревзойденной красоты с чистым и утонченным лицом, выглядевшая элегантно и державшаяся с достоинством, Минъюэ Гэлоу выполняла Форму Тигра во дворе клана Цин. Она исполняла серию острых пронизывающих упражнений в Рыке Тигра. Она давно достигла большой стадии успеха в Форме Тигра и добилась больших успехов. Жаль, что она не знала, какой именно уровень сферы культивации она достигла. С самого начала года, никто в Клане Цин не мог составить ей конкуренцию. Старый мастер Цин Ло приходил как-то и сказал ей, что она достигла вершины Хоутянь. И хотя члены Клана Цин давно подозревали это, тем не менее, все были в восхищении. Подумать только, что человек, который никогда не занимался культивацией, вдруг достигнет вершины Хоутянь за каких-то два года... Жаль только, что никто, кроме Цин Шуя, не знал, что она родилась с соединенными и чистыми меридианными каналами. Поэтому она в два раза быстрее и легче, чем остальные, овладевала культивацией. Более того, что, несмотря на то, что она культивировала только Галоп Оленя и Формы Тигра, которым ее обучил Цин Шуй, но уже давно преодолела большую стадию успеха, достигнув того состояния, когда любое движение давалось ей по щелчку пальцев. Каждое ее движение было наполнено величественностью и было близко к достижению Тайной Сферы. Просто Цин Шуй этого не видел пока.
  Теперь в Клане Цин не было человека, который бы не относился к Минъюэ Гэлоу с большим уважением. Все понимали, что она успешна в культивации и что она - женщина Цин Шуя. Один лишь Цин Ло считал, что раз у Минъюэ Гэлоу есть дочь, то она не пара Цин Шую. Однако постепенно и он отказывался от этой мысли, в конце концов, наши дети и внуки - наше благословение. Более того, никто в Клане Цин и не посмел бы ставить под сомнение решения Цин Шуя. Обычно так относились к боевым мастерам, достигшим высокого уровня. В прошлой жизни Цин Шуя только люди с большими деньгами имели преимущество, даже среди родственников. В мире девяти континентов главным были боевые искусства.
  Теперь каждое утро в Клане Цин три поколения тренировались в Форме Тигра вместе с Минъюэ Гэлоу. Все прекрасно понимали, что она способна подниматься по уровням с одной только Формой Тигра. Более того, ее будущее было весьма перспективным, она вполне могла пробить уровень Сяньтянь.
  Все в Клане Цин, включая Цин Лу, восхищались ею. Сначала перемены в Цин Шуе произвели огромный фурор в клане, когда он стал настоящим боевым экспертом, теперь Минъюэ Гэлоу. Цин Ю, Цин Ху и Цин Бэй звали ее "невестка", каждый раз заставляя ее краснеть до корней волос и паниковать.
  "Вообще-то у нас братец Шуй маниакально занимается культивацией, я бы никогда не подумал, что он найдет нам невестку, которая посильнее него будет. Вот это прорыв!" сказала Цин Бэй.
  "Ага, ага!" закивали головами Цин Ю и Цин Ху в знак согласия.
  "Наша невестка так давно тренируется, заметили что-нибудь?" Цин Бэй подняла брови в знак вопроса.
  Они стояли вдалеке от Минъюэ Гэлоу, потому что никто никогда не решался помешать ей в ее тренировках, только по утрам присоединялись. Даже за маленькой Юйчан Цин Ю присматривала. Малышка была очень близка с Цин Ю, называя ее бабушкой.
  "Я ничего не заметила, а ты?" спросила Ю Цин Бэя.
  "Я думаю, что наша невестушка скоро пробьет уровень Сяньтянь", тревожно заметила Цин Бэй.
  "Что? Сяньтянь? Она же на вершине Хоутянь всего полгода. Дедушка 40 лет уже на вершине Хоутянь", с удивлением сказала Цин Ю.
  "А как же Цин Шуй? Все разные. Ты кого-нибудь встречала, кто может дойти до вершины Хоутянь за два года?" с улыбкой сказала ей Цин Бэй.
  "Черт, вот это прорыв. Я даже не хочу больше тренироваться", сказала Цин Ю.
  "У меня те же чувства", мрачно подхватил Цин Ху.
  "Пф, вы два бездельника. Вы только чужие успехи замечаете. А вы видели, сколько усилий прилагают Цин Шуй и наша невестка? Как они полностью сосредоточены и посвящают себя тренировкам. Да они просто фанатики. Вы бы смогли так же?" отчитывала своих родственников Цин Бэй, ведя себя как начальница.
  За последние два года Цин Бэй обошла в культивации Цин Ю, достигнув шестого уровня Боевого Генерала, тогда как Цин Ю была на пятом, а Цин Ху только-только пробился в сферу Боевого Генерала. Сейчас среди трех поколений Цин Бэй была самой сильной, кроме, конечно, Цин Шуя.
  Минъюэ Гэлоу легко выполняла Форму Тигра, особенно Рвущий Коготь Тигра. Она давалась ей так легко, что даже сам Цин Шуй уступал ей. Рык Тигра нарастал, позы были все больше и больше осознанными. Каждый раз вырывалась наружу огромная энергия. Цин Ю, Цин Ху и Цин Бэй, не моргая, наблюдали за Минъюэ Гэлоу. Они чувствовали, что что-то должно случиться.
  Минъюэ Гэлоу сбилась со счета, она не знала, сколько раз уже выполнила позу Растерзывающего Тигра, самую грациозную фигуру из Формы Тигра. Хотя Цин Ю и остальные привыкли к ее движениям, на этот раз они смотрели, широко распахнув глаза, на атаки, который Гэлоу производила своей правой рукой. Белая аура длиной в полфута внезапно показалась от этой атаки. Острая, как лезвие, она выстрелила и начала немедленно сужаться. После этого Гэлоу приступила к Когтю Тигра. Это был всплеск энергии Ци Сяньтянь, что означало, что Минъюэ Гэлоу стала-таки Культиватором Сяньтянь. Ее тело немедленно претерпело огромные изменения, она превратилась в нового человека, ее тело немедленно очистилось от всего лишнего.
  Многие члены Клана Цин, почувствовав ауру Сяньтянь, собрались посмотреть на то, что же произошло. Минъюэ Гэлоу уже закончила свои тренировки, чувствуя себя довольной и сильной, особенно в момент прорыва. То самое чувство, которое она испытывала, занимаясь сексом с Цин Шуем. Момент был великолепным.
  Смущенная этими ощущениями, она стала вспоминать Цин Шуя, который уехал около двух лет назад. Она не знала, как он там, как и он не знал, как далеко она продвинулась. Как же ей хотелось снова встретиться с ним!
  "Минъюэ, поздравляю с переходом на уровень Сяньтянь. Жаль, что Цин Шуя нет рядом в этот важный момент. Я уверена, он был бы вне себя от радости", Цин Ю привела с собой Юйчан, которой вскоре должно было исполниться четыре годика.
  Цин Ю называла Минъюэ Гэлоу просто Минъюэ.
  "Тетушка Цин!" позвала ее Минъюэ Гэлоу с улыбкой, никак не показывая радости по поводу своего прорыва.
  Ее дочка радостно подбежала к ней с криками: "Мамочка, мама!"
  Минъюэ Гэлоу улыбнулась ей и подхватила дочку на руки. Она с любовью потрепала ее за пухлые щечки.
  "Теперь в нашем клане есть еще один культиватор Сяньтянь. Минъюэ, перед тобой светлая дорога. Мы всегда думали, что Цин Шуй один такой, но, кажется, что есть такие, кто мог бы с ним сравниться. Ты ему нисколько не уступаешь. Пойдемте, приготовим обед и отпразднуем всей семьей. Как жаль, что мы не знаем, где сейчас Цин Шуй!" сказала Цин Ю и обвела взглядом три поколения клана Цин. Она вдруг так загрустила, вспомнив о своем сыне.
  "Не волнуйтесь за Цин Шуя. Его невозможно понять. Мы можем только поддержать его. В будущем Клан Цин сможет им гордиться. Сестренка, он вернется в ближайшие пару лет, вот увидишь. Мы должны радоваться за него", Цин Хе улыбнулся и успокоил свою расстроенную сестру.
  "Папа не хочет быть с нами больше? Мамочка, а где папа?" слова маленькую Юйчан удивили окружающих. Подумать только, что эта малышка не забыла Цин Шуя, хотя прошло уже два года.
  А в этот момент у входа в укромную пещеру две леди вели под руки серьезно раненого Цин Шуя.
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/26749
  Переводчики: Kent
  
  Глава 270. Один из Двенадцати Портретов Красавиц. Божественные Тела.
  
  А в этот момент две девушки вели под руки тяжело раненного Цин Шуя.
  Они осторожно вошли в пещеру. Если бы в ней были обычные дикие животные, они бы их учуяли. Более того, Минъюэ, находившаяся на вершине Сяньтянь, не боялась и дьявольских чудовищ тоже. Так что они не особо беспокоились.
  Вход в пещеру был достаточно узким, они втроем впритирку помещались в проем. Они зашли и увидели очень маленькую пещеру в форме буквы z*, последний угол пещеры был изогнут таким образом, что оттуда было хорошо видно всю пещеру.
  
  *Автор использовал китайский иероглиф ?,который переводчик далее заменил английской "z", потому что кроме точки наверху эти значки очень похожи.
  
  На земле лежал толстый слой пыли. Понятно, что сюда давным-давно никто не заглядывал, ни человек, ни животное: на земле не было никаких следов.
  "Я пойду залечивать раны. И я буду полностью без одежды. Поэтому если ничего не случится, не беспокойте меня четыре часа", ухмыльнулся Цин Шуй и поковылял вглубь пещеры.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли переглянулись, сплюнули в сердцах и гневно посмотрели вслед Цин Шую! А Цин Шую тоже бы не хотелось, чтобы девушки увидели, как он выходит в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, поэтому он придумал хитрый ход, который должен был наверняка отпугнуть подруг. Если бы Хоюнь Лю-Ли была одна, то Цин Шуй был не уверен, что этот план сработал бы...
  Цин Шуй ушел в самый глубокий угол пещеры, с радостью заметив еще один укромный поворот. Он огляделся.
  "Что?!"
  Он с удивлением увидел площадку диаметром в два метра с углублением посередине. В центре углубления бил подводный родник. Как же здорово, что в пещере была пресная вода!
  Однако вовсе не это поразило Цин Шуя. Он увидел картину на стене. Это был портрет женщины в полный рост, которая привлекла Цин Шуя с первого взгляда. Дама на картине была одета в белоснежный шелк, волосы были заколоты белой палочкой для волос. Ни пятнышка не было на одежде и волосах. Лицо было закрыто белоснежным шарфом, и только пара глубоких черных прекрасных глаз были открыты взгляду, источая величественную ауру.
  Цин Шуй долго смотрел на портрет, достаточно долго, чтобы выпить чашку чая, например. Постепенно придя в чувство, он еще раз оценил портрет. Дама была непревзойденно прекрасна. Ее мягкую стройную фигуру было невозможно описать словами. Состояние исключительной красоты.
  Цин Шуй восхищенно рассматривал девушку божественной красоты и одновременно не мог не удивляться тонкой технике, использованной для создания этого шедевра. Исключительно выдающаяся картина.
  "Один из двенадцати портретов красоты", вдруг увидел он надпись на самом верху рисунка. Слова были написаны витиеватым шрифтом, с характерным мужским нажимом и женской элегантностью. Цин Шуй не мог понять, кто именно - мужчина или женщина - сделал данную надпись.
  Цин Шуй немедленно вспомнил о Портрете Свирепого Тигра, Спускающегося с Гор, занавески с изображением Белого Журавля, Простирающего Крылья. Эти две картины принесли ему много пользы. Однако будет ли польза от портрета красавицы? Цин Шуй подошел к нему, аккуратно снял его со стены, проверил, что никого вокруг нет, и вошел в сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Цин Шую не давал покоя тот факт, что эта картина так задела тонкие струны его души. Чем больше он думал об этом, тем больше это его пугало. Если бы он встретил реальную женщину, а эта женщина была врагом, то он бы умер. Сто раз, как минимум. Это и была настоящая сила красоты, способная украсть душу человека. Это и было тем, что называется непревзойденная красота, красота, вызывающая падение стран и городов, накликивающая беду на государства и народы. Не было таких слов, чтобы описать эту красоту.
  Цин Шуй повесил портрет красавицы на одну сторону экрана. Когда он еще раз посмотрел на женщину на картине, он снова почувствовал сильнейшее притяжение. Неконтролируемое желание заставило его горько вздохнуть.
  Он снял с себя одежду и стал постепенно прогонять Ци Древней Техники Усиления по своему телу. Он тут же покрылся целым слоем пота от невыносимой боли. Сжав зубы, он приказал себе держаться. Он знал, что если он позволит Ци Древней Техники Усиления лечить его раны без принуждения, это займет слишком много времени. А ждать он не мог.
  После 90-го цикла он рухнул без сил. Однако эффект был грандиозным.
  Настало время для порции Во Всех Смыслах Питательного Супа, который он заблаговременно приготовил для себя. Проглотив две тарелки, Цин Шуй лег на землю и замер. Ци Древней Техники Усиления медленно циркулировала в его теле сама по себе, последовательно и сильно, будто ей не было конца и края.
  Обессиленный, он не мог заниматься тренировками, поэтому он праздно поглядывал на портрет красавицы. Ее глаза были так прекрасны и загадочны, так много было в этом взгляде, что казалось, что эта красавица была внеземного происхождения. Ее черные глубокие глаза, не похожие на глаза обычного человека, были похожи одновременно на глаза Цанхай Минъюэ и Ие Цзянъэ. Даже аура, которую они излучали, была комбинацией ауры двух его подруг.
  Ие Цзянъэ и Цанхай Минъюэ всегда восхищали Цин Шуя; они были самыми прекрасными женщинами на свете, которых он когда-либо встречал, он не мог себе даже представить, что существуют женщины, красивее этих двух. Однако перед ним был портрет девушки, чьи глаза заставили бы названных красавиц умереть от стыда!
  Фигура девушки не отличалась сильно от фигур Хоюнь Лю-Ли или Цанхай Минъюэ; когда Цин Шуй в первый раз заметил картину издалека, она даже подумал, что это портрет Цанхай Минъюэ. Наполовину она была похожа на нее точно.
  Один из двенадцати портретов подразумевал, что где-то есть еще одиннадцать. Когда Цин Шуй снимал картину, он заметил, что она была написана на пергаменте из кожи чудовища и была тяжелее, чем кожа короля змей. Последний не шел ни в какое сравнение! Поэтому Цин Шуй предположил, что дьявольское чудовище, чья шкура была использована для холста, было, по крайней мере, уровня Боевого Короля. Значит, тот, кто написал картину, либо имел похожий уровень боевых техник или происходил из крайне богатой семьи. Однако иногда даже при наличии больших денег не всегда было возможным приобрести такой материал.
  Картина была очень красивой, но Цин Шуй не знал, какая от нее польза.
  Сделав паузу, Цин Шуй продолжил циркуляцию Ци Древней Техники Усиления, стиснув зубы, превозмогая боль, которая на этот раз была существенно легче, а золотые крапинки Ци древней техники усиления активнее залечивали израненное тело Цин Шуя.
  И так, раз за разом Цин Шуй делал перерыв и снова приступал к культивации Древней Техники Усиления. Сила этой техники лежала в том, что она укрепляла физическую оболочку, закаляла мышцы и кости и даже способность излечивать раны, которые можно было считать медицинским чудом. Пока в душе воина теплилась душа, он не умирал.
  Повторяя цикл, таким образом, всего за один день серьезные раны Цин Шуя вылечились на 20%. Цин Шуй даже приступил к тренировкам других боевых техник. Он не хотел терять ни минуты в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
  В те несколько раз, когда Цин Шую приходилось встречать опасность на своем пути или вступать в бой с противником, особенно с более сильным врагом, он всегда полагался на свои иглы. Он и раньше ими пользовался, а теперь у него в арсенале были стальные иглы с ядом на острие. Когда он впервые ими воспользовался, он убил мастера Сяньтянь; сейчас стальные иглы изуродовали старого слепца, который был величайшим экспертом. Можно сказать, что это было всего лишь его хитростью, однако он был уверен, что и холодный яд сыграл свою значительную роль.
  Шаги парящего журавля!
  Цин Шуй отмыл все свое снаряжение, шлем, сапоги и отложил их в сторону сушиться. Потом он приступил к тренировкам Шагов Парящего Журавля раз за разом, осознав, что еще есть, куда расти. Более того, чем выше было мастерство, тем больше можно было регулировать расход энергии. Это привело к тому, что Цин Шуй решил определенно развивать дальше его Базовые Техники владения мечом.
  Время текло очень быстро, и раны Цин Шуя почти затянулись. Он решил лечь спать, переоделся в чистую одежду и, сам того не желая, увидел заднюю стенку новой картины. Там были слова!
  Цин Шуй вспомнил, что он был так привлечен красотой женщины с портрета, когда снимал его со стены, что не удосужился посмотреть на заднюю стенку картины. А теперь в сфере Вечного Фиолетового Нефрита он обнаружил слова на картине, проведя в сфере уже почти половину месяца.
  Цин Шуй поспешил прочитать эти несколько рядов слов. Почерк был тот же самый, что и надпись вверху картины.
  Всего существовало двенадцать таких портретов, выполненных Маэстро Искусств, Цзян Ди, после того, как он исследовал мир девяти континентов в течение трехсот лет и повидал всех красавиц в мире. Каждая картина была написана после того, как Цзян Ди увидел самых выдающихся красавиц и придумал эти созидательные образы.
  Наконец, все прояснилось. Такой красоты не существовало в реальности. Однако мастерство художника по-прежнему поражало его своим величием. Профессионализм достигал самого своего пика.
  Двенадцать портретов лишь аккумулировали черты различных красавиц со всего мира девяти континентов и не изображали конкретных женщин, однако в этом мире было так много людей, что вполне возможно, что какая-то подобная красавица существовала на самом деле.
  Двенадцать портретов изображали двенадцать типов исключительной красоты, непревзойденной красоты целого поколения, неописуемой красоты, красоты, которая могла вызвать падение стран и городов, красоты, которая могла внести смятение в государство и его народ, красота, которая очаровывала до глубины души, красота, превосходящая человеческие стандарты, красота, выражавшая ум и грацию... все было в этих портретах, но ни один из них не мог воплотить все это в одном изображении.
  Портреты красавиц были не только усладой для ума и глаз, техника, в которой они были выполнены, была настолько утонченной, что проникала сквозь внешнюю оболочку до мышц и костей. Дамы на этих двенадцать портретах имели божественные тела и обладали образцовыми качествами. Каждая из них представляла собой грандиозное сокровище.
  Цин Шуй как гипнотизированный обдумывал прочитанное. Подумать только, портрет, который он изначально воспринял, как картинку для своего пошлого воображения и диких фантазий, имел под собой такую сложную концепцию. Цин Шуй вспомнил Цинхань Е и сон Двойной Культивации. Он не знал, было ли тело Девяти Инь изображено на одном из этих портретов.
  
  
  
  Previous Chapter Table of Contents Next Chapter
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/27117
  Переводчики: Kent
  
  Глава 271. Рыбак? Он Старший Секты Бессмертного Меча. Принимай же решение!
  
  Цин Шуй приготовил кастрюлю ухи перед выходом из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Ведь он заметил, что в подводном ручье в пещере довольно много разных рыб и даже креветок. Захватив с собой уху, он напугал своим появлением двух девушек. Он старался не смотреть им в глаза, потому что не хотел отвечать на его вопросы. В конце концов, в его жизни были секреты, которые было невозможно объяснить, не раскрыв всей правды. На его счастье в мире девяти континентов было много странных и загадочных вещей.
  Однако все случившееся в последнее время настолько ослабило их любопытство, что Цин Шую даже не пришлось прибегать к заранее заготовленному объяснению.
  Испив ухи, они почувствовали прилив энергии. Цин Шуй тоже поел, чтобы не вызывать вопросов, почему и где он уже успел пообедать. Услышав, что в глубине пещеры есть проточная вода, девушки решили искупаться.
  "Остаешься на посту! Только не подглядывай, мы же будем без одежды!" сказала Хоюнь Лю-Ли. Цанхай Минъюэ густо покраснела и пошла вслед за Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй остался размышлять, была ли это попытка со стороны Лю-Ли соблазнить его? Или она просто решила подшутить над ним за то, что он сказал ранее?
  "Дьяволица, ой, дьяволица! Однажды я проучу ее!".
  Цин Шуй встал тихонечко у входа в пещеру. Он не видел ничего, однако слышал, как они раздеваются, и его фантазия забурлила не на шутку. До такой степени, что он начала фантазировать о красавице с портрета, который он оставил в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Не зря же на обороте картины было написано, что у всех девушек с портретов были божественные тела и вообще они были редкими красавицами.
  Цин Шуй не знал, как давно была написана эта картина, он понятия не имел, из какой эпохи автор, только лишь то, что у художника ушло триста лет на создание двенадцати портретов. Картина излучала очень сильную, но простую ауру, не было ни единой пылинки на портрете. Странно, что вся пещера была покрыта толстым слоем пыли, а портрет остался чистеньким. Это было по причине особенного места у воды или дело было в самой картине? Может быть, подземный ключ очищал это место, создавая мощный позитивный Фэн-шуй. Когда он только пришел в это место, он почувствовал легкий ветерок, который придавал силы и освежал.
  
  "Старшая сестра, твоя грудь так прекрасна. Как ты думаешь, Цин Шуй не набросится на тебя, когда увидит ее?" Цин Шуй вдруг услышал голос Хоюнь Лю-Ли, которая даже не пыталась говорить тихо.
  "Она специально это делает!" подумал Цин Шуй.
  "Лю-Ли, что ты такое несешь?" взмолилась Цанхай Минъюэ смущенно.
  "Ха-ха, давай подразним этого паршивца!" голос Хоюнь Лю-Ли сводил Цин Шуя с ума.
  "Ах, Лю-Ли, ты такая плохая девчонка. Хватит трогать меня..."
  Цин Шуй:
  "..."
  "Мимо! Если вы продолжите меня соблазнять, обе будете тушить пожар, который вы тут начинаете. Я не против заняться сексом с вами обеими в воде!" завопил он. Услышав этот вопль, девчонки тут же притихли. Цин Шуй вдруг почувствовал большое облегчение.
  "Ах, старшая сестра, осторожнее, оно покраснело после твоего прикосновения", снова зазвучал голос Хоюнь Лю-Ли, от которого у Цин Шуя мурашки по коже пошли. Он пошел прямо к ним.
  От увиденного он потерял дар речи. Девушки были полностью одеты, а Хоюнь Лю-Ли держала в руке маленькую черепашку, по-видимому, из ручья. Каждый раз, когда черепашка вытягивала голову, Цанхай Минъюэ по ней легонько постукивала.
  Цин Шуй аж вспотел.... Увидев своего смущенного спутника, девушки рассмеялись, тихо и хитро. Однако Цин Шуй смотрел на черепашку, как загипнотизированный, а в его голове мелькали фантазии о том, как Цанхай Минъюэ постукивает пальчиком не по черепашьей головке, а по его... [прим.переводчика. Черепашья Головка - так называют головку пениса в разговорной речи].
  Цанхай Минъюэ не понимала, чего это Цин Шуй так пялится на него.
  "Минъюэ, имей в виду, на будущее - никогда не трогай голову черепахи при мужчине".
  "Почему? Что в этот такого?" возмущенно спросила Хоюнь Лю-Ли. И тут Цин Шуй окончательно убедился, что эти две девушки в жизни не видали эту часть мужского тела, ведь голова черепахи так напоминает ту самую часть!
  "Голова той птички [прим.переводчика. Другое название для пениса в китайском] выглядит точно также как и голова этой черепахи, даже названия у них одинаковые..." усмехнулся Цин Шуй. Он знал, что ни Хоюнь, ни Минъюэ таких грубых слов в жизни не слышали. Хоюнь Лю-Ли аж вскрикнула от шока. Цин Шуй удивился опять, казалось, что до нее только сейчас дошел смысл слов Цин Шуя, и она густо покраснела, поглядывая на Цанхай Минъюэ.
  Цанхай Минъюэ понятия не имела, что есть такое название "большая птичка", все услышала от Цин Шуя. И по его тону было понятно, что это совсем не хорошие слова. Получается, что Цин Шуй просто воспользовался ею, пока только вербально... Теперь она понимала, что то, что ей казалось смешным, как черепашка вытягивает и засовывает обратно свою голову, в глазах Цин Шуя имело пошлый смысл.
  Цанхай Минъюэ, осознав, что Цин Шуй все это время дразнил ее, вдруг заметила выражение лица Хоюнь Лю-Ли и одернула свою руку от черепашки.
  Хоюнь Лю-Ли бросила черепашку в ручей, пробормотав: "Ты плохая. Как и Цин Шуй".
  Цин Шуй потерял дар речи. Неужели она называет его черепахой? Хотя... ну и ладно, зато он подсмотрел, как они гладят черепашью головку...
  Приведя себя в порядок, девушки выглядели очень отдохнувшими и посвежевшими. Хоюнь Лю-Ли вынула шелковый фиолетовый платочек и прикрыла свое лицо, оставив только прорезь для глаз. Она поглядывала на Цин Шуя своим пронзительным взглядом.
  "Минъюэ, давай вернемся, посмотрим, что там и как", Цин Шуй знал, что Цанхай Минъюэ нужно было похоронить тело матери. Старый слепой и Лидер Секты Бессмертного Меча были мертвы, а остальные не представляли никакой угрозы. По крайней мере, от них они смогут убежать в случае чего.
  Цанхай Минъюэ растрогали эти слова, она помолчала немного и ответила:
  "Спасибо тебе, Цин Шуй!"
  На этот раз Цин Шуй решил ничего не говорить. Она, конечно, улыбалась, благодаря его, но все равно он почувствовал себя неловко, она даже рассердился на нее.
  
  Был почти полдень. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли болтали о том, о сем, а Цин Шую это не нравилось.
  Цин Шуй понимал, что в его прошлой жизни на его пути такие женщины, как Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, даже и не повстречались бы. Они бы принадлежали совершенно другому кругу. Даже если бы он усердно работал свою жизнь, ему все равно бы не выпало шанса обмолвиться с ними даже словечком.
  В мире девяти континентов все решали способности. Цин Шуй каким-то таинственным образом добрался до очень мощных техник, которые подарили ему особу силу. Однако Цин Шуй подсознательно дискриминировал таких женщин. У него было огромное желание сделать им какую-нибудь гадость, запятнать их честь, чтобы почувствовать удовлетворение от победы. Поэтому всякий раз, как выпадал такой шанс, Цин Шуй дразнил таких женщин, чтобы они запомнили его, даже если это были бы дурные воспоминания. Все для того, чтобы его заметили.
  Он понимал, что Цанхай Минъюэ в какой-то степени зависела от него, больше потому, что ее душевное состояние было довольно хрупким в этот момент. Но даже теперь Цин Шуй не чувствовал от нее никакой любви. Было больше похоже, что она относится к нему, как родственнику.
  Цин Шуй постоянно чувствовал огромную пропасть между ними. Даже когда она плакала у него на руках, между их сердцами была огромная пропасть. Он испытывал огромное разочарование от того, что не мог дотянуться до нее.
  
  Очень скоро они уже парили над резиденцией Цанхай. Цин Шуй смотрел вниз, но только оглушающая пустота встречала его. Тело матери Цанхай лежало во дворе дворца.
  Цанхай Минъюэ обняла маму и разрыдалась. Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли, как могли, утешали ее.
  Они похоронили мать Цанхай в том месте, где погиб ее муж, чтобы пара были вместе и после жизни.
  "Минъюэ, не нужно больше грустить. Эти двое в раю и улыбаются, глядя на тебя", Цин Шуй тихонечко похлопал Цанхай Минъюэ по плечу. Услышав его слова, она разрыдалась с удвоенной силой. Цин Шуй покачал головой и снова попытался ее утешить.
  "Пойдем. Ты слишком долго сидишь тут", Цин Шуй потянул ее за руку, стараясь вести себя непринужденно.
  "Ха-ха, Цин Шуй! Твой дух так силен, я был прав насчет тебя", в саду появились несколько фигур. Цин Шуй впал в ступор, увидев их предводителя, как собственно и его подруги.
  Это был дедушка Цинхань Е, неуловимый старик. Четверо людей за ним были седовласыми старцами, одетыми в белоснежные одежды.
  Члены Секты Бессмертного Меча!
  "Старик, что это?" спросил Цин Шуй, который просто не мог физически сдержать своего изумления. Он был уверен, что все эти люди были из Секты Бессмертного Меча, но они с огромным почтением относились к дедушке Цинхань Е.
  "Почтенный Старший, эта дама - дочь семьи Цанхай. Мы должны уничтожить все корни. Мы не можем оставить и этого парня в живых", вдруг сказал крепкий седовласый старик. Было очевидно, с каким презрением он относился к Цин Шую и его девушкам.
  Цин Шуй был ошеломлен происходящим. Он был Почтенным Старшим Секты Бессмертного Меча? Значит, он был следующим после убитого слепого и Лидера.
  Цин Шуй никогда не думал, что этот старик с неопределяемыми силами на самом деле являлся Почтенным Старшим Секты Бессмертного Меча.
  Цин Шуй во все глаза смотрел на дедушку Цинхань Е. Этот старик был посильнее Лидера Секты, слабее, чем Цанхай, слабее, чем слепой. Однако Цин Шую он был не по зубам. Горько было Цин Шую. Он вспомнил, как впервые повстречал его. Он еще удивился тогда, зачем такому почтенному эксперту открывать аптеку, и был тронут его любовью к своей внучке.
  Каков же был расклад сил сейчас? Когда устрица сражается с журавлем, победителем выходит рыбак. Был ли этот старик тем самым рыбаком? [прим.переводчика. Старинная китайская пословица]
  Цанхай Минъюэ удрученно посмотрела на Цин Шуя, потом гордо подняла голову и сказала: "Я из клана Цанхай, я последняя из нашего клана. Эти двое не имеют к нему никакого отношения. Если вы их отпустите, я сама перережу себе горло на ваших глазах". Она понимала, что раны Цин Шуя были слишком серьезны, ему будет трудно убегать. Она была инициатором возвращения, подвергла Цин Шуя и Хоюнь Лю-Ли такому риску. Но было поздно сожалеть.
  Цин Шуй потянул Цанхай Минъюэ назад: "Я еще не умер, зачем ты выступаешь?" Цанхай Минъюэ, на удивление, позволила ему потянуть себя. Услышав его "я еще не умер", она вдруг заплакала и сказала: "Цин Шуй, мне так жаль, мне так жаль..."
  Цин Шуй нежно вытер слезы с ее лица. Ее кожа была почти прозрачной и тонкой, как фарфор, было страшно, что она вот-вот разобьется. Его пальцы слегка дрожали в момент касания с ее кожей. Но чем больше он утирал слез, тем больше текло из глаз! Он легонечко ее приобнял.
  "Цин Шуй, мы с тобой знакомы. И Е Эр перед тобой в огромном долгу. Что ты думаешь об этом? Как ты отнесешься к предложению присоединиться к Секте Бессмертного Меча? Я отдам за тебя Е Эр. Я знаю, что ты особенный. Если вы двое поженитесь и совершите акт любви, я позволю тебе стать Предводителем Секты", спокойно сказал Почтенный Старший Секты Бессмертного Меча.
  Земля ушла из-под ног у Цин Шуя. Такой соблазн! Не только красавицу в жены, а еще и занять пост в Секте, где он мог бы сэкономить себе двадцать лет усилий в тренировках.
  "Хорошая сделка", с улыбкой ответил Цин Шуй.
  "Но Старший..."
  "Старший..."
  ...
  Но Почтенный Старший лишь отмахнулся от назойливых спутников. Он посмотрел на Цин Шуя и сказал:
  "При еще одном условии".
  "Да? Пожалуйста, скажите, каком", с облегчением улыбнулся Цин Шуй. Цанхай Минъюэ уже высвободилась из его объятий и смотрела с любопытством, куда же заведет эта ситуация.
  "Убей этих двух девушек!"
  Почему же Цин Шуй не удивился, услышав эту просьбу? Он ждал ее. Услышав эти слова, он рассмеялся.
  "А что тут смешного?" со спокойной улыбкой спросил Почтенный Старший.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/27118
  Переводчики: Kent
  
  Глава 272. Перемены в Цанхай Минъюэ. Вперёд к Небесному Дворцу!
  "Чего ты смеёшься?" поинтересовался Главный Старший, слегка улыбнувшись.
  "Предположим, я соглашусь на твои условия сегодня и женюсь на твоей дочери, что если подобное снова случится в будущем? Как ты считаешь, стоит мне соглашаться на твои условия или нет?"
  " Ахахах, влюблённый и верный. Неудивительно, что моя внучка так безнадежно влюбилась в тебя. И хотя если я позволю тебе уйти, это будет равносильно отпустить тигра на волю, я в глубоком неоплатном долгу перед тобой. Для меня доброта и месть - святое, я не позволю себе остаться в долгу перед добротой. Поэтому ты можешь спокойно уйти".
  Цин Шую показалось, что он ослушался. Он удивленно смотрел на дедушку Цинхань Е, слова о том, что его внучка по уши влюбилась в него, особенно поразили его...
  "Главный Старший, ели вы разрешите ему сегодня уйти, он однозначно вернется, чтобы стереть Секту Бессмертного меча с лица земли, когда станет сильнее!" неистово взмолился некий старик в толпе.
  "Ха-ха, нет, не вернется. Наш Предок и Лидер секты уже погибли, через три-четыре года у нашей Секты не будет возможности противостоять ему. Да и вообще не виноват он во всем этом, все произошло из-за вражды между нашим Предком и Цанхаем".
  Несмотря на слова Главного Старшего, Цин Шуй решил не рисковать. Он поклонился старику и ответил:
  "В таком случае мы, младшее поколение, оставим вас, с вашего позволения. Когда-нибудь в будущем ваш покорный слуга обязательно нанесет визит в вашу уважаемую секту, чтобы снова вас поблагодарить".
  Цин Шуй подозвал жар-птицу и вздохнул с облегчением только тогда, когда вскарабкался на ее спину.
  "Цин Шуй, Е Эр просила передать тебе ее слова", тихим, но хорошо различимым голосом сказал старик с тяжелым вздохом. Цин Шуй замер на мгновение и ответил:
  "Старейший, говорите, пожалуйста".
  "Е Эр говорит, что ты можешь приехать в любое время и найти ее. В этой жизни она решила для себя, что будет ждать тебя и только тебя", выдохнул Старший.
  "Пожалуйста, позвольте мне выразить благодарность за ее чувства. Я никогда этого не забуду", помешкав, ответил Цин Шуй.
  Жар-птица взмыла в небо и полетела на запад. Сердце Цин Шуя тонуло в болоте смешанных чувств, он был в глубоком замешательстве. Он не знал, почему вдруг Цинхань Е влюбилась в него. Из-за его тела девяти Ян? Или из-за того сна, в котором они вошли в двойную культивацию?
  Было ясно, что Главный Старший передал ему эти слова только из-за глубины чувство его внучки.
  "Все, хватит об этом думать. Надо уезжать отсюда поскорее. Пока моей силы недостаточно, ноги моей в Южном Городе не будет", подумал про себя Цин Шуй.
  Цанхай Минъюэ не проронила ни слова с того момента, как села верхом на жар-птицу. В ее памяти все еще горела огнем сцена гибели ее родителей, которые покинули ее навсегда. Ей было так одиноко, она чувствовала себя беспомощной. До нее стал доходить смысл последних слов ее матери. Та знала, что Цанхай Минъюэ будет утопать в своем горе.
  "Цин Шуй, будь добрым с Юэюэ. С этого момента ты - единственная ее семья во всем мире".
  Раньше Цанхай Минъюэ спокойно бродила по свету, не чувствуя ничего особенно, даже когда возвращалась навестить их, потому что глубоко в душе понимала, что есть место, где ее всегда ждут. Это место было ее домом. Но сейчас, когда все исчезло, ей ничего не оставалось делать, как положиться только на себя. Ничего больше в этом мире не держало ее. Не на кого было положится.
  Что же касается тех слов, что сказал Цин Шуй, было понятно, что он просто выполняет предсмертную просьбу ее родителей. Цанхай Минъюэ уже убедилась, что в этом мире ей придется полагаться только на саму себя. Она была одна, одна навечно. В этот момент она буквально излучало чувство одиночества. Аура полного отвержения привлекала Цин Шуя. В шоке, он повернулся к Цанхай Минъюэ, увидев ее одинокий силуэт, и понял, что было поздно. Цанхай Минъюэ уже наглухо запечатала свое сердце. Будет легче подняться на небеса, чем пробить стену, которую она выстроила вокруг себя.
  "Минъюэ, Минъюэ!" Цин Шуй поспешно прервал ее мысли, будто не желая, чтобы она вытеснила его даже в своем воображении.
  "Цин Шуй, я хочу в Небесный Дворец".
  В прекрасных темных глазах красавицы Цин Шуй не увидел ничего, даже отдаленно напоминавшего о прошлых эмоциях. Теперь Цанхай Минъюэ была даже более равнодушной, чем в их первую встречу. Зная, что ничего не поможет ему поменять ее решение, понимая, что она стала такой из-за смерти родителей, Цин Шуй почувствовал огромное беспокойство в душе.
  Каждые несколько мгновений Цанхай Минъюэ издавала долгий низкий свист. Цин Шуй понял, что она призывает своего Златокрылого Громоподобного Кондора.
  Внезапно раздался резкий птичий крик, эхом доносившийся издалека. Цанхай Минъюэ ответила на него продолжительным свистом. Цин Шуй притормозил своего огненного монстра и направил его навстречу Кондору, однако, как оказалось, жар-птица и без его указаний уже летела навстречу кондору.
  "Ах ты, похотливая птица", сокрушался Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли захихикала на его слова, а вот Цанхай Минъюэ никак не отреагировала. В прошлом может быть она бы и закатила глаза на это, но сейчас было понятно, что часть ее души умерла.
  Когда Златокрылый Громоподобный Кондор приблизился, Цанхай Минъюэ посмотрела сначала на Хоюнь Лю-Ли, потом на Цин Шуя и запрыгнула на спину кондору.
  "Лю-Ли, давай проводим эту одинокую женщину", Цин Шуй подхватил Хоюнь Лю-Ли и тоже перебрался на кондора.
  Цанхай Минъюэ, услышав его слова, понуро опустила голову.
  Они летели над бамбуковым лесом. Его было так много, что казалось, что под ними целое море бамбука.
  "Минъюэ, постой! Посмотри на весь этот бамбук. Почему его так много тут?"
  "Черт, это Башня Меча!" Цанхай Минъюэ быстро вырулила в сторону!
  "Башня Меча?" в третий раз в жизни Цин Шуй слышал это название. Впервые он услышал от Цанхая, когда тот столкнулся с ними, во второй - когда Цанхай спрашивал у слепого, не связал ли тот с Башней Меча. И вот теперь, в третий раз.
  Цин Шуй предположил, что Башня Меча по силе могла сравниться с Небесным Дворцом! Если это было не так, то разве осмелился бы слепой пойти против Цанхая, который принадлежал Секте Небесного Дворца? Значит, за ним стоял кто-то с равным статусом!
  Цин Шуй понятия не имел, на каком уровне была сила Небесного Дворца. Засунув руку за пазуху, он достал жетончик с символом Небесного Дворца, теплого на ощупь. Посмотрев на него, он все равно не понимал, какое положение подразумевалось у владельца этого знака.
  Величину Континента Зеленого Облака невозможно было даже представить. Думая о членах своего клана, Цин Шуй посчитал, что ему как минимум три месяца лету только до Города Сотни Миль. Ему оставалось только надеяться на то, что, когда он решится вернуться домой, уровень его жар-птицы значительно прокачается.
  Десять тысяч миль над землей. Люди внизу казались маленькими черными точками, живущими своей жизнью. Они видели бесчисленные города под собой, горы сменялись горами. В какой-то момент они даже пересекли огромное водное пространство.
  "Минъюэ, Лю-Ли, мы уже больше суток летим, давайте спустимся и перекусим. Мы можем приготовить все нужное заодно", Цин Шуй просто хотел нарушить эту гробовую тишину и решил выбрать безобидную тему для разговора.
  "Ок".
  "Я с радостью!" более живо ответила Хоюнь Лю-Ли.
  Найдя большое свободное пространство, кондор медленно опустился вниз. Под ними простиралась огромная дорога у гигантского водоема.
  "Это Южная Река!"
  ЦИН Шуй посмотрел на табличку с надписью. Место принадлежало району внутри Южного Города. Однако размерчик был у этого города! По названию реки можно было догадаться.
  Троица остановили на дороге экипаж и попросили возниц отвезти их в самый знаменитый ресторан в округе.
  Постоялый Двор Процветания Золотого Нефрита Южной Реки!
  Когда экипаж притормозил у ворот заведения, Цин Шуй прочитал вывеску. От этого названия его аж в пот бросило. Ну что за дерьмовое название! Название в подметки не годилось Земному Раю, все равно, что Ад сравнивать с Раем, даже простой Погребок Юй Хе звучало лучше, чем это.
  Однако нужно было признать, название было метко подобрано. Все здание было освещено солнечным светом и от этого казалось золотым. Был виден бесконечный поток упряжек вокруг постоялого двора, туда и сюда сновали люди.
  Девушки, встречавшие гостей, были одеты вызывающе сексуально: мини юбки, обтягивающие блузы подчеркивали их грациозные фигуры и выступающие ягодицы, заставляя гостей мужского пола терять сознания от носового кровотечения.
  "Черт подери, это ресторан или бордель? Хм, однако, те две у входа хороши, фигуры что надо!" размышлял Цин Шуй.
  Вдруг он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Повернувшись, он запаниковал. Откуда здесь ОНИ? Неужели они следили за ним? Или это простое совпадение?
  
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29011
  Переводчики: Kent
  
  Глава 273. Поссориться. Убить. Карта сокровищ.
  
  
  Цин Шуй повернулся к человеку, смотревшему на него. Он поморщился - это же был Фу Син из клана Фу и его сын. С ними были еще двое крепких мужчин средних лет. Их взгляды были злы и похотливы, они разглядывали его подруг. Особенно Фу Лун, которого Цин Шуй изуродовал в схватке, смотрел на него с огромной ненавистью. Однако Цин Шуй улыбнулся ему в ответ, как ни в чем не бывало.
  
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли заметили, что Цин Шуй замешкался. Они посмотрели из-за его спины с любопытством и тоже замерли от шока, особенно от этих ядовитых ненавидящих взглядов, исходящих от отца и сына из Клана Фу. Лицо Хоюнь Лю-Ли прикрывала вуаль, открывавшая только ее пару сексуальных глаз. Она старалась избегать их взглядов, особенно двух крепышей в компании отца и сына Фу. Цанхай Минъюэ лишь мельком взглянула на них и снова перевела взгляд на Цин Шуя.
  "Цин Шуй, что будем делать?"
  Цин Шуй удивился, что она все еще разговаривала с ним в таком тоне. Он вспомнил, как они притворялись мужем и женой перед этой парочкой, но сейчас в этом не было смысла.
  "Брат Фу, эти две дамы все еще девственницы. Мы хотим их в качестве награды. Посмотрим, что ты сможешь сделать", один из крепких мужчин средних лет слева подал голос. Несмотря на вопрос в его фразе, голос его звучал довольно твердо. До Цин Шуя и его спутниц долетели его слова. Цин Шуй снова посмотрел на своих подруг, следя за их реакцией. Испуганно, он снова посмотрел на своих девушек. Он понимал, что хоть Цанхай Минъюэ и закрылась ото всех, она не до конца потеряла способность чувствовать, особенно когда дело касалось его, Цин Шуя. Он вдруг понял главную причину этого. Он был во многом первым у нее. Все его шуточки, двусмысленные намеки оставили в ее сердце вечный отпечаток. Цин Шуй добился того, чего хотел. Цанхай Минъюэ никогда не сможет его забыть, не смотря ни на что. Даже запечатав свое сердце, она оставила место для Цин Шуя.
  Цин Шуй рассмеялся. По крайней мере, теперь он знал, что она не станет действовать категорически. Он переживал, что она навсегда закрылась от него. А теперь он понял, что пока он жив, она не сможет отвернуться от него навсегда.
  Время от времени Цанхай Минъюэ погружалась в свои мысли, думая о нем. Она подсознательно то и дело вспоминала об их прошлом. От этих воспоминаний ей становилось так тепло...
  Фу Син нахмурился, услышав слова своих спутников. В конце концов, Цанхай Минъюэ была дочерью Жо тун, а эта женщина оставила на его сердце неизлечимый шрам.
  "Дядюшки, неужели вы не можете убить этого мерзавца? Просто избейте его до полусмерти, что его культивация к чертям полетела, и позвольте вашему племяннику разобраться с остальными", Фу Лунь с уважением обратился к своим спутникам. Он искренне ненавидел Цин Шуя, до самого мозга его костей.
  "отличная идея, отличная идея!" согласились двое мужчин, глядя на Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли с вожделением, с самого начала не сводя с них глаз.
  Фу Син еще больше нахмурился. Когда он нанимал этих двоих, он намеревался создать проблемы Цанхаю и его жене, а они сами должны были разобраться с Цин Шуем. Они не ожидали, что опоздают, когда получили новости о смерти Цанхая и его жены. Цанхай был ему почти как брат. И теперь он был мертв. Женщина, по которой он в свое время сходил с ума, тоже погибла. Его сын стал инвалидом из-за их дочери... А сейчас, когда осталась одна Минъюэ, неужели он позволит этим двум извращенцам заграбастать ее? Да они ее живьем разорвут, если она попадет к ним в руки...
  "Братья, эта девушка невеста Сяо Луна, отпустите ее. Они собирались пожениться в конце года", осторожно было начал Фу Син.
  "Ты что думаешь? Мы слепые что ли? Сяо Лун их ненавидит. Кроме того, он пообещал нам. Мы здесь сегодня, чтобы помочь тебе, а ты нам не хочешь отдавать эту мордашку? Кроме того, она и не была никогда его невестой, да даже если бы и была, неужели мы, братья, не можем ее позаимствовать на пару дней?" холодно сказал мужчина справа, хранивший молчание все это время. Он рассматривал Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли голодным взглядом, едва сдерживая желание сожрать их живьем.
  Лицо Фу Сина перекосило. Он опустил голову, чтобы спрятать ярость в глазах. Он вдруг понял, что больше не ненавидит ее, когда узнал, что она не замужем. Однако его ненависть к Цин Шую только укрепилась.
  "Да я имел я вашу маму, вы, кучка собачьего дерьма. Твой папаша должен был тебя сделать в рот твоей матери!" не сдержал себя Цин Шуй.
  
  ...............
  
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли вытаращили на него глаза. Понятное дело, момент такой был, но откуда такая вульгарность?
  Цин Шуй говорил громко, вокруг сновали люди. Его слова, должно быть, долетели до ушей многих!
  "Такой талант. Надо запомнить и найти этих сукиных детей".
  "Очень впечатляюще прозвучало, у меня так не получится..." пробормотала какая-то полная женщина.
  "Какой красивый парень. Я даже думал, выдать бы за него свою дочь. Но какой у него рот грязный!" женщина средних лет с густо накрашенным лицом сделала замечание.
  Оторопев на мгновение, двое крепышей взорвались:
  "Мерзавец! Никто не смеет так с нами разговаривать, с нами, братьями Клана Чжань! Я хотел оставить тебя умирать в твоем теле, но кажется, сегодня тебе придется почувствовать кое-что похуже смерти".
  Цин Шуй даже не обратил внимания на их болтовню. Они просто выезжали на хвосте у своей семьи, они даже не стоили своего имени. Цин Шуя, который был тут проездом, меньше всего волновали местные бандиты вроде этих. Он чувствовал, что их уровень был слегка выше уровня Фу Сина, однако они были, в крайнем случае, на первом уровне Боевых Королей. Птички этого калибра не пугали Цин Шуя, который в одиночку смог убить Старшего Ина и Старшего Суня из Секты Бессмертного Меча.
  Фу Син все это время молчал. Он знал, что эти двое были настоящими гиенами. Было проще призвать Будду, чем отогнать их. Он даже надеялся, что Цин Шуй сможет их убить прямо сейчас.
  "Цин Шуй, что мы будем делать?" прошептала Хоюнь Лю-Ли.
  "Не волнуйся. Это ж креветки. Они даже сделать ничего толком не смогут!" спокойно ответил ей Цин Шуй. На данный момент Цин Шуй без проблем бы разделался с Боевым Королем первого уровня. Однако драться с двумя, возможно, будет сложнее. Но Цин Шуй знал, что он сможет победить нескольких боевых королей первого уровня, оставшись невредимым за короткое время, если у него получится прокачать свою культивацию до вершины 4 Уровня Древней Техники Усиления.
  Цин Шуй был готов вернуться в Город Тысячи Миль, чтобы провести пару лет в тренировках на вершину 4 уровня Древней Техники Усиления. Тогда он сможет надеяться на прорыв на пятый уровень. Он бы мог одновременно заниматься алхимией и тренировать членов Клана Цин в их культивации. Только потом он бы смог вернуться в Страну Янь Цзян со своей матерью.
  Раз уже они направлялись в Небесный Дворец, он хотел попытать удачу в изучении Удара Небесного Грома и Божественной Защиты, которая обеспечивала защиту уровня "Бог" с помощью того жетона, который на прощание подарил ему Цанхай. Интуиция ему подсказывала, что у Цанхая был не слишком низкий статус в Секте Небесного Дворца, а их боевые техники хранились в большом секрете. Он также знал, что Цанхай Минъюэ переняла свои боевые техники от матери, не от отца. Судя по тому, как обожал Цанхай свою дочь, он бы смог передать ей свои знания, если бы не ограничения, наложенные обязательствами секретности в секте.
  Мощные волны ауры и давление пробудили Цин Шуя от его размышлений. Он поднял голову и увидел, что двое бойцов уже обнажили свои оружия!
  "Горные Секиры!" Цин Шуй увидел в руках противников гигантские секиры. Каждый из них держал по одной такой громадине в каждой руке. Цин Шуй понял, что их техника была в том, что они действовали сообща.
  Под изумленными взглядами окружающих вдруг из ниоткуда в руке Цин Шуя оказался Меч Большой Медведицы. Простой, незамудренный, тяжелый, он однозначно не уступал Секирам его врагов. Никто и подумать не мог, что меч, выглядевший по тяжести на пару тысяч цзинь, был на самом деле не меньше трех тысяч цзинь по весу! Цин Шуй до сих пор не мог понять, из какого материала было выковано его магическое оружие. За долгое время тренировок способность Цин Шуя поднимать тяжести, словно перышко достигло существенных высот.
  Разгоряченный рокот тигриного крика оглушил противников. В этот момент никто не почувствовал даже намека на ауру Цин Шуя. Он ударил в тот же момент, когда аура его Ци рассеялась в пространстве.
  Если они собирались драться, то не было смысла тянуть!
  Шаги Парящего Журавля!
  По задумке братья Чжань думали, что один из братьев справится с Цин Шуем. Однако волна его Ауры Ци вынудила их принять защитную позицию. По опыту бесчисленных своих боев и драк они поняли, что этого голыми руками не возьмешь.
  Выражение лица Фу Сина тут же поменялось.
  "Этот мерзавец стал таким сильным! Мы же совсем недавно виделись! Я думаю, что я бы с ним не справился", думал он про себя.
  Подав сигнал Фу Луню, они незаметно исчезли в толпе.
  "Отец, а братья Клана Чжань позволят нам вот так исчезнуть? Они не хорошие люди", Фу Лунь сел на своего сокола и обеспокоенно сказал отцу.
  "Они умрут. Даже если не умрут, они не смогут нас найти".
  Фу Лунь был поражен этим ответом.
  
  Цин Шую должен был ранить одного из братьев Чжань с первой же атаки. Он вынул Иглу из Холодной Стали в левой руке сразу же после первой атаки. Он впервые по-настоящему использовал свое секретное оружие в бою, быстрое и проворное, не для того, чтобы ранить противника, но чтобы защитить себя. Целью его были глаза человека, стоявшего сзади.
  В момент, когда Цин Шуй бросил иглу, он правой рукой обрушил удар Меча Большой Медведицы, взорвав пространство Ударом Меча Третьей Волны!
  Игла Холодной Стали была нужна, чтобы отпугнуть противника. Цин Шуй знал, что ни один из них не устоит на ногах от удара меча третьей волны. Его меч был быстрым и яростным, он ударил по самому слабому месту секиры - по ее кончику. Самое слабое для защиты место.
  Бум, Бум, бум! Три последовательных громких удара.
  Горная Секира вылетела из руки врага. Кровь проступила в уголках его рта, а верхняя фаланга большого пальца полетела вслед за секирой. Он споткнулся. Сделав несколько неуверенных шагов, он не ожидал, что Цин Шуй ускорится до предела и проткнет его своим Мечом. Удар Меча Тайной Сферы, полученной благодаря Технике Тысячи Ударов. Меч, подобный радуге.
  "Ааааааааа", раздался отчаянный крик!
  Цин Шуй ударил одного из противников прямо в живот и вниз. И отрезал ему тестикулы! Крик отчаяния сопровождался фонтаном крови, хлынувшей из ран брата Чжань.
  Цин Шуй знал, что перед ним развратник, аморальный тип. Судя по его возрасту, он достаточно нагрешил на этой земле. Забрать его жизнь было для него слишком легким наказанием. Он хотел, чтобы Цин Шуй почувствовал нечто ужаснее, чем смерть, вот пусть теперь сам почувствует это.
  
  "Брат!! Аааа! Я убью тебя!" другой брат заорал на Цин Шуя. Древняя Техника Усиления циркулировала в его теле на большой скорости, он устоял перед ударом секиры, как ураган обрушившейся на него. Цин Шуй смотрел на рассвирепевшего эксперта уровня Боевого Короля перед собой, который сверлил его своими красными от ярости глазами.
  Цин Шуй покачал головой и произвел поистине королевский удар. Его правая нога обвила оппонента, как ядовитая змея. Удар Хвоста Тигра приземлился прямо на голову противника, и та немедленно взорвалась. У таких слабеньких бойцов не было никаких шансов в схватке с Цин Шуем.
  Из тела противника выпала парчовая коробочка!
  "Ой, что это такое?" Цин Шуй понял, что хоть он и убил нескольких экспертов, он забывал осматривать их тела на предмет трофеев. Ведь у мастеров такого уровня наверняка были ценные атрибуты, какими бы бедными они не были, по крайней мере, Боевые Короли точно пользовались помощью мистических предметов.
  Эта мысль теперь не давала ему покоя. Он же убил нескольких Боевых Королей. Подумать только, были времена, когда Управляющий Города Небесной Реки, который был воином Сяньтянь, вынудил его покинуть город, чуть не разрушив его семью...
  
  Цин Шуй открыл парчовую коробочку и обнаружил в ней три отделения. Внутри лежали две фарфоровые коробочки и сложенный свиток. Пергамент из кожи дьявольского чудовища!
  Цин Шуй надеялся найти рецепт или Боевую Технику. Развернув свиток, он быстро сложил его обратно.
  Он перестал читать, увидев всего лишь два слова!
  "Карта Сокровищ!"
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29012
  Переводчики: Kent
  
  Глава 274. Бриллиантовая Гранула. Гранула Нефритовой Росы. Пик Богини? Горы Цветущих Плодов.
  
  "Карта сокровищ!"
  Цин Шуя был будто громом сражен. Это была вещь, что надо! Он быстро убрал карту, зная, что ему не стоило оставаться в этом месте.
  "Полетели!" Напоследок он бесшумно выстрелил Иглой Холодной Стали в раненого противника, нанеся ему решающий удар.
  Наспех закупив еды, они взобрались на жар-птицу и Златокрылого Кондора и улетели. Даже будучи уже в воздухе, Цин Шуй все равно чувствовал радостное возбуждение. Настоящая карта сокровищ! Если найти место на карте, он вмиг превратиться в богача!
  "Цин Шуй, что это?" Хоюнь Лю-Ли больше не могла сдерживать свое любопытство.
  "Все идите сюда и посмотрите, что это за место на карте", с ликованием объявил Цин Шуй, доставая вышитую коробочку, в которой было видно две фарфоровые бутылочки. Теперь, когда у них было время, Цин Шуй достал одну из бутылочек. Она была чисто белого цвета, пяти сантиметров в высоту, и пару сантиметров в обхвате. Покрутив ее в руках и изучив ее со всех сторон, он, наконец, увидел надпись мелким-премелким шрифтом на дне бутылочки. "Бриллиантовая Гранула!"
  "Кто знает, что это за лекарство? Бриллиантовая Гранула?" Однако Цин Шуй понял, что девушки и не собираются ему отвечать.
  "По крайней мере, скажите, что не знаете, не молчите..." с отчаянием смотрел Цин Шуй на своих подруг, не получив никакой ответной реакции.
  Открыв бутылочку, он увидел десять гранул, каждая размером с фасолинку, которые светились легким желтовато-оранжевым светом и источали отчетливый аромат.
  "Пахнет вкусно, это не похоже на яд. Может, попробовать? Посмотреть, какой эффект от них?" пробормотал Цин Шуй про себя, после чего собрался было закинуть одну гранулу себе рот.
  "Тебе нельзя это есть!" одновременно закричали обе девушки.
  Цин Шуй уставился на них. После внезапной вспышки, подруги снова замолчали. Да что происходит?
  Цанхай Минъюэ старательно избегала взгляда Цин Шуя. Ее лицо густо-густо покраснело, что придавало ей особое очарование, отчего Цин Шуй громко сглотнул слюну. Хоюнь Лю-Ли внимательно наблюдала за ним испод своей вуали.
  "Почему? Цвет и запах приятный. Это же не яд?" удивленно спросил Цин Шуй.
  "Если ты это съешь, тебе придется спасаться бегством, я просто тебя задушу", едва различимо пробормотала Хоюнь Лю-Ли, опустив голову. Если бы не Цанхай Минъюэ, Цин Шуй был бы не против заняться сексом прямо сейчас. Глаза Хоюнь Лю-Ли просто гипнотизировали его!
  "А что не так с этой гранулой?" снова спросил Цин Шуй. Он хотел сохранить ее для своих алхимических экспериментов. Если бы у гранул был незначительный эффект, он бы просто их выбросил. Но ведь они лежали вместе с картой сокровищ, значит, эффект был не так плох.
  "Что ты имеешь в виду под "не так"?" сказала Хоюнь Лю-Ли с придыханием. Цанхай Минъюэ продолжала молчать, глядя вдаль.
  "Так каковы эффекты и ценность этой гранулы?" засмеялся Цин Шуй.
  "Ах! Эту гранулу можно задорого продать. Эффект... ну... говорят, что она хороша для..." Хоюнь Лю-Ли покраснела, непроизвольно бросая взгляд на ширинку Цин Шуя.
  "Что? Что это за лекарство такое? Тоже мне, бриллиантовая гранула! Да мой инструмент и без этого бриллианта бриллиантовее, чем самый настоящий бриллиант! Значит, у этого братца уже не работал!" захихикал Цин Шуй. Положив на место первую бутылочку, он взял другую и заметил, что из-за его глупой тирады девушки отступили от него на пару шагов.
  На этот раз Цин Шуй сразу посмотрел на дно бутылочки, думая, что и в ней были Бриллиантовые Гранулы.
  "Фу, Гранулы Нефритовой Росы!"
  "Что?!" Цин Шуй снова уставился на девушек. Когда Золотой Ветер дует, он встречается с Нефритовой Росой. Черт, это Кинг Конг (сырье для получения Кинг Конга и Бриллианта (Ваджры) было одним и тем же).
  "Этот извращенец может готовить только такие презренные вещи", проговорила Хоюнь Лю-Ли.
  Цин Шуй воспользовался случаем и посмотрел на ее возвышающуюся грудь, еще больше выделявшуюся под ее обтягивающей одеждой. Троица все равно ничем не занималась. Вот бы сообразить на троих - мелькнула наглая мысль в голове Цин Шуя.
  "Гранулы Нефритовой Росы способны превратить самую сильную и хладнокровную женщину в сексуальную кошечку..." Хоюнь Лю-Ли объясняла эффект гранул, старательно отводя взгляд от Цин Шуя.
  На какое-то мгновение Цин Шуй растерялся, не зная, что сказать.
  "Идеальное лекарство, способное превратить девственницу в шлюху... хи-хи", захихикал Цин Шуй, убирая бутылочки в коробку.
  "Цин Шуй..."
  Цин Шуй уловил странный тон Хоюнь Лю-Ли. Он резко повернулся к ней.
  "Ты собираешься дать сестре Минъюэ Гранулу Нефритовой Росы?"
  Цин Шуй: "..."
  Цанхай Минъюэ быстро ответила, густо покраснев:
  "Черт тебя побери, девочка, что такое ты говоришь? Ты попала под дурное влияние".
  Цин Шуй поспешно вынул карту, чтобы избежать разговора на опасную тему:
  "Давайте посмотрим на эту карту!"
  "Ты лгун?"
  "Ай, сестра, быстрее иди сюда и посмотри, это же настоящая карта сокровищ!" подозвала Лю-Ли Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй смотрел на карту. На ней были обозначена извилистая цепочка гор, покрытых растительностью. Вдоль гор текла река.
  "Никто не узнает это место?" спросил Цин Шуй. Мир девяти континентов был огромен, похожие места встречались повсюду. Место на карте сокровищ было слишком маленьким, лишь какие-то горы, которые будет довольно трудно найти.
  Цин Шуй изучал карту в мельчайших деталях. Он заметил большой овраг в форме изгибов женского тела, а за этим "телом" была видна тень огромного дерева.
  "Это разве не та знаменитая Вершина Богини?" удивленно воскликнула Цанхай Минъюэ.
  "Вершина Богини?" Цин Шуй тут же подумал о двух вершинах Цанхай Минъюэ, они тоже вполне могли сойти за Вершины Богини... Он снова перевел взгляд на огромный каменный овраг в форме женского тела.
  "Хм, и каменный овраг, и вершина богини это легенда. Какая жалость, что никто не знал, что они находятся где-то поблизости", вздохнула Цанхай Минъюэ.
  "Они известны только здесь? Или во всем мире девяти континентов?" спросил Цин Шуй, повернув голову к Цанхай Минъюэ. Все трое стояли так близко друг к другу, что Цин Шуй намеренно расширил ноздри, чтобы втянуть поглубже тонкий аромат Цанхай Минъюэ. Между ними была пара сантиметров. Глядя в ее глубокие темные глаза, Цин Шуй чувствовал, что если он продолжит в них смотреть, то его душу просто затянет внутрь.
  Цанхай Минъюэ моргнула, отводя взгляд:
  "Это просто расхожая легенда в Южном Городе".
  Услышав ее ответ, Цин Шуй потер нос и засмеялся:
  "А ты знаешь настоящую причину, почему Вершины Богини так популярны?"
  "Есть легенда, что красавица небесной красоты стояла на ней каждый день, ожидая своего любимого мужа домой. Она стояла вот так, вглядываясь вдаль за горизонт, а потом превратилась в камень".
  "А чем занимался ее муж?" заинтересованно спросил Цин Шуй, все еще не понимая до конца смысла легенды.
  "Говорят, что ее муж - уникальный охотник, один из охотников монархического уровня", Цанхай терпеливо отвечала Цин Шую, не понимая, к чему были все эти расспросы.
  "Охотник монархического уровня?" пробормотал Цин Шуй, опустив голову и продолжая изучать карту. Он понимал, что карте были десятки, если не сотни лет, что означало, что обозначенная территория может быть не совсем точно изображена. Может быть, Вершина Богини и впрямь не существовала.
  Вдруг Цин Шуй заметил тень дерева за оврагом в форме женского тела. Ствол дерева был наклонен назад в сторону запада, обозначая место захода солнца.
  "Так, женщина смотрела на запад, ее муж, должно быть, охотился в западном направлении, она ждала его каждый день, значит, он бывал где-то здесь неподалеку", размышлял Цин Шуй.
  "Ага, я знаю, где охотится ее муж!"
  "Где?" радостно спросил Цин Шуй.
  "В горах Цветущих Плодов!" [где Сунь Укун, Король Обезьян (Великий Мудрец, равный Небесам) проживал прежде, чем посеять хаос в небесном суде]
  Цин Шуй чуть в обморок не упал от этих слов. Он заставил ее трижды подтвердить, что это были Горы Цветущих Плодов. Потом он засыпал ее кучей вопросов и узнал, что Горы Цветущих Плодов были особым местом, где росло много чудесных растений и цветов. Там было много мистических плодов и дьявольских чудовищ, превосходивших по силе всех существующих на Континенте Зеленого Облака. Они были крайне умны, и именно поэтому Горы Цветущих Плодов считались одним из самых опасных мест на континенте!
  "Вершина Богини находится в Горах Цветущих Плодов", с огорчением еще раз повторил Цин Шуй и потер нос.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29013
  Переводчики: Kent
  
  Глава 275. Разбить Клан Янь в течение трех-пяти лет. Тряхнуть горный хребет Короля Львов
  
  "Пик Богини в Горах Цветущего Плода!" расстроено сказал Цин Шуй, потирая нос.
  Цанхай Минъюэ была удивлена. Она задумчиво кивнула головой.
  "Минъюэ, почему эти горы так опасны? Какого уровня должна быть культивация, чтобы попасть туда и выбраться невредимым?" Цин Шуй смотрел на карту сокровищ, и огромное желание поскорее попасть туда охватило его: сколько разных прекрасных вещей могло скрываться там!
  "Горы Цветущего Плода известное опасное место на Континенте Зеленого Облака. Нужно быть как минимум на вершине Боевого Короля или не ходить туда совсем", тихо ответила Цанхай Минъюэ. Цин Шуй явно различил беспокойство в ее голосе. Это явно было сделано ненамеренно, но Цин Шуй четко ощутил его! Он беспомощно кивнул ей в ответ, подумав про себя, что как только он пробьется на пятый небесный уровень, он обязательно отправится туда на разведку. Место, отмеченное на карте, было прямо у подножия Вершины Богини.
  "Давайте в следующий раз отправимся за сокровищами!" предложил он своим дамам.
  "Ага, ага", немедленно согласилась Хоюнь Лю-Ли. Казалось, ее это дело тоже очень заинтересовало. А Цанхай Минъюэ лишь улыбнулась, но ничего не сказала.
  Жар-птица и Златокрылый Кондор летели параллельно друг другу, рассекая мощными крыльями воздушное пространство. Хоть вес троих друзей был невелик, они решили, что будут менять птиц ежедневно, чтобы облегчить им задачу, и давать им отдыхать по четыре часа. Что касается их самих, они отдыхали по очереди. Лежать на широченной спине птицы было гораздо удобнее, чем в самой мягкой постели.
  Во время четырехчасового перерыва в полете, Цин Шуй входил в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и тренировался. Тренировки после 90-го цикла Древней Техники Усиления были гораздо легче обычного. Временами ему даже казалось, что энергии, которая требовалась для накопления, оставалось слишком много. Однако эффект от тренировок был хорош. За пару недель он достиг 92-го цикла. Он был безумно рад и ошеломлен. Полмесяца в реальной жизни равнялись году в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, а с 91-го по 99-й цикл количество сохраняемой и запасаемой энергии увеличивалось семимильными шагами. При таком темпе, если бы у него не было Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, тренировки бы отняли у него десятки и десятки лет жизни...
  Чем больше Цин Шуй думал об этом, тем больше приходил к выводу, что Сфера была буквально заточена под Древнюю Технику Усиления. Без Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, даже будучи исключительно талантливым, он бы и мечтать не мог о таких успехах в Древней Технике.
  Однако все выглядело иначе в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он не знал, можно ли менять правила внутри сферы. Например, он мог оставаться в ней только в течение четырех реальных часов. Сможет ли он когда-то продлить время пребывания до шести, восьми часов? Будет ли возможность увеличивать разницу во времени 1:100, 1:200 или даже выше? Это все были только его размышления, однако он очень надеялся на это. Хотя и в своем нынешнем виде сфера была для него божественным сокровищем, не уступающим по значимость Древней Технике Усиления. Из-за безумной разницы во времени он мог рассчитывать на то, что его культивация однажды достигнет поразительных вершин.
  Если он не сможет поразить врагов в Клане Ян или тряхануть, как следует, неприятелей в Гряде Короля-Льва, имея в наличие Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и Древнюю Технику Усиления, он просто сгорит от стыда. Ему будет до смерти стыдно.
  Цин Шуй тряхнул головой. Он обязательно должен разобраться с Кланом Ян в ближайшие пять лет, может, даже и раньше. Что же касается мести в горах Короля Льва, он усмехнулся своей собственной глупости. Он знал, что ему на это нужно не меньше двадцати лет. Более того, были вещи, которые в одиночку было просто не осилить.
  Сидя верхом на жар-птице и кондоре день за днем, единственное, чему радовался Цин Шуй, это пейзаж, над которым они пролетали - величавые реки и потоки, живые существа внизу и звездное небо сверху. Было настоящим чудом иметь возможность увидеть такую красоту.
  И вновь путешествуя вместе, эти трое разговаривали, только когда им становилось скучно, но говорили они о значительных вещах. Например, обсуждали известных мастеров из мест, над которыми пролетали, какие кланы и какие особенные места были там, аристократические семьи и интересные культурные события, а также разные уровни дьявольских чудовищ, обитавших там. Иногда они говорили о Небесном Дворце. Хоюнь Лю-Ли мало, что знала о них, но Цанхай Минъюэ владела некоторой информацией. В конце концов, Цанхай много ей рассказывал раньше. Она хорошо помнила эти истории.
  "Небесный Дворец - самая старая секта на Континенте Зеленого Облака, в ней сотни тысяч учеников, каждый из которых принадлежит к элите боевых мастеров. Условие для вступления в секту - как минимум Сяньтянь и чистая биография. Даже дети самых доверенных членов не смогут войти в секту, если они не добьются как минимум уровня Сяньтянь", вспоминала Цанхай, делясь с друзьями.
  Цин Шуй знал, что эта ее задумчивость означала, что она снова думала о своих родителях. Глядя на ее нахмурившееся лицо, Цин Шуй нежно взял ее за руку и мягко сжал ее ладонь. Цанхай Минъюэ на секунду запаниковала, подняла голову на Цин Шуя и увидела его улыбающееся лицо. Его прекрасные глаза были ясными, во взгляде читалась отеческая опека.
  Хоюнь Лю-Ли тут же протянула свою руку:
  "Я с вами!"
  Цин Шуй схватил ее белоснежную ладошку свободной рукой. В этот момент он чувствовал глубокое удовлетворение. И вовсе не от того, что у него было по красавице в каждой руке, а от того, что он, наконец, он может быть рядом с ними обеими в этот момент. Хотя любой мужчина бы был доволен собой, окажись он на месте Цин Шуя. Мужчина и женщина начинают держаться за руки, когда начинают отношения. Если женщина не против того, чтобы мужчина взял ее за руку, это означало, что мужчина уже занял какое-то место в ее сердце, и она делает попытки принять его.
  Цин Шуй держал обеих дам за руки, а Цанхай Минъюэ серьезно смотрела на этого юношу, на несколько лет моложе ее. Она чувствовала перемены в себе. Она была уверена, что это не любовь, однако вдруг поняла, что не сможет расстаться с ним. Иногда ей хотелось просто видеть его, смотреть на него, видеть, как бесстрашно он решает все проблемы, встречающиеся на его пути. Лишь однажды она была в таком хрупком состоянии, как сейчас. Это случилось в Городе Янь, когда увидела его во сне. Однако в этот момент она поняла, что это состояние ей не по душе.
  Цин Шуй смущался под прямым и строгим взглядом Цанхай Минъюэ. Он тихонечко высвободил указательный палец и пощекотал ее ладошку. Цанхай Минъюэ моментально пришла в себя и освободила свою ладонь. И только тогда Цин Шуй вспомнил ее слова. Требованием на вступление в Небесный Дворец было наличие культивации уровня Сяньтянь, а учеников там были сотни тысяч. В этом была истинная сила секты, существовавшие десятки тысяч лет.
  "Небесный Дворец разделен на 9 сил, 9 залов. Верховный Правитель руководит одним залом, а Зал Сокровищ Линсяо принадлежит фракции Правителей", тихо продолжала свой рассказ Минъюэ, низко опустив голову. Услышав название Зала Сокровищ Линсяо, Цин Шуй задумался, но не удивился. Он понимал, что нечему удивляться - Небесный Дворец, техники Удара Небесного Грома, Божественная Защита - все это когда-то появилось, значит, много чудес еще могло быть.
  Цин Шуй вдруг вспомнил, что однажды где-то читал о разнице между такими понятиями, как дворец, зал, здание, шатер, кабинет, холл, пагода и веранда. Все они были описаны в манускрипте Искусства Ковки, хранившемся в его голове. Просто его не особо интересовали тонкости Искусства Ковки на тот момент, по крайней мере, на тот момент.
  Дворцом называли место для проживания. В древности личные резиденции назывались "дворцами". Например, Дворец Луны был частной резиденцией Чан-Э [прим.переводчика. ...Жена Ху Ю в книге Эра Одиночества (божественный лучник, который погасил выстрелами девять солнц), мифическая китайская богиня луны, которая летала на луну и гуляла по ней со своим кроликом]. Однако крупная секта также могла называться "дворец", поэтому под залами дворца могли подразумеваться подразделения секты.
  Многие люди называли места, которые использовались, как место сбора и обсуждений, холлами. Холлы или лобби находились во дворцах. Строения, относившиеся к жилым домам или структурами, всегда были как минимум в два этажа. Они также назывались "двухслойными зданиями". Располагались такие здания, в основном, за стенами холлов, и использовались в качестве спален, кабинетов или наблюдательных комнат. В высоту они были, как и большинство других зданий, часто становясь частью пейзажа, особенно, если они находились в благоприятном месте по Фэн-шуй с видом на воду или с горами позади.
  Пагоды или павильоны были похожи на остальные строения, но были гораздо меньше в размерах. Они обычно имели квадратное основание в виде своеобразного полигона, строились обычно в два этажа с окнами во все четыре стороны. Их использовали под библиотеки, смотровые площадки или располагали в них статуи Будд или жилые комнаты для женщин. Шатры были еще меньше, но эксклюзивнее в дизайне. Их строили строго в саду, они использовались в качестве места для отдыха или укрытия от дождя. Устройство шатра было очень простым. Пространство между колоннами было широким, половина стены была на уровне нижней части колонны. Основа шатра была либо любой формы - квадрат, прямоугольник, круг или сочетание разных форм. Его структура могла быть ступенчатой или одноуровневой.
  Кабинет обычно использовалась для уединения и занятий, работы, чтения и прочего.
  "А что с остальными восьмью залами? Ты знаешь, что они собой представляют?" спросил Цин Шуй, смутившись, что надолго погрузился в размышления.
  "Остальные восемь залов считаются гораздо слабее Зала Сокровищ Линсяо. Линсяо - резиденция всех Правителей, это символ Небесного Дворца. Я не знаю, как точно называются все остальные восемь залов", Цанхай Минъюэ все пыталась освободить свою руку, но безуспешно. Цин Шуй снова вытащил свой указательный палец и водил им по ее ладони. У нее было ощущение, что это он щекочет не ее ладонь, а трогает ее сердце. Особенно чувство, тревожащее и такое долгожданное.
  "Так было пару десятилетий назад. Может быть, что-то и поменялось. Однако в таких крупных сектах перемены это редкость, может, раз в столетие", сказала Цанхай Минъюэ, бросая на Цин Шуя свирепые взгляды. Она вдруг поняла, что совершенно не знает, как себя вести с Цин Шуем. Никто и никогда не смел воспользоваться ее слабостью и вести себя таким бесстыдным образом с ней. Он был единственный, кому было плевать на все, и кто так себя бессовестно вел.
  Кроме разговоров с подругами, Цин Шуй мог просто лежать на спине огненной птицы, погрузившись в свое сознание, в полудреме, прочитывая снова внушительное количество информации в своей голове. Его интересовали наименования и вид различных редких растений, встречавшихся в Алхимии, металлы и другие материалы, использовавшиеся в Древнем Искусстве Ковки. Например, звездная сталь, кремниевая сталь, тысячелетняя холодная сталь, которая была гораздо крепче тысячелетней, мистический камень, каменная эссенция, лунный камень, персиковое дерево десяти тысяч лет от роду, бриллиантовый камень, Ледяной Божественной Камень, Небесный Камень и Металл Бога...
  Ему никак не хватало времени пролистать список ценных лекарственных трав, ингредиентов и приправ, требовавшихся для создания питательных соусов и приправ, поэтому он, наконец, просматривал их, лежа на спине жар-птицы. С тех пор, как он начал культивацию Древней Техники Усиления, а образ Инь-Янь появился в его сознании, Цин Шуй осознавал, что практически достиг состояния, когда он мог запоминать вещи с одного беглого взгляда.
  Цин Шуй не стал изучать Технику Мимикрии Девяти Животных дальше, потому что все остальное меркло по сравнению с Формой Журавля. Даже если бы он захотел изучить остальные техники, он бы просто не смог. Он полагал, что они ему не дадутся до того, как он достигнет большой стадии совершенства в Форме Журавля.
  А в алхимии его опыт был так ничтожно мал! Ему не хватало Плода Красоты для создания Гранулы Красоты.
  "Интересно, из какой секты та прекрасная девушка, которая обменяла рецепт Гранулы Красоты на один из моих мечей. Неужели из Секты Радости? Если так, какой у нее там статус? Она явно не из простых, раз она смогла так запросто принести пять миллионов серебром, чтобы купить меч", вдруг вспомнил он красавицу, передавшую ему рецепт.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29566
  Переводчики: Kent
  
  Глава 276. Уникальная конституция
  тела.
  "Минъюэ, ты хочешь присоединиться к Небесному Дворцу?" как
  ни в чем не бывало спросил Цин Шуй после того, как троица перекусила, сидя
  прямо верхом на жар-птице. Всего за пять дней они достигли "центрального района"
  столицы Зеленого Континента. Кроме того, Древняя Техника Культивации Цин Шуя
  достигла 93-го цикла, и прорыв на каждый из циклов вызывал очевидное увеличение
  его силы. Хоть сила, приобретаемая на каждом отдельном цикле, была не велика,
  но в сумме это давало шокирующий результат.
  "Ну, понимаешь, если бы всего этого не случилось, мой отец
  в любом случае хотел бы, чтобы я присоединилась к этой секте", тихо ответила
  Цанхай Минъюэ.
  Хоюнь Лю-Ли никак не участвовала в разговоре. Цин Шуй
  посмотрел на нее и заметил, что она полностью погрузилась в свои мысли. Он
  тихонько встряхнул ее за плечо:
  "О чем ты так усердно думаешь, у тебя какие-то планы,
  Лю-Ли?"
  Хоюнь Лю-Ли будто очнулась ото сна, посмотрела сначала на
  Цин Шуя, потом на Цанхай Минъюэ и сказала:
  "Цин Шуй, ты хочешь вступить в Секту Небесного Дворца?"
  Оказалось, несмотря на свою задумчивость, она прекрасно
  слышала все, что говорили между собой Цанхай Минъюэ и Цин Шуй.
  "После того, как я отправлю Минъюэ в Небесный Дворец, я вернусь.
  У меня есть важные дела. Вот когда я их закончу, я вернусь и найду вас",
  безучастно ответил Цин Шуй. Цанхай Минъюэ удивилась этим словам. Они знали, что такого важного нужно сделать Цин Шую. Внезапно
  ее мысли закрутились, ей вдруг стало так грустно.
  "Давай я с тобой поеду, я скучаю по дому!" добавила Хоюнь
  Лю-Ли.
  А Цин Шуй изначально хотел, чтобы Хоюнь Лю-Ли осталась,
  составила бы компанию Цанхай Минъюэ, но когда она сказала, что скучает по дому,
  он растерялся и не знал, что ответить.
  Можно было считать, что они теперь летели над территорией
  "Центрального Региона", покинув Южный Город. Самые сильные кланы и секты
  континента Зеленого Облака были расположены в Центральном Районе. Это было
  место, насыщенное духовной Ци Неба и Земли. Источники этой великой силы обычно находились около гор
  или океанов, но никак не внутри шумных городов. Обычно для основы выбирался
  регион, где хранились все "духовные корни". Эти драгоценные земли с духовными
  корнями позволяли культиваторам добиваться вдвое больших результатов при вдвое
  меньших усилиях, давая им возможность улучшить качество их культивации, что
  было несомненной подмогой для тех, кто пытался совершить прорыв в уровнях.
  Цин Шуй кожей чувствовал, что атмосфера была еще более
  оживленной, чем в Южном Городе. Центральный Регион был подобен гигантскому извивающемуся
  дракону, без какого-либо намека на претенциозность, однако оказывавший на людей
  тяжелое давление.
  Легенда гласила, что у каждого из девяти континентов был
  исключительно мощный защитник - дьявольское чудовище, но никто никогда их не
  видел. Никто не знал, как они выглядят, что именно они защищают и т.д.
  "Цин Шуй!"
  Цин Шуй замер от удивления - Цанхай Минъюэ обычно не
  обращалась к нему по имени. Он посмотрел на одиноко стоящую Цанхай Минъюэ с
  удивлением во взгляде.
  "Да, Юэюэ? Скажи, в чем дело, я сделаю все, что тебе будет угодно, ну, кроме
  прыжка в вулкан или подъема по холму из лезвий", Цин Шуй понятия не имел, зачем
  Цанхай Минъюэ позвала его, тем не менее, его сильно расстраивала хрупкость во
  всем виде Цанхай Минъюэ. В глубине сердца Цанхай Минъюэ была богиней, сильной и
  гордой императрицей. Он бы никогда не подумал, что такая сильная женщина, как
  Цанхай Минъюэ, могла иметь слабости. Думая о ее одиночестве, Цин Шуй горько
  вздохнул. У него-то хотя бы была мама, хоть и далеко, и все члены его клана. Ели
  бы он был одинок, чувство абсолютной беспомощности было бы ни с чем несравнимо
  и ужасно. Величайшая боль человечества была именно в одиночестве, одиночестве,
  настолько глубоком, что оно постепенно проникает в самую глубину души.
  Цин Шуй растерялся. Он понимал, что нужно было что-то, что успокоило бы Цанхай
  Минъюэ и поставило ее снова на ноги. Лишь любовь или крайняя ненависть могла
  помочь избавиться от чувства одиночества. Столько было могущественных экспертов
  с длинными жизненными циклами, которые в итоге выбирали смерть именно из-за
  одиночества. С другой стороны, были многие, выбиравшие жизнь именно благодаря
  любви или ненависти!
  "Если бы она понесла от меня дитя, она бы сразу приобрела
  смысл жизни!" дикая мысль пришла в голову Цин Шую.
  В этот момент троица сидела на спине огненной птицы. Хоюнь
  Лю-Ли сидела, обняв колени, скучающим взглядом осматривая окрестности. Цин Шуй
  молча смотрел на прекрасное лицо Цанхай Минъюэ. У него было сильное
  предчувствие, что если Цанхай Минъюэ сейчас уйдет, то он, скорее всего,
  потеряет ее навсегда. И в этот момент Минъюэ собралась было что-то произнести...
  Цин Шуй потянулся вперед, обнял ее и поцеловал. Обеими
  руками они обнимал ее за плечи, прижимаясь к ней как можно крепче. Цанхай Минъюэ
  не успела ничего сказать. Она была в объятиях Цин Шуя, ее губы ласкали его
  губы, ее сердце забилось быстро-быстро, и она даже не стала сопротивляться
  этому.
  Цин Шуй уже решил для себя, что бы ни случилось, он должен
  поцеловать ее. Для такой, как Цанхай Минъюэ, которая еще никогда не была в
  таком близком контакте с мужчиной, поцелуй мужчины означал автоматический
  переход в мистическую сферу. Цин Шуй продолжал целовать ее, сомкнув свои губы
  на ее вишневых губах, что означало своего рода его "монополию" на владение ею.
  Цин Шуй не собирался влюблять ее в себя этим поцелуем. Он бы предпочел, чтобы она его возненавидела.
  "Ненависть и Любовь - две
  стороны одной монеты. Ненависть может дойти до крайности. И любовь тоже!" Цин Шуй не знал, приведет ли его поведение
  к ненависти со стороны Цанхай Минъюэ, он
  лишь хотел, чтобы она никогда не забывала его. Он хотел остаться огоньком
  пламени внутри ее сердца посреди темноты тяжелого одиночества.
  Однако пока он целовал Цанхай Минъюэ, его накрыло восхитительно
  чувство, заставившее его забыть обо всем. Мягкое прикосновение и нежный аромат
  ее тела... Он вдруг вспомнил о двенадцати портретах красавиц. Неужели Цанхай
  Минъюэ была одной из протагонисток этих портретов? Обладательницей
  божественного тела?
  Цанхай Минъюэ неуклюже избегала встречи с языком Цин Шуя,
  но куда же было спрятаться ее языку в ее маленьком деликатном ротике? Более
  того, ее борьба заставила язык Цин Шуя полностью испробовать весь ее рот,
  облизав его изнутри. Обнимая ее, его руки непрерывно ласкали ее сзади, каждый
  изгиб ее утонченного тела.
  Цанхай Минъюэ возбудилась и оттолкнула Цин Шуя. Тот запаниковал.
  Ее лицо раскраснелось, глаза подернула влага, ее слегка
  припухшие губки выражали сексуальность, даже ее черные блестящие волосы слегка
  спутались, но только добавляли ей очарования.
  В ее взгляде читались смешанные чувства. Она, не отрываясь,
  смотрела на Цин Шуя. Тот думал о том, что взгляд женщины может быть таким
  сложным, таким запутанным. Она явно тянула время и мешкала.
  "Минъюэ..."
  "Не нужно ничего говорить, я просто хочу тишины и покоя",
  сказав это, она призвала своего монстра и быстро запрыгнула верхом на кондора.
  "Цин Шуй, ты ужасный человек!" сказала Хоюнь Лю-Ли, когда
  вернулась в чувство после увиденного.
  "Цин
  Шуй: "..."
  В итоге на спине жар-птицы остались двое - Цин Шуй и Хоюнь
  Лю-Ли. Цин Шуй скомандовал птице следовать за кондором. Он был готов к тому,
  что Цанхай Минъюэ возненавидит его навсегда, однако, какой же мужчина выдержать
  ненависть девушки, которую он любит?
  "Как ты себя чувствуешь?"
  "Ужасно", смущенно выдохнул Цин Шуй.
  "Хочешь, я помогу тебе? С моей помощью ты сможешь обнимать
  Сестру Минъюэ дома", глаза Хоюнь Лю-Ли смеялись.
  "Ты, маленькая чертовка, ревнуешь!" хихикнул Цин Шуй и
  рванул вперед к Хоюнь Лю-Ли, чтобы схватить и не выпускать из своих объятий.
  "Ах, что ты собираешься делать!" взвизгнула Хоюнь Лю-Ли,
  когда Цин Шуй навалился на нее всем телом. Она начала страшно нервничать и
  постоянно кричала от удивления и смущения. То похотливый огонь в его чреслах
  нужно было куда-то девать, поэтому он прижался к тонкому и деликатному телу,
  ощущая упругие мягкие холмы под одеждой. Тлеющие угли снова вспыхнули пламенем,
  и он сорвал вуаль с лица Хоюнь Лю-Ли.
  "Цин Шуй...Я не готова, это не самое лучшее место..." задрожала
  Хоюнь Лю-Ли, дергая Цин Шуя за рукав.
  От этих слов ему еще больше захотелось ее, он чуть не
  потерял контроль над собой. Одна мысль о возможности взять ее силой, ощутив
  плотское удовольствие от обладания женщиной, затуманила его разум. Однако он
  только что целовал Цанхай Минъюэ, было бы странно, что последующий за поцелуем
  секс произойдет между ним и Хоюнь Лю-Ли. Кроме того если Цанхай Минъюэ решит
  вернуться с полпути, даже если он спрыгнет с высоты в реку, объяснить эту
  ситуацию он уже никогда не сможет.
  Поэтому, так как у Цин Шуя изначально не было намерения
  тра***ть Хоюнь Лю-Ли, то он решил, что чуть не уступил своим страстями именно
  из-за ее слов.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29567
  Переводчики: Kent
  
  Глава 277. Долгожданное прибытие в Небесный Дворец.
  Они лежали на боку, лицом друг к другу. Губы Цин Шуя крепко прижаты к губам Хоюнь Лю-Ли, тела их нежно прижимались друг к другу и легонько терлись друг об друга. Вскоре она начала тихо постанывать.
  Хоюнь Лю-Ли не останавливала Цин Шуя, раз он остановился и не стал срывать с нее одежду, тем не менее, он уже воспользовался ею. Она даже неуклюже пыталась повторять губами движения Цин Шуя в поцелуе. Это его так сильно возбудило, что он еще сильнее засасывал ее губы в порыве страсти.
  Хоюнь Лю-Ли в душе хотела того, что должно было случиться, когда почувствовала, как что-то горячее коснулось ее тела. В то же самое время ей было ужасно стыдно за свое удовольствие. По странному стыдно.
  Она не смела посмотреть Цин Шую в глаза. Она просто закрыла глаза. Рефлекторно она вынула свой маленький розовый язычок, который Цин Шуй тотчас же коснулся кончиком своего языка и почувствовал его мягкость и сладость.
  Хоюнь Лю-Ли раскраснелась. Крепко обняв Цин Шуя, она вздрогнула несколько раз, прижимаясь к нему еще сильнее. Цин Шую стало вдруг обидно. Он почувствовал через тонкую ткань своей одежды влагу. Он не ожидал, что она так получит удовольствие. Он просто улыбнулся и погладил ее тонкую спину.
  Его огонь все еще горел. У Цин Шуя уже было три женщины, всего несколько раз. Один - с Ши Цинчжуан, дважды с Чжу Цин и однажды он несколько дней развлекался с Минъюэ Гэлоу. Он не думал, что у Хоюнь Лю-Ли все так быстро получится. Считалось, что если женщина быстро кончает с определенными мужчиной, это означает, что он ей по-настоящему сильно нравится.
  Цин Шуй даже пошевелиться не мог, так крепко его держала Хоюнь Лю-Ли. Она сжала его в крепком объятии, не давая ему двигаться. По ее тяжелому дыханию было понятно, что она все еще находилась в состоянии эйфории.
  "Пожалуйста, не двигайся, дай мне побыть с тобой еще немного!" прошептала она, не смея поднять головы.
  "Лю-Ли, да ты вся мокрая!" захихикал Цин Шуй. Он заметил, что эта наивная и неопытная девушка была очень чувственной. Спазмы в ее теле и волна удовольствия возымели на нее сильнейшее воздействие. Цин Шуй не стал высвобождаться, наблюдать, как любимый человек получает удовольствие, было тоже своего рода удовольствием.
  Он потянулся и поднял ее лицо за подбородок. В орбитах ее бездонных глазах виднелись слезы, того и гляди угрожавшие сорваться и потечь рекой по фарфоровой коже ее лица; они были краснее заходящего солнца. Сердце Цин Шуя ухнуло при виде такой неописуемой красоты. Красоты, наполненной очарования после секса.
  "Злюка!" надула она губки сердито и вскочила, быстро перейдя на другую сторону спины жар-птицы с горящим от стыда лицом.
  Цин Шуй вдруг оказался в глупейшем положении. Поднявшись, он увидел Цанхай Минъюэ, сидевшей на своем златокрылом кондоре. Одинокий силуэт добавил Цин Шую еще больше беспокойства. Он понятия не имел, что ему теперь делать. Он понимал, что даже если он будет с ней каждый день, она не изменится. По крайней мере, пока.
  В последующие два дня Цанхай Минъюэ не проронила ни слова. Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли ничего не могли с ней поделать, хотя и пытались с ней заговорить. Она не ела и не пила. Просто молчала. Это ужасно напугало Цин Шуя и Лю-Ли. Они стали замечать, что она просто чахнет. Цин Шуй не знал, как долго это будет продолжаться.
  "Минъюэ, это моя вина. Скажи, что мне сделать, я согласен на все", у Цин Шуя никогда не получалось утешать девушек, вот и на этот раз он ужасно волновался. Два дня Цин Шуй был рядом с Цанхай Минъюэ, почесывая затылок. Даже Хоюнь Лю-Ли голову сломала, но Цанхай Минъюэ была непреклонна. Хоюнь даже попыталась ее пощекотать!
  "Юэюэ, не будь такой, если ты согласишься поговорить или поесть... нет, просто поесть, я сделаю все, что ты скажешь", Цин Шуй уже обо всем пожалел. Он не ожидал, что в это выльется простой поцелую между ними.
  Что еще больше огорчало его, она не ненавидела его, она предпочла игнорировать его существование. Перестать есть из-за поцелуя...неужели он был настолько неприятным?
  "Ты и правда обещаешь сделать все ради меня?"
  Цин Шуй был мрачнее тучи. Он уже сбился со счету, так много раз он повторял одно и то же предложение снова и снова за последние два дня. Он не ожидал, что неожиданно получит ответ. Ее голос с легкой хрипотцой прозвучал мелодичнее, чем звуки самой природы. Или так ему показалось.
  "Обещаю. Обещаю все, что угодно!" без промедления ответил он.
  "Пойдем со мной в Небесный Дворец", посмотрела она на Цин Шуя.
  "Это все, что ты хотела?" с сомнением уточнил он.
  "Да, но ты должен остаться там, по крайней мере, на три года". Глаза Минъюэ вдруг вспыхнули! Казалось, что она боялась, что оставив ее там, Цин Шуй отправится в Город Ян. Неужели она беспокоилась за него?
  Цин Шуй знал, что Цанхай Минъюэ хорошо знает его ситуацию, потому что он немного рассказывал ей. Поэтому когда он говорил, что у него остались важные дела, Цин Шуй был уверен, что обе девушки поняли, какие именно дела он имел в виду.
  Он был искренне тронут такой заботой. Он вдруг сразу забыл обо всех своих волнениях, потому что вдруг все понял. Он потянул Цанхай Минъюэ и обнял ее, горячо благодаря. И тут же в панике выпустил ее и начал извиняться. Цанхай Минъюэ вдруг повеселела и улыбнулась Цин Шую:
  "Ну, раз ты согласен, то я не против твоих объятий. Но только обнимать! Ничего больше..." ее голос затих в конце предложения, став еле различимым. К счастью, Цин Шуй расслышал концовку, благодаря своему острому слуху.
  "Правда? Тогда я просто обниму, я не буду ничего больше делать!" С этими словами он радостно обхватил Цанхай Минъюэ за ее тонкую талию, как будто в его руках было хрупкое сокровище. Поймав на себе ее укоризненный взгляд, он вдруг почувствовал благословение в этот момент.
  "Юэюэ..."
  "Что?" тихо ответила ему Цанхай Минъюэ, опустив голову. Она понятия не имела, зачем она вообще сказала эти слова, а он так просто согласился на это предложение...
  "Я уверен, что там будет много мужчин, которые не будут прохода тебе давать. Но тебе нужно сохранять спокойствие и не давать себя обмануть, слушая сладкие речи похотливых самцов..."
  Цанхай Минъюэ: "..."
  Вскоре троица уселась пообедать. Атмосфера все еще была неуютной. Каждый раз, глядя на Хоюнь Лю-Ли, Цин Шуй видел эти увлажненные слезами глаза, которые трогали самые глубокие струны его души.
  Однако Цанхай Минъюэ все время отводила свой взгляд в панике всякий раз, когда из глаза встречались. А Цин Шуй всякий раз вспомнил этот захватывающий момент, который потряс его, когда он ее поцеловал ее.
  Его сердце бешено билось в грудной клетке. Это было чувство первой любви! Такой прекрасной, что не было слов, способных описать ее. Она была непослушной и сложной женщиной. Цин Шуй прекрасно знал, что это не по просьбе Цанхая и его супруги он хотел быть с ней, а потому, что ему была невыносима сама мысль о расставании с ней. Если он не мог с ней расстаться, то какой был смысл заставлять себя? В конце концов, даже жаба мечтает о лебеде, чего уж там говорить о простом человеке!
  "Цин Шуй", вдруг позвала его Минъюэ.
  "Да, что такое?" неуверенно отозвался Цин Шуй.
  "Только давай использовать жетон в случае крайней необходимости. Если мы сможем сами поступить в Небесный Дворец, давай не будем его использовать", нахмурившись, тихо сказала Цанхай Минъюэ.
  Цин Шуй подумал немного и согласился кивком. В таких тысячелетних сектах никогда не знаешь, насколько тих может быть их омут. Много сложностей возникало в них. Хорошим примером был сам Цанхай, который отделился от них и жил 30 лет своим кланом вместо того, чтобы остаться в Небесном Дворце.
  "А вдруг Цанхая заставили покинуть секту? Тогда зачем же он настаивал на том, чтобы мы отправились туда? Может, за всем этим какая-то другая причина?" воображение Цин Шуя разгулялось.
  "О, хорошо, посмотрим, сможем ли мы попасть туда обычным способом!" улыбнулся он. Он понимал, что Цанхай Минъюэ вдумчивая женщина, которая гораздо тщательнее его обдумывала свои шаги.
  Секта Небесного Дворца не скрывала своего местоположения. Многие знали, что она располагалась на Горе Небесного Дворца, от названия которой пошло и название секты. Это был один из фактов, которые Цин Шуй почерпнул из беглого изучения географии Мира Девяти Континентов в свое время. Это было все на тот момент, все остальное они узнают на Горе Небесного Дворца.
  У Цин Шуя возникло предположение, что размытый силуэт гигантской вершины вдали и была та гора, которую они разыскивали. Несмотря на неясность ее контуров, Цин Шуй на глаз определил, что до нее было не менее двух дней лета жар-птицы, причем на максимальной скорости.
  "Это и есть Гора Небесного Дворца. Как ее и описывал отец - огромная гора такой высоты, что ее вершина касается неба. Одна из трех самых высоких гор на Континенте Зеленого Облака", сказала Цанхай Минъюэ, показывая на силуэт горы вдали.
  "Третья. А первые две, Сестра?" опередила Хоюнь Лю-Ли Цин Шуя, который хотел задать тот же вопрос.
  "Две другие - Гора Гигантских Чудовищ и Гора Цветущего Плода!"
  Гора Гигантских Чудовищ была знакома Цин Шую. Он видел ее издалека. Неизведанные земли с притаившимися опасностями лежали между гигантскими горами, которые были окружены атмосферой насилия. А вот про Гору Цветущего Плода он узнал только недавно из Карты Сокровищ.
  Чем ближе они подлетали к Небесному Дворцу, тем больше невыносимого давления ощущал Цин Шуй. Приближаясь к огромной горе, которая пробивала небеса насквозь, Огненная Птица больше не могла лететь; даже мифическое дьявольское чудовище не могло справиться с давлением, исходившим от вершины.
  "Вот что точно хорошо получилось у этой древней секты, так это найти удачное место!" восхищенно прошептал Цин Шуй. Он уже чувствовал насыщенную духовную Ци Небес и Земли, хотя до Небесного Дворца было еще довольно далеко. Если бы тут обитали простые люди, то их жизнь бы увеличилась, по крайней мере, лет на двадцать!
  Через два дня они поняли, что жар-птица больше лететь не в силах, когда до горы оставалось около пяти километров, что крайне расстроило Цин Шуя. Выбора у них не было, и трое друзей спустились на землю.
  Цин Шуй не мог понять, почему вокруг было так пустынно. Старая дорога вся в кочках была единственным путем до горы Небесного дворца; все остальные подходы были недоступны и скалисты. Даже обычным животным было трудно передвигаться по этим скалам, наполненным остроконечными камнями, не говоря уже о конных повозках.
  Цин Шуй не мог отвести глаз от огромной Горы Небесного Дворца, которая была похожа на гигантского дракона. Говорили, что небесный дворец находился на самой вершине и был ближе всего к легендарному Райскому Залу.
  Цин Шуй и его спутницы направились к вершине. Казалось, что они выбрали неплохое место для высадки, а идти им было около пяти километров.
  И все же странно, что ни одной повозки не было видно на старой дороге. Время от времени проходили пешие путники, которые иногда даже бежали. Судя по их виду, они все были культиваторами, по крайней мере, Сяньтянь.
  Цин Шуй внимательно рассматривал их внешность и одежду и думал, что, возможно, они все были учениками в Небесном Дворце. За короткое время прошло несколько человек, которые все были одеты в одежду одного стиля. Тут он заметил, что на рукавах их рубашек была характерная печать с иероглифом "Дворец".
  Цин Шуй приспособил свою ауру Ци под способности культиватора самого начала Сяньтянь и спокойно болтал с Минъюэ, шагая по дороге. Он обещал ей, что поступит в секту как минимум на три года до своего возвращения. Он пообещал своей матери, что вернется через пять лет, так что у него в запасе было чуть больше двух лет. Конечно же, не обязательно было ждать все пять лет до своего возвращения.
  "Разные цвета в одежде означают принадлежность к разным Залам. Я только знаю, что все, кто из Зала Сокровищ Линсяо, носят одежду фиолетового цвета, вне зависимости от своего уровня. Старшие и Защитники, однако, одеты чуть иначе, чем остальные", объяснила Цанхай Минъюэ, заметив, как внимательно Цин Шуй рассматривал одежду пробегавших мимо путников.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29568
  Переводчики: Kent
  
  Глава 278. Старший Фэй. Кучка старых чудовищ в Небесном Дворце.
  У обычного человека расстояние в пять с лишним километров в горах заняло бы пару часов. Однако Цин Шую и его спутницам понадобилось всего 10 минут. Вскоре показались каменные ступени, и они прибыли к подножию горы. Эти ступени поразили Цин Шуя своими гигантскими размерами. Каждая была в высоту около трех метров. Вторая каменная ступень находилась в десяти метрах от первой... Цин Шуй ухватился за небольшой уступ, подтянулся, и его взору открылась бесконечная лестница, простиравшаяся всю дорогу к вершине, как огромная сороконожка.
  Люди, которых они встречали по дороге, странно посматривали на троицу. Цин Шуй подумывал, что их удивляли их одеяния. Кроме того, мужчины удивленно смотрели на обеих девушек.
  Гигантские каменные ступени тянулись всю дорогу ровно до половины горы. Они были как извилистая дорога в форме зигзага.
  Каменные ступени с верхней части горы были обычные. Вскоре их быстро окружило облако тумана. Огромные вечнозеленые сосны окружали тропинку с обеих сторон.
  Любопытно, но никто даже не подумал остановить их. Хотя их и осматривали с подозрением и оценивающе, никто так не подошел и не задал никаких вопросов. Кроме того, никто даже не думал сбавлять скорость, просто проходили мимо по своим делам.
  Когда им оставалось совсем недалеко до вершины, и они уже видели крыши внушительных зданий, путь им преградили десять охранников.
  "Назовите свои имена. С какой целью проникли на территорию Небесного Дворца?" сказал темнокожий и крепкий молодой человек, по-видимому, лидер группы.
  Вот так в лоб им сразу навесили несправедливый ярлык. Цин потер нос и ответил:
  "Мы здесь, чтобы вступить в секту, но не знаем, каковы условия приема".
  Лидер удивленно посмотрел на него и сказал:
  "Младший Брат Чун, предупреди Старшего Фея. Скажи, что пришли новенькие, хотят вступить в Небесный Дворец".
  Аккуратный молодой человек кивнул в знак согласия и ушел. Около десяти лет
  Охранники оценивающими взглядами осматривали Цин Шуя, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Голодные глаза, сверлящие прекрасных дам, заставили Цин Шуя почувствовать себя неуютно.
  "Простите, вы закончили осмотр?" холодно спросил Цин Шуй, решив положить конец возмутительному разглядыванию.
  "Йо, не думал, что этот малыш кажется таким смелым, ха!" презрительно сказал худенький парнишка; его маленькие глазки смотрели особенно нагло.
  "Хао Цзы, ты забыл, как тебя наказали в прошлый раз?" низким голосом напомнил ему лидер группы.
  "Брат, не обращайте на него внимания. Вот такие они. Я поучу их хорошим манерам от вашего имени", строго ответил Цин Шую и остальным лидер группы.
  Прощение - божественное явление, более того, если бы они решились устроить неприятности, вряд ли бы они выдержали последствия своих действий. А слова лидера группы немедленно ослабили напряжение с обеих сторон.
  "О, нет, я не осмелюсь даже быть удостоенным такой чести, спасибо, брат!" сказал Цин Шуй. Он только было собрался оценить их с крайне отрицательной стороны, но передумал. Он хотел задать несколько вопросов, но пока остальные были рядом, не стал. Хотя и их лидер выглядел человеком прямолинейным, Цин Шуй подумал, что это качество не обязательно делает его хорошим человеком.
  "Откуда вы, брат? И кто эти женщины..?" с улыбкой спросил лидер. Он молча поглядывал на девушек, но Цин Шуй успел уловить его жадный взгляд.
  "Еще один придурок. Такие люди еще более жалки, чем кучка его прихлебателей", расстроился про себя Цин Шуй.
  "Мы из Южного Города", тихо ответил он и не стал ничего объяснять про своих подруг. Вдруг его мнение о лидере стало таким ничтожным. Кроме того, что за ними стояло имя Небесного Дворца и сила Сяньтянь, ничего больше не давало им повода быть такими самонадеянными. Да и на вид они были не такими взрослыми. На континенте возраст в 16 лет считался возрастом взросления, но любой младше 40 лет считался молодым. И только после 40 можно было считать себя человеком в расцвете сил. Благодаря изобилию Духовной Ци в этих местах, жизненный цикл людей был в два раза длиннее жизней людей в его прошлой жизни.
  Еда и секс считались естественными желаниями. Мужчины, которых не сводил с ума вид Цанхай Минъюэ или Хоюнь Лю-Ли, были либо евнухами, либо гомосексуалистами.
  "Не представишь меня этим прекрасным дамам?" темнокожий молодой человек нагло усмехнулся. Его жемчужно-белые зубы сильно выделялись на фоне его темной кожи.
  Тотчас же появился утомленный мужчина приблизительно средних лет. Волосы у него были распущены. Он был одет в сверкающе белую одежду, которая очень хорошо сидела на нем.
  "Старший Фэй!"
  "Старший Фэй!"
  ............
  Цин Шуй хорошенько осмотрел зрелого мужчину неопределенного возраста. Глаза на его утомленном лице выглядели еще более уставшими. Однако как только он увидел троицу, его взгляд вспыхнул.
  "Молодая поросль! Желаете вступить в Небесный Дворец?" слегка улыбнулся Старший Фэй вновь прибывшим. Остальных он даже не удостоил взглядом. Казалось, что эта группа охранников имели самый низкий статус в Небесном Дворце. Цин Шуй оценил силу этих людей - между первым и третьим уровнем Сяньтянь. И только их лидер был точно на третьем уровне Сяньтянь, остальные не выше первого.
  Если сила определяла власть, то культиваторы Сяньтянь начальных уровней считались козлами отпущения в Небесном Дворце. Особенно те, кто не смог реализовать свой потенциал, понижались до уровня мальчиков на побегушках. Они оставались в секте в качестве рабочей силы только ради мощных боевых техник Небесного дворца.
  "Да, а каковы условия?" Цин Шуй подозревал, что условия вступления были довольно строгими. Кроме этого, он прекрасно понимал, что хотя его нога еще не ступила на их территорию, поступить в такую великую секту будет труднее, чем попасть на прием в особняк какого-нибудь знатного богача.
  "Необходим уровень культивации Сяньтянь и поработать разнорабочими первые три года в Небесном Дворце. По выполнению этих условий вы автоматически будете считаться официальными учениками Небесного Дворца".
  На лице у Цин Шуя появилась кривая улыбка. Ничего хорошего не ожидалось от Небесного Дворца, если культиватору Сяньтянь приходилось заниматься черной работой целых три года. Этот срок был ни долгим, ни коротким. Человек без решимости не протянет три года. Благородство культиватора было священным. Однако в качестве абитуриента тебя в этой секте будут считать человеком самого низкого ранга, даже если ты на вершине Сяньтянь, ты будешь ниже начального уровня Сяньтянь.
  Цин Шуй сомневался, стоит ли доставать Жетон Небесного дворца, который передал ему Цанхай, но потом он услышал:
  "Однако так как вы трое первые, кто поднялся на Гору Небесного Дворца за последние три года, вы освобождены от тяжелой работы и сразу становитесь учениками Секты. Пойдемте за мной для регистрации".
  Цин Шуй смутился. Он не понял, по какой причине к ним такое особое отношение. Может быть, правила Небесного Дворца изменились? Неужели они не боялись, что их могли подослать их враги?
  Итак, Цин Шуй, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли последовали за Старшим Фэем вверх по последнему лестничному пролету. И вот их виду открылась неровная горная площадка, дворцовые здания и бесчисленные павильоны и террасы.
  "Итак, вот и вершина..."
  Цин Шуй продолжал с любопытством разглядывать окрестности, особенно гигантский дворец, будто высеченный из золота, стоявший недалеко от них. Крупной каллиграфией была вырезана надпись: "Зал Сокровищ Линсяо".
  Он продолжил осмотр и увидел, что вокруг было разбросано как минимум еще восемь залов. Цин Шуй понял, что план расстановки зданий был похож на Секту Небесного Меча, хотя последней не хватало грандиозности. В секте Небесного Меча было восемь гор, окружавших Вершину Небесного Меча, будто луна в окружении звезд. Здесь все здания были расположены на огромной Горе Небесного Дворца. Хотя поверхность горы была неровной, между холлами были проложены широкие дороги.
  Зал Сокровищ Линсяо был расположен на самой высокой точке Горы Небесного Дворца, таким образом, с него можно было обозревать все здания вокруг. Отдаленные здания, даже будучи высотой не ниже Зала Сокровищ, тоже красиво выделялись на горизонте.
  "Старший Фэй!"
  Хриплый голос прервал размышления Цин Шуя. Молодая ученица секты попала в поле его зрения. Цин Шуй не мог точно сказать ее возраст, но выглядела она очень юной. Ее длинные волосы лежали на плечах, а огромные глаза на овальном лице были особенно живыми. Не очень высокая, но с хорошей фигурой, длинными ногами и довольно изящным сложением, похожим на фигуру Чжу Цин.
  "Ах, Си Ло. Вовремя. Отведи этих двух новых учеников в Туманный Зал. С этого момента эти двое будут в твоем Туманном зале", улыбнулся ей Старший Фэй. Цин Шуй впервые увидел улыбку на его лице, и странное чувство охватило его. Девушка увела Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, приветливо улыбнувшись вновь прибывшим. Девушки кивнули Цин Шую на прощанье. Хоюнь Лю-Ли, очевидно, не хотела идти, но Цин Шуй испытывал смешанные чувства.
  "Ты особенный, парень. Не беспокойся за них. Люди, рекомендованные мной, Фэем Уцзи, не подвергаются сомнениям или гонениям", засмеялся Старший Фэй.
  Цин Шуй внимательно осмотрел этого человека. Он чувствовал, что Фэй был на начальном уровне Боевого Короля и использовал свое сильнейшее духовное чувство.
  Люди бесконечно суетились вокруг, и каждый из них имел, по крайней мере, силу Сяньтянь. В этот момент Цин Шуй чувствовал, что это место было перенаселено культиваторами Сяньтянь, и их уровень был низким, как у коров и лошадей.
  "Спасибо, Старший Фэй. Меня зовут Цин Шуй, и я очень смущен..."
  "Цин Шуй, хорошее имя. Если ты смущен, просто смотри больше и слушай внимательнее. Но помни, что говорить нужно меньше", засмеялся Старший Фэй, перебив Цин Шуя.
  Двое мужчин молча пошли по дороге. Цин Шуй видел множество пожилых людей в низких павильонах за Залом Сокровища Туманного Облака. Цин Шуй сразу понял, что эти люди очень и очень стары, как минимум трехсот лет от роду. Следы ауры были сглажены за многие годы их жизни.
  А вообще Цин Шуй не мог отделаться от желания задать вопрос, услышав, что никто не смеет дразнить или ставить под сомнение людей, рекомендованных Старшим Фэем. Такая самоуверенность была отнюдь не блефом с его стороны. Но почему он единственный, кто встретил их и направил? Значит, он рекомендовал очень многих...
  Когда они, наконец, дошли до скромного павильона, пройдя мимо множества зданий, Фэй Уцзи посмотрел на Цин Шуя и объяснил:
  "Это резиденция Старших. Здесь живут только Старшие. Как только они достигают зрелого возраста, они считаются Высшими Старшими, сменяя поколение Старших".
  Слова Фэй Уцзи могли Цин Шую разобраться в разнице между Великими Сектами и обычными сектами. Было трудно оставаться слабым в секте, наполненной огромным количеством старых монстров. Эти старики имели божественную суть во всех отношениях - в уме, мудрости, опыте, культивации и целях. Стоять на такой высоте и прожить сотни лет означало такую мощную закалку, что они и впрямь становились настоящими матерыми монстрами, пройдя через многое.
  Сокровище Великой Секты было не в ее оружии, не в доспехах или богатстве. Оно было в проницательных старейшинах.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29569
  Переводчики: Kent
  Глава 279. Вступление в Небесный Дворец. Величественный и Независимый. Красавицы, способные сокрушить империи!
  Слава о кучке этих старых чудаков звучала повсюду, само их существование было несокрушимым, как горы. Однако чем дольше человек живет, тем более одиноким становится он.
  Кучка старых чудаков держались вместе, за их плечами была пара сотен лет настоящей дружбы. Они были даже ближе, чем братья. Небесный Дворец был их домом, и все их потомки тоже обитали там.
  Услышав, как Старший Фэй упомянул Верховного Старшего, Цин Шуй сразу же подумал о том, что благодаря этой должности, у старейшин больше не было необходимости заниматься управлением Небесным Дворцом. Однако чтобы добиться такой репутации и престижа, как у Небесного Дворца, нужна была постоянная поддержка этих могущественных стариков.
  Во всем центральном регионе Континента Зеленого Облака существовало много сильных сект и кланов, однако, еще ни разу не появился культиватор боевых искусств уровня Святой. Самый высокий уровень культивации был вершина сферы Боевого Короля, таким образом, уровень силы различных сект и кланов измерялся количеством Боевых Королей Пикового уровня. Появлялись новые секты, имевшие в своем арсенале известных и выдающихся талантов, но разница между ними и сектой десятитысячелетней историей была огромна. Потому Боевым Королям таких закрытых и древних кланов и сект, благодаря количеству ресурсов и корневых связей, не составляло труда победить таких же Боевых Королей из молодых сект.
  Небесный Дворец был особенно знаменит своими атаками, божественными защитными техниками и особенной утонченностью. Удар Небесного Грома хоть и не был легендарной техникой, тем не менее, его сила была настолько поразительной, что многие буквально жаждали обучиться ей. Благодаря многолетней истории, в секте накопилось большое количество легендарных особенных техник, которым обучали только самых сильных учеников в Небесном Дворце.
  Старший Фэй подошел к неприметному зданию и тихонечко позвал:
  "Учитель!"
  Цин Шуй стоял, не смея пошевелиться. Учитель Старшего Фэя должен быть, по крайней мере, на уровне Верховного Старшего. Он встал рядом со Старшим Фэем, продолжая хранить молчание, чувствуя божественность всей атмосферы. Войдя на территорию Небесного Дворца, Цин Шуй всюду чувствовал тяжесть атмосферы в секте. Эти существа все были на пике культивации всего континента.
  Дверь со скрипом отворилась, Цин Шуй поднял голову и увидел пожилого человека с длинной развевающейся бородой и блестящим румянцем на щеках. Его добрые глаза были наполнены миром, а нежная улыбка озарила его лицо.
  "Учитель!" поприветствовал его Фэй Уцзи и склонился в вежливом поклоне.
  "Уцзи, чем старик обязан такому визиту?" прозвучал звонкий и громкий голос, наполненный жизненной силой. Старик бросил быстрый взгляд на Цин Шуя. Его глаза немедленно упали на уровень груди Цин Шуя. Его фигура замелькала, исчезнув на мгновение и тут же появившись прямо перед Цин Шуем. В тот момент, когда старик двигался, Цин Шуй понял, что это были Шаги Туманного Облака Небесного Дворца. Он много раз видел, как Цанхай исполнял эту технику. В тот момент, когда старик исчез, Цин Шуй сделал попытку быстро увернуться от него.
  Можно было считать, что этот маневр ему почти удался, хотя он ощутил легкое прикосновение. Когда Цин Шуй посмотрел на старика, он увидел, как Небесный Жетон, который он получил от Цанхая, был уже в руках у старика. Его глаза увлажнились, он смотрел на жетончик, и слезы, одна за другой, начали катиться по его лицу.
  "Я, Цанхай, с этого момента не имею никакого отношения к Небесному Дворцу. Я буду нести ответственность за свои поступки самостоятельно. Позвольте повторить, с этого момента я, Цанхай, не являюсь членом Небесного Дворца".
  "Учитель... Цанхай унизил вас..."
  "Цанхай, ты мой ученик, Цан Уя. Что бы ты ни сделал, я, как твой Учитель, буду платить по счетам за тебя".
  "Цанхай, я сделал все, что в моих силах, однако эти твои глупости никак не дают тебе остаться в Небесном Дворце. Я твой учитель, но я не могу помочь тебе даже немножечко, я поистине бесполезен". Слезы старика увлажнили жетон, вспоминая последние разговоры между ним и Цанхаем. Фэй Уцзи стоял как вкопанный, не смея сказать ни слова. Цин Шуй немедленно пожалел, что не спрятал жетончик в свою пространственную сферу для сохранности.
  "Цанхай, живи хорошо после того, как уйдешь. Не волнуйся, никто больше не станет предпринимать никаких действий против тебя. Твой учитель - одиночка, без семьи, если они посмеют тронуть тебя, я принесу свою бесполезную жизнь в жертву и превращу их существование на земле в ад".
  "Цанхай, пусть этот жетон служит тебе напоминанием. Я понятия не имею, когда мы с тобой, учитель и ученик, встретимся снова".
  Руки старика дрожали, его тело сотрясали рыдания, а слезы продолжали течь по его лицу.
  "Учитель, ваш ученик надеется, что вы сможете дать мне запрос".
  "Если в будущем кто-нибудь принесет жетон в Небесный Дворец, пожалуйста, позаботьтесь о нем для меня. Они будут моими потомками. Если они действительно придут с жетоном в руках, это будет означать, что у меня больше нет возможности защищать их".
  "Учитель, ваш ученик теперь покидает вас..."
  Наклонив голову, старик смотрел на Цин Шуя, тяжело дыша.
  "Как дела у Цанхая?" не смотря ни на что, он надеялся, что тот еще жив.
  "Его больше нет на этом свете", вздохнул Цин Шуй, вдруг оценив, как близки были этот старик и Цанхай друг другу.
  "Учитель, старший брат..." глаза Фэй Уцзи наполнились слезами. Он смотрел по очереди то на старика, то на Цин Шуя.
  "Как он погиб?" спросил старик.
  "Он исчез вместе со слепцом из Секты Бессмертного Меча".
  "Слепец, которого он лишил глаза лет тридцать назад?" вдруг воскликнул старик.
  "Да".
  "Дитя, а ты сын Цанхая?" снова поинтересовался старик.
  "Нет", смутился Цин Шуй.
  Старик строго посмотрел на Цин Шуя и спросил:
  "Разве у Цанхая не было потомства?"
  Цин Шуй с беспокойством посмотрел на старика, боясь, что что-то плохое может случиться. Увидев тревогу в глазах Цин Шуя, благодаря своему жизненному опыту, старик немедленно догадался, о чем думает Цин Шуй.
  "Я учитель Цанхая. 30 лет назад он совершил кое-что таких больших масштабов, что замять дело не получилось. Я старался изо всех сил, дав ему дорогу в жизнь, но он не смог остаться в Небесном Дворце. До его ухода я дал ему этот жетончик как напоминание, а он взял с меня обещание, что я приму запрос от его имени. Он сказал, что если в будущем кто-то с этим жетоном обратиться ко мне, то этот человек будет его потомком, а он сам будет уже мертв..."
  Вот такие были дела. Цин Шуй, к сожалению, провел с Цанхаем слишком мало времени. Однако он понимал, что не в характере Цанхая было обращаться за помощью к Небесному Дворцу, кроме как крайне затруднительной ситуации, когда путей к отступлению больше не оставалось.
  "Старейший Цанхай имел дочь", Цин Шуй решился сказать правду, потому что скрывать не было больше смысла.
  "Дочка! Дочка! Хорошо, что у него осталась преемница!" улыбка наконец вновь появилась на лице старика.
  "Она знает немного о техниках Небесного дворца. Ее, кстати, уже проводили в Туманный Зал".
  "Не удивительно, что мне эта девушка показалась такой знакомой. Так она дочь моего старшего брата. Покойся с миром, старший брат. Твоя дочка прибыла живой и невредимой", Фэй Уцзи пробормотал, воздев глаза к небу.
  "А ты, должно быть, муж, которого Цанхай выбрал для своей дочери", старик, не отрываясь, с теплом смотрел на Цин Шуя. А тот лишь неловко улыбнулся в ответ. Старик знал Цанхая слишком хорошо, как линии на своих ладонях, он сразу догадался.
  "Ха-ха, хорошо, хорошо. Пойдемте скорее, отведи старика к дочери моего ученика", радостно воскликнул старик.
  "Старший, позвольте, я сам приведу Минъюэ", предложил Цин Шуй.
  "Все в порядке, будем считать это прогулкой. Я не выходил отсюда уже слишком долго. Минъюэ, Цанхай Минъюэ, красивое имя", засмеялся старик.
  Цин Шуй и Фэй Уцзи последовали за стариком в сторону Туманного Зала. Цин Шуй еще раз убедился, что на Континенте Зеленого Облака не было недостатка в экспертах. Ему ужасно хотелось узнать уровень культивации учителя Цанхая.
  Раньше, когда он познакомился с Байли Цзинвэем, его культивация казалась ему божественной. Но то ощущение, которое он испытал при встрече с Байли Цзинвэй, по сравнению с ощущениями, которые он испытывал сейчас от встречи с этим стариком, были как летний дождь против ураганного ливня.
  "Цин Шуй, ты уже присоединился к Небесному Дворцу?" спросил старик.
  "Я познакомился со Старшим Фэем, как только сюда попал. Я еще не знаю, могу ли я считаться членом Дворца", засмеялся Цин Шуй.
  "Цанхай и Уцзи оба были моими учениками. А всего у меня было их трое. Только Уцзи остался в живых. С этого момента ты можешь присоединиться к Залу Звездной Луны, где дислоцируется Уцзи".
  "Цин Шуй горячо благодарит уважаемого старшего!"
  "Ха-ха, все в порядке, все в порядке, я живу уже больше трехсот лет, а наследников не оставил. Мои ученики - моя семья. Уцзи только собирался остепениться, а Цанхаю уже было больше сорока. В секте было так много талантливых девушек, влюбленных в него. Однако ни одна не растопила его сердца тогда. А теперь я узнаю, что у него есть дочка. Я так искренне рад!" замети старик. Однако Цин Шуй все же слышал нотки грусти в его голосе.
  Трехсотлетний человек должен был иметь так много потомков, наслаждаясь тихими радостями семейной жизни. Однако он был один. А теперь, когда он нашел дочь одного из своих "сыновей", как ему было не радоваться.
  Зал Сокровищ Линсяо был словно луна в центре небес, расположенный на самом центральном месте, а другие залы кучковались вокруг на различном расстоянии от него. Ближайшим был Туманный Зал. Троица прошла совсем немного, времени хватило бы, чтобы заварить чай, может, километров пять-шесть. Туманный Зал принимал в ученицы только девушек, как и на Пике Чжу Цин в Секте небесного меча. И это был единственный зал для девушек-учениц секты.
  Внизу каменной лестнице стояли юные девушки в два ряда. За несколько секунд наблюдений Цин Шуй обнаружил, что большинство из них были красавицами с отличными фигурами. Их таланты позволяли им достичь уровня Сяньтянь довольно быстро. Однако какими красивыми бы они ни были, их красота не шла ни в какое сравнение с красотой Цанхай Минъюэ.
  Цанхай Минъюэ была одной из абсолютных красавиц, которых Цин Шуй вообще встречал в своей жизни. Лишь его богоподобная учительница - Ие Цзянъэ - могла сравниться с нею. Ши Цинчжуан и Вэньжэнь У-Шуан, будучи исключительными красотками, терялись по сравнению с первыми двумя.
  Одна излучала ауру величественности, заставляя всех хотеть упасть к ее ногам и поклоняться ей; другая была небожительницей непревзойденной красоты, которая без труда низвергала империи.
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/29570
  Переводчики: Kent
  
  Глава 280. Жениться на обеих дамах одновременно? Девять залов Небесного Дворца.
  Величественная женщина, в стороне от всего мира; красавица, превосходящая мир, чья красота может привести к падению стран и городов!
  "Старший Фэй!" к ним вышла молодая девушка.
  "Пойди, скажи новым ученицам, что здесь кое-кто их разыскивает", с улыбкой ответил Старший Фэй.
  Девушка приняла поручение и рванула вверх по длинной лестнице в тысячу ступеней. Ее грациозное тело было очень скоординировано, она уверенно поднималась по каменным ступенькам и выглядела чудесно.
  Как оказалось, Старший Фэй был известным человеком в Небесном Дворце, Цин Шуй заметил, что все ученики обращались к нему по имени.
  Очень скоро три человека спустились с самой вершины лестницы. Сначала появилась девушка-посыльная, затем - Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Не прошло и мгновения, как они оказались рядом с Цин Шуем и остальными.
  Все трое уставились на мужчин!
  "Минъюэ! Это учитель твоего отца, а это Боевой Брат твоего отца, Старший Фэй", беспомощно сказал Цин Шуй. Он пообещал Цанхай Минъюэ, что не станет показывать значок с символом Небесного Дворца, но он же не мог угадать, что старик почувствует жетончик, который он дал Цанхаю.
  "Вы и впрямь Учитель моего отца? Когда у него день рождения?" не моргая, смотрела на доброжелательного старичка Цанхай Минъюэ.
  "28-го марта!"
  "Где у него родимое пятно?"
  "На пятке левой ноги, красное, размером с виноградину. Я вырастил его, ха-ха", старик продолжал смотреть на Цанхай Минъюэ, а его улыбка все больше и больше теплела.
  "Старший Учитель, отец говорил, что вы дедушка Юэюэ!" вспоминая своих погибших родителей, Цанхай Минъюэ снова залилась слезами.
  "Девочка моя хорошая, не плачь. Ты теперь внучка Цан Уя! Хоть Цанхай и не кровный сын мне, но он мне дороже и ближе, чем мог бы быть кровный ребенок. Дитя мое, этому старику больше трехсот лет. И наконец, у него появилась внучка, одна-единственная", старик был вне себя от радости.
  "Дедушка, это Лю-Ли, она внучка моих родителей!" Цанхай Минъюэ быстро подтянула за рукав Хоюнь Лю-Ли.
  "Дитя, в будущем ты будешь такой же, как Минъюэ. У тебя вуаль на лице, у тебя рана?" Цан Уя нежно погладил Хоюнь Лю-Ли по голове.
  "Дедушка, у меня шрам на лице от лезвия", с этими словами Хоюнь сняла вуаль, обнажив шокирующий шрам.
  Цан Уя посмотрел на шрам. Ни одна ресница не дрогнула на его глазах. Он улыбнулся и сказал:
  "Лю-Ли, я что-нибудь придумаю. Дедушка не гарантирует, что излечит тебя, но есть лекарственная гранула, которая может избавить тебя от этого шрама. Она возвращает красоту и делает человека еще красивее, чем раньше. Однако пока никто не научился ее изготавливать".
  "Вы имеете в виду Гранулу Красоты?" глаза Цин Шуя вспыхнули.
  "Хм, Цин Шуй, и ты о ней слышал?" удивленно спросил Цан Уя. Обычно только алхимики знали подробности, а Цан Уя считался алхимиком Сяньтянь.
  "Мне не хватает Плода Красоты. Как только найду, смогу создать эту гранулу", с сожалением воскликнул Цин Шуй.
  "Ха-ха, хорошо, хорошо. Значит, по поводу Хоюнь Лю-Ли не стоит беспокоиться. Лю-Ли, девочка моя, старик гарантирует тебе, что Цин Шуй точно поможет вернуть твою красоту в ближайшие три года. Старик, конечно, удивлен, что, несмотря на этот шрам, ты выглядишь очень красивой. Шрам нисколько не портит тебя, девочка".
  "Я тоже так думаю. По мне, так она стала еще красивее, чем раньше", тихо сказал Цин Шуй.
  Хоюнь Лю-Ли сердито сверлила Цин Шуя глазами. Очаровательно!
  "Пойдемте ко мне. Поболтаем", со смешком предложил Цан Уя. Тон его голоса был таким мягким и успокаивающим.
  Все отправились за Цан Уя в его резиденцию - небольшое двухэтажное здание. Каждый этаж был примерно в двести квадратных метров, довольно просторно для одного. На первом этаже располагалась гостиная и кухня. Цин Шуй увидел полностью оборудованную кухню, с полным запасом овощей и мяса. Не сдержав любопытства, он спросил:
  "Учитель готовит сам?"
  "Обычно из дворца присылают еду. Но я сейчас такой старый, настроение часто странное, я предпочитаю готовить сам. Когда сам готовлю, еда мне кажется вкусной".
  "Ну, раз все сегодня собрались, старый учитель может остаться поговорить с Минъюэ. Я приготовлю на всех. Я тоже люблю готовить", сказал Цин Шуй и улыбнулся.
  "Ха-ха, хорошо, вот уж не думал, что Цин так хорошо со стариком поладит, но позволить тебе готовить..." Старик помедлил.
  "Дедушка, позволь Цин Шую приготовить. Его готовка очень хорошо, гораздо лучше любой еды от шеф-поваров, которых ты только встречал!" с улыбкой сказала ему Цанхай Минъюэ.
  "О? Даже так? Ну что ж, хорошо. Цин Шуй все равно не чужой нам человек. Когда ты выйдешь за него замуж, он станет членом нашей семьи. Ой, что-то я совсем стар стал и запутался. Мы же уже семья, семья!" сердечно рассмеялся Цан Уя.
  Цин Шуй: "..."
  Цанхай Минъюэ задумалась на мгновение и смущенно сказала:
  "Дедушка, о чем ты говоришь? Кто этот тут хочет за него замуж?" Она сердито вращала глазами на Цин Шуя, а у того сердце сразу в пятки. Но не от страха, конечно, а потому что ее взгляды пронизывали его, как разряды электрического тока.
  "Разве Цин Шуй не будущий муж, которого тебе родители нашли?" удивленно воскликнул Цан Уя.
  "Дедушка, у мамы с папой было намерение, но..."
  "Ха-ха, смутилась девочка. Дедушка примет за тебя это решение. Цин Шуй хорош. Дедушка прожил 300 лет, он может различить плохое от хорошего".
  Цин Шуй уже давно ушел на кухню, но краем уха продолжал слышать разговор к гостиной, и не знал, что ему чувствовать в этот момент.
  "Дедушка, все не так просто. Цин Шуй женится на Лю-Ли", Цанхай Минъюэ вдруг втянула в это дело Хоюнь Лю-Ли.
  "Дедушка, Цин Шуй не мой парень. По дороге сюда он даже обнимался с Цанхай Минъюэ, и даже не постеснялся меня, хотя у них все было очень даже интимно", не сдавалась Хоюнь Лю-Ли, перекидывая проблему, как мячик, обратно к Минъюэ.
  "Ха-ха, парнишка-то кокетка! Дедушка примет решение за вас. Обе выходите за него замуж. И оставайтесь сестрами. Когда встречаешь кого, кто тебе нравится, надо принимать решения быстро и держаться за этого человека". На этих словах старик внимательно посмотрел на ужасно смутившуюся Цанхай Минъюэ и громко расхохотался.
  "Дедушка, хватит смеяться!"
  В своем возрасте ничего нельзя было утаить от Цан Уя. По выражениям лиц и словам двух девушек, он почувствовал суть проблемы. Даже если им обеим дали двадцать лет на размышления, они все равно, возможно, не сказали бы, что хотят быть с Цин Шуем. Поэтому старик дал им прямой и естественный ответ, который заставил их паниковать, однако заодно и обдумать все.
  В этот самый момент из кухни раздались какие-то божественные ароматы. Легкий запах проникал в самое сердце, успокаивая все внутренние органы. Это было чудесное ощущение, как будто паришь в воздухе.
  "Какой аромат! Надо же, какие отличные кулинарные навыки у Цин Шуя! Не будет преувеличением назвать этот запах божественным. Неудивительно, что этим двум девчушкам он так нравится. Он молод, хорош собой, у него довольно высокий для юноши уровень культивации и такие кулинарные способности... Подумать только, что я сразу не разглядел его!" сказал изумленный Цан Уя.
  Девушки: "..."
  Через некоторое время Цин Шуй вынес три вегетарианских блюда и два мясных и супницу. Выглядела еда обычной, но запах, который он источала, был очаровательным.
  "Вдыхая этот аромат, я не могу заставить себя есть, но еще больше я боюсь, что я умру от голода, если я не смогу это съесть немедленно", засмеялся Цан Уя.
  "Учитель прав. По одному только аромату я могу сказать, что больше не смогу есть свою привычную еду", Фэй Уцзи посмотрел на Цин Шуя, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй почесал затылок и улыбнулся. Всякий раз, когда рядом были старшие, он потирал затылок, а не нос, что не могли не заметить Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, еще раз убедившись, что он был отменным хитрецом...
  "Цин Шуй, тебе нравятся Минъюэ и Лю-Ли?" как ни в чем не бывало, спросил Цан Уя, передавая всем палочки для еды. Вернее, это звучало не как вопрос, а как утверждение.
  "Да. Я думаю, что нет такого парня, которому бы они НЕ нравились..."
  "Ты очень честный парень. Мне нравится твоя честность. Хорошо, давайте разберемся. Я все понял. Цин Шуй, когда ухлестываешь за обеими моими внучками, нужно прикладывать больше усилий".
  Девушки такие:
  "..."
  Цин Шуй неловко улыбнулся, когда увидел, как девушки разглядывают его, быстро отвернулся, вызвав приступ безобидного хохота со стороны Цан Уя и Фэй Уцзи.
  Во время еды звучали бесконечные похвалы, даже от Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Все разговоры только и были про то, что еда Цин Шуя прекрасна и стала лучше, чем раньше. Цин Шуй "честно" улыбался своим подругам, заставляя их скрежетать зубами от злости на него.
  На этот раз Цин Шуй использовал ингредиенты, которые они сделал сам, например, специи для мяса. Он также добавил лекарственные растения с похожим эффектом, Плод Множества Ароматов, который вырос в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Этот плод можно было использовать в любой еде, в лекарственных средствах, в качестве анестезии, даже в виноделии, можно было сырым есть. В сыром виде он наполнял рот легким освежающим ароматом, как мята.
  "Учитель, оставайтесь поболтать с Минъюэ и Лю-Ли. А я отведу Цин Шуй посмотреть на Зал Звездной Луны и отдам ему форму Небесного Дворца и остальные предметы", сказал Фэй Уцзи. Он довольно потер живот, встал и с уважением поклонился Цан Уя.
  "Хорошо, идите!" Цан Уя кивнул в знак согласия.
  Зал Звездной Луны был расположен на север от Зала Сокровищ Линсяо. Цин Шуй шел на пару шагов позади Фэй Уцзи справа по диагонали от него.
  "Старший Фэй, раз я теперь тоже в Небесном Дворце, мы не могли бы мне вкратце рассказать, какая сейчас ситуация в Секте?" осторожно спросил Цин Шуй.
  "Ха-ха, можешь называть меня Боевым Дядюшкой! Все работает, как ни крути! У Небесного Дворца долгая история. У крупных сект есть свои преимущества, но есть и недостатки. Девять залов Небесного Дворца имеют большое население, отсюда все сложности. Отсюда строгие правила отбора. Хотя и это не помогает. Каждый из залов Небесного Дворца представляет фракцию. В основе некоторых лежат кланы, в других - секты", будто подшучивая над собой, рассказывал Фэй Уцзи.
  "Старший Фэй имеют в виду, что в Небесном Дворце большие противоречия?" не веря своим ушам, переспросил Цин Шуй.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30402
  Переводчики: Kent
  
  Глава 281. Зал Звездной Луны. Форма Зверя в Каменных Монументах.
  "Старший Фэй говорит, что в Небесном Дворце есть противоречия?" Цин Шуй не верил своим ушам.
  "На самом деле, в любой секте всегда есть большие противоречия. Чем больше секта, тем больше противоречий. Хоть Небесный Дворец и его девять залов не объединены ни с какими внешними силами, но внутренняя конкуренция, тем не менее, жестока. Однако, это нормально, только когда есть конкуренция, есть развитие", засмеялся Фэй Уцзи, но так и не раскрыл сути проблемы.
  Цин Шуй понял, что пока рано зондировать почву дальше. Идя по каменным ступенькам, похожим на ступени Туманного Зала, они поднялись, и перед ними вырос великолепный зал, чуть меньших размеров, чем Дворец Сокровищ Линсяо.
  Три слова "Зал Звездной Луны", начертанные на вывеске, были явно почерком того же человека, что и четыре горящие буквы Зала Сокровищ Линсяо. Дорожки вокруг здания были обрамлены колоннами из черного камня, в два обхвата толщиной.
  Цин Шуй увидел, что все одеты в одежду разных цветов, но по форме у всех была роба Звездной Луны. Увидев, Фэя Уцзи, они подходили, приветствовали его и называли Старший Фэй.
  Рядом с Залом была большая площадь, на которой люди собирались для тренировок. Там же они учились, спорили, проводили спарринги боевых искусств. Вся площадь была покрыта небольшими аренами. Цин Шуй видел, как на многих аренах спаррингуются бойцы в окружении множества зевак, поддерживавших бойцов своими криками. Было шумно и весело.
  "Старший Фэй, ээээ, Боевой Дядюшка, это спарринг?" уточнил на всякий случай Цин Шуй, глядя на арены и людей на площади, погруженных в свои тренировки.
  "Все верно, но это простой спарринг. Небесный Дворец делает особый акцент на боевом опыте, поэтому их тренировка заключается в постоянных битвах и спаррингах", со смешком ответил ему Старший Фэй.
  Цин Шуй подумал об этом и понял, что, несмотря на то, что ничего нового в этом методе не было, не многие секты практиковали его. Потому что бесконечные спарринги заканчивались ранениями и смертями. Слишком высока была цена. Хотя биться на ежедневной основе было важно, как на работу ходить. В своей прошлой жизни Цин Шуй знал, что изучая боевые искусства в течение трех лет, можно было побить любого бандита, который провел три года, дерясь на улице. Вот, как ценен был боевой опыт, особенно битвы не на жизнь, а на смерть, которые позволяли улучшить навыки и перейти за пределы своих возможностей, достигая новых границ, перерождаться.
  "Боевой Дядюшка, а все ученики Небесного дворца так тренируются?" спросил Цин Шуй. Цин Шуй поначалу не подумал о том, что ожидает его самого.
  "Хм, вообще, да. Однако с очень большой благосклонности Старших и непосредственно ученики Дворца Лордов тренируются гораздо меньше", ответил Фэй, продолжая идти. Цин Шуй не был глупым, он сразу понял причину такого отношения. Например, Сяньтянь первого, или второго, третьего, четвертого уровня никогда не сможет победить Боевого Короля, сколько боевого опыта они бы не имел. Поэтому они боялись лишних инцидентов.
  Недалеко от площадок стоял ряд зданий, большинство из них были двухэтажными. Ученики Зала Звездной Луны непрерывным поток входили и выходили из них. Это были жилые помещения для учеников Небесного Дворца. Под руководством Фэй Уцзи Цин Шуй прибыл к регистратору. Теперь его официально записали в ученики Небесного дворца и выдали пять комплектов одежды, одно оружие и один ключ!
  "Цин Шуй, номер твоего домика на ключе. Место для тренировок будет на площади. Два часа утром и два часа вечером проходят занятия со старшим. Ах, если ты интересуешься боевыми искусствами каменных монументов на той стороне горы, ты можешь пойти глянуть. Только от тебя будет зависеть, сколько ты сможешь понять", обыденно рассказал Фэй Уцзи.
  "Аа, Боевой Дядюшка, вы можете идти заниматься своими делами, я сам осмотрюсь!"
  "Ага, приходи сегодня вечером ко мне на ужин!" с улыбкой сказал Фэй Уцзи.
  "Хорошо, я сначала пойду по делам!" Цин Шуй заулыбался, понимая, что приглашение на ужин было потому, что он, Цин Шуй, угостил их вкуснейшим обедом. Цин Шуй посмотрел на брелок на ключе. На ней было написано блок 1000, второй этаж, комната 100. Цин Шуй ушел, собрав в охапку форму, ключи и оружие, которое, кстати, довольно неплохо выглядело. Однако оно было несравнимо с тем оружием, которое он выковал. Этот меч был своеобразным документом, символизируя его статус в качестве ученика Небесного Дворца. Конечно, когда человек становился Защитником, ему выдавали оружие куда лучше, даже одежда была сшита из шелка высшего качества.
  Цин Шуй направился к ряду двухэтажных зданий. Все здания были пронумерованы, каждый ряд зданий были одним блоком, поэтому он направился в самую глубину территории. Жилой комплекс располагался на очень обширной территории. Цин Шуй примерно подсчитал, что если в каждой комнате жило по одному человеку, а все здания были в два этажа, то в каждом блоке проживало около двухсот человек! Это означало, что в Зале Звездной Луны проживало двести тысяч учеников. С девятью залами в небесном дворце это означало, что в этом месте обитало одновременно, по крайней мере, один миллион экспертов Сяньтянь... От одной только мысли у Цин Шуя голова разболелась. Каково это? Один миллион культиваторов в одном месте? Однако для секты, продержавшейся на континенте больше десяти тысячи лет, это не было диковинкой. Более того, во всем этом мире было гигантское количество людей. В одном только городе жили сотни миллионов людей, в каждой стране был 81 город, на каждом континенте - 81 стран. Было трудно вообще подсчитать, сколько точно людей жило на каждом из континентов.
  Каждый ряд был не меньше десяти метров в длину, тысяча рядом выстраивались в десять километров. К счастью, скорость Цин Шуя была очень высока. За всего пятнадцать минут он преодолел расстояние в десять тысяч метров. Высота территории варьировалась. Цин Шуй посмотрел на тысячное здание. Все здания стояли отдельно друг от друга, поэтому Цин пошел сразу к блоку номер 1000 и стал искать комнату номер сто. На второй этаж вела отдельная лестница. Все здания были сделаны из горного камня. Гора Небесного Дворца была наполнена душевной энергией, так что даже такой материал, как горный камень, был идеальным для строительства.
  Шагнув на второй этаж, Цин Шуй открыл дверь и увидел довольное просторное помещение, достаточное для целой семьи. Цин Шуй вспомнил, что видел девушек, не похожих на учениц Небесного Дворца, по дорогу сюда. У многих на руках были младенцы, или они вели за руку детишек. Значит, это были члены семьи учеников секты. В Небесном Дворце поощрялись браки между учениками и ученицами секты, чтобы у последующих поколений было крепкое чувство принадлежности к секте Небесного Дворца.
  Он прошел в гостиную около ста квадратных метров размером. В квартире было также три спальни, две кухни, два туалета и балкон. Цин Шуй огляделся и увидел, что мебель и приборы были новенькими.
  Цин Шуй подвел итоги своего обзора. Туманный Зал был единственным залом для девушек. В остальных залах тренировались как девушки, так и парни, а в Зале Сокровищ Линсяо было даже больше учениц, чем учеников; самым сильным бойцом также была девушка. Ученики из всех сект называли ее Старшей Боевой Сестрой; ее статус в Небесном Дворце был номер два после все Старших. Поэтому она была также Защитницей Небесного Дворца и главной ученицей Зала Сокровищ Линсяо.
  Цин Шуй вспомнил, как Фэй Уцзи ранее сказал, что на другой стороне горы была площадка для боевых искусств каменного монумента. Таким образом, Цин Шуй решил использовать оставшееся время, чтобы пойти и посмотреть, что это было за место.
  Место оказалось совсем недалеко. Цин Шуй пошел по довольно широкой тропе и, спросив дорогу у нескольких прохожих, смог добраться до него. Это была территория, больше похожая на каменистый карьер с множеством больших камней. Огромная статуя стояла в самом центре, около пяти метров высоту и трех - в ширину. Вокруг нее находилось около тысячи человек. Около каждого каменного монумента, коих было достаточно, стояло по нескольку человек; некоторые уходили, другие, наоборот, подходили к ней, некоторые в хорошем настроении, другие - расстроенные, некоторые с надеждой в глазах. Цин Шуй не ожидал увидеть такое большое количество народа. Как же такие открытые боевые техники могли быть такого высокого качества?
  Цин Шуй знал, что у обычных учеников не было возможности изучать Удар Небесного Грома или Божественную Защиту, так как правила Небесного Дворца не давали доступ к ним ученикам ниже уровня Боевого Короля. У Цин Шуя создавалось впечатление, что в секте прятали хорошие вещи, передавая боевые искусства только прямым ученикам и важным членам каждого зала.
  Цин Шуй прошел по узким тропинкам, сделанным из гальки и камешков. Каждая тропинка проходила мимо каменной статуи, образуя гигантскую паутину из дорожек.
  Когда Цин Шуй увидел первый рисунок, он был в шоке. Это было изображение оленя. На огромном камне был изображен огромный олень в прыжке. Точность деталей поражала. Цин Шуй чувствовал, что навыки скульптора были так же высоки, как и навыки рисования того художника, который создал портрет красавицы. Они оба достигли верха совершенства. Жаль только, что ни единого слова не было начертано на монументе.
  Когда Цин Шуй, достигший большой стадии совершенства в галопе оленя, увидел статую, он тут же почувствовал, что в этой высеченном рисунке сокрыта истинная суть формы оленя. Эти живые четыре ноги, бег в гармоничном ритме, даже поток жизненной энергии и поза оленя выглядели очень натурально.
  В этот момент Цин Шуй заметил, что его Форма Галопа Оленя, в котором его прогресс казался очень медленным, немедленно возрос до новых высот. Раньше ему казалось, что большая стадия совершенства была конечной целью, однако сейчас оказалось, что совершенно новая дверь открылась ему.
  Его Ци Древней Техники Усиления циркулировала автоматически, а сейчас ее циклы были подчинены ритмам техники Галопа Оленя в его Даньтянь. Постепенно Цин Шуй стал повторять позу статуи и начал тренироваться. Это была своего рода имитация. Цин Шуй знал, что все Формы Мимикрии Животных требовали от воина грубой имитации формы и, как одно из самых важных условий, имитации духа.
  Чтобы повторить дух зверя, нужно было сначала научиться физической имитации. Только ухватив суть формы Кулака Зверя, сможет воин постепенно войти в суть духа, как бы достигая стадии истинной сути.
  Цин Шуй чувствовал нутром, что его Галоп Оленя вступил в мистическую стадию. Его охватили странные чувства, будто сильный взрослый человек смотрел на ребенка. Цин Шуй знал, что это и есть улучшение, расширение границ. В этот самый момент он почувствовал увеличение скорости на целых 20%. Он не знал, что его ждало после великой стадии совершенства. Конечная стадия?
  Далее Цин Шуй прошел ко второму рисунку. Это снова было изображение оленя. Это был прыгающий олень, стоящий у края скалы. Он излучал ощущение, что это был прыжок со скалы не для смерти, а для того, чтобы перепрыгнуть пропасть.
  Немедленный взрывной всплеск энергии, который сопровождал прыжок, также ощущался в рисунке. Цин Шуй был вне себя от радости. С Техникой Мимикрии Девяти Животных и его Галопом Оленя, который уже превзошел большую стадию совершенства, он осознал, что все в его жизни становится на свои места - как кусочки паззла, и ему вновь предоставляется возможность подняться к еще большим вершинам.
  "Всего лишь рисунок оленя? Что это за боевое искусство? Бегать как олень? Научиться прыгать как олень?" молодой человек смотрел на форму оленя и бормотал еле слышно. Цин Шуй смотрел на удивленное и презрительное выражение его лица, вдруг захотел повернуться к нему и сказать:
  "Так и есть, так и есть, идея заключается в том, чтобы ты научился бегать, как олень, и прыгать, как олень!"
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30403
  Переводчики: Kent
  
  Глава 282. Изысканная леди. Искусство Владения Мечом Секты Небесного Дворца.
  Однако Цин Шуй выбросил эту мысль из головы, подумав об этом несколько мгновений. Даже если бы у него не было Техники Мимикрии Девяти Животных, он бы все равно догадался по скульптурам, что это за боевое искусство Кулак Формы Зверя и как его культивировать.
  Остальные монументы, а их было множество, все изображали оленя. Детали были очень изящно прописаны, исключительно изысканны; Цин Шуй внимательно изучал скульптуры, погружаясь в прекрасное искусство. Время шло, солнце катилось к закату, когда он вернулся к реальности. Он тут же поспешил к резиденции Цан Уя. Фэй Уцзи уже ждал его там, Цин Шуй спешно поприветствовал всех собравшихся и снова приготовил всем еды. Вкус ее был, как уже было описано, небесным и чудесным. Цан Уя, Фэй Уцзи и девушки попробовали каждого блюда и остались ими крайне довольны. Кроме этого, он оставил каждому из гостей немного ингредиентов, улучшающих вкус, что означало, что в ближайшее время он не планировал там появляться. Он решил, что ему нужно закончить чтение стелы с надписями.
  Вернувшись в свою резиденцию, он как обычно провел четыре часа за тренировками в своей пространственной сфере. Войдя в нее, он изучил еще раз портрет красавицы, еще раз повздыхал над тем, какой живой была девушка на картине, особенно ее глаза и улыбка, были будто живые. После тренировок он решил приложить усилия к изучению алхимии, стабилизировав основу своей Тайной Сферы Базовой Техники Владения Мечом. Неожиданно его Кулак Тайчи тоже пробил уровень тайной сферы! Тайчи, которая включала в себя одновременно мягкость и твердость, учила способности использовать законы мягкости для противостояния твердой силе противника. Это в будущем также окажет ему огромную услугу.
  Тренировки всегда проходили жестко и трудно в пространственной сфере, но это был ценный опыт и ценное времяпрепровождение. Каждая унция упорного труда приравнивалась к унции награды, заставляя Цин Шуя всякий раз радоваться, когда он чувствовал, как растет его сила. Думая о маме, Клане Янь, своей богоподобной учительнице Ие Цзанъэ, он понимал, что никакие тренировки не были настолько тяжелы, чтобы бросить продвижение к поставленной цели.
  В конце концов, невозможно добиться богатства и славы без испытаний и невзгод!
  На следующий день, когда Цин Шуй пошел на главную площадь для утренних тренировок, он понял, что там одновременно находились более десяти тысяч человек, проделывавшие то же самое, что и он. К счастью, площадь была достаточно велика. Утреннюю тренировку вел один из старших Небесного дворца.
  Старший взмахнул рукой, все увидели его, ученики на площади прекращали свои дела и замолкали. Великая секта, воистину. Цин Шуй был очень впечатлен такой слаженности Зала Звездной Луны. В единстве - сила.
  "Все смотрим сюда. Сегодня я объясню концепцию нашего Искусства Владения Мечом. Обратите пристальное внимание, я объясню и покажу только один раз", голос Старшего был тихим, но он обладал такой пронизывающей силой, что резонировал по всей площади.
  Услышав об Искусстве Владением Мечом Небесного дворца, Цин Шуй обрадовался, ведь в этой секте хранилось много совершенных техник. Навыки, которые воин приобретал, изучив Удар Небесного Грома и Божественную Защиту, не каждому были по плечу.
  "Есть тридцать шесть движений в этой Технике, не упустите этот момент. Это техника божественного уровня Сяньтянь, от легендарного уровня ее отделяет один шаг". На этих словах Цин Шую захотелось рассмеяться. С одной стороны, старик был прав. Техники Божественного уровня Сяньтянь и впрямь были в шаге от легендарного уровня, но этот шаг был подобен расстоянию между небом и землей.
  Цин Шуй отогнал лишние мысли и сфокусировался на объяснениях и демонстрации Старшего. Кроме движений мечом из базовой техники владения мечом третьей волны, Цин Шуй больше не знал никакой методики. Так что этих знаний не хватало для того, чтобы считаться мастером владения мечом. Божественный Уровень Сяньтянь был несравненной ценностью для него. Легендарные техники божественного яруса были редкостью, как перья феникса, например, или рог единорога.
  "Это искусство также известно как Игра Мечом Обрушивающегося Грома. Для применения этой техники мы задействуем силу грома. Говорят, что если довести эту технику до вершины, можно будет призывать гром и молнии с небес, убивая своего противника током с помощью Неба. Этот набор движений был создан основателем нашей секты, но с тех пор, как он ушел в мир иной, никто так и не сумел пробиться в сферу способности вызывать гром и молнии".
  Цин Шуй внимательно изучал движения Старшего. Его позы были как галопирующий гром. Каждое движение мечом он сопровождал подробными объяснениями.
  Через два часа, продемонстрировав десять движений, Старший закончил лекцию. Ученики начали повторять все то, что впитали во время занятия. Цин Шую не потребовалось много усилий, чтобы получить результаты в два раза быстрее и лучше остальных, благодаря тому, что его Базовые Техники Владения Мечом были уже на уровне Тайной Сферы. Кроме того у него была нестираемая память, а скорость восприятия была просто безумной. Ему легко было понять все десять движений Игры Меча Обрушившегося Грома. Осталось отточить движения и атаки. Несмотря на это, его движения выглядели впечатляюще со стороны.
  Глядя на огромное количество учеников, стоящих на площади, большинство из которых были мужчинами, Цин Шуй заметил, что девушки стояли отдельной группой. Только три ученицы стояли поодиночке, как прекрасный оазис в огромной пустыне. Контуры их тел, их черные блестящие волосы, развевающиеся на ветру, были как услада для взора.
  "Привет!" неожиданно прозвучал звонкий голосок. Повернув голову, Цин Шуй увидел хрупкую красивую девушку, улыбавшуюся ему. Она выглядела очень изящной, ее огромные глаза светились чистотой. Ее вишневые губы гармонировали с прямым носом, а точеные черты лица в целом напоминали шедевр живописи. Но в целом она выглядела так просто и близко, как девчонка по соседству; огромная разница между нею и небесной красотой Ие Цзанъэ, красотой Цанхай Минъюэ, свергающей империи, шарм Хоюнь Лю-Ли, за который мужчины были готовы отдать жизнь.
  "Тебе что-то нужно?" улыбнулся Цин Шуй.
  "Я в восторге от твоих тренировок. Ты можешь мне помочь, может, совет какой дашь по тренировками?" кристально-чистые глаза девушки восхищенно смотрели прямо в глаза Цин Шуя.
  "Конечно, может быть, моего опыта не достаточно, чтобы вести тебя, но я буду рад обменяться своими наметками с тобой", ответил Цин Шуй.
  "Спасибо!" засмеялась хрупкая девушка, обнажив идеальную улыбку, которая придала ей еще больше очарования.
  Цин Шуй стал наблюдать за ее тренировкой. По ее движениям было видно, что уровень понимания у нее неплох, но просто некоторые движения не шли друг с другом в гармонии. Но в целом больших проблем не было. Цин Шуй затем продемонстрировал сет на малой скорости, выделяя ее ошибки, ведя ее к лучшим результатам, используя интуитивное понимание из Тайной Сферы, по ходу практики изменяя некоторые движения. И после того, как они закончили и сделали выводы...
  "Спасибо, я - Янь Лин"Эр. Приятно познакомиться!" радостно объявила девушка.
  "Меня зовут Цин Шуй", с улыбкой представился он.
  "Спасибо еще раз, Брат Цин Шуй!" с этими словами девушка ушла. Ее движения были легки, как порхание улетающей бабочки.
  Цин Шуй потер нос и засмеялся. Он отправился снова за заднюю часть горы. У него не выходили из головы каменные изваяния. Он хотел разглядеть "духовного зверя", сокрытого в них. По прибытию на место, он продолжил с того места, где закончил вчера и вернулся к попыткам понять суть этих изваяний. Вдруг его взгляд упал на скульптуру, изображавшую тигра. Его потряс невероятный шок! Впервые в жизни он испытал такой сильный шок. Неужели это было то изображение, которое могло бы ему помочь в дальнейших тренировках в Форме Тигра? У него было сильное ощущение, что он сможет много понять именно благодаря этому изображению. Встряхнув головой, он заметил еще один монумент с рисунком змеи неподалеку.
  "Черт, надо иди пошагово, не надо браться за все сразу", Цин Шуй решил сфокусироваться для начала, попытаться понять вместо того, чтобы пускать в голову поток картинок с различными животными. Первое изображение тигра показывало зверя, раскрывшего пасть в рыке, направленном на небеса. Из этой скульптуры Цин Шуй явственно ощущал ауру власти и благоговейного страха, который внушал этот величественный зверь, будто бы определявший суть самого неба. Цин Шуй смотрел, не отрываясь, до тех пор, пока кровь в его теле не стала закипать. Со всплеском кипящей крови Цин Шуй ощутил своего рода суть, концепт, понимание, которое медленно, но верно приходило к нему, трансформировало его ауру, уверенность в себе, даже увеличивало силу. Он отвел взгляд и стал осматривать картину высеченного тигра, поднимающегося и спускающегося с гор, тигра, охотящегося на свою жертву в джунглях. Все они вызывали в нем чувство, что концепт, содержавшийся в этих картинах, был еще более высокого уровня, чем портрет тигра, который он приобрел в Южном Городе. Его аура определенно претерпевала изменения, хоть и небольшие. Каким-то образом он продолжал улучшать Форму Тигра, несмотря на то, что достиг Большой Стадии Совершенства.
  Тогда что же с оставшимися Формами, до совершенства в которых было еще далеко? Он даже не знал, сколько времени ему потребуется, чтобы закончить работу над пониманием этих тысяч и тысяч наскальных рисунков, потому что он все еще не знал, какие животные и какие рисунки ждут его впереди!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30404
  Переводчики: Kent
  
  Глава 283. Она из Клана Янь. Клан Янь приговорен к смерти.
  Уже стемнело, Цин Шуй разглядывал редкую толпу вокруг него, многие ученики жестикулировали, движения многих были неуклюжими и комичными. Цин Шуй смеялся, а люди, видимо, стеснялись дать себе волю ранее, при людях. Сейчас же время было позднее, на площадке оставалось немного народу: перед каждой табличкой осталось по одному человеку, поэтому люди чувствовали себя менее зажатыми. Все старались избегать контактов друг с другом, хотя были и такие фанатики, которым было все равно на окружающих, и они занимались имитацией движений прямо на месте, как умалишенные. Среди тех, кто практиковался, рассматривая и имитируя "формы зверя", вырезанные на камнях, обязательно были те, кто случайно или нет, ухватывали суть и понимали секрет, спрятанный в рисунках. Среди них были и те, кто упорно и настойчиво изучал самые простые основы имитации форм.
  Если бы кто-то захотел достичь уровня Ударов Зверя, на котором был Цин Шуй, им нужно было иметь, по крайней мере, отличное восприятие, потому что Цин Шуй уже много времени тренировался в Технике Мимикрии Девяти Животных; иначе было бы трудно добиться таких результатов за короткое время.
  Цин Шуй шел к своему дому, улыбаясь и довольно покачивая головой. Если бы не его тренировки в Технике Мимикрии Девяти Животных, для достижения его текущего уровня ему бы понадобилось около двадцати лет тренировок. Вот таков был результат его воздействия Моря Сознания с образом Инь-Янь и двух случаев просветления, которые он пережил.
  Медленно шагая, он давал волю воображению, вспоминая скульптуры, вырезанные на камнях. Цин Шуй не планировал использовать их в схватках с противниками после изучения. Через эти каменные рисунки, его Техника Мимикрии могла расшириться, увеличивая соответственно его способности. Более того, его самыми убийственными методами были Спрятанное Оружие, Длани Будды Девятой Волны, Меч Третьей Волны и, конечно же, определенные движения из вспомогательных техник. Щелчок Хвоста Тигра. Разрывающий Коготь Тигра. Поддержка Медведя. Близкая Атака Медведя. Этих ядовитых и мощных техник иногда хватало, чтобы убить оппонента в один момент.
  Его мысли летели, как метеоры, он даже не заметил, как добрался до своего дома, и что дверь в комнате под его квартирой была слегка приоткрыта. Он переночевал предыдущую ночь, не заметив ничего подозрительного, и на утро тоже все было спокойно.
  Цин Шуй собрался было подняться к себе, когда дверь приоткрылась, и в коридор вышла женщина, больше похожая на маленькую девочку. Цин Шуй узнал ее: она была та самая изящная девушка, которая подходила к нему тренироваться в Технике Владения Мечом Небесного дворца. Янь Лин"Эр!
  "Брат Цин Шуй!" Янь Лин"Эр улыбнулась и поприветствовала Цин Шуя, слегка обнажив жемчужные зубы.
  "Хм, ты здесь живешь?" удивился Цин Шуй.
  "Да, а братец Цин Шуй тоже здесь живет?" настала очередь Янь Лин"Эр удивляться; она уже давненько поживала в этом блоке.
  "Да, прямо над тобой!" засмеялся Цин Шуй.
  "А, так ты, должно быть, только вчера въехал?" Янь Лин"Эр заканчивала свое предложение, уже стоя близко-близко к Цин Шую. Она была очень невысокой - только доставала до подбородка Цин Шуя, однако она была превосходна сложена. Лицо ее было нежным и юным, но грудь круглой и полной, одежда высоко поднималась под нею, скрывая ее, но обозначая значительный размер. Линия талии была высокой и тонкой, круглая попа особенно выдавалась, ее длинные стройные ноги придавали ей еще больше юного очарования.
  "А как ты поняла?" спросил Цин Шуй, хотя он уже знал ответ - ее не было дома вчера ночью. Он почему-то подумала, что она развлекалась с тем мужчиной прошлым вечером.
  "Я ночевала у Сестры Си Юэ, а оказывается у нас тут новый брат заехал", звонко рассмеялась Янь Лин"Эр. Цин Шуй примерно оценил ее способности - самое начало Сяньтянь, но достигнуть таких результатов в ее юном возрасте считалось великолепным. Приглядевшись к ней поближе, у Цин Шуя закралось подозрение.
  Дело в том, что она выглядела очень похожей на сестру, продававшую чайные листья в городе Янь, особенно ее нос и форма лица. Цин Шуй вдруг заметил фамилию Янь на табличке на двери. Однако ему не показалось странным то, что он встретил девушку с фамилией Янь в Небесном Дворце. Но подумав, Цин Шуй все-таки решил спросить:
  "А откуда ты родом?"
  Янь Лин"Эр слегка смутилась, но с улыбкой ответила:
  "Из деревни Янь Цзян из Города Янь. А у Братца Цин Шуя какие-то проблемы? Моя семья в Городе Янь все еще имеет кое-какое влияние. Если ты соберешься в город Янь в будущем, я могу тебе устроить экскурсию".
  То есть она сказала, что ее семья в Городе Янь, а в городе Янь только члены Клана Янь носят такую фамилию. Она сказала, что у семьи была сила. Цин Шуй вдруг почувствовал боль; его самой главной целью теперь было разрушить этот Клан Янь до основания!
  Цин Шуй усмехнулся и пошел к себе, оставив Янь Лин"Эр удивленно стоять у своей двери. Узнав, что она являлась частью Клана Янь, Цин Шуй вдруг растерял к ней всякий интерес.
  Войдя в свою комнату и закрыв дверь, он почувствовал опустошение. Девушка снова напомнила ему про Клан Янь. История аристократов была всегда историей крови и слез, семьи росли, постоянно нападая на другие. Успех любого генерала построен на десятках тысяч белых костей; успех аристократического клана ничем не отличался.
  Цин Шуй приговорил Клан Янь к смертной казни, увидев ту самую девушку на улице Города Янь, и ни один человек, имеющий хоть какое-то отношение к этому, не избежит его мести.
  Узнав, что его соседка была из Клана Янь, возможно даже его сестрой по отцу. Он всегда знал, что у него одна мать. Он был готов отдать в сто, тысячу раз больше тому, кто помогал ей, но ее обидчикам, кем бы они ни были, он был готов жестоко отплатить, даже если это займет десять, двадцать лет, или всю жизнь.
  Цин Шуй был тем, кто мог положить всю свою жизнь ради мести, и этот день был не за горами!
  Цин Шуй очень хотел бы, чтобы эти мысли оставили его, особенно та несчастная девушка в городе Янь. Цин Шуй даже не собирался рассказывать о ней своей матери, потому что знал, что она отдаст свою жизнь, но отправится в город Янь сама! Он держался много лет, поэтому еще два года в Небесном Дворце ничего не значили для него. Он решил, что пока не время думать об этом, и постепенно выбросил все эти мысли из головы.
  Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и немедленно погрузился в тренировки. Древняя техника усиления была в цикле девяноста четырех дней, и все указывало на то, что вскоре должен был произойти прорыв на 95-й уровень. Однако Цин Шуй знал, что после 95-го дня продвижение вперед усложнится; чем ближе к Пятой Волне, тем больше будет препятствий! В Древней Технике Усиления одна ступень включала в себя волны с первой по третью. Это была своего рода базовая стадия, основа. Продвижение к Четвертой Волне было ключевым; однако уже не требовала просто способностей, восприимчивости и упорства, но и какой-то степени везения тоже. И вот уже шесть лет Цин Шуй был блокирован стеной Четвертой Волны, он не знал, сколько еще времени ему понадобится для того, чтобы сломать стену пятой волны.
  И эти мысли повергали его в пучину уныния, но у него были кое-какие заготовки на этот случай. Если он не пробьет Пятую Волну за ближайшие пару лет, он будет увеличивать свои способности с помощью лекарственных гранул и вспомогательных техник, и это, возможно, поможет ему пробиться.
  Форма Тигра.
  Несколько наскальных рисунков, которые он внимательно изучил в тот день, подарили Цин Шую глубокое понимание Формы Тигра. Первый рисунок тигра, рычащего в горах, излучало атмосферу агрессии. Он снова и снова издавал крики. На этот раз они были громче и ниже, чем предыдущие, разрывая грудную клетку. Агрессия вырывалась из самой глубины тела, превращая воина в нечто ужасающее изнутри и снаружи, будто рык тигра сотрясал самую душу.
  Цин Шуй был очень доволен собой. Имитация поз животных требовала точного повторения движений "формы зверя" для того, чтобы увеличить свою силу и скорость до предела. Движения Подъема Тигра и Спуска Тигра увеличивали присутствие воина; одна собирала ее, другая - разряжала. Лучшим результатом в этом было достижение степени "удержание падающей стены"! Подавление других силой - Восхождение Тигра; довести свое присутствие до ужасающих масштабов, уступая в физической силе, но подавляя своим присутствием, потому что без него воина ждал очевидный проигрыш.
  Спуск Тигра был навроде небесной реки, которая хлещет с гор с непреодолимой силой, правильно использование этой формы могло поднять технику воина на новую высоту. Цин Шуй думал обо всем этом, постепенно увеличивая свое присутствие через Разрывающий Удар Тигра, Разрывающий Коготь Тигра, Удар Хвостом Тигра, даже с помощью Когтя Медведя и движения с мечом.
  Между тренировками Цин Шуй прокачивал Колокольчик, Сотрясающий Души, проделывая эти процедуры до сорока раз в день. За месяц с начала своего путешествия в Небесный Дворец он, наконец, достиг третьего уровня! Как говорилось в описании в его пространственной сфере, на третьем уровне Колокольчик не только сводил с ума дьявольских чудовищ и заставлял их нападать на всех вокруг, но и мог привести к неожиданной смерти самих чудовищ!
  Цин Шуй был вне себя от радости, когда заполучил этот атрибут. Он даже специально проверял его в отдаленных лесах на разных животных. Он обнаружил, что на диких зверей колокольчик действует в девяти случаях из десяти, а против дьявольских чудовищ - в четырех из пяти.
  Цин Шуй вспомнил, как он воспользовался им против Сокола-Черного Чемпиона; какой успешной оказалась самая первая попытка. Он понимал, что в этом случае удача играла огромную роль. Проведя еще несколько экспериментов, Цин Шуй обнаружил, что успешны лишь один случай из пяти, всего 20%.
  На следующий день Цин Шуй снова пошел на площадь, чтобы послушать лекцию старшего, когда увидел, что его место занято Янь Лин"Эр. Девушка приветственно улыбнулась:
  "Брат Цин Шуй!"
  Цин Шуй не сдержался и решил расспросить ее:
  "Когда я был проездом в городе Янь, я увидел девушку на улице, торговавшую чайными листьями. Что ты знаешь о ней? Мне очень нужно!"
  Янь Лин"Эр вспомнила, как Цин Шуй оставил ее с выражением отвращения на лице, когда услышал, откуда она. Ей показалось, что он посчитал ее бессердечным человеком.
  "Ты не знаешь, я просто младшая. Сестра Цин Цин уже... Брат Цин Шуй, кажется, что тебя очень беспокоит Сестра Цин Цин?" удивленно спросила Янь Лин"Эр. На что Цин Шуй спокойно ответил:
  "Тебе не кажется, что она в тяжелом положении? Юная представительница Клана Янь торгует чаем на улице. Кроме того, ее еще и какой-то Мастер Сяо всячески унижал при всех. Разве такое практикуется в Клане Янь?"
  Янь Лин"Эр вздохнула:
  "Ты не знаешь ничего, ты только поверхность видел. В клане Янь есть хорошие люди", сказала она.
  "Ха-ха, а ко мне-то какое отношение это имеет: и не ищи меня больше. У меня к клану Янь очень негативное отношение!" сказал Цин Шуй и повернулся, чтобы уйти. Услышав такие жестокие слова, Янь Лин"Эр заплакала, глядя ему вслед.
  "Лин"Эр, что случилось? Он обидел тебя?" прозвучал нежный голосок.
  "Сестра Си Юэ!" Янь Лин"Эр поспешно вытерла слезы. Ее радостный голос ничем не выдал того, что она недавно плакала. Девушка была одета в изумрудное платье, у нее была очаровательная походка. Зрачки ее глаз были так черны, что ярко контрастировали с белком, добавляя ее внешности особой привлекательности. Ее нос был высоким, прямым, что делало ее лицо немного упрямым. Впрочем, и характером она была такая же. Красные влажные губы были слегка припухлыми, за приятной улыбкой пряталась легкая обида. С такой хорошо сложенной фигурой, она могла легко считаться одной на миллион.
  "Не плачь, не плачь. Этот мерзавец дразнил тебя?" улыбка девушки была успокаивающей.
  "Нет, не дразнил", усмехнулась Янь Лин"Эр. Она хотела плакать, а не смеяться, но все же снова вытерла слезы. И когда та леди окончательно приблизилась к ней, притворилась, что с ней все в порядке.
  Цин Шуй сменил место, и через какое-то время старший появился на боевом помосте. Сегодня он продолжил показывать следующие десять движений, сканируя своим взглядом толпу присутствующих учеников.
  "Я могу только объяснить. Кто хочет воспользоваться этой техникой в бою, должен очень тяжело тренироваться. Я вас привел к двери, а сможете ли вы подняться к алтарю священного знания, будет зависеть только от вас", сказал старший, обнажив приятную улыбку. И он приступил к своей лекции, параллельно показывая все движения. Десять сегодняшних движений оказались гораздо мощнее и суровее предыдущих. Цин Шую только-только открылось понимание, как использовать свое присутствие через рисунки Поднимающегося Тигра и Спускающегося тигра. Поэтому ему было легче понять объяснения старшего, потому что эти техники резонировали друг с другом. Цин Шуй понял половину его объяснений. К окончанию лекции, Цин Шуя охватило чувство просветления и полного осознания.
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30780
  Переводчики: Kent
  
  Глава 284. Рисунок Крадущегося в горах Тигра, еще один шаг в Форме Тигра.
  
  "Хорошо, тренируемся самостоятельно. Через три дня я объясню следующие десять шагов. А сейчас куйте железо, пока горячо, тренируйтесь и обсуждайте друг с другом!" с улыбкой спокойно сказал старший. Эти десять движений в итоге заняли целых три часа!
  Цин Шуй нашел себе местечко посвободнее и начал тренироваться, когда старший спустился со своего помоста. Он сначала постепенно увеличил свое присутствие, сохранил его, а потом позволил ему вылиться наружу, когда он выхватил меч.
  Быстренько потренировавшись и стабилизировав десять движений, он решил, что продолжит тренировки ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Ему нужно было запомнить ключевые моменты. Оставшееся время дня он решил посветить изучению каменных изваяний.
  Подняв голову, он обнаружил, что вокруг него стоит множество удивленных людей, с сомнением разглядывавших его!
  "С ума сойти, как можно после одной тренировки так потрясающе справиться?" воскликнул кто-то.
  "Откуда ты знаешь, что это его первый день?" кто-то явно не согласился с ним.
  "А ты смог бы достичь такого уровня, если бы я дал тебе, скажем, три года?" неодобрительно возразил первый говорящий. Видимо, эти двое были хорошо знакомы друг с другом.
  Цин Шуй покачал головой. Какие-то бессмысленные слова! Он связывал свои успехи только с Древней Техникой Усиления, поэтому ценил все, к чему пришел и что имел в тот момент.
  "Тебе нельзя уходить!" прозвучал чей-то тихий голос. Цин Шуй обернулся и увидел красивую девушку. У нее была светлая нефритовая кожа, брови полумесяцем, особенно прекрасные глаза с ярким контрастом между белком и черной радужкой. Бледно-изумрудное струящееся платье придавало ей немного отстраненный вид.
  "Почему это?" нахмурился Цин Шуй, с недоумением глядя на красавицу, остановившую его.
  "Младшая Сестра Лин"Эр нездорова. Ты заставил ее плакать, она редко сближается с людьми, за что ты обидел ее так сильно?" девушка явно была недовольна Цин Шуем и сердито смотрела на него.
  "Психическая!" Цин Шую не понравились необоснованные обвинения. Он постоял какое-то время, в шоке, а потом ушел с огромным неудовольствием от произошедшего.
  "А мне нравится, что, наконец, нашелся тот, кто будет с Си Юэ так разговаривать!"
  "В его равнодушии столько очарования. Вот бы он и меня так назвал "психическая!" женщина с большой грудью с тоской сказала вслед уходящему Цин Шую.
  "Психическая?" раздался тихий голос.
  "А это еще кто такой? Пусть даже не думает ко мне подойти, грубиян!"
  
  ???????????????????
  
  Си Юэ постепенно отошла от шока и пошла по своим делам, крепко задумавшись. Она поняла, что Янь Лин"Эр испытывала к этому парню какие-то чувства. Даже если она и не призналась в этом, Си Юэ увидела это и решила разыграть эту сцену, чтобы посмотреть на его реакцию. Но она не ожидала, что этот парень начнет обзываться. С тех пор как она родилась, это мир крутился вокруг нее. Она была любимой дочерью, единственной усладой в жизни родителей. Ее стройная фигура и привлекательная внешность превратили ее в ту самую, которых называют "Одна на миллион". Даже сама Янь Лин"Эр бледнела по сравнению с ней.
  "Янь Лин"Эр, прости, я хотела помочь, а навлекла неприятности!" Си Юэ пыталась оправдаться в своем поступке перед подругой.
  "Сестра Си Юэ, я должна извиняться. Из-за меня тебя несправедливо обозвали", ответила расстроенная Янь Лин"Эр.
  "Хорошо, давай не будем расшаркиваться друг перед другом, мы же сестры!" Си Юэ потянула подругу за рукав, и они ушли с площади.
  Цин Шуй уже приближался к каменным изваяниям на другой стороне горы. Он не отнесся к инциденту серьезно, но его слега взбесила напыщенность этой женщины. Больше всего раздражало то, что люди, не зная ничего о ситуации, лезли со своим мнением и позволяли себе надменно себя вести. Хотя тут Цин Шуй ошибался. Она лишь смотрела на ситуацию со стороны подруги, а со стороны Янь Лин"Эр все выглядело иначе. Пытаясь урезонить Цин Шуя из-за того, что он довел девушку до слез, она не совершала ничего дурного. Просто жаль, что Янь Лин"Эр была из клана Янь.
  Дело близилось к полудню, когда Цин Шуй прибыл к каменным статуям. Народу было немного. Некоторые ученики двигались парами и синхронно!
  И тут Цин Шуй услышал забавный разговор!
  "Фэй, Фэй, смотри, как изящно вырезан пенис тигра!" удивленно комментировал симпатичный парень.
  "Чушь какая, это же нога оленя! Как у тигра может быть такой огромный член?" кокетливо отвечал ему привлекательная дама
  "Это ты мой не видела! Он огромный!" загоготал мужчина.
  "Попробуй, покажи, я тебе его отрежу!" засмеялась женщина.
  Цин Шуй почувствовал радость, услышав этот разговор. Он завидовал тому, как они флиртуют друг с другом. Он сам очень сильно мечтал о простой жизни, жене-кокетке и тихом домике.
  Он подумал, что даже такой простой обыденной цели он не добился. Ши Цин Чжуан была его женой в официальных бумагах, но она была такой отчужденной девушкой. Кто знал, когда она станет нежнее? С Чжу Цин у него был просто случайный секс. Он был чужим для нее. Минъюэ Гэлоу чего-то не хватало, как ему казалось, только не знал, чего именно.
  Подойдя к изображению Тигра в Горах, он увидел свирепого тигра, сидящего прямо на вершине, доминируя над всем, как король, используя высоту гор для осмотра окрестностей.
  Все знали, что свирепый тигр был подобен дракону в небе, когда он спускался с гор. Самой сильной позой была позиция тигра, прижавшегося к земле. Когда тигр прижимается, это означает, что он готов к прыжку, он - король гор, правитель, в самом высоком статусе. Даже спускающийся тигр не сравнится с ним.
  Цин Шуй внимательно рассматривал рисунок. Выражение тигра, атмосфера вокруг, блеск тигриных глаз. Это был не одинокий тигр. Это был возвышающийся, огромный тигр, с присутствием, подобным горе, каждая атака которого была подобна обрушивающейся на жертву скале.
  Это была первая ступень перед вхождением в Форму Кулака Зверя. Цин Шуй немедленно почувствовал облегчение, как будто войдя в тупик, он вдруг обнаружил, что препятствие, лежавшее перед ним, исчезло внезапно, открывая проход на широкую, бесконечную просторную улицу. В этот момент он почувствовал дополнительную силу в своем теле, тончайшую струйку, тем не менее, это его, несомненно, обрадовало.
  Полная Форма Тигра была подобна скачку оленя в более высокий мир, сила внутри его тела была теперь силой свирепого тигра, крадущегося в горах. Это была сила "присутствия", которое жило внутри его тела и присутствовало в его движениях. Цин Шуй медленно наслаждался им. Он закончил Форму Потягивающегося Тигра в Горах, рисунок которого он изучил днем, и было очень доволен результатами.
  Вернувшись к себе, он снова встретил Янь Лин"Эр внизу и ту самую женщину, которая остановила его на утренних тренировках. Цин Шуй был слишком уставшим, поэтому прошел молча, не останавливаясь.
  "Брат Цин Шуй!"
  Цин Шуй с неохотой повернулся, успев подняться на пару ступенек вверх.
  "Янь Лин"Эр, чего тебе от меня надо?"
  Такое обращение снова расстроило Янь Лин"Эр. Она посмотрела на него и сказала:
  "Я просто хотела подружиться с тобой. Почему я тебе так не нравлюсь? Я не знаю, по какой причине ты ненавидишь Клан Янь, но у меня в Клане нет даже права говорить! Ты поймешь, о чем я, когда сам попадешь туда".
  "Янь Лин"Эр, к чему такие любезности к такому неблагодарному человеку?"
  Цин Шуй посмотрел на женщину, сердито сверлившую его глазами, и проигнорировал эти слова.
  Цин Шуй подумал, что игнорировать ее будет еще больнее, чем назвать "психической", поэтому довольно ухмыльнулся про себя. Он решил не связываться и не играть в игры с этой девушкой, которую в будущем, возможно, ждут большие страдания.
  "Это для твоего же блага, или в будущем тебе достанется. Ты поймешь позже", бросив эти слова, Цин Шуй поднялся к себе, оставив двух женщин удивленно стоять в коридоре.
  "У него какие-то проблемы с твоей семьей?" Си Юэ спросила Янь Лин"Эр, внезапно сменив настроение.
  "Он такой молодой, а наши семьи даже не живут в одной стране. Он просто увидел, как одну из моих друзей дразнили, когда она на улице продавала чайные листья. Поэтому у него сложилось плохое впечатление о нашей семье..."
  " Значит, он внешне только такой холодный, а сердце у него доброе", задумчиво произнесла Си Юэ.
  "Он хороший человек. Он даже научил меня, как владеть мечом, в тот первый день, когда мы познакомились. Но потом стал игнорировать меня, когда узнал, что я из клана Янь", Янь Лин"Эр вспомнила, каким он был в первую встречу, и каким совершенно другим человеком казался сейчас.
  "А ты случайно не знаешь, почему твоя сестра торгует на улице?"
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30781
  Переводчики: Kent
  
  Глава 285. Одиночный Удар Тайчи. Прорыв 95-го Цикла.
  "А ты не знаешь, почему так девушка из твоего клана торговала чайными листьями на улице?"
  Си Юэ и Янь Лин"Эр были в хороших отношениях, проводили вместе много времени и могли говорить о чем угодно на свете. Си Юэ от нее знала, что Клан Янь был самой главной силой в Стране Янь Цзян. Они считались самым сильным кланом во все стране. Таким образом, услышав, что Юная Мисс из Клана Янь торгует листьями чая на улице, она не поверила своим ушам. Даже если это была незаконнорожденная дочь, она все равно не должна была этим заниматься. Неужели они не боялись дурных языков?
  "Сестра Си Юэ, ты тоже родом из уважаемого клана, но тоже не знаешь, почему. Я спрашивала как-то у своего дедушки, но он вдруг отчитал меня, хотя никогда раньше меня не ругал! И с тех пор я больше не поднимала этот вопрос!" беспомощно сказала Янь Лин"Эр.
  Си Юэ улыбнулась: "Пойдем, давай вернемся в наши комнаты и больше не будем думать об этом, а то раздражает уже!"
  На самом деле Си Юэ начала догадываться о причинах. Когда такие вещи случались, причин могло быть две. Одна причина - сам человек, а другая - внешнее давление. Однако она точно не могла сказать, в чем было дело в данном случае. Ведь если бы причина была в самой девушке, она бы просто не стала этого делать, потому что торговать на улице значило опозорить свой клан.
  Значит, было какое-то давление снаружи. Может быть, кто-то нарочно поставил Юную Мисс на улицу, чтобы опозорить. Или чтобы опозорить весь клан Янь? Почему же тогда они не использовали какие-нибудь более экстремальные методы? В конце концов, тот, кто осмеливается на такой поступок, вполне способен уничтожить весь Клан Янь.
  Цин Шуй вернулся в свою комнату. С тех пор, как он узнал, что Янь Лин"Эр была из ненавистного ему клана Янь, он все время вспоминал о том грузе, который камнем висел у него на душе.
  Внезапно раздался легкий треск. Этот звук был ему хорошо знаком. Его Древняя Техника Усиления вошла в 95-й цикл. Теплая, но сильная энергия хлынула в его тело и постепенно влилась в его неостанавливаемый поток Ци Древней техники усиления. Не делая пауз, Цин Шуй прогнал 95 циклов с самого начала. Теперь с каждым прорывом он ощущал существенное увеличение своих сил. Это было общее улучшение, и силы, и скорости и защиты. Он уже привык к этому. Древняя Техника Усиления была техникой Легендарного Уровня, способная на усиление и укрепление мускулатуры и скелета. Этим объяснялось то, что он получал такие серьезные бонусы с каждым циклом.
  Подняв меч Большой Медведицы, Цин Шуй собрал все свои силы и внезапно достиг удивительных высот в исполнении Искусства Владения Мечом Небесного Дворца. Ранее тем же днем он уже получил много комплиментов, но это было тогда, когда он сдерживал себя, стараясь показывать уровень культиватора Сяньтянь первого уровня. Здесь же, в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита ничего не сдерживало его. Искусство Владения Мечом Небесного Дворца также называлось Искусством Меча Обрушивающегося Грома. Целый набор техник предназначался для постоянного использования силы, для использования силы, чтобы отражать все иные силы!
  Искусство меча в полную силу производило звуки, похожие на раскаты грома или на рык тигра. Каждая поза была собранной и сильной. С каждым ударом Цин Шуй чувствовал глубокое удовлетворение от того, что он мог на полную катушку выкладываться в этой технике.
  Чтобы собрать силу до определенного уровня воин задействовал тот же механизм, что и работает, когда человек накручивает свой гнев, или иные яркие эмоции, и когда они доходят до определенного уровня, образуется своего рода сила. Только тогда Цин Шуй производил атаку. Его атака была похожа на бушующую реку, на тигра, спускающегося с горы. Это была сила, которая могла бы легко пробить толстую стену!
  Цин Шуй медленно убрал меч. Достигнув Тайной Сферы во владении мечом, научиться искусству владения меча было довольно легко. Этот набор техник очень походил на Форму Тигра. Это позволило Цин Шую достичь прорыва и в форме Тигра, очень важного прорыва.
  И все это благодаря простым наблюдениям и пониманию изображений тигра на камнях и умению включить это знание в свои практики.
  Цин Шуй продолжил тренировки. Он объединил десять поз со вчерашней лекции с десятью позами, которые он изучил утром этого дня, и повторял их снова и снова. Однако соединить их было не так просто. Его скорость все еще была очень низкой!
  Тренируясь в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, он сделал вывод, что, несмотря на то, что первые десять поз было легче понять, они были гораздо сильнее остальных.
  Постепенно он все больше овладевал техникой владения мечом, мог прикладывать больше силы в ее выполнение.
  Однако время летело очень быстро. Цин Шуй даже внимания не обращал на него, перекусывая по мере наступления голода, делая перерывы, когда он уставал. Остальное время он полностью посвящал практике с мечом и закалке Колокольчика, Сотрясающего Души.
  Иногда он занимался алхимией. Рецепты Гранулы Пяти Драконов, Большой Восстанавливающей Гранулы и Гранулы Красоты оставались без одного самого ценного лекарственного растения, которое он никак не мог найти, а заменить их было невозможно. Это сильно расстраивало Цин Шуя. Вот где ему было взять Перо из Хвоста Феникса для Большой Восстанавливающей Гранулы? Или плод Красоты для Гранулы Красоты? Но эти трудности лишь повышали мотивацию Цин Шуя к изучению алхимии.
  Однажды Цин Шуй уже попробовал изготовить их, так как его Золотая Лекарственная Черепаха и тысячелетний Моллюск могли заменять многие тысячелетние травы и ингредиенты тысячелетних дьявольских чудовищ. Но сколько опытов он ни проводил, у него не получалось.
  Когда Цин Шуй почувствовал, что его уровень владения Искусством Меча приблизилось к приемлемому стандарту, он осознал, что прошло уже полмесяца. Цин Шуй вдруг понял, что каждый раз время, которое он проводил в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, летело все быстрее и быстрее. В будущем количество вещей для изучения будет увеличиваться, значит, и времени на их изучения понадобиться больше. Поэтому Цин Шуй с нетерпением ожидал роста его пространственной сферы.
  На следующее утро Цин Шуй проснулся очень рано. Каждое утро он проводил раунд тренировок Тайчи, ведь именно утренние практики приносили наибольшую пользу. В последнее время он начал замечать, что при выполнении Тайчи, глядя на восходящее солнце, образ Инь-Янь в его сознании начинал крутиться с бОльшей скоростью. Хоть увеличение было незначительным, Цин Шуя явственно его ощущал! Он знал, что это было положительным знаком, ведь образ Инь-Янь был как поток, обеспечивавший Цин Шуя бесконечным потоком полезностей. Количество было небольшим, но длительным и нескончаемым. Постоянный лучик золотистого света, закаляющий его внутренние органы, мышцы, сосуды, меридианные каналы и Даньтянь.
  Тайчи Цин Шуй использовал для укрепления своего тела. Он тренировал Тайчи как нечто обыденное, не собираясь использовать ее против врага, а просто для релаксации. И это было верное отношение к Тайчи. Иногда успех или неудача не зависели от определенных намерений или действий, но были частью судьбы. Техника Тайчи была второй техникой, которая достигла Тайной Сферы после его Базовой Техники Владения Мечом.
  Его Тайчи больше не был того же стандарта, что и раньше. Она не уступала даже его Форме Тигра, может, даже лучше была!
  Цин Шуй смаковал каждое движение Тайчи, его ладони покрылись тонким желтым свечением. Его скорость была медленной, но сила была подавляющей, будто бы он был способен сравнять с землей целую гору одним ударом. Многие люди обращали внимание на Цин Шуя, но глядя на него, они все качали головой: "Слишком медленно. Какой смысл выглядеть таким давящим? К тому моменту, когда ты нанесешь удар, твой противник тебя уже сто раз ударит!"
  "И то верно! В жизни не видел такого медленного боевого искусства. Суть боевых искусств это скорость. Не понимаю, зачем ему тренироваться в такой бесполезной кулачной технике, в которой скорость как у улитки", внимание еще одного человека было привлечено, и он не удержался от комментария.
  Цин Шуй не обращал никакого внимания на эти слова. Он был так глубоко погружен в свои тренировки, что просто наслаждался ими, будто душа покинула его тело. Только сегодня он обнаружил, что тренировки Тайчи могут давать чувство тепла и уюта.
  "Смотри, он просто получает удовольствие. У него такое опьяненное выражение лица, будто он практикует технику какого-то легендарного уровня", презрительно заметил некто.
  "Брат, смотри, это тот парень, который обозвал Мисс Си Юэ сумасшедшей!" вдруг раздался чей-то резкий и странный голос.
  "Как он смеет называть мою богиню сумасшедшей! Я покажу ему сегодня, кто тут настоящий сумасшедший!" еще более неприятный голос ответил ему.
  Все люди, сплетничавшие в толпе, с большим любопытством смотрели на этого человека, который с виду казался непрезентабельным, но все же было в нем что-то, что не давало простым людям связываться с ним.
  Человек этот был крупным и крепкий. Его рост был гораздо выше среднего человека, не меньше, чем на голову. На лице росла жесткая борода, похожая на иглы, его волосы были в полном беспорядке. У него было крупное тело, огромные яркие глаза, большой нос и рот. Но в целом он был очень симпатичным.
  Человек направился прямо к Цин Шую. Он был таким крупным, что даже шаги его были в полтора раза больше шагов обычного человека. Когда он шел, поднимался легкий ветер. И это был еще шаг на обычной скорости.
  Цин Шуй продолжал тренировку Тайчи в радиусе одного метра с закрытыми глазами. Казалось, что он просто получает удовольствие, не делая ничего полезного и не замечая ничего вокруг. Казалось, что он был настолько погружен в тренировки, что даже не почувствовал, что кто-то к нему приближается. Некоторые даже пытались имитировать его движения, однако его духовный шарм повторить не получалось ни у кого.
  "Эй, парень, это ты..." Крупный мужчина вытянул руку, чтобы схватить Цин Шуя за руку и громко крикнул. Но, не успев закончить предложение и дотянуться до руки Цин Шуя...
  Левая рука Цин Шуя, которая только что была медленной, как улитка, вдруг превратилась в хитрого кролика, двигаясь на экстремальной скорости. Быстро продемонстрировав Одиночный Удар Тайчи, он отхлестнул руку мужчины, нацеливаясь на точку Ю-чи. И даже в этот момент глаза Цин Шуя оставались закрытыми, ведь он продолжал практику Тайчи. Казалось, что он даже не заметил, что случилось, даже ни на шаг не сдвинулся с места.
  Однократным ударом человека отнесло назад на три шага, его рука, по которой был нанесен удар, онемела, да так, что он и поднять не смог ее какое-то время. Какая ирония, определенно большая ирония!
  Человек ужасно рассердился. Хотя ему и хотелось как следует шлепнуть Цин Шуя по плечу, сил у него не осталось. Он и подумать не мог, что этот парень так неожиданно атакует его, да на такой высокой скорости, что он даже не успел увернуться. Сделав два глубоких вдоха и потирая онемевшую руку, мужчина сжал кулаки.
  "Да как ты смеешь втихаря атаковать! Ну, ты сегодня у меня попляшешь!" человек очень громко крикнул, источая довольно мощную ауру. Он был в бешенстве. И еще раз он взмахнул своим огромным кулаком, нацеливаясь сильным ударом Цин Шую между ребер. Ребра считались слабым местом, их было легче всего сломать.
  Глаза Цин Шуя все также были закрыты. Он казался в расслабленном состоянии. Все вокруг думали, что он притворяется так. Однако выражение его лица как бы говорило людям, что он ни о чем даже не подозревал.
  Однако когда свирепый кулак мужчины был готов приземлиться на ребра Цин Шуя, он вдохнул, слегка втянув живот в себя. Этого было достаточно, чтобы у него появилось дополнительное время, и он вновь произвел Однократный Удар, на этот раз отправив противника на три метра в сторону. Приземлившись, мужчина понял, что на нем ни царапины. То есть сила была гигантской, но в то же время очень нежной.
  "Не беспокойте меня, у меня нет на вас времени, ребята!", спокойно сказал Цин Шуй. Только теперь он открыл глаза и равнодушно посмотрел на своего неудавшегося обидчика.
  "Ого, подумать только, что такой медлительный парень окажется таким быстрым! То есть это он специально так медленно тренировался!" с удивлением воскликнул кто-то в толпе.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30782
  Переводчики: Kent
  
  Глава 286. Легендарная Идеальная Красавица, Хозяйка Туманного Зала. Мощь Тигра.
  "Ого, подумать только, что такой медлительный парень окажется таким быстрым! То есть это он специально так медленно тренировался!" с удивлением воскликнул кто-то в толпе.
  "Почему молодежь нынче такая нечестная пошла? Разве так нападать красиво? Но мне понравилось..."
  "Когда моя скорость достигнет такого уровня, я тоже буду притворяться то тут, то там. Это, должно быть, здорово!"
  Цин Шуй в шоке слушал возгласы вокруг.
  "Мерзавец, значит, ты такой смелый, да? Как ты смеешь так говорить о нашем третьем брате? Братья, давайте проучим его. Бей его!" прозвучал голос молодого худенького парнишки. Цин Шуй терпеть не мог таких гнусавых голосов. Услышав призыв юноши, около десяти крепышей кинулись в сторону Цин Шуя, а парнишка остался стоять позади. На его лице было такое выражение лица со зловещей улыбкой, что он так и напрашивался на тумаки.
  Опытность Цин Шуя в Одиночном Ударе Тайчи достигла высокого уровня. Расставив ноги, он принял позу лошади, а его руки свободно висели по бокам. Скорость его рук не выглядела очень быстрой, наоборот, они были медленными, так что каждый мог прекрасно проследить траекторию их движений. Его руки "танцевали", как бабочки в саду, а те, кого касалась его "плеть" падали со сломанными костями и криками агонии и паники, которые постепенно заполнили всю площадку. В одно мгновение более десяти мужчин валялись вокруг Цин Шуя, корчась от ранений разной степени. Цин Шуй спокойно подошел к худенькому парнишке, стоявшему в сторонке.
  "Ка ча!" Цин Шуй сломал ему подбородок. Тот издал крик, леденящий душу, и упал без сознания. Единственным оставшимся на ногах был самый первый крепкий парень. Он удивленно осматривал поле "боя".
  Цин Шуй слегка улыбнулся ему уголком губ и ушел. Крепкий мужчина не верил своим глазам, глядя на своих друзей, понимая, что никто из них не может даже подняться на ноги. Цин Шуй точно был как минимум на пятом уровне Сферы Сяньтянь.
  "Запомни: в следующий раз я сломаю тебе ноги. Обе ноги", с улыбкой сказал Цин Шуй.
  "Ого, есть кто-то, кто осмелился угрожать третьему молодому мастеру Клана Гунсунь! Вот это будет шоу!" какой-то лысый радостно выкрикнул в толпе. Хотя его голос не был очень уж громким, Цин Шуй прекрасно расслышал его, хоть и отошел уже на приличное расстояние. Он обернулся и увидел парня, одетого в белую робу со знаком звездной луны, с улыбкой рассматривавшего Цин Шуя. Цин Шуй легонько кивнул ему, поприветствовав, и спокойно ушел.
  Цин Шуй знал, о чем ему напомнил этот парень. Как оказалось, Клан Гунсунь имел какой-то статус в небесном Дворце, но у Цин Шуя была собственная подушка безопасности. В Зале Звездной Луны Фэй Уцзи и Цан Уя имели еще больший статус, чем какой-то Гунсунь, так что Цин Шую не приходилось волноваться.
  Цин Шуй подозревал, что реплика того парня как бы намекала, что Цин Шуй будет в порядке, если не свяжется ни с кем из Клана Гунсунь. Но Цин Шуй не этого испугался. Он просто не хотел пока слишком сильно засвечиваться в небесном дворце. Поэтому он не тронул этого крепкого парня. Как говорится, сначала бей собак, потом хозяев. В эту истину он всегда верил.
  Прошагав приличное расстояние, Цин Шуй вскоре заметил Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, идущих ему навстречу с широкими улыбками на лицах. Цин Шуй потер нос и под несметными завистливыми взглядами прохожих, быстро подошел к своим красавицам. Он не знал, как давно они тут прогуливаются и видели ли они, как он выбивает дурь из парочки мусорных бачков.
  "Что это за крупная рыба? Почему его навыки так хороши? Даже его женщины красивы, их красота только на полтона уступает Хозяйке Туманного Дворца!"
  "Ага, посмотри на ту, которая без вуали. Я сначала подумал, что это сама Хозяйка Туманного Зала, потом присмотрелся, глаза другие, оказывается", немедленно подхватил другой. Голоса прозвучали как бомба в ушах Цин Шуя. Что? Хозяйка Туманного Зала была красивее Цанхай Минъюэ? Цин Шуй сразу же вспомнил Портрет Красавицы. Неужели она и была изображена на нем? Хозяйка Туманного Дворца? Человек, которая управляла Залом! Это был Зал, в который направили Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли в качестве учениц! Туда принимали исключительно девушек.
  "Цин Шуй, куда ты пропал? Не приходишь нас проведать. И к учителю не приходил!" со смехом отчитывала его Хоюнь Лю-Ли.
  "Ха-ха, занят был. Пойдемте, я хочу показать вам кое-что очень мощное. Однако сколько вы сможете впитать, будет зависеть только от вашего таланта", сказал Цин Шуй, по идее, слово в слово повторив то, что сказал ему Фэй Уцзи.
  "Ого, что за мощная техника? Что за таинственность?" Хоюнь Лю-Ли засмеялась и показала ему язык.
  "Узнаешь, когда доберемся до места", со смехом ответил ей Цин Шуй и повел своих подруг к каменным изваяниям.
  "Девочки, а вы уже встречали Хозяйку Дворца?" будто между делом спросил он по дороге. В глазах Цанхай Минъюэ явно читался смех, а во взгляде Хоюнь Лю-Ли - коварство.
  "Эээээ..." засмущался Цин Шуй, потирая нос.
  "Хозяйка Дворца нашего Туманного Зала - Красавица высшего ранга, ее можно сравнить с сестрой Минъюэ. Хочешь на нее посмотреть? Или, может, обнять....?" Хоюнь дразнила Цин Шуя за его похотливость, глядя на него своими очаровательными глазами.
  "Хм, я просто спросил, что такого? Нет у меня никаких намерений!" пробормотал в ответ Цин Шуй.
  "Цин Шуй, наша Хозяйка Дворца носит вуаль, но глаза у нее очень красивые и напоминают глаза сестры Минъюэ. Поначалу ее даже путали с самой Хозяйкой, когда мы только прибыли туда", хихикнула Хоюнь Лю-Ли.
  "Ха-ха, не собираюсь сравнивать себя с Хозяйкой Дворца. Она и впрямь выглядит, как бессмертная, спустившаяся с Небес", прямо ответила Цанхай Минъюэ.
  На этот раз Цин Шуй поверил им. Цанхай Минъюэ врать не стала бы. Неужели Хозяйка и впрямь та женщина с портрета? Потому что... На Хозяйке Дворца тоже вуаль... Может, она была одной из двенадцати девушек, изображенных на картинах Маэстро Искусств?
  "Я не верю, что существуют женщины, красивее вас двоих", улыбнулся Цин Шуй, глядя на своих спутниц, всем своим видом давая понять серьезность своих слов. "Пойдемте, посмотрим на каменные рисунки! И постарайтесь прочувствовать сердцем!"
  Троица постепенно добралась до внешней границы района каменных монументов. Цин Шуй быстро сменил тему, чтобы Хоюнь Лю-Ли снова не взялась дразнить его.
  "Ого! Вот этот бег похож на технику галопа оленя!" сказала Хоюнь Лю-Ли.
  "Лю-Ли, давай сначала попробуем ухватить основную мысль, а потом вернемся и обсудим", предложила Цанхай Минъюэ.
  "Хорошо!"
  Цин Шуй уже прошел далеко вперед к рисункам, изображавшим тигра. На первом рисунке, попавшем в его поле зрения, был изображен охотящийся тигр. Когти тигра были выдвинуты вперед по направлению к жертве. Поистине величественный момент. Цин Шуй знал, что в его прошлой жизни даже обычный тигр был способен применить силу в две тысячи цзинь ударом одной только лапы. Название Императора Сотни Зверей не зря присуждалось именно тигру!
  Тигр с презрением смотрел на свою жертву, приближая свою победу. Может быть, сила тигра была еще и в его ауре?
  Следующее изображение было названо "Разрыв Тигра". На нем были лапы тигра, обрушивающиеся вниз с брутальной силой, как будто удар гигантской сабли. Странно, но этот рисунок напомнил Цин Шую рубящие движения Базовой Техники Владения Мечом. Горящими глазами он всматривался в каждую деталь. Он быстро запомнил основные инсайты от этого изображения и перешел к следующему. Изучив несколько изображений, он пришел к выводу, что все позы - Разрыв Тигра, Выпад Тигра, Подъем Тигра, Спуск Тигра - все они заключались в Мощи Тигра. Это было самое важное умозаключение, к которому он в итоге пришел. Его форма тигра, его рубящая поза включали в себя Мощь Тигра, она находилась внутри него, она поднимала его силу на новый уровень!
  Бросив беглый взгляд на небо, он понял, что прошла половина дня. Он обернулся и увидел рядом своих спутниц.
  "Цин Шуй, ты последние несколько дней жил здесь?" спросила Хоюнь Лю-Ли.
  "Ага".
  "Ты не учился ничему другому?"
  "Учился. Я провел последние два дня за изучением Искусства Меча Небесного Дворца с инструктором", Цин Шуй засмеялся, удовлетворив любопытство Лю-Ли.
  "Ха-ха, а мы с сестрой Минъюэ занимались со старым мастером Цан Уя и выучили шаги туманного облака. А после этих шагов он обещал нас научить Удару Небесного Грома, а после этого Божественной Защите..."
  Цин Шуй был в шоке. Он так хотел изучить последние две техники, а их так просто показывали его подружкам. А когда он вообще хотя бы начнет их изучать?
  "Старый мастер сказал тебя привести, чтобы ты познакомился с ним. Поэтому мы с сестрой Минъюэ пришли к тебе сегодня", радостно воскликнула Хоюнь. Она знала, что Цин Шуй огорчился, потому что у него не было доступа к этим двум техникам.
  "Правда?!" радостно удивился Цин Шуй. Он вдруг почувствовал себя очень счастливым.
  "А когда я тебя обманывала? Но тебе нужно благодарить Цанхай Минъюэ за это. Если бы она не пообещала..."
  "Лю-Ли!"
  "Ой, ладно, не буду говорить, ничего не скажу!" Хоюнь быстро прикрыла рот обеими ладошками.
  Цин Шуй был так погружен в состояние шока от неожиданно представившейся возможности изучить эти совершенные техники, что он даже не заметил смущение на лице Минъюэ, не заметил и того, что Хоюнь Лю-Ли чуть о чем-то важном не проболталась.
  Цанхай Минъюэ поняла, что он ничего не заметил, и ее охватило двойственное чувство. Она вроде и обрадовалась, но и одновременно испытала разочарование. Разочарование из-за его равнодушия.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/30847
  Переводчики: Kent
  
  Глава 287. Процветать сто лет с Прародителем, двести лет с Сыном и 300 лет с Внуком!
  Цанхай Минъюэ заметила выражение лица Цин Шуя и обрадовалась, что он обратил на нее внимания, хотя это и расстроило ее в какой-то степени.
  "Пойдемте, Старый Мастер должно быть сильно по тебе соскучился!" засмеялась Хоюнь Лю-Ли. От этих слова лицо Цанхай Минъюэ еще гуще покраснело.
  "Лю-Ли, почему бы тебе не рассказать о себе, мы ведь тут на равных..." мрачно пробормотала Цанхай Минъюэ Лю-Ли, которая продолжала веселиться. Цин Шуй не очень понимал, что происходит, и смущенно посматривал на своих подруг. Вскоре троица отправилась к резиденции Цан Уя.
  "Цин Шуй, а что это за парень, которого ты побил? Ты не хочешь об этом рассказать Старому Мастеру?" тихо спросила Цанхай Минъюэ, нарушив тишину, которая воцарилась на довольно долгое время, пока они шагали в сторону дворца. Девушка, шагавшая рядом с Цин Шуем, больше не была той самой девушкой из прошлого; она растеряла все свое высокомерие. Хотя она по-прежнему вела себя отстраненно и сдержанно, ее мягкий и тихий голос пробудил ностальгию в сердце Цин Шуя. Говорят, что если женщина меняет себя для мужчины, значит, она начинает в него влюбляться. Неужели он ей нравился?
  "Этот мужчина - третий сын в Клане Гунсунь. Давайте сначала у Старого Мастера спросим, что это за клан такой. Короче говоря, попался какой-то пес мне. Я вообще считаю, эти братья из Клана Гунсунь слабаки", сказал Цин Шуй, немного подумав.
  "Да, Старый Мастер считается важной персоной в Небесном Дворце. Он должен помочь нам", тихо сказала Цанхай Минъюэ.
  Они шли в лучах золотого заходящего солнца по направлению к резиденции Цан Уя, Цин Шуй рассматривал прекрасные пейзажи, окрашенные закатом.
  Мужчины вокруг с завистью смотрели на Цин Шуя. Хоюнь Лю-Ли тянула его за руку, Цанхай Минъюэ шагала по другую, хотя и не держалась за него.
  Цан Уя был занят приготовлением ужина, когда Цин Шуй и две девушки пришли к нему в гости. Он был безумно счастлив.
  "Цин Шуй! Наконец, ты пришел! Еда уже почти готова", радостно воскликнул он, увидев своих гостей.
  "Учитель, давайте помогу!" с улыбкой ответил Цин Шуй. Он чувствовал, что Цан Уя относится к нему, как к собственному внуку. Девчонки, наверное, уже рассказали ему о себе, о том, что случилось в доме Цанхаев.
  "Вы пока поболтайте, я уже почти закончил!" с улыбкой предложил Цан Уя. Цин Шуй подарил ему различные приправы, Плод Пьянящего Аромата, периллу, тимьян и много плодов разных ароматов. С таким набором главная задача состояла только в том, чтобы не переварить еду и не доварить. За последние несколько дней он подарил Цан Уя возможность попробовать вкуснейшие блюда и попробовать себя в качестве кулинара.
  "Старый Мастер, а что это за клан такой - Гунсунь?" спросил Цин Шуй Цан Уя, когда они закончили обедать. Цан Уя удивился этому вопросу, но не стал уклоняться от ответа:
  "Клан Гунсунь включает в себя Верховного Старшего, Старшего, а еще и Главная Старшая Ученица Зала Звездной Луны является старшей дочерью их семьи".
  Услышав этот ответ, Цин Шуй сразу понял, что семья Гунсунь просто охр.ть как крута. В Небесном Дворце сила была в руках Верховных Старших, Старших и тех кланов, в которых были как минимум три живущих поколения. Кланы без потомков могли процветать лишь одно поколение. Клан процветает сто лет с предком, двести лет с сыном, триста лет с внуком! Старших повышали до Верховных Старших, а Главный Старший Ученик считалось такой же высокой позицией в Небесном Дворце, хотя и названия их титулов считались рангом по ниже, но властью они обладали той же самой.
  "Что не так, Цин Шуй? Хоть у Клана Гунсунь существенная история, Я, Старый Учитель, ничуть не хуже них. Не забывай упоминать мое имя, если вдруг окажешься с трудной ситуации", спокойной сказала Цан Уя. Его мирный тон всегда успокаивал людей. Должно быть, так выглядят люди, о которых говорят "спокойный, как скала". Они и впрямь был подобен скале.
  "Благодарю сердечно, Старый Учитель!" искренне ответил ему Цин Шуй.
  Цан Уя лишь рассмеялся в ответ:
  "Хо-хо, отныне ты моя семья. Не нужно формальностей!"
  Цин Шуй улыбнулся в ответ. Должно быть, Цан Уя старался быть милым с ним из-за сложных отношений, в которых оказался он с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли. Хотя, что бы там ни было, Цин Шуй запомнил это в своем сердце навсегда.
  Цанхай Минъюэ смущенно отводила глаза от Цин Шуя, а Хоюнь Лю-Ли весело хохотала. Ее соблазнительный голос заставил Цин Шуя снова потерять голову. Он не мог не вспомнить тот нежный момент, который случился между ними, когда они летели верхом на жар-птице. В нижней части тела началась легкая реакция на эти воспоминания... Ощущения, когда они нежно прижимались друг к другу, как она дрожала всем телом, были свежи в его памяти, как будто это случилось вчера.
  "Цин Шуй, приходи завтра и поучись вместе с Юэюэ и Лю-Ли. Это самое лучшее, что может предложить тебе Небесный Дворец. У этого старика 200 лет опыта, он может поделиться некоторыми секретами", с улыбкой сказал Цан Уя на прощание Цин Шую.
  "Спасибо, Старый Мастер!" у Цин Шуя не очень получилось выражать благодарность словами, поэтому он искренне и широко улыбнулся, не в силах спрятать радость от услышанного на своем лице.
  Попрощавшись, троица вернулась в свои резиденции. Цин Шуй запер дверь, войдя к себе, и тут же зашел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он проверил лекарственные травы, которые устилали землю живым ковром. По его грубым подсветам, им было примерно триста лет, и они были полностью сформированы. Он стоял посреди поля лекарственных трав, радостно осматривая свои растения, которые в будущем должны были достичь зрелости в тысячу, две, три тысячи лет....
  Цветок жизни, который он сорвал некоторое время назад, уже вырастил новый бутон. Ему нужен будет еще один год в реальном времени, пока он не зацветет. Для Хоюнь Лю-Ли ему было не жалко хоть всех Цветков Жизни, лишь бы спасти ее жизнь.
  У корня неизвестного дерева по-прежнему был только один цветок. И в размере этот красновато-розовый цветок тоже не изменился. Может быть, ему нужно было больше времени? Сто лет на то, чтобы пропасти, сто лет, чтобы расцвести, сто лет, чтобы выносить плод? Он понятия не имел, сколько времени необходимо для того, чтобы плод созрел. Если для цветения дереву требовалось сто лет, значит для того, чтобы созрели плоды, нужно еще больше времени. Цин Шуя не особо волновало время. У него была его Сфера Фиолетового Нефрита, и времени было предостаточно. Чем дольше растения росли, тем лучше они становились.
  Однако он совсем позабыл про Золотой Гриб Линчжи. Он значительно вырос в размере. Золотой цвет был прекрасен. Подросший гриб выглядел пухлым и упитанным. Такой грибок-толстячок.
  Плод Увеличения Энергии, Плод Проворности, Плод Увеличения Стойкости и Плод Улучшения Физического Тела были полностью сформированы и почти созрели. Цин Шуй все ждал и не мог дождаться, когда же, наконец, завяжется Плод Укрепления Духа и какие эффекты он принесет? Возможно, он будет расширять духовную энергию?
  Оглядевшись вокруг, он заметил свою жар-птицу, которая взгромоздилась на верхушку Зонтичного Дерева вдалеке и радостно кричала, почувствовав появление Цин Шуя в сфере. Цин Шуй радостно ответил ей, дважды продолжительно свистнув. Он чувствовал, что Жар-Птица набирает силу и становится все умнее и умнее. Как и ожидалось от Мутировавшего Зверя Небес и Земли, далеким предком которого была сама птица Феникс.
  Он взглянул на черных рыб, черепах, Золотую Лечебную Черепаху, тысячелетнюю Раковину. Количество животных росло, но уже с заметно меньшей скоростью со дня появления Жар-птицы в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, потому что она каждый день съедали по несколько черных рыбин и черепах.
  Цин Шуй развел огонь и сварил кастрюлю ухи и кастрюлю Во Всех Смыслах Питательного супа. Он всякий раз готовил себе сразу после входа в пространственную сферу. Доведя суп до кипения, он давал ему медленно тушиться на медленном огне и съедал нужную ему порцию по мере поступления голода. Оставшееся время он полностью посвящал культивации, спал, если чувствовал сонливость. Хотя культиваторы легко могли не спать по нескольку дней, не теряя бодрости, тем не менее, был какой-то предел. Кроме того сон был полезен для ума, поэтому каждый культиватор обязательно ложился поспать хотя бы ненадолго каждый день.
  Цин Шуй непременно начинал занятия культивацией только после этих обязательных ритуалов. Первая часть культивации обязательно касалась Древней Техники Усиления. Она давала ему ощущения свежести и приводила тело в отличное состояние для тренировки в течение целого дня.
  Затем он приступал к Технике Владения Мечом - "Базовые Принципы" и "Искусство владения мечом Небесного Дворца". Чтобы какая-то техника было названа в честь этой супер-великой секты, нужно чтобы она была действительно стоящей.
  Цин Шую нисколько не недоедали повторявшиеся снова и снова тренировки. Он перешел к Технике Тысячи Ударов Молотом, которая на данный момент достигла высочайшего уровня. Техника молота, которую он использовал в своей кузнечной работе, также достигла Истинной Сферы. В его планах не было использовать Технику Молота на своих противниках. Он просто хотел достичь Тайной Сферы или даже Божественной Сферы. И тогда, может быть, он сможет выковать двухцветные, трехцветные или вещи еще более высокого уровня, может быть, он сможет увеличить качество предметов с помощью этой техники, кто знает.
  На следующий день Цин Шуй снова вышел на улицу для утренней зарядки на площади. Эта площадь и площадка с каменными монументами были самыми людными местами в Небесном Дворце. Возможно, эти два места были открыты для всех желающих, многие интересовались Формами Зверей, поэтому в день в этих местах собиралось до тридцати тысяч учеников! Каждая скульптура собирала около тридцати людей вокруг себя. Значит, тысяча скульптур собирали, по меньшей мере, 30000 боевых мастеров.
  Единственной общественной площадью с ареной была площадь у Зала Звездной Луны. Она одновременно включала в себя около 20000 человек. Поэтому Цин Шую не составляло труда найти пустое место для утренней культивации.
  Этим утром тренировки шли мягко. Хотя он снова привлек внимание множества людей, он не обращал на это внимание, никто не беспокоил его. Когда он решил, что на сегодня достаточно, он направился прямиком в резиденцию Цан Уя.
  Когда он пришел на место, он обнаружил своих подруг на месте, обсуждавших что-то оживленно с Цан Уя.
  "Цин Шуй, раз ты пришел, давайте вместе тренироваться, чтобы Старому Мастеру не пришлось повторять дважды", помахала ему Хоюнь Лю-Ли.
  "Разве вы уже не начали?" неуверенно спросил Цин Шуй.
  "Мы пошутили над тобой. Мы тоже только начинаем сегодня", засмеялась Хоюнь Лю-Ли. Ее прекрасная нежная грудь колыхалась в унисон ее смеху. Очень соблазнительно. Цин Шуй даже был вынужден быстро отвести взгляд. Его способность концентрироваться в последнее время ухудшалась. Интересно, имело ли это хоть какое-то отношение к Двойной Культивации, которую он тренировал каждый день.
  "Сегодня мы научимся Шагам Облака Тумана. Попробуйте понять, что я вам собираюсь рассказать, а потом прочувствуйте это сердцем. Не волнуйтесь сильно насчет всего остального, просто тренируйтесь. Работа ногами полностью заключается в тренировках, чтобы довести ее до совершенства. Вы поймете, в чем секрет Шагов Облака Тумана, когда наступит нужное время. Не гоняйтесь за идеальным повторением формы Шагов, потому что все очень индивидуально".
  Аура Цан Шуя была полна достоинства, он учил и рассказывал о боевых искусствах, сохраняя обычное спокойное состояние.
  "Шаги Облака Тумана фокусируется на "скольжении" и "парении". Шаги должны дарить вам ощущение, будто вы плывете, будто идете по облакам. Шаги Облака Тумана также известны своей переменчивостью и быстротой. Я научу вас для начала методу циркуляции Ци".
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/32182
  Переводчики: Kent
  
  Глава 288. Шаги Облака Тумана. Главная Ученица, Гунсунь Цзяньу, похожая на ведьму.
  Цан Уя дважды продемонстрировал своим новым друзьям метод трансляции Ци, объясняя и показывая одновременно. Цин Шуй не знал, как далеко могут зайти его Шаги Свободного Духа, но текущий уровень его техники не шел ни в какое сравнение с Шагами Туманного Облака. Более того, Цин Шуй видел, что его Шаги Свободного Духа не особо прогрессировали в последнее время.
  Цин Шуй и его подруги быстро схватывали информацию. Понять-то поняли, но при выполнении казались немного скованными. "Пройтись" они даже не пытались, справиться бы со "скольжением".
  Цан Уя предупредил заранее, что все полностью зависело только от понимания самого учащегося. Техника требовала понимания сердцем, поэтому Цин Шуй со всей серьезностью отнесся к тренировкам. Однако эффект был так себе, поэтому его не отпускало ощущение, что что-то ускользало от его внимания.
  Вдруг он подумал о том состоянии, в которое он вошел, тренируя Тайчи на днях. Ощущение было, будто он был во сне. Цин Шуй, ознакомившись с Шагами Туманного Облака, решил повторять их, не останавливаясь, пытаясь достичь того же состояния.
  Его подруги тоже делали перерывы время от времени, чтобы подумать, затем продолжали свои тренировки. Цан Уя посматривал на них со стороны, не говоря ни слова. Он только улыбался довольно, глядя, как трое его внуков тренируются, радуя глаз.
  Целых два часа Цин Шуй тренировался, как робот. Вдруг закрыв глаза, он почувствовал, как его тело заскользило. Не открывая глаз, он повторил движение. На этот раз получилось более естественно.
  Глаза Цан Уя наполнились светом, они вспыхнули, как звезды, когда он увидел движение Цин Шуя, но быстро вернулись в обычное состояние, только улыбка на его лице стала гораздо теплее.
  Даже Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли уставились на Цин Шуя, не моргая своими прекрасными глазами, восхищаясь тем, как Цин Шую удалось одолеть эти самые Шаги Туманного Облака на скорости, которую невооруженным глазом невозможно было уловить.
  "Он и, правда, как демон. Я просто в шоке. Я всегда была талантливой, но встретив Цанхай Минъюэ, я была в изумлении, а теперь и он..." пробормотала Хоюнь Лю-Ли еле слышно своей подруге, не сводя удивленных глаз с Цин Шуя.
  Эти слова рассмешили Цанхай Минъюэ. Он знала, что Лю-Ли была упрямой, и, видя, как у Цин Шуя хорошо получается, она расстроилась, потому что у нее не выходило так же хорошо.
  Цин Шуй остановился, удовлетворенный полученным результатом. Он увидел, как все смотрят на него, и сильно смутился. Он не ожидал, что Шаги Облака Тумана по восприятию будут похожи на Тайчи, позволив ему так легко и буднично воплотить задуманное в жизнь. Он понял, почему Цан Уя сказал, что все зависит от каждого индивидуально.
  "Цин Шуй, как у тебя получилось?" Лю-Ли надула губы, подойдя к Цин Шую и глядя ему прямо в глаза. Цин Шуя насмешило ее детское поведение.
  "Ничем не могу помочь, просто у меня такой характер и более высокий уровень понимания".
  "Фи, не выпендривайся", сказала Хоюнь Лю-Ли и искренне улыбнулась.
  Они продолжили день, тренируя Шаги. Хотя девушки так и не испытали тот опыт, который посетил Цин Шуя, тем не менее, прогресс и у них был значительный. Хоюнь Лю-Ли ворчала все тренировки, заставляя Цин Шуя смеяться про себя. За весь день Лю-Ли от досады трижды обозвала его "извращенцем". На этот раз "Извращенец" звучало как комплимент, потому что его прогресс был значительным, понимание - настолько высоким, что не было слов, чтобы описать его. Конечно, его можно было обозвать "извращенцем", потому что никто не мог так учиться, как Цин Шуй.
  Когда настала пора ужинать, пришел Фэй Уцзи. В Небесном Дворце они себя чувствовали как одна большая семья, воссоединившаяся после долгой разлуки. Даже Цин Шуй себя чувствовал частью единого целого, хоть и виделся с ними в третий раз. Однако Цин Шуй относился к Фэй Уцзи с огромным уважением. Он производил впечатление человека, обладавшего не только силой, но и глубокой проницательностью. Как и Цан Уя, этот человек излучал ауру мудрости и дальновидности, близкую к демонической.
  "Цин Шуй, ты подрался с прихлебателями третьего сына из Клана Гунсунь?" со смешком спросил Фэй Уцзи.
  "Хм, а откуда Боевой Дядюшка узнал об этом?!" изумился Цин Шуй.
  "Третий сын Клана Гунсунь давно задирается. И то, что ты побил его людей, означает, что будто его побил. А новости тут распространяются, как пожар. Все теперь ждут, что же будет", с очевидной радостью в голосе сказал Фэй Уцзи. Только Цин Шуй не понял этой радости. Он уже попал в неприятности, чего веселиться?
  "Боевой Дядюшка, вы не сердитесь?" не смог не спросить Цин Шуй.
  На этих словах Фэй Уцзи и Цан Уя покатились со смеху. После чего Цан Уя очень эмоционально сказал:
  "Цанхай, Уцзи и мой третий сын раньше очень часто попадали в неприятности, много озорничали. Старик все время за ними прибирал. Тогда больше всего мне нравилось убирать за ними, пытаться оправдать их перед другими. Просто потому что все старшие из семей обычно в хороших отношениях друг с другом. А дети обычно любят подраться, поэтому я был так рад за них вступаться. Это означает, что мой ребенок и мои ученики были выдающимися, стоящими этих усилий".
  Слова Цан Уя согрели сердце Цин Шуя. Даже Цанхай Минъюэ молча слушала историю про своего отца. Однако на лице ее была большая печаль.
  "Однако в один ужасный день моего сына убили, якобы случайно, на самом деле нарочно. И как у его отца, у меня не оставалось выбора, когда обидчики пришли с извинениями. Кто же в состоянии принять смерть своего ребенка? Но возможности той, другой стороны, были таковы, что я не смог ничего предпринять. Однако Цанхай не сдержался и убил младшего Боевого Брата обидчика. Я сделал все, что в моих силах, но сохранить его место в Небесном Дворце я не смог", в полной тишине Цан Уя делился историей, объясняя причину, почему Цанхай был вынужден уйти из секты.
  Неудивительно, что к Цанхай Минъюэ отнеслись, как к родной внучке. Цанхай вырос на руках у старика и ничем не отличался от его биологического сына.
  "Тогда Уцзи и Цанхай были еще несовершеннолетними. А сейчас у меня остался только Уцзи. Статус твоего Боевого Дядюшки Уцзи особенный. Мои старые кости не двигались уже много времени, наша группа держится особняком. Сможем ли мы постоять за себя, зависит теперь от вас троих. Если вдруг у вас возникнут проблемы, старик поможет отогнать неприятелей. Вам нужно только хорошо заниматься и делать, что вам заблагорассудится". В этот момент мощная аура Цан Уя заполнила пространство, не пугая, но шокируя окружающих!
  "Цин Шуй, они уже знают, что ты с нашим Учителем. С тобой имеет право связываться только представитель третьего поколения. Я думаю, у тебя с этим не будет проблем. Не сдерживай себя, делай, что посчитаешь нужным, когда придет момент", засмеялся Фэй Уцзи.
  "Спасибо, Великий мастер, спасибо, Боевой Дядюшка!" Цин Шуй встал и поклонился в знак уважения.
  "Мы семья, не нужно этих церемоний. В будущем, когда вы поженитесь, просто угощай меня вином почаще!" засмеялся Фэй Уцзи, попрощался со всеми присутствующими и ушел.
  Цин Шуй посидел немного и тоже ушел вслед за ним. Разговоры про женитьбу весьма удивили его. Не успел он дойти до дома, когда на пути ему повстречалась девушка с потрясающей фигурой. Аппетитный формы, соблазнительные хитрые глаза, длинные густые черные ресницы, маленький вздернутый носик - все выглядело особенно сексуальным. Это была такая женщина, которую любой мужчина хотел бы видеть в своей постели. У нее была иная соблазнительная аура, не как у Цинхань Е. Цинхань Е была соблазнительной с макушки до мозга костей. А эта девушка была ведьмой.
  "Такой молоденький", пробормотала она.
  Цин Шуй удивленно обернулся, не понимая, что она имела в виду.
  "Не хочешь поиграть со мной?" подмигнула она Цин Шую. Так очаровательно, что у него чуть кровь носом не пошла. Постояв, ошарашенный пару мгновений, он почувствовал, как его тело начало реагировать на нее. Соблазн в ее глазах так пьянил, что у него появилось непреодолимое желание подхватить ее на руки и повалить на кровать. Однако вдруг он почувствовал, что у этой розочки были шипы. Ее культивация была на первом уровне Боевого Короля. Ее длинные стройные ноги были больше похожи на острейшие мечи.
  "Ты больна!" выдавил из себя Цин Шуй. Отойдя в сторону, он собрался было идти дальше. Услышав неприятные слова, женщина расхохоталась. Ее прекрасная улыбка затмила своей красотой даже распустившиеся цветы на клумбах неподалеку.
  "Чего смешного?" Цин Шуй сильно старался не смотреть ей в глаза, стараясь избегать прямого контакта с этой фам фаталь.
  "Я смеюсь, потому что ты назвал Си Юэ психической!"
  "Ты сумасшедшая..."
  "Слава богу, ты меня психической не называешь. Спасибочки!" улыбалась ему дамочка, прекрасная, как цветок.
  "Thank goodness you"re not calling me a nutcase. Thanks!" The lady continued to smile prettily like a flower.
  Цин Шуй: "..."
  "Говори. Или я пошел", Цин Шуй не знал, как себя вести с такими дамами, с ТАКОЙ дамой.
  "Хорошо, я не буду больше тебя дразнить. Я тут, чтобы передать тебе письмо кое от кого". Она улыбнулась, вручила Цин Шую письмо, повернулась и ушла.
  Цин Шуй смотрел, как она медленно уходит, покачивая смертельно соблазнительными бедрами. Фатальная мадам. Тонкая талия и выдающиеся бедра создавали невероятный изгиб, заставляя всех вокруг умирать от желания... дотянуться до нее и потрогать.
  Опустив голову, Цин Шуй посмотрел на конверт в своей руке. На нем было написано: "Вызов!" Тут он услышал голоса неподалеку.
  "Смотри, это сама Гунсунь Цзяньу!"
  "Ого! Сама Главная Ученица Зала Звездной Луны! Такая красивая!"
  ...
  Цин Шуй был ужасно удивлен. Подумать только, это была сама Старшая Ученица Зала Звездной Луны, самая выдающаяся среди третьего поколения Клана Гунсунь. Она была очень красивой женщиной.
  Цин Шуй был будто загипнотизирован ее красотой. Только спустя какое-то время он пришел в себя и решил раскрыть конверт. В письме была только одна строчка:
  "Через три дня встречаемся на арене утром!"
  Подпись на письме гласила "Гунсунь Цзяньюнь".
  "Хм. Значит, не против нее". Девушку, принесшую письмо, звали Цзяньу. Значит Гунсунь Цзяньюнь был кем-то из третьего поколения Клана Гунсунь, его имя начиналось с приставки "Цзянь".
  Только вот дело было в том, что Цин Шуй понятия не имел, кто такой этот Гунсунь Цзяньюнь. Однако беспокойства он не испытывал, просто улыбнулся.
  Вернувшись домой, Цин Шуй не встретил по пути ни Си Юэ, ни Янь Лин"Эр. Войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, он первым делом завалился там поспать.
  Проснувшись, он продолжил свою бесконечную тренировочную рутину. Цин Шуй не хотел ничего упускать, так как знал, что каждому движению было свое место. И он знал, что пригождались они всегда в самые трудные времена.
  Успокоившись, Цин Шуй дал волю воображению. Глядя на портрет красавицы, висевший на экране рядом с изображением величественной горы и реки, Цин Шуй понял, что он никогда не насытится, не насмотрится на него. Красота женщины с картины была неописуемой.
  Он не мог не вспомнить Гунсунь Цзяньу. Почему именно она принесла ему письмо? Что она имела в виду под своей первой фразой? Почему она так соблазняла его?
  "Она специально это все затеяла. Хотела посмеяться надо мной? Или просто это она так развлекается? Что бы то ни было, она точно со мной развлекаться не собирается!" с этой мыслью Цин Шуй еще раз широко улыбнулся.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/32183
  Переводчики: Kent
  
  Глава 289. Слияние Методов Движения!
  Цин Шуй засмеялся, вспоминая Гунсунь Цзяньу. Великолепная красавица вела себя слишком фривольно, попирая общепринятые нормы. Даже когда он поругал ее, сказав, что у нее, вероятно, проблемы с головой, она все равно вела себя, будто она лучше других.
  Цин Шуй думал, принимать или не принимать вызов, который прислала ему красавица, ведь он изначально решил не высовываться, не показывать свои настоящие способности так рано. Однако накануне Цан Уя и Фэй Уцзи, вроде бы, выразили свое намерение позволить ему и двум его подругам реорганизовать их зал. Но у Цин Шуя было лишь смутное представление о Зале Звездной Луны. В Клане Гунсунь был верховный старший, несколько старших и начальница над всеми ученицами Гунсунь Цзяньу. Гунсунь имели еще и скрытые силы в виде защитников и охраны.
  В Небесном Дворце было ограниченное количество Верховных Старших, каждый из которых имел исключительную силу. Обычно они не влезали в дела Небесного Дворца, занимаясь только очень важными делами.
  Цин Шуй решил на время отложить все проблемные вопросы в сторону. По крайней мере, пока он был под защитой Цин Уя и Фэй Уцзи, он мог считать себя в безопасности. Главной целью его вступления в Небесный Дворец было научиться их особенным техникам. Но он уже научился многому, можно было сказать, что его цель была достигнута.
  У него не было ощущения причастности к Небесному Дворцу, у него было просто хорошее отношение к людям, которые по-доброму к нему отнеслись. Если люди относились к нему хотя бы с малейшим уважением, он всегда отвечал им уважением. Доброту нужно возвращать всегда. Например, он уже планировал, как поможет его богоподобной учительнице Ие Цзанъэ, когда она решится выступить против Короля Льва в будущем. К несчастью, Цин Шуй понимал, что для этого ему нужны не менее двадцати лет подготовки. Слишком много неизвестных факторов могли возникнуть за это время. Выживет ли он вообще после противостояния с Кланом Янь? А если преуспеет, жениться ли он? А если у него родятся дети, поменяет ли факт их рождения его приоритеты и его самого? Слишком много вариантов! Ради семьи он, конечно, будет всегда оставаться целеустремленным и готовым отомстить за кровные обиды. Он не знал наверняка, ведь никому не дано предсказать будущее, и ничего не было вечным под луной.
  Внутри Сферы Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй культивировал Древнюю Технику Усиления и продолжал заниматься рутиной - очищал колокольчик, сотрясавший души, тренировался в алхимии, ковке, плавильном деле и т.п. Вдобавок он еще и Шаги Облака Тумана стал тренировать. Поняв суть этой техники, он чувствовал себя в ней, как рыба в воде.
  Повторив старое, изучать новое - что может быть лучше для достижения идеального результат? Цин Шуй сбился со счету, так много он тренировался в Шагах Облака Тумана; он вошел в состояние, где он был полностью закрыт всем внешним раздражителям и был полностью сосредоточен на этой Технике. На этот раз он подсознательно соединил Шаги Облака Тумана с Шагами Свободного Духа. Эти две техники не просто не помешали друг другу, наоборот, они каким-то образом идеально слились в единое целое. Одним из открытий на этот раз для него стал массивный всплеск скорости, когда соединение двух техник вызвало многократное увеличение его скорости. Он даже стал быстрее самого Цанхая!
  От изумления Цин Шуй остановился с открытым ртом. Эта новая скорость была ужасающей, особенно если применить скрытые оружия. Он бы даже смог сразиться с теми, у кого культивация была гораздо выше его. Даже если бы он не победил их, он бы легко смог сбежать незамеченным.
  Радость переполняла его. Раньше Невидимые Шаги не поспевали за его культивацией, пока не эволюционировали в Шаги Свободного Духа. Но с тех пор они никак не хотели улучшаться. Цин Шуй даже не знал, какой сферы достигли его навыки Шагов Свободного Духа, но он уже давно ими занимался. Тем более у него до нынешнего времени не было возможностей изучить новые техники движения. Цин Шуй не ожидал, что эти техники так хорошо объединятся вместе! Видимо, Древняя Техника Усиления без сомнения оказалась сильнейшей поддерживающей техникой культивации во всем мире девяти континентов! Используя суть Шагов Облака Тумана в качестве ведущей техники, Цин Шуй включил инсайты от Шагов Свободного духа в качестве поддержки и добился прорыва сквозь лимиты, сдерживавшие его скорость ранее. Теперь его скорость достигла ужасающей сферы.
  Цин Шуй не знал, на какой уровень поднялись его навыки Свободного Духа. Может быть, им не было предела, подобно Форме Тигра или Галопу Оленя. Изначально он считал вершиной Большую Стадию Совершенства, но, видимо, это было не так. По крайней мере, те знания, которые он приобрел на той стороне горы, наблюдая за скульптурами на камнях, говорили ему об обратном.
  "Значит, уровень синергии между двумя этими техниками очень высок. Мне, наверное, понадобится время, чтобы довести их до мастерства", подумал Цин Шуй.
  Он провел следующие десять дней в своей пространственной сфере, сосредоточившись на новом знании. Его упорный труд был сполна вознагражден - увеличение скорости было очевидным.
  "Ха-ха, вот это вещь!" с этими мыслями, закончив тренировку, Цин Шуй улегся на траву отдохнуть, прежде чем покинуть пространственную сферу.
  На следующий день он отправился на публичную площадь на утреннюю тренировку. Там собралось довольно много народу. Все обсуждали вызов, брошенный Кланом Гунсунь Цин Шую. Даже стали распространяться слухи о том, что Цин Шуй был родственником Цан Уя.
  "Это тот Цин Шуй, который разбил банду дружков третьего молодого мастера Клана Гунсунь? На этот раз шоу должно быть достойным. Интересно, примет ли Цин Шуй вызов Клана Гунсунь", возбужденно говорил некто в толпе.
  "За ним никакой силы нет, как он вообще посмел называть Си Юэ психической? А тут еще и душу повыбивал из подчиненных третьего молодого мастера. Да и ему самому угрожал ноги переломать. Вы думаете, у него есть какая-то влиятельная защита?" другой незнакомец отвечал ему.
  "Я слышал, что он внук Верховного Старшего Цан Уя, которого он давным-давно потерял. А вот теперь он, якобы, вернулся", добавил кто-то третий в толпе.
  Цин Шуй молчал. Он знал, что получив вызов от Цзяньюнь Гунсунь, он стал объектом сплетен, которые сами же члены Клана Гунсунь и распространяли. Все это делалось, чтобы заставить его принять вызов. После того, что ему пришлось пережить, разве его должно было задевать мнение других?
  Цин Шуй проигнорировал всех вокруг, встал лицом к восходу солнца и медленно закрыл глаза.
  Инсайт! Цин Шуй почувствовал, что его быстрые успехи начались именно с тренировок Кулака Тайчи, затем и Шагов Облака Тумана, когда он вошел в состояние прозрения. Однако он понимал, что получить инсайт (понимание) еще не значило пережить просветление. И, тем не менее, понимание техник помогло ему существенно ускорить его тренировки и скорость культивации.
  Двигаясь согласно технике Кулака Тайчи, он не спешил. Его скорость была даже медленнее, чем за день до этого. И, тем не менее, медленность его была как бы окутана глубиной.
  "Посмотри, как волнами исходит сила от его ударов. Он вроде бы медленно движется, а силу прикладывает в десять раз сильнее", с восхищением вздыхал кто-то из наблюдавших.
  "Ты не видел, как он в прошлый раз дрался. Да у него скорость была, как у молнии!"
  -----------------------------------------------------------
  Спокойно позавтракав, Цин Шуй направился к дому Цан Уя. Там его уже поджидали подруги, которые критиковали свои успехи в овладении техникой Шагов Облака Тумана. Площадка для тренировок была довольно большой, окутанной атмосферой безмятежности и спокойствия. Издалека силуэты двух красавиц выглядели чарующе. Цанхай Минъюэ изучала внушительную ауру, выполняя технику шагов. Движения Хоюнь Лю-Ли были еще более очаровательными, чем обычно.
  Увидев Цин Шуя, Хоюнь Лю-Ли заулыбалась и радостно побежала ему навстречу. Потянув его за рукав, она предложила ему присоединиться к их тренировкам. В его голове сразу возникло миллион вопросов, но он молчал, просто позволив тащить себя, как тряпичную куклу.
  "Лю-Ли хочет сразиться с тобой", с улыбкой сказал Минъюэ.
  "Сразиться в скорости?" смущенно переспросил Цин Шуй.
  "Она уловила суть "медленности" в этой технике, соединила это со своим собственным пониманием, и теперь я ей проигрываю в скорости!" со смехом продолжила Цанхай Минъюэ.
  "Ах, вот так? Как ты хочешь сразиться?" ухмыльнулся Цин Шуй, глядя на Лю-Ли.
  "Отсюда до большой сосны воооон там. Посмотрим, кто первый вернется", Лю-Ли показалась на огромное дерево в трехстах метрах от их площадки.
  "Хорошо. Юэюэ будет судьей! Начнем по ее команде".
  Цин Шуй и Лю-Ли стояли у очерченной линии, которую нарисовала на земле Цанхай Минъюэ. Как только она крикнула "старт", Хоюнь Лю-Ли рванула вперед, ее движения казались размытыми, так велика была ее скорость.
  Цин Шуй не спешил. Он специально дал фору Лю-Ли, чтобы полюбоваться, как колышется упругая попка Лю-Ли. Затем он тоже рванулся вперед. Он не стал использовать "скользящие шаги" Облака Тумана, он даже не понял, как пользоваться "медленными шагами". Он просто использовал комбинацию двух техник, которая привела к вспышке скорости. Он в один миг оказался рядом с Лю-Ли. Вытянув руку, он приобнял ее.
  Хоюнь Лю-Ли была в шоке. Она же раньше начала! На несколько секунд! Однако вот Цин Шуй уже рядом. Она продолжала методично исполнять скользящие шаги новой техники, повысив свою скорость до максимума, воплотив всю суть Шагов Небесного тумана.
  Цанхай Минъюэ с грустью смотрела на Цин Шуя. Она поняла, что Цин Шуй использовал "Обычные шаги" техники Облака Тумана. Эти "Простые шаги" использовались только на длинные расстояния. Это был особый шаг, который требовал меньше всего энергии и держался дольше всего. Вместо этого, Цин Шуй делал что-то иное. Насколько она видела со стороны, то, что проделывал Цин Шуй, было похоже и одновременно не похоже на "обычные шаги". Одно она точно видела: Цин Шуй просто шагал, это были просто шаги!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/32184
  Переводчики: Kent
  
   Глава 290. Нектар Белого Инея. Не поступай с другими так, как ты не хочешь, чтобы обошлись с тобой.
   Дойдя до дерева, Цин Шуй спокойно вернулся. И когда они уже заканчивали дистанцию, Цин Шуй протянул свою руку и взялся за руку Лю-Ли, довольно улыбаясь, глядя на ее гневные взгляды.
   Цанхай Минъюэ тоже не могла сдержать улыбки, когда Хоюнь Лю-Ли сердито надула губы:
   "Мог бы и поддаться немного!"
   "Лю-Ли, Скользящие Шаги и Медленные Шаги выглядят великолепно, они прекрасно подходят для подкрадывания перед атакой. Но энергии они расходуют много. Поэтому нужно хорошенько тренироваться и быть очень осторожной в использовании их против врага. Потому что после этих шагов, если ты не сможешь припечатать их окончательно, ты должна, по крайней мере, иметь силы для того, чтобы ранить их", нежно улыбнулся Цин Шуй и спокойно объяснил.
   "Ага-ага, Старый Мастер то же самое говорил, но я просто хотела перед тобой повыпендриваться немного. Пф, если ты не умеешь делать комплименты, тогда надо было хотя бы поддаться", огорченно сказала Хоюнь Лю-Ли.
   В этот момент из дома вышел Цан Уя, радостно улыбаясь своим детям. Он попросил троицу еще раз показать ему свои Шаги Облака Тумана. Он был очень доволен результатом, особенно Цин Шуй удивил его, оставив старика в таком изумлении, что тот долго стоял, открыв рот. Не потому, что он такого не видел. Просто он не мог поверить, что человек может обладать такими талантами. Он не стал вдаваться в подробности его успехов. В Цин Шуе скрывались огромные силы, но добиться этого, не имея таланта, превосходящего способности остальных, было невозможно.
   На сегодняшнем задании трое учеников продолжили изучать Шаги Облака Тумана. Поспешишь - людей насмешишь. Поэтому они не торопились и уделяли этой технике достаточно времени. Цан Уя больше молчал, просто глядя на них со стороны, иногда делая замечания и давая рекомендации, чтобы направить их на нужный путь.
   Цин Шуй попрощался чуть раньше на этот раз. Он направился к каменным изваяниям, однако время поджимало. Придя на заднюю сторону горы, он подумал:
   "Ладно, я сделаю сегодня небольшой перерыв и просто пройдусь по территории!" Он нашел себе какое-то неубедительное оправдание и направился дальше, за территорию с каменными скульптурами.
   Задняя часть горы была заброшенной лесистой территорией, довольно обширной, кстати. Сюда чаще всего заходили парочки для свиданий. И даже глубокая осень не охлаждала пыл между влюбленными. Во время своей прогулки он удивленно заметил в этой отдаленной местности несколько парочек, глубоко занятых своими делами. Один мужчина сильными руками пытался поднять маленькую хрупкую женщину с белоснежной кожей, слившись с ней в синхронном танце, выдыхая жаркий воздух из своих ртов. Неожиданное появление Цин Шуя вспугнуло их, мужчина кончил свои дела неожиданно рано и, сердито глядя на Цин Шуя, попытался прикрыть обнаженное тело своей спутницы. Цин Шуй засмущался, извинился и быстро ретировался, думая про себя:
   "Надеюсь, я не напугал этого человека навсегда. Было бы очень жаль, если так".
   Одинокий холм густо покрывала растительность, поэтому такие заросли были идеальным местом для свиданий. За каждым валуном могли скрываться любители делать "это" на природе.
   Иногда встречались только женщины. Секс и еда всего лишь проявления природы, самые важные ее проявления. Цин Шуй покачал головой и вдруг заметил вдалеке довольно широкую полоску сосновых зарослей. Приглядевшись, он увидел, что это были густые ветки двух одиноко стоявших больших деревьев. Они были такими огромными, что создавали впечатление целого леса. Место было прекрасным - самая высокая точка с двумя гигантскими соснами, широко раскинувшими своим ветки, закрывая все вокруг. До нижних веток можно было дотянуться руками. Но в этот момент не они привлекли внимание Цин Шуя. Дело в том, что на ветках деревьев он приметил что-то, похожее на белый иней. Он пошел быстрыми шагами к соснам, чтобы разглядеть поближе.
   Иней?
   И вдруг слова Нектар Белого Инея пришли в голову Цин Шую.
   "Может быть, эта белая штука на ветках и есть Нектар Белого Инея?"
   Он тут же вспомнил знаменитое стихотворение и негромко прочел его:
   Листья плотные;
   Белая роса превращается в иней.
   Тот, кого я люблю, Где-то там, у ручья.
   Я пошла к реке поискать его,
   Но путь был долог и труден.
   Я пошла к ручью поискать его.
   Там, посреди воды в глубине нашла его! [прим. Отрывок из одного из стихотворений из сборника Классической Китайской Поэзии 11-7 веков до н.э.]
   "Можно меня считать тем человеком, которого ты любишь?" вдруг прозвучал соблазнительный голос. Он раздавался как будто бы из ниоткуда. Цин Шуй удивленно вздрогнул. Он пришел сюда, зачарованный видом сосен, и не заметил, что кто-то еще гуляет под цветущими деревьями. Он сразу понял, кому принадлежал этот голос с легкой хрипотцой. Бросив взгляд в ту сторону, откуда шел голос, он повернулся и увидел ее.
   Гунсунь Цзяньу!
   Та самая леди, которая доставила ему письмо с вызовом, леди с демонической фигурой настоящей ведьмы. Сегодня она была одета в черный костюм, плотно облегавший ее чудесные изгибы, которые вызывали у мужчин горловое кровотечение. Прекрасные глаза ее забирали душу, слабая улыбка соблазняла очарованием! Ее красные губы были слегка приоткрыты, открывая ровные белоснежные зубы, такие белые, что, казалось, что они светятся в полумраке леса.
   Цин Шуй быстро отвел взгляд. Он боялся опозориться. Красота этой женщины была подобна красоте ведьмы, ее колдовская аура ощущалась вокруг ее тела. Цин Шуй знал, что она принадлежит тому типу женщин, из-за которых разрушаются страны и страдают целые народы. Историческим рекордам Бао Сы, Дацзи, Чэнь Юаньюань, она точно не уступала. [прим. Наложницы китайских правителей и генералов в древнем Китае, известные своей великой красотой]. При этом он прекрасно чувствовал, что она оставляет не очень приятное впечатление о себе. Он всегда испытывал легкую неприязнь к женщинам, которые слишком выставляли свою соблазнительность напоказ, они всегда казались ему плохими женщинами.
   Женщины такого типа всегда прекрасны и хороши в постели. Даже такому мужчине, как Хань Цинъе было трудно завоевать ее. У таких женщин не было Тела Девяти Инь или Божественного Тела, однако уровень их привлекательности и соблазнительности был не ниже, чем у перечисленных.
   Цин Шуй думал про таких женщин, что они, наверное, проводили каждую ночь в чьей-то постели. Он подсознательно держался подальше от таких дам, даже несмотря на их красоту.
   "Что тебе тут нужно?" спросил Цин Шуй, проигнорировав ее вопрос. Он не хотел иметь с ней ничего общего. Более того, он занял полу-защитную позу.
   "Ха-ха, вообще-то это моя частная территория!" Гунсунь Цзяньу не обратила никакого внимания на холодность Цин Шуя и продолжала улыбаться открыто, как цветок. Наоборот, ей даже нравилась такая его холодность, его отстраненность, потому что никто и никогда так с ней не обращался.
   "Этот сосновый лес на задней стороне горы - твоя частная территория?" смутился Цин Шуй.
   "Все верно. Хозяйка Дворца подарила мне ее в качестве награды. Все в Зале Звездной Луны знают об этом". Улыбка не сходила с ее лица. Цин Шуй страдал от двойственных чувств - радости и муки, глядя на ее улыбку.
   "Зачем тебе этот лес?" спросил Цин Шуй, не зная, как вырулить из неловкого диалога.
   "Для культивации!" прямо ответила Гунсунь Цзяньу.
   "Наверняка ты пользуешься Ци Нектара Белого Инея, да?" интерес Цин Шуя достиг своего пика.
   "Нектар Белого Инея? Хм, так ты тоже в курсе, что я прихожу сюда за энергией Ци!"
   "А ты не знаешь случайно, сколько лет этим соснам?" Неожиданная мысль пришла Цин Шую в голову.
   "Думаю, около трех тысяч лет!" удивленно ответила Гунсунь Цзяньу.
   "Жаль, что всего три тысячи. Такой Нектар Белого Инея считается низкого качества. Но все же это лекарственное растение старше тысячи лет", подумал про себя Цин Шуй, а вслух сказал:
   "Ладно, мне пора идти. Бывай!" Цин Шуй посчитал, что уже достаточно побеседовал с дамой.
   "Эй, а можно попросить тебя об услуге?" Интонация в голосе Гунсунь Цзяньу не изменилась нисколько, будто она рассказывала какую-то историю, хотя по сути высказывала просьбу.
   "Какую просьбу?" удивленно спросил Цин Шуй.
   "Если ты сможешь победить моего второго брата, обещай обращаться с ним полегче и не ранить его слишком сильно?" серьезно сказала она.
   "А ты велела своему второму брату не бить МЕНЯ слишком сильно?" спокойно спросил ее Цин Шуй, глядя в ее прекрасное лицо, которое в серьезном состоянии было еще прекраснее.
   "Я..."
   "Члены Клана Гунсунь - серьезные ребята. Мисс заботиться о своей семье, а я должен стоять и ждать, когда меня побьют? Не обращайся с другими так, как ты не хочешь, чтобы обращались с тобой", сказав эти слова, Цин Шуй улыбнулся и ушел восвояси.
   Вернувшись к себе домой уже в сумерках, Цин Шуй не мог не подумать о прекрасной милой Янь Лин"Эр, проходя мимо ее двери. Жаль, что ему придется причинить ей боль в будущем. Думая о ней, он бесконтрольно погрузился в мысли о Клане Янь. Цин Шуй очень сильно старался забыть это чувство мести, но иногда просто забыть не получается. Чтобы исполнить это желание ему понадобятся десятилетия, а, может, даже целая жизнь, чтобы воплотить этот план. Он понимал, что из-за мести человек может потерять разум, она как туман застилает глаза. Поэтому он вкладывал всю свою энергию в тренировки, чтобы больше ни о чем не думать.
   В мгновение ока пролетели еще два дня. За это время Цин Шуя посещал занятия у Цан Уя и тренировался в Шагах Облака Тумана, входил в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита ночью для тренировок, что позволило ему за эти два дня провести в практиках целый месяц.
   Он уже свободно владел Техникой Шагов Тумана. Скажи кому, что за месяц можно достичь такого уровня, у них бы челюсти попадали. Однако для Цан Уя удивление было еще больше - на его глазах прошло всего два дня...
   Сферы мастерства в технике делились на начальную, ознакомительную, свободное владение, мастерство, предок, истинная, тайная, небесная и провидение! Каждая сфера была в свою очередь разделена на элементарную стадию, среднюю, стадию эксперта и большую стадию успеха! Однако Техника Мимикрии Девяти Животных была вспомогательной техникой, она не делилась на такие сферы, как обычно в мире девяти континентов. Она делилась только на малую стадию успеха, большую стадию успеха и великую стадию идеала. Однако по ощущениям Цин Шуя великая стадия идеала в Мимикрии Девяти Животных была сравнима с Истинной Сферой в мире девяти континентов.
   Проснувшись утром, он умылся и отправился на площадь на утреннюю зарядку. Сегодня был день битвы с Гунсунь Цзяньюнь из Клана Гунсунь. В этом мире, когда одна сторона бросала вызов другой, назначая время и место, вызывающий был обязан появиться строго в обозначенное время вне зависимости от того, согласна ли была вызываемая сторона или нет. Время ожидания составляло два часа, если другая сторона не появлялась, то им засчитывалось поражение.
   Цин Шуй продолжал свою зарядку, как ни в чем не бывало, а Гунсунь Цзяньюнь уже поджидал его на одной из арен. Как только Цин Шуй вступил бы на арену, битва бы считалась начатой, и кто-то бы понес ответственность за чью-то утерянную жизнь. Вот таким жестоким был этот мир.
   Если бы Цин Шуй не принял вызов, его бы называли трусом, а он бы не мог поднять головы от стыда перед другими. Приняв вызов, он отдавал свою судьбу в руки благословения небес, ведь от ран, параличей или даже смерти никто не был застрахован.
   До часа икс было время. Цин Шуй даже мельком не смотрел в сторону Гунсунь Цзяньюня, который терпеливо стоял на арене. Он сосредоточенно занимался Тайчи, полностью погруженный в свои тренировки.
   "Как вы думаете, ребята, он примет вызов второго Молодого Мастера?"
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32481
   Переводчики: Kent
  
   Глава 291. Дикая Битва! Еще одна техника! Удар!
   "Как вы думаете, ребята, примет он вызов второго Молодого Мастера?" с любопытством спросил кто-то в толпе.
   "Второй сын Клана Гунсунь находится на вершине Сяньтянь. Единственный, кто может его побить в трех поколении Клана Гунсунь это их старшая дочь. Кажется, что он второй кандидат на управление кланом в будущем", ответил ему длинноволосый мужчина с ужасным шрамом на все лицо.
   "Посмотрите на выражение его лица. Он спокоен. Я думаю, что он сможет показать нам хороший бой". К обсуждению стали подтягиваться многие ученики.
   А в этот самый момент Гунсунь Цзяньу появилась вдалеке. Ее элегантная сексуальная фигура и та самая улыбка, которая всегда украшала ее лицо, немедленно привлекли внимание всех окружающих. Она встала в сторонке и стала наблюдать за Цин Шуем, который уже закрыл глаза и нырнул в глубины своего мира, игнорируя все вокруг.
   Вокруг арены стала собираться большая толпа. Все ждали Цин Шуя. Он чувствовал все происходящее, но оно не беспокоило его. Они для него были муравьишками, поэтому он их полностью игнорировал.
   Странные ощущения. Это уверенность в себе? Или высокомерие? Или презрительность? Он и сам не знал наверняка.
   Цин Шуй не выдержал и открыл глаза. Вокруг стояла толпа народу и пялилась на него. До его ушей долетали и комплименты, и уничижительные замечания, но ему было все равно, пока оскорбления не касались его матери. Если бы кто-то затронул эту тему, он бы постарался стереть их с лица земли любой ценой.
   Он поднял голову и посмотрел на арену. Молодой юноша поджидал его там. Он считался юношей, судя по его виду. На самом деле в мире девяти континентов любой в возрасте до 40 лет считался юным.
   Этот юноша был красив. Его брови были остры, как меч, а глаза сверкали, как звезды. Его острый нос на безбородом лице добавлял ему строгости. Уголки губ были приподняты. Цин Шуй улыбнулся. Какое высокомерие было написано на его лице. Он напомнил ему того крепыша, третьего сына Клана Гунсунь. Потом он подумал про Гунсунь Цзяньу. Они не были братом и сестрой от одной матери с этим юношей. НО вот Цзяньу и Цзяньюнь точно были кровными родственниками.
   Было уже позднее утро, но Цин Шуй никуда не спешил. Как только он войдет на арену в течение следующих двух часов, он примет вызов клана Гунсунь.
   "Цин Шуй!" прибыли его подруги Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли.
   "Ой, а вы что тут делаете?" Цин Шуй улыбнулся своим спутницам. Он не отнесся к этому соревнованию серьезно, тем не менее, он вдруг почувствовал радость, когда увидел, что эти двое пришли поддержать его. Ведь именно такую заботу ждешь от семьи. Когда покидаешь дом, дело не в долгой дороге, но в тепле, которое ты хранишь в сердце, которое хранится долго-долго, может быть, и всю жизнь.
   "Как же мы могли не прийти и не поднять тебе настроение, когда тебе такое сегодня предстоит? Или тебе не нравится, что мы пришли с Сестрой Минъюэ?" сказала Хоюнь Лю-Ли, огорчившись немного. Хотя хитрющие глаза ее выдали ее истинные намерения.
   "С чего бы? Да я готов всю жизнь радоваться тому, что две прекраснейшие девушки, красота которых может разрушать страны и города, пришли меня поддержать. Давайте! Поддержите меня!" сказал Цин Шуй и нежно приобнял Хоюнь Лю-Ли. У него не было никаких дурных намерений; он просто нежно обнял Хоюнь Лю-Ли. Такое сердечное нежно объятие, когда два сердца бьются близко-близко друг к другу. Цин Шуй остался очень доволен, хоть и объятие длилось мгновение короче вздоха. Он отпустил Хоюнь Лю-Ли и потянулся к Цанхай Минъюэ. Медленно развел руки.... Но не дождался никакой реакции от Минъюэ. Она стояла, опустив голову, не глядя ему в глаза. Цин Шуй подошел к ней и обнял точно так же, как и Хоюнь Лю-Ли, и медленно пошел к арене.
   Но в этот момент кое-кто вдалеке привлек внимание Цин Шуя, потому что многие даже не смели приблизиться к ней. Она стояла в одиночестве, прекрасная, как высокий стройный журавль. Гунсунь Цзяньу улыбнулась, когда увидела, что Цин Шуй смотрит на нее. Она не могла забыть те слова, которые он сказал перед уходом. Никто и никогда не смел разговаривать с ней в таком саркастичном тоне.
   "То есть Клан Гунсунь - люди, родственники для тебя, старшей дочери Клана, самое главное. А я - страдай? Поступай с другими так, как хочешь, чтобы обращались с тобой".
   Она всегда вела экстравагантный образ жизни, с самой юности. Получала все, что хотела, без особых усилий. Она получала самое лучшее и самое ценное первой. Никто не смел опровергать ее слова. Она была одаренным бойцом и имела привлекательную внешность. Она была Начальницей над всеми учениками в Зале Звездной Луны. Все баловали ее, многие мужчины в Зале сходили с ума по ней. Служить ей считалось за честь, бесчисленное количество мужчин были готовы рискнуть жизнью ради нее.
   Цин Шуй дал ей понять, что существуют мужчины, способные игнорировать ее и не слушаться ее. Это странное открытие было ей по нраву. Она любила сложности, потому что ей не нравилось это чувство, что все всегда под рукой.
   Цин Шуй отвел от нее взгляд и пошел на арену. Он так и не понял, что скрывала под собой эта ее улыбка. Приветствие? Или она надеялась, что он пощадит ее братца?
   Подойдя к арене, он увидел, как человек напротив смотрит на него с крайним презрением. Цин Шуй никогда не понимал этого, но знал, что большие аристократические семьи, вроде этой, всегда смотрели свысока на людей вроде него, Цин Шуя; некоторые даже пытались на публике зацепить тех, кто, по их мнению, не имел достоинства.
   Хотя это были только слухи, что Цин Шуй оказался вдруг внуком Цан Уя, тем не менее, почти все верили, что за каждым слухом всегда стояла какая-то правда. В Клане Гунсунь тоже, наверняка, знали про ситуацию с Цан Уя, поэтому Гунсунь Цзяньюня многие презирали за такой недостойный способ решить возникшую проблему.
   Только Цин Шуй его презрение проигнорировал. Он меньше всего интересовался мнение других. Более того, иногда никакое достоинство никогда не гарантировало, что человек сможет прибиться к богатым и сильным мира сего.
   Маленькие люди жили трудной жизнью и часто довольно печальной. Количество вершин было очень ограничено. Люди внизу пирамид обычно привыкали к тому, что их всегда унижали. Научиться просачиваться между ударами судьбы, или даже жить в вечном унижении было очень важно. Почитаемые и уважаемые молодые мастера никогда не понимали, каково жить в бедности, они не знали чувств слабых культиваторов. Люди из двух разных миров никогда не могли понять друг друга, как бедный никогда не поймет, почему богатые растрачивают деньги на все подряд.
   "Зачем ты намеренно усложняешь все с нами, с кланом Гунсунь?" нахмурившись, спросил Цин Шуя Гунсунь Цзяньюнь в снисходительном тоне.
   Цин Шуй улыбнулся в ответ. Ему было смешно. Он не знал почему, но такие люди ему не нравились больше всего и в его в прошлой жизни. Тратя деньги, как воду, меняя женщин, как перчатки, они все вопросы решали с помощью денег. Конечно, он понимал, что за этим стояла зависть, враждебность к богатым и цинизм.
   "А ты - старший в Клане Гунсунь?" презрительно спросил Цин Шуй. Он не хотел уступать своему оппоненту в словесной перепалке.
   "Конечно, нет. С чего ты спрашиваешь?" с любопытством ответил ему Гунсунь Цзяньюнь, не меняя выражения лица, важного, как у индюка.
   "Тогда чего ты тут делаешь? Что ты знаешь? ТЫ считаешь себя великим? Ты думаешь, что у тебя есть право просто прийти и бросить человеку вызов?" с улыбкой сказал Цин Шуй.
   "Все, что я хочу, это победить тебя в бою!" спокойно ответил Цзяньюнь. Он сказал это так просто, будто побить Цин Шуя было так легко и просто. И это взбесило Цин Шуя.
   Он и впрямь такой высокомерный или просто полоумный?
   "А ты не думал, что будет, если ты не сможешь меня победить?" ухмыльнулся Цин Шуй. Эти слова застали Гунсунь Цзяньюня врасплох. Он покачал головой:
   "Ни в коем случае. Я уверен, что я могу тебя победить". Его убедительный тон даже самого Цин Шуя убедил, что это возможно.
   Цин Шуй подумал про себя: "Ведь гении обычно так уверены в себе". А Гунсунь Цзяньюнь мог считаться гением. Может, это его репутация делала его таким гордым, таким диким и надменным. Цин Шуй не знал, что еще сказать. Разговоры с такими людьми только заставляли его кровь кипеть в венах. Почему все усложняется? Цин Шуй молча стоял и качал головой.
   Гунсунь Цзяньюнь вытащил меч, около метра длиной, который выглядел больше как дрель, чем как меч. Рукоятка меча была широкой, слегка сужавшейся ближе к кончику. А кончик меча и вовсе не был похож на кончик колющего оружия.
   "Доставай свой меч!" крикнул Гунсунь Цзяньюнь, посмотрев на пустые руки Цин Шуя.
   Когда благородные сыны сходились в битвах, особенно под взглядами множества зевак, было недостойно иметь фору. Иначе их победа выглядела не такой славной.
   "Мне он не нужен. Я спешу, давай уже нападай!" спокойно сказал Цин Шуй.
   Как камень в воду упали слова Цин Шуя, поднимая тысячи волн. Все вокруг арены услышали его, все немедленно загудели, обсуждая сказанное им.
   "Безумие, такое безумие! Неужели он Культиватор уровня Боевого Короля?!" немедленно прозвучали догадки.
   "Когда у меня будут такие стальные яйца, стоять и говорить такие вещи Культиватору Сяньтянь 10-го уровня? Даже если я умру после таких слов, я ни о чем не пожалею", страстно воскликнул молодой человек с бледным лицом.
   "Вот это я понимаю - мужчина! Такая широта мысли! Он такой мужественный! Если он сегодня выживет, я выйду за него замуж!" фигуристая женщина в откровенном наряде сказала тихонечко.
   "Забудь про это. Если он сегодня выживет, он не посмотрит на такую, как ты, которая проводит каждую ночь в постели нового мужчины", презрительно сказал ей кто-то.
   "Ты неудачник, поэтому треплешь языком. Да даже если бы я так делала, тебе бы все равно не досталось, тупица!" усмехнулась она.
   "Ты завещание составила?!" взбесился мужчина.
   "Только попробуй пальцем меня тронуть. Посмотрим, доживешь ли ты до завтра, тупой", с еще большим презрением посмотрела на него женщина.
   Мужчина заткнулся!
  
   .....................................................................
  
   Лицо Гунсунь Цзяньюня побагровело от злости. Юноша, стоявший напротив него, был удивительно красив, но выглядел гораздо моложе него. Никто в таком юном возрасте не мог победить его. Обычно люди постарше могли бы сравниться с ним по силе.
   "ТЫ ищешь смерти, не вини меня в этом!" крикнул Гунсунь Цзяньюнь, двигаясь с мечом по направлению к Цин Шую. Он использовал Шаги Облака Тумана Небесного Дворца. Для обычного человека его скорость была высока, но не для Цин Шуя, который соединил Шаги Облака тумана с Шагами Свободного Духа. Более того, последние два дня он тренировался, как безумный, проведя целый месяц в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
   "Медленно, слишком медленно!" покачал он головой, глядя на силуэт противника. Цин Шуй знал это, потому что уже прекрасно разбирался в Технике Шагов Облака Тумана. Он уже сбился со счету, так много он тренировался в последнее время, тем более что у него прекрасно получалось.
   Цин Шуй еще раз покачал головой и двинулся. Он тоже использовал Шаги Тумана. Ничего особенного, только быстрее. Так быстро, что голова могла закружиться.
   В тот момент, когда Цин Шуй начал движение, в его голове вспылили инсайты от скульптур, которые он получил ранее, и которые придали его позе Мощи Тигра еще более грандиозный и впечатляющий вид.
   Восхождение Тигра!
   Цин Шуй довел ЦИ этой позы до самого пика за какое-то мгновение и рванулся прямо к Гунсунь Цзяньюню. Он голыми руками со всей силы ударил Гунсуня по плечу своим знаменитым движением Одиночного Удара Тайчи!
   Кача!
   Звук крошащейся кости прозвучал, как гром среди ясного неба. Гунсунь Цзяньюня отнесло в сторону мощным ударом Тайчи Цин Шуя прямо к ногам Гунсунь Цзяньу.
   Цин Шуй стоял на арене и смотрел, как Цзяньюнь пытается подняться.
   Гунсунь Цзяньу быстро осмотрела Цзяньюня и обнаружила только одну рану - перелом плеча. Он выздоровеет за месяц. Но по ней было видно, что она ужасно взволнована.
   Она улыбнулась Цин Шую и совершенно искренне сказала:
   "Спасибо, что несильно его ранил!"
  
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32482
   Переводчики: Kent
  
   Глава 292. Непревзойденное великолепие. Двухцветный Молот, Сотрясающий Небеса.
   "Спасибо, что несильно его ранил!" сказала, улыбнувшись, Гунсунь Цзяньу. От этих слов публика ахнула. Все и без того были в изумлении от того, как легко уделал Цин Шуй воина на вершине Сяньтянь всего лишь одним движением. Поэтому слова Гунсунь Цзяньу еще больше удивили их.
   "Черт! Так это он его несильно? Вместо того чтобы победить воина вершины Сяньтянь одним движением?" возмущался аккуратный молодой человек, который, судя по всему, был в настоящем шоке от увиденного.
   "То, что он победил воина на вершине Сяньтянь, не означает, что он Боевой Святой..."
   "Боевой Святой? В таком юном возрасте стать боевым святым..."
   Цин Шуй посмотрел на Гунсунь Цзяньу, стоявшую рядом со своим братом Цзяньюнь. Его голова была покрыта холодным потом, лицо раскраснелось, а в глазах читалось явное разочарование.
   Цин Шуй прошел по арене к двум дамам, приветливо улыбавшимся ему посреди судачащей и кричащей толпы. Он не понимал, чему тут радоваться, но раз Старый Мастер и Фэй Уцзи благословили его на бой, он решил сделать это стильно!
   Глядя на выражение лица Цзяньюня, Цин Шуй понимал, что теперь его противника ждет существенный регресс, разочарование и сомнения в своих способностях!
   В голове Гунсунь Цзяньюня творилось безумство: он чувствовал, что весь его тяжелый многолетний труд был уничтожен одним движением. Разочарование, которое он чувствовал, наполнило его сердце до краев, до такой степени, что ему показалось, что все-все его надежды были сокрушены.
   "Цзяньюнь, ты считаешь, что ты неудачник?" спросила Гунсунь Цзяньу, вставляя сломанную кость на место. Ее взгляд красноречиво выражал все ее возмущение.
   "Сестра! Неужели я такое барахло? Я опозорил клан Гунсунь?" с трудом произнес Цзяньюнь. На что Гунсунь Цзяньу улыбнулась.
   "Цзяньюнь, запомни, сегодня для тебя день возможности. Я давно понимала, что он тебе не по зубам, но не стала тебя останавливать", со вздохом сказала Цзяньу. Услышав ответ сестры, Гунсунь Цзяньюнь на секунду смутился. Он во всем и всегда доверял своей старшей сестре. С самым большим уважением в жизни он относился только к двум людям - своему дедушке и своей сестре, красавице с умной головой.
   "У тебя никогда не было трудностей и заминок, ты всегда жил плавно, опираясь лишь на свой талант. Твой характер слаб. Ты и правда считаешь, что надежды твои рухнули?" продолжала Гунсунь Цзяньу, улыбаясь как весенний цветок.
   "Сестра, с чего ты взяла?"
   "Это написано у тебя на лице. Сестра говорит тебе, что на самом деле это ничего не значит. Невозможно жить и ни разу не встретить ни единого препятствия на своем пути. Падать нормально, просто разница между сильным и слабым в том, что сильный встает каждый раз, когда падает, а слабый выбирает никогда больше не подниматься, боясь снова упасть", тихо сказала Гунсунь Цзяньюнь, глядя на уходящего вдаль Цин Шуя в компании его подруг.
   "Спасибо, Сестра. Я просто себя ужасно чувствую".
   "Это нормально чувствовать себя плохо. Каждое препятствие это испытание. Принимай каждый шаг как урок, вставай, когда упадешь. Не принимай близко к сердцу победы и проигрыши. Слава может быть утомительной. Она приносит славу и уважение, но и приковывает тебя. Помни, уважение - вот чего нужно в первую очередь добиваться", Гунсунь Цзяньу протянула руку и погладила брата по голове.
   "Мгм, сестра знает меня, как никто". Гунсунь Цзяньюню заметно полегчало.
   "Ах, ты, я тебе столько раз говорила избавляться от своего высокомерия, быть честным и простым, но ты никогда меня не слушаешь. В мире девяти континентов миллиарды людей, среди них слишком много гениев и демонических людей. Никто не может заявить о себе, что он лучший в литературе или в боевых искусствах. Правильным будет делать свою работу по-честному и постоянно работать над собой. Над одной потерей много не плачут. Только тот, кто прошел через многие грозы, может стать крепким деревом, чьи ветки тянутся к небесам".
   "Цин Шуй, на каком уровне твоя культивация?" первым делом спросила Хоюнь Лю-Ли, когда они отошли от площади.
   "Я даже не знаю. Человек, который передал мне техники, не сказал, поэтому я не уверен!" Цин Шуй говорил правду, а девушки расстроились, когда услышали его ответ.
   "Цин Шуй!"
   "Что?" мрачно спросил он, услышав резкий тон в голосе Хоюнь.
   "Девушка, которая поблагодарила тебя, очень красивая".
   Цин Шуй: "..."
   "Ты ее знаешь?"
   "Я не..."
   "Что не так? Почему у меня такое чувство, что между вами двумя что-то есть, когда ваши взгляды встретились? Как будто у вас какое-то соглашение что ли!" с подозрением говорила Хоюнь Лю-Ли.
   Цин Шуй: "..." Он дико вспотел. Подумать только, как легко эта девушка раскусила его.
   "Ты хочешь с ней переспать?" распахнула Хоюнь Лю-Ли пару соблазнительных влажных глаз.
   Цин Шуй: "..."
   "Чтооо? Разве она тебе не нравится?" В ее прекрасных глазах сверкали озорные звездочки! Цин Шуй вытянул руку и ущипнул ее за выступающий зад, заставив Хоюнь Лю-Ли подскочить и закричать с недовольством.
   "Как приятно трогать! Такая упругая, круглая, мягкая и нежная... Если бы не твоя плотная одежда, было бы еще приятнее", усмехнулся Цин Шуй и быстро зашагал, чтобы догнать Цанхай Минъюэ. Та не переставала улыбаться, когда повернула голову к Цин Шую. Ее красота, которая могла вызвать падение целых государств, снова заставила Цин Шуя почувствовать свою ничтожность.
   "Я не знаю, как ты овладел Шагами Облака Тумана всего за пару дней. Если бы ты такого уровня за два месяца добился, тебя уже можно было бы считать гением. Значит, ты демонический человек, другое описание не подходит", с нежной улыбкой сказала Цанхай Минъюэ.
   "Как ты считаешь, быть демоническим хорошо?" Цин Шуй смотрел на нее сбоку, ее утонченные черты лица были особенно прекрасны, кожа такой мягкой, что казалось, ее можно порвать одним неосторожным движением. Она излучала свечение, подобное белому нефриту. Ее стройная шея была такой идеальной, что у Цин Шуя возникло непреодолимое желание схватить и поцеловать ее.
   "Демоническим быть, конечно же, хорошо. Только гений среди гениев может считаться демоном", белая шея Цанхай Минъюэ вдруг порозовела от смущения, что придавало ей еще большей красоты.
   "Тогда нравятся ли тебе демонические..." и в этот момент, самый идеальный момент их догнала Хоюнь Лю-Ли и раздраженно посмотрела на Цин Шуя. Она потянула Цанхай Минъюэ за собой, оставив Цин Шуя на два шага позади. Повернувшись, она вдруг сказала:
   "Если тебе нравится Сестра Минъюэ, сделай что-нибудь, чтобы доказать это".
   "Доказать? Но как?" подумал про себя Цин Шуй. В его прошлой жизни он понятия не имел, как ухаживать за девушками, не знал, что такое романтика. Он не умел быть ни романтичным, ни развязным.
   "Лю-Ли, ну вот что ты болтаешь?" прервала Цанхай Минъюэ свою подругу.
   Когда трое добрались до резиденции Цан Уя, Фэй Уцзи уже поджидал их там, глядя на троицу и радостно посмеиваясь!
   "Цин Шуй, мы недооценивали тебя. Подумать только, не уступить, даже когда сама Цзяньу настроена против тебя. Кажется, наш Зал Звездной Луны в будущем сможет соревноваться с другими залами!" В глазах Фэй Уцзи была неподдельная радость.
   Цан Уя улыбался, но не произнес ни слова. Цин Шуй знал, что этот Старый Мастер может определить его настоящие способности. Если это не так, то он бы не подтолкнул его к этому поединку. Может быть, он умел видеть насквозь?
   "Просто он слишком высокомерный!" с улыбкой сказал Цин Шуй.
   Старик Цан Уя посмотрел на руки Цин Шуя и вдруг спросил:
   "Каким оружием ты умеешь пользоваться?"
   "Мечом. Молот тоже пойдет", сказал Цин Шуй, подумав какое-то время. Он чувствовал, что мастеру можно доверять.
   "Ты умеешь пользоваться молотом?" радостно спросил Цан Уя. Выражение лица Фэй Уцзи тоже странно изменилось.
   "Да, я знаю некоторые техники владения молотом, которые используются в ковке, но и в бою он тоже неплох", серьезно ответил Цин Шуй.
   "Техники владения молотом для ковки?" изумился Фэй Уцзи.
   "Ага!"
   Девушки стояли, улыбаясь и ничуть не удивляясь ответам Цин Шуя. Они воочию видели, как Цин Шуй кует, видели, как основательно он владеет этими техниками. Цан Уя посмотрел на девочек, на Цин Шуя, и, понимая уже немного характер Цин Шуя, понял, что если тот говорит "неплох", это значит "определенно очень хорош".
   "Уцзи, пойди наверх и принеси тот молот. Ты знаешь, где он", попросил Цан Уя. Фэй Уцзи понимающе глянул на Цин Шуя и отправился наверх. Цин Шуй терялся в догадках. Раз Цан Уя так ценил этот молот, должно быть, это был особенный инструмент.
   "Цин Шуй, ты очень умен, ты знаешь, как держать себя в руках, когда дела делаешь. У старика на твой счет большие надежды. У меня есть еще в запасе несколько лет жизни, я определенно хотел бы увидеть, каким непревзойденно блестящим воином станешь ты в будущем", радостно улыбаясь, сказал Цан Уя.
   "Старый Мастер, должно быть, вы шутите..."
   В этот момент спустился Фэй Уцзи. Цин Шуй увидел в его руках черный молоток и был в самом настоящем шоке, потому что молот был по пояс среднему человеку, толщиной примерно с талию взрослого человека.
   Молот, Сотрясающий Небеса!
   Молот, Сотрясающий Небеса, был выкован из редкой тысячелетней холодной стали и был громадным и тяжелым. Одного удара было достаточно, чтобы его аура потрясла небеса!
   Подумать только! Это был сам Молот, Сотрясающий Небеса! Цин Шуй в изумлении не сводил глаз с очередного объекта, о котором он читал, вне себя от радости. Даже название его было впечатляющим, а выглядел он просто невероятно мощно.
   Рукоятка была полностью черной, около полутора метров, толщиной в запястье взрослого человека. Молот был толщиной с талию взрослого мужчины, больше полуметра в длину и тоже полностью черный.
   Он излучал своего рода исключительно мощную взрывную силу. "Молот, Сотрясающий Небеса" было самым подходящим названием для него! Черный с ног до головы, он был до краев наполнен энергией.
   "Учитель!" Фэй Уцзи передал Молот, Сотрясающий Небеса Цан Уя. Тот улыбнулся и взял в руки Молот, Сотрясающий Небеса, нежно похлопывая по его основанию. Было сразу видно, как сильно он им дорожит.
   "Цин Шуй, этот Молот, Сотрясающий Небеса, сделан из тысячелетней стали, но он слишком тяжел. Вроде не сильно он и большой, но весит больше тысячи цзинь. Однако при использовании он увеличивает силу бойца на 20%".
   Слова Цан Уя поразили Цин Шуя. Неужели это было оружие второго цветного уровня?
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32483
   Переводчики: Kent
  
   Глава 293. Техника Очистки Молота Легендарного Уровня. Раздор между девятью Залами Небесного дворца.
  
   Слова Цан Уя поразили Цин Шуй, неужели это был двухцветное оружие второго уровня? Цин Шуй не сводил глаз с черного, как крыло ворона, Молота, Сотрясающего Небеса, активировав технику небесного видения. Он сильно испугался, увидев атрибуты оружия.
   Оружие уровня двух цветов, 20% увеличение силы. +300 к силе!
   Цин Шуй вытаращил глаза! Этот небесный молот использует чистую силу для победы, он исключительно тиранический, этот молот. Оружие второго цветного уровня могут увеличивать силу на 300, тогда как предел одноцветного оружия - плюс сто к силе в лучшем случае, плюс 200 к определенному атрибуту. Это еще если способности кузнеца позволяют. Только пробив уровень двух тысяч ударов, Цин Шуй смог постичь суть одноцветного оружия.
   Хотя атрибуты были шокирующими, они были несколько однобокими, потому что касались только увеличения силы. У Цин Шуя было ощущение, что в момент, когда он шагнет в сферу двухцветных оружий, он сможет самостоятельно создать еще более впечатляющие орудия с увеличением четырех, а не двух, атрибутов.
   "Цин Шуй, я дарю тебе этот молот. Изначально я его приготовил в подарок на день рождения моего сына в прошлом году, но, увы..." с этими словами Цан Уя передал молот Цин Шую.
   "Старый Мастер, эта вещь слишком ценна!"
   "ха-ха, просто прими его. Я и Уцзи приняли тебя, как своего. Ты умеешь владеть молотом. Если ты не примешь его, он будет украшением в моем гробу, потому что никто не умеет им пользоваться", засмеялся Цан Уя, качая головой.
   Цин Шуй помешкал немного, но, в конце концов, принял дар. Вес молота не имел для него никакого значения. В конце концов, его Меч Большой Медведицы был гораздо тяжелее по сравнению с молотом. Однако в тот момент, когда Цин Шуй схватил молот, он почувствовал волну силы, спешно врывающуюся в его тело. Увеличение силы в 20% для Цин Шуя означало несколько десятков тысяч цзинь... Это самое "плюс 300 к силе" приравнивалось к увеличению в три тысячи цзинь. Но для него это было как иней на снегу. Хотя даже мизерное увеличение всегда лучше, чем ничего.
   "Цин Шуй, тебе удобно сейчас показать твое искусство ковки?" радостно засмеялся Цан Уя. Цин Шуй видел отеческую заботу старика, поэтому тот так радовался, глядя, как легко Цин Шуй держит в руках этот подарок. Цин Шуй улыбнулся в знак согласия и поднял молот вверх левой рукой. Он выпустил Технику Тысячи Ударов Молотом, излучая атмосферу величия, глубины и тирании. Может быть, это благодаря увеличению в силе, но Цин Шуй почувствовал, что сила колебаний молота была во много раз больше по сравнению с его предыдущим опытом с огромным металлическим молотом, который он использовал в кузнице. Неудивительно, что все в мире девяти континентов так гонялись за божественными орудиями, ведь увеличивалась не только сила, но и возможность полностью раскрыть потенциал техник.
   Молот, Сотрясающий Небеса, одним ударом был способен потрясти небеса. Название было просто в точку, он был настоящим воплощением тиранического оружия. В руках Цин Шуя даже самый просто взмах или поза удара дарила зрителям ощущения, что он был способен разорвать пополам целые горы.
   Цан Уя, Фэй Уцзи, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли только и могли, что стоять в глубоком благоговении и восхищаться танцу Цин Шуя с божественным молотом. Аура, которую он излучал, была соблазнительной, ловкость ударов задевала самые тонкие струны души, вызывая у них вопрос, неужели Цин Шуй возродил знаменитую легендарную технику божественного уровня, которая считалась давно утерянной.
   Закончив упражнения, Цин Шуй почувствовал тепло и комфорт во всем теле. Когда он, наконец, опустил на землю молот и посмотрел на своих друзей, он неловко улыбнулся в ответ на изумленные выражения их лиц.
   "Прекрасно, прекрасно, какая прекрасная техника владения молотом. Старик повидал множество самых лучших экспертов по молоту, но от твоего выступления у меня осталось ощущение, что ты знаешь больше. Однако очевидно тебе не хватает опыта, твои удары... им чего-то не хватает. Я думаю, что если ты продолжишь серьезно тренироваться, то молот в твоих руках вскоре не будет иметь равных себе в целом поколении", радостно засмеялся Цан Уя, он был по-настоящему искренне счастлив за Цин Шуя.
   "Старый Мастер, вы меня перехваливаете, но спасибо огромное за молот!"
   "Ха-ха, пойдемте внутрь. Все сегодня в сборе, давайте выпьем чего-нибудь и позволим нашему Боевому Старшему Уцзи познакомить вас с делами Небесного Дворца и объяснить кое-какие вопросы", с улыбкой предложил Цан Уя. "Пойдемте, попробуем наше Янтарное вино, которое я храню уже двести лет!" Цан Уя достал огромную бутыль с вином и налил всем по половине бокала. Прозрачное игристое вино источало небесный аромат, вызывая волны сладкой дремоты, подавляя чувства всех, до чьих ноздрей долетали божественные ноты.
   "Ха-ха, старый мастер умеет ценить хорошее вино. Попробуйте. Этот рецепт я приготовил для старшего Цанхая, но он не хотел принимать его. Я передам его вам в знак своей благодарности", Цин Шуй достал рецепт вина на кости тигра, усиливавшего Янь и очищавшего красоту, и передал его Цан Уя.
   Цин Шуй украдкой поглядывал на Цанхай Минъюэ. Хоть ей больно всякий раз, когда упоминали имя ее отца, ничего уже нельзя было поделать. Для того чтобы рана затянулась, первым делом нужно принять реальность. И только с принятием боль в сердце будет утихать, постепенно излечиваясь с течением времени.
   Цан Уя засмеялся и принял рецепт. Прочитав его внимательно, он удивленно распахнул глаза: "Ай-ай, подумать только, что у тебя есть такой ценный рецепт! Старик бесстыдным образом примет его!"
   "Ха-Ха, все, что сделает вас счастливым, Старый Мастер! Спасибо за все!" Эти слова вызвали еще более светлую и широкую улыбку на лице Цан Уя. Он довольно качал головой и подмигивал Фэй Уцзи: "Этот ребенок, правда, знает, как порадовать старших!" В ответ на это в глазах Фэй Уцзи засверкали искорки радости.
   "Боевой Дядюшка, расскажите нам побольше, как обстоят дела в Небесном Дворце? Нам, мне, Минъюэ и Лю-Ли, иногда кажется, что мы блуждаем в неведении, как в темноте", сказал Цин Шуй.
   Фэй Уцзи улыбнулся и начал рассказ:
   "На самом деле, не многие понимают истинное положение дел и сложные взаимоотношения между девятью залами нашей секты. Если ты полностью понимаешь дела внутри одного зала, то ты уже можешь считаться хорошо осведомленным".
   Цин Шуй задумался на секунду и понял, что в таких мощных сектах бывает больше миллиона учеников.
   "Начнем с Зала Звездной Луны. Я тут все еще старший, мой учитель - верховный старший здесь. В те времена, когда Небесный Дворец только-только начался, у основателя было девять учеников, что в итоге выросло в девять залов, о которых вы знаете. Однако один из учеников был родным сыном Предка Небесного Дворца, а остальные восемь учеников выбрали его в качестве Лорда Дворца Зала Сокровищ Линсяо. Они даже проголосовали, что ни они, ни их потомки никогда не будут претендовать на Зал Сокровищ Линсяо. Более того, было оговорено, что все ученики, которых они принимали, сначала проходили отбор в Зал Сокровищ Линсяо".
   "Получается, что самая большая сила в руках у Зала Сокровищ Линсяо?" спросил Цин Шуй.
   "Изначально так и было, но за десять тысяч лет восемь других залов выросли и стали соревноваться с Линсяо за место Лорда Небесного дворца", вздохнул Фэй Уцзи.
   "Хм, и что же в итоге?" Цин Шую было ужасно интересно. Эта история была знакома ему. Какими бы хорошими ни были отношения с предыдущими поколениями, было очень трудно контролировать ссоры и внутреннюю борьбу между членами поздних поколений. Время могло уничтожить все, за что они боролись, над чем работали. Ничто не выдерживает проверку временем.
   "Хе-хе. На данный момент хоть внешне Зал Сокровищ Линсяо считается самым сильным, они объединяются с другими залами только в случае внешней угрозы. В мирные времена между ними и другими залами часто случаются конфликты. Лорд Дворца Зала Сокровищ Линсяо все еще является позицией, передающейся по наследству из поколения в поколение".
   Внутренний раздор. Цин Шуй давно привык к такому. Слишком много раз он встречал внутренний раздор между отцом и сыном, или братьями, настроенными против друг друга в его прошлой жизни. Особенно в королевских семьях это было распространено. Так что у него, можно сказать, была эмоциональная прививка против этой проблемы.
   "Только в Зале Сокровищ Линсяо все еще есть потомки старейшины Небесного Дворца, другие позиции руководителей восьми залов не передавались по кровному наследству. В Зале Звездной Луны, Туманном Зале, Зале Звездного Дня и Зале Созвездий руководство состоит из пришлых людей, остальные четыре зала еще поддерживают традицию наследования руководящих должностей".
   "А что насчет силы каждого зала?" Цин Шуй знал, что в каждом зале есть свои секретные навыки и техники, приводившие к серьезной разнице в уровнях силы.
   "Самые слабые - Зал Звездной Луны и Туманный Зал; но я не в курсе уровней остальных залов", ответил Фэй Шуй, грустно усмехнувшись.
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32876
   Переводчики: Kent
  
   Глава 294. Буря после войны. У него уже есть женщина.
  
   Цин Шуй тут же поник, и Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже очевидно расстроились. Они не ожидали, что они окажутся в самых слабых залах из всего Небесного Дворца. Если в Туманном Зале были только девушки, их отставание еще можно было принять, то у Зала Звездной Луны должны были быть свои причины. Цин Шуй с сомнением смотрел на Фэй Уцзи, но не сильно удивленно, потому что знал, что в боевых искусствах были свои правила ранжирования.
   "ТЫ хочешь спросить, почему именно Туманный Зал и Зал Звездной Луны?" засмеялся Фэй Уцзи.
   "Боевой Дядюшка, пожалуйста, расскажите, не оставляйте нас в неведении", по-детски попросила Хоюнь Лю-Ли.
   "Верховный старший не вмешивается во внутренние дела небесного дворца; Старший, Охранник и три поколения учеников являются главной силой. Из дуэлей, которые проходят каждые пять лет, становится ясно, какая разница между способностями учеников девяти залов. У Зала Звездной Луны и Туманного Зала было меньше всего побед. Особенно у Зала Звездной Луны. Тот факт, что Главная Ученица над ними - женщина, раздражает некоторых мужчин", засмеялся Фэй Уцзи.
   Цин Шуй подумал о том, что хоть все говорят о равенстве полов, все это остается разговорами. Даже в этой ситуации, будь начальником над учениками парень, даже самый слабый, это бы не так смущало учеников в зале.
   "Во всех девяти залах Небесного Дворца только два Начальника над Учениками - женщины. В туманном зале и в зале Звездной Луны. В туманном зале одни женщины. Плюс в последних дуэлях они показали самые слабые способности среди всех Главных Учеников. Задача Главных учеников - настраивать боевой дух, к сожалению, у них это не очень получается..." Фэй Уцзи горько покачал головой.
   Цин Шуй начал постепенно понимать устройство Небесного Дворца. Точнее говоря, поскреб верхушку Зала Звездной Луны и Туманного Зала.
   Цин Шуй, может и не знал, но новости о том, как он победил Гунсунь Цзяньюня, воина вершины Сяньтянь, одним ударом, распространялись по Залу Звездной Луны, как лесной пожар в самую жару. Эта информация передавалась так быстро, что об этом стало известно и в других залах.
   "Ха-ха, Звездная Луна наконец-то возродиться, и людям в нашем зале не придется больше носить ярлык нехватки Янь при избытке Инь, вот здорово", говорили на площади Зала Звездной Луны.
   "Чем больше ожиданий, тем сильнее разочарование. Лучше не возлагать на него слишком большие надежды", неодобрительно заметила некая женщина.
   В то же самое время на площади Зала Созвездий было шумно, атмосфера была гораздо более накаленной и мощной, чем на площади Зала Звездной Луны, оставляя ощущение, что аура здесь была более величественной, чем в Зале Звездной Луны. Талант, все дело было в таланте!
   "Старший Ло! Я искал вас так долго, Фэй Фэй сказал, что вас можно найти здесь, поэтому я пришел", хриплый голос прозвучал в углу площади за большим валуном. На камне стоял крепкий молодой человек, известный как Старший Ло. Его тело было длинным и крепким с длинными руками и ногами. Вообще все его телосложение выглядело очень гармонично. Молодой человек услышал голос и обернулся. У него были большие глаза, густые брови, квадратный нос, пухлые губы - не самая симпатичная внешность, однако он излучал довольно дружелюбную ауру.
   "Младший Дань, с какой целью ты меня ищешь?" с легкой улыбкой спросил Старший Ло. Его голос был очаровательным, привлекательным и дружелюбным.
   "Я просто услышал кое-что, что вас однозначно заинтересует!" радостно сказал Младший Дань. "
   "Что-то интересное? Я с удовольствием послушаю!" Старший Ло спрыгнул с валуна и бесшумно приземлился.
   "Хе-хе, новенький в Зале Звездной Луны победил Гунсунь Цзяньюня из семьи Гунсунь с одного удара голой рукой! А его сам Гунсунь вызвал на дуэль, с оружием!"
   Поначалу спокойные глаза Старшего Ло вспыхнули ярким светом, когда он услышал эти слова. Его спокойное лицо изменилось в то же мгновение.
   "Ха-ха, дуэли в Новом Году будут интересными!" засмеялся Старший Ло.
   "Старший Ло, а вдруг этот человек сможет потягаться с Главными над Учеников из других залов?" в изумлении спросил Младший Дань.
   "Сильнее Главных Учеников? Ах-ха, начальницам Учеников Звездной Луны и Туманного Зала будет сложновато обойти другие залы", с улыбкой сказал Старший Ло, сохраняя спокойствие в голосе.
   "Разве это не означает, что он сильнее Гунсунь Цзяньу из Зала Созвездия?"
   "Если он победил Цзяньюня с одного удара, значит, он гораздо сильнее самой Гунсунь Цзяньу".
   Одновременно на другой площади.
   "Одним ударом свалить с ног воина на вершине Сяньтянь?" спросил худой симпатичный молодой человек.
   "Да, Старший Сун, в Зале Звездной Луны грядут перемены?" другой молодой человек с маленькими глазами спросил услужливо, даже излишне услужливо.
   "Уровень Боевого Короля может легко побить воина на вершине Сяньтянь. А ты не знаешь, почему Гунсунь Цзяньюнь бросил вызов этому парню?"
   "Не знаю, а вы? Старший Сун, расскажите, если знаете!" хрупкая тень молодого человека еще более выгнулась.
   "Потому что он не достаточно хорошо для того, чтобы Гунсунь Цзяньу опустилась до демонстрации своих техник. Поэтому она все еще Начальница Учеников Зала Созвездий. Это означает всего лишь, что парню либо крупно повезло, либо он только вошел на уровень Боевого Короля", уверенно заявил молодой человек.
   "Глаза Старшего Сон как пламенные факелы, Младший преисполнен восхищением..."
   В общем, Цин Шуй понятия не имел, что большую часть дня он был темой номер один в разговорах многих людей, и семья Гунсунь не была исключением.
   "Дедушка, твой Внук опозорен!"
   Гунсунь Цзяньюнь стоял перед Гунсунь Икун. Волосы Гунсунь Икун были наполовину седыми, с несколькими локонами черных волос, оставляя ощущение, будто он молодеет, а не стареет, как все. Старик был спокоен и собран, его глаза излучали особый свет. По его лицу было видно, что когда-то в молодости он был очень привлекательным мужчиной.
   "Ха-ха, семья Гунсунь не боится потерять лицо, но боится слабаков, которые не смеют смотреть в лицо страху. Цзяньюнь, то, что наша семья имеет сегодня, процветание, которого мы добились, это не результат удачи, но результат упорного труда. Если кто-то теряет уверенность в себе из-за одного маленького проигрыша, Семья Гунсунь может называться обычной семьей с улицы".
   "Спасибо, Дедушка. Я знаю, что мне теперь делать". Гунсунь Цзяньюнь уважал слово своего деда больше всего в семье, поэтому он выслушал его с самым глубоким вниманием.
   Через некоторое время после ухода Гунсунь Цзяньюня, пришла Гунсунь Цзяньу.
   "Дедушка, вы искали меня", поклонилась Гунсунь Цзяньу. Она была послушной девочкой, когда встречалась с Гунсунь Икун. Ее притворная застенчивость сейчас очень бы удивила Цин Шуя, потому что она и сейчас выглядела очаровательно. Пара ее глаз были несравнимо сексуальны. Однако свет, который они излучали, и ее нынешняя скромность никак не сочетались друг с другом. Или это была всего лишь ее маска?
   "Девочка моя, проходи, дедушка и внучка должны поговорить", лицо Гунсунь Икун вспыхнуло дружелюбием, когда он увидел Гунсунь Цзяньу. Та улыбнулась и присела.
   "Все, что угодно, дедушка, лишь бы ты был счастлив".
   "Деточка, что ты думаешь про этого мальчика, Цин Шуя?" спросил Гунсунь Икун со смешком.
   Лицо Цзяньу вспыхнуло, она смутилась на мгновение и сказала:
   "А что именно ты хочешь знать, Дедушка?"
   "Я хочу знать, почему тебе не нравится Цин Шуй", засмеялся Гунсунь Икун.
   "С чего ты взял?" Гунсунь Цзяньу покраснела, засмущалась, но все же спросила.
   "Я хочу найти Старого Цан, чтобы выдать замуж мою незамужнюю внучку", Гунсунь Икун смотрел на свою внучку, такую пацанку с высокими запросами, что никто из остальных Начальников Учеников из других залов не мог с ними сравняться. Но "старый и хитрый" Гунсунь Икун как-то умудрился стать свидетелем разговора между Цин Шуем и Гунсунь Цзяньу под дубом на днях. Он однозначно понял, что этот парень необычный, поэтому не остановил их беседу. Наоборот, он навел справки о нем, а Цин Шуй в итоге еще и его внука одним ударом приложил. Еще одним мотивом стало то, что он узнал, что Цин Шуй и Цан Уя не являются кровными родственниками!
   "Дедушка, что ты такое говоришь, я не пойду за него!" вдруг сконфузилась Гунсунь Цзяньу. Она вдруг почувствовала, как ее сердце бешено застучало, без всякой причины.
   Цин Шуй ей казался не таким, как все. Плюс он был еще и симпатичным. Однако она повидала многих симпатичных парней, но им не хватало способностей. Но она никогда не встречала такого, который бы остался равнодушным к ней. Многие мужчины не умели прятать свои желания, когда видели ее, и это ее ужасно раздражало. Также были многие, кто сначала притворялись джентльменами с высокими нравственными стандартами, но когда она поворачивалась к ним спиной, она чувствовала, как они жадно ее обсматривают. Такие люди были еще хуже тех, кто в открытую разевали на нее рот.
   Цин Шуй был другим. Его ясные глаза были привлекательными. Когда он смотрел на нее, его глаза были наполнены восхищением и, по какой-то странной причине, не желанием, а ненавистью. Это всколыхнуло в ней дух соревнования. Она чувствовала, что Цин Шуй был не из тех, кто станет намеренно привлекать ее внимание. Вдруг она поняла, что не видит в нем никаких недостатков! Никто никогда не говорил ей ничего острого или жестокого. Только он. Он задевал ее без сожаления, не раздумывая, лишая ее дара речи. Она вдруг подумала о тех двух красавицах рядом с ним. Они вполне могли бы сравниться по красоте с Хозяйкой Туманного Зала. Никто никогда не видел ее в лицо, но пара ее прекрасных глаз заставляли других женщин стесняться своей внешности!
   У Цин Шуя было две девушки. И с обеими он, по всей видимости, был очень близок...
   "Дедушка, я не выйду за него, он занят", тихо сказала все еще смущенная Гунсунь Цзяньу. Она излучала чувственность и очарование настоящей красавицы.
   "Да, рядом с ним всегда две женщины", сказал Гунсунь Икун, нахмурившись и трогая свой лоб. "Девочка моя, а ты не против, чтобы у твоего будущего мужа были еще жены?" продолжил Старик, немного подумав.
   Гунсунь Цзяньу заметно нахмурилась. Она замолчала...
   "Девочка, способные мужчины не испытывают недостатка в женщинах. Только бесполезным слабакам трудно найти себе жену. Как насчет того, чтобы ты подумала. Я не буду на тебя давить. Дедушка не будет на тебя давить. Дедушка сказал тебе один раз, что ты сама решаешь свое будущее. Я поддержу тебя в любом случае, решишься ли ты выходить замуж или нет. Все равно Семья Гунсунь довольно многочисленна", по-доброму улыбаясь, сказал Гунсунь Икун, протянув руку и погладив внучку по голове.
   "Спасибо большое, Дедушка, ты самый лучший у меня!" улыбнулась в ответ Гунсунь Цзяньу.
   Гунсунь Икун видел, как она сопротивляется, он снова улыбнулся и с любовью сказал:
   "Глупышка, я же твой дедушка, не нужно всяких формальностей!".
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32877
   Переводчики: Kent
  
   Глава 295. Уровни силы в различных залах Небесного дворца. Отец Цин Шуя, Янь Чжунъюэ, погиб??
   Гунсунь Цзяньу была счастлива. Обычно в таких огромных и влиятельных кланах у молодых людей не было свободы выбора. Судьба большинства детей, рожденных в таких влиятельных кланах, состояла в том, что они служили свое рода разменной монетой, например, для создания альянсов с другими влиятельными кланами для обеспечения прибыли в бизнесе.
   "Девочка, твой дед не собирается вмешиваться в твой выбор. Ты можешь сама принимать решения. Однако дедушка предупреждает тебя: за хорошую партию нужно бороться. Мужчина такого калибра женским вниманием не обделен. Вдобавок между нашим кланом и ним возникли трения, я не думаю, что он по своей инициативе захочет к тебе подойти", со смехом говорил ей Гунсунь Икун.
   "Дедушка, ты и правда хочешь, чтобы я вышла за него замуж?" украдкой поглядывала на своего дедушку Гунсунь Цзяньу.
   "Ха-ха, дедушка дает гарантию, что никто в нашем клане не станет в это вмешиваться. А что касается этого парня Цин Шуя, я очень одобряю его кандидатуру. Попробуй пообщаться с ним поближе, посмотреть, как все пойдет".
   Однажды молодой мастер из Хлопкового Зала предложил ей руку и сердце. Гунсунь Икун разрешил Гунсунь Цзяньу принимать решение самой. Но подумать только, что сейчас он вдруг начал "продвигать" Цин Шуя по своей инициативе.
   "Хм, хм, я поняла, Дедушка!" всякий раз вспоминая, как презрительно обошелся с ней Цин Шуй, она невольно сжимала зубы от досады.
   "Пф, даже если я не выйду за него, я сделаю так, что он в меня влюбится!" решила она про себя. И эта мысль пугала ее саму.
   От внимания Гунсунь Икун не ускользнула реакция его внучки. Хотя в ее глазах не было любви, а всего лишь целеустремленность и, что еще важнее, любопытство, он с высоты своего опыта понимал, что именно любопытство было решающим критерием для начала отношений в любой паре.
   .......
   Цин Шуй проводил время в доме Цан Уя, слушая, как Фэй Уцзи дает расклад по ситуации в Небесном Дворце.
   "Боевой Дядюшка, расскажите нам про Туманный Зал? Мы ничего о нем не знаем", взмолилась Цанхай Минъюэ.
   "Ха-ха, Туманный Зал? Очень хорошо, слушайте, что я вам расскажу. Только никаких вопросов не задавать!"
   "Хм, ладно".
   "С самых древних времен Туманную Вершину населяли только ученицы предка нашей секты. И с тех пор они принимали только девушек, в отличие от других залов, в которых ученики и ученицы принимались вперемешку. По правде говоря, техники и культивация Туманного зала это техника двойной культивации! Однако их двойная культивация особенная. Они предлагают набор техник, которые можно культивировать в одиночку, хотя сила от них не сравниться с той, что приобретается в реальной двойной культивации, результаты она дает очень даже неплохие. Кроме того, их набор техник для двойной культивации не подходит для пар мужчина/женщина, вот поэтому их ученики - только девушки".
   Две девушки, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, немедленно покраснели. Даже выражение лица самого Фэй Уцзи было каким-то неестественным. Он был старшим в секте, и рассказывать о таких вольностях, как двойная культивация, двум девушкам ему было не очень комфортно.
   Однако Цин Шуй теперь только и мог думать, что о легендарной верховной красавице Туманного Зала, практикующей двойную культивацию. Он вдруг вспомнил, что обе его спутницы, Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли, были зачислены в Туманный Зал. Не означало ли это то, что и они теперь практиковали двойную культивацию? Он бросил быстрый взгляд на своих подруг, остановившись на Лю-Ли. Она немедленно в панике отвела глаза. Ее стеснение было прелестным, таким прелестным, что могло свести с ума любого мужчину.
   "Искусство культивации учениц Туманного Зала известно как Мистическое Искусство. Его считают техникой высокого уровня, а требования к культивации довольно строги. Требовался уровень понимания выше среднего до начала культивации. Туманный Зал немного сильнее Зала Звездной Луны. Однако количество учениц в Туманном Зале самое маленькое во всем Небесном Дворце. Из-за строгих условий культивации Мистического Искусства, в Зале всего около пяти тысяч учениц, тогда как в других залах их десятки тысяч".
   Дойдя в своем рассказе до этого места, Фэй Уцзи сделал паузу, посмеялся и продолжил:
   "Что касается внутреннего соревнования, которое проходит каждые пять лет среди всех Залов Небесного Дворца, то у Туманного Зала никогда не было особого интереса соревноваться, поэтому они всегда занимали последнее место. А вот наши ученики, в Зале Звездной Луны, по-настоящему слабы... И в итоге было принято решение поставить Туманный Зал в рейтинге выше Зала Звездной Луны, чтобы угостить наших учеников небольшой дозой здорового унижения, чтобы хоть как-то заставить их усерднее работать".
   Хоюнь Лю-Ли не сдержалась:
   "Внутреннее соревнование?"
   "Ха-ха, так и знал, что ты спросишь. Но даже если бы не спросила, я бы все равно дошел в своем рассказе до этого", засмеялся Фэй Уцзи, заставив Хоюнь Лю-Ли прикусить язык.
   "Каждые пять лет члены всех Залов собираются на общественной площади перед Залом Сокровищ Линсяо и обмениваются опытом среди учеников. Только третье поколение учеников допускается до соревнований, главный критерий - уровень не ниже пятого Сяньтянь. Нет ограничений по количеству участников из каждого Зала, которые имеют право соревноваться. Правила таковы: если ты проигрываешь поединок, ты выбываешь из соревнований. Победа и поражение записываются. В конце баллы подсчитываются, и выводится рейтинг всех залов".
   "Хорошо, а как соревнуются главные над учениками?" Цин Шуй знал, что эти соревнования не проходили просто, потому что эти были самыми сильными среди всех учеников Зала.
   "Они могут соревноваться только друг с другом. Их матчи ставятся в конце соревнований. Иначе это может повлиять на боевой дух остальных учеников", улыбнулся Фэй Уцзи.
   Цин Шуй рассмеялся. Он бы очень хотел посоревноваться с главными учениками, но, оказалось, это было невозможно.
   "Цин Шуй, в конце года начнутся первые соревнования. Я хочу, чтобы ты поучаствовал в соревновании в статусе Главного Ученика нашего Зала Звездной Луны", неожиданно сказал Фэй Уцзи.
   Цин Шуй замер от удивления. Придя в себя, он сказал: "А как же насчет существующего главного ученика? И что? Даже лорд дворца на это согласится?"
   Говоря о лорде дворца, Цин Шуй понимал, что до нынешнего момента он понятия не имел, кто был лордом. Но его и не особо интересовала эта информация, вот если бы это была верховная красавица Хозяйка Зала Тумана... Цин Шуй очень хотел сравнить хозяйку дворца с портретом красавицы.
   Цан Уя молчал, попивая чай и тихо посмеиваясь.
   ............
   Цин Шуй отправился домой. По дороге он вдруг обнаружил, что многие люди смотрят на него в шоке и удивлении. Кроме того, многие приветствовали его, многие пытались подойти и познакомиться с ним.
   "Эй, Цин Шуй!"
   "Эй!" раздавалось то тут, то там.
   Цин Шуй расстраивался, что его имя так быстро прославилось. Его также застал врасплох тот факт, что многие девушки то и дело подходили к нему, чтобы представиться. Он отвечал им односложно и просто, тем не менее, многие прыгали от радости с подружками:
   "Я поздоровалась с ним! Теперь твоя очередь!"
   У Цин Шуя слов не было. Столько девушек дразнили его...
   Он вернулся к себе довольно рано. Однако он не ожидал, что у его двери он повстречает Янь Лин"Эр. Увидев его, она подошла к нему вплотную.
   "Братец Цин Шуй!"
   Цин Шуй смотрел на эту хрупкую девушку. Она обращалась к нему, как к старшему брату, но, увы, он никогда не признает их связь родственной.
   Цин Шуй вздохнул и подумал про себя: "Забудь. Что будет, то будет. В любом случае, это не ее вина. Она же ничего не знает". А вслух, тем не менее, постарался сказать пожестче:
   "Что еще тебе нужно?"
   "Брат Цин Шуй, ты все еще сердишься на меня? Я знаю, что клан Янь чем-то тебя обидел. Но что я могу поделать с этим?" жалостно сказала Янь Лин"Эр, ее глаза увлажнились. "Какое отношение к тебе имеет поведение Клана Янь? Да этих выродков людьми-то нельзя назвать. Их даже со зверями нельзя сравнить", улыбнулся Цин Шуй.
   И его улыбка только добавила холода в сердце Янь Лин"Эр.
   "Братец Цин Шуй, давай я объясню тебе, как дела обстоят в нашем Клане Янь. Может быть, послушав меня, ты поймешь, почему сестра Цин Цин продает чай на улице", тихо сказала Янь Лин"Эр, прикусив губу.
   В этот момент сердце Цин Шуя забилось часто-часто. Он даже слышал эти ухающие звуки. Инцидент с Кланом Янь целых двадцать лет жил в его сердце, и день отмщения был все ближе. Это дело было триггером, запустившим всю эту историю - все его усилия и усердный труд были посвящены этому.
   Янь Лин"Эр задавалась вопросом, является ли Цин Шуй врагом ее клана Янь. Хорошенько проанализировав все, она решила, что это не так. Цин Шуй просто проездом был в Стране Янь, увидел девушку из Клана Янь, которую унижали представители ее же клана, никто ей не помог. Она знала, что для Цин Шуй все челны Клана Янь были хуже скотов.
   "При дядюшке Чжунъюэ никто не смел дразнить Сестру Цин Цин. Даже Хозяйка Сяо вела себя очень осторожно..."
   Услышав первую часть предложения, Цин Шуй перестал слушать ее. В его голове стучала только одна мысль: "Янь Чжунъюэ умер до того, как он воплотил свою месть. Мужчина, по которому тосковала его мать, вот так вот тихо ушел. Как же тот долг, который остался за Янь Чжунъюэ перед его матерью, за то, что оставил ее?!"
   Волна злости поднималась в Цин Шуе, сотрясая его тело. Его лицо покраснело.
   "Братец Цин Шуй, ты в порядке? Что происходит?" запаниковала Янь Лин"Эр.
   "Я в порядке", хриплый и тяжелый голос раздался из самой глубины его глотки. Он понял, что дело это еще больше запутывалось.
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/32878
   Переводчики: Kent
  
   Глава 296. С чего бы мне тебя ненавидеть? Искусство Голубого Лотоса. Появление цветков лотоса.
   "Твой Дядюшка Чжунъюэ - отец той девушки?" Цин Шуй намеренно спросил Янь Лин"Эр, он хотел ее побольше разговорить.
   "Да-да, жаль, что он умер, когда Сестре Цинцин было всего десять лет!" сочувственно сказала она.
   "И эта девушка продает чайные листья на улице с десяти лет? Неужели в Клане Янь всем было наплевать на это? А как же ее мать? А как же ее дед?" Цин Шуй пытался справиться с шоком. Он очень хотел понять, что именно творилось в Клане Янь.
   "Дедушка не вмешивался в дела Клана Янь очень много лет. Говорили, что мать Сестры Цинцин где-то очень далеко. А причина, почему Сестра Цинцин так много лет держится, в том, что она верит, что ее мать когда-то вернется за ней". И на этих словах Янь Лин"Эр разрыдалась!
   Как оказалось, Янь Лин"Эр была очень добросердечной девушкой, и у нее были очень близкие отношения со старшей сестрой Цин Шуя. Он стоял, не двигаясь. Он ждал. Его разрывало желание немедленно все бросить и рвануть в Город Янь, но его разум подавил эти мысли.
   "Сразу после того, как Дядюшка Чжунъюэ умер, Мадам Сяо, нет, вернее та женщина из Клана Сяо быстро прибрала к рукам власть, частично захватив контроль над Кланом Янь. Но ей этого не хватило, заручившись поддержкой Клана Сяо, она попыталась соблазнить моего старшего дядю. В реальности Клан Сяо практически контролирует моего старшего дядю и эту женщину из Клана Сяо".
   Может, из-за того, что Янь Лин"Эр была в бешенстве, не могла не желать смерти тем жестоким и диким людям, но Цин Шуй, наконец, увидел сам, что даже в самых почетных кланах не было никакого чувства родства. Даже "он" умер на руках чужой женщины.
   "А главе Клана Янь все равно на все это?"
   "В Клане Янь много экспертов, верных клану. И он просто так позволяют женщине творить такие вещи в Клане Янь, а сами ничего не делают?"
   Цин Шуй вдруг осознал, что все гораздо сложнее, чем он думал. Изначально он планировал отправиться в Клан Янь сразу после перехода в Сяньтянь. Как по-детски выглядело сейчас это решение! Он понял, что Клан Янь связывали невидимые нити, которые тянулись далеко-далеко.
   "Дедушка передал Клан Янь моему старшему дяде, он не вмешивался, если не возникали серьезные вопросы. В Клане есть серьезные эксперты, но они почему-то все ужасно боятся одного человека", удивленно сказала Янь Лин"Эр.
   "Кого? Разве Клан Янь не самый сильный клан в Стране Янь?" Цин Шуй понимал, что именно этот человек стоит за всей этой историей. Только любопытство руководило Цин Шуем. Он понимал, что Янь Лин"Эр была хоть и не глупой, но очень простой девушкой.
   "Глава Клана Сяо - Сяо Шишуй. Ходят слухи, что он очень важная персона в некоей секте, а эта секта не простая, ни одна страна не может себе позволить обидеть", обеспокоенно ответила Янь Лин"Эр.
   "Так почему твоя Сестра Цинцин оказалась на улице? Как получается, что Молодая Мисс из Клана Янь оказалась в таком тяжелом положении?" пытался понять Цин Шуй.
   "Четыре года назад, когда Сестре Цинцин было 16 лет, Старший Молодой Мастер Сяо из клана Сяо захотел взять Цинцин себе в заложницы. Мадам Сяо согласилась на это от ее имени. В то время она уже считалась почти главой клана. Но Сестра Цинцин стала сопротивляться. В перепалке она пнула Старшего Молодого Мастера Сяо прямо в самое причинное место..."
   Цин Шуй понимал, что ничего такого с этим Мастером Сяо не случилось, потому что он лично видел его, когда впервые приехал на Континент Зеленого Облака.
   "И что случилось потом?"
   "После этого Сестру Цинцин погнала Мадам Сяо, которая заявила, что та должна почувствовать, каково это быть попрошайкой на улице, чтобы она начала ценить ту жизнь, которой она жила в прошлом, наслаждаясь хорошей одеждой и хорошей едой. Все думали, что сестра Цинцин передумает, но они никак не ожидали, что Сестра Цинцин четыре года будет упираться, как бы ни трепала ее жизнь".
   Цин Шуй вспомнил вдруг человека по имени Го Полу. Раньше он его не видел, но имени его никогда не забудет. Потому что девушка, о которой были все мысли его матери, была перед ним в долгу. Цин Шуй никогда не забудет и Клан Янь и Клан Сяо, потому что он решил для себя, что уничтожит эти кланы.
   "Ты добрая девушка. Я надеюсь, что наступит день, когда ты перестанешь ненавидеть меня!" улыбнулся Цин Шуй. Видя его теплую улыбку, она ответила:
   "Брат Цин Шуй, с чего ты взял? Я не ненавижу тебя!"
   Попрощавшись с Янь Лин"Эр, он тяжело вздохнул.
   "Однажды ты будешь плакать. Лучше ненавидь меня. Это то, что не должно было случиться. И это заставить тебя еще больше страдать", подумал про себя Цин Шуй.
   Придя к себе, он немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
   Вспоминая слова Янь Лин"Эр, он думал о том, что у его старшей сестры нет никакой поддержки, она вынуждена рассчитывать только на себя. Цин Шуй думал, что Янь Чжунъюэ хорошо с ней обращается, ведь он любил ее мать и должен был хорошо относиться к их общей дочери. Однако он умер, и девушка осталась без поддержки. Цин Шую вдруг захотелось заплакать. Он и сам не понимал, почему он себя так чувствовал. Может, потому что он ненавидел своего отца, и ему некуда было выплеснуть эту ненависть.
   Культивация. Единственное, что могло помочь ему забыться, это культивация. Все проблемы лежали тяжелым грузом на сердце Цин Шуя, не давая дышать.
   Древняя Техника Усиления постепенно циркулировала.
   Цин Шуй вдруг вспомнил, что совсем забросил Искусство Голубого Лотоса! С тех пор, как он пробил 4-й уровень Древней Техники Усиления, он забросил Искусство Голубого Лотоса, которое он тоже довел до четвертого уровня. В то время, Цин Шуй только вошел в Сяньтянь, поэтому он решил, что самым большим преимуществом Искусства Голубого Лотоса было то, что оно помогало ему успешно культивировать Древнюю Технику Усиления. Вспомнив про него, он понял вдруг, что теперь у него была возможность достичь невероятных успехов в различных вещах. Поэтому он решил продолжить культивацию Искусства Голубого Лотоса. Он с нетерпением ждал, когда он достигнет того уровня, когда он будет окружен девятью цветками лотоса. Не смотря на то, что он давненько не занимался этим искусством, он не потерял сноровки. В конце концов, в свое время он проделывал тренировки бесконечное количество раз. Только он не понимал почему, достигнув прорыва в своей Древней Технике Усиления, его искусство Голубого Лотоса осталось на самом низком уровне среди всех воинов клана Цин его возраста.
   В этот момент Ци Древней Техники Усиления, которая была гораздо сильнее Искусства Голубого Лотоса, постепенно начала циркулировать, проходя потоками сквозь его меридианные каналы. Цин Шуй циркулировал Ци согласно Искусство Голубого Лотоса, постепенно добавляя Ци Древней Техники Усиления. Ничего странного в этом не было, потому что он и раньше практиковал эти две техники вместе.
   Но на этот раз Цин Шуй почувствовал что-то другое, очень отличавшееся от предыдущего опыта, хотя он не мог точно сказать, что именно. Он чувствовал, что раньше процесс не был гладким, а сейчас все шло, как по маслу, без какого-либо сопротивления. Это чувство было подобно тому, когда ты ешь холодненькое мороженое в страшную жару, все 360000 поры были открыты. Однако Цин Шуй не чувствовал никакого удивления, как будто все так и должно было быть.
   В прошлом всякий раз, получая переход на новый уровень Древней Техники Усиления, его Искусство Голубого Лотоса также проходило на следующий уровень. На этот раз, Цин Шуй чувствовал, что даже если прорыва не последует, он, по крайней мере, сможет достичь вершины 4-го уровня. Он забросил Искусство Голубого Лотоса, когда достиг четвертного уровня.
   Тренировки шли гладко. Ему даже казалось, что все происходит без его участия, так сильно он погрузился в свои ощущения. Было чувство, что он забыл прошлое, не ожидая, что сможет достичь состояния "без сознания", он совершенно неожиданно вошел в него.
   Время шло медленно, но вдруг он встал с закрытыми глазами, какая-то сила толкнула его руки, сложившись в знак в форме лотоса. В полной тишине. Без единого звука.
   Совершив своеобразный ритуал, Цин Шуй резко открыл глаза. Золотой цветок лотоса размером с небольшой водоем возник перед ним.
   Это был цветок лотоса с девятью лепестками!
   Цин Шуй смотрел на прозрачные искрящиеся лепестки лотоса перед собой, такие прекрасные, словно мираж, источавший мощную ауру. Цин Шуй протянул руку к нему. Он дотянулся до цветка, осторожно, боясь, что он исчезнет, как только он до него дотронется! Он заметил, что между ним и цветком есть какая-то слабая связь, возникшая сразу после того, как он дотронулся до цветка.
   "Это ткань... и она довольно твердая!"
   Он был поражен. Со стороны цветок выглядел прозрачным. Используя связь, чтобы контролировать лотос, Цин Шуй обнаружил, что цветок может двигаться и он вполне гибкий. Однако эти действия просто опустошили "Божественную Силу" его Даньтянь. Цин Шуй был вне себя от радости. Подумать только, что цветок появлялся только тогда, когда воин достигал седьмого уровня Боевого Командира Искусства Голубого Лотоса. А у него он появился всего лишь на четвертом уровне!
   "Что-то не то!" Цин Шуй вдруг почувствовал, что он что-то упускает.
   Цвет лотоса!
   Цветок, который должен был быть белого цвета, был золотым. Цин Шуй стоял, не понимая, что происходит, и смотрел на цветок, излучавший слабое свечение. Цин Шуй контролировал движение цветка, увеличивая его скорость, пока не стал слышен звук лотоса, рассекавшего воздух. Постепенно золотой лотос был полностью в его власти. Цин Шуй заметил, что именно благодаря Ци его Древней Техники Усиления, цветок становился все легче и быстрее. Как и говорила когда-то его мать, его можно было использовать как для атак, так и для защиты, а также у него были дополнительные эффекты и возможность использования в качестве оружия. Были ограничения по расстоянию, не более двух метров от цели.
   После того, как Цин Шуй прервал свою связь с золотым цветком лотоса, его цвет постепенно сталь бледнеть, и цветок исчез в воздухе.
   Это все было похоже на сгущающуюся энергию Цин Сяньтянь! Неужели Искусство Голубого Лотоса мутировало? Это была первая мысль, которая пришла Цин Шую в голову.
   Цин Шуй снова сложил руки в форме лотоса, и снова появился золотой цветок лотоса. Придерживая лотос внутренней связью, он сложил ладони в знаке лотоса еще раз. Появился еще один цветок лотоса!
   ...
   Таким образом, появилось целых четыре цветка, и сколько бы он ни старался, пятого цветка он не увидел. Цин Шуй понял, что на четвертом уровне Искусства Голубого Лотоса можно создать не более четырех цветков. Цин Шуй решил попробовать, сколько цветков он смог бы контролировать одновременно.
   Цин Шуй любовался рядом золотых цветков лотоса перед собой. Всего четыре цветка выглядели, будто сотня прекрасных цветущих растений. Вид был потрясающий!
   Цин Шуй попытался контролировать все четыре цветка одновременно, но стоило ему пошевелиться, связь с двумя цветками была потеряна. Ему удалось ловко манипулировать одним цветком, но двумя цветками управлять оказалось довольно трудно. Хорошо, хоть терпение у него было поистине героическое.
   Постепенно Цин Шуй узнал, что у духовной энергии была еще одна возможность - многозадачность, то есть способность одновременно делать две, три или даже четыре вещи.
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/35471
   Переводчики: Kent
  
   Глава 297. Гунсунь Цзяньу в растерянности.
  
   Цин Шуй постепенно осознал, что у духовной энергии был еще один довольно грозный способ использования - Разделение Внимания; воин мог уделять внимание одновременно двум, трем, четырем задачам...
   Цин Шуй подумал о том огромном количестве духовной энергии, которая требовалась для достижения Девятой Стадии Появления Лотоса. И потом до него дошло - он был на четвертом уровне Древней Техники Усиления и одновременно на четвертом уровне Искусства Голубого Лотоса.
  
   Самым важным событием было появление одновременно четырех цветков лотоса. Возможно, вечно изменяющееся Искусство Лотоса продвигалось вперед с Древней Техникой Усиления? Тогда продвижение на Девятую Стадию Появления Лотоса означало, что ему нужно было культивировать Древнюю Технику Усиления на 9-й уровень..........
   Ему стало очень грустно от этой мысли. Не то, чтобы он не надеялся пробить однажды 9-й уровень Древней Техники Усиления, просто ему это больше казалось фантазией, ведь продвижение к последним уровням будет таким же трудным, как попытка забраться на небо.
   Но пока у Цин Шуя не было таких высоких целей перед ним, слишком далека была эта цель, он всего лишь хотел пробить пятый уровень, чтобы исполнить просьбу матери. Пришло время отдать долг двадцатилетней давности.
   Он изо всех сил старался удержать контроль над двумя цветками лотоса, постепенно приноравливаясь. Кроме того он увеличивал количество силы, которую он закачивал в них. Сила и скорость постепенно увеличивались, даже золотое свечение вокруг цветков лотоса усиливалось от "божественной силы", которая вливалась в них.
   С двумя цветками расстояние, на которое распространялся его контроль над цветками, увеличилось до четырех метров. Цин Шуя порадовало это новое открытие. Интересно, увеличивалось ли расстояние с количеством цветков? Он не стал пока проводить эти эксперименты: ему нужно было сначала научиться хорошо управлять золотыми цветками лотоса. Такие вещи, связанные с Ци Сяньтянь, были хорошим оружием и средством защиты, на одном уровне с некоторыми "квази"-божественными оружиями. Из-за высокого уровня потребляемой энергии их воздействие было недолгим. Поэтому было важно немедленно вводить их в бой, сразу же после активации.
   Если бы это был бой между сильным и слабым, можно было совместить несколько божественных орудий, чтобы немедленно одержать победу над слабым. За такое короткое время Цин Сяньтянь тратилось в очень небольшом количестве; но чем больше уходило времени, тем большими неприятностями это светило.
   Последние два лотоса также растворились в воздухе. Цин Шуй решил было уже полностью отказаться от искусства Голубого Лотоса. Он и не ожидал, что Искусство так трансформируется. Можно было считать это приятным сюрпризом.
   Затем Цин Шуй занялся алхимией с помощью Золотого Котла Железного Огнива. В последнее время он набрал уже более трети опыта, сам того не подозревая. Но Гранула Первобытного Ветра и Воды требовала еще 330 000 единиц опыта. Эта сумма опыта была чуть больше, чем требовалась для Гранулы Красоты.
   Маленькая восстанавливающая гранула, которую он синтезировал, все еще находилась на первом уровне Царских Лекарственных Гранул. Судя по эффектам, Большая Восстанавливающая Гранула и Гранула Красоты должны, скорее всего, считаться царскими гранулами второго уровня. Жаль, что в ближайшее время у него не было возможность создать их. Пока не было.
   Лекарственные гранулы десятого королевского уровня были способны удвоить культивацию воина. Чего уж и говорить про Королевский уровень? Неужели они были способны на многократное увеличение? А имперский уровень? Уровень святого? Божественный уровень?
   Неужели лекарственные гранулы уровня Святого были способны переродить человека на уровень Бога немедленно? Цин Шуй встряхнул головой. У него были подозрения, что ингредиенты, необходимые для Лекарственных Гранул имперского уровня были редкостью, не говоря уже про Божественный уровень. Это могли быть легендарные травы, о которых мало кто слышал и уж точно никто не видел в глаза.
   В сфере Вечного Фиолетового Нефрита было поле лекарственных трав, где Цин Шуй выращивал растения для алхимии. Это поле росло по удобному циклу, удобному для Цин Шуя. К тому моменту, когда он заканчивал последнюю связку растений, на месте первого сбора уже вырастали новые травы. И в таком цикле он их и использовал.
   В алхимии у Цин Шуя были небольшие успехи - он синтезировал Золотую Мазь от Ран, Малую Восстанавливающую Гранулу и Гранулу Выносливости. Возможно, благодаря своей опытности и продвинутости знаний, он смог синтезировать две дополнительные гранулы, которые имели те же самые лечебные свойства, что и оригиналы. Эти гранулы он создал специально для Цан Уя и Фэй Уцзи!
   На континенте существовала теория, которая утверждала, что частое использование любых лекарств способствовало вырабатыванию устойчивости к лекарствам. Чем выше было качество лекарства, тем больше устойчивость. Например, Малую Восстанавливающую Гранулу можно было принимать в количестве двух таблеток, а вот Большую - только одну. Цин Шуй предполагал, что такие лекарства, как Большая Восстанавливающая Гранула или уровнем выше, можно было принимать только один раз в жизни.
   Но самое главное было то, что их было трудно синтезировать. Количество веществ в одном котле было ничтожно мало, кроме этого, был высок риск провала. Таким образом, получалось, что каждая гранула была крайне ценна.
   На следующий день Цин Шуй отправился на публичную площадь для утренней зарядки. На этот раз народу было еще больше, все приветствовали его с теплотой, даже мужчины. Цин Шуй отвечал улыбкой, понимая, в чем причина такой приветливости.
   "Не говори мне, что этого Главного Ученика пришлось уговаривать занять эту должность!"
   Цин Шуй не хотел быть в эпицентре урагана. За место Главного Ученика всегда была борьба, но у них у всех было какое-то основание, он даже равняться на них не мог. Хотя он был под покровительством Цан Уя и Фэй Уцзи, он не был перед ними в каком-то долгу, особенно, что касалось личных предпочтений.
   Цин Шуй отдал рецепт Ликера Тигровой Кости и Маленькую Восстанавливающую Гранулу в качестве подарков. Они были его способ сказать "спасибо". Он пытался отплатить Цан Уя за то, что научил его Шагам Туманного Облака, Удару Грома и Божественной Защите. Он не знал, насколько это было достаточно, но он сделал все, что в его силах.
   Цин Шуй приступил к тренировкам Тайчи. Он работал над концепцией, а не над силой, поэтому больше сосредотачивался на позах. Несмотря на это, со стороны это выглядело впечатляюще. Цин Шуй закрыл глаза и двигался в ритм собственным ощущениям.
   "Посмотри, как хороши его удары, намного лучше, чем мой Железный Кулак. Такие мягкие движения..." с восхищением пробормотал мужчина с усами
   "Все верно, не нужно недооценивать его мягкость. Это даже не каждый культиватор Сяньтянь десятого уровня выдержит. Я вижу давление даже отсюда", тут же ответил ему кто-то.
  
   .....................................................
  
   Цин Шуй лишился дара речи. Он слышал обрывки фраз. В этом была вся человеческая натура. Они один раз увидели, как он победил Гунсунь Цзяньюня, и теперь даже легкие движения, без каких-либо усилий с его стороны, вызывали такие комплименты.
   Свет утреннего солнца падал на поле и на Цин Шуя. Он впитывал жизненную силу солнечных лучей, аромат жизни, сильный и здоровый запах. Цин Шуй глубоко вдохнул и медленно выдохнул, будто пытаясь избавиться от излишков негативной энергии из своей грудной клетки. Он даже чувствовал, как все поры в теле открывались. Впитывая энергию утреннего солнца, он чудесно себя чувствовал. Очевидных эффектов от этой процедуры не было, зато настроение однозначно поднялось.
   Утро медленно, но верно двигалось к полудню. Многие прогуливались вокруг арены в центре, ожидая продолжение лекции по следующим десяти движениям "Искусства Меча Небесного Дворца".
   Увидев Старшего лектора, Цин Шуй медленно двинулся, пытаясь найти место поближе к арене.
   "Давайте научимся следующим десяти движениям в Искусстве Меча Небесного дворца. Я покажу вам первые двадцать движений снова, чтобы помочь вам освежить их в памяти".
   Старик показывал намеренно медленно, но комбинация его живости и силы была потрясающей. Цин Шуй ощущал жизненную силу в его движениях. Следующие десять движений были гораздо мощнее предыдущих, хотя чуть менее агрессивные.
   Проведя раунд первых двадцати упражнений, лектор приступил к объяснению нового материала. Он еще больше снизил скорость объяснения, даже иногда повторял некоторые детали два или три раза.
   Цин Шуй со всей серьезностью смотрел, слушал и переваривал. Как и ожидалось, стойки искусства меча усложнялись по мере изучения, но Цин Шуй был счастлив, потому что усилий это требовало не так уж и много. Благодаря Форме Тигра он легко овладевал этим искусством. Он решил посвятить еще немного времени рисункам тигра на площадке с каменными изваяниями.
   На объяснение десяти движений у учителя ушло полных четыре часа. Изначально лектор предупредил, что никаких повторений не будет, однако он повторял снова и снова.
   "Какой приятный учитель, такой ответственный!" подумал про себя Цин Шуй.
   В конце занятия старик трижды повторил десять движений и снова терпеливо все объяснил!
   "Ну, постарайтесь запомнить, обсудите. Мы продолжим через десять дней", сказал старик и медленно спустился с арены.
   Когда он ушел, люди тоже стали расходиться поодиночке или группами в два-три человека, чтобы повторить все, пока оно было свежо в памяти. Цин Шуй не стал исключением. Как и старик, Цин Шуй сдерживал поток Ци, потому что на данном этапе он полагался на использование концепта. Обычным людям вокруг него казалось, что он тренируется в искусстве меча. Со стороны казалось, что он делает все по-настоящему. Однако не хватало четкости позиции. Люди с более высоким потенциалом эта разница была хорошо видна. Старик-учитель, который еще не успел далеко уйти, случайно бросил взгляд на Цин Шуй и искренне изумился. Неприкрытый шок читался в его глазах. В итоге он ушел с площадки с довольной улыбкой.
   "Цин Шуй!"
   Цин Шуй вздрогнул, услышав знакомый голос. Обернувшись, он увидел Гунсунь Цзяньу, наблюдавшую за ним издалека с улыбкой. Ямочки на ее щеках были как весенние цветочки. Как обычно она была одета в струящееся черное платье, ее аппетитная фигура была очень привлекательной, особенно ее аккуратная грудь и выступающая попа. У Цин Шуя во рту пересохло.
   "Что?" Цин Шуй смотрел на прекрасное лицо, которое могло соблазнить любого. Улыбка, которая могла любого заставить потерять рассудок. Несмотря на то, что Цин Шуй всячески отвергал ее, он не мог отрицать того факта, что он испытывал к ней стойкий сексуальный интерес.
   Услышав ответ Цин Шуй, такой краткий и резкий, Гунсунь Цзяньу почувствовала себя неловко, однако не изменила выражения лица.
   "Спасибо, что сдержался в прошлый раз", радостно произнесла она.
   "Ты уже сказала спасибо", равнодушно ответил Цин Шуй. Он ужасно хотел заняться с ней сексом, однако не хотел связываться с последствиями.
   "Разве мы не можем быть друзьями?" грустно спросила она. Ее голос был негромким, однако некоторые люди вокруг вполне слышали их разговор.
   Сила сплетен ужасает. Несколько людей поспешили прочь, увидев Цин Шуй и Гунсунь Цзяньу вместе.
   "Друзьями?" удивленно переспросил Цин Шуй. С того момента, как он победил третьего сына клана Гунсунь и сломал плечо Гунсунь Цзяньюню, он не думал, что еще придется иметь дело с членами этого клана.
   Удивление в голосе Цин Шуя прозвучало как дразнилка в ушах Гунсунь Цзяньу. Она улыбнулась:
   "Ну, извини, что потревожила", и ушла. Ее силуэт был таким одиноким. Цин Шуй хотело было что-то сказать, но передумал. Вздохнув, он продолжил тренировки в Искусстве Меча Небесного дворца. Его чувства, однако, были в полном беспорядке. Все, о чем он мог думать, был одинокий силуэт уходящей Гунсунь Цзяньу. Она была словно Минъюэ Гэлоу, как Ши Цинчжуан. Даже исключительная Ие Цзанъэ иногда была такой. Однако та сильная девушка из Города Янь была еще более одинокой, брошенной, даже дух захватывало, насколько более одинокой была она.
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/35472
   Переводчики: Kent
  
   Глава 298. Каменный Монумент Отдыхающего Тигра. Внутреннее состояние неподвижности, словно гора.
  
   "Ого, кто-то игнорирует Гунсунь Цзяньу. Это что-то новенькое!"
   "Я подозреваю, что он импотент..."
   ...
   "Старший Мо, вы уверены, что Цин Шуй может победить Цзяньу?" спросил симпатичный седовласый мужчина средних лет. От него исходила великая аура, которая больше походила на бушующие волны.
   "Лорд Дворца, я верю, что все еще могу судить о таких вещах. Он не только сильнее Цзяньу, он даже Главным Ученикам других залов не уступит", с улыбкой ответил Старший Мо.
   Если бы Цин Шуй был там, он бы увидел, что Старший Мо был тем самым учителем, который объяснял им Искусство Меча Небесного дворца.
   "Конечно, я доверяю Старшему Мо и его оценке. Я в курсе силы Зоркого Глаза. И, кажется, ты восхищен этим юношей", тихо сказал Лорд Дворца Зала Звездной Луны, симпатичный мужчина средних лет.
   "Восхищен? Конечно! Но он со Старым Мастером Цан и Старшим Фэй", с сожалением в голосе сказал Старший Мо.
   "Ах, вот в чем дело. Кажется, в будущем у нашего Зала Звездной Луны снова есть перспектива подняться с коленом", радостно засмеялся Лорд Дворца. Его голос был низким и сильным, его можно было слушать целую вечность.
   "Тогда в соревнованиях в следующем году, кого нам выставлять в качестве Старшего Ученика - Цзяньу или Цин Шуя?"
   "Насчет этого, ага, мне придется с нею переговорить. Проверю, захочет ли она сама отступить. Если нет, придется столкнуть их на спарринге", подумав какое-то время, ответил Лорд Дворца.
   "Да, парни-ученики в Зале Звездной Луны безнадежны. Мы теряем лицо из-за них", с горькой усмешкой сказал Старший Мо.
   "Я Лорд Дворца, но ничем от них не отличаюсь. Даже из Зала Звездной Луны мужчины могут мне нахамить".
   Цин Шуй тренировался на площади еще некоторое время, совсем недолго. Время было за полдень, многие ушли на обед. Цин Шуй сразу же вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита прямо с площади, когда никого не было вокруг.
   Было очень удобно принимать пищу в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, где все было под рукой. И продукты внутри не портились очень долгое время. Даже если Цин Шуй варил кастрюлю ухи и оставлял ее там на 60 или 70 дней, суп оставался свежим и вкусным, нисколько не портясь.
   Цин Шуй знал, что в этом была уникальность сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Цин Шуй съедал кастрюлю ухи каждые две недели. Уха не портилась за это время, он просто подогревал ее и ел, будто она была только что приготовлена.
   Однажды был случай, когда Цин Шуй не успел доесть, как его выкинуло из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Когда он вернулся туда, в реальности прошло всего полдня, а в сфере Вечного Фиолетового Нефрита - уже больше семидесяти пяти дней. Но что поразило Цин Шуя, так это то, что остатки рыбы и Во Всех Смыслах Питательного Супа нисколько не испортились. Подогрев их, он спокойно их доел, потому что на вкус они были как свежие.
   С тех пор Цин Шуй тушил рыбу, готовил уху, черепашьи супы, Во Всех Смыслах Питательный Суп, не переставая. Было очень удобно, всегда под рукой была готовая еда.
   Пообедав, Цин Шуй прошелся по Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Но неожиданно он заметил, что тысячелетнее Мрачное Дерево дало ростки.
   Точно так же, как и с безымянной веткой, у Цин Шуя были большие надежды на то, что должно было вырасти из него. Но на его памяти такие деревья были лишь материалом для магических сокровищ, он не знал, как еще их можно использовать. Он решил спилить его, уже не надеясь получить ростки.
   И тут нежная зеленая веточка, длиной всего в пару сантиметров, тянулась из самого кончика тысячелетнего мрачного Дерева. Да, самого нежного живого зеленого цвета, изумительно зеленого, излучая довольно опасную ауру.
   Чем ближе к ней подходил Цин Шуй, тем живее он ощущал холодную ауру, вернее, морозящую ауру, от которой мурашки по коже бежали. Как говорилось, чем красивее вещь, тем опаснее ее яд. Такая сильная холодная аура была сравнима, если даже не превосходила холод тысячелетней стали. Если промозглая аура от всего лишь дюймового отростка была более угрожающей, чем аура тысячелетней стали, то чего было ждать от него в будущем? Может быть, это мрачное полено в свое время тоже было отрублено от какого-то магического дерева?
   Цин Шуй понял, что дело-то серьезное. Частью какого объекта было это тысячелетнее мрачное дерево? От какого дерева этот пень? А плоды он несет?
   Его мысли хаотично перескакивали с одного объекта на другой, и вот он уже вспомнил про Молот, Сотрясающий Небеса, сделанный из холодной стали десяти тысяч лет. Он вспомнил, что, когда он получил этот подарок, он не ощутил холодной ауры от него. Но ведь холодная сталь десяти тысяч лет не может не излучать ощутимой ауры.
   Цин Шуй наклонился, чтобы разглядеть молодой побег тысячелетнего мрачного дерева, который даже слегка светился зеленым, такой невыносимо прекрасный! Не было никакой возможности пока для его использования, поэтому Цин Шуй решил оставить его еще подрасти. В будущем, по крайней мере, у него не будет нехватка в древесине. Было бы лучше, конечно, если бы появились какие-то неожиданные плюсы. Счастье всегда наступало неожиданно для Цин Шуя.
   Цин Шуй поднял Молот, Сотрясающий Небеса, еще раз взглянул на него своей Техникой Небесного Видения. Действительно, он придавал двадцать процент к силе, триста очков к увеличению силы. Почему же в нем не было холодного яда? Может быть, кузнец, выковавший его, не обладал нужными навыками? Покрепче ухватившись за рукоятку, Цин Шуй все равно не чувствовал холодной ауры. Просто чуть холоднее обычных металлов. Когда он размахивал им в первый день, он чувствовал лишь его мощь и ауру. Но никакого ядовитого холода или мороза по коже...
   Чтобы проверить свои догадки, Цин Шуй выбрал пустое место, на котором обычно проводил тренировки в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, увеличив свою ауру и пропуская ее по каналам в Молот, Сотрясающий Небеса. Сам молот был словно черные тучи, собранные в пучок. Когда Цин Шуй вливал в него свою силу, от поверхности молота исходил тонкий черный туман.
   Он взмахнул и рубанул!
   Цин Шуй продолжал увеличивать поток силы, вливаемой в молот, ударяя, режа, вибрируя молотом...
   Тысячелетняя холодная сталь была словно кусок льда, но Молот, Сотрясающий Небеса, в руках Цин Шуя была черным и ярким, но никак не холодным. И Цин Шуй никак не мог понять, в чем дело.
   Проведя некоторое время за размышлениями, но, так и не поняв ничего, Цин Шуй решил больше об этом не думать. Он вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита и направился к каменным статями, которые располагались на задней стороне горы. Уже несколько дней прошло с его последнего визита.
   На следующий день ему еще предстояло научиться Удару Небесного Грома у Цан Уя, что его бесконечно радовало. Мужчины уважают насилие, а самой насильственной из всех боевых техник в Небесном Дворце, той, о которой Цин Шуй мечтал, была Техника Удара Небесного Грома, которая увеличивала мощь атаки воина на тридцать процентов.
   Днем ему было особо нечем заняться, поэтому он решил снова сходить посмотреть на каменные изваяния. Он боялся, что если с ними что-то случилось. Это бы его очень расстроило.
   Площадка со статуями была, как обычно, наполнена множеством людей, то и дело сновавшими туда-сюда. Ничего не менялось, когда кто-то приходил или уходил. Разве что у статуй, где появлялась какая-нибудь красавица, скапливалось гораздо больше народу, мужчин, само собой.
   Цин Шуй приступил к осмотру Формы Тигра, который он так и не закончил. Он искал каменный монумент, около которого не было ни единой души. Цин Шуй увидел образ и понял, почему никто не тренировался у скульптуры. На ней был изображен тигр, лениво лежащий на земле, с прищуренными глазами, в состоянии полной расслабленности.
   Цин Шуй увидел это изображение, и волосы зашевелились у него на голове. Потому что ничего такого нежного не было на картине, как показалось Цин Шую. Выражение тигра было подобно недвижимой горе, оно не уступало ни одному из остальных изображений тигра. Конечно, людям, которые не понимали сути этих скульптур, было трудно уловить их суть.
   Цин Шуй, не отрываясь, смотрел на свирепого тигра на каменной статуе. Плавные линии тигриного тела, лежащего на земле, тем не менее, говорили о том, что он в любое мгновение мог сорваться и произвести самую ужасную атаку. В ту же секунду.
   Цин Шуй смотрел на каменное изображение и даже не понял, как Ци Древней техники усиления замедлилась, но ее сила увеличилась. Цин Шуй не сводил глаз с тигра, боясь упустить даже малейшую деталь.
   Многие люди приходили и уходили, не понимая, почему Цин Шуй смотрит на спокойного тигра, как завороженный. Некоторые даже останавливались на мгновение и снова уходили, покачивая головами и вздыхая.
   Недвижимый, как гора!
   Наконец, Цин Шуй понял, что значило быть недвижимым, как гора. Как старики в Небесном Дворце, каждый из них был самой сутью существования, которое невозможно было сдвинуть с места, как гору. Это были те, кто собирали понимание и опыт на протяжении сотен лет, кто был способен прибыть в Сферу Состояния Недвижимого, Словно Гора.
   Недвижимый, как гора. Для того чтобы стоять, как скала, излучая ауру и давление такой силы, что никто не мог и попытаться подойти ближе...
   Концепция этой скульптуры была проста - быть недвижимым, как гора. Среди всех зверей только свирепый тигр был способен достичь такого состояния, только свирепый тигр был способен на достоинство короля всех зверей.
   В тот момент, когда Цин Шуй понял это, Ци Древней Техники Усиления, которая безостановочно циркулировала в его теле, вдруг претерпела загадочные изменения, вызвав огромные изменения в Цин Шуе.
   Инсайт!
   В отношении концепции это было повышение уровня, это было что-то, что просто так не давалось. Положение человека, которое выстраивалось годами, под влиянием опыта и окружения. Цин Шуй чувствовал, что Ци Древней Техники Усиления в его теле и жидкость в его Даньтянь вдруг сгустились, будто увеличившись в количестве, стали плотнее в его меридианных каналах, позволяя ему ощутить его растущую силу всем телом.
   Па!
   В этот момент Древняя Техника Усиления неожиданно пробила 95 цикл и перешла на 96-й, и даже подавала сигналы, что прорыв на 97-й уровень близок.
   Он уже почувствовал огромный прилив силы, и вновь он получил дополнительное усиление, которое поразило его настолько, что он даже неожиданно растерялся. Словно человек вдруг выиграл приз в пять миллионов, а потом ему объявили, что что-то пошло не так и он на самом деле выиграл тридцать миллионов вместо пяти.
   "Ха! Она скоро достигнет 97-го цикла! И потом будет финальный цикл четвертого уровня Древней Техники Усиления после 98-го цикла. Как только я пробью 99-й цикл и войду в сотый, наступит 5-й уровень Древней Техники Усиления, и я смогу отправиться в Клан Янь!" Цин Шуй был так счастлив, что рассмеялся вслух.
   Многие вокруг стали оглядываться и бросать на него удивленные взгляды. Симпатичный парень простоял целый день перед камнем и теперь радостно хохотал.
   "Лунатик..."
   "Он кого-то разлюбил? Его кто-то разлюбил? Кто ж посмел бросить такого красивого мужчину? Жалко, что я уже не свободна, я бы предложила ему руку и сердце", сказала ярко накрашенная женщина, которой вдруг стало жалко Цин Шуя.
   "Тетушка, ты? Он смог бы найти кандидатку получше, если бы он выбирал", засмеялся какой-то мужчина.
   "Ты бессердечный. Ты думаешь, я не узнаю тебя? На днях, когда мы с тобой развлекались, что ты мне сказал?" спросила его женщина. И пристыженный мужчина тихонечко сбежал!
   Цин Шуй только нос почесал и тряхнул головой:
   "Подумать только, я сам себя опередил!" Он никогда и не думал, что сможет понять состояние недвижимости, словно гора, по одному только рисунку. Он не только увеличил свою ауру на пятьдесят процентов, но и плотность ее увеличилась на десять процентов, что было даже бОльшим эффектом, чем воздействие малой восстанавливающей гранулы. И самое главное - его аура удивительно трансформировалась.
   Цин Шуй прекрасно понимал необходимость оказания давления. Конечно, он был вне себя от радости, потому что эта способность увеличилась на пятьдесят процентов!
   "Недвижимый, словно гора, ха-ха, словно гора!"
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/35473
   Переводчики: Kent
  
   Глава 299. Цин Шуй - Главный Ученик? Образ Инь и Янь.
   "Недвижимый, как гора. Ха-ха, как гора!"
   Вспоминая слова женщины у скульптуры, Цин Шуй встряхнул головой, засмеялся и собрался было уже уходить. В мире девяти континентов героизм и доблесть были в почете, хоть редко, но такие женщины встречались время от времени.
   Проведя целый день, глядя на каменную табличку, Цин Шуй решил посмотреть на еще одну, находившуюся позади этой. На изучение первой скульптуры у него ушло много времени, но Цин Шуй знал, что на многие каменные изображения требовалось совсем немного, например, изображение Свирепого Тигра, охотящегося на Дикого Вепря.
   Однако Тигр, Крадущийся в Горах, и Отдыхающий Тигр были картинами такого уровня, на изучение которых требовалось целых полдня, даже не смотря на то, что Цин Шуй находился на Большой Стадии Успеха в культивации Формы Тигра. Если воин не был опытен в Форме Кулака Зверя, ему было бы трудно понять вообще что-либо даже за год. Более того, мало у кого хватило бы терпения на целый год.
   "Я даже не знаю, когда я смогу закончить чтение этих табличек", подумал про себя Цин Шуй. У него было чувство, что некоторые каменные изваяния были непостижимы для него, даже если бы он попытался закончить осмотр всех из них, ему бы понадобилось слишком большое количество времени.
   Когда Цин Шуй пришел к себе, он заметил старика, стоявшего у лестницы. Цин Шуй сразу узнал его: это был лектор, обучавший их Искусству меча Небесного Дворца на площади. Он слышал от других, что его звали Старший Мо. Цин Шую нравился этот старик. Он естественно поприветствовал его:
   "Доброго здравия, Старший Мо!"
   "Ты, должно быть, Цин Шуй. А я тебя поджидаю!" с улыбкой сказал ему старик. Цин Шуй понятия не имел, зачем он его ожидает, поэтому естественно удивился, услышав эти слова.
   "Меня? Зачем Старшему Мо я понадобился?" выпалил Цин Шуй, все еще не придя в себя от удивления.
   Старший Мо посмотрел на Цин Шуя и медленно произнес:
   "Лорд Дворца хотел, чтобы я спросил тебя, не захочешь ли ты быть Старшим Учеником Зала Звездной Луны".
   "Главным учеником? Разве в Зале Звездной Луны нет Старшего Ученика?" спросил Цин Шуй. Он подумал про Гунсунь Цзяньу, старшую ученицу зала Звездной Луны, как она сиротливо шла по дорожке после разговора с ним. Она будет чувствовать себя еще ужаснее, если он примет позицию Старшего Ученика.
   "Да, Цзяньу согласилась на то, чтобы ты стал Главным Учеником", прямо ответил Старший Мо. Казалось, что он полностью владеет ситуацией и уже позаботился обо всем. В конце концов, было бы неловко, если одного Старшего Ученика бесцеремонно спихнули ради другого человека.
   Цин Шуй замешался. Подумав, он отказался от позиции.
   "Я не буду Старшим Учеником. Я не подхожу".
   Нужно отметить, что в каждом зале Небесного Дворца позиция Старшего Ученика была особенно почетной. Старший Ученик Зала Аристократов был самым выдающимся учеником, будущим кандидатом на место Лорда Дворца. И он должен был стать следующим Лордом Дворца, если все будет идти по плану.
   Что касается наследования в Сектах, Главный Ученик был обычно одним из самых важных кандидатов на место Лорда Дворца. Таким образом, Главные Ученики всех залов считались воинами того же ранга, что и Старшие в Небесном Дворце. Даже если Старший Ученик не смог стать Лордом Дворца, он становился Старшим.
   Чтобы стать Главным Учеником, воину нужно было превосходить всех в отношении духовной энергии и талантов. Таким образом, если кого-то нужно было заменить другой кандидатурой, значит, культивация второго была достаточной для назначения его Старшим в Секте. Более того, несмотря на важность культивации в Выборах Лорда Дворца, моральный облик, ум, характер, поведение были в равной степени важны. И если кого-то назначали Главным Учеником, его обычно не заменяли.
   Слова Цин Шуя откровенно шокировали Старшего Мо. Он считал, что представление этой позиции приведет Цин Шуя в полный восторг: в конце концов, в Небесном Дворце среди миллионов людей было всего девять Главных Учеников.
   Честь, оказываемая Главным Ученикам, была исключительной, выборы осуществлялись по всей строгости. Фигуру Цин Шуя рассматривали со всей благосклонностью благодаря протекции Цан Уя и Фэя Уцзи. Без них ему бы пришлось пройти через трудные испытания, даже, несмотря на все его исключительные способности.
   Старший Мо выглядел довольно озадаченным. Ответ Цин Шуя был за пределами разумного, по его ожиданиям. Становясь Старшим Учеником, воин получал исключительный статус, а также боевые техники, лекарственные гранулы, доспехи, оружия, которые были доступны только воинам с высоким статусом не ниже Высшего Старшего и Лорда Дворца.
   Вот поэтому Старший Мо никак не мог подумать, что Цин Шуй откажется. На какое-то мгновение Старший Мо потерял дар речи. Предложение, озвученное им только что, было не просто знаком вежливости, это было послание, что "Лорд Дворца хочет, чтобы именно ты стал Главным Учеником".
   Цин Шуй уловил это смущение и засмеялся:
   "Старший, у меня на данный момент нет в планах становиться Старшим Учеником. Я могу чем-нибудь помочь?"
   "Я недооценивал тебя. Старший Ученик Небесного Дворца - это позиция, за которую нужно бороться, а тебе это неинтересно", заметил Старший Мо с горьким вздохом.
   "Старший Мо ошибается. Не то, что мне неинтересно. Это просто не входит в мои планы сейчас. У меня есть незаконченные дела", на полном серьезе объяснил Цин Шуй.
   Старший Мо посмотрел на Цин Шуя и понимающе усмехнулся:
   "Тогда давай пока оставим эту тему. Ты сможешь участвовать в поединках в следующем году уже в статусе Старшего Ученика?"
   Цин Шуй задумался. До соревнований был еще целый гол. Для него это было примерно как пятнадцать лет по времени. Интересно, какой прогресс претерпит его культивация за пятнадцать лет? Он не видел особых препятствий для его участия в соревнованиях среди Старших Учеников. Возможно, в будущем Небесный Дворец сможет оказать ему поддержку, когда он бросит вызов Гряде Короля Львов в будущем. В этом случае ему будет иметь как минимум статус Старшего, поэтому нужно будет занять позицию Старшего Ученика. Может, и Лордом Дворца станет...
   Даже если он не станет полагаться на помощь Небесного Дворца, ему понадобиться его уникальный характер, особое положение, возможно даже группа людей с ним, когда он решит выстроить себе основательное положение в мире девяти континентов. Семья Цин была лучшим кандидатом на этот счет.
   "Старший, если я пообещаю, я надеюсь, что вы сможете поговорить с нынешней Старшей Ученицей об этом", Цин Шуй снова подумал про Гунсунь Цзяньу.
   "Хорошо, не беспокойся об этом. Тогда по рукам. Это тебе, чтобы ты мог свободно проходить в Библиотеку Небесного Дворца, только книги оттуда нельзя выносить", улыбнулся Старший Мо и протянул ему жетончик, похожий на тот фиолетовый жетон Небесного Дворца, что Цанхай когда-то отдал ему.
   "Библиотека Небесного Дворца!" Цин Шуй никак не ожидал этого. Он и забыл про ее существование. А это было самое ценное место среди всех кланов и аристократов. Цин Шуй обрадовался. Взяв в руки жетон, он сердечно поблагодарил Старшего Мо.
   Когда старик ушел, Цин Шуй стал разглядывать изящный фиолетовый жетон, на котором были выгравированы слова "Небесный Дворец". Жетончик был ни серебряным, ни золотым, но из какого-то исключительно твердого материала.
   Вернувшись в свою комнату, Цин Шуй провел всю ночь в тренировках. Древняя Техника Усиления была все еще на вершине 96-го цикла. Он знал, что сможет пробиться на новый цикл в течение трех дней, поэтому аккумулировал все циклы без каких-либо препятствий. Как только он соберет нужное количество силы, он сможет пробиться.
   Во время утренних тренировок мало, кто обращал внимание на присутствие Цин Шуя, все постепенно привыкли к нему. Хотя он все еще и собирал вокруг себя оживленную толпу, тем не менее, как оказалось, аура Цин Шуя заставляла людей отступать и не слишком приближаться к нему.
   Быть недвижимым, как гора, означало ауру неподвижности. Вчера, когда Цин Шуй вошел во внутреннее состояние неподвижности, глядя на табличку с изображением Отдыхающего Тигра, он почувствовал восхождение своего характера, совершенно новые изменения.
   На площади Цин Шуй выполнил форму и концепцию Тайчи. Плавная манера его исполнения была особенно прекрасна!
   Закончив утреннюю зарядку, Цин Шуй направился в дом к Цан Уя. Он чувствовал себя слегка взбудораженным, потому что Цан Уя обещал научить его Удару Небесного Грома. Ему очень хотелось поскорее овладеть этой техникой. Она могла увеличить атаку воина на тридцать процентов, что само по себе было внушительным усилением особенно для тех, кто обладал превосходными способностями.
   Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли были уже на месте. Две красавцы смеялись и болтали друг с другом, но немедленно замолчали, увидев Цин Шуя. Молча улыбаясь, они смотрели на Цин Шуя, неожиданно смутив его. Они про него, наверное, болтали, да? Так радостно щебетали...
   Всем техникам их обучал сам Цан Уя, и этот раз тоже не стал исключением. Цан Уя наблюдал за Цин Шуем и двумя девушками, улыбаясь.
   "Удар Небесного Грома это самая сильная, самая свирепая, самая проникающая техника Небесного дворца. Она включает в себя силу грома в ударе, но чтобы задействовать силу грома вы должны достичь, как минимум, Тайной Сферы. Тогда у вас появится возможность в одно мгновение оглушить вашего соперника".
   Глаза Цин Шуя вспыхнули, когда он услышал эти слова. Техника обладала оглушающим эффектом. Если оглушить противника хотя бы на долю секунды, то этого хватало, чтобы уничтожить его, нанеся серьезную рану. Не было у экспертов права на ошибку в бою против равного.
   "Оглушающий эффект появится, если вы добьетесь уровня Тайной Сферы. Даже кратковременное оглушение может нанести серьезные повреждения". На этих слова глаза Цин Шуя стали еще ярче.
   "Как только я доведу до совершенства Удар Небесного Грома, я должен как можно скорее пробиться в Тайную сферу", дал себе слово Цин Шуй.
   Цан Уя заметил глубокую задумчивость Цин Шуя и рассмеялся.
   "Хоть оглушение может нанести серьезный урон, вероятность низка, если духовная энергия вашего противника велика, может быть, он даже ничего не почувствует".
   "То есть такой эффект, если наша духовная энергия поднимется на особый уровень?" Цин Шуй тут же подумал про образ Инь и Янь в море его сознания. Эта вещь постоянно укрепляла его мускулы, кости, жизненные точки, внутренние органы и его духовную энергию. Хоть эффект от нее был невелик, это был непрекращающийся процесс. Это была непрекращающаяся аккумуляция.
   Цин Шуй вспомнил про Плод, увеличивавший Потенциал, который в свое время укрепил его духовную энергию. Это был особо ценный предмет, о котором каждый мог только мечтать. Было неизвестно, как много таких плодов можно было потреблять одному человеку. Цин Шуй надеялся встретить его еще раз когда-нибудь в будущем. В конце концов, после того раза он довольно серьезно улучшил свое положение - его духовное чувство увеличилось на пару уровней благодаря этому плоду.
   Цин Шуй улыбнулся и кивнул Цан Уя, продолжив слушать объяснения Старого Учителя.
   "Удар Небесного Грома это не боевая техника. Это форма культивации Ци. Проще говоря, она используется для сбора Ци, концентрации Ци, формирования потока воздуха для взрыва, и оттуда приобретение сильной и мощной взрывной силы".
   Цан Уя объяснял медленно, описывая, каким именно образом культивировать Ци, используя Удар Небесного Грома. И из его объяснений любой бы мог понять, каким превосходством обладал именно этот способ культивации Ци.
  
   Глава 300. Удар Небесного Грома. Мощная Сила Воина на Вершине Боевого Короля.
  
   Только сегодня Цин Шуй впервые узнал, что циркуляция Ци может быть такой агрессивной техникой, подобной свирепому шторму. Это было даже трудно понять поначалу.
   Если бы воину дали в руки инструкцию по Удару Небесного Грома без устного объяснения эксперта, то практикующий мог легко повредить свои меридианные каналы. Это была техника циркуляции Ци, которую можно было использовать в рукопашном бою или бою с оружием, но требования к тому, кто овладевал ею, были очень высоки.
   Понимание!
   Вот, что было самым главным. Если у воина уровень понимания был слабоват, то он был обречен никогда не встретиться с боевыми техниками высокого уровня. Даже если они сами шли ему в руки, со слабым пониманием воин бы потратил на обучение десятки лет, которые все равно не могли бы сравниться с одним-единственным днем тренировок воина с высоким уровнем понимания. Вот, насколько было важно понимание!
   Понимание, как строгий критерий, отсеивало от восьмидесяти до девяноста процентов людей от изучения этой техникой. Только те, у кого был высокий уровень культивации, и так называемые гении имели тот самый пресловутый высокий уровень понимания.
   Упорство!
   Это было условие, равное по значимости пониманию. С упорством не было ничего невозможного. Вот какая пословица показывала важность сохранения: Даже абсолютный гений не сможет ничего добиться без упорства. Усидчивость позволяла ставить перед собой цель. Нужно было оставаться настойчивым, работая над достижением цели, смело глядя в лицо любым трудностям и препятствиям.
   Настойчивость была самым сложным условием!
   Понимание, упорство, врожденные преимущества, вдобавок упорный труд в течение жизни - вот были главными условиями для практикующего боевые искусства. Цин Шуй не испытывал недостатка ни в талантах, ни в упорстве. Если бы испытывал, то никогда бы в жизни он не достиг Тайной Сферы в Технике Базовых Ударов Мечом.
   Заклятие Удара Небесного Грома длилось недолго. Напротив, оно было очень кратковременным. Однако его было трудно осознать.
   Время проходило постепенно во всех попытках, вопросах, объяснениях, демонстрации и циркуляции. После периода циркуляции он снова задавал вопросы Цан Уя.
   Солнце тем временем двигалось к западу, и когда Цин Шуй, наконец, смог лишь немного проциркулировать Ци по новой технике, был уже совсем вечер. Но впереди ему еще предстояло достичь уровня взрыва Ци.
   Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже немного стали ухватывать суть; особенно радовалась Хоюнь Лю-Ли, когда она начала понимать основную суть техники. Может быть, еще и оттого она радовалась, что она была последней из троицы, до кого дошла основная мысль.
   К тому моменту, когда они закончили еще один раунд практики Удара Небесного Грома, Цан Уя успел уже приготовить ужин.
   Троица отправилась на ужин со своим учителем.
   По дороге домой Цин Шуй чувствовал огромное оживление! Казалось, что он обнаружил, что некая девушка была в него тайно влюблена; это было такое же милое и чудесное чувство.
   "Наконец, я изучил Удар Небесного Грома!" радостно думал про себя Цин Шуй. Он вспоминал тот день, когда впервые увидел, как Цанхай Минъюэ тренируется в Ударах Небесного Грома, как изумлен он был тогда; и с тех самых пор он жаждал, когда наступит тот день, когда и он сможет изучить эту технику. Одно только увеличение силы атаки на тридцать процентов ужасало само по себе.
   Вот и настал этот день. Добравшись до дома, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
   Удар Небесного Грома!
   При всех Цин Шуй не стал показывать всю силу, казалось, что он лишь уловил немного из этой техники. В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита ничего его не сдерживало, поэтому, не прячась, он увеличил свою ауру. Сразу же затрещали все кости в его теле.
   Он начал постепенно циркулировать Удар небесного грома, потом стал вводить его в Тайчи. Медленная скорость в самом начале техники очень хорошо резонировала с медленной скоростью Тайчи.
   Однократный Удар!
   Вместе с Небесным Громом Единичный Удар Тайчи неожиданно вырос в размерах, стал даже в какой-то степени абсурдным, но это не остановило Цин Шуя. Он продолжил выполнять Одиночный Удар Тайчи под влиянием циркуляции Удара Небесного Грома.
   Прошел целый день!
   Между тренировками Цин Шуй практиковался в Древней Технике Усиления несколько раз, но она осталась на краю 96-го уровня, готовая пробиться на 97-й, на стадии аккумуляции опыта.
   Начальный уровень был всегда самым важным, как фундамент всего здания. Причина, почему Цин Шуй тренировался в Технике Базовых Ударов Мечом, крылась в том, что эта техника была основанием для всех искусств боя с мечом.
   В каждой боевой технике Цин Шуй делал особый акцент именно на начальной стадии, стараясь изо всех сил полностью изучить ее. Также как и Удар Небесного Грома - с самого начала Цин Шуй вкладывал в нее все усилия и терпение.
   На этот раз в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй снова провел все время в тренировках техник владения мечом и Технике Тысячи ударов молотом, не уделив внимания ни алхимии, ни закалке Колокольчика, Сотрясающего Души.
   Все оставшееся время Цин Шуй посвящал культивации Удара Небесного Грома. На этот раз Цин Шуй снова проявил нечеловеческое упорство, посветив целых полмесяца только этой технике.
   Эффект от тренировок был изумительным. Однако Цин Шуй обнаружил трудности в Ударе Небесного Грома. Проведя целых две недели, Цин Шуй едва смог продвинуться с начальной стадии до стадии ознакомления.
   Достигнув стадии ознакомления, Цин Шуй снова связал технику Удара небесного Грома со Тайчи. У него не получилось создать взрывы Ци, он смог довести свою мощь до силы двух драконов, как ему уже однажды удавалось сделать.
   Сегодня сразу после завтрака он отправился к Цан Уя. Цин Шуй тренировался в Ударе Небесного Грома в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, раз за разом открывая для себя понимание этой технике. Однако он столкнулся с несколькими проблемами, поэтому ему так нужна была поддержка и разъяснение мастера Цан Уя.
   Время летело очень быстро. Не успел он глазом моргнуть, как прошло целых два дня. Цин Шуй тренировался днем у Цан Уя, а ночью - в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.
   Два дня в реальном мире равнялись месяцу в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Все это время Цин Шуй, наконец, дошел в культивации Удара Небесного Грома до стадии знакомства с этой техникой.
   Когда он соединил Небесный Гром с Тайчи, ему стало гораздо проще понять новую технику. Волны силы стали гораздо мощнее, а их ритм - мягче.
   Это же была Скрытая Сила Волн!
   "Цин Шуй, вот это удар! Меньше трех дней прошло, а ты достиг такого уровня!" сказала Хоюнь Лю-Ли и надула губки. Цин Шуй улыбнулся. У него-то была небесная Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, определившая его жизнь. Без нее его прогресс не был бы таким явным.
   Цанхай Минъюэ молча смотрела на Цин Шуя. Его успехи были возмутительны. Однако она чувствовала себя очень счастливой. И это чувство тревожило ее.
   С тех пор, как он согласился на двойственные условия ее Дедушки, она чувствовала себя ближе к Цин Шую. Они и раньше были близки друг другу, но сейчас расстояние между ними еще больше сократилось.
   За последние два дня Цан Уя заметил настолько ужасающе быстрый прогресс в тренировках Цин Шуя, что он даже не знал, что и думать. Было в нем какое-то демоническое присутствие. Пока это был самый талантливый человек из всех, кого ему приходилось встречать за последние триста лет. Жаль, что старик не знал, что у Цин Шуя есть Сфера Вечного Фиолетового Нефрита. И Цин Шую лишь приходилось принимать его комплименты.
   По ночам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Ци Древней Техники Усиления была полностью сфокусирована на циркуляции техники, цикл за циклом. Цин Шуй чувствовал мощную живость Ци Древней Техники Усиления в своих меридианных каналах. Это твердое ощущение было подобно жерновам мельницы, нет, даже лучше. Будто горы сталкивались друг с другом. Это было исключительное ощущение твердости без препятствий. Пройдя 96 циклов, он неожиданно вышел на 97-й.
   Бам!
   Громкий хруст был как божественная музыка. Для Цин Шуя, конечно.
   Он был очень доволен этим моментом. Вот он, прогресс. Для воина не было ничего радостнее, чем достижение прогресса в тренировках.
   Цин Шуй чувствовал, что его сила была около четырех тысяч цзинь. Сила от достижения большой стадии совершенства Формы Тигра и большой стадии успеха Формы Медведя были то же серьезным достижением, но не таким огромным. Увеличение силы от Малой Восстанавливающей гранулы было неплохим, но не дотягивало.
   Цин Шуй думал о том, что когда он пробьется к вершине 99-го уровня, его сила, вероятно, достигнет размеров не менее пяти тысяч цзинь. Если добавить ко всему набор доспех, которые он выковал для себя, да тридцать процентов увеличения атаки благодаря Удару Небесного Грома, да еще и Молот, сотрясающий Небеса с его двадцатью процентами увеличения силы....
   ...получится сила в почти восемь тысяч цзинь!
   Цин Шуй удивился подсчитанному результату. Обычно Боевой Король первого уровня начинал с силы в три тысячи цзинь. Каково же было ощущать силу в восемь тысяч цзинь?
   Когда воин в самом начале стадии увеличивал свою культивацию на один уровень, если сила увеличивалась вдвое. Например, Боевой Король первого уровня имел силу приблизительно в три тысячи пятьсот цзинь, Боевой Король второго уровня - семь тысяч цзинь, Боевой Король третьего уровня уже имел один миллион пятьсот тысяч цзинь силы. Однако боевой король десятого уровня обладал силой в три миллиона пятьсот тысяч цзинь.
   Сила Боевого Короля десятого уровня была лишь базовой силой. Если добавлялась ценная лекарственная гранула или какое-то оборудование, учитывая то, что эксперты таких уровней всегда использовали хорошее оружие и доспехи и принимали медицинские гранулы в больших количествах, сила воина была просто возмутительно огромной.
   Когда он встретился со слепцом, который на тот момент был на седьмом уровне Боевого Короля, один взмах его руки чуть не стоил Цин Шую жизни. Это притом, что физически тело Цин Шуя было довольно серьезно укреплено Древней Техникой Усиления.
   Сила эта была слишком страшной. Сила, о которой он думал, была без влияния медицинских гранул. На Континенте Зеленого Облака не было Боевых Святых, но зато было многих на самой вершине Боевого Короля. Цин Шуй полагал, что каждый из них претерпел увеличение силы на целый порядок. Их сила должна была быть как минимум около семи миллионов цзинь.
   На что была похожа сила в семь миллионов цзинь? Цин Шуй задумался. Может быть, одним ударом такой воин мог превратить небольшую гору в плоскую лепешку. Такой вот была эта сила. Ужасающей. Таковой была боевая доблесть воина вершины Боевого Короля.
   В этот момент Цин Шуй подумал о том, как важны были медицинские гранулы, доспехи и оружие. За обладание божественным оружием люди были готовы бороться до конца, готовы были отдать последнее и разориться. В мире девяти континентов сила значила все.
   Алхимия, Искусство Ковки... Цин Шуй вдруг понял, как ему повезло. Если бы ему еще удалось создать Большую Восстанавливающую Гранулу и Гранулу Красоты, то он бы смог увеличить свою силу на пятьдесят процентов.
   Жаль, что оно было так близко, но при этом так далеко. Эти мрачные мысли вгоняли его в депрессию!
   Вдруг он заметил, что у него накопилась уже целая стопка баночек с Золотой Мазью от Ран. Он много дней работал над ней, утрамбовывал в фарфоровые баночки. В итоге у него скопилось Мази аж на тысячу цзинь!
   It was a pity that it was something that was so near yet so far. That gloomy feeling made one feel very helpless!
   На следующий день Цин Шуй подарил несколько баночек Цан Уя, Фэй Уцзи, Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Это лекарство было особенно эффективным для внешних повреждений и ран и обладало мистическими качествами. Цин Шуй попросил девушек приберечь несколько баночек для себя, а остальные раздать, кому они захотят. В любом уважаемом клане и семье всегда была нужда в таких лекарствах, ведь каждый день могли происходить какие-то мелкие неприятности.
   На следующий день Фэй Уцзи подошел к Цин Шуй и спросил:
   "Цин Шуй, а у тебя еще есть такая мазь? Сколько всего? Зал Звездной Луны хочет приобрести у тебя все, что есть".
   "Боевой Дядюшка, у меня их немного, около пятидесяти цзинь в месяц, но стоят они довольно дорого. Для этой мази требуются тысячелетние лекарственные травы, а те, что я вам раздал, у меня скопились за несколько лет!" с улыбкой ответил Цин Шуй. Небесный Дворец была крупной сектой, а в Зале Звездной Луны должно было быть много лекарственных трав в наличии.
   "Как насчет этого: ты пишешь список всех лекарственных трав, которые тебе нужны, и отдаешь его нам. А насчет оплаты ты называешь цену. Что ты думаешь, а?" предложил Фэй Уцзи и засмеялся.
   "Плату я не возьму. Но я смогу представлять около пятидесяти цзинь каждый месяц, все равно же нужно опыта набираться в алхимии", ответил Цин Шуй, смущаясь.
   Поуговаривав Цин Шуя еще какое-то время, Фэй Уцзи сдался. Цин Шуй написал список названий лекарственных трав и даже перечислил те, которые требовались для создания Гранулы Пяти Драконов и Большой Восстанавливающей Гранулы.
   Даже если у них не будет этих трав, он сможет придумать оправдание для себя. В конце концов он и без того производил на них на всех впечатление демонического создания. Со всеми его мистическими плодами и специями...
   Цин Шуй не стал писать название Плод Красоты, потому что Мастер Цан был в курсе него. Старик тоже был алхимиком. Цин Шуй знал, что Старый Мастер не практиковал алхимию постоянно, а занимался ею чисто из любопытства.
   "Цин Шуй, у меня здесь есть два рецепта, у меня есть лекарственные травы. Жалко, что у старика так и не вышли эти гранулы. Говорят, эти рецепты очень хорошо. Вот они, возьми!"
  
  
  
  
   http://tl.rulate.ru/book/51/35572
   Переводчики: Kent
  
  Глава 301. Два рецепта. Рецепт пробуждения боевых талантов дьявольского чудовища.
  "Цин Шуй, у меня есть два рецепта и некоторые ингредиенты для них", сказал Цан Уя, сходив к себе и принеся рецепты Цин Шую. "Жаль, я сам так и не смог их получить. Но это хорошие рецепты, я, пожалуй, подарю тебе их!"
  Цин Шуй с нетерпением развернул кожаный сверток. Рецепт оказался весьма соблазнительным. Восстанавливающий эффект этой таблетки, если довести ее до нужной степени, был лучше, чем у божественных оружий.
  Сила лекарственной гранулы была в легкости хранения и потребления. Божественные оружия отличались тем, что были на виду, легко могли навлечь неприятности на владельца тем, что привлекали завистливых людей; частенько за редкие оружия шла настоящая резня.
  Цин Шуй взял рецепты у Цан Уя и ответил:
  "Спасибо, старый учитель!"
   Эти рецепты как бы гарантировали неразрывность той связи, которая установилась между ними.
  Цин Шуй понимал, что эти рецепты были неплохими. Хоть навыки Цан Уя в алхимии не были доведены до идеала, его видение и умение прогнозировать были великолепны. Если Цан Уя считал эти рецепты хорошими, значит, они наверняка были высочайшего качества.
  "Без проблем. Эти рецепт неплохи, но шансы провала слишком высоки. Даже у обычных аптекарей шансы на успех всего пятьдесят процентов", засмеялся Цан Уя, "так что если есть хотя бы один процент вероятности, что у тебя получится, рецепт считается хорошим. Даже наличие у тебя всех нужных ингредиентов не спасает от провала".
  Цин Шуй развернул свиток и увидел два незнакомых медицинских термина! Эффективность гранулы увеличивал силу дьявольского чудовища на десять процентов. Каждое чудовище могло употребить самое большее пять гранул за раз, что давало десятипроцентный шанс пробудить и увеличить его боевые таланты".
  Способность пробуждать десять процентов полной силы считалась исключительной, вдобавок к той же эффективности для зверей, что и влияние Маленькой Восстанавливающей Гранулы на людей. Более того, эта таблетка считалось одним из топовых среди всех лекарств первого царского уровня. Важнее всего было то, что человек был способен употребить пять таблеток за раз, что подразумевало пятикратную дозу и половину всей силы.
  Цин Шую понравилась статистика, но больше его интересовало пробуждение боевых талантов.
  Боевые таланты! Цин Шую был знаком этот термин. Каждый вид любых зверей имел какой-то особый боевой талант. Например, медведи, если пробудить у них природные способности, увеличивали вдове свою силу и защиту. Боевым талантом пантер была скорость. Пробудив этот талант, их скорость увеличивалась вдвое и даже больше. Однако все зависело от природы чудовища.
  Короче говоря, вне зависимости от вида чудовища, стоило пробудить таланты, общая сила выходила на более высокий уровень, появлялась возможность существенно улучшить их мастерство.
  Цин Шуй тут же подумал про таланты своей жар-птицы, которая умела метать огонь и устраивать пожар. Ему бы хотелось, чтобы эта гранула пробудила в ней таланты крови Феникса. Он вдруг обрадовался, ведь его дьявольское чудовище носило частичку родства с фениксом. Может быть, однажды его жар-птица переродится? Конечно, шансы такого были всего один процент. Цин Шуй вдруг задумался, а что если такой эффект, как пробуждение боевых талантов, вовсе не существует.
  "Так, надо пока оставить эти мысли. Я подумаю об этом, когда получу эти гранулы. Посмотрим, что за рецепт на второй странице", размышляя Цин Шуй. "Ну и вещь этот рецепт. Гранула Зверя однозначно лучше лекарств второго царского уровня. Так что там на второй странице?" Цин Шуй нетерпеливо разворачивал свиток.
   Обогащающая Дух Гранула. Рецепт: корень тысячелетней рейнутрии, порошок кости тысячелетнего тигра, желчь тысячелетнего медведя, кровь черепахи трех тысяч лет, лотос семилепестковый, белая лазурь, листок восьмиугольного лотоса, нектар белого инея, фиолетовый цветок (лоропеталум), тысячелетний гриб пори (Фу Лин), желчные камни тысячелетнего быка! Гранула позволяла удваивать скорость тренировок в течение двенадцати часов.
  "Какого..." от всей души выругался Цин Шуй. На фоне лекарств с такими атрибутами все гранулы первого и второго царского уровня можно было сравнить с мусором.
  У таких таблеток не было лимита. Каждая гранула позволяла культиваторам тренироваться по два дня без остановки. Здесь нужно сказать, что культиваторы обычно впитывали духовную Ци Небес и Земли, заполняя ею свои тела, плоть, кости, восемь энергетических каналов и меридиан, и внутренние органы. Однако скорость и количество впитываемой Ауры Неба и Земли для каждого человека была разной. Кто-то был быстр, кто-то делал это медленно. У кого скорость восприятия была высока, могли впитывать энергию гораздо быстрее, и она лучшего, более чистого качества. Однако у тех, у кого скорость восприятия была низкой, скорость тренировок снижалась, и времени на них уходило больше.
  В любом случае, не все было потеряно. При низком уровне восприятия можно было посвятить больше времени на достижение и аккумуляцию более чистого качества, в бОльшем количестве, чем у других практикующих воинов.
  Цин Шуя порадовал этот рецепт. Для других основным преимуществом этой гранулы была возможность удвоить скорость тренировки, то есть день пошел бы за два. Но Цин Шуй был другим - у него была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита. Если Обогащающая Дух Гранула позволяла, Цин Шуй смог бы бросить вызов самой природе. Он уже обходил время в пятнадцать раз! На этот раз он сможет удвоить это количество.
  В тридцать раз...
  День будет равен месяцу. Цин Шуя как огнем обдало от одной только мысли об этом. Потрясающий и невообразимый концепт. Будто бы читить в игре.
  "Хм. Так как вероятность успеха слишком низка, разве это лекарство пойдет?" Цин Шуй подозревал, что, несмотря на ценность гранулы, у нее был слишком низкий успех очистки. На материке было много ценных предметов, и богатых людей было полно. Поэтому вполне вероятно, что на рынке уже были гранулы, утраивающие или даже учетверяющие скорость, не то, что эти гранулы, которые увеличивали скорость тренировок вдвое.
  "Да. Они ценные, но их вполне можно найти на материке. Просто их быстро разбирают. В свое время я тренировался в очистке, создавая эти гранулы. У меня получилось всего лишь пару раз из сотни попыток. Через какое-то время я стал просто относить ингредиенты для гранул в Секту Лекарственных Гранул и обменивать их на готовое лекарство", с улыбкой предавался воспоминаниям Цан Уя.
  Теперь Цин Шую стало понятно, откуда такие молодые боевые короли. Если сорокалетний мужчина тренировался тридцать лет, но в течение своей жизни он потреблял лекарства, которые увеличивали в четыре раза скорость тренировок, то, конечно, в целом за его плечами лежала пара сотен лет практики.
  Он-то думал, что ему удалось обмануть саму природу, когда у него появилась Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, но оказывается, Цин Шуй был не совсем знаком с перспективами мира девяти континентов. Это понимание помогло посмотреть на ситуацию гораздо шире.
  "Но старик, ты вот упомянул Секту Медицинских Гранул, значит, у них успех создания Обогащающей Дух Гранулы гораздо выше?" он подумал, что в той секте основной работой была очистка лекарственных средств. Ему открывалась новая перспектива, что это были за люди, которые умели очищать гранулы. Значит, они тратили значительно меньше времени на то, на что у людей могла уйти целая жизнь серьезных тренировок. Как говорилось в знаменитой пословице "Заточка топора не задерживает рубку леса".
  "Ну, Секта Медицинских Гранул это большая фракция на континенте Зеленого Облака, вполне сопоставимая с Небесным Дворцом. Они известны своими лекарственными средствами, их работа вся вращается вокруг очистки гранул. Они не принимают участия ни в каких разборках между фракциями. Как и мы, Секта Медицинских Гранул хорошо спрятана в глубине Континента Зеленого Облака", ответил Цан Уя, подумав какое-то время.
  "Обогащающая Дух Гранула, которую они очищают, точно такая же, как и та, что в твоем рецепте. Только у них успешность равна 50%. То есть на каждые два раза, по крайней мере, одна гранула получается успешной".
  Наконец, Цин Шуй узнал, что существует серьезная секта с огромным количеством лекарственных гранул, значит, в мире девяти континентов однозначно существуют очень влиятельные и серьезные противники.
  Изначально, шансы поучаствовать во всей этой чехарде у него были невелики. Но теперь, если он прибавит эффект от лекарственных гранул, оружие, особенные медицинские гранулы с временным эффектом, эти противники не станут большой проблемой для него. Проблемой могут стать неприятные побочные эффекты этих самых гранул с временным эффектом.
  "Завтра, когда Боевой дядюшка Уцзи придет, он принесет эти два ингредиента для гранулы. Я дам тебе сотню, хватит на несколько дней. Если закончатся, придешь и найдешь меня", с радостным смехом сказал Цан Уя.
  "Старик, техники очистки лекарства, которые я выучил, кажутся мне не очень правильными". Цин Шуй долго формулировал свою мысль. "Возможно ли такое, что если использовать ингредиенты живых растений и животных, или только что погибших, то вероятность успеха будет выше?"
  Цан Уя долго смотрел на Цин Шуя, прежде чем произнес:
  "Скажу тебе одно - попробуй. Но самые главные ингредиенты тут не растут. Приходится их высушивать".
  "Спасибо, учитель", сердечно поблагодарил Цин Шуй старика.
  Вернувшись к себе домой, Цин Шуй еще раз прочитал рецепт Гранулы Зверя и Обогащающей Дух Гранулы. Он думал о том, как будет их очищать, и радость наполнила его. Интересно, каким будет его успех в очистке? Таким же, как раньше?
  Его первобытный огонь и Золотой Котел Железного Огнива должны были быть получше, чем инструменты в Секте Медицинских Гранул. Он чувствовал, что его навыки очистки лекарств были не хуже тех, которые были у специалистов в секте.
  В последние дни Цин Шуй стал часто смотреть на портрет прекрасной дамы, висящий в его Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Всякий раз, глядя на нее, он вспоминал загадочную Хозяйку Дворца Туманного Зала. Где бы он ни находился, он ненамеренно слышал ее голос, от которого у него захватывало дух. Чудесный, волшебный обволакивающий голос.
  Прибытие в секту Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли было поводом шумных обсуждений, но Цин Шуй был поражен, когда узнал, что Цанхай Минъюэ уступала по красоте Хозяйке туманного зала. Хозяйка всегда носила вуаль и открывала всем только пару прекрасных глаз непревзойденной красоты. Ее холодная непревзойденная манера поведения еще больше усиливала слухи вокруг нее.
  Но также ходили слухи, что на ее прекрасном лице имелся чудовищный шрам или родимое пятно. Поэтому она никому лица не показывала. В итоге люди решили, что Цанхай Минъюэ оказалась самой идеальной.
  Однако самыми соблазнительными женщинами в Небесном Дворце стали Гунсунь Цзяньу и Хоюнь Лю-Ли с ее вуалью. Многие только догадывались о шраме на лице Хоюнь. Тем не менее, ее идеальная фигура и манеры, особенно эти сексуальные глаза, которые могли растопить лед в самом холодном сердце, не уступали красоте Цанхай Минъюэ ни на йоту.
  Каждый раз, когда Цин Шуй думал об этом, ему все больше хотелось вживую увидеть Хозяйку Туманного Дворца - даму, которая была темой многих жарких споров и обсуждений. Но он стеснялся спросить про нее у своих подруг. В конце концов, он бросил эту затею - пытаться увидеться с Хозяйкой.
  Даже если бы он пошел и увидел ее сам, он бы ничего не смог поделать. Типичная слабость любого мужчины. Даже если женщина не принадлежала ему, он хотел ее видеть, с невинными ли мыслями, или с грязными похотливыми, неважно. И у Цин Шуя было непреодолимое желание увидеть ее.
  
  Одиночный Удар Тайчи!
  Цин Шуй мог использовать Удар Тайчи для применения Удара Небесного Грома, движения, которое уже вошло в сферу "ознакомления", а его движения в нем стали легкими и плавными, как текущая вода. Ритмы росли, обе руки двигались в потоке, время от времени издавая легкие звуки ударов, раздававшиеся эхом вокруг.
   Каждый раз со всеми множественными повторениями, Цин Шуй чувствовал, как его техника Удара Небесного Грома набирала скорость. Но он все равно оставался недовольным. Он чувствовал, что это еще не прорыв.
  Он чувствовал, что ему нужно время, чтобы достичь Истинной Сферы, даже с помощью Серы Вечного Фиолетового Нефрита. Вот если бы он смог очистить Обогащающую Дух Гранулу, тогда до конца года у него было бы в запасе времени почти на тридцать лет.
  Этого бы ему хватило.
  Цин Шуй засмеялся при мысли об этом. Он хотел знать, сможет ли он использовать Древнюю Технику Усиления, чтобы пробиться на пятый божественный уровень. Тридцать лет казались существенным сроком. Но для практикующих воинов это было как одно мгновение.
  Бам!
  Громко и четко. Каждое движение Удара Тайчи у Цин Шуя получалось звонким, с эхом, но все-таки не таким, как у него получалось в Тайной сфере.
  Бум!
  Сила Удара Небесного Грома!
  Цин Шуй явно услышал взрыв. Он засмеялся от радости. Грозный и необъятный взрыв, вызванный техникой Тайчи.
  Одиночный удар!
  "Ха-ха, поверить не могу, что я так легко достиг Сферы Свободного Владения! Так быстро, по сравнению с Начальной стадией. Это, должно быть, благодаря основательности, с которой я закладывал основу".
  На следующий день Цин Шуй как обычно отправился на зарядке, но на этот раз он делал больший акцент на Ударах Тайчи. Лицом на восходящее на востоке солнце, он двигался естественно и плавно, как тень, которая неотступно следует везде за своим хозяином.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/35663
  Переводчики: Kent
  Глава 302. Вечерняя примула. Скульптура Взбешенного Быка.
  
  На следующий день Цин Шуй, как обычно, занимался зарядкой на общественной площади. На этот раз он тренировал удар кулака Тайчи, глядя на восток, где всходило солнце.
  Он не слышал никаких разговоров. Он улыбался. В его теле не ощущалось никаких изменений. Должно быть, культивация Искусства Голубого Лотоса помогала сохранять спокойствие.
  Вдруг он ощутил, что кто-то за ним наблюдает. С тех пор, как его искусство голубого лотоса трансформировалось, и у него появились золотые цветы лотоса, он стал ощущать грандиозное увеличение чувствительности его Духовного Чутья.
  Силы Духовного Чутья и Духовной Энергии были напрямую связаны друг с другом.
  Он чувствовал, что некий наблюдатель постепенно приближается к нему. Притворившись, будто он ничего не чувствует, он погрузился в свой мир.
  "Поздравляю с назначением Главным Учеником!" мелодичный и очаровательный голос, знакомый Цин Шую, вдруг вернул его к реальности. Он медленно открыл глаза. Гунсунь Цзяньу.
  Если положение Главного Ученика означало иметь все, что душе угодно, то Цин Шуй первым делом бы овладел этой идеальной красавицей, стоявшей перед ним. В мире было столько красавиц, он не мог иметь каждую, которая встречалась на пути. Если они ему были никто, зачем было заморачиваться?
  Она не была ни Цанхай Минъюэ, ни Хоюнь Лю-Ли, ни Божественной Учительницей, ни Вэньжэнь У-Шуан, ни Чжу Цин, ни Минъюэ Гэлоу, ни Ши Цинчжуан.
  "Я не Главный Ученик, и у меня нет никакого желания быть им", ответил ей Цин Шуй. В его голосе не было ни радости, ни холода. Просто констатация факта.
  А в сердце Гунсунь Цзяньу была боль. Вчера она решила, что больше с этим холодным мужчиной не хочет иметь никакого дела. Но чем больше она так думала, тем больше ее мысли заполняла фигура Цин Шуя!
  Женщины странные существа. Но на самом деле все люди странные. Холодность и равнодушие Цин Шуя заставляли ее считать, что он отличался от других. Возможно, на это мнение повлияло окружение, в котором она выросла. Ее таланты и сильная личность заставляли ее снова и снова стучаться в одну и ту же дверь.
  "Цин Шуй, почему мы не можем нормально поговорить?" вдруг спросила она, глядя на Цин Шуя. Ее задевало его равнодушие, но уходить она не хотела.
  "Я тебе нравлюсь?" вдруг спросил он.
  "Я не..."
  "Ты сама нашла меня. Я скажу тебе вот, что: мы не подходим друг другу. Я интересуюсь тобой только из-за твоего происхождения и окружения. Ты для меня как новая игрушка для ребенка. Как только ты мне надоешь, я просто брошу тебя в каком-нибудь углу".
  "Я..."
  "Я признаю, что ты безумно красива и сексуальна. Я признаю, что ты меня сильно привлекаешь в сексуальном плане", с усмешкой продолжал Цин Шуй.
  Гунсунь Цзяньу смотрела на него, раскрыв рот, и поражалась его странному поведению. Последние две фразы и вовсе прозвучали недвусмысленно.
  "Как насчет вот такого плана. Приходи ко мне сегодня, и мы повеселимся. Будем делать это на кровати, на диване, столе, стуле, в ванной. Попробуем сложные позы. Не волнуйся, у меня с выносливостью все в порядке. Я уверен, я смогу удовлетворить тебя, почувствовать наслаждение", с улыбкой тихо пробормотал Цин Шуй, введя Гунсунь Цзяньу в полный ступор.
  "Ты, ублюдок..." слезы наполнили глаза Цзяньу, и она плюнула прямо в лицо Цин Шую.
  Гунсунь Цзяньу убежала, не оборачиваясь.
   Цин Шуй похотливо рассматривал ее упругую попку, пока девушка совсем не скрылась из виду. Ее ягодицы так соблазнительно покачивались, что у него от желания чуть кровь носом не пошла.
  "А она женщина? Она даже пары слов не выдержала. Судя по ее гордости и ее реакции, я думаю, что мужчине не так-то просто забраться к ней в постель", Цин Шуй думал о том, как его слова так сильно смутили девушку.
  Лишь пробежав довольно большое расстояние, Гунсунь Цзяньу успокоилась немного. На самом деле она уже поняла, что Цин Шуй специально сказал ей все эти гадости, чтобы разозлить ее, тем не менее, она чуть не умерла от гнева.
  А в этот момент Цин Шуй уже добрался до резиденции Цан Уя. Он чувствовал легкое возбуждение, потому что знал, что Фэй Уцзи должен был принести множество лекарственных трав.
  Его подруг не было на месте. Они едва ли научились управлять Ударом Небесного Грома, поэтому Фэй Уцзи дал им пару недель для самостоятельной тренировки. Если у них появлялись вопросы, они могли обращаться к нему за разъяснениями. То же самое касалось и Цин Шуя. Поэтому он пришел специально за травами.
  Осень закончилась, было самое начало зимы. Дневное солнце ярко светило и согревало большую площадку, поднимая всем настроение.
   К тому моменту, когда Цин Шуй добежал до места, Фэй Уцзи уже пришел и принес растения. Цин Шуй увидел много парчовых коробочек разных размеров, занимавших комнату. Некоторые растения были непосредственно в горшках. Некоторые цветы болели, готовые вот-вот завянуть.
  "Цин Шуй, взгляни. Это то, что тебе нужно?" Фэй Шуй показал на коробки с травами.
  Цин Шуй читал названия. Вечерняя Примула, Тройная Фиалка, Сушеная Гомохета, листья Лавра, листья дисмосы, шеффлера ползущая в горшках...
  Да, Цин Шуй увидел Нектар Белого Инея. У нег было подозрение, что его собирали на задней стороне горы. Просто в ту самую встречу с Гунсунь Цзяньу, она не назвала его, потому что просто не знала его названия, ведь она не была алхимиком.
  "Спасибо, Боевой Дядюшка! Спасибо, Старейший!" искренне поблагодарил Цин Шуй своих наставников.
  "Не стоит благодарностей, мы же семья", ответил ему Фэй Уцзи со щедрой улыбкой. У него был такой теплый голос, что все вокруг становились счастливее от его звуков.
  Цин Шуй собрал все сухие растения в большой кожаный мешок, а цветы в горшках доставили в его резиденцию на повозке, запряженной однорогим бычком.
  Дома Цин Шуй все перенес в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита.
  Выбрав место для посадки, он разбил цветочные горшки и стал высаживать сначала увядающие растения, поливая их водой из пруда.
  Быстро закончив с ними, Цин Шуй с облегчением выдохнул. В конце концов, это была его гарантия на создание гранул в будущем. Только имея такой НЗ, мог он рассчитывать на гарантированный прорыв на следующие уровни древней техники усиления.
  Только пробившись на пятый небесный уровень, мог он быть уверенным в целесообразности своего похода на клан Янь. Иначе отправившись туда, он бы не добился своего.
  Затем Цин Шуй открыл парчовые коробки. На каждой был ярлык с подписью - тысячелетний Линчжи, корень тысячелетней японской рейнутрии, медвежья желчь, порошок тысячелетнего тигра, желчь тысячелетнего медведя, желчные камни тысячелетнего быка...
  Больше сотни наименований. Он был очень благодарен Цан Уя за такую предусмотрительность. И ему было страшно, что у него не получится. Если у него не получится ни разу, ему будет очень стыдно.
  Еще раз внимательно осмотрев каждую коробку, Цин Шуй приступил к разделению их на категории. Были продукты для увеличения способностей, он хотел их синтезировать в первую очередь.
  "Вечерняя Примула!" не верил он своим глазам. Он еще раз взволнованно проверил, надпись действительно гласила "вечерняя примула". Он открыл коробку и увидел именно то, что и было у него на уме.
  "Ха-ха, а вот это поможет нам с Гранулой Пяти Драконов!" Цин Шую не хватало слов описать свои чувства в тот момент. Это был исключительно приятный сюрприз. Он не ожидал, что вечерняя примула так скоро окажется в его руках. Он планировал, что займется ее поисками сразу после посещения Центрального Континента.
  Эффекты, которые давала Гранула Пяти Драконов: немедленное удаление негативного влияния, особенно ядов, духовных повреждений и галлюцинаций от наркотиков - полное растворение! Кроме внутренних повреждений и смертельных ранений, она также могла вылечивать внешние повреждения в кратчайшие сроки. Слегка улучшала физическое состояние пользователя. Если пользователь не умер в тот же момент, получив тяжелые повреждения, потребление Гранулы Пяти Драконов увеличивало его шансы на выживание.
  У Цин Шуя давно слюнки текли на эту гранулу, особенно из-за того, что она полностью растворяла любой яд, духовные повреждения и галлюцинации от наркотиков. Хотя она и не излечивала смертельные ранения, она могла оттянуть момент смерти на целый день. А много всего могло произойти за один день.
  Основные ингредиенты для Гранулы Пяти Драконов: тысячелетний снежный лотос, тысячелетний женьшень и вечерняя примула. Его подготовка была бы давно завершена, если бы не вечерняя примула.
  И это было великолепно! Просмотрев все коробки, Цин Шуй с радостью обнаружил еще одну коробку с вечерней примулой. Он даже заплакал от радости, потому что в другой коробке было несколько высушенных семян!
  Разобрав и разложив все растения, Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Он был готов к синтезу всех гранул, для которых хватало ингредиентов, в тот же вечер в своей пространственной сфере. Он давно не практиковался в алхимии, поэтому чувствовал сильное волнение от предстоящей работы.
  Когда он вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, был почти полдень. Цин Шуй прогулялся по каменным тропинкам Небесного Дворца, чтобы немного успокоиться. И тут до него дошло, что у него давненько не было столько свободного времени, чтобы просто гулять, ни о чем не думая.
  Он медленно прошелся по площадке с каменными изваяниями. По его подсчетам ему нужно было примерно полдня, чтобы внимательно осмотреть каждую скульптуру.
   На одной из табличек он увидел быка с большой головой и блестящим черным телом. У него была развитая мускулатура и лохматая грива. Его глаза были налиты кровью, а голову украшал острый рог. Перед бегущим быком был изображен лев, пытавшийся спастись от разгневанного парнокопытного.
  Это была скульптура бешеного быка!
  Вообще обычно быков можно было приручить. Однако находясь в бешенстве, бык был настолько грозным, что даже львы избегали его. Сильное тело и взрывная энергия Ци... Изгибы его напряженного тела...
  В глазах Цин Шуя сразу же сформировалась схема меридианов; схема меридианов быка в бешенстве. Безумное количество силы и циркуляция крови выдавало огромную физическую мощь. Это было сравнимо с позицией Ци в тренировках.
  Когда домашний бык встречался со львом, ему ничего не оставалось, как бежать или быть съеденным. Но когда бык был в бешенстве, каждый его удар, даже каждый шаг мог просто поранить или даже уничтожить льва. Льва нельзя было заставить бежать, только в случае настоящей паники, когда его преследует бешеный бык!
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/35666
  Переводчики: Kent
  Глава 303. Ошеломляющая и непредсказуемая Сила Бешеного быка. Опечаленная Си Юэ.
  И снова Цин Шуй стоял, как истукан, у каменного монумента, на который никто даже не обращал внимания. На этот раз он опять был застукан врасплох, он не ожидал, что за изображением разъяренного быка был скрыт такой серьезный подтекст.
  Все это происходило с Цин Шуем благодаря тому, что он в свое время заложил твердый фундамент, занимаясь Мимикрией Девяти Животных и Кулаком Формы Зверя. Как только он увидел изображение быка, в его голове словно колокольчик зазвенел - сложился пазл, пропавший элемент был найден и установлен на нужное место. Полная картина передачи Ци предстала в его сознании.
  Бык рвался вперед в ярости, и Цин Шуй явно ощущал, как растет его агрессия и свирепость. Это были его мышцы, его энергетические каналы, кровь, структура скелета... полная картина, работавшая в унисон, чтобы зажечь скрытый потенциал его тела, даря ему сверхчеловеческую силу.
  Такого рода яростная энергия была как солдат в состоянии "стоять до конца". В нем накапливалась такая сила, о существовании которой он даже не догадывался, она вытягивала из него весь человеческий потенциал до последней капли.
  Цин Шуй стоял, погруженный в свои мысли. Закрыв глаза, он передавал энергию Ци Древней Техники Усиления, согласно картинке передаче Ци, которая возникла в его сознании. Постепенно ошеломляющая сила начала блуждать внутри его Даньтянь, циркулируя по всему телу.
  Через какое-то мгновение Цин Шуй почувствовал, как его голова накаляется, волны горячей крови хлынули к ней, все его тело охватила ужасная разрушительная сила.
  "Вот какая она, Сила Бешеного Быка!"
  И в ту же минуту изначально плотная и тяжелая энергия Древней Техники Усиления, измененная аурой ярости от техники передачи Ци Бешеного Быка, дарила Цин Шую ощущение, что его текущий уровень силы достиг, наконец, уровня той энергии, которая требовалась для использования Удара Небесного Грома...
  Цин Шуй отупело стоял перед изображением. Он только делал первые шаги в трансляции силы Бешеного быка, ему предстояло еще многое сделать. Но даже начало работы над этой техникой увеличило его сила примерно на треть. Слишком коварно. Слишком соблазнительно.
  Удар Небесного Грома был особой техникой Небесного Дворца, однако он смог достичь того же эффекта прироста, транслируя Силу Быка. Как это было возможно? Может быть, какие-то дополнительные эффекты все же присутствовали и от Удара Небесного Грома?
  "Да. У него есть парализующий эффект", пробормотал про себя Цин Шуй. Какая коварная штука. Прибавила 30% к силе и давала возможность парализовать противника.
  Цин Шуй был очень доволен полученными инсайтами. Какая тираническая сила! Цин Шуй чувствовал, какой интенсивной становится аура его тела.
  Финальным выводом стало то, что Цин Шуй, тренируясь в трансляции Ци по методу силы бешеного быка, смог за невероятный короткий срок добиться явного эффекта, оставшись крайне довольным полученным результатом. Он не только получил увеличение силы на 30%, но и усилил свою ауру примерно на треть.
   "Ошеломляющая, противоречивая и тираническая!" возбужденно воскликнул Цин Шуй. А внутри него росла обеспокоенность. У силы Быка был побочный эффект - затуманенные эмоции, превращавшие его в безумного быка, не давая ему различать, кто враг, а кто друг, превращая его в бешеного асуру, уничтожающего все поле боя.
  К счастью, как только он подумал об этом, в его сознании возник символ Инь и Янь, сверкавший золотым светом, и волна прохлады успокоила его эмоции. И только тогда он смог расслабиться.
  Все-таки это место было настоящей кладовой с сокровищами. К сожалению, для того, чтобы проникнуться каждым изображением, ему требовалось гигантское количество времени и усилий. Уже вечерело, и Цин Шуй с неохотой решил отправиться домой.
  По дороге домой он снова встретил знакомого человека. Это была прекрасная женщина по имени Си Юэ. Цин Шуй не знал, было это совпадением, или же она искала Янь Лин"Эр, которая жила в том же здании, что и он.
  Ее брови были подобны полумесяцу, прекрасные глаза ее светились ярким светом. Ее маленький прямой носик придавал ей странное целеустремленное выражение лица, а рубиновые губы дарили всему лицу неповторимую сексуальность. Она не без интереса поглядывала на Цин Шуя.
  Цин Шуй подумывал о том, как бы ее избежать, но заметив самодовольное лицо и хитрую улыбку, сверкавшую в ее глазах, он вдруг решил остановиться. Ее взгляд будто говорил: "Прячься скорее, ты же боишься таких, как я?"
  Цин Шуй взял себя в руки и смело шагнул ей навстречу. Он не хотел, чтобы она посмеялась над ним, видя, как он в страхе спасается бегством. Она, конечно, была красивой, но слишком тяжелой. Да и ее дружба с Янь Лин"Эр отталкивала Цин Шуя от нее. Как говорилось "Любишь меня - люби и мою собаку. Ненавидишь меня - ненавидь и моего пса!"
  "Эй, эй!" раздался нежный голосок. Цин Шуй притворился, будто не услышал ничего, делая намеренно большие шаги.
  "Почему ты такой хорошенький? Ты мужчина или как?" Си Юэ пыталась догнать его, не получилось, она зацепила Цин Шуя за рукав и потянула к себе.
  Эти слова взбесили Цин Шуя. Даже если это была шутка, ему показалось, что это была неприкрытая грубость. Даже если кто-то называл его животным, идиотом, он не чувствовал такого возмущения, как когда ему говорили "Ты мужчина или нет?"
  "Мужчина я или нет, трахни меня и узнаешь", резко ответил ей Цин Шуй. Да будь она хоть сто раз красавицей, он не собирался ей уступать.
  "Да как ты смеешь такое говорить.."
  "Отвали тогда! Не думай, что все вокруг созданы, чтобы потакать твоим желаниям и делать все, что тебе взбредет, только потому, что ты такая вся очаровательная! У меня ноль интереса к тебе. И отстань уже от меня", Цин Шуй отодвинул ее в сторону и пошел восвояси. Си Юэ осталась стоять, вся удивленная, и слезы предательски текли из ее глаз. Она не знала, почему она так себя повела, зачем хватала его за рукава, за что он ее так обозвал. Глядя ему вслед, ей вдруг стало так горько-горько.
  Вернувшись к себе в комнату, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита! Прежде чем заняться алхимией, он снова провел тренировки Силы Бешеного Быка. Находясь в безопасности в своей пространственной сфере, Цин Шуй транслировал гораздо большее количество энергии своей Древней Техники Усиления, согласно методу трансляции Ци. Он чувствовал, как его аура наливается тяжестью, безумием и яростью, так ощутимо, что он даже мог видеть волны этой ауры вокруг себя.
  Таким образом, вспомогательная техника соединялась с древней техникой усиления, мимикрией девяти животных и так далее.
  Целых три дня Цин Шуй занимался исключительно тренировками Силы Быка. Странно, он изначально полагал, что более высоких уровней в этой технике нет. Но подобно Технике Базовых Ударов Меча, он надеялся, что и Сила Бешеного Быка пробьется когда-то в более высокую сферу, даже не смотря на то, что вроде бы границы были четко определены.
  Цин Шуй транслировал и циркулировал оба потока - энергию Силы Быка и Древней техники усиления. Он понял внутреннее состояние - недвижимый, как гора, - еще лучше. Образ Инь и Янь позволял ему подавлять растущую ярость и быстро усмирять побочные эффекты. Через это состояние он смог культивировать две техники одновременно.
  Попробовав вновь Меч Третьей Волны и удар Небесного Грома с помощью своего Меча Большой Медведицы, Цин Шуй пришел в полный восторг:
  "Аха-ха! Неуправляемая сила увеличилась на целых 50%?!"
  Уровень силы Цин Шуя приблизился к отметке в один миллион цзинь.
  Закончив тренировки с мечом, Цин Шуй поработал над навыками ковки, и только потом приступил к алхимии. Отдохнув после интенсивных тренировок, он приступил к сбору урожая, мытью, очистке, соединению лекарственных трав в своей пространственной сфере. Некоторые ингредиенты уже были готовы и смешаны в нужных пропорциях. Некоторые нужно было тщательно приготовить для изготовления Гранулы Пяти Драконов. Эта гранула была способна нивелировать все негативные воздействия. Даже если человек был при смерти, одна такая гранула давала ему отсрочку в 24 часа, увеличивая продолжительность жизни на целый день.
  Установив котел, Цин Шуй плеснул воды из кристального пруда в него, опустил в нее приготовленные экстракты лекарственных трав и начал доводить варево до кипения своим первобытным огнем.
  Увеличивая интенсивность пламени до состояния "Яростного Пламени", через мгновение он услышал булькающие звуки из глубины прикрытого крышкой котла. Цин Шуй контролировал пламя согласно рецепту Гранулы Пяти Драконов. Медленно шел процесс очистки...
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/35701
  Переводчики: Kent
  Глава 304. Огненная Птица принимает Гранулу Зверя.
  
  Услышав характерный звук, означавший, что процесс окончен, Цин Шуй удовлетворенно улыбнулся. Он продолжил подогревать котел первобытным огнем, чтобы гранула "настоялась" в течение еще двух часов.
  Он подержал крышку закрытой еще час и, наконец, поднял ее. В этот момент легкий аромат вырвался из Золотого Котла Железного Огнива, немедленно заряжая энергией все вокруг.
  Пять белоснежных лекарственных гранул размером с виноградину лежали на дне Золотого Котла Железного Огнива, излучая нефритовое или даже лунное свечение. Они были прекрасны. Цин Шуй положил их в фарфоровые бутыльки и запечатал.
  С тех пор, как он впервые применил первобытное пламя для работы с золотым котлом, Цин Шуй понял, что у него ни разу не было провалов в алхимии. Он всегда только повышал уровень опытности в контролировании температуры пламени. Не мог же уровень его успешности всегда стопроцентным.
  "Забудь об этом. Надо попробовать два рецепта, которые мне Старый Мастер Цан подарил. У них уровень успешности очень низкий. И сразу станет понятно, что к чему", Цин Шуй был полон вдохновения к работе и был очень уверен в себе. Самоуверен.
  Цин Шуй пообедал для начала, провел раунд культивации Древней Техники Усиления, культивировал Силу Бешеного Быка (для поднятия боевого духа). Эта техника была противоположностью Состояния Неподвижности Словно Гора, иначе эффекта было бы трудно достигнуть.
  Цин Шуй понимал, что образ Инь Янь в его сознании оказывал на него невероятное влияние. Долгое и равномерное течение энергии неустанно закаляло его кости, сосуды, меридианные каналы, мышцы и Даньтянь, обеспечивая довольно серьезную поддержку. Более того, у него была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, и один год влияния Образа Инь и Янь гораздо превосходил по ценности год тяжелых тренировок и упорного труда любого другого человека.
  Даже когда Цин Шуй ничего не делал, просто проводя время в пространственной сфере, его общие способности все равно улучшались. Культивация была одной из форм закалки физического тела через впитывание духовной Ци Небес и Земли. Цин Шуй изучал древний метод закалки физического тела и внутренних органов.
  Продолжив работу над алхимией, Цин Шуй решил приготовить Обогащающую Дух Гранулу. Все лекарственные травы в коробочках были готовы, оставалось самое трудное - верно настроить управление подачи жара.
  Такую кучу лекарственных растений нужно было превратить в несколько кусков размером с виноградину. Дело было не в выпаривании экстракта. Дело было в том, чтобы правильно подобрать подходящие травы, выбрать нужный температурный режим, затем соединить это все и прогнать. Чтобы добиться более высокого качества, нужно снова соединить и прогнать... и так снова и снова, пока лекарство не будет полностью очищено.
  То есть за кажущейся простотой алхимии, стояли высокие требования - быть сосредоточенным и физически, и умственно, чувствовать каждый шаг сублимирования лекарственных трав, соединять и снова прогонять...
  Малейшая ошибка приводила к провалу попытки. Чем выше было качество лекарственных гранул, тем больше времени требовалось на сублимацию и соединение, и процент успешности был очень низким. Простым лекарствам и одного раза прогнать и очистить было достаточно, поэтому и шансы на успех были высоки.
  Цин Шуй контролировал первобытное пламя, фокусируя свое Духовное Чутье на изменениях, которые происходили с лекарственными травами внутри Золотого Котла Железного Огнива, чувствуя каждый шаг очищения, соединения, снова очищения...
  Алхимия забирала большое количество духовной энергии, особенно изготовление лекарств высокого качества. Без высокого уровня культивации тело алхимика не выдержало бы таких затрат. Поэтому необходимым условием для алхимика было сначала стать сильным воином.
  Цин Шуй чувствовал, что причина, по которой его успешность была так высока, крылась в образе Инь-Янь в его сознании, который безостановочно транслировал духовную энергию в его тело, позволяя постоянно ощущать высокий уровень жизненных сил.
   Под неусыпным контролем Цин Шуя первобытное пламя претерпело множество изменений, но их внешний вид никак не менялся: они все также были около двадцати сантиметров в длину. Каждый раз, успешно пройдя стадию соединения и сублимации, он не смел ослаблять свой контроль над процессом. Этот контроль был таким напряженным, что капли пота густым слоем усыпали его лоб. Цин Шуй не потел от жара, но больше от тревоги, что наступила, наконец, финальная стадия!
  Па!
  Пламя в руках Цин Шуя погасло!
  "Ох, ну надо же!"
  Подумать только - на самой последней стадии провал. Цин Шуй чувствовал, что когда он создавал лекарства по своим собственным рецептам, а под рукой было достаточное количество лекарственных трав, успех был стопроцентным. Но теперь давление было слишком велико.
  Однако эта неудача только придала ему уверенности в себе. Он был убежден, что следующая попытка окажется удачной. И как только у него все получится, он сможет добиться потрясающих успехов в будущем.
  Он сделал перерыв на раунд Древней Техники Усиления, прогнал Силу Бешеного Быка еще раз, и только тогда решил снова попытаться создать Обогащающую Дух Гранулу.
  Цин Шуй уверенно приступил к процессу соединения и очистки, будучи уже хорошо знакомым с ним. На этот раз любому, даже посвященному человеку, было бы очевидно, что он вовсе не новичок. Его движения были точны, профессиональны, а выражение его лица говорило о полной целеустремленности и желании добиться успеха на этот раз.
  Когда он услышал такой знакомый звук успешного формирования гранулы, он был вне себя от радости и удивления. Радость была такой же, когда он впервые успешно создал Маленькую Восстанавливающую Гранулу.
  Гранула получилась темно-зеленого цвета, размером с виноградину. Она излучала прозрачное свечение и имела приятный успокаивающий аромат. Он быстро собрал таблеточки в маленькие фарфоровые сосуды, заблаговременно приготовленные еще до начала процесса. Такие фарфоровые бутылочки изготавливали на заказ, они прекрасно сохраняли все свойства лекарственных средств.
  Сделав перерыв, Цин Шуй снова попытался создать Обогащающую Дух Гранулу.
  Успех!
  Успех!
   ...
  На лице Цин Шуя расцвела довольная улыбка. Рейтинг его успешности больше не подвергался никаким сомнениям. Подумать только, в каждой партии Обогащающей Дух Гранулы было по десять таблеток. Если ему понадобилось бы, по крайней мере, 15 штук в день, то в год ушло бы пять тысяч.
  Цан Уя дал ему лекарственных трав на приблизительно сто попыток. Это означало, что даже при ста процентах успешности, у него вышло бы только 1000 гранул. Более того, один раз у него уже не получилось, значит, ему одному хватило бы гранул только на два месяца.
  "Должно хватить. Кроме нескольких тысячелетних растений, остальные ингредиенты скоро уже зацветут. Два месяца в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита это почти семнадцать лет в реальной жизни!" подумал Цин Шуй и засмеялся про себя.
  Он провел еще десять попыток, делая короткие перерывы между ними. И так прошло два дня. С учетом первого дня культивации, шел третий день.
  На четвертый день Цин Шуй начал создавать Гранулу Зверя. Он всеми силами держался за тонкую ниточку надежды, что у него получится. Эта единственная возможность с вероятностью в 1% пробудить особый талант была особенно лакомым кусочком для Цин Шуя. Может быть, от того, что он уже несколько дней провел, занимаясь алхимией, он чувствовал себя особенно уверенно, когда создавал Гранулу Зверя, и нисколько не тревожился в начале.
  Однако у него ничего не вышло ни в первый раз, ни во второй...
  Провал!
  Провал!
   ...
  Дзинь!
  Когда Цин Шуй, наконец, услышал звук успешного завершения процесса, он уже потерял надежду и не сразу отреагировал. Первобытное пламя, которое чуть было не погасло в процессе, продолжало подогревать готовые гранулы.
  Открыв Золотой Котел Железного Огнива, он увидел пять кроваво-красных Гранул Зверя, излучавших потрясающее тепло и глубокий аромат.
  Он собрал все ингредиенты и, сделав глубокий вдох, приступил к работе снова. Может быть, благодаря предыдущему успеху, следующие несколько попыток тоже удались.
  Успех!
  Успех!
  
   ...
  Только когда у него была сотня Гранул Зверя, он решил остановиться. В конце концов, одному дьявольскому чудовищу можно было принять только до пяти гранул.
  На этот раз занятия алхимией заняли у него целую неделю. Закончив работу, он чувствовал большое облегчение. Он решил, что прежде чем приступать к культивации, ему нужно было хорошо выспаться.
  "Хм, нужно попробовать эффект Обогащающей Дух Гранулы!" первым делом подумал Цин Шуй после того, как проспал полдня.
  Эффект Обогащающей Дух Гранулы длился только 24 часа, одни полные сутки. Вне зависимости от того, в какое время дня ее приняли, она действовала с момента принятия в течение последующих 24 часов.
  Цин Шуй достал одну темно-зеленую гранулу и проглотил ее. И немедленно прохлада поднялась в его Даньтянь, быстро рванула в голову, даря ему ощущение свежести во всем теле. Его духовное чувство и способность ощущать вещи на расстоянии усилились на порядок.
  "Ого, вот оно что. Нужно иметь в виду, что принимать, когда нужно укрепить дух и ощущения".
  Его выводы были разумны: эта гранула была редкой и ценной, поэтому ее не принимали в каждом бою, только во времена угрозы жизни. Просто Цин Шуй раньше этого не знал.
  Он приступил к культивации Древней Техники Усиления. Он чувствовал, что скорость, с которой он впитывал духовную Ци Небес и Земли, была гораздо выше. Ощущения были потрясающими. Вначале было довольно трудно, будто тележку в крутую гору нужно было катить, но со временем он почувствовал, что ему требуется все меньше силы для выполнения даже самой сложной задачи.
  Проведя один цикл циркуляции Ци Древней Техники Усиления, Цин Шуй продолжил культивацию.
  Спустя полдня Цин Шуй, наконец, открыл глаза и улыбнулся. Вздохнув, он подумал:
  "Обогащающая Дух Гранула - отличная штука. Есть множество людей, которые всю свою жизнь не могу пробиться в Сяньтянь; с этой Гранулой, я думаю, у них была бы совсем другая история".
  После принятия гранулы Цин Шуй не хотел терять ни секунды своего времени, поэтому, не останавливаясь, он продолжил культивацию всех известных ему техник, культивацию своей ауры особенно.
  Когда усталость подкатывала, он переключался на Древнюю Технику Усиления, затем на Силу Бешеного Быка, Удар Небесного Грома, Шаги Туманного Облака, Форму Тигра, Форму Журавля...
  В этот момент он чувствовал, что он уже очень много знает и умеет. Он вспомнил технику Святых Ладоней. Интригующая техника, которая позволила Цин Шую снова ощутить все ее великолепие. Его руки постепенно становились прозрачными, источая мощную живительную ауру. Он знал, что эта аура была очищена Древней Техникой Усиления, так как он уже очень много раз соединял эти две техники, например, когда помогал Хоюнь Лю-Ли прийти в себя после ранений. Он чувствовал, как эта техника быстро пожирает его Божественную Силу Даньтянь - такой энергозатратной была она.
  Однако эффект был впечатляющим. Поэтому он снова и снова культивировал Святые Ладони и Технику Первобытных Божественных Игл. В конце концов, существовало множество вещей, которые нельзя было вылечить одними лекарствами.
  Когда наступило время выходить из сферы, Цин Шуй почувствовал, что он доволен полученными результатами и эффектом от Обогащающей Дух Гранулы. И тут он вспомнил про сотню Гранул Зверя и подумал про свою жар-птицу.
  Одна гранула должна была увеличить силу на 10%, а принять можно было до 5 штук за раз. Это означало, что в общем все атрибуты увеличивались ровно наполовину; неважно, что именно - сила, огненные шары, выносливость, скорость...
  Цин Шуй в волнении призвал свою птицу. Если его дьявольское чудовище будет иметь скорость и силу, как у того самого Черного Сокола-Чемпиона, он будет очень доволен. В конце концов, его птица была однозначно выше уровня Боевого Короля.
  Услышав его призыв, жар птица радостно вскрикнула и полетела навстречу хозяину.
  Цин Шуй улыбнулся и достал Гранулу Зверя!
  "Лови!"
  Птица живо схватила таблетку клювом и тут же проглотила.
  Цин Шуй наблюдал, как он радостно летает в небе. Он ждал. Ждал, когда же проснется тот самый талант!
  
  
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/35980
  Переводчики: Kent
  Глава 305. Пробуждение таланта. Корона Огненной Птицы.
  Цин Шуй наблюдал за радостно летающей огненной птицей. Он ждал, сработает ли тот единственный редкий шанс в 1%, что у него пробудится какой-то природный талант.
  И тут же яркая вспышка красного цвета появилась на теле жар-птицы. Она издала громкую высокую трель, такую чистую и радостную, что Цин Шуй почувствовал эту радость всем своим существом. Он также чувствовал, как растет сила жар-птицы. Даже, несмотря на то, что это увеличение было всего на 10%, учитывая ее мощь, это была немалая цифра.
  Цин Шуй подождал, когда жар-птица вернется в нормальное состояние. Однако чудесного пробуждения, которого он так ждал, не случилось. Хотя Цин Шуй уже понял, что к чему, все равно он чувствовал себя разочарованным. В конце концов, надежда всегда умирает последней.
  Где есть надежда, всегда есть разочарование. Чем больше ожидания, тем больше разочарование!
  1% пробуждения - это очень маленький шанс. Один из ста. И он поставил на него.
  Цин Шуй вынул еще одну Гранулу Зверя. Увидев таблетку, Жар-птица радостно вскрикнула, словно распробовала пользу от этого лекарства. Заметив эту реакцию, Цин Шуй со смехом положил таблетку в клюв жар-птице. Сразу же после этого снова появилась вспышка красного цвета. В этот момент Цин Шуй почувствовал еще одну волну усиления в 10%, но природного таланта все еще было не видать. Он знал, что настоящее пробуждение не несло в себе всего лишь увеличение силы на 10%.
  Огненная птица радостно рассекала воздух. А Цин Шуй все еще очень сильно надеялся, что у нее проснется природный талант. Было бы невероятно, если бы ее способности расширились за пределы воображения, превращая ее в подобие феникса...
  Третья гранула дала тот же самый эффект. Цин Шуй знал, что сила и слава огненной птицы вышла на совершенно новый уровень. Теперь у нее было на треть больше силы и способностей.
  Четвертая гранула...
  Цин Шуй уже хотел сдаться. 1% вероятности было слишком маленькой надеждой. Более того, сама концепция пробуждения таланта ему была не совсем ясна. Он считал, что чем сильнее зверь, тем меньше у него шансов на пробуждение талантов.
  Может быть, под пробуждением таланта подразумевался зов крови? Было бы прекрасно, если бы драгоценная огненная птица Цин Шуя вдруг почувствовала пробуждение зова крови. Такое пробуждение бы позволило ей обладать качествами самого Феникса.
  В четвертый раз! А никаких талантов и в помине нет. Цин Шуй замешкался, стоило ли давать пятую гранулу. Скормив ее жар-птице, он пристально наблюдал за ее трансформацией. Это была последняя таблетка.
  И в итоге Цин Шуй почувствовал опустошение. Единственное, что изменилось, это сила жар-птицы. Она действительно увеличилась на 50%. Он чувствовал такое глубокое разочарование, глядя на свое веселящееся чудовище.
  Цин Шуй все еще надеялся, что у огненной птицы проснется природный талант. Хотя она уже приняла пять Гранул Зверя. Он смотрел на сотню готовых гранул и задумался. В конце концов, он принял решение: он протянул жар-птице шестую гранулу.
  Огненная птица не заставила себя долго ждать. Радостно слопав очередную таблетку, она засветилась красным светом. Цин Шуй радовался, что птица продолжала набирать силу, но никакого пробуждения таланта снова не произошло!
  Оказалось, что и после пяти гранул увеличение силы имело место, но уже значительно слабее. Вопрос был в другом: Существует ли вообще эффект пробуждения редкого природного таланта?
  На седьмой таблетке красное свечение все еще появлялось, но увеличение в силе было совсем незначительным. На этот раз Цин Шуй раздумывал, стоило ли ему продолжать скармливать гранулы жар-птице.
  "Забудь, эти таблетки уже не действуют в любом случае. Мне все равно, есть ли от них эффект или нет. Все равно терять уже нечего".
  Цин Шуй принял решение и дал жар-птице восьмую таблетку!
  Девятую!
  ...
   32-я таблетка!
  Вскоре жар-птица была напичкана почти сорока таблетками. Бледное красноватое свечение было единственным, что давало Цин Шую надежду. Жар-птица с радостью продолжала есть таблетки, несмотря на то, что сила уже не увеличивалась, и никакого эффекта не было. Видимо, они были довольно вкусными. Или же красный свет успокаивал жар-птицу.
  Цин Шуй, не раздумывая, бросил ей еще одну Гранулу Зверя. Он продолжал давать ей еще и еще, без всяких надежд на этот раз.
   67-я гранула!
  68-я гранула!
  ...
  Глаза Цин Шуя налились кровью, рука дрожала, на автомате забрасывая в клюв жар-птице очередную таблетку. Он ждал красноватого свечения, но и оно уже исчезло. Цин Шуй был в отчаянии.
  "Какого черта, да что ж это такое? Даже света уже нет!" думал он про себя, насчитав оставшиеся двадцать таблеток у себя в руке.
  Он стоял и раздумывал, стоит ли давать оставшиеся таблетки жар-птице. Он обратил внимание на то, что его питомица носится, как угорелая, без устали. Вдруг она стремглав рвану к большому Зонтичному Дереву. Цин Шуй побежал за ней, не совсем понимая, что происходит. Задрав голову, он смотрел, как птица взгромоздилась на толстую ветку. Она постоянно выкрикивала громкие долгие призывы, каждый из которых становился громче предыдущего.
  Цин Шуй перепугался, что у гранул был какой-то побочный эффект, ведь жар-птица проглотила уже довольно много таблеток. Что если с ней случится что-то плохое? Это будет огромная потеря.
  И тут Цин Шуй почувствовал, как от жар-птицы хлынул поток мощной энергии. В то же мгновение он почувствовал волну жизненный силы, за которой тут же последовали яркие вспышки света: красного, оранжевого и желтого!
  Красный как шаровая молния, оранжевый и желтый как чистейший яркий солнечный свет!
  В этот момент Цин Шуй был ослеплен этим свечением. Слишком неожиданно все произошло, но это было однозначно то, чего он ждал. У них получилось.
  Пробуждение природного таланта, наконец, произошло!
  Цин Шуй был словно во сне. Все случилось, но было будто не по-настоящему. Он знал, что это не сон, что это все наяву. Огненная Птица разбудила свой внутренний талант, приняв 80 Гранул Зверя.
  Его питомец был буквально окутан прекрасным трехцветным свечением. Цин Шуй, не отрываясь, смотрел на жар-птицу в ожидании. Ему казалось, если он вдруг моргнет, то все сразу исчезнет.
  Свет искрился, Цин Шуй смотрел на жар-птицу, сидевшую на самом краю большой ветки Китайского Зонтичного Дерева. Он заметил, что жар-птица внешне выглядела по-прежнему, но общее очарование и поза ее изменились. Он чувствовал, что она меняется, становится сильнее. Неожиданно, она стала зверем уровня Боевого Короля, не слабее, чем тот самый Черный Сокол-Чемпион.
  Кто же знал, что жар-птица, которую глава Секты Бессмертного Меча посчитал безнадежной, окажется таким сокровищем. Когда Цин Шуй только получил ее, даже, несмотря на ее способность извергать фиолетовые огненные шары, она даже примерно не могла сравниться с чудовищами уровня Боевых Королей.
  Теперь Жар-птица могла одними когтями, крыльями клювом справиться как минимум с тремя противниками начальных уровней Боевого Короля, что считалось существенным улучшением. Первые пять гранулы серьезно увеличили ее силу. Но вместе с пробужденным природным талантом, Жар-птица перерождалась в экстраординарную силу.
  И тут Цин Шуй заметил, что на голове жар-птицы начала появляться корона. Она выглядела маленькой, потому что он стоял довольно далеко от жар-птицы. Но он однозначно видел ее.
  Цин Шуй знал, что существовали дьявольские чудовища с коронами на головах, как было у Черного Сокола. Корона означала, что у чудовища благородное происхождение и аристократическая кровь. Это было как бы обозначение "короля" среди зверей. А среди всех птиц Феникс был Императором!
  Цин Шуй подозвал жар-птицу и заметил, что их взаимодействие стало гораздо четче. Это было странное ощущение, будто жар-птица и он слились в одно целое.
  Глядя, как жар-птица слетает вниз с ветки, будто разрезая воздух, он понимал, что что-то ненормальное произошло со скоростью птицы. В этот момент он понял, что жар-птицы или любые монстры со следами крови Феникса были способны к невероятным скоростям, когда пробуждался их природный талант.
  Рассмотрев "корону" поближе, Цин Шуй понял, что это и была легендарная Корона Птицы Феникс.
  Вот в чем был талант жар-птицы - в ней пробудилась кровь Феникса!
  Корона была малюсенькой для размеров ее головы, примерно с человеческую корону, тем не менее, она была потрясающе прекрасной. И самое главное - ее было хорошо видно даже издалека. Казалось, что его жар-птица и впрямь эволюционировала в легендарную птицу.
  Обычная птица стала фениксом!
  "Это же редкая корона Феникса. Так неожиданно!" выдохнул изумленный Цин Шуй. Он был счастлив видеть корону, он просто не знал, что именно за корона это была.
  Корона на голове Черного Сокола-Чемпиона придавала ему вид непобедимого зверя, но эта корона была другой. Она сильно отличалась.
  Только у птиц были "короны". Королевские короны и Короны Феникса считались коронами Имперского уровня. Конечно, короны тоже ранжировались по силе и уровню. Размер определял качество.
  У Черного Сокола, принадлежавшего слепцу, была королевская корона. Она была огромная, раз в десять больше Короны Феникса жар-птицы. Однако они были разного типа, поэтому сравнивать их было бесполезно.
  Цин Шуй протянул руку и потрогал жар-птицу. Он чувствовал высоты ее способностей, особенно скорость, которая теперь была гораздо выше скорости Черного Сокола-Чемпиона. Выдающимся аспектом жар-птицы была именно ее скорость, которая теперь выросла в несколько раз.
  Пять Гранул Зверя были способны увеличить силы на 50%. Это относилось к огромному приросту в силе, выносливости, скорости и общего телосложения жар-птицы. Когда проснулся ее природный талант, эти силы увеличились в разы. Ранее только две вещи улучшались - скорость и фиолетовые огненные шары, которыми она отпугивала бойцов в том печальном поединке.
  У его Жар-птицы тогда не было никаких шансов сбежать от Черного Сокола-Чемпиона. Но сейчас все изменилось. Цин Шуй почувствовал огромное облегчение и не мог скрыть чувство гордости.
  "Ха-ха, еще одна гарантированная помощь в уничтожении Клана Янь!" с ликованием думал Цин Шуй.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/36073
  Переводчики: Kent
  Глава 306. Цин Шуй, моя фамилия Сун, я хочу добиваться Сикун Минъюэ.
  
  Дьявольские чудовища одного уровня всегда были сильнее людей. И их было невероятно сложно приручить, особенно зверей на уровне Боевого Короля и выше. А иначе другой причины слепцу летать на простом Черном Соколе не было.
  Цин Шуй знал, что уровень силы жар-птицы поднялся на невероятную высоту. Он отправлял ей свои мысли, приказав ей выстрелить огненным шаром со всей своей силой.
  Однако в тот момент, когда жар-птица выплюнула фиолетовый шар, Цин Шуй был неприятно удивлен. Размер шара был намного меньше, чем раньше, примерно с кулак. Цвет пламени был ярче и насыщеннее, чище и кристальнее. Без сомнения, температура внутри этого шара была гораздо выше предыдущих.
  Из-за интенсивности взрыва и его скорости Цин Шуй почувствовал себя в центре урагана. Неужели пробуждение таланта увеличило еще и его огненную мощь? Цин Шуй был так счастлив, что стоял и улыбался, как идиот.
  Чем сильнее питомец, тем счастливее воин!
  
  Выйдя из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита, Цин Шуй погрузился в размышления. Он никогда бы и представить себе не мог, что гранулы, которые он создал, разбудят талант и кровную линии огненной птицы. Думая об этом, он вспоминал, как Цан Уя говорил ему, что шансы на успех были очень невелики. Это означало, что было много алхимиков, которые бросали это дело из-за низкой успешности.
   Итак, огненная птица съела в целом около восьмидесяти или больше Гранул Зверя. Цена этих гранул была чрезмерно высока. Кроме него, вряд ли кто решился бы буквально выбросить столько таблеток. Даже Медицинская Секта не сравнилась бы с ним в успешности создания таблеток. И никто не мог добывать лекарства с помощью первобытного огня...
  
  Время летело незаметно. Почти два месяца прошло, была уже середина ноября. До конца года оставалось совсем немного времени. Цин Шуй, как обычно, занимался своей утренней зарядкой в общественном зале.
  Люди извне не заметили разницы в кулаке Тайчи Цин Шуя, хотя сам он четко осознавал, что его сила претерпела качественные изменения по сравнению с тем, какой она была пару месяцев назад.
  Под действием Обогащающей Дух Гранулы он провел ровно два месяца в своей пространственной сфере, что равнялось пяти годам непосильного труда. Естественно, что он улучшил свои показатели.
  Его Древняя Техника Усиления достигла 99-го цикла, а сам он был крайне опытен в Силе Бешеного Быка, которая дарила ему огромную прибавку в силе тоже. Он все еще ждал этой искры инсайта, чтобы пробиться на новый уровень.
  Его техника Шагов Туманного Облака, Шагов Свободного Духа и искусство Меча Небесного Дворца достигли пика Сферы Предков. Причина, почему они не пробивались в Истинную Сферу, лежала в том, что Цин Шуй большую часть времени проводил за тренировками других техник.
  Кроме этого Цин Шуй был очарован божественным эффектом Обогащающей Дух гранулы. Когда он не находился в своей пространственной сфере, Цин Шуй слушал наставления старших Небесного Дворца, которые также практиковали инсайты Формы Тигра, которые он получал от каменных монументов.
  Там была еще пара изображений, которые Цин Шуй считал исключительно сильнодействующей. Это был Медведь, Подпирающий Дерево, и Гигантский Медведь, Сотрясающий Горы. Он чувствовал, что движения и энергия, скрытая внутри, были словно извержение вулкана скрытого потенциала. Сила воина немедленно, как ракета, устремлялась к небесам, заставая противника врасплох и обеспечивая почти немедленную победу.
  На тот момент Цин Шуй тренировал Кулак Тайчи на общественной площади, его движения были плавными, как поток воды. Цин Шуй давно соединил Силу Бешеного Быка с Древней Техникой Усиления. Оба источника Ци были соединены в одно, перетекая плавно в его тело, наполняя его беспрецедентной взрывной силой.
  Это состояние текущей воды было исключительно мистическим, привлекая внимание зевак на площади. Только когда Цин Шуй закончил комплекс упражнений Тайчи, все, кто наблюдал за ним, очнулись.
  Вдруг раздался голос.
  "Ты Цин Шуй?"
  Цин Шуй не ответил, пока он полностью не убрал руки и не закончил последнюю позу. Посмотрев наверх, он увидел крайне симпатичного молодого человека, стоящего в паре метров от него. Рядом с ним стоял худенький юноша, в полусогнутой позе, словно лакей.
  Симпатичный молодой человек смотрел на него самоуверенным и гордым взглядом. Цин Шуй почувствовал презрение от этого мужчины, чья культивация, вероятно, была на вершине второго уровня Боевого Короля. От его тела исходили колебания энергии, во много раз мощнее, чем от Гунсунь Цзяньу.
  "Кто ты?" Цин Шуй понятия не имел, откуда этот парень, но понимал, что он явно не из Зала Звездной Луны.
  "Меня зовут Сун. Цин Шуй, я хочу ухаживать за Сикун Минъюэ", красавчик по имени Сун улыбнулся Цин Шую уверенной улыбкой.
  Цин Шуй удивился. Зачем он искал его? У него были хорошие отношения с Цанхай Минъюэ, но она не была его женщиной. У нее была свобода выбирать того, кто ей нравился, Цин Шуй никак ее не контролировал. Насильно мил не будешь.
  Однако парень напротив него вел себя очень странно. По какой-то неизвестной причине он серьезно бесился на Цин Шуя.
  "Я хочу, чтобы ты оставил ее. Назови свои условия", Сун поджал губы. Он был весь такой вальяжный, как красивый павлин.
  В момент, когда Цин Шуй услышал командирский тон этого парня, он помрачнел и нахмурил брови. Почему он хотел, чтобы Цин Шуй оставил ее? Он не видел ни Цанхай Минъюэ, ни Хоюнь Лю-Ли целый месяц.
  "Я не понимаю, о чем ты говоришь", Цин Шуй собрался уходить. Однако путь ему преградил худенький юноша.
  "Мой старший брат Сун не давал тебе разрешения уходить. Ты, тряпка, веди себя хорошо и оставь сестру Минъюэ", глаза парнишки сверкнули хитрой улыбкой, он злобно поглядывал на Цин Шуя.
  "Оооо, это же старший ученик Зала Звездного Дня! Сун Лан!" воскликнул кто-то из прохожих.
  "Оу, а это разве не Цин Шуй из Зала Звездной Луны?" весело воскликнула некая девушка из Зала Звездной Луны.
  "Как вы думаете, кто сильнее - наш Цин Шуй или Сун Лан?" хихикнула другая девушка.
   ....................
  
  "Старший Сун такооооооооооооой красивый"
  "У тебя сиськи большие, а мозги - нет. Почему ты поддерживаешь какого-то парня, который даже не из нашего Зала?" закричал на нее какой-то юноша.
  "Ты тупой? У Старшего Сун черты лица более утонченные! Он просто такой мужчина, за которого все женщины надеются выйти замуж. В любом случае, разве мужчин из Зала Звездной Луны вообще можно за мужчин считать?" тут же возразила девушка.
  "Сууууууу.а!"
  "Вот приду я к тебе сегодня вечером и вытра.аю все дер.мо из тебя, и тогда ты узнаешь, что значит быть настоящим мужчиной".
  "Придешь ко мне в комнату? Давай, приходи. Я твой жалкий стручок отрежу, тот, который ты "птичкой" называешь, ты, придурок!"
  .................................
  
  Симпатичный молодой человек по имени Сун улыбался еще шире, услышав разговоры в толпе. Улыбка была такой яркой, что многие девушки были словно загипнотизированы ею.
  "Цин Шуй, мы на твоей стороне! ВЫБЕЙ ИЗ НЕГО ДУРЬ!"
  Никто не знал, кто именно крикнул эти слова, это был какой-то парень, и толпа подхватила...
  "КРУШИ КРУШИ КРУШИ СУНА ЛАН КРУШИ СУНА ЛАН!"
  Голоса все крепчали и звучали громче.
  Цин Шуй горько усмехнулся. Казалось, что замечание девушки про "считать ли мужчин Звездной Луны мужчинами", наступило парням из Зала Звездной Луны на больную мозоль.
  Цин Шуй смотрел на Сун Лана перед собой. В нем не было злости, даже после криков толпы, он видел только прекрасную и наглую улыбку. Цин Шуй не мог не почувствовать отвращение от этой самодовольной улыбки.
  Цин Шуй знал, что чувствовал Сун Лан. Для него все эти "Таланты" были посредственностью. Достигнув своего уровня культивации, он видел в них муравьишек. Как можно обижаться на слова насекомых?
  "Прочь с дороги!" тихо сказал Цин Шуй и ушел.
  Худенького молодого человека откинуло в сторону мощной аурой, которую излучал Цин Шуй.
  "Ты собираешься прятаться? Как насчет устроить матч? Если ты победишь, Цанхай Минъюэ принадлежит тебе, но если ты проиграешь, тебе придется оставить ее в покое", Сун Лан сказал, по-прежнему самодовольно улыбаясь.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/36074
  Переводчики: Kent
  Глава 307. Кто ты такой, чтобы называть ее Минъюэ?
  
  "Ты собираешься вот так просто сбежать? Почему бы нам не устроить дуэль? Если ты победишь, Цанхай Минъюэ твоя. Если проиграешь, ты оставишь ее", продолжал улыбаться Сун Лан.
  Цин Шуй чувствовал, как в нем разгорается пламя от одного только голоса Сун Лана. Он остановился и повернулся к нему, глядя на элегантного молодого человека, улыбавшегося ему. Тон его голоса был командирским, но тихим. И это раздражало Цин Шуя до безумия.
  "Женщины не вещи. Их нельзя передавать или хватать", ответил ему Цин Шуй, стараясь сдерживать тон голоса, но слова его прозвучали так жестко, что могли задушить любого.
  Выражение лица Сун Лана стало меняться. Никто никогда не смел с ним так разговаривать. Даже внутри семьи к нему относились с почтением, потому что он был главным потенциальным кандидатом на главу Зала Звездного Дня и Клана Сун.
  Ему было суждено прожить яркую жизнь с самого момента рождения. Кроме того, что он был одаренным по природе, у него была сила, которая отвечала ожиданиям окружающих, а также поддержка большого количества различных редких и дорогих лекарственных гранул.
  Катаясь, как сыр в масле, с самого юного возраста, он умел жить хорошо. Хотя за всем этим стояла серьезная поддержка других людей, его собственные способности также были внушительными.
  "Ого, Наш Цин Шуй самый лучший. Как он в точку сказал!" радостно произнес какой-то человек.
  "Чудесно, мне нравится это. Я решила позволить ему поухаживать за мной", сказала несимпатичная женщина, стоявшая в группе подруг. Она игриво подмигнула Цин Шую. Ее подружки рассмеялись.
  "Молодость такая молодость. Так импульсивна", выражение лица Сун Лана вернулось в нормальное состояние. Он как бы хотел показать, что не хотел опускаться на уровень юноши и ссориться.
  Цин Шуй тоже улыбался. Аура неподвижности, как гора, удивила всех вокруг. Цин Шуй в итоге выглядел достойнее и сдержаннее своего противника после таких слов.
  Таково было восприятие жизни у Цин Шуя после того, как он постиг состояние "неподвижной горы". Как во сне, будто воспоминание - иллюзорное и реалистичное, заполнявшее воображение. У него легко получалось войти в состояние Недвижимой Горы.
  Он всегда знал, что такие люди всегда что-то задумывают. Сун хотел либо силой заставить Цин Шуя уйти и порисоваться перед толпой, либо побить Цин Шуя в момент, когда тот потеряет внимание, чтобы порисоваться перед Цанхай Минъюэ.
  А на самом деле он просто хотел подъехать к Цанхай Минъюэ на Цин Шуевом горбу.
  Цин Шуй ненавидел таких больше всего. Если тебе нравилась Цанхай Минъюэ, то добивался бы цели сам. Но когда ты просто хотел использовать соперника, как ступеньку, это было низко. В своей прошлой жизни Цин Шую ничего бы не оставалось сделать, потому что он прекрасно понимал свое положение. Слабые всегда были самыми беспомощными.
  Вокруг любой красавицы всегда увивалась дюжина волков. Чем красивее женщина, тем больше волков. Хорошо, если женщины была сильной. Нежных девушек ждала плохая история. Цанхай Минъюэ в прошлом была под защитой отца, кроме того ее культивация была на высоком уровне. Так что не каждый решился бы сделать попытку, даже без злых намерений.
  Но теперь в Небесном Дворце Цанхай Минъюэ была слабее многих, несмотря на свои довольно серьезные способности. Этот Сун Лан был одним из примеров. Как только мужчина осознавал свою силу, в нем появлялась большая уверенность.
  "Импульсивный? Если тебе кто-то нравится, иди за ней. Ты понимаешь, что твоя попытка использовать меня, как ступеньку, делает тебя глупым в глазах женщина? Позор тебе", засмеялся Цин Шуй.
  Хотя Сун лан прошел через многое в жизни, люди обычно всегда побаивались его именно из-за его общественного положения. Редко встречались такие, как Цин Шуй, кто мог резко возразить на его слова.
  Но и его слова были обидны для Цин Шуя. Цин Шуй всегда придерживался правила "не нападай, если на тебя не нападают, если кто-то ударит меня ножом один раз, я отвечу им десятью ударами ножа".
  "Ха-ха, они подерутся. Цин Шуй должен победить! Пусть Зал Звездного Дня почувствует, что значит, когда к тебе не относятся, как к мужчине", крикнул кто-то в толпе.
  Через какое-то время раздался другой голос:
  "Побей его, Цин Шуй, пусть он перестанет быть мужиком!"
  "Мисс Лю-Ли сказала, что ты жених Минъюэ, вот я и нашел тебя", еще раз улыбнулся своей легкой, как облачко, улыбкой.
  Цин Шуй подумал, что парень притворяется, но нет, у него действительно была такая привычка - очаровательно улыбаться. Цин Шуя бесила эта улыбочка, он проклинал своих предков за то, что не передали ему аристократической внешности.
  "О, зная, что она моя невеста, ты все равно пошел искать меня. Разве не так начинают драки?" По словам Сун Лана Цин Шуй понял, что Цанхай Минъюэ этот парень категорически не нравился.
  Народ в крупных сектах всегда был с причудами. Как и в Небесном Дворце, если Сун Лан беспокоил Цанхай Минъюэ, никто обычно не вмешивался, пока он не нарушал границ поведения со старшими секты.
  В мире девяти континентов преследовать свою мечту считалось святым делом, но, конечно же, необходимо было соблюдать этикет. То же произошло между Цин Шуем и Ши Цинчжуан. Даже если ты победишь ее жениха, тебе нужно было добиться ее расположения. Или вся эта возня была бесполезной.
  Даже если Сун Лан победил бы Цин Шуя на дуэли, ему нужно было еще как-то заставить Цанхай Минъюэ влюбиться в него. Или смысла в этом не было никакого. Ну не будешь ты мил насильно, особенно для такой, как Цанхай Минъюэ.
  Слова Цин Шуя вызвали в толпе взрыв радости. Хорошо сказал! Мужчины Зала Звездной Луны так долго были похоронены под тяжестью ярлыков, что им было даже трудно приглашать девушек на свидания. Все из-за того, что кто бы ни встречался с мужчиной из Зала Звездной Луны, подвергался насмешкам за спиной. Доходило до такой степени, что люди всерьез сплетничали о том, работают ли "инструменты" у мужчин из Зала Звездной Луны.
  Хотя все прекрасно понимали, что все это были сплетни, большинство предпочитали избегать этих мужчин.
  Большинство женщин из Зала Звездной Луны встречались с парнями из других залов. Как говорилось: монахи на чужбине лучше декламируют священное писание. И обе стороны получили свое. Мужчины из других залов, встречаясь с женщинами из других, хватали свои пять минут славы. Если женщина была красивая, за ней, тем более, гонялись толпы. И от этого мужчинам из Зала Звездной Луны было так стыдно, что они старались и не показываться особо. Поэтому вся ситуация их заводила и радовала с самого начала.
  "Отродье, тебе жить надоело, что ты так с моим Боевым Братом Сун разговариваешь!" худой юноша никак не мог справиться с пережитым унижением. Когда его Боевой Брат был рядом, он не боялся Цин Шуя. Более того, ему было не впервой делать грязную работу, это была его работа говорить всякие гадости за своего боевого брата.
  Цин Шуй посмотрел на худого юношу. Сила Бешеного Быка вдруг неожиданно проснулась в нем, заливая глаза кровью, из-за чего его вид стал таким устрашающим, что казалось, будто он не глазами сверлит этого худышку, а ножами.
  Вся аура Цин Шуя стала резкой в тот самый момент, напугав толпу до смерти. Худышка вдруг заорал, от чего у всех в жилах застыла кровь, закрыв глаза руками, его лицо залили слезы. Боль словно от тысячи игл заставила его заорать, как сумасшедший.
  "Что ты тут выпендриваешься? Ты всего лишь шавка!" аура Ци Цин Шуя снова успокоилась. Тем не менее, все еще ощущалась особенная мистика вокруг него, аура опытного человека, аура чудовища в человечьем обличье. Никто никогда не забудет грандиозную ауру Ци, которая в секунду взорвалась в нем.
  "Я недооценил тебя, Цин Шуй. Мой вызов остается тем же - проигравший оставляет Минъюэ", глаза Сун Лана были наполнены твердой решимостью.
  Успех нужно было закалять. Не было роста без давления. Даже шаг назад был возможностью для роста.
  "Кто ты такой, чтобы называть ее Минъюэ?" Цин Шуй сверлил глазами соперника.
  "Не смеешь принять это? Тогда извинись перед ним. Нельзя просто так дразнить моих людей", Сун Лан смотрел на Цин Шуя с одним только же желанием подраться, поэтому специально усложнял ситуацию.
  "Просто из-за того, что она моя невеста, ты используешь эту тупую отмазку, чтобы вызвать меня на бой. Ты, папочка, я бросаю тебе вызов - кто победит, тот получит все, что принадлежит Клану Сун. Принимаешь условия?" назло сказал Цин Шуй.
  Сунн Лан молчал.
  "Женщины это не вещи, их нельзя брать силой. Я бы от всего сердца защищал свою женщину. Ты думаешь, ты можешь заполучить женщину, полагаясь на свою боевую силу? Так у тебя ее любой другой может отобрать силой".
   Слова Цин Шуя прозвучали тихо, но все вокруг их услышали. Они вызвали радостные возгласы девушек в толпе и глубоко запали в сердце мужчин из Зала Звездной Луны.
  Сун Лан побледнел. Он знал, что попался в ловушку Цин Шуя и позволил ему наклеить на него ярлык. Взгляды женщины в толпе сменились с восхищения на отвращение. Достоинство, которое было у них в душе, было пробуждено словами Цин Шуя, заставило их изменить свое отношение к Сун Лану.
  В глазах Сун Лана сверкнуло непреодолимое желание убивать.
  "Я ВЫЗЫВАЮ ТЕБЯ НА БОЙ!" на полном серьезе выкрикнул он.
  "Не интересуюсь. Если все начнут вызывать меня на бой, что ж будет-то? Меня это начнет раздражать", с улыбкой покачал головой Цин Шуй, но, несмотря на улыбку, на лице его явно читалось раздражение.
  "Да ты вообще мужик или нет? Где твои шары?!" Сун Лана прорвало.
  "Я уверен, что я мужчина. И я знаю, что у тебя точно шаров нет", серьезно сказал Цин Шуй.
  "Это у тебя их нет! Я тебя сегодня убью!" Сун Лан был в ярости, разговоры с Цин Шуем вывели его из себя.
  Толпа покатилась со смеху. Цин Шуй и Сун Лан своим поединком навлекали на себя серьезные неприятности.
  Сун Лан так часто попадал в такие ситуации, что он выпалил эти слова, не подумав.
  Сунн Лан обычно всегда сохранял голову, даже в ярости. Даже если кровь ударяла ему в голову, он сдерживался. А сейчас ему хотелось в бешенстве залепить Цин Шую в лицо.
  Цин Шуй увидел, как Сун Лан несется ему навстречу. Хоть он и убил в свое время Старших из Секты Бессмертного Меча, они были боевыми королями первого уровня. Однако Сун Лан был полноправным Боевым Королем второго уровня.
  Необходимо знать, что разница в один уровень для Боевого Короля была огромной пропастью. Потребление специальных лекарственных гранул на высоком уровне культивации делало ситуацию еще более коварной.
  Цин Шуй немедленно увеличил циркуляцию Древней Техники Усиления до предела и соединил ее с Силой Бешеного Быка. Сжав кулаки, он старался не выдавать всей своей силы.
  Аура Ци Сун Лана увеличилась в одно мгновение, когда он несся вперед, заставляя всех вокруг отлететь на три метра в стороны. Когда он был всего в пяти метрах от Цин Шуя, он резко ускорился.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/36182
  Переводчики: Kent
  Глава 308. Битва. Сила Боевого Короля 2 уровня.
  
  Цин Шуй явно видел, что его техника Шагов Туманного Облака достигла серьезного зрелого уровня. К сожалению, пока только на стадии предков. Скорость, конечно же, была высока, сильнейший удар чуть не достался Цин Шую.
  Цин Шуй чувствовал силу в этом ударе, но понимал, что в него не вложена вся сила, а также противник не использовал Удар Небесного Грома. Цин Шуй отошел в сторону.
  Этот шаг был простым, но быстрым. Одновременно он произвел удар "молниеносное плечо" с резким выпадом вперед и ударом ребра ладони.
  Это было молниеносное плечо Тайчи!
  Цин Шуй был знаком с упрощенной версией двадцати четырех движений Тайчи, лучшими среди которых были Однократный Удар, Облачная Ладонь, Удар Отклонения/Парирования, Две Вершины Пронзающие Уши, Необузданная Дикая Лошадь, Кажущийся закрытым.
  Также была поза Белый Журавль Расправляет Крылья, которую Цин Шуй довольно хорошо знал. Он хотел испытать Форму Журавля из Техники Мимикрии Девяти Животных и усердно тренировал это движение.
  Бам!
  Цин Шуй не особо прикладывал силу, но Сун Лана откинуло на полшага назад. Его глаза вспыхнули от злости, он резко направил удар прямо в грудную клетку Цин Шуя.
  На этот раз Цин Шуй почувствовал гораздо бОльшую силу в ударе и заметил легкое свечение на кулаке, которое появилось от циркулировавшей сквозь него агрессивной мощи.
  Удар Небесного Грома!
  Цин Шуй не был уверен, что именно за удар был у его противника, но в нем ощущалась быстрая и пронзительная энергия Ци. Режущей силы в этом ударе хватило бы, чтобы разрезать человека напополам.
  "Золотая режущая сила! Может быть, его техники кулачного боя связаны с этим металлом?"
  Цин Шуй в свою очередь вытянул ладони в форме Облачной Руки Тайчи, нацеливаясь на жизненно важную точку на талии Сун Лана. В каждом ударе Тайчи Тайной Сферы, даже если он был выполнен грубо и неточно, всегда был высокопрофессиональным и продвинутым.
  Со стороны Сун Лана было большой ошибкой выступить против Цин Шуя в кулачном бою. Получив удар кулаком по талии, он онемел, само собой, и отлетел на целых два метра назад, хотя Цин Шуй приложил очень немного силы, можно сказать, был довольно нежен.
  На этот раз Сун Лан остановился и странно посмотрел на Цин Шуя. Он снял пояс, больше похожий на хлыст, резко им встряхнул, и с него спала атласная ткань, в которую он был завернут
  Цин Шуй рот раскрыл от удивления.
  Полая труба со сверкающими серебряными крючками издавала звуки грома и ветра у него в руках. Это был Громоподобный Кровожадный Хлыст - серебристо-белый предмет, издававший убийственный свит и кровожадное зловоние.
  "Покажи свое оружие!" сквозь зубы прорычал Сун Лан.
  Он понял, что без оружия Цин Шуя не взять, хотя он вовсе и не ожидал, что юноша так мастерски владел рукопашными техниками, да еще и с такой большой силой.
  Цин Шуй не планировал открываться так рано. Он просто хотел тихо тренироваться. Он просто хотел поехать и разобраться с Семьей Янь, а также исполнить желание своей учительницы. Больше ничего. Однако его насильно втянули в эту ситуацию, и было бы несерьезно с его стороны продолжать подвергать себя такому риску. Более того в толпе были свидетели того, что Сун Лан намеревался украсть у него женщину.
  "Ты уверен, что хочешь драться?" Цин Шуй смотрел Сун Лану прямо в глаза.
  Сун Лан принял этот взгляд и почувствовал, как где-то внутри него начинала подниматься тревога. Он понимал, что если он уверен в своем решении, то драка будет не на жизнь, а на смерть. И он замешкался.
  Тем не менее, он подумал, что Цин Шуй в секте новичок и не в курсе его особых ходов, поэтому крикнул:
  "Уверен!"
  Одно слово четко заявило о его позиции.
  "Ха-ха, будет хорошее шоу, на носу приличный бой", кто-то немедленно выкрикнул в толпе.
  "Выбей всю дурь из Звездного Дня, Цин Шуй, мы с тобой!"
  "Кто этот высокомерный дурак, который приперся к нам в Зал Звездной Луны и смеет задирать нас! Цин Шуй, выбей из него дух, чтобы мама родная не узнала!"
   ?????????????????
  
  Люди вокруг моментально расступились. Толпа прибывала. С обеих сторон прибавлялась группа поддержки, и битва уже считалась настоящей дуэлью между сектами - Залом Звездной Луны и Залом Звездного Дня.
  "Старший Сун, ты сможешь, убей его! Лиши его мужского достоинства!" кричал мужчина в униформе Зала Звездной Луны.
  "Черт тебя подери, братья, давайте побьем его, как он смеет так отвратительно себя вести в Зале Звездной Луны, отбирать у нас женщин и хамить нам..."
  "Бей его..."
  Суета и крики вокруг них создавали много шума, но мало помогали. Цин Шуй медленно вынул Меч Большой Медведицы. Он чувствовал, что Большая Медведица даже без поддержки дополнительных атрибутов способна подавить Громоподобный Кровожадный Хлыст.
  Увидев оружие Цин Шуя, толпа немедленно замолчала.
  Цин Шуй подумал, что Сун Лан с его хлыстом выглядел неловко. Взрослый человек, а оружие какое-то несерьезное. Однако приглядевшись к трехметровому хлысту, Цин Шуй понял, что он служил именно для экзекуции Удара Небесного Грома.
  Двойной удар грома производил дивный эффект!
  Сун Лан сделал шаг вперед, помахивая хлыстом, который, как змея, двигался вдоль его тела с ревущими громовыми раскатами, проникавшими в самое сердце.
  Воздух вокруг Цин Шуя сгущался, окутывая его неподвижностью, как гору. У него не было никакого иного выбора в противостоянии такому оружию с шипами; было трудно сообразить, как его блокировать. Резким движением он отправил свой меч прямо к кончику хлыста.
  Дзинь!
  Резкий острый звук раздался в воздухе, загремели раскаты грома, мистическая сила поднялась внутри оружия. Цин Шуй забеспокоился и быстро убрал свой меч.
  Ничего не могло остановить Сун Лана, который уже замахнулся рукой. Еще один хлыст внезапно появился в его руке, на этот раз с еще большим присутствием. Как легендарный морской дракон, он полетел, извиваясь прямо к шее Цин Шуя.
  Цин Шуй не ожидал, что его противник будет так искусен в использовании хлыста. Он решил сменить технику меча; воздух, окутывавший его, неожиданно превратился в Рык Тигра, который был отчетливо слышен среди раскатов грома противника.
  Небеса и земля вокруг двух бойцов замерли. Цин Шуй оставался стоять на месте, как огромный тигр, охраняющий гору и сросшийся с горой вокруг своих лап.
  Недвижимость горы!
  Мощная сила волнами накатывала внутри Сун Лана, Цин Шуй, почувствовав это, немедленно применил одну из самых важных техник небесного Дворца - Искусство Меча, которому он недавно начал обучаться.
  "Рассекает гору одним ударом!"
  Это движение меча повлекло за собой круговую вспышку света и немедленно заблокировало движения драконоподобного хлыста.
   Невыносимый грохот последовал за ударом. Цин Шуй не двигался под чудесным воздействием Неподвижности Горы, а Сун Лан покачнулся и отступил на три шага назад, еле удержавшись на ногах.
  Даже ученики из Зала Звездной Луны и Звездного Дня, стоявшие вокруг, отлетели на три метра! Все сразу заметили изменение в преимуществе на поле боя. Сун Лун отступил под натиском Цин Шуя, и это было только начало...
  "Цин Шуй мощный! Ха-ха, он совсем не мужик, этот, из Звездного Дня!" кто-то крикнул, заметив, как Сун Лан балансирует на месте.
   "Да, кто бы говорил про немужское поведение, хорошо смеется тот, кто смеется последним!"
   "Старший Сун, бей его! Тебе нельзя проигрывать!" кричали встревоженные люди из Зала Звездного Дня.
  
   ?????????????????
  
  Цин Шуй знал это чувство. Как в колледже в его прошлой жизни. Всякий раз, когда Цин Шуя спрашивали, откуда он, а он отвечал, что из деревни, он видел презрительный взгляд в их глазах.
  Тогда он страшно сердился, что такого в деревне, кто они такие, чтобы презирать деревенских жителей. Деревенскому парню было трудно найти девушку в городе. А теперь, когда Зал Звездного Дня терпел поражение, их, наверное, охватывали те же чувства. Теперь им будет трудно даже говорить о женщинах.
  С лица Сун Лана стекал пот, но глаза по-прежнему горели решимостью. Он уже начал понемногу сожалеть, что начал эту заварушку, потому что его поражение однозначно навлечет на него общественный гнев. Поэтому его намерение было одно - убить соперника.
  Цин Шуй заметил это намерение во вспышке его глаз, и тугой узел вдруг появился в его груди. У него должен быть какой-то грозный навык, фатальный.
  Цин Шуй сфокусировал всю свою энергию и запустил свое духовное чутье!
  Энергия Сун Лана неожиданно поднялась волной, и Кровожадный Хлыст в его руке резко стал кроваво-красным. Он сделал огромный выпад вперед.
  "Умри!"
  С низким и мрачным звуком оглушительным кровожадный хлыст, ставший толщиной с руку ребенка, атаковал Цин Шуя. Кроваво-красный хлыст выглядел как свернувшийся в кольцо дракон, оглушая всех вокруг раскатами грохота.
  Цин Шуй сомкнул брови и крепко схватился за Меч Большой Медведицы!
  Доведя Силу Бешеного Быка до самого пика, он рванул вперед с диким воем!
  Меч третьей волны!
  Меч Цин Шуя летел прямо к голове дракона!
  Два последовательных взрыва прозвучали в воздухе, и Грозный Кровожадный Хлыст Сун Лана вернулся в свое прежнее состояние в изнеможении, а Меч Большой Медведицы в руках Цин Шуя уже направлялся прямо к Сун Лану.
  В тот момент, когда Меч Большой Медведицы дотронулся до Сун Лана, Цин Шуй увидел, как губы его соперника растягиваются в высокомерную кривую ухмылку!
  "Гордишься этим?"
  Цин Шуй почувствовал, что что-то не то, и в тот же момент хлыст Сун Лана покраснел снова и атаковал с еще большей жестокостью. Меч Цин Шуй колол в светящийся ореол, но пробиться сквозь разноцветные лучи у него никак не выходило.
  "Черт, как я мог забыть про Божественную Защиту!"
  торопливо отступив, Цин Шуй понял, что было уже поздно. Хлыст, как змея, обвился вокруг его головы!
   В этот критический момент Цин Шуй вдруг выдохнул, успокоился и сел на землю, выставив ребро ладони вперед.
  Это была сильнейшая техника защиты Тайчи - "Кажущийся Закрытым" [прим.переводчика. "Запечатанный, как Конверт", "Кажущийся Запечатанным"]
  Кулак Тайчи Цин Шуя уже достиг Тайной Сферы в своей силе; под влиянием Силы Бешеного Быка и Древней Техники Усиления, он создал золотистое свечение вокруг Цин Шуя, в котором неожиданно появилось изображение гигантского Бешеного быка.
  Мууууу!
  Па!
  В то же мгновение хлыст ударился о свечение и изображение Быка!
  Всем сердцем чувствовал Цин Шуй это движение Тайчи. Это было прекрасно чувство. В этот момент он снова почувствовал, как все его тело, даже душа, получило своего рода очищение.
  Его способности, может, и не были так продвинуты, но они были более сконцентрированы. Это было чувство, как в сфере, словно кто-то шагал себе, как обычно, и вдруг превратился в великого чемпиона по ходьбе. Или словно человек вдруг начал свободно писать, словно великий писатель.
  Делать так, как велит душа. Как велит сама природа!
  Цин Шуй открыл глаза и почувствовал, словно он оказался на сотню лет назад на мгновение, его неподвижность, словно гора, стало еще более неуловимой, чем раньше.
  Ментальное состояние!
  Это было усиление ментального состояния, самая трудная часть всех боевых искусств!
  Сун Лан забеспокоился. Божественная Защита, его самое решающее умение, не возымело никакого воздействия. Он был уверен, что Цин Шуй не пользовался Божественной Защитой, однако он достиг того же состояния совсем другим путем.
  И это изображение величественного быка!
  Цин Шуй даже не представлял, что его Кулак Тайчи выйдет на такой мощный уровень, особенно с этими переменами, возникшими и в Силе Бешеного Быка. Он все еще мог увеличить свою силу и присутствие на 30%, но теперь он еще и умел вызывать изображение Бешеного Быка.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/36785
  Переводчики: Kent
  Глава 309. Цин Шуй, успокой свою невесту.
  
  Никто не мог понять, о чем думал Сун Лан. Он сделал выпад в сторону Цин Шуя, ударив хлыстом, как хвостом дракона. Эта техника была превосходной, как и остальные, но была еще более зловещей и коварной.
  Но Цин Шую уже не было страшно. Это чудесное чувство было связано с расширением его сознания. Он естественно отступил назад и немедленно рванулся вперед со скоростью света. Правильно рассчитав время, он смог увернуться от длинного хлыста противника, отступив назад. В тот момент, когда Сун Лан запустил хлыст в атаку, Цин Шуй использовал Шаги Облака Тумана, чтобы увернуться от угрозы. И неожиданно для него эта техника вышла быстрее, чем раньше, будто он нашел кратчайший путь!
  Сун Лан стоял, не понимая, что происходит. Он знал, что между ними огромная пропасть. Он беспомощно смотрел, как ему навстречу приближается тяжеленный удар меча. Он знал, что это будет его смертельный удар.
  "Брат, смилуйся!" раздался голос в замершей толпе.
  Цин Шуй помнил убийственное намерение в глазах Сун Лана, он хотел изранить его, как можно сильнее. Он не хотел тратить усилия впустую, поэтому продолжил удар. Для обычно человека со стороны казалось, что было слишком поздно останавливать падающее лезвие меча.
  В этот самый момент, когда лезвие меча Цин Шуя должно было вот-вот коснуться плоти Сун Лана, промелькнула тень и заблокировала меч. Раздался звон столкнувшихся мечей, словно колокольный звон к заутрене.
  Цин Шуй чувствовал волну энергии, исходившую от Меча Большой Медведицы. Он не мог сдерживать ее, поэтому ему пришлось сделать три шага назад, чтобы стабилизировать себя. Он поднял голову, чтобы посмотреть, кто же спас жизнь Сун Лану.
  Это был темный крепкий мужчина с окладистой бородой, густыми бровями и большими сверкающими глазами, похожими на драгоценные камни, пухлым ртом и крючковатым носом. Но, несмотря на неприглядную внешность, он производил впечатление достойного и щедрого человека.
  "мальчик мой, Лан, ты в порядке?" спросил он бледного, как снег, Сун Лана. Тот лишь огорченно покачал головой в ответ. Он не умер, но проиграл. И как человек высокомерный и амбициозный, он испытывал сейчас великое разочарование от своего проигрыша. По крайней мере, давление от этого никогда не исчезнет, и куда бы он ни шел отныне, он не сможет больше гордо поднять свою голову.
  Потому что он проиграл битву Залу Звездной Луны.
  "Брат, драка окончена. Ты достоин восхищения. От имени Семьи Сун я отблагодарю тебя позже", с улыбкой сказал незнакомец, обнажив белые, как дневной свет, зубы.
  Цин Шуй сделал вывод, что этот человек был рангом выше, чем Сун Лан, в семье Сун, раз он назвал юношу "Мой мальчик". Иначе он бы и не смел говорить о каких-либо компенсациях от имени всей семьи. Заводить бучу с таким человеком было бы не предусмотрительно, поэтому Цин Шуй решил отпустить Сун Лана. Более того, ему пришлось принять предложение закончить битву, потому что темный крупный мужчина явно обладал нешуточной властью. Цин Шуй также почувствовал, как вокруг собираются довольно серьезные люди.
  "Третий Брат Хэй, зачем дразнишь моих людей Зала Звездной луны?" знакомый голос прозвучал недалеко от арены. Цин Шуй улыбнулся и кивнул Фэй Уцзи, который внезапно оказался рядом с ним - человек, которого он больше всего уважал, его Боевой Дядюшка.
  "Брат Уцзи, это недопонимание. Это было просто недопонимание. Дети всегда ссорятся. На этот раз вина за моим мальчиком Ланом. Я уже попросил прощения от имени Семьи Сун. Я обязательно возмещу все затраты твоему брату", прямо ответил ему мужчина, которого, как оказалось, звали Третий Брат Хэй. На лице его была скромная и приятная улыбка.
  "Ха-ха, хорошо, если я не буду поднимать шумиху по этому поводу и приму извинения Семьи Сун, то я унижу всю Семью Сун!" рассмеялся Фэй Уцзи.
  "3-й Дядюшка, отец, учитель, они..." лицо Сун Лана побледнело еще больше.
  "Давай вернемся и поговорим", сказал 3-й Брат Хэй, сохраняя скромную улыбку.
  В этот момент по всей площади раздались ликования Зала Звездной Луны, они окружили Цин Шуя, хотели было качать, но отступили, заметив, как он нахмурился.
  "Цин Шуй, иди к нашему старику. Девчонки тебя ждут, все уже собрались. Лю-Ли вся изнылась, что не видела тебя уже месяц", улыбнулся Фэй Уцзи.
  Цин Шуй вежливо кивнул:
  "Хорошо, я пойду, поищу старика".
  Фэй Уцзи все больше впечатлялся Цин Шуем. Этот юноша делал огромные успехи. Например, он искренне сокрушался, что у Цин Шуя аура неподвижности, словно гора, намного достойнее, чем у него, Фэй Уцзи.
  Жизнь Фэй Уцзи не была идеальной. Ему много не хватало - любви детей, отца, матери, любовной страсти...
  Цин Шуй же повидал многое, он избежал смерти и много где был. Его исключительное состояние ума и восприятия позволило ему быстро схватить это интенсивное состояние "Неподвижной горы".
  Прошла всего пара месяцев, и Фэй Уцзи заметил, что аура тела Цин Шуя снова изменилась, словно стала более густой в дополнение к состоянию неподвижности.
  Цин Шуй понял вдруг, что провел два месяца в тренировках. Он не виделся со своими подругами. Он не хотел думать ни о чем другом, поэтому все его внимание было сосредоточено на тренировках до изнеможения.
  Когда он добрался до дворца Цан Уя, две девушки радостно встречали его, едва заслышав шаги Цин Шуя и Фэй Уцзи. Цин Шуй явственно почувствовал заботу, мысли теплые чувства, которые так и лились из звездных глаз его подруг.
  Он неуклюже потер нос, когда также заметил в этих взглядах молчаливый упрек. Хоюнь Лю-Ли подбежала к нему и обняла за шею.
  "Хе-хе-хе!"
   Она почувствовала скованность и зажатость Цин Шуя и рассмеялась. Фэй Уцзи усмехнулся, глядя на них, и вошел в дом.
  Цин Шуй легонько приобнял Хоюнь Лю-Ли за тонкую талию, приподнял ее и начал кружить. От нее исходил тонкий сладкий аромат, щекотавший его ноздри. Из-за этих изысканных объятий его даже слегка качнуло. Такому бабнику, как Цин Шую, который давно не пробовал на вкус женского тела, нельзя было долго находиться в этом положении, поэтому он быстренько поставил Хоюнь Лю-Ли на место. В этот момент он заметил, как ее глаза смеются, глядя на него. Потом она рассмеялась вслух снова и оттолкнула его в сторону Цанхай Минъюэ со словами:
  "Успокой уже свою невесту, пока ее не украл кто-нибудь другой".
  "Лю-Ли, что за чушь ты несешь..."
  Хоюнь Лю-Ли громко хихикнула и пошла в дом.
  Цин Шуй понял, что Лю-Ли говорит про Сун Лана, который пытался добиться Цанхай Минъюэ. Он не знал, как долго все это продолжается, потому что они давненько не виделись.
  "Ха-ха, Юэюэ, назови-ка своего мужа вслух, в конце концов, кто тут твой жених!" Цин Шуй легонько обнял Цанхай Минъюэ за тонкую талию. Ощущение это было чудесно, будто он парил, не касаясь земли. Не впервые их тела так взаимодействовали, и он всегда чувствовал себя неописуемо невероятно. Она обещала, что позволит ему ее обнять!
  "Цин Шуй, пожалуйста, не слушай всякую ерунду, которую говорит Лю-Ли..." Цанхай Минъюэ не пыталась высвободиться из рук Цин Шуя, потому что он вел себя прилично, хотя и был очень близко. Но его кокетливый тон не нравился ей.
  "Так к какому ученику Зала Звездного Дня у тебя чувства?" игриво спросил ее Цин Шуй. в этот момент он на треть был учтивым, на треть нежным, на треть озорным и на одну часть упрямым. Цанхай Минъюэ видела, что он, вроде бы, рядом, но чувствовала, что больше не может видеть его насквозь, он казался ей еще более незнакомым, чем раньше. Однако она не отвергла его. Она помнила то, что Цин Шуй сделал для нее. Ее темные глаза, не моргая, смотрели на него. Ему даже стало не по себе под этим глубоким взглядом. Желая увернуться от него, он похлопал ее по плечу. Почувствовав эти прикосновения к своему мягкому шелковистому плечу, Цанхай Минъюэ словно очнулась от сна и вскликнула. Ее лицо порозовело от смущения.
  Цин Шуй, как завороженный, смотрел в ее прекрасный глаза под веером длинных аккуратных ресниц. От ее красоты Цин Шуя бросало в дрожь.
  "Давайте пойдем внутрь, нехорошо вот так стоять на улице, все ждут!" через пару неловких секунд вдруг сказала Цанхай Минъюэ. Она не стала отвечать на глупый вопрос Цин Шуй, потому что не намеревалась обсуждать дальше эту бессмысленную тему. Цин Шуй улыбнулся, кивнул и убрал руки с талии Минъюэ. Они вдвоем прошли в гостиную дома Цан Уя.
  Цан Уя с изумлением рассматривал Цин Шуя. Однако он смог принять всю ситуацию, ведь Цин Шуй уже неоднократно удивлял его. Глядя на Цин Шуя и Цанхай Минъюэ вместе, он удовлетворенно крякнул, наконец, они шли рука об руку!
  "Прошу прощения, почтенный, что давно не навещал тебя", с улыбкой заговорил Цин Шуй.
  "Ха-ха, это нормально, что молодые люди тратят много времени на тренировки. У тебя хорошо получается. Старик чувствует твое большое сердце. И хоть я и стар, я все еще довольно опытен в таких вопросах. Если есть что-то, что беспокоит тебя, говори, пожалуйста. Может быть, я еще смогу чем-то тебе помочь. У меня больше никого, кроме вас, не осталось". Слова Цан Уя были так добры. Цин Шуй чувствовал искренность в его голосе. Он не кривил душой. Важно, что Цин Шуй также видел, как сильно Цан Уя хотел, чтобы он и Цанхай Минъюэ пошли вместе по дороге жизни. Может, еще и Хоюнь Лю-Ли прихватили бы с собой.
  "Цин Шуй, причина, по которой я хотел увидеться с тобой, в том, что я хочу обсудить дела с Семьей Сун", с мягкой улыбкой сказал Цан Уя и присел рядом со всеми за кофейный столик. Цин Шуй слегка испугался. Раз Цан Уя сам поднял тему, значит, это, должно быть, была очень влиятельная семья, достаточно влиятельная в Небесном Дворце. Цин Шуй приготовился слушать со всей серьезностью.
  "Не стоит беспокоиться. Я уже говорил тебе, что готов помочь, если ты не будешь забирать жизни невинных. Что бы ни случилось, я буду защищать твою жизнь. Более того, это будет нормальным в наших с тобой отношениях", поспешил успокоить Цин Шуя старик, заметив, что юноша явно занервничал.
  Цин Шуй успокоился снова. У него была поддержка, словно опора для путника в виде крепкого дерева. Если бы не благословение и защита старших, он бы всю свою жизнь трусливо просидел в уголочке. Даже гений бы не смог стать гением без поддержки.
  
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/37050
  Переводчики: Kent
  
  Глава 310. Женщина из Семьи Фэн, Старшая Юнь.
   "Семья Сун большая, ее передают уже многие поколения. В небесном дворце она считается одной из семей, переживших все эры нашей истории. С самого начала вплоть до нынешнего момента у них было бесчисленное количество Верховных Старших, которые считались сильнейшими в Зале Звездного Дня. И сейчас трое Верховных Старших в Зале Звездного Дня происходят из семьи Сун, и еще десять старших, Главный Ученик, на воспитание которого Семья Сун потратила немало усилий", рассказывал Цан Уя.
   Цин Шуй слушал, но не мог уловить главную мысль. Тут его осенило. Он поднял голову и неожиданно прервал повествование Цан Уя:
   "Старый Мастер пытается сказать, что Зал Звездного Дня собираются меняться с Наследия Секты на Наследие Аристократов?" с удивлением спросил он.
   Цан Уя помолчал немного, улыбнулся и затем утвердительно кивнул головой.
   Цин Шуй тут же вспомнил свой непреднамеренный поступок и подумал, что Семья Сун только что с его помощью поставила под угрозу весь этот серьезный переход. Из-за такой мелочи!
   Цин Шуй смотрел на Цан Уя. Старый мастер продолжал улыбаться. Старик помедлил и сказал:
   "Ты очень серьезно обидел Семью Сун, поэтому даже, несмотря на то, что мы за тобой присматриваем, тебе нужно быть осторожным за пределами Небесного Дворца. В Небесном Дворце чувствуй себя свободно, но помни, что нужно быть внимательным, когда выйдешь отсюда", на полном серьезе сказал Цан Уя и дважды произнес свое предупреждение.
   "Хм, спасибо, Старый Мастер!" искренне ответил Цин Шуй. Цан Уя вел себя, как ни в чем не бывало, и Цин Шуй был очень благодарен этому благодушному старику перед собой.
   Новости о том, что Цин Шуй, новенький ученик из Зала Звездной Луны, победил Главного Ученика Зала Звездного Дня, распространялись, как лесной пожар; буквально за какое-то мгновение весь Небесный Дворец знал об этом. В Зале Звездной Луны царило ликование и гордость, все рассказывали друг другу новость. Шума и суеты на улицах было больше, чем в Новый Год, каждый считал своим долгом передать эту новость другому.
   Таким образом, за считанные минуты имя Цин Шуя и новость о его сокрушительной победе над Главным Учеником Зала Звездного Дня стали известны каждому человеку в его зале.
   Тем временем в Семье Сун!
   "Отец!" Сун Лан стоял перед отцом, впервые чувствуя себя таким пристыженным. Отец Сун Лана Сун Юаньчжань был очень сильно похож на своего сына, правда, выглядел старше, более зрелым. Он был одет в желтые одежды с фиолетовой оторочкой, что придавало его внешности элегантности и достоинства. А в целом, Сун Лан был почти точной копией своего отца.
   В этот момент лицо Сун Юаньчжаня было землистого цвета, его губы дрожали; все видели, как злость раздирает его изнутри. Его кровь кипела, когда он смотрел на Сун Лана.
   Па!
   Сун Лан закрыл лицо руками и посмотрел на отца, не веря своим глазам. Отец, который обожал его с самого детства, никогда в жизни не поднимал на него руки, залепил ему пощечину! В этот же момент словно что-то пошатнулось в его душе. Фигура отца тотчас стала чужой, и что самое поразительное, легкая волна ненависти стала подниматься в его сердце.
   "Тупоголовый, столько лет усилий коту под хвост! Ты крайне разочаровал меня". Спина Сун Юаньчжаня, обычно прямая и осанистая, вдруг как-то сгорбилась и поникла.
   Много десятилетий он готовил свою семью; кроме троих Верховных Старших и десяти Старших, его люди были и в других залах. Он надеялся, что его сын получит должность Лорда Дворца, станет продвигать его людей и выживать остальных, чтобы весь Зал Звездного Дня постепенно перешел под контроль Семьи Сун.
   Но теперь его сына сняли с должности Старшего Ученика. Старые приятели из других семей не преминут возможностью раздуть из этой ситуации скандал. Кроме того, репутация Семьи Сун была сильно подорвана тем, что поражение пришло со стороны Зала Звездной Луны...
   "Старший Брат, не вини Лан"Эр, способности того мерзавца гораздо выше способностей твоего сына", заметил третий брат.
   "У тебя мозгов нет, ты, эгоистичный, бесстыжий, испорченный своими талантами! Но эти твои таланты - заслуга моих лекарств! Ты считаешь, что ты гений, ты, тупое ничтожество. Ты - моя погибель!" все больше распалялся Сун Юаньчжань. Сунн Лан стоял, низко опустив голову. Его никогда раньше не ругали, и волна ненависти поднималась все выше в его сердце. Он не хотел принимать неожиданную вспышку гнева своего отца.
   В этот момент в комнату вошел седовласый старик в белых одеждах. Он был среднего телосложения, гладко выбритый. У него был странный рот - его губы были невероятно тонкими, что сразу бросалось в глаза.
   "Третий Дядюшка, ты здесь. Как ты?" Завидев старца, Сун Юаньчжань поспешил к нему навстречу с приветствием. Старик тряхнул головой, и его тонкие губы растянулись в презрительной улыбке. Он посмотрел на Сун Юаньчжаня и сказал:
   "Лан"Эра лишили титула Главного Ученика. Перед претендентами на должность стоит условие". Голос старика был слегка скрипучим и очень странным, но выражения лиц Сун Юаньчжаня и Хэй Саня не изменились, словно они уже привыкли к этим звукам.
   "Какое условие?"
   "Победить этого мерзавца из Зала Звездной Луны, и тогда должность Главного Ученика твоя".
   Сун Юаньчжань замолчал.
   В это самое время в Зале Звездного Дня стояла суета. Вокруг слышались эмоциональные разговоры. Многие проклинали криворукого Сун Лана, его некомпетентность, потому что он, по сути, опозорил всех воинов из Зала Звездного Дня перед Залом Звездной Луны. Одни заламывали руки, другие радовались. Для Семьи Фэн Семья Сун всегда была особой заботой. Ключевые члены семьи собрались в главном зале, многие из них были пожилыми людьми с белыми волосами.
   На центральном месте восседал пожилой человек среднего, вполне гармоничного телосложения. Его голова была наполовину седой. Он выглядел человеком скоординированным и сведущим. Его яркие узкие и длинные глаза наблюдали за группой людей, аккуратно рассевшихся чуть ниже вокруг него, и тень слабой улыбки на его лице выдавала в нем человека живого и быстрого в работе.
   "Глава Семьи, Семья Сун упустила свой шанс. Настало время Семьи Фэн", один из приглашенных гостей встал со своего места и подошел к Главе Семьи Фэн.
   "Старший Ло прав, Глава. Мы готовились так много лет, а должность Главного Ученика для нас является важным шагом; это серьезная поддержка, как для нападения, так и для защиты", прокомментировал изящный молодой человек, встав со своего места.
   "Но что-то ведь может пойти не так?" сказала роскошная элегантная зрелая женщина слева. Возраст женщины было невозможно определить, ее голос, хоть и прекрасный, говорил многое о ее жизненном опыте. Ее глаза светились мудростью, ее лицо было прекрасное, ее одежда только подчеркивала стройную прекрасную фигуру. Линия от ее талии до бедер была настоящим произведением искусства, бедра полные, ноги стройные и прямые, все вместе придавало ей особой элегантностью. Когда женщина закончила говорить, все присутствующие подняли на нее взор. Многие смотрели на нее похотливо и жадно. Она была зрелой и взрослой женщиной, она не обращала никакого внимания на их взгляды, а смотрела прямо на Главу Семьи.
   "Продолжай, Старшая Юнь", уверенно улыбнулся Глава Семьи Фэн.
   "Лорд Дворца, позвольте мне сказать, что лишение должности Старшего Ученика из Семьи Фэн - возможность для нас. Однако также могут рассуждать и другие", мудрые глаза женщины смотрели на Лорда Дворца, не отрываясь, выражение ее лица было непроницаемым.
   "Ты говоришь о Лорде Дворца Звездной Луны", тихо ответил ей Глава Семьи Фэн.
   "Да. Лорд Дворца уже в курсе решения Семьи Сун, но нет никаких причин, чтобы предотвратить его. У него время ограничено, но он не намерен нести на себе этот груз, поэтому наверняка он уже ищет способ, чтобы помешать этому произойти", продолжала она, глядя на Главу Семьи. Мужчины вокруг продолжали сверлить ее глазами, даже старики не могли оторвать от нее взглядов. Эта женщина просто излучала сексуальные флюиды, по их мнению. Однако старики, в лицах которых читался жизненный опыт, сидели молча, с полузакрытыми глазами.
   "Что бы ни случилось, нам необходимо готовить Тянь Эр на место Главного Ученика, даже если придется ждать десять лет", твердо сказал Глава Семьи Фэн.
   "Глава Семьи, будьте уверены. Мало, кто способен принять этот титул, среди них есть те, кто преследует те же цели. Они точно также отвергают Лорда Дворца, таким образом, круг тех, с кем нам придется иметь дело, сужается до пяти человек", прокомментировала она свою мысль.
   "Старшая Юнь, если у тебя еще будут идеи, делись ими, здесь все свои", в словах Главы Семьи читалось глубокое тепло. Женщина оглянулась и вдруг неожиданно улыбнулась, заставив окружающих мужчин сглотнуть слюну. Женщина никак не отреагировала, видимо, она уже привыкла к такой реакции мужчин. Она продолжила свою речь:
   "Лорд Дворца говорил, что нам необходимо победить парня из Зала Звездной Луны, если мы хотим получить титул Главного Ученика, поэтому мы можем попытаться и заставить этого парня, чтобы тот пошел нам на встречу, дрался вполсилы, ну, вы понимаете...."
   ???????????????????????
   В это время Цин Шуй консультировался с Цан Уя по некоторым вопросам боевых искусств, рассказывал ему различные истории из жизни на материке и территории с влиятельными людьми.
   "Цин Шуй, если кто-то попросит у тебя помощи или возникнет дело, не стоящее ваших усилий, ты можешь ответить на их просьбы, но взамен попросить вещи, которые тебе нужны. Помни, что можешь просить сверх меры", с благожелательной улыбкой учил Цин Шуя Цан Уя. Глаза старика были полны всеведущей мудрости и решимости.
   Этот совет немного удивил Цин Шуя, но он только кивал в ответ.
   Днем Хоюнь Лю-Ли потащила Цанхай Минъюэ и Цин Шуя на прогулку. Цан Уя с облегчением улыбнулся, глядя им вслед.
   "Цин Шуй, давайте пойдем к задней части горы, там так безмятежно и спокойно!" сказала Хоюнь Лю-Ли, когда троица вышла из дверей резиденции.
   Говоря о площадке на другой стороне горы, о тишине и спокойствии этого места, Цин Шуй вспомнил человека, которого он напугал до смерти. Там было много "диких парочек". И о чем только думала Хоюнь Лю-Ли, потянув их туда? Понятно, что она не повела их туда с ЭТИМ умыслом, но воображение Цин Шуя тут же разыгралось, он смотрел на выпуклости своих подруг и их богоподобные тела, и истекал слюной. Девушки тут же заметили его похотливый взгляд и сердито уставились на него, особенно Хоюнь Лю-Ли. Она щелкнула языком:
   "Мерзавец, у тебя только намерения дурные, да только ты никак не осмелеешь их в жизнь воплотить".
   http://tl.rulate.ru/book/51/37833
  Переводчики: Kent
  
  
  Глава 311. Даже некрасивая невестка должна познакомиться с родителями жениха. Удочка из чистого золота.
  "У тебя, подлеца, одни намерения, а воплотить их в жизнь - кишка тонка!"
  Услышав обидные слова, Цин Шуй вскипел. Эта чертовка всегда говорила такие вещи, что ему хотелось разорвать на ней одежду и "наказать" ее на месте. Думая о том, как у него не получалось добиться ее, Цин Шуй чувствовал себя беспомощным. Он столько раз чувствовал возбуждение, она всегда выбирала такие удобные места. Однако время шло, Цин Шуй так и не решался снять с Лю-Ли одежду...
  На этот раз Цин Шуй все еще был беспомощен, ведь Цанхай Минъюэ была рядом с ними. Он не знал, стоит ли ему продолжать беспокоиться о том, что чувствовала эта дама. Он не знал, любил ли он этих двух девушек, но расстаться с ними было трудно. Это было больше похоже на родство, но все равно немного другое.
  Цин Шуй не отрицал того, что он был игроком, но он не был ловеласом. Слов нет, у него была тяга к прекрасным дамам, оказывая им должное внимание. Цин Шуй мечтал о жизни с несколькими женами и наложницами, но не мог осмелиться произнести это вслух и предложить им.
  Вздохнув, он бросал на Хоюнь Лю-Ли непристойные взгляды, пока они шли к задней части горы, слушая ее прекрасный смех и милую болтовню. Дневной свет бросал длинные тени от троих путников, нахлестывавшиеся друг на друга.
  Была уже зима, многие растения на задней части горы стояли голыми, придавая ей опустошенности, открывая бескрайние просторы мира.
  Цин Шуй и две дамы прогуливались по горной тропе, наступая на сухие листья, которые сдувал с веток холодный зимний ветер. Цин Шуй ощущал успокоение, даже его сердечный ритм был спокойнее, чем раньше. Возможно из-за того, что и Цанхай Минъюэ, и Хоюнь Лю-Ли ощущали то же самое, трое друзей не проронили ни слова. Прохожие, встречавшиеся им по дороге, бросали на Цин Шуя завистливые взгляды. Когда с тобою рядом такие красавицы, настроение, конечно, будет радостным.
  "Цин Шуй, ты собираешься представлять Зал Звездной Луны в соревнованиях между залами в следующем году?"
  Цин Шуй не был удивлен этому вопросу. Он только что победил в бою Главного Ученика Зала Звездного Дня, поэтому даже если бы он испугался и отказался от соревнования, то только чтобы не заставить Гунсунь Цзяньу потерять лицо. Однако у него, скорее всего, не будет выбора, и отказаться от соревнований он не сможет.
  "Возможно. Старший Мо как-то сказал мне, что Лорд Дворца намеревается выставить меня на соревнованиях", усмехнулся Цин Шуй, продолжая прогуливаться с двумя девушками по просторной площадке на задней стороне горы.
  Меняющийся пейзаж удивлял и изумлял. Цин Шуй восхищался величием Горы Небесного Дворца, загадкой Создателя всего живущего на земле. Перед ними возвышалась гора, десятки тысяч метров над уровнем моря, с вырезанными в ней каменными ступенями, ведущими к самой вершине. Сама идея вырезать ступени силой в горе была великолепной по своей сути.
  "Я с нетерпением жду твоего выступления. Это будет настоящим откровением!" улыбнулась Цанхай Минъюэ, но в ее черных глубоких глазах затаилось беспокойство.
  "Я не очень хочу участвовать в таких мероприятиях, потому что моя цель не победить всех этих Главных учеников и не бороться за место Главного Ученика. Я просто хочу жить нормальной жизнью", со вздохом ответил Цин Шуй.
  В этот момент весь вид Цин Шуя, его тон, выдавал в нем человека, который через многое прошел. У него также было особое мужественное очарование, которое было трудно описать словами. Цин Шуй не поднимал шум без причины. В его прошлой жизни он был домоседом, ботаником, без особых амбиций, просто надеявшийся на то, что он встретит понравившуюся ему девушку, создаст простую семью, будет рядом с родителями, родит сына и дочку в будущем, заработает деньжат. Однако с первого дня жизни было ясно, что он принимал желаемое за действительное.
  У него было слишком эмоциональных границ, которые он не мог нарушать, иначе он не чувствовал себя счастливым. Поэтому для себя Цин Шуй решил разрушить эту тяжелую гору в своем сердце. Только тогда он бы смог жить простой жизнью, о чем всегда и мечтал.
  Но сокрушив гору, он знал, что, возможно, простой жизни, о которой он мечтал, ему не видать.
  Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли видели выражение лица Цин Шуя и знали, о чем он думал, и не решались ничего сказать. Вместо того чтобы успокаивать его, они предпочли молчать, и правильно делали.
  "Цин Шуй, ты обещал, что проживешь в Небесном Дворце не меньше трех лет. Еще год не прошел, ты не можешь отказаться от своих слов", серьезно сказала Цанхай Минъюэ с выражением лица, по которому было невозможно точно сказать, о чем именно она думала.
  "Три года, три года еще слишком далеко. Минъюэ, я обещаю, что я останусь здесь и проведу здесь следующий праздник нового года. После этого я отправлюсь домой. Мне нужно вернуться, есть кое-какие приготовления", ответил Цин Шуй, серьезно глядя на Цанхай Минъюэ.
  "Цин Шуй, можно с тобой? Я так скучаю по дому", вдруг перебила его Хоюнь Лю-Ли.
  Ее слова "я скучаю по дому" заставили Цанхай Минъюэ помрачнеть, она как-то вся разом поникла. Цин Шуй схватил ее за руку, стараясь поделиться с нею теплом, давая понять, что он рядом и беспокоиться за нее, что он всегда был рядом.
  "Хорошо, Минъюэ, ты хочешь остаться здесь, в Небесном Дворце, или поехать со мной и Лю-Ли к нам? У нас очень уединенно, подходящее место для того, чтобы сделать передышку".
  Услышав слова Цин Шуя, Хоюнь Лю-Ли также поняла свою ошибку. Она быстро постаралась исправиться:
  "Все в порядке, старшая сестра поедет со мной. Мы можем и твою родину навестить, Цин Шуй. Как ты считаешь?"
  Хоюнь Лю-Ли была умной девушкой, быстро сообразила сменить тему беседы, настроила всех на легкость, заставила Цанхай Минъюэ засмущаться, представив, как она будет навещать семью Цин Шуя и в каком статусе...
  Минъюэ тут же заволновалась, подняла голову и посмотрела на Цин Шуя:
  "А это будет удобно?" Ее голос был тихим. Цин Шуй растянулся в счастливой улыбке:
  "Даже некрасивая невеста когда-то должна познакомиться с родителями жениха. Юэюэ, конечно же, не некрасивая невеста, конечно, я буду рад, если ты приедешь!"
  "Цин Шуй, что за чушь ты порешь?" рассердилась Цанхай Минъюэ на слова Цин Шуя. Тот посмотрел на нее. Цин Шуй так привык к ее сдержанному выражению лица, что от ее смущения у него началось покалывание в пальцах.
  "Тогда договорились. В следующем году мы отправимся в путь".
  Троица сменили тему и стали болтать о том и о сем. Они шли по открытой местности, поэтому им на пути встречалось не так много парочек, и даже если и встречались, это были невинные поцелуи.
  В нескольких метрах они заметили парочку, так страстно впившихся друг в друга, что казалось, разлучи их - и они умрут на месте. Они свирепо целовались, кусали губы друг друга, их руки изучали тела друг друга без остановки. Они были одеты в наглухо закрытые одежды, когда-то бывшие белыми, а теперь ставшими довольно грязными. Их поцелуй был таким глубоким, словно вокруг никого не было. Цин Шуй смотрел на них с большим любопытством, а его подруги опустили головы и потянули Цин Шуя за собой, желая быстрее пройти мимо. Влюбленные услышали их и отпрянули друг от друга.
  "Привет, Цин Шуй!" заметили они его.
  "Хм, привет. А вы продолжайте, продолжайте!" улыбнулся Цин Шуй, который явно не ожидал, что его узнают и поприветствуют.
  Пройдя немного еще, они снова увидели парочку влюбленных, которые тоже тепло поприветствовали Цин Шуя. Были те, кто бросали на него призывные взгляды, как бы намекая, что не против оставить местечко и для него...
  В итоге Цин Шую и его спутницам ничего не оставалось, как отправиться назад. Цин Шуй подумал, что у них, наверное, больше не будет возможности прогуляться здесь, на задней части горы.
  "Ну, как вам тут? Присоединимся к голубкам в следующий раз?" нагло улыбнулся Цин Шуй, решив подразнить девушек.
  "Если ты уговоришь Сестру Минъюэ, я согласна!" хитро ответила Хоюнь Лю-Ли, моргнув своими соблазнительными глазами.
  Они медленно шли, пока не пришли прямо к дому Цан Уя. Уже было далеко за полдень. Цин Шуй чувствовал, что в моральном плане этот день был очень продуктивным.
  Заслышав звуки шагов на улице, Фэй Уцзи радостно воскликнул:
  "Брат Цин Шуй здесь! Посмотри, что Третий Брат Хэй приготовил для тебя в качестве компенсации".
  Цин Шуй вздохнул и кивнул головой. Все они направились во внутренний двор. Их встретили загорелый молодой человек и пятеро воинов за ним, у каждого в руках была коробка. Коробки были небольшого размера, длинные и плоские; одна была больше других.
  "Старший Фэй, Брат Цин Шуй, это мой знак признательности в благодарность Брату Цин Шую за то, что пощадил меня", сказал Третий Брат Хэй. Он улыбнулся и взмахнул рукой. Пятеро мужчин поднесли коробки Цин Шую.
  Фэй Уцзи усмехнулся, но промолчал. Цин Шуй не ожидал, что Клан Сун и впрямь пришлют ему подарки, но немного подумав, понял причину. Сун Лан был экспертом уровня Боевого Короля. Падая, он снова поднимался и шел дальше.
  "Брат Цин Шуй может взглянуть на подарки, по нраву ли они ему", Третий Братец Хэй сказал с улыбкой.
  Цин Шуй в смущении повернулся к Фэй Уцзи. А тот только улыбнулся и кивнул. Цин Шуй в свою очередь кивнул Третьему Брату Хэй. Подойдя к первой коробке, он протянул руку и тихонечко открыл крышку. Перед ним предстала тысячелетний шиповник! Цин Шуй смотрел на него, не веря глазам. Сам шиповник не считался особенным лекарственным растением, но по достижении тысячи лет она по своим свойствам становилась, словно воробей, дотянувшийся до ранга птицы феникс! У него в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита уже был шиповник, но он был еще совсем молодой. Поэтому тысячелетняя гладкая роза (прим.переводчика: другое название шиповника) была хорошим подарком.
  Подойдя к следующей коробке, он открыл ее и увидел камень кроваво-красного цвета. Красный агат!
  Цин Шуй рассматривал цвет камня размером с голубиное яйцо, источавшего острую ауру. Предположительно, камень был не ниже третьего уровня. Цин Шуй был доволен, потому что такой камень добавил бы ему силы. Цин Шуй закрыл коробку, думая о том, что по сравнению с черным камнем того же уровня, красный агат слегка уступал ему. В этом мире проворность и сила были главным, причем сила ценилась выше всего. Он стал размышлять, стоит ли ему немедленно заняться огранкой камня, то есть вырезать отверстия, обточить и выбрать для него нужную оправу. Он думал о том, что выточить дырки в камне будет трудно, но у него теперь был Молот, Сотрясающий Небеса. Силы в этом оружии должно было хватить.
  Цин Шуй закрыл крышку. Два подарка для Клана Сун были пустяком, но для Цин Шуя - то, что надо. Должно быть, и остальные три предмета тоже не были какой-то ерундой. По крайней мере, хотя бы один должен был быть презентабельным вполне. С такими мыслями он потянулся к третьей коробке.
  "Удочка?" Цин Шуй смотрел на красную удочку, которая была сложена и красиво упакована в коробку. Он подозревал, что у нее должна была быть мистическая сила, и вспомнил, что когда-то уже видел похожее изображение.
  "Удочка из чистого золота!" Он разволновался. Золотая Удочка была таинственным предметом, которую изготавливали из волшебного Чистейшего Золота. Считалось, что на эту удочку можно было ловить таинственных созданий.
  Однако Цин Шуй не совсем понимал, для чего Клану Сун было дарить ему это? Неужели они не понимали, насколько ценен был этот предмет? Или они ничего так и не поймали на нее?
  Цин Шуй никогда не слышал о Чистейшем Золоте в этом мире. Этот материал не был каким-то особенно фантастическим, просто крайне редким и загадочным. Удочка выглядела великолепно. Может быть, они подарили ему ее только из-за ее красоты?
  http://tl.rulate.ru/book/51/38081
  Переводчики: Kent
  
  Глава 312. Демоны Очистки. Карта мистического дьявольского чудовища. Роса золотой ивы.
  
  "Это случайный поступок или у него такой характер?" думал про себя Цин Шуй. Он догадывался, что вероятно, в Клане Сун просто ни у кого не получалось рыбачить с помощью Золотой Удочки. Он думал, сможет ли он доставать жемчужины с ее помощью, может, какие-то драгоценные и уникальные камни, мистических существ, обитавших в воде, которых можно было бы использовать в алхимии. Такие существа ценились выше, чем тысячелетние лекарственные травы.
  Цин Шуй подошел и открыл четвертую коробку. Перед ним была карточка серебристо-белого цвета с переливающимися вкраплениями. Цин Шуй снова был в изумлении - и с этим предметом он был знаком.
  "Карточка Трансформации! Но почему здесь Карточка Трансформации? Как ее использовать?" Цин Шуй покрутил ее, но не нашел описания, только четкое изображение тигра. И немедленно отчетливо в его памяти всплыло: "Тигр после трансформации может получить огромную силу, но скорость его упадет вдвое". Цин Шуй знал, что пройти через трансформацию было невозможно. Какой толк был от этой Карточки Трансформации? В тот момент, когда он дотронулся до нее, он почувствовал, как в него входит мистическая сила. Чувство было похоже на то, что он испытал от драгоценного камня, с определенной разницей, само собой.
  Цин Шуй медленно закрыла коробку, и довольная улыбка не сходила с его лица. Он чувствовал себя очень довольным, просто не показывал это в открытую. Открыв пятую коробку, Цин Шуй не сдержался, и счастливая улыбка озарила его лицо. Он помнил, как Третий Брат Хэй говорил, что Клан Сун одарит его так, что он будет удовлетворен. И сейчас Третий Брат Хэй улыбался ему понимающей улыбкой.
  В пятой коробке лежал бриллиант размером с кулак!
  Бриллиант!
  Цин Шуй знал, что камни такого порядка считались очень ценными, они были одними из самых крепких и острых драгоценностей в мире девяти континентов. Он просто не знал, сколько лет этому бриллианту, но по его названию он понял, что ценность этого камня нельзя было отрицать.
  Судя по всему, это был главный подарок, а остальные были лишь в довесок. Однако Цин Шуя очень порадовал тот факт, что дарители не совсем понимали ценность этих дополнительных подарков для самого Цин Шуя.
  Он медленно закрыл последнюю коробку и посмотрел на Третьего Брата Хэй.
  "Братец Цин Шуй, ты доволен подарками?" улыбнулся тот.
  "Доволен, очень доволен. Пожалуйста, передай мою благодарность Клану Сун", улыбнулся Цин Шуй и совершенно искренне поблагодарил его. В конце концов, это была всего лишь церемония.
  "Ну, раз так, тогда не смеем больше задерживать!"
  Оставив дары, гости последовали на улицу за Третьим Братом Хэй. Цин Шуй и не знал, как себя чувствовать. Клан Сун однозначно не оставит все, как есть. Чем сильнее клан, тем меньше они позволяли другим позорить их. Пока они были беспомощны против него, поэтому они оказали такой дружеский жест, чтобы показать великодушие Клана Сун, просто чтобы поддержать хорошую репутацию.
  "Цин Шуй, не особо верь честности Третьего Брата Хэй. Я знаю его слишком хорошо. Он порочный человек", сказал Фэй Уцзи и вошел в дом.
  Цин Шуй улыбнулся, зная, о чем пытается ему напомнить Фэй Уцзи. Цин Шуй забрал коробки с Золотой Удочкой и карточкой, а его подруги помогли ему занести оставшиеся подарки в гостиную.
  "Как оно, Цин Шуй?" Цан Уя спросил Цин Шуя, когда трое вошли в комнату.
  "Ха-ха, все в порядке. Интересно только, что дает вот эта карточка?" с улыбкой спросил Цин Шуй, открыв одну из коробок.
  "Ха-ха, эта карточка известна также как Карточка Дьявольских Чудовищ. Жаль, что она обыкновенная, ее ценность велика", сказал Цан Уя, посмеиваясь.
  "Старый Мастер знает о Карточке Дьявольских Чудовищ?!" удивился Цин Шуй. Он даже не пытался спрятать своего изумления.
   Цан Уя посмотрел на Цин Шуй и сказал:
  "Хоть эта карточка Дьявольских Чудовищ и редкий предмет и крайне ценный, карточка тигра типа этой довольно бесполезна. Воспользовавшись этой карточкой, воин получает четыре часа небольшого увеличения силы атаки и дает способность пробить защиту противника. Однако побочный эффект - понижение скорости в два раза. После использования Карточка Дьявольских Чудовищ исчезнет".
  Цин Шуй призадумался. Разве не так работал эффект усиления? Могло ли быть, что Карточка Трансформации в мире девяти континентов не позволяла воину трансформироваться, но просто увеличивала его атрибуты? Цин Шуй прекрасно понимал, насколько мощным оружием были Карточки Трансформации.
  "Старый Мастер, вот мне интересно, откуда взялись эти Карточки Дьявольских Чудовищ?" Цин Шую нужно было это разузнать, в конце концов, некоторые карточки, и, правда, обладали коварными свойствами. Некоторые таили в себе яд, убийственные техники, способность летать...
  Летать... Кровь Цин Шуя кипела, когда он думал о такой возможности. Считалось, что только воины на уровне Боевого Святого были способны летать, но и действие это длилось недолго.
  "Карточки Дьявольских Чудовищ - само называние говорит само за себя. В этом вся суть дьявольских чудовищ. Карточки получались из очищенных дьявольских чудовищ", сказал Цан Уя с улыбкой. Он знал, о чем задумался Цин Шуй, и поспешил объяснить ему.
  "Что требуется для очистки дьявольских чудовищ? Есть люди, которые умеют очищать и создавать такие карточки?"
  "Для очистки карточек нужно получить некоторые ингредиенты, и самый сложный из них это ветка Бессмертной Ивы. Считается, что Бессмертной Иве должно быть не меньше тысячи лет, а ингредиент этот также называют Роса Золотой Ивы. Следующий предмет - Очищающий Демонический Котел. И, наконец, труп дьявольского чудовища, смерть которого должна была наступить не раньше 24 часов. И тогда у алхимика будет десятипроцентный шанс того, что получится Карточка Дьявольских Чудовищ".
  Цин Шуй слушал Цан Уя и понимал, что старик хорошо знаком со многими вещами в мире девяти континентов. Те предметы, что из его прошлой жизни, были лишь верхушкой айсберга в мире девяти континентов, тем не менее, для Цин Шуя они были частью его ценного опыта.
  Однако неожиданно всплыла Роса Золотой Ивы. Нельзя было сказать, что Цин Шуй не встречал раньше такого названия. Не в реальной жизни, но на рисунке ему попадалась Роса Золотой Ивы. И что самое удивительное, обитала она там же, где и все самые загадочные предметы.
  Роса Золотой Ивы была на Ветке Бессмертной Ивы. Цин Шуй знал основы того, как работает Очистка Чудовища, какие мистические силы давала очистка тел умерших дьявольских чудовищ, и как они могли бы временно увеличить его способности.
  "Старый Мастер, а как пользоваться этой Карточкой Дьявольских Чудовищ?" Цин Шуй вдруг обнаружил, что упустил самый главный и самый простой вопрос.
  "Нужно схватиться за карточку и подключить к ней канал передачи Ци Сяньтянь", терпеливо объяснял Цан Уя.
  "Спасибо, Старый Мастер. Я сегодня многое узнал. Подумать только, сколько удивительного есть вокруг", радостно и искренне сказал Цин Шуй.
  "Ха-ха, не стоит так церемониться. Если чего-то не понимаешь, обращайся в любое время. Кстати, такие вещи, как Котел Очистки Демонов не часто встретишь на продажу на Континенте Зеленого Облака. Но на Восточном Континенте Божественной Победы есть Секта Очистки Демонов. Говорят, что Котел для Очистки Демонов родом именно из Секты Очистки Демонов. На Восточном Континенте Божественной Победы изобилует духовная энергия, там много культиваторов с самыми уникальными и ценными травами. Ходят слухи, что Бессмертная Ива появляется на некоторых горах на Восточном Континенте Божественной Победы вместе с Колокольным Духом Небес и Земли. Говорят, что только в Секте Очистки Демонов знают, как очищать дьявольских чудовищ. Даже на самый богатый и странный Центральный Континент магические предметы приводят из Восточного Континента Божественной Победы".
  "Бессмертная Ива! Восточный Континент Божественной Победы! Секта Очистки Чудовищ!" Цин Шуй пытался ухватить самую важную информацию, уже планируя посетить эти места после исполнения самой основной на данный момент задачи, "Старый Мастер, а много на рынке Карточек Дьявольских Чудовищ?" Цин Шуй чувствовал, раз Клан Сун подарил ему эту карточку, это означало, что она не особо ценна.
  "Ха-ха, ту, что тебе подарили, только для коллекции сохранить! На рынке их не так много, но встречаются. Из одного дьявольского чудовища получается много карточек, и для них не нужна Роса Золотой Ивы".
  Цин Шуй впал в ступор. Значит, их можно изготавливать без Росы Золотой Ивы? То есть это карточка самого низкого качества!
  
  Вечером все пошли ужинать вместе. Цин Шуй оставил много приправ, соусов и различных трав для готовки. Он собрал их огромное количество, а ему одному так много не нужно было. Более того, они все жили поодиночке, поэтому того количества, что Цин Шуй оставил каждому, хватило бы им на десяток лет.
  Домой Цин Шуй отправился с двумя коробками. Сначала Хоюнь Лю-Ли заинтересовалась красным агатом, поэтому он перекочевал к ней. Рядом стояла Цанхай Минъюэ, а ей ничего не подходило.
  "Минъюэ, я выкую тебе пару цепочек в ближайшие пару дней. Тебе из этого ничего не пригодится", неуклюже оправдывался Цин Шуй.
  "Я тоже хочу цепочку", кокетливо надула губки Лю-Ли.
  "Дети, которые умеют плакать, всегда получают молоко..."
  Пообещав подарки двум подругам, Цин Шуй засобирался уходить, как вдруг вспомнил, что у него все еще оставалось двадцать Гранул Зверя! Он быстро вынул их и передал Цанхай Минъюэ.
  "Это Гранулы Зверя. Ты знаешь, для чего они".
  "Ты все-таки смог их создать..." Девушки прекрасно помнили, что именно сказал Цан Уя про вероятность успеха для этого лекарства, она была очень и очень мала. Подумать только! У Цин Шуя получилось сделать эти гранулы!
  Вернувшись к себе, Цин Шуй запер двери и вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!
  Положив коробки, он увидел, что некоторые лекарственные травы, которые он собрал у себя в пространственной сфере, выросли в числе, особенно учитывая те ростки, что Фэй Уцзи передал ему в прошлый раз. Кажется, что в Зале Звездной Луны ресурсов будет предостаточно!
  Пройдя к стопке коробок, он положил коробки с тысячелетним шиповником к другим растениям, а бриллиант - к кускам Закаленной Металлической Эссенции. Затем он положил карточку Дьявольского Чудовища в отдельное место, и вынул Удочку Чистого Золота. Только тогда он увидел, что Золотая Удочка толщиной в мизинец и растягивается на целых девять метров. Уложенная в коробку, она выглядела довольно маленькой.
  Чистое Золото было очень тяжелым, поэтому удочка весила около сотни цзинь. Она была слегка изогнутой, очень гибкой. Чистое Золото было довольно твердым, не уступая даже бриллианту, сломать его было невозможно, а вот согнуть - вполне, что и требовалось для удочки.
  Цин Шуй почувствовал вдруг, что от удочки исходит легкий аромат.
  Схватив ее в руку, он пошагал к пруду. Опустив шелковую нить удочки прямо в пруд, он уселся поудобнее и стал поглядывать на удочку из Чистого Золота, отражавшуюся в кристальной воде.
  Очень быстро перед его глазами стала разворачиваться удивительная сцена. Черные рыбы и черепахи даже не шевелились, а вот Золотая Лекарственная Черепаха тут же подплыла, смешно дергая лапками, от чего Цин Шуй весело рассмеялся.
  О чем он тут же подумал, так это то, что Удочка из Чистого Золота действительно привлекала мистических созданий. А обычные рыбки и черепахи на нее не реагировали совсем. Легкая спиритическая аура удочки отпугивала обычных созданий.
  И тут она попалась...
  Цин Шуй проморгал момент, когда Золотая Лекарственная Черепаха попалась на крючок, начала дергаться, пытаясь сбежать. Он вытянул ее из воды, постучал дважды по ее черепашьей голове, высвободил и выбросил обратно в воду.
  
  
  http://tl.rulate.ru/book/51/38631
  Переводчики: Kent
  
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"